111 баек для детских психологов

Елена Ивановна Николаева 111 баек для детских психологов

То, чем мы представляемся нашему внутреннему взору, и то, что есть человек sub specie aeternitatis (с точки зрения вечности), может быть выражено только через миф.

Миф более индивидуален и отражает жизнь более точно, нежели наука. Она работает с идеями, слишком общими, чтобы соответствовать субъективному множеству событий одной-единственной жизни.

К. Юнг

Рецензент:

О. С. Советова, доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой дополнительных программ педагогического образования Санкт-Петербургского государственного университета.

Введение

Из всех специалистов, работающих с детьми, детский психолог находится в наиболее двусмысленной ситуации. Само название «детский» означает, что он должен работать прежде всего с детьми. Но любой детский психолог знает, что дети не имеют собственных психологических проблем, поскольку их проблемы – отражение проблем родителей. Следовательно, работая с личностью родителей, меняя их поведение как по отношению друг к другу, так и по отношению к ребенку, можно разрешить психологические проблемы ребенка.

Пытаться изменить что-то в ребенке, не затрагивая его взаимодействия с родителями, – все равно что изобретать вечный двигатель, работать в артели «Напрасный труд». Самыми значимыми существами на свете, на поведение и слова которых малыш ориентируется, являются его родители. Психолог может затратить титанические усилия, чтобы обучить ребенка чему-то. Но назавтра, вернувшись из дома, сверив там полученные знания с эталонными (то есть предлагаемыми родителями), ребенок вновь будет воспроизводить привычные для него стереотипы.

Конечно, есть психологические проблемы, связанные с взаимодействием с другими детьми или воспитателями, когда какой-то другой ребенок или взрослый плохо влияет на конкретного ребенка. Но даже в этом случае окончательным будет именно родительская позиция относительно того, как реагировать на это негативное влияние. Например, некоторые родители предпочтут перевести своего малыша в другой детский сад, избавив его от решения возникшей проблемы. Но они могут, не меняя обстоятельств, обучить его адекватно реагировать на агрессию других детей или взаимодейст вовать с воспитателем, с которым не сложились отношения их ребенка.

Однако, как известно всем, кто работает с детьми, наиболее трудным моментом является именно вовлечение родителей в совместное разрешение проблем ребенка. У большого числа родителей есть четкое убеждение, что поскольку они заплатили психологу (педагогу, воспитателю), он должен вернуть им ребенка новехоньким и беспроблемным. На этом же основании многие полагают, что чем больше они заплатят врачу, тем здоровее будут после его посещения.

И здоровье, и воспитание – это труд по формированию, соответственно, здоровья и личности, который нельзя «перепоручить» никому – ни врачу, ни психологу, даже если он получил образование в самом престижном вузе и носит гордое название «детский». Точно так же нельзя прожить за кого-то жизнь – каждый сам должен ежедневно отвечать на вопросы, поставленные окружением.

Следовательно, основная задача психолога во время первой встречи с родителем, который пришел на консультацию по поводу проблем с ребенком, заключается в объяснении родителям их в ситуации, сложившейся в семье, а затем в совместном поиске путей изменения ситуации. Но родитель надежно защищен собственными механизмами психологической защиты от любых объяснений психолога, связанных с описанием роли родителя в возникновении проблем у детей (именно поэтому проблема и существует).

Очевидно, что если бы родитель видел свои отрицательные черты, которые формируют негативные реакции у ребенка, он бы изжил их у себя и изменил свое поведение. В этом случае не нужно было бы обращаться к психологу. Умение родителя критически оценивать свое поведение, понимать его послед ствия для ребенка, способность менять себя и развиваться вместе с дочерью или сыном – залог того, что все возникающие проблемы в семье будут решаться и потребности во внешнем наблюдателе (психологе) не возникнет.

Пришедший же к психологу человек окутан механизмами защиты, которые активно препятствуют возможности отследить последствия своих действий на ребенке. И тогда прямое заявление психолога, что детские проблемы отражают какие-то аспекты негативных взаимоотношений в семье, может привести к тому, что родитель воспримет психолога как некомпетентного. В принципе, он будет прав, так как компетентный психолог знает о неэффективности подобного общения.

Вместо прямого столкновения с представлениями родителя о том, откуда берутся проблемы у его ребенка, полезно воспользоваться мифологическим подходом.

Под мифом понимается любое представление, которое разделяется определенным кругом людей. То есть это некое представление, в которое безоговорочно и безгранично верят. Например, это могут быть такие заявления: «В нашей семье все стойко переносят неприятности», «Мой старший сын – гениален, а вот младшенький…». Работа психолога состоит в том, чтобы рассмотреть эти мифы, выделить те, которые препятствуют личностному росту человека внутри данной семьи, и заменить их другими мифами, которые облегчат движение вперед к более полной реализации личностного потенциала.

Взаимопонимание между психологом и клиентом улучшается, когда психолог использует отдельные примеры, образы, притчи, что оказывается более эффективным для осознания ситуации клиентом, чем объяснение проблемы с помощью логических рассуждений.

Круг взаимодействия детского психолога может быть весьма широк, поэтому часто возникает потребность в самых разных примерах, рассчитанных на людей с разным культурным и образовательным уровнем.

В данной книге мы попытались собрать типичные образцы, относящиеся к ситуациям, в той или иной мере облегчающим понимание сложных психологических феноменов. Это байки, мифы, сказки, анекдоты, случаи из жизни выдающихся людей. (Их можно рассматривать как анекдоты в старом значении этого слова – как некий случай). Полезность подобных примеров связана с тем, что люди смогли реализовать себя. Поэтому то, как они выходили из трудных ситуаций, как они преодолевали те или иные проблемы, типичные для всех детей, крайне показательны для родителей, как бы подтверждая, что и их дети пройдут сквозь трудные периоды и смогут достичь многого.

В зависимости от психологических особенностей клиентов психолог может выбирать те байки, которые в наибольшей мере будут подходить в данной ситуации и облегчать взаимодействие.

Идея данной книги была предложена П. В. Алесовым, который обратил внимание автора на феноменальный успех издания И. И. Скрипюка «111 баек для тренеров». Он подчеркнул актуальность такого подхода не только при подготовке тренеров, но и для других видов психологической работы. Автор благодарит этих людей за идею формы, в которую оказались «одеты» в книге наиболее значимые проблемы воспитания ребенка и их решения.

Глава 1 Значение мифа для формирования личности


111 баек для детских психологов Глава 1.  Значение мифа для формирования личности.

Мы уже говорили, что в современной психологии мифом называется некоторое представление, которое разделяется всеми членами одной семьи. Более того, оно принимается ими без объяснений, не подвергается сомнению, поскольку «впитывается с молоком матери».

Существование мифа в любой семье обусловлено особенностями мышления человека, которое можно классифицировать по разным основаниям, но одним из самых значимых является деление мышления на логическое и мифологическое [23]. Каждый вид мышления, в свою очередь, связан с одним из двух полушарий мозга, различным образом обрабатывающих поступающую информацию [20]. Левому полушарию свойственна последовательная обработка информации, поэтому и речь, и логическая последовательность становятся неотъемлемой частью его анализа. Правое полушарие способно целостно, гештальтно описывать мир, а потому в сферу его анализа входит эмоциональная сфера, которая может быть представлена образно, в мифе.

Спецификой мифа является то, что его нельзя разрушить фактами, которыми пользуется логическое мышление как доказательствами, поскольку и само мифологическое мышление не чувствительно ни к противоречию, ни к фактам [19]. Это означает, что миф может заменить только другой миф, именно поэтому работа с мифами с трудом поддается рациональным доводам.

Миф исторический несколько отличается от мифа, формирующегося в семье, поскольку исторический зародился еще в те времена, когда у человека не было достаточно слов для описания мироздания, да и мир для него выглядел иначе, чем для современного человека, получившего образование как минимум в средней школе. Тогда миф (впрочем, как и сейчас) позволял выразить идеи, которые невозможно описать словами. Вместо них человек использовал символы.

Согласно К. Юнгу [44], символы «должны пониматься как выражение интуитивной идеи, которая не может быть сформулирована иным образом. Когда Платон, например, представляет проблему теории познания как пещеру или Христос описывает идею Царствия Божьего в притчах, это подлинные символы, поскольку являются попытками выразить посредством вербальной концепции то, чего еще не существует. Если бы мы попытались интерпретировать платоновскую метафору по Фрейду, мы бы неизбежно добрались до чрева матери, чем бы доказали, что даже такой интеллект, как у Платона, все равно увяз в детской сексуальности. Но при этом мы совершенно не замечаем того, что на самом деле Платон создает из примитивных детерминант своих философских идей; мы пропускаем самое существенное и просто констатируем, что у него были инфантильные сексуальные фантазии, как у всякого смертного. Такое открытие может иметь ценность только для того, кто считал Платона сверхчеловеком и теперь может получить удовлетворение, убедившись, что и Платон был обычным человеческим существом. Но кто мог бы воспринять Платона как бога? Только тот, в ком преобладают инфантильные фантазии и кто, следовательно, имеет ментальность невротика» [44, с. 14–15].

Итак, Платон в отличие от современных философов не имеет языка, обозначающего разнообразные понятия, и потому, чтобы быть понятным, он излагает свои мысли символами. Хотя выбор символов определяется психологией Платона, что и позволяет Юнгу обращаться к фрейдовской концепции. Точно так же в каждой семье будет использована символика, вскрывающая психологические особенности взаимоотношений между ее членами.

У мифа есть целый ряд характеристик [8].

Прежде всего, миф – это нечто постоянное и неизменное для всех людей во все времена. Общие модели, сюжеты и даже детали, содержащиеся в мифах, встречаются везде и повсюду. Это совокупное наследие воспоминаний наших предков, передававшееся из поколения в поколение. Именно поэтому миф входит в структуру нашего подсознания.

Миф – это рассказ о событиях, совершавшихся до начала письменной истории, и о значении событий, которые произойдут в будущем. Миф – это нить, соединяющая воедино прошлое, настоящее и будущее.

Миф – это уникальный язык, описывающий реалии, лежащие за пределами пяти чувств. Он заполняет пропасть между образами подсознания и языком сознательной логики.

Миф – это «склейка», формирующая целостные сообщества людей. Он представляет собой основу самоопределения племен, общин, наций.

Миф – сущностно необходимый элемент во всех сводах нравственных законов. Основа моральных кодексов всегда выводится из мифологии и религии, но никогда не обосновывается научно. Например, в фильме «Чужие письма» учительница жалуется близким по духу людям и говорит, что не знает, как объяснить детям, почему нельзя читать чужие письма. Пожилая женщина очень быстро находит ответ: «Почему нельзя читать чужие письма? Просто нельзя, и все». Логически можно обосновать и то, что чужие письма можно читать, и то, что их читать нельзя. Но мифологическая составляющая нашего общества категорично требует запрета на эту форму поведения. И ее не нужно обосновывать как-то иначе.

Миф – это комплекс верований, придающих жизни смысл. Миф помогает людям и обществам адекватно приспособиться к своему окружению [8].

В мифе обычные слова, обозначающие конкретные вещи, употребляются для описания понятий, превосходящих опыт наших пяти чувств. З. Фрейд был уверен, что значительная часть мифологических понятий о мире, глубоко проникших в большинство современных религий, есть не что иное, как психология, спроецированная на внешний мир [36]. Это обусловлено тем, что труднее всего описанию словами поддается внутренний мир человека.

«Хотя каждый из нас живет своей собственной жизнью, но все мы в первую очередь являемся представителями, жертвами и противниками того коллективного бессознательного, чьи истоки теряются в глубине веков. Можно всю жизнь думать, что следуешь собственным желаниям, так никогда и не осознав, что в большинстве своем люди лишь статисты в этом мире, на этой сцене. Существуют вещи, которые, хотим мы этого или нет, знаем о них или не знаем, мощно воздействуют на нашу жизнь – и тем сильнее, чем меньше мы это осознаем» [43, с. 36]. Эта мысль К. Юнга о том, что с помощью мифа в семье детям передаются наиболее значимые представления родителей.

Некоторые из этих представлений могут ограничивать развитие ребенка. Например, высказывание матери: «Мой старший сын замечательно учится и, я уверена, станет великим ученым. Но мой младший – ужасный разбойник, даже не знаю, что с ним делать».

И если в этот момент рядом с матерью стоят пятилетний «ученый» и трехлетний «разбойник», то ни один человек в мире, кроме нее самой, не сможет лучше запрограммировать их на то, в чем она их каждый день уверяет да к тому же внушает это их окружению. И будьте уверены, этим мифом, который она будет без устали «внедрять» в них, она создаст из одного ученого, а из другого – разбойника, даже если каждый из них тайно мечтает о другом предназначении.

Превращение мифа в реальность очень точно описано Р. Гари в его автобиографическом романе «Обещание на заре» [12]. Его мать эмигрировала из России, где она была актрисой. На чужбине она даже не стремилась вернуться к любимой профессии и тяжким трудом зарабатывала деньги, чтобы дать сыну образование, лишая себя даже необходимого. Так, она твердила, что не любит мясо, когда по вечерам готовила ему отбивные котлеты. Но однажды он заметил, как она собирала кусочком хлеба остатки этой котлеты на сковороде.

Единственным утешением ее была мечта, что сын достигнет всех высот в обществе, которые возможны во Франции (что и сейчас практически невозможно для не рожденных во Франции).

«Мать возвращалась из своих странствий по заснеженному городу, ставила шляпные картонки в угол, садилась, закуривала сигарету и смотрела на меня с сияющей улыбкой.

– Мама, что случилось?

– Ничего. Поди поцелуй меня.

Я подходил, целовал. Ее щеки пахли холодом. Она прижимала меня к себе, зачарованно глядя поверх моего плеча куда-то вдаль. Потом говорила:

– Ты будешь французским посланником.

Я понятия не имел, что это такое, но соглашался. Мне было восемь лет, но я уже решил, что дам ей все, чего бы она ни пожелала» [12, с. 41].

В этом отрывке существенны две вещи: программирование матери и обещание сына.

В романе Гончарова «Обломов», который в некоторой степени тоже считается автобиографичным, мать Обломова также программировала его, мечтая о том, как сын ее станет значимым лицом. Однако нет никаких сведений, что сын обещал ей это.

Более того, программирование должно происходить в эмоциональной атмосфере. Вот как описывает Р. Гари кульминацию материнского внушения. В какой-то момент соседи, видевшие, что мать Гари ходит постоянно с картонками (а она продавала шляпы), сообщили в полицию, что она подозрительно себя ведет. Был обыск, после которого полиция ушла ни с чем, а мать осталась сидеть среди разбросанных шляп. Внезапно несчастную женщину охватил гнев, и она бросилась стучать в двери соседям, чтобы наказать их. «…Она притянула меня к себе и, предъявив присутствующим, гордо объявила громовым голосом, который все еще отдается у меня в ушах:

– Подлые, мелкие людишки! Мещанские клопы! Вы даже не знаете, с кем имеете честь говорить! Мой сын будет французским посланником, кавалером Почетного легиона, великим драматургом, Ибсеном, Габриэлем д’Аннуцио! Он…

Она запнулась, подыскивая что-нибудь совершенно убийственное, какой-нибудь наивысший и окончательный знак жизненного успеха:

– Он будет одеваться в Лондоне!

До сих пор явственно слышу грубый хохот “мещанских клопов”. И краснею, когда пишу эти строки. Вижу глумливые, злобные, презрительные лица – вижу без ненависти: это всего лишь человеческие лица, обычное дело. Может, лучше сразу же сказать для ясности, что сегодня я генеральный консул Франции, участник Освобождения, кавалер ордена Почетного легиона, а если не стал ни Ибсеном, ни Габриэлем д’Аннуцио, то не потому, что не старался.

И можете не сомневаться: я одеваюсь в Лондоне. Терпеть не могу английский покрой, но у меня нет выбора» [12, с. 42–43].

К этому можно добавить еще то, что Р. Гари дважды получил Гонкуровскую премию, хотя это запрещено уставом организации, выдающей эту премию.

Здесь в полной мере описан сценарий, который мать закладывает в ребенка, и показано, как она эта делает. Более того, ребенок не может вырваться за его пределы, сколь бы жесткими ни были границы и сколь бы высокими ни были требования. Только крайне тяжелые переживания или специальная психологическая работа могут раздвинуть границы сценария или сделать их более гибкими.

Тем не менее не все дети так явственно чувствуют стены сценария и так четко могут описать его формирование. Для большинства он представляется данностью, которую не замечают, как перестают чувствовать давление на кожу одежды уже через минуту после того, как ее надели.

Это обусловлено природой бессознательного и его способностью формировать символы, на основе которых и строится миф.

«Форма, в которой представляется бессознательный материал, не свойственна сознательному уму. Бессознательное не может, да и не пытается, охватить объекты и дать им определение при помощи… объяснений, прояснить их путем логического анализа. Путь бессознательного иной. Вокруг предмета, который объясняется и предлагается для понимания и интерпретации, собираются символы, ограничивающие и описывающие неизвестное с разных сторон. Каждый символ раскрывает какую-либо сторону предмета, который предлагается для понимания, указывает на определенную грань его значения. Лишь совокупность этих символов, собранных вокруг рассматриваемого объекта, может привести к пониманию того, на что эти символы указывают и что они пытаются выразить» [27, с. 24–25].

Символичность мифа и, соответственно, сценария затрудняет осознание наличия сценария. Для психолога же важно, что не все сценарии, которые даются родителями, полезны для всех членов семьи. Они могут позволить одному ребенку раскрываться в полной мере, тогда как другой будет ограничен в реализации собственных возможностей.

Задача психолога – выявить эти препятствующие развитию личности представления и вместо них с помощью всех членов семьи сформировать новый миф [46, с. 42-43].

Мы уже сказали, что мифы нечувствительны к фактам, но чувствительны к другим мифам, притчам или былям, представленным в виде яркого образа, сопровождающегося символами или символическими действиями. Такие миниатюры, относящие ся к разным литературным жанрам, но имеющие впечатляющее содержание, метафору, в рамках данной работы мы назовем байками. Так мы попытаемся объединить многообразные литературные формы воздействия одним словом, хотя понимаем, что они в различной мере приближены к символу, который является обязательной основой мифа.

Глава 2 Применение баек в работе с родителями


111 баек для детских психологов Глава 2.  Применение баек в работе с родителями.

Сценарий, хоть и формируется родителями в ребенке через слово, располагается не в сознании, которое привычно оперирует словом, а в бессознательном, языком которого является символ. Слово, особенно на заре человечества, носило символичный характер, и хранителем слова всегда была книга. Недаром главная книга человечества называется «Библия», что в переводе с греческого означает «книга». Более того, первая строка Нового Завета Евангелия от Иоанна в современном русском переводе звучит как: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» [Иоанн 6, 1:1]. Когда-то Константин-Кирилл и его брат Мефодий перевели греческое «логос» как «слово». Но греческое «логос» вмещает массу смыслов, которые перешли на русское «слово». «В Слове русский человек выражал волнующие его вопросы о сути мира. В Слове искал он ответы на свои вечные, “проклятые” вопросы. В Слове же ответы он и находил. Нет, конечно же, кроме Слова было еще и Дело – иногда веселое и легкое, чаще трудное и трагическое. И слишком часто, может быть намного чаще, чем хотелось бы, Дело не совпадало со Словом. Наверное, по-другому и быть не могло, ведь Слово – это исток, начало Дела. А дальше-то Дело живет само по себе. Но для русского человека Слово – это еще и итог, венец Дела. И вот когда Дело не приходило к намеченному ему Словом итогу, когда Дело разрывало сердце и душу, только одно утешение оставалось, только одно сохраняло надежду, поддерживало веру, вновь и вновь рождало любовь – все то же Слово» [29].

Следовательно, слово, находящееся в рамках соответствующего контекста, становится основой логического мышления. Но меняется контекст, и слово, как по мановению волшебной палочки, превращается в средство гипноза, завораживания, приобщения к мифу. Это уже обращение в глубины бессознательного, к его главным символам – архетипам. Множество русских поговорок обращается к этому символическому значению слова, например: «Что написано пером – не вырубишь топором». Конечно, с точки зрения логики топор для слова не нужен – можно просто стереть ластиком. Но это способ убрать его с бумаги, а слово, вложенное в душу, так просто не исчезает.

Бессознательное отгорожено от сознания механизмами психологической защиты. Психологическая защита, содержательно описанная, как и бессознательное, З. Фрейдом [36], представляет собой не защиту человека от мира, а защиту от самого себя. Благодаря ей, совершая ежедневно массу вещей, не соответствующих собственному представлению о себе как о хорошем человеке, индивид успешно убирает, или трансформирует, или объясняет себе свои поступки таким образом, чтобы дальше можно было жить спокойно, как будто эти поступки в его прошлом отсутствовали. Фрейд описал такие механизмы психологической защиты: вытеснение, проекцию, идентификацию, сублимацию, рационализацию и др.

При вытеснении человек как бы забывает информацию о своем поступке. Она не имеет доступа в сознание, в то время как неосознанные проявления того, что она известна ему, существуют. При проекции человек собственные неприемлемые представления и желания приписывает другим людям (воспринимая их как несвойственные ему самому). При сублимации человек превращает сексуальную энергию в энергию другого вида. Например, при невозможности общаться с любимой женщиной он начинает писать ей стихи.

Использование баек, то есть маленьких рассказов, сказок, притч, позволяет применять слово как символ и обходить механизмы психологической защиты. При этом миф как таковой непосредственно взаимодействует с бессознательными структурами, тогда как байки и анекдоты облегчают восприятие нелицеприятной информации через смех – неотъемлемой части здоровой личности.

Психолог может использовать представленные байки, не ограничивая себя методами работы. Байки эффективны в любых контекстах. И их полезность определяется не методами, применяемыми конкретным психологом, а устойчивостью мифологических конструкций у родителей, с которыми он общается.

Глава 3 Каталог баек


111 баек для детских психологов Глава 3.  Каталог баек.

№ 1. Байка «Маленький принц и Лис»

В сказке А. де Сент-Экзюпери [32] о Маленьком принце есть замечательный момент, когда принц разговаривает с Лисом. Лис спрашивает его о его планете:

Лис очень удивился:

– На другой планете?

– Да.

– А на той планете есть охотники?

– Нет.

– Как интересно! А куры есть?

– Нет.

– Нет в мире совершенства! – вздохнул Лис.

Мораль: вне зависимости от наших желаний и стремлений мы не найдем совершенства в реальном мире, как не может его быть и в людях, живущих рядом с нами, да и в нас самих.

Комментарий: этот эпизод из сказки может замыкать и цепь позитивных, и цепь грустных размышлений родителей. Он может служить иллюстрацией отношения к реальности и принятия того, что изменить невозможно. Мир устроен не в соответствии с нашими желаниями и придуман не нами. И наши дети, как, впрочем, и мы сами, не являются и не могут быть совершенными. Поэтому мы должны соотносить наши требования к ним с их возможностями. Эпизод хорош тем, что в таком виде не вызывает критики со стороны собеседников, которые в любом другом контексте могли бы доказывать возможность предъявления самых высоких требований и к взрослым людям, и к детям. Часто кажется, что у соседей дети лучше слушаются своих родителей и у других меньше проблем, чем у нас. Но это иллюзия.

Диапазон применения байки: разговор с родителями об их требованиях к ребенку, разговор с ребенком о его требованиях к родителям, групповая работа с подростками или родителями.

№ 2. Байка «Сказка о Курочке Рябе»

Жили-были Дед и Баба. И была у них Курочка Ряба. Снесла Курочка яичко. Да не простое, а золотое. Дед бил-бил – не разбил. Баба била-била – не разбила. Мышка бежала, хвостиком махнула – яичко упало и разбилось. Дед плачет, Баба плачет, а Курочка кудахчет: «Не плачь, Дед, не плачь, Баба. Я снесу вам яичко другое – не золотое, а простое».

Попросите родителя рассказать вам эту сказку. Трудно найти человека, который бы ее не знал. Можно начать с вопроса о том, читал ли родитель ребенку эту сказку. Если читал – то пусть перескажет. Если возникнет заминка в рассказе, можно помочь. А когда родитель расскажет всю сказку, стоит задать несколько вопросов.

• Дед и Баба хотели разбить яйцо?

• Если хотели, то почему плакали?

• Почему Дед и Баба не заложили скорлупки в ломбарде, если они золотые?

• Что было в яичке, когда оно разбилось?

• Как часто родитель задумывался над ситуацией, рассказывая сказку ребенку?

• Зачем родитель читает именно эту сказку малышу, если она полна противоречий?

• Что мы ожидаем от чтения этой сказки?

Мораль: часто, общаясь с ребенком, мы не задумываемся о том, что реально делаем, а потому предлагаем ему то, на что сами не знаем ответа.

Комментарий: большинство родителей сообщат, что никогда не задумывалась над содержанием сказки. Те же, кто скажет, что их всегда смущало ее содержание, добавят, что так и не нашли объяснения странному поведению Деда и Бабы. Вот здесь и стоит обратить внимание на то, что, оставаясь в недоумении, мы часто не меняем своего поведения, не доверяем ребенку, например, посоветовавшись с ним по поводу содержания сказки. Ведь можно было просто спросить у ребенка о том, что делают Дед и Баба, почему они плачут?

Вполне возможно, что психолог услышит встречный вопрос родителя о том, как можно советоваться с полуторагодовалым ребенком, которому родитель читал сказку? Тогда можно просто спросить, как часто родитель вообще интересуется мнением ребенка? И это само по себе может быть отдельной темой для разговора.

Однако если родитель остается в замешательстве относительно предыдущего (то есть психолог четко ухватил контекст бессознательного), то лучше развивать «сказочное» направление дальше, а не подниматься вновь к уровню сознания.

Можно сказать, что эту сказку родитель только что пересказал слово в слово, потому что запомнил ее не тогда, когда читал ребенку, а когда ему, еще ребенку, читали ее его родители. Информацию, полученную в раннем возрасте, мы храним всю жизнь и воспринимаем ее без критики, потому что в этом возрасте у нас не развито критическое мышление. Поэтому, читая сказку во взрослом состоянии, мы продолжаем относиться к ней без тени сомнений.

Но сказка – только предлог для обсуждения того, что делает родитель, когда читает сказку или другим образом взаимодействует с ребенком. Общаясь ребенок запоминает все высказывания родителей и так же, как и к сказке, относится к ним некритично. Поэтому, уже будучи взрослым, человек видит в зеркале не себя, а тот образ, который сложился у него под влиянием слов значимых для него людей: «Ты – такой-то или такая-то. Из тебя ничего не получится» или: «Ты вырастешь, будешь много работать и добьешься всего, чего захочешь». Эти слова и отношение к ребенку до 5 лет формируют сценарий, который невидимыми нитями опутывает человека и уже взрослым заставляет поступать не в соответствии с реальной ситуацией, а в соответствии с теми представлениями о себе и своем предназначении, которые сформировались в детстве.

Когда мы читаем сказку ребенку, то он реагирует не на нее, а на наше отношение к ней.

Сказка, рассказанная в детстве, позволяет понять многие особенности поведения взрослого. К тому же данная сказка не бытовая, ее нелегко интерпретировать. Она отличается от других тем, что ее рассказывают всем детям нашей культуры, потому она несет на себе отпечаток этой культуры.

Тот вариант «Курочки Рябы», который, скорее всего, вспомнит родитель, появился в XIX в., когда у этой очень древней сказки великий педагог К. Д. Ушинский почему-то отнял окончание. А окончание можно обнаружить в трехтомнике А. Н. Афанасьева «Русские народные сказки» [3]. При чтении этого варианта выясняется, что после того, как Дед и Баба заплакали, внучки пришли, узнали про яичко, ведра (они ходили за водой) разбили, воду разлили. Мать, узнав про яичко (а она месила тесто), квашню разбила, отец, который в этот момент был в кузнице, кузницу разнес, а поп, проходивший мимо колокольню снес. А крестьяне, узнав про это событие, в разных версиях сказки, повесились или утопились.

Что же это за событие, после которого камня на камне не осталось?

Скорее всего, такие подробности смутят родителя, поэтому можно продолжить, что повторяющиеся в разных уголках мира события, действия и герои, в них участвующие, К. Юнг [44] назвал архетипами – древними идеями. Они передаются через сказки людям одной культуры. В момент чрезвычайного стресса человек начинает вести себя не так как свойственно его личности, а проявляет общее для данного народа поведение. Если мы учтем, что эта сказка не бытовая, а несущая особенности нашей культуры, то и прочитывать ее можно иначе.

Некто даровал Деду и Бабе то, с чем они никогда не встречались. Яйцо как архетип, который регулярно встречается и в мифах, и в сказках всех народов, – символ рождения чего-то. Оно золотое, потому что не похоже на то, что несла Курочка ранее. Именно потому Дед и Баба не бегут в ломбард закладывать золотую скорлупку, чтобы потом накупить гору простых яиц. Золото, как и само яичко, здесь – только символ. Но старики пытаются уничтожить то, с чем ни разу в своей жизни прежде не встречались. А ведь можно было бы подождать, отложить его и посмотреть, кто из него вылупится. Но они так не поступают, а торопятся это новое уничтожить. И здесь в повествовании появляется еще один архетипический герой – Мышь. Мы пишем ее имя с большой буквы, потому что это тоже не маленький грызун, а символ. Недаром во многих русских сказках она является ключевым субъектом, который и разрешает возникшие проблемы. Мышь как архетип – заместитель Бога. И тогда тот, кто дал, тот и забирает то, чем люди не умеют пользоваться. А далее в сказке возникает еще один архетип.

Но будет лучше, если психолог не скажет просто, что же это за архетип, а поможет родителю почувствовать его существование. Психолог может сказать ему, что хотел бы доказать существование этого архетипа, а не просто сообщить о нем. Ведь именно для внедрения его в бессознательное каждого ребенка данной культуры и создавалась эта сказка, ради него она и передается из поколения в поколение.

Психолог просит родителя на две минуты полностью довериться ему, закрыть глаза, вслушаться в его голос и сопоставить то, что услышит, с тем, что происходит в этот момент в его душе. Если родитель соглашается на такой эксперимент, то психолог медленным четким голосом, подобающим внушению, говорит: «Представьте, что есть Некто, о ком вы знаете, что любое его слово сбудется наверняка. И вот сейчас этот Некто входит и говорит вам: “С этого мгновения в вашей жизни никогда, НИКОГДА не произойдет ничего нового. Только вечное повторение того, что вы уже испытали. Никогда ничего нового. Вечный круговорот уже свершившихся событий”».

– Что вы чувствуете? – спрашиваете вы у родителя уже обычным голосом. Очевидно, что он скажет, что либо не поверил вам (худший вариант), либо ему стало страшно, неприятно, плохо (вы добились успеха). Тогда вы говорите, что вот именно сейчас человек почувствовал реальность в себе самом самого главного архетипа, который все люди одной культуры передают друг другу из поколения в поколение, – это архетип Чуда. Мы живем потому, что точно знаем, что если не сегодня, то завтра, если не завтра, то послезавтра, но обязательно с нами произойдет чудо. У каждого оно свое. Но для каждого оно крайне притягательно.

Есть одно отличие русского архетипа чуда от подобного архетипа других народов (а он есть у всех, так как именно он позволяет нам выжить, когда надежды просто нет, когда жизнь загоняет нас в тупик). Для многих русскоязычных это чудо происходит даром, «на халяву», поскольку многие наши сказки рассказывают, как чудо происходит без всякого усилия с нашей стороны. И вот здесь у психолога появляется возможность поговорить о том, что чудо обязательно произойдет и с ребенком, и с любым другим человеком, но не на халяву, а благодаря совместной работе. Это долгий путь – создание чуда, но весьма эффективный. Если удастся провести с родителем такой мини-тренинг, то в дальнейшем сотрудничество с ним гарантировано.

Диапазон применения байки: один из первых разговоров с родителями, групповая работа с подростками 15–17 лет.

№ 3. Байка «Спрашиваю у друга»

Бо Цзюй-и [9] – великий китайский поэт, живший в 772–864 гг. н. э., автор стихотворения «Спрашиваю у друга»:

Посадил орхидею,

Но полынь я не сажал.

Родилась орхидея,

Вместе с ней родилась полынь.


Неокрепшие корни.

Так сплелись, что не расцепить.

Вот и стебли и листья.

Появились на свет и растут.


И душистые стебли.

И горькие листья травы.

С каждым днем, с каждой ночью.

Набираются сока и сил.


Мне бы выполоть зелье —

Боюсь орхидею задеть.

Мне б полить орхидею —

Боюсь я полынь напоить.


Так мою орхидею.

Не могу я водой оросить.

Так траву эту злую.

Не могу я выдернуть вон.


Я в раздумье: мне трудно.

В одиночку решенье найти.

Ты не знаешь ли, друг мой,

Как с этим несчастьем мне быть?

Мораль: мы стремимся взрастить в наших детях лучшие черты, свойственные нам самим, но непроизвольно взращиваем и отрицательные качества.

