Авиация и время 2004 03

Авиация и время 2004 03

«Авиация и Время» 2004 №3(71)

ПАНОРАМА

Календарь «АиВ»


95 лет назад, 25 июля 1909 г., француз Л.Блерио на самолете собственной конструкции «Блерио-XI» первым в мире перелетел пролив Ла-Манш.

90 лет назад, 15-16 июня 1914 г.,экипаж И.И.Сикорского на самолете С-22 «Илья Муромец» выполнил перелет Петербург-Киев с посадками в Орше и Копыси, установив четыре мировых рекорда.

90 лет назад, 30 июня 1914 г.,родился конструктор ракетно-космической техники В.Н.Челомей.

75 лет назад, 12 июля 1929 г.,совершила первый полет летающая лодка Дорнье Do-Х (Германия) – самый большой в мире самолет в то время.

70 лет назад, 17 июня 1934 г.,совершил первый полет еще один гигант тех лет – пассажирский самолет АНТ-20 «Максим Горький» (экипаж М.М.Громова).

70 лет назад, 18 июля 1934 г.,вступил в строй авиазавод №126, ныне Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение (КнААПО).

65 лет назад, 20 июня 1939 г.,впервые в воздух поднялся первый в мире самолет с ЖРД Хейнкель Не 176 (Германия).

65 лет назад, 29 июля 1939 г.,образовано ОКБ П.О.Сухого, ныне – ХГК «Сухой».

50 лет назад, 15 июля 1954 г.,совершил первый полет Boeing 707 (США).

40 лет назад, 27 июля 1964 г.,совершил первый полет самолет вертикального взлета и посадки Як-36 (летчик-испытатель В.Г.Мухин).

25 лет назад, 12 июня 1979 г.,американский велогонщик Б.Аллен на мускулолете «Госсамер Альбатрос» с педальным приводом воздушного винта впервые перелетел пролив Ла-Манш.

10 лет назад, 12 июня 1994 г., совершил первый полет Boeing 777 (США).

10 лет назад, 23 июня 1994 г., совершил первый полет Ан-38-100 (экипаж АКХрустицкого).


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

26 апреляна ХГАПП состоялась торжественная церемония передачи авиакомпании «Ильич-Авиа» Мариупольского металлургического комбината им. Ильича самолета Ан-140-100 (UR-14007). Ровно через месяц эта машина открыла новый международный маршрут Мариуполь- Афины, а в начале июня она побывала в Стамбуле (Турция) на VI международной авиавыставке AIREX'2004.

С 27 апреля по 6 мая прошла пробная эксплуатация в Казахстане Ан-140 (UR- 14006) авиакомпании «Аэромост-Харьков». Самолет выполнил 38 регулярных рейсов под флагом местного перевозчика «Тулпар Авиа Сервис». Было перевезено 693 пассажира, общий налет составил 89 ч, среднесуточный – 10 ч.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

18 мая Государственный музей авиации в Киеве пополнился макетом истребителя «Як», предназначавшимся в свое время для съемок знаменитого фильма Леонида Быкова «В бой идут одни «старики», но так и не попавшим в кадр. Макет долгие годы находился на киевской киностудии им. А.П.Довженко, после чего специалистам завода №410 гражданской авиации пришлось его восстанавливать. Говорить о соответствии макета оригиналу не приходится, но он вполне позволяет дать представление подрастающему поколению о самолетах, воевавших в небе Великой Отечественной. На торжественной церемонии передачи макета присутствовали ветераны, а также актеры, игравшие в фильме: В.Талашко (л-т Скворцов), А.Федоринский (л-т Алябьев) и В.Пащенко (л-т Воробьев).


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

В маена аэродроме в Чугуеве начались полеты на самолетах L-39 курсантов 4-го курса Харьковского института ВВС им. И.Н.Кожедуба. Им предстоит не только выполнить текущую программу, но и наверстать упущенное в прошлом году, когда не удалось налетать положенное количество часов из-за недопоставки институту топлива. К полетам на L-39 готовятся также курсанты 3-го курса, каждый из которых уже имеет около 20 часов налета на Як-52.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

14 апреляна аэродроме «Чайка» под Киевом представителям СМИ был продемонстрирован в полете новый учебный вертолет КТ-112 – первый из семейства легких многоцелевых вертолетов «Ангел», который поднялся в воздух. Машину пилотировал летчик-испытатель 1 класса Юрий Гладкий. Вертолеты проекта «Ангел» разрабатываются киевским КБ «Вертикаль». По словам директора КБ Михаила Луханина, КТ-112 выполнил уже 22 полета общей продолжительностью 10 часов.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

В США образован консорциум компаний Lockheed Martin, Agusta Westland и Bell Helicopter с целью производства многоцелевого вертолета US101 – лицензионной версии европейского ЕН1О1. В настоящее время 92 экземпляра ЕН1О1 летают в Великобритании, Италии, Канаде и Японии, заказано еще 54 вертолета. Предполагается, что этот вертолет будет востребован и на американском рынке, успешно конкурируя с аналогичным по классу S-92 фирмы Sikorsky.


14 мая в Киеве состоялся брифинг Главкома ВВС Украины генерал- лейтенанта Ярослава Скалько, на котором представители СМИ были ознакомлены с некоторыми аспектами современного состояния и перспектив развития украинской военной авиации. В частности, Скалько сказал, что в связи с реформированием отечественных Вооруженных сил будет продолжаться их сокращение. Так, к 2005 г. будет уменьшено количество боевой авиатехники до 400 единиц, включая 50 вертолетов и 24 БПЛА (напомним, что в 1991 г. в Украине насчитывалось 1550 боевых самолетов и 230 вертолетов). Главком также заявил, что сейчас в первую очередь авиатопливом обеспечиваются подразделения из состава Объединенных сил быстрого реагирования, летчики которых постоянно летают. Их средний годовой налет составляет: на Су-27 – 60 ч, а на Су-24 и Су-25 – 40 ч. В другие авиачасти керосин поступает по остаточному принципу. В общей сложности украинские ВВС в 2003 г. были обеспечены топливом на 21,7% от потребностей и на 61,5% от выделенного лимита. По словам Главкома, улучшить ситуацию позволит создание украино-азейбарджанского Центра подготовки летного состава, который будет находиться в Азербайджане, где стоимость топлива в среднем почти в три раза меньше, чем в Украине.

По заявлению Я.И.Скалько, для первоначальной подготовки курсантов в Украине планируется применять легкомоторный самолет Як-152. Машина создается с использованием конструктивных решений спортивного Як-54. Ее выпуск предполагается проводить на предприятии МО Украины «Одесавиаремсервис», где также планируется организовать сборку реактивного учебно-боевого самолета Як-130. С разработчиком этих машин ОАО «ОКБ им. А.С.Яковлева» достигнута договоренность о создании филиала в Одессе.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

28 маяпремьер-министр Украины В.Ф.Янукович в АНТК им. О.К.Антонова провел совещание, посвященное современному состоянию и перспективам авиапромышленности страны. В работе совещания приняли участие министр промполитики А.Л.Неустроев, министр обороны Е.К.Марчук, министр транспорта Г.Н.Кирпа, министр труда и социальной политики М.Н.Папиев, председатель Государственной налоговой администрации Ю.Ф.Кравченко, Генеральный конструктор АНТК им. О.К.Антонова П.В.Балабуев, Генеральный директор ОАО «Мотор Сич» В.А.Богуслаев, Генеральный директор КиГАЗ «Авиант» О.С.Шевченко, Генеральный конструктор ЗМКБ «Прогресс» им. АГ.Ивченко Ф.М.Муравченко, Генеральный директор ХГАПП П.О.Науменко и др. Участники совещания не только обсудили накопившиеся проблемы, но и посетили цеха «Авианта» и АНТК, где осмотрели строящиеся для Ливии Ан-32, принадлежащий этой же стране и находящийся на регламентных работах Ан-124-100, проходящий очередные доработки Ан-70 и находящийся на окончательной сборке Ан-148.

После завершения совещания состоялась пресс-конференция. Отвечая на вопросы СМИ, Янукович отметил, что, несмотря на формируемое в России негативное отношение к самолету Ан-70, этот проект «не закрыт, он развивается. Авиапромышленность и правительство Украины занимают в этом вопросе активную позицию и будут продолжать работу. Очень важным является тот факт, что государство оказывает финансовую поддержку этой программе». Касаясь финансирования программы Ан-148, премьер сказал, что правительство намерено предложить внести соответствующую статью в госбюджет Украины на 2005 г.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

В АНТК им. О.К.Антонова полным ходом идут работы по окончательной сборке первого экземпляра Ан-148, который предназначен для летных испытаний. Самолет строится в широкой кооперации украинских и российских предприятий. Так, консоли крыла были выполнены на ХГАПП, и 5 июня их доставили в Киев. Все элементы механизации крыла, а также пилоны навески двигателей изготавливает Воронежское акционерное самолетостроительное общество. Это же предприятие поставило хвостовое оперение, а днепропетровский «Южмаш» – шасси. Выкатить готовый самолет планируется в августе. Кроме того, в АНТК уже изготовлен фюзеляж второго летного экземпляра Ан-148 и ведутся работы над третьим, предназначенным для статмашины.


27 мая Национальный Олимпийский комитет Украины и авиакомпания «АэроСвит» подписали договор, по которому компания получила статус официального авиаперевозчика украинских спортсменов на XXVII игры в Афинах. «АэроСвит» обслуживает воздушную линию Киев-Афины уже почти 10 лет, и ее Boeing 737 совершают по этому маршруту три рейса в неделю. В августе планируется количество рейсов увеличить до семи. 12 мая Boeing 767-300ER этой авиакомпании открыл новый регулярный беспосадочный рейс Киев-Пекин. Расстояние более 7000 км самолет преодолевает за 9-10 ч. До декабря 2003 г. на этом маршруте работали Ту-154М авиакомпании «Авиалинии Украины», совершавшие промежуточную посадку в Новосибирске.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

Киевские фирмы «Аэрос» и «Аэрола» создали первый в независимой Украине планер. Аппарат, получивший обозначение AL-12, впервые поднялся в воздух в марте, а сейчас проходит испытания. Его конструкция выполнена из углепластика и полиэфирной ткани типа «дакрон». Масса пустого планера – 80 кг, площадь крыла – 13 кв.м, аэродинамическое качество – 27 при скорости полета 60 км/ч, максимальная скорость – 140 км/ч. Планер легко разбирается, а для приведения его в полетное состояния требуется всего 40 минут. По словам пилота и ведущего конструктора планера Н.Кононенко, испытания показали, что аппарат устойчив и удобен в полете, послушно ходит за ручкой.


16 апреля на аэродроме Ивановского авиаремонтного завода МО РФ совершил первый полет учебно- тренировочный самолет Як-52М (летчик-испытатель ОАО «ОКБ им. А.С.Яковлева» О.Кононенко). На машине установлен двигатель М-14Х (360 л.с.) с трехлопастным воздушным винтом MTV-9; модернизированное кессонное крыло, внутри которого организованы топливные баки, что дало возможность увеличить дальность полета до 900 км; система аварийного покидания с двумя креслами СКС-94МЯ; обновлено на 50% бортовое оборудование, и теперь на самолете можно выполнять полеты днем и ночью в сложных метеоусловиях. Як-52М создан в соответствии с требованиями МО к самолетам первоначальной летной подготовки. Он может также использоваться для обучения летчиков-спортсменов. До уровня Як-52М можно модернизировать Як-52, что потребует затратить 85 тыс. USD на каждый самолет.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»
Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

24 апреля в испытательном центре американской авиакомпании Evergreen (шт. Аризона) завершился первый этап испытаний пожарного варианта самолета Boeing-747-200F. В ходе 50 полетов было выполнено 82 сброса воды и огнегасящей жидкости, которые производились с высот от 120 до 3000 м. При этом объем пожарных баков на борту самолета составлял 37900 л. Ввиду полного успеха первого этапа решено увеличить объем баков до 75800 л и продолжить испытания в июле. К осени – пику пожароопасного сезона в США – Evergreen планирует завершить сертификацию этого самого крупного в мире пожарного самолета и переоборудовать в такой вариант в общей сложности 4 подержанных «Боинга».


Начиная с 13 мая,на протяжении 32 дней представители испанских ВВС и самолетостроительной фирмы CASA входящей в европейское объединение EADS, на легком ВТС С-295 (грузоподъемность 7,5 т) выполнили презентационные полеты по 10 штатам США Основная цель этой акции заключалась в демонстрации возможностей С-295, интерес к которому стал проявлять Пентагон. Эта машина полностью удовлетворяет американским требованиям по перевозке военнослужащих и грузов, а также их воздушному десантированию. Например, габариты грузовой кабины С-295 почти соответствуют таким же параметрам вертолета СН-47 Chinook, что позволяет быстро перегружать грузы на поддонах из одной машины в другую. Обращает на себя внимание то, что европейцы рассчитывают достигнуть успеха за океаном, несмотря на наличие в США самолета аналогичного класса С-27J, который серийно выпускает концерн Locheed Martin.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

30 апреля с аэродрома авиазавода «Сокол» (Нижний Новгород) впервые поднялся в воздух серийный учебно-боевой самолет Як-130. Его пилотировал летчик-испытатель «ОКБ им. А.С.Яковлева» Р.Таскаев. С помощью этого самолета планируется решать задачи основного и повышенного этапов подготовки и поддержания профессиональных навыков летчиков боевых частей. Машина оснащена двумя двигателями АИ-222-25, серийное производство которых ведет ОАО «Мотор Сич», цифровым комплексом оборудования с мультиплексными каналами обмена информацией, включая так называемую «стеклянную» кабину. Для проведения испытаний «Сокол» изготавливает три летных и один статэкземпляр Як-130. Отметим, что 26 апреля итальянский аналог Як-130 учебно-тренировочный самолет Aermacchi МЗЧ6 выполнил скоростные пробежки по ВПП аэродрома в г. Венегоно.


26 маясостоялся первый псяет специального варианта административного самолета Global Express канадской компании Bombardier, предназначенного для разведки поля боя и слежения за перемещениями войск противника. Самолет получил название ASTOR (Airborne Stand-off Radar). Разведоборудование на самолет установила американская компания Raytheon в шт. Техас, где и состоялся первый полет, длившийся 4 ч 24 мин. Заказчиком машины выступают Королевские ВВС Великобритании, объявившие о намерении приобрести 5 «летающих радаров» ASTOR.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

17 мая состоялся полет летающей лаборатории Airbus АЗЧО-300, на которой впервые поднялся в небо двигатель нового поколения Rolls- Royce Trent 900 (тяга 31700 кгс). Он предназначен для самолета-гиганта АЗ8О.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

В маезавершилось первое изучение проблем пилотируемого полета на Марс, проведенное совместно NASA и Европейским космическим агентством. Ученые сравнивали два сценария этой исторической миссии: прямой полет на Красную планету и с организацией промежуточной базы на Луне. Исследование выявило явное преимущество первого варианта-он оказался в 3 раза дешевле. Как утверждается, стоимость такой программы не превысит затрат на проект «Сатурн-Аполлон». Первые люди смогут отправиться к Марсу уже через 8 лет после начала программы.


Вышла из печати очередная монография чешского издательства «4+», посвященная первому советскому сверхзвуковому истребителю МиГ-19. Издание выполнено с традиционным высоким качеством. На 40 страницах помещены рассказ об истории и конструкции самолета, почти полторы сотни фотографий, чертежи. Прилагается впечатляющий постер, на котором изображен истребитель ВВС Пакистана. Однако при всей привлекательности этого издания его цена может отпугнуть любого отечественного читателя, ведь распространяющая продукцию от «4+» чешская компания MARK I просит за него 9,9 английских фунта.


Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»
Авиация и время 2004 03 ПАНОРАМА. Календарь «АиВ»

Андрей Фомин/ Москва.

Главное оружие авианосца

Год назад «АиВ» поместил монографию, посвященную советскому истребителю четвертого поколения Су-27. Сегодня редакция предлагает вниманию читателей статью, ставшую логическим продолжением темы и рассказывает о палубном истребителе Су-33, который является глубокой модификацией «двадцать седьмого».(1*)


Путь к первому авианосцу.


Начиная с 1940-х гг., в Советском Союзе неоднократно поднимался вопрос о необходимости пополнения корабельного состава флота авианосцами. Однако лишь по прошествии почти четверти века после окончания Второй мировой войны эта идея стала воплощаться в жизнь.

В 1968 г., параллельно с проектированием противолодочного крейсера проекта 1143, рассчитанного на базирование самолетов вертикального взлета и посадки (СВВП) типа Як-З6М, в Невском проектно-конструкторском бюро (НПКБ) под руководством начальника проектного отдела А.Б.Морина начались исследования облика перспективного авианосца проекта 1160 с катапультным взлетом самолетов. Согласно распоряжению правительства, на нем предполагалось разместить несколько типов летательных аппаратов, в т.ч. многоцелевые истребители МиГ-23А и штурмовики Су-24К Однако в ОКБ П.О.Сухого не без основания считали, что Су-24К, имевший максимальную взлетную массу более 30 т, слишком тяжел для базирования на корабле. Поэтому, когда началось проектирование истребителя 4-го поколения Су-27, было предложено создать на его базе многоцелевой корабельный самолет, которым заменить «двадцатьчетверку», а заодно и МиГ-23А. Так 30 лет назад началась эта история.

Проект 1160 не стал реальностью. Не был построен и большой атомный авианесущий крейсер пр. 1153, работы по которому велись в 1976-78 гг. Однако именно в тот период на аэродроме Саки в Крыму началось создание наземного испытательного и учебно-тренировочного комплекса (НИУТК, позднее – «Нитка»), на котором предстояло отработать авиационно-технические средства корабля, включая катапульту и аэрофинишер, провести испытания самолетов, а затем подготовить к полетам на них строевых летчиков авиации ВМФ.

По настоянию курировавшего вопросы обороны секретаря ЦК КПСС Д.Ф.Устинова дальнейшее развитие отечественного авианесущего флота решили вести на основе кораблей пр. 1143.

К апрелю 1978 г. НПКБ подготовило техническое предложение по тяжелому авианесущему крейсеру (ТАКР) пр. 1143.5, который сохранял достаточно высокую степень преемственности с ближайшим предшественником – крейсером «Баку» пр. 1143-4. По сравнению с ним значительным изменениям подвергалась полетная палуба, которую собирались оснастить катапультой и аэрофинишером. Изначально в авиагруппу должны были входить СВВП типа Як-41, вертолеты Ка-252 и самолеты катапультного взлета типа Су-27К и Су-25К Однако Московский механический завод им. АИ.Микояна выступил с предложением создать палубную машину на базе МиГ-29, который мог бы дополнить более тяжелые и дорогие Су-27К подобно тому, как это предстояло сделать в ВВС. Предложение было принято, и МиГ-29К(2*) «прописался» в авиагруппе проектируемого ТАКР.

В сентябре 1979 г. эскизный проект корабля одобрил Главком ВМФ адмирал СГ.Горшков, который порекомендовал при разработке технического проекта постараться увеличить численность авиагруппы ТАКР с 42 до 52 летательных аппаратов. Специалисты НПКБ откорректировали соответствующим образом проект. Однако при этом водоизмещение корабля достигло 65 000 т, что вызвало возражения в Генеральном штабе, в недрах которого родилась директива о необходимости снижения водоизмещения на 10 000 т, а в качестве одного из средств этого рекомендовалось отказаться от катапульт. В начале 1980 г. документ подписал ДФ.Устинов, ставший к тому времени министром обороны. Теперь единственным самолетом, способным работать с корабля, становился Як-41, а перед разработчиками Су-27К и МиГ-29К встала проблема поиска путей обеспечения старта их истребителей с палубы.

Учитывая высокую тяговооруженность, отличные несущие свойства и управляемость истребителей 4-го поколения, специалисты ОКБ, ЛИИ и ЦАГИ предложили использовать для сокращения длины разбега трамплин. По расчетам, это позволило бы истребителям уходить в воздух на скорости всего 150-200 км/ч, а именно настолько самолет мог разогнаться, пробежав по палубе. В первые секунды полета им нельзя еще эффективно управлять, однако, подчиняясь законам баллистики, он продолжал бы набирать высоту и вскоре приобретал скорость, достаточную для штатного действия аэродинамических рулей. Для получения экспериментальных доказательств возможности такого взлета было предложено провести испытания Су-27 и МиГ-29 с использованием наземного трамплина, который соорудить на комплексе «Нитка».

В апреле 1980 г. адмирал Горшков утвердил тактико-техническое задание на проработку крейсера пр. 1143.5 с уменьшенным до 55 000 т водоизмещением и трамплином. Численность авиагруппы ТАКР определялась в 46-52 корабельных летательных аппарата (ЛАК). В начале 1981 г. НПКБ приступило к новому эскизному проекту. Но уже в апреле было принято решение о совершенствовании заложенного в постройку на Черноморском судостроительном заводе (ЧСЗ) в Николаеве второго ТАКР проекта 1143.4 для увеличения численности его авиагруппы с 36 до 40 ЛАК (позднее – до 52) и включения в ее состав, помимо Як-41 и вертолетов, истребителей Су-27К, МиГ-29К и самолета РЛДН Як-44. Проект получил необычное обозначение 1143.4.2, но при подготовке правительственного постановления о порядке и сроках постройки нового ТАКР ему был возвращен номер проекта 1143.5 (шифр завода-строителя – «заказ 105»). Долгожданное постановление ЦК КПСС и Совмина СССР вышло 7 мая 1982 г.

Летом на комплексе «Нитка» установили экспериментальный трамплин Т-1, который имел высоту 5 м, длину 60 м, ширину 30 м и угол схода 8,5°. К испытаниям были привлечены соответствующим образом доработанные прототипы истребителей 4-го поколения, в том числе 3-й экземпляр Су-27 (T10-3). 24 июля летчик-испытатель Н.Ф.Садовников выполнил на нем первую пробежку, стартовав с задержников «Нитки». 28 августа он же впервые взлетел на T10-3 с трамплина. Взлетная масса самолета в этом полете составила 18 200 кг, длина разбега – 230 м, а скорость отрыва – 232 км/ч. Первый этап испытаний на «Нитке» продолжался до 17 сентября. По его результатам было принято решение изменить профиль трамплина. Расчеты показали, что, если его поверхность будет образовывать не дуга цилиндра, как на Т-1, а кривая третьего порядка, то угол схода самолета увеличится до 14,3°.

1* Более подробно с историей создания, испытаний и эксплуатации самолета Су-33 можно ознакомиться в книге Андрея Фомина "Су-33. Корабельная эпопея" (М., Издательский дом "Интервестник", 2003).

2* Подробнее об этом самолете см. «АиВ», №6'2001.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Путь к первому авианосцу

Опытный самолет Т1ОК-1 – первый прототип Су-33


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Путь к первому авианосцу

На месте аварииТ1ОК-1. 27 сентября 1988 г. Кадр видеосъемки


Летом-осенью 1983 г. на «Нитке» прошел второй этап испытаний, включавший отработку элементов посадки на аэрофинишер «Светлана-2». Поскольку летный ресурс Т1О-3 был уже исчерпан, самолет использовался только для наземной части программы. Машина разгонялась по полосе до скорости 180-240 км/ч и наезжала на аэрофинишер. Наезды выполнялись как на трех точках, так и с поднятой передней опорой шасси. Первое зацепление за трос выполнил 11 августа Садовников, затем в этих испытаниях приняли участие В.Г.Пугачев и И.В.Вотинцев.

Дальнейшие испытания, а затем и эксплуатация первых советских корабельных истребителей на ТАКР выявили ряд существенных преимуществ старта с трамплина перед традиционным для западных авианосцев катапультным способом взлета. При срабатывании механизма паровой катапульты самолет разгоняется до скорости около 300 км/ч, после чего сходит с палубы, увеличивает угол атаки, что сопровождается «просадкой» машины по траектории, и переходит в набор высоты. В связи с тем, что ход поршня катапульты ограничен (обычно около 90 м), достичь потребной скорости можно только с большими продольными перегрузками (до 5,5 g), которые нелегко переносятся летчиками. При взлете с трамплина скорость отрыва самолета не превышает 180-200 км/ч при длине разбега 100-200 м, поэтому летчик испытывает небольшие перегрузки. Практически взлет происходит автоматически. После схода с трамплина машина продолжает двигаться по баллистической траектории вверх, «просадки» нет, а от летчика фактически требуется только дождаться, пока самолет наберет эволютивную скорость, и станут эффективными рулевые поверхности. Высота среза трамплина ТАКР пр. 1143.5 над водой составляет около 22 м (у значительно более крупных американских авианосцев она не превышает 19-20 м), а с учетом баллистики истребитель набирает высоту около 40 м, что составляет солидный запас для действий в нештатной ситуации.

У катапульты есть существенный недостаток, проявляющийся в высоких широтах (а именно на Северном флоте планировалось эксплуатировать новый ТАКР). Травление пара из ствола разгонного трека приводит к образованию наледи, что может вызвать заклинивание поршня и отказ всего устройства. С другой стороны, старт с трамплина происходит при относительно невысоких скоростях поступательного движения, что диктует более строгие требования к тяговооруженности летательного аппарата, характеристикам его устойчивости и управляемости. Двигатели выводятся на взлетный (или чрезвычайный) режим еще до начала разбега, а для удерживания самолета на месте до получения разрешения на взлет необходимы специальные устройства – задержники.

Закладку первого корабля проекта 1143.5, получившего наименование «Рига», произвели на ЧСЗ в сентябре 1982 г. В ноябре умер Генеральный секретарь ЦК КПСС, в честь которого крейсер переименовали в «Леонид Брежнев». В декабре 1985 г. «заказ 105» спустили на воду, а его место на главном стапеле ЧСЗ занял второй корабль аналогичного типа, поначалу опять-таки названный «Рига». ТАКР «Леонид Брежнев» 11 августа 1987 г. получил новое название «Тбилиси», а крейсеру «Рига» 19 июня 1990 г. было присвоено наименование «Варяг».


Су-27К: от чертежей к первым полетам.


18 апреля 1984 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР, которым ММЗ «Кулон» им. П.О.Сухого(3*) поручалась разработка, постройка и испытания корабельного истребителя с большой дальностью полета Су-27К Он предназначался для обеспечения противовоздушной обороны авианосной корабельной группировки в любых погодных условиях, днем и ночью в диапазоне высот от 30 м до 27 км, борьбы с самолетами и вертолетами противолодочной обороны, транспортной авиацией, самолетами радиолокационного дозора, а также сопровождения авиации берегового базирования и ведения воздушной разведки. Самолет создавался на базе истребителя Су-27 с сохранением на первом этапе существовавшей системы вооружения. В дальнейшем его предполагалось оснастить управляемым оружием класса «воздух-поверх- ность», предназначенным для модернизированного Су-27М.

В ОКБ корабельный истребитель получил шифр Т-10К Все работы по нему возглавлял Генеральный конструктор Михаил Симонов. Руководителем темы был назначен Константин Марбашев. Выпуск технической документации осуществлялся под непосредственным руководством начальника бригады истребителей отдела проектов Михаила Погосяна (в настоящее время – Генеральный директор «ОКБ Сухого» и АХК «Сухой»). Разработчикам требовалось при сохранении основных конструктивно-компоновочных решений базовой модели провести «оморячивание» Су-27. Этого предполагалось достигнуть путем:

– улучшения несущих свойств крыла на взлетно-посадочных режимах за счет увеличения его площади и применения более эффективной механизации;

– повышения тяговооруженности самолета для обеспечения взлета с палубы и безопасного ухода на второй круг в случае незацепления за трос аэрофинишера;

– введения складывания консолей крыла;

– модификации шасси и установки посадочного гака;

– введения систем дозаправки топливом и передачи топлива другому самолету в полете;

– применения специализированного пи- лотажно-навигационного оборудования для привода самолета на корабль и захода на посадку на его палубу;

– модификации обзорно-прицельной системы для обеспечения эксплуатации истребителя над морем во взаимодействии с корабельными радиоэлектронными системами;

– увеличения числа подвешиваемых на самолет ракет «воздух-воздух»;

– введения специальной антикоррозионной защиты конструкции и систем самолета.

Эскизный проект Су-27К рассматривался в сентябре-октябре 1984 г. комиссией заказчика, которую возглавлял командующий авиацией ВМФ генерал-полковник ГАКузнецов. В целом проект одобрили, однако был высказан и ряд замечаний. Основные из них касались повышения боевых возможностей Су-27К. Разработанные в филиале ЦНИИ-30 требования к Су-27К предусматривали его использование не только для обеспечения ПВО, но и для борьбы с надводными кораблями противника. Однако ОКБ настаивало на том, что на первом этапе следует создать «чистый» истребитель, и это позволит уже к концу 1980-х гг. начать поставки серийных самолетов. Доводка новых систем вооружения требовала значительного времени, поэтому их предполагалось внедрить на втором этапе создания Су-27К Тем не менее, комиссии удалось настоять на том, чтобы в арсенал Су-27К сразу вошли неуправляемые авиабомбы и ракеты.

Разработчики устранили это и другие замечания к моменту защиты проекта и макета Су-27К В феврале 1985 г. эскизный проект Су-27К был утвержден Главнокомандующими ВВС и ВМФ, после чего ОКБ Сухого приступило к рабочему проектированию корабельного истребителя. В ходе его конструкция самолета претерпела ряд дальнейших изменений. Одним из наиболее существенных стала модификация аэродинамической компоновки Су-27К за счет применения переднего горизонтального оперения (ПГО). Его использование потребовало изменить обводы наплывов крыла и доработать гидросистему. Систему управления решили сделать электродистанционной во всех трех каналах, в отличие от серийного Су-27, на котором ЭДУ использовалась только в продольном канале.

