12 христианских верований, которые могут свести с ума

12 христианских верований, которые могут свести с ума

Нашим пациентам, вместе с которыми мы проработали все двенадцать лже–верований

Введение

Замысел этой книги возник при решении одной проблемы.

Мы постоянно наталкиваемся на тот факт, что наши пациенты — искренне верующие, тщательно изучающие Библию люди — страдают не только от эмоциональных проблем, но и от необходимости нести двойное бремя. Мало того, что они подвержены депрессии или перееданию или испытывают трудности при общении с авторитетными фигурами, им еще навязывают некие учения, которые лишь с виду являются христианскими.

Эти убеждения выглядят истинными, потому что проповедующие их люди прибегают к религиозным оборотам речи и цитируют Писание. Однако это ересь, извращающая христианское учение об эмоциях, о процессе эмоционального и духовного роста. Эти ложные убеждения расходятся с Библией и никуда не ведут нас.

Мы выделили двенадцать таких учений, которые звучат правдоподобно, поскольку каждое из них содержит зерно истины. Но, как только христианин пытается применить это учение к своей жизни, его постигает крах и совершенно ненужные страдания.

Одной женщине, страдавшей от глубокой депрессии (последствия душевной травмы, пережитой ею в детстве), наставник посоветовал больше времени проводить с Богом. Он сказал ей, что она чересчур полагается на людей. И вот эта женщина добросовестно принялась осуществлять принцип: «Бог со мной, людей мне не надо». Она все больше изолировалась от любивших ее и заботившихся о ней людей и посвящала все свое время молитве и изучению Библии, много времени проводя в одиночестве, ни с кем не общаясь.

В результате депрессия усугубилась настолько, что женщину госпитализировали. После долгого пребывания в больнице, затратив огромные усилия, она осознала наконец, чему на самом деле учит Библия: Бог, как правило, осуществляет исцеление через посредство членов Своей Церкви.

Одним из наиболее удивительных результатов нашего неофициального исследования был тот факт, что христиане, почти не получившие религиозного воспитания, оказались гораздо менее восприимчивыми к этим ложным учениям, чем христиане с «высшим» библейским образованием. Получается, что чем лучше христианин знает Библию, тем более он уязвим, и что сочетание интереса к Библии с ознакомлением со лжеучениями приносит ему много боли.

Иногда такие люди начинают сомневаться в Боге, но чаще они винят во всем самих себя: они–де не проявили достаточно веры, они втайне противились той вести, которую внушал им Господь. Так или иначе, их эмоциональное состояние обостряется и боль возрастает.

Страдающий человек оказывается перед альтернативой: либо отвернуться от Бога и обратиться за помощью к обычному психологу, либо упорствовать в вере, которая ему ничем не помогает, и смириться со своим болезненным состоянием.

Вдумываясь в эту проблему, мы постоянно обращались к Писанию в поисках ответа на эти учения, которые буквально сводят людей с ума. Мы убедились, что и впрямь нет ничего нового под солнцем: Библия предусмотрела все эти вывихи богословия, и Иисус дал им отпор, начиная с обличения фарисеев, которые принимали авторитарную религиозность за голос свыше (см. Марка 7:5), и заканчивая осуждением гностиков, веровавших, что следует отвергнуть общение с людьми и посвятить себя всецело общению с Богом (см. 1 Иоанна). Писание излечивает все эти безумные заблуждения.

Большая участь таких лжеучений приводит к одному результату: они уводят верующего от уготованных Богом ресурсов роста и исцеления к системе, которая лишь кажется христианской.

Несколько лет назад достопочтенный Скотт Рей, пастор в церкви моряков в Ньюпорт Бич, ведущий занятия с холостяками, попросил нас прочитать несколько лекций на тему духовного роста для группы одиноких людей. Мы подготовили серию вечерних воскресных лекций для семинара активных, вдумчивых исследователей Библии, искавших подлинные ответы на проблемы эмоционального роста. Этот цикл придал форму нашей книге.

Мы не хотели ограничиться лишь разоблачением ложных сводящих с ума убеждений, мы пытались также рассмотреть истинные, заложенные Богом принципы духовного роста. В этой книге мы выявляем источник заблуждений, рассказываем, в чем именно заключается ошибочность каждого из них, а также указываем предначертанный Библией путь решения эмоциональных и духовных проблем.

Для того чтобы извлечь из этой книги пользу, вам совершенно не требуется специальная подготовка и изучение Библии. Книга предназначена для всех людей, хотя в особенности для тех, кто тщетно бьется, пытаясь понять, как Писание соотносится с их личной скорбью, конфликтами, проблемами и муками эмоционального роста.

Эта проблема может быть разрешена. Библия должна помочь вам исцелиться, а не усугубить болезнь. Бог и Его Слово — не часть вашей проблемы, а ключ к ее разрешению.

Мы молимся о том, чтобы вы сумели выявить то конкретное псевдохристианское убеждение, которое сводит вас с ума. Еще более мы надеемся, что вы обратите себе на пользу истину Слова Божьего, Его Дух и помощь Его народа, чтобы расти в милости и истине.

Верование № 1 Пытаться удовлетворить свои потребности — признак эгоизма

В понедельник Сара чувствовала себя одинокой и разбитой. Выходные ее доконали. О чем ни попроси детей, неизменно начинается бесконечный спор, а муж все время сидит перед телевизором и ухом не ведет. За два дня он не сказал ни единого доброго слова ни жене, ни детям.

«Как в том анекдоте, — подумала Сара. — «Скажи мне, как прошел твой день?» — спрашивает клоун напарника. — «Лучше не спрашивай!»

Саре стало горько. Она даже самой себе не решалась признаться в том, как близка к депрессии.

Может быть, ей станет легче, когда она послушает радио? Пролистав газету, она нашла программу передач и включила радио. Христианская радиостанция как раз транслировала беседу «Как вы можете помочь себе, будучи в отчаянии». Имя проповедника было Саре знакомо: выступал местный всеми уважаемый священник. Она настроилась на нужную волну.

— Итак, вы в отчаянии, тревоге, одиноки, бремя забот сокрушает вас. Подчас вы думаете: неужели так будет всегда?

«Да он просто читает мои мысли», — подумала Сара. Проповедник словно описывал ее переживания. Он понимал, что она чувствовала в те моменты.

— Друзья мои, вы найдете ответ в Слове Божьем. Очень хорошо: Сара предпочитала проповедь, основанную на тексте Писания.

— Ответ таков, — продолжал пастор. — Перестаньте думать о себе и начните заботиться о других людях. Наш Господь не заботился о Себе, Он отрекся от Себя ради других. И мы обретем радость в служении и самопожертвовании. Хватит жалеть себя! Раскайтесь в своем эгоизме. Мир и покой откроются вам в самоотдаче.

Сара окончательно пала духом. «Мир и покой откроются в самоотдаче?» Да я оба выходных дня только и делала, что жертвовала собой, и теперь вместо покоя чувствую себя покойницей!» Едва эта строптивая мысль промелькнула в ее сознании, как Сара почувствовала себя виноватой. Пастор ведь ссылался на Библию. «Выходит, он прав, — без особой уверенности уговаривала она себя. — Все дело в том, что я чересчур эгоистична».

Она взяла в руки церковный календарь и принялась выбирать, в какой бы еще комитет ей вступить. Наверное, если она постарается больше служить другим, она обретет наконец желанное счастье. И все же Сара была готова отчаяться. Суждено ли ей когда–нибудь испытать счастье, будет ли она по крайней мере удовлетворена собой и своей жизнью?

Каждый день искренне верующие и полные благих намерений христиане выслушивают проповеди, подобные той, которую слышала Сара. Каждый день искренне верующие и полные благих намерений проповедники, стремящиеся помочь людям исполнять заветы Спасителя, дают им подобное наставление: «Перестаньте заботиться о своих нуждах!»

Беда в том, что это вовсе не библейское наставление. Несмотря на внешнее правдоподобие, эта проповедь не является правильным истолкованием Писания.

Источники проблемы

Многим из нас так долго внушали эту доктрину самоуничтожения, что мы стали принимать ее за истину. В конце концов разве не эгоизм — причина нашей греховности? Разве мы не должны отречься от себя и самоотверженно служить Богу и людям?

Да, конечно, излишняя сосредоточенность на себе порождает грех. Грех зародился в сердце Люцифера, когда он — некогда самый могущественный из ангелов — счел обременительным для себя элементарное послушание и пожелал вознестись превыше Бога. Мы унаследовали от Адама и Евы склонность ниспровергать Бога и помещать вместо Него в центр вселенной самих себя.

Это серьезная проблема. Если мы отказываемся признавать Бога Тем, Кто Он есть, и самих себя таковыми, каковы мы есть, если мы отрицаем, что Бог — наш Творец, а мы — Его творение, то мы пытаемся захватить престол, принадлежащий исключительно Богу, мы превращаем себя в идолов, мы поклоняемся и служим «твари вместо Творца» (Римлянам 1:25).

Верна не только первая посылка утверждения, что эгоизм является источником греховности, верно также то, что нам следует отречься от себя и самоотверженно служить Богу и людям. Иисус свел Закон и Пророков к двум простым заповедям: «Возлюби Господа Бога твоего и возлюби ближнего, как самого себя» (см. Матфея 22:37–40). Любовью к ближним мы доказываем, что принадлежим Богу. Мы должны радостно уделять другим от своей полноты, как делал это Иисус. Он «уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Филиппийцам 2:7–8).

Итак, в Библии мы находим такого рода призывы к самоотверженности и начинаем повторять заученную формулу: на первом месте Бог, на втором — другие люди, на последнем — я сам. Мы приходим к выводу, что христианская жизнь заключается в игнорировании собственных потребностей, в намеренном подавлении их, с тем чтобы полностью сосредоточиться на потребностях других людей.

Однако таким образом мы смешиваем эгоизм и способность распоряжаться своей жизнью. Предубеждение, что желание удовлетворять свои потребности — это признак эгоизма, дезориентирует человека, поскольку не проводит границы между эгоизмом и данной нам Богом ответственностью за удовлетворение собственных потребностей. Это все равно, как если бы кто–нибудь сказал водителю: «Видел я тебя вчера на заправке, ты себе бензин в бак заливал. Только подумать, до чего же ты эгоистичен. Молись, чтобы Бог помог тебе больше времени посвящать тому, чтобы переливать этот бензин в чужие баки». Смешно? Но ведь именно это посоветовал Саре в понедельник утром выступавший по радио пастор. А куда мы уедем, если в баке не будет бензина?

Писание учит нас с уважением относиться к своим потребностям, ибо они даны нам Богом и способствуют нашему духовному росту. Пренебрежение собственными потребностями приводит к духовным и эмоциональным проблемам. Зато, удовлетворив свои потребности, мы сможем легко и радостно заняться проблемами других людей.

Рассмотрим внимательнее библейское учение о человеческих потребностях.

Неполнота

Была как–то на телевидении реклама аспирина, в которой нежная мать помогала взрослой дочери готовить обед. Навязчивая забота матери вызывала все большее раздражение дочери, пока дочь наконец не взорвалась: «Бога ради, мама! Дай я сама это сделаю!»

Все мы склонны «делать это сами». Нам трудно, неловко просить о помощи, а порой это бывает даже небезопасно. Тем не менее Бог создал человека зависимым: мы все нуждаемся в Боге и друг в друге. «Ни один человек не является островом, никто не бывает сам по себе, — писал в XVII веке английский поэт Джон Донн. — Каждый человек — часть материка, часть всей суши: если хоть комок земли размоет волной, Европа станет меньше».

Богу угодно, чтобы мы были несовершенны в себе и сами по себе. На взаимозависимости держится вся созданная Богом вселенная. Без теплых лучей Солнца Земля скоро превратилась бы в холодную гробницу, животные, не находя пищи и убежища от стихий, вымерли бы, растения зачахли бы, лишившись света, почвы, воды.

Даже Бог вступает в отношения, хотя нам и трудно представить себе, чтобы всемогущий Господь в ком–то или в чем–то нуждался. Однако отношения составляют неотъемлемую часть сущности Бога: Бог есть любовь (см. 1 Иоанна 4:16), а любовь должна иметь объект, любовь не бывает абстрактной.

На кого же направлена потребность Бога в отношениях? Не на нас, разумеется. Хотя Бог желает поддерживать близость с людьми, Он не нуждается в нас — иначе Творец оказался бы на одном уровне со Своим творением. Он любит нас, печется о нас, но в нас не нуждается.

Бог существует в виде Троицы — трех Лиц, соединенных в одно: Отец, Сын и Святой Дух (см. Матфея 28:19; 2 Коринфянам 13:14). Триединая природа Бога обусловливает постоянные отношения, привязанность. Каким–то не постижимым для нас образом Бог всегда находится в отношениях с другими, Он никогда не оказывается в изоляции, и в то же время Он самодостаточен внутри Троицы.

Иисус испытывал и выражал потребность в отношениях. Он нуждался в Отце. Он часто удалялся в пустынные места для молитвы (см. Луки 5:16; Марка 1:35), Он обращался к Отцу Небесному со словами «Авва», «Папа», вступая в невероятно близкие, задушевные отношения с Богом.

Иисусу был нужен не только Его Отец, но и друзья. Хотя основной причиной, побудившей Иисуса удалиться в Гефсиманский сад, было желание побыть наедине с Отцом, вторичной причиной стало желание приобщить — хотя бы на расстоянии — нескольких избранных учеников к Своим предсмертным борениям. Он делится Своей болью с Петром, Иаковом и Иоанном: «Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь, и бодрствуйте» (Марка 14:34). Из темноты предстоящих мучений Иисус протягивает к друзьям руки, ища поддержки (а они не сумели бодрствовать и оставаться рядом с Ним).

Потребности воплощения

Мы, носители образа Божьего, созданные по Его подобию, должны искать то, в чем нуждаемся, за пределами самих себя. И дело здесь не только в нашей неполноте и завершенности, о которых говорит нам Писание. Библия учит нас также, что мы нуждаемся в людях, в «Иисусе, облаченном плотью».

Многие христиане, хотя и сознают невозможность жить в вакууме, тем не менее полагают, что заполнить эту пустоту должен лишь Бог и «дела духовные». Бог хочет, чтобы мы были любимы не только Им, но и друг другом. Об этих потребностях, потребностях воплощения, мы более подробно поговорим в главе, названной «Верование № 7».

Почему мы называем их потребностями воплощения? Потому что Иисус — уникальная фигура среди богов всех религий мира: Он сделался человеком, облекся плотью (воплотился), вступил в отношения с нами такими, какие мы есть. Он показал нам, что Бог хочет общаться с людьми как Человек, как Личность. Иоанн пишет: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали, и что осязали руки наши, о Слове жизни… свидетельствуем, и возвещаем» (1 Иоанна 1:1).

Христианство выделяется среди всех других религий тем, что в иных верованиях человечество призвано восходить к Богу, а в Иисусе Бог Сам снизошел до нас. Всемогущий Господь склонился над людьми и освятил их отношения, ниспослав им Иисуса, Который голодал, жаждал, испытывал одиночество. А ведь все это знакомо и нам.

Библия постоянно обращает внимание на эти потребности человека. Сотворив Адама, Бог увидел, что нехорошо человеку быть одному (см. Бытие 2:18), и создал для него Еву. Бог устроил так, чтобы люди нуждались в Нем и друг в друге. «Горе человеку, если он упадет и некому поднять его», — говорит автор Притчей (см. Екклесиаст 4:10). Ощутить потребность в других людях — это одно из важнейших духовных достижений.

Наши потребности логически обусловлены

Я вел в больнице ежедневный психотерапевтический семинар, участники которого страдали от депрессии, ощущения тревоги, синдрома навязчивого поведения или наркотической зависимости. Все они были христианами, постоянно обсуждали, как они учатся обращаться к другим людям со своими эмоциональными потребностями.

Однако Реймонда, пробывшего в больнице всего несколько дней, эти разговоры раздражали. Реймонд страдал тяжелой депрессией, но не хотел лечиться, воспринимая свое состояние как признак духовного поражения. С его точки зрения, депрессия могла настичь лишь «плохого» христианина.

— Весь этот разговор о потребностях совершенно бессмыслен, — говорил Реймонд. — Нам нужно нести милость миру, а не сосредоточиваться на подобной чепухе.

— Значит, мы должны служить миру? — поинтересовался я.

— Разумеется. Мы обязаны во имя Иисуса делиться надеждой, утешением, верой с теми, кто этого лишен.

— С этим не поспоришь, — признал я. — Но как насчет веры, надежды, утешения для вас самого?

— Это было бы эгоистично, — ответил Реймонд. — Бог не хочет, чтобы я сосредоточивался на себе.

— Значит, Бог использует вас для того, чтобы причинять вред людям?

— То есть как ?!

— Если ваша потребность в вере, надежде, утешении эгоистична, то столь же эгоистичны и потребности других людей. Если вы считаете неправильным принимать такого рода помощь, неправильно и оказывать ее.

Постепенно Реймонд пересмотрел свое богословие, и благодаря этому изменились его отношения с женой и детьми. Он научился признавать свою зависимость и просить о помощи тогда, когда он в ней нуждался.

Убеждение, что удовлетворять свои потребности — признак эгоизма, сводит людей с ума не только потому, что оно причиняет боль, но и просто потому, что оно ложно, бессмысленно и противоречит логике. Чтобы поднести больному чашу холодной воды, надо самому отпить из нее; чтобы прощать, надо получить прощение. Лучше всего эта мысль сформулирована у Павла:


«Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтоб и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!»

(2 Коринфянам 1:3–4).

Наши потребности должны способствовать нашему росту

Веками ученые пытались изобрести вечный двигатель, который мог бы работать бесконечно без топлива, без всяких посторонних усилий, и… потерпели поражение. Конечно, было бы неплохо, если бы каждый из нас представлял собой этакий вечный двигатель, который не нуждается в помощи, не прибегает к друзьям в минуты страха или горя, не спрашивает совета, когда финансовые дела окончательно запутаются, не обращается к специалисту, если вес выйдет из–под контроля или в браке что–то не заладится.

Однако наши потребности помогают нам осознать, что мы — тварь, мы должны смиренно обращать свой взор к Господу и просить Его о том, в чем мы нуждаемся. Мы созданы зависимыми именно для того, чтобы наши потребности приблизили нас к Богу и другим людям и способствовали нашему взрослению, «доколе все придем… в меру полного возраста Христова» (Ефесянам 4:13).

Этот урок мы можем извлечь из притчи о мытаре и фарисее:


«Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей став молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится»

(Луки 18:10–14).

Фарисей «сам в себе» похвалялся своими добрыми делами, а мытарь не смел даже обратить свой взгляд к небесам — он сознавал свои грехи и свои слабости, но они–то и вели его к Богу.

Человек, не признающий своих потребностей, останавливается в развитии, поскольку у него нет побудительной причины искать Бога. Пока болезнь никак себя не проявляет, люди не обращаются к врачу. Куда легче отрицать свою смертную природу, когда не страдаешь от повышенного давления, избыточного веса или одышки. Но как только человек начинает набирать вес, испытывать приступы дурноты, задыхаться, он тут же бежит к врачу. Так и мы ищем помощи у других людей и у Бога, когда страдаем от одиночества или депрессии. Мало кто занимается профилактикой, большинство лечится лекарствами.

Потребности вынуждают нас искать помощи. Когда человек жаждет, он пьет, когда голоден — ищет себе пищу. Точно так же духовные и эмоциональные потребности побуждают нас обращаться к людям и Богу. Мытарь взывал о милосердии и «пошел оправданным в дом свой» (Луки 18:14).

Потребности воспитывают в нас смирение

Пока человек считает себя лучше других, он не желает признавать свою зависимость и обращаться за помощью. Мы отгораживаемся от других людей, подобно эдомитянам: жители Эдома считали себя в безопасности в отдалении, не вмешиваясь в великие исторические события, но гордыня обольстила их (см. Авдий 1:3). Как сказано в Библии: «Гордость человека унижает его» (Притчи 29:23).

Джим и Бренда обратились ко мне насчет консультации по вопросам брака. Скоро мне стало ясно, что Джим излишне самодостаточен в эмоциональном плане. Когда Бренда вместе с детьми уезжала к своей матери в соседний штат, Джим звонил каждый вечер, чтобы справиться о них, но даже себе не признавался в том, что чувствует себя одиноким и скучает без них.

Бренда спрашивала, как поживает он сам, и Джим неизменно отвечал:

— Я в полном порядке, ты же меня знаешь. У меня все как нельзя лучше. Развлекайтесь, ребята!

Бренда, конечно, знала своего мужа, но лишь отчасти. Она знала, что Джима ничто не поколеблет: он, не поморщившись, переносил и потерю работы, и болезни, и крах дружеских отношений. Она знала, что Джим не нуждается ни в чьей помощи.

И вот ее терпение рухнуло, она привела Джима на курсы психологической помощи супругам.

— Не понимаю, с какой стати Джим вообще женился на мне, — сокрушалась она. — По–моему, я совершенно ничего не значу для него. Иногда я мечтаю о том, чтобы на него обрушилась какая–нибудь трагедия и ему пришлось попросить меня о помощи.

Джим казался Бренде заносчивым и самонадеянным, потому что его так воспитали. Отец бросил семью, а мать была зависимым и инфантильным человеком. Джим рано научился ни на кого не полагаться. Если он плакал, грустил, жаловался на одиночество, это становилось непосильной тяжестью для его слабой матери, и она еще глубже погружалась в депрессию. Джим старался подавлять в себе негативные ощущения, заглушая опыт потребности в других (хотя он не мог заглушить саму потребность!). В результате он стал очень ответственным и способным справиться с любой ситуацией человеком.

Но парадоксальным образом его ответственность и готовность взять все на себя оказались разрушительными для его брака. Бренда отнюдь не испытывала невротическую «потребность быть востребованной», она просто хотела ближе знать своего мужа. Однако Джим, не желая оказаться уязвимым, представал перед женой самодостаточным и надменным человеком, изолируясь от нее. Только когда он научился видеть в своей самодостаточности проявление гордыни, а не взрослой ответственности, он начал изменять свое поведение и реконструировать свой брак.

Мы несем ответственность за самих себя, каждый из нас возлагает на свои плечи бремя забот, обязательств, проблем. «Каждый понесет свое бремя», — учит нас апостол Павел (Галатам 6:5). Эта функциональная независимость — состояние, позволяющее человеку осуществлять повседневную ответственность. Не следует просить друзей, чтобы они содержали нас или выполняли за нас домашнюю работу.

Но в то же время мы эмоционально зависимы. Все мы хотим быть любимыми. Любовь — топливо нашей жизни. Мы можем жить лишь в союзе с Богом и людьми, мы должны получать от других сочувствие, утешение, понимание, ободрение. Джим научился быть функционально независимым — и это хорошо. Но он был и эмоционально независимым — а вот это уже плохо. Ему пришлось развить в себе эмоциональную зависимость, ему нужно было научиться нуждаться в других. В этом и заключается смирение: «Гордость человека унижает его, а смиренный духом приобретает честь» (Притчи 29:23).

Смиренный человек понимает, что не со всем он может справиться сам. Смирение учит его обращаться за помощью. Он знает, что выживет только благодаря другим людям. Вот почему Библия говорит нам, что Бог «над кощунниками… посмеивается, (а) смиренным дает благодать» (Притчи 3:34).

Наши потребности должны привести нас к Богу

В ответ на нападки фарисеев Иисус сказал: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные; пойдите, научитесь, что значит: «милости хочу, а не жертвы»? ибо Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Матфея 9:12–13).

Бог не занимается спасением совершенных людей, Он ищет людей с проблемами. Если человеку ничего не надо в себе исправить, о чем он будет говорить Богу? Только нищие духом, плачущие, кроткие — только они благословенны (см. Матфея 5:3–5), ибо могут наполниться, получить утешение, принять помощь. Иисус никогда не говорил: «Блаженны владеющие ситуацией». Пока ничего не сломалось, нечего и чинить.

Евангельская весть притягивает нас к себе, потому что у всех нас что–нибудь не в порядке. Мы приходим в церковь и следующие полжизни посвящаем тому, чтобы как можно искуснее скрывать свои проблемы. Наша проблема как раз и заключается в том, что у нас «нет проблем».

Именно это фарисейское мышление — у нас якобы нет проблем — и сделало необходимой организацию «Анонимные Алкоголики» (АА), возникшую в 1940–х годах. Люди обнаружили, что на собрании АА они могут открыто говорить о своих борениях, признавать отсутствие самодостаточности. Более того, они должны были исповедоваться в своих слабостях на каждом собрании. Сегодня церковь предпринимает существенные меры, чтобы вернуться к этой библейской позиции. Церковь должна стать тем местом, где человек может в безопасности исповедать свою неполноту, незавершенность и зависимость.

Пренебрежение своими потребностями приводит к духовным и эмоциональным проблемам

Поскольку Бог создал нас нуждающимися, очевидно, что, отказываясь удовлетворять свои потребности, мы обрекаем себя на возникновение серьезных проблем. Отказывая в удовлетворении законным, дарованным Богом потребностям, мы разрушаем себя столь же безжалостно, как мотор своего автомобиля, отказавшись регулярно менять в нем масло.

Карин, изысканно одетая женщина тридцати с небольшим лет, явилась ко мне на консультацию по поводу депрессии. Она сказала, что не в состоянии ни сосредоточиться на своей работе, ни уснуть, ей трудно поддерживать отношения с родными и близкими, ее все чаще посещают суицидальные мысли. Полномасштабное обследование не выявило никаких физиологических отношений, но Карен ощущала глубокую депрессию. Она впала в безнадежное отчаяние и понятия не имела о его причинах.

На первом сеансе мы исследовали прошлые и нынешние отношения Карен. Она занимала высокое положение в местной церкви, вела активную работу в коммуне, была прекрасной женой и матерью. Тем не менее почти все важные для Карен люди — мать, отец, сестра, лучшая школьная подруга, бойфренд ее студенческих лет — либо бросили ее, либо не проявляли достаточной эмоциональной привязанности.

Карен вышла замуж за Питера, хорошего человека, но не способного на установление глубоких эмоциональных связей (как и Карен). Питер был работоголиком, почти не бывал дома, однако это устраивало обоих супругов. «Мы мало времени проводим вместе, поэтому больше ценим те минуты, которые можем посвятить друг другу», — поясняла Карен.

Дети росли и воспитывались любящими родителями, не умевшими принимать то, что они давали детям, а потому у детей тоже возникали проблемы. Девятилетняя дочь не смогла наладить отношения со сверстниками, а сын–подросток попал в дурную компанию.

По мере того как Карен рассказывала о себе, картина прояснялась. Ее личная эмоциональная изолированность воспроизводилась и в ее браке, и в ее положении в общине. Годами, десятилетиями она была лишена эмоциональной подпитки и держалась только на силе воли, чувстве вины и адреналине. Теперь Карен предстояло освоить более смиренное поведение — научиться пополнять свои эмоциональные резервуары с помощью Бога и других людей.

Я сообщил этот диагноз Карен, и она спросила:

— Какую книгу можно почитать по этому вопросу, на какой семинар сходить?

— При нынешнем вашем состоянии эмоциональной изолированности депрессия будет усугубляться независимо от количества прочитанных вами книг или пройденных семинаров, — возразил я.

Карен сделала первые, самые трудные шаги к тому, чтобы научиться общаться, просить у людей помощи, поддержки и понимания. Это было очень нелегко, однако она долгое время упорно работала над собой. Она стала более смиренной, начала признавать свои потребности и просить помощи, когда ей нужно было их удовлетворить, — и депрессия отступила.

Депрессия послужила для Карен сигналом того, что ей нужно что–то вне нее собой — хотя бы книга или семинар, как она сначала подумала. Карен не пренебрегла этим сигналом, а в результате научилась быть кроткой и нищей духом. Бог указал ей на проблему и предоставил средства для исцеления. Карен стала учиться просить.

Психологические симптомы — это те сигналы, с помощью которых Бог оповещает нас: что–то неладно. Депрессия, ощущение тревоги, нарушение питания, злоупотребление каким–либо наркотическим веществом, синдромы навязчивых состояний — все это симптомы более глубоких проблем. Симптомы в Библии именуются плодами: «Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худы: не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» (Матфея 7:17–18).

Другими словами, дурной плод — это еще не сама проблема, а лишь признак проблемы, нужно копать и копать, покуда мы не обнаружим корень проблемы, а когда обнаружим — заняться лечением. Надо присматриваться ко всем проблемам в области психологии, духовной жизни и отношений, и это покажет нам, удается ли нам полностью удовлетворять свои потребности.

Удовлетворяя свои потребности, мы полунаем возможность удовлетворить потребности других людей

Заблуждение, что удовлетворять собственные потребности — признак эгоизма, столь распространено среди христиан именно потому, что всем нам хочется быть любящими и заботливыми людьми.

Однако иные наставники используют естественное желание помогать другим для того, чтобы внушить своей пастве «страх Божий»: дескать, стоит призадуматься над своими потребностями — и мы утонем в водовороте эгоцентризма, гедонизма и нарциссизма.

Но Библия указывает, что это мнение противоречит истине: удовлетворив свои потребности, мы обретаем способность без ограничений и сожалений помогать другим. Когда у человека в эмоциональном и духовном смысле «набит живот», он может с радостью уделить другим от своего изобилия (см. 2 Коринфянам 9:6–7).

Больше всего способны даровать другим утешение те, кто сам был утешен, более всего понимания проявят те, кто сам обрел понимание, больше всего любви у тех, кто сам познал любовь. Неслучайно апостолом любви стал ученик, которого Иисус любил более других (см. Иоанна 21:20). Он передал другим то, что получил сам.

Эту истину Иисус обрушил на Симона–фарисея, когда блудница, движимая благодатью Господней, омыла Ему ноги своими слезами: «А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много; а кому мало прощается, тот мало любит» (Луки 7:47). Обретя прощение, эта женщина смогла возлюбить других, а Симон–фарисей не замечал собственных потребностей и потому не мог искренне любить.

Вопреки столь убедительным настояниям радиопастыря Сара занялась в первую очередь удовлетворением собственных потребностей. Она вышла из состава нескольких церковных комитетов, и люди, привыкшие получать от нее помощь, сумели обойтись без нее, пока Сара искала помощи для себя. И вот еще что важно: теперь она обращалась к людям не с предложением помочь, а с просьбой о помощи.

— Все изменилось, — рассказывала Сара. — Я и не думала, что с моим служением может произойти нечто подобное. Если считать количество затраченных часов, получается, что теперь я делаю для других меньше, но в смысле качества эту работу можно считать не на часы, а на световые годы. Впервые в своей христианской деятельности я действительно хочу помогать, хочу служить. Я не испытываю ни сожаления, ни чувства вины. Я только сейчас начинаю понимать, что такое любовь.

Иногда можно научиться кое–чему и у блудницы. В жизни каждого встречаются фарисеи, уговаривающие нас не обращать внимания на собственные потребности. Но, хотя мы и должны прислушаться к тому, что есть истинно духовного в их учении (см. Матфея 23:2–3), по мере того как мы все глубже и мучительнее осознаем свое несовершенство и незавершенность, свою потребность в любви Бога и людей, мы все уподобляемся Учителю — как в давние времена та блудница, как теперь Сара.


Задайте себе вопрос: «Прошу ли я у других то, в чем нуждаюсь?» Может быть, вам требуется поддержка в пору кризиса, совет в сложный момент, утешение в утрате. Все ваши потребности хороши в глазах Отца светов: «Всякий дар совершенный нисходит свыше» (Иакова 1:17), и часто мы получаем эти дары через посредство других людей (см. Деяния 9:6–19).

Верование № 2 Если я буду достаточно духовен, меня не коснется боль или грех

Тед совсем пал духом. С каждым днем его депрессия усугублялась, так что он уже стал сомневаться, вправе ли он именовать себя христианином. Он старался больше времени посвящать изучению Библии и молитве и прилежно слушать все аудиокассеты на христианскую тему, какие только попадали ему в руки.

А депрессия становилась все глубже, и теперь Тед сомневался даже в том, стоит ли ему жить. Обратиться за помощью было не к кому, и Тед пошел на прием к специалисту.

— Я не могу этого понять, — жаловался он мне. — Я внимательно читал Библию и изо всех сил старался следовать ей, я живу в вере, запоминаю стихи Писания, делаю, по возможности, правильный выбор. Я слушал лучших наставников, какие есть в мире, но депрессия зашла так далеко, что я почти ничего не могу делать.

— А чего именно вы не понимаете? — спросил я его. — Или вы думали, что все перечисленное должно было уберечь вас от депрессии?

— Когда христианин воистину ходит с Господом, он не впадает в подобное состояние, — парировал Тед. — Депрессия — следствие какого–то духовного изъяна, только я никак не могу разобраться, что же я делаю не так.

Связана ли боль с духовным изъяном?

Многие рассуждают так же, как Тед. Большое число христиан полагают, что, если удастся привести в порядок свою духовную жизнь, они избавятся от эмоциональных проблем и не впадут больше в грех. А когда в их жизнь вторгается боль или грех, они приходят к заключению, что причина всего — в каком–то духовном изъяне.

Христиане страдают от заблуждения, которое можно сформулировать примерно так: «Если я сумею быть достаточно духовным, не будет ни греха, ни боли».

Когда эти люди испытывают боль, они просто не понимают, как это могло произойти. Выходит, в чем–то они согрешили? Бог оставил их? Нужно выполнять какие–то другие духовные упражнения, чтобы избавиться от боли? Они наказаны за какой–то грех?

Плотная пелена этого заблуждения позволяет человеку разглядеть лишь два пути: либо еще более жесткая духовная дисциплина, либо полный отказ от духовной жизни.

Пример Иова

Из всех людей, усвоивших подобный урок, наиболее известен библейский персонаж Иов. Его постигли страшные беды: все имущество было уничтожено или разграблено, слуги убиты, дети погибли под стенами обвалившегося дома, тело Иова покрыли болезненные нарывы.

Подобно Теду, Иов недоумевал: как может любящий Бог допустить такое? Он ведь всегда поступал хорошо, а теперь вот страдает от немыслимой боли.

По мере того как депрессия усугублялась, Иов стал думать о смерти: «И душа моя желает лучше прекращения дыхания, лучше смерти, нежели сбережения костей моих» (Иов 7:15). Трудно назвать изобильной дарами ту жизнь, которой жил этот герой веры.

Печально знаменитые друзья Иова явились утешить его все теми же ложными рассуждениями:


«Богобоязненность твоя не должна ли быть твоею надеждою, и непорочность путей твоих — упованием твоим? Вспомни же, погибал ли кто невинный, и где праведные бывали искореняемы?»

(Иов 4:6–7).

Другими словами, если ты действительно свят, боль не постигнет тебя:


«Неужели Бог извращает суд, и Вседержитель превращает правду? Если сыновья твои согрешили пред Ним, то Он и предал их в руку беззакония их. Если же ты взыщешь Бога и помолишься Вседержителю, и если ты чист и прав, то Он ныне же встанет над тобою и умиротворит жилище правды твоей»

(Иов 8:3–6).

Иначе говоря, ты страдаешь за свои грехи, а если в тебе все хорошо, то ты не узнаешь боли.


«Если ты управишь сердце твое, и прострешь к Нему руки твои, и если есть порок в руке твоей, а ты удалишь его, и не дашь беззаконию обитать в шатрах твоих, то поднимешь незапятнанное лицо твое, и будешь тверд, и не будешь бояться. Тогда забудешь горе; как о воде протекшей будешь вспоминать о нем»

(Иов 11:13–16).

Значит, если полностью положишься на Бога и удалишься от греха, то избавишься и от боли.


«Сблизься же с Ним, и будешь спокоен; чрез это придет к тебе добро. Прими из уст Его закон, и положи слова Его в сердце твое»

(Иов 22:21–22).

Другими словами, единственное лекарство от боли — покориться Богу и изучать Его Слово.

Все нам знакома мысль, которую стараются внушить Иову его друзья: страдание вызвано недостатком духовности. Делай, что следует, и Бог благословит тебя и избавит от боли.

Но Бог осуждает друзей Иова, потому что они отстаивают ложную, отнюдь не библейскую мысль:


«Горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов»

(Иов 42:7).

И все же на каждом шагу мы продолжаем встречать христиан, убеждающих себя в том, что если они страдают, значит, они в чем–то виноваты, а их друзья помогают им ничуть не лучше, чем некогда друзья Иову, твердя: «Если ты сделаешься более духовным, то страдание прекратится».

Бог, напротив, предостерегает нас, говоря о том, что мы будем сталкиваться с болью и грехом в самих себе, в других людях, во всем окружающем мире, даже если станем многие часы посвящать духовным упражнениям и по два раза на дню ходить в церковь. Быть христианином — не значит быть I человеком, свободным от проблем и боли.

Откуда у меня эти дурные мысли ?!

Муж Сюзен заканчивал семинарию и готовился стать пастором. Несмотря на то что Сэм был уверен в своем призваним, годы учебы дались ему нелегко. У супругов было трое детей, старшему из которых едва исполнилось четыре года, у них было мало денег и не хватало времени на себя.

Сюзен стремилась быть «подлинно христианской женой и матерью». Она никогда не жаловалась на трудности. Ее ведь учили, что с Божьей помощью она все преодолеет.

Проблема ее заключалась в постоянно возвращающемся во время поездок страхе, что она может распахнуть дверцу машины и выбросить своих детей. Сначала она не обращала внимания на эти мысли, полагая, что они пройдут сами собой. Но эта картина все время стояла перед ее мысленным взором, и тогда Сюзен попыталась изгнать ее, заучивая стихи Писания о молитве и чистых помыслах.

Однако дурные видения преследовали Сюзен, и она уже не решалась возить детей в машине. За короткое время превратившись в затворницу, она, наконец, решила обратиться за профессиональной помощью.

Мы попытались разобраться, откуда взялись эти мысли.

— Вы никогда не задумывались над тем, как вас раздражают все хлопоты, связанные с детьми? — спросил я Сюзен. — Вероятно, подчас вы мечтаете избавиться от них.

Этот вопрос ошеломил женщину:

— То есть как — избавиться от моих детей?! Ни за что, я так их люблю! Как вы могли подумать такое?!

— Я вовсе не предполагал, что вы не любите своих детей, но вполне вероятно, что вы теряете терпение, поскольку вам с Сэмом приходится так трудно, и подчас вы сердитесь из–за того, что вам столько всего приходится делать.

— Как же можно сердиться? — возразила она. — Разве таковы плоды Духа? Христианин не должен ощущать ничего подобного. Я ничего такого не испытываю.

— Да, конечно, злобу нельзя назвать добрым чувством и отнести к плодам Духа, — признал я. — Но мне кажется, что где–то в подсознании вы сердитесь на своих детей, иначе у вас не возникало бы желания выбросить их из машины.

— Но я не могу сердиться, — упорствовала она. — Это же дурно.

— А вы думаете, что можете испытывать только «хорошие» чувства?

— Но ведь так должно быть, — уже не столь уверенно отвечала она. — Человек обязан быть терпеливым, радоваться, любить и все такое, а не сердиться, когда ему приходится признавать свой гнев, не испытывать ненависти.

— И что же вы делаете, когда испытываете ненависть или гнев?

— Я запрещаю себе подобные чувства. Так нельзя. Это не по–Божески.

— А если бы можно было испытывать эти чувства? В таком случае вы могли бы допустить, что они у вас есть?

— Что значит «можно испытывать»? Это же грех!

— А вы считаете себя безгрешной? — спросил я. Пациентка затравленно смотрела на меня. Огромное количество обязанностей, недостаток помощи со стороны мужа и друзей и накапливавшиеся неудовлетворенные потребности — вот что подавляло Сюзен и вызывало ее гнев, а поскольку она не желала дать волю гневу, он находил отдушину в безумных, с ее точки зрения, помыслах. Постепенно Сюзен начала осознавать, что Библия на самом деле говорит о негативной стороне нашей души. И тогда она не только решилась признать свой гнев, но и обрела достаточно отваги, чтобы начать разбираться со своими проблемами.

Сюзен нашла надежных людей, которым она могла поведать всю боль, гнев, обиду, прятавшиеся в ней в течение стольких лет. Она поняла, что вся ее деятельность была лишь стратегией, направленной на то, чтобы заглушить боль. Но теперь, когда Сюзен позволила боли выйти наружу и открыла свои раны любящим людям, ей уже не нужна была «камуфляжная» деятельность.

Стало меняться и представление Сюзен о том, как ведет себя любящий человек. Оказалось, что он вовсе не обязан откликаться на каждую потребность любого другого человека. Сюзен начала осознавать, что нет ничего греховного и в отказе. Пока она жила «по долгу» — существует–де долг всегда проявлять терпение, служить другим людям, а не себе, не раздражаться и т.д., — она не могла разрешить собственные фундаментальные проблемы. Теперь же, получив «индульгенцию» не выжигать себя дотла, оставлять какой–то резерв времени и сил для себя, проявлять свой гнев, Сюзен смогла посмотреть правде в глаза и начать разрешать подлинные проблемы, поскольку гнев был вызван ее собственной беспомощностью. Когда же Сюзен обрела контроль над своей жизнью, гнев улегся. Кроме того, теперь, испытывая дурные чувства и побуждения, Сюзен позволяет себе признать их существование.

Скоро появились и внешние изменения. Сюзен научилась ставить предел нереалистичным требованиям мужа, просить родных и близких о помощи, когда она в ней нуждалась. Она не доводила себя до болезни, а заранее предоставляла себе необходимый отдых. Вместо того чтобы пытаться совместить обязанности жены, матери, учителя, активного члена общины и церкви, Сюзен снизила требования к себе настолько, что они стали соответствовать ее реальным возможностям.

Итак, Сюзен научилась признавать свой гнев и обиду и, вместо того чтобы позволить дурным чувствам накапливаться, превращаясь в озлобленность, нашла в них стимул для разрешения подлинных проблем, которые отравляли ее отношения с людьми.

Способы избежать боли

Сюзен «попалась в ловушку», столкнувшись с двумя противоречивыми истинами: «Я не должна испытывать такие чувства — я испытываю эти чувства». А что делаете вы, когда обнаруживаете в себе то, чему не место в душе «хорошего христианина»? Когда вы совершаете поступки, которые «хороший христианин» не может совершать?

Есть три основных способа справляться с негативными чувствами и поступками, не признаваясь в них самим себе.

Отрицание

Сюзен отрицала в себе те чувства, которые она не считала возможным испытывать, и отрицание породило навязчивые идеи.

Царь Давид молился Господу: «Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня, и узнай помышления мои, и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный» (Псалом 138:23–24). Давид подозревал, что в его сердце есть что–то дурное, но он не отрицал эти чувства, он готов был посмотреть правде в глаза. Он не боялся дурного в себе, потому что знал, что милость Божья поможет ему справиться с этим.

Отрицание не только порождает такие психологические симптомы, как депрессия и тревога, но и побуждает нас судить других людей, поскольку мы видим их в неправильном свете. Мы зачастую резко критикуем ближних за те проступки, которые отрицаем в себе: «Итак неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого; ибо тем же (судом), каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же» (Римлянам 2:1).

Библия ясно дает понять, что человек не смеет отрицать свою греховность. Вновь и вновь Иисус указывает нам на необходимость исповедать свою греховность, признать ее. «Исходящее из человека оскверняет человека, — учил Иисус, — ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство. Все это зло извнутрь исходит, и оскверняет человека» (Марка 7:20–23). Иисус хотел, чтобы человек признал свои подлинные чувства, а не прикрывал их «богоугодной» деятельностью.

Иисус обличал тех, кто упорно отрицал свою греховность: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их» (Матфея 23:25–26).

Отрицание противоречит библейским предписаниям: «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Иоанна 1:8). Благая весть, однако, заключается в том, что мы, находясь в безопасности в любви и благодати Божьей, можем признать свою греховность, не страшась осуждения.

Дела

Другой способ, к которому человек прибегает, подавляя свою дурную сторону, — это еще более упорный труд, когда он старается как–то компенсировать свои изъяны, исправиться, смягчить чувство вины. Этот путь Библия именует «спасение от дел» (Ефесянам 2:9): человек пытается спастись с помощью все больших и больших дел, то есть упорным трудом он старается освятить себя, сделаться совершенным (см. Галатам 3:3).

Этот путь попробовал Джой. Он от души ненавидел Скотта, но всякий раз, когда в нем возникало враждебное чувство, он ощущал вину и стыд.

Не признавая эту ненависть и пытаясь совладать с ней, Джой постарался не только забыть о неприязни к Скотту, но и проявить к нему особое расположение. Ведя себя преувеличенно любезно, Джой полагал, что облекается «в нового человека» (Ефесянам 4:24), что эта вымученная предупредительность по отношению к Скотту праведна и свята. Проблема, однако, заключалась в том, что Джой так и не исповедал, не признал даже перед самим собой наличие «старого человека» — своей темной стороны. Он старался выдавить из себя ненависть, не исповедуя ее.

Чем больше Джой старался быть любезным со Скоттом, тем чаще он ловил себя на том, что сплетничает о Скотте за его спиной и саркастически отзывается о нем. Все усилия Джоя не сделали его более любящим человеком.

Однажды Джой прочел в Притчах: «Кто скрывает ненависть, у того уста лживые» (10:18), и этот стих подсказал ему, что следует делать. Джой понял, что вся его «доброта» и угодничество служили прикрытием для его ненависти.

Мы можем испробовать и другие дела — читать Библию, ежедневно молиться в надежде, что одного этого будет достаточно для преображения нашего внутреннего «я». Однако подобного рода рутинные религиозные труды, оставляя неразоблаченной саму проблему, не приносят никакой пользы, а превращаются в пустые правила, которые имеют «только вид мудрости в самовольном служении» (Колоссянам 2:23).

Закон

Еще один прием в обращении с дурной стороной души — «поставить ее под законом», то есть осудить ее, терзаться виной и ненавидеть свою дурную сторону. Человек готов поверить, что чувство вины заставит его исправиться.

Бекки пыталась «подчинить закону» свою зависть к сестре. Она была слишком здоровым душевно человеком, чтобы скрывать от себя свои чувства и побуждения. Но как только ревность просыпалась в ней, Бекки сердилась и осуждала себя: «Какая же я дурная!» Она злилась на себя за то, что не может сдержать свои негативные эмоции, и насильственно старалась пробудить в себе любовь. О том, почему чувство вины не способствует преображению человека, мы поговорим в главе, посвященной ложному убеждению № 9.

Закон держится на чувстве вины. Павел и другие апостолы постоянно говорят в своих посланиях, что закон навлекает гнев и осуждение, вынуждает нас грешить еще больше, превращает нас в пленников, и, если мы хоть на йоту отступаем от закона, мы осуждаемся как законченные преступники (см. Римлянам 4:15; 5:20; 7:5; Галатам 3:23; Иакова 2:10). Закон агрессивен; когда человек сердится на себя и осуждает свою греховность, он вполне следует закону греха и смерти. Мы осуждены воспроизводить эту схему, пока Бог не превозможет ее Своей благодатью (см. Римлянам 7:9–10).

Тем не менее многие христиане думают, что вина и самоосуждение весьма полезны, поскольку они приводят к покаянию. Библия, однако, совершенно ясно говорит о разрушительном действии вины. Христос умер ради того, чтобы освободить нас от осуждения, и этому чувству не должно быть места в жизни верующего (см. Римлянам 8:1).

Все эти методы обращения с грехом — отрицание, дела и закон — являются плодами ложного убеждения, что христианин не может быть грешным.

Не всякая негативная эмоция — плод греха

Совершенно естественно желание человека отрицать свою греховную природу. Разве кому–нибудь хочется признавать в себе такие ужасные чувства, как злоба, зависть и ревность?

Но ведь бывают негативные чувства, которые не являются грехом сами по себе, а возникают лишь постольку, поскольку мы живем в несовершенном мире, поскольку мы сами становимся жертвой чужого греха. Как нам быть с болью, скорбью, гневом, печалью и страхом, если они являются следствием сексуального, физического, эмоционального насилия, которому мы подверглись еще в детстве?

Иные церковники говорят, что если человек все еще страдает от такого рода чувств, то причиной тому грех, в котором человек не раскаялся, то есть страдающий человек подлежит осуждению за свою боль.

Примерно то же самое услышал от своих друзей Иов, хотя в действительности он был жертвой обстоятельств, когда трагические события обрушились на него. Пусть некоторые его представления о Боге были искажены, горе Иова породилось не грехом, а его страшными утратами.

Если с нами происходит что–то вызывающее боль или гнев, нужно осторожно обращаться со своей болью. Библия учит нас правильной реакции на печаль (см. Римлянам 12:15; Екклесиаст 3:4; 7:2–4), говорит о том, как следует отнестись к гневу (см. Ефесянам 4:26–27), объясняет, каким образом страдание может помочь самосовершенствованию (см. Римлянам 5:3–4; Евреям 2:10–11). Но нигде и никогда Библия не утверждает, что боль как реакция на какое–то причиненное человеку зло греховна. Нигде и никогда!

