Анатомия страсти

А. ЭйзлерАнатомия страсти

Введение

О чем думает мужчина на склоне дней? Каковы его мысли в пору осени, когда силы начинают покидать тело, дети уже давно живут самостоятельной жизнью, а карьера, к которой он стремился годами, больше не является жизненной целью? Радуется ли он началу каждого дня и смене времен года? Возвращается ли во времена лихих забав? Предается ли религиозным раздумьям, испытывая то чувство душевного возрождения, то отвращение к самому себе?

Обычно его взгляд обращается к трем самым важным составляющим почти прошедшей жизни: карьере, уже утратившей актуальность, созданию семьи, где доминирует женщина, более сильная физически и более молодая. И, конечно, в сознании мелькают эпизоды, которые всегда оставались в центре внимания и приносили ощущение счастья, хотя и связанное с постоянным вызовом. Это моменты сексуальной близости с женщинами.

Трудно определить, какую задачу ставил Бог, какой проект задумывал реализовать, заселяя кусочек Вселенной существами, будущее которых он отдавал в их собственные руки. Была ли включена в этот божественный план вероятность выживания или самоуничтожения человека? Но если Бог выбрал первый сценарий, то, естественно, Он определил механизмы выживания и воспроизводства человека. Люди в процессе развития цивилизации постепенно отходили от версии о своем божественном происхождении и от сказок об аистах. В конце концов они предпочли науку: например, в Великобритании за последние триста лет число ученых и инженеров удваивалось каждое десятилетие, в то время как соответствующий прирост населения происходил лишь за сорок-пятьдесят лет.

Столь бурный рост науки помог человеку проникнуть не только в тайны космоса, но и в глубины нашего собственного загадочного организма, получив возможность оценить и понять принципы протекания микробиологических процессов на уровне клеточных структур.

Процессы смещения динамического равновесия, приводящие к конкурентной борьбе клеток человеческого организма и, как следствие, к болезням, старению, смерти, рассматриваются как естественные, не противоречащие устоям религии, морали, культурных традиций. Но лишь до тех пор, пока являются некоей абстракцией. Такая отстраненность имеет свои печальные последствия. Когда человек не в состоянии чувствовать чужую боль – начинаются войны. Пока он может быть доволен при виде чужой боли – войны продолжаются.

Подобные процессы проходят без нашего морального согласия, ибо каждый из нас является ареной борьбы социальных сил, а наш организм представляет собой громадный полигон, на котором постоянно разыгрываются жестокие сцены. Когда вы, дорогой читатель, держите в руках эту книгу, умирают миллионы ненужных организму или опасных для него клеток, восполняясь новыми. И это совсем не плохо, более того – жизненно необходимо. Ученые подсчитали: если бы не было так называемого механизма программированной клеточной смерти, восьмидесятилетний человек имел бы спинной мозг весом до двух тонн, длина его кишок составляла бы шестнадцать километров, а мозг весил бы сто килограммов!

...

Процессы смещения динамического равновесия, приводящие к конкурентной борьбе клеток человеческого организма и, как следствие, к болезням, старению, смерти, рассматриваются как естественные, не противоречащие устоям религии, морали, культурных традиций.

Распознав механизм непрерывно повторяющегося процесса, определяющего гибель клетки, и установив над ним контроль, ученые могли бы попытаться вмешаться, взяв на себя ответственность за решение, кому жить, а кому умирать.

Известно, что в программу работы каждой клетки включена команда саморазрушения, которая поступает при получении определенных сигналов и выполняется несколько часов. После того как клетка получает сигнал к самоликвидации, она начинает распадаться изнутри на фрагменты, которые «захватываются» и «поедаются» специальными клетками-пожирателями. Ход этого процесса, который специалисты называют «апоптоз», был до последнего времени неизвестен. Только совсем недавно исследователям из Австрии и США удалось выявить механизмы, ответственные за процессы, в основе которых лежат сигналы в виде молекул – «вестников смерти», посылаемых иммунной системой поврежденным и подлежащим уничтожению клеткам. Известия об этом открытии ученые ожидали давно. Оно привело к определению так называемого переключателя смерти, функции которого очень важны в борьбе с такими болезнями, как рак, СПИД, болезнь Альцгеймера... И в будущем исчезнет необходимость, например, при онкологических заболеваниях использовать облучение или медикаменты с побочными негативными эффектами, приводящими к тяжелым осложнениям: их можно будет заменить легкими препаратами, стимулирующими организм к борьбе с недугом.

Принцип конкурентной борьбы, происходящей на уровне вышеописанных клеточных баталий, распространяется и на противоборство сперматозоидов. Некоторые из них погибают, не достигнув цели, оставшись непричастными к таинству зачатия, проигрывая более удачливым и сильнейшим сородичам. Не есть ли это своеобразный «акт эвтаназии», определяющий эволюцию видов как борьбу сильнейших за выживание, на которой так настаивал упрямец Дарвин? Кто знает?

Эволюционные ножницы и сексуальные баталии

Природа – это неустанное спряжение глаголов «есть» и «быть поедаемым».

Уильям Индж

Неужели в этом параллельном, почти виртуально-абстрактном мире сперматозоидов, эмбрионов и вожделенных экстазов, являющемся нашей органической сущностью, так бескомпромиссно работают законы массового уничтожения живого? Неужели то, к чему мы так стремимся, чего желаем и ждем, одновременно может стать причиной жесткой конкурентной биологической борьбы за выживание? А мы, эгоистически удовлетворяя личные потребности, никак не можем на это повлиять... Ученые, приподняв очередную занавесу тайны, оказались на новом уровне проникновения в молекулярно-клеточные конструкции и протекающие в них биологические процессы. И теперь происходящее в мужчине и женщине во время сексуального акта больше не рассматривается по отдельности. «Подглядывание» за таинством зачатия больше не считается неприличным и аморальным, а влечение полов расценивается как кульминация отношений, переходящая во взаимную радость и неограниченную свободу чувств, испытываемых во всей полноте только при сексуальном акте. Именно в этом вторая причина взаимного счастья и его переживания: открытие пути потомству, а значит, увековечивание самого себя.

Биолог из Цюриха П. Бруггер (Р. Brugger), помогающий бездетным парам обрести потомство, изобрел методику движения сперматозоидов по тоннелю с ответвлениями. В канале, разветвляющемся в форме буквы Т, одна половина сперматозоидов поворачивает налево, другая – направо. Если на их пути поставить барьеры, препятствующие повороту налево, заставляя поток повернуть направо, то уже на следующем, свободном от препятствий, поток поворачивает налево. Это говорит о том, что сперму трудно сбить с заданного курса, благодаря чему в своем долгом пути через матку и яичники сперматозоиды не теряют ориентации. Бруггер заявляет: речь идет не о памяти, а о коллективном интеллекте, несоизмеримом с интеллектом отдельно взятой клетки. Ученый предполагает, что при любой случайной неуравновешенности системы или ее асимметрии поток спермы, преодолев препятствие, снова выравнивается и продолжает путь. Новые познания о движении спермы могут быть использованы не только для осмысления процесса зачатия, но и для оказания практической помощи при искусственном оплодотворении.

Но что же определяет высокий потенциал «пловцов», так упорно стремящихся к своей цели? Это стараются понять ученые института Вайцмана в Израиле. Совсем недавно они установили, что поведение сперматозоидов сравнимо с полетом современных ракет, которые посредством тепловых сенсоров могут распознать летящий в небесном пространстве самолет. Клетки, ожидающие прибытия сперматозоидов, имеют более высокую температуру, чем остальные. Посредством тепловых различий, составляющих всего два градуса, эти участки с завышенной температурой влекут к себе сперму так же, как горячий мотор самолета – ракету-перехватчик. Специалисты называют это термотаксисом. Доктор М. Айзенбах из отдела биохимии института Вайцмана надеется, что навигационный трюк будет очень полезен в будущем, при искусственном оплодотворении: благодаря этому эффекту из всей спермы можно будет выбрать часть, активно реагирующую на термотаксис, то есть с успехом находящую источники тепла.

...

«Подглядывание» за таинством зачатия больше не считается неприличным и аморальным, а влечение полов расценивается как кульминация отношений, переходящая во взаимную радость и неограниченную свободу чувств, испытываемые во всей полноте только при сексуальном акте.

Ученые из клиники Мейр и университета Бар-Иллан совершили еще одно открытие в этой области: видимые лучи света повышают двигательную функцию сперматозоидов, благодаря чему можно улучшить результаты экстракорпорального оплодотворения. В 40% всех случаев обращений супружеских пар за помощью вина за невозможность зачатия возлагается на недееспособные сперматозоиды. Исходя из этого, ученые направили усилия на изучение подвижности сперматозоидов, для чего подвергли пробы спермы световому облучению и при этом установили, что при длине волн от четырехсот до семисот нанометров подвижность сперматозоидов повышается. Световые волны как носители энергии содержат мельчайшие молекулы продуктов распада кислорода, активирующие мобильность сперматозоидов. Если дальнейшие тесты подтвердят результаты исследований, можно рассчитывать на более качественное лечение бесплодия у неспособных к зачатию пар.

Но и это еще не все. Группа специалистов из университета в Шеффильде опубликовала в британском журнале «Nature» данные о необыкновенном открытии (Bild der Wissenschaft, № 4, 2004). Оказывается, у лесных мышей групповое движение сперматозоидов к яйцеклетке обладает не только коллективным разумом, но и является более выигрышным по сравнению с движением «одиночек», преодолевая путь к цели в полтора раза быстрее. Объединение сотен семенных клеток происходит сразу после эрекции посредством специальных крючков на головках сперматозоидов, после чего такие «коллективы» дружно устремляются к финишу. Этот принцип кооперативного движения к цели усиливает для мужских особей так называемый эффект попадания. Одновременно этот трюк не позволяет конкурентам-одиночкам «примазаться» к главному потоку, создавая тем самым оптимальные условия для передачи самцами своих генных структур будущему поколению.

...

В 40% всех случаев обращений супружеских пар за помощью вина за невозможность зачатия возлагается на недееспособные сперматозоиды. Исходя из этого, ученые направили усилия на изучение подвижности сперматозоидов, для чего подвергли пробы спермы световому облучению и при этом установили, что при длине волн от четырехсот до семисот нанометров подвижность сперматозоидов повышается.

Однако при таком внешне демократическом движении равноправие отдельных членов группы внутри общего потока неодинаково, и многие теряют способность к воспроизводству. Она приносится в жертву групповому движению. Для того чтобы распустить групповой поток спермы, необходима новая энергия за счет реализации биохимических реакций, называемых «акросомными», нужных сперматозоиду, чтобы достичь яйцеклетки матки и внедриться в нее. Они позволяют выделить «победителя» из среды транспортируемой спермы на финишной фазе: он покидает группу и достигает цели в одиночку, передавая наследственный потенциал дальше. В то же время, обеспечив своему коллеге победу, оставшаяся сперма выбывает из гонки оплодотворения. Стремление к цели, коллективизм, способность к ориентации и чувство локтя – качества, типичные для мужского характера, как мы видим, являются важными стимуляторами также и для маленьких семенных клеток.

Кроме клеточной борьбы и соревновательной конкуренции сперматозоидов, существует еще и общая эволюционно-селекционная «драма» выживания, которая противоречит законам природы, обеспечивающим биологическое равновесие. Многие мужские и женские гены уже на уровне эмбриона ведут между собой настоящую борьбу за господство. Если у одного из «противников» не хватает ресурсов, происходит неправильное развитие эмбриона.

Это подтверждается тем, что, например, в процессе клонирования важную роль играют так называемые отличительные гены. В экспериментах над животными важно, кто будет «родителем» – «отец» или «мать». Ученым известны гены IGF2 и IGF2R, причем IGF2 способствует росту эмбриона, а IGF2R затормаживает его. Изучая мышей, удалось установить, что IGF2 активней у самца, а IGF2R – у самки. Это показывает, что с мгновения зарождения уже начинается борьба клона за выживание, и неизвестно, к каким последствиям и результатам она способна привести. Так, естественная защитница видов – природа – выстраивает препятствия уже на стадии экспериментов, вызывая острую борьбу мнений среди ученых.

Но и это не все: оказывается, природа наделила все биологические организмы действенными механизмами антиселекционной защиты. Сюда относится, прежде всего, способность самовосстановления и проведения «ремонтных работ» в участках ДНК, измененных в результате посягательств. Большинство таких защитных систем работает по принципу «всё или ничего». Если анализирующий контрольный механизм получает информацию от ДНК, что ущерб, нанесенный ей, не может быть компенсирован, клетка отмирает.

Правомерен вопрос: не слишком ли дорого обходится клетке защитный механизм, требующий самоликвидации ее важнейших органелл (постоянных структур)? По-видимому, здесь мы должны учитывать два обстоятельства. Во-первых, существует так называемая эшелонированная оборона клетки, в которой митоптоз – защита от токсичных активных форм кислорода (АФК) – является последним редутом. Этот механизм включается только в тех случаях, когда все предшествующие линии антиоксидантной защиты оказываются недостаточными. Во-вторых, есть все основания считать, что клетка может идти на самые серьезные жертвы в случаях, когда под угрозой оказывается ее геном, подвергающийся атакам АФК, что служит главной причиной повреждения генетического аппарата. А так как защита ДНК представляет собой важнейший приоритет для любого организма, то нарушение генетической программы, создаваемой миллиардами лет, может привести к необратимым и трагическим последствиям не только для клетки, но и для всего организма, его популяций и даже самого вида.

Вот почему, когда возникает серьезный риск потери жизнеспособности ДНК, вступает в действие жестокий принцип «самурайского закона биологии»: «Лучше умереть, чем ошибиться», – означающий, что любая сложная биологическая система всегда готова к самоликвидации. Она кончает с собой, если ее состояние становится опасным для существования другой системы, занимающей более высокую ступень в иерархии организации жизни.

Есть основания полагать, что данный принцип используется живыми системами в целях защиты не только ДНК, но и других наиболее сложных программ, определяющих, например, поведение высших организмов.

Израильский ученый Ц. Ливнех (Z. Livneh), однако, доказал, что механизм не настолько бескомпромиссен: существует шкала толерантности выявленных ошибок ДНК, и если степень повреждения лежит в нижней ее части, то восстановительные работы продолжаются. При этом очень часто возникают мутации, что позволило Ливнеху сделать выводы о быстром привыкании организма, например, к антибиотикам (Proceedings of the National Academy of Sciences, 97).

Существует еще один до сих пор не известный феномен защиты биологических существ от селекционных ножниц перманентной эволюции.

Предполагается, что общей праматерью всего человечества является «митохондриальная Ева», проживавшая в Африке сто-двести тысяч лет назад. Митохондриальная ДНК наследуется только по материнской линии, что дает право предположить, что все современное человечество – потомки выходцев из Африки, хотя не исключено и смешение с более древним евразийским населением. Основанием для такого предположения послужили исследования митохондрий – так называемых энергетических фабрик клеток, обладающих собственной ДНК, относительно образования которых существуют различные теории.

Возможно, их предшественницы некогда были самостоятельными организмами. По-видимому, они все еще ведут себя как оккупанты, что свойственно исключительно человеку, т.е. они «внедрились» в хромосомы уже после того, как шесть-восемь миллионов лет назад появился Homo sapiens sapiens, каким он является в наши дни. Тогда наследственность ДНК еще не сконцентрировалась в ядре клетки: так называемые настоящие ядра клеток развились позже. Многоцелевые организмы, образовавшиеся из них, оказались лишь вариациями одной и той же темы, которые характеризовали не только развитие ядра, но и образование из них новых частей, перенимающих определенные задачи, точно так же, как различные части человеческого организма реализуют различные функции его жизнедеятельности. Поскольку митохондриальная ДНК не подвергается рекомбинации, изменения в ней могут происходить исключительно посредством редких случайных мутаций.

...

Митохондриальная ДНК наследуется только по материнской линии, что дает право предположить, что все современное человечество – потомки выходцев из Африки, хотя не исключено и смешение с более древним евразийским населением.

Сравнивая последовательность митохондриальной ДНК с возникшими в ней со временем мутациями, ученые могут не только определить степень родства современных людей, но и приблизительно вычислить время, необходимое для накопления мутаций в той или иной популяции. Так можно вычислить и эпоху, когда мутация еще не существовала, а предковая популяция людей была генетически однородной.

Но ученых интересовала не только эволюция женских хромосом. Исследователи Стенфорда изучили развитие У-хромосомы, передающейся от отцов к сыновьям и определяющей мужской пол наследников. При исследовании этих хромосом у более тысячи мужчин из двадцати одной страны ученые были поражены неожиданными результатами, обнаружив на У-хромосоме значительно меньше генетического многообразия, чем на митохондриях. Исследователи пришли к выводу, что «Адам», или, более точно выражаясь, праотец современных мужчин, пятьдесят-семьдесят тысяч лет назад тоже жил в Африке (Nature Genetics, 26)..

Почему же выжили мужские наследники именно этого основателя сильной половины человечества?

Существуют только предположения и домыслы. Возможно, У-хромосома имела преимущества, которые обеспечили лучшие шансы для выживания или более высокую степень фертильности. Возможно так же, что эти хромосомы перешли по наследству от родственников, которые обладали какими-то исключительными возможностями, способностями или приоритетами, предоставившими им лучшие шансы для размножения.

В любом случае исследования показали, что современный человек – уроженец Африки, и именно оттуда он примерно сорок четыре тысячи лет назад начал победоносное шествие в Азию и на другие континенты, не склоняя головы перед селекционными процессами эволюции, а используя их на благо себе.

А вот и новое сенсационное сообщение микробиологов, предопределяющее судьбу сильной половины человечества. Речь идет не о сиюминутных, подобных апоптозу, междоусобицах, а о битвах, исход которых запрограммирован на миллионы лет вперед. К удивлению исследователей, гордая своим долголетием У-хромосома может прекратить свое существование на нашей планете. Ученые предсказывают ее саморазрушение в течение следующих десяти миллионов лет под напором женской хромосомы Х (Graves, J.А.М. 2004. The degenerate У chromosome – can conversion save it? Reproduction Fertility and Development, 16). Даже простой обыватель вздрогнет, узнав такую новость, несмотря на то, что это предсказание может сбыться в будущем, не укладывающемся в рамки наших понятий о времени.

...

В любом случае исследования показали, что современный человек – уроженец Африки, и именно оттуда он примерно сорок четыре тысячи лет назад начал победоносное шествие в Азию и на другие континенты, не склоняя головы перед селекционными процессами эволюции, а используя их на благо себе.

Ни одна Ярославна не полезет на крепостную стену оплакивать не долетевших до зачатия носителей генной информации своего супруга, но все же факт, что она в ближайшие пару-тройку миллионов лет может остаться вообще без супруга, волнует не только ее, но и всю мировую общественность, напуганную отсутствием перспектив в нашем вечном движении вперед.

Еще в 2002 г. журнал «Neu Scientist» вопрошал: «Мужчины на пути самоуничтожения» (The Descent of Man, Neu Scientist, 2002)?! Почему? Потому что У-хромосома разрушается. В связи с чем? Да потому, что она уже в течение трехсот миллионов лет не имела «сексуальных отношений». Разъясним: основой размножения живых существ является способность хромосом обмениваться частями ДНК при образовании половых клеток в процессе так называемого мейоза, особого способа деления клеток, – деления созревания, в результате которого происходит уменьшение числа хромосом в половых органах мужчин и женщин.

...

Зачаточные клетки с хромосомами, имеющими ошибочные сечения, с большой степенью вероятности самоустраняются из конкуренции еще до оплодотворения, например, при движении сперматозоидов.

Перед этим делением аналогичные хромосомы отца и матери объединяются, обмениваясь частями ДНК. В этот момент, называемый «рекомбинацией», характеристики родителей смешиваются, закладывая основу нового организма. Возникающие комбинации могут быть лучше или хуже приспособлены к условиям окружающей среды. Их можно рассматривать и как ремонтный механизм, при котором ошибочный отрезок или сечение хромосомы может заменяться соответствующим «здоровым» участком аналогичной хромосомы. Зачаточные клетки с хромосомами, имеющими ошибочные сечения, с большой степенью вероятности самоустраняются из конкуренции еще до оплодотворения, например, при движении сперматозоидов. Ремонтный механизм функционирует только тогда, когда существуют аналогичные хромосомы. Но для большей части своей длины У-хромосома не может найти аналога, с которым она могла бы обменяться частями.

Всего у человека двадцать три пары хромосом, содержащих ДНК, но лишь одна из них является половой, содержащей дополнительную часть ДНК. Изначально, предполагают ученые, части ДНК свободно менялись местами в Х– и У-хромосомах, которые 80–130 000 000 лет назад полностью разделились и перестали обмениваться ДНК. Одна часть стала принадлежать исключительно Х-, а другая – исключительно У-хромосоме, которая затем довольно быстро эволюционировала, теряя при этом входящие в ее состав гены. Конечно, некоторые гены в У-хромосоме сохраняются потому, что они уникальны и жизненно важны. Тем не менее объем и скорость дегенерации этой хромосомы заставляют ученых предположить, что возможно и полное ее исчезновение под воздействием все учащающихся ошибок, которые накапливаются не только вследствие мутаций, но также под действием эндогенных ретровирусов или агрессивных частей ДНК, проникающих повсюду, даже в гены. Согласно данным 2000 г., мужская хромосома, наиболее чувствительная к влияниям окружающей среды, является «проводником экологической информации в геном». Под воздействием неблагоприятных факторов – радиации, ультрафиолетового излучения, загрязнения воды, почвы и воздуха вредными веществами – происходит необратимая деградация У-хромосомы, т.е. изменение и разрушение генов. Работы целого ряда ученых экспериментально подтвердили, что подобные воздействия вызывают мутации и делеции (удаление) генов. Согласно одним данным, Х-хромосома содержит около трех-четырех тысяч генов, в то время как мужская половая У-хромосома состоит всего из двадцати шести – тридцати трех генов (изначально она содержала более полутора тысяч), по другим – сейчас в типичной У-хромосоме около двухсот генов, в то время как в Х-, с которой они когда-то были идентичны, их тысяча сто.

...

Под воздействием неблагоприятных факторов – радиации, ультрафиолетового излучения, загрязнения воды, почвы и воздуха вредными веществами – происходит необратимая деградация У-хромосомы, т.е. изменение и разрушение генов. Работы целого ряда ученых экспериментально подтвердили, что подобные воздействия вызывают мутации и делеции (удаление) генов.

По сравнению с Х-хромосомой У-хромосома сегодня выглядит действительно жалко – даже по размеру она значительно меньше и похожа на маленькую букву «v» (Mittwoch 1964; Goodfellow et al., 1985; Groves, Rebec, 1992), что и проявляется в форме некоторых заболеваний, характерных только для мужчин: например, невозможность различать цвета, гемофилия, некоторые душевные заболевания.

Продолжающееся уменьшение У-хромосомы, а затем и ее полное разрушение может привести к сильной модификации мужского пола. В связи с этим следует ожидать появления в большом количестве гомосексуалистов, бесплодных мужчин, мужчин с женским типом поведения, а затем – недоразвитых женоподобных существ, не способных к деторождению, т.е. людей с одной Х-хромосомой (ХО). Дегенерация У-хромосомы уже выявлена у 5–15% бесплодных мужчин. Еще в 1997 г. было выявлено, что даже микроструктурные изменения в половых хромосомах могут привести к бесплодию. Люди с одной Х-хромосомой уже есть: это пораженные синдромом Шершевского-Тернера, встречающимся как у мужчин, так и у женщин. У людей с этим заболеванием верхняя часть туловища, как у мужчин, а нижняя – как у женщин (Mittwoch 1964; Villee 1967; Groves, Rebec 1992). В настоящее время этот синдром встречается у одного из трех тысяч мужчин. Есть опасения, что из-за постепенного разрушения У-хромосомы и нарушения сперматогенеза возможно почти полное прекращение появления на свет мальчиков. Впрочем, не стоит думать, что это приведет к полному исчезновению мужчин: скорее всего, в игру вступит следующая пара неполовых хромосом, обретя свойства половых.

Сходные процессы наблюдаются и у женщин. Неблагоприятные антропогенные факторы могут привести к быстрому разрушению, а потом и исчезновению одной из Х-хромосом, в результате чего будет возрастать число лесбиянок, бесплодных и мужеподобных женщин, а затем недоразвитых женщин с одной Х-хромосомой (опять-таки синдром Шершевского-Тернера). Процесс разрушения генов в половых хромосомах у женщин идет медленнее, чем у мужчин. По данным ученых, представленным в 2002 г., количество мутаций генов у женских особей как человека, так и животного в четыре-шесть раз меньше, чем у мужских. Одна из причин более медленной дегенерации, возможно, связана с наличием у женщин двух Х-хромосом, которые дублируют друг друга – у мужчин же любые изменения в У-хромосоме проявляются уже в следующем поколении мальчиков.

Поскольку деградация У-хромосомы наблюдается не только у человека, но и у мужских особей животных и разнополых растений, существует опасность их исчезновения на планете.

Ученые работают над созданием компьютерной модели, которая позволила бы отслеживать дегенерацию У-хромосомы, тем самым позволяя вычислить скорость и срок ее исчезновения. Человечество не должно самоустраняться от ситуаций, возникающих в обществе в связи с проявлением таких хромосомных аномалий. Нужно относиться к ним с особой терпимостью и пониманием, как к «играм природы». Примером совершенно другого подхода является Уганда, буквально объявившая гомосексуалистам войну, преследуя и ограничивая их в правах, вытесняя из общества. Начало такого отношения относится еще к пятидесятым годам прошлого века, когда британские власти в подвластной им колонии приняли закон о пожизненном заключении для гомосексуалистов. Государство считало их нехристями, неафриканцами и грешниками. До сих пор около 95% населения Уганды не собирается мириться с гомосексуализмом, а парламент страны как раз «высиживает» закон, который должен стереть с лица Земли этот «грех». Закон должен действовать и за пределами Уганды: ее граждане, совершившие «преступление» вне родины, должны быть выданы властям. Лесбиянки и гомосексуалисты даже опасаются за свою жизнь, так как будущий закон грозит им смертной казнью. Правительство оправдывает свои действия лозунгом защиты традиционной семьи.

В Турции, например, гомосексуализм хоть и не преследуется, но считается постыдной и отвратительной болезнью и является одной из немногих причин для освобождения от службы в армии.

Зловещая кривая смертности и агрессивность выживания

История – это союз между умершими, живыми и еще не родившимися.

Эдмунд Берк

Как мы видим, любознательность человека и ее авангард, наука, ставят на службу созидания и выживания, казалось бы, еще недавно немыслимые для восприятия факты. Ученые доходчиво их интерпретируют, и они становятся доступными не только для коллег из других областей науки, которые, в свою очередь, развивают их применительно к своим дисциплинам, но и для обывателя.

Следует особо выделить проникновение физики в биологию и дальше в нейробиологию. Причем физика внесла основополагающий вклад в развитие наших знаний о нервной системе и функционировании мозга посредством установления явлений проводимости информационных потоков в виде химических или электрических сигналов. Именно общие достижения науки сто пятьдесят лет тому назад позволили выйти на орбиту полета научной мысли аналитической работе Дарвина «Происхождение видов». Еще тогда он говорил об общности происхождении всех живых существ, вовсе не утверждая, что человек произошел от обезьяны. Обращая внимание на один из главных аспектов выживания в противоборстве как внутри видов, так и в окружающей среде, ученый выделял так называемую сексуальную селекцию, выражавшуюся в визуальной агрессивности. Это можно было наблюдать на примере наших обезьяноподобных предков, когда они применяли ее как для отпугивания других животных, так и в борьбе за самок. Ученый Р. Дарт (R. Dart), в 1924 г. нашедший в Африке первого предка человека (гоминида), в пятидесятые годы ХХ в. разработал одно из своих представлений о первых гоминидах. В австралопитеках он видел кровожадных обезьян, убивающих своих жертв, включая и собственных собратьев, оружием, сделанным из костей, рогов или зубов. Да и сам их внешний вид должен был наводить ужас и оказывать устрашающий эффект на противника. Дарт нашел тысячу раздробленных костей, что привело его к заключению о ничем не скрываемой и неограниченной разрушительной агрессивности австралопитека, которая в те далекие времена была основным критерием выживания.

...

В новой истории появлялось уже много различных теорий деградации, включая теории Мореля, Циолковского, приспешников Берии и современных демагогов типа А. Никонова. Ими предлагается эвтаназия как инструмент для самозащиты человечества.

Социальное напряжение внутри групп ранних гоминидов со временем становилось все менее агрессивным, очевидно, из-за чрезмерной сексуальной активности и последующего повышения рождаемости. Вследствие этого некоторые виды становились все более инфантильными, неспособными держать удар перед вызовами судьбы. Возможно, учение Дарвина об эволюционном развитии требует пересмотра с учетом теории деградации. Возможно, современные бомжи окажутся прародителями будущего снежного человека, отколовшегося от общества, загрубевшего, обросшего волосами, привыкшего к холоду.

В новой истории появлялось уже много различных теорий деградации, включая теории Мореля, Циолковского, приспешников Берии и современных демагогов типа А. Никонова. Ими предлагается эвтаназия как инструмент для самозащиты человечества.

В новой истории появлялось уже много различных теорий деградации, включая теории Мореля, Циолковского, приспешников Берии и современных демагогов типа А. Никонова. Ими предлагается эвтаназия как инструмент для самозащиты человечества. Ученые постоянно задаются вопросами выживаемости, и жаркие дискуссии выявляют неоднозначность и вопросов, и тем более ответов.

Ученый с мировым именем А. Видик пишет: «Основной принцип эволюции, или естественной селекции, состоит в выживании сильнейшего. Это означает, что победитель использует свои ограниченные ресурсы главным образом для выживания с целью воспроизводства потомства, тем самым предопределяя нерациональность расходования ресурсов организма для его поддержания и восстановления, ибо нет смысла сохранять активность с завершением возраста воспроизводства. Естественный отбор происходит, таким образом, не в пользу старости, и это подтверждается тем, что до недавнего прошлого относительно небольшое количество людей доживало до нее» ( Vidik А., Rosenmayr L., Вцнмеr F., Hoffnung Alter). В Европе к началу XVIII столетия половина детей умирали, не достигнув пятнадцати лет. Теперь же, согласно данным ООН, в России до пяти лет не доживают тринадцать детей из тысячи. Это значительно больше, чем в развитых странах, но меньше, чем в среднем по странам СНГ, Центральной и Восточной Европы. По всему миру из каждой тысячи детей не доживают до пяти лет шестьдесят пять человек. В детской смертности лидирует Африка. Самая лучшая ситуация в Швеции, Финляндии, Люксембурге и Сингапуре, а также в Лихтенштейне и Сан-Марино.

Британский ученый-геронтолог Т. Кирквуд (Т. Kirkwood) сравнивает механизм эволюционного процесса с выжиманием лимона или использованием одноразового продукта. Именно это происходит и с человеческим телом, которое, выполнив свое назначение, умирает, в то время как яйцеклетки и семенные клетки живут вечно, воспроизводясь в потомстве, передаваясь от одного поколения к следующему.

Страховой статистик по имени Б. Гомпертц (В.Gompertz) в 1825 г. заметил, что статистика смертности имеет некоторые особенности. Возрастная кривая смертности имела форму элегантного «И». Риск умереть при рождении был очень высок, на первом году жизни значительно уменьшался, и еще более к возрасту полового созревания, продолжая падать вплоть до достижения зрелого возраста. Из этого следовал вывод – чем дальше от рождения, тем меньше вероятность умереть. Гомпертц считал, что он открыл теорию смертности, по законам которой протекает жизнь и наступает смерть.

...

Британский ученый-геронтолог Т. Кирквуд (Т. Kirkwood) сравнивает механизм эволюционного процесса с выжиманием лимона или использованием одноразового продукта. Именно это происходит и с человеческим телом, которое, выполнив свое назначение, умирает, в то время как яйцеклетки и семенные клетки живут вечно, воспроизводясь в потомстве, передаваясь от одного поколения к следующему.

В последующие два столетия биологи и генетики, исследуя законы эволюции и популяций, глубже проникли в смысл толкования смерти – точнее, в его бессмысленность, ибо смерть не планируема. В коде жизни не запрограммирован взрыв. Смерть не несет в себе эволюционной задачи освободить место для будущих поколений. Смерть не призвана исправлять ошибки развития индивидуума, которые могут быть переданы будущим поколениям. Смерть также не являет собой ответственность за оптимальное распределение имеющихся ресурсов, с целью выживания максимального числа индивидуумов. Нет, смерть – это нежелательный, но неизбежный побочный продукт жизни, как зола и пепел – побочные продукты огня. Фундаментальный смысл жизни – это репродукция себе подобных, адаптация и завоевание жизненного пространства с целью долгосрочного существования. Процесс адаптации происходит при помощи естественного варьирования генов, их оптимальной комбинации для существующих условий. Это является гарантией для наиболее длительного выживания.

Не существует никакой причины для того, чтобы генетические варианты являлись носителями «спирали смерти». Но случилось так, что все первичные образования, которые определяют развитие любого организма, способного к репродукции, имеют очень чувствительную структуру. Разрушение начинается уже с процесса репродукции.

Закон смертности говорит, что любой живой организм имеет своим приоритетом репродукцию за счет продолжительности жизни. Если организм пережил мучительный процесс рождения, он получает хороший шанс достигнуть возраста половой зрелости. После этого вновь силы разрушения превалируют над силами жизни.

Эпидемиологи называют пострепродуктивные фазы жизни «генетическим помойным ведром», так как любое генетическое формирование, происходящее на более поздних жизненных этапах, выпадает из естественного отбора. Каждому этапу или периоду жизни соответствует своя генная композиция, которая в дальнейшем процессе естественного отбора уже не участвует. Ген, ответственный за рост человека, может влиять на выживаемость и репродуктивность как негативно, так и позитивно. Но ген, ответственный за то, что волосы определенной женщины начинают седеть только после семидесяти лет, уже передан или не передан по наследству ее детям, вне зависимости от своей необходимости или бесполезности.

С. Дж. Ольшанский из Чикагского университета вместе со своими коллегами открыл нечто новое в законе смертности: медицина в состоянии его изменить. Ученые исследовали мышей, собак и людей, умерших естественной смертью. Исследователи смогли повторить «И»-схему Б. Гомпертца и открыли генетический план, который назвали «печатью смерти». У человека эта печать может быть поставлена в возрасте восьмидесяти трех лет: избежав всех опасностей, грозящих организму извне, он умрет приблизительно в этом возрасте.

Ученые были поражены, насколько «кривая смертности» человека отличалась от такой же у животных. Это говорит о том, что современная медицина не только снижает неблагоприятность внешних воздействий на организм, но и изменяет внутренние ритмы. «Печать смерти у человека можно изменить, – утверждает Ольшанский, – несмотря на то, что до сих пор она казалась неизменной».

На базе невероятных достижений медицины в борьбе с такими болезнями, как рак, сердечные и другие заболевания, человек сегодня живет дольше, чем это предусмотрено природой. Мы переживаем предопределенную «печать смерти», живя «искусственной жизнью», как ее называют эпидемиологи.

Да, мы значительно увеличиваем производительность труда, применяя механизацию и автоматизацию, заменяем ручной труд бытовой техникой, автомобилями, стиральными машинами, лишая себя движений и мостя удобную дорогу, ведущую к дивану и далее – к ящику ТВ. Мы полнеем, подвергаем себя ожирению и лености. Вспомогательные средства, которые делает нашу жизнь легче, чище, увеличивают ее продолжительность, снижают потенциал нашего мозга, уровень его ментальной деятельности, вызывают его омертвение. Может, в этом кроется секрет разочарования жизнью и цивилизацией, которое переходит в депрессии и отчаяние?

...

Ген, ответственный за рост человека, может влиять на выживаемость и репродуктивность как негативно, так и позитивно. Но ген, ответственный за то, что волосы определенной женщины начинают седеть только после семидесяти лет, уже передан или не передан по наследству ее детям, вне зависимости от своей необходимости или бесполезности.

Мы вышли за рамки и границы, предусмотренные эволюцией. Эта отвоеванная у природы часть жизни, наряду со всеми присущими ей удовольствиями, грозит стать для нас настоящим испытанием за счет неизвестных в прежние времена страданий и заболеваний, как, например, болезнь Альцгеймера (БА). Этим страданиям мы подвергаем не только себя, но и своих детей. На основании анализа работы с двумястами шестью пациентами, которые страдали неизлечимыми болезнями мозга, ученые университета Мюнхена пришли к заключению, что дети, зачатые отцом старше тридцати шести лет, независимо от возраста матери, рискуют в будущем заболеть БА.

«Этот факт сейчас впервые научно подтвержден», – объясняет биолог Л. Бертрам. – Качество спермы ухудшается одновременно с процессом старения, хотя однозначные причинные взаимосвязи с БА мы установить не можем». Это же подтверждают публикации британского научного журнала «New Scientist».

В 1500 г. в английском городе Йорк возраста двадцати лет достигала только одна из пяти рожденных девочек. До шестидесяти лет доживали немногие. В наши дни возраста двадцати трех лет достигают почти все, а увеличение смертности наблюдается только у семидесятилетних, хотя показатель смертности у людей после тридцати пяти лет каждые семь лет удваивается.

Смертность женщин в Йорке середины ХVI в. была сравнима со смертностью животных, обитавших на воле. Например, чибисы, жившие в клетке, достигали шестнадцатилетнего возраста, тогда как их свободные собратья едва ли доживали до десяти лет. В те давно минувшие времена старые люди были такой же редкостью, как состарившиеся чибисы, живущие на свободе.

...

Вспомогательные средства, которые делает нашу жизнь легче, чище, увеличивают ее продолжительность, снижают потенциал нашего мозга, уровень его ментальной деятельности, вызывают его омертвение.

Дарвин выдвинул идею, что все живое имеет общего предка, и процесс развития вида можно проследить ретроспективно, вплоть до момента зарождения жизни на Земле. А лауреат Нобелевской премии Э. Кандель в книге «В поисках памяти» интерпретирует это уже в современном ключе: «Эволюционные процессы приводит в движение не какая-то сознательная программирующая или божественная сила, а «слепая» динамика естественного отбора – чисто механический, подвластный случайности процесс. Попытки и ошибки являются основой генетической изменяемости. Идеи Дарвина прямо противоречили основам большинства религий, так как до него первоначальная цель биологии состояла в том, чтобы объяснить божественный план создания окружающего мира. Теория Дарвина разорвала исторические связи между религией и биологией. В конце концов, новая современная биология должна была укрепить в нас веру в то, что все живое во всей своей красоте и разнообразии, не что иное, как продукт постоянно изменяющихся в своих рекомбинациях и модификациях нуклеидных составляющих. На их базе и строится генетический код ДНК, возникший в результате многих миллионов лет борьбы организмов за выживание и продолжение рода». И если в этом вопросе, казалось бы, все выстраивается в логическую цепочку от низших к высшим, то, как продолжает Кандель, «новая биология души, возможно, еще в какой-то мере размыта, так как развивалась одновременно с нами. Наш дух, наша душа вместе со специфическими молекулами, лежащими в основе высших духовных и душевных процессов, например сознания, составляют нас самих, наше окружение, осознание нашего прошлого, настоящего и будущего». И в этой душевной составляющей нашей жизни мы еще во многом не преуспели. Чехов и Фрейд почти век назад говорили о скудости наших средств восприятия окружающего мира и ограниченности нашего познания. Чехов, врач и писатель, утверждал, что мы владеем только пятью органами чувств, остальные же девяносто пять нами еще не освоены.

В сочинении «По другую сторону принципов наслаждения» Фрейд писал о биологии как о «стране неограниченных возможностей, в которой нас ожидает множество сюрпризов с удивительными объяснениями их происхождения. Мы даже не можем предположить, какие ответы она нам подготовила на ближайшие десятилетия, когда множество конструкций и гипотез, кажущихся фундаментальными и важными, вдруг неожиданно лопнет и разрушится».

В интервью журналу «Spiegel» Кандель отмечал: «Его (Фрейда) утверждение, что в мозге существует множество неосознанных процессов и явлений, – фантастическое предсказание, и мы понимаем: многое из того, что мы познали, нами совершенно не осознано. Однако эта бессознательная память не имеет ничего общего, например, с сексуальными желаниями, – содержание ее весьма банально. Когда вы учитесь водить машину, вы совершаете движения, не задумываясь, бессознательно – это функционирует автоматически». И пусть, по мнению великого ученого, наличие сексуальных желаний имеет банальное содержание, оно принадлежит каждому из нас и является неотъемлемой частью нашей жизни, давая не только весь спектр несоизмеримых ни с какими другими выражениями удовольствия и счастья, но одновременно являясь и элементом увековечивания самого себя.

В том же интервью Кандель, что очень важно, подчеркивает и микробиологическое единство процессов, отмеченных еще Дарвином и происходящих как в очень примитивных живых существах, так и в человеке. Разница между человеком и животным значительно меньше, чем мы думаем. Естественно, человек обладает дополнительными механизмами функционирования. Например, проникая при исследовании в глубины памяти, мы используем уже существующие методы и принципы. Протеины, отвечающие за память, содержатся даже в дрожжевых бактериях, хотя при этом выполняют совершенно другие функции. Эволюция не отбрасывает никакой генетической информации. Наоборот, она использует снова и снова те молекулы, которые проявили себя в свое время как полезные, переделывая только отдельные их части.

Ученый не исключает, что механизмы действия памяти, например, у простой улитки, которая, возможно, вспоминает о своем детстве, сходны с человеческими, хотя пластичность соединения клеточных конструкций нашего мозга претерпела значительные изменения под влиянием опыта, навыков и знаний.

Такое высказывание Канделя о микробиологическом единстве процессов органической жизни вместе с учением Дарвина об общности наших предков позволяет нам сесть в красный трамвай и отправиться в увлекательное путешествие назад по рельсам времени. И в этом обратном беге истории перед нами будет лежать путь, который прошла наша планета в своем развитии, исчисляемом пятью-десятью миллиардами лет, включая эволюцию всего живого (в том числе и человечества), продолжающуюся всего более полумиллиарда лет. И в этом бурлеске страстей, побед и поражений органического мира жизнь каждого из нас обозначена короткой прямой между двумя точками – рождением и смертью, хотя, конечно, более длинной, чем у вышеупомянутого чибиса. Две эти основополагающие точки невозможно разглядеть в так называемой общей вечности Вселенной вследствие ничтожно малого расстояния между ними, а также из-за изначально короткой общей продолжительности жизни человека. Этот путь от жизни к смерти проходит через окружающий мир, который был до нас и останется после, который состоит все из тех же атомов и всякого другого, зазубренного нами со школьной скамьи. Из этих же материальных частичек состоит живая и неживая природа: деревья, цветы, камни, горы. После смерти мы расстаемся с привычным миром, снова превращаясь в атомы и другие частицы, которые в общем круговороте природы опять объединяются в новые живые и неживые конгломераты, в «пароходы, строчки и другие добрые дела».

Связь базируется на законах подобия эволюционных процессов. Применяя их к различным видам материи, следует учитывать, с одной стороны, скоротечность биологических превращений, происходящих, например, в человеческом организме, а с другой – их парадоксальную медленность, переходящую в «вечность» неживой природы. Это ведет к несоответствию темпов развития процессов исчезновения и возникновения новых биологических форм.

Если, в соответствии с утверждениями ученого С. Хокинга, в течение года на 1 кмЗ пространства возникает одна элементарная частица, то проникновение вирусов в живую клетку продолжается всего пятнадцать минут. В это время половина атакующих вирусов, завладев территорией пораженной клетки, уже начинает процесс ее разрушения, причем вирусы в течение шестидесяти двух миллисекунд предупреждают клетку о предполагаемом нападении характерным постукиванием: «Иду на Вы!»

Вероятно, о связи живого и неживого мира шла речь, когда в 1914 г. Я. Борн, жена физика-атомщика, посетив больного Эйнштейна и пораженная его беззаботной веселостью и душевным равновесием, спросила, не боится ли он смерти. На что тот ответил: «Что ж в ней страшного? Я настолько слился со всем живым, что мне безразлично, где начинается и где кончается какая-то жизнь».

В обратном путешествии по времени нам желательно остановить красный трамвай, не доезжая до Большого взрыва. Именно в это время можно предположить, что на Земле вследствие случайных комбинаций из атомов могла образоваться преемственная форма жизни. Вероятно, при этом речь может идти о макромолекуле, а не о ДНК, так как вероятность того, что посредством случайности возникнет целая ДНК, очень мала.

...

Связь базируется на законах подобия эволюционных процессов. Применяя их к различным видам материи, следует учитывать, с одной стороны, скоротечность биологических превращений, происходящих, например, в человеческом организме, а с другой – их парадоксальную медленность, переходящую в «вечность» неживой природы. Это ведет к несоответствию темпов развития процессов исчезновения и возникновения новых биологических форм.

С течением времени начали воспроизводиться последующие ранние жизненные формы. Причем принципы неопределенности квантовой механики и случайного теплового движения атомов стали причиной образования целого ряда ошибок биологического воспроизводства, что либо обеспечивало организмам возможность выживания, либо препятствовало их воспроизводству, не закрепляясь в следующих поколениях. Тем не менее именно ошибочные случайные явления, становясь преимущественными, давали организмам шансы на выживание и размножение, вытесняя тех, которые вновь приобретенными качествами не обладали. Благодаря таким улучшениям стало возможным развитие наделенной преимуществами двойной спирали ДНК, вытеснившей все другие жизненные формы. В ходе процесса эволюции живых организмов образовалась и развилась нервная система. Существа, получающие посредством органов чувств больше информации от окружающей среды, качественнее обрабатывали эти данные для того, чтобы принять лучшие решения, получая повышенные шансы для выживания и размножения. Человечество перенесло этот принцип и на другие ступеньки развития.

Да и сама природа, выстраивая целый ряд ухищренных защитных бастионов и препятствий в виде отличительных генов, псевдогенов, различных контролирующих и восстановительно-ремонтных механизмов, включая методы партизанской борьбы, в виде так называемых усыпленных агентов, засылаемых в будущее поколения, показывает тем самым, что биологические существа не так уж смиренно жертвуют собой, сгорая в инквизиционном костре эволюционного отбора. Биологические гены различных вымерших и уничтоженных эволюцией животных сохраняются, погружаясь в долгий, продолжающийся порой миллионы лет сон, и могут быть активированы.

...

Существа, получающие посредством органов чувств больше информации от окружающей среды, качественнее обрабатывали эти данные для того, чтобы принять лучшие решения, получая повышенные шансы для выживания и размножения.

По строению нашего тела и структуры ДНК мы имеем большую схожесть с высшими видами обезьян – более 98%. Но незначительное изменение нашего ДНК дало нам возможность языкового общения, благодаря которому мы можем передавать информацию и приобретенный опыт от одного поколения к другому в устном или письменном виде. До этого результаты прошлого опыта в медленном процессе кодирования ДНК передавались посредством случайных ошибок. Язык привнес в эволюцию огромное ускорение.

В последние десять тысяч лет практически не наблюдалось биологической эволюции и изменений человеческих ДНК. Однако наш интеллект развивается, наша способность выбирать, анализировать и реализовывать информацию, полученную от органов чувств, позволяет нам по-новому познать, осмыслить и даже проследить историю вплоть до пещерного человека и Большого взрыва, что и дало нам возможность без особых помех приблизиться к нему на нашем вымышленном красном трамвае.

Интересно, что основополагающие движущие силы эволюционной селекции, которые служили критерием интеллектуального уровня тогдашнего человека, сохранились неизменными до сих пор, несмотря на резко изменившиеся условия, и продолжают оставаться на службе нашего современника. И, возможно, даже открытие единой теории всеобъемлющих законов, вероятность которого Хокинг оптимистично оценивает как 50/50, не поможет ответить на все вопросы начала и развития цивилизации. Однако поможет человеческий интеллект, который мы приобрели и развили.

Мы получаем все больше и больше преимуществ, узнавая нечто о себе самих и окружающем мире, что является еще одним доказательством нашей потенциальной выживаемости и способности защищать себя от беспощадных ножниц эволюционного обрезания и укорачивания. Эти преимущества мы стараемся поставить себе на службу, чтобы отвоевать у природы не только жизненное, но и временное пространство, смещая его в свою пользу и увеличивая по сравнению с отпущенным природой реальным временем жизни. Таким образом, мы все больше приближаемся к теоретически возможным границам нашего бытия. Мы умело используем все резервы, заложенные эволюционными процессами для борьбы с селекционными методами отбора, сверяя наши позиции с природой и ее законами в сторону гармонии и динамического равновесия. И ученые спешат экспериментально подтвердить скрытые возможности человеческого организма противостоять селекционным потугам природы: как-то затормозить, привести жизненный потенциал человека в соответствие с постоянно меняющейся агрессивностью окружающей среды.

Конечно, сомнения, связанные с наличием в глубинах человеческой души агрессивности, жадности и стяжательства, посеянных в нас прошлым и связанные с выживанием и продолжением рода, начиная от образования ДНК, были и будут фактором, отягчающим мораль и взаимоотношения. Достижения и поражения, действие и противодействие, регресс и прогресс – это характеристики, которые оценивают сдвиги, происходящие в обществе. Только они, консолидируясь с положительными характеристиками человека, создают антагонизм и конкуренцию, а в конечном счете, приводят к прогрессу, ибо любое движение – это следствие разрешения тех или иных противоречий, которые так и останутся предметом долгих и нескончаемых дебатов и дискуссий, в которых принимали и будут принимать участие выдающиеся мыслители прошлого и настоящего.

Один из них – основатель психоанализа З. Фрейд. Еще не зная о назначении ДНК и ее генов, ответственных за злое наследие человеческого гения, занимаясь, с одной стороны, заболеваниями мозга, детским параличом и нарушением речи, а с другой – причинами этих аномалий, он «по-научному» увлекся фантазиями, мечтами, снами и желаниями. Он создал систему психоаналитического исследования и исцеления, когда, возвращаясь к истокам, к матери, пытался проследить путь от регресса к прогрессу.

Умение на основании данных и фактов подобных противоборствующих процессов реконструировать историю для установления причин заболевания или аномалий человеческого поведения, обосновать последовательность в череде событий и привели ученого к тому, что он, хорошо зная заповедь Христа «Не убий», считал: не только ближний должен быть помилован, но даже враг имеет право на жизнь за счет повышения моральных критериев. При этом он очень сомневался, хватит ли у человека психических ресурсов реализовать этот завет.

Заметки натуралиста

Пресловутое недостающее звено между обезьяной и цивилизованным человеком – это как раз мы.

Конрад Лоренц

Пытаясь развеять сомнения или, наоборот, погрузиться в пессимизм, ученые уже давно задались желанием разложить по полочкам сложный процесс вечной борьбы, в которой выживает сильнейший. Прежде чем подступиться к человеку, они ищут разгадку в разнообразном животном мире. Вероятно, для проникновения в святая святых интимной жизни нам легче будет понаблюдать за нашими соседями по планете. Мы просто займем место стороннего наблюдателя, вооружившись пытливостью и терпением.

Ученый А. Портман ( PortmannA. Entlast die Natur den Menschen? 1970) считает: человек, в отличие от млекопитающих, рождается слишком рано и для своего развития в условиях окружения требует от года до трех лет интенсивного приспособления к ней, в то время как животные уже с момента рождения способны инстинктивно ориентироваться в окружающей среде. Только человек осмысленно заботится о собственном существовании, имеет желания и стремления, для удовлетворения которых использует достижения технического и интеллектуального прогресса. Он рассматривает свое существование как часть исторического процесса, осознает движение времени, различает прошлое, настоящее и может мечтать о будущем. Человек часто оглядывается назад. Благодаря непрерывному аналитическому осмыслению происходящего он ставит перед собой цели, определяет жизненные этапы и ориентиры на будущее.

Организм животного устроен так, что различные его органы и части тела взаимосвязаны между собой и функционируют только в условиях, присущих данному виду, а потому их инстинкт ориентирован лишь на запоминание объектов и деталей, играющих жизненно важную роль ( Hengstenberg Н. Е. Die geselschaftliche Verantwortung der philos. Antropologie, Rock/Schatz Verlag).

Плененные животные живут в неволе значительно дольше и с меньшим стрессом, чем на свободе. Но можно ли только поэтому считать их счастливыми? Для животного жизнь в естественных природных условиях – постоянная борьба с голодом и жаждой, жарой и холодом, угрозой со стороны других диких сородичей. И не последнее – это конкурентная борьба с себе подобными. Каждый вид в процессе эволюции выработал соответствующие стратегии, позволяющие бороться со всеми вызовами внешнего мира. Удовлетворение приходит скорее от успешного преодоления вызовов природы, чем от их недостатка. Для животного, выросшего на свободе, жизнь в неволе с хорошим уходом представляется скорее скучной, чем счастливой. Приспособились только выросшие в домашних условиях, в течение тысячелетий выработав манеру поведения, которой очень отличаются от своих свободных собратьев. Для счастливой жизни необходима окружающая среда, которая должна походить на естественную. Стадные животные, например овцы, отбившись от стада, быстрее становятся жертвами хищников. Принадлежность к стаду – наследственное поведение этого вида, представители которого всегда несчастны в одиночестве, даже если нападение не угрожает. Совсем другая ситуация с животными, живущими на воле в одиночку, например, тиграми. Если в зоопарке держать в одной клетке самца и самку вместе с молодняком, для них это означает постоянный стресс, часто приводящий к несчастным случаям. Мыши, которые обычно содержатся в лабораториях в узких клетках, страдают из-за недостатка движения и впадают в депрессию с последующими гормональными изменениями, что может повлиять на результаты медицинских экспериментов, например, при апробации новых медикаментов. Для молодняка многих видов животных тесный контакт с матерью или, например, как у певчих птиц, с обоими родителями – непременное условие душевного и физического здоровья. Бутылочка, из которой подается пища, не может их заменить. Под наблюдением матери молодняк учится физически и психически познавать окружающую среду. При отсутствии такого опыта животные в зрелом возрасте нежизнеспособны. Выращенные в неволе птицы или животные очень плохо вписываются в нормальную жизнь на свободе. Часто они не могут найти себе партнера, так как не в состоянии вступить в контакт, у них отсутствуют навыки общения с сородичами. Действительно счастливы только те, кто выходит победителем из внутривидовой конкурентной борьбы. Во многих достаточно больших социальных группах побежденные также могут быть в какой-то мере удовлетворены жизнью, если признают превосходство победителя. Если же в группе не существует всеми признанного порядка или таковой не установлен, для всех участников возникает постоянный стресс, со временем приводящий к тяжелым нарушениям здоровья. Особенно тяжелым стрессам подвержены доминировавшие в свое время особи мужского пола, сменившиеся молодым поколением и потерявшие привилегированные позиции. Они постоянно имеют высокие показатели гормонов, недолго выдерживают стресс и умирают.

