Агрессивная теория смысла

Агрессивная теория смысла

Без паники.


Контрасты

Опозоренный японец вполне может покончить с собой. Тогда другие японцы скажут, что он — человек сильный, а его поступок — дело достойное. Европеец в такой ситуации не станет себя убивать. Он, скорее, будет пить, ляжет на дно, попробует загладить позор или иным образом «закроет дыру». Если же он прибегнет к суициду, его обзовут слабаком, трусом и неудачником.

У апачей было вполне нормально и даже почётно убивать детей вражеского племени. В современной культуре подобное действие ужасно, и всегда порицается, даже если направлено на реального врага; нельзя и точка, независимо от расы, религии, пола и страны проживания. А убивший ребёнка современный человек будет грызть за это себя до конца жизни, если он не окончательный псих.

В Иране и Пакистане нормальной считается полигамия, в Европе распространен открытый брак (что, по сути, полигамия и полиандрия), в России же — даже мысль о другом половом партнёре вызывает скрип зубовный (если речь не о кинозвезде или рок-идоле). Зато в России принято уступать место в транспорте, в то время как в США или Европе этим можно крепко оскорбить.

Пьяный человек в Израиле или Саудовской Аравии — это турист (которых все ненавидят, но терпят, ибо с них страна имеет доход; отношение к ним — как к евреям пару веков назад, за исключением погромов и наглости последних). В России местные пьют, и это никого не удивляет; в Питере увидеть человека с пивом в руке можно даже в морозное утро понедельника.

Где правда?

Правда

Один человек пришёл к другому и сказал, что видел демона. Он сказал правду: он действительно видел демона. Не важно, что демона создало его воображение. Другой человек спросил, были ли ещё свидетели. На что первый признал, что свидетели были, и они ничего не видели.

Тут я, пожалуй, проведу черту между правдой и истиной. Правдой будет личное понимание человека, истиной — принятое большинством, сумма одинаковых или граничащих правд. В вышеприведённом примере первый сказал правду, но эта правда не соответствовала истине. Он искренне верит, что видел демона (и, кстати, невозможно доказать, что демона не было — просто его не видел никто иной). Но поскольку других доказательств нет, большинство принять его наблюдение как факт не может, для них правдой является то, что демона не было, а значит, видеть его первый не мог. Истина очень часто вступает в конфронтацию с правдой.

Например, один человек утверждает другому, что любит его. Другой уверен, что при любви необходимо совместно есть картошку, так принято в его обществе, такова истина его мира. Но у первого на картошку аллергия; а значит, есть он её не может, и, следовательно, любовь немыслима: совместной трапезы быть не может. Думаете, ерунда? Да ладно. Это просто противоречие.

Я встречал чётко взаимоисключающие утверждения. Например: 1. «Женщину может раздевать только тот, кто её одевает»; 2. «Современная женщина должна быть независимой и не надеяться на поддержку измельчавших мужчин». Уверен, либо ту, либо другую мысль так или иначе цитировали или хотя бы встречали все мои читатели. Если женщину может раздевать только тот, кто её одевает, она уже теряет большую долю самостоятельности, что вступает в противоречие со вторым утверждением.

Подобных сентенций — тьма и море. Они противоречивы, как ядерная физика в исполнении Мэрилин Монро. Но, как бы парадоксально это не звучало, все они являются истинами.

Беда многих людей в восприятии правды заключается в том, что они подменяют правду истиной, и наоборот. Скажем, тот, кто не может есть картошку, может быть уверен в своей любви; но картошку он всё-таки есть не станет, чем породит сомнение в том, что любит. То есть тот, кого он любит, будет думать, что его пытаются обмануть.

Почти все крупные ссоры происходят по причине выискивания правды. Что понимается под правдой в этом смысле? Истина! Человек может говорить правду, искренне и без задней мысли. Но если его правда не соответствует принятой истине — ему не поверят. Его обзовут лжецом и «уличат» в неправде. Такова природа вещей.

Но основная проблема даже не в подмене сущностей. Основная проблема в том, что за правдой и истиной часто скрываются некоторые дела. Им почему-то придаётся меньше значения, чем вранью.

Враньё

Люди часто уделяют слишком много внимания вранью. В то время как само по себе враньё — это незначительная мелочь, если оно скрывает дела; важны дела, а не их укрытие. А если за враньём они не скрыты, то оно вообще не значимо.