Комментарий: это стихотворение китайского поэта Бо Цзюй-и как нельзя лучше отражает все проблемы воспитания. Высказанные в поэтической форме мысли легче доходят до сознания слушателя, чем логическое рассуждение психолога. Стихотворение позволяет родителю принять отрицательные качества своих детей как обязательные спутники их взросления. До чтения стихотворения не стоит говорить о том, откуда берутся эти негативные черты. Услышав при первой встрече, что эти качества присущи самим родителям, некоторые из них тут же могут отвергнуть и стихотворение, и ту атмосферу, которая создается после его чтения. Можно оставить его вообще без комментариев, чтобы человек сам смог сделать выводы. Лучше распечатать его на небольших листочках, чтобы родитель мог дома прочесть его столько раз, сколько посчитает необходимым.

Диапазон применения байки: создание атмосферы доверия с родителями, пик групповой работы с подростками.

№ 4. Байка «Для того, кто никуда не плывет, не бывает попутного ветра»

Мораль: чтобы появилась помощь или поддержка, нужно начать делать что-то. Первичным в любой трудной ситуации является собственное действие человека, на которое и отзовется помощь.

Комментарий: это восточная мудрость, достаточно очевидная после ее прочтения. Однако она редко формулируется самим человеком, а потому воспринимается как откровение. Тем не менее эта мысль настолько важна, что проигрывается во многих произведениях искусства. Так, у П. Коэльо в «Алхимике» она звучит немного по-другому: «Если ты чего-то очень захочешь и приложишь к этому максимальные усилия, то весь мир придет на помощь».

Диапазон применения байки: индивидуальное или групповое обсуждение поведения с подростками, в работе с родителями – обсуждение поиска поддержки в социуме (школе, дет ском саду и т. д.).

№ 5. Байка «Но ребенок может что-то не уметь?»

Это реальность сегодняшнего дня, о которой рассказала одна из слушательниц моего семинара.

Идет суд, на котором решается вопрос о передаче российского детдомовского ребенка в итальянскую семью (такие процедуры обязательно происходят через суд). Судья через переводчика зачитывает будущему отцу то, чего не умеет делать ребенок, которого он берет на воспитание. На лице мужчины не заметно никаких эмоциональных движений. Судья думает, что он не понимает, какого проблемного ребенка берет в семью. Она подходит к мужчине и снова через переводчика объясняет каждый пункт проблем ребенка. И вновь на лице итальянца не отражается ничего. Тогда судья начинает медленно зачитывать каждый пункт и глядит в глаза будущего отца, пытаясь удостовериться, что тот понимает, о чем идет речь.

Наконец, после ее требований ответить, понимает ли он, насколько болен его ребенок и сколько вещей он не может делать, итальянец обращается к судье с вопросом: «Но ведь ребенок может что-то не уметь?».

Мораль: ребенок может не уметь что-то делать.

Комментарий: в нашей стране, как только мама с новорожденным попадает в поликлинику, участковый врач тут же сообщает ей, что должен ее ребенок уметь делать, иметь и т. п. в возрасте одного, двух месяцев и т. д. Любая российская мать находится под постоянным прессом внешнего наблюдения: насколько ее ребенок соответст вует ожиданиям социума. И если не соответствует, то это знание тяжким грузом чувства вины ложится и на ее плечи, и со временем на плечи ребенка. Но во всем мире ситуация другая. Каждый ребенок может (и имеет полное право!!!) что-то не уметь. Более того, даже если в силу тех или иных физических и психических данных он никогда не сможет что-то освоить, это не будет ставиться в вину ни ему, ни его родителям.

Многие мамы нашей страны чувствуют вину за проб лемы своего ребенка, связанные с его физическими и психическими возможностями. Именно поэтому у нас на улицах так мало детей с проблемами в развитии. Любой недобрый взгляд весьма агрессивного окружения мамы воспринимают как критику в свой адрес, и их переполняет чувство и некомпетентности как родителя, и неполноценности как человека. У каждого ребенка свои возможности в освоении окружающего мира и особенно в усвоении школьных знаний (объем и качество которых на данном этапе развития общества не обоснованы научно). Нужно поощрять ребенка в его движении вперед, но скорость в постижении конкретных вещей у каждого будет своей и в своей уникальности единственно возможной для него.

Диапазон применения байки: гипертревожные и гиперответственные родители, групповой процесс с подростками при разработке темы толерантности к «непохожим» детям.

№ 6. Байка «Гони природу в дверь, она влетит в окно»

Однажды мне пришлось говорить с молодой женщиной, которая обратилась по поводу развода. Мы с ней коснулись вопроса о том, почему у них с мужем нет детей, хотя они женаты более 6 лет. Эта женщина, ни на минуту не задумываясь, ответила: «Я не могу представить, что мой ребенок будет смотреть на меня глазами свекрови». И нам пришлось говорить с ней о том, что каждая девушка, выходя замуж, должна знать, что у ребенка будет что-то от свекрови или свекра, вне зависимости от того, нравятся они ей или нет. Половину хромосом ребенок получит от отца, в геноме которого есть гены его матери и отца. А значит, ребенок что-то получит от свекра, что-то от свекрови, что-то от тещи и что-то от тестя.

Мораль: ребенок по определению, вне зависимости от нашего желания, будет походить не только на мать и отца, но и на своих дедушек и бабушек.

Комментарий: эта крылатая фраза берет свое начало из двустишия Николая Михайловича Карамзина, которое было помещено в его очерке «Чувствительный и холодный. Два характера» [33]:

Мы вечно то, чем нам быть в свете суждено.

Гони природу в дверь, она влетит в окно.

Но и Карамзин не является автором этой мысли, поскольку воспользовался идеей Лафонтена, которую тот реализовал в басне «Кошка, превращенная в женщину». В свою очередь Лафонтен взял идею из первого послания римского поэта Горация: «Naturam expellas furka, tamen usque recurret» («Гони природу вилами, она вернется все равно»).

Весьма часто женщины после развода с удивлением обнаруживают, что у детей проявляются те или, особенности их отца, а также свекра и свекрови. Это же относится и к отцам, которые видят в своих детях не только особенности своей жены, но и особенности тестя и тещи. При этом родители полагают, что это недостатки их детей. Стоит напомнить, что, выходя замуж, девушка выбирает себе не просто мужа, но и отца своих будущих детей. Соответственно юноша тоже берет в жены не просто девушку, но одновременно и мать своих детей. Согласно представлениям К. Юнга [43], у девочки внешность и поведение будут соответствовать тем же особенностям матери, тогда как душа ее будет ближе к отцовской. У мальчика, напротив, смех и голос, поведение и фигура будут напоминать отцовские, тогда как душевные качества будут сходны с материнскими. Поэтому нужно хорошенько подумать, прежде чем выбрать для себя вторую половину и составить семью. И лучше до свадьбы посмотреть на родителей того, кого любишь, чтобы представить себе, какие глаза будут у ребенка. И если то, что вы увидели совпадает с вашим желанием, то только тогда принимать серьезное решение. Если же ошибка уже совершена и произошел развод, то нужно принять поведение своего ребенка как должное, поскольку именно родитель нес ответственность за такое поведение ребенка, когда подыскивал ему соответствующих отца или мать.

Диапазон применения байки: обсуждение поведения ребенка с разведенным родителем, обсуждение проблемы выбора супруги(а) с подростками на групповом тренинге.

№ 7. Байка «Все свое ношу с собой»

Это крылатое выражение берет свое начало в истории Древней Греции. Когда-то, когда на город Приену шла армия персидского царя Кира, все жители хватали максимальное количество пожиток. Кто-то из бегущих увидел одного из семи великих мудрецов – философа Бианта, который шел без всякой ноши. На вопрос, почему тот ничего с собой не взял, он ответил этой знаменитой фразой. Он имел в виду, что самое главное – его голова – с ним, а все остальное – наживное.

Сейчас большая часть людей употребляет фразу в обратном значении, демонстрируя массу взятых с собой вещей.

Мораль: мы часто глубокомысленно говорим о том, чего не знаем, и судим о том, в чем плохо разбираемся.

Комментарий: такой пассаж в разговоре, когда вы объясняете смысл выражения, подтверждающий неумение говорящего пользоваться фразой, может помочь остановить абсолютно уверенного в себе человека, не дающего психологу направить беседу в нужное русло. Особенно это полезно при разговоре с родителями, которые считают, что абсолютно точно знают, что необходимо их ребенку.

Диапазон применения байки: индивидуальная беседа с родителем или воспитателем, групповая работа с подростками.

№ 8. Байка «Сталкер»

В фильме Андрея Тарковского, снятого по одноименному роману Аркадия и Бориса Стругацких, основная идея заключается в том, что два человека с проводником – сталкером – направляются в специальную комнату, расположенную в особой зоне, которая возникла из-за необдуманной деятельности человечества. В этой зоне жить нельзя, там все меняется ежедневно. Но самое удивительное, в ней есть комната, где исполняются желания человека. Два человека имеют желания, но по ходу движения к комнате они узнают от сталкера, что в этой комнате исполняются не осознанные желания, а те, которые находятся в бессознательном человека, те, которые движут его поступками. И эти люди отказываются войти в комнату, так как понимают, что их неосознанные желания, как и у многих других, кто уже был в комнате, могут во многом отличаться от осознанных. Если осознанные желания выглядят благородными и красивыми, то неосознанные вполне могут быть противоположными.

Мораль: мы не всегда знаем мотивы наших поступков.

Комментарий: мотивы наших поступков находятся в бессознательном. Наше бессознательное недоступно нам по определению (бес-сознательное). Но его содержание может быть открыто другим людям, которые сопоставляют наши поступки и делают свои заключения. Точно так же мы можем достаточно точно судить о других, хотя о себе не можем знать многого. На осознанном уровне мы знаем только объяснение, которое сами и даем своим поступкам. Мы можем полагать, что делаем нечто для блага наших детей. Однако со стороны человек может сделать вывод, что мы эгоистично пытаемся прожить жизнь за наших детей, полностью подчинив их волю нашей. Нам кажется, что мы учим наших детей благородству, а со стороны это может выглядеть как желание эксплуатировать их.

Диапазон применения байки: она полезна при работе с молодыми бабушками и дедушками, для которых этот фильм некогда был знаковым. Но ее можно использовать и при групповой работе с подростками для расширения их представления о самих себе, если предварительно просмотреть с ними фильм.

№ 9. Байка «Русская народная сказка “Три медведя”»

Мама (папа) рассказывает сыну (дочке) русскую народную сказку о том, как Маша пришла к медведям, сломала стул, съела еду, испортила постель и убежала. Родитель всем своим рассказом, голосом, мимикой и жестами подтверждает: девочка – хорошая, а медведи – плохие. Но почему-то в другом контексте, когда он (она) узнает, что некто приходил к ним на дачу и поступил примерно так же, как и Маша по отношению к медведям, то удивляется. Родитель возмущается тому, как современные люди плохо относятся к чужому добру. Почему-то родитель не связывает свое воздействие (и воздействие многих других матерей и отцов на детей во время прочтения сказки) с результатом, который разворачивается не в сказочной плоскости, а в реальной жизни.

Мораль: родитель должен соотносить свои действия с тем, какое влияние они окажут на ребенка.

Комментарий: многие родители полагают, что чтение сказок отражается лишь на способности ребенка понимать написанное слово. Но мы уже говорили о том, что в русской традиции (как и во многих других культурах) именно печатное слово носит символический характер, а значит, прочитанное в детстве может воспроизводиться во взрослом поведении. Если родитель спокойно пропускает тот факт, что Маша пренебрегает представлением о частной собственности и весьма легко относится к чужому добру, то ребенок, вырастая, будет помнить, что к чужим вещам можно относиться легко, что бы родитель ни говорил потом о частной собственности. Закончив чтение сказки, родитель может обсудить ее с ребенком. Например, он может сказать, что, возможно, Маше стоит вернуться к медведям, извиниться и попытаться возместить ущерб.

Эта сказка создавалась подневольным русским крестьянином, у которого было своеобразное отношение к чужому добру. Сейчас есть много современных авторских сказок, направленных на формирование у ребенка демократических ценностей.

Диапазон применения байки: беседа с родителем или воспитателем об отношении ребенка к чужим вещам, о влиянии на него печатного слова, о подборе книг для чтения.

№ 10. Байка «Русский, не знающий языка, в чужой стране»

Если вы сталкиваетесь с пожилыми русскими, приехавшими в другую страну, то часто замечаете удивительную особенность их поведения. Они не стремятся учить язык, но, встречаясь с носителями языка, например кондукторами общественного транспорта, продавцами магазинов, громко и по слогам говорят им по-русски, как бы надеясь, что медленно и громко произнесенное иностранное слово станет им понятным.

Мораль: мы часто повышаем голос и говорим медленно, когда хотим, чтобы маленький ребенок нас понял.

Комментарий: когда вы рассказываете взрослому эту реальную ситуацию, он обычно улыбается, так как понимает, что замедление речи и громкость голоса не могут способствовать пониманию чужого языка. Когда вы сразу же после этого обращаетесь к ситуации с ребенком, особенно ребенком, еще не освоившим язык, это сначала вызывает недоумение, а затем озарение. Если начать говорить об этом без преамбулы, родители могут возражать, что осложнит ситуацию взаимопонимания. Их возражения будут основаны на том, что их ребенок часто ведет себя разумно, но вдруг перестает понимать требования, когда ему это невыгодно. И здесь можно сказать, что ребенок понимает ситуацию лишь в общих чертах, в меру освоения им речи. Поэтому в ситуациях, в которых ребенок почему-то ведет себя не так, как это нужно с точки зрения родителей, необходимо удостовериться, понимает ли он происходящее так же, как родители. Этого требуют не желание выразить свои претензии громко, а стремление понять, что чувствует и понимает ребенок. И уже после этого мы решаем, какое воздействие следует предпринимать.

Диапазон применения байки: индивидуальная беседа с родителем или воспитателем.

№ 11. Байка «Раздельное обучение»

Однажды я летела на самолете и разговорилась с соседом по креслу. Как это часто бывает при случайных разговорах, он не стал поверхностным, а перерос в глубоко личное обсуждение проблемы раздельного обучения. Мой сосед учился в школе в то время, когда обучение в нашей стране было раздельным. Он учился в школе для мальчиков и не знал, как знакомиться с девочками, как с ними нужно общаться. Ему очень понравилась девочка из соседней женской школы. Но он боялся с ней заговорить, а потому познакомился с ее подругой и стал дружить с ней, чтобы хоть как-то приблизиться к объекту своей мечты. Та девочка тоже скоро подружилась с другим мальчиком. Потом их пути разошлись. Они встретились случайно через 50 лет. Они с радостью заговорили друг с другом и с ужасом узнали, что и тогда, и теперь оба любили и любят друг друга. Девочка объяснила свой выбор мужа тем, что увидела, как мой сосед стал дружить с ее подругой, а потому она вынуждена была выбрать другого.

Мораль: мы иногда совершаем ошибки, потому что не имеем определенного опыта.

Комментарий: конечно, не только раздельное обучение обусловило эту ситуацию. Однако оно ей чрезвычайно способствовало. Но есть и другие аргументы, которые говорят за то, что во всем мире в общеобразовательных школах вместе обучаются и девочки, и мальчики. Сейчас родители на консультациях у психолога довольно часто задают вопрос о том, отдать ребенка в обычную школу или во вновь возникшую раздельную.

Первый аргумент сторонников раздельного обучения состоит в том, что девочки во многих аспектах развиваются быстрее мальчиков. Ответом на это общеизвестное положение будут данные, что это различие связано не с академическим, а с социальным интеллектом. Академический интеллект у ребенка предопределяет готовность осваивать школьную программу. Он зависит не столько от пола, сколько от конкретных индивидуальных особенностей ребенка. Есть дети, и мальчики и девочки, у которых он развивается несколько медленнее, и есть такие, у которых он опережает школьную программу.

При этом есть и полоспецифические особенности академического интеллекта. Девочки быстрее и лучше осваивают речь и, соответственно, литературу и русский язык, но многие из них не могут понять математику (особенно такие ее разделы, как геометрия и тригонометрия), которая легко дается большинству мальчишек. Однако такое различие проявляется не в первом классе, а уже в средней школе. При этом нет данных, что мальчики в определенном возрасте хуже успевают по всем предметам, чем девочки. Возьмите любой школьный журнал. В первом классе число отличников-мальчиков ничуть не меньше, чем девочек. Да и среди медалистов, окончивших школу, девочек лишь не намного больше. Но совершенно закономерно, что при переходе из начальной школы в среднюю резко меняется соотношение успевающих мальчиков и девочек: среди отличниц преимущественно девочки, а среди двоечников – мальчишки.

В этом и проявляется социальный интеллект, который предрешает умение приспосабливаться в различных ситуациях, общаться с людьми, понимать свои и чужие эмоции. Это девочки, безусловно, осваивают раньше мальчиков. Но социальный интеллект лишь косвенно влияет на результаты учебы. Мальчики менее усидчивы и менее ответственны, чем девочки, в детстве и в пубертатном периоде. Но если родители внимательно отслеживают проблемы в учебе, то они вовремя отмечают недостатки в знаниях и помогают ребенку учиться. Если же родители считают, что учеба – это проблема ребенка и школы, то им не избежать собственных проблем тогда, когда заканчивается начальная школа, в которой учитель опекал каждого ребенка, и начинается средняя школа, где ребенок в большей мере отвечает за свои знания.

Другая причина, которая заложена в идею раздельного обучения, – нравственность детей. Согласно этой позиции, если дети будут находиться в разных классах, а еще лучше – школах, то вероятность беременности у школьниц резко снизится. Однако на это предположение есть масса возражений. Во-первых, подростки занимаются этим не на уроках и даже не в школе. Более того, чаще всего школьницы беременеют не от одноклассников, которые в сексуальном плане развиваются медленнее, чем девочки. Нужно иметь в виду, что при раздельном обучении, когда мальчики и девочки не будут иметь ежедневного общения, их любопытство друг к другу будет подогреваться и только увеличит вероятность встречи с представителем другого пола вне школы.

Нравственность вообще не может быть проблемой современной школы. Выбор демократического пути развития предполагает, что каждая семья самостоятельно решает проблемы вероисповедания и выбора нравственного ориентира. Более того, если учитель-христианин будет направлять в нравственном плане девочку из мусульманской или атеистической семьи, то родители могут иметь все основания для возмущения. Поведение ребенка вне школы – всецело ответственность его родителей. Но тогда первоначально выдвинутая причина утрачивает свое значение.

Школа несет ответственность за качество обучения. Формирование личности ребенка тяжелым грузом лежит на семье, которая часто оказывается к этому не готовой и возлагает ответственность за свою несостоятельность на школу.

Часто можно услышать, что, сталкиваясь в классе с одноклассниками психологически младше себя, вырастая, девочки будут управлять своими мужьями, а это негативно скажется на семейных отношениях. Девочки и мальчики выбирают себе пару, ориентируясь не на одноклассников, а на своих родителей противоположного пола. И строить семейные отношения они будут по типу тех, которые каждый день наблюдают в семье. Школа и семья требуют от ребенка разных параметров поведения. В семье демонстрируется и тренируется способ отношения с близкими людьми, умение договариваться и решать конфликты между родственниками. В школе обучают трудиться и договариваться с коллегами, что потом пригодится на работе. Если взглянуть с этой точки зрения, то трудно представить, что учившемуся в однополом коллективе будет легко работать с людьми разного пола, когда он выйдет за порог школы.

Школа может быть лишь полем для выбора пары. Но чтобы дети учились в ней, а не подбирали пары, школа должна выполнять свое прямое назначение – учить. А «поле» для выбора может быть как во дворе своей, так и во дворе чужой школы.

Но у раздельного обучения есть и недостатки. У мальчиков и у девочек есть свои способы конкуренции в коллективе. Когда в классе и те и другие дети, недостатки каждого типа конкуренции снижаются. Когда же образуется коллектив из представителей одного пола, то, напротив, свойст венные полу конкурентные качества усиливаются. Это означает, что всем детям становится некомфортно – и тем, кто встает на самую высокую ступень иерархии коллектива, и тем, кто оказывается на ее низкой ступени. Фильмов про чисто женские и чисто мужские коллективы достаточно, и в них описываются все проблемы такого рода. Да и сами родители могут по смотреть на женские и мужские производственные коллективы. Они, безусловно, значительно выше по уровню агрессивности, чем смешанные. Существует множество воспоминаний людей XIX и XVIII вв., которые воспитывались отдель но в женских и мужских воспитательных учреждениях. Всюду выстраивалась иерархия, всюду были те, кто унижал других, были обиженные и те, кто обижает. Чем более закрыт коллектив, тем жестче эти рамки. Смешанные коллективы никогда не бывают закрытыми. Общество всегда присматривается к ним с большим вниманием, что и ведет к снижению иерархичности и однотипной конкурентности.

Вообще попытки уберечь от чего-то часто приводит к любопытству и чрезмерному стремлению к тому, что в силу тех или иных запретов непозволительно. Детям, напротив, необходимо обучение общению между представителями разного пола. Ведь в семье никогда не отделяют мальчиков от девочек, они всегда живут вместе. Однако это не ведет к формированию безнравственности, а, напротив, при умелом руководстве родителей формирует морально-этические нормы.

Более того, единство родителей и школы – необходимое условие для того, чтобы ребенок и научился учиться, и был нравственным. Если же родители считают, что «школа должна», и школа полагает, «что родители обязаны», никакие решения не смогут привести к успеху.

Диапазон применения байки: индивидуальная и групповая работа с родителем или воспитателем.

№ 12. Байка «Два взгляда на одну ситуацию»

Когда-то на заре перестройки одна моя знакомая с грустью сказала: «Всю жизнь прожила счастливо и только теперь поняла, что была нищей».

Мораль: не всегда стоит доверять больше разуму, чем чувствам. Мнение, сформулированное другими (предложенное по телевизору и т. д.), может разрушить гармонию восприятия собственной жизни.

Комментарий: наши чувства отражают наше удовлетворение жизнью. А оно не обязательно связано с достатком. Когда-то К. Юнг [43] мудро заметил: «…Я понял… что для счастья и несчастья нужны более весомые основания, чем размер суммы карманных денег». Чаще всего оно объясняется тем эмоциональным настроем, который царит в семье. Человек, имеющий достаток или избыток средств, вынужден охранять и богатство, и детей, и семью, что не способствует формированию семейной идиллии. И хотя деньги скрашивают отсутствие счастья, все-таки счастье определяется не ими. Именно поэтому не стоит ориентироваться на чужие суждения, когда речь идет о самоощущении жизни.

Диапазон применения байки: беседа с родителями или групповая работа с подростками, индивидуальная работа с неуверенным родителем, обвиняющим себя в неспособности заработать столько денег, чтобы «дать счастье своим детям».

№ 13. Байка «Анекдот о муравьях и слоне»

Два муравья увидели слона. Один говорит:

– Смотри, сколько мяса!

– Так-то оно так, – отвечает второй, – да как мы его дотащим?

– Главное – завалить, а потом ногами затопчем.

Мораль: мы часто не осознаем величины проблемы, которую нам предстоит решить.

Комментарий: психология «шапкозакидательства» описана во многих художественных произведениях. Часто именно недооценка предстоящей работы ведет к неверной постановке цели. В детской психологии этот вопрос обычно связан с тем, что каждый из родителей полагает, что сможет изменить свою вторую половину. Чрезмерный энтузиазм в этом направлении может даже привести к разрыву семейных отношений.

Диапазон применения байки: этот анекдот будет действенным, если его рассказать сразу же после описания клиентом своих необоснованных ожиданий от собственного воздействия на других.

№ 14. Байка «Странник идет, опираясь на посох…»

Странник идет, опираясь на посох —

мне почему-то припомнилась ты.

Едет коляска на красных колесах —

мне почему-то припомнилась ты.

Вечером лампу зажгли в коридоре —

мне почему-то припомнилась ты.

Что б ни случилось на небе, на суше.

Или на море – мне вспомнишься ты.

В. Ходасевич [39]

Мораль: сильные чувства не требуют сильных слов.

Комментарий: иногда самые простые слова, идущие из глубины души, оказывают более сильное воздействие на собеседника, чем пафосные, но общеупотребительные. Это касается как отношений между родителями, так и между ними и детьми. Если постоянно говорить ребенку: «Я тебя люблю», – он перестанет слышать в этих словах информацию о реальном чувстве и будет воспринимать как привычные словосочетания «доброе утро», «добрый вечер». Нежные слова не будут оказывать того влияния, которого ожидает родитель. Стоит создать множество разных способов выражения любви, чтобы они были действенными.

Диапазон применения байки: беседа с родителем или воспитателем о выражении любви, индивидуальная беседа с подростком или групповое обсуждение с подростками проблемы теплых отношений между людьми.

№ 15. Байка «Вам – так, а я люблю»

В нашей семье регулярно во время застолья со смехом вспоминали об одном родственнике, который за обедом вел себя двояко. Когда на столе не было того, что он страстно любил, он чинно ел, как все. Но если вдруг там оказывалось блюдо, которое ему очень нравилось, он придвигал тарелку к себе со словами: «Вам – так, а я люблю».

Мораль: не стоит полагать, что все люди имеют одинаковые пристрастия. А раз так, то, возможно, стоит быть снисходительным в том случае, когда кто-то что-то сильно любит и выходит при этом за рамки привычного поведения.

Комментарий: многие родители полагают, что при воспитании нескольких детей в семье они должны всем детям покупать одинаковые подарки и одинаковую одежду, а также готовить одинаковую пищу. В реальности именно жесткое требование равенства всех перед потребительской корзиной будет усиливать конкуренцию у детей, которые начнут контролировать степень этой одинаковости. В то же время если дети изначально будут воспитываться в условиях, при которых каждый получает тот подарок, который ему больше хочется (в пределах оговоренного заранее родителями денежного коридора), то они со временем четче научатся формулировать соб ственные желания, а не будут ориентироваться на соседа и ревниво сравнивать величину порции мороженого или ломтика торта друг у друга. Формирование у ребенка уважения к желаниям другого – тоже важная черта взаимодействия, которая только укрепит чувства в семье.

Возможен и такой вариант: на общий стол подается несколько разнообразных блюд (в рамках разумного предела, определяемого занятостью того, кто готовит), из которых каждый в семье выбирает лишь то, что хочет, не ориентируясь на желание кого-то другого (к этому не имеет отношения желание ребенка есть только сладкое). В конечном итоге только тот, кто умеет осознавать собственные ощущения, будет уважать выбор других.

Диапазон применения байки: беседа с родителем или воспитателем о воспитании нескольких детей в семье, разговор о том, что и сам родитель имеет право на особое желание.

№ 16. Байка «Прав ли доктор Спок?»

Одна мама, воспитывавшая ребенка в доперестроечные времена, рассказала следующую историю. Тогда каждая грамотная женщина обязана была прочесть книжку Б. Спока «Ребенок и уход за ним». Этот доктор описывал, как, с научной точки зрения, обращаться с новорожденным ребенком. Мама проштудировала эту книгу, где рассказывалось, что ребенка нужно кормить по расписанию, желательно один раз в четыре часа. Книга была буквально овеяна мифами. В печати говорилось, что она написана ведущим специалистом Запада, достоверность слов которого нельзя даже обсуждать. И вот женщина вернулась домой из роддома, где все совершалось согласно профессору Споку. Наконец она осталась один на один с ребенком, который стал плакать не через четыре, как было написано в книжке, а через три часа. Несколько дней она мужественно терпела надсадный плач ребенка, не знавшего, что мама читала мудрые книжки. В какой-то момент ее сердце не выдержало, и она стала давать грудь ребенку тогда, когда он просил. Через некоторое время выяснилось, что у нее было жидкое молоко. А потому малышу требовалось более частое кормление. Вспоминая этот случай, женщина завершила свой рассказ таким резюме: вот стану бабушкой, буду настаивать на том, чтобы дочь кормила малыша только по требованию ребенка.

Мораль: вовсе не обязательно, отказываясь от одного принципа, переходить к прямо противоположному.

Комментарий: действительно, женщина не должна была в своем общении с ребенком следовать жестким требованиям, изложенным в той книжке Б. Спока. Но проблема заключалась не в том, что доктор Спок был не прав, а в том, что в СССР перевели только одну книгу этого автора, который написал ее во времена молодости. В более позднем возрасте он написал другую книгу, в которой говорил о больших индивидуальных различиях детей и о том, что мать должна в большей мере доверять своей интуиции, чем общестатистическим нормам.

Возможно и такое рассуждение. Каждая мать стремится воспитать в собственном чаде личность. Но ведь и сама мать является личностью. Можно ли воспитать ребенка личностью, если он будет полностью в угоду своим желаниям попирать права матери? Не лучше ли уже с рождения обучать ребенка уважать мать, а потом на основе этого научить уважать и себя? Но для этого ребенок должен с первых дней знать, что мать имеет право на отдых. А потому в дневное время она может кормить ребенка так, как ей удобно, возможно, по требованию ребенка, но ночью необходим промежуток времени (хотя бы шесть часов), в течение которого мать должна спать.

Мы говорим о здоровых, доношенных детях, которые вполне могут не есть шесть часов, пока мать восстанавливает силы. Дело в том, что сон состоит из циклов, длящихся примерно полтора часа. Каждому знакомо ощущение бодрости, которое иногда возникает, когда человек просыпается сам среди ночи. Однако он смотрит на часы, видит, что еще рано, засыпает и под будильник просыпается разбитым и сонным. В первый раз он проснулся в конце цикла и чувствовал себя отдохнувшим. Во второй раз он был разбужен посреди цикла. Во время ночного сна у человека проходит обычно 4–6 таких циклов (что определяется генетически и соответствующими обстоятельствами жизни). Если женщине в силу того, что нужно кормить новорожденного, приходится часто вставать ночью, ощущение разбитости сопровождает ее весь день. Через некоторое время это неизбежно приводит к невротизации ее личности, а затем мать своим измененным состоянием вызывает подобные реакции и у других членов семьи, которые взаимодействуют с ней. Здоровая мать воспитывает здорового ребенка и живет в здоровой семье. Это общеизвестный тезис. Поэтому за здоровье матери, а значит и всех членов семьи, отвечают все: мать, ребенок, отец. Мать должна планировать способ кормления ребенка, ребенок должен научиться ждать, пока мама набирается сил, а отец – вставать ночью к ребенку, если он требует еды, и успокаивать, обучая ждать.

Детский психолог может подчеркивать важность воспитания личности уже в таком, казалось бы, чисто биологическом вопросе, как кормление ребенка, а потому будет более гибко относиться к любому жесткому высказыванию матери: «Кормить ребенка нужно по часам» или: «Кормить ребенка следует по его требованию».

Диапазон применения байки: индивидуальная или групповая беседа с молодыми или будущими родителями.

№ 17. Байка «Как долго кормить ребенка грудью?»

сНа консультацию приходит мама. Она кормит ребенка грудью уже полтора года. У нее много молока, она сидит дома, поэтому внешних причин для отмены кормления ребенка у нее нет. Но ее смущает тот факт, что в случае любой тревожной или необычной ситуации ребенок подходит и требует грудь, вне зависимости от того, где они находятся – гуляют ли во дворе, едут ли в транспорте, сидят ли дома. В книжках она не смогла ничего найти про это. Она знает о пользе молока, но столь очевидная эмоциональная зависимость от груди ее смущает. Кроме того, у ребенка в полтора года рот полон зубов, которыми он иногда прикусывает грудь, вызывая боль. Она не знает, что делать в этом случае. Более того, отказ мамы исполнить желание ребенка вызывает либо агрессию, либо бурный плач, поэтому она беспрекословно подчиняется его требованию, все более и более усиливая зависимость ребенка от груди.

Мораль: даже полезное поведение матери может способствовать формированию вредных привычек у ребенка.

Комментарий: кормление грудью – самый адекватный способ кормления новорожденного. Однако через некоторое время оно перестает быть только средством удовлетворения голода и приобретает дополнительное качество: способа снятия тревоги или любых неприятных ощущений. Это с большей вероятностью возникает в том случае, если ребенка кормят по его первому требованию.

Многие мамы современных молодых мам вскармливались их собственными мамами не менее года. В нынешних условиях исследователи пытаются найти разумные объяснения для прекращения кормления в определенном возрасте. Чем более слаб ребенок при рождении, тем дольше может быть период грудного вскармливания. В то же время чем быстрее он развивается, тем сильнее у него потребность в дополнительном питании. Большинство авторов полагают, что сейчас, при возможности приготовления для ребенка специальной детской пищи, нет необходимости кормить ребенка более года. Длительное кормление требует от материнского организма дополнительных усилий, прежде всего эффективного обмена кальция. Если организм к этому не готов, у матери могут начать выпадать зубы.

А вот эмоциональная зависимость от материнской груди должна быть обязательно перенаправлена в адекватный для ребенка способ снятия стресса. Мать должна обучать его справляться с разными ситуациями, находясь с ним рядом и показывая, как разрешаются проблемы.

Именно поэтому можно рекомендовать мамам кормить ребенка грудью в течение только первого года жизни. А в тех случаях, когда малыш будет требовать грудь для успокоения в необычной для него или трудной ситуации, отказывать ему в этом (желательно с первого раза, чтобы не закреплять реакцию). И, поддерживая ребенка, показать ему доступный для него выход из сложившейся ситуации. Более того, освоение нового способа взаимодействия с окружающими можно подкрепить чем-то приятным для ребенка (но не грудным кормлением).