И все же в иных христианских кругах людям, ставшим в детстве жертвами насилия, родительского развода или эмоциональной травмы, внушают, что, если они все еще испытывают боль от былых ран, это значит, что они не впитали в себя в достаточной степени Благую весть и остались грешниками. Такое учение весьма напоминает доктрину христианской науки, отрицающей реальность страдания и болезней.

Осуждать жертву за ее страдание — это грех против беззащитных, сокрушенных духом и угнетенных, это грех против Самого Бога, сердце Которого с теми, кто страдает (см. Псалом 33:18). Вся Библия твердит нам о том, как Господь сострадает страждущим, Писание велит нам исцелять сокрушенных духом: «Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем» (1 Фессалоникийцам 5:14, курсив авт.).

Нигде никогда Библия не предписывает нам осуждать страдающих, она велит любить их. Вразумление предназначается для бесчинных, мятежных (см. 1 Фессалоникийцам 5:14). Иов, прообраз всех страдальцев, оставил нам всем внятный совет о том, как следует обращаться с чужими ранами: «К страждущему должно быть сожаление от друга его, если только он не оставил страха к Вседержителю» (Иов 6:14).

Слишком часто церковь принимается обличать страждущего за его же страдание, вместо того чтобы отнестись к нему с добротой и сочувствием. И страждущий, получая искаженную весть, отворачивается от Бога и церкви.

Последствия такого учения

Если вы смиритесь с мыслью, что плодом духовности должно быть отсутствие боли и греха, то вы принесете дурной плод, будете постоянно чувствовать себя неудачником, напрасно тратить силы, затаивать в себе злобу и мстительность, испытывать недостаток любви.

Чувствовать себя неудачником

Библия говорит нам, что поражение следует принимать как нечто естественное. «Ибо мы знаем, что закон духовен, — пишет апостол Павел, — а я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю… Потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу… Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое» (Римлянам 7:14–15, 18, 21). Нет ничего ненормального в том, чтобы оступиться. Но учить людей, что им не следует испытывать ни боли, ни греха, — значит навязывать им огромное, совершенно не заслуженное ими чувство вины за любое падение, за то, что они нормальные, страдающие, ошибающиеся, борющиеся люди.

Если человек не знает других способов обращаться со своей болью, кроме как отрицать ее, стараться изо всех сил ее заглушить или осуждать себя за то, что он испытывает ее, он обречен на поражение. Однако Библия предоставляет нам свободу признать свои проблемы и свободу встать с ними лицом к лицу.

Напрасная трата сил

Поскольку лезть из кожи вон, пытаясь преодолеть в себе грех и боль, — это еще одно следствие из все того же ложного убеждения, ничего нет удивительного в том, что в подобных ситуациях христиане напрасно растрачивают свои силы. Они трудятся, сжав зубы, но это лишь попытка как–то расквитаться за свою греховность, с которой они не желают смириться. Вспомним слова Иисуса: «Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» (Луки 9:24). Никакие человеческие усилия сами по себе еще никого не изменили.

Игра в прятки

Единственный путь к преодолению греховности — это покаяние, прощение и благодать. Мы должны вовлечь свою боль и свои дурные стороны в «отношения с Богом и другими», чтобы найти исцеление (см. 1 Иоанна 1:9; Иакова 5:16). Мы вовлекаем свои дурные стороны в отношения, каясь и прося прощения, — и только тогда мы получаем благодать. Если человек считает, что оступаться и падать недопустимо, то он следует примеру Адама и Евы и делает то же самое, что сделали они, нарушив отношения с Богом: он прячется.

Когда мы отлучены от любви Бога и других людей, мы прячемся. Пока мы не поверим, что дурное и больное в себе можно открыть милости Бога и церкви, мы не исцелимся. То, что мы прячем, не видит света, остается в темноте (см. Ефесянам 5:13–14) и не может быть преображено благодатью Божьей. Исцеление происходит только благодаря безоговорочному приятию, а оно возникает лишь внутри отношений.

Отсутствие прощения

Если человек прячет боль, пришедшую из прошлого, он не может простить тех, кто причинил ему эту боль. А ведь прощение — это дарованный Богом способ извлечь жало из старых ран.

Раненые, страдающие христиане, которых учат забыть о своей боли, о совершенном против них грехе, еще не прошли через процесс прощения. В своих сердцах они скрывают отсутствие прощения, а чтобы совершилось прощение, чтобы мы освободились от тех, кто нас ранил, нужно дать имя совершенному против нас греху и заново пережить его. Запрещая себе «копаться» в былых обидах, мы препятствуем прощению.

Есть тут и свои ловушки. Некоторые наставники лишь на словах поощряют прощение, рекомендуя «взять и простить», словно это акт воли вопреки библейскому учению, предписывающему прощать сердцем (см. Матфея 18:35). Недостаточно лишь интеллектуального усилия, чтобы простить предавших нас, нужно простить их всем своим существом, разумом и чувствами, а не только волей.

Так и Бог прощает нас, излив сперва Свой гнев, печаль и обиду. Он называет совершенный против Него грех, а затем отпускает его. Мы призваны следовать этому образцу.

Ложное убеждение, вынуждающее человека отрицать в себе боль или дурные побуждения, лишает его способности следовать примеру Христа. Некоторым людям удается простить обидчика усилием воли, но в их сердцах по–прежнему таится боль и гнев.

Изолируя от самих себя свою греховную природу, мы закрываем для себя путь к Божьему прощению. Многие люди воспринимают прощение только умом, но не сердцем, они скрывают от Бога и других людей свое истинное «я», в том числе свои дурные стороны.

Сердцем мы можем познать только то, что испытали сами. Человек, не получивший от Бога милости и прощения, не может вполне ощутить действие благодати (см. 1 Иоанна 1:9; Иакова 5:16). Закрывая глаза на свои дурные стороны, пряча их от людей и Бога, мы прячемся и от Божьей благодати и не можем прощать других людей. Библия говорит, что мы должны прощать друг друга, укоренившись в прощении, полученном от Бога (см. Матфея 18:23–35; 1 Иоанна 4:19).

Недостаток любви

Способность любить не является врожденной, мы учимся быть любимыми, видя вокруг себя примеры любви. «Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1 Иоанна 4:19). Иисус учит, что наша способность любить напрямую зависит от того, сколько нам прощено. Щедрую любовь блудницы, омывшей Его ноги, Иисус приводит в пример как результат полученного прощения и предостерегает: «А кому мало прощается, тот мало любит» (Луки 7:47).

Если мы приравниваем духовность к отсутствию грехов, мы утрачиваем контакт с собственной греховной природой, а утратив контакт с ней, мы, подобно Симону–фарисею, перестаем замечать и свою потребность в прощении. Если же мы мало прощены, то и любим мало.

Чем пристальнее мы всматриваемся в свои недостатки, подставляя их свету благодати, тем более любящими становимся. Люди, которые могут в безопасности исповедать свои грехи, зная, что Бог и Его народ отнесутся к ним милостиво, становятся все более любящими. Любовь — плод прощения.

Ты познаешь боль, ты будешь грешить

Так чему же учит Библия, если не тому, что христианину не подобает испытывать боль или дурные побуждения?

Библия учит как раз противоположному: мы будем грешить, будем испытывать боль, но благодаря милости Божьей сможем принять все это.

Исповедь — это признание истины, и прежде всего нужно признать библейские истины относительно нашей греховности.

1. Греховность соответствует норме. Надо быть готовым к провалу. В конце концов именно поэтому Иисусу пришлось умереть за нас. Мы забываем о своем падшем состоянии, когда думаем, что, сделавшись христианами, мы уже достигли совершенства (см. 1 Иоанна 1:8). Мы должны быть готовы обнаружить в своей душе все, о чем Иисус говорит в Марка 7:20–23. И не надо бояться этого: примите это в себе, ибо Бог милостив.

Воспринимая грех как норму, мы не вступаем в противоречие с учением о торжестве над грехом: речь идет лишь о том, что здесь, на земле, мы должны быть готовы к своей греховности.

2. Негативные эмоции нормальны, а не греховны, когда они проистекают из греха, совершенного против нас. Совершенно естественно испытывать гнев, когда кто–то предает нас, и боль, когда нам лгут, и печаль, когда нас забывают, например, позвать на праздник. Когда человек подвергается сексуальному или физическому насилию или оплакивает смерть родителей, он непременно должен пережить, проработать эту боль. Лишь пройдя через эти вполне естественные реакции на травму, причиненную нам падшим миром, мы достигнем исцеления (см. Екклесиаст 7:3–4).

3. Нужно правильно относиться и к тем и к другим эмоциям. Нужно исповедать и оставить свой грех, свою зависть и ревность, злобу, гордыню, предосуждение и принести свою боль, печаль, скорбь, обиду, покинутость, отверженность Богу и людям, чтобы они исцелили наши раны своей любовью.

О таком исцелении говорит в псалмах Давид (см. Псалом 12; 29; 30:9–19; 31; 37; 101; 102:1–5). Давид изливал сердце Богу и благодарил Его за избавление (см. Псалом 115:5–9). Получив благодать, мы, в свою очередь, должны простить тех, кто причинил нам зло. Для освобождения от прошлого нужно и принять, и передать другим благодать.

4. Евангелие — это благодать, в которой мы должны возрастать. Если мы ждем осуждения за какую–либо эмоцию или действие, это верный признак того, что мы не получили I благодать Божью.

Итак, мы должны признать присутствие в нас зла и не бояться его, ибо Христос умер за нас и теперь мы можем в безопасности признать свое зло и не бояться его. Благой вестью Господь возвращает нас к Себе и другим людям. Как говорит автор Послания к Евреям:


«Да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердца от порочной совести, и омыв тело водою чистою, будем держаться исповедания упования неуклонно, ибо верен Обещавший. Будем внимательны друг к другу, поощряя к любви и добрым делам. Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещевать друг друга, и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного»

(10:22–26).

Бог принимает нашу падшую природу, а потому и мы можем смириться с ней. Нет больше причины прятаться. Мы можем представить свою падшую природу друг другу и Богу и в этих надежных отношениях обрести исцеление, ведущее к любви и добрым делам.

Дебра свернула на подъездную дорожку к дому, чувствуя, как внутри нарастает недовольство. Она знала, что ждет ее дома: угрюмые и строптивые дети и критически настроенный муж. Барри и дети — неплохие люди, но в последнее время домашние просто плюют на нее.

Дебра полагала, что в этом нужно винить в первую очередь саму себя. Она плохо выполняла обязанности жены и матери. Усталая, страдающая от депрессии, она с трудом поднималась по утрам, чтобы приготовить завтрак Барри и ребятам и самой собраться на работу. В самые тяжкие минуты она даже подумывала, что все это вообще никому не нужно.

Верование № 3 Изменив свое поведение, я смогу возрасти духовно и эмоционально

В поисках помощи Дебра поведала свою историю Шарон, известной своим благочестием жене одного старосты из ее церкви.

— Хуже всего то, что я перестала играть позитивную роль в семье, — сокрушалась Дебра. — Я просто не могу и дальше тащить этот воз.

Собеседница, которая была старше Дебры, сочувственно покивала головой:

— Дебра, твои негативные ощущения проистекают из недостаточного проявления заботы о близких. Наши эмоции зависят от нашего поведения.

— Что же мне делать? — уточнила Дебра.

— Поменяй все местами: если ты станешь проявлять любовь, ты ощутишь ее в себе. Прояви больше любви к Барри, делай что–нибудь для детей. Каждый день по маленькой услуге каждому члену семьи. Улыбайся почаще. Ты будешь просто поражена переменами в своем сердце. Библия велит нам «облечься в нового человека», то есть вести себя как любящий христианин. Тогда ты и почувствуешь себя любящей христианкой.

Дебре казалось нечестным чувствовать одно, а вести себя по–другому, но она была в отчаянии и решила попробовать. В тот вечер, войдя в гостиную своего дома и увидев Барри на привычном месте перед телевизором, Дебра набрала в грудь побольше воздуха и попыталась воспользоваться советом Шарон:

— Привет, милый! — жизнерадостно прочирикала она. — Сегодня я приготовлю тебе и детишкам стейк с перцем.

Барри и дети наслаждались и ужином, и хорошим расположением духа хозяйки, но для Дебры проблема не разрешилась: она по–прежнему испытывала депрессию. Несколько минут после этого проявления любви она чувствовала себя лучше, но на том все и закончилось.

— Я словно проваливаюсь сквозь бесконечный туннель в темноту, — сказала Дебра мне несколько дней спустя. — Иногда мне удается сделать что–то позитивное, но это то же самое, что пытаться уцепиться ногтями за стены этого туннеля, — надолго этим падение не задержишь.

Поведенческая ловушка

Многие христиане, обращаясь за помощью, натыкаются на третью псевдобиблейскую заповедь, которая может свести человека с ума: «Изменив свое поведение, сможешь измениться духовно». Эта лживая теория учит, что изменение поведения — ключ к духовному и эмоциональному росту. Как сформулировала это наставница Дебры: «Чем чаще поступаешь хорошо, тем лучше себя чувствуешь».

Это учение предполагает, что наши эмоции сами собой исправятся, если мы будем лучше себя вести. К примеру: хочешь ощутить больше любви к близким, проявляй свою любовь; чтобы побороть депрессию, веди себя как самый счастливый человек и думай позитивно; чтобы преодолеть гнев, демонстрируй доброту, а чтобы отделаться от деструктивных привычек (расстройства питания, злоупотребления наркотическими средствами, финансовые проблемы, сексуальные извращения), попросту откажись от лишнего куска пирога или бокала вина, от новой пары брюк или порнографического журнала.

Это ложное убеждение весьма распространилось среди христиан под влиянием бихейвиористской школы психологии, которая рассматривает только поступки, а не внутренние состояния. Бихейвиористы полагают, что наши поступки могут повлиять на эмоции.

В чем же проблема?

Разумеется, в этом безумном псевдобиблейском утверждении содержится и крупица истины. Ведь мы и в самом деле должны поощрять друг друга «к любви и добрым делам» (Евреям 10:24). Каким же образом добрые дела могут усугубить наши проблемы?

Проблема заключается не в добрых делах как таковых, а в той роли, которая им отводится в нашем духовном и эмоциональном росте.

Проблема 1: сосредоточиваясь на изменении поведения, мы путаем плоды с корнями

Писание постоянно подчеркивает, что поступки являются следствием духовных перемен, а не их причиной. Хорошее поведение — телега, а не лошадь. Перемены в поведении, усиленные проявления любви или ответственности свидетельствуют о том, что Бог проводит в нас, глубоко внутри, незримый труд благодати, преобразуя нас, чтобы мы уподобились Ему «в тот же образ от славы в славу» (2 Коринфянам 3:18).

Обратите внимание, какими способами Господь хочет произрастить в нас этот плод: «Плод же духа: любовь» (Галатам 5:22); «Плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине» (Ефесянам 5:9); «И молюсь о том, чтобы любовь ваша еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве, чтобы… вы были… исполнены плодов праведности Иисусом Христом» (Филиппийцам 1:9–11). Павел просил Бога наполнить колоссян знанием Бога, «чтобы поступали достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога» (Колоссянам 1:10). Позитивное поведение — будь то борьба с расстройствами питания или добровольная помощь в столовой для бедных — должно проистекать из процесса, осуществляемого Богом в наших сердцах.

На самом деле Библия рассматривает деструктивное поведение не как причину дурного расположения духа, а как результат греховного состояния души. «Ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти… Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны,) ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное» (Галатам 5:17, 19–21). Другими словами, нашими внутренними проблемами порождаются эгоистические, дурные поступки.

Если добрые дела, то есть перемены в поведении не способствуют сами по себе духовному и эмоциональному росту, то что же ему способствует?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно учесть еще одно обстоятельство: духовное и эмоциональное развитие не происходит одномоментно. В физическом развитии мы движемся от младенчества к детству, от подросткового периода к юности и, наконец, к взрослому состоянию; точно так же мы проходим специфические стадии эмоционального развития: формирование привязанностей, отделение, решение проблемы добра и зла, самостоятельность[1].


Формирование привязанностей. Привязанность к другому человеку составляет первичную, наиболее глубокую духовную и эмоциональную потребность каждого из нас. Бог есть любовь, и Он предназначил нам жить и выражать себя в отношениях (см. 1 Иоанна 4:16). От утробы матери мы нуждаемся в связи с Богом и другими людьми, мы получаем от них утешение и поддержку, ощущение своей принадлежности, смысл и ресурсы своего бытия. Если человек получает травму на этом этапе развития и не приучается в раннем детстве формировать привязанности, он и в дальнейшем испытывает серьезные затруднения, когда от него требуется положиться на другого человека, вступить в близкие отношения, сделаться зависимым. В результате такой человек может оказаться жертвой депрессии или начнет набирать вес, поскольку будет искать утешения в пище, а не в любви.


Отделенность. Вторая потребность развития — это потребность отделиться от других, чтобы самому управлять своей жизнью. Ребенок должен понять, где кончается он сам и где начинаются другие люди, научиться различать, за что Бог возложил ответственность на нас, за что — на других. Мы примеряемся к ответственности во всех областях, начиная от заповеди управлять землей (см. Бытие 1:28) до умения отказать в займе приятелю, когда нам самим нужны эти деньги для удовлетворения своих вполне законных нужд. На этой стадии развития человек осваивает навык установления границ, защищающих его личные духовные владения[2].

Человек, получивший травму на этом этапе развития, не установивший правильных личных границ, испытывает трудности, когда нужно сказать «нет». Ему тяжело сосредоточиться, организовать и контролировать свою жизнь. Такие люди подвержены приступам ярости и паники, они впадают в депрессию, не справляясь со множеством дел, за которые они берут на себя ответственность.


Расщепление добра и зла. Научившись говорить «да» любви (формирование привязанности) и «нет» злу (формирование границ), мы переходим к третьей задаче развития: преодолению расщепления добра и зла. На этом этапе мы узнаем, что и мир, и мы сами не состоим лишь из черного и белого. Мы должны смириться с тем фактом, что мы — несовершенные люди, общающиеся с другими несовершенными людьми в несовершенном мире. От идеального и нереалистичного образа самого себя и других человек переходит к оплакиванию утрат, дарует и получает прощение. Иисус сказал, что пришел не к здоровым, а к больным (см. Матфея 9:12). Приняв свою греховность как стимул, толкающий нас навстречу Иисусу, мы приобретем мудрость. Нарушения этого этапа развития влекут за собой, как правило, перфекционизм, излишний оптимизм, отрицание или стыд. Человеку все время кажется, что мир устроен несправедливо. Следствием этой травмы может стать булимия или сексуальное отклонение: «дурная» сторона сублимируется в сексуальной энергии, побуждая человека к различного вида извращениям.


Самостоятельность. На последнем этапе развития человек переходит от эмоционального состояния, свойственного ребенку, ко взрослому. Богу угодно, чтобы мы становились взрослыми и сами распоряжались Его дарами: своими способностями, ценностями, карьерой и браком, дружбой и призванием. Мы не можем и впредь полагаться на суждение родителей: став взрослыми в эмоциональном плане, мы по–прежнему ценим их участие, но выбираем свой собственный путь в мире. Иисус сказал, что у всех нас лишь один Отец и никого на земле мы не должны называть этим именем (см. Матфея 23:9). Человек, получивший травму на последнем этапе развития и так и не сделавшийся взрослым, или испытывает проблемы в области подчинения авторитету, или, напротив, излишне послушен и крайне педантичен. Он либо постоянно подвергает сомнению любой авторитет, либо никогда не подвергает его сомнению, либо все время нарушает правила, либо буквально следует им. Следствием такой травмы могут быть разногласия с законом или же расстройства, выражающиеся в навязчивых состояниях: индивидуум постоянно озабочен какой–либо далекой от реальности идеей (например, боится оказаться уволенным или заболеть раком) либо испытывает необоримое желание то и дело совершать какой–то необязательный с рациональной точки зрения ритуал (например, поминутно мыть руки).

Многие люди получали травмы на всех четырех этапах развития. Допустим, вы испытываете трудности при формировании отношений с людьми и, начав прорабатывать эту проблему, убеждаетесь, что не умеете устанавливать границы. Отсутствие этого навыка побуждает вас уклоняться от общения, лишь бы избежать конфронтации. Вы загоняете себя во все более глубокую изоляцию.

Вы можете со всей остротой ощутить и тот синдром, который психологи именуют расщеплением добра и зла: он вынуждает вас осуждать себя самого, когда вы терпите неудачу или оплакиваете утрату. Это также побуждает вас удаляться от других людей. В то же время вполне вероятно, что вы поддаетесь любому властному авторитету, страшась бросить ему вызов или высказать свое мнение. Страх навлечь на себя критику «вышестоящих», в свою очередь, способствует изоляции.

Во всех перечисленных случаях деструктивные поступки являются не причиной, а следствием духовных и эмоциональных проблем. Разумеется, человек несет ответственность за то, что он делает, но прежде, чем пытаться изменить свое поведение, нужно осознать его причины. Необходимо очистить «внутренность чаши и блюдца, — как призывает Иисус, — и тогда внешнее тоже будет чисто» (см. Матфея 23:26).

Этот процесс эмоционального созревания «задним числом» на первых порах может показаться опасным и обескураживающим. Однако, прорабатывая все эти проблемы, вы начнете углублять и укреплять свои связи с группой поддержки, будете идти рука об руку, плечом к плечу с долготерпеливым Господом, Который не желает возлагать на вас больше забот, чем вам по силам на сегодняшний день (см. Матфея 6:34). А в результате вы ощутите, как начнет прибывать в вас любовь, обогатятся эмоциональные связи, как вы станете более заботливо, с любовью проявлять себя по отношению к окружающим. Ваши плоды изменятся.

Поведение — барометр души, который отражает изменения, а не вызывает их. Библия учит, что наши поступки показывают, кто мы есть: «Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые… По плодам их узнаете их» (Матфея 7:18, 20). Другими словами, мы должны наблюдать за своими поступками, «плодами» нашей жизни, оценивать их и на основании этой оценки судить о своем духовном состоянии.

Например, человек, отдающий другим все свое время, может показаться окружающим «приносящим добрый плод», люди будут говорить о его благих делах. А ведь на самом деле этот плод — не совсем искреннее, со «скрежетом» душевным угодничество (см. 2 Коринфянам 9:7). Если этот человек не прекратит отдавать все другим вопреки собственному желанию, он обречен на депрессию или синдромы навязчивых состояний. Он истощится душевно и начнет устанавливать эмоциональную и духовную дистанцию.

Депрессивные и навязчивые состояния иногда оказываются сущим благословением для человека: эти тревожные симптомы подсказывают, что в душе происходит что–то неладное, что нужно обратиться за помощью. Библия учит нас отнюдь не тому, чтобы мы «вели» себя хорошо, дабы хорошо себя чувствовать. Напротив, Библия учит, что мы станем вести себя лучше, когда исцелимся.

Каким же образом мы можем поспособствовать своему духовному и эмоциональному росту? Чтобы семя завязалось, проросло, превратилось в колос, созрело, ему требуется определенная смесь солнечного света, воды, воздуха и питательных элементов почвы. Так и нам для духовного роста нужны определенные ингредиенты. Бог уготовил нам три элемента, питающих нас на пути от первой стадии духовного роста к последней. Эти элементы — милость, истина и время.


Милость. Этот первый из необходимых для роста элементов мы получаем от Бога. Мы не заслуживаем милости и благодати, мы не можем заработать ее — Бог просто дает ее нам. Господь предназначил нас для отношений, и, когда в Эдемском саду отношения были нарушены, Он вернул нас в состояние связи с Ним посредством благодати. «Будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его» (Римлянам 5:10).

Хотя молодежные группировки бесчинствуют в мегаполисах, терроризируя мирных обывателей, парадоксальным образом многие подростки именно в таких бандах обретают благодать. Их выгнали из приютов, они убежали из дома, весь мир враждебен им. Они находят компенсацию в новой семье, пусть деструктивной и опасной. Главное — они устанавливают прочные, неразрывные связи. Как сказала тринадцатилетняя девочка, когда ее спросили, не боится ли она погибнуть в перестрелке: «Что ж, я умру со своими ребятами».

Благодать — это состояние принадлежности, не зависящее от того, кто ты есть, что ты делаешь. Ты — часть семьи. Тобой дорожат. Надежные отношения подпитывают духовный и эмоциональный рост. Как ветка не может выжить, будучи отрезана от лозы (см. Иоанна 15:6), так и человек не расцветет вне духовных и эмоциональных контактов, вне связи с Богом и Его людьми.


Истина. Милость — сердце духовного роста, а истина — его скелет, его структура. Истина — это та информация, которая нам необходима, чтобы вести свою жизнь. Истина побуждает нас принять на себя ответственность в той или иной области, противостоять греху. Истина побуждает человека осваивать новые навыки, например, умение устанавливать границы. Библейские истины напоминают нам, что христианин должен быть «ко всякому доброму делу приготовлен» (2 Тимофею 3:17).

Филлис обратилась к психотерапевту, озабоченная тем предпочтением, которое она отдавала своей девятилетней дочери перед двенадцатилетним сыном. Активный, подвижный мальчик все делал не так, постоянно подвергая сомнению авторитет матери, каждый день конфликтуя с ней. А девочка, напротив, была послушна, всегда готова помочь и вообще гораздо более приятна.

Филлис понимала, что мальчики есть мальчики, она знала, что требуется больше сил, чтобы сдерживать и контролировать парня, и учитывала, что ее дети находятся на разных стадиях развития. Но тем не менее Филлис просто не могла заставить себя испытывать большую близость к сыну.

На одном из сеансов Филлис осознала, что сын напоминает ей об утраченной части ее собственной личности. Ее родители требовали послушания, воспитывая ее примерно так же, как она сама воспитывала свою дочь. Родители не допускали в доме разногласий. Сын пробуждал в Филлис глубоко спрятанное чувство ненависти к самой себе, которая на самом деле была отраженной ненавистью к родителям, подавившим данные ей от рождения агрессивные свойства, способность к самостоятельным решениям.

Узнав истину, прятавшуюся за ее эмоциями, Филлис обрела свободу. Теперь, когда она знала, откуда проистекают эти чувства и почему сын так часто раздражает ее, она смогла разобраться со своими ощущениями и научилась больше любить сына. Кроме того, она начала развивать в себе ту активную сторону, которая была подавлена в детстве. Истина и впрямь сделала ее свободной (см. Иоанна 8:32).


Время. Время — инкубатор, в котором вызревают и приносят плоды милость и истина. Время предоставляет нам возможность освоить необходимые для взросления истины, не страшась осуждения. Когда Иисус велит нам повседневно нести свой крест (см. Луки 9:23), Он имеет в виду помимо прочего и постоянный процесс принятия на себя ответственности за свою жизнь. Духовный рост не осуществляется в мгновение ока, он больше похож на процесс, осуществляющийся в духовке, нежели в микроволновой печи: медленно, постепенно «ингредиенты» нагреваются и сплавляются воедино, чтобы сложиться в нового человека.

Разумеется, чувства Филлис к сыну не могли измениться за один день. Потребовалось время, чтобы она сумела до конца осознать свой страх перед собственной агрессивноетью, научилась различать между нынешним поведением сына и своим поведением в прошлом, сумела по–новому смотреть на сына, простила своих родителей. Медленно, постепенно Филлис начала проявлять по отношению к сыну меньше раздражения и больше милости.

Эти три элемента соединяются в нашей жизни, чтобы помочь нам исцелиться, стать цельными, любящими, нормально функционирующими существами. Милость и истина приходят к нам через посредство Иисуса (см. Иоанна 1:17); Он предназначил их для нашего духовного роста.

Джефф, как и Дебра, погрузился в депрессию. Тридцатипятилетний бизнесмен не мог сосредоточиться на работе, не спал по ночам. Он все чаще ссорился с женой.

— Я брожу, словно зомби, — сказал он на первом сеансе. — Я просто не чувствую себя живым человеком, не ощущаю даже печали. Я не слышу ни жену, ни детей, как бы мне ни хотелось установить с ними контакт.

Психотерапевт–христианин установил расстройство привязанности. У Джеффа были проблемы с эмоциональными контактами, и на каком–то этапе он научился компенсировать этот недостаток с помощью ответственности, компетентности и самодостаточности.

Еженедельно встречаясь с психотерапевтом, Джефф почувствовал себя в безопасности и постарался понять, почему близость и эмоции даются ему с таким трудом. Он присоединился к ориентированному на отношения кружку по изучению Библии в своей церковной общине и начал постепенно открываться другим участникам, делясь с ними глубоко затаенными страхами и желаниями.

Закончив этот нелегкий процесс, Джефф сумел признать тот факт, что он вырос в скудной в эмоциональном плане семье. Джефф всегда считал своих родителей совершенством, но теперь он стал понимать, что их идеальный брак на самом деле представлял собой вежливое соблюдение дистанции. Поняв это, Джефф ощутил гнев и скорбь.

Он научился также брать на себя ответственность за недостаток близости. Хотя не он породил эту проблему, теперь это стало его проблемой, а не проблемой его родителей, его жены или детей. Джефф должен был взять на себя ответственность за каждый случай, когда он уходил в себя, вместо того чтобы обратиться за помощью и утешением. Благодаря своей группе поддержки Джефф начал анализировать все способы, к которым он прибегал, чтобы держаться на расстоянии от других людей.

Постепенно все три элемента роста сложились, обеспечив исцеление Джеффа: милость (ее он получал от своего терапевта и группы поддержки), истина (в виде усвоенной им библейской информации, которую он мог увязать с суждениями о самом себе, выслушанными от своих близких) и время (неделю за неделей Джефф посвящал тому, чтобы преодолеть свою тенденцию уходить в себя, вместо того чтобы обращаться за помощью к родным и близким).

Рост — это процесс. Нам требуется надежное место и любовь, полезная информация о себе самих и время, чтобы упражняться и терпеть неудачи или получать хорошие результаты.

Эта концепция роста означает, что взрослое, любящее, ответственное поведение складывается по предусмотренной Богом схеме — мы приходим к нему после долгого, трудного процесса прорабатывания «коренных» проблем.

Представьте себе, что вы заболели и пошли к врачу. Врач определил то или иное заболевание, но не выписывает рецепт, а внимательно посмотрев вам в глаза, советует: «Вот как вы сможете сбить температуру: три раза в день у вас на градуснике должно быть 36,6. Ведите себя так, словно температура у вас нормальная. Через недельку загляните ко мне».

Именно такое нелепое предписание получают христиане, которым советуют изменить плоды, не обращая внимания на корни.

Проблема 2: если мы изменим только внешние проявления, это приведет нас сперва к лицемерию, а затем к отчаянию

По сути дела, жена церковного старосты посоветовала Дебре симулировать любовь к другим. Дебра старалась скрыть внутренние конфликты. Это старание «замазать» то, что происходит внутри, это якобы духовное упражнение, подсказанное ей старшей приятельницей, зловеще напоминает правила фарисеев, те самые, которые столь сурово обличал Иисус:


«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их»

(Матфея 23:25–26).

Фарисеи держали себя в руках, они всегда, в любых обстоятельствах «вели себя хорошо», они были педантичными и добросовестными. Но, судя по словам Иисуса, Богу гораздо важнее, чтобы Дебра поняла, чем вызвана ее депрессия, и нашла исцеление, нежели чтобы она пунктуально соблюдала правила хорошего поведения. Богу нужно, чтобы мы исследовали свои сердца (см. Псалом 138:23) и поняли, отчего мы дурно ведем себя, испытываем печаль или поддаемся нечистым помышлениям. Бог хочет добраться до реальной проблемы, до духовной проблемы и исцелить ее, поскольку Он знает: тогда и только тогда очистится и «внешность чаши».

Некоторым людям удается какое–то время вести себя хорошо. Словно актеры, дожидающиеся своего выхода за кулисами, эти люди специально готовятся вести себя позитивно, прикидываться счастливыми, делать все как надо, выглядеть духовными. Для этого требуются чудовищные усилия.

Если человеку удается всю жизнь поддерживать такое «внешнее» существование, он обычно проявляет склонность контролировать других, претендует на роль наставника, как это делала по отношению к Дебре супруга церковного старосты. Контролируя других, люди, подобные Шарон, скрывают от себя собственные проблемы. Однако Дебру этот путь повел в ином направлении: воспользовавшись «бихейвиористским» советом Шарон, Дебра устремилась прямиком в бездну отчаяния.

Когда надежда не реализуется, человек отчаивается: «Надежда, долго не сбывающаяся, томит сердце» (Притчи 13:12). Вот что происходит с человеком, когда он пытается строить жизнь в соответствии с этим сводящим с ума советом. Годами человек старается делать все правильно, хорошо вести себя, но при отсутствии глубокой связи с Богом и другими людьми рано или поздно силы его иссякнут. Разочарованные, сдавшиеся люди часто покидают церковь. Им кажется, что в духовной области они потерпели поражение, поскольку не сумели вести себя так, «как подобает христианам».

Но само слово «христианин» подразумевает человека, имеющего проблемы. Спастись мы можем только тогда, когда осознаем свои серьезные духовные проблемы, когда поймем, что не можем построить свою жизнь сами по себе, без Бога. Христиане ведут себя точно так же, как все люди, то есть как люди, имеющие проблемы. Мы прощены, но это отнюдь не значит, что мы совершенны.

Эту мысль иллюстрирует притча, в которой Иисус противопоставляет друг другу фарисея и мытаря. Фарисей постится, платит десятину и благодарит Господа за свое безукоризненное поведение, а мытарь просто молит о милосердии со смиренным, сокрушенным сердцем. Бог осуждает фарисея за лицемерие, а мытарь уходит оправданным (см. Луки 18:10–14). Берегитесь людей, которые всегда ведут себя праведно, — как бы они не вовлекли вас в свою «программу», состоящую из поста и уплаты десятины и напрочь забывающую о Самом Боге.

Проблема № 3: пытаясь изменить только свое поведение, мы отрицаем власть распятия

«Бихейвиористский» подход наносит оскорбление искупительной власти Господа, желающего исцелить нас, поскольку предусматривает, что вся ответственность за изменения возлагается на плечи самого человека, то есть человек якобы властен сам их произвести. Предполагается, что человек сам, своими силами может изменить свое эгоистичное, похотливое, исполненное ненависти сердце (см. главу «Верование № 10»).

Попытка изменить поведение в надежде изменить тем самым свое сердце поощряет гордыню и иллюзию всемогущества, самодостаточности, которой Бог не требуется. Вместо Бога мы видим на небесах слабосильного божка, пассивно желающего нам блага, со стороны наблюдающего за нашей борьбой и страданиями.

Но ведь это не так: Бог — источник и цель нашего спасения. «Ибо все из Него, Им и к Нему» (Римлянам 11:36). Он направляет наш рост и эмоциональное исцеление, дает нам ресурсы для него.

Человек, предполагающий, что, изменив свое поведение, он возрастет эмоционально и духовно, на самом деле впадает в идолопоклонство, обожествляя человеческую природу. В Колоссянам 2:23 это именуется «поклонением воле», то есть верой в нашу силу воли, в нашу способность самим освятить себя. Человек забывает о смирении и своей зависимости от Бога и церкви, отворачивается от своей слабости, неуверенности, ошибок и утверждает врожденную способность человека самому сделать в любой ситуации выбор в пользу зрелости — способность, которую мы утратили в момент грехопадения.

Так как же нам вести себя?

Поскольку, изменив свое поведение, мы не добьемся долговечных изменений в душе, следует ли из этого, что надо просто «предоставить все Богу» и стать пассивным наблюдателем процесса своего духовного исцеления? Должны ли мы «сидеть спокойно», пока Бог приводит в порядок наши души?

Подобный ответ ничуть не лучше «бихейвиористского» подхода. Бог придает большую цену личной ответственности, той роли, которую играет в процессе исцеления сам человек. Мы должны «со страхом и трепетом приступить к своему спасению» (см. Филиппийцам 2:12).

Помните, что Господь желает помочь вам развить высокое чувство ответственности за свою жизнь, хочет, чтобы вы сделались вполне взрослыми. Ребенок нуждается в указаниях старших, но эмоциональная и духовная зрелость предполагает способность самому руководить своими чувствами, мыслями и поступками.

Что же нам делать? Если мы признаем обе истины — что наши поступки являются симптомами, указывающими на наше духовное состояние, но не порождающими его, и что мы ответственны за свое исцеление, — как же нам помочь себе, не замещая при этом Бога?

Библия дает нам ответ: вместо того чтобы пытаться исправить симптомы, мы должны приложить все усилия к тому, чтобы найти хорошие элементы для своего питания. Дерево дает плоды, будучи посажено в хорошую почву. Так и мы принесем добрые плоды, открывшись целительной силе Бога.

Единственный вид поведения, который способствует нашему эмоциональному и духовному росту, — это искать себе добрую почву, то есть Бога и Его народ. Но даже это поведение становится результатом той работы, которую совершает в нас Бог: «Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня» (Иоанна 6:44). Нам нелегко смириться с тем, что сами мы бессильны изменить свое поведение. Требуется огромное смирение, чтобы открыть свои ошибки, стыд и боль надежным людям, тем, которые откликнутся, сблизятся с нами, даруют нам утешение, полученное ими самими (см. 2 Коринфянам 1:3–4).

Алкоголик, пытающийся усилием воли бросить пить, зря тратит время. Гораздо лучше было бы применить то же усилие для того, чтобы явиться на очередное собрание группы поддержки. Человек, страдающий от депрессии и старающийся «позитивно вести себя», застревает в замкнутом круге отчаяния. Ему нужно найти обитель милости и истины, где усталое сердце обретет исцеление. Вместо того чтобы использовать свои поступки как средство прийти к любви и ответственности, не обращая при этом внимания на тайные раны, нам следует совершать те поступки, которые и впрямь могут поспособствовать переменам.

Наши поступки могут сбивать нас с толку

Даже позитивные сдвиги в поведении на самом деле могут быть тревожным сигналом, а негативные поступки бывают порой симптомом роста. Признаком роста иногда может служить и отсутствие перемен.

«Спринтер» — кратковременный «выброс «хорошего поведения, вызванный возмущением

На первом нашем сеансе Фрэнк сидел, подавшись вперед, всем своим видом выражая готовность к сотрудничеству. Трудно было поверить, что человек, которому жена запретила возвращаться домой, пока он не начнет лечиться, так жаждет получить помощь. Тяжело было представить себе, что человек со столь длинным «послужным списком», где значились приступы ярости, проблемы на работе и хронические опоздания, до такой степени желает исцелиться. Однако Фрэнк производил подобное впечатление.

— Изложите мне всю программу, док, — попросил он меня. — Буду делать все, что вы скажете.

— Хорошо, — ответил я. — Это не так уж сложно. Вот ваша программа: возражайте мне, восставайте против всего, что бы я вам ни предложил.

Повисла долгая пауза.

— Зачем это? — спросил Фрэнк наконец.

— Чтобы вы наконец прекратили лгать, — разъяснил я ему. — История вашей болезни показывает, что вы не решаетесь возражать людям, пока не почувствуете себя припертым к стенке. Вы испытываете чрезмерную потребность в одобрении, но терпеть не можете идти на компромисс, чтобы заслужить это одобрение. Я предлагаю вам выяснить, кто же вы на самом деле.

К психотерапевту Фрэнк обращался отнюдь не в первый раз. Поначалу он представал перед врачом пациентом с высоким уровнем мотивации, его поведение заметно менялось к лучшему, и Фрэнк ставил это в заслугу своему терапевту. Однако вскоре без всякой видимой причины «ремиссия» заканчивалась, и он вновь терял работу, ввязывался в драку или просто прекращал курс лечения.

Эти «выбросы» позитивного поведения не были обусловлены духовным ростом Фрэнка — он попросту пытался задобрить «авторитетное лицо», вызывавшее у него страх и ненависть.

Обнаружилось, что еще в детстве Фрэнк научился таким же способом задабривать рассерженного отца, он старался угодить людям, а не Богу (см. Галатам 1:10). Его хорошее поведение никогда не закреплялось, поскольку стимулом для него служил страх разочаровать другого человека, а не благодарность за то, что он любим. Фрэнк жертвовал своими подлинными эмоциями, чтобы не навлечь на себя чей–нибудь гнев.

На первом сеансе Фрэнк ничего больше не говорил, зато на втором его прорвало: он начал рассказывать о том, как неприятно ему являться ко мне, как сердится он на свою жену за то, что воспринимает ее замечания как насилие над его личностью, как боится он, что другие люди будут контролировать его жизнь.

Первоначальные всплески хорошего поведения очень часто бывают вызваны страхом, но подлинный духовный рост не начнется при отсутствии любви, а любовь не совместима со страхом: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение» (1 Иоанна 4:18). Фрэнк поступал правильно только для того, чтобы избежать мучения. В его сердце не было плодов любви.

Когда чем хуже — тем лучше

Есть и другая причина, по которой изменения в поведении нельзя принимать за однозначный симптом: иногда видимость регрессии оказывается, напротив, добрым знаком. Например, Фрэнку пришлось пройти через период, когда общение с ним оказалось более трудным для окружающих, чем ранее. Иные христиане сочли бы, что Фрэнк опустился еще ниже и требуется обличить его грехи. Но на самом деле он занимался тем, что приводил внешность чаши в соответствие с ее внутренностью (см. Матфея 23:25–27), выплескивая наружу те травмы, те конфликты, от которых он страдал все эти годы. По мере того как Фрэнк начал воспринимать любовь других и ощущать границы, он сумел взять под контроль свое поведение.

Духовные и эмоциональные травмы и дефицит в этой области часто скрываются в наших сердцах, вдали от отношений, исполненных милости Божьей и народа Божьего. Когда болезненные и негативные эмоции и воспоминания начинают прорываться в отношениях, это иногда означает, что человек впервые за многие годы выплескивает свои истинные ощущения.

Одни начинают выражать свой гнев, другие оплакивают потери, третьи впервые в жизни признают свою зависимость. Такие эмоции могут быть болезненными как для испытывающего их человека, так и для тех, кто его окружает. Но свободное выражение эмоций означает, что Бог возвращает в отношения все, что страдало в изоляции.

Иллюстрацией может послужить притча о блудном сыне и его благовоспитанном брате. Младший растратил наследство в буйных похождениях, почувствовал себя опустошенным и понял, что нуждается в помощи. Старший «хороший» брат преисполнился ревности и пожаловался отцу: «Вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего; но ты никогда не дал мне и козленка» (Луки 15:29).

Выходит, старший брат хорошо вел себя только потому, что боялся лишиться наследства, а не потому, что хотел быть хорошим. Блудный же сын честно признавал свою греховность и мятежность, а потому смог покаяться и вернуть себе близость с отцом.

«Плохой», или «опасный» период в жизни на самом деле может быть переходным периодом, сближающим человека с Богом, если человек честно борется с Ним, как некогда Иаков, а не угодничает в страхе.

Отсутствие изменений не всегда предполагает застой

Даже когда человек получает эмоциональную поддержку, результаты не обязательно проявляются сразу же. Депрессия продолжается, пациент все так же неумеренно потребляет пищу, брак его по–прежнему висит на волоске.

В такие моменты благонамеренные друзья нередко считают своим долгом вмешаться и сказать: «Если твой курс терапии (группа поддержки, программа лечения и т.д.) так хорош, что же ты никак не меняешься? Когда же мы увидим позитивные сдвиги?» И тут пациент начинает сомневаться в действенности выбранного им курса лечения, в собственных силах или даже в Боге.

И вновь напомним: процесс духовного и эмоционального роста не осуществляется в мгновение ока. В Писании Бог часто уподобляет созревание или исцеление человека процессам растительного мира: человек, ликующий о Законе, подобен дереву, посаженному «при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое» (Псалом 1:3).

Что значит «во время свое»? У каждого из нас свой срок. Получив необходимые элементы роста, приложив собственные неустанные усилия в сочетании с работой, совершаемой в вас Богом, вы принесете плоды Духа: любовь, радость, мир, самообуздание (см. Галатам 5:22–23). Вы принесете их «во время свое» — ни раньше, ни позже. Преждевременный плод порождается усилием воли, но не Божьей волей.

Вы пройдете через мрачные времена, через периоды, когда вы не сможете контролировать свое поведение и будете сомневаться в Боге, но Он все так же будет работать над вашим характером, исцеляя и изменяя вас изнутри. Вы не всегда знаете, каким образом Бог преображает вас. Ведь и крестьянин, сажающий в землю семя, видит лишь, что оно произросло, «хотя не знает, как» (см. Марка 4:26–29). Не забывайте только исполнять свое дело и предоставьте Богу делать Его дело глубоко внутри вас. Скорые перемены всегда поверхностны, они не свидетельствуют о зрелости характера.

Если для вас наступил период без изменений, это может означать, что именно сейчас глубоко внутри вас совершается наиболее важная и скрытая работа по вашему исцелению. Берегитесь «друзей», которые примут этот постепенный, незримый, глубоко спрятанный труд Господа за отсутствие духовного роста, остерегайтесь обещаний скорых перемен, не требующих от вас ни смирения, ни веры, ни терпения, ни отсрочки удовлетворения, — всего того, что необходимо для истинного духовного созревания.


К счастью, Дебра, с чьей истории мы начали эту главу, не ограничилась «бихейвиористским» подходом, поскольку по натуре своей была искателем. Убедившись, что хорошие поступки не смягчают в ней гнев и возмущение, как обещала ей старшая подруга, Дебра прекратила эти попытки, но это не означало, что она вовсе опустила руки. Она присоединилась к группе поддержки в церкви, где могла свободно открывать и анализировать свои негативные эмоции, не отрекаясь от них. Кроме того, Дебра обратилась к психотерапевту–христианину, который помог ей разобраться со своими чувствами и осознать, что позитивное поведение — это лишь внешнее.

И вновь на семейном столе появились стейки с перцем, но теперь Дебра готовила их не для того, чтобы скрыть свою боль, а для того, чтобы выразить свою любовь к мужу и детям.

Верование № 4 Нужно предоставить это Господу

Пристрастие к алкоголю разбило Деннису жизнь: он дважды лишался работы и дважды разводился с женами. После очередной утраты он каждый раз заново отстраивал свою жизнь, но не мог наладить ее: очередная жена требовала развода, новое дело оборачивалось банкротством.

Срывы, приводившие к вмешательству полиции, и состояния пьяного ступора не раз повергали в замешательство самого Денниса и его близких. По утрам он просыпался в незнакомом месте и не помнил, как попал туда. Жизнь его была мрачной и смутной, друзья не верили, что Деннис сможет измениться.

Но сегодня Деннис — совсем другой человек. Двадцать лет назад он перестал пить, и ныне он — успешный предприниматель, хороший муж, любящий отец и надежный друг. В своей церкви Деннис ведет семинар для алкоголиков и известен в общине тем, что быстро откликается на просьбы о помощи и спасает людей в безнадежных с виду ситуациях.

Его нынешняя жизнь приносит замечательные плоды, и ее отнюдь нельзя счесть кратковременным результатом «религиозного» обращения: Деннис ведет такую жизнь на протяжении вот уже двух десятилетий.

Мне захотелось узнать, каким образом ему удалось вырваться из той казавшейся безнадежной ситуации, и однажды я спросил его, как он вернулся к трезвому образу жизни.

— Проще простого, — суховато ответил Деннис. — Я посещал семь собраний Общества Анонимных Алкоголиков ежедневно.

Разумеется, исцеление не свалилось на Денниса с неба. Он изо всех сил работал над собой, обнаружив, что Бог желает нашего сотрудничества в освящении, в процессе нашего очищения. В особенности это относится к важнейшему этапу эмоционального роста — Бог сказал, что мы должны быть Его партнерами в этом деле. Он не пожелал делать это один и создал систему, в которой Он трудится вместе с нами, помогая нам повзрослеть, исцеляя нас и ведя к образу Его Сына (см. Римлянам 8:29; 2 Коринфянам 3:18). Он требует от нас активного, ответственного участия в деле нашего исцеления.

Вот как говорит об этом Павел: «Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению» (Филиппийцам 2:12–13). Воистину, «мы — Его творение, созданы во Иисусе Христе на добрые дела» (Ефесянам 2:10).

Другими словами, мы — соработники Бога в деле нашего спасения. И хотя Его вклад — главный, мы тоже должны внести свою необходимую лепту. Мы отвечаем за свое спасение и освящение.

Тем не менее многие христиане занимают пассивную позицию по отношению к собственному духовному и эмоциональному росту, в особенности если эмоции причиняют им боль или у них слабый характер. Они ощущают, что нуждаются в радикальных изменениях, не могут реализовать свои мечты. В таких случаях христиане часто «предоставляют Господу» всю ответственность за свое исцеление и духовный рост.

