Айболит из Алабамы. Героические будни сельского ветеринара

Джон МакКормак Айболит из Алабамы Героические будни сельского ветеринара

Эта книга посвящается Кристин, Диллону, Мадди, а также Кэлли Мэри, присоединившейся к нам позже.

Я не предполагал, что внуки могут быть настолько смышлеными, талантливыми, красивыми и энергичными.

Благодарности

Я искренне благодарен Рейчел Каган из «Краун Паблишерз», чья тактичная поддержка и дельные советы оказали мне неоценимую помощь в написании этой книги. Еще мне хочется поблагодарить Рейчел Пейс, которая не только помогла мне издать книгу, но и следила за тем, чтобы я не выбивался из графика.

Предисловие

К лету 1965 года наша ветеринарная практика настолько разрослась, что своими силами мы с Ян уже не справлялись. Не без удовольствия предаваясь воспоминаниям, мы вновь и вновь поражались тому, как много событий произошло за такой короткий отрезок времени. Всего каких-нибудь полтора года назад наш доверху набитый грузовик с прицепом пересек границу округа Чоктау в штате Алабама. Тогда в тех краях мы не знали ни души, кроме мистера Секстана, агента по недвижимости. Он-то и подбил нас на переезд, убедив, что настало самое подходящее время открыть ветеринарную практику в этом процветающем крае, известном своими сосновыми лесами, хлопком да отдельными месторождениями нефти на юге штата. В годы, предшествовавшие нашему появлению, кое-кто из обитателей баловался изготовлением самогона, особенно славился этим городок Фордтаун на северо-западе штата. Падкие на выпивку жители южных штатов предпочитали именно самодельный продукт и не слишком торопились пополнить федеральную казну, платя деньги за легальный, увешанный акцизными марками, но проигрывающий самогону в крепости «красный» виски. Однако к середине шестидесятых годов деятельность местного отделения Бюро по контролю над производством спиртных напитков положило конец подпольному бизнесу в Алабаме. К моменту нашего «выхода на сцену» он доживал свои последние дни.

В те же годы в Чоктау на берегу реки Томбигби выстроили огромную фабрику по производству туалетной бумаги, в Батлере появилась вторая — там шили дорогое дамское белье, а неподалеку от Джилбертауна открыли богатое месторождение нефти. Впервые в истории США массы людей с севера хлынули в Чоктау, рассчитывая найти там работу. Была еще одна причина столь широкой популярности округа — он не без основания считался истинным раем для любителей охоты на диких индюков и оленей. Вот и мы, познакомившись с этим бурно развивающимся краем, с его доброжелательными людьми и неисчерпаемыми возможностями проведения досуга, в том числе и с новым полем для гольфа, сочли его самым подходящим местом для жизни и работы.

Так я стал единственным ветеринаром на весь округ, правда, мне было не очень-то весело. Приходилось постоянно разъезжать по вызовам, и у меня почти не оставалось времени, чтобы побыть с семьей, не говоря уж об охоте или партии в гольф.

Даже установить очередность вызовов оказалось непросто. Я не знал, как поступить, когда мне звонил обезумевший мистер Ландри, сообщавший, что его лучшая корова никак не может произвести на свет бесценного теленка, а через минуту в трубке раздавался голос миссис Миллер, шнауцер которой попал под машину, совершая свой утренний моцион. К кому ехать в первую очередь?

Нелегко было научиться работать с новомодными диагностическими приборами, помимо этого требовалось знать новые методы лечения, разбираться в лекарствах, помнить дозировку для каждого вида животных. А днем времени не оставалось. Я пытался читать ветеринарные журналы и научные книги по ночам, но попробуйте-ка после тяжелого рабочего дня вникнуть в нудное описание нового препарата от глистов для овец, сделанное специалистом из Новой Зеландии.

Хотя мне по-прежнему очень нравилась моя работа, тем не менее через несколько лет прыти у меня заметно поубавилось. Теперь, если кто-нибудь звонил во время воскресной молитвы и сообщал о корове, ослепшей из-за воспаления глаз, я уже не выскакивал из церкви и не спешил на помощь, а возвращался на нашу скамью и слушал, как пастор обрушивает свой гнев на тех, кто работает, охотится, ловит рыбу или играет в гольф по воскресеньям. На вызов я отправлялся после службы. Если в полночь мне звонили по поводу хронического зуда у собаки или насморка у кошки, я просил отложить встречу до утра. Для того чтобы хорошо работать, нужно полноценно отдыхать — этому научил меня опыт.

В связи с разросшейся практикой, а также из-за тяжело протекавшей беременности Ян в 1965 году нам пришлось взять двух помощников для работы в клинике. Мисс Сью работала в регистратуре; выполняла обязанности моего секретаря и «девушки пятницы». Она идеально подходила для этой работы и вскоре стала незаменимым сотрудником. Сью знала практически всех в городе, к тому же искренне любила животных. Она делала все, чтобы моя работа проходила гладко, удивительно легко справляясь и с ликвидацией следов собачьей неожиданности в приемной, и с оказанием помощи здоровяку, упавшему в обморок, пока я чистил уши его барбосу.

Уборщиком — или, выражаясь официально, «ответственным за санитарию», — работал Тимми, пятнадцатилетний паренек, мечтавший стать ветеринаром. Он так стремился сделать карьеру на этом поприще, что проявлял невиданный энтузиазм, вычищая собачьи вольеры и намывая пол в операционной. Тимми приходил в клинику перед школой и возвращался вскоре после обеда, а по субботам, воскресеньям и в каникулы оставался на посту целый рабочий день. Парень оказался способным учеником и быстро понял — на собственном опыте — чего делать нельзя: например, погружать персидскую кошку в собачью ванну, наполненную средством от клещей; целоваться с чау-чау, обладавшим сомнительными манерами; становиться позади огромного быка, страдающего расстройством пищеварения и кашлем. Еще он узнал, чего следует опасаться, когда корова внезапно задирает хвост, и успевал вовремя убраться с линии огня.

Кроме того, все лето 1965 года с нами жил Дик, младший брат Ян. Вместе со мной он проводил вакцинацию против бешенства, ездил по вызовам, а также держал собак во время процедур и помогал Ян справляться с детьми — Томом и Лизой. В то лето он стал нашим спасителем. Правда, я подшучивал над его неумеренным аппетитом и манерой подолгу спать по утрам, но с удовольствием вспоминаю о тех днях, особенно о наших постоянных препирательствах по поводу футбольных команд Обурна и Алабамы. Дик изучал искусство; пусть оно и не пользовалось большой популярностью в Чоктау, но парень вполне вписался в компанию болельщиков Алабамы, собиравшихся поболтать у местной парикмахерской. Из-за его богатырского сложения некоторые считали, что Дик играет в футбольной команде Медведя Брайанта, и он, надо сказать, не пытался рассеять это заблуждение.

Для моей семьи это были счастливые годы, но в целом южанам нелегко дались шестидесятые. Эпоха сегрегации заканчивалась тяжело, мучительно. Вековой уклад жизни поменялся так круто, что большинство граждан с трудом верили в прочность этих перемен. Хотя Чоктау расположен в самом сердце Алабамы, волна насилия, прокатившаяся по таким городам, как Селма, Бирмингем или Литтл-Рок, обошла нас стороной. Происходившее там казалось нам далеким кошмаром.

Именно в это время я понял — только юмор может спасти человека от себя самого. Бытует мнение, что можно продлить себе жизнь, сделать ее более счастливой и успешной, если время от времени избавляться от собственных недостатков и пережитков с помощью хорошей шутки. Действительно, мне стало легче жить с тех пор, как я научился смеяться над самим собой, тем более что работа сельского ветеринара предоставляла мне для этого массу возможностей.

Глава 1

Каждый четверг, за исключением рождественских праздников, я работал на скотоводческой ярмарке в Ливингстоне, крошечном городишке, расположенном в семидесяти пяти километрах к северу от Батлера, в котором жила наша семья. Поскольку ни в самом Ливингстоне, ни в соседнем Йорке, ни в Самтере штатного ветеринара не имелось, весть о том, что по четвергам на ярмарке принимает ветеринар, быстро разнеслась по окрестностям, и вскоре на меня посыпались просьбы заехать осмотреть корову, проверить стадо, обследовать лошадь, назначить лечение кошке или собаке. Некоторые предлагали заглянуть к ним, чтобы сделать прививку их животному во время любого перерыва в работе. Другие подъезжали прямо к кафе мисс Мод на городской площади, где я имел обыкновение обедать, и мне частенько приходилось отлучаться, дабы обслужить прибывшую на грузовике козу или гончую, сидевшую в ящике в ожидании осмотра.

Обычно в этих поездках летом 1965 года мне составляли компанию Тимми или Дик. Но и наш шестилетний сын Том мечтал поработать моим ассистентом, считая себя уже достаточно взрослым для этого. Он был убежден, что тоже сможет, сидя на перекладине станка для фиксации скота, подавать мне пробирки для крови с прикрепленными к ним большими иглами, а самое главное — помогать мне дельным советом. Естественно, его мать была не в восторге от этой идеи, но после многократных просьб и самых искренних обещаний соблюдать осторожность и вести себя как следует она разрешила ему съездить «только один разок». Правда, он не счел нужным предупредить ее, что собирается иметь дело с острыми предметами. Впрочем, ему и раньше доводилось выезжать со мной на вызовы, к тому же он был развитый мальчик и за свои шесть лет видел хирургических операций больше, чем 99 % взрослого населения штата. Из-за его красочных рассказов о некоторых событиях и ветеринарных процедурах, в том числе о рождении телят и щенков, об эпилептических припадках у собак, об измерении температуры корове, между ним и воспитательницей детского сада миссис Минзлофф уже пробежала черная кошка.

И вот, перед тем как Тому пойти в первый класс, я впервые взял его с собой на ярмарку. Меня радовали и возможность побыть с ним вдвоем, и его детский энтузиазм, с которым он воспринимал все новое. Особенно сыну приглянулись белохвостые олени и дикие индюшки, которых он несколько раз видел недалеко от шоссе. Том постоянно расспрашивал меня о животных, его интересовали разные породы скота, к тому же он хотел понять, чем объясняются различия в их окрасе.

— Какая это корова, папа? — спрашивал он, когда мы проезжали мимо оживленного пастбища.

— Которая?

— Вон та, черная.

— Это ангусская порода, она из Англии.

— Почему?

— Ну, потому что все ее ближайшие родственники родом оттуда.

— Нет, я хотел спросить, почему она черная.

— Гм, такой уж создал ее Бог. Одних он создал рыжими, других — серыми, как та, например, что пьет из пруда.

— Почему?

— Потому что она не умеет пить из стакана.

— Почему?

После нескольких минут таких «почему» я попытался сменить тему.

— Чего тебе хочется на обед? Думаю, мы перекусим у мисс Мод.

— Гамбургер, жареную картошку, апельсиновый сок и шоколадное мороженое.

Можно было и не спрашивать. Как-то я предложил Тому разнообразить меню, но он только скорчил гримасу и фыркнул. (Ян заказала бы кусок мяса, репу и сладкий картофель.)

— Ладно, пусть будет гамбургер, а мороженое давай отложим до возвращения домой. Мы заскочим в «Королевскую молочную» и купим по большому рожку, — сказал я. Мое предложение было встречено бурным одобрением.

Надо сказать, что на прошлой неделе мы уже заезжали в эту молочную с Тимми и купили там по самому большому рожку, какие только были в меню. До выезда из Йорка все шло гладко, но вот наш автомобиль пересек границу округа, в этот момент я случайно взглянув на Тимми, увидел, с какой жадностью он поглощает мороженое (особенно поразил меня прямо-таки дьявольский блеск в его глазах), и слегка хлопнул рукой по донышку его рожка. В этот момент колесо как нарочно попало в выбоину, машину подбросило, и большой шарик мороженого угодил парню прямо в лицо. Я-то думал, что мороженое лишь мазнет ему по подбородку. Вышло иначе: все лицо Тимми — от очков в роговой оправе до подбородка — оказалось заляпанным медленно тающей, холодной белой массой, в которой кое-где виднелись кусочки вафли. С помощью ведра холодной воды из ручья и пары полотенец мы избавили его от этого липкого безобразия, но сколько я ни извинялся, Тимми так и не простил моей злой шутки. Похоже, именно это побудило его впоследствии стать терапевтом, а не ветеринаром, он не хотел быть объектом шуток будущего начальника.

Ну вот наш грузовик припарковался у кафе мисс Мод. Выйдя из машины, мы с Томом увидели немецкую овчарку, сидевшую на переднем сиденье пикапа. Ее покрытая коростой морда высовывалась из узкой щели, оставленной в приоткрытом окне. Собака напряженно наблюдала за дверью кафе, очевидно, поджидая своего хозяина, заглянувшего перекусить.

— Папа, у этой собаки клещ.

Том сразу поставил верный диагноз. Через несколько дней ему предстояло пойти в первый класс, но он уже неплохо разбирался в ветеринарной дерматологии.

— Действительно, но что это за разновидность клеща? — спросил я.

Том частенько взбирался на высокий табурет в лаборатории и подолгу застывал над микроскопом, восторженно наблюдая за живыми клещами, ползающими по предметному стеклу. Не в меньшей степени его очаровывали увеличенные микроскопом яйца и личинки сердечных глистов, извивающихся в мазке крови.

— Думаю, это красный клещ, — неуверенно предположил он.

— Может быть. Но почему ты так считаешь? — Настала моя очередь задавать вопросы.

— Потому что не думаю, что это какой-нибудь другой.

— Тут и демодекоз, и чесотка, а может быть, что-нибудь еще. Имей в виду, чесоточный клещ опасен для людей. Если человек проводит много времени рядом с местом, где спит его собака, или обнимает ее, то может заразиться, — объяснил я.

Наверное, в школе Тому будут читать лекции о «болезнях собак, опасных для человека», но кое-чему я рассчитывал обучить его сам.

— Когда мы войдем в кафе и сядем за столик, посмотри по сторонам, не увидишь ли кого-то, кто постоянно почесывается. Если хозяин собаки тоже болен, то по этому почесыванию ты его и обнаружишь.

Том медленно обвел взглядом немногочисленных посетителей, в основном здесь были скотоводы из округа Самтер. Они щеголяли в ковбойских шляпах, тогда как местные жители предпочитали кепки. Я взял меню, лежавшее, как обычно, между вазочкой для салфеток, сахарницей и бутылочкой со жгучим луизианским соусом. Названия блюд были написаны синим карандашом или через копирку. В те далекие дни, если пишущая машинка выходила из строя, меню писали от руки на линованных листках из блокнота.

— Папа, посмотри, в углу, спиной к нам сидит человек и все время почесывает бок, — прошептал Том, указывая на столик в углу. — Наверное, он хозяин собаки.

— Это Пол Скитер. Пару недель назад он спрашивал, не найдется ли у меня какого-нибудь лекарства от клеща для его собаки. После обеда мы поговорим с ним и выясним, не об этой ли собаке шла речь.

Через минуту старшая официантка, мисс Юджиния, подошла к нам принять заказ.

— Это мой сын Том, мисс Юджиния, он хочет заказать гамбургер с кетчупом и горчицей и порцию жареного картофеля. А мне, будьте добры, свиную отбивную с зеленой фасолью и вареной окрой. Еще кукурузный хлеб и чай со льдом.

— Что будете пить, молодой человек?

— Пожалуйста, апельсиновый сок, мэм, — вежливо ответил Том.

Я разглядывал посетителей, а Юджиния задавала Тому обычные в таком случае вопросы.

— Ты идешь в школу в этом году?

— Да, мэм, в следующую пятницу. Мне уже шесть.

— У тебя есть братик или сестричка?

— Только Лиза. Ей почти четыре. Но скоро у мамы появится еще один малыш! — возбужденно выпалил он.

— Правда? Ты хочешь мальчика или девочку?

— Мне бы хотелось братика, чтобы с ним можно было поиграть, но и девочка тоже неплохо.

Мне мисс Юджиния подобного вопроса не задала. Ну а сам я мечтал только о том, чтобы мать и ребенок были здоровы.

Мы сидели и ждали, когда нам принесут обед. Вдруг Скитер обернулся, увидел нас, тотчас же подошел к нашему столику, придвинул стул, сел и при этом снова почесался.

— Как лекарство от клеща, помогает? — поинтересовался я.

— Я еще им не пользовался. У старушки Сью выпала вся шерсть. Она так ужасно выглядит, что я решил попросить вас взять ее к себе в клинику и подлечить, — ответил он, продолжая почесываться. — Мне будет стыдно, если кто-нибудь узнает, до какого состояния я довел свою собаку.

— Вы держите Сьюзи в доме или во дворе?

— Это дворовая собака, но я вожу ее с собой в грузовике. Иногда я разрешаю ей посидеть на переднем сиденье, тут уж она придвигается ко мне вплотную, так что я едва не выпадаю в дверь.

— Она сильно чешется?

— Не особенно. Я сам чешусь куда сильнее. Док, люди могут заразиться клещом от собаки?

— Скитер, познакомьтесь с моим помощником. Это Том. Что скажешь, Том?

Парень прочистил горло и изрек:

— Один из видов клеща заразен для человека. Похоже, вы его подцепили.

— Ч-что? С-с чего ты взял? — запинаясь, выговорил Скитер.

— Папа недавно сказал мне об этом.

Скитер замер с поднятой рукой, но так и не почесался; еще некоторое время он смотрел на шестилетнего Тома, затем перевел взгляд на меня.

— Скитер, я позабочусь о Сьюзи. А вот вам не помешает заглянуть к врачу и узнать, не подцепили ли вы собачью чесотку. Но не признавайтесь, что пришли по совету ветеринара, доктору это может не понравиться, поэтому соврите, что прочитали о заболевании в «Ридерз дайджест» или каком-нибудь дамском журнале. Вашу болезнь вызывает чесоточный клещ, который прогрызает в коже ходы, вызывает зуд и раздражение. Уверен, что у Сьюзи целых два вида клещей, причем оба — весьма неприятные.

Наконец Юджиния принесла наш обед, и мы приступили к еде, продолжая обсуждать проблемы собачьей дерматологии. Я успешно справился с отбивной и остальными блюдами, приправляя их мечтами о том, что в один прекрасный день появятся специалисты, занимающиеся исключительно кожными болезнями собак. Но Том только расковырял свой гамбургер. Юджиния даже встревожилась из-за его плохого аппетита. Видимо, я переоценил возможности сына — обсуждать собачьих клещей за обедом все-таки не следовало.

— Из-за этих разговоров о собачьей чесотке мне что-то расхотелось есть, — мрачно сказал Том.

Мы вышли на улицу и осмотрели Сьюзи. Действительно, она почти полностью облысела, не считая кончика хвоста, на котором осталась кисточка, и нескольких островков шерсти, беспорядочно разбросанных по телу. От нее исходил запах, типичный для собак с хронической чесоткой, что существенно облегчало диагностику.

— Давайте договоримся, Скитер. Я дам вам бутылочку специального шампуня, содержащего селен. Поезжайте домой, облейте собаку водой и нанесите шампунь по всему телу, подождите минут десять, а потом смывайте. После этого вытрите ее как следует и привяжите где-нибудь в гараже, подстелив газеты или старое одеяло. Когда мы соберемся домой, то позвоним вам, и вы привезете собаку сюда.

— Нет, но он хотя бы уничтожит запах. Когда мы повезем собаку к себе, мне придется посадить ее рядом с Томом.

Сын слушал меня, изумленно раскрыв рот.

— Хорошо, ты можешь сам сесть за руль, тогда я поеду рядом с собакой, — усмехнулся я.

— Конечно, я выбрал бы второе, — невозмутимо отозвался Том, — или устроился бы сзади, там, где у тебя лежат лекарства от глистов.

Из парнишки мог бы получиться не только ветеринарный дерматолог, но и непревзойденный комик!

Сьюзи оказалась общительной собакой. Скитер нашел старый спальный мешок, в который мы поместили пациентку, застегнув молнию и оставив снаружи только собачью голову. Сначала она смутилась и спрятала морду между сиденьем и пассажирской дверцей. Но, когда мы остановились возле «Королевской молочной», собака высунулась в окно, вызвав живейший интерес не слишком вежливых старшеклассников, сидевших в соседней машине.

— Посмотрите-ка вон туда, что за чучело у них в спальнике? В жизни не видывал такой уродливой тетки!

Я бросил на них суровый взгляд и погрозил пальцем, автомобиль с юнцами сорвался с места и исчез в ночи, чтобы через несколько минут вновь возникнуть у ближайшей пивной.

Том съел только половину рожка, а остальное скормил Сьюзи. К тому времени, когда мы пересекли границу округа Чоктау, оба мои пассажира крепко спали. Из радиоприемника лилась музыка в стиле кантри, покрышки шелестели по глинистому проселку, а я чувствовал покой и умиротворение. Все мои мысли были только о Ян и долгожданном рождении третьего ребенка. Не исключено, что это произойдет уже сегодня ночью. Я невольно надавил на акселератор чуть-чуть сильнее.

Если бы можно было заранее знать, какое испытание приготовила судьба для меня и Сьюзи, та ночь не казалась бы мне такой безмятежной.

Глава 2

Из-за бесконечной суматохи и обилия разных дел по четвергам я был занят на ярмарке до самого вечера; на следующий день пациентов в клинике было больше обычного, и пятница неизменно оказывалась горячим деньком. Я старался приехать в клинику пораньше, чтобы просмотреть в журнале, кто записался на прием, и подготовиться.

Накануне вечером мы с Томом посадили Сьюзи в просторный вольер, накормили и напоили ее, потом сделали все необходимые процедуры пациентам, занимающим остальные вольеры, после чего отправились домой и буквально рухнули без сил каждый в свою кровать.

В пятницу к моему приходу Тимми как раз заканчивал мыть пол в приемной. (Местные юнцы, мечтавшие стать ветеринарами, обычно начинали свою карьеру именно с чистки вольеров, ухода за животными и уборки: нужно было поливать из шланга полы в клинике, а потом тереть их щеткой. Попутно они обучались самым несложным приемам — держать собаку во время укола, чистить ей уши, надевать намордник и приводить животных в процедурную.)

— Тимми, перед тем как пойдешь в школу, приведи сюда немецкую овчарку. Мне нужно взять кожный соскоб, а также проверить, нет ли у нее глистов, — попросил я.

— Ту, у которой чесотка? В жизни не видывал собаки страшнее, — воскликнул он.

— Вот и вчера вечером юнцы у «Королевской молочной» упражнялись в остроумии.

При упоминании о молочной его нижняя губа обиженно оттопырилась. Было ясно, парнишка все еще дуется из-за той истории с мороженым.

— Такое не каждый сумеет.

— Какое «такое»?

— Губы надуть так, как ты… Мне жаль, что так вышло с мороженым. Я уже говорил тебе, что сам дьявол, должно быть, толкнул меня под руку.

— Хватит извиняться, — жизнерадостно воскликнул он, — как-нибудь я с вами поквитаюсь. Как говорится, не каждый день солнце будет греть собачий нос.

С этими словами Тимми удалился по коридору и исчез за дверью помещения, где содержались наши пациенты.

Через минуту я уже осматривал Сьюзи. Некоторые участки ее шкуры совершенно оголились, были воспалены и покрыты красными отметинами в тех местах, где она пыталась облегчить невыносимый зуд с помощью зубов или когтей. Глядя на нее, я представлял себе свежую просеку в сосновом бору или непаханое поле с чахлой растительностью. Нам предстояло перепахать это поле и засеять его заново.

Пока я занимался осмотром, Тимми отнес в лабораторию пробу собачьего кала для анализа на наличие глистов. Тем временем я смазал минеральным маслом некоторые участки кожи и взял соскобы, чтобы подтвердить диагноз.

Заглянув в микроскоп, я увидел множество неторопливо копошащихся сигарообразных клещей, возбудителей демодекоза, а также несколько страшноватых на вид чесоточных клещей. Под линзами прибора они казались персонажами фильма ужасов — помесью краба и паука с восемью длинными ногами. Уверен, что это зрелище могло бы отбить аппетит кому угодно.

Вдобавок к клещам у Сьюзи имелись блохи, крючкообразные черви, хлыстообразные и ленточные глисты. Однако по сравнению с болезнью кожи остальное представлялось мне сущими пустяками. Народные рецепты, передававшиеся из поколения в поколение, предписывали использовать отработанное автомобильное масло и серу, которыми следовало щедро смазать каждый квадратный сантиметр собачьей шкуры. В Чоктау этот чудовищный «коктейль» применяли, как правило, однократно, впрочем, ни один человек, пребывающий в здравом уме, не решился бы вторично намазать животное этой мерзкой массой, да и собака, по всей видимости, ударилась бы в бега. Собаки вовсе не глупы и вдобавок обладают поразительной памятью и обонянием. Уже после первого знакомства с этой смесью нормальный пес предпочтет поспешно ретироваться, чуть только к нему попытается снова приблизиться человек, прячущий за спиной «лекарство».

Впрочем, с точки зрения собаки мои средства были не намного лучше. Для лечения кожных болезней обычно применяли линдан, хлородан, ротенон, бензила бензоат, серу или органофосфаты — все они входили в состав мазей или растворов, которые я втирал в шкуру животному. Иногда заболевшую собаку погружали в большую емкость, до половины заполненную раствором инсектицида.

В то время ветеринары частенько использовали препарат, называемый толуидин синий, его вводили внутривенно, чтобы атаковать клещей изнутри. Я решил поэкспериментировать и раз в неделю вводил собаке этот препарат, а в остальные дни проводил наружное лечение. Каждую субботу Тимми по моему поручению мыл Сьюзи шампунем, содержащим селен, а с понедельника мы повторяли весь комплекс процедур. Вдобавок я ежедневно скармливал ей пару банок высококачественных собачьих консервов, добавляя туда витамины.

Лечение оказалось успешным.

Через три недели старая шерсть и поверхностные слои кожи отшелушились, на теле Сьюзи начала отрастать новая вполне здоровая шерсть. Кое-где еще оставались проплешины, но в целом собака стала выглядеть значительно лучше. Единственное, что меня беспокоило, так это ее цвет. Через несколько дней после начала процедур моя пациентка стала темно-синей. Во время утренней прогулки Тимми обнаружил, что лекарство проникло и в почки, — он позвонил мне в шесть утра и с глубоким волнением поведал мне о голубой моче нашей пациентки. Сначала я испугался, что ошибся в дозировке препарата. Пришлось все перепроверить, к счастью, мои первоначальные расчеты оказались верными. Взяв в руки лупу и еще раз изучив текст инструкции по применению, набранный мелким шрифтом на крошечном клочке бумаги, вложенном в упаковку с этим чудодейственным лекарством, я прочел: «Склеры и слизистые оболочки собаки после инъекций могут окрашиваться в голубой цвет. Пусть это вас не пугает».

Четыре недели спустя Скитер отловил меня на ярмарке.

— Моя собака поправляется, док?

— Разумеется. Она выглядит несколько необычно, но кожа у нее в полном порядке, — доложил я.

— Да-да. Я заметил, что-то с ней не то…

— Имейте в виду, Скитер, ваша собака стала голубой, как фиалка из-за лекарства. Но беспокоиться не о чем. Скорее всего на следующей неделе я привезу ее к вам домой. Конечно, выглядит Сьюзи немного странно. Впрочем, она набрала вес, у нее заблестели глаза, да и шерсть тоже…

— Но ведь собака синяя?

— Ну и что. Это скоро пройдет.

— Надеюсь. Мне противно даже думать, что моя собака будет расхаживать вся синяя. Это же цвет футбольной команды Обурна.

— А вы предпочли бы, чтобы она стала красной, как Медведь Брайант? Тогда она и впрямь выглядела бы чудовищно.

Порой мне кажется, жители Алабамы относятся к футболу слишком уж серьезно.

Днем накануне выписки Сьюзи я оставил Тимми записку: «Тимми, я повезу собаку домой в Ливингстон, поэтому утром необходимо выгулять ее как следует. Она должна обязательно опорожнить кишечник, проследи за этим! По дороге я собираюсь заскочить на ранчо к Бойду, Сью придется оставить на это время одну в грузовике. Не хочется, чтобы она испачкала машину!»

На следующее утро около половины восьмого мы с собакой отправились в путь. За прошедшие пять недель состояние Сьюзи, как и ее настроение, разительно изменились, и это было удивительно. Когда мы устроились в кабине грузовика, я взялся за руль, а милашка Сью положила голову на мою правую ногу, в ожидании ласки. Конечно, мы успели подружиться за время лечения.

Прибыв на ферму Бойда, я немного опустил стекло и приказал: «Сьюзи, жди меня». В ответ она облизнулась, словно желая сказать: «Ладно, раз уж так, но лучше бы ты выпустил меня погонять коров!» На всякий случай я намеревался вынуть из машины ветеринарные свидетельства, бланки, пробирки для анализов крови и другие вещи, лежавшие на переднем сиденье, но, убедившись, что Сьюзи ведет себя совершенно спокойно, решил не делать этого. В конце концов, за час с ними ничего не случится, тем более я буду находиться недалеко от машины.

Пока мы вакцинировали и клеймили телят, Сьюзи, высунув нос в щелку, переругивалась с местными собаками и кошками, осмеливавшимися подойти слишком близко к грузовику. Солнечные лучи били прямо в окна автомобиля, мешая видеть, что делается в кабине. Наконец мы покончили с работой, и мистер Бойд пошел проводить меня до грузовика. Мы мирно обсуждали последние новости со скотоводческой ярмарки, как вдруг он остановился:

— Док, что это у вас с лобовым стеклом? Оно все вымазано грязью.

— Понятия не имею, — ответил я, но, подойдя ближе, тотчас же сообразил, что случилась крупная неприятность.

Видимо, утром Тимми вообще не выгулял Сьюзи, в результате серьезная потребность вынудила ее откликнуться на призыв организма прямо в кабине моего автомобиля. После этого собака разнервничалась и принялась бегать по пассажирскому и водительскому сиденьям, она затоптала и вымазала приборный щиток, лобовое стекло, руль, даже заднее стекло и ящик для инструментов. Внутри кабины не осталось ни одного сантиметра чистой поверхности. Экскременты попали в щель между сиденьями и на педаль тормоза. Бесценные бланки были безнадежно испорчены, пробирки перемазаны, и даже зеркало стало коричневым. Вдобавок кое-где красовались лужи голубоватой жидкости. Мне захотелось немедленно провалиться сквозь землю, оказаться где-нибудь в Новой Гвинее или в уютном зале библиотеки за чтением глубоко научной книги о свежем воздухе и девственных горных вершинах.

— По-моему, у меня звонит телефон, док, — выпалил Бойд и ретировался. — Шланг найдете там, у колонки.

Сьюзи, высунув в щелку нос, непрерывно лаяла и вертелась — как видно, она была в полном восторге от проделанной работы по удобрению моего грузовика.

Я вытащил из кузова длинный кусок веревки, сделал глубокий вдох и, задержав дыхание, накинул петлю на перемазанную шею собаки, после чего открыл дверцу и быстро перехватил веревку другой рукой. Сьюзи немедленно выразила свою признательность — прыгнула мне на грудь и энергично поскребла передними лапами; не скрою, ей удалось перенести часть экскрементов, застрявших у нее между пальцами, на мою одежду. Затем она с упоением вылизала мое лицо, и я сдался, смирившись с фактом, что мне тоже придется принимать душ у колонки. Наконец удалось привязать ее к росшей возле колонки хурме и отыскать еще один шланг, чтобы, соединив его с первым, дотянуться до грузовика. Я обернул лицо старой футболкой, заткнул нос и приступил к делу. Потом мне пришлось залезть в залитую водой кабину и отогнать грузовик к подножию холма, чтобы вода вытекла из машины.

— Тимми сделал это нарочно, — бормотал я себе под нос. — Он знал, какое милое представление Сьюзи устроит в машине, если ее как следует не выгулять. Это дорогая плата за проделку с мороженым.

Через час грузовик был отмыт, хотя все еще попахивал, Сьюзи благоухала шампунем, а Бойд отсиживался в доме. Укрывшись за навесом для тракторов, я окатил себя ледяной водой из шланга и натянул запасной комбинезон. При всем при этом мне удалось не разозлиться. В конце концов, собака не виновата.

В первый момент Скитер не признал Сьюзи, так сильно она отличалась от практически лысого существа, которое он отправил ко мне в клинику. И узнал ее только тогда, когда она с визгом принялась вылизывать ему лицо.

— Она даже не пахнет, док! — объявил он. Я подумал, что у него, должно быть, заложен нос. — И выглядит прекрасно, только десны еще голубоватые. Я расскажу всем соседям, как здорово вы умеете справляться с клещом!

— Скитер, если вы так поступите, я вас никогда не прощу, — ответил я, мысленно представив себе, что сегодняшний кошмар может повториться.

— Почему? Вы же вылечили мою собаку. Я собирался предупредить вас, что у нее слабый желудок и порой с ней случаются… происшествия, особенно если она не нагуляется как следует с утра. У меня просто выскочило из головы. Впрочем, как я вижу, все обошлось благополучно.

— Гм…

Потом Тимми клялся, что в то утро выгулял Сьюзи как положено и что никогда бы не решился так подшутить над своим боссом. Но я слышал, как на следующий день он хохотал, убираясь в виварии. Только очень смешная шутка или чувство глубокого морального удовлетворения могли вызвать такой смех у человека, занимающего должность уборщика в ветеринарной клинике.

Глава 3

Это случилось в самом начале пятницы 27 августа 1965 года, в первом часу ночи, когда мы с Диком приехали домой из Ливингстона совершенно без сил. Там проходил животноводческий аукцион, а мы тридцать часов кряду осматривали коров, делали прививки свиньям, обрабатывали телят и вели бесконечные споры с перегонщиками скота по поводу ветеринарных сертификатов. Начинался сезон продаж, и теперь вплоть до самой зимы меня ожидали такие же бесконечные четверги.

Я понимал, насколько опасно в конце долгого рабочего дня садиться за руль и в кромешной темноте катить сорок пять миль до дома по извилистым дорогам, но выбора у меня не было. Именно за эту работу Департамент сельского хозяйства платил мне жалованье. Поэтому помощь такого крепкого парня, как Дик, в то лето была для меня истинным благословением.

Дик изучал искусствоведение в колледже Алабамского университета, а, поскольку мы с Ян закончили Обурнский университет, считавшийся его основным конкурентом, язвительные шутки на эту тему не прекращались. Помню, как однажды утром я вошел в комнату Тома, служившую Дику спальней, чтобы сообщить ему последние новости о его альма-матер.

— Дик! Проснись! — громко прошептал я.

— В чем дело?

— Только что передали по радио, вчера ночью на университет Алабамы обрушился торнадо.

— О, нет! Что сообщают о разрушениях? — спросил он, садясь в постели.

— Говорят, на восстановление потребуется два миллиона долларов! — объявил я и вышел из комнаты, зажимая руками рот и изо всех сил пытаясь сдержать хохот, чтобы не разбудить детей.

Я понимал, рано или поздно Дик отыграется, но пока что от души наслаждался произведенным эффектом.

Не могу забыть первый визит Дика в парикмахерскую Чэппела — он доставил мне истинное наслаждение. Сначала оба парикмахера, Чэппел и Миатт, приняли его за моего брата — оба мы были высокими, носили очки и комбинезоны с зелеными пятнами, оставленными коровьими экскрементами.

— Вы учитесь в колледже? — поинтересовался Миатт.

— Да, сэр, — ответил Дик.

— И за что собираетесь приняться?

— Сэр? — Дик явно не понимал, что имеет в виду Миатт.

— Он спрашивает, какой предмет у вас считается основным.

— Искусство. Я изучаю искусствоведение, — с гордостью сообщил Дик.

В комнате повисла тишина, которую нарушало лишь пощелкивание ножниц Чэппела и мурлыканье радиоприемника. Посетители, ожидавшие своей очереди на стрижку, отложили журналы и уставились на нас.

— Что он сказал? — переспросил туговатый на ухо Чэппел.

— Сказал, что изучает искусство, — проорал Миатт.

— Искусство? Как писать картины и все такое?

— Ну да. Больше всего мне нравятся модерн и современное искусство, а еще керамика, — пояснил Дик.

Все молчали. Безмолвствовала очередь, никто из присутствующих не проронил ни слова.

— Спросите его, где он учится, — предложил я, просто чтобы что-то сказать.

— И где же? — спросил Миатт.

— В университете штата Алабама, — с гордостью ответил Дик.

Я почувствовал приступ тошноты. Если что-нибудь и раздражает местных жителей, так это когда название их университета произносят с подобным придыханием.

— Ну да, я слышал, у них там первоклассный факультет искусства, — объявил один из посетителей, сидевший справа от меня. — Разве мы против современного искусства?

Остальные одобрительно закивали головами.

— Точно, он котируется наравне с самыми привилегированными колледжами, — заявил парень слева от меня, придвигаясь ближе, чтобы лучше рассмотреть новую «звезду» парикмахерской.

— Вы имеете в виду… — но никто не обратил на меня внимания.

Все глаза были устремлены на моего названного брата, а до остального им не было никакого дела.

— Когда закончите учебу, возвращайтесь к нам в городок, вы сможете устроить здесь студию. Что нам совершенно необходимо, так это побольше искусства, побольше культуры, — заявил Миатт, пристально глядя мне в глаза. — Бьюсь об заклад, мы сможем выделить ему местечко прямо здесь, у задней двери, правда ведь, Чэппел? Люди будут приходить к нам сделать прическу, а заодно и насладиться бархатной живописью Элвиса Пресли.

— Это будет нечто сногсшибательное.

При упоминании «бархатного Элвиса» Дик недоуменно пожал плечами.

— Честно говоря, я не занимаюсь такими вещами, — неуверенно возразил он.

Я знал, что долго обсуждать искусство они не будут, здесь любой разговор рано или поздно скатывался к обсуждению футбола. На сей раз, пожалуй, это случилось рано.

— Наверное, вы член футбольной команды?.

На западе Алабамы этот вопрос считался ключевым, а Медведь Брайант пользовался славой национального героя.

— Честно говоря, я не слишком силен в спорте, — признался Дик.

Лучше бы он соврал и сказал им, что брал уроки лично у самого Брайанта. Впрочем, этому они могли и не поверить.

— На вид ты парень крепкий. Сколько в тебе — метр девяносто пять? Из тебя вышел бы крутой игрок, — объявил Чэппел. — Док говорит, он играл в команде Обурна, а ведь ты будешь покрупнее.

Дик взглянул на меня и расхохотался.

Я никогда не утверждал, что играл в команде университета, хотя действительно увлекался футболом, пока учился в ветеринарном колледже. Правда, и не рассказывал, что меня выпустили на поле всего лишь раз, когда у трех остальных защитников случились судороги и они не могли даже ходить.

— Что ж, в нашем городке всегда рады хорошему человеку, раз вы дружите с доком, милости просим. Он неплохой ветеринар, но если бы ему удалось получить приличное образование, например, в университете штата Алабама, даже не представляю, чего бы он сумел достичь, — провозгласил Чэппел.

Все расхохотались.

Осенью Дик вернулся в колледж, а я почувствовал, как мне не хватает его помощи и шуток. Скучали и завсегдатаи парикмахерской: при встрече меня каждый раз спрашивали, не записался ли мой сообразительный братец-художник в футбольную команду.


В тот августовский вечер мы вернулись домой из Ливингстона и увидели, что Ян сидит в кресле, обеими руками поглаживая свой огромный живот. На полу посреди комнаты стоял чемодан.

— Думаю, пора, — сообщила она негромко, словно опасаясь, что схватки могут усилиться от малейшего напряжения.

Тут ее лицо исказила гримаса, она попыталась согнуться, но безуспешно. Дик застыл в дверях и уставился на нас, разинув рот, — было ясно, он впервые видел женщину, собирающуюся рожать. Я присутствовал при этом в третий раз и даже полагал, что в целом процесс родов у человека и животных мало чем различается, но тут же потерял голову. Как я ошибался, думая, что девяти месяцев более чем достаточно, чтобы морально подготовиться к этому благословенному событию.

Да и Ян эти месяцы дались нелегко. Почти ежедневно ее тошнило, а пару раз доктор Пол даже предписывал ей постельный режим, пугая нас тем, что мы можем потерять ребенка. Однажды — примерно в середине беременности — жена проезжала перекресток за рулем своего пикапа, как вдруг какая-то машина выехала на красный свет и врезалась в ее автомобиль, впечатав его в угол здания Первого национального банка. К счастью, Ян отделалась лишь испугом. Президент банка потом звонил и намекал, что наличные гораздо проще получить, подрулив к специальному окошечку для автомобилистов.

— Надо вызвать доктора Пола, — я судорожно пытался вспомнить номер его телефона.

— Не нужно, он уже ждет нас, — выдохнула Ян.

— Почему ты не позвонила мне на работу, чтобы я приехал пораньше?

— Я звонила, но девушка, которая подошла к телефону, сказала, что ты уже уехал. Я собиралась подождать до полуночи, а потом отправиться к Джейн, чтобы она помогла мне. Бери чемодан. Дик, ты останешься с Томом и Лизой.

И Ян пустилась в детальные объяснения, что приготовить детям на завтрак, периодически — во время очередной схватки — делая паузу.

Однако всего через четыре минуты мы уже стояли у дверей приемного покоя Западного регионального госпиталя Алабамы. Двери тут же распахнулись, и к нам подкатило кресло-каталка, пилотируемое юным санитаром.

— Я ждал вас, мисси, — сообщил он, запыхавшись, — доктор Пол велел мне позаботиться о вас, вам нельзя разгуливать по больнице. Док говорит, нужно поберечь силы, чтобы вытолкнуть наружу крупного младенца.

— Крупного? С чего он взял? — поинтересовался я.

— Ну, он думает, в нем будет четыре с половиной килограмма, к тому же… — новый приступ боли обрушился на Ян, словно удар грома.

Я поблагодарил Бога за то, что она сидит в кресле.

— Четыре с половиной килограмма? Таких огромных младенцев не бывает! Может быть, стоит подумать о кесаревом сечении?

— Не придумывайте, никакого кесарева сечения. Я рожу его сама.

Хорошо, что я не знал об этом раньше, не то разволновался бы не на шутку. В дверях появился доктор Пол, попыхивавший своим любимым «Честерфилдом» с некоторой нервозностью.

— Везите ее в смотровую, взглянем, как продвигается дело, — распорядился он. — Сестра, мне понадобится помощь. Соберите всю смену.

Неудивительно, что доктор так легко нашел с моей женой общий язык, — оба они любили покомандовать. Наконец его голос смолк, Ян и вместе с ней половина ночной смены скрылись в лабиринте дверей и коридоров. В последний момент я заметил руку своей жены, поднятую в прощальном приветствии. Сестра, замыкавшая процессию, распорядилась:

— Сидите здесь, молодой человек.

Мне кажется правильным, что теперь будущие отцы принимают более деятельное участие в процессе рождения ребенка, чем мы в пятидесятые и шестидесятые годы. Тогда больничный персонал видел в нас совершенно никчемных людей и гонял, словно ленивых мулов на хлопковом поле. Трижды испытав такое отношение на собственной шкуре, я не могу избавиться от подозрения, что в школе медсестер преподают специальный курс запугивания будущих отцов.

Минут через десять вернулся доктор Пол и, закурив очередную сигарету, жестом пригласил меня выйти на улицу.

— Сейчас там три-четыре сантиметра, — сообщил он, выпуская дым из ноздрей. — Думаю, в запасе у нас еще часа три, но мы все равно положим ее в родовую палату. В общем, устраивайтесь со всем комфортом, какой возможен в наших условиях, теперь от вас ничего не зависит, остается только ждать, когда все завершится. Младенец довольно крупный, так что повозиться придется.

— Да, я уже в курсе благодаря вашему помощнику. Как вы думаете, ей может понадобиться кесарево сечение? — с тревогой спросил я.

— Не исключено, хотя она настроена рожать. Но вы же понимаете, что в нужный момент я сделаю все необходимое.

И он щелчком отправил недокуренную сигарету во мрак влажной августовской ночи. Ударившись о тротуар, окурок рассыпал сотни искр, разлетевшихся, словно крошечные метеориты. Несмотря на все свое уважение и симпатию к доктору, я никогда не мог понять, зачем он так много курит да еще и разбрасывает окурки.

— Я приготовил для вас кофе в комнате отдыха. Раз уж вы здесь, можете принять душ и взять форму доктора Невилла, у вас почти одинаковые фигуры. И он снова скрылся в недрах больницы.

Оглядев себя, я понял, что в суматохе забыл снять грязный комбинезон, в котором работал на ярмарке. Сотрудникам больницы мог не понравиться мой вид, а главное, запах, потому-то доктор Пол предложил мне принять душ и переодеться. Войдя в пустую комнату отдыха, предназначенную для полудюжины врачей, и оценив ее удобство, я почувствовал себя большой шишкой. Пришлось напомнить себе, какая величайшая ответственность возложена на всех этих тружеников медицины, даже если не брать в расчет требования, часто непомерные, которые предъявляют им пациенты. Тут я в очередной раз подумал, что не ошибся с выбором профессии.

Решив насладиться кофе, который якобы сварил мне доктор Пол, я обнаружил в кофеварке чуть теплую жидкость, более всего напоминающую обыкновенную воду. Штепсель аппарата был всунут в розетку, в фильтре был кофе, но поскольку он не заварился, я решил, что кофеварка не работает. Мне оставалось лишь принять душ и натянуть хирургическую робу доктора Невилла, Бог даст, нас не перепутают, и меня не попросят вместо него наложить швы на рану или помочь при сердечном приступе.

Выбравшись украдкой за дверь, я заметил знакомую медсестру, регулярно посещавшую нашу ветклинику. Она оказалась настолько любезна, что последующие два часа неутомимо подбадривала меня крепким кофе и рассказами о своих пуделях. Мы обнаружили, что доктор Пол пытался сварить кофе, налив в кофеварку кипяток вместо холодной воды.

— Все его мысли там, с роженицами. За сегодняшнюю ночь ваша уже третья, — медсестра доложила последние новости из родовой палаты и вернулась к рассказу о здоровье своих собак.

Около трех часов ночи она удалилась и вернулась с сообщением, что роды начались. Благодаря крепкому кофе я не уснул и нервничал, сидя на полу под дверью. Наконец, в комнату вошел доктор Пол, на шее у него болталась маска.

— Поздравляю, молодой человек! У вас крупный здоровый мальчик, четыре килограмма триста граммов, — объявил он.

— Как там Ян?

— Все в порядке, однако нам пришлось попотеть, пока мы вытащили младенца наружу, и под конец я решил дать ей наркоз. Можете спуститься в детскую и взглянуть на него, пока он никуда не убежал.

Через минуту я уже во все глаза разглядывал самого крупного из всех младенцев, каких мне доводилось видеть, а медицинские сестры, устроившие настоящий военный совет, охали и ахали над ним, восхищаясь нашим сходством и забрасывая меня вопросами, что ела Ян, выносившая такого крупного ребенка. Из-за лишнего килограмма он выглядел настоящим гигантом на фоне остальных младенцев, и я невольно представил себе крупного мясистого бычка, окруженного мелкими телочками джерсийской породы. Меня чуть не разорвало от гордости. Тут у меня за спиной послышалось поскрипывание колесиков каталки.

— А вот и ваша жена, — сказала одна из медсестер.

Ян лежала под грудой одеял, укутанная до самого носа. Ее волосы были растрепаны, а подбородок заметно дрожал, видно было, как тяжело дались ей роды. Мне показалось, что ее знобит.

— Как ты? — вырвалось у меня.

Ян попыталась открыть глаза, но не смогла, и лишь приподняла брови.

— Родила тебе еще одного сына, — хрипло выговорила она, выдавив слабую улыбку, и снова отключилась.

Вскоре я гордо вышел из дверей больницы и направился домой, намериваясь обзвонить друзей и родственников. В эту минуту из-за сосен на востоке выглянуло солнце, возвещая наступление нового чудесного дня, новой жизни и новых обязанностей. Утром Тому предстояло идти в первый класс, и мне нужно было одеть его как следует.

Я отвез Тома в школу. Потом вернулся в больницу и мы вместе с измученной Ян придумали имя новорожденному, назвали его Милтоном Полом — в честь отца Ян и доктора Пола. Нам казалось, что имена этих славных людей помогут нашему ребенку стать хорошим во всех отношениях человеком, у которого к тому же хватит сил самостоятельно передвинуть холодильник или пианино. В тот день мы мечтали, чтобы у нашего малыша была счастливая, яркая жизнь, чтобы он научился находить общий язык с самыми разными людьми и умел вызывать у них улыбку. Я предвкушал также, что настанет день, когда он сможет обыграть в гольф своего папашу.

Должен отметить, Пол с лихвой превзошел все наши ожидания.

Глава 4

Через несколько дней после рождения Пола я направлялся на одну из ферм взять пробы на бруцеллез у крупного рогатого скота. Внезапно едущий навстречу пикап включил фары и завилял по шоссе — частенько таким способом мои клиенты давали понять, что просят провести консультацию на обочине, либо какой-то добрый самаритянин призывал меня снизить скорость, поскольку впереди у шоссе притаились сотрудники дорожной полиции Алабамы. Я немедленно снял правую ногу с акселератора, «лимит милосердия», отпущенный мне местными блюстителями порядка, давно уже был исчерпан.

Служители закона округа Чоктау всегда с пониманием относились к моей чересчур быстрой езде — многие из них сами держали животных и знали, что у меня имеются веские основания спешить. Поэтому, встречаясь с ними на шоссе, я приветствовал их искренней улыбкой и махал рукой из окна машины точно так же, как это когда-то делал мой отец и все его приятели.

— Никогда не забывай помахать рукой полицейскому! — говорил отец. — Может быть, добрые отношения с дорожным патрулем и не избавят тебя от нотаций, но уж точно никогда не повредят.

Честно говоря, отец учил меня здороваться с каждым, кого я встречу на дороге.

— Не ленись помахать рукой, вдруг это окажется мистер Браун, — частенько повторял он. — С соседями нужно дружить.

Мистер Браун владел банком в маленьком городишке Атмор, к югу от нашей фермы в Теннесси. В те времена сельская жизнь была устроена так, что каждый из жителей стремился поддерживать хорошие отношения с местным банкиром просто на всякий случай.

Местная полиция, помощники шерифа и дорожный патруль всегда отвечали на мои приветствия, а некоторые даже нажимали на клаксон и подмигивали фарами, чтобы придать своему приветствию особое значение. Обычно наша дружба избавляла меня от нотаций, за исключением темного времени суток, когда они не узнавали мой автомобиль.

В тот летний день навстречу мне ехал пикап, принадлежавший Кати и Валдо Кингам. Вероятно, супруги направлялись в город за нехитрыми развлечениями — торопливой пробежкой по бакалейному магазину Чарли Хейла и покупкой рожка с мороженым в «Королевской молочной». Я был прекрасно осведомлен об их привычках, поскольку Кати и Валдо являлись не только моими постоянными клиентами, но и нашими близкими друзьями. Кати, как обычно, выступала в роли шофера, тогда как ее супруг, вальяжно расположившийся на пассажирском сиденье, созерцал окрестные пейзажи с истинно королевским достоинством. Между ними сидели оба их далматина, Рак и Головастик, странным образом походившие на людей. Водители автомобилей, обгонявшие их пикап, наверняка были убеждены, что в кабине сидят четыре человека, напряженно вглядывающихся в дорогу.

— Только взгляни, Имоджин, какие уши у ребят в том грузовичке, — должно быть, восклицал тот, кто был за рулем.

— Ага. Только, скорей всего, это собаки. Следи за дорогой, Бафорд, а то тебя так мотает из стороны в сторону, что меня начинает тошнить, — вероятно, отвечала его спутница.

О чем бы ни заходил разговор, Кати и Валдо всегда пытались говорить одновременно, и порой было трудно понять, о чем речь. Поэтому, едва остановив свою машину рядом с их пикапом, я захватил инициативу в свои руки.

— Как поживают Дурья башка и Берта? — закричал я, имея в виду умственно отсталого теленка и неприветливую свиноматку, которых лечил несколько недель назад.

— Отлично! Дурья башка в последнее время еще поглупел, но… — не успела Кати договорить, как Валдо уже перескочил на другое.

— Как ваш малыш?

— О, это что-то невероятное. Так вырос, что его уже можно отлучать от груди.

— В газете так и написали.

До чего приятно чувствовать себя жителем городка, имеющего собственную еженедельную газету, в которой публикуют имена всех новорожденных и новости из самых крошечных деревень округа. Наверняка в четверг в колонке новостей сообщат о том, что Валдо и Кати ездили в город за бакалеей.

— Вы должны как-нибудь заглянуть к нам и охолостить козлов, — выпалил Валдо, снова опередив Кати.

— Заскочите к нам домой, когда поедете мимо. Там для вас приготовлены помидоры и немножко окры, потому что ведь…

— Почему собаки едят траву? Головастик все время ее жует. Он не заболел? Трава ему не повредит?

Головастик оглянулся, облизнул морду и приветствовал нас широкой собачьей ухмылкой. Валдо погладил пса по голове, и Рак немедленно ткнулся носом ему в ладонь, тоже выпрашивая ласку.

— Почем пошли телята на прошлой неделе? Я все думаю — продать своих или подождать, пока им исполнится год?

— Док, помните, этой осенью мы собирались поохотиться на оленей? Они сожрали мне весь сад.

— На этой неделе у нас в церкви возобновятся службы. Если сможете, приходите как-нибудь вечерком вместе с Ян. Будет даже солист, словом, все как положено!

Общество этих людей, так откровенно наслаждавшихся жизнью, доставляло мне искреннее удовольствие. Я то и дело переводил взгляд с одного из супругов на другого, поглядывал на собак, подозревая, что и они могут вмешаться в разговор, но не успевал ответить ни на один вопрос, так как из окошка пикапа на меня сыпались все новые и новые. Внезапно в спину мне ударили два длинных гудка лесовоза, стало понятно, что односторонний разговор пора заканчивать. Мне не улыбалось завершить свою ветеринарную карьеру под тоннами сосновых бревен.

— Мне пора! Звоните! — я рванул с места, не спуская глаз с огромного грузовика, надвигавшегося на меня сзади.

Вскоре мне удалось вырваться вперед и восстановить безопасную дистанцию между своим автомобилем и лесовозом.

— Минут через десять доберусь до фермы Кингов и прихвачу свежих гостинцев с огорода, — думал я.

Кати и Валдо жили вдвоем, но сажали огород, способный прокормить небольшую армию. Многие мои клиенты держали огороды, урожая с которых хватало на еду, для консервирования и замораживания, и при этом у них всегда оставались излишки для соседей, священника и ветеринара.

Подъехав, я вошел в незапертый дом и взял из буфета два больших бумажных пакета, после чего отрезал изрядный ломоть пирога с орехами пекан, который Кати оставила на кухонном столе. Кусок пирога с пеканом — если засунуть его в рот острым концом, разумеется, держа при этом в руке, — одно из истинных наслаждений в жизни. Наполнив первый пакет кукурузой и окрой, а второй — спелыми и зелеными помидорами (Ян любила поджаренные зеленые помидоры), я отложил несколько крупных томатов, чтобы перекусить ими по дороге. Сидя за рулем и смахивая сок с груди своего синего комбинезона, я мечтал о ломте свежего хлеба и баночке майонеза. Для простого сельского парня нет лучше лакомства, чем сандвич с помидором после доброго ломтя пирога!

На ферме, где меня ждали, нужно было пометить коров, зараженных бруцеллезом, клеймом в виде заглавной буквы «Б» и заполнить целую гору официальных бланков, которые мы с владельцем стада обязаны были подписать. Обычно фермеры со сдержанным неудовольствием выслушивали объяснения, как им получить небольшую компенсацию за инфицированных коров.

«Имейте в виду, если владелец стада не выполнит требований, указанных в этих бумагах, вам обоим грозит заключение», — этими словами обычно напутствовал нас доктор Стюарт, ветеринарный инспектор округа, контролировавший работу местных ветеринаров. Разумеется, упоминание о тюрьме было шуткой, но во всем, что касалось карантина для скота, правительство отнюдь не шутило. Однако к этим требованиям фермеры относились скептически, а призывами сдавать зараженный скот пренебрегали. Я и сам считал большинство подлежащих заполнению бланков бюрократическим крючкотворством, но не мог позволить себе остаться без работы, поэтому был вынужден мириться со всеми строгостями, хотя и не сомневался, что «тщательно-заполненные-черными-чернилами» формы просто осядут мертвым грузом в папке какого-нибудь чиновника в Монтгомери.

Когда я двинулся в обратный путь, было уже темно. Вдруг за несколько миль от фермы Валдо и Кати Кингов в моем зеркале заднего вида вспыхнули красные огни.

— Только не это, — простонал я, подумав, что проехал через центр Токси с превышением скорости.

Токси — маленькая деревушка с пятью сотнями жителей — имела репутацию серьезного места. Те, кто оказывался там проездом, при покупке бензина, прохладительных напитков или выпечки старались не проявлять ни малейшего намека на неуважение к кому бы то ни было. Лишь при таком поведении они могли рассчитывать беспрепятственно двинуться дальше. Вряд ли в Токси существовала должность полицейского, но если таковой там имелся, без сомнения, он был бы строг и непреклонен. Я свернул на обочину и остановился, стиснув в руке водительские права.

Через секунду мимо меня на бешеной скорости пронесся пикап. Это оказалась вовсе не полиция! Обогнавшая меня машина была оснащена одним из тех переносных проблесковых маячков, которые в экстренных случаях помещают на крышах автомобилей. Вслед за первым грузовиком промчалось еще несколько, все с такими же красными мигалками на крышах. Колонну замыкали два старомодных, немилосердно дымящих рыдвана; согласно иерархии, принятой среди грузовиков, такие стариканы могли ехать только последними.

В конце концов до меня дошло, что мимо пронеслись волонтеры-пожарники и группа спасателей, которые либо проводят тренировку, либо направляются на настоящее происшествие. Эта команда состояла из добровольцев, искренне стремящихся помогать своим соседям в трудную минуту. Затем послышалось приближающееся завывание сирены, и вслед за волонтерами промчались пожарный автомобиль и машина шерифа. Очевидно, стряслось нечто более серьезное, чем обычные учения.

