Автостопом через Африку

Предисловие от автора

Эта книга — художественное описание реального «вольного путешествия» Надеюсь, что мой труд позволит читателю взглянуть на дальние страны по-новому, изнутри, и узнать «новую версию» устройства мира, отличную от той, что нам старательно, изо дня в день, показывают по телевизору и в глянцевых журналах.

Это путешествие (и книга), надеюсь, только «первый этап» кругосветной экспедиции «Круглый мир». Тут многие читатели могут спросить: а что вообще можно назвать кругосветной экспедицией? Очевидно, категоричного ответа тут не существует. Человек вышедшей из дома на восток и пришедший с запада, кругосветчик? А если он несколько раз в течение года возвращался с маршрута и снова продолжал свое путешествие? Если на его пути встретилась река и он переправился через нее на лодке? А если переправился на каком-либо транспорте через океан (что, согласитесь, неизбежно)? А если некая страна закрыта для путешествий, или просто по каким-либо причинам, не дала ему визу? Как видите, чем больше вопросов, тем больше ответов. Очевидно, что биолог скажет вам: «Кругосветная экспедиция непременно должна пролегать через разные климатические зоны!» Не менее категоричен будет и географ: «Кругосветным считается маршрут, протяженностью не менее 40 000 км, с двумя пересечениями экватора… можно добавить еще и определенное количество континентов».

Таким образом, каждый потенциальный кругосветчик сам определяет для себя маршрут, сообразно целям, задачам и методам своего путешествия. Так, многие люди совершают кругосветки исключительно ради славы (прославления своего имени или спонсора).

Другие ставят рекорды для книги Гиннеса, третьи преследуют чисто спортивный интерес и даже включают свое путешествие в чемпионат по неким видам спорта…

С автостопом же — еще сложнее. Ведь у каждого человека (и автостопщика) свое определение автостопа: для одних он — способ халявного перемещения (хиппи), для других — метод доказать всем, что ты круче своих конкурентов («спортивные» автостопщики), для третьих — способ познания мира и самого себя. Именно к третьей группе принадлежат «вольные путешественники» из Академии Вольных Путешествий. Многие называют нас «научными автостопщиками», потому что мы организуем поездку туда, где еще не ступала нога автостопщика, мы открываем новые страны и континенты, показываем через свои книги мир таким, какой он есть на самом деле, «изнутри», а не таким, каким его хотят показать нам политики и журналисты.

Исторически сложилось так, что нашим главным спонсором выступают люди, среди которых мы путешествуем. Судите сами, хорошо ли я их рекламирую.

АВП основана в 1996-ом году и за пять лет успела организовать множество уникальных поездок (мы называем их «научными экспедициями»), во множество самых уникальных уголков земного шара. При этом, добытые сведения стали доступны всему «прогрессивному человечеству» самым широким образом: через книги, интернет, фидо и многочисленные публикации в прессе. Организатором всех поездок был и остается наш бессменный президент АВП, писатель и путешественник, Антон Кротов. Только благодаря Антону были разведаны методы автостопа в арабских странах, проведены сухопутные экспедиции в Иран, Пакистан, Индию и многие другие страны Азии. Согласитесь, мало интересного «открывать» для себя Европу, сознавая что почти под каждым кустом уже «ступала нога» автостопщиков как из России, так из других стран.

Например, до «экспедиций» АВП, во всех путеводителях говорилось: «Автостоп возможен везде, кроме мусульманских стран, потому что там принято платить за подвоз» Как вы увидите, эта книга, как и книги А. Кротова, начисто перечеркивают «общепринятые нормы» и многие другие постулаты политиков, журналистов и других «востоковедов от телевизора».

Пользуясь случаем, хочу сказать огромное спасибо Антону Кротову, организатору и вдохновителю как этой поездки, так и остальных экспедиций АВП.

Идея кругосветного путешествия появилась примерно 2 года назад. И тут же стал обсуждаться будущий маршрут. Основных вариантов было три:

1. На восток до Чукотки, потом в Америку и дальше, но этот маршрут уже пройден в 1993-94 годах автостопщиками из Питерской Лиги Автостопа (ПЛАС) под руководством Алексея Ворова. Но ПЛАСовцы, в духе своих традиций, ехали «в гоночном режиме» и прокладывали маршрут по цивилизованным странам с хорошими дорогами. Из Америки они перебрались в Европу и вернулись в Санкт-Петербург с запада, стартовав на восток из Ленинграда. Сей подвиг уже никогда не будет повторен, ибо в те годы не было ни интернет, ни путеводителей, и вообще никакой информации об автостопе в дальних странах.

ПЛАСовцы осуществили свою кругосветку «чистым автостопом», не пользуясь никаким рейсовым транспортом, Берингов пролив пересекли аэростопом на частном самолете, а Атлантику — на попутном корабле.

2. Второй вариант кругосветки — поехать на юго-восток, через Монголию, Китай и далее попытаться переправиться в Австралию, открыв для автостопщиков, таким образом, путь на новый континент. Осенью 1999-го года этим маршрутом стартовала экспедиция Валерия Шанина, («Московская школа автостопа»), правда «автостопной» ее назвать можно чисто условно, ибо уже большую часть России и Китая шанинцы проехали на поездах, с билетами. Однако, главное не методы, а суть! В 2000-ом году Валерию Шанину удалось- таки выбить австралийскую визу. Потратив на изготовление визы все имеющиеся деньги и нервы, большинство участников предпочло заработать в Австралии на билет и улететь домой. Сам же Валерий, больше чем на год задержался в стране кенгуру «на заработках» и только осенью 2001-го года перебрался в Новую Зеландию.

3. Третий вариант — самый экзотический и интересный. Выехав из Москвы на юг, проехать автостопом весь африканский континент с севера на юг, а уже из Кейптауна попытаться переправиться «научными методами» в Южную Америку. Ежели трансатлантический гидростоп из Африки окажется невозможным, то можно перелететь через океан и за деньги, как, впрочем, обыкновенно поступают и все остальные «кругосветчики». Не менее интересна и вторая часть маршрута — от самой южной точки Америки (Огненная Земля) до порта Анкоридж на Аляске. Далее, методом А. Ворова переправиться на российский Дальний Восток и вернуться в Москву с востока, через всю Россию.

«Африканский» вариант был самым интересным с «научной» точки зрения. Ибо еще никто из россиян не проезжал через всю Африку с севера на юг, а если это и делали до нас западные автостопщики, то это было в те далекие времена, когда все африканские страны были «ихними колониями» и путешествие по Африке представляло сложности только в климатическом плане.

Зимой 1999-го года, Антоном Кротовым, была подготовлена и осуществлена другая уникальная экспедиция АВП, которая разведала сухопутный путь до Судана, через Грузию, Турцию, Сирию, Иорданию, Египет в Судан и обратно. В ходе экспедиции мудрецы выяснили, что граница Судана с Эфиопией закрыта уже многие годы, что еще сильнее подогрело наше желание проехать всю Африку «первооткрывателями».

Автостопом через Африку Предисловие от автора. Окончательны «африканский вариант» был выбран летом 2000-го года, когда мы узнали из интернет об открытии единственного перехода из Судана в Эфиопию. Благо все остальные страны по восточному побережью Африки не имели таких пограничных проблем.

Однако четкой уверенности все же не было, да и переход в любой момент мог закрыться. Поэтому мы сделали в Москве необходимые визы только до Эфиопии включительно.

О том, как делать самостоятельно визы, более подробно вы можете прочитать в специальной книге Антона Кротова. Мне же хочется обратить внимание на Суданскую визу, которую дают за 29 у.е., но не всем, а только тем счастливчикам, кому придет положительный ответ их Хартума.

Получилось так, что часть подававшихся кругосветчиков АВП получили визу через полтора месяца, а некоторые, не получили никакого ответа даже по прошествии четырех месяцев, хотя среди них были и такие, кто уже бывал в Судане год назад. Впрочем, отсутствие категоричного «нет», было вполне в мусульманских традициях.

Теперь поговорим о качественном и количественном составе участников поездки:

Основной состав — «кругосветчики», это люди, решившие наверняка ехать как минимум до Кейптауна. Все они имели за плечами немалый опыт автостопных путешествий по России, а многие бывали и в дальних странах. Каждый из них мог по своему усмотрению выбирать попутчиков или ехать одному, по тому маршруту, который ему больше нравился. Общие встречи участников (для краткости будем называть их «стрелки») предусматривались по мере надобности только в тех городах, где нужно было получать визу следующих стран, отметить какое-либо событие, попрощаться с уезжающими домой. Поскольку частые «обязательные стрелки» тормозят продвижение участников и ограничивают их свободу, то первая стрелка была назначена в столице Сирии — Дамаске, да и то, лишь для празднования дня рождения АВП. Те, кто хотел посмотреть Турцию и Сирию, могли выехать пораньше, и неспешно насладиться этими замечательными странами, другие же, «догоняющие», выезжали в первых числах августа.

Вариант проезда до Дамаска «через Кавказ» был несколько быстрее, хотя и примерно равным по расстоянию «европейскому».

Вторая категория участников — «провожающие», не имели возможности кататься по миру месяцами и ограничились маршрутом только до Сирии, Иордании или Египта.

Теперь же настало время назвать людей поименно и кратко сообщить их предыдущие «подвиги». Чтобы никому не было обидно, я перечислю их в алфавитном порядке, независимо от того, кто до куда доехал.

Автостопом через Африку Предисловие от автора.

1. ГЕНЕРАЛОВ ЮРИЙ (22 года, Москва) — путешествовал по Европе, увлекается разведением кактусов, из-за чего получил устойчивую кличку «кактус». Больше всего Юра мечтал попасть в США.

2. КОСТЕНКО ОЛЕГ (26 лет, Москва) — Очень длинного роста, имеет опыт поездок по СНГ, а так же самоходных походов.

3. КРОТОВ АНТОН (24 года, Москва) — организатор и участник всех поездок, президент АВП. Запоминается своей бородой. Как позже написала одна газета (тиражом в 9 млн.

экземпляров): «Глава экспедиции … Антон Кротов, густой черной бородой похожий на руководителя партячейки движения „Талибан“»

4. КУБАТЬЯН ГРИГОРИЙ (22 года, Санкт-Петербург) — в прошлом году был «провожающим» до Египта.

5. ЛАПШИН ГРИГОРИЙ (25 лет, Дубна) — до сих пор ездивший только по СНГ, в массовых поездках не участвовал, но освещал их на информационном сайте АВП в интернет.

6. ЛЕКАЙ СЕРГЕЙ (24 года, Москва) — турист, альпинист, в одиночку покоривший автостопом Китай и Тибет два года назад, единственный из нас, у кого дома осталась жена и маленькая дочка.

7. МАМОНОВ АНДРЕЙ (23года, Воронеж) — продавец компьютерных дисков на ВВЦ.

Единственный из нас курящий, так и не сумел бросить эту вредную привычку за все время поездки.

8. МАРУТЕНКОВ ПАВЕЛ (30 лет, Оболенск) — Ездил в Судан в прошлом году, дальше всех продвинулся в изучении арабского языка.

9. СЕНОВ ОЛЕГ (22 года, поселок Орево, Московской области) — ездивший в Таджикистан, любитель Соловецких островов. Олег провез через всю Африку семиструнную гитару.

Отдельное спасибо Олегу за этот Подвиг!

10. СТЕПАНОВ КИРИЛЛ (19 лет, Москва) — прославился своим богатырским аппетитом и очень прогрессивной бабушкой в Москве.

11. ШАРЛАЕВ ВЛАДИМИР (21 год, Санкт-Петербург) — участник поездок в Индию и Судан, нынешний президент Петербургской Лиги Автостопа.

Сразу сообщу читателю, что все 11 человек не собирались вместе НИ РАЗУ, а максимальное количество — 8 человек, нас собралось только один раз, в Танзании, для похода за визой в посольство ЮАР.

«Провожающих»-же было несколько, я и не берусь их перечислять всех, а то забуду кого-нибудь назвать. Про самых примечательных персонажей из «провожающих» будет рассказано в своем месте.

Итак, каждый из участников поездки был «самостоятельно действующей единицей», имел все необходимое снаряжение для автономного выживания, сна, приготовления еды и лечения от болезней. Каждый нес ответственность за себя только сам, о чем он и расписался еще до старта, в специальном документе. АВП осуществляла только общее руководство в подготовке маршрута и получении виз. Связь с Родиной и между собой участники осуществляли через интернет, в тех местах где он обнаруживался.

«У вас, наверное, много богатых спонсоров?»

Уверяю Вас, что о поиске спонсоров для этой экспедиции, я мог бы написать отдельную книгу.

Но не стану этого делать, так как «глобальных» спонсоров я так и не нашел.

Могу только упомянуть сервер «travel.ru», который выделил 500 наличных долларов, и только благодаря этим деньгам стало возможно мое участие в экспедиции. Спасибо TRAVEL.RU — серверу о туризме и путешествиях!

Еще несколько сотен долларов каждый назанимал у своих друзей. Один человек, из скромности пожелавший не афишировать свое имя, подарил нам карманный спутниковый навигатор GPS и некоторую сумму «на организационные расходы».

Самыми верными спонсорами оказались люди, среди которых мы путешествовали. Вот рекламе этих «спонсоров» и будут посвящены все последующие главы этой книги.

Глава 1-я

Старт. — Милиционеры. — Алагир. — Рокское ущелье. — Цхинвали. — Грузия.

В нашей поездке каждый выезжал из дома сам, тогда, когда ему было удобно. Главное было не опаздать на стрелку 15-го августа в Дамаске. Из рассказов товарищей я знал, что Турция и Сирия очень интересные страны. Желая посмотреть их, нужно было выехать из дома в конце июля, не позже. Но жизнь внесла свои коррективы — за два дня до выезда я сильно пропорол на Волге ногу, наложили швы на стопу и пришлось ждать, когда рана заживет и швы снимут.

Утром шестого августа до выездного поста ДПС подвез мой друг Дмитрий. Вот и начался автостоп. На двух машинах доехал до Москвы. На быстрой «Оке» сделал полукруг по МКАДу. От поворота на Бронниццы уехал на «шестерке» до самого Воронежа. В Воронеже я прогостил весь следующий день у своей подруги. Здесь потратил оставшиеся российские рубли: купил складной нож, тетрадку для дневника, одеколон «молодежный» для бритья и некоторые лекарства, которых не оказалось в дубненской аптеке.

8-го августа, прямо с воронежской объездной я подсел в «BMW» к веселому ОМОНовцу, который ехал в Ростов-на-Дону в гости.

Уже в сумерках, я залез в высокую кабину супер-МАЗа. Водитель, Муслим, ехал в Нальчик, но в Кропоткине мы заночевали на разных полках прямо в кабине.

В 9 утра Муслим накормил завтраком возле Невинномысска, провез вокруг Пятигорска и высадил в селе Малка, где у него были какие-то дела. Кабардинец-бизнесмен, ненадолго завез меня на мебельную фабрику, купил воды, мороженного и вывез на выезд из Нальчика.

Попал в «БМВ» к трем молодым парням самой, что ни на есть, «кавказской национальности». Именно у этих кавказцев отсутствовали братские чувства к «великому соседу», ибо они уже не помнили жизни в СССР, но хорошо запомнили московскую милицию во время визита в столицу. Однако, даже при заезде в какой-то дом поселка Черек я не ощутил никаких враждебных помыслов по отношению ко мне лично. А вот милиция на въезде в Северную Осетию сразу вытащила меня из машины.

«Паспорт. Что везешь. Открывай рюкзак! Куда едешь? Зачем? Как это „автостопом“?»

Начинается привычная песня про то, что «сейчас просто так никто не подвозит, и вообще очень опасно и езжай лучше домой — целее будешь.» Меня обыскивали, у всех водителей и пассажиров проверяли документы и багажники, а в это время по полю, в 2-х км от поста спокойно пылили машины и никто не обращал внимания на этих контрабандистов. Все ж таки отпустили, предупредив, что рюкзак упаковывать бесполезно, все равно через два километра новая таможня.

— Так вы же уже обыскали?!

— Так мы же кабардинская милиция, а там — осетинская. Соображай!

Останавливаю первую же машину, отъезжающую от поста:

— Добрый день. Я автостопщик. Подвезите два километра по трассе.

— Почему только два километра?

— Потому что там меня будут обыскивать, а я не хочу вас задерживать.

— А документы у тебя в порядке?

— Конечно!

— Покажи?

— А кто вы такие, чтобы я вам показывал?!

— Да мы оперативники, из Владикавказа…

Вот так, я эксплуатирую одних милиционеров, а меня все время задерживают другие.

Но с этими операми мне опять повезло. На осетинском посту они вышли из машины, оставив меня внутри. Обнялись и поговорили с постовыми на осетинском языке и поехали дальше.

— Интересно, что вы им про меня сказали?

— Все нормально. Мы сказали что ты — геолог, очень важная птица. А мы обеспечиваем твою безопасность.

Опера решили довести до Алагира, чтобы поговорить там с местными милиционерами, дабы беспрепятственно пропустили путешественника дальше. Опять объятия и разговоры на осетинском языке. Из за обвалов на дороге, только два раза в день пропускают машины: с 17 до 19, и с 5 до 7 утра. Решил остаться в Северной Осетии до утра.

В Алагире подстригся покороче, поменял на доллары оставшиеся рубли. В поисках интернет зашел в мэрию, там мне предложили переночевать в ремонтируемой школе-интернате.

Ремонт делали армянские рабочие, я помылся в душе, а вот ночевать с ними мне не хотелось, чтобы не разбудить завтра в 4 утра. Сфотографировав с крыши интерната Алагир и Кавказский хребет, поставил платку в дворике. Благо ночь обещала быть теплой и сухой.

Автостопом через Африку Глава 1-я. Проснулся ровно в 6-00. Быстро собрался в сумерках забыл повешенное на дерево полотенце. На завтрак времени не было, выскочил на улицу и набегу застопил ГАЗик.

Рокское ущелье очень живописно. Иногда дорога проходила сквозь короткие тоннели.

Многие мосты через горные речушки несли следы недавнего ремонта, а в двух местах действительно завал разбирали с помощью бульдозеров. Довольно часто попадались небольшие поселки. С одной стороны вплотную к домам подходили горные стены, с другой — глубокая пропасть с горной рекой внизу. На одной из АЗС нас догнала североосетинская ГАЗель, два осетина из нее с любопытством разглядывали мой желтый костюм, но ничего спросить не успели.

Автостопом через Африку Глава 1-я.

Вот и ворота таможни. Пред ними скопилось несколько грузовиков-бензовозов.

Официально провозить бензин в Грузию запрещается. Поэтому, поверх цистерны водители бензовозов сооружают каркас из брусьев и обтягивают сверху брезентом. Такая маскировка может обмануть разве только спутник-шпион, но предприимчивые люди провозят эти машины через две таможни.

Только я прошел за ворота, как меня сразу окликнул солдат в бронежилете, бушлате и с автоматом в руках:

— Стой! Куда идешь?!

— Стою. В Грузию.

— А где машина? Пешком нельзя!

— А я без машины. Автостопом. Пройду таможню и остановлю какую-нибудь машину…

— Ага, путешественник значит?!

— Совершенно верно. Еду в Турцию и дальше … вот паспорт.

Неожиданно все таможенники и контрабандисты бросили свои дела и обступили счастливого солдата с моим паспортом в руках. Все разглядывали суданскую визу с голограммой, расспрашивали про костюм и про деньги… Народу собралось десятки человек.

Пришел офицер и стал командовать «здесь нет ничего интересного! Расходитесь!». Даже не проверив рюкзак, мне разрешили выбирать машину и ехать в Грузию. Тут как раз пригласили в уже знакомую ГАЗель до Цхинвали. Водители оказались уже «тертыми людьми». Что они везли на самом деле, я так и не узнал, но в верхнем ряду коробок лежало печенье, а в бардачке пачки десятирублевых купюр. На каждом посту ГАИ пачки уменьшались, а водитель получал очередную бумажку с надписью «…печенье. Пропустить» Ущелье все уже, дорога извивается по краю пропасти, на дне ее показывают искореженный автобус, упавший туда в прошлом году.

Вот и черная пасть знаменитого Рокского тоннеля. С южной стороны еще одна таможня. Но, поскольку мои водители ездят здесь каждый день, то мне даже не пришлось выходить из кабины, да и документы никто не спрашивал.

Автостопом через Африку Глава 1-я. Качество дороги в Южной Осетии сразу ухудшилось.

— Ничего себе, какие ямы! Я таких давно уже не встречал!

— Это еще ерунда! А вот после дождей здесь такое бывает…

— Но это же автотрасса международного значения. Почему ее никто не ремонтирует? Судя по всему асфальт тут в последний раз еще при СССР клали, могли бы хотя бы щебнем самые большие ямы засыпать…

— А кому это нужно? На водителей всем наплевать, а ремонт машин окупается за счет большой разницы цен на горючее между Россией и Грузией — Отвечал водитель, качаясь в разные стороны и ударяясь головой о потолок кабины на больших ухабах.

— Но ведь Россия — главный торговый сосед Грузии. Неужели дешевле возить грузы на самолетах, чем подсыпать щебень на эту дорогу?

— Грузии дешевле торговать по воздуху. Потому что если везти груз по этой трассе, то на четыре таможни и взятки гаишникам денег уйдет гораздо больше…

— Хорошо. Но ведь Южная Осетия не признает себя частью Грузии, поэтому все завозит из Алагира. Им-то нужна хорошая дорога?!

— Цхинвали бы рад отремонтировать, да денег нет. А грузины не хотят стараться для осетин.

— Но ведь еще через пару лет бензовозы добьют и эту дорогу, и здесь только трактора смогут ездить…

— То, что будет потом, сейчас никого не беспокоит. Вон как отношения быстро меняются.

Сейчас дорога нужна, завтра наоборот. Поживем-увидим.

— Вскоре вдоль трассы пошли осетинские деревни. Народу на улицах было не много.

Тем временем мы въехали в Цхинвали. Здесь еще видны следы войны. Часть домов была разрушена, часть сгорела от пожаров. В городе мы не останавливались, сразу проехали на загородный рынок, который находился на холме, где проходила граница с Грузией.

— Вот с этого места грузинские пушки обстреливали осетинские дома, когда мы отказались войти в состав Грузии.

— Неужели столько много домов разрушили из пушек?

— Нет. Когда началась война, то осетины в отместку, стали поджигать дома, где жили грузины…

Вот и приехали на грузино-осетинский рынок. Самым ходовым товаром здесь был бензин.

На площади в несколько километров все было заставлено цистернами с топливом. Бензин продавали прямо с машин, сбросив «маскировку» и написав цену прямо на борту машины.

Другие, видимо, перекупщики, продавали из бочек, канистр и даже пластиковыми бутылками.

Высадили на рынке, ГАЗель уехала куда-то разгружаться, а я пошел пешком в Грузию.

Подсел в «восьмерку» к грузинской семье, которые с удовольствием довезли меня до поворота на Гори.

Горы кончились вместе с Цхинвали. Вокруг простирались поля виноградников, солнце припекало, и лишь на северном горизонте угадывались вершины покрытые облаками.

На границе мне подарили 100 рублей. Сейчас пошел на АЗС в надежде купить что- нибудь поесть, пока не уехал с рублями достаточно далеко от России.

Сердитый продавец согласился разогреть за 50 рублей одну котлету. Воды на заправке не было. Руки я мыл из кувшинчика, который держал сам хозяин кафе. Котлета оказалась сильно перченой, но у меня оставался хлеб из Алагира и вода из горного родника.

После обеда автостоп пошел веселее. Остановился «Форд-Транзит» с целым семейством:

отец, мама, дочка и племянник ехали в гости к старикам. Вот уж здесь мне пришлось по настоящему ощутить гостеприимство. В большом доме, с садом и виноградником накрыли стол с вином.

Женщины с нами за стол не сели, но по очереди подносили разные кушанья. Мне было непривычно, когда прислуживали. К тому же девочка плохо знала русский язык. Разговор за столом шел о дружбе народов, о могучем русском языке и о том, что мне нужно обязательно побывать в Грузии еще раз, чтобы оценить их замечательную страну в полной мере.

После сытного обеда, горячо попрощался со всеми, и водитель вывез меня на выезд из поселка Гоми. Через 10 минут с трудом втиснулся на заднее сиденье «Нивы», грузный водитель ехал голым по пояс и плохо помнил русский язык.

Еще одна машина, с пожилыми супругами, быстро довезла до города Боржоми.

Автостоп опять не заладился. Мимо едут только автобусы, маршрут написан только на грузинском языке. Все машины показывают, что они локальные. Сорок минут общался с беженцами из Абхазии. Они вышли из соседнего санатория, где живут уже полгода.

Приглашали в гости на ночлег, но мне хотелось уже сегодня в Турцию перейти. Сменив еще две машины, доехал до центра Ахалцихе. Одноименный переход находиться в восьми километрах, за деревней Вале. В Эту деревню меня довез пожилой таксист на черной «Волге».

По дороге он убеждал меня, что грузинские люди не хотели войны ни с Абхазией ни с Южной Осетией, что все национальные конфликты затевают политики и бизнесмены… За деревней мы распрощались, пожелав на будущее, чтобы все народы когда-нибудь обратно помирились.

Такие же пожелания я слышал от всех жителей Кавказа, которых встречал в своих путешествиях. Все они искренне жалели о развале СССР.

Деревня Вале стояла на вершине горы.

До погранперехода еще три километра. Машин нет. Чтобы не опоздать до закрытия границы, решил идти пешком.

Глава 2-я

Вымогательство на таможне. — Первое знакомство с турками. — Бесплатный чай. — Автостоп в горной Турции. — «Кругом террористы!»

Автостопом через Африку Глава 2-я.

Когда оставалось зайти за последний поворот, меня таки подобрала «Волга» с пограничниками. Но довезли только до ворот и высадили у проходной. В проходной железный стол с компьютером и два грузинских парня, которые пытались содрать с меня «пять долларов за компьютер». Но предложил им свои услуги по занесению в компьютер их паспортов.

Сошлись на компромиссе — в компьютер никто не попал, а я прошел бесплатно в огромный современный ангар-таможню.

— А-а! Автостопщик!

— Так точно. Где тут у вас штампики ставят?

— Сюда-сюда, проходи. Деньги есть?

— Естественно, десять долларов на визу.

— Давай сюда десять долларов, сейчас я тебе штампик поставлю.

— Извините, но десть долларов стоит Турецкая виза…

— А я что говорю?! Давай быстрее прямо мне доллары и вперед пока Турки спать не пошли.

Это был мой первый переход через границу и я не знал, где именно нужно платить деньги.

Все время пугали что турецкая таможня закроется, что я даже растерялся и отдал 10 долларов.

Тут же мне поставили маленький штампик с непонятными буквами, записали в тетрадь (а где компьютер?) и подняли шлагбаум.

Турки проверили выездной штамп из Грузии и показали куда идти за визой. Там красивый усатый турок уже отрывал на столе марку-визу Турции.

— Давай десять долларов и сейчас наклею тебе марку.

— Минуточку! Я уже отдал 10 долларов таможеннику. За что же еще 10?

— Так то был грузинский таможенник. Это ты Грузии отдал. А теперь за визу Турции заплати.

— Так не пойдет! Пусть тогда мне грузины вернут деньги… — В отчаянье запаниковал я, поняв, что меня просто облапошили.

Тут мне помогла разобраться осетинская женщина, которая говорила и по-турецки:

— Там ты заплатил за выезд из Грузии. А здесь нужно платить за въезд в Турцию.

— Да за что платить Грузинам!? Я же россиянин, а Грузия для россиян безвизовая!

— Ну и что ж! Я вот каждый раз плачу по 15 долларов. А с тебя всего десять взяли — радоваться должен!

Я понял, что дача взятки здесь возведена в ранг обычной бюрократической процедуры и скандалить дальше совершенно бесполезно. Пришлось доставать те доллары, которые я приобрел в Алагире. Марку наклеили, в журнал вписали. Женщина продолжает меня опекать, переводя на русский язык слова таможенников:

— Теперь пойдем за мной к доктору. Ему нужно заплатить еще 4 доллара.

— Ну это уже совсем грабеж! Никакой доктор мне не нужен!

— Нет нужен. Без его бумажки тебя не выпустят в Турцию.

Доктор уже собирал вещички, когда я дал ему бумажку в 5 долларов. Он молча выдал мне листочек от «министерства здоровья Турции» и из картонной коробки сдачу три доллара.

Только я обрадовался 50 %-ой скидке «от доктора», как захотели еще пять долларов «за регистрацию в полиции». Я резко отказывался. Всем это надоело и полицейский переписал мои паспортные данные в свою тетрадь бесплатно. Выпустили в Турцию. Ура! Моя первая «заграница!».

Здесь уместно рассказать о пресловутом «языковом барьере». Выезжая из дома я не знал никакого языка кроме русского. То есть в школе я, конечно, учил немецкий, но с той далекой поры ничего не помнил, кроме фраз «hande hoh» и «niht fershtein». Но во время прошлогоднего путешествия, Антон Кротов составил некий минимальный турецкий разговорник из двух десятков фраз, который позволял общаться с водителями, а так же слов типа: «хорошо-плохо», «вода-еда»… Но я так стремительно, за три дня, доехал от Воронежа до Турции, что в этот вечер бумажка-разговорник лежала у меня в глубине рюкзака.

… ну, ничего, время уже девятый час. Все равно сегодня никуда не поеду. Сейчас лучше перекусить и заночевать. А утром, на свежую голову, будем разбираться с турецким языком.

От ворот таможни начался отличный асфальт, да и вообще все вокруг выглядело намного цивильнее СССР. Через 150 метров светилась небольшая гостиница с рестораном на первом этаже. Решил зайти «на разведку».

Посетителей совсем мало, витрина с горячими кушаньями сразу разбудила чувство голода.

Сидящий за кассой турок одновременно выполнял роль администратора гостиницы. Он обратился ко мне по-английски, но я легко понял смысл его слов:

— Добрый вечер. Желаете гостиницу?

— Нет. Гостиница для меня дорога. Нет проблем. — Ответил по-русски и похлопал по рюкзаку, показывая жестами, что ему не стоит беспокоиться.

— Может быть хотите чаю?

— ОК. Бесплатно?

— Конечно! Чай бесплатно! — Слова «чай» и «бесплатно» прозвучали по-русски.

Чай принесли в маленьких стаканчиках, которые больше походили на мензурки для химических опытов. Я сразу, одним глотком, осушил «мензурку», показывая всем видом, что это для меня не доза. Налили еще… Тогда я достал свою кружку и заварку и жестами попросил наполнить кипятком. Официант настолько удивился, что даже выронил мою кружку — заварка рассыпалась по полу. Тут же кружку наполнили сладким чаем до верху. Доев грузинские бутерброды, стал собираться. Спросил, можно ли поменять денег, чтобы купить еды? Мне тут же обменяли четыре доллара по непонятному мне курсу. Получив деньги со многими нулями, купил котлету с булкой и уже привычный бесплатный чай.

Окончательно наполнив желудок и спрятав в кармане пачку денег, наконец успокоил нервы после разборок с таможенниками. Администратор попросил мальчика показать, где я могу спать бесплатно. На мягком газоне я натянул палатку между яблонь, умыл ноги в арыке и лег спать.

В 8 утра разбудил крик мусульманской молитвы. Вот тогда я действительно понял, что попал в Турцию! Вылез из палатки — светит солнышко, кругом цветы и подстриженная травка — какой контраст с соседней Грузией — где только камни и мусор. Уже знакомый мне мальчик зовет на бесплатный завтрак. В 9-50 вышел на трассу, записав для истории вывеску на фасаде:

«MURAT» — OTEL & RESTORANT.

Спасибо за все!

Машин, несмотря на ранний час, не наблюдается. Шагаю пешком, пока солнце еще не высоко. Удивляюсь качеству и аккуратности турецких дорог — идеальный асфальт, столбики- таблички, разметка и катафоты везде, где надо. А ведь это не столичная автотрасса, а самая что ни на есть «глухая дорога», где и машин-то почти не бывает. Когда я уже отдыхал около километрового столба с цифрой «4», догнал маленький колесный трактор. Водитель без лишних разговоров пригласил меня в кабину. Трактор был чистенький, нигде в кабине не было пятен масла или солярки. Отличная звукоизоляция позволяла слушать стереомагнитолу. Тракторист провез меня через первые две деревни, высадил на АЗС. Деревенские дома так же ухожены, как и дорога, у многих на крышах спутниковые антенны. Очень скоро меня подобрал «Ford-Transit»

«сколько по пути». Высадился на развилке под указателем «ARDAHAN 78». Но где находиться этот город, и надо ли мне туда, непонятно, ибо нет кары. Но в «цивилизованных странах» карту должны давать на АЗС. Через километр как раз и обнаружилась заправка и таким же магазиномгостиницей как и вчера. Я зашел в конторку, ткнул в себя пальцем, сказал «русский», потом на карту на стене и сказал «карта». Все поняли правильно, один из водителей побежал в кабину бензовоза и подарил карту Турции десятикилометровго масштаба.

Автостопом через Африку Глава 2-я. Снова стою на трассе, подглядывая в бумажку, зубрю фразу: «Салам алейкум. Бен русум. Бен отостоп йопиерус.» Очень надеюсь, что турки даже в этой глухомани знают «отостоп», но главное при посадке сказать еще и «пАра чок» — «денег нет».

Именно эти волшебные слова я повторял, когда меня подсаживали к себе в «Рено» два пожилых турка. Дорога сразу пошла по горному серпантину, и вскоре мы влезли на перевал 2540 метров, о чем и гласила табличка на небольшой площадке для отдыха. Сверху Турция имела совсем не такой зеленый вид, как лужайка у гостиницы: выжженные солнцем камни, редкие островки зелени по оврагам, маленькие белые домики, лепящиеся по склонам гор. Но именно так выглядел сверху пейзаж большинства ближневосточных стран. Дальше дорога пошла вниз, водитель прибавил скорости, и в жаркий полдень помог мне вытащить из багажника рюкзак, возле города HANAK. «ТешекЮр эдЕрим!» — поблагодарил я водителя. Но в ответ услышал непонятное бормотание и жест означающий деньги. Ну вот — а разыгрывали из себя понятливых богатых людей! Но это не водитель должен догадываться о бесплатности автостопщика, а как раз моя задача — доходчиво объяснить это, ведь в Турции принято платить за подвоз. Дальше состоялся такой разговор из фразы «денег нет» и жестов (здесь и далее по книге я буду приводить содержание разговора, так как я его понял, не цитируя дословно иностранные фразы):

— Нет, ну ты посмотри на него! Мы его везли, а он платить не хочет?!

— Извините, но я предупреждал что «отостоп» и что денег нет.

— А зачем мы тогда тебя подбирали? Зачем голосовал на трассе?

— Я путешествую из России автостопом. Денег нет, счастливого пути!

Понятно, что турки не очень-то нуждались в деньгах — дорогая машина и сотовые телефоны красноречиво об этом говорили без переводчика. Немного покивав головами «Ай-ай.

Так у нас не принято», все же сели в машину и уехали в город.

Следующий турецкий водитель, на «Оппеле», многократно предупрежденный о том, что «пара йок», довез меня до развилки на Карс без вопросов. А почти в ту же минуту остановил красивую «Рено» с надписью «COCA-COLA» на дверце. Молодой начальник по прохладительным напиткам всячески пытался продемонстрировать мне знание английского языка, но я вынужден был его разочаровать. Зато по дороге в Карс, через чистое стекло его новенькой машины я смог хорошенько разглядеть крестьянские хозяйства. Чаще всего это выглядело так: хижина и забор вокруг нее сделаны из глины и камней, вокруг пасется несколько коз, крыша дома покрыта землей, на ней растут небольшие деревца и небольшая спутниковая антенна. Сначала я думал, что просто этот крестьянин имеет богатого родственника в городе, подарившего ему антенну, но потом убедился, что такие тарелки стоят абсолютно на каждом доме, и на богатом и на бедном. При этом никаких следов электропроводки видно не было.

От Карса уехал в кабине «Форд-транзита», кузов которого было полон горячих лепешек.

Поедая лепешку, забыл выяснить у водителя куда он едет. Обычно я называл города по карте, а водитель жестами подтверждал, когда я «угадывал» его пункт назначения. В этот раз хлебный фургон закончил свой путь в центре города SARIKAMIS. Интересно посмотреть жизнь первого мусульманского города. Женщины, несущие поклажу на голове, старики, курящие кальяны, босые мальчишки с лотками китайского барахла — все это тогда было мне очень непривычно. Из города выходил пешком, мимо многочисленных военных зон. Вдоль заборов ходили часовые с автоматами, на воротах будки с охранниками. Повсюду таблички на двух языках:

«Фотографировать запрещено! Военный объект»

Микроавтобус вывез меня на пост ГАИ возле деревни Каракурт. В кафе напротив поста за столиками довольно много народу. Как только меня позвали пить чай, все посетители стали расспрашивать на непонятных мне языках, подносить уже знакомый чай в «мензурках». А офицер полиции послал солдата на кухню и мне принесли плов и хлеб. Пока перекусывал, полицейские прочитали «мудрейшую справку» на английском и сами застопили быструю машину до Эрзурума. Молодой турок на «Ауди» гнал не меньше 120 км в час, благо дороги это позволяли.

Автостопом через Африку Глава 2-я.

В 19 часов оказался в центре большого современного города. Многоэтажные дома так контрастировали с хижинами-землянками крестьян, витрины магазинов ломились от товаров, новенькая АЗС из зеркальных панелей зазывала клиентов музыкой и бесплатным чаем. Сначала гулял по городу пешком, глазея на многочисленные мечети. Диалоги с турками были примерно одинаковыми (насколько я понимал их):

— Привет, турист! Куда путь держишь, из какой страны?

— Салам алейкум. Я еду из России автостопом в Сирию…

— А-а! Россия! Здорово мы вас в футбол обыграли! А?

— Не понимаю. Я не слежу за футболом.

— Да-да. Отделали вас подчистую на чемпионате мира! То-то же!

— Это дорога на Бингель?

— Да, BINGOL по этой дороге. Но автовокзал не там…

— Спасибо. Я еду автостопом. Вокзал мне не нужен.

— Нет-нет. Очень опасно. Никто тебя не возьмет!

— В чем опасность? ПОЧЕМУ?

— Партизаны! Террористы!

Несколько раз, подобрав подходящую позицию, я пытался голосовать. Но все водители, прямо как в России, показывали что едут до следующего перекрестка. Уже в сумерках, к девяти часам, таксист подвез меня на 1 км до POLIS-поста. Сначала полицейские, как уже повелось, поздравили меня с победой их футболистов, потом принесли чайник с чаем и «мензурки», стали пугать:

— Нельзя ехать автостопом в Бингель!

— Почему?!

— Никто тебя не возьмет. Кругом террористы!

— Но ведь Вы стоите рядом. Или вы тоже террористы?

— Нет. Никак нельзя ехать в Бингель ночью. Иди в отель.

— Я проехал автостопом из Москвы, я не пользуюсь отелем. Мне нужно поскорее в Сирию, еще рано ложиться спать.

— Эта дорога закрыта для проезда ночью. Кругом партизаны.

В тот момент, когда офицеры отвлеклись на изучение моего фонарика-жучка, пост проезжала легковая машина со спец пропуском. Водитель положил рюкзак в багажник и взял меня четвертым пассажиром. Полицейские сами объяснили ему что я — «отостоп», и еду в Бингель.

Дорога шла через горные перевалы, вокруг не было ни одного огонька, нас никто не обгонял, а навстречу прошло всего два военных грузовика. Видимо, действительно, в этой местности действует «комендантский час» из-за партизан.

В полночь машина заехала в центр города KARLIOVA, турки накормили меня в кафе, и сказали, что сейчас идут в отель наверху, а дальше поедут только утром. Ночевать в отеле мне не хотелось, поблагодарив за все, пошел по ночному городу в поисках «научного ночлега» у местных жителей или «страшных партизан». Но уже через сто метров повстречал англоговорящего турка с женой и маленьким ребенком в коляске. (кругом партизаны!) В час ночи они гуляли по улице, радуясь ночной прохладе. Жестами, турецкими и английскими словами объяснил им, что ищу место для бесплатного ночлега в палатке и спальном мешке. Турок оставив жену с ребенком посреди темной улицы, отвел меня к зданию на заправке, с вывеской «PETROL OFISI». Здесь он разбудил своего друга, владельца заправки, и меня определили спать на роскошный диван в современном «бензиновом кабинете». Но когда я уже разделся, тот семьянин снова пришел, в руках он держал поднос с фруктами, лепешками и чаем. Пришлось еще пол часа показывать фотографии из России, закусывая лепешки виноградом и грушами.

Вот и преимущества ночлега в палатке: хочешь спать — забрался в темноту и спи. А нашел вписку — приходиться развлекать хозяев.

Глава 3-я

«Руси мадам — карашо!»Дурные жандармы. — Авария на трассе. — В приграничном городке.

Утром вчерашний знакомый зазвал на завтрак к себе на работу. Он работал в маленьком ксерокс-офисе. Мы пили чай с лепешками и сыром, смотрели в окно на просыпающиеся улицы и прекрасно обсуждали жизнь на смеси английского и турецкого, хотя я не знал ни одного из этих языков. На прощанье он подарил мне открытку, а я ему свою а еще и «мавродик», как сувенир.

Автостопом через Африку Глава 3-я.

Вернувшись на АЗС, тут же застопил огромный блестящий бензовоз.

Водитель очень радушно позвал меня в кабину, прямо как своего лучшего родственника. Сзади, на спальной полке, лежал его сменщик. В городе BINGEL водители купили арбуз и спрятали его в специальный холодильник под машиной. В это время я из кабины сфотографировал женщин в парандже. Все турки говорили, что паранджа сейчас большая редкость и пережиток прошлого.

Автостопом через Африку Глава 3-я.

Действительно, больше ни в одной стране я паранджу не встречал. Что касается Турции, то здесь женщины ходят в самых разных нарядах. Большинство все же носит длинные юбки и платок на голове. Но встречаются и в штанах и даже с открытыми плечами. Вообще же, турецкие водители очень любят обсуждать западных женщин. Конечно, россиянки у них вне конкуренции: «Руси мадам — гюзель! Карашо!» — не уставали повторять турецкие водители знакомые им западные слова. Вскоре я убедился, что такое знание водителями русских слов происходит исключительно из их общения с русскими и украинскими проститутками.

Хотя в Турции пересекаются веяния востока и запада, все же своих женщин они держат в строгости и одновременно удивляются, что турецкие девушки такие некрасивые и закомплексованые. Меня же это ничуть не удивляло: зачем ей следить за лицом, фигурой, манерами, развивать интеллект, наконец! …если все равно она не может ни с кем разговаривать кроме родственников и мужа!? Да и мужу ей нравиться необязательно, ибо ее все равно выдадут замуж, в 14–15 лет, родители, часто за старого и некрасивого богача, который даст родителям большой выкуп. Мусульманские традиции еще довольно сильны у стариков. А молодые турки предпочитают пользоваться услугами русских и украинских проституток, тем более что Коран ничуть не осуждает мужские измены…

Автостопом через Африку Глава 3-я.

… Арбуз мы ели в тени дерева, возле горного родника. Сразу можно было и арбуз помыть и самим умыться прохладной водой. Арбуза водителям показалось мало, они решили вскипятить чай из родниковой воды. Открыли еще один из ящиков под машиной, стали прямо там разжигать примус.

— Огонь. Опасно! — Сказал я, показывая на блестящую цистерну с десятками тонн горючего.

— Нет! Опасности нет. Все хорошо. — Успокаивали меня водители.

— PETROL! Буф-ф! — Показывал я жестами большой взрыв.

— Нет. Это не бензин. Там мазут — не опасно. — Смеясь отвечают водители.

Я с недоверием обошел грузовик вокруг. Все детали сияли никелем как начищенный самовар. Ни снизу, ни сверху, ни в кабине не было не только ни одного мазутного пятнышка, но даже характерного запаха мазута. Сразу вспомнились российские грузовики с мазутом, которые даже в тумане можно было определить по запаху, и после проезда в которых, в мазуте пачкалась и одежда и рюкзак, лежащий на сиденье в кабине… Как турки умудряются содержать мазутовоз в такой чистоте?! Чудо!

Через несколько километров мы попали на очередной пост с табличкой «DUR- JANDARMA KONTROL», где даже у всех пассажиров проверяли документы. На этом посту мы простояли больше часа, потому что офицер решил, что я все же партизанский шпион, (он оправдывал свою вывеску) и зачитал номер моей визы по полевому телефону в штаб. Пришлось ждать, пока в штабе проверят мои данные и позвонят на пост. Все это время мои спутники не хотели уезжать, а терпеливо ждали когда полицейские разрешат мне ехать дальше. Солдаты проверяли все машины: водители подъезжали, сразу держа документы в вытянутой руке. В автобусах билетер заранее собирал паспорта у всех пассажиров, выбегал к «дурному контролю», показывал всю стопку документов и запрыгивал обратно в автобус. Во время ожидания я показывал полицейским свои путевые бумаги, фотографии, и даже учил русскому языку.

Наконец, из штаба позвонили и «дали добро».

Через 20 минут опять пост жандармов со шлагбаумом. Опять хотят проверять мою визу.

Я сразу сказал, чтобы позвонили на предыдущий пост. В этот раз отпустили быстрее, но бумажку «досмотрен-отпущен» дать отказались.

На выезде из города DIYARBAKIR на большом столбе висит плакат «соблюдайте ограничения скорости», а чтобы не было повадно нарушать, на следующем столбе висит разбитая машина, сквозь лобовое стекло которой торчит страшный окровавленный манекен.

Жаль, не успел выхватить аппарат, чтобы сфотографировать «страшилище».

Автостопом через Африку Глава 3-я.

Дорога отличного качества шла через очень интересную пустыню: насколько хватало взгляда, вокруг простирались округлые черные булыжники размером с мяч. Солнце накалило их как сковородку, так что казалось, что в окно машины работает горячий фен для сушки волос.

Если высунуть руку из машины, то ветер просто обжигал ее.

Не успели мы проехать и 30 км от страшного манекена, как на обочине я увидел еще одну искореженную машину, лежащую вверх колесами. Вокруг были разбросаны детские вещи, игрушки и овощи. От машины к дороге, спотыкаясь о булыжники, ползла окровавленная женщина в белом платье. К груди она прижимала бесчувственную девочку лет девяти.

Мы сразу остановились.

Других машин не было видно. Я побежал к разбитой машине, помогать выбираться родителям этой женщины, а мои водители стали звонить сразу по двум сотовым телефонам. Как только я усадил на обочину пожилых людей, женщина подбежала ко мне стала просить по-английски «Спасите мою девочку, умоляю!» Но я даже не мог определить, где на ней чья кровь, и куда ранена девочка, которая была без сознания. Судя по всему, единственным спасением для ребенка могла быть только немедленная доставка в реанимацию. Я выбежал на середину дороги, расставив руки в стороны, остановил первую же машину в город и посадил женщину с девочкой на заднее сиденье. Из следующий машины водитель схватил аптечку и стал оказывать помощь еще двоим раненным. У пожилой женщины был закрытый перелом руки, а вот дедушка разбил голову до крови. Машины все прибывали, даже два автобуса остановилось. Все пассажиры высыпали на место аварии, столпились в кучу и стали звонить по телефонам (мобильный телефон есть у каждого турецкого мужчины). Чтобы не нарваться на очередную проверку документов, я залез в кабину грузовика, а люди тем временем собирали разлетевшиеся во время аварии вещи. По всему выходило, что водитель белого «Мерседеса» не справился с управлением, на большой скорости и вылетел с обочины. Машина несколько раз перевернулась по булыжникам и легла на крышу метрах в 15-ти от асфальта. Через 10 минут приехали «дурные жандармы» с автоматами и стали отгонять толпу, не оказывая раненным никакой помощи.

Вокруг нашей машины появилось настоящее оцепление, пострадавшие сидели одни, прислонившись к колесу нашего грузовика, офицер никого к ним не подпускал. И только еще через 10 минут приехала скорая помощь с белой женщиной-фельдшером и тогда наша машина тронулась дальше.

Автостопом через Африку Глава 3-я.

В городе SIVEREK ужинали в современном кафе. За столиками по четыре человека сидели водители грузовиков. Заказали шашлык из курицы и помидор, салат и лаваш. Я попробовал их национальный кисломолочный напиток — айран. По вкусу похож на кефир, рассол и квас одновременно. Но мне не очень понравился. Впрочем, официант на каждый стол поставил по кувшинчику с охлажденной водой и специальные металлические стаканы. Вместо столовых приборов использовались руки и лепешки хлеба типа нашего лаваша, только тоньше и больше. Я как раз успел сфотографировать мальчика, который принес из пекарни новую порцию лепешек.

Автостопом через Африку Глава 3-я.

С грузовиком расстался в городе SANLIURFA всего в 54-х километрах от границы с Сирией. До приграничного города AKCHAKALE добрался только в начале девятого на микроавтобусе «Mazda» с сантехникой. Переход в Сирию закрылся как раз в восемь. В ближайшем кафе напоили бесплатным чаем, но, сколько не рассказывал о своем путешествии, домой на ночь никто не пригласил. Не помогло даже показывание фотографий.

В этом приграничном городе появилось явление «хелперство», когда люди пытаются оказать тебе услуги, в которых ты вовсе не нуждаешься. Дети думают что иностранец настолько глуп, что не может найти отель или ресторан. Как правило, хелперы разбегаются, как только ты пытаешься загрузить их реально полезной работой. (Например, просишь добыть хлеба.) Хелперы распространены во всех арабских странах, но больше всего их в тех местах, где много туристов. Отловив одного хелпера, спросил, где ближайшее интернет-кафе. Он не только проводил меня, но и сам договорился с хозяином. Я написал сообщение домой, хозяин денег с меня не взял, а мальчик получил честно заработанные купюры с множеством нулей. Я так и не узнал, что сколько в Турции стоит. Но с четырех обмененных еще в первый вечер долларов, я два раза покупал пирожки, а оставшиеся деньги без сожаления отдал этому мальчику.

Больше никаких денежных расходов в Турции у меня не было.

Тем временем стемнело. Жара спала. Возле многих домов появились коврики, турецкие семьи садились на них у двери, смотрели на жизнь улицы и пили чай. Пройдя по главной улице туда — сюда, удивился, что никто так и не зазвал меня на ночлег. Тогда пошел за город, собираясь поставить палатку на краю кукурузного поля. Опять появились мальчишки-хелперы, и изобразили руками ползущих змей. С трудом удалось отделаться от них, но все же за мной стали следить, не давая исчезнуть в темноте. Петляя между домами вышел на ж.д. станцию, пересек пути с вагонами и увидел что-то типа небольшой сосновой рощи. Раскидал между двумя деревьями сухие кости непонятного происхождения и поставил палатку. Кроме бродячих собак, ничего подозрительного не видел и лег спать, в надежде завтра проснуться пораньше.

Автостопом через Африку Глава 3-я. Утром обнаружил, что в 20-ти метрах за моей платки, за проволочным забором проходит сирийская граница. Только вместо вспаханной полосы там было засеянное поле.

Умывшись и попив бесплатный чай в турецком кафе, достаю новый лист-разговорник.

Автостопом через Африку Глава 3-я.

Пора осваивать арабский язык.

Прощай, Турция, мусульманская страна на стыке Европы и Азии; ближайший арабский сосед России; страна, где женщины не смеют встречаться взглядом с мужчинами, а тем более с иностранцем; где меньше 10 % водителей знают английский язык и почти столько же знают русский; страна, где крестьяне живут в землянках со спутниковым телевидением, а большинство горожан путают интернет и телефон; страна, где водитель, встретив русского автостопщика, первым делом восклицает «О! Людмила! Наташа!»…

Я обязательно вернусь сюда еще раз, а сегодня меня ждет первая по-настоящему мусульманская страна — Сирия.

Глава 4-я

Первые шаги по Сирии — Влюбленный фармацевт. — Таксизм в городах. — Турецкий дальнобойщик. — Халеб. — История о компьютерных технологиях.

Турецкие англо-говорящие таможенники не стали утруждать себя проверкой моего рюкзака. Просто записали в «тетрадь выезжающих» и поставили выездной штампик.

До сирийской таможни пришлось пройти пешком около километра по пыльной грунтовой дороге мимо зеленеющих полей.

Сирийские пограничники украсили мой паспорт въездным штампом, в котором не было ни одной европейской буквы или цифры. Еще один штампик на этой же странице предупреждал по-английски, что по прошествии 15-ти дней я должен обратиться в иммиграционный департамент.

Сразу за воротами таможни начался сирийский городок. Я шел по утренним улочкам на юг, оглядываясь по сторонам и замечал изменения в окружающей обстановке: большинство машин было не привычными европейцам легковыми, а пикапами с открытым кузовом;

женщины уже не прятались от меня в подворотню; мальчишки не пытались оказывать мне ненужные услуги, а занимались своими делами…

Автостопом через Африку Глава 4-я.

Вот по узкой улочке идет женщина с мальчиком, поклажу несет на голове, как и большинство женщин в южных странах. Но в отличие от турчанки, она не прячет лицо в платок при виде меня, а спокойно улыбается мне в глаза. Я фотографирую — женщина вполне довольна.

Сирия кажется более интересной страной даже по самым первым впечатлениям.

Вот и большой перекресток. Здесь оживленно: туда-сюда снуют рикши, торговцы с лотками, водонос с двумя кувшинами расхваливает свою воду и звенит звонкими побрякушками в руке. Улицы-дороги расходятся в пять сторон. Где же дорога в ближайший город Raqqa?

— Вейн тарИккак илЯ рАкка? — Показываю на одну из дорог мальчику лет 15-ти.

— Ты хочешь автобус? — Примерно так я понимаю его ответ.

— Ана мин рУси. Ана… иля… — Забыл как будет «ехать по дороге».

— Руси? О-о! Руси!! Руси!!! — Закричал радостно мальчик: «Русский! Русский!»

Тут же и все остальные дети на площади начинают кричать «Русский! Русский!» и дергать за длинные белые халаты старших мужчин. Вскоре все люди на площади бросают торговлю, даже ослы в повозках поддаются всеобщей суматохе и шарахаются в стороны, опрокидывая поклажу с одной из тележек. Уже при помощи взрослых, все стараются увлечь меня куда-то в сторону магазина обуви. Не понимая, что же такого необычного во мне нашли, все же вяло позволяю себя куда-то направлять. Тем временем, другая толпа мальчишек извлекает из магазина незнакомого мне араба в клетчатой рубашке. Человек лет 35-ти приблизился ко мне и обе толпы затихли в ожидании, только самые нетерпеливые тихо шептали «руси-руси!», показывая пальцами то на меня, то на него.

— Ты что, из России? — Спросил он меня на чистом русском языке.

— А ты — русский… или нет. Ты — жил в СССР? — После замешательства догадался я.

— Я не русский. Но я хорошо говорю по-русски. — Усмехнулся араб.

— Откуда?!

— Я закончил харьковский фармацевтический институт — Без запинки сказал он в ответ.

— О! Классно! У вас там фестиваль проходит каждый год, «Эсхар» называется. Бывал там? — Не нашел я ничего лучшего чтобы поддержать «харьковскую» тему.

— Нет. Но у меня там осталась любимая девушка … я так давно не говорил по-русски… — Скупая мужская слеза скатилась по его лицу, непонятно, толи по девушке, толи по русскому языку, то ли по фестивалю «Эсхар», где она осталась…

— Давай зайдем куда-нибудь, а то мы парализовали все движение на этой площади. — Предложил я, видя крайнее замешательство на лицах наблюдателей.

— Да-да, конечно. Вот это магазин моего друга. Пойдем сюда.

После того, как мы уселись в магазине, мне принесли бутылку содовой и большой сэндвич с фасолью. Вот литературный пересказ той истории, которую 13-го августа 2000-го года мне рассказал Абдул-Кирилл-Ибрагим, великий аптекарь из маленького городка на северо-востоке Сирии:

В далеком 1993-ем году я и еще несколько сирийских юношей, отправились на Украину получать дипломы фармацевтов, чтобы развивать аптекарскую индустрию Сирии. Врач и аптекарь здесь одна из самых уважаемых профессий. Мои родители сделали все возможное, чтобы я попал в эту группу, ибо лучшей возможности обеспечить мое будущее они и придумать не могли.

И вот, мы попали в далекую страну, без знания языка.

Сначала учились как первоклассники: писать буквы, читать по слогам… В те времена был дефицит. Мы жили в общаге. Посылаем одного-двух в магазин за хлебом, а хлеб дают только по одной буханке в руки. Как без языка объяснить продавцам, что в общаге остались еще десять голодных студентов?! Вот такие проблемы были в начале… но потом я выучил язык и даже познакомился с девушкой… (Здесь в глазах рассказчика опять заблестели слезы, и он стал рассказывать с нежностью, словно нараспев) Ее зовут Елена. Мы полюбили друг друга. Но после окончания института она уехала домой в Евпаторию, а я сюда, в Сирию. Сейчас у меня одна из самых больших аптек в этой местности… Нет, она не в этом городе. Моя аптека в деревне, в шести километрах отсюда. У меня там большой дом, если хочешь, можем сейчас поехать ко мне — поешь, помоешься, отдохнешь… Можешь даже на ночь остаться. Спешишь? Ну ладно…

… В общем, мне уже несколько раз предлагали взять в жены местную девушку, но я люблю только Елену. (Коран не только не запрещает, но и поощряет многоженство. Он вполне мог бы взять себе несколько жен любого возраста, а Елену считать «любимой женой», но не сделал этого.) Каждую неделю звоню ей, часто езжу в Ливию… там есть украинское посольство. Все эти годы я прошу, чтобы мне разрешили уехать в Крым, там жениться на Елене. Хотя здесь я зарабатываю около 2 000 долларов в месяц и очень уважаемый человек. Но я очень тоскую по своей девушке. Хотя здесь мне оставаться очень выгодно, все мои мечты сейчас об Украине.

Надеюсь, если все будет хорошо, то через год я уже буду с ней

— Но ты понимаешь, что там тебе придется все начинать сначала. Там безработица, у вас наверняка будут проблемы с жильем…

— Нет-нет! Я уже все давно продумал. Я открою там новую частную аптеку… я не потерял российскую квалификацию… вот, у тебя здесь на руке — «бриллиантовая зелень», правильно? Вот, я хорошо помню, хотя здесь такого лекарства не бывает.

— Ну, что ж, удачи тебе. Можешь дать мне телефон в Евпатории, я позвоню туда, когда вернусь в Россию. Даже если тебя там не будет, то передам привет Елене.

Еще долго Абдул Кирим Ибрагим очень трогательно рассказывал мне о своей любви, рассматривал фотографии России. Потом обменял 20 долларов на сирийские лиры (1$=50L) и даже предложил оплатить автобус до города Ракка. Еще немного я расспросил его об особенностях Сирии. Тем временем, в магазин привели еще одного араба. Абдул сказал, что у этого человека очень редкая аномалия в организме — все органы правой и левой половины тела у него поменялись местами. Таких случаев бывает один на сотни тысяч. Я послушал редкое сердце справа и мы сфотографировались втроем у входа в магазин.

Автостопом через Африку Глава 4-я. Попрощавшись с новыми друзьями, застопил прямо на площади грузовик, а скоро попал в бесплатную маршрутку. На выезде из города она свернула на автовокзал. Пассажиры почему-то тоже стали кричать мне «Руси-руси!» и зазывать остаться в автобусе. Чуть ли не насильно меня завезли на автовокзал. Из тени, улыбаясь, вышел … опять мой знакомый фармацевт!

— Просто чудеса какие-то! Тебя что, здесь весь город знает?

— Да. И все окрестные деревни то же.

— А почему они меня к тебе везут?

— Потому что они знают, что я учился в России, а русские люди попадают сюда очень редко.

Вот они и стараются сделать мне радость…

— Как же мне тогда быть? Ведь если я остановлю машину, водитель повезет меня к тебе в деревню?!

— Давай, я договорюсь с водителем автобуса, чтобы он бесплатно довез тебе до Ракка?

— Нет, я не хочу пользоваться рейсовым транспортом. И потом, я хочу сам учить арабский язык и договориться с водителем самостоятельно.

— Хорошо. Мы довезем тебя до трассы. Подожди здесь, автобус через 10 минут.

— Давай так: я пойду голосовать на дорогу, а если за десять минут я не уеду на попутке, тогда ты подберешь меня в автобус.

— Хорошо. Еще раз до свидания, на всякий случай.

Все получилось так, как и сказал Абдул. Пока я стоял на трассе, он рассказал про меня водителю маршрутки и всем пассажирам. Сразу начались расспросы про Россию, а я всю дорогу до деревни расспрашивал про Сирию.

Автостопом через Африку Глава 4-я.

На рынке в Raqqa, где заканчивался маршрут, водитель автобуса сам объяснил мою сущность водителю грузовичка, и в открытом кузове, меня бесплатно довезли до следующего выезда из города. Очередная машина оказалась такси. Мне показалось, что я правильно объяснил водителю арабскими фразами, чтобы он подвез меня, «сколько по пути, бесплатно».

Но когда я стал прощаться, водитель стал вымогать деньги. В переводе на русский, наш диалог звучал бы так:

— Вот ты тут катаешься. А мне зарабатывать деньги надо!

— Я предупреждал: «сколько по пути». Если хочешь денег, то взял бы другого пассажира!

— Иностранец — лучший пассажир! Заплати мне хоть сколько-нибудь…

— Не могу. Если я тебе заплачу, то ты и дальше будешь также вымогать деньги с автостопщиков. А так обманывать не хорошо!

— Ну дай мне хоть сколько-нибудь, хотя бы монетами… У меня дома дети голодают, подвозить людей — это моя работа. Что я им скажу?

— Хорошо. Вот, возьми одну большую монету (50 лир) и больше так не делай.

Расставаясь с подлым таксистом, я удивлялся, как много можно понять, зная всего десяток арабских слов. Потом я решил не горевать по потраченному доллару, ведь во всех мусульманских странах будут бесплатно кормить, возить, звать на ночлег. И одного доллара таксисту было не жалко. Тем более, что он не выглядел богатым человеком. Но, с другой стороны, нехорошо создавать опасный прецедент! Ведь он расскажет и другим таксистам о том, как вытряс деньги с жадного русского. Вот так и «портятся» для автостопа страны, где бывает много туристов… Забегая вперед, замечу, что в Судане, где туристов не бывает вообще, водители еще не додумались брать плату за проезд по городу.

Размышляя о том, как бы не нарваться на нового таксиста, выбрал длинную американскую машину с пожилым белым водителем. Англичанин оказался понятливым, вывез меня прямо на трассу.

Автостопом через Африку Глава 4-я. «Нормальных» машин по трассе не было, одни только маршрутки. Одна из них сама вызвалась довезти меня до следующего поворота, а вот там я решил выбирать дальнюю машину до Алеппо. Попался огромный и чистый турецкий грузовик. Водитель повел себя так, как и большинство других турецких водителей:

— О-о! Россия! Москва! Людмила! Хорошо-о!

— Ты знаешь русский?

— Только мало слов. Я бывать в Краснодар, Москва, Ростов, Сочи.

— Как тебе там понравилось?

— О! Очень хорошо. Такие девушка! А почему ты едешь без девушка?

— Потому что такие как ты, непременно стали бы приставать к ней! — Честно сказал я, но водитель, конечно, сделал вид, что не понял «наезда».

В представлении большинства турецких мужчин, русские девушки все по сути своей проститутки. И это мнение подкрепляется рассказами водителей, побывавших в России, а так же тем, что почти все проститутки в Турции — приезжие из России и Украины. Пока положение на рынке торговли женским телом не измениться, ничто не сможет поколебать это убеждение в глазах турков. И эта «слава» в последние годы распространяется и на соседние страны, к сожалению. Большинство турецких водителей и некоторые сирийские всю дорогу обсуждали со мной прелесть русских девушек и абсолютную непригодность своих. Все мои попытки перевести разговор на другую тему, заканчивались искреннем непониманием: «Тебе что, не нравятся девушки?!»

Пытаясь переменить тему разговора, я показал на водную гладь Евфрата. Мустафа сразу стал обсуждать, в чем купаются русские девушки, но потом все же предложил искупаться самим. Интересно узнать, в каком виде нужно купаться, согласно мусульманским традициям?

Автостопом через Африку Глава 4-я.

Для купания выбрали арык (водяной канал сельскохозяйственного значения) протекающий прямо под дорогой. Глубиной он был сантиметров 45, но под дорогой проходил в углубленном тоннеле. Вот как раз в горловину этого «водопровода» и ныряли местные ребята. Ни девочек, ни женщин, среди них не было. Мустафа снял часы и сотовый телефон и нырнул прямо в своем белом халате и таких же белых просторных штанах. Я купался в трусах, но желтые штаны и анорак тоже постирал, с помощью зеленого арабского мыла. В кабине водитель переоделся в новый арабский костюм, а я просто отжал свою одежду и открыл пошире окно. Через 20 минут горячий ветер уже высушил льняную ткань.

Высадился из высокой кабины в центре Алеппо (по-арабски — «Халеб»). До сих пор я не видел по настоящему крупного арабского города. Вокруг кипела настоящая ночная жизнь. Как и в Турции, дома были трех-четырех этажные, тесно прижатые друг к другу. На первых этажах ярко светились окнами магазины, кафе, сувенирные лавки. Прямо на узких тротуарах стояли столики и деревья в кадках, увешанные электрическими гирляндами. Празднично одетые посетители курили разноцветные кальяны, обсуждали новости. Горожане победнее, просто вытаскивали из ворот своей квартиры низенькие стулья или ковры. Прохожие перешагивали через полулежащих «отдыхающих» людей. Улицы забиты разноцветными машинами и разукрашенными автобусами. Грузовики и повозки перемещались, не снижая скорости на перекрестках, вездесущие такси умудрялись лавировать между ними, подсаживая и высаживая пассажиров. Никаких светофоров и регулировщиков не было видно, по крайней мере в этом квартале. Я высадился прямо между столиками такого «тротуарного кафе», присел в пластиковое кресло оглядеться. Тут же мной заинтересовались посетители кафе, молодые парни лет 23-х. В отличии от старших мусульман, они были одеты не в арабские халаты, а в европейские джинсы и майки. Пошли разговоры на смеси английского и арабского, рассматривание фотографий… Вскоре один из парней вызвался организовать мне ночлег. Так я попал в квартиру к сирийскому инженеру, после чая и душа я выслушал его интересный рассказ о продвижении компьютерных технологий в арабских странах:

…В Ленинграде я защитил докторскую диссертацию, привез оттуда жену Марину, а сейчас я заведую кафедрой агрономии в местном университете. Как только я приехал из России, то сразу купил компьютер, вон на той полке у меня и Фигурнов стоит и другие книги на русском. Так вот, компьютеры здесь тогда уже были, а вот с интернетом тогда было совсем туго — он был всего лишь в нескольких крупных университетах. В последнее время у нас появились надежды — новый, молодой Президент уже несколько лет является попечителем ученого комитета по внедрению интернет в Сирии. А вот старый, недавно умерший президент, был сторонником «железного занавеса» и всячески ограничивал свободу слова и информации. Но и сейчас, дома интернет имеют всего несколько человек, и даже у них большие проблемы: многие ресурсы внесены в «черные списки», например, все серверы в названии которых есть слово «mail» в Сирии не работают. Совсем недавно был случай: один из этих людей, через дальнюю ссылку, зашел на один из запрещенных серверов. Так вот уже через 10 минут к нему в дверь постучали люди из ГБ и строго спросили: «Зачем Вы туда залезли?» Несчастного не только отключили от сетей, но и выгнали с работы. А при старом президенте он попал бы тюрьму. Сегодня стало с этим полегче, но в нашем университете интернет лишь по предварительной записи на несколько часов в неделю. Надеюсь, что скоро у меня и дома появиться электронная почта, тогда я тебе напишу письмо.

С программным обеспечением у нас тоже большая проблема была. Нашей кафедре понадобилась программа по агрономии, для обработки аэрофотоснимков. Стали покупать у производителей, пришлось заплатить больше 5 000 долларов за пять копий этой программы.

Каждая копия защищена от копирования и исправления специальной программой, из-за этого я имел кучу проблем при каждом сбое. День и ночь на работе сидел — то и дело одна из пяти копий падала, приходилось вызывать специалистов от производителя… В общем, намучался я с ней по уши. Вот, под новый год, был я в «родном» Ленинграде. Там мне друзья и говорят:

«Давай 100 долларов и наши специалисты тебе за пару дней все взломают, никаких проблем больше не будет.» Я уже и сто долларов личных приготовился отдать. Но пошел на барахолку у метро, детям диски с играми покупать. Смотрю, а у этого же торговца диски с софтом лежат — на каждом диске десятки программ. У нас, в Сирии, каждая из этих программ тысячи долларов стоит. Я даже не поверил глазам. И тут продавец показывает мне диск, вижу, на коробке среди десятков других названий та самая программа, что у нас на кафедре все время виснет. Даже переспросил продавца, та ли? Точно она, 37-я сверху. Я решил что это какая-то ошибка или шутка. Но диск 35 рублей всего стоил, купил на всякий случай. Принес я ее в институт, смотрю — все защиты сломаны, копируй сколько хочешь. Я на работе, тайком от начальства, все лицензионные копии стер, поставил «ленинградские», все теперь работает как часы. Начальство довольно, у меня хлопот в три раза меньше при той же зарплате, красота! Хорошо что таможенники еще не научились компакт-дисками интересоваться. Теперь буду каждый раз в России весь необходимый софт закупать и горя не знать…

Ровно в восемь утра где-то с ближайшего минарета раздались звуки намаза — святой молитвы, которую мусульмане должны совершать пять раз в день. Первый намаз — предрассветный, был еще в пять утра, но я его не слышал. Дневные два намаза как-то тонут в городском шуме и их тоже редко замечаешь. Зато вечерний и утренний — всегда как по часам.

За перегородкой весело кричат по-русски дети. Марина угощает завтраком с булочками (купили специально для русского гостя, арабы предпочитают лепешки), яичница с помидорами и чай с черничным вареньем. Как будто и не уезжал — маленький островок России в Сирии.

Семья инженера снимает половину большой квартиры у старика, к которому меня вчера привели на ночлег. Комнаты просторные, обставлены европейской мебелью. Кухня как в Москве. Стены толщиной в один кирпич — здесь не бывает холодно, как не бывает и дождей.

Слышны все звуки с улицы. В ванной комнате просторно и прохладно, бетонные полы позволяют мыться под душем в любой части комнаты, тут же в тазике постирал и одежду. Пока одежда сохла, показывал Марине фотографии из России, переписали с моего диска на компьютер сайт АВП и авторскую песню в mp3-формате. Потом разговаривали до двух часов о жизни с Сирии. Хотя муж Марины получил образование в Ленинграде, он все же соблюдает мусульманские традиции — спят они на полу, подстелив широкие матрасы. С чужими мужчинами она ни разу не разговаривала, для меня сделано исключение в первый и последний раз. Из дому она может выходить только для того, чтобы погулять по соседней улице. При этом она должна четко доложить мужу, по какому маршруту и как долго она будет гулять. Во время прогулки она не может заговорить даже с продавцом в магазине, ибо соседи сочтут это крайней вульгарностью и оскорблением мужу. Единственное ее развлечение — русские книги и двое замечательных веселых детей. Нет, она не жалеет о том, что променяла жизнь в России на этот дом.

Автостопом через Африку Глава 4-я.

Глава 5-я

К Средиземному морю. — Латакия. — Дамаск. — «Наши бабушки» — Российский Культурный Центр. — В Иорданию с контрабандистом.

Удивляюсь, как преобразился днем город. Исчезли с пыльных тротуаров столики кафе и цветы, магазины темнеют витринами, но покупателей на улицах нет — в полуденную жару сирийцы стараются не выходить из домов, своеобразный «тихий час» до следующего намаза. В окружении фонтанов в центре стоит статуя Свободы. Она смотрит прямо на дорогу в город Латакия.


Автостопом через Африку Глава 5-я.

Туда и направляюсь, чтобы искупаться в средиземном море, ведь стрелка в Дамаске у нас только завтра.

Из города до поворота в Латакию я доехал на «Форде» с кондиционером. Англо- говорящий офицер так старался охладить салон, что я даже замерз. Сменил еще несколько машин и застопил грузовик-дальнобойщик с пожилым арабом. Дорога втянулась в горное ущелье, пейзаж изменился. Вместо выжженной пустыни на склонах плантации апельсинов,

Автостопом через Африку Глава 5-я.

вдоль дороги растут кактусы с розовыми плодами. Эти плоды съедобны и сладки, но надо знать специальную технологию, как их правильно собирать и чистить. Машин все меньше, трасса все уже. Кафе исчезли, зато на каждом удобном месте стоят торговцы различными товарами — прямо как в России. Разговорчивый старик-водитель взялся учить меня арабскому языку и радуется как ребенок, когда я правильно повторяю его фразы. На въезде в город пьем чай и прощаемся.

Автостопом через Африку Глава 5-я.Автостопом через Африку Глава 5-я.

В центр въезжаю на маленьком грузовике. Этот водитель оказался большим начальником. Чтобы похвастаться перед подчиненными, он привез меня к себе в офис и напоил ледяной газировкой.

Автостопом через Африку Глава 5-я. Пешком пошел на море. На улицах Латакии повсюду знаки скорби по недавно умершему любимому президенту. Старый президент правил страной 30 лет, сейчас на его место избрали молодого сына. Через улицы города транспаранты-растяжки черного цвета: «Скорбим по безвременно ушедшему старому президенту». Тут же за ней, такая же растяжка из белой ткани — «Да здравствует новый, единогласно избранный, Президент!» На каждой витрине магазина портреты обоих президентов. Все свободные стены заняты их портретами. Нашел даже забор, который был обклеен портретами молодого президента на всю длину. Более двух сотен портретов на одном заборе!

Автостопом через Африку Глава 5-я.

На набережной впервые увидел финиковые пальмы. Море теплое, больше 36-ти градусов точно.

Автостопом через Африку Глава 5-я. Купаются прямо на камнях под набережной. Много маленьких рыбок и крабов разглядел на дне, когда попросил на 5 минут маску. Около двух часов провалялся на пляже, обратил внимание что женщины не купаются совсем, только смотрят с набережной завистливыми глазами. За что им такие мучения?

Автостопом через Африку Глава 5-я. Вечером выехал на юг на грузовике с двумя очень веселыми парнями. Видимо, из-за своего веселья, они не поняли, что мне нужно по трассе в Дамаск и увезли меня в город JABLE.

Автостопом через Африку Глава 5-я.

Когда я объяснил им их ошибку, они решили исправиться, и вывезли обратно на трассу возле освещенного кафе. Вскоре кафе закрылось, машины почти исчезли. Решив, что ночью в Дамаске делать будет нечего, зашел в апельсиновый сад и натянул палатку между апельсинами. Тихо, прохладно и с разговорами никто не пристает — в таком ночлеге свои прелести.

Автостопом через Африку Глава 5-я.

Утром машин не прибавилось, пришлось ехать на локальных грузовичках от города к городу. Только в половине девятого удалось взять красивый грузовик «ISUZU» до столицы.

Автостопом через Африку Глава 5-я. Сирийские грузовики — почти «произведения искусства». Каждый водитель старается украсить свою машину как можно бОльшим количеством разных отражателей, цветных стеклышков и блестящих побрякушек. На стекла, и другие ровные поверхности, добавляются надписи и наклейки, восхваляющие Аллаха и Мухамеда — Пророка Его. Кроме обычного клаксона, водитель ставит специальную музыкальную систему и, в зависимости от того, какую кнопку нажать, раздаются различные музыкальные трели. Все грузовики сигналят друг другу при обгоне и встрече. Каждый по-разному, часто водители нажимают сразу несколько кнопок и порождается совсем неописуемая катафония звуков.

Автостопом через Африку Глава 5-я. Музыкальный грузовик приехал на оптовый рынок на окраине. Город DAMASKUS — столица во всех отношениях. Огромные проспекты подчеркивали важность города. Тысячи машин толкались в пять-шесть рядов, не обращая внимания на светофоры и дорожные знаки.

Пешеходы переходили улицу где и когда им вздумается, только на центральных перекрестках это хоть как-то пытались регулировать полицейские. Огромные здания отелей воздымались в пышущем жаром воздухе над жилыми одно-двухэтажными домами. В каждом доме на первом этаже-полуподвале магазин или мастерская. Рекламные вывески с арабской вязью перекрывались портретами президентов и на некоторых окнах и дверях. Широкие тротуары были заставлены повозками с различными товарами, фруктами, досками и кастрюлями.

Автостопом через Африку Глава 5-я. Проулки забиты горами мусора. Грузовики не могут подъехать к магазинам из-за большого количества маршруток и легковым машин, поэтому все грузы на окраине города перегружались на мелкий гужевой транспорт. Даже в жаркий полдень толпы людей снуют по улицам, а торговцы выхватывают из толпы и заманивают в магазины потенциальных покупателей. На каждом углу стояли тележки с соковыжималками, которые продавали сок, смешанный со льдом.

Возле них громоздились или весели в сетках всевозможные апельсины-мандарины, ананасы, арбузы-дыни, виноград, гранаты и даже знакомые плоды кактусов. В гомонящей толпе, среди арабских халатов и бурнусов (головной убор — косынка с обручем) выделялись шортами и обтягивающими майками западные туристы.

Я спросил дорогу у болгарина, но он неожиданно довез до РКЦ на такси. Там меня обнаружил Антон Кротов. Оказывается, уже несколько наших мудрецов, живут здесь еще со вчерашнего дня. А сегодня первыми прибыли в РКЦ две бабушки.

Автостопом через Африку Глава 5-я.

Кутузова Нина Артемовна и Копейко Тамара Александровна появились на наших тусовках в Москве, за несколько месяцев до выезда, и сразу заявили, что хотят быть нашими провожающими.

Постепенно вся тусовка привыкла к бабушкам, и никто не удивлялся когда они расспрашивали маршрут, узнавали как делать визы… В итоге, бабушки написали письмо турецкому консулу, что у них пенсия всего 20 долларов, и что они хотят получить визу Турции бесплатно. Подобное письмо они отнесли и сирийскому консулу. Представьте себе удивление арабов, у которых на родине женщина не может отходить из дома дальше родной улицы и разговаривать ни с кем, кроме родственников?!

Конечно, обе визы бабушкам дали бесплатно.

В июле 2000-го года они стартовали из Москвы и проехали Украину, Болгарию, Румынию, Турцию, Сирию (и еще Турцию и Грузию обратно) вдвоем, истратив на все путешествие фантастическую сумму 4 (четыре) доллара! Они ехали автостопом, на попутных автобусах, электричках и повозках. Ночевали на вокзалах, в церквях, в палатке и в посольствах. В Дамаск они прибыли в замечательном расположении духа, с подаренной едой в рюкзаках и с намерением осмотреть всю Сирию и вернуться обратно через Кавказ.

Каждого новоприбывшего автостопщика Антон водил знакомиться с директором РКЦ.

Конечно, этот начальник был очень удивлен прибытием стольких путешественников сразу и превращением его «Культурного центра» в «бесплатную гостиницу». В прошлом году шестеро, в мае один, в июне двое, и вот сейчас уже пятеро и продолжают прибывать. Но поскольку комната уже была выделена, мы понемногу скапливались и утешали директора тем, что часть нас уедет уже сегодня. Директор кратко расспрашивал каждого прибывшего, снимал ксерокопию паспорта и даже позволил нам отправить сообщение в интернет. И только прибытие двух бабушек сильно поколебало веру директора в разумность автостопщиков, но после беседы с ними наедине он и с этим смирился. После того, как все поделились новостями, настало время прощаться. В 17 часов мы вышли на улицу сфотографироваться вместе с директором и «провожающими». Тут как раз приехал Сергей Лекай, повторивший мой путь через Кавказ, и даже неоднократно услышавший о моем продвижении от милиционеров и ГАИшников.

Автостопом через Африку Глава 5-я.

Итак, к вечеру нас осталось шестеро. Бабушки сварили на кухне РКЦ геркулесовую кашу.

Когда мы сидели за чаем, то вспоминали слова директора: «Культурный Центр — это не бесплатная гостиница». Действительно, в какой гостинице еще возможно, вот так, запросто посидеть на кухне, за кружкой чая и обсудить новости, прямо как дома!

Тут как раз, в кухню зашел один из местных сотрудников. Увидел Лекая, побывавшего в Сирии в мае, и сказал на ходу: «А, привет, Сергей. Давно что-то тебя не видел.»

И ушел.

Автостопом через Африку Глава 5-я.

… Мы гуляли по ночному Дамаску до двух ночи. Воров и грабителей можно было не бояться, за воровство здесь, якобы, отрубают руку, но ни одного однорукого мы не видели. Зато видели как местные женщины гуляют по улицам увешанные золотом и бриллиантами поверх темных платков, которые здесь заменяют паранджу. Витрины магазинов на центральной улице сияли тысячами огней. Финики и сотовые телефоны, золотые браслеты и кактусы, галстуки и косынки-арафатки — все находило своего покупателя на ночных базарах. Мы проявили пленки по 20 лир, купили мороженое по 15 лир и сторговали на рынке три килограмма апельсинов за 50 лир (1 доллар).

Автостопом через Африку Глава 5-я.

На следующий, прощаясь, подарил бабушкам карту Турции, 50 оставшихся российских рублей и кусок автомобильного номера «50 RUS» для благополучного возвращения в Москву.

Еще бабушки повезли домой первые отснятые нами пленки, чтобы наши родители смогли напечатать фотографии и увидеть «как нам тут хорошо!».

Автостопом через Африку Глава 5-я.

Прошел пешком мимо вокзала и дальше на юг, почти полгорода. Было очень интересно, потому что в каждом квартале я обнаруживал торговлю каким-либо новым видом товара. Здесь велосипеды, здесь запчасти для автомобилей. Есть квартал чемоданов, швейных и стиральных машин.

Автостопом через Африку Глава 5-я.

Уже на окраине города, сама остановилась грузовая «Тойота» с трубами в кузове. Ее водитель вопреки моей просьбе остановил автобус и заплатил за мой проезд водителю. Что ж, для науки можно разок и автобус испытать. Это был первый мой автобус от самой Дубны, хоть и старенький, но довольно быстрый.

Приехали в городок DAEL, здесь я желая потратить еще сирийских денег, заказал в кафе шашлык (ок. 400 гр.) и колу. Взяли всего 50 лир.

В кузове грузовика довезли до города Dara, уже на границе с Иорданией. Иду пешком по городу, в сторону границы. Окликает таксист на иорданском такси:

— Эй, путешественник! Куда идешь?

— В Иорданию.

— Я тоже. Давай подвезу.

— Спасибо. У меня денег нет. Всего хорошего.

— Я бесплатно подвезу. Садись ко мне. Давай!

— Хорошо, сажусь. Но денег не проси потом… Эй! Куда это ты? Граница в другой стороне!

— Не волнуйся. Сейчас заедем в магазин к моему другу. Попьешь чай, потом поедем.

Меня насторожило, что таксист заманивает к себе в машину, а потом еще и чаем поит. Все стало ясно, когда подъехали в магазин. Таксист усадил пить чай, а сам вместе с другом стал загружать в багажник различные товары и продукты: сахар, консервы, кетчуп, конфеты, чай, макароны… Кроме того, в машине уже было полно всяких непонятных деталей, часов, магнитофонов.

Уже поздно ночью выезжаем из Сирии. Водитель возле каждого полицейского просит меня подождать в машине, вынимает из кошелька несколько денежных купюр и идет «здороваться».

До чего знакомая картина! — Все в точности как на грузинской границе. Только на этот раз я сам играю роль «печенья».

В 22–00 пересекаем линию JORDAN BORDER. Досмотр багажа производят на длинном освещенном столе. Упирая на то, что в его машине сидит русский путешественник, таксист добивается досмотра вне очереди. Но это его не спасает, к тому же досматривать нас выходит бородатый чеченец, лет тридцати трех. Конечно, он сразу понял, в чем дело. Бегло спросив меня «что в рюкзаке?», стал обыскивать машину: сначала выгрузили и разорвали каждый сверток и коробку, потом все что лежало в двойном дне багажника, потом под сидениями, потом даже за обшивкой дверцы обнаруживалась все новая и новая контрабанда: алмазные диски, автозапчасти, банки с лаком и эмалями… Гора «багажа» все росла, а водитель только смущенно улыбался и пытался засунуть под пиджак какую-то круглую штуковину. Видимо, он выступал в этой роли не в первый раз. Чеченец только довольно крякал при обнаружении очередного тайника и обзывал иорданца русскими ругательствами, иногда спрашивая у меня подтверждения точности своих определений. Через 15 минут все было кончено. Часть товаров конфисковали, за другую пришлось заплатить деньги.

Я поставил въездной штамп и прямо тут же обменял 550 оставшихся лир на 6 иорданских динаров.

Выехали в ночную Иорданию. Попросил таксиста-контрабандиста высадить возле ближайшего апельсинового сада, ибо ехать в Амман в полночь совсем не хотелось. В качестве моральной компенсации он купил мне банку «кока-колы».

Слева, за колючей проволокой, светился огромный комплекс многоэтажных зданий (тюрьма?), справа посадки молодых апельсиновых деревьев. Поставил палатку в развалинах какого-то недоразрушенного, или недостроенного дома.

Глава 6-я

Через Амман. — «Там будет поворот направо, если Бог даст» — Мертвое море. — Ужин в ресторане и ночлег в гостинице. — Интернациональная машина.

Автостопом через Африку Глава 6-я.

Итак, 17-го августа 2000-го года, всего через шесть дней с момента пересечения турецкой границы, я проснулся на территории Хашимитского Королевства Иордания.

Страна не очень большая по размеру, но богатая на всяческие памятники старины и развалины. Многие иорданцы, до 80 % водителей, знают английский язык. Неудивительно, что такая замечательная страна привлекает множество туристов со всего мира. Следовательно, в местах, где много туристов, арабское гостеприимство должно быть «подпорчено» денежными иностранцами.

Водитель первой же машины с радостью согласился подвезти до самой Акабы, что в противоположном углу страны. Но стрелка в Акабе была назначена только через три дня, так что я попросил высадить меня у ближайшего города JARASH. Судя по карте, в нем имеются достопримечательные развалины древнейших храмов. Там первым делом зашел в пекарню, где мне с удовольствием подарили несколько горячих хлебов. Вот и завтрак!

Солнце припекало, даже в тени парка было очень жако. Развалины располагались на самом солнцепеке. Их внешний вид не впечатлил меня на лазания по жаре, поглядев их из тенечка, решил вернуться обратно, посетить столицу и двигать дальше, к Мертвому морю.

Уже через пять минут подсел к двум богатым арабам в «тойоту» с кондиционером.

Второй пассажир похвастался мне, что встречался с российским премьером на каком-то саммите, так как работает советником иорданского короля Хусейна.

Город Амман сильно отличался от столиц Турции и Сирии — широкие проспекты со светофорами, огромные гостиницы и офисные здания на центральных улицах были построены по последнему слову архитектуры. На рекламных щитах английских надписей больше, чем арабских.

Автостопом через Африку Глава 6-я.

Иду по городу пешком на запад, где по моим предположениям, выезд на Мертвое море.

Жара просто убийственная, улицы идут то вверх, то вниз. С трудом выискивая среди потока такси «нормальные машины» достопил до автовокзала. Вокруг огромная толкучка с продажей китайских товаров, местного мороженного и фруктовых напитков. За длинным столом расположен целый ряд охлаждающих установок, в стеклянный емкостях перемешиваются лопастями цветные напитки из самых экзотических фруктов. Ни названия, ни цены я не знаю.

Зато знаю, как попросить по-арабски!

— Здравствуйте! Я — путешественник из России. Можно бесплатно на пробу половину напитка?

— Откуда? Из России?! О! Далеко забрался. Хочешь — угощайся. Какой хочешь? Бери.

— Спасибо. — Напиток холодный и приятный на вкус. Белого цвета, но фрукт мне не знаком.

— Хочешь еще? Заходи сюда, за прилавок. Вот хлеб, вот стакан. Наливай любой, пей сколько влезет. Еще бутылку совою пустую давай, нальем тебе в дорогу.

— Спасибо. Эта дорога на Мертвое море ведет?

— Нет. Сначала нужно до перекрестка доехать на юг, потом будет большой поворот направо, если Аллах даст…

Усмехаюсь про себя. Как странно звучит: «Если Аллах даст, то поворот будет, а если нет — то нет» Но к этой присказке быстро привыкаешь. Почти в конце каждой фразы здесь услышишь «Иншалла», что переводиться примерно как «Если будет на то воля Аллаха». Вся жизнь человека написана Аллахом. Человек живет на земле только для того, чтобы выполнять волю Всевышнего, и правильными поступками заслужить попадание в Лучший Мир. Один из таких «правильных» поступков — помогать путешественнику. Поэтому, продавец напитков ничуть не удивился что человек доехал к нему без денег из далекой России. Просто это значит, что Аллах специально привел меня, чтобы он смог совершить правильный поступок. Точно так же, по воле Аллаха, я поеду и дальше, чтобы дать возможность совершить Добрые Дела и другим правоверным.

Так рассуждал я, сидя в «мицубиси» у веселого араба, едущего в город Adasiyya.

Водитель, подтверждая мою теорию, сам предложил заехать в кафе, купил мне сэндвич и бутылочку сока манго. На отвороте, где я высадился, уже стояло множество местных «автостопщиков за деньги». Чтобы уехать от низ, подсел к веселому водителю самосвала. Ехал он до ближайшей стройки и был очень доволен, что даже на таком небольшом пути, успел сделать доброе дело — подвезти русского путешественника.

По средине Мертвого моря проходит граница государства Израиль, вдоль его берега проходит самая «низкогорная» трасса моего маршрута. Остановил машину с пограничниками.

Иорданские военные, не только не заподозрили во мне шпиона, но даже провезли на своей быстрой «Daewoo» до того места, где удобно купаться.

«Мертвое море» полностью оправдывает свое название. Кстати, по-арабски оно звучит «АЛЬБАХА АРМАИД» — еще более зловеще. Глубокая горная впадина содержит в себе настолько насыщенный соляной раствор, что в этой воде не может выжить ничего живого — ни организмов ни водорослей нет в этом соленом озере. Уровень его, на несколько сот метров ниже Автостопом через Африку Глава 6-я.Автостопом через Африку Глава 6-я.

мирового океана, на севере впадает река Иордан, на юге вода испаряется, образуя обширные болота-солончаки с целебной грязью. Окрестный воздух очень сухой и горячий, жгучее солнце испаряет с поверхности громадные объемы воды, отчего оставшийся объем еще более насыщается солью. Купание в Мертвом море, как ни странно, полезно для здоровья. На основе его солей и грязей изготавливается очень много косметических и лечебных препаратов для заживления ран и заглаживания морщин. Может быть, от него и происходит понятие «мертвая вода» в русских былинных сказках?!

Понятно, что при купании нужно следить, чтобы вода не попадала на лицо и глаза, у некоторых, особо «нежных» натур, при купании в Мертвом море вода щиплет и в других особо нежных местах…

По этим причинам купаться лучше всего там, где в море впадают пресные ручьи. Хотя ручьи горячие, около 50–60 градусов, все же в них можно смыть соль и прополоскать глаза. В этих местах всегда много купающихся. В тот день европейцев почти не было видно — слишком жарко. Местные мужчины купались в черных больших трусах, а женщинам, соблюдая мусульманские обычаи, приходилось купаться полностью одетыми в просторные арабские одеяния — широкие штаны и халат с длинными рукавами. Исключения не делаются даже для девочек. Какое удовольствие в таком купании — мне совершенно непонятно. Ведь вода в Мертвом море теплее температуры тела на 5–6 градусов и совершенно не охлаждает, а в одежде даже выходить из воды жарко будет… Кстати, несмотря на то, что большинство иорданцев не умеют плавать, утонуть здесь решительно никак невозможно. Дело в том, что из-за высокой плотности соляного раствора тело выталкивает на поверхность и человек приобретает плавучесть пробки. Даже совершенно не умеющие держаться на пресной воде люди, здесь спокойно могут «плавать сидя» и читать при этом газету. Главное, чтобы на лицо вода не попала.

Автостопом через Африку Глава 6-я. Штормов здесь не бывает, но у кромки камней небольшие волны намывают целые залежи кристаллов соли. Когда заходишь в воду и проводишь рукой вокруг себя в воде, то процесс движения водяных слоев от твоей руки тоже вызывает процесс кристаллизации, и за твоей рукой в воде появляется белый след из крупинок соли.

Температура воды по глубине тоже разная. По самой поверхности — 2–4 см. — растекается пресная обжигающая вода из горячих ручьев. Потом идет менее горячая вода от 5 до 25 см. с температурой около +40+50 градусов. И только опустив ноги в глубину, можно ощутить «прохладу» 30-35-ти градусной воды. Жаль только, что нырнуть туда невозможно.

Автостопом через Африку Глава 6-я.

После купания в море, все забираются в скалы, чтобы смыть с тела соль в горячих водопадах. По берегу идет асфальтовая дорога, торговцы продают лед и охлажденные напитки.

Автостопщики уже не раз проверили, что во всех арабских маршрутках и автобусах можно ездить бесплатно, если предупредить об этом при посадке. Но я предпочитал пользоваться «чистым автостопом» и тщательно выбирая среди потока машин «не такси», уехал от водопадов в кабине разукрашенного грузовика. Кроме водителя в кабине сидел еще и мальчик, но мне разрешили положить на крышу только рюкзак, а самого зазвали в кабину третьим. В ногах у ехали несколько живых куриц, время от времени мальчик залезал к курицам, видимо, определяя, не снесла ли какая-нибудь яичко.

Грузовик ехал по дороге вдоль моря. Солнце садилось за израильский берег, окрашивая небо, воду и скалы в красные цвета. На берегу моря попадались иорданские пограничные заставы, на которых сидели дозорные и наблюдали, чтобы никто не переправлялся на лодке из одной страны в другую. А птицы летали с берега на берег целыми стаями, я пытался фотографировать их прямо из окна грузовика.

Автостопом через Африку Глава 6-я. Высадился на повороте в AL-KARAK, посреди деревни. Грузовик поехал вдоль моря дальше, в поселок Fifa.

Темнеет на юге быстро. Пять минут назад я наблюдал половинку солнечного диска над горами, а сейчас уже без фонаря не могу разглядеть что же (или кто?) это еще плавает в моей бутылке кроме льда?

С заходом солнце на улицы приходит общественная жизнь. У дверей домов появились коврики, на них чинно восседает глава семейства, жена подливает ему чай, дети бегают вокруг, сжимая в руках что-то сладкое, и все радуются наступившей прохладе. Ой, а на повороте дороги стоит иностранец с рюкзаком — какое редкое развлечение для детей! «Эй, мистер! Давай к нам!»

— машут руками дети, подпрыгивая от радости. Но мистер не обращает на них внимания и машет рукой редкому в этот вечерний час грузовику. «Вот так мистер! Вместо того, чтобы доехать на такси, проситься в грузовик — каких только чудаков на заносит судьба в нашу деревню…» — Примерно так рассуждали в тот вечер жители небольшой деревушки в юго-восточной оконечности Мертвого моря…

Грузовик жужжит по горным серпантинам в город Al-Kerak. Здесь, на высоком холме, сохранились развалины замка крестоносцев, которые можно будет осмотреть утром. А сегодня нужно поужинать «по-человечески», что-то давно никто не угощал, что делается с людьми?!

Водитель высадил возле самой крепости. Жилых домов вокруг не видно, одни рестораны и гостиницы — туристическое место. Вроде бы сначала меня позвали в маленькое кафе, но услышав «денег нет», даже бесплатным чаем не напоили. Опять приговаривая «что делается с людьми?!», иду мимо замка в темноту. Вдруг ночное небо разрывают тысячи вспышек — фейерверк! Оказывается, сегодня в этом городке какой-то праздник (специально для туристов?) и я попал как раз на кульминацию… до чего же красиво!

У входа в четырехзвездочный отель, стилизованный под средневековый замок, на крыльцо вышел управляющий, в строгом вечернем костюме. Увидев меня, окликает по-английски:

— Эй, мистер! Ты ищешь отель?

— Нет, спасибо. Я ищу место, чтобы спать в палатке бесплатно. — Поговорю-ка я с ним, может хоть чаем напоит…

— Зачем спать в платке? У нас полно свободных мест. — Опять по-английски удивляется человек. Понимая его вопрос скорее по вопросительной интонации, отвечаю снова на арабском.

— Отель — дорого. Нет денег.

— ?! Почему?

— Путешествую вокруг света автостопом, денег мало. Есть только пять динаров на еду.

— Хочешь есть?

— Да. Но у меня только пять динаров.

— Ничего, пошли со мной…

Из-за того, что мы говорили на разных языках, он понял, что я хочу поесть на пять динаров.

А я предположил, что он хочет накормить меня бесплатно. Все открылось, когда я оказался в богатом ресторане, а мой «хелпер» уже пошел будить поваров-официантов, чтобы специально для меня приготовили ужин. Туристский сезон еще не начался, постояльцев в отеле было мало, и ресторан был уже закрыт в столь поздний час. Но раз уж специально для меня включили свет в зале и на кухне уже гремят сковородками, может стоит потратить пять динаров на ужин? Зато впервые в жизни поужинаю в ресторане за свой счет. Ведь только сегодня я трижды отказался от динаров в подарок от водителей, так стоит ли экономить? Поддержу иорданскую экономику!

Выяснилось, что я совершенно не знаю ни арабских, ни английских слов из ресторанного употребления. Даже не понял вопрос, «Какой предпочитаю салат?» Принесли большую тарелку, на которой по две-три ложки восьми видов салата. Съел то, что понравилось, запивая соком и закусывая хлебом с маслом. «Что-то маловато за пять динаров» — уже хотел возмутиться я…ага! Вот уже несут огромную тарелку с румяными кусочками зажаренного мяса, сверху официант поливает их соком лимона. Гарнир — картофель фри.

«Жизнь-то, налаживается!»

Порция явно была рассчитана на двоих, или даже больше. С трудом встав из-за стола, без сожаления уже отдал купюру в пять динаров и, поблагодарив всех, направляюсь к выходу.

Управляющий отеля уже просек, что у меня действительно нет больше денег и я вправду иду спать в палатке. Он предложил бесплатный ночлег в отеле. У консьержа есть персональный номер, где он может спать не раздеваясь. Вторая кровать обычно пустует, на нее-то меня и вписали. Что может быть лучше горячего душа после купания в соленом озере?

Так закончился мой самый насыщенный день. Проснувшись в палатке, в развалинах среди апельсиновых деревьев, я отправился в путь даже не позавтракав, совершенно не предполагая что завершу его в номере четырехзвездочной гостиницы после ужина в ресторане.

Не в этом ли прелесть путешествия автостопом?

Перед сном сидел за тетрадью, записывая все события этого потрясающего дня, когда управляющий отеля зашел пожелать мне спокойной ночи.

— Ты — репортер? — Удивленно спросил он, глядя на мои записи.

— Да. — Только и смог согласиться я по-английски.

Дверь закрылась, я бы сказал, почтительно медленно.

Автостопом через Африку Глава 6-я.

Утром, как только умылся, в дверь постучал мой вчерашний знакомый и предложил пройти в ресторан на завтрак:

— Гуд монинг. Ду ю вонт берекфест? (Доброе утро. Ты хочешь завтракать? Англ.) — Шукран. Мафиш фулюс. (Спасибо. Нет денег. Араб.) — О! Free-free! — Взволнованно замахал руками человек.

Сначала я подумал, что мне опять предлагают «картофель фри», ибо мой вчерашний аппетит явно пришелся по душе всем официантам. Но потом вспомнил, что английское слово «free» означает «свободный», в данной ситуации это можно трактовать как «в свободном доступе», или «ХАЛЯВА, сэр!».

Сказав, что это такой русский обычай, согласился завтракать только в компании с моим благодетелем. Сквозь стеклянную стену ресторана открывался замечательный вид на окрестные горы. За обильным завтраком мы обсуждали жизнь, путешествия, арабское гостеприимство… я на арабском, а мой собеседник на английском. Он понимал меня хорошо, а я его только в общем смысле фразы. Американская семья за соседним столом смотрела на наше общение очень удивленно… На прощанье, мне подарили открытку с видом замка. Отправил ее домой из Акабы.

Автостопом через Африку Глава 6-я.Автостопом через Африку Глава 6-я.

В древний замок без проблем пустили бесплатно. Захватил с собой «фонарик-жучок» и облазил все развалины не только снаружи, но и внутри. Среди сводчатых коридоров и комнат было темно и прохладно. Снаружи все выглядело довольно зрелищно, но слишком жарко, чтобы там задерживаться.

Спустился вниз, выбрал позицию возле АЗС.

Автостопом через Африку Глава 6-я.

Жара припекала. Только через 50 минут (неслыханно долгое ожидание, от самой Грузии ни разу столько не голосовал!) уехал в грузовичке до города Al-Mazar, оттуда еще через 30 минут подсел к «тойоту» к доктору, но всего на два километра. Доктор ехал к больному, и в гости пригласить не смог. Еще через пол часа пустой микроавтобус подвез на 10–15 км до поста ГАИ, развернулся и поехал обратно в город. Пятничный день предназначен для молитвы, а не путешествий. Если так дальше пойдет, то сегодня я не доберусь даже до древнего города Петра.

Пока ГАИшники читали мою «путевую грамоту», я мечтал о том, что хорошо бы подсесть в машину к «не-арабским» туристам. Тут как раз и остановили такую. Четверо туристов направлялись как раз в Вади-Мусу и Петру. Когда укладывал рюкзак в багажник, обратил внимание, что там уже лежат два подозрительно компактных рюкзака. Начали общение и выяснилось: муж и жена — французские туристы, взяли машину на прокат. Он говорит по- французски и по-английски, она — по-французски и по-немецки. Два парня — автостопщики из Польши, говорят и по-русски и по-английски. Я же помогал им, как мог, своими познаниями арабского. Рассказывал о своем путешествии с тройным переводом, после чего решили немедленно остановиться и сфотографировать такую «интернациональную» машину.

Автостопом через Африку Глава 6-я.

На прощание обменялись электронными адресами. Путь поляков тоже достаточно интересен: Стамбул — Ливан — Сирия — Иордания — Египет — Индия.

Пожелали друг другу удачи!

В 17–40 высадились в центре города WADI-MUSA и все разошлись по отелям.

Древний город PETRA — жемчужина ближнего востока. Люди специально прилетают в Иорданию, чтобы посетить это место. Вход стоит 35 долларов на один день и скидок нет.

Нужно попробовать пробраться туда вечером, когда бдительность охранников ослаблена, а начальства нет. Если не получиться — завтра попробую уговорить начальство.

Дошел пешком до входа в город. Охранники не пускают ни в какую. Объяснили, что даже если и пустят, то дальше еще полно других «туристических полицейских», которые все равно сразу обнаружат меня в пустом городе.

Вокруг полно отелей на самый взыскательный вкус. Не попробовать ли вчерашний вариант? Нет. Слишком много вокруг денежных белых мистеров. Зашел в кафе, показал «грамоту на арабском» — налили бесплатный чай. Попросил еще кипятка и заварил два пакета растворимой вермишели. Только тогда принесли огурцы, хлеб, помидоры. Ночевать в кафе отказался — шумно и многолюдно, поставил палатку в оливковой роще напротив.

Глава 7-я

Древний город Петра. — «Хорошо там, где нас нет!» — Пикник на Красном море. — Стрелка в Акабе.

Билет на однодневное посещение Петры стоил, кажется, 12 динаров. (Забыл сообщить читателю, что 1 J/D = 1.4 $ USA.) Только билет для граждан и резидентов Иордании стоил всего 1 динар. Именно с просьбой продать мне такой билет, я обратился в кассу. Кассир прочитал «мудрейшую грамоту» и посоветовал обратиться к начальству. Следующие два часа, поочередно, общался с главным менеджером, начальником туристической полиции, снова с кассиром, потом еще с кем-то… Конечно, за это время можно было бы «настрелять» 12 динаров прямо у входа в Петру, но мне интересно было добиться победы «научного метода». Наконец, один из начальников соединил по телефону с «начальником кассового офиса». Пообщавшись с главным финансистом музея по телефону, я получил-таки «мумкен» (можно) и передал трубку кассиру. За один динар мне выдали красивый билетик и приписали по-арабски: «Начальник такой-то разрешил пропустить. Дата» Отдав второй динар за сохранение рюкзака, заполнил водой бутылку и пошел в древний город.

Пещерный город Петра — это несколько квадратных километров развалин в красивых древних скалах. Большинство из них выглядит как пещера, вырубленная в скале. Многие строения сохранили вид дворцов, но большинство уже не поддаются идентификации, из-за чего их называют английским словом «tomb». Сей город томбов скрывался от европейских людей довольно долгое время, и лишь в 1812 году, молодой швейцарский ученый сумел проникнуть сюда. Для этого ему понадобилось несколько лет изучать арабский язык, привыкать к одежде, традициям и приемам хранения местной пищи и воды. Только когда швейцарец Жан Луи Буркхад достаточно «обарабился» чтобы сойти за паломника, под именем Ибрагим Ибн Абдула он смог ценой огромных страданий и лишений достичь этого места и умереть через пять лет, оставив европейцам свои дневники. И хотя сегодня возле Петры выросли десятки отелей на любой вкус, принимающих туристов со всего мира, мне тоже пришлось, в некотором смысле, выдавать себя за резидента Иордании, ступая по пыльной дороге Эдемских гор.

Миновав небольшую долину с несколькими томбами высотой всего 3–4 метра, приблизился к входу в ущелье Баб-Эль-Сик. У входа в ущелье стоял еще один «туристический полицейский», который проверил мой билет. Жара уже нарастала и было очень приятно нырнуть в темноту и прохладу петляющего, длинной свыше километра, глубокого разлома между нависающими скалами, вершины которых почти смыкаются на высоте от 90 до 180 метров. В некоторых местах разлом расширялся до 10–12 метров, а в самых узких участках его ширина не превышала 2,5–3 метров. Можно предположить, что в таких теснинах, горстка защитников могла бы без труда остановить любой неприятельский отряд. Иногда в ущелье спускались боковые расщелины. Но сейчас они заделаны современной каменной кладкой, чтобы безбилетники не лазили. Раньше в ущелье действовал водопровод, но он обрушился во многих местах, только небольшой желоб в камне напоминал о его существовании. Теперь здесь курсируют верблюды-такси и узкие конные повозки.

Автостопом через Африку Глава 7-я.Автостопом через Африку Глава 7-я. Преодолев повороты каменного разлома, видишь вдалеке узкий вертикальный зигзаг — вертикальную щель, рассекающую аспидно-черную скалу. По мере приближения, сквозь щель, открывается удивительная картина — освещенный утренними лучами, огромный многоярусный портал, вырубленный из монолита розового камня. Колонны, башенки и украшения изготовлены из единого куска камня, как скульптор, при изготовлении барельефа убирает все лишнее и показывает рисунок камня даже на самых мелких деталях.

После долгого пути по пыльным песчаным тропам и узкому темному ущелью от такой красоты захватывало дух и прерывалось дыхание.

Многие туристы бросаются к входу в храм, ожидая увидеть такую же красоту внутри, но их ожидает только большая прямоугольная комната без единого предмета. Природный рисунок складок розового камня плавно переходит со стены комнаты на пол, потом на другую стену и потолок…

Автостопом через Африку Глава 7-я.Автостопом через Африку Глава 7-я. Справа от первого дворца начинается длинная обезвоженная долина, склоны которой почти сплошь покрыты «томбами», пещерами-моглиьниками, и просто дырами в скалах, непонятного происхождения… По дну долины непрерывно снуют туристы, обвешанные камерами, между ними лавируют бедуины на верблюдах и конные экипажи, мечтающие подвезти уставших белых мистеров. Совсем уж бедняцкие подростки промышляют подвозом на длинных караванах-цепочках, состоящих из маленьких осликов.

Автостопом через Африку Глава 7-я.Автостопом через Африку Глава 7-я.

К услугам туристов многочисленные сувенирные лавки и даже кафе, банка «колы» в которых стоит один динар. Несколько раз я пытался разговориться с торговцами на арабском языке, но холодной колой так и не угостили. (Вот что делает с людьми обилие туристов!) Однако получил в подарок чай и маленький цветной камешек — осколок Петры — состоящий из чередующихся розовых, белых, серых и сиреневых слоев окаменевшего песка. Все окружающие скалы были сделаны из такого камня, если подойти вплотную к стене, то можно найти рисунки самых фантастических расцветок.

Автостопом через Африку Глава 7-я.

К сожалению, большинство пещер-нор были в запустении, и превратились в бесплатные туалеты стараниями некоторых несознательных туристов. Кстати, вот еще повод для размышлений: если заплатил 35 долларов, значит можно гадить где угодно?!

Автостопом через Африку Глава 7-я.

Разглядывая древний театр, гробницы, развалины улиц и площадей я не заметил, как подкралась Настоящая Полуденная Жара. Фонтанчиков с питьевой водой здесь не предусмотрели, а моя бутылочка подошла к концу. Пора на выход!

Автостопом через Африку Глава 7-я.Автостопом через Африку Глава 7-я.

Уже в последней долине догнал погонщик верблюдов и спросил по-английски:

— Как дела?! Не желаете ли такси?

— Все хорошо. Пешком дойду.

— Всего пять динаров! — Не унимался хелпер.

— Хамса динар иля Акаба?! — Переспросил я по-арабски.

— Ноу-ноу… — Засмеялся верблюдотксист и поехал в Петру за более сговорчивыми клиентами.

В 14–30 забрал свой рюкзак и пошел вдоль бесконечной череды отелей в город.

«…Должно быть, не меньше сорока градусов жары!» — Размышлял я в слух, утирая пот со лба возле очередной витрины. Брезентовая шляпа пропиталась соляными разводами.

— Во катри ю фром? — Спросил, по-английски, торговец открытками.

— Ана сияха мин Руси. — Решил поддержать я беседу, надеясь на бесплатный чай или открытку.

— Хорошо там, где нас нет! — Заявил человек на чистом русском.

— Ты разговариваешь по-русски?! — Радостно воскликнул я.

— Ноу. Онли файф вордс! — Гордо ответил человек.

Из дальнейшей беседы выяснилось, что человек подслушал эту фразу у русских туристов, разглядывающих открытки. Чтобы улучшить общение, он выучил как раз эту фразу, а вот значение ее уже забыл. Моих познаний в арабском тоже не хватило чтобы растолковать эту поговорку. Ну, да и ладно! Пожелаем ему удачи!

Вскоре нашел интернет-кафе. Даже в таком туристическом месте хозяин «угостил» меня пятью минутами бесплатно.

Машин по горной дороге в этот час было немного. Сначала проехал в кузове грузовичка, потом попил чай в полицейском участке, и лишь в начале шестого попал на 15-тый хайвэй, Автостопом через Африку Глава 7-я.

который пересекает всю Иордания с севера на юг, и по которому едут все грузовики и транзитные машины. Всего через пять минут забрался в высокую кабину супер-грузовика «рено». Еще через час водители двух грузовиков решили попить чай прямо в пустыне.

По черному асфальту автострады струились змейками желтые ручейки песка. Огромное солнце клонилось к горизонту освещая красным светом и без того красные скалы на востоке.

Водители достали примус и разлили чай, в уже знакомые мне по Турции, маленькие стаканчики.

В арабских традициях не принято пить чай «с чем-то», а у меня наоборот. Решив, что раз я из России, то можно показать им и наши традиции, достал из кармана старую лепешку хлеба, которая крошилась со мной весь день, во время посещения Петры.

— Этот хлеб из Сирии! — Гордо заявил я, собирая хлебные крошки в кучку, и выкидывая на асфальт те из них, которые уже покрылись плесенью.

— О нет! Во имя Аллаха! Выкини немедленно! — Запричитали водители.

Расчет оказался точным. Из холодильника (в каждом арабском грузовике обязательно есть холодильник) появились консервы, свежий хлеб, газированная вода… Мусульманам до захода солнца есть нельзя. А русским путешественникам очень даже можно! Водители еще несколько раз заваривали чай, с удовольствием хлопали меня по спине, приговаривая, очевидно, так: «Вот какой замечательный аппетит у сияхи! Кушай-кушай, не стесняйся. Ты гость в нашей стране, так что на наше голодание не смотри, мы покушаем вечером…»

Море ночных огней увидел я из кабины грузовика. Но водитель тут же предупредил меня, что все эти огни — израильский город Elat, даже не обозначенный на картах. А Aqaba — вот там, внизу, узкая полоска домиков — так казалось с горы.

Стрелка на главпочтамте была назначена назавтра, а сегодня хотелось как можно быстрее оказаться на берегу моря. К счастью, самосвал ехал куда-то на границу с Саудовской Аравией.

Свернув налево от города, мы проехали вдоль длинных портовых заборов, и наконец-то высадили меня на пляже километрах в шести южнее Акабы.

«CAMPING AREA» — прочитал я на табличке и почти бегом побежал к морю, радуясь прохладе и предстоящему купанию.

Я на Красном море!

Ночное море манило прохладой. На противоположном берегу справа, виднелись израильские огни, слева — египетские. На моем берегу — справа порт Иордании, слева на горизонте — Саудовская Аравия. Вот такое вот интересное геополитическое место досталось для ночевки — можно любоваться огнями четырех государств сразу.

Автостопом через Африку Глава 7-я.

Несмотря на близость сразу нескольких границ, никаких специальных режимов здесь не существовало. И это несмотря на многолетние вооруженные конфликты с Израилем! (Мне сразу вспомнилась наша «погранзона», например Чукотку нельзя посещать без специального пропуска, хотя море там куда холоднее. Или Черноморское побережье Краснодарского края, регистрационные режим которого, обуславливается как раз пресловутой «погранзоной».) На пляже из мелкой гальки горели костры, возле них варили еду и устраивались на ночлег многочисленные «бичи» (от английского слова «пляж»). Прежде чем уподобиться «бичу», я зашел в соломенное пляжное кафе, наполнить пресной водой бутылку. Как обычно, к воде получил еще и бесплатный чай.

Натянув под пляжным навесом свою легкую палатку, полез купаться. По рассказам своих товарищей я знал о наличии острых кораллов и морских ежей, так что старался поменьше шарить ногами по дну и побольше плавать. Когда вылез на берег, обнаружил что «бичи»

украли мою бутылку для питья. Пришлось снова ходить за водой. Это был первый и единственный случай воровства в арабских странах.

В половине первого, ночью, меня разбудили громкой музыкой и светом фар. Арабская семья приехала на пляж на пикник. Дневная жара не располагала к веселью, поэтому отпраздновать свое они решили ночью, под соседним навесом, совершенно не обращая внимания на мою палатку.

Когда я вылез, чтобы поругаться, обнаружилось, что на много километров вокруг видны кучки отдыхающих людей, которые высыпАлись в полуденный зной, а теперь, под звуки громкой музыки, расстилают на пляже коврики и достарханы, жгут костры на привезенных с собой дровах, готовят еду и чай. Ах, да! Ведь мусульманам нельзя есть до захода солнца, вот они и «отрываются» по ночам на всю катушку. Весь берег покрыт точками костров и автомобильных фар. Хорошо, что нет пьянства и хулиганства.

Решив не портить людям веселье («Задерживать отход ко сну — привилегия хозяев!»), перенес палатку на 200 метров к менее шумной компании, полюбовался на яркие южные звезды и снова отошел в мир сна.

Автостопом через Африку Глава 7-я. Наступило воскресное утро. У мусульман, впрочем, нормальный рабочий день. К половине девятого пляж опустел. Только несколько многодетных мамаш лежали в тени навесов, а их дети резвились в морских волнах. Собрал рюкзак и пошел в во вчерашнее кофе. Я был слегка хмурым, из-за того, что утром не нашел чехла от палатки, и колышка. Скорее всего, их случайно прибрали играющие дети, отнюдь не с целью воровства, а по недомыслию.

В первом кафе мне не дали ни бесплатного чая, ни кипятка. Сказали, что искомые продукты у них закончились до вечера. Зато в следующем кафе меня угостили и кипятком и чаем, кашу я заварил свою, прямо на кухне купил немного хлеба.

В каждом пляжном кафе есть пункт проката пляжного снаряжения. Но удалось одолжить маску у играющих на пляже детей, и я вдоволь поплавал с ней в кораллах. Конечно, никакие фильмы Кусто не передадут всей красоты подводного мира кораллового рифа. Тысячи ярких рыбок кружат вокруг тебя, отбрасывая яркие брызги отраженного солнечного света, лучи солнца пронизывают прозрачную толщу до самого дна, под зеркальным «небом» грациозно возвышаются гигантские «цветы» и «деревья» коралловых колоний, между ними просвечивает на дне мелкий желтый песок. Из многочисленных закоулков и расщелин торчат иглы морских ежей и конечности звезд, в такт движению воды колышут щупальцами разноцветные актинии…

Кораллы начинаются с глубины 30–40 сантиметров и во время отлива их вершины почти касаются поверхности. В 10–15 метрах от берега они неожиданно обрываются в бирюзовую глубину, где обитают самые крупные рыбы. Мне повезло, в тот день я увидел «полет» гигантского ската — манты, черная со спины и белая снизу, трехметровая плоская рыбина парила с помощью своих боковых плавников-крыльев и беззвучно разевала огромный рот, процеживая морскую воду… Красота этого процесса настолько зачаровывала, что я сам не заметил, как заплыл довольно далеко за риф, пришлось возвращаться дабы не встретиться с настоящим хищником — акулой.

От пляжа до города уехал на первой же попутке. Обменял в «обменном бюро» деньги по курсу 1 доллар = 0,71 иорданского динара.

Автостопом через Африку Глава 7-я.

На стрелке в Акабе возле GPO встретились четыре российских автостопщика: Антон Кротов, Григорий Лапшин, Олег Сенов и Митя Федоров. Еще четыре человека решили быстро уехать в Нувейбу, чтобы не платить иорданцем шесть динаров «выездного сбора». От этого сбора освобождаются те, кто пробыл в Иордании меньше пяти дней. Паром в Египет ходил каждый день, и сейчас ниже перечисленные товарищи были уже в Каире: Юрий Генералов, Григорий Кубатьян, Андрей Мамонов и Кирилл Степанов. Мы же, вчетвером посетили хлебную Автостопом через Африку Глава 7-я.

лавку, закупив горячих и дешевых хлебов, а потом пообедали в дешевом арабском кафе, где перекусывает местная беднота. Не все блюда имели привычный нам цвет, вкус и запах. Но затем мы сюда и пришли, чтобы отведать «настоящей» иорданской еды.

Запасная стрелка была назначена с 14 до 16-ти часов. Эти «стрелки» были вывешенные в интернет, и мы ждали прибытия еще как минимум двоих человек. Пока же писали письма и открытки, покупали в аптеке хлорные таблетки для обезораживания воды, фотографировались и рассказывали друг другу о своих приключениях.

После 16-ти часов перебрались в сквер, оставив на почте записку «на случай появления пыльных белых мистеров с большими рюкзаками»

Автостопом через Африку Глава 7-я.

В большом современном отеле охранник подсказал, где ближайшее интернет-кафе.

Хозяин кафе, оказался выходцем из наших кавказских республик! Большая удача! Вместо десяти минут я получил возможность сидеть сколько угодно. Когда писал сообщение в Гостевую Книгу, увидел, что 19-го августа (вчера) в Дамаске был Паша Марутенков. От Сергея Лекая ничего не было. Когда я вернулся в сквер, как раз и подъехал Сергей Лекай а всего через два часа прибыл и Паша Марутенков. Вот такие скорости автостопа можно достигать, если нигде не останавливаться! Прощаемся с Митей Федоровым, нашим АВПшным художником. С Митей мы передали в Москву первые отснятые пленки. Уезжает последний «провожающий», через пять дней пленки уже проявят и отпечатают фотографии.

Автостопом через Африку Глава 7-я. Сагитировал всех ехать ночевать на пляж, к тому же Паша и Сергей еще не купались в море. Разбились на пары и уехали под дороге вдоль моря. Народу на пляже было заметно меньше, кроме меня, все остальные легли спать прямо под открытым небом, уподобившись местным людям. Я же поставил палатку не столько из-за погоды (ночь очень теплая и безоблачная), сколько опасаясь повторения ночного воровства. Как выяснилось утром, совершенно напрасно. «Мнительный ты стал, Сидор. Ох, мнительный!»

Автостопом через Африку Глава 7-я.

Глава 8-я

Первое знакомство с египтянами. — «Египет не для всех?!» — Снова в Иорданию. — «О!Москвичи! А мы ваши земляки из Грузии!» — Наконец-то в Египте. — Через Синайский полуостров.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

К 11-ти часам приехали в порт. Пришлось прибегнуть к платному транспорту — парому за 22 доллара из Акабы в Нувейбу. Больше по Красному Морю ничего не ходило и переправится «гидростопом» не было никакой возможности. Кроме билета, тем из нас, кто пробыл в Иордании больше пяти дней, пришлось покупать еще специальную бумажку «депарчер-такс» за шесть динаров. В обменном пункте для иностранцев на витрине красовалась целая коллекция денег разных стран. Присутствие за стеклом купюры «1000 билетов МММ» показало нам, что наши впередиидущие друзья уже побывали здесь.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

Через час мы разместились на верхней палубе морского парома, а еще через 3,5 часа, при отличной погоде и спокойном море мы причалили к египетскому берегу. Паспорта у нас отобрали еще при посадке.

— Где ваши египетские визы? — Спрашивали иорданские таможенники, ставя выездной штамп.

— Нет проблем. Мы получим визы прямо в порту Нувейбы. — Заверили мы их, ибо в прошлом году именно так и поступили.

Автостопом через Африку Глава 8-я.Автостопом через Африку Глава 8-я.

За неделю до отъезда из Дубны мне подарили газету «Аргументы и Факты», где со ссылкой на МИД РФ, публиковался список стран, в которые россиянам не нужно делать визы заранее, а можно получать их прямо в порту прибытия. Поскольку виза Египта в Москве делалась один день и 10 долларов, а на границе 1 час и 15 долларов, то мы решили не тратить день в Москве, а сделать ее на границе, как это было, с командой Кротова, в прошлом году.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

И вот, когда мы пришли за нашими паспортами в иммиграционный офис к египтянам, неожиданно выяснилось, что визу Россиянам уже пол года как нужно делать только в посольстве. Никакие просьбы, упования на то, что иорданская виза у нас уже закрыта, снисхождения не давали. Но мы не были уверенны в правоте египетских пограничников, и продолжали настаивать на выдаче визы в порту.

На все просьбы предоставить нам возможность самим позвонить в российское посольство в Каире, нам отвечали отказом.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

В восемь тридцать нас перевели в другую комнату. Настроение некоторых из нас упало до критического уровня, но Олег Сенов, имевший гитару, устроил небольшие песнопения прямо в полицейском участке, не давая другим впасть в отчаянье и привлекая внимание полицейских к нашему ожиданию неизвестно чего. К девяти часам в комнату зашел иной, до того не известный нам офицер, видимо, сменилась смена.

— Что вы здесь делаете?

— Мы русские путешественники. Ждем, когда нам дадут визу.

— Зачем вы здесь сидите? Вот в той комнате покупайте марки на 15 долларов, наклеивайте их в паспорт, и я вам наклею визы за 10 минут…

— Уже бежим. С удовольствием!

Когда заветные марки уже наклеивались в паспорта, пришел первый начальник и велел отклеивать марки и сдавать их обратно в кассу.

В половине одиннадцатого стали укладываться спать прямо в этой комнате. Через полчаса «сна» появился знакомый нам «плохой» начальник полиции и сказал, что в этой комнате мы спать не можем. Нам предлагается зайти на корабль и спать там. Этот вариант породил среди нас дискуссию:

1. Если мы откажемся подчиниться, то вряд ли полицейские будут тащить насильно по территории порта пятерых белых мистеров. Скандал выйдет за пределы полицейского участка и уж точно станет известен в посольстве. Если правда, все же на нашей стороне — неприятности будут у полиции.

2. Если мы согласимся пойти спать на корабль-паром, то утром нас без визы не выпустят на египетский берег, и мы точно уже ничего не добьемся.

3. Если нас утром отправят на корабле обратно в Акабу, то иорданские визы у нас уже закрыты, и в Акабу без виз нас тоже не пустят.

Дискуссию прервал начальник ночной смены. Он сказал, что если мы не согласимся прямо сейчас отправиться на корабль, то он сделает так, чтобы нас вообще никогда не пустили больше в Египет. Этого варианта нам хотелось меньше всего. Хотя Египет очень паршивая для самостоятельного путешественника страна, но она служит воротами на африканский континент и «закрытие» Египта делает очень трудным попадание в восточную и центральную Африку.

На полицейской машине нас завезли прямо в трюм парома и выделили четырехместную каюту с отдельным душем и туалетом. Света в каюте не было. По очереди помывшись в темноте, четверо улеглись спать на кровати, а я лег на полу при помощи своего коврика и спальника. Было половина второго ночи.

Автостопом через Африку Глава 8-я. К.

11-ти часам умылись в темной каюте, собрались и перебрались в «салун». Для поднятия настроения спели песенку под гитару и пошли завтракать в ресторан.

Добыв у бармена несколько котелков кипятку подряд, заварили чай, геркулес, вермишель и картофельное пюре. Хлеба нам не дали. Когда трапеза была окончена, официант попросил с нас пять динаров. Мы дружно послали его на трех языках, добавив на английском, что арестованных должна кормить египетская полиция. Вернулись в салон и стали наблюдать, как к 13-ти часам пароход стал наполняться пассажирами. Данный салон, оказалось, предназначен для совершения мусульманами святых молитв. На полу расстилались соломенные циновки, самые старые люди первыми начинали молитву, обратившись на ту стенку, за которой, по их предположениям, была Мекка. Молодые арабы, проходя по салону, иногда тоже пристраивались в задний ряд молящихся, некоторые оставались, некоторые уходили. За их спинами сидели на диване русские путешественники и пили чай из солдатского котелка, закусывая подаренными булочками.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

Когда пароход тронулся, направление на Мекку изменилось. У молящихся молодых мусульман возник спор, надо ли передвигать коврики вслед за Меккой, а если надо, то как часто и в каком направлении? Как разрешилась проблемы мы не уяснили, ибо спор был на арабском языке. Старики в спор не вступали, видимо полагая, что главное начать молитву «в правильную сторону», а потом уже можно крутиться вместе с кораблем, по воле Аллаха, в любом направлении.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

По мобильному телефону одного из пассажиров позвонили нашему консулу в Каир.

Оказалось, что визу россиянам в порту перестали давать месяц назад. Консул посоветовал обратиться в египетское посольство в Акабе, куда мы сейчас и направлялись.

В Акабе нас ждал один приятный сюрприз: египетский эмиграционный чиновник, путешествующий с нами на пароходе, смог договориться с иорданцами, чтобы наши иорданские выездные штампы были аннулированы путем простого перечеркивания(!) и нас впустили в Акабу по старым иорданским визам.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

Радостные и потные от волнений мы выскочили из здания порта «пока они не передумали». Но было полшестого вечера и египетское посольство уже закрылось. Решили, что все едут на море, а я поехал автостопом в город, чтобы на пять долларов купить побольше еды и отпраздновать наше освобождение. Водитель, подвозивший меня в город, не только довез до пекарни, но даже и подарил монетку в два динара. Я не стал отказываться, «все равно завтра отдам ее иорданцам, ведь снова придется платить шесть динаров за „выездную визу“» — рассуждал я.

Купив на все деньги больше трех килограммов сладких булочек, консервов и другой вкусной еды, вернулся автостопом на «наше привычное место», на пляже Красного моря. Ребята насобирали пляжного мусора, использовав его как топливо, разожгли огонь прямо в мусорном бачке и сварили котелок супа. Пир удался на славу!

Проснулись, искупались. Антон Кротов всегда отличался быстротой сборов и он первым пошел на трассу, чтобы раньше остальных уехать и занять очередь в египетское посольство.

Когда я упаковывал в палатке спальный мешок, то услышал автомобильный гудок прямо на пляже.

— Грил, давай скорей! Угадай что случилось?! — крикнули мне снаружи.

— А что тут угадывать? — Отвечал я из палатки. — Кротов вернулся за нами на такси.

— Не просто на такси, а на автобусе! Сейчас все уедем!

Выглянув из палатки убедился, что Антон застопил на трассе маршрутку-микроавтобус.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

В арабских странах все маршрутки согласны возить нас бесплатно — это мы уже знали. Но этот водитель, когда узнал, что на пляже остались еще четыре «сияхи мин руси», сам вызвался заехать к морю, чтобы забрать всех и бесплатно отвезти в египетское посольство. Мои товарищи подхватили вещи и загрузились, а я остался собирать палатку и доехал до посольства на другой машине. Египетское посольство в Акабе без проблем изготовило нам визы за 33 минуты и двенадцать динаров.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

В три часа дня мы вернулись в порт с египетскими визами в паспортах. Но следующий паром-пароход обещали не раньше 19–30! Решили ждать в «зале ожидания для иностранцев», ибо здесь работали кондиционеры, а выходить за дверь на улицу было убийственно жарко.

Должно быть, и в этот день электронное табло возле здания главпочтамта в Акабе показывало +43 градуса.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

Около пяти вечера в порт приехал автобус с грузинскими номерами. На всемирный фестиваль танцевальных коллективов едет грузинский ансамбль народного танца. Около двух десятков детей и взрослые музыканты проехали на автобусе из Грузии, через Турцию, Сирию, Иорданию и сейчас вместе с нами переправляются в Египет на пароме. От устроителей конкурса у них были специальные бумаги для проезда на пароме без очереди (грузовики стояли неделями) и на безвизовый въезд в страну. Взрослые грузины охотно общались с нами на русском языке, а вот у детей русский язык вызывал бОльшие трудности, чем английский.

Девочки с длинными загорелыми без умолку щебетали на английском с почтенными арабами, в их длинных белых халатах и платках-арафатках.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

Когда взрослые грузины узнали что мы русские, то со словами: «О! Москвичи?! А мы ваши земляки из Грузии!» стали жать нам руки. Вот уж действительно, «На чужой сторонушке рад своей воронушке!».

Снова заплатили по шесть динаров «за пребывание в стране больше шести дней» и 22 доллара за пароход. Олег Сенов купил в «магазине беспошлинной торговли» шоколадку на оставшийся динар. (получилось, за 45 рублей!) и уже на ночной прохладе мы разъедали сей безумно дорогой шоколад, ожидая погрузки на пароход. Грузинские дети тоже устали.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

бездельничать в зале ожидания, взрослые достали инструмент и устроили танцы прямо возле автобуса, на погрузочной площадке порта. Хотя танцевали они без костюмов и в кроссовках, танцы были настолько зажигательны, что не только все автостопщики и пассажиры парохода, но и многие работники порта встали в большой круг и громко хлопали в ладоши в такт лихой грузинской мелодии… конкурс был выигран заочно!

Вот мы и поднялись на третий пароход за последние два дня. Этот отличался конструкцией от первых двух. Пассажиров было немного, мы растелились на самой верхней палубе, а в туалете все желающие смогли воспользоваться бесплатным душем.

В половине третьего ночи нас впустили-таки в долгожданный Египет. Упустив грузинский автобус и отбиваясь от назойливых таксистов, мы пошли пешком километра четыре, убедились, что дальних машин нет. Проспали прямо на обочине до шести утра.

На рассвете занялись автостопом, разбившись 2+2+1. Здесь уместно напомнить, что египетскими законами, иностранцам запрещено ездить автостопом, так же как и ночевать где бы то ни было, кроме гостиницы. Но уже за первые часы пребывания в стране, мы нарушили все эти законы! (Вот и ответ на один из любимых вопросов журналистов: «Часто ли приходилось нарушать закон?») Первой моей египетской машиной оказалась такси. Но водитель охотно согласился подвезти до поста ГАИ и уехал обратно в город. ГАИшники, вопреки своему обыкновенному египетскому поведению, не стали вписывать меня в платный автобус. Вместо этого офицер полиции разрешил мне умыться и почистить зубы, а потом стал выпрашивать у меня фотографии голых женщин. Но обрадовать его мне было не чем. Хотя на всех таможнях нас ни разу не обыскивали, в альбоме у меня были лишь фотографии Дубны и русской природы. Уйдя пешком от назойливых домогательств полицейского, выбрал позицию для голосования в 300 метрах за постом.

Пост египетского ГАИ представляет собой небольшой белый домик без стекол и дверей. Позади него находиться туалет и емкость с пресной водой. Вместо знака «STOP» и шлагбаума используются металлические бочки, наполненные камнями и разукрашенные в яркие цвета. На столбах и бочках сверху надеты разрезанные пластиковые канистры желтого или красного цвета, внутри них располагается электролампочка и все они ночью светятся как китайские фонарики. Когда машина подъезжает к посту, офицер проверяет документы и груз, высматривая, не провозит ли водитель иностранцев. Потом вооруженный до зубов солдат отодвигает одну бочку и машина проезжает. С крыши домика за досмотром наблюдает еще один солдат, вооруженный пулеметом и мощным прожектором.

Дороги на Синайском полуострове хорошо асфальтированы, гораздо лучше чем в России.

Через пол часа от поста отъезжает пустой грузовик. Типичный разговор.

— Здравствуйте. Я из России. — Сообщаю водителю по-арабски.

— Велком. — Коротко приглашают меня.

— Можно с вами в сторону Каира, сколько по пути?!

— Сейчас будет автобус.

— У меня проблемы с автобусами и такси. У меня нет на них денег. Можно с вами бесплатно в кузове? — Показываю жестами на пустой кузов.

— Можно. Залезай.

— Без денег. Нет проблем? — На всякий случай спрашиваю я.

— Залезай. Денег не нужно. До Суэца довезу.

— Спасибо. Вон там, впереди, мои друзья. Они тоже русские путешественники. Мы едем через всю Африку на бесплатном транспорте. Можно их тоже в кузов?

— Окей. Ноу проблем.

— Спасибо большое.

Автостопом через Африку Глава 8-я.

Так, все пятеро, мы оказались в кузове этого грузовика, в котором и проехали через весь Синайский полуостров. Сначала дорога шла по красивому горному ущелью (вади) — руслу пересохшей реки. Мы глазели из кузова на окружающие нас горы и радовались прохладному ветру. Но вскоре сквозняк стал нас доставать и мы перебрались поближе к кабине, чтобы она защищала нас от ветра. Олег Сенов вытянулся на дне кузова, чтобы попасть под прикрытие его низких бортов и вскоре уснул. К полудню солнце стало припекать, нужно было как-то от него укрыться, чтобы избежать солнечных ожогов. Некоторые из нас использовали коврики, а я накрылся с головой накидкой от дождя (дождя не было ни одного, от самой Дубны). Но таким образом не удавалось укрыться от глаз любопытных полицейских на постах. Очень часто у офицеров возникало желание высадить нас и посадить на платный автобус. Но после того, как мы заявляли о нашей безденежности, у полицейских пропадало желание быть спонсорами нашего проезда на автобусе, и нас оставляли в покое до следующего поста.

Автостопом через Африку Глава 8-я. Время от времени, я высовывался из укрытия и обозревал окружающий мир: верблюды, пасущиеся в песчаных долинах, одинокая финиковая пальма, согнувшаяся под знойными ветрами, небольшие деревньки-оазисы возле источника воды — в них было 4–5 жителей и столько же ослов-верблюдов. Иногда на дорогу смотрели черными амбразурами долговременные огневые точки, оставшиеся здесь со времен арабо-израильской войны.

Большую часть сожженной советской техники уже убрали, но в некоторых труднодоступных местах еще виднелись останки танков и бронетранспортеров. Наконец, горы кончились и мы приехали к Суэцкому тоннелю. Перед въездом в тоннель был еще один огромный пост ГАИ, создававший автомобильную пробку из почти сотни машин. Не дожидаясь конфликта с полицией мы решили покинуть грузовик (все равно он ехал лишь в Суэц) и пройти к тем машинам, которые уже миновали полицейский досмотр.

Неожиданно для нас, водитель нашего грузовика стал просить денег, уповая на то, что потратил 20 фунтов на взятки ГАИшникам, из-за провоза нас. Мы его круто обломали, заявив что не было такого договора, чтобы он платил за нас взятки. Водитель еще долго возмущенно кричал нам в след, но мы ушли вперед мимо колонны машин, а бросать грузовик в очереди водитель не рискнул. «Ничего, будет ему наука на будущее, чтобы не раздавал взятки, когда его не просят!» — рассуждали мы. «И нам будет наука на будущее — чтобы предупреждать водителя на каждом посту о нашей безденежности!» — говорили другие из нас. Так, рассуждая о коварстве египетского автостопа дошли до поста. Упредив вопросы полицейских, я сам попросил у них воды. Кратко рассказав свою сущность мы вписались в кузов другого грузовика, который осматривался полицией. Прямо в кузове мы и проехали под Суэцким каналом, попав таким образом на африканский континент! УРА!

Автостопом через Африку Глава 8-я.

Глава 9-я

Здравствуй, Африка! — Встреча в каирском РКЦ. — Питание и проживание в Каире. — Пирамиды и Сфинкс. — Прогулки по Старому Городу. — Поездка в Александрию. — В гостях у богатого египтянина.

Египет, на арабском языке, называется «Мсаар». Именно из этой страны начинаются большинство трансафриканских экспедиций и мы не были исключением. Египетский арабский язык несколько отличался от сирийского и иорданского, но наши познания в нем были не столь глубоки чтобы изучать диалекты. Помогало и то, что образованные египтяне охотно говорят с иностранцем на английском языке, особенно в магазинах и учреждениях расположенных в туристических местах.

Грузовик, в кузове которого мы впятером проехали под Суэцким каналом, сворачивал в на восток. Без вопросов попрощавшись с водителем мы снова разделились 2+2+1. Через полчаса я выловил большой бензовоз до Каира, а прочие друзья уехали на ином транспорте, ибо в кабине «Скани» есть только одно пассажирское место. Перед столицей машин на трассе заметно прибавилось, но и дорога расширилась. Бензовоз проехал по аналогу нашего МКАДа и высадил меня на северной окраине шестимиллионного Каира. Я достал схему из английского путеводителя, но все равно не понял, на каком въезде я нахожусь. К счастью, на второй взмах моей руки остановилась «Тойота» с красивой девушкой, которая читала про автостоп в западных журналах. Она была так удивлена, встретив русского автостопщика в Каире, что сама предложила довезти меня до нужной улицы. По дороге она пыталась разговаривать со мной на английском языке и даже ставила в магнитофон западную музыку.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

В Российском Культурном Центре (далее по книге — РКЦ) скопились все русские автостопщики. Директор выделил нам для жилья отдельную комнату без мебели, но с кондиционером. В этой комнате уже месяц(!) проживали Игорь Фатеев, широко известный в узких кругах под именем Бродячий Проповедник и его жена Даша. Игорь уже много лет путешествует по миру, нигде не учась и не работая, проповедуя повсюду «сознание Кришны».

Автостопом через Африку Глава 9-я. Примерно за полгода до нас, он тоже задумал отправиться в кругосветку, только по западному берегу Африки. Вместе со своей женой, тоже кришнаиткой, они посетили многие посольства в Москве, где умудрились выпросить некоторые визы бесплатно. Но некоторые неудачи в посольствах не смогли смутить сих мудрецов, и они смело отправились в путь, имея в руках ноль рублей и ноль долларов, зато обладая неограниченным временем.

Деньги на паромы и визы они «стреляли» уже на маршруте, находя на месте своих мелких «спонсоров», и, восхваляя за все Кришну, всегда имели еду, питье и кров.

Автостопом через Африку Глава 9-я.Автостопом через Африку Глава 9-я. В.

Каире Игорь пытался получить визу Ливии, в то время как виза Туниса у них в паспортах была еще с Москвы. Далее маршрут Проповедника лежал на западное побережье Африки, откуда он намеревался двигаться на юг. Располагая несоразмерно большим свободным временем, чем даже самые вольные из нас, Игорь и Даша проехали автостопом Европу, Турцию, Сирию, и теперь пребывали в Египте ничуть не унывая и будучи уверенными что «Кришна даст нам все!».

Вот такие разные бывают путешественники!

Поскольку Игорь не только выучил в пути арабский язык, но и стал настоящем специалистом по дешевым (бесплатным) местам Каира, то он устроил всем желающим экскурсию в бесплатное для нас интернет-кафе, выгодный обменный пункт, дешевое кафе и булочную. Дешевая еда в Египте называется КОШЕРИ. Это смесь двух видов макарон, фасоли и чечевицы, которая вариться в большом котле прямо на улице. Большой стаканчик кошери может стоить от одного до четырех египетских фунтов, в зависимости от цивильности места и наглости продавца. Независимо от стоимости, кошери могут полить, по вашей просьбе, несколькими видами острых соусов и перца.

Российский культурный центр в Каире располагался в районе Гиза. Хотя на всех картах он обозначен как отдельный город, на самом деле это просто левобережная часть Каира, даже метро сюда проложили в прошлом году. Город настолько разросся, что бедняцкие кварталы уже вплотную подходят к знаменитым пирамидам. Но иностранцы посещают, в основном, центральные набережные Нила, где много современных отелей и ресторанов. К этим же отелям и посольствам тяготеют довольно многочисленные интернет-кафе. А вот в прочие кварталы считается ходить «небезопасно». Понятно дело, что именно туда нас и тянуло в поисках «настоящей