Это убеждение — «Надо предоставить все Господу» — тоже может свести с ума, поскольку на самом деле нам отводится активная роль в деле нашего духовного и эмоционального роста. Многие христиане застревают на одном месте, потому что не воспринимают себя в качестве сотрудников Бога в деле собственного спасения.

Не противоречащие друг другу, а параллельные истины

Многим верующим с трудом дается вот какой парадокс: с одной стороны, мы не можем сами спасти себя, а с другой, нас призывают активно участвовать в деле собственного роста и преображения.

Библия утверждает, что, попытавшись спасти свои души, мы их погубим (см. Матфея 16:25). Мы не можем измениться в силу собственного решения, мы мертвы «по преступлениям и грехам нашим» (Ефесянам 2:1). В самом глубоком смысле слова источником нашего спасения является Бог, Который кладет начало этому процессу и доводит его до конца (см. Филиппийцам 1:6; Римлянам 11:36).

Опираясь лишь на эту истину (мы не можем сами спасти себя) и забывая о второй (мы должны активно сотрудничать в деле своего спасения), многие искренне верующие люди просят Бога исцелить их депрессию, вывести из тревожного состояния, положить конец булимии. Они обращаются к Нему как к Спасителю, обещавшему всем нам жизнь в избытке, и они близки к отчаянию и к разочарованию в Боге, Который так и не дает им полноты жизни, сколько бы они ни просили об этом.

Правду о нашем бессилии нужно дополнить другой истиной: мы обязаны агрессивно прорываться вперед, изо всех сил работать над своим спасением, чтобы получить наследие, обеспеченное нам Богом. Библия совершенно отчетливо объясняет нам, насколько активную роль мы должны играть в процессе роста:


«О сем заботься, в сем пребывай, дабы успех твой для всех был очевиден»

(1 Тимофею 4:15).

«Подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни, к которой ты и призван»

(1 Тимофею 6:12).

«Стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Иисусе Христе»

(Филиппийцам 3:14).

Итак, если человек не делает свое дело, он не растет.

Варианты учения о пассивности

Существуют два расхожих учения об эмоциональном возрождении.

Учение о «пребывании»

«Сосредоточьтесь на мысли, что вы пребываете во Христе. Он уже все обеспечил для вас. Его одного достаточно. Если вы искренне поверите, что пребываете во Христе, вы избавитесь от того неприятного эмоционального состояния, в котором сейчас находитесь».

Это учение «о пребывании» предполагает, что, как только мы глубоко осознаем, какое место отвел нам Господь в Царстве Небесном, мы тут же обретем свою цельность, нам не придется прорабатывать прошлые травмы, долго и мучительно залечивать нынешнюю боль, исцелять сокрушенное сердце.

Это совершенно ложный взгляд на процесс санктификации. Бог действительно предусмотрел для нас вечную обитель на небесах и благословил нас всеми духовными дарами (см. Ефесянам 1:3), однако Писание учит, что мы сами должны сделать усилие, чтобы получить то, что Он предназначил для нас.

Мы можем найти аналогию в Ветхом Завете: Бог твердо намерен дать Израилю Землю обетованную, но израильтянам предстоит сражаться не на жизнь, а насмерть, чтобы получить свое наследие.

Вот как Бог говорит об этом Моисею:


«Объяви сынам Израилевым и скажи им: когда перейдете чрез Иордан в землю Ханаанскую, то прогоните от себя всех жителей земли, и истребите все изображения их, и всех литых идолов их истребите, и все высоты их разорите. И возьмите во владение землю, и поселитесь на ней, ибо Я даю вам землю сию во владение… Если же вы не прогоните от себя жителей земли, то оставшиеся из них будут тернами для глаз ваших и иглами для боков ваших, и будут теснить вас на земле, в которой вы будете жить»

(Числа 33:51–53, 55).

Бог предусмотрел для нас состояние душевного здоровья и уподобления Христу, но мы должны сражаться бок о бок с Ним, чтобы достичь этого состояния. Если же мы уклонимся от битвы, старинные обитатели нашей души не прекратят тревожить нас. Мы должны активно участвовать в процессе своего освящения. Те, кто учит христиан, говоря, что достаточно «осознать свое пребывание во Христе», снимают с них ответственность за этот процесс, ответственность за исследование своей боли и ее причин.

Это учение препятствует многим выполнять заветы Библии. Звучит оно вроде бы духовно, но на самом деле люди, принимающие это учение, избегают ответственности. Мне доводилось видеть многих верующих, которые годами страдали от душевных расстройств и пытались найти облегчение в «сознании своего пребывания во Христе», не берясь за тяжкий, но необходимый для подлинного преображения труд. Когда же они пытаются взяться за эту работу, другие христиане обрушиваются на них с нападками: они–де ведут себя как миряне, они полагаются на человеческую природу, а не на веру. Это заблуждение причинило вред очень многим верующим.

Изо всех сил пытаясь обрести «надежное место во Христе», они лишают себя действительно надежного места, которое человек находит, когда углубляет свои отношения с Богом и Его церковью, возрастает в них. Этим людям нужно «укорениться в любви» (см. Ефесянам 3:18), чтобы «истинною любовью все возвращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви» (Ефесянам 4:15–16).

Учение «забудь о себе»

«Забудь о себе, думай только о Боге. Все это копание в себе — эгоцентрично, да и бессмысленно. Чересчур много думать о себе — идолопоклонство. Сосредоточься на Боге».

Христианам не только советуют сосредоточиться на своем пребывании во Христе, им еще рекомендуют вовсе забыть о себе и взирать только на Иисуса. «Не копайтесь в себе», — твердят им друзья; «Не думайте о себе», — проповедует пастор. Это учение звучит настолько духовно, что с ним трудно спорить, ведь Библия и впрямь предостерегает нас против излишней сосредоточенности на себе.

Однако, запрещая человеку заглядывать внутрь себя, мы идем вразрез с Писанием. Библия на самом деле дает нам противоположный совет: она велит нам постоянно заглядывать в себя и прорабатывать то, что мы обнаружим в своей душе. Первое, что велел нам сделать Иисус, — заглянуть в себя: «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучек из глаза брата твоего» (Матфея 7:5).

Давид посвящает Псалом 138 именно такому «копанию в себе»: он просит Бога помочь ему заглянуть в себя и выяснить, что же там не так (см. стихи 23–24). В другом псалме он говорит, что Бог «возлюбил истину в сердце» (50:8). Подобный пример мы находим у Павла, который говорит: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей… Ибо, если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 Коринфянам 11:28, 31). Эти слова Писания призывают не к атеистическому поклонению самому себе, а к христианскому исследованию своей души.

Мы видим в Библии, что всякая встреча человека с Богом неизменно заканчивается тем, что человек заглядывает внутрь себя и обнаруживает, что в нем есть плохого. Божье милосердие дает людям такую возможность, Его святость позволяет провести сопоставление: когда Исайя узрел Бога, он сразу постиг безнадежное состояние своей души (см. Исайя 6:1–5). Иаков четко описывает процесс смирения себя перед Богом: «Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные; сокрушайтесь, плачьте и рыдайте; смех ваш да обратится в плач, и радость — в печаль. Смиритесь пред Господом, и вознесет вас» (Иакова 4:8–10).

Когда мы обращаем свой взгляд к Богу, нам открывается наша греховность, наше сокрушенное сердце. Те, кто призывает нас позабыть о себе, на самом деле уводят нас от процесса очищения, исцеления и освящения. Библия учит, что духовный рост полностью вовлекает в себя человека: мы должны постоянно пристально вглядываться в себя с помощью исповеди, очищения и покаяния. Вопреки тому, что говорит это антипсихологическое учение, такое вглядывание в себя не является мирским, ориентированным сугубо на человека самовозвеличиванием: мы же не прославляем себя таким образом, а смиряемся перед Господом, чтобы Он преобразил нашу душу в Свое подобие.

Чтобы познать себя, мы должны исповедать свои грехи и принять «истину в сердце». Когда мы обнаруживаем аспекты своего «я», подлежащие казни, мы умерщвляем их. Но и это невозможно сделать без «эгоцентризма», не обратив взгляд внутрь.

Двенадцать шагов и еще одна путаница

— В течение многих лет я боролась с депрессией и перееданием, пытаясь изменить себя, — поведала мне Джейн. — Но мне становилось все хуже. Я присоединилась к группе «Двенадцать шагов» в нашей общине, и там сказали мне, что я не способна измениться, что сама по себе я ничего не достигну, только Бог может изменить меня. А теперь вы говорите мне, что каждый человек должен сам многое сделать для своего исцеления! Как это понимать?

— И то и другое верно, — ответил я. — Вы бессильны сами изменить себя, но вы многое должны сделать.

— Если я не могу сама изменить себя, какую же работу обязана я делать? Бессмыслица какая–то!

По мере того как в церкви распространялось движение «Двенадцать шагов», многие христиане, подобно Джейн, стали задаваться вопросом, каким должно быть наше собственное участие в процессе нашего освящения. Если мы бессильны, как учат на Первой ступени, то каков наш вклад в освящение? Если мы нищие духом, как учат нас Заповеди блаженства, то что можем мы сделать, чтобы оправиться от эмоциональной и духовной боли? Признание собственного бессилия переходит в уже знакомый лозунг «Предоставьте все Господу».

С одной стороны, так оно и есть: без Божьей помощи сами мы бессильны исцелить свои раны и преобразовать сложившиеся в нас схемы. Процесс исцеления и преображения мистичен, контролировать его не в нашей власти. «И спит, и встает ночью и днем, и как семя всходит и растет, не знает он» (Марка 4:27). Мы не можем вызвать исцеление и рост силой воли — они осуществляются как бы сами собой, как происходит рост растения, получившего нужные ему элементы.

Но, с другой стороны, каждый из нас может быть хорошим садовником. Мы в состоянии оберегать свои сердца, можем добровольно отдаться процессу роста и исцеления, проверить, получаем ли мы те питательные вещества, которые предназначил для нас Бог, подвергаемся ли мы окучиванию и прививкам, которые Он для нас предусмотрел, поглощаем ли воду и свет Его любви, истины и милости.

Можно перечислить по крайней мере двенадцать задач, которые мы могли бы выполнять, способствуя своему росту.

1. У нас есть возможность признать наличие проблемы. Это называется исповедью, то есть, по сути дела, согласием: мы не сможем по–настоящему измениться, пока не исповедуем истину о своем состоянии. Только когда мы признаем, что запутались, мы сможем понемногу начать выпутываться. Только тогда мы перестанем сваливать вину на других, оправдывая себя, будем просить прощение и получать его (см. 1 Иоанна 1:9).

2. У нас есть возможность исповедать свою неспособность решить свои проблемы. Мы бессильны спасти себя. Мы обязаны найти себе надежное место, где сможем сказать: «Господи, все мои попытки измениться и жить лучше провалились». Мы должны исчерпать свои возможности.

По большей части мы терпим поражение оттого, что пытаемся разрешить свои проблемы усилием воли или иными средствами самосовершенствования. «И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова», — пишет Павел (2 Коринфянам 12:9). Перестаньте прошибать стену лбом — это обрекает вас на все новые поражения. Иногда приходится оставить эти попытки и смиренно ждать.

3. У нас есть возможность попросить помощи у Бога и людей. В этом суть смирения: мы признаем, что в одиночку не справимся со своими проблемами, будь то сексуальная ориентация, транжирство, депрессия или расстройство пищеварения. Мы не в состоянии положить этому конец, но мы можем искать помощи у Бога и других людей. «Просите, и дано будет вам» (Матфея 7:7). Как говорит Иаков, Бог хочет помочь нам: «Желаете — и не имеете… потому что не просите» (Иакова 4:2).

4. У нас есть возможность продолжать поиск и постоянно просить Бога и окружающих открывать нам, что таится у нас в душе. Дух Божий и другие люди помогут нам увидеть себя такими, какие мы есть. В Псалме 138 Давид просил Бога показать, что с ним не так, и эта его просьба обнажает ту сокрушенность духа, которая нуждается в любви, и ту греховность, которая нуждается в прощении, чтобы с ней можно было покончить. В терминах «Двенадцати ступеней» это называется постоянной «моральной инвентаризацией». Мы должны позволить Богу изменить те аспекты нашей души, которые нуждаются в изменениях.

5. У нас есть возможность отвергнуть зло, которое мы обнаружим в себе. Покаяние открывает больные, дурные, злые аспекты нашей души, и тогда мы можем сказать: «Я не желаю поддерживать эту сторону своей души, эти свои побуждения. Я хочу стать другим». Например, мы можем исповедовать перед Богом и другими людьми свою склонность контролировать, а затем, выяснив, каким образом эта склонность проявляется в наших отношениях, покаяться и отказаться от нее. Изменения в характере наступают тогда, когда мы исповедуем свой грех, находим удовлетворение для подлинных своих потребностей и каемся в грехах, которые обнаружили в себе. Мы вовсе не вынуждены подпитывать греховные аспекты своей личности, мы можем отвергнуть их, позволить им уйти.

Конечно, это не очень просто. Ненависть, горечь, зависть тешат нас, похоть и обман доставляют нам удовольствие. И все же, осознав, что эти грехи разрушают нашу жизнь, мы получаем сильную мотивацию для того, чтобы отказаться от извращенного удовольствия, которое доставляют нам эти грехи. Мы можем позволить Богу удовлетворить те же потребности здоровыми и естественными способами, через посредство Его любви и любви Его народа. Отказаться от дурных аспектов своей личности, обратившись вместо них к любви, — это все равно что сменить одного друга на другого: это и смерть, и возрождение.

6. У нас есть возможность выяснить, какие потребности не получили удовлетворения в детстве, когда мы воспитывались в семье, и предъявить эти потребности семье Божьей, в которой они могут быть удовлетворены. Бог обещал «вводить одиноких в дом» (см. Псалом 67:7). В семье Божьей, в Церкви, мы найдем удовлетворение своим потребностям. Если в детстве мы были лишены какого–то важного элемента питания, теперь в Теле Христовом мы можем предъявить нуждающиеся аспекты своей души другим людям и установить надежные связи. Бог поручает сильным удовлетворять потребности слабых (см. Римлянам 15:1).

Например, если в детстве нам не хватало поддержки и наставничества отца, мы можем обратиться к членам Тела Христова, чтобы они помогли нам узнать и инкорпорировать то, чего нам недостает. Это и есть «возрастание тела в любви» (см. Ефесянам 4:13). Бог не станет в мгновение ока с помощью чуда залечивать все раны, которые нанесли нам люди. Он исцеляет нас через посредство Своего народа. Поскольку травмы нам наносятся в отношениях, исцеление тоже должно произойти через отношения. Иисус призывает Своих людей быть Его руками и обвиться вокруг друг друга. Наша проблема заключается в том, что мы слишком редко просим.

7. У нас есть возможность разыскать людей, которым мы нанесли обиду, и, когда это может помочь, извиниться перед ними, признать свою неправоту и попросить прощения. Это и есть компенсация: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что–нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Матфея 5:23–24).

Библия учит, что для примирения с Богом нам необходимо сперва примириться с другими людьми. Мы не можем считать себя правыми перед Богом, пока не приведем в порядок свои сердца, чтобы сделаться правыми перед другими (см. 1 Иоанна 4:20–21). Главное в процессе исцеления — очистить свои отношения с людьми и приложить все усилия к тому, чтобы хорошо обращаться с другими. Таким образом мы выполняем вторую из величайших заповедей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Матфея 22:39).

8. У нас есть возможность простить своих обидчиков. Исповедав свои грехи против Бога и других и получив прощение, мы можем эту же благодать передать другим (см. Ефесянам 4:32). Выздоровление и дальнейшее благополучие неразрывно связаны со способностью прощать других. Не будет нам пользы, если одной рукой мы будем принимать благодать, а другой — вершить суд (см. Матфея 18:21–35).

Прощать мы должны не только волей, но и сердцем (см. Матфея 18:35), то есть всем своим существом. Прощение — глубоко эмоциональный процесс, затрагивающий все наши чувства. Мы должны быть искренними, признавая свой гнев и боль, а не закрывать свои сердца, чтобы они зачерствели (см. Псалом 16:10; Ефесянам 4:19).

9. У нас есть возможность развивать данные нам Богом дары и способности, и мы должны пользоваться ими. Разница между «добрым и верным рабом» и «дурным и ленивым» (см. Матфея 25) заключается в том, что первый пустил свои таланты в дело. Неважно, сколько каждому из них удалось приобрести, важно, что он воспользовался вверенной ему суммой. Дурной раб даже не попытался использовать то, что получил.

10. У нас есть возможность продолжать поиски Бога. Бог обещал: если мы будем Его искать, мы Его найдем; если мы будем стучаться, Он откроет нам дверь. Он учит нас упорствовать в молитве и в поисках того ответа, которого мы ждем от Него (см. Иакова 4:2; Матфея 7:7–11; Луки 18:1–8).

11. У нас есть возможность искать истину и мудрость. Истина — это Божье откровение, данное в Библии и в Его творении. Из него мы узнаем природу Бога и вселенной. Мы можем искать мудрость, которой Он учит в Своем Слове, и прилежно изучать дело Его рук.

Мудрость — это практическое, годное к применению знание, которое мы получаем, проживая жизнь. Мы должны всей душой погрузиться в процесс жизни, учась на собственном опыте (см. Евреям 5:14).

12. Мы имеем способность следовать Богу в любви, и способность эта возрастает. Люди, любящие друг друга, «как Он заповедал нам», найдут исцеление. Те же, кто не пожелает расстаться со злобой, мстительностью, самовлюбленностью, не исцелятся. Любовь соединяет нас с другими людьми, обеспечивает взросление души. Творя любовь, мы находим наилучший путь к исцелению душевной боли.


Проводя сеансы с Джейн, я обнаружил, что она в течение многих лет пыталась преодолеть свою депрессию. Хотя Джейн была убежденной христианкой, она так и не сумела совладать со своим недугом. Годами она искала духовные ответы на свои эмоциональные страдания, пыталась предоставить все Господу, заучивала слова Писания об укорененности во Христе, молилась и размышляла.

Наконец, чувствуя себя виноватой, отчаявшись, Джейн сочла себя не способной к духовному возрождению. Она сердилась на Бога, по–видимому, безразличного к ее борьбе. Она предоставляла свое исцеление Богу несметное количество раз — что же Он так и не исцелил ее?

Обратившись к специалисту, Джейн выяснила, что ей предстоит большая работа. Она выросла в очень трудной семье и выработала определенную схему отношений — держаться от людей подальше. Она не позволяла себе впадать в зависимость от кого бы то ни было, и потому ее травмы оставались скрытыми от всех. Изоляция только усугубляла изо дня в день ее депрессию.

Джейн приступила к курсу индивидуальной и групповой терапии. Стараясь изменить свой защитный способ поведения, она начала брать на себя ответственность за ту часть процесса своего освящения, которую могла совершить только она сама. Джейн начала рассказывать другим людям о себе, получая от них любовь и утешение.

Разумеется, перемены произошли не сразу, на них ушло много времени. Это был серьезный духовный труд, но духовный не в том смысле, в каком Джейн прежде понимала духовность, — он не сводился к молитве и изучению Библии. Джейн научилась оплакивать свои утраты, принимать утешение от других людей, каяться в тех отношениях, которые затрудняли сближение с любящими людьми. Она научилась прощать тех, кто причинил ей вред, и избавляться от защитных механизмов, мешающих ей отвечать взаимностью на любовь.

Чтобы научиться всему этому, Джейн нужно было также молиться и изучать Библию. Однако ее молитвенная жизнь приобрела новое измерение: она просила Бога показать, в чем ей следует измениться, обнаружить, что скрывалось в ее сердце. Она просила дать ей отвагу для откровенного разговора с друзьями и родственниками — прежде она всегда от него уклонялась.

Джейн наконец «приступила со страхом и трепетом к делу своего спасения». Она осознала, что не может просто «положиться на Бога», как некоторые советовали, что Бог, в Свою очередь, полагается на Джейн, а она должна взять то, что Он уготовил ей. Она должна была активно строить свою духовную жизнь.

Когда перемены произошли, депрессия прекратилась, а потом Джейн стала давать другим то утешение, которое сама получила от Бога (см. 2 Коринфянам 1:4). Исцелившись от ран, она сама стала целительницей, она могла любить других и вести их в ту новую, изобильную жизнь, которую даровал ей Бог. Но для этого ей нужно было сначала сделать свое дело.

Верование № 5 Однажды процесс исцеления завершится

Сэл и Фрэнсис были на седьмом небе. Собрание кружка по изучению Библии, которое впервые прошло в их доме в среду вечером, оказалось успешным. Они вместе разобрали отрывок из Послания к Ефесянам насчет отношений, и все четыре супружеские пары активно участвовали в обсуждении.

Обычно Фрэнсис держала свои мысли и чувства при себе, но в тот вечер, проникшись теплой, дружеской атмосферой кружка по изучению Библии, она решилась во время молитвенного обращения поделиться с друзьями чем–то очень интимным.

Глубоко вздохнув, она начала:

— Я довольно давно лечусь от депрессии, которая началась у меня в ранней молодости. Терапевтический курс мне хорошо помогает. Я вижу, как Господь направляет меня через посредство моего консультанта. Это не всегда дается легко, иногда пробуждаются очень болезненные эмоции. Я просила бы вас помолиться обо мне, чтобы милость Господня сопутствовала мне на этом пути.

Гости высказали свои просьбы, вся группа помолилась, настало время ужинать. Перед самым уходом, когда все оживленно болтали, Леонард отозвал Фрэнсис в сторонку. Они нашли тихий уголок, и Леонард сказал ей:

— Не хочу навязывать свое мнение, но мне показалось, я бы мог поспособствовать осуществлению твоей молитвы.

— Мне достаточно того, что вы помолились со мной, — удивленно ответила Фрэнсис, — но, конечно же, я готова принять любую помощь.

— Я видел и раньше, что происходило с моими друзьями, обращавшимися к психологам для разрешения духовных проблем. Это продолжается бесконечно, один курс терапии за другим, а улучшение так и не уступает. Понимаешь, Фрэнсис, это тупик. Не пора ли тебе прекратить лечение? Когда, по–твоему, ты перестанешь испытывать депрессию? Тебе было бы полезно установить себе крайний срок, скажем, дать себе еще три недели на то, чтобы забыть о депрессии.

Фрэнсис словно током ударило. Не слишком–то завуалированный упрек пронзил ей душу. Выходит, она делает что–то неправильно, иначе она бы уже давно закончила лечение, раз и навсегда преодолев депрессию.

Когда же тебе станет лучше?

Ту же мысль, которая прозвучала в словах Леонарда, на все лады повторяют друзья и родственники христиан, обращающихся за медицинской помощью. Они постоянно задают примерно такие вопросы:

• Ты еще не покончил с лечением?

• Когда же ты выздоровеешь?

• Может, тебе хуже стало, а не лучше?

• Не пора ли вернуться к нормальной жизни?

• Не стоит ли назначить себе крайний срок?

• Почему ты не поставишь себе определенную цель?

Все эти вопросы порождены сводящим с ума убеждением: «В один прекрасный день процесс выздоровления должен завершиться». Сторонники этой идеи уподобляют духовный рост смене перегоревшей лампочки. Выньте старую, вставьте новую — и проблема решена, жизнь продолжается! Точно так же они рассматривают любой душевный недуг: преодолейте депрессию, избавьтесь от навязчивого стремления транжирить деньги, купируйте приступ тревожности — процесс должен вести вас к четкому, заранее намеченную результату.

Эту точку зрения разделяют и некоторые психотерапевты. В любом книжном магазине можно приобрести немало брошюр, написанных, кстати, специалистами, в которых предлагается избавиться от эмоциональных расстройств за пять–десять сеансов. Большинство брошюр рекомендует метод аутотренинга: сосредоточьтесь на позитивных мыслях — и депрессия отступит. Освойте навыки ведения бюджета — и вы сможете противостоять своей склонности транжирить деньги. Когда аутотренинг не срабатывает, пациент начинает сомневаться в себе (то есть в процессе исцеления) и удаляться от тех источников исцеления, которые Бог посылает ему.

Почему рост не должен прекращаться

— В чем же дело? — спросите вы. — Мы наслушались ужасных историй о нескончаемых курсах терапии. Ведь лечение должно к чему–то привести и на этом закончиться. Разве не так?

Все верно. Писание учит нас, что многое в этой жизни имеет цель и конец: «Желание исполнившееся — приятно для души» (Притчи 13:19); «Всему свое время, и время всякой вещи под небом» (Екклесиаст 3:1). Павел подтверждает ценность итога и цели мощной, неотменимой формулой: «Подвигом добрым я состязался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный» (2 Тимофею 4:7–8).

Бог тоже осуществляет Свои цели. Он создал вселенную за определенный срок (см. Бытие 2:1–3), Он завершил на кресте труд примирения человечества с Богом: «Совершилось!» (Иоанна 19:30).

Следовательно, мы вправе ожидать каких–то конкретных результатов, когда молимся, изучаем Библию, пользуемся помощью психотерапевта или присоединяемся к группе поддержки. Изменения в жизни, ее оздоровление — признак приближения к зрелости во Христе, подобно тому, как плоды Духа — признак работы, совершаемой в нас Богом (см. Галатам 5:22–24).

Но хотя конкретные проблемы, депрессия, синдромы навязчивых состояний могут быть разрешены, сам процесс освящения продолжается всю жизнь. Мы должны проявить терпение по отношению к самим себе и другим людям, покуда разрешаются эти эмоциональные проблемы. Мы должны проявить терпение перед лицом своей греховности и незрелости, ведь они никуда не денутся даже тогда, когда исчезнут психологические симптомы.

Люди, которые не способны терпеливо дожидаться исхода борьбы, которым неприятно даже думать, что кто–то из близких «все еще» продолжает курс лечения, которые советуют друзьям поскорее завершить процесс исцеления и «вернуться к нормальной жизни», — эти люди забывают фундаментальные библейские истины о процессе роста. Уверив себя, что процесс исцеления должен в один прекрасный день завершиться, вы непременно столкнетесь с рядом серьезных проблем.

Процесс исцеления и духовного роста расщепляется

Люди, внушающие другим это сводящее с ума верование, не понимают сути эмоционального исцеления. Речь идет не об устранении депрессии, не о снижении высокой температуры — корни проблемы уходят гораздо глубже.

Первую записанную учениками проповедь Иисус начинает чтением из Исайи 61:1–2: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение» (Луки 4:18). «Прозрение», или «исцеление зрения» подразумевает возвращение утраченного. Это энергичное выражение, оно нацелено на действие.

Исцеление означает возвращение нам того, что мы утратили при грехопадении. Мы должны вновь занять свое место как носители образа Божьего, как управители земли.

В области эмоций исцеление означает возвращение человеку тех черт характера, которых он был лишен: способности устанавливать интимные эмоциональные связи, если именно эта способность была нарушена; способности противостоять злу в других, если прежде мы избегали конфликтов; способности попрощаться с идеальным образом самого себя и заменить его образом любящего принятия Богом нас такими, какие мы есть, со всеми изъянами.

Иными словами, исцеление — это процесс освящения, процесс духовного возрастания, осуществление нашей задачи возвратить себе образ Божий, уподобиться Ему (см. 1 Иоанна 3:2). «Исцеление» — это термин, описывающий те процессы созревания и выздоровления, которые осуществляет в нашей душе Бог. Мы используем термин «исцеление» в самом широком смысле слова, подразумевая отнюдь не только клиническую симптоматику в области эмоций.

Нельзя разделить процесс роста на «эмоциональный» и «духовный» рост. Всякий рост духовен, если в него вовлечены библейские параметры любви, прощения и ответственности. Всякий рост духовен, если плодом его станет радостное сердце, умение заботиться о других, более сильное чувство ответственности и готовность противостоять злу.

Иисуса столько же беспокоило состояние женщины, взятой в прелюбодеянии (ее эмоциональный рост), как и обучение двенадцати апостолов (их духовный рост).

Нас вынуждают выполнять конкретную задачу, а не расти

Во время учебы в колледже я принял участие в студенческом кружке, придававшем огромное значение изучению Библии. Мы все время читали Писание, исследовали его, заучивали наизусть и размышляли о нем.

Заучивание библейских стихов превратилось для меня в своего рода наркотическую зависимость. Это казалось вполне рациональным способом заложить Божью истину в свою голову, и вот я принялся заучивать от двух до десяти стихов в неделю, поставив себе задачу выучить за несколько лет весь Новый Завет. Такая программа казалась мне вполне осуществимой, хотя на ежедневные повторы у меня уходило не менее часа.

Меня больше смущала другая проблема: я начинал ненавидеть Библию, навязанное мне самим собой расписание стало меня стеснять, я боялся того момента, когда должен был проводить очередную проверку своих знаний: не хотел знать, сильно ли я отстал от графика.

Я начал искать ответ на свою проблему и спросил у одного из членов группы, как он выдерживает свое расписание. Он поинтересовался, какой график я составил себе, а когда я ему ответил, он сказал:

— Нет, я делаю все по–другому. Я заучиваю наизусть гораздо меньше стихов, но стараюсь, чтобы их мне хватило подольше. По–моему, мне хватает работы и с тем немногим, что я успел выучить.

Словно гора свалилась с моих плеч. Этот ответ помог мне вновь получать удовольствие от Библии и предвкушать те часы, которые я посвящал ее изучению и поиску опоры в ней.

Очевидно, источником моих неприятностей было не заучивание Писания как таковое — с ума меня сводил отданный мной самим приказ завершить работу к определенному сроку. Меня больше волновало, сколько стихов я успел запомнить, чем то, как питает меня Слово.

И это еще одна проблема, вызванная ложным верованием «однажды–это–должно–завершиться». Такое убеждение вынуждает нас сосредоточиться на законе, на исполнении определенного задания, вместо того чтобы думать о самом пути, о том, как мы идем к своей цели. Это учение разлучает христиан с любовью Господа и других людей, толкая их во власть ощущения нестабильности, направляя к педантичному совершенству. Достижение цели становится непосильной, ломающей хребет задачей.

Наша цель — любовь. Знакомы ли вам христиане, выдолбившие Библию чуть ли не наизусть, но не приобретшие способности любить? Они не выучили урок, приведенный в 1 Тимофею 1:5: «Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры».

Любовь — это и сама цель, и путь к ней. Мы учимся доверять, раскрывать свое сердце, подавлять свое сопротивление любви — это все входит в Богом данную программу исцеления. Человек, озабоченный лишь тем вопросом, когда он завершит процесс исцеления, проходит мимо своей цели.

В 1960–х годах мой родной город был потрясен разводом немолодой пары, хорошо известной в наших краях. И муж, и жена принимали активное участие в работе церкви. Это казалось какой–то бессмыслицей: два преданных христианина, вырастившие трех удачных детей, преуспевшие в бизнесе, они даже совершали миссионерские поездки. Казалось, их брак идеален. Что же произошло?

Вдумайтесь, однако, как мы оценивали их брак. Мы видели длинный послужной список: работу в церкви, детей, выросших самостоятельными личностями, умение наладить процветающее дело. А вот о чем мы не думали: как общались друг с другом муж и жена, как строились их отношения. Что они говорили, как проявляли свои чувства, когда оставались наедине? Этого никто не знал, а значит, все видели лишь цель брака, но не любовь. Эти люди упустили самую суть брака.

Так и Марфа обиделась, когда ее сестра Мария праздно сидела у ног Иисуса, наслаждаясь пребыванием рядом с Ним. «Разве Тебе все равно, что моя сестра бросила на меня всю работу?» — возмутилась Марфа. — Скажи ей, пусть мне поможет!» (см. Луки 10:40).

Но Иисус видел дальше близорукой ревности Марфы, Он сказал ей, что такая близость с Богом — лучшая часть, которая «не отнимется» у Марии (см. Луки 10:42). Мгновения, проведенные Марией рядом с Иисусом, навсегда войдут в структуру ее эмоциональных воспоминаний, в структуру ее характера. Они навсегда станут частью ее личности.

Начав процесс исцеления, человек учится любить само паломничество, учится останавливаться на этом пути и, так сказать, обонять запах роз — духовных роз.

— Я все спешила выздороветь и вернуться к своей жизни, — призналась мне одна пациентка. — Но нетерпение мешало мне даже приступить к процессу исцеления. Я никак не могла разрешить свои эмоциональные проблемы. Только когда я поняла, что стремление к цели изолирует меня от Бога и людей, что–то начало меняться.

Мы лишаемся прощения

Мы должны следить за тем, какое направление принимает наша жизнь. Как навигатор, прокладывающий путь корабля, мы должны постоянно следить за компасом на пути к зрелости и вносить необходимые изменения. На всем протяжении своей жизни мы вновь и вновь повторяем этот процесс: промахиваемся мимо цели, вносим изменения и в конце концов ложимся на верный курс.

Этот процесс был бы невозможен в отсутствие прощения.

Среди моих друзей есть несколько любителей видеоигр: они играют в клубах, магазинах, дома — повсюду. Я пытался состязаться с ними, но теперь я предпочитаю роль зрителя. Просто не понимаю, как им удается выжить посреди минных полей, в атаках пришельцев, при непрерывной канонаде. Меня потрясает быстрота их реакции.

Помните, как вы в первый раз играли в видеоигру? Скорее всего маневрировали вы неумело, чересчур пугались препятствий, ваш герой то и дело попадал в ловушки.

Если в отличие от меня вы сохранили интерес к игре, постепенно вы научились действовать осторожнее. Вы стали более метко стрелять, быстрее бегать, точнее наносить удары. Теперь вы умеете прыгать через озеро раскаленной лавы и уворачиваться от чудищ, изрыгающих пламя. Подростки, впервые садясь за руль, крутят его то слишком осторожно, то рывками, но потом они становятся мастерами. Однако даже профессионалы не оставляют руль неподвижным — они все время прикасаются к нему, подправляя направление движения.

Можно считать это аллегорией духовного роста. Человек делает очередной шаг, совершает очередную ошибку, учится на ней и делает более точный шаг. Мы движемся от младенчества к юности, от юности к зрелости (см. 1 Иоанна 2:12–14). Мы совершаем ошибки, исповедуемся и каемся в них, учитываем собственный болезненный опыт.

И здесь прощение играет ключевую роль: поскольку во Христе Иисусе нет осуждения, мы никогда не лишаемся любви, несмотря на все свои ошибки, неточные реакции, очевидные грехи.

Подумайте, что было бы, если бы прощение «не работало». Представьте себе, что мы падаем, а страхующая сеть милости нас не держит; что, сбившись с пути, мы натыкаемся лишь на изоляцию и осуждение. Вообразите, что, когда вы играете в видеоигру, вам не удалось победить черепашек–убийц; напротив, это они добрались до вас — и из джойстика вылетает заряд тока, достаточно сильный, чтобы сбросить вас с кресла.

Вероятно, отныне вы будете планировать дальнейшие шаги с куда большей осторожностью и предпочтете держаться от черепах–убийц подальше, а не охотиться на них ради пары призовых очков. Вы не захотите снова рисковать, если за ошибку вас ожидает удар током. Кривая обучения пойдет на спад. Если у вас и были задатки чемпиона по видеоиграм, больше они не проявятся — цена неудачи оказалась слишком высокой.

Когда людям советуют пренебречь длительным процессом выздоровления, вернуться к нормальной жизни, по сути дела, усилием воли сделать себя здоровыми, этих людей обкрадывают, лишая Божьего дара прошения. Им не оставляют времени для проб и ошибок, для рискованных решений и учебы, для роста, основанного на любви.

Жене обратился ко мне по поводу депрессии. Я выяснил, что он испытывает трудности, когда возникает необходимость в открытой конфронтации или проявлении инициативы. Согласно психологической терминологии у Жене был «конфликт в области агрессии».

Всякий раз, когда кто–то из коллег дурно поступал по отношению к нему, Жене сердился, пытался что–то сказать, но тут же ему становилось дурно, подступала тошнота. Когда приступ заканчивался, он чувствовал слишком большую слабость, чтобы продолжать объяснение с этим сотрудником.

Я выяснил, что в детстве любое проявление агрессии со стороны Жене натыкалось на неистовую ярость его отца–алкоголика, потому Жене и научился обходить проблемы, соблюдать мир. Он словно на цыпочках ступал в отношениях и с отцом, и со всем миром. Его агрессивные устремления подвергались осуждению и серьезной травме. Когда Жене хотел высказать истину, приступ дурноты затыкал ему рот, как прежде это делал отец. Отец осуждал агрессию Жене, а когда рядом не стало отца, его место заняла дурнота.

Жене требовалось надежное окружение, где он мог бы упражняться в рискованных решениях, высказывать истину, не подвергая себя нападкам. Много времени он именно этим занимался в терапевтической группе.

В первый раз, когда Жене сказал другому члену группу, что ему не нравится, когда его перебивают, он почувствовал знакомые позывы рвоты и едва не выскочил из комнаты. Однако волна дурноты схлынула, а женщина, которой Жене откровенно высказал свое мнение, поблагодарила его за истину. Чем больше Жене тренировался говорить правду, тем более развивалась его способность совершать ошибки, брать на себя инициативу, открываться другим людям. Он перешел от осуждения к прощению.

Гордыня

В моем кабинете супружеская пара обсуждала критическое отношение мужа к жене. Под видом благочестия и заботы о супруге он постоянно унижал ее: она–де отстает в духовном развитии. Эти ханжеские попреки измучили жену.

— Вероятно, вашей жене будет легче прислушаться к вашим советам, если вы расскажете нам о собственных духовных слабостях, — сказал я. — Если вы сначала «вынете бревно из своего глаза…»

Мужчина посмотрел на меня с недоумением:

— Вообще–то у меня все в порядке, — сказал он. — Я иду рука об руку с Господом и осуществляю все свои духовные цели.

— Значит, дела у вас обстоят хуже, чем у вашей жены, — заметил я. — Если у вас нет других духовных проблем, кроме ее духовного развития, значит, у вас есть серьезная духовная проблема: гордыня.

Этот пациент полагал, что «идти рука об руку с Господом» — значит держаться подальше от неприятностей. Многие люди считают, что могут достичь некоего мистического уровня зрелости, на котором все всегда будет хорошо, стоит повернуть духовный кран. Достаточное количество молитвы, часов чтения Библии, посещений церкви, добрых дел и отсутствие явных грехов — и ты станешь безупречно «правильным» христианином. Этот человек пестовал идеальный образ самого себя в качестве христианина.

Беда в том, что Библия учит вовсе не этому. Никому из нас не дано в этой жизни завершить духовное путешествие. Все мы грешные, незрелые люди, и какого бы прогресса нам ни удалось достичь, мы все равно вынуждены будем признать вместе с Павлом, что все мы грешники («из коих я худший», — добавляет Павел (см. 1 Тимофею 1:15)). Мы никогда не были совершенными (см. Филиппийцам 3:12) и не будем, пока не окажемся с Господом.

Если мы убедим себя в том, что в один прекрасный день процесс исцеления будет завершен, мы начнем проявлять тенденцию к гордыне и самодостаточности, станем отрицать, что многое в нас остается незавершенным, что мы — нищие, повседневно вопиющие к Богу о милости, чтобы Он вызволил нас из наших тупиковых ситуаций, помог нам испытать себя и узнать наши мысли (см. Псалом 138:23). Любое учение, которое побуждает нас верить, что мы достигли окончательного, вполне удовлетворительного уровня духовности, уводит нас из–под власти Бога в руки Сатаны.

Цель духовного и эмоционального роста заключается не в том, чтобы сделаться совершенным. Цель — во все более глубоком понимании самих себя, своих слабостей, грехов и потребностей, все более ясное видение того, как мы нуждаемся «во столь великом спасении» (см. Евреям 2:3).

Многие христиане считают отрывок Матфея 5:48 заветом Иисуса сделаться совершенными и пытаются осуществить его на практике. Однако греческое слово «teleios», передаваемое во многих переводах как «совершенный», было бы правильнее понимать как «зрелый» или «цельный». Это слово использует Павел, когда пишет: «Итак, кто из нас совершен (teleios), так должен мыслить» (Филиппийцам 3:15). Богу нужны взрослые люди, а не перфекционисты.

Сатана хочет, чтобы мы уподобились фарисею, а не мытарю (см. Луки 18:9–14). Если мы сочтем, что достигли духовного совершенства, забудем о раскаянии, голоде и жажде, то перестанем просить о помощи, а когда мы перестанем о ней просить, мы перестанем ее получать (см. Иакова 4:2). Скрипучее колесо перестанет скрипеть, а потом отлетит, так и не получив помощи от Бога.

Отчаяние

И, наконец, если мы сочтем, что однажды процесс излечения должен завершиться, то рано или поздно впадем в отчаяние. Честный человек не может не ощущать со всей остротой свою духовную нищету. Мы убеждаемся, что идеал для нас недостижим, а поскольку мы вбили себе в голову, что Библия требует от нас именно идеала, мы лишаемся надежды: «Надежда, долго не сбывающаяся, томит сердце» (Притчи 13:12).

Если христианина его несовершенство захватывает врасплох, он впадает в отчаяние: много месяцев он трудился над своим исцелением и вроде бы чего–то достиг, а потом вновь начинает набирать вес, испытывает депрессию, замыкается в себе.

Один мой знакомый, всю жизнь страдавший от эмоциональной изоляции, обратился к врачу по поводу депрессии. Когда он начал прорабатывать свою неспособность к глубокой привязанности, он впервые научился любить других людей, которые прежде представлялись ему лишь какими–то смутными объектами. Он начал радоваться переменам, происходившим в его сердце.

А потом его близкий друг погиб в автокатастрофе. В гневе этот человек стал обвинять Бога, допустившего такое несчастье, он осыпал Бога столь грозными и искренними проклятиями, что они напугали его самого.

Когда он рассказал своему терапевту об этой вспышке ярости, терапевт–христианка ответила, что это скорее всего означает, что он не был спасен.

— Все возможно, — сказал я, выслушав эту историю. — Однако я считаю, что вы спасены — вы почувствовали себя в достаточной безопасности, чтобы откровенно высказать Богу свое мнение, и вы достаточно цените отношения с Ним, чтобы решиться на откровенность.

Ответ терапевта ничем не отличается от реакции многих христиан, рассматривающих регрессию в процессе лечения, приступы гнева и неудачи как «соскальзывание вниз», «падение», «возвращение к исходному состоянию». Они не понимают, что регрессия — неотъемлемая часть процесса освящения. Если бы мы начертили кривую процесса освящения, у нас вышла бы отнюдь не плавно восходящая линия, а зигзагообразная, с резкими подъемами и спадами.

Провалы, регрессии — это норма. Устойчивый успех и отсутствие борьбы — это отступление от нормы. Павел называет себя худшим из грешников; убийцу и прелюбодея Давида Бог избрал «по сердцу Своему» (1 Царств 13:14). Если мы признаем эти истины, мы должны отказаться от идеализированного образа самих себя и позволить своему несовершенному «я» получить прощение и любовь и продолжать взрослеть.

Существует ли цель?

Так как же обстоит дело с прогрессом и целью христианской жизни? Или мы осуждены скитаться без цели, обречены на не слишком радостное существование искателей, никогда не обретающих желанного?

Разумеется, нет. На пути духовного и эмоционального роста расставлены хорошо заметные вехи прогресса. Зрелый человек достигает достаточно высокого уровня мудрости и умения в четырех областях развития: привязанность (способность давать и получать любовь), границы (четкое понимание своей ответственности), расщепление добра и зла (способность принимать и давать прощение в падшем мире) и самостоятельность (способность нести взрослую ответственность).

Эти признаки зрелости свойственны человеку, который, говоря словами апостола Павла, перешел от молока к твердой пище, научился разумно любить и работать, прошел большой путь духовного развития.

Прогресс виден и в смягчении клинических симптомов. Депрессия, ощущение тревоги, синдромы навязчивых состояний отступают по мере исцеления сердца. Это важный признак духовного и эмоционального состояния.

Однако как нельзя лихорадку сбить за час, как уровень холестерина в крови не изменится за один день, так и болезненные эмоциональные симптомы уходят постепенно, по мере того как улучшается духовное состояние.

Человек успешно заканчивает курс терапии. Он научился устанавливать эмоциональные привязанности и границы, примирился с собственным несовершенством. Клинические симптомы отступили. Как правило, после успешного лечения человек не нуждается больше в профессиональной помощи. И все же ему следует остерегаться: конфликты и внутренние проблемы ушли не навсегда. Пока мы живем, нам предстоит участвовать во все новых сражениях.

Это означает, что нам всегда будет нужна Божья помощь и милость, Тело Христово, группы поддержки и близкие друзья, которые хорошо знают нас. Нам всегда будет нужно трезво судить самих себя (см. Римлянам 12:3). Мы никогда не перестанем расти.

По мере того как мы будем взрослеть, наш вопль к Богу останется все тем же: «Милостив будь ко мне, грешнику». Чем ближе мы подойдем к Нему, тем яснее будем видеть свою греховность и слабость, а также Его природу. Когда мы обнаружим свою греховность и величие Бога, для нас останется одно: пасть на колени, как сделали это Исайя и Петр (см. Исайя 6:1–7; Луки 5:8).

Забудьте вопрос: «Когда же завершится процесс исцеления?». Вместо этого спрашивайте: «Что ждет меня дальше на этом пути, когда я еще ближе узнаю Бога и людей?» Конечная цель этого пути, как и сам путь, заключается в том, чтобы любить и быть любимым.

Не знаю, с чего начать, — промямлила Джил. — Боюсь, когда я расскажу вам, что со мной происходит, вы сочтете, что я плохая мать или что я не люблю своего ребенка.

— Не знаю, в чем именно заключается ваша проблема, — ответил я, — но я вижу, что она вас сильно тревожит. Расскажите мне все, и посмотрим, что можно с этим сделать.

Джил начала свой рассказ. Каждый раз, когда ее четырехлетняя дочка устраивала беспорядок, например, разливала молоко, Джил утрачивала контроль над собой и прямо–таки взрывалась, обрушиваясь на дочь с упреками и руганью, выкрикивая чудовищные оскорбления, осыпая Аманду бранью. Когда же, опустошенная, она осознавала, что творит, то выбегала из комнаты, не справляясь с чувством вины.

Верование № 6 Оставьте прошлое позади

— Как давно это началось? — уточнил я.

— Примерно полтора года назад. С тех пор как Аманда стала достаточно большой, чтобы самостоятельно передвигаться по дому, устраивать беспорядок, совершать ошибки. Не такие это ужасные провинности, она ведь маленькая, я понимаю, что она еще учится. Но в такие моменты я полностью утрачиваю власть над собой, я не думаю, что Аманда умеет, чего не умеет. Когда на меня находит, я даже толком не понимаю, кто я сама такая.

— Какие средства вы испробовали?

— Главным образом я учила стихи Писания о гневе и старалась дать себе «тайм–аут», когда сердилась. Но чаще всего я просто не успевала это сделать — прежде, чем я могла осознать, что я сержусь, все уже было кончено.

— Мой вопрос может вам показаться странным, Джил, но все–таки: не происходило ли с вами нечто подобное, когда вы сами были ребенком?

— Ну, я… — не закончив фразу, Джил бурно разрыдалась. Прошло какое–то время, прежде чем она сумела заговорить. И тогда она поведала страшную историю о том, как мать кричала на нее, как дурно обращалась с ней в детстве, как оскорбляла. Достаточно было Джил допустить малейшую ошибку, и мать начинала вопить, что она дура, никуда не годится, скверная девчонка. Когда Джил вспоминала о своем прошлом, боль и страх нахлынули на нее. Вскоре она вновь умолкла.

Джил не хотелось говорить о своих былых травмах. Пастор учил ее не оглядываться на прошлое.

— В Библии говорится, что старое прошло и теперь все новое, — напомнила мне Джил. — Я — новая тварь. Каким образом прошлое может настигнуть меня? Я должна забыть то, что осталось позади, и двигаться дальше. Просто надо положиться на помощь Святого Духа, покаяться в вспышках гнева — и со мной все будет в порядке.

— Вы пробовали? — поинтересовался я.

Ее растерянный взгляд сказал мне: пробовала, но это не сработало.

Джил не понимала, почему давние раны все еще причиняли ей боль, почему она повторяла ту же схему поведения в отношениях с дочерью. Она чувствовала себя беспомощной.

История Джил не так уж необычна. Многие взрослые воспроизводят присущие их родителям схемы в отношениях с собственными детьми. Порой же влияние прошлого проявляется в их нынешней жизни каким–то иным образом. Тридцатипятилетняя женщина не может уснуть ночью, вспоминая о том, как жестоко обращались с нею в детстве. Женщина, вышедшая замуж по любви, не в состоянии вступить в половую связь с мужем, потому что в детстве она подверглась сексуальному насилию. Сорокалетний человек впадает в депрессию всякий раз, когда наблюдает за тем, как его родители обращаются со своими внуками, потому что он помнит, как они добивались от него совершенства во всем.