Человек может убить чью-то жену а потом с вдовцом пить пиво на поминках, если тот не знает, кто убийца. В данном случае враньё — мелочь по сравнению с убийством.

Родители не скажут маленьким детям, что птички поют, потому что самцу не терпится осеменить самку, и таким образом он её подзывает. Они придумают романтическую сказку про музыканта-соловья, который страсть как любит петь, просто петь, без задних мыслей. Думаю, многие дети займутся рок-н-роллом, чтобы побольше было желающих их тела раньше, чем узнают правду о пении птиц.

Если враньё принимать и давать ему значение, с ним всё обстоит так, как с пресловутым гвоздём в кузнице. Вроде бы мелочь: нет гвоздя в кузнице; плохо подковали лошадь; лошади захромала, командир упал; битва проиграна, армия бежит. Потому что гвоздя не было в кузнице! Враньё при спекуляции им — такой же бессмысленный и беспощадный гвоздь. Цепляясь к нему, люди способны раздувать слонов из мух, а когда что-то настолько маленькое раздувается до таких размеров — давление внутри ужасно, стенки невероятно тонки, и лопнуть может в любой момент. Так и случается.

Враньём пронизана вся жизнь человека. Если человек не будет врать, он не сможет находиться в обществе. Он будет постоянно говорить людям, что те — уроды, например. Он сразу будет высказывать весь негатив ближним и любимым. Да в современном обществе такой человек просто не выживет. Вы же знаете, как часто отвратительно несёт одеколоном. Как раздражает кашляющий и сморкающийся сосед. У некоторых такое лицо, что хочется попросить надеть паранджу, а иных — отправить к врачу на выпрямление спины. Но мы же не высказываем всё сразу. А если заходит тема, аккуратненько, «бочком» уходим в сторону. И единственный случай, когда реально готовы всё вывалить — моменты белого каления. Когда уже хочется порвать всех в клочья или лопнуть от ярости.

Нет, без вранья прожить невозможно. И многие любят играть в игру «кто успел, тот и прав» — по-мелочи уличать окружающих, как будто обеляя себя. «Он ей помогает, потому что хочет её!» — утверждает такой игрок. О боже. Как это странно: дядя хочет тётю, немыслимо. «Тебе от меня нужна только помощь (или деньги, или иная корысть), и после этого ты сразу исчезнешь!» — уличает игрок. Нет, она знает, что ты её хочешь, и да — когда ты станешь не нужен, она тебе не «откроет свою сказочную долину». «Все бабы — шлюхи!» — наконец, восклицает игрок, и стукает кулаком по столу так, что подпрыгивают пивные кружки. Интересно, как он об этом узнал? Он — практикующий психоаналитик, бабник или просто неудачник, повторяющий как попугай чью-то истину?

Есть немалый процент людей, которые считают правду добродетелью самой по себе. Правда — это всегда хорошо, говорят они. Думаю, им приятно будет задуматься о том, что при штурмах захваченных террористами зданий часто присутствуют журналисты. И по некоторым причинам те не освещают ситуацию правдиво в ходе подготовки и проведения операции освобождения заложников. История научила врать и юлить! Да уж, тут мне скажут сразу, что я утрирую и намеренно сгущаю краски. Так расскажите своим детям про спаривание соловьёв. Это не убьёт их, и уж тем более не станет причиной массовой гибели людей. Почему бы не сказать правду?

Враньё как таковое — ерунда. Первичны дела. Тот, кто убил человека, пусть хоть трижды об этом говорит правду, это не облегчит его участи. Да, ему, возможно, смягчат наказание. Но если он такой хороший, что побежал каяться, то себя он будет терроризировать вдвойне. Так что толку в этом смягчении нет. Главное — дело, которое он сделал, а не то, стал он скрывать правду или нет.

Смысл

Смысл — самая сложная субстанция всех времён и народов. Все рано или поздно задумываются о нём, и все знают изречения, предписывающие определённые ценности, связанные с ним. Вот некоторые из них (все они, естественно, не мои):

Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы

Надо жить, радоваться жизни, любить бога и быть не одному

Мужчина должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына

Мы все живём для того, чтобы завтра сдохнуть

И так далее, и так далее. Изречений так много, что построить на основании них что-то целостное просто невозможно. В итоге, держа в руках многотомный талмуд мировой мудрости о смысле жизни, лучшее, что может сделать человек — это отправить его в печь. Любая теория смысла жизни, даже очень правдоподобная, не выдерживает поверхностной критики. А копнув глубже, можно разнести её в пух и прах. Так что же, получается, ни в чём нет смысла?