Я снова вырулил на шоссе и поехал за колонной. Сердце разгоняло по жилам адреналин, меня охватил тот же порыв, что возникает у сотрудников экстренных служб в ситуациях, когда речь идет о жизни и смерти. Вскоре я догнал пожарную машину и заметил целую цепочку тормозных огней, вспыхнувших одновременно с сигналом левого поворота.

— Похоже, они сворачивают к ферме Валдо и Кати.

В голове моей сменяли друг друга картины самых ужасных трагедий, которые только могли приключиться с моими друзьями. Тут я увидел, что дом погружен во тьму, следовательно, дело не в пожаре. Валдо страдает повышенным давлением, недавно он ложился в больницу для поправки здоровья. А вдруг у него удар или сердечный приступ! Может быть, кто-то из них упал и сломал ногу? …Или это ложная тревога?

Кавалькада свернула на длинную каменистую подъездную аллею и подкатила к распахнутым воротам, расположенным в самой удаленной от дома части фермерских угодий, площадью 80 гектаров. Сообразив, что несчастный случай произошел не в доме, я почему-то почувствовал облегчение. В воздухе клубилась пыль, поднятая колесами автомобилей; проехав еще немного, грузовики начали притормаживать и остановились возле оврага глубиной около тридцати метров — своеобразной общественной свалки, куда свозили листья, сучья и другой мусор. Мужчины выскочили из машин и со всех ног бросились к оврагу, освещая фонарями дорогу. Мощные пучки света от специальных прожекторов озарили деревья, тропинку и дно оврага, но я так и не понял, из-за чего переполох. Мужские голоса, потрескивание раций и красные лучи от мигалок, пробивающиеся сквозь пыльную мглу, наводили на мысль, что даже в ночной тишине заросшего лесами Чоктау никто не застрахован от несчастья. Я поспешно выскочил из кабины и бросился к оврагу.

— Не знаю, кого угораздило туда свалиться, но теперь нужно вытащить его обратно. У вас есть веревки? Прием, — произнес голос в рацию.

Догадавшись, что кто-то упал в овраг, я прибавил шагу. Меня обогнала молодая женщина, державшая в руках небольшую веревку.

— Что случилось? — спросил я.

— Валдо свалился в овраг и не может выбраться, — ответила она и побежала дальше, подняв очередное облако пыли.

— Боже милостивый, — воскликнул я, — надеюсь, он не расшибся.

Я бросился след за ней, недоумевая, что собирается эта дама делать со своей веревкой. Если Валдо действительно упал на дно оврага, моток шпагата вряд ли ему поможет. Где-то впереди громко и настойчиво мычала корова, что показалось мне тоже довольно странным.

Кати стояла у самого обрыва и для женщины, муж которой оказался в настоящей ловушке, выглядела на удивление спокойной. Подойдя ближе, я увидел Валдо на дне оврага, он решительно отдавал команды мужчине, которого называл Эдди. Это вообще не лезло ни в какие ворота!

— Док, как вы здесь оказались? — удивилась Кати. — Надеюсь, вы уже побывали у нас в доме и нашли гостинец, о котором я вам говорила?

В ее владениях орудовал отряд спасателей, а она как ни в чем не бывало думала о пирогах и томатах?

— Я возвращался домой из Аквиллы, когда заметил красные маячки, пристроился в хвост колонны и оказался у вас. Что происходит? Валдо не ранен?

— Нет, с ним все в порядке. Помните Веснушку? Когда мы вернулись из города, то услышали, как эта корова мычит, подзывая своего теленка. Я пошла посмотреть и нашла ее здесь, на краю оврага. А теленок каким-то образом упал вниз и не может выбраться. Веснушке повезло, что она сама не свалилась. Вон она, видите?

Я подобрался вплотную к обрыву и заглянул вниз. Действительно, на крошечном выступе стоял довольно крупный теленок, спокойно жующий свою жвачку. Корова вновь призывно замычала, на этот раз теленок ей ответил. Было видно, что Веснушка волнуется и не понимает, с какой стати здесь собралась такая толпа.

— На вид теленок абсолютно цел. Скажите на милость, как он ухитрился попасть точно на этот выступ? Промахнись он хотя бы на дюйм, и ему несдобровать, — заметил я. — А что там делает Валдо?

— Он спустился по тому краю, где не слишком крутой уклон, но теперь ему тоже не выбраться без посторонней помощи. Боюсь, как бы от волнения у него снова не подскочило давление.

— Вы хотите сказать, что все эти люди собрались здесь только для того, чтобы вытащить из оврага теленка?

— Ну, откровенно говоря, я позвонила Эдди, попросила его приехать и привезти веревку, а пожарные и спасатели в это время просто проводили свои ежемесячные учения. Кто-то передал по рации, что Валдо упал в овраг и серьезно расшибся. Вы ведь знаете, Валдо дружит со всеми, потому-то здесь и собралось столько народу.

Мне было приятно увидеть такое количество отзывчивых граждан, изъявивших желание помочь соседу, пусть никто из них и понятия не имел, что речь идет о соседе четвероногом.

Самые смекалистые во главе с Эдди собрались на краю оврага и принялись что-то обсуждать, оживленно жестикулируя и указывая вниз. Было очевидно, у каждого из них имеются собственные соображения о том, как следует извлекать жертву. Наконец, Эдди обвязал вокруг пояса длинную веревку и начал осторожно спускаться, привязав второй ее конец к бамперу грузовика. Я отошел в сторонку от края оврага, чтобы не свалиться вниз, к тому же мне не хотелось привлекать к себе внимание.

— Бросьте мне еще одну веревку! — прокричал Эдди снизу, и в бездне исчез очередной кусок хлопкового каната.

После того как под неумолчные возражения Валдо было выдвинуто несколько предложений, остановились на том, что из второй веревки Эдди сделает для теленка шлейку, а потом отвяжет первую веревку от своего пояса и закрепит ее вокруг талии животного. После этого дюжина молодцов, оставшихся наверху, ухватится за веревки и вытащит счастливца наверх. Мне были хорошо слышны их голоса.

— Спокойно, малыш, спокойно. Потерпи, и я отведу тебя к мамочке. Как ни странно, но, слушая этот ласковый голос, я тоже начал успокаиваться.

— Я закрепил ему голову! — неожиданно ласковые уговоры сменились жесткими, решительными командами, очевидно, Эдди перешел к задней части туловища теленка.

— Прекрати лягаться, ты! Я пытаюсь тебе помочь, а вместо благодарности получаю пинки!

— Эй, полегче, ты его пугаешь!

— Готово. Теперь тяните! — донеслось снизу. Во мраке раздалось громкое кряхтенье и мычание — несчастная жертва постепенно поднималась к краю обрыва.

— А теперь вытаскивайте его наружу! — распорядилась Кати. — Ох, он сейчас свалится обратно в пропасть.

Веснушка подобралась ближе к своему отпрыску, непрерывно мыча и громко принюхиваясь.

— Отлично, снимайте веревки и отпускайте! — скомандовала Кати.

Теленок вскочил на ноги и потрусил к матери. После беглого, хотя и очень шумного осмотра та решительно увела свое чадо прочь, не обращая внимания на его попытки тут же присосаться к движущейся мишени.

Спасатели — и те, что держали фонари, и леди со своей веревкой — отошли от обрыва, чтобы полюбоваться этим воплощением материнства, постепенно растворявшимся во мраке ближайшей сосновой рощи.

Достав из карманов порции жевательного табака, гордые участники мероприятия открыли оперативное совещание.

— Такое могло случиться и с человеком. Тогда мы не отделались бы так легко, как вышло с теленком, — объявил Эдди.

Вдруг со дна оврага донесся слабый голос:

— Эй! Эй! А как же я? Эй!

В суматохе все, даже Кати, забыли о Валдо. Несколько человек подбежали к краю обрыва и заглянули вниз.

— Скажите ему, что за упрямство мы оставим его там, внизу, а сами пойдем в дом пить кофе с пирогом, — воскликнул Эдди, взявший на себя роль руководителя группы.

— Никаких пирогов там не осталось, — прокричал Валдо, услышав его слова, — пока мы были в городе, кто-то пробрался в дом и съел все до крошки! Можете забыть о пирогах, лучше вытащите меня отсюда.

Я промолчал, втайне надеясь, что угощался не один и кто-нибудь другой взял кусок побольше моего.

— Что скажете, Кати? — поинтересовался кто-то.

— Мне без разницы, — ответила она. — Хотя без него возни с уборкой будет меньше.

Как я и ожидал, толпа разразилась одобрительным хохотом.

В конце концов после обычных в таких случаях препирательств спасатели связали вместе длинные веревки и спустили их на дно оврага. Через минуту Валдо уже стоял наверху, выражая каждому личную благодарность за свое спасение и с усмешкой поругивая тех, кто предлагал оставить его в овраге, а вытащить только теленка.

— С меня барбекю, можете рассчитывать на жареного поросенка, — объявил он. — Только скажите когда.

Это был красивый жест настоящего деревенского парня.

Кинги всегда твердо стояли за то, чтобы каждое животное на их ферме имело собственную кличку, поэтому я удивился, узнав, что пострадавший теленок до сих пор оставался безымянным.

— Для него есть отличное имя, — сказал я Кати.

— Конечно, — кивнула она, — кто же он, если не Склон Оврага.

— Точно!

На самом деле я собирался предложить имя Склон Каньона, но вспомнил, что в Алабаме нет настоящих каньонов, таких, как показывают в вестернах.

Впоследствии Склон Оврага сдружился с другим теленком по кличке Берег Пруда, которого назвали так потому, что его несговорчивая мамаша, которой я помогал при отеле, в этот судьбоносный момент наотрез отказалась отойти от пруда. Оба этих теленка выросли и превратились в продуктивных и «уважаемых» коров, а их необыкновенные истории снова и снова пересказывались на собраниях волонтеров пожарной команды. По-моему, стоило бы прикрепить на одной из сосен вблизи оврага мемориальную доску, дабы увековечить имена спасителей Склона Оврага, но они, видимо, предпочли барбекю.

Глава 5

Стоял чудесный субботний октябрьский вечер. Долгое знойное лето наконец разжало свои удушливые объятия и избавило нас от необходимости то и дело промокать лоб «салфетками для пота» и раздражаться от неизменного «Вам не жарко?», служившего началом любого разговора. Понятно, почему южные штаты так и не подняли восстание, пока такое благословенное изобретение, как кондиционер, не стало доступно широким массам.

Возвращаясь в клинику с крупной фермы, расположенной к югу от города, я вдруг почувствовал дуновение свежего ветерка с запада, который нес с собой воспоминания о сборе хлопка, приготовлении сиропа из сорго и о футбольных матчах. Ощущавшийся в воздухе запах дымка навевал воспоминания о моей детской обязанности пилить и колоть дрова для кухонной плиты и об утреннем чае. Я не забыл, как мы пили его в саду около дома, любуясь листвой дубов и кленов, беспорядочно поднявшихся среди сосен, а в душе, как и теперь, царили покой и умиротворение. Господь наградил меня чудесной женой и детьми, их любовь и поддержка делают мою жизнь счастливой и радостной, а благодарность клиентов вселяет уверенность в том, что труд мой нужен, что я приношу пользу.

Впрочем, если быть до конца откровенным, мое приподнятое настроение объяснялось еще и тем, что Хэппи Дюпре только что выписал мне чек на крупную сумму, погасив задолженность, в общем-то довольно крупную. Ничто так не радует практикующего ветеринара, как чек на кругленькую сумму.

Сегодня утром, оказавшись в тех краях, я сам пытался разыскать Хэппи. К счастью, возле магазина мисс Руби я заметил его грузовик и уже в следующую секунду, перепрыгнув через три ступени, протянул руку к затянутой сеткой двери, украшенной самонадеянной вывеской: «Лучший хлеб — колониальный».

— Поглядите-ка, Руби, да ведь это наш супердок собственной персоной, — воскликнул Хэппи.

Он передразнивал Миатта — ножницы номер два парикмахерской Чэппела. Тот всегда, по поводу и без повода, называл меня супердоком.

— Разве вам нечем заняться, Хэппи? Почему вы отираетесь тут и терроризируете мисс Руби? — внезапно я вспомнил о правилах приличия. — Как поживаете, мисс Руби?

— Отлично, док. Сегодня славный осенний денек.

— Да уж, мэм. Мне тоже по душе осень. Наверное, еще и потому, что, надеюсь, мне никогда больше не придется собирать хлопок. Знаете, там, где я вырос, в школе отменяли занятия и посылали детей на сбор хлопка — месяца на полтора, когда начинали раскрываться коробочки.

— Вы еще слишком молоды, чтобы разбираться в сборе хлопка, док, — заявил Хэппи. — Кроме того, сбор хлопка — детские игрушки по сравнению с рубкой леса, когда тебя кусают гремучие змеи, клещи или ядовитые ящерицы.

Его замечание породило оживленный спор о трудностях различных фермерских работ, среди которых были упомянуты чистка курятников, работа на табачных плантациях и очистка изгородей от плюща.

— Кстати, нет ли у вас чего-нибудь от красного клеща? У моей собаки эта штука на морде.

Через несколько минут мы с Хэппи стояли возле моего грузовика и я, тщательно взболтав, переливал свое особое лекарство от клеща в пинтовую бутыль. Мои городские коллеги осудили бы меня за то, что я отпускаю лекарство, хотя в глаза не видел пациента и не назначил ему дорогих анализов, но, по моему мнению, в таких простых случаях можно обойтись и без этого. Да и Хэппи поднял бы меня на смех, услышав подобную глупость. Жителям Чоктау деньги доставались слишком тяжело, чтобы тратить их на такую роскошь, как тесты на клеща.

— Как насчет того чтобы рассчитаться, Хэппи? — спросил я, наполнив бутылку лекарством. — В этом месяце мне нужно выплачивать за клинику.

— Сколько с меня?

— Точно не помню, разве вы не получали мои уведомления?

— Никогда не обращаю внимания на эти конверты с окошечками, — не без гордости заявил он.

Быстро связавшись по рации с клиникой, я выяснил у Сью, дежурившей в кабинете, общую сумму долга, и через минуту Хэппи, хотя и покачивая головой, поставил свою подпись под чеком.

— Благодарю вас, мистер Дюпре. Если понадоблюсь, я всегда к вашим услугам, в случае необходимости — звоните.

Хэппи снова покачал головой:

— Никогда не думал, что доживу до такого дня, когда выложу на ветеринара больше денег, чем на человеческого доктора. Придется избавиться от части животных. Это прямо-таки бездонный колодец, который приходится заполнять баксами.

— С кого же вы собираетесь начать? Неужели с псарни с гончими? Впрочем, вы можете отдать в хорошие руки комнатную собачку Гленды, — усмехнувшись, предложил я.

Вместо ответа он посмотрел на меня, как на помешанного, которого нужно немедленно связать и отвезти в психиатрическую клинику в Таскалусу.

— Вы отлично знаете, что собаки останутся на своем месте, молодой человек. Разве без них я смогу каждую осень приглашать дорогостоящего и надоедливого ветеринара поохотиться на оленей? Но вот комнатные собачки мне действительно ни к чему, поэтому я собираюсь поручить вам все переговоры с женщинами по этому поводу.

— Только не это! — расхохотался я. — Скорее уж я соглашусь вычистить курятник, чем ввяжусь в историю с этой чихуахуа.

Славный старина Хэппи! Услышав его ворчание, посторонний человек никогда не догадался бы, что перед ним один из самых больших добряков во всей Алабаме, сердце которого по размерам не уступало бухте Мобил Бэй. На свете был лишь один Хэппи Дюпре, и больше таких нет и уже не будет.


Я давно ждал этого дня, предвкушая, с каким удовольствием посмотрю футбольный матч между «Обурном» и «Теннесси», и надеялся, что хотя бы однажды мне удастся спокойно посидеть перед телевизором за ужином в кругу семьи. Словом, испытать обычные радости домашнего уюта. В работе сельского ветеринара есть масса положительных моментов, однако необходимость трудиться двадцать четыре часа в сутки, притом без выходных, не входит в этот список. Мои размышления прервало хриплое потрескивание рации.

— Мистер Клинч у телефона, — объявила Сью. — Одна из его лучших коров никак не может отелиться, она мучается уже почти сутки, и, по его словам, никакого прогресса не наблюдается. Он просит вас приехать как можно скорее.

Мистер Клинч был одним из моих лучших клиентов, в хозяйстве которого имелись около трех сотен свиноматок, двухсот чистопородных дипломированных коров, а также дюжина охотничьих собак, несколько десятков лошадей и — что привлекало меня больше всего — чудесный прудик, кишевший окунями и лещами. Собираясь на вызов, я частенько брал с собой рыболовные снасти, чтобы, покончив со служебными обязанностями, выудить пару рыбешек. Единственная проблема заключалась в том, что ферма Клинча находилась в 70 километрах от города, а ехать туда надо было по пыльной, разбитой дороге.

Как же быть с матчем? Было уже около шести, к тому моменту, когда я завершу 140-километровый пробег и справлюсь с тяжелыми родами, по меньшей мере, половина игры пройдет. Впрочем, может быть, мне повезет вернуться домой ко второму тайму.

— Слушаюсь, мэм, — ответил я. — Скажите ему, чтобы он повесил трубку и следил за дорогой — ждал, пока появится облако пыли от моей машины.

В тот вечер дорога на ферму Клинча оказалась незагруженной — для местных пьянчужек, возвращавшихся домой из злачных заведений, было еще рано, а для громоздких лесовозов — слишком поздно. Радуясь своему одиночеству, я размышлял, не придется ли мне гоняться за пациенткой с арканом.

На ферме самого мистера Клинча не оказалось, зато на ограде корраля восседал Би Джей Роуч, один из его наемных работников. С огромным облегчением, хотя и не без удивления, я узнал, что роженица заперта в недавно построенном загоне, — старый пришел в негодность во время процедуры дегельминтизации двух крайне неприветливых и несговорчивых коров. Из своего прошлого опыта я знал, что едва ли могу рассчитывать на помощь Би Джея, но, по крайней мере, его мудрые замечания не дадут мне заскучать.

— Мистер Клинч поручил передать вам, что корова в загоне, мистер док, — громко оповестил меня Би Джей.

Видимо, он сомневался, сообразит ли ветеринар, что крупная рыжая корова, из-под хвоста которой торчат два крошечных копытца, и есть его пациентка.

— Чем он занимается, Би Джей?

— Похоже, поехал в сельский клуб, чтобы вместе с остальными парнями поглядеть по телевизору этот самый футбольный матч, — ответил он.

— Ничего себе! — подумал я про себя. — Мог бы остаться и помочь, раз уж ему так дорога эта корова. С другой стороны, хорошо, что его не оказалось дома: он бы только размахивал руками и давал ненужные советы.

— Би Джей, как насчет того, чтобы принести ведро воды.

Я подумал, что вполне успею извлечь теленка еще до возвращения хозяина. На сей раз моей пациенткой была корова в годах, хотя подобные затруднения характерны скорее для первого отела. Она не потрудилась встать, когда я перелез через изгородь, и набросил ей на голову аркан, превратив его в импровизированный недоуздок. Правда, она поднялась, когда я начал обвязывать ей голову веревкой, но по-прежнему не думала сопротивляться, что было нетипично для коров брахманских кровей, отличавшихся довольно буйным нравом. Ознакомившись с ситуацией, я решил, что труднее всего будет выправить положение головы теленка и подтолкнуть его в нужном направлении. Иногда излишне крупная голова отклоняется в сторону или просто не входит в родовой канал вместе с передними ногами. В большинстве случаев удается ввести туда руку и передвинуть голову.

Вымыв руки, я приступил к осмотру. Ну, конечно, голова этого безобразника повернулась вправо. Оставалось проверить, жив ли он, для этого пришлось ущипнуть его за ногу и дотронуться до глаза. Не обнаружив признаков жизни, я расстроился, но решил, что с помощью щипцов и петли сумею быстро извлечь плод.

— Би Джей, не можешь ли ты сходить к моей машине и включить радиоприемник, чтобы мы могли послушать репортаж с матча. Да сделай погромче, а то не услышим.

Пока я вводил петлю, чтобы выправить голову, футболистам «Обурна» забили гол. Манипулировать петлей было нелегко, и на это требовалось время. Тут диктор сообщил, что игрок «Обурна» упустил мяч и его перехватил полузащитник противника. Это известие расстроило меня еще больше, и мои руки заметно ослабли.

Внезапно корове надоело стоять и терпеть приставания глупого ветеринара с его дурацкими щипцами, она решительно улеглась в самом грязном углу загона, устроившись со всем доступным ей комфортом. Мне тоже пришлось лечь на живот и продолжить работу, распластавшись в грязи. Я заменил петлю длинной акушерской цепью и накинул его на нижнюю челюсть теленка.

— Тяни цепь, — скомандовал я Би Джею. — Попробуем действовать на пару, может быть, у нас и получится.

Он рванул слишком сильно, цепь соскользнула, а Би Джей повалился на спину в кучу той самой субстанции, которой так много на скотных дворах. Однако благодаря своей необычайной мощи ему удалось вырвать у плода два резца.

— Черт возьми! Мистер Клинч сдерет с меня шкуру за то, что я вырвал теленку зубы! — воскликнул мой незадачливый помощник. — И зачем только я дернул с такой силой!

— Би Джей, он уже умер, тебе не о чем беспокоиться.

Я снова попытался накинуть захват на голову и с удивлением обнаружил, что на нижней челюсти все зубы целы! Вот так штука! Выходит, мы имеем дело с двухголовым теленком. Неудивительно, что он застрял: двухголовый плод не мог пройти через родовой канал. Извлечь его можно было лишь с помощью кесарева сечения.

На матче тоже не все шло гладко. Похоже — если верить вырывающимся из радиоприемника хрипам диктора — там развернулась настоящая битва, и с обеих сторон уже имеются жертвы. Пока я готовил пациентку к операции, одного из игроков унесли с поля на носилках, а другой получил сотрясение мозга. Тем не менее комментатор не уставал восхищаться зрелищностью матча.

Операция началась. А репортаж с футбольного матча вытеснила вечерняя молитва. Ведущий передачу пастор — обладатель скрипучего голоса — как видно, задался целью убедить слушателей, что старик Сатана действительно существует, и тот, кто не выполнит в точности все его (пастора) рекомендации, обречен гореть в преисподней. Но когда он начал диктовать свой адрес, предлагая отправлять ему наши денежки, мое доверие к нему пошатнулось. Напоследок мне удалось услышать, что на футбольном матче произошло незначительное недоразумение, переросшее в крупную потасовку, в которой приняли участие спортсмены, тренеры и несколько нетрезвых болельщиков.

Наконец я рассек матку коровы и моему взору предстала причина всех ее злоключений. Стоявший рядом со мной Би Джей прямо-таки задохнулся от изумления.

— Вот это да! — мой побледневший подручный ткнул пальцем в уродца. — В жизни не видывал ничего подобного. Будьте уверены, в понедельник я всем расскажу о двухголовом теленке.

Зрелище явно произвело на него сильное впечатление. Я постарался объяснить, что это вызвано ненормальной дупликацией клеток в период раннего эмбрионального развития. Однако к тому моменту от курса ветеринарной эмбриологии у меня остались довольно смутные воспоминания, поэтому я выпалил, что такие случаи встречаются чрезвычайно редко, примерно один раз на десять тысяч. Даже мне еще никогда не приходилось наблюдать рождения двухголового теленка.

— Какая жалость, что он родился мертвым, ведь вы с мистером Клинчем могли бы продать это чудо природы в цирк-шапито, чтобы его показывали вместе с человеком-обезьяной и женщиной-аллигатором, которая ползает на животе, — сетовал я с улыбкой.

А Би Джей неожиданно почувствовал себя настоящим экспертом в коровьем акушерстве и пустился в рассуждения о произошедшем, и о том, что «мы» предприняли, чем, по его мнению, вызвано появление двухголового плода. Я торопливо накладывал швы, стремясь скорее сесть за руль своего грузовика и переключить радио на другую станцию, чтобы избавиться от раздражающего голоса пастора, который все еще продолжал клянчить деньги у слушателей и неутомимо повторял свой адрес.

На обратном пути я тщетно пытался поймать станцию, транслировавшую футбольный матч, и хотя бы узнать счет. К сожалению, и Ян смогла рассказать мне о матче не слишком много.

— Судя по всему, там множество раненых — молодежь устроила ужасную потасовку, в которой приняли участие обе команды. Да уж, матч получился запоминающимся.

— Так кто же выиграл в конце концов?

— Вот этого-то я и не знаю, — безмятежно ответила она. — Когда началось побоище, я переключила на другой канал.

Позвонив кое-кому из друзей, я выяснил некоторые подробности матча. После этого оставалось лишь дождаться следующей недели, когда местная газета опубликует репортаж о матче и других событиях субботнего вечера. Получив свежий номер и развернув газету, я имел возможность лицезреть два снимка: один из них запечатлел знаменитую драку, со второго ухмылялся Би Джей, державший на руках двухголового теленка.

В заметке под снимком сообщалось, что мистер Би Джей Роуч, главный пастух ранчо Клинча, оказал содействие при отеле и принял теленка с врожденным уродством. Несмотря на обширную акушерскую практику, он никогда еще не сталкивался с подобными случаями, наблюдающимися чрезвычайно редко — не чаще одного раза на десять тысяч. Разумеется, там ни словом не упоминалось об измученном ветеринаре, который провел весь субботний вечер, валяясь в навозе на скотном дворе. Автор заметки умолчал и о том факте, что владелец коровы не оказал никакой помощи при отеле, поскольку, разодевшись в пух и прах, вместе со своей достойной супругой отбыл в сельский клуб, дабы комфортно провести время, попивая экзотические коктейли. Однако мне все это было только на руку, и я не обошел вниманием ни одну из перечисленных деталей, когда выписывал счет.

Глава 6

В тот самый вечер я возвращался домой с ранчо Клинча, как вдруг в самом центре Йорка мой грузовик неудержимо потянуло вправо. Оказалось, его влечет к «Королевской молочной», где по-прежнему продавали чудовищных размеров рожки с высокой спиралевидной горкой мороженого. Оставалось только пожалеть, что со мной нет Тома, Лизы и Тимми, страстных поклонников этого лакомства.

— Дайте-ка мне, пожалуйста, ваш громадный рожок, — попросил я юную леди, выглянувшую из окошечка. Заметив, как она сморщила носик при виде моего комбинезона, вымазанного кровью из плаценты, я спохватился. Конечно, мне следовало переодеться, но кто знал, что мой автомобиль потянет на мороженое.

— Наверное, вы и есть тот самый ветврач из Батлера? — поинтересовалась она, протягивая мне рожок, над которым возвышалась изрядная горка, способная буквально разорить компанию «Молочные продукты Бордена».

— Да, вы не ошиблись, я и есть тот самый ветеринар, — подтвердил я, тщательно выговаривая каждое слово.

— Что-то вы припозднились.

— Я был на ранчо мистера Клинча, помогал корове произвести на свет ее младенца.

— Здорово! Вот не думала, что корова может нуждаться в родовспоможении!

— Не всегда, конечно, но случается, что теленок идет неправильно, тогда корове требуется помощь. А сегодня у теленка оказалось две головы, — сообщил я. У девушки округлились глаза и отвисла челюсть. — Мне пришлось разрезать корове живот и вытащить его, потому что он был слишком большим.

Более сильного впечатления я не смог бы достичь, даже если бы признался, что родился на Марсе.

— Вот это да! — воскликнула она, затем выдержала паузу и пристально посмотрела на мою испачканную одежду. — Так вот почему вы в таком виде.

— Ну да, я рассчитывал вернуться домой и принять душ, а уж потом переодеться в чистое. Но моему грузовику внезапно захотелось мороженого.

Мы еще немного поболтали, и я двинулся в путь, тихонько посмеиваясь про себя и представляя, какую историю расскажет эта девочка на следующее утро в воскресной школе. Едва ли многим доводилось слышать о такой странной операции. До моего приезда в Чоктау даже взрослые фермеры ничего не знали о кесаревом сечении. Первую в этих краях операцию несколько лет назад сделал я.

В воскресенье — дело было на Пасху — я мирно дремал на диване, как вдруг раздался телефонный звонок.

— Тебе звонят, милый. Это мистер Кент Фаррис.

Мистер Кент славился своей нелюдимостью и крайне независимым характером, правда, в этом отношении он ничем не отличался от большинства других фермеров, моих клиентов. Он не имел склонности бросать слова на ветер или вызывать доктора к своим коровам без достаточно серьезной причины.

— Док, мне нужно, чтобы вы приехали и помогли нам отелиться, — протянул он в трубку.

Ключевым в этой тираде следовало считать слово «нам». Оно означало, что все соседи уже проявили свои способности в акушерстве — правильнее было бы сказать в коровологии. Попробовали себя в этом нелегком деле многочисленные родственники и даже два пьянчужки с удивленными лицами, размахивающие руками на вымощенной гравием подъездной аллее. Все они уже обессилели от неустанных попыток помочь корове и сдались.

— Как давно начался отел, мистер Кент? — поинтересовался я.

— Еще вчера, примерно после обеда. Я заметил, что она места себе не находит, озирается по сторонам и задирает хвост кверху.

Несчастное животное не только целые сутки промучилось в родах, но и вынужденно терпело затянувшийся внутренний осмотр, проводимый невежественными, хотя и исполненными самых добрых намерений самозваными акушерами.

— Похоже, тут не обойтись без кесарева, — осторожно намекнул я.

— О чем это вы толкуете, док?

Очевидно, в лечении коров мистер Кент разбирался не лучше своих соседей, его арсенал исчерпывался изрядной порцией минерального масла внутрь и втиранием свиного жира, смешанного с ядом гремучей змеи, — снаружи. Если он не знает, что такое кесарево сечение, боюсь, меня ждут серьезные проблемы.

Путешествие по холмистой местности, поросшей сосновым лесом, длилось минут пятнадцать. С вершины холма я бросил взгляд на расположенную у подножия ферму и увидел множество пикапов и грузовиков, стоящих по обочинам. Вблизи сцена напоминала нечто среднее между семейным сборищем, народным гуляньем и собранием прихожан методистской церкви. Основную массу среди присутствующих составляли фермеры в комбинезонах и бейсболках с эмблемами местного продовольственного магазина. Одни стояли, засунув руки глубоко в карманы, и нетерпеливо поглядывали в сторону городка, другие заметили, что, вздымая клубы пыли, подъехал грузовик ветеринара, и возбужденно указывали на него окружающим. Некоторые из наблюдателей заняли выгодную позицию в амфитеатре — расселись на деревянной ограде. Почти все жевали табак, но были и такие, кто еще только пытался одолжить порцию у соседа, неосторожно развязавшего свой кисет.

Едва я подошел к загону, как к наполовину завалившимся воротам, украшенным бахромой из колючей проволоки, ринулась целая толпа юных скотоводов, оспаривающих друг у друга право оттащить створку. Фермеры, в хозяйстве которых имелись подобные ворота, считали ниже своего достоинства открывать и закрывать их. Они предпочитали возить с собой в грузовике мальчишку, на которого возлагалась эта обязанность.

Припарковавшись и надев чистый белый халат (который, впрочем, вскоре пришлось снять), я направился к двухсоткилограммовой корове, метису ангусской и херфордской пород. Роды были сложными, что объяснялось довольно распространенной причиной. Моя пациентка оказалась слишком молода для случки. Это часто происходит, если быка круглый год держат вместе со стадом. Он покрыл телку в первую же течку, хотя она еще не достигла необходимой зрелости и поэтому не смогла отелиться без посторонней помощи. (Гораздо лучше проводить случки под контролем и в строго определенный период, а после того как план по разведению будет выполнен, изолировать быка-производителя. В результате у коровы появляется возможность уделять больше внимания теленку, молодые телки успевают достичь нужного возраста, что, в свою очередь, значительно снижает количество осложнений при отелах.)

Направляясь к пациентке с арканом, ведром, акушерской цепью и лебедкой, я услышал у себя за спиной шушуканье ветеранов:

— В жизни не видывал, чтобы ветеринар одевался в белое, — удивился один.

— Будь у меня такая цепь и эти длинные штуковины, я и сам вытащил бы теленка, — сказал второй и смачно выплюнул порцию сока табачной жвачки прямо на ближайший куст.

На мой взгляд, дальность плевка оставляла желать лучшего и, понятно, не шла ни в какое сравнение с тем, что демонстрируют некоторые уроженки юга нашего округа, искусные в этом деле.

— Наш док — парень что надо, но если уж дядюшке Сайласу не удалось вытащить теленка, значит, это никому не под силу! — заявил третий, сплевывая ничуть не лучше, правда, и не хуже своего собеседника, если, конечно, не принимать во внимание, что на его рубахе было куда больше следов табачного сока.

— Как поживаете, ребята? — поинтересовался я.

— Нормально, док…, мы в порядке…, гм, да, — слышалось со всех сторон.

Беглый осмотр показал, что корова в превосходном состоянии, особенно если учесть, что ей пришлось пережить. При более тщательном обследовании обнаружились сухой отекший родовой канал и культи двух ампутированных передних конечностей огромного, по всей видимости погибшего, теленка. Мне не хотелось спрашивать, каким образом он лишился ног, дабы не выслушивать ни пространных рассуждений, ни оправданий.

— Мистер Кент, чтобы вынуть теленка, необходима операция, — заявил я решительно.

Многочисленные зрители разошлись во мнениях. Лишь немногие знали о кесаревом сечении, скорее всего читали о нем в журнале «Прогрессивный фермер», большинство же никаких новаций не признавало.

— Слыханное ли дело — резать корове брюхо, чтобы вытащить теленка? — пробормотал некий гражданин с пышными бакенбардами.

Пока мы с мистером Кентом обсуждали детали предстоящей операции, до меня доносились и другие комментарии местных «специалистов». Я понимал, что только хирургическое вмешательство может спасти корове жизнь, поэтому был полон решимости отстоять свою точку зрения.

— Вот что я вам скажу, мистер Кент. Я прооперирую корову, но если она падет, вы мне ничего не должны.

— А если выживет? — спросил он.

— Если выживет, то станет нашей общей собственностью, осенью мы продадим ее на ярмарке в Ливингстоне и поделим выручку.

— По рукам. Надеюсь на вас, док.

В рекордно короткий срок я уложил корову на землю, выбрил ей бок, очистил и продезинфицировал операционное поле и сделал местную анестезию. Учитывая количество зрителей, смотревших мне через плечо, самым драматичным моментом — его можно было сравнить с футбольным пенальти — следовало считать выполнение разреза. Я разрезал косые мышцы живота и, чтобы остановить обычное в таких случаях кровотечение, тщательно наложил зажимы. Тем не менее кровь все же сочилась. По моим предположениям, публике пора было начинать волноваться, при таком скоплении народа кому-то обязательно станет «не по себе», кто-то бухнется в обморок. Услышав за спиной шум, я обернулся и бросил взгляд в сторону изгороди.

Ба-бах!!!

Как раз в этот момент Боб Дженкинс, по прозвищу Падучий, лишился чувств от вида крови и навзничь рухнул с верхней жерди забора прямо в заросли шиповника и лаконоса, остальные бросились смотреть, не разбился ли он. Я остался с пациенткой наедине.

Пока все хлопотали над Бобом, я влез обеими руками в полуметровый разрез, отодвинул сальник и наполовину вытащил матку. Она оказалась очень большой и тяжелой, я обложил ее салфетками и подозвал мистера Кента.

— Когда я сделаю разрез вот здесь, на матке, вы сунете туда руки, схватите теленка за задние ноги и осторожно вытащите наружу. Он скользкий, поэтому держите крепко. Когда начнете тянуть, я расширю отверстие, но будьте осторожны, не порвите матку.

Через минуту мы почти извлекли отвратительно пахнущий плод; к этому моменту зрители как раз начали возвращаться на покинутые позиции.

Тут их накрыло зловонием — все бросились по кустам, зажимая рты ладонями и издавая странные гортанные звуки. Со стороны можно было подумать, что публику разогнали слезоточивым газом. Только Боб опять восседал на прежнем месте, радостно ухмыляясь и вытаращив глаза, он стряхивал листья с покрытых ссадинами и царапинами рук, пытаясь сообразить, что же с ним произошло.

Каюсь, у меня есть один недостаток: мне всегда становится смешно, когда здоровенного верзилу вроде Падучего Дженкинса начинает тошнить во время операции. Представьте же себе, как я хохотал в тот день, когда вокруг меня блевали добрых два десятка представителей мужского пола; лица тех, кто пытался проявить стойкость, по цвету не отличались от риса двойной очистки, а один страдалец ползал на коленях в зарослях бурьяна.

Наконец, я начал зашивать матку — по моему лицу градом катились слезы, а тело сотрясалось от смеха, который мне приходилось сдерживать. К тому времени, когда зрители пришли в себя настолько, что смогли вернуться, работа была почти закончена.

Я оказался хозяином положения. Собравшиеся посчитали меня крутым парнем, причем только потому, что мне не потребовалось бежать в кусты.

— Погляди-ка, как он управляется с инструментом, — пересохшими губами пробормотал лесоруб, зачарованно следивший за моими руками, — а теми маленькими серебряными щипчиками он завязывает узлы.

— Этот инструмент называется иглодержателем, а тот, что лежит на полотенце, акушерскими щипцами, — объяснял я, словно выступая перед первокурсниками ветеринарного колледжа.

— Вы научились всему этому в ветеринарной школе? — поинтересовался кто-то.

— Нет, всю премудрость он почерпнул из комиксов про Капитана Марбла! — выпалил Боб. К этому моменту он уже полностью вернулся к сознательной жизни. — Мой дядя Карни Сэм точно так же выучился на таксидермиста.

Все, включая меня, дружно расхохотались.

— Сколько раз вы делали такую операцию, док? — спросил один из самых прытких.

— Неоднократно! — воскликнул я, не вдаваясь в подробности. Кому охота узнать, что кесарево сечение его коровы стало для ветеринара первым опытом.

Наконец веревки были развязаны, пациентка с энтузиазмом вскочила на ноги и попыталась выскочить через открытые ворота, а потом принялась щипать траву возле изгороди. Когда мистер Кент принес ведро воды из ручья, она в одно мгновение выдула все до капли.

— Только посмотрите на нее. Ей уже лучше! — раздались голоса из публики.

Теперь на моей стороне было явное большинство.

— Наверное, ищет местечко, получше, чтобы отбросить копыта, — протянул какой-то скептик, видимо, его не впечатлили мои подвиги.

Пока я мыл инструменты позади моего грузовика, корова уже начала жевать сено, которое мистер Кент принес ей из сарая. Потом он с улыбкой подошел ко мне.

— Док, чековая книжка у меня при себе, поэтому давайте я выпишу вам чек и мы забудем о нашем уговоре.

Шансы коровы значительно повысились, так что хозяин недолго ломал себе голову, прежде чем сообразил очевидное — осенью моя доля составила бы солидную сумму, значительно превышающую сегодняшний гонорар.

— А может, все-таки подождем до осени, ведь тогда мне достанется половина выручки?

— Док, пожалуйста, давайте я заплачу вам сейчас, — буквально взмолился мистер Кент.

— Ладно, вы уверены, что действительно этого хотите?

— Ну да, уверен.

С тех пор мне сотни раз приходилось делать кесарево сечение, но тот день у мистера Кента Фарриса жив в моей памяти, возможно, благодаря незабываемому массовому приступу тошноты и единственному в моей практике случаю, когда фермер упрашивал ветеринара принять плату за свои услуги. Жаль, что такое не повторяется.

Глава 7

Любой налогоплательщик невольно ужаснется, получив коричневый, подчеркнуто официальный конверт. Все мы знаем, что он придет, только не знаем когда. И вот, после нескольких лет ветеринарной практики, держа в руках такой конверт, я не то чтобы испугался, но все же вздрогнул, прочитав в верхнем левом углу обратный адрес: «Внутренняя налоговая служба. Мобил, Алабама».

Чувствуя, как меня охватывает дрожь, а по вдруг онемевшей спине бегут мелкие холодные мурашки, я сунул под клапан конверта тупой перочинный нож и вскрыл послание. Несколько дней назад мне довелось испытать похожие ощущения — в тот раз разъяренный бык промахнулся. Отделавшись ссадиной на ягодицах, я в очередной раз принял решение вести себя осмотрительнее, чтобы не пришлось снова спасаться бегством от охваченного жаждой мести четвероногого пациента. Подобное чувство возникло, когда ползающий по комнате Пол вдруг исчез, хотя я отвернулся всего на секунду. Мне посчастливилось обнаружить его в ящике под кухонной раковиной практически сразу, с ним, слава Богу, ничего не случилось, но чувство ужаса не забылось до сих пор.

«Нижеследующим вас уведомляют…» — так начиналось письмо. Подивившись казенному стилю послания, я пообещал себе посмотреть в карманном словаре точное значение слова «нижеследующий». Такой словарь лежал в моей машине в отделении для перчаток, с его помощью я уже пытался расшифровывать некоторые слова, бывшие в ходу у моих клиентов, но, к великому разочарованию, в словаре Уэбстера обнаруживались лишь очень немногие из них. Письмо извещало, что моя деятельность должна подвергнуться аудиторской проверке, поэтому в назначенный день и час меня ждут в офисе налоговой инспекции. Помню, что днем «икс» был выбран четверг.

— Я не смогу поехать туда в четверг! Разве этим идиотам неизвестно, что по четвергам идут торги на ярмарке?

— Остынь, дорогой, — посоветовала Ян, — не стоит выходить из себя, этим ты ничего не изменишь. Они просто выполняют свои обязанности. Нужно договориться, чтобы в четверг кто-нибудь тебя заменил.

— Кто же меня заменит? Кроме меня у них никого нет!

— Джон, когда ты поймешь, что один в поле не воин? Ты просто не в силах справиться со всеми проблемами в одиночку, не прибегая к помощи других людей.

— Неправда. Ты посоветовала мне нанять помощника, когда у Тимми и Дика начались занятия. Поэтому я зашел в зал для игры в пул и нанял Рики, но в первый же день он упал в обморок от жары. Там никто не желает работать, все хотят только потягивать холодную кока-колу и делать ставки.

— Не думаю, что зал для игры в пул можно рассматривать в качестве надежного агентства по найму персонала, доктор Джон, — вмешалась Сью.

Теперь дамы взялись за меня вдвоем. — К поискам помощника следует подходить серьезно. Впрочем, на проблему с налоговой инспекцией это никак не повлияет. Вам придется пожертвовать четвергом и съездить туда.

— Может быть, стоит позвонить им и попросить перенести проверку на субботу после обеда или на какой-нибудь вечер, — предположил я.

— Ты прекрасно знаешь, что ни вечером, ни в субботу правительственных чиновников не бывает на службе, — возразила Ян. — Возможно, Служба спасения да ребята из ФБР и работают в это время, но уж точно не налоговая инспекция.

— Ладно, еще рано об этом беспокоиться, — поспешно ответил я. — Сейчас мне нужно взять пробы у коров Норманна Ливайса.

Я выскочил из кабинета и кенгуриными прыжками помчался к грузовику, а сев за руль, утопил педаль акселератора так, что из-под колес полетел гравий. Наверное, Сью и Ян в два голоса кричали мне вслед, чтобы я перестал буянить и швыряться камнями, а взял себя в руки и успокоился, но рокот набирающего обороты мотора заглушал все остальные звуки.

— Эти чиновники из налоговой просто идиоты! Я едва свожу концы с концами, помогая при отелах, получая пинки от быков и мулов, валяясь в навозе и глине. Эти типы не представляют себе реальной жизни. Мне хватило бы одного-единственного дня, чтобы навести порядок в наших краях! (Последние слова обычно свидетельствовали о крайней степени моего негодования.)

Когда через несколько минут мне удалось прийти в себя, оказалось, что я сижу, стиснув зубы и вцепившись в руль, педаль акселератора практически вдавлена в пол, грузовик пулей летит по шоссе, а радиоантенна лентой полощется на ветру. Мой автомобиль с легкостью обгонял все остальные машины, словно они стояли на месте, поток воздуха вздымал тучи пыли и мусора, испуганные водители шарахались к обочине, опасаясь аварии. В боковые зеркала мне было видно, как они, крайне раздраженные, хватались за руль, вместе с пассажирами грозили мне кулаками и что-то гневно кричали… а затем снова выруливали на шоссе. Наверное, следовало бы сигналить, предупреждая водителей, хотя в такой ситуации гудок мог не улучшить, а, наоборот, ухудшить дорожную ситуацию.

Однако, когда листья, заботливо сметенные прихожанами с обочины и собранные в кучи возле церкви, снова разлетелись по шоссе и по двору, мне стало стыдно, я решил на обратном пути заехать извиниться и помочь с уборкой.

Мой приятель, носивший необычное прозвище Английский Офис, стоял возле своего почтового ящика, окруженный соседями, и читал письмо. Проносясь мимо них со скоростью пушечного ядра, я, однако же, успел заметить, что вся компания сосредоточенно разглядывает распечатанный конверт, который он держал в руках. Услышав мой клаксон, они приветственно помахали руками, в этот момент их шляпы вспорхнули с макушек и покатились в сторону сосновой рощи. Впрочем, они не перестали улыбаться и когда побежали вдогонку за своими головными уборами. Еще бы, им-то ведь никто не присылал извещений из налоговой инспекции!

Через мгновение я свернул с главного шоссе на Индиан-роуд, узенький проселок, недавно вымощенный дробленым камнем и залитый гудроном. Сбросив газ и преодолев небольшой подъем, я внезапно заметил, что по самой середине дороги катит наш почтальон Гоут. Он сидел, опустив голову, видимо, разглядывал что-то на соседнем сиденье или перебирал свои письма и открытки. Я начал тормозить, одновременно нажимая на клаксон.

К счастью, скорость у обоих автомобилей была небольшой, но действовать, чтобы избежать лобового столкновения, нужно было срочно. Я первым крутанул руль; в самый последний момент Гоут вскинул голову и, вытаращив глаза, резко повернул к обочине.

Трах! Бам! Поразительно, каким оглушительным кажется грохот во время аварии, даже если машина просто ударилась бампером или съехала в канаву. Но вот все стихло, и воцарилась странная, противоестественная тишина, которую подчеркивали шорох гравия, осыпавшегося в кювет, и тихие звуки, доносившиеся из-под капота моего грузовика, что говорило, как я надеялся, о нормальной работе системы охлаждения двигателя. Если бы повреждения были серьезными, то к небу над машиной должен был бы взвиться, как минимум, столб пара.

Не век же сидеть в машине. Надо выбираться наружу. Я вылез через окно, такой путь показался мне более простым и легким, но Гоут был полон решимости выйти через дверь.

— Пожалуй, нам лучше избегать подобных встреч! — воскликнул я, отряхивая брюки. — Вы целы?

— В-вы напугали м-меня д-до полусмерти, д-док, — промямлил он, — в-ведь м-мы чуть не с-столкнулись лоб в лоб!

— Да, действительно, мы оба замечтались, — признал я. — Давайте я свяжусь по рации с клиникой. Сью позвонит Джону Эрлу и попросит его пригнать трактор, чтобы растащить машины.

Я пошел за рацией, а Гоут отправился обозревать убытки. Сообщать об аварии всегда непросто, лучше такие разговоры начинать с оптимистического утверждения:

— Со мной все в порядке и вообще все в порядке.

Естественно, подобное заявление порождает настоящий шквал вопросов. Ян предложила прислать Джея Алена с машиной скорой помощи, но я заверил ее, что никто из нас не пострадал. Тут вдруг я осознал: все мое гнусное антиналоговое настроение как рукой сняло. Тот, кому случилось уцелеть и избежать серьезных травм при аварии, на некоторое время невольно превращается в оптимиста.

Повреждения оказались незначительными: у моего грузовика была погнута и ободрана правая дверца, правда, еще несколько месяцев назад на ней оставил отметину годовалый бычок брахманской породы; у автомобиля Гоута — покорежен бампер и левое крыло.

Мы сидели на обочине и болтали, дожидаясь, когда Джон Эрл прибудет на своем тракторе.

— Гоут, вы ведь работаете на правительство. Вас когда-нибудь проверяла налоговая служба?

— Нет, док, — ответил он, — зато проверяли двух моих братьев. Выходит, вы получили эту неприятную бумажку?

— Ну да, они хотят, чтобы я приехал к ним в свой рабочий день, а мне нужно перенести проверку на другое время.

— Это возможно, они могут сами приехать и поработать у вас дома или в кабинете. Надо просто позвонить туда и попросить. Будет очень кстати, если во время разговора вы наговорите им побольше комплиментов. Тогда они уж точно не посадят вас в тюрьму.

По моей спине снова пробежал холодок, но я решил, что Гоут так шутит.

И тем не менее перенести проверку можно. А если инспектор приедет ко мне в клинику, у меня появится преимущество, как у футболиста, играющего на своем поле. Я твердил себе, что проверка — не повод для паники, ведь служащие налоговой инспекции всего лишь выполняют свои обязанности. Разумеется, они не желают мне зла. Наша клиника ничего не нарушала, мне нечего бояться! Наконец Джон Эрл расцепил наши машины, я отправился по вызову к Норманну Ливайсу, а потом, вернувшись в клинику, набрал номер налоговой инспекции.

— Добрый день, внутренняя налоговая служба, — ответил медоточивый голосок с южным акцентом, — чем могу вам помочь?

Как она любезна! Разумеется, столь очаровательное существо не может строить коварных планов против бедного трудяги-налогоплательщика.

Я вкратце изложил свою проблему, и, судя по всему, моя собеседница загорелась искренним желанием мне помочь.

— Сэр, я соединю вас с инспектором Джонсом. Он назначен вашим аудитором.

Через секунду отрывистый мужской голос гаркнул мне прямо в ухо. Вероятно, в свое время его обладатель служил во флоте.

— Говорит агент Джонс. В чем проблема, мистер МакКормак? Обращение «мистер» было мне привычно, к тому же в тот момент мне меньше всего хотелось, чтобы меня называли доктором. В этом случае инспектор мог принять меня за богатенького доктора медицины. Разумеется, изучение моих налоговых отчетов поможет ему разобраться в моих доходах.

— Дело в том, что вы назначили мне аудиторскую проверку на четверг. А по четвергам у нас в городе проводят скотоводческую ярмарку, поэтому…

— Чем же вы так заняты в четверг?

— Я ветеринарный врач, работаю на торгах и обязан присутствовать там, чтобы проводить проверку и вакцинировать свиней и крупный рогатый скот. Поскольку это происходит каждый четверг, не могли бы вы перенести нашу встречу на другой день недели? А не сможете вы сами приехать ко мне в офис для проверки?

Ответом стало продолжительное молчание, было слышно, как инспектор шелестит бумагами и перелистывает календарь.

— Это не вполне соответствует правилам, мистер МакКормак, — отозвался он после паузы, — и я редко провожу проверку на месте, лишь в особых случаях.

Несколько минут я пытался убедить его сделать исключение для меня, говорил, что мой случай особый — я единственный ветеринар в округе, рассказывал о ярмарке и о том, какие услуги оказываю там владельцам животных. Наконец, инспектор перебил меня:

— Мне и в самом деле предстоит поездка в ваш округ. Я буду там в течение двух недель, начиная со следующего вторника, заниматься оценкой имущества некоторых нерадивых налогоплательщиков и заеду к вам — в первый день приступлю к работе, затем переночую и на следующий закончу с вашими документами.

Я шумно сглотнул, услышав слово «оценка», — он произнес его с каким-то особым смаком.

— Да, сэр, — слабым голосом ответил я. — Это было бы отлично.

— Мне понадобятся все ваши квитанции об уплате налогов за последние три года плюс все записи о расходах и полный список имущества.

— Да, сэр, я все подготовлю, в том числе и рабочее место для вас, — пообещал я, стараясь говорить подобострастно, как советовал мне Гоут.

— Да, кстати, мистер МакКормак, — вдруг добавил инспектор, — мой племянник собирается выучиться на ветеринара. Объясните мне, нужно ли для этого заканчивать колледж или можно просто приобрести практику. Он обожает возиться со скотиной.

По моей спине вновь пробежал холодок…

Глава 8

Ночью накануне «великого» дня, на который была назначена аудиторская проверка, мне так и не удалось уснуть. Я пришел в клинику еще до рассвета, сделал обход вместе с Тимми, который уже успел выгулять и накормить собак, затем пошел в кладовую, чтобы устроить рабочее место для мистера Джонса, сотрудника налоговой инспекции: сложил в один угол коробки с лекарствами, вытер пыль, принес небольшой стол и стул, поставил их в другой угол с тем расчетом, чтобы ничто не потревожило инспектора во время его работы. Я надеялся, что такое проявление заботы произведет на мистера Джонса хорошее впечатление, и он проявит гуманизм, когда придет время проверять журналы.

Мы не знали, когда именно должен приехать налоговый инспектор, но было известно, что в указанный день я стану второй его жертвой. Не исключено, что он прибудет в мрачном расположении духа, поэтому я нарвал цветов и водрузил на стол разношерстный букетик, а также подготовил все регистрационные журналы и ежедневники, аккуратно, как он просил, разложил рядом с букетом стопку налоговых квитанций за предыдущие годы, карандаши, блокноты и арифмометр. После этого начал принимать пациентов и отвечать на телефонные звонки, стараясь перенести все вызовы на более позднее время, чтобы лично встретить налогового инспектора.

К половине двенадцатого я окончательно извелся от ожидания, то и дело поглядывал на часы, но тут на шоссе появился новенький черный форд с официальной надписью на борту. Автомобиль двигался медленно, водитель явно высматривал ветеринарную клинику, наконец, он притормозил и осторожно въехал на стоянку. Я заметил, как инспектор внимательно посмотрел вначале на мой грузовик, а потом на станок для скота, установленный с северной стороны здания.

— Чем станок мог так заинтересовать налогового инспектора? — удивился я.

Меня по-прежнему тревожила оценка имущества, упомянутая во время телефонного разговора.

— Он здесь, доктор Джон! — воскликнула Сью.

— Да, да, спасибо.

Через окно смотрового кабинета я наблюдал, как хорошо одетый правительственный чиновник посмотрел на часы, затем на одометр и аккуратно сделал пометку в сером гроссбухе ручкой, заправленной официальными черными чернилами. Потом он закрыл окно, вышел из автомобиля и старательно захлопнул дверцу, дважды подергал за нее, чтобы проверить, надежно ли она заперта.

— До чего же странный тип, — подумал я.

В Чоктау никто обычно не запирал свои машины, а многие — и жилища. Если, подойдя к дому, вы обнаруживали, что парадный вход заперт, значит, требовалось обойти вокруг и войти внутрь через заднюю дверь.

Из багажника ужасный гость извлек старый, обшарпанный серый портфель, две огромные папки и древний арифмометр. Подвергнув беглой инспекции колеса своего шикарного лимузина, он двинулся к входу в клинику. Я уже поджидал его на пороге, услужливо придерживая дверь и широко улыбаясь.

— Здравствуйте, сэр, — я буквально лучился радостью — доброе утро, доброе утро! Должно быть, вы и есть инспектор Джонс. Добро пожаловать в ветеринарную клинику округа Чоктау!

— Насколько я понимаю, вы мистер МакКормик? — деловито осведомился он.

Я утвердительно склонил голову, инспектор сдержанно пожал протянутую руку. Мне показалось странным, что у такого высокого, длинноногого мужчины, обладающего начальственным голосом и правом оценивать чужое имущество, такая вялая рука — настоящий кисель.

— На самом деле правильно МакКормак, — ответил я, — но я подумываю сменить эту «а» на «и» и попытаться заявить свои права на состояние дядюшки Сайруса.

Он уставился на меня, как на зачумленного.

— Вы родственник мистера Сайруса МакКормика, того, кто изобрел жатку? Разве вы не знаете, что он оставил кучу денег, которые лежат в банке и дожидаются… впрочем, не имеет значения.

Он вскинул голову и с недоумением посмотрел на меня, видимо, смысл моей шутки остался ему непонятен.

— Да, действительно я — налоговый инспектор Джонс — прибыл сюда, чтобы выявить нарушения в уплате налогов. Прошу вас, проводите меня в кабинет.

Я пребывал в полной растерянности и не сомневался, что меня ждут серьезные проблемы, тем не менее мне удалось выдавить кривую ухмылку, когда он упомянул о «нарушениях». У ветеринаров это слово означает крупные неприятности с пищеварением у старой собаки или запорку слепой кишки у лошади.

— У нас нет возможности предоставить вам настоящий кабинет, — я снова усмехнулся, продолжая мысленно представлять себе собаку, страдающую запором. — Но мы устроили для вас славный уголок в кладовой, где вас никто не потревожит.

И, напыжившись от гордости, я проводил его в «кабинет», которому — хорошо бы ненадолго — предстояло стать его штаб-квартирой. После уборки в кладовой еще оставалось кое-что из моего ветеринарного снаряжения, лекарства и другие припасы, а также кое-какая рухлядь. Я включил настольную лампу.

— Надеюсь, вам удобно? — поинтересовался я. — Здесь вас не будут беспокоить ни лай собак, ни посетители.

В ту же секунду до нас отчетливо донесся лай гончей, сидевшей в будке на улице, и слабое, но настойчивое тявканье находившейся в виварии чихуахуа; тут мы оба поняли, что я несколько приукрасил действительность. Через мгновение инспектор испуганно вскинул голову и повернулся левым ухом к востоку, откуда слышался нарастающий рев прогоревшего глушителя. Грузовик, развозивший корма, пронесся по холму мимо клиники и свернул на север, где сотня голодных свиней с нетерпением дожидалась, когда им привезут провиант.

— Ладно, — неуверенно произнес он и с подозрением огляделся по сторонам, — здесь довольно необычно, но, надеюсь, скудная обстановка не помешает нашей работе.

Выходит, помимо «нарушений» этот Джонс обнаружил у меня еще и «скудную» обстановку.

— Вижу, вы приготовили свои записи. Похвально!