Во всех перечисленных случаях взрослые люди, находящиеся во вполне благополучных обстоятельствах, испытывают влияние прошлого. Они пытаются забыть свое прошлое, но давние события продолжают упорно врываться в настоящее, лишая их способности нормально функционировать.

В приведенных выше примерах пациенты сумели осознать, каким образом прошлое нарушает их нынешнюю жизнь. Гораздо хуже бывает, когда жизнь не складывается, а человек так и не может понять, почему это происходит. Он впадает в депрессию, подвергается приступам паники, тратит свое жалованье, едва успев его получить, не может решать самые простые задачи.

Чаще всего проблемы проявляются в области связей: люди оказываются втянутыми в неблагополучные ситуации, постоянно воспроизводят в своих отношениях деструктивные схемы и не могут переломить их, как бы им этого ни хотелось. Например, их вновь и вновь привлекают критически настроенные и склонные контролировать люди, или они оказываются связаны с наркоманами и не находят в себе сил противостоять им. Бывает и так — и это печальнее всего, — что человек не может ответить взаимностью надежным людям, держится на расстоянии от тех, кто готов его любить, а близкие и друзья не понимают, почему он так ведет себя.

Когда такие люди обращаются за профессиональной помощью, психотерапевт обнаруживает связь между их нынешними проблемами и отношениями, складывавшимися в прошлом, или же с травмами, которые не были исцелены. Эти пациенты начинают понимать, что прошлое еще не преодолено в их душах.

А потом вдруг какой–нибудь друг или наставник–христианин заявляет: «Ты новая тварь во Христе, и прошлое не имеет над тобой власти». Человеку предлагают забыть былое и продвигаться дальше (см. Филиппийцам 3:13–14).

Но не только это сбивает пациентов с толку. Помимо всего прочего они обнаруживают, что именно курс терапии, а не вера, помогает им преодолевать прошлое и предоставляет им некоторую степень свободы. Хотя они испытывают облегчение оттого, что боль отступила, их преследует чувство вины, ощущение, что они совершают нечто недуховное. «Почему я не могу целиком положиться на Христа? — спрашивает себя такой человек. — С какой стати мне понадобилось прибегать к терапии, которую мои наставники считают мирской, безбожной психологией? Как же так: Христос спас меня, а исцеляет психотерапевт?»

В данной главе мы разберем очередное ложное верование: «Прошлое надо оставить в прошлом». Сторонники этой идеи полагают, что прошлое не имеет никакого значения, надо попросту устремиться в будущее. Однако это мнение основано на ложном понимании Писания, которое как раз рекомендует нам разобраться с прошлым.

Что такое прошлое

Джейсон обратился к психотерапевту, поскольку его жена была крайне недовольна недостатком эмоциональной близости между ним и детьми. Когда мы начали исследовать причину, мешавшую Джейсону общаться с детьми, я попросил пациента рассказать о его отце.

Джейсон сказал, что отец у него был просто замечательный, он всегда брал с него пример.

— По–видимому, у вас с отцом отношения складывались куда лучше, чем у вас с собственными детьми, — заметил я. — Что же случилось?

— Не знаю. Может быть, дело в том, что он умер.

— Как это?

— Он умер, когда мне едва исполнилось тринадцать лет. Однажды утром он не проснулся — и все. Я видел, как приехала «Скорая помощь», как его вывезли на каталке, накрыв с головой простыней. Мама никогда не говорила об этом со мной. Дядя организовал похороны, но он тоже не разговаривал со мной, — и Джейсон заплакал.

Мы продолжали сеансы, и постепенно Джейсон начал осознавать глубоко затаившийся в нем гнев на Бога за столь внезапную утрату отца, на мать и дядю за то, что они не помогли ему справиться со скорбью. По мере того как теперь он заново проживал свою утрату и позволял себе чувствовать скорбь, которую запретил себе испытывать тогда, подростком, Джейсон начал сближаться со своими детьми.

Он сам был удивлен столь быстрым прогрессом.

— Как могло случиться, что прошлое продолжало влиять на меня? — спросил он.

— Когда вы ощущали боль из–за смерти отца?

— Сегодня, сейчас, уже став взрослым.

— Вот видите, речь идет вовсе не о прошлом. Эта боль живет в вашей душе сегодня. Смерть отца произошла много лет назад, но боль вы испытываете теперь. Это настоящее, а не прошлое.

— Да, это правда, — согласился Джейсон. — Каждый раз, когда я пытался сблизиться с детьми, я тут же отстранялся, поскольку, сближаясь с ними, я натыкался на свою скорбь.

— Вы правы, — подхватил я. — Само по себе прошлое не может повлиять на нас, но наши нынешние переживания из–за прошлого вполне способны.

Люди живут в потоке времени. Наша жизнь разделена на прошлое, настоящее и будущее, но Библия смотрит на нашу жизнь с точки зрения вечности, где нет ни прошлого, ни будущего — только настоящее. То, что мы относим к прошлому, согласно Библии составляет часть настоящего, ибо с точки зрения вечности все входит в настоящее.

Люди обижали нас, мы сами кого–то обижали, страдали, поступали дурно. Мы говорим: «Это случилось в прошлом, это уже нельзя изменить». Но Библия переносит акцент с прошлого на вечное настоящее, выясняя, каково состояние вашей души на данный момент. Вытащили ли вы на свет свой прежний опыт? Получили ли вы прощение, покаялись ли? Сделали ли так, чтобы ваши травмы могли исцелиться в свете любви? Удалось ли вам оплакать то, что причиняло вам боль, и оставить это, или оно все еще занозой торчит в душе? Мы должны рассматривать свою жизнь и свою душу не только как прошлое и настоящее, но и как вечное.

Библия постоянно призывает нас открыть свету Божьей милости, истины и прощения то, что таится в нашей душе: нашу боль, привычные схемы отношений, навыки, желания и страхи. Если нам удается это сделать, наши проблемы решаются и преображаются. Но та часть прошлого, которую мы не подставим свету Божьей истины и милости, останется во тьме и будет продолжать жить сейчас, принося в нашу душу плоды тьмы. Вдали от преображающей силы Божьей любви эти аспекты нашей натуры будут жить своей жизнью.

Отношения Джил с матерью никогда не выходили наружу, не открывались свету. Эти отношения продолжали беспощадно терзать Джил, ибо они не были преображены прощением, а потому продолжали жить — и очень активно — в настоящем. У Джейсона не было возможности выразить свою скорбь по отцу, а потому эта печаль продолжала жить своей жизнью, вторгаясь во взрослые отношения и эмоции выросшего Джейсона. Все наши переживания, которые не нашли выражения, продолжают вести собственную жизнь в прошлом и — уж будьте уверены! — не перестают влиять на наше нынешнее состояние.

Совет оставить прошлое в покое тем более деструктивен и тем более противоречит Библии, что нам запрещают выводить на свет все, что таилось в темноте, препятствуют милости Божьей коснуться наших ран.

Наверное, совет «забыть прошлое», который вроде бы восходит к Писанию, мешает многим людям подставить Божьему свету свои эмоции.


«Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа и найтись в Нем не со своей праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру в Христа, с праведностью от Бога по вере… А только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести высшего знания Божия во Христе Иисусе»

(Филиппийцам 3:7–9, 13–14).

«Забывая заднее» — это не значит забывая свою скорбь или обиды, за которые Павел должен кого–то простить, или даже его старые грехи. Прошлое, которое забывает Павел, — это его прежний способ добиваться праведности. В начале главы 3 Послания к Филиппийцам Павел перечислял свои прежние достижения, демонстрируя, каким образом он пытался угодить Богу. Все это оказалось тщетой, по словам Павла, и он оставляет позади прежнюю систему идей, потому что обрел новую веру.

Перечисляя свои прежние устремления, Павел вытаскивает их на свет, исповедует, оплакивает. Он не пытается отрицать прошлое.

Итак, в этом послании Павел не призывает нас оставить прошлое в покое, как многие интерпретируют его текст. Напротив, апостол показывает нам, каким образом следует выносить свое прошлое на свет и исповедовать его.

Наставники, советующие попросту забыть прошлое и шагать вперед, не понимают основных библейских заповедей и вступают в противоречие с ними. Библейские заповеди как раз показывают, почему так важно разобраться с прошлым.

Разоблачить дела тьмы

Прежде всего Библия призывает нас вывести на свет то, что таится в темноте. Наше прошлое — часть нашей истории, и неважно, как давно это произошло — нынче утром или десять лет назад. С библейской точки зрения существенно только одно: предпочитаем мы отрицать проблему, заталкивая ее поглубже во тьму, или выставляем ее на свет и преодолеваем ее по Божьим законам. Замазали мы проблему или исповедовали ее и открыли свету?

Исповедь, проливающая свет на то, что таится в нас, кладет начало процессу преображения, а именно этого желает для нас Господь: «И не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте… Все же обнаруживаемое делается явным от света» (Ефесянам 5:11, 13).

Мы видим, как проявила себя эта истина в жизни Джил. Эта женщина очень сердилась на свою мать за дурное обращение, но ее гнев не мог выйти на свет, а священник советовал ей забыть прошлое, как якобы учил Павел. В результате гнев для Джил всегда был сопряжен с грехом, и этот гнев отравлял ее отношения с дочерью (см. Ефесянам 4:26–27). Не желая разбираться со своим гневом, она оставляла в своей душе место для Сатаны.

Мы прячем от себя не только прежние эмоции и травмы, но и скрытые мотивы, порожденные прошлыми отношениями. Например, все амбиции мужчины могут на самом деле объясняться стремлением завоевать одобрение матери, а женщина, воспринимающая любое дело как состязание, постоянно подстегивающая себя карабкаться наверх, вполне вероятно, сводит давние счеты с сестрой. Такие мотивы обычно связаны с непреодоленными проблемами прежних отношений.

Итак, прошлое важно, поскольку, пока мы не разберемся с ним, оно составляет часть того, что Библия именует мраком нашей души. Если мы не исповедуем грехи и не простим других людей, согрешивших против нас, эти грехи будут властвовать над нами, а дьявол — править нашей жизнью. Те, кто не считает нужным исследовать прошлое, противоречат Библии, которая велит нам бороться с тьмой внутри себя. Нам приходится в настоящем иметь дело с прежними эмоциями и отношениями.

Простить всех, кто согрешил против нас

Более того, пока мы не вглядимся в свое прошлое, мы не сумеем по–настоящему простить. Прощение обращено в прошлое, это данный нам Богом способ исправить то, что причиняет нам боль. Чтобы понять, кого мы должны простить, нам нужно разобраться в том, что с нами произошло, определить грех и установить виновника.

Травмы и насилие, которым люди подвергаются в детстве, проявляются позднее в поведенческих схемах и схемах отношений, которые, как правило, складываются потому, что в сердце не нашлось прощения. Эти люди не простили тех, кто причинил им боль, то есть они продолжают подсознательно сердиться на них.

Том то и дело спорил с начальством по пустякам, все обращал в проблему и непременно должен был оставить последнее слово за собой. Когда он начал исследовать эту свою склонность с помощью психотерапевта, то понял, что таким образом он все еще пытается свести старые счеты с отцом. Его отец всегда брал верх в спорах; о чем бы ни шла речь, он должен был заставить мальчика сдаться. Том думал, что уже давным–давно простил отца, однако его нынешнее поведение показывало, что дело обстоит не так. Постепенно Том осознал, что не простил отца, что все еще пытается заставить любую авторитетную фигуру в своем окружении уплатить по отцовским долгам.

Выявив в себе гнев, который он испытывал против отца, Том начал прорабатывать его и понемногу от него избавился. Он совершил труд благодати, «простив, ка? и Бог во Христе простил его» (см. Ефесянам 4:32).

Простив своего отца, Том смог принять и другие авторитетные фигуры.

Исцелить сокрушенное сердце

Учение, призывающее нас оставить прошлое позади, плохо и тем, что оно предлагает нам оставить сокрушенное сердце неисцеленным (в этом смысле оно весьма напоминает учение, согласно которому христианин не должен испытывать боли; его мы разобрали в главе 2). Библия постоянно говорит о том, как «близок Господь к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасет» (Псалом 33:19).

Сокрушенных сердцем Господь призывает в Свою Церковь. Мы, члены Его Церкви, — руки, исцеляющие боль друг друга. Бог велел нам любить друг друга и служить друг другу взаимно с состраданием и милосердием, помогая, укрепляя, борясь со злом. Новый Завет вновь и вновь приказывает нам не только материально, но и эмоционально, и духовно поддерживать друг друга.

Бог горюет о нас, когда мы забываем помогать страждущим: «Слабых не укрепляли, и больной овцы не врачевали, и пораненной не перевязывали». И тогда Господь не только делает за нас нашу работу («Пораненную перевяжу, и больную укреплю»), но и истребляет «разжиревшую и буйную» — тех сильных и властных, кто угнетает слабых, соблюдая свою выгоду (см. Иезекииль 34:4, 16).

Человек может и ныне испытывать боль от старых ран, если их не коснулась любовь. Покинутые или иным образом травмированные люди живут с разбитым, измученным сердцем. И пусть проповедники утверждают, что со временем эта боль попросту рассеется, само собой это не произойдет, пока любовь не коснется этих ран.

Лишь любовь Божья, сообщенная через посредство Его Духа и Его народа, может исцелить раны. Сокрушенному сердцу требуется любовь других верующих. Библия говорит, что, любя друг друга, мы свидетельствуем о милости Господней (см. 1 Петра 4:8).

Если человеку были нанесены травмы в его первой семье, ему требуется любовь и попечение его новой семьи, семьи Божьей (см. Луки 8:21), чтобы старые раны исцелились и восполнился недостаток любви.

Оплакать утраты

Прошлое открывается нам при оплакивании — мы отпускаем то, что некогда любили, к чему были привязаны. Отпуская прошлое, мы открываемся настоящему. Наши утраты открывают нам путь в новую жизнь.

Скорбь — это сознательный процесс, с помощью которого мы решительно отказываемся от своей привязанности к тем людям, целям, желаниям или ценностям, которых мы не можем сохранить. Привязанность к тому, что мы переросли, мешает нам принять новое, лучшее, уготованное нам Богом (см. 2 Коринфянам 6:11–13).

Жена Лота — образец человека, цепляющегося за прошлое и не умеющего принять новое. Бог велел ей оставить Содом, но узы, связывавшие ее с этим городом, оказались настолько прочными, что она не смогла уйти окончательно, не сумела оплакать свою утрату и жить дальше. Она оглянулась с тоской на свою прежнюю жизнь и превратилась в соляной столп (см. Бытие 19:26).

Ее судьбу приводит в пример Иисус, поясняя, каким образом человек утрачивает свою душу: «Вспоминайте жену Лотову. Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее, тот оживит ее» (Луки 17:32–33). Привязанность к своей старой жизни мешает нам принять новую жизнь, уготованную нам Богом.

Травмы и утраты, произошедшие в прошлом, могут удерживать нас в духовном и эмоциональном плену, если мы, оплакав их, не расстанемся с ними. Мы продолжаем лелеять привязанность к умершему человеку или к человеку, не отвечающему взаимностью, нуждаемся в одобрении другого, который никогда нам его не даст, не можем расстаться с неосуществимой мечтой. В любом случае эмоциональная привязанность к тому, что осталось в прошлом, не дает нам продвигаться вперед в настоящем.

Бог предлагает нам проработать это прошлое с помощью скорби и избавиться от него. Мы освобождаемся, когда понимаем, что именно мы утратили, проходим через гнев и скорбь, а потом оставляем это.

Прислушайтесь, какую ценность Библия придает скорби:


«Лучше ходить в дом плача об умершем, нежели ходить в дом пира; ибо таков конец всякого человека, и живой приложит это к своему сердцу. Сетование лучше смеха; потому что при печали лица сердце делается лучше. Сердце мудрых — в доме плача, а сердце глупых — в доме веселия»

(Екклесиаст 7:2–4).

Как ни парадоксально, скорбь может вывести нас из печали и привести в состояние счастья. Скорбь преобразует сердце — этот факт могут засвидетельствовать многие пациенты, прошедшие через депрессию: по мере того как они прорабатывали глубинные слои скорби, депрессия отступала.

Только ощутив боль своих потерь, мы сможем принять уготованную нам любовь. «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Матфея 5:4). Многим есть к кому обратиться за любовью, но они не в силах принять эту любовь, потому что они не плакали. Скорбь открывает сердце и впускает в него новую любовь.

Слишком много вокруг людей, понесших тяжкие утраты, но не знающих скорби, хотя скорбь совершенно естественна. Писание многократно говорит о скорби Бога: Он оплакивает утрату совершенного творения, Он изливает Свою боль и скорбь на Голгофе. Иисус, Человек, «изведавший печали», грустил, когда умер Его друг Лазарь. Если мы теряем нечто важное и не скорбим, мы зацикливаемся на этой старой привязанности и не можем стронуться с места. Мы пойдем вперед только тогда, когда нас освободит процесс скорби.

Если сердце оцепенеет, мы утратим возможность испытывать те чувства, которые Бог назначил нам испытывать. Такое оцепенение сердца в скорби для многих оборачивается депрессией. Скорбь (то есть печаль и гнев) должна излиться, иначе она приведет к депрессии, но Соломон сочетает скорбь с радостным сердцем. Печаль и гнев должны куда–то деться — если мы выразим их, мы избавимся от них и сможем продвинуться к счастью. А вот депрессия уйти не может, ее, словно вязкую грязь, нужно растворить слезами печали, чтобы она вышла наконец из нашего организма.

Вот почему не следует прислушиваться к наставникам, советующим оставить прошлое позади, ибо этот совет препятствует скорби. Если мы не станем скорбеть, мы так и будем цепляться за старое, а нам нужно следовать примеру Павла и все посчитать тщетой (см. Филиппийцам 3:8). Говорите о прошлом, не отрицайте его, оплакивайте прошлое, как и велел вам Господь (для чего же иначе Он дал вам слезы?), а потом отпустите, оставьте свое прошлое окончательно. За смертью следует воскресение. Не бойтесь скорбеть, не обращайте внимания на тех, кто скажет вам, что Библия запрещает оплакивать прошлое. «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Матфея 5:4).

Исповедь и покаяние

Исследуя схемы, освоенные в детстве в семье, пациенты нередко навлекают на себя новые нападки: они–де забывают о собственных проблемах и валят вину на родителей. «Не уклоняйся от ответственности! — говорят такому человеку. — Что ты сосредоточиваешься на прошлом, которого ты изменить не в силах?!»

Разумеется, нам проще винить других, нежели взять на себя ответственность за свое поведение. Некоторые люди попадают в порочный круг взаимного перекладывания вины (мы рассматривали эту проблему в главе 4).

Однако существуют важные библейские причины исследовать прошлое, в особенности свое детство. Некоторые причины мы уже привели: нужно вывести на свет то, что таится в темноте, понять, кого нам надо простить, разобраться, с кем мы должны примириться, пройти через скорбь.

Еще один важный повод исследовать прошлое — это необходимость покаяться, оставить те схемы поведения, которые мы усвоили в детстве.

Ветхий Завет приводит множество примеров того, как Господь упрекает людей за то, что они идут по дурному пути своих отцов. Бог указывает людям, что они поколение за поколением воспроизводят все те же грехи, и призывает их к покаянию. Он дает им возможность осознать свое поведение[3].

«И не будьте таковы, как отцы ваши и братья ваши, которые беззаконно поступали пред Господом, Богом отцов своих; и Он предал их на опустошение, как вы видите. Ныне не будьте жестоковыйны, как отцы ваши, покоритесь Господу» (2 Паралипоменон 30:7–8).


«Хочешь ли судиться с ними, хочешь ли судиться, сын человеческий? выскажи им мерзости отцов их и скажи им: так говорит Господь Бог»

(Иезекииль 20:4).

Бог призывает людей увидеть грехи своих отцов, возмутиться ими, обратиться на Его путь.

Неемия рассказывает о том, как израильтяне исповедовали свои грехи и грехи отцов (см. Неемия 9:2). Мы тоже переживаем духовное возрождение и покаяние, когда осознаем, какие пути наших отцов не были угодны Богу и не годятся для нас, видим, что должны по–другому строить свои отношения с Ним и друг с другом. Только выявив эти схемы, мы сможем понять, чем они плохи, и отказаться от них.

Люди, отрицающие греховность своих родителей, обречены повторить их ошибки. Если они никогда не признают наличие травмирующих схем в своих отношениях с родителями, они будут слепо воспроизводить их, причинять своим детям такой же ущерб, какой был причинен им.

Внимательно вглядываясь в прошлое, исповедуя его, мы обретаем надежду на то, что сможем положить конец наследственному греху. Многие люди считают, что они обречены повторять дурные схемы отношений, потому что так они понимают (или так их научили понимать) Исход 20:5, где речь идет о наказании до третьего и четвертого колена. Такое понимание верно разве что наполовину, ведь Библия говорит нам также, что Бог не оставит без внимания ни единого человека в этой цепочке поколений, который покается, потому что его покаяние поможет ему разорвать звенья порочной цепи.


«Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается. И беззаконник, если обратится от всех грехов своих, какие делал, и будет соблюдать все уставы Мои и поступать законно и праведно, жив будет, не умрет»

(Иезекииль 18:20–21).

Бог всегда готов простить тех, кто признает свой грех и покается. Цепь наследственного греха может быть разорвана.

Покаяние в значительной мере заключается в том, чтобы, оглядываясь на прошлое, понять, чему мы научились, от кого и каким образом эта схема воспроизводится в нынешней нашей жизни. Исповедь и покаяние в безбожных обычаях своей семьи, в принятых в семье схемах отношений — это мощный стимул духовной жизни. Исповедуйте те дурные схемы, которые вы усвоили в начале жизни, отвратитесь от них, насладитесь свободой, которую вы обретете, ходя в свете Господа, и не повторяйте больше унаследованные вами приемы тьмы.

Личный грех

Если при такой моральной инвентаризации вы обнаружите не только наследственный, семейный грех, но и свой собственный, за который только вы лично несете ответственность, исповедуйте его, попросите прощения и двигайтесь дальше (см. 1 Иоанна 1:9). Исповедь следует обращать не только к Богу — мы должны исповедоваться друг перед другом (см. Иакова 5:16), чтобы во всей полноте ощутить милосердие Божье. Многим так и не довелось ощутить его, потому что они никогда не исповедовали свою темную сторону перед другим человеком и не ощущали его безусловной любви и приятия, а ведь Божью любовь мы ощущаем через посредство любви Его народа (см. 1 Петра 4:10).

Кроме того, мы должны просить прощения у людей, которым мы причинили вред, и загладить нанесенный ущерб. Исправив содеянное, мы можем надеяться на примирение, мы обретем власть над своим грехом и поможем тем, кому причинили вред. Выслушав наше признание, люди, которым мы причинили вред, почувствуют себя лучше, и это поможет им проработать нанесенную им травму.

Прислушайтесь к словам Иисуса:



«Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что–нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта»

(Матфея 5:23–26).

Богу отнюдь небезразлично, как мы обращаемся друг с другом. Компенсируя причиненный ущерб, мы способствуем и своему исцелению, и исцелению тех, кого мы ранили.

Изменить прошлое

И опять же: те, кто призывает нас забыть прошлое, не понимают, что однажды вся наша жизнь станет прошлым. Прошлое, настоящее и будущее — это аспекты нашей души, нуждающиеся в примирении с Богом.

Мы не в силах изменить прошлое, но мы можем изменить свои отношения с теми, кто нас обидел, простив их. Мы можем отказаться от требования, чтобы они каким–то образом загладили свою вину. Мы должны отказаться от утраченной мечты, утраченной близости.

Свои кровоточащие раны мы обязаны извлечь из тьмы прошлого и предоставить заботам тех, кто может их исцелить. Мы должны подставить свету те схемы, которые мы усвоили от родителей и других взрослых, исповедовать эти деструктивные схемы, отвернуться от них и в них покаяться. Если мы причиняли людям зло, нужно исповедовать свой грех, просить прощения утех, кого мы обидели, возместить причиненный ущерб.

Хотя эти процессы не могут изменить прошлое, они тем не менее искупают его. Бог участвует в процессе искупления всего, что пошло не так, в том числе Он исцеляет наше прошлое, примиряя нас с Собой, исправляя причиненный вред, отстраивая то, что было разрушено грехом. Чтобы Бог преобразовал прошлое, мы должны открыть Ему все свои травмы. Это и значит полностью проработать прошлое. «Ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем (во Христе) обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив чрез Него, Кровию креста Его, и земное и небесное» (Колоссянам 1:19–20).

Открывайте Богу свое прошлое: и то, что случилось два дня назад, и то, что произошло двадцать лет назад. Открывайте все Ему и Его народу, позвольте Его свету и милости преобразить ваше прошлое, допустите Его истину в это прошлое — и в вашу жизнь придут примирение и цельность.

Верование № 7 У меня есть Бог, и в людях я не нуждаюсь

Прошло более двух лет со дня нашей последней встречи с Роем. Он жил в другом штате, мы мало общались, так что когда мы наконец выбрались позавтракать вместе, нам было чем поделиться друг с другом.

Однако недостаток общения был вызван не только расстоянием, и теперь пришла пора кое–что обсудить.

Полтора года назад Рой внезапно исчез. Преуспевающий бизнесмен–христианин, бывший моим давним другом, еще накануне уверявший, что у него все в порядке, внезапно покинул свой дом, снял где–то квартиру и полностью отказался от общения.

Более года Рой не вступал в контакт с друзьями и коллегами. Он продолжал являться на работу и посещать детей, но больше никто его не видел. На звонки он не отвечал, за него это делали секретарши или автоответчик.

Друзья тщетно гадали, что случилось с Роем. Может быть, он утратил веру? Сошел с ума?

Потом совершенно внезапно Рой позвонил мне домой и спросил, можем ли мы повидаться. Мы обо всем договорились, и на следующий день он прилетел в наш город.

За завтраком Рой рассказал мне свою историю. Примерно год он был занят чрезвычайно напряженной работой, которая отнимала у него последние силы. Рой страшно устал держаться, сцепив зубы, да еще и других подбадривать.

— Трудные были времена, — поделился он со мной, — и я знал: если мне приходилось так скверно, другим было еще хуже.

Рой не выдержал напряжения и впал в депрессию. Он посвятил в свои проблемы очень немногих людей.

— Возьми отпуск, — посоветовал ему кто–то, — оживи свои отношения с Богом.

— Займись личной инвентаризацией, — сказал другой. — Похоже, ты позабыл о работе Духа ради более низких приоритетов.

А третий сказал:

— Вспомни: «Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня».

Рой стал больше времени посвящать чтению Библии и молитве. Из–за стресса он все равно просыпался ни свет ни заря, так что теперь мог использовать утренние часы для духовных упражнений. Депрессия тем не менее не отступала, черное, безнадежное отчаяние поглотило Роя.

Когда депрессия полностью одолела Роя, эмоциональная мука сделалась настолько невыносимой, что он зарядил свой револьвер, готовя себе единственно возможный, как ему казалось, выход. Но прежде чем осуществить свой план, он решил сделать последнюю попытку: удалиться от всего на несколько недель и выяснить свои отношения с Богом.

Последний раз помолиться. Последний раз почитать Библию. Если до сих пор ему не удавалось найти контакт с Богом, вдруг сейчас получится?

Не получилось. Часами Рой молился, не поднимаясь с колен, читал Писание, вдумывался в каждое слово, отыскивая за ним Бога, но депрессия становилась все сильнее.

— Однако ты остался среди нас, — напомнил я Рою. — Что же случилось?

— Очень странная вещь, — ответил он. — Я уже решился покончить с собой, и тут в дверь моей квартиры постучал сосед и попросил одолжить ему отвертку. Я дал ему инструмент, и мы разговорились.

Этот человек не был убежденным христианином, но мои проблемы вроде бы заинтересовали его. Билл позволил мне выговориться. Я рассказал ему все о своей жизни, о своих страданиях. Как я одержим работой, как тяжело складывался мой брак, как мать издевалась надо мной, а отец нас покинул, как я продирался через школьные годы, как меня предал брат, как я обратился ко Христу и жизнь вроде бы начала налаживаться, как я отдал столько лет, стараясь отвоевать мир для Христа, и как этот крест наконец стал для меня непосильным бременем.

Билл слушал, задавал вопросы. Советов он не навязывал. Он сказал, что мне и впрямь нелегко, — вот и все. Послушав меня так часа два, он предложил мне пойти пообедать. Мы поели вместе, а потом он, в свою очередь, рассказал мне о себе.

Рой призадумался.

— Странное дело: Билл ровным счетом ничего не советовал, не разыгрывал из себя Господа Бога, он вообще не упоминал о Боге. Но после разговора с ним я почувствовал себя гораздо лучше, чем после всех разговоров с Богом. Ужасно признаваться в этом, но это правда.

Потом я познакомился с друзьями Билла. Они были похожи на него — кое–кто из них верил в Бога, но большинство не верили. Всем им приходилось нелегко, и каждый готов был выслушать другого, когда тому требовалось поделиться своими проблемами. Эти люди не просили меня, чтобы я о них позаботился, не искали у меня духовного совета. Я мог искренне рассказать им, что я переживаю, и они принимали меня таким, какой я есть.

Я испытывал угрызения совести, ведь я перестал общаться с христианами, но и покончить с собой меня больше не тянуло. Как ни странно, мне вновь захотелось молиться, хотя я уже было махнул рукой на это занятие. Представляешь себе? Я почувствовал себя ближе к Богу, оказавшись среди этих безбожников.

Прошел примерно год и во мне — как бы это сказать? — что–то прибавилось. Я понял, что настала пора возвращаться к родным, друзьям, своей прежней жизни. Теперь я снова живу дома. Меня считают сумасшедшим, потому что я никому не рассказываю о том, что со мной было. Но теперь я — сам не знаю почему — готов возвратиться к своей прежней жизни.

Рой наклонился ко мне через стол.

— Так вот о чем я хотел тебя спросить: почему мне полегчало? Почему общение с обычными людьми помогло мне? Я–то считал, что для удовлетворения всех моих потребностей достаточно общения с Богом, но оказалось, что это не так. Так как же? Библия ошибается? Бог не может Сам удовлетворить все мои нужды?

Синдром «я и Бог»

Не надо обвинять Роя в безответственности, безумии или маловерии. Давайте вникнем в эту проблему, ведь с ней сталкивается множество христиан, которые задают примерно те же вопросы.

В каком–то смысле с этим убеждением совладать легче, нежели с тем ложным мнением, которое мы исследовали в главе 1 («удовлетворять свои потребности — признак эгоизма»). По крайней мере синдром «я и Бог» допускает само наличие потребностей. Но беда в том, что такое убеждение принципиально расходится с Библией в вопросе, каким образом следует удовлетворять потребности. Люди, отстаивающие это мнение, дают лишь частичный ответ на вопрос, поскольку такой способ искать помощь если не антибиблейский, то квазибиблейский.

Синдром «я и Бог» предполагает следующее: Христос удовлетворяет все мои потребности, мы с Ним противостоим всему миру. Бог на моей стороне, и любая проблема мне по плечу. Он — пилот, я — помощник пилота, вместе мы ведем свой истребитель в великой битве жизни. Он со мной, больше мне никто не нужен.

С богословской точки зрения, это верование основывается на учении о полноте и достаточности Христа. Это учение весьма полезное, если понимать его в соответствии с Библией. Оно опирается на такие тексты, как Колоссянам 2:9–10: «Ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно, и вы имеете полноту в Нем, Который есть глава всякого начальства и власти». Этот принцип достаточности Христа, если понимать его правильно, учит, что Христос печется о всех потребностях верующего — духовных, эмоциональных и физических.

Проблемы возникают тогда, когда мы начинаем истолковывать достаточность Христа, как достаточность одного только Христа, не учитывая те ресурсы, которыми Он располагает на земле. Мы наживаем себе проблемы, решив, что молитв и чтения Писания будет достаточно, чтобы поддержать нас, что депрессия, одиночество, тревога отступят только благодаря тому, что мы начнем больше времени проводить с Богом.

Это нарушающее пропорции учение — «Раз у меня есть Бог, люди мне не нужны» — предполагает, что обращаться к людям за удовлетворением духовных и эмоциональных потребностей неправильно. Наставники, проповедующие это учение, дают стандартные ответы людям, обращающимся за помощью:

• У вас недостает веры.

• У вас слишком ограниченное, мелкотравчатое представление о Боге.

• Вы полагаетесь на творение, а не на Творца.

• Вы погрязли в мирском.

• Вы погрязли в грехе.

• Вы погрязли в гордыне.

И так далее и тому подобное. Поверив этой теории, человек попадает во власть депрессии, синдромов навязчивых состояний, его брак распадается — и все потому, что он отвернулся от людей, предпочтя им Бога.

Так в чем же дело? Разве Бога недостаточно?

Но ведь Бог — это Бог, Он всемогущ, верно? Разве Библия не учит нас, что в Нем — всякая полнота? Что же тут не так? Почему эта мысль приводит нас на грань помешательства?

Разумеется, Бог есть Бог, и Он всемогущ. «Богу же все возможно», — говорит Иисус (Матфея 19:26). Он правит Вселенной (см. Откровение 19:6).

Однако при всем Своем всемогуществе Бог не делает за нас всего. Бог не сядет за руль вашей машины, чтобы отвезти вас в церковь, не станет поливать за вас газон. Он не скажет за вас вашим детям, что вы их любите.

Бог использует всевозможные ресурсы, чтобы помочь нам в жизни. Он повелевает ангелами, которые «суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение» (Евреям 1:14). Он дает нам свидетельство творения, чтобы привлечь нас к Себе: «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Псалом 18:2). Он заставил ослицу заговорить с Валаамом (см. Числа 22), но чаще всего Он использует людей.

Божья любовь проявляется множеством способов и в первую очередь тем, что Его создания любят друг друга и помогают друг другу (см. 1 Петра 4:8–10).

Проповедники теории «я и Бог» утверждают, что Бог — единственный источник благодати, необусловленной любви, а также, что к людям мы не должны обращаться за милосердием. Вопреки им Писание учит, что люди — тот канал, по которому распределяется Божья благодать: «По данной нам благодати, имеем различные дары» (Римлянам 12:6). «Каждому же из нас дана благодать по мере дара Христова» (Ефесянам 4:7).

Если вы не получаете благодати от народа Божьего, ваше представление о Боге сужается. Бог желает, чтобы любовь процветала и давала отростки во всей Вселенной. Вот чего Он хочет для нас и от нас.

Бог использует людей, чтобы удовлетворить наши потребности

Меня вызвали в психиатрическую больницу освидетельствовать больную, доставленную «Скорой помощью». В кабинете меня ждала растерянная молодая женщина двадцати с небольшим лет.

Рут подобрали посреди ночи на загородном шоссе, она брела куда–то совершенно голая в состоянии психоза. Власти вызвали ее родителей, те обратились к психотерапевту–христианину, а он, в свою очередь, пригласил меня.

Во время нашей беседы Рут начала понемногу успокаиваться.

— Что вы делали в лесу? — спросил я.

— Я занималась своим духовным ростом.

— Каким образом?

— Я хотела долгое время побыть наедине с Богом, записывая то, что узнаю от Него, сделаться ближе к Нему.

— Сколько длилось «долгое время»?

— Неделю. Я была одна в хижине с Библией и блокнотом.

— Вы ни с кем не общались?

— Раз в день я проводила час или около того со своим духовным наставником. Мы обсуждали, что мне удалось узнать, а потом я возвращалась к себе в хижину.

— Когда вам сделалось плохо?

— Я приехала туда в понедельник. Первые два дня все было в порядке, но уже к четвергу мне стало не по себе. Сперва я просто немного скучала в одиночестве, но тут я испугалась по–настоящему. В пятницу мне привиделось, что на меня напали какие–то чудища, и я выбежала ночью из хижины, спасаясь от них.

— Что говорил ваш наставник по поводу вашего состояния непосредственно перед срывом?

Рут запнулась:

— Он сказал, что я противлюсь Духу Божьему, — выговорила она наконец. — По его мнению, мне следовало задержаться там еще на несколько дней.

В данном случае причиной психического расстройства стало не пребывание наедине с Богом, а то обстоятельство, что Рут отправилась в свою хижину с ^диагностированным заболеванием — ее преследовал острый страх оказаться покинутой. И, разумеется, чем больше она изолировала себя, тем больше обострялось ее состояние, однако, когда она пожаловалась своему руководителю, он посоветовал девушке еще глубже загнать себя в изоляцию.

Такой подход к духовным проблемам весьма распространен среди христиан. Это напоминает два «тайных инженерных правила»: 1) если не работает, воспользуйся молотком; 2) если так и не заработало, возьми молоток потяжелее. Наставник Рут стукнул ее молотком потяжелее, и последствия оказались катастрофическими.

Такова первая проблема, к которой приводит убеждение «раз у меня есть Бог, люди мне не нужны»: мы забываем, что люди — руки Божьи.

Бог все время использует людей. В Писании мы постоянно читаем о том, как одни люди удовлетворяли нужды других. Бог посмотрел на только что созданный Им Эдем и решил, что Адаму будет плохо без помощника–человека (см. Бытие 2:18). Екклесиаст говорит: «Двоим лучше, нежели одному… Ибо, если упадет один, то другой поднимет товарища своего» (4:9–10). Во всех относящихся к церкви контекстах Нового Завета, где встречается выражение «друг друга» (см. Римлянам 12:10; 13:8; 14:13; 1 Коринфянам 12:25; 16:20; Галатам 5:13; Ефесянам 4:25, 32), развивается все та же идея: Бог удовлетворяет наши потребности через посредство людей[4].


И то и другое, а не или–или. Вам не нравится мысль, что Бог использует людей? У вас возникает впечатление, что Бог никогда не действует непосредственно, Своей Личностью, Своим Словом, что Он манипулирует людьми согласно Своему замыслу?

Нет, все обстоит совсем не так. Дела Бога не сводятся к делам людей, Он Сам личностно связан с нами. В одних случаях Он использует людей, в других действует Сам.

На семинаре, посвященном этой проблеме, один любознательный участник задал вопрос: «Какой процент наших потребностей Бог удовлетворяет лично, а какой процент — через посредство людей?»

Я ответил ему: «Он удовлетворяет все сто процентов обоими способами». Мы убедимся, что рука Божья обнаруживает себя всегда.


Глаза и руки. Бог предназначил нас смиренно нуждаться друг в друге, чтобы мы могли общаться с Ним, как создания со своим Создателем. Если мы сочтем, что не нуждаемся в том, что — в эмоциональном или духовном плане — предлагают нам другие христиане, Тело Христово прекратит функционировать: «Не может глаз сказать руке: «ты мне не надобна»; или также голова ногам: «вы мне не нужны» (1 Коринфянам 12:21). Библия указывает нам именно такой путь к зрелости: через потребность в дарах друг друга, во взаимной поддержке, мудрости и любви.

Существуют четыре основные духовные и эмоциональные области, в которых Бог дает людям то, в чем они нуждаются: рост, утешение, мудрость и восстановление.


1. Рост. Большинство христиан мечтает возрасти духовно. С тех пор как Отец привлек нас к спасению во Христе, сердца наши жаждут достичь большей зрелости, приблизиться к тому, чем мы должны стать, — носителями Его образа (см. Бытие 1:27).

Один из способов, которым это осуществляется, — через посредство друг друга. Мы, члены Церкви, то есть Тела Христова (см. Ефесянам 1:22–23), помогаем друг другу расти. Среди нас нет ни одного завершенного человека. В разные моменты и по разным поводам у каждого из нас происходит кризис, возникает какой–то конфликт, но, когда кто–то нуждается в помощи, ему помогают. Вот как говорит об этом Павел:


«Но истинною любовью все возращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви»

(Ефесянам 4:15–16, курсив авт.).

«Для созидания самого себя в любви». Используя данные нам Богом ресурсы, каждый из нас должен сыграть решающую роль в духовном росте другого. Жизнь во Христе — это жизнь в Теле Христовом, Его Церкви.

В разные годы я входил в несколько церковных общин, следующих этому принципу. Члены этих общин помогали друг другу при рождении детей и поддерживали, когда умирал кто–то из близких. Любой член этой духовной семьи мог обратиться к другим в пору болезни, финансового или эмоционального кризиса. Каждый член Тела выполнял свою работу, и Церковь возрастала и в ширину, и в глубину.

2. Утешение. Это одна из основных эмоциональных и духовных потребностей. Нам нужен кто–то, кто мог бы облегчить нашу боль, утешить нас в несчастье.

Еврейское слово «naham», означающее «утешение», является однокоренным с выражением «глубокое дыхание»[5].

Чтобы понять эту связь, представьте себе, как мать успокаивает напуганного младенца. Она прижимает его к груди, к самому сердцу. Малыш слышит биение ее сердца, ее глубокое, ритмичное дыхание, и понемногу его паника рассеивается, он подлаживается под более спокойный и ровный ритм матери. Утешение возвращает нам ощущение обустроенности и безопасности.

Утешение может исходить непосредственно от Бога: «Да будет же милость Твоя утешением моим» (Псалом 118:76); «Ибо утешил Господь народ Свой и помиловал страдальцев Своих» (Исайя 49:13). Святой Дух несет нам утешение. Ранняя Церковь была основана и умножалась «при утешении от Святого Духа» (Деяния 9:31).

Друг Роя был прав, когда цитировал Псалом 22: «Твой жезл и Твой посох — они успокоивают меня» (стих 4). Однако ему следовало сделать еще один шаг и спросить друга: «Чем я могу тебе помочь?»

Люди вовлечены Богом в процесс утешения. Когда Иаков думал, что его любимый сын Иосиф погиб, «собрались все сыновья его и все дочери его, чтобы утешить его; но он не хотел утешиться и сказал: с печалию сойду к сыну моему в преисподнюю» (Бытие 37:35). Здесь мы видим, какова роль человеческого утешения в процессе исцеления. Иаков отказывался от помощи своих детей, потому что понимал: с этого начнется процесс скорби, а он не хотел проходить через это испытание, предпочитая сохранять привязанность к прошлому, к своему умершему сыну.

Некоторые христиане рекомендуют своим друзьям, оплакивающим свою потерю, довериться Богу, но тем самым они обрекают своих друзей на вечную муку невыплаканной скорби.

Человеческое утешение требуется не только тем, кто понес тяжелую утрату. Если кто–то из членов Церкви согрешил и был наказан за это, мы не можем оставить его в одиночестве («для его же блага», как ханжески говорится в подобных случаях). Нет, «вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью» (2 Коринфянам 2:7). Мы должны предложить этому человеку утешение, даже если он сам навлек на себя страдание.

Павел находил большую радость и поддержку в любви Филимона (см. Филимону 7), а когда Павел был близок к депрессии, «Бог, утешающий смиренных, утешил нас прибытием Тита» (2 Коринфянам 7:6). Иов назвал своих набожных друзей «жалкими утешителями», и их в конце концов заменили иные друзья и близкие, «и тужили с ним, и утешали его за все зло, которое Господь навел на него» (Иов 42:11).

Человеческое утешение бывает двух видов: хорошее и ничтожное. Полезно всмотреться в то утешение, которое предложили Иову его друзья: если вы заметите, что и на вас надвигается нечто подобное, поспешите уклониться от него.

Если вы обращаетесь за утешением только к Богу, вы ограничиваете Его возможности помочь вам, вы связываете Его руки, не даете Ему пустить в ход Свои пальцы.

3. Мудрость. В семинарии мы постоянно обсуждали, какое богословское учение нам ближе. Кальвинизм, арминианизм, предопределение, отсутствие такового — мы часами разбирали эти учения и спорили до хрипоты.

Во время одного особенно жаркого спора один участник допустил ошибку: он заявил, что не примыкает ни к одному лагерю, что во всем опирается на Библию — и точка.

Мы дружно и беспощадно обрушились на него — он–де чересчур заносчив, много возомнил о себе. Он ведь утверждал — не более и не менее — следующее: «Мне безразлично, что там напридумывали исследователи Библии за последние два тысячелетия, я могу постичь Слово и без их помощи».

Мы должны достичь зрелости в понимании Слова. Мы обязаны стремиться к тому, чтобы верно воспринимать Слово истины (см. 2 Тимофею 2:15), но мы нуждаемся в помощи других людей, чтобы постичь Слово.

Вспомним, что сказал евнух–эфиоп Филиппу, когда тот застал его за чтением книги Исайи и спросил, понимает ли он прочитанное: «Как могу разуметь, если кто не наставит меня?» (Деяния 8:31). Наверное, Филиппу следовало ответить: «Положись на Бога, пусть Он поможет тебе уразуметь эти слова. До скорого».

Все мы нуждаемся в мудрости, умении жить, касается это истолкования Писания, заключения брака или выхода из депрессии. Одно из лучших орудий, которое Бог использует для сообщения нам мудрости, — другие люди.

Все мы слышали сводящий с ума совет: «Не прислушивайтесь к другим людям, ищите ответов напрямую у Бога». Разве вы не замечаете скрытого в этом совете противоречия? Ведь и к нему не следует прислушиваться, поскольку он исходит от человека.

Смиренно обращайтесь к «специалистам» в той области, в которой вам потребуется мудрость, — идет ли речь о карьере, деньгах, приступах тревоги или исполнении воли Божьей. Позвольте Богу говорить с вами через тех, кто идет рука об руку с Ним, учитесь у них.

4. Восстановление. Все мы так или иначе надломлены, мы сами грешим и против нас грешат. Никто из нас не избежит последствий греха. Мы страдаем от эмоциональных и духовных ран, мы не даем другим людям любить нас, не умеем отвечать отказом, устанавливать связи с другими людьми, проявлять твердость в своих убеждениях. Нам нужна помощь, чтобы сохранять дисциплину, признавать свои слабости, противостоять тем, кто желает причинить нам вред. Надломленные, поврежденные, незрелые части души нуждаются в исправлении.

Мы уже говорили в главе 5, что труд восстановления составляет процесс освящения. Бог искупает поврежденные, погибшие части нашей души, выводит их к свету Своей милости и истины.

Многие люди ошибочно полагают, что этот процесс Бог осуществляет лично, без чьей–либо помощи. Они думают, что для исцеления нам нужно одно: исполнять заветы Библии.

Однако Библия вновь и вновь твердит нам, что мы должны искать людей, которые помогли бы нам вновь обрести духовное и эмоциональное благополучие. Корень еврейского слова «hazaq» («восстановление») означает «связывать», а также «укреплять руки» — сразу возникает образ сильных рук, поддерживающих слабые.

Одна моя знакомая в старости настолько ослабела, что не могла даже есть самостоятельно. И я, взяв ее руку в свою, помогал ей поднести ложку ко рту. Акт «hazaq» сближал нас.

Это свойство патриарха Иова наблюдал и отметил Элифаз: «Вот, ты наставлял многих, и опустившиеся руки поддерживал, падающего восставляли слова твои, и гнущиеся колени ты укреплял» (Иов 4:3–4). Элифаз радовался, когда Иов оказывал другим «hazaq», хотя сам не сумел сделать того же для своего друга. Так и Ионафан поддержал Давида в час нужды, «укрепил его упованием на Бога» — через посредство Ионафана до Давида дошла Божья любовь.

Библия не определяет, каким именно образом Бог удовлетворит ту или иную конкретную нужду — напрямую или через посредство людей, но мы не должны предпочитать акт Божьей любви акту любви человеческой. Бог послал Павлу Тита (см. 2 Коринфянам 7:6), Бог так возлюбил мир, что послал ему Своего Сына. Позвольте же Богу прикоснуться к вам так и через того, как и через кого Он сочтет нужным.

Не убавляйте цену воплощения

Курс терапии трудно давался Кэрол. Недавно после продолжительной болезни умер ее отец. Смерть его не была неожиданностью. Неожиданностью для Кэрол явилось то, что стало открываться ей в их отношениях с отцом.

Довольно долго Кэрол рассказывала мне, каким человеком был ее отец: любящим, заботливым, сильным, защищавшим ее. Всех мужчин в своей жизни она мерила одной меркой — похожи ли они на ее отца. Единственная проблема заключалась в том, что отец оставил Кэрол и ее мать, когда девочке едва исполнилось два года, и на всем протяжении ее жизни то поддерживал, то прерывал контакт с ней.

Кэрол создала образ идеального отца, она приукрасила реальный образ, чтобы укрыться от боли, от чувства постоянной утраты, ведь у нее не было отца. Только после его смерти она начала смиряться с утратой отношений, произошедшей несколько десятилетий ранее, стала воспринимать своего отца как реального человека: эгоцентричного, поглощенного собственными проблемами, не имевшего времени для нее. Кэрол пришлось проработать тяжкую утрату — утрату человека, которого никогда не существовало в действительности.