3* Официальное название ОКБ Сухого в то время.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Посадочный гак


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Внутренняя секция закрылка


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Правая консоль крыла Су-33 в сложенном положении. Видны узел складывания, а также ракеты Р-27 и Р-73


Подверглась изменениям схема складывания крыла, а также было применено складывание горизонтального оперения. Дело в том, что в исходном варианте габаритная ширина Су-27К со сложенными консолями крыла составляла около 10 м, в то время как у МиГ-29К – 7,8 м, и на корабле «суховских» машин можно было разместить значительно меньше, чем «микояновских». В связи с этим коллегия МАП даже поднимала вопрос о прекращении программы Су-27К в пользу МиГ-29К Руководителей ОКБ Сухого такая перспектива не устраивала, и на фирме разработали новую схему: теперь крыло складывалось примерно на середине общего размаха. Ширина истребителя со сложенным крылом сократилась до 7,4 м и стала даже меньше, чем у МиГ-29К В связи с тем, что размах горизонтального оперения Су-27К составлял 9,9 м, его консоли также решено было сделать складывающимися примерно на половине размаха (расстояние между осями складывания, как и у крыла – 7,0 м). Чтобы сделать самолет еще более компактным в сложенном состоянии, предусмотрели также откидывание вверх концевого обтекателя центральной хвостовой балки фюзеляжа и подъем радиопрозрачного конуса РЛС. От последнего, правда, отказались, ограничившись складыванием штанги ПВД.

Кроме системы складывания, крыло корабельного истребителя имело и другие существенные отличия от сухопутного собрата. При сохранении прежнего размаха (14,7 м) его площадь возросла почти на 10%. Главным образом, это было достигнуто за счет изменений механизации. Односекционный флаперон уступил место двухсекционному однощелевому закрылку с увеличенным до 45° углом отклонения на посадке и зависающему элерону (флаперону). Суммарная площадь механизации задней кромки крыла возросла по сравнению с серийным Су-27 на 84%. На 17% увеличилась и площадь поворотных носков, которые стали трехсекционными. На неподвижной части каждой консоли предусмотрели по одному дополнительному узлу для подвески ракет.

Самолет получил усиленное шасси с передней телескопической стойкой, оснащенной двумя колесами (у Су-27 – рычажная одноколесная). Под центральной хвостовой балкой разместили посадочный гак, снабженный системой выпуска, подтяга и демпфирования. Парашютную тормозную установку упразднили, а блоки выброса пассивных помех перенесли из кормового «ласта» в хвостовую часть фюзеляжа, в район компрессоров двигателей. Была изменена конфигурация и самой центральной балки: ее укоротили, подняли вверх, а нижнюю поверхность выполнили плоской.

Для повышения тяговооруженности самолета решили применить модифицированные двигатели АЛ-З1Ф серии 3 с дополнительным особым режимом работы (ОР), на котором тяга кратковременно повышалась до 12 800 кгс. В конструкции этого двигателя использовались материалы и покрытия, имеющие высокую антикоррозионную стойкость. Для сохранения исходного запаса топлива на Су-27К изменили компоновку фюзеляжных топливных баков, а в поворотных частях консолей крыла организовали новые баки-отсеки. Полный запас топлива на самолете составил 9500 кг (у Су-27 – 9400 кг). Самолет оснастили выдвижной штангой дозаправки топливом в полете и предусмотрели, что при оснащении унифицированным подвесным агрегатом заправки (УПАЗ) машина сама может превращаться в танкер.

Для избежания электрических наводок все бортовое радиоэлектронное оборудование самолета было приведено в соответствие с требованиями обеспечения электромагнитной совместимости с радиоэлектронными средствами корабля. Важнейшие составляющие системы управления вооружением корабельного истребителя (радиолокационная станция НОО1К, оптико-электронная прицельная система ОЭПС-27К с оптико-локаци- онной станцией ОЛС-27К) представляли собой специально доработанные аналоги «сухопутного» Су-27.

Постройка опытных машин велась ОКБ в кооперации с Комсомольским-на-Амуре авиационным производственным объединением (КнААПО) им. Ю.А.Гагарина. Для «габаритных» испытаний Су-27К на строящемся корабле подготовили габаритно-массовый макет, а затем еще и конструктивно-технологический макет Т-10КТМ, в который переделали Су-27 (сер. №05-05). Кроме того, были доработаны несколько Су-27 и Су-27УБ для проведения испытаний по программе Су-27К на комплексе «Нитка». Первым для этого подготовили Су-27 №06-03, получивший фирменный шифр Т1О- 25, который оснастили усиленным шасси, выпускаемым посадочным гаком и флаперонами увеличенной площади. 1 сентября 1984 г. В.Г.Пугачев впервые посадил этот самолет на блок аэрофинишера комплекса «Нитка», в тот же день аналогичную посадку совершил и Н.Ф.Садовников.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Переднее горизонтальное оперение


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Складывающийся стабилизатор


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Станция РЭП «Сорбция»


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Передняя опора шасси


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Правая основная опора шасси


Летом того года на «Нитке» завершили монтаж трамплина Т-2 (высота 5,6 м, длина 53,5 м, ширина 17,5 м, угол схода 14,3°), в точности повторявшего форму носовой части палубы строившегося ТАКР. 25 сентября Садовников выполнил на Т1О-25 первый старт с Т-2. До конца октября на этой машине было проведено 160 заходов на посадку с касанием полосы и уходом на второй круг, в т.ч. 44 автоматических, 9 посадок на аэрофинишер и 16 взлетов с трамплина. К сожалению, вскоре «карьера» Т1О-25 закончилась. 23 ноября, во время полета на полигоне ГК НИИ ВВС в Ахтубинске из-за разрушения трубопровода гидросистемы нарушилось управление самолетом, и пилотировавшему его Садовникову пришлось катапультироваться. Покидание произошло на высоте 1000 м в перевернутом положении, но летчик благополучно опустился на землю.

Летом 1986 г. к испытаниям на «Нитке» привлекли опытный самолет Т1О-24 (Су-27 №07-01), оборудованный ПГО, на котором началось изучение влияния ПГО на динамику взлета с трамплина. Однако по этой программе успели выполнить всего 6 полетов. 20 января 1987 г. Т1О-24 потерпел аварию, пилотировавший его летчик-испытатель НИИ ВВС А.Пучков катапультировался. Место Т1О-24 на «Нитке» в марте 1987 г. занял опытный Т1ОУ-2 (Су-27УБ №02-01), дооборудованный системой дозаправки топливом в полете и посадочным гаком. В течение двух месяцев летчики Н.Садовников, В.Пугачев, И.Вотинцев, Е.Липилин и А.Иванов выполнили на нем 12 полетов, отработав заход на посадку ночью по системе «Глиссада-Н». Судьба распорядилась так, что и эта машина через несколько лет разбилась при аварии.

В 1986 г. на опытном производстве ОКБ Сухого началась сборка первого, а затем и второго опытных экземпляров Су-27К, получивших обозначения Т1ОК-1 и Т1ОК-2. Для этого использовали агрегаты серийных Су-27, поставленные КнААПО. Летом 1987 г. самолет Т1ОК-1, получивший бортовой №37, был готов к полетам. Поначалу он имел нескладывающиеся крыло и оперение, заимствованные у серийного Су-27. 17 августа Пугачев впервые поднял эту машину в воздух. Спустя полгода на испытания поступил и Т1ОК-2 (бортовой №39), уже оснащенный штатным складывающимся крылом. На обеих машинах широким фронтом развернулись работы по определению основных летных характеристик, оценке устойчивости и управляемости, проверке конструктивных усовершенствований.

К концу августа 1988 г. Т1ОК-1 оснастили складывающимся крылом, однако самолет в таком виде прожил чуть больше месяца. 27 сентября Садовников выполнял на нем очередной испытательный полет, программа которого предусматривала определение прочности конструкции машины на сверхзвуковой скорости, исследование устойчивости и управляемости на больших углах атаки, имитацию отказа двигателя. При выполнении последнего задания, после отключения двигателя, из-за дефекта гидросистемы произошел отказ управления ПГО, что привело к сваливанию самолета, и летчику пришлось покинуть его. При катапультировании Николай Федорович получил травму позвоночника и вернуться к летной работе уже не смог. За мужество и героизм, проявленные при проведении испытаний, 31 октября 1988 г. выдающемуся летчику-испытателю Н.Ф.Садовникову было присвоено звание Героя Советского Союза.

После этой аварии основная нагрузка легла на Т1ОК-2, на котором в течение года по программе летно-конструкторских испытаний (ЛКИ) было выполнено около 300 полетов в условиях наземного базирования. Продолжались полеты и на экспериментальном Т1ОУ-2. Значительная часть этой работы прошла на «Нитке». Ведущим летчиком фирмы по корабельной программе стал В.Г.Пугачев, а летом 1989 г. к нему присоединились молодые пилоты СН.Мельников и Е.И.Фролов. К посадке на палубу начали готовиться и военные испытатели из 3-го Управления ГК НИИ ВВС (Крымский филиал) – командир испытательного полка п-к К.А.Семкин, заместитель начальника Управления по летной работе п-к В.Н.Кондауров и др.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Опытный самолет Т1ОК-2 во время первой посадки на палубу. 1 ноября 1989 г.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Самолет Т1ОК-2 готов к взлету с 3-й стартовой позиции корабля


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Су-27К: от чертежей к первым полетам

Пробежка по палубе крейсера. Под фюзеляжем виден унифицированный подвесной агрегат заправки (УПАЗ)


В целом, начавшиеся испытания подтвердили, как и ожидали конструкторы, что летные характеристики потяжелевшего после всех доработок более чем на 3000 кг самолета несколько ухудшились по сравнению с серийным Су-27. Например, максимальная дальность полета снизилась на 30-40%, а максимальные скорости и практический потолок – на 7-9%. Однако, несмотря на существенное увеличение посадочной массы, новая механизация крыла и ПГО позволили уменьшить скорость захода на посадку до 240 км/ч (у Су-27 – около 270 км/ч, и только в процессе выравнивания она гасится до 225-240 км/ч).


Первая посадка.


Предусматривалось, что ЛКИ Су-27К пройдут в 1990 г., в ходе первого выхода крейсера «Тбилиси» в море. Однако в 1988 г. коллегия МАП в очередной раз высказала сомнения в целесообразности создания тяжелого корабельного истребителя ПВО. Доводы приводились прежние: на корабле можно разместить большее количество МиГ-29К который изначально создавался как многоцелевая машина, а это позволяло решать одним типом самолета весь комплекс задач корабельной авиации. Однако разработчики Су-27К были уверены в своей правоте: создать ударный комплекс вооружения быстро не удастся, а при решении задач ПВО группировка Су-27К по эффективности будет превосходить МиГ-29К в полтора раза, что снимает вопрос о численности самолетов на борту корабля. Дополнительные аргументы в свою пользу «суховцы» получили после испытаний на «Нитке», которые показали, что посадочная скорость у «МиГа» несколько выше, чем у их машины. Стоит ли объяснять, что значат лишние 10 км/ч при посадке на палубу, когда допустимый промах исчисляется считанными метрами! И все же, этих доводов было недостаточно. Генеральный конструктор ОКБ Сухого М.П.Симонов считал, что только практический опыт полетов обоих самолетов с корабля позволит Су-27К завоевать «место на палубе». Поэтому он просил директора ЧСЗ Ю.И.Макарова изыскать возможность еще до окончания достройки и сдачи крейсера заказчику хотя бы на месяц вывести его в море для проведения испытаний самолетов. Опробовать свой истребитель на ТАКР раньше запланированного срока выразило желание и руководство ММЗ им. А.И.Микояна.

Макаров поддержал предложение Симонова, было принято решение провести в сентябре 1989 г. так называемый заводской этап летно- конструкгорских испытаний самолетов Су-27К и МиГ-29К на ТАКР «Тбилиси». Он должен был экспериментально подтвердить возможность посадки на крейсер и взлета с его палубы корабельных истребителей, дать первые практические ответы на вопросы о совместимости самолетов с ТАКР и работоспособности авиационно- технических средств корабля (АТСК). 7 июня 1989 г. начались швартовные испытания «Тбилиси», и к концу октября он мог выйти в море. К тому моменту из всей авиатехники, предназначавшейся по спецификации для базирования на корабле, оказались готовы лишь Су-27К МиГ-29К и вертолеты (Як-41 М только начал проходить летные испытания, а Як-ЧЧРДЦ так и не был построен). Вместе с тем, к посадке на палубу готовили самолет, не предусматривавшийся ни одним руководящим документом – двухместный учебно-тренировочный Су-25УТГ, который ОКБ Сухого разработало на инициативных началах.

Учитывая особую сложность и беспреце- дентность в отечественной истории предстоящих испытаний, для их проведения отобрали наиболее квалифицированных летчиков: В.Г.Пугачева, И.В.Вотинцева, С.Н.Мельникова и Е.И.Фролова (ОКБ Сухого), Т.О.Аубакирова и А.Н.Квочура («МиГ»), А.В.Крутова (ЛИИ), Ю.А.Семкина и В.Н.Кондаурова (НИИ ВВС).

20 октября 1989 г. ТАКР «Тбилиси» под командованием капитана 1-го ранга В.С.Ярыгина покинул достроечную стенку ЧСЗ, преодолел около 30 км по Южному Бугу и вышел в море. Корабль еще не был полностью укомплектован оружием и радиоэлектронным оборудованием, однако на нем исправно функционировали все авиационно-технические, радио- и оптико-электронные средства, включая аэрофинишер, стартовые задержники, газоотбойные щиты (ГОЩ), радиотехническая система посадки «Резистор-КЧ2», оптическая система посадки «Луна-3», основные корабельные РЛС и др.

На борту находились: правительственная комиссия во главе с вице-адмиралом А.М.Устьянцевым, директор Черноморского судостроительного завода Ю.И.Макаров, главный конструктор ТАКР Л.В.Белов. Среди представителей ОКБ Сухого был руководитель темы Су-27К К.Х.Марбашев, а возглавлял бригаду фирмы лично М.П.Симонов. Во главе микояновских «коллег-конкурентов» находился руководитель службы летных испытаний О.Т.Рязанов. На корабле также присутствовали группы из других предприятий и организаций, в том числе специалисты ЛИИ, которыми руководил В.С.Луняков.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Первая посадка
Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Первая посадка

Свои первые посадки на Су-27К на палубу выполняют Т.А.Апакидзе (сверху) и А.П.Яковлев. Кадры видеосъемки


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Первая посадка

ТАКР «Тбилиси» во время первого выхода в море


27 октября над стоявшим на якоре на внешнем рейде Севастополя ТАРК «Тбилиси» впервые появились самолеты. Пугачев на Т1ОК-2 сначала облетел крейсер на высоте 1500 м, затем, постепенно снижаясь, сделал еще несколько кругов и проходов над палубой на высоте около 30 м, после чего вернулся на аэродром Саки. Вслед за ним прибыл на МиГ-29К Т.О.Аубакиров.

В последующие дни «Тбилиси» выходил на морской полигон в районе мыса Маргопуло, и тренировочные полеты над ним продолжались. Выполнялись выходы на глиссаду и имититации посадок, во время которых самолеты проходили над палубой – сначала на высоте десятков метров, а затем все ниже и ниже. Вскоре истребители начали касаться ее, прокатываться и снова уходить в воздух. Первым такую пробежку выполнил 28 октября Пугачев. Происходившее фиксировалось на кино- и видеопленку, тщательно анализировалось, на основе чего в инструкции летчикам вносились коррективы.

31 октября интенсивность полетов достигла максимума. Пугачев к тому времени выполнил на Т1ОК-2 уже три десятка заходов и 12 раз прокатился по палубе. Одна из таких пробежек едва не закончилась происшествием. Порывом бокового ветра только что оторвавшийся от палубы самолет снесло на 3 м вправо, он немного «просел» и слегка зацепил правым колесом леерное ограждение носового дивизиона ЗРК «Кинжал», расположенное на спонсоне под срезом палубы. Все закончилось благополучно, но полеты прервали, и после состоявшегося прямо у злополучного леера оперативного совещания решили срезать его стойки.

К исходу 31 октября Симонов и Марбашев были твердо уверены: пришла пора делать первую посадку. Однако для ее осуществления требовалось, чтобы кто-то принял это решение, но в стране не существовало органа, способного взять ответственность за исход предстоящего мероприятия, не имевшего прецедентов в отечественной истории. А медлить было нельзя. Напряжение последних дней вполне могло привести к роковой ошибке в одной из очередных псевдопосадок. Симонов вспоминал, что в среде его единомышленников в то время возникла мрачная поговорка, отражавшая общие настроения: «Лучше уж ужасный конец, чем этот ужас без конца».

Обладая не только огромными полномочиями, но и не менее огромной ответственностью, Генеральный конструктор взял решение на себя. К счастью, рядом были надежные союзники, которых объединяла с ним убежденность в своем деле, вера в совершенство создаваемой техники и мастерство летчика. Не забыт был и знаменитый принцип – «победителей не судят». В полдень 1 ноября Устьянцев, Симонов, Макаров, Луняков и Белов подписали «Совместное решение по посадке самолета Су-27К №2 на корабль «Тбилиси». Документ родился в обстановке глубокой секретности, в противном случае о нем сразу же стало бы известно «кому следует», и все бы пошло насмарку.

Около часа дня не знавший еще о «Решении» и не имевший соответствующей записи в полетном листе Виктор Пугачев поднял свой Т1ОК-2 с аэродрома Саки и направился к бороздящему воды Черного моря «Тбилиси» для выполнения очередных пробных заходов. Симонов в это время находился за спиной руководителя полетов Захарова и наблюдал, как Пугачев выполняет сначала проходы над палубой, а затем и касания с уходом на второй круг. Наконец, после очередной пробежки Симонов подал Захарову специальный знак, и тот передал Пугачеву: «361-й, работаем». «По- о-онял», – специально врастяжку ответил летчик Неискушенные очевидцы могли даже не сообразить, что он получил команду на посадку и подтвердил готовность ее выполнения.

Еще один круг над крейсером, и Т1ОК-2 на глиссаде. Вскоре уже можно различить, что в отличие от всех предыдущих заходов у самолета выпущен посадочный гак Мастерский заход, удар о палубу колесами основных опор шасси, зацепление гаком за трос аэрофинишера, движение вперед еще метров 90, и самолет замирает. Так 1 ноября 1989 г. в 13 ч 46 мин московского времени состоялась первая в истории отечественной авиации и военно-морского флота посадка самолета обычной схемы на корабль.

Ликованию присутствовавших на «Тбилиси» не было предела. Но казалось, больше всего радуется Генеральный конструктор. Сразу же после посадки он во всеуслышание объявил, что с данного момента Марбашев назначается главным конструктором корабельных самолетов. А что же микояновцы? Не обладая такой решимостью, да и не имея таких прав, какие были у Генерального конструктора, Рязанов, тем не менее, не стал отставать от оппонентов и распорядился готовиться Т.О.Аубакирову к посадке. Всего через полтора часа он так же мастерски опустил МиГ-29К на палубу. Чтобы взять своеобразный реванш, микояновцы решили первыми стартовать с корабля, что Аубакиров успешно проделал.

Однако на этом события волнующего дня не закончились. Прошло еще полчаса, и на посадочном курсе появился Су-25УТГ, пилотируемый летчиками-испытателями И.В.Вотинцевым и А.В.Крутовым. Опять все прошло без сучка и задоринки, и снова ликование на палубе. Взлеты Су-27К и Су-25УТГ решили отложить на следующий день. «Двадцать пятый» покинул палубу благополучно, а при старте «двадцать седьмого» произошла неожиданная заминка. Самолет установили на первую стартовую позицию, ГОЩ которой, по настоянию Симонова, закрепили в нештатном положении: под углом 45° вместо 60° (Генерального очень обеспокоило то, что отражавшиеся от щита горячие выхлопные газы могут повредить конструкцию истребителя или попасть в воздухозаборники). Так как у ГОЩ промежуточного положения не было, его пришлось зафиксировать с помощью наскоро приваренных подкосов. Когда работу закончили, Пугачев занял место в кабине, запустил двигатели и включил форсаж. Пора было взлетать, однако задержники заело, и самолет остался на месте, продолжая гнать раскаленный газ на щит. Его конструкция не выдержала лишних 10 секунд нагрузки, и шесть тяжеленных секций обшивки оторвались и понеслись в сторону «острова» крейсера. К счастью, никто не пострадал. Остался невредим и самолет, хотя в первые мгновения казалось, что случилось нечто ужасное: ревущая машина стояла, окутанная белым облаком. Когда двигатели выключили, выяснилось, что это пар, в который превратилась вода из поврежденных трубопроводов системы ох- лаледения щита. Когда страсти улеглись, Т1ОК-2 отбуксировали на угловую палубу, откуда с некой промежуточной позиции, без всяких щитов и задержников Пугачев выполнил лихой взлет.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Первая посадка

Самолеты взлетают с 1 -й и 2-й стартовых позиций


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Первая посадка

Су-33 в момент страгивания


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Первая посадка

Истребитель в конечной фазе пробега по палубе


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Первая посадка

Отработка дозаправки топливом в полете во время Госиспытаний


Сообщение о событиях на «Тбилиси» быстро попало «наверх», и 3 ноября на корабль прибыла многочисленная комиссия из представителей командования ВВС, оборонного отдела ЦК КПСС и МАП. Она задавала немало вопросов, но так и не нашла, к чему придраться. После проведения ряда совещаний в Москве испытания на корабле продолжились и успешно завершились 22 ноября. Всего за 24 летные смены было произведено 227 полетов и 35 посадок на корабль, из них 20 – на Су-27К (13 – на счету В.Г.Пугачева, 6 – Ю.А.Семкина и одна – Е.И.Фролова). Испытания показали, что с полной заправкой топливом и четырьмя ракетами (взлетная масса почти 30 ООО кг) истребитель уверенно взлетает с 1-й стартовой позиции (длина разбега – 105 м) при скорости хода корабля 7 узлов. При ходе корабля 15 узлов допустим взлет самолета с полной заправкой топливом и максимальным боекомплектом ракет (взлетная масса 32 200 кг) с 3-й стартовой позиции (разбег – 195 м). Полеты проводились при волнении моря до 4-5 баллов, при разных скоростях хода корабля и силе встречного ветра. Кстати, в тот период Симонов принял решение изменить обозначение Су-27К на Су-33, однако официально оно было закреплено только спустя 9 лет.


Испытания.


Параллельно с началом морской части ЛКИ на КнААПО началось освоение серийного производства корабельных истребителей. В 1989 г. был выпущен экземпляр дая статиспытаний (Т1ОК-0, №01-01). В начале 1990 г. собрали Су-27К (Т1ОК-3, №02-01), ставший первым из семи машин установочной партии. 17 февраля летчик-испытатель И.В.Вотинцев поднял его в воздух с аэродрома КнААПО. Серийные машины несколько отличались от двух опытных. Например, была изменена форма наплыва крыла между ПГО и центропланом, а для облегчения перемещения самолетов в корабельном ангаре немного уменьшена высота законцовок килей. К середине года были построены машины №02-02 (Т1ОК-4, бортовой №59) и №02-03 (Т1ОК-5, бортовой №69), а несколько позднее самолеты №03-01 (Т1ОК-6, бортовой №79), №03-02 (Т1ОК-7), №03-03 (Т1ОК-8) и №03-04 (Т1ОК-9). Для повторно-статических испытаний выпустили машину №03-05 (Т1ОК-10).


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Испытания
Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Испытания

Самолеты установочной партии, участвовавшие в Госиспытаниях. Вверху: Т1ОК-6 заходит на посадку. Внизу: Т1ОК-4 на палубе крейсера «Адмирал Кузнецов»


25 мая 1990 г. ТАКР «Тбилиси» вышел на заводские ходовые испытания (ЗХИ), с которыми было решено совместить продолжение ЛКИ истребителя Су-27К На корабле находились уже три Су-27К второй опытный и два первых серийных. Две новые машины предназначались, в первую очередь, для испытаний комплекса бортового радиоэлектронного оборудования и системы вооружения. Ставший уже «корифеем» палубной авиации В.Г.Пугачев принимал участие в этой работе, но основную часть полетов выполнили молодые летчики ОКБ Сухого С.Н.Мельников и В.Ю.Аверьянов. Летали также военные испытатели п-ки Ю.А.Семкин, В.Н.Кондауров, В.А.Россошанский и др.

Кроме Су-27К, в ЗХИ принимали участие Су-25УТГ, вертолет радиолокационного дозора Ка-252РЛД (Ка-31) и первый опытный экземпляр МиГ-29К Однако судьба «МиГа» к тому времени была уже фактически предрешена: еще в 1989 г. стало понятно, что основным истребителем авиагруппы ТАКР «Тбилиси» станет Су-27К ОКБ Сухого широким фронтом вело его испытания, а в Комсомольске-на- Амуре были заложены самолеты установочной партии, в то время как второй опытный МиГ-29К все еще находился в постройке. Этот самолет попал на корабль только в августе 1991 г., и до ухода крейсера на Север на нем смогли сделать буквально несколько полетов. Сделавшая ставку на применение новой системы управления вооружением, новых средств поражения класса «воздух-воздух» и «воздух-поверхность», новых двигателей, новой системы управления самолетом и даже новой технологии изготовления планера, фирма «МиГ» в сложившихся обстоятельствах не выдержала конкуренции с ОКБ Сухого, пошедшего по пути значительно менее радикальной модификации базового истребителя. Немаловажным оказалось и мнение военных летчиков-испытателей, отметивших, что Су-27К при заходе на посадку сохраняет достаточную управляемость при несколько меньшей скорости, чем МиГ-29К В результате, идеи, заложенные в проект МиГ-29К и выгодно отличавшие его от Су-27К, так и не были реализованы в то время.

Интенсивность полетов Су-27К во время ЗХИ была очень высокой. В том числе опробовались вопросы боевого применения. Так, взлетавшие с палубы «Тбилиси» истребители при информационной поддержке от самолета РЛДН А-50 отрабатывали перехват воздушной цели, роль которой выполнял МиГ-25ПД Отрабатывались также перехваты крылатых ракет, которые имитировали МиГ-21УМ. Случались на испытаниях и острые ситуации. При одной из посадок Аверьянова на самолете произошел отказ демпфера посадочного гака, который при ударе о палубу отскочил от нее, не зацепившись ни за один из тросов аэрофинишера. Мгновенная реакция и мастерство летчика позволили ему успешно взлететь с угловой палубы. Во время проведения специальной работы по оценке возможности попадания выхлопных газов во входные устройства Су-27К снова произошло частичное разрушение газоотбойного щита на третьей стартовой позиции корабля. ЗХИ завершились 29 сентября, и в целом авиационная техника и сам корабль зарекомендовали себя как весьма надежные.

ЛКИ самолета Су-27К были официально завершены 28 декабря 1990 г. Полеты проводились не только с корабля, но и на аэродромах ЛИИ (г. Жуковский), ГК ННИ ВВС (г. Ахтубинск) и его Крымского филиала (Кировское и Саки). В ходе испытаний были определены основные технические, эксплуатационные, летно-тактические и боевые характеристики Су-27К и установлено их соответствие основным требованиям ВВС и тактико-техническому заданию на самолет.

В конце сентября 1990 г. «Тбилиси» вернулся на завод для проведения ревизии механизмов, окончательной отделки и окраски помещений. 4 октября он в третий раз сменил название. В память о выдающемся советском флотоводце и инициаторе создания отечественного авианесущего флота он стал именоваться «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». 25 декабря корабль был официально принят в состав ВМФ, а 20 января 1991 г. на нем торжественно подняли Военно-морской флаг.

Государственные совместные испытания Су-27К начались в марте 1991 г. Они проходили на аэродромах Саки и Кировское, а также непосредственно на борту корабля в Черном море. В испытаниях участвовали фактически те же летчики ОКБ и НИИ ВВС, что работали годом ранее на ЛКИ. Полеты проводились на всех семи истребителях установочной партии. Среди заданий были и никогда ранее не выполнявшиеся, так, 20 ноября Пугачев произвел на Т1ОК-4 первую автоматическую посадку на блок аэрофинишеров «Нитки». К концу года по программе ГСИ удалось выполнить более 80 полетов.

Одновременно на аэродроме Саки и комплексе «Нитка» началась подготовка к полетам на Су-27К летчиков 100-го исследовательско- инструкторского истребительного авиаполка (ИИИАП), которым командовал подп-к ТААпакидзе. Полк был образован в 1986 г., входил в состав 33-го ЦБПиПЛС морской авиации и до появления корабельных истребителей был оснащен сухопутными Су-27 и МиГ-29. Во время наземного этапа освоения Су-27К произошло серьезное летное происшествие.11 июля 1991 г. у самолета Т1ОК-8 отказала система управления, и он перешел в плоский штопор. Пилотировавший машину Т.А.Апакидзе благополучно катапультировался. Первыми строевыми пилотами, освоившими полеты с корабля, стали Апакидзе и начальник летно-методического отдела 33-го центра А.П.Яковлев. 26 сентября Апакидзе совершил первую свою посадку на ТАКР. На следующий день то же самое сделал Яковлев, который поделился с редакцией «АиВ» своими воспоминаниями. «Посадка на корабль по сравнению с полосой «Нитки» более комфорта. Это связано с тем, что крейсер движется, обеспечивая скорость сближения около 210 км/ч, поэтому у летчика больше времени на исправление отклонения от глиссады. Зацепление за трос происходит с меньшей перегрузкой. Собственно процесс посадки состоит в следующем. После касания палубы (удар хлесткий – самолет садится без выравнивания) летчик незамедлительно переводит РУД на максимальный взлетный режим, что позволяет при незацеплении за трос уйти на второй круг. Если все происходит нормально, то посадочный гак цепляет один из тросов, после чего пробег не превышает 90 м. В конце его летчик убирает РУД на малый газ, самолет под действием демпфера троса несколько откатывается назад, трос выходит из зацепления, гак убирается, складываются крылья, и летчик заруливает самолет в установленное место».