— Может быть, вам что-нибудь нужно? Сегодня у меня много работы.

— Пожалуй, нет. Но не уезжайте надолго, не исключено, что некоторые записи могут потребовать дополнительных разъяснений.

Значит, он не отказался от своих замыслов, о чем свидетельствовало слово «потребовать», еще один непривычный термин, испугавший меня даже больше, чем «нарушения» и «скудная» обстановка. Мне не терпелось поскорее убраться, но на языке вертелся еще один вопрос.

— Не знаком ли вам некий Джонс из Нэшвилла? Мой коллега и приятель был родом из этого города, а вы с ним однофамильцы. А может быть, вы родственники?

— Нет, я с ним не знаком и никогда не бывал в Нэшвилле, — сухо ответил мистер Джонс, протирая стол большим белым носовым платком, который он извлек из заднего кармана. Стараясь не встречаться со мной глазами, он старательно смахивал воображаемую пыль.

— Я спросил просто так. Вы оба высокого роста и носите обувь большого размера, — рассмеялся я.

Очевидно, у инспектора Джонса были проблемы с чувством юмора. Вместо того чтобы улыбнуться, он несколько раз потянул носом и, наконец, спросил:

— Почему здесь такой резкий запах?

Я тоже принюхался, но ничего особенного не почувствовал, поэтому просто покачал головой.

— По-видимому, он исходит вон от тех пакетов, — заявил инспектор, указывая в угол.

— Это ауреомицин, там несколько пакетов рассыпалось. В той канистре в углу хранится минеральное масло, а в ведрах я держу витамины для лошадей. Лично мне нравится запах ветеринарных препаратов, а вам разве нет?

Мне искренне казалось, что аромат витамина В и стимуляторов для рубца каждому по душе, но он лишь молча посмотрел на меня, а затем на лекарства, и его нос непроизвольно сморщился. По всей видимости, этому парню не понравился запах, присущий сельской ветеринарной лечебнице.

— Уверен, за годы своей работы вам довелось посетить не одну ветеринарную клинику.

— Ответ отрицательный. В моей практике это первый случай, — признался он, продолжая наводить порядок на столе. Несмотря на отвращение, он, видимо, все же собирался задержаться.

— Но вы же и раньше проводили инспекцию у ветеринаров.

— Ответ отрицательный. Вы — первый и единственный. Я никогда не держал дома животных, тем более таких опасных, как лошади, и понятия не имею, чем вы занимаетесь. Мне известно лишь, что вы очень любите животных.

Моей спине уже в который раз стало холодно. Я-то надеялся, что он хотя бы отдаленно представляет себе суть моей работы и мы сможем поговорить как интеллигентные люди. Похоже, мне предстояло провести ликбез.


Ровно в 12.30 мистер Джонс прервался на обед, он вышел к своему автомобилю с портфелем в руках и перекусил, сидя на переднем сиденье. Я попытался угостить его сыром, копченой колбасой, хлебом и колой из служебного холодильника, но он решительно отклонил мое предложение, несомненно квалифицируя его как попытку подкупить бутербродами должностное лицо.

Покуда он с «комфортом» закусывал в кабине своего форда, мне пришлось отправиться по вызовам. Я уговаривал себя не беспокоиться из-за того, что этот странный человек останется один в моей клинике, но не мог справиться с собой. Меня преследовали леденящие душу видения: я представлял себя, закованного в наручники, вот полицейские выводят меня с парадного крыльца, а мое милое семейство заливается слезами, с тоской глядя из-за занавесок, закрывающих окна гостиной. Я встряхнул головой, пытаясь отогнать мрачные мысли.

— Номер первый, вас вызывает база, вас вызывает база. Прием, — из рации зазвучал голос Сью.

— Да, прием, слушаю.

— Доктор Джон, этот инспектор из налоговой хочет задать вам какие-то вопросы. Он здесь, сейчас я вас соединю.

— Жду!

У меня побелели костяшки пальцев, с такой силой я стиснул руль.

— Гм, вы слушаете, мистер МакКормак? — раздался в эфире голос Джонса.

Было заметно, что он не привык пользоваться подобными переговорными устройствами.

Мне даже думать не хотелось, что этот разговор с человеком из налоговой инспекции мог услышать кто-нибудь из моих коллег в Висконсине, Иллинойсе и других штатах, если вдруг их рации работают на той же частоте!

— Гм, здесь в ваших записях имеются довольно странные пометки и рецепты, о которых я должен вас расспросить. Во-первых, вот тут вы якобы заплатили 120 долларов 50 центов за теленка по кличке Джек. Проясните, пожалуйста.

— Мистер Джонс, не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите. Но могу заверить вас, что не покупал теленка по кличке Джек, равно как и любого другого. Запаситесь терпением, я скоро буду. Мне трудно разговаривать с вами по радио. Прием.

Подъезжая к городу, я пытался припомнить все, что могло бы иметь касательство к покупке телят. Но в тот период, за который мне предстояло отчитаться, я не покупал никаких телят. Правда, был один теленок, которому сломали ногу в тот момент, когда вытаскивали его из мамаши. А произошла эта неприятность по вине специальной акушерской лебедки для телят.

Тут меня осенило! На языке (англоязычных) ветеринаров такую лебедку называют «Джеком» (а calf jack). Ну, конечно! Это была лебедка, просто инспектор не разбирается в ветеринарном жаргоне.

— Это не теленок по кличке Джек, — завопил я, врываясь в клинику, — это лебедка для телят.

— Что это такое? — мрачно поинтересовался мистер Джонс.

— Это приспособление, которое мы применяем при отеле. Иногда отел у коровы слишком затягивается, она выбивается из сил и перестает тужиться. Тогда нам приходится помогать ей, используя специальную лебедку для извлечения плода.

— Хорошо, такого объяснения мне достаточно, — отозвался он. — Тогда я задам вам другой вопрос. — Каково предназначение станка?

После того как инспектор убедился, что станок необходим для фиксирования норовистых животных, он поинтересовался назначением некоторых других приспособлений. Чиновник налоговой инспекции хотел знать, почему так непомерно велики мои расходы на бензин и содержание грузовика, требовал объяснить чудовищные счета за лекарства и даже проявил интерес к встрече ветеринаров, на которой я присутствовал в прошлом году. Спустя несколько часов, после продолжительной лекции о тонкостях ветеринарной медицины, Джонс упаковал свои пожитки и направился к выходу.

— Приятно было познакомиться, доктор, — произнес он и по-настоящему улыбнулся. — Вы раскрыли мне глаза на вашу профессию. Мне хотелось бы, чтобы мой племянник приехал к вам на летние каникулы и поработал у вас некоторое время. Кстати, приношу свои извинения за то, что в письме назвал вас мистером, а не доктором.

— Ничего страшного. Однако хотелось бы узнать, каковы результаты вашего визита.

— Недели через две вы получите полный отчет, — пообещал он. — Счастливо оставаться.

Мистер Джонс обошел свой шикарный автомобиль, проверил каждую шину, осмотрел кузов на наличие вмятин или других повреждений, затем уселся за руль, подвинул водительское сиденье, сделал пометку в своем гроссбухе и, наконец, запустил мотор в полном соответствии с прилагаемой к форду инструкцией. Неторопливо выкатившись на шоссе, мистер Джонс трижды посмотрел налево и направо и двинулся в сторону Мобила, ни разу не оглянувшись и не помахав на прощание рукой. Больше мы с ним не встречались.

Три недели спустя мне принесли письмо. Читая его, я чуть не упал в обморок, меня бросало то в жар, то в холод. Самой серьезной проблемой оказалась неправильная оценка амортизации лебедки для телят, станка и двух моих грузовиков. Упоминались и другие преступления, за которые я должен был немедленно уплатить штраф — его сумма составляла мой заработок за 125 отелов. Такая плата за то, чтобы какой-то государственный чиновник называл вас доктором, показалась мне чрезмерной. К счастью, наш бухгалтер смог внести некоторые коррективы, благодаря чему штраф существенно уменьшился. Однако после этого случая мне было нелегко общаться с высокопоставленными федеральными чиновниками, разъезжающими на блестящих черных автомобилях.

Племянник мистера Джонса так и не объявился в ветеринарной клинике Чоктау. Подозреваю, что он решил пойти по стопам своего дядюшки.

Глава 9

— Док, мне нужно, чтобы вы как можно скорее приехали и осмотрели корову. Она легла и не желает подниматься, — как-то холодным воскресным февральским утром сообщил голос на другом конце телефонной линии.

Звонил Клай Бузер, мой добрый приятель, совмещавший разведение скота с торговлей лесом, а также преданный поклонник футбольной команды «Алабама Кримсон Тайд» и ее легендарного тренера Пола (Медведя) Брайанта. Клай был отличным парнем, но его манера непрерывно болтать о футболе действовала многим на нервы, особенно это касалось болельщиков «Обурна» (и меня в том числе).

Я неплохо разбираюсь в коровах, пусть и без большого желания, но мне пришлось пообещать Клаю заглянуть к нему после осмотра заболевшего мула. Когда корова укладывается на землю и не поднимается в течение нескольких дней, у нее развивается дегенерация мышц и нервов, плохо поддающаяся лечению, поэтому ни один ветеринар не придет в восторг, услышав, что ему придется лечить корову с такими симптомами. Хотя бывало и по-другому, например, если корова легла из-за мастита, тогда после внутривенной инъекции кальция пациентка вскакивала как ни в чем не бывало. Иногда встречались животные, причиной болезни которых являлись сложные нарушения метаболизма, здесь стандартные методы лечения оказывались вообще неэффективными.

Корова Клая явно страдала от хронического недоедания, что было типичной проблемой для зимнего времени в Чоктау шестидесятых годов. Это вовсе не означало, что корову плохо кормили. Зачастую приходилось встречаться со старым животным, у которого почти не осталось зубов или они настолько сточились, что ими нельзя было как следует жевать. (Термин «хроническое недоедание» обычно кажется владельцу коровы более благозвучным, чем «истощение». К другим не менее полезным эвфемизмам я отнес бы «проблемы внутренностей», «комплекс дефицита внутренней энергии» и «расстройство наполнения сычуга».

Лично мне больше нравится термин «пустое брюхо», но боюсь, услышав такое определение, кое-кто из фермеров выгнал бы ветеринара вон). Были и такие, кто недокармливал скот, — у некоторых не хватало кормов и денег, другие искренне не понимали, что в холодное время года животные нуждаются в усиленном рационе.

Корова Клая укрылась в самой чаще леса — они всегда так делают, когда им не по себе, — и без помощи искусного следопыта, каковым являлся Лайдж, первый помощник Клая, мы бы ее ни за что не нашли. Сначала мы тряслись на ископаемом джипе Слая по бугристому от корневищ проселку — на мой взгляд, этот автомобиль прекрасно сохранился чуть ли не со времен Второй мировой войны, — затем еще добрую сотню ярдов прошагали пешком, и наконец добрались до места, где залегла моя потенциальная пациентка, гибрид херфордской и джерсийской пород. Лайдж обогнал нас на тракторе, он привез сена, зерна и воды.

Корова с жадностью набросилась на корм, выхватывая из корзины солидные порции. На меня она взглянула с подозрением. Я знал, что Лайдж порой балуется доморощенной ветеринарией, хотя и не пытается тягаться в этом с мировыми знаменитостями. Он частенько помогал Клаю, а иногда и его соседям, если у тех случались неприятности с коровами, был ярым пропагандистом надрезания хвоста и считался ведущим авторитетом в лечении болезни «Мурра». Мое мнение по этим вопросам во внимание не принималось.

— Док и впрямь неплохо разбирается, когда нужно помочь при отеле, вправить корове матку или проверить стадо, — как-то заявил один из фермеров. — Но я не дам за него и гроша, если дело коснется «Мурры».

Насколько я могу судить, симптомами «Мурры» считаются отек головы и языка, а также слюнотечение.

— Что, по-вашему, могло приключиться с коровой, Лайдж? — дипломатично поинтересовался я, осматривая эту старушку и заранее зная ответ.

— Думаю, у нее червь в хвосте, — ответил он с извиняющейся интонацией. Я уже добрался до головы пациентки, захватил — ее левой рукой и, оттянув нижнюю губу, осмотрел то место, где когда-то находились зубы. От резцов остались лишь пеньки, напоминающие мелкий жемчуг. Они были сточены и почти не выступали из десен.

— Сколько ей лет, Клай? — спросил я, с любопытством ожидая, что он скажет.

— Дайте сообразить, док, — протянул он, пытаясь сосредоточиться. — Вроде бы я купил ее в Линдене на ярмарке в тот год, когда «Алабама» проводила с «Туланом» ночной матч в Мобиле, тогда она была годовалой телкой. Получается, ей около десяти. Как всякий истинный болельщик, любое значимое событие своей жизни он связывал с каким-нибудь матчем своей футбольной команды.

— Взгляните на ее зубы, Клай! Ваша корова уже достаточно взрослая, чтобы идти голосовать! — воскликнул я. — А заодно посмотрите, в каком она состоянии. Кожа да кости. К тому же она беременна, а плод довольно крупный, — это для нее тяжелое испытание. Думаю, у нее нет шансов.

— Но, док, я помню, как вы приезжали к тете Молли и вылечили ее старую джерсийскую корову, когда она вот так же улеглась на землю. Вы сделали ей укол, она вскочила и побежала, как новенькая.

— Но у той был мастит, а не истощение, для вашей коровы такой способ не подойдет.

— Лайдж говорит, у нее червяк в хвосте, поэтому ей нужно надрезать хвост, а рану посыпать солью и перцем, но я сказал, что ваши средства лучше. Эта старушка всегда была хорошим игроком, мне не хочется ее потерять.

— Вполне можно надрезать корове хвост и приправить его специями, но на мой взгляд, делу это не поможет, если, конечно, вы не планируете тут же ее съесть. Давайте лучше введем ей глюкозу и другие лекарства внутривенно, а потом добавим кое-какие витамины. Если этот план не сработает, мы возьмем желудочный зонд и накачаем ей внутрь отрубей и овсяного отвара. Если и тогда мы не достигнем успеха, то подведем под нее веревки и будем поднимать два раза в день. Если все равно ничего не получится, значит, мы проиграли и вы можете увольнять тренера. Как вам такой план игры?

— Вполне, но я все же думаю, может, лучше обрубить ей хвост…

— Мы не будем этого делать. Выбросите эту мысль из головы. Это неспортивно!

Проделав все необходимое, я оставил Лайджу лекарства, чтобы он мог продолжать процедуры. По вечерам Клай регулярно звонил мне с докладом о прогрессе или о его отсутствии, каждый раз намекая, что неплохо было бы позволить Лайджу провести хирургическую операцию. Выкармливать слегшую корову — довольно тоскливое занятие, особенно если и сама корова, и те, кто за ней ухаживает, теряют бодрость духа и готовы капитулировать. Клай сдался примерно через месяц после моего визита.

— Док, не могли бы вы заглянуть ко мне и избавить старушку от мучений? — попросил он. — Я больше не в силах выхаживать ее. Может, вы сделаете ей такой укол, чтобы она просто уснула?

У меня было все необходимое для этого, и я обещал заехать на ферму в ближайшие дни.

— Док, я знаю, это не по-вашему, — признался Клай, — но Лайдж все твердил насчет того, чтобы обрубить старушке хвост, поэтому в конце концов я согласился.

— Может, вы и правы. У меня другое мнение, но ведь это ваша корова, Клай, и вы можете делать с ней все, что сочтете нужным, — ответил я. — Но вы должны знать, сделано все возможное, чтобы спасти вашу корову, и никакие средства ей уже не помогут. Она была обречена с самого начала.

Тем временем машина Клая, на которой мы ехали, миновала сосновую рощу, преодолела крутой подъем по каменистому пастбищу и начала спускаться к «лежбищу» злополучной пациентки.

Неожиданно Клай придвинулся к краю сиденья, быстро протер лобовое стекло со своей стороны и зажмурился.

— Д-док, что это там впереди или я вижу привидение? — заикаясь, пробормотал он.

Я выпрямился и на тропинке, вьющейся между соснами и кустарником, разглядел быстро двигающуюся корову. Разинув рты, мы дружно уставились на эту старушку, которая еще несколько часов назад лежала пластом, заглядывая в распахнутые «ворота смерти», а теперь бодро вышагивала нам навстречу. Она оказалась достаточно сообразительной и придерживалась середины тропинки, где почти не попадались предательские корни деревьев. Время от времени спотыкаясь, она шагала напряженной, скованной походкой, напомнив мне старого солдата, горделиво марширующего на параде в День ветеранов. В моих ушах буквально гремел гимн морской пехоты, когда корова, протрусив по холму, поравнялась с грузовиком и резко остановилась словно бы для того, чтобы отдать нам честь. Однако вместо этого она просто уставилась на нас, сверкая глазами.

Затем, взмахнув забинтованным хвостом, она протопала мимо грузовика, свернула на пастбище и приступила к дегустации зелени.

Зрелище было просто поразительным. Забинтованный хвост свидетельствовал о том, что Лайдж исполнил свой замысел! Выйдя из машины, мы увидели, как он стремительно шагает нам навстречу из рощицы, улыбаясь до ушей. В одной руке он нес большую коробку перца, а в другой — упаковку поваренной соли. Из заднего кармана комбинезона свисали остатки старой рубахи.

Как выяснилось, Лайдж сделал надрез над кисточкой коровьего хвоста и всыпал в рану щедрую порцию специй, после чего обвязал ее лоскутом рубахи. Повязку украшал кокетливый бантик.

— Лайдж, чем вы заставили ее подняться? — я пытался скрыть замешательство.

— Ну, — протянул он, — я только обработал ее хвост, как делаю обычно, а потом заставил ее встать. Сначала она никак не соглашалась, тогда я кое-что шепнул ей на ухо.

— Что же ты ей сказал? — нетерпеливо спросил Клай.

— Сказал, что мистер Медведь Брайант приказывает ей встать и пройтись. Через некоторое время она начала подниматься, но слишком уж медленно, тогда я схватил ее за хвост и немножко помог. Сначала она пыталась бежать, но чуть было не упала и решила притормозить.

— Зачем вы сказали ей про тренера Брайанта? — поинтересовался я.

— Потому что мистер Клай все время талдычит про мистера Брайанта, дескать, он может пройти по воде и остановить дождь в тот день, на который назначена игра. Вот я и подумал, что уж слегшую-то корову он легко поднимет.

— Лайдж, для этого годится любой сорт перца? — спросил я.

— Нет, сэр, только перец Уоткинса, и проследите, чтобы соль была настоящая, поваренная. Не берите соль с этим самым йодоформом.

Похожие рекомендации мне доводилось слышать и от других «народных целителей».

Прошло несколько недель, старая корова разрешилась отличным теленком и выкормила его. Но следующей осенью Клай, вернувшись домой с футбольного матча, не нашел своей коровы на привычном месте. На следующее утро они с Лайджем обнаружили старушку в чаще леса, куда она удалилась, чтобы умереть.

Я по-прежнему не понимаю механизма, который заставил старое, больное животное подняться на ноги, правда, и не уверен, что хочу его понять. Однако этот случай научил меня не проявлять самонадеянности и никогда не отрицать эффективности народных средств.

Глава 10

— Док, уж вы-то точно сможете рассказать кучу историй о быках, — заявил Валдо Кинг. — Есть ли среди них правдивые?

Мы только что закончили дегельминтизацию его стада и сидели в сарае, привалившись к брикетам сена и попивая чаек со льдом. Коровы и телята с громким мычанием выбегали через приоткрытые ворота загона в поисках своих ближайших родственников. Несколько коров развернулись и потрусили обратно к воротам, придирчиво осматривая и обнюхивая каждого теленка, попадавшегося им на пути, пока не обнаруживали того, кого искали. Наблюдать за такими сценами всегда интересно. Даже если вы разлучите пятьдесят мамаш с их телятами, стоит разрешить им воссоединиться, как они за считанные минуты, а иногда и секунды, находят друг друга.

— Разумеется, я не выдумываю истории, хотя мне и нравится развлекать народ своими рассказами. Когда-нибудь, конечно, если доживу, я составлю из них целую книгу. Каждый, кому приходится иметь дело с быками, знает, на какие сумасшедшие выходки они способны, — ответил я. — Взять хотя бы тот случай, когда белый годовалый бычок перепрыгнул через забор и выскочил на дорогу?

— Да, мы еще прозвали его Дурачком, — вспомнил Валдо.

— Нет, это был Глупыш. Дурачка тогда уже не было, — поправила его Кати.

— Совершенно верно, дорогая. А помните, док, вы рассказывали историю о быке со сломанной ногой по кличке Инвалид. Все действительно так и было? Вы и правда возили его в человеческую больницу на рентген?

— Да, все так и было, — подтвердил я. — Хозяин действительно очень любил этого быка.

Но я знавал еще одного человека, который любил своего быка не меньше. Это доктор медицины Браун. К выходу на пенсию он владел небольшим стадом коров ангусской породы, уделял особое внимание племенному разведению скота и участию в выставках. Он часами намывал быков шампунем, завивал им шерсть, полировал копыта, готовя их к показу, много часов проводил в дороге, кочуя с одной выставочной площадки на другую. Во время поездки все питомцы были облачены в необычные красные попоны, призванные сохранить их шерсть чистой и блестящей.

Миссис Браун не испытывала такого пристрастия к парнокопытным, однако помогала мужу в оформлении документов, ассистировала ему во время ветеринарных осмотров и всегда была рядом с аккуратно оформленными регистрационными журналами, готовая ответить на любой вопрос и предоставить информацию о необходимых прививках. Когда наступал сезон выставок, она путешествовала вместе с доктором, развлекаясь в машине вязанием или чтением книг о Гражданской войне.

Парочка нравилась мне полным отсутствием сходства между собой. Если доктор Браун с удовольствием и, как мне казалось, с облегчением натягивал старый комбинезон, грубые башмаки и замызганную бейсболку, то миссис Браун всегда выглядела так, как будто только что вышла из салона красоты. Ее серебристые волосы были безукоризненно уложены, а ногти, накрашенные ярко-красным лаком, сверкали. Да и держалась она с истинно королевским достоинством.

Доктор Браун прибегал к моим услугам по малейшему поводу. Он не одобрял подхода, распространенного среди его соседей-скотоводов, нередко просивших меня «вколоть им что там у вас есть в сумке», и не опускался до доморощенных средств, например, надрезания хвоста, выжигания рогов или массирования спины кукурузным початком от «напряжения в хребте». Словом, он был солидным доктором медицины, причем понимал разницу между коровой и человеком.

Однажды я приехал к нему по поводу копытной гнили у его лучшей коровы. Разумеется, как большинство моих клиентов, он считал лучшей едва ли не каждую из своих подопечных, получалось, что только лучшие коровы имели проблемы со здоровьем.

— Доктор МакКормак, вы уверены, у нее обычная копытная гниль?

— Да, сэр, совершенно уверен, — ответил я, выскабливая вздувшиеся передние копыта. — Разве вы не чувствуете запаха гнили?

— Запаха? Нет, я ничего не чувствую. Не кажется ли вам, что лучше сделать рентген и отправить в лабораторию кровь на анализ? В отличие от вас я не уверен, что могу полагаться на свой нос.

Итак, мы отправились в человеческую больницу, где имелся переносной рентгеновский аппарат. Я очень надеялся, что наша пациентка не станет создавать проблем. К счастью, все обошлось без происшествий, и рентгенолог, собака которого недавно прошла в нашей клинике курс лечения от сердечных глистов, сделал отличные снимки. Удача нам сопутствовала, и поблизости не оказалось ни газетных репортеров, ни праздных зевак, ни разгневанных медсестер, способных доставить кучу неприятностей.

Посмотрев снимки и изучив результаты анализа крови буквально до мельчайших деталей, доктор Браун окончательно убедился, что мой предварительный диагноз, поставленный с помощью обоняния, оказался верным. Не каждый скотовод согласился бы пойти на такие расходы ради получения точного диагноза. Мы ввели корове антибиотики, наложили на опухшую ногу специальную мазь от копытной гнили — буквально через два дня от хромоты не осталось и следа.

Как ни щедр был доктор Браун во всем, что касалось лечения его коров, в вопросах транспортировки скота он проявлял необъяснимую прижимистость. Вместо того чтобы приобрести нормальный трейлер для своих животных, он перевозил их в старом прицепе. Когда в этот прицеп, рассчитанный на двух лошадей, запихивали двух взрослых быков, тем приходилось стоять чуть ли не вплотную друг к другу. Тащить его «впрягали» десятилетний форд пикап. Этому старичку-форду не хватало мощности, его подвеска не была рассчитана на такую тяжесть, поэтому при полной загрузке передок пикапа приподнимался над дорогой, а зад почти волочился по асфальту. А уж если же животные проявляли беспокойство и начинали выяснять отношения прямо в прицепе, пикап швыряло по всему шоссе.

Очевидно, так и случилось в тот день — дело было в начале осени, — когда доктор Браун со своей женой беззаботно катили по шоссе, направляясь в Джексон на национальную животноводческую выставку. Они везли двух крупных быков — Мо и Джо — неиссякаемый источник радости и предмет заслуженной гордости доктора Брауна. Втиснув в крошечный прицеп четыреста фунтов живого веса, доктор видел, что там почти не осталось свободного места и животные едва могут шевелиться и переступить с ноги на ногу. Поэтому он решил во время трехчасовой поездки сделать несколько остановок, чтобы наведаться к Мо и Джо, а в случае необходимости выпустить их поразмяться.

Вначале поездки все шло гладко, но в тот момент, когда путешественники проезжали мимо дорожного знака, извещавшего о выезде из Батлера, в прицепе началось необычное оживление, его боковые стенки буквально заходили ходуном. Из-за этого вырулить на обочину оказалось непросто, но в конце концов доктору это удалось.

При осмотре оказалось, что быки решили вздремнуть; первым прилег Мо, но тут и Джо решил устроиться поудобнее, а Мо использовать в качестве мягкого тюфячка. Конечно, Мо не понравилось, когда Джо раз-другой прошелся по нему своими широченными копытами, он попытался встать, но ничего хорошего из этого не вышло. Мало того что Джо изрядно потоптал его, вдобавок у бедного Мо начал раздуваться живот.

Обнаружив, что Джо стоит на истоптанном, полураздавленном и раздувшемся Мо, доктор Браун попытался открыть дверь, но как назло ее заклинило, пришлось использовать молот. Когда дверь, наконец, открылась, доктор ценой больших усилий вывел Джо из прицепа и надежно привязал к сосне, стоящей в поле совсем рядом с дорогой.

Однако Мо, хоть и освободился от копыт Джо, самостоятельно встать не смог. Когда после долгих уговоров и настойчивых попыток его поднять доктор понял, что дело плохо, он оставил преданную супругу с Джо у шоссе, а сам развернул пикап и рванул к нам в клинику вместе с тяжело пострадавшим Мо.

Было около восьми утра, я как раз разговаривал по телефону, поглядывая в окно кабинета, как вдруг увидел, что к воротам клиники на всех парах сворачивает пикап с прицепом. Через полминуты из кабины выскочил обезумевший доктор Браун и, оглядываясь на прицеп, принялся отчаянно жестикулировать, попеременно оборачиваясь то к окнам клиники, то к водителям двух грузовиков, ехавшим вслед за ним в сторону города. Они видели, как этот человек бросил возле оживленной трассы свою прекрасную половину рядом с крупным быком, облаченным в смешную попону, и поняли, что он действительно попал в серьезную передрягу.

Через секунду я уже стоял возле прицепа и заглядывал внутрь. Ужас, что я там увидел: некогда прекрасный Мо лежал на спине, задрав ноги к потолку, его тело было прочно зажато между брикетами сена, сломанной перегородкой и задней дверцей прицепа. Бедняга так раздулся от газов, что напоминал огромный черный мяч. Из ссадин на его боках и многочисленных ран, нанесенных копытами, сочилась кровь, шерсть была вымазана грязью. Покрытая запекшейся кровью голова отекла, видимо, пытаясь подняться, бык бился о пол прицепа.

После непродолжительной дискуссии, в которой также участвовали два водителя, вокруг задних ног животного затянули пару нейлоновых веревок, и каждый из присутствующих внес свою лепту в попытку поднять Мо. Мы изо всех сил тянули за веревки, но тщетно. Бык лежал пластом, только судорожно дышал, при каждом выдохе издавая короткий хрип. Не было смысла продолжать тянуть, но когда мы, почесывая в затылках, думали, что делать дальше, я услышал стрекот трактора — это по холму поднимался драндулет Джона Дира, принадлежавший городу, — неизменный участник всех общественных работ. Спереди у трактора имелся ковш для рытья канав. Этого чуда техники нам как раз и не хватало, да и появилось оно, надо признать, как нельзя вовремя! Я молнией выскочил на шоссе, принялся размахивать руками, указывая водителю на парковку перед клиникой. Конечно, не слишком порядочно использовать общественную собственность в личных целях, но я был полон решимости пойти на это, а уж потом на досуге будет время подумать о последствиях.

Хотя доктор Браун опасался, что применение техники причинит быку дополнительные травмы, но ничего лучше мы придумать не могли, а время поджимало, пришлось ему согласиться на предложение мистера Дира, сидевшего за рулем трактора:

— Если вы разрешите мне привязать его задние ноги к ковшу, я смогу его приподнять, чтобы голова просто соскользнула с прицепа.

Следуя инструкциям, мы привязали веревки, и тракторист поднял ковш. Через несколько минут Мо оказался на свободе. Действуя слаженной группой, мы быстро посадили ошеломленное животное; бык немедленно начал отрыгивать невероятное количество газов и даже попытался встать.

— Док, думаю, нам стоит взять анализ крови, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, — в докторе Брауне проснулся профессионал. — А может быть, сделать Мо рентген?

— Давайте подождем и посмотрим, сможет ли он встать и проглотить немного люцерны, — предложил я.

Тут-то доктор Браун и выложил мне всю историю, не забыв упомянуть, что миссис Браун осталась на восточной окраине города сторожить второго быка.

— Вы хотите сказать, что оставили их вдвоем на обочине? — поразился я.

В нашем Батлере не бывает пробок, но в час пик движение довольно оживленное. Городок расположен в сельской местности, но лишь немногие из его жителей прежде имели возможность так близко повстречаться со здоровенным быком, тем более если он укрыт красной попоной и составляет компанию леди, увлеченно вяжущей свитер. Я живо представил себе, как при виде такой картины водители разевают рты, создавая аварийную ситуацию.

— Надеюсь, они все еще там. Там, где я их оставил, — заявил доктор Браун.

— Это нужно видеть собственными глазами, — воскликнул я. — Меня как раз вызвали в те края, заодно посмотрю, что с ними.

— А как же Мо? — спросил он, обернувшись к израненному быку, который наконец поднялся на ноги без посторонней помощи и стоял, дрожа и пуская слюни.

— Думаю, будет лучше, если вы поедете в Джексон, а его оставите у нас для наблюдения. Мы найдем для него помещение на одной из ближайших ферм, проследим за его состоянием и к вашему возвращению подлечим ему раны.

Через пять минут я был уже близко к тому месту, где в ожидании томились миссис Браун и Джо. Огромная пробка растянулась по всему склону холма, в самой гуще давки вспыхивали синие огни мигалки. Наверняка какой-то зевака затормозил или даже остановился поглазеть на них и получил в зад.

Съехав с дороги прямо в поле, я неторопливо подъехал и остановился около Джо, привязанного к дереву. Рядом с ним на раскладном стульчике сидела миссис Браун в соломенной шляпке. Бык мирно жевал свою жвачку, она сосредоточенно вязала. Оба выглядели вполне умиротворенными и, казалось, не замечали царившей вокруг суматохи.

Посреди шоссе стоял полицейский, регулирующий движение машин, которым приходилось объезжать два поврежденных автомобиля, а второй полицейский осматривал погнутое крыло и составлял протокол. Водители в замешательстве вертели головами.

— Доктор! — воскликнула миссис Браун, увидев меня. — Как там Мо? С ним все в порядке?

— Да, мэм, с ним все в порядке. Но он получил серьезные травмы и нам придется его подлечить.

Тот из полицейских, что был поплотнее, устремился к нам.

— Вы хозяин этой коровы? — сухо поинтересовался он.

— Нет, к тому же это не корова.

— Ладно, тогда какое отношение вы имеете к данному волу?

— Это и не вол. Это бык, а я — доктор МакКормак, его личный ветеринар.

Наверное, полицейский недавно работал в Чоктау.

— В общем, мне безразлично, кто вы такой. Кем бы вы ни были, вам придется убрать животное от дороги, пока кто-нибудь не убился насмерть. Неужели вы не понимаете, что здесь не пастбище?

— Его нельзя перевозить, — заявил я со знанием дела. Мне всегда хотелось произнести эти слова так, как это делают врачи в телевизионных сериалах. — Во всяком случае до прибытия специального транспорта. Он скоро будет здесь.

Я заметил, как миссис Браун улыбнулась.

Полицейский отошел к поврежденной машине, которую как раз цепляли к погрузчику, и вновь принялся регулировать движение. Обе жертвы аварии вели оживленный спор, дружно тыча пальцами в крылья и бамперы.

— Наверное, его прислали сюда из какого-нибудь большого города, — хмыкнула миссис Браун. — Если он собирается остаться в Чоктау, ему придется научиться улыбаться.

— Как вы тут справлялись с быком?

— Прекрасно. Не понимаю, с какой стати все так сигналили, кричали и визжали покрышками. Можно подумать, все эти люди никогда в жизни не видели быка.

— Я заехал убедиться, действительно ли доктор Браун велел вам дожидаться прямо здесь, рядом с оживленным шоссе. Должно быть, этот поступок продиктован истинной любовью.

— Возможно, хотя не исключено, что у него просто не оставалось выбора, — рассмеялась она.

Вскоре прибыл доктор Браун, я помог ему загрузить Джо обратно в трейлер, после чего они отправились в Джексон на поиски новых приключений.

Мо вполне оправился от потрясения. Я ежедневно обрабатывал ему раны, и через десять дней он уже стал пробовать вступить со мной в схватку через стенку своего стойла. Доктор Браун приехал за ним в новехоньком роскошном трейлере с алюминиевым кузовом, предназначенном для перевозки призового скота. Как мне показалось, он остался доволен, узнав, что для окончательной реабилитации я прописал Мо специальные процедуры, нечто вроде физиотерапии.

— Миссис Браун заслуживает хорошего подарка, она так заботилась о Джо тогда, у шоссе, — намекнул я.

— Да, действительно, — воскликнул он. — На распродаже в Джексоне я купил жене телочку. Ее зовут Фло. Как вам кажется, не сделать ли ей анализ крови и рентген?

Глава 11

Было уже около одиннадцати часов вечера, когда я наконец добрался до дома, усталый как собака. Ян сидела в старом кресле-качалке и тихонько пела колыбельную Полу, уснувшему у нее на руках. Ему вот-вот должно было исполниться три месяца, и, как обычно, малыш наотрез отказывался засыпать. Наблюдая все эти годы, как терпеливо моя жена возится с нашими тремя детьми, я понял, почему природа отвела роль хранительницы и защитницы именно матери. Ян всегда знала, что делать, когда дети плакали, благодаря какому-то шестому чувству ей всегда было известно, чего от них ждать, особенно если проблема заключалась в нарушении правил отхода ко сну, в прогулках в холодную погоду без шапки или отказе съесть порцию овощей.

— Около часа назад звонил Бобби Джо Хенли, — прошептала она. — У одной из его лучших коров начался отел. Он просил тебя заехать за ним домой.

Ребенок заворочался у нее на руках. Выждав несколько секунд, я прошептал в ответ:

— Хорошо. Только что-нибудь перекушу и поеду. Он не говорил, загнал ли корову в сарай?

Вместо ответа она состроила гримасу, подтвердившую мою догадку: корова находилась где-то в лесу.

— Еще кто-нибудь звонил?

— Нет, все спокойно. Твой ужин в духовке.

Я наклонился, поцеловал обоих и на цыпочках вышел в коридор, все еще ощущая приятный запах шампуня от чисто вымытых волос ребенка. Том и Лиза спали как убитые, свернувшись калачиком в своих постелях, бесконечно далекие от сурового мира взрослых с его ночными отелами и поездками по фермам. Глядя на крепко спящих детей и прислушиваясь к их ровному дыханию в полумраке комнаты, трудно было представить, что всего несколько часов назад они оба носились, как заведенные, фонтанируя энергией на зависть своим родителям.

На кухне я положил в коричневый пакет две отбивные и пару ломтей кукурузного хлеба, налил в большую бутылку чаю со льдом и направился к выходу. Ян что-то невнятно прошептала, но я отлично понял, что она хотела сказать.

— Не забудь тарелку и салфетку. Будь осторожен.

Думаю, она сказала что-то в этом роде, поскольку всегда так говорила. Ян питала особое пристрастие к тарелкам и салфеткам, но, очевидно, не догадывалась, как трудно есть с тарелки, сидя за рулем машины, едущей по проселку на полной скорости.

— Придет время, когда я уже не смогу круглосуточно рыскать по всему округу. Интересно, удастся ли мне тогда подыскать другую работу, например, устроиться на профессорскую должность в каком-нибудь ветеринарном колледже, — размышлял я, направляясь на ферму Бобби Джо. — Через пару лет нужно будет попробовать.

Бобби Джо жил на маленьком хуторе рядом с городом, а три десятка его коров обитали на заросшей лесом семейной ферме, расположенной к западу от дома, как раз на границе штата Миссисипи. Это доставляло нам обоим массу неудобств — ему не часто удавалось навещать свое стадо. Кроме того, вместо корраля у него имелся только старый, полуразвалившийся сарай. Каждый вызов ветеринара превращался в настоящее родео с участием ковбоев, бросавших лассо с подножки мчащегося грузовика или прямо из кабины, но для этого им приходилось чуть ли не по пояс высовываться из окна машины.

— Бобби Джо, — не раз говорил я ему, — вы должны наблюдать за животными ежедневно! Когда наступает время отела, их нельзя оставлять без присмотра. И еще. Вам нужно построить загон, чтобы я не ломал себе ноги в темноте, пытаясь заарканить одну из ваших дикарок.

— Согласен, док, но мне непросто выбираться туда каждый день. Сами знаете, деток приходится возить то на тренировки, то на уроки музыки, к тому же после работы я люблю поиграть в гольф. А еще охота и рыбалка?

О загоне он даже не заикнулся. Разговаривая с ним, я всегда с трудом сдерживал раздражение: ведь приложив минимум времени и усилий, он мог бы превратить свою ферму с источниками отличной питьевой воды, сосновым лесом и прекрасным стадом в одну из лучших в округе. Половина населения Чоктау могла лишь мечтать о таких владениях.

Я свернул с шоссе и через пять минут остановился у дома Бобби Джо, причем подкатил прямо к крыльцу, так что антенна моей рации звякнула о навес. Бобби вышел к затянутой сеткой двери в сопровождении парочки близнецов в подгузниках и собаки, отдаленно напоминающей терьера. Псина непрерывно лаяла, энергично помахивая хвостом. Из всей компании собака оказалась единственной, на ком была рубашка. Мне показалось странным, что в такой поздний час дети еще не спят, а тут еще и одетая собака!

— Привет, док, заходите, выпейте-ка колы на дорожку! — прокричал Бобби Джо.

— Нет, давайте поторопимся, Бобби! Лучше прихватим ее с собой, — взмолился я. — Лучше поскорее покончим с делом, я страшно устал.

И правда, у меня даже не хватило сил доесть вторую отбивную, которую я захватил из дома.

— Ну, тогда я только накину рубашку и позвоню в одно местечко, — так же громогласно заявил Бобби.

— Ради всего святого, кому можно звонить в половине двенадцатого ночи? — пробормотал я себе под нос.

Чумазые близнецы, вооруженные сандвичами, прочно стали на посту у двери и во все глаза разглядывали незнакомца, припарковавшего свою машину под их навесом. Из-за джема и арахисового масла, стекавших с сандвичей и размазанных по их лицам, дети казались донельзя грязными и липкими. Я невольно представил себе, чем пахнут их волосы.

Собаку, судя по ее поведению, не кормили, по меньшей мере, с неделю. Она постояла возле одного из близнецов, потом перешла к другому, не сводя глаз с руки, сжимавшей вожделенный бутерброд. Каждые несколько секунд пес быстро облизывался, готовясь броситься за упавшей крошкой. Стоило одному из детей зазеваться и на мгновение забыть о своем лакомстве, как оголодавшая собака молниеносно выхватила бутерброд и бросилась в дом, преследуемая завывающими близнецами. Однако не прошло и минуты, как дети вернулись, каждый по-прежнему держал в руке сандвич, причем на одном из бутербродов были хорошо видны следы собачьих зубов.

Время шло, а Бобби Джо все не появлялся. Я покрутил ручку настройки радиоприемника и поймал станцию из Огайо, передававшую музыку кантри. Через некоторое время диктор взял инициативу в свои руки и начал рекламировать говорящие губные гармошки. Какой-то очень талантливый музыкант демонстрировал свое владение инструментом, вылетающие из гармошки звуки складывались в слова «мама», «вода» и тому подобные.

— Настоящая волшебная арфа, — подумал я, изо всех сил борясь со сном, — будь у меня под рукой такая штуковина, я заставил бы ее сказать: «Бобби, поторопись!»

Я кисло усмехнулся своей незамысловатой шутке, дети же с каменными, перемазанными джемом лицами продолжали пристально изучать меня.

Наконец Бобби Джо появился в дверях, натягивая через голову рубашку. Он взмахнул рукой, жестом приказывая детям отправляться в комнату, поскользнулся на масле от сандвича и шлепнулся на ступени. Через мгновение мы уже мчались к ферме, а в кабине запахло виноградным джемом.

— Расскажите, что у вас случилось? — попросил я.

— Сегодня ближе к вечеру я проезжал мимо и увидел, что моя старушка лежит на том месте, где в прошлом году вы так удачно поохотились на оленей. Хвост у нее был задран вверх, но я не заметил, чтобы она тужилась.

— И вы накинули на нее аркан и отвели в сарай? — сам не знаю, зачем задал этот вопрос, поскольку ответ был известен заранее.

— Гм, нет, у меня не было с собой веревки. Кроме того, она спокойно лежала на месте. Поймать ее — минутное дело.

Изучение повадок коров — непосильное занятие для многих людей. Как правило, коровы, которые во время отела укладываются на землю и не могут встать, имеют обыкновение самым чудесным образом исцеляться, едва услышат рокот мотора приближающегося грузовика. Такое «выздоровление» гарантирует ветеринару часовую пробежку по колючему кустарнику, болотам или же сосновой роще.

— Бобби Джо, честное слово! — я изо всех сил старался не забывать о такте. — Разве вы забыли, как прошлой зимой мы гонялись за вашей коровой шортгорнской породы? Помните, как я пытался догнать ее на грузовике и угодил в болото? Автомобиль два дня простоял в ремонте. Тогда вы пообещали подготовить место, где бы можно было спокойно работать.

— Да, док, мне и вправду стыдно. Но эта корова совершенно ручная. Я гарантирую.

Мое раздражение приближалось к точке кипения, но я отчаяно пытался предотвратить взрыв. Поэтому следующие несколько миль мы с Бобби Джо вежливо рассуждали, по какой причине некорые люди думают, что ветеринар будет всю ночь ловить их коров по лесам, причем сделает это бесплатно или практически бесплатно. Но вот в свете фар показалась проволочная изгородь, огораживающая пастбище, и мы, как по команде, умолкли, в кабине воцарилось ледяное молчание, нарушаемое лишь бормотанием парня, все еще рекламировавшего по радио говорящую губную гармошку. Через мгновение грузовик подъехал к воротам. Поджав губы, Бобби Джо выпрыгнул из кабины, отодвинул от столба какую-то штуковину и волоком оттащил створку в сторону. — Поворачивайте налево, док, — крикнул он, — я встану на задний бампер.

Я не стал тратить времени на переговоры и свернул на ухабистую, изрытую ямами тропу. Вскоре в свете фар передо мной возникло еще одно проволочное заграждение.

— А теперь куда? — крикнул я через окно.

Ответа не было, пришлось повторить вопрос. На этот раз откуда-то издалека до меня донесся слабый крик. Я быстро развернул автомобиль и в свете фар обнаружил согбенную фигуру Бобби Джо, ковылявшего в мою сторону. Он сильно отстал, а когда подошел ближе, стало видно, что его некогда чистая рубашка вся грязи, а брюки порваны на коленях.

— Что случилось? — вежливо поинтересовался я, хотя и сам же обо всем догадался.

— Вы так рванули с места, что меня сбросило с бампера, — простонал он.

— Вы не ушиблись? Нога болит?

— Да, я снова повредил свое злополучное колено.

Бобби Джо насупился и принялся медленно и обстоятельно растирать пострадавший сустав.

Убив кучу времени на стоны, растирания и пробные сгибания колена, Бобби сделал несколько неуверенных шагов и, наконец, объявил, что готов продолжать поиски нашей пациентки.

Мы забрались обратно в грузовик, доехали до изгороди, сверли направо и медленно двинулись вдоль заросшей кустами тропы, выписывая петли, повторяющие ее изгибы. В конце концов она привела нас к небольшому ручью, на вид совершенно непреодолимому из-за крутого обрыва с одной стороны и густых зарослей ежевики и жимолости с другой.

— Придется переправляться здесь. Корова там, на том берегу.

Прихватив фонарики, лебедку, веревки, ведро и черную сумку, мы с боем пробились сквозь заплетенный плющом обрыв и ступили в ручей. Попутно я зачерпнул полведра воды, чтобы было чем обмыть корову. Путешествие по противоположному берегу оказалось просто незабываемым: сначала пришлось передвигаться на четвереньках, потом ползти на животе по узкой тропинке сквозь колючие заросли. Наверное, по этой тропе еноты и другая мелкая живность спускались на водопой.

Бобби Джо продвигался довольно быстро, несмотря на непрерывное оханье и стоны, которые он испускал всякий раз, когда шипы и колючки царапали ему спину сквозь тонкую рубашку. Я ужом полз вслед за ним, толкая перед собой ведро с водой и лебедку… и вот наконец выбрался из кустов, изодранный шипами, мокрый с ног до головы.

— Она здесь, док, — объявил Бобби Джо, осветив фонариком лужайку под кряжистой сосной.

— Где? Никого не вижу, — нахмурился я, обшаривая полянку лучом своего более мощного фонаря.

Мы подошли к тому месту, где корова якобы терпеливо дожидалась нашего появления, но никаких следов ее присутствия не обнаружили.

— С тех пор, как я видел ее здесь, не прошло и шести часов. Я почти уверен, что это то самое место.

— Почти уверены! Вы хотите сказать, что сомневаетесь, здесь ли видели ее?

— Ну, ночью все выглядит несколько иначе…

— Это ваши проблемы, Бобби Джо! — воскликнул я, на мгновение забыв о своем намерении держаться тактично. — Неужели вы рассчитываете, что кто-то станет рыскать в темноте по лесу, разыскивая корову, которую вы должны были привязать или поместить в загон?

К этому моменту я уже наплевал на заповедь «будьте приветливы с каждым» и все больше погружался в трясину собственного раздражения и жалости к себе.

Даже в слабом свете фонариков выглядели мы ужасающе. Одежда висела клочьями, кровоточили ссадины и царапины, оставленные шипами, к тому же я изрядно промок, когда форсировал ручей, да и из ведра выплеснулось на меня немало воды, пока я полз через колючий кустарник и толкал его перед собой. В тот момент я даже засомневался, правильно ли избрал профессию. Возможно, было бы разумнее выбрать себе другое занятие — например, поступить на фабрику динамита или стать трубочистом.

Я был взбешен до такой степени, что с легкостью перекусил бы пополам десятипенсовую монету. Тем не менее мы с Бобби Джо продолжили поиски злосчастной пациентки, пришла очередь исследовать заросшие соснами и кустарником вершины холмов, пока еще не тронутые лесорубами. Время шло, но мы так и не могли найти неуловимую корову, как, впрочем, и остальное стадо. По моим подсчетам, мы отмахали не меньше полутора километров.

— Бобби Джо! — возопил я наконец, — это настоящее безумие! Ночью нам ее не найти. Давайте вернемся домой.

Ответа не было, только ветер завывал между соснами. На мгновение я замер, надеясь что-нибудь услышать — шелест кустов или треск ломающейся ветки, а затем снова закричал и вновь не получил ответа. Я понял, что остался один, и у меня не было ни малейшего представления, как выйти к своему автомобилю.

Решив передохнуть и поразмыслить над сложившейся ситуацией, я шлепнулся на землю под высокой сосной, рассчитывая, что в конце концов Бобби Джо выйдет на меня на обратном пути. Небо затянули облака, да и туман заметно сгустился, невозможно было определить, в какой стороне находится север.

Некоторое время меня переполняло чувство жалости к себе, затем оно сменилось злостью и заработал инстинкт самосохранения.

— Ладно, — размышлял я, — мне хотя бы известно, что это южная сторона шоссе, идущего с востока на запад, и здесь нет другой дороги. Рано или поздно по шоссе проедет автомобиль, тогда я пойду на звук мотора. Дойдя до ручья, спущусь по течению к тому месту, где мы переправлялись на другой берег. Впрочем, нет — для этого нужно подняться по течению. Нет, лучше выйти на шоссе, отыскать ворота на пастбище и вернуться к своему грузовику. Я запутался в своих рассуждениях, но все-таки почувствовал себя увереннее, чем несколько минут назад. (Мое долгое отсутствие не должно было обеспокоить Ян. Она знала, что отел может затянуться или мне придется проводить кесарево сечение.)

Вскоре послышался отдаленный рокот мотора — кто-то мчался в ночи по пустынному шоссе. Я немедленно двинулся в направлении звука: добрался до ручья, преодолел колючие заросли и вброд перешел на противоположный берег, затем снова зашагал по направлению к шоссе с лебедкой на плече и ведром из нержавейки в руке.

Через некоторое время показалась изгородь, рядом с которой проходило шоссе, я перелез через нее и с облегчением выбежал на асфальт, приветствуя его, словно старого, надежного друга. Теперь мне не грозила перспектива потеряться. Я решил двигаться на запад, надеясь таким образом найти ворота, а потом по колее выйти к своей машине.

И я пошел. Вскоре до меня донесся шум мотора, автомобиль приближался со стороны города. Вот он подъехал ближе и начал притормаживать, как будто водитель собирался сделать остановку.

— Похоже на машину Ян! — удивился я, вглядываясь в мутный свет фар пикапа шевроле.

— Джон, почему ты идешь пешком? И что случилось с твоей одеждой?

Это действительно оказалась Ян! Но как она сюда попала?

— А где Бобби Джо? — с пассажирского сиденья раздался второй голос.

Это была Эмма Лу, крупная мускулистая супруга Бобби. — Наверное, он снова заблудился в лесу, я угадала? И она презрительно фыркнула.

Я забрался на заднее сиденье, для этого пришлось подвинуть многочисленных детей из обеих семей. Кое-кто из них спал, устроившись на сиденье, другие же, включая близнецов, предпочли бодрствовать. Заметив, что в руках у них опять бутерброды, я заподозрил, что это то же самое лакомство, которое они жевали в очередь с собакой.

Пока дамы слушали мои объяснения, мы проехали около полумили и свернули к воротам.

— Езжай направо, Ян, — распорядилась Эмма Лу, — к старому дому, там у нас старый обеденный колокол. Я всегда звоню в него, чтобы вызвать Бобби Джо, если он ушел поохотиться. Не пройдет и получаса, как муженек будет здесь.

Эмма Лу яростно рванула за веревку колокола, и в ночном тумане раздался оглушительный звон. Спящие дети в ужасе проснулись, но мамашам удалось их утихомирить.

— Теперь подождем, — объявила Эмма Лу, усаживаясь в машину.

Женщины рассказали, что Эмма вдруг разволновалась и позвонила Ян. Они решили поехать на ферму и убедиться, что с нами ничего не случилось. Мы поболтали о разных пустяках, и кто-то повернул ручку приемника. Тот же самый парень из Огайо все еще пытался продать свою злосчастную гармошку. Потом я, очевидно, задремал и очнулся в тот момент, когда в автомобиль садился Бобби Джо.

— Док, вы оставили включенным зажигание, и у вас сел аккумулятор, — сообщил он. — Когда я понял, что не могу вас найти, решил привезти сюда ваш грузовик и позвонить в колокол. Мне показалось, вы немного заплутали.

— А вы разве нет?

— Нет, я просто искал свою корову.

— Вы ее нашли?

— Конечно. Она уже отелилась, они с теленком чувствуют себя прекрасно. Впрочем, пока я шел сюда, то подумал, сделаю, пожалуй, как вы советовали, и буду навещать их чаще. Кстати, док, тут у меня один теленок серьезно захромал, и, раз уж вы все равно здесь, может, мы поймаем его и посмотрим, в чем там дело. Он совершенно ручной…

Не помню, какие слова я произнес в ответ. Похоже, я назвал его чертовым упрямцем, которому нельзя доверять скот. Помню, что потребовал от него найти себе другого ветеринара, потому что больше не желаю иметь с ним — Бобби Джо Хенли — никаких дел.

Мы оставили грузовик в лесу и вернулись в город на машине моей жены. Я решил утром попросить приятеля, служившего на сервисной станции, помочь отогнать мой грузовик. Мы с Бобби Джо спорили всю дорогу, а наши жены, поджав губы, сидели молча.

— Пришлите мне счет, если я вам что-нибудь должен, — фыркнул на прощание Бобби Джо, вместе со всем семейством выбираясь из машины.

— Вы его получите, — ответил я, — но больше мне не звоните.

— Дорогой, я никогда не видела тебя в такой ярости, — мягко заметила Ян, когда мы остались одни, — разве так можно, тебя же чуть удар не хватил.

Бобби Джо не соизволил оплатить счет на сотню долларов, который я выслал ему. Я сдержался и даже не стал писать гадости, когда посылал его второй раз. Тем не менее через полгода, когда Бобби Джо открыл в соседнем городе Меридиане новый магазин по продаже телевизоров, я приехал на его торжественное открытие; осмотревшись и приценившись к товарам, выбрал отличную модель с большим экраном и вручил продавцу свою визитную карточку.

— Прошу вас, оформите доставку на дом, — попросил я. — И передайте Бобби Джо, чтобы он прислал мне счет, если я ему что-нибудь должен.

Продавцы выполнили мою просьбу, а он нет!

Прошло несколько месяцев. Бобби Джо построил новый корраль, все это время он приглашал к своим коровам моих коллег из Меридиана. Но в один прекрасный день он позвонил мне и вызвал к себе на ферму. Мы зарыли топор войны и больше не вспоминали о нашей стычке. Думаю, гонорары городских ветеринаров, берущих почасовую оплату, оказались ему не по карману. Они, должно быть, неплохо заработали, дожидаясь, пока Бобби Джо загонит свою скотину в корраль.

Глава 12

Бак Хей и его семейство — постоянные клиенты нашей клиники — владели молочной фермой, стоявшей на отшибе на севере округа. Каким-то образом Баку досталось несколько отличных свиней породы дюрок. У него не было помещения, чтобы содержать их, только деревянный сарай, который раньше использовался как временное жилище для отлученных от вымени телят. Довольно скоро свиноматки наградили Бака невероятным количеством поросят; большинство из них выжили и теперь чувствовали себя превосходно.

Каждому, кто занимается разведением свиней, известно, что в этом деле существует, по крайней мере, один повод, вынуждающий владельца обратиться к ветеринарному врачу, чтобы впоследствии, продавая свиней на ярмарке, получить за них хорошую цену. Я имею в виду кастрацию самцов — если она проведена своевременно, то мясо, которое вы покупаете в супермаркете, остается нежным и не имеет специфичного для хряка запаха. Проще всего позаботиться об этой процедуре, пока поросята еще не выросли. Однако Бак был настолько занят своей молочной фермой, что, несмотря на мои неоднократные напоминания, все время об этом забывал.

— Когда вы собираетесь холостить своих свиней? — поинтересовался я однажды. — Они растут как на дрожжах.

— Займемся этим в самое ближайшее время, — пообещал Бак.

— А почему не сейчас? У меня как раз есть свободная минутка.

— Сейчас не могу. Меня ждут в парикмахерской, я собираюсь привести в порядок голову.

Из всех знакомых мне фермеров Бак был единственным, кто заранее записывался к парикмахеру на стрижку и укладку. У меня не имелось возражений против этого, правда, видеть фермера, который, щеголяя тщательно уложенными волосами, ворошит сено или разбрасывает навоз, было непривычно. Я достаточно бесцеремонно подшучивал над Баком из-за его визитов к своему постоянному парикмахеру мистеру Леруа. Однажды мои подтрунивания едва не привели к ссоре, поэтому я перестал говорить о его волосах. Очевидно, возня с прической доставляла Баку удовольствие.

Уже закончился ноябрь, да и декабрь подходил к концу, когда мы наконец выкроили свободный денек, слишком сырой, холодный и неуютный, чтобы заниматься коровами. В самый канун Рождества мы вошли в свинарник вместе с Эвереттом, мускулистым подручным Бака, и Джоном, студентом ветеринарной академии, работавшим со мной всего лишь второй день. Я рассчитывал, что эта пара сможет справиться с функциями загонщиков, хотя и опасался, что холод и периодически накрапывавший ледяной дождь могут заставить их спасовать.

Вскоре прибыл Бак с двумя ведрами корма. Поставив их на землю, он обернулся в сторону леса и призывно покричал, после чего вылил деликатес из пареной кукурузы в пару деревянных корыт. Буквально тут же послышался топот и приглушенное похрюкивание. Прямо на нас неслось целое стадо разномастных свиней, воодушевленных перспективой получения второго завтрака. Я увидел, как они сильно выросли. У корыт собралась компания из двадцати пяти уже почти взрослых хряков. Это сильно осложняло мою задачу. Процедура, которая четыре месяца назад заняла бы не более двадцати минут, сегодня грозила растянуться на все утро. К тому же пациентам теперь требовалась общая анестезия.

