Атеизм и медицина

Грекова Т.И Атеизм и медицина

Т.И.Грекова.

Атеизм и медицина.

В материалах июньского (1983 г.) Пленума ЦК КПСС в числе важных задач идеологической, массово-политической работы партии указано на необходимость активнее вести пропаганду научно-материалистических взглядов среди населения, больше уделять внимания атеистическому воспитанию. Большие возможности в этом отношении представляет многоплановая проблема "Атеизм и медицина". Множество интересных данных о научных достижениях медицины позволяет на конкретных примерах показать торжество материалистического взгляда на мир. В то же время богатство информационного материала таит в себе и некоторые опасности. Лектор может увлечься рассказом о новых методах лечения, эффективных лекарственных препаратах, уникальных операциях и обойти морально-этические проблемы, которых в области медицины немало. К сожалению, это бывает не так уж редко и существенно снижает мировоззренческую значимость лекций. А ведь вопросы, связанные со здоровьем, в равной степени волнуют всех — и верующих, и неверующих, и лекции, в которых они затрагиваются, всегда собирают полную аудиторию.

Стремясь сохранить и укрепить влияние религии на массы, богословы заявляют ныне о своей готовности заключить союз с наукой, пытаются искать новые трактовки вопросов, касающихся жизни и смерти, здоровья и долголетия. Вместе с тем они настойчиво утверждают, что только религия способна воспитывать людей в духе высокой нравственности, говорят о необходимости оказывать помощь больным, престарелым и одиноким людям. Идею полезности религиозной морали нередко разделяют и неверующие, вот почему очень важно на конкретных примерах показать несостоятельность этой позиции.

Рассказывая об огромных возможностях сегодняшней медицины, нельзя забывать, что иногда она еще бывает бессильна. Надежда на исцеление, вспыхнувшая под влиянием информации о новых средствах и методах лечения, может смениться тяжелым разочарованием и даже ожесточением. Среди слушателей всегда могут оказаться люди, которые встретились с невниманием или равнодушием со стороны работников здравоохранения или социального обеспечения и в результате потеряли веру и в медицину, и в гуманизм. Поэтому каждая лекция, раскрывающая вопросы медицины и атеизма, должна не только нести слушателям информацию о прогрессе медицинской науки, но и пробуждать в них лучшие человеческие качества: гуманность, сострадание к чужому горю, доброту и отзывчивость. Говорить об этом общими фразами нельзя, нужны конкретные примеры и глубокая личная убежденность в правоте своих взглядов. Полезно обращаться к художественной литературе, кинофильмам, театральным постановкам, так как подобные примеры всегда находят эмоциональный отклик у слушателей.

Более подробные рекомендации методического характера изложены нами ранее в пособии "Медицина и религия", выпущенном Ленинградской организацией общества «Знание» в 1982 г. Противоречия во взглядах научной медицины и религии на природу болезней и методы их лечения, вопросы жизни и смерти раскрыты в брошюре "Болезнь и смерть — зло или благо?" (М., 1983). В данной работе мы касаемся лишь некоторых аспектов проблемы "Атеизм и медицина" и надеемся, что она поможет лекторам в творческой разработке ее конкретных тем с учетом аудитории и использованием местных материалов. В заключение еще раз подчеркнем, что лектор, выступающий по столь ответственной теме, должен обладать разносторонними знаниями и глубокой убежденностью.

Атеизм и медицина.

В социальной политике Коммунистической партии большое место занимают вопросы здравоохранения. Советские врачи не жалеют сил, чтобы продлить активную жизнь человека. Профессия медика, спасающего тысячи жизней, принадлежит к наиболее гуманным. Так давайте посмотрим, как решаются вопросы сохранения здоровья человека с позиций атеистического гуманизма.

— Позвольте, — сразу же возразит скептически настроенный читатель. — А почему, собственно, прогресс медицины надо связывать именно с атеизмом? Попытки бороться с болезнями стары как мир, а первые лечебницы открывались при храмах и монастырях. Даже слово «лазарет» обязано своим происхождением религии-ведь так назывались убежища для прокаженных, которые создавались по почину монашеского ордена святого Лазаря, учрежденного крестоносцами. Однако более детальное знакомство с историей медицины покажет, что все научные открытия в этой области совершались не благодаря, а вопреки религиозному взгляду на мир. И если бы люди на протяжении многовековой истории развития цивилизации строго логически и до конца следовали религиозным установлениям, то совершенствование медицины как науки было бы невозможным.

Апологеты религии противодействовали внедрению в практику медицины таких замечательных открытий, как вакцинация против оспы, наркоз, переливание крови, пересадка тканей. В наше время представители религиозных израильских партий, ссылаясь на догмы иудаизма, добились от правительства принятия закона, запрещающего пересадку органов.

Такое упорное сопротивление всему новому вполне понятно. Юно вытекает из религиозных взглядов на природу болезней. Подробнее об этом см. Грекова Т. И. Болезнь и смерть — зло или благо?

Мысль о том, что болезнь есть проявление особой божественной милости, звучит во многих высказываниях богословов. "Страдания-великий стимул прогресса; избегать их… значит намеренно тормозить движение вперед человечества" [Алексий (Дородницын). Две морали. 1911, с. б]. "В нашей жизни разве не бывает так, что болезнь или другое несчастье делают нас лучше, открывают нам глаза на многое, что мы раньше не видели?" — пишет протоиерей Н. Дятлов. Развивая мысль о пользе болезней, он повествует, как апостолы, увидев слепорожденного, спросили Спасителя: "Кто согрешил: он или родители его, что слепым родился?" И услышали неожиданный ответ: "Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы явились на нем дела Божии" (Журнал Московской патриархии, 1978, э 5, с. 45). В проповеди протоиерея Н. Голубцова мы находим следующее утверждение:

"Чтобы избавить нас от грехов, Господь посылает нам крест — болезнь, страдания, смерть близких" (Журнал Московской патриархии, 1983, эЗ, с. 39).

Богословы полагают, что с терпением перенося страдания, человек уподобляется Иисусу Христу, который страдал во искупление человеческих грехов. Следовательно, смирение и терпение обеспечат нам спасение на том свете, а на этом — следует страдать, не пытаясь облегчить муки, причиняемые болезнью. Разъясняя главу "На Голгофе" Евангелия от Марка, баптистский проповедник О. А. Тярк пишет, что перед распятием Христу предложили выпить вино со смирною. По иудейской традиции поступок считался гуманным, так как напиток предназначался для притупления боли распинаемого. Когда Христос понял, что в поднесенном ему сосуде одурманивающее средство, он отказался от него, предпочтя умереть в полном сознании, хотя и с мучениями (Братский вестник, 1981, э 3, с. 17). Мысль о неизбежности страданий приводит иногда даже к отрицанию необходимости врачебной помощи. Так, именно этот аргумент выдвигали противники обезболивания родов.

В то же время в Библии неоднократно говорится о том что болезни — это божья кара за грехи. "Если же не будешь слушать гласа Господа Бога твоего и не будешь стараться исполнить все заповеди Его и постановления Его… то… пошлет Господь на тебя моровую язву… поразит тебя… чахлостью, горячкою, лихорадкою, воспалением… проказою Египетскою, почечуем, коростою и чесоткою, от которых ты не возможешь исцелиться… поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением сердца" (Второзаконие, гл. XXVIII, 15, 21, 22, 27, 28). Та же мысль звучит и в современной богословской литературе: "Первопричину болезни, основание недугов и болезней наших" составляют грехи (Журнал Московской патриархии, 1977, э 2, с. 40); "…причиной нашего расслабления, как душевного, так и телесного, являются грехи. Чтобы не наказывать нас за грехи вечными муками, Господь часто посылает нам временные болезни в этой жизни…" (Журнал Московской патриархии, 1983, э 3, с. 38).

С каких же позиций следует рассматривать болезнь — как проявление заботы господа бога о душевном совершенствовании, которому якобы весьма способствуют телесные недуги, или как кару за грехи? Пытаясь преодолеть противоречия в богословских концепциях болезни, баптистский проповедник О. А. Тярк утверждает, что здоровье дается от бога. Однако, поскольку высшая цель заключается не в физическом благополучии, господь не всегда хочет, чтобы люди были здоровыми уже в этом мире. Болезни входят, так сказать, в программу воспитания человека, чтобы он не возомнил себя хозяином собственной судьбы. Утверждение, что все болезни от сатаны, по его мнению, является односторонним, ибо подрывает веру во всемогущество божие. Не всякая болезнь является и следствием личного греха, ибо болезни в руке божией превращаются в средство освящения. Однако, понимая, что в наше время больные, в том числе и верующие, обращаются прежде всего к врачу, он указывает, что следует признавать три вида помощи в болезни: помощь, нисходящую от силы, вложенной в организм (говоря языком науки-сопротивляемость организма), медицинскую помощь и молитву веры. Исход же болезни зависит в конечном итоге от бога. Сознавая, что с помощью религиозных догм убедительно объяснить причины болезней в наш век уже невозможно, он утверждает: "страдания — это тайна Божия, которую мы не в состоянии целиком осмыслить" (Братский вестник, 1983, э2, с. 17–22).