Что подобный отрыв не приносит детям вреда, знают те мамы, которые в силу обстоятельств вынуждены были оставить детей на небольшой срок (иногда даже на день) с другими близкими ребенку людьми (папой, бабушкой, дедушкой). Вернувшись, они обнаруживают, что ребенок легко обходится без такого способа питания, особенно если находится в благожелательной обстановке, где всегда есть кто-то, кто помогает ему решать проблемы. Но поскольку у него нет привычки обращаться к ним за грудным питанием, он быстро научается обходиться без него и приобретает новые образцы поведения.

Диапазон применения байки: индивидуальная или групповая беседа с родителями или воспитателями, обсуждение поведения в семье в первый год жизни ребенка.

№ 18. Байка «Длинный мамин хвост»

Харлоу Х. Ф. [23], который пытался понять поведение людей, исследуя повадки обезьян, однажды провел такой эксперимент. Он сделал два проволочных макета обезьян, которые стали суррогатными матерями двум новорожденным обезьянкам, никогда не видевшим собственных матерей. У одной такой проволочной матери (у каждой из них была вставлена бутылочка с соской и молоком где-то в районе середины тела) был длинный веревочный хвост, а у другой – короткий. Детеныши исследовали мир, держась за хвосты своих «матерей». Оказалось, что тот детеныш, который держался за длинный хвост, имел более высокий интеллект и был более адаптивен, чем тот, который держался за короткий хвост, а наиболее выраженным чувством при встрече с новым второго малыша был страх.

Мораль: чем длиннее юбка, за которую держится ребенок, тем выше его интеллект, тем более он адаптивен в жизни.

Комментарий: многие мамы крайне тревожны, что подкрепляется вполне объективными фактами, которые в достаточном количестве ежедневно предоставляются средствами массовой информации. Эти мамы крайне плотно опекают детей, провожая их в школу и встречая из школы весь период пребывания ребенка в младших классах. В дошкольный же период они зорко наблюдают за перемещением малыша, часто не отходя от него ни на шаг. Но дети нуждаются в самостоятельном освоении мира. Мамы могут хотя бы сесть на скамеечку, пока дети бегают вокруг них. Кстати, чем более спокойна мама, тем увереннее малыш возвращается к ней после пребывания на некотором расстоянии от нее.

Мне знакомы дети, которым стыдно, что их в четвертом классе приводят в школу и забирают бабушки или мамы, лишая самостоятельности и возможности почувствовать себя взрослыми, как это делают их «менее счастливые» одноклассники, мамы и бабушки которых не могут потратить столько времени на свое чадо. Эти дети, возможно, имеют более высокий академический интеллект (поскольку и домашние задания они делают с родителями), но их возможности адаптироваться в социуме, что и составляет социальный интеллект (необходимая база для высоких достижений в обществе), существенно снижены. Более того, чем позднее им предоставляется самостоятельность, тем большие ошибки они совершают.

Я до сих пор помню, как мама разрешила мне впервые самой вернуться из детского сада (это было перед школой). Я зашла по пути домой к подружке и пробыла у нее около часа, которые моя мама запомнила на всю жизнь. Когда я наконец пришла, меня не наказали. Однако вид моей мамы позволил мне осознать, что произошло. С тех пор я никогда не заходила куда-то, не оговорив это предварительно с мамой.

Пятиклассник же, который ни разу не шел домой один, может заглянуть не только к другу, но и в такое место, о котором трудно догадаться родителям, поскольку они никогда не интересовались предпочтениями ребенка, а всегда воплощали в жизнь собственные представления.

Ребенку необходимо дать четкие инструкции о том, как вести себя в тех ситуациях, когда подходят незнакомые или малознакомые взрослые. Опыт показывает, что даже пребывание сильного папы рядом не может уберечь ребенка от нападения агрессивно настроенных незнакомцев. Но умение ориентироваться в ситуации может помочь ребенку и укрепит его самостоятельность и уверенность в себе.

Диапазон применения байки: беседа с родителем или воспитателем о границах самостоятельности ребенка.

№ 19. Байка «Детские сказки-страшилки»

Кто не слышал специфических сказок, которые шепотом рассказывают друг другу дети? Они как две капли воды похожи одна на другую: всюду есть запрет и нарушение его детьми, за которые потом расплачивается вся семья.

Например, типичная страшилка. «Мама велела детям купить мыло. Однако “земляничное” просила не покупать. Дети пришли в магазин, вспомнили про “земляничное” мыло и купили его. А вечером шторы на окнах превратились в страшные зеленые руки (даже сейчас, через много лет, когда я пишу эти строки, на моих руках появляются мурашки). Они окутали каждого члена семьи и задушили всех».

Рассказывается это, с позволения сказать, литературное произведение обычно перед сном, в детской компании. У слушателей волосы встают дыбом. И молчание долго не нарушается, поскольку каждый из детей легко представляет себя в такой роли.

Мораль: детский фольклор взывает к взрослым. Он несет определенную информацию, которая может быть полезной для понимания детского восприятия.

Комментарий: особенностью детского восприятия является то, что дети не слышат частицу «не». В данном случае они запоминают что-то про «земляничное» мыло. А потому и покупают его. Но в реальности бывают более трагичные ситуации: родители говорят, что дорогу нельзя переходить в неположенном месте. Ребенку приходится долго перебирать неположенные места, и очень хорошо, если при этом переборе ничего не случится. Родитель в общении с ребенком должен произносить инструкцию в положительном ключе: «Переходи дорогу по пешеходному переходу». Инструкция четкая и недвусмысленная.

Весьма часто дети попадают в сложные ситуации именно по причине полученной ими неадекватной инструкции. Каждый раз, когда родитель говорит ребенку: «Не делай то-то», – он сообщает о том, что не хочет, чтобы ребенок что-то совершал, но ничего не упоминает о том, что нужно и как правильно делать. Поэтому лучше сразу говорить, что ожидается от ребенка. Например, вместо: «Не разговаривай в школе» лучше сказать: «Выслушай внимательно, что говорит учительница, а потом перескажешь. Мне будет очень интересно». Вместо: «Не дерись с Васей» лучше сказать: «Попробуй поиграть с Васей с твоей новой машинкой». Стоит прислушаться к тому, что мы говорим, чтобы понять, почему ребенок так упорен в своем поведении.

Диапазон применения байки: индивидуальная беседа с родителем или воспитателем по поводу неадекватного поведения ребенка, обучение родителя эффективному разговору с ним.

№ 20. Байка «Сказка про Красную Шапочку»

Попросите родителя или группу родителей (при этом каждый из них рассказывает только одно предложение) пересказать сказку про Красную Шапочку так, как они помнят ее с детства. Во время рассказа просто задавайте некоторые вопросы.

Жила-была девочка, и звали ее Красная Шапочка. Бабушка (по другой версии – Мама) связала (сшила) девочке замечательный головной убор. Она выглядела в нем очень привлекательно и никогда не снимала, потому ее и прозвали Красная Шапочка.

Вот Бабушка заболела, и Мама отправила девочку ее навестить. (Можно спросить рассказывающего: «Как узнали, что Бабушка заболела? Сорока на хвосте принесла? У них был мобильный телефон? А может, просто Мама решила, что пора навестить?». Можно согласиться с любой версией рассказчиков, потому что важно не содержание, а сам факт осознания ими того, что сказка запомнилась автоматически и совсем не продумана). Мама напекла пирожков, положила их в корзинку, туда же поместила горшочек с маслом, и девочка отправилась в лес. (Здесь можно спросить: «А мама знала, что в лесу есть Волк?». Если возникнет замешательство, то можно напомнить, что она сказала девочке: «В лесу с Волком не разговаривай». Здесь уместно спросить, как поступил бы тот, кто участвует в пересказе: отправил бы он свою маленькую хорошенькую дочку в лес, если бы знал, что там есть волк? Стоит выслушать все комментарии, а заодно спросить, зачем родители рассказывают эту сказку, если сами так поступать не будут? Не кажется ли им поведение Матери несколько странным?)

Далее девочка идет в лес, по дороге собирает цветы и поет песни. (Ваш комментарий в этот момент: «Чем отличается красная шапочка от другой шапочки?». Вы подводите аудиторию к мысли, что красный цвет – контрастный по отношению к зеленому, а потому он особенно хорошо выделяется на фоне зелени. Ведь если бы девочка была одета в камуфляжную шапочку, она не встретила бы Волка и сказки бы не было. Не правда ли странно, что все направлено на привлечение внимания Волка: и цвет шапочки, и запахи из корзинки, и песни и все, что девочка делает?)

Наконец девочка встречает Волка и заговаривает с ним. Она сообщает ему дорогу к Бабушке, а далее не она решает, как ей идти (нарушена инструкция матери, поскольку девочка не слышала частицы «не»), а ее направляет Волк. Он бежит по короткой дороге, она идет по длинной.

Волк подбегает к дому Бабушки, выясняет, изменив голос, как открывается дверь, дергает за веревочку, дверь отворяется, он съедает Бабушку. Затем он надевает одежду Бабушки. (Можно ненароком спросить, откуда он ее взял: сначала Бабушку раздел, а потом съел, или сначала съел, а потом вытащил одежду изо рта? Но можно согласиться и с версией, что в шкафу был дополнительный комплект, возможно, заранее подготовленный к случаю. Своими вопросами вы вызываете все больше и больше сомнений в необходимости читать эту сказку маленьким детям.)

Затем входит девочка, и в сказке говорится, что она «прилегла на постель». (Можно спросить у родителей, как часто они ложатся на постель к больной бабушке и рекомендуют ли такое поведение своим детям? Ответы следует просто внимательно выслушать. Родители, уже подготовленные предыдущими вопросами, все более и более внимательно относятся к пересказываемому тексту. Тут же можно спросить, почему Волк Бабушку съел сразу, а внучку – нет?)

Наконец Волк проглатывает девочку. Далее по тексту: «На шум пришли Дровосеки». (И вновь можно спросить, что за шум они могли услышать? Девочка не могла кричать, так как Волк проглотил ее одним махом. Может, Дровосеки заранее были приглашены и ждали случая?)

Они вошли, распороли Волку живот. Из него вышли Бабушка и внучка, обе живые и невредимые. И тогда Бабушка, которая только что была больной, отправилась за камнями. Они набили ими Волку живот, а у нежной Красной Шапочки случайно нашлась иголка, которой они его и зашили. (Здесь можно дополнить, что в первоначальном варианте сказки Ш. Перро было окончание, в котором он просил девушек не гулять там, где часто встречаются юноши. Эта сказка была создана им тогда, когда во Франции было принято рассказывать молодым девушкам фривольные миниатюры. Именно поэтому в ней при всех усилиях редакторов всегда остается некий оттенок сексуальности. Наконец, можно спросить, хотят ли теперь родители рассказывать эту сказку своим детям?)

Мораль: сказка может нести дополнительную информацию ребенку, о которой не подозревает родитель.

Комментарий: анализ этой сказки провел американский психоаналитик Э. Берн [5]. Это он увидел в ней нестыковки, тогда как множество родители не замечают этих подводных камней. Мы уже говорили ранее, что информацию, полученную до 5 лет, человек не подвергает критике, а потому из поколения в поколение эта сказка передается без обсуждения между детьми и родителями.

Согласно Э. Берну, все участники событий устроили Волку ловушку. У Красной Шапочки в данной сказке нет ни папы, ни дедушки, то есть у Мамы и Бабушки не было супругов. К пониманию сложившейся ситуации и хотят подвести девочку ее самые близкие родственницы. Если мужчине регулярно устраивать ловушки и набивать живот камнями, то в конце концов он предпочтет уйти в более спокойное место.

Все герои данной сказки делают одно, а говорят – другое. Берн такое взаимодействие назвал Игрой, а данный вариант игры – «Чужая вина» (с большой буквы мы пишем некоторые имена и названия не потому, что они должны по правилам написания быть с заглавной, но потому, что это – символы).

Суть игрового взаимодействия в данном случае состоит в том, что поведение девочки провоцирует Волка на агрессивное поведение, но окружающие и она сама уверены, что во всем виноват только Волк.

Вовсе не факт, что чтение сказки приведет к подобному поведению ребенка. Мы уже говорили, что важна не сказка, а отношение к ней того, кто ее читает. Если родитель в конце сказки поговорит с ребенком о поведении Красной Шапочки, спросит о том, как можно, не привлекая внимания Волка, пройти к Бабушке, и напомнит о том, как нужно вести себя с незнакомыми людьми (здесь родитель не говорит о том, что не нужно с ним разговаривать, поскольку, как мы уже знаем, ребенок не слышит частицы «не», а четко обговаривает каждую ситуацию), то сказка даст только положительный эффект. Ребенок, выслушавший ее и обсудивший с родителем, будет предупрежден и вооружен новым знанием.

Важный момент, который нужно иметь в виду при чтении детям сказок и мифов: они теряют свою архетипическую значимость, как только мы начинаем задавать вопросы. Любая сказка сразу же превращается в быль, а тот символический компонент, который она несла, утрачивает свою актуальность.

Диапазон применения байки: групповая работа с родителями или воспитателями, индивидуальная беседа с родителем относительно того, о чем мы думаем, когда предлагаем ребенку определенную информацию, тогда как он получает совсем иную.

№ 21. Байка «Перед кабинетом врача»

Однажды в детской поликлинике я стояла со своим младшим сыном в очереди к врачу. Нам пришлось стать очевидцами одной удивительной сцены. Перед кабинетом окулиста стояла мама с трехлетним малышом, который, по-видимому, был уже достаточно обременен знаниями о том, что происходит в кабинетах, поскольку они, посещая череду врачей, получали направление в детский сад. Малыш тихонько подвывал, иногда всхлипывая. Мама, которая устала уговаривать ребенка, выглядела очень возбужденной. И вот, чтобы успокоить малыша, уже не контролируя себя, она говорит: «Да он ничего тебе не сделает. Только глазки выколет». С этого мгновения хныканье перешло в рев. К счастью, они вошли в кабинет, и что было дальше, я не знаю.

Мораль: в состоянии усталости или возбуждения мы можем внушить ребенку не полезные посылы, а наши собственные потаенные страхи.

Комментарий: когда родитель сам боится врачей, ребенок тоже будет их бояться. Стремясь предотвратить негативную реакцию ребенка на боль, родитель скрывает от него то, что процедура будет неприятной. А потому ребенок перестает доверять и докторам, и родителям. Тогда, попадая в детскую поликлинику, он в неведении полностью подчиняется своему страху, который, в свою очередь, усиливает страх родителя перед врачами, и круг замыкается.

Чтобы не возникало такой связи, перед первым посещением доктора нужно подготовить ребенка и последовательно рассказать ему все процедуры, которые он будет проходить. Если родитель точно не знает, что произойдет, можно проиграть разные варианты или просто спросить врача уже в кабинете, что он планирует делать.

Например, перед посещением зубного врача следует сказать, что врач возьмет блестящую металлическую палочку, и когда она окажется во рту у ребенка, он почувствует холодок. Далее родитель расписывает все, но не упоминает слово «боль». Он перечисляет все ощущения. Можно, например, взять чайную металлическую ложку и провести ею по внутренней поверхности ротовой полости. И тогда ребенок, следуя узнаваемости ощущений, будет доверять и родителю, и врачу. Боль же чаще всего возникает от страха. Очень важно родителю контролировать и собственные чувства и слова. Для этого перед посещением врача мама может сначала все пересказать папе (или, наоборот, папа – маме), чтобы внезапные собственные страхи родителя не передались ребенку.

Диапазон применения байки: индивидуальная беседа с родителем или воспитателем о том, как правильно готовить ребенка к посещению больницы и поликлиники.

№ 22. Байка «А то будет, как в прошлый раз»

Есть такой анекдот.

Ехали звери в автобусе. Вдруг Заяц закричал: «Звери, кто украл у меня кошелек?» Звери стали перешептываться, но никто не признался. Тогда Заяц вновь говорит: «Звери, отдайте кошелек, а то будет, как в прошлый раз». Удивились звери, забеспокоились. Заяц опять требует: «Звери, отдайте кошелек, а то будет, как в прошлый раз». Тут Волк встает, подходит к Зайцу, отдает кошелек и спрашивает: «Заяц, а что было в прошлый раз?» – «Что было, – отвечает Заяц ворчливо, – украли и не вернули. Вот то и было».

Мораль: иногда в высказываниях других мы видим больше содержания, чем оно реально включает в себя.

Комментарий: часто родителей пугают многие детские вопросы, которые, как им кажется, относятся к серьезным взрослым проблемам. Например, ребенок 3 лет спрашивает: «Мама, а откуда я взялся?» Мама в ужасе бросается искать книжки «про это», путано объясняет ребенку то, что он вовсе не намеревался узнать, так как еще не располагает сведениями в данной области. Ребенок отмахивается от ее объяснений и говорит: «А Петя сказал, что он родился в доме, который стоит напротив нашего. А я где?» Прежде чем отвечать, стоит уточнить у малыша, что именно он имеет в виду. Например, можно дополнительно спросить: «А почему тебя это заинтересовало?» Тогда взрослому будет понятно, что конкретно ребенок ожидает услышать.

Диапазон применения байки: индивидуальная работа с родителями, групповая работа с подростками, в которой им нужно объяснить, что люди могут не понимать друг друга, неверно интерпретируя содержание вопросов.

№ 23. Байка «Бабушка и динозавры»

Пятилетняя внучка после просмотра любимой телевизионной программы обращается к бабушке: «Бабушка, а когда ты была маленькой, какая детская передача тебе нравилась больше всех?». – «Когда я была маленькой, – отвечает бабушка, – телевизоров еще не было». – «Как, бабушка, ты что, жила при динозаврах?» – удивляется внучка.

Мораль: обстоятельства и условия жизни меняются столь стремительно, что дети с трудом представляют себе то, как жили раньше их близкие. Сколь бы подробными ни были их рассказы, дети до определенного времени все равно соотносят их с теми реалиями, к которым привыкли. Именно поэтому многие рассказы родителей обретают фантастическое обрамление. Чем сложнее то, что описывает родитель, тем более изощренному искажению оно подвергается. Это означает, что один и тот же сюжет необходимо рассказывать ребенку многократно, в разных контекстах и в раз ные возрастные отрезки.

Комментарий: специфика восприятия и мышления ребенка заключается в том, что словесные описания он вставляет в рамки привычного ему образного ряда. С другой стороны, необычные образы оставляют значительный след в памяти и могут участвовать в формировании обыденных представлений, поскольку у ребенка пока не сформирована объективная (с точки зрения данного общества) шкала представлений и ценностей. Значимость новых объектов соотносится с внутренней ценностной шкалой, которая определяется тем, насколько то или иное явление поразило ребенка. Более того, любое сообщение взрослого, если оно не представлено ребенку доступно для него, может подвергаться искажению любой степени.

Диапазон применения байки: разговор с родителем о том, насколько подробно он должен сообщать ребенку свои требования, многократно проверяя точность понимания им предлагаемых инструкций.

№ 24. Байка «Ребенок и телевизор»

Девочке 5 лет было предложено нарисовать рисунок семьи. Она нарисовала себя и телевизор. На вопрос психолога о том, где же мама, девочка не задумываясь ответила: «На кухне. Готовит ужин». «А где же папа?» – продолжал интересоваться психолог. «А папа на работе», – сказала девочка.

Другая девочка заканчивала при психологическом обследовании неоконченные предложения. Психолог произносит фразу: «Ты пришла из детского сада, и мама говорит…». Девочка продолжает маминым голосом: «Иди гулять». Психолог начинает следующее предложение: «Ты погуляла, приходишь домой, и мама говорит…» – «Иди мой руки и ложись спать!» – продолжает девочка, повторяя мамины интонации. Тут психолог не выдерживает и неожиданно для самой себя задает вопрос: «А когда ужинать?». И тогда девочка строгим маминым голосом отвечает: «Так ты уже ела в детском саду!»

Мораль: перенесенная на детский рисунок реальность безжалостно обнаруживает ее самые проблемные стороны, которые взрослые предпочитают не замечать или объясняют внешними обстоятельствами.

Комментарий: многим родителям кажется, что они все свое время проводят с детьми, поскольку так или иначе что-то делают для них. В представлении детей все это выглядит иначе: родители вообще отсутствуют в их личном пространстве. Стирка белья, приготовление обеда, уборка квартиры и другие хозяйственные дела могут полностью поглотить время взрослых. Более того, они, эти дела, принципиально не заметны для окружающих. Только непосредственное общение с глазу на глаз воспринимается ребенком как общение. Именно поэтому лучше не удалять ребенка в тот момент, когда взрослый занят домашними делами, а приобщить его к ним. Да, в этом случае уборка затянется, а приготовление пищи станет более хлопотным. Но при этом ребенок будет чувствовать себя важным и значимым членом семьи, будет перенимать у взрослого навыки и будет точно знать, что его родители всегда рядом.

Диапазон применения байки: разговор с родителями о сути процесса воспитания. Особенно это значимо для молодых мам, которые только-только отдали ребенка в детский сад. Разговор о том, что детство – краткий миг в жизни человека и что лучше сейчас насладиться общением, чем обижаться на ребенка потом.

№ 25. Байка «У него было все»

Пожилая мать, жалуясь соседке, рассказывает о черствости своего сына, которому она, воспитывая одна, отдала все. Она с утра до ночи работала, чтобы у него было все, как у всех: и модная одежда, и необходимые вещи, котирующиеся среди молодежи: плеер, компьютер и т. д. Но, став взрослым, сын редко заходит, не интересуется ее здоровьем, иногда принесет что-то к чаю, но при этом совсем не общается. Соседка, болтая с другой соседкой, завершает свой пересказ сентенцией: «Надо же, такая хорошая женщина, а сын у нее такой ужасный». Собеседница тут же вспомнит аналогичные случаи, когда у всеми уважаемых родителей оказываются дети, весьма неуважительно относящиеся не только к родственникам, но и к окружающим.

Мораль: не все так просто, как кажется на первый взгляд. Fallax species rerum (наружность вещей обманчива), как говорили древние римляне.

Комментарий: можно на рассказ пожилой женщины посмотреть с другой точки зрения – как все это воспринималось ее сыном в детстве. Мама говорила, что любит, и уходила на работу. Потом она возвращалась, иногда дарила игрушку и вновь уходила, теперь уже на кухню. Ребенок понял, что любить – означает уходить и изредка откупаться подарками. Именно это он воспроизводит, становясь взрослым. Его не научили теплому общению, в котором реализуется потребность быть рядом, касаться друг друга, сообщать то, что значимо в настоящий момент. Ребенок точь-в-точь воспроизводит то, чему его научили, ни на йоту не отступая от полученного урока.

Диапазон применения байки: индивидуальная консультация родителя, разговор о любви к детям, о том, как проявлять любовь в поведении.

№ 26. Байка «Кот и воробей»

Однажды летом целую неделю жители подъезда пятиэтажного дома вынуждены были просыпаться в 6 утра от отчаянного воробьиного крика. У этого воробья было гнездо на одном из балконов. Когда птенцы подросли, их нужно было учить летать. Воробей обеспечивал безопасность собственного выводка отчаянным криком. На нашем балконе любил лежать кот, которому доставляло удовольствие наблюдать за всеми движущимися в пространстве объектами. Он был кастрированный, а потому довольно ленивый. Но когда он по неосторожности вышел на балкон в день, определенный птичкой для обучения потомства, воробей стал скакать по балконным перилам и чирикать с невероятной для столь тщедушного тельца силой. На своем языке он как бы стремился передать, что не допустит, чтобы кто-то помешал его деткам пройти курс обучения. Оглушенный звуком и устрашающими прыжками воробья, наш кот (который был во много раз больше и уж, конечно, сильнее воробья) поджал хвост и удалился с балкона.

Мораль: даже слабый может победить, уверенно защищая свое потомство.

Комментарий: когда родитель узнает о проблемах, которые возникли у ребенка, у него вдруг появляются дополнительные силы, которые помогают преодолевать трудности. Возможно, он никогда бы не осилил их, будь это его собственные проблемы. При любых обстоятельствах необходимо помнить, что усилия и упорство родителя в борьбе с проблемами более полезны для ребенка, чем наблюдение отчаяния и бессилия взрослых.

Диапазон применения байки: индивидуальная беседа с уставшей депрессивной матерью, отчаявшейся при воспитании больного ребенка, групповая работа с родителями проблемных детей.

№ 27. Байка «Они так привыкши»

Комиссия из районного отдела образования проверяла сельскую школу. Не нашли никаких нарушений. Возник только один вопрос: «Почему у вас все ученики говорят: ушедши, поевши, попивши и т. д.?» – «Они так привыкши», – ответил учитель школы.

Мораль: яблоко от яблони недалеко падает. Речь ребенка, особенно дошкольника, копирует и интонации, и конструкции, используемые родителями и близкими.

Комментарий: если вы заметили что-то не то в речи детей, помните, что они не сами придумывают слова и конструкции, а берут их из ближайшего окружения. Как бы ни учили учитель или родитель ребенка правильному языку, если они сами ошибаются, все их ошибки передадутся ребенку.

Диапазон применения байки: индивидуальная консультация для родителей. Этим примером им нужно также доказать, что дети копируют не только слова, произносимые взрослыми, но и их поведение.

№ 28. Байка «Вы – то, что вы едите, Мы – то, что мы читаем»

Это отрывок из стихотворения В. Жука [15].

Мораль: на каждую привычную фразу можно найти непривычную, зато более точную сентенцию.

Комментарий: «Мы – то, что мы пьем» или «Мы – то, что мы едим» – набившие оскомину фразы из телевизионных передач и газетных сообщений. Понятно раздражение поэта, несогласного с тем, что человек пассивно заглатывает то, что вещают СМИ. Это не так не только по отношению к пище духовной, но и к материальной. Прежде чем стать структурным компонентом нашего организма, входящие в нас продукты разлагаются, а затем усваивается по внутренним правилам организма. При этом состояние души человека, его представления о себе и о своем образе жизни крайне важны для того, что мы выбираем из еды и питья. Любая словесная информация точно так же обрабатывается, в том числе маленьким ребенком. Поэтому родители должны заботиться не столько о качестве питания, сколько о качестве душевного питания своих детей.

Диапазон применения байки: индивидуальная или групповая беседа с родителями, подрывающая слепую веру в сентенции, излагаемые СМИ.

№ 29. Байка «Быль о соске и памперсах»

Однажды в конце августа ко мне на консультацию обратилась бабушка будущего первоклассника. Проблема заключалась в том, что ребенок засыпал только с соской, да и среди дня иногда успокаивался лишь с ее помощью. Обращение в конце лета было связано с тем, что в этом году ребенок должен был пойти в школу, в первый класс, и такое поведение семилетнего мальчика могло бы вызвать насмешки других детей.

На правомерный вопрос относительно того, почему этой проблемой занялись только сейчас, бабушка наивно ответила, что ранее эта проблема никого не беспокоила.

Мораль: весьма часто побуждением к воспитанию и обучению ребенка являются внешние институты, а не собственное понимание полезности того или иного поведения для отпрыска.

Комментарий: нередко родители обращаются за советом по поводу приучения ребенка к горшку и отмены памперсов не тогда, когда это нужно (когда ребенку 1–2 года), а гораздо позднее, когда ребенку уже 3 года, а то и 5 лет. И побудительной силой к изменению его поведения является внешняя причина: необходимость отправить в детский сад или какие-то другие общественные институты.

Приучение ребенка к горшку и отучение пользоваться соской – не просто действия, при которых он осваивает новый навык. Это действия, определяющие его личностный рост, меняющие его самооценку и представление о месте в мире. «Я делаю это, как взрослый», – важнейший момент данного опыта. Иногда родители полагают, что раз пользование соской или памперсами не мешает им самим и приятно для ребенка, его не следует подталкивать к освоению нового навыка. Но подобным образом они задерживают личностный рост своего малыша. Это примерно то же самое, что держать ребенка вне школы до армии, потому что в семье достаточно денег для обеспечения ребенка, а учиться ему не хочется. В последнем случае всем очевидно, что обучение в школе – этап социализации ребенка, позволяющий ему в какой-то момент получить достаточно высокий социальный статус и приобрести все варианты ролей взрослого. Но в случае соски и памперсов удоб ство, при котором не требуется усилия со стороны родителей, затмевает значимость самостоятельности для ребенка. Каждый раз, когда родители предпочитают для быстроты что-то делать за ребенка, они замедляют его взросление, снижают социальный интеллект, а значит, ухудшают адаптацию в мире.

Освоив новый навык, ребенок приобретает самостоятельность, это способствует дальнейшему расширению возможностей для личностного роста. Без соски ребенок начинает осваивать речь и выражать себя посредством слова. Часто это обременительно для окружающих, не желающих знать мнение ребенка. Освободившись от памперсов, ребенок становится свободным от родительской опеки.

Другое дело, что для многих взрослых такая самостоятельность детей нежелательна, поскольку, с их точки зрения, ограничивает их влияние на ребенка. Но в этом случае необходимо работать с личностью взрослого, стимулируя его самого к личностному росту и обязательно приводя к мысли, что любой ребенок вырастает и уходит из семьи. Родители должны быть готовы отпустить ребенка в самостоятельное плавание, но для этого они должны иметь собственные интересы, иные, чем уход за ребенком.

Диапазон применения байки: индивидуальные беседы с мамами и бабушками, будущими родителями с целью подчеркивания значимости освоения навыков личной гигиены для личностного роста ребенка.

№ 30. Байка «Папа на полу»

Одна молодая женщина рассказала о проблеме в их семье. Ребенок всегда (начиная с самого рождения) плохо спал. Но если он лежал в постели вместе с матерью, то высыпались и она, и он. Чтобы дать маме выспаться, отец стал ложиться на полу перед кроватью, а мальчик устраивался с мамой на кровати. Но ребенок рос, и вот ему 4 года. И каждый раз, когда отец пытается вернуться в кровать, малыш кричит, что это его место, и показывает отцу, что место того на полу. Поскольку семья живет в многоквартирном доме, родители боятся настоять на своем, так как ребенок долго и громко кричит при всех попытках вернуть его в собственную постель. Родители в отчаянии, причем мама понимает, что самым тяжелым последствием этой ситуации может быть их разрыв с мужем.

Мораль: в определенных ситуациях (например, при неадекватном поведении родителей) ребенок может быть причиной ухудшения отношений и даже разрыва между родителями.

Комментарий: в первые дни после рождения, когда организм ребенка адаптируется к молоку матери, часто у детей, особенно у мальчиков, бывает плохой ночной сон. Невысыпающаяся мать находит простое решение, положив ребенка в свою кровать. Однако одной из основных психологических особенностей детей является детский консерватизм. Они с трудом меняют пищу и приспосабливаются к новым условиям жизни и всем своим поведением стремятся удержать то, что уже хорошо работает.

Именно поэтому, привыкнув спать в родительской постели рядом с теплой и большой мамой, ребенок не хочет отказываться от этого удовольствия. А значит, предвидя такой поворот событий, лучше сразу класть ребенка не в родительскую постель, а поставить его кровать рядом, чтобы успокаивать ребенка, протянув к нему руку через решетку кровати.

Чем старше ребенок, тем с большим трудом он отказывается от того, что уже успел завоевать. Переложить ребенка в отдельную постель в год – один день нервного напряжения у родителей, в 4 года – сложное многодневное мероприятие. Тем не менее в любом случае это необходимо сделать, поскольку мы уже говорили о том, что задачей воспитания является формирование личности. Каждый член семьи – это личность. Ребенок, формируя отношение к себе, должен научиться уважать и мать, и отца, и их право на личную жизнь без его вмешательства.

Одним из вариантов эффективного решения проблемы в данном случае будет следующее: родители обходят соседей и предупреждают, что, возможно, несколько дней им придется слышать плач ребенка. С самим же ребенком необходимо побеседовать и сообщить, что он вырос, а потому должен спать отдельно. И это правило не требует доказательств. Не стоит говорить, что он спит беспокойно и мама не высыпается. У него появится надежда, что он сможет убедить маму, что теперь будет спать тихо-тихо. После твердого решения родителей, что ребенок будет спать на отдельной кровати (возможно, в первые дни – в той же комнате), это правило нужно воплотить в жизнь. Родители должны показать всем своим видом и поведением, что плач ребенка – не повод для изменения их решений (иначе плач станет надежным оружием борьбы не только в этой ситуации). Наверное, несколько дней будет трудно всем. Но в конце концов ребенок освоится с новым положением и даже найдет его более привлекательным, чем прошлое, поскольку это означает, что он стал «как взрослый». И когда ребенок привыкнет к своему новому положению, можно пригласить соседей на торт и по благодарить за терпение. Такой мирный результат избавит родителей от чувства вины за беспокойство, которое они доставили другим.

Но есть и другое решение. Все пройдет еще более мирно, если семья поедет в отпуск на лето, где на новом месте ребенок сразу же будет положен отдельно, а когда все вернутся домой, никто не будет напоминать о прошлой возможности. Можно даже выразить недоумение, если ребенок заикнется о своем прежнем положении, напомнив ему, что он уж вырос из этого состояния.

Диапазон применения байки: индивидуальные и групповые беседы с родителями, беседы с будущими родителями о приучении ребенка к самостоятельности.

№ 31. Байка «Маленькие дети – маленькие заботы, большие дети – большие заботы»

Это известная русская пословица, давно утратившая свою актуальность.