...

Только человек осмысленно заботится о собственном существовании, имеет желания и стремления, для удовлетворения которых использует достижения технического и интеллектуального прогресса. Он рассматривает свое существование как часть исторического процесса.

У многих видов животных рождается значительно больше потомства, чем это необходимо для поддержания популяции. Последствия – связанная со стрессом конкурентная борьба за пищу, территорию, партнера.

Например, исследования интимной жизни различных видов пауков, проведенные австралийско-австрийской группой зоологов (Proceeding of the Royal Society, № 267), рассказывают о прямо-таки забавных аспектах сексуальных отношений наших соседей по земному шару. Сексуальные утехи пауков тесно связаны с гастрономическими пристрастиями – партнер безжалостно пожирается. При этом существуют определенные «критерии отбора» в этом деликатном деле: менее крупные считаются более привлекательными и могут быть удушены самкой не к завтраку, а лишь к ужину.

Бывает, что ущемленные и обескураженные самцы-пауки, не имеющие опыта борьбы современного парламентаризма и обреченные на скорое прохождение через желудочно-кишечный тракт самки, пускаются в бега, теряя при этом конечности и получая инвалидность и, как следствие, пенсионный покой. Можно представить себе и «лицо» паука-самца, умирающего не в поединке с достойным соперником, а в паутине «любви» безжалостной плотоядной подруги. А коварная обольстительница и дальше может спариваться со все новыми и новыми самцами, принимая деятельное участие в продолжении паучьего рода. Однако картина разнузданного поведения самки и приносящих себя на заклание любителей острых ощущений-самцов может резко измениться. Интересный факт был зафиксирован дотошными учеными. В порыве любви, отдав весь запас спермы ради общего дела – продолжения рода, – самец-паук не теряет трезвости рассудка. Если ему удается, он прибегает к хитрости: подбрасывает самке на растерзание вместо себя обманки – щепки, травинки и другие суррогаты. Пока самка достает «подарок» из паутины и распознает подвох, время упущено. След «гусара» уже простыл.

Но если проворным паукам природа оставляет шанс спасти жизнь бегством, то самцы некоторых сумчатых животных этого лишены. Они строго оберегают свои небольшие владения. В период размножения территориальные границы меняются. Самцы ожесточенно сражаются за возможность обладать самкой. Уровень содержания глюкокортикоидов (гормонов внутренней секреции) повышается в плазме крови в десять раз. Из-за многочисленных сражений с конкурентами и длительных любовных игр физическая нагрузка на самцов настолько возрастает, что все без исключения погибают, а не истощенные самки остаются в полном здравии. В неволе, оберегаемые от подобных стрессов, самцы живут до двух лет. Только счастливы ли они в этой «беззаботной» жизни? Не менее интересна величественная и загадочная рыбья «любовь», при которой родители зачастую погибают, выполнив свой долг продолжения рода.

А вот сообщение, пришедшее из Индонезии. Ученые из Сингапура наблюдали, как мужские особи макак оплачивали сексуальный акт со своими партнершами длительным уходом за их шерстью. Если в окрестностях было меньше женских особей, чем самцов, цена за удовольствие возрастала. Ученые из Сингапура наблюдали группу из пятидесяти диких яванских самок макак, которые в среднем вступали в сексуальные отношения полтора раза в час. Если самцы, заигрывая с «дамами», ухаживали за их шерстью, то частота секса увеличивалась до трех с половиной раз. При этом самки предлагали секс только тем самцам, которые оплатили удовольствие вперед. Если в округе находилось большее количество самок, самцы могли «купить секс» за восемь минут ухода за шерстью, если же самок было меньше, тогда самец должен был обхаживать партнершу шестнадцать минут, прежде чем получить предложение вступить в сексуальный контакт.

Все эти примеры многообразия форм жизни и различия в сексуальном поведении доказывают, что природа, существуя без учета законов человеческой морали, не только допускает, но и реализует жестокую борьбу внутри видов с перманентными обескураживающими поражениями одних и полной победой других.

Мораль и секс

Надеюсь, вы не ведете двойной жизни, прикидываясь беспутным, когда вы на самом деле добродетельны? Это было бы лицемерием.

Оскар Уайльд

А как обстоят дела у самых развитых представителей земли обетованной – людей, которые, очевидно, удовлетворяют свои потребности по части воспроизводства себе подобных на самом высоком уровне моральных и этических достижений нашей эпохи с ее приверженностью к устоявшимся традициям и правилам постельных баталий?

Когда говорят о сексе, всегда пытаются увязать собственную любознательность с приобретенным опытом. Как первое, так и второе нам, бывшим русским эмигрантам первой послевоенной волны начала семидесятых годов, представлялось более чем экзотическим. Что мы знали о сексе? Ничего. Это было какое-то неведомое понятие, не произносимое вслух, а вся любознательность зацикливалась на анекдотах с армянским уклоном. Буйные желания возникали уже при чтении из-под полы запрещенной тогда «Москвы кабацкой», в которой только богатое воображение, отягченное чем-то потаенным, неведомым и недоступным, пыталось досказать скрытое великим поэтом. Личный опыт ограничивался сперва темным «парадным», а по мере создания семьи – так называемым углом в коммуналке, скрытым от внимательного глаза соседей простыней или куском фанеры. Все постельные приключения вмиг становились достоянием общественности, во главе которой стояли секретари разного рода партийных и комсомольских ячеек, а также управдомы, дворники и слесари-водопроводчики. Об аморальном поведении «стучали» все. Понятие двоеженства, так называемой нечистоплотности и растленности человеческих чувств в быту использовалось как оружие или как инструмент мести, заменяя по своей силе поражения, низменности и бездоказательности любую интригу, направленную на самое гнусное унижение человека – уничтожение его достоинства. Парткомы, завкомы, комитеты комсомола и ЖЭКи были завалены потоками заявлений, доносов, клеветнических утверждений, наветов, подозрений, призывающих вмешаться, уберечь, избавить, изолировать общество от всякого рода извращенцев. На общественных советах трудовых коллективов и товарищеских судах рассматривались внутрисемейные конфликты с описанием постельных междоусобиц и привлечением многочисленных свидетелей с обеих сторон. Это на многие годы отравляло жизнь непосредственным участникам конфликта, а зрителям доставляло огромное, доходящее до садизма удовольствие от участия в массовых сценах втаптывания в грязь себе подобных. Это было средством, переключившись на чужую «похоть», уйти от собственной вечной борьбы за кусок хлеба и прочего рагу.

А что нам рассказывали о сексе семья и школа? Ну что нам могли рассказать родители, пытаясь личным примером скрыть от нас под каскадами простыней и одеял то, что нас не должно касаться? И мы смущенно делали вид, что это нас действительно не касается. Я помню, кто-то из моих друзей-оболтусов по классу на уроке ботаники по теме опыления взаимодействия пыльцы и пестика вдруг неожиданно наивно спросил у вырвавшейся на перемене из похотливых рук директора школы немолодой учительницы: «Испытывает ли женщина удовольствие во время совместного сна с мужчиной?» На что последняя, зардевшись от стыда и внезапной откровенности, отвела в сторону глаза и доверительно ответила «да». Вопрос был задан от лица так называемой инициативной группы и предварительно достаточно тонко продуман и обсужден всеми тридцатью сорванцами моего класса. Такой порыв стал возможен только потому, что накануне обсуждения этой щекотливой темы учительница ботаники предупредила нас, засидевшихся за партами лентяев и прохиндеев-шестиклассников, что при обсуждении размножения цветковых и злаковых культур она ответит так же и на вопросы человеческих отношений.

...

Понятие двоеженства, так называемой нечистоплотности и растленности человеческих чувств в быту использовалось как оружие или как инструмент мести, заменяя по своей силе поражения, низменности и бездоказательности любую интригу, направленную на самое гнусное унижение человека – уничтожение его достоинства.

Вспоминается и другой случай из богатейшей и разнообразной школьной жизни. Шел 1954 г. Мы в десятом классе, начинается последний год обучения. По традиции, вся школа выстроилась на школьном дворе. Это был тот самый год, когда родные партия и правительство приняли решение о совместном обучении мальчиков и девочек. Объединение решили провести до девятого класса включительно, ибо, по мнению работников народного образования, соединение уже изголодавшихся старшеклассников с хрупкими созданиями создавало неуправляемую половую ситуацию. Таким образом, мы, выпускники, были запрограммировано обречены на блокаду каких-либо контактов между полами. Так вот, выстроившиеся на общешкольной линейке оболтусы вовсю пялили зенки на впервые появившихся рядом довольно созревших восьми– и девятиклассниц. Ловя наши взгляды, учитель психологии, выделявшийся из всего преподавательского состава своей способностью к мышлению, глубокомысленно заметил: «Смотрите на первоклашек – они ваши будущие жены!» Сколько мудрости и дальновидности было в этом смелом для нас и далеко не каждым усваиваемом предположении!

Воспоминания, однако, всегда имеют индивидуальную, субъективную составляющую, связанную с углом зрения, т.е. с позицией наблюдателя, воспроизводящего события давно ушедшего времени. То, что советская власть злобно и ожесточенно боролась с самим понятием секса и всякой информацией о нем, иллюстрируют события, непосредственным участником или, лучше сказать, свидетелем которых мне пришлось оказаться, испытав на себе репрессивный характер правящего режима.

В 1969 г. умерла мачеха моей жены – Нина Алексеевна Юдина, работавшая ученым секретарем по зарубежным связям в Ленинградском Всесоюзном психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева. Она блестяще знала четыре иностранных языка и даже получила маленькую каморку для проживания на территории института. О ее смерти мы были извещены дирекцией. После нашего с женой приезда из Москвы в Ленинград и прощания мы получили возможность посетить квартиру покойной для того, чтобы, в соответствии с завещанием, забрать ее личные вещи. Среди вечного хлама мое внимание привлек текст, переведенный с английского на русский и напечатанный на пишущей машинке. Вместе с другим барахлом я засунул его в полиэтиленовый пакет, и только в московской квартире, перед тем как отправить на антресоли, бегло прочитал. Это был доклад американского ученого О’Кинси, который поразил меня необычным взглядом на жизнь американского общества, а также обилием разного рода графиков и диаграмм, построенных на обширном и разностороннем социологическом материале. О подобных текстах мне слышать еще не приходилось. Но для кого делала этот перевод Нина Алексеевна? Не по своей же инициативе взялась она за него? Кто был заказчиком, предоставившим ей текст на английском языке? На первой странице рукописи стоял гриф «Для служебного пользования» и печать Госкомитета по науке и технике. Вот, значит, для кого старалась покойная; интересно, зачем он понадобился столь серьезному ведомству и почему оно не воспользовалось услугами собственных переводчиков? Конечно, можно предположить, что данные потребовались «спецам» либо для контрпропагандистских целей, либо для поиска ответов на вопросы, которые возникали в недрах нашего самого передового и высокоморального общества. Обсуждение подобных тем было не принято, не говоря уже о проведении собственных социологических исследований на столь щекотливую тему – разве можно такое организовать тайно? С этими мыслями, собственно, я и уложил рукопись в коробку, которую забросил на антресоли, на время забыв о ее существовании. Но документ напомнил о себе. Уже позже, когда я, как говорилось раньше, находился «в подаче» документов на выезд из СССР, я был вызван в соответствующие органы, где мне напомнили о существовании пресловутого перевода, пытаясь выяснить его судьбу. Напуганный, все отрицая и делая вид, что не понимаю, о чем речь, я с ужасом ожидал проведения обыска, которого, однако, не последовало, что дало мне возможность благополучно получить разрешение на выезд. Но ужас! – при таможенном досмотре документ в числе другого бумажного хлама оказался в руках таможенного контроля, что, по заявлению его руководителя, тянуло, по меньшей мере, лет на пятнадцать лишения свободы. Текст был изъят с целью «посоветоваться с руководством». Развязка наступила неожиданно быстро. В то время работники «органов» также не были не чужды коррупции. Приняв предложение о «цене вопроса», высокие договаривающиеся стороны ударили по рукам, т.е. по чемоданам, и на моей дорожной карте исчезли все препятствия.

...

Воспоминания, однако, всегда имеют индивидуальную, субъективную составляющую, связанную с углом зрения, т.е. с позицией наблюдателя, воспроизводящего события давно ушедшего времени.

Приехав на Запад, мы оказались, подобно аббату Фарриа, в самом начале лабиринта, который необходимо выкопать индивидуально каждому для себя, чтобы обеспечить благосостояние и необходимый статусный стандарт западного человека, о котором мы так долго мечтали, будучи по другую сторону «железного занавеса». И здесь наше восприятие мира стало меняться. Вид голого тела в мелькающих телевизионных рекламных роликах, сперва с улюлюканьем встречаемых нашими детьми, с течением времени стал повседневным и обыденным, не привлекая ни особого внимания, ни необычных эмоций.

Да и какое нам было дело до всего этого? Не существовало никаких запретов, и по телевизору крутили эротические или порнографические фильмы. В кинотеатрах пары посещали такие фильмы бесплатно, одинокие же должны были платить за удовольствие, которое можно было растянуть на двенадцать часов.

Вспоминаются мои первые попытки освоения немецкого языка, которые я делал, пытаясь читать газету «Фольксштимме» («Глас народа») – орган КП Австрии. Текст был очень прост и разбавлялся политическими тезисами, словами, понятными без перевода, типа «политбюро», «комитет ЦК», «коммунистическая партия» и пр. Так вот, эта газета, адаптированная до уровня пролетарского понимания действительности, из номера в номер печатала информацию об актуальных дебатах в австрийском парламенте. Главной темой, занимавшей мысли австрийцев, был вопрос о границе между насилием и долгом в семье.

Мы, напичканные цитатами из учения Маркса, Ленина, знающие во всех деталях, как подступиться и овладеть телеграфом, вокзалами и банками, конечно же, не имели понятия, что основатели этого учения были не только добропорядочными семьянинами, но и страстными любовниками. Карл Маркс любил щекотать своей пышной бородой груди материально зависимой от него кухарки. Его последователь В. И. Ленин пригрел пламенную революционерку И. Арманд, обладающую привилегиями размещения в спальном вагоне вместе с будущим вождем. Она, в отличие от его бесцветной и бездетной жены, родила ему сына. Позже, проживая в ГДР, сын великого революционера получил от Брежнева в знак благодарности за заслуги отца престижную голубую «Волгу». Генсек, в свою очередь, тоже был одержим любовью к слабому полу и не особо следовал моральному кодексу строителей коммунизма, основной лозунг которого: «Человек человеку – друг, товарищ и брат!» то ли по недогляду, то ли по «доброте душевной» обобществлял мужчину, делая его участником бесполой и безликой толпы. Причем о женщине речь как бы и вовсе не шла.

...

Вид голого тела в мелькающих телевизионных рекламных роликах, сперва с улюлюканьем встречаемых нашими детьми, с течением времени стал повседневным и обыденным, не привлекая ни особого внимания, ни необычных эмоций.

Исторически двойственное отношение к морали наблюдалось и у целого ряда политических деятелей недавнего прошлого – начиная от сексуального извращенца Гитлера и его соратника Рэма до респектабельного Миттерана и «образцового» семьянина Клинтона. Страсть овладения чужим телом проходит невидимой для общества нитью не только через карьеры и письменные столы политических и общественных деятелей – она разрушает все, что только можно разрушить. Последствия иногда сиюминутных увлечений и побед порой сопровождают «грешников» до конца жизни, заставляя испытывать раскаяние в содеянном.

Многие судебные процессы последнего времени замешаны на громких сексуальных скандалах, происходящих и в религиозных кругах: известны случаи, когда высоконравственные духовники подвергали насилию малолетних послушников. То, что многие ужасающие факты выявлялись только десятилетия спустя, говорит, что до раскаяния еще очень далеко, а сильные мира сего и впредь будут использовать безграничную власть для достижения низменных целей.

В сфере интимных сексуальных отношений многое находится во власти традиций, а правовые нормы с трудом пробивают себе дорогу вследствие неоднозначности применения и сложности создания доказательной базы. Правда, в последнее время она значительно усовершенствовалась. Хотя трудно регламентировать морально-этические концепции самых скрытых и потаенных человеческих отношений, и каждый толкует их по-своему, можно с уверенностью сказать: если низменные животные инстинкты одерживают победу над моральными и культурными достижениями общества, то возникают одни из самых негативных явлений, свойственных человеку – измена и презрение. Апологеты, основатели и толкователи современной морали сами испытали на себе ее двойное влияние. Создавая объемные тома сочинений, погружаясь в мир грез и иллюзий, не имеющих ничего общего с действительностью, они выдвигали собственные приоритеты, узнав о которых, герои их сочинений могли бы сгореть от стыда за своих создателей.

Ницше и Шопенгауэр, Достоевский и Некрасов, Чайковский и Мусоргский стали жертвами сексуальной необузданности и прочих пороков, причем не каких-то банальных шалостей среднестатистического развращенного человека, а тяжелых извращений и распущенности, не совместимых ни с какими моральными нормами. Поступки и поведение этих выдающихся личностей XIX–ХХ вв. всегда являлись темой для обсуждения.

Вот что вспоминает, например, в 1923 г. А. Нашина-Евреинова: «Разговаривая как-то с К. И. Чуковским, раздобывшим интересные и совершенно новые материалы о Некрасове и Достоевском (см. «Каменное сердце»), я с чрезвычайным интересом выслушала от него такую характеристику Достоевского: «Да, для меня совершенно ясно, что как Некрасов, так и Достоевский недели не могли прожить без женщины». И далее, пытаясь найти ответ на слухи об изнасиловании Достоевским несовершеннолетней девочки, муссируемые в то время в обществе, Нашина-Евреинова продолжает: «Вероятно, сплетня о насилии имела все-таки свои основания. Говорят, что Страхов «определенно утверждал», Венгеров слышал об этом от Тургенева и Висковатова, а Булгаков мог только сказать: «Может быть, это и клевета». И многие другие исследователи и лица, близко знавшие Достоевского, не совсем склонны считать это за чистую клевету. Я не знаю ничего, наверное (да и кто же знает?) и вместе с К. И. Чуковским, с которым говорила по данному поводу, могу только сказать – это не то, что про человека наболтать, будто он на базаре дыню съел».

...

В сфере интимных сексуальных отношений многое находится во власти традиций, а правовые нормы с трудом пробивают себе дорогу вследствие неоднозначности применения и сложности создания доказательной базы. Правда, в последнее время она значительно усовершенствовалась. Хотя трудно регламентировать морально-этические концепции самых скрытых и потаенных человеческих отношений

Еще небольшое дополнение о Достоевском от знакомых с ним людей. Страхов характеризует его так: «Он был зол, завистлив, развратен.

Заметьте, что при животном сладострастии у него не было никакого чувства женской красоты и прелести. Лица, наиболее на него похожие, это герои «Записок из подполья», Свидригайлов и Ставрогин». Все это изложено в письме Страхова к Толстому от 28.11.1883 г., изданном в книге Толстовского музея «Переписка Страхова с Толстым». Л. Достоевская, дочь писателя от первого брака, называет Страхова в числе лучших друзей отца. «Насколько это впечатление изложено беспристрастно, я не знаю, но сказано поистине сильно. Руковожусь здесь только одной житейской незыблемой истиной: нет дыма без огня.

А из такого столба едкого дыма, как обвинение Страхова, беру ту правду, которая неизбежно должна таиться в Достоевском, тем более что Страхов являлся одним из его ближайших друзей и именно с этой стороной его характера был хорошо знаком» ( Нашина-Евреинова А . Подполье гения. Сексуальные источники творчества Достоевского. Изд-во «Третья стража», 1923).

Далее Евреинова вспоминает, что Чешихин-Ветринский, другой близкий Достоевскому человек, во вступительной статье к книге о Достоевском замечает: «Молодость Достоевского богата одинаково и страстями, всепокрывающим тяготением к миру духовных интересов и, по-видимому, увлечениями вполне низменного порядка. В нем, как в его Мите Карамазове, бушевал Содом и рвался наружу, чтобы поругать и осквернить образ Мадонны».

Евреинова замечает, что почтенный критик, имевший, несомненно, основания для такой характеристики молодости Достоевского, не поясняет, к сожалению, в каких границах понимается им молодость.

Ту же тему затрагивает и провокационный вопрос К. Чуковского к В. Маяковскому: «Как Вы относитесь к распространенному мнению, будто Некрасов был человек безнравственный?» И дерзкий ответ В. Маяковского: «Очень интересовался в одно время вопросом, не был ли он шулером. По недостатку материалов дело прекратил». Л. Фуко говорил: «Великие люди имеют великие пороки». Может быть.

Приведенные примеры не имеют целью унизить или оскорбить незаурядных людей прошлого, они лишь констатируют наличие двойной морали, свойственной обществу в целом и его конкретным представителям, в том числе и выдающимся, в частности.

Исследователям стоит большого труда докопаться до роковых поворотов жизни великих людей, со всеми их странностями и аномалиями. Гораздо чаще рассуждают о несправедливости судьбы по отношению к ним. В частности, к великому Моцарту, который, как обычный гражданин, был похоронен на кладбище для бедных в окрестностях Вены. Никакие траурные процессии, никакие прощальные речи, марши и мессы, которые он, кстати, в большом количестве сочинил и которые до сих пор звучат не только в церквях всего мира, но и во всех концертных залах нашей планеты, в тот дождливый пасмурный день не сопровождали убогий обряд погребения. Даже столько раз воспетая композитором жена Констанция не шла за гробом. И дело вовсе не в том, что гения отравил менее талантливый завистник Сальери, легенде о котором так искренне поверил другой сердцеед – Пушкин. Просто, говоря современным языком, сексапильный Моцарт при наличии законной жены слишком часто пользовался услугами проституток, что и доказал недавно, спустя двести лет, немецкий математик и статистик, доцент из Кельна Л. Коммен. Половину своего последнего года жизни Моцарт, согласно немецкому исследователю, был заражен сифилисом и начал по совету влиятельных личностей того времени лечиться ртутью. Эксперимент не удался, композитор стал жертвой как развивающейся болезни, так и смертельного отравления организма. Поэтому звуки музыки, которые услаждают слух не одного поколения людей, вызывая в нас самые лучшие чувства, и которые американский губернатор советует, образно говоря, класть в колыбель каждого новорожденного, видя в этом колоссальный воспитательный эффект, имеют очень мало общего с моралью самого их создателя. Не удивительно и то, что любимая и воспетая им жена впервые появилась у могилы покойного лишь семнадцать лет спустя.

...

Л. Достоевская, дочь писателя от первого брака, называет Страхова в числе лучших друзей отца. «Насколько это впечатление изложено беспристрастно, я не знаю, но сказано поистине сильно. Руковожусь здесь только одной житейской незыблемой истиной: нет дыма без огня.

Еще Ю. Олеша накануне свержения монархии говорил, что «люди спариваются от сладострастия». Советский архитектор И. Кузьмин уже в 1927 г. разработал Дом Коммуны. Основной задачей проекта было повернуть процесс размножения на рельсы полигамии. В архитектуре дома был учтен элемент плотского тяготения, согласно которому жители расселялись по половозрастным группам – отдельно юноши, девушки, мужчины, женщины, старики и старухи. Жить в комнатах по шесть человек – какая прелесть! Для максимальной активизации функции размножения и создания подлинной атмосферы сладострастия были предусмотрены комнаты для совокупления, после чего оплодотворенная женщина отправлялась в подгруппу беременных, а мужчина – на прежнее место жительства. Дети изолированы, едят и моются сообща и т.д. Вперед, со всеми остановками, к коммунальному быту советской власти, включающему даже совместное загорание на крыше.

Подобне попытки предпринимались и раньше. В первые годы становления советской власти люди из близкого окружения великого основоположника зарождающейся социалистической морали товарища Ленина были недалеки от реализации подобных проектов. Во главе стояла его жена Н. К. Крупская, которая с 1920 г. по совместительству занимала пост заведующего «Главполитпросвета» при Наркомпросе, а уже с 1929 г. – заместителя наркома просвещения СССР.

Пусть трепещут тираны от такой консолидации власти не только в одних руках, но и в одной постели с величайшим мыслителем. А если добавить к этому дуэту и тов. А. Коллонтай, то немудрено рождение новой исключительной идеи у яростных противников института брака и сторонников свободной любви, присущей только социалистическому строю, – идеи повсеместного обобществления полов.

В одном из районов Поволжья руководящим товарищам из Москвы даже удалось добиться справедливого распределения женщин между мужчинами во временное пользование. Предварительная заявка рассматривалась органами советской власти на местах. К счастью, бредовую идею удалось похоронить, а не на шутку разгулявшимся участникам акции было указано на границы обобществления, что и было отмечено в брошюре «Революция и молодежь», изданной Коммунистическим университетом им. Я. М. Свердлова в 1924 г. В п. 7 (а всего их было двенадцать) сказано: «Любовь должна быть моногамной, моноандрической (одна жена, один муж)».

Но все это будни становления нового общества давно канувшей в Лету страны с ее бурными периодами «разброда и шатаний». В угаре раскрепощения страстей и чувств, в эйфории свободы, очевидно, многие ассоциировали себя с дельфинами, пребывающими в состоянии счастья и вседозволенности на волнах мирового океана. Однако новая Россия приобщается к средствам массовых коммуникаций и знает уже значительно больше об окружающем мире, его аномалиях и курьезах.

В начале 2009 г. источники массовой информации сообщили об удивительном случае в Америке, когда молодая мама родила двух непохожих близнецов от разных отцов, что было подтверждено анализом ДНК. При этом юная женщина признала факт адюльтера и призвала молодежь не следовать ее примеру, несмотря на то, что законный муж простил ей измену и усыновил ребенка-близнеца. А может быть, это было всего-навсего продолжением своеобразного эксперимента обобществления полов, начатого и неосуществленного на заре строительства социалистического общества, позаимствованного у тех же дельфинов. Практика показала, что эмбрионы от разных отцов способны на нормальное сосуществование.

В ожидании принца

Тому, кто ни во что не верит, все-таки нужна женщина, которая верила бы в него.

Ойген Розеншток-Хесси

Ученых интересует все. И по мере удовлетворения своей любознательности они пытаются разложить полученное по полочкам, заполнить наблюдениями и открытиями пустые места в мозаичной картине мира. Конечно, они обращают взор не только на взаимоотношения дельфинов и борьбу за выживание эмбрионов, но и на традиционные отношения между мужчиной и женщиной, которые складывались веками. При этом «прекрасная половина» всегда в большей степени являлась страдающей стороной, ибо не имела права на ошибку, беря на себя ответственность, если во взаимоотношениях с мужчинами что-то идет не так. Таким образом, она как бы отодвинута на позицию, доставшуюся в наследство от матери и бабушки: необходимость постоянно защищаться.

Женщина всегда находится в ожидании принца, который оставляет за собой право прийти или не прийти и чаще не приходит. Это старая традиция, которую, судя по всему, нельзя изменить. Женщина нуждается в мужчине, в противном случае ее статус достаточно низок. Если же партнер у нее есть, она чувствует себя состоявшейся и полноценной. Женщины также делают слишком большую ставку на мужчин, ожидая от замужества невероятного счастья. Но партнер зачастую не в состоянии оправдать надежд. Поэтому женщина должна снять с него эту ответственность и научиться уважать и любить саму себя. Только одно это могло бы стать спасательным кругом для половины людей, живущих в проблематичном браке. Каждый должен иметь свое личное пространство, помогающее пережить кризис, почерпнув в нем новые силы.

Женщины хотят получить душевное понимание, оценку своих достоинств, доказательство собственной исключительности. И все это им может предоставить только партнер. Но, к сожалению, это не всегда получается. Тогда она обращается к верной подруге, с которой можно говорить на одном языке, покрывая дефицит в сокровенном общении. Поэтому подруги так важны: без них многие замужние или имеющие партнера женщины давно бы сдали свои позиции и душевно завяли. Мужчинам не стоит злиться и ревновать. Наоборот, неплохо было бы время от времени дарить подруге цветы.

Различия полов и противоречия между ними, усугубляющиеся под воздействием жизненных неудобств, катастроф и неудач, приводят к необратимым последствиям, разрывам и человеческим трагедиям. В соответствии с обстоятельствами такие противоречия могут стать доминирующими, отнимая возможности и основания для продолжения семейных отношений. Мало того, они присутствуют в любой семье. Каждый из нас имеет недостатки, никто не совершенен. Но опыт показывает, что противоречия могут и должны быть преодолены, хотя очень сложно найти правильный тон общения в стрессовых ситуациях. Со временем разговор раздраженных супругов в повседневности превращается в крик, разрушающий все положительное, что было достигнуто в совместной жизни.

...

Женщина всегда находится в ожидании принца, который оставляет за собой право прийти или не прийти и чаще не приходит. Это старая традиция, которую, судя по всему, нельзя изменить. Женщина нуждается в мужчине, в противном случае ее статус достаточно низок.

Но, несмотря на многочисленные сложности, брак и партнерство остаются основной моделью общества. Стремление к неразрывной связи и надежности в союзе с любящим и любимым партнером – древнее архаическое желание человека. Жажда счастья, познание другого человека и сердцем, и рассудком (как будто это можно разделить!) всегда свойственны людям. Вне зависимости от пола, вероисповедания, расовой принадлежности мы находимся в вечном поиске счастья и его основной составляющей – любви. Ничто не может сделать нас счастливее, чем отношения с другим человеком. Но это может стать и губительным, ибо союз зиждется на высокой концентрации тонких чувств и неопознанных, неизвестных, несущих множество опасностей для партнеров факторов. Каждый из двоих обладает разными духовными, моральными и эстетическими наклонностями. И отношения уподобляются ратному полю, следствием чего становится торжество любви – или поражение одного из партнеров, а то и обоих.

Трудно представить себе одну-единственную большую любовь. Это похоже на появление приведения: весь мир говорит, но мало кто видел. Так считал французский писатель-моралист Ларошфуко (1613–1680). Его скептический и критический взгляд выражен в следующей сентенции: любовь – это в основном чувство господства и владения. «Власть, которой обладают над нами любимые люди, почти всегда больше власти, которой мы обладаем над самими собой».

Но сейчас, по прошествии более трех веков после смерти Ларошфуко, люди больше слушают оптимистов. И верящих в любовь, на нее уповающих и ее ожидающих, миллионы. Но разве не всегда существовали люди, надеющиеся встретить свою единственную и большую любовь? Конечно же, всегда, и это доказывают литературные произведения, в которых большая часть жизни героев посвящена тому, чтобы любить и быть любимым. И это хорошо – ведь что может быть прекрасней, чем гармония двоих, любовь без всяких условий, забота друг о друге, плечо, которое подставит каждый из любящих? Герман Гессе очень красиво сформулировал: «Жизнь получает смысл только через любовь, что означает – чем больше мы любим и можем отдавать, тем осмысленнее становится жизнь».

И не позволяйте пошатнуть вашу веру только потому, что многие психологи выдвигают железные доводы в пользу того, что большой любви не существует. Такая уверенность не снисходит с небес, а создается искусственно.

Писатель Карлос Фуэнтес описывает мечту об абсолютной любви такими словами: «Любящие знают, что их любовь не безгранична – она заканчивается если не при жизни, то после смерти… Но при жизни – удовлетворяет ли нас абсолютная и разделенная любовь? Не желаем ли мы всегда большего? Если бы человек был вечным, он был бы Богом. Но, по меньшей мере, мы хотим любить вечно, и это приближает нас к божественному».

Профессор психиатрии Ю. Вили, однако, считает, что мечта об абсолютной любви неосуществима, ибо партнер всегда является независимой личностью. По своей истории, половой принадлежности, возрасту, опыту, представлению о жизненных ценностях и целях люди отличаются друг от друга. Повсюду и всегда любящие сталкиваются с тем, что они как самостоятельные индивидуумы в процессе общения могут договариваться и достигать относительного согласия, но не в состоянии до конца понять друг друга. Им постоянно приходится стремиться к взаимопониманию, пытаться объясниться и оправдаться, но, несмотря на усилия, они все же остаются каждый сам по себе и в «одиночестве вдвоем». Так же и радикальные попытки открытости и самовыражения разбиваются о границы взаимопонимания партнеров: такие проявления всегда основаны на сугубо индивидуальном опыте, который всегда субъективен.

Но не будем поддаваться пессимизму экспертов. Сохраним веру в чистую любовь, ведь ее отсутствие никогда ни к чему хорошему не приводило.

Взаимность и сила любви не зависят от ответного чувства. Любящие не требуют ответной реакции, а хотят баловать своего партнера, заботиться и беспокоиться о нем. Любить без условий, без расчетов: прекрасное чувство, которое в гармоничных отношениях автоматически основывается на взаимности.

Однако осторожно: важно всегда оставаться верным самому себе, не капитулировать полностью, позволяя себя использовать, и не жертвовать собой постоянно. Это не имеет ничего общего с любовью.

Готовность расстаться с иллюзией любви или с заменяющим ее способом совместного существования, ставшим привычным до отвращения, при этом не потеряв себя, стоит времени, сил и мужества. Не так легко сделать достоянием сердца то, что давно понятно рассудку.

Биология страсти

Никто не умирает от недостатка секса. Умирают от недостатка любви.

Маргарет Атвуд

Что же это за чувства, какой силой обладают они, создавая связи, подобные цепям, которые превращают в послушных детей зрелых и умудренных жизненным опытом мужчин, вырывая их из плена царящих в обществе моральных устоев и границ? Что это за страсть, которая словно сетью накрывает слабый пол, увлекая в пучину каждый раз по-новому кипящих страстей, маня неизвестностью счастья и страдания? Почему отношения, выстраиваемые на зыбких песках влечений, все же возникают? Почему они соединяют именно этих людей, а не других? Почему в массовых сценах с участием аристократов ищущий взгляд вырывает нелепого пастушка, затесавшегося где-то с краю, наделяя его такими характеристиками, которыми он по целому ряду причин обладать не может? И наконец, самый роковой вопрос – существует ли рецепт вечного счастья, доверия и уверенности друг в друге?

Попробуем разобраться. Прежде всего речь идет о чувствах, определяющих отношения, обозначенные словами «толерантность» и «акцептирование», которые соответствуют русским «терпимость» и «согласие», т.е. умение воспринимать другого таким, каков он есть. За этим следуют доверие, открытость, любовь и привязанность. К такому заключению пришли аналитики, исследовав результаты опроса шестисот пар.

Личностные характеристики каждого и их развитие в совместной жизни, умение занять в ней свое место, самоутверждение и создание собственного пространства, в котором можно передвигаться без ограничений, не натыкаясь постоянно на искусственные препятствия – все это факторы, которые обеспечивают успешность совместной жизни. При этом желательно не забыть также преданность и верность. Все это вместе взятое и создает гармонию и взаимное счастье, которое питает многие семьи на протяжении всей жизни.

Каждый в состоянии испытать высокие моменты счастья. При всей его кажущейся доступности все больше людей задаются вопросом: «Каковы его основы и приносит ли оно удовлетворение жизнью?» Да, каждый является кузнецом собственного счастья, но далеко не каждый его достигает. Мы можем пустить нашу жизнь под откос, выбрав неправильную технологию ковки, как утверждает современный философ Р. Д. Прехт (R. D. Precht). Это мрачное предупреждение: свобода выбора чревата несчастьем. Несмотря на то что перед нами всегда стоят оптимальные общепринятые понятия о счастье и любви, нас влечет к себе запретный плод, который всегда сладок, полон загадок, неизвестности, и к тому же он еще чужой, не сорванный. Добавьте к этому собственное состояние, которое в момент вожделения становится неуправляемым, мятежным, лишенным каких-либо определенных жизненных критериев и установок. Если человек по окончании рабочего дня терзается двойственными чувствами запретной любви, то этот постоянный стресс и нервное перенапряжение оказывают на него большее давление, чем любые волнения и неприятности трудового дня.

Люди в большинстве своем несчастны только потому, что не умеют быть счастливыми. Иллюзия влюбленных – в уверенности, что они обладают значительно большей мудростью и опытом, чем люди, не обремененные «розовыми очками». Поэтому быть влюбленным – действительно прекрасно, но это состояние нельзя путать со счастьем.

...

Личностные характеристики каждого и их развитие в совместной жизни, умение занять в ней свое место, самоутверждение и создание собственного пространства, в котором можно передвигаться без ограничений, не натыкаясь постоянно на искусственные препятствия – все это факторы, которые обеспечивают успешность совместной жизни. При этом желательно не забыть также преданность и верность.

Почему вообще между двумя людьми внезапно вспыхивает любовь? Ученые считают, что когда человек влюбляется, в организм выплескиваются нейромедиаторы. Антрополог Х. Фишер провела сканирование мозга и обнаружила две зоны, ответственные за чувство влюбленности, из чего сделала вывод: мозг влюбленных характеризуется высокой концентрацией допамина и норадреналина и низким уровнем сератонина. Повышенная концентрация «наркотика счастья» – допамина активирует сексуальный гормон тестостерон, в результате чего влюбленные постоянно испытывают желание секса, доходящее до так называемого гормонального опьянения, при котором появляется неограниченное чувство восторженности вплоть до экстаза. Более того, из-за понижения уровня серотонина состояние влюбленных напоминает невроз навязчивых состояний. Области мозга, ответственные за критическую оценку другой персоны, в период влюбленности отключаются. Вследствие концентрации чувств на партнере, доходящем до нерациональности действий и крушения психологических барьеров, влюбленные часто впадают в состояние невменяемости.

Другое мнение ученых: любовь зависит и от генетических причин. За опознавание возбудителей болезней, носителем которых является «чужой» протеин, у всех позвоночных животных отвечает определенная группа генов, носящая название «Главный комплекс гистосовместимости» или коротко ГКГ. Чем больше различных ГКГ-генов имеет индивидуум, тем лучше: он может распознать большее количество чужого протеина, а дети, рожденные у таких пар, будут обладать широким спектром генов, т.е. более сильной иммунной защитой. Но как узнать, носителем каких ГКГ-генов ты являешься? По запаху, так как эти гены определяют бактериальную флору кожи.

Были проведены опыты, когда испытуемым предложили обнюхать футболки других участников. Было выявлено, что люди тем сильнее тянутся друг к другу, чем больше различий в их комплексах гистосовместимости. Биологическое обоснование этого лежит в преимуществе, которое передается потомству: чем больше отличаются иммунные системы родителей, тем шире спектр ребенка и тем лучше он защищен. Здоровым может быть только тот, чья иммунная система вооружена против наибольшего количества заболеваний.

Так происходит и у мышей, которые обнюхивают мочу потенциальных партнеров. У людей – в меньшей степени, хотя исследования показывают: женщины, принимающие противозачаточные таблетки, больше тянутся к мужчинам с набором ГКГ-генов, сходным с их собственным. В биологическом смысле это вполне нормально: ведь такие пары не собираются обзаводиться общим потомством. Теоретики биологии утверждают, что селекция у мужских особей сильнее, чем у женских.

Австрийские ученые-ветеринары считают, что и для воробьев в поиске партнерш значительную роль играет ГКГ-ген, а точнее, широкий спектр этих генов, который от особи к особи различается. Особенно разборчивы самки, имеющие в своем геноме наименьшее количество ГКГ-генов. Те же, у кого букет больше, не особо разборчивы и могут концентрироваться на других качествах (Die Presse 29.05.2011, Т. Kramar).

Ученый Граммер говорит: «Мы занимаемся сексом, потому что существуют вирусы и бактерии. Для этого нам нужен партнер, иммунная система которого максимально отличается от нашей». Между двумя людьми должны происходить химические процессы.

С точки зрения биохимических процессов, человек, чувствуя себя влюбленным, неизменно теряет другие важные функции. Вечный влюбленный имеет все шансы деградировать до идиотизма. Но состояние «витания в облаках» от нахлынувшей влюбленности не может продолжаться слишком долго. Это практически исключено, потому что вещество фенилэтиламин, ответственное за влечение и эйфорию, в организме постепенно убывает. С течением времени влюбленность проходит, возвращая человеческие отношения в нормальное состояние, биохимическое управление которым берут на себя «гормоны привязанности» – окситоцин и вазопрессин, ответственные за чувства близости и доверия. С другой стороны, они подавляют производство допамина и тестостерона: страсть утихает, а секс связывает партнеров благодаря окситоцину, влияющему на верность.

...

Люди тем сильнее тянутся друг к другу, чем больше различий в их комплексах гистосовместимости. Биологическое обоснование этого лежит в преимуществе, которое передается потомству: чем больше отличаются иммунные системы родителей, тем шире спектр ребенка и тем лучше он защищен.

Однако «гормоны привязанности» не могут дать гарантий вечной любви. Статистика разводов показывает, что человек не относится к трем процентам моногамно живущих млекопитающих. По большей части он идет лишь на временные связи. Сериальная моногамия многими исследователями считается естественной моделью человеческого сосуществования. Мужчина добивается наиболее широкого распространения своих генов. А женщина, с одной стороны, хочет надежного партнера для выращивания детей, с другой же – пытается оптимизировать будущее своих генов с помощью «ген-шоппинга», т.е. любовных афер. Похоже, вечная верность не является частью эволюции (News 24/06 Die sechs Gеfьнlsрнаsеn der Liebe).

Биологический фундамент взаимной верности и преданности очень нестабилен. Природа так распорядилась, что мужчина и женщина предрасположены к сексуальным обменам и постоянной сексуальной новизне. Преданность – это победа культуры над природой, иначе говоря, духовного над плотским. Отношения с противоположным полом в жизни каждого из нас играют важную роль, ибо именно они во многом формируют бытовые и эмоциональные аспекты, лежат в основе продолжения рода и нравственных устоев общества, что находило свое отражение на протяжении истории человечества. И в соответствии с этим деформировались общественные структуры, семейные отношения, условия быта, демография и многое другое.

Мы хотим, чтобы ощущение счастья было постоянным, хотя трудно представить, что в течение полувека влюбленность может остаться такой же, как и в первый день. Такой «сладкий стресс» будет постоянно угнетать нас и в конце концов станет причиной глубоких депрессий. Поэтому мы должны быть готовы к наиболее рациональному и прагматичному использованию положительных и отрицательных колебаний нашего жизненного статуса. Другими словами, если упустить момент счастья, то, возможно, он уже никогда не наступит. Но при этом ни аутогенные тренировки, ни различные формы медитации или расслабляющие процедуры не помогут нам сохранить романтическую любовь, хотя, возможно, защитят от нездоровья нервную систему. Счастье неизбежно только тогда, когда мы даем ему шанс. Шопенгауэр сказал: «Счастье состоит в отсутствии счастья». И когда говорят, что любовь может сдвинуть горы и растопить замерзшие сердца, то первым шагом в этом направлении может стать попытка полюбить самого себя.

Исследователь поведения Д. Готтман (J. Gottman) разработал формулу «магического счастья», с помощью которой отрицательные влияния можно свести к нулю. Если позитивные сигналы – уважение, участие, нежность – превышают отрицательные в отношении 5:1, тогда любовь спасена. Можно ухмыляться простоте этой формулы. Но применение ее в жизни дает удивительный результат. Существуют три «золотых» психологических правила счастливого супружества.

Первое – это интимность отношений, предполагающая психическую близость. Сексуальный терапевт К. Штифтер (К. Stifter) советует парам чаще обсуждать совместные чувства. Не пытаться говорить о космических проблемах современности, не обсуждать глобальные вопросы семьи и быта, политики и экономики, а, наоборот, говорить о том, что радует или печалит конкретно каждого, заставляя сердиться, переживать, страдать. Необходимо научиться слушать и слышать своего партнера и пытаться его понять. Только так можно заслужить доверие, при котором каждый чувствует себя комфортно, окруженный заботой и вниманием.

Второе правило, хотя это и звучит банально – романтика отношений, которая очень важна в семейной жизни. Любовь – это не только романтическое чувство само по себе, но и умение показать другому, как мы любим. Ненавязчивое внимание приносит удовольствие, делая его взаимным и доступным. «Я счастлив, что могу сделать тебя счастливым»: вот то, что всегда нужно всем, что все хотят слышать, ибо в любви нуждаются все.

Третье – необходимость определить оптимальную дистанцию в отношениях с партнером, чтобы не потерять, с одной стороны, близость, а с другой – себя. Эта дистанция у разных пар и партнеров может быть совершенно разной. Однако каждый должен иметь свою «зону комфорта», отдушину, чтобы не задохнуться от тесных объятий.

Финансовый «матрац»

Есть женщины, которые говорят, что не примут от вас ни сантима. Вот они-то вас и разоряют.

Саша Гитри

Если три «золотых правила» совмещаются в гармоничных семейных отношениях, то еще больше укрепляет их действие финансовая составляющая. Ею нельзя пренебрегать: она способствует уверенности в завтрашнем дне и располагает к спокойствию за судьбу потомства.

Желание обрести финансовую стабильность присуще людям всегда. Несмотря на то что многие влюбленные женщины на заре своего чувства восклицают: «деньги не важны, важно, что мы любим друг друга», последнее звучит натянуто и вызывает серьезные возражения. Деньги – это очень важно! И прежде всего, когда говорят о совместных расходах. Даже если финансовое положение любящей пары не оставляет никаких сомнений в положительном сальдо доходов, последнее представляет собой лишь эмоциональную кулису. Бесконтрольный рост расходов, окутанный ореолом неожиданно набежавших чувств, очень быстро превосходит реальные доходы, но, по бытующему мнению женской половины, не может быть причиной взрывов и конфликтов. «Мы же любим друг друга! Что такое деньги по сравнению с нашей любовью?» Многие пары в таких случаях живут выше своих возможностей, погружаются в долги и быстро двигаются к финансовому краху. «Деньги обладают чувствами», – сказал в свое время Бертольд Брехт, и это действительно так.

СМИ полны свежими, с пылу с жару, новостями – это их хлеб. Среди последних газетных и телевизионных известий промелькнуло печальное сообщение о заболевании раком известного американского актера, звезды Голливуда, вечно молодого М. Дугласа (М. Douglas). А еще совсем недавно те же СМИ, падкие на сенсации, с дотошностью, свойственной бульварной прессе, перебирали белье новоиспеченной супружеской пары, прекрасную половину которой представляла восходящая тогда звезда Голливуда К. З. Джонс (С. Z. Jones), а мужскую половину – умудренный ветеран Голливуда Дуглас. Пара прекрасна и, естественно, счастлива. Готовый, полный романтики сценарий для Голливуда. Можно создать многосерийный фильм, добавив немного лирики, западающих в душу мелодий, моды, интерьера. Однако, вопреки всему, все те же СМИ обращаются к обычной жизненной прозе, которая тоже вдруг становится сенсацией. Неожиданная неуступчивость «идеальных» партнеров – участников переговоров – вышла за границы брачного контракта. Будущая супруга в случае развода потребовала около Ђ 650 000 за каждый супружеский год. Супруг сторговался на трети суммы. Ему же будут принадлежать все свадебные подарки, стоимость которых превышает Ђ 2500. Как много расчета! Как много торговли и калькуляций! Имеет ли это хоть какое-то отношение к любви?

Да, естественно. Мы живем во времена рыночной морали. Традиции потеряли свою силу, норм не осталось вообще. Сегодня все возможно, все продается, обо всем можно договориться. Как станем жить – вместе или раздельно? Распишемся или просто будем обитать под одной крышей? Сколько личной свободы даем друг другу? Распределение обязанностей в браке? Верность? Дети? Финансы? Кто за что платит? Кому что принадлежит? Расставание? Все становится предметом переговоров, обо всем приходится договариваться, даже о сексе. Сексуальные отношения не постоянны, их интенсивность будет падать с течением времени. Для того чтобы сохранить влечение друг к другу, при котором эротика оставалась бы ритуалом взаимного удовлетворения, необходимо и эту составляющую включить в договорную форму. При этом не следует обольщать себя надеждами, что секс будет возникать тогда, когда к этому располагают спонтанные желания. Воспламененное чувство, которое возникает в первые месяцы от одного лишь легкого соприкосновения, – это привилегия начальной фазы любви. Для пар, имеющих многолетний стаж, было бы и вправду лучше договариваться о сексе, зарезервировав необходимое для этого время.

...

Деньги – это очень важно! И прежде всего, когда говорят о совместных расходах. Даже если финансовое положение любящей пары не оставляет никаких сомнений в положительном сальдо доходов, последнее представляет собой лишь эмоциональную кулису.

Сексуальные отношения и желания являются первыми жертвами отсутствия той самой финансовой составляющей. Женщины перестают возбуждаться, драматически повышаются основания для возникновения споров, а терпимость друг к другу исчезает. Проведенный среди трех с половиной тысяч немецких пар опрос показал: две из них находятся в состоянии каждодневных конфликтов из-за неоговоренных проблем с деньгами. Предметом споров являются и грязные ботинки, и неправильно выдавленная зубная паста, и все это под предлогом: «Я чувствую, что из меня тянут деньги». Попытка соединить чувства с деньгами женщинам дается тяжело; деньги – это пружина, которая сжимает магические желания и одновременно запреты на их исполнение. Многие женщины, опасаясь отрицательного воздействия на весь существующий уклад вещей, приходят в ужас от одной мысли, что им со своим супругом, которого они возносят до уровня Бога, предстоит улаживать бытовые денежные проблемы. Мужчины в отношении денег проявляют скрытность – многим легче поведать правду о своих похождениях на стороне, чем открыть данные своего счета. Даже в случае предоставления обоюдосторонних доказательств своих сугубо личных интимных эскапад, последнее, о чем будет говориться открыто – финансовое состояние. «Тайну вклада» партнеры будут стараться скрыть друг от друга, что особенно свойственно людям жадным и мелочным.

...

Для того чтобы сохранить влечение друг к другу, при котором эротика оставалась бы ритуалом взаимного удовлетворения, необходимо и эту составляющую включить в договорную форму. При этом не следует обольщать себя надеждами, что секс будет возникать тогда, когда к этому располагают спонтанные желания. Воспламененное чувство, которое возникает в первые месяцы от одного лишь легкого соприкосновения,– это привилегия начальной фазы любви. Для пар, имеющих многолетний стаж, было бы и вправду лучше договариваться о сексе, зарезервировав необходимое для этого время.

Хотя некоторое время транжирство может оставаться незамеченным и безболезненным, позже оно делает людей агрессивными. Такое состояние характерно для отношений, в которых меркантильная сторона отделена от любви и все время преследует партнеров в виде постоянной «головной боли». Неожиданно создается то самое впечатление, о котором мы говорили в начале: любовь подвергается опасности из-за плохого настроения, угасания интереса друг к другу, различий во вкусах, отсутствия энергии и желания удовольствия. По сути дела, деньги не только разрушают любовь.

Трагическая судьба королевы Франции Марии Антуанетты является ярким примером необузданного расточительства, ставшего злобной местью за полное отсутствие сексуального интереса ее супруга Людвига в течение ряда лет. Это привело к покупательным эксцессам, заставившим содрогаться государственную казну.

Еще в 1968 г. социологи делали прогнозы, согласно которым в наступающих десятилетиях, с точки зрения общественных структур и уровня образования, пары будут очень сильно перемешаны. Богатые аристократы и бедный пролетариат, интеллектуалы и безграмотный люд составят эмоциональную основу, которая будет олицетворять собой окончание революционных шестидесятых. Сегодня мы наблюдаем совсем другую тенденцию: пары, желающие связать себя жизненными узами, почти не задумываясь осознают ценность того, что главными в их союзе являются происхождение, образование и интересы. Некоторые исследования показывают, что самыми прочными (почти вечными) являются браки с фермерами или агрономами, оптиками и хирургами. Ученые пытались определить, какие профессии становятся «киллерами» брака. Оказалось, что каждый второй танцор или бармен разводится, к ним же относятся кассиры или крупье в казино, работники колл-центров, медсестры и санитары.

Большинство международных исследований таких союзов разрушают старый стереотип о взаимном притяжении противоречий, выставляя его как наивный миф. В аристократических кругах нет места чужим. Средний класс, с одной стороны, лишен возможности примкнуть к аристократии, а с другой стороны, не желает идентифицировать себя с «быдлом». Таким образом, перед нами раздробленное по своему социологическому укладу общество, в котором превалирует разделение на бедных и богатых, и прогнозировать успешную обоюдную притягательную компоненту между партнерами можно только в случае принадлежности обоих к одному из кругов. Ответственность за сохранность семьи и гармония между ее членами возможны только тогда, когда исключаются проблемы с приспособлением и адаптацией друг к другу. Да и конфликты с уменьшением различий в общественном происхождении, жизненном стиле и этической оценке общественных явлений возникают значительно реже. Таким образом, только те связи имеют шансы на лучшее будущее, которые раньше назывались «разумными» – брак по расчету.

Ученые разработали компьютерные программы, посредством которых можно определять оптимальных партнеров: ведь найти себе правильного в жизни не так-то легко. Например, в наши дни у 90% тридцатилетних за плечами больше связей, чем у шестидесятилетних за всю жизнь. Требования к партнерству, любви и зрелости чувств повысились: главенствует желание удовлетворить свои потребности с учетом максимального совпадения с партнером. Так называемые влюбленные до безрассудства, которые в порыве чувств бегут в ЗАГС, очень редки. Благодаря росту уровня образования и информированности в отношениях многих молодых людей не находится места для романтики, и это совсем не потому, что они чужды ей. Просто во времена, когда все регулируется посредством компьютера, в потоке брачных предложений нет абсолютно никаких намеков на любовь. Современные молодые люди заранее оговаривают свои права с одновременным распределением работы по дому и семье, стремясь получить для себя максимум преимуществ.

Следует отметить еще один феномен: объединение по узким группам интересов внутри определенных субкультур, когда ни возраст, ни пол, ни благосостояние больше не имеют определяющего или решающего значения.

Одними из первых, кто заметил, что возраст не является критерием понимания психологии человека, стали менеджеры маркетинга. По роду деятельности им положено отслеживать тенденции в человеческом социуме, который представляет для них, в первую очередь, общество потенциальных потребителей. Именно они обнаружили, что люди больше не хотят группироваться по интересам в соответствии с возрастом. Их начинает манить и связывать друг с другом что-то другое. К примеру, тридцатипятилетний мужчина вовсе не обязательно должен тяготеть к функциям главы семьи и тратить деньги в соответствии с этим приоритетом. Он вполне может оставаться холостяком и тратить свои деньги на иные нужды.