Бак попытался заманить животных в маленький тесный загон, специально сооруженный для этой цели. Мы образовали живую стену, выстроившись углом от изгороди, и, дождавшись, когда свиньи, топая по раскисшей глине, пробежали мимо и устремились к деревянным корытам с пойлом, закрыли за ними ворота из проволочной сетки. Должно быть, в то утро удача была на нашей стороне, обычно свиньям хватает сообразительности, чтобы не поддаться на такие уловки.

— Бак, мы упустили время, они слишком выросли, — заявил я. — Теперь на них уйдет полдня. Вы что-нибудь планировали на сегодня?

Меня так и тянуло спросить насчет парикмахерской, но я вовремя прикусил язык.

— Сегодня я как раз свободен. Нужно только подоить коров, накормить телят, задать корм телкам и быку, вычистить коровник, разложить в кладовой крысиный яд, поужинать, — монотонно перечислял он.

Даже слушать этот бесконечный список было утомительно.

Мы разработали план, согласно которому свиней по очереди следовало загонять в длинный коридор, затем хватать за пятачок, вводить дозу барбитурата в ушную вену, а потом, когда пациент отключится, волоком тащить его из загона. Вскоре передо мной похрапывало шесть крупных хряков. Пока Эверетт и Бак подтаскивали очередных пациентов в импровизированную операционную, Джон обрабатывал операционное поле специальным мылом и фиксировал задние ноги на случай, если анестезия окажется недостаточной. Даже если наркоз окажется неглубоким, животное не должно иметь возможности лягаться, пока ветеринар держит в руках острый скальпель.

Хотя руки мои окоченели, а сам я дрожал от холода, пришлось приняться за работу. Охолостив хряка, я обрабатывал разрез антисептиком, вводил антибиотик и противостолбнячную сыворотку. Разумеется, одежда на мне и моих помощниках быстро промокла и покрылась грязью, а тут еще возникли проблемы с одним из пациентов, очевидно, твердо решившим не соглашаться на операцию. Ловко избежав пленения, он перемахнул через невысокую изгородь и сбежал за холм в болото, где и попытался укрыться в топкой, вязкой трясине. Его бросились гнать обратно; после нескольких пробежек от болота к загону и от загона опять к болоту уровень раздражения участников погони достиг критической отметки.

Внезапно перемазанный грязью Бак подбежал к беглецу, остановившемуся перевести дух в самом грязном и глинистом участке загона, и, совершив внезапный бросок, приземлился прямо ему на спину.

Сам по себе бросок выглядел впечатляюще, но то, что началось потом, могло послужить достойным украшением любого телевизионного шоу. Оседланный хряк громко выражал свой протест, его пронзительный визг был значительно сильнее, можно сказать, оглушительнее любых воплей, которыми остальные свиньи оглашали окрестности во время поимки. Без преувеличения, эти звуки могли бы разбудить мертвого. Некоторые из пациентов, одурманенных анестезией, начали поднимать трясущиеся головы, пытаясь полузакрытыми глазами разглядеть источник душераздирающего визга.

— Помогите! — прохрипел несчастный старина Бак, отплевываясь и отфыркиваясь от глины и помета, летевших из-под свиных копыт.

Охваченный паникой хряк стремился вырваться из рук Бака, беспомощно волочившегося за ним по грязи. Давясь от хохота, Эверетт и Джон навалились на барахтающуюся в грязи пару. Я не мог остаться в стороне и тоже устремился к свинье, но только увяз в глине да потерял оба резиновых сапога, хотя в тот день на мне были высокие сапоги, доходившие до колена, а не какие-то там калоши.

Держа над головой шприц, наполненный двойной дозой анестетика, я второй рукой и замерзшими босыми ногами вносил свою лепту в попытки прижать к земле это животное. Наконец хряк был повержен; с большим трудом мне удалось очистить ему ухо, добраться до ушной вены и сделать укол. Через несколько мгновений визг сменился звучным храпом, и, в конце концов, я выполнил свою задачу.

Все было кончено; мы перевели дух, обозревая поле сражения. Никогда в жизни мне не доводилось видеть подобного зрелища.

Вокруг нас храпели двадцать пять хряков, некоторые из них уже начинали просыпаться. Двое поднялись было на ноги, но, сделав несколько шагов, снова улеглись и погрузились в сон. Нас самих было не узнать — и лица и одежда были вымазаны красной глиной, экскрементами и кровью. Кепка с рекламой гибридной кукурузы, свалившаяся в пылу борьбы с головы Бака, валялась, втоптанная в грязь. Оставалось только запалить костры, чтобы дым от них медленно поднимался к небу, и сцену можно было бы включить в фильм о Гражданской войне, в серию, рассказывающую о том, как янки брали пригороды Атланты.

Не помню, кто из нас расхохотался первым, но вскоре все дружно покатывались со смеха, указывая друг на друга пальцами.

— Интересно, как мы выглядим со стороны? Что подумал бы, глядя на нашу компанию, городской житель? — спросил кто-то.

Тут наш смех перерос в гомерический хохот: взрослые мужчины валяются в грязи вместе со стадом свиней и при этом веселятся, как мальчишки. Причем ради того, чтобы ветчина и сосиски для семейного стола стали вкуснее (понятное дело, на благодарность нам рассчитывать явно не приходилось).

Минут через пять мы уже поливали друг друга из шланга возле коровника рядом с помещением для дойки. На нас оказалось столько глины, что принимать душ пришлось прямо в одежде. Бак все же разделся до нижнего белья, и я с удивлением обнаружил, что даже и там у него глина.

— Бак, я повеселился от души, но мне бы не хотелось испытать это еще раз, — признался я.

— Док, гарантирую вам, на моей ферме больше ничего подобного не произойдет.

Прошло полтора месяца, Бак распродал всех свиней, над которыми мы потрудились, и даже свиноматок. Он не только оплатил мой внушительный счет, но и отлично заработал, хотя больше никогда не занимался свиноводством. Я был рад такому решению — мне вовсе не улыбалось участвовать в подобных сражениях.

— Некоторым людям просто противопоказано заниматься свиноводством, — позднее признавался Бак, — да я и сам из таких.

Очевидно, он полагал, что работу на молочной ферме, которую каждый божий день приходится начинать в три часа утра, а заканчивать не раньше одиннадцати вечера, следует считать куда более легкой долей. Но я-то знаю, легкой доли у фермеров не бывает!

Глава 13

До Нового года оставалось несколько минут. Мы с Ян танцевали под оркестр, игравший чудесные мелодии Гленна Миллера. «Батлер Котильон Клаб» приглашал оркестр два-три раза в год, и Ян, едва узнав о том, что скоро будут танцы, начинала дрожать от нетерпения. Она страстно любила танцевать, унаследовав таланты своих родителей, которых друзья в шутку прозвали Джинджер и Фред; как-то раз, чтобы попасть на танцы, они не поленились проехать 250 километров.

А вот я никогда не был заядлым танцором. Мои родители питали предубеждение против подобных развлечений, вероятно, полагая, что на танцевальных вечерах подают слишком много спиртного. После душеспасительных бесед, на которые была щедра матушка, в моем юном воображении неизменно возникали самые греховные картины, я представлял себе, как молодые парни, крадучись, выходят из автомобилей и прикладываются к бутылкам, спрятанным в бумажные пакеты. Все проповеди, прослушанные мной в юные годы, клеймили танцы, пастор считал, что они неизбежно приводят к греху. В двенадцать лет я не особенно задумывался о справедливости этого утверждения, но твердо верил: пастор знает, что говорит, поскольку разбирается в таких вещах лучше любого другого. Обычно, предавая анафеме греховные развлечения, он обрушивался заодно на карточные игры, курение и воскресный бейсбол.

Но теперь мы с Ян выполняли обязанности сопредседателей клуба, и работы у нас было хоть отбавляй — мы заказывали оркестр, подбирали подходящее помещение для вечеринки, добывали и расставляли столы и стулья. После окончания праздника требовалось вынести мебель, организовать уборку зала, а если кому-то из гостей случалось перебрать лишнего, на нас лежала обязанность доставить его домой в целости и сохранности.

В тот вечер мы веселились в компании друзей, как вдруг из толпы у парадного входа донесся знакомый голос, окликнувший меня по имени.

— О, нет! — воскликнул я, разворачиваясь спиной к двери. — Только не это! Неужели там, у меня за спиной действительно Карни Сэм Дженкинс?

— Да, это он, — со вздохом подтвердила жена. — Может, тебе лучше спрятаться под пианино?

Но я опоздал. Карни уже высмотрел меня в полутемном зале и, шаркая ногами, направился в нашу сторону. Его наряд — красная клетчатая фланелевая рубашка, брюки цвета хаки, тяжелые башмаки и кепка с рекламой гибридной кукурузы — совершенно не подходил для званого вечера.

— Карни! Как вы сюда попали? — фальшиво удивился я. — Вот уж не думал, что вы любитель танцев! Вы с супругой?

— Добрый вечер, док. Как поживаете, миссис? Нет, но она просила передать вам привет, — ответил он, приподнимая кепи в знак уважения к моей жене.

— Док, вы знаете старую кобылу моего сына Вернера Фреда, мы зовем ее Дикси. Ей весь вечер нездоровится. Я сам попробовал ее подлечить, но ничего не вышло. Так, может, вы заскочите поглядеть на нее?

— У нее колики? — спросил я. Мы с Ян вальсировали на месте, и Карни неотступно следовал за нами. Мне совсем не улыбалось просидеть остаток вечера возле захворавшей кобылы, хотя в этом случае я был бы избавлен от необходимости до утра двигаться под музыку. Ян никогда не надоедало танцевать, а у меня через пару часов начинали гудеть ноги.

— Да, действительно, она ложилась и каталась по земле, к тому же ее здорово раздуло. Я промывал ей желудок травяным отваром, давал скипидар, угольное масло и даже пробовал тот фирменный коктейль от колик, что мы с вами как-то смешали у мисс Руби. Конечно, сначала я смазал ей пупок скипидаром, но это не помогло, поэтому почечные колики можно исключить.

Получалось, что Карни исчерпал весь диапазон народных средств, популярных в наших краях.

Ян поджала губы и забарабанила пальцами мне по плечу — верный симптом нарастающего нетерпения. Ей и раньше не очень-то нравилось, что Карни имел обыкновение вызывать меня посреди ночи, перепробовав прежде весь арсенал своих сомнительных снадобий. Хотя Карни слыл доморощенным ветеринаром, Ян была убеждена, что вначале он обязан, сдать государственный экзамен, оплатить лицензию, налоги и страховку, словом, поступить так же, как ее супруг, и лишь после этого браться за лечение. На нас уже стали коситься — пытаясь танцевать втроем, мы своими разговорами заглушали голос певицы, которая как раз добралась до концовки «Вальса Теннесси». Все отлично понимали, в чем дело, только не знали, кто из животных заболел на этот раз.

— Послушайте, давайте отойдем к тому столику в углу, выпьем по стаканчику пунша и решим, что нам делать, — предложил я.

Машина Ян была в ремонте, на танцы мы приехали в моем грузовике. Теперь надо было решать, как она доберется домой и отвезет няню, оставшуюся следить за детьми.

Пока мы с Карни потягивали пунш, Ян встретила знакомых и отошла от столика, оставив нас наедине обсуждать состояние заболевшей кобылы. Как выяснилось, Вернер Фред и его приятель Тутти Тернер приобрели партию сена из люцерны у самой границы штата Миссисипи и привезли его на старом пикапе Карни; мальчики решили сделать Дикси и другим лошадям подарок — одновременно на Новый год и Рождество. Очевидно, Дикси слишком налегла на свежее сено, гораздо более питательное по сравнению со старым, привычным ей кормом, состоящим из овсяницы и бермудской травы, и теперь мучается от тяжелого приступа кишечных колик. А может быть, и от чего-нибудь похуже.

— Мне нужно посмотреть эту лошадь, — сказал я жене. — Ты можешь вернуться домой с Лореном и Джеральдиной, а потом они отвезут домой няню. Друзья не впервые выручали нас в подобной ситуации. Ян не ответила, только поджала губы и отвела глаза, что было для меня красноречивее всяких слов.

По дороге к Карни Сэму я размышлял, сколько раз из-за неотложных случаев нам с Ян приходилось отказываться от вечеринок, школьных утренников, церковных праздников и прочих развлечений. Она понимала суть моей профессии, тем не менее считала, что мне стоило бы больше просвещать фермеров, убеждать их в необходимости профилактики, в результате чего, по ее мнению, количество ночных вызовов должно было бы изрядно сократиться.

В углу конюшни горела лампочка, поэтому я сразу увидел Вернера Фреда и его Дикси. Паренек заметно нервничал, поджидая, когда отец вернется с врачом.

Кобыла неподвижно лежала на полу. Вернер Фред стоял на коленях возле ее головы, медленно поглаживая шею лошади. Шкуру Дикси покрывала пена, живот вздулся, на голове виднелись ссадины — она поранилась, когда билась от боли. Засохшая глина была сплошь покрыта следами копыт, а в воздухе витали запахи скипидара, лошадиного пота и свежего сена из люцерны.

— Пап, примерно час назад ей наконец полегчало, но теперь она не хочет вставать, — негромко сообщил Вернер Фред.

Осмотрев пациентку, я обнаружил, что ее десны приобрели голубовато-фиолетовый оттенок, уши холодны, как лед, а частота пульса составляет около 120 ударов в минуту. Лошадь находилась в глубоком и необратимом шоке, вызванном, вероятно, разрывом желудка или кишечника. Для нее все было кончено, она, несомненно, не доживет до утра, вот только как я выложу эту новость ее хозяину? Я посмотрел на Карни и молча покачал головой.

Наверное, во время учебы я пропустил мимо ушей информацию, как дипломатичнее сообщить хозяевам животного, что их собака или лошадь не выживет. А тут хозяином кобылы был мальчик, не понимавший, в каком плачевном состоянии его любимица, данное обстоятельство делало мою задачу в стократ тяжелее.

Вернер Фред не догадывался, что кажущееся улучшение и обманчивое спокойствие лошади объясняются тяжелым шоком. А его отец как раз понимал это и специально приехал за мной, чтобы переложить на меня тягостную обязанность.

— Карни, не принесете ли ведро теплой воды из дома? — попросил я. Честно говоря, вода была не нужна, мне просто хотелось удалить его из конюшни и пока отца нет, как-нибудь сказать мальчику, что его лошадь умирает.

— Славная была кобылка. Сколько ей?

— Около двадцати, — ни на секунду не задумавшись, ответил Вернер Фред. — Я выезжаю на ней каждый день после обеда, как только прихожу домой из школы.

— Да, я всегда вижу вас вместе, когда бываю поблизости. Вернер Фред, мне нужно сообщить тебе неприятную новость, но, думаю, ты уже сам все понял. Дикси не чувствует боли потому, что ее внутренние органы перестали работать. Ей слишком плохо, чтобы она могла как-то реагировать на происходящее, и у меня нет такого лекарства, которое бы ей помогло.

Разумеется, объяснение было не совсем корректным, но в сложившейся ситуации мне не удалось придумать ничего другого.

Мальчик крепился изо всех сил, но когда поднял на меня глаза, в них стояли слезы. Он старался сдержать их в моем присутствии, однако горе было слишком велико.

— Самое правильное в таком положении — сделать укол, от которого она просто уснет, и мы будем уверены, что она больше не мучается, — произнес я сочувственно.

Продолжая поглаживать холодную, покрытую липким потом шкуру своей подруги, мальчик уже откровенно плакал.

— Наверное, это правда, раз вы так считаете, док, но я все-таки спрошу у папы, — всхлипнул он.

— Что ж, сходи к нему, мне все равно нужно кое-что взять из грузовика, — я уцепился за этот предлог, чтобы на несколько минут оставить их наедине.

На заднем крыльце в обшарпанном кресле сидел старый орел Карни и беззвучно плакал, уставившись в темноту.

— Док, я просил вас приехать, — произнес он прерывающимся голосом, — потому что не мог сам сказать сыну, что его лошадь умрет. Вы гораздо лучше меня знаете, что нужно говорить хорошим людям, когда им предстоит узнать такое. Вы же понимаете, парнишка верит каждому вашему слову.

Я собрался было признаться ему, что каждый раз, когда такое случается, мне всегда не хватает нужных слов и хочется, чтобы кто-то другой сделал это за меня. Но момент был явно неподходящий.

— Думаю, лошадь нужно усыпить. Вы же знаете, что она обречена?

— Да, конечно. Делайте все, что требуется в таких случаях. Утром соседи помогут мне вывезти и похоронить ее, — сказал он горестно.

— Ладно, поговорим позже, — ответил я, направляясь к машине, и вдруг услышал за спиной сдавленный смешок Карни.

— Док, в этом своем костюме для танцев вы похожи на придурковатого пингвина.

— Правда? В таком случае нужно принять меры, пока не перемазался скипидаром.

— Да уж, наверное. А то нам достанется от вашей жены. Натянув комбинезон поверх пингвиньего костюма, я набрал в шприц смертоносную жидкость. Вернер Фред наблюдал за мной не без интереса и даже вызвался помочь, когда я вводил препарат Дикси в вену. Уже через три минуты она перестала дышать, и ее сердце остановилось. Еще через пару минут мальчик первым нарушил молчание.

— Док, спасибо вам за все, хорошо, что теперь она не мучается. Но я всегда буду благодарить судьбу за то, что она прожила здесь, на нашей ферме, столько, сколько ей было отпущено. Я проскакал на ней не одну тысячу миль.

Понятно, что этим их отношения не ограничивались, мальчика и лошадь связывала самая тесная дружба.

В ту ночь, возвращаясь домой, я размышлял об ответственности, которую ветеринар вынужден брать на себя, сталкиваясь с безнадежными случаями. Много раз мне приходилось убеждаться, что моя профессия важна не только для животных, но и для людей. Именно то, насколько ветеринару удается ладить с людьми, определяет успешность его практики. Нередко доброе слово и моральная поддержка значат не меньше — если не больше, — чем умение поставить диагноз и вылечить животное. Впоследствии, особенно когда телефонный звонок раздавался в полночь или под утро, я напоминал себе об этом.

Вернувшись в танцзал, я застал оргкомитет за уборкой. Столы и стулья уже составили в угол, а те, что брали напрокат, только что погрузили в машины, чтобы вернуть их в церковь и школу. Я схватил швабру и присоединился к команде уборщиков.

— В этом углу пахнет шампанским, — заметил я.

— Почему-то я не чувствую ничего, кроме запаха скипидара. Похоже, какой-то идиот опрокинул в кладовой целую бутыль, — ответил мужчина, трудившийся рядом со мной.

— Вполне может быть. Пожалуй, нужно проверить…

Глава 14

Однажды холодным январским утром я направлялся на ферму Бобби Фаулера, расположенную на юге Чоктау, — в тот день это был второй вызов. С правой стороны шоссе я заметил маленький, огороженный колючей проволокой корраль с непременным полутораметровым столбом. В загоне находилось около двадцати коров херфордской породы.

— Ну, здесь я не задержусь, — решил я про себя, — тут работы не больше, чем на час. Однако нигде не было видно автомобиля, который должен был свидетельствовать о присутствии хозяев.

— Наверное, они в доме, — предположил я.

С другой стороны шоссе стоял старый, но хорошо сохранившийся дом под двускатной крышей. Только вот люди, живущие в таком замечательном доме, почему-то не оборудовали более достойного жилища для своих коров. Я свернул на подъездную аллею, но и там автомобиля не обнаружил. Зато навстречу мне с крыльца практически скатился грузный мужчина лет сорока и, чуть постояв, чтобы прийти в себя, двинулся к моему грузовику. Ноги плохо его держали, он шел, пошатываясь и спотыкаясь, то по тропинке, то по газону, засеянному серой бермудской травой. Посмотрев внимательнее, я понял, что этот здоровяк не такой уж и толстый. Просто он натянул на себя невероятное количество курток и стал похож на колобок. В левой руке мужчина держал большую прозрачную бутылку из-под кока-колы, в которой плескалась мутноватая жидкость — самогон. Это означало, что меня ждут серьезные проблемы: работать с крупным скотом в обществе пьяного помощника — рискованное предприятие.

Пока я придавался своим невеселым мыслям, подошел Бобби. Он привалился к грузовику и сунул бутылку в открытое окно, плеснув его содержимым на мою одежду и сиденье. Помню, внутри бутылки я увидел мертвецки пьяного, а может быть, мертвого паука, совершавшего или уже завершившего последнее в своей жизни плавание.

— Выпьем! — предложил Бобби, с трудом выговорив это слово.

Всунув голову в кабину, он почти вплотную наклонился к моему лицу, одновременно пытаясь сфокусировать взгляд на неведомом объекте где-то в левом углу лобового стекла. Я прожил в округе Чоктау достаточно долго, знал местную «шкалу градусов» и поэтому смог быстро произвести расчеты: по всему получалось, что мой собеседник припал к кувшину часа полтора назад, то есть около девяти утра, а это, согласитесь, рановато. Нужно было поторапливаться, пока он не сломался окончательно.

— Нет, сэр, не стоит. По-моему, сегодня утром я подхватил небольшую простуду.

— Эта штука живо поставит вас на ноги. Выпейте скорее! Испарения от Фаулера и его кувшина били мне прямо в нос, я понимал, что он не отстанет, пришлось уступить.

— Ладно, Бобби, но дайте мне хотя бы выйти из грузовика.

Он начал вытаскивать голову из окна и стукнулся затылком.

— Вы готовы брать пробы у стада? — спросил я, принимая бутыль и вытирая горлышко рукавом своей фланелевой рубашки.

Мысль о том, что мне предстоит, заставила меня содрогнуться, но я быстро, как флакон с касторкой, поднес бутылку к губам и чуть не задохнулся от запаха табачной жвачки, оставшейся на горлышке.

— Это ваша собака вон там? Похоже, у нее глисты, — заявил я, — скорей всего, это острицы.

Пока Фаулер пытался сфокусировать взгляд на собаке, я покрепче стиснул губы и притворился, будто пью. А через несколько секунд вернул бутылку хозяину. Тот обхватил ее нетерпеливыми руками и повторил мое движение, только на этот раз сквозь толщу убойной жидкости пробежала цепочка крупных пузырей.

— А-а-х, — выдохнул он, и по его подбородку скатилось несколько капель.

— Ага, — кивнул я, — забористая штука.

Губы у меня горели, не столько от настойки, сколько от табака. Как бы за это «удовольствие» не пришлось расплачиваться, не вылезла бы лихорадка на губе. Хорошо хоть самогона в рот не попало ни капли. А вот несколько месяцев назад мне пришлось-таки познакомиться с самогонкой Кента Фарриса. Это было в первый и, надеюсь, последний раз. Как только я не сжег тогда свою несчастную гортань?

— На что только не приходится идти ради удовольствия клиентов, — подумалось мне.

Через десять минут я стоял посреди корраля, сжимая в руке свой верный аркан и обмениваясь с коровами тревожными взглядами, а через минуту-другую, наконец, бросил лассо и с гордостью увидел, как веревка обвилась вокруг шеи моей первой жертвы.

— Ну и наловчился же я обращаться с этой штуковиной, со временем можно будет участвовать в родео.

Видимо, несколько капель жидкого огня все же просочились в мой организм через кожу на губах, раз мне пришло в голову шутки шутить.

Конец веревки я передал Фаулеру. Тот некоторое время тупо вертел ее в руках, но, поразмыслив, обвязал вокруг старого столба, торчащего посередине изгороди, — справился с задачей.

— Тяните, тяните сильнее! — я пытался перекричать пациентку, как обычно выражавшую свой протест громким мычанием.

Это была самая робкая на вид, молоденькая телочка, которая все же намеревалась постоять за себя. Впрочем, ей было не по силам тягаться со своим мускулистым хозяином, который, несмотря на опьянение, в одно мгновение привязал ее к столбу. Я взял кровь из вены на анализ, поставил в ухо клеймо и заполнил соответствующий бланк. Сама по себе эта работа не слишком сложна, если бы не мелькающие в воздухе копыта и наставленные на меня рога коров, от которых то и дело приходилось уворачиваться, если бы не угрозы быка, откровенно возмущенного неподобающим обращением с красавицами его гарема.

Труднее всего было уберечь от брызг коровьего навоза официальные белые бланки, куда я заносил результаты проб на бруцеллез, да удержать в нужном положении все пять листов копировальной бумаги. Чиновники из государственной лаборатории Обурна крайне щепетильно относились к этим бумагам и постоянно присылали мне письма, в которых выражали недовольство наличием грязных пятен на моих документах. На одном таком письме красовались инициалы «БНЛ», что означало д-р Б. Н. Лодердейл, — так звали человека, возглавлявшего лабораторию в Монтгомери. Я почти ничего не знал о нем, однако поговаривали, будто бы он берет пробы не хуже Медведя Брайанта и одно только упоминание его имени повергает в трепет всех без исключения ветеринаров.

Я изо всех сил старался действовать аккуратно, с остервенением заполняя бесконечные графы бланков. Внезапно над моим правым ухом со свистом пролетел комок фекалий зеленого цвета размером с грецкий орех. Снаряд шлепнулся на бумагу, прикрыв инициалы Фаулера, его почтовый адрес и идентификационные номера первых двух коров. Я быстро смахнул пахучую субстанцию тыльной стороной ладони, но только размазал ее, оставив на бумаге здоровенное неприличного светло-зеленого цвета пятно с легким характерным запахом.

Кое-как покончив с заполнением злосчастного бланка и собравшись с духом, я заарканил следующую корову и перебросил конец веревки своему ненадежному помощнику. Однако в тот самый момент Фаулер растянулся на земле и с хитрой улыбкой, блуждавшей по его физиономии, отключился, положив голову на особо аппетитную кучу навоза рядом с обглоданным столбом. Хорошо хоть мне удалось схватить конец аркана, спешащий вслед за коровой куда-то вдаль.

Мало того, что я остался один на один со стадом, этот пьяница еще и улегся прямо у столба, к которому привязывали животных. Мне было страшновато привязывать беснующуюся корову в непосредственной близости от Фаулера, как бы она раз-другой пройдясь по его бренным останкам, своими копытами не выдавила бы из них последних признаков жизни. Не отрицаю, такой вариант казался мне довольно привлекательным, если бы не перспектива получить пожизненное заключение без права на апелляцию. И мне одному, поскольку корову обязательно оправдают, признав, что она еще глупее меня.

Я стал присматриваться к столбам в дальнем углу корраля, подальше от рухнувшего клиента. Мой выбор пал на самый внушительный из них, который, как мне показалось, был надежно вбит в землю. Закончив с пойманной коровой, я вернулся посмотреть, не удастся ли реанимировать впавшего в кому Фаулера. Но все мои попытки оживить его и даже пара пощечин не возымели никакого действия. Я перелез через изгородь и по засыпанной гравием дорожке направился к дому. В дверях меня встретила пожилая женщина, наверное, мать несчастного пьянчужки. Из комнаты справа — должно быть, там располагалась гостиная — доносились странные звуки, отдаленно напоминавшие музыку. В воздухе витали ароматы готовящегося обеда: упоительный запах жарящейся на сковородке свинины и тушеных бобов. У меня тут же потекли слюнки.

— Мэм, мистеру Фаулеру вроде бы стало не по себе там, в коррале, мне нужен помощник, чтобы вынести его оттуда. Боюсь, как бы его не затоптали коровы.

Она взглянула поверх моего плеча и с глубоким вздохом покачала головой, словно ей уже случалось наблюдать подобную картину.

— Спасибо, что сообщили мне о бедняге Бобби. Как, по-вашему, вдвоем с человеком, что играет на пианино, вы сумеете перенести его в дом?

Теперь мне стало понятно происхождение чудовищных звуков, доносившихся из гостиной.

Через несколько минут мы с пианистом едва ли не волоком втащили «беднягу Бобби» на крыльцо, протиснулись по коридору и, наконец, свалили его в комнате на узкую кровать. Я с завистью разглядывал его дорогие ботинки, пока развязывал на них шнурки, а пианист с одобрением отозвался о качестве верхней одежды. Женщина, которую я по-прежнему считал матерью Бобби, горестно вздыхая, стащила с него пару курток, пригладила волосы. Под конец она не справилась с отчаянием и горько разрыдалась.

— Ума не приложу, какой бес в него вселился. Это уже третий раз за неделю, а еще только среда!

Пианист вызвался мне помочь, и мы вернулись в коралль. Видимо, совместная работа выглядела захватывающе, местный почтальон даже приостановил доставку корреспонденции, чтобы понаблюдать за нами. Проследив за нашими манипуляциями с тремя или четырьмя коровами, он задал пару вопросов и, как водится, прокомментировал мои действия, явно гордясь своей проницательностью.

— Чем это вы занимаетесь? Разве коровам не больно, иглы-то у вас какие огромные?

— Похоже, коровам не слишком нравится то, что вы с ними проделываете.

Я, как мог, любезно ответил на его вопросы, перекрикивая рев, кряхтенье и мычание своих пациенток.

Слабые руки пианиста были ненадежной поддержкой, но он старался и работал все же лучше предыдущего ассистента. Вполне довольные друг другом, мы поговорили о том, как разительно непохожи наши профессии и как плохо некоторые люди разбираются в работе других, хотя и берутся ее оценивать.

— Ребята, зайдите перекусить, — позвала нас миссис Фаулер. — Знаю, что еще только одиннадцать, но я уже накрыла для вас, поэтому идите и поешьте, пока не остыло.

Кто же откажется от такого приглашения? За столом пианист прочитал довольно продолжительную молитву, и мы принялись уписывать вкуснейший деревенский обед, подчищая тарелки кусками кукурузного хлеба. Хозяйка подавала нам еду, подкладывая добавку, уговаривая нас съесть еще кусочек и выражая надежду, что обед получился съедобным. Он был не просто съедобным, от такой стряпни не отказались бы не только члены королевской фамилии, но даже и сам д-р Б. Н. Лодердейл, истинный «монарх» всех ветеринаров!

В то утро мне предстояло посетить еще несколько ферм, так что нужно было спешить. Впрочем, следующая ферма располагалась всего в нескольких километрах от хозяйства Фаулера, вниз по ручью.

Прибыв к Хорасу Данагану, я припарковался между двумя древними грузовичками, стоявшими возле старого, но крепкого а вид сарая. Оттуда мне навстречу неторопливо вышли трое мужчин в комбинезонах, двое из них опирались на трости. Надежда на то, что здесь мне помогут ловить коров, таяла на глазах.

— Извините за опоздание. Пришлось задержаться у Фаулера несколько дольше, чем я рассчитывал.

— Да, сэр, почтальон рассказал нам, как вы с преподобным отцом обрабатывали коров Бобби, — ответил мистер Хорас.

Надо же! А пианист ни словом не упомянул о своем сане, хотя о его непомерно долгой молитве я мог бы и сам догадаться.

— Бобби снова под мухой? — поинтересовался старший из мужчин.

— Да, сэр, похоже, сегодня он не в форме, — подтвердил я. Мужчины понимающе переглянулись.

— Мы бы с радостью приехали и помогли вам, да только иногда не угадаешь, в каком он виде, а когда Бобби в плохом настроении, с ним довольно трудно общаться, — заметил мистер Хорас. — Знаете, в Корее ему пришлось попасть в переделку.

Что ж, отрадно было узнать, что печальные наклонности Фаулера имеют хоть какое-то разумное объяснение.

— Где коровы? — мне не терпелось приступить к делу.

— Я загнал их в сарай. Там около сорока голов, — ответил хозяин фермы. — Может, у вас имеется скотовозка, чтобы подогнать ее к дверям и выводить оттуда коров по одной?

— Да, сэр, такая штуковина у меня есть, но сейчас она в ремонте. На прошлой неделе ее разнесла в клочья взбесившаяся брахманка, — сказал я, заглядывая через его плечо в забитый скотом сарай. — Я постараюсь пробраться в сарай сам, а когда понадобится, вы подадите мне инструменты.

Пока человек молод, крепок и энергичен, в порыве энтузиазма он способен на поступки, которые нормальные люди едва ли сочтут благоразумными. Я вошел в сарай, где сплошной стеной стояли коровы, хватал их по очереди, брал кровь на анализ из яремной вены и успевал отпустить животное, не дожидаясь, пока оно опомнится, начнет бурно протестовать. Хитрость состояла в том, чтобы просто идти по течению, как будто я попал в самую гущу толпы, выходящей со стадиона после футбольного матча. Тем не менее следовало быть начеку — стоит только поскользнуться и упасть, как такое количество коров лежащего затопчет в момент.

Через полтора часа с работой было покончено. Но когда я вышел из сарая, мои помощники дружно расхохотались.

— Док, вы выглядите, как сторож на навозной фабрике, — заявил один из них.

Все, включая меня, рассмеялись. Однако на такой случай в грузовике у меня всегда имелся чистый комбинезон, а мистер Данаган принес пару ведер воды. Мне хотелось явиться на следующую ферму в приличном виде.

— То, как вы зарабатываете себе на жизнь, достойно уважения, молодой человек, — хриплым голосом заметил самый старший, — но сам я ни за какие деньги не взялся бы за такую трудную и опасную работу!

Государственная программа по борьбе с бруцеллезом, которая осуществлялась в Штатах в пятидесятые-шестидесятые годы, оборачивалась для ветеринаров тяжелой и довольно нудной работой. Однако благодаря ей я получил бесценные жизненные уроки и научился ладить с людьми. Хотя в те годы и не догадывался об этом.

Самое главное в нашем деле — не терять чувство юмора.

Глава 15

Вероятно, люди, живущие севернее Мэйсона, полагают, будто бы южанам повезло с погодой, но не думаю, чтобы им приходилось вакцинировать свиней от чумы в самый разгар январской стужи. В то утро, когда меня вызвали на свиноферму, где на рассвете пало несколько крупных свиней, термометр показывал десять градусов ниже нуля, дул пронзительный северо-западный ветер, а влажность была не ниже 80 процентов. Мне предстояло осмотреть около пятидесяти мороженых свиных трупов. По меньшей мере, еще пятьдесят животных выглядели явно больными — они неподвижно стояли, уставившись в пол, словно в глубокой задумчивости, и не желали двигаться, даже когда их подталкивали. У них уже началось оцепенение, характерное для чумы, и бедняги подошли к самому порогу гибели. Остальные двести казались здоровыми, но я знал, что в организме некоторых из них уже гнездится болезнь и они обречены разделить участь своих задумчивых собратьев.

Мои учителя из ветеринарного колледжа и просто люди, разбиравшиеся в свиньях, утверждали, что хрюшки не склонны к размышлениям, и если свинья стоит, глубокомысленно наклонив голову, у нее наверняка свиная чума. Все признаки указывали на это заболевание, но в тот холодный день я был обязан исследовать трупы, чтобы подтвердить диагноз. Мне совсем не хотелось на ветру в такой мороз возиться с промерзшими тушами, но я понимал, что этого не избежать.

Мы направились к первой свинье, всего несколько часов назад этот превосходный экземпляр стоил сотню долларов, а теперь его отправят в мусоросжигатель или бросят в глубокую яму с известью. По дороге хозяева фермы, братья Пейт, забросали меня вопросами и сообщили массу подробностей.

— И почему только мы не привили их, Джейк? — сетовал один из братьев, Люк. — На этой партии мы потеряем все свои сбережения.

— Сам не пойму. Почему мы этого не сделали, док? — поинтересовался Джейк.

— Я предупреждал вас, что сейчас повсюду свирепствует чума. Помните ту нашу встречу в магазине, когда вы собирались покупать картечь и лицензию на охоту? Вместо того чтобы прививать ваших свиней от чумы, вы отправились стрелять оленей.

Мне хотелось избежать поучительного «я вам говорил», но ради собственной пользы они должны были понять, что могли предотвратить катастрофу. Гораздо выгоднее оплатить прививки по доллару за каждую свинью, чем любоваться горой трупов. Но братья только горестно покачивали головами, наблюдая, как я достаю свой скальпель.

С первой свиньей я расправился довольно быстро, в этом мне помогли острый нож и страх перед перспективой обморозить пальцы. Необходимость проводить вскрытие, стоя коленями на замерзшей глине, истоптанной раздвоенными копытами, только придавала мне прыти. Я сделал разрез через хрящевое соединение — участок, где ребра соединяются с грудиной, затем снял кожу и мышцы, после чего извлек внутренности из брюшной полости и осмотрел их, пытаясь обнаружить классические признаки чумы. Своеобразная сыпь на поверхности почек (обычно в таких случаях говорят об окраске почек «по типу индюшачьего яйца»), кровоизлияния на слизистой мочевого пузыря и в лимфатических узлах — все было в точности так, как описано в учебнике «Заболевания свиней».

«При вскрытии симптомом свиной чумы считается окраска почек по типу индюшачьего яйца», — поучали нас все ведущие ветеринарные клиницисты. По-видимому, только в этом пункте у них не было разногласий. Эта специфическая окраска почек была единственным симптомом, навсегда запечатлевшимся в наших студенческих мозгах.

Вскрыв вторую свинью, я обнаружил точно такую же картину. Для подтверждения диагноза этого было достаточно.

— Что мы можем сделать, док, неужели так и дадим им подохнуть? — спросил один из братьев, согревая руки над костром из старых покрышек, который он разложил, пока я выполнял свою неприятную обязанность. В холодный день стоять у жаркого костра чрезвычайно приятно, можно было бы остаться около него до конца зимы, если бы не приходилось постоянно уворачиваться от черного вонючего дыма, поэтому через несколько минут я решил заняться делом.

— Единственное, что возможно, это переловить оставшихся свиней и ввести им сыворотку. Кого-то мы спасем, некоторые все равно погибнут; все зависит от стадии инкубационного периода. Хорошо хоть вы держите их не вместе, а группами, — часть животных могла еще не заразиться.

Хозяева еще повздыхали, почесали в затылках, посчитали, сколько денег они уже потеряли и сколько им еще предстоит потерять, поняли, что выбора нет, — нужно проводить иммунизацию. Но одно дело принять решение, а другое — его выполнить. В зависимости от размеров хрюшки придется делать две или три инъекции — я намеревался вводить сыворотку за ухом, в ногу и в кожные складки под мышками. Но прежде каждую свинью еще придется изловить и держать, пока я делаю уколы, — задача отнюдь не из легких.

— Мне нужно вернуться в клинику за сывороткой. А одному из вас неплохо бы съездить к залу для игры в пул или магазину и поискать там ребят покрепче, которые не прочь заработать, — предложил я.

На обработку двух сотен голов даже с посторонней помощью уйдет все утро, а может быть, и первая половина дня. Придется отменить остальные вызовы или перенести их на более позднее время. Как ни крути, а мой рабочий день раньше полуночи не закончится.

Через час, когда я вернулся на ферму, меня встречали четверо моих будущих подручных, готовые немедленно приступить к работе. Помимо самих хозяев, двух братьев, ассистировать мне намеревались Бен и Уилберт — два рослых молодца чуть старше двадцати лет, принадлежащие к касте так называемых «бидонщиков», — тоже братья. Они были из тех ребят, что развозят молоко и каждый день то забрасывают в кузов, то выгружают оттуда неподъемные для большинства людей бидоны с молоком. Под фланелью рубашек бугрились бицепсы размером с тракторное колесо, а на их телах (я был совершенно уверен в этом) до сих пор сохранился загар, заработанный во время летних полевых работ.

План действий обсудили во всех деталях, после этого Бен обратился к брату:

— Уилберт, у тебя жевательного табака не найдется?

— А ты что же, своего-то прихватить забыл? — лениво отозвался Уилберт, протягивая брату табак.

Бен с энтузиазмом запустил огромную пятерню в пачку, содержимое которой мне лично напоминало пересохший силос. Захватив солидную порцию, он запихнул ее за щеку. Теперь лица братьев выглядели одинаково перекошенными — пора было начинать охоту на свиней. Загонщики сняли кепки, поддернули штаны, поплевали на ладони, и направились к свиньям.

Бен и Уилберт знали толк в сельскохозяйственных работах: косили сено, собирали хлопок, умело справлялись с пилой, но — и это стало понятно сразу — в роли загонщиков свиней выступать им еще не доводилось. Хотя большинство животных передвигались, словно зомби, они не утратили природной ловкости и легко ускользали от ловцов. Даже самые задумчивые на вид хрюшки немедленно оживлялись, отскакивали, делали ложные выпады, вынуждавшие Уилберта и Бена бросаться в противоположном направлении. Свиньи, которым удавалось увернуться, спасались бегством, причем практически каждая успевала оглянуться и одарить преследователей издевательской ухмылкой. Эти животные в очередной раз демонстрировали людям собственный незаурядный интеллект.

Тем не менее вскоре стало очевидно, что им не избежать своего Ватерлоо, поскольку парни поднатужились и показали свиньям, как слаженно действуют их мозги и руки. Один из братьев хватал хрюшку за ухо и крепко держал, пока другой зажимал своей клешней ее заднюю ногу. Вдвоем они легко поворачивали животное вверх ногами, подставляя его под иглу моего шприца. Некоторое время все шло гладко, пока в дело не вмешался мороз. Не помогали и добротные рукавицы, руки у всех ломило от холода. Закаленные, суровые лица участников битвы исказились от боли.

— Поскорее, док! — взмолился Бен, с трудом удерживая неистово извивающийся пятнистый экземпляр. — У меня руки к свинье примерзли!

Я торопился, как мог, но мои руки тоже онемели от холода. Вдобавок старый, изношенный шприц подтекал, каждый раз, когда я наполнял его и делал укол, сыворотка просачивалась наружу и замерзала прямо на моих пальцах, отчего руки у меня совсем застыли и болели немилосердно. В то утро я проникся глубочайшим уважением ко всем моим коллегам, работающим в северных странах.

Я изготовился сделать очередной укол, свинья каким-то образом увернулась, а игла угодила в мясистую ляжку Уилберта; надо сказать, его бедро оказалось гораздо плотнее тонкой кожицы под мышкой свиньи.

— Ой-ой-ой! — завопил пострадавший. — Вы укололи меня в ногу, док!

Парень выпустил свинью и принялся прыгать на одной ноге, поджав вторую, в которую я сделал незапланированную прививку.

— Мне конец! Теперь от этой чертовой чумы у меня отвалится нога!

Я расстроился, но попытался оказать помощь, хотя бы осмотреть место происшествия, однако Уилберт предпочел держаться от меня подальше. Вместе с братом они удалились в амбар, видимо, решив провести осмотр своими силами, а меня строго-настрого предупредили, чтобы я не вздумал следовать за ними.

Дожидаясь окончания осмотра, мы вновь разожгли костер из старых покрышек и начали отогревать замерзшие пальцы. Как ни противен был черный дым, без него нам едва ли удалось бы оттаять. Что может быть приятнее для отмороженных рук и ног, чем идущий от пламени жар! Мы еще не успели как следует отогреться, как Бен и Уилберт вернулись с благоприятными известиями — человеку не грозили трагические последствия вакцинирования. Игла всего лишь проколола кожу и вышла наружу. У меня отлегло от сердца.

Тем не менее Уилберт упорно сторонился меня и то и дело растирал пострадавшее бедро, но не спускал с меня глаз. Стоило зайти ему за спину, как он разворачивался, чтобы следить за каждым моим движением.

— Тебе не кажется, что ты уже превращаешься в борова, Уилберт? — поддразнил его Бен, со смехом хлопнув брата по ноге. — Док, сколько он должен вам за прививку?

— Лучше заткнись, Бен, не то сам укол заработаешь! Правда, Док? Тогда тебе будет не до смеха.

Братский обмен любезностями был встречен новыми взрывами хохота. До сих пор мне никогда не доводилось делать прививки от свиной чумы человеку, и я понятия не имел, что может случиться с ногой Уилберта, хорошо хоть игла прошла навылет.

Я намекнул, что ему не помешало бы показаться врачу или съездить в больницу, однако Уилберт наотрез отказался.

— Больше я никому не позволю приближаться ко мне с иголками! — заявил он.

Бен, со своей стороны, пообещал, что будет обрабатывать брату рану, а при малейшей угрозе применит проверенное народное средство — помажет место укола слюной свиньи.

Через месяц я случайно встретился с Уилбертом в переулке — парень нисколько не хромал, а, напротив, шел легко и непринужденно. Увидев меня, он поспешно перешел на противоположную сторону и прибавил шагу. Видимо, мой вид не вызвал у него приятных воспоминаний. Зато я с большим облегчением убедился, что вакцина от свиной чумы не причинила Уилберту физического вреда — максимум, моральную травму.

Братья Пейт пострадали от свиной чумы гораздо сильнее — лишились доброй сотни свиней. Но этим бы их потери не ограничились, не решись они на иммунизацию. Я думаю, что они никогда больше не забудут о прививках, как и те из их соседей, кто предпочитает учиться на чужих ошибках.

С тех пор ни один вызов на прививки не обходился без того, чтобы кто-нибудь, греясь у костра из покрышек, не рассказал историю о том, как ветеринар сделал Уилберту прививку.

Глава 16

У каждого из нас имеется свой настоящий друг, а у некоторых даже не один. Ваш настоящий друг — это тот, кому вы готовы доверить свою жизнь, кого всегда рады видеть и ради кого совершаете из ряда вон выходящие поступки. Например, делитесь свежими персиками или лишним билетом на футбол, или оставляете на заднем сиденье его пикапа упаковку новеньких мячей для гольфа. Отношения с ним строятся на доверии, уважении, даже восхищения — это и есть настоящая дружба.

Для меня одним из таких людей был Клод. Как и многие мои клиенты, Клод с лихвой платил добром за добро и не забывал тех, кто помогал ему в трудную минуту. Я сам помню множество таких «минут»: ночной вызов на сложный отел, операция по поводу выпадения матки, проведенная в каком-нибудь глухом лесу, куда не может проехать грузовик, помощь заболевшей свинье или осмотр бычков перед отправкой в Канзас на бойню. Разумеется, иногда мне попадались клиенты, не отличающиеся подобной отзывчивостью, но такие были в меньшинстве. Клод же не только своевременно оплачивал счета за ветеринарные услуги, но и частенько выражал желание отблагодарить меня дополнительно.

А я не мог отделаться от впечатления, что Клод и его животные как-то особенно подвержены несчастным случаям. Наше знакомство состоялось из-за происшествия с одним из его поросят. Однажды, когда Клод с соседями холостили хряков, они не заметили односторонней мошоночной грыжи у милейшего в остальном поросенка и рассекли стенку грыжевого мешка, в результате после удаления семенника кишки вывалились наружу. Уверен, что при виде свиньи, которая расхаживает по двору, то и дело оглядываясь на волочащиеся кишки, фермеры пережили настоящее потрясение. Однако они быстро пришли в себя, схватили поросенка, завернули его кишки в старую нижнюю рубашку, которую предварительно намочили водой, потом положили поросенка вместе с отдельно завернутыми кишками в «чистый» джутовый мешок, погрузились в старый пикап и помчались в город.

Когда автомобиль влетел на городскую площадь, один из пассажиров заметил меня в группе горожан у здания суда. Клод немедленно подъехал поближе, так что его передние колеса оказались на тротуаре, и нажал на клаксон; вокруг автомобиля сразу же собрался народ, живо интересующийся чужими делами.

— Док, лучше вам подойти поскорее сюда, — закричал Клод, высунувшись из кабины.

Из-за какой-то операции на гортани, которую он перенес еще в юности, Клод страдал легким дефектом речи, не всегда можно было понять, о чем он говорит. Но следующие два слова я разобрал мгновенно:

— Скорее сюда! — вопил он.

Группа возмущенных шумом налогоплательщиков последовала за мной; вокруг пикапа собралась толпа. Когда я протиснулся к кабине, один из ассистентов Клода как раз начал развязывать тесемки, стягивающие горловину мешка, в котором кто-то возился. Ассистента я знал не понаслышке. То был Боб Дженкинс по прозвищу Падучий, славный парень и всеобщий добровольный помощник, неизменно присутствовавший там, где холостили свиней или телилась корова. (Он уже появлялся на наших страницах.) Этот парень был наделен незаурядной способностью, буквально талантом, падать в обморок при виде крови. Если бы в США имелась олимпийская команда, специализирующаяся в подобном виде спорта, Боб Дженкинс по праву мог бы претендовать на роль капитана. Но команды такой не было, Бобу ничего не оставалось, как вступить борьбу с этой склонностью. Он даже добился некоторого прогресса.

— В чем дело? Что там у вас шевелится? — поинтересовался кто-то из толпы.

— Это не змея?

Все дружно отскочили от мешка — вовсе не секрет, что около фермы Клода полно гремучих змей.

Зрители отступили еще на несколько шагов.

— Там черт знает что, — закричал Клод. — Что ты возишься с этим мешком, Боб! Раскрой пошире, чтобы доку не пришлось наклоняться.

Бобу никак не удавалось развязать затянувшиеся узлы, в конце концов он вышел из терпения и просто разорвал тесемки.

Я подошел к мешку, отогнул край и осторожно заглянул внутрь. Клод не ошибся — там действительно было «черт знает что». На грязной мокрой рубахе лежал несчастный поросенок облепленный собственными внутренностями, к которым пристали солома, листья и грязь.

— Ничего себе! — я даже присвистнул от удивления. — В жизни не видел ничего подобного!

Я заметил, как находившийся рядом со мной Боб схватился за край кузова. Это было серьезным достижением. До сих пор перед тем как упасть, он издавал придушенный вскрик и обрушивался, как подрубленное дерево, не делая попыток удержаться. Хотя большинство других любителей падать в обморок все-таки пытаются за что-нибудь ухватиться.

— Боб, ради Бога, не заглядывай в мешок, смотри вон туда, — скомандовал Клод, указывая на установленный перед судом памятник солдату Конфедерации. — Помнишь, что сказал тебе тот врач?

Боб утвердительно кивнул, отвернулся от мешка и напряженно уставился на памятник.

Трудно поверить, что кто-нибудь из жителей Чоктау способен обратиться к психиатру, и уж тем более заподозрить в этом Боба Дженкинса. Ведь для этого ему пришлось бы отправиться аж в Меридиан, Джексон или даже Мобил. Возможно, проблема зашла гораздо дальше, чем мне казалось, и Дженкинс-таки посетил врача, а теперь старался выполнить его рекомендации. Честно скажу, огромные усилия, которые он для этого прилагал, произвели на меня впечатление.

И не на меня одного: толпа в едином порыве ахнула и еще на шаг отступила, женщины в испуге прижали к губам пальцы, унизанные кольцами, дети укрылись за спинами родителей.

Только двое смельчаков отважились заглянуть в приоткрытый мешок. Приблизившись к нему мелкими шажками, они осторожно вытянули шеи. Увидев их, поросенок подскочил на месте и громко хрюкнул — свиньи так поступают, если они испуганы или хотят отогнать незваного гостя.

Оба смельчака отскочили от мешка, словно у них под носом разорвалась бомба, и бросились назад, безбожно наступая на ноги и расталкивая оказавшихся у них на пути людей — сумочки валились из рук, банки с колой катились по мостовой, расплескивая вспенивающуюся жидкость, слышались то ругань, то визг. А к грузовику со всех сторон стремились новые бесстрашные любители острых ощущений. Толпа разрасталась как на дрожжах. Этот случай стал вторым из самых волнующих событий в округе, уступив первенство вооруженному налету на государственный банк.

— Вы сумеете вернуть обратно все эти кишки, док, или, по-вашему, лучше избавить бедолагу от мучений? — спросил Клод.

Я замялся, у меня не было уверенности, что можно затолкать такое количество перепачканных внутренностей в это маленькое, теплое и все еще дышащее тельце. И уж точно я не собирался заниматься этим на площади. Толпа, однако, не пожелала принять во внимание мое замешательство, у нее было свое мнение на происходящее…

— Не волнуйтесь, сэр, этот доктор вправит что угодно, уж он-то поставит на ноги вашего пса! — воскликнул суровый на вид мужчина с обветренным лицом.

— Это хряк, Ас, — сказал мужчина, стоящий ближе к грузовику.

Видимо, не все смогли услышать похрюкивание и разглядеть пятачок в тот исторический момент, когда поросенок до полусмерти напугал двух отважных зевак.

— Да какая разница! Говорю вам, он сможет вправить все, что хочешь! Посмотрите только, как он подлатал мою собаку. Пес выскочил мне навстречу, когда я возвращался из полета. Я уже подруливал к ангару, тут вдруг пропеллер зацепил беднягу как раз посередине между глазами и пастью, чуть нос ему не отхватил. Этот самый ветеринар вправил псу каждую ноздрю и пришил нос обратно на свое место так, что будьте любезны. Да что там, в тот же день собака была здоровее нас с вами.

Я вспомнил и собаку, и самого Аса. Ходили слухи, что в годы Второй мировой войны он был самым знаменитым пилотом Тихоокеанского флота. Меня восхищало его мастерство, с которым он опрыскивал посевы и совершал маневры над изгородями, фонарными столбами и деревьями. Частенько я останавливался на пыльном шоссе и наблюдал, как он выделывает свои трюки в каких-нибудь трех метрах от верхушек соевых побегов, направляя свою машину прямо на мой грузовик. Он подлетал так близко, что можно было разглядеть его лицо, склоненное над штурвалом, широкую улыбку и дьявольский блеск глаз. Он заставлял-таки меня в самый последний момент отскакивать в сторону, тут же практически вертикально взмывал вверх и хохотал, как мальчишка.

— Ну, здесь совсем другое дело, — важно сказал я, польщенный столь явным признанием моего искусства. — Но сначала давайте отвезем пациента в клинику.

Часть зрителей тут же бросилась к машинам, чтобы поскорее добраться до клиники и занять самые удобные для наблюдения места.

Я давно замечал, что многих людей буквально завораживает хирургия. Вероятно, это объясняется тем, что операции окружены некоторой таинственностью, проходят за закрытыми дверями, их выполняют люди в масках и специальной одежде. Миг, когда скальпель проникает в плоть, вызывает у каждого вполне понятное волнение. Поскольку на стерильную «сцену» хирургического «театра» обычно допускаются лишь избранные, немногие, за исключением пациентов, имеют возможность удовлетворить свое любопытство.

Подъехав к клинике, я прямо в грузовике связал поросенка и ввел ему успокоительное, а когда он погрузился в неглубокий сон, перенес его в помещение, снял листья и мусор с поверхности кишок, осторожно обмыл выпавшие внутренности теплой водой, потом физраствором и убедился, что повреждения незначительны. Затем приступил к выполнению основной задачи — попытался вправить внутренности через грыжевое кольцо, откуда они выпали. Однако петли кишечника отекли, и всякая попытка вернуть их в первоначальное положение оканчивалась неудачей. Несмотря на то, что изначально кишки находились внутри несчастного поросенка, его организм противился моим усилиям вернуть их обратно.

Мне пришлось попотеть, я корчил гримасы и вел непрерывные переговоры с наблюдателями, обсуждая с ними суть своих затруднений. В конце концов, мои старания были вознаграждены. Разумеется, больше всего помогли гримасы. Я наложил несколько швов на расширенное паховое кольцо и стянул его, затем, убедившись, что края сошлись как следует, надежно закрепил швы. Несколько швов пришлось наложить и на кожу. Теперь осталось только ввести антибиотик и операция будет закончена.

— Поросенок проспит несколько часов, а вам, Клод, — обратился я к владельцу животного, — придется устроить его где-нибудь в прохладном укромном местечке. Только не подпускайте к нему других поросят.

— Думаете, малыш выкарабкается?

— Не сомневайтесь! — отозвался Ас, прежде чем я успел открыть рот. — Сам док вам это гарантирует. Правда, док?

— Нет, сэр, — возразил я. — Это живая свинья, а не чугунная вафельница.

— А в чем разница? — спросил один из зрителей, которые к этому моменту чувствовали себя настоящими экспертами в свиной хирургии.

— Вы сходите-ка в человеческую больницу и попросите, чтобы доктор Пол или какой-нибудь другой врач прооперировал вас по поводу грыжи. Если он гарантирует, что вы выживете, тогда я гарантирую, что выживет эта свинья, если изначально она была совершенно здорова.

Мои слова вызвали целую дискуссию о правомерности сравнения «свинячьей» операции с человеческой, причем некоторые утверждали, что хирургия есть хирургия, тогда как другие полагали, что оперировать человека гораздо сложнее. Я заявил, что оперировать человека намного проще.

— Почему это? — поинтересовался кто-то.

— Вы когда-нибудь слышали, чтобы доктору медицины приходилось гоняться за пациентом, накидывать на него аркан, связывать, насильно давать наркоз, работать без операционной сестры да еще и при свете фар?

— Ваша правда, док, вы нас убедили, — раздался голос одного из моих клиентов, стоявшего в толпе.

— Это все равно что сравнивать яблоки с апельсинами, — подытожил я. — Представьте только, как доктор Пол гоняется за Бобом по шоссе, пытаясь накинуть ему на шею аркан, чтобы вправить грыжу.

Смех и споры еще продолжались, но народ начал расходиться. Вероятно, многие из них отправились в парикмахерскую — местный клуб интересных встреч, — чтобы там продолжить дискуссию, а главное, поведать о происшедшем тем, кто пропустил все эти столь яркие и знаменательные события.

Вечером того же дня мне позвонил Клод.

— Док, помните поросенка, которому сегодня вправляли кишки? Вы сказали, что он проспит довольно долго?

— Ой, нет, — подумал я, — поросенок издох, и теперь Клод потребует вернуть ему те жалкие гроши, которые заплатил мне за его «ремонт».

— Вы хотите сказать, что он все еще спит?

— Ну нет, не успел я доехать до дома, как он начал расхаживать по кузову. Сейчас малец у себя в загородке и уже сует нос в кормушку — хочет есть.

— Что ж, это хорошо, что он так быстро встал на ноги. На мой взгляд, все идет как надо.

— Так вот почему я звоню, — простодушно продолжал Клод, — по правде говоря, этот поросенок принадлежит моей жене, это она просила меня позвонить и спросить у вас кое-что.

— Что же?

— Она спрашивает, не повредит ли ему небольшой кусочек арбуза. Я-то знаю, вы велели кормить его понемножку, — все это он произнес извиняющимся тоном.