Мораль: до сих пор многие люди полагают, что проблемы, как снежный ком, растут с возрастом.

Комментарий: современные данные свидетельствуют о том, что чем больше родители вложат сил в воспитание маленького ребенка, тем меньше проблем возникнет, когда он вырастет. Многие мамы во время прогулок болтают с соседками, вместо того чтобы общаться со своим ребенком. А ведь это так интересно – еще раз увидеть мир его глазами и вдруг начать понимать то, что некогда было упущено, ведь дети вырастают очень быстро (это только невыспавшейся маме кажется, что этот процесс бесконечен).

Каждый ребенок проходит через ряд кризисных ситуаций. Когда родители рядом и помогают ему их разрешать, он учится вместе с ними преодолевать трудности, соответствующие возрасту. Поэтому во взрослом состоянии он самостоятельно сможет приняться за решение собственных проблем. Однако если в детстве ему не удавалось справляться с чем-то, поскольку все проблемы решались взрослыми, то любой стресс во взрослом или подростковом состоянии приведет к крушению представлений о себе, страху преодоления себя. И человек предпочтет непрямую дорогу в надежде, что проблемы в это время решатся сами собой. Известно, что аддиктами, то есть зависимыми людьми (от курения, алкоголя, наркотиков, игры на компьютере), становятся люди, которые не научены бороться с трудностями и преодолевать стресс.

Диапазон применения байки: разговор с будущими родителями, с родителями новорожденных, в меньшей мере эффективно – с родителями подростков, которые уже обнаруживают зависимое поведение.

№ 32. Байка «Сказка»

Даниил Хармс, «Сказка» [38].

– Вот, – сказал Ваня, кладя на стол тетрадку, – давай писать сказку.

– Давай, – сказала Леночка, садясь на стул.

Ваня взял карандаш и написал: «Жил-был король...»

Тут Ваня задумался и поднял глаза к потолку. Леночка заглянула в тетрадку и прочла, что написал Ваня.

– Такая сказка уже есть, – сказала Леночка.

– А почем ты знаешь? – спросил Ваня.

– Знаю, потому что читала, – сказала Леночка.

– О чем же там говорится? – спросил Ваня.

– Ну, о том, как король пил чай с яблоками и вдруг подавился, а королева стала бить его по спине, чтобы кусок яблока выскочил из горла обратно. А король подумал, что королева дерется, и ударил ее стаканом по голове. Тут королева рассердилась и ударила короля тарелкой. А король ударил королеву миской. А королева ударила короля стулом. А король вскочил и ударил королеву столом. А королева повалила на короля буфет. Но король вылез из-под буфета и пустил в королеву короной. Тогда королева схватила короля за волосы и выбросила его в окошко. Но король влез обратно в комнату через другое окно, схватил королеву и запихал ее в печку. Но королева вылезла через трубу на крышу, потом спустилась по громоотводу в сад и через окно вернулась обратно в комнату. А король в это время растапливал печку, чтобы сжечь королеву. Королева подкралась сзади и толкнула короля. Король полетел в печку и там сгорел. Вот и вся сказка, – сказала Леночка.

– Очень глупая сказка, – сказал Ваня. – Я хотел написать совсем другую.

– Ну, пиши, – сказала Леночка.

Ваня взял карандаш и написал: «Жил-был разбойник...»

– Подожди! – крикнула Леночка. – Такая сказка уже есть!

– Я не знал, – сказал Ваня.

– Ну, как же, – сказала Леночка, – разве ты не знаешь о том, как один разбойник, спасаясь от стражи, вскочил на лошадь, да с размаху перевалился на другую сторону и упал на землю. Разбойник выругался и опять вскочил на лошадь, но снова не рассчитал прыжка, перевалился на другую сторону и упал на землю. Разбойник поднялся, погрозил кулаком, прыгнул на лошадь и опять перемахнул через нее и полетел на землю. Тут разбойник выхватил из-за пояса пистолет, выстрелил из него в воздух и опять прыгнул на лошадь, но с такой силой, что опять перемахнул через нее и шлепнулся на землю. Тогда разбойник сорвал с головы шапку, растоптал ее ногами и опять прыгнул на лошадь, и опять перемахнул через нее, шлепнулся на землю и сломал себе ногу. А лошадь отошла в сторону. Разбойник, прихрамывая, подбежал к лошади и ударил ее кулаком по лбу. Лошадь убежала. В это время прискакали стражники, схватили разбойника и отвели его в тюрьму.

– Ну, значит, о разбойнике я писать не буду, – сказал Ваня.

– А о ком же будешь? – спросила Леночка.

– Я напишу сказку о кузнеце, – сказал Ваня.

Ваня написал:

«Жил-был кузнец…»

– Такая сказка тоже есть! – закричала Леночка.

– Ну? – сказал Ваня и положил карандаш.

– Как же, – сказала Леночка. – Жил-был кузнец. Вот однажды ковал он подкову и так взмахнул молотком, что молоток сорвался с рукоятки, вылетел в окно, убил четырех голубей, ударился о пожарную каланчу, отлетел в сторону, разбил окно в доме брандмейстера, пролетел над столом, за которым сидели сам брандмейстер и его жена, проломил стену в доме брандмейстера и вылетел на улицу. Он опрокинул на землю фонарный столб, сшиб с ног мороженщика и стукнул по голове Карла Ивановича Шустерлинга, который на минуточку снял шляпу, чтобы проветрить свой затылок. Ударившись об голову Карла Ивановича Шустерлинга, молоток полетел обратно, опять сшиб с ног мороженщика, сбросил с крыши двух дерущихся котов, перевернул корову, убил четырех воробьев и опять влетел в кузницу, и прямо сел на свою рукоятку, которую кузнец продолжал еще держать в правой руке. Все это произошло так быстро, что кузнец ничего не заметил и продолжал дальше ковать подкову.

– Ну, значит, о кузнеце уже написана сказка, тогда я напишу сказку о себе самом, – сказал Ваня и написал:

«Жил-был мальчик Ваня…»

– Про Ваню тоже сказка есть, – сказала Леночка. – Жил-был мальчик Ваня, и вот однажды подошел он к...

– Подожди, – сказал Ваня, – я хотел написать сказку про самого себя.

– И про тебя уже сказка написана, – сказала Леночка.

– Не может быть! – сказал Ваня.

– А я тебе говорю, что написана, – сказала Леночка.

– Да где же написана? – удивился Ваня.

– А вот купи журнал «Чиж» номер семь и там ты прочтешь сказку про самого себя, – сказала Леночка.

Ваня купил «Чижа» № 7 и прочитал вот эту самую сказку, которую только что прочитал ты.

Мораль: на свете мало истин или историй, о которых кто-либо когда-либо не сказал, но это не повод запретить ребенку творить. В мире много уже созданного, но то, что делает ребенок, являясь неуникальным для общества, абсолютно и безусловно ново и полезно для самого ребенка.

Комментарий: если ребенка постоянно ограничивать тем, что кто-то когда-то уже это делал, то он никогда не станет творить. Да, кто-то писал точно такую же сказку и делал точно такой же рисунок. Возможно, у него это получилось даже лучше. Но данный ребенок делает это впервые, а потому в его собственной жизни это единичное событие, которое нужно поощрять и развивать. Тогда, набравшись достаточно опыта, уже выросший ребенок создаст шедевр.

Диапазон применения байки: беседа с воспитателями детского сада и учителями начальной школы, индивидуальная или групповая работа с родителями дошкольников относительно развития творческих способностей ребенка.

№ 33. Байка «Букварь с пеленок», или Обучение чтению до года

Одной из самых интригующих современных методик обучения детей можно считать методику Г. Домана по обучению ребенка чтению до года и формированию у него энциклопедических знаний до 2 лет. Г. Доман [14] сразу же после войны, работая нейрохирургом, создал систему реабилитации детей с тяжелыми поражениями центральной нервной системы. Как и многие психофизиологи, он знал, что в мозге есть резервные, не пораженные болезнью клетки, которые могут, особенно у детей до года, взять на себя функции утраченных в связи с болезнью клеток.

Мозговые клетки больных детей стали интенсивно стимулировать, заставляя фиксировать взгляд на предметах, которые демонстрировали на доли секунды. Эксперимент показал, что эти дети, которые до посещения клиники Г. Домана считались безнадежно больными или умственно отсталыми, не только догоняли своих сверстников, но со временем даже перегоняли их в интеллектуальном развитии. И тогда Г. Доман решил применять методику и к здоровым детям.

В своих исследованиях он опирался на знание того, что мозг человека может либо развиваться, либо деградировать. Он не может не работать. И чем интенсивнее нагрузка, тем интенсивнее развитие. Он подкрепил экспериментально представления Ж. Пиаже о том, что интеллект детей до 2 лет является сенсомоторным [31].

Г. Доман доказал, что ребенок при рождении запрограммирован на обучение, поэтому до 3 лет его не нужно мотивировать на обучение.

Методики его основаны на особенностях восприятия ребенка в ранний период жизни. Внимание малыша неустойчиво и непроизвольно. Поэтому привлечь его к печатным плакатам, с помощью которых его обучают чтению, можно, только сделав эти плакатики очень яркими и предъявляя их на короткое время. Например, мама показывает семимесячному ребенку плакатик с надписью «мама» несколько секунд, и пока он, привлеченный необычным предметом, невольно его рассматривает, громко произносит слово: «мама». После этого она подкрепляет его интерес кормлением. Затем мама во время следующих кормлений предъявляет другие слова, и постепенно малыш осваивает процесс не буквенного, а образного чтения, при котором узнает предъявленные ранее слова, а не читает.

Для приобретения энциклопедических знаний ребенку регулярно предлагаются значимые, с точки зрения родителей, тексты. Например, гуляя с ребенком, мама сообщает ему, когда родился Наполеон и когда была Трафальгарская битва. Вернувшись домой, она демонстрирует малышу картину того или иного художника, называя имя художника и название картины. И в какой-то период времени она включает то или иное музыкальное произведение, которое ребенок прослушивает и запоминает его название и автора.

Мораль: безусловно, ребенок может запомнить все, что предлагается ему взрослым (в этом и состоит влияние культуры), но взрослый должен нести ответственность за то, что он предлагает ребенку.

Комментарий: подобное освоение знаний не будет способствовать формированию собственной системы мировоззрения ребенка, которая и является основой личностных достижений. Воспринятые вне собственных усилий, без встраивания в схемы индивидуального опыта, на основе системы, выбранной другим, эти данные так и останутся фактами, а не знаниями. Такой ребенок может поразить взрослого описанием места и времени битвы при Трафальгаре, но не сможет обосновать ее причины и последствия.

Раннее детство – это не время приобретения книжных знаний, осмысление большей части которых для ребенка невозможно. Это время освоения сенсорного, чувственного и двигательного опыта, который и составит в дальнейшем фундамент, на котором ребенок сможет построить собственную мировоззренческую систему, осмыслив каждый факт и сопоставив его с другими.

Психофизиологические особенности детского организма таковы, что ребенок учится на своих ошибках, приобретая все более и более объективную картину мира. Активное развитие его чувственной сферы происходит до 6 лет. Эффективное завершение этого развития способствует не только формированию более высокого интеллекта, но и тех личностных особенностей, которые в дальнейшем составят необходимую основу творчества: инициативность, любознательность, стремление понять суть проблемы, а не просто решить поставленную задачу или пассивно запомнить то, на что указал родитель.

Доказано, что у детей, крайне быстро осваивавших чтение по системе Г. Домана, через некоторое время замедлялось развитие. Более того, среди них нет ни одного известного человека, поскольку таким образом обученные люди могут только хорошо воспроизводить, а не создавать знания. Мозг действительно требует получения массы информации до 3 лет. Но это должна быть чувст венная, сенсорная и физическая информация, освоение которой доступно ребенку и позволит в дальнейшем самостоятельно по знать и любую интеллектуальную.

Методика же Г. Домана крайне полезна детям с болезнями нервной системы.

Диапазон применения байки: беседы с воспитателями, учителями начальных классов общеобразовательной школы, индивидуальные консультации молодых родителей.

№ 34. Байка «Нельзя!»

Мама говорит ребенку, что нельзя есть конфету перед обедом и нельзя перебегать дорогу перед близко идущим транспортом. Ребенок попробовал конфету – очень вкусно. Значит, можно перебежать и перед близко идущим транспортом. Что-то подобное делает огромное число подростков, которые играют в реанимацию, перекрывают друг другу кислород или поджигают друг друга, а потом прыгают в воду, чтобы потушить огонь, или закапывают друг друга, или бьются головой об стенку, прыгают с крыши на крышу на улицах больших городов. А став уже взрослыми, отправляются в малодо ступные места, предварительно точно не узнав величину грозящей им опасности. Да мало ли что еще?

Мораль: взрослый несет ответственность за то, умеет ли ребенок различать ситуации, грозящие гибелью, от менее опасных ситуаций.

Комментарий: чтобы научить ребенка различать степень опасности, родители должны разработать систему слов, связанных с опасностью разной выраженности. Слово «нельзя» может описывать, например, ограниченное число ситуаций, желательно не более десяти, попадание в которые реально грозит ребенку смертью. К ним может относиться приближение к открытому огню, к мчащемуся автотраспорту, к открытому окну и т. д. Ко всем остальным ситуациям мать придумывает другие слова: не стоит, я не позволяю, ты не должен и т. д. «Я не хочу, чтобы ты ел конфеты перед обедом, так как это испортит твои зубы»; «Я не позволяю тебе сидеть за компьютером больше часа, так как это вредит твоему здоровью».

Диапазон применения байки: беседа с воспитателями, учителями начальных классов, индивидуальные консультации родителей, имеющих детей разного возраста.

№ 35. Байка «Сглазили ребенка»

Вся семья в тревожном волнении: появился первенец. Молодым родителям очень хочется показать его своим друзьям. Однако бабушка одного из них все время твердит про сглаз и отговаривает устраивать праздник, на который уже договорилась собраться компания таких же мам и пап с маленькими детьми. Вечеринка проходит весело. Все довольны. Мама счастлива, что смогла вновь встретиться со своими подружками, посоветоваться по поводу воспитания. Однако на утро у ребенка поднялась температура, и бабушка вновь напомнила про сглаз. И на семейном совете все стали перебирать, кто же из пришедших обладает столь дурным глазом, чтобы не приглашать его на следующую вечеринку.

Мораль: под внешней причиной может лежать другая, более простая в объяснении.

Комментарий: ребенок рождается без той иммунной защиты, которая есть у каждого взрослого человека и которая появится у него только к 5 годам. У него есть врожденный иммунитет, который проявляется в повышении температуры в ответ на инфекционное заражение. Бактерии, которые эволюционировали вместе с человеком, приспособились размножаться при температуре 37 градусов – температуре крови человека. Повышая температуру тела, организм ребенка препятствует размножению и убивает бактерий. Для полного уничтожения этого врага нужно время: чем больше бактерий, тем дольше держится высокая температура.

Пришедшие гости не сглазили ребенка, а «начихали» на него. Каждый гость пришел со своим набором бактерий, к которому он сам уже успел приспособиться, и ребенок не смог перенести столь широкий выбор «подаренных» ему микроорганизмов.

У детей в мозге кроме нейронов в процессе развития увеличивается количество глиальных клеток. Их очень мало при рождении, но они, в отличие от нейронов, могут делиться и быстро растут. У них много функций, среди которых одна из самых важных – формирование гематоэнцефалического (кровомозгового) барьера. Этот барьер состоит из клеток, которые окружают нейроны и не подпускают их к сосудам крови (в которые могут попасть микроорганизмы), тем самым защищая мозг от потенциального врага. Этот барьер сформируется лишь к концу первого года жизни. До этого времени любая компания гостей будет одаривать ребенка порцией новых бактерий и вирусов, что будет сопровождаться повышением температуры. Поэтому лучше приглашать не много гостей и делать это пореже, чтобы ребенок успевал адаптироваться к сопровождающим их наборам микробов.

Диапазон применения байки: молодые и будущие родители, индивидуальные беседы и коллективные тренинги.

№ 36. Байка «Три дня в детском саду, – три недели на больничном»

Эта типичная статистика детей, только что начавших посещать детский сад.

Мама, обратившаяся к психологу, долго боялась отправлять ребенка в детский сад. Рассказы всех подружек и бабушек имели примерно один рефрен: до детского сада ребенок был здоров. А после начала посещения заведения: три дня в детском саду – три недели дома на больничном. Но обстоятельства жизни вынудили и ее отдать ребенка в детский сад. Несмотря на то что ребенку было почти 3 года, все произошло именно так, как рассказывали более старшие подруги. Мать решила, что посещение детского сада всегда ведет к заболеванию ребенка.

Мораль: да, в детских садах дети болеют чаще, чем дома. Но в этом не всегда виноваты детские сады.

Комментарий: у каждого ребенка имеется определенный набор бактерий, который он получает в своей семье, где все родственники обмениваются ими, как улыбками и словами. Однако люди болеют от таких инфекций только тогда, когда ослабевает их иммунная защита. А ее активность напрямую, особенно у детей, зависит от эмоцио нального состояния. Стоит ребенку поплакать, как его и без того несовершенный иммунитет ослабевает. И здесь не поможет «Актимель» или любой другой продукт, рекламируемый в СМИ.

Рассмотрим ситуацию посещения детского сада с точки зрения мамы. Она 2 или 3 года была дома неотлучно с ребенком. Ей очень хочется вновь очутиться среди большого количества людей, начать общаться со сверстниками, забыть на время проблемы кухни и проявить себя с профессиональной стороны. Она мечтает о том, что ребенок пойдет в детский сад, а у нее появится время на собственный рост. Она готовится к этому: подбирает хороший детский сад, красивое платье, и мысли ее все дальше улетают от привычной деятельности по уходу за ребенком.

Ребенок ощущает эти изменения в маме, но, в отличие от нее, он им не обязательно радуется. Все слова, которые она говорит ему о своей работе и детском саде, не имеют для него никакого смысла, поскольку опыт его слишком ограничен. Но ребенок начинает нервничать.

И вот наступает день Х. Мама приводит ребенка в детский сад, где много веселых, уже адаптированных к садику детей. Но вдруг ее собственный ребенок, который до сих пор так любил играть с другими ребятами, когда они выходили на прогулку, хватается за ее юбку, плачет и ни с кем не желает общаться. Воспитатель отрывает его от маминой юбки, помогая ей оставить плачущее дитя и не опоздать на работу. Целый день мама занимается своими делами, а вечером, забирая ребенка домой, она вдруг понимает, что возвращение домой не сулит ей радостного общения с ним: всю домашнюю работу, которую она легко делала раньше в течение дня, теперь нужно сделать за несколько часов вечером. Бегая между стиральной машиной, холодильником и плитой, она лишь успевает сделать ужин, вымыть ребенка и уложить его спать. А еще нужно побыть с мужем, привести себя в порядок к завтрашнему дню, подготовить одежду для всех на завтра… Через два-три дня такой жизни ребенок просыпается утром с температурой, мама остается дома и полностью отдает себя ребенку, поскольку за эти несколько дней устали все.

Как же этот день Х ощущает ребенок, то есть не проговаривает это себе, не осознает, а лишь чувствует? В мгновение непонятные ранее мамины слова вдруг воплощаются в жизнь, оборачиваются страшным кошмаром: его привычный мир разрушается, он попадает в новое место с незнакомыми людьми, детьми. Дети обладают удивительной ригидностью (то есть отсутствием гибкости): при невероятной способности адаптироваться они с большим трудом привыкают к новым обстоятельствам. Эту их особенность знает любой родитель, которому каждый день приходится перечитывать в сотый раз одну и ту же сказку, петь одну и ту же песню. При этом чем чаще ребенок слушает, тем больше он любит эту вещь (известное психологическое правило: нам нравится и кажется красивым и привлекательным то, к чему мы привыкаем). Из-за этого детского свойства врачи часто рекомендуют вводить новшества в семье постепенно.

Но ригидность – не единственная причина стресса. Довольно часто родители еще и забывают сказать своим детям, что заберут их из детского сада вечером. Для родителей это обстоятельство столь очевидно, что они не считают необходимым это оговаривать. Но для детей это совсем не так, поскольку их очи этого еще не видели, а разум слишком слаб, чтобы догадаться. И вот, оказываясь в новых обстоятельствах, ребенок полагает, что останется там навсегда. А поскольку дороги до дому он не знает, то и рисует его воображение такие страшилки, которые покруче Фредди Крюгера для родителей. Получая новые впечатления, фантазируя на новые темы в меру собственных возможностей и замещая фантазиями пробелы в информации, полученной от родителей, дети могут сильно переживать.

Стресс снижает активность иммунной системы. В любой группе детей обязательно есть и вирусы, к каждому из которых их носитель устойчив, а другой ребенок – нет. Для того чтобы в ослабленном организме эта инфекция начала развиваться в полной мере, достаточно нескольких дней. Столь короткий срок обусловлен еще и тем, что, возвращаясь домой, ребенок не находит там привычных условий: мама взвинчена, возбуждена, думает не о нем и занята не им.

Но все чудесным образом преображается и возвращается на круги своя, когда ребенок заболевает. Тяжело только в первые два-три дня (в острый период заболевания), когда имеют место температура, боль и другие сильно выраженные признаки болезни, потом же целых две-три недели, пока врач не выпишет в детский сад, можно наслаждаться столь привычным общением с близким человеком. И тогда у ребенка срабатывает природный инстинкт, благодаря которому человечество приспособилось к жизни на Земле и завоевало ее всю, вытеснив менее удачливые виды. На несознательном уровне ребенок понимает, что нужно лишь денек-другой поплакать, чтобы обеспечить надежное возвращение домой. Он обучается изменять состояние иммунной системы, меняя свое эмоциональное состояние. Самые обучаемые дети делают это долго и регулярно. А неопытные мамы и сверхбдительные врачи могут сделать из них даже «профессиональных больных». Так называют детей из группы часто болеющих, среди которых наибольшую часть составляют аллергики разных видов, поскольку аллергия – это повышение активности иммунной системы, после того как в силу каких-то обстоятельств она была длительно или интенсивно подавлена эмоциями.

Но не стоит винить детей, которые лишь пользуются доставшимися им по наследству от родителей природными способностями, врачей, которые выполняют свой профессиональный долг – видеть во всем болезнь, и детский сад, который лишь в силу обстоятельств является той сценой, на которой участники пьесы разыгрывают свои роли. Следует обратить внимание на то, что могут сделать родители, чтобы выйти из этого порочного круга.

Первое, что нужно сделать, – заранее начать подготовку к детскому саду. Лучше, если ребенок будет привыкать к нему в течение определенного времени, например месяца. При этом в первый раз мама приходит в детский сад и остается вместе с ребенком, пока он знакомится с детьми. Она может сидеть в раздевалке или в самой группе, так, чтобы ребенок мог ее видеть и при необходимости подойти к ней и постоять рядом. При этом мама всячески показывает, что не собирается уходить. Увидев, что ребенок устал, она забирает его домой.

Подобное пребывание в детском саду позволит ребенку привыкнуть к новым обстоятельствам, а маме – узнать, подходит ли данный детский сад для ее ребенка или лучше поискать что-то другое. Через несколько дней (разное время для разных семей, это определяется состоянием ребенка) мама говорит ребенку, что уйдет на пять минут. Очень важно, чтобы она действительно вернулась через указанное время. Если в группе есть часы, то можно показать ребенку, при каком состоянии стрелок мама вернется. Можно оставить свои наручные часы. Здесь важно не время, а обязательность – возвращение в положенный срок.

В таких случаях можно заранее, еще идя в детский сад, описать всю последовательность действий: сначала мама уйдет на 5 минут, затем придет, и они вместе будут делать то-то и то-то. В этом случае важно, чтобы у ребенка сложилась картина дальнейшей его жизни и он точно знал, что окажется в конце концов дома с мамой. Можно предложить ребенку какую-нибудь маленькую меховую игрушку, сказав, что в отсутствие родителей она будет их заместителем. Если он вспомнит о маме и захочет побыть с ней, он может достать игрушку из кармана и поговорить с ней, мама обязательно это узнает, но не обязательно сразу вернется – она вернется, как только сможет.

Перед тем как ребенок начнет ходить в детский сад регулярно, стоит рассказать ему о том, что в течение дня будет делать каждый член семьи. Мама пойдет на работу, чтобы заработать деньги для семьи, а также чтобы сделать какое-то полезное дело для всех (у каждого родителя свое дело). Если ребенка с детства приучают только к тому, что работа – это способ заработать деньги, то невозможно создать положительный образ такого рода активности. Кроме того, по этому параметру ребенок еще долго будет отличаться от родителей, поскольку денег получать он не может. Понимание же того, что на работу уходят, чтобы делать какое-то полезное дело, необходимо ребенку и для формирования адекватного представления о роли семьи в обществе, своей роли в семье, и для осмысления важности посещения детского сада как собственного вклада в благополучие семьи и общества. Соответственно описывается, что будет делать на работе папа. Обязательно говорится о том, что перед ребенком стоит важная задача в детском саду – учиться и расти, чтобы стать таким, как родители. Осознание значимости его нахождения в детском саду для семьи (он там выполняет определенную миссию, а не просто оставлен на хранение, как какая-то ненужная вещь) также будет способствовать эмоциональному комфорту ребенка в нем.

Родителям необходимо продумать свое поведение после возвращения ребенка из детского сада. Лучше проявить по отношению к нему те чувства, которых так не хватало ему в детском саду. Стоит так распределить время, чтобы после детского сада кто-то из родителей смог побыть с малышом и показать ему, как он необходим своим близким, как они соскучились по нему.

Изменить свое поведение родителям необходимо и во время болезни ребенка. Даже при исполнении всех перечисленных рекомендаций ребенок может заболеть, поскольку, к сожалению, количество рождающихся ослабленных детей постоянно растет. Однако чтобы не сформировалась патологическая реакция потребности в заболевании, необходимо определенным образом вести себя с ребенком во время болезни. Это означает, что внимания к нему должно быть ровно столько, сколько действительно необходимо для облегчения страданий, чтобы не вызвать ощущения выгоды от болезни. Следовательно, условия должны быть такими, чтобы болеть было скучно, а когда ребенок начинал выздоравливать, у него сразу же появлялись обязанности. К таковым можно отнести и то, что он должен какое-то время занимать себя сам, поскольку у родителей также есть определенные обязанности.

Диапазон применения байки: индивидуальная и групповая работа с будущими родителями, молодыми родителями, воспитателями детского сада.

№ 37. Байка «Загадки генетики: почему в одной семье все дети разные?»

Типичный вопрос, с которым приходит мама на консультацию к психологу: «Два ребенка. Один просто золотой, а другой…» Эта тема является центральной на посиделках мамаш на детских площадках, сборах больших семей на праздниках, где в очередной раз глава семьи или мать начинают рассказывать всем о том, как один ребенок не спал ночами, а другой не доставлял никаких хлопот. Заканчиваются такие рассказы поисками родственников, соответствующих тем или иным характеристикам каждого из детей. К счастью, всегда такие родственники находятся.

Мораль: не все так просто. И если реальность не соответствует генетике, стоит обратить внимание на то, как реальность повлияла на генетику.

Комментарий: конечно, в одной семье дети должны максимально походить друг на друга, если дополнительные факторы не повлияют на генетическую предрасположенность, заложенную в ребенка. Мы не будем рассматривать патологию, которая разрушает генетические возможности.

Но что влияет на то, что дети в одной семье так не похожи друг на друга? Основной причиной может быть ревность, возникающая между детьми, их конкуренция, борьба за внимание родителей. Когда в семье появляется первый ребенок, мать сверхтревожна, а потому своей тревогой повышает и тревогу первого ребенка, который привыкает часто просыпаться, звать мать и требовать общения в любое время суток.

Общение со вторым ребенком для большинства матерей проще, так как у них уже есть опыт разрешения многих проблем. Однако между двумя детьми возникает соперничество за внимание матери. Эта борьба не за любовь (выживаемость, которая и сформировала у ребенка такое свойство, зависит не от любви, которая может быть не полезной ребенку, если становится чрезмерной, а от заботы, внимания). Именно за внимание и борются дети, как борются птенцы в гнезде, в котором иногда более сильный птенец выталкивает более слабых. Это не значит, что дети не любят друг друга или они плохи, – в них работает генетическая установка на выживание, которая непосредственно зависит от внимания матери.

Каждый ребенок в зависимости от порядка рождения развивается в разных условиях. Старший ребенок некогда был единственным, и он знает, что это такое. Младший не был таковым никогда, поэтому стратегии детей в борьбе за внимание матери различны. Старший ребенок кое-что умеет, поэтому он с большей вероятностью обратит на себя внимание матери, если нечто будет делать все лучше и лучше. Именно поэтому старшие дети лучше учатся, а позднее, соответственно, достигают больших результатов.

Младшие не могут делать то, что делает старший ребенок. Поэтому они обращают внимание матери на себя либо плохим поведением, либо слабостью, либо провоцируя старшего на агрессию, что позволит пожаловаться матери и получить от нее поддержку.

Именно поэтому во многих семьях старшие дети достигают больших результатов, а младшие, привыкнув, что ответственность за них несут другие, став старше, не стремятся обрести ее. Среди последних чаще встречаются аддикты любого вида (как мы уже говорили – люди, зависящие от курения, алкоголя и т. д.). Однако если дети довольно рано разъезжаются из семьи, становясь старше, они все более и более походят друг на друга, так как фактор, определяющий различие в их поведении, – родительское внимание – исчезает.

Чтобы дети были более похожи друг на друга и не зависели от внимания родителей, ежедневно нужно не просто быть вместе с ними, но планировать свой вечер так, чтобы обязательно с каждым из них отдельно побывать с глазу на глаз. Более того, в случае проблем, когда между ними возникает скандал, наказывать не старшего, а обоих, чтобы оба учились договариваться между собой, а не использовать ссору для борьбы за мамино внимание.

Диапазон применения байки: консультирование многодетных семей, воспитателей детского сада, учителей начальных классов.

№ 38. Байка «Ахиллесова пята»

Мифическому герою, имя которого на латыни звучит как Ахиллес (а по-гречески – Ахилл), оракул предсказал смерть при осаде Трои. Зная предсказание, его мать, всеведающая богиня Фетида, решила обмануть судьбу. Она окунула его сразу после рождения в священные воды реки Стикс, дарующие бессмертие, держа ребенка за пятку. Все тело Ахилла стало неуязвимым, кроме пятки. Именно в это уязвимое место и попала стрела Париса, защитника Трои. Несчастная мать собрала тысячелистник и пыталась им излечить сына, но все было тщетно – предсказанного оракулом нельзя было избежать даже богине.

Мораль: ни один метод воспитания не сможет защитить в будущем ребенка от проблем, даже если его родители педагоги или психологи.

Комментарий: каждый родитель желает счастья своему ребенку. Часто в процессе воспитания хочется защитить его от тех бед, которые известны взрослым. Но оказывается, что в этом стремлении мы не учитываем всех нюансов, которые и могут стать решающими в той или иной ситуации. Задачей воспитания поэтому является не защита ребенка от будущих напастей (их число и виды постоянно меняются), а обучение его в принципе преодолевать трудности упорством и смекалкой.

Диапазон применения байки: индивидуальная и групповая работа с родителями детей разных возрастов, беседы с воспитателями и учителями начальных классов.

№ 39. Байка «Курение и здоровье ребенка»

Одна пожилая женщина рассказала на консультации у психолога, что ее мать курила всю жизнь. Она не прекращала курение даже во время беременности. У этой матери было трое детей. У старшей из них (то есть у той женщины, которая рассказывала эту историю) с детства было повышено кровяное давление, которое потом переросло в гипертонию, и ее мучили регулярные головные боли. У двух других все было намного лучше, но у среднего мальчика, когда он вырос, был ранний инфаркт, а у младшей сестры – редкая сосудистая болезнь.

Мораль: курение родителей не проходит бесследно для здоровья ребенка, даже если родители пытаются курить так, чтобы дети этого не видели. Последние исследования свидетельствуют о том, что особенно существенно курение матери отражается не на детях, а на внуках.

Комментарий: курение и молодых, и старых, и женщин, и муж чин – типичное поведение нашего времени. Самое удивительное, что столь широкое распространение этот стиль получил в нашей стране, тогда как Европа и США стремительно освобождаются от него. Это изменение политики на Западе связано с последними исследованиями, доказавшими, что курение в наибольшей мере влияет на здоровье не детей, а внуков. Дело в том, что никотин очень похож на вещество, которое в организме отвечает за сужение сосудов. У самих курильщиков через некоторое время вырабатывается устойчивость к этому веществу. Судя по всему, некоторую устойчивость приобретают и дети, а вот внуки – нет, поэтому их сосудистая система страдает в большей степени.

Диапазон применения байки: индивидуальная консультация будущих родителей, молодых родителей, тренинги с подростками.

№ 40. Байка «Жизнь посвятить ребенку»

Тридцатипятилетняя женщина обратилась к психологу за консультацией. Она живет со своей семьей в отдельной квартире, но собственная жизнь ее весьма условна. Реально большую часть времени она проводит у матери, у которой растет ее семилетний сын. Необходимость пребывания ребенка у бабушки объясняется тем, что ему у нее лучше, так как бабушка весь день дома и может присматривать за ребенком. Его и в школу отдали такую, которая максимально близка не к родительскому дому, а к дому бабушки. Бабушка постоянно упрекает дочь в том, что она не посвящает всю свою жизнь ребенку, а имеет еще какие-то свои интересы.