Развал Советского Союза самым негативным образом отразился на программе развития отечественного авианесущего флота. ЧСЗ стал собственностью Украины, которая не нуждалась в плавучих> аэродромах. К концу 1991 г. было фактически прекращено строительство ТАКР «Варяг» и атомного тяжелого авианесущего крейсера «Ульяновск». Очевидно, и для России эти корабли стали лишними. Итог печален: «Ульяновск» разделали на металлолом прямо в стапеле, а простоявший у достроечной набережной ЧСЗ в почти 70% готовности «Варяг» на рубеже нового тысячелетия продали Китаю, где он стал составной частью парка аттракционов.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Испытания

Идет отработка фигур высшего пилотажа


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Испытания
Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Испытания

Взлет с трамплина комплекса «Нитка»


ТАВКР(4*) «Дцмирал Флота Советского Союза Кузнецов» было решено перевести на Север. В декабре 1991 г. корабль миновал Босфор, Дарданеллы и Гибралтар, перешел через воды Атлантики, Северного Ледовитого океана и прибыл в пос. Видяево на базу Северного Флота (СФ) ВМФ России. На новом месте предстояло продолжить Госиспытания Су-27К но оказалось, что фактически все надо начинать сначала. В Крыму осталось 3-е Управление бывшего ГК НИИ ВВС, преобразованное в Государственный авиационный научно-испытательный центр (ГАНИЦ) Министерства обороны Украины. Там остались и военные летчики-испытатели, и материалы по «крымскому» этапу ГСИ. Не успел вернуться в Россию и Су-27К (Т1ОК-7), который осел на аэродроме Кировское.

В мае 1992 г. командование 929-го Государственного летно-испытательного центра (ГЛИЦ) ВВС России (так стал именоваться бывший ГК НИИ ВВС) получило задачу начать подготовку к продолжению Госиспытаний Су-27К Т.к. российско-украинское соглашение о эксплуатации комплекса «Нитка» достигнуто еще не было, то рассчитывать на его использование не приходилось. Пришлось принять неординарное решение о проведении специальных испытаний Су-27К по отработке методики взлета и посадки на палубу летного состава, не прошедшего подготовку на наземном тренажере. По этой методике в 1993 г. удалось подготовить двух военных летчиков-испытателей Н.ФДиордицу и А.М.Раевского. Однако в целом итоги того года были неутешительными. Завершить Госиспытания Су-27К не удалось, чему в значительной мере поспособствовали сложные климатические условия Заполярья и состояние корабля, который в конце октября требовал серьезного ремонта энергетических установок и всех АТСК.

Благодаря деятельному участию заместителя Главкома ВМФ России адмирала И.В.Касатонова корабль удалось подготовить для «испытательного сезона» 1994 г., и в октябре программа ГСИ Су-27К была завершена. Финалом стала успешная боевая работа пары истребителей по перехвату самолета-мишени Ла-17 на фоне моря. 30 декабря 1994 г. акт по ГСИ корабельного истребителя был подписан, и самолет получил рекомендацию к принятию на вооружение. К тому времени в Комсомольске построили уже 24 серийных Су-27К которые были перебазированы в Североморск.

Несмотря на завершение ГСИ, остался ряд моментов, которые стали темами отдельных испытательных программ. В 1996-97 гг. прошла отработка системы дозаправки топливом в воздухе. Основной объем работы пришелся на долю летчиков ГЛИЦ п-ков В.СПетруши и П.П.Тутакина, подп-ка СЛ.Богдана, полеты осуществляли также летчики подп- ки А.А.Гончаров, И.И.Маликов и В.Н.Крицкий. Большой вклад в эту работу внесли и летчики-испытатели ОКБ Сухого. Полеты (более 50) выполнялись с суши на трех самолетах установочной партии. В результате проведения этой программы удалось выявить недостатки системы управления самолетом в режиме «заправка», которые были успешно устранены. Апробированные летчиками-испы- тателями режимы, не дожидаясь окончания испытаний, сразу же осваивались строевыми летчиками.

В 1997 г. испытатели вернулись на «Нитку», где в сентябре началась отработка методики полетов с корабля ночью. В 1998-99 гг. прошел корабельный этап «ночной» программы испытаний. Нагрузки на летный состав были колоссальными, работа оказалась на порядок сложнее, чем на «Нитке». Вот мнение Виктора Пугачева: «Ночь над морем подобна «черному ящику». Где-то внизу маленький огонек-корабль. Палуба не подсвечивается, и посадка на нее сродни падению в колодец. Каждый, кто идет на корабль ночью, испытывает высшее напряжение. Такое только для сильных духом мужчин..»

31 августа 1998 г. Президент Российской Федерации Б.Н.Ельцин подписал Указ о принятии самолета, получившего официальное обозначение Су-33, на вооружение. Этим событием был подведен итог многолетней работы тысяч специалистов: инженеров, конструкторов, ученых, рабочих, летчиков по созданию первого в стране серийного корабельного истребителя.

4* В ВМФ России для обозначения класса тяжелых авианесущих крейсеров используется аббревиатура ТАВКР вместо принятой прежде ТАКР.


Модернизация.


Без учета Су-27К установочной партии на КнААПО до 1996 г. построили 26 палубных истребителей (5,6,7,8 и 9-й серий). Эксплуатация самолетов в суровых условиях Заполярья привела к тому, что уже на рубеже нового столетия потребовалось приступить к их ремонту. Поначалу для этого был выделен 20-й АРЗ в г. Пушкин под Санкт-Петербургом. Однако позднее ремонт Су-33 был поручен их заводу-изготовителю, использование производственной базы которого позволяет одновременно с восстановлением самолетов производить их модернизацию.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Модернизация

Во время первых полетов с палубы летчиков 279-го КИАП. 1994 г.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Модернизация

Обслуживание Су-33 на палубе


Первый Су-33 прошел на КнААПО восстановительный ремонт (после повреждения в эксплуатации) в августе 2000 г. Вскоре на предприятие поступил другой истребитель из 5-й серии, на котором, помимо планового ремонта, впервые установили современную станцию радиотехнической разведки Л-150, аппаратуру спутниковой навигации, доработали пилотажно-навигационный комплекс. В октябре 2002 г. самолет был возвращен Морской авиации ВМФ России, а в Комсомольск прибыли еще несколько Су-33 из Заполярья.

Если командование ВМФ сможет изыскать дополнительные средства, то во время плановых ремонтов, которые должны пройти все Су-33, можно будет провести значительно более широкую модернизацию. Заказчику предлагается программа оснащения истребителя обновленной системой управления вооружением, обеспечивающей применение управляемых ракет «воздух-воздух» средней дальности типа РВВ-АЕ с активными радиолокационными головками самонаведения, тактических ракет «воздух-поверхность» Х-29Т и корректируемых авиабомб КАБ-500Кр с телевизионными ГСН, а также противокорабельных и противорадиолокационных ракет. В кабине Су-33 планируется установить современные многофункциональные жидкокристаллические индикаторы. Большинство этих решений уже отработано на выпускаемом в Комсомольске серийно многоцелевом истребителе Су-ЗОМКК Модернизировать можно не только строевые машины, но и несколько самолетов, находящихся в производственном заделе и не выкупленных заказчиком, а в случае получения заказа на новую партию Су-33 их можно сразу наделить функциями многоцелевого истребителя.


279-й корабельный.


Единственной строевой авиачастью, вооруженной Су-33, стал 279-й корабельный истребительный авиаполк (КИАП). Он входил в 57-ю Смоленскую Краснознаменную смешанную корабельную авиадивизию (СКАД), в составе которой находился также 830-й корабельный противолодочный вертолетный полк (КПЛВП), оснащенный Ка-27, Ка-27ПС и Ка-29. Именно этому соединению предстояло нести службу на борту «Кузнецова» при выходе его в море.

279-й полк начал свою историю в 1973 г. Двадцать лет он назывался корабельным штурмовым и был вооружен сначала СВВП Як-38, а после прекращения их эксплуатации сухопутными Су-25. В 1992 г. начался истребительный этап в биографии этой части. Летом летчик- испытатель ОКБ Сухого С.Н.Мельников на «фирменном» Су-27УБ начал вывозить пилотов полка, которые приступили к освоению нового для себя типа самолета. Для тренировок использовались и учебно-тренировочные Су-25УТГ, поступившие с авиазавода в Улан- Удэ. В дальнейшем из 7 таких самолетов сформировали 3-ю эскадрилью 279-го КИАП. Весной 1993 г. прибыли в Североморск первые четыре серийные Су-27К К тому времени полк получил драгоценное пополнение. В него влились около сотни офицеров 100-го ИИИАП, в т.ч. 16 летчиков, которые во главе с п-ком Апакидзе покинули берега теплого Крыма и прибыли на Север, отдав предпочтение службе ВМФ России перед неясными перспективами пребывания в Вооруженных Силах Украины.

В 1994 г. была достигнута договоренность об аренде Россией комплекса «Нитка», и в июле в Саки прибыла лидерная группа из 10 летчиков 279-го КИАП во главе с его командиром п-ком И.И.Бохонко и начальником воздушно- огневой и тактической подготовки 57-й СКАД п-ком ТААпакидзе. Месяц тренировок в Крыму позволил подготовиться к полетам с корабля. В августе «Адмирал Кузнецов» вышел в Баренцево море, и 31 числа командир эскадрильи 279- го КИАП подп-к И.С.Кожин впервые в истории этой части посадил Су-27К на палубу. В тот же день посадки совершили подп-ки В.В.Дубовой и К.Б.Кочкарев. 2 сентября к ним присоединились п-к И.И.Бохонко, подп-к Г.Б.Рыжов и к-н Е.В.Кузнецов, 9 сентября – м-р П.З.Подгузов, а 15 октября – к-н А.А.Абрамов. Во время этого выхода в море совершили полеты с корабля представители командования 57-й дивизии п- ки Т.А.Апакидзе и Я.Г.Чибир, а также летчики- испытатели ГЛИЦ подп-ки А.Иванов, В.Петруша, В.Крицкий и С.Богдан. Во второй кабине Су-25УТГ посадки на палубу крейсера выполнили также командующий авиацией ВМФ генерал-лейтенант В.Дейнека, его первый заместитель генерал-лейтенант Н.Рогов, командующий Северным флотом адмирал О.Ерофеев, командующий авиацией Северного флота генерал-майор Н.Мордовалов, командир ТАВКР капитан 1-го ранга И.Санько, начальник ГЛИЦ генерал-майор Ю.Клишин.

Подготовка лидерной группы корабельных летчиков-истребителей ВВС Северного флота завершилась проведением зачетного учения. Сначала с корабля взлетела пара самолетов, которые пилотировали летчики-испытатели Пугачев и Мельников. Они имитировали действия противника, наносящего удар по корабельной группировке с удаления 800 км от местоположения крейсера. Прикрытие корабля и перехват воздушных целей выполняли две пары североморцев: Апакидзе-Дубовой и Кожин-Кочкарев. По результатам первого этапа подготовки авиагруппы и авиационного комплекса ТАВКР «Адмирал Кузнецов» к несению боевой службы наиболее отличившиеся летчики были представлены к государственным наградам. При этом ставший командиром 57-й СКАД и получивший звание генерал-майора Т.А.Апакидзе, а также командир 279-го полка п-к И.И.Бохонко были удостоены звания Героя России.

К концу октября 1995 г. к полетам с корабля было подготовлено уже 15 летчиков 279-го КИАП. На аэродром Североморск-3 с завода- изготовителя прибыли 24 серийных Су-27К, которыми были полностью укомплектованы две авиационные эскадрильи, причем первая была введена в состав сил постоянной боевой готовности Краснознаменного Северного флота. Самолеты 1-й эскадрильи (бортовые номера с 60 по 73 и 76) получили на килях эмблему в виде орла. Во 2-й АЭ находились самолеты с бортовыми номерами от 77 по 88, на килях некоторых из них были изображены головы тигров.


Поход.


В конце декабря 1995 г. «Адмирал Кузнецов» вышел в свой первый длительный поход. В ходе трехмесячного плавания кораблю, которым командовал капитан 1-го ранга А.В.Челпанов, предстояло преодолеть более 10 000 миль, побывать в водах двух океанов, Баренцева, Норвежского и Средиземного морей. Кроме ТАВКР, в авианосно-многоцелевую группу (АМГ) вошли: эсминец «Бесстрашный», танкер «Днестр» и буксир СБ-406 Северного флота, а в Средиземном море к ним присоединились сторожевой корабль (СКР) «Пылкий» и танкер «Олекма» Балтфлота. Возглавлял АМГ контр-адмирал В.Г.Доброскоченко. Старшим военно- морским начальником во время похода был заместитель Главкома ВМФ России адмирал И.В.Касатонов, которого в Средиземноморье при встрече с большим разведывательным кораблем «Кавказ» сменил начальник Главного штаба ВМФ РФ адмирал В.Е.Селиванов. Старшим авиационным начальником на поход был назначен первый заместитель командующего ВВС СФ генерал-майор В.Новичков. Непосредственное руководство действиями авиагруппы осуществлял генерал-майор Т.А.Апакидзе.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Поход

«Адмирал Кузнецов» впервые отправляется на боевую службу. Январь 1996 г.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Поход

Самолеты выстроены на палубе крейсера


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Поход

«Адмирал Кузнецов» на стоянке у берегов Сирии. На переднем плане: открытые люки ракетного комплекса «Гранит»


Авиагруппа ТАВКР «Адмирал Кузнецов» на время похода была укомплектована 13 истребителями Су-27К (12 машин 279-го КИАП и самолет установочной партии Т1ОК-9 с бортовым номером 109), двумя учебно-тренировочными Су-25УТГ и 11 вертолетами: противолодочными Ка-27, поисково-спасательными Ка-27ПС и транспортно-боевыми Ка-29. На борту находились 17 летчиков-истребителей ВВС СФ и 11 летных экипажей вертолетов. Помимо североморцев, в поход отправились летчики-испытатели В.Г.Пугачев, С.Н.Мельников, Н.Ф.Диордица, А.Н.Раевский, В.Н.Крицкий и С.Л.Богдан, которым предстояло провести очередной этап испытаний Су-27К в условиях Средиземноморья.

Первая за время похода летная смена истребительной авиации была организована у берегов Ирландии 29 декабря 1995 г. Через 10 суток похода, оставив за кормой около 4000 миль, «Кузнецов» прошел Гибралтар, и наутро началась первая летная смена истребителей в Средиземноморье. Появившийся в регионе российский авианосец вызвал повышенный интерес со стороны командования 6-го флота США и военного руководства других стран Средиземноморского бассейна. Во время стоянки у берегов Туниса впервые в мировой истории состоялись обмены делегациями между авианосцами двух сверхдержав. Утром 13 января 1996 г. на палубу «Кузнецова» совершили посадку два американских вертолета SH-60 «Си Хок», принявшие на борт группу российских адмиралов и офицеров и доставившие ее на многоцелевой авианосец CV-66 «Америка» ВМФ США. Здесь россияне ознакомились с особенностями службы на американском корабле, а двум летчикам представилась возможность подняться в небо на самолетах недавнего вероятного противника: Пугачеву – на истребителе-перехватчике F-14 «Томкэт», Апакидзе – на противолодочном S-3A «Викинг». Состоялся и ответный визит американцев на «Кузнецов».

После снятия с якоря интенсивные полеты Су-33 продолжились. В течение всего пяти дней с 19 по 23 января 1996 г. было проведено пять летных смен, во время которых летчики 279-го КИАП 67 раз поднимались в воздух. 28 января корабль прибыл в Сирийский порт Тартус. 3 февраля «Кузнецов» уже снова находился в море, двигаясь в направлении Крита. 17 февраля корабль прибыл на Мальту, а 29 февраля взял курс на Гибралтар. 2 марта истребители-североморцы провели летно-тактические учения. 6 марта «Кузнецов» прошел Гибралтар. Во второй половине марта уже в северных широтах, на заключительном этапе похода АМГ участвовала в командно-штабных учениях СФ, в которых задействовалось более 40 надводных кораблей и субмарин, около 50 самолетов и вертолетов. 20 марта летчики Су-33 отработали отражение удара авиации условного противника, роль которого сыграли ракетоносцы Ту-22М. Действуя на расстоянии 500 км от ТАВКР, истребители по разведывательной информации от выдвинутого на 200 км вперед эсминца «Бесстрашный» условно поразили ударные самолеты еще до момента «пуска» ими ракет по крейсеру.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Поход

Летчику пришлось сажать самолет после отказа корабельной системы посадки «Луна-3». Касание палубы произошло с большой вертикальной скоростью (амортизация шасси обжата полностью)


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Поход

Су-33 на кормовом самолетоподъемнике


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Поход

Истребители в подпалубном ангаре «Кузнецова»


Наконец, 22 марта крейсер пришвартовался к стенке родной базы. Позади остались 110 суток боевой службы, более 14 000 миль пути, свыше 400 полетов корабельных истребителей и около 700 – вертолетов. Главным итогом похода стало то, что в условиях боевой службы была практически доказана работоспособность ТАВКР, всех его систем и, в первую очередь, авиационного вооружения. Личный состав авиагруппы получил опыт полетов с палубы в открытом океане. Были проведены наблюдение и слежение за авианосными ударными группировками военно-морских сил США, поиск иностранных подводных лодок и слежение за ними, отработаны способы и варианты применения корабельной авиации в целях прикрытия своей группы кораблей и др. Для России, как великой морской державы, немаловажное значение имела и демонстрация военно-морского флага в Средиземноморье. По результатам похода свыше 60 наиболее отличившихся его участников были представлены к государственным наградам. При этом еще два палубных летчика ВВС Северного флота – подп-ки И.С.Кожин и В.В.Дубовой – были удостоены звания Героя России.


Элита морской авиации.


Хотя поход завершился успешно, однако он показал, что у «Кузнецова» имеется ряд серьезных проблем, и в начале апреля 1996 г. корабль встал на длительный ремонт. Летчикам 279-го полка оставалось заниматься летной подготовкой с наземных баз, прежде всего, родного аэродрома Североморск-3. Вскоре во время тренировочных полетов в части произошла первая катастрофа на Су-33. 17 июня 1996 г. из-за потери пространственной ориентировки в сложных метеоусловиях столкнулся с сопкой Виталий Кузьменко на самолете с бортовым №65.

Тренировки летчиков-палубников продолжались, однако характерные доя постсоветского периода проблемы привели к значительному снижению их интенсивности. И все же, несмотря на все трудности, пилотам Су-33 удавалось не только поддерживать неплохую профессиональную форму, но и осваивать новые виды боевой подготовки. Весной 1997 г. в 279-м КИАП началось освоение дозаправки в воздухе. Допуск к ее проведению получили п-ки И.Кожин (днем и ночью), П.Кретов, подп-ки В.Дубовой, М.Савицкий, С.Рассказов, А.Абрамов, Ю.Анищенко и П.Подгузов. Летом в Баренцевом море состоялись учения Северного флота, в ходе которых Су-33 выполняли задачи ПВО кораблей, в т.ч. перехват ударной группы авиации «противника». Во время этих учений 12 летчиков полка впервые провели пуски с Су-33 ракет ближнего боя Р-73 по мишеням.

Большое внимание уделялось и отработке новых способов ведения воздушного боя, основанных на исключительных маневренных возможностях Су-33. В1997 г п-ки Кожин и Кретов, подп-ки Дубовой и Рассказов вслед за своим командиром генералом Апакидзе освоили наиболее сложные элементы нестандартного маневрирования – «колокол» и «кобру Пугачева», которые и ныне выполняют лишь некоторые военные летчики. За освоение новых способов ведения воздушного боя на истребителе Су-33 П.П.Кретов был удостоен звания Героя России. В том же году на «Нитке» прошел очередной этап тренировок летчиков полка, который, помимо традиционного восстановления навыков, включал освоение взлетов с трамплина и посадок на аэрофйнишер в ночных условиях.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Элита морской авиации

Су-33, пилотируемый Т.А.Акакидзе, в роковом полете 17 июля 2001 г.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Элита морской авиации

Истребитель 279-го ОКИАП уходит в очередной полет с трамплина крейсера


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Элита морской авиации

Кабина Су-33


Тем временем в Вооруженных Силах России развернулось очередное сокращение, и в мае 1998 г., несмотря на все аргументы командования авиации ВМФ, было принято решение о расформировании единственного в стране соединения корабельной авиации – 57-й СКАД. К счастью, удалось сохранить оба входивших в состав дивизии полка, которые были преобразованы в отдельные. Командиром 279-го ОКИАП стал п-к П.П.Кретов. Оставшийся без своей дивизии ТААпакидзе поступил в Академию Генерального штаба и переехал в Москву.

В июне 1998 г наконец закончился длительный ремонт TABKI^ и корабль снова вышел в море. Особенностью сезона стало то, что не удалось договориться с правительством Украины об очередном этапе аренды комплекса «Нитка». В результате впервые новых строевых летчиков пришлось готовить для полетов с палубы без тренировок в Крыму. Эта задача была успешно решена, и 23 июля свои первые посадки на корабль выполнили подп-ки Ю.Корнеев и С.Рассказов, 7 августа – подп-к Н.Прядко, 13 августа – подп-ки С.Корнев и И.Матковский, 17 августа – подп-к Ю.Кононов. Не обошлось и без острых ситуаций. В очередном тренировочном полете один из первопроходцев российской корабельной истребительной авиации подп-к Подгузов при уходе на второй круг после пробежки по угловой палубе слишком резко взял ручку управления самолетом на себя, в результате чего тот, оторвавшись от палубы, вышел на опасно большие углы атаки. Наблюдавшие за полетом застыли в оцепенении: Су-33, словно кленовый лист, покачивался в воздухе перед кораблем, готовый в любое мгновение свалиться. Однако летчик успел вывести двигатель на особый режим, самолет постепенно набрал скорость и стал уверенно слушаться рулей.

В августе «Адмирал Кузнецов» вместе с тяжелым атомным ракетным крейсером «Петр Великий» и ракетным крейсером «Маршал Устинов» принял участие в учениях под руководством Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами России Президента В.В.Путина.

Осенью 1998 г введенные в строй новые летчики и ставшие уже ветеранами палубной истребительной авиации пилоты 279-го ОКИАП приняли участие в летно-тактических учениях полка в Баренцевом море, заслужив самые высокие оценки.

Наглядным свидетельством мастерства палубных летчиков стало участие заместителя командира 279-го ОКИАП подп-ка СГ.Рассказова в демонстрационных полетах на состоявшемся в августе 1999 г. в подмосковном Жуковском авиационно-космическом салоне МАКС-99. Однако нередко высший пилотаж проходит на грани возможностей человека и самолета, при этом цена даже малейших ошибок может быть самой высокой, а от ошибок не застрахован никто. 11 мая 2000 г. при отработке фигур высшего пилотажа повышенной сложности разбился Су-33 (борт 73) из 1-й эскадрильи 279-го полка, пилотируемый военным летчиком 1-го класса п-ком П.П.Кретовым. Летчик катапультировался с высоты 2000 м и благополучно приземлился на парашюте в 54 км от своего аэродрома.

Трагическая новость пришла 17 июля 2001 г. из Псковской области, где на аэродроме Остров проходили праздничные мероприятия по случаю 85-летия морской авиации России. При выполнении демонстрационного полета после каскада фигур высшего пилотажа с высокими перегрузками потерял высоту и столкнулся с землей Су-33 с бортовым №70 из той же 1-й эскадрильи 279-го ОКИАП, управляемый заместителем командующего Морской авиацией РФ генерал-майором Т.А.Апакидзе. Как впоследствии установила расследовавшая катастрофу комиссия, полет выполнялся при отключенных ограничителях допустимых углов атаки и перегрузок, и в процессе энергичного маневрирования Апакидзе, находясь под действием очень высоких перегрузок, видимо, допустил кратковременную потерю контроля за высотой. Первоклассный пилот, первым среди строевых летчиков совершивший посадку Су-33 на палубу ТАВКР, а затем научивший этому своих подчиненных, до последнего боролся с неожиданно возникшей ситуацией. Он сумел увести падающую машину от зрителей, почти переломил траекторию снижения, однако высоты ему не хватило. В 11 ч 52 мин самолет плашмя коснулся земли в 2 км от ВПП вблизи деревни Черепыгино и, продолжая двигаться вперед, начал разрушаться. Старавшийся сделать все возможное для спасения самолета, Тимур Автандилович не успел воспользоваться средствами аварийного покидания… Он скончался по дороге в больницу.

Однако как бы тяжелы ни были утраты, жизнь продолжается. Продолжается и служба 279-го ОКИАП. Первому поколению российских истребителей-палубников постепенно приходят на смену молодые летчики. К сожалению, полеты на ТАВКР «Кузнецов» осенью 2000 г. пока являются для них «крайними»: по завершении очередных учений СФ корабль встал на длительный ремонт на судоремонтном заводе в Мурманске. Окончательно завершить его планируется к концу лета 2004 г., когда «Кузнецов» снова сможет предоставить свою палубу для полетов 279-го ОКИАП.

Сохранять ресурс корабельных самолетов, снижать стоимость и повышать эффективность подготовки летчиков-палубников призвано широкое применение наземных тренажеров. Для этого в свое время был разработан пилотажный тренажер ПТС-1031 «До- дон», установленный, в частности, на борту ТАВКР. Однако сегодня такие системы требуют модернизации, тем более что современная вычислительная техника и прогрессивное программное обеспечение позволяют значительно повысить их эффективность. К лету 2001 г. ЦНТУ «Динамика» совместно с ЦАГИ, фирмами «Кронштадт» и «Т]эанзас» изготовили и поставили в ЦБПиПЛС Морской авиации ВМФ России на авиабазе Остров первый из двух модернизированных тренажеров Су-33. Он оснащен цветной системой визуализации закабинного пространства и самой современной вычислительной техникой, которая позволяет моделировать все полетные режимы, включая боевое применение. С его помощью летчики могут разыгрывать дуэльные ситуации в воздушном бою, отрабатывать дозаправку в воздухе и другие задачи.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Элита морской авиации

Опытный экземпляр Су-27КУБ


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Элита морской авиации

Су-27КУБ взлетает с трамплина «Нитки»


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Элита морской авиации

Обслуживание Су-27КУБ на аэродроме Саки. 2002 г.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Элита морской авиации

Антенна станции «Жук-МС»


Корабельный учебно-боевой.


К проектированию сверхзвукового корабельного учебно-тренировочного самолета, названного первоначально Су-27КУ, в ОКБ Сухого приступили в середине 1980-х гг. Потребность в такой машине стала еще более очевидной, когда строевых пилотов начали обучать посадке на палубу, используя двухместный Су-25УТГ, который значительно отличался по пилотажным характеристикам от Су-33- Кроме того, прорабатывалось еще несколько вариантов корабельных двухместных машин под общим условным обозначением Т-10КМ2: разведчик-целеуказатель Су-27КРЦ, постановщик помех Су-27КПП, топливозаправщик Су-27КТЗ и др. Планировалось, что к 2000 г. на вооружение смогут поступить свыше полусотни таких самолетов различного назначения, которые дополнят сотню одноместных истребителей. Вся эта техника должна была составить основу авиагрупп двух авианесущих крейсеров проекта 1143-5 и атомного авианосца «Ульяновск» (проект 1143.7). Однако после отказа от строительства новых авианосцев были свернуты и программы большинства машин типа Т-10КМ2. Продолжилась разработка лишь учебно-боевого самолета.

Конструирование машины, получившей обозначение Су-27КУБ (Т-10КУБ), началось в 1989 г. Су-27КУБ приобрел ряд существенных отличий от Су-ЗЗ- Серьезные изменения коснулись головной части фюзеляжа. Обоих летчиков решили разместить в кабине рядом, по аналогии с Су-27ИБ. Вход в нее также должен был осуществляться не традиционно через фонарь, а через люк в нише передней опоры шасси. Фонарь стал состоять из неподвижного козырька с центральным переплетом и двух створок над местами летчиков, не имеющих эксплуатационных систем открывания (они могут сбрасываться при катапультировании или сниматься при ремонте).

Машину снабдили крылом увеличенной площади с более эффективной механизацией. Его размах увеличили на 1,2 м, при этом размах нескладываемых частей составил 10,2 м, что соответствует размаху стабилизатора, который стал нескладывающимся. Несколько возросли углы стреловидности по передней и задней кромкам крыла и значительно увеличилась хорда и площадь закрылков, флаперо- нов и поворотного носка, который стал адаптивным. Изменилась форма в плане и значительно увеличилась площадь ПГО, угол стреловидности по передней кромке которого несколько уменьшился. Стала другой форма законцовок и возросла хорда стабилизатора. Увеличили площадь подфюзеляжных гребней и рулей направления.

На Су-27КУБ применено радиоэлектронное оборудование нового поколения, в т.ч. прицельный комплекс, основу которого составляет РЛС типа «Жук», разработанная в АО «Фазотрон-НИИР». Эта аппаратура не только обладает лучшими характеристиками, но имеет меньшую массу, что позволило компенсировать весовые издержки, ставшие следствием изменений конструкции. Благодаря этому величины взлетной и посадочной масс самолета остались фактически на уровне серийного Су-33, а для подготовки корабельных летчиков это имеет первостепенное значение.

Полеты в интересах программы Су-27КУБ начались задолго до появления первой машины этого типа. Летом 1990 г. летчики ОКБ Сухого на опытном экземпляре Су-27ИБ (Т1ОВ-1) облетали крейсер «Тбилиси» и выполнили имитации захода на посадку на его палубу. Эти полеты наглядно продемонстрировали преимущества выбранной схемы размещения экипажа: обзор как с левого, так и с правого места был очень хорошим, и оба летчика могли практически одинаково видеть палубу корабля и огни посадочной системы.


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Корабельный учебно-боевой

Су-27КУБ на палубе «Адмирала Кузнецова»


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Корабельный учебно-боевой

«Триада» палубных самолетов ОКБ Сухого во время демполета на авиасалоне МАКС-2001


В то время на отдыхе в Крыму находился Президент СССР М.С.Горбачев, который знакомился с новой техникой, принимавшей участие в учениях Черноморского флота, и заодно посетил крейсер «Тбилиси», проходивший ЗХИ. Руководство ОКБ Сухого решило вместе с палубными самолетами продемонстрировать Президенту и новейший фронтовой истребитель-бомбардировщик. Летчики-испытатели мастерски выполнили на Су-27ИБ имитацию захода на посадку на палубу (совершить ее машина, не оснащенная посадочным гаком, разумеется, не могла). Полет необычного самолета над палубой заснял находившийся на борту корабля фотокорреспондент ТАСС, и вскоре снимок с подписью «Посадка на палубу ТАКР «Тбилиси» появился в одной из центральных советских газет. Это была первая опубликованная фотография Су-27ИБ, и она быстро обошла страницы мировой авиационной прессы. Комментировавшие ее зарубежные специалисты были введены в заблуждение, поэтому в многочисленных статьях, сопровождавших нашумевшую фотографию, Су-27ИБ назывался новым корабельным учебным самолетом Су-27КУ с размещением летчиков «плечом к плечу».