— Ну разумеется, не повредит, — ответил я, стараясь не рассмеяться. — Только не добавляйте соли и не позволяйте ему съедать корку. От этого у него может разболеться живот и швы разойдутся.

— Понял! Никакой соли и не давать корки. Спасибо, док.

Шесть месяцев спустя Клод заехал в клинику и оставил два пакета свиной ветчины. Качество ее было отменным, а вот запах… Ян сказала, что ветчина отдает ее любимыми арбузами.


Мы с Клодом стали настоящими друзьями. Он держал большое стадо коров, но никогда не знал точного количества голов, поскольку животные постоянно разбредались по лесам, покрывавшим его обширные угодья. Еще Клод владел участком первосортного строевого леса, и, постепенно вырубая его, расплачивался за землю. В нашем сосновом краю люди, разбирающиеся в древесине и умеющие оценивать лес на корню, могут зарабатывать большие деньги.

Бригады лесорубов постоянно околачивались то возле дома Клода, то около свинарника, изгородь которого была полуразрушена, а свиньи разгуливали, где хотели. После инцидента с поросенком мой друг зарекся от любых видов самодеятельной хирургии, теперь холостить и прививать поросят он приглашал меня.

За несколько дней до кастрации он начинал кормить молодняк в единственном добротном стойле сарая, постепенно приучая их к новой обстановке. В день «икс» я прибывал на ферму ранним утром, обычно меня там поджидали от тридцати до шестидесяти поросят. Получив на завтрак необычно скудную порцию еды, они начинали догадываться, что их ждет какой-то сюрприз, причем скорее всего неприятный. Стоило взглянуть поверх стенки загона на их настороженные мордочки и подергивающиеся пятачки, как становилось ясно — они не в восторге от меня и от того, что их ожидает. Самые смышленые уже принялись искать лазейку, намереваясь удрать, однако их попытки поддеть пятачком нижнюю доску или вскарабкаться по стенке успехом не увенчались.

Процедура всегда проходила одинаково, помощников у меня было трое — один хватал поросят, второй определял пол, третий обрабатывал репеллентом от мух, а я производил вакцинацию и кастрацию. Ловец хватал одного из поросят, второй громко оповещал нас о половой принадлежности добычи. Прививки полагались каждому животному, но если это была дама, ее возвращали ловцу, чтобы тот выпустил хрюшку в коридор сарая. Если же нам попадался самец, его переворачивали вверх ногами, брюхом ко мне, и я выполнял операцию, занимавшую около пяти секунд. После этого участок кожи вокруг разреза мазали репеллентом. Клод не признавал моих новомодных лекарственных спреев, предпочитая использовать дизельное топливо.

— Нельзя обрабатывать свиней дизельным топливом, Клод, — заявил я в один прекрасный день. — От него бывает раздражение на коже.

— А я буду! Всю жизнь им пользуюсь. И потом, неизвестно, что намешано в этом вашем спрее. Он пахнет недостаточно противно, чтобы отпугивать мух от шва.

После этого разговора Клод добровольно назначил себя борцом с мухами. Обычно он отправлялся в тракторный ангар, брал пустую канистру из-под масла и наливал в нее дизельное топливо. Затем находил крепкую палку подходящих размеров и обматывал ее конец старой тряпкой или дырявым носком. С этим импровизированным тампоном он брался за дело сам, не доверяя посторонним выполнения столь ответственной процедуры.

Если присутствовали соседи, а чаще всего так и бывало, то они, удобно устроившись на изгороди, обрушивали на тех, кто ловил, вакцинировал и кастрировал свиней, град критических замечаний, после чего принимались хвастаться собственным скотом, по их словам, значительно превосходившим своими достоинствами свиней Клода. Вдобавок они утверждали, что каждый из них способен дать фору и тому ветеринару, который возится в стойле, т. е. мне. Если в этот знаменательный день среди публики находился Боб Дженкинс, ему назначали няньку — специального человека, который должен был при первых же признаках приближающегося обморока обезопасить Боба от падения на вилы, транспортер для навоза или другие опасные инструменты, брошенные возле сарая.

Со стороны кастрация свиней могла показаться довольно веселым занятием, впрочем, чаще всего так оно и бывало, за исключением одной неприятной детали — оглушительного шума. Любая свинья, почувствовав прикосновение постороннего, считает себя обязанной испускать оглушительный визг. В окружении визжащих свиней разговаривать практически невозможно. Вы видите, как шевелятся губы вашего собеседника, и при желании можете даже читать по ним, хотя такой способ общения не слишком надежен. Обычно свиновод и без слов понимает, что собирается сказать напарник, особенно в тот момент, когда начинает визжать очередной поросенок. Другим источником звуков служит отряд свиней-мамаш, собирающихся у ворот сарая, чтобы оглушительным хрюканьем выразить свое негодование по поводу того, что вытворяют с их отпрысками.

Собаки, неизменно принимавшие участие в процедуре, тоже добавляли шума, припав носами к щелям в заборе, постоянно тявкали и грызлись, не оставляя безуспешных попыток проникнуть внутрь. На одну из них по имени Дьюк постоянно кричал Клод, правда, из-за нечеткой дикции у него выходило Ньюк, а не Дьюк.

— Домой, Ньюк! — то и дело вопил он мне в правое ухо, поскольку его роль борца с мухами требовала как раз такой позиции. Убежден, именно визг поросят и вопли Клода стали основной причиной, по которой я теперь глуховат на правое ухо. Миссис Клод не принимала участия в кампании. Она оставалась дома, готовила чай и периодически выносила его к коричному дереву, поблизости от которого и происходили основные события. Об окончании работы можно было судить по наступлению благословенной тишины. Мы наслаждались крепким ледяным чаем, хотя в ушах все еще стоял гул, а когда кто-нибудь начинал говорить, его голос доносился словно издалека.

Теперь немногие ветеринары занимаются такой работой. Фермеры сами холостят своих свиней или поручают это наемным работникам. Возможно, сегодняшние свиноводы умеют даже вправлять грыжи и сшивать паховое кольцо, хотя, приступая к этой процедуре, скорее всего, надевают беруши. И наверное, они не веселятся так, как мы в те давние дни у Клода.

Глава 17

Со временем звонки Клода в клинику, как и мои визиты на его ферму, заметно участились. Он звонил, чтобы узнать мое мнение о ситуации на животноводческом рынке или выяснить, не пора ли продавать телят. Иногда Клод советовался со мной по поводу теленка, который, по его мнению, неважно выглядел, но предоставлял мне возможность решить самому, стоит ли приезжать на осмотр. И при этом продолжал быть таким же сдержанным и великодушным. Собираясь уезжать после вызова, я неизменно находил на сиденье своего грузовика какой-нибудь гостинец, обычно это были фрукты, свежее мясо или домашняя колбаса.

— Вы не замерзли, док? — спросил он меня как-то морозным воскресным вечером.

В этот момент я, лежа на мерзлой земле в слабом свете пары тусклых ручных фонариков да фар моего грузовика, пытался вытащить теленка из утробы его мамаши. Естественно, намереваясь произвести на свет младенца, моя пациентка забралась в самый дальний угол пастбища, так что обнаружить ее удалось лишь благодаря настойчивости Клода и его умению ориентироваться на местности.

— Конечно, замерз, но нужно сделать все как полагается, — проворчал я, вцепившись в скользкие конечности теленка.

— Не представляю, как вы можете. Мне холодно даже смотреть на вас, — заметил он. — Такая работа не для меня.

На шее Клода я насчитал четыре воротника, а присмотревшись к его обычно худощавой, но внезапно располневшей фигуре, догадался, что он натянул несколько пар штанов. Белый комбинезон, надетый поверх всего, придавал Клоду сходство со снеговиком.

— Наверное, это из-за той крысиной отравы, которую вы принимаете для профилактики инсульта, — предположил я. — Вот почему вы постоянно чувствуете слабость и мерзнете.

Определить возраст Клода было непросто, на мой взгляд, ему уже перевалило за шестьдесят.

Выправив голову и передние ноги, я легко извлек крошечного теленка, а ощупав матку, обнаружил второго. Поскольку он тоже оказался маленьким, роды прошли без затруднений. Клод стоял ко мне спиной, энергично растирая первого теленка незаменимым в фермерском хозяйстве джутовым мешком, и даже не подозревал о рождении второго; он необычайно удивился, когда повернулся и увидел его. Незадолго до этого другая корова также наградила его двойней, но все же такой случай считался редкостью.

— Ну и дела! — воскликнул он. — Такого я никак не ожидал!

— К тому же обе телки! — сообщил я, закончив осмотр анатомических особенностей новорожденных.

— Не окажутся ли они стерильными? На днях в магазине кто-то утверждал, будто это установленный факт.

— Нет, так бывает, если в двойне рождаются бычок и телка, — возразил я, — тогда в семидесяти пяти процентах случаев телка оказывается стерильной, из-за того что ее репродуктивный тракт развивается с отклонениями.

Через минуту мы подвели новорожденных к матери. Та немедленно вскочила, забыв об усталости, а мы отошли в сторонку понаблюдать, как они будут знакомиться. Почуяв запах первого, а затем и второго теленка, корова оживилась, что-то проворчала себе под нос, затем тщательно обнюхала детенышей от макушки до кончиков копыт и принялась яростно вылизывать то одного, то другого своим жестким, словно рашпиль, языком. Энергичный массаж пошел телятам на пользу, они начали встряхивать головами, отфыркивая слизь из ноздрей. Сама природа подсказывала им, что нужно делать, и я догадывался, что Клод думает о том же.

— Откуда они знают? Ведь учебников для них не издают!

Каждый раз, когда мне случалось принимать роды у животных, я ловил себя на том, что испытываю благоговение. Конечно, изредка попадались ненормальные коровы, которые, родив теленка, немедленно сбегали от него; причиной тому являлись либо гормональные нарушения, либо неправильные действия человека.

На улице подморозило, а телята были такими маленькими, что мы решили положить их в кузов грузовика и перевезти в сарай, расположенный неподалеку. Я сел за руль и медленно покатил по холмистому пастбищу. Клод сидел в кузове вместе с телятами — одного он положил себе на колени, второго пристроил под бок — и время от времени негромко звал корову, чтобы она не отстала. Однако мамаша и так шагала почти вплотную за машиной, не сводя встревоженного взгляда с новорожденных.

Но вот мы добрались до сарая, и семейство наконец воссоединилось. Проследив взглядом за тем, как телята ковыляют к соломенной подстилке, подальше от ледяного северо-западного ветра, Клод неожиданно заявил:

— Док, я хочу подарить вам телочку.

Он произнес эти слова с самым серьезным видом, я решил, что он предлагает теленка в качестве оплаты за мои услуги.

— Гм, спасибо, только мне негде ее держать, — ведь мы живем в городе. Словом, полагаю, мне будет удобнее взять деньги. Телята отличные, но я почти не бываю дома, все время езжу по вызовам. У меня не будет времени ухаживать за ней.

— Вы не поняли, док, счет я собираюсь оплатить как обычно. Мне хочется подарить вам телку, чтобы со временем у вас появилось собственное стадо! Я буду держать ее у себя, кормить, ухаживать, водить на случку… К тому времени, когда вы выйдете на пенсию, у вас будет свое стадо. Вы никогда не отказываетесь помочь, даже в выходные и по ночам, и мне тоже хочется что-нибудь для вас сделать.

Я был поражен, но принял это предложение и выбрал себе старшую из родившихся телок, хотя позднее мы не могли отличить ее от младшей. Когда они выросли, моя стала чуть крупнее и в отличие от сестры имела маленькое белое пятнышко возле пупка. Теперь у меня появилась причина чаще навещать стадо, причем не только по профессиональным надобностям, но и просто ради общения. В последующие годы Клод подарил мне еще несколько новорожденных телочек, и я с радостью наблюдал, как они взрослеют и обзаводятся собственными детьми.

Однажды ранним субботним утром мне позвонил Клод. Мы поболтали о разных пустяках и под конец разговора он сообщил мне своим обычным спокойным голосом, что видел на пастбище несколько явно больных животных.

— Думаю, док, вам лучше поскорее туда приехать, — сказал Клод, по-прежнему не проявляя ни малейшего беспокойства.

— Что случилось?

— Прошлой ночью эти коровы забрались в амбар, где у меня хранятся кукурузные початки, и, похоже, наелись от пуза, четыре из них уже подохли, а еще несколько лежат и выглядят ужасно.

В южных штатах когда говорят, что кто-нибудь наелся «от пуза», имеют в виду весьма существенную съеденную порцию. Например, вам могут сообщить, что младший член семьи «от пуза наелся жареного мяса».

— Четыре коровы пали! И есть еще заболевшие! — завопил я. — Повесьте трубку и ждите, когда над дорогой покажется столб пыли! Я сейчас же выезжаю.

Меня всегда пугало известие даже об одном павшем животном, хотя хозяева порой не разделяли моего беспокойства.

По пути на ферму я перебирал в уме разные методики лечения ацидоза. Можно было ввести в желудок зонд и закачать слабительное или удалить содержимое рубца хирургическим путем. Но недавно я прочитал в статье, опубликованной каким-то автором из «теоретиков», еще об одном способе: следовало ввести в желудок очень широкий зонд, а затем с помощью садового шланга влить туда большое количество холодной воды. К сожалению, сталкиваться с ацидозом обычно приходилось в лесу, где под рукой у меня ни разу не было ничего, похожего на шланг. Вероятно, автору статьи не случалось лечить коров, забравшихся в амбар в глубине леса. В жизни ветеринару чаще приходится рассчитывать на собственную смекалку, чем на статьи или учебники, предлагающие готовые, но порой неприменимые на практике решения.

— Я обнаружил в лесу еще два трупа, — объявил Клод, когода я подкатил к проволочным воротам. — Теперь их шесть, и две из них — ваши телки.

От этого известия я совсем расстроился. Еще бы, ведь это были мои телки!

— Скорей садитесь в машину, посмотрим на тех, что еще живы, — скомандовал я.

Быстрее! Как бы не так! Клод не умел торопиться, он даже вернулся к своей машине и прихватил с приборной панели утреннюю газету. Заметив возле пруда одну из коров, я погнал грузовик к ней прямо через луг. Машину так трясло, что инструменты и лекарства разлетелись по всей кабине, а Клод вцепился в ручку пассажирской дверцы обеими руками.

— Помедленнее! — воскликнул он. — Мы же не на пожар!

Несчастная корова была при последнем издыхании. Она стояла неподвижно, словно статуя, вытянув шею и расставив ноги. Глаза у нее запали, а живот раздулся, как шар. Остановив машину, я выскочил из кабины и бросил аркан. Почувствовав на шее веревку, корова начала биться, а затем вдруг закатила глаза. Веревка затянулась не так сильно, чтобы вызвать удушье, к тому же я ослабил натяжение, как только она упала на землю, задрав вверх негнущиеся, одеревеневшие ноги.

Мои попытки реанимировать корову, прыгая на грудной клетке неподвижно лежащего животного обоими коленями, как и следовало ожидать, ни к чему не привели — вернуть ее к жизни не удалось. Я оглянулся на Клода — он по-прежнему сидел в грузовике, погрузившись в чтение юмористического раздела.

— Не разбейте колени, док, думаю, она уже миновала «жемчужные врата», — беззаботно заметил он и снова занялся комиксами.

Я неохотно отступился и, бросив на корову прощальный взгляд, снова сел за руль.

— Что случилось? — поинтересовался Клод.

— Сердце отказало, — ответил я, направляя автомобиль к следующей корове, стоявшей на соседнем лугу в точно такой же позе.

Я снова выскочил из грузовика, заарканил корову и привязал свободный конец веревки к бамперу машины. Почувствовав аркан, она отреагировала гораздо живее первой — и хоть шаталась как пьяная, но все-таки предприняла отчаянную попытку избавиться от веревки на шее. Мне удалось соорудить из аркана импровизированный недоуздок, чтобы усмирить пациентку и приступить к лечению.

Стараясь сохранять спокойствие, я ввел ей в глотку широкий желудочный зонд. Казалось, все идет отлично, как вдруг корова забилась в судорогах, предвещавших неизбежную потерю сознания и скорую смерть, а еще через несколько секунд закатила глаза и повалилась вверх ногами точно так же, как и ее предшественница.

Это совершенно выбило меня из колеи, я даже не пытался что-то сделать, а просто отошел в сторону и в растерянности смотрел на погибшее животное, чувствуя себя никчемным неумехой, недостойным звания ветеринара. Мне не было легче от того, что корова находилась в тяжелом состоянии до моего вмешательства.

Клод подошел ко мне и встал с противоположной стороны от покойницы, сосредоточенно разглядывая ее голову. Помолчав, он неожиданно отпустил глубокомысленное замечание, поразившее меня донельзя. За все годы, что я проработал коровьим врачом, мне не приходилось слышать подобного.

— Док, мы не добились никакого прогресса! Думаю, мы сэкономим время и деньги, если возьмем мое охотничье ружье и пристрелим остальных.

С этими словами мой приятель вернулся в грузовик и уткнулся в спортивную страничку. Мне показалось, что в его голосе прозвучала нотка сарказма, но, если он и был раздосадован моей неудачей, то ничем этого не выдал.

Он был прав! Я еще не поступил в ветеринарный колледж, когда доктор Бери, ветеринар из моего родного городка, у которого я тогда работал, внушал мне, как важно не усугублять ситуацию во время лечения животного.

— Занимаясь пациентом, не допускай ухудшения его состояния. И если ты ничего не можешь сделать, не вини себя за его гибель, — повторял он снова и снова.

В тот день мы больше не пытались лечить коров. Они справились со своими проблемами без нашей помощи, хотя еще две все же издохли.

После этой истории я понял, что некоторым пациентам не суждено выжить, несмотря на мои героические усилия и самые благочестивые молитвы. Иногда лучшим лечением является невмешательство, особенно в тех случаях, когда лечение требует применения силы, которое может лишь ухудшить состояние больного. Случай с коровами Клода в очередной раз доказал мне справедливость этого нехитрого вывода. В тот день я лишился двух животных из своего стада, но в последующие годы с лихвой восполнил эту утрату. Однако вскоре серьезная засуха вынудила нас распродать всех коров с этой фермы. Грустные и подавленные, мы с Клодом молча стояли возле ворот корраля, глядя, как за холмами исчезает последний трейлер с животными. Через некоторое время не стало и моего друга, а сам я больше никогда не испытывал желания завести собственное стадо.

Глава 18

— Алло, док, это вы там? — громко, хотя и не вполне отчетливо донеслось из трубки.

Звонила мисс Руби Маккорд, владелица магазина «Бакалея, гастрономия и прочие товары».

— Да, мэм, я вас прекрасно слышу. Говорите, — ответил я.

Мисс Руби всегда кричала по телефону. Жила она километрах в десяти к востоку от города и, как многие мои клиенты, не успевшие еще привыкнуть к телефону, считала его очередным новомодным изобретением. Тем не менее для некоторых небогатых соседей ее телефон оставался единственным средством связи с внешним миром, и мисс Руби частенько звонила по их просьбе. И все же эти люди не питали особого доверия к подобному способу общения, поскольку не видели собеседника, находившегося на другом конце провода.

— Доктор, это Руби Маккорд, — прокричала она в телефонную трубку. — Мне нужно, чтобы вы заехали, когда будете поблизости, и осмотрели одну из моих собак. Она ослабла на корму и с трудом встает.

Мисс Руби любила витиеватые выражения. Не знаю, можно ли считать ее манеру говорить следствием обучения в одной из женских школ в Миссисипи, или же она просто привыкла к старомодному английскому, принятому в южных штатах.

— Да, мэм, я все понял, — прокричал я как можно громче, чтобы она наверняка услышала меня сквозь треск на линии. — Завтра около полудня постараюсь заскочить к вам по дороге от мистера Кента.

Магазин мисс Руби, представлявший собой истинный оазис гастрономических деликатесов, располагался между двумя крошечными городками Лизманом и Кромвелем. Я любил заезжать туда во время обеденного перерыва. У мисс Руби всегда можно было купить свежий пирог, венские сосиски, сардины с опоссумом, нарисованным на крышке банки, крекеры, в холодильнике имелось холодное молоко, а в ящике со льдом — бутылки содовой. Но больше всего мне нравились огромные головки сыра, лежавшие на старом деревянном подносе. Чтобы получить порцию чеддера, требовалось только приподнять большой нож, похожий на мясницкий, и повернуть поднос, дабы отрезать столько, сколько требуется, после этого оставалось лишь надавить на рукоятку — нож сам доделывал остальное. Вплотную к сыру следовало положить листок белой оберточной бумаги, чтобы отрезанная порция шлепнулась прямо на него. Я считался в магазине мисс Руби привилегированным покупателем, мне единственному позволялось прикасаться к сырному ножу.

Помимо отличного выбора товаров у магазина имелись кое-какие дополнительные преимущества: по торговому залу и подсобным помещениям постоянно разгуливали шесть, а то и восемь кошек — количество зависело от урожайности года — и несколько дворняжек. Кошки ловили изредка забегавших в помещение мышей, очевидно, не отличавшихся сообразительностью, а также составляли компанию мисс Руби и развлекали посетителей. Я всегда отрезал чуть больше сыра, чтобы угостить кошек. Со временем это превратилось в настоящий ритуал.

Устроившись на бочонке для гвоздей возле плиты, я принимался бросать кошкам маленькие кусочки сыра; причем, стараясь разжечь в них охотничий азарт и подстегнуть дух конкуренции, намеренно прицеливался так, чтобы лакомство падало между или позади мешков с провизией и брикетов соли, сваленных у прилавка. Вся компания дружно бросалась за добычей. Схватившая добычу кошка, издавая низкое, грозное ворчание, удалялась за кучу лошадиной упряжи, чтобы в уединении насладиться трофеем. Остальные возвращались на исходную позицию и пристально следили за моими руками, то и дело сглатывая слюну, ни на секунду не сводя глаз с сыра. Я бросал следующий кусочек…

Еще одна приятная особенность магазина мисс Руби — завсегдатаи этого заведения. Обычно я заставал там целую компанию, в том числе Карни Сэма Дженкинса, великого философа, пророка, таксидермиста и самодеятельного ветеринара. К числу других постоянных посетителей относились Хузи и Большеголовый Тернеры, Каппи Лу Акинс и Джо Франк Форд, которого по неизвестной мне причине прозвали Королем. Все они проводили в магазине массу времени, единственно из-за своей неудержимой потребности изводить насмешками вновь входящих покупателей из местных — смеялись над их автомобилями, собаками, количеством сорняков на их хлопковых полях. Приезжих не задевали, разве что в ответ на какое-нибудь неуважительное замечание о неважном состоянии дорог или о том, как провинциально выглядят жители этого захолустья. Некоторые пытались ответить той же монетой, но и им приходилось отступать перед коллективным натиском. Они выскакивали за дверь, бросались в машину и уезжали, вот только хохот завсегдатаев магазина еще долго отдавался эхом у них в ушах. Никому не приходило в голову, что компания просто развлекается и будет рада, если объект недавних шуток к ним присоединится. Со временем у меня сложились отличные отношения с шутниками, но если они не встречали меня какой-нибудь насмешкой, мне казалось — это дурной знак.

Как и обещал мисс Руби, на следующий день чуть раньше часа пополудни я подъехал к магазину и обнаружил на стоянке необычно много машин. Уж не случилось ли чего, мелькнула мысль. Что-то в облике магазина изменилось, а я никак не мог сообразить, в чем дело, до тех пор пока не взглянул на крышу. Там буквально упиралась в небо новенькая телевизионная антенна. Сучья ближайших деревьев были спилены, а между деревьями и углами крыши виднелись провода.

— Боже правый! Мисс Руби сошла с ума. Она установила в магазине телевизор! — вырвалось у меня. — Теперь начнется новая жизнь.

Поднявшись на крыльцо и войдя внутрь, я поразился небывалой тишине — слышалось лишь невнятное бормотание телевизора. Который вдобавок был цветным! Присутствующие прилипли к экрану и, словно загипнотизированные, следили за тем, как вдохновенно обнимаются и целуются актеры дурацкой мыльной оперы. Удивительно, как это мисс Руби допустила, чтобы в ее магазине творилось подобное бесстыдство.

— Всем привет, чем вы тут занимаетесь? — воскликнул я.

— Здравствуйте, док, — отозвался Джо Франк.

Он мельком взглянул на меня и снова уткнулся в экран. Остальные пятеро были настолько увлечены, что даже не поздоровались. Изображение оставляло желать лучшего, впрочем, как и цвет, — все было слишком синим.

— Мисс Руби купила новый…

— Тс-с! — укоризненно прошипел Карни Сэм.

Рукой он показал мне свободное место на скамье, но глаз от экрана так и не оторвал. Никто не проронил ни слова. Я отметил, что кошки лежат, растянувшись на мешках с продуктами, и крепко спят, — видимо, новые звуки их не беспокоили.

— Ничего себе, — подумал я. — Значит, все эти крутые, независимые и бесстрашные ковбои смотрят телевизор. Должно быть, настал конец света!

Наконец в действии наступил перерыв, и рыдающих сестер сменила реклама дезодорантов.

— Что вы здесь делаете, док? Все за собаками гоняетесь? — поинтересовался один из зрителей.

— Да, в городе мне сказали, что в том фургоне, на котором ездит наш док, есть специальные крючки, чтобы подвешивать собак, — с ухмылкой объявил второй.

— Да нет, он делает обход, чтобы рассеять по округе вирус свиной чумы, — предположил Карни Сэм.

Вот это было мне по душе. Я вздохнул с облегчением, убедившись, что реклама вернула им рассудок. Присутствующие принялись вспоминать собак, исчезнувших при таинственных обстоятельствах и строить предположения, не приложили ли к этому руку мистер или миссис Док.

— Доктор, можете подождать несколько минут, пока не закончится программа? Это моя любимая передача, — попросила мисс Руби, стоявшая на своем посту за прилавком. Я не мог взять в толк, что она видит, если экран от нее заслоняют пять фермерских голов. — Потом мы пойдем в дом и посмотрим Рекса.

— Что там такое с Рексом, Руби? — поинтересовался Карни Сэм.

— Пес все время лежит, а когда встает, то волочит задние ноги.

— Да у него не в порядке почки, — доморощенный ветеринар оседлал своего любимого конька. — При такой почечной болезни почки опускаются и начинается лихорадка. Причина в том, что ваш пес все время прыгал через забор и лаял.

Теперь остановить Карни могло только окончание рекламы. Он любил порассуждать о болезнях животных, причем, заметив меня в аудитории, неизменно заканчивал свои пространные рассуждения словами:

— Разве я не прав, док?

— Может, и так, — согласилась потрясенная мисс Руби. — Рекс действительно ловко вскакивал на забор.

— Тише! — предостерегающе прошипел один из зрителей.

На экране начиналась новая серия очередной душещипательной истории. Я удалился к грузовику и в недоумении принялся чистить отделение для лекарств.

— Как вам мой новый телевизор, док? — спросила, вышедшая следом мисс Руби.

— Просто замечательный, уверен, что теперь компания вам обеспечена.

— Да, в наших краях почти нет цветных. С тех пор как его привезли на прошлой неделе, у меня всегда полно покупателей.

Старый веймаранер Рекс, из-за которого мисс Руби меня пригласила, выполнял обязанности сторожевой собаки при магазине. Мы обнаружили пса лежащим под кустом роз возле парадного входа в дом. Было очевидно, что его сторожевая деятельность подошла к концу. Не оказывая сопротивления, он позволил мне перенести его на лужайку и осмотреть. От передних зубов остались только пеньки, да и моляры почти сгнили. По запаху из пасти я понял, что речь идет о почечной недостаточности.

— Сколько ему, мисс Руби?

— Думаю, около двадцати, — помолчав, ответила она. — Карни говорит, у него отказали почки. Это действительно так?

— Не совсем, но почечная недостаточность у него действительно есть. А еще у него проблемы с зубами, — заметил я, оттягивая собаке губы, чтобы мисс Руби могла посмотреть. — Он просто состарился, и его организм износился. Я могу назначить инъекции витаминов и гормонов, а также оставлю таблетки, но боюсь, на этот раз ему не выкарабкаться. Вы давали Рексу что-нибудь?

— Да, те чудесные таблетки, что показывали по телевизору, а еще бафферин (средство от головной боли), шипучий аспирин и дристан (капли от насморка). А прошлой ночью он получил изрядную дозу хадаколы, — ответила она, явно гордясь своими действиями.

— Да будет вам известно, что собакам все эти лекарства не подходят! И колу им нельзя давать!

— А по телевизору сказали, что их лекарства от всех болезней помогают, вот я и решила дать их Рексу.

— По-вашему, они ему помогли?

— Нет, но ведь это было раньше, чем я узнала про почки. А вы-то поможете ему, док?

— Боюсь, что нет, — грустно ответил я. — Думаю, нам придется его усыпить.

— Но ему станет лучше, когда он проснется?

— Ох, простите. Говоря об усыплении, я имел в виду, что из сострадания его лучше умертвить. Едва ли он поправится.

— Почему вы не хотите сделать ему укол и оставить мне своих пилюль. Пожалуй, я еще не готова с ним расстаться. Как знать, может, в один прекрасный день по телевизору расскажут о новом чудодейственном лекарстве.

Я сделал Рексу укол и оставил таблетки, но они помогли ему ничуть не лучше хадаколы. Через несколько дней я снова заглянул в магазин и услышал печальную новость. Накануне вечером Рекса нашли мертвым под розовым кустом. Я помог похоронить его на заднем дворе.

На обратном пути меня не оставляли невеселые мысли о бедняге Рексе. Уверен, никакое лекарство не могло приблизить или отдалить кончину несчастного пса, но я все же улыбнулся, вспомнив о Карни Сэме Дженкинсе и о его умении разбираться в собачьих болезнях.

Глава 19

— Интересно, как бы ты обходился без наемных работников? — спросила однажды вечером Ян, выслушав подробный отчет о том, как прошел мой рабочий день.

Я рассказывал о скотниках, которые помогают мне во время работы — загоняют скот, отделяют коров от телят, держат головы животных во время моих манипуляций.

— Ума не приложу, — ответил я первый раз в жизни пожалев, что никогда не благодарил этих людей, когда заканчивал работу на чьей-либо ферме.

Скотники — это те, кто непосредственно ухаживает за скотом и выполняет скучные повседневные обязанности. Они задают корм свиньям и мясным коровам, по два-три раза на дню доят молочных коров и чистят конюшни. Порой они замечают детали, ускользающие от хозяйского глаза, и знают, что «сегодня утром корова № 74 дала меньше молока» или «вчера весь день пара овец отставала от стада». Такие наблюдения очень важны, ведь по сути дела это первые сигналы о проблемах со здоровьем животного.

Большинство скотников, с которыми мне приходилось встречаться, были личностями яркими и колоритными с не менее характерными прозвищами: Лось, Мул, Бенни Ветреный, Малыш, Пузырь, Кот, Проныра, Янки — вот неполный список тех, с кем мне доводилось работать. По сравнению со своими хозяевами они обладали большей жизнерадостностью и беззаботностью. Может быть, это объяснялось тем, что им, в отличие от самих фермеров, не приходилось нервничать из-за предстоящих выплат за землю, за ферму и другое имущество. Когда мозги не забиты мыслями о финансовом положении, ежеквартальных отчетах и налогах, вполне можно рассказать ветеринару новый анекдот или пошутить с водителем молоковоза.

Больше других мне нравились двое: старшего из них звали Пул Ду, а его более молодого напарника — Джей Би. Оба работали у Джо Франка. Довольно долго я считал, что Пул Ду получил свое прозвище из-за сходства с маленькой, похожей на утку птицей с куриным клювом, которую тоже называют пулду. В один прекрасный день я спросил, почему его так зовут.

— Ну, как-то мы с Джей Би грузили в кузов дрова, — ответил он. — Я стоял с одной стороны, а Джей Би с другой. Вдруг Джей Би швырнул здоровую дубину да с такой силой, что она перелетела на мою сторону и стукнула меня по голове. От удара я вырубился и потерял сознание.

Он помолчал несколько секунд, затем стащил свою засаленную фетровую шляпу, наклонился ко мне и ткнул пальцем в старый шрам, тянувшийся по середине черепа.

— Да уж, могу себе представить. Шрам остался приличный, — кивнул я. — Но при чем тут это прозвище?

— Ну, Джей Би говорил, когда эта палка треснула меня по голове, по звуку было похоже, будто она шлепнулась на бетон. Джей Би сказал, что это было похоже на «пууул-дуууу».

Едва он издал свое пронзительное «пууул-дуууу», как я сразу представил себе этот звук, разносящийся гулким эхом (именно такой звук получится, если в закрытом помещении уронить на бетонный пол ствол акации). На мой взгляд, прозвище было очень удачным и вполне подходило своему хозяину.

Джей Би и Пул Ду помогали мне проводить вакцинацию, дегельминтизацию и удалять рога скоту, только что прибывшему на обширные пастбища Джо Франка. Сам Джо Франк при этом обычно не присутствовал, он был заядлым игроком в гольф, имел отличного бигля, с которым частенько ездил на собачьи выставки или просто отправлялся куда-нибудь отдохнуть. Впрочем, в его отсутствие дела на ферме шли вполне гладко, поскольку оба его работника разбирались в повседневных фермерских делах лучше самого хозяина.

Джей Би и Пул Ду не имели себе равных в том, что касалось правильного ухода за скотом или умении зафиксировать корову для лечения. Мускулистый Джей Би ловко управлялся со станком, тогда как более застенчивый Пул Ду предпочитал держаться на заднем плане, следя за порядком в загоне полном скота. Это были суровые и надежные парни — из тех, с кем без колебаний можно пойти в разведку.

Однако, несмотря на крутой характер, у каждого из них была своя ахиллесова пята. Например, Пул Ду не выносил, когда мне приходилось лечить воспаления глаз у овец.

— Взгляните сюда, Пул Ду! — предлагал я, приготовившись обработать лекарством участок вокруг инфицированного глаза.

— Ой, нет, док, — умоляюще восклицал он и отворачивался, скорчив гримасу и крепко зажмурившись. — Как вы только можете это делать? Я не способен на такое, пусть даже сам шериф приставит к моей голове винтовку.

В некоторых ситуациях желудок Джея Би тоже давал слабину. Обычно он без проблем ассистировал мне во время дегельминтизации и кастрации, но наблюдать за моими действиями при отеле, было выше его сил. Однако самые большие неприятности начинались, когда нам приходилось обрабатывать запущенные гнойные раны у какой-нибудь незадачливой лошади. Стоило Джею Би встать с подветренной стороны, как исходивший от раны тошнотворный запах вызывал мощные спазмы его пищеварительной системы.

Его реакция была неизменной: сначала Джей Би стоял у головы лошади, чтобы держать ее, пока я работаю, но затем внезапно выпускал уздечку из рук и отступал на пару шагов.

— Док, мне нужно на минутку отлучиться к сараю, — невнятно бормотал он.

Обернувшись, я видел насупленные брови, полузакрытые глаза и выступившую, словно у бешеной собаки, слюну на губах. Джей Би добредал до сарая и застывал, выставив вперед левую руку и опершись ею о стену. Через минуту или около того он медленно съезжал на землю и сидел так до тех пор, пока я не отходил от лошади. Изредка он поднимал голову и поглядывал на меня, но от него уже было мало проку.

Несмотря на дружбу, Пул Ду не проявлял снисхождения к приятелю во время приступов тошноты. Поглядывая в сторону сарая, возле которого маялся Джей Би, Пул Ду только посмеивался и отпускал шуточки.

— Тебе повезло, что док здесь, — со смехом сообщал он. — Попроси, чтобы он дал тебе чуток того лекарства для мулов, что лежит у него в сумке!

После этих слов Пул Ду обычно начинал хохотать, хлопая себя по ляжкам. Я пытался сохранить серьезное выражение лица, но меня хватало ненадолго.

Однажды зубоскальство Пул Ду привело Джея Би в такую ярость, что он схватил гладкий, плоский речной камень и запустил им в приятеля, угодив точнехонько по затылку. Тут уж мне не пришлось скучать — оба моих помощника валялись на земле, изредка со стонами переползая с места на место.

Рана на голове Пул Ду обильно кровоточила, и я со всех ног бросился к своему грузовику за марлей и тампонами. Мимоходом взглянув на Джея Би, сидевшего возле сарая, я увидел, что его выворачивает наизнанку.

Пока Пул Ду осыпал своего обидчика самыми разнообразными прозвищами, я перевязал ему рану и обмотал голову бинтом для лошадей, после чего он приобрел сходство с раненым солдатом.

Тем временем Джей Би стянул с себя рубашку, сунул ее в лошадиную поилку, а когда она промокла тщательно вытер себе лицо и грудь. Покончив с этой процедурой, он повязал рубашку вокруг головы, как тюрбан, и стал похож на настоящее чучело.

Тут на площадку рядом с сараем на полной скорости вкатился седан Джо Франка. По тому, как хлопнула дверца его автомобиля, можно было догадаться, что хозяин чем-то раздражен. А при виде его наивно-голубого костюмчика для гольфа, белых туфель и козырька от солнца нам стало понятно, что вывело его из себя, — видимо, Джо играл в гольф и продул несколько партий.

Сделав несколько шагов в сторону сарая, он заметил Джея Би. В этот исторический момент парень стоял на коленях возле лошадиной поилки, по локоть сунув руки в воду. На голове у него красовался тюрбан. Потом на глаза Джо попался Пул Ду, прислонивший к изгороди корраля голову, обвязанную лошадиным бинтом.

— Что здесь происходит? — выпалил Джо, нервно подергивая плечом (такая у него была привычка, проявлявшаяся тем заметнее, чем сильнее он выходил из себя), — что с тобой случилось, Пул Ду?

— Это все из-за Джея Би, он треснул меня по голове вот таким здоровенным камнем, — ответил тот, указывая на груду камней.

— Ничего такого я не делал! — внезапно возвращаясь к жизни, завопил Джей Би. — Это был всего-навсего кусочек старого гравия. Нечего потешаться надо мной из-за того, что мне стало плохо. Он все время издевается надо мной, а все потому, что у меня слабый желудок.

Джо Франк окончательно разъярился. Теперь он не только подергивал плечами, но и быстро сплевывал — это было вторым, более грозным, признаком приближающейся грозы.

— Вы уволены! — заорал он. — Убирайтесь! Надоело, я по горло сыт вашими дрязгами! И Джо тяжелой поступью вернулся к своему автомобилю, сел за руль и рванул с места так, что из-под колес взметнулся фонтан гравия вперемешку с травой.

Приятели неуверенно поднялись на ноги и, пока я заканчивал обрабатывать рану у лошади, принялись от скуки открывать и закрывать ворота, словно ничего не произошло. Когда я снял с лошади уздечку, Джей Би рассеянно отвел ее в загон и проверил, есть ли там вода и сено.

— Ну, и чем вы теперь намерены заняться? — поинтересовался я. — Ведь вы оба только что лишились работы!

— Сначала отремонтируем забор там, на задах, — ответил Пул Ду, — а потом приведем в порядок погрузчик для силоса.

— Но ведь он вас уволил! — поразился я.

— Бросьте, док, Джо увольняет нас каждую неделю, — признался Джей Би. — Он же говорил не всерьез. Я всю жизнь живу у него на ферме и работал еще на его отца. А Пул Ду появился здесь даже раньше меня. Может, мы и простые батраки, но считаем эту ферму нашим родным домом!

— Да если бы он действительно уволил нас, мы бы все равно никуда не ушли, — добавил Пул Ду. — Понятия не имею, куда бы я пошел. Кроме того, без нас мистеру Джо Франку просто не справиться! Ведь он даже не представляет где что лежит! Нет, если мы уйдем, ему придется бежать за нами вдогонку, чтобы еще до темноты вернуть обратно!

Фермеры не часто доверяют своим работникам — таким, как Пул Ду и Джей Би — в той мере, в которой они этого заслуживают, изо дня в день выполняя основную работу в хозяйстве. Я же никогда не стеснялся признать, что их помощь значительно облегчала мой труд за исключением тех случаев, разумеется, когда им хотелось повалять дурака.

Глава 20

Новые клиенты клиники порой не могли скрыть удивления, разглядывая мои дипломы и другие официальные удостоверения, украшающие стены приемной, смотровой и хирургического кабинета.

— Почему же, проучившись столько лет, вы не стали настоящим врачом? — вопрошали они.

Сначала меня это обижало, но со временем я научился отшучиваться и порой отвечал, что лечу животных, так как терпеть не могу людей. Было понятно, те, кто спрашивали, вряд ли когда-нибудь раньше прибегали к помощи ветеринара и понятия не имели о том, сколько нужно учиться, чтобы стать доктором ветеринарной медицины.

Безусловно, помогая животным, ветеринар действует во благо людей, а иногда сельскому ветврачу приходится в буквальном смысле брать на себя ответственность за человеческую жизнь. Лично я не сомневаюсь, что тогда, в шестидесятые годы, спас жизнь одному знакомому охотнику, Биллу Джеку Смиту. Вся жизнь Билла подчинялась двум страстям: его собственной страсти к охоте и страсти его жены Лорен давать мужу указания. Он был истинным фанатиком охоты и при каждом удобном случае вместе со своей сворой гончих отправлялся травить енотов, в том числе и для того, чтобы держаться подальше от жены с ее постоянным брюзжанием и нескончаемым потоком директив. Билл был коротышкой, тогда как Лорен была заметно выше мужа, значительно больше весила и имела несгибаемый, как гвоздь, характер. Она частенько поколачивала супруга, и бедняга Билл то и дело появлялся на соседней лесопилке с физиономией, разукрашенной ссадинами, синяками и царапинами. Что говорить, такая семейная жизнь не выглядела слишком привлекательной.

Однажды в воскресенье, поддавшись минутному порыву и втайне от Лорен, Билл сел за руль своего пикапа и отправился в Меридиан, где за целую тысячу долларов приобрел, как он полагал, чистокровную охотничью собаку. Продавец заверил Билла, что эта молодая гончая родилась в результате тщательно спланированной вязки двух достойнейших родителей, обладавших непревзойденными охотничьими качествами. Однако местная охотничья элита с сомнением отнеслась к ее способностям и подозревала, что Билл просто-напросто свалял дурака. В те дни такая сумма за подросшего щенка считалась огромной, хотя я и знавал любителей, плативших за породистую собаку еще дороже. Тем не менее Билл гордился своим приобретением, которое назвал Смерть Енотам, сокращенно Сменой.

С точки зрения любителей охотничьих собак, Смена выросла настоящей красоткой. К году она превратилась в длинное, тощее существо, передние ноги которого были немного короче задних, что, по мнению Билла, обеспечивало ей преимущество в скорости во время погони за зверем. Процентов шестьдесят ее туловища покрывала блестящая белая шерсть с мелкими темными пятнами, остальные сорок процентов были темно-серыми. Отличное состояние шерсти свидетельствовало, что Смену хорошо кормят и что у нее нет ни блох, ни глистов. При виде любого человечка ее торчащий кверху хвост начинал буквально летать из стороны в сторону, а морда расплывалась в широкой собачьей улыбке. Единственным дефектом, который мне удалось заметить, было опущенное нижнее веко, придававшее морде собаки скорбное выражение. Однако Билл заверил меня, что именно так и должна выглядеть настоящая гончая.

Знай Лорен о прибытии Смены заранее, она несомненно наложила бы вето на проект, а потом выбила бы из Билла саму мысль о такой неразумной и дорогой затее. Однако, возвращаясь домой с собакой, муж проявил дальновидность и купил для супруги ее излюбленные лакомства: полкилограмма арахиса в шоколадной глазури и ящик пива «Фальстаф». Удивительно, но растроганная подношением Лорен не только позволила мужу оставить Смену, но и почти весь вечер вела себя как ласковая, кроткая жена.

А дальше все пошло наперекосяк. Собака буквально тут же сбежала из вольера и с помощью зубов проложила себе путь в курятник Лорен, где придушила пять ее любимых кур. Благодаря шуму установленного на окне подержанного кондиционера Билл с Лорен пребывали в благодушном неведении о творящемся злодеянии. Факт мародерства обнаружился лишь в полночь, когда Билл вышел из дома и у задней двери столкнулся со Сменой, чьи нос и голову украшали перья, а от шерсти за версту разило курятником. Что было хуже всего, она даже не пыталась отрицать своей причастности к убийству. Однако Биллу снова повезло — он избежал кровопролития, поскольку Лорен, употребившая половину привезенного пива и почти все орехи в шоколаде, впала в состояние близкое к нирване, счастливым образом снизившее ее кровожадность. Вместо того чтобы пустить в ход кулаки, она приказала своему благоверному ощипать и выпотрошить кур, а впоследствии делала из них куриный салат, которым Билл лакомился целый месяц по два раза на день.

На третью ночь Смена сбежала снова. В этот раз она отсутствовала целые сутки, а вернувшись с трудом доковыляла до дома. Возвратившись с фермы, Билл обнаружил, что его будущая звезда валяется без движения — она не могла даже ползти. Брюхо у нее раздулось, из пасти разило гнилым мясом. Через несколько минут Билл с собакой на руках уже стучался в дверь моей клиники — он в полном безумии, она при последнем издыхании. Не трудно было догадаться, что его волнует не столько судьба собаки, сколько своя собственная. Еще бы, он, как никто другой, понимал: не дай Бог издохнет эта собака стоимостью в тысячу долларов, тогда за его собственную жизнь никто не даст и цента.

— Док, прошу вас, не дайте ей умереть! — взмолился он, заламывая руки и нервно меряя шагами смотровой кабинет. — Лорен убьет меня, док!

Смена страдала от плохо изученного таинственного недуга, именуемого «параличом охотничьей собаки», или псевдоботулизмом. Судя по всему, поедание испорченного мяса провоцирует развитие болезни, поскольку чаще всего она наблюдается у собак, которым позволяют самостоятельно разгуливать по окрестностям и пожирать найденные в лесу разлагающиеся останки животных. Токсины попадают в кровь, и собаку охватывает паралич, почти не поддающийся лечению. Обычно в таких случаях назначают специальную диету, насильственное кормление и внутривенные вливания. В округе Чоктау эта болезнь довольно часто поражала охотничьих собак, особенно в начале сезона.

Хорошо хоть Биллу удалось убедить Лорен, будто какой-то ненавистник намеренно выпустил собаку из загородки и скормил ей смертельной отравы. Вместо того чтобы изводить супруга, она, желая обнаружить злоумышленника, отправилась терроризировать соседей.

На мой взгляд, у Смены не было шансов выжить, но я все же постарался сделать все, что было в моих силах, — не столько ради нее, сколько для благополучия ее хозяина. Я оставил собаку в клинике и перепробовал кучу медикаментов — антибиотиков, витаминов, кальция и множество других. Не реже двух раз в день собаке вводили зонд через пищевод и закачивали в желудок овсяный отвар. Я бдительно следил, чтобы ей стелили мягкую подстилку и периодически переворачивали, обеспечивая максимальный комфорт. По меньшей мере дважды в день Билл, Лорен или кто-нибудь из их детей звонил, чтобы узнать о состоянии больной, или члены семьи наносили ей визит. Прошло две недели, а состояние Смены не менялось. Что само по себе уже было достаточно веским основанием, чтобы не опускать рук и продолжать процедуры. Я обольщался меньше остальных и был почти готов сдаться, видя, как день ото дня растет стоимость лечения. Но на семнадцатый день пребывания в клинике, когда я рано утром подошел к клетке, чтобы накормить собаку завтраком, она помахала мне хвостом. С этого момента состояние пациентки стало неуклонно улучшаться, и вот на тридцать первый день Лорен с детьми приехала забрать ее. Это был счастливый момент. Лорен пребывала в приподнятом настроении, улыбалась, громогласно благодарила всех, кто принимал участие в спасении Смены. Против обыкновения, она держалась вполне дружелюбно.

— Чему вы так радуетесь? — спросил я. — Мне казалось, вы терпеть не можете эту собаку.

— Ох, я тряслась не столько за нее, сколько за Билла, док, — призналась она. — Ведь подохни собака, я убила бы его! Разве вы не понимаете? Вы спасли не только эту никчемную собаку, но и ее никудышного хозяина. Может, он и не идеальный мужчина, но он мой муж.

С этими словами Лорен заключила меня в свои медвежьи объятия, и я мгновенно ощутил полную беспомощность. До этого я никогда всерьез не беспокоился за безопасность Билла, но, побывав в объятиях его супруги, взглянул на ситуацию иначе: нет никаких сомнений — эта женщина действительно способна причинить серьезные телесные повреждения.

Местные знатоки оказались правы насчет охотничьих талантов Смены. Как признался мне сам Билл, на первой же охоте — это случилось через несколько месяцев после ее выписки из клиники — она ходила рядом с ним, как приклеенная. Услышав, как лают остальные собаки, загнавшие енота на дерево, она вытаращилась на своего хозяина, словно хотела спросить:

— Что там делают эти глупые животные?

Возможно, ее охотничьи способности пострадали из-за тяжелой болезни или сказался тот факт, что Лорен с детьми превратили Смерть Енотам в комнатную собачку и возят ее с собой в машине, нарядив в теплую кофточку. На мой взгляд, любая так называемая гончая, отказывающаяся ездить в кузове пикапа, не обладает надлежащими охотничьими генами.

Тем не менее я был рад, что не сдался, и часто спрашивал себя, как развивались бы отношения между Лорен и ее мужем, если бы мне не удалось спасти эту собаку. К счастью, мне не пришлось этого узнать, иначе до самой смерти меня мучили бы угрызения совести.

Глава 21

Я всегда обращал внимание на этот старый сарай, когда проезжал мимо по дороге, а иногда видел возле него или под навесом от дождя несколько коров, по виду шортгорнов. Если бы какому-нибудь прохожему вдруг вздумалось вечерком заглянуть в щели между досками, он увидел бы в сарае людей, занятых ручной дойкой. Очевидно, на ферме было недостаточно коров, чтобы хозяевам захотелось перейти на машинное доение. К тому же кроме покупки аппарата пришлось бы проводить на ферму электричество. В те времена для многих местных жителей электричество еще являлось непозволительно роскошным нововведением. В результате фонарные столбы стояли лишь вдоль шоссе.

До сих пор меня ни разу не вызывали на эту ферму. Правда я брал пробы крови на бруцеллез у тамошних коров, но выполнение государственной программы едва ли может считаться вызовом.

Покосившийся сарай стоял возле вымощенной гравием проселочной дороги, крыша буквально нависала над кюветом, и все сооружение опасно кренилось в сторону проезжей части.

Возле двери, едва державшейся на петлях, постоянно стоял молочный бидон. В часы дойки на крышке бидона лежал фильтр с куском холстины или чистый мешок из-под удобрений — через него процеживали молоко, когда выливали его в бидон из ведер. По сравнению с надоенным вручную непастеризованным молоком, которое мне доводилось пить в те далекие годы, нынешнее кажется практически стерильным.

В то утро в клинику позвонила пожилая владелица сарая и коров миссис Тернер.

— Мистер МакКормак, — произнесла она самым серьезным тоном, — одна из наших коров ведет себя необычно, боюсь, что у нее бешенство. Думаю, ее укусила бешеная собака.

— В чем это проявляется, миссис Тернер? — поинтересовался я.

— О, она очень неспокойна. Постоянно вылизывает стену сарая, к тому же у нее запало брюхо и как-то странно пахнет изо рта. Это продолжается почти все утро. Может, у нее водобоязнь?

Я, в свою очередь, подумал, что у всех коров попахивает изо рта довольно странно.

— Что ж, не исключено. Время от времени нам приходится наблюдать случаи бешенства. Да и взбесившиеся еноты попадаются довольно часто. Скажите, когда она телилась в последний раз? Нередко коровьи проблемы напрямую связаны с отелом и началом лактации.

— Около месяца назад и, пока это не началось, давала по два ведра молока в день. Сегодня, поглядев на ее вымя, не скажешь, что из него можно выдоить хотя бы чашку. Я хочу, чтобы вы приехали и посмотрели на нее. Нас сегодня не будет, но корову вы найдете под навесом или где-нибудь поблизости от сарая. Позже я позвоню вам, и вы скажете, что, по-вашему, могло с ней приключиться. Если ее укусила бешеная собака, я к ней больше и близко не подойду.

Мне всегда нравилось иметь дело с ацетонемией у коров, которую также называют кетозом, потому что это заболевание легко излечивается внутривенным введением глюкозы. У меня почти не было сомнений: животное страдает именно этой, на первый взгляд, загадочной болезнью.

Подкатив к воротам, я заметил старую черную корову. Она стояла под навесом и методично вылизывала стену сарая, очевидно, считая дубовые доски лучшим лакомством на свете.

Подойдя ближе к корове, я начал различать характерный запах кетозного дыхания. Мой заочный диагноз оказался верным: это была нервная форма ацетонемии.

Я отлично помню день, когда профессор физиологии читал нам лекцию о коровьей ацетонемии. Он с увлечением погрузился в скучнейшее объяснение сложных метаболических процессов, составляющих так называемый цикл Креба, который студенты-ветеринары, по его мнению, обязаны запомнить навсегда, хотя ему самому, как я подозреваю, никогда не приходилось лечить животных от этого заболевания.

В двух словах, корове, страдающей кетозом, не хватает энергии, она вынуждена перерабатывать в глюкозу собственный жир. Побочным эффектом этого является накопление в организме высокотоксичных кетоновых тел, из-за чего некоторые коровы ведут себя весьма странно, а иногда даже проявляют агрессию, — вот почему хозяева нередко подозревают у них бешенство.

Пациентка не обращала на меня внимания, пока я не набросил на нее аркан. Едва веревка коснулась шеи, корова будто очумела: она ринулась внутрь сарая, врезалась там в стену, и, неистово мыча, принялась скакать на негнущихся ногах и лягаться, словно злобный дикий бык, попавший на родео. К счастью других коров в сарае не оказалось.

Я не был готов к столь яростному сопротивлению. Корова металась по сараю, оставляя в мягком земляном полу длинные глубокие борозды. Я огляделся по сторонам, подыскивая себе укромное местечко, но спрятаться было негде. Один конец аркана был у меня в руках, на втором бесновалось обезумевшее от страха животное, и я понимал, что должен как можно скорее найти какой-нибудь крепкий, надежно укрепленный столб и привязать к нему веревку. Оглядев место действия еще раз, я остановил свой выбор на одной из стоек, которая, как мне показалось, прогнила еще только наполовину, и быстро захлестнул вокруг нее свой конец аркана.

Однако уже через несколько секунд я осознал, как непростительно ошибся, увидев, что неистовствующая корова не собирается сдаваться. Она оглушительно мычала, язык вывалился у нее изо рта, а голова склонилась набок. Прислушиваясь к громкому, хриплому дыханию, я понял — если она не прекратит сражаться со столбом, то непременно задохнется. Неожиданно столб надломился посередине, а все строение заколебалось и со стоном покосилось набок. Я содрогнулся, догадавшись, что мы с коровой сломали несущую стойку, обломки которой теперь вертелись вокруг моей веревки, словно палочки тамбурмажора. Спустя несколько секунд, показавшиеся мне вечностью, вокруг меня с оглушительным грохотом начали падать бревна. Еще через мгновение я обнаружил, что лежу на спине, придавленный досками, жестью и кипами сена, а от развалин поднимаются тучи пыли.

Веревка вырвалась у меня из рук почти сразу; с того места, где я находился, коровы не было видно, однако в тишине, наступившей после катастрофы, слышался странный звук — как будто кто-то скреб по железу. Думаю, звук доносился со стороны тракторного сарая, расположенного невдалеке. Видимо, туда перебралась моя пациентка, удравшая раньше, чем рухнула крыша, теперь, скорей всего, она пробует отгрызть колесо от старого трактора.

— Как только меня угораздило? — пробормотал я себе под нос, пытаясь оценить масштаб разрушений.

Может быть, мне это только снится, думал я, обозревая руины вокруг себя и слушая, как корова пытается доломать фермерский инвентарь. Если же это не сон, тогда почему я бездействую? Действительно! Я начал энергично двигать руками и ногами, стараясь сбросить с себя листы жести и разбитые доски; в конце концов, мне удалось избавиться от большей части придавивших меня обломков. Вернув себе способность двигаться, я поспешно отполз в безопасное место.

В это время у почтового ящика Тернеров остановился автомобиль Гоута, нашего почтальона. Гоут высунулся в окно и уставился на разрушения.

— Д-д-док, неужели это сделали вы? — заикаясь, выговорил он, в ужасе глядя на развалины.

— Занимайтесь своим делом, Гоут. — рявкнул я в ответ, не в силах справиться с раздражением. — Развозите свои письма. Разве вы не видите, у меня и без вас проблем по горло?

Он разобиделся и укатил.

Мой аркан все еще болтался на шее пациентки, силящейся откусить кусок от переднего колеса трактора. Я подкрался к лежащему на земле концу веревки и быстро захлестнул его вокруг заднего колеса.

— Посмотрим-посмотрим, сможешь ли ты сдвинуть с места трактор?

Почувствовав, что ее привязали, корова немедленно взвилась в воздух в головокружительном прыжке, от которого содрогнулась утоптанная глина под ногами. Однако трактор устоял. У меня уже была подготовлена инъекция декстрозы для внутривенного вливания, и, уворачиваясь от молотящих в воздухе копыт и неистово хлещущего хвоста, я ввел лекарство. Как мне показалось, основная его часть все же попала по назначению. Через несколько минут передо мной стояла совсем другая корова. Она спокойно подошла к воде, в свое удовольствие попила, направилась к сеновалу и принялась за еду. Тут вдруг поднялся сильный юго-западный ветер, в воздухе заклубилась пыль, а с неба хлынули потоки дождя. Капли, врезавшиеся в землю под углом в сорок пять градусов, хлестали по плечам и голове, били по ногам…

По пути на следующую ферму я ломал себе голову, безуспешно пытаясь придумать, как подипломатичнее сообщить миссис Тернер, что мы с ее коровой случайно завалили сарай. Я от души надеялся, что она не станет звонить какому-нибудь крючкотвору, чтобы тот начал против меня судебный процесс. Может быть, она смягчится, увидев чудесное исцеление своей коровы.