Мораль: если мать посвятит всю свою жизнь ребенку, она никогда не отпустит его от себя, не научит вести самостоятельную жизнь.

Комментарий: у женщины, обратившейся за помощью, нет самостоятельной жизни. Ни она, ни ее муж ничего не решают. Все ответственные ситуации разруливает бабушка. Когда-то, будучи матерью, она посвятила себя только дочери. После развода она не вышла еще раз замуж, поскольку вся ее жизнь была отдана воспитанию. Но когда девочка выросла, мать почувствовала, что она не нужна, и сделала все, чтобы все рычаги управления жизнью дочери остались при ней. Если и ее дочь поступит так же, она позднее тоже не сможет отпустить своего сына, когда он подрастет, а значит, навсегда испортит ему жизнь.

Каждая женщина с момента рождения ребенка должна понимать, что он временно будет находиться с ней. Всю свою сознательную жизнь он захочет самостоятельно решать проблемы и строить свою жизнь в соответствии с собственными задачами. Однако сейчас в наших СМИ слишком много информации, соответствующей той, что была в Европейских странах и США в начале века, когда задачей матери считалась исключительно забота о детях. Теперь в США существуют специальные программы по реа билитации женщин, у которых выросшие дети, закончив школу, уходят в собственную жизнь. Таким женщинам находят работу в благотворительных фондах, поскольку человек, который 20 лет не был задействован на производстве и утратил приобретенные в молодости навыки, вряд ли захочет учиться, чтобы приобрести специальность, соответствующую потребностям общества.

У нас нет таких возможностей, поэтому и вцепляются матери в своих вырастающих детей смертельной хваткой, не давая им самим строить свою судьбу. Развитие самостоятельных интересов, не связанных с ребенком, позволит женщине реализоваться, когда настанет время отпустить во взрослую жизнь сына или дочь.

Диапазон применения байки: семейная психотерапия, индивидуальное консультирование молодых семей, будущих мам.

№ 41. Байка «Быть человеком значит быть борцом»

Эта фраза заимствована из произведения Иоганна Вольфганга Гете «Западно-восточный диван» [33].

Мораль: активная жизненная позиция всегда предполагает преодоление трудностей.

Комментарий: задача родителя – не сделать так, «чтобы у ребенка было детство» (кто знает, что означает эта фраза?), а научить его преодолевать трудности и добиваться поставленных целей. Родители у человека не вечны. Можно вспомнить «Обломова» Гончарова и все, что связно с термином «обломовщина»: неспособность к действию и отсутствие желания воплощать в жизнь задуманное.

Диапазон применения байки: групповая работа с подростками.

№ 42. Байка «Притча дзен о двух линиях»

Однажды к Учителю дзен пришел один из учеников и спросил его, что нужно сделать, чтобы стать лучше самого лучшего ученика. Учитель нарисовал посохом на песке две линии и спросил у этого ученика, что нужно сделать, чтобы одна из них стала длиннее другой. Ученик стал укорачивать одну из линий, делить ее на части и разными другими способами уменьшать ее. Учитель невозмутимо посмотрел на эти действия, а затем рядом с оставшейся линией провел более длинную.

Мораль: чтобы превзойти кого-то, не следует делать что-то, что сделает хуже этого человека. Усилия следует направлять на себя, чтобы стать лучше за счет своих достоинств, а не слабостей другого.

Комментарий: в процессе обучения лучше не сравнивать ребенка с другими детьми. Эффективным сравнением может быть сравнение его сегодняшнего с ним же, но вчерашним.

Диапазон применения байки: групповая работа с подростками, групповая и индивидуальная работа с родителями, воспитателями детского сада, учителями начальной школы.

№ 43. Байка «Притча дзен об Учителе и бедняке»

В одной деревне жил очень бедный человек. У него было много детей, и соседям тяжело было смотреть на бедствия этой семьи. Как-то раз ученики пришли к Учителю и спросили, почему тот не помогает бедняку. Учитель отмалчивался, но ученики настаивали. Тогда Учитель попросил учеников пригласить бедняка на встречу с ним. Встреча была назначена на середине моста через реку. В назначенное время бедняк подошел к Учителю. Учитель спросил его, не видел ли тот что-нибудь, когда шел по мосту. Тот сказал, что впервые решил посмотреть на небо, а потому не смотрел вниз. Учитель подошел к ученикам и показал на мешок, стоящий в начале моста. Там было золото, но бедняк не захотел его увидеть.

Мораль: помощь идет впрок только тем людям, которые готовы ее принять.

Комментарий: слова психолога будут действенны, если родители будут готовы принять помощь. Если они будут активно противодействовать психологу, хуже всего будет их собственным детям, которые не несут ответственности за поведение родителей.

Диапазон применения байки: в тупиковой ситуации, когда родителей направляет к психологу школа, но они отказываются сотрудничать.

№ 44. Байка «Самый несчастный тот, кто не умеет переносить несчастья»

По преданию, эту фразу произнес греческий философ Биант (тот самый, который еще сказал, что все свое носит с собой) [33].

Мораль: любое преодоление приносит человеку удовлетворение. Более того, чем тяжелее было препятствие, тем сладостнее миг победы. Тот, кто не преодолевает препятствия, не знает вкуса победы.

Комментарий: одно из самых известных исследований в социальной психологии посвящено анализу ощущения удовлетворенности жизнью обычных людей и тех, кто однажды выиграл огромную сумму денег (не менее одного миллиона). Оказалось, что ощущение счастья было выше у обычных людей [21]. Это объясняется тем, что те, кто хотя бы раз выигрывал большую сумму, каждый день соизмеряют свои чувства с ощущения ми, испытанными в тот удивительный день победы. Поскольку разница в интенсивности крайне велика, то и возникает ощущение негативной окрашенности обычной жизни. Эти ощущения создают представления о тяжелой жизни. Человек, который может преодолевать трудности, ценит простую жизнь с ее обычными радостями. Именно поэтому эти ощущения он воспринимает как счастье.

Диапазон применения байки: групповая работа с подростками, учителями, воспитателями.

№ 45. Байка «Всосать с молоком матери»

Это русский перевод крылатой латинской фразы Cum lacte nutricis suxisse.

Впервые она была произнесена Цицероном [40]. Позднее это выражение использовал блаженный Августин в автобиографической «Исповеди» [1].

Мораль: многие особенности поведения человек приобретает через раннее общение с самым близким кругом людей.

Комментарий: сейчас считается доказанным, что многие особенности, которые ранее рассматривались как врожденные, при ближайшем рассмотрении оказываются приобретенными при раннем обучении [23]. Более того, общение с матерью в процессе грудного вскармливания также предопределяет один из важнейших моментов в жизни человека: принятие или непринятие этого мира. Можно представить несколько молодых мам с разным поведением во время кормления ребенка. В одном случае ребенок заплакал, мать взяла его на руки, прижала к груди. Ребенок почувствовал привычное тепло и запах, знакомую частоту сердечных сокращений и быстро успокоился. Через некоторое время ребенок почувствует, интуитивно поймет, что с этим миром можно договориться. Нужно послать точный сигнал – и получишь нужный ответ. В другом случае ребенок плачет, а к нему никто не подходит, через некоторое время на самом глубинном уровне у этого ребенка возникнет ощущение общего недоверия к миру и решение, что всего в нем нужно добиваться жесткими методами. Наконец, в третьем случае ребенка регулярно кормят, но никто не отвечает на его улыбку или плач соответствующими переживаниями. Тогда на глубинном уровне и у него тоже возникнет недоверие, но оно будет сочетаться с отсутствием адекватного эмоционального выражения и неумением понимать эмоции других людей. Следовательно, самое раннее поведение матерей крайне значимо для развития ребенка. Например, доказано, что послеродовая депрессия у матери (когда она готова ухаживать за ребенком, но не способна выражать теплые чувства в ответ на его эмоциональные переживания) ведет к снижению интеллекта мальчика. Девочки оказываются более устойчивыми к недостаточно теплым отношениям с матерью.

Диапазон применения байки: индивидуальные консультации будущих и молодых родителей, разговор относительно роли критических периодов в развитии психологических характеристик ребенка.

№ 46. Байка «Я избавляюсь от обмороков»

К. Юнг [43] в своих воспоминаниях описывает, как однажды в детстве он выходил из школы и его сбил с ног один из одноклассников. У него был небольшой обморок, который потом стал регулярно повторяться каждый раз, когда маленький Юнг собирался в школу или садился за учебники. Родители забрали его из гимназии и попытались лечить. Это время было замечательным, поскольку мальчик занимался тем, чем ему нравилось, – гулял, играл. Но однажды он подслушал разговор отца с приятелем. Тот спросил о здоровье сына. На это отец ответил, что не знает, что делать, так как все сбережения уже отдал докторам, а теперь не представляет себе, что будет с сыном, если он не сможет заработать себе на жизнь.

Впервые в жизни мальчик осознал, что его будущее зависит от него самого и определяется его возможностью работать. Он пошел в свою комнату и раскрыл учебник латинской грамматики. Через десять минут у него возник припадок. Мальчик преодолел его и заставил себя работать. Припадки повторились дважды, а затем прекратились навсегда. У него больше никогда не возникало головокружений. Он понял, что такое невроз, и осознал, что причиной болезни был он сам, когда связывал школу с определенным своим состоянием.

Мораль: весьма часто ребенок неосознанно вызывает соматические изменения, если его не устраивает некоторая ситуация. При чем эти соматические изменения воспроизводятся каждый раз, когда он вновь оказывается в неприятной для него ситуации.

Комментарий: особенность мозга ребенка такова, что эмоциональное состояние может существенно влиять на его здоровье. Именно поэтому дети болеют по понедельникам, в начале сентября, в первые дни после каникул. Можно долго лечить их, а можно обратить внимание на подобную взаимосвязь и поговорить с ребенком об этом.

Например, у ребенка каждый раз в начале сентября по понедельникам возникал рвотный рефлекс. Родители сменили школу. Но первого сентября рефлекс вновь возник уже в новой школе. Тогда мама напомнила мальчику, что летом все было хорошо. А потом предложила сначала сходить в школу, а потом решить, будет рвотный рефлекс или нет. Рвотный рефлекс прекратился.

Диапазон применения байки: групповая и индивидуальная работа с подростками, с родителями, воспитателями и учителями.

№ 47. Байка «Кремень и огниво»

Леонардо да Винчи. Сказка «Кремень и огниво».

Получив однажды сильный удар от огнива, кремень возмущенно спросил у обидчика:

– С чего ты так набросилось на меня? Я тебя знать не знаю. Ты меня, видимо, с кем-то путаешь. Оставь, пожалуйста, мои бока в покое. Я никому не причиняю зла.

– Не сердись попусту, сосед, – с улыбкой промолвило огниво в ответ. – Если ты наберешься немного терпения, то вскоре увидишь, какое чудо я извлеку из тебя.

При этих словах кремень успокоился и стал терпеливо сносить удары огнива. И наконец из него был высечен огонь, способный творить подлинные чудеса. Так терпение кремня было по заслугам вознаграждено.

Мораль: сказка сказана для тех, кто поначалу робеет в учебе. Но если запастись терпением и проявить старание, то посеянные семена знания непременно дадут добрые всходы. Ученья корень горек, да плод сладок.

Комментарий: самое трудное для детей – это систематическая учеба. Похожей на игру она может быть только на первых порах. При выработке навыка хоть движения, хоть мышления требуется преодоление себя. Рассказывают, что кубинский шофер, чтобы его сын не стал уличным бандитом, отправил его в балетную школу. Мальчик вырос и стал знаменитым танцовщиком.

Прежде чем ребенок почувствует вкус учения, пройдет немало времени, и до тех пор родители должны быть начеку и уверенно направлять ребенка, подталкивать к труду.

Диапазон применения байки: групповая работа с детьми младшего и среднего школьного возраста, воспитателями, учителями начальных классов.

№ 48. Байка «Высечь море»

Приказ «высечь море» был отдан персидским царем Ксерксом. Он отправился на завоевание Греции в V в. до н. э. Чтобы попасть на остров Саламин, он велел построить понтонный мост. Но на море поднялась буря, которая разнесла в клочья уже построенный мост. В ярости царь, которому беспрекословно подчинялось все живое, велел высечь море, которое оставалось ему неподвластным. Послушные палачи выполнили бессмысленный приказ своего повелителя, но море осталось свободным.

Мораль: люди часто предпочитают винить в происходящем окружающих.

Комментарий: часто применяемый воспитательный прием, который можно наблюдать во многих семьях. Малыш неверным шагом идет мимо мебели и ударяется о край стола. Чтобы успокоить ребенка, мама или няня начинают бить стол, да еще и увещевают его, как будто стол виноват в происшедшем. Это простой способ научить ребенка не менять собственное поведение, а считать все окружающее виновным во всех своих неудачах. Эффективнее в этом случае показать ребенку, что об острые углы предметов можно больно удариться, если двигаться неосторожно. Важно учить ребенка адекватно менять свои реакции при трансформации ситуации, тогда он скорее научится эффективному поведению в обществе.

Диапазон применения байки: индивидуальная и групповая работа с родителями по поводу эффективных воспитательных приемов.

№ 49. Байка «Гадкий утенок»

В сказке датского писателя Ганса Христана Андерсена рассказывается о том, как в гнезде утки оказалось странное большое яйцо, из которого вылупился необычный утенок. Поскольку он был не похож на остальных, то окружающие воспринимали его как уродливого и гадкого. Прошло немало времени, пока он преодолел все нападки и уколы окружающих и превратился в белоснежного лебедя, которого с восторгом приняли в свою стаю такие же прекрасные, как он сам, птицы.

Мораль: «Не беда появиться на свет в утином гнезде, если ты вылупился из лебединого яйца!»

Комментарий: эта сказка, возможно, в наибольшей мере отражает достижение современной психологии. Показано, что тот запас положительного взаимодействия с матерью в утробе и в первые два года жизни предопределяет возможности справиться с любой самой тяжелой ситуацией в дальнейшем. Дети, которые смогли сформировать эффективные взаимодействия с близкими, затем на протяжении всей жизни будут в состоянии взаимодейст вовать с другими людьми. Это раннее общение внутри семьи даст силы для будущих достижений.

Диапазон применения байки: беседа с будущими родителями относительно общения с ребенком еще до рождения, с молодыми родителями относительно необходимости общения с ребенком в первые два года жизни.

№ 50. Байка «Гений – это терпение»

Эти слова в той или иной форме не раз говорились многими людьми, имеющими высокие достижения. Однако молва приписывает их Жоржу Бюффону. Тем не менее, в его трудах это выражение не встречается. Но его друзья и близкие в своих воспоминаниях ссылаются на него, высказывая эту мысль [33]. Так, французский государственный деятель Эро де Сешель, председатель Конвента, утверждал, что эти слова Бюффон сказал ему во время одной из их встреч. Он пишет в воспоминаниях: «Бюффон сказал мне по поводу гения поразительные слова, одни из тех слов, в которых целиком проявляется человек: “Гений – всего только большая способность к терпению”».

Мораль: великое достижение является не столько результатом таланта человека, сколько следствием его терпения при создании чего-то нового.

Комментарий: родители, которые считают своей задачей развитие одаренности своих детей, в первую очередь должны думать о развитии у них терпения. С этой точки зрения ранние занятия музыкой и спортом являются наилучшей закалкой для тех, кто в дальнейшем посвятит себя творческой деятельности.

Диапазон применения байки: индивидуальные беседы с родителями относительно развития творческих способностей детей.

№ 51. Байка «Сколько ни ищи, ничего, кроме себя, не найдешь»

Эта мысль высказана Ж.-П. Сартром [35].

Мораль: прежде чем искать объяснения вовне, стоит попытаться найти их внутри себя и своих поступков.

Комментарий: в каждой ситуации, в которую мы попадаем, обязательно отражается наша стратегия решения проблем. Если ситуации встречаются регулярно, стоит обратить внимание на то, что мы делаем не так. Если, несмотря на наказание, ребенок продолжает делать то, что не устраивает родителя, ему стоит подумать, что в его поведении провоцирует ребенка на данный поступок.

Диапазон применения байки: беседа с родителями, которые не могут решить собственные проблемы и полагают, что перемена чего-то в жизни (партнера, квартиры, города, страны) приведет к изменению ситуации с ребенком.

№ 52. Байка «Господь Бог изощрен, но не злонамерен»

Эта фраза была сказана Альбертом Эйнштейном на семинаре «О законах мироздания», организованном Институтом математики и теоретической физики Принстонского университета (США). Теперь она высечена на камне, находящемся на территории института [33].

Мораль: все происшествия происходят с нами не из-за козней кого-то, а по определенным причинам.

Комментарий: нам иногда кажется, что тяжелая жизнь или особые события выпадают только на нашу долю. Есть ощущение, что другим людям живется существенно легче. Это не так. Именно этому и нужно учить наших детей. Если нечто произошло, то не следует погружаться в рассуждения, почему это происходит именно с нами. Следует подумать, что необходимо сделать в сложившейся ситуации. В психологии способность справляться с трудными, стрессовыми ситуациями называется копингом. Неэффективный копинг – эмоциоцентрированный – такой тип отношений к тяжелым обстоятельствам, при котором человек не предпринимает никаких усилий, чтобы выйти из ситуации, и полностью погружается в эмоциональные переживания («Господи, почему это произошло именно со мной?»). Второй тип копинга – проблемноцентрированный копинг. Суть его в том, что, оказавшись в затруднительном положении, человек пытается разными способами найти причины происходящего и вырваться из обстоятельств.

Диапазон применения байки: групповой тренинг с подростками, на котором разрабатываются эффективные методы разрешения проблемных ситуаций, индивидуальная работа с родителями проблемных детей, побуждающая их к активным действиям.

№ 53. Байка «Орех и колокольня»

Леонардо да Винчи. Сказка «Орех и колокольня».

Разжившись где-то орехом, довольная ворона полетела на колокольню. Устроившись там поудобней и придерживая добычу лапой, она принялась яростно долбить клювом, чтобы добраться до лакомого зернышка. Но то ли удар оказался слишком сильным, то ли ворона сплоховала, орех вдруг выскользнул у нее из лапы, покатился вниз и исчез в расселине стены.

– О, добрая стена-заступница! – слезно запричитал орех, все еще не пришедший в себя от жестоких ударов вороньего клюва. – Не дай погибнуть, сжалься надо мной! Ты так прочна и величава, у тебя такая красивая колокольня. Не гони меня!

Колокола глухо и неодобрительно загудели, предупреждая стену не доверяться коварному ореху, так как он может оказаться опасным для нее.

– Не оставь меня, сирого, в беде! – продолжал причитать орех, стараясь перекричать сердитый гул колоколов. – Мне уже надлежало покинуть родимую ветку и упасть на сырую землю, как вдруг нагрянула злодейка. Оказавшись в клюве прожорливой вороны, я дал себе зарок: если удастся избежать смерти – провести тихо и спокойно остаток своих дней в какой-нибудь ямке.

Пылкие речи ореха растрогали старую стену до слез. Вопреки предупреждению колоколов она решила оказать ореху гостеприимство и оставить в щели, куда он закатился.

Однако со временем орех оправился от испуга, освоился и пустил корни, а те начали вгрызаться в гостеприимную стену. Вскоре из расселины выглянули наружу первые ростки. Они дружно тянулись кверху и набирали силу. Прошло еще немного времени, и молодые побеги орешника уже гордо возвышались над самой колокольней.

Особенно доставалось стене от корней. Цепкие и напористые, они все пуще разрастались, круша и расшатывая старую кладку, и безжалостно выталкивали прочь кирпичи и камни.

Слишком поздно стена поняла, насколько коварным оказался невзрачный жалкий орешек с его клятвенными заверениями жить тише воды и ниже травы. Ей теперь ничего другого не оставалось, как корить себя за доверчивость и горько сожалеть, что в свое время она не прислушалась к голосу мудрых колоколов.

Орешник же продолжал расти с гордым безразличием, а колокольня все более разрушалась.

Мораль: прежде чем делать нечто для другого человека, необходимо хорошо продумать все последствия поступка.

Комментарий: мы часто стремимся максимально помочь нашим детям, делая за них многие вещи, которые для них трудны, а нам привычны. Нужно помнить, что дети останутся жить без нас. Задача родителя – не сделать жизнь ребенка беспроблемной, а научить его умению брать на себя ответственность и решать проблемы.

Если мы не научим его этому, то, подрастая, он продолжит жить за счет родителей, вытягивая из них последние гроши. Тогда и жизнь родителей превратится в кошмар, да и незадачливому отпрыску она не принесет радости.

Диапазон применения байки: коллективные тренинги с подрост ками, индивидуальная работа с родителями проблемных детей.

№ 54. Байка «Случай с прививками»

Однажды мне нужно было оформить документы для поездки в США. Для этого необходимо было иметь сертификаты обо всех сделанных в жизни прививках. Однако американские коллеги знали, что в СССР прививки делали всем жителям страны, но сертификаты не выдавали никогда. Для решения проблемы, в приглашении оговаривалось, что нужна справка от врача, что человек находится в таком возрасте, что ему делались прививки, но сертификат не выдавался.

Я отправилась в поликлинику. Но врач, увидев английский шрифт, даже не глядя на перевод, отказалась меня принимать. Пришлось отправиться в платную поликлинику. Врач с радостью приняла деньги и согласилась помочь. Но, обнаружив, что она должна написать справку о прививках, сказала, что сделает это только в том случае, если я сейчас сделаю все (ВСЕ!!!) прививки, которые делаются людям от рождения. Она предложила все их сделать в один день двумя шприцами. Поскольку я пишу эти строки, то очевидно, что я не умерла. Однако я два дня лежала, не вставая с постели, поскольку мой организм вынужден был в одночасье бороться хоть и с ослабленными, но весьма болезненными вирусами. С тех пор я знаю, что многим врачам совершенно все равно, что будет со мной после прививки. И воспоминания о клятве Гиппократа у них отсутствуют.

Мораль: родители каждый раз сами несут ответственность за последствия прививок для детей.

Комментарий: безусловно, прививки оказывают менее негативное влияние на детей по сравнению с последствиями страшных заболеваний, от которых они должны защищать. Но родители перед прививкой должны удостовериться, что она будет делаться проверенной сывороткой, разрешенной Минздравом, а не испытываться на их ребенке (в этом случае им дают подписать дополнительные документы, что должно насторожить родителей). Делать прививку необходимо только в случае, если ребенок здоров и не предполагается тяжелых нагрузок в ближайшее время.

Диапазон применения байки: обсуждение прививок и их последствий с родителями и воспитателями.

№ 55. Байка «Запретный плод сладок»

Эта фраза взята из романа «Евгений Онегин» А. С. Пушкина.

О люди! все похожи вы.

На прародительницу Еву:

Что вам дано, то не влечет,

Вас непременно змий зовет.

К себе, к таинственному древу;

Запретный плод вам подавай,

А без него вам рай не рай.

Возможно, он использовал фразу из сочинений Овидия [33].

Мораль: запрет всегда привлекает, и не только маленького ребенка.

Комментарий: и взрослые, и дети проявляют любопытство ко всему, что запрещается. Все помнят, как было интересно попробовать нечто из бокала взрослого, попасть туда, куда почему-либо зайти было нельзя. С. Дали [13] вспоминает, что в детстве ему все разрешалось. Существовал единственный запрет: нельзя было заходить на кухню. «И я, пуская слюни, часами поджидал удобный момент, но наступал вожделенный миг, и я проникал в заповедное царство и на глазах у визжащей от восторга прислуги хватал кусок сырого мяса или жареный гриб и, давясь, млел от наслаждения – ничто не сравнится с тем волшебным, пьянящим привкусом вины и страха!

Это был единственный запрет – все прочее мне дозволялось. Так, до восьми лет я мочился в постель исключительно потому, что находил в этом удовольствие».

Чем меньше запретов существует в семье и чем более доверительные отношения между ребенком и родителями, тем больше ребенок слушается их. Особенно это эффективно, если выстроена система запретов от крайне сильных, связанных с угрозой для жизни, до просто нежелательных. Только уважение ребенка к взрослому сделает запрет действенным.

Диапазон применения байки: индивидуальная и групповая работа с родителями проблемных детей.

№ 56. Байка «Притча о таланте, зарытом в землю»

Эта притча описана в 25-й главе Евангелия от Матфея [6, стихи 15– 30]. В те времена, о которых идет речь, талантом называлась рим ская серебряная монета. Это слово имеет греческое происхождение: им обозначалась монета большого достоинства.

«…Человек, который, отправляясь в другую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое. И одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так получивший два таланта приобрел другие два; получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего.

По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета. И подошед получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: “Господин! пять талантов ты дал мне; вот другие пять талантов я приобрел на них”.

Господин его сказал ему: “Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего”. И подошел также и получивший два таланта и сказал: “Господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них”. Господин его сказал ему: “Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего”.

Подошел и получивший один талант и сказал: “Господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал; И убоявшись пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое”. Господин его сказал ему в ответ: “Лукавый раб и ленивый! Ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отнести серебро мое торгующим, и я пришед получил бы мое с прибылью; Итак возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и умножится, и у не имеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов”».

Мораль: любой талант требует развития и постоянного вложения труда.

Комментарий: я специально привела притчу полностью, поскольку в ней, кроме общепринятой линии, есть еще две, весьма любопытные и полезные для объяснения.

Несмотря на то что слово «талант» изменило свое значение, смысл фраза сохранила. Мало иметь талант. Он требует заботы, развития и большого труда. Только в этом случае можно что-то ожидать. В рамках детской психологии эта фраза может иметь и такое значение – чтобы ребенок стал взрослым, способным эффективно реализовать себя, в него нужно вложить много сил.

Две дополнительные смысловые линии, о которых почему-то не упоминается в связи с этой притчей, следующие. Последний раб обратился к хозяину с оценкой его личности. В ответ и сам получил оценочное суждение. Это полезная иллюстрация неэффективного взаимодействия: оценочное суждение болезненно задевает человека и всегда ошибочно, так как неполно описывает личность. Стоит учить детей, обращаясь к другим, не пользоваться выражениями: «Ты – такой-то (такая-то)».

Последняя смысловая линия связана с фразой хозяина, который спокойно говорит, что приумножится у того, кто имеет, а у того, кто не имеет, только отнимется. Это реальность жизни, хотя политики постоянно говорят об ином.

Диапазон применения байки: групповой тренинг с подростками, направленный на обсуждение всех трех смысловых линий, входящих в притчу. Индивидуальное консультирование родителей по поводу одаренности ребенка.

№ 57. Байка «Звездный час»

Эта фраза взята из авторского предисловия к сборнику исторических новелл «Звездные часы человечества» Стефана Цвейга [33]. В нем он писал: «…Каждый шаг эпохи… созревает исподволь… из миллионов впустую протекающих часов только один становится подлинно историческим – звездным часом человечества...». Итак, звездный час – это мгновение, которое «предопределяет судьбу сотен поколений, направляет жизнь отдельных людей, целого народа или даже человечества».

Сейчас звездным часом называют либо вершину успеха, либо переломный, решающий момент в жизни человека.

Мораль: решающий момент в жизни человека не может длиться долго. Это всегда короткий миг.

Комментарий: многие родители мечтают о звездном часе для своих детей. Они направляют их на кастинги, тренируют в модельных школах. Создается впечатление, что эти родители считают, что звездный час будет длиться у их детей годами. Но это не так. Не зря он называется часом, а подготовка к нему составляет годы тяжелой работы. Затем успех проходит, и нужно вновь трудиться годами, чтоб испытать следующее мгновение звездных переживаний. Следует учить ребенка труду в любой интеллектуальной деятельности, а не пытаться в детстве отправить его на какое-то звездное событие. Известно, что опасно, когда успех приходит к человеку в детстве. Есть много людей, в детстве которых был такой звездный час. Только взрослые им не сказали, что мнение людей переменчиво и им нужны постоянно новые и новые зрелища. Ребенок же вырастает и утрачивает те особенности, которые вызывают восторг у взрослых. И толпа быстро забывает того, кого превозносила вчера, особенно если это ребенок. Но ребенку крайне трудно осознать причину ветрености взрослых. Он воспринимает это как предательство и предпочитает заливать свою обиду горячительными напитками. Нельзя долго жить за счет старых запасов. Нужно вновь и вновь придумывать что-то новое, чтобы как-то продлевать звездный час.

Диапазон применения байки: консультации родителей, стремящихся приобщить детей к блестящему извне (и крайне разрушительному для личности ребенка изнутри) шоу-бизнесу.

№ 58. Байка «Воспоминание о праздновании Нового года»

Вот «трогательное» воспоминание о праздновании Нового года, рассказанное сорокалетним мужчиной.

«Нас было трое детей. Мы с отцом сначала украшали елку, а потом в 11 часов садились за стол. Было много вкусной еды, которой никогда не было в обычные дни. Горели свечи, сверкала елка. И мы беседовали о счастье».

В этом месте психолог задает вопрос: «Но вы ничего не говорите о матери. Что делала она?» – «Она обычно так уставала, когда готовила кушанье, что ложилась спать. А мы праздновали с отцом», – отвечал взрослый мужчина. И ни капли удивления этому обстоятельству не было в его словах, это воспринималось как должное, очень естественно. Вопрос психолога: «Но почему вы не готовили все вместе, чтобы дать матери возможность отдохнуть днем, а потом сесть всем вместе за стол?» – вызвал замешательство. Мужчина никогда не задумывался над этим. Потом ответил: «Но ей это было не нужно».

Мужчина пришел к психологу на консультацию в связи с тем, что все трое детей, выросшие в этой семье, были оставлены их супругами, и его также оставила супруга. Последними ее словами были: «Я не могу жить с таким черствым человеком».

Мораль: миф закрепляется в ритуале, а потому информация о том, как проводятся праздники в семье, служит лучшим тестовым материалом для понимания психологического климата в ней.

Комментарий: отец не научил детей ценить их мать. А потому никто из детей не обращал внимания на то, как уставала мать, подготавливая праздник в полном одиночестве. Вырастая, дети точно так же относились к своим мужьям и женам, что приводило в конечном итоге к разрушению семьи.

В крепких семьях все участвуют в приготовлении праздника, и всем предоставляется возможность отдохнуть перед ним.

Диапазон применения байки: консультация родителей из проблемных семей, обсуждение с подростками ответственности перед всеми членами семьи.

№ 59. Байка «И вольтерьянцы напрасно против этого говорят»

Это слова городничего из комедии «Ревизор» Н. В. Гоголя, которые он произносит в первом явлении первого действия. Полное высказывание звучит так:

«Нет человека, который бы за собою не имел каких-нибудь грехов. Это уже так самим богом устроено, и вольтерьянцы напрасно против этого говорят».

Мораль: нет людей, не совершающих ошибок.

Комментарий: эта фраза оправдывает неправедных людей. Однако существует достаточное число взрослых, которые предъявляют чрезмерные требования и к себе, и к ребенку. Но и взрослые, и дети учатся на ошибках. Поэтому важно отношение к ошибке не как к специально спланированной акции ребенка, а как к проступку, который ребенок совершил, потому что не нашел правильного решения. Обучение его после проступка заключается в том, чтобы показать это верное решение, тогда в следующий раз ребенок поступит так, как требует родитель. Если родитель предъявляет высокие требования к себе и к ребенку, ему иногда приходится вытеснять (то есть неосознанно убирать из памяти) информацию об ошибке, чтобы сохранить идеальное представление о себе и о ситуа ции в целом. После каждого такого вытеснения круг восприятия сужается, что мешает адекватно воспринимать картину в целом. Именно поэтому стоит быть более лояльными по отношению и к себе, и к детям.

Диапазон применения байки: беседа со сверхтребовательными родителями или принципиальным педагогом начальной школы.

№ 60. Байка «Рождественский сон»

Константин Галковский, «Рождественский сон».

Снилась мне детства волшебная сказка:

Вечер рождественский. Елка в огнях.

Теплый уют. Материнская ласка,

Так все, как было в минувшего днях.


Сердце младенчески чистое бьется,

Видя вокруг: счастье, мир и любовь,

Мир весь по-братски обнять так и рвется…

…Детства – забытая песня без слов.


Было за полночь. Я вдруг пробудился.

Вьюга. Метель за окном. Ветра вой.

Встала действительность… Сон, что приснился,

Долго витал над моей головой.

Мораль: воспоминания о родительском доме – тот маяк, который помогает человеку в самое тяжелое время.

Комментарий: самое значимое, что могут дать родители своим детям, – это осознание того, что что бы ни случилось, они смогут найти поддержку в родительском доме. Тогда у человека появляется возможность рисковать и часто – побеждать.

Диапазон применения байки: в беседе с будущими и молодыми родителями при обсуждении атмосферы семейного быта.

№ 61. Байка «Мой сын никогда не будет сапожником!»

Известна история, рассказанная А. Адлером. Адлер очень плохо учился в гимназии. Однажды учитель вызвал его отца и сказал ему, что его сын может быть только сапожником, поскольку совершенно не справляется с уроками. Однако отец очень четко ответил учителю-предсказателю: «Мой сын никогда не будет сапожником!»