Постройка первого опытного образца Су-27КУБ, получившего фирменное обозначение Т1ОКУБ-1, началась только в 1995 г. Для этого использовался Т1ОК-4. Начиная с ноября, на КнААПО изготовили большинство новых агрегатов корабельной «спарки», а окончательную сборку самолета провели на опытном производстве ОКБ Сухого. На аэродром в подмосковном Жуковском новая машина была выведена весной 1999 г. Испытания начались до проведения окончательной окраски самолета, и характерный желтый цвет авиационного грунта на новых деталях и агрегатах позволял наглядно убедиться в большом объеме доработок конструкции. Фактически неизменными, унаследованными от Су-33, а поэтому сохранившими штатную серо-голубую окраску, остались только гондолы двигателей с воздухозаборниками, а также отсеки средней и хвостовой частей фюзеляжа.

29 апреля 1999 г. экипаж в составе летчиков-испытателей Пугачева и Мельникова впервые поднял Су-27КУБ в воздух. В конце августа самолет был перебазирован на аэродром Саки для проведения испытаний на комплексе «Нитка». Утром 3 сентября новая машина под управлением Виктора Пугачева и Романа Кондратьева впервые произвела посадку на аэрофинишер «Нитки», а утром 6 сентября состоялся и ее первый взлет с трамплина комплекса.

Вскоре Су-27КУБ перегнали на Север. 6 октября стало датой второго «рождения» самолета, которым в палубной авиации принято считать первые посадку и взлет с корабля. Их выполнили все те же Пугачев и Кондратьев. Затем самолет вернулся для проведения доработок и дальнейших испытаний в подмосковный Жуковский. И здесь его ждало тяжелое испытание. 16 июня 2000 г. при полете на малой высоте на максимальной скорости Су-27КУБ попал в неисследованную область режимов, в результате чего разрушилась правая консоль ПГО, были повреждены головная часть фюзеляжа, остекление кабины, некоторые другие элементы конструкции, и произошел отказ правого двигателя. Пугачев и Кондратьев получили ранения, но, проявив лучшие качества летчиков-испытателей, благополучно завершили этот полет на аэродроме ЛИИ.

Ремонт и необходимые доработки конструкции самолета были проведены оперативно. Уже 19 декабря Виктор Пугачев и Сергей Богдан облетали самолет, а через день машина была в Саках. Там к испытаниям Су-27КУБ присоединились летчики ГЛИЦ АМ.Раевский, Н.ФДиордица и В.С.Петруша. С их участием была проведена работа по оценке взлетно-посадочных характеристик самолета при взлете с трамплина и посадке на аэрофинишер, в том числе с максимальными взлетной и посадочной массами. Машина заслужила благоприятные отзывы военных испытателей. Однако, прежде чем быть запущенной в серию и поступить в строевую эксплуатацию, ей еще предстояло немало испытательных полетов.

В августе 2001 г., свежеокрашенный в стандартный для российских корабельных истребителей серо-голубой камуфляж, получивший бортовой №21 Су-27КУБ стал участником авиасалона МАКС-2001 в Жуковском. Испытания Су-27КУБ на «Нитке» продолжились весной 2002 г., где в том числе исследовалась работа РЛС «Жук-МС», в частности, были проведены полеты по оценке ее работы в режиме картографирования местности. Затем самолет вновь перегнали в Жуковский для проведения дальнейших доработок.

В 2003 г. Су-27КУБ был оснащен новой РЛС «Сокол» («Жук-МСФ») с пассивной фазированной антенной решеткой диаметром 980 мм, которая призвана обеспечить значительно более высокие тактические характеристики. Например, возрастает дальность обнаружения воздушных целей (до 180 км в передней полусфере и до 60 км – в задней), появляется возможность одновременного сопровождения 15 и одновременного обстрела ракетами четырех воздушных целей. Надводную цель типа «эсминец» станция может обнаруживать на дальностях до 300 км, а цель типа «ракетный катер» – до 150 км. Электронное управление лучом позволяет совмещать режимы «воздух-воздух» и «воздух-поверхность». Кроме того, на Су-27КУБ установили опытные двигатели АЛ-З1Ф серии 3 с управляемым вектором тяги, что позволяет еще более повысить пилотажные свойства самолета и улучшить взлетно-посадочные характеристики.

Новый этап испытаний Су-27КУБ начался в конце лета 2003 г. В дальнейшем на самолете планируется осуществить ряд мероприятий по совершенствованию другого бортового оборудования, в частности, установить современную систему индикации. Ожидается, что в 2004-05 гг. к испытаниям присоединится опытный Т1ОКУБ-2, который воплотит в своей конструкции ряд доработок и усовершенствований. Он будет отличаться от первого прототипа несколько перекомпонованной кабиной экипажа, а также увеличенным запасом топлива. Машина будет полностью построена на КнААПО, которое готово к серийному выпуску Су-27КУБ.

Командование авиации ВМФ России предлагает в перспективе сделать Су-27КУБ единым самолетом морской авиации. В случае принятия такого решения и выделения соответствующего финансирования Су-27КУБ сможет в будущем заменить на флоте Су-33, Су-24М и даже Ту-22МЗ. На перспективу рассматривается и вопрос о производстве самолетов на базе планера Су-27КУБ для ВВС России как своего рода альтернатива фронтовому бомбардировщику Су-34, электроника которого стремительно устаревает. Создание на базе Су-27КУБ универсального авиационного боевого комплекса позволит получить на вооружение с относительно небольшими затратами высокоэффективный самолет, который укрепит боевой потенциал российской военной авиации до начала массовых закупок боевых комплексов следующего поколения.


Вместо эпилога.


Дальнейшая судьба корабельных самолетов Су-33 и Су-27КУБ во многом зависит от того, сколько еще прослужит ТАВКР «Адмирал Кузнецов». Как известно, из-за значительного износа оборудования и ошибок в эксплуатации авианесущие крейсера проекта 1143 прослужили значительно меньше планируемых сроков. Техническое состояние «Кузнецова» тоже настораживает, ведь за те полтора десятка лет, что прошли с его спуска на воду, корабль совершил лишь один дальний поход, а большую часть времени простоял на различных доработках и ремонтах. Замены ему или пополнения авианосного флота России, судя по всему, пока не предвидится. Как заявил главнокомандующий ВМФ РФ адмирал флота Владимир Куроедов, «мы уходим от кораблей большого класса, имеющихся сегодня и оставленных нам советским временем, и переходим к кораблям многофункционального применения… У России будут собственные фрегаты и корветы, аналогов которым нет в мире». Таким образом, в ближайшие 10-15 лет предпочтение в военном судостроении будет отдаваться кораблям небольшого класса, действующим в пределах 500-километровой прибрежной зоны.

Тем не менее, главком не устает подчеркивать, что авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» останется в строю. Продавать или списывать его никто не собирается. Хочется надеяться, что эти заявления не окажутся голословными, и руководство страны приложит все усилия для поддержания в боеспособном состоянии флагмана своего Военно-морского флота и корабельных истребителей Су-33. Ведь даже без применения оружия крупное надводное соединение во главе с авианосцем – эффективное отрезвляющее средство для любого, кто имеет ка- кие-либо претензии на изменение существующих границ или установление контроля над отдельными территориями. Об этом свидетельствуют события в мире в последние годы.

Редакция искренне благодарит за оказанную при подготовке статьи помощь Н.Г.Стамова иА.П.Яковжва (г. Саки,Крым).


ДОМАШНИЙ АВИАМУЗЕЙ


Авиация и время 2004 03 Главное оружие авианосца. Вместо эпилога

Сергей Шумилин/ Харьков I.

«Киты» – неудачники

Су-33 в отличие от своего сухопутного собрата, не избалован вниманием модельных фирм. В общем-то, это и понятно, Су-27 был звездой международных авиасалонов, и многие модельные компании, оценив открывающиеся коммерческие перспективы, взялись за дело прямо «по-стахановски». Со временем интерес к советской авиации стал угасать, и лишь итальянская Italeri и латвийская Nakotne продолжали следить за бесконечными трансформациями «сушки».

Начнем обзор литых моделей с набора Italeri в масштабе 1:72. Нужно с сожалением констатировать, что в случае с Су-27К эта фирма пошла по пути наименьшего сопротивления – добавив к уже имевшимся в своем арсенале Су-27 лишь некоторые характерные для палубной модификации детали. В их число вошли наплывы и ПГО, посадочный гак, а также передняя опора шасси с двумя колесами. И все. Никакого крыла увеличенной площади, никаких складывающихся консолей, никакой штанги дозаправки… Учитывая, что и исходная модель Су-27 не лишена недостатков (так, в хвостовой части фюзеляж шире примерно на 4 мм, остекление кабины, да и сам кокпит длиннее на 2 мм, слаба деталировка кабины, и тд. и т.п.), то серьезно говорить о копийности «италовского» Су-27К не приходится.

Но, как это ни парадоксально, для тех, кто возьмется «перепилить» исходный «кит» от «Италери», он станет вполне достойным отправным материалом. Буквально пару лет назад данное утверждение подкреплялось еще одним существенным фактором – финансовым. Дело в том, что российская фирма «Звезда» в рамках сотрудничества с «Италери» брала в аренду формы Су-27К и продавала отливки в собственных коробках, со своей декалью, под названием Су-33. И хотя «звездовские» отливки выглядели менее аккуратно, но благодаря невысокой стоимости, по соотношению цены и качества модель была наиболее приемлемой.

К сожалению, срок аренды форм истек, и производство свернули. Тем не менее, знакомые коробки «звездовских» Су-33 до сих пор не исчезли с прилавков. Для объяснения этого феномена нужно вспомнить, что еще в 1991 г. фирма «Накотне» выпустила свой Су-27 в масштабе 1:72, а в последующие несколько лет – еще пять различных копий самолетов «сухого семейства». Модели пеклись, как пирожки, но об их соответствии оригиналу заботились, похоже, в последнюю очередь. Как и исходный Су-27, созданные на его основе более поздние модификации «сушки» имели серьезные недостатки. По отзывам наиболее экстремистски настроенных моделистов, «накотниевские сушки» напоминали оригинал только издалека и в темноте. В отношении Су-33 ситуация только ухудшилась. Как и в «италовском» варианте, на то, что это корабельная машина, указывает только несколько дополнительных деталей.

Несколько лет назад формы «Накотне» перешли к московской фирме «Беркут», которая до настоящего времени предлагает их в своей упаковке и со своим логотипом. Кроме того, по договоренности со «Звездой» такие же отливки продаются в упаковке этой фирмы. В результате сегодня в продаже находится пластик от «Беркута/Накотне» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Закончив с литыми моделями в масштабе 1:72, нужно вспомнить о вакуумной отливке Су-27К фирмы «МАВИ», которая, правда, в настоящее время является раритетом. По своей геометрии эта модель, прототипом которой стала машина установочной партии Т-10К-5, гораздо лучше соответствует чертежам, чем вышеназванные. Судя по всему, за основу была взята итальянская модель и коренным образом реконструирована с необходимым вниманием к деталям. Хотя к расшивке имеются некоторые претензии, например, вызывают сомнения расположение ряда технологических лючков и панелей. В комплект модели входили стойки шасси из «белого металла» и декаль от «Траверса». Изготовители позаботились, чтобы их Су-27К был вооружен до зубов, в набор входили самые разные ракеты: четыре Р-27МЭ, пара Р-73, пара Х-58У и одна Х-41 «Москит».

В масштабе 1:48 модели Су-33 не выпускаются. В масштабе 1:144 имеется только одна литая модель Су-27К которую производит Dragon/DML. От Су-27 этой же фирмы она отличается только ПГО (наверно, все производители уверены – установив на свою «сушку» эту заметную деталь, они автоматически получают Су-27К). Модель отлита аккуратно и выглядит довольно симпатично, но только до того момента, пока ее не поставишь рядом с другими. В этом случае сразу видно, что масштаб, в котором она выполнена, не соответствует «стосорокчетвертому», а существенно мельче – в реальности это примерно 1:163!

Как видим, во всех масштабах выбор для желающих иметь модель Су-33 весьма невелик, и для постройки хорошей копии придется многое переделывать.


Авиация и время 2004 03 «Киты» – неудачники.

Су-33 из 279-го ОКИАП ВВС Северного флота России


Авиация и время 2004 03 «Киты» – неудачники.
Авиация и время 2004 03 «Киты» – неудачники.

Су-27КУБ в середине 1999 г. (сверху) и в августе 2001 г. На верхнем фото видно отличие его от Су-33: все новые элементы конструкции самолета имеют желто-зеленый цвет авиационной грунтовки


Андрей Совенко/ «АиВ»

«Русланы» для объединенной Европы

Авиация и время 2004 03 «Русланы» для объединенной Европы.

…Все-таки мир не может бесконечно оставаться однополярным. Уже через десяток лет после распада СССР роль стратегического противовеса США все активнее начинают примерять на себя социалистический Китай и объединенная Европа. Но одно дело амбиции, а другое – их воплощение. Без соответствующих инструментов самые решительные планы рискуют остаться на бумаге. В наши дни одним из таких инструментов является транспортная авиация. Практически это единственное средство, гарантирующее стратегическую мобильность, т.е. способность в предельно сжатые сроки перебросить в любую точку планеты силы и средства, достаточные для решения наиболее актуальных внешнеполитических задач. При этом европейские страны, которые так стремятся наращивать свое участие в миротворческих, гуманитарных и иных миссиях за рубежом, необходимых самолетов сегодня не имеют. Разработка машины с соответствующими транспортными возможностями уже начата, но пока она войдет в строй, Старый Свет принял принципиальное решение об аренде нужного количества самолетов за рубежом.

Спрос немедленно породил предложение. Американцы выдвинули свой Boeing С-17 Globemaster III, а украинская авиакомпания «Авиалинии Антонова» и российская «Волга-Днепр» – Ан-124-100 «Руслан». Привыкшие к порядку европейцы придали процессу выбора форму двух проектов: SALIS (Strategic Airlift Interim Solution) и ECAP (European Capability Airlift Programme). Первый проект объединяет страны НАТО (Венгрия, Германия, Дания, Испания, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Турция, Франция, Чехия), второй – страны Европейского Союза (Великобритания, Германия, Испания, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Турция, Франция, Чехия). Как видно, многие государства входят в оба проекта, что свидетельствует об их решимости получить самолеты. После годичных споров 12 июня 2003 г. на саммите стран НАТО в Брюсселе участники SALIS пришли к выводу о целесообразности арендовать именно Ан-124-100, 5-6 таких машин сроком на 7-9 лет. Участники проекта ЕСАР еще не пришли к окончательному выводу. Свою потребность они оценивают в 20-30 самолетов С-17 или 10-15 «Русланов».

АНТК им. О.К.Антонова, в который «Авиалинии Антонова» входят в качестве одной из составных частей, с самого начала стал активным участником тендера. Странам НАТО и ЕС был предложен четкий отработанный механизм, включающий 7 самолетов «Руслан», 1 самолет Ан-225 «Мрiя», летные экипажи, комплекс технического обслуживания и организации воздушных перевозок. В течение 15 лет все это эффективно работает на мировой арене без каких-либо сбоев. Объяснение – не только в уникальности самолетов, но прежде всего, в высоком уровне профессионализма летного и технического персонала авиакомпании, имеющего опыт испытательной работы.

То, что самолеты «Руслан» и «Мрiя» полностью отвечают специфическим требованиям военных структур НАТО, долго доказывать не пришлось – ведь на практике они уже несколько лет активно используются министерствами обороны входящих в этот блок государств. Например, за 2002-03 гг. только по заказам МО ФРГ «Авиалинии Антонова» выполнили 345 рейсов и перевезли 22284 т различных грузов. Немцам импонирует, что, являясь сертифицированными гражданскими вариантами военно- транспортных машин, эти самолеты отвечают самым современным требованиям по уровню шума, эмиссии двигателей, точности навигации и т.д. Они не имеют каких- либо ограничений при пересечении воздушного пространства любых государств, отсюда – кратчайшие пути и минимальные стоимости перевозок. Практика подтвердила явное превосходство этих машин над американским конкурентом. По максимальной грузоподъемности «Руслан» превосходит С-17 почти в 2 раза (120 т против 76,7 т), то же относится к объему грузовой кабины и дальности полета. Преимущества Ан-225 еще более существенны – его грузоподъемность составляет 250 т. Особенно важно, что эти самолеты способны к длительном автономной эксплуатации вдали от баз обслуживания, что подтверждается их повседневным использованием, и оснащены бортовами комплексами погрузочно-разгрузочного оборудования, чего нет у конкурента. Комплексы позволяют без помощи наземных средств выполнять погружу и разгрузку, в том числе прямо с автомобиля через заднюю грузовую рампу. Кроме того, возможна выгрузка грузов в ряд прямо на ВПП при движении самолета по полосе. На такое способен только Ан-124-100.

В активе «Авиалиний Антонова» – десятки уникальных транспортных операций в интересах не только отдельных европейских государств, но и крупных международных объединений – ЕС, НАТО, ООН. Обеспечение гуманитарных и миротворческих миссий в Сьерра-Лионе и Восточном Тиморе, действий коалиционных сил в Афганистане и Ираке, доставка оборудования для предотвращения экологической катастрофы во время войны в Персидском заливе, спасение от террактов участников авторалли Париж- Дакар – эти и множество других примеров антоновцы с гордостью приводят в качестве доказательства обоснованности своего предложения по проектам SALIS и ЕСАР.


Авиация и время 2004 03 «Русланы» для объединенной Европы.

Погрузка тяжелых вертолетов в Малайзии, 2001 г.


Авиация и время 2004 03 «Русланы» для объединенной Европы.

Погрузка имущества Бундесвера в Афганистане, 2003 г.


И вот 11-12 мая текущего года в аэропорту Шенефельд вблизи Берлина в период проведшая там международного авиасалона ILA-2004 АНТК им. О.К.Антбнова вновь представил заинтересованным структурам стран НАТО и , ЕС, а также общественности этих [государств выдающиеся возможности «Руслана». Для этого один из Ан|124-100 «Авиалиний Антонова», выполнявший очередной рейс, на два дня задержался в германской столице. Самолет посетили многочисленные специалисты и официальные лица, в том числе делегация Министерства обороны ФРГ во главе с Министром доктором Петером Штруком, а также делегация во главе с Государственным Секретарем Федерального Министерства транспорта, строительства и жилья господином Тилом Брауне. Высоким гостям самолет презентовали исполнительный директор авиакомпании К.Ф.Лушаков и Главнокомандующий ВВС Украины генерал-лейтенант Я.И.Скалько. Они подробно рассказали об украинском предложении для решения задач SALIS и ЕСАР, особенно отметив, что из всех авиакомпаний, эксплуатирующих Ан-124-100, только «Авиалинии Антонова» имеют прямой контакт с конструкторскими и сертификационными службами разработчика самолета. Это позволяет гарантированно решать в сжатые сроки такие сложные вопросы, как продление его ресурсов и сроков службы, вносить необходимые изменения в конструкцию, в том числе устанавливать по требованию заказчика бортовые системы защиты и другое оборудование специального назначения.

Естественно, оба немецких руководителя рассматривали предложение «Антонов» прежде всего с точки зрения бюджета Германии и других стран-участниц проектов SALIS и ЕСАР. Поэтому наибольший их отклик встретила информация, что на выделенные средства можно арендовать в три раза больше самолетов Ан-124-100, чем С-17. С учетом преимущества «Русланов» по грузоподъемности с их помощью европейские государства могут за одни и те же деньги перевезти в 6 раз больше груза, чем арендуя самолеты «Боинга! Господа Штрук и Брауне высоко оценили украинское предложение и выразили уверенность, что перевозки, которые «Авиалинии Антонова» выполнят в интересах стран НАТО в дальнейшем, будут так же эффективны, как и предыдущие. В ответном слове К.Ф.Лушаков отметил, что, если НАТО и ЕС выберут «Антонов» в качестве генерального подрядчика по проектам SALIS и ЕСАР, то «авиакомпания уже через несколько дней после поступления конкретного заказа готова предоставить в их распоряжение шесть своих самолетов в любом аэропорту планеты и обеспечить их интенсивные полеты. Для этого у «Авиалиний Антонова» имеется 20 полностью укомплектованных экипажей, технический персонал с непревзойденным опытом выполнения транспортных операций, собственный полностью оборудованный базовый аэропорт, в котором самолеты проходят все виды технического обслуживания. Все это позволяет гарантировать годовой налет каждого самолета в интересах SALIS и ЕСАР не менее 2000 часов».


Авиация и время 2004 03 «Русланы» для объединенной Европы.
Авиация и время 2004 03 «Русланы» для объединенной Европы.

Бронетехника миротворцев прибыла на Восточный Тимор, 2001 г.


Авиация и время 2004 03 «Русланы» для объединенной Европы.

Отправка сил ООН из Бельгии в Косово, 2001 г.


Презентация в Берлине сыграла важную роль в формировании предпочтений государственных деятелей стран Западной Европы, однако тендер еще не завершился. Скрупулезное взвешивание всех «за» и «против» продолжается, и вердикт может последовать лишь через несколько месяцев. Так пожелаем «Авиалиниям Антонова» успеха!


Авиация и время 2004 03 «Русланы» для объединенной Европы.

Александр Котлобовский/ Киев,

Игорь Солодянкин/ пос. Саракташ, Оренбургская обл.

Фото предоставлены авторами.

Забытая кампания

Окончание. Начало в «АиВ», №2'04.


Американцы реагируют.


Прошло уже более двух суток, как японцы захватили Атту и Кыску, а в США еще никто не ведал о высадке врага на американской территории. 10 июня 1942 г. в очередной патрульный полет к удаленным островам отправился четырехмоторный LB-30. Будучи уверенным, что все «о'кэй», командир экипажа к-н Р.Спир снизился до 60 м и на этой высоте выскочил к гавани Кыски, занятой неизвестными кораблями, которые авиаторы приняли за американский конвой. Утрата бдительности едва не стоила им жизни, т.к. моряки микадо среагировали на появление большого самолета молниеносно, открыв плотный зенитный огонь. Теперь Спиру пришлось продемонстрировать свои лучшие профессиональные качества: он лихо вывел машину из-под обстрела и скрылся в облаках. Его радист тут же отстучал тревожное шифрованное сообщение. Доразведку обстановки провели две «Каталины», и вскоре все высшие должностные лица США, включая президента Рузвельта, знали, что японцы укрепились в 3000 км от Сиэтла.

В Вашингтоне трезво оценили ситуацию. Теоретически японцы могли разместить на Алеутах дальние бомбардировщики и организовать налеты на города Западного побережья Штатов, но для этого им требовалось доставить за тысячи километров дополнительный личный состав, наземную технику, огромное количество боеприпасов, горючего и других грузов, что в сложившейся обстановке было почти невозможно. И совсем уж фантастически выглядело использование Алеутов в качестве плацдарма для захвата Америки. Однако проигнорировать дерзкую выходку коварного противника администрация Рузвельта не могла, т.к. приходилось считаться и с общественным мнением внутри страны, и с международным резонансом. Поэтому было решено захватчиков с островов прогнать, но сделать это без излишней спешки, проведя воздушную кампанию по изматыванию противника, накопив побольше сил и поудобнее их разместив. Американцы принялись обстоятельно обустраивать ТВД, создавая новые базы, в частности, построили аэродром на о. Амчитка, откуда до Кыски было всего 138 км, а до Атту – 462. Позаботились янки и об оборудовании станций системы радионавигации LORAN, что значительно упростило штурманскую работу в сложных условиях тех мест. Ничего подобного японцы сделать не смогли.

Параллельно американцы сосредотачивали силы, в том числе авиационные. До конца июля расположенную в регионе 11-ю ВА пополнили вооруженные «Аэрокобрами» 42-я, 56-я, 57-я эскадрильи, из которых сформировали 5б-ю ИАГ. Прибыла оснащенная «Лайтнингами» 54-я АЭ. Ее вместе с местными «ветеранами» – 11-й и 18-й эскадрильями свели в 343-ю группу, возглавленную Ченнолтом-младшим. Бомбардировочную авиацию сосредоточили в 28-й смешанной группе. В ней находились Зб-я и 73-я эскадрильи, перевооружившиеся с устаревших В-18 на новенькие В-17 и В-26,77-я эскадрилья на В-25 и 404-я – на В-24. Авиацию флота представляли пять эскадрилий «Каталин» и одна, вооруженная поплавковыми «Кингфишерами», которые могли использовать и с колесного шасси. На восточном фланге действовали авиаподразделения канадцев: 111-я и 118-я ИАЭ на Р-40, а также две патрульные эскадрильи на «Болингброках». В общей сложности союзники располагали на Аляске и Алеутах более чем 260 боевыми самолетами.

Японцам удалось использовать для защиты островов куда менее значительные силы. Авианосное соединение адмирала Какуты, прокрейсировав без толку до 20 июня в 400 милях южнее Атту, отправилось на базу Оминато. Там его пополнили авианосцами «Дзуйкаку» и «Дзуйхо», а также тяжелыми крейсерами, после чего эскадра снова выдвинулась к Алеутам, заняв позицию в 400 милях южнее Кыски. Однако через неделю соединение ушло из этих вод навсегда, и палубные самолеты не приняли участия в противодействии американским флоту и авиации, которые быстро захватили господство в этой зоне Тихого океана, не позволив противнику наладить полноценное снабжение алеутских гарнизонов. В итоге на Атгу и Кыске сухопутные аэродромы японцы построить не смогли. Для истребительного прикрытия пришлось использовать поплавковые A6M2-N Rufe из 452-го кокутая, но и этих машин удалось доставить явно недостаточное количество – всего лишь около 35 единиц. Кроме них, на островах базировались более 20 морских разведчиков различных типов, в т.ч. 6 четырехмоторных летающих лодок Н6КЧ Mavis из Токо кокутая. Через год после захвата островов в интересах защитников Атту и Кыски стали действовать более 20 дальних бомбардировщиков G4M1 Betty из 752-го кокутая, которые совершали рейды с курильского о. Парамушир, однако их влияние на развитие боевых действий оказалось мизерным.


Кампания на изматывание.


Американцы нанесли первый авиаудар по высадившимся на Алеутах японцам уже 10 июня 1942 г. Как только радиограмма к-на Спира достигла штаба 11-й Воздушной армии, сразу было принято решение отправить на бомбежку группу тяжелых бомбардировщиков. Пять «крепостей» и столько же «Либерейторов» взлетели с аэродрома Колд-Бей на Аляске и после дозаправки на о. Умнак вышли к Кыске. Сброшенные на неприятельские корабли бомбы вреда им не причинили, однако начало кампании было положено.

В течение трех последующих дней наибольшую активность проявили экипажи «Каталин», которые были хорошо подготовлены для действий в суровых местных условиях, да и сами машины подходили для такой войны как нельзя лучше. Морские авиаторы сбросили на стоявшие у Кыски корабли 65 т бомб, однако особыми достижениями похвастаться не могли. Наибольшего успеха удалось добиться 12 июня, когда от близких разрывов у эсминца «Хибаки» разошлись швы в носовой части, и его пришлось отправить для ремонта в Оминато. 14 июня японские комендоры отыгрались. Во время очередного налета зенитным огнем была поражена и взорвалась в воздухе «Каталина» л-та Лилэйда, из экипажа которой никто спастись не смог.

Налеты вражеской авиации стали для японцев неотъемлемой частью боевых будней. Они старались использовать все наличные силы для противодействия настойчивому противнику, в т.ч. поплавковые разведчики. Так, 25 июня такой самолет атаковал «Каталину» л-та ДжЛитси из эскадрильи VP-41, которая вела разведку в районе Кыски. Амфибия смогла уйти, однако один из членов ее экипажа погиб. Американцы посчитали, что пострадали от действий «Руфи», но они ошиблись, так как истребителей этого типа на Алеутах в то время еще не было. В хронике 452-го кокутая первый бой над неприветливыми островами зафиксирован только 8 июля: тогда несколько A6M2-N набросились на одинокий «Либерейтор», но сбить отстреливавшийся из всех стволов бомбардировщик не смогли. Успех пришел лишь 12 июля, когда во время боя с тремя В-17 и семью В-24 удалось сбить один корабль. Причем японцы посчитали, что уничтожили «Либерейтор», а янки признали потерю «крепости».


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Кампания на изматывание

«Кобры» и «Дакоты» на авиабазе Колд-Бей. Аляска, 1942 г.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Кампания на изматывание

В битве за Алеуты японцы потеряли 6 летающих лодок Н6КЧ «Мейвис»


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Кампания на изматывание

Канадские «Болигброки» являлись вариантом английского бомбардировщика «Блейнхейм»


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Кампания на изматывание

Вскоре этот «Кингфишер» из эскадрильи VS-50 отправится на задание


Летчики микадо пытались контратаковать базы противника, однако ввиду недостатка сил такие вылазки получались весьма вялыми. Например, 3 августа четверка летающих лодок «Мейвис», возглавляемая капитан-лейтенантом Ито Сукемицу, совершила безрезультатный налет на стоявшие в бухте Гарольда (о. Фокс) американские корабли. На следующий день эта группа попыталась повторить атаку, но при подходе к цели наткнулась на неприятельский воздушный патруль, состоявший из нескольких пар «Лайтнингов». На пути летающих лодок оказались истребители, пилотируемые л-тами К.Этиброузом и С.Лонгом. Для японцев это рандеву имело самые печальные последствия. После непродолжительного боя две пылающие «Мейвис» упали в воду, многочисленные пробоины получила командирская машина, однако, проявив незаурядные летное мастерство и волю, Ито смог довести ее до Кыски. Расправившиеся с его группой Этиброуз и Лонг вошли в историю как первые пилоты, одержавшие победы на Р-38. Ликвидацию алеутских «Мейвис» американцы вскоре продолжили, уничтожив во время очередного налета на Кыску три находившиеся на плаву лодки.