Дождь усилился, потом пошел град. Я порадовался, что катастрофа с участием коровы Тернеров произошла до того, как разразилось ненастье. Проезжая мимо одной из ферм, я увидел женщину, снимавшую с веревки белье, а чуть дальше и ее соседку, которая собирала с изгороди утреннюю стирку, унесенную вихрем. Впрочем, проблемы с бельем, дождем и ветром не заставили их забыть о вежливости — каждая из женщин улучила момент и помахала рукой проезжающему автомобилю. Кому-нибудь этот дружеский жест может показаться пустяком, но это одна из основ сельской жизни.

Следующие несколько часов я был занят на вызовах: брал пробы крови у выставочного скота, обрабатывал зубы лошадям, а освободившись, как обычно, притормозил посреди дороги обсудить с приятелями перспективы охотничьего сезона. Работа и переезды с фермы на ферму заставили меня на время забыть о корове Тернеров. Однако ближе к вечеру Ян связалась со мной по рации.

— Только что звонила миссис Тернер, она очень взволнована, — сообщила Ян.

— И что же она сказала?

— Сказала, что корова, к которой ты ездил сегодня утром, совершенно выздоровела.

— Отлично, — ответил я. — Думаю, она уже поняла, что бешенство тут было ни при чем. А больше она ничего не сказала?

— Она просила передать, что считает тебя отличным врачом, и пообещала оплатить счет в субботу.

— И это все?

— Ах да, ты и представить не можешь, как они там переволновались, — продолжала Ян. — Похоже, прямо по их участку прошел торнадо и снес сарай. Миссис Тернер сказала, что корова чудом уцелела, ведь она почти все время стояла под навесом. Словом, им здорово повезло.

— Действительно, — пробормотал я, — нам всем сегодня здорово повезло.

— Она все равно собиралась снести этот сарай, уж очень он был ветхий, но все ждала, когда сын вернется из армии и ей поможет.

Если почтальон и запомнил, что собственными глазами видел этот сарай, рухнувший до всякого торнадо, то он сумел удержать язык за зубами.

Глава 22

Всю жизнь меня удивляло, как много на свете странных болезней, которые никогда не были описаны или даже упомянуты в учебниках или научных книгах по ветеринарии. Вот, например, инородные тела, застревающие в самых неподходящих частях тела сельскохозяйственных животных или загадочные болезни кожи, кроме того, мне случалось иметь дело с собаками, проглотившими кукурузный початок, рыболовный крючок, иголку или крупный камень.

Один из таких странных, нетипичных случаев произошел со свиньями Валдо и Кати Кингов. Дело было в апреле. Вечером позвонила Кати и сообщила, что Бульдожка — так звали одну из свиноматок — произвела на свет чудесный помет из одиннадцати поросят и вся дюжина чувствует себя превосходно. Десять поросят были белыми, во всяком случае имели светлый окрас, а один оказался рыжим. По словам Кати, этот рыжий выглядел настоящим крепышом, хотя и необычно мелким.

Бульдожка была дочерью пятнистой свиньи по кличке Берта, среди предков которой имелись представители польской породы, и унаследовала некоторые ее гены, определявшие темперамент. Бульдожка оказалась моей первой пациенткой, которой я несколько месяцев назад провел косметическую операцию. С тех пор соседи Кингов стали называть ее «хрюшкой с подтянутым рылом». Можно сказать, я проявил великодушие, убрав крупный неприглядный нарост с ее верхней губы и подтянув часть кожи на щеках, чтобы по возможности облагородить ее наружность. После операции мы с ней не общались, я даже не приезжал снимать швы. Мне хватило того, что эта свинья, не дожидаясь, когда я дам ей наркоз, злобно бросилась на меня и загнала на крышку кормушки в ее личном стойле. Правда я сожалел, что не сфотографировал неблагодарную пациентку до и после операции, как прочие хирурги, делающие пластические операции в крупных городах. Вот если бы у меня имелись фотографии, можно было бы напечатать статью о своих достижениях в журнале «Мисс свинство» или «Хрюшка года». Однако на Кингов и их соседей результат моих усилий произвел неизгладимое впечатление.

Гордый отец новых детишек Бульдожки имел ржаво-рыжий окрас и откликался на кличку Теннесси, которую, как видно, получил за то, что был «одет» в цвета футбольного клуба тамошнего университета. Взглянув на его тупой, подвижный пятачок и клыки, торчащие по углам постоянно слюнявого рта, никто не рискнул бы назвать его красавцем, но я постоянно пытался внушить Кати, что хряк по определению должен быть вонюч и безобразен, а потому не нуждается в ветеринарном косметологе. Я не сомневался, стоит придать ему новый облик и удалить пахучие железы из того чувствительного места, где они расположены, как его престиж среди хрюшек будет бесповоротно подорван. Впрочем, Кати выросла в самом центре Мобила и не слишком разбиралась в том, что нужно свиньям для полного счастья. Тем не менее она честно пыталась набраться опыта, с этой целью читала самые разные книги по животноводству и каждые пять минут звонила своему персональному ветеринару, т. е. мне.

— Вы собираетесь дать клички всем поросятам? — поинтересовался я через несколько дней, заглянув на ферму посмотреть на новорожденных.

Кати давала прозвища всем обитателям фермы, и я был с ней солидарен, хотя местные скотоводы посмеивались над этим, считая ярлыки на ушах гораздо более уместными.

— Что она будет делать, когда у нее иссякнет фантазия? — иронизировали скептики. — Все это свиньям ни к чему, достаточно знать, сколько они весят сейчас и на какой привес можно рассчитывать в будущем.

Разумеется, необходимость придумывать клички может превратиться в настоящую проблему, если у вас пятьсот голов скота, но в большинстве хозяйств округа Чоктау держали не больше сотни животных.

— Рыжего я назову Фредом, а остальные совершенно одинаковы, поэтому я просто продам их до того, как они начнут проявлять характер, — объявила Кати. — Фреда я оставлю, может быть, даже в качестве домашнего питомца, ведь он такой маленький и милый.

— Почему вы решили назвать его Фредом?

— Не знаю, это имя просто пришло мне в голову.

Прошло недели три, как вдруг поздним вечером мне позвонила Кати.

— Как поживаете, док?

— Отлично, только вот для апреля жарковато, не находите? Сегодня мне в буквальном смысле пришлось попотеть. Говорят, жара продержится еще несколько дней. Как поживают поросята?

— Не знаю, что и сказать. Мне кажется, с ними что-то не то. Я понимаю, вы можете подумать, что я совсем спятила, только некоторые из них приседают во время ходьбы, а потом они, по-моему, немного нервничают.

— Гм, мне это ни о чем не говорит. Они все еще в стойле?

— Ну да, там они спят. Но каждое утро я выпускаю их на площадку между сараем и домом, чтобы они могли поразмяться.

— Давайте я заскочу к вам с утра, посмотрю, в чем дело, — предложил я. — Может быть, ничего страшного, но проверить стоит.

Я стал перебирать в уме причины, по которым поросята могли нервничать. Вдруг это какая-нибудь новая болезнь, и мне суждено войти в историю как первому ветеринару, описавшему ее в специальной литературе. Я рассмеялся про себя, представив, что этот недуг назовут «нервным синдромом Джона», мой доклад будут слушать на Всемирном конгрессе свиноводов в Польше или какой-нибудь другой стране, а красочный снимок, на котором я в белом накрахмаленном халате таращусь в микроскоп, появится в журнале «Мир свиновода».

Однако, если отбросить шутки, я не исключал ложное бешенство, нетипичную форму гипогликемии, отравление каким-нибудь ядовитым растением, например, болиголовом, который рос во дворе у Кати. Я не раз предупреждал ее об опасности подобного соседства. Мне случалось сталкиваться с отравлением взрослых свиней солью, но ни разу не приходилось наблюдать ничего подобного у молочных поросят. Словом, ни одной приличной идеи у меня так и не возникло.

Двенадцать часов спустя я разглядывал детенышей, похожих друг на друга, как горошины из одного стручка. Вот только рыжий Фред был гораздо меньше своих собратьев, хотя и не уступал им в активности. Мы выпустили поросят во двор вместе с Бульдожкой, и они тотчас же выстроились в шеренгу и замерли, словно угадав наше желание еще раз сравнить детенышей друг с другом. Но ни одна уважающая себя свиноматка не будет выполнять человеческие желания, поэтому семейство, возглавляемое мамашей, немедленно двинулось по двору. В безоблачном небе сияло весеннее солнце, а безмятежную тишину фермы нарушало лишь кудахтанье курицы да Бульдожка периодически похрюкивала, — так она оповещала отпрысков о своем присутствии и мирном расположении духа. Я был в растерянности, поскольку не замечал у поросят никаких отклонений и не мог поставить диагноз.

— Я ничего не вижу, Кати. На мой взгляд, они в полном порядке.

— Я тоже, но иногда с ними что-то все-таки происходит, — сообщила она. — Сегодня утром они ведут себя совсем не так, как накануне вечером.

— Тогда я поеду, у меня много работы. Не знаете, сегодня обещали жару?

Было шесть часов вечера, когда я вновь появился во дворе у Кингов. Кати и Валдо сидели под навесом у стены сарая. Едва заслышав, как шины моего грузовика зашуршали по гравию, Кати вскочила со скамьи и бросилась мне навстречу. Видимо, с поросятами опять что-то стряслось.

— Ох, док, беда с этими поросятами! Только сейчас все гораздо хуже, чем вчера. Пойдите и посмотрите сами.

Валдо остался в своем кресле. С невозмутимым видом он то подносил к губам стакан чая со льдом, то снова опускал его себе на колено.

— В жизни своей не видел ничего такого, — объявил он, покачивая головой. — Сколько лет занимаюсь свиньями, но таких странностей сроду не встречал. Я даже подумал, не вызвать ли нам ветеринара. (Добрый старина Валдо всегда, с самого рожденья, отличался исключительной сообразительностью.)

Поросята снова, точно так же как и утром, выстроились в шеренгу, но теперь они поочередно, будто ныряя, припадали к земле странными, приседающими движениями, а затем снова выпрямлялись и замирали на несколько секунд. Они напоминали клавиши пианино, движущиеся вверх и вниз под пальцами музыканта. Дав мне понаблюдать где-то с полминуты, Кати потребовала, чтобы я немедленно огласил диагноз.

— Ну, так что это такое? В чем дело? Вы можете им помочь? Я же говорила вам, что они заболели! — твердила она, расхаживая взад и вперед и поминутно всплескивая руками.

— Погодите, дайте подумать! — взмолился я.

— Ну и жарища сегодня, — вмешался Валдо, промокая лоб. — Солнце жарит почище кухонной плиты!

Едва он произнес «жарит», меня словно озарило. Тут Бульдожка отправилась к корыту с едой, я занялся белыми поросятами. В тот момент они выглядели не белыми а розовыми и были горячими на ощупь, все, за исключением Фреда. К тому же он не демонстрировал симптомов «приседающей» болезни. Поросята просто обгорели на солнце! Все встало на свои места, как только я разглядел покрасневшую кожу и вспомнил, что днем, в самую жару, семейку выводили на улицу, а к вечеру снова отправляли под навес. Вот почему симптомы ярче проявлялись к вечеру! К утру их состояние улучшалось, но к концу очередного дня, проведенного под палящим солнцем, все повторялось.

Помню, как-то раз когда я еще учился в ветеринарном колледже, в клинику принесли розового поросенка с такими же странными симптомами, осложненными непроизвольным подергиванием глаз. Маленького пациента окружил консилиум из самых способных студентов и профессоров, пустившихся в обсуждение диагноза. Они перечисляли все известные заболевания нервной системы и решали, какие лабораторные исследования необходимо назначить для точной постановки диагноза. В это время в комнату вошел старик сторож. Он подмел ошметки сена, которые мы разбросали вокруг, покачал головой, глядя на пациента, и спокойно заметил:

— Бедняга просто перегрелся на солнце.

После этого он удалился, что-то напевая под нос. На мгновение ученые мужи лишились дара речи. Затем переглянулись и молча разошлись по своим кабинетам, видимо, чтобы тайком углубиться в старые лекции и свежие издания учебников. Мы хотели спросить у сторожа, какое лечение он назначил бы поросенку, но побоялись, что наши наставники узнают об этом и отыграются на экзаменах. Пациента поместили в темное стойло и назначили ему холодные компрессы и инъекции стероидов в небольших дозах. Он быстро пошел на поправку, вероятно, благодаря нашей сумеречной терапии.

— Я понял, что случилось с вашими поросятами! Это так просто! Даже человек, выросший в центре Мобила, без труда мог бы догадаться, в чем тут дело, — провозгласил я, покосившись на Кати.

Она наклонилась и, подняв с земли пару кукурузных початков, притворилась, будто собирается запустить ими в меня:

— Ну!

— Что «ну»?

— Что случилось с моими поросятами, чтоб они сгорели!?

— Значит, вы наконец сообразили, что они обгорели на солнце!

Она снова замахнулась початком, и я на всякий случай пригнулся.

— У них солнечная болезнь!

На мгновение наступила мертвая тишина, смолкло даже позвякивание льда в стакане у Валдо. Бульдожка тоже навострила уши.

— Что это за солнечная болезнь? — спросил Валдо.

— На севере ее именуют солнечной болезнью, — ответил я. — А там, где я вырос, ее называют солнечным ожогом, но, по-моему, «солнечная болезнь» звучит эффектнее.

— Пожалуй, если так и записать в заключении! — согласился Валдо. — За такой диагноз можно накинуть к счету долларов десять.

Кати пристально посмотрела на меня, затем взглянула на Валдо, словно испытывая к нам обоим необычайное отвращение.

— Я не шучу, у них действительно солнечный ожог. Достаточно задуматься, отчего не пострадал малыш Фред, и все встанет на свои места. Поместите поросят в затемненное место и не выпускайте оттуда, пока не исчезнут симптомы, на это уйдет несколько дней. Если хотите, можете обрызгивать их холодной водой. Впрочем, если вы будете настаивать, я могу сделать им специальные инъекции против солнечной болезни, но они стоят недешево.

Я собрался было посоветовать Кати натереть их лосьоном от загара, но побоялся, что она воспримет мои слова всерьез.

Разящий початок выпал из рук онемевшей от изумления Кати. Валдо расхохотался первым, через некоторое время его супруга тоже неуверенно засмеялась. К здоровью своих питомцев она относилась гораздо серьезнее, чем ее супруг.

— Нет, я не хочу, чтобы их кололи, им будет больно.

Поросята поправились без всяких осложнений. Этот случай еще раз напомнил мне, что, имея дело с животными, ветеринар не должен забывать о здравом смысле. История с поросятами долгие годы давала ближайшим соседям Кингов богатую пищу для пересудов.

Поросята Бульдожки вполне оправились от приступа солнечной болезни и росли как на дрожжах. Все, за исключением Фреда. Кати никак не хотела смириться с мыслью, что, как бы она его ни кормила, ему, все же не догнать остальных. Я старался объяснить ей, что ему суждено на всю жизнь остаться маленьким, таким уж он уродился, — разве что какой-нибудь специалист из университета придумает в экстренном порядке лечение от этого ужасного недуга. Кати попыталась разузнать фамилии ученых, занимающихся изучением свиных болезней. Она собиралась найти кого-нибудь из них и лично расспросить о результатах их научных изысканий. Я объяснил, что не знаком ни с одним из разыскиваемых светил, но ей не стоит беспокоиться, поскольку ни один исследователь, находясь в здравом уме, не возьмется за изучение карликовости у свиней.

— Таких карликов или усыпляют, или продают в качестве домашних питомцев, карликовая свинья — это настоящее недоразумение.

Мой ответ не удовлетворил миссис Кинг, она изо всех сил пыталась доказать, что я не прав. Кати дополнила молочную диету Фреда специальным первым блюдом и подавала его в чисто вымытой миске. Привилегированный поросенок обедал дважды в день в интимной обстановке персональной столовой. Для питья он получал лишь прохладную, чистую и свежую воду, вручную добытую из глубокого колодца и получившую одобрение дипломированного специалиста, трудившегося в Окружном департаменте здравоохранения. Фред поглощал яства с завидным аппетитом, сопровождая процесс еды жизнерадостным похрюкиванием. Пусть он не мог сравниться со своими сверстниками весом и статью, зато на голову обошел их по количеству внимания и любви, которые дарила ему Кати.

Вскоре после происшествия с солнечными ожогами Фред получил физическую и душевную травму. В приступе раздражения Бульдожка не просто вышвырнула его из стойла, поддев рылом, но еще и наступила на него своим огромным раздвоенным копытом. Смышленый поросенок избежал встречи с «жемчужными вратами» лишь потому, что притворился мертвым и несколько часов неподвижно пролежал на соломе. Когда Кати обнаружила его, оказалось, наружный добавочный палец левой передней ноги у малыша раздавлен и сильно кровоточит. Она попыталась оказать ему первую помощь и туго забинтовала ногу, чтобы избежать дальнейшей потери крови.

— Док, Фред серьезно ранен, — прокричал Валдо в трубку. — Старуха Бульдожка затоптала парнишку чуть не до смерти! Приезжайте!

Вскоре я прибыл к резиденции Фреда. Его палец болтался на тоненькой полоске кожи. Было очевидно, помочь ему могут только острые ножницы и тугая повязка.

— Это займет не больше секунды, — заявил я, протягивая руку за инструментом.

— Погодите-ка резать! — неожиданно воскликнула Кати. — Может быть, съездим на бойню и подберем там другой палец, а потом попробуем привить его к ноге, как делают с плодовыми деревьями?

Я онемел от изумления. Несколько секунд, пока я размышлял над необычной просьбой и над тем, как переубедить эту любительницу животных, в сарае царила мертвая тишина.

— Видите ли, Кати, я не владею техникой, которая необходима для проведения трансплантации, и не думаю, что кто-нибудь из специалистов в этой области согласится оперировать поросенка. Кроме того, это будет неоправданно дорого.

— Черт возьми, цена меня не пугает! — возразила она. — По-моему, несправедливо заставлять бедняжку Фреда хромать всю оставшуюся жизнь.

Боже милостивый! Что ей на это ответить? Теперь она будет изводить меня вопросами, почему никто не проводит исследований в области пришивания конечностей свиньям!

— Я понимаю, о чем вы думаете, но могу заверить вас, что ваш малыш прекрасно проживет и без пальца. Он по-прежнему сможет выкапывать желуди и валяться в грязи. Разумеется, после того как завершится период выздоровления.

Вот уж не ожидал, что мне придется выступать в роли поросячьего психоаналитика.

— И сколько же продлится этот период выздоровления? — поинтересовалась Кати.

— Вам придется подержать его в отдельном стойле подальше от мамаши и окружить самой нежной и преданной заботой. Кроме того, каждые несколько дней вы будете менять ему повязку. Понимаю, что у вас прибавится хлопот, но ведь вы любите своих животных.

— Это меня нисколько не затруднит, можете быть уверены, я в состояния позаботиться о своих свиньях. Но вам тоже придется принимать участие в лечении и время от времени заезжать к нам для осмотра. Ладно, можете начинать свою операцию, но постарайтесь не сделать ему больно, понятно?

— Да, мэм, понятно.

Кати держала извивающегося визжащего поросенка, а я обработал ему палец небольшим количеством местного анестетика, вымыл антисептическим мылом и ампутировал под корень. Затем наложил повязку на культю фаланги, забинтовав копытце от места разреза до запястья, и сделал пострадавшему инъекцию пенициллина. Во время процедуры он сильно вертелся, но в целом оказался покладистым пациентом. Вскоре оказалось, что все не так просто.

Прошло несколько дней, и я решил навестить своего подопечного. Фред выглядел прекрасно и мирно чавкал налитым в кормушку пойлом, поглядывая на меня сквозь щель в двери. Хлебнув еще пару раз, он внезапно остановился и пристально посмотрел на меня.

Едва я открыл дверь, чтобы войти в стойло, как негодник бросился на меня, словно озверевший бык! Он нацелился на мою правую лодыжку и оскалил свои острые зубы. Потрясенный, я пулей вылетел из стойла. Кто на меня только не бросался — свиньи, собаки, коровы, быки, бараны, лошади и даже фермеры, но поросят в этом списке еще не было.

— Что случилось, док? — спросила Кати, неторопливо направляясь к нам по коридору.

— Сейчас вы узнаете, что случилось, — возмутился я, — на меня только что бросился ваш малютка Фред. Взгляните-ка на эти отметины. И я указал на слюни, оставленные злобным поросенком на правой штанине комбинезона.

Мельком взглянув на улику, Кати громко расхохоталась. Что ж, я всегда был готов посмеяться над собой, если мне случалось совершить какой-нибудь промах. Но чувствовать себя объектом насмешек владельца животного, которое только что пыталось на меня броситься, было чрезвычайно неприятно.

— Почему бы вам самой не зайти к нему, — предложил я.

— Разумеется, — пообещала она, — раз вы испугались такого симпатичного малыша.

— Вот и отлично, — пробормотал я, прикусив губу.

Кати переступила порог стойла и начала издавать звуки, имитирующие похрюкивание свиньи, что-то вроде «тск-тск». Несмотря на то, что в произношении Кати все еще присутствовал городской акцент, за несколько лет нашего знакомства она добилась ощутимого прогресса.

Я считаю, что со свиньями необходимо разговаривать на «свинском» языке, так же как с коровами — на «коровьем», хотя человеку постороннему мое заявление может показаться смешным или нелепым. Это справедливо и в отношении других животных. Если вы хотите подозвать взрослую свинью, роющуюся в отбросах, вам придется прокричать что-то похожее на «уу-иииг» — этот звук нужно издавать, приложив ладони рупором ко рту. Изначально этот клич звучал по-другому, но за долгие годы от него осталось только «уу-иииг», требующее минимального напряжения гортани. Впрочем, однажды Валдо разъяснил мне что к чему:

— По большому счету свинье без разницы, как вы ее подзываете, важно только, чтобы вы делали это всегда одинаково. В конце концов, в Китае тоже разводят свиней, хотя кто угодно вам скажет, что свиньи не понимают по-китайски.

При такой природной смекалке Валдо легко мог бы стать мультимиллионером где-нибудь в Нью-Йорке, но он и слышать не хотел, чтобы ехать в такую даль.

— Ни в какой такой Нью-Йорк я не собираюсь! — раз и навсегда заявил он.

В тот день Фред забился в угол, пытаясь спрятаться от меня, и не обращал никакого внимания на «тск-тск» и ласковые уговоры Кати. Увидев, что в его владения снова пытается ступить нога человека, хотя после первого вторжения не прошло и пяти минут, он бросился на Кати со всей яростью, на какую способен маленький поросенок, и изо всех сил вонзил зубы ей в ногу. Я пытался скрыть усмешку и даже прикрыл рот ладонью, но все же не сумел сдержать предательский смешок. Осмеянному ветеринару приятно сознавать, что у него подобралась хорошая компания.

— Ах ты, маленький трехногий негодяй! — завопила Кати, выскакивая из стойла. — Вот я возьму метлу да как дам тебе по башке!

До сих пор я не видел, чтобы она так злилась на кого-нибудь из своих питомцев.

— Вот что я вам скажу, Кати, принесите-ка из мусорной кучи обломок доски, и я загоню его в угол, — предложил я, справившись со смехом. — Как ваша нога? Может быть, стоит осмотреть укус?

Вместо ответа Кати лишь сверкнула глазами и даже не потерла укушенную лодыжку.

Через несколько минут мы оттеснили поросенка в угол, надежно обвязали ему пасть, дважды обмотав ее веревкой, и Кати, побагровев от усилий, крепко стиснула злодея в руках. Только так нам удалось поменять ему повязку.

С того раза каждая перевязка сопровождалась конфликтом, вызванного столкновением темпераментов противоборствующих сторон, причем меня всякий раз неприятно удивляла неоправданная грубость рыжего поросенка. Тем не менее вскоре он вполне поправился и перестал хромать.

Со временем Фред стал настоящим террористом и с яростью преследовал своих соплеменников, как больших, так и маленьких. Очевидно, воинственные гены он унаследовал от Берты, своей бабки по материнской линии. Наконец Кати и Валдо устали от выходок своего питомца и продали его соседям.

Впоследствии те говорили, что сосиски с их фермы не всякому по зубам.

Глава 23

Как-то раз я безнадежно заблудился, преодолевая на своем верном грузовичке долины и холмы штата Миссисипи, впрочем, это могла быть и Алабама. (Я не только не мог сориентироваться на местности, но даже не знал точно, в каком штате нахожусь.) Вдоль дороги тянулась нескончаемая стена высоченных сосен, казалось некоторые из них упираются прямо в низкое и сумрачное февральское небо. Сколько я ни озирался по сторонам, но так и не заметил никаких особенностей ландшафта, которые помогли бы мне сориентироваться. Местность казалась совершенно безлюдной, о присутствии человеческого жилья свидетельствовали лишь разбитые проселочные дороги, расползающиеся в разные стороны от шоссе и исчезающие среди бесконечных деревьев. Мне пришло в голову, что слово «бесконечность» впервые произнес человек, глядя на прямую узкую тропинку, теряющуюся за горизонтом среди миллиарда сосен.

Обращаться за помощью противоречит моим принципам, я спрашиваю дорогу лишь в случае крайней необходимости: не люблю признаваться, что заблудился, или выглядеть нытиком, жалобно взывающим о помощи. Разумеется, существуют исключения, и сегодня выдался как раз такой случай. Кроме того, Ян осталась дома и поэтому никогда не узнает о моей слабости. Оставалось только отыскать кого-нибудь, кто мог бы показать дорогу к молочной ферме Джона Тома Тью!

Я раскаивался, что вообще согласился поехать к новому клиенту, к тому же проживавшему слишком далеко от клиники, но мистер Тью так отчаянно просил помочь, что я не смог ему отказать. И вот теперь я не имел понятия, где искать эту злополучную ферму, и уж тем более не знал, когда смогу вернуться в Чоктау.

Бесцельно двигаясь вперед, я вспоминал инструкции, которые дал мне по телефону мистер Тью. В лучшем случае их можно было бы назвать схематичными, очевидно, в этом отношении он не отличался от большинства моих клиентов. Разумеется, сами они знали, где живут, но не умели толком объяснить, как туда проехать. Дорогу обычно описывали приблизительно следующим образом:

— В общем, до нас около полумили, если ехать мимо старой фермы Смита.

— Дело в том, что я здесь новичок и не знаю этой фермы, — извинялся я.

Разумеется, после такого признания ко мне начинали относиться как к слабоумному.

— Не могли бы вы подсказать, в каком направлении от вас ферма Бутлера?

— Я от нее в той стороне, где находится ферма Сайласа.

— Отлично, теперь все гораздо проще. Значит, держите на юг.

Приняв свой дом или кабинет за исходную точку, я пытался сориентироваться по большой карте округа, которую когда-то дал мне мистер Секстон, местный агент по недвижимости.

Иногда клиенты звонили и просили Ян, Сью, Тимми или Дика передать, что ждут меня на ферме. На вопрос, где находится их ферма, они, как правило, отвечали:

— О, док уже бывал у нас, он знает дорогу.

Хоть я не жалуюсь на память, но мне не всегда удавалось припомнить фамилию звонившего или название его фермы. Однако хуже всего были ночные вызовы.

— Поезжайте до третьего поворота с левой стороны, после старой школы в Токси. Затем доедете до большого дуба напротив лагеря. Там свернете направо и проедете еще около четырех миль. Увидите зеленую машину, припаркованную напротив коричневого трейлера. Лошадь будет в загоне позади него.

Им и в голову не приходило упомянуть, что старое здание школы снесли много лет назад, а поворот на проселок скрыли заросли кустарника. Напротив того места, где, как предполагалось, находился лагерь, поднялась небольшая дубовая роща, от которой расходилось целых три проселка. В довершение всего мне не всегда удавалось угадать цвет машины и трейлера в непроглядной темноте. Единственным источником света по ночам служили фары моего грузовика, и я мог лишь догадываться, что машина, стоящая впереди, коричневого цвета.

Все эти испытания вполне могли бы стать неисчерпаемым источником веселья, если бы время не стоило денег.


Воспользуюсь случаем, чтобы дать хороший совет выпускникам ветеринарной академии: никогда не спрашивайте дорогу в питейных заведениях. Однажды в глухую ночь где-то возле границы штата — это было в самом начале сезона охоты на диких гусей — я свернул на парковку у пивной, называвшейся «Первый шанс». Я догадался, что подъехал к ней со стороны Алабамы, поскольку на другой ее стороне, обращенной в сторону штата Миссисипи, имелась вывеска с названием «Последний шанс». У дверей стояла пара харлеев и несколько грузовиков. Некоторые автомобили были припаркованы вплотную к зданию, другие буквально перегородили проезжую часть, — очевидно, водителям не терпелось «выпустить пар». Внутренний голос шепнул мне, что поздней ночью чужаку лучше не соваться в эти двери, но в это время через открытое окно до меня донесся слащавый голос певца, и я невольно поддался ложному ощущению безопасности. Казалось, люди, способные наслаждаться проникновенными мелодиями Хэнка Уильямса, едва ли могут быть склонны к насилию.

Однако, приблизившись к двери, я сообразил, что угодил в одно из тех местечек, где, как мне рассказывали, входящих обыскивают, проверяя, нет ли у них ножа или пистолета. «Если оружия у вас не окажется, вам его выдадут на месте». Я кисло усмехнулся своей сомнительной шутке и, сделав каменное лицо, решительно вошел внутрь, вздымая сапогами облака пыли и арахисовой шелухи.

У стойки и за столами сидело около дюжины мужчин с могучими красными шеями и такими лицами, при виде которых у самого мужественного хоккеиста из самой снежной страны по спине побежали бы мурашки. Я перестал поддавать ногой мусор.

— Что бы это значило, Рыжий? — взревел бармен, крутого вида парень, одетый в майку с обрезанными рукавами.

Бармен уверенно держался за стойкой и, как видно, любил свою работу. Может быть, он любил помогать людям или, что более вероятно, предвкушал начало ежевечернего ритуала вышвыривания подгулявших молодцов на мощеную гравием стоянку.

— Не подскажет ли кто-нибудь, в какой стороне ферма Джуниора Смита, — сказал я. Мне всегда хотелось чтобы меня звали Джуниором, или Баком, или даже просто инициалами, например, ДБ, ВВ, а, может быть, и (этот вариант мне особенно нравился) УС.

— Кто-нибудь знает, где тут ферма Джуниора Смита? — проорал мой глашатай, заставив присутствующих понизить голоса на несколько децибел, а Хэнк в этот момент затянул песню о том, что он хочет стать собакой.

— Кто там спрашивает про ферму? — поинтересовался какой-то бородач бандитского вида.

Он обернулся ко мне, угрожающе выпятив торчавший живот. Его спутник, жадно поглощавший содержимое жестяной банки, был повыше ростом, но заметно уступал товарищу по размерам живота. Он прикончил свое пиво, одной рукой раздавил банку о стол, превратив ее в бесформенную лепешку, наподобие циферблата хронометра, затем беззубо ухмыльнулся и поправил красную бандану, повязанную прямо над кустистыми бровями. Кроме того, имелись пышная борода и прическа в виде конского хвоста. Я понял, что этот тип с его приятелем Пузаном и есть владельцы харлеев.

Вся толпа повернулась ко мне и уставилась на незваного гостя.

— Я ветеринар, а у Джуниора серьезно заболела лошадь. Он попросил меня приехать, но, по-видимому, я заблудился.

У меня мелькнула мысль, что надо было бы представиться человеческим врачом, — ведь не стали бы они причинять вред доктору, который спешит на помощь больному.

— Так это вы тот самый ветеринар, что прикончил корову Фреда? — выпалил низкорослый парень, сидевший в конце стойки, и глубоко, секунд на пять, затянулся сигаретой «Пикаюн». Поскольку пачку он вертел в руках, то и дело открывая и снова закрывая ее, мне удалось разглядеть название. Один мой приятель как-то хвастался, что он, как и все настоящие мужчины, курит только «Пикаюн», но позднее выяснилось, что уже первая затяжка сигаретой этой марки свалила его с ног. Глядя, как из ноздрей Коротышки вырывается густой дым, образуя плотное канцерогенное облако, почти скрывавшее его лицо, я смекнул, что имею дело с настоящим крутым парнем. Нас разделяло приличное расстояние, тем не менее я судорожно закашлялся.

— Нет, сэр, это был не я. Наверное, это был доктор Макдэниэл из Ред Хилл, — произнес я извиняющимся тоном. — Не знаю, о каком Фреде вы говорите.

Один из самых трезвых в компании попытался мне помочь, он подошел ко мне и начал объяснять, как добраться до цели.

— Вернитесь обратно к ручью. Сразу за ручьем налево уходит проселок, вымощенный гравием. Поезжайте по нему, пока не доберетесь до перекрестка, а потом…

— Нет, все не так, Бак, — заикаясь, перебил его другой парень. Я покосился на Коротышку: тот все еще разглядывал меня, то и дело глубоко затягиваясь сигаретой, которая, казалось, приросла к его губам. Пепельницей он не пользовался, и столбик пепла вырос настолько, что грозил вот-вот упасть. Пока знатоки вели спор относительно моего маршрута, столбик пепла, как и ожидалось, обломился и рассыпался по рубашке и коленям Коротышки. Вскочив с табурета, он проворно, словно обезьяна, в пору весеннего гона, принялся хлопать по одежде, стряхивая с себя пепел, хотя так и не выплюнул окурок. Я отвел взгляд от Коротышки и вновь прислушался к объяснениям, однако оказалось, что за это время мои собеседники успели окончательно запутаться.

— По-моему, будет лучше, если он вернется обратно другим путем и проедет мимо каменоломни, — продолжал тот, кто спорил с Баком.

— Вы оба неправы, — взревел бармен. — Мост возле плантации Мосса закрыт, поэтому ему лучше проехать по дороге, что арендовала бригада из Руддер Хилл.

Очевидно, бармен с самого начала знал, как мне надо ехать, и было странно, почему он не вмешался раньше и не прекратил перепалку.

— Послушайте, — вмешался четвертый парень, — от нас вы туда не доберетесь. Лучше вам вернуться обратно в Батлер и начать все снова.

Не знаю, кем был этот парень, но его слова мгновенно привели остальных в страшное раздражение. Я решил, что пора поблагодарить всех за помощь и откланяться.

— Спасибо! — крикнул я, выскакивая за дверь на площадку, усыпанную разбитыми бутылками и пустыми банками.

За моей спиной все жарче разгорался спор, как добраться до фермы Джуниора. Мне показалось, что ножки табуретов уже заскрежетали по полу, а в стены полетели пивные бутылки. Когда я разворачивался, чтобы выехать на шоссе, из дверей бара вывалились двое дерущихся — они яростно размахивали руками и подбрасывали в воздух ковбойские шляпы, хотя еще минуту назад ни один из владельцев этих шляп не участвовал в споре относительно моего маршрута. Мой невинный вопрос, как проехать на нужную мне ферму, невольно стал причиной настоящих военных действий.

Ферму я все-таки нашел. Зная, что полиция штата совершает по ночам объезд территории, я развернулся и направился в сторону Чоктау и остановился недалеко от границы Алабамы.

Пришлось запастись терпением, но в конце концов на шоссе показался автомобиль. Проехав мимо, он развернулся, и на меня упал луч фонарика.

— Покажите-ка ваши права… Так это вы, док?

— Да, я, и мне нужна ваша помощь.

— Что случилось? Надеюсь, вы не пили спиртного? Мне кажется, я чувствую запах алкоголя.

Я рассказал ему, как заглянул в «Первый шанс», надеясь разузнать дорогу, и какая там вышла потасовка, а потом попросил позвонить в Управление и выяснить, где находится ферма Джуниора. Оказалось, что никуда звонить не нужно, поскольку один из ночных дежурных приходился Джуниору двоюродным братом. Буквально за минуту он подробно объяснил, как ехать, да еще предупредил напоследок:

— Док, надеюсь, вы больше не сунетесь в ту пивную! Ее облюбовала настоящая банда мотоциклистов. Они любят устраивать драки с парнями из колледжа и жителями Батлера. Вам повезло, что вы ушли оттуда целым и невредимым. Ну, вы понимаете, что я хочу сказать?

Конечно, я понимал, но и без того зарекся совать нос в подобные заведения, намереваясь в дальнейшем узнавать дорогу в других, более спокойных местах.


Я был уверен, что ферма Джона Тома Тью где-то поблизости. Если бы только мне попался чей-нибудь дом или магазин — что угодно, только не пивная! Неожиданно впереди возник указатель с надписью: «Бензин и бакалея в Бафорде», 2 мили.

Крошечная сельская лавочка заметно отличалась от магазина «Бакалея, гастрономия и прочие товары», которым заправляла мисс Руби Маккорд, эту лавочку можно было бы назвать классическим образцом такого рода заведений. Лачуга, в которой она размещалась, была сплошь увешана вывесками с рекламой продуктов, лекарств и других товаров, пользующихся спросом у местных жителей. Плакаты предлагали пить газировку д-ра Пеппера, бороться с клещами с помощью снадобья д-ра Ле Гира, принимать «абсорбин линимент», а также многое другое. На крыльце лежали мешки с кормами для кур и свиней и минеральными удобрениями, стояли канистры с керосином, но так же, как и у мисс Руби, здесь не было рекламы прохладительных напитков. Обнаружив в самой чаще леса этот островок цивилизации, я немедленно воспрянул духом, уверенный, что стоящие у входа грузовики обещают мне встречу с добропорядочными людьми. На всех автомобилях были номерные знаки штата Миссисипи, и я испытал немалое облегчение, поняв, наконец, где нахожусь.

Войдя внутрь, я не сразу задал свой вопрос, для начала решив переброситься парой слов с покупателями: купил пинту молока и коробку печенья. Произнес-то я всего лишь несколько слов, но этого оказалось достаточно, чтобы присутствующие признали во мне чужака.

— Вы ведь не местный? — поинтересовался старший из присутствующих, восседавший на пустом ящике из-под колы.

— Нет, не местный. Я проскочил поворот и слегка заплутал. Может быть, кто-нибудь знает, где здесь ферма Джона Тома Тью?

Вместо ответа завсегдатаи недоуменно переглянулись и покачали головами.

— Как вы сказали? — переспросил покупатель номер один. Он скосил глаза и принялся напряженно меня разглядывать и за какие-нибудь десять секунд досконально изучил мои ботинки, комбинезон, кепку, цвет волос, очки и прочее. Уверен, за эти мгновения он узнал обо мне столько, что хватило бы на часовую лекцию о размерах моей одежды, состоянии здоровья и о том, сколько раз я ломал себе нос.

— Джон Том Тью. Он держит коров и молочную ферму где-то неподалеку отсюда.

— Коровья молочная ферма? — произнес покупатель номер два. Казалось, мой вопрос сбил его с толку.

Как и номер первый, он сидел на поставленном на попа ящике, но только это был ящик из-под пепси. Штанины его комбинезона были сильно подвернуты, должно быть, он специально купил брюки подлиннее, чтобы супруга могла пустить излишки на заплаты, когда они протрутся на коленях. Сборщики хлопка часто работают, стоя на коленях, если им трудно нагибаться.

— Да, сэр, коровья молочная ферма, — подтвердил я, пытаясь не расхохотаться. Разумеется, молочной может быть только коровья ферма. Наверное, это все равно что сказать «женщина-вдова» или «зубной дантист».

— В наших краях нет человека с таким именем, — ответил номер второй.

Все головы снова отрицательно закачались, даже те, что принадлежали молчунам, которым не досталось сидячего места. Покачивая головами, они не отрывали взглядов от моего лица, что выглядело довольно забавно. Очевидно, игра «в несознанку» была здесь привычным делом. Они не знали, кто я и чем занимаюсь, вероятно, приняли меня за одного из «тех, кто работает на правительство», и не собирались помогать мне в поисках моей жертвы.

— Даже представить себе не могу, где проскочил поворот, — признался я, поглядывая на схему, составленную по телефонным инструкциям Джона Тома. — Он вызвал меня из Чоктау осмотреть заболевших коров и здорово расстроится, если я так и не появлюсь.

— Так вы имеете в виду этого Джона Тома Тью! — воскликнул номер первый, сделав ударения на слове «этого». — Посмотрите в окно. Видите за лесом синие силосные башни, там где проходит высоковольтная линия? Это и есть ферма Джона Тома.

— Так вы коровий врач или как там это называется? — поинтересовался номер два.

— Да, сэр, я ветеринар. Должно быть, в ваших краях нет своего ветеринара?

— Есть, как не быть. Да все они только и умеют, что морочить людям голову, — с досадой сказал мой собеседник. — К слову, док Киркланд живет прямо по этому шоссе.

— Доктор Киркланд? Не припоминаю такой фамилии, — сказал я, досадуя на свою плохую память. — Не знаете, где он учился?

— Не думаю, чтобы он вообще где-нибудь учился. Он просто принял практику, потому что в деревне не обойтись без этого, — вмешался номер два.

После его слов среди посетителей возникла дискуссия, им никак не удавалось решить, кого следует считать лучшим ветеринаром округа. Спорящие упомянули несколько фамилий и обсудили их сильные и слабые стороны. Поскольку ни одно из имен не было мне знакомо, я пришел к выводу, что эти люди тоже просто «приняли» практику, не заботясь о получении лицензии или разрешения у властей штата. В это время один из посетителей помоложе нарушил молчание и заявил, что знает самого лучшего ветеринара.

— Я слышал что где-то в Алабаме есть ветеринар, — воскликнул парень, — как-то раз он делал операцию черному быку богатого фермера: вспорол быку брюхо, влез к нему в кишки и вытащил большой кусок проволоки с крючком на конце.

— Не может быть! Поразительно! — раздались голоса из публики.

— Он заранее знал, что найдет в кишках проволоку, и определил, где именно та будет находиться, — добавил парень, возбужденно размахивая руками. — И даже сказал, что на конце этой штуковины окажется крючок!

— Я знаю, кто это, — вмешался я, раздуваясь от гордости.

Но хозяин магазина, жующий огрызок сигары, не дал мне договорить. (Я решил все-таки позже непременно похвастаться своим близким знакомством с этим ветеринаром.)

— Не тот ли это ветеринар, что прикончил черную джерсийскую корову Фреда Тернера? — произнес он, перегнувшись через прилавок и с подозрением поглядывая в мою сторону. — Говорят, это был какой-то тип из Алабамы.

Я пожал плечами и проворно покачал головой из стороны в сторону.

— Да, его старая корова как раз принесла теленка, но ей стало не по себе, она легла на землю и ее раздуло. Они послали за этим треклятым ветеринаром, и, пока тот вливал корове кальций, у нее запали глаза и она издохла.

— И что он сказал?

— Клялся, что она издохла не из-за лекарства, а потому, что у нее было слабое сердце, — ответил хозяин магазина.

— Поразительно, — снова отозвался один из посетителей.

— Что и впрямь поразительно, у него хватило наглости всучить старине Фреду счет на тридцать долларов, и это после того как он загубил несчастную старушку. Вы все знаете Фреда, на свою пенсию от железной дороги он едва сводит концы с концами, а ведь джерсийская корова дает отличное жирное молоко. Да, сэр, эта корова давала столько молока, что жена Фреда сбивала из него масло и выручала за него пару лишних долларов. Вы помните, я продавал это масло прямо здесь, в своем магазине. Можете мне поверить, это было самое сладкое масло из того, что мне доводилось пробовать.

Все скорбно склонили головы, выражая полное согласие. Мне показалось, что кое у кого на глаза навернулись слезы.

— Вам что-нибудь известно об этом случае, мистер? Может, вам знаком этот жадный никудышный ветеринар? — поинтересовался номер первый. — Давно пора надрать задницу этому сукину сыну.

Все глаза немедленно уставились на меня. В полной тишине я нервно переступил с ноги на ногу.

— Гм, ну, — пробормотал я, — случается, некоторые из моих коллег действительно приезжают на вызов в ваши края. Не знаю, кто этот ветеринар, о котором вы сейчас говорили.

На лбу у меня выступила испарина. Пытаясь скрыть волнение, я посмотрел на часы и огляделся по сторонам, в надежде, что путь к отступлению свободен.

— Боже правый, как поздно! Надо бы мне поторопиться!

Толкнув дверь и оглянувшись на суровые, мрачные лица, я помахал рукой и выдавил из себя улыбку. Честно говоря, было не так уж и поздно, но мне хотелось убраться оттуда, пока они не догадались, что видят перед собой того самого ветеринара, на котором лежит ответственность за безвременную кончину коровы Фреда Тернера. Даже подвиг по извлечению проволоки из тела быка не мог искупить смерти молочной коровы. Не исключено, что они набросились бы на меня и потребовали вернуть те самые тридцать долларов.

Садясь за руль, я оглянулся и увидел кусок картона, прибитый гвоздями к одному из столбов крыльца. Надпись была горестной и лаконичной: «Масла нет. Корова сдохла».

Глава 24

В силу своей профессии ветеринары часто получают травмы. И неудивительно — ведь наши пациенты редко проявляют готовность к сотрудничеству, манипуляции врача не вызывают у них энтузиазма. Много раз, оказавшись в обществе коллег, мне приходилось наблюдать, как они друг перед другом хвастались размерами и количеством шрамов от собачьих укусов.

— Взгляните-ка вот на этот, — восклицал какой-нибудь бывалый эскулап, демонстрируя отметину на среднем пальце левой руки. — Это укус чау-чау. А вот этот, на большом пальце…

— Можете не продолжать. Это черный кокер-спаниель, у меня самого есть точно такой же вот здесь, — перебил другой ветеринар. — А вот этот, на мизинце, остался после стычки с чихуахуа.

Вскользь взглянув на шрамы рассказчика, присутствующие спешили предъявить собственные боевые отметины, некоторые даже закатывали рукава, обнажая изуродованные запястья и предплечья, и каждый настаивал на том, что именно ему довелось пережить нападение самой злобной и кровожадной твари на свете. Я видел действительно страшные шрамы от укусов обезьяны, хозяева которой искренне сожалели, что не оставили ее на родине — в джунглях. Тогда, в шестидесятые годы, в нашем округе еще не были введены ограничения на содержание обезьян в качестве домашних животных.

Однажды ясным весенним утром — дело было в воскресенье, я вел прием, — в клинику вошла седовласая дама, крепко державшая видавший виды поводок, к другому концу которого был привязан упирающийся красноглазый метис чау-чау. О его принадлежности к этой породе свидетельствовал черный язык, мелькавший в пасти, когда он принимался с остервенением жевать поводок. Мне сразу бросилась в глаза неестественно напряженная поза и выгнутая спина пса. Я заметил, что зубы у него сточены, видимо, о плоть незваных гостей, неосторожно зашедших во двор, либо о кости, палки или камни, которые он грыз от нечего делать.

— О, я знаю, это снова его ужасная прострация, доктор, — всхлипнула дама, заламывая руки. — Эта бездомная дворняжка с соседней улицы снова пришла в охоту, и я просто не в силах удержать моего пса. Но кто-то ведь должен принять меры!

Я не понял, что она имела в виду, поскольку понятия не имел, с помощью каких мер этот «кто-то» мог бы воздействовать на нормальный репродуктивный цикл. От меня не ускользнуло слово «прострация», и я решил поправить леди, исключительно в интересах науки.

— Простата, — объявил я.

— Что вы сказали?

— У него простата, а не прострация. О прострации говорят, когда кто-нибудь отключается и лежит без движения.

— Ну да, такое с ним тоже случается!

То, что она является владелицей собаки с черным языком и красными глазами, да еще с больной простатой и склонностью впадать в прострацию, внушало ей необъяснимую гордость. По крайней мере, мне так показалось.

Возможно, не всем известно, что кобели обладают предстательной железой, а многим это, вероятно, безразлично до тех пор, пока у их собственного пса не начнутся такого рода проблемы. Я не стану описывать здесь методы исследования простаты кобелей, скажу только, что делается все, как при осмотре человеческих самцов.

— Как его зовут? — спросил я у леди, подходя к псу.

— Грязнулей.

Кличка вполне соответствовала действительности. Этому Грязнуле не помешало бы принять душ, расчесать шерсть, обрезать когти и почистить зубы.

— Пес кусается?

— О нет, мои внуки любят на нем виснуть, а он никогда даже не огрызнется, — заверила хозяйка.

— Может быть, лучше надеть на него намордник, просто так, на всякий случай? — предложил я.

— Нет, это так жестоко! Обещаю, буду крепко его держать, — взмолилась дама.

Рассудив, что она лучше знает свою собаку, я решил уступить и приготовился начать процедуру, которую медицинские работники именуют осмотром предстательной железы. Я не раз проводил подобное исследование, и убедился: собаки испытывают при этом значительно меньший дискомфорт, чем люди; уверен, все дело в том, что четвероногие пациенты не начинают нервничать за несколько дней в ожидании неприятного свидания с урологом.

— Покрепче держите ему голову, мэм, — попросил я.

Это было еще до того, как страховые компании решительно высказались против общепринятой практики, разрешавшей хозяевам животных самим держать питомцев во время осмотра в ветеринарной клинике.

Жалостливая дама обеими руками обхватила покрытую шрамами голову своего бывалого пса, а я натянул перчатки и зашел собаке в тыл. Пес не сводил с меня глаз и пристально следил за каждым моим движением. Я осторожно приподнял ему хвост, но едва мне удалось войти в контакт с означенной железой, как пациент взорвался, словно динамит в консервной банке.

В считанные секунды свирепо рычащий Грязнуля вырвался из рук своей запаниковавшей хозяйки, развернулся на столе и вонзил четыре тупых зуба прямо в мою правую руку. Честно говоря, едва заслышав рык, хозяйка тотчас же разжала руки и воздела их к потолку. А когда я схватился от боли за запястье правой руки, пес спрыгнул со стола, щедро полил мочой нижнюю половину северной стены кабинета, повернул ко мне свою клоунскую физиономию и победно ухмыльнулся.

— Какого же я свалял дурака, разрешив женщине держать собаку, — вот была моя первая мысль, когда я, заливая кровью пол, бросился к раковине. — Почему не настоял, чтобы на него надели намордник?

Вторая мысль была об игре в гольф. Все неделю я предвкушал, как мы с моим постоянным партнером аптекарем Лореном Кодлом возьмем реванш у наших соперников Билли Девиса и Джима (Титаника) Томпсона. Предыдущая встреча была прервана хозяином лошади, которому экстренно понадобилась моя помощь.

Я собирался поехать в гольфклуб часа через два-три, а теперь сомневался, смогу ли не то чтобы играть, а хотя бы держать клюшку, поскольку рука продолжала кровоточить и быстро опухала.

Лорен не придет в восторг, узнав о моей очередной травме. На прошлой неделе у меня болела поясница из-за того, что на меня улеглась арабская кобыла, когда я зашивал порез на ее правом колене. До этого баран с разбегу врезался мне в грудную клетку, а еще раньше скунс укусил меня за указательный палец правой руки.

Тем временем хозяйка увела Грязнулю в приемную, где прочитала ему краткую лекцию о том, как невежливо кусать людей, ни словом не обмолвившись, по какой причине нельзя кусать доктора Джона. Очевидно, она не считала это таким уж страшным проступком, коль скоро все мои неприятности были оплачены.

После непродолжительной дискуссии мы с ней решили, что, пока Грязнуля пребывает в таком настроении, делать ему инъекции небезопасно, и я рекомендовал добавлять антибиотик в корм, поскольку болезнь никак не отразилась на аппетите пса. Наполнив флакон новым чудодейственным снадобьем, предназначенным для индюков, но, по-моему мнению, вполне подходящим и для собак, я, любезно улыбаясь, проводил обоих до автомобиля, после чего ринулся к холодильнику за льдом.

Однако повязка со льдом только усилила боль. Ощущение было такое, словно кто-то ввинчивает мне в руку четыре здоровенных штопора. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что укус из-за тупых, стертых зубов Грязнули оказался не настолько глубок, как мне показалось, и рана больше похожа на обширную ссадину. Я подержал лед подольше, пока рука окончательно не онемела, затем вытер ее насухо, смазал раствором антибиотика для индюков, после чего тщательно забинтовал, пользуясь левой рукой и зубами, а напоследок принял две таблетки аспирина.

В тот день я решил не ходить в церковь, дабы избежать сокрушительных рукопожатий. Впрочем, я опасался не столько рукопожатий — здороваться я мог бы и левой рукой, — сколько необходимости в деталях обсуждать происшествие: несомненно каждый из присутствующих стал бы предлагать мне проверенные домашние снадобья и вспоминать, как кто-то из его знакомых умер или потерял руку в точно такой же ситуации.

К тому времени, когда я прибыл в гольфклуб, боль немного утихла. Рука почти не беспокоила меня, если я не пытался шевелить пальцами, но заметно опухла.

— Что с вами сегодня, господин ветеринар? — поинтересовался Лорен, заметив, что я осторожно держу поврежденную руку над головой. В таком положении она меньше болела.

— Ничего особенного, господин аптекарь, просто царапина, — солгал я.

— Вас снова укусила собака? — справедливо предположил он. — Вы никогда не думали подыскать себе нормальную работу?

Я решил не признаваться, что такая мысль приходила мне в голову совсем недавно, вместо этого вышел к метке и начал экспериментировать с клюшкой, пробуя различные способы захвата, и предоставил остальным обсуждать мою последнюю травму и строить догадки, как она повлияет на исход матча.

— Надеюсь, вы уступите нам два боковых? — попросил Лорен у наших соперников. — Сегодня его снова укусила собака.

В ответ они оба должны были разразиться негодующими возгласами, а затем отказаться от этой «возмутительной и совершенно бредовой идеи». Так и случилось.

— Два боковых? Да вы белены объелись? — хором воскликнули Билли и Тай.

— Даже родной бабушке я не уступил бы двух боковых! — добавил один из них.

— Еще бы, — поддержал второй, — МакКормак каждый раз рассказывает сказки про собачий укус, наверное, просто рассчитывает вызвать у нас сочувствие и выпросить фору. А между прочим в прошлый раз меня тоже укусили, да к тому же я еще и обжегся.

Лишь после того как я продемонстрировал руку, они проявили некоторое сочувствие, даже не стали требовать, чтобы я снял бинт, ограничившись осмотром выползшей из-под повязки зловещей красноты. И, наконец, был достигнут компромисс, соперники согласились уступить мне удар на номере четвертом и разрешили бить от дамской лунки номер семь.

Первый мяч я послал неудачно. Он улетел за деревья на левом фланге и приземлился в живой изгороди Клиффа Дансби, неприлично далеко от поля. Билли и Джим разразились хохотом, а мы с Лореном только горестно смотрели вслед мячу, не в силах поверить в мой позор.

Пока на поле действовали наши противники, я отошел в сторону и принялся отрабатывать захват. Выяснилось, что в момент удара я излишне напрягал поврежденную конечность. Очевидно, унизительный промах объяснялся тем, что мою руку повело от боли.

— Не позволяйте своей правой руке действовать самостоятельно, пусть она только поддерживает левую в момент удара, — посоветовал мне Лорен. — Потому-то мяч и отклонился вправо. Я хотел сразу же сказать вам об этом.

— Что мне действительно необходимо, так это кусок пластыря, — пробормотал я, копаясь в своей сумке.

В одном из отделений я обнаружил широкий пластырь для лошадей и в несколько слоев обмотал им раненую руку. В результате кисть превратилась в толстый сверток, утратив всякую способность гнуться и что-либо удерживать. Теперь я ничего не мог делать этой рукой, безжизненно лежавшей на рукоятке клюшки в полусогнутом положении.

— Бейте, МакКормак, если можете, конечно! — воскликнул Джим.

Пробная попытка показала, что благодаря новой повязке и усовершенствованному захвату клюшки я почти не ощущал боли в руке. Тем не менее, почувствовав прилив азарта и некоторого раздражения против соперников, я решительно вышел вперед и ударил по мячу, послав его далеко вперед, намного дальше обычного.

На поле воцарилось молчание, нарушаемое только фырканьем Лорена и невежливыми комментариями противников.

— Мы снова попались, Джим, — объявил Билли.

Мой мяч все еще катился, подскакивая по засохшей траве, и в конце концов остановился внутри огороженной лужайки.

Джим, ни слова не говоря, отошел в дальний конец поля, яростно толкая за собой старую, разбитую и отчаянно скрипевшую тележку. Было ясно, он не собирается иметь со мной ничего общего.

Настала моя очередь сделать следующий бросок, который должен был покрыть значительную часть лужайки. Я извлек из сумки клюшку и небрежно ударил по мячу, но промазал. У меня не вышло высокого навесного броска, на который я рассчитывал, и мяч взлетел совсем невысоко — не выше пряжки поясного ремня — под дружный смешок Джима и Билли. Однако их веселье прекратилось, когда мяч врезался в мачту с флажком, а затем каким-то чудом упал почти отвесно рядом с лункой. Из-за мощного удара, пришедшегося по середине мачты, флажок покосился вправо и прекратил раскачиваться только к тому моменту, когда соперники приготовились к своему второму броску.

Мне стало неловко! И не только потому, что я добился такого успеха на пятой лунке, — ведь мы с Лореном выцыганили у них фору из-за моей пораненной руки! Теперь доверие ко мне было серьезно и, возможно, окончательно подорвано. Билли с Джимом больше не поверят ни одному моему слову.

Оставшиеся семнадцать лунок мы разыграли вничью, а на восемнадцатой первый раз в жизни мой счет равнялся семидесяти трем очкам. Каждая подача была настоящей мечтой игрока-любителя, а каждый удар был результатом полной сосредоточенности и уверенности в себе. Лорен заговорил о том, что наш предыдущий матч был прерван, поскольку меня отозвали к лошади; как оказалось его признали проигранным, хотя мы и вели в счете. Я не очень понял, какое отношение это имеет к сегодняшнему матчу. Однако из-за всех этих разговоров и соглашения, которое нам пришлось заключить после девятой лунки, наш матч признали закончившимся вничью. А мне так и не пришлось как следует насладиться своим триумфом!