Он вернулся домой и не стал читать мораль ребенку. При этом каждый день он занимался с сыном математикой. Через некоторое время мальчик стал первым в классе. Отец и научил его преодолевать трудности, и дал информацию, позволившую в дальнейшем создать теорию, которая, в отличие от теории З. Фрейда, большое значение в формировании личности придавала влиянию семьи.

Мораль: отец, который не жалеет времени на ребенка, может добиться хорошего результата.

Комментарий: многие дети учатся плохо не потому, что не имеют необходимых интеллектуальных способностей, а потому, что не умеют учиться. Достаточно с ними позаниматься, чтобы они могли дальше двигаться успешно в области освоения знаний.

Диапазон применения байки: консультация родителей проблемных детей, тренинг общения подростков.

№ 62. Байка «Вкусивши сладкого, не захочешь горького»

Это выражение берет свое начало в «Повести временных лет», написанной летописцем Нестором на рубеже XI–XII вв. [33]. Оно относится к событию, когда киевский князь Владимир Святославич встретил своих посланников, отправленных в разные концы света, чтобы выбрать подходящую религию для Руси. Посланники, побывав в разных храмах и ознакомившись с различными видами служб, однозначно определили «веру греческую», или православие, как лучшее из виденного. Сопоставляя типы служб, они произнесли эту фразу.

Мораль: человек с трудом отказывается от более удобного и приятного в пользу менее удобного и менее приятного.

Комментарий: ребенок, который привык к отсутствию интеллектуальной нагрузки или обязанностей, будет сопротивляться получению их, и тем сильнее, чем старше становится.

Очень важно, чтобы ребенок всегда был вовлечен в некоторую деятельность. Именно поэтому родители должны заранее планировать занятия ребенка. Однако следует помнить, что у него должно быть и свободное время.

Диапазон применения байки: консультация родителей проблемных детей.

№ 63. Байка «Сколько времени смотреть телевизор?»

Одна мама жалуется на приеме у психолога, что ребенок смотрит по телевизору все передачи подряд. Однако в ответ на вопрос о том, как их семья отдыхает по вечерам, мама заявляет, что они сидят и смотрят телевизор.

Мораль: дети копируют поведение своих родителей.

Комментарий: в семьях, где родители не смотрят телевизор, дети также не смотрят его. Дети не имеют самостоятельного поведения. Значимость событию придают взрослые. Если взрослые каким-то другим образом проводят вечера, то дети обучаются вместе с ними заниматься этими же вещами.

Диапазон применения байки: консультации молодых родителей и родителей проблемных детей.

№ 64. Байка «Я плачу не для тебя, а для мамы»

В книге К. И. Чуковского «От двух до пяти» [42] приведено высказывание ребенка. Он плачет, к нему обращается человек со словами успокоения, но ребенок четко ему заявляет: «Я плачу не для тебя, а для мамы».

Мораль: не всегда плач ребенка является свидетельством боли. Весьма часто он служит механизмом манипуляции родителями.

Комментарий: если родители чувствительны к слезам ребенка, то он быстро обучается использовать плач для управления взрослыми. Любой внешний наблюдатель отличает нудное хныканье от реального горя, однако некоторые мамы легко ловятся на этот прием.

Диапазон применения байки: консультация молодых родителей, родителей проблемных детей.

№ 65. Байка «Сарказм в воспитании и его последствия»

В одном из судов небольшого городка слушалось дело, в котором несовершеннолетний сын обвинялся в убийстве своего отца. В разговоре с психологом мальчик сказал, что очень любил своего папу. Однако тот постоянно подтрунивал над ним, сарказм был типичной реакцией на все действия мальчика. Даже когда он привез грамоту, которую получил за первое место на конкурсе среди подростков, отец насмехался над ним. В какой-то момент насмешки переполнили чашу терпения мальчика, и он бросился на отца с топором, чтобы напугать его. Однако подросток не рассчитал силу.

Мораль: дети не понимают сарказма примерно до 12 лет.

Комментарий: сарказм – высказывание, сочетающее в себе словесное содержание одного качества и эмоцию, несущую обратный словесному содержанию смысл. Ребенок до формирования у него формального мышления не способен понять смысл такого полярного высказывания. У него создается ощущение непредсказуемости поведения родителя и как следствие развивается невротическое поведение, а оно всегда разрушает личность ребенка.

Диапазон применения байки: консультация родителей проблемных детей, тренинг личностного роста у подростков.

№ 66. Байка «Вы как будто меня проверяете!»

Однажды летом я отдыхала на берегу водохранилища. Примерно в десяти метрах от берега были выставлены буйки, так что тем, кто любил плавать, разгуляться было негде. Поэтому многие просто заплывали дальше буйков. Раньше там не было службы спасения, поэтому никто и не контролировал любителей дальних заплывов. В тот год служба впервые появилась. Мы по привычке поплыли за буйки, но тут к нам подплыла лодка спасателей, и молодой человек, сидевший в ней, произнес замечательную фразу: «Вы как будто меня проверяете!»

Но ни я, ни мои спутники вообще не имели в виду этого молодого человека, когда направлялись за буйки. Нам просто хотелось поплавать. Однако этот молодой человек воспринимал наши действия как направленные специально против него.

Мораль: мы иногда объясняем поступки других как обусловленные нашими действиями, тогда как их поведение вообще от нас не зависит.

Комментарий: часто мы смотрим на вещи таким образом, как будто сами являемся центром мира и люди ориентируются в своих поступках на наше поведение. Это детское ощущение, поскольку только ребенок не знает о том, что каждый человек имеет свою позицию, свой взгляд на мир. Задача родителей состоит в том, чтобы постепенно обучать ребенка тому, что его точка зрения не является единственной. Ребенок готов к этому уже в возрасте пяти лет. Рассказывая ему о своих чувствах и представлениях, взрослые готовят его к осознанию разнообразия точек зрения разных людей. Однако некоторые люди до взрослого состояния сохраняют уверенность в том, что мир вертится вокруг них.

Диапазон применения байки: тренинг личностного роста у подростков, консультирование родителей проблемных детей относительно необходимости осознания подростками разнообразных точек зрения на явления внешнего мира.

№ 67. Байка «Папа, а кто мой отец – ты или товарищ Сталин?»

Это бытовая история, рассказанная человеком, родившимся до Великой Отечественной войны. По радио постоянно звучала фраза: «Отец народов – товарищ Сталин». Мальчик воспринял этот текст буквально, а потому подошел к отцу и спросил его: «Папа, а кто мой отец – ты или товарищ Сталин?» На это отец сказал, что сейчас возьмет ремень, чтобы сын понял, кто его отец.

Мораль: родители должны обсуждать с детьми все возникающие у них вопросы, а не доверять развитие ребенка средствам массовой информации.

Комментарий: мой дядя, который жил в то же время, потерялся, когда ему было 3 года. Его нашли по объявлению: «Потерялся мальчик, который может говорить два слова: Сталин и Папанин». Нам кажется, что дети не слышат радио и телевизор, поскольку им непонятно содержание программ. Им действительно непонятно содержание программ. Иногда они воспринимают слова, произносимые в них, в прямом значении, а не в символическом, как это часто бывает в СМИ. Но вся эта информация западает им в душу и участвует в формировании их личности иногда существенно больше, чем беседы с родителями и их рассуждения о жизни.

Диапазон применения байки: консультация родителей относительно влияния информации, которую дети пассивно воспринимают из СМИ, обсуждение ситуаций, когда, например, родители в присутствии малышей смотрят боевики или эротические фильмы, полагая, что информация детям недоступна.

№ 68. Байка «Осознание смысла смерти»

Моему сыну было 4 года. Он подошел к отцу и спросил его, почему насекомое, которое мы видели утром на море, называется поденка. Отец был зоологом, поэтому, не имея ничего серьезного, просто сказал, что поденка так называется потому, что она живет только один день.

– А потом? – спросил сын.

– А потом – умирает, – ответил спокойно отец.

И вдруг ребенок начал плакать. Его нельзя было остановить никакими уговорами. Вдруг он понял, что такое смерть и что смерть будет у всех. Он плакал очень долго, пока я не придумала, что люди умирают лишь тогда, когда им становится тяжело жить. Но потом они вновь рождаются.

Мораль: маленькие дети нуждаются в защите от понятия «смерть».

Комментарий: в деревне ребенок рано привыкает к смерти, потому что все рождения и смерти проходят на глазах общины. Это понимание смерти происходит не в одиночестве, а при большом стечении народа, у которого ребенок и учится реагировать на подобное событие.

В городе все не так. И смерть близкого может нанести травму маленькому человеку. Но это не значит, что родители должны избегать разговоров на эту тему. В возрасте от 3 до 5 лет у ребенка формируется защита против понятия «смерть». Это означает, что все случаи смерти он не соотносит с собой и принимает информацию о смерти без осознания временности собственной жизни. Возможно, городским детям стоит сообщать о смерти их близких, но не нужно показывать их тела. Все равно тело умершего слишком не похоже на живого и любимого ребенком человека. Пусть в их сознании он и останется живым и теплым. На этом же основании ребенок лет до 10 может не участвовать в похоронных мероприятиях. Но с ним можно позднее приходить на кладбище, чтобы вспоминать того, кто был так дорог. В любом случае необходимо осторожно относиться к чувствам ребенка, пока у него не сформирована надежная психологическая защита против понятия «смерть».

Диапазон применения байки: обсуждение с родителями проблемы участия ребенка в мероприятиях, связанных с похоронами близких родственников.

№ 69. Байка «Мат из уст малыша»

Ребенок вернулся из детского сада, и семья услышала новые слова, которые он произносит легко и громко, поскольку пока не понимает их смысла. Большинство родителей пугаются этого и наказывают ребенка, что часто имеет обратный эффект: ребенок запоминает эти слова навечно.

Мораль: дети автоматически произносят слова, которые говорят другие дети и взрослые. Им свойственно повторять новые слова и играть с ними.

Комментарий: если ребенка ругать за произнесение нецензурных слов, то он запомнит эти слова и будет долго их повторять. Эффективнее спокойно сказать, что у вас в семье такие слова не произносятся, поскольку у них есть дополнительный плохой смысл и они оскорбляют слух других людей. Каждый раз, когда ребенок случайно произнесет это слово, родитель должен спокойно напомнить о том, что такие слова в их семье не произносят. Через некоторое время они исчезнут из лексикона ребенка. Но если хоть один взрослый упоминает их в разговоре дома, они прочно отложатся в голове ребенка.

Диапазон применения байки: консультации молодых родителей.

№ 70. Байка «Встреча с прекрасным»

Карл Юнг [43] вспоминает, что, когда ему было около 6 лет, тетка повела его в музей. Там он был восхищен чучелами птиц, а потому долго-долго рассматривал экспонаты. Время экспозиции закончилось, и зал закрыли. Им пришлось идти к выходу в обход через зал античной скульптуры. Ребенок был потрясен впервые увиденными людьми из мрамора. Тетка все время твердила: «Закрой глаза, гадкий мальчишка». Юнг писал: «Я лишь потом осознал, что скульптуры были обнаженными, что на них только фиговые листы. Такова была моя первая встреча с прекрасным. Тетка кипела от негодования, будто она выволокла меня из борделя».

Мораль: видеть в обнаженном гадкое могут только взрослые. Со временем дети обучаются этому взгляду на естество.

Комментарий: очень важно научить ребенка воспринимать обнаженное тело не как нечто непристойное, а как естественное. Для этого маленький ребенок должен видеть своих близких в таком виде. Раньше на Руси люди ходили в баню всей семьей. Чем спокойнее будут родители, тем спокойнее будут и дети. В современной Европе во многих саунах и мужчины и женщины находятся в одном помещении. При этом пребывание в таких условиях не вызывает ажиотажа. Следует разрешать ребенку рассматривать картины обнаженных тел. Они не будут запретными, а потому перестанут вызывать чрезмерное любопытство.

Диапазон применения байки: разговор с родителями дошкольников о сексуальном воспитании ребенка.

№ 71. Байка «Кража»

В жизни известнейшего экзистенциалиста и писателя Жана-Поля Сартра имеел место такой факт [35]. В детстве он заболел обычной простудой, но возникло осложнение, которое привело к лейкоме правого глаза: глаз практически перестал видеть, и возникло выраженное косоглазие. В школе он был одним из самых плохих учеников и играл одновременно роль гения и изгоя. Мальчику очень хотелось заслужить любовь сверстников. Он стал красть деньги у матери и покупать на них пирожные для одноклассников. С тех пор у него возникало одновременное ощущение липкой сладости и тошноты. Это сочетание сам себе уже взрослым он объяснял тем, что сладость связывалась с чувством вины. Однако скоро все выяснилось, и он стал подвергаться насмешкам одноклассников, которые сначала с удовольствием ели пирожные за его счет, а потом с не меньшим удовольствием издевались над ним, а не сочувствовали. Ему пришлось уехать к деду в Париж, где он поступил в престижный колледж и где никто не знал о данном происшествии.

Мораль: ребенок часто желает заслужить любовь одноклассников и не всегда использует для этого адекватные методы. Но эта ошибка не станет фатальной, если взрослые найдут верное решение.

Комментарий: эта быль требует двух комментариев: как не доводить ситуацию до столь тяжелых последствий и как вести себя, когда ребенок уже совершил подобный проступок.

Желание быть любимым возникает не только в подростковом возрасте, но и гораздо раньше. Потребность в любви и сильная зависимость от симпатии сверстников обусловлены заниженной самооценкой ребенка, как, например, в данном случае, когда болезнь вызвала физическое уродство. Уже в дошкольном возрасте можно определить, как ребенок завоевывает любовь товарищей, насколько легко ему с ними общаться. Если родитель в это время научит малыша знакомиться с другими детьми и общаться, не прибегая к кошельку родителей, то позднее у ребенка не будет проблем. Чем меньше ребенок и чем раньше родитель видит проблему, тем легче она решается.

Если же родитель столкнулся с фактом кражи и понял, что деньги шли на «покупку» друзей, то нельзя применять привычное наказание. Ребенок уже наказан своими сверстниками, которые его легко предадут, а выдержать это переживание ребенок сможет только при поддержке близких. Следует поговорить с ним (хотя это нужно было сделать раньше, тогда инцидент бы не возник) о том, как родитель зарабатывает деньги. Затем о том, что купленная дружба исчезает вместе с истощением кошелька, и, наконец, взрослому нужно предложить собственную дружбу.

Диапазон применения байки: обсуждение на тренинге личностного роста с подростками того, что ошибки могут быть серьезными, но не фатальными, разговор о необходимости поддержки оступившегося подростка; консультирование родителей проблемных подростков.

№ 72. Байка «Уборка в комнате»

Мать входит в комнату подростка и говорит ему спокойно и корректно: «Убери в комнате». Затем она уходит, приходит через пятнадцать минут и обнаруживает, что в комнате не произошло никаких изменений. Ребенок продолжает заниматься своим делом, как будто не получал указаний взрослого. Мама вновь повторяет свое требование и уходит. Ситуация повторяется несколько раз. Наконец, мама, как разъяренная фурия, врывается в комнату, начинает кричать и высказывать полный список претензий, который был накоплен за последнее время. Ребенок быстро прекращает занятия и приступает к уборке. Чему мама научила ребенка? Тому, чтобы ждать, когда она дойдет до белого каления, и тогда начинать выполнять ее просьбу.

Мораль: мы можем полагать, что обучаем ребенка одному, но он получает от нас совсем другой урок.

Комментарий: поощрение и наказание – два типичных метода, используемых в общении для влияния на поведение собеседника, прежде всего для повышения его мотивации к выполнению или невыполнению определенного действия.

Согласно Б. Ф. Скиннеру, одному из основателей бихевиоризма, научение происходит на основе подкрепления [37]. Подкрепление – это любое действие, которое повышает вероятность появления поведения, предшествующего ему. Например, похвала ребенка после получения положительной оценки может привести к тому, что ребенок захочет и дальше получать положительные оценки и будет хорошо учиться. Скиннер подчеркивает, что поощрение, или вознаграждение, не соответствуют термину «подкрепление». Поощрение нужно заслужить, более того, оно может отстоять от поведения, которое поощряется. Например, ребенок приложил усилия для обучения вчера, утром получил пятерку, а вечером – похвалу матери. Подкрепление же идет непосредственно за поведением и может быть случайным (таким образом формируется пристрастие к азартным играм: было очень плохо, случайно подошел к игровому автомату и выиграл кучу денег. Ситуация мгновенно изменилась, а цепочка «действие – подкрепление» замкнулась. Теперь человек спустит все деньги, и не только свои.).

Подкрепление может быть и позитивным, и негативным (и положительным, и отрицательным). Положительное подкрепление – такое действие взрослого, которое будет приятно ребенку, и он захочет повторить свое хорошее (для взрослого) поведение еще раз. Например, отец начал больше времени проводить с сыном, занимаясь с ним математикой, сын стал получать больше отличных оценок по этому предмету (позитивное подкрепление). Отрицательное подкрепление – такое действие взрослого, после которого ребенок усилит или видоизменит свое «плохое» поведение, то есть сохранит его. Например, отец выпорол сына за курение, и сын научился курить так, чтобы отец этого не замечал (негативное подкрепление). В обоих случаях подросток обучился некоторому действию.

С этой точки зрения подкрепление существует для того, чтобы ввести новый элемент в поведение, тогда как наказание направлено на изъятие его из практики. Например, продолжая вышеприведенный пример, отец начинает больше времени проводить с сыном, занимаясь с ним в гимнастическом зале, и тот прекращает курить (в данном случае курение исчезает из поведения). Однако в реальной жизни многие родители путают негативное подкрепление с наказанием и, желая наказать ребенка, негативно его подкрепляют (то есть вместо изъятия определенного элемента поведения его закрепляют). Этим механизмом объясняются все виды нежелательного поведения исследователями, придерживающимися точки зрения бихевиоризма.

Например, первоклассник, сидящий на последней парте, каждый день провоцирует терпеливую учительницу накричать на него, так как он мешает другим детям на уроке. На следующий день ребенок повторяет все с самого начала и вновь доводит учительницу до крика. С точки зрения теории Скиннера ребенок научился в семье тому, что родители не реагируют на него, когда он ведет себя тихо. Он может привлечь их внимание только плохим поведением. В этом случае они начинают его ругать. Для большинства детей сам факт внимания более важен, чем содержание этого внимания. Именно поэтому в школе, желая вызвать интерес учительницы, ребенок будет интуитивно провоцировать ее на крик. Для эффективного разрешения ситуации, направленного на выработку у данного ребенка поведения, которое не мешало бы другим ученикам в классе, необходимо действие, не подкрепляющее негативное поведение (вывод определенного элемента из ситуации). Ребенок по привычке начинает вертеться, но учительница, изучившая бихевиоризм, не обращает внимания на это. Однако в тот момент, когда он, устав от ерзания, затихнет на несколько минут, она должна подойти к нему, дотронуться до его плеча и сказать, что ей нравится его такое спокойное поведение. Тогда на уроке этого преподавателя данный ребенок будет сидеть тихо, ожидая и в следующий раз от нее подобного подкрепления.

Мы также проводили исследование поведения детей в ситуации наказания и поощрения и записывали у детей кардиограмму, когда они рассказывали о своих переживаниях. Оказалось, что если ребенок утверждал, что его не поощряют или поощряют недостаточно, то у него отсутствовали изменения сердечного ритма на наказание любой силы. Но у детей, утверждавших, что их часто ласкают родители, любое, даже слабое, наказание вызывает весьма сильное изменение сердечных сокращений. Следовательно, именно поощрение отвечает за формирование нового типа реакций.

Диапазон применения байки: консультирование родителей относительно формирования социально приемлемого поведения у ребенка.

№ 73. Байка «Чему учат родители детей, когда наказывают их?»

Мы провели обширное психологическое исследование школьников разного возраста и их родителей. В этом исследовании они отвечали на вопросы, связанные с наказанием и поощрением в семье. В одном из заданий требовалось описать, что чувствует в процессе наказания другой участник события. Оказалось, что ни дети, ни родители не называют правильно эмоции друг друга. Если для детей это незнание простительно, то факт, что родители ошибаются, называя чувство ребенка, показателен. По определению, наказание – это метод воспитания, после проведения которого дети перестают делать нечто, против чего направлено само наказание. Если родители наказывают, то они должны продумывать последствия своих действий, быть внимательными к происходящему, тогда воздействие будет эффективным. Оказалось, что большинство наказаний родители осуществляют в состоянии раздражения, охваченные эмоциями, не воспринимая при этом эмоционального состояния ребенка. Однако это тоже обучение, поскольку они обучают своих детей тому, чтобы они могли в определенный момент переставать воспринимать эмоции другого человека и активно проявлять собственные. Но это не имеет никакого отношения ни к наказанию, ни к каким другим методам воздействия на ребенка. Это обучение нечувствительности к другому человеку и его состоянию. Дети вырастают, и точно так же ведут себя по отношению к собственным детям.

Мораль: наказание должно проводиться только тогда, когда родитель спокоен. Необходимо соотносить собственное воздействие с полученным результатом.

Комментарий: мы уже определили, что наказание – это некоторое действие, после которого ребенок перестает делать то, что не нравится родителю. Если ребенок продолжает делать что-то, то это означает, что родитель не наказывает, а, напротив, подкрепляет действия ребенка.

Скиннер провел множество экспериментов, доказывающих неэффективность наказания [37]. Так, в одном эксперименте две группы крыс обучили некоторому действию. Затем это дейст вие подверглось обычному угашению в одной группе (реакция просто не подкреплялась), тогда как в другой группе это угашение сопровождалось наказанием: при прикосновении к рычагу крысы получали удар током (предполагалось, что неприятное ощущение с большей вероятностью заставит крыс не прикасаться к рычагу). Было проведено три серии с угашением, причем ток крысы получали только в первой. Оказалось, что в этой первой серии они действительно реже нажимали на рычаг. Но в двух последующих сериях, когда наказания не было, они существенно чаще притрагивались к рычагу, чем крысы контрольной группы, которые не подвергались наказанию ни в одной из серий. Скиннер утверждал, что наказание лишь подавляет поведение, но когда страх проходит, интенсивность подавленного поведения возвращается к прежнему уровню. Согласно Скиннеру, альтернативой наказанию должно быть угашение реакции (в этом случае родитель не замечает поведения, которое ему не нравится, но интенсивно поощряет поведение, которое хочет развить у ребенка).

Диапазон применения байки: консультирование родителей детей разных возрастов и проблем.

№ 74. Байка «Дети обнажают ложь родителей»

Мама дома с сожалением говорит, что завтра на работе нужно отмечать день рождения. Для этого нужно покупать много продуктов, желательно купить подешевле и т. д.

Но потом она идет на работу, доброжелательно приглашает всех к столу. В это время ребенок, который пришел помочь маме накрыть на стол, начинает говорить вслух то, что слышал дома вчера.

Мораль: ребенок, в отличие от взрослых, не может различать аудиторию, в которой стоит или не стоит говорить определенные вещи. А все слова родителей он принимает за чистую монету.

Комментарий: взрослый постоянно отслеживает, в каком месте и что он может говорить. Более того, в силу разных обстоятельств он может говорить дома одни вещи, а вне дома – другие. Следует помнить, что дети практически до подросткового возраста не способны различать, где, когда и что можно говорить. Это умение появляется постепенно, с возрастом, и зависит от опыта, но не родителей, а собственного, когда дети получают в ответ на свои слова ту или иную реакцию сверстников. Они могут легко подвести родителей, и в том не будет их вины. Ответственность за двойственность собственного поведения несут родители, а не ребенок, для которого его родители – эталон поведения.

Диапазон применения байки: консультации родителей проблемных детей, работа с группой родителей по оценке ограничений социального интеллекта ребенка.

№ 75. Байка «Не надо врать»

Мама говорит девочке, что врать плохо. Девочка также всем будет повторять мамины слова. Но вдруг кто-нибудь звонит, девочка берет трубку, а мама просит сказать, что ее нет дома. Девочка всем будет повторять, что говорит мама, но и делать будет то, что делает мама.

Мораль: если мы хотим, чтобы наши дети были правдивыми, в том числе и по отношению к нам, мы сами должны говорить правду.

Комментарий: особенность строения психики человека заключается в том, что большую ее часть составляет бессознательное и лишь небольшую – сознание. Сознание воспринимает то, что говорится словами. А бессознательное ориентируется на действия других. Более того, именно бессознательное большей частью отвечает за причины наших поступков. Именно поэтому дети часто говорят то, что говорят родители, и делают то, что делают родители. Этим же объясняется и факт, что люди знают, что такое «хорошо» и что такое «плохо», но поступают так, как поступают.

Диапазон применения байки: групповая дискуссия с подростками о природе человеческих поступков, консультирование родителей проблемных детей.

№ 76. Байка «Зависть»

Н. Донская [7] описывает эпизод своей жизни, после которого она перестала завидовать. Однажды она, пятилетняя девочка, вместе с другими такими же детьми делала куличики из песка. Для того чтобы куличики получались, нужен был мокрый песок. Было решено в него пописать. Мальчики встали и направили струйки куда положено, а девочки сели, и струйки самостоятельно направились туда, куда было удобно струйкам. Автор описывает свое несказанное удивление и желание сделать так же, как и мальчики. Она решила потренироваться сначала дома. Там у них не было удобств, но ей, как самой маленькой, разрешалось пользоваться ведром. Поднакопив силенок, она побежала домой, встала в позу мальчиков и начала пробовать. К ее сожалению, все струйки побежали по ногам, а под ними образовалась лужица. Она подумала, что что-то делает не так. И решила организовать мальчиков для получения мокрого песка еще раз, чтобы посмотреть повнимательнее, как они это делают.

Мальчики послушно выполнили необходимое, и тут она впервые, хотя и имела старших братьев, обратила внимание на то, что у всех мальчиков есть специальные штыречки, которые помогают им управлять струйкой.

Мораль: автор заключает: «Но потом до меня дошло, что изменить ничего невозможно. Я поняла, что даже если каким-то чудом все мальчики на Земле лишатся “этого”, то у меня “это” не появится все равно. Потому что есть вещи, которые невозможно выменять, выпросить или забрать. А потому и завидовать бессмысленно».

Комментарий: очень часто родители обращаются по поводу того, что их дети хотят что-то, а они не могут себе позволить купить это. В этом нет трагедии, потому что это закон жизни. Мы всегда должны выбирать. Сколько бы денег ни было у человека, он не может съесть все, что видят глаза, надеть все костюмы, которые лежат в магазинах, поиграть во все игрушки и т. д. Поэтому надо с раннего возраста учить детей тому, что есть вещи, которые мы просто принимаем как данность, без сожаления по поводу того, что мы этого не можем или нам этого не достанется. Мужчины не могут то, что могут женщины. И наоборот. Одни могут петь, другие – рисовать, а третьи – решать задачи. Важно принимать себя таким, какой ты есть, и общаться с людьми, умеющими делать что-то другое, получая от этого общения удовольствие.

Диапазон применения байки: групповая работа с подростками, групповая работа с родителями.

№ 77. Байка «Материнская любовь как катализатор творчества ребенка»

Анализ детства творческих личностей позволяет понять те факторы, которые способствуют раскрытию таланта. С этой точки зрения, фигура Леонардо да Винчи, безусловно, показательна. Леонардо да Винчи появился на свет в 1452 г. и был незаконнорожденным сыном нотариуса Пьеро да Винчи и крестьянской девушки Катерины [44]. Отец забрал сына от матери, и Леонардо жил с ним и мачехами в доме деда. Но при этом родитель никогда не признавал Леонардо своим сыном, даже когда тот стал знаменитым, и не оставил ему наследства. Законные дети появились у отца Леонардо только в 72 года от треть ей жены, а художнику было уже около 20 лет. В то же время две первые мачехи, не имевшие собственных детей, очень любили маленького Леонардо, баловали его и дали ему много любви, которой он не мог получить от отца.

Мораль: для развития творческих способностей ребенка в большой мере необходима любовь матери или воспитателей.

Комментарий: творчество требует свободы от привычного. Но такая свобода в мышлении возможна, если в детстве ребенку дана свобода действия, если не подавляются его инициатива, любопытство и ему позволяется настаивать на своем. Это возможно при безграничной любви матери, которая становится катализатором творческой активности уже взрослого человека.

Диапазон применения байки: консультация молодых родителей, желающих развить творческие способности ребенка.

№ 78. Байка «Застенчивость»

Сальвадор Дали [12] вспоминает: «В родительском доме я установил абсолютную монархию. Все готовы были мне служить. Родители боготворили меня» (это подтверждение высказывания, предлагаемого в предыдущей байке). Однако отец Дали считал, что его сын должен учиться в обычной гимназии. Оказалось, что ребенок, который в родном доме был практически божеством, не мог завязывать туфли, хотя все дети в классе, живущие совсем в других условиях, могли это делать. Существовало множество таких мелких вещей, которые были недоступны сыну аристократа. Это привело к формированию у ребенка выраженной застенчивости. Как и полагается, эта застенчивость сочеталась с нестерпимым желанием внимания со стороны окружающих. И однажды мальчик нашел способ привлечь внимание всех.

Он учился в колледже, в котором был внутренний дворик, куда вела из классных комнат крутая лестница. Ему пришла в голову мысль броситься вниз с этой лестницы. Он долго лелеял мысль, но как-то раз все же решился осуществить свое намерение: когда одноклассники и преподаватели спускались по лестнице, он разбежался и прыгнул в разверстую бездну. Он «сильно ушибся, но испытал неописуемое острое наслаждение, заглушившее боль... Этот поступок произвел впечатление – рыдать надо мной сбежались все мои однокашники и даже старшие ученики». Тогда он решил повторить этот номер, когда абсолютно все вышли во двор. «Успех и на этот раз превзошел все ожидания, наверное, оттого, что перед прыжком я возопил что было сил и тем привлек всеобщее внимание. Наслаждение снова оказалось таким острым, что я не почувствовал боли, и не преминул продолжать в том же духе – примерно раз в неделю я кидался с лестницы… Никогда не забуду тот дождливый октябрьский вечер. Я не спеша двинулся по лестнице. Из дворика веяло влажным ароматом – цвели розы. На небе горел закат, высвечивая в облаках то леопарда перед прыжком, то каравеллу, то Наполеона в треуголке. Столпившиеся во дворике враз подняли головы и замерли: священная тишина поглотила все шорохи и крики. Высоко подняв голову, осененную ореолом, я двинулся вниз. Я шел медленно, ступая со ступеньки на ступеньку и упиваясь восторгом, – ни за что на свете, ни с кем, даже с Господом Богом, я не поменялся бы тогда местами».

Мораль: очень часто за застенчивостью скрывается страстное желание славы и всеобщего внимания.

Комментарий: воспитание ребенка требует особого внимания к застенчивости. Она вырабатывается обычно тогда, когда ребенок не научен или не способен делать то, что делают другие дети, поскольку родители делают эти вещи за него или он имеет тот или иной физический недостаток. Тогда неумение что-то делать приводит к неэффективному способу привлечения внимания к своей особе (краже, как это делал Сартр, или к паданию вниз головой, как это делал Дали).

Диапазон применения байки: групповая работа с подростками, консультирование родителей проблемных детей о необходимости вовремя приобщать детей к типичным навыкам, которыми они овладевают по мере взросления.

№ 79. Байка «Беспроблемный ребенок»

На приеме у психолога мать сообщает в подробностях о болезни младшего ребенка и всех неприятностях, которые семья переживала в связи с этим. На вопрос о втором, старшем ребенке она беспечно отвечает: «О, он у меня беспроблемный». Эти слова должны насторожить психолога, поскольку формироваться беспроблемно личность не может.

Мораль: развитие личности ребенка всегда проходит через кризисы, которые должны доставлять проблемы его родителям.

Комментарий: формирование личности – это осознание собственных желаний и нежеланий. В такие переломные моменты, которые часто называются кризисами того или иного возраста, человек пробует свои возможности и проверяет реакции близких на свои действия. Если ребенок не обнаруживает подобных действий, то это свидетельствует о подавлении его личностного роста. Часто это происходит тогда, когда в семье рождается более слабый или болезненный ребенок. Мать не может равноценно распределить свои силы между детьми, причем на старшего ребенка возлагается дополнительная ответственность за судьбу больного ребенка («Ты же старшая, должна понимать, что малышу нужна тишина» и т. д. – множество однотипных высказываний, подавляющих активность старшего ребенка ради здоровья младшего). В этой ситуации становление личности старшего происходит болезненно, то есть без естественной проверки внутренних гипотез ребенка относительно представлений о себе. Поскольку гипотезы не проверяются на родителях, они могут быть крайне субъективны и не соответствовать ни требованиям общества, ни требованиям семьи. Такие гипотезы представлены высказываниями: «Я – …». В нормальных условиях ребенок проверяет их на своих близких, ведя себя соответствующим образом, и отбрасывает одни, сохраняя другие, в зависимости от того, как реагируют на его действие окружающие.

В семье, в которой есть больной ребенок, здоровый ребенок пока лишь накапливает гипотезы без возможности проверить. И как только исчезнут проблемы у больного ребенка, этот старший обязательно обнаружит свои, которые могут проявляться в том, что подросток попадет в неблагополучную компанию или начнет совершать противоправные поступки. Мы уже затрагивали проб лему, связанную с потребностью заслужить любовь сверстников. В данном случае такая потребность будет обусловлена недостаточным вниманием со стороны родителей.