8 августа, наконец-то, настоящий успех пришел к экипажам «Каталин». Самолеты из VP-41 и VP-51 провели бомбардировку порта Кыски и пустили на дно транспорт «Кано-Ма- ру». От огня ПВО никто не пострадал, однако жестокий алеутский бог погоды заставил заплатить дань за этот успех. На обратном пути пропала машина из 41-й эскадрильи, и на ее поиски отправили все исправные PBY-5. Во время спасательной операции были потеряны вместе с экипажами две «Каталины»: амфибия л-та ДРейвена пропала бесследно, а машина мл. л-та Фегюса врезалась в гору на о. Уналаска. Самолет, из-за которого начался переполох, все же удалось отыскать. Он болтался на волнах с пустыми бензобаками неподалеку от о. Умнак. Следует отметить, что погода наносила американцам куда больший урон, чем японцы. Например, из 72 самолетов, потерянных с 5 июня до конца октября, только 9 были уничтожены противником, а остальные погибли в сложных метеоусловиях.

До середины сентября американские авиаторы отмечали усиление сопротивления противника. 14 числа состоялся крупнейший воздушный бой за всю алеутскую кампанию, ставший, пожалуй, переломным моментом в борьбе над островами. В тот день впервые в боевой операции использовали новый аэродром на о. Адак, откуда взлетели 12 «Либерейторов» в сопровождении 14 «Лайтнингов» и такого же количества «Аэрокобр» (по другим данным, насчитывалось 25 истребителей). Оказавшись над Кыской, американцы обнаружили, что в гавани стоят несколько транспортов, которые, как потом выяснилось, использовали для переброски части сил с Атту. Кроме того, там находилось до десятка гидросамолетов и три подводные лодки, так что целей хватало. Неприятель оказался готов к отражению налета, т.к. расположившиеся на о. Малая Кыска наблюдатели ПВО своевременно обнаружили надвигавшуюся угрозу. Американские самолеты встретили не только ожесточенный зенитный огонь, но и четыре «Руфи» (в некоторых источниках указано, что на перехват поднялись также два поплавковых разведчика). Однако это не помешало бомбардирам «Либерейторов» выполнить свою работу и утопить два судна, а также последнюю из находившихся на островах «Мейвис».

По целям на Кыске отработала и большая часть истребителей сопровождения. Другая часть отразила атаку вражеских самолетов, летчики которых с самурайской отвагой бросились в бой. Пилотировавшие «Кобры» л-ты ДжАрта и У.Метгьюз довольно легко переманеврировали поплавковые машины японцев и расстреляли две «Руфи». В общей сложности американские истребители заявили о пяти сбитых, в т.ч. одном разведчике Е1 ЗА, и еще пяти машинах, уничтоженных на плаву. Собственные потери оказались немногочисленными, но чувствительными. Атакуя цель на малой высоте, столкнулись два «Лайтнинга», в кабинах которых находились командир 54-й эскадрильи м-р Джексон и л-т ДКроу. Оба летчика погибли. По данным противника, в ходе этого боя унтер-офицер Сазаки сбил три Р-38 и одну «Кобру», а унтер-офицер Миназава Минору – один «Лайтнинг» достоверно и еще один предположительно. Японцы признали потерю двух «Руфей», кроме того, из строя был выведен самолет Сазаки, который получил серьезные повреждения, при посадке набрал воды в поплавок, перевернулся и затонул.

После этого боя в строю остался лишь один A6M2-N, но в ближайшие дни и он был уничтожен во время налета. 25 сентября японцы доставили на Алеуты новую партию истребителей, которые с ходу понесли потери. В тот день американцы провели крупный, по местным меркам, рейд на Кыску, задействовав в нем один В-17, десять В-24, одиннадцать Р-39, тринадцать-четырнадцать своих Р-40 и четыре канадских. Бомбардировщики в очередной раз засыпали бомбами причалы, береговые сооружения и якорные стоянки. Их экипажи объявили о потоплении одного транспорта и предположительном повреждении еще нескольких плавединиц. В акватории порта находился десяток новоприбывших «Руфей», две из которых смогли подняться в воздух, однако ни скорости, ни высоты они набрать не успели. Канадский комэск скуадрон-лидер КБумер быстро сбил один взлетевший истребитель(5*), а со вторым разделался Ченнолт-младший, возглавлявший в том вылете своих «тигров». Почин командиров поддержали их подчиненные, которые атаковали оставшиеся на воде A6M2-N и заявили об уничтожении пяти из них. В некоторых источниках сообщается так-же о «Руфи», сбитой в районе о. Адак летчиком «Кобры» к-ном Д.Джонсоном – будущим асом с двадцатью двумя победами.

В дальнейшем американцы продолжали наносить урон вражеским гидроистребителям. Так, 28 сентября удача улыбнулась к-ну АРайсу из 42-й эскадрильи, который в ходе патрульного вылета встретился с двумя «Руфями». Пулеметы на его «Кобре» отказали, но Райе был метким стрелком и смог добиться успеха, используя только 37-мм пушку. По первому самолету он выпустил четыре снаряда, по второму – два, и хотя японцы получили лишь по одному попаданию, им этого хватило.

5* Эта победа оказалась единственной, одержанной канадскими истребителями за всю войну на Алеутах.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Кампания на изматывание

500-фунтовые бомбы под крылом «Каталины»


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Кампания на изматывание

Л-т С.Лонг садится в свой «Лайтнинг»


В октябре, с приближением полярной зимы, активность авиации стала падать. И все же, 17 числа американские бомбардировщики сумели одержать важную победу. Шесть В-24 (по другим данным, В-26) атаковали группу эсминцев Императорского флота, возвращавшуюся с Кыски после доставки туда партии грузов. Несмотря на сильный зенитный огонь, которым был сбит один самолет, удалось выполнить прицельное бомбометание и добиться прямого попадания в эсминец «Оборо», в результате чего тот разломился и тут же затонул. От близких разрывов разрушились кормовая оконечность и рулевое устройство эсминца «Хицухару», но этот корабль смог своим ходом добраться до порта Какумабэцу. После этого и без того недостаточное снабжение гарнизонов Атгу и Кыски ухудшилось, т.к. японцы стали использовать для этого не конвои, а одиночные транспорты, которые прорывались к островам под прикрытием туманов.

С наступлением ноября суровые погодные условия заставили американцев минимизировать действия авиации. Бомбардировщики стали отправляться на задания эпизодически, а летавшие наиболее интенсивно «Каталины» занимались, в основном, патрулированием и поисково-спасательными операциями. Истребители оказались не готовы к работе во время полярной зимы и практически перестали подниматься в воздух. В общей сложности, до 31 октября они заявили о 32 воздушных победах и еще о 13 самолетах противника, уничтоженных на стоянках.


Против подводной угрозы.


Японцы в борьбе за Алеуты использовали значительные силы подводного флота. В 1942-43 гт. у островов и берегов Аляски побывало 35 субмарин, причем некоторые совершили по несколько походов. Помимо того, на Кыску было доставлено 5 сверхмалых подлодок Кроме действий против кораблей противника и ведения разведки, императорские подводники с мая 1943 г. занимались транспортным обеспечением гарнизонов островов. Наученные горьким опытом битвы за Атлантику, американцы хорошо осознавали, сколь серьезную опасность представляют вражеские субмарины, и приложили максимум усилий для борьбы с ними. Задачи ПЛО решали не только авиаподразделения флота СШД но и их канадские коллеги, а также бомбардировщики 11-й ВА.

Первую атаку японской подлодки у Алеутов провел экипаж л-та Л Дейвиса 10 июня 1942 г., когда его «Каталина» патрулировала южнее о. Танача. На обнаруженную субмарину были незамедлительно сброшены все имевшиеся на борту бомбы, и авиаторы посчитали, что уничтожили врага. Однако японцы этого не подтвердили.

Через месяц действительного успеха добились канадцы из 8-й эскадрильи. 9 июля экипаж «Болингброка», который возглавлял флайт-сержант Томас, нанес повреждения подводной лодке, обнаруженной у берегов Аляски. Затем ее добили вызванные на подмогу американские корабли. Так погибла Ро-32.

Настоящую охоту на «стальную рыбу» устроили американцы 31 августа, после того как проникнувшая в бухту Назан (о. Атка) Ро-61 торпедировала плавбазу «Кэско» и умудрилась незамеченной выскользнуть в море. Широкий поиск принес свои плоды: экипаж л-та СКоулмена из 42-й эскадрильи засек всплывшую в Беринговом море лодку. «Каталина» пошла в атаку. Противник был обстрелян из пулеметов, а затем на него полетели две 227-кг ФАБ и столько же глубинных бомб. В это время к месту событий подоспела находившаяся неподалеку «Каталина» л-та КЭмма из VP-43, и сброшенные с ее борта бомбы разорвались вблизи начавшей срочное погружение субмарины. На поверхности появилось большое масляное пятно, а вскоре вынырнула и сама беглянка. Точку в ее уничтожении поставил вызванный по радио эсминец «Рейд».

Японцы организовали на Кыске базу подводных лодок, однако смогли создать лишь примитивные, плохо замаскированные укрытия, которые не защищали корабли от налетов американской авиации. Поэтому при объявлении воздушной тревоги подводники старались побыстрее залечь на дно. 28 сентября (по другим данным – 4 ноября) во время такого срочного погружения сильно ударилась о грунт и получила серьезные повреждения Ро-65. Когда вражеские самолеты улетели, она смогла всплыть, но справиться с поступлением воды экипажу не удалось, и через полтора часа субмарина затонула.

Летчики 11-й ВА были причастны к уничтожению еще одной лодки. 14 июля 1943 г. они разбомбили И-7, которая выбросилась на мель после боя с эсминцем «Монэгхэн».

В целом действия авиации стали важным фактором, способствовавшим срыву амбициозных планов адмиралов микадо по организации подводной войны в данном регионе. Хотя японцы и заявили о потоплении 9 кораблей и судов, в действительности им удалось уничтожить лишь один американский транспорт и повредить еще несколько плавединиц.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Против подводной угрозы

В 1943 г. на Алеутах стали базироваться патрульные бомбардировщики PV-1 «Вентура»


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Против подводной угрозы

Наглядное свидетельство свирепого нрава алеутской погоды. Металлические аэродромные полосы скручены ураганом


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Против подводной угрозы

Туманы часто вынуждали авиацию оставаться на аэродромах


Накануне решающих боев.


Приближался новый, 1943 г., которому суждено было стать решающим в борьбе за Алеутские острова. Американцы продолжали наращивать силы в регионе и пользовались самыми незначительными улучшениями погоды для нанесения авиаударов по вражеским гарнизонам. Одним из таких дней небесного «просветления» стало 30 декабря 1942 г., когда состоялся алеутский дебют «Митчеллов»: командир 77-й эскадрильи м-р ДжЛикард повел в рейд на Кыску пятерку В-25D, которую прикрывали четырнадцать «Лайтнингов». Как и положено, первый блин вышел комом. Два бомбардировщика вернулись на базу вскоре после взлета из-за технических причин. В неприятельском порту были обнаружены два транспорта, но поразить их не удалось, причем у первого ведомого Пикарда из-за отказа бомбосбрасывателей часть боевой нагрузки осталась на борту, и ему пришлось возвращаться домой с опасной ношей. От второго ведомого военная удача и вовсе отвернулась – над целью его сбили зенитчики. Истребительный эскорт также не избежал потерь. Внезапно появившиеся «Руфи» сбили два «Лайтнинга». На следующий день 77-я эскадрилья повторила налет на Кыску и снова не добилась успеха. В тот раз на свою базу вернулись все бомбардировщики, хотя без потерь не обошлось. В одном из экипажей погиб кормовой стрелок, а в другом получили ранения оба летчика, причем у одного были прострелены руки, а у второго ноги.

Удача улыбнулась 77-й эскадрилье только 5 января 1943 г. Японцы прозевали атаку трех «Митчеллов», которые потопили в бухте Гольца (о. Атту) транспорт «КотОхиру-Мару» водоизмещением 6500 брт с грузом продовольствия, ГСМ и стройматериалов.

18 января американцы в очередной раз столкнулись с коварством полярной стихии. Утром казалось, что погода благоприятствует для организации налета на Кыску, и в небо поднялись 23 самолета, в т.ч. семь четырехмоторных бомбардировщиков. До цели они добрались без осложнений, но над занятым противником островом всю группу накрыл невесть откуда взявшийся ураган, и шесть машин исчезли без следа. Воистину местные циклоны воевали за японцев, истребители которых не могли похвастать такими успехами. Например, 13 февраля «Руфи» из 452-го коку- тай попытались отразить налет одиннадцати «Митчеллов» и «Либерейторов» на ту же Кыску. В результате предпринятых усилий удалось повредить В-25 л-та КШепарда-младшего, который смог дотянуть на одном двигателе до своего берега, но при посадке разбился.

Поступившие в январе-апреле пополнения не только позволили американцам восполнить потери, но и продолжить накопление сил. Так, в состав 11-й воздушной армии вошла вооруженная «Митчеллами» ЧОб-я АЭ. 18-я эскадрилья заменила часть своих Р-40 на «Кобры», а 73-я полностью перешла с В-26 на В-25. Морские эскадрильи VP-41 и VP-42 были переформированы в VP-135 и VP-136, которые получили вместо «Каталин» патрульные бомбардировщики PV-1 Ventura. Командование всеми американскими силами на Аляскинско-Алеутском ТВД принял опытный военачальник вице-адмирал Томас К. Кинкейд, принимавший участие в битвах в Коралловом море, у Мидуэя и на Гуадалканале.

В феврале начал действовать аэродром на о. Амчитка, куда перелетели Р-ЧОК из 18-й эскадрильи, приступившие к воздушному патрулированию. Надо сказать, что пока шло обустройство этой базы, японские поплавковые истребители регулярно наведывались сюда и безнаказанно обстреливали стройку. 18 февраля пара «Руфей» снова появилась возле Амчитки, но теперь ей пришлось вступить в схватку с «Киттихоками», которые пилотировали м-р КЛарсон и л-т Э.Стоун. Американцы провели образцово-показательный бой, в котором сбили обоих агрессивных визитеров. Больше японские истребители сюда не залетали.

В марте японцы предприняли последние попытки провести к Алеутам конвои снабжения. Вначале им сопутствовал успех, и 10 числа два транспорта под эскортом крейсеров и эсминцев благополучно достигли бухты Гольца. Однако следующий конвой американские корабли перехватили у Командорских островов и после четырехчасового морского сражения заставили повернуть назад. Авиация в том бою участвовала чисто символически. Американцы попытались направить на разведку «Кингфишер», который доставила гидроавиабаза «Кэско». Однако самолет быстро получил повреждение от огня ПВО противника и вернулся к своему кораблю. У японцев в воздухе также находился лишь один поплавковый разведчик, который принадлежал крейсеру «Нати». Выполнить задание его экипажу тоже не удалось из-за действий неприятельских зенитчиков. Во время артиллерийской дуэли между кораблями на палубах были уничтожены один американский и два японских катапультных самолета.

После этих событий японцам стало ясно, что долго удерживать Any и Кыску они не смогут, тем более, что янки усилили давление на островные гарнизоны. Однако сдаваться воспитанные на древних боевых традициях воины Страны восходящего солнца не собирались и как могли сопротивлялись атакам врага. Так, 30 марта во время налета шести «Митчеллов» на Кыску зенитчики повредили четыре самолета. Кроме того, шедший на сверхмалой высоте В-25 л-та И.Гендриксена едва не погиб от взрывов бомб, сброшенных летевшими впереди бомбардировщиками. У «Митчелла» пострадала левая консоль крыла, створки бомболюка заклинило в открытом положении, а одна 227-кг ОФАБ застряла в отсеке, зацепившись за поврежденный бомбодержатель. Чтобы избавиться от нее, л-ту АГорну пришлось исполнить рискованный трюк лежа на краю бомболюка, он после 15-минутной борьбы с искореженной железякой и врывавшимся воздушным потоком вытолкнул злополучную бомбу.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Накануне решающих боев

«Либерейтор», совершивший вынужденную посадку на одном из Алеутских о-вов


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Накануне решающих боев

У берегов Аляски разведчик «Кингфишер» с крейсера «Солт-Лейк-Сити» перегружают на гидроавиабазу «Кэско». Самолет получил повреждения во время морского боя у Командорских островов в марте 1943 г.


Штурм Атту.


Американцы решили начать освободительную миссию с острова Any. Там и гарнизон был послабее (оценивался примерно в 1000 человек, хотя на самом деле оказался в два раза больше), и расположение острова позволяло блокировать Кыску. Начать операцию, получившую название «Песчаный краб», запланировали 5 мая 1943 г. Для участия в ней привлекли 34 корабля, в том числе 3 линкора и эскортный авианосец «Нассау», на борту которого находилось 25 «Уайлдкетов» и «Эвенджеров». 11-я ВА выделила для воздушной поддержки десанта 168 своих самолетов. Высаживаться на берег предстояло частям 7-й механизированной дивизии.

5 мая сухопутные аэродромы американцев оказались затянуты туманом, и на бомбардировку Атту отправились только самолеты «Нассау», которые смогли взлететь с палубы, несмотря на начинавшийся шторм. Они успешно отработали по намеченным целям, избежав потерь от неприятельского огня, однако за время рейда океан разбушевался, и при возвращении на корабль несколько палубников разбилось. На следующий день шторм разошелся вовсю, и моряки не помышляли о ратных подвигах. Зато ветер разогнал туман, позволив подняться в воздух самолетам 11-й ВА, которые принялись обрабатывать Атту.

Лишь 11 мая погода позволила начать высадку, и передовые части 7-й дивизии закрепились на берегу бухты Гольца. Японцы по непонятной причине вели себя крайне пассивно. Однако, когда на следующее утро американцы попытались продвинуться в глубь остова, они натолкнулись на упорное сопротивление противника. Стараясь помочь десанту, «Митчеллы» и «Либерейторы» разбомбили расположенные в районе бухты Гольца артиллерийские позиции. Но авиация успела подавить лишь незначительную часть огневых точек, так как во второй половине дня погода опять испортилась, и ни один самолет не смог появиться над полем боя.

В дальнейшем авиации приходилось действовать эпизодически, пользуясь «окнами» в ненастье. Тем не менее, экипажи бомбардировщиков провели несколько очень эффективных атак, способствуя развитию наступления 7-й дивизии. Например, благодаря авиационной поддержке удалось достаточно быстро прорвать сильные укрепления около бухты Чичагова. Берег в этом районе стал для японского гарнизона местом последнего боя. 28 мая более 800 оставшихся в живых солдат и офицеров во главе со своим командиром п-ком Ямадзаки закрепились у самого океана, намереваясь сражаться до конца. Американцы попытались предложить им сдаться, для чего экипаж л-та О.Гленна разбросал со своей «Каталины» тысячи листовок, но эти прокламации только подстегнули японцев к решительным действиям. Раненые покончили с собой или были добиты товарищами по оружию, а оставшиеся бросились в отчаянную контратаку, которую янки с трудом отбили. Но и после этого побоища выжившие солдаты микадо считали, что не до конца исполнили свой воинский долг. Начались массовые самоубийства. В плен угодили всего 28 человек Американцам захват Атту стоил 550 убитых и 1148 раненых.

А что же японская авиация? На Кыске оставалось полтора десятка «Руфей», но они ни разу не появились над Any. Зато с далекого Параму- шира выполнили несколько налетов двухмоторные «Бегги». Первую попытку они предприняли 12 мая(6*), но из-за плохой погоды не смогли выйти на цель. Утром 22 мая 19 бомбардировщиков появились над бухтой Гольца и сбросили свой груз на корабли противника. Экипажи заявили о потоплении эсминца и повреждении крейсера (по американским данным, корабли получили лишь незначительные повреждения). Один самолет с задания не вернулся. Через сутки к Алеутам приблизились 17 «Бетти», но их перехватила шестерка «Лайтнингов». Бой длился 25 минут, и за это время американцы сбили 5 самолетов, три из которых – на счету л-та Ф.Мура-младшего. Кроме него, по одной победе одержали л-т Г.Хиггинс и подп-к Дж.Уоп. Правда, японцы признали потерю только двух бомбардировщиков. Это оказались последние воздушные победы, одержанные летчиками 11-й ВА над Алеутами.

6* По американскому времени. Японцы датируют события на день позже, т.к. Атту и Кыска находятся в районе линии перемены дат.


Даешь Кыску!


Штаб адмирала Киндейда оценивал гарнизон Кыски примерно в 8000 человек (на самом деле – чуть больше 5000). Учитывая опыт захвата Атту, была разработана весьма крупная операция «Копедж», в которой решили задействовать 34000 американских военнослужащих, 5400 канадских и более сотни кораблей. Важная роль отводилась 11-й.

ВА, силы которой возросли до 358 самолетов. Провести высадку запланировали в середине августа, и почти все лето отводилось авиации для широкомасштабного воздушного наступления на остров. Для повышения эффективности бомбометания американцы перебросили на Алеуты эскадрилью VB-135, на вооружении которой находились оснащенные радарами «Вентуры», способные обнаруживать наземные цели в условиях местной погоды. Им предстояло лидировать «Митчеллы» и «Либерейторы» во время рейдов на Кыску. Первый такой вылет состоялся 31 мая.

В июне-июле американцы проводили налеты со все возрастающей интенсивностью. Один из наиболее сильных прошел 22 июля, когда 76 самолетов сбросили на неприятельские позиции 212 т бомб. Японская ПВО оказывала достойное сопротивление, но нанести большой урон врагу была просто не в состоянии. Например, того же 22 июля зенитчикам удалось сбить лишь один В-25, еще 18 машин получили повреждения, из них одна разбилась при посадке. О действиях «Руфей» известные источники вообще не упоминают. Очевидно, поплавковые истребители были выведены из строя во время бомбежек или обстрелов корабельной артиллерии.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Даешь Кыску!

На завершающей фазе Алеутской кампании японцы использовали дальние бомбардировщики G4M1 «Бетти»


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Даешь Кыску!

«Митчеллы» и «Каталины» на стоянках аэродрома острова Амчитка. Лето 1943 г.


Американцы использовали авиацию и для морской блокады Кыски. Наибольшего успеха на этом поприще удалось добиться 10 июля. В тот день экипажи двух патрульных «Каталин» высмотрели в океане по паре транспортов и немедля навели на них В-25 из 73-й эскадрильи. Бомбардиры «Митчеллов» знали свое дело – вскоре два судна пошли на дно. Однако главный сюрприз противника янки прозевали…

Японское командование решило, что гибель со славою – не лучшее применение оставшимся на Кыске силам. Императорская ставка разработала план эвакуации, которую собирались начать в первых числах июля, но по разным причинам отложили почти на месяц. Наконец-то 28 июля эвакуационное соединение в составе двух легких крейсеров и шести эсминцев (по другим данным – одиннадцати эсминцев), прикрываясь туманом, подошло к острову. Там солдаты готовились к отступлению: уничтожали все, что нельзя было забрать с собой, сбрасывали в море тяжелое вооружение, ставили мины-ловушки, а затем собрались на берегу в ожидании посадки. Едва стало светать, как они погрузились на корабли, и через час на Кыске не осталось ни одного японца. 2 августа соединение без потерь прибыло на Парамушир. Так была проведена одна из наиболее образцовых операций по эвакуации войск морем за время Второй мировой.

Американцы еще долго считали, что остров занят врагом, и продолжали нещадно бомбить его и обстреливать. Они даже перебросили на Алеуты дополнительные силы. Например, 73-я эскадрилья пополнилась В-25G, вооруженными 75-мм пушками, которые 12 августа выполнили свой первый боевой вылет, выпустив по предполагаемому противнику 22 снаряда. Между тем, авиаразведка стала докладывать о странных вещах: неприятельские солдаты перестали засыпать воронки от бомб, незаметны какие-либо перемещения по острову, остаются без движения катера и баржи в бухте. Не могло не вызывать удивления и отсутствие зенитного огня. Обсудив полученную информацию, американское командование решило, что японцы спрятались в бункерах и готовятся встретить десант в ближнем бою. Поэтому с высадкой решили не спешить, назначив ее лишь на 15 августа. В тот день корабли обстреляли Кыску 8 раз, а самолеты сбросили на нее 135 т бомб и кипы листовок с призывами к сдаче в плен. Затем по всем правилам военного искусства начался захват плацдармов в двух разных местах. Американские солдаты все прибывали на остров и не встречали врага, а лишь натыкались на оставленные мины. В конце концов, обыскав за 8 дней все пещеры Кыски, янки убедились в отсутствии японцев. Как им удалось исчезнуть, американцы узнали только после войны.

В общей сложности за Алеутскую кампанию 11-я ВА совершила около 4000 боевых вылетов, сбросив на противника 3500 т бомб. Было уничтожено 54 японских самолета, из них 34 – в воздушных боях: 9 на Р-40, 10 на «Кобрах» и 15 на «Лайтнингах». Свои потери составили 214 машин, из них только 40 погибли от воздействия противника, остальные разбились в различных летных происшествиях, большей частью связанных с превратностями погоды. Флот недосчитался 39 «Каталин». С японской стороны известна статистика 452-го кокутая, из которой следует, что за время пребывания на Алеутах эта часть записала на свой счет 15 достоверно сбитых самолетов и 5 предположительно, потеряв от вражеского огня 8 истребителей и 6 летчиков.

После 15 августа японская авиация еще несколько раз появлялась в районе Алеутов. Так, 13 октября девять «Бетги» навестили Атту и сбросили бомбы на недавно построенный американцами аэродром и корабли в заливе Массакр. Наперехват поднялось несколько Р-ЧОК но противник успел уйти. Через неделю повстречались одиночные «Каталина» и «Бетги», экипажи которых устроили пулеметную дуэль. После непродолжительной пальбы самолеты разошлись без видимых повреждений. Больше воздушных боев возле Алеутов не происходило.

А в мае 1944 г. у островов снова появились подводные авианосцы японцев И-19, И-25 и И-26, которым предстояло выполнить разведывательные миссии. С поставленной задачей в полной мере смогла справиться только последняя лодка. 17 мая доставленный ею поплавковый E14Y «Глен» пролетел над Кыской и Амчиткой, 20 мая – над Умнаком и Уналас- кой, а 21 он прошел над Дач-Харбором. Экипажу самолета с субмарины И-25 удалось выполнить лишь один вылет и провести разведку в районе Дач-Харбора. Американцы обнаружили подлодку, что вынудило ее уходить, едва приняв на борт E14Y. Меньше всего повезло И-19. Когда моряки приготовились выпустить «Глен», в воздухе появимся самолет противника, и подводникам пришлось срочно погрузиться, бросив свой гидроплан на поверхности. На этом японцы прекратили попытки использовать авиацию у Алеутов.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Даешь Кыску!

Kittyhawk Mk.l из 111-й АЭ Королевских канадских ВВС, декабрь 1942 г.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Даешь Кыску!

Р-39F из 57-й АЭ 54-й ИАГ ВВС США. Кадьяк, лето 1942 г.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Даешь Кыску!

Р-38F к-на Джорджа Лейвена из 54-й АЭ ВВС США. Адак, 1943 г.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Даешь Кыску!

Р-ЧОЕ из 11 -й АЭ «Алеутские тигры» 343-й ИАГ ВВС США, 1942 г.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Даешь Кыску!

Каваниси Е-7К «Альф» с легкого крейсера «Абакума», 1942 г.


Авиация и время 2004 03 Забытая кампания. Даешь Кыску!

Виктор Кудрявцев/ Иркутск, Андрей Совенко/ «АиВ»

Фото Aircraft Nuclear Propulsion.

Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени

В середине лета 1947 г. свободная пресса США широко обсуждала нашествие «летающих тарелок», якобы проявлявших слишком навязчивое любопытство в отношении американских авиабаз. На этом фоне выделялась лишь статья в журнале Examiner, утверждавшая, будто неопознанные объекты не имеют к инопланетянам ровно никакого отношения – это таинственные аппараты русских, оснащенные ядерными двигателями. Согласно статье, американские «ученые-ядерщики высшего звена»якобы получили загадочное письмо, содержащее описание «русского блюдца». В нем говорилось об аппарате, внешне похожем на человеческую почку, но имевшем полированную поверхность. Пилот аппарата находился в лежачем положении в кабине со специальной системой охлаждения – «блюдце» сильно нагревалось во время полета с ужасающей скоростью. «Подъемная сила, – гласила статья, – создается на совершенно неизвестном нам принципе, открытом русскими более 10 лет назад»…

Конечно, это был полный бред, причем явно сфабрикованный ФБР с целью превратить интерес обывателей к инопланетянам в страх перед «красной угрозой». Но давайте задумаемся о другом: уже в 1947 г. американцы стали плести небылицы об атомных успехах русских, тем самым оправдывая в глазах общественности собственную разработку летательных аппаратов с ядерными двигателями. Впоследствии они (да и советские пропагандисты) не раз прибегали к подобным приемам, в результате прорвавшиеся сквозь завесу секретности скупые правдивые сведения смешались сложными и за давностью лет стали почти неотличимы от них. Сегодня, спустя почти 60 лет с начала разработки самолетов на атомной энергии, эта страница авиационной истории остается одной из самых малоизвестных.

Впервые описания реактивных самолетов, движимых с помощью ядерной энергии, появились в популярных технических журналах начала 1940-х годов. Умы читателей того времени они занимали не менее космических кораблей, роботов и прочих атрибутов научной фантастики. В январе 1941 г. американский журнал Popular Mechanics опубликовал уже вполне жизненную концепцию самолета типа «летающее крыло» с двигателями, работающими на уране-235. Тем не менее, пока шла мировая война, любое другое применение атомной энергии, кроме прямого уничтожения противника, практически не рассматривалось. Ученые, занятые в знаменитом Манхэтгенском проекте, в частности, Энрико Ферми и его ближайшие коллеги, лишь указывали на принципиальную возможность оснащения кораблей и самолетов реакторами, при этом все свои усилия они направляли на разработку атомной бомбы.