Сегодня, например, разделение российского маркетинга по критериям пола, возраста и доходов уже не является однозначным и соответствующим времени. Появляются новые типы людей и новые потребительские группы, требующие особого к себе отношения. Сейчас к образу современного городского мужчины, воплощенного в новый психотип «метросексуала», интересующегося модой и косметикой, могут быть отнесены до 60% менеджерского состава мегаполиса. Да и само это сословие условно объединяет людей двадцати двух до шестидесяти двух лет. Так что у шестидесятилетнего менеджера наверняка больше общего со своим сорокалетним коллегой, чем с ровесником из совершенно другой среды.

Разумеется, каждый ищет себе приятного, вызывающего доверие партнера. Критерии выборы женщиной мужчины очень просты: он должен быть красив, молод и сексапилен. Покровитель, который питает слабость к беспомощным женщинам без определенной профессии, наподобие героя фильма «Красотка» («Pretty Woman»), является в наши дни феноменом. А женщины-партнерши, которых любят современные мужчины, должны иметь хороший доход, пополняющий семейную кассу. При этом следует заметить, что мужчины редко выбирают женщин, которые занимают более высокое социальное положение, чем они сами, и зачастую мстят изменами женщинам-карьеристкам за более высокие доходы.

...

Появляются новые типы людей и новые потребительские группы, требующие особого к себе отношения. Сейчас к образу современного городского мужчины, воплощенного в новый психотип «метросексуала», интересующегося модой и косметикой, могут быть отнесены до 60% менеджерского состава мегаполиса. Да и само это сословие условно объединяет людей двадцати двух до шестидесяти двух лет.

У мужчин представление о деловой женщине, зарабатывающей деньги, часто не стыкуется с образом сексапильности и привлекательности. Женщин же больше интересуют мужчины со статусом, не чрезмерно сексуальные, но на которых можно положиться. Тот, кто не может внести свой эмоциональный и финансовый вклад в семью и воспитание детей, не проходит отбор. Полигамными «мачо» интересуются только те женщины, которые не стремятся к созданию семьи. Исследования университета Мичигана показали, что женщины только тогда предпочитают властных и состоятельных мужчин, когда сами хорошо зарабатывают и не нуждаются в щедром партнере. Это подтверждается результатами исследований фантазий, которые овладевают женщинами при изменах. Образы мужчин, возникающих в мечтах женщин, склонных к изменам, не ассоциируются с бомжами и бедными бродягами. Наоборот, это люди, занимающие более высокие позиции, чем те, на которых находятся сами женщины.

Итак, в начале третьего тысячелетия выбор партнера все еще соответствует старому образцу, заимствованному из далекого прошлого. Даже тогда, когда женщины сами могут себя обеспечить и государство берет ответственность за появившихся на свет детей, женщины ищут мужчину с социальным статусом, гарантирующим безопасность. Через этот фильтр, по словам социолога Д. Симона (D. Symon), как «хорошие партнеры» не проходят даже 10% опрошенных мужчин. Это ответ на вопрос, почему бедным неудачникам нелегко найти женщину: они просто не попадают в категорию хороших мужей. Это же объясняет, почему вокруг так много одиноких высокообразованных и деятельных женщин. Очевидно, они слишком хороши. Но при этом они ждут и надеются на чудо, что и подтверждается неослабевающим поиском достойного партнера. Все большее количество людей рискует совершить прыжок в холодную воду. И выясняется, что многие из предпринявших такую попытку проживают до самой смерти в стабильных отношениях, со всеми атрибутами счастливой и гармоничной жизни, во взаимной любви и преданности.

Инвентаризация чувств

Женщина слабее всего, когда любит, и сильнее всего – когда любима.

Эрих Остерфельд

Поиск истоков счастливой и гармоничной любви не дает покоя ученым. Многие десятилетия они пытаются расшифровать загадку этого чувства. В недалеком будущем, как сообщает Л. Юнг (L. Young) из университета Атланты, могут быть разработаны медикаменты, с помощью которых, возможно, будут разрешены серьезные супружеские проблемы. Исследователи этого университета в течение многих лет изучают так называемые изюминки любви, ее эволюцию и изменения, происходящие с нею в сегодняшнем обществе.

Несмотря ни на что, в своем эссе в журнале «Nature» Юнг оценивает человеческую любовь как единственную в своем роде. При этом любовь сегодня имеет не так уж много общего с первоначальным предназначением – продолжением рода. Например, сексуальность женщины больше не связана только с материнством. Изменилась даже функция женской груди, ранее активирующая лишь механизм физической близости с ребенком. В игру вступила эротика. Стимуляция груди приводит к повышенной выработке «гормона ласки» окситоцина, что, в свою очередь, углубляет эмоциональную связь между партнерами.

Неврологи подтверждают возможность любить вечной простой формулой: романтика + влечение + окситоцин = любовь. До недавнего времени ученые исследовали в основном негативные эмоции, так как в атмосфере научной лаборатории намного легче спровоцировать у испытуемых персон раздражение или страх. Как же объяснить мистерию зрелой любви и доказать вспышку бурной влюбленности? С помощью сканера мозга ученые из Нью-Йоркского университета немного приблизились к ответу на вопросы «Что такое любовь?» и «Является ли влюбленность мимолетным чувством?»

Доктор А. Арон (А. Aron) с коллегами постоянно наблюдали пары, у которых и после многих лет совместной жизни сохранилось чувство романтической влюбленности. Они все еще прекрасно общались, выказывая свою привязанность словами и небольшими сюрпризами, были по-прежнему нежны друг с другом и строили совместные планы. Но достаточно ли этого для длительной романтической влюбленности? 35% опрошенных пар настаивали, что они влюблены так же, как и в первый день. Именно в этом хотели убедиться и эксперты.

Группе, состоящей из студентов и студенток, находящихся в состоянии сильной влюбленности и заявляющих, что они несколько раз в течение дня интенсивно думают о своем партнере, показали две фотографии: неизвестного человека и любимого партнера. В это время с помощью сканера фиксировалась активность мозга. То, что происходило в головах у влюбленных, поразило ученых: при взгляде на партнера чаще вспыхивали те четыре точки в мозгу, которые обычно активизируются наркотиками, вырабатывая чувство счастья – т.е. те самые модули в лимбической системе, которые при употреблении наркотиков вызывают эйфорию и привыкание. При взгляде на незнакомых людей эти четыре зоны не реагировали, не вызывая реакции допаминовых нейронов. Во время второго эксперимента с парами, прожившими вместе более двадцати лет, у трети активность проявили те же четыре зоны, что и у молодежи. Так что «влюблен, как в первый день» – не пустые слова. Неважно, три месяца, три года или три десятилетия: романтическая любовь не является привилегией новичков. Мы это чувствовали всегда, но доказательства получили только сейчас.

С позиций биохимии чувство длительного многолетнего счастья можно объяснить все тем же «партнерским гормоном» окситоцином, который, например, в огромном количестве производят молодые матери, благодаря чему действительно до безумия и навечно влюбляются в своих малышей и готовы ради них на самопожертвование. Так же и пары любящие, глубоко привязанные друг к другу, испытывают наслаждение только благодаря повышенному уровню окситоцина. Однако не следует сбрасывать со счетов и собственную реакцию на стимулирующие факторы: достаточно одного взгляда любимого человека, и организм взрывается фейерверком гормонов счастья. Допамин, эндорфин и собственный опиат делают волшебство романтической любви доступным и через тридцать лет.

Ученые открыли нейробиологические «розовые очки», через которые влюбленные видят объект своего вожделения. Это дало повод для более широких обоснований как взаимозависимости партнеров, так и критических ситуаций, возникающих между ними.

Теперь понятно, почему мы наделяем нашего «пастушка» теми качествами, которыми он не обладает, доверяя и привязываясь к нему, не замечая или не желая замечать все то, что не совпададет с нашими представлениями о нем. Тем самым мы предоставляем ему свободу, которой он пользуется по своему усмотрению, что может привести к печальным последствиям – так называемой эмоциональной зависимости, феномену, который известен нам из литературы, кино и, конечно, из жизни: женщина влюбляется в мужчину, пренебрегающему ею. Или мужчина «прикован» к женщине, давно забывшей его. Сейчас подобная зависимость вызывает непонимание и по большей части презрение.

...

С позиций биохимии чувство длительного многолетнего счастья можно объяснить все тем же «партнерским гормоном» окситоцином, который, например, в огромном количестве производят молодые матери, благодаря чему действительно до безумия и навечно влюбляются в своих малышей и готовы ради них на самопожертвование.

Известно, что при появлении любви желание быть вместе является господствующим. Никто из влюбленных не может даже представить себя в одиночестве. Отказ от независимости и господства над партнером обеспечивает им ощущение безопасности, в котором они так нуждаются. И если сначала эта безопасность желанна, то с течением времени, несмотря на большую любовь, она начинает восприниматься как утеря личного пространства; появляется стремление к самостоятельности и автономии. Самостоятельность относится к основам нашего душевного равновесия. Даже трехмесячный ребенок проявляет господство над матерью, зная, что она откликнется на его крик. Тем самым выражение господства и подчинения себе других является основой создания собственного «я». Тот, кто не обладает этой способностью, ощущает себя безвластным и зависимым, что обычно выражается словами «я не чувствую себя больше» или «я уже не я». По этой причине женщины и мужчины часто испытывают страх перед полноценными любовными отношениями. Мало того, они даже без особого влечения идут на случайные отношения, желая показать своим партнерам уязвимость связи между ними, подчеркивая при этом значение собственной свободы. Это позволяет им занять по отношению друг к другу определенную дистанцию.

Однако длительное желание независимости не может совместиться с напряжением, возникающим в отношениях, связанных с преодолением разного рода запретов. Большинство таких афер быстро распадаются по причинам, из-за которых они возникли – от страха и отчаяния перед невозможностью выстроить правильные отношения.

Созданию правильной общей оценки ситуации мешает масса различных накладывающихся друг на друга факторов. Это разрушенные браки родителей, потеря идеалов и ценностей, стресс, недостаток общения, взаимные обвинения. Все это усложняет и подрывает стабильную уверенность в себе и парализует силу воли. Мужчины страдают от эмоциональной зависимости точно так же, как и женщины, а то и сильнее. Иногда им еще труднее признаться в желании обрести близость, чувство безопасности и слияния с партнершей. Чем больше осознает мужчина эту зависимость и чем ниже его самооценка, тем агрессивнее реагирует он на собственную беспомощность. Женщины страдают до саморазрушения, мужчины разрушают.

...

Что при появлении любви желание быть вместе является господствующим. Никто из влюбленных не может даже представить себя в одиночестве. Отказ от независимости и господства над партнером обеспечивает им ощущение безопасности, в котором они так нуждаются.

Что происходит в такой ситуации? Бессмысленны ли эти влечения? Под навязчивой страстью скрываются абсолютно нереализуемые, скрытые стремления к признанию и самоутверждению. И здесь мы доходим до самой глубины трагедии человеческих отношений, нашедших выражение в искусстве. Неразделенная любовь, отталкивание недосягаемым партнером приводит к многоразличным способам разрушения: истерикам, эмоциональным атакам, самоунижению, террору, глубокому страху, одиночеству, психическому давлению и даже к смерти. Сексуальные желания несчастливых влюбленных деформированы до неузнаваемости и далеки от первоначальных чувств, благодаря которым люди вступили в отношения, ставшие изматывающими. Возможно, что одержимость любовью – одна из форм заболевания, при котором страдающий не имеет никакого выбора: он приговорен судьбой стремиться к человеку, который его отталкивает. Даже если он сам или его окружение находят это неприличным, альтернативы не существует. Как одержимый манией чистоты по триста раз в день против собственной воли моет руки, так и жертва любви подпадает под действие страсти. Если мы сравним интенсивность безумной любви с любой другой формой ее проявления, то все они покажутся до примитивности скучными и однообразными. Но неразделенная любовь скрывает за романтической кулисой темные разрушительные страдания. Одержимость – абсолютная по накалу страстей эскалация чувств наподобие болезни, и поэтому имеет так же мало общего с любовью, как колючая проволока со скрипичной струной.

Женщины лучше осознают последствия разрыва и пытаются его предотвратить. Многие мужчины при разлуке с любимой слишком поздно реагируют на эмоциональную утрату. Если они до кризиса всеми силами сопротивлялись семейной терапии, то, потеряв женщину, начинают за нее бороться, годами бегая от одного консультанта к другому, пытаясь понять, что их ожидает.

Поэтому можно дать совет партнерам уже в начале отношений определить, каковы их взаимные ожидания.

Чем неуютнее чувствуют себя люди в отношениях, тем большим рискам сердечных заболеваний они подвержены: у них чаще появляются постоянные боли в сердце, а с некоторыми случается инфаркт. Так, во всяком случае, считают канадские ученые.

Несоответствие образа партнера, созданного нейробиологическими «розовыми очками», приводит к попыткам изменить его и подогнать к соответствию с собственными представлениями. Но это – неуважение к нему. Желание переделать означает: «я не люблю тебя таким, каков ты есть». Неслыханная самонадеянность – когда один из партнеров уверен в том, что знает, каким должен стать другой.

Этот процесс «исправления» порою принимает формы непрерывных «подколок», подтрунивания, без малейшего юмора, с серьезным намерением выставить партнера в невыгодном свете. Непременная поддержка противника партнера в спорах, оскорбления в присутствии посторонних, высмеивание перед родственниками, родителями или детьми – все это необратимо загоняет любовь в гроб. Что касается внешнего проявления этого исправительного процесса, то здесь одинаково ведут себя и мужчины, и женщины. Поражающее назначение этого чувства, переходящего в презрение, а также реакция на него сходна у обоих полов и угнетает в равной степени.

Презрение занимает одно из «призовых» мест среди человеческих чувств, убивающих любовь. Его не всегда можно распознать сразу. Порой можно залюбоваться видом внешне яркой и интересной пары, однако достаточно внимательно посмотреть им в глаза, случайно подслушать обрывок разговора, чтобы стали ясными истинные, скрытые взаимоотношения.

В тот момент, когда партнеры начинают «наказывать» друг друга презрением, они тем самым сигнализируют, что не за горами тупик отношений. Мозг воспринимает презрение как причину органической боли, ведущей к процессу активизации генов стресса, которые, в свою очередь, отрицательно действуют на сердечнососудистую систему и угнетают иммунитет. Последние исследования нейробиологов показывают, что активированные гены стресса наносят обратный удар тому органу, который сам «включил» цепь стресса – мозг.

Теневая любовь

Излишество в удовольствиях – это распущенность, и она заслуживает осуждения.

Аристотель

Однако, несмотря на все потуги ученых, на сегодняшний день разработка медикамента, обеспечивающего беспроблемную, стопроцентно и гарантированно стабильную совместную жизнь, остается в области фантазий. Именно несбыточность, возможно, и влечет нас своей неизведанностью и неопределенностью.

Влюбленность, помолвка, свадьба... На третьей фазе повышается степень неразрешимости конфликтов. Высокая цель – навеки и до смерти жить вместе «в бедах и в радостях, в богатстве и в бедности» – становится все более труднодостижимой. Можно со всей определенностью сказать, что, несмотря на то, что 90% населения Земли хоть раз в жизни клянутся в верности семейному очагу и, разумеется, своему партнеру, тайная любовь и запретные отношения существовали во все времена, став обычным явлением повседневной жизни.

Простое объяснение все учащающемуся банкротству «высоких» чувств было приведено на одном международном семинаре, прошедшем во Франкфурте под девизом «Капитализм и любовь». Оно сводилось к тому, что «длительная любовь, по сути, представляющая собой естественное насилие, соответствовала в прошлом анахроническому идеалу романтики и больше не отвечает требованиям времени».

Участники семинара призвали слушателей сбросить розовые очки и понять, наконец, что традиционные семейные узы подлежат упразднению и замене на новые партнерские отношения, регулируемые соответствующим сексуальным контрактом, своего рода договоренностью о взаимном половом удовлетворении. Это отрезвляющее заявление принадлежит популярному философу А. Вархолю, который, кстати, всю свою жизнь воздерживался от отношений с противоположным полом. В своем издании «Философия от А до Я» он утверждает, что «любовь – это обменная торговля в категориях денег, власти, души и красоты». Тот, кто ничего не может предложить по этим критериям, подыскивает партнера, который может помочь залатать собственные дефициты.

Может быть, отображая современные тенденции, следует предусмотреть возможность для одного из партнеров состоять одновременно в нескольких браках или ограничить каждый из них временными границами? Таковы предложения некоторых реформаторов.

Даже Голливуд, эта фабрика грез, проверенная поколениями, уже не является столь авторитетным. Идеалы семьи, верности и нравственности, на протяжении долгих десятилетий бывшие образцом отношений, начинают исчезать в неизвестном направлении.

В 2007 г. крики возмущения немецкой общественности вызвало заявление одного из политиков, причем консервативного толка, Г. Паули (G. Pauli): прозвучало предложение заключать брачные союзы на заранее оговоренный ограниченный срок, к примеру, семь лет.

Это вызвало жаркие дебаты, и специалист по изучению будущего А. Райтер (А. Reiter) объяснил, почему: спокойствие и безопасность, а также уверенность в реализации законов и права являются главными факторами, определяющими потребности человека. Брак как традиционная форма совместной жизни является основой стабильности общества, поэтому и в долгосрочной перспективе не подлежит пересмотру. В каждом социологическом опросе по поводу супружества верность стоит на первом месте. Но все же, при всей кажущейся экстравагантности, предложение немецкого политика заслуживает внимания: ничто не может быть постоянным, все меняется во времени, в котором много случайного, неопределенного и неразгаданного. Брак – это своего рода танец канатоходца, при котором все может случиться, ибо удержать равновесие крайне сложно. Швейцарские исследователи утверждают, что основой счастливого и радостного брака являются хорошие, выверенные условия коммуникации. Умение выслушать, теплота, юмор и понимание снижают стресс – отраву для любых отношений. В этом состоянии мы раздражительны, обидчивы, реагируем нетерпеливо и возбужденно. Под давлением постоянного стресса партнер или вся семья приходит к ущемлению и потере своих прав как основы жизни. Так, во всяком случае, считает каждая из сторон. И это ведет или к разрыву, или к измене. Неужели институту брака грозит опасность?

Причины конфликта и сам конфликт между партнерами или супругами в семье является предметом обширных исследований. Специалисты, пытаясь углубиться в причины и следствия таких отношений, прибегают к методам статистических опросов. Профессор из Вены Г. Сенгер и ее сотрудники опросили методом стандартизированных анкет девятьсот сорок шесть человек обоих полов в возрасте между двадцатью и шестьюдесятью годами. Набор вопросов был таков:

● Когда начинает проявляться влечение к третьему?

● Как долго продолжается теневая любовь?

● Существуют ли люди, изначально склонные к теневой любви?

● Сколько человек фактически вовлечено в любовный треугольник?

● Кто выходит победителем в борьбе секса, близости и безопасности – жена или возлюбленная?

Вот какие результаты были получены.

Опрос показал, что 90% мечтают о верности, но реальность говорит совсем о другом. В Германии 1,5 млн женщин являются любовницами женатых мужчин.

В Австрии 3–4% мужчин и женщин затянуты в долговременные любовные связи. Каждый второй австриец хоть раз в жизни «сходил налево». 80% «изменщиков» уверяют, что любят своих партнерш. Миф о измене «на одну ночь» разбивают данные: только 12% женщин и 15% мужчин соглашаются на одноразовую любовную аферу, почти 60% признаются, что отношения на стороне у них длились более месяца.

Неверные так же часто повторяют свои измены: 17% мужчин уже хоть раз изменяли, 12% – два раза, а для 10% это была третья попытка.

...

Под давлением постоянного стресса партнер или вся семья приходит к ущемлению и потере своих прав как основы жизни. Так, во всяком случае, считает каждая из сторон. И это ведет или к разрыву, или к измене.

Современные дамы сыты по горло «подлыми мужчинами». По утверждению британских исследователей, каждая четвертая европейская женщина хотя раз изменила своему собственному партнеру, равнодушно относясь к понятию верности, причем используется практически любая возможность пофлиртовать или даже «закрутить роман».

Удивительно, что женщины иногда возвращаются к уже испробованному варианту. Почти невероятно, но 37% из них «идут на сторону» со своими бывшими любовниками, и только 31% для любовных утех ищет близости с ранее незнакомыми мужчинами.

Если инстинкты вынуждают, можно наплевать и на «кодекс чести». Так, по результатам опроса 5% грешниц идут в постель даже с лучшими друзьями своих партнеров (Heute 8.04.2010. Jede 4. Frau ьетrьgт den eigenen Partner).

Почти каждый человек в течение жизни по меньшей мере один раз становится участником «теневых» отношений, независимо от того, как долго они продолжаются. В большинстве случаев такие отношения длятся недолго и распадаются в первые шесть-восемь месяцев. Но чем дольше они продолжаются, тем прочнее становятся, стабилизируются и переходят в долговременные. Такие любовные отношения протекают вначале безболезненно для участников. Классический образец: она свободна, он женат, оба единогласны в своем решении – никому не причиняя боль, быть благодарным судьбе за мгновения взаимного влечения и близости. Ничего долговременного, серьезного. Однако то, что начинается как праздник, заканчивается драмой. Сергей Образцов мастерски обыгрывал сюжет, являвшийся основой любовных драм эпохи социалистического реализма: «Он любит ее, она любит его, но она недопонимает внедрения кок-сагыза» (растение вида одуванчиковых, содержащее в корнях каучук).

При долговременных отношениях для любовницы типичной является временная модель, начинающаяся с бурной любви, переходящей в отторжение. Причиной тому – отсутствие общих друзей, необходимость скрывать отношения, невозможность вместе показаться «на людях», сходить в кино или театр. Посидеть в ресторане можно только где-то на окраинах города.

Перед фазой отторжения происходит удаление от повседневной жизни. Женщина целыми днями сидит дома, замыкаясь в себе, отгородившись от всего окружающего в ожидании звонка и желанной встречи. Позитивные стороны жизни больше не приносят радости. Состояние изоляции от внешнего мира и друзей обуславливает идеализацию женатого возлюбленного.

В конце этого пути женщину ожидает разрушение и полная утрата личностных качеств, полная зависимость и, как следствие, неуверенность в себе, раздражительность, разочарование и депрессия.

В таком положении женщины оказываются чаще мужчин. Они более зависимы, боязливы, ранимы и готовы к самопожертвованию и страданиям.

Но долговременные любовницы, в тоске ожидающие звонка своего женатого возлюбленного, все же довольно редкое явление. Почти половина измен приходится на долю замужних женщин. Тайна недозволенной любви компенсирует скуку и однообразие повседневности, что усиливается желанием обрести утерянную в узах семьи свободу и преодолеть порядочно надоевшую доминантную позицию супруга.

Зачастую в таких любовных треугольниках речь идет вовсе не о чувствах и любви, а о жестокой борьбе за самоутверждение и власть. Кроме того, глубина влечения, привязанности и сексуальной зависимости, по сравнению с постоянным партнером, играет важную роль «индикатора» для любовных аллюров на стороне.

Чаще всего побочные любовные связи возникают между пятью и десятью годами совместной жизни. Причем женщины в значительно большей степени склонны к любовным похождениям до момента наступления магического возраста – сорока лет. Вероятно, до этого времени они интуитивно чувствуют возможность встретить другого, генетически лучшего партнера, с целью создания потомства.

Последующие двадцать лет являются для обоих полов периодом зрелой, наиболее полной сексуальной удовлетворенности, чувственности и эмоциональной насыщенности отношений. Исследования ученых из университета Геттингена, опросивших более шестидесяти тысяч человек, показали: пятидесятилетние партнеры более удовлетворены своей сексуальной жизнью, чем двадцатилетние.

После сорокалетнего возраста эстафета готовности к любовным приключениям переходит к мужчинам. Золотое время предательства начинается у них в тот момент, когда женщины уже возвращаются в лоно семьи. За редким исключением большинство «теневых» женщин получают удовольствие от своих счастливых любовников после трудового дня, что дает повод будущим разводам. 66% длительных отношений «на стороне» заканчиваются крахом, т.е. в двух третях случаев обманутый партнер является теряющей стороной.

Из отношений с теневым партнером исчезает, превратившись в рутину и повседневность, неудержимое влечение к сладкой тайне. Потерявшие шансы на создание совместного будущего с течением времени начинают искать повод покончить с теневой любовью. Это можно сказать и о замужних женщинах, чей возлюбленный, по сравнению с супругом, не приносит ожидаемых преимуществ в виде материального благосостояния, профессиональной карьеры или высокого общественного положения.

Сексуальный регламент

Истинная любовь не знает пресыщения. Будучи всецело духовной, она не может охладиться.

В. Гюго

Стремление к достижению удовольствия в любви не только накладывает отпечаток на крепость и стабильность семейного очага, но и вынуждает одиночек превращаться в своего рода охотников за сексуальными всплесками счастья. Причем сексуальное поведение как тех, так и других очень трудно подвергнуть критическому осмыслению, так как добиться хотя бы регламентации сексуальных отношений с партнером – непростая задача, ибо в спальне царит беззаконие и отсутствие каких-либо должностных инструкций.

Так, например, не существует определенной нормы частоты сексуального влечения. Важен только ответ на вопрос: «Довольны ли мы оба тем, как часто спим друг с другом?» Проблематичным становится сексуальная рогатка, например, если один хочет часто, а другой только «по выходным». Тогда более «сексуально озабоченный» воспринимает свое положение «просящего» как унизительное и неприятное, а «дающий» чувствует себя принуждаемым. Небольшие различия в желаниях укрепляют отношения. Они мотивируют к тому, чтобы постараться для другого, соблазнить его. За каждым соблазнением, все равно, словами ли, одеждой, взглядом или поведением, скрывается полная концентрация на партнере или партнерше. И тогда ничто не может пойти не так… Тому, что на самом деле происходит в спальнях, дотошные исследователи придают соревновательный характер, пытаясь определить рекорды происходящего все в тех же метрических единицах времени и длины.

...

Тому, что на самом деле происходит в спальнях, дотошные исследователи придают соревновательный характер, пытаясь определить рекорды происходящего все в тех же метрических единицах времени и длины.

Как и когда, сколько, как часто, в связи с чем и с какими промежутками – в печати появляются все новые данные. Газеты пестрят сообщениями о новых «чемпионах секса» – бразильцы сменяют испанцев, им не хотят уступать австрийцы и немцы. Новые данные раскрывают детали и перипетии этих соревнований. Например, среднестатистический австриец предположительно имеет половой акт три-четыре раза в неделю. Похоже, у женщин, кроме секса, больше нет других забот, а каждый мужчина «может» в любое время. Секс утром, секс в обед, секс ночью. И каждый раз по полчаса и со всеми «вокруг да около» – предварительные ласки, оргазм и завершающие игры. По плечу ли? А может, это просто поведанные по телефону фантазии, умозрительные мечтания или желательные для социальной системы ответы? Сколько лет человеку, который утверждает, что занимается сексом четыре раза в неделю? С кем он им занимается – действительно ли со своей постоянной спутницей жизни? Как долго знакома женщина с мужчиной, с которым она, предположительно, ежедневно «уносится в небеса»? Лучше всего не поддаваться обману легкомысленных опросов и не ставить планку слишком высоко. Интенсивность секса – нечто очень зыбкое и совсем другое, не то, о чем повествуется в мифах. Какой бы ни был возраст партнеров, ежедневная рутина – всегда тормоз. Частота соитий падает уже к концу первого года супружеской жизни примерно до половины нормы первого месяца взаимного счастья, а дальше – по нарастающей. Фазы партнеров – когда просто нет настроения, грустно, переработал, заболел или стресс – влияют на оргазм, который наступает не всегда и вовсе не по мановению волшебной палочки. Каждый, действительно каждый, когда-либо пережил подобное фиаско, даже если об этом и не говорится вслух. Сексуальность подвержена воздействию общественных отношений, потому что человек склонен к тому, чтобы старые, новые и даже гипотетические конфликты с людьми «прорабатывать» на своем партнере. Утром – обида на шефа, ночью – импотенция. Несколько дней назад ссора с матерью – в выходные отсутствие желания. Все это – печальные реалии наших будней.

Например, среднестатистический житель все той же маленькой Австрии не может сдерживать свои желания сто пять раз в году. Каждый второй австриец по крайней мере раз в день испытывает желание обладания. Почти в каждой третьей семье в состоянии готовности хранится вибратор. К предложениям порнографических изданий и страниц Интернета прибегают 51% мужчин и 24% женщин. Почти каждый второй австриец признается в самоудовлетворении своих вожделений.

Несмотря на предрассудки, оптимальная продолжительность секса до сих пор не установлена: опрос американских сексологов показал, что это промежуток от трех до тринадцати минут. Те, кто думает, будто в половом акте самое главное – продолжительность, ошибаются. Во всяком случае, так считают ученые из Пенсильвании. Они провели опрос среди пятидесяти сексологов на предмет определения длительности секса, ограничившись только продолжительностью самого коитуса, без учета предварительных ласк. Секс, который заканчивается через одну или две минуты, опрашиваемые определили как «слишком короткий». Ученые объясняют целесообразность опроса желанием успокоить людей, которые верят в заблуждение: «Если ты действительно хочешь удовлетворить своего партнера, твои возможности должны быть безграничны». Именно это мужчинам всегда необходимо доказывать, подчеркивая тем самым свою значимость. Отбросив иронию, необходимо признать, что проблема, связанная со значимостью и полноценностью мужчины, действительно актуальна в современном мире.

Если еще некоторое время назад оргазм считался исключительным по глубине ощущений переживанием, то сегодня под ним подразумевается всего лишь «семенной привет». Конечно, после такого определения найдется немного мужчин, которые могут пожаловаться на проблемы в данной области. Но проблема все-таки есть. Она заключается в том, что некоторые представители сильного пола как раз вообще никогда не достигают глубины ощущений. Вопреки расхожему мнению, мужчин, не испытывающих оргазма, значительно больше, нежели женщин. Просто мужчине психологически значительно сложнее прийти к врачу, в то время как женщины обращаются за помощью часто. Американские исследования показывают, что сильный пол имеет стоическое отношение к боли и страху только на основании своего воспитания. Мужчины обращаются за помощью лишь тогда, когда уже больны, хотя положительное влияние половой активности на физическое и душевное здоровье мужчины вплоть до глубокой старости бесспорно.

И хотя существует расхожее представление, что после пятидесяти сексуальные возможности мужчины угасают, а к семидесяти само желание если и появляется, то нечасто, секс и в преклонном возрасте все же является немаловажной составляющей жизни человека.

Поэтому в конце жизни человек, не имевший уникального сексуального удовольствия, находится в печальном положении. Из мнимого преимущества вырисовывается тяжелый недостаток: представитель сильного пола оказывается в ловушке, созданной сложной, противоречивой ситуацией несоответствия стереотипному представлению о «настоящем мужчине».

В течение жизни он стремился стать сильным, чтобы не разочаровать окружающих эмансипированных женщин, ожидавших от него чувствительности и мягкости, предупредительности и энергичности. Дабы не показаться слабым, мужчина нередко скрывал эмоции и чувства, не позволяя себе выплакаться. В этом кроется причина сердечных заболеваний, проблем с давлением. Сдается, что матушка-природа дала женщине больший запас прочности. Среднестатистический российский мужчина в возрасте от тридцати до пятидесяти пяти лет имеет два-три любовных свидания в неделю, в то время как в Европе этот показатель – одно-два (68% мужчин и 72% женщин), что значительно выше, чем в странах Азии. В Японии же секс важен всего для 39%. При всей своей сексуальности более половины россиян все-таки недовольны интимной жизнью.

...

Американские исследования показывают, что сильный пол имеет стоическое отношение к боли и страху только на основании своего воспитания. Мужчины обращаются за помощью лишь тогда, когда уже больны

Что касается продолжительности полового акта, то статистики подготовили следующие данные: пальма первенства у выходцев из Нигерии, наслаждающиеся сексом в среднем двадцать четыре минуты, обогнав сладострастных греков всего на две минуты. Австрийцы не так далеко ушли от лидеров, затрачивая на половой акт семнадцать минут. А вот французы разочаровывают – им требуется всего пятнадцать минут для погашения огня страсти. В Индии для этого достаточно тринадцати минут.

Согласно данным ВОЗ, ежедневно происходит 100 000 000 половых актов. В течение жизни мужчина испытывает от четырех до пяти тысяч оргазмов, выбрасывая где-то порядка пятнадцати литров спермы – той самой жидкости, которая обеспечивает продолжение рода, неся в себе общую информацию о человеке и одновременно ни с чем не сравнимое чувство умиротворения. И при этом только 2% вступающих в половой акт ставят перед собой цель продолжения рода. А что же остальные? Они любят друг друга. Наслаждение и удовольствие – вот цели, которые преследует большинство. Впрочем, как и утешение и самоутверждение. Как мы видим, существует множество причин для того, чтобы искать и найти друг друга.

ElitePartner.de, известная биржа знакомств, опубликовала «Десять удивительных фактов о мужчинах»: 85% мужчин находят свое счастье в партнерских отношениях, 83% нравятся интеллигентные женщины, 67% верят в любовь с первого взгляда. 47% думают, что измена начинается с поцелуя, 45% хотят иметь детей, 30% уже один или два раза состояли в отношениях, 25% были влюблены в женщину, которую сначала считали некрасивой, 22% любят стерв и столько же – брюнеток, 17% поцеловались в первый раз в возрасте старше 16 лет.

«Количество сексуальных партнеров ничего не говорит о качествах мужчины как любовника», – успокаивает известная венская «секс-эксперт» Е. Браганья (Е. Bragagna) тех мужчин, которые могут пересчитать свои любовные подвиги по пальцам.

Отправившись на поиски причин, почему одни набрасываются «на все живое», а другие верны уникальному судьбоносному подарку природы, ученым удалось разыскать любопытных кандидатов в мире животных, чьи любовные шалости схожи с человеческими. Было выявлено, что лучшими образчиками неудержимых «Дон Жуанов» стали луговые мыши-полевки, для которых характерна свободная любовь. А полевки, обитающие в прериях, моногамны и верны своей партнерше всю жизнь. Профессор Юнг отмечает, что в мозге полевок, обитающих в прериях, имеется много рецепторов «гормона верности» под названием «вазопрессин». Его высокая активность пробуждает чувство отцовства и потребность заботы о потомстве. В геноме «верных» мышей присутствует ген АVРRIа, отвечающий за увеличение количества молекул, накапливающих вазопрессин.

У луговых полевок такого количества рецепторов вазопрессина не наблюдается. Используя эти данные, Юнг и его коллеги решили проверить, связана ли полигамия самцов луговых полевок, которые часто спариваются с разными самками, с малым количеством рецепторов вазопрессина, в отличие от самцов полевок из прерий, которые всю жизнь живут с одной самкой. Для этого они перенесли ген, отвечающий за рецепторы вазопрессина, от полевок, обитающих в прериях, к луговым полевкам, что привело к увеличению количества рецепторов до примерно одинакового уровня. Результаты оказались впечатляющими. После операции самцы луговых полевок перестали спариваться со всеми самками подряд и вместо этого стали проявлять сильную привязанность к одной самке.

По всей вероятности, и у человека этот ген отвечает за чувство большой любви. Качество супружеской жизни варьируется в зависимости от содержания АVРRIа. Предприимчивые фирмы сумели рассмотреть большой потенциал этого эффекта. Так, фирма «Vero Labs» во Флориде выпускает окситоциновые духи с многообещающим названием «Эликсир надежды» («Liquid Trust»). Пока неизвестно, будут ли духи использоваться как наркотик, улаживающий кратковременные критические ситуации между партнерами, или же сумеет побудить людей к «любви до гроба».

Мужчины, в организме которых присутствуют определенные варианты этого гена, в два раза чаще остаются холостяками, сохраняя тем самым свободу менять партнерш. Если они все же женятся, то чаще других считают себя несчастными и неудовлетворенными в браке.

«У мужчин содержание вазопрессина определяет, насколько они будут счастливы в любви», – утверждает Юнг. И стоит всерьез принять его утверждение, что появление медикамента, повышающего или тормозящего чувство любви, – дело недалекого будущего. Эксперименты уже сейчас подтвердили, что окситоцин, ингалированный в носовую полость, кратковременно повышает доверие к другим людям и значительно влияет на настроение.

Во всяком случае это, возможно, вскрывает причины, по которым одни представители мужского пола верны единственной любви, а другие становятся неуправляемыми Казановами. Неважно, какова частота интимных забав – пять раз в неделю или один раз в месяц. Важно то, что подтверждает дотошная статистика: для 51% одиночек в поисках партнера нежность и секс являются определяющими, в то время, как 41% ищет настоящую любовь. Получив такое научное и подтвержденное практикой обоснование, исследователи брачных конфликтов и разрывов все увереннее переносят свои прогнозы на страницы печати, предсказывая угрозу брачным отношениям.

Исследователи проникли еще дальше в тайный процесс получения удовольствия, установив при этом, что у женщин во время оргазма в вагинальном отверстии образуется так называемая «оргазмическая манжета», сокращающаяся в течение 0,8 секунды от пяти до двенадцати раз. Продолжительность пика удовольствия составляет примерно пятнадцать секунд, в то время как мужчина довольствуется лишь четырьмя секундами счастья.

Все ученые едины в утверждении, что частота секса увеличивает потенцию. Однако четверть всех супружеских пар в Японии в течение 2007 г. ни разу не имела секса. Этому не следует удивляться. Секс стоит только на пятнадцатом месте среди приоритетных возможностей проведения свободного времени. Для японцев гораздо увлекательней смотреть телевизор или слушать радио, читать газеты, говорить по телефону, размышлять в «саду камней» или же гонять на машине или мотоцикле по окрестностям. Тем не менее секс оставил позади прогулки, работу в саду, посещение ресторанов, спортивных зрелищ и церкви, повышение квалификации, занятия музыкой и прикладным творчеством, выезды на природу. Последними в этом списке стоят: посещение музеев или зоопарка и участие в общественной жизни. Дотошная статистика знает о нас все. И конечно, пятнадцатое место, хотя оно и не последнее, заставляет задуматься о смещении приоритетов – мы, по большому счету, прогрессивно хиреем.

Известный немецкий профессор, уролог, врач спортивной медицины доктор Ф. Зоммер (F. Sommer) в течение долгого времени записывал самые частые вопросы и жалобы, с которыми обращались пациенты. На их основе он издал книгу «296 истин о сексе». Многие его утверждения очень откровенны, доступны для понимания и совпадают с данными, подготовленными ВОЗ. По состоянию на 2005 г. 152 000 000 мужчин по всему миру страдали импотенцией. И не случаен тот интерес, который наука проявляет к столь важной проблеме – оказанию помощи снова стать мужчинами. Как показывают исследования международной организации IPSOS, желание опрошенных снова получить возможность наслаждаться полноценной сексуальной жизнью огромно. 44% мужчин старше сорока лет объявили, что мечтали бы об ее улучшении.

«Мужчины часто страдают от преждевременного семяизвержения, что зачастую серьезно влияет и на их партнерш», – утверждает доктор Браганья. В Австрии этой проблемой охвачены сто тридцать пять тысяч мужчин, 90% из которых «кончают» в течение одной минуты. Для тридцати тысяч из них секс заканчивается, так и не начавшись. Это заболевание приводит к фатальным последствиям для обоих партнеров. Хотя, с другой стороны, данные опросов показывают, что также и 53% женщин имеют лишь вялое сексуальное влечение, а 44% из них вообще не могут возбудиться.

Почти 60% мужчин, достигших шестидесятилетнего возраста, уже не могут испытывать сексуального счастья, что совсем не благоприятно сказывается на их здоровье. Отвечая на вопрос, почему мужчины умирают раньше, медики говорят, что причины этого следует искать уже в развитии от мальчика к мужчине. Подростки идут на большие риски в своей повседневной жизни. В соответствии с обработкой данных, полученных в Германии, мальчиков умирает в три раза больше, чем девочек. Они чаще страдают от проблем обучения. Сюда следует добавить, что «героями» девяти из десяти несчастных случаев, произошедших под влиянием алкоголя или наркотиков, становятся мужчины. И далее, уже в пенсионном возрасте, мужчины чувствуют себя покинутыми, ущемленными, вытолкнутыми из коллектива. Они требуют организации досуга, желая быть полезными. В той же ситуации женщины лучше осваиваются в новых условиях. Это подтверждено долговременными исследованиями, развернутыми в 1990 г., когда более пятисот человек в возрасте свыше семидесяти лет подвергались регулярному медицинскому и психологическому тестированию с обязательными ответами на вопросы об обстоятельствах их жизни, чувствах, целях. При этом выяснилось, что социальная изоляция при независимости полов является существенным фактором риска для субъективной оценки и объективного состояния здоровья. С наступлением старости для обоих полов приходит обрыв социальных контактов. Вся жизнь проигрывается в четырех стенах и зависит от мобильности и состояния здоровья. В обществе будущего с достаточно высокой долей одиночек повысится потребность в создании соответствующих социальных систем, специализированных на уходе и удовлетворении потребностей старших поколений, способных заменить собой, по большому счету, семейные отношения.

...

Почти 60% мужчин, достигших шестидесятилетнего возраста, уже не могут испытывать сексуального счастья, что совсем не благоприятно сказывается на их здоровье. Отвечая на вопрос, почему мужчины умирают раньше, медики говорят, что причины этого следует искать уже в развитии от мальчика к мужчине.

С течением времени ученым стало ясно: пожилые женщины, несмотря на то что живут дольше, ни в коей мере не обладают более крепким здоровьем и даже наоборот – чаще страдают от различных болезней. Однако часть мужчин, которые подвергались новым лишениям или были помещены в дома престарелых, умирали в течение первых двух, а остальные – в течение последующих двух лет. У женщин подобного явления не наблюдалось. У сильного пола страх перед будущим и чувство возможной жизненной изоляции предопределяет настрой на потерю смысла жизни. Люди, которые привыкли преодолевать проблемы и препятствия повседневной жизни, живут в среднем значительно дольше.

Исследования так же показали, что регулярный секс поднимает гормональное зеркало, в частности тестостерон. Нельзя оставлять без внимания, что женщина также зависит от этого. Например, женщины, в крови которых количество тестостерона превышает норму, ведут жизнь, полную риска. По данным исследования, проведенного Национальной научной академией США, из пятисот студентов финансово-экономического факультета, участников эксперимента, 56% мужчин и только 36% женщин оказались склонными к риску и показали готовность заключать наиболее выгодные, но и наиболее опасные финансовые операции. Количество тестостерона в крови «бизнес-вумен» значительно превышало его уровень у более осторожных студенток. Дальнейшие исследования направлены на то, чтобы установить, характерно ли это для большинства уже состоявшихся бизнес-леди.

Как и у мужчин, у женщин регулярный секс также повышает образование эстрогена, способствуя сохранению активности, красоты, привлекательности фигуры и изящества движений. И это не только составляющая, вызывающая восхищение, это еще и влечение и ни с чем несравнимая радость экстаза, которая, между прочим, требует и определенных энергетических затрат. В частности, только при одном оргазме сжигается примерно 225 ккал.

Мы уже многое знаем, однако жажда докопаться до глубин явлений у ученых безгранична. И пусть зачастую подобные исследования ведут к коллекционированию курьезных фактов, тем не менее анализ главных аспектов нашей жизнедеятельности с точки зрения биологической эволюции, да и вопросов выживаемости, обогащает нас знаниями нашей физиологии.

Семья, разводы и блуждающие одиночки

Истинное одиночество – это присутствие человека, который тебя не понимает.

Элберт Хаббард

Еще в начале ХХ столетия А. Чехов в юмористическом рассказе «Советы желающему жениться» замечал: «Жениться могут все, даже китайцы». Китайцы вняли совету великого писателя: их количество достигло за сто лет 1325 млрд.

Несмотря на то что участники супружеского союза клянутся любить друг друга до конца, до последнего вздоха (что и является желанием большинства людей, вступающих в брак), такие взаимные обязательства для всех участников свадебного обряда не могут быть выполнимы. Любовь в повседневной жизни должна утверждать себя снова и снова, а иначе вероятность деформации отношений по причине различных внешних и внутренних причин очень велика. По оценочным данным, каждая четвертая пара представляет собой семью, в которой существует потенциал напряженности. Это выражается в том, что партнеры удаляются друг от друга, не получая радости и удовольствия от взаимного общения, что порою перерастает в очаг агрессии и депрессий.

Неустройство быта является одной из ключевых причин постоянных раздоров. Например, 41% споров между партнерами в Германии возникает из-за отсутствия желания у одного из них своевременно помочь в уборке «семейного очага». Именно в этом каждый десятый гражданин Германии видит причину развода. Опросы в Англии приоткрыли еще одну сторону взаимоотношений супругов. Женщины брюзжат почти 8000 минут в году, причем темы, которые они в большинстве своем затрагивают, относятся именно к отсутствию мужской помощи в ведении домашнего хозяйства и, что удивительно, к отношению мужчин к своему здоровью. 70% мужчин признались, что ворчание приводит жен к победе: мужья после часа настойчивых просьб уступают требованиям женщин. Если же нет, конфликт обеспечен.

В последнее время в европейском сообществе значительно изменилась сама структура семьи. Люди связывают себя семейными узами значительно позже или вообще остаются свободными. Несмотря на то что мечта провести жизнь с одним-единственным партнером является идеалом для всех, возможностей для ее реализации становится все меньше и меньше. Постепенно мы привыкаем к этому неуклонно развивающемуся тренду, нас уже нельзя шокировать. Каждый развод имеет причины и обоснования, которые могут лежать, например, в более чем дружеских отношениях супруга с одной из его сотрудниц по работе или же в непереносимых чертах характера жены, ежедневно действующей на нервы.

Почему мы должны страдать, почему мы должны приносить себя в жертву, почему мы не можем разрубить связи, которые приносят нам столько страданий при наличии стольких противоречий и различий? Или, может быть, причины лежат в тенденциях непрерывного совершенствования, которое разрушает идеал, построенный на зыбкой основе, словно карточный домик? Барьеры, которые нельзя преодолеть, цели, которые вскоре становятся недосягаемыми, – со всем этим можно покончить и двигаться дальше, даже если и в другом направлении, и причем самостоятельно. Это очень тяжелое решение, которое принимать должен каждый для себя. Однако может создаться впечатление, что многие пары относятся к этому легкомысленно и принимают роковое решение без борьбы, без того, чтобы еще раз попробовать начать все сначала до того, как в отношениях наступит абсолютная тишина и холод. При этом часто возникает вопрос: быть ли одиноким вдвоем или лучше коротать жизнь в одиночку? Опытные терапевты, специалисты по бракам не могут стать приверженцами только одного лозунга, они пытаются посредничать между партнерами, устанавливать основу для переговоров, чтобы хотя бы наладить контакт. Но в большинстве случаев такое посредничество не дает ожидаемых результатов на длительное время, и здесь появляются характерные черты, которые сопровождают процесс отчуждения – или это стремление к самостоятельности, или проявление эгоизма.

Например, в Вене ежегодный прирост одиночек составляет полторы тысячи человек, в то время как число семей, в которых число членов больше двух, резко падает. Увеличение количества одиночек является не только результатом роста количества разводов: очень часто молодые люди принимают решение побыть «временным одиночкой». Только в Германии существует 1 400 000 одиночек, в Австрии их миллион двести тыс. человек (пятое место среди европейских столиц по количеству одиноких людей). Рост числа одиночек находит отражение и в градостроительстве. Количество квартир для одиночек в Стокгольме – 60%, в Амстердаме – 54, в Париже и Цюрихе – около 50, в Берлине – 47%. Отчуждение и нежелание создавать общий очаг ведет к тому, что, например, неженатые пары на двадцать одну минуту дольше говорят друг с другом, чем супруги, которые общаются ежедневно по сто две минуты.

Это подтверждают и швейцарские психологи: при желании и способности партнеров вести диалог, их умении выслушать и понять друг друга, сохранении теплоты и юмора в отношениях, также являющихся важными составляющими взаимопонимания, качество коммуникативных связей возрастает на 40%, в то время как стресс и напряженность в семье отравляют взаимоотношения.

...

Опытные терапевты, специалисты по бракам не могут стать приверженцами только одного лозунга, они пытаются посредничать между партнерами, устанавливать основу для переговоров, чтобы хотя бы наладить контакт. Но в большинстве случаев такое посредничество не дает ожидаемых результатов.

В столице Австрии Вене есть кафе, принадлежащее семье, которая вот уже более семидесяти лет живет в счастливом браке. На вопрос о секрете успеха их партнерства супруга ответила: «Муж работал в дневную смену, а я в ночную».

И если для состоятельных владельцев пользующегося огромной популярностью кафе постель представляла собой хотя бы символическое место деловых встреч, то для тысяч потерянных и вытесненных, согнанных в резервации палаточных лагерей беженцев из бывшего СССР, стран Ближнего Востока и Центральной Азии, разоренных братоубийственными войнами и различного рода противостояниями и революциями, та же постель стала предметом роскоши.

Возьмем, к примеру, затерявшуюся в горах Республику Таджикистан с населением в шесть миллионов человек. Между 1992 и 1997 г., воюя за независимость, страна потеряла полмиллиона мужчин. Миллион человек покинули страну в поисках заработка. На семь женщин в республике приходится один мужчина. Во многих деревнях живут только женщины, не имеющие ни материального благосостояния, ни любви. Мужчины пользуются огромным спросом, поэтому здесь так высоко количество абортов и столь широко распространена полигамия.

Таджикские мужчины должны обеспечивать женщину всем необходимым: жильем, одеждой, пищей и, конечно, любовью. Если мужчина в полной мере выполняет свои обязанности, он имеет право, наряду с главной, привилегированной женой, взять в семью еще одну или нескольких женщин. Таджички согласны с этим, ибо одинокие женщины имеют значительно более низкий общественный статус, чем даже третья или четвертая жена в семье.

Существующее правило декларирует, что вторая и каждая последующая жена может потерять место в семье, если в чем-то не соответствует требованиям мужа. Прав такие жены не имеют никаких. Только первая жена и ее дети пользуются всеми правами легального брака.

Но существует и другой вариант – мужчина без женщины. В 2020 г. от тридцати до сорока миллионов китайских мужчин зрелого возраста вынуждены будут обходиться без женщин. После 1949 г. демографическая кривая роста населения резко пошла верх. Из-за отсутствия роста промышленности, сельского хозяйства и угрозы голода в 1980 г. был узаконен лозунг: 1 семья – 1 ребенок. Сто тысяч эмбрионов женского пола были абортированы, многие умерщвлены сразу после рождения. Тысячи девочек были усыновлены семьями из других стран. В сельских районах Китая отсутствие женщин вскоре вылилось в огромную социальную проблему. Девушек похищали, продавали в качестве невест, принуждали к проституции в городских борделях, что рассматривалось как тяжкое преступление, которое, однако, превратилось в доходный и процветающий бизнес.

...

В столице Австрии Вене есть кафе, принадлежащее семье, которая вот уже более семидесяти лет живет в счастливом браке. На вопрос о секрете успеха их партнерства супруга ответила: «Муж работал в дневную смену, а я в ночную».

Недостаток женщин, по мнению аналитиков, ожидается в будущем и в Индии. Известный журнал «Ланцет» предполагает, что за последние двадцать лет десять миллионов женщин были подвержены принудительным абортам, хотя определение пола ребенка посредством ультразвукового обследования в стране запрещено. Особенному давлению подвержены семьи, в которых уже есть дочери.

Мало того, при создании новой «ячейки общества» отец невесты должен заплатить будущему зятю мзду, что грозит семье разорением и обнищанием.

В сельских районах Индии наблюдается парадоксальное явление: выполняя всю работу и в доме и в поле, женщины обеспечивают своему супругу почти паразитическое существование.

Философы Востока и феминистки подчеркивают: женщина – прежде всего прародительница человечества, дарующая жизнь, и в этом ее достоинство. Соратник А. Сахарова и однокурсник В. Жириновского (так тоже бывает!), профессор теологии, историк и востоковед Л. Тайванс сравнивает существующее столетиями мнение о презрительном отношении к женщине на Востоке с романтизмом и донкихотством Запада, где измученная жизнью и невзгодами Дульсинея искала себе защитника и нашла его в рыцаре печального образа и по совместительству борце с ветряными мельницами. Даже восточные гаремы находят аналогию в европейской цивилизации. Тайванс сравнивает их со своеобразными богадельнями, исторически существующими в Аравийской пустыне: они возникли вследствие переизбытка женщин, которым трудно выжить в одиночку в условиях непрекращающихся войн за территорию, воду, ресурсы и т.д. Эти своеобразные женские общежития создаются богатыми мужчинами, предоставляющими возможность женскому полу выжить для воспроизводства человеческого рода. Таких немного, но они создают женщинам условия, в которых они жили в отцовском доме. В итоге на Востоке царит полигамия, реализовавшая грезы Жириновского, а в Европе – романтический миф о жизни в гаремах.

Восток, защищая свои духовные и моральные позиции, твердо противостоит различным веяниям Запада. Например, в феминистических тенденциях Запад хочет видеть в женщине своеобразного «боксера-профессионала», преимущественно рассматривая ее как вещь. Расстанется ли арабская женщина с образом Шахерезады, нестареющей рассказчицы восточных сказок? Станет ли она редактором глянцевого журнала, популяризирующего незащищенный секс?

И при преобладании, и при дефиците женщин последствия всегда крайне тяжелы: это либо полигамия и насилие, либо одиночество мужчин, не имеющих никаких шансов на брачных рынках.

Общая мировая количественная тенденция бракоразводных процессов не дает повода для оптимизма. В Европе каждая третья семья находится в стадии развода, другая треть семей остается стабильной, но не гармоничной. В противоположность еще недавнему прошлому, когда только 20% браков оканчивались разводом, сейчас это каждый второй.

Иными словами, то, что раньше было нетипичным явлением, превращается в преобладающую тенденцию. По итогам последней переписи в США насчитывалось 34 000 000 супружеских пар, что на два миллиона меньше в сравнении с предыдущей переписью 1989 г. Впрочем, эта тенденция характерна для многих развитых стран. В Европе наблюдается устойчивый рост числа одиночек и временных сожительств, а также постепенное исчезновение родственных связей из-за отсутствия братьев и сестер. Модель этого близкого будущего уже сейчас существует в столице Швеции, где рухнул легитимный брак – там самое большое в мире количество одиноких людей.