Диапазон применения байки: усиление внимания родителей, обратившихся по поводу проблемного ребенка, к ребенку, который пока не вызывает вопросов.

№ 80. Байка «Вырасту, выйду замуж, разведусь и буду жить счастливо»

Быль. Девочка 7 лет живет с мамой и бабушкой. Только что произошел развод родителей. На вопрос взрослого, что она собирается делать в жизни, она уверенно отвечает: «Вырасту, выйду замуж, разведусь и буду жить счастливо». Через 30 лет она с точностью выполнила свой план.

Мораль: поведение родителей и их обсуждение встающих перед ними проблем формирует сценарий жизни ребенка.

Комментарий: родители должны быть осторожны в своих действиях и обсуждениях своих поступков. Именно их способы решения проблем усваивают дети. В данном случае ребенок уже в 7 лет знал, что брак – явление временное. Именно поэтому выросшая девочка не считала выбор мужа и сам брак ответственным действием, поскольку, по ее мнению, счастливой жизнь могла быть только вне брака.

Диапазон применения байки: групповая работа с подростками, консультирование родителей, находящихся на грани развода или уже расторгших свой брак.

№ 81. Байка «Аисты, дети, щенки»

В своих воспоминаниях К. Юнг [43] пишет, что стал сомневаться в искренности родителей и взрослых, когда услышал их рассказы об аистах, разносящих детей по семьям. К моменту, когда родители рассказывали ему про аистов, он уже знал, что у собаки в помете несколько щенков, и помнил свои рассуждения относительно того, сколько ходок должен сделать аист, чтобы собрать весь помет одной собаки вместе.

Мораль: дети подчас более проницательны, чем мы думаем, а их рассуждения могут привести к неверным выводам, если мы наделяем их изначально ложной информацией.

Комментарий: родителям не стоит обманывать детей даже в мелочах. Иначе это вернется ложью детей в ответ на расспросы родителей. Однако и вдаваться в излишние подробности также не стоит. Первый вопрос малыша: «Откуда я появился?» – обычно вызывает реакцию тревоги у мамы. Однако дети могут ориентироваться в проблеме только в рамках собственного восприятия и мышления. Это означает, что в этом вопросе не заложена потребность узнать о половом акте, о котором дети до определенного возраста (он различаен в деревне и в городе, а также определяется социальным окружением ребенка) ничего не подозревают. Необходимо сначала уточнить, что именно ребенок хочет узнать. Он может ответить, например, что сосед сказал ему, что он родился в деревне. Тогда мама и должна отвечать в рамках данного вопроса – в каком конкретно месте родился ребенок. Если же вопрос будет иметь более глубокий смысл, то лучше показать ему одну из популярных книг, где рассказывается о развитии ребенка в утробе матери. При этом ребенок освоит социально приемлемую терминологию, и, возможно, объяснение покажется ему скучным. Но это не будет выглядеть как нечто запретное, вызывающее излишнее любопытство, а при желании ребенок самостоятельно возьмет этот источник и еще раз посмотрит интересующие его картинки. Обман родителей все равно когда-нибудь вскроется, и ребенок поймет, что мама или папа могут обмануть его. Вряд ли родителям хочется, чтобы он так считал.

Диапазон применения байки: разговор с молодыми родителями о сексуальном воспитании ребенка.

№ 82. Байка «Прикосновение к гениталиям»

Жалоба воспитателя детского сада: в детский сад привели новую девочку 4 лет, у которой буквально в тот же день обнаружились специфические особенности в поведении: как только возникает любое затруднение, ее ручка автоматически тянется к трусикам. И она, не прячась от других детей, начинает ритмичными движениями возбуждать себя. К ужасу воспитателя, это поведение весьма быстро стало распространяться по группе. Часть родителей в связи с этим начали требовать вывода девочки из группы. Родители же девочки, к удивлению воспитателя, заметили такое поведение ребенка только тогда, когда им прямо указали на него. Взбешенная мать тут же криком и шлепками наказала испуганного ребенка, который и не понял, что произошло. А привлеченные событием дети с еще большим интересом стали относиться к новенькой девочке.

Мораль: дети легко копируют поведение друг друга, поэтому прикосновение к гениталиям весьма быстро распространяется в группе детского сада.

Комментарий: ребенок в возрасте 2 лет начинает активно осваивать собственное тело. У него нет знаний о том, почему одни части тела можно трогать, а другие – нет. Некоторые дети, долго остающиеся без присмотра, а потому посвящающие особенно много времени исследованию своего тела и его возможностей, обнаруживают, что раздражение определенных мест вызывает приятное ощущение и успокаивает. Они научаются вызывать это состояние удовлетворенности, когда трудности порождают неприятное чувство.

Строгое наказание за такое поведение приведет к тому, что ребенок будет продолжать совершать действие, но научится избегать присутствия взрослых в такие моменты.

Подобное поведение наблюдается у большинства детей. Но потом они находят более интересные занятия и забывают о своем мимолетном открытии.

Таким образом, наилучший способ избежать привычки прикосновений ребенка к собственным гениталиям – не оставлять его надолго без присмотра и научить находить полезные занятия. Когда же взрослый видит, что рука ребенка движется в определенном направлении, лучше отвлечь его внимание и предложить какую-то конструктивную деятельность. В этом случае у ребенка, с одной стороны, не сформируется негативная привычка, с другой – он научится занимать себя и в будущем предпочтет именно это.

Диапазон применения байки: консультация родителей по поводу сексуального развития ребенка, беседа с воспитателями детского сада и учителями начальных классов.

№ 83. Байка «Останься отец мой в живых, он повис бы на мне всей тяжестью и раздавил бы меня»

Это слова Ж.-П. Сартра, который рано остался без отца [35]. Тот умер от тропической лихорадки, когда сыну не было и года. Дед Сартра – Шарль Швейцер – был родным братом величайшего гуманиста XX столетия Альберта Швейцера. Мать вернулась в родительский дом, и большую часть детства Сартр провел в нем. А когда он вырос и стал размышлять о себе, то написал: «Останься отец мой в живых, он повис бы на мне всей тяжестью и раздавил бы меня».

Мораль: даже отсутствующий отец участвует в формировании личности ребенка. В этом случае он становится символом, позволяющим ребенку сохранить целостность своей личности.

Комментарий: для многих женщин остаться одной и воспитывать ребенка – ситуация, пугающая тем, что они могут не справиться с ней и не сумеют сделать ребенка счастливым. Есть масса фактов, опровергающих это представление.

Отец нужен каждому ребенку, поскольку эффективное формирование его личности связано с представлением, что он – ребенок хороших родителей. Но если ребенок остается без отца, то ему помогают в этом становлении механизмы психологической защиты. В данном случае Сартр объяснил самому себе, почему ему не нужен был отец. Но это не более чем механизм психологической защиты от боли, что отца нет рядом. Сартр состоялся как личность, поскольку в его жизни фигуру отца полностью заменила фигура деда, который очень любил мальчика.

Точно так же в жизни Леонардо да Винчи, о чем мы уже говорили, был реальный отец, который, однако, никогда не признавал сына [44]. Но и здесь положительный результат был потому, что с детства Леонардо считал себя сыном Бога, – так он защитил свою личность от осознания непризнания себя.

Все это означает, что наличие отца крайне важно для воспитания ребенка. Однако обстоятельства не всегда соответствуют требованиям теории воспитания. Поэтому необходимо помнить, что фигура отца может быть замещена фигурой дедушки, дяди или старшего брата, с помощью которых ребенок усваивает образец мужского поведения. Иногда образ погибшего отца (если мать формирует положительный образ) служит для ребенка маяком.

Диапазон применения байки: консультирование молодых родителей, обсуждение роли отца с родителями, находящимися на грани развода.

№ 84. Байка «Этна как тест на божественность»

Древнегреческий философ, поэт, врач, политик Эмпедокл (ок. 492–432 гг. до н. э.) был необычайно одаренным человеком. Он родился на Сицилии в аристократической семье, был сторонником демократии, известным врачом. Это он полагал, что во Вселенной существует четыре первоначала – огонь, воздух, вода и земля, которые он назвал «корнями всех вещей». Эти начала вечны и неизменны, все же изменения видимого мира происходят благодаря их сочетанию друг с другом под воздействием двух фундаментальных сил: притяжения (Любви) и отталкивания (Вражды). «Рождение» и «гибель» – лишь неточные имена, за которыми стоят «соединение» и «разъединение» корней всех веществ. Он предложил и описание судьбы живых существ: душа перевоплощается в тела растений, животных и людей как наказание и освобождение от «круга рождений» после очищения от скверны. Сам Эмпедокл утверждал, что был раньше мужчиной и женщиной, рыбой, птицей, зверем. По легенде, уже при жизни люди признавали его богом за недюжинный интеллект. Он сам настолько уверился в этом, что решил доказать справедливость такого суждения. Поэтому он бросился в жерло вулкана Этна, прямо в кипящую лаву, полагая, что останется в живых. Но с Этной соперничать бесполезно. Вулкан до сих пор стоит над Сицилией, вызывая у зрителей восхищение и страх. И мы никогда не узнаем, что подумал Эмпедокл, когда всем телом ощутил его нечеловеческую мощь.

Мораль: не все представления людей стоит проверять на практике.

Комментарий: родители должны формировать у ребенка четкое чувство опасности перед ситуациями, которые грозят смертью. Иначе вырастают дети, которые полагают, что с ними ничего произойти не может, что бы они ни делали. Они ездят по дорогам без правил, угрожая всем; занимаются опасными видами спорта и т. п. Всем известны последствия подобного поведения.

Диапазон применения байки: групповая работа с подростками, консультирование родителей проблемных детей.

№ 85. Байка «Нет ничего более разрушительного для непосредственно опыта, чем познание»

Это высказывание К. Юнга [44].

Мораль: в развитии ребенка должен быть сначала непосредственный опыт, а потом знание. Когда ребенку сначала рассказывают, что представляет собой явление или вещь, а потом предлагают их испытать, он может почувствовать только то, что ему рассказали, и так и не сможет ощутить их сполна.

Комментарий: собственное ощущение и активность ребенка являются основой его уникального восприятия жизни и формирования собственной картины мира. Если ребенок сначала получает знания извне, а потом проверяет на собственном опыте, то он перестает формировать свой взгляд на жизнь. Например, когда ребенка до школы учат рассказывать по картинке о том, что там нарисовано, то через какое-то время он начинает видеть на картинках то, что видит обучающий взрослый, а не то, что он мог бы увидеть сам. Взрослый уже лишен ощущений, поскольку каждое из них мгновенно дополняется его знаниями о мире. Именно поэтому он видит, как пересекаются рельсы железной дороги, но говорит себе, что они параллельны. Ребенок доверяет себе и своим ощущениям. Он верит, что рельсы пересекаются, а когда он вырастет, то достанет до неба. Но он пойдет в школу, и эта иллюзия всемогущества развеется. Всякое познание меняет восприятие, как бы встраивая его в рамки картины мира, созданной поколениями людей задолго до рождения ребенка. С этой точки зрения чрезмерная интеллектуализация начальной школы (а у нас даже и детского сада) вредна для формирования непосредственной картины мира ребенка.

Диапазон применения байки: беседы с воспитателями детского сада и учителями начальной школы, консультации родителей дошкольников.

№ 86. Байка «Пифагор и диета»

Рекламируя тот или иной товар, производители часто привлекают известных людей. Это объяснимо: у многих есть подспудное ощущение, что талантливый человек талантлив во всем. Но это не совсем так. Великий грек Пифагор [43] считал себя не только математиком и философом, но и великим диетологом. Именно поэтому его школа была не просто философской и математической, но и еще диетологической. Согласно его учению, в пищу нельзя употреблять бобы и сердце, нельзя первым брать ломоть хлеба (то есть все должны ждать, пока кто-то, сильно проголодавшись, не вытерпит) и позволять ласточкам гнездиться под крышей дома. Нельзя есть и собственную собаку (а чужую – можно).

Мораль: при кормлении ребенка не стоит опираться на диету, предложенную великим математиком (или любым другим умным человеком, но не специалистом в данной области). Лучше проконсультироваться у специалиста.

Комментарий: число людей, выступающих в различных СМИ и предлагающих свои диеты, неумолимо растет. При этом правильность своих высказываний и предпочтений они подтверждают статусом специалиста в чем угодно, но только не в медицине или физиологии.

Диеты непрофессионалов обычно составляются взрослыми, часто пожилыми людьми. Известно, что (после 40 лет) чем старше человек, тем менее калорийную пищу и в меньшем объеме ему нужно употреблять. Поэтому часто диеты, предлагаемые такими диетологами для всех, не содержат мясной и молочной пищи. В детстве нельзя ограничивать детей ни в молоке, ни в мясе, поскольку именно в этих продуктах они черпают и материал для строительства организма, и энергию для движения. Необходимо соотносить диету с возрастом человека.

Только в нашей стране есть наказание детей «за то, что не ест». Многие родители полагают, что количество пищи, которая нужна ребенку, должно увеличиваться линейно, то есть чем старше и крупнее ребенок – тем больше пищи. Но это не так. За первый год жизни организм увеличивается в размере в 3 раза. В это время ребенок может есть очень много. Но после 2 лет рост уже не столь стремителен, чем раньше. Поэтому многие дети резко сокращают количество потребляемой пищи. Потом вновь наступает бурный рост, ребенок опять начинает много есть (примерно в 5–7 лет). Затем ребенок снова ест меньше и растет медленнее. Во время пубертатного периода (период полового созревания, у девочек в 11–13, у мальчиков в 13–15 лет), подросток начинает дважды ужинать, а в промежутках между приемами пищи регулярно бегать к холодильнику.

Раньше полагали, что родители должны накладывать определенное количество пищи, а ребенок должен все съедать. Теперь мы знаем, что жировые клетки, появившись в организме, навсегда остаются в нем. Поэтому нужно класть ребенку на тарелку столько, сколько он обычно съедает, или чуть меньше – в расчете на то, что при его желании ему можно положить еще. У каждого ребенка при рождении есть специальный механизм, который регулирует количество необходимой пищи. У большинства взрослых он сломан, поскольку они регулярно участвуют в праздничных мероприятиях, где люди едят не для того, чтобы насытиться, а для того, чтобы получить удовольствие или «заесть» стресс.

Чтобы у ребенка этот механизм функционировал и обеспечивал здоровый образ жизни, родители не должны «впихивать» в него пищу. Еще не было ни одного случая, когда бы ребенок отказался от еды совсем и потому умер от голода. Это возможно только для подростков, да и то под воздействием СМИ или окружающих людей. Но если у ребенка плохой апппетит, то он не должен «кусочничать», то есть добирать еду конфетами, булочками в промежутке между приемами пищи. Не съел ничего за завтраком – будет ждать до обеда. Не поел за обедом – будет ждать до ужина. Аппетит быстро восстановится.

Диапазон применения байки: обсуждение с родителями системы кормления дошкольников.

№ 87. Байка «Я доверял мужчинам – и обманулся, я не доверял женщинам – и оказался прав»

Это выражение принадлежит К. Г. Юнгу [43]. Возможно, это не совсем точное ощущение маленького мальчика, переданное повидавшим жизнь старцем. К. Юнг был очень мал, когда его мать заболела, а потому вынуждена была уехать и оставить его на попечение отца. Он воспринимал это ее исчезновение (даже через 80 лет!!!) как предательство.

С тех пор он не доверял всем женщинам.

Мораль: самый первый опыт общения с близкими накладывает прочный отпечаток на всю оставшуюся жизнь человека.

Комментарий: мы уже отмечали, что в первые два года у ребенка формируются отношения с его близкими, которые будут приняты за эталонные, когда человек начнет строить свою дальнейшую жизнь.

Именно поэтому перерыв в общении с матерью представляется самым опасным фактором, который может изменить отношение человека к целой группе людей.

Диапазон применения байки: консультация будущих и молодых родителей.

№ 88. Байка «У меня есть право смотреть телевизор»

В одном детском саду в старшей группе был введен новый курс «Права ребенка». Через день после первого занятия к психологу детского сада выстроилась очередь из родителей, которые не знали, что можно ответить ребенку, если вечером, когда они отправляют его спать, он отвечает: «У меня есть право смотреть телевизор». Родители не были против занятий. Они догадывались, что в ответе есть какой-то подвох, но не знали, как выйти из ситуации. Оказалось, что психолог детского сада, а также воспитатель, которая вела занятия, также не знали ответа на этот вопрос. Пришлось вызывать специалиста, который был удивлен затруднениями. Он предложил простое решение: «Если у ребенка есть право смотреть телевизор, то у него должна быть обязанность утром самому вставать и собираться в детский сад. Если же его будит и отводит в детский сад мама, то у нее есть право решать, когда ребенок должен ложиться в постель».

Мораль: каждое право предполагает соответствующую обязанность.

Комментарий: многие родители полагают, что несут полную ответственность за ребенка, отказывая при этом себе в праве на требования по отношению к нему. Есть простое правило распределения обязанностей и прав в семье: каждое право предполагает обязанность. У кого больше обязанностей, у того и больше прав. Как только ребенок хочет завоевать новое право, он берет на себя дополнительную обязанность.

Диапазон применения байки: ее нужно рассказывать всем группам родителей, воспитателям, учителям и всем детям.

№ 89. Байка «Чувство вины и наказание»

В своих воспоминаниях К. Юнг писал: «И действительно, я всегда чувствовал себя виноватым, сознавал все свои явные и скрытые недостатки. В силу этого я был особенно чувствителен к порицаниям: все они в основном попадали в цель. Не совершая на самом деле того, в чем меня обвиняли, я знал, что мог бы это сделать. Я даже записывал свое алиби на случай, если меня в чем-либо заподозрят. Было куда легче, когда я действительно совершал дурные поступки. Тогда я по крайней мере знал, в чем моя вина». «Когда моя мать однажды сказала: “Ты всегда был хорошим мальчиком”, – я просто не в состоянии был понять это. Я хороший мальчик? Это невероятно! Я всегда казался себе существом порочным и неполноценным» [43].

Мораль: чрезмерное чувство вины ограничивает возможности человека и искажает его восприятие не только себя, но и мира в целом.

Комментарий: чувство вины – одна из социальных (то есть воспитанных обществом) эмоций. Оно появилось довольно поздно в развитии человека.

«В сознании Нового времени высшим критерием нравственного поведения является внутреннее согласие с самим собой, его соответствие самостоятельно добытым личным убеждениям, свобода выбора и ответственность за этот выбор, ответственность за измену этим убеждениям ради внешней необходимости» [18]. С этой позиции вина – чувство, которое переживает человек в силу того, что нарушил правило, сформулированное им самим. «Критерии эти в эпоху Цицерона даже еще не начинали складываться; классической античности они неведомы. Римлянин I в. до н. э. знал обязательства перед государством, перед родом, группой, перед семьей, ее положением и достоянием, и в той мере, в какой поведение его отвечало их интересам, оно заслуживало одобрения… В число ценностей, завещанных Европе античной культурой в целом и Цицероном в частности, совесть не входила» [18].

Чувство вины насаждается христианством. З. Фрейд полагал, что оно необходимо для воспитания в ребенке нравственности. Но этот тезис спорен. В любом случае чрезмерное чувство вины невротизирует ребенка. Именно поэтому в настоящее время вызывание чувства вины в некоторых странах предлагается рассматривать как насилие над личностью.

Диапазон применения байки: обсуждение с родителями методов наказания и поощрения ребенка.

№ 90. Байка «Ребенок как свидетель»

Д. Майерс [21] описывает следующий эксперимент, проведенный в США. В детский сад пришел некий человек и спросил детей, не помнят ли они такого случая, чтобы их палец попал в мышеловку?

Ни один ребенок не смог вспомнить такой случай. И это вполне объяснимо, поскольку был выбран такой вопрос, чтобы вероятность положительного ответа на него была минимальна. Этот человек приходил в тот детский сад раз в неделю на протяжении десяти недель и все время задавал один и тот же вопрос. На десятый раз все дети в красках рассказали о том, как их палец попал в мышеловку, как они с мамой поехали к врачу, как выглядел врач и что говорил.

Очевидно, что дети солгали, – постоянно повторяющийся вопрос привел к тому, что они «припомнили» то, чего в реальности не было.

Если родители постоянно подозревают ребенка в чем-то, то он начинает ощущать в себе возможность совершить это. И обязательно совершит.

Мораль: чем больше родитель доверяет ребенку, тем больше вероятность, что он будет соответствовать представлениям родителя.

Комментарий: в настоящее время доказано, что человек не вспоминает, а реконструирует события. Это означает, что при каждом припоминании он не воспроизводит в сознании точную картинку проишедшего, а достраивает ее, используя информацию, которую он узнал уже после события. Именно поэтому после каждого посещения человеком детского сада дети все ярче и ярче представляли себе то, чего не было. Многие взрослые, если им регулярно серьезно говорить о том, что они взяли такую-то книжку у собеседника, после пятого раза начнут сомневаться в себе и даже начнут «припоминать», как они это делали. Именно поэтому чем младше ребенок, тем осторожнее родители должны выяснять обстоятельства тех или иных событий, никогда не описывая того, о чем спрашивают у детей. Иначе они легко встроят содержание вопроса в свой ответ. Так, многие дети по рассказам родителей «знают» о своем детстве.

Когда мы утверждаем, что чем больше родитель доверяет ребенку, тем больше вероятности, что он будет соответствовать представлениям родителя, то имеем в виду полное доверие. Родитель может доверять на словах, а в душе сильно сомневаться. Ребенок чувствует душу родителя, он стремится соответствовать тому, что происходит в ней, а не словам.

Диапазон применения байки: консультация родителей относительно психологических особенностей детского возраста, методов наказания и поощрения.

№ 91. Байка «Леворукий ребенок»

Психолог сообщает родителю: «Ваш ребенок – леворукий». – «Что вы, он у меня нормальный», – отвечает родитель.

Мораль: леворукость – такое же качество, как и праворукость. Они не сравниваются по принципу «хорошо – плохо».

Комментарий: до сих пор существует множество источников, где говорится о леворукости как о патологии. Это очень старые и в настоящий момент опровергнутые представления. Новые данные свидетельствуют о том, что есть две причины леворукости: наследственная и патологическая. Наследственная леворукость возникает у ребенка, в семье которого есть леворукие родственники. Патологическая леворукость может быть следствием внутриутробной травмы или травмы при рождении. Генетически обусловленная леворукость не является болезнью и не связана с патологическими проявлениями. Более того, многочисленные исследования не доказали связи леворукости с какими-то психологическими особенностями человека. Известно, что Павлов был леворуким. Но другой великий русский физиолог – Бехтерев – был праворуким. Наполеон был леворуким и при этом был, безусловно, выдающимся полководцем, но его победил праворукий Кутузов. Единственным различием в развитии леворуких и праворуких детей является различная скорость созревания тех или иных структур мозга. Некоторые структуры мозга леворуких детей созревают медленнее, но с возрастом эти различия между детьми исчезают. Стоит предложить родителям леворуких детей вспомнить, как они справлялись в детстве со своими проблемами, и помочь детям, передав им этот опыт. Психолог должен настаивать на запрете на переучивание ребенка, поскольку в 80 % случаев это влечет формирование невротических реакций (ночные страхи, энурез, заикание и т. д.).

Диапазон применения байки: беседы с воспитателями, учителями начальных классов, родителями леворуких детей.

№ 92. Байка «Стремление к совершенству»

«Оставим это человеку: пытаться быть тем, чем он не является, иметь идеалы, которые не могут быть достигнуты, стремиться к совершенству, чтобы спастись от критики, открывать дорогу к бесконечной умственной пытке», – это слова Ф. Перлза из его автобиографической книги «Внутри и вне помойного ведра» [30].

Мораль: задача родителей не создавать из ребенка кого-то, а помочь ему раскрыть самого себя.

Комментарий: многие родители, не достигнув в жизни чего-то, побуждают собственных детей реализовывать свои невоплощенные желания. Если поставленные таким образом задачи ребенок не может выполнить, то он вытесняет из сознания неудачные попытки. Мы уже говорили, что чрезмерное вытеснение ведет к неврозу. Задача родителя состоит в том, чтобы предоставлять ребенку возможность самому ставить цели и помогать в их достижении. Эта помощь может заключаться в формировании у растущих сына или дочери ощущения, что при любом исходе ситуации они могут рассчитывать на возвращение в дом родителей, откуда вновь смогут начать активную деятельность.

Диапазон применения байки: консультация или групповая работа с родителями.

№ 93. Байка «Вот пороли же меня – и вырастили человеком»

Это типичное высказывание родителя, который использует ремень для обучения ребенка. В нем нет доказательств того, действительно ли говорящий стал человеком, но оно свидетельствует о том, что он хорошо усвоил родительский урок: использовать агрессию, когда ребенок совершает ошибку.

Мораль: в детстве ребенок учится у родителей тому, как вести себя в будущем со своими детьми, а с возрастом научается оправдывать негативные стороны родительского поведения.

Комментарий: ребенок не может учиться другим способом, кроме как совершая ошибки. Однако родитель показывает ему, как реагирует взрослый, когда ошибки делает другой человек: агрессией или демонстрацией правильного навыка и обсуждением проблемы. Доказано, что дети, которых били или которые наблюдали агрессивное поведение своих отцов по отношению к матерям, в будущем вели себя двояким образом. Если ребенок во время родительской драки становился на сторону одного из родителей, то, вырастая, он также начинал бить свою жену. Если он был вне их отношений, то чаще всего он не использовал кулаки в своей семье. Если отец использовал ремень только как угрозу, то, вероятнее всего, так же будет поступать в будущем и его сын. При жестоких видах наказания возможны разные результаты, которые зависят еще и от поведения матери.

Тем не менее, вырастая и становясь сильным, сын может наказать уже более слабого своего отца, повторяя его поведение. Криминальная статистика за 2007 г. бесстрастно свидетельствует о том, что более тысячи детей «заказали» своих родителей. И это только раскрытые преступления. Возможно, такой аргумент может подействовать на часть слишком самоуверенных родителей.

Диапазон применения байки: консультация родителей по поводу методов наказания и поощрения детей.

№ 94. Байка «Монетка за битье»

Наталья Ильинична Сац в своих воспоминаниях [7] приводит такой эпизод. Однажды, когда она была ребенком, дружок по играм ее побил. Ей было ужасно обидно, и она побежала домой жаловаться отцу. Отец взял ее за руку, и они отправились на квартиру, где жил этот мальчик. Девочка уже торжествовала, предвкушая победу над обидчиком. Каково же было ее удивление, когда ее отец протянул мальчику монету и сказал, что каждый раз, когда он будет бить дочь, он будет давать ему такую же монету, пока она сама не научится за себя заступаться.

А перед сном отец сказал дочери: «Не годится тебе, моя ученица, жаловаться! В жизни будет много трудностей. Учись их преодолевать, а не хныкать. Учись бороться и побеждать!».

Мораль: иногда отсутствие жалости может быть более эффективным обучением.

Комментарий: есть разные способы обучения. Возможно, именно отцы учат детей мужеству преодоления себя и обстоятельств. Вполне вероятно, сочетание материнской любви и отцовского упорства позволяет детям, которым посчастливилось иметь таких родителей, побеждать.

Диапазон применения байки: групповая работа с подростками, консультация родителей по поводу воспитания детей.

№ 95. Байка «Турецкий эксперимент»

Европейское общество по психологии развития присудило премию В. Прейера за уникальное достижение исследовательнице из Турции Чигдем Когитчибаши. Эта женщина провела такой эксперимент. Она и группа ученых, которую она возглавляла, давали начальное образование матерям из беднейших районов города, у которых были дети от 3 до 5 лет, и поощряли их на обучение детей. Через 22 года они сравнили детей этих матерей и их соседок, которые не участвовали в обучении. У всех обученных матерей дети окончили среднюю школу, многие получили высшее образование и имели более престижную работу, чем дети необучавшихся матерей.

Мораль: чем выше образовательный уровень матери (в пределах средней школы), тем выше достижения ее ребенка.

Комментарий: представления матери о знании как о ценности передается ребенку, и он с большей вероятностью лучше учится и, следовательно, стремится реализовать себя в областях, где знания необходимы.

Диапазон применения байки: консультации будущих и молодых родителей.

№ 96. Байка «Трудно сказать, стала ли скрипка моим инструментом по воле родителей или же в силу дара свыше»

Кремер Г., выдающийся музыкант, сказал эту фразу, размышляя о том, кто делает выбор будущей профессии ребенка, если этот выбор бывает сделан тогда, когда ребенок слишком мал [17]. Он пишет:

«Так или иначе, – выбор был сделан. Вопрос – был ли он добровольным? В ту пору мне гораздо больше хотелось стать пожарником, трубочистом или официантом, подающим в ресторане десерты. Что теперь вспоминать… Чтобы воплотить свою мечту – мчаться по городу на пожарной машине, тушить огонь, спасать людей от верной смерти, – пришлось удовлетвориться самодельной бумажной каской… “Все это – ребячество”, – говорили взрослые, которым было виднее. Стоящий передо мной выбор представлялся им единственным.

Моя первая попытка взять в руки скрипку и извлечь из нее звуки была началом воплощения их мечты… Скрипка стала и главным, и мучительным мотивом моего становления, именно благодаря ей я научился превращать в музыку и одиночество, и мечты, и душевные раны, и юмор. В ней я искал свой звук, свой голос, точнее говоря, свою музыку».

Мораль: не всегда выбор, сделанный родителем, а не ребенком, вредит ребенку.

Комментарий: многие родители, желая счастья своим детям, начинают обучать их вещам, необходимость заниматься которыми трудно понять маленькому ребенку. До сих пор многие родители и даже специалисты оспаривают подобный подход. Один полагает, что ребенок сам должен выбирать профессию. Но шестилетний ребенок не может выбрать скрипку самостоятельно, поскольку играть на ней нужно часами, а для него это весьма тяжелое занятие. Все дети вокруг веселятся и делают что-то интересное, когда он вынужден заниматься трудным и непонятным пока делом. Ребенок, который начнет обучаться игре на скрипке после 10 лет, никогда не достигнет высот. А попытки взрослого человека заниматься музыкой могут вызывать сочувствие у окружающих. Это означает, что в спорте и музыке выбор делается не ребенком, а родителем. Насколько аргументированным психолог может считать выбор родителя?

Здесь можно предложить такое решение. Если ребенок делает успехи, то можно предположить, что, кроме родительской воли, здесь имеют место способности и желание самого ребенка. В этом случае, безусловно, родители должны вкладывать силы в его занятия. Если успехи незначительны, на среднем уровне, то несомненно, что у ребенка нет желания, а потому, возможно, нет и соответствующих качеств, необходимых для данной деятельности. Мы знаем, что самое сложное – оценить способности, поскольку они не могут быть проявлены без желания ребенка. При отсутствии желания можно отработать навык ребенка до определенного момента, и тогда он, став взрослым, сможет продолжить это занятие как любитель.

Диапазон применения байки: обсуждение с родителями развития творческих способностей ребенка.

№ 97. Байка «Чтение и понимание»

Вот как М. Цветаева описывает свое прочтение в 8 лет «Евгения Онегина» Пушкина [41].

«Моя первая любовная сцена была нелюбовная: он не любил (это я поняла), потому и не сел, любила она, потому и встала, они ни минуты не были вместе, ничего вместе не делали, делали совершенно обратное: он говорил, она молчала, он не любил, она любила, он ушел, она осталась, так что если поднять занавес – она одна стоит, а может быть, опять сидит, потому что стояла она только потому, что он стоял, а потом рухнула и так будет сидеть вечно. Татьяна на той скамейке сидит вечно. Эта первая моя любовная сцена предопределила все мои последующие, всю страсть во мне несчастной, невзаимной, невозможной любви. Я с той самой минуты не захотела быть счастливой и этим себя на не-любовь – обрекла. В том-то и все дело было, что он ее не любил, и только потому она его – так, и только для того его, а не другого в любовь выбрала, что втайне знала, что он ее не сможет любить. (Это я сейчас говорю, но знала уже тогда, тогда знала, а сейчас научилась говорить.) У людей с этим роковым даром несчастной – единоличной – всей на себя взятой – любви – прямо гений на неподходящие предметы».

Мораль: литература, которая задевает ребенка, предопределяет его важнейшие поступки в жизни.

Комментарий: что должен читать ребенок в детстве? Насколько родитель должен управлять процессом его чтения? Возможно, самый точный ответ на этот вопрос дает М. Цветаева в маленьком эссе «Мой Пушкин». Она стала читать «Евгения Онегина» в 8 лет, когда все полагали, что она не способна понять взрослую литературу. На примере Цветаевой мы знаем, что у литературы нет возраста. Да, она не поняла это произведение так, как его принято понимать в школе. Но классика, кроме содержания, имеет поэтический язык, который формирует вкус. Более того, произведение само ведет к построению образов. Ребенку не стоит задавать вопросы о том, что он понял в произведении, – он будет рассказывать то, что хочет взрослый, а это разрушит поэтический мир, созданный его воображением.

Диапазон применения байки: беседы с воспитателями, учителями начальных классов, консультирование родителей по поводу развития творческих способностей детей.