Не полагаясь на божественную мудрость, врачи выработали свой подход к предупреждению и лечению заболеваний. В нашей стране профилактическая направленность медицины имеет глубокие традиции. Сегодня профилактика болезней в широком смысле по-настоящему стала генеральной линией советского здравоохранения. Это требует не только изменения психологической установки населения — ориентации на здоровый образ жизни, но и определенных изменений в профессиональной подготовке и психологии медицинского персонала. Все элементы профилактики должны быть объединены в единый комплекс охраны здоровья, для реализации которого необходимы совместные действия многих министерств и ведомств при самом активном участии населения — так сформулировал задачи советской медицины министр здравоохранения СССР С. П. Буренков.

От чего зависит здоровье ребенка.

Причины появления на свет детей с физическими дефектами или нарушениями психики поддаются научному анализу, а знание причины дает больше возможностей предотвратить ее следствия.

Установлено, что даже небольшие дозы ионизирующей радиации, безвредные для организма беременной женщины, могут привести к появлению на свет неполноценного ребенка. Недостаток кислорода в воздухе, неполноценное питание во время беременности, такие вирусные инфекции, как корь, краснуха (этими детскими болезнями все чаще болеют взрослые), грипп, эпидемический гепатит, мононуклеоз, не только расшатывают здоровье будущей матери-в еще большей степени они оказывают вредное влияние на формирование и развитие плода.

Во время последней трети беременности резко возрастает чувствительность плода к лекарственным препаратам, особенно к антикоагулянтам (вещества, снижающие свертываемость крови), резерпину (препарат, понижающий давление), антибиотикам. Заниматься самолечением опасно всем, для беременных женщин оно чревато весьма серьезными последствиями.

По материалам Всемирной организации здравоохранения, за последние 4 года зарегистрировано 80 тыс. случаев побочного действия лекарств, связанных с генетическими факторами. Именно поэтому в нашей стране всесторонне и тщательно изучают все свойства новых лекарственных препаратов, созданных фармакологами, прежде чем разрешить их для клинического применения, Там, где правит капитал, фармацевтические фирмы в погоне за прибылью нередко выпускают патентованные средства, механизм действия которых недостаточно хорошо изучен.

В 1958 г. химический концерн «Грюненталь» (ФРГ) выпустил препарат талидомид, обладающий, как было сказано в рекламном проспекте, успокаивающим, снотворным и противорвотным действием. Естественно, что его широко назначали беременным женщинам. В результате приема талидомида на свет появилось 6 тыс. детей, страдающих самыми разнообразными пороками развития и уродствами. Сравнительно недавно в американском штате Флорида к судебной ответственности был привлечен фармацевтический концерн "Меррел и Кь", предприятия которого находятся в Цинциннати. Выпускаемый им препарат бендектин (дебендокс) стал причиной появления на свет новых калек.

Кроме врожденных дефектов, обусловленных влиянием внешних по отношению к эмбриону или плоду факторов, существуют наследственные заболевания. Изучением наследственных форм патологии занимается специальная наука медицинская генетика. Еще недавно даже среди врачей господствовало мнение о фатальности наследственных заболеваний, невозможности их профилактики и лечения. Сегодня для некоторых заболеваний методы лечения уже найдены.

Фенилкетонурия отмечается в среднем у каждого из 10 тыс. новорожденных. В результате отсутствия в организме фермента, контролирующего превращение аминокислоты фенилаланина в тирозин, концентрация фенилаланина возрастает в десятки раз. Часть его выводится с мочой, а остальное количество превращается в фенилпировиноградную, фенилуксусную, фенилмолочную кислоты и другие вещества. Это вызывает ряд вторичных биохимических изменений, в результате которых нарушается созревание мозга. Отклонения в психическом развитии ребенка становятся заметными лишь после 6-месячного возраста. Большинство детей, страдающих фенилкетонурией, вырастали умственно неполноценными. Сейчас такое нарушение обмена устраняется безбелковой диетой, на которой ребенок находится до 6–8 лет. Белковые вещества дают только в виде специальных препаратов, из которых удален фенилаланин. Диагностика заболевания довольно проста: она основана на положительной качественной реакции мочи с фенилпировиноградной кислотой.

Другое наследственное заболевание — галактоземия — нередко проявляется уже в первые дни жизни ребенка рвотой, резкой вялостью, гипотонией, желтухой, судорогами. Если заболевание развивается постепенно, то основные симптомы выявляются несколько позднее. К ним относятся катаракта, умственная отсталость и хроническое поражение печени — гепатит. У больных повышено содержание галактозы (молочного сахара), а уровень глюкозы снижен. Если диагноз поставлен своевременно и из рациона ребенка исключены молочные продукты, развитие ребенка осуществляется нормально.

Мы привели только два примера. Наследственных заболеваний значительно больше. По данным Всемирной организации здравоохранения, около 4 % новорожденных страдают теми или иными генетическими дефектами. А ведь к ним надо прибавить тех детей, у которых заболевание проявляется не сразу после рождения, а в более позднем возрасте. Поэтому дальнейшее развитие медицинской генетики, распространение генетических знаний не только среди врачей, но и среди населения является важной задачей. Не божественное предопределение, а реальные причины лежат в основе каждого вида наследственной патологии. Борьба с этими заболеваниями осуществляется двумя путями. Первый путь — целенаправленное изменение условий среды, делающее невозможным развитие болезни. Второй — профилактика с помощью медико-генетического консультирования населения. Наследственные нарушения обмена веществ корректируются специальной диетой: устранением из пищи не усваиваемых организмом веществ или, напротив, введением недостающих. Многие дефекты органов речи, слуха, зрения исправляют хирургическим путем.

Не зная истинных причин появления на свет детей с врожденными уродствами, люди нередко расценивали это как "божью кару за грехи" или предвестник тяжелых напастей. Дж. У. Баллантайн в книге "Тератологические записи халдеев" (1894) приводит примеры различных толкований и предсказаний, связанных с рождением уродов: "Если какая-нибудь женщина родит ребенка, у которого отсутствуют ноздри, стране будет угрожать несчастье, и дом ее мужа будет разрушен. Если какая-нибудь женщина родит ребенка, у которого нет носа, беда постигнет страну, и хозяин дома умрет. Если какая-нибудь женщина родит ребенка, у которого нет полового члена, хозяин дома снимет богатый урожай с полей. Если женщина родит ребенка, пел которого не будет ясно обозначен, бедствия и несчастия постигнут страну, а мужа ее будут сопровождать несчастья".

Сегодня многие наследственно обусловленные болезни будущего ребенка диагностируются в начале беременности с помощью исследования амниотичсской околоплодной жидкости. Это позволяет начать своевременное лечение в тех случаях, когда оно возможно и целесообразно, или прервать беременность, чтобы предотвратить появление на свет неполноценного ребенка. Родители должны быть информированы о степени грозящего им несчастья для того, чтобы принять правильное решение.

Небезынтересно в связи с этим рассмотреть религиозную точку зрения на прерывание беременности. Бывший активный пятидесятник Л. Черняк, порвавший с религией, рассказывает в своих воспоминаниях, как из общины ушли несправедливо осужденные молодые супруги: "Шура попала в больницу, и ей в бессознательном состоянии прервали беременность, так как ее продолжение угрожало жизни молодой женщины. А пророк объявил, что ему было откровение, будто Шура специально избавилась от ребенка с благословения мужа. И молодых супругов чуть не затравили" (Черняк Л. Под сенью святых даров — В кн.: Откровение. М., 1982, с. 128). Вместо того, чтобы утешить в горе супругов, их подвергают преследованиям, — вот чем обернулась пресловутая доброта верующих, не пожелавших понять трагизм ситуации, оценить усилия медяков, сохранивших жизнь молодой женщине.

Баптисты считают, что искусственное прерывание беременности может быть в какой-то, мере оправдано очень серьезными причинами: если существует угроза здоровью или жизни матери; если беременность является результатом кровосмешения или изнасилования; при ярко выраженной аномалии в развитии плода, т. е. в крайне редких случаях. Важно, чтобы беременная женщина получила серьезный совет христианина и имела возможность взвесить все «за» и «против» (Братский вестник, 1978, э 6, с. 31).

На первый взгляд все очень логично, но должен ли обладать христианин, решающий чужую судьбу, необходимыми познаниями в медицине, вправе ли он давать советы в столь серьезном деле? Об этом ничего не говорится, так как, видимо, именно религиозность, а вовсе не врачебная компетенция является критерием возможности принимать ответственные решения. И еще один интересный вопрос возникает при внимательном изучении серьезных с точки зрения баптистов причин для прерывания беременности: получается, что религиозная мораль не гарантирует от таких безнравственных поступков, как кровосмешение. В чем же тогда ее мнимое преимущество перед моралью атеистов?

Вопросы, связанные с нашим здоровьем и здоровьем будущих поколений, безусловно, должны решать врачи. Наступление медицины на болезни, в том числе и наследственные, продолжается.

Об этом забывать нельзя.