Однако в 1945 г. бомба была создана. Вскоре после этого выяснилось, что недавний союзник США по антигитлеровской коалиции – Советский Союз – постепенно превращается в стратегического противника, и доставлять новое оружие теперь придется к целям, расположенным за многие тысячи километров от территории Штатов. А бомбардировщика, способного совершить такой рейд, в конце 1940-х гг. не существовало. Более того, имелись серьезные основания считать, что обычные самолеты вообще никогда не будут способны на такое. Машины с поршневыми двигателями уже достигли своего предела, остановившись на гораздо более скромных показателях дальности, а реактивные силовые установки лишь начинали победное шествие в авиации и были страшно неэкономичными – самолеты с ними имели еще меньшую дальность полета. В этой ситуации бомбардировщик, использующий для полета атомную энергию, казался вполне разумным выходом.

Отношение к атомной энергии в американском обществе тогда было благоприятным. Популярные брошюры и статьи в массовых журналах пророчили ей большое будущее буквально во всех сферах жизни. У американцев даже бытовало выражение, перевод которого поразительно схож с черной шуткой, ходившей среди киевлян после чернобыльской катастрофы: «Мирный атом – в кожну хату!». Правда, оно не носило зловещего смысла, а воспринималось буквально. Ну, а в авиации перспективы применения ядерной энергии и вовсе казались безграничными, особенно в качестве радикального средства повышения дальности полета. Поскольку энергия деления ядер атомов примерно в 107 раз превышает энергию, выделяющуюся при сгорании химического топлива, то расход ядерного топлива весьма незначителен. На одной заправке делящегося вещества атомный реактор может работать от 5000 до 10000 часов. Теоретически атомный самолет может находиться в воздухе более года. Ограничивают его в этом ресурс двигателей, оборудования, а прежде всего, возможности экипажа.

В то же время, в ходе ядерной реакции можно получить очень высокие температуры, гораздо выше, чем при сгорании химических топлив. Это дает возможность повысить скорость истечения газов из реактивного сопла и тем самым достичь большей скорости полета. Правда, в газотурбинных двигателях это преимущество реализовать затруднительно (т.к. температура газов на выходе из камеры сгорания ограничивается по условию прочности турбины), но в принципе оно сохраняется.

Уже двух этих факторов было достаточно, чтобы при упоминании об атомной энергии авиаконструкторы мечтательно закатывали глаза. Знаменитый впоследствии «Келли» Джонсон из Lockheed – создатель таких выдающихся самолетов, как F-104, F-117, И-2, SR-71 – писал: «..Представляется, что стратегический бомбардировщик, от которого требуется и высокая скорость, и большая дальность полета…, будет первым кандидатом на применение ядерной силовой установки». Были и другие обстоятельства, говорившие в пользу нового вида энергии. Например, большая дальность вела к сокращению потребного количества запасных аэродромов. А меньший объем баков с обычным керосином (который в небольших количествах все равно требовался на борту) сулил существенное уменьшение течей. Отсутствие выброса в атмосферу продуктов сгорания химического топлива, которые черным шлейфом тянулись за реактивными машинами тех лет, уменьшало вероятность обнаружения самолета противником. Но все это были мелочи в сравнении с возможностью приблизиться к обладанию абсолютным оружием, каким представлялась термоядерная бомба на атомном стратегическом бомбардировщике!

Первый практический подход к осуществлению заветной мечты американцы предприняли весной 1946 г.: ВВС США открыли финансирование программы NEPA – Nuclear Energy for the Propulsion of Aircraft (ядерная энергия для движения самолета). Собственно, речь шла о том, чтобы только приблизиться к пониманию проблем, связанных с размещением реактора на летательном аппарате. При этом имелись в виду два типа боевых самолетов – стратегические бомбардировщики с большой дальностью полета и стратегические разведчики с очень большой скоростью полета. Главным подрядчиком по программе выступила корпорация Fairchild, завоевавшая известность постройкой в конце войны довольно больших по тем временам транспортных самолетов С-119. И хотя в пристрастии к новейшим технологиям «Фэрчайлд» ранее замечена не была, но контрактные работы проделала добросовестно. Главными из них были испытательные полеты «Суперкрепости» В-29, в бомбоотсеке которой размещалась капсула с радием. Сотрудники «Фэрчайлд» с помощью счетчиков Гейгера замеряли уровни радиации в кабине пилотов, в других частях самолета, в окружающем пространстве. Обработка результатов экспериментов привела к неутешительным выводам. Реальная масса реактора и его радиационной защиты получалась столь внушительной, что поднять их в небо смог бы только очень большой самолет.


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Экспериментальная атомная установка HTRE-1, 1955 г.


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Экспериментальная атомная установка HTRE-2, 1957 г.


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Установка HTRE-3 предназначалась для размещения в бомбоотсеках бомбардировщиков В-36 и В-60, 1958 г.


Но как передавать тепло от реактора к двигателям? Как охлаждать реактор в полете и управлять его мощностью? Как наиболее эффективно защищаться от радиации? Мало того, что она губительно действовала на людей, она снижала прочность алюминиевых сплавов, разрушала смазочные материалы, повреждала электронное оборудование. Количество технических проблем, казавшихся почти неразрешимыми, росло подобно снежному кому. Хотя в то время началась разработка реакторов для кораблей, очень немногое из технического опыта морских ядерщиков оказалось пригодным для использования на летательных аппаратах. Слишком разными были требования к весовому совершенству морских и авиационных силовых установок.

Реальный прогресс, достигнутый в процессе выполнения программы NEPA, несмотря на вложенные до конца 1948 г. приблизительно 10 млн. долларов, оказался незначительным. Чтобы сдвинуть проблему с мертвой точки, летом 1948 г. в Массачусетском технологическом институте прошла конференция под условным названием «Проект Лексингтон», впервые давшая исчерпывающий инженерный обзор проблемы применения ядерной энергии в авиации. В отчете конференции указывалось, что идея практически осуществима, хотя и очень сложна. До взлета атомного самолета может пройти длительное время – около 15 лет. Там же впервые назывались два возможных типа устройства атомной силовой установки, различающихся по термодинамическому циклу – открытый и закрытый. В обоих случаях тепло, получаемое в реакторе в результате реакции деления ядер изотопов тяжелых элементов, передавалось к двигателю с помощью некоего теплоносителя.

При открытом цикле роль теплоносителя играет атмосферный воздух, сначала попадающий через воздухозаборник в компрессор турбореактивного двигателя, а затем – в реактор. Последний в данном случае заменяет камеру сгорания. В реакторе воздух нагревается за счет охлаждения тепловыделяющих элементов, в которых идет реакция радиоактивного распада. Далее раскаленный воздух, как в обычном газотурбинном двигателе, проходит через турбину и выбрасывается в атмосферу через реактивное сопло, создавая необходимую тягу. В силовой установке этой схемы возникает несколько серьезных проблем. Прежде всего, после прохождения двигателя воздух становится радиоактивным, что влечет за собой массу отрицательных последствий. Расположенные близко к реактору элементы конструкции двигателя и его систем необходимо защищать от потока нейтронов и у-лучей. Очень сложной является и проблема создания малогабаритного реактора, соизмеримого с привычной камерой сгорания.

При закрытом цикле воздух из компрессора не попадает в реактор, а протекает через двигатель как обычно. Камеру сгорания в данном случае заменяет не реактор, а теплообменник, связанный с ним системой трубопроводов. По ним циркулирует специальный теплоноситель, нагревающийся в реакторе и отдающий затем свое тепло воздуху в теплообменнике. В качестве теплоносителя могут быть использованы как газы (воздух, азот, углекислый газ, гелий и др.), так и жидкости (вода, тяжелая вода, углеводороды), включая жидкие металлы (ртуть, калий, натрий, свинец, висмут, растворы калий-натрий). Закрытый цикл является более сложным для реализации. В частности, он ведет к дополнительным проблемам, связанным с обеспечением эксплуатации и живучести силовой установки. Например, для циркуляции теплоносителя необходимы специальные насосы нетрадиционных схем: для газов – газодувки высокой производительности и напора, для жидких металлов – электромагнитные насосы. Особую важность приобретает полная герметизация системы. В случае использования жидких металлов возникает проблема разогрева их до жидкого состояния перед запуском силовой установки, так как при обычной температуре они находятся в твердом состоянии (кроме ртути). Зато жидкометаллические теплоносители обеспечивают большой теплосъем с единицы поверхности активной зоны реактора, что позволяет уменьшить ее размеры и массу. Да и в целом закрытый цикл обещает более высокую эффективность силовой установки и, к тому же, не загрязняет атмосферу радиоактивными продуктами.

Большое внимание участники конференции уделили защите экипажа и бортового оборудования от излучения. В частности, был сделан вывод, что определенной защитой может служить сама конструкция самолета, особенно такие сравнительно массивные ее элементы, как кессон крыла, опоры шасси, двигатели, а также топливо в баках и полезная нагрузка. Рациональное размещение реактора на борту рекомендовалось выбирать с учетом этого, чтобы уменьшить потребную толщину собственно защитных элементов. Наиболее пессимистически настроенные ученые полагали, что достичь приемлемого уровня защиты вообще невозможно. Больше всего они опасались негативного влияния радиации на генотип человека, при этом обращая внимание, на то, что пожилой организм лучше сопротивляется ее разрушительному воздействию. Так родилось предложение, что в экипаж атомного бомбардировщика должны входить только пожилые мужчины, уже утратившие способность иметь детей. Другая радикальная идея, выдвинутая лексинпгонской группой, заключалась в том, чтобы вообще убрать людей с борта «атомолета». Они могли бы находиться в обычном самолете, который мог бы буксироваться за атомным на длинном тросе.


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Схематическое изображение комплекса Р-1, состоящего из реактора и четырех двигателей XJ53


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Атомный ТРД XJ39. На месте камеры сгорания видны трубы теплообменника


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Модель летающей лаборатории Х-6 с полноценной атомной силовой установкой


В результате конференции число посвященных в проблему создания атомного бомбардировщика значительно возросло. Некоторые из них – представители серьезных промышленных фирм – предлагали свои услуги в решении намеченных проблем. Чтобы объединить все конструктивные усилия и организовать работу на новом этапе, 27 апреля 1949 г. ВВС США провели новую конференцию. В ней приняли участие подрядчики по программе NEPA представители Комиссии по атомной энергии США, ряда промышленных и научных организаций, в т.ч. физической лаборатории в Оак Ридж, шт. Теннеси. Новая программа, куратором которой выступило Командование материального обеспечения ВВС, получила название ANP – Aircraft Nuclear Propulsion (атомная движущая сила самолета).

ANP во всех отношениях был более сильным проектом, чем NEPA – он впервые ставил задачу создать реальный самолет, летающий на ядерной энергии. Корпорация Fairchild уже не была главным подрядчиком, а основные усилия по разработке планера и систем сосредоточили у себя Lockheed и Convair. Работы по силовой установке легли на General Electric и ее извечного конкурента в сфере авиадвигателестроения – Pratt amp; Whitney. Причем первая из этих компаний создавала реактор открытого цикла, а вторая – закрытого. Надо сказать, что первоначально в программе ANP приоритет отдавался реактору закрытого цикла. Однако «Дженерал Электрик» повела очень активную кампанию по пропаганде среди членов правительства своего варианта и сумела убедить чиновников, что ввиду сравнительной простоты силовой установки открытого цикла ее разработка займет меньше времени и потребует меньших средств. В результате основной была названа работа «Дженерал Электрик», которая и получила львиную долю финансирования.

О размахе работ по программе ANP говорит тот факт, что ее руководители не ограничили круг возможных решений двумя упомянутыми типами силовых установок, а требовали изучения все новых вариантов. Например, серьезной проработке подвергся двигатель с огромным воздушным винтом, приводимым во вращение паровой турбиной, пар для которой нагревался теплом атомного реактора. Рассматривались и разные варианты компоновки самолета. Но в конце концов, в 1951-52 гг. ВВС решили не разрабатывать новый самолет, а оснастить атомными двигателями опытный стратегический бомбардировщик YB-бО, создаваемый в то время фирмой «Конвэр». Эта машина представляла собой известный В-36, но оснащенный турбореактивными двигателями, а также стреловидными крылом и оперением.

Силовая установка для YB-бО, разрабатываемая «Дженерал Электрик», получила индекс Р-1. Она представляла собой реактор с тепловой выходной мощностью 50 МВт, объединенный посредством множества трубопроводов в единый блок с четырьмя турбореактивными двигателями XJ53 тягой около 8000 кгс каждый, также созданными «Дженерал Электрик». Охлаждение реактора происходило не только проходящим сквозь его активную зону потоком воздуха (при этом последний нагревался примерно до 1100° С), но и насыщенной бором водой, циркулировавшей между его кожухом и специальным радиатором. Вся эта связка должна была располагаться в заднем бомбоотсеке самолета – как можно дальше от кабины экипажа. Планировалось, что радиационная защита будет включать несколько слоев пластика, стали и вольфрама вокруг реактора, а также баки с водяным раствором бора (его изотопы – отличные поглотители нейтронов). Кабина экипажа должна была иметь дополнительную защиту. Такая концепция «раздельной защиты» была разработана еще в ходе программы NEPA и стала одним из крупнейших ее достижений.

При этом на самолете сохранялись и обычные ТРД работающие на керосине. Необходимость в этом обуславливалась открытым циклом работы атомной силовой установки. Ведь поток воздуха, проходя через активную зону, неизбежно вымывал из нее и выбрасывал в атмосферу частицы делящегося вещества. Естественно, загрязнять радиацией воздух в непосредственной близости от аэродрома никто не хотел. Поэтому считалось, что запустить реактор и перейти к использованию ядерной энергии экипаж сможет только в воздухе, причем достаточно далеко от густонаселенных районов. Кроме того, во время прорыва ПВО и ведения воздушного боя также предполагался переход на керосин, т.к. изменение тяги атомного двигателя происходит медленнее обычного за счет запаздывания в контуре теплопередачи. Таким образом, использование атомных двигателей ограничивалось только крейсерскими режимами полета.

Для снижения технического риска при создании этого монстра программа ANP предусматривала опережающие испытания двух летающих лабораторий, обеих – на базе В-36. Задача первой из них состояла в проверке эффективности выбранных методов защиты от радиоактивного излучения. «Конвэр» построила этот самолет, получивший собственное наименование NB-З6Н Crusader («Крестоносец»), в 1955 г. Машину оборудовали не только мощной защитой от излучения, но также небольшим ядерным реактором мощностью 1 МВт, который назывался ASTR – Aircraft Shield Test Reactor (реактор для испытания защиты самолета). ASTR устанавливался в задней части фюзеляжа, приблизительно на таком же расстоянии от экипажа, как должен был устанавливаться реактор Р-1 на YB-60. Цель – создать радиационное поле, подобное излучению Р-1. ASTR охлаждался водой, которая, в свою очередь, отдавала тепло набегающему потоку с помощью системы воздухозаборников и теплообменников. В новой носовой части фюзеляжа помещалась 12-тонная защитная капсула экипажа с толстыми стальными стенками, люком как на подводной лодке и остеклением почти 20-сантиметровой толщины. Для лучшего поглощения радиации позади капсулы была закреплена емкость с водой.


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

В воздухе – летающая лаборатория NB-36H, 1956 г.


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

В носовую часть NB-36H устанавливается защитная капсула для экипажа


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Реактор ASTR, устанавливаемый на NB-36H


Базировался уникальный самолет на площадке «Конвэр» авиабазы Карсвелл (Carswell), шт. Техас. Он взлетал с заглушённым реактором, летел на Запад до испытательной зоны в шт. Нью Мексико, где выполнялись все эксперименты, затем реактор глушился, и самолет возвращался. В период с сентября 1955 г. по март 1957 г. «Крестоносец» выполнил 47 полетов с включением реактора, во время которых его сопровождал В-50 с комплексом измерительных приборов для исследования радиационного поля. Неподалеку обязательно летел транспортный самолет со специально подготовленными морскими пехотинцами, которые в случае аварии «Крусейдера» должны были выпрыгнуть с парашютами и оцепить место падения, чтобы не допустить туда местных жителей и во взаимодействии с местными аварийными службами ликвидировать возможные последствия. По результатам этих испытаний американцы сделали довольно оптимистичный вывод: «Атомный самолет не представляет угрозы, даже если летит на малой высоте… Риски при использовании атомной энергии не выше, чем в случае обычных самолетов и ракет на химическом топливе».

Второй летающей лабораторией, получившей обозначение Х-б, должен был стать тоже В-36, но оснащенный, в дополнение к обычной, полноценной атомной силовой установкой. Последняя должна была состоять из реактора и четырех двигателей «Дженерал Электрик» XJ39 тягой около ЗЮО кгс, созданных на базе хорошо отработанного ТРД J47 бомбардировщика В-47. Эта связка представляла собой моноблок, устанавливаемый в бомбоотсек самолета непосредственно перед полетом и извлекаемый оттуда сразу после его завершения.

Впервые подняться в небо Х-6 должен был с аэродрома Национальной станции испытания реакторов, строительство которой началось в 1949 г. в шт. Айдахо. Там для обслуживания атомного самолета был построен гигантский ангар и множество других сооружений, которые имели ненормально толстые стены и потолочные перекрытия с целью не выпустить радиоактивное излучение наружу. Мало того, «Дженерал Электрик» планировала установить в зданиях телевизионные системы наблюдения и дистанционно управляемые манипуляторы. Это позволило бы техническому персоналу выполнять необходимые работы, не подвергаясь интенсивному облучению, опасность которого сохранялась бы даже после выключения реактора. Она исходила от элементов конструкции самолета, которые в полете подвергались воздействию потока нейтронов и сами становились радиоактивными. Да и собственно процесс выключения реактора занимал много времени, ведь после остановки цепной реакции уменьшение нейтронного потока в его активной зоне шло довольно медленно за счет так называемых запаздывающих нейтронов. Выделение тепла продолжалось, и задача его отбора оставалась актуальной. Поэтому ТРД должны были выключаться только в ангаре, а затем к реактору планировалось присоединять наземное продувочное устройство для принудительного охлаждения. Вместе с ним вся силовая установка должна была извлекаться из бомбоотсека и опускаться в экранированное подземное укрытие.

Но прежде чем поставить атомный двигатель на самолет, пусть даже на летающую лабораторию, его работоспособность требовалось проверить на земле. Естественно, такая установка могла создаваться без ограничений веса и размеров, которые диктовались условиями размещения на реальном самолете. Поэтому первые экспериментальные конструкции внешне напоминали гигантских динозавров и весили почти 50 тонн. Они располагались на железнодорожных платформах, на которых уезжали к месту испытаний – подальше от сборочных и наладочных цехов. Именно такой была первая экспериментальная установка HTRE-1 – Heat Transfer Reactor Experiments (эксперименты по переносу тепла из реактора). Она представляла собой небольшой урановый реактор с бериллиевым отражателем нейтронов и защитой, содержащей большое количество ртути. Два двигателя XJ39 (видны в левом нижнем углу снимка) начинали работать с использованием обычного керосина. Затем они выводились на полную мощность, поток воздуха направлялся через активную зону, и реактор запускался. Подача керосина прекращалась, а турбины вращались за счет тепла радиоактивного распада. Этот режим поддерживался много часов, чтобы имитировать типовой полет атомного бомбардировщика. После каждого запуска платформа возвращалась на базу для разборки и осмотра. «Дженерал Электрик» создала эту установку в 1955 г. и уже в следующем году заставила достаточно уверенно работать, доведя выходную мощность до 20,2 МВт.

Вскоре установку переделали в вариант HTRE-2, который использовался для испытаний новых конфигураций активных зон реакторов и новых конструкционных материалов. Эта установка достигла мощности 14 МВт.

Несмотря на то, что HTRE-1 и HTRE-2 вполне успешно работали, эти массивные сооружения были далеки от реальной авиационной конструкции. Важнейшим шагом на пути к реактору, способному подняться в воздух, стала HTRE-3. Эта установка была очень близка к исходной концепции комплекса Р-1, но предназначалась для обеспечения энергией двух, а не четырех ТРД Поэтому размеры активной зоны и развиваемые в ней температуры были выбраны такими, чтобы обеспечить мощность порядка 35 МВт. Общая вытянутая в горизонтальном направлении компоновка, достаточно легкий циркониевый замедлитель нейтронов, каркас из алюминия и габариты с учетом размеров бомбовых отсеков В-36 и В-60 – все было призвано максимально приблизить HTRE-3 к настоящему полетному реактору. И это специалистам «Дженерал Электрик» удалось – HTRE-3 успешно отработал с апреля 1958 г. по декабрь 1960 г.

А что же «Пратт-Уитни»? Надо сказать, что, несмотря на недооценку руководителями программы ANP реакторов закрытого цикла, она не.


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Бомбардировщик YB-60, в заднем бомбоотсеке которого планировалось установить комплекс Р-1


оставила работ над ними. Эти исследования велись в лаборатории CANEL – Connecticut Aircraft Nuclear Laboratory (лаборатория ядерных авиадвигателей в шт. Коннектикут), однако по объективным причинам продвигались значительно медленнее, чем эксперименты «Дженерал Электрик». Первоначально исследовались две основные концепции организации теплообмена между реактором и двигателями. В первой теплоносителем выступал жидкий металл, который омывал твердое делящееся вещество в активной зоне и отдавал полученную энергию в теплообменнике двигателя. Во второй делящееся вещество было растворено в металле-теплоносителе и циркулировало вместе с ним. Но цепная реакция шла только внутри реактора, где за счет выбора определенных размеров и формы активной зоны создавалась критическая масса. Фирма добилась значительных успехов в создании реакторов второго типа, особенно в конструкции теплообменников и в борьбе с коррозией трубопроводов, по которым протекал жидкий металл.

И все же, огромные технические трудности вынудили «Пратг-Уитни» искать другой теплоноситель. Таковым стала обычная вода, но разогретая до 815° С. Чтобы она оставалась в жидком состоянии, внутри системы поддерживалось очень высокое давление – на уровне 350 кгс/см2 . Это тоже бьио очень трудно, но все же проще, чем использовать жидкий металл. На этой основе «Пратт-Уитни» разработала очень удачный реактор закрытого цикла. И хотя в рамках программы ANP она не запустила ни одной экспериментальной установки, подобной HTRE, затраченные усилия не пропали даром. Достаточно сказать, что все надводные корабли и подлодки США оснащены реакторами водяного типа. Единственное исключение – подлодка «Сивулф», первоначально оборудованная реактором на жидком натрии, но потом также переведенная на воду.

Итак, к началу 1960-х гг. в США основные технические проблемы создания атомной силовой установки самолета были решены. В наземных условиях работала почти готовая к полету установка HTRE-3, радиационная защита экипажа прошла проверку в воздухе, постройка наземного комплекса техобслуживания атомного самолета близилась к завершению. В целом программа ANP была достаточно близка к достижению поставленных целей. Тем не менее, 28 марта 1961 г. ее выполнение было прервано пришедшей к власти администрацией президента Кеннеди.

Что же случилось? Почему американцы, проделав труднейший путь к атомному самолету, так внезапно остановились и не сделали последнего шага? Вот что говорилось по этому поводу в официальном письме правительства о закрытии программы: «Более 15 лет и 1 млрд. долларов потрачено на попытку создания самолета с ядерной силовой установкой. Но возможность применения такого самолета в ВВС в обозримом будущем представляется весьма неясно». Подписывая этот документ, Кеннеди, без сомнения, находился под впечатлением стремительного развития межконтинентальных баллистических ракет, которые обещали стать более дешевым, быстрым и надежным средством доставки атомных боеприпасов, чем бомбардировщики, тем более атомные. Подобно Хрущеву он считал, что авиация уже отыграла свою роль, по крайней мере, в сфере стратегических вооружений. Таким образом, самолетный ядерный двигатель представлялся ему бесперспективным.

Среди других причин закрытия программы ANP назывались не совсем удачный ход ее выполнения, многочисленные отсрочки, постоянная смена акцентов, что связывалось с плохим менеджментом и отсутствием должного взаимодействия между ВВС, Комиссией по атомной энергии и фирмами-подрядчиками. Один из самых вопиющих примеров того – решение руководства программы, принятое в 1960 г., свернуть работы по реакторам открытого цикла и интенсифицировать по реакторам закрытого цикла, практически отвергнутым несколькими годами ранее.

Наверное, все эти недостатки действительно имели место. Однако при вынесении итоговой оценки нельзя не учитывать, какого уровня сложности проблема стояла перед участниками программы. К их чести следует сказать, что несмотря на то, что формально поставленные цели достигнуты не были, многие промежуточные результаты имели самостоятельную ценность. Так, в ходе программы ANP пришлось разработать десятки технологий и конструкционных материалов с новыми свойствами, синтетических смазок, средств борьбы с коррозией, которые нашли применение в обычной, неядерной авиации. Значительно продвинулось изучение проблем радиационной защиты. Американцы накопили значительный объем «ноу-хау» и в других смежных областях.

На шараханья, имевшие место по ходу программы ANP, большое влияние оказывали текущие представления американцев о состоянии работ над атомным самолетом в СССР. Они всерьез опасались, что Советы их обойдут. Особенно такие опасения усилились в 1957 г., после запуска Советским Союзом первого спутника Земли, что было воспринято не только как начало космической гонки, но и масштабного соревнования двух систем в общетехнологическом плане. Глава Объединенного комитета по атомной энергии США М.Прайс (Melvin Price) написал письмо президенту Эйзенхауэру с требованием в качестве ответа на советскую космическую угрозу ускорить создание самолета на ядерной энергии. В ответ тот распорядился немедленно увеличить финансирование программы. А1 декабря 1958 г. вышел очередной номер журнала Aviation Week, редакционная статья которого утверждала, что в СССР якобы уже состоялся полет прототипа атомного бомбардировщика. Но как обстояли дела на самом деле?

Окончание следует


Авиация и время 2004 03 Атомный самолет: Будущее в прошедшем времени.

Первый серийный Як-130 на выставке «Ле Бурже-2003»


Александр Еланский/ Запорожье.

На чем летать нашим ВВС в новом веке?

«Для подготовки будущих военных летчиков планируется использовать учебно-боевые самолеты Як-130, сборка которых будет организована в Одессе».

Главком ВВС Украины генерал-лейтенант Я.Скалько, 14 мая 2004 г.

Украина – авиационная держава, но есть ли от этого польза национальным ВВС? С теоретической точки зрения, в транспортной авиации дела обстоят не так плохо – у нас есть предприятия, занимающиеся разработкой и производством таких самолетов: АНТК им. О.К.Антонова, КиГАЗ «Авиант» и ХГАПП. Но с помощью транспортников, даже таких, как новейший Ан-70, защищать воздушное пространство невозможно – это всего лишь самолеты обеспечения боевых действий, но не ведения их. А защищать собственное воздушное пространство жизненно необходимо. 11 сентября 2001 г. показало, чего можно добиться, используя всего-навсего гражданский авиалайнер с десятками тонн керосина. Достаточно такому самолету упасть на энергоблок где-нибудь в Энергодаре, и можно ластиком вытирать на карте весь юг и юго-восток Украины.

Но как раз с боевыми самолетами у нас скоро возникнет огромная проблема. Сегодня основными машинами наших ВВС являются истребители Су-27 и МиГ-29, фронтовой бомбардировщик Су-24 и штурмовик Су-25. Все они разработаны 20 и более лет назад и примерно столько же находятся в эксплуатации. Ведь Украина была западной границей Великой Державы, о которую должны разбиваться волны любых захватчиков, что заставляло размещать здесь самую передовую военную технику. У нас сосредоточены прекрасные ремонтные заводы, необходимые для эксплуатации этих ЛА В то же время, все заводы, производящие боевые самолеты, размещались вне территории бывшей УССР. Это одна из причин, почему начавшаяся недавно в развитых странах очередная смена поколений боевой авиационной техники не затронула Украину. Наша страна остается на обочине этого пути.

Но беда наших ВВС не в том, что они остаются без современных самолетов, а в том, что они скоро могут вообще остаться без боевых самолетов. Сроки эксплуатации любой техники кода-то заканчиваются, ее необходимо либо заменять на новую, либо сокращать данную воинскую часть. Сейчас мы идем по второму пути. Согласно Государственной программе реформирования ВС Украины, к 2005 г. в ВВС должно остаться всего 10 авиаполков, что соответствует приблизительно 300 самолетам. А в 2001 г. только МиГ-29 в строю насчитывалось 225 штук Наметившийся было процесс их модернизации не идет – значит, их спишут. Все это наводит на очень грустные мысли о будущем парка отечественных ВВС. Но не будем отчаиваться, а попробуем задать себе несколько вопросов и сформулировать ответы на них.

Вопрос №1: «Каков должен быть боевой состав ВВС Украины?» На этот вопрос ответить затруднительно, не зная общей военной доктрины государства. Но если обратить внимание на ВВС небогатых государств, то можно заметить, что их основу составляют многофункциональные самолеты различных «весовых категорий». Причем ввиду дороговизны тяжелых истребителей типа Су-27 и F-15 главной «убойной силой» являются летательные аппараты типа МиГ-29, F-16, F/А-18, Mirage 2000. Но при этом они занимают незначительную долю в количественном составе, так как даже такие самолеты эксплуатировать в мирное время весьма накладно. Поэтому во многих странах основу парка ВВС составляют еще более легкие: МиГ-21, J-7/F-7, F-5. А штурмовую и учебно-тренировочную авиацию представляют, в основном, легкие боевые самолеты типа L-39C/ZA/ZO, Hawk 50/60/100/200 или различные варианты А-5/Q-5.

Скорее всего, и нам придется разделить самолетный парк на три категории: 1) фронтовой многофункциональный истребитель с достаточно большим радиусом действия для завоевания превосходства в воздухе, борьбы с высотными сверхзвуковыми целями, нанесения мощных ударов по хорошо защищенным наземным объектам; 2) легкий многофункциональный истребитель для ударных операций, ведения маневренного воздушного боя на ближних и средних дистанциях, на малых и средних высотах; 3) легкий боевой или учебно-боевой самолет с небольшим радиусом действия для нанесения ударов по сравнительно слабо защищенным целям, обучения и поддержания летных навыков. Точная оценка количества самолетов каждого типа, необходимых ВВС Украины, выходит за рамки данной статьи. Однако можно предположить, что из общей численности 300 машин (включая транспортные) самолетов второй категории должно быть 100-120 штук, т.е. их можно считать основными боевыми машинами национальных ВВС.