№ 98. Байка «Неужели музыкантом может стать только травмированный человек?»

Скрипач Г. Кремер задал этот вопрос и не смог сам на него ответить в своем телевизионном интервью. Он рассказывал, как поощряют маленьких детей, чтобы они часами занимались игрой на музыкальных инструментах. Например, педагог в начале урока может сказать ребенку, что в шкафу, возможно, лежит шоколадка для него, но она останется там, если малыш не будет хорошо заниматься. В конце же урока тот же педагог спокойно может сказать, что шоколадки нет, так как ребенок занимался недостаточно хорошо.

Мораль: неужели музыкантом может стать только травмированный человек?

Комментарий: малыши слишком любят своих родителей и привязаны к ним. Они готовы делать многие вещи не потому, что понимают их смысл, а потому что это нравится маме или папе. Возможно ли обойтись без обмана, стремясь достичь доверия с ребенком? Утверждают, что так обучался не менее великий музыкант Рихтер. Его первым учителем была мать, а потому обучение и строилось на доверии. Но все другие музыканты в той или иной мере испытывали на себе подобное травмирующее воздействие, которое, с точки зрения преподавателя, мотивировало ребенка на работу.

Как мы уже говорили, Скиннер утверждал, что наказание неэффективно. Но Скиннер не воспитал ни одного музыканта.

Диапазон применения байки: обсуждение этой тяжелой дилеммы с родителями, мечтающими о пути славы для своих детей, возможно, уменьшит их амбиции.

№ 99. Байка «Совет отца: “Чтобы победить, нужно в десять раз быть лучше подготовленным, чем другие”»

Тот же Г. Кремер в интервью рассказывал, как однажды пожаловался отцу на несправедливость судей на концерте, которые присудили первое место ребенку, игравшему несколько хуже. Однако отец, вместо того чтобы посочувствовать мальчику, сказал: «Чтобы победить, нужно в десять раз быть лучше подготовленным, чем другие».

Мораль: не стоит обвинять других в несправедливости, лучше больше работать над собой.

Комментарий: особенность современных соревнований всех уровней и для всех дисциплин такова, что трудно рассчитывать на объективность судейского решения. И если все время думать об этом, то можно погрязнуть в чувстве обиды, которое не является конструктивным. Гораздо важнее быть готовым к победе настолько, чтобы даже те, кто не хочет ее признавать, вынуждены были сделать это. Более продуктивно готовить ребенка к трудностям, чем к необоснованным ожиданиям.

Диапазон применения байки: тренинг личностного роста у подростков, консультации родителей относительно воспитания детей.

№ 100. Байка «Нужно ли выпивать с ребенком, чтобы научить его правильно пить и не напиваться?»

Этот удивительный вопрос был поставлен в исследовании, о котором сообщалось на конференции Европейского общества психологии здоровья. Авторы проверяли гипотезу, согласно которой родители должны дома пить вместе с подростками, чтобы они научились правильно употреблять алкоголь. Исследование было проведено с со блюдением всех правил. Была большая выборка родителей, причем только тех, у кого одному подростку было 13 лет, а другому 15 лет. Оказалось, что те подростки, которые пили вместе с родителями, потом пили не только дома, но и во многих других местах. Количество употребляемого ими алкоголя было больше, чем у тех, кто никогда не пил с родителями.

Мораль: родители не должны демонстрировать детям негативный пример, поскольку их поведение всегда останется эталоном для них.

Комментарий: подобный эксперимент мог быть проведен только в Нидерландах, поскольку в России и эксперимент проводить не надо: объем испытуемых – вся страна. Легко на соседях просчитать варианты. У нас только в одной Боткинской больнице в Москве делается в год столько операций по поводу некроза поджелудочной железы, вызванного чрезмерными возлияниями, сколько во всей Европе. Это подтверждает факт, доказанный в описанном выше эксперименте: совместное употребление алкоголя с детьми ведет к тому, что подросток утрачивает осторожность и легко превышает норму.

Есть простой метод предотвратить аддиктивное, то есть зависимое, поведение у детей: нужно научить их справляться с трудностями и уметь учиться и работать. Любая зависимость, в том числе от алкоголя или от наркотиков, возникает в том случае, если внезапно крайне негативное состояние сменяется интенсивным положительным ощущением. Например, была проблема, выпил немного – и забыл о ней. Если родитель научит ребенка справляться с проблемами, то тогда они не вызовут потребности заливать чем-то тяжелое состояние. Более того, если родители демонстрируют ребенку, как социально приемлемыми методами они снимают стресс (строят дом, бегают, идут на спортивные занятия), то и ребенок научится этим эффективным способам снятия напряжения.

Диапазон применения байки: консультация родителей относительно аддиктивного поведения подростков.

№ 101. Байка «Современные дети не читают»

Однажды у меня гостила моя коллега из США. Она приехала с девочкой 11 лет. Моему сыну в то время также было 11 лет. Девочка прочитывала в день по книжке. Это вызвало у меня невероятную зависть, поскольку мой сын не читал ничего. Я спросила у девочки, читала ли она «Приключения Тома Сойера» Марка Твена. Оказалось, что нет. Тогда я спросила про Майн Рида. Ответ тот же. Оказалось, что она не читала ничего из того, что я сама прочла своему сыну к этому времени: всего Жюля Верна, Майн Рида и т. д. Тогда я, преисполнившись любопытством, спросила, а что же она читает? К моему удивлению, оказалось, что это были современные американские детские книжки, прежде всего детективы. Я купила своему сыну детский детектив. Он тоже прочел его за один день. Тогда я задала себе вопрос: «А мне нужно, чтобы мой сын прочитывал по одному детскому детективу в день?» И на этом прекратилось соревнование двух систем по приобщению детей к чтению.

Мораль: прежде чем предложить ребенку что-то, нужно обдумать, зачем и кому это нужно.

Комментарий: когда-то великий историк В. Ключевский сетовал, что современная молодежь много читает и совсем перестала думать. Когда мы сетуем, что современная молодежь не читает, адекватны ли мы в своих претензиях? Во-первых, современное поколение родителей много читало, так как это был наиболее распространенный способ получения информации. Теперь можно скачать из Интернета практически любую аудиозапись и слушать новые и старые книги. Можно прочитать их в Интернете.

Во-вторых, если нам нужно, чтобы дети прочли то, что мы хотим, то, возможно, лучший способ реализации нашего желания – прочитать им эту книжку самим. Недаром в XIX в. так распространено было семейное чтение, на котором ребенок не просто слышал содержание книги, но и знакомился с реакциями взрослых на него. Почему не вернуть старые традиции, если новое – хорошо забытое старое?

Диапазон применения байки: консультация родителей относительно развития творческих способностей и мышления детей.

№ 102. Байка «Если вы хотите, чтобы ребенок увлеченно чем-то занимался, займитесь этим сами»

Во всех учебниках по психологии воспитания можно найти в том или ином варианте эту директиву.

Мораль: дети копируют поведение взрослых, которые в дошкольном периоде являются для них непререкаемым авторитетом.

Комментарий: у меня нет информации, кто первый придумал эту фразу. Но совершенно очевидно, что все умные родители в конечном итоге приходят к ней. Глупо предполагать, что ребенок начнет бегать по утрам, если родитель до 12 часов не может встать с кровати. Бессмысленно думать, что он будет учить языки, если родителю не интересно их знать.

Личность ребенка выстраивается, как и в библейской истории, по образу и подобию взрослого. Наблюдая за увлеченным взрослым, он сам становится увлеченным, вбирая те ценностные представления, которые разделяет наставник. Видя упорство взрослого, он и сам будет упражнять свою волю, доводя начатое дело до конца. Импринтинг направляет ребенка на воспроизведение поведения родителя. Любя, дети в максимальной степени копируют этот эталон.

Диапазон применения байки: консультация будущих родителей, молодых родителей, тех, кто обращается по поводу развития творческих способностей у детей.

№ 103. Байка «Пилигримы»

Это стихотворение И. Бродского [11]:

Мимо ристалищ, капищ,

мимо храмов и баров,

мимо шикарных кладбищ,

мимо больших базаров,

мира и горя мимо,

мимо Мекки и Рима,

синим солнцем палимы,

идут по земле пилигримы.

Увечны они, горбаты,

голодны, полуодеты,

глаза их полны заката,

сердца их полны рассвета.

За ними поют пустыни,

вспыхивают зарницы,

звезды горят над ними,

и хрипло кричат им птицы:

что мир останется прежним,

да, останется прежним,

ослепительно снежным,

и сомнительно нежным,

мир останется лживым,

мир останется вечным,

может быть, постижимым,

но все-таки бесконечным.

И, значит, не будет толка.

от веры в себя да в Бога.

...И, значит, остались только.

иллюзия и дорога.

И быть над землей закатам,

и быть над землей рассветам.

Удобрить ее солдатам.

Одобрить ее поэтам.

Мораль: важно не то, к чему человек стремился, а то, как он прожил свою жизнь.

Комментарий: родители могут заставить ребенка верить в Бога, могут научить надеяться на свои силы. Важно, чтобы иллюзии, которые они предложат детям в виде сценария и представления о самом себе, позволяли ему максимально реализовывать свои возможности, а не закрывали его от мира.

Диапазон применения байки: тренинг личностного роста у подростков, консультации родителей относительно воспитания детей.

№ 104. Байка «Компетенция и почему ее требуют?»

В 2002 г. был проведен эксперимент, в котором участвовали 32 страны, в том числе Россия. Целью эксперимента было оценить знания подростков в школах разных стран. Чтобы создать равноценный экзаменационный материал, соответствующий знаниям, предлагаемым в школе, в каждой стране четыре независимых эксперта брали один и тот же материал, который они затем адаптировали к возможностям детей своей страны. Россия в этом исследовании оказалась на 28-м месте, хотя мы постоянно говорим о том, что у нас самое лучшее образование. На первом месте оказалась Финляндия. В чем состояла проблема наших детей? Они хорошо воспроизводили теоретический материал из учебника, но совсем не умели применять его к жизненным ситуациям. Возможность использовать полученные данные как раз и называется компетенцией.

Мораль: эффективность освоения знания – это не хорошая память, а возможность применять выученное на практике.

Комментарий: современное российское образование предполагает, что ребенок должен заучивать массу материала, не опираясь на эксперимент. Количество лабораторных и исследовательских работ катастрофически мало. При этом во многих других странах акцент ставится не на охват максимально большого объема информации, а на возможности ребенка находить информацию, уметь ее применять в жизни, самому открывать законы и правила, поставив соответствующий эксперимент. Задача родителей, хотя бы до того момента, пока ребенок не пошел в школу, состоит именно в создании возможности самостоятельного освоения им наиболее фундаментальных знаний свойств природы.

Диапазон применения байки: беседы с воспитателями, учителями начальных классов, консультирование родителей подростков.

№ 105. Байка «Я никогда не наказываю своего ребенка»

Однажды я участвовала в студенческой конференции, на которой был сделан доклад «Воспитывать без наказания». Я решила задать вопрос докладчице по поводу того, что наказание – это метод, при котором у ребенка из поведения убирают социально неприемлемые элементы. Можно ли не пользоваться им? И тогда докладчица голосом, в котором звучал металл, сказала: «Я никогда не наказываю своего ребенка». Услышав этот жуткий голос, все поняли, как может быть страшно ребенку, мама которого думает, что не наказывает, когда говорит с ним ТАКИМ голосом. Никто не стал задавать больше вопросов, в аудитории повисло молчание.

Мораль: то, что думает родитель о своем поведении по отношению к ребенку, не обязательно так же воспринимается и ребенком.

Комментарий: в данной истории молодая мама полагала, что наказание может быть только физическим. Но видов наказания очень много, а наиболее сильный и опасный вид наказания – отвержение ребенка, которое производится через голос, через уход от ребенка, через соответствующие мимику и поведение родителя. Страх остаться в одиночестве для человеческого существа может быть самым сильным. Недаром Сократ предпочел выпить из чаши с цикутой (яд) альтернативе – изгнанию из Афин.

Но это сделал взрослый. Можно представить себе, как пугается ребенок перспективе отвержения родителями, даже если родители думают, что не наказывают ребенка. Это путь взращивания зависимого человека.

Есть правило наказания. Согласно ему, мать, наказывая ребенка, сначала говорит или каким-то образом дает понять, что она любит ребенка, принимает его и он – самое любимое ею существо на Земле. Затем она говорит, что наказывает его за конкретный поступок, подчеркивая либо в этот момент, либо позднее, когда она в спокойном состоянии разговаривает с ребенком и объясняет ему правила взаимодействия между людьми, что она отделяет ребенка, который важен для нее всегда, от его поступка, который она желает изменить.

Диапазон применения байки: консультирование родителей относительно методов поощрения и наказания в семье.

№ 106. Байка «Антон Палыч Чехов однажды заметил...»

Это стихи Б. Ш. Окуджавы [28]:

Антон Палыч Чехов однажды заметил,

что умный любит учиться, а дурак – учить.

Скольких дураков в своей жизни я встретил —

мне давно пора уже орден получить.


Дураки обожают собираться в стаю.

Впереди их главный во всей красе.

В детстве я верил, что однажды встану,

а дураков нету – улетели все.


Ах, детские сны мои – какая ошибка,

в каких облаках я по глупости витал.

У природы на устах коварная улыбка...

Видимо, чего-то я не рассчитал.


А умный в одиночестве гуляет кругами,

он ценит одиночество превыше всего.

И его так просто взять голыми руками,

скоро их повыловят всех до одного.


Когда ж их всех повыловят – наступит эпоха,

которую не выдумать и не описать...

С умным – хлопотно, с дураком – плохо.

Нужно что-то среднее. Да где ж его взять?


Дураком быть выгодно, да очень не хочется,

умным – очень хочется, да кончится битьем...

У природы на устах коварные пророчества.

Но, может быть, когда-нибудь к среднему придем.

Мораль: все та же – нет в мире совершенства.

Комментарий: как бы ни планировал родитель предназначение своего ребенка, он не сможет уберечь его от трудностей. Любой яркий человек будет вызывать сопротивление общества. Чем оригинальнее будет ребенок, а потом и взрослый, тем интереснее, но и труднее, будет его жизнь.

Диапазон применения байки: консультирование родителей по проблемам воспитания, тренинг личностного роста у подростков.

№ 107. Байка «Ребенок и творчество»

Типичная сцена в детском саду: мать приходит за ребенком. Он подбегает к ней с рисунком и торжественно показывает. Мать лениво смотрит на рисунок и говорит: «Ты же вчера уже это рисовал. Одевайся быстрее». Комкает рисунок, кладет в карман и ждет, когда ребенок оденется.

Мораль: творчество нуждается в поощрении и увядает под ленивым маминым взглядом.

Комментарий: в разных байках уже были представлены две позиции об отношении к творчеству детей. Поскольку очевидно, что человеку, создавшему нечто новое, придется в жизни преодолевать много трудностей, то некоторые специалисты предполагают, что таким детям не стоит излишне помогать – они должны с детства научиться преодолевать препятствия. Есть и другая точка зрения: помогать творческому человеку нужно всегда, поскольку творческий потенциал и пробивные способности не идут рука об руку, и часто инициатива погибает от равнодушия общества.

Возможно, в подростковом возрасте в зависимости от того, насколько устойчив ребенок, эффективны оба подхода. Но для дошкольника доказанным является лишь одна позиция: талантливыми могут быть многие дети, но творческими людьми становятся лишь те из них, которых матери или те люди, которые занимают эту позицию, очень любят и делами которых восхищаются.

Начав рисовать, дети один и тот же сюжет «отрабатывают» достаточно долго, создавая подряд абсолютно идентичные рисунки. Это только со стороны кажется, что ребенок делает бессмысленную работу. Но важность этих однотипных каракуль состоит в том, что ребенок осваивает предметный мир, соотносит свои действия с полученным результатом, он познает возможности карандаша и бумаги, собственной руки. Мозг не может вдруг обрести навык, каждое действие требует длительного оттачивания.

Диапазон применения байки: в рамках консультирования, когда мать чрезмерно критикует своего ребенка и предъявляет к нему высокие требования.

№ 108. Байка «Прометей прикованный»

У Эсхила в «Прометее прикованном» [40] есть замечательные строки, смысл которых вечен:

Ах, как легко тому, кто в безопасности,

Увещевать и поучать попавшего.

В беду.

Молю, молю вас, будьте сострадательны,

Беду чужую видя. Ведь без устали.

Кочует злополучье от одних к другим.

Мораль: не стоит осуждать другого родителя, когда его ребенок капризничает в общественном месте.

Комментарий: типичная ситуация в наше время – ребенок плачет в транспорте или на улице. Обязательно найдутся люди с осуждающими взглядами и с замечаниями о том, что «в наше время...» или «у нас дети никогда не плакали». Несчастная мать, которая не может успокоить ребенка, под воздействием этого негативного облака набрасывается на ребенка, начиная его увещевать, он плачет еще пуще, чувствуя, что мать отдаляется от него. Есть масса причин, по которым ребенок плачет: он может хотеть спать, у него что-то болит. И нет людей, у которых ребенок бы никогда не плакал.

Очень приятно, когда окружающие настолько чувствительны, что понимают это и предоставляют маме возможность самой справиться с ситуацией, не упрекая ее словами или взглядами. Сама же мама в этих случаях должна понимать, что чем больше она будет волноваться, что доставляет с ребенком неудобства окружающим, тем сильнее, чувствуя это волнение, но не понимая его причину, будет плакать ее ребенок. Нужно либо взять его на руки, если он плачет от усталости, либо воспитывать привычным способом, не реагируя на внешние косые взгляды.

Диапазон применения байки: консультирование молодых родителей.

№ 109. Байка «Детские прятки»

Наверное, все родители, имеющие ребенка от года до 2 лет, играли с ним в прятки. Особенность этой игры с ребенком данного возраста состоит в том, что малыш всегда прячется в одном месте, да и искать мать сам предпочитает в том же месте, где только что прятался. Более того, предложение другого родителя, наблюдающего за игрой, поменять место обычно вызывает протест. Поэтому родитель честно считает, затем долго ходит вокруг стола, громко сообщая ребенку, где он его «ищет», а потом, в сотый раз, как бы нечаянно заглядывает под стол и, делая изумленное выражение лица, находит там ребенка, которого переполняет восторг.

Мораль: ребенок формулирует правила игры в соответствии с собственным представлением об устройстве мира.

Комментарий: играя в прятки, ребенок до 3 лет желает, чтобы его нашли, и ждет этого. Это позднее значимой станет именно невозможность найти его. Маленький ребенок обладает свойством, которое Ж. Пиаже назвал детским реализмом [31]. Малыш на определенном этапе развития не воспринимает вещи в их внутренних отношениях, а лишь такими, какими они видятся в непосредственном контакте с ними. Именно поэтому он искренне полагает, что Луна движется за ним и играет с ним в прятки. Вспомните, когда вы идете по дороге ясным лунным вечером, Луна как бы движется за вами. Однако всякий взрослый человек научился не верить своим глазам. Он точно помнит усвоенную в школе картину мира, согласно которой Луна – огромный холодный шар в бесконечном космосе, который вращается вокруг еще большего шара – Земли, на которой и стоит человек, видящий, что Луна перемещается вслед за ним. Это дополнительное знание позволяет ему сделать вывод, что если Луна и движется, то явно не за ним, а исключительно по своим лунным законам. Она безразлична не только к нему, но и к человеку вообще, так же как и к любому другому объекту во Вселенной.

Малыш еще не был в школе и не приобщился к книжной мудрости. Непосредственное восприятие он принимает за реальность и полностью уверен, что Луна следит именно за ним. Тени гор на Луне создают иллюзию лица, которое ребенок легко интерпретирует как улыбающееся лично ему. У него даже есть точное (с его точки зрения) доказательство собственной правоты. Можно закрыть глаза – и Луна исчезнет, можно их открыть, и она – на тебе! – смотрит и благодушно улыбается. Мама может долго говорить о бесконечности Вселенной, о темном, твердом образовании, несущемся с огромной скоростью по кругу в холодном космосе. Ребенок точно знает, что Луна – очень теплая, потому что желтая, и ласковая – она не ругается, но всегда готова молча играть с ним, когда взрослые о чем-то долго и нудно говорят.

Мгновенное восприятие ребенок считает истинным, поскольку не отделяет себя от мира. Ему достаточно закрыть глаза, чтобы думать, что его никто не видит. А затем радостно распахнуть их и приобщиться к миру, наивно полагая, что именно в этот момент окружающие вновь видят его.

В реализме выражается парадокс детской мысли: с одной стороны, ребенок ближе к непосредственному наблюдению, с другой – он одновременно и более отдален от этой реальности. Случайные отношения в мире при этом способе его восприятия принимаются за причинные.

Малыши долго играют не в прятки, как думает взрослый, а в «отыскалки». Им важно не спрятаться, а быть найденными. Именно поэтому они испытывают столько восторга, когда взрослый в который раз находит их на том же самом месте. Они ведь еще не знают, что взрослый их видит. Закрывая глаза и прячась каждый раз под один и тот же стол, малыш полагает, что взрослый будет искать его по всему миру, а не прямо пойдет к известному ему месту. Поэтому так тревожно ожидание и столько радости, когда взрослый все-таки находит потаенное место. Понимание законов физики о том, что свет распространяется по прямой линии, придет к ребенку с опытом, когда он вдруг сам догадается, что если он видит кого-то, то и этот кто-то тоже видит его.

Диапазон применения байки: консультирование молодых родителей относительно возможностей восприятия дошкольников.

№ 110. Байка «Исправить детский рисунок»

Картинка в детском саду: ребенок рисует человека. Это странный человек: у него огромная голова, составляющая единое целое с телом, от которого горизонтально отходят две палки, обозначающие руки, и вниз идут еще две, обозначающие ноги. Воспитатель начинает подправлять рисунок, чтобы он получился более похожим на реального человека. Рисунок действительно становится более понятным, но ребенку он не нравится, и он отказывается показывать его родителям.

Мораль: в рисунке ребенок не столько стремится к соответствию реальности, сколько к изображению своего представления этой реальности.

Комментарий: ребенок строит свой рисунок как интеллектуальную модель мира, а не как его зримый аналог. Он рисует не то, что видит, а то, что знает. Это знание в рисунке он обобщает до символического описания, доступного ему на этом уровне развития. Но для взрослого важна внешняя похожесть рисунка ребенка на то, что он изображает. Предлагая ребенку технику повышения точности изображения, взрослые обедняют детское рисование, лишая его «мироустроительной» функции, а детское творчество – внутренней самостоятельности. Возможно, весь дошкольный период взрослый должен работать не с техникой рисунка, которая сменится, как только ребенок перейдет на другой интеллектуальный уровень, а с личностью ребенка, возможностями его восприятия и обобщения результатов этого восприятия.

Подобные ошибки взрослые совершают регулярно. По дороге домой из детского сада, желая быть внимательными к малышу, они спрашивают ребенка о том, что было в детском саду. Ему нечего ответить на это, так как в данный момент движения по дороге он ошеломлен потоком событий, совершающихся вокруг него. Все это так разительно отличается от того, с чем он сталкивался в течение дня, что ему хочется приобщиться к этому. Если бы взрослый говорил с ним об этих сиюминутных событиях, то научил бы его видеть. А вечером перед сном, когда нет внешних отвлекающих моментов, или за совместным ужином, где все рассказывают о своих делах, ребенок гордо, как и другие «большие», мог бы припомнить, что происходило тогда, когда взрослых не было рядом с ним. Пытаясь же ответить на вопрос матери по дороге домой, под отвлекающий аккомпанемент внешнего мира, он обучается не замечать его, а значимыми постепенно будет считать требуемые от него взрослыми мысленные конструкции о переживаниях, которых не испытывает.

Диапазон применения байки: консультирование молодых родителей относительно возможностей восприятия маленького ребенка.

№ 111. Байка «Личное пространство»

Типичная сценка: мама гуляет с полуторагодовалым ребенком. К ней походит подруга, с которой мама начинает с воодушевлением разговаривать. В этот момент с ребенком что-то происходит: он ведет себя так, как будто хочет разрушить это общение, кричит, капризничает, просится на руки, хотя только что увлеченно играл самостоятельно.

Мораль: у ребенка есть личное пространство, нарушение которого ведет к изменению его поведения.

Комментарий: в данном случае всю ситуацию можно объяснить следующим образом. У ребенка почти до 2 лет личное пространство – это не только ближайшее к нему пространство, но и его мать. Как только чужая тетя переходит невидимую демаркационную линию, все его существо заставляет его отстаивать собственное личное пространство. Он плачет, кричит или капризничает. Мама поступит неправильно, если будет говорить ему что-то. Но если она возьмет его на руки или обнимет, он окажется с ней вместе в неразделенном пространстве и быстрее успокоится, хотя тетя все еще будет мешать ему.

То, что у детей этого возраста большое личное пространство, можно увидеть, наблюдая за их игрой в песочнице. Каждый ребенок сидит в своем углу, наблюдает за действиями соседа, но не стремится непосредственно с ним общаться. Но уже к концу второго года жизни, и особенно с 3 до 5 лет, личное пространство ребенка становится действительно только его личным, «освобождается от матери», уменьшается, он легко общается с другими детьми и подходит намного ближе к другим людям. Ко времени поступления в школу личное пространство у ребенка практически исчезает. Он очень близко подходит и к сверстникам, и к воспитателю. До пубертата (подросткового возраста, периода полового созревания) это расстояние минимально. Но затем оно постепенно увеличивается, и чем старше человек, тем труднее ему завязывать новые отношения. Теперь он комфортно чувствует себя лишь на расстоянии двух вытянутых рук. Ведь именно рукопожатие фиксирует у взрослых ту границу, за которую другой человек не должен заходить. Родителю необходимо учитывать знания о личном пространстве ребенка.

Диапазон применения байки: консультирование родителей, имеющих детей любого возраста.

Словарь


111 баек для детских психологов Словарь.

Архети́п – понятие, предложенное К. Г. Юнгом. Под ним понимаются универсальные врожденные психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного. Они являются основой общечеловеческой символики мифов, сказок, художественных текстов.

Вытеснение – форма психологической защиты, выражающаяся в устранении из сознания неприемлемых влечений и переживаний.

Защита психологическая – психологическая система регуляции психики человека, направленная на снятие или уменьшение тревожности. Психологическая защита ограждает личность от негативных эмоций и переживаний. По Фрейду, механизмами защиты являются: регрессия, изоляция, проекция, идентификация, сублимация, рационализация, отказ.

Идентификация – механизм психологической защиты, заключающийся в отождествлении себя с другим человеком или группой людей.

Интеллект академический – возможность и готовность ребенка осваивать школьную программу.

Интеллект социальный – умение человека ориентироваться в обществе, социальных институтах, эффективно общаться.

Интеллект эмоциональный – умение человека описывать эмоции других людей, понимать собственные переживания и называть их, предсказывать развитие эмоциональных ситуаций.

Компетенция – возможность, навык использования теоретического материала в разнообразных жизненных ситуациях.

Копинг – умение справляться с тяжелыми жизненными ситуациями.

Миф – любое представление, которое разделяется определенным кругом людей, в которое они безоговорочно верят.

Наказание – некоторое действие, после которого из поведения ребенка убираются социально неприемлемые действия.

Проекция – механизм психологической защиты, при котором неприемлемые для индивида представления приписываются внешнему миру и воспринимаются как принадлежащие другим людям.

Рационализация – защитный механизм, заключающийся в поиске социально приемлемой основы для социально неприемлемого поведения.

Реализм детский – способность ребенка на определенном этапе развития не воспринимать вещи в их внутренних отношениях, а лишь такими, какими они видятся в непосредственном контакте с ними.

Символ – образное выражение интуитивной идеи, которая не может быть сформулирована непосредственно.

Сублимация – механизм психологической защиты, при котором сексуальная энергия превращается в энергию других видов.

Список литературы


111 баек для детских психологов Список литературы.

1. Августин А. Исповедь Блаженного Августина, епископа Гиппонского. – М.: АСТ, 2006.

2. Апулей. Апология. Метаморфозы. Флориды. – М.: Наука, 1960.

3. Афанасьев А. Н. Полное издание народных русских сказок. – 6-е изд. Л.: Лениздат, 1983.

4. Бальмонт К. Стихотворения, художественная проза, статьи, очерки, письма. – М.: Правда, 1991.

5. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – М.: Эксмо, 2007.

6. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового завета. Канонические. – М.: Изд-во Всесоюзного совета Евангельских христиан-баптистов, 1968.

7. Природа ребенка в зеркале автобиографии: Учеб. пособие по педагогической антропологии / Под ред. Б. М. Бим-Бада, О. Е. Кошелевой – М.: УРАО, 1998. – С.110–114.

8. Бирлайн Дж. Ф. Параллельная мифология / Пер. с англ. – М.: Крон-Пресс, 1997.

9. Бо Цзюй-и. Спрашиваю у друга: Антология китайской поэзии: В 4 т. Т. 2. Династия Тан. VII–Х вв. – М.: Изд-во худ. лит., 1957.

10. Бор М. Моя жизнь и взгляды. – М., 1973.

11. Бродский И. Пилигимы // Строфы века: Антология русской поэзии / Сост. Е. Евтушенко. – Минск; М.: Полифакт, 1995.

12. Гари Р. Обещание на заре / Пер. с фр. – СПб.: Азбука-Классика, 2006.

13. Дали С. Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим // Иностранная литература. – 1991. – № 12.

14. Доман Г., Доман Дж. Как развивать интеллект ребенка / Пер. с англ. – М.: АСТ, 1999.

15. Жук В. С. Стихи на даче. – М.: АСТ, 2007.

16. Кент Р. Саламина / Пер. с англ. – М.: Географгиз, 1962.

17. Кремер Г. Осколки детства. – М., 1995.

18. Кнабе Г. С. Проблема Цицерона // Грималь П. Цицерон. – М.: Молодая гвардия, 1991.

19. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление. Психология мышления. – М: Изд-во МГУ, 1980.

20. Леутин В. П., Николаева Е. И. Функциональная асимметрия мозга: мифы и действительность. – СПб.: Речь, 2005.

21. Майерс Д. Социальная психология. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2006.

22. Мэй Р. Мужество творить: Очерки психологии творчества / Пер. с англ. – Львов: Инициатива; М.: Ин-т общегуманитарных исследований, 2001.

23. Николаева Е. И. Психофизиология: Учеб. для вузов. – М.: ПЕР СЕ, 2003.

24. Николаева Е. И. Один из возможных путей формирования алекситимии в детстве (на примере специфики воспитательных воздействий в современной семье) // Журнал экспериментальной и клинической медицины. – 2006. – № 1–2. – С. 156–167.

25. Николаева Е. И. Сравнительный анализ представлений детей и их родителей об особенностях поощрения и наказания в семье // Психология. Журнал высшей школы экономики. – 2006. – Т. 3, № 2. – С. 118–125.

26. Николаенко Н. Н. Творчество и мозг. – СПб.: Ин-т специальной педагогики и психологии, 2001.

27. Нойманн Э. Происхождение и развитие сознания / Пер. с англ. – М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1998.

28. Окуджава Б. Чаепитие на Арбате. – М.: Корона-принт, 1998.

29. Перевезенцев С. В. В начале было слово // http://fontz.ru/Articles/other/livestatfonts.

30. Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра / Пер. с англ. СПб.: 21 век, 1995.

31. Пиаже Ж., Инельдер Б. Генезис элементарных логических структур. Классификация и сериация / Пер. с фр. – М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1963.

32. Сент-Экзюпери А. де. Избранное. – М: Гудьял-Пресс, 1999. – С. 239–292.

33. Серов В. Крылатые слова: Энциклопедия. – М.: Локид, 2003.

34. Стретерн П. Платон за 90 минут / Пер. с англ. – М.: Астрель; АСТ, 2005.

35. Стретерн П. Сартр за 90 минут / Пер. с англ. – М.: Астрель; АСТ, 2005.

36. Фрейд З. Собр. соч.: В 26 т. Т. 2. Автопортрет. – СПб.: ВЕИП, 2006.

37. Хегенхан Б., Олсон М. Теории научения. – 6-е изд. – СПб.: Питер, 2004.

38. Хармс Д. Цирк Шардам. – СПб.: Кристалл, 1999.

39. Ходасевич В. Стихотворения. – М.: Академический проект, 2001.

40. Дератани Н. Ф., Тимофеева Н. А. Римская литература // Хресто матия по античной литературе. В 2 т. Для высших учебных заведений. Т. 2. – М.: Просвещение, 1965.

41. Цветаева М. Избранные произведения. – М.; Л.: Советский писатель, 1965.

42. Чуковский К. И. Собр. соч.: В 6 т. Т. 1. – М.: Худож. лит., 1965.

43. Юнг К. Воспоминания, сновидения, размышления. – Минск: ООО «Харвест», 2003.

44. Юнг К., Нойманн Э. Психоанализ и искусство / Пер. с англ. – М.: Refl-book; Киев: Ваклер, 1996. – С. 9–29.

45. Nikolaeva Е. Model of family discipline influence on child’s heart rate / Health Psychology Review. – 2007 – Suppl. 1. – Р. 45.

46. Imber-Black Е., Roberts J. Rituals for our times. – N. У.: Harper Perrennial, 1993.

Николаева Елена Ивановна