Мало того, возникла еще одна проблема. Потерпев фиаско на первой лунке, Билли и Джим прикусили языки, и даже Лорен перестал разговаривать со мной, после того как я длинным броском накрыл лунку под номером пять. Он не поздравил меня с отличным попаданием, да и к лунке мне пришлось идти одному. А противники даже не поблагодарили меня, когда я нашел их мяч, закатившийся в глубокую выбоину.

За всю мою практику игры в гольф, полную промахов и неудач, мне выпал лишь один-единственный миг торжества, однако я не почувствовал радости. Какой смысл играть, если вы не можете обсудить с друзьями удачный бросок?

Через пару дней после матча мне позвонила хозяйка Грязули. Псу лучше не стало, и она решила, что ему необходимы уколы.

— Я возьму с собой Джеймса, своего садовника, чтобы он подержал пса, когда вы будете вводить ему лекарство. Кстати, я слышала, что Грязнуля принес вам удачу и в прошлое воскресенье вы выиграли партию в гольф.

— Кто вам сказал? — поразился я.

Разумеется, в нашем захолустном городишке, где все знакомы друг с другом, новости разносятся быстро и удивляться тут нечему. Но мне было любопытно, от кого она узнала эту новость.

— Мой муж заходил в аптеку, чтобы заказать лекарство, и услышал об этом от Лорена. Кроме того, в то воскресенье некоторые клиентки парикмахерской Люсиль тоже были на поле для гольфа и слышали, как о вашей игре рассказывал мистер Идрейн.

В маленьком городке не соскучишься — если вы любитель собирать сплетни и слухи.

Несколько часов спустя Грязнуля стоял на смотровом столе, стиснутый мощными руками Джеймса. Пасть была надежно обмотана пластырем. Действуя левой рукой, я провел осмотр и мои подозрения подтвердились. Простата оказалась увеличенной и воспаленной, поэтому пришлось назначить псу курс инъекций. Целую неделю верный Джеймс водил Грязнулю в клинику и ограждал меня от возможных увечий.

Три недели полного покоя, и, наконец, моя рука уменьшилась в размерах до такой степени, чтобы взяться за клюшку по-старому. Поскольку раньше я всегда держал ее неправильно, мой счет незамедлительно снизился, и меня снова приняли в братство местных гольфистов. Как приятно было опять допускать промахи и досадовать на неудачи!

Я до сих пор еще мечтаю научиться играть лучше. Мне даже приходила в голову безумная идея съездить домой к Грязнуле и сунуть руку ему в пасть… Или добрые отношения с приятелями по гольфклубу важнее заработанных очков?

Глава 25

С годами я набрался опыта, научился правильно обращаться с собаками и кошками во время осмотра, количество укусов и царапин пошло на убыль. Однако мне стало казаться, что теперь у меня больше травм, получаемых во время работы на фермах, вероятно, с возрастом притупилась реакция. Мои глаза замечали приближающееся копыто, мозг предупреждал, что лошадь готовится лягнуть, а вот ноги не успевали унести меня от опасности. Теперь стало трудно прыгать через заборы и вступать в поединки с годовалыми бычками или шотландскими пони, хотя во многих случаях меня выручала интуиция.

Не считая собак, кошек и коров, самыми опасными пациентами были свиньи. К тому же я обычно испытывал неловкость, заходя куда-нибудь после посещения свинарника, поскольку от моего комбинезона исходил его весьма специфический аромат. Обычно люди не одобряют представителей рода человеческого, за которыми тянется шлейф подобных запахов.

В начале шестидесятых, сразу после окончания ветеринарного колледжа, я работал помощником ветеринара у доктора Макса Формана, обслуживавшего довольно оживленный участок в округе Болдуин, в штате Алабама. Этот округ, расположенный к востоку от реки Миссисипи, был самым протяженным с севера на юг и являлся в то время одним из наиболее продуктивных сельскохозяйственных районов страны. Мой руководитель лечил разных животных на огромной территории, вызовы на фермы нам приходилось согласовывать по рации или с помощью сигнализации — мы называли это «сделать отмашку».

— Мне срочно нужен ветеринар! — кричал по телефону какой-нибудь обезумевший животновод.

— Конечно-конечно! Бегите к шоссе и сделайте ему отмашку. Ветеринар как раз едет в вашу сторону. Торопитесь! — отвечали ему в клинике.

Иногда сообщение, что кто-то нуждается в нашей помощи, застигало меня неподалеку от пункта назначения. Я подруливал к заднему крыльцу и останавливал свой грузовик прямо у порога фермерского дома. Распахнув дверь, хозяин обнаруживал машину с ветеринаром, ожидающим его указаний.

— Как вы ухитрились так быстро добраться? Я ведь только что повесил трубку! — изумлялся потрясенный фермер.

— Мы стараемся оказывать качественные услуги, — обычно отвечал я. — К тому же мой автомобиль ездит довольно быстро.

— Тогда вам лучше притормозить, иначе вы станете, как доктор Форман, — он-то иногда разгоняется до сотни!

— Джон, сгоняйте на свиноферму братьев Блэк, у их свиноматки проблемы с молоком, — в один из дней объявила рация голосом доктора Формана. — Это белая свинья.

Последнее уточнение едва ли могло мне помочь, поскольку такими же были и все остальные свиньи на ферме. Макс, несомненно, являлся отличным ветеринаром, но совершенно не умел ни объяснить, как проехать на ферму, ни как следует описать пациента. «Вы сразу заметите», — был его излюбленный ориентир.

— Кстати, она в третьем стойле слева, — опять взревела рация.

— Десять-четыре, база, я заскочу туда прямо сейчас, так как нахожусь неподалеку, — ответил я.

Мы вечно заскакивали куда-нибудь по дороге.

На ферме меня никто не встретил, поэтому я прихватил из машины черную сумку и ведро, разбежался и перепрыгнул через дощатый забор, но оступился и упал в грязь, смешанную со свиным навозом, услышав при этом тошнотворный звук рвущихся связок и треск костей щиколотки. Обжигающая боль свидетельствовала, что мне нечего рассчитывать на обычное растяжение, которое пройдет через несколько дней. Бессильно барахтаясь в грязи, я на секунду пожалел, что не поступил на работу в небольшую ветеринарную клинику в Мемфисе. Никакой собачий укус не мог сравниться с тем кошмарным положением, в котором я оказался.

Через несколько минут, ушедших на гримасы и растирание поврежденной лодыжки, я понял, что не смогу ни разыскать заболевшую свинью, ни тем более заняться ее лечением. Но тут вспомнил, что у меня есть и другие вызовы, и попытался приободриться. Разумеется, стоит минутку передохнуть, как мне станет лучше, может быть, даже удастся приступить к работе.

Но моя лодыжка, до сих пор сгибавшаяся без затруднений, казалось, окаменела внутри высокого ботинка. Мне пришлось несладко, пока я стягивал его, но, в конце концов, он сдался и нога получила небольшую передышку. С трудом веря собственным глазам, я наблюдал, как лодыжка стремительно опухает.

— Нужно встать, не то меня еще и стошнит, — пробормотал я себе под нос.

Может быть, неприятное ощущение объяснялось пульсирующей болью в ноге, однако не исключено, что тошнота подкатывала из-за отвратительного запаха свиного навоза.

Опираясь на найденный в мусоре обломок доски, я доковылял до грузовика и связался с клиникой по рации.

— Мобил-три вызывает базу, ответьте, — жалобно произнес я дрожащим голосом. Через мгновение мне ответил ласковый голос миссис Корнелии.

— Говорите, доктор Джон.

— Миссис Корнелия, я сломал ногу! Она опухла, сильно болит и я не могу на нее наступить.

— Не может быть! — воскликнула она. — Бедняжка, погодите-ка минутку.

Я опустился на сиденье грузовика, пристроил ногу на коробку с кальцием, успокаивая себя мыслью, что скоро ко мне прибудет помощь. Боль немного утихла, или мне так казалось, ведь я надеялся, что друзья уже выехали на помощь.

Почти теряя сознание, я прикрыл глаза и стал представлять, как мои приятели из добровольной пожарной команды выскакивают из своих домов и офисов и, садятся в автомобили, выруливают на шоссе, вздымая облака пыли… Я прямо-таки видел, как они мчатся по городу на красный свет светофора, размахивая руками и отчаянно сигналя. Разумеется, машина скорой помощи тоже едет за ними, ее сирена ревет на весь город, а возле лобового стекла мигает красный огонек. Да и шериф вместе с городским констеблем сразу примчатся сюда, как только узнают, что старина Джон сломал ногу.

— Как хорошо иметь таких друзей, — подумал я. — Никакая работа в Мемфисе, даже самая безопасная и чистая, мне не нужна.

Мне стало стыдно за самую мысль об отъезде. Теперь я ни за что не расстанусь с нашим крохотным городком.

Потрескивание рации вырвало меня из оцепенения.

— Доктор Джон, вы слышите меня?

В ответ я застонал в микрофон.

— Доктор Джон, доктор Форман сказал, что, поскольку уже половина пятого, вам лучше ехать домой и на остаток дня взять выходной. Он сам съездит по вашим вызовам, — сообщила она извиняющимся тоном.

— Вы хотите сказать, что за мной никто не приедет? — переспросил я, не веря своим ушам, — вы бросите меня здесь одного умирать?

— В клинике все заняты, доктор Джон. Уитни стрижет пуделя на заднем дворе, доктор Форман на севере округа, а Вуди уехал на случку на молочную ферму в Сильвер Вэлли. Я звонила в закусочную, но никого из добровольцев там не оказалось, а машина скорой помощи в ремонте, ей меняют трансмиссию, — сообщила она. — Может быть, вам наложить на лодыжку мазь, чтобы немного снять опухоль?

— Что? Наложить мазь? — мысленно возмутился я. — Человек в полном одиночестве погибает в вонючем свинарнике, а ему советуют смазать мазью лодыжку, которая того и гляди отвалится напрочь! Да окажись на этом месте какой-нибудь слабак, его уже не было бы в живых!

Мою мысленную тираду прервал скрип гравия под шинами грузовика. Это мистер Блэк, хозяин свиноводческой фермы, проезжал поблизости и решил заскочить, узнать, как дела у его свиньи.

— Прошу прощения, сэр, — начал я, — если вы посмотрите, как опухла моя нога, та, что лежит на коробке, то сами поймете, что я не в состоянии заняться вашей свиньей. Нога надолго, а, возможно, и навсегда вышла из строя. Надеюсь, за мной вышлют скорую помощь.

— Означает ли это, что вы не пришлете мне счет за вызов? — радостно осведомился мистер Блэк.

Затем, не тратя времени на всякие там «чем вам помочь?», он развернулся и вошел в свинарник через предусмотренные для этой цели ворота. Очевидно, он не питал пристрастия к прыжкам в высоту.

Кровь, обогащенная адреналином, прямо-таки закипела у меня в жилах, а благодушные мысли о дружбе и братстве начисто испарились. Стиснув зубы и прищурив глаза, я решил доказать им всем, что прекрасно обойдусь без чьей-либо помощи: сам доеду до больницы, доковыляю до дверей, волоча сломанную ногу, и потребую, чтобы мне немедленно оказали помощь! И не поздоровится любому, кто осмелится сказать хоть слово насчет вонючего свиного навоза, покрывавшего мою одежду.

Десять миль до города стали для меня ужасным испытанием. Поскольку передачи у моего грузовика переключались вручную, я с трудом манипулировал сцеплением, тормозом и акселератором, нажимая на педали гудящей от боли левой ногой. Через некоторое время обнаружилось, что давить на газ можно с помощью того самого обломка доски. Правда, грузовик при этом то и дело вилял из стороны в сторону, дергался и останавливался в самые неподходящие моменты.

Однако такой способ управления автомобилем в наших краях, а может быть, даже и в Висконсине, не попадал в разряд слишком уж эксцентричных. Поэтому местные жители, встречавшиеся мне по пути, просто сворачивали к обочине, освобождая дорогу для моего грузовика; никто не заподозрил, что передвижение зигзагами и панически вытаращенные глаза водителя могут быть вызваны каким-то экстраординарным событием.

Мое прибытие в больницу прошло довольно заурядно. Ни персонал, ни остальные посетители не обратили на меня особого внимания, хотя многие все же морщили носы и недоуменно хмурились, сталкиваясь с вымазанным в навозе пациентом. Но и эту проблему удалось решить, когда мне поспешно выдали полагающийся больным голубой халат, который правда был мне маловат. Покуда я заполнял бланки и отвечал на вопросы о своей страховке, мои пахучие одежды подцепили шваброй и унесли в мусоро-сжигатель. После этого совсем молоденький доктор осмотрел мою ногу и отправил меня на рентген.

Появившийся ангел милосердия ввел мне обезболивающее, после чего, как я смутно припоминаю, мы принялись обсуждать материал для гипсовой повязки и приблизительные сроки моего выздоровления. А потом рядом со мной раздался громкий голос другой медсестры.

— Что вы, такая повязка будет слишком тяжелой и громоздкой, — буквально прокричала она.

— Конечно! — голос ангела был столь же громким. — Держу пари, теперь он надолго застрянет у себя в клинике среди блохастых пуделей и простуженных чихуахуа.

— Почему вы так считаете? — слабым голосом спросил я.

— Я выросла на молочной ферме, мне ли не знать, что ни один ветеринар не сможет шастать по грязи с загипсованной ногой.

— Так что же прикажете с ним делать? — язвительно спросил молодой доктор, входя в палату.

— Поскольку перелом незначительный, я бы просто наложила на него побольше мази и отпустила пациента на все четыре стороны.

Я откинулся на подушку и уснул буквально посреди разговора.

На следующий день меня выписали из больницы. Несмотря на толстую гипсовую повязку, мне все же удавалось потихоньку перемещаться, однако ходить на костылях было настоящей пыткой. Помог доктор Форман, который предложил подложить под гипс специальную прокладку для ходьбы.

— Мы делаем такие для телят, так почему же не сделать то же самое и для телячьего доктора?

С этими словами он принес алюминиевый стержень, кусок покрышки и широкий пластырь для лошадей. Теперь я мог ходить, не ощущая боли. С помощью того же пластыря доктор Форман нарастил педаль газа, чтобы мне было легче управлять машиной.

Во всяком случае, не помню, чтобы я взял хотя бы один выходной.


Лодыжка срасталась медленно, возможно из-за того, что я поторопился снять гипс или проявлял излишнюю активность. Нога постоянно подворачивалась и снова опухала, доставляя массу неприятностей. Единственное спасенье — тугая повязка и высокие ботинки, зашнурованные до самого верха; они давали лодыжке хоть какую-то поддержку и защищали связки от растяжения.

Тридцать лет спустя я снова сломал ту же лодыжку, причиной тому — капризный характер норовистой телки. Когда я проводил тест на беременность, она внезапно впала в буйство, принялась скакать вокруг меня, сопровождая энергичные телодвижения громким мычанием, и в конце концов наступила на мою несчастную ногу своим копытом. На этот раз я услышал приглушенный хруст, сопровождавшийся обжигающей болью. Случилось это в начале ноября, а ноябрь — обычно самый жаркий месяц для ветеринара. Я снова был вдали от дома и нашего семейного врача. Теперь, в разгар девяностых, я рассчитывал получить от медицины что-нибудь более эффективное, чем тот обмотанный пластырем гипс, в котором я расхаживал в шестидесятые.

Хозяин коровы находился в дальнем углу загона и отбирал животных для осмотра, поэтому ничего не заметил. Когда же он повернулся и увидел ветеринара, скачущего на одной ноге, понял, что со мной случилась какая-то неприятность.

— Что с вами, док? Вы, часом, не на гвоздь наступили? Мне казалось, я все подобрал.

— Нет, гвоздь тут ни при чем. Просто снова сломал лодыжку, — ответил я.

Слава Богу, было не так больно, как в первый раз. Хотя я сумел опустить ногу на землю, но встать на нее мне все же не удалось.

— Сломали ногу? Вы уверены? Но как? — его лицо стало пепельно-серым.

Я испугался, что он воспроизведет любимый трюк «падучего» Дженкинса, большого любителя обмороков.

— Вам лучше сесть, — посоветовал я, оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь подходящего.

Мой грузовик стоял с противоположной стороны сарая, а здесь, во дворе, сесть было не на что, разве что в грязь под ногами или на большую кучу коровьего навоза, перемешанного с соломой.

— Со мной все в порядке, я только на минутку прислонюсь к изгороди, — ответил он, слепо нашаривая опору.

— Если хотите, можете посидеть в грузовике. Не советую вам падать в обморок прямо здесь, уж очень грязно.

Через минуту он пришел в себя, принялся извиняться за свою корову и даже предложил мне помощь.

— Может, отвезти вас в больницу?

— Сколько коров мне осталось осмотреть? — спросил я вместо ответа.

— По моим подсчетам, восемь. Но ведь вы, наверное, не сможете работать?

— Если вы будете по очереди загонять коров в станок и держать голову, я справлюсь. Не стоит останавливаться на полпути. Только дайте мне какую-нибудь доску, чтобы я мог опереться на нее, как на костыль.

Через полчаса я уже катил по шоссе, отвергнув предложение клиента, вызвать знакомую медсестру для осмотра моей ноги. Теперь я всегда возил с собой болеутоляющие порошки, да и грузовик имел автоматическую коробку передач, так что им можно было управлять одной ногой. Мне не терпелось поскорее добраться до дома.

Был уже поздний вечер, когда под шинами моего грузовика заскрипел наконец гравий подъездной дорожки. Принятые мной болеутоляющие таблетки помогли, и поездка прошла вполне удачно. Однако нога в лодыжке не сгибалась и идти было тяжело.

— У меня есть для тебя одна новость, — сообщил я жене на следующее утро. Проснулись мы довольно поздно.

— Очень плохая? — встревожено спросила Ян, садясь в постели.

— С чего ты взяла, что она вообще плохая?

— Просто знаю. Тебе нужно сходить к врачу?

— Нет, в больницу. Я сломал ногу.

Услышав это, жена вихрем слетела с кровати и принялась осматривать раздувшуюся черно-синюю лодыжку, то и дело пересыпая комментарии восклицаниями: «Вот это да!», «Ты всегда так внимателен к своему здоровью» или «Ты всю жизнь стараешься сделать все, чтобы тебя пришибли или изувечили», наконец, она поинтересовалась, почему я не отправился к врачу вчера вечером…

Через несколько часов, уже в больнице, после оформления бумаг, рентгена и бесчисленных вопросов, как и где я получил травму, хирург-ортопед вынес свой вердикт, позвонив в палату по телефону.

— Это доктор Мэй, я только что посмотрел ваш снимок. У вас перелом большой берцовой кости. Придется поставить туда парочку шурупов. Сегодня я дежурю по городу, поэтому мы займемся вашей ногой завтра.

— А почему не сегодня? Завтра мне предстоит работать со стадом.

— Выслушайте меня очень внимательно, доктор МакКормак. В ближайшее время, недель шесть, а то и больше, вы не должны иметь с коровами ничего общего, разве что можете пить молоко, — решительно объявил он. — Если у вас запланирована такая работа, отмените ее.

— Но как же…

— Хорошо, я приеду в клинику как только покончу с делами и немного перекушу. Передайте трубку медсестре. Вы обедали?

— Да, только что съел кусок пирога и выпил молока.

— Тогда вместо общей анестезии вам лучше назначить спинальную. Договорились?

— Со мной все в порядке, мне просто хочется поскорее покончить с этим.

Уже через несколько минут мной занялись вплотную: сделали рентген грудной клетки, взяли анализ крови, заставили подписать целую кипу бумаг, а затем ввели успокоительное. После чего усадили на каталку, отвезли в хирургическое отделение и сделали спинальную анестезию. Анестезиолог был потрясен, узнав, что эпидуральная анестезия — обычное дело в ветеринарии и применяется в лечении коров, причем мы пользуемся теми же препаратами.

Я дремал, когда кто-то взял меня за руку и окликнул по имени.

— Прошу прощения, доктор МакКормак, не могли бы вы подписать вот здесь? Я медленно поднял веки и увидел над собой ослепительный потолок предоперационной и чью-то длинноволосую голову в ореоле света от флюоресцентных ламп. Я сфокусировал взгляд и обнаружил, что роскошная, тщательно причесанная светло-каштановая шевелюра обрамляет вполне мужское лицо. Волосы каскадом спадали на широкие плечи и слегка завивались на концах. Сначала я решил, что уже распрощался с жизнью, поскольку привидевшееся мне лицо чрезвычайно напоминало изображения Иисуса Христа, которые многие из моих клиентов держат на каминной полке в своих домах; но благодаря хорошему обонянию отказался от этой идеи. Едва ли на небесах может пахнуть препаратами для анестезии и средствами против стафилококка, да и с какой стати я не чувствую нижней половины тела, если меня уже нет в живых?

— Что это? — рассеянно поинтересовался я.

— Меня зовут доктор Мэй, нужно, чтобы вы подписали еще один бланк, — ответил мне мужской голос.

Вряд ли Христос может говорить с южным акцентом, подумалось мне.

Нацарапав свою фамилию внизу страницы, я выслушал от доктора какие-то ободряющие напутствия и снова погрузился в размышления.

Через несколько часов, когда мне в ногу ввели титановые шурупы, соединившие обломки костей, доктор Мэй — теперь его волосы были собраны в «хвост» — присел у изголовья моей кровати. Он в деталях объяснил суть операции и прочел лекцию, как я должен себя вести и чего не должен делать в течение ближайших шести недель. Затем в палату вошли два парня с короткими стрижками и в белых халатах. Они выдали мне костыли и подробно разъяснили, как ими пользоваться. Я удивился, почему на каждый костыль приходится по инструктору, но позднее, получив счет, понял, в чем тут дело.

Нога срослась быстро, на этот раз она не подворачивалась, вероятно благодаря надежно скреплявшим ее шурупам. Этот случай заставил меня сделать два важных вывода.

Во-первых, я должен лучше следить за своим здоровьем и избегать опасных ситуаций.

Во-вторых, длина волос никак не отражается на профессиональных качествах человека. Доктор Мэй не раз помогал моим домочадцам, друзьям и клиентам, если у них возникали ортопедические проблемы. Он не только замечательный доктор, но и отличный друг, хотя так до сих пор и не постригся.

Глава 26

— Док, у моего рыжего быка здоровенный нарост на боку, — как-то спозаранок известил меня по телефону один из постоянных клиентов.

Понедельник только начинался. Хотя я уже проснулся, но еще не вылез из-под одеяла и мысленно планировал предстоящий рабочий день, пытаясь угадать, сколько дополнительных вызовов поступит сегодня и смогу ли я вечером заглянуть на собрание животноводов. По понедельникам у меня всегда много работы, поскольку владельцы животных обычно старались отложить решение незначительных, не требующих срочного вмешательства проблем до окончания выходных. Впрочем, в субботние и воскресные дни хлопот тоже хватало, а виноваты фермеры-любители, которые почти не следили за своим скотом в рабочие дни, зато уделяли им самое пристальное внимание по выходным после церковной службы, воскресного обеда и послеобеденного отдыха.

— Видимо, это нечто необычное, — саркастически заметил я, — в колледже меня учили, что наросты бывают на деревьях, а то, что появляется на боку у коровы, называют шишкой, кистой, абсцессом или опухолью. Разумеется, местные жители иногда именуют ее узлом, лепешкой или «этой штуковиной». Наверное, стоит позвонить в газету и опубликовать фотографию быка с наростом.

В сущности, я не имел привычки поучать людей, обратившихся ко мне за помощью. Но сейчас я разговаривал с мистером Вудсоном, одним из моих соседей и довольно близким приятелем, решившим обеспечить меня работой с раннего утра. Вудсон, владелец нескольких сотен голов рогатого скота, считался одним из лучших фермеров в округе и неоднократно получал награды за отличное ведение хозяйства. В его доме я был частым гостем, поскольку постоянно возникали многочисленные проблемы — начиная с обработки стада и заканчивая осмотром блохастого котенка, — и любые разговоры с ним самим или его помощниками были неизменно приправлены добродушными шутками, пикировкой и подтруниванием, о чем бы ни зашла речь. Как я и думал, мне не удалось застать его врасплох.

— На дворе раннее утро, а вы, док, уже в форме. Наверное, оттачиваете мозги к завтраку? Надеюсь, вы заострили их в достаточной степени, чтобы вылечить этот нарост, о котором я вам толкую, или мне лучше обратиться к настоящему ветеринару?

За несколько месяцев до этого разговора Вудсон со своими помощниками Шелнатом и Чойсом прошлись по поводу моего неумелого обращения с лассо: в тот день мне удалось заарканить их охромевшего бычка лишь ценой неимоверных усилий. Обычно я благополучно управляюсь с арканом, хотя иногда теряюсь от зубоскальства выстроившихся вдоль забора насмешников и критиканов. После шести промахов мне наконец удалось поймать бычка за переднюю ногу под дружный хохот зевак и громкое мычание перепуганного животного. Вместо того чтобы помочь мне обуздать лягающегося пациента, они хватались за бока от смеха, впрочем, предложи они свою помощь, я предпочел бы доказать, что могу справиться самостоятельно. После этого прискорбного случая ни один вызов на ферму не обходился без язвительных упоминаний о моем ловком обращении с веревкой.

Вторым поводом для упражнений в остроумии была моя встреча с небольшим, но очень проворным теленком. Он выглядел кротким и дружелюбным, но, как только я попытался повалить его на землю, чтобы осмотреть опухший пупок, в мгновение ока превратился в брыкающегося дьявола. Никто и не подумал прийти мне на помощь — мои потенциальные помощники корчились от хохота, пока острые маленькие копытца оставляли бесчисленные отметины на моих руках, плечах и даже голове.

— Вот за этим вы легко угонитесь, док, — однажды выдал Шелнат, указывая на пошатывающегося бычка ангусской породы двадцати четырех часов от роду. — Думаю, с этим-то вы совладаете!

Что я мог ему ответить? Оставалось лишь вместе с ним посмеяться шутке. Фермерам не помешает лишний раз повеселиться. Их труд тяжел и неблагодарен, и я даже радовался, если давал им очередной повод почесать языки.

Сразу после ланча я прибыл к мистеру Вудсону, намереваясь осмотреть быка с наростом на боку и назначить ему лечение. Мой пациент в полном одиночестве пережевывал свою жвачку. В углах его губ, постепенно накапливаясь, пузырилась слюна. Тонкая нить лениво стекала вниз, пока ее нижний конец не касался пола. В этот момент нить неожиданно обрывалась посередине, ее верхняя часть отскакивала обратно, словно стремясь укрыться в безопасной бычьей пасти, где весь процесс повторялся вновь. Бык с любопытством разглядывал меня, ни на минуту не прерывая своего занятия. Внезапно его челюсти остановились, решив, что порция достаточно прожевана, он проглотил ее, выдержал паузу, а затем отрыгнул новую партию жвачки. Было видно, как с волной обратной перистальтики она прошла по пищеводу в пасть. Бык снова приступил к своему обычному занятию. Вид у него был чрезвычайно сосредоточенный, наверное, так же самозабвенно жевал свою мятную жевательную резинку знаменитый мистер Ригли.

Сомневаюсь, что большинство людей когда-либо задумывалось над феноменом жвачки. Я же в свободную минуту, словно зачарованный, наблюдал за жующими коровами и удивлялся, насколько поразительны эти создания. Их способность производить молоко из травы и зерна — настоящее чудо физиологии. Человек ценит мясо и молоко, но, вероятно, высокой оценки заслуживают и побочные продукты животноводства, в частности, кожа, фармацевтические препараты, желатин и десятки других веществ, о происхождении которых мы порой даже не догадываемся. Во время обучения в ветеринарном колледже я узнал, что слюна, проглатываемая во время пережевывания жвачки в течение многих часов, выполняет роль буфера для первого желудка коровы, то есть действует наподобие лечебной минеральной воды.

— Сколько раз, по-твоему, корова пережевывает жвачку прежде чем проглотить ее? — как-то много лет назад спросил меня отец.

С тех пор я неоднократно пытался провести подсчет. Рыжий бык Вудсона сделал пятьдесят два жевательных движения, прежде чем отправил в желудок жвачку и отрыгнул следующую порцию.

Однако пора было браться за работу. Я осмотрел опухоль на левом боку пациента. Она была размером с небольшую дыню и располагалась на уровне локтя, ближе к девятому ребру; в этом месте довольно часто образуются шишки и гораздо реже абсцессы.

Бык безропотно зашел в станок, который я перегородил бревном из акации, потом зафиксировал голову и уже пальпировал образование, когда из дома неторопливо вышел Вудсон, по его глазам можно было догадаться, что он только очнулся от послеобеденного сна.

— Ох, простите, неужто я потревожил ваш сон? В следующий раз постараюсь не шуметь. В детстве меня тоже укладывали спать после обеда, и я знаю, как трудно справиться с раздражением, пока окончательно не проснешься, — съязвил я. — Но вам не стоило просыпаться и приходить сюда только ради того, чтобы помочь вашему покорному слуге!

В ответ он усмехнулся и, зевнув, уселся на перевернутое ведро. Не дождавшись реакции, я пожалел, что понапрасну растратил свое красноречие на человека, который не реагирует на мои колкости.

— Что это такое? — поинтересовался он.

— Похоже на крупный абсцесс, — ответил я.

— Откуда он взялся?

— Не знаю. Наткнулся на что-нибудь или его лягнула корова.

— И что с этим делать?

— Вскрывать.

— Прямо сейчас?

— Да, прямо сейчас, я только сделаю пункцию иглой.

— Эту штуку можно вылечить?

— Да.

За разговором я вымыл и выбрил небольшой участок, там, где абсцесс немного размягчился, затем быстро проколол его иглой, чтобы подтвердить свое предположение, и не ошибся — через прокол стал просачиваться густой желтоватый гной.

— А теперь я его вскрою, — сообщил я.

— А почему нельзя выпустить гной через иглу?

— Потому что для нормального оттока мне нужно проделать довольно большую дыру, потом промыть рану, а после этого засунуть внутрь марлю, пропитанную йодом, чтобы обеспечить дренаж.

Введя новокаин на участке предполагаемого надреза, я надел резиновые перчатки и быстро вскрыл кожу. Пациент проявлял завидную стойкость, но когда я расширял разрез и скальпель вышел за границу действия новокаина, старый бык решил, что обязан вмешаться и вполсилы двинул правой задней ногой в направлении моей руки. Из раны вытекло большое количество гноя и другой дряни.

— Господи, какая гадость, — воскликнул Чойс, неторопливо входя в сарай. Он тоже успел вздремнуть.

— Я и сам мог бы его вскрыть, — заявил Вудсон, — и сэкономил бы на оплате очередного смехотворного счета, который придет через несколько дней. Все, что нужно, — это вот такой забавный ножик, грошовое снадобье, похожее на йод, да пара резиновых перчаток.

— Так почему же не вскрыли? — спросил я, заталкивая в рану тампон из пропитанной йодом марли. — У меня и без того полно работы.

— Решил, что вам не помешает попрактиковаться.

— Вот деньги мне действительно не помешают. К тому же я люблю приезжать на вызов к богатеньким фермерам, разводящим птицу и коров, — у них-то денег куры не клюют.

— Черт! Чувствую себя таким разбитым, что даже не могу ответить! — воскликнул он. — Кстати, вам приходилось когда-нибудь видеть такие штуковины?

— Конечно, и довольно часто. Обычное дело для bos taurus, — ответил я.

Мне неоднократно задавали этот вопрос. Фермерам не хотелось, чтобы с их животными экспериментировал дилетант, пытающийся вылечить болезнь, с которой ему не приходилось сталкиваться прежде.

— Что это за босс, о котором вы толкуете?

— Bos taurus. Видите ли, так по-латыни называется короткоухая корова. А длинноухая корова брахманской породы, такая, как у ваших соседей, именуется bos indicus. Это очень древнее название, означающее «разрушитель загонов».

Я хмыкнул себе под нос, представив, что сказали бы соседи, услышав такой комплимент в адрес своих животных. Каждый мой визит на ферму, где разводили коров этой породы, сопровождался настоящими военными действиями, и по окончании работы изгородь неизменно превращалась в щепки.

— Вот из-за этих-то мудреных слов он и выставляет такие большие счета, — заявил Чойс. — Стоит ему обронить такое слово во время разговора, и к счету прибавляется пять долларов, вполне достаточно, чтобы честный человек потерял голову, открыв конверт с таким окошечком спереди.

— Да знаю я их уловки. Потому и не прикасаюсь к конвертам, разве что когда отправляю письмо. Обычно я прошу Бекки, чтобы она сделала это, — боюсь не перенести шока.

— Не понимаю вас обоих, — сказал я. — Когда у вас болит колено и вы идете в больницу, то, по-вашему, врач намеренно изощряется, если, ставя диагноз, например, говорит «разрыв мениска», а не «опухшее колено». А потом вы идете в кафе, хвастаетесь этими мудреными словами и возмущаетесь ловкачом-доктором, выписавшим вам такой счет. Врачи в подобных случаях просто пытаются оставаться в рамках науки.

Они закатили глаза и что-то пробормотали, но я как раз гремел ведром и хлопал дверцами грузовика. Было приятно поболтать с друзьями, но настало время отправляться по следующему вызову.

Через две-три недели Вудсон сообщил мне по телефону, что поспела сладкая кукуруза, и пригласил подъехать нарвать початков. Наполняя мешок, я услышал, как его грузовик остановился позади моего. Мы встретились между рядами кукурузы.

— Что это ты делаешь на моем поле, парень? — завопил он.

— Проверяю, не больны ли эти початки, — ответил я. — Собираюсь конфисковать несколько штук и забрать их в свою домашнюю лабораторию, чтобы провести бесплатное исследование. Похоже, у них глисты.

— Очень предусмотрительно с вашей стороны. Надеюсь вскоре получить от вас полный отчет, — язвительно заметил он. — Кстати, док, насчет того быка. Я только что видел его, так эта штука у него на боку выросла еще больше. Думаю, вам стоит взглянуть на нее как можно скорее.

— Предлагаю отправиться прямо сейчас.

Рецидив абсцесса нередко свидетельствует о наличии инородного тела внутри новообразования, об этом я и сообщил Вудсону после повторного осмотра.

— Вот что, на мой взгляд, могло произойти. Сами знаете, пасущиеся коровы иногда проглатывают вместе с травой гвозди, куски проволоки и другие металлические предметы. Так вот, когда я снова вскрою этот абсцесс, мы обнаружим там кусок проволоки, загнутой крючком с противоположного конца. Думаю, это он безуспешно пытается выйти наружу.

Мои слова породили обычные в таких случаях сомнения и запоздалые сожаления, что предполагаемую проволоку не извлекли в прошлый раз. Я тоже досадовал на себя — надо было осмотреть внутреннюю поверхность абсцесса более тщательно.

После повторного промывания, в ходе дренирования мой обтянутый перчаткой палец наткнулся на что-то острое, торчащее между ребрами. Тщательно исследовав находку, я вооружился щипцами с длинными ручками и осторожно извлек небольшой кусок ржавой проволоки. Как я и предсказывал, ее конец, зажатый моими щипцами, был загнут крючком. Удивительно, из каких только мест мне не приходилось извлекать крупные инородные тела. Ловкость, с которой был вытащен наружу этот предмет, а также прозорливость, позволившая мне точно предсказать, как он будет выглядеть, должны были, по моему мнению, произвести на публику неизгладимое впечатление.

Я поднял проволоку повыше и предъявил ее для всеобщего обозрения. Вудсон, Чойс и Шелнат подошли ближе. Мои ожидания, что кто-нибудь из них похлопает меня по плечу или произнесет пару восхищенных слов, не оправдались.

— Что скажете? — с гордостью спросил я.

— Значит, за то, что вы нашли этот кусочек проволоки, мне придется дважды оплатить вызов? — «возмутился» Вудсон.

— Вы не слишком-то сообразительны, док, — заявил Шелнат. — Вы же обещали, что крючок будет на другом конце проволоки!

Теперь у них, слава Богу, появился новый повод для издевок и, может быть, они на время забудут о моем неумении обращаться с арканом.

Иногда постороннему человеку трудно понять, почему добрые друзья общаются между собой в такой странной манере, но, возможно, лучший рецепт хороших отношений именно в том, чтобы побольше смеяться и пореже ворчать.

Глава 27

Мой клиент Джон Харлоу, брокер и животновод-любитель, невероятно гордился своим стадом коров ангусской породы. Обычно я заглядывал к нему на ферму не реже раза в неделю — чаще просто понаблюдать за животными и поделиться своими впечатлениями, а иной раз осмотреть корову, у которой, на взгляд хозяина, было что-то не в порядке. Вакцинации и обычный осмотр планировались заранее, нередко за несколько месяцев, и никакие силы — разве что ураган или чрезвычайные семейные обстоятельства — не могли этому помешать. Впрочем, однажды в августе столбик термометра поднялся слишком высоко, и нам пришлось отложить работу: каждая корова, которую мы загоняли в станок, впадала в панику — у них явно ухудшалось самочувствие. Помню, Джеймс и Баббахед — так звали главного пастуха и его помощника — высказались в том смысле, что «негоже возиться с коровами в такое пекло». Сначала я не соглашался с ними, полагая, что Баббахед говорит так, стремясь забраться в холодильник с напитками, стоявший в кузове пикапа, но, заметив, что у коров участилось дыхание, а языки вываливаются изо рта, понял — пастухи правы. Мы оставили животных в покое, и они отошли под сень ближайшей сосновой рощи, где протекал прохладный ручей.

Джон очень хотел побыстрее научиться коровьему бизнесу — он не пропускал ни одной статьи о разведении скота, созванивался с экспертами по всему Югу, выясняя их мнение, а затем применял новомодные идеи на практике в собственном хозяйстве. Частенько он набирал и мой номер — иногда по несколько раз в день — узнать, что я думаю о последних тенденциях, о которых ему довелось услышать на собрании животноводов или прочитать в недавнем выпуске специализированного журнала. Поэтому я нисколько не удивился, когда он позвонил сообщить о бычке, только что родившемся у него на ферме. Этого события мы оба ждали с большим нетерпением.

— Док, это настоящий супербык, он весит тридцать пять килограммов, — отрапортовал Джон прерывающимся голосом, — у него еще дрожат ноги, но он уже вовсю сосет. Вам лучше приехать поскорее и осмотреть новорожденного. Я подумал, уж не переквалифицироваться ли мне в коровьего неонатолога и педиатра. Но тогда пришлось бы переезжать: такая работа прокормила бы меня в Висконсине или другом штате с развитым скотоводством, но только не в лесистой Алабаме.

Конечно, я не мог отказаться обследовать будущего рекордсмена: самым тщательным образом изучил его сердце, легкие, небо, уши, пупок и все прочее, с помощью собачьего офтальмоскопа даже заглянул ему в зрачки. Я не упустил ничего — тем более Джон бдительно следил за моими действиями, готовый тотчас же указать на любой мой промах. Мне не удалось обнаружить ни малейшего дефекта, если не считать того, что одно ухо теленка было немного оттопырено, вероятно, из-за положения, в котором он находился в материнской утробе. Джон поинтересовался, нельзя ли исправить этот недостаток хирургическим путем, но я постарался убедить его, что со временем ухо выправится само. Бычка назвали Эбони. Позднее Джон внес поправку и стал звать его Кингом Эбони, а то и просто Кингом.

Бычок рос, а вместе с ним росла и гордость Джона, наслаждавшегося ролью счастливого обладателя поистине чудесного животного. Он рассказывал о нем гораздо охотнее, чем о собственных внуках, и в одно мгновение вытаскивал бумажник, чтобы похвалиться снимками Кинга перед первым встречным, невзирая на проявленный интерес или его отсутствие. Фотографии в бумажнике располагались таким образом, что сверху стопки лежали портреты быка, а внукам отводилось место где-то в глубине. Я начал замечать, что разговаривать с Джоном становится трудно: о чем бы не заходила беседа, она неизменно сводилась к бесконечным дифирамбам первому парню среди коров его стада.

Впрочем, Кинг Эбони действительно обещал стать превосходным быком. К двум годам он весил больше тонны и имел отличный экстерьер; судя по всему, бык обладал именно теми физическими параметрами, которые Джон рассчитывал получить, планируя вязку. Никогда в жизни я не видывал более совершенного животного. Даже оттопыренное ухо приобрело горделивый вид, прислушиваясь, он свободно вертел им в разные стороны, как это и было задумано Создателем.

Со всех концов на ферму приезжали специалисты по разведению животных, научные работники и просто любители быков с единственной целью — увидеть Кинга Эбони и восхититься его безупречным сложением. Все они пытались обнаружить какой-нибудь изъян или малейшее отклонение от нормы, но уезжали прочь, благоговейно покачивая головами и втайне сожалея, что такой бык жует траву не на их пастбище, а на лугах Джона. Им приходилось признать, что Кинг по праву носит звание лучшего представителя семейства парнокопытных, когда-либо рождавшегося в нашем округе. Этот факт лишь подтверждал совершенство быка, поскольку любой знаток скорее откусит свой язык, чем позволит себе произнести комплимент в адрес животного из чужого стада.

Несколько ферм, занимавшихся разведением быков, выразили желание приобрести Кинга Эбони. Переговоры и изучение его родословной затянулись на несколько недель, но однажды вечером Джон позвонил мне и сообщил новость — сделка состоялась; теперь его любимцу предстояло подтвердить безупречное состояние своего здоровья. Помимо требований, принятых в штате, куда хозяин намеревался отправить быка, Кинг должен был соответствовать еще более жестким нормам, разработанным Центром по искусственному осеменению. В конечном итоге, если установят, что бык отвечает всем критериям отбора, его замороженную в жидком азоте сперму разошлют по всему свету. Многие страны чрезвычайно придирчивы в отборе бычьего семени, поэтому мы договорились немедленно приступить к необходимым исследованиям и анализам.

Это был мой первый опыт в проведении такой работы, тем не менее я был полон решимости проделать все манипуляции, о которых прочитал в книгах, к тому же ферма, специализировавшаяся на племенной работе, прислала мне специальное руководство. Сначала я взял образец крови и отправил его в диагностическую лабораторию, чтобы там сделали пробы на бруцеллез, блутанг, лейкоз и другие заболевания. Затем провел полный осмотр, точно такой же, как в первый день жизни Кинга. Вдобавок я пропальпировал его лимфатические узлы, с помощью стетоскопа исследовал брюшную полость, проверил татуировку в ушах, чтобы убедиться в надежности идентификации, осмотрел язык, зубы и гортань. Выяснилось, что на одном ухе татуировка нанесена криво и что быки терпеть не могут, когда им осматривают горло, причем, не имеет значения, делается ли это вручную или с применением зевника и фонарика. При помощи офтальмоскопа я снова проверил его глаза, тщательно осмотрел прекрасно окрашенную роговицу на предмет наличия рубцов и пятен. Поскольку у Джона не имелось специальных весов, мне пришлось обмерить быку грудную клетку и рассчитать его примерный вес. Теперь оставалось лишь оценить его репродуктивные функции, я оставил этот тест напоследок, поскольку он предполагал ручное обследование, и зондирование, которые не понравились пациенту еще больше, чем осмотр гортани.

— Я не вижу никаких отклонений. Он в превосходной форме! — объявил я в заключение.

— Док, вы прямо клиника в одном лице, — признал Джон, когда я присел отдохнуть в бункер для корма. — Вот если бы и мне пройти такое же обследование.

— Наверное, это было бы возможно, будь вы таким же совершенным представителем своего вида, как ваш бык, — ответил я. — Впрочем, если займете очередь, будете следующим. Только не вздумайте лягаться и мычать, когда вас загонят в станок.

Недели через две мы получили результаты наших анализов, и они оказались идеальными. Кинг Эбони с блеском выдержал испытание. Я вновь отправился на ферму, вооружившись кучей бланков и стопкой сертификатов. Очередное полное обследование не выявило никаких изменений — все системы быка работали нормально. Занося данные в ветеринарный сертификат, я старался делать это очень аккуратно.

Несколько дней от Джона не поступало никаких известий, и я решил, что бык уже покинул округ и переехал на новое место жительства, но, оказалось, необходимо было провести еще одно, заключительное, исследование.

— Док, — обратился ко мне Джон, — завтра утром за быком высылают машину. Через двое суток, вероятно, около пяти часов вечера она приедет на ферму, чтобы забрать Кинга. Координатор сделки просит вас приехать для последней инспекции.

Через два дня я снова прибыл на ферму повторить осмотр и самым пристальным образом проверить каждый орган быка, доступный для такого исследования. Как и во время предыдущих процедур не было выявлено никаких отклонений, за исключением корявой татуировки. Все выводы я снова занес в рапорт и ветеринарный сертификат.

— Наверное, это самый здоровый бык в нашем штате, — сообщил я Джону.

Еще раз просмотрев справки, заверенные государственной ветеринарной инспекцией, я положил их в нарядный конверт со штампом и адресом клиники. В тот же день в клинику позвонил шофер лимузина, он хотел узнать, готов ли бык к отправке.

— Да сэр, он в загоне, его шерсть уложена, зубы почищены, на копытах маникюр, словом, он готов к переезду, — заверил я.

— Он здоров? — поинтересовался шофер.

Я вдруг понял, что больше не увижу Кинга Эбони. Но ближе к вечеру у меня в кабинете раздался телефонный звонок — даже от самого его дребезжания, казалось, разило неприятностями:

— Он издох, док. Окончательно и бесповоротно! — раздался в моем ухе голос, прерываемый тяжелым дыханием.

Когда звонящий забывает представиться, в первый момент мне приходит в голову, что это чей-то розыгрыш. Но в трубке не было слышно звона бокалов, душераздирающих мелодий из музыкального автомата или других звуков, обычно сопровождающих подобные глупые шутки, — ничего, лишь тяжелое дыхание.

— Кто говорит? — заорал я.

Терпеть не могу разговаривать неизвестно с кем, хотя и понимаю: позвонившие так расстраиваются из-за болезней своих подопечных, что забывают о подобных мелочах. Впрочем, почти все мои клиенты обладают неповторимыми интонациями, которые всегда выдают их, включая и те случаи, когда они пытаются меня разыграть. Даже Большому Патрику, прославленному мастеру имитации, не удавалось меня провести, если разговор продолжался достаточно долго и я успевал уловить его акцент уроженца Южной Каролины.

— Это Джон, док! Вы поняли? Бык подох, я же вам говорю! Приезжайте скорее!

Меня всегда удивляло, почему хозяева павшего животного требуют, чтобы ветеринар прибыл к ним как можно скорее. Если несчастное животное уже отошло в мир иной, к чему подвергаться риску заработать штраф или угодить в аварию? Тем не менее я не стал терять времени, понимая, что Джону нужна поддержка. Свернув к воротам загона, я увидел толпу, собравшуюся возле изгороди.

Часть зевак уже расселась на досках, тогда как остальные слонялись вокруг, поддавая ногами сорняки, сухие коровьи лепешки и прочий мусор, валявшийся на земле. Не успел я выскочить из кабины, как все без исключения наблюдатели поделились со мной своими догадками. Ни один случай гибели животного не обходится без такой сходки, во время которой фермеры спешат высказать свои соображения о причинах смерти.

— Это «черная нога».

— Нет, молния.

— Пневмония.

— Отравление нитратами.

— Сердечный приступ.

— Отравление мышьяком.

Все это мне приходилось слышать и раньше, и каждый диагноз заслуживал внимания. Я обязан был принять к сведению каждую из прозвучавших версий, особенно удар молнии и отравление.

Водитель подал лимузин к воротам и вышел из кабины, очевидно, так и не заметив лежавшего на земле быка. Кинг Эбони лежал в середине загона. Казалось, он просто уснул, но ему уже не суждено было проснуться. Я не обнаружил следов борьбы и ни малейшей травмы, так же как и никаких признаков ядовитых растений или подозрительных емкостей. Шанс удовлетворить любопытство зевак был откровенно ничтожен, но я понимал, что мне придется прямо на месте провести самое тщательное посмертное исследование. Через час я изучил каждый орган быка, но не обнаружил ничего, что могло бы послужить причиной его смерти.

— На первый взгляд все в порядке. Я отправлю образцы в лабораторию, — сообщил я. — Ответ придет недели через две.

Как и ожидалось, владелец быка и остальные зеваки выразили неудовольствие, побросав на землю травинки и прутики, которые они нервно жевали в ожидании диагноза, а затем снова принялись пинать валявшийся в траве мусор. Джон, как заведенный, повторял слова, которые слышал от меня несколько дней назад:

— Он был самым здоровым быком в нашем округе! Вот как вы мне сказали, док.

Мне нечего было ответить. Оставалось только ждать результаты анализов.

Через неделю из лаборатории сообщили, что в сердечной мышце быка в большом количестве обнаружились саркоспоридии (Sarcocestis, микроорганизмы из рода простейших). Это отклонение было единственным. Мы с патологом долго теоретизировали и пришли к выводу, что такая плотность паразитов могла повлиять на работу сердечной мышцы и привести к развитию сердечной недостаточности. Одним словом, окончательного ответа мы так и не получили!

Смерть — неизбежный конец всего живого. И все же человеку трудно смириться с этой мыслью, особенно врачу, который обязан лечить больных и продлевать им жизнь, да если он к тому же только что объявил своего пациента самым здоровым в округе.

Смерть Кинга Эбони серьезно подкосила Джона. Больше он никогда не проявлял такого энтузиазма к разведению скота, поскольку — в этом я не сомневаюсь — нас с ним преследовала одна и та же мысль: наверное, мы просто замучили быка осмотрами.

Глава 28

Самое яркое происшествие, случившееся во время моей учебы в колледже, я до сих пор отлично помню. В тот день занятия проводились в лаборатории — нас обучали правильно фиксировать крупных пациентов. Я практиковался на одном из лабораторных животных и подвязывал ему хвост. Моим подопечным оказался вол средних лет, носивший кличку Леруа, прослуживший всю свою холощеную жизнь в ветеринарном колледже в должности морской свинки, которую толкали, тыкали и пальпировали будущие айболиты.

Моей задачей было привязать хвост, обеспечив его полную неподвижность, что позволяло облегчить и обезопасить процедуру осмотра и лечения животного. Во время работы не стоит забывать, что пациент вполне способен хлестнуть врача по лицу и ушам своим хвостом.

Некоторым коровам удается развивать такую меткость, что они в буквальном смысле выбивают стетоскоп из ушей зазевавшегося ветеринара. Понятно, коровы не приходят в восторг, если их пихают в бок назойливые незнакомцы, или докучают насекомые, однако, согласитесь, довольно трудно сосредоточенно слушать шумы в легких или кишечнике с помощью стетоскопа, когда вы поминутно рискуете получить хвостом по физиономии.

— Никогда не привязывайте бычий хвост ни к чему другому, кроме самого быка! — объявил нашей группе преподаватель, суровый, словно боцман.

Я слышал его слова, но, как видно, не придал им должного значения или не уловил истинного смысла этой премудрости.

Помнится, в тот сентябрьский день оводы были в ударе и изо всех сил отравляли нам с Леруа жизнь. Он все время пытался вырвать у меня свой хвост, тогда как я упорно упражнялся в технике его фиксирования. Один раз ему все же удалось освободиться и быстро шмякнуть меня по лицу.

Наконец я справился с веревкой, сделал безупречный узел, а потом, желая закрепить свое достижение, захлестнул свободный конец вокруг ближайшего столба изгороди и закрепил его скользящим узлом. Покуда я стоял, гордясь содеянным, запоздалый овод размером с колибри спикировал на Леруа и впился ему в спину. Старшекурсники отлично знали, что Леруа не одобряет, когда кто-нибудь прикасается к его спине. Ведь когда они были первокурсниками и, пытаясь подружиться с Леруа, почесывали ему спину, то получали в награду только шрамы от удара копытом или глубокие царапины от рогов.

Овод еще не успел как следует расположиться на спине Леруа, как тот начал бешено брыкаться, натягивая свой туго привязанный хвост; даже в этот момент до меня не дошло, что приближается трагедия.

Внезапно Леруа сделал мощный бросок влево, наступив на ногу задремавшему было студенту и отшвырнув другого прямо на желчного профессора, демонстрировавшего методы фиксирования задних конечностей в соседнем стойле.

Группа приостановила занятия, и все с большим интересом наблюдали за сценой, развернувшейся у изгороди. В этот самый момент по коровнику разнесся громкий звук, подозрительно напоминающий треск, с каким обычно разрываются джинсы. Челюсти присутствующих отвисли, воцарилась мертвая тишина, нарушаемая только свистом бешено вращающегося, заметно укоротившегося хвоста, принадлежавшего злополучному Леруа. Бросив взгляд на изгородь, я убедился, что ампутированный кончик болтается там, крепко привязанный моей веревкой.

— Все пропало, — подумал я, чувствуя, как меня охватывает горечь бессилия. — Хотя… мой узел-то не развязался.

Вновь взглянув на свою жертву, я увидел, как из обрубка с пугающей скоростью летит кровь. В одну секунду все были забрызганы, только самые сообразительные, успевшие отскочить назад, остались сравнительно чистыми.

Я медленно обернулся и заставил себя взглянуть на профессора. Как и следовало ожидать, он бросил свою возню с коровьими ногами. Его лицо исказила гримаса, красноречиво выражавшая крайнее возмущение. В тот момент я не сомневался, что меня исключат из колледжа, заставят ответить перед Обществом защиты животных и оплатить трансплантацию хвоста или стоимость протеза.

— Какой идиот это сделал? — рявкнул профессор. Он взмахнул рукой и перехватил хвост, зажав его, словно жгутом. — Говорите! Кто? Кто это сделал?

Несмотря на охватившую меня панику, я успел заметить, что мои однокурсники пустили в ход носовые платки, салфетки и даже штанины, лихорадочно пытаясь стереть пятна с очков, обложек новеньких учебников, тетрадей и роскошных арканов, — приобретенных некоторыми из студентов, желающими походить на ковбоев, — но только размазывали кровь. Их суровые лица дали мне понять, что обо мне думает коллектив. Я попытался покаяться и даже открыл было рот, но из горла вырвался лишь жалкий писк.

Мысленно представляя себе, как буду объяснять родителям свое внезапное возвращение после единственной недели учебы, я почувствовал, что у меня по спине побежали мурашки, шустрые, как чертенята.

Затем случилось необъяснимое. Почему-то профессор смягчился, словно его коснулась волшебная палочка.

— Неважно, кто это сделал, — произнес он уже спокойнее. — Одному из вас придется взять вон ту черную сумку, остановить кровотечение, очистить и забинтовать рану.

Чувствуя, как сердце колотится у меня в горле, я бросился за сумкой. Протянув ее профессору, я попытался сглотнуть, но мышцы отказывались работать — до такой степени у меня сжалось сердце.

— Вот как мы поступим, нужно нанести на рану немного этой желтой мази с антибиотиком, — неторопливо объяснял он. — Затем наложим шину и хорошенько прибинтуем этим широким пластырем.

Теперь хвост выглядел уже не так страшно. Да и старик Леруа, видимо, смирившись с происшедшим, взмахнул забинтованным обрубком с видом игрока, пробующего новую бейсбольную биту.

— Все в порядке, — спокойно повторил профессор, — пусть этот случай послужит вам хорошим уроком. Помните о нем, и никогда не привязывайте бычий хвост ни к чему, кроме самого быка!

В тот раз я избежал исключения и даже не завалил зачет, хотя надолго стал объектом жестоких насмешек со стороны моих сокурсников. Тогда же я решил, что никогда в жизни не повторю этой ошибки.

Однако несмотря на мое трепетное отношение к фиксированию хвоста, лет через двадцать история повторилась, хотя теперь я сам уже преподавал в ветеринарном колледже при Университете Джорджии. Мой коллега направил к нам захромавшего быка ангусской породы для постановки диагноза и лечения. Это был могучий чистопородный бык, причем весьма ценный, говорили, что он стоил не менее 25 тысяч долларов. Звали его под стать прочему — Черный Кот из Усадьбы. Прибытие быка в клинику колледжа было обставлено в соответствии с его высоким статусом, он с комфортом прикатил в огромном трейлере, больше напоминающем автобус, тащил его мощный шевроле последней модели. Трейлер был оснащен удобным спальным отделением для персонала, сопровождавшего быка в поездках на выставки. Даже самый большой привереда не остался бы равнодушным к такой роскоши.

Церемония выгрузки пациента на нашей стоянке, поросшей чахлой травой, оказалась не менее впечатляющей. Загнав трейлер прямо на траву, шофер распахнул двери, и Черный Кот неторопливо сошел на землю в сопровождении двух ковбоев (впрочем, может, это были актеры), наряженных в традиционные ковбойские костюмы, — чистые, без единого пятнышка, джинсы и рубахи. Складки на одежде имелись лишь в местах, предусмотренных ковбойским кодексом, видимо, за всю поездку они ни разу не присели. Их огромные белые шляпы не уступали по ширине лихо закрученным с помощью воска усам, напоминающим велосипедный руль. Я никогда прежде не видел ничего подобного, однако, судя по снимкам с ковбойского слета в Неваде, именно так и должны выглядеть настоящие ковбои в полном обмундировании. Я пытался сообразить, может ли ветеринар в таком наряде сопровождать в поездках быка, уж не говоря о хирургических операциях, которые приходится проводить, скорчившись позади животного в узком и грязном станке.

Едва коснувшись земли копытами, наш благоухающий шампунем пациент наклонил голову, широко разинул рот и захватил целый пучок травы. В то же мгновение старший из ковбоев, тот, усы которого были заметно пышнее, выхватил несчастную траву прямо из пасти и подверг быстрому осмотру. Удалив пару маленьких комочков грязи, он сунул ее обратно. Тем временем его помощник легкими щелчками сбросил пару пылинок с левой манжеты своей рубахи.

К этому моменту вокруг клиники уже собралась толпа. Клиенты со своими животными, персонал и даже прохожие останавливались поглазеть на живописную группу. Самые любознательные из студентов тоже выскочили на автомобильную стоянку, рассчитывая предложить свою помощь и таким образом превратить скучное корпение над учебниками в увлекательное практическое занятие.

Пока ковбои вели пациента к задней двери клиники, публика во все глаза разглядывала Черного Кота. Каждому — даже Рою, вездесущему городскому дурачку, — было очевидно, что животное довольно сильно хромает.