Внесли свою лепту в массовость разводов и открытые, прозрачные границы: разочарованные в своих соотечественниках женихи и невесты ищут друг друга во «всемирной паутине». Количество заокеанских холостяков вселяет надежду на успех. Если, например, в Бельгии на каждые сто браков приходится пятьдесят разводов, то по данным последней переписи в США, – 42% работающего населения не состоят в браке, 40% домовладельцев живут в одиночестве, 35% вообще не собираются связывать себя семейными узами. По данным исследования, проведенного Мичиганским университетом, 54% дипломированных женщин считают возможным завести ребенка не вступая в брак. 40% двадцатилетних девушек не исключают того, что будут растить ребенка самостоятельно, если до тридцати лет не найдут мужчину, который был бы достоин повести их к алтарю. Средний возраст женщин, вступающих в брак, по данным 1995 г., – составлял 26,5 лет, и в среднем за десять лет поднялся еще на два года. У мужчин этот возраст составлял 29 лет, причем у многих из них за плечами уже оставался семейный опыт.

У пожилых людей при создании семьи наблюдается значительная возрастная разница. Теперь мы знаем, почему мужчинам больше нравятся юные женщины: по мнению английского научного журнала «Biology Letters», наибольшие шансы для выживания имеют те дети, отцы которых в среднем на пятнадцать лет старше матерей. Поэтому большинство мужчин старше шестидесяти пяти еще женаты, тогда как половина женщин в этом возрасте уже овдовела. Большинство одиноких пожилых женщин живут в Дании и Швеции: 52% женщин и 23% мужчин старше 65 лет живут в одиночестве (Kinsella et el 2000, European Comission, 2000).

Хорошо ли, когда между поколениями не существует никаких различий? Действительно ли отсутствие препятствий, которые не надо преодолевать, – преимущество? Конечно, выгоды очевидны. Никакого давления, больше доверия, больше самосознания, огромные впечатления от пройденного жизненного пути, для женщин больше перспектив для улучшения здоровья вследствие уменьшения числа абортов. С другой стороны, наличие противоречий создает условия, во-первых, для психосексуального развития и, во-вторых, для эротического влечения.

Поэтому не случайно, что везде и во все времена люди воздвигают традиционные искусственные барьеры на пути удовлетворения желаний, когда естественных препятствий недостаточно. Из первого и второго проистекает третье: возможно ли при нынешнем отсутствии влечений и желаний у молодых людей все же создать основу для их объединения? Это можно выразить словами Ц. Бауманса (Z. Baumans): «Желание не требует удовлетворения. Совсем наоборот. Желания порождают новые желания». Будут ли они идти в ногу с возрастом, будут ли они соизмеримы с тактико-техническими возможностями увядающего организма?

...

В Европе наблюдается устойчивый рост числа одиночек и временных сожительств, а также постепенное исчезновение родственных связей из-за отсутствия братьев и сестер. Модель этого близкого будущего уже сейчас существует в столице Швеции.

С возрастом человек может менять свое отношение к браку, отдавая предпочтение традиционным формам и устоявшимся приоритетам. Несмотря на то что вторые браки считаются более успешными, социологи считают, что связи и отношения с предыдущими партнерами часто сохраняются на всю жизнь хотя бы ради того, чтобы уберечь детей от стресса разлуки с одним из родителей. Уже на примере Австрии можно наблюдать смещение приоритетов в пользу второго и третьего брака, которые в 2006 г. составили уже более 37% от общего количества.

Согласно австрийской статистике разводов, почти половина всех браков в среднем длится около девяти лет. Мужчины разводятся, когда находят замену своей стареющей лучшей половине, которая умело гладит рубахи. Женщины спешат сменить издерганного жизнью супруга при выходе на пенсию или когда, наконец, начинают замечать, что все члены семьи оставляют немытые тарелки в раковине.

Западные демократии осознали, что только государство, вводя юридические ограничения и препятствия бракоразводным процессам, может сократить их число.

Интересно, что в России после перестройки на фоне общего упадка нравов бракоразводные процессы захлестнули демографически пошатнувшуюся страну двумя волнами. Первая волна разводов накрыла Россию во времена перестройки, а вторая пришлась на дефолт 1998 г.

Несмотря на предпринятые впоследствии кое-какие потуги властей сократить тенденцию увеличения разводов, трубить в фанфары еще рано. В последнее время официальные органы информации России считают своим долгом замазывать дыры в демографическом развитии страны, высасывая из пальца данные, свидетельствующие о появлении положительных тенденций. Так, например, Управлением ЗАГСа Москвы с гордостью было объявлено, что только за первое полугодие 2007 г. москвичи заключили на три с половиной тысячи браков больше по сравнению с аналогичным периодом 2006 г., – что для Москвы с ее более чем десятимиллионным населением выглядит достаточно жалко.

И здесь прав российский журналист К. Кудряшов, который, анализируя первые успехи, пишет: «Даже если мы завтра станем свидетелями резкого скачка бракосочетаний, останется ряд очень важных вопросов. И первый – мотивация вступающих в брак» ( Кудряшов К . Много браков развелось. // Аргументы и факты. № 36, 2007). В деревне или небольшом городке жизнь с детства идет по определенному сценарию: родился – учился – отслужил в армии – женился – дети… Все это – на фоне более-менее стабильного общества, где все не только хорошо знакомы, но и связаны друг с другом семейными и родственными узами, а также традициями, установленными с давних времен. Если до определенного срока человек не вступил в брак, то его социальный статус падает: свидетельство, что в небольших населенных пунктах еще работает принцип общественного мнения, укрепляющий институт семьи. В мегаполисах, например в Москве, мотивы вступления в брак уже принципиально другие. И основной причиной является возможность выживания, поскольку вдвоем это сделать легче, чем в одиночку. Возможно, именно в этом кроется причина роста браков в Москве, хотя по статистике там распадается каждая вторая семья, а в целом по России – только каждая четвертая.

Два других феномена перекочевали из западных стран и нащупывают почву на российской земле.

Первый – все большее распространение так называемых гражданских, т.е. неофициальных браков, наиболее популярных у молодежи и в основном у студентов.

Второй феномен, особенно характерный для мегаполисов, – этнически смешанные браки, часто неофициальные, не соответствующие устоявшимся традициям. Например, для мусульманских традиций немыслимо существование таких внебрачных отношений между мужчиной и женщиной.

«И будь ты трижды мусульманином, – восклицает К. Кудряшов, основательно изучивший проблему, – если жена отправляется на работу – иначе не выживешь – то с этим придется смириться». Даже если это внебрачные отношения, то благодаря цели совместного выживания принцип смещения в сторону равноправия и раскрепощения женщины оправдывает себя. И все же так называемая пьяная, свободная или теневая любовь начинает натыкаться на границы. Причиной является прежде всего СПИД и страх перед ним, что стало заметно уже в восьмидесятые годы, когда сексуальное исступление начало заменяться сексуальным отрезвлением. Например, в протестантской Америке общество вернулось к традициям семейной жизни. «Возможно, это труднее будет даваться русскому человеку с его «достоевщиной», неверием ни в Бога, ни в черта, ни в СПИД. Однако сильной государственной власти русский человек боялся всегда. Естественно, для возникновения этого чувства страха необходимо наличие этого самого сильного государства», – резюмирует Кудряшов.

От бремени – к наслаждению

Пить, когда никакой жажды нет, и во всякое время заниматься любовью – только этим мы и отличаемся от других животных.

Пьер Бомарше

Сможет ли человечество преодолеть в эволюционном развитии низменные черты своего характера, упрятанные в глубинах души, которые, с одной стороны, обеспечивают выживание, а с другой – наполняют жизнь инстинктами, свойственными представителям животного мира, о котором мы уже так много знаем? Удастся ли нам избавиться от бремени животного исступления? Сумеем ли мы направить приобретенные знания на реализацию сокровенных желаний и влечений, скрытых в недоступных и зашторенных спальнях, где вулканические извержения счастья перемежаются с проклятиями в адрес собственной несостоятельности, превращая ожидаемые и не достигнутые наслаждения в бремя мук, страданий и горьких разочарований?

Исследования показали, что треть мужчин по всему миру во время флирта вовсе не расслабляются, так как боятся секса, рассматривая «акт любви» всего лишь как тест. Ученые посчитали, что за последние двадцать лет страх мужчин потерпеть фиаско во время секса постоянно увеличивался. Причина лежит не только в ожиданиях партнерши, но и в общепринятых клише. Кроме того, освещаемая прессой статистика неудач повергает мужчин во все большую неуверенность. По всему миру около 33% мужчин боятся секса. Значит, об удовольствии в постели можно забыть. Также установлено, что сильный пол почти разучился получать удовольствие от любовных игр, так как воспринимает их как «тест на совместимость», проводимый дамой сердца. Страх сделать что-то неправильно слишком велик, а последствия приводят к тому, что большинство мужчин теряют мужскую силу из-за проблем с потенцией. А другие готовы отказаться от секса вообще (Jeder 3.Mann fьrснтет Sex! Heute, 23.6.2009).

Рынок медикаментов, вызывающих эрекцию, еще далеко не удовлетворяет спрос. Во всем мире около ста миллионов мужчин страдают эректильной дисфункцией разной степени тяжести. Исследования, проведенные в поздние восьмидесятые годы Масачуссетским университетом, показали, что все мужчины в возрасте между сорока и семьюдесятью годами имеют проблемы в постели. Половина из них время от времени еще могла бы привести в желанное состояние свой половой орган, каждый же десятый окончательно распрощался с мужской силой. Если среднестатистический мужчина полвека назад имел 130 000 000 мужских половых клеток на 1 мл спермы, то сегодня – в два раза меньше. Становится понятным давление общества на ученых, которое приводит к появлению средств, подобных «Виагре».

Сегодняшний образ жизни еще больше усугубляет ситуацию: стресс, психические нагрузки, повышенное давление, избыточный вес, неумеренное потребление алкоголя и курение являются «убийцами» потенции. К этому следует добавить все учащающиеся заболевания сердца и диабет. Все ли потеряно?

Неужели мир мужчин и женщин начинает отказываться от счастья, которое выпало нам благодаря историческим и биологическим процессам эволюции?

...

Исследования показали, что треть мужчин по всему миру во время флирта вовсе не расслабляются, так как боятся секса, рассматривая «акт любви» всего лишь как тест. Ученые посчитали, что за последние двадцать лет страх мужчин потерпеть фиаско во время секса постоянно увеличивался.

Наука предоставила в наше распоряжение возможность раскрыть великую тайну зачатия, проникнув на уровень микробиологических процессов, определив оптимальные условия возникновения новой жизни. Одновременно мы познаем и «механизм счастья», сконцентрированный в мгновениях экстаза.

Еще несколько десятилетий назад сексуальность была направлена не столько на удовольствие, сколько на желание побыстрее «покончить с этим». В 1948 г. А. О’Кинси опубликовал доклад, основанный на обширном социологическом материале, охватывающем практически все слои населения США с их разнообразным сексуальным опытом, интересами и предпочтениями. В нем выявлялось влияние на сексуальную жизнь человека (частота, продолжительность, способы реализации, наличие либидо), социально-экономических, географических, этнических, культурных и других условий и традиций. Для того времени это был смелый взгляд на проблему, относившуюся ранее только к интимной жизни человека. Выводы можно было применять (с определенными поправками, конечно) к любому обществу. Доклад вызвал большой резонанс по всему миру, приоткрыв глаза общества на табуированные, скрытые аспекты сексуальной жизни ( Эйзлер А. Перекрестки жизни, А.О’Кинси и технология мести).

С тех пор ситуация резко изменилась. И не потому, что сексуальная революция перевернула мир, а потому, что А. О’Кинси просто поставил этот мир на ноги, дав нам возможность почерпнуть из его исследований много разумного, освободив наши представления от влияния лицемерно-пуританских предрассудков и догм католической церкви. Неправильно рассуждать, что сексуальность – только рычаг для самопроизводства. Она также представляет собой нечто прекрасное, что дает нам социальную гармонию, любовь и наслаждение. Именно к этому мы протянули руки, произведя соответствующие изменения в своем мышлении и поведении. Например, мужчины начали осознавать, что женщины имеют собственные желания, и пытаться помочь им в их реализации.

Ученые рассматривают современную фазу исторического процесса как переходную к новой, третьей, сексуальной революции. Первая произошла в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов: тогда были опубликованы результаты исследований О’ Кинси, которые, вкупе с противозачаточными средствами, освободили человечество от уз морали и положили начало свободной сексуальной жизни, взбудоражив молодое поколение. Вторая состоялась в начале 1998 г., когда появилась новая пилюля, получившая название «Виагра» и освободившая мужчин от страха импотенции. Эта волна в отличие от предыдущей была значима в основном для пожилых людей, получивших шанс затормозить старение. В течение десяти лет волшебную таблетку приняли более 30 000 000 людей в ста двадцати странах.

Эффективность «Виагры» оценивали по способности обеспечивать качественную и стабильную эрекцию, которая достаточна для того, чтобы совершить полноценный половой акт. Согласно исследованиям, такая эрекция достигалась, если лечение пациентов длилось год. При приеме фиксированной дозы препарата силденафил улучшение отмечали 62% пациентов (доза при этом составляла 25 мг) и 82% (при дозе в 100 мг). При приеме плацебо улучшения отмечали 25% мужчин. Кроме того, было выявлено: у тех, кто принимает «Виагру», улучшается не только эрекция, но и оргазм. Мужчины в целом получают большее удовлетворение от полового акта. Виагра положительно воздействует на тех, кто болен сахарным диабетом: 59% таких пациентов, участвующих в исследованиях, отметили улучшение эрекции. 43% больных после перенесенной радикальной простатэктомии и 83% с травмами спинного мозга получили в лице нового препарата эффективную помощь. Процент тех, кто отметил улучшение, получая плацебо, при наличии тех же болезней, намного ниже: 16, 15 и 12 % соответственно.

Третья сексуальная революция заявила о себе в середине 2006 г. в отеле «Мариотт» португальской столицы Лиссабон. Фирма «Palatin Technologies» из штата Нью-Джерси представила публике аэрозольное вещество «Бременалотид», так называемый гептапептид, состоящий из восьми аминокислот, семь из которых имеют форму кольца и составляют всего тысячную долю протеина. Новый препарат ученые назвали «PT-141». Лекарство предназначено как для женщин, помогая им быстрее возбуждаться и достигать оргазма, так и для мужчин, стимулируя эрекцию. Аэрозоль, впрыскиваемый в нос, свободно и беспрепятственно проходит через ольфакторную систему и попадает непосредственно в мозг. Результаты опытов (опять же над страдалицами-мышами, которые проводились в течение четырех лет и к моменту презентации находились на второй стадии апробации на женских особях), поразили воображение слушателей, собравшихся в зале отеля, невероятными цифрами: 72% успеха по отношению к 22% из плацебо-группы. Сотрудники фирмы сообщили, что через несколько месяцев они надеются перейти в следующую фазу испытаний препарата, поскольку переговоры с представителями властей о допуске его на рынок завершаются.

История же создания РТ-141 говорит сама за себя. Она началась в научном центре здравоохранения университета штата Аризона, где девять месяцев в году солнце стоит почти в зените и где ученые пытались найти косметическое молочко против солнечных ожогов с целью предотвращения пигментации для светлокожих мужчин. Исследователи работали с веществом, сходным с гормоном меланотропин, который обеспечивает стойкий и безопасный загар. Именно таким бронзовым загаром покрывались участники опытов. Кроме того, было зафиксировано, что это средство повышает аппетит, предотвращает воспалительные процессы, возбуждает сексуальные желания и приводит к фантастическим эрекциям. Но именно этот широкий спектр его действия вылился в проблему: никто не захочет принимать медикамент, обладающий дюжиной побочных эффектов. Вот тогда в борьбу и вступила фирма «Palatin Technologies», которая изучала проблемы отсутствия либидо у женщин.

По результатам проведенного в Европе опроса двух с половиной тысяч женщин, у каждой десятой возникают проблемы с либидо. Из числа тех, кому за пятьдесят, после наступления менопаузы сексуальная неудовлетворенность достигала 48% (ученые считают, что в действительности цифра значительно выше.) Рынок требовал «Виагры» для женщин. С этой целью, благодаря стараниям ученых, посредством всевозможных молекулярных манипуляций, уже через семь лет был модифицирован «маланотан-II» – продукт микроскопических размеров в форме пептида. Он выполнял лишь одну функцию, а именно стимулировал лимбическую систему мозга, причем с точностью, сравнимой с соответствием ключа отверстию замка. Женские особи мышей и крыс, помещенные в специальные клетки, получая препарат, показывали повышение сексуального интереса. Результаты оказались не просто удивительными, но сенсационными, демонстрируя четырех-шестикратное повышение сексуального аппетита. Один из исследователей даже пошутил по этому поводу: «Они готовы заниматься любовью нон-стоп». Что это означает для человека? Доктор Пфаус, задавший этот вопрос, замечает: «Конечно, крысы не люди, но и наши, и их структуры мозга имеют много общего. Я могу сказать, что, если мои питомицы так реагируют на препарат, то можно с достаточно большой степенью вероятности утверждать: люди будут реагировать подобным же образом».

...

По результатам проведенного в Европе опроса двух с половиной тысяч женщин, у каждой десятой возникают проблемы с либидо. Из числа тех, кому за пятьдесят, после наступления менопаузы сексуальная неудовлетворенность достигала 48%.

РТ-141 был апробирован более чем на тысяче пациентов с двойным контролем ученых из независимых структур при строгом соблюдении анонимности. У 72% испытуемых возникло однозначное ярко выраженное сексуальное влечение.

Что это – результаты целенаправленного пиара или правда? Возможно, правда, ибо нашим мозгом можно манипулировать, если в него проникнуть вопреки его активной защитной системе.

Итак, медицина получает новое средство, которое может обеспечить полноценность жизни не только женщин, но и старших поколений мужчин, привнеся в ее содержание радости утерянной юности.

Простой назальный аэрозоль ведет общество к новому виду сексуальной свободы, при которой влечения, обычно невозможные без внешней стимуляции, превращаются в целенаправленную систему сигналов, берущих начало в структурах мозга, обеспечивая нам экстаз и наслаждение. Молодое поколение, теряющее сексуальность под воздействием стресса на работе и в погоне за карьерой, от неуверенности в завтрашнем дне, словом, от всего того, чем так богато современное общество в условиях глобализации, снова обретает шанс на счастье.

Предыстория открытия препаратов с подобным механизмом действия относится еще к двадцатым годам прошлого века, когда академик И. Павлов вводил собакам апоморфин и включал звонок. После нескольких опытов у собак уже без инъекций возникали симптомы действия препарата. В противоположность виагре, которая заставляет набухать кавернозные пространства пениса, новая субстанция начинает действовать на уровне высшего органа, регулирующего эрекцию – мозга. Действие виагры с ее гидравлическим эффектом стимуляции эрекции не возникает по сигналам, возникающим в мозгу, а основано на насильственном прекращении действия энзима фосфодиестеразы-5, сокращенно – PDE-5, который уменьшает прилив крови, разрушая сигнальные вещества, предназначенные для его увеличения. Если энзим нейтрализован, сигнальные вещества и прежде всего вещество GMP посылается дальше без помех, обеспечивая тем самым значительный приток крови и геометрическое увеличение полового органа. Причем необходимым условием этого процесса должна быть сексуальная стимуляция мужчины со стороны женщины. Таким образом, виагра только способствует сексуальной игре.

В отличие от виагры химические элементы нового препарата проникают в центральную нервную систему, активируя область гипоталамуса, являющуюся частью лимбической системы мозга, которая регулирует половые гормоны и «отвечает» за эрекцию. Действие медикамента можно представить себе как «приказ сексуального центра» мозга: «Сосуды, расширяйтесь!» По распоряжению мозга кровь приливает в пенис, приводя его в состояние боевой готовности. Механизм действия виагры по сравнению с новым продуктом теперь представляется до удивления примитивным.

Диапазон применения РТ-141 очень широк и не требует обязательного присутствия второй половины, что особенно важно для стариков, инвалидов и людей с ограниченными возможностями. Секс почти по нажатию кнопки! Пару вдохов эликсира или таблетка «под язык» – и вы снова «на коне».

Но скептики уже тут как тут, и у них готовы морально-этические концепции, что подобное, мол, противоестественно, не предусмотрено ни природой, ни общественными устоями, превращающими обитателей нашей планеты во все те же кривошипно-шатунные механизмы, которые необходимо тренировать для поддержания необходимой сексуальной активности. А как отнесется к этому население Африки? Что скажет мусульманский мир?

Однако оптимисты видят в новом препарате огромные положительные перспективы, а не только возможность возникновения буйства, разложения и развращения общества под действием «сексуальных наркотиков». Психологи и психотерапевты считают: это средство будет лучшим из существующих на сегодня и намного действеннее так называемой разговорной терапии. Тем, кто овладеет формулой или химическим процессом секса и наслаждения, будет принадлежать мир. В США в этом направлении уже работает тысяча четыреста фармакологических фирм, по всему миру их около четырех тысяч.

Гонимся ли мы за фантомами или так же далеки от цели, как и наши предки?

Журнал «Spiegel», пытаясь разобраться в калейдоскопе возникающих проблем, вопрошает: стоим ли мы на пороге создания собственных сексуальных желаний? Каков механизм принятия решений и возникновения сексуального влечения? Кому или чему принадлежит главная роль: частям нашего тела или чужого? А может, аксессуарам?

Ученые знают ответ: генеральное решение, согласованное со многими локальными, принимается мыслящим центром – мозгом.

Наши органы чувств осязают, видят, воспринимают запах и вкус только благодаря волнам, свету и диффузионным процессам, которые, дополняя друг друга, переводят поток информации в электрохимические импульсы и посылают их дальше. На этой основе наш мозг создает образ или образец, который далее, в нашем сознании, перевоплощается в восход солнца или желаемый сексуальный образ. Если чувство вожделения не возникает, сексуальный акт не состоится. Кто не испытывает желания и не ищет наслаждения в сексе, тот его и не получит. Можно, конечно, создать предпосылки, но главное – желание должно возникнуть само. Мозг не может давать указания самому себе. Это значит, что мы являемся его заложниками и нам запрещено какое-либо вмешательство.

Но именно этого как раз и добиваются новые поколения ученых! Сегодня из «искателей счастья и наслаждения» они превратились в открывателей механизмов этих процессов и создателей препарата, принципиально меняющего ситуацию. Чувство сексуального удовлетворения возникает в гипоталамусе, откуда гормоны а-MSH, тестостерон и эстроген направляются в клетки. Здесь же к ним присоединяются сигнальные вещества-трансмиттеры – допамин и серотонин, передающие возбуждение дальше – через спинной мозг к половым органам. Если сердце и кровяное давление, которые участвуют в этом процессе, могут выдержать нагрузки, соответствующие процессу раздражения, то остальное происходит уже само по себе и заканчивается фазой огромного наслаждения и неуемной страсти, после чего наступает покой, и все приходит в контролируемое исходное состояние (Der Spiegel, № 20, Die Gleichstellungsdroge, von 15.05.06).

...

Наши органы чувств осязают, видят, воспринимают запах и вкус только благодаря волнам, свету и диффузионным процессам, которые, дополняя друг друга, переводят поток информации в электрохимические импульсы и посылают их дальше. На этой основе наш мозг создает образ или образец.

Конечно, каждый подросток знает о различных стимуляторах, способствующих возникновению эротических фантазий и возбуждения, таких, например, как алкоголь, героин или кокаин. Их совместное действие способно вызвать экстаз и привести к оргазму, приводящему организм к полному расслаблению и избавлению от страха. На кокаин, конечно, «можно положиться», но к нему привыкаешь, и он обладает массой побочных действий, на основании чего и запрещен.

В печати не ослабевает поток статистической информации, которая показывает положительное действие секса на «сильную половину»: укрепляет здоровье, увеличивает продолжительность жизни и улучшает психо-физиологические параметры жизнедеятельности.

Исследования английских ученых показали, что мужчины, регулярно занимающиеся любовью в пожилом возрасте, имеют больше шансов прожить долго.

Наблюдение за большой группой мужчин, проведенное английскими и американскими врачами, показало: те, кто имеет половые отношения в возрасте пятидесяти-шестидесяти лет, живут ровно на столько лет дольше, сколько оргазмов испытывают в пересчете на неделю, по сравнению с теми, кто в этом возрасте считает, что секс – это уже в прошлом.

Частые (до четырех раз в неделю) интимные акты у пожилых способны предотвратить развитие старческих болезней: артрита, ревматизма, расстройств памяти, болезни Альцгеймера. Единственное заболевание, никак не укладывающееся в эту статистику, – аденома простаты. Тут уж кому как повезет…

Поскольку на половой акт мужчина тратит в среднем около 5000 ккал, такая активность к тому же помогает поддерживать неплохую спортивную форму, стройность и подтянутость (не говоря уж о бодрости духа). Наконец, верные любящие партнеры, имеющие постоянные интимные отношения, гораздо меньше страдают от инсультов, инфарктов и даже рака, а также реже попадают в автомобильные аварии.

Такие обнадеживающие результаты у мужчин подтолкнули исследователей к мысли, что сходную статистику необходимо собрать и среди женщин. Если польза секса окажется столь же очевидной, хорошо бы начать проводить кампании по разъяснению медицинских преимуществ регулярной половой жизни в пожилом возрасте.

Современные сексуально активные пенсионерки являются результатом эмансипации. Все уже давно распрощались с устаревшим клише, что менопауза с сопровождающими ее симптомами – болями при половом акте, сухостью вагины, отсутствием влечения – начало конца сексуальной жизни женщины. У каждой женщины этот период протекает индивидуально, а у трети вообще отсутствуют всякие неприятные симптомы.

...

Наблюдение за большой группой мужчин, проведенное английскими и американскими врачами, показало: те, кто имеет половые отношения в возрасте пятидесяти-шестидесяти лет, живут ровно на столько лет дольше, сколько оргазмов испытывают в пересчете на неделю, по сравнению с теми, кто в этом возрасте считает, что секс – это уже в прошлом.

То, что женщины не хотят расставаться с сексуальными удовольствиями и в преклонном возрасте, подтвердила своей книгой «Нудистский пляж» Э. Ваврик (Е. Vavrik), 81-летняя пенсионерка из Германии, произведя фурор во всех немецкоговорящих странах Европы. В своих двух браках она никогда не показывалась мужу обнаженной. Секс означал для нее продолжение рода, не приводил к оргазму и был неприятен. Все упущенное она наверстала, выйдя на пенсию, когда по рекомендации врача начала искать сексуального партнера. Среди нескольких потенциальных кандидатов были мужчины преимущественно в возрасте между сорока и пятьюдесятью годами. С некоторыми из них она имела сексуальные отношения, но только в возрасте семидесяти девяти лет испытала первый в своей жизни оргазм. Сожалея об утраченных безрадостных годах, которые невозможно наверстать, сейчас темпераментная Ваврик более сознательно наслаждается обретенным счастьем.

Но должна ли женщина ждать наступления долгожданного оргазма до пенсии, как Ваврик? Венский руководитель Академии сексуального здоровья Е. Браганья делится своими наблюдениями по этому поводу в книге «Женственная, чувственная, страстная»: «Так называемые сексуальные игры, предшествующие половому акту, в большинстве своем начинаются в постели, женщине же нужно гораздо больше времени для возбуждения. Кроме того, женщины часто находятся в состоянии стресса, который ведет к блокированию кровоснабжения половых органов. Как только мужчина «входит» в женщину, теряется необходимый контакт с клитором и другими органами, усиливающими возбуждение. В результате пик наслаждения отодвигается, заменяясь чувствами разочарования и неудовлетворения». Браганья призывает как мужчин, так и женщин к взаимному терпению и правильному подходу друг к другу, открытым объяснениям партнеру, что более всего необходимо для достижения кульминации в этой тонкой и индивидуальной игре удовольствий.

При этом следует учитывать, что женщине легче «сыграть» оргазм, во что мужчины зачастую охотно верят. В этом случае они защищены от неприятных эмоций, сопровождающих неудовлетворенность партнерши, и неуверенности в собственных возможностях. По утверждению шведских ученых, даже самки форели разыгрывают состояние экстаза: они учащенно разевают рот, усиленно дрожат… но при этом не откладывают икру.

По данным Берлинской клиники «Charite», 10% женщин регулярно изображают перед своими партнерами спектакль оргазма, остальные 90% симулировали его как минимум несколько раз в жизни. «Если после многолетних отношений женщина признается своему партнеру, что хотя бы иногда разыгрывала оргазм, это может привести к разрушению доверия, которое впоследствии очень трудно восстановить. Уберечь партнера от разочарования может только глубокая доверительность и взаимное уважение. Некоторые женщины приходят в возбуждение исключительно при стимуляции эрогенных зон, которые, впрочем, они должны сами для себя «открыть» и суметь «познакомить» с ними своего партнера».

Французский эксперт И. Феррол (У. Ferroul) считает, что женщины, в отличие от мужчин, лучше знают свое тело, свои эрогенные зоны. У мужчины же, начиная с возраста полового созревания, эрекция, эякуляция и оргазм – почти автоматические процессы. Эрекция – это рефлекс, о котором мужчина не должен много размышлять. «Возможность получить оргазм у женщин так многообразна, как и их индивидуальность», – утверждает Феррол. Зачастую к Ферролу приходят женщины пятидесяти-шестидесяти лет со своими растерянными партнерами, которые больше не в состоянии удовлетворить их сексуальный аппетит.

Скептики утверждают, что такая повышенная сексуальность женщин в зрелом возрасте, с точки зрения эволюции, лишена всякого смысла. Голландский нейролог Г. Хольстеге (G. Holstege) исследовал функции мозга женщин в состоянии оргазма. При этом он установил, что при разыгрываемом оргазме остаются активными центры мозга, ответственные за контроль и страх. Как именно женщины испытывают наслаждение, вся сложность и многообразие оргазма у них – это пока неизведанные миры по сравнению с достаточно изученной мужской сексуальностью. «Пенис всегда был на первом месте», – так обиженно резюмирует журналистка М. Роах (М. Roach), отмечая запоздалый интерес ученых к женской сексуальности. И это не случайно, ибо «большинство урологов и естествоиспытателей – мужчины». Феррол написал вместе с журналисткой Е. Бруне (Е. Brune) книгу «Тайна женщины», вызвавшую бурную реакцию в СМИ. Важнейший вывод, основанный на повседневной практике и исследованиях, проведенных с более чем тремястами пациенток, гласит: «Каждая женщина может получать оргазм независимо от возраста, но лишь при условии, что она готова изучить свое тело и найти нужную «пусковую кнопку».

Где же находится эта одиозная «кнопка» или точка «G-Spot», получившая свое название благодаря немецкому гинекологу Ф. Грефенбургу (F. Grefenburg), в 1950 г. сообщившему в своей статье о местоположении на передней стенке вагины некой области, стимуляция которой ведет к особенно яркому и интенсивному оргазму у женщины? При этом бурном оргазме наблюдалось выделение прозрачной жидкости, напоминающее выделения при женской эякуляции. Открытие «волшебной точки», однако, было опровергнуто тогдашними сексуальными «гуру» В. Джонсоном (V. Johnson) и В. Мастерсом (W. Masters), твердо убежденными, что единственным женским органом, ведущим к сексуальной удовлетворенности, является клитор.

Только в 1978 г. американская исследовательская группа под руководством Д. Перри (J. D. Perry) и Б. Виппл (В. Whipple) опубликовала статью «The G-Spot and Other Resent Discoveris», в которой утверждалось, что каждая женщина имеет эту заветную точку – мужчины должны лишь постараться ее найти. И вновь, уже в 2008 г., появилось очередное опровержение: итальянские ученые из Университета L Aquila установили, что лишь каждая третья женщина имеет G-Spot. Это связано с индивидуальными анатомическими особенностями, а именно с плотностью ткани между вагиной и мочевым каналом. Браганья называет эту точку «женской простатой», стимуляция которой, как и у мужчин, ведет к выделению секрета.

...

У мужчины же, начиная с возраста полового созревания, эрекция, эякуляция и оргазм – почти автоматические процессы. Эрекция – это рефлекс, о котором мужчина не должен много размышлять.

Итак, суммируя обзоры печати на протяжении последних тридцати лет, выясняем: сексуальность преподносится читателю как одна из разновидностей спорта, ориентированного на достижение рекордов в виде феерических оргазмов и поискам таинственных G-точек. Женщины, читая эти журналы, чувствуют себя обделенными и неполноценными, стыдясь своей неспособности к столь бурным проявлениям страсти. Это вызывает стресс, который, в свою очередь, смертелен для интимной жизни. А что касается пресловутого G-Spot, то его местоположение индивидуально. И если женщина не знает свое тело и не может удовлетворить сама себя, она вряд ли получит оргазм при сексе с мужчиной. Некоторые женщины достигают наслаждения уже тогда, когда партнер нежно гладит их плечи или бедра, целует грудь. Некоторым для этого необходимо не более двух минут секса. Обычный половой акт – это самый ненадежный метод, приводящий к оргазму лишь 6% женщин, 53% предпочитают стимуляцию клитора, а 14% необходима комбинация одного и другого.

Что же делает женскую сексуальность такой сложной и непостижимой? Может быть то, что механизмы возбуждения у каждой женщины сугубо индивидуальны и постоянно меняются – женская сексуальность никогда не остается статичной.

Исследования, проведенные над двумя тысячами близнецов женского пола на предмет способности к оргазму, показали, что сексуальность женщин, кроме всего прочего, в большой степени генетически унаследована от родителей. Феррол не опровергает эти результаты, подчеркивая постоянную динамику женской сексуальности. Если женщина не достигает пика наслаждения с одним партнером, то, вполне возможно, с другим ей удастся испытать оргазм.

Сложность и неоднозначность женщины, многогранность мира ее эмоций и их проявлений, в частности механизмов возбуждения и удовлетворения, стали камнем преткновения для ученых, стремящихся перенести успех «мужской виагры» на прекрасную половину человечества. Разработка Pink Viagra, Розовой Виагры, стимулирующей женскую сексуальность, вызвала горячку «золотоискателей» в фармакологических концернах. Лишь в США доходы от продажи подобного препарата достигли бы суммы два миллиарда долларов в год.

Но производитель «Виагры», фирма «Pfizer» вынуждена была признать, что медикамент может стимулировать кровоснабжение и набухание женских половых органов, но никоим образом не действует на либидо-центр в мозге. Единственным физическим признаком готовности женщины к сексу является степень влажности вагины, чего возможно добиться с помощью медикаментов, но это еще далеко не означает, что женщина испытывает истинное возбуждение, так как главным для получения удовольствия является ее эмоциональный настрой и желание. С этим согласен и Ферролл, считая создание «пинк-виагры» для женщины фантомом. В 2008 г. фармаконцернам пришлось окончательно распроститься с мечтами о возможных миллиардных прибылях.

В настоящее время центр создания «пилюли вожделения» для женщин находится в Германии, где фармакологический концерн «Boeringer Ingelheim» испытывает на пяти тысячах женщинах в Европе и США медикамент «Флибансерин», который изначально был разработан как антидепрессант. Попытки продолжать разработку нового препарата связаны с большим финансовым риском для концерна, так как принцип действия «чудо-пилюли» остается прежним – она действует на уровне нервной системы, а женское либидо рождается «в голове».

Министерство здравоохранения США уже один раз не допустило этот медикамент на рынок, поскольку результаты действия препарата были неубедительными. Но руководители проекта убеждены в успехе предприятия и надеются уже к концу 2011 г. помочь женщинам вернуть или заново открыть для себя сексуальность, вступив в конкурентную борьбу с потенциальными создателями РТ-141.

И в то время, пока современные «алхимики» всего мира колдуют в своих лабораториях над созданием новых лекарств, будь то драгоценный вдох любви или пилюля, наделяющие и мужчину, и женщину возможностью реализации сексуальных вожделений на любом отрезке времени и даже без взаимности, в спальнях трудящихся и всего передового человечества по-прежнему раздаются не только возгласы восторга, но и стоны отчаяния. А исследователи, которых интересуют мельчайшие подробности, в своих наблюдениях и опросах наталкиваются на новые тенденции и закономерности отношений, возникающие между мужчиной и женщиной. Так, например, последние наблюдения показывают, что при многолетних отношениях секс порой превращается в ненужный домашний ритуал. Феррол сравнивает зрелые отношения с поведением на кухне: иногда мы готовим привычные блюда, иногда находим новые рецепты, иногда садимся на диету. Он считает, что секс с испытанным партнером с годами может приобрести все более яркие краски и оттенки.

Однако при этом следует помнить: занятия сексом, когда нет ни настроения, ни понимания и любви между партнерами, превращается в лучшем случае в своеобразную физкультуру, а в худшем – в нудное исполнение обязанностей. Поэтому совет всем мужчинам в поте лица своего трудиться на «интимной ниве» по четыре раза в неделю означает невероятное напряжение для тех, кто попытается ему следовать, а также отчаяние тех, кто и в молодости на такие подвиги был не способен. Напрасная трата энергии, не дающая ни расслабления, ни удовлетворения, вызывает лишь усталость, снижение жизненного тонуса, а следовательно, большую подверженность болезням и старению.

Канадские медики отметили и другую закономерность: среди мужчин в возрасте семидесяти пяти – восьмидесяти лет, живущих половой жизнью примерно в одном режиме, более здоровыми и активными оказались те, у кого была любимая и любящая партнерша. Мужчины, прибегавшие к услугам проституток, оказались наиболее болезненными и слабыми. Те же, кто жил с привычной, пусть и не слишком любимой женщиной, занимали промежуточное положение.

Следовательно, стоит говорить о двух равнозначных составляющих удачной интимной жизни в пожилом возрасте – физической и психической. Те, кому природа изначально отпустила больше сексуальных возможностей, остаются более активными и в старости. С ними, разумеется, не смогут сравниться те, кто никогда не отличался сильной половой конституцией.

Но если сравнить сексуальных гигантов и слабаков, рассмотрев под лупой физическое и духовное состояние внутри обеих групп, то станет ясно: в старости лучше сохраняют интеллект, активность и здоровье те, кого в постели ждет любимая и преданная подруга. Именно ее поддержка, понимание и энергия позволяют мужчине полностью расслабиться, раскрыться, отдаться своим порывам без стеснения. Именно это дает заряд и в физическом, и в эмоциональном плане, качественно продлевая жизнь. Проще говоря, дольше живет тот, кому секс в радость, кого понимают и любят.

Продолжительность активной половой жизни зависит не только от отношений между партнерами, воздействия медикаментов и других факторов, но и связана с новыми тенденциями. Так, юные поколения все раньше вступают в возраст половой зрелости. По сообщению немецкой печати в 2001 г., лаборатория по исследованию сексуальных отношений университета Ландау обнародовала сведения, согласно которым половая зрелость нынешней молодежи в среднем составляет одиннадцать с половиной лет. Ученые сравнили эти данные с результатами исследований 1994 г., когда половая зрелость девочек была определена возрастом тринадцать лет, а мальчиков – тринадцать и три месяца.

И если фантазия немного подыграет ученым-сексологам, то скоро петушиные бои потеряют свою притягательную силу: их вытеснят коллективные наскакивания мальчиков на девочек или наоборот, с целью поддержания рода. Математически это означает, что мы отвоевали у природы дополнительные 30% активной воспроизводящей жизни, если сравнивать новые данные с господствовавшей длительное время нормой половой зрелости, наступающей в шестнадцать-семнадцать лет. Какой потенциальный приток сексуальных стахановцев или половых аккордных рабочих, более свежих, жизнерадостных и таких наивных в решении предстоящих задач ожидает нас! Вот тут-то пригодятся и старики со своим опытом для «школ повышения квалификации», выпускникам которых можно будет даже присваивать разряды, как у слесарей.

Любовь и реклама

Как описываются машины в рекламных проспектах? «Волнующие», «эффектные», «изящные», «грациозные», «обтекаемой формы». Прямо не знаешь, куда их вести – в гараж или в номер мотеля.

Роберт Орбен

Наше воображение с детства создает сказочные образы, которым мы по мере созревания чувств придаем все более изощренные качества и характеристики, способные превратить наши серые будни в нечто новое, влекущее, необычное и неизведанное. Мы стремимся их разгадать, извлечь всю гамму чувств, способных по накалу страстей или заменить секс, или сопутствовать ему и связанным с ним радостям, наслаждениям, влечениям.

Открываем ли мы ежедневную газету, рассматриваем ли журнал с глянцевой обложкой, ищем ли квартиру или новый холодильник – нигде не обходится без обнаженных красоток. И все это повторяется в отраслевых журналах, начиная от строительства домов и заканчивая продажей автомобилей. Всегда около машины – женщина, этакая «современная Кармен на радиаторе», как говорил С. В. Образцов в образе провинциального конферансье в «Необыкновенном концерте».

Посредством целого арсенала средств общество всегда выкачивало выгоду, в том числе и материального характера, из основного инстинкта. Йогурты и стиральные порошки, заполняющие полки магазинов, имеют одно назначение – они должны быть проданы. Как заставить покупателя выбрать из всех имеющихся товаров только определенные и выложить деньги именно за них? На помощь менеджерам приходит реклама в своих самых агрессивных формах, апеллирующая не к самым высоким, но к самым глубинным и сокровенным чувствам человеческой натуры.

Первым, кто осмелился использовать обнаженную натуру в рекламе, был французский модельер Ив Сен-Лоран, разместивший в журнале свою фотографию в стиле «ню». Тогда, в семидесятые годы, разгорелся скандал на весь мир. Сегодня же только ленивый не использует сексуальные мотивы в рекламных роликах, все больше напоминающие сцены из эротических фильмов.

«Перегибание палки» стало основным занятием рекламщиков, когда, неоднозначно ориентируя сознание телезрителя, в одном сюжете объединяются несовместимые вещи, заставляя извилины мозга напрягаться до максимума, создавая эффект ожидания, переходящего в удовлетворение.

В историю становления российской рекламы эпохи вседозволенности и развязности вошел рекламный плакат «Сосу за копейки», одновременно появившийся на улицах шестидесяти городов. Более внимательные могли заметить на плакате слово «пыль», написанное гораздо бледнее основного слогана, а также пылесос, «притаившийся» в углу щита. Реклама провисела недолго – ее сняли с формулировкой: «По этическим соображениям», хотя сами эти соображения не были вывешены на всеобщее обозрение.

Стремление привлечь внимание обывателя к запретному, таинственному, неизвестному совпадает с его желанием увидеть то, что можно разглядеть лишь в замочную скважину. Это находит выражение не только в рекламе, моде и индустрии «красных фонарей», но и в искусстве. Выставка «Эрос в современном искусстве», проведенная в Вене в начале 2007 г., представила публике более двухсот полотен общей стоимостью в Ђ 250 000 000, созданных в период с XIX века до современности, соединивших и вобравших в себя любовь, наслаждение и страдания. Для создания своего собственного представления о современном восприятии человеческого тела зрителю были предложены картины, рисунки, скульптуры и фотографии около восьмидесяти всемирно известных художников, ваятелей и фотомастеров. Представленные работы являлись воплощением высшего суждения современного человеческого разума об эстетическом восприятии нас самих. Но это суждение иногда достигает границы здорового и болезненного состояния.

...

Как заставить покупателя выбрать из всех имеющихся товаров только определенные и выложить деньги именно за них? На помощь менеджерам приходит реклама в своих самых агрессивных формах.

Эта граница в современном мире может стать и юридической. Автору может быть отказано в праве выставить произведение, изображающее нечто противоречащее здоровью общества.

«Искусство никогда не было девственным», – сказал однажды Пабло Пикассо. Однако что подпадает под понятие «эротическое»? Эротика – действительно более широкое понятие, чем сексуальность, половой акт и процесс воспроизводства. И это, конечно, больше, чем почти «медицинское» любознательное заглядывание под юбку женщины, которое один из ведущих реалистов Франции Гюстав Курбе назвал «стремлением познать происхождение мира».

Но что в действительности представляет собой эротика? Может быть, это только мужское представление? А что такое «женская эротика»?

Луиза Бурже, известная французская художница, живущая в Нью-Йорке, уже находясь в возрасте 95 лет, не находила никаких противоречий и никакой разницы между мужской и женской эротикой: «Мои работы всегда приоткрывали сексуальную игру. Иногда у меня все крутится вокруг женских форм, например, виноградин грудей, подобных облакам».

Эрос – это не только древнегреческий бог любви или планетоид номер 433, открытый в 1898 г. между Землей и Марсом. Согласно психоаналитическим утверждениям Фрейда, это не только порыв, стремление к любви, сексу и воспроизводству, но и самоистязание, связанное с насилием страсти над собственной личностью, ведущим к разрушению и смерти.

Венский профессор философии и «ученый 2006 года» К. П. Писсман, обращаясь к историческим корням взаимоотношений полов, ссылается на Платона, отождествляющего эрос с внешне неприметным, но хитрым богом, который всегда находит средства и возможности заполучить нас в свои страстные объятия. Сам Эрос как символическое воплощение эротики – не предмет страсти, а сама страсть. Согласно Платону, предметом страсти является красота, манифестирующая себя в первую очередь в человеческом теле. Платоническая любовь означала постепенный переход от восхищенного созерцания красоты тела до постижения самой идеи прекрасного. Таким образом, эротика живет от напряжения между жертвами страсти, различий и расстояний между ними, от ожидания мгновения, которое должно придти, но еще не пришло, от возможностей, намеков и опасностей.

В наше время понятие «эрос» утратило первоначальное значение. Вожделение, кокетство, искусство увлекать и завлекать, искры напряжения в отношениях полов, таинственная, запретная страсть, мистерия наслаждения, счастье зачатия, экстаз обладания телом – все это неотъемлемые составляющие эротики. Сейчас, когда эта гамма чувств заменяется простым сексом, первоначальное понятие эротики почти устарело. На месте исчезающей эротики появились всевозможные варианты секса, уже давно ставшего рыночным предметом широкого потребления. Важные признаки эротики – игра намеков, открытость для возможностей, неуверенность и непостоянство, преодоление барьеров, страдания от неизвестности, муки отказа. Все это не сочетается с быстрым, непосредственным и несложным удовлетворением желания.

И когда эротика грозит усложнить нашу жизнь, сексуальные центры и Интернет обещают нам эрзац-удовлетворение без проблем. Современные технологии репродукции, холодный мир виртуальных вожделений, диктатура развлекательной культуры и ослепляющие лучи прожекторов средств массовой информации сигнализируют нам: эротика давно потеряла волшебную притягательность, сбросив с себя покровы тайны, и стала предметом рынка, объектом научного изучения и стимулом развития технологий.

Эротическая эмансипация сблизила мужчину и женщину в смысле одинаковости ощущений и обоюдной притягательности, заменив собой дикую, необузданную страсть, не подчиняющуюся человеческим законам. Она показала, что только взаимное влечение ведет к апофеозу чувств и их полному раскрепощению, создавая особые условия для расширения и укрепления независимости и равноправия женщин, одним из атрибутов которых стал так называемый феминизм.

Например, К. Миллет (С. Millet), которая в 1995 г. была комиссаром французского павильона биеннале в Венеции, а сейчас является главным редактором парижского журнала «Арт Пресс», выпустила книгу о своем эротическом опыте. За это издание, которое западные критики называют «монологом вагины», мюнхенское издательство «Гольдман» заплатило ей Ђ 325 000 аванса. По мере развития повествования автор предстает перед читателем как своего рода сексуальная «стахановка», работник по найму, выполняющий аккордное задание – чем больше, тем лучше. И все это только с одним инструментом, называемым пенисом, который она «обрабатывает» во всех вариантах и модификациях, причем зачастую одновременно руками, орально и ректально, к тому же в разных местах: в клубах, на открытом воздухе, в бюро, но только не в собственной постели, ибо это место принадлежит ее мужу. Аналитический холод и матрацная метафизика позволяют судить о «глубине мысли» автора, который умело откликается на зов рынка пикантными размышлениями о еще более пикантных подробностях, не имеющих ничего общего ни с эмансипацией, ни с феминизмом. Это просто очередная ниша, удовлетворяющая материальные потребности автора, возникшая на рынке всеобщей дозволенности и обломовской скуки.

Какая жуткая потребность высказаться, да еще и заработать! Стремление познать заменяется подглядыванием, а извращение человеческих чувств преподносится как нечто обычное, ординарное, но вместе с тем желанное для всех. Нужно ли нам все это? Если секс преподносится как рыночный продукт, включающий в себя и подглядывание – извращенное, болезненное любопытство к чужому грязному белью, – то да. Это представление о сексе как о производственно-технологическом процессе удовлетворения потребности человеческого организма, сравнимое со строительством туалетов или производством кривошипно-шатунных механизмов, приводящих в движение поршневые насосы.

...

Эротическая эмансипация сблизила мужчину и женщину в смысле одинаковости ощущений и обоюдной притягательности, заменив собой дикую, необузданную страсть, не подчиняющуюся человеческим законам.

Секс как рыночный продукт

Секс в чистом виде не продается– продаются мечты.

Клаудия Шиффер

Рынок торговли сексом как продуктом постоянно расширяется и находит все новые и новые ниши. К традиционным потребителям сексуальных услуг, предоставляемых рынком, относятся люди, находящиеся во всем диапазоне отношений от твердой связи до одиночества, причем почти каждый для удовлетворения потребностей использует возможность случайного секса. Способы быстрых знакомств можно найти в многочисленных объявлениях как в печати, так и в Интернете. Тенденция к сексу без твердых связей проходит красной нитью через средства массовой информации, включая и порно-журналы в университетах! Сейчас в моде различные игры, так почему же нельзя сыграть в секс? Мы получаем при этом возможность разорвать те традиционные правила и узы, которые связывают нас при обоюдной любви, помолвках, замужествах, и открываемся для еще не известных и не познанных структурных отношений. Например, почти во всех известных американских университетах студенты обставляют свои жилища так, что они напоминают фотостудии или редакции порнографических изданий. Доценты преподают основы порнографического искусства, эротические журналы имеют широкое распространение – тиражи некоторых из них достигают двадцати тысяч в квартал.

Секс – это потребление, связанное с удовольствием, которое должно быть реализовано в полной мере и со всей непринужденностью рыночного продукта, предлагаемого точно так же, как блузы или пуловеры. Но каждый раз хочется чего-то особенного, и соответствующих предложений очень много, что в итоге приводит к определенному стрессу, вызванному перенасыщением и извращенностью рынка. Иногда товар выставлен прямо на улицу, иногда завуалирован и спрятан под покровами.

Иногда достаточно одного взгляда, чтобы выбрать партнера. И этот определяющий взгляд, который бросает мужчина на женщину, должен быть соответствующим образом оценен той, которой предназначен: он может быть принят или безоговорочно отвергнут, может быть даже не удостоен внимания, как беглый, колющий взгляд прохожего, скользящий по лицам незнакомых людей в толпе. Взаимодействие двух взглядов, не приводящее к взаимному всплеску в виде биохимических реакций или кочующий взгляд прохожего с одного на другое лицо – всего лишь мгновения, зачастую ни к чему не приводящие и не остающиеся ни в памяти, ни в сознании. Но инерционный процесс традиционного поиска партнерши может быть прерван и загнан в ступор, в состояние обостренного внимания. Вдруг возникает призывный трепет, чувство желания припасть и отведать неизведанного тайного счастья. Но все дело в том, что носитель этого счастья не всегда хочет расставаться с магическим покровом, скрывающим его, и избавляться от ореола таинственности. Чем интенсивнее тайна скрыта, тем больше чувств, желаний и надежд она вызывает. Завеса туманного, таинственного и неизвестного скрывает влекущее, мгновенно заполняющее ваше сердце и не желающее так же быстро раскрыться в ответ.

...

Секс – это потребление, связанное с удовольствием, которое должно быть реализовано в полной мере и со всей непринужденностью рыночного продукта, предлагаемого точно так же, как блузы или пуловеры.

Но если завеса пала, препятствий больше нет – совпало ли наше желание с действительностью? Идеализированные картины и образы, господствуя над мужскими представлениями, возникают в воображении под действием одной причины – мужском взгляде на женское тело. Первое впечатление от женщины исключительно визуальное: острый взгляд мужчины пытается соотнести реальную женщину с рыночным образцом. Возникающая картина основывается на критериях, которые вбирают в себя очень важные составляющие, создающие и воспроизводящие пласты и характеристики желаемого образа. Мы не просто абстрактно смотрим на предмет или объект, мы оцениваем его, пытаясь получить первичные впечатления, сравнивая идеальное представление с реальностью. Это синтетическое, а не аналитическое свойство подтверждает и то, что наши первоначальные взгляды лишены какой-либо определенности и блуждают, как при просмотре фильма. Зрительное восприятие и последующее осмысление – довольно-таки безосновательные оценки объекта с точки зрения его правдоподобия. Мало того, близкий контакт происходит не так быстро, сам по себе редок, а к быстрой интимности мы часто не способны, так что, в большинстве своем, остаются впечатления от малых внешних проявлений. Безосновательно созданная картина может быть абсолютно неправильной, и уже при ближайшем знакомстве, соответственно, изменяется. Естественно, первый взгляд дает гораздо меньше информации и уверенности, чем разговор или переписка. Мужской взгляд, о чем преимущественно идет речь, как бы это обидно ни звучало, возникает не под влиянием знаний, совести или традиций, а благодаря бессознательной реакции, вызванной половой спецификой притяжения. При этом взгляд наш как бы проходит через социальную линзу, с помощью которой мы делаем первые выводы о глубине тайны, окружающей и скрывающей объект нашего интереса, привлекающий наше внимание.

Именно в этой неизведанности и прикровенности находится залог влечения. Секретом сокрытия тайны и одновременно увлечения женщина превосходно владеет уже с давних времен, не только умело кокетничая, не раскрывая, при этом, извилин своего ума и потенциал интеллекта, но и мастерски утаивая формы и изгибы своего тела. К обязательным атрибутам такого маскарада относится прежде всего одежда. Когда она сброшена, разум больше не владеет ни одним из партнеров. Прикрытое человеческое тело, создание из него тайны твердо забронированы историей за людьми, особенно за женщиной. Все равно, к какой религии она принадлежит: к ориентальному ли миру ислама, христианству или обществу с высоким уровнем развития культуры – требования к форме и нормам одежды, особенно применительно к женщинам, должны удовлетворять двум критериям: они должны быть достаточно свободны и одновременно узки по сравнению с мужскими. Это придает одежде двойное предназначение – с одной стороны, она защищает тайну, а с другой – подчеркивает привлекательность с помощью антуража, зависящего от моды. Главный маскировочный трюк выражается в том, чтобы, не обнажая тело, создать иллюзию, многого не показывая.

Одежда создает своеобразное покрывало для владельца, которое должно соответствовать по размерам и покрою. Какие части тела необходимо прикрыть, какие, наоборот, должны или могут оставаться открытыми? Какой при этом используется материал? Что можно выразить, применяя этот материал, какую смысловую нагрузку он несет, как охватывает фигуру – тесно или свободно, подчеркивает ли форму тела, или, наоборот, умеет элегантно ее скрыть? Он может быть даже прозрачен для более легкого восприятия достоинств его укрывательницы, представляя к созерцанию ее кожный покров. При этом создается впечатление недоступности, а добавление к естественному цвету кожи других оттенков привлекает взгляд как искушенных, так и не искушенных представителей другого пола. Таким образом, возникает своеобразная игра доступности и таинственности, загадочности и открытости, стремления и желания показать себя, не раскрываясь целиком. В этом смысле уже давно зарекомендовала себя сеточная структура материалов, представителями которой издревле являются женские чулки. Создание из подобных текстильных структур форм, обтягивающих те или иные части тела женщины, образует одновременный эффект обнаженности и закрытости под почти метафизическим покрывалом, помогающим избавиться от чувства стыда.

Однако сеточки и дырочки не всегда являются проявлением «секс-эйпл» милых дам, зачастую это фактор неряшливости, что и доказал один интернет-опрос. Так, каждая третья женщина Германии одевает рваные трусики. Только каждая десятая регулярно одевает бюстгальтер с подходящими к нему стрингами, и всего 11% дам придают особое значение гармоничному подбору белья, и то в особенных случаях (Heute 27.5.2011).

Двойственность принципа, с одной стороны, возбуждения и почти раскрытия тайны на уровне обладания, а с другой – близкой недоступности едва прикрытого тела становится своего рода демонстрацией рыночной цены женщины как продукта особой торговой марки. На подиумах жизни западные женщины представляют себя неоднозначно. Стараясь избежать бесстыдства и лжи, они должны оставаться тем не менее сексуально манящими и привлекательными, что само по себе означает вызов. Только так, а не иначе, функционирует мужское требование к привлекательности. «Приведи себя в порядок, прежде чем я заговорю с тобой», – сказал один из героев Нестроя.

Ничто так не подчеркивает различия особенностей фигуры людей разных полов, как арсенал средств, применяемый, чтобы выделить их, сделать броскими. Средства ухода за кожей, лицом, мейк-ап, туфли, шляпы, нижнее белье, юбки, чулки, прическа – это уже почти прошлое. Современные хирургические вмешательства, исправление формы носа, ушей, прикуса, пластические операции на теле, отсасывание жира, применение новых технологий при производстве губных помад и лаков для ногтей – это только малая часть продуктов, пользующихся огромным спросом, которые разработал и предоставил в распоряжение женщин рынок сегодняшнего дня.

Однако за этим занавесом идеализации женственности может скрываться немалая доля неуважительности, ханжества и вульгарности. «Я есть то, что я надеваю» – двойной смысл! Специфически одетая женщина представлена как притягивающая и привлекающая, однако мужчина видит не то, что женщина показывает, а прежде всего то, что хочет увидеть. Что он представляет себе, в чем он видит таинство?

В процессе становления и формирования женского образа мужчине помогает реклама. Она увлекает, потому что показывает именно то, что он хочет увидеть, создавая идеализированный образ влечения. Реклама вовлекает в виртуальную игру, являясь фантиком, под которым скрыта сладкая конфетка.

...

Двойственность принципа, с одной стороны, возбуждения и почти раскрытия тайны на уровне обладания, а с другой – близкой недоступности едва прикрытого тела становится своего рода демонстрацией рыночной цены женщины

Процесс разворачивания фантика – раздевание – представляет собой вовлечение в медленное познание и раскрытие таинства, давая чувство сопричастности к нему, что гораздо интереснее самой обнаженности. По силе влечения стремление к реализации желания у мужчин гораздо сильнее, чем сам процесс владения «распластанным и готовым отдаться телом». Только эротика в ее традиционном понимании, не испорченная рынком, предполагает свое высшее проявление в кульминации двух взаимно проникающих процессов – соблазнения и привлечения, и следующих за ними покорения, подвластности, повиновения. Чем дороже «фантик», тем выше цена конфеты. Для западного общества женщина служит прежде всего объектом вожделения и притягательности. Она является эпицентром пронзительных взглядов или, выражаясь языком рекламы, объектом «зрительного захвата». И не случайно существует мнение, что тело женщины – это ее оружие. Вопрос только – кто этим оружием будет поражен?

И снова мы оказываемся у истоков того, как фантазия с помощью рекламы становится реальностью: точно так проектор переносит изображение на экран, увеличивая и придавая четкость деталям. Порой такие подробности переступают границы обычного рассматривания предмета. Порнография – не что иное, как гипертрофированное изображение обычно недоступного, обостренного мужским подглядыванием. Мало того, это не фальшивка воображения, а очень острая и резкая концентрация капиталистической иконографии, в которой женщина наделена значительно большей демократией, дающей ей свободу открыто показывать себя.

Культурно-социальные аспекты развития общества постепенно стирают различия между ассиметрией желаний женщин и мужчин, причем последние по мере развития демократии и наделения женщин все большими правами считают себя ущемленными и все больше стремятся к тому, чтобы так же полностью реализовать себя в качестве рыночного продукта со всеми вытекающими отсюда последствиями. С точки зрения сексуальной экономики (такая тоже есть) это ведет, естественно, к созданию напряженности, свойственное рыночным отношениям Запада, привнося в них особую атмосферу. Потребитель, в свою очередь, отвергает или воспринимает их, но никогда не отождествляет себя с ними. Он или покидает женщину навсегда, или увлекается и погружается в нее, пытаясь найти и не находя границы. «Культура Запада имеет ищущий характер – мужская сексуальность всегда на охоте, ее взгляд скользящий, блуждающий», – пишет антифеминистка К. Паглиа (С. Paglia) в своей книге «Маски сексуальности». Корректные исторические наблюдения она переводит в антологию сексуальности, выступая и за патриархат, и за капитализм, и за мифологию. Ее работа чрезвычайно интересна, даже если ее взгляды представляются ошибочными. Так, например, характеризуя современную сексуальность, автор заявляет, что она представляет собой продукт алхимического синтеза процессов нервной системы человека и внешних факторов, т.е. рекламы. Сейчас стремление выглядеть, как сексуальный объект стало реальной действительностью.

Однако своим внешним видом женщина должна внушать мужчине ощущение спокойствия и безопасности их общего мира, давая возможность почувствовать себя в нем как в собственном доме, демонстрируя принадлежность только своему избраннику. Поэтому женское тело всегда требует некой прикрытости мест, которые предназначены для демонстрации, показа. При этом существует большой вопрос, должна ли женщина демонстрировать себя обществу и хочет ли она быть представлена ему.

Это ведет к появлению напряженности между полами, особенно когда люди находятся в непосредственной близости и провоцируют друг друга с помощью взаимных намеков, преследующих определенную цель.

Конечно, были бы интересны и важны дебаты о главенстве в иерархии чувств и его причин, возможности или допустимости моделирования, разрешений или запретов. Они были бы очень интересны не только для характеристики западной женской эмансипации, но также и для того, чтобы открыть процессы взаимодействия общественных и национальных структур.

Например, определенные ответвления ислама рассматривают женщин как подобие подчиненных объектов: критерии подчиненности определяются рынком и государством. Женщин пытаются оградить или отделить от активной жизни, ограничив их общение с миром. Такие представления указывают на запрет сексуальности и женскую деградацию в общественной жизни. В этих условиях они, как осужденные, не должны показывать свое лицо, и паранджа обязательна. Западные женщины, напротив, могут хотя бы отчасти представлять свое тело как рыночный объект.

Доминирование сексуальности не следует понимать как специфическое возвышение женского: так лишь должное созидательному воображению мужчины. То, что в западном обществе естественно, для женщины-мусульманки запретно. Согласно строгим интерпретациям Корана, появление паранджи или ношение головного платка обозначает определенное ступенчатое позиционирование женщины и мужчины. Эта ситуация предопределяет и «приватизацию» женщины. Основы демократического равноправия и так называемый общественный кодекс одежды, однако, противоречат процессу личного повиновения и закабаления. В любом случае, женщина в силу зрительной демократии (и такая тоже бывает) хочет быть открыта для взглядов только до определенных границ моральной оптической допустимости без ущемления общечеловеческих критериев гордости. Общественный долг женщины состоит в реализации возможности показать себя и, как следствие, умения допускать смотреть на себя. Конечно, каблуки, декольте и походки «от бедра» должны рассматриваться не только сквозь призму экономики и социальности: здесь главное – традиции и мужские взгляды. Форма сокрытия от общества главных характеристик привлекательности женского лица – глаз, кожи, губ – принадлежит не только Востоку. На Западе существует другой вид паранджи, очень опасный для женского организма: изменение человеческого тела посредством целой серии хирургических вмешательств, приспосабливающих и подгоняющих индивидуальные лица и фигуры под массовый стандарт женственности, определяемый модой.

Растление и распутство с давних пор было своего рода самым дешевым фактором удовлетворения потребностей рабов, вассалов и «эксплуатируемых масс», которым правители умело пользовались как инструментом отвлечения угнетенных от насущных проблем существования.

Удовлетворение первичных биологических потребностей человека в части сексуальных страстей и влечений всегда составляло заботу правящих олигархий. Поэтому проституция и бордели в разных формах и модификациях сохранились до настоящего времени и защищены законами демократии и культуры. Мало того, в периоды общенациональных катастроф, например, во время Первой и Второй мировых войн, стационарные и передвижные бордели составляли основу снабжения воинских подразделений как в тылу, так и на передовой немецкого вермахта. Согласно Ю. Яковлевой, даже в русской армии трижды возникала идея создания полевых борделей. Ее пытались воплотить царское, временное и большевистское правительства, перенимая опыт противника.

Во время Брусиловского прорыва в 1916 г. русские войска захватили несколько немецких полевых борделей, о чем гордо сообщалось в тогдашних газетах. Писали, что казаки обошлись с девушками очень галантно и потом таскали их за собой по всей Румынии. Благодаря успехам генерала ставка закрывала глаза на разврат. В итоге затяжная окопная война и попустительство командования привели к тому, что бордели стали возникать при многих передовых частях. Пытаясь узаконить создавшееся положение в марте 1917 г., ярый сторонник «войны до победного конца», министр иностранных дел П. Милюков предложил создать полевые бордели, что должно было поднять боевой дух армии. Однако если немецкие армейские бордели прослужили до 1945 г., русское воинство было обречено на патриотическое воздержание.

С немецкой основательностью и педантичностью в обеспечении солдат наравне со снабжением были созданы специализированные подразделения проституток, которые пользовались большой популярностью у солдат и офицеров. При длительном отрыве от семьи, в состоянии истерической безысходности на стадии завершения баталий это помогало чисто психологически. Талоны в виде пригласительных билетов на аудиенцию к жрицам любви выдавались как средство стимуляции и поднятия настроения, а также в виде поощрений.

Участи военных шлюх не позавидуешь: каждая из них должна была обслуживать до шестисот солдат в месяц при полном физическом и душевном подъеме, с применением всех изощренных средств самой древней профессии.

Существовали различные бордели – для солдат, унтер-офицеров и офицеров. Та же Ю. Яковлева приводит в «Экспресс-газете» уставно-нормативные данные по таким борделям. Так, например, для рядового состава по штату полагалось иметь одну проститутку на сто человек, для сержантов – на семьдесят пять, для офицеров – на пятьдесят. Невоздержанность немцев в половой жизни англичане использовали во время Второй мировой войны. Английские шпионы выводили немецких солдат из строя, подбрасывая в их полевые бордели презервативы, зараженные чесоткой. Согласно неподтвержденным данным, во время войны советские спецслужбы открыли публичный дом для обслуживания иностранного персонала судов, приходивших в Мурманск по Лендлизу с продовольствием и техникой. Для работы были выбраны красавицы, активистки, комсомолки, отличающиеся умом и эрудицией. Судьба их закончилась трагически. После окончания войны триста девушек погрузили на баржу и вывезли в море, предав на волю волн.

...

Удовлетворение первичных биологических потребностей человека в части сексуальных страстей и влечений всегда составляло заботу правящих олигархий. Поэтому проституция и бордели в разных формах и модификациях сохранились до настоящего времени.

Следует вспомнить и другую подробность. Историк Б. Б. Неппнер пишет: «В операции по штурму и взятию Берлина, в котором проживало почти 1,5 миллиона девушек и женщин, было задействовано 450 000 советских солдат и офицеров. В результате массового, почти поголовного изнасилования 11 000 из них забеременели, около 10 000 поплатились жизнью или здоровьем (имеются в виду тяжелые заболевания и смертельные случаи) – как следствие насилия – самоубийства и убийства». Не случайно в слове «бефрайер» (освободитель), несущей составной частью является «фрайер» – клиент.

Конечно, братоубийственные войны, завершающиеся победоносным финальным изнасилованием поверженного противника, – уже перевернутые страницы истории. Однако многие фрагменты массовых поточных надругательств перекочевали в развивающиеся страны, в которых общество еще не познало щемящую боль стыда. Существует конвейерный способ механического удовлетворения человеческих страстей и желаний, которые трудно найти на улицах добропорядочной старушки Европы, где скромное зазывание в районах «красных фонарей» произносится почти шепотом. В то время, например, в Сайгоне «Заходите, заходите!» звучит как зов кондукторов в трамваях, объявляющих очередную остановку.

Корреспондент одной из западных газет, естественно, на казенные деньги воспользовался таким недвусмысленным предложением. Глаза журналиста постепенно привыкли к темноте, усугубляемой тусклым уличным освещением где-то в тупиковой улице, отделенной от главной бамбуковыми перегородками. Как человек путешествующий, он, по роду своей профессии, уже ранее получил представление о бордельной системе многих стран. Но здесь все было ново. Непостижимо ново. Все его понятия, связанные с эротикой и сексом, были повержены.

Во вьетнамском борделе майской ночью он открыл для себя «жесткий», возможно самый «жесткий» секс, какой может существовать на панели. «For adults only» – «только для взрослых». В непобеленном длинном помещении никакой мебели. Вдоль стен стоят девушки. Мужчины, преимущественно по трое, фланируют мимо них. Легкий кивок головы, и девушка следует за одним из них. Только пару шагов до свободного места площадью в два квадратных метра, покрытого полимерной пленкой на бетонном полу. Деньги меняют своего владельца. Три доллара с мужчины, и девушка занимает место на пленке. Срываются последние покровы с тела и раздвигаются ноги. Это сигнал для первого «соискателя счастья», который спускает с себя штаны, наклоняется над девушкой и несколькими крепкими толчками оставляет мгновения сладострастия в уходящем прошлом. Затем он встает, натягивает штаны, застегивает «молнию» и предоставляет место следующему соискателю «счастья», который уже занял исходную позицию за его спиной. Опять сухие толчки. Когда последний в очереди сделал свое дело, проститутка протирает куском туалетной бумаги интимные места (теперь «общественного пользования»), ищет и находит трусики, сворачивает пленку и идет назад к стенке. Не каждый пользуется презервативом, не каждая требует этого. Все происходит как за стеклом. Все говорят шепотом. Никакого отвращения, никакого возгласа удовольствия. Только редкие простые шорохи движений мужчин и женщин, которые в соответствии с обстоятельствами производят запуск механизма совокупления. В ушах звучит стук каблуков мужских ботинок, владельцы которых отыскивают путь между распластанными в темноте женщинами, холодно заглядывая им в глаза, спрашивая, можно ли остановиться здесь или пройти дальше.

Секс и государство

В Америке секс– это мания, в других странах – факт.

Марлен Дитрих

Как человек может это себе позволить? Женщины позволяют. Мужчины позволяют. Это наш мир, и он существует не только в виде механической модели, для которой существуют определенные условия. Как и в любом технологическом конвейере, поставленном на поток производства, в данном случае – спермы, последняя служит смазкой, обеспечивая долговечность процесса и увеличивая длительность работы быстро изнашивающихся частей. К мерам предосторожности, к условиям, обеспечивающим стабильность и долговечность процесса удовлетворения наших интимных страстей, наравне со смазкой относится ложь или ее эквивалентные заменители. Происходящее в подвалах Сайгона и описанное журналистом является упрощением сложных взаимоотношений между мужчиной и женщиной на европейской сцене, закрытых от мира покрывалом лжи и лицемерия. Это создает иллюзию примитивности восприятия, вне глубинных отношений полов. Инициаторы проекта «Дон Жуан» из университетской клиники Луизианы (Швейцария) не ожидали результатов опроса, согласно которому средний посетитель уличной «панели» целенаправленно ищет чувств, которых не может найти в кругу близких. Опрос показал, что среди клиентов находятся мужчины из разных общественных кругов, причем образованных больше, чем студентов или рабочих: явное несовпадение с привычным образом неухоженного, неприятного и несимпатичного одиночки.

...

Инициаторы проекта «Дон Жуан» из университетской клиники Луизианы (Швейцария) не ожидали результатов опроса, согласно которому средний посетитель уличной «панели» целенаправленно ищет чувств, которых не может найти в кругу близких.

Опросу подверглись триста двадцать три мужчины из Луизианы, почти половина из которых находится в браке или в постоянных отношениях с женщиной. Большинство мужчин, оплачивающих услуги проституток, часто чувствуют себя одинокими и, кроме секса, хотят получить простое общение вместе с чувством защищенности, что и проявляется в большинстве случаев в попытке завязать дружбу с «ночными бабочками», оказывая им параллельно финансовую поддержку.

Как относится к этому государство? Какова его позиция? Каково общественное мнение о шабаше продажной любви, порой вытесненном за черту города, а иногда расположенном всего в двух шагах от школы? Правительственные учреждения разных стран время от времени вываливают на головы избирателей различные проекты законов, в которых предлагают сделать уголовно наказуемым деянием не факт продажи тела, а факт его покупки. «За всем этим стоит красивая логика, – говорит Д. Тейлор, одна из самых известных британских экспертов по вопросам проституции, – использовать законы спроса и предложения. Предполагается, что если спрос будет уничтожен жестким законодательством, то и предложение само по себе сойдет на нет». Надо сказать, что похожие приемы борьбы с проституцией уже практикуются в некоторых странах, например, в Швеции. Единственным уголовным преступлением в этой стране стала оплата секса, а проституция была признана одной из форм сексуального насилия над женщиной. Одна из защитниц шведской модели Г. Экберг заявила: «Швеция показала, что без спроса со стороны мужчин индустрия проституции не смогла бы процветать и развиваться». Вслед за Швецией похожий закон был принят и в Финляндии, при этом упор был сделан на борьбу с торговлей людьми и принуждением к занятию проституцией женщин, незаконно ввезенных в страну. Однако тотальный запрет продажной любви, действовавший еще недавно в большинстве стран, все чаще признается неработающим и неэффективным. «Абсолютное зло – не проституция, а ее запрет, – говорит Д. Маклсон, сотрудник одной из британских правозащитных организаций. – Там, где запрещена проституция, процветает коррупция в самых разных ее формах. Я уже не говорю о серьезной опасности для здоровья. Именно поэтому, даже в тех странах, где существует тотальный запрет на сексуальные услуги, власти все чаще стараются его смягчить».

Один из самых ярких примеров – Иран с его строгими исламскими законами и сотнями, если не тысячами, официальных и нештатных соглядатаев полиции нравов. СМИ с завидной периодичностью помещают на страницах газет хронику суровых наказаний, постигающих одну за другой несчастные пары, попавшие под око служителей целого ряда запретительных законов. И тем не менее в стране работает триста тысяч проституток, которые защищены постулатами так называемых временных браков, продолжительность которых может насчитывать день, месяц или год – в данном случае все решает мулла. Кто сможет доказать факт передачи денег при такой смене партнера?

Япония также относится к странам, в которых проституция запрещена. Однако законы так изощренны, что их однозначное применение затруднительно. Причем даже факт передачи денег проститутке не может квалифицироваться как покупная любовь. «Денежные подарки разрешены», – гласит одна из статей.

Тотальный запрет проституции на Кубе напоминает ситуацию ушедшего в небытие сексуального рынка Советского Союза, когда за отклонением от моральных устоев наблюдали не только партийные, комсомольские и прочие общественные организации, но и целый штат осведомителей. Однако справиться с проституцией как на Кубе, так и в Советском Союзе, властям не удавалось и не удается. Коррупция, овладевшая всеми уровнями государственных структур, включая полицейские, позволяла и позволяет не только вмешиваться в интимные области супружеской жизни и семейных отношений, но и делать эти отношения зависящими от политических инсинуаций государства, заставляя работать этот древний рынок для своих целей.

Функция властей развитых западных демократий сводится к тому, чтобы следить за соблюдением правил предоставления сексуальных услуг, например, за тем, чтобы проститутки имели соответствующую лицензию и исправно платили налоги. Лицензирование деятельности обязательно практически во всех странах, в которых проституция является легальной. Разумеется, не обходится без накладок. К примеру, после легализации проституции в Голландии и распространения на проституток действия налогового и трудового законодательства выяснилось, что работать им стало намного труднее. «Как я могу оказывать помощь клиенту в комнате с огромным окном?» – восклицает одна из представительниц «горизонтального ремесла» на требования властей создавать для клиента условия с достаточной вентиляцией и светом. Дальше всего в вопросе обеспечения прав клиента пошли в этой стране и в Германии, где власти тоже оказывают помощь инвалидам в предоставлении сексуальных услуг. «Я не знаю, распространен ли такой опыт по всему миру, но знаю, что, если наши инвалиды имеют право на автобусы, оборудованные специальными подъемниками, бесплатные лекарства и свежие продукты, то есть на обеспечение достаточно высокого качества жизни, то они, разумеется, имеют право и на то, чтобы мы субсидировали их интимную жизнь», – говорит германский эксперт в области социального обеспечения А. Тыш. Часть лицензированных проституток в Германии уже прикреплена к местным органам социальной опеки, которые оплачивают их визиты к инвалидам (Белаш В. Государство и проституция // Коммерсантъ ВЛАСТЬ, 17.09.2007).

Итак, все, включая инвалидов с тяжелыми увечьями и высокой степенью ущемленности жизнедеятельности, стремятся прикоснуться к вечному огню наслаждений, используя при этом как легальные, так и нелегальные средства их достижения.

...

Функция властей развитых западных демократий сводится к тому, чтобы следить за соблюдением правил предоставления сексуальных услуг, например, за тем, чтобы проститутки имели соответствующую лицензию и исправно платили налоги.

Оскар Уайльд в одном из своих эссе под названием «Разрушение лжи» глубоко сожалел, что постепенно утрачивается искусство «сохранять свое лицо». Ложь – наша постоянная потребность, как мыло или как зубной порошок, которыми мы одновременно очищаем и защищаем себя от грязи. С одной стороны, мы не хотим слышать о себе горькую правду, с другой – нелегко сохранить «хорошую мину при плохой игре», ведь для этого необходимы размышления, креативность и дисциплинированность. Мы часто становимся правдолюбцами в стремлении познать правду, требуя выкладывать все начистоту, а в итоге это не приносит ничего, кроме боли и разочарования. Поэтому иногда трудно утверждать, что ложь всегда низка и достойна сожаления, а фанатиков правды можно порой заподозрить в садизме и надменности.

И тем не менее обман, вероятно, заложен в наших генах. Некоторые исследователи эволюционных биологических процессов предполагают, что ложь оказала существенное влияние на развитие коры больших полушарий головного мозга. Тот, кто не лжет, не нуждается в его большом потенциале, который обеспечивает наличие фантазии, представления и воображения. То, что наш мозг в течение миллионов лет постоянно увеличивался, а нейронные переключения усложнялись, можно объяснить влиянием внешнего мира. Наше обманное трюкачество становилось все более изощренным, и вся наша жизнь, как это ни прискорбно констатировать, представляет собой огромный театр, в котором каждый из нас – актер, представляющий с присущей ему долей мастерства фрагменты общего сценария. Проживший двадцать пять лет с женой звезда Голливуда А. Шварценеггер на протяжении долгих лет имел «подпольный» роман с горничной, родившей от него сына. Владельцу «Оскара» можно было бы присудить его не только за актерское мастерство, но и за умение профессионально лгать, войдя в образ.

Всем нам для выражения желаний необходимы, по меньшей мере, язык и жесты. Причем эти же средства нужны и для того, чтобы эти желания скрыть, что приводит к деформации впечатления. Каждый из нас, являясь индивидуальностью, пытается скрыть неприемлемые обществом низменные страсти и желания, что, естественно, приводит к тому, что в нашем театре лжи и лицемерия каждый стремится предстать идеалом добра и справедливости. И если личность не купается в ярких лучах, в том числе и любви, то она или имеет малую степень социальной интегрируемости, или бесчувственна до антипатичной надменности. Ни то, ни другое любви не вызывает.

Пружина нравственности, в сжатом виде спрятанная в трубу запретов и недоступности, расправилась в годы свободы мысли и слова и является одной из составляющих этой свободы. Всеобщая вседозволенность, распущенность и стремление толпы познать таинства, которые до сих пор являлись привилегией открытого западного общества, породили свободу нравов. Она стала не только предметом размышлений о морально-нравственном состоянии общества, но и зеркалом, отразившим помыслы и чаяния, общественные течения, а также сокровенные, глубоко индивидуальные характеристики человеческой души. Словно рентгеновскими лучами, высвечены в ней раковые метастазы, продемонстрировав их одуревшему обывателю во всей извращенности и аморальности.

Альковная лаборатория зарождения интеллекта – инструмент защиты и нападения

Благо тому, кто тверд по натуре и гибок по здравому рассуждению.

Люк де Клапье Вовенарг

Ни для кого не новость, что мужчина и женщина – «две большие разницы». Еще в 1871 г. Ч. Дарвин писал: «Мужчина храбрее, драчливее и энергичнее женщины и обладает более изобретательным умом… по своим умственным способностям мужчина, очевидно, превосходит женщину».

Мужчины и женщины «сделаны из разного теста», что и создает основу конфликтов и противоречий, до истоков которых хотят докопаться ученые. Ни по одному из вопросов не разгорались такие жаркие споры и дискуссии о соотношении влияния наследственности и среды на образ мышления и интеллекта в зависимости от пола. Результаты стандартизированных тестов почти не оставляют сомнений: мужчины и женщины мыслят по-разному.

Например, девочки более талантливы в изучении и освоении языков, чтении, письме, ассоциативной памяти и скорости восприятия. Мальчики показывают лучшие результаты в визуально-пространственных задачах и аналитических наблюдениях (ориентировка на местности, распознавание геометрических фигур), физико-математических и общетехнических дисциплинах. Но в целом различия в IQ мальчиков и девочек очень малы. Кроме того, существует множество исключений. Границы между речевой деятельностью и пространственным восприятием достаточно условны. Многие мужчины – писатели, поэты, священнослужители, адвокаты, – в речевом отношении талантливее среднестатистической женщины. Однако существует немало женщин – представителей искусств, инженеров, архитекторов, ученых и преподавателей – с лучшим математически-пространственным воображением, чем у среднестатистического мужчины.

И все же существует значительное различие между женщинами и мужчинами. В областях, где требуется применение серьезных умственных усилий, мужчин намного больше, чем женщин, и находятся они, как правило, на верхнем и нижнем полюсе социального среза. Другими словами, кривая «нормальности» у девушек выражена более ровно, чем у юношей. Это и является причиной того, почему мальчики в большинстве достигают больших успехов, например, в математике, находясь, однако, в большинстве в группе «неуспевающих» ( Hedges L.V., Nowell А. Sex differnces in mental test scores, variability, and mumbers of high-scoring individuals).

Эти резкие различия не может не заметить ни один исследователь, знакомый со статистикой, однако спорным остается вопрос о природе их происхождения. Лежит ли причина в гормонах и хромосомах, или же решающую роль играет жизненный опыт? Специалисты в области эволюционной психологии считают эти различия врожденными и рассматривают их как процесс «приспособления» различных полов к традиционной схеме «общество-охотник» или «общество-собиратель». Согласно этой схеме, мужчины на основании пространственного восприятия, ориентации и лучшей моторики имели преимущества, позволяющие успешно охотиться, в то время как женщины, оставаясь «на хозяйстве» в пещере, большую часть жизни посвящали рождению и воспитанию детей. Забота о сохранении и развитии потомства становилась основанием для совершенствования языковых способностей женщин.

...

Еще в 1871 г. Ч. Дарвин писал: «Мужчина храбрее, драчливее и энергичнее женщины и обладает более изобретательным умом… по своим умственным способностям мужчина, очевидно, превосходит женщину».

Такого рода утверждения нельзя оспаривать, так как они бездоказательны. Однако трудно представить, почему, например, способность к ориентации на местности является прерогативой мужчин, хотя женщины в поисках еды для детей и дров для костра уходили довольно далеко от пещеры и с легкостью находили дорогу обратно. И наоборот, языковые способности, приписываемые женщинам, были необходимы и мужчинам, прежде всего как средство коммуникации.

Вместе с тем о врожденной разнице в интеллекте мужчин и женщин якобы свидетельствует и различие в объемах мозга, который у женщины меньше, чем у мужчины. Такой дополнительный объем ткани мозга необходим сильному полу для управления развитыми мускулами и большим телом. Но в то же время, хотя мозг слона в три с половиной раза больше, чем мозг человека, никто не возьмется утверждать, что слон умнее ( Kuhlenbeck I.Н. The central nervous system of vertebraters. Bd 3, Basel, 1973).

Авторы некоторых исследований (Animal Behaviour 62) проводят параллель между способностью приматов при изготовлении орудий труда использовать обе руки одновременно и тем, что слоны для этих же целей применяют ногу и хобот.

Действительно, у мужчины масса мозга в сопоставлении с объемом и массой тела примерно на сто граммов (8%) больше, чем у женщины ( Ankney С.D. Sex differences in relative brain size: The mismeasure of women, too? Intelligence 16 1992). Возможно, эта дополнительная масса необходима для выравнивания физиологических различий полов, например, обмена веществ или состава жировой ткани тела (жировая ткань женщин не содержит нервов). Изучая мозг младенца мужского пола, удалось определить, что дополнительная масса в сто граммов расположена в правом полушарии, ответственном за пространственное мышление.

Изучающие IQ знают, что графические программы требуют значительно большего числа ячеек памяти, чем переработка текста. Вероятно, пространственная деятельность, к которой, в числе прочих, причисляется переработка информации в трех и более измерениях, действительно требует большей массы мозга, чем речевая деятельность, протекающая линейно только в двух измерениях и требующая значительно меньшей обработки информации.

Уровень интеллекта характеризуется реакцией на поступающие раздражения в разных ситуациях, скоростью переработки информации, ее аналитической оценки и быстротой принятия наиболее оптимального решения жизненных задач.

Уже девяносто лет назад немецко-американский ученый-психолог В. Штерн (W. Stern) пробовал качественно и количественно определить интеллект человеческой личности и обозначил степень интеллектуальности через аббревиатуру IQ. Но как в действительности определить интеллект? В течение прошедшего столетия это понятие обретало столько значений, сколько ученых пыталось найти ему объяснение. Однако большинство из них все же сходились в одном: наличие у человека качеств, соответствующих слову intellegere (лат. «понимать, осознавать, узнавать»), означает способность находить оптимальный для себя выход в неожиданных ситуациях, основанную на непосредственном ментальном или психофизиологическом восприятии и определении явлений и взаимосвязей между ними без длительного предварительного изучения и анализа. С другой стороны, требования, предъявляемые к уровню интеллекта, часто могут быть направлены и на использование ранее приобретенных знаний, методов, навыков. Так является ли интеллект самостоятельным, целостным явлением? Можно ли множество людей с необычными талантами смешать, как «яблоки и груши», в общую кучу, да еще и мерить по единой шкале IQ?

Наряду с IQ появляется еще и «общий интеллектуальный профиль», который подразумевает способности в разных областях человеческой деятельности: понимание речи, наличие математического мышления, пространственное восприятие и способность одновременно выполнять несколько различных действий, т.е. классических показателей, определяющих интеллект.

Наличие различных типов интеллекта было спорным еще в прошлом столетии. Представителям «мультиинтеллекта» резко противостояли сторонники так называемого общего или g-интеллекта (general intelligence), выразителем которого стал английский психолог Ч. Спирмен (С. Spearman, 1863–1945). Аргументом для введения понятия g-интеллекта является то, что статистически различные интеллектуальные наклонности не являются полностью независимыми друг от друга: кто проявляет способности в разговорной речи или в языках, тот в большинстве случаев неплох и в других областях, например в математике. Так называемые idiots savants – люди с уровнем интеллекта ниже среднего, обладающие, тем не менее, какими-либо специфическими талантами, являются скорее исключением из правил.

В действительности же g-интеллект, выдержав все испытания критикой, остается одним из основных критериев оценки. Сегодня на вопрос структуры интеллекта психологи отвечают не «или-или», а «и то, и другое», рассматривая интеллект как иерархию в виде пирамиды.

На вершине этой пирамиды находится общий интеллект. Ниже – специальные способности, а в основании – еще более специфические таланты, хотя ученые еще не пришли к единому мнению о количественной и качественной оценке характеристик, лежащих на нижних уровнях пирамиды.

Существует также модель BIS (Berliner Intelligenz-Strukturmodell), в соответствии с которой составные компоненты интеллектуальных способностей комбинируются с одной из общих: например, речевые, математические, зрительные с одной из оперативных способностей – скоростью переработки информации, памятью, богатством воображения и емкостью информации. Для оценки каждой такой составляющей ученые разработали специальные тесты.

...

Обе эти модели основаны на классических тестах. Вместе с тем нельзя не отметить, что люди, находящиеся на нижних ступенях благосостояния, без достаточного образования, при проведении классических тестов на IQ будут дискриминированы, так как они не имеют возможности получить необходимые навыки и знания.

Наряду с IQ появляется еще и «общий интеллектуальный профиль», который подразумевает способности в разных областях человеческой деятельности: понимание речи, наличие математического мышления, пространственное восприятие и способность одновременно выполнять несколько различных действий.

Проблем «интеллектуального неравенства» можно избежать, если прибегнуть к тестам обучения, которые могут нам дать больше представления об интеллектуальном потенциале личности. Такие тесты состоят из трех частей. Первая – классическая: обычный тест, определяющий состояние вещей на данный момент. Вторая состоит из упражнений, во время которых испытуемый учится по определенным правилам находить решения заданий; третья подводит его к тем же заданиям первой части теста, но с учетом упражнений второй части. При этом психологи определяют, как повысились навыки и скорость решения задач по сравнению с первыми тестами.

Личности с высоким интеллектом не смогут значительно повысить свои показатели, так как уже в предварительной части они показали характеристики выше средних. И, наоборот, у людей с низким интеллектом упражнения могут способствовать его повышению. Однако еще неясно, как этот тип тестов с применением подобных упражнений может предопределить успех в школе, в образовании, в профессии.

Рождение интеллекта

Талант работает, гений творит.

Роберт Шуман

Сегодня со всей определенностью можно утверждать, что интеллектуальный потенциал человека, в широком смысле этого слова, закладывается в самом раннем возрасте ( Lise Eliot . Was geht da drinnen vor? Die Gehirnentwicklung in den ersten fьnf Lebensjahren, Berlin Verlag).

Все согласны с тем, что на интеллект ребенка влияют наследственность и среда обитания. Вопрос только, в какой мере. Именно генетическая память и пластичность мозга уже в младенчестве определяют будущий интеллектуальный уровень личности, который во многом зависит от индивидуальных особенностей функционирования мозга.

По словам Р. Худоеркова, заместителя директора по науке НИИ мозга, который в течение уже более восьмидесяти лет занимается, в частности, исследованиями индивидуальных особенностей мозга выдающихся деятелей науки, культуры и государства, «гена гениальности» не существует. Но путем многолетних экспериментов ученые твердо определили, что важнейшим фактором в достижении интеллектуальных высот является правильная работа с ребенком в первый год его жизни. В течение первого года мозг маленького человечка увеличивается более чем в два с половиной раза, и в этом возрасте с ним нужно интенсивно и системно заниматься: читать, разговаривать, играть, показывать развивающие картинки. С первого и до самого последнего дня жизни мозг человека развивается и перестраивается, поэтому его надо постоянно подпитывать: читать, тренировать память, насыщать его полезной информацией.

Ученым удалось выяснить, что у глухих и слепых людей происходят серьезные изменения структуры головного мозга, при которых возникает своеобразная компенсация утерянных функций зрения слухом, и наоборот.

Поэтому при определении IQ ребенка необходимо учитывать все факторы, как врожденные, так и приобретенные. Вытягивает ли ребенок в генетической лотерее счастливый билет, имея от рождения достаточно быструю сигналопроводящую систему нервных окончаний и больше серого вещества в левом полушарии головного мозга? Или это – результат накопленного опыта бесчисленных негенетических факторов, которые с момента зачатия влияют на развитие мозга? Ответ на эти вопросы дает наука, в частности психология, одним из разделов которой является «генетика поведения».

Известно, что люди с большим генетическим сходством имеют примерно одинаковый IQ. Наибольшее соответствие обнаруживается у выросших вместе однояйцевых близнецов. У родителей и детей оно примерно такое же, как между братьями и сестрами. Надо учитывать, что большая часть близких родственников имеет, помимо совпадающих генов, много общего и в образе жизни. Интересными и показательными являются исследования, проводимые с родственниками, не живущими вместе, например, приемными детьми и их кровными родителями или однояйцовыми близнецами, выросшими отдельно друг от друга. Они и являются идеальным объектом: даже если родные по крови были разлучены, то период совместного девятимесячного пребывания в чреве матери не может не отразиться на развитии мозга, формирование которого происходит именно в это время.

...

Ученым удалось выяснить, что у глухих и слепых людей происходят серьезные изменения структуры головного мозга, при которых возникает своеобразная компенсация утерянных функций зрения слухом, и наоборот.

Кроме того, учеными были исследованы специфические стороны духовных способностей человека, из которых память является наименее подверженной влиянию генетического наследия.

Сравнение однояйцевых и двуяйцевых близнецов показало, что в каждой группе школьников только 20% успехов можно отнести за счет генов, остальное зависит от окружения, общего семейного прошлого и отношений в коллективе. Другими словами, хотя гены и являются важной составляющей в освоении школьной программы, основным фактором остается семья (требовательность, поощрение, внимание, дисциплина, многообразие возможностей).

Можно утверждать, что с возрастом интеллектуальность человека все более зависит от генетической наследственности. У детей за интеллектуальность ответственны 15% генов. Эта цифра увеличивается в подростковый период до 50%, еще немного повышаясь в зрелом возрасте ( Plomin R. Nature and Nurture). Со временем гены начинают играть преобладающую роль. Исследования людей старше шестидесяти лет дают возможность предположить, что IQ примерно на 80% можно считать унаследованным. Эти данные частично подтверждаются исследованиями приемных детей, которые именно в дошкольном возрасте по интеллекту ближе приемным родителям, сестрам и братьям ( Scarr S. and Weinberg R.А. «The Minnesota adoption studies: Genetic differences and malleability»). В подростковом возрасте IQ приемных детей возвращается на уровень, характеризующий кровных родителей ( Eliot Lise Was geht da drinnen vor?, Child Development, 54,1983).

Дети появляются на свет с заложенным темпераментом и различной мерой таких качеств, как дружелюбие, спокойствие, активность, общительность. Но не только эти генетические характеристики определяют поведение малыша – большую роль играет и то, как его «опекает» окружение. Порой мы, наивно полагая, что контролируем окружение, в котором растут наши дети, считаем, что влияние и контроль взаимны. В одной и той же семье два ребенка, имеющие одинаковые генетические данные, обладают различным восприятием и жизненным опытом.

Между тем известно, что ранний опыт очень важен для последующего развития интеллектуального потенциала. Развитие мозга требует стимуляции. Гены «предоставляют» строительный план, но конкретная реализация нейронной схемы в голове каждого ребенка требует постоянного общения с людьми, объектами и явлениями окружающего мира. Интересно, что маленькие дети усваивают в течение четырех месяцев больше, чем студенты за четыре года. Ни в какой другой фазе человеческой жизни развитие мозга не происходит так бурно, как в первые три года. Новорожденный имеет примерно сто миллиардов клеток мозга, которые затем образовывают сеточную структуру, для чего необходимы биллионы синапсов. Эти связи образуются большей частью в раннем возрасте. Количество взаимосвязей зависит от генов, качество их определяет внешнее окружение. Здоровая пища и полный любви и заботы уход положительно влияют на развитие мозга. Детям, лишенным достаточной стимуляции, трудно будет компенсировать этот дефицит в будущем. В первые годы жизни мозг запрограммирован на самую высокую активность. Количество синапсов быстро увеличивается – одна единственная клетка может устанавливать до десяти тысяч связей.

Таким образом, внешняя среда определяет развитие значительной части структуры мозга, благодаря которой младенец узнает, изучает, переживает и воспринимает мир. Это развитие продолжается до самой смерти. Ненужные синапсы исчезают, часто употребляемые усиливаются. Одновременно постоянно образуются новые синапсы, что очень важно для нормального функционирования памяти.

Современные исследования интеллекта

Интеллектуалы делятся на две категории: одни поклоняются интеллекту, другие им пользуются.

Гилберт Честертон

Главным направлением исследований в настоящее время является установление прямых связей между интеллектом и проявлением способностей в разных областях. Например, в 1973 г/ интенсивно изучался вопрос о том, чем можно объяснить высокие достижения в математике или игре в шахматы – высоким интеллектом или специальными знаниями.

Как и следовало ожидать, личности с высоким интеллектом решают поставленные задачи значительно лучше, чем те, кто имеет ограниченные знания и опыт в этих областях. Однако иногда наличие низкого интеллекта может быть компенсировано наличием большого опыта. Люди с большим специальным опытом, например эксперты, могут достигать одинаковых результатов с одаренными новичками.

Но и практикам необходим высокий интеллект. Может быть, он и не участвует напрямую в достижении успеха, но способствует ему, помогая в усвоении учебного материала и навыков.

Если человек обладает фундаментальными знаниями в определенной области, то его достижения будут такими же, как у человека с высоким интеллектом. Сегодня ученые определяют и оценивают интеллект иначе, чем в совсем недавнем прошлом, распространяя это понятие на сферы, имеющие мало общего с обычными познавательными областями мышления, усвоения знаний и решения проблем. В последнее время стало популярным понятие EQ – «эмоционального» или «социального» интеллекта, благодаря которому представляется возможным распознавать и оценивать в себе и окружающих эмоциональный фактор. Это так же дает возможность проявлять, регулировать и контролировать свои чувства, сохраняя объективность при решении проблем.Часть нашего мозга, ответственная за быстрое и простое принятие решений, называют обычно «адаптированной бессознательностью», и исследования этих процессов являются решающими в одной из важнейших областей современной психологии. Эта адаптированная бессознательность не имеет ничего общего с бессознательностью или подсознанием по Фрейду. Вместо этого ее можно представить чем-то вроде компьютера, который очень быстро и тихо обрабатывает поступающие данные, которые необходимы для нашего выживания.

Если, например, выйдя из дома, мы неожиданно встречаем взглядом несущийся на нас автомобиль, то у нас нет времени выбирать вариант для оптимального реагирования. Именно в этом и состоит базис такого долгого выживания человека на Земле, так как наш аппарат принятия решений в процессе эволюции так развился, что с его помощью мы можем в короткие мгновения при наличии минимальной информации принять спонтанные решения, имеющие для нас порой и жизненно важное значение. Психолог Т. Вильсон (Т. D. Wilson) описывает это в своей книге «Strawers to Ourselves» так: «Мозг работает очень рационально в том плане, что большую часть сложного мышления он перекладывает на бессознательность, точно так же, как современный пассажирский самолет посредством автопилота в состоянии без помощи или с минимальной помощью человека прокладывать свой путь к цели».

Адаптационная бессознательность очень хорошо иллюстрирует, как с учетом информации, полученной из окружающей среды, можно предостеречь человека и направить его действия. Каждый раз решения принимаются в разных частях нашего мозга и каждый раз касаются различных черт личности.

Конечно, если врач должен принять очень важное решение для постановки сложного диагноза, ему необходимы дополнительные анализы, мало того, мы хотим услышать мнение другого врача или целого консилиума. Даже нашим детям мы говорим: «Сперва думай, а затем действуй», и тогда мы доверяем только нашим сознательным решениям. Но бывают такие стечения обстоятельств, когда из-за недостатка времени, стресса и тяжелых условий больше пользы нам приносит спонтанное принятие решений под первым впечатлением без долгих раздумий, что дает нам возможность полнее понять наш мир. Конечно, можно и нужно говорить не только об эффективности первого взгляда, но и о том, что инстинкт может ошибаться.

Так когда же мы должны доверять нашему инстинкту, а когда проявлять осторожность, прежде чем довериться ему? Если мы, прислушиваясь к инстинкту, принимаем решения, которые всегда ведут к неправильным решениям, это значит, что мы все время совершаем ошибку по все время повторяющимся причинам, которые должны определить и осознать. Это доказывает эксперимент, проведенный Университетом Вашингтона в лаборатории психологии Дж. Готтмана, в котором приняла участие супружеская пара в возрасте около тридцати лет. Первое впечатление от них – модно одетые, приятные и интеллигентные люди. Те, кто позже посмотрел видеоролик, снятый Готтманом, получили такое же впечатление. Муж, назовем его Биллом, обладал выигрышным и слегка игривым шармом, его жена Сюзанна – острым и бойким язычком.

Их привели в небольшую комнату, усадили на расстоянии двух метров друг от друга и подвели к пальцам и мочкам ушей электроды, чтобы замерять частоту сердечных сокращений, потоотделение и температуру кожи. Под каждым из стульев был размещен складной метр для замера движений подопытных на стульях. Две камеры, по одной на каждого, записывали все, что происходило и говорилось. Супругов оставили на пятнадцать минут одних под работающими камерами и дали указание вести дискуссию на тему, которая, возможно, вызовет ссору. Для Билла и Сюзанны это была собака, о которой мечтала она, но не хотел он, о чем они и дискутировали все четверть часа.

...

Адаптационная бессознательность очень хорошо иллюстрирует, как с учетом информации, полученной из окружающей среды, можно предостеречь человека и направить его действия. Каждый раз решения принимаются в разных частях нашего мозга.

На первый взгляд видео этого разговора почти не отличалось от бесконечных ежедневных бесед между супругами. Ни один из них не был особенно раздражен, между ними не возникало «сцен» и яростных вспышек. Спокойным тоном Билл в начале беседы заявляет, что «он не особый любитель собак», после чего немного ворчит, не обвиняя жену, которая со своей стороны ему немного пеняет. Возникают моменты, когда кажется, что оба просто забыли о том, что должны поругаться. Например, когда они обсуждают запах псины, разговор принимает комический оборот, и оба начинают смеяться.

Можно ли сделать какие-либо выводы из пятиминутной беседы супругов о собаке, чтобы решить, насколько счастлив или несчастлив их брак? Ведь в нем имеется множество более важных вещей: дети, секс, деньги, родственники или работа. В любой семье бывают дни, когда пары живут в гармонии, а бывает, что они ссорятся. Бывают времена, когда супруги действуют друг другу на нервы, а вскоре планируют совместный отпуск и чувствуют себя как в медовый месяц. У сторонних наблюдателей возникает чувство, что для распознания отношений между супругами необходимо провести с ними недели или месяцы, переживая различные ситуации, при которых они счастливы, усталы, рассерженны, возбуждены, радостны, напряжены. Но что может рассказать расслабленное состояние, в котором Билл и Сюзанна болтают о собаке?

Готтман имеет на этот счет особое мнение: чтобы оценить будущее отношений между супругами, совсем не нужно проводить с ними много времени. Еще в восьмидесятые годы он начал свои исследования в «лаборатории любви» неподалеку от кампуса Университета Вашингтона, опросив с тех пор более трех тысяч пар, подобных Биллу и Сюзанне, каждую из которых снял на видео и проанализировал по собственной методике, называемой Gottman SPAFF (специфический аффект). Это система кодирования, разбитая на двадцать различных категорий, соответствующих каждому из возможных настроений супружеской пары. Готтман обучил своих сотрудников распознавать в жестах и мимике тестируемых малейшее проявление чувств, а также интерпретировать их словарный запас. Анализируя видео, сотрудники давали каждой из персон за каждую секунду определенную цифру, и в конце 15-минутного видео набиралось 1800 цифр – 900 для мужчины и 900 для женщины. К примеру, ряд «7, 7,14, 10, 11, 11» говорит о том, что один из двух в период из шести секунд сначала сердился, потом чувствовал себя нейтрально, переходил к фазе защиты и в конце концов начинал жаловаться. Кроме того, к видео присоединялись данные электродов и сенсоров, показывая, когда учащался пульс мужа. Иногда жена ерзала на стуле, дополняя картину исследования.

...

В любой семье бывают дни, когда пары живут в гармонии, а бывает, что они ссорятся. Бывают времена, когда супруги действуют друг другу на нервы, а вскоре планируют совместный отпуск и чувствуют себя как в медовый месяц.

Казалось бы, выводы Готтмана не имеют ничего общего с инстинктом и интуицией. Не принимая спонтанных решений, он сидит перед монитором и анализирует научную достоверность видеосъемок, секунда за секундой, олицетворяя собой классический пример сознательного и целенаправленного мышления. Но от него мы можем почерпнуть многое о структуре быстрого принятия решений, называемой «thin-slicing» – «рассечение на тонкие ломтики», что означает не что иное, как способность нашего подсознания на основе мельчайших составляющих любого события обнаруживать определенные характеристики исследуемых объектов в различных ситуациях и выявлять их отражение в поведении человека.

На основании своих расчетов, связанных с поведением в течение часового разговора сидящих на стуле перед экранами мониторов супругов, Готтман делает очень важное заключение, с 95% вероятностью определяя крепость брака двух партнеров на последующие пятнадцать лет. Если время наблюдения сокращается до пятнадцати минут, квота вероятности предсказания снижается до 90%. Но даже трехминутного наблюдения достаточно, чтобы с большой степенью вероятности определить, надолго ли останутся эти партнеры мужем и женой. Опубликованная им работа «Математика брака» полностью испещрена формулами и кривыми, напоминая мне спрятанный у меня на антресолях в свое время доклад О’ Кинси.

Итак, ученые берут себе на вооружение открытия, которые они делают при исследовании интеллекта для широкого использования их в нашей повседневной жизни. Ученые сходятся во мнении, что эмоции возникли в ходе эволюции, обеспечивая быструю реакцию в критических ситуациях. Такие новые критерии оценки интеллекта многообещающи, и ученые связывают с ними надежды.

Стремительный рост IQ

Ум двигает массу.

Публий Вергилий Марон

Интеллект в любом своем проявлении – величина не постоянная. Она может меняться как в худшую, так и в лучшую строну. Особенно наглядно это можно наблюдать на детях, лишенных необходимых условий, но имеющих возможность довольно быстро наверстывать упущенное в развитии при наличии должной заботы. Поэтому американский проект «Head Start» старается совместить в одной программе педагогические и медицинские требования для обездоленных детей дошкольного возраста. Большинство исследований этой программы отмечают заметное увеличение IQ детей в среднем на десять пунктов. К сожалению, достигнутый положительный эффект часто теряется в течение нескольких лет пребывания ребенка в обычной школе.

В эту программу включаются дети в возрасте около трех лет, значительно позже фазы интенсивного формирования нейронной структуры мозга. Поэтому некоторые экспериментальные методы предполагают начало работы с детьми более раннего возраста. Убедительные результаты получили французские исследователи, проанализировав большое количество данных и выделив четыре категории детей:

1. Дети родителей с низким социально-экономическим статусом (СЭС), усыновленные родителями с также низким СЭС;

2. Дети родителей с низким СЭС, усыновленные родителями с высоким СЭС;

3. Дети родителей с высоким СЭС, усыновленные родителями с высоким СЭС;

4. Дети родителей с высоким СЭС, усыновленные родителями с низким СЭС, что очень редко происходит на практике, но именно такие случаи делают оценку наблюдений всесторонней ( Eliot L. Was geht da drinnen vor?).

Ученые еще раз убедились, что гены и окружение почти в одинаковой мере влияют на интеллект. При этом немаловажное значение имеет социально-экономический статус (СЭС): чем выше СЭС, тем выше IQ.

Такое преимущество кажется на первый взгляд незначительным. Но в действительности оно отражает существенное улучшение общей ситуации в пересчете на все население планеты. И тому еще одно доказательство: с тех пор как сто лет тому назад были введены тесты IQ, каждое следующее поколение имеет более высокие показатели, чем предыдущее.

Самый большой рост IQ наблюдается в Западной Европе и Японии, где каждое последующее поколение улучшает показатели на двадцать пунктов. В США этот рост значительно ниже, но все же весьма значителен – на три десятых пункта больше ежегодно (примерно восемь пунктов за поколение). Однако по сей день ученые спорят о том, действительно ли люди становятся все умнее или улучшение показателей тестирования можно объяснить многократным повторением упражнений и тренировок.

...

Интеллект в любом своем проявлении – величина не постоянная. Она может меняться как в худшую, так и в лучшую строну.

Объяснить генетикой этот эффект тоже невозможно – слишком быстро растет IQ. Чтобы гены людей с высоким IQ вытеснили генетику их менее интеллектуальных собратьев, «гении» должны были бы размножаться до абсурдности быстро. Остается одно объяснение: качественное, сбалансированное питание, снижение детской смертности, профилактическое медицинское обслуживание, хорошее образование и родительское внимание – все это влияет на рост IQ в индустриально развитых странах.

Многие ученые указывают на еще одну важную тенденцию, существенно влияющую на наш коллективный интеллектуальный потенциал. Учитывая то, что рост IQ при визуально-пространственной переработке значительно выше, чем при речевой, ученые предполагают, что причина – во все расширяющемся спектре средств массовой информации. С каждым поколением мир «картинок» – от фотографии к компьютерной графике – становится все сложнее и требует от молодого поколения все больших умений в освоении визуального мира. Последние исследования показали, что мышление неразрывно связано с деятельностью мозга, которая, с точки зрения эффективности, может быть оценена посредством характеристик, являющихся базовыми для определения уровня интеллекта.

Мозг – сложная функциональная нейробиологическая система, реализующая многофакторные процессы, направленные на прием, переработку информации и принятие соответствующих решений. Весь этот процесс представляет собой, в сущности, рождение в каждое мгновение нового интеллекта. Многие считали, что функционирование человеческого мозга не подчиняется никаким схемам и правилам и для нас останется навсегда загадкой природы. Накопленные нейрофизиологией и нейробиологией данные свидетельствуют, что не существует «лишних» клеток или нейронов в мозге – все они представляют собой основу многоступенчатой электрохимической схемы, которая работает по своим особым законам и правилам. Любое повреждение или удаление участка мозга изменяет личность. Когда мы говорим о личности, то прежде всего хотим выделить характерные особенности, отличающие ее от окружающих.

13 сентября 1848 г. с мастером-строителем Ф. Гейгом, занимавшимся подрывными работами, произошел несчастный случай. Заостренный прут толщиной в три сантиметра и длиной сто сантиметров насквозь пробил его лицо, череп и мозг. Гейг был оглушен, но пришел в сознание, и мог не только говорить, но и передвигаться. Он прожил после этого тринадцать лет. Уже сам факт выживания – экстраординарное событие. Но личность Гейга изменилась, человек полностью переродился. До происшествия Гейга характеризовали как ответственного, интеллигентного и компетентного человека. Первые признаки изменения личности проявились уже в процессе выздоровления. По прошествии некоторого времени перемены стали еще более драматичными.

В физическом смысле Гейг полностью поправился, не было заметно никаких нарушений в движениях и речи, он свободно усваивал новый материал, память его не была нарушена, но он стал непочтительным, эксцентричным и безответственным, потерял доверие окружающих и в конце концов окончил свою жизнь бродягой. Когда Гейг умер, вскрытие произведено не было, хотя его лечащий врач Д. Харлоу предполагал, что изменение личности Гейга явилось следствием повреждения префронтального участка мозга. Харлоу убедил семью произвести эксгумацию через пять лет после смерти Гейга, чтобы его череп мог стать объектом медицинских исследований. Череп и металлический прут сейчас находятся в Анатомическом медицинском музее Уоррена Гарвардского университета.

Хотя методики и теории нейрологии и бионейрологии продвинулись гораздо дальше со времен Гейга, изучение взаимоотношений различных областей мозга, нервной системы и поведения личности в основном все еще опирается на опыты с животными и, к счастью, редкие несчастные случаи. Однако изучение отклонений поврежденных областей мозга человека и сравнение этих выводов с результатами опытов над животными дают неоспоримые доказательства наличия участков обработки эмоциональной и фактической информации в человеческом мозге и их влияние на поведение. Еще до недавнего времени мозг обычных людей не мог служить оптимальной основой исследований. Не представлялось возможным использовать его в качестве объекта систематических повреждений. Именно это не позволяло соотносить повреждения определенных его участков с изменениями личности. Современные щадящие методы исследований (например, изображение скрытых структур мозга на мониторе) позволяют получать все больше данных об аномалиях функционирования мозга и его отдельных частей и сравнивать их с нормальным состоянием. Таким образом, можно определить так называемую степень отклонения от нормы или ущемленность функций мозга и, соответственно, нарушение интеллектуального потенциала и норм поведения ( Эйзлер А. Болезнь Альцгеймера – чума XXI века).

На параметры поведения и характеристики человеческой личности оказывают воздействие не только обособленные функции различных областей мозга. Их сложные взаимные влияния и создают тот уникальный образ, который мы воспринимаем. Особенно очевидно эти взаимосвязанные явления проявляются при развитии болезни Альцгеймера, когда не только изменяется интеллектуальный потенциал, но и сама личность и ее поведение претерпевают неудержимую деградацию.

Ткань мозга, состоящая из различных генетических структур, также оказывает влияние на его функциональную работоспособность, определяя интеллектуальный потенциал личности. Окружающая среда завершает и оттачивает процесс ее становления. Характерной чертой воздействия внешней среды на переработку именно эмоциональной информации является влияние ситуаций. Значение ситуационных факторов очень тесно связано с эмоциями и как следствие – с гормональным зеркалом и поведением.

Если, например, оценка наследственности переносится на личностные характеристики, например общительность, то легко вообразить существование «гена общительности». Но в действительности все гораздо сложнее. Несмотря на огромные успехи генной технологии, однозначного непосредственного участия генов в создании психологического образа человека до сих пор не установлено. Не существует прямой биологической тропы от генетического материала к общительности или к другим характеристикам личности, например депрессивности. Вместо этого прямого взаимодействия или взаимозависимости существуют своеобразные «мостики», соединяющие эти биологические образования с психологическими характеристиками личности. В частности, к ним относятся гормоны. В образовании гормонов участвуют гены, создающие генетический код, благодаря которому биологические структуры образуют различные протеины (энзимы). Под воздействием окружающей среды они приводят к созданию таких биологических соединений, как синапсы, гормоны и нейротрансмиттеры. Эти биологические образования совместно с внешними факторами оказывают влияние на формирование поведения и создание определенных характеристик личности.

...

Ткань мозга, состоящая из различных генетических структур, также оказывает влияние на его функциональную работоспособность, определяя интеллектуальный потенциал личности.

Еще внимательный наблюдатель Дарвин измерил головы многих кроликов и установил, что выросшие в неволе зверьки имеют гораздо меньший объем головы, чем их собратья, живущие на свободе. По сравнению с дикими домашние кролики не подвержены таким стрессовым ситуациям, как поиск пищи или страх самому стать обедом хищника. Образ жизни этих животных на воле постоянно мобилизует и тренирует мозг, развивает интеллект, инстинкт, органы чувств, двигательный аппарат.

То, что сегодня кажется само собой разумеющимся, стало ясным только спустя столетие, когда нейробиологи начали, наконец, понимать, в какой степени окружающая среда влияет на развитие структур мозга, а также и то, что генетическое воздействие на поведение и индивидуальность осуществляется во взаимодействии с внешними условиями через посредничество биохимических структур организма.

«Наследственный талант»

Каждый ребенок отчасти гений, а каждый гений отчасти ребенок.

Артур Шопенгауэр

Влияние же генетической наследственности удалось установить посредством историко-архивного изучения семей великих мастеров прошлого, а воздействие эволюционно-селективного фактора – с помощью скрупулезных методов исследования растений при их скрещивании. Влияние ситуаций на поведение и характеристики личности стало постепенно выявляться только после установления их связи с изменением гормонального зеркала у объектов исследований.

В 1869 г. двоюродный брат Ч. Дарвина Ф. Гэльтон в своем труде «Наследственный талант: исследование его законов и следствий» указывал, что личности, наделенные высокими умственными способностями, имеют большое число родственников со сходным уровнем интеллекта, что нельзя объяснить чистой случайностью. Тесты на интеллект в то время еще не были разработаны, поэтому, чтобы оценить выдающуюся личность, Гэльтон полагался на отзывы компетентных людей. Его книга содержит истории трехсот семей, включающих более тысячи выдающихся личностей. Его определение одаренности было строгим: сам по себе факт известности или достижения выдающегося положения в обществе не являлся значимым. Неординарность состояла в «репутации лидера, инициатора, открывателя – человека, перед которым общество осознанно считает себя в долгу» (F. Galton, 1869). Согласно его определению, только один из четырех тысяч человек может быть отнесен к выдающимся.

Наличие тысячи выдающихся личностей в трехстах семьях значительно превосходит предполагаемую цифру, исходя из соответствия 1:4000. Более того, Гэльтон обнаружил, что личности с наиболее тесным родством с самым выдающимся членом семьи были одареннее состоявших в дальнем родстве.

Одной из исследуемых Гэльтоном была семья Тициана. Сам Тициан (1477–1576), великий художник, уже в восемнадцать лет проявил яркие способности и продолжал творить до самой своей смерти в преклонном возрасте от чумы. В представленное исследователем генеалогическое древо внесены имена восьми членов семьи, все из которых были художниками. Брат Тициана Франциско и два сына – Помпонио и Горацио также обладали выдающимися способностями. Франциско был военным, и у него не было возможности сделать карьеру художника. Но нет сомнения, что все они обладали природными способностями к художественному творчеству.

Опыты, проведенные Г. Менделем с простым горохом, создали основы понимания функционирования теории Дарвина, недостаток которой заключался в изначальной неспособности объяснить, как возникли и сохранились внутривидовые различия между представителями одного вида (например, колли и таксы) в противовес различиям между представителями разных видов (например, собаки и кошки). Ирония судьбы состоит в том, что ранние, неизвестные Дарвину и большинству научного сообщества того времени работы Менделя содержали важные ключики к разгадке происхождения, сохранения и передачи по наследству индивидуальных различий, которые послужили важными вехами на пути создания новой науки – генетики.

...

Влияние ситуаций на поведение и характеристики личности стало постепенно выявляться только после установления их связи с изменением гормонального зеркала у объектов исследований.

Открытием Менделя является принцип независимости. Так, особенности гороха – цвет или форма – встречались во всех комбинациях, и наличие одной особенности не влияло на вероятность присутствия или отсутствия другой: зеленая горошина могла быть гладкой или сморщенной, сморщенная могла быть зеленой или желтой. Мендель предвидел, что некоторые особенности могли являться результатом воздействия не одного, а нескольких генов-преемников.

Именно Менделю принадлежит, возможно, самое важное научное открытие – ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты), физиологического материала, несущего генетическую информацию в хромосомах. Ответственные за различные функции жизнедеятельности нашего организма структуры мозга обеспечивают нам адекватный контакт с окружающей средой, позволяют занять соответствующую душевную и физическую позицию в различных ситуациях и создают равновесие психического, физиологического и биологического состояния человека. С изменением внешних условий меняется поток информации, принимаемой рецепторами нервных окончаний и поступающей в структуры мозга, которые посредством биохимических и гормональных факторов влияют на поведение человеческой личности. Например, секрет щитовидной железы непосредственно влияет на глубину и продолжительность сна. Нарушение выработки инсулина поджелудочной железой может вести к умственным отклонениям. Выброс в кровь адреналина железами внутренней секреции влияет на эмоциональные реакции. Постоянно меняющиеся жизненные ситуации, непрерывно атакующие человека концентрированной, импульсивной информацией со всеми опасностями и радостями, заботами и покоем, экстремальными событиями и монотонной каждодневной текучкой находят свое выражение в наших реакциях.

Классическое исследование, устанавливающее взаимозависимость между гормонами и поведением, возникающую под воздействием внешних информационных потоков, появилось в 1962 г., когда ученые Шехтер (Sсндснтеr) и Зингер (Singer) вводили пациентам эпинефрин – гормон, вызывающий потоотделение, жар и сердцебиение. Некоторым участникам экспериментов было рассказано о действиях эпинефрина, другим – нет. После введения препарата участники были разделены на две группы, одну из которых усердно развлекали, а вторую заставили скучать под воздействием монотонности рутинных занятий. В результате у участников, знающих о действии препарата, было отмечено усиленное потоотделение и сердцебиение, в то время как другие описывали психологическую реакцию либо эйфории, либо злости, в зависимости от условий эксперимента.

Достижения науки и техники позволяют уже сейчас выделить взаимозависимость между отдельными функциональными компонентами деятельности мозга и поведением личности. Однако комплексное определение взаимозависимостей всех параметров работы человеческого мозга с учетом генных предпосылок и одновременного влияния внешнего информационного поля на поведение человека, со всеми его нюансами и аномалиями, даже в пересчете на среднестатистические характеристики усредненного индивидуума еще очень далеки от реализации.

Дело еще и в том, что мозг человека как живой организм, способный действовать в автономном обособленном режиме (экстремальная изоляция), обладает собственным уровнем биологической активности, в том числе и информационной, что, возможно, зависит от генных предпосылок, создающих фон для всего происходящего в нашем черепе, который ученые пытаются количественно и качественно оценить. При одинаковых механизмах возбуждения собственный фоновый уровень активности может быть очень высок, и процессы торможения не справляются с процессами возбуждения, происходящими под воздействием внешних раздражителей. Тогда быстрое достижение динамического равновесия, эквивалентного состоянию покоя, становится невозможным. Процесс возбуждения может носить лавинообразный характер, вовлекая в себя все новые области мозга и передающие системы. Это приводит или к деформированному восприятию окружающего мира с последующими галлюцинациями, или же к экзальтированным, аномальным, целенаправленным, подконтрольным достижениям, отличающимся оригинальностью, новаторством, порой трудно воспринимаемыми окружающими.

Подобное состояние возбуждения может наблюдаться и при использовании фармацевтических препаратов, а также и при перепроизводстве организмом разнообразных гормонов. И не случайно первые данные о взаимосвязи гормонов, химических веществ и поведения личности были получены благодаря успешному использованию лекарственных препаратов в ходе лечения психических заболеваний, в частности шизофрении.

Что же роднит наркоманов, сумасшедших и алкоголиков с поэтами, художниками, композиторами и другими служителями муз? И те и другие порой погружаются в область фантазий. Правда, если у одних это бред и галлюцинации, то у других эта фантазия называется творчеством, выплескиваясь наружу посредством великих произведений.

Одни подвержены таким фантазиям постоянно, неудержимо и безгранично. Возбуждение, возникающее в разных структурах мозга, не находит сдерживаемых тормозящих процессов, и если собственный биологический фон достаточно высок, то и общий уровень разрушения и активизации превышает все пределы, необходимые для целевой реализации принимаемых решений и соответствующего поведения.

У других такие фантазии находятся под контролем. И хотя их уровень превышает пределы нормального поведения, они тем не менее подчинены аппарату мышления. Это находит свое выражение в аномальном, но контролируемом поведении.

В. Маяковский, например, отличался колоссальной работоспособностью, копаясь в «тысячах тонн словесной руды» для того, чтобы отыскать «подходящее».

Некоторые исследователи высказывают предположения, что наличие высокого уровня генонаследственного фона передается через поколения, и возможна вероятность того, что родственные кланы гениев включают в себя и людей с нарушенной психикой. Однако тот же Гельтон, исследуя, кроме семьи Тициана, еще триста семей с наличием незаурядных личностей, не нашел никакой взаимосвязи между гениальностью и сумасшествием в семье.

Исследования показывают, что более 70% писателей страдали депрессиями, а у 90% отмечались отклонения в психике. Среди ученых подобными расстройствами страдали лишь 40%. У философов зачастую наблюдаются проблемы в сексуальной жизни. Стабильность в браке характеризует всего треть писателей, зато брачные узы крепки у 83% ученых. У скульпторов и художников отмечен повышенный «сексооборот». Одаренные женщины страдают психосексуальными проблемами – Шарлотта Бронте, Жорж Санд, Вирджиния Вульф. Исключение – «великая женщина» Мария Кюри-Складовская – лишь подтверждает правило.

...

В. Маяковский, например, отличался колоссальной работоспособностью, копаясь в «тысячах тонн словесной руды» для того, чтобы отыскать «подходящее».

Был проведен скрупулезный анализ биографий шестисот человек, степень известности которых определяется текстом в энциклопедиях размером в одну страницу. Он показал, что «озарение гениальностью» с большей вероятностью посещает людей, потерявших в детстве отца, хотя их среди всего населения только 10%. Выдающимися образцами безотцовщины является большинство американских президентов, включая Клинтона, а также Гитлер, Сталин, Ленин, Наполеон, Ганди, Руссо, Стендаль и многие другие.

Скупые цифры статистики приводят нас к другим, возможно, абстрактным, но неоднозначным выводам, которые, однако, уже давно мелькают в печати. В частности, о взаимосвязи гениальности и… подагры. Гениальные люди страдают этой болезнью в двести раз чаще. Следы вели к повышенному при этом заболевании содержанию в организме мочевины, структурная формула которой напоминает кофеин. Известный русский генетик В. Эфраимсон, изучая великих мира сего, отметил, что гениальность сопровождают нередко еще три хвори: синдром Марфана, синдром Морриса и гипоманиакальная депрессия. Для первого характерен необычно высокий выброс адреналина в кровь, что помогает простым смертным развивать чудовищную активность в стрессовых ситуациях. Благодаря постоянно повышенному содержанию адреналина в крови больных синдромом Марфана они способны творить чудеса. Второй недуг часто выявляется у внешне привлекательных женщин, в организме которых преобладают мужские хромосомы, что, как правило, ведет к бесплодию, компенсируемому активностью и исключительными деловыми качествами. Выделяемый организмом мужской гормон – андроген служит стимулятором умственной деятельности. Третье заболевание – гипоманиакальная депрессия – самый распространенный спутник гениальности. Фазы душевного и физического подъема чередуются с фазами упадка сил и настроения. При этом диапазон настроений очень широк – от взлетов к вершинам творческого мастерства до черной тоски и суицида. Носителем первой хвори является Шарль де Голль, второй – Жанна д’Арк, третьей страдали Байрон, Бальзак, Лермонтов и др.

Профессор Эфраимсон считает, что Пушкин был носителем всех трех болезней. Именно постоянное беспокойство духа, способного подняться до творческих взлетов и опуститься до злости, заносчивости и мстительности, привело его, а затем и его последователя, Лермонтова, к столь ранней и трагической гибели. Кстати, о Пушкине существует множество противоречивых мнений. В 1925 г. был опубликован труд психиатра Я. Минца, объявившего Пушкина психопатом. Спустя некоторое время появилась работа другого автора, в которой Пушкин был аттестован как болезненный эротоман, страдающий «гипертрофированным развитием половых желез» ( Кучерская М. Диагноз – гениальность. Ведомости, 18.01.2008). Желание познать процессы формирования гения – это прежде всего попытка определить движущие силы, ведущие художника слова или мастера кисти. Однако не только внутренние психологические и биохимические процессы создают образ гения. Оказывается, целый ряд внешних факторов может быть, по мнению Е. Виноградова, решающим для вероятности появления на свет божий очередного гения.

В наш век статистика заменила религию. Если Бог молчит уже в течение двух тысячелетий, то цифры статистики обезоруживают нас и заставляют подчиниться фатальности судьбы. Статистика пытается все подчинить железной логике цифр: сюда относится и зависимость производства гениев от времени года. Считается, что пики рождения гениев зависят от повышения солнечной активности и совпадают с ней по циклу с интервалом в пятьдесят восемь лет. Ученые, подбрасывая нам новые идеи, призывают не пользоваться календарным планом создания гениев и не учитывать астрономически благоприятное расположение планет. Они предлагают с помощью умеренного облучения беременных женщин солнечным светом, их кислородной подпитки и целенаправленного питания создать оптимальные условия для новой жизни, при которой на Земле возникнут трудности не от изобилия дураков, а от избытка гениев.

Ученые-естествоиспытатели пытаются не только познать тайны зачатия гениев, но и оценить разницу между посредственностью обывателя и не знающей границ креативностью мышления гения. При этом главное направление таких исследований было направлено на думающий центр – мозг.

Чем они не похожи? Неистовые поиски начались уже семьсот лет назад и продолжаются до сего времени. Оказывается, как опять же показывает статистика, природа «вооружила» жителей разных континентов мозгом разной массы. В начале ХХ в. мозг русского в среднем весил на семьдесят больше среднеевропейского. В самой России он был разным у различных этнических групп, например, у татар, армян, грузин, евреев – легче, чем у русских, у башкир, украинцев, поляков – тяжелее.

Однако стоит отдельной нации повысить свой материально-духовный статус – лучше поесть, больше посмеяться, – и мозг реагирует, увеличиваясь в объеме.

Антропологи показали: сто лет назад емкость черепа парижан была на 35 смЗ больше, чем у их предшественников, живших в XIII в. То же обнаружилось и у египтян: в эпоху расцвета их древней культуры она была на 45 смЗ больше, чем в период длительного упадка. А вот совсем свежие данные: в ХХ в. средний вес мозга японцев увеличился: у мужчин на тридцать граммов, у женщин на пятнадцать. Увеличение веса мозга свидетельствует, что эволюционное биологическое развитие человека продолжается. Антропологи, применяя опять же среднестатистические результаты, положили на стол обывателя данные, согласно которым вес мозга среднего жителя планеты увеличился аж на сорок с лишним граммов.

...

Статистика пытается все подчинить железной логике цифр: сюда относится и зависимость производства гениев от времени года. Считается, что пики рождения гениев зависят от повышения солнечной активности.

Однако процесс увеличения размеров головы не может быть неограниченным: голова не может быть больше тела. И здесь, возможно, природа, исчерпав свои резервы количественного роста, перейдет на качественный уровень преобразования серого вещества нашего мозга, посредством которого она и производит сегодня гениев. Это преобразование характеризуется активным включением в процесс многоклеточных ансамблей и нейронных структур, заполняющих наш мозг, который возможен при постоянных умственных нагрузках и раздражениях, привносимых в наш мир развивающейся цивилизацией.

Биология слабости или гендерная медицина

Мужчина ищет кого-нибудь, перед кем он мог бы гордиться: женщина ищет плечо, к которому она бы могла прислониться.

Генри Луис Менкен

Женщин не случайно называют «слабым полом». Их биологические системы на самом деле, как правило, слабы.

Во-первых, следует отметить в этом отношении иммунную систему, которая активизируется в первой фазе менструации. Затем, в процессе подготовки к оплодотворению, она становится «более терпимой» относительно чужеродных пришельцев, потому что женский организм должен быть в состоянии принять своего рода ксенотрансплантат – эмбрион. Эти колебания иммунной системы, по мнению ученых, могут увеличивать риск заболеваний.

Вторым отличием считается слабость двигательного аппарата женщин. Например, самое больное место у женщин – ноги, несущие вследствие ширины бедер большую нагрузку, чем у мужчин. Так, две третьих искусственных коленных суставов из двухсот тридцати тысяч, сделанных в Европе в год, предназначаются женщинам.

В-третьих, если более редкий диабет первого типа (инсулинозависимый) чаще встречается у мужчин, то широко распространенный диабет второго типа (инсулинонезависимый) – у женщин, причем слои с низким социальным статусом подвержены этому недугу значительно чаще. Женщины со вторым типом диабета имеют вероятность получить инфаркт миокарда в восемь раз чаще, чем с первым, а мужчины всего в три раза. После наркоза женщины обычно просыпаются быстрее мужчин и чаще страдают от послеоперационных последствий: в четыре раза – от рвоты, в три раза – от тошноты и головокружений. Причиной таких явлений считается различная концентрация гормонов в плазме крови. С другой стороны, гормоны ответственны и за то, что в крови женщин больше противовоспалительных веществ, и поэтому они имеют лучший прогноз при сепсисе.

...

Женщины со вторым типом диабета имеют вероятность получить инфаркт миокарда в восемь раз чаще, чем с первым, а мужчины всего в три раза. После наркоза женщины обычно просыпаются быстрее мужчин.

Впервые необходимость различия в медицинском обслуживании была установлена в 1975 г., когда группам мужчин и женщин было введено одинаковое количество антибиотиков. Через определенный промежуток времени была замерена концентрация лекарства в крови пациентов. В результате обнаружилось, что у женщин это количество составило только 40% концентрации антибиотика по сравнению с мужчинами. Авторы эксперимента сумели выявить, что, поскольку слой подкожного жира у женщин толще, чем у мужчин, инъекции женщинам нужно вводить иначе, чем мужчинам. С тех пор существует так называемая гендерная медицина, отражающая социально-культурный аспект половой принадлежности человека, и применяемая для определения специфичности протекания различных заболеваний у мужчин и женщин.

«Тем не менее большинство врачей продолжают лечить людей так, как будто существуют только пациенты-мужчины», – это мнение нью-йоркского кардиолога М. Легато (М. Legato), которая с 1980-х г. изучает специфику лечения обоих полов.

Еще в начале нового столетия возник целый ряд вопросов, на которые медицина должна была дать ответы. Например, почему ангиографические операции для женщин опаснее, почему женщины чаще страдают мигренями, и особенно теми их формами, которые вызывают ослабление зрения, ухудшение вкусового и звукового восприятия, а женские ЭКГ менее надежны? В чем причины того, что женщины при приеме медикаментов, понижающих давление, усиленно кашляют? Какие механизмы являются причиной плохой переносимости медикаментов, две трети которых, впрочем, употребляют женщины? И почему они подвержены инфарктам в три-четыре раза меньше, чем мужчины? И это еще не все вопросы, которые до сих пор вызывают удивление и привлекают внимание специалистов.

Тот, кто работает в области гендерной медицины, имеет возможность опровергнуть или подтвердить принятые в обиходе стереотипы. Разумеется, сложная смесь большинства гормонов регулирует и управляет функциональными процессами, обеспечивающими главное предназначение женщины – продолжение рода, отвечая вместе с тем и за переносимость медикаментов, а также за риск получения различных заболеваний.

Неоспоримым является и факт, что женщины не только по-другому общаются с партнерами и коллегами, но и с лечащими врачами, которые по традиции не принимают этого различия и не пытаются понять отличительную женскую компоненту общения при описании симптомов заболеваний.

Речь идет совсем не о том, что женщины хуже паркуют машины, а мужчины являются невнимательными слушателями. Гендерная медицина лишь подчеркивает исторический процесс противостояния полов, в котором мужчина является андроцентрическим научным образцом, возведенным в статус «норматива». За эталон приняты как его клеточные структуры, так и всякого рода испытания, вследствие чего полученные результаты являются далеко не адекватными по отношению к женщине, как к слабому полу. Они действительно получают гораздо меньше советов о сохранении здоровья в свете своих коммуникативных особенностей: принято считать, что женщины являются наиболее информированной частью общества, в результате чего медики обращают на них мало внимания.

Кроме того, женщины реже жалуются, замалчивая свои страдания и болезни, придавая им меньше значения. Мужчины говорят о симптомах своего заболевания так, как ожидают этого от них врачи, конкретно называя время возникновения и длительность симптомов. Женщины же используют слишком много метафор, не придавая значения наличию болей. Психологические исследования также вскрывают трудности у женщин в передаче симптомов и болевых ощущений. Так, например, установлено, что рассказы о болевой симптоматике менее привлекательных женщин воспринимаются врачами и медицинским персоналом более серьезно, чем в изложении их более симпатичных подруг. Здесь бытует стереотип: тот, кто красив, не должен быть больным. И наоборот, мужчины стремятся придавать меньшее значение своим болезням при обследовании внешне привлекательным женским медицинским персоналом.

Согласно другим исследованиям, женщины с теми же симптомами, что и мужчины, обследуются менее интенсивно и реже направляются к специалистам для дальнейших консультаций. Кардиологи выписывают им медикаментов никак не меньше, чем мужчинам, хотя эти лекарства не всегда предназначены для лечения больного сердца. «Женские болезни врачи обычно связывают с их репродуктивной функцией, – говорит венский психиатр Г. Фишер (G. Fischer) и добавляет: – Я считаю, что так называемая психовегетативная дистония имеет корни в нарушении душевного состояния, вызывая слабость и являясь частой причиной неверных диагнозов».

К этому следует добавить выдержки из исследований, проведенных в Тироле кардиологом Х. Хохлайтнером (Н. Hochleitner), которые принимают характер скандальной хроники. Согласно ему, пациентки с сердечными заболеваниями в этом регионе имеют значительно меньше шансов воспользоваться современными достижениями медицины, несмотря на то что для них подобные заболевания – убийца номер один. Так, при поступлении в приемный покой неотложной помощи и далее в кардиологическое отделение пациентки значительно реже могут воспользоваться необходимыми методами исследований, такими как эргометрия, эхокардиография и кардиокатетеризация, несмотря на то что имеют более детальные истории болезни (68% против 60% у мужчин). В отделения неотложной помощи поступает гораздо большее количество пациенток с инфарктом, однако мужчины доставляются туда чаще специализированным транспортом или вертолетом. Во всяком случае, в отчете австрийских медицинских служб за 2005–2006 г. сообщается, что пациенты, прибывающие со «скорой помощью», вначале подвергаются ЭКГ и лабораторным обследованиям для установления диагноза. Тот же, кто доставляется специализированным транспортом или вертолетом, сразу попадает в палату интенсивной терапии.

...

Гендерная медицина лишь подчеркивает исторический процесс противостояния полов, в котором мужчина является андроцентрическим научным образцом, возведенным в статус «норматива».

В 2000 г. вдвое меньшее количество женщин, чем мужчин было подвергнуто катетерным обследованиям сердца, и в четыре раза меньше – операциям аорто-коронарного шунтирования.

Эти данные полностью совпадают с международными наблюдениями. Более редкое использование High-Tech-медицины и длительное ожидание установления диагноза, приводящие к высокой смертности в неотложных случаях – вот судьба многих женщин. Причины всех вышеизложенных упущений и недостатков лежат в целом ряде стереотипов в физиологии, биологии и образе жизни женщин, носящих как положительный, так и отрицательный характер. Так, например, часто выдвигаются постулаты о том, что женщины лучше защищены от серьезных коронарных заболеваний из-за наличия эстрогена, что является верным только до наступления менопаузы. Гормон защищает кровеносные сосуды от сужения и уменьшает вероятность возникновения в них холестериновых бляшек. С понижением уровня эстрогена и наступлением менопаузы степень риска возникновения сердечно-сосудистых заболеваний у женщин резко повышается.

Считается, что большинство женщин гораздо ответственнее относится к своему здоровью – они более сбалансировано питаются и чаще пользуются услугами превентивной медицины, поглощая невероятные количества всякого рода витаминов, пищевых добавок и успокоительных средств. Тем не менее в действительности, они часто страдают не только от сердечных, но и от других болезней. Причины этого могут быть различными и подвергают опасности не только саму женщину, но и ее потомство. Так, например, известный антидепрессант «Benzodiazepine» при длительном приеме ведет к возникновению лекарственной зависимости. Легкомысленно выписанный беременным женщинам, этот препарат может, кроме всего прочего, вызвать и врожденные дефекты лица у новорожденного.

Прогрессирующая старость и изменения гормонального статуса еще больше повышают потребность в приеме соответствующих медикаментов и увеличивают связанные с этим риски.

Большую озабоченность и беспокойство ученых вызывает активное распространение среди женщин медикаментов, испытанных только на мужчинах. Несмотря на то что женщины в течение своей жизни подвержены различным гормональным колебаниям, например во время беременности, они вынуждены годами глотать медикаменты, для них не предназначенные. Это то же самое, что заставить мужчин принимать противозачаточные таблетки, действие которых не было испытано ни на одном представителе мужского пола.

Между тем различное действие медикаментов на мужчин и женщин известно уже давно. Еще в тридцатые годы прошлого столетия эксперименты, проведенные на крысах, показали, что для самок по сравнению с самцами достаточна только половина дозы барбитуратов, чтобы погрузить их в сон. Женщины допускались к клиническим исследованиям значительно реже, вплоть до 1993 г., когда американские органы здравоохранения разработали нормативы тестов с учетом различия полов.

Отчасти это объясняется историческими причинами. Например, синтезированный в 1938 г. Л. Гольдбергом эстроген «Diaethylstilbestrol» (DES) применялся до 1960-х гг. как препарат мягкого действия для предупреждения досрочных родов и лечения рака груди. И лишь десятилетия спустя было отмечено, что применение медикамента привело к значительному увеличению случаев весьма редкого вида рака влагалища у дочерей женщин, принимавших его во время беременности. После этого скандала женщины надолго были исключены из клинических исследований медикаментов.

Однако до сих пор опасность применения новых препаратов у женщин устанавливается слишком поздно. Десять медикаментов, которые были изъяты из обращения с 1997 по 2000 г. в США, включали восемь антигистаминных и два снижающих аппетит средств, представляющих высокий риск для женщин. «Частота побочных явлений от приема лекарств встречается у женщин в 1,5 и даже в 1,7 раз чаще, чем у мужчин, – подчеркивает известный венский фармаколог Х. Винер (Н. Wiener).

Медицина и мы

Здоровые люди – это больные, которые еще не знают об этом.

Жюль Ромен

Все мы очень хотим и ожидаем от нашего окружения любви. Любви не на словах, а на деле, которая должна выражаться в безграничной заботе общества о нас, выраженной в предоставлении нам всего арсенала социальных услуг.

Каждый из нас хочет спокойной жизни, отличного здоровья и предсказуемого будущего. И общество идет навстречу этим желаниям, стремясь помочь нам, видя нашу незащищенность перед фатальностью времени. Еще в семидесятых годах прошлого столетия Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) провела в США опрос, нацеленный узнать, насколько правы американские граждане, считающие себя «абсолютно здоровыми людьми». Исследования продолжались в течение семи лет, и только полтора процента населения признали себя «относительно здоровыми». На основании таких шокирующих результатов подобные исследования были проведены в последующие годы уже в других странах. Выясняя, как обстоят дела с состоянием здоровья в мировом масштабе, организаторы надеялись на лучшие результаты, которые, однако, оказались еще более удручающими.

В Германии, напротив, только 11% населения считают себя больными. Это показывает, что различные незначительные заболевания, такие как запоры, больные зубы, бессонница не дают населению основания считать себя больными. В 1999 г. уже 20% населения были озабочены состоянием своего здоровья, хотя при первоначальном опросе заявили о своем полном здоровье. Такие нелогичные, на первый взгляд, метания опрашиваемых типичны для статистики.

В тех же 1970-х гг. англичанин А. Хаксли (А. Haxley) написал утопический роман «Мужественный новый мир», в котором он с тонким юмором достаточно точно предвосхитил нынешнее развитие медицины и глубокий охват ее услугами широких слоев населения. В книге есть ироничное высказывание: «Современная медицина сегодня настолько продвинулась вперед, что ни один человек не может считать себя здоровым». Профессор психиатрии из Кельна М. Лутц (М. Lutz), достойный последователь Хаксли, также написал книгу под названием «Удовольствия жизни», в которой привел следующую статистику: «Если проводить медицинские исследования по 5 пунктам – более 95% обследованных людей окажутся здоровыми. Если по 20 пунктам – здоровых окажется только 36%, а если по 100 пунктам – больными будут все. Значит, здоров тот, кто недостаточно обследован».

Соответствовать каким-то определенным нормам и критериям – тяжелый труд, сопряженный с рисками и неожиданными последствиями. Работа над самим собой порой разрушает простое наслаждение жизнью, но мы свято верим, что трудимся в ее благо. Долой жир с бедер. Силикон – в грудь, ботокс – в морщины. Можно ли нас спасти? Профессор Лутц, являющийся не только врачом, но и теологом, замечает: «Наши предки строили соборы – мы строим больницы. Наши предки преклонялись перед алтарем – мы делаем упражнения для корпуса и талии. Наши предки спасали душу – мы спасаем фигуру».

...

В Германии, напротив, только 11% населения считают себя больными. Это показывает, что различные незначительные заболевания, такие как запоры, больные зубы, бессонница не дают населению основания считать себя больными.

Человек стремится всеми доступными ему средствами, в том числе и технического прогресса, изменить свой естественный, ниспосланный свыше статус. То есть пытается преобразовать свое «естество и плоть». Это становится в динамике нашей эволюции особенно проблематичным, если учесть, что понятие «нормальности» применительно к человеку было введено только в 1840 г., причем само понятие постоянно искажалось, начиная с «теории дегенерации» Морелли и борьбы Гитлера за расовую чистоту. Дотошным исследователям известны и неоднократные высказывания калужского мечтателя К. Циолковского, скрытые до последнего времени в архивах и призывающие к принудительной стерилизации неполноценных людей. Причем в своем последнем обращении к единомышленникам, в лице всего советского народа, находящегося в угаре опьянения строительством социалистических будней и выковывающего нового человека-борца за идеалы добра, справедливости, носителя новой морали совсем недалекого будущего, которое можно уже потрогать руками, Циолковский разъясняет: «Надо всем стремиться к тому, чтобы не было несовершенных существ, например, насильников, калек, больных, слабоумных, несознательных. О них должны быть исключительные заботы, но они не должны давать потомства» (Секретные материалы № 1, 2006; А. Эйзлер. Тайны Мнемозины).

В этой связи небезынтересно ознакомиться и с недавно рассекреченным документом, датированным 1938 годом, который готовился, рассматривался и утверждался Берией и его «учеными-консультантами»:

...

Народный комиссариат внутренних дел СССР Совершенно секретно Приказ № 00310 Москва, 21 декабря 1938 г. В целях улучшения кадрового отбора кандидатов, поступающих на службу в органы НКВД СССР и недопущения призыва лиц, с явно выраженным комплексом неполноценности по признакам дегенерации, ПРИКАЗЫВАЮ: Ввести в действие инструкцию № 00134 Народный комиссар Л. Берия Настоящая инструкция носит рекомендательное значение при отборе кадров для поступления в органы НКВД СССР. Основные негативные критерии: При собеседовании с кандидатом следует расспросить его о семейном положении, условиях быта и жизни родителей. Если они разведены, то это, как правило, означает, что или отец, или мать ненормальные. У их детей тоже будут разводы. Это своего рода печать проклятия, которая передается из поколения в поколение. Если родители жили счастливо, то их дети тоже будут счастливыми и психически здоровыми. При собеседовании обращать внимание на окружение жены кандидата. Как правило, это бывает змеиным гнездом. Тогда семейная жизнь сотрудника будет целиком зависеть от настроения супруги, ее подруг и связей. Основные видимые признаки дегенерации: Нервный тик или судороги лица. Обычно это концентрируется вокруг рта. Дергается рот, губы, нос, шея. Подергиваются веки глаз. Это повторяется каждые несколько минут. Косоглазие и прочие деформации глаз. В эту же категорию людей следует отнести не только косых, но также горбунов, карликов, необычайно уродливых людей. Сюда же следует относить разный цвет глаз, вплоть до астигматизма. Всякие дефекты речи. Шепелявость, картавость, заикание. Все это тесно связано с нервными психическими заболеваниями. Хронические мигрени. Как правило, это наследственное заболевание. Если им страдает кто-то из близких родственников, то наверняка оно передастся по наследству кандидату, поступающему на службу. Лошадиные зубы. Это торчащие вперед, как у лошади, зубы. Иные признаки, указывающие на уродство лица, непропорциональность размеров головы по отношению к туловищу, необычайно большая голова, выступающий лоб. Любые видимые диспропорции тела, которые могут показаться отвратительными. Родимые пятна. Следует выявлять большие родимые пятна черного или красноватого, темно-желтого, бурого цвета… Не все вырожденцы имеют эти признаки, но те, кто их имеет, обычно вырожденцы. Особое внимание следует обращать на национальное происхождение кандидата. Особо опасными в социальном плане являются люди из смешанных браков. Для кадрового отбора в НКВД следует отсекать в основном лиц, у которых присутствует еврейская кровь. Все остальные межрасовые браки следует считать позитивными. Самоубийцы. Важно знать, были ли среди близких родственников те, кто покончил жизнь самоубийством, независимо от обстоятельств, сложившихся при жизни покойного. Исследования показывают, что склонность к самоубийству – это наследственное заболевание, передающееся из поколения в поколение. При медицинском осмотре и проведении психофизиологического обследования следует выявлять признаки вырождения путем рассмотрения их по системам тела и органам согласно сравнительной анатомии. План строения и формы тела: В случаях вырождения иногда нарушаются план тела, его вес. При мужском половом типе все тело может соответствовать женскому организму, также и наоборот (феминизм и маскулизм), смешение полов (гермафродитизм). Могут быть нарушены размеры тела и соотношения частей, симметрия двух половин. Это выражается в нарушении величины и пропорции частей. Например, шестипалость, разные по величине пальцы… Аномалия телосложения: При обсуждении анатомических особенностей, при решении вопроса, что является патологическим и может быть отнесено к признакам вырождения и дегенерации, а что является простым вариантом антропологической особенности, можно руководствоваться следующими признаками, если они налицо. Эти примеры состоят в статистическом подсчете частоты наследуемых признаков. Например, оттопыренные уши среди здорового населения составляют 15,5%, а в психиатрических лечебницах – 45–50%. У дегенератов на первом плане стоит всегда сильно развитое чувство гнева и органическая стихийная гневность, которая с трудом поддается обузданию, легко переходит в злобу, злопамятность, мстительность» (Опубликовано: В. Сапунов В больном теле – больной дух. Совершенно секретно № 18, 2003).

Закрывая кавычки постановления-инструкции, следует отметить не только махровое человеконенавистничество, но и глубоко заземленные, игнорирующие какие-либо научные обоснования взгляды тогдашних «корифеев» советской науки. Над текстом, очевидно, работал большой коллектив ученых, с взглядами которых спустя многие десятилетия можно полемизировать, только обладая большим чувством юмора. Но то, что в этом документе, разработанном после событий 1937 г., заложены основы отношения государства к генетике и наследственности, которые впоследствии переросли в законы государственной политики, направленные, по своей сути, на половую дискриминацию, геноцид и террор, сомневаться не приходится. И как она совпадает с теорией дегенерации немецкого психиатра и теолога А. Морреля, согласно которой недостатки личности, передаваясь из поколения в поколение, усиливаются, ухудшая тем самым общий генофонд человечества.

Государство и медицина

Существуют тысячи болезней, но одно здоровье, которым надо наделить все общество.

А. Шопенгауер

Спустя почти полвека со дня выхода инструкций, подписанных Берией, Британское психологическое общество (BPS), играющее ключевую роль в контроле публикаций профессионально разработанных тестов, создало Бюллетень классификационных тестов BPS, который стал основой для обследования пациентов на состояние их психологического здоровья, тем самым узаконив их значение в определении факторов состояния нашей души и в конечном счете нашего физического здоровья. Они не имеют ничего общего с расистскими предписаниями наемных ученых кровавого товарища Берии.

Традиционные методы диагностики – заглядывание в уши и горло, внимательное ощупывание живота и лимфатических желез, прослушивание стетоскопом, измерения кровяного давления – становились недостаточными для освидетельствования состояния здоровья. В современной медицине, базирующейся на высоких технологиях, границы между здоровьем и болезнью определяются не только посредством тонких и требующих больших затрат лабораторных и рентгеновских исследований, которые непрерывно совершенствуются, но и посредством психофизиологических тестов. Эти тесты должны быть максимально просты и доступны каждому, а их результаты – обладать высокой степенью надежности, ибо на их основании выносится жестокий приговор не только настоящему, но и будущему пациентов и их близких. Новые методы исследования позволяют медицине, проявляя заботу о нас, определять наличие заболевания уже на очень ранних стадиях, что дает возможность врачам назначать лечение, а пациенту и его близким – планировать свою жизнь с учетом заболевания.

И все же готова ли медицина защитить нас от болезней, стрессов, генетических изменений и, наконец, вымирания, ведь Б. Шоу недаром заметил: «Не пытайтесь жить вечно, все равно это у вас не получится». Согласно анализу, проведенному ВОЗ по качеству общего комплекса услуг, оказываемых системой здравоохранения, первое место в мире занимает Франция, за которой следуют Австрия, Голландия, Швейцария и Германия. При этом в Европе только 40% людей довольны медицинским обслуживанием.

Если в 1960 г. расходы на здравоохранение в пересчете на одного человека составляли Ђ 77, то в 2006 г. они выросли до практически Ђ 3500. При ближайшем рассмотрении возникают два основополагающих вопроса: что дает нам сегодняшняя медицина и действительно ли мы платим за нее соразмерную цену? Естественно, человеческая жизнь и здоровье, с точки зрения этики, бесценны, и мы должны делать все, что возможно. Но нужно ли тратить такое количество денег, как сейчас, чтобы спасти человеческие жизни и помочь больным людям? И спасают ли деньги, выделенные для нашей системы здравоохранения, всех, кого можно спасти? Помогаем ли мы всем больным, насколько это возможно? Если мы задумаемся над расходами в различных странах и над соответствующими важнейшими цифрами статистики, то невольно возникнет подозрение, что на страданиях миллионов людей выстроен хороший бизнес, причем морально неоправданный. Несмотря на то что на поддержание нашего здоровья год за годом уходят миллиарды евро, мы не становимся здоровее, и людей, спасенных от болезней, не становится больше.

...

В современной медицине, базирующейся на высоких технологиях, границы между здоровьем и болезнью определяются не только посредством тонких и требующих больших затрат лабораторных и рентгеновских исследований

В индустриально развитых странах на здравоохранение выделяются ежегодно примерно три биллиона евро! Фармацевтический институт исследования рынка IMS Heath оценил рост мирового рынка фармацевтики в 3,5%, несмотря на экономический кризис 2009 г. Это соответствует $550 000 000 000. Такой степени роста достигала вся остальная экономика Европы в самые лучшие годы.

Ђ 650 000 000 – таков каждодневный оборот системы здравоохранения Германии, уже давно завоевавшей ведущее место в экономике страны, что значительно превышает суммарные поступления денег от производителей автомобилей и энергоресурсов. Каждый десятый евро бюджета страны своим происхождением обязан врачам, клиникам, аптекам и фармакологическим концернам. Весь этот разросшийся медицинский спрут кормит огромную армию персонала, общей численностью почти четыре миллиона человек – от сердечных хирургов университетских клиник до педикюрш. Начиная с семидесятых годов, сумма обязательного медицинского страхования возросла почти вдвое, в то время как врачи выписывают горы медикаментов, из которых четыре тысячи тонн оказываются на свалке.

Чем же нас балует здравоохранение взамен? Относительно этого существует неясность. Уже много лет органы здравоохранения протестуют против контроля над новыми методами терапии, новыми продуктами. Те, кто требуют большей ясности, прозрачности и желают поставить под сомнение значимость новых продуктов и методик, сразу подвергаются общественному порицанию. Их даже называют «антигуманистами». Но сами приверженцы «гуманизма» являются инициаторами многих экономических концепций, в которых пациент является только средством оптимизации расходов и доходов. Сюда относится прежде всего сокращение пребывания пациентов в клиниках посредством ускоренной терапии, в стремлении как можно быстрее отправить их домой. Так возникает парадокс, при котором количество пациентов, поступающих в больницы, увеличивается, а время их пребывания там укорачивается. С другой стороны, сами фармацевтические концерны тоже стремятся оптимизировать свои доходы, что ведет к слиянию различных мелких и средних производителей и их монополизации.

Система здравоохранения все больше превращается в театр абсурда, когда все меньшее количество персонала обслуживает все большее количество пациентов во все более короткие промежутки времени. Хотя, согласно американской статистике, врачи, работающие более шестнадцати часов без сна, совершают больше ошибок, чем при нормальном восьмичасовом рабочем дне. Статистики утверждают, что при рабочей неделе в семьдесят два и более часов здоровье самих врачей подвергается повышенным рискам. Некоторых разбивают инфаркты или инсульты прямо у операционного стола, большинство специалистов среднего возраста, работающих в ночные смены, теряют семьи, а врачи старше пятидесяти лет часто подвержены хроническим заболеваниям – гипертонии, мигреням и болезням позвоночника. Само собой, подобные нагрузки негативно сказываются и на пациентах. Согласно исследованиям, проведенным в Австрии, на примере одной больницы была установлена корреляция между повторными операциями, которым подвергаются пациенты, и количеством непрерывных рабочих часов у врачей. Результаты были показательны: в течение первых 13 часов работы количество случаев повторных операций из-за осложнений поднималось на 2,5%. А после 24 часов непрерывной работы их число достигало уже более 10%, причем половина из них относились к очень тяжелым осложнениям с последующими новыми хирургическими операциями. В 1997 г. австралийскими учеными также были проведены исследования взаимосвязи между концентрацией внимания врача и режимом его рабочего дня. Исследованиям подвергли две группы врачей. В первой, состоящей из специалистов, работающих по графику с восьми утра одного до полудня следующего дня, велись наблюдения за скоростью реакций и моторикой движения при исполнении предложенных им заданий. Второй группе был предложен алкоголь, постепенно достигающий уровня 0,1 промилле в крови. Уже через семнадцать часов вынужденной бессонницы «трезвая» группа «ночного дежурства» совершила так много ошибок, как если бы уровень алкоголя в их крови достигал 0,5 промилле. Водитель, рискнувший сесть за руль автомобиля с таким уровнем алкоголя, потеряет права из-за угрозы своей жизни и окружающих. Врачи, работающие после дневной еще и в ночную смену уже в три часа утра впадают в аналогичное состояние. И все же, несмотря на все ухищрения администрирования и огромные затраты, польза от них весьма и весьма незначительна. Так, например, несмотря на все старания, уровень смертности раковых пациентов в США за прошедшие шестьдесят лет практически не снизился.

За последние сорок лет не произошло практически никаких изменений и в применении медикаментов для терапии и профилактики, несмотря на постоянно растущие расходы. Зачем же все эти расходы, если они ничего не дают? Может быть эти этими деньгами можно распорядиться более целесообразно, с большей пользой для нашего здоровья? Причина лежит во всей системе, рассматривающей себя как орган здравоохранения. Она живет за счет больных, зарабатывая не на том, чтобы сделать их здоровыми, а на том, чтобы они как можно дольше оставались больными. «Ключ» в оптимизации доходов в экономической системе здравоохранения лежит в переводе любого заболевания и каждой болячки в хроническое состояние, с историей болезни длиною в жизнь. Постоянно растущее финансирование здравоохранения приводит к тому, что сегодняшние больничные кассы борются с огромным дефицитом, концентрируя свои усилия на сокращении расходов и пытаясь реформировать систему здравоохранения. В 2004 г. М. Зурабов, бывший российский министр здравоохранения, призывая с помощью реформ сделать медицинское обслуживание более эффективным, хотел избежать лишних трат в ведомстве, расходы которого составляли всего около трех процентов ВВП. Сейчас эта цифра не сильно изменилась: она близка к 3,5%. Американцев же заставили заняться реформами совсем другие причины. В 2007 году США потратили на медицину сумасшедшие деньги – более двух триллионов долларов. Это приблизительно в сорок раз больше, чем в России, и в среднем в два раза больше на душу населения, чем в других развитых странах. В США траты на здравоохранение легли непосильным бременем на государство. За последнее десятилетие расходы работодателей на медицинские страховки для сотрудников в этой стране более чем удвоились – их рост был в четыре раза выше, чем рост совокупных доходов. Кризис внес свою лепту в развитие событий. Половина семейных банкротств в США сейчас происходит из-за непомерных расходов на медицину.

...

Постоянно растущее финансирование здравоохранения приводит к тому, что сегодняшние больничные кассы борются с огромным дефицитом, концентрируя свои усилия на сокращении расходов и пытаясь реформировать систему здравоохранения.

Уже сегодня Америка тратит на здравоохранение более 16% ВВП. Если тенденция сохранится, то через десять лет на это будет уходить каждый пятый заработанный американцами доллар. А через тридцать лет – каждый третий. При этом огромные траты оказываются неэффективными. Ведь 45 000 000 граждан США, из которых 8 000 000 – дети, вообще не имеют медицинской страховки. По данным Института статистических данных здоровья при Университете Вашингтона, несмотря на колоссальные затраты на медицину, продолжительность жизни в Америке находится лишь на сорок втором месте среди других стран. Андорра с ее показателем жизненного интервала в восемьдесят три года стоит на первом месте, на втором – Япония, дальше страны Центральной Европы, а замыкает список небольшое государство на юге Африки Свазиленд с более чем скромным показателем в тридцать четыре года.

Конечно, медики давно распознали надвигающуюся катастрофу. Британские врачи, например, призывают ограничить право на льготные государственные медицинские услуги слишком старых пациентов, а также пациентов, ведущих нездоровый образ жизни. Курильщикам, алкоголикам, лицам, страдающим ожирением, и престарелым людям следует отказывать в некоторых видах операций, полагают специалисты, ибо служба здравоохранения не в состоянии предоставлять бесплатные услуги всем и каждому. В список процедур, которые, по мнению многих врачей, не должны финансироваться государством, вошли также искусственное оплодотворение и «социальные» аборты. Итоги опроса, проведенного журналом «Doctor», разожгли острые дебаты, и Британская медицинская ассоциация вместе с другими организациями назвала рекомендации врачей и специалистов клиник «возмутительными» и «постыдными». В данный момент примерно каждая десятая больница уже отказывает в некоторых хирургических операциях пациентам с избыточным весом и курильщикам, и чаще всего это больницы, имеющие долги. Управляющие таких больниц оправдывают свою позицию высоким риском осложнений у подобных пациентов на операционном столе, что ведет к значительным удорожаниям операций. Критики подобных мер полагают, что пациентам отказывают в лечении исключительно ради экономии денег.

Тем временем на лечение заболеваний, вызываемых курением, таких как рак легких, бронхит и эмфизема, в Великобритании тратится более полутора миллиардов фунтов, и примерно такая же сумма выделяется на лечение заболеваний, вызванных алкоголизмом. За последнее десятилетие количество случаев цирроза печени утроилось. Согласно опросу, проведенному среди врачей, более половины из них заявили, что государственное здравоохранение не в состоянии больше предоставлять полное медицинское обслуживание, и что некоторые пациенты должны оплачивать услуги сами. Каждый третий врач заявил, что бесплатное лечение не должно предоставляться престарелым пациентам, если не гарантирует им длительных положительных результатов. Половина опрошенных считает, что курильщикам следует отказывать в некоторых операциях на сердце, а четверть утверждает, что людям с избыточным весом необходимо прекратить протезирование тазобедренного сустава. Т. Кэлланд, председатель комитета по этике Британской медицинской ассоциации, заявил, что ограничение предоставления медицинских услуг по возрастному критерию «возмутительно».

«Пропустить через сито» и обезвредить

Заглядывать слишком далеко вперед – недальновидно.

Уинстон Черчилль

Скрининг («screening» в переводе с английского – «пропустить через сито»), цель которого – оградить человека от опасных для его здоровья заболеваний, теперь так же повсеместно рекламируется как одно из достижений медицины, как некогда в перестроечной России рекламировались финансовые пирамиды. Многие звезды спорта и журналистики, политики и кино, профессора медицины полагают, что делают доброе дело, когда сливаются в едином хоре восхваления профилактических врачебных обследований. Врач и телеведущая немецкого телевидения госпожа Хольст призывает регулярно посещать врачей-специалистов на предмет выявления онкологических заболеваний. К ней присоединяется Общеевропейская комиссия в Брюсселе в лице комиссара А. Вассилиу (А. Vassiliou), заявившего: «Инвестиции в ранее выявление раковых заболеваний окупят себя в перспективе. Профилактика – действенный и с точки зрения экономики наиболее доступный метод, который может значительно уменьшить распространение рака в Европе».

Все социальные структуры, включая страховые и социальные учреждения, в этом мнении единодушны. Они дают (вернее, продают) населению успокаивающее ощущение постоянной заботы. Ни одна отрасль социальной защиты человека, связанная с медициной – даже фармацевтическая – не растет так быстро, как профилактика и ранняя диагностика заболеваний. Но знают ли врачи и больничные кассы, что именно они так щедро финансируют? Сколько людей в действительности получают от этого пользу? Состоит ли польза в том, что мы предупреждены о степени вероятности заболевания, или болезнь будет определена на ранней стадии, и лечение ее окажется более эффективным?

В то время как общество даже в мыслях не допускает сомнений о пользе превентивной медицины, международный научный мир рассматривает скрининг с возрастающим скептицизмом. И речь идет не о целевых назначениях затрачиваемых средств, хотя общество вправе задать вопрос: где деньги, уходящие на здравоохранение, принесут наибольшую пользу, а где только успокоят нервы избирателей? Проблема не только в том, насколько эффективны эти процедуры с точки зрения медицины, но также и в том, какой ущерб могут принести эти обследования. Пессимизм ученых основан на результатах исследований, охвативших сотни тысяч людей по всему миру и принуждающих прийти к выводу: повсеместное введение тестов для раннего определения заболеваний спасает гораздо меньше людей, чем ожидается.

Главный контролер медицины Германии П. Савицки (Р. Sawicki), директор института качества и оптимизации здравоохранения (IQWiG), на основании анализа специальной информации пришел к печальному заключению: «Все серьезные исследования показывают, что в большинстве случаев преимущества и недостатки превентивной медицины относительно невелики. Для каждого в отдельности шансы не умереть от какого-либо ракового заболевания при условии участия в профилактических процедурах возрастают всего лишь на десятые доли процента! Если одна или две тысячи человек проходят обследования на протяжении многих лет, в конце концов, только один из них получает шанс не умереть от рака». Конечно, каждый надеется стать этим одним ! Важно еще и то, что выводы П. Савицки базируются на серьезных научных исследованиях, а не на подтасованных данных, собранных посредством статистических игр и преподносимых как сенсационный результат.

Для серьезных ученых, работающих в области медицины, за научную основу принимаются исследования, базирующиеся на доказательных данных. Это значит, что каждый врач должен прежде всего ориентироваться не только на мнения экспертов, а в первую очередь на цифры, полученные на основании прилагаемых к исследованиям результатов. «Доказательства вместо титулов, званий и общепринятого мнения» – таков девиз, под которым работают вот уже более десяти лет ученые-медики, определив тем самым новое направление в медицине. Такие исследования и дают наиболее правдивые, наилучшие результаты.

И все же в Германии дела обстоят далеко не так. Например, пятьдесят тысяч женщин, принимающих участие в эксперименте, делятся по принципу случайности на две одинаковые по численности группы, одна из которых проходит скрининг в течение десяти лет. По прошествии срока подводятся итоги, показывающие, сколько женщин в каждой группе умерли от рака груди. Разница в количестве умерших говорит, насколько полезно было профилактическое обследование пациентов. Датские ученые П. Готче (Р. Gotzsche) и М. Нильсен (М. Nielsen), обработав исследования, в которых приняли участие полмиллиона женщин Северной Америки и Европы, пришли к неожиданным выводам. Из двух тысяч женщин, в течение десяти лет регулярно проходящих маммографию, по истечении этого периода умирает от рака на одну женщину меньше, чем из аналогичной группы не посещающих врача. Конечно, эта цифра может звучать внушительно, особенно для каждой из спасенных женщин. Но эта профилактика имеет и обратную сторону медали, если учесть, что десять из этих двух тысяч женщин подвергаются противораковой терапии, не имея этого заболевания. В течение этого периода, по меньшей мере, двести раз был ошибочно поставлен страшный диагноз. Сюда же следует отнести большое количество ошибочных диагнозов и ненужных операций, напрасные тревоги, не только усиливающие психическое давление на пациентов, но и требующие дополнительных обследований, биопсий, проведенных без необходимости, и даже лечения. У врачей есть одна проблема – они не могут однозначно и точно различать злокачественные изменения тканей от незлокачественных. Но чем чаще будет применяться скрининг на каждом из нас, тем больше будет найдено заболеваний, что приведет к своего рода «передиагностике», имеющей мало общего со здоровьем, а ведущей лишь к сомнениям, страху и «врачебному туризму».

...

«Доказательства вместо титулов, званий и общепринятого мнения» – таков девиз, под которым работают вот уже более десяти лет ученые-медики, определив тем самым новое направление в медицине.

Американский врач Х. Жильберт-Вельх (Н. Gilbert Welch) считает, что чем пристальнее разглядывать, тем больше можно увидеть. Что это означает применительно к раку груди? Речь идет не о том, чтобы обнаружить по возможности все опухоли, а о том, чтобы определить действительно опасные из них. Поэтому неудивительно, что упомянутые выше датские врачи на основании малой доказательности не могут ответить, чего больше при скрининге рака груди – пользы или вреда.

«Конечно, – резюмируют они, – разумно пройти маммографию, но, может быть, не менее разумно этого не делать, так как она не приносит ни пользы, ни вреда». В конечном счете, каждая женщина должна сама принять решение, надо ли ей проходить обследование, в результате которого она с очень малой степенью вероятности может избежать смерти от рака груди. Необходимо учесть при этом высокую степень вероятности ошибочного диагноза, который заставит ее поволноваться, и возможно, без оснований, быть подвергнутой облучению, а может, даже напрасно прооперированной. Почему же эффект скрининга так низок? Для этого существуют две причины, на которые сторонники превентивной медицины намеренно не обращают внимания или замалчивают их. Первая – результаты обследований сомнительны. Причиной этого является недостаточная квалификация многих врачей, не имеющих необходимой диагностической практики, технические несовершенства приборов, а также трудности при определении многих ранних форм рака. Отсюда и большое число ошибочных диагнозов. Врачи говорят в этом случае о позитивно-ошибочных результатах. С другой стороны, при превентивном обследовании врачи не могут обнаружить канцерогенные клетки. В этом случае речь идет о негативно-ошибочных результатах. Второй причиной является коварство рака. Проводить раннюю диагностику целесообразно лишь в одном специфическом случае – когда опухоль злокачественная, но раковые клетки еще не рассеяны по организму.

«Такой удобный случай представляется не всегда, – заявляет доктор К. Кох (К. Koch). – Существуют виды рака, которые метастазируют в очень ранней стадии, еще до того, как они могут быть обнаружены методом ранней диагностики. Такую, достаточно рано найденную опухоль вылечить будет невозможно – ранняя диагностика может нанести только вред, что и подтверждает мнение многих ученых: продлевается не человеческая жизнь, а только время страданий». Некоторые виды опухолей, напротив, метастазируют так поздно, что их можно лечить даже на поздних стадиях, когда они уже обнаруживают себя в виде симптомов. Тогда ранняя диагностика также не играет определяющей роли.

И, наконец, существуют опухоли, которые растут так медленно, что не вызывают никаких жалоб, и которые невозможно выявить иначе, чем при случайной ранней диагностике. Так, в кишечнике семидесятилетних мужчин всегда можно обнаружить полипы, которые совсем не опасны – их обладатели скорее умрут от других болезней, не дожив до злокачественной фазы ракового заболевания.

Когда пушки стреляют по воробьям

Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, это значит, что болезнь неизлечима.

Антон Чехов

Журнал «Der Onkologe» высказывает мнение, что подобные тесты могут иметь очень серьезный негативный потенциал, о котором врачи даже не сообщают своим пациентам: риск без основания стать онкологическим пациентом выше, чем избежать смерти от рака благодаря ранней профилактике. Это утверждение достаточно точно отражает положение дел при ранней диагностике рака груди, матки, простаты.

Но эта информация, которая появляется в специальных журналах Америки и Европы, еще не стала достоянием широких слоев населения. Группе женщин с высоким социальным статусом был задан вопрос: видят ли они пользу в прохождении маммографии? Результаты были впечатляющи. Согласно усредненному мнению участниц опроса, из тысячи женщин, которые регулярно проходят скрининг, шестьдесят избавляются от смерти. Каждая третья даже считает, что посредством скрининга можно спасти еще больше женщин. Но настоящих цифр пользы маммографии почти никто не знал и не угадал, а они действительно ужасны – пользу от такого сканирования получают всего одна или две из двух тысяч женщин.

«Такой результат является типичным, – соглашается Г. Гигеренцер (G. Gigerenzer), директор исследовательского института им. М. Планка в Берлине, и добавляет: – Полезность маммографии значительно преувеличена». В своей книге «Основы скепсиса» ученый очень детально рассматривает проблемы применения и пользы маммографии, особую проблему видя в том, что часто сами врачи-гинекологи неправильно оценивают пользу маммографии. Он опросил сто шестьдесят гинекологов, задавая им вопрос: «Если женщина имеет положительный результат при маммографии, какова вероятность того, что она действительно больна раком?» Правильный ответ был – 10%, ибо только одна женщина из десяти при вероятном положительном тесте действительно имеет рак груди, все остальное – неправильная оценка. Но интересно при этом, что думают сами специалисты-гинекологи. Половина из них ответили как раз наоборот: девять из десяти женщин должны иметь онкологическое заболевание, если оно выявлено в результате маммографии.

И только каждый пятый врач знал правильный ответ. «Если многие врачи сами не понимают результатов тестов, то как должна понимать их обычная женщина? – восклицает Г. Гигеренцер. В вопросе ранней диагностики существует коллективная слепота образованных людей. По существу, это просто безответственно, учитывая, прежде всего, тот ущерб, к которому могут привести подобные исследования. Гигеренцер сравнивает подобные тесты с известными процедурами в аэропортах при прохождении пассажиров через сканнер. Не каждый сигнал однозначно указывает на террориста, и в большинстве случаев выясняется, что произошла ошибка.

...

Согласно усредненному мнению участниц опроса, из тысячи женщин, которые регулярно проходят скрининг, шестьдесят избавляются от смерти.

Однако над обществом довлеет страх, и в этом виноваты средства массовой информации вместе с лоббистами и органами здравоохранения, которые, стреляя из пушек по воробьям, привлекают к себе внимание, дабы подчеркнуть свою важность, значимость и компетентность в сложных вопросах. Один из их приемов – искажение информации. Например, в приглашениях к тестированию посредством маммографии, разосланных обществом по борьбе с раком груди, сообщается, что 10% всех женщин на протяжении своей жизни болеют этой формой рака, умалчивая о том, что эта статистика верна для женщин старше восьмидесяти пяти лет.

Если посмотреть статистику, то из тысячи женщин, прошедших тестирование, умирает три, в то время как в группе без скрининга умирает только четыре. Итак, три против четырех – это, конечно, относительное уменьшение риска на четверть. «Но если сообщать населению только об этих оценках, мы загоним женщин в тупик, значительно переоценивая пользу этих тестов, – считает Гигеренцер. – Населению необходимо абсолютное значение уменьшения опасности».

Однако существует и другая точка зрения. Руководитель онкологического центра в Аахене А. Шпелсберг (А. Spelsberg) ежедневно имеет дело с больными этой жуткой болезнью. Конечно, ей известны абсолютные данные статистики. Тем не менее она ярый сторонник скрининга. Не оспаривая результатов исследования датских ученых, А. Шпелсберг не устает утверждать, что один или два спасенных из двух тысяч звучит, конечно, незначительно, но, экстраполируя эту цифру на все население Германии, можно спасать из года в год до тысячи человек. В связи с этим ее очень беспокоит факт, что маммографию с самого начала введения прошли только 50% женщин. В этом А. Шпелсберг видит не только свидетельство пессимистического настроя женщин, но и небрежность в отношении к ним со стороны органов здравоохранения. Например, только половина женщин в возрасте от пятидесяти до шестидесяти девяти лет получила само приглашение. Мало того, рентгеновские установки были неправильно настроены на соответствующие параметры обследований. А. Шпелсберг добавляет: «Существует принцип, согласно которому лучше обойтись совсем без скрининга, чем пройти плохой тест. Из этого можно сделать вывод: необходимо улучшить его качество, с тем, чтобы вместо одной женщины можно было бы спасти пять из тысячи. Во многих случаях сами врачи не осознают и не оценивают степень опасности при определении карциномы груди. Зачастую женщины сами выбирают наиболее радикальный метод – операцию. Искусство врачей-радиологов состоит в том, чтобы отличить на мониторах рентгеновских аппаратов микроизвестковые отложения в каналах молочной железы от очагов рака». Аналогичное положение дел сохраняется и при диагностике рака матки. Д-р Шпелсберг упрекает: «Гинекологи в Германии делают в пять раз больше диагностических мазков, чем в среднем по Европе. Тем не менее количество умерших от этой болезни в этой стране велико. И это плохо. Цель ранней диагностики состоит не в том, чтобы любой ценой продлить жизнь, а в том, чтобы по возможности обеспечить как можно более высокое качество жизни и уменьшить страдания». И в завершение своего анализа Шпелсберг задает далеко не риторический вопрос: «А насколько здоровыми мы умираем?»

Эмбрионы и мы

Наука сделала нас богами раньше, чем мы научились быть людьми.

Жан Ростан

Поставленный вопрос касается не только заботы родителей о собственном здоровье, но и их желания и стремления зачать и вырастить здоровых детей, порадоваться на крепышей-внуков. И тут на помощь нам приходят новейшие достижения науки, которая уже вторглась в глубины эмбрионально-клеточных структур, решив многие проблемы зачатия новой жизни.

Если раньше, приникая к окулярам микроскопа, мы ограничивались простым наблюдением за клеточными баталиями и силовым противоборством сперматозоидов, то теперь мы становимся непосредственными участниками этих событий, активно вмешиваясь в процессы зарождения новых эмбриональных структур – зародышей человека. Можно ли к этим, еще не увидевшим свет, но уже живым организмам применять человеческие законы? Стартуя в космос, представители нашей планеты прощаются с человечеством и со всем человеческим. А что чувствуют люди, проникая в микромир эмбрионов, ДНК и фантомов? Австрийский профессор д-р Хубер (Dr. Huber) представляет для размышления свои взгляды на мир эмбрионов. Их достаточно трудно ассоциировать с человеческим микротелом. Перед нами встает картина другого мира, полного как земных тел, так и неземных противоречий. Здесь очень много зависит от предвзятых субъективных взглядов участников дискуссии, в которой и лай павловской собаки, и самопожертвование многочисленных поколений мышей и кроликов могут быть соизмеримы с подвигом Александра Матросова.

Где провести границу? Можно ли наделить белковые конгломераты или нейронные ансамбли если не человеческими, то хотя бы подобными чувствами?

Такие вопросы – не мухи-однодневки: с каждым днем они становятся не только все более актуальными, но и обыденными. В наши дни все больше одиноких женщин осуществляют свою мечту о ребенке с помощью анонимных доноров спермы. «Супермаркеты» спермы делают возможным зачатие ребенка «по заказу». Уже сейчас по всему миру набирает обороты торговля замороженной спермой.

Согласно недавнему сообщению в печати, в датском городе Орхус находится «Cryos International» – один из крупнейших мировых банков спермы с филиалами в Нью-Йорке. С некоторого времени в Бомбее женщины заказывают «детей мечты» через Интернет, имея возможность выбрать по индивидуальным факторам, ведь в базе данных содержатся все критерии: раса, вес, рост, образование, группа крови, цвет глаз и волос, предпочтения в еде, и даже любимые животные и хобби донора. За Ђ 15 можно получить фотографию ребенка и пробу почерка кандидата, а за Ђ 50 000 – семя принадлежит исключительно вам!

В США предположительно уже появились на свет около миллиона «донорских детей», а торговля спермой процветает. Почти треть клиентов «Cryos International» в Америке – одинокие женщины, которым на дом доставляется баллон с азотом и шприц, чтобы провести процедуру осеменения в уютной домашней обстановке. Калифорнийский банк спермы рассылает ежемесячно около две с половиной тысячи ампул в сорок пять стран, и доходы банков спермы уже исчисляются миллионами.

Но не только одиноким женщинам помогают подобные службы. Все чаще на донорское осеменение решаются люди, не по своей воле лишенные счастья быть родителями, а также те, кто не хочет переносить на своих детей врожденные заболевания. Также и для гомосексуальных пар существует возможность обеспечить себя донорской спермой, снабдив ею суррогатную мать. К таким относятся, например, некоторые знаменитые лесбиянки – американская актриса Джуди Фостер и известный фотограф Анни Лейбовиц, нашедшие свое материнское счастье через доноров спермы. В Австрии к банку спермы имеют доступ только законно зарегистрированные семейные пары.

В 2007 г. только в Израиле искусственное оплодотворение совершили 26 679 пар, результатом чего у 4585, т.е. у 17%, стало рождение ребенка.

Причины для зачатия ребенка техническим путем разнообразны и зависят от индивидуальных предпочтений.

И вот какое открытие было обнародовано несколько лет назад на ежегодном конгрессе «Медицина против старения»: спустя несколько часов ученым удалось вновь оживить замороженного методом криогенной техники павиана. Да что павиан! Возможность оживления после длительного хранения в криогенных установках была доказана израильскими учеными. В феврале 2004 г. они сообщили мировой общественности о том, что после двенадцатилетней криогенной консервации эмбрионов из них удалось вырастить двух близнецов. Ранее считалось, что максимальный срок подобного хранения не превышает шести лет.

С момента первого замораживания эмбрионов, применения глицерина в качестве защитного вещества, защищающего эмбрион от повреждения холодом, и рождения в 1983 г. в Сан-Франциско первой непорочно зачатой девочки прошло более двадцати лет. Уже более шести миллионов человек на Земле появились на свет таким способом. Мало того, согласно сообщениям, появившимся в печати осенью 2009 года, жительница США в возрасте сорока двух лет родила ребенка из эмбриона, замороженного двадцать лет назад. При этом полностью несостоятельными оказались теоретические высказывания противников применения криогенной техники для замораживания человеческих тканей. Они утверждали, что при глубоком охлаждении жидкость превращается в кристаллы, которые при последующем оттаивании разрушат органическую ткань, в том числе чувствительную кровеносную систему и еще более нежную систему соединения нервных синапсовых окончаний.

...

В 2007 г. только в Израиле искусственное оплодотворение совершили 26 679 пар, результатом чего у 4585, т.е. у 17%, стало рождение ребенка.

Современные исследования помогли избежать проблем, возникающих при подобных оживлениях, создав препарат-заменитель кровяной плазмы, который вводится в организм вместо предварительно удаленной крови. Одновременно температура понижается на 1оС. Охлажденная жидкость проникает в ткани тела и предохраняет их от разрушения.

Мы видим, что наука последовательно решает задачи, возникающие перед ней, однако их количество не уменьшается. Наоборот, их становится все больше, причем растет число важных и основополагающих для общества вопросов, решение которых может оказать влияние на судьбу будущих поколений. Правильно ли мы делаем, когда всю ответственность перекладываем только на врачей и ученых, в то время как она должна распространяться на всех нас? Мы в ответе за все происходящее.

В России не принято рожать второго ребенка, чтобы он послужил донором органов для тяжело больного первого, а вот в Америке это обычная практика. Если под напором требований рынка исследователи будут и дальше мечтать о клонированных двойниках-донорах, это, пожалуй, уже и не преступление, а гуманные, но вместе с тем зловещие идеи. Какие законы природы и общества оградят ученых, имеющих благородные цели помочь бездетным матерям в искусственном оплодотворении, от фатальной ошибки, когда из десятка микроскопических эмбрионов получится полусотня близнецов? Кто ограничит количество возможных клонов? Удивление легко и быстро переходит во вполне реальный ужас. «Я не подумала, это было ошибочное решение», – говорит Надя Сулейман из Лос-Анджелеса, которая после трех искусственных оплодотворений родила четырнадцать детей. Если же перенести Надю в российскую действительность и выдать по триста с небольшим тысяч рублей за каждого ребенка, то можно оценить и меркантильную составляющую ее чадолюбия. С той поры, как мы пытаемся внедриться в непознанное, изменяются критерии добра и зла, вопросов возникает все больше, и отвечать на них все сложнее.

Будут ли рожденные благодаря естественному зачатию дети иметь равные права с созданными посредством генной технологии? Насколько тяжело осознавать человеку, что он лишь клон, генетический дубль? Какими правами может он обладать? Станут ли проверять выведенные в лабораториях эмбрионы перед введением в материнский организм на наличие наследственных болезней и освобождать от них? Человечно ли производить и использовать в исследованиях человеческие эмбрионы? Или ради множества неизлечимо больных людей делать это все же необходимо?

С какого момента зародыш считается человеком и, следовательно, имеет право на гуманное обращение? В сентябре 2001 г. «New York Times» сделала сообщение, что при искусственном оплодотворении можно запрограммировать пол будущего ребенка. Такая возможность появилась благодаря специальной технологии, «сортирующей» сперму. Родители заранее заказывают, кого они хотят – мальчика или девочку. Если происходит непредвиденный сбой, неудавшийся эмбрион выкидывают, заменив новым. Смогут ли протесты помешать реализации намеченных планов? Уже сейчас можно обозначить пути, по которым мечтают направиться отдельные политики и некоторые идущие у них на поводу ученые – это создание и выращивание новых людей и целых рас, свободных от болезней, имеющих необходимые антропологические параметры, обеспечивающие превосходство даже не в младенческом возрасте, а еще раньше – на эмбриональном уровне. Но кто знает, может быть, совсем недалеко то время, когда на очередном повороте истории из зловещей темноты клонированного общества раздадутся крики о помощи именно основоположников данных идей. А современные понятия о семье? Что говорит религия? Не рушатся ли многовековые устои наших понятий об этике?

Но даже и без этих вопросов остается неясным – все ли, что делает современная медицина и смежные науки в исследованиях и терапии можно реализовать технически? Как это отразится на человеческой личности, на восприятии собственного «я»? Как человек будущего, произведенный техническими средствами, т.е. искусственно выращенный продукт, будет воспринимать своих создателей и собратьев по технологическому процессу?

И то, что все это – далеко не абстрактные теоретические рассуждения, доказывают многочисленные ситуации, возникающие по мере того, как наука продвигается в своих познаниях, встречаясь с трудностями морального и этического толка.

Проблематика эмбриональных стволовых клеток по-прежнему остается важнейшей темой научных симпозиумов, конференций и диспутов. Дебаты ведутся о преимуществе эмбриональных стволовых клеток над зрелыми стволовыми клетками, которые уже дифференцированы, и их применение в лечении ограничено, в отличие от эмбриональных клеток. Но получение последних связано с разрушением и уничтожением эмбриона. Поэтому много надежд возлагается на зрелые стволовые клетки взрослых людей, которые можно также внедрить в различные ткани. Например, канадский ученый Д. фон дер Коой (D. van der Кооу) считает, что естественная судьба эмбриональной стволовой клетки предопределяет ее превращение за один прием в нейронную стволовую клетку будущего органа. Например, для создания мозга млекопитающего достаточен, вероятно, всего один тип нейронных стволовых клеток. Как эти стволовые клетки развиваются в нейроны или другие клеточные структуры, зависит от окружения.

Получение американскими учеными такой, возможно, универсальной зрелой стволовой клетки произошло в 2002 г. (Nature, 418) и занимает достойное место наряду с другим открытием австрийского ученого Бусслингера (Science, 297), который в свое время впервые открыл процесс перехода более дифференцированной клетки в менее дифференцированную.

Ученых интересует не только влияние генов на возникновение тех или иных заболеваний и создание тканей из эмбриональных стволовых клеток. Большой интерес представляет обратный процесс – омоложение. В этой связи большой интерес вызвало сообщение уже упомянутого нами М. Бусслингера из Венского института молекулярной патологии, согласно которому, «на примере одной клетки крови мыши впервые удалось показать, что одна дифференцированная клетка, путем устранения единственного фактора, может превращаться в менее дифференцированную клетку, подобно стволовой. Это показывает, что такой обратный процесс развития в принципе возможен, и открывает очень интересные медицинские перспективы».

...

Проблематика эмбриональных стволовых клеток по-прежнему остается важнейшей темой научных симпозиумов, конференций и диспутов.

Клетки крови, которые удалось омолодить группе Бусслингера, носят название Pro-В, и на ранней стадии своего развития несут ответственность за уничтожение «чужаков» с помощью антител. Эти клетки, как и другие типы клеток крови, образуются от одной стволовой клетки, которая шаг за шагом проходит стадии превращения – сначала в клетку-предшественника («common lymphoid progenitor», CLP), становясь далее либо В-клеткой, либо другой защитной, например, Т-клеткой. Практическое применение результатов своей работы Бусслингер видит, предположительно, в лечении СПИДа.

Конечно, такие манипуляции на клеточных системах человека является вызовом для любого ученого, ибо он получает в руки инструмент для борьбы с пока еще неизлечимыми болезнями. Однако такие клетки еще не удалось вырастить на базе человеческих клеточных структур.

Но можно пофантазировать и представить себе, как, овладев процессом, обратным превращению эмбриональных стволовых в нейронные стволовые клетки, т.е., задействовав механизм развития структур от более в менее дифференцированные, мы овладеваем способностью омоложения человечества, осуществляя его сокровенную мечту о создании вечной молодости. Можно вообразить себе, что состарившийся человек, получив дозу наркоза, погружается в летаргический сон и подключается к компьютерной установке, запрограммированной на процесс превращения нейронных клеток в эмбриональные. А умный компьютер посредством управления микробиологическими процессами возвращает наши нейронные клетки, изможденные жизнью и стрессом, в любую стадию молодости или зрелости, заранее согласованную с заказчиком.

Может быть, мы сможем обойтись и без компьютера, и, не желая переносить себя в далеко ушедшее прошлое до уровня младенца или эмбриона, научим наши чувства управлять мозгом, обеспечивая остановку процесса омоложения в необходимой точке нашей, уже один раз прожитой, жизни. Конечно, возникает много вопросов, но на некоторые мы уже знаем ответы. Учащенные сокращения сердца, выделение пота, ощущения типа «волосы стоят дыбом» или «по спине пробегает холодок» – все эти реакции нашего организма во многом зависят от реализации совокупности функций различных структур мозга.

Комментируя оба эти открытия, Бусслингер поясняет: «Наше открытие является специфическим. Но научные изыскания должны вестись в обоих направлениях: в использовании как эмбриональных, так и зрелых стволовых клеток. Дебаты по вопросу этики эмбриональных стволовых клеток нельзя никому запретить – ни политикам, ни обществу».

Слово в защиту эмбриона

Где начало того конца, которым оканчивается начало?

Козьма Прутков

Уже ясно, что использование эмбрионов в медицине – это вопрос времени. Гибкая мораль ищет возможности для «урегулирования острых вопросов» в этой деликатной сфере.

Первый спорный вопрос, который в связи с этим предстоит уладить – это определение момента, с которого эмбрион нуждается в защите. Здесь уже существуют два законодательных решения: первый – израильский вариант, согласно которому момент наступает тогда, когда эмбрион «закрепился» в материнском организме; второй – немецкий, для которого момент защиты эмбриона наступает с зачатия. Тем не менее поле для дискуссий не уменьшается, ибо неясностей все равно остается много.

Оплодотворение, имеющее целью получить стволовые клетки для определенной матери, может привести к появлению не одного эмбриона, а нескольких. Что делать с ними, с будущими сиротами, для которых уже однозначно нельзя найти матерей? Мы не знаем, что за человек вырастет из каждого из них в будущем, и не можем определить, каким биологическим и психическим здоровьем он будет наделен, но в любом случае предпринимаем все, чтобы его защитить.

Как много внимания проявляется по отношению к субстанции с чисто теоретическими, еще никем не доказанными комплексами или хотя бы элементарными проблесками чувств и реакций, по нашему разумению, свойственных человеку! В то же время мы решительно отвергаем хотя бы малейшую консолидацию общества по отношению к родившемуся и даже уже успевшему состариться человеку, внесшему лепту своим трудом и знаниями в развитие общества, регулярно платившему налоги, вырастившему и воспитавшему детей. Постоянно игнорируя возникающие проблемы, мы обрекаем стариков, инвалидов и неизлечимых больных на безрадостное увядание. У эмбрионов не спрашивают согласия – принять нашу защиту или стать «донорским материалом». И здесь речь идет не о собственной свободе, а о свободе другого живого существа, которое даже избегают называть человеком. При этом возникает еще один вопрос – вопрос о свободе воспроизводства.

Конечно, если попытки науки увенчаются успехом, отпадет проблематика производства эмбрионов и манипуляций с ними. Тем самым откроется новый путь для научных изысканий, свободный от этических пут. С неменьшим энтузиазмом обсуждаются предложения о селекции эмбрионов, когда только полноценные зародыши имеют право на дальнейшее развитие. Каково будет жить «неполноценным» людям, появившимся на белый свет вопреки всем препятствиям и барьерам, с ясным осознанием того, что они не должны были родиться? И может быть, будут созданы целые партии и идеологические течения с целью «окончательного решения вопроса пересортицы».

В основе споров о введении новой медицинской техники, правовом урегулировании контроля границ ее допустимого применения и финансирования лежат антропологические представления, моральные ценности и, наконец, религиозные, этические и юридические нормы. Именно поэтому невозможно принимать решения, опираясь только на чисто медицинские аспекты. То, что у медиков не вызывает никаких сомнений и вполне реально, может принести нам новые неожиданные проблемы.

Вот интересный случай, известный по широкому освещению в средствах массовой информации. 24 августа 1994 г. в Австрии специалисту по взрывным устройствам Тео Кельцу в результате взрыва, устроенного одним психопатом, оторвало обе руки. Пять с половиной лет спустя, в марте 2000 г., после продолжительной операции ему трансплантировали обе руки. Это была вторая в мире операция подобного рода. На вопрос журналиста, поддерживает ли он контакт с семьей бывшего владельца рук, Кельц отвечал отрицательно. Но в романе «Четвертая рука», много недель находившегося в списке австрийских бестселлеров, с главным героем, прототипом которого послужил Т. Кельц, дело обстоит иначе. С известной долей шутки автор романа, американский писатель Д. Ирвинг, рассказывает историю нью-йоркского репортера Патрика Веллингфора, жизнь которого принимает трагический оборот, когда дрессированный лев во время циркового представления оторвал ему левую руку. Привлекательный, хорошо выглядевший прежде, журналист бульварной хроники предстает миллионной публике как «львиный человек». В конце романа одна женщина предлагает ему руку своего мужа с непременным условием: оставить за ней право посещать эту руку и иметь возможность прикладываться к ней. Как говорится, комментарии излишни.

Посреди всеобщей неразберихи, глобализации, политических и финансовых афер не пора ли всем вместе – и анархистам, и «зеленым», и моралистам – нажать на клаксон и тормозную педаль? Мы стремимся защитить себя от случая, спрятаться от судьбы и при этом рассчитываем, чтобы нам все больше помогала наука, а жизнь становилась более удобной, без жестоких ударов, невзгод и неурядиц. Медицина, считаем мы, способна и обязана исправлять наши ошибки: избавлять от болезни или боли, как по мановению волшебной палочки, заменять части организма, пришедшие в негодность, избавлять от нежеланных детей, заниматься повседневными постоянными заботами о стариках и инвалидах. Цель такого эгоистического отношения к медицине – жизнь без проблем.

...

В основе споров о введении новой медицинской техники, правовом урегулировании контроля границ ее допустимого применения и финансирования лежат антропологические представления, моральные ценности.

Разве тот, кто желает заменить вышедшую из строя конечность на запасную, примет во внимание интересы каких-то жалких эмбрионов?

В начале 2008 г. средства массовой информации вываливают на голову обывателя сведения о новых достижениях британской науки. По сообщению информационного агентства ВВС, биологи из Университета Ньюкастла создали первый гибридный эмбрион, в котором присутствуют гены как человека, так и животного. Искусственно созданные эмбрионы просуществовали в лаборатории университета три дня, после чего были уничтожены.

Ученые рассказывают, что им удалось вживить ДНК из клеток кожи человека в яйцеклетку коровы, из которой предварительно был удален собственный генный материал. По словам специалистов, на практике медикам гораздо легче экспериментировать с материалом животных, нежели с яйцеклетками, полученными от женщин-доноров.

Конечная цель подобных экспериментов заключается в создании универсальных стволовых клеток, при помощи которых можно лечить широкий спектр заболеваний, от диабета до рака.

Создание подобных эмбрионов вызывает множество споров как в среде обычных жителей страны, так и среди политиков, которые, прежде чем выдать разрешение на подобные опыты, на протяжении нескольких месяцев обсуждали целесообразность и последствия такого шага. Католическая церковь также выступила против таких опытов, назвав их «ужасными».

В интервью тому же BBC профессор из Ньюкастла Д. Берн говорит, что исследования британских медиков не нарушают нормы этики. «У нас есть все разрешения на проведение работ, которые до этого были тщательно проанализированы. Это лабораторный процесс в чистом виде. В перспективе такие зародыши никогда не будут имплантированы. Сегодня у нас уже есть многообещающие результаты. В ближайшее время мы намерены вырастить шестидневные эмбрионы, которые могут стать донорами стволовых клеток», – говорит Берн.

Другой случай из американской хроники полон глубокого трагизма, не лишен авантюризма и завершился криминально. Много лет провела в ожиданиях одна бездетная американская пара, пока, наконец, не осуществилась их мечта – они стали родителями. Но счастье длилось недолго: маленький Эндрю родился с очень редким пороком сердца. Требовалась сложная операция. «Врачи уверяли нас, что шанс выжить составляет более 90%, но уже после семнадцати дней борьбы наш любимый ребенок умер», – рассказывает отец мальчика М. Хант. От отчаяния супруги решились на необычный шаг: они предложили французской ученой в области биомедицины Б. Буасильер клонировать их мертвого ребенка. Буасильер – член секты, которая обещает людям вечную жизнь посредством клонирования. «Мы решили в первый раз в истории человечества преодолеть пропасть смерти и вернуть ребенка в наш дом», – говорил отец. Он инвестировал в это «большое приключение» полмиллиона долларов. Предполагалось, что клонирование осуществится в одной секретной лаборатории Западной Виргинии. Благодаря средствам массовой информации и словоохотливости Буасильер, дававшей многочисленные интервью, власти обратили внимание на готовящуюся акцию и предотвратили ее, проведя обыск и конфискацию в клинике секты.

И еще пример одного международного переполоха, разразившегося после того, как в одном из сел Турции, посредством кесарева сечения, на свет появился ягненок с человеческим лицом. Приведенный случай привлек внимание мировой прессы, которая, засуетившись, обратилась за разъяснениями к ученым. Те поспешили успокоить общественное мнение, объясняя феномен наличием авитаминоза у матери-овцы. Другая часть ученых убеждена в том, что несчастное животное стало жертвой генетических манипуляций. Представитель местного духовенства проще смотрел на вещи, заклеймив позором неизвестного односельчанина-злоумышленника, надругавшегося над безвинной овцой.

Еще до недавнего времени считалось, что даже клонирование животных содержит в себе очень большой фактор риска. Например, 90% всех клонированных овец, коров, мышей должны или погибнуть на уровне эмбрионов, или получить непредсказуемые изменения: неестественный рост, слабую иммунную систему, что значительно снижает шансы на выживание. Кроме того, отмечалось, что в воспроизводстве клонируемых мышей уже после шестого поколения генетические отклонения настолько разительны (хотя и не заметны для нашего восприятия), что мама-мышь употребляет последнего детеныша себе в пищу, не воспринимая его как свое потомство.

«Не существует ни одного нормального клона, – объясняет Р. Яниш (R. Iaenisch) из Massachusets Institute of Technology, – весь геном выстроен с ошибками».

Основанием для этого служат, очевидно, и сам принцип клонирования, и техника его реализации. Из клетки взрослого животного удаляют ядро, в котором находится большая часть генетической информации, и помещают в яйцеклетку, из которой также предварительно удалено ядро. Из этой последней клетки должен вырасти клон. Однако изначальная клетка является сугубо специфической, например, клеткой кожи. Чтобы из этой клетки были созданы все ткани будущего организма, специфичность клетки должна быть перестроена на уровень неспецифичной. Это принудительное «перепрограммирование» не может быть идеальным и связано с риском возникновения отклонений. Отклонения могут произойти также и в результате недостаточно отработанной методики переноса ядра из одной клетки в другую.

И еще одно грозное предупреждение звучит со стороны ученых: стволовые клетки – великая надежда медицины – тоже несут в себе большую опасность. Обычно они служат организму надежным резервом на смену отмирающим клеткам, так как изначально не специализированы на какую-то определенную функцию. У врачей были надежды на использование их при терапии больного сердца, лечении болезни Альцгеймера. Однако ученые все чаще приходят к выводу, основанному на результатах опытов на животных: в стволовых клетках содержится большой потенциал, способствующий образованию рака. Объясняется это высокой скоростью деления и значительной продолжительностью жизни клеток, что ведет к блокировке механизма защиты. Первое очевидное подтверждение – возникновение рака кожи и толстой кишки сначала на стволовых клетках взрослых подопытных, а затем и у эмбрионов. А значит, подобная терапия повышает риск заболеть раком.

«Большое количество аргументов наводит на мысль о том, что стволовые клетки можно рассматривать как источники раковых заболеваний у человека», – пишут в журнале «Nature» (Nature Bd 411), ученые университета Д. Хопкинса в Балтиморе Д. Тайперл и Ф. Бичи. Именно стволовые клетки способны жить годами и даже десятилетиями, за столь долгую жизнь значительно чаще подвергаясь всевозможным изменениям, влияющим на ДНК. Заключение ученых таково: люди, не имеющие в своем организме этих клеток, имели бы меньше шансов получить злокачественную опухоль.

...

Из клетки взрослого животного удаляют ядро, в котором находится большая часть генетической информации, и помещают в яйцеклетку, из которой также предварительно удалено ядро.

Поэтому запрещение клонирования человеческого организма звучит почти единогласно со стороны передовых ученых и исследователей. Профессор биохимии А. Кольман, «отец» клонированной овцы Долли, с 1993 г. занимает пост директора по науке в основанной PPL Therapeutics, одновременно являясь членом многих известных научных обществ и организаций, имеет множество почетных наград. Своим хобби он называет «попытку стареть в достоинстве и чести». Тем не менее на регулярно повторяемые заявления итальянского ученого С. Антинори о намерениях клонировать в скором времени человека Кольман отвечает: «Это слишком горячая тема, – и добавляет: – Антинори должен обратиться к психиатру. Он хочет видеть себя в центре внимания, но у меня нет доверия к этому человеку. Он и его сторонники, вероятно, не смогут уйти далеко в своей деятельности, так как опасности, о которых я предупреждаю, очень реальны». Кольман серьезно предостерегает от клонирования человека не только с этической точки зрения, но и по многим другим причинам. Он подчеркивает малые шансы на успех и всевозможные дефекты даже при клонировании животных: «Существуют громадные потери на этом пути. Было бы аморально проводить исследования на человеке, ибо нет никаких предпосылок, понижающих степень риска».

«То, что опасно в случае с животными, оказывается совсем не страшно для человека, который, в отличие от млекопитающих, имеет два одинаково важных активных гена (IGF2R), что позволяет проводить клонирование человеческих эмбрионов более успешно и безопасно», – сообщает в журнале «Молекулярная генетика человека» группа специалистов под руководством К. Килиана из известного Университета Дюка в Дюрнаме. Своими исследованиям они доказали, что человеческие гены, унаследованные как от отца, так и от матери, достаточно активны, что указывает на меньший риск воспроизводства человека по сравнению с воспроизводством животного. Эти утверждения с воодушевлением воспринял Антинори. «Подобные доказательства все меняют, риск невелик!» – восклицает он. Однако тот же профессор Кольман возражает: «IGF2R является, в конце концов, одним из 45 «отличительных» генов. А как насчет остальных?»

Могут ли вызывать пороки развития укорачивающиеся в хромосоме при каждом клеточном делении теломеры? Кольман чистосердечно отвечает, что это еще неизвестно. У клона Долли действительно укороченные теломеры, но их взаимосвязь с процессом старения пока не установлена, хотя овца умерла так скоро, вероятно, именно по этой причине. Конечно, когда-нибудь будут точно и однозначно определены гены или ансамбли генов, ответственные за целый ряд пока неизлечимых болезней. И целевое клонирование с целью наработки, трансплантации и заменяемости клеток, пораженных и поврежденных болезнью, может стать очередным краеугольным камнем в развитии медицины и новым направлением в терапии тяжелых, приносящих много страданий заболеваний.

Эмбриональные клетки с 1998 г. стали объектом не только исследований, но и информационной спекуляции. В печать потекли сведения о селективной обреченности бедных эмбрионов. Инициативу взяли на себя поборники фундаментальных прав человека. Исследования приравнивались к убийству, оппоненты лишались возможности высказывать свои замечания. Консервативные и в первую очередь религиозные слои общества с самого начала решительно отвергали любые исследования на стволовых клетках и эмбрионах, так как исходный материал поступал в распоряжение ученых в результате абортов. В то же время многие исследователи, а также близкие и родственники страдающих неизлечимыми заболеваниями, сожалели о потере последних надежд на хоть какие-то шансы разработки новых методов лечения посредством применения стволовых клеток.

Тему перевели на прагматические рельсы американской биоэтики. В 2000 г. органы здравоохранения США приняли компромиссное решение: субсидируемые государством университеты и клиники, могут принимать участие в исследованиях на клетках и эмбрионах, однако не должны производить их сами, а покупать у частных компаний.

Американский компромисс

Наводить порядок надо тогда, когда нет еще смуты.

Лао-цзы

8 августа 2001 г. президент США Дж. Буш в своем обращении к нации объявил о том, что «государственные деньги должны использоваться только для исследований на существующих клеточных материалах... Я принял решение, и мы с большой ответственностью должны продвигаться вперед». В дальнейшем были разрешены научно-исследовательские работы и эксперименты на уже существующих стволовых клетках и эмбрионах, т.е. запрещено было выращивание эмбрионов лишь с целью их дальнейшего использования.

Правительство, выбрав позицию стороннего наблюдателя, приняло решение не запрещать, но и не поддерживать опыты. Типично американский компромисс, озвученный руководителем крупнейшей страны мира, все же имел горький привкус. При таком раскладе были грубо нарушены так называемые фундаментальные моральные границы, охраняемые президентом. Пусть даже речь шла о «зачаточной» стадии будущих граждан Америки. А средства массовой информации уже разносят по миру новую сенсацию; жаркие дебаты и дискуссии захлестывают страницы газет и журналов, радио и телевидение: «Многочисленные попытки в экспериментальной биологии ознаменовались успехом: в ноябре 2001 года наконец-то был получен первый человеческий клон».

Представитель Ватикана сразу заявил, что получение человеческих эмбрионов для дальнейшего производства стволовых клеток является убийством. Но это событие можно также трактовать и как поражение Ватикана. Бывший американский президент Буш поспешил заявить, что он категорически против любой попытки производить клонов. В то же время руководитель демократического большинства в сенате Т. Дэшл сразу дал понять, что сенат будет пристально следить за сообщениями, вызывающими серьезные опасения. Ученые Америки стояли перед полным запретом клонирования. «Я не думаю, – утверждал республиканец Р. Шелби, – что в конце дебатов мы все-таки разрешим клонирование человеческих эмбрионов».

Как ухищренно политики цепляются за невидимые нити морали, связывающие наш мир с миром обреченных эмбрионов! Но как быть с приговоренными к пожизненному лишению свободы заключенными, как быть с миллионами беженцев? Вновь избранный президент США Б. Обама одним из первых принял решение, согласно которому закрылись тюрьмы для смертников на Гуантанаме. В другом законе он узаконил проведение научно-исследовательских работ в области клонирования и использования стволовых клеток.

Чувствуете, дорогой читатель, возникновение щели, в которую разрешается заглянуть одним глазком? Но упаси Бог распахнуть дверь и войти: сторонники фундаментальной и незыблемой этики и морали на страже, их грозный окрик «Не пущать!» нашел в свое время отражение в решениях Буша остановить субсидии на развитие клеточных и эмбриональных исследований. Спустя некоторое время было принято традиционное, в американском стиле половинчатое, для всех удобное, полурешение. Оно всегда может быть изменено в пользу той или иной стороны и оставляет открытым вопрос – всегда ли исследование на эмбриональных клетках ведет к убийству? Если эмбрион в конце концов и погибает, запретить исследования в этом направлении – это все равно, что запретить студентам, желающим стать врачами, производить вскрытие умерших. Будущее покажет, какие еще аргументы положат на стол истории приверженцы человеческого клонирования в оправдание экспериментов.

...

Представитель Ватикана сразу заявил, что получение человеческих эмбрионов для дальнейшего производства стволовых клеток является убийством.

Двойная мораль и двойная политика, неоднозначно реагирующие на злобу сегодняшнего дня, мгновенно вырабатывают сиюминутные приоритеты. Мгновенно они становятся лозунгами, легко подхватываемыми обывателем. С этими лозунгами так легко, так весело шагать в неведомое завтра! Но снова и снова мы стоим перед закрытой дверью, желая получить золотой ключик, открыть ее и заглянуть в неизвестное. Голос разума твердит – нельзя наваливаться и срывать дверь с петель, ибо тем самым можно натворить много зла. Но если ничего нельзя поделать с клонированием человеческих эмбрионов, то богатый и разнообразный животный мир стал «полигоном» для далеко идущих экспериментов. Американская фирма «Новейшие клеточные технологии», первой клонировавшая человеческий эмбрион для терапевтических целей, провела экспертизу более полутора сотен патентов и имеет самый широкий каталог предложений по клонированию – и не только людей. «Клонирование – это наш бизнес, – рекламирует «НКТ». – Мы хотим помочь промышленности. Технология для этого уже имеется» (Standart Osterreich, 27.11.01).

Со дня рождения овцы Долли в 1997 г. различные фирмы настолько разрекламировали процесс клонирования, что выведенные подобным способом виды крупного рогатого скота широко предлагаются посредством обычных каталогов. Фирма НКТ рекламирует, например, быков стоимостью от $25 до $100 000. Этим ассортимент сельскохозяйственных клонов не ограничивается – НКТ работает над клонированием домашней птицы, над воспроизведением умерших домашних любимцев (что пока еще невозможно, но технология для сохранения клеток уже имеется), над восстановлением видов вымерших в прошлом животных. Сотрудники НКТ, как уже было сказано, не обходят вниманием и человека, но не стремятся к полному копированию (репродуктивное клонирование). Их цель – получение из клонированных эмбрионов стволовых клеток, необходимых для трансплантационной ткани (терапевтическое клонирование). Процесс в обоих случаях одинаков: из клетки яйца удаляют ядро, ответственное за наследственную информацию, и заменяют его ядром, вынутым из клетки взрослого животного – так называемая пересадка ядра.

А вот и новое сообщение из Франции, взорвавшее страницы международной прессы. Лабораторные мыши, употреблявшие в пищу модифицированную кукурузу, впоследствии получили тяжелые необратимые изменения в почках и печени. Выводы ученых и противников генетических манипуляций однозначны: «Генная инженерия остается непредсказуемой опасностью для человечества» (Kronen Zeitung, 13.12.2009).

Можно только обратиться к сакраментальным словам американского корифея генной технологии Андерсона, довольно просто звучащим и как бы подводящим итог всему, что было сказано ранее: «Исправление до нормализации – да, улучшение – нет». А между тем эмбрионы и клетки продолжают убивать или пожирать друг друга на фоне научных дебатов, утопая в волнах переменчивой морали, преждевременно унося в потусторонний мир миллионы человеческих судеб. Найдется ли кто-либо, обладающий авторитетом, свободным от предрассудков и не отягощенным многовековым панцирем морали, потрясенный открывшейся ему картиной мира, будучи реалистом и прагматиком, обратится к ученым с призывом: «Творите, дерзайте, и пусть сопутствуют вам Разум и Бог!»?

Демография старости и поздние дети

Человек молод и стар в зависимости от того, каким он себя ощущает.

Томас Манн

При оценке современных семейных устоев и тенденций их деформации в будущем не следует забывать о том, что для многих осталось незамеченным: в канун нового тысячелетия Европа в своей демографической истории подошла к поворотному пункту. Он знаменателен тем, что население континента впервые за многие десятилетия начало сокращаться. В прошедшие двести лет был постоянен значительный рост населения. В 1800 г. в Европе жило 200 000 000 человек, в настоящее время – около 730 000 000. Усредненная степень прироста достигла своего апогея в поздние пятидесятые и ранние шестидесятые годы ХХ столетия с ежегодным приростом населения в 1%. После этого прирост постепенно замедлился, и уже в период с 1995 по 2000 год, по данным ООН, наметилось сокращение населения Европы. Эта тенденция будет сохраняться и в последующие десятилетия, так как ООН прогнозирует для Европы, несмотря на повышение деторождаемости и значительное увеличение эмиграции до 2050 г., снижение населения до 600 000 000.

Такая ситуация ставит перед Европой много проблем. По так называемому договору между поколениями пожилые люди потребляют гораздо больше услуг, чем молодые. К этому прибавляются и неформальные услуги, которые они получают от членов своей семьи в случае потребности в уходе. Можно предположить, что социальная сеть и системы страхования из-за постоянно изменяющегося количественного соотношения между поколениями стоят перед коллапсом.

Экономический кризис особенно сильно ударил по молодежи. Уровень безработицы во всем мире достиг рекордной отметки: к концу 2009 г. 81 000 000 молодых людей в возрасте между пятнадцатью и двадцатью четырьмя годами не могли найти работу. Самая драматическая ситуация наблюдается в развивающихся странах, где молодые работники вынуждены обходиться заработком, не превышающим один евро в день. В странах ЕС предпринимаются попытки поднять пенсионный возраст до шестидесяти пяти – семидесяти лет.

Можно ли опасаться, на основании вышеизложенного, что молодые поколения расторгнут этот контракт и разрушат базу социальной системы и основы солидарности поколений? Многое говорит за то, что эти опасения не соответствуют реальности или по меньшей мере сильно преувеличены. Эти чисто демографические, основанные на цифрах данные, означающие для нас противостояние поколений и предсказывающие конец нашего благосостояния, во многом не так однозначны. Демография обязывает сократить период старости по отношению к общей продолжительности жизни. Для этого могут быть выбраны различные границы старения: 55+, 60+ и 65+ лет, что мало влияет на основную проблематику установления четкой границы наступления старости, так как она весьма расплывчата.

Критика установления четкой возрастной демографической границы вполне оправданна. Еще более проблематичной с этой точки зрения является интерпретация результатов сравнения исторических изменений, произошедших в возрастных структурах населения. Можно ли, например, сравнить шестидесятипятилетних мужчин и женщин конца XIX столетия с современными людьми того же возраста или с ними же, но уже в 2050 г.? При этом должны быть учтены различные точки зрения, так как будущие старшие поколения, в отличие от предков, будут стареть совсем в других социальных и экономических условиях. Они будут иметь различные потребности и несравнимо большие финансовые ресурсы по сравнению с людьми 1960–1970-х гг.. Одновременно в последующие двадцать пять лет у стареющих людей еще будет сохранена тесная связь на базе семейных отношений. После того как поколения прошлого столетия подойдут к старческому возрасту, будет действительно необходимо появление новых социальных отношений, заменяющих тесную связь с детьми.

Еще одна большая надежда состоит в том, что состояние здоровья пожилых людей в будущем значительно улучшится, и значительная часть отвоеванных у старости лет пройдет при хорошем здоровье. Если в 1978 г. только 17% мужчин в возрасте шестидесяти пяти – шестидесяти девяти лет и 18% женщин в этом же возрасте оценивали состояние своего здоровья как плохое или очень плохое, то уже в 1998 г. эта цифра уменьшилась наполовину. В возрастной группе восьмидесяти – восьмидесяти четырех лет в 1998 г. только 16% мужчин и 25% женщин считали состояние своего здоровья плохим. А двадцать лет назад отрицательная оценка своего состояния была в два раза выше.

В настоящее время большинство людей предпенсионного возраста находятся в расцвете душевных и физических сил, хотя социальные структуры предопределяют ему уже в это время готовиться к пенсии. Но если активная жизнь удлиняется лет на двадцать, кого интересуют эти рамки? Учиться можно и до тридцати – тридцати пяти лет, а заводить семью и детей в раннем возрасте не имеет смысла.

Кстати, к аналогичному выводу приходят и ученые. Так, в Техасском университете установили идеальный возраст женщины для рождения первого ребенка – тридцать четыре года. Оказывается, женщина, родившая первого ребенка в этом возрасте, биологически на четырнадцать лет моложе той, которая родила в восемнадцать. Вы удивлены? Послушайте врачей.

С их точки зрения, биологический возраст человека далеко не всегда соответствует паспортным данным. «Если люди следят за собой, ведут здоровый образ жизни, то они долго остаются гораздо моложе своих лет, абсолютно мобильны и выносят любые нагрузки», – уверен М. Корякин, главный врач центра репродукции человека. Изменяется отношение человека к институту семьи и брака. Если человеку предстоят не двадцать-тридцать, а сорок-пятьдесят и более лет активной жизни, то нет никакой гарантии, что все эти годы он проживет с одним партнером. Смена или даже физическая потеря партнера становится во много раз вероятнее.

Естественность всегда относительна. То, что вчера было естественным, сегодня таковым уже не кажется и со временем претерпевает изменения. Человек, и его интеллект в частности, является частью эволюционного процесса. Родители обеспечивают развитие интеллекта своего ребенка и сами развиваются вместе с ним. При этом женщина, осознав свободу, получает возможность удовлетворять желания и потребности в соответствии с развитием личности и получает больше возможностей для использования своего права на разумное планирование материнства.

Это право, предоставленное ей природой, имеет два аспекта: оно ограничено во времени и подчинено воле случая. Эмансипация женщины бросила вызов этим ограничениям. Желание иметь ребенка и материнство в позднем возрасте предполагает, что женщина сознательно переквалифицирует себя из роли бабушки на роль мамы. Если раньше образ шестидесятилетней бабушки был неотъемлемой частью нашего мышления и реальной действительностью с глубинными историческими традициями, то сейчас физически здоровая и материально обеспеченная женщина больше не считает нужным посвящать себя выращиванию третьего поколения семьи. Она еще в состоянии рожать и растить своих собственных детей, а современная медицина не только гарантирует ей успех, но даже помогает выбрать пол будущего ребенка.

Ученые постоянно ищут новые пути помочь природе. Д. Штейнберг, американский врач из Лос-Анджелеса, специалист по искусственному оплодотворению, несколько лет назад начал исследовать эмбрионы на предмет наличия генетических отклонений и нашел способ определения пола будущего ребенка. Это дало возможность реализовать желание семьи «заказывать» наследников определенного пола. Шесть из десяти пациентов приезжают к нему из-за границы, прежде всего из Китая. В китайских семьях традиционно предпочитают рожать мальчиков и нередко избавляются от еще не родившихся девочек. Штейнберг не только не имеет никаких предрассудков относительно своей деятельности, но даже считает, что реализует мечты «медицины счастья». «Я мог бы стать и онкологом, но это медицина несчастья», – заявляет он. Селективное оплодотворение приносит Штейнбергу немалый доход – каждый пациент оставляет ему не менее Ђ 13 000 евро. В год он с успехом проводит около тысячи таких операций.

...

Изменяется отношение человека к институту семьи и брака. Если человеку предстоят не двадцать-тридцать, а сорок-пятьдесят и более лет активной жизни, то нет никакой гарантии, что все эти годы он проживет с одним партнером.

«Да и сама природа ничего не имеет против такого устоявшегося порядка», – утверждает ученый Н. Кнопфлер. Искусственное оплодотворение – это только альтернатива, к которой прибегают из-за отсутствия возможности забеременеть женщины детородного возраста.

Число рожениц старше сорока лет возросло почти вдвое. Первый случай рождения ребенка у шестидесятидвухлетней матери история современной медицины относит к 1994 г., когда Розанна де ла Корте зачала благодаря искусственному оплодотворению, проведенному под руководством одного из корифеев репродуктивной медицины С. Антинори. Маленький Рикардо появился на свет в результате оплодотворения донорской яйцеклетки семенем мужа де ла Корте. Но мальчик чувствует себя на этой планете не как все дети. Часто он слышит вопросы своих ровесников: «Почему твоя мама такая старенькая?» Мать пока не готова объяснить сыну ни правомочность, ни суровую правду этого вопроса.

И врач, и мать в те годы подвергались острой критике, граничащей с обвинением в эгоизме. Спустя несколько лет итальянское правительство запретило подобного рода вмешательства в естество природы. Но на сегодняшний день это мало волнует престарелую мать – в конце концов, у нее есть ребенок, заменивший ей ее первого сына, кстати, тоже Рикардо, погибшего в автокатастрофе. Она регулярно посещает его могилу, держа за руку юного Рикардо.

До семнадцатилетия сына Розанна не намерена открывать ему тайну его происхождения, несмотря на каскад вопросов, задаваемых ему, первому по успеваемости ученику класса: «Почему меня так часто фотографируют? Почему нас посещают люди из журналов, газет и телевидения?»

Церковь и местный священник заняли сторону «молодой» матери. Интересно, изменится ли позиция окружения, да и самих участников затянувшейся пьесы, не перерастет ли она со временем в трагедию, когда семнадцатилетний сын, не имеющий ни собственных средств к существованию, ни жизненного опыта, будет иметь восьмидесятилетнюю мать? Чем он поможет древней старушке? Ему бы еще гонять в футбол со сверстниками, а не занимать место сиделки!

Любопытные хроникеры разыскали данные, свидетельствующие, что на столе акушера оказывались матери на сносях и в возрасте шестидесяти шести лет, что, например, было зарегистрировано в 2005 г. в Румынии и в 2006 г. в Австрии. Самой же старой матерью в мире является живущая в Индии О. Панвар, родившая близнецов в 70 лет.

В мае 2009 г. в печати сообщалось о беременной на восьмом месяце шестидесятишестилетней разведенной успешной деловой женщине из Англии. В Великобритании она не имела шанса забеременеть, так как в связи с ее возрастом на это не пошли бы врачи ни одной, даже частной, клиники. Э. Аденей была искусственно оплодотворена в Украине. С биологической точки зрения, это не ее ребенок, так как яйцеклетка и сперма взяты у доноров. Все это по совокупности и возмутило британскую общественность, в том числе и медиков. Однако престарелая женщина игнорирует всякую критику в свой адрес, хотя известно, что преклонный возраст матери может негативно отразиться на здоровье ребенка.

Возникает вопрос: «Можно ли оправдать, позволить и принять позднее материнство как нечто обыденное?» Существует и вариация на эту же тему. Опять же в Украине шестидесятипятилетняя пенсионерка большую часть жизни откладывала из своих скудных средств крохи на операцию ЭКО, чтобы когда-нибудь стать матерью. И желание ее осуществилось. Но власти, не готовые воспринять этот факт как реальность – у матери не было никаких материальных предпосылок для содержания себя и ребенка, – приняли «оптимальное» решение: разлучить их, упрятав нищую в сумасшедший дом.

Профессор философии и этики С. Ринофнер не может однозначно ответить на вопрос о будущем такого позднего материнства: «С одной стороны, мы должны уважать право каждой женщины или супружеской пары самим принимать решение о рождении ребенка. Радость рождения на свет живого существа не должна быть кем-то ограничена. Запрещение искусственного оплодотворения после достижения определенного возраста приведет только к тому, что женщины будут использовать правовые законы тех стран, где это разрешено. С другой стороны, мы должны думать о защите жизненного потенциала будущих детей. Мы должны исходить из того, что кроме риска для здоровья матери, связанного с рождением позднего ребенка, последний рискует потерять родителей в совсем юном возрасте». Например, средняя продолжительность жизни австрийских женщин – восемьдесят два года, мужчин – семьдесят шесть лет. Это означает, что дети достигнут переходного возраста, когда их родители будут находиться в состоянии физической и духовной агонии, и воспитание, которое они успеют дать своему ребенку, не будет способствовать его полноценному развитию.

Рождение ребенка – это всегда антагонизм между слишком узкими родовыми путями и относительно крупными размерами младенца. В результате роды протекают более тяжело, а возраст роженицы еще более усложняет их. Мало того, не следует забывать, что в последнее время младенцы появляются на свет со все большим весом. «Это определяющий феномен развитых стран», – заявляет П. Хуссляйн, заведующий гинекологическим отделением Венского университета. В течение нескольких последних десятилетий увеличивается не только вес новорожденных, но и размер их головы, тела и плеч. Гинекологи и акушеры связывают этот феномен с улучшением благосостояния населения, разнообразным и здоровым питанием. В идеале природа должна была бы отреагировать на эти изменения увеличением объема женского таза, но у нее просто нет на это времени – тенденция к укрупнению младенцев протекает слишком стремительно.

Статистические данные показывают, что если в конце семидесятых годов у девятнадцатилетних матерей средний вес новорожденных составлял 3150 г, двадцати – двадцати четырехлетних – 3170 г, двадцати пяти – двадцати девятилетних – 3200 г, тридцатилетних и старше – 3170 г, то на сегодняшний день показатели веса достигают соответственно 3270, 3360, 3950 и 3350 г (Profil, № 21, Mai 2010).

...

В течение нескольких последних десятилетий увеличивается не только вес новорожденных, но и размер их головы, тела и плеч. Гинекологи и акушеры связывают этот феномен с улучшением благосостояния населения.

Молодые люди, желающие получить хорошее образование, зачастую откладывают рождение ребенка на потом. Они хотят использовать преимущества, полученные в результате обучения, чтобы впоследствии обеспечить семью. Решающим является современный взгляд на жизнь с ее новыми формами передвижений и коммуникаций, ориентированный на успех и результат своего труда. Дети в эту эгоистичную концепцию, естественно, не вписываются.

Согласно данным Unicef, включающим в себя некоторые параметры отношений между родителями и детьми, любви и привязанности к наследникам, в двадцати пяти странах Европы обнаружился целый ряд неожиданных данных. Так, например, почти половина австрийских детей заявила, что их родители очень мало общаются с ними. И только 48% детишек проводят достаточно времени в разговорах и играх с родителями (Heute, 07.05.2007).

В Италии, например, 90% бамбини довольны коммуникационными взаимоотношениями с родителями. Хотя и считается, что молчание – золото, оно тем не менее может сыграть фатальную роль в воспитании детей. Газета «Die Zeit» отмечает: «Немецкие и австрийские дети взрослеют с кадрами телевидения и запретными словами. Дети мешают, а с теми, кто мешает, обычно не разговаривают. Так в семье поселяется и воцаряется молчание». Меж тем американские исследователи Б. Харт (В. Hart) и Т. Р. Ризлей (Т. R. Risley) показали, что словарный запас ребенка зависит не от благосостояния семьи, а от количества слов, употребляемых родителями. Кроме того, разговорчивость способствует повышению интеллекта. И еще: в Австрии дети очень редко обедают вместе с родителями.

К. Майер (С. Maier) в своей неоднозначной и спорной книге под броским названием «Нет – детям» выделяет сорок причин существования подобного эгоистического общества, которые, по ее мнению, оправдывают название книги. Несколько цитат из нее: «Во время беременности женщина выглядит как бегемот, у которой обычно исчезает желание «быстрого» секса. Своим существованием дети разрушают отношения между родителями: женщины мутируют в «мамочек» и перестают следить за собой. Из-за детей они вынуждены похоронить мечты своей юности. Иметь детей дорого; родители вынуждены постоянно тратить деньги на игрушки, одежду, позже – на логопедов, психологов, социальных работников, хотя наши бабушки и дедушки прекрасно обходились и без них. Дети, как паразиты, высасывают все соки, и им всегда мало. Они действуют на нервы, поэтому все большее количество женщин спешит снова начать работать. В школьном возрасте родители должны нести на себе крест домашних заданий, практически повторяя еще раз всю школьную программу».

Уже сейчас равноправие женщин – главный триумф американских идеалов справедливости – привело к неожиданным последствиям. Теперь, когда один работающий уже не может содержать семью, 80% американских женщин вынуждены трудиться, что и нашло свое отражение в отношениях внутри семьи: меньше времени уделяется детям, а их количество драматически уменьшается. Количество абортов у американских женщин, предпочитающих сиюминутные удовольствия и профессиональные успехи ответственности за воспитание своих будущих гарантов и попечителей спокойной старости, в два-четыре раза больше, чем у европейских женщин. Правда, в разы меньше, чем в России. Учитывая такое положение вещей, в США недавно частично ограничили право женщин на аборт. Была запрещена одна из форм искусственного прерывания беременности на пятом-шестом месяце, к которой женщины прибегали, узнав из анализов, что ребенку грозит врожденное уродство, переводя тем самым проблему из чисто медицинской области в этическую и политическую.

На рост самостоятельности женщин мужская половина, в свою очередь, отвечает комплексом неполноценности.

Существуют предположения, что изменения, произошедшие при переходе от моногамии к более свободным отношениям полов, реализуются за счет ущемления женских прав, так как мужчины по мере старения не так быстро теряют цену на рынке отношений. Трудно согласиться с таким предположением, ибо у многих мужчин также возникают возрастные проблемы: «пивной животик», отвисшие щеки и другие приметы старения, и многие могут заниматься сексом только с проститутками. Женщины же чаще всего остаются в одиночестве не потому, что мужья их бросают, а из-за того, что они раньше покидают этот мир.

Перестройка в России и взрыв сексуальной необузданности, массовое пьянство, проституция, наркотики, армия беспризорных, количество которых в России превысило уровень 1920 г. – все это привело к огромным количествам случайных связей, причем уже в четырнадцати-шестнадцатилетнем возрасте. Огромное количество знахарей-любителей и повивальных бабок привело к бесчисленным нелегальным абортам. Несмотря на наличие специальных медикаментов, предназначенных для прерывания беременности, полулегальные аборты вне медицинских учреждений в России в 75% случаев являются причиной женского бесплодия.

Аборты разрешены во многих странах мира, а там, где они запрещены, их число не меньше. Если в Нидерландах проводится пять-шесть абортов на сто женщин детородного возраста, в Англии десять-пятнадцать, то в России шестьдесят пять – семьдесят. За 2002 г. в России было зарегистрировано 1 800 000 операций. В Англии, где аборты официально разрешены, огромные средства тратятся на мероприятия с целью разъяснения их опасности. Даже школьницы могут бесплатно получить у учителя таблетки на случай «после», которые обычно стоят немалых денег. И об этом не станет известно родителям.

И только в России отсутствует в должной мере пропаганда полового воспитания, а многие женщины на бескрайних ее просторах даже не информированы о наличии современных противозачаточных средств, хотя имеют за спиной более десятка абортов. В 1997 г. аборт сделали 240 000 девушек-подростков.

Внебрачные отношения и внебрачные дети перерастают в угнетающую обязанность, плату за сексуальное влечение. Разбитые судьбы, брошенные дети, разрушение внутренних устоев человеческой личности – все это результат имитации чувств человеческого счастья возвратно-поступательным движением кривошипно-шатунного механизма поршневого насоса. Неустанная погоня за секундами экстаза, как за глотком эликсира, влечет к себе постоянно и неотступно, по сути, превращая огромную часть населения в «искателей счастья».

ВОЗ, обобщившая данные из пятидесяти девяти стран, установила, что ежегодно в мире проводится в неудовлетворительных медицинских условиях 19 000 000 абортов, при которых умирают шестьдесят восемь женщин. В развивающихся странах рискованный секс без предохранения является второй по частоте причиной заболеваний и летальных случаев. Каждый год 80 000 000 женщин беременеют случайно, причем 45 000 000 таких беременностей заканчиваются абортом.

Возьмем, например, Японию. Продолжительность жизни мужчин и женщин «страны восходящего солнца» высока, как нигде в мире. Одновременно здесь самый низкий уровень рождаемости. К 2050 г. количество людей старше шестидесяти пяти лет составит третью часть населения, в то время как число детей младше пятнадцати лет уже сейчас не превышает 13,5%. Сокращение населения Японии ожидалось к 2007 г., но произошло еще раньше, уже в 2005 г. Если эта тенденция будет сохраняться, через семьсот лет на Земле не останется ни одного японца. В 2005 году появились на свет только немногим более одного миллиона новорожденных. Золотое время, пришедшееся на 1947–1949 гг., когда ежегодно рождалось 2,5 000 000 младенцев, давно прошло. Семьи, имеющие в среднем четверых детей и посвятившие свою жизнь росту экономики Японии и восхождению ее на второе место в мире, поставили страну в настоящее время перед серьезнейшей проблемой. Миллионное поколение детей, родившихся в те годы, по достижении шестидесяти лет уйдет на пенсию. Из-за недостатка молодежи некому будет занять освободившиеся рабочие места. Правительство оказалось неподготовленным к такому развитию событий, поскольку подобный феномен пока не переживала ни одна страна. В поисках решения проблемы оно пытается привлечь на рабочий рынок женщин, убеждая их сочетать карьеру и воспитание детей.

...

Несмотря на наличие специальных медикаментов, предназначенных для прерывания беременности, полулегальные аборты вне медицинских учреждений в России в 75% случаев являются причиной женского бесплодия.

Тем не менее можно с уверенностью сказать: если общество в состоянии обеспечить низкий уровень детской смертности и высокий уровень продолжительности жизни – это очень успешное общество, хотя и, в определенной степени, ограниченное по отношению к детям.

Метаморфозы бальзаковского возраста

Все женщины молоды, но некоторые моложе других.

Марсель Ашар

Так называемый женский вопрос, довлеющий над современным обществом и являющийся многофакторным результатом его развития, вызывает множество проблем. Прежде всего, они возникают на основе исторических предпосылок, определяющих различия между полами вследствие унаследованного слабым полом особого положения и позиции, которые всегда были подчиненными, зависимыми и уязвимыми, о чем долгое время не говорилось вслух. Чувство собственной незначительности и приниженности является не очень благоприятной стартовой площадкой на пути в будущее, поэтому современные женщины стараются во всем стать гораздо лучше мужчин, прилагая огромные усилия, чтобы достичь своей цели. Причем «на высоте» они должны быть во всех областях бытия. Если женщина в обществе, то не может позволить себе небрежности во внешнем виде. В семье она выполняет обязанности, доходящие до ритуала, когда мужчина всегда может быть уверен, что туалетная бумага под рукой, так же, как зубная паста и еда. Слабая половина больше подвержена влиянию молвы, поэтому для нее всегда важно, «что станет говорить княгиня Марья Алексевна». Но это личное стремление к идеалу «общественного спроса» напрямую зависит от фактора времени, определяющего срок действия женской красоты. И не случайно женщины уделяют своей внешности очень много времени, крутясь перед зеркалом в среднем около трех лет жизни. 40% женщин вообще не могут позволить себе выйти на улицу без макияжа.

Мы живем в то время, когда многие стереотипы, привычные еще десять-пятнадцать лет назад, начинают разрушаться. Это затрагивает в первую очередь то, как должен выглядеть и чем заниматься каждый человек в определенном возрасте.

Ольга Книппер-Чехова, знаменитая актриса и красивая женщина, как-то сказала: «Мои часы идут иначе». Сегодня иначе идут часы большинства из нас, просто не все об этом знают.

Недавно компания «Шанель» провела исследование отношения женщин к своему возрасту на фоне прогрессирующего старения кожи. Опрос проводился среди довольно большой группы женщин от двадцати до семидесяти лет, принадлежащих к среднему и высшему социальному классу. Выяснились интересные вещи: например, отношение к процессу старения всегда эмоционально, а не рационально. То есть женщина оценивает то, как она выглядит, исходя из субъективных показателей, из своих, зачастую идеальных, представлений. Причем это отношение нисколько не зависит от возраста. Согласно результатам опроса, женщины любого возраста делятся на пять категорий: аутентичные, гедонистки, индивидуалистки, нарциссы, «обеспокоенные».

Аутентичные, как правило, позитивно относятся к жизни, у них высокий уровень самооценки. Они ориентированы на будущее и поэтому возрастные изменения воспринимают как естественный процесс, не являющийся для них проблемой. Они всегда находят в жизни свое место.

Гедонистки тоже не склонны зацикливаться на возрасте до тех пор, пока отражение в зеркале соответствует их представлениям о себе. Чтобы как можно дольше продлить этот период, они заботятся о своем здоровье, поддерживают хорошую физическую форму.

Индивидуалистки воспринимают свой возраст в соответствии со своим социальным статусом – бабушка, так бабушка.

«Нарциссы» и «обеспокоенные» подвержены страхам и стрессам, связанным с возрастом. Первые сконцентрированы полностью на себе, зависят от мнения окружающих и процесс старения воспринимают как катастрофу, как синоним общественной изоляции. Вторые относятся ко всему в жизни негативно, они эмоционально неуравновешенны, слабы, зависимы. Возрастные изменения становятся их навязчивой идеей, а процесс старения равносилен смерти.

Именно эти две категории готовы на все, чтобы удержать ускользающую и увядающую красоту и молодость, тратят огромные деньги на чудодейственные средства и становятся постоянными клиентами мастеров скальпеля.

В последнее время, с учетом совершенствования и расширения арсенала средств и инструментариев, число вечных «страдалиц красоты» непрерывно растет. По данным ВОЗ, уже четверть населения Англии страдает теми или иными душевными расстройствами, связанными с внешним видом, а точнее, с представлением о себе. В Скандинавии таких людей только 11,5%.

В России проблема неудовлетворенности своей внешностью приняла масштабы эпидемии. По мере подъема благосостояния, развития медицины, заимствования иностранного опыта и оборудования она приобретает формы массовой истерии не только у женщин, но и у мужчин.

По наблюдениям семейного психотерапевта И. Хамитовой, депрессиями, связанными с возрастом, все же чаще страдают женщины – красивые, ухоженные, выглядящие моложе своих лет. Правда, в большинстве своем, кроме заботы о своей внешности, они ничем больше не заняты. Интересно, что среди подобных клиенток почти не встречаются бизнес-леди. По словам Хамитовой, у них, помимо внешности, достаточно других способов самоутверждения.

Очень важно не забывать при этом, что задачи медицины и тенденции современного социального уклада направлены на значительное расширение возрастного периода, при котором действовал бы кодекс: «умирать здоровым». Иначе говоря, до самой смерти человек должен оставаться здоровым, что придает отношению женщины к себе и ее социальным связям совсем другое значение, особенно при гериатрическом потенциале будущей продолжительности жизни до ста – ста двадцати лет.

...

Женщина оценивает то, как она выглядит, исходя из субъективных показателей, из своих, зачастую идеальных, представлений. Причем это отношение нисколько не зависит от возраста.

Наличие физической силы в здоровом теле предполагает и здоровый дух. Пожилая женщина тоже хочет нравиться. Титульную обложку календаря «Pirelli» украсил портрет полуобнаженной семидесятиоднолетней Софи Лорен. Она совершила настоящую революцию, показав, что и в таком почтенном возрасте можно соперничать с самыми красивыми женщинами мира, расширив возрастные границы красоты. Наверняка кого-то по-прежнему восхищают почти воздушные полеты восьмидесятипятилетней Майи Плисецкой. Наверное, эти женщины опережают время. А может, наоборот, тот, кто готов стареть в пятьдесят, далеко позади своего времени и больше не вписывается в него?

И, может быть, совсем не случайно индонезийка Вук Кундур (сто восемь лет) простила и приняла обратно своего неверного мужа (тридцать восемь лет), между прочим, двадцать третьего по счету. Мало того, теперь дамочка хочет еще и ко всему немного материнского счастья, для чего планирует усыновить ребенка.

Снимаем шляпу!

Но судьба так распоряжается, что мы вновь должны надеть ее.

Министерство юстиции Египта вынесло вердикт о приостановке брака девяностодвухлетнего араба и семнадцатилетней египтянки на основании того, что закон допускает разницу в возрасте будущих супругов не более двадцати пяти лет. И даже Ђ4800 для получения исключительно права на брак не поколебали решение судей.

Мы и старость

Все желают достигнуть старости, а достигнув, все обвиняют ее.

Цицерон

На протяжении истории развития медицины и связанных с ней новых технологий и отраслей наук первоочередной задачей было увеличение продолжительности жизни. Самые большие достижения приходятся на последнее столетие. С 1900 г., когда средняя продолжительность жизни мужчин составляла чуть более сорока восьми лет, а женщин – сорока шести, эти показатели возросли соответственно до семидесяти четырех и почти восьмидесяти лет. И человечество гордится тем, что благодаря достижениям, в первую очередь, медицины ХХ столетия сумело достигнуть этого возрастного пика. А современная геронтология обещает уже новые рубежи, считая биологически обоснованными сто двадцать – сто сорок лет. Интересно, какое влияние окажут последствия демографических всплесков, аккумулирующие в себе все достижения ушедшего века, на формирование личности и общества в целом.

Соотнося высказывание товарища Сталина «Жить стало лучше, жить стало веселее» с достижениями всеобщей цивилизации и дополняя его определением эмигранта-возвращенца профессора А. Зиновьева о «прагматичности» отдельных «западоидных» членов общества, можно увидеть, что максимальное удовлетворение потребностей в условиях жестокой конкурентной борьбы определяет появление у современного человека преобладающего чувства эгоизма, желания максимально урвать для себя, не упустить удачу, стремление как можно изощреннее использовать выгодную ситуацию. Такой эгоизм нашел свое выражение в резком сокращении рождаемости в развитых странах – Японии, Италии, Испании. Степень воспроизводства, т.е. количество детей, рождаемых женщиной в период своей жизни, драматически падает до полутора, в то время как норма поддержания воспроизводства поколений составляет два с половиной.

Это нежелание обременять себя узами воспитания и содержания детей происходит на фоне увеличения продолжительности жизни. Общество само создает благоприятные условия для погони за сиюминутными удовольствиями.

Если средний возраст населения США в 1850 г. составлял девятнадцать лет, то в девяностые годы прошлого столетия – уже тридцать четыре года. А какой потенциал кроется в прогнозах дальнейшего его повышения до 2050 г.! Ученые ожидают увеличения среднего возраста до сорока лет. При этом доля времени, необходимого для создания семьи и воспитания детей, также возрастет вместе с увеличением репродуктивного времени.

А что говорить о таких высокоразвитых странах, как Германия, Япония или Италия! По данным ООН, средняя продолжительность жизни населения там ожидается пятьдесят четыре, пятьдесят шесть и пятьдесят восемь лет соответственно. При интервале рождаемости в двадцать лет можно предположить массовое совместное проживание трех-четырех поколений семьи, причем старшее будет еще относительно молодым – до шестидесяти пяти лет.

При таком сосуществовании еще более усилится возрастной антагонизм не только между «отцами и детьми» – в конфликт поколений будут втянуты внуки и правнуки. Этот антагонизм найдет выражение прежде всего в борьбе за рабочие места, ибо старшие поколения, желая сохранить возможность удовлетворять свои потребности, не захотят добровольно сдавать свои профессиональные позиции. Люди будут значительно чаще обращаться к медицине с целью профилактики болезней. Возрастет роль и значение медицинского освидетельствования, чтобы получить возможность избавиться от заболеваний на ранних стадиях развития и тем самым обеспечить себе длительную и полноценную старость. Принимая за пенсионный возраст шестьдесят пять лет, следует различать две фазы жизни за его порогом.

В первой фазе – от шестидесяти пяти до восьмидесяти – человек не будет ущемлен ни душевно, ни физически. Именно в этой фазе, освобожденный от целого ряда обязанностей, он захочет реализовать в полную силу все то, на что у него никогда не хватало времени – предаться хобби и увлечениям.

Вторая фаза, которая начнется примерно в восемьдесят лет, станет фатальным биологическим финалом. К этой заключительной фазе человек подойдет с последним остатком физических и душевных сил.

Конечно, мы заинтересованы продлить первую фазу старости и сократить вторую. И если причиной начала второй фазы может стать неизлечимая длительная болезнь, то конец всегда один и тот же – физическая смерть.

Теориям и механизмам процесса старения и смерти нет конца, однако единой концепции, почему люди стареют и умирают, не существует. Первая теория ориентируется на эволюционную биологию, согласно которой организмы стареют и умирают вследствие того, что в природе не существует таких жизненных сил, которые бы обеспечили жизнь индивидуумов или видов дольше, чем это необходимо для их воспроизводства. Определенные гены, очевидно, вызывают и обеспечивают размножение организмов в зрелые фазы жизни, а затем остаются невостребованными. Вторая теория связана с геронтологией (наукой о старости), базирующейся на теории деления клеток, и относится к микробиологии. Она рассматривает клеточное строение нашего организма как систему передачи информационных и энергетических потоков, которая обеспечивает жизнедеятельность организма и с течением времени дряхлеет и выходит из строя.

...

При интервале рождаемости в двадцать лет можно предположить массовое совместное проживание трех-четырех поколений семьи, причем старшее будет еще относительно молодым – до шестидесяти пяти лет.

Биологические причины старости и ее финала связаны, кроме всего прочего, как с энергетическим внутриклеточным балансом белкового обмена веществ, так и с дефектами внутриклеточного строения. Надев на конец клеточной белковой цепи «колпачок», можно предотвратить процесс роста и деления цепи, обеспечивая и имитируя вечность. В 1965 г. Л. Хейфлик (L. Hayflick) установил, что клетки нашего организма могут делиться около пятидесяти раз, причем число делений уменьшается по мере старения клетки, что является, по мнению ученых, результатом накопления случайных генетических дефектов в процессе клеточного деления. Факторы, которые оказывают влияние на этот процесс повреждения и разрушения клеточных мембран, а также пограничных клеточных соединений, мешают беспрепятственному и безошибочному процессу воспроизводства клеток. И это происходит, несмотря на различные механизмы защиты здоровых и уничтожения дефектных клеток с помощью множества энзимов, организующих также восстановительные работы по ремонту клеток. Однако часто случается, что механизмы защиты и восстановления не срабатывают, что ведет к различным тяжелым заболеваниям.

Ученые предполагают и другую причину, лежащую в процессе ограниченного числа деления клетки. Эта причина кроется в некодированных частичках ДНК, которые находятся на конце каждой хромосомы и при каждом клеточном делении укорачиваются. Итогом такого укорачивания может быть остановка процесса деления. Очевидно, в этом и есть причина ранней смерти клонированной овцы Долли, что и предсказывали ученые-генетики: она была воссоздана из клеточной массы взрослого донора и уже с самого начала своей жизни имела укороченные ДНК.

Группа британских ученых проанализировала ДНК более двенадцати тысяч человек. В результате было выявлено одно звено ДНК, которое явно убыстряло процесс старения. Согласно полученным данным, до 7% людей в Британии имеют две копии найденного звена ДНК. Это значит, они выглядят на восемь лет старше одногодок. Еще у 38% по одному звену, что заставляет их выглядеть на три-четыре года старше. А вот счастливчики – их 55% – не имеют данного звена вовсе, надолго обеспечивая себе свежий вид. Вместо него в их структуре ДНК по две копии «гена Питера Пена», благодаря которому можно объяснить, почему одни стареют не столь стремительно, как другие. Существуют три вида клеток, которые не подчиняются закону Хейфлика – это эмбриональные, раковые и определенные виды стволовых. Они образуют энзим теломеразу или используют другие механизмы, предотвращающие укорачивание теломеров. Как следствие – бесконтрольное деление клеток и образование заболеваний, в частности раковых, являющихся лишь составной частью того арсенала болезней, которые подбрасывает человечеству хитроумная эволюция, стремясь не допустить роста продолжительности жизни. Они посещают и истребляют нас в виде кратковременных массовых эпидемий, а зачастую, как злой демон, преследуют по пятам на протяжении многих лет, делая инвалидами до самой смерти.

Для того чтобы понять, как влияют процессы увядания на различные человеческие органы, катализируя общее старение, необходимо осознавать, что функции организма выстроены иерархически. Все они заложены в генетическом коде, находящемся в ядре клетки в форме двух ниток ДНК, на которых в определенном порядке расположены сорок шесть хромосом.

Каждая клетка нашего организма наделена общим кодом (всех генов), но от того, к какому типу относится клетка, зависит, какие гены будут активизированы. Клетки ткани хряща, например, производят только одни виды коллагена – своеобразные протеины, в то время как клетки кости должны создавать другие виды коллагена, хотя те и другие изначально несут в себе гены обеих коллагеновых структур. Эмбриональные стволовые клетки не дифференцированы и могут превращаться в различные типы клеток, а поэтому пригодны для воспроизведения любого органа, являясь своеобразным «парком запасных частей».

Соединения идентичных типов клеток образуют клеточную ткань, а окружающая клетки субстанция составляет локальное окружение. Органы состоят из одного или многих типов клеточной ткани, и все вместе образуют единую взаимосвязанную многофункциональную систему. В генетическом коде заложены «рецепты» клеточного обмена веществ, но некоторые отклонения от них ведут к нарушению предписания различных генов.

Неполадки на клеточном уровне оказывают негативное влияние на соответствующие ткани, органы и системы органов в том случае, если достаточно большое количество клеток вовлечено в этот разрушительный процесс. Нарушения могут возникать и на уровне ткани или органа, и тогда негативное воздействие может распространяться как на ниже-, так и на вышестоящие уровни клеток или систем. Если отказывает какой-либо жизненно важный орган или система органов, вне зависимости от того, на каком уровне произошла ошибка, отказывает весь организм.

С течением времени и старением человеческий организм становится полем сражений для наступательных операций всевозможных болезней и недугов. Происходит естественное увядание с ухудшением сопротивляемости и работы различных органов.

С течением времени и старением человеческий организм становится полем сражений для наступательных операций всевозможных болезней и недугов. Происходит естественное увядание с ухудшением сопротивляемости и работы различных органов. Однако ослабление функциональной деятельности сердца, почек и легких в возрастном интервале от тридцати до восьмидесяти лет составляет всего только от двадцати до сорока процентов. Следовательно, главные причины заболеваний внутренних органов у пожилых людей следует искать не в самом процессе старения, а, например, в генетической предрасположенности, окружающей среде или жизненных факторах, которые со временем все интенсивнее оказывают негативное воздействие. Кроме того, сама связь с окружающей средой, ее восприятие и взаимодействие с ней изменяются, ведь стремительно идет ухудшение функций органов чувств.

Поддержание нормальной температуры тела во время жаркой или холодной погоды становится проблематичным, поскольку требуется регулирование многих механизмов чувствительных восприятий и их взаимодействие с работой различных важных органов жизнедеятельности. Например, при экстремально высокой жаре летом 2003 г. в Париже умерло значительно больше пожилых людей. В покрытой смогом от лесных пожаров Москве летом 2010 г. ежедневно умирало в два раза больше людей, чем обычно. Исследования показали, что во время жары умирают в десять раз больше людей в возрасте девяноста-ста лет, чем семидесяти-восьмидесятилетних. Однако, как пишет А. Видик, большинство органов даже очень старых людей показывают весьма обширный ресурс функций, необходимых для жизнедеятельности организма. Различные повреждения этих функций проявляются сначала на таком уровне, когда несколько органов или их систем работают взаимозависимо по совместной программе. Так, к примеру, отдельный мускул, производящий изолированное усилие, в процессе старения проявляет повреждение позже, чем задействованные одновременно несколько мышц нервной системы, координирующей их движение в комплексе.

...

С течением времени и старением человеческий организм становится полем сражений для наступательных операций всевозможных болезней и недугов. Происходит естественное увядание с ухудшением сопротивляемости и работы различных органов.

Внутреннее равновесие не может быть восстановлено, если оно разрушено несчастным случаем или болезнью. Примером тому является ожог кожи третьей степени, когда содержание воды, солей и протеина выходит из-под контроля. Чем больше кожной поверхности подвержено ожогу, тем драматичнее последствия.

Смертность при ожогах кожи зависит и от возраста. Статистика показывает, что люди среднего возраста при ожогах в 40% выживают, в то время, как уже менее чем 20%-е ожоги у пожилых для большинства, даже при медицинской поддержке, уже не способной восстановить равновесие, означают смерть. Относительно просто установить степень повреждения или разрушения органа, имеющего одну-единственную функцию, например сердца, обеспечивающего посредством системы кровоснабжения жизнедеятельность нашего организма. Но неизмеримо сложнее установить и оценить отклонение от нормальных параметров функций головного мозга, состоящего из миллиардов клеток.

Клетки мозга, соединенные друг с другом посредством 300 000 000 000 синапсов, создают сложности для установления степени поврежденности определенных функций, с тем, чтобы правильно соотнести психологические отклонения в поведении с физиологическими изменениями в структуре мозга. Так, например, пациент с развившейся болезнью Альцгеймера имеет нормальное количество нервных клеток, в то время как пациент со СПИДом может потерять 30% клеток мозга без каких-либо признаков деменции.

Процесс старения мозга отличается тем, что его увядание наступает значительно позже, чем у других органов, которые начинают утрачивать степень реализации своих функций после тридцати лет. Многие изменения и нарушения в нервной системе начинают заявлять о себе примерно в шестидесятилетнем возрасте, набирая темп с каждым десятилетием. Новые исследования показывают, что потеря нервных клеток в области коры больших полушарий мозга составляет не двадцать и более процентов, как раньше считали, а лишь около 10%, причем эта потеря распределяется неравномерно. Многие сечения полушарий, особенно центры зрения и обоняния, практически не теряют клеток. Однако отдельные участки, например гиппокампа, ответственного за память, теряют до половины своих клеток.

Пока еще невозможно соотнести изменения психологических функций с конкретными анатомическими областями мозга. Потеря нервных клеток может быть частично компенсирована пластичностью нейронов. Выжившие нервные клетки образуют новые ответвления, восстанавливающие потерянные связи. Установлено, что этот процесс продолжается до восьмидесяти пяти лет и зависит от душевного здоровья. Поэтому так важно не оставлять больных Альцгеймером представленными самим себе, необходимо непрерывно вовлекать их в процесс интенсивной терапии психологического и физиологического характера.

Клетки мозга взаимодействуют между собой посредством сигнальных веществ – нейротрансмиттеров, количество которых со временем уменьшается, существенно ослабляя эти связи, и сами клетки в процессе старения теряют чувствительность к этим сигнальным веществам. Изменяется и кровоснабжение мозга, что можно объяснить сокращением размеров сечений кровеносных сосудов.

Ученые сумели доказать, что прохождение потока крови через различные участки мозга старых людей и молодых различно. Следствием этого может быть то, что старые люди при решении проблем часто выбирают другие стратегии поведения, задействуя при этом наименее поврежденные участки мозга.

Благодаря своему значительному резерву, мозг даже очень пожилых людей в большинстве случаев функционирует хорошо. Включается так называемый многоступенчатый контроль и дублирование, когда одна программа реализуется одновременно за счет нескольких участков. Если одна из функций не срабатывает на определенном уровне, ее перенимают другие ступени, продолжая регулировать работу мозга. Именно в этом лежит потенциальный резерв клеток, которые под воздействием различных причин возбуждают свои еще неиспользованные нервные окончания, повышая их чувствительность и компенсируя утерянные связи с соседними клетками. Таким образом, коммуникационные связи, утерянные в течение многих лет процесса старения, восстанавливаются вновь. Мозг шестидесятилетнего человека может иметь различные аномалии и патологии в структуре, но в повседневном поведении его хозяина, в реализации различных физиологических и когнитивных функций (память, воображение, представление, принятие решений) мы не найдем никаких отклонений.

Резерв работоспособности мозга может на протяжении многих лет компенсировать отмирание большого количества клеток, обусловленного стрессовыми ситуациями, например тяжелыми и длительными заболеваниями. И только тогда, когда этот резерв полностью исчерпан, возникают симптомы депрессий, плохой памяти и потерянности. На протяжении человеческой жизни с каждым прожитым новым десятилетием различия в деятельности мозга между людьми увеличиваются, хотя существуют девяностолетние и более старые люди с достаточным резервом его работоспособности.

При этом в первую очередь утрачивается способность воспроизводить недавно полученные знания, в то время как события прошлого, детства помнятся лучше и дольше; сложные понятия забываются раньше, чем простые, имена собственные – раньше, чем нарицательные, индивидуальные понятия – раньше, чем общие; менее усвоенные навыки и знания утрачиваются быстрее, чем прочно усвоенные, автоматизированные; многолетние профессиональные навыки сохраняются, а способность выучить что-либо новое, пусть и элементарное, теряется.

В прошлом люди достигали апогея своей деятельной жизни в возрасте сорока-пятидесяти лет. При этом терялся большой человеческий потенциал. В девяностые годы ХХ столетия уже 83% населения достигли возраста в шестьдесят пять лет, а 28% переступили восьмидесятипятилетний рубеж. Вместе с потерей и недостатком человеческих ресурсов все заметнее проблема дряхления общества.

В ближайшие годы «многодетные» поколения 1950–1964 гг. уйдут на пенсию и сотрясут всю западную цивилизацию до состояния чрезвычайности вследствие нехватки рабочих рук. Люди, находящиеся сейчас в возрасте тридцати-пятидесяти лет, могут не надеяться на нынешнюю безмятежность и стабильность пенсионного обеспечения.

«Наша старость не будет такой удобной, – предупреждает Ширрмакер (Schirrmacker), издатель газеты «Frankfurter Allgemeinen Zeitung», автор нашумевшего бестселлера «Метусалемский сговор». – Мы, которым сегодня двадцать, тридцать или пятьдесят лет, будем стариками, когда начнется «война поколений». Мы должны бороться за наше будущее до тех пор, пока мы еще сильны. Вместо того чтобы идти на пенсию в шестьдесят лет, сегодняшнее поколение должно ориентировать себя на тот отрезок жизни, который будет продолжительнее, чем детство, обучение и первые рабочие годы вместе взятые. При этом количество детей, которые могли бы заботиться о родителях, будет драматически сокращаться.

Необходимо своевременно позаботиться о том, чтобы возраст после пятидесяти лет протекал полноценно. Мы должны осознать, что нас ожидает, и как мы сможем это выстоять и преодолеть, не теряя при этом своего достоинства», – призывает Ширрмакер. Действительно, поколение, которому сейчас за пятьдесят, чувствует себя оттесненным на задворки жизни, невостребованным. Оно борется за собственное достоинство, страдая от дискриминации, сравнимой порой с примитивным расизмом. Сегодня тот, кто старше сорока пяти, не имеет возможности получить работу; тот, кому за шестьдесят, должен обходиться без кредитов; семидесятилетние для сегодняшнего общества, ориентируемого на «культ юности», считаются практически мертвецами, несмотря на то что потенциально могут прожить еще около двадцати лет. «Такая идеология смертельна», – предупреждает Ширрмакер.

...

Резерв работоспособности мозга может на протяжении многих лет компенсировать отмирание большого количества клеток, обусловленного стрессовыми ситуациями, например тяжелыми и длительными заболеваниями.

Существуют три стратегических направления, благодаря которым возможно будет справиться как с этой идеологией, так и с опасными противоречивыми тенденциями старения. О первых двух направлениях известно много, они связаны с глобальными политическими и социальными факторами и рассматриваются как временные. Остается третий путь: дольше работать. Например, двадцатилетние женщины, начинающие свой самостоятельный путь на рынке труда сегодня, будут жить в среднем до девяноста двух лет, мужчины до восьмидесяти семи. Поэтому нельзя упрямо придерживаться тех канонов, что в шестьдесят надо непременно уходить на пенсию. Ведь в таком случае процесс жизни за счет пенсии будет достигать сорока лет, в то время как количество платежеспособного населения, обеспечивающего пенсионные выплаты, уменьшится.

«Необходимо радикально переосмыслить ситуацию и привлекать к работе старшие слои общества, – считает исследователь социальных конфликтов Б. Марин (В. Marin). – Общество не функционирует, если его половина кормит голубей в парке».

«Политики не смогут решить эти проблемы, – считает Ширрмакер, – вопреки утверждениям ученых, они занижают данные о продолжительности жизни, обеспечивая себе передышку, – и призывает: – Общество будет с успехом двигаться вперед только тогда, когда сможет сделать нашу старость созидательной». И это должны сделать те, кто состарится через тридцать лет. Мы столкнемся с проблемами, которые поставят с ног на голову все наши привычные представления, с которыми мы жили много лет. Стариков будет больше, чем юношей. Перед обществом встанут новые задачи, которые важны не только для современности, но и для будущих поколений: больше детей, больше иммигрантов, больше работать. Для решения этих проблем необходимо искоренить биологические и даже расистские следы нашего отношения к старикам. И необходимо понимание важности «вопросов старости» от каждого члена общества. Не случайно, что решения многих правительств Западной Европы о повышении пенсионного возраста не находят достаточного понимания среди широких масс населения этих государств. Это приводит к социальным конфликтам, забастовкам и беспорядкам, озвучиванию популистских требований, главными проповедниками которых становятся организации, пытающиеся вернуть себе потерянную популярность. Так было, например, во Франции, когда утратившие былую славу профсоюзы стремятся использовать ситуацию, став во главе недовольных.

Процесс перестройки понятий и представлений начинается уже за двадцать лет до вступления в пенсионный возраст. Происходит полное переосмысление как инструментов коммуникации, например речи и языка, так и информационного потока в виде живописи, фильмов, литературы, рекламы. Все, что раньше было для нас скучным, непонятным, отталкивающим, теперь воспринимается совсем иначе.

Известный демограф Д. Ваупел (J. Vaupel) делает очень интересное предложение: «Молодые люди, которые еще должны вырастить своих детей, должны меньше работать в юности, чем в старости, в пересчете на всю жизнь. Важно также ощущение своей независимости, которое позволяет не считать себя стариком».

Исследования показывают: тот, кто считает, что его потенциал мышления ослаб с возрастом, в действительности соображает еще хуже. Многие знают, какие чувства испытывает ребенок, когда его упрекают в том, что он не может чего-то сделать. Но мы не задумываемся, говоря подобные вещи пожилому человеку. Мы должны по-новому научиться стареть не потому, что это хорошо, а потому, что все стареют, и старение ведет к новому опыту, навыкам и привычкам всего поколения. Кроме того, нельзя забывать, что медицина не стоит на месте, и мы будем жить значительно дольше, чем прогнозированные девяносто лет.

И речь идет не об антагонизме молодежи, которая благодаря своей энергии и силе может за себя постоять, не допуская, чтобы у них что-либо отняли в пользу стариков. В чем же дело? «Прежде всего, в том, чтобы будущему юному поколению не досталось по наследству мнение о стариках, которое квалифицировало бы их как беззащитных, никому не нужных, бесполезных и полоумных. Это может быть опасно для жизни». – Это мнение Д. Ваупела, ведущего журналиста нашей эпохи, обеспокоенного отношением сегодняшнего поколения к своим потомкам.

Упоминая праотца человечества Мафусаила, прожившего, судя по библейской мифологии, 969 лет, замечательный поэт Саша Черный в 1908 г. выразил в стихотворении «Потомки» свое сатирическое отношение к потомству:

Разукрашенные дули,

Мир умыт, причесан, мил…

Лет чрез двести? Черта в стуле!

Разве я Мафусаил?

Я хочу немножко света.

Для себя, пока я жив,

От портного до поэта —

Всем понятен мой призыв.

А потомки… Пусть потомки,

Исполняя жребий свой.

И кляня свои потемки,

Лупят в стенку головой!

С тех пор прошло более ста лет, а отношение к старшему поколению не претерпело никаких существенных изменений. Философские, моральные, этические компоненты сегодняшних ценностей уже сейчас создают образ будущего человека нашей планеты. Возьмет ли он себе на вооружение все достояния развития медицины, генетики, клонирования или трансплантационной терапии, будет ли правильно их использовать?

Многие тенденции, которые просматриваются уже в настоящем, подтверждают наши прогнозы на будущее. Утеря тесных родственных связей, уменьшение состава семьи, фокусировка близких отношений на родственников отдаленных – вот основные изменения, которые будут все интенсивнее наблюдаться в формировании семейных и родственных уз. По причине многочисленных разводов и новых браков система родственных связей расширяется до трудно представляемых масштабов. Круг семьи увеличивается за счет приемных родственников. Данные природой близкородственные отношения заменяются «отношениями по выбору». Из большого количества родственников можно выбирать, с кем поддерживать близкие отношения, а кого оставить на периферии контактов. Эмоциональная нагрузка, направленная на поддержку контактов в семьях с большим количеством родственных ответвлений, невероятно возрастает. В особенности для родителей-одиночек ситуация принимает критический характер, обусловленный необходимостью ухода за престарелыми бездетными родственниками.

Нежелание иметь детей находит свое выражение в формировании состава семьи. Еще в недавнем прошлом семьи были преимущественно многодетными. В современной семье воспитываются один или два отпрыска. Такие одиночки, растущие в условиях вседозволенности и эгоцентризма, в большинстве своем уже внешними условиями запрограммированы на развитие в них эгоистических тенденций. Кроме того, они находятся под постоянным давлением родителей-наставников, ожидающих, а иногда и требующих от детей повышенных успехов и результатов. Часто это приводит к семейным катастрофам. В этом обществе эгоистичных одиночек семейная структура становится очень чувствительной и концентрированной. Возрастает степень привязанности между родными, каждый член семьи становится слишком дорогим, чтобы можно было рисковать его жизнью. Таких людей будет трудно подвинуть на какие-либо социальные или общественные конфликты, связанные с потенциальными потерями почти единственных родных людей. С другой стороны, возрастет значимость юных поколений не только в части избирательных технологий, но и в подходах к решению проблем и выдвижению задач, которые у молодых людей связаны с большим риском, радикальностью мышления и зовом времени.

Можно назвать много примеров из современной истории, когда молодые лидеры перестают идти в фарватере консерватизма, а занимают новые позиции, свойственные только риску молодости. Увеличение продолжительности жизни разрушает иерархии, основанные по принципу «чем старше – тем мудрее». Остроконечная возрастная пирамида, имеющая сторону треугольника, все больше будет изменяться в сторону фигуры, имеющей форму трапеции, углы которой имеют тенденцию стать прямыми. Для того чтобы идти в ногу со временем, общество разработает, очевидно, специальные правила для старых людей, согласно которым они должны будут постоянно повышать свою квалификацию и профессиональный уровень, постепенно снижая уровень своей социальной мобильности. Представление, что человек на третьем десятке лет овладевает такими способностями и навыками, которые останутся ему полезными в течение сорока последующих лет, совсем не однозначно и вызывает сомнения. А что можно сказать о мнениях и высказываниях, пытающихся нас убедить в полезности такого опыта в последующие пятьдесят, шестьдесят или даже семьдесят лет? Они абсолютно бессмысленны. Речь идет не о простой дисквалификации старых людей, а о предоставлении рабочих мест грядущему поколению. И конечно, возникновение социальных и демографических трений и конфликтов будет зависеть от успехов науки долгожительства. Сумеет ли общество обеспечить своих членов, находящихся, согласно возрастному цензу, уже в дремучей старости, но, тем не менее и телом, и душой чувствующих себя молодыми, всем необходимым для счастья? Или же общество трансформируется в гигантский мультинациональный дом по уходу за немощными долгожителями? ( F. Fukuyama. Das Ende des Menschen).

С точки зрения врачей, все, что может обеспечить человеку увеличение продолжительности жизни, должно быть применено для этой цели в полной мере и в неограниченных размерах и возможностях. Этого же хотят и сами люди.

Страх перед смертью является самой сильной, глубокой и постоянной составляющей человеческих страданий, поэтому все достижения науки и техники, включая и новейшие разработки медицины, согласно нашим желаниям должны быстро становиться доступными для каждого члена общества. Однако при этом человек все больше и больше беспокоится, что с увеличением продолжительности жизни возрастает его зависимость от общества. Несмотря на радость отсрочки смерти, сам факт возрастания ущербности организма, нарушения важных функций и снижения качества его жизнедеятельности не обещает человеку светлого будущего, вызывая глубокие раздумья и противоречия.

В принципе каждый хочет жить не бесконечно, а так долго, пока можно делать это полноценно, получая удовольствие. Лучше, когда смерть приходит сразу, исключая страдания от тяжелой болезни. Невыносимы не только физические страдания, но и душевные, связанные с ощущением собственной беспомощности, зависимости от посторонних.

Конечно, ученые думают об этом, и уже не за горами создание всевозможных трансплантатов, заменяющих многие органы человеческого организма и перенимающих на себя организацию всевозможных функций и процессов его жизнедеятельности. Многое уже реализовано и вошло в серийный статус обслуживания больных. Ученые работают над созданием квантового компьютера, который сможет сканировать мозг живого человека, чтобы использовать скан в дальнейшем, в случае повреждения оригинала. Да и сам человек будет постепенно вытесняться своими аналогами-роботами, а затем и биороботами, а по мере уменьшения размеров органов пищеварения и мышления и создания роботов-рабов может быть сам превращен в таблетку, достигнув тем самым своей действительной, уже не органической, вечности. А что пока? Пока мы, дожив до положенных ста – ста двадцати лет, будем уподобляться героям Свифта, у которого старики, сидящие на завалинках домов, завидуют похоронам сверстников-соседей.

...

Представление, что человек на третьем десятке лет овладевает такими способностями и навыками, которые останутся ему полезными в течение сорока последующих лет, совсем не однозначно и вызывает сомнения.

Эрих Леви замечает: «Смерть – это часть жизни, и умереть с достоинством возможно лишь тогда, когда есть или была возможность прожить достойную жизнь» ( Erich Н. Loewy . Leben und Tod aus medizinethischer Sicht).

Понятие «достоинство» не имеет точного определения, но все люди одинаковы по своему биохимическому составу, поэтому имеют равные права на жизнь, свободу и стремление к счастью.

Смертью заканчивается процесс жизни. Великий француз Жан Поль Сартр сказал: «Видимое – это преходящее, только невидимое остается».

Такое обобщенное отношение ко всему живому, обреченному на небытие, касается не только реалий, на фоне которых мы живем, но и нас самих. Мы должны умереть, мы все это знаем, но не хотим это принимать. Мы можем легко представить момент своего рождения, но нам очень трудно описать картину собственной смерти.

Жизнь имеет свои законы, которые укладываются в наши представления. Но и они в течение времени меняются по целому ряду причин. Так же трудно представить картину, как в аллеях парка вместо детворы, играющей в классики, прыгалки и догонялки, на лавочках целуются сгорбленные от старости старички со старушками.

Почему же смерть всякий раз предстает перед нами чем-то неестественным, неожиданным и пугающим? Мы боимся ее и неизвестность после нее. Мы не можем представить себе, как наши близкие, друзья и даже враги останутся без нас.

Некоторые верят в загробную жизнь, переселение душ в других людей или животных, другие же во все это не верят, считая метафизическими бреднями, доверяя только материальности «пароходов, строчек и других добрых дел».

...

Понятие «достоинство» не имеет точного определения, но все люди одинаковы по своему биохимическому составу, поэтому имеют равные права на жизнь, свободу и стремление к счастью.

Итак, какие мысли посещают нас, о чем мы думаем на склоне дней, находясь под гнетом физических страданий, прощаясь с уходящими жизненными силами? Каковы эти последние минуты жизненного пути? Мозг продолжает лихорадочно работать, а что происходит с душой? Подоспеют ли вовремя служители культа, пытаясь успокоить ее?

Конечно, нам бы помогла волшебная пилюля, которая погрузила бы нас в мир грез, иллюзий и фантазий. Но это будет уже нечто совсем иное, ничего общего не имеющее с человеком, прожившим долгую и насыщенную жизнь и лежащим сейчас на смертном одре. Со стороны это дряхлое тело, лишенное физических и душевных сил, но на самом деле это целая вселенная, наполненная переживаниями, радостями и страданиями прожитого, это дух и душа, мятущиеся и вечно ищущие, спешащие, отдающие распоряжения и воспринимающие указания. От кого – от Бога, от близких? Или человек находится во власти воспоминаний, пытаясь напоследок что-то исправить, привести в порядок, договориться, уладить. Или, наоборот, его душа разрывается от страданий и обид, которые, по его мнению, были несправедливы, от жажды мести и возмездия за проигранные схватки и битвы ушедших времен, за неразделенную и поруганную любовь, оставившую глубокий след и незаживающую всю жизнь кровоточащую рану.

Трудно однозначно ответить на все эти вопросы, носящие совсем не ритуально-обывательский характер. Но можно задать другой, тесно связанный с предыдущим, но несущий меньшую метафизическую нагрузку.

Что же происходит с человеческим духом, о котором мы знаем, что его становлению и развитию способствуют черты характера низменного происхождения, запрятанные в глубинах человеческой натуры, которые, однако, обеспечили ему победу в борьбе за выживание, которую вели еще предки?

Чего больше в человеческом духе – этом аккумуляторе и балансере человеческих чувств, – плохого или хорошего? Индикатором этого баланса являются взаимоотношения двух полов, знаменующие собой кульминационный пункт процесса размножения и самоутверждения видов, вскрывающий все противоречия, которые заложила и реализовала матушка-природа по указанию свыше, превратив акт зачатия в поединок страстей двух сторон и наделив участников не только взаимным влечением, но и агрессивностью и изворотливостью. Весь этот каскад стратегических концепций не ускользает от дотошного взгляда ученых и аналитиков, которые спешат внести коррективы в существующие представления и тенденции. Однако дотошные аналитики и стратеги человеческой души не смогут никогда сказать лучше, чем это сделал Лев Толстой в своем бессмертном романе «Война и мир», описав сцену встречи Наташи Ростовой и Андрея Болконского. Его ищущий взгляд случайно выхватил из толпы ярких дам неброскую фигурку Наташи. И он, сравнивая ее с роскошной Элен, находит, что ее «обнаженные плечи и руки были некрасивы, по сравнению с плечами Элен. Груди не определены, руки худы, но Элен уже, казалось, покрылась лаком от всех тех тысяч взглядов, которые касались ее тела. А Наташа казалась девушкой, которую первый раз оголили и которой было бы очень стыдно, если бы ей не сказали, что так надо… Но едва он обнял этот тонкий и подвижный стан, и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась ему, вино ее прелести ударило ему в голову, он почувствовал себя ожившим и помолодевшим, когда остановился и, оставив ее, стал глядеть на танцующих».

Может быть, у человека, сломленного физическими страданиями или агонией на смертном одре, в душе появится гордость за то, что он был наделен счастьем любить и быть любимым.

Эйзлер Аркадий