Алкоголизм. За этим коротким словом стоят тысячи исковерканных судеб, распавшихся семей, преступных действий. Как бороться с этим социальным злом? Религиозные проповедники прекрасно понимают, что от пьянства страдает прежде всего семья. Учитывая, что именно женщины составляют большинство верующих, они пытаются усилить свое влияние на них, приписывая религии исключительные заслуги в борьбе с алкоголизмом. В проповедях и индивидуальных беседах они осуждают пьянство как один из тяжелейших пороков, утешают женщин, мужья которых чрезмерно увлекаются спиртными напитками, оказывают им помощь, пытаются (и, надо отдать им должное, иногда небезуспешно) повлиять на самих пьяниц. Чем руководствуются религиозные проповедники, достаточно хорошо знающие человеческую психологию? Вот как объясняет это Л. Черняк: "Мы понимали, что для этих людей, никогда вплотную не сталкивавшихся с религией и по своему развитию не способных воспринимать тонкости нашего вероучения, в первую очередь важна именно практическая, житейская разница между нашей верой и их безверием. И если этой практической разницы они не уловят, то сочтут нашу веру просто чудачеством. Привыкнув в своей повседневной жизни руководствоваться исключительно реальным смыслом любого шага, любого поступка, любого явления, они и религию мерили той же мерой" (Черняк Л. Под сенью святых даров, с. 123).

Анализировать подлинные причины пьянства и алкоголизма служителям культа ни к чему — это уведет их в сторону от главных догм религии. Значительно проще объяснить пристрастие к алкоголю греховными наклонностями, ослаблением веры. Именно поэтому, осуждая алкоголизм, богословы прежде всего подчеркивают, что вино отвращает человека от бога, разрушает тело, которое является "храмом духа святого". И хотя многие верующие, особенно сектанты, действительно являются поборниками трезвости, не религия, а научное изучение механизмов пристрастия к алкоголю и разработка на основе полученных данных новых методов профилактики алкоголизма, создание нетерпимой обстановки к злоупотреблению спиртными напитками на работе, в общественных местах, в семье помогут искоренить этот порок.

Между бытовым пьянством и алкоголизмом нет четких границ. Типичные признаки алкоголизма возникают постепенно, и человек, уже ставший алкоголиком, как правило, не осознает этого. Пью потому, что нравится. Зачем мне лечиться? Захочу — сам брошу в любой момент _ кому незнакомы подобные рассуждения? Но надо ли ждать, пока человек "сам захочет" прекратить употребление спиртного? Ожидание чаще всего будет бесплодным. Даже в тех редких случаях, когда желание начать новую жизнь все-таки появляется, без врачебной помощи и поддержки близких реализовать его очень сложно.

Переубедить пьющего — отнюдь не простая задача. Каких только доводов ни приводят в свое оправдание любители выпить. Здесь и "медицинские показания" (необходимость снять нервное напряжение, поднять жизненный тонус, улучшить аппетит, расширить сосуды), и житейские причины (для храбрости, с горя, на радостях), и даже ссылки на Священное писание: "не то, впрочем, разумейте, православные, чтоб уж грех было пить вино. Нет. Вино само по себе не виновато и не винит того, кто его пьет. Даже полезно вино животу человечу, аще пьеши е в меру".

Оправдывая свое пристрастие к спиртному, иные знатоки нередко ссылаются и на слова апостола Павла, обращенные к Тимофею: "Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина ради желудка твоего и частых твоих недугов". И, как правило, они вспоминают, что Иисус Христос, когда на свадьбе в Кане Галилейской не хватило горячительных напитков, превратил в вино воду. Желая приписать религии активную роль в борьбе с алкоголизмом, баптисты пытаются так объяснить этот поступок: "разве мог Христос творить такое вино, от которого получалось бы распутство? Мы можем не сомневаться в том, что Христос в Кане Галилейской на брачном пиру сотворил такое вино, которое не одурманивало гостей, а, наоборот, сделало их способными слушать поучения Христовы и в то же время было приятно на вкус" (Братский вестник, 1964, э 1, с. 53). Некоторые родители, наливая ребенку рюмку вина за праздничным столом, рассуждают примерно так: вино не водка, почему сладенького за компанию не выпить? И в церкви детей кагором причащали, что здесь плохого? От этого алкоголиком не станешь. Однако чем позднее узнает человек вкус вина, тем лучше для него.

Психологи развитие пристрастия к алкоголю приводят как пример противоречия между желаемым и возможным. Они говорят, что это пристрастие не входит в число естественных потребностей, и потому сам по себе алкоголь не имеет первоначально побудительной силы для человека. Алкоголь — непременный атрибут праздника. Даже дети подмечают эту прочную взаимосвязь. И когда воспитательница в детском саду предложила сыграть во взрослый день рождения, свадьбу, то дети весьма реалистична воспроизвели всю картину от чоканья и песен до пьяной походки. Следовательно, у них уже сформировалась установка на алкоголь как показатель взрослой жизни и непременный спутник веселья. Именно при наличии такой предварительной психологической установки большинство людей и знакомится впервые с алкоголем. Праздника ждут, к нему готовятся, стараются красиво накрыть стол, одеться понаряднее. Все это уже создает особую приподнятую атмосферу. Последующее принятие алкоголя, изменяя состояние организма, создает психофизиологический фон, на который проецируются психологические ожидания.

Однако в большинстве случаев важная роль душевной предиспозиции остается скрытой от сознания человека, и все приятные ощущения он связывает непосредственно только с действием алкоголя. Так происходит искажение в восприятии событий: главный источник приятного состояния человек начинает видеть только в алкоголе. По этим же принципам рождаются и другие «незаменимые» его свойства. Со временем диапазон субъективных причин потребности в алкоголе расширяется, как мы уже упоминали, но именно неопределенность его действия на психику делает его универсальным средством для достижения нужного состояния.

Такая трактовка формирования влечения к алкоголю не только представляет теоретический интерес, но и дает широкие возможности для профилактики алкоголизма. Нужно бороться с убеждением, что неприлично принять гостей, угостив их чаем и не поставив при этом на стол бутылку. К сожалению, даже в служебной ситуации руководители разного ранга считают своим долгом иметь в сейфе коньяк для представительства. Чашка кофе, предложенная без рюмки коньяка, нередко рассматривается как нарушение этикета, неуважение к посетителю. Уход в отпуск и возвращение из него, благодарность по службе или премию за хорошую работу, успешную защиту дипломного проекта или диссертации — все это требуется «обмыть», а коллективное застолье накануне праздников в ряде учреждений стало обычным делом. Так стоит ли удивляться, что многие алкоголики нередко не только не встречают должного отпора на работе, но и находят заступников в лице своих непосредственных начальников?

В соответствии с постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма", соответствующими приказами Министерства здравоохранения СССР и РСФСР за последние 10 лет проведена значительная работа но улучшению наркологической помощи населению.

Однако, несмотря на усилия врачей, имеется еще немало досадных просчетов в организации противоалкогольной пропаганды. Выступая в различных аудиториях, особенно женских, автор данной брошюры не раз убеждалась в полной неосведомленности слушателей относительно возможных форм и методов противоалкогольного лечения, их эффективности, а самое главное, в незнании точного адреса, куда следует обратиться. Многие не имеют представления, что врач-нарколог ведет прием в каждом психоневрологическом диспансере, не знают, как попасть к нему на прием. Видимо, врачи районных поликлиник и медико-санитарных частей предприятий не всегда своевременно и правильно информируют самих больных и их родственников о возможных вариантах лечения и его необходимости. Женщины нередко справедливо жалуются на то, что их попытки обратиться за помощью в общественные организации по месту работы мужа не находят там должного отклика, ратуют за расширение показаний для принудительного лечения от алкоголизма.

Далеко не все отчетливо представляют, к каким тяжелым последствиям приводит алкоголизм, особенно женский. У пьющих женщин нарушается течение и исход беременности, возрастает частота рассасывания зародышей, нередко наблюдаются выкидыши. Ну что же, они сами лишают себя радости материнства. Хуже, когда беременность завершается появлением на свет маленького Урода.

У медиков существуют понятия "алкогольный синдром плода", "алкогольная эмбриопатия", "плодный алкоголизм", "алкогольная болезнь плода". Эти термины характеризуют особый тип сочетания врожденных физических дефектов с нарушениями умственного развития. Ведущие проявления этого синдрома несоответствие роста, развития и массы тела внутриутробному возрасту, черепно-лицевые аномалии такие, как микроцефалия (неестественно маленькая головка), недоразвитие подбородка, уплощение затылка, волчья пасть. Нередко наблюдается микрофтальм-уменьшение глазных яблок, косоглазие, птоз (опущение верхнего века), который может сочетаться с эпикантусом — своеобразной вертикальной складкой кожи, закрывающей иногда всю глазную щель. У каждого второго-третьего ребенка с алкогольным синдромом отмечаются пороки сердца, аномалии в развитии половых органов. К физическим недостаткам присоединяются нарушения психики (эпилепсия, олигофрения), дефекты зрения и слуха, расстройства речи. Многим детям свойственны агрессивность, плохая приспосабливаемость к новой обстановке, с возрастом у них развивается склонность к бродяжничеству и правонарушениям.

Особенно опасен период 4–6 недель беременности. Злоупотребление алкоголем в этот срок, как правило, приводит к наиболее печальным результатам. К сожалению, при решении вопроса о целесообразности сохранения или прерывания беременности не всегда в достаточной мере принимается во внимание образ жизни будущей матери. Врачи не должны формально подходить к этому жизненно важному вопросу. Дети расплачиваются своим здоровьем за грехи родителей, но не за те грехи, которые имеет в виду церковь (бога забыли), а за безответственное отношение людей к своему здоровью и здоровью своего потомства. Расплата бывает очень тяжелой, но господь здесь решительно ни причем.