— Это левая передняя нога, — объявил Рой. — Наверное, он ее сломал или колено повредил и оно опухло.

Парень явно не страдал застенчивостью и охотно рассказывал публике, а особенно студентам-ветеринарам, каковы, по его мнению, причины, вызвавшие болезнь пациента. Частенько Рой давал советы и мне, особенно любил поговорить о проведении хирургических операций на животных, которых он не только никогда не видел, но даже и не подозревал об их существовании.

— Не думаю, — возразил я. — Достаточно посмотреть сзади, и вы увидите, что дело вовсе не в левой передней ноге. А каково мнение будущих врачей? Посмотрите, когда бык вздрагивает и вскидывает голову, какой ногой касается земли?

Ответ был уже готов.

— Правая задняя. Вероятно, повреждено копыто, поскольку в девяноста процентах случаев хромоты у коров причину следует искать именно на этом участке. Сначала нужно осмотреть копыто, затем подняться выше. Если это не копыто, то не исключено, что у него разрыв мениска или задней крестовидной связки. Но хруста в суставе не слышно, а заднее сухожилие не укорочено.

Я улыбнулся студентам. На мой взгляд, студенты не ошиблись в постановке первичного диагноза, хотя и опирались на знания, полученные из учебника. Следующий мой вопрос касался способа лечения.

— Нужно приподнять ему ногу и выяснить, нет ли инородного тела, затем исследовать твердую поверхность копыта, — сообщил один из студентов, которого, как видно, выбрали спикером.

— Каким же образом вам удастся приподнять такое громадное копыто? — ехидно поинтересовался я.

— Не знаю, — сознался спикер.

— Мы сделаем это самым простым способом, с помощью станка, — провозгласил я.

Через несколько минут мы поместили нашего покладистого пациента в станок и с помощью крепкой веревки подняли ему ногу. С полдюжины добровольцев, ползая на коленях, пытались опередить друг друга и высмотреть гвоздь или другое инородное тело, по нашему предположению застрявшее в тканях копыта. Ничего подобного мы так и не нашли, но когда случайно зацепили наружный палец, бык отдернул ногу, явно почувствовав резкую боль.

— Может быть, в подошве абсцесс, как вы считаете? — спросил я.

Большинство студентов согласно закивали головами. — Тогда поднимем его на стол и сделаем анестезию, затем вскроем абсцесс, поставим дренаж, а на здоровый палец — деревянный блок. Благодаря такому блоку он не будет испытывать боли при ходьбе, и поврежденная нога заживет скорее.

Занимаясь приготовлениями, я краем уха слушал, о чем говорили люди вокруг, и с удивлением узнал, что стоимость Черного Кота поднялась до 80 тысяч долларов, а через несколько минут достигла 125 тысяч. Потом цифры подпрыгнули еще выше. Мне всегда казалось странным, что цена животного растет пропорционально тяжести заболевания.

Мы надели на пациента шлейку и зафиксировали на специальном столе, стоявшем вертикально. Привязав, как полагается, голову и передние ноги быка, мы подвели ему под брюхо два широких ремня и перевернули стол в горизонтальное положение. Черному Коту не приходилось выбирать, поэтому он позволил нам перевернуть его вверх ногами, лишь пару раз вполсилы взревел. Ковбои встали у головы быка, поглаживая его лоб и бормоча ему в ухо что-то ласковое. На мой взгляд, переворачивающийся стол заслуживает первого места в списке приспособлений, когда-либо изобретенных человечеством. Разумеется, не каждый бык способен примириться с такой специфической позой, однако инъекция седативного препарата чаще всего облегчает эту задачу.

Через минуту все четыре ноги были зафиксированы с помощью веревок, и мы получили удобный доступ к поврежденному копыту. Наложив на ногу жгут, я ввел местный анестетик. Тем временем Черный Кот непрерывно молотил своим мощным хвостом, мне попадало то по ушам, то по голове.

— Может быть, кто-нибудь привяжет ему хвост? — обратился я к студентам, не отрываясь от осмотра ноги.

Все шло по плану. Хвост больше не болтался у меня перед носом, а бык не чувствовал боли. Я приступил к выскабливанию копыта на болезненном участке. Вскоре из проделанного мною отверстия начал вытекать зловонный гной, что вызвало бегство части наблюдателей. В результате дальнейшего выскабливания на подошве образовалась дыра, которую я стремился максимально расширить для хорошего дренажа.

Получив отверстие необходимого размера и обработав рану йодом, я приклеил к здоровому пальцу маленькую дощечку, дабы исключить соприкосновение больного участка с землей, затем высушил акриловый клей с помощью фена для волос. После чего осторожно забинтовал ногу марлевым бинтом, закрепил его пластырем, снял жгут и сделал быку инъекцию антибиотика.

Наконец стол перевернули в исходное положение, веревки развязали и Черного Кота повели прочь. Он шагал довольно неуверенно, поскольку впервые примерил обувь на каблуках, притом на одну ногу. На третьем шаге я услышал тот же самый громкий треск, который так поразил меня двадцать лет назад и чье-то «Ой-ёй-ёй!» в толпе, а секундой позже почувствовал, как капли крови попадают мне на лицо и очки. Нетрудно было догадаться, что произошло, даже не глядя на быка. Кто-то привязал прекрасный хвост Черного Кота к столу и забыл об этом, когда настало время его освободить.

— Какой идиот привязал хвост к столу? — услышал я собственный рев. — Кто? Кто это сделал?

Как и много лет назад, ответом было гробовое молчание, нарушаемое отдельными возгласами из толпы, разинувшей рты при виде столь стремительно укоротившегося бычьего хвоста. Сердце снова колотилось у меня в горле, как и в тот, первый, раз, казалось, его удары слышны в противоположном конце клиники.

— Черт, значит, это снова моя глупость. Но ведь я даже не прикасался к его хвосту.

Решившись наконец взглянуть на «укороченного» быка, я обнаружил, что он лишился почти двух третей своего хвоста, оставшись с коротким обрубком, едва пригодным, чтобы отгонять мух. Нужно было как-то объясниться с ковбоями, сопровождавшими моего пациента.

— Что сказать? — медленно, с усилием произнес я. — Привязав хвост к столу, мы допустили ошибку.

К моему огромному удивлению ковбои не стали кричать и горячиться, ни один из них не выхватил пистолет и не приставил его к неразумной голове ветеринара. Я засомневался, дошло ли до них, что хвост не отрастет снова. Наконец, главный пожал плечами:

— Не беспокойтесь, док. Что сделано, то сделано. Мы запаслись спреями от мух, поэтому хвост ему без надобности. Кроме того, в наше время стало модно укорачивать хвосты выставочным животным.

Я был поражен и сначала не поверил, что хозяин быка согласится с этими доводами. Впрочем, может быть, по сравнению с тяжелой хромотой он сочтет укоротившийся хвост незначительной проблемой. Но, когда трейлер вырулил на шоссе, у меня зародилось подозрение, что я еще услышу о Черном Коте.

Вечером мне позвонил коллега.

— Что там у вас стряслось, Джон? Возвращаясь домой, эта орда ковбоев завернула ко мне в сильном возбуждении. Что у вас произошло?

Я подробно объяснил, какую мы допустили оплошность.

— Какой идиот сделал такую глупость? — завопил он. — Разве вы не знали, что имеете дело с быком стоимостью в полмиллиона долларов?

Поразительно, как быстро растут цены!

Каким-то чудом хвост Черного Кота слегка подрос, и в то лето он успешно боролся с мухами. Но через пару лет проглотил приличный обрывок проволоки и скончался от прободения желудка. Поговаривали, что на проволоку он польстился потому, что из-за укороченного хвоста имел дефицит железа. Продавец в магазине рассказал мне, что Черный Кот стоил целый миллион долларов.

Я горжусь, что мне выпала честь лечить такого дорогого быка. Но разве это главное? Гораздо важнее другое: каждый, прочитавший эту историю, должен навсегда запомнить, что бычий хвост можно привязывать исключительно к самому быку!

Глава 29

Шел 1968 год, округ Чоктау готовился праздновать свою 120 годовщину. Это обстоятельство породило у его жителей невероятный прилив гордости и стало причиной бесконечных волнений. Организаторы праздника выступили с предложением, чтобы каждый из мужчин, достигших возраста, достаточного для близкого знакомства с бритвой, отрастил себе бороду, дабы в великий день, когда жители нарядятся в исторические костюмы той славной эпохи, выглядеть как можно более реалистично. Местная еженедельная газета также с энтузиазмом включилась в приготовления.

Сначала я отверг самую мысль об отказе от утреннего бритья, но затем, сдавшись под натиском друзей и клиентов, решил-таки влиться в ряды бородачей. В моей жизни — с тех пор, как я распрощался с детством, — это был первый случай, когда мне пришлось отказаться от процедуры ежедневного соскабливания щетины.

В шестидесятые годы общество относилось к бородачам совсем не так, как теперь, в девяностые. Никому не хотелось, чтобы его принимали за хиппи. До чего же удивительно, выглядят на старых фотографиях наши предки, — ведь большинство этих героических мужей носили большие окладистые бороды. Ни один человек в здравом уме, не принял бы за хиппи этих несгибаемых, прямых, как стрела, людей. Правда, мне никогда не хотелось иметь бороду, а, поносив ее пару недель, я окончательно убедился в своей правоте.

Ян и дети находили мою бороду довольно изящной и терпеливо сносили мои колючие поцелуи. Зато как зудело от нее мое собственное лицо! Летом в наших краях обычно стоит жаркая, влажная погода и, несмотря на ежедневное мытье шампунем, кожа под бородой постоянно чесалась, даже появилось раздражение. Борода не только стала для меня источником мучений, не прекращавшихся ни днем, ни ночью, она и выглядела ужасно, совершенно не так, как я рассчитывал. Ее цвет не сочетался с моим обликом мужчины чуть за тридцать. В отличие от волос на голове ржаво-рыжего оттенка, борода выросла ярко-рыжей по бокам, бурой на подбородке, бледно рыжей, даже белесой на горле, а в довершение всего в ней виднелись седые волосы.

Еще одной серьезной проблемой стала некая пахучая субстанция — ее всегда в избытке в коровниках, — постоянно забивавшаяся в бороду. Часто я узнавал об этом, лишь вернувшись домой. Ян всегда была невероятно чувствительна ко всякого рода запахам, в особенности к ароматам скотного двора. Поскольку после многих лет, проведенных среди навоза, я перестал ощущать его запах, пришлось выработать особую бдительность в отношении процедуры мытья после вызова на отел или выполнения других обязанностей, требующих плотного контакта с животными. Ветеринар не должен оскорблять обоняния своих домочадцев.

Решив немного облегчить свои страдания, раз уж мне суждено мучиться до самого торжественного дня, однажды вечером, задержавшись в клинике допоздна, я взял ножницы и бритву и, как умел, выбрил зудящий участок под подбородком, затем отхватил клок волос под носом и расчистил по небольшой полянке на каждой щеке. В результате этих манипуляций мое лицо приобрело сходство с одним из творений Фу-Манчжу.

Мой обновленный облик нравился мне больше прежнего, смущала только легкомысленная пестрота. Похоже было, что от мечты получить приз за лучшую бороду придется отказаться, хотя это являлось главной причиной, по которой я до сих пор не побрился. Настало время принимать решительные меры.

Люсиль Скиннер — хозяйка салона красоты, расположенного на городской площад — по случайному совпадению была другом нашей семьи и одним из моих любимейших клиентов. Я навещал ее собак по разным поводам в любое время суток, независимо от того, насколько серьезной была причина вызова. Она относилась ко мне с симпатией, поэтому Ян посоветовала обратиться именно к ней.

— Люсиль, мне нужна ваша помощь, — сообщил я по телефону. — Только обещайте сохранить нашу встречу в тайне. Не нужно, чтобы Лорен, Клатис, Миллер Эзел или кто-нибудь еще узнали о моей просьбе.

— Обещаю, доктор Джон, а что случилось?

— Мне необходимо навестить ваш салон, когда там не будет ни одного посетителя, я хочу, чтобы вы выкрасили мою бороду в ярко-рыжий цвет, такой же, как у парня с этикетки виски «Джонни Уокер».

Приглянувшаяся мне борода имела оттенок ржавчины, но чуть больше отдавала в красноту.

— Ладно, раз вам это нужно. Только учтите, все будут на вас таращиться.

— На это мне наплевать, потерпеть придется всего несколько дней. Просто я хочу выиграть конкурс на лучшую бороду.

— Тогда приходите завтра сразу после полудня, уверена, что в это время у нас не будет ни души.

На следующий день в условленный час я свернул на аллею позади универмага Бедсола, припарковался в укромном уголке на задворках химчистки Спарроу и, прикрыв ладонью подбородок, побежал к задней двери салона красоты. Такая конспирация была излишней — все разошлись по домам на ланч и улица была пустынна.

Я вспомнил, как в далеком детстве однажды побывал в салоне красоты вместе с матерью. Должно быть, сделать прическу ее побудило какое-то чрезвычайное событие: или церковный обед или свадьба моего дяди Уиллиса, долго не решавшегося жениться. Тогда подобные развлечения были нам не по карману.

Осмотрев помещение, я увидел несколько приспособлений, напоминающих перевернутое ведро, укрепленное на спинке стула. Я сообразил, что это сушилки, куда засовывают головы, когда делают завивку. Справа стояли столы, заставленные разнообразными препаратами для ухода за волосами, стулья и помещались несколько раковин. Один особенно странный сосуд выглядел как миниатюрная цистерна для скота с приделанным сбоку подголовником. Пока я разглядывал странное устройство, в комнату вошла Люсиль. Она жевала сандвич и запивала его газировкой.

— Да, да, да, — задумчиво протянула она, осматривая и ощупывая мою бороду профессиональными движениями настоящего доктора по волосам. — Теперь понятно, почему вы хотите как-то это исправить.

Я всегда ценил откровенность Люсиль, даже в тех случаях, когда она изъяснялась не совсем дипломатично.

— Вы можете мне помочь? — с тревогой поинтересовался я, — мне нужно выйти отсюда, чтобы меня никто не заметил.

— На это уйдет всего несколько минут, — объявила она, указывая на небольшой умывальник. — Идите туда и сядьте в кресло у раковины, шею и плечи прикройте пластиковым покрывалом, а потом запрокиньте голову.

Я выполнил все инструкции и уже через мгновение Люсиль принялась втирать в мою бороду какое-то сильно пахнущее вещество. По запаху оно напоминало то ли гуталин, то ли противоглистное лекарство для свиней. Энергично работая руками в перчатках, она пустилась в пространные рассказы о том, как поживают ее животные и как много они для нее значат. Деваться мне было некуда, я чувствовал себя, словно в кресле у дантиста, и в ответ издавал уханье, хмыканье и массу других звуков, не осмеливаясь раскрыть рот, дабы не наглотаться ядовитой субстанции.

Через несколько минут я уже стоял перед зеркалом, любуясь результатом труда своего персонального стилиста. Работа была проделана блистательно, хотя борода получилась более яркой, чем ожидалось. Она стала почти красной, в точности как форма футбольной команды Канзас-сити, но, присмотревшись, я признал — мой цвет лучше того, что носит джентльмен с этикетки «Джонни Уокер», вот только борода и волосы оказались разного оттенка.

— Прекрасно, Люсиль! — воскликнул я. — С такой бородой проиграть конкурс невозможно.

Получив бесценные инструкции, как надлежащим образом ухаживать за волосами, я, крадучись, выскользнул через заднюю дверь и вприпрыжку помчался к своему грузовику.

Ян и дети пришли в восторг от моей новой бороды, многие мои клиенты также благожелательно отзывались об ее уникальной форме и необычном цвете. Да и сам я с чувством законной гордости делал все от меня зависящее, чтобы сохранить ее красоту до субботнего праздника. Каждое утро я слегка проходился по бороде собачьим триммером, подравнивая торчащие волоски.

Наконец пробил час долгожданного конкурса. В помещении Арсенала национальной гвардии столпилось около пятисот небритых конкурсантов. Поздоровавшись друг с другом, они разошлись по углам и принялись внимательно изучать бороды соперников, стараясь разглядеть их со всех углов зрения. Время от времени мужчины подносили руки к лицу и любовно оглаживали собственные бороды.

В зале были представлены бороды на любой вкус, самых разных цветов и размеров — от окладистых «лопат» до эспаньолок. Я был поражен, каким знаменательным событием стал для нас этот конкурс. Борода приобрела значение некого символа, которым мы могли гордиться и благодаря которому ощущали себя единомышленниками. К сожалению, победить мог лишь один из нас, и, посмотрев на остальных, я пришел к выводу, что ни одна борода не могла сравниться с моей. Решительно, мне не нужно было опасаться конкурентов, я не сомневался, что именно мою фамилию назовут, когда настанет время вручить первый приз.

— Жюри, состоящее из дам выберет четырех финалистов, — объявил в микрофон представитель торговой палаты. — Каждому из вас выдадут листок бумаги с номером. Пожалуйста, прикрепите его к вашей рубашке. Посовещавшись, члены жюри назовут четыре номера. Тот, кто услышит свой номер, должен будет подойти к сцене.

Насколько я помню, мой номер был 220.

Участники двинулись по залу по часовой стрелке, с вызовом поглядывая друг на друга и красуясь перед публикой, которая принялась аплодировать, слышались возгласы одобрения, адресованные бородатым друзьям и родственникам. Судьи приступили к отбору. Я видел, как они указывают на избранников, задумчиво потирают ладонями подбородки и хватаются за щеки. Минут через пять женский голос сделал объявление.

— Принять решение было нелегко, — проворковала представительница жюри, — но мы достигли консенсуса. Просим выйти номера 86, 112, 220 и 390.

Раздался взрыв аплодисментов, и выкрики стали громче: «Ур-р-ра, папа, ур-р-ра!»

Внимательно посмотрев на трех своих конкурентов, я понял, кто будет победителем! Они не потрудились даже расчесать бороды и состричь торчащие волоски. Джек Барбер, телефонист, предъявил жюри безобразный веник с отчетливыми каплями горчицы в области подбородка. Я просто не мог не выиграть.

Зрители приветствовали финалистов вежливыми рукоплесканиями, но когда очередь дошла до меня, зал взорвался аплодисментами, свистом и выкриками. Я улыбнулся и помахал рукой, попутно размышляя, где лучше повесить награду — дома или в приемной клиники. Может быть, стоит передать свой трофей в дар округу, чтобы власти выставили его в зале суда?

Когда распорядителям удалось восстановить порядок, я заметил что к столу жюри целеустремленно пробирается пастор баптистской церкви и почуял неладное. Наклонившись к членам жюри, он что-то прошептал им, после чего они подняли головы, в упор посмотрели на меня, затем опять посовещались, и несколько человек отрицательно покачали головами. Я понял, что они в замешательстве и что это как-то связано с моей бородой. У меня родилось подозрение, что проблема имеет отношение к моему визиту в салон Люсиль.

— Прошу вашего внимания, — заявила, наконец, председатель жюри и поджала губы. — Внимание! К сожалению, вынуждена сообщить, номер 220 дисквалифицирован.

В зале раздался ропот недоумения, на его фоне были слышны отдельные выкрики одобрения от сторонников моих конкурентов. Мои же многочисленные поклонники бросились к судейскому столу с криками: «Почему?».

— Почему? По какой причине? — подхватил я.

Жюри безмолвствовало, и я снова завопил, на этот раз еще громче. В конце концов, мне ответил представитель торговой палаты.

— Потому что против правил являться на конкурс с накладной бородой. Об этом прямо указано в условиях конкурса. Такая безупречная борода не может быть настоящей, — заявил он, указывая на меня пальцем.

— Это не фальшивая борода! — я просто кипел от ярости. — Она настоящая! Пожалуйста, проверьте. Попробуйте-ка оторвать ее!

— Нет, нам не положено к ней прикасаться, — возразила дама из жюри, содрогнувшись при одной мысли об этом. — Кроме того, мы уже выбрали победителя.

— И кого же? — спросил я, раздувая ноздри и не на шутку раскипятившись.

— Победил номер 390, мистер Джек Барбер, — она улыбнулась и вежливо зааплодировала.

— Он баптист, док, — прошептал мне на ухо номер 86. — Вот почему пастор подходил к судьям. Он не хочет, чтобы кто-нибудь из методистов обскакал их команду. Действительно, все трое проигравших оказались методистами.

— Похоже, этот баптистский священник забыл о проповедях и решил сунуть свой нос в чужие дела, — возмутился я.

Но через минуту я уже пожимал руку Джека и приносил ему свои поздравления, а он подтрунивал над моей бородой.

— Почему она такая рыжая, док? Волосы у вас на голове совсем другого цвета.

— Наверняка об этом знает только мой парикмахер, Джек, — ответил я.

Мы все от души посмеялись, и я вышел под ночное небо без всяких трофеев, а уже через час побрился. Как же радостно было чувствовать, что мое лицо снова овевает прохлада. Больше я никогда не пытался стать бородатым.

Многие мои друзья, клиенты, коллеги носили бороды и гордились ими, утверждая, что борода является неотъемлемой частью их личности. Однако среди них не было ни одного методиста.

Глава 30

— Док, похоже, вы неважно себя чувствуете. Что с вами? — спросил меня Клатис Тью, лучший в мире продавец автомобилей, отличный парень и к тому же мой добрый приятель. В то раннее утро я притормозил возле аптеки, чтобы выпить чашку кофе.

— Все в порядке, — улыбнулся я. — Перед вами самый счастливый человек на свете. Если меня что и беспокоит, так только обилие работы. Я не могу позволить себе рассиживаться за кофе и слушать, как бездельники перемывают друг другу кости.

— Это я заметил, — вмешался Лорен Кодл, городской фармацевт и мой партнер по гольфу. — Вчера заходил Джо Коуэн. Он сказал, вы даже не посигналили, проезжая мимо его фермы.

— У меня сломался сигнал. К тому же не припоминаю, чтобы я вчера ехал мимо Джо.

— Правда? Разве в обед вы не были на Арарат-роуд? Вы же работали у Тини Сампла, в том загоне, что у реки, и брали у его коров повторные пробы, разве нет?

— Откуда вы все знаете?

— Вчера я был в банке и спросил у жены Тини, что поделывает ее муж. Она и сказала, что вы должны приехать и взять повторные пробы на болезнь Банга (бруцеллез). Да что там, мне мог сказать об этом любой, кто живет по тому шоссе. Они не могли не заметить ваш видавший виды грузовик, когда вы спускались по склону. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, куда вы направляетесь.

— Тини сказал мне, что вы были не в духе, — подхватил Клатис.

— Каким образом все ухитряются быть в курсе моих дел?

— Может, потому что у нас маленький город? — предположил кто-то.

— Нет, это все из-за ИПА, — ответил Гарри Мур, один из двух городских дантистов.

Он специализировался на переломах челюстей и прославился благодаря своему умению вправлять челюсти пьянчужкам, неудачно выбравшим спарринг-партнера после пары лишних стаканов. Время от времени он помогал мне в клинике, удаляя зубы и ставя скобки на сломанные челюсти собакам.

— Что такое ИПА? — все с любопытством повернулись к Гарри.

— Информационное парикмахерское агентство. Если не верите, зайдите в парикмахерскую к Чэппелу и посидите там минут тридцать. Гарантирую, вы раздобудете информацию, которой нет даже у ФБР.

Все признали, что Гарри прав. Чэппел и его коллега Миатт знали все на свете и, по крайней мере, половина их клиентов была осведомлена не хуже. Невозможно было не отдать должного их таланту, выходя за дверь парикмахерской, вы ощущали себя в курсе последних событий местного, районного, международного и даже межпланетного масштаба.

Вдобавок, во время моих посещений, каждый из присутствующих давал мне понять, что тоже считает себя в некотором смысле ветеринаром и экспертом в какой-либо области ветеринарной медицины. Кто-то был специалистом по отравлениям, другие — по ядовитым растениям, третьи утверждали, что не знают себе равных в усмирении колик у лошадей. Переехав в округ Чоктау, я поначалу частенько терялся, когда упоминали способы лечения, совершенно мне незнакомые, поспешно мчался домой и рылся в учебниках, пытаясь отыскать хоть какой-нибудь намек на метод, который мне только что посоветовали в парикмахерской.

Когда же и сам я, и мой опыт достигли определенной зрелости, походы в парикмахерскую стали доставлять мне истинное удовольствие, я начал иногда намеренно заглядывать туда в дождливые дни, рассчитывая услышать парочку диковинных ветеринарных рецептов.

Однако в тот день завсегдатаи аптеки устроили настоящий турнир по проницательности и наперебой строили догадки о причинах моей легкой депрессии. Когда я поднялся из-за стола и направился к выходу, меня перехватил Клатис.

— По-моему, я знаю, в чем ваша проблема, — сказал он, положив руку мне на плечо. — Пойдемте, я вам кое-что покажу.

Через секунду он подвел меня к сверкающему шевроле последней модели. Мы медленно обошли вокруг белоснежного красавца пикапа, любуясь безупречной полировкой и сияющими хромированными деталями. Автомобиль с тонированным лобовым стеклом и светло-коричневыми сиденьями был напичкан приспособлениями, считавшимися редкостью в середине шестидесятых. В жизни своей я не видел машины прекраснее.

— Только вчера пригнали, — сообщил Клатис и, вытащив из заднего кармана большой белый носовой платок, тщательно протер кузов в тех местах, к которым я прикасался.

Он даже наклонился и повел головой из стороны в сторону, пытаясь выявить воображаемые отпечатки пальцев, оставшиеся — в чем он не сомневался — на полировке после моих прикосновений, и тут же ликвидировал даже намек на пятна. Когда Клатис убирал платок в карман, на нем не было заметно ни малейших следов грязи.

— Ваш грузовик за углом? — спросил он.

Я знал, что будет дальше. Клатис переходил ко второму этапу безукоризненно отработанной процедуры охмурения покупателя. Не было сомнений, так же успешно он мог бы продавать любой товар, например, турпоездки на собачьи бега в Пенсаколе с оплаченным пансионом и питанием в местном кафетерии. Я фыркнул про себя, представив, как Клатис подпрыгивает на месте и вопит, подбадривая своего фаворита.

— Неплохая была машина, — уверенно заметил он, осматривая мой старый верный пикап, — но уже немного одряхлела, еще бы, при такой-то нагрузке.

Он легонько коснулся капота, заглянул под него, осмотрел крылья, а затем и все остальное вплоть до заднего бампера, то и дело цокая языком и покачивая головой.

— В чем дело? Почему вы качаете головой?

— Ничего, просто так. Похоже, вам пора задуматься, как вы выглядите, разъезжая по городу на такой машине.

— Да ведь это вы мне ее продали да еще и расхваливали, как могли.

— Да, но с тех пор прошло уже два или три, да что там — целых пять лет! Вы исколесили на ней весь округ вдоль и поперек. Что скажут люди, увидев вас за рулем такой развалины? Вы же не пойдете в церковь в старом грязном комбинезоне?

— Разумеется, нет, но…

— Конечно, не пойдете. Как же вы можете приезжать на чистенькую, ухоженную ферму на этом старом рыдване? Что подумают о вас Стинк Кларк и мистер Ландри, не говоря уж о крупных фермерах на ярмарке в Ливингстоне?

— Не уверен, что могу позволить себе…

— Джон, вы не можете позволить себе отказаться от покупки. Даже если вам кажется, что грузовик еще послужит, не забывайте, он прошел уже около ста пятидесяти тысяч километров и в любую минуту может потребовать серьезного ремонта.

Клатис выразительно похлопал по крылу, и откуда-то снизу отвалился солидный комок грязи. Третий этап закончился, и он перешел к четвертому, начавшемуся с пугающего упоминания о «серьезном ремонте».

— Трансмиссия барахлит, а уж задок, — договорить он не успел, его перебила внезапно ожившая рация.

— Номер первый ответьте базе, вы слышите меня? — это Сью вызывала меня из офиса.

Я был спасен!

— Прием.

— Только что пришел человек, у него собака попала под машину. Ссадины и перелом лапы, но шока нет.

— Сейчас буду.

— Джон, подождите еще секунду. Вы и не догадываетесь, но ваша хандра объясняется особой болезнью, она называется «синдромом старого пикапа». Советую вам подумать о моем предложении.

Я повернул ключ зажигания, мотор, как назло, заворчал громче обычного, а из выхлопной трубы вырвалось чересчур густое облачко дыма.

— Запомните, что я вам сказал, — закашлялся Клатис. — Вам нужны новые кольца, двигатель может не выдержать.

Помахав ему рукой, я развернулся посреди улицы и помчался в клинику, от души надеясь, что поблизости нет Вальтера, нашего полицейского. Там я вставил в собачью ногу спицы и зашил рану, после чего отправился по вызовам. Проезжая мимо магазина «Шевроле Макферсона, продажа и автосервис», расположенного на городской площади, я заметил Клатиса, который демонстрировал покупателям машины. Заслышав треск моего мотора, он театральным жестом закрыл уши ладонями. Я подумал, что утром глушитель грохотал не так сильно. Впрочем, не исключено, что мне это только показалось, а звук усиливали два высоких двухэтажных здания, выстроенные в центре Батлера.

Сидеть за рулем старой развалюхи, после того как вам показали новенький сверкающий автомобиль, — все равно что примерить новые туфли, но не купить их. Когда вы возвращаетесь домой в старых, они начинают казаться безобразно обшарпанными и облезлыми. Неожиданно я стал замечать, что все части моего грузовика дребезжат, мотор натужно ревет, передачи переключаются не так легко, как раньше, а сиденья ужасно неудобные. Может быть, Клатис прав и мне действительно пора купить новую машину? Может, действительно, мое нежелание помахать Джо или переброситься шуткой с Тини Самплом объясняется синдромом старого пикапа?

Вроде бы кто-то уже рассказывал мне об этой болезни, жертвой которой может стать любой человек, независимо от возраста и профессии. Принято считать, что особенно подвержены этому недугу фермеры, но поскольку в наши дни пикапы пользуются популярностью и среди тех, кому они вовсе не нужны, время от времени сходные симптомы проявляются у врачей, священников и даже чиновников. В первую очередь болезнь поражает представителей мужского пола, преимущественно жителей юга Соединенных Штатов. К счастью, она легко поддается лечению — достаточно купить новый грузовик. Разумеется, это не исключает рецидива, и лет через пять можно ожидать нового приступа. Я вспомнил, что и сам наблюдал подобное состояние у многих своих друзей, но до разговора с Клатисом даже не догадывался, насколько это опасно.

Симптомы этой болезни одинаковы как у тех, кто впервые пал жертвой этого недуга, так и у страдальцев, уже переживших немало приступов. Обычно все начинается с депрессии, ощущения одиночества и комплекса неполноценности.

— Все вокруг разъезжают на прекрасных новых грузовиках. Все, кроме меня! — такие слова характеризуют первую стадию заболевания.

Начало второй стадии сопровождается появлением болезненных ощущений в области шеи и повышенной нервозностью. Первое объясняется резкими и многократными поворотами головы назад, вызванными желанием рассмотреть каждый новый грузовик на шоссе. Нервозность же усиливается от страха перед возможной аварией, поскольку жертва болезни имеет обыкновение отвлекаться от процесса вождения своего грузовика и сосредотачивать внимание на новых вожделенных пикапах как едущих по дороге, так и стоящих по обочинам или у магазинов.

Третья стадия характеризуется развитием лживости. По мере прогрессирования недуга несчастный, превратившийся в клубок нервов, начинает яростно отрицать свою болезнь и делать вид, будто совсем не заинтересован в покупке.

— Да что там, мой автомобиль меня вполне устраивает. У меня отличный пикап, да и прошел он всего двести тысяч километров. К новым грузовикам просто не подступиться! Даже смешно, сколько за них просят, — небрежно бросает он где-нибудь в магазине.

— Я только отремонтирую трансмиссию да покрашу свой автомобиль, — говорит он супруге. — Новый мне не нужен, к тому же сейчас мы не можем позволить себе такую покупку.

Слыша эти речи, опытный наблюдатель понимает, что близится кризис.

Следующая, четвертая, стадия — время потрясений и расстройств, вызванных походами по магазинам. Именно на эту стадию приходится визит к дилеру. Как правило, первая встреча происходит поздним вечером или в воскресенье после обеда, когда около новых машин не слишком много народу.

— Господи, настоящий красавец! — восклицает несчастный, пиная шины и поглаживая дрожащей рукой откидной борт сверкающего красным лаком грузовика.

Через секунду восторг сменяется тяжким вздохом, свидетельствующим, что больной увидел ценник. Первый шок проходит за сорок восемь — семьдесят два часа. После этого жертва возвращается, чтобы лучше разглядеть потенциальное приобретение, демонстрируя собранность и хладнокровие; перенесенный шок проявляется только некоторой слабостью нижних конечностей при взгляде на ценник.

Еще одним любопытным симптомом следует считать потемнение подушечек на пальцах правой руки, его вызывает внезапно проснувшийся интерес к газетам, особенно к разделу объявлений, с помощью которых объект наших наблюдений пытается изучить цены на грузовики по всему округу.

На стадии номер пять покупку можно считать практически состоявшейся. Больные по-разному реагируют на ее наступление: некоторые возвращают себе статус «отличного парня», тогда как другие впадают в агрессивное состояние и пытаются выжать из продавца скидки и получить льготы.

Появление подобных симптомов свидетельствует о том, что страдалец уже полюбил свой новый грузовик и не сомкнет глаз, пока не поставит его под окнами спальни.

На шестой стадии, когда подписаны все бумаги, от депрессии и других симптомов не остается и следа, больной приходит в себя; теперь он уверен, что легко справится с ежемесячными выплатами.

Сразу после этого новоиспеченный владелец впадает в эйфорию, проявляющуюся в безудержном бахвальстве. По его словам, никому в мире не удавалось совершить более удачной сделки и приобрести такой прекрасный грузовик на столь выгодных условиях. Если послушать некоторых, выходит, что продавец им еще и приплатил, чтобы они забрали грузовик со стоянки. Расход топлива у новой машины просто фантастический, они вынуждены периодически останавливаться и сливать из бака излишки бензина, печка у них греет жарче, а кондиционер охлаждает сильнее, чем в любом другом автомобиле. Новый грузовик обладает сверхъестественной грузоподъемностью и не нуждается в смазке, а его радиоприемник ловит самую лучшую музыку, которую передают самые далекие радиостанции.

В тот вечер, подъезжая к дому, я наткнулся на валявшийся на земле колпак.

Том играл в футбол со своим приятелем Джо. Футбольный шлем парнишке был слишком велик, время от времени, не выдержав особенно меткого удара, он съезжал набок, и тогда Тому приходилось выглядывать из него через отверстие для уха.

— Па, ты потерял колпак со своего колеса. Мы нашли его вон там, возле лужи, — закричал сын, стоящий у линии ворот — воображаемой черты, проведенной между двумя камнями.

— Спасибо, Рой, я поставлю его на место.

Как-то я взял Тома на вызов к одному из моих клиентов, а тот назвал его Роем, потому что Тому нравилось обвешивать себя игрушечными пистолетами, подобно Рою Роджерсу. С тех пор это прозвище к нему прилепилось.

— Ян, мне пришла в голову мысль… — произнес я через несколько минут, входя в кухню.

К моему удивлению, она ответила, даже не дав мне договорить.

— Да, знаю, тебе хочется купить новый грузовик, — заявила она, помешивая овсянку.

— Откуда ты знаешь?

— Люсиль из своего салона видела, как сегодня утром вы с Клатисом рассматривали автомобиль. К тому же в последнее время ты сам не свой, и я решила, что у тебя синдром старого пикапа.

Женская интуиция всегда ставила меня в тупик!

Вечером я позвонил Клатису и попросил его сделать для меня некоторые расчеты, касающиеся покупки нового автомобиля. Думаю, в тот день моя болезнь перешла в четвертую стадию.

Глава 31

Через несколько дней — усталый и все еще не оправившийся от расстройства, вызванного синдромом старого пикапа — я на вполне разумной скорости катил на своем видавшем виды грузовичке, направляясь на животноводческую ферму Мура. Однако возле самой границы округа во время подъема на холм грузовик внезапно забастовал. Мотор работал так, как будто я включил нейтральную передачу, а в кабине запахло маслом.

— Вот черт! — воскликнул я. — Трансмиссия полетела, а у меня столько работы. Что же делать?

Как тут не запаниковать, когда в разгар рабочего дня ломается автомобиль. Мистер Мур в ожидании моего приезда наверняка вызвал на подмогу ковбоев на лошадях и пару надежных соседей. Они уже загнали в корраль несколько сотен коров и ждут моего приезда. Я всегда старался быть пунктуальным по отношению к своим клиентам и не опаздывать на вызовы, так как понимал — эти люди заняты не меньше меня.

К тому моменту, когда мне удалось откатить машину на обочину, в голове созрел план.

— Первый вызывает базу, прием! — произнес я в микрофон рации.

Сью ответила секунд через тридцать.

— Сью, у меня прямо на границе округа неподалеку от фермы Ральфа Шеррилла вышла из строя трансмиссия. Скажите Ян, что мне нужна ее машина, пусть срочно едет сюда. Затем позвоните в автосервис Макферсона, чтобы они прислали эвакуатор, отбуксировали мой грузовик и как можно скорее приступили к ремонту. Потом сообщите Клиффорду Муру о моей поломке, видимо, я опоздаю к нему часа на два.

— Поняла. Через минуту я вас вызову.

Оставалось надеяться, что Ян дома.

Что делает человек, когда у него глохнет автомобиль? Лезет к нему под капот. В ожидании ответа заглянул туда и я, но не увидел ровным счетом ничего кроме кучи грязных деталей.

— База вызывает номер первый.

— Слушаю.

— Доктор Джон, Ян сказала, что будет у вас минут через тридцать. Она спрашивает, как ей потом вернуться домой.

Об этом-то я и не подумал!

— Передайте, что ее захватит ремонтная бригада, а в городе она может заскочить к Клатису и взять машину напрокат, — я вспомнил, как Клатис предупреждал меня о возможной поломке. — Сью, позвоните Клатису и обо всем ему расскажите. Передайте, это он во всем виноват! Он сглазил меня и мой грузовик!

— Клатис как раз звонит по телефону. Эвакуатор уже выехал!

— Что он еще передал?

— Засмеялся и сказал: «Я его предупреждал!», а потом добавил, что сделал расчеты, как вы просили, но тот красавец уже продан. Обещает выполнить ваш заказ дней через пять.

Пока я дожидался жену, возле меня несколько раз притормаживали автомобили, водители которых предлагали свою помощь. Среди них были и мои клиенты, и просто знакомые, узнавшие мой грузовик, и совершенно посторонние люди, которые не могут оставить человека один на один с бедой.

Наконец прибыли Ян с Полом. Начиная с трехлетнего возраста Пол сходил с ума от автомобилей, особый интерес вызывали у него грузовики. Он различал все марки, разбирался в моделях и всерьез считал, что вполне готов сесть за руль.

Я перегрузил из своего грузовика в машину жены все необходимое.

— Придется заказать Клатису новый грузовик, Ян. Нельзя допускать, чтобы происходили такие накладки, — объявил я.

— Ты хочешь, чтобы я сказала ему об этом, когда вернусь в город?

— Да. Все расчеты он уже сделал. Подумаем, как за него расплатиться. Сегодня Клиффорд выпишет мне чек на крупную сумму, к тому же, надеюсь, мы сможем что-нибудь отложить, когда расплатится Хэппи Дюпре или другие серьезные клиенты.

— У тебя было бы меньше проблем, если бы фермеры платили сразу наличными. Помнишь, что говорил на конференции тот эксперт по практическому менеджменту?

— Этот парень идиот! Разве может фермер платить сразу, если скот и хлопок он продает раз в год? Может быть, это годится для большого города, но не для нас.

Мне были не по душе советы консультанта, который ни разу за всю жизнь не принял роды у коровы.

Эвакуатор увез мой старый грузовичок. Пол, сидя на коленях у Ян в кабине эвакуатора, так энергично махал мне рукой из окошка, словно прощался со мной на долгие годы. Глядя на сына, я почувствовал такой прилив счастья и гордости, что забыл даже о поломке машины.

Сворачивая на проселок, ведущий к ранчо Мура, я отметил, что опоздал на полтора часа. Клиффорд вместе со своей командой ковбоев ожидали меня. Они неплохо провели время: отвели душу, обсуждая все на свете — от футбола до мозолей. Завидев длинный белый пикап, они принялись зубоскалить с удвоенной энергией; стоило мне только выйти из машины, как началось.

— Вы ездите на нем брать пробы у коров или развозите ребятишек в детский сад, док? — поинтересовался один.

— Сдается мне, он доставляет покойников на кладбище. Пожалуй, это самая длинная машина во всем округе. Док, где вы будете разворачиваться? Вам понадобится большое поле, — съязвил второй.

— Мой грузовик сломался на границе округа. Все было нормально, а в миле отсюда вдруг вышла из строя трансмиссия, — пожаловался я.

— Вы захватили клюшки для гольфа? — спросил Клиффорд.

— Не захватил.

— А я-то думал, мы сыграем, когда закончим с коровами. Кое-кто из ребят слышал, как вы с Лореном Кодлом обставили двух очень приличных гольфистов, и им не терпится увидеть, действительно ли вы настолько хорошо играете.

— Как я могу тратить на это время, когда у меня столько работы. В вашем загоне, должно быть, коров триста.

— Разве у вас не найдется свободной минутки? Здесь работы всего-то часов на пять, — улыбнулся он, взглянув на меня. — К трем мы уже сможем выйти на поле.

— Давайте отложим матч и сыграем, когда у меня будет новый грузовик. Сегодня мне нужно скорее вернуться домой, вдруг Ян понадобится машина.

— Ладно, договорились. Давайте начинать. Мне нужно отобрать яловых коров для аукциона на этой неделе. Эти городские торговцы уже требуют с меня свои деньги.

— Занесите меня в список первым номером. Мне нужно заплатить Клатису за новый грузовик.

Клиффорд не ответил. Он молча отошел в сторону и принялся отдавать распоряжения помощникам.

Я должен был осмотреть и отделить стельных коров от яловых, которых Клиффорд собирался отправить на аукцион. Проверка на беременность заключалось в том, что животное загоняли в тесный станок, а я надев на руку длинную перчатку проводил ректальный осмотр, позволяющий выявить наличие или отсутствие плода. Эту процедуру обычно выполняет ветеринарный врач или фельдшер. Слабонервные для такой тяжелой и грязной работы не годятся. Фермеры считают тестирование обязательным, поскольку оно позволяет оставлять в стаде только продуктивных животных. После осмотра помощники Клиффорда записывали номера яловых коров и отстригали им кисточку на хвосте, чтобы упростить дальнейшую идентификацию.

Пять часов пролетели незаметно. Наконец я отправился мыться, чувствуя, как у меня ломит руку, и благодаря судьбу за то, что не придется еще четыре-пять часов играть в гольф.

— Скажите, сколько я вам должен, и вы получите чек на всю сумму прямо сейчас, — предложил Клиффорд. — Я знаю, каково остаться без колес.

Через четыре дня мое семейство в полном составе стояло в магазине Макферсона, пожирая глазами прекрасный новый пикап марки «шевроле».

— Что скажете? — спросил Клатис. — Такой вам подойдет?

— Он даже красивее, чем я себе представляла, — воскликнула Ян.

Том с Лизой бродили вокруг белого красавца, робко поглаживая ладонями полированные бока. Пол подошел к осмотру более придирчиво и попинал все четыре колеса, а затем заглянул под днище. Клатис ходил за ними по пятам, методично стирая воображаемые отпечатки пальцев.

— Видите ли, я решил позаботиться обо всей вашей семье. Ведь вы — мои добрые друзья и уважаемые клиенты.

Я не сомневался, что этот лозунг он зазубрил, когда еще учился на продавца, но не мог не признать его справедливости.

Дети забрались в кабину и по очереди посидели за рулем, причем каждый из них обнаружил для себя что-то новенькое, чего не было в старом автомобиле.

— Только не испачкайте сиденья грязными ногами, — предостерег я.

— Не беспокойтесь, док. Я знал, что они захотят полазить повсюду, и прикрыл сиденья пластиком. Клатис вообще отличался предусмотрительностью.

— Мы хотим поехать домой с папой! — завопили ребята.

Белоснежный грузовик имел удлиненную колесную базу и большие колеса, обеспечивающие высокую посадку, а также ящик для инструментов. Сиденья и внутренняя обшивка кабины были нежного голубого цвета. Это была машина моей мечты, и сама мысль, что на нем когда-нибудь придется проехать по грязи, повергала меня в ужас.

На следующее утро я несколько раз прокатился по городу, сначала с севера на юг, затем с востока на запад, просто так, чтобы покрасоваться, подудеть в рожок и помигать фарами. Знакомые водители приветствовали меня, но без обычного энтузиазма, потому что сначала принимали за чужака, случайно оказавшегося в их родных краях. Однако, подняв глаза к зеркалу заднего вида, я замечал, как они оборачиваются и пристально смотрят мне вслед, словно спрашивая себя: «Что это док делает в такой машине? Ставлю что угодно, теперь он поднимет плату за свои услуги».

Завершая демонстрационный рейс, я выехал на городскую площадь и припарковался напротив парикмахерской, чтобы специалисты по связям с общественностью могли составить представление о моем автомобиле и распространить новость среди своих клиентов.

— Взгляните-ка вон туда, Чэппел! Наш супердок раскатывает на новеньком грузовике, — завопил Миатт, едва я открыл дверь. — Что это за штуковина у него сзади, наверное, ящик для перевозки собак?

— Неужто вы не можете позволить себе нормальный грузовик, док? — спросил один из посетителей.

— Это и есть нормальный грузовик, — ответил я, несколько обескураженный.

— Что-то я не увидел, чтобы на нем было написано «ф-о-р-д», — возразил тот.

Я понял, что он не был почитателем продукции «Дженерал Моторс».

Впрочем, обсуждение достоинств различных марок и моделей является одним из самых приятных моментов, сопровождающих приобретение нового автомобиля. Иногда лишь после покупки до человека доходит, насколько серьезным был очередной приступ синдрома старого пикапа!

Глава 32

Несколько лет я был единственным ветеринаром в округе; хотя мой рабочий день длился допоздна, всегда находится кто-нибудь, нуждающийся в моей помощи и глубокой ночью.

Это не слишком тяготило меня, особенно, если на вечер намечались скучная партия в бридж или какая-нибудь демонстрация кухонного оборудования. Я знал, что с большей радостью отправлюсь на экстренный вызов и проведу часа три за работой, чем буду просиживать штаны на подобном мероприятии. Однако нередко ночные звонки и вызовы после окончания рабочего дня не оставляли мне возможности появиться на празднике в детском саду, на школьном концерте или матче детской лиги.

Люди с нормированным рабочим днем в большинстве своем не понимали, как можно опаздывать на такие мероприятия. Я часто слышал, как они шепотом выражали недовольство, когда нарушитель порядка пробирался через заполненный зрительный зал.

— Я только что удалял рога козе!

Вот что в подобной ситуации мне хотелось крикнуть им в ухо. Впрочем, я понимал, что тогда моей семье будет объявлен бойкот, и старался держать себя в руках. Лишь мои клиенты-скотоводы не обращали внимания на эти промахи, потому что и сами частенько опаздывали из-за множества дел на ферме.

— Док, у меня целое стадо молоденьких бычков, их нужно кастрировать, сделать прививки и заклеймить, — однажды апрельским вечером сообщил по телефону Санни Брюер.

— Что ж, вы обратились по адресу, на этой неделе мы выполняем только такие заказы, — пошутил я.

— Отлично. Так значит, завтра вечерком, часам к шести я загоню их в корраль и все подготовлю.

— Гм, погодите минутку, Санни, — заволновался я. — По-моему, в семь тридцать моя Лиза выступает на концерте. Она играет на пианино.

— Бросьте, док, к семи мы легко управимся. На три десятка бычков уйдет не больше часа, — убежденно заявил он.

Я согласился, смутно подозревая, что совершаю ошибку. Впрочем, у Санни был превосходный корраль и станок, и, если все пойдет без осложнений, мы быстро справимся с бычками. С другой стороны, если нам не удастся загнать их туда или какой-нибудь перевозбудившийся теленок развернется в проходе или уляжется в станке, нам придется повозиться, и я снова опоздаю. Однако, если не сделать этого завтра, я попаду к нему лишь на следующей неделе, а к тому времени он может и вовсе передумать.

— Папа, не забудь про мое завтрашнее выступление, — напомнила Лиза, целуя меня перед сном. — Я так готовилась, что тебе не к чему будет придраться!

Какой отец не вылез бы из кожи ради того, чтобы присутствовать на выступлении собственной дочери?

— Не беспокойся, Лиза, я непременно буду, — пообещал я, постучав по дереву. — Не исключено, что ровно к половине восьмого я не успею, но к твоему выступлению обязательно приеду. Может быть, я не пройду в зал, а останусь возле двери.

Четверг прошел спокойно. Я успел на все вызовы, пациенты вели себя прилично, и экстренных случаев оказалось на удивление немного. В глубине души я не сомневался, что удачливость в делах напрямую связана с покупкой нового грузовика и избавлением от синдрома старого пикапа. Все шло гладко, я надеялся, что не опоздаю на выступление Лизы. Выходной костюм висел у меня в кабине, на случай, если не хватит времени заскочить домой переодеться.

Без пяти шесть я подкатил к воротам пастбища, но загон, расположенный неподалеку, оказался пуст, а его ворота распахнуты настежь. На краю луга стоял грузовик Санни с открытыми дверцами, но ни бычков, ни его самого не было видно. Больше всего меня встревожило, что он не загнал животных в корраль.

Я нервно переступал с ноги на ногу, то и дело сплевывая и теребя в кармане имплантанты с гормоном роста, как вдруг до меня донесся голос Санни.

— Эй! Эй! — он поднимался на вершину холма, неторопливо подгоняя телят.

В руках у него была банка из-под кофе «Максвелл», он доставал оттуда белковые кубики, которыми подманивал телят; вся компания постепенно приближаясь к воротам корраля. Внезапно Санни остановился и несколько минут обменивался любезностями с телятами, пока те обнюхивали и пробовали на вкус содержимое драгоценной банки. На моих часах было десять минут седьмого. Больше я тянуть не мог!

— Санни, пожалуйста, поскорее! — дипломатично попросил я. — Я не могу торчать здесь до утра!

— Тс-с-с! — прошипел он, прикладывая палец к губам.

Я сел на землю возле грузовика, пытаясь справиться с раздражением, и напряженно прислушивался к его разговору с животными, во всяком случае звуки приближались. Часы показывали шесть тридцать.

— Хоп! Хоп! — теперь его голос звучал громче и доносился от самого корраля. Через секунду я услышал глухой мерный рокот и сухой шорох, с которым шерсть разгоряченных телят терлась о пропитанные креозотом жерди загона. Ворота с грохотом захлопнулись; только вот топот многочисленных копыт постепенно стих где-то вдали.

— Половину я загнал, док! — похвалился Санни. — На то, чтобы изловить остальных, уйдет не больше десяти минут. Они слегка побаиваются вашего белого пикапа. Это у вас полноприводной дизель или что? И впрямь хорош, напоминает телефон…

Казалось, моя просьба поторопиться не произвела на него никакого впечатления, он остановился и принялся разглядывать мой грузовик, радующий глаз своей белизной.

— Санни, меня ждут. Я страшно тороплюсь, поэтому гоните сюда свое стадо и давайте начнем. Я говорил вам, что вечером иду на школьный концерт!

Было уже тридцать три минуты седьмого.

Внезапно, словно благодаря вмешательству высшей силы, группа сбежавших телят, галопом помчалась к воротам. Наверное, они просто решили побегать взапуски.

— Открывайте ворота! Открывайте! — громко прошипел я.

Не спуская глаз с телят, находившихся в загоне, Санни отодвинул засов, и через секунду все остальные ринулись внутрь. Не берусь этого объяснить и вплоть до сегодняшнего дня не знаю причин их странного поведения.

— Загоните в проход побольше, Санни! — распорядился я. — Я пойду вдоль него и сделаю всем прививки, поставлю имплантаты, а потом займусь кастрацией.

В шесть тридцать пять я принялся за первого пациента, понимая, что нужно поторапливаться. Шприц и пистолет для имплантатов помещались в самодельных кобурах, висевших у меня по бокам, потому вакцинация прошла быстро.

Покончив с прививками, я перемахнул через изгородь и, оказавшись в самой гуще стада, начал оттеснять телок в сторону Санни, открывавшего и закрывавшего за ними ворота. Когда я закончил кастрировать последнего бычка, было уже семь тридцать две.

— Санни, до свидания, — прокричал я, бросаясь к машине и на ходу начиная раздеваться. — Помог бы вам убраться и все прочее, но уже опаздываю.

— Ладно, я хотел, чтобы вы еще взглянули на узел на ноге у той лошади, — протянул он, — но насколько я понимаю, этим мы можем заняться и завтра вечером. А тем гончим, что в ограде, нужно сделать прививки от бешенства и дать глистогонное. И еще я хотел с вами обсудить, когда лучше купить несколько бычков на откорм…

Его губы все еще продолжали шевелиться, но я уже запустил мощный восьмицилиндровый двигатель и с ревом вылетел на шоссе. Было ясно, что Санни не имеет ни малейшего представления о времени, зато пытается придумать для меня новые и новые дела.

По дороге я спрашивал себя, много ли найдется на свете людей, кому удалось снять с себя грязный комбинезон, сидя за рулем грузовика, и при этом не угодить в канаву. Не рискнул бы рекомендовать этот трюк каскадерам-любителям, но в тот вечер я успешно справился с ним, пока мой грузовик пулей летел к школе. Прибыв с большим опозданием, я подкатил прямо к входу в зал, бросил машину так, что она перекрыла дорогу, и ворвался в дверь как раз в тот момент, когда публика аплодировала Молли Джексон, закончившей свое выступление.

Следующей была Лиза. Глядя, как она шагает по сцене к роялю, я затрепетал от гордости.

— Разве она не самая прелестная девочка на свете? — умилялся я, глядя на дочь.

На Лизе было пышное желтое платьице и крошечные туфельки с ленточками, а волосы стянуты в конский хвост. Ян всегда любила ее наряжать.

Лиза села на табурет, придвинула его к роялю и начала играть — уверенно и сосредоточенно. Пьеса была простенькой, но в тот момент я так волновался и гордился дочкой, что она казалась мне всемирно известной пианисткой, повергающей в трепет толпы любителей музыки. Бесконечные домашние упражнения, бесчисленные ошибки, от которых она впадала в отчаяние, — все это кануло в небытие, едва ее пальцы опустились на клавиши концертного рояля. Я видел, как Ян, сидевшая в первом ряду вместе с Томом и Полом, качает головой вверх и вниз в такт движению пальцев Лизы.

— Вот ради чего стоит жить! — промелькнуло у меня в голове.

Я был рад, что в зале темно и другие запоздавшие зрители, стоявшие в дверях, не видят, как у меня вдруг заблестели глаза.

Наконец пьеса окончилась, и Ян зааплодировала так, что в буквальном смысле чуть не отбила себе ладони. Лиза встала, сделала реверанс и стремительно убежала за кулисы. Однако перед тем как скрыться за занавесом, она бросила взгляд в сторону двери, где я стоял, и помахала мне рукой. Она видела, что я не опоздал!

Едва закончился концерт, как Лиза спустилась со сцены и подбежала ко мне.

— Как я сыграла, папа? — взволнованно спросила она.

— Великолепно, дорогая. Ты добилась серьезных успехов, радость моя!

— В конце я два раза сфальшивила. Знаешь, там самая трудная часть.

— Я не заметил. По-моему, все было чудесно.

Через несколько часов я сидел на крыльце нашего дома — в темноте и одиночестве — и размышлял.

— Меня балует судьба, мне улыбается удача, — думал я. — Моя практика процветает и продолжает разрастаться, мои клиенты — честные, хорошие люди, истинная соль земли. Разумеется, по меркам большого города мой доход может показаться скромным, зато дорога от нашего дома до клиники занимает всего две минуты, а поздно вечером — всего полторы, потому что нет необходимости тормозить на светофоре. В Батлере никто не слышал о преступности, и мы, как и многие другие горожане, никогда не запираем двери.

Мне вспомнились слова моего друга Карни Сэма Дженкинса, местного философа и эксперта в международной политике: «Только три вещи на свете действительно имеют значение: семья, доброе имя и здоровье. Все остальное чепуха». Следующими в его списке самых важных вещей были друзья и автомобиль.

Карни Сэм прав — на первом месте действительно должна быть семья. Жизнь наградила меня любовью чудесной женщины, ставшей не только женой, но и другом, самым объективным критиком и отличной матерью наших детей. Я не смог бы прожить без ее поддержки. Даже спрингер-спаниель Мисси и кот Джинкс, казалось, искренне радовались возможности считать себя членами нашей семьи.

Мне повезло и в том, что будучи сельским ветеринаром, я мог приобщать к работе своих детей. Том начал выезжать со мной с трехлетнего возраста, он носил стетоскоп и лекарства и выполнял несложные поручения. Одним из первых был вызов на молочную ферму Джона Диллона, куда мы с Томом приехали лечить корову, заболевшую маститом. Помню, как сын стоял на перевернутом ведре, держа в руках флакон с кальцием, с бульканьем перетекавшим в яремную вену коровы.

Потом занялись ветеринарией Лиза и Пол, которые с не меньшим удовольствием учились обращаться с животными и разбираться в их недугах.

— Почему бы вам не захватить с собой ваше молодое поколение? — предлагали порой фермеры, звоня мне в клинику. Это означало, что их молодое поколение хотело повидаться с моим, чтобы поболтать и поиграть, пока взрослые заняты.

Я счастлив, что все так сложилось. Работа не только доставляет мне радость, но и служит хорошим примером для детей. Моя обязанность — лишь предупредить их, какие из ветеринарных проблем считаются запретными и не подлежат публичному обсуждению.

МакКормак Джон