У Кэрол не было в детстве отца, с которым она могла бы общаться, который играл бы с ней, водил на прогулки. В отсутствие реального образа отца она создала этот нереалистичный образ и с ним сравнивала любого мужчину, приглашавшего ее на свидание.

Физический факт существования отца не мог спасти Кэрол от ощущения покинутости и утраты. Ей нужен был отец в доме, отец во плоти, реальный, живой отец. Это отражение той потребности, которую Бог различает в каждом из нас: нам мало абстрактного знания о существовании Бога, нам требуется Бог во плоти, живой Бог — Христос.

Эта сводящая с ума доктрина — «Раз у вас есть Бог, больше вам никто не нужен» — разлучает нас с Иисусом–Человеком, уменьшает ценность воплощения, этого центра и средоточия христианского учения.


Религия, основанная на воплощении. Большинство религий содержат предписания относительно того, как человек может приблизиться к Богу: совершая определенные ритуалы, исполняя заповеди, стараясь жить как можно лучше или же обнаруживая Бога в самом себе.

Но христианство не предлагает нам тянуться к Богу, искать путь к Нему — Он Сам сошел к нам, Он Сам уготовил нам путь: «Потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их» (2 Коринфянам 5:19). Бог увидел, что мы попали в беду и никогда не сможем воссоединиться с Его святостью, и Он проделал всю работу за нас: Христос уплатил за наши грехи на кресте.

Согласно христианской вере Бог стал человеком — вот что означает воплощение. Бог стал плотью ради нас.

Воплотившись в человека, Бог освятил и укрепил нашу человеческую природу, Он сделал для нас приемлемым просто быть человеком — нам не нужно отказываться от своей природы, выходить за ее пределы, чтобы достичь духовности. Напротив, чтобы достичь большей духовности, нам нужно развивать в себе человеческое начало.

Став человеком, Бог показал нам, что Он понимает наши страдания. Он всегда был рядом с нами. «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евреям 4:15).

Он сделался человеком в большей степени, чем кто–либо из нас может себе представить: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Коринфянам 5:21). Чудо христианства заключается в том, что Богочеловек принял на Себя наш грех и держал его на Своих плечах, пока не расплатился за него. Он принял на Себя наши грехи и то наказание, которого мы заслуживали. Так чудотворным обменом Он сделал возможным для нас принять Его праведность и примириться с Богом.

Итак, плоть, кости, кровь и даже грех, сопряженный с человеческой природой, настолько важны для Бога, что Он сделался человеком. Это значит, что человеческая природа не так уж плоха. Более того, мы можем многое узнать о любви, глядя на различные способы, которыми Богочеловек проявлял Свою любовь к людям. Он учил их, лечил, возлагал на них руки, плакал вместе с ними, посещал их в домах и даже просил трех человек разделить с Ним Его скорбь в Гефсиманском саду: «Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (Матфея 26:38).

Так Он удовлетворял наши потребности, когда жил на земле: непосредственным проявлением любви и сочувствия, прикасаясь руками к людям. Воплощение Христа показывает, как абсурдно мнение, что мы не нуждаемся в людях. Сам Бог нуждался в людях, когда жил на земле.

Вот почему учение о достаточности Бога столь неудовлетворительно. Сторонники это сводящего с ума убеждения представляют себе Христа Богом, но едва ли человеком вопреки библейской доктрине, именующей Его вполне Богом и вполне Человеком. Тем самым они ограничивают и заступничество Христа перед Богом, проповедуя нам не библейского Христа, не полноценного Богочеловека.


Гностическое расщепление. Источником учения о достаточности Бога является гностицизм — древняя теория, утверждавшая, что человеку достаточно духовного познания, а материя, являясь противоположностью духу, заведомо греховна. Плоть — зло, только дух — благо. Гностик хотел как можно дальше уйти от своей плоти, устремляясь к духу.

Отсюда естественное следствие: гностики сурово обращались со своими материальными телами, широко практиковали аскетизм, калечили себя, изолировались от других людей, всячески стараясь отделить дух от плоти. Они представляли себе Христа как чисто духовное создание, не запятнанное соприкосновением с плотью.

В начале своего Первого Послания Иоанн опровергает эту ересь:


«О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали, и что осязали руки наши, о Слове жизни»

(1:1).

Апостол говорит нам, что Христос был человеком по имени Иисус, Он жил среди людей, дышал одним воздухом с ними, притрагивался к ним, умер за них. И мы можем любить других, как Он любит нас. Чем духовнее христианин, тем более он человечен.

Вот почему так важно выражение 'Тело Христово». В таких текстах, как Римлянам 12, 1 Коринфянам 12 и Ефесянам 4, мы читаем, что Церковь действует так, как действовало бы Тело Христово, если бы Иисус продолжал Свое физическое существование на земле. Мы должны любить друг друга, носить бремена друг друга и поддерживать друг друга. Мы — Его руки.


Узнавать о Боге. Мы больше узнаем о природе Бога из своих отношений с людьми. Вот почему Библия говорит: «Ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Иоанна 4:20). Люди разобщенные, разъединенные друг с другом испытывают затруднения, когда стараются познать Бога, приблизиться к Нему.

Мы постоянно сталкиваемся с этим в своей медицинской практике, в особенности когда пытаемся лечить христиан, которые, пройдя через гностицизм и учение о достаточности Бога, так и не сумели ощутить близость к Нему. Только когда эти люди устанавливают связи с надежными друзьями, они постепенно начинают ощущать близость Бога. Лишь разобравшись с материальными истинами, мы можем познать истины духовные.


Дети и супруги. Даже проповедники учения «я и Бог» едва ли способны жить по своим заповедям. Если единственный нужный нам вид любви — это любовь Бога, будет грехом пытаться утешить другого человека или способствовать его росту, ведь тем самым мы приучаем его полагаться на человека, а не исключительно на Бога. Наверное, родители должны подойти к колыбели, посоветовать своему плачущему младенцу положиться на Бога и отправиться дальше по своим делам. Очевидно, супругу не следует целовать и обнимать жену — хватит с нее и того, что ее любит Христос. Такое мнение не выдерживает испытания повседневной жизнью.

Это учение предлагает нам устраниться от людей, чтобы приблизиться к Богу, но совсем другому учит нас апостол Иаков:


«Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто–нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы?»

(Иакова 2:15–16).

Если сторонник учения «я и Бог» вполне искренен, ему остается лишь выразить нуждающемуся свои благие пожелания и надежду, что Бог позаботится о нем. Но сам он не станет ему помогать, а то нуждающийся перестанет, как прежде, во всем полагаться на Христа. Это учение мертвит веру (см. Иакова 2:17), а потому оно само заслуживает, чтобы его похоронили.

Любовь Божья, проявленная через посредство неверующего

Подлинной трагедией в жизни Роя, как он сказал мне тогда за завтраком, стало не его детство (хотя он много страдал в те годы) и не его срыв, сколь бы травматичным он ни оказался. Трагедия заключалась в том, что Рой не сумел найти себе друга–христианина, и Бог послал ему на помощь неверующего. Несомненно, отчасти причиной такого выбора стал тот факт, что Рой внутренне противился окружавшим его христианам, однако, судя по тому, что он мне рассказывал, эти христиане попросту не были готовы послужить руками Божьими — они предпочитали изображать из себя перст указующий и обличающий.

Бог создал нас нуждающимися друг в друге и в Нем. Мы нуждаемся в Боге, в Его слове, мы нуждаемся друг в друге.

Во Втором Послании апостол Иоанн писал: «Многое имею писать вам, но не хочу на бумаге чернилами; а надеюсь придти к вам и говорить устами к устам, чтобы радость ваша была полна» (стих 12). Так пусть же будет полна ваша радость — сойдитесь лицом к лицу с теми, кто вас любит.

Рассказывает доктор Клауд.

В детстве я каждый день читал Библию, потому что мне это нравилось. У меня была собственная «Библия: Благая весть», и начиная с четвертого или пятого класса я читал ее каждый день.

Поступив в колледж, я решил еще больше вверить себя Богу и присоединился к группе студентов, которая практиковала ежедневное «время покоя». Каждую неделю мы собирались и спрашивали друг друга: «Вам удается посвящать время внутреннему покою?» Я начал бояться этого вопроса. Если однажды я пропускал часы, предназначенные для чтения Библии и молитвы, я испытывал чувство вины.

Верование № 8 Обязанности способствуют духовному росту

Прежде я любил читать Библию, но теперь это стало моей обязанностью. Последствия такой перемены оказались негативными: я чувствовал, что должен читать ее, иначе навлеку на себя осуждение. И мне уже не хотелось ее читать. Из состояния «я хочу» я перешел в состояние «я должен».

В этой главе мы рассмотрим очередное сводящее с ума псевдохристианское убеждение: «исполнение долга должно быть в радость». Как мы на самом деле относимся к исполнению своих обязанностей?

Долг подразумевает обязанность и принуждение. У нас нет выбора. Если мы поступим не так, как должно, мы станем чувствовать себя плохо или будем осуждены.

Нелегко защищать теорию, говорящую, что вовсе не так уж полезно исполнять долг, сопряженный с осуждением или плохим самочувствием. Это непросто, потому что большинству из нас присуще глубоко укоренившееся чувство долга. Мы обязаны устраивать семейные праздники, вовремя приходить на работу, соблюдать меру в еде, ограничивать себя в расходах.

Потом обязанности вторгаются и в нашу духовную жизнь. Мы должны выделить время для изучения Библии, войти в совет попечителей, полюбить соседа, склонного к злословию. Проблемы возникают тогда, когда мы начинаем делать что–то затем, чтобы считать себя хорошими, а не ради того блага, которое заключено в самом этом деле. Нет ничего полезного в том, чтобы делать благие дела по обязанности, а не из любви.

Цель христианина заключается в том, чтобы возлюбить Господа Бога нашего всем сердцем, и всею душой, и всем помышлением своим, а ближнего своего — как самого себя (см. Матфея 22:37–40). Но мы не можем любить, если не имеем свободы не любить и принимать последствия того или иного выбора.

Вся суть здесь заключается в свободе выбора. Традиционное христианское учение о свободе предполагает, что мы освобождены от специфической религиозной практики, предписывавшейся Законом Моисеевым. Мы не должны следовать многим указаниям Ветхого Завета, поскольку Христос в новозаветные времена исполнил их раз и навсегда. Однако истинная христианская свобода — это нечто большее, чем свобода от законов. Это свобода самому выбирать свой путь в жизни, свобода от страха, вины и осуждения в случае неправильного выбора, свобода выбрать любовь, а не пытаться всю жизнь ускользнуть от вины.

Свобода приходит через благодать. Благодатью Божьей мы поистине освобождены от осуждения. Мы больше ни к чему не принуждены. Почему же иные христиане отказываются признавать свою свободу? Каковы последствия их убеждения? И в чем на самом деле заключается радость истинной свободы?

Почему мы не считаем себя свободными?

Писание часто говорит о людях, как о рабах, принадлежащих своему господину, безусловно подчиненных его воле. Они должны повиноваться или будут наказаны, кем бы или чем бы ни был этот господин: человеком, авторитетным влиянием или привычкой.

Мы — рабы греха. «Не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (Римлянам 7:15). Ведя деструктивную жизнь, мы не получаем от нее особого удовольствия, но «мы проданы греху» (см. стих 14). Мы ссоримся с супругами, переедаем, слишком много пьем, чересчур много тратим, откладываем дела на потом, критикуем ближних.

Как бы мы ни лезли из кожи вон, мы вновь и вновь вынуждены бываем повторить слова Павла: мы не делаем тех хороших дел, которые хотели бы сделать, и делаем то дурное, что нам же самим ненавистно. Почему же мы не делаем того, что хорошо для нас, что могло бы исправить нашу жизнь?

Потому что мы изначально не свободны. Мы — рабы греха и смерти. Пока мы остаемся под законом, нас ждут все новые и новые поражения, как бы мы ни усердствовали, какими бы добрыми намерениями ни руководствовались.

Человек, положившийся на Христа как на своего Спасителя, выходит из–под закона осуждения. Он находится «во Христе», и это означает, что, смотря на этого человека, Бог видит в нем праведность Иисуса. Такой человек юридически свободен от вины (см. 2 Коринфянам 5:21). Что бы он ни сделал, он не понесет вину и осуждение, потому что Христос раз и навсегда взял на Себя вину за всех. Для христианина последствием греха никогда не станет осуждение и кара Господня. В очах Бога христианин совершенен, потому что Он смотрит на него через призму Христа.

Но на практике мы то и дело оказываемся под законом. Мы продолжаем испытывать такие чувства и совершать такие поступки, словно грех лишает нас любви. Эмоционально мы все еще пребываем под законом. Мы чувствуем, что, если не будем вести себя «как следует», мы станем плохими или подвергнемся осуждению и навлечем на себя кару. В той мере, в какой мы, делая то, чего не следует, испытываем вину, гнев, утрату любви, мы все еще остаемся под законом.

Находясь под законом

Состояние под законом влечет за собой как минимум пять последствий.

Закон производит гнев

Библия говорит нам, что «закон производит гнев» (Римлянам 4:15), то есть в первую очередь гнев Божий. Господь сердится, когда мы согрешаем против Него, точно так же, как мы сердимся, когда кто–то задевает нас. Если главное для нас — исполнять предписания закона, мы вправе ожидать, что Бог в любой момент может рассердиться на нас. Но и мы, в свою очередь, сердимся на Бога, мы противимся Ему и Его правилам, мы хотим уйти от Него. Мы сердимся и на самих себя. Гнев — естественное следствие закона.

Мери боролась с весом с двадцати пяти лет. К сорока годам она успела перепробовать все мыслимые диеты, то набирая, то сгоняя десятки фунтов. Она чувствовала себя хорошо, когда ей удавалось снизить вес, и сердилась, когда прерывала диету, — тогда она говорила злые, оскорбительные вещи о самой себе, осыпала себя ругательствами. Закон не мог ей помочь раз и навсегда скинуть вес, но он навлекал на Мери гнев, как эмоциональное последствие очередной неудачи.

Мы осуждены

Находясь под законом, мы пребываем в состоянии вины и осуждения, любая неудача вызывает острое чувство вины. Если мы не справляемся со своими обязанностями, мы чувствуем себя виноватыми, дурными людьми, подлежащими осуждению.

Но вина и осуждение не приличествуют христианину — ему подобает «печаль ради Бога» (см. 2 Коринфянам 7:8–11). Печаль ради Бога — это скорбь оттого, что мы оскорбили Бога или человека, она сосредоточена не на нас самих, а на ком–то ином. Скорбь ради Бога производит в нас изменения. Мирская скорбь заставляет нас плохо чувствовать себя, она сосредоточена на нас самих. (Более подробное сопоставление скорби ради Бога и мирской скорби или чувства вины будет проведено в следующей главе.)

Роб старался обеспечить семью так, как он считал нужным. Но он испытывал затруднения, и это вызывало у него чувство вины. Он составлял планы, но не мог их осуществить. Он чувствовал себя плохо, но не менялся. Ощущение вины подавляло Роба, буквально парализовало его, и он не мог понять, как ему жить. Только когда Роб разобрался со своим чувством вины, он сумел испытать подлинные угрызения совести из–за той безответственности, которая и была причиной его неудач.

Если исполнение или неисполнение обязанностей связано для человека со страхом вины и осуждения, то он эмоционально и практически состоит под законом. Если человек огорчен своим положением, сокрушается о нем, у него появляется стимул для перемен. Этим стимулом служит любовь. Человек хочет стать лучше ради самого себя и тех, кого он любит. Чувство вины — это «печаль мирская» (2 Коринфянам 7:10), но печаль и сожаление — это скорбь ради Бога, это источник правильной мотивации, исходящей не из ненависти к себе, а из любви к другим.

Многим христианам чрезвычайно сложно даже воспринять совет отказаться от мирской скорби и чувства вины, не говоря уже о том, чтобы использовать этот совет на практике. Они уверены, что чувство вины полезно, хотя Библия учит нас обратному. Разумеется, мы должны испытывать печаль, когда терпим поражение: эта печаль побуждает нас исправиться. Но мы никогда не должны испытывать вину и страх осуждения. Мы освобождены от них, так что можем забыть о своих дурных качествах и изъянах, сосредоточившись вместо этого на хороших качествах ближних.

Автор Послания к Евреям формулирует это так: «То кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному» (9:14). Мы очищены Его кровью раз и навсегда (см. стих 12), мы свободны от вины и можем действовать из любви.

Мы изолированы от любви

Еще одно последствие эмоционального состояния под законом — изолированность от любви. Закон враждебен по отношению к нам. Закон Божий ясно гласит: «Душа согрешающая умрет» (Иезекииль 18:4). Смерть — изоляция от Бога. Состояние под законом предполагает, что Бог перестает любить нас и общаться с нами, когда мы не такие, какими нам следует быть. Если мы не исполняем свой долг, закон объявляет, что Бог нас не любит.

Однако Новый Завет гласит, что Бог любит нас независимо оттого, исполняем мы свой долг или нет. Он напоминает нам, что Бог любил нас даже тогда, «когда мы были еще грешниками» (Римлянам 5:8), когда мы еще и не думали вести себя так, как должно.

Жизнь Джима переменилась, едва он осознал эту истину. Этот священник годами пытался избавиться от плена сексуального извращения. Однажды он попался в тот момент, когда договаривался с проституткой, и после этого оказался в больнице с тяжелой депрессией. Он чувствовал себя осужденным, навеки лишенным любви. Он поведал свою историю участникам групповой терапии, ожидая от них осуждения, ведь он вел себя очень дурно.

Джим был потрясен, когда другие участники группы выздоравливающих наркоманов и людей, страдающих синдромами навязчивых состояний, приняли его таким, какой он есть. Падение не лишило его их любви. Они напрямую высказали ему истину о том, какой ущерб он нанес своей жене и близким, но любовь у него не отняли. Их приятие восполнило тот элемент, которого ранее недоставало в жизни Джима, и помогло ему выбраться из–под давления закона и одолеть свою склонность. Сердце Джима изменилось, когда он понял, что его падение не навлекает на него ненависть.

Если мы чувствуем себя нелюбимыми всякий раз, когда не справляемся со своими обязанностями, это означает, что мы остаемся под законом. Новый Завет говорит нам, что никакое наше деяние не может изолировать нас от любви Христовой, которая принимает нас целиком, такими, какие мы есть. «Верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим» (Римлянам 5:2). Это означает, что мы постоянно пребываем в любви и благодати Божьей и не можем выпасть из нее, кем бы ни были, что бы ни делали.

Мы не должны никогда думать, что рискуем Божьей любовью, когда в чем–то не соответствуем Его ожиданиям. Разумеется, грех имеет дурные последствия, о которых нельзя забывать, но к числу этих последствий не относится отлучение от Божьей любви.

Возрастание греха

Грех возрастает в результате нашего пребывания под законом — это странное и деструктивное следствие нашего состояния. Сталкиваясь с необходимостью что–то сделать, мы внушаем себе, что это наш долг, но Библия предостерегает: возводя свой долг в закон, мы грешим еще больше. Павел в Послании к Римлянам ясно говорит: «Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление» (5:20) и далее: «И таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти, потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею» (7:10–11).

Другими словами, Павел учит, что, превращая свои обязанности в заповеди с определенными законническими следствиями из них, мы начинаем грешить больше, а не меньше прежнего. Закон возбуждает в нас желание грешить (см. Римлянам 7:5). Для нас это звучит парадоксально, это противоречит всем нашим ожиданиям. Разве мы не становимся более послушными оттого, что заставляем себя что–то делать или что–то себе запрещаем?

Если мы чувствуем, что обязаны сделать нечто только потому, что в противном случае нас ожидает наказание, значит, мы не «умерли для закона» (Римлянам 7:4), закон продолжает владеть нами. Тот метод, который мы применяем, пытаясь изменить себя, приводит нас к поражению.

Это не означает, что плохи стандарты, предписывающие нам поступать так или иначе. Напротив, правила сами по себе хороши, но если мы сочтем, что навлекаем на себя осуждение, когда не соответствуем этим стандартам, то мы эмоционально остаемся под законом и умножаем грех.

Нет в том никакой пользы

Все, что мы делаем по необходимости или из чувства долга, не приносит никакой пользы, поскольку стимулом не служит любовь. А ведь основа всех заповедей, любого долга — любовь. Наши обязанности должны найти свое место в системе любви: это те стандарты, которые подсказывают нам, каким образом мы могли бы лучше выразить свою любовь к Богу и ближним. Но если мы будем вести себя тем или иным образом только потому, что это наша обязанность, а не потому, что мы сами хотим этого, то не получим никакой пользы.

Мотивация — вот что важно для Бога. Если мотивацией для нас служит принуждение или чувство долга, «обязанность» — любви здесь делать нечего (см. 2 Коринфянам 9:7). Павел принимал только тот дар, который был «не вынужденный, а добровольный» (см. Филимону 14).


«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая, или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, — нет мне в том никакой пользы»

(1 Коринфянам 13:1–3).

Мы можем приносить самые разнообразные жертвы, повинуясь чувству долга, но эти поступки останутся бессмысленными, если мы жертвуем не из любви. Если мы делаем что–то только потому, что считаем это своим долгом, потому что в противном случае мы кажемся себе негодными, неприемлемыми, — лучше бы нам было поберечь силы.

Вот почему так важно ощутить свободу от долга. Только получив эту свободу, мы сможем свободно изъявлять свою любовь. Пока мы из страха или чувства вины остаемся в плену долга, мы не готовы любить. Мы должны сперва освободиться. Рабы не знают любви, ее знают сыны и дочери.

Свобода жить

Некоторые могли бы возразить, что это похоже на призыв ко вседозволенности. Если мы не будем осуждены за то, что делаем, как ведем себя, то с какой стати мы будем стараться поступать лучше? Если мы получаем полную свободу, что помешает нам делать все что нам вздумается?

Это обычное возражение против учения о благодати Может быть, и вы внутренне восстаете против той полной свободы, о которой мы говорим. У всех нас есть законническая жилка, не позволяющая нам уверовать в библейское учение о благодати. Мы не можем принять, что благодать настолько полна, настолько свободна, что мы ничего не в силах добавить к ней.

Библия предусматривает эту реакцию. «Что же скажем? — вопрошает апостол Павел. — Оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? Никак. Мы умерли для греха: как же нам жить в нем?» (Римлянам 6:1–2). Библейский ответ на данную нам полную свободу — отказаться и далее жить под властью смерти. Глупо было бы получить освобождение только для того, чтобы поспешить вернуться в тюрьму. Далее в стихе 4 апостол говорит: «Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни».

Мы получили шанс освободиться от смерти и возможность жить новой жизнью. Мы были спасены от собственной природы — испорченности, зла, алчности, зависти, склонности к раздору и убийству, обману, сплетням, злословию, ненависти к Богу, непокорству, заносчивости, похвальбе, непослушанию, бесчувствию, маловерию, бессердечию и беспощадности (см. Римлянам 1:29–30). Кто хочет вернуться к той, прежней жизни?

И все же законник настаивает: «Если чувство долга не удержит нас в повиновении, что же тогда удержит?»

Библия дает тройной ответ. Во–первых, нас обуздает любовь Божья. Наши отношения, наша взаимная любовь настолько сильны, что побуждают нас уподобиться Ему, а не наносить Ему оскорбление: «Благость Божия ведет тебя к покаянию» (Римлянам 2:4). Мы не захотим ранить Того, Кого мы любим (см. Ефесянам 4:30).

Во–вторых, нас удерживает наша любовь и укрепившиеся связи в Теле Христовом. Любя других людей, чувствуя свою связь с ними, мы не захотим огорчить их, нас обуздает любовь к ним. Как сказано в Библии: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матфея 7:12). Эти отношения тоже способствуют дисциплине. Как только мы сбиваемся с пути, люди, которых мы любим и которые любят нас, противостоят нам с любовью и истиной, указывая нам, в чем мы неправы.

В–третьих, мы были бы несчастны, если б жили в грехе (разве что мы попытались бы отрицать свое состояние). Обычно мы замечаем, насколько не удовлетворяет нас та или иная сторона жизни, мы устаем от тех схем поведения, которые разрушают отношения, ухудшают нашу жизнь. Когда мы наконец осознаем, что проблема заключается в нас самих, а не в ком–то другом, мы присоединяемся к мнению апостола Павла и ищем новую жизнь. Мы можем иметь жизнь, а можем иметь смерть. В любом случае нам не приходится больше беспокоиться об исполнении долга, вместо этого мы сосредоточиваемся на той боли, которую причиняем любимым и самим себе.

Библия не предлагает нам среднего пути между двумя крайностями — жизнью или смертью. И тот и другой выбор вполне реален. Жизнь основана на честности, любви, ответственности, прощении, совершенствовании. Смерть — это обман, изоляция, безответственность, предосуждение, стагнация. Вот как пишет об этом апостол Павел: «Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу — о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные — жизнь и мир» (Римлянам 8:5–6).

Обрести глубину жизни

С этого для христиан начинается более углубленная жизнь. Такие люди уже давно считали себя христианами, но их жизнь вроде бы стояла на месте. Годами они воспроизводили те личностные и поведенческие схемы, которые тщетно пытались отбросить, в которых хотели покаяться. Почему они все время терпели неудачу? Главным образом потому, что жили под бременем долга. Мотивацией для них служил страх, вина и ощущение, что они поступают плохо.

Однако настает момент, когда христианин достигает стадии искренней, не сопряженной со стыдом печали. Теперь он готов измениться не потому, что так надо, но потому, что он возненавидел отравляющее его жизнь лицемерие, похоть, идолопоклонство. Он печалится о том, чего ему недостает.

С этого начинается «нищета духа», о которой говорил Иисус, и она приводит верующих к гораздо более глубокой благодати, чем та, которую они знали раньше. Они приходят к пониманию и приятию той истины, что, хотя они и не в силах изменить себя, они хороши в очах Божьих и такими, какие они есть. Он готов помочь им в их слабостях, незрелости, греховности.

Потом они начинают открывать другим свое состояние (см. Иакова 5:16), перестают сосредоточиваться на вине, застряв в порочном цикле «старайся–старайся–старайся», начинают принимать любовь, которую предлагает им Бог и другие люди. Они пристальнее всматриваются в свои проблемы и начинают меняться. Это и называется исцелением.

Чтобы обрести подлинную мотивацию, которая повлечет за собой изменения, надо возненавидеть свою жизнь (см. Луки 14:26) и искать лучшего. «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Матфея 5:6). Этот принцип весьма отличается от чувства вины, которое порождается нашими попытками усовершенствоваться из страха перед наказанием. «Я очень плох, я отвратителен», — твердит нам вина, а любовь призывает: «Я хочу жить».

Долг и стандарт

Хорош ли наш долг сам по себе? Помогает ли он нам? Библия отвечает на это: безусловно да (см. Римлянам 3:31). Но Библия хочет, чтобы мы воспринимали свои обязанности совсем не так, как мы воспринимали их прежде.

С библейской точки зрения, наши обязанности — это то, что нам надо делать, чтобы жить. Это и есть совершенный закон, которым мы должны руководствоваться в жизни. Но Библия не приказывает нам: «Делай так, иначе станешь плохим». Она говорит нам: «Делай так, иначе потерпишь урон» (см. 1 Коринфянам 3:15).

В колледже я начал постепенно осознавать эту истину. Я понял, что, если я хочу жить полной, хорошей и радостной жизнью, мне нужно читать Библию и молиться, потому что это помогает установить мне те отношения с Богом, каких я желаю. Но я понял также то, что я не утрачу любовь христианской общины, если не стану каждый день читать Библию и молиться.

Долг хорош тем, что он задает нам определенный стандарт, с которым мы можем сравнить то, что делаем. Таким образом Бог направляет нас на путь жизни вечной. Обязанности — это вехи на нашем пути.

Если мы хотим жить, закон Божий станет для нас путем в жизнь. Давид взывает к Богу: «Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего… Поставь меня на стезю заповедей Твоих, ибо я возжелал ее» (Псалом 118:18, 35). По замыслу Божьему, закон должен служить для нас шкалой, которой мы измеряем себя.

Бог использует наши обязанности, чтобы показать нам, в какой области мы должны возрасти, в чем измениться. Обнаружив разрыв между тем, кто мы есть, и тем, кем мы должны быть, мы обращаемся к Богу за помощью, чтобы Он привел нас к цели. Мы не должны подавленно уползать от него, чувствуя, что еще не достигли духовного совершенства, нам не нужно смущаться и прятаться оттого, что не исполнили должного. Закон любовно направляет нас, подсказывая, куда нам следует идти.

Подлинная проблема и ее решение

Когда мы делаем что–то потому, что боимся навлечь на себя осуждение, если не сделаем этого, мы стараемся сделать все правильно. Однако старание делать все правильно отнюдь не является христианским решением этой проблемы, поскольку проблема заключается не в том, что мы делаем что–то не так. Наши «неправильные» поступки — лишь симптом проблемы, а сама проблема заключается в изоляции от Бога и людей.

Мы рождаемся в отчуждении от Бога, мы отделены от Него и враждебны Ему (см. Римлянам 5:10), мы восстаем против Него (см. Римлянам 8:7), мы отрезаны от Него и не имеем с Ним отношений. Живя в изоляции от Бога, мы подобны мертвецам, которые хотели бы ожить. Смерть — не конец жизни, а изоляция от Бога, источника нашей жизни.

Спасение через Иисуса Христа разрешает эту проблему. Христос возвращает нас в отношения с Богом. Мы примиряемся с Богом (см. Римлянам 5:10; 2 Коринфянам 5:18–21), мы вновь соединяемся с Источником жизни и приносим плоды жизни, а не плоды смерти.

Суть спасения заключается в том, что из состояния вне отношений с Богом мы переходим к отношениям с Ним, от состояния изолированности и жизни под законом греха и смерти мы переходим к статусу Его наследников, воспреемников Его благодати. Закон, направленный против нас, указывает, какими мы должны быть, что мы должны делать, а если у нас не получается быть такими или поступать так, мы осуждены. Даже если в целом мы живем достойно и лишь в малом согрешаем (хотя о таком совершенстве можно только мечтать), мы все–таки осуждены (см. Иакова 2:10). Но в спасении нет осуждения (см. Римлянам 8:1).

Свободная жизнь

Как строится жизнь, свободная от бремени долга, от давления закона, — жизнь в отношениях с Богом? Рассмотрим две сферы: отношения и функционирование.

Любовь и отношения

В сфере отношений свобода от закона подразумевает свободу любить. Мы не обязаны любить Бога или кого–то еще (см. Иисус Навин 24:15). Мы свободны любить того, кого хотим. Всматриваясь в закон Божий, мы осознаем, что без любви жизнь будет пустой. Мы начинаем видеть, что жизнь без полноценных отношений лишена смысла, не имеет ценности и даже может причинять вред другим людям.

Выйдя из–под закона, мы начинаем рассматривать свои недостатки в сфере любви как серьезную проблему, как опухоль, разъедающую душу. Человек не должен упрекать себя за то, что он болен раком, болезнь не может навлекать осуждение. Но это серьезная проблема, нуждающаяся в неотложном лечении, иначе человеку грозит смерть. Это состояние вызывает глубокую печаль и озабоченность.

Выйдя из–под закона, мы перестаем толкать других в подзаконное состояние. Другие люди тоже свободны. Мы не осуждаем их, не сердимся, не отнимаем у них свою любовь за то, что свою любовь они проявляют не так, как нам хотелось бы. Многие браки строятся подзаконно: если один из супругов в чем–то грешит, другой осуждает его и лишает любви. Супруги живут по закону, а это непременно ведет к смерти — в данном случае, к смерти отношений.

Что происходит в глубине вашей души, когда жена не проявляет к вам любовь в той форме, в какой вам хотелось бы? Становится ли она «плохой» в ваших глазах? Если вы считаете, что ваша жена должна относиться к вам так–то или так–то, иначе она становится «плохой», значит, вы живете под законом. Вы эгоцентричны и склонны к предосуждению, поэтому проблемы вашего брака не находят разрешения.

Любя человека, мы должны предоставить ему полную свободу, какую предоставил нам Господь. Нам нужно принимать других, как принимает нас Бог. Никто не обязан нас любить. Если у кого–то не получается нас любить, если он предпочтет не любить нас, мы не станем отнимать у него нашу любовь. Мы можем откровенно поговорить с этим человеком и указать ему на недостаток любви в нем, можем выразить скорбь, вызванную его выбором, в каких–то случаях в нашей власти наказать его. Но мы никогда не будем осуждать его.

Функционирование

Оценивая свои поступки, мы учитываем, что нам следует делать, но не осуждаем себя. Потерпев неудачу, мы признаем ее. Благодать избавляет нас от необходимости уходить в глухую оборону, потому что мы не подлежим осуждению.

Вина твердит: «Нужно измениться, иначе я останусь плохим», но милость отвечает: «Я вижу стандарт, которому я не соответствую. У меня есть проблемы. Мне нужно измениться, чтобы жить полной жизнью и иметь то, о чем я мечтаю. Мне нужно измениться, если я собираюсь достичь определенных результатов». Это существенно отличается от необходимости измениться, чтобы не быть плохим.

Выйдя из–под закона, мы начинаем задумываться о качестве своего послушания и своей ответственности. Если, реально оценив их, мы замечаем, что они не соответствуют стандарту, это огорчает нас, мы понимаем, что дела обстоят не так, как нам хотелось бы, и мы взываем к Богу о помощи. Мы жаждем праведности.

Мотивацией изменений становится желание обрести иную жизнь для самих себя и для тех, кого мы любим, а также ради любви к Господу. Покаяние действенно тогда, когда оно мотивировано желанием чего–то иного, лучшего, чем есть у нас. Если же покаяние внушено исключительно желанием сбросить со своих плеч долг, оно обречено на провал. И, напротив, молитва и изучение Библии всегда приносят плоды, если они направлены на поиски Бога.

Сравните двух детей, берущих уроки игры на фортепиано. Один занимается постольку, поскольку родители внушили ему, что в этом состоит его обязанность, и он считает себя плохим, если не справляется с занятиями. Как только такой ребенок вырастет и покинет дом, он напрочь забудет о музыке. Второй учится потому, что хочет стать пианистом, и родители не могут оттащить его от инструмента. Такого рода мотивация имеет продолжительное действие, и ею руководствуется всякий, кому действительно удается чего–то добиться.

«Должен» или «хочу»

Выйдя из–под закона, мы заменяем понятие «я должен» на «я могу». Это не значит, что нам всегда хочется поступать правильно, но мы жаждем праведности. Иисус не хотел идти на крест, но Он жаждал того, что принесла эта казнь: нашего спасения. Так и мы не всегда желаем совершить какой–то конкретный акт послушания, но мы жаждем его плода. Это и есть истинное желание. Я хочу конечного результата и ради него делаю то, чего мне не хочется делать в данный конкретный момент. Зрелость приучает нас отсрочивать удовлетворение.

Долг навязывает нам обязанности: делай это или будешь плохим. Выбора нет. Такое понимание долга неизменно приводит к поражению.

Освободитесь от обязанностей, и вы начнете новую жизнь — обретете свободу возжелать Бога и Его жизнь.

«Что стало с чувством вины?» Этот заголовок проповеди, указанный в церковном листке, бросился Рэнди и Вики в глаза, когда они усаживались на скамейку. Супруги переглянулись, пожали плечами и, обернувшись к пастору, стали прислушиваться к утренней проповеди.

Эта пара вошла в уютную церковную общину на Среднем Западе три месяца назад, когда Рэнди получил новую работу и они с женой переехали на западное побережье. Старые члены общины тепло приняли их, пастор Гленн доносил до своих прихожан содержание Библии прямо, не юля и не идя на компромиссы. Супругам казалось, что, проехав через большую часть страны, они вновь обрели родной дом в этой церкви.

Верование № 9 Вина и стыд очень полезны

В то воскресное утро пастор Гленн сразу перешел к делу.

— Берегитесь гуманистического подхода к вине, — предостерег он паству. — Чувство вины возникает оттого, что мы и впрямь в чем–то провинились. Прислушайтесь к этому ощущению. Бог дал нам чувство вины, чтобы мы знали, в чем не достигли совершенства. Если вы чувствуете себя виноватыми, значит, вы действительно виноваты.

Рэнди и Вики тревожно заерзали. Такой подход к Евангелию показался им непривычным, но вдруг это и впрямь Бог обращается к ним?

— Вина разрешает проблему излишней любви к самому себе, — продолжал пастор Гленн. — Не следует сосредоточиваться на том, какие мы замечательные. Вина обращает наш взгляд на темную сторону нашей личности, она придает большую перспективу нашему представлению о самих себе. Если мы сосредоточимся на чувстве вины, это еще не значит, что мы зацикливаемся на нем. Нет, мы становимся более ответственными. Святой Дух говорит с нами через посредство вины. Иисус в Иоанна 16:8 учит о действии Святого Духа: «И Он пришед обличит мир о грехе и о правде, и о суде». Не заглушайте Его голос.

Домой Рэнди и Вики возвращались в глубокой задумчивости.

— Дорогая, — сказал Рэнди, — я почему–то плохо почувствовал себя после этой проповеди.

— И я тоже, — кивнула Вики. — Может быть, это означает, что нам надо что–то исправить.

— Пятнадцать минут назад я понятия не имел, что у нас что–то не так.

Мы грешны, однако…

— Что тут не так? — спросите вы. — Ведь нам нужно испытывать сердечное сокрушение. Разве не об этом говорят нам псалмы, например, Псалом 50, стих 17?

Бесспорно, ощущение нашей греховности вполне соответствует библейскому учению, более того, человек часто чувствует себя хуже после встречи с Богом — это чувство знакомо и пророку Исайе, и апостолу Петру (см. Исайя 6:1–7; Луки 5:8). Сознание греха напоминает нам о нужде в Божьем прощении.

Проповедь пастора Гленна звучала весьма по–христиански, и тем не менее она шла вразрез с Библией: она нагружала христиан чувством вины и стыда, которых Бог отнюдь не предназначал для них.

В чем тут ошибка?

Это учение утверждает, что стыд и вина полезны, они–де способствуют нашему духовному росту, помогают нам обнаруживать свои прежние грехи и препятствуют новым прегрешениям.

Это ложное мнение особенно распространено среди людей, вчитывающихся в Писание, поскольку текст Библии поддается такому изощренному искажению, при котором он превращается в проповедь вины и стыда. Такую проповедь часто применяют родители, чтобы держать детей «в страхе Божьем».

— Проще всего проповедовать закон, — говаривал профессор у нас на семинаре, — труднее всего отстаивать благодать[6].

Действительно, очень трудно не внушать людям следующее:


1. Библия велит нам слушаться Бога.

2. Мы этого не делаем.

3. Хотя должны.


Сотни проповедей строятся таким образом, но беда в том, что они отнюдь не способствуют духовному росту христиан. Верующие и так знают, что они не выполняют предписания Библии, но этот факт не приводит их к свободе.

Проповедь пастора Гленна — один из множества примеров этого богословия вины и стыда, которое проявляется в нашей жизни примерно так:

• Своим поведением ты испортил всем вечеринку. Я теперь боюсь друзьям на глаза показаться.

• Неужели ты такой жадный, что не можешь одолжить мне денег?

• Я столько для тебя сделала, а ты даже не приехал домой на Рождество.

• Как тебе не стыдно! Как ты мог сказать ей такое!

• Ты непременно должен их навестить. Это же твои родители в конце концов!

• На свете столько людей, нуждающихся в твоей помощи, а ты отправляешься в отпуск?!

• А мне что делать, если ты не пойдешь?

• Давно пора было справиться с перееданием.

В общем, вы поняли. Как правило, собеседник хочет чего–то от вас и сердится, когда вы не спешите ему это предоставить. Он внушает вам чувство вины, чтобы заставить отказаться от ваших намерений.

Многие христиане не замечают, какую ловушку расставляет им подобная проповедь вины. Пытаясь разрешить проблему вины, они начинают рассуждать примерно таким образом:


1. Я чувствую себя виноватым (тому причиной моя совесть, или кто–то возложил на меня вину, или же действуют оба фактора).

2. Я делаю вывод, что я согрешил.

3. Если я исповедую свои грехи, Бог меня простит (см. 1 Иоанна 1:9).

4. Когда я исповедуюсь, я чувствую себя уже не столь виноватым.

5. Жизнь продолжается до тех пор, пока кто–нибудь в очередной раз не нагрузит меня виной.


Проблема заключается в том, что мы можем чувствовать себя виноватыми, не будучи действительно виноватыми. В 1 Иоанна 1:9 нам предлагается омовение не от чувства вины, а от греха. Мы исповедуемся не затем, чтобы избавиться от чувства вины, а затем, чтобы наши грехи были прощены Богом, чтобы мы вновь вступили в отношения с Ним. На самом деле библейское учение о вине и стыде подвергается существенным искажениям.

Стыд и вина как внутреннее осуждение

Исследуем сначала концепции вины и стыда, а затем разберемся в сложившейся вокруг них путанице.

Вина

Понятие вины имеет два общих значения: состояние человека, совершившего что–то дурное («он виноват в краже радиоприемника»), и болезненное чувство, упрек, адресованный самому себе и возникающий из убеждения, что мы сделали что–то плохое («он чувствовал себя виноватым, потому что не приехал домой на Рождество»).

С одной стороны, Библия всегда говорит о вине как о состоянии, а не чувстве. Писание никогда не рассуждает о чувстве вины, а описывает состояние вины: «Кровью, которую ты пролил, ты сделал себя виновным» (Иезекииль 22:4); «Потому что все согрешили и лишены славы Божией» (Римлянам 3:23).

Как судья объявляет виновным подсудимого, так и Бог признал нас виновными с точки зрения закона: мы не соответствуем Божьему идеалу праведности и нуждаемся в Его спасении, в Кресте. Официально мы осуждены и виновны как нарушившие закон.

С другой стороны, чувство вины в противоположность состоянию вины — это порождение нашего сознания или совести, осуждающей нас, говорящей, что мы поступили плохо. Чувство вины болезненно, оно часто побуждает нас еще более жестко критиковать и осуждать себя. Оно, как правило, возникает из сознания, что наши поступки кому–то повредили. Мы можем испытывать вину из–за того, что чересчур привязались к какому–то человеку и отнимаем у него время. Или мы чувствуем себя виноватыми в том, что кого–то разочаровали, провели границу в отношениях и так далее.

Некоторые люди винят себя в том, что из–за своих недостатков или изъянов подвели кого–то. Так, Оливия обратилась ко мне потому, что испытывала вину, полагая, что подводит своего мужа. Ее муж был одаренным музыкантом и годами беспощадно напоминал ей, что ее бездарность связала крылья его таланту. Он совершенно забывал о причинах, побудивших его когда–то жениться именно на этой женщине, он перестал замечать множество ее прекрасных качеств. Раздутое чувство ответственности привело Оливию к заключению, что она каким–то образом повредила своему мужу.

Другие люди испытывают чувство вины, когда проявляют больше талантов или способностей, чем их близкие, а некоторые способны винить себя даже за факт своего существования, за то, что они занимают место на этой планете. Несть числа поводам, побуждающим нас винить себя.

Стыд

Стыд — это болезненное ощущение, что из–за своего недостойного поведения мы утратили уважение окружающих.

Хотя стыд имеет много общего с виной, Библия дает стыду более широкое определение: это и состояние, и чувство.

Стыд — состояние человека, подвергающегося презрению окружающих (Иосиф хотел развестись со своей забеременевшей невестой, Марией, но при этом избежать стыда, то есть публичного скандала). Кроме того стыд — это ощущение своей неправоты и состояние внутреннего осуждения (Адаму и Еве до грехопадения было неведомо чувство стыда).

Некоторые люди проводят разграничение между двумя понятиями: дескать, вина — это самоосуждение за то, что мы сделали, а стыд — за то, кто мы есть. Накричав на ребенка, мы испытываем чувство вины, но мы испытываем стыд, осознавая, что не справляемся с ролью родителей.

Важнее то обстоятельство, что и вина, и стыд относятся к состоянию внутреннего осуждения, к исходящему из души и захватывающему все сознание ощущению своей «плохости». Эти чувства бывают умеренными, а бывают болезненными и нестерпимо мучительными.

Вина и стыд происходят из разных источников. Например, чувство вины может быть связано с осознанием своей осужденности,, с тем фактом, что мы рождены под законом и изолированы от благодати (см. Римлянам 1:20, 2:14–15). Стыд может проистекать из осознания своей непригодности, оттого, например, что «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Коринфянам 1:27).

Такого рода вина и стыд — это попросту эмоциональная реакция на реальность нашего падшего состояния. Такая реакция полезна для нас, потому что она напоминает, как отчаянно мы нуждаемся в благодати, и дает нам мотивацию искать помощи и прощения.

Однако в этой главе мы будем разбираться с виной и стыдом, проистекающими из другого источника, из ранних процессов социализации. Совесть играет роль внутреннего «родителя», отслеживая и оценивая наше поведение. Если совесть одобряет нас, мы ощущаем облегчение; если мы не получаем одобрения, то считаем себя виноватыми и испытываем стыд. Эта внушаемая совестью и обусловленная окружающей средой динамика становится помехой на пути духовного роста.

Почему проповедь пастора Тленна мы относим к числу ложных мнений

Так где же в нашем случае таится ошибка? Воскресная проповедь, выслушанная Рэнди и Вики, содержала все основные богословские заблуждения, сопутствующие ложному убеждению, что «стыд и чувство вины полезны для нас». Теперь, разобравшись с подлинной природой вины и стыда, рассмотрим проповедь пастора Гленна с библейской точки зрения.

Пастор Гленн обожествляет совесть

Пастор Гленн утверждает, что чувство вины является признаком того, что вы в самом деле виноваты. Он принимает чувство вины за красный сигнал светофора, который предупреждает нас, когда мы согрешим. Посредством вины и стыда Бог говорит с нами!

Иллюстрацией к такого рода суждениям может быть судьба Кена.

Этот человек, весьма профессиональный в своем деле, но крайне самокритичный, принял участие в нашей больничной программе из–за тяжелой депрессии. Кен любил ближних, но обостренное чувство ответственности породило серьезную проблему вины.

Однажды утром на сеансе групповой терапии я наблюдал, как эта проблема достигла кульминации. Первые несколько минут все вели себя тихо: одни члены группы обдумывали работу, проделанную на предыдущих собраниях, другие собирались с духом, не решаясь первыми начать разговор.

Кен немного опоздал, задержавшись на медицинских процедурах. Он вошел, сел, кое–кто приветствовал его улыбкой, и еще несколько мгновений все молчали.

Кен начал обнаруживать явное беспокойство. Я наблюдал, как он ерзает на кресле, потирает руки, заметно потеет. Вскоре он не выдержал:

— Простите! Я так виноват! — вскрикнул он.

Все члены группы стали его спрашивать, за что, собственно, он извиняется.

— Я испортил вам собрание, — с раскаянием в голосе отвечал Кен. — Я понял, почему вы молчите. Я опоздал и тем самым отвлек вас, а теперь у вас не получается разговор. Мне так жаль!

Совесть Кена наказывала его за опоздание, и он счел, что упреки его совести вполне заслужены им. Кен решил, что сорвал нам сеанс групповой терапии, хотя на самом деле он ни в чем не был виноват.

Многие христиане несут бремя стыда и вины, как и Кен, но они вовсе не должны этого делать. Рассмотрим библейскую концепцию совести.

Прежде всего, мы увидим, что совесть — продукт грехопадения, она не была дана человеку изначально. У Адама и Евы не было совести, потому что она не была им нужна: они состояли в прямом нерушимом диалоге с Богом.

Кроме того, Адаму и Еве не нужно было иметь дело с этическими проблемами. Вопросы добра и зла должны были оставаться в ведении Бога и не затрагивать человечество. Бог знал: если мы будем посвящены в проблемы добра и зла, мы обратимся от отношений к правилам, от любви к закону. Нам будет важнее оставаться хорошими, нежели сохранить хорошие отношения.

Вот почему Бог запретил Адаму и Еве пробовать плод только с одного дерева — с древа познания добра и зла (см. Бытие 2:9, 17). Когда же они отведали его, Бог сказал: «Вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» (Бытие 3:22).

Адам и Ева приобрели знание добра и зла, но они не имели той силы характера, какой располагает Бог, чтобы управиться с этой проблемой. Они были изгнаны из рая.

Изгнание было на самом деле актом милосердия. Бог отверг первую пару людей, чтобы впоследствии разрешить проблему греха через посредство Своего Сына. В противном случае люди вечно продолжали бы прятаться от Бога в Эдемском саду. Таким образом человечество было исторгнуто из рая и из прямых отношений с Богом.

В этот момент зарождается совесть, она возникает как следствие в тот момент, когда мы утрачиваем отношения с Господом, когда подчиняемся внутреннему закону греха и смерти (см. Римлянам 8:2). Это адаптация, навык различать добро и зло. Совесть стала «оценщиком», отделяющим наши «хорошие» мысли, чувства и поступки от «плохих».

Совесть — не Бог, это следствие нашего пребывания в падшем мире и в осужденном состоянии. Наш внутренний судья сочетает закон, начертанный на наших сердцах Богом (см. Римлянам 2:15), с уроками, усвоенными нами в процессе социализации. Этот судья не совершенен.

Люди, наделенные излишне суровой, отягощенной совестью, испытывают мучительное чувство вины, не совершив ничего дурного. И, напротив, люди, которым в детстве не привили понятия о добре и зле, обходятся без сожалений даже тогда, когда им следовало бы их испытывать.

Библия классифицирует три типа совести: немощная совесть, иссушенная совесть и зрелая совесть.


Немощная (незрелая) совесть. Такая совесть — сверхкритичный, склонный применять суровую кару внутренний судья, во всем находящий вину. Она заставляет нас принимать на себя гораздо большую ответственность, чем назначено Богом. Так было с Кеном.

Вот как описывает слабую совесть Павел:


«Но не у всех такое знание: некоторые и доныне с совестью, признающей идолов, едят идоложертвенное как жертвы идольские, и совесть их, будучи немощна, оскверняется»

(1 Коринфянам 8:7).

Немощная, или незрелая совесть запрещает, критикует и осуждает нас несправедливо.


Иссушенная совесть. Иссушенная, или сожженная совесть представляет собой противоположность совести немощной. Человеку с иссушенной совестью незнакомо сожаление. Так устроена совесть социопата: он попросту не испытывает сострадания к мукам других людей и живет по закону джунглей: пожирай других или съедят тебя.

Люди с иссушенной совестью, как правило, происходят из семей, в которых дети подвергались жесточайшему насилию и потому жили в состоянии вечно раскаленной ярости, или же из семей, не давших им любви и структуры. Люди, не имеющие любви и границ, превращаются в божков для самих себя.

Люди с иссушенной совестью склонны контролировать других и манипулировать ими. Павел предостерегает Тимофея против «чрез лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил» (1 Тимофею 4:2–3).


Зрелая совесть. Со временем зрелая совесть все более приближается в своих суждениях к библейским оценкам. Когда Библия говорит о «доброй совести» (см. Деяния 24:16; Евреям 13:18; 1 Петра 3:16), она подразумевает человека, чей внутренний взор настроен на Писание. Добрая совесть не означает, что человек сделался совершенным, но она помогает точно и в соответствии с Библией оценивать свои поступки.

Наша совесть как часть образа Божьего и как следствие грехопадения меняется и растет вместе с нами. Если мы помогаем своей совести расти, мы можем все больше и больше на нее полагаться. Но нельзя забывать, что она не безупречна: приравнивать совесть к Богу столь же «разумно», как отождествлять вождя секты с Иисусом Христом.

Пастор Гленн смешивает чувство вины со скорбью ради Бога

Далее пастор Гленн предложил Вики и Рэнди сосредоточиться на чувстве вины — и это еще одно заблуждение. Разумеется, осознание своей греховности необходимо для покаяния, однако пастор Гленн описывал нечто совсем иное.

Чувство вины сосредоточивает нас на том, какие мы плохие, оно укрепляет в нас ощущение своей неполноценности и ожидание заслуженного наказания. Это ощущение эгоцентрично, оно не направлено на других людей. Пастор Гленн поощряет нас продвигаться не к отношениям, а в убежище, прочь от людей.

Лучшая реакция на свою греховность — скорбь ради Бога:


«Теперь я радуюсь не потому, что вы опечалились, но что вы опечалились к покаянию; ибо опечалились ради Бога, так что нисколько не понесли от нас вреда. Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть. Ибо то самое, что вы опечалились ради Бога, смотрите, какое произвело в вас усердие, какие извинения, какое негодование на виновного, какой страх, какое желание, какую ревность, какое взыскание!»

(2 Коринфянам 7:9–11, курсив авт.).

Павел проводит строгое разграничение между печалью ради Бога (сожалением) и мирской печалью (чувством вины). Печаль ради Бога исполнена сочувствия, она сосредоточена на той боли, которую мы причинили любимым. Мы чувствуем себя плохо, потому что нам сообщается боль человека, которому мы причинили вред.

Мы деструктивны, мы оскорбляем Бога: «Я оскорблен блудным их сердцем, восставшим против Меня» (см. Иезекииль 6:9). Мы мучим друг друга: «Гортань их — открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их; уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови; разрушение и пагуба на путях их» (Римлянам 3:13–16). Мы постоянно причиняем боль тем, кого любим.

Печаль ради Бога стремится исцелить эти раны, компенсировать ущерб тем, кому мы повредили. Ее цель — примирение и восстановление отношений. Вина, напротив, ищет самооправдания, она пытается избавиться от дурного самоощущения.

Образец мирской печали или вины — Иуда. Начав сожалеть о содеянном, он попытался возвратить старейшинам и первосвященникам их деньги, при этом его больше волновало его преступление, нежели необходимость восстановить отношения с Иисусом. Плодом его мирской печали стало самоубийство (см. Матфея 27:3–5).

В ближайший раз, когда вы оступитесь, проанализируйте свою эмоциональную реакцию. Если вы сосредоточиваетесь на том, какой же вы, оказывается, плохой, значит, вами владеет мирская печаль. Но если в основе ваших чувств лежит любовь к ближнему, равная вашей любви к себе, это больше похоже на печаль ради Бога.

В отличие от печали ради Бога чувство вины разлучает нас с двумя весьма желанными вещами.

Во–первых, вина изолирует нас от любви. Люди, озабоченные чувством вины, могут показаться любящими и внимательными, но, как только попытаешься поговорить с ними, убеждаешься, что их занимает лишь их собственная боль. Они прилагают больше усилий к тому, чтобы избавиться от чувства вины, нежели к тому, чтобы разделить чужую боль.

Когда муж заявляет жене (как это сделал один мой знакомый): «Я сохраняю этот брак, потому что в противном случае меня замучит совесть», нетрудно догадаться, что жену это нисколько не радует. Мужа больше тревожат собственные болезненные ощущения, нежели желание поддержать жену.

Люди, одержимые чувством вины, даже боятся любви. Они поступают так, как подобает любящим людям, лишь по принуждению, без радости (см. 2 Коринфянам 9:7), не согласно своим желаниям, а лишь для того, чтобы не чувствовать себя плохими.

Представьте себе примерно такую сцену: вы запланировали провести выходные с приятельницей. За пару недель до намеченной поездки вы звоните ей проверить, остались ли ваши планы в силе, и она говорит вам: «О, не беспокойся, я ни в коем случае не забуду об этой поездке, я бы прямо–таки возненавидела себя, если б так тебя подвела. Для меня важнее всего мои обязательства перед друзьями, я никогда не подвожу».

Вероятно, эта речь заставила бы вас усомниться в том, что эта подруга действительно хочет провести время вместе с вами: по–видимому, для нее гораздо важнее избежать чувства вины, которое угрожает ей, если она откажется от поездки. Тем не менее именно такова позиция (пусть и не высказанная) многих одержимых чувством вины людей. У них не остается места для любви, основанное на любви желание подавлено обязанностями, внушенными чувством вины.

Во–вторых, вина препятствует духовному и эмоциональному росту. Человек не способен на подлинный эмоциональный прогресс, пока не преодолеет свое чувство вины, и вот по каким причинам.


Одержимый виной человек боится быть самим собой, поскольку это усугубляет осуждение. Часто такие люди надевают ложные личины, притворяясь, будто им стало лучше, и пряча свое раненое «я» как можно глубже. Это обычно происходит в тех христианских кругах, где распространена проповедь вины: человек, страдающий депрессией или синдромом навязчивого состояния, начинает притворяться, что у него все в порядке, чтобы угодить тем, кто ему помогает. Спустя какое–то время он сдает, и люди, пытавшиеся ему помочь, воспринимают это как «регресс», хотя на самом деле его раненая душа все это время пряталась и проблемы продолжали размножаться в ней, точно раковые клетки.


Одержимые виной люди эмоционально состоят под законом. Они не признают свои слабости, потому что боятся утратить любовь. Они страшатся того, что признание поражения навлечет на них осуждение и изоляцию от Бога и людей. Люди, чьи попытки достичь совершенства постоянно проваливаются, все время внутренне кипят оттого, что не в состоянии соответствовать требованиям закона, угодить своей больной совести. Все их попытки тщетны, и плод их — гнев (см. Римлянам 4:15).


Одержимые виной люди больше озабочены своим желанием быть здоровыми и безгрешными (что само по себе невозможно), нежели стремлением к выздоровлению. Их терзают вопросы: «Хорошо ли я себя веду? Не грешу ли? Или я плохой?», но они не задают себе вопросы: «Достаточно ли глубоки мои связи с другими людьми? Признаю ли я истину? Учусь ли на своих ошибках?» Когда мы сосредоточиваемся на своем желании быть хорошими, мы живем в состоянии поглощенности собой и принудительного исполнения правил, вне близости и сердечных отношений с Богом и людьми. Невозможно открыть свою душу тому, кто, как вам кажется, уже занес палку над вашей головой.

Пастор Гленн путает вину и обличение

Однажды утром, выходя из церкви, я услышал такой разговор:

— Сегодня во время проповеди я ощутила действие Святого Духа, — поделилась женщина с подругой. — Я чувствую себя такой виноватой, это чувство не мог мне внушить никто, кроме Бога.

Этот комментарий отражает третье заблуждение, вплетенное в прослушанную Рэнди и Вики проповедь. Пастор Гленн ссылался на Иоанна 16:8, где речь идет об обличении как действии Святого Духа, но при этом он не замечал разницы между делом Бога и нашей работой.

Иисус сказал, что Святой Дух обличит мир о грехе — такова Его роль в деле спасения. Святой Дух изобличает нашу греховность и нужду в Спасителе, однако Он не внушает нам ответную реакцию. Чувство вины или скорбь ради Бога, мятеж или безразличие — все это исходит не от Него, а от нас.

Той прихожанке, чьи слова я подслушал, следовало бы призадуматься, от Бога исходит ее чувство вины или от ее излишне критичной матери.

Бывает ли чувство вины полезным?

Да, в чувстве вины есть и кое–что хорошее: оно может быть симптомом духовного роста. Люди, оправляющиеся от эмоциональных проблем, часто подвергаются тяжелым приступам вины. Когда они оставляют старые пути, обращаясь к новым людям и идеям, это пробуждает их склонную контролировать совесть, и она начинает бомбардировать их: «Ты плохой, ты плохой, ты плохой», пытаясь таким образом подавить христианскую свободу, которая воспринимается как бунт. Совесть пытается наложить запрет на свободу. Критическая совесть хочет удержать человека в полной покорности своим предписаниям, чтобы он подчинялся не Библии, а внушенным собственной совестью представлениям о добре и зле.

Если вы проходите курс лечения и начали уже удовлетворять свои подлинные потребности в привязанности, ответственности и прощении и тут совесть набрасывается на вас — радуйтесь! Скорее всего вы все делаете правильно. Найдите себе друзей, которые помогут вам справиться с этими ощущениями.

Что вы можете сделать?

Если основной мотивацией для вас служит вина или стыд, вы действуете не из любви. Суровая, отягощенная чувством вины совесть происходит не от Бога. Просите Его послать вам людей, которые помогут вам уйти из–под власти вины и стыда в царство любви. Вот основные этапы этого пути.

1. Признайте в себе чувство вины. Возможно, оно внушено вам излишне критичными отношениями, но теперь это ваше чувство, ваша проблема, и вы можете сами разобраться с ней.

2. Найдите систему поддержки, члены которой большее внимание придают отношениям, нежели отмыванию грехов, и понимают, что «благость Божия ведет тебя к покаянию» (Римлянам 2:4).

3. Поймите, откуда берется ваше чувство вины.

4. Осознайте свой гнев.

5. Простите тем, кто вас контролирует.

6. Усвойте из Писания и из книг такого рода, как эта, новую информацию, на основании которой вы сможете перенастроить свою совесть.

7. Инкорпорируйте новые голоса из вашей группы поддержки. Вам не удастся избавиться от вины, просто переучив свое сознание, — нужно заменить критические голоса принимающими.

8. Не противьтесь скорби. Позвольте другим людям ободрять и утешать вас на этом трудном пути.


«И вот, по чему узнаем, что мы от истины, и успокоиваем пред Ним сердца наши; ибо если сердце (наше) осуждает нас, то кольми паче Бог, потому что Бог больше сердца нашего и знает все»

(1 Иоанна 3:19–20).

Верование № 10 Нужно сделать правильный выбор, и тогда я возрасту духовно

Прислушиваясь к воскресной проповеди, Лаура ощущала все большую подавленность. Она–то пришла в церковь в поисках надежды, потерпев поражение во многих сферах жизни.

Ей уже исполнился тридцать один год, а она переживала очередной болезненный роман. Лаура не находила в себе сил противостоять своему дружку, который критиковал ее и самым подлым образом манипулировал ею, подавлял и во всем контролировал ее. Всякий раз, когда Лаура набиралась решимости дать ему отпор, она тут же и сдавалась.

Более того, она спала с этим парнем, хотя сама себя за это корила. Сколько раз ей внушали, что нет надежды сохранить прочные отношения с мужчиной, который вынуждает тебя поступаться самыми заветными ценностями, но она так и не научилась говорить «нет».

Слабость ее воли проявлялась и в других областях жизни. Лаура то и дело садилась на диету, но не умела соблюдать правильный режим труда и делать упражнения. Не могла она и противостоять своей матери, которая все еще пыталась управлять ее жизнью. Лаура понимала, что должна взять свою жизнь в свои руки, но не находила в себе силы воли, чтобы воспротивиться материнскому манипулированию.

В то воскресенье Лаура пришла в церковь, мечтая найти там помощь. Пастор завершил свою проповедь такими словами: «Все сводится к выбору: человек выбирает то, что ему нравится. Если вы искренне хотите служить Господу и вести духовную жизнь, вы так и поступите. Вы прекратите грешить и будете принимать правильные решения. Усилием воли вы предпочтете Господние пути своим. Выйдите сегодня из церкви и примите правильное решение».

У Лауры оборвалось сердце. Все это она слышала и раньше. Годами она пыталась принимать верные решения, но, как ни старалась, не находила в себе достаточной силы воли, чтобы сделать тот выбор, который следовало сделать. Если Богу больше нечего сказать ей, надежды не остается. Выскользнув из церкви, Лаура села за руль и медленно поехала к своему приятелю. По крайней мере она не будет сидеть одна.


«Просто скажи «нет!» — призывает нас популярная программа по борьбе с наркотиками. Ее спонсоры сочли, что для решения проблемы наркотической зависимости достаточно сказать «нет». Можно встретить подобные взгляды и на другие проблемы: гнев, похоть, депрессию, зависимость. Проблемы возникают из–за неправильного выбора — вот что нам внушают. А чтобы исправить ситуацию, надо понять, какое решение будет верным, и придерживаться его.

Если вы поверите в это, жизнь покажется вам довольно простой. Вам останется только определить, что для вас правильно, и сделать это. Знание и сила воли превращаются в орудия духовного роста, а причиной духовного роста становится верное решение.

Звучит по–христиански, ведь и в Библии много говорится о важности выбора. К выбору побуждал израильтян Иисус Навин: «Если же не угодно вам служить Господу, то изберите себе ныне, кому служить, богам ли, которым служили отцы ваши, бывшие за рекою, или богам Аморреев, в земле которых живете; а я и дом мой будем служить Господу» (Иисус Навин 24:15).

Разумеется, мы не видим ничего дурного в том, что Иисус Навин предложил своим соплеменникам сделать выбор. Мы ведь должны решить, кому мы будем служить, и этот выбор имеет последствия в вечности. Но проблема заключается в том, что, как мы уже говорили, разбирая верование № 8, духовная жизнь вовсе не так примитивна. Духовный рост или процесс освящения не завершается в тот день, когда мы предпочтем Бога. Разумеется, мы можем выбрать Бога, но мы способны иногда или постоянно саботировать свой выбор, выбирая нечто противоположное тому, что мы вроде бы «предпочли».

Это часто проявляется в повседневной жизни. Вот вы решили соблюдать диету, но три месяца спустя обнаруживаете прибавку в весе в восемь килограммов. Вы хотели соблюдать спокойствие, но заходитесь от злости, оттого что ваш супруг перебил вас и вместо вас рассказал анекдот. Вы хотели соблюдать целомудрие, но как–то так получается, что вы все время меняете партнеров. Вы хотели отвести утренние часы молитве, но не можете заставить себя просыпаться пораньше.

Учение «просто скажи «нет» не оправдало себя, поскольку оно ставит во главу угла силу воли, то есть является сугубо человеческим, а не библейским учением. Сила воли подведет. С наилучшими намерениями мы усилием воли избираем некое благо, но совершаем нечто противоположное. Мы не в состоянии «просто сказать «нет», мы вновь и вновь воспроизводим опыт апостола Павла: «Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (Римлянам 7:15).

Итак, это сводящее с ума убеждение внушает: «Если я приму верное решение, я возрасту духовно». Если вся наша надежда сводится к принятию верных решений, положение наше поистине безнадежно — и опыт Павла, и наш личный опыт подтверждают нашу неспособность «просто сказать «нет».

В нем причина неудач?

Почему принятие верных решений не оправдывает себя? Этот совет звучал так духовно, так по–христиански. Чем же противоречит Библии совет выбрать путь к духовному здоровью? Почему мы не можем возрасти духовно одним усилием воли?

Многие христиане утверждают, что, если мы сумеем изменить свое поведение, изменятся и эмоции. Нам говорят, что, демонстрируя свою любовь человеку, которого мы ненавидим, мы постепенно начнем искренне его любить. И вот что еще: сделав правильный выбор — нравится он нам или нет, — мы непременно начнем желать того, что для нас хорошо.

Иногда это срабатывает, но гораздо чаще первоначальное желание поступить правильно угасает, и человек оказывается в том же месте, с которого начал, или в еще худшем положении.

Препятствием в осуществлении правильного выбора часто выступает синдром, известный как синдром навязчивых состояний. Если человек находится в замкнутом цикле сексуальных нарушений, переедания, наркомании или запоев, он может сколько угодно раз зарекаться не делать этого больше, но он непременно вновь впадет в этот же цикл, несмотря на обещания, данные Богу, себе самому и другим.

Священник по имени Айк был жертвой такой склонности к сексу. Он проповедовал целомудрие с амвона, а на следующий день отправлялся к проституткам. Когда церковные старосты уличили Айка, они поставили его перед выбором: либо приступить к интенсивному лечению, либо сложить с себя сан.

Сначала Айк много говорил на сеансах, как он виноват, как он сожалеет о своем поведении; он клялся исправиться, никогда больше так не поступать. И тут другие члены группы обрушились на него:

— Я не верю, что ты сумеешь измениться, — сказал ему один из участников семинара. — Ты будешь делать все то же самое снова и снова.

— Нет, на этот раз я твердо решил, — возражал Айк. — Я буду жить так, как я сказал. Просто раньше я принимал неверные решения.

— Почему же ты думаешь, что ты не станешь принимать их снова?

— Ну потому, что на этот раз я твердо решил измениться. Я сделал свой выбор, дал слово.

— А раньше ты не столь «твердо» принимал решение? Ты всегда сожалел о своих поступках и обещал измениться, но ничего не получалось. Если ты не способен ни на что другое, кроме как снова и снова принимать решение измениться, почему мы должны верить, что на этот разу тебя получится?

Айк расстроился. Он начал понимать, что, если ничего не изменится, он обречен повторять тот же цикл, но он не знал, что ему делать. Он отчаялся, он не видел для себя иного пути, кроме как давать все более суровые зароки на будущее.

Что же Айк делал не так, почему все его усилия и обеты не приносили плода? Он начал понимать, что, искренне желая изменить себя, он столь же сильно желал и других вещей, тех самых, от которых он отрекался. Это желание таилось глубоко в его сердце, в самом источнике мотивации. Айк очень хотел, чтобы им восхищались, — это желание его паства не была готова удовлетворить; Айк хотел причинить боль жене, которая все время критиковала его за неразумное использование семейного бюджета, он хотел восстать против тех духовных обязательств, которые принял на себя и теперь считал непосильными. Соединившись, эти мотивации и породили в его жизни деструктивные плоды.

Сердце Айка не поддержало его «богословие воли», потому что в этой концепции воли для сердца не отводилось места. Библия учит, что воля человека не отделима от его личности в целом. Мы совершаем поступки всем своим существом, а не исключительно волей или интеллектом. Об этом говорит нам величайшая заповедь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим» (Матфея 22:37). Иисус рисует образ цельного человека, который целиком, а не только сознанием и волей предстоит Господу.

Айку не хватало такой интеграции. Он пытался волевым усилием положить конец своей сексуальной распущенности, но тем не менее все умножал свой грех. Все наши решения останутся недолговечными, пока мы не будем принимать их всем своим существом, так, чтобы и разум, и сердце приняли участие в выборе, иначе рано или поздно мы последуем за желаниями своего сердца. Все мы разделены внутри себя. Бог обличает нашу раздвоенность: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком; сердце же их далеко отстоит от Меня» (Матфея 15:8). Если мы не признаем наличие конфликта, забытая часть нашего существа всегда будет саботировать сознательный выбор.

Постепенно Айк научился исповедовать перед Богом и другими людьми то, что на самом деле таилось в его сердце. Когда он честно всматривался в себя, то обнаруживал в себе противоречивые желания. Раньше Айк не отваживался признавать темную сторону своей души, но теперь он понял, что эта часть его личности вообще не желает служить Богу. Айк бунтовал против Бога, он проходил через боль и скорбь, каких не испытывал прежде, а сексуальные извращения служили лишь прикрытием для этой боли. Истинное «я» Айка находилось вне отношений с Богом и людьми, оно вело свою собственную жизнь, увлекая Айка в направлении, противоположном тому, куда толкала его воля.

Внутренний конфликт

Наш разум, душа и сердце часто состоят во вражде друг с другом, но мы не хотим всматриваться в этот внутренний конфликт. Даже если мы знаем, что для нас правильно и каковы наши ценности, в нашем сердце может таиться глубоко укоренившаяся любовь и привязанность к людям или вещам, в корне противоречащим нашим ценностям. Вот почему Библия призывает нас меняться изнутри, а не просто принимать верные решения.

Стэн не мог заставить себя слушать своего начальника. Он хотел работать как можно лучше, но постоянно действовал вопреки собственным лучшим намерениям. Босс проводил совещания, на которых они обсуждали ближайшие задачи Стэна, и Стэн сначала решал их, ведь ему была обещана премия за успехи в работе. Но после нескольких первых совещаний такого рода Стэн начинал тянуть время, не исполнял взятые на себя обязательства, попросту не справлялся с работой.

Тогда он обратился ко мне за помощью.

— Я не понимаю, почему я так поступаю, — признался он. — Я искренне хочу делать то, что от меня требуется. Мне надо принимать лучшие решения.

— О каком решении вы говорите? — уточнил я.

— Я должен сделать выбор, который будет угоден Богу и подскажет мне, как можно достичь своей цели. Выбор, который поможет мне осуществить то, что я хочу сделать.

— Почему вы думаете, что еще не сделали этот выбор?

— То есть как? Я же не могу осуществить то, чего хочу.

— Не уверен. Может быть, на самом деле вы хотите чего–то другого, а не исполнять задачи, поставленные перед вами фирмой.

— Как это? Своими поступками я гублю собственную карьеру!

— Да, конечно, — согласился я. — А если карьера — не самое главное для вас? По–видимому, существует нечто, гораздо более важное для вас, чем достижение ваших карьерных целей.

— Что, например?

— Вам гораздо важнее ощущать, что вы сами контролируете свою жизнь, что никто не имеет над вами власти. На работе вы занимаете подчиненное положение по отношению к начальнику, и вас это раздражает. Вот почему вы внутренне противитесь его требованиям, хотя и знаете, что вас ждет увольнение, если вы их не исполните.

В глубине души вы настолько сильно ненавидите власть и авторитет, что не способны сами проявить их в своей жизни, и это вас глубоко травмирует. Но та же схема защищает вас от давнего, так и не преодоленного чувства — чувства, что властные фигуры давят на вас. Поскольку вы никогда не признавали в себе этой позиции «снизу вверх», ниспровергать авторитеты стало для вас столь же насущной задачей, как и зарабатывать деньги. Умом вы понимаете, как надо поступать в своих же интересах, но в вашем сердце по–прежнему царит ненависть к авторитетам, поэтому вы отвергаете принятые умом ценности. Пока вы не разрешите этот конфликт, вы будете поступаться всем, чтобы выиграть свою собственную игру.

Стэн не понимал, что ему делать с противоречивыми желаниями и чувствами. Его конфликт с авторитетами начался еще в пору отрочества. Внешне Стэн был «хорошим мальчиком», соглашавшимся делать все, что хотели от него старшие, поскольку он нуждался в их одобрении. Но реальный результат его деятельности неизменно разочаровывал всех.

Стэн до такой степени убедил себя, что его главное желание — угодить отцу и другим авторитетным фигурам, что совершенно утратил контакт со своими противоречивыми ощущениями по этому поводу. В итоге он соглашался только внешне, внутренне же был преисполнен решимости не допустить никакого контроля над собой. И это его внутреннее решение всегда брало верх.

«Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые» (Матфея 7:18). Вот что происходит с христианами, которые пытаются волевым усилием избрать добрый плод, не всматриваясь при этом в дурную сторону своей души. Иисус указал нам лучший путь, нежели «принятие верных решений». Он призвал нас изменить свой характер: «Или признайте дерево хорошим и его плод хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым; ибо дерево познается по плоду. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое» (Матфея 12:33, 35).

Характер внутри нас определяет, что же мы выберем в конечном итоге. Если в сердце остались неразрешенные проблемы, никакие усилия принять верное решение не дадут положительного результата. Мы должны разобраться с тем, что таится внутри нас, чем определяется наш выбор.

Стэну нужно было разобраться с глубоко противоречивыми побуждениями, раздиравшими его сердце. Ему необходимо было исповедовать свою ненависть к отцу и другим авторитетным фигурам, простить их, признать свой грех мятежа, искать прощения, получить у других христиан поддержку и утешение, заполнить ту пустоту внутри, которую не смог заполнить его отец. Стэн должен был признать свою скорбь о том, чего он всегда желал получить от отца, но так и не получил.

Ему нужно было посмотреть в лицо своему страху перед поражением и попытаться начать все сначала. Пока он избегал ответственности, он мог тешиться иллюзией, что разбирается в деле лучше своего начальника: бездельник не бывает не прав, он даже кое в чем превосходит работника, поскольку может, ничего не делая, критиковать его свысока. Стэну пришлось рисковать и порой терпеть неудачу, чтобы в этом болезненном процессе обуздать свою гордыню.

Как же осуществляется процесс роста?

Если правильный выбор не способствует нашему духовному росту, что же тогда ему способствует? Прежде всего нужно осознать, что хорошие решения необходимы, но недостаточны для роста. Духовный рост — это сочетание правильного выбора, поиска сил и поддержки для его осуществления, а также преодоление зла в себе.

Столь же важно для правильного выбора покориться Богу и Его Церкви, попросить у них поддержки в процессе принятия Его Слова и Его истины. Через посредство отношений мы сливаемся в Теле Христовом, мы должны исповедовать глубинные аспекты своего сердца, научиться полагаться на Духа Святого, открывающего нам, что препятствует нашему духовному росту. Нужно пропалывать и рыхлить почву вокруг корневой системы нашего древа, чтобы устранить сорняки, глушащие его рост, а затем на практике осуществлять то, чему мы научились (см. Евреям 5:14).

Библия рекомендует хирургическую отнюдь не безболезненную операцию. Гораздо легче вновь и вновь давать себе зарок, что ты намерен сделать то–то и то–то, чем лечь под нож, вонзающийся в самую глубь твоей души, обнажающий скрытые чувства и побуждения. Обманывать себя, уговаривая, что на этот раз вам удастся изменить себя, — значит лишь отодвигать боль подлинного преображения. Если мы не изменимся изнутри, мы вообще не изменимся. Никакой магический акт воли не может преобразовать наш характер.

Плохое вон, хорошее внутрь

Духовный рост заключается как в культивации добра, так и в искоренении зла. Чтобы сделать правильный выбор, мы, как правило, совершаем одно из этих действий: культивируем добро или искореняем зло. Обычно наш труд остается односторонним.

Но Библия говорит, что мы всегда должны учитывать обе стороны этой проблемы, — только тогда мы сумеем осуществить хорошие решения. Надо не просто обнаружить в себе дурное — как внутреннее, так и внешнее — и отвернуться от него, но и добавить то хорошее, которого нам недостает.

Например, человек, борющийся с перееданием, терпит поражение, потому что занимается лишь одной стороной проблемы. Он лишает себя пищи и испытывает изоляцию, которая и разжигает в нем желание есть. Он пытается отказаться от дурной привычки (переедания), не заменяя ее ничем положительным (глубокими отношениями, способными помочь ему выйти из изоляции).

Когда человек отказывается от наркотиков, он начинает испытывать ту боль, которую он пытался наркотиками заглушить. Когда человек кладет конец своим сексуальным извращениям, он впадает в депрессию, поскольку теперь ему приходится лицом к лицу столкнуться с внутренней пустотой и болью, побудившими его к такому сексуальному поведению. Если эти люди ограничиваются принятием правильного решения — положить конец тому или иному неправильному поведению — они навлекают на себя несчастья. Они не могут следовать своему выбору, потому что так и не избавились от мотивации, направленной в противоположную сторону. Их нужда пробуждает в них тот или иной вид похоти.

Библия напоминает, что, прекратив грешить, мы начинаем страдать (см. 1 Петра 4:1–2). Перестав удовлетворять свои похоти, мы испытываем страдания плоти. Отказывая своим склонностям в удовлетворении, человек начинает испытывать боль, таившуюся за этими склонностями.

Апостол пишет: «Итак, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью» (1 Петра 4:1). Мы должны быть готовы к страданию, которое постигнет нас, когда мы положим конец плохому поведению. Но Бог не бросает нас, Он хочет удовлетворить те потребности, которые были подменены похотями. Он хочет поддержать нас милостью Своего народа. Он не желает, чтобы мы отказались от чего–то дорогого для нас, не заменив это иной привязанностью.

Сэлли постоянно ввязывалась в деструктивные отношения с мужчинами. Она неудачно выбирала героев своих романов. Каждый раз друзья советовали ей бросить очередного возлюбленного, и она обычно от всей души соглашалась, что именно это и нужно сделать.

Но когда доходило до дела, Сэлли не могла претворить свое решение в жизнь. Она так скверно чувствовала себя после разрыва, что просто не в силах была это вынести. Депрессия полностью подавляла ее волю, и «акт воли» оказывался недейственным: вскоре Сэлли вновь попадала в столь же травмирующую ситуацию.

Случай с Сэлли — лишь один пример действия деструктивной схемы поведения, которая может проявляться в отношениях, еде или наркотической зависимости. Сэлли пыталась сказать злу «нет», но она не рассматривала перспективу в целом. Ей нужно было не только запретить себе возвращаться к деструктивной схеме, но и признать недостаток добра в себе. У Сэлли не было достаточно любви, чтобы отразить депрессию, наступавшую после разрыва отношений.

В душе Сэлли оставалось много пустот. Это самая опасная ситуация, проиллюстрированная Иисусом как–то раз притчей о человеке, который избавился от внутреннего зла (беса), но не завершил очищение своего дома и не наполнил его хорошими вещами. Когда бес возвратился, он застал дом незанятым, пошел, позвал друзей, и они вместе захватили пустовавшее помещение, так что этому человеку сделалось хуже, чем прежде (см. Матфея 12:43–45).

В душе Сэлли не было места для любви и истины, которые, как говорит Библия, жизненно необходимы нам.

Чтобы преодолеть сложившуюся схему и прекратить выбирать деструктивные отношения, Сэлли должна была проделать внутреннюю работу: искренне оплакать боль, которую она пыталась облегчить с помощью этих отношений, исповедовать застарелый гнев, который она сублимировала в этих отношениях, воспринять вовнутрь что–то хорошее, чтобы обеспечить себе на будущее хороший выбор. Сэлли нуждалась в Божьей истине и любви других людей.

В прошлом она вскоре после разрыва начинала испытывать такую внутреннюю пустоту, что ее решимость испарялась и она поспешно возвращалась к покинутому любовнику. Теперь же Сэлли взяла на себя ответственность за свою внутреннюю пустоту, обратилась к специалистам, начала заниматься в группе поддержки. Она ощутила заботу других людей. Восприняв в себя что–то хорошее, она смогла отказаться от дурного и довести до конца свое решение. Поскольку созависимые люди (включая наркоманов) не обладают внутренней силой, их лечение может происходить только в группе поддержки.

Правильные намерения или чистые помыслы

Правильное намерение — это решение поступать правильно. Мы выбираем хороший, угодный Богу поступок, обычно не задумываясь о том, сильно ли мы хотим его совершить. Просто делаем это — и все. Многие евангелические проповедники основывают свое учение на этом старомодном представлении об «акте воли», настаивая на том, что ключ к духовному росту и процветанию мы обретем, попросту усвоив моральный кодекс и следуя ему.

Мы обсуждали ранее, что люди с правильными намерениями, принимающие решение поступить хорошо, но не вкладывающие в него все сердце, на самом деле весьма далеки от исполнения Божьей воли. Они намереваются поступить так, как следовало бы поступить из любви, но в этом им нет никакой пользы (см. 1 Коринфянам 13:3).

Чистые помыслы — это желание делать то, что мы выбрали. Именно это с библейской точки зрения именуется «волей», поскольку слово, которое чаще всего переводится как «воля», на самом деле означает «охота, желание». Вот почему подход, отделяющий акт воли от чистого сердца, возжелавшего того, что желает Бог, противоречит Библии. Бог хочет, чтобы мы желали того, чего хочет Он.

Но мы не можем пожелать того, чего желает Бог, если не переменится наше сердце. Мы должны представить Богу желания, глубоко скрытые в наших сердцах — похоть, зависть, злобу, ненависть, месть, — чтобы Бог преобразовал их. Противоречивые побуждения подрывают нашу жизнь и приносят дурные плоды. Но, когда мы представляем эти дурные желания Богу и людям, составляющим Тело Христово, мы осознаем, как исповедь, милость и покаяние преобразуют их. Получая благодать, мы видим, как наша душа начинает постепенно желать того, чего желает Он, и тогда «правильный выбор» уже не превращается в столь неразрешимый конфликт между тем, чего мы хотим, и тем, что мы уговариваем себя захотеть. Наша воля начинает совпадать с Божьей волей. Мы не только предпочитаем хорошо обращаться с людьми, мы хотим этого.

Сочетая «труд своего спасения со страхом и трепетом» и «работу Бога в нас», мы начинаем преображаться и совпадать с тем «благим замыслом», который оживляет в нас Бог (см. Филиппийцам 2:12–13). По мере того как мы развиваем в себе чистые помыслы, а не правильные решения, мы начинаем жаждать праведности (см. Матфея 5:6).

Духовный рост приводит к верным решениям

В этой главе мы уже обсуждали, как часто правильные решения принимают за причину духовного роста, хотя на самом деле они — результат духовного роста. Способность принимать верное решение — это один из плодов Духа (см. Галатам 5:22).

Если мы начинаем внушать себе, что способны на правильный выбор, нужно одернуть себя: это в нас говорит гордыня. Иисус предупреждал: сами мы не можем спасти себя, не способны поступить как надо. Он велел нам признать свою духовную нищету, а именно, неспособность поступать правильно. Это будет актом смирения, то есть мы попросту признаем, что сами мы не способны на правильный выбор. Мы соглашаемся с тем, что мы духовно нищие (см. Матфея 5:3), что не можем ни спасти себя (см. Матфея 16:25), ни достичь совершенства силой воли или любым человеческим усилием (см. Галатам 3:3). Только Бог может преобразить нас.

Поскольку мы не в состоянии сделать выбор, который мы хотели бы сделать, то какой же выбор мы делаем? Мы можем решиться:

• исповедать свои грехи.

• отказаться от идеи, что мы сами можем спасти себя.

• сложить свою слабость к стопам Божьим.

• попросить помощи в исследовании своих недостатков.

• покаяться.

• разобраться в своих потребностях и позволить другим людям их удовлетворить.

• компенсировать нанесенный ущерб.

• простить.

• упражнять свои таланты и распоряжаться ими.

• искать Бога.

• искать истину.

• любить друг друга.

Все эти решения предполагают смирение и слабость, они сосредоточены не на том, чтобы нам сделаться хорошими, а на том, чтобы мы могли проработать свои проблемы. Это может привести к успеху, в то время как попытки стать хорошим обречены на провал. Такой выбор основан на нашей греховности и недостаточности, а не на нашей способности принимать угодные Богу решения. Он поспособствует духовному росту, который принесет плоды: самоконтроль, способность принимать верные решения.

Вот почему, вместо того чтобы изо всех сил стараться принимать верные решения, нужно сложить к стопам Божьим свою неспособность их принимать, стать смиренным, несамодостаточным, просить Бога начать в вас процесс духовного роста. По мере того как вы станете исполнять нелегкий труд духовного роста, Бог в процессе внутренних перемен будет возвращать в вас Свою жизнь. Если вы поможете Ему прививать и культивировать ваш характер, со временем вы принесете благой плод (см. Псалом 1:3).

Семью, собравшуюся в моем кабинете, отнюдь нельзя было назвать счастливой. Супруги Джерри и Бет Эндрюс — обоим слегка за сорок — сидели на кушетке и растерянно смотрели на меня. Напротив родителей сидел их шестнадцатилетний сын Дейв, скрестив руки на груди и свесив голову, точно на плакате «Спасите новое поколение!»

В последние месяцы у Дейва начались неприятности в школе. Он пропускал занятия, на уроках слушал учителей невнимательно, выбирал себе плохих друзей. Оценки его резко снизились, и школьный психолог посоветовал обратиться за помощью к профессионалу.

Я спросил Дейва, в чем дело. Парень молча уставился на меня. Я обратился к его родителям.

Верование № 11 Важно, как я поступаю, а не почему я это делаю

— Все началось с того, что Дейв стал проводить много времени с тем парнем по соседству, с этим… как его… Мак–артуром, — заявил отец. — У него полно… э… проблем. До последнего времени наш Дейв был самым разумным, ответственным, любящим юношей, какого только можно пожелать.

— Что ты скажешь на это, Дейв? — попробовал я еще раз. И вновь ответом мне было молчание. Тогда я заговорил, обращаясь ко всем троим:

— Плохой выбор друзей может составлять часть проблемы, но обычно поведение подростков обусловлено домашней ситуацией. Как складываются отношения у вас в семье?

— Все прекрасно! — отчеканила миссис Эндрюс. — Мы всегда были сплоченной христианской семьей. Слава Богу, у нас в доме не бывает конфликтов.

— Это не всегда такой уж хороший знак, — сказал я. — Люди могут расходиться во мнениях по поводу многих вещей, это даже необходимо.

Тут Дейв словно пробудился от сна с открытыми глазами и посоветовал мне:

— Поинтересуйтесь насчет расписания.

— Какого расписания? — уточнил я.

— На холодильнике. Вот что с ними не так. Это расписание.

Отец наклонился вперед:

— Дейв имеет в виду расписание семейных мероприятий. Таким образом мы планируем свои дела. Так делает большинство семей.

— Что же не так с этим расписанием на холодильнике? — настаивал я.

— Все, — отвечал Дейв. — Церковь по средам и воскресеньям. Мне не нравится наша церковь. По вторникам ужин с Томпсонами. Они старые, мне с ними неинтересно. Выходные — возиться в мастерской с отцом.

— Что же тебе не нравится?

— Они делают все это, лишь бы чем–то себя занять.

— Неправда, — вспыхнул мистер Эндрюс. — У нас всегда было такое расписание. Мы люди деятельные, активные, и в наших занятиях нет ничего плохого.

— Неужто?! — огрызнулся Дейв. — А по–моему, вы с мамой просто не хотите поговорить друг с другом. Вы занимаетесь всем этим, чтобы у вас не оставалось времени побыть вдвоем.

Воцарилось молчание. Если хотите узнать правду о семье, спросите того, кому нечего терять, даже если он выскажет истину.

Важно, что ты делаешь

Этот семейный разговор может послужить иллюстрацией к ложному верованию, преследующему многих людей: «Важно, что ты поступаешь правильно, а не почему ты это делаешь». Или то же в наиболее духовной формулировке: ключ к христианской жизни — послушание.

Чета Эндрюсов хотела делать все правильно. Они включили в свое расписание и посещение церкви, и общение с соседями, и совместную семейную деятельность. Но все это они делали из ложных побуждений — старались занять себя, чтобы избежать конфликтов. Эндрюсы полагали, что Бог хочет от них послушания ради послушания.

Проповедники этого учения ссылаются на такие, например, тексты:


«Потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут»

(Римлянам 2:13).

«Будьте же исполнители слова, а не слышатели только»

(Иакова 1:22).

Бог исполняет роль отца, нависшего над задающим сотый вопрос ребенком и повторяющего нетерпеливо: «Сделай это, и дело с концом!» Согласно этой точке зрения Бог взирает на наши поступки, а не на побуждения, не на нашу внутреннюю духовную жизнь.

Люди, придерживающиеся философии «Делай это, и все тут», склонны давать такие указания:

• Когда кто–то просит о помощи, пройди с ним и лишнюю милю.

• Если тебя обидят, подставь другую щеку.

• Постоянно читай Библию, что бы ни творилось вокруг.

• Все время благодари Бога за Его попечение.

• Слушайся во всем старших и не возражай.

• Из послушания пресекай любой грех, в том числе синдромы навязчивых состояний и проблемы самоконтроля (наркотическая зависимость от еды, секса, каких–либо веществ, денежных трат и т.д.).


Это учение предполагает, что мы должны совершать акты послушания потому, что это хорошо, и потому, что Бог благословит наши старания независимо от причины, подвигшей нас на них. Неважно, что в глубине души вы знаете, что подчиняетесь лишь из страха быть покинутым или оказаться плохим в чьих–то глазах, неважно, что акт послушания сопровождается сожалением или чувством вины, — засчитываются только дела.

Почему это сводит нас с ума?

Христиане и это заблуждение сумели подать очень привлекательно. Оно кажется таким разумным! В приведенном выше списке содержится много хороших, правильных для христианина советов. Разве нам не следует быть исполнителями, а не только слушателями Божьих заповедей? Разве наше поведение не отражает наше духовное состояние?

К тому же нам знакомы люди, которые умело оправдывают свое греховное поведение:


• Меня к этому вынудили.

• Я — жертва обстоятельств.

• Для человека с моим прошлым это было неизбежно.

• Я ничего не могу с собой поделать.

• Мне бес нашептал.

• Знали бы вы, какие сейчас пробки на дорогах.


Такие люди обычно уходят от ответственности и валят с больной головы на здоровую.

Библия не позволит им избежать ответственности, потому что Писание придает огромную ценность личному выбору и его осуществлению. Последователи Бога должны соблюсти свои обеты, даже если это причиняет боль (см. Псалом 14:4).

Однако послушание ради послушания нравится Богу ничуть не больше, чем изощренные самооправдания. Прежде чем мы вникнем в причины этого, давайте рассмотрим библейское определение послушания.

Послушание: приклони ко мне слух твой

И в Ветхом, и в Новом Заветах в значении «слушаться» употребляется глагол «слушать, внимать». Еврейское слово «shema» более восьмисот раз переводится в Ветхом Завете как «слушать»; греческое «akouo» (отсюда «акустика») около четырехсот раз переводится в Новом Завете как «слушать». Библия рисует образ человека, прислушивающегося к чьей–то просьбе или требованию, а затем отвечающего на нее.

Одна супружеская пара привела ко мне трехлетнюю дочку, поскольку их беспокоило ее непослушание: девочка редко воспринимала их указания, часто вообще пренебрегала их словами. Мне показалось, что дело тут не в психике, и я направил ребенка на медицинское обследование. Выяснилось, что у девочки проблемы со слухом. Она не хотела ослушаться родителей, она просто не слышала, когда они к ней обращались.

Вот какова библейская концепция: услышав что–то, мы отвечаем на это. Еврейский язык не проводит разграничения между актом восприятия и ответом — они происходят вместе. Например, израильтяне говорят Моисею: «Все, что сказал Господь, сделаем и будем послушны (shema)» (Исход 24:7). Исайя восклицает: «Они не следуют путями Его, они не слушают (shema) закон Его» (см. Исайя 42:24). Согласно представлениям ветхозаветного еврея, если человек слышал верно, он и поступал правильно.

Знаменитый ветхозаветный текст о послушании Богу евреи именуют «Великая Shema»:


«Слушай (shema), Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть. И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. И внушай их детям твоим и говори об них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая. И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих»

(Второзаконие 6:4–9).

Каждый еврей знал наизусть «Shema», набожные евреи до сих пор ежедневно повторяют этот текст. Когда Иисуса спросили о важнейшей заповеди, Он процитировал часть этого текста, а затем добавил вторую величайшую заповедь, основанную на тексте Левит 19:18: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Матфея 22:39). К этим двум заповедям сводятся Закон и Пророки, — так сказал Иисус. Если мы последуем этим принципам, мы станем теми любящими людьми, какими хочет нас видеть Господь.

И не только мы прислушиваемся к Богу, но и Он прислушивается к нам. Давид вопиет к Богу: «Когда я взываю, услышь (shema) меня, Боже правды моей!» (см. Псалом 4:2). «Взывают праведные, и Господь слышит (shema), и от всех скорбей их избавляет их» (Псалом 33:18). Вообразите, как Господь склоняется над землей, вслушиваясь в наши вопли о помощи, и помогает нам. «Shema» — «улица» с двусторонним движением.

Мы не находим в Библии ситуации слушания и неделания до тех пор, пока Иисус не говорит: «Итак всякого, кто слушает (akouos) слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне» (Матфея 7:24). В Новом Завете выясняется, что слушать Бога и исполнять Его слова — не всегда одно и то же.

Вспомним служанку по имени Рода, которая захлопнула дверь перед внезапно вернувшимся Петром, когда Бог чудом освободил его из темницы. Это прекрасный пример человека слушающего, но не делающего: Рода вышла «послушать» у двери, однако от волнения забыла впустить Петра в дом (см. Деяния 12:13). Она услышала, но не смогла правильно отреагировать на услышанное — отворить дверь.

Послушание всегда имеет определенную цель

Послушание — определенные отношения между Богом и нами. Мы слышим, чего Бог хочет от нас, и реагируем соответственно. Мы прислушиваемся к Его голосу, как ребенок прислушивается к голосу родителей, и поступаем как надо.

Но почему мы должны слушаться? Вместо стандартного ответа и прописи — «потому что должны» — Библия предлагает нам заглянуть глубже и понять, кто мы есть. Послушание — не самоцель, а структура, внутри которой мы учимся зрелости. Послушание ради послушания не предписано Библией; всегда есть какая–то цель, ради которой мы и следуем Божьим заповедям.

Например, хорошие родители знают конечную цель воспитания: дети должны сделаться самостоятельными, независимыми. Такие родители хотят, чтобы дети научились удовлетворять свои нужды, делать свою работу, решать проблемы. Так и Бог дает нам указания, способствующие нашему развитию и взрослению.

Прислушаемся ко Второзаконию: «Ходите по тому пути, по которому повелел вам Господь, Бог ваш, дабы вы были живы, и хорошо было вам» (5:33); «И заповедал нам Господь исполнять все постановления сии, чтобы мы боялись Господа, Бога нашего, дабы хорошо было нам во все дни, дабы сохранить нашу жизнь, как и теперь» (6:24); «Чтобы соблюдал заповеди Господа и постановления Его, которые сегодня заповедую тебе, дабы тебе было хорошо» (10:13, везде курсив авт.).

Бог хочет, чтобы мы поступали правильно и продолжали расти. Хорошие родители учат детей открывать свои чувства, чтобы потом, во взрослой жизни, они могли искренне беседовать с супругами и друзьями; приучают выносить мусор, чтобы во взрослой жизни они умели ответственно выполнять свою работу; учат устанавливать разумные границы, чтобы, вырастая, они умели оградить себя от зла (см. Матфея 25:7–9).

И пусть нам не внушают, что послушание нужно ради самого послушания, а то выходит, что Бог хочет от нас послушания, потому что Он испытывает необоримую склонность контролировать людей. Это нисколько не похоже на родительские отношения Бога к нам. Его указания помогают нам освоить Его путь, чтобы мы могли возрастать в Его образ. «Вразумлю тебя, наставлю тебя на путь, по которому тебе идти», — обещает Господь (Псалом 31:8). Послушание — наш ответ на отеческое попечение Бога.

Уровни послушания

По мере того как мы взрослеем, меняется и характер послушания. Наши отношения с Богом и людьми всем меньше нуждаются во внешней структуре, если внутри нас развивается структура характера. Чем ближе мы к зрелости, тем меньше нам нужны конкретные указания.

Трехлетнего ребенка приходится укладывать в постель — он не осознает собственной физиологической потребности во сне, но пятнадцатилетний сам (будем надеяться) ложится вовремя, чтобы утром подняться в школу. Духовным младенцам требуется молоко, зрелые духом могут вкушать твердую пищу (см. Евреям 5:12–14). Становясь более зрелыми, мы переходим от конкретных указаний к структуре, обеспечивающей нашу жизнь. Нам уже не нужно, чтобы кто–то направлял нас при каждом решении, Слово стало частью нас самих: «В сердце своем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою» (Псалом 118:11).

Почему послушание ради послушания не соответствует библейскому учению

Ложное убеждение «важно, что ты делаешь, а не почему» чревато такими проблемами.

Оно подменяет подлинное послушание самопожертвованием

Джейсона можно было счесть образцовым христианином: он принимал активное участие в жизни общины, хорошо справлялся со своей работой, занимался спортом, отлично выглядел, поддерживал близкие отношения с друзьями.

Но однажды ни с того ни с сего на Джейсона обрушилась настолько сильная депрессия, что он едва мог заставить себя встать с постели. Жизнь показалась ему бессмысленной. Тогда он обратился ко мне за помощью.

Какое–то время мы обсуждали, по всей видимости, безмятежную, налаженную жизнь Джейсона до этого срыва, и постепенно выяснилось, что структурированный образ жизни был для Джейсона лишь способом укрыться от давней депрессии. Он вырос калечившей детей семье, с пьющими родителями, среди хаоса и постоянных кризисов.

Ответственная и деятельная натура спасла Джейсона. В доме некому было постирать его одежду, приготовить еду, вести бюджет, и Джейсон с малолетства освоил все эти премудрости. В десять лет он вел себя точно тридцатилетний.

Джейсон поступал правильно не потому, что был преисполнен любви и альтруизма, а просто чтобы выжить. Депрессия все–таки настигла его.

Разумеется, нет ничего нездорового в чувстве ответственности — проблема заключается в стимуле, пробуждающем ответственность. Джейсон всю свою жизнь приносил себя в жертву. Он боялся развалиться на куски, а потому трудился изо всех сил, пытаясь отодвинуть от себя неизбежный срыв.

Перед тем как обратиться ко мне, Джейсон доверился другу–христианину. «Делай свое дело, — посоветовал ему друг. — Это пройдет». Но «это» не прошло.

Джейсон находил себе массу занятий, лишь бы заглушить свои потребности. К послушанию его принуждала не любовь Христова, а страх, паника. О подобных случаях Иисус сказал: «Пойдите, научитесь, что значит: «милости хочу, а не жертвы» (Матфея 9:13). Наши акты самопожертвования, послушания, высокой ответственности не приносят пользы ни Богу, ни нам, пока мы не постигнем милосердие Бога, любящего нас такими, какие мы есть, и не начнем возвращать эту любовь.

Подлинно ответственная жизнь — результат того, что мы любимы такими, какие мы есть, со всеми нашими грехами, несовершенствами, травмами и слабостями. Поскольку мы любимы в этом состоянии, мы учимся возвращать эту любовь. Джейсон не знал такой любви, а потому не мог слушаться с любовью. Он исполнял библейские заповеди просто потому, что ему внушили, что так надо.

Некоторые люди ведут чрезвычайно достойную жизнь не для того, чтобы избавиться от депрессии, а для того, чтобы избежать стыда. Одна моя знакомая контролировала свой вес таким способом: она все время общалась с критически настроенными людьми, которые принимались стыдить ее, как только она поправлялась. Однако стоило этим критически настроенным друзьям уехать, как она за считанные месяцы набрала семьдесят фунтов. Внешний контроль, осуществляемый с помощью стыда, не разрешил проблему, а лишь отсрочил ее. Наконец она смогла сбросить вес в силу правильных причин, но сначала ей нужно было научиться милосердию и жертве — она должна была воспринять милость Божью, чтобы пожертвовать своей страстью к еде.

Если мы совершаем правильный поступок нехотя, по принуждению, несвободно (см. 2 Коринфянам 9:6–7), мы живем в страхе — страхе утраты, срыва, вины, чьего–то неодобрения. Никто не может расти и расцветать в атмосфере страха, где нет места для любви, ибо «совершенная любовь изгоняет страх» (1 Иоанна 4:18).

Это ложное убеждение пренебрегает цельностью человеческой личности

Если мы слушаемся исключительно ради послушания, мы не только уходим от любви, но и становимся жертвами внутреннего расщепления. Душа распадается на отдельные фрагменты, отъединяясь от Бога. Мы желаем одного, а делаем другое. «Этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня» (Исайя 29:13).

Мы задуманы цельными, интегрированными телом и душой, с Богом и другими людьми мы должны вступать в контакт как цельные личности, любя Бога всем сердцем, разумом, душой и силою.

Случалось ли вам встречаться за ужином с человеком, которому не хотелось находиться в этой компании? Вы ведете вполне приятный, даже интересный разговор, но чувствуете, что ваш сотрапезник далеко от вас. Следствием расщепления становится охлаждение отношений, препятствующее подлинной близости. Вот почему Бог предпочитает даже холодность такому недостатку сердечности: человек, в сердце которого царит холод, может осознать это как свою проблему и найти искупление. Прохладный же, наполовину участвующий в общении, наполовину отсутствующий человек не искренен с самим собой, а потому остается вне досягаемости для действия Божьей благодати, которая могла бы его исцелить.

«Повиновение ради повиновения» способствует такого рода расщеплению в душе. Мы не пытаемся исследовать, почему мы не делаем то, что следует, и проработать внутренние конфликты, а просто отказываемся замечать эту проблему.

Это ложное убеждение подрывает чувство ответственности

Какое–то время я консультировал Карен, разведенную женщину, только что возвратившуюся в мир свиданий (опасное место, как помнят все, кто в нем побывал). Она начала встречаться с Берни, несмотря на то что он часто подводил ее, срывал свидания. Правда, у него всегда находилась для этого причина.

Карен спросила меня, не могу ли я провести для них несколько совместных сеансов. Я согласился, но сначала мне нужно было встретиться с Берни, чтобы поставить диагноз.

На первый взгляд Берни производил приятнейшее впечатление — симпатичный парень слегка за тридцать, самый внимательный и готовый к сотрудничеству клиент, какого только может пожелать психотерапевт. К сожалению, скоро выяснилось, что он чересчур готов к сотрудничеству — «соглашатель» Берни так стремился мне угодить, что подхватывал любую мою фразу, прежде чем я успевал ее закончить. Когда я намекнул ему на это, он с таким же энтузиазмом признал: да, есть проблема!

— Поможете мне с этим, док? — спросил он. — Я сделаю все, что вы скажете, чтобы справиться с этим.

История болезни включала множество разрушенных отношений и ряд несостоявшихся карьер. Берни приступал к любому делу, пылая энтузиазмом, источая сверхъестественную энергию и готовность угодить. Но как только появлялась даже отдаленная угроза конфликта, Берни ускользал. Так окончился и его роман с Карен — однажды Берни бесследно исчез, и больше она ничего не слышала о нем.

Берни хотел — по крайней мере так казалось — сделать все как надо. Не сомневаюсь, что это желание было искренним, однако он так стремился угодить мне и другим людям, что не мог принять на себя ответственность и признать свои истинные эмоции по поводу сложившейся ситуации.

В этом заключается вторая проблема с верованием «делай, как надо, и все тут»: человек снимает с себя ответственность и за свои поступки, и за свои настроения. Он настолько сосредоточен на необходимости угодить внушающему страх авторитету — Богу, родителям, боссу, супруге, — что ему не до тонкостей.

Один из признаков зрелости — переход от бессознательного выбора к сознательному. Мы оставляем заученные до автоматизма способы осуществления предписанных Библией решений. Берни все еще сохранял тот внушенный страхом и тревогой способ отношений, к которому он привык с детства. Он не мог даже на минуту перестать угождать и разобраться, что же он на самом деле думает и чувствует в данной ситуации. Его поступки (опоздания на встречу, периодические исчезновения) позволяли, однако, догадываться о его истинных ценностях.


«Не спрашивай, почему». Под бременем убеждения «надо просто делать, что надо» люди не решаются спрашивать, почему так надо. Задавать вопросы — значит проявлять склонность к мятежу, неповиновению, нарушению субординации. Послушание должно быть автоматическим и безоговорочным.

Однако, запретив задавать вопросы, это учение подрывает формирование ответственности в верующих. Взрослые люди хотят получить ответ не для того, чтобы ослушаться, а для того, чтобы учиться и возрастать духовно. Им нужно увидеть перспективу. Хотя вся перспектива ведома только Богу, в Писании Он разрешает Своим детям задавать вопросы. Задавая вопросы, мы учимся сотрудничать с Богом (см. Филиппийцам 2:12–13).

Хорошие менеджеры знают, что наиболее продуктивны среди их подчиненных люди, постоянно задающие вопросы, которые не удовлетворяются механическим исполнением обязанностей, а хотят увидеть перспективу, известную боссу, потому что это помогает им достичь своей цели. Они хотят знать, что будет хорошо для босса, для компании и для них самих.

В Писании вопрос «почему?» повторяется более четырехсот раз. Сам Бог спрашивает нас «почему?», чтобы заставить нас задуматься. «Почему ты сердишься? — спросил Бог Каина. — Почему опустил лице свое?» (Бытие 4:6). Бог хотел, чтобы Каин заглянул внутрь себя и разобрался, отчего он чувствует себя несчастным. Однко сторонники учения «делай, и все тут» едва ли понимают ценность такого прозрения.

Иисус и Сам отвечал на многие заданные Ему вопросы: «Почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?» (Матфея 9:14); "«Почему мы не могли изгнать еГо (беса)?» (Матфея 17:19); «К чему такие траты?» (когда женщина вылила драгоценные благовония на голову Иисусу — см. Матфея 26:8). Он отвечал и на эти вопросы, и на многие другие, зная, что такая информация помогает взрослым достичь большей ответственности.

Берегитесь авторитетов, которые требуют немедленного и безусловного послушания. Они не только не являются представителями Бога, но и скорее всего боятся что–то утратить (например, контроль над вами), если вы получите нужную вам информацию.

Это ложное убеждение поощряет ложь

Помните историю маленького мальчика, который не желал выполнить указания отца и сесть? Как отец ни пытался его убедить, он не соглашался уступить ему. Рассердившись, отец сгреб сына в охапку и усадил его на диван.

— Вот, теперь ты сидишь, — сказал отец.

— Это снаружи я сижу, — ответствовал строптивый юнец. — А внутри я продолжаю стоять!

Этот мальчик из анекдота был честен в своем мятеже, но сторонники теории «делай, и все тут», напротив, призывают отрицать свои подлинные чувства. Мы часто испытываем сожаление, гнев или желание воспротивиться, когда приходится поступать правильно, — это часть нашего наследия, доставшегося нам как потомкам Адама и Евы. Если мы вынуждены внешне смиряться, наше бунтарство с открытого места, со света скрывается в темное убежище, где его гораздо труднее преодолеть.

Известна притча о двух сыновьях, из которых один был лицемером. Когда отец велел ему пойти поработать в винограднике, он обещал пойти, но не пошел (см. Матфея 21:28, 30). Рассказав эту притчу, Иисус затем говорит толпе, что мытари и блудницы войдут в Царство Божье раньше тех, кто ведет себя подобно этому сыну.

Почему Иисус отдает предпочтение двум столь непопулярным группам населения? Потому что они не могли спрятать свои слабости и нужды. Мытари и проститутки постоянно подвергались публичному посрамлению уже из–за своих профессий. Вот о чем говорит Иисус: все, что открыто, освещено отношениями, может быть исцелено, а все скрытое, пусть и под маской послушания, остается неисцеленным, потому что мы не хотим это признавать.

Как вы поступаете, когда вам предлагают поступить правильно? Совершаете вы сознательный, продуманный и свободный выбор между согласием и отказом или скрываете таящееся внутри вас «нет», а вслух произносите «да»? Если вы не умеете говорить «нет», вы не умеете искренне говорить «да» Богу и Его людям.

Это ложное убеждение отрицает падшую природу человека

По сути своей совет «делай, и все тут» подразумевает: «Ты можешь слушаться» или «Ты не слушаешься только потому, что сам этого не хочешь».

Снова и снова христианские проповедники, наставники, душепопечители заявляют нам, что мы — поскольку мы верующие — можем сделать все что угодно.

Один церковный староста сказал мне буквально следующее:

— Утверждать, что люди не могут исполнять любую библейскую заповедь в любой конкретный момент, — значит унижать Господа.

Этот человек считал, что для послушания от нас требуется лишь покорность и добрая воля.

Библейская истина гласит нечто противоположное: Библия сулит надежду тем, кто понимает, что нам не дано жить совершенной жизнью. Мы лжем самим себе, когда говорим, «что не имеем греха» (1 Иоанна 1:8). Мы боремся с истиной: «Не то делаю, чего хочу, а что ненавижу, то делаю» (Римлянам 7:15). Но Иисус благословил нашу духовную нищету (см. Матфея 5:3).

У Бога хватает места в сердце для тех, кто вновь и вновь грешит, спотыкается и падает. Он печется о тех из нас, кто сознается: мы не способны «просто сделать это, и все».

Это ложное убеждение снижает ценность Креста в нашей жизни

Рассказывает Джон Таунсенд.

Когда я учился в первом классе, нашей семье пришлось переехать — отец получил новую работу. Как часто бывает с шестилетними детьми, сменившими место обитания и школу, у меня возникли проблемы с учебой, в частности с чтением.

Разумеется, родители были очень этим озабочены. Мать буквально нависала надо мной, когда я читал домашнее задание, и это нисколько не помогало мне: когда она вот так смотрела через мое плечо, я начинал еще больше волноваться, а если я неправильно выговаривал слово, она тут же меня поправляла. Несколько недель мы взаимно напрягали друг друга, пока мама не посоветовалась со своей матерью, вырастившей шестерых детей. Бабушка кое–чему ее научила.

На следующий день, когда я пришел из школы домой, меня, как обычно, ждали на кухонном столе пирожки и стакан молока, а потом мама попросила меня почитать вслух. Я нехотя достал букварь и принялся за дело.

Но на этот раз все было по–другому: мама не уселась рядом со мной, не читала вместе, а отошла к раковине, встала спиной ко мне и занялась посудой. Какое–то время я читал, запинаясь, останавливаясь, с трудом выдавливая из себя слова, но мама не вмешивалась, пока я не попросил у нее помощи. Дождавшись просьбы, она подсказала, а потом я снова продолжил читать сам.

И дело пошло. Вскоре я успокоился, перестал переживать из–за ошибок, начал даже получать удовольствие от своего чтения. Больше всего мне помогло то, что мама расслабилась, она вроде бы уже не так беспокоилась из–за меня, занимаясь посудой.

И только спустя много лет мама призналась мне, что, пока я читал, она не смела повернуться ко мне лицом, потому что заливалась слезами. Она так сочувствовала мне, ее сердце рвалось помочь малышу, и все же она сдерживала себя, отвечала мне спокойным голосом, чтобы я ни о чем не догадался. Вскоре я жадно читал книги.

«Делай, и все тут» — это правило в моем случае не сработало. Я не мог соответствовать таким требованиям. У меня не было надежного места, в котором я мог бы бороться со своими недостатками или прорабатывать их. Все получилось, когда мама предоставила мне возможность делать ошибки, не испытывая при этом тревоги, осуждения, чувства вины, — благодать и вдоволь пирожков с молоком.

Страховочная сетка под названием «благодать»

Вероятно, основная проблема с предписанием «делай, и все тут» заключается в том, что оно не оставляет нам места для жизни, искупленной ценой смерти Христа. Продвижение к зрелости осуществляется в виде постоянного цикла проб и ошибок в процессе взросления. Этот цикл выглядит примерно так. Человек:


1. Делает попытку.

2. Терпит поражение.

3. Получает милость и прощение.

4. Страдает от последствий своей ошибки.

5. Учится на этих последствиях.

6. Снова пробует.

7. Получается немного лучше.

8. Опять не получается.


И так далее. Мы учимся на практике, как сказано в Евреям 5:14. Если мы знаем, что ошибка не навлекает осуждения, мы растем быстрее, отваживаемся на больший риск, но, живя под игом «делай так, и все», мы не можем учиться на ошибках. В лучшем случае учение «делай так, и все» прерывает, а в худшем разрушает цикл созревания, но благодать страхует нас от утраты любви, когда мы взрослеем, учась на пробах и ошибках.

Когда вам случалось в последний раз потерпеть поражение в борьбе с навязчивым состоянием или поведением? А вы, должно быть, твердо решили преодолеть его с помощью дисциплины и чувства вины и стыда.

Существует, однако, лучший путь. Если мы позволим себе проработать свои внутренние побуждения и конфликты, связанные с той или иной ситуацией, мы ощутим большую свободу и автономию, получим возможность принять на себя ответственность за свое поведение и обрести истинную свободу во Христе.

Верование № 12 Познав истину, я возрасту духовно

Курс терапии завершился. Это был нелегкий процесс. Приступая к нему, Джойс имела сто тридцать фунтов лишнего веса. Теперь, после долгой и упорной работы, ей удалось снизить вес до нормы.

Разумеется, неприятности с излишним весом были лишь симптомом более глубоких проблем. Приступив к терапии, Джойс пришлось столкнуться лицом к лицу с некоторыми болезненными истинами о реальностях своей жизни и проделать немало трудной работы.

Трудная работа началась с того, что Джойс осознала, до какой степени родители контролировали ее в детстве. Она идеализировала их, полностью выполняла все их пожелания, никогда не возражала, не пыталась сама управлять своей жизнью, практически не имела собственных суждений и права выбора.

Эта схема контролирующих отношений просочилась и в ее взрослую жизнь. Жизнью Джойс по большей части распоряжались подруги и старшие сестры, а она с улыбкой следовала их указаниям. Этакая Золушка, радостно исполняющая все, что ей прикажут. Однако постепенно Джойс начала втайне сердиться на тех людей, которых с виду так сильно любила и которым так охотно подчинялась.

Джойс не только осознала проблемы, таившиеся в ее отношениях, но и припомнила сексуальное насилие, которому подверглась в возрасте восьми лет. Сначала депрессия и скорбь, которые она испытала уже взрослой, совершенно подавили ее. Джойс прошла через период беспокойства и приступов паники: она боялась, что кто–нибудь узнает эту позорную тайну.

Однако Джойс продолжала прилежно и упорно работать, готовясь принять ту истину, какую Бог покажет ей на следующем этапе. Она начала устанавливать границы в отношениях с родителями, отвечать твердым отказом, когда они требовали от нее того, чего она не хотела дать, и научилась разрешать конфликты, которые вызывал подобный отказ (это было наиболее трудной частью во всем курсе терапии). Родители недоумевали: что случилось с их послушной дочкой? Откуда вдруг такой эгоизм? Они пытались играть на ее чувстве вины, но Джойс выстояла.

Она стала открывать людям боль, вызванную тем сексуальным насилием, которому она подверглась, и позволяла другим людям утешать и поддерживать ее. Постепенно Джойс научилась полагаться на других людей, хотя прежде она не считала это возможным.

По мере того как складывалась ее система поддержки, внутренняя пустота, побуждавшая Джойс все время есть (симптом ее травмированного состояния), начала заполняться любовью.

Когда Джойс явилась ко мне на первый сеанс, она была сторонницей всех двенадцати рассматриваемых в этой книге псевдохристианских верований, однако ее исцеление пошло совсем не тем путем, какой предвещали эти предубеждения. Однажды, уже ближе к концу курса, я спросил Джойс, как она сама объясняет снижение веса — столь очевидный признак вернувшегося здоровья.

— Раньше я думала: если я буду изучать Библию и во всем полагаться на нее, мои проблемы разрешатся сами собой, — сказала Джойс. — Но это не сработало. А сработало вот что: во–первых, я вышла из изоляции, начала общаться с людьми — сперва с вами, а потом и с другими. Во–вторых, я установила границы, чтобы самой контролировать свою жизнь. Пока мной распоряжались другие люди, а я и слова сказать не могла, у меня не было достаточного самоконтроля, чтобы отказаться от еды.

В–третьих, мне пришлось осознать и выразить свою боль, а не «забивать» ее едой. Когда я поняла, что боль может быть моим союзником, а не врагом, я перестала бояться ее, и она начала уходить. Теперь, когда я испытываю боль, я не заказываю двойную пиццу, а звоню друзьям и выговариваюсь.

Но главное — теперь я понимаю, что мои представления о Библии были неправильными. Изучение Библии не могло исцелить меня. Я поняла, что надо делать то, о чем говорится в Библии. Читая Писание, я понимала, что мне следует делать, но только когда я добралась до этого пункта развития и начала делать это, я поняла, о чем вообще говорилось в Библии. Само по себе знание Библии не изменило меня, я изменилась, когда начала применять это знание на практике.

Я был поражен тем, как переменилось представление Джойс о Библии. Это не значило, что пропала ее вера. Нет, Джойс верила теперь больше прежнего, поскольку обнаружила действенность Библии в своей жизни. Но ей внушали, что изучение Библии, «познание истины» само по себе может преобразить ее. Однако Джойс убедилась, что росту способствует лишь осуществление этой истины на практике.


Когда мы только начинали работать в качестве душепопечителей, в евангелической церкви ширилось движение за применение библейской истины к решению эмоциональных проблем. Людям внушали, что, заучивая стихи Писания, вчитываясь в экзегетику, соблюдая чистоту учения и лично занимаясь изучением Библии, они достигнут духовного и эмоционального роста.

Эта идея популярна и по сей день. Многие христиане верят, что достаточно хорошенько вчитаться в Библию, чтобы решить свои духовные и эмоциональные проблемы. Они полагают, что знания Слова Божьего совершенно достаточно для избавления от всех их болезней. Сторонники этого учения утверждают, что ответ на эмоциональные проблемы надо искать в молитве и изучении Библии.

Они ссылаются на слова Иисуса: «Истина сделает вас свободными» (Иоанна 8:32), а также на некоторые другие тексты Писания, такие, как Псалом 18:7–14 и Псалом 118. На основании этих текстов они возводят целую систему, в которой изучение Библии и постижение истины становятся панацеей от всех недугов.

С виду это вполне разумное учение. Что может звучать более по–христиански, нежели эта вера во всемогущество Слова Божьего? Как можно усомниться в подобном учении? Разве не ересь задаваться вопросом «Достаточно ли нам одной Библии?»

Мы верим, что Библия — Слово Божье и что этого откровения достаточно для нас, но мы ставим под вопрос способы его применения. Достаточно ли для излечения только чтения Библии и познавания истины? «Если я познаю Божью истину, я исцелюсь» — вот какое убеждение мы считаем ложным. Мы уверены, что само по себе изучение Библии не предназначено Богом в качестве единственного средства для преодоления духовных и эмоциональных проблем. Исцеление требует труда.

Это ложное учение пользовалось популярностью на протяжении веков и даже тысячелетий. Один из друзей Иова дает ему именно такой совет: «Сблизься же с Ним, и будешь спокоен; чрез это придет к тебе добро. Прими из уст Его закон, и положи слова Его в сердце твое» (Иов 22:21–22). Это человек уверял Иова, что его страдания прекратятся, как только он поймет истину и примирится с ней. Но Бог строго осудил друзей, так плохо утешавших страдальца.

«Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную, — говорит Иисус начетчикам, — а они свидетельствуют о Мне» (Иоанна 5:39). Еврейские книжники настолько погрузились в педантичное исследование Писания, что не распознали Того, о Ком говорилось в Писании, Того, Кто мог указать им путь к духовной жизни, где они нашли бы исцеление.

Это не значит, что духовный рост может обойтись без Слова Божьего, но одного только изучения Библии не будет хватать. Само Писание говорит нам, что изучение Библии необходимо, но недостаточно для того, чтобы привести нас к здоровой христианской жизни.

Отсутствие отношений

Сама по себе истина никого не спасет. Фарисеи располагали истиной, но им недоставало отношений с Богом и людьми.

Суть проблемы заключается в отчуждении от Бога и людей, поскольку смысл духовной жизни в примирении с Богом, в насыщенных отношениях с Ним (см. 2 Коринфянам 5:18–19), на основании которых происходит такое же примирение с друзьями и ближними: возлюбим Бога всем своим существом и ближних, как самих себя.

Бог, облаченный в кожу

— Не бойся темноты, милочка, — сказала мать испуганному ребенку. — Бог с тобой.

Но девочка ответила:

— Мне нужен кто–нибудь в коже.

Мы постоянно говорим о том, как насущны для эмоционального роста отношения с Богом. Но об этом же твердят и сторонники различных псевдохристианских убеждений. Они говорят нам о целительности молитвы и изучения Библии, однако, всецело сосредоточившись на изучении Библии и возникающих из этого отношений с Богом, они совершенно забывают главное в Библии — весть о воплощении, которая означает, что Бог облекся человеческой плотью, чтобы помочь нам осознать Его благодать. Богу пришлось сделаться человеком, чтобы приблизиться к нам, и Он до сих пор является к нам в телесном обличье через посредство Своей Церкви, которую мы зовем Телом Христовым. Церковь — это и есть Христос, облаченный в кожу. Мы ощущаем благодать Божью не только в процессе изучения Библии, но и непосредственно соприкасаясь с ней во плоти, именно так, как она впервые была нам явлена.

В нашей больничной программе принимала участие пациентка, всю свою сознательную жизнь активно занимавшаяся христианской деятельностью. Когда Филлис было сорок пять лет, ее настигла столь глубокая депрессия, что она не могла больше работать.

Мы подобрали ей терапевтическую группу, и тут начала обнаруживаться следующая схема: как только кто–нибудь из членов группы заговаривал о своих проблемах в надежде получить совет и поддержку товарищей, Филлис отвечала ему стихом из Библии. Не было такого случая, для которого у Филлис не нашлась бы подходящая цитата из Писания.

Пациенты и персонал больницы достаточно скоро убедились в двух вещах: Филлис наизусть знает Библию, но она практически не способна к непосредственному общению с людьми.

Внутри ее сердца царило одиночество. Теоретически она много знала о Божьей любви, но очень мало испытывала ее на практике. Будучи эмоционально изолированной от человеческого общения, Филлис обрекла себя на депрессию. Она пыталась установить отношения с Богом помимо Его Тела (Церкви), и эта попытка обернулась провалом.

Апостол Иоанн писал о том, во что превращаются отношения с Богом помимо Церкви: «Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Иоанна 4:20). Нам нужен Бог, облаченный в кожу, для того и существует Тело Христово. «Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов; будьте страннолюбивы друг ко другу без ропота; служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Петра 4:8–10). Люди — посредники Божьи в распределении Его благодати.

Божья благодать не выучивается при чтении Библии — нужно еще оживить ее в человеческих отношениях.

Исцеляющие прикосновения людей

Истина вне отношений — это не тот путь исцеления, который Бог уготовил нам в Своем Теле. Христианам советуют читать Библию, чтобы извлекать из нее утешение и возрастать духовно. Однако в самой Библии они находят указания возвратиться к человеческим отношения и в них найти исцеление: пребывайте друг с другом, утешайте друг друга, плачьте с плачущими, исповедуйтесь друг перед другом, ободряйте друг друга, формируйте друг друга. Все эти элементы отношений необходимы для роста и преображения души.


«Но истинною любовью все возращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви»

(Ефесянам 4:15–16, курсив авт.).

Верование «стоит мне познать истину, и я возрасту духовно» явственно противоречит библейскому предписанию войти в Тело Христово, чтобы в нем обрести рост. Нельзя читать Библию и продолжать уверять себя, что этого достаточно, — Библия отсылает нас к Иисусу, велит вступить в отношения с Ним и Его народом.

Исполнять истину

Это ложное убеждение оказывается вредоносным еще и потому, что оно противоречит той самой истине, к которой велит прислушаться.

Бог предусмотрел для нас процесс освящения, включающий и другие элементы помимо изучения Библии и постижения истины. К числу этих элементов относится осуществление истины на практике, то есть в какой–то момент нам следует отложить Библию и сделать то, что она велит делать:


«Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя. Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошел — и тотчас забыл, каков он. Но кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действовании»

(Иакова 1:22–25).

Итак, Иаков призывает нас: отложите Библию и сделайте то, что в ней сказано! То же самое говорил Своим ученикам Иисус:


«Что вы зовете Меня: «Господи! Господи!» и не делаете того, что Я говорю? Всякий, приходящий ко Мне и слушающий слова Мои и исполняющий их, скажу вам, кому подобен: он подобен человеку, строющему дом, который копал, углубился и положил основание на камне, почему, когда случилось наводнение, и вода наперла на этот дом, то не могла поколебать его, потому что он основан был на камне. А слушающий и не исполняющий подобен человеку, построившему дом на земле без основания, который, когда наперла на него вода, тотчас обрушился; и разрушение дома сего было великое»

(Луки 6:46–49).

В этих контекстах противопоставляются слушатели Слова и исполнители. Христос не придавал особой ценности слушанию без дел.

Когда людям советуют преодолевать свои эмоциональные проблемы с помощью одного только чтения Библии и молитвы, их, по сути дела, призывают сделаться слушателями Слова. Но подлинное исцеление не наступит, пока они не станут делателями Слова. Изучение Библии приобрело ныне статус, какого сама Библия отнюдь не предполагала. Бог говорит, что Библия нужна нам, поскольку она намечает наш путь к Иисусу, указывает, как проживать свои отношения с Богом и людьми, то есть служит основным нашим путеводителем по жизни.

Хотя Терри посвятила немало лет различного вида христианской деятельности, во время двухмесячной миссионерской практики она внезапно подверглась приступу суицидальной депрессии. Вскоре она освоила первые шаги к исцелению — научилась выражать свою боль на сеансе терапии и принимать от других людей утешение, быть честной с Богом и развивать отношения с Ним, стала работать над тем, чтобы простить людей, на которых затаила обиду, и вернулась в Тело Христово.

Когда депрессия рассеялась и отношения с Богом наладились, Терри стала возрастать в любви к Богу, пришедшей на смену рабскому служению.

Но потом что–то произошло: однажды Терри пришла ко мне в кабинет очень напуганная, озадаченная, сбитая с толку.

— Не знаю, могу ли я и впредь доверять вам, — воскликнула она со слезами. — Я только что говорила со своей прежней духовной наставницей, и она сказала, что вы — еретик.

— А что, собственно, это означает? — уточнил я.

— Она сказала, что вы — мирской человек, думаете о человеческом, и мне не следует ходить к вам, а тем более прислушиваться к вашим словам.

— А что она посоветовала вам делать взамен? — озабоченно спросил я, зная, что, несмотря на заметные успехи, Терри еще отнюдь не завершила курс терапии.

— Она считает, что мне нужно вернуться к Библии и полагаться только на нее. Святой книги достаточно, чтобы разрешить все мои проблемы. Она сказала, что обращаться к психологу — значит идти против Бога, а если бы я читала Библию и запоминала ее истины, истина сделала бы меня свободной.

— Прошу вас, Терри, подумайте как следует и скажите: что, по–вашему, вы делали на протяжении всего курса терапии?

— Что вы имеете в виду?

— Чему вы учились, что делали с тех пор, как обратились ко мне?

— Я нащупала свою боль. То, что мне следовало простить. Я открывалась другим людям и принимала от них поддержку. Я старалась отделиться от своей матери, чтобы наладить отношения с мужем. Пыталась быть более откровенной, доверяться другим людям, рассказывать им о своих страданиях. Старалась быть более искренней с Богом.

— Давайте же вглядимся в проделанный вами труд и сравним его с тем, что предписывает Библия, — предложил я. — Соломон и Павел много говорят о скорби, Иисус и Павел учат также прощению. Иисус, Павел, Петр, Давид, Иоанн — все они побуждают слушателей и читателей обращаться за поддержкой к людям. Книга Бытия говорит, что человек должен оставить родителей и прилепиться к супруге, Иисус предупреждает, что, исполняя Его заветы, вы можете поссориться с членами собственной семьи. Павел и Иаков пишут о необходимости быть искренним, — продолжал я, — исповедоваться друг перед другом в своих чувствах, недостатках, грехах. Иов и Иисус подчеркивают важность искренних отношений с Богом. Мне, право, кажется, что вы в точности исполняли советы Библии и именно поэтому вам становится лучше. На сеансах терапии вы начали делать то, что велит вам Бог. Я думаю, что ваша духовная наставница предлагает вам попросту ограничиться чтением Библии, не осуществляя ее истин.

— Да я вроде бы и впрямь делаю то, что предписано Библией, — медленно заговорила Терри, — но моя наставница… Ее слова звучали настолько духовно… Я запуталась.

— Я вовсе не хочу контролировать вас, Терри. Было бы хорошо, если бы вы поговорили с другими людьми, рассказали им, что мы с вами делаем, выслушали их мнения. После этого идите домой и читайте Библию, как я вам и раньше советовал. А потом подумайте, хотите ли вы продолжать наш курс лечения или думаете последовать совету своей духовной наставницы. Нужно, чтобы вы сами приняли решение, чтобы вы непременно переговорили с двумя–тремя священниками, в точности описав им то, что вы делаете сейчас.

Вскоре Терри вернулась и продолжила лечение, занимаясь тем, что шло ей на пользу, и не страшась больше ослушаться свою пифию.

Когда человек проходит нелегкий курс терапии и вдруг какой–то авторитетный для него человек осуждает его занятия, называя их мирскими и безбожными, возникают серьезные проблемы. Пациенту рекомендуют вернуться к «библейскому» способу исцеления — молитвам и чтению Писания.

Изучая Библию, эти люди могут убедиться, что она велит им сделать именно то, что они делали с помощью терапевта и группы поддержки: брать на себя ответственность за то, что таится в их душе, выводить это из тьмы на свет, оплакивать прошлое, прощать, мириться, учиться отношениям, противостоять злу, выражать свои чувства, исповедоваться.

Вот почему столь нелепо утверждение: «Познав истину, я возрасту духовно». Людям предлагают изучать Библию, но отнюдь не осуществлять на практике то, что в ней сказано.

Изменение характера

Изменение характера, преображение в образ Божий — это ключ к подлинному исцелению каждого из нас (см. 2 Коринфянам 3:18).

Однако преображение — это трудная работа. Она не осуществляется благодаря одному лишь изучению Писания и попыткам «пропитаться» истиной, к которым сводится метод фарисеев. Подлинная перемена характера совершается благодаря осуществлению истины, а не пассивному изучению ее. Люди, активно участвующие в процессе исцеления и изменения своего характера, исполняют тяжелую работу, во многом отрекаясь от себя. Не следует призывать их ограничиться изучением и выслушиванием истины на лекциях и проповедях.

Только действенное отношение к истине делает нас смиренными и любящими, ответственными, способными прощать, очищает и преображает нас. И лишь тогда мы можем сообщить такого же рода исцеление другим людям (см. 2 Коринфянам 1:3–4). Изучайте истину, вчитывайтесь прилежно в Библию, только не останавливайтесь на этом — воспримите истину и начните исполнять ее, осуществляя тот процесс исцеления, вехи которого она вам указывает. Лишь исполнение Божьего учения, а не чистое знание сделает вас свободными (см. Иоанна 8:31–32).

Иисус постоянно подчеркивает важность дел: «А упадшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении» (Луки 8:15). Если мы будем искренне исполнять это, уподобимся Богу, сказавшему: «Я знаю Его и соблюдаю слово Его» (Иоанна 8:55). В соблюдении Его Слова заключены для нас и жизнь, и здоровье.

«Как юноше содержать в чистоте путь свой? — Хранением себя по слову Твоему… На пути откровений Твоих я радуюсь, как во всяком богатстве» (Псалом 118:9, 14).

Заключение

Об одном лишь сожалели мы, завершая эту книгу: ее никак нельзя назвать полной.

Двенадцать разобранных здесь ложных посылок — это те основные лжеучения о росте и развитии, с которыми приходится сейчас иметь дело Церкви. Однако каждый день возникают дюжины новых. Как сказал один преподаватель на семинаре: «Наша творческая способность ко греху ограничена лишь нашей падшей природой»[7].

Что же делать в такой ситуации христианину?

1. Просите Господа просветить вас Его истиной и мудростью. Если какое–либо учение окажется верным, Господь даст вам через него понять, что Он — источник всякой истины.

2. Пусть главным и нерушимым авторитетом для вас будет Библия. Не полагайтесь в суждении об истинности того или иного учения на религиозные обороты речи, интеллект, образование, красноречие, популярность и даже искренность проповедника — испытывайте духов Словом Божьим. Читая Библию, сверяйте различные переводы, всматривайтесь в контекст, чтобы определить, в том ли смысле использовал цитату ваш авторитет. Научитесь самостоятельно читать Библию. В христианских книжных лавках вы найдете достаточное количество словарей, разумных комментариев и других пособий для изучения Библии. Запишитесь в семинар по методике изучения Библии в своей церкви или в какой–либо иной.

3. Научитесь критическому мышлению, не принимайте ничего на веру только потому, что авторитетный человек (включая авторов этой книги) так сказал. Остерегайтесь учителей, которым не нравятся ваши вопросы. Иисус отвечал вопрошавшим; фарисеи гневались на них.

4. Проводите время с людьми, умеющими самостоятельно мыслить. Прислушайтесь к вопросам, которые они задают, осваивая новую информацию. Любители порой натыкаются на золотые самородки, которые профессионалы упустили, рабски следуя традициям.

5. Проверяйте себя, верите ли вы в то или иное положение потому, что вам его внушили, или потому, что вы сами убедились в его истинности. Многие люди не подвергают сомнению ложное учение, страшась тем самым нарушить свою лояльность по отношению к родным, церкви или общине. Помните, что в конечном итоге побеждает лишь Божья истина.

6. Всмотритесь в плоды учения. Ведет оно вас к любви, ответственности, самообузданию и прощению или навлекает на вас изоляцию, принуждение, вину и стыд.

Мы молимся о том, чтобы вы докапывались до корней, извлекая из–под каждого ложного убеждения истину, и в истине обрели Иисуса.


Генри Клауд,
Джон Таунсенд.

Вопросы для обсуждения двенадцати «христианских» верований, которые могут свести с ума

Примечание для руководителей групп

Двенадцать «христианских» верований, которым посвящена эта книга, действительно могут свести человека с ума. Они оказывают сокрушительное воздействие на христиан, будучи выражены религиозным языком и опираясь на неверно интерпретированные тексты Писания. Деструктивность этих лжеучений тем опаснее, что каждое из них содержит в себе элемент истины. Вот почему так важно сосредоточить свое внимание на подлинном учении Библии. С этой целью мы и предлагаем вопросы для обсуждения. Данные теории утратят свою убедительную силу, как только мы установим, в чем они отклоняются от истины и чем они вредят нам, вглядимся в истину Божьего Слова и будем действовать, опираясь на эту истину.

Вот некоторые советы для руководителя семинара, который пожелает воспользоваться ими.


• Рекомендуйте членам группы прочесть перед совместным обсуждением не только конкретную главу книги, но и вопросы к ней. Эти вопросы, сформулированные достаточно личностно, помогут каждому участнику семинара определить основные вехи дискуссии и применить к собственной жизни только что полученные знания. Предупредите свою группу, что вам скорее всего не хватит времени на полное обсуждение всех вопросов, и предложите указать, какие вопросы группа хотела бы обсудить в первую очередь.

• Чтобы поощрить читателя действовать в согласии с Божьим учением, мы напоминаем в конце каждого раздела о праве на свободу и собственный выбор. Мы молимся о том, чтобы наши читатели могли стать исполнителями, а не только слушателями Божьего Слова.

• Присмотритесь к участникам семинара. Некоторые люди затрудняются высказывать свое мнение вслух, а других приходится останавливать, чтобы дать возможность выступить кому–нибудь еще. Какие–то вопросы могут оказаться чересчур личными для общего обсуждения, особенно вначале, когда члены группы еще недостаточно сблизились. Выбирайте те вопросы, которые вы сочтете наиболее полезными для участников своего семинара.

• Убедитесь, что все понимают конфиденциальный характер ваших собеседований. Ничто из сказанного на семинаре не должно быть повторено за его пределами — только так его участники могут чувствовать себя в безопасности.

• Готовьтесь к совместной работе. Ключевой момент в такой подготовке — молитва. Молитесь за каждого члена своей группы, просите Господа благословить те часы, которые вы проведете вместе, с тем, чтобы помочь друг другу обрести новое проникновение в Его истину и открыть свой слух Его словам, несущим свободу и исцеление. Вероятно, вы предпочтете также начинать и заканчивать каждое собрание молитвой.


По мере того как ваша группа будет прорабатывать эти вопросы, старайтесь высказывать друг другу Божьи истины и служить друг для друга воплощением Его любви, чтобы каждому из вас удалось освободиться от перечисленных здесь двенадцати эмоциональных ересей и использовать эту свободу для духовного роста.

Верование № 1 Пытаться удовлетворить свои потребности — признак эгоизма

1. Искренне верующие благожелательные христиане советуют: «Перестаньте думать о своих потребностях». Беда в том, что этот совет расходится с Библией. Он звучит разумно, но не является точным истолкованием Писания (см. Матфея 7:12).

— Что вы узнали о своих потребностях на личном жизненном опыте: как их удовлетворить, когда это возможно сделать, когда это будет хорошо и правильно?

— Не свойственно ли вам упрекать нуждающихся, взывающих о помощи людей? Почему?

2. Утверждение «удовлетворять свои потребности — признак эгоизма» смешивает эгоизм и самостоятельность, возложенную на нас Богом ответственность за удовлетворение своих потребностей (см. Галатам 6:5).

— Объясните, почему удовлетворение потребностей может быть скорее признаком самостоятельности и ответственности, нежели эгоизма.

— Почему Бог вложил в каждого из нас чувство зависимости (см. 1 Коринфянам 12:21)? Чему нас учит это чувство, что мы не могли бы узнать из иного опыта?

3. Наши потребности даны нам Богом, чтобы мотивировать наш рост и приближение к Нему.

— Объясните, почему одна из основных духовных деятельностей человека — это проявление потребности в других людях (см. Екклесиаст 4:10, с. 17).

— Каждый из нас должен быть независимым функционально и в то же время зависимым в области отношений. Объясните это положение и оцените себя по обеим шкалам.

4. Библия говорит, что удовлетворение наших потребностей дает нам свободу без раздражения удовлетворять потребности других людей. Слово Божье учит нас, что более всего способны дать утешение те люди, которые сами его получили, наибольшее понимание проявляют те, кого поняли, больше всего любви обнаруживают те, кого коснулась любовь (см. Луки 7:47; 2 Коринфянам 1:3–4, 9:6–7).

— Видели ли вы осуществление этого принципа в реальной жизни? Припомните случаи, когда кто–то смог дать что–то другому именно потому, что прежде он сам получил это.

— Что вам будет трудно свободно и щедро отдать, потому что вам прежде нужно самому это получить?

Просите ли вы о том, в чем нуждаетесь? Вам может потребоваться поддержка в пору кризиса, совет, утешение в момент утраты. Помните, что Отец ваш Небесный приемлет все ваши потребности. Помните, что «всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше» (Иакова 1:17) и что эти дары зачастую достигают нас через посредство других людей (см. Деяния 9:6–19).

Верование № 2 Если я буду достаточно духовен, меня не коснется боль или грех

1. Даже если мы будем ежедневно молиться и посещать по две воскресные службы, мы не уйдем от греха и боли. Христиане отнюдь не изолированы от боли и греха.

— Что говорит Иисус в Иоанна 16:33 о том, чего верующим следует ожидать в этом мире?

— Какие эмоции, на ваш взгляд, не должен испытывать «настоящий» христианин? Какие чувства являются противными Богу, не могут быть плодом Духа, а потому «их нельзя испытывать»?

— Сюзен приняла волевое решение не испытывать ненависти, гнева или раздражения. Какие эмоции вы предпочитаете не испытывать?

— Есть три основных способа обращаться с нашими негативными чувствами и типами поведения, если мы не желаем допустить и признать их: отрицание, добрые дела и закон. Вы отрицаете свою греховность, трудитесь изо всех сил, чтобы загладить свои проступки или облегчить чувство вины, испытываете чувство вины (это основной признак состояния под законом), сопутствующее определенным эмоциям? Какие истины Божьего Слова могут освободить вас от вашего болезненного способа испытывать негативные эмоции и следовать неправильным схемам поведения?

2. Отрицать свою греховность вполне естественно. Кто согласится признать в себе столь уродливые грехи, как злоба, ненависть, зависть? Но ведь некоторые негативные эмоции отнюдь не являются греховными.

— Какие негативные чувства (боль, скорбь, печаль, страх, гнев) испытываете вы подчас? Какие отрицательные эмоции возникают оттого, что вы живете в несовершенном мире, или оттого, что грех был совершен против вас? Какие эмоции являются последствием физического, эмоционального или сексуального насилия, которому вы подвергались в детстве?

— Что говорит Божья истина о том, как следует обращаться с перечисленными выше негативными эмоциями?

3. Если вы примете на веру, что духовность избавляет от греха и боли, вы принесете множество дурных плодов: чувство поражения (мы не должны страшиться поражения, Библия указывает, что для нас оно вполне нормально), напрасную трату сил (стараться превозмочь боль и грех — напрасная трата сил), различные способы прятаться (когда мы считаем, что споткнуться и упасть для нас совершенно неприемлемо, мы начинаем прятаться, как сделали это Адам и Ева), отсутствие прощения (с помощью прощения Бог вынимает жало из старых ран), недостаток любви (мы учимся любви, ощущая себя любимыми и воспринимая образцы любви).

— Какие из перечисленных выше дурных плодов наиболее очевидно дают себя знать в вашей жизни?

— Что вы готовы сделать, чтобы вытеснить этот дурной урожай теми добрыми плодами, которые уготовил для вас Бог?

4. Представление, что христианин не должен испытывать боль или грех, ошибочно. Обдумайте приведенные ниже библейские истины.

• Греховность нормальна.

• Негативные эмоции вполне естественны, а не греховны, когда они вызываются грехом, совершенным против вас.

• Мы должны адекватно обращаться со своей греховностью (злобой, ревностью, ненавистью, гордыней, предосуждением) и со своей болью (печалью, скорбью, обидой, чувством покинутости и отверженности).

• Евангелие исполнено благодати. Мы должны возрастать в милости Божьей.

— Обретаете ли вы в этом учении свободу и надежду?

— Что вы намерены делать, чтобы внедрить эту истину в свою жизнь? Уточните подробности.

Библия учит, что мы будем испытывать боль и грешить, но, милостью Божьей, мы достаточно свободны, чтобы посмотреть в лицо нашей боли и греху (см. Евреям 10:22–26). Более того, мы можем принять свое падшее состояние, поскольку его принимает Бог. Нам больше нет никакой нужды прятаться. Мы можем исповедовать свое падшее состояние друг перед другом и перед Богом и в этих надежных отношениях обрести исцеление, то есть путь к любви и добрым делам.

Верование № 3 Изменив свое поведение, я смогу возрасти духовно и эмоционально

1. Проблема 1: попытки изменить поведение смешивают плод с корнями (с. 50). Писание вновь и вновь указывает нам, что многие наши поступки являются результатом духовной перемены, а не ее причиной. Изменения в поведении свидетельствуют о том, что Бог совершает в нас незримый, внутренний труд благодати (см. 2 Коринфянам 3:18).

— Оглянитесь на свою жизнь. В какие моменты Бог совершал в вас незримый, внутренний труд благодати, плодом которого стала существенная позитивная перемена в поведении? Уточните подробности этой перемены: когда она произошла, каким образом коснулась вас благодать Божья.

— Деструктивное поведение возникает из–за греховного состояния души, а не из–за неверного решения или отношения к проблеме. Иными словами, наши внутренние проблемы обнаруживают себя в эгоистичных, травмирующих поступках. Какая внутренняя проблема вынуждает вас поступать эгоистично, причинять боль?

2. Изменения, затрагивающие только поведение, не способствуют духовному и эмоциональному росту. Росту способствует работа в четырех основных областях развития: в области привязанности, отделения, расщепления добра и зла, достижения взрослой самостоятельности (см. Луки 13:6–9).

— Перечитайте то место в книге, где речь идет о четырех стадиях развития (сс. 51–53). В какой мере вам удалось удовлетворить потребности каждой стадии развития? В каких областях вам были нанесены травмы? Какие признаки полученной травмы обнаруживаете вы в себе?

— Какое надежное место вы выбрали, чтобы проработать эти стадии развития? Где вы найдете любовь, получите ценную информацию о самом себе, время, нужное для проб и ошибок? К кому еще вы могли бы обратиться, чтобы получить эти необходимые составляющие духовного и эмоционального роста?

3. Проблема 2: изменения, затрагивающие только поведение, приводят нас сначала к скрупулезному фарисейскому педантизму, а потом к отчаянию, когда мы осознаем, что нам не под силу все время поступать правильно и вести себя «хорошо» в отсутствие подлинной эмоциональной связи с Богом и людьми (с. 60).

— Случалось ли вам предпочесть правильное или счастливое с виду духовное поведение, вместо того чтобы разобраться с внутренней проблемой, прячущейся за тем поведением, которое вы желаете изменить? Помог ли вам такой подход? Как долго вам удавалось осуществлять свое решение?

— Прочтите притчу о мытаре и фарисее в Луки 18:10–14. Что Бог говорит вам этой притчей? Можете ли вы отказаться от некоторых видов «правильного» поведения? Что вам нужно, чтобы получить возможность смиренно исповедоваться перед Богом?

4. Проблема 3: изменения, ограничивающиеся поведением, отрицают власть Креста (с. 62).

— В чем заключается власть Креста (см. Филиппийцам 3:10)?

— Почему попытки изменить только наше поведение отрицают власть Креста (см. Колоссянам 2:23)?

5. Как это ни парадоксально, позитивные изменения поведения могут быть признаком внутреннего неблагополучия.

— Рассмотрите сперва вызванные сожалением или раздражением проявления хорошего поведения (с. 64). Случалось ли вам угождать другим в надежде получить одобрение или избежать травмы? Чтобы не разочаровать, не рассердить, не обидеть кого–либо? Случалось ли вам пренебрегать собственными чувствами и вести себя определенным образом, чтобы задобрить авторитетное лицо (см. Галатам 1:10)?

— Регрессия может иной раз оказаться добрым предзнаменованием (см. Матфея 23:25–27). Когда мы даем волю давно погребенным чувствам, свободно выражая свой гнев, оплакивая утраты, позволяя себе испытывать зависимость, наше поведение может на какое–то время «ухудшиться». Однако эти эмоции означают, что Бог возвращает скрытые прежде раны в те отношения, где они смогут обрести исцеление. Случалось ли так, что ухудшение поведения было хорошим симптомом? Когда вы вели себя в соответствии со своими ощущениями? Какие благие плоды произросли из этого?

— Перечитайте разбор притчи о блудном сыне (сс. 66— 67). Когда вы, как блудный сын, искренне сознавались в своей греховности и мятежности? Когда вы, подобно «хорошему» старшему брату, повиновались страху, а не проистекающему из любви желанию поступать правильно? К кому вы ближе ныне — к блудному сыну или к его старшему брату? Что говорит вам Господь этой притчей? — Отсутствие изменений не всегда означает застой (с. 67). Чему вас научили те периоды жизни, когда Бог вроде бы бездействовал и никаких перемен не происходило?

Вы не всегда замечаете, как изменяет Бог ваше сердце, но вы можете понять, что Он трудится в глубине вашей души, исцеляя вас, преображая и продвигая вперед. Продолжайте исполнять свою часть этой работы и позвольте Ему сделать Его работу в урочное время. Не забывайте: легко дающиеся перемены остаются на поверхности, они не свидетельствуют о духовном росте и созревании характера. И помните, что, как Дебра, вы достигнете однажды той развилки, на которой перестанете принуждать себя и начнете совершать позитивные поступки из подлинной любви.

Верование № 4 Нужно предоставить это Господу

1. Вдумайтесь в парадокс христианской жизни: мы не можем сами спасти себя, но тем не менее мы должны быть активными соучастниками в процессе своего роста и изменения, иначе этот процесс не осуществится. Мы должны быть соработниками Бога, культивируя свой рост. Бог совершает Свой труд внутри нас, ведя к зрелости, исцеляя, развивая в образ Своего Сына (см. Римлянам 8:29; 2 Коринфянам 3:18). Но Он требует от нас активного и ответственного участия в процессе нашего исцеления. Однако две весьма популярные концепции эмоционального исцеления отстаивают пассивный подход.

— Учение о «пребывании» гласит: «Если ты искренне поверишь, что пребываешь во Христе и что Он все тебе обеспечил, ты можешь избавиться от этого удручающего эмоционального состояния, в котором пребываешь» (с. 74). Бог действительно обеспечил нам вечную обитель на небесах и благословил нас всеми духовными дарами (см. Ефесянам 1:3), однако мы должны пойти и взять то, что нам дано. В какую обетованную страну Бог зовет именно вас?

— Учение «Не сосредоточивайся на себе» гласит: «Все эти самокопания эгоцентричны, материалистичны и по сути своей бесполезны. Нечего так заниматься собой, обрати взор на Господа» (с. 76). Однако Библия учит, что мы должны заглянуть в себя и проработать то, что таится в нашей душе (см. Матфея 7:5). Что понял пророк о самом себе, когда узрел Господа (см. Исайя 6:1–5)? Что вы видите в себе, приблизившись к Господу?

2. По мере того как в церкви ширится движение «Двенадцать шагов», многие христиане начинают путаться, не понимая, что же мы сами можем сделать для своего освящения. Мы не способны силой воли вызвать исцеление или рост — они происходят при благоприятных обстоятельствах сами собой, как происходит рост растения.

— Что мы можем сделать, чтобы создать самим себе благоприятные обстоятельства для исцеления и роста? Что делаете в этом направлении вы?

— Мы приводим список двенадцати заданий, двенадцати конкретных мер, которые вы можете принять, чтобы поспособствовать своему росту. Осуществляя эти шаги, вы становитесь активным участником своего развития, а потому по прочтении каждого пункта не забывайте отмечать, что вы делаете или намереваетесь делать для исполнения этого задания.

1. У нас есть возможность признать свои проблемы (с. 79). Мы можем сделать это примерно в такой молитве: «Господи, я сознаю, что остановился в развитии в (такой–то области жизни). Я винил (того–то) за (то–то) и подбирал себе извинения, вместо того чтобы взять на себя ответственность за (то–то). Действуя на основании истины, приведенной в 1 Иоанна 1:9, я исповедуюсь в этом и прошу Твоего прощения».

2. У нас есть возможность исповедать свои неудачи и тем самым разрешить проблему (с. 79). Какие вопросы вы пытались разрешить? Какие методы и попытки решения оказались неудачными?

3. У нас есть возможность просить помощи у Бога и людей (с. 80). У кого вы просили помощи? Просили ли вы о помощи Бога (см. Иакова 4:2)? О какой помощи вы будете просить Бога сегодня?

4. У нас есть возможность продолжать поиски и просить Бога и людей открывать нам то, что таится у нас в душе (с. 80). Что Бог открыл вам о вашем грехе? Есть ли в вас надломленность, нуждающаяся в исцелении? Что народ Божий помог вам узнать о вашей надломленности и вашем грехе, о любви и Божьем прощении?

5. У нас есть возможность отвернуться от греха, который мы в себе обнаружили (с. 80). От какого зла вы уже отвернулись? Опишите процесс, который вам пришлось пройти. В каком грехе вам нужно покаяться теперь, чтобы отвергнуть его?

6. У нас есть возможность выяснить, какие нужды остались неудовлетворенными, когда мы росли в семье, и представить эти нужды семейству Божьему, чтобы они получили удовлетворение (с. 81). Какие травмы происходят из семейных отношений? Какое исцеление вы получили благодаря здоровым отношениям с членами Божьей семьи (см. Псалом 67:6; Римлянам 15:1)?

7. У нас есть возможность найти людей, которым мы нанесли травмы и, если это может помочь, извиниться перед ними, признать свою неправоту и просить их о прощении (с. 82). С кем вам нужно было бы примириться сейчас? Какие шаги вы предпринимаете, чтобы извиниться и попросить о прощении?

8. У нас есть возможность простить людей, которые причинили нам зло (с. 82). Как вы понимаете процесс прощения? Из каких шагов он состоит? Кому вы должны передать благодать прощения, после того как сами ее получите (см. Ефесянам 4:32; Матфея 18:21–35)?

9. У нас есть возможность развивать дары и таланты, данные нам Богом (с. 82). Какие дары и таланты Бог дал вам? Используете ли вы то, что получили (см. Матфея 25)? Как вы распоряжаетесь этими дарами и талантами? Что вам мешает делать это?

10. У нас есть возможность продолжать искать Бога (с. 83). Что вы делаете для этого? Кого вы можете попросить молиться за вас, а еще лучше вместе с вами?

11. У нас есть возможность искать истину и мудрость (с. 83). Что вы делаете, чтобы искать истину и мудрость?

12. У нас есть способность следовать Божьему примеру любви (с. 83). Не цепляетесь ли вы за гнев, ненависть, жажду мести, эгоцентричность? Следуете ли вы заповеди любить друг друга (см. 1 Иоанна 3:23)? Какой путь ведет к исцелению? Почему? Опишите, как, в вашем понимании, вы возросли в своей способности любить.


Процесс изменения — это трудная духовная работа, но слово «духовный» отнюдь не подразумевает исключительно молитву и чтение Библии. Преображение включает в себя и такую духовную работу, как оплакивание утрат, принятие утешения, предложенного вам людьми, покаяние в тех схемах отношений, которые мешают нам любить других, прощение тех, кто причинил нам зло, преодоление способов защиты, мешающих нам ответить на любовь. Молитва и изучение Библии придают нам силы для осуществления всех этих мер и действий, с помощью которых мы «со страхом и трепетом приступаем к делу своего спасения» (см. Филиппийцам 2:12) и таким образом наконец вступаем во владение тем, что Бог заранее нам уготовил.

Верование № 5 Однажды процесс исцеления завершится

1. Мы должны относиться с терпением к себе и другим, пока происходит работа над эмоциональными проблемами (см. Филиппийцам 1:6). Затем, когда психологические симптомы будут сняты, мы должны проявить не меньшее терпение перед лицом нашей так никуда и не девшейся греховности и незрелости. Хотя мы способны успешно разрешить такие проблемы, как депрессия, беспокойство и синдромы навязчивого поведения, процесс освящения продолжается на протяжении всей жизни.

— Объясните, что такое процесс освящения (сс. 91—92). Каким образом Божий труд освящения соотносится с трудом исцеления, который Господь осуществляет через посредство терапии и группы поддержки? Объясните своими словами, почему нельзя разделить процесс роста на «эмоциональный» и «духовный» рост.

— Рассчитывая, что в один прекрасный день мы покончим с процессом исцеления, мы ошибочно отделяем исцеление от процесса духовного роста. «Исцеление» — это возвращение того, что мы утратили в результате грехопадения, восстановление нашего места в мире как носителей Божьего образа, как управителей земли. Это истинно духовный процесс. Каким образом вы лично на своем пути к исцелению пытаетесь вернуть себе потерянное? Какие черты характера вы утратили из–за прежних травм (см. Луки 4:18)?

— Учение «однажды процесс исцеления завершится» сосредоточивается на предписаниях закона, выполнении конкретного задания, а не на самом паломничестве и всем том, что можно приобрести на этом пути. В какой момент достижение цели стало для вас настолько приоритетным, что вы перестали учиться в процессе путешествия к этой цели (см. Луки 10:38–42)?

— Сосредоточиваясь на том, чтобы поскорее закончить курс исцеления, мы также упускаем из виду прощение, то есть основной фактор, стимулирующий наш духовный рост (с. 95). Мы совершаем ошибки, исповедуем их, каемся и учимся на болезненных последствиях наших промахов по мере того, как от младенчества продвигаемся к юности, а от юности — к зрелости (см. 1 Иоанна 2:12–14). Каким образом прощение облегчает духовный рост? Как неспособность признать свои промахи, свою человеческую природу препятствует духовному росту?

— Представление, что мы сможем в один прекрасный день завершить процесс исцеления, ведет к гордыне. Цель духовного и эмоционального роста заключается не в том, чтобы сделаться совершенным, а в том, чтобы приобрести более глубокое понимание самого себя, своих слабостей, грехов и потребностей. Что говорится об этом в притче о мытаре и фарисее (см. Луки 18:10–14)?

— Наконец, если мы сочтем, что в один прекрасный день процесс исцеления должен завершиться, мы рано или поздно впадем в отчаяние (см. Притчи 13:12). Христиане, для которых регрессия оказывается неожиданностью, часто впадают в отчаяние. Как вы определяете «регрессию»? (сс. 99—100)? Каков здравый эмоциональный и духовный подход к регрессии? Какие персонажи Библии помогают вам понять, что провалы и регрессии соответствуют норме?

2. Цель верующего — достижение зрелости, а не завершение исцеления. Зрелый христианин приобретает определенный уровень мудрости или способности функционировать в каждой из перечисленных ниже четырех областей развития. Подумайте, какой опыт вы приобрели в них и в чем вам хотелось бы усовершенствоваться.

• Привязанность (способность давать и принимать любовь)

• Границы (четкое чувство ответственности)

• Расщепление добра и зла (способность принимать и давать прощение в падшем мире)

• Самостоятельность (способность вести себя как взрослый человек и действовать в мире на основании собственного авторитета)

По мере того как мы продвигаемся к зрелости, мы продолжаем взывать к Богу: «Милостив будь ко мне, грешному!» Мы приближаемся к Богу, и все очевиднее становится наша греховность и зависимость, повергающая нас на колени. Из этого положения, с колен, мы, наверное, сможем лучше рассмотреть цель своего путешествия, которая, как и само путешествие, сводится к одному: любить и быть любимым. Больше мы не станем спрашивать: «Когда наконец завершится процесс исцеления?», но будем задаваться вопросом: «Что дальше ждет меня в путешествии, как еще я откроюсь Богу и людям?»

Верование № 6 Оставьте прошлое позади

1. Мы рассуждаем о прошлом, настоящем и будущем, но Библия смотрит на нашу жизнь с точки зрения вечности. То, что мы относим к прошлому, в библейском смысле составляет часть нашего вечно длящегося настоящего.

— Прошлое как таковое не может воздействовать на нас, однако наши нынешние чувства, связанные с прошлым, продолжают влиять на нас. Какие нынешние чувства, порожденные определенными событиями прошлого, вы продолжаете испытывать со всей остротой?

— Что произойдет, если мы подставим таящиеся в нашей душе страхи, боль, схемы и навыки поведения и желания свету Божьей милости, истины и прощения? И что может случиться, если мы так и не позволим Богу коснуться Своей милостью, истиной и прощением нашей боли, этих устоявшихся схем и навыков, желаний и страхов?

2. Библия даже предписывает нам заниматься прошлым, призывает нас вывести на свет то, что таится в темноте. Процесс выведения греха из тьмы на свет называется исповедью (см. Ефесянам 5:11, 13).

— Случалось ли вам видеть в своей жизни или в жизни кого–то из друзей, как исповедь приводила к преображению и освобождению?

— Пока мы не всмотримся в прошлое, мы не сможем искренне простить себя или других. Чтобы узнать, кого нам следует простить, нужно понять, что происходит с нами, дать имя этому греху, осознать, кто в нем виновен. Какие грехи вам нужно исповедать? Кого вам нужно простить, «подобно тому как Христос простил вас» (см. Ефесянам 4:32)? Каким будет ваш первый шаг на пути к прощению?

— Мы должны не только вывести грех на свет, но и подставить свои сердечные раны исцеляющему Божьему свету. Сегодня мы, вполне вероятно, мучимся от боли, потому что старых ран так и не коснулась Божья любовь. Какие причиненные в прошлом раны, например, нанесенные вам в детстве в семье, нуждаются в целительном прикосновении Божьей любви? Каким образом исцеляющая Божья любовь дотянулась до вас (или могла бы дотянуться) через посредство Его народа (см. Луки 8:21)?

— Вспоминая свое прошлое, мы не только предоставляем старым ранам возможность залечиться, но и начинаем процесс скорби, начинаем отпускать то, к чему мы прежде были очень привязаны. Попрощавшись с этим, мы сможем обернуться лицом к настоящему и к тому, что уготовил нам Бог (см. 2 Коринфянам 6:11–13). К чему из перечисленных далее вещей вы сохраняете привязанность: к умершему; к человеку, чья любовь для вас недоступна; к одобрению, которое кто–то не желает вам дать; к нереальной мечте; к чему–то еще? На каком этапе процесса скорби вы находитесь? Первый этап — осознать, что вы утратили, второй — пережить гнев и печаль, завершающий — отпустить это.

3. Оглядываясь на прошлое и оплакивая то, что вам нужно оплакать, вы открываете себе путь к воскресению. Именно ради этого мы вспоминаем свое детство, а не затем, чтобы в чем–то обвинить родителей и снять с себя вину. Есть и еще одна причина для того, чтобы пересмотреть прошлое: нужно отказаться от дурных схем, которые вы усвоили в семье (этот процесс Библия именует «покаянием»).

— Какие пути своих близких вы считаете не угодными Богу? От каких способов отношений с Богом или людьми вам, на ваш взгляд, нужно отказаться?

— Каким образом выведение этих схем на свет способствует освобождению от них?

4. Исследуя прошлое, вы можете обнаружить в нем свой личный грех, то есть грех, за который вы сами несете ответственность, в котором вам надо исповедоваться, просить за него прощения и отвернуться от него (см. 1 Иоанна 1:9). Исповедь предназначена не только для Божьих ушей. Мы обязаны исповедоваться друг перед другом (см. Иакова 5:16), чтобы вполне ощутить силу Божьей благодати. Мы должны просить прощения у людей, которым мы причинили зло, и компенсировать сделанное (см. Матфея 5:23–26).

— Кто предлагал вам полное свое участие и принятие, когда вы исповедовали свой грех? Как подействовал на вас этот опыт? Помог ли он вам понять что–то о Боге?

— У кого вам нужно просить прощения? Кому нужно компенсировать причиненное зло? Когда вы намереваетесь предпринять первые шаги в этом направлении?

5. Мы не можем изменить свое прошлое, но мы должны изменить свое внутреннее отношение к нему, приняв следующие меры:

• простить тех, кто нас обидел.

• не требовать от них, чтобы они как–то загладили эти обиды.

• отказаться от утраченных отношений и надежд.

• предъявить свои застарелые раны людям, которые могут их исцелить.

• вывести на свет схемы, усвоенные нами от своих родителей и других взрослых, отвергнуть эти схемы и покаяться в них.

• исповедовать свои грехи, попросив прощения у тех, кому мы причинили зло, и постаравшись компенсировать нанесенный ущерб.

— Ни один из перечисленных процессов не может изменить прошлое, но таким образом мы искупаем прошлое. В чем обнаруживается в вашей жизни труд Бога–Искупителя?


Откройте Искупителю свое прошлое, будь оно двухдневной или двадцатилетней давности. Откройте Ему и Его народу свою историю и позвольте свету Его благодати преобразить ваше прошлое. Ведь и прошлое, и настоящее, и будущее — все это аспекты вашей души, нуждающейся в примирении с Богом, а полное примирение наступает тогда, когда вы складываете к Его стопам все свои раны. Бог вдохнет Свою истину в вашу историю и преобразит ее Своей благодатью, таким образом примирив с Собой вашу жизнь во всей ее полноте.

Верование № 7 У меня есть Бог, и в людях я не нуждаюсь

1. Мы обрекаем себя на серьезные проблемы, вообразив, что молитв и чтения Библии будет достаточно для того, чтобы поддержать в нас духовную жизнь, что, проводя время наедине с Богом, мы сможем избавиться от депрессии, чувства покинутости или беспокойства. Чтобы помочь нам, Бог использует множество средств, а отнюдь не только нашу молитву (см. Ефесянам 4:16).

— Для удовлетворения наших потребностей Бог посылает нам других людей. Об этом постоянно свидетельствует Писание. Попробуйте, не раскрывая Библию, перечислить четыре или пять примеров из нее, когда люди удовлетворяют потребности других людей, в том числе даже Иисуса.

— Когда Бог использовал вас, чтобы удовлетворить материальные, духовные или эмоциональные потребности других людей?

— Когда Бог использовал других людей, чтобы удовлетворить ваши материальные, духовные и эмоциональные потребности? Если вы не ощутили такого рода поддержку, то что этому воспрепятствовало?

— Почему позволить Богу удовлетворять наши потребности через посредство других людей и значит правильно понять назначение Тела Христова? В чем заключается это предназначение?

2. Существуют четыре основные духовные и эмоциональные сферы, в которых Бог непосредственно и опосредованно, через Своих людей, приходит к нам на помощь, восполняя то, чего нам недостает: рост, утешение, мудрость и восстановление (исправление).

— Рост (с. 130). Если вы являетесь членом церкви, то как ваши собратья способствуют вашему духовному росту и даже делают его возможным? Как и когда ваши братья и сестры во Христе поддерживали вас в пору физической, финансовой или эмоциональной нужды?

— Утешение (с. 131). Утешение может исходить непосредственно от Господа (см. Псалом 22, 118:76; Исайя 49:13), но Бог часто предпочитает даровать нам утешение — как в незаслуженном, так и в заслуженном страдании — через посредство Своего народа. Случалось ли, что вы, как Иов, получали лишь жалкое утешение? Прокомментируйте это. А когда вы получали хорошее утешение, как Павел от Филимона и Тита (см. Филимону 7; 2 Коринфянам 7:6)? Насколько полезным оказалось для вас такое утешение?

— Мудрость (с. 132). Нам требуется мудрость (жизненный навык), чтобы вполне понять Слово Божье, разобраться с браком, понять причины депрессии и т.д. Один из наилучших источников для постижения мудрости — это другие люди (см. Деяния 8:30–31). Приведите два–три конкретных примера того, как Бог использовал в вашей жизни Своих людей, чтобы вы сумели лучше понять Библию. Что именно помогли вам понять эти люди?

— Восстановление (с. 133). Какие стороны вашего характера были повреждены? Каким образом люди Божьи помогли вам усвоить дисциплину, принять свои слабости, противостоять тем, кто хотел причинить вам вред? Как Бог использовал Своих людей, чтобы исцелить и освятить вас?

3. Суждение «имея Бога, не нуждаешься в людях» изолирует нас от Иисуса–Человека, сводит к минимуму значение основы христианства — воплощения.

— Каким образом Иисус удовлетворял Свои потребности, когда жил на земле?

— Что вы узнали о Боге из отношений с людьми (укажите как «правильные», так и «неправильные» уроки)? Каким образом здоровые, надежные отношения с людьми помогли вам исправить какие–то неточные представления о Боге?

— Сторонники учения «я и Бог» и сами–то не могут жить согласно своей проповеди. Вообразите, как родители наклоняются на колыбелью и советуют плачущему младенцу положиться на Бога, а сами идут спокойно прочь! Опишите две–три сцены из жизни, которые иллюстрируют, как это сводящее с ума учение разбивается о реальность. Каким наставлениям Иисуса противоречит это верование?


Писание говорит нам, что Бог распределяет Свою благодать между людьми через посредство других людей. Если вы не получаете благодати от народа Божьего, ваше представление о Боге чересчур узко, и радость ваша несовершенна, как предупреждает апостол Иоанн, обрывающий свое послание чуть ли не на полуслове обещанием «придти к вам и говорить устами к устам, чтобы радость ваша была полна» (см. 2 Иоанна 12). Обретите полноту радости, поговорите с теми, кто любит вас и через кого Бог может явить вам Свою любовь.

Верование № 8 Обязанности способствуют духовному росту

1. Подлинно христианская свобода подразумевает нечто большее, чем только освобождение от ветхозаветных законов и налагаемых ими обязанностей. Это свобода самому выбирать свою жизнь, свобода от страха, вины и осуждения в случае неправильного выбора, свобода выбрать любовь, вместо того чтобы избегать чувства вины.

— Какие «обязанности» управляют вашей жизнью? Составьте список и пометьте те пункты, к исполнению которых вас принуждает чувство долга, а не любви, стремление быть хорошим, а не получить то благословение, которое вложил в это деяние Бог.

— Не бывало ли с вами так, что любимое прежде дело превратилось в повинность, когда вы возвели его в «долг»? Расскажите об этом подробнее.

2. Если мы чувствуем, что грех подталкивает нас к утрате, и ведем себя соответственно, если мы испытываем чувство вины, не справляясь со своими «обязанностями», значит, мы все еще эмоционально состоим под законом. Рассмотрим подробнее пять основных последствий пребывания под законом.

— Во–первых, закон влечет за собой гнев (см. Римлянам 4:15). Прежде всего, Бог гневается за нанесенные Ему оскорбления. Как вы реагируете, ощущая гнев Бога за нанесенные Ему оскорбления? Далее, мы, в свою очередь, сердимся на Бога. Когда вы сердились на Бога, отвергали Его и Его правила? И затем мы начинаем злиться на самих себя. Неисполнение каких обязанностей вызывает в вас ненависть к самому себе?

— Во–вторых, состоя под законом, мы подвергаемся осуждению и чувствуем себя виноватыми, если не исполняем того, что вменяем себе в обязанность. Когда мирская скорбь (чувство вины) сковывала вас по рукам и ногам? Когда скорбь ради Бога (сожаление о своей вине) служила мотивацией для изменений?

— В–третьих, живя эмоционально под законом, то есть действуя так, словно Бог не станет любить нас, если мы не будем исполнять своих обязанностей, мы изолируем себя от любви. Однако Евангелие обещает, что Бог будет любить нас независимо от того, исполняем мы свой долг или нет. Когда вам случалось страшиться осуждения за те или иные дела, но вместо этого находить приятие и любовь, как нашел их Джим? Какое влияние оказало это на вас? Кому вы, в свою очередь, можете предложить ныне такую любовь? Способны ли вы предоставить ее себе самому?

— В–четвертых, состояние под законом умножает грех. Как вы думаете, почему обязанности умножают в нас желание грешить и даже побуждают нас грешить больше, а не меньше прежнего?

— В–пятых, если мы делаем что–то, потому что вынуждены к этому или по обязанности, а не из любви, то нет нам в том никакой пользы. Какие хорошие христианские поступки случалось вам совершать скорее из чувства долга, нежели из любви?

3. Только будучи свободными, мы можем свободно любить. Если мы из страха или чувства вины сделались рабами долга, мы не готовы любить. Сперва нам нужно освободиться.

— Во Христе мы получили шанс на свободу, но что в таком случае может поддержать и обуздать нас? Этого не сделают предписания закона! Во–первых, нас удерживает любовь к Богу. Когда было так, что «благость Божия вела вас к покаянию» (Римлянам 2:4)? Когда вас удерживало от греха нежелание причинить боль Богу, Которого вы любите (см. Ефесянам 4:30)?

— Во–вторых, нас удерживает любовь друг к другу, близкие отношения, сложившиеся в Теле Христовом. Когда вас удерживало от греха нежелание причинить боль тем, кого вы любите (см. Матфея 7:12)? Когда источником ответственности для вас становились отношения с народом Божьим? Когда они были источником дисциплины? Когда они были средством, с помощью которого Бог призвал вас взглянуть в лицо своему греху?

— В–третьих, мы были бы несчастными, если б жили в грехе. Почему жизнь в грехе совершенно не удовлетворительна? Обдумайте те цели, которые предназначил для нас в жизни Создатель.

4. Библия, безусловно, подтверждает, что обязанности сами по себе хороши и полезны для нас (см. Римлянам 3:31), но при этом Писание не говорит нам: «Выполняй обязанности, иначе будешь плохим». Оно говорит нам: «Выполняй свои обязанности, или понесешь утрату, будешь страдать» (см. 1 Коринфянам 3:15).

— Когда вам случалось понести утрату или страдать, оттого что вы не выполняли библейские заповеди?

— Каким образом библейские заповеди помогают соблюдающим их избегать потерь и страдания?

5. Так какой же будет жизнь вне власти долга, вне власти закона, в полноте отношений с Богом?

— Во–первых, в области отношений выйти из–под закона — значит обрести свободу любить. Выйдя из–под закона, мы также перестанем толкать туда других людей, не будем осуждать их, сердиться, отнимать у них любовь, если они не станут проявлять свою любовь к нам так, как нам того хочется. В каких областях отношений вы все еще живете согласно закону? Где обнаруживается прогресс в направлении выхода из–под закона?

— Во–вторых, в сфере функционирования выйти из–под закона — значит помнить, что мы должны делать, но не осуждать себя, если с чем–то мы не справимся. Какие слова благодати помогают вам, когда вы осознаете, в чем вы недотянули до должного и нуждаетесь в исправлении? В какой области жизни вы привыкаете больше прощать себе? В какой области жизни вы чувствуете мотивацию измениться ради любви к Богу, а не из чувства долга?

6. Выйти из–под закона означает перейти от «должен» к «хочу». Это не значит, что нам всегда хочется поступать правильно, но, поскольку мы стремимся к конечному результату этого выбора, мы делаем то, чего бы предпочли в данный конкретный момент не делать. Точно так же, как Иисус не хотел умирать на кресте, но хотел достичь плода этой смерти — нашего спасения.

— Когда в вашей жизни «я должен» превращается в «я хочу»? Какие из своих «обязанностей» вы хотели бы в данный период своей жизни превратить в «желания»?

— Когда вы решали сделать нечто правильное, хотя вам и не хотелось этого? В чем заключался конечный результат вашего выбора, столь ценный, что ради него стоило сделать над собой усилие?


Закон вынуждает нас постоянно исполнять свой долг: делай это или будешь плохим — альтернативы нет. Такого рода «обязанности» никогда не позволят нам превратиться в тех людей, какими мы хотим быть, следовательно, в них нет никакой пользы. Освободитесь от этих обязанностей — и вы начнете жить, получите свободу стремиться к Богу и Его жизни.

Верование № 9 Вина и стыд очень полезны

1. Чувство собственной греховности нисколько не противоречит Библии (см. Исайя 6:5), однако вина и стыд совсем не всегда хороши для нас и полезны для духовного роста.

— Какую ценность вы видите в остром ощущении своего греха?

— Обычно собеседник, навлекающий своими словами вину и стыд, чего–то от вас добивается и сердится, если вы не хотите ему этого дать. Внушая вам чувство вины, он попросту пытается вынудить вас изменить однажды принятое решение. Когда вы удостоверялись в этом на своем опыте? Насколько убедительно удавалось вам внушать другим людям чувство вины? Насколько восприимчивым к чувству вины оказались вы сами? Кто более подвержен чувству вины?

— К сожалению, многие христиане зачастую даже не замечают, как их нагружают чувством вины, и принимают ответственность на себя (см. состоящий из пяти стадий процесс, описанный на с. 162—163). Почему, на ваш взгляд, этот процесс не решает проблему вины? Объясните, почему мы испытываем чувство вины, даже не будучи виноватыми?

2. Разберемся, что говорит о чувстве вины и стыда Писание.

— Слово «вина» имеет два значение: состояние, наступающее в результате неправильного поступка, и болезненные ощущения, угрызения совести, возникающие в результате убеждения, что мы поступили неправильно. Почему так важно понять, что Библия говорит о состоянии вины, а не о нашем ощущении?

— Стыд — болезненное чувство, вызванное утратой уважения окружающих в результате недостойного поведения. Стыд — это сознание того, что «я — плохой», состояние самоосуждения. Как вы определяете разницу между виной и стыдом?

— Каковы благие источники вины и стыда (см. Римлянам 1:20; 2:14–15; 1 Коринфянам 1:27)?

— Говоря о вине и стыде, Библия имеет в виду эмоциональную реакцию на наше падшее состояние. Эти благие чувства вины и стыда напоминают нам, как отчаянно мы нуждаемся в благодати, и подталкивают нас искать помощи, прощения и исцеления. Однако вина и стыд, о которых идет речь в главе 9, принципиально отличаются от них и связаны главным образом с первоначальным процессом социализации. Совесть превращается в инкорпорированного родителя, следящего за нашим поведением, оценивающего его как хорошее или плохое. Ваша совесть требовательна и активна или же снисходительна и невнимательна? Какие события, ситуации и люди вызывают у вас чувство вины? Вспомните семью, в которой вы воспитывались, и другие факторы, оказавшие влияние на годы вашего формирования. Как вы думаете, почему ваша совесть именно такова, какова она есть?

3. Теперь вы лучше представляете себе подлинную природу вины и стыда. Вчитайтесь еще раз в проповедь пастора Гленна и опровергните ее ошибочные элементы.

— Пастор Гленн обожествляет совесть и утверждает, что чувство вины является признаком вашей виновности (с. 166). Почему ощущение вины не всегда соответствует подлинной вине?

— Пастор Гленн смешивает чувство вины со скорбью ради Бога (с. 170). Поясните разницу между скорбью ради Бога (сожалением) и мирской скорбью (виной), а также характерные для обоих чувств эмоциональные реакции, задачи, плоды и их влияние на наш духовный и эмоциональный рост и на нашу способность любить.

— Пастор Гленн смешивает вину и обличение (с. 174). Какова согласно Иоанна 16:8 роль Святого Духа в жизни верующего? Как вы определяете, является ли испытываемое вами чувство вины реакцией на призвание Духа Святого или на вашу критически настроенную мать (отца, учительницу и т.д.)?

4. Хотя чувство вины может далеко увлечь нас, уведя с пути христианского развития, оно может также служить приметой духовного роста.

— Почему, начиная процесс исцеления от эмоциональных проблем, мы испытываем острые приступы чувства вины? Что побуждает нашу совесть бунтовать?

— Почему новые виды поведения, с помощью которых мы удовлетворяем свои духовные потребности в привязанности, ответственности и прощении, подвергают нас «порке» руками нашей совести?

Понять и признать источники давящей на вас вины, найти систему поддержки, которая поможет вам понять и ощутить доброту Бога, затем осознать свой гнев, простить тех, кто вас контролирует, переучить свою совесть, инкорпорировать новые голоса из своей группы поддержки и оплакать то, чего вам не удалось сделать, — все эти шаги помогут вам заткнуть рот осуждающей вас совести и позволят найти покой в любви Божьей и жить в согласии с ней.

Верование № 10 Нужно сделать правильный выбор, и тогда я возрасту духовно

I. Силы воли недостаточно. С самыми лучшими намерениями мы выбираем (усилием воли) одно, а делаем нечто противоположное. Подобно Павлу, мы не делаем того, чего хотим, а что ненавидим, то делаем (см. Римлянам 7:15). Если вся наша надежда сводится к правильному выбору, мы поистине находимся в отчаянном положении.

— Иисус призвал нас возлюбить Господа всем своим существом, а не только волей или интеллектом (см. Марка 22:37). Вдумайтесь, из чего состоит цельный человек, и сделайте вывод, почему одного решения положить конец синдрому навязчивого поведения недостаточно.

— Если мы не станем исповедовать Богу и людям, что на самом деле творится в наших сердцах, эта скрытая часть нашего «я» будет саботировать все наши решения. Случалось ли вам испытать такое на собственном опыте или подметить в другом человеке? Исповедуете ли вы Богу, что таится в вашем сердце, даже если в нем таится гнев, раздражение, бунт против Него? Что происходит в таком случае? Если вы этого не делаете, то почему? Что вас удерживает?

2. Богословие «воли» оказывается несостоятельным, потому что наша воля неотделима от личности в целом, от сердца. Наш разум, душа и сердце часто находятся в конфликте друг с другом. Нам нелегко признать, что в сердце может жить нечто, противящееся нашим ценностям, но именно поэтому Библия призывает нас измениться изнутри, а не просто принимать верные решения.

— Случалось ли так, чтобы ваше сердце пересилило голову и признаваемую вами систему ценностей? Что происходило при этом в вашем сердце? Если верх взяло таившееся в вашем сердце зло, к какому итогу это привело?

— Правильные решения необходимы, но не достаточны для духовного роста. Нужно не только сделать правильный выбор, но и найти источник поддержки и сил, чтобы осуществить этот выбор, а также преодолеть зло. Какими из трех элементов этой комбинации вы располагаете в данный момент? Каких насущных элементов вам пока недостает? Что нужно вам сделать, чтобы выбрать благо, приобрести необходимые силы и поддержку и преодолеть зло?

3. Важно не только сделать правильный выбор, но и воспринять Слово Божье с его истиной, подчиниться Богу и Его Церкви, искать у них поддержки. Мы должны исповедовать глубоко скрытые темные стороны своей души и удалить сорняки, препятствующие росту. Тогда мы сможем осуществить то, чему мы научились (см. Евреям 5:14).

— Случалось ли вам видеть человека, вверяющего себя скальпелю Бога, дабы исследовать глубоко затаившиеся в его сердце чувства? Какого рода изменения происходят в жизни такого человека?

— На каком этапе находитесь вы ныне? Может быть, вы все еще принимаете решения, пытаясь изменить свое поведение? Почему вы вновь и вновь выбираете путь, который заводит вас в тупик? Или вы решились наконец подставить себя скальпелю Бога и обнаружить тьму своего сердца, чтобы избавиться от нее?

4. Духовный рост включает и культивирование благого в душе, и искоренение дурного. Слишком часто мы посвящаем все свое время лишь одной из этих двух задач, но мы должны и добавлять себе благо, в которым мы нуждаемся, и обнажать дурное, как проявляющее себя вовне, так и скрытое, и отворачиваться от него.

— Что происходит, когда мы пытаемся решать только одну из этих двух задач?

— Какое благо вы воспринимаете в то время, когда стараетесь искоренить в своей жизни дурное?

5. Принятие правильных решений есть результат духовного роста. Способность к принятию верных решений — это плод Духа (см. Галатам 5:22).

— Какие ваши желания не соответствуют Божьим желаниям? Какие желания Бога, направленные на устроение жизни Его детей, не сделались пока вашими желаниями, не вошли в вашу жизнь?

— Какие глубоко скрытые желания вашего сердца нужно представить Господу, чтобы Он преобразовал их?

— Изучите еще раз список решений, приведенных на с. 191. Объясните, почему подобный выбор предполагает слабость и смирение.

— Почему этот выбор ведет к духовному росту?

— Какие приведенные решения вы предпочитаете не принимать? Почему?

— Какие решения вы принимаете? С какими последствиями?


Вместо того чтобы изо всех сил стараться принимать верные решения, представьте Господу свою неспособность делать это, откройтесь ему в своей слабости и неспособности и просите Его начать в вашем сердце процесс духовного роста. И тогда, по мере того как вы сами будете совершать нелегкий труд духовного роста, Бог будет насаждать в вас Свою жизнь, производя внутренние изменения. Сотрудничая с Богом, насаждающим и прививающим ваш характер, вы в должное время принесете свои плоды (см. Псалом 1:3).

Верование № 11 Важно, как я поступаю, а не почему я это делаю

1. В наиболее «духовной» формулировке это убеждение выглядит так: «Послушание — ключ к христианской жизни». В результате человек делает «правильные вещи» (молится, общается с людьми, проявляет себя как хороший семьянин), но по «неправильным» причинам.

— Случалось ли вам сделать правильную вещь по неправильной причине? Как вы себя при этом чувствовали?

— Какие правильные вещи вы делаете в настоящий момент по неправильным причинам? Есть ли какие–то нездоровые причины в вашем перегруженном расписании, битком набитом «хорошими» делами?

2. Учение «делай, и все тут» предполагает, что мы должны совершать акты послушания, потому что это правильно, и тогда Бог благословит наши усилия независимо от их побудительной причины. Неважно, испытываем мы при этом чувство вины или раздражения, считаются только поступки. Но разве этому учит нас Библия (см. 2 Коринфянам 9:6–7)?

— Слепое послушание угодно Богу не более, чем неуклюжие извинения, которыми мы оправдываем свое греховное поведение. Послушание — не самоцель. Послушание ради послушания отнюдь не соответствует Библии. Напротив, послушание подразумевает ту структуру, внутри которой мы продвигаемся к зрелости (см. Второзаконие 5:33; 6:24; 10:13). Рассмотрите некоторые адресованные вам Божьи заповеди. Каким образом они подготавливают вас к зрелости? Как жизнь в согласии с этими заповедями помогает вам возрасти в образ Божий?

— Суть послушания меняется по мере того, как мы растем. Наши отношения с Богом и друг с другом меньше нуждаются во внешней структуре и в конкретных инструкциях по мере того, как внутри нас складывается структура характера (см. Евреям 5:12–14). Как этот принцип подтвердился в воспитании ребенка, осуществленном или наблюдаемом вами? Случалось ли, например, чтобы вы были уверены в том, чего хочет от вас Бог в данной конкретной ситуации, даже если эта конкретная ситуация не описана в Библии?

3. «Христианское» верование в то, что поступок гораздо важнее, чем вызвавшие его причины, оборачивается шестью проблемами.

— Во–первых, это убеждение подменяет истинное послушание самопожертвованием (с. 201). Помните ли вы, что Бог любит вас безусловно, такими, какие вы есть, или вы слушаетесь Его и совершаете ответственные поступки только из страха? Объясните, о чем говорят вам слова Иисуса «Милости хочу, а не жертвы» (Матфея 9:13).

— Во–вторых, это убеждение забывает о цельности человеческой личности (с. 203). Если мы слушаемся ради послушания, наступает внутреннее расщепление, поскольку желаем мы одного, а совершаем другое. Случалось ли вам действовать подобно марионетке? В каких ситуациях? Не превращается ли для вас в ритуал сама христианская вера, не совершаете ли вы то, чего требует от вас послушание, мыслями пребывая вдалеке (см. Исайя 29:13)?

— В–третьих, это убеждение подрывает основы ответственности (с. 204). Некоторые люди настолько сосредоточиваются на своем желании угодить другим, что уже не несут ответственности за собственные настроения и поступки. Не принадлежите ли вы к числу угождающих (см. Галатам 1:10)? Какие проблемы это вызывает?

— В–четвертых, это убеждение поощряет нас лгать, скрывая раздражение, сопротивление или желание восстать, которые мы часто испытываем, поступая правильно (с. 207). Когда вам случалось выказывать внешнее смирение, испытывая внутреннее негодование? Что вы делаете сейчас, когда вас просят поступить правильно? Совершаете ли вы обдуманный, намеренный и свободный выбор, отвечая «да», или «да» скрывает таящееся внутри вас «нет»?

— В–пятых, это «христианское» убеждение отрицает падшую природу человека, предполагая, что мы всегда можем повиноваться, а если не повинуемся, значит, не хотим (с. 208). Истина заключается в том, что мы зачастую не повинуемся просто потому, что не можем, будучи грешниками (см. Римлянам 7:15). В каких случаях ваша греховная природа препятствовала вам послушаться Бога?

— В–шестых, это учение подрывает власть Креста в нашей жизни (с. 209). Воскресительная мощь Креста искупает наше греховное непослушание и дает нам возможность вести жизнь, угодную Богу. Что произошло, когда мать Джона предоставила сыну благодать совершать ошибки (см. Римлянам 8:1)? Что может измениться в вашей жизни, если вы доверитесь благодати Божьей, позволяющей вам совершать ошибки?

4. Вероятно, самая серьезная проблема, связанная с учением «делай, и все тут», заключается в том, что оно практически не оставляет места для свободного дара жизни, искупленной ценой смерти Христовой, не предусматривает уголка для человеческих слабостей. А ведь наши падения и неудачи — неотъемлемая часть нашего пути к зрелости.

— Вдумайтесь в описанный на с. 210 цикл. Каким образом отсутствие благодати разрывает этот цикл, обеспечивающий взросление?

— Чему вас научили последствия ваших падений? Каким образом этот урок пригодился вам, когда вы делали очередную попытку или решали предпринять что–то новое? Приведите один–два примера.

Мы не можем преодолеть свою греховность или синдромы навязчивых состояний одной лишь дисциплиной, чувством вины или стыдом. Нам нужно другое — позволить себе разобраться во внутренних побуждениях и конфликтах, которые вызывает у нас конкретная ситуация. Тогда мы обретем большую свободу и автономию, возьмем на себя ответственность за свое поведение и станем действительно свободными во Христе.

Верование № 12 Познав истину, я возрасту духовно

1. Сама по себе истина никого не спасает, и изучение Библии никогда не предназначалось Богом в качестве единственного лекарства от всех эмоциональных и духовных проблем (см. советы друзей Иова — Иов 22:21–22). Процесс исцеления требует длительного труда. Нам нужно примириться с Богом, войти в отношения с Ним и друг с другом (см. 2 Коринфянам 5:18–19). Чтобы люди вполне ощутили Божье милосердие и примирились с Богом, Господь стал человеком. И поныне Он приходит к нам во плоти через посредство членов Своей Церкви.

— Удалось ли вам привести в соответствие свои книжные познания о Божьей любви с любовью, которую вы ощутили на своем опыте? Определите, насколько уравновешено опытом ваше знание о Боге, насколько вы удовлетворены им и каким образом вам удалось (или почему не удалось) привести в равновесие знание и опыт.

— Попытки установить отношения с Богом вне Его Тела, Церкви, оказываются несостоятельными (см. 1 Иоанна 4:20). Когда вы получали благодать через посредство другого человека (см. 1 Петра 4:8–10)?

— Истина без отношений не использует те средства исцеления, которые Господь уготовил нам в Своем Теле.

Библия велит нам обращаться к людям за исцелением. Когда исцеление приходило к вам через посредство человеческих отношений? Опишите подробно, какое исцеление вы получили.

— Подлинное исцеление наступает только тогда, когда мы становимся делателями, а не только слушателями Слова. Когда вы исполняли то, что прочитали в Библии, и в результате испытывали целительное прикосновение Бога или ощущали духовный рост?

— В каких сферах своей жизни вы слышите Божье Слово, но не исполняете его? Каким образом это замедляет ваше духовное развитие?

2. Помните опыт, пережитый Терри? Она добилась реальных успехов в терапии, и тут ее прежняя наставница заявила, что ей следует бросить лечение и снова заняться чтением и изучением Писания.

— Обратившись к консультанту, Терри взяла на себя ответственность за то, что таилось в ее душе. Она раскрывала внутреннюю тьму, оплакивала, прощала, узнавала, боролась, выражала свои чувства, исповедовалась, училась быть искренней с людьми и получать от них поддержку. Попросту говоря, она делала именно то, что велит нам делать Библия. Какие из только что перечисленных предписаний Библии вы сами осуществляли, когда (и если) проходили курс терапии? Какие плоды принесла в вашей жизни эта работа?

— Какими из перечисленных выше видов деятельности вы хотели бы заняться? Поможет ли вам в этом терапия и чем? Поможет ли вам в этом общение с народом Божьим?

3. Ключ к подлинному исцелению для любого из нас заключается в изменении характера, в осуществляемом Богом преображении (см. 2 Коринфянам 3:18). Но такое преображение — нелегкий труд. Подлинная перемена не происходит от заучивания Писания и пропитывания души Божьими истинами — она происходит не от слушания истины, а от ее исполнения.

— Делатели Слова Божьего становятся людьми любящими и смиренными, ответственными и склонными к прощению, они переживают очищение и преображение. Случалось ли вам быть свидетелем подобного преображения или испытывать его самому? Что вы узнали об этом на собственном или чужом опыте?

— Какие перемены в характере — свободу от навязчивых состояний, исцеление былых ран, ответы на нынешние проблемы — дает вам Господь, совершая в вас Свой труд, когда вы следуете Его заветам, принимаете на себя ответственность за то, что таится у вас в душе, раскрываете ее темноту, оплакиваете, прощаете, ищете примирения, познаете, противостоите, выражаете свои чувства, исповедуетесь, учитесь искренности, принимаете поддержку?


Познавайте истину, изучайте прилежно Библию, но не ограничивайтесь этим — принимайте все сказанное в Библии и обращайте это в действие, осуществляя тот процесс исцеления, который подсказан ею. Придерживайтесь учения Иисуса и действуйте в согласии с ним: действие, а не одно только знание сделает вас свободными (Иоанна 8:31–32).

Примечания

1

См. также полное описание этих стадий развития в книге Генри Клауда «Changes that Heal» (Grand Rapids: Zondervan, 1990, 1992) и Джона Таунсенда «He прячьтесь от любви» (Москва, «Триада», 2003).

2

Подробнее о границах см. книгу Генри Клауда и Джона Таунсенда «Барьеры» (С. — Петербург, «Мирт», 2001).

3

Чтобы понять, насколько важна для Господа тема наследственного греха, имеет смысл воспользоваться тезаурусом и посмотреть контексты Ветхого Завета на слово «Отцы».

4

Подробнее об этом см. в «Changes That Heal» и «Не прячьтесь от любви».

5

Llaid Harris, Gleason L. Archer Jr and Bruce К. Waltke «Theological Wordbook of the Old Testament» (Chicago: Moody Press, 1980), 1:570.

6

Джек Дир, Dallas Theological Seminary, 1979.

7

Джон Ханна, курс истории Церкви, Dallas Theological Seminary, 1978.

Клауд Генри, Таунсенд Джон