Тайна фараоновой гробницы.

Сегодня любой турист, посетивший Египет, считает своим долгом осмотреть знаменитые египетские пирамиды-место захоронения фараонов. С раскопками египетских гробниц связано немало легенд, повествующих о проклятиях мумий, их мести тем, кто осмелился потревожить прах некогда могущественных владык.

Венгерский историк и писатель Иштван Рат-Вег в книге "История человеческой глупости" анализирует широко распространенную легенду о проклятии Тутанхамона. Лорд Карнарвон, участвовавший в раскопках гробницы, умер от укуса ядовитого москита. Бойкие журналисты не замедлили оповестить мир о том, что лорд пал жертвой фараонова проклятия. В одной из газет приводилась даже надпись, якобы начертанная внутри гробницы:

"Смерть быстро настигнет того, кто нарушит покой фараона!". В действительности никакой надписи не было. И сама смерть лорда произошла, когда он был уже весьма пожилым человеком, ослабленным к тому же двумя серьезными операциями.

Однако легенда о проклятии фараона обрастала новыми подробностями и, естественно, новыми жертвами, общее число которых людская молва увеличивала с годами. Иштван Рат-Вег, изучив все материалы о работе экспедиции, установил, что из 26 ее участников за 17 лет умерло всего 7 человек, причем причинами смерти были атеросклероз, воспаление легких, старческие недуги.

Реальные предпосылки для возникновения легенды о таинственном проклятии все-таки были. И сегодня они получили научное объяснение. Во многих тропических пещерах (в пылеватых грунтах, воде, экскрементах животных) встречается ядовитый гриб — капсульная гистоплазма. Его микроскопические споры конидии, попадая вместе с воздухом через дыхательные пути в организм человека, вызывают тяжелое заболевание гистоплазмоз, нередко заканчивающееся смертельным исходом. Это заболевание называют иначе фараоновой болезнью, так как ядовитые споры гриба не раз служили причиной смерти грабителей, в поисках богатой наживы проникавших в усыпальницы. Известный французский спелеолог Мишель Сифр, обследовавший пещеры в горах Шри-Ланки, в течение нескольких дней после подземной экспедиции был чрезвычайно встревожен. Ему казалось, что он не избежал печальной участи расхитителей фараоновых гробниц: сильные боли в паху и вздутие лимфоузлов свидетельствовали о заболевании, но был ли это гистоплазмоз или что-то другое, из его книги остается неясным. Во всяком случае, он поправился и смог продолжать свои интересные исследования. Сифр М. В безднах земли.

Сегодня медицине известно, что некоторые виды микозов (грибковых заболеваний инфекционной природы) встречаются во всех странах мира, другие, например упомянутый выше гистоплазмоз, распространены только в определенных географических зонах. Однако при нынешнем расширении торговых, научных и туристских связей между странами существует реальная опасность заноса возбудителей в спокойные районы. Переносчиками инфекции могут быть больные люди, животные и перелетные птицы. Поэтому важно уметь своевременно распознать любую, даже самую редкую разновидность грибковых заболеваний. Одной из причин распространения микозов является бурный рост микробиологической промышленности. Для нужд животноводства с каждым годом выпускают все больше кормовых дрожжей и белково-витаминных концентратов, широко используя грибы рода Candida, которые принадлежат к условно-патогенным микроорганизмам. При нарушении технологического цикла и техники безопасности рабочие предприятий становятся носителями грибов, и при неблагоприятных для организма условиях может развиться заболевание. Так происходит, например, при авитаминозе, травмах с нарушениями целостности кожных покровов и слизистых оболочек, длительном применении антибиотиков. Чаще всего авитаминоз наблюдается у лиц, страдающих алкоголизмом, да и производственный и бытовой травматизм нередко являются следствием чрезмерного потребления горячительных напитков. Врачи учитывают возможность осложнений при поражении организма микозом и всегда назначают вместе с антибиотиками комплекс витаминов, а в ряде случаев и нистатин — специальное противогрибковое средство. При самолечении больной часто и не догадывается, что, являясь носителем возбудителей кандидоза, он подвергает себя серьезной опасности, гораздо более грозной, чем то недомогание, которое он по собственной инициативе заглушает большими дозами антибиотиков.

Таким образом, не божественное предопределение, а собственная халатность и неправильное поведение ведут к тяжелым осложнениям, которых вполне можно избежать. Поэтому санитарные врачи строго следят за соблюдением необходимых мер по профилактике производственных аллергий и микозов. В их число входит и систематическая стерилизация технологического оборудования, и специальные защитные приспособления для уменьшения загрязнения воздуха дрожжеподобными грибами, и применение индивидуальных средств защиты, и, разумеется, ежегодный детальный профилактический медицинский осмотр для выявления самых ранних признаков заболевания.

Ну а если беда уже случилась, и человек поражен кандидозом? Можно ли оказать ему эффективную медицинскую помощь? Можно, но прежде всего нужно правильно поставить ди5гноз, а это не так просто. Кандидоз часто маскируется под другие заболевания: например, стоматит или фарингит, инфекция может гнездиться в бронхах, легких, кишечнике. Вот почему и важно вовремя распознать истинную причину недомогания.

В одном из новых районов Ленинграда на улице Сантьяго-де-Куба стоит здание несколько необычной архитектуры. Здесь находится Ленинградский консультативный микологический центр — основное профилированное учреждение нашей страны. Центр организован на базе научно-исследовательского отдела глубоких микозов Ленинградского института усовершенствования врачей им. С. М. Кирова. Он располагает собственной клиникой, клиническими и научно-исследовательскими лабораториями.

Необычная архитектура здания — не прихоть строителей. Здесь все продумано до самых мелких детален и подчинено единой цели: обеспечить оптимальные условия для успешных исследований в рамках государственной программы "Глубокие микозы и микогенная аллергия", создать максимум удобств для больных. Научные и клинические лаборатории оснащены новейшей аппаратурой, палаты и холлы для больных оборудованы с любовью. Сюда направляют больных с неясной картиной заболевания, не поддающихся лечению обычными методами, для детального обследования. Приходят на консультацию не только ленинградцы, больные приезжают из области и из других районов страны. Клиника является не только научным, лечебным, но и учебно-методическим центром. Интересен необычный музей живых культур патогенных грибов, которых насчитывается больше тысячи разновидностей. Здесь же имеется и банк специальных антигенных препаратов из самых различных патогенных и условно-патогенных грибов. Они нужны для правильной диагностики микозов и микогенной аллергии. Центр обеспечивает этими препаратами все специализированные клиники страны.

В ноябре 1982 г. центр гостеприимно распахнул двери перед участниками уже десятой по счету Ленинградской микологической конференции. Впрочем, ленинградской ее можно назвать лишь условно — потому что инициатива ее проведения принадлежала сотрудникам отдела глубоких микозов ГИДУВа. В заинтересованном разговоре о дальнейшей разработке проблемы приняли участие представители научно-исследовательских институтов и лечебных учреждений ряда городов, где изучаются вопросы аллергии и микологии.

Более 80 сообщений прозвучало на конференции. Темы их были весьма разнообразны. Какие нарушения отмечаются в организме детей раннего возраста при поражении кандидозом? Какую роль играют грибы рода Candida в заболеваниях верхних дыхательных путей, которыми так часто страдают городские дети? Что служит причиной возникновения кандидоза после пересадки почки и как бороться с этим грозным осложнением? Каковы перспективы создания новых противогрибковых средств? Как выработать правильные критерии нормирования содержания в воздухе рабочей зоны предприятий микробиологической промышленности дрожжеподобных грибов-продуцентов?

Вот темы только нескольких выступлений, объединенных одной общей задачей — разработать эффективные методы не только лечения, но и активной профилактики.

Эликсир жизни.

Мнение, что душа человека находится в крови, широко распространено среди различных народов. Оно отразилось во многих поверьях, приметах и обрядах. Союз, скрепленный кровью, считался священным. Люди, желавшие породниться между собой, перемешивали капли крови и становились побратимами. В древности широко практиковались обряды выливания на алтарь крови жертвенного животного. В первобытных культах объекты поклонения обрызгивались кровью. Это доказывало готовность жертвователя принести в дар своему фетишу самое дорогое — душу.

Очевидно, наглядность связи между большой потерей крови и смертью раненого воина или животного послужила основой представления о крови как о носителе души. Именно на этом представлении и основан многократно встречающийся в Библии строгий запрет не употреблять кровь в пищу. "И никакой крови не ешьте во всех жилищах ваших, ни из птиц, ни из скота. А кто будет есть какую-нибудь кровь, истребится душа та из народа своего" (Левит, гл. VII, 26–27). "Если кто из сынов израилевых и из пришельцев, живущих между ними, на ловле поймает зверя или птицу, которую можно есть, то он должен дать вытечь крови и покрыть ею землю. Ибо душа всякого тела есть кровь его; всякий, кто будет есть ее, истребится" (Левит, гл. XVII, 13–14). "Только строго соблюдай, чтобы не есть кровь, потому что кровь есть душа; не ешь души вместе с мясом; не ешь ее, выливай ее на землю, как воду" (Второзаконие, гл. XII, 23–24). Этот запрет сохранился в современном иудаизме, согласно предписаниям которого разрешается есть мясо животных и птиц только в том случае, если они зарезаны по правилам шехиты, т. е. ритуального убоя.