Мы ищем внутри своего рассудка. В знаниях, из которых все являются детищем маленького кусочка четвертичного периода. Между тем Земля гораздо древнее, и для неё наши два с половиной миллиона лет — просто песчинка. До людей были прокариоты; одноклеточные; бактерии и вирусы; всевозможные амёбы и сидячие полипы; рыбы, черви, растения и грибы, пресмыкающиеся, птицы, млекопитающие и так далее. Люди появились так поздно на этом празднике жизни, что, можно сказать, ещё даже не заслужили права голоса.

Можно ли утверждать бессмысленность всей материи, существовавшей до человека?

Давайте подумаем под разными углами.

Предположим, мы верим в бога. Тогда вопрос о смысле решается сам собой: бог всё за нас придумал, и сомневаться в его мудрости — глупость (если мы в него искренне верим, а не просто соблюдаем обряды религии, отдавая дань моде или традициям семьи). Тут вопрос о смысле как-то глупо задавать и терзаться им.

А если мы не верующие, то мы принимаем кучу иных вещей; в том числе факт того, что есть эволюция, и что Земле столько лет, что мы даже представить себе не можем. И если мы принимаем эволюцию, то принять придётся и движущие её силы. Все живые существа хотят жить и размножаться. Они не терзаются вопросами построения карьеры, семьи, у них не болит голова о деньгах и они не читают книг. Они просто существуют, подчиняясь какому-то давнему «толчку», продолжая инерцию всеобщего движения. Из высших приматов появились люди, и приняли на себя максимальный напор эволюции. Они создали сознание, и развили его до неимоверных высот. А когда развили — начали опровергать смысл себя. Не значит ли это, что они опровергают смысл изначального «толчка»? Любое осмысление, естественно, натыкается на вопрос «Зачем?» или «Почему?». «Я хочу много денег — Зачем? — Чтобы купить виллу — Зачем? — Чтобы там жить — Зачем? — Чтобы не жить в городе — Почему?» — в итоге мы либо придём к полной бессмысленности и утверждению «просто это так», либо к прагматичной реалии жизни (которую, кстати, тоже можно разнести вопросами).

Нам нечего ответить на вопрос «Почему вода именно такая» или «Почему существует гравитация». Все наши научные объяснения — это всё равно, что утверждение: «Пистолет выстрелил потому, что я выстрелил». В объяснении нет даже пояснения про спусковой крючок, не то что про порох или сложную систему автоматического затвора. Потом меняется научная парадигма, и все вдруг понимают, что пистолет стреляет потому, что пуле есть куда лететь. Такое объяснение помогает нам создавать ядерную бомбу или изобретать «iPhone». Но к смыслу не приближает.

В итоге мы остаёмся в потоке инерции изначального «толчка», что оставляет нам два варианта: 1. Всё бессмысленно, 2. Всё осмысленно. Второй вариант лично мне кажется более рациональным, поскольку оценщики — мы, а мир гораздо древнее нас.

Заключение

Вы, наверное, ждали определённости, если вообще дочитали досюда. Это хорошо.

Вам кажется, что части статьи между собой никак не связаны. И естественно, у вас есть придирки к некоторым местам, выводам, умозаключениям и фактам. Это тоже хорошо.

Вы никогда не думали о том, осмысленно всё или бессмысленно; если вы и касались смысла, то это был смысл вашей жизни или чего-то менее «всего». Вы искренне полагаете, что знание осмысленности или бессмысленности всего ничего вам лично не даёт, и вообще — не имеет никакого практического значения. Это просто отлично!

Вам не нравится, что я пытаюсь думать за вас, и говорю, что по моему мелкому мнению вы думаете и знаете. Но ведь вы тоже, будь у вас такая возможность и мотивация, думали бы за меня. Вы бы находились в рамках той крайности контрастов, к которой привыкли; вы бы уличали меня во вранье, мерили мою жизнь по своей истине, ждали бы от меня понимания вашей справедливости и следования вашему смыслу жизни.

Хотя, почём мне знать.

Коперник Александр