Правда, есть еще зенитно-ракетные части, но они созданы, в основном, для того, чтобы защищать объекты в военное время, когда всякий ЛА, не ответивший на запрос, считается врагом и должен быть уничтожен. Ракета не может, скажем, подлететь к сбившемуся с курса пассажирскому лайнеру и принудить его к посадке, она его просто уничтожит, как было в случае с Ту-154 над Черным морем. Ракета – хоть и умная, но машина. Ее придумали, чтобы сбивать самолеты, и она это сделала. А окажись там пилот истребителя, он бы сблизился с лайнером, доложил бы об ошибке, и трагедии бы не произошло. Однако для этого нет необходимости поднимать в воздух боевой комплекс типа МиГ-31 – достаточно значительно более легкого истребителя. Особенно для Украины, всю территорию которой любой тактический самолет может пролететь на одной заправке.


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

Английский многоцелевой Hawk 200


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

Тайваньский легкий истребитель F-CK-1


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

Основной боевой самолет Чехии L-159


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

LCA – гордость авиапромышленности Индии


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

Китайский FC-1 разработан, в основном, на экспорт


Вопрос №2: «Каким должен быть основной боевой самолет ВВС Украины?» Основным нашим боевым самолетом должен быть многофункциональный истребитель, который мог бы вести воздушный бой, разведку, наносить удары по наземным и морским целям. Он должен быть достаточно дешевым при покупке, иметь низкую стоимость технического обслуживания и содержания, ну и, естественно, являться надежным и долговечным. В свое время Советскому Союзу почти удалось создать такой самолет, он только не был многофункциональным, но постепенно приобретал эти качества – это МиГ-21. По данным на 2001 г., на вооружении разных стран машин этого типа числилось 2147 штук (и это без учета пакистано-китайских J-7/F-7, коих 1161). До сих пор этот выдающийся истребитель продолжает модернизироваться, новвиду своей аэродинамической формы не может взять на борт требуемое сегодня количество боевой нагрузки и вести маневренные воздушные бои на больших углах атаки. Поэтому как новый он не годится, а вот что-то подобное, но на современном уровне, было бы в самый раз.

Можно попробовать определиться с требованиями к такому самолету. Увы, наиболее важная для этого информация (военная доктрина страны, характер внешних угроз, реальные финансовые возможности и т.п.) нам недоступна. Поэтому пойдем иным путем. В мире существуют страны, сходные с Украиной по размерам территории и государственного бюджета. На вооружении там состоит несколько типов легких многоцелевых истребителей. Анализируя их характеристики и основываясь на высказанных выше соображениях, определим предварительный облик будущей боевой машины.

Начнем с массы. Этот параметр во многом определит стоимость самолета, так как чем он больше, тем больше в ЛА дорогих материалов, тем сложнее и дороже его оборудование. Поэтому небольшая масса нашего истребителя – одна из его главных особенностей и одно из достоинств. Однако это не значит, что ради дешевизны необходимо жертвовать боевой эффективностью. Прогресс на месте не стоит, и уже сейчас появляется малогабаритное оборудование, позволяющее небольшим самолетам иметь эффективность, близкую к более тяжелым машинам. Например, JAS-39 Gripen и F-CK-1 Ching Kuo вряд ли сильно уступают F-16 и МиГ-29. Скорее всего, наш самолет должен находиться в так называемом «десятитонном» классе легких тактических истребителей, а его характеристики не должны резко отличаться от данных подобных самолетов, представленных в таблице.

Как видно, максимальная скорость у машин подобного класса колеблется в достаточно широком диапазоне от М=1,4-1,5 до М=2,0 – все зависит от решаемых задач. Если им вменено в обязанность бороться со всеми боевыми самолетами, то высокая скорость просто необходима. Но это зависит и от состава вооружения: чем больше дальности обнаружения РЛС и пуска ракет, тем меньше может быть скорость для достижения точки пуска. Отсюда: если такой самолет предназначен, в основном, для борьбы с дозвуковыми ЛА и имеет достаточно мощное ракетное вооружение (желательно УР с активными головками самонаведения), то его скорость может приближаться к нижнему пределу. А это позволит упростить конструкцию воздухозаборников, что снизит стоимость самолета.

Максимальная высота полета дозвуковых (в том числе и ударных) самолетов не превышает 13-14 км, в этих же пределах лежат эшелоны полетов почти всех транспортных и гражданских лайнеров. Значит, предъявлять требование потолка в 18-20 км к такому аппарату просто не имеет смысла. Эти высоты следует «отдать» более тяжелым машинам или ЗРК и тем самым существенно снизить стоимость проекта. Кстати, F-16 и F-18 имеют потолок немногим более 15000 м. А при решении ударных задач самолету необходимо летать на малой высоте, но с возможно большей скоростью. При этом следует учитывать, что чрезмерное ее увеличение приведет к утяжелению конструкции и снижению боевой нагрузки, так как возникнет необходимость в упрочнении всех элементов планера для восприятия большего скоростного напора.

Естественно, обсуждаемый истребитель должен нести управляемое оружие как класса «воздух-воздух», так и «воздух-поверхность», плюс иметь возможность подвески оборудования для выполнения разведывательных миссий. Причем для ведения воздушного боя ему необходимы ракеты не только малой дальности (Р-60, Р-73, AIM-9 – максимальная дальность пуска до 30 км), но и ракеты среднего радиуса действия (Р-77, модификации Р-27, А1М-120, AIM-7 – максимальная дальность до 80 км). Оснащать легкий истребитель ракетами большого радиуса действия (Р-33, AIM-54 Phoenix, КС-172, Р-37 – максимальная дальность пуска 120 и более километров) нерационально ввиду их больших размеров и массы, не говоря уже о громадной стоимости. Кроме того, на сегодняшний день необходимое для их применения оборудование просто невозможно разместить на легком самолете. Вооружение «воздух-поверхность» должно включать УР (Х-25, Х-29, AGM-65, возможно, ПТУР «Вихрь»), а также неуправляемые ракеты и различные бомбы, включая корректируемые. Причем калибр бомбового вооружения может не превышать 500 кг, что позволит не перетяжелить конструкцию. Наличие на борту скорострельной пушки обязательно, ведь самолет предназначен для ведения маневренного боя, а исход такой схватки может решить одна метко выпущенная очередь. Но и оснащать самолет противотанковым орудием тоже нет необходимости. Достаточно иметь встроенную 20-23-мм пушку, и была бы возможность подвески дополнительных артсистем.


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

В Китае создается сверхзвуковой УБС L-15


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

Еще один проект сверхзвукового УБС – европейский Мако


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

Южнокорейский Т-50 создан в кооперации с США


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

АМХ – продукт итало-бразильского сотрудничества


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

Польский М-96 – новая версия УТС «Ирида»


Назначение самолета и состав вооружения диктуют требования к его бортовому радиоэлектронному оборудованию. Скорее всего, оно должно основываться на мощном вычислительном комплексе, многофункциональной РЛС и оптико-электронном прицельном комплексе. Локатор должен быть способен работать как в режиме «воздух-воздух», так и «воздух-земля». Режим картографирования местности можно считать дополнительной опцией, но полет на сверхмалых высотах с огибанием рельефа местности должен обеспечиваться обязательно, иначе такой самолет не будет способен прорваться к хорошо защищенным целям. Для минимизации размеров истребителя можно предусмотреть вариант подвески оптико-электронного комплекса в специальном контейнере. Поскольку современные боевые действия немыслимы без постоянного обмена огромным количеством информации между всеми их участниками (союзниками), то на самолете следует предусмотреть возможность установки соответствующей системы.

Для преодоления ПВО противника в ходе ударных операций нашему самолету потребуются системы постановки как активных, так и пассивных помех. Ему вряд ли придется прорывать ПВО, состоящую из комплексов типа С-300 или Patriot, для этого есть более тяжелые самолеты с соответствующим оборудованием и вооружением. Основной задачей рассматриваемого истребителя станет поражение целей на поле боя или в оперативно-тактической глубине противника, где более вероятны встречи с менее мощными зенитными средствами, а следовательно, и менее мощными должны быть средства РЭП, что также позволит их разместить в специальных подвесных контейнерах.

Для ведения маневренного воздушного боя самолету потребуется соответствующая аэродинамика и высокая тяговооруженность. Желание реализовать все преимущества современной аэродинамической компоновки может привести к разработке статически неустойчивого самолета с электродистанционной системой управления. Это позволит не только вести воздушный бой, но и обеспечит достаточную маневренность при выполнении ударных функций, где на первый план будет выдвигаться возможность принятия на борт максимального количества средств поражения. А это позволит наносить авиаудары меньшим количеством самолетов.

Пожалуй, к числу главных требований к основному боевому самолету Украины нужно отнести и такое: максимальное количество его комплектующих изделий должно быть отечественного производства, дабы не повторилась существующая ситуация. Данное описание можно продолжать, и в итоге оно превратится в развернутое тактико-тех- ническое задание. Но смысл сказанного выше не в том, чтобы максимально описать конкретный ЛА, а лишь высветить возникшую проблему и предложить пути ее решения.

Вопрос №3: «Где взять такой самолет?» Купить – это самый простой ответ, но на сегодняшний день не самый удачный. Денег не хватает даже на сокращение Вооруженных Сил, и о покупке новых самолетов никто говорить не будет до тех пор, пока еще МиГ-29 и Су-27 хоть как-то могут держаться в воздухе. Вот когда они уже не по халатности, а из-за ветхости начнут падать на головы наших соотечественников, тогда и начнут задумываться, где искать замену. А думать об этом надо сейчас.

Цены на самолеты рассматриваемого класса колеблются в очень широком диапазоне. В зависимости от взлетной массы, производителя, комплектации, технического состояния (если приобретается «секондхенд») и, естественно, объема закупки. Одна такая машина может стоить до 20 и даже более млн. USD. И это только начальные затраты, потом начнутся покупки запасных частей, вооружения, расходных материалов, продление сроков службы и ресурсов и т.д. В общем, одни убытки. Тем не менее, если бы нашим ВВС необходимо было 10-20 таких машин, их все-таки было бы рациональней закупить вместе с технологией ремонта на собственных рембазах (не гонять же истребитель на небольшой ремонт за тысячи километров!). Но нам нужно будет большее количество таких самолетов.

А если самим производить нужную машину? Многие страны закупают лицензии на производство самолетов или добывают необходимую документацию другим способом. Часто на основе оригинальной конструкции создаются собственные варианты, например, хорошо известные братья МиГ-21 – F-7/J-7, и МиГ-19 – F-б/ Q-5/ А-5, и Mirage – Kfir – Dragger и т.д. Большое количество подобных самолетов разрабатывается не только для национальных ВВС, но и для экспорта, чем окупаются затраты на приобретение лицензии и освоение производства. Например, проект FC-1 / Super 7 нацелен, в первую очередь, на экспорт. Так почему бы Украине не перенять этот опыт?

Да, наша авиапромышленность никогда не создавала боевых самолетов, но это не значит, что, взяв за основу уже проработанную конструкцию, нельзя сделать машину для собственных нужд, а заодно и на экспорт. Ведь очень многие из находящихся сегодня на вооружении различных стран самолетов близкого класса эксплуатируются по 30-40 лет, и в скором времени им потребуется замена. Для начала необходимо подобрать наиболее подходящую конструкцию, решить юридические и экономические вопросы, связанные с подобным способом производства. Лучший вариант – это войти в уже существующую программу со своим долевым участием и получить за это право на производство, модернизацию и продажу таких самолетов. А нам есть с чем войти – это могут быть: двигатели, различное радиоэлектронное и оптическое оборудование, конструкционные материалы. Например, на базе двигателя АИ-222-25, который специально сделан для учебно-боевого самолета Як-130, возможна разработка двигателя с форсажной камерой АИ-222-25Ф (о чем свидетельствуют все рекламные материалы ГП «Ивченко-Прогресс»), при этом его тяга будет составлять 4200 кгс. Этот ТРДДФ мог бы вполне найти применение на легком боевом самолете – его параметры близки к двигателям, применяемым на таких машинах, как Jaguar и F-CK-1.

Из соседей Украины собственные легкие боевые самолеты создают Польша, Чехия, Румыния и Россия, причем все это проекты с привлечением иностранного капитала либо совместные разработки. Так что примеры есть. Однако у всех этих машин имеется один общий недостаток – дозвуковая скорость полета. По этой причине они не смогут гарантированно перехватывать цели, летящие с высокими дозвуковыми скоростями, а это могут быть и штурмовики, и авиалайнеры, и стратегические бомбардировщики.

Остаются лишь два проекта, которые способны на такой перехват – это немецкий Мако и китайский L-15. Проект УБС Мако нацелен, в основном, на западный рынок, и еще неизвестно, пойдет ли его развитие дальше полноразмерного макета. Ведь уже готовится к испытаниям его конкурент – М-346, итальянский «близнец» Як-130. Да и маловероятно, что Европа передаст Украине право на производство столь высокотехнологичного продукта, здесь в очередной раз свою негативную роль могут сыграть политики. Проект УБС L-15 более привлекателен. Объясняется это тем, что в последнее время предприятия авиапромышленности Украины и Китая ведут ряд серьезных совместных работ. К примеру, запорожские моторостроители уже давно поставляют корпорации AVICII двигатели АИ-25ТЛК, которые устанавливаются на УТС К-8J. Но огромные расстояния, которые придется преодолевать для организации производства, автоматически повысят цену готового продукта. И сомнительно, чтобы отечественные ВВС приняли на вооружение истребитель, разработанный в соответствии с китайскими стандартами и нормами. Это может потребовать большой переделки самолета, как было в случае с Як-130 и М-346: эти внешне очень схожие самолеты имеют разную конструкцию, двигатели, БРЭО, материалы и тд.

Так неужели же нет ни одного проекта, который бы подошел нашим ВВС? В чистом, так сказать, виде действительно нет – как видно, все они для переноса на нашу почву требуют тех или иных доработок и переделок Поэтому предлагаю их рассматривать не как готовый продукт, а всего лишь как базу, опираясь на которую, можно создать легкий многоцелевой истребитель, полностью отвечающий нашим требованиям. На мой взгляд, такой базой мог бы послужить учебно-боевой самолет Як-130. Во-первых, он предназначен не только для обучения, но и для реального боевого применения. Наличие современной РЛС «Оса» позволяет ему нести ракеты средней дальности класса «воздух-воздух» (возможна одновременная атака нескольких целей) и наносить высокоточные удары по наземным объектам в любое время суток Самолет имеет электродистанционную программируемую систему управления, которая для кащого типового боевого задания позволит оптимизировать алгоритмы управления самолетом. Во-вторых, силовая установка этой машины включает в себя два отечественных ТРДЦ АИ-222-25, которые, как уже говорилось, являются базовыми для создания целого ряда двигателей, в том числе и с форсажной камерой. С таким ТРДЦФ самолет мог бы развить сверхзвуковую скорость. В-третьих, на базе УБС Як-130 уже разрабатывается легкий ударный самолет, причем с изменением только 15% конструкции (вместо рабочего места инструктора устанавливается топливный бак, оборудование для дозаправки, вводится дополнительное бронирование, встраивается артиллерийское вооружение). Все эти аргументы подталкивают к тому, чтобы именно Як-130 стал той печкой, от которой стоит плясать при создании собственного боевого самолета.

И последнее. Недавно на официальном сайте ОКБ им. АС. Яковлева появилась информация, что его сотрудники участвуют в проектировании L-15. В очертаниях этого УБС уже начинают просматриваться мотивы Як-130. Так может стоит объединить усилия авиастроителей трех государств и вместе создать МиГ-21 начала XXI века? Такой шаг гарантировал бы новой машине достаточно большой начальный заказ и сделал бы ее доступной для небогатых стран СНГ, Азиатско-Тихоокеанского региона и многих других, испытывающих потребность в недорогом многоцелевом истребителе.


Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?
Авиация и время 2004 03 На чем летать нашим ВВС в новом веке?

Захваченный в Корее Як-9П во время испытаний на американской авиабазе Райт-Паттерсон


Александр Котлобовский/ Киев.

В лучах былой славы

Продолжение. Начало в «АиВ», №2'04.

Летчикам 1-го ИАП северокорейских ВВС приходилось не только сражаться с воздушным противником, но и заниматься непосредственной поддержкой своих наземных войск. Например, 14 и 20 июля группы Як-9 обрабатывали позиции 24-й пехотной дивизии армии СПИ, защищавшей Тэджон – временную столицу Южной Кореи. Сражение за этот город завершилось разгромом 24-й дивизии, а ее командир генерал УДин попал в плен. 21 июля, подводя итоги операции, командование КНА объявило, что за время ее проведения пилоты 1-го ИАП сбили 10 самолетов противника. 3 летчика: Ли Дон По, Ким Ш Ок и Ли Мун Сунн одними из первых получили звания Героев КНДР, а их часть стала гвардейской. Однако для полка это была пиррова победа, в строю осталось всего несколько «Яков», и продолжать боевые действия 1-й ГИАП не мог.

За месяц некоторое количество истребителей, поврежденных в боях или вышедших из строя по эксплуатационным причинам, удалось отремонтировать, и под конец августа «Яки» снова появились на фронте. 23 числа у западного побережья Кореи пара Як-9 отбомбилась по британскому эсминцу «Комас», а затем обстреляла его. Корабль получил незначительные повреждения, один моряк из его экипажа погиб. Командование КНА сильно приукрасило этот скромный успех своих летчиков, заявив, что им удалось потопить американский эсминец. 1 сентября, после длительного перерыва, снова произошел воздушный бой. Северокорейцы заявили, что над г. Тэгу сбили 3 самолета противника. 9 сентября 1-й ГИАП участвовал в отражении налетов на Пхеньян и Синыйджу, после чего счет полка пополнили 4 победы. Американцы признали, что в сентябре неприятельские истребители сбили две «крепости».

15 сентября стратегическая обстановка на полуострове кардинально изменилась. Глубоко в тылу КНА в порту Инчхон, высадился крупный американский десант. Войска Ким Ир Сена стали откатываться назад и 17 сентября сдали Кимпо. На местном аэродроме бойцы 1-й дивизии морской пехоты США захватили два целехоньких Ил-10 и один Як-9П. Трофеи отправили в Штаты, где на авиабазе Райт-Патгерсон провели их всестороннее изучение и летные испытания. Цельнометаллический «Як» произвел на американцев самое благоприятное впечатление.

На фронте северокорейская авиация еще пыталась оказывать сопротивление. Того же 17 сентября три истребителя 1-го ГИАП атаковали у Инчхона американский крейсер «Рочестер» и британский «Джамайка». Две бомбы угодили в «Рочестер», уничтожив кран для подъема гидросамолета и зенитное орудие. Ответным огнем с кораблей один Як-9 был сбит.

Положение северокорейской армии продолжало стремительно ухудшаться, и Ким Ир Сен обратился к Сталину с просьбой о прямом военном вмешательстве. Оценив ситуацию, генералиссимус решил отправить на территорию КНДР несколько авиаполков для прикрытия Пхеньяна. Советские военные принялись разрабатывать план переброски частей. Одним из первых намеревались послать дислоцированный в Приморье 84-й ИАП, на вооружении которого находилось 40 Як-9П. Однако пока Москва собирала помощь, войска ООН наносили северокорейцам один удар за другим. 19 октября пал Пхеньян, а через пять дней передовые американские части достигли в отдельных местах китайской границы. Задача защиты столицы КНДР отпала сама собой, но, очевидно, «Яки» 84-го ИАП на войну все же попали. Есть сведения, что на северокорейском аэродроме Сингисю находился вооруженный Як-9 полк, технический и летный состав которого был из советских военнослужащих, занимавшихся подготовкой корейских коллег. Поначалу на летчиков из СССР возлагалось также выполнение вылетов для прикрытия местной ГЭС и самого аэродрома. Встреч с противником во время этих полетов не произошло. Довольно скоро технику передали корейцам, и личный состав убыл на родину.

Качественное и количественное превосходство авиации ООН стало подавляющим. В ответ на театре военных действий появились МиГ-15, на фоне которых «Яки» выглядели очень архаично. Все же их летчики периодически вступали в воздушные бои и даже добивались успехов. Например, в январе 1951 г. командование КНА заявило, что тройка Як-9 перехватила четыре В-26, летевших бомбить освобожденный китайцами Пхеньян, сбила один из них и два повредила. Американские источники ничего не сообщили об этом бое. В целом, сведения обеих сторон указывают на то, что потери «Яков» стали существенно превышать их победы. Так, с 1 по 9 декабря 1950 г. союзники безнаказанно сбили семь машин. 20 июня 1951 г. (по другим данным, 20 июля) шестерка Як-9, прикрывавшая штурмовики, попыталась защитить их от атак F-51. Однако «Мустанги» разгромили группу Ил-10, сбили один истребитель и без потерь ушли.

Явная несостоятельность «Яков» в борьбе с современным противником вынудила перенацелить их на выполнение ночных ударов по наземным целям. Громкой славы на этом поприще они не снискали, но потери во время вылетов стали нести меньшие. За весь 1951 г. в воздухе было уничтожено только шесть Як-9. Три из них входили в состав звена,


Авиация и время 2004 03 В лучах былой славы.

Сбитый северокорейский Як-9


Авиация и время 2004 03 В лучах былой славы.

Як-18 северокорейских ВВС


Авиация и время 2004 03 В лучах былой славы.
Авиация и время 2004 03 В лучах былой славы.

Техник северокорейских ВВС осматривает Як-11


Авиация и время 2004 03 В лучах былой славы.

Як-11 из состава ВВС Египта на аэродроме Каир-Вест


Авиация и время 2004 03 В лучах былой славы.

Этот египетский Як-11 был сбит в Йемене во время атаки наземных целей


которое на рассвете 21 июня провело крайне неудачный бой с парой F4U Corsair из эскадрильи VMF/N/-513 корпуса морской пехоты США. Куда больше в том году пострадали «Яки» от бомбардировок аэродромов Сингисю и Синыйджу, где сгорело до 30 машин. Уцелевшие «девятки» продолжали работать по ночам почти до конца войны, и американцы засчитали своим экипажам еще два сбитых истребителя этого типа.

Если говорить об итогах участия Як-9 в Корейской войне, то надо отметить, что в первые полтора-два месяца они действовали вполне успешно. Даже американцы признают, что летчики 1-го ИАП уничтожили в воздухе и на земле два десятка самолетов, в т.ч. три В-29. Корейские источники говорят о куда больших достижениях. Только за комэсками Ким Ги Оком и Ли Дон По числятся 10 и 8 побед соответственно, одержанных в 1950 г.

Рассказ об участии самолетов Яковлева в том конфликте будет неполным без упоминания о скромном учебно-тренировочном Як-18. Эти машины, оснащенные четырьмя бомбодержателями, использовались вместе с По-2 в качестве ночных бомбардировщиков. «АиВ» уже неоднократно писал о действиях корейских ночников, которые доставили войскам ООН массу неприятностей. Наиболее заметных успехов добились экипажи поликарповских бипланов, но и летчики «Яков» внесли свой достойный вклад. Причем их потери оказались весьма незначительными. Зенитчикам вообще не удалось сбить ни одного Як-18, а ночные истребители смогли уничтожить всего четыре такие машины. Все они на счету единственного флотского аса Корейской войны л-та Г.Борделона из эскадрильи VC-3, который летал на F4U-5N.


Над пустынями и горами.


Почти через 10 лет после окончания Корейской войны нашлось место на земном шаре, где поршневые самолеты Яковлева снова вступили в бой. В 19б2 г. в расположенном на юге Аравийского полуострова Йемене произошел государственный переворот, ставший началом долгой гражданской войны между приверженцами республиканского строя и монархии. В то время в составе ВВС страны насчитывалось более 30 Як-11 советского и чешского производства, которые республиканцы использовали в качестве легких штурмовиков.

Поддержавший республиканцев Египет направил в Йемен свой воинский контингент, в составе которого находились авиачасти, насчитывавшие до 60 самолетов. Одна египетская эскадрилья была вооружена Як-11, которые также использовались для непосредственной поддержки войск Небольшая скорость и хорошая маневренность этих самолетов позволяли их летчикам действовать весьма успешно, особенно по слабо укрепленным позициям противника в горной местности. Однако отсутствие у «Яков» бронезащиты делало их уязвимыми даже для огня легкого стрелкового оружия, что привело к потере нескольких самолетов. Тем не менее, эти машины продолжали сражаться в Йемене до середины 1967 г., когда египетские войска покинули страну.

Прошло еще более 30 лет, и в справочнике Jane's 1999-2000 на стр. 339 появилась информация о том, что в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане принимали участие в боевых действиях три учебно-тренировочных Як-52, каждый из которых нес по два блока УБ-16 для 57-мм НАР. О боевой эффективности этих противопартизанских самолетов уважаемое издание ничего не сообщало, а лишь говорило, что одна машина была потеряна, а еще одна по возвращении в Союз заняла место в коллекции ионинского музея ВВС. При подготовке этой статьи редакция решила уточнить эти сведения и обратилась к начальнику отдела информационного обеспечения ОАО «ОКБ им. А.С.Яковлева» Ю.В.Засыпкину. Из предоставленных им данных следует, что яковлевская фирма действительно занималась милитаризацией своей «летающей парты», для чего одна машина была оснащена блоками УБ-16. Однако в Афганистан этот самолет не направлялся и поступил в музей ВВС после завершения испытаний.

Не обошлись без поршневых «Яков» и в конфликтах, разразившихся на развалинах СССР. Так, во время событий 1992-93 гг. в Абхазии местные ВВС использовали несколько Як-52. В основном на этих самолетах по ночам выполняли разведку и транспортные перевозки, но в двух или трех вылетах один экипаж отважился атаковать неприятельские позиции. Очевидно, вдохновленные примером авиаторов Первой мировой, абхазские соколы использовали вместо бомб обычные ручные гранаты, которые лихой «гренадер» швырял из задней кабины. Эти усилия не оставили равнодушной грузинскую ПВО, и 3 июля 1993 г. импровизированный бомбардировщик сбили.

На сегодня это последний известный случай боевого использования поршневых «Яков». Однако наш мир остается очень неспокойным, и кто знает, что принесет завтрашний день.

Автор благодарит за оказанную помощь при работе над статьей И.А.Сеидова (Майкоп, Россия), Д.Нишин (Bydxayc-Ивз, Великобритания), Ю.В.Засыпкина (Москва) и М.А.Жирохова (г. Комсомольское).


Михаил Пруцаков/ Киев,

Михаил Жирохов/ Комсомольское Донецкой области Фото предоставлены авторами.

Одинокий волк

Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.
Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Родольф Числэйн Чарльз де Хемрикурт де Грюнн


О добровольцах, сражавшихся во время гражданской войны в Испании в рядах республиканской авиации, известно достаточно много, а вот о волонтерах франкистской авиации неизвестно практически ничего. В этой статье мы бы хотели только коснуться этой темы. В центр нашего внимания попал человек с необычной судьбой – бельгиец, воевавший в Испании плечом к плечу с летчиками люфтваффе, а через два года нашедший свою смерть от их пули над Ла-Маншем.

Родольф Числэйн Чарльз де Хемрикурт де Грюнн был четвертым ребенком в семье бельгийского графа Чарльза де Грюнна и француженки Мари де Монталембэ. Он появился на свет 18 ноября 1911 г. в расположенном рядом с Брюсселем городе Тербик. Вскоре после начала первой мировой де Грюнны перебрались в Англию, а затем в Париж, где Родольф пошел в школу. После окончания войны семейство вернулось на родину, облюбовав городишко Аальтер недалеко от Гента. Оттуда в 18 лет отправился юный граф в Испанию изучать сельское хозяйство. Там он в совершенстве овладел испанским языком и проникся духом страны. После окончания обучения молодой агроном вернулся в Бельгию и был призван в армию. Он высказал желание служить в ВВС, но из-за дефекта зрения попал в кавалерию. И все же, в 1935 г. Родольф нашел способ стать летчиком – вдохновленный примером сестры, он записался на гражданские авиакурсы и вскоре получил летную лицензию.

Когда в Испании генерал Франко поднял мятеж, ревностный католик де Грюнн посчитал необходимым подключиться к борьбе против заговора «красных». В конце сентября 1936 г. он сел в поезд на брюссельском вокзале и, пропутешествовав больше недели, 7 октября добрался до испанского г. Бургос. Через несколько дней бельгиец вступил в ряды «Центурия Аргентина» (пехотного подразделения, укомплектованного, в основном, волонтерами из Аргентины). Однако уже 23 ноября Родольф получил ранение в ногу и попал в госпиталь в том же Бургосе. По счастливому (или несчастливому?) совпадению в од.

ной палате с ним оказался раненый летчик… Дальше были рапорт о переводе в авиацию и собеседование с представителями ВВС. Националисты испытывали дефицит пилотов, и молодого дворянина после соблюдения необходимых формальностей зачислили в ряды «орлов Франко». Для переподготовки его направили в летную школу в Севилье, а 1 февраля 1937 г. распределили в группу 3-G-11, которая в то время размещалась в Сарагосе. На вооружении этого подразделения находились немецкие разведчики Не 46, на одном из которых и начал воевать де Грюнн. Мечтавший летать на истребителе, бельгиец стал забрасывать командование рапортами о переводе и, пока эти просьбы нашли отклик у начальников, успел выполнить 16 разведвылетов. В это время за ним закрепились два прозвища-псевдонима, с которыми он прошел всю испанскую войну: Родольфо (от имени) и Харрико (от части фамилии).

Добившись своего, де Грюнн был зачислен в истребительную группу 1-G-2, для чего ему потребовалось освоить Не 51, который испанцы называли «Каден». Бельгиец быстро втянулся в боевую работу на Арагонском фронте и с 12 апреля начал принимать участие в боях над Санта Куитерия. Его группа занималась, в основном, штурмовками, однако редкий вылет проходил без встречи с республиканскими истребителями. В этих схватках некоторые сослуживцы Харрико добились успеха, иные были сбиты сами. Родольфо пока не принадлежал ни к тем, ни к другим.

В июне 1-G-2 перебросили в район Уэски. Там де Грюнн успел выполнить всего несколько вылетов, пока командование не преподнесло ему неприятный сюрприз, решив перевести под Сарагосу в группу 4-G-12, имевшую на вооружении итальянские разведчики «Ромео» Ro.37. Для неугомонного бельгийского волонтера такой поворот событий стал жестоким разочарованием, и он опять принялся «бомбить» штаб авиации рапортами о переводе в истребительное подразделение. Вскоре его настойчивость снова принесла плоды: пройдя в Севилье курс переподготовки на «Фиат» CR.32, он вернулся в свою стихию.

Де Грюнн получил назначение в 2-G-3, под командование знаменитого Гарсия Мора- то. В часть он прибыл зимой, когда шло сражение за Теруэль. В небе над заснеженными горами закипали жестокие воздушные бои. Летчикам приходилось бороться не только с противником, но с погодой: на высоте температура воздуха опускалась до -50° С, а летали в открытых кабинах. Во время одного из патрулирований над линией фронта самолет Харрико был поврежден зенитным огнем и загорелся. Де Грюнн умудрился найти в горах площадку для вынужденной посадки, приземлился и, выскочив из кабины, потушил свою машину.

После успеха националистов под Теруэ- лем группа 2-G-3 была переброшена на Арагонский фронт. Там 9 марта 1938 г. франкисты начали наступление, и действовавшая с аэродрома Бельчите 2-G-3 приняла участие в его поддержке. Истребители штурмовали республиканские позиции, транспортные колонны и, конечно же, вели воздушные бои. 12 марта ведомая к-ном Саласом эскадрилья «Фиатов» отправилась эскортировать бомбардировщики Ju 52. После выполнения основного задания командир решил провести «свободную охоту» над линией фронта. В районе Хияр эскадрилья была атакована двенадцатью республиканскими И-15. В завязавшейся схватке Гарсия Пардо вогнал в землю один «чато» (впоследствии кусок обшивки этого самолета использовали в эскадрилье в качестве своеобразного дневника побед). Затем успеха достиг Гуэрреро, а Сальвадор повредил истребитель противника, но добить его не смог – закончились патроны, да и горючее было на исходе. Кроме того, после этого боя на сбитые претендовали Салас, Карлос Серра, Карлос Байо Алессандри и де Грюнн, который наконец-то ощутил радость победы! Однако в список его официальных боевых достижений этот И-15 не вошел, т.к. командование посчитало, что представленных доказательств о сбитии недостаточно.


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Де Грюнн у своего «Фиата» CR.32


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Летчики группы 2-G-3 в перерыве между вылетами


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

На этом «Харрикейне» де Грюнн летал в бельгийских ВВС


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

«Харрикейны» из 32-й эскадрильи RAF готовы вступить в бой


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Де Грюнн участвовал в сбитии над Англией этого Do 17. 18 августа 1940 г.


Группа 2-G-3 продолжала выполнять вылеты на штурмовку, и 4 мая Родольфо едва не погиб, когда во время атаки вражеских войск его самолет получил несколько пробоин от огня с земли. В том же вылете были повреждены машины Карлоса Байо, Мунтадаса и Саласа, которому с пробитыми баками пришлось совершить вынужденную посадку на аэродроме Агуилар.

В конце мая и в течение лета де Грюнн трижды заявлял о воздушных победах, но командование по-прежнему их не засчитывало. И вот 14 августа бельгиец сбил И-16, который и открыл список подтвержденных побед. В отчете 2-G-3 этот бой описан так: «Гарча Пардо атаковал несколько «рат», которые пытались сбить Не 111, и сбил одну из них, которая упала возле Мора делъ Эбро… Лейтенант Байо атаковал три «раты» и сбил одну из них, которая упала в горах Бланерас. Позже он атаковал «чато», но повреждения двигателя не позволили ему продолжить бой, и он совершил аварийную посадку на Хорте…Лейтенант де Хемрикурт обстрелял одну «рату» без видимых результатов, позже атаковал несколько «рат», одна из которых упала в лес к северу от Реуса». По данным республиканцев, в тот день 1-я, 3-я и 4-я эскадрильи вели бой с 90 самолетами франкистов, в т.ч. 7 Bf 109 и 27 Не 111. В числе потерь отмечен один И-16. Было заявлено о трех сбитых «Фиатах» и одном Не 111.

1 сентября Гарсия Пардо и де Грюнн перехватили эскадрилью бипланов Grumman FF-1, получивших в Испании прозвище «Дельфин», и посчитали, что сбили по одному самолету. Реально республиканцы потеряли только одну машину.

С 20 сентября вся истребительная авиация националистов была вовлечена в тяжелые бои над плацдармом, который создали республиканцы в долине р. Эбро. Личные счета летчиков стали пополняться новыми победами, правда, многие из них оказывались достигнутыми лишь на бумаге. В течение полутора месяцев де Грюнн заявил о 6 сбитых: трех И-16 и трех И-15. 12 ноября произошел последний воздушный бой над Эбро. 18 «Фиатов» из 2-G-3 и шестерка из 3-G-3 под общим командованием Саласа вылетели на эскортирование Ju 52 и Не 70. При подходе к линии фронта они встретили шесть СБ под прикрытием двух групп И-16. Де Грюнн поджег истребитель и участвовал в сбитии одного бомбардировщика (всего было уничтожено пять таких машин). Все «Фиаты» благополучно вернулись домой, но при посадке два столкнулись, получив небольшие повреждения, которые удалось устранить на следующий день.

После этого сражения Родольфо и его товарищи получили некоторый отдых. Однако уже 23 декабря началась Каталонская кампания, и для поддержки наступления Франко бросил в бой практически всю наличную авиацию. 3 января 1939 г. тениенте де Грюнн одержал свою последнюю победу в небе Испании, сбив очередной И-15. По официальным данным, это была его десятая победа. В те дни пала Барселона, и Испанской республике оставалось жить считанные месяцы. 31 марта капитулировал Мадрид. Националисты победили.

15 мая де Грюнн был в числе летчиков, которые во время победного парада выстроили в небе свои самолеты в виде надписи «Franko». В июне он возвратился в Бельгию. За годы его отсутствия в семье многое изменилось. Еще в апреле 1937 г. умер отец, причем это печальное известие пришло к молодому добровольцу слишком поздно, и он не смог приехать на похороны. В Бельгии закаленный в боях ас остался не у дел. Он собирался вернуться в Испанию, где продолжить карьеру военного, мечтал де Грюнн и профессии летчика-испытателя, но все планы перечеркнула вторая мировая война.

Сразу после вторжения Германии в Польшу Родольфа мобилизовали и послали в пехоту! После настойчивых просьб его все-таки перевели в авиацию, направив в летную школу в Деурне (Антверпен). Там инструкторам понадобилось всего несколько дней, чтобы оценить его квалификацию. Потом де Грюнн был зачислен в группу 2Д/2 «Les Chardons», на вооружении которой находились «Харрикейны» – самые современные истребители бельгийцев. В феврале 1940 г. он получил звание лейтенанта и активно включился в борьбу с многочисленными нарушителями нейтралитета страны. 12 марта Родольф участвовал в перехвате Do 17, но по техническим причинам был вынужден выйти из боя. В апреле в результате автокатастрофы де Грюнн угодил в госпиталь, и когда 10 мая вермахт вторгся в Бельгию, его в полку не оказалось. Прибыв в часть на следующий день, он с разочарованием узнал, что все «Харрикейны>> уничтожены в ходе первого же вражеского налета.


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Де Грюнн с сослуживцами обсуждают прошедший бой


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

«Спитфайр» Мк.1, на котором погиб де Грюнн


Немцы наступали стремительно, и всему личному составу пришлось эвакуироваться в южную Францию – «ждать новые самолеты, закупленные правительством». Техника так и не прибыла, зато авиаторы провели несколько недель, греясь под средиземноморским солнышком. После капитуляции Франции перед бельгийскими летчиками стал выбор: вернуться на родину и признать «новую власть» или отправиться воевать на Британские острова. Родольф вместе с несколькими товарищами выбрал второй путь. 19 июня два автомобиля с семью бельгийцами покинули аэродром Фреджурдэ и направились в Порт-Вендрес. Здесь летчики умудрились проникнуть на борт транспорта «Апапа», и после непростого путешествия 7 июля они прибыли в Ливерпуль.

Королевские Воздушные Силы нуждались в подготовленных пилотах, и уже 19 июля де Грюнн был зачислен в RAF. Пройдя курсы в Хавардене, он получил направление в 32-ю эскадрилью, которая дислоцировалась в Биггин Хилле и была вооружена уже знакомыми «Харрикейнами». 16 августа, через две недели после прибытия в это подразделение, граф сбил над Дувром Bf 109Е. Через два дня он участвовал в бою, в ходе которого «приложил руку» к коллективному уничтожению Do 17, но сам был подбит «Мессершмиттами» из III./JG 26, совершил вынужденную посадку и обгорел при этом.

Де Грюнн провалялся в госпитале до февраля 1941 г., после чего попал в поле зрения английской разведки. Под предлогом восстановления здоровья его направили в Португалию и в дальнейшем предполагали использовать для проведения секретных операций против франкистов. Однако когда Родольф понял суть предлагаемых ему «возможностей», то наотрез отказался, заявив, что он «летчик, а не шпион» и никогда не будет бороться со своими братьями по оружию.

Несостоявшийся агент вернулся в Великобританию. После очередного курса подготовки он с 28 апреля 1941 г. стал летать на «Спитфайре» в 609-й эскадрилье, где уже воевали несколько его товарищей, прибывших на «Апапе». Это подразделение было задействовано в серии операций Circus – налетах небольших групп бомбардировщиков в сопровождении сильного эскорта истребителей на хорошо защищенные объекты противника. 21 мая де Грюнн стал участником «Цирка» №10. Над каналом их группу встретили «мессеры». В ожесточенной схватке Родольф сбил один истребитель, но и его «Спитфайр» (PR-М, Р7ЧЗ6) получил несколько попаданий. Сослуживцы видели, как бельгиец воспользовался парашютом, однако найти его так и не удалось. По немецким данным, победу одержал обер-лейтенант Вилли Штанге из 8./JG 3 (это был двенадцатый и последний самолет в списке боевых достижений немца – он отправился в поход на Восток и погиб в первый же день войны с Советским Союзом).

Существует и другая версия гибели де Грюнна. Вот что писал его ведущий Джонн Бисди: «Я думаю, он стал жертвой разрушения крыла. Дело в том, что крыло ранних «Спитфайров» страдало крупными недостатками…>>.

Спустя два месяца, 21 июля 1941 г., де Грюнн был посмертно награжден бельгийским Военным Крестом (Croix de Guerre), который вручили его сестре. В том же году о боевых успехах графа-добровольца в небе Пиренеев вспомнил генерал Франко, и уже погибший волонтер стал кавалером испанского Военного Креста (Cruz Militar).


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Родовой герб Хемрикуртов


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

PWS-10 из Севильской авиашколы, 1937 г.


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Romeo Ro-37bis из авиагруппы 4-G-12 в нетипичном для части «балеарском» камуфляже. Сарагоса, июль 1937 г.


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Romeo Ro-44 (Ro-37bis UNO) из авиагруппы 4-G-12. Сарагоса, июль 1937 г.


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Fiat CR-32 из авиагруппы 2-G-3, на котором Р. де Хемрикурт воевал в 1938-39 гг.


Авиация и время 2004 03 Одинокий волк.

Spitfire Mk.l из 609-й АЭ британских ВВС (No. 609 Sqn. RAF), на котором 21 мая 1941 г. погиб Р. де Хемрикурт

Краткое техническое описание палубного истребителя Су-33

Самолет Су-33 построен по интегральной аэродинамической схеме с дополнительным передним горизонтальным оперением.

Фюзеляж технологически расчленен на головную (до шп. №18), среднюю (между шп. №№18-34) и хвостовую (за шп. №34) части, а также воздухозаборники (в зоне шп. №№18-28) и средние части мотогондол (в зоне шп. №№28-34), образующие воздушные каналы двигателей.

Головная часть фюзеляжа (ГЧФ) начинается обтекателем антенны БРЛС и включает в себя: носовой отсек оборудования, в котором размещены блоки прицельных комплексов и выдвигаемая штанга дозаправки топливом, кабину летчика, подкабинный и закабинный отсеки оборудования и нишу передней опоры шасси. В закабинном отсеке размещен также патронный ящик с боекомплектом пушки. Сама пушка ГШ-ЗО1К расположена в правом наплыве крыла в зоне шп. №№14-18.

Средняя часть фюзеляжа (СЧФ) делится на передний топливный бак-отсек №1, расположенный между шп. №№18-28; центроплан – топливный бак-отсек №2 (шп. №№28-34) и гар- грот. На торцевых нервюрах центроплана имеются гребенки для пристыковки консолей крыла. Нижняя поверхность СЧФ оснащена узлами крепления основных опор шасси и средних частей мотогондол, на верхней поверхности установлен отклоняемый на 60° тормозной щиток площадью 2,6 м2 , который может выпускаться на приборных скоростях менее 1000 км/ч.

Хвостовая часть фюзеляжа (ХЧФ) состоит из центральной балки фюзеляжа, двух хвостовых балок и расположенных между ними двух мотоотсеков. В мотоотсеках (шп. №№34-45) установлены двигатели и выносные коробки самолетных агрегатов. На хвостовых балках закреплено вертикальное (шп. №38 и №42) и горизонтальное (шп. №45) оперения. Центральная балка фюзеляжа состоит из отсека оборудования, заднего топливного бака-отсека №4, законцовки и боковых «ласт». На ее нижней поверхности закреплен тормозной гак с механизмами подтягивания и демпфирования. Для уменьшения габаритов самолета при размещении на корабле предусмотрено складывание штанги ПВД и законцовки центральной хвостовой балки.

Воздухозаборники – регулируемые, прямоугольного поперечного сечения. Каждый из них оснащен трехступенчатым клином, управляемым с помощью автоматической системы регулирования воздухозаборника АРВ-ЧОА. На нижней поверхности воздухозаборника имеются створки подпитки воздухом, на боковых – перфорация для перепуска пограничного слоя. С целью предотвращения попадания в двигатель посторонних предметов на взлетно-посадочных режимах воздухозаборник перекрывается защитным устройством, представляющим собой титановую панель с большим числом отверстий размером 2,5x2,5 мм. В полете эта панель прижата к нижней поверхности воздушного канала. Выпуск и уборка защитных устройств происходит автоматически в зависимости от обжатия основных опор шасси.

Крыло самолета для уменьшения габаритов при хранении на корабле выполнено складным. Гидроцилиндры складывания расположены в неподвижных частях консолей. Угол стреловидности крыла по передней кромке 42,5°. Консоли набраны из профилей ПЧЧМ с относительной толщиной от 4,9% (в корне) до 4,0% (на законцовке). Кессоны складываемых частей крыла образуют топливный бак №3, а кессоны неподвижной части объединены с фюзеляжным баком №2. Крыло оснащено флаперонами (зависающими элеронами) площадью 2,4 м2 , двухсекционными двухзвенными щелевыми закрылками площадью 6,6 м2 и трехсекционными поворотными носками площадью 5,Чм2 . Углы отклонения флаперона в полете +15°…-20°, во взлетно-посадочной конфигурации (угол зависания -14°) +15°…-25°. Угол выпуска носового звена закрылка 15°, хвостового 25°. Угол отклонения носка до 30°. Зависание флаперонов и отклонение носков возможно при маневрировании на приборных скоростях не более 860 км/ч.

Горизонтальное оперение – цельноповоротное дифференциально отклоняемое. Угол стреловидности консоли стабилизатора по передней кромке 45°, профиль С-9С с относительной толщиной от 5% (в корне) до 3% (на законцовке). Углы отклонения стабилизатора +15°… -20°, дифференциальное отклонение консолей возможно с «ножницами» до 10°. Консоли стабилизатора выполнены складными на половине размаха.

Переднее горизонтальное оперение служит для повышения несущих свойств планера и улучшения характеристик на больших углах атаки. Оно состоит из двух цельноповоротных консолей площадью 2,99 м2 . Угол стреловидности консоли по передней кромке 53,5°, профиль ПЧЧМ, углы отклонения +3,5°…-51,5°.

Вертикальное оперение двухкилевое, площадью 15,1 м2 . Кили имеют профиль УЗ и угол стреловидности по передней кромке 40°. В законцовках и носках килей размещены антенны. Площадь рулей направления – 3,49 м2 , углы отклонения ±25°. Для улучшения противоштопорных характеристик и повышения путевой устойчивости на хвостовых балках установлены два гребня площадью 2,47 м2 .

Шасси самолета трехопорное с телескопическими стойками. Основная опора оснащена одним тормозным колесом размером 030x350 мм, передняя опора – двумя нетормозными колесами размером 620x180 мм. Передняя опора управляемая, угол ее поворота в режиме управления ±45°, в режиме буксировки (с амоориентирования) ±70°. Для посадки на корабль самолет оборудован тормозным гаком.

Силовая установка включает два двухконтурных форсажных двигателя АЛ-З1Ф серии 3, системы: топливную, контроля, пожаротушения, охлаждения, ПОС, дренажа и суфлирования, а также выносные коробки агрегатов В (А-99 с турбостартерами ГТДЭ-117-1 и приводами электрогенераторов и гидронасосов.

Двигатель АЛ-З1Ф сер. 3 развивает стендовую тягу 12500 кгс на режиме «полный форсаж» и 7670 кгс – на режиме «максимал». С целью экономии ресурса предусмотрен т.н. учебный режим эксплуатации двигателя, при котором тяга составляет, соответственно, 11400 кгс и 7100 кгс. Отличительной особенностью двигателя 3-й серии является дополнительный «чрезвычайный» режим работы (тяга повышается до 12800 кгс), используемый для взлета с палубы при полной боевой нагрузке или экстр энного ухода на второй круг. Ресурс двигателя до первого ремонта составляет 500 ч, назначенный – 1000 ч.

Топливная система включает четыре внутренних бака, полный запас топлива в которых – 12 100 л (около 9500 кг). Топливо – авиационные керосины марок РТ, ТС-1 или их смеси. Самолет оборудован системой дозаправки топливом в полете по схеме «конус-штанга». Для приема топлива используется выдвижная штанга-топливоприемник с головкой ГПТ-1 (для заправки от унифицированного подвесного агрегата УПАЗ-1) либо унифицированной головкой ГПТ- 2Э-1, отвечающей стандарту НАТО STANAG 3447. Темп перекачки топлива до 2000 л/мин. Дозаправка может осуществляться на высотах 2000-6000 м при скорости 450-550 км/ч.

Гидросистема состоит из двух независимых систем (первой и второй) закрытого типа, питаемых каждая от своего плунжерного насоса НП-112. Рабочее давление – 280 кгс/см2 , рабочее тело – гидрожидкость АМГ-10. Насосы первой и второй гидросистем установлены на коробках агрегатов ВКА-99, соответственно, левого и правого маршевых двигателей. Обе гидросистемы совместно питают рулевые привода всех поверхностей управления. Кроме того, первая гидросистема обеспечивает выпуск и уборку шасси и створок ниш шасси, стартовое и аварийное торможение колес основных опор и их затормаживание при уборке, управление передней опорой, а также левым воздухозаборником, складывание крыла, ГО и хвостового кока. Вторая гидросистема – основное торможение колес, управление правым воздухозаборником, уборку и выпуск тормозного щитка, посадочного гака и штанги системы дозаправки.


Основные летно-технические характеристики истребителей Су-33 и Су-27.


Авиация и время 2004 03 Краткое техническое описание палубного истребителя Су-33. Основные летно-технические характеристики истребителей Су-33 и Су-27

* В сложенном положении

** Ракеты «воздух-воздух»: 8 х Р-27Э и 4 х Р-73 для Су-33 6 х Р-27Э и 4 х Р-73 для Су-27


Авиация и время 2004 03 Краткое техническое описание палубного истребителя Су-33. Основные летно-технические характеристики истребителей Су-33 и Су-27

Пневмосистема является резервной и в случае отказа гидросистемы обеспечивает, в частности, аварийный выпуск шасси, посадочного гака и штанги дозаправки. Кроме того, пневмосистема служит для открытия и закрытия фонаря кабины. Рабочее тело – азот под давлением 210 кгс/см2 .

Система электроснабжения состоит из системы переменного трехфазного тока с частотой 400 Гц и напряжением 115/200 В и системы постоянного тока с напряжением 27 В. Система переменного тока имеет два независимых канала, основными источниками энергии в которых являются приводы-генераторы переменного тока ГП-21 номинальной мощностью 30 кВА, установленные на ВКА двигателей. Резервными источниками переменного тока являются аккумуляторные батареи и два статических преобразователя (по одному на канал) мощностью по 800 ВА. Система постоянного тока также имеет два автономных канала. Основные источники энергии в каждом из них – выпрямительные устройства мощностью по 6 кВт. Резервные источники – две никель-кадмиевые аккумуляторные батареи 20НКБН-25 номинальным напряжением 24 В и емкостью 25 Ач каждая. Они используются также для запуска стартеров ГТДЭ-117-1 при отсутствии аэродромного питания.

Светотехническое оборудование включает две посадочные и одну рулежную фары на стойке передней опоры шасси, две выдвижные фары по обоим бортам ГЧФ для освещения штанги и конуса при дозаправке, АНО на законцовках крыла и левом киле и внутрикабинное освещение.

Система управления образована системой электродистанционного управления (СДУ), механической частью системы управления (МЧСУ) и системой автоматического управления (САУ), входящей в состав пилотажно-навигационного комплекса. В состав СДУ входят вычислители, датчики положения и параметров полета, приводы носков крыла, поверхностей управления и ограничителя предельных режимов (ОПР) полета. Система сохраняет работоспособность после двух последовательных отказов. МЧСУ включает ручку управления и педали с механизмами загрузки и триммирования, а также механическую проводку в каналах управления носками крыла и ПГО. В состав САУ входят вычислители, датчики и исполнительный механизм автомата тяги. Управление самолетом осуществляется в ручном (перемещение ручки и педалей преобразуются в сигналы управления приводами рулевых поверхностей) и автоматическом (по сигналам САУ) режимах.

САУ обеспечивает: стабилизацию угловых положений самолета, его приборной скорости и высоты полета, приведение по команде летчика к горизонтальному полету, наведение и атаку воздушной цели по командам пунктов наведения или сигналам бортовой системы управления вооружением, полет по маршруту и автоматический заход на посадку на аэродром (до высоты 50 м) или корабль (до входа в зону действия корабельных светотехнических систем посадки).

Системы жизнеобеспечения поддерживают нормальные условия для жизнедеятельности летчика и работы оборудования на всех режимах полета. Система кондиционирования воздуха, которая предназначена для вентиляции и наддува кабины, а также охлаждения РЭО, и система наддува блоков радиооборудования питаются воздухом, отбираемым от седьмой ступени компрессора каждого двигателя. Для охлаждения наиболее теплонапряженных элементов в электронных блоках организована система жидкостного охлаждения. Кислородная система обеспечивает подачу в маску летчика кислородно-воздушной смеси на высотах до 8000 м либо чистого кислорода на больших высотах. Защитное снаряжение летчика включает противоперегрузочный или высотный компенсирующий костюмы, а при полетах над морем – высотный морской спасательный комплект ВМСК.

Система аварийного покидания – катапультное кресло К-ЗбДМ 2-й серии и пиромеханическая система управления сбросом фонаря и катапультированием. Система обеспечивает безопасное катапультирование на разбеге и пробеге при скорости не менее 75 км/ч, в горизонтальном полете на высотах от 0 до 20 км и приборных скоростях от 0 до 1300 км/ч (2,5М), а также при маневрировании с перегрузкой от -2g до +4g и на углах: атаки – до 30°, скольжения – до 20° и крена – до 180°. Кресло оснащено кислородной системой, автоматическим радиомаяком «Комар-2М» (Р-855УМ) и носимым аварийным запасом НАЗ-7М с надувным плотом ПСН-1.

Пилотажно-навигационный комплекс ПНК-10К обеспечивает автономное вычисление координат самолета в пространстве по данным инерциальной навигационной системы, автоматическую коррекцию вычисленных координат на основе информации системы ближней навигации и спутниковой навигационной системы, полет по маршруту и возвращение на корабль (аэродром) по кратчайшему пути, определение местоположения корабля, вычисление дальности по расходу и остатку топлива, предпосадочный маневр, заход на посадку и посадку, встречу и сближение с самолетом-заправщиком. В состав ПНК-10К входят: информационный комплекс высотно-скоростных параметров ИК-ВСП-2-10, система воздушных сигналов СВС- 2Ц-2, радиовысотомер РВ-21, система автоматического управления САУ-10К, информационный комплекс вертикали и курса ИК-ВК-80-6, система ближней навигации, захода на посадку и посадки на корабль «Резистор-КЧ2-Борт», доплеровский измеритель скорости и угла сноса ШО1З-АС, автоматический радиокомпас АРК-22 «Сура», радиотехническая система ближней навигации А-317 и маркерный радиоприемник А-611. Дополнительно на самолет устанавливается спутниковая система навигации А-737 как элемент первого этапа модернизации его оборудования.

Бортовой комплекс связи служит для двусторонней радиотелефонной связи самолета с командно-диспетчерским пунктом и между самолетами в воздухе. Комплекс включает УКВ- радиостанцию Р-800Л, КВ-радиостанцию Р-864Л и аппаратуру телекодовой связи. Последняя обеспечивает двухуровневый обмен тактической информацией в объединенной авиагруппе, включающей до 16 Су-33 (4 группы по 4 самолета).

Бортовой комплекс обороны предназначен для предупреждения летчика об облучении самолета радиолокационными станциями противника и постановки пассивных и активных помех. На самолете используются станция предупреждения об облучении СПО-15ЛМ «Береза» и устройство выброса ложных тепловых целей и дипольных отражателей АПП-50, блоки которого расположены на верхней поверхности ХЧФ между мотогондолами и снаряжены 48 патронами калибром 50 мм. На законцовках крыла могут размещаться два контейнера станции активных радиолокационных помех JI005 «Сорбция». В рамках первого этапа модернизации оборудования на Су-33 устанавливается станция радиотехнической разведки Л-150.

Система управления вооружением СУЗ-27К обеспечивает обнаружение, сопровождение и поражение воздушных, наземных ж морских целей днем и ночью в любых метеоусловиях. В режиме «воздух-воздух» эта система, позволяет' применять управляемые ракеты и бортовую пушку, а в режиме «воздух-поверхность»- – неуправляемое бомбардировочное и ракетное вооружение. В состав СУВ входят: радиолокационный прицельный комплекс РЛПК-27К, оптико- электронная прицельная система ОЭПС-27К, запросчик системы государственного опознавания, а также системы управления оружием, единой индикации и объективного контроля.

РЛПК-27К предназначен для всепогодного всеракурсного обнаружения, сопровождения и обеспечения поражения воздушных и радиоконтрастных наземных (надводных) целей. Основу комплекса составляет импульсно-доплеровская РЛС НОО1К с механическим сканированием по азимуту и углу места. Станция обеспечивает поиск воздушных целей, сопровождение до 10 наиболее опасных целей с сохранением обзора пространства и ранжированием целей по степени опасности, атаку наиболее опасной цели или цели, выбранной летчиком, а также позволяет захватывать и сопровождать визуально видимую цель в ближнем маневренном бою, обнаруживать радиоконтрастные цели на суше и море.

ОЭПС-27К отличается большей точностью и лучшей помехозащищенностью, но работает только в простых метеоусловиях. Она позволяет обнаруживать и сопровождать воздушные цели по их инфракрасному излучению, определять координаты линии визирования на цель, измерять дальность и решать задачи прицел ивагия по воздушным и наземным целям. В состав ОЭПС-27К входят: оптико-локационная станция ОЛС-27К, которая представляет собой комбинацию обзорно-следящего теплопеленгатора и лазерного дальномера, цифровой вычислитель ЦЮО и нашлемная система целеуказания «Щель-ЗУМ-1». Последняя позволяет производить целеуказание головкам самонаведения ракет и сканирующему устройству ОЛС путем поворота головы летчика в зоне ±60° по азимуту и -15°…н-60° по углу места.

Система единой индикации СЕИ-31-Ю обеспечивает отображение пилотажно-навигационной и прицельной информации от РЛС и ОЛС на двух индикаторах в кабине: ИЛС-31 (индикатор на лобовом стекле) и индикаторе тактической обстановки ИПВ (индикатор прямого видения).

Вооружение Су-33 включает встроенную одноствольную 30-мм пушку ГШ-301 с боекомплектом 150 снарядов, управляемые ракеты «воздух-воздух» и неуправляемое ракетно-бомбардировочное вооружение. Максимальный темп стрельбы пушки – 1500-1800 выстрелов в минуту, начальная скорость снаряда – $60 м/с, эффективная дальность стрельбы по воздушным целям – до 800 м, по наземным – до 1800 м. Ресурс орудия – 3000 выстрелов. Для подвески ракет и бомб предусмотрено 12 пилонов, два из которых могут крепиться по оси самолета между гондолами двигателей, два – на средних частях мотогондол и восемь – на консолях крыла (два – на неподвижных частях, четыре – на складывающихся и два – на законцовках). Управляемое ракетное вооружение включает УР средней дальности типа Р-27Р или Р-27ЭР с полуактивными радиолокационными головками самонаведения (до шести ракет) и УР с тепловыми головками самонаведения (две ракеты Р-27Т или Р-27ЭТ и четыре-шесть ракет ближнего маневренного боя Р-73). Для ударов по наземным и морским целям самолет может вооружаться неуправляемыми ракетами типа С-8 (4 блока Б-8М1 по 20 НАР), С-13 (4 блока Б-13Л по 5 НАР) или С-25-ОФМ (4 ракеты в пусковых устройствах 0-25), а также фугасными и осколочно-фугасными бомбами и РБК калибром до 500 кг, зажигательными баками ЗБ-500. Максимальная масса ракетно-бомбардировочного вооружения – 6500 кг.


Основные ЛТХ самолета Су-27КУБ.


Авиация и время 2004 03 Краткое техническое описание палубного истребителя Су-33. Основные ЛТХ самолета Су-27КУБ

* Возможна установка двигателей АЛ-З1ПФ.


Авиация и время 2004 03 Краткое техническое описание палубного истребителя Су-33. Основные ЛТХ самолета Су-27КУБ