Известный английский религиовед Джеймс Фрэзер описал ряд древних ритуалов, связанных с употреблением крови (Фрэзер Д. Золотая ветвь. М., 1980). В городе Эгире в Ахейе жрица земли прежде, чем спуститься в пещеру и начать пророчествовать, напивалась теплой крови быка. В храме Аполлона Дирадиотеса в Аргосе раз в месяц ночью приносили в жертву ягненка, и целомудренная женщина, отведав его крови, получала дар предсказывать будущее. У жителей Южной Индии курувиккаранов, принадлежащих к касте птицеловов и нищих, существует поверье, что богиня Кали нисходит к жрецу и открывает ему будущее только после того, как он пососет кровь, струящуюся из перерезанного горла козы.

Обычай пить кровь врагов и обмазывать его свое тело был распространен у галлов и древних ирландцев. В его основе лежит представление о том, что вместе с кровью человек получает храбрость, мудрость и другие черты ее владельца. Охотники за головами из племени тололаки на острове Сулавеси (Целебес) выпивали кровь и съедали мозг своих жертв, а жители Филиппинских островов италоны пили кровь врагов, закусывая затылочной частью головы и внутренностями. Скифский воин пил кровь первого убитого им врага, чтобы продлить свою жизнь. Африканец из племени масаи и в XX в. верит, что с кровью льва передаются его сила, отвага и ловкость.

Считая, что кровь обладает чудодейственными свойствами, наши предки верили, что за пролитую кровь близкого человека надо отомстить и тем самым умилостивить дух крови. Отголоски этого старинного обычая живут и сегодня в виде вендетты.

Провожая в последний путь умершего, многие отдают прощальный поцелуй или просто прикасаются к его телу, не задумываясь над истоками этого ритуала. Когда-то считалось, что увидев покойника, надо непременно дотронуться до него рукой, иначе призрак мертвеца будет постоянно преследовать человека. За этим поверьем стоит другое, еще более старинное. Английский естествоиспытатель и философ Фрэнсис Бэкон ссылается на него в "Sulvia sylvatorum" — объемистом труде по естествознанию: если к убитому подвести убийцу, раны на теле жертвы начнут кровоточить. По его мнению, здесь имеет место чудо правосудия свыше, ибо бог всегда выводит преступников на чистую воду. Прикасаясь к телу покойного, люди как бы показывали свою непричастность к его смерти.

Наши далекие предки пытались использовать кровь животных не только для жертвоприношения, но и в лечебных целях. За египетскими войсками гнали стада баранов, кровь которых давали раненым для быстрого восстановления сил. В сочинениях Плиния и Цельсия сообщается о том, что больные и старики пили кровь умирающих гладиаторов, поскольку считалось, что она обладает омолаживающим действием. Дряхлый папа Иннокентий VIII пытался вернуть себе молодость с помощью вливания крови, взятой от десятилетних мальчиков. Мальчики погибли от кровопотери, а вслед за ними скончался и сам папа. Ванны из человеческой крови считались действенным средством против проказы и слоновой болезни, но такой метод применялся лишь для лечения верховных властителей — царей и фараонов.

Здоровая кровь, по глубокому убеждению суеверных людей, отвлекала на себя болезнь. На этом ее свойстве и основывался один из методов лечения. Пустую яичную скорлупу наполняли теплой кровью здорового человека. Яйцо запечатывали воском и подкладывали наседке, чтобы сохранить заключенную в нем жизненную силу. Запечатанное яйцо прикладывали к пораженному месту, а затем закапывали в землю, считая, что вместе с ним уйдет и болезнь.

Наделяя кровь магическими свойствами, ее нередко использовали для приготовления приворотного зелья и для предсказания судьбы, что соответственно нашло отражение и в художественной литературе. В медицинских трактатах средневековья можно найти немало рецептов, в состав которых входила человеческая кровь. Например, при параличе, астме, эпилепсии рекомендовалось принимать смесь сока дудника, настойки пионов и крови. Особо подчеркивалось, что лечебными свойствами обладает лишь кровь здоровых, уравновешенных людей, в то время как «дурная» кровь больного или человека с тяжелым характером сулит лишь новые болезни и несчастья.

Со временем стало известно, что возбудители многих инфекционных болезней находятся в крови и, следовательно, угроза заражения через кровь реальна. В то же время данные генетики — науки о наследственности-показали всю безосновательность суждений о передаче с кровью свойств характера и ума.

Заметив, что большая потеря крови приводит к резкому ослаблению человека, а иногда и к смерти, люди пытались найти действенные способы остановки кровотечения. Наряду с эмпирически найденными приемами (перевязка раны, пережатие сосудов, применение трав, обладающих сосудосуживающим и кровоостанавливающим действием) широко применялись заговоры, заклинания, магические действия. Считалось, что рана сразу начнет затягиваться, если окровавленный лоскут одежды раненого опустить в водный раствор купороса, даже если эта манипуляция с обрывком одежды произведена за много километров от истекающего кровью. Для остановки носового кровотечения на лбу больного предлагалось начертать его кровью последние слова Иисуса Христа: "Все кончено".

Считая кровь чудодейственной жидкостью, люди невольно связывали ее магические свойства с красным цветом. Наши далекие предки красили больных и мертвецов в красный цвет, пытаясь влить в них жизненную силу, исцелить или подготовить к загробной жизни. Постепенно приемы подражательной магии менялись — в красный цвет стали красить ногти, губы, румянить щеки. Цвет крови стал символом здоровья.

Во многих обрядах и заклинаниях кровь заменили красным предметом ленточкой, цветком, одеждой. Существовало поверье, что красное покрывало обладает целебными свойствами и может излечить от оспы. В Англии еще в XIX в. шла бойкая торговля красными лоскутками, которые рекомендовались как надежное средство от скарлатины. Многие и сегодня верят в особые лечебные свойства красной шерстяной нитки, не задумываясь над происхождением этого суеверия.

Рассматривая каплю крови под микроскопом, можно видеть, что кроме эритроцитов в ней встречаются бесцветные клетки — лейкоциты. Они обладают свойством убивать проникающие в кровь микробы непосредственно или путем выработки антител, регулируют рост и развитие других клеток организма. Определенная разновидность лейкоцитов фагоциты способны поглощать и переваривать микробы. Это явление описано великим русским ученым И. И. Мечниковым и названо фагоцитозом. Третья группа форменных элементов крови-тромбоциты, или кровяные пластинки, При повреждении кровеносных сосудов они активно участвуют в свертывании крови.

Бесцветная жидкая часть крови называется плазмой. Ее состав имеет некоторое сходство с морской водой. Это не случайно Ведь питательной средой для протоплазмы первых живых клеток было море, именно из него клетка поглощала соли, питательные вещества и кислород. И в состав плазмы крови входят вода, белки, минеральные соли, глюкоза, жиры. Плазма крови в отличие от морской воды содержит гормоны и защитные вещества для борьбы с микробными ядами. Особенно важное значение имеют белки плазмы: альбумины (молекулярная масса 69000), глобулины (молекулярная масса 150000) и фибриноген (молекулярная масса 450000), участвующий в свертывании крови.

Почему одна и та же кровь одному возвращает жизнь, а другому несет смерть? На этот вопрос ответ был получен лишь в начале XX в., когда венский бактериолог Ландштейнер и чешский врач Янский установили, что кровь всех люден делится на группы. Оказывается, сыворотка крови человека агглютинирует (склеивает) и разрушает красные кровяные тельца животных, а кровь одного человека может агглютинировать эритроциты другого. При переливании необходимо обязательно учитывать групповую принадлежность крови как донора (дающего кровь), так и реципиента (лица, которому делается переливание). Каждому человеку можно переливать кровь той же группы, которую имеет он сам. «Универсальными» свойствами обладает донорская кровь первой группы. А вот кровь второй и третьей групп смешивать нельзя ни в коем случае. Сегодня это стало незыблемым правилом, но не все врачи сразу приняли новое учение. Известная певица Вяльцева погибла в результате тяжелого осложнения после переливания крови, произведенного без учета групповой совместимости.

Научная разработка методов переливания крови и внедрение их в широкую клиническую практику в нашей стране начались сразу после Великой Октябрьской социалистической революции. Первым научно обоснованное переливание крови с учетом групповой принадлежности сделал хирург Владимир Николаевич Шамов, который работал в Военно-медицинской академии. Это было в 1919 г. в тяжелое для молодой Советской Республики время. К Петрограду шли белогвардейские войска Юденича, город находился на военном положении. Больную, уже потерявшую много крови, готовили к тяжелой операции, но найти добровольного донора оказалось чрезвычайно трудно.

Вот как вспоминал об этом впоследствии сам В. Н. Шамов:

"Несмотря на все мои убеждения, ни один человек не согласился дать кровь для переливания. Ближайшие родственники отказывались дать кровь для спасения близкого человека. От отцов и даже матерей мне приходилось выслушивать стереотипное заявление, что у них и самих "мало крови", что они не перенесут потерю хотя бы одного стакана ее, да и пользы для их погибающего ребенка все равно от этого не будет. Чтобы начать дело переливания крови, надо было преодолеть все затруднения. Наконец мне посчастливилось. Одна молодая девушка согласилась дать необходимое количество крови… велико было мое ликование, когда это переливание прошло прекрасно".

Кровь составляет одну восьмую веса человека. Быстра: потеря ее одной трети опасна для жизни, потеря 50 % почти всегда смертельна. Дача крови в дозе 300–400 мл абсолютно безвредна для донора и даже не влияет на его трудоспособность. Однако за 5 лет хирургу удалось сделать всего 10 переливаний крови так сложно было отыскать добровольных доноров. Суеверный страх нередко заглушал голос разума и сердечный порыв. Трудно было преодолеть психологический барьер, формировавшийся веками. Лишь наиболее рассудительные и в то же время самоотверженные люди воспринимали призывы врачей отдать кровь во имя спасения чужой жизни.

Тогда В.Н. Шамов высказал мысль о возможности переливания трупной крови. Многие сочли это предложение кощунственным. Однако вскоре известный хирург профессор С. С. Юдин, спасая жизнь человека, погибавшего от потерн крови, осуществил его на практике. Так было опровергнуто широко распространенное убеждение, что кровь умершего непременно содержит трупные яды, смертельные для человека.

В нашей стране нет доноров профессионалов. Так называемые кадровые доноры состоят на учете в учреждениях Службы крови и регулярно через каждые два месяца сдают кровь, получая денежную компенсацию и льготы, предусмотренные специальным положением. Однако гораздо более значительную категорию составляют безвозмездные доноры, дающие свою кровь бесплатно. За первую дачу крови они награждаются значком "Капля крови". Существует и значок "Донор СССР", который бывает трех степеней. Им награждаются в зависимости от того, сколько раз человек дал свою кровь. Особенно активным донорам, являющимся одновременно пропагандистами этого движения, присуждается нагрудный знак "Почетный донор СССР", а лучшие из лучших награждаются орденами и медалями СССР.

Особо следует назвать "доноров открытого сердца". Это люди, согласившиеся по первому требованию учреждений Службы крови являться на обследование и дачу крови для переливания тем больным, которым предстоит операция на сердце, например детям с врожденным пороком сердца. Еще недавно такие дети были обречены на смерть. Развитие сердечно-сосудистой хирургии принесло им радость жизни. Операции на сердце чаще всего производят с подключением аппарата искусственного кровообращения. Только для одной операции с использованием этого аппарата требуется от 3 до 6 л крови. И, пожалуй, происхождение термина "доноры открытого сердца" в равной степени можно объяснить тем, что кровь нужна для операций на открытом сердце, и тем, что сами люди, отдающие ее безвозмездно во имя спасения детских жизней, обладают прекрасными душевными качествами.

Основной принцип советского общества "все для человека и во имя человека" подразумевает не только заботу государства о благе народа, по и активное участие самих граждан в его осуществлении. Донорство — одно из ярких проявлений патриотических чувств, морального кодекса советских людей. Отдать частицу себя для спасения жизни и здоровья другого человека — это ли не выражение действенного гуманизма!

Не вся донорская кровь используется непосредственно для переливания. Значительная ее часть идет на изготовление лечебных препаратов, которые в зависимости от их действия делятся на несколько групп. Есть препараты, обладающие кровоостанавливающими свойствами, есть стимулирующие средства, ускоряющие заживление ран и язв, есть иммунологические препараты и препараты, применяемые в хирургии в пластических целях.

Например, для того чтобы остановить кровотечение из мелких сосудов при операциях на легких, печени, селезенке или после удаления зуба, применяют гемостатическую губку. Ее получают из фибрина и пропитывают раствором тромбина — одного из компонентов свертывающей системы крови. Врачи скорой помощи часто пользуются биологическими антисептическими тампонами, которые приготовляют из плазмы крови, добавляя туда желатину, кровоостанавливающие и антимикробные вещества.

При некоторых врожденных заболеваниях у человека в крови отсутствуют вещества, необходимые для нормального свертывания крови. Даже незначительная рана у такого больного сопровождается обильным и длительным кровотечением, нередко опасным для жизни. Из плазмы донорской крови получают антигемофильную плазму, антигемофильный глобулин и криопреципитат, которые повышают свертываемость крови больного.

Из стимулирующих препаратов можно назвать стерилизованную сыворотку «Ф», названную так по имени разработавшего ее рецепт академика А. Н. Филатова. Ее приготовляют из сыворотки крови человека, разбавляя глюкозой. Полученную смесь стерилизуют в автоклаве. Биологическую антисептическую пасту приготавливают из плазмы крови, добавляя антибиотик левомицетин. Применяют ее при лечении пародонтоза.

Препаратами иммунологического действия являются гаммаглобулины и сывороточный полиглобулин, которые повышают защитные свойства организма. Сейчас уже широко применяются гамма-глобулины направленного действия: например, противостафилококковый, противококлюшный.

Препараты для парентерального питания обладают высокими питательными свойствами. Их вводят больным, у которых резко нарушено всасывание и усвоение питательных веществ, в первую очередь белков. Это плазма крови и ее отдельные белки: альбумин, протеин, препараты альбумина. Для того чтобы белки донорской крови легче усваивались при введении в организм больного, разработаны методы получения составных частей отдельных белков, которые называют гидролизатами.

Ушли в прошлое легенды и суеверия, связанные с кровью, но она по-прежнему остается символом жизни. Наука о крови продолжает развиваться.

Проникая в тайны мозга.

"Тайна сия велика есть" — это древнее изречение с полным правом можно отнести к одному из величайших чудес на Земле-человеческому мозгу. Медленно и неохотно выдает он свои секреты, и нередко оказывается, что вместе с ответом на какой-нибудь вопрос исследователь получает повод для новых вопросов и недоумении.

Стоит ли этому удивляться! Средоточие и инструмент мыслей и чувств нашего сознания, сложнейшая структура из 15 млрд. нервных клеток — разве легко постигнуть все закономерности ее работы и отклонения от нормы! Удивляться скорее можно тому, как много мы уже узнали о деятельности мозга. Да еще «нетерпению» тех ученых, которых очередная проблема, возникшая в процессе исследования, ставит в тупик и заставляет говорить о конечной непознаваемости мозга и психики.

Так случилось с всемирно известным нейрофизиологом, лауреатом Нобелевской премии Дж. Экклсом, который на XVI Всемирном философском конгрессе в Дюссельдорфе выступил с докладом о результатах своих специальных исследований и их философской трактовкой. Экклс говорил, что мозг и дух взаимодействуют "на равных правах" и что появление сознания, как и возникновение психики вообще, есть "высшая религиозная тайна", недоступная для научного и философского анализа.

Когда речь идет о фундаментальных проблемах естествознания, тогда философский подход начинает играть решающую роль как в анализе чисто научных данных, так и в определении перспектив дальнейших научных исследований. На этом же конгрессе выступил видный советский психолог член-корреспондент АН СССР Б. Ф. Ломов и, опираясь на богатейший материал, накопленный советскими учеными, показал, как диалектико-материалистический подход помогает проникать в сущность психических процессов.

Расшифровка тайн мозга и человеческой психики неразрывно связана с материалистическим мировоззрением, осознанным или стихийным. Потребовались века, прежде чем человек смог разорвать тенета мифологических и религиозных предрассудков и понял, что мыслями и ощущениями, взлетами разума и заблуждениями он обязан не доброй или злой воле богов, а себе самому и своему мозгу. Нарушения в деятельности мозга являются причиной и некоторых болезней. Проследим, как менялись взгляды на природу таких заболеваний, а соответственно и на методы их лечения на примере эпилепсии.

Медицина о "священной болезни".

Эпилепсия издавна привлекала внимание людей необычной картиной поведения больных, заставляя думать об их связи с потусторонними силами. Само слово epilepsia переводится с греческого языка как схватывание, припадок, падучая болезнь. Последнее название до недавнего времени было наиболее распространенным. Однако сами эпилептиформные припадки являются лишь одним из симптомов основного заболевания и могут встречаться при различных органических поражениях головного мозга — травматических, инфекционных, сосудистых и опухолевых. Врачи различают симптоматическую эпилепсию, если речь идет о текущем органическом процессе в мозге, резидуальную, если эпилептиформные проявления вызваны ранее перенесенным заболеванием мозга, например энцефалитом, и генуинную эпилепсию, обусловленную наследственными факторами.

Естественно, что такую дифференциацию может осуществить только врач. Поэтому, говоря об эпилепсии, обычно имеют в виду больных, страдающих характерными судорожными припадками, описание которых неоднократно встречается в Евангелии: "Учитель! Я привел к тебе сына моего, одержимого духом немым: где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет" (Евангелие от Марка, гл. 9, с. 17–18). "Господи! помилуй сына моего; он в новолуние беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду. Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его…" (Евангелие, от Матфея, гл. 17, с. 72).

Как видим, описания довольно образны и точны. Однако необходимо добавить, что судороги не всегда являются обязательным компонентом эпилептического приступа. При так называемых малых припадках больной лишь на одну-две секунды застывает, устремив взор в одну точку, тут же приходит в себя и продолжает начатое дело.

При большом припадке за одну-две секунды до его начала больной ощущает предвестники, ауру. В переводе с греческого это означает дуновение, легкий ветерок. Однако предвестниками припадка могут быть не только ощущения легкого дуновения ветерка, но и необычный запах, давление под ложечкой, иногда непроизвольное движение, насильственный крик или экстатическое состояние. После ауры больной теряет сознание, тело его сначала резко напрягается и вытягивается, затем он начинает биться, на губах появляется пена, непроизвольно выделяются кал и моча. Припадок продолжается обычно две-три минуты, а затем наступает сон.

Для эпилепсии характерны и так называемые сумеречные состояния сознания, когда человек действует автоматически, не отдавая себе отчета. Такие периоды могут длиться от нескольких часов до нескольких недель, не оставляя следов в памяти. Иногда у больных возникают длительные психотические состояния со страхами, бредом и галлюцинациями, которые могут носить и религиозный характер. Это обстоятельство, так же как и способность больных впадать в экстаз, способствовало представлению об эпилепсии как о священной болезни.

Жрецы и шаманы искусственно вызывали у себя глубокие судорожные припадки с экстатическими состояниями и галлюцинаторными переживаниями, выдавая себя за проводников божественных повелений. Однако уже в глубокой древности существовал и другой взгляд на природу эпилепсии, начисто отвергающий ее божественное происхождение. Отец медицины Гиппократ (V–IV в. до н. э.) посвятил эпилепсии специальный труд, в котором, в частности, сказано: "Относительно болезни, называемой священною, дело обстоит таким образом: нисколько, мне кажется, она ни божественнее, ни более священна, чем другие, но имеет такую же природу происхождения, какую и прочие болезни. Природу же ее и причину люди назвали каким-то божественным делом вследствие неопытности и удивления, потому что она нисколько не похожа' на другие болезни… Мне кажется, что первые, признавшие эту болезнь священною, были такие люди, какими и теперь оказываются маги, очистители, шарлатаны и обманщики… они за неимением средств, чем бы действительно могли помочь, из опасения, чтобы не сделалось явным их полное невежество, провозгласили, что эта болезнь священна… для того, чтобы в случае, если; больные выздоровеют, то это приписывалось бы их славе и искусству, а если умрут, то чтобы найти себе верную защиту и приобрести предлог уверять, что не они причиною того, а боги… Но причина этой болезни, как и прочих великих болезней, есть мозг".

Стремление больных уединиться, почувствовав предвестники припадка, Гиппократ объяснял психологическими факторами: "У кого эта болезнь вошла в привычку, те предчувствуют припадок и потому убегают от взора человеческого и спешат домой, если это близко, в противном случае — в уединенное место… И это они делают, стыдясь своей болезни, а не от страха перед божеством, как большинство думает".

Ученый философ и врач Ибн Сина (Х–XI в.), проклятый мусульманским духовенством как вольнодумец, в своем знаменитом трактате "Канон врачебной науки" определил эпилепсию как "спазм, зависящий от материи". Причины заболевания он объяснял не божественным промыслом, а, так же как и Гиппократ, связывал их с нарушением деятельности мозга. Клиническая картина эпилепсии описана им весьма подробно.

Прошли века, но вопрос о природе эпилепсии и сегодня изучен еще не до конца. Недаром на Всемирном съезде эпилептологов один из ведущих специалистов в этой области с горечью назвал ее "эпилепсией нашего незнания". Однако достоверно одно: болезнь имеет реальные причины земного происхождения. Поэтому можно лишь восхищаться прозорливостью Гиппократа и Ибн Сины, сумевших понять это столетия назад. И не только восхищаться, но и активно действовать, используя то, что сегодня уже известно о природе эпилепсии.

Чем объяснить, что до последнего времени лечение больных эпилепсией часто бывало неэффективным, несмотря на довольно большое количество противосудорожных средств? В стационар попадали, как правило, больные с тяжелой, запущенной формой, при которой радикальная помощь уже почти невозможна. Большинство больных до госпитализации лечились амбулаторно у невропатологов и психиатров, получая большие дозы лекарств, назначаемых часто без учета индивидуальной чувствительности к ним. Изучая действие различных антиконвульсантов, фармакологи и врачи убедились, что действие одного и того же средства может у разных больных отличаться в десятки раз. Малая эффективность лекарственной терапии нередко связана и с тем, что, не видя улучшений в состоянии больного, врачи увеличивали дозы препаратов. Это, в свою очередь, вызывало серьезные побочные осложнения, ухудшало течение заболевания, увеличивая частоту припадков. Создавался как бы замкнутый круг, выбраться из которого казалось невозможным.

Подобрать ключ к научно обоснованным способам лечения помогли данные электрофизиологических исследований. Наиболее плодотворным оказалось изучение биоэлектрической активности мозга с помощью электроэнцефалографии. Данный метод прочно вошел в арсенал диагностических мероприятий в неврологических и нейрохирургических клиниках, так как позволяет обнаружить нарушения деятельности мозга, в том числе и потенциальную склонность к эпилептическим проявлениям. Делается это с помощью фликера — специального излучателя вспышек, частоту которых можно регулировать. Когда частота световых мельканий совпадает с частотой собственных колебаний биотоков мозга, происходит синхронизация разрядов. Возникает как бы взрыв биоэлектрической активности, значительно превышающий по величине обычные потенциалы — именно это явление наблюдается во время судорожных припадков. Склонность к синхронизации потенциалов отмечается не только у больных эпилепсией, но и приблизительно у 3–4% здоровых людей, что обусловило необходимость применения электроэнцефалографических исследований в системе профессионального отбора. Ведь при некоторых видах деятельности приходится сталкиваться именно с воздействием различных ритмически повторяющихся раздражителей, которое может спровоцировать эпилептиформный приступ у практически здорового человека.

Сравнительно недавно было установлено, что повышенную судорожную готовность мозга можно предсказать по кожному рельефу ладоней. Этот метод диагностики называется дерматоглификой (derma — кожа, glyphos — гравюра, гравировать). Кожный рельеф формируется на 9-12-й неделе внутриутробного развития из эктодермы — того же самого эмбрионального листка, из которого развивается центральная нервная система. Нарушения в развитии кожного рельефа могут указывать на скрытый функциональный дефект центральной нервной системы. Техника получения оттиска с ладоней очень проста, а вот их расшифровка требует специальной подготовки. Поэтому не следует думать, что назойливые цыганки-гадалки, всматриваясь в вашу ладошку, всерьез занимаются выявлением скрытых признаков болезни. Поставить диагноз эпилепсии по руке не рискнет и опытный врач, в совершенстве изучивший особенности кожного рельефа при различных заболеваниях — ведь эти особенности отражают не характер и специфику эпилептического процесса, а лишь обусловленную нарушением развития мозга во внутриутробном периоде его готовность к судорожным реакциям. Нейрофизиологи считают, что судорожная активность возникла в процессе эволюции мозга как форма реагирования на чрезмерные раздражения окружающей среды. У больных эпилепсией характерная картина изменений биоэлектрической активности наблюдается и в состоянии спокойного бодрствования, и во время сна. Это не просто отражение нарушений в деятельности мозга, а активный процесс, в основе которого лежит механизм защиты.

Как же диагностировали склонность к эпилепсии до изобретения энцефалографа, в те времена, когда никто не догадывался о существовании мозговых биопотенциалов и их роли в формировании судорожного синдрома? Оказывается, уже в глубокой древности было подмечено, что ритмические мелькания световых бликов или равномерный ритм ударов бубна, чередующийся через равные промежутки времени с выкриками и пением, провоцируют эпилептический припадок. Опытный глаз может определить заболевание по некоторым внешним признакам и характерологическим особенностям человека.

При длительном и неблагоприятном течении заболевания больные делаются крайне эгоцентричными. Больше всего их занимают свое здоровье и собственные мелочные интересы. У них появляется придирчивость к окружающим, стремление поучать, ханжество, угодливость и одновременно злобность и агрессивность. Известный немецкий психиатр Крепелин так определял эту двойственность в характере тяжелых эпилептиков: "С библией в руках и камнем за пазухой". Типичными чертами таких больных являются педантизм, навязчивое стремление к раз и навсегда заведенному порядку. Это не случайность, а следствие болезни.

Вот как объясняют данное явление психологи. В первых стадиях заболевания педантизм и аккуратность объективно обусловлены, так как только тщательное и последовательное исполнение всех элементов стоящего перед больным задания может компенсировать тугоподвижность мыслительных процессов. Последовательное пунктуальное выполнение отдельных элементов требует сосредоточиться именно на них и временно отвлечься от конечной цели. Чем затруднительнее выполнение отдельного элемента, тем сильнее это отвлечение. Иногда конечный результат теряет смысл для больных, а выполнение отдельных вспомогательных действий становится главной целью, они становятся нетерпимыми к любому нарушению привычного порядка. Верующие больные весьма педантичны в выполнении религиозных предписаний и обрядов. И если больной эпилепсией может сурово наказать малолетнего ребенка за пятно на скатерти или измазанную одежду, устроить скандал из-за переставленных вещей, то можно представить, насколько опасен он в приступе религиозного фанатизма!

Почему эпилепсия сегодня находится в центре внимания представителей теоретической медицинской науки и работников практического здравоохранения? Мировая статистика утверждает, что на каждую тысячу человек приходится от 3 до 9 больных эпилепсией. Чаще всего ею заболевают в детстве или юности. Нередко болезнь калечит судьбу человека, приводя к инвалидности.

Нельзя забывать и еще об одном немаловажном обстоятельстве. Женщины, страдающие эпилепсией, нередко стремятся иметь детей, повинуясь непреодолимому инстинкту материнства, надеясь обрести в их лице смысл жизни, опору и поддержку в старости. К сожалению, они не учитывают в достаточной степени возможных печальных последствий. Наиболее часто применяемые для лечения эпилепсии препараты далеко не безразличны для развивающегося плода. Дифенин свободно проникает через плаценту и часто вызывает выкидыши. Это, в свою очередь, ухудшает здоровье женщины. Нарушая метаболизм фолиевой кислоты в организме, дифенин может вызвать у новорожденного геморрагический синдром. У женщин, принимавших во время беременности дифенин или другой распространенный противоэпилептический препарат — триметин, нередко рождаются неполноценные дети. Чем старше женщина, тем больше риск появления уродов. Именно поэтому страдающим эпилепсией рекомендуют не беременеть после 35 лет и в любом возрасте с 20-го по 40-й день беременности прием противосудорожных средств недопустим.

Религиозные фантазии, предания и суеверия, связанные со "священной болезнью", ушли в прошлое. Научное изучение механизмов заболевания помогло разработать новый подход к его лечению. Одно из основных условий успешного лечения эпилепсии, так же как и многих других заболеваний, — ранняя диагностика. А она возможна лишь при комплексном клинико-физиологическом обследовании, осуществить которое можно только в специализированном учреждении. Именно такое учреждение возникло в результате творческого содружества сотрудников отдела клинической нейрофизиологии человека Института экспериментальной медицины АМН СССР во главе с членом-корреспондентом АМН СССР (ныне академиком) Н. П. Бехтеревой с врачами 6-й Ленинградской психиатрической больницы, на базе которой в 1969 г. открылось специальное отделение для нейрохирургического лечения эпилепсии. А в 1970 г. был создан первый в нашей стране амбулаторный городской консультативный пункт. Через 10 лет, в 1979 г., этот пункт и стационарное отделение организационно оформились в единый городской эпилептический центр. За сравнительно короткий срок существования специализированной службы отчетливо выявились ее преимущества. Больные устремились сюда не только из Ленинграда и области, но и из других районов нашей страны.

Накопленный опыт дал стимул для более широкого развертывания комплексного лечения эпилепсии. В 1979 г. в Ленинграде, кроме городского, был создан и Всероссийский центр на базе ордена Трудового Красного Знамени нейрохирургического института имени А. Л. Поленова, сотрудники которого в течение почти 20 лет работали над проблемой лечения и профилактики эпилепсии.

Какими же преимуществами обладает специализированное учреждение, какие новые возможности открывает для успешного лечения этого тяжелого заболевания? Здесь совместно работают психиатры и невропатологи, рентгенологи и нейроофтальмологи, медицинские психологи, электрофизиологи, биохимики. Комплексный метод контроля за состоянием больного складывается из оценки клинической картины, данных биоэлектрической активности мозга, биохимических показателей состава ликвора. Такой подход помогает подобрать наиболее эффективный метод лечения именно для данного больного с учетом тяжести и длительности его заболевания, локализации поражения, индивидуальной чувствительности к препаратам.

Какие средства имеются в руках врачей, кроме традиционного консервативного фармакологического лечения? В их числе так называемое открытое хирургическое вмешательство, суть которого заключается в удалении эпилептогенного очага. Существуют также различные варианты стереотаксических операций, при которых в мозг больного вводят специальные золотые электроды и с помощью импульсов определенной частоты стимулируют или разрушают структуры мозга, генерирующие судорожную активность. Электрофизиологи предложили и принципиально новый метод лечения, основанный на изучении характера биоэлектрических потенциалов больного мозга не только во время приступов, но и в спокойный период, во время сна и бодрствования. Биотоками мозга можно научиться управлять так же, как люди учатся управлять дыханием и некоторыми другими функциями. Методика овладения навыками контроля за работой отдельных органов и систем организма называется адаптивным биоуправлением.

Вот как происходит это на практике. Больной сидит в кресле в удобной позе. Перед ним телевизор, выполняющий функцию индикатора. Идет запись биотоков мозга с поверхности черепа с помощью отводящих электродов. Больного предупреждают, что как только на энцефалограмме появятся характерные для эпилепсии потенциалы, яркость изображения на экране телевизора и громкость звука уменьшатся, и он лишится возможности смотреть интересный фильм. Его задача — вызвать у себя такое состояние, при котором картина биоэлектрической активности мозга будет обычной для здорового человека.

Для достижения цели больные применяли различные приемы: вспоминали о чем-либо приятном для них, расслаблялись, решали задачи. Постепенно они научались предотвращать патологические изменения биоэлектрической активности мозга, а следовательно, и предупреждать ухудшение своего состояния. Так, данные физиологических исследований приносят реальную пользу не только в плане познания общих закономерностей работы мозга, но и для разработки конкретных методов лечения.

Существует ли "состояние альфа"?

Более 50 лет назад австрийский психиатр Ганс Бергер установил, что с поверхности черепа человека можно зарегистрировать "мозговые волны", которые он назвал альфа-ритмом. Впоследствии оказалось, что частотный спектр мозговых волн достаточно широк. Картина биоэлектрической активности мозга неодинакова в зависимости от того, спим мы или бодрствуем, чувствуем себя хорошо или нас что-то беспокоит. Однако как бы ни менялся узор биоэлектрической активности, существует четыре основных типа волн, различающихся по частоте: медленные — дельта-волны (менее 4 Гц), характерные для сна, более быстрые — тета (4–8 Гц), свойственные дремоте, альфа (8-13 Гц), появляющиеся в состоянии спокойного бодрствования, и самые быстрые бета (более 13 Гц), свидетельствующие об активной работе мозга.

Итак, альфа-ритм — это одно из проявлений спонтанной биоэлектрической активности мозга у человека в состоянии покоя. Так почему бы не попробовать с помощью обратной связи от альфа-ритма научить людей вызывать по своему желанию приятное состояние расслабления, снимать напряженность, отгонять неприятные мысли? Такая задача была успешно решена. Но вот что интересно. Оказалось, что когда прибор регистрировал альфа-волны, лишь половина испытуемых ощущала чувство приятного расслабления. В связи с этим было высказано предположение, что оно связано не столько с появлением альфа-ритма, сколько с психологической настройкой, соответствующей установкой, ожиданием и переживанием успеха в эксперименте. Создавая истинную и ложную обратную связь, давая испытуемым различные инструкции (установка на приятные, нейтральные и дискомфортные ощущения), удалось установить, что приятное чувство расслабления испытывали лишь те лица, которые не только научились воспроизводить альфа-ритм, но и были заранее нацелены на ожидание приятных эмоций. Следовательно, только психологическая настройка в сочетании с определенным физиологическим состоянием мозга обеспечивает определенный уровень биоэлектрической активности мозга.

Самый простой способ вызвать альфа-ритм — закрыть глаза и успокоиться. И сразу в затылочной области коры появятся характерные всплески. Но альфа-ритм — всего лишь один показатель жизнедеятельности мозга, отнюдь не тождественный его состоянию в целом. Термин "состояние альфа", получивший распространение в последнее время, применяют не клиницисты, а представители фирм, поставляющих технические устройства для «альфа-тренировки», и члены некоторых религиозных сект. Последние считают, что обратная связь от альфа-ритма позволяет достигнуть внечувственного восприятия, дает ключ "к достижению своего полного потенциала". Какой смысл таят в себе столь туманные фразы, вероятно, неясно и самим авторам этих изречений.

Серьезные исследователи достаточно скептически оценивают возможности «альфа-тренировки» для развития сверхчувственного восприятия и погружения в мистический транс. Исследуя биотоки мозга при различных состояниях, физиологи не обошли вниманием индийских йогов, японских монахов секты Дзен и лиц находящихся в состоянии "трансцендентальной медитации".

Альфа-ритм усиливается, когда человек засыпает. При воздействии какого-либо внешнего раздражителя — световой вспышки, звукового сигнала происходит его блокада. Йоги концентрируют свое внимание на внутреннем состоянии и полностью отрешаются от внешнего мира. Это подтверждается и данными электроэнцефалографии; альфа-волны не исчезают не только при включении звука, но даже в том случае, если к руке йога приложить горячий предмет. Монахи Дзен, напротив, фиксируют внимание на окружающем, поэтому привыкания к внешним раздражителям не происходит: альфа-ритм немедленно исчезает при звуковых ил" световых сигналах. И хотя и то, и другое состояние называют медитацией, мы видим, что физиологическая природа их различна.

Итак, раздувание шума вокруг "состояния альфа" не более чем попытка подвести научную базу под мистические представления. Однако это вовсе не означает, что принцип обратной связи от биопотенциалов мозга неприменим в клинической практике. Мы уже видели возможности данного метода на примере предотвращения эпилептических приступов.

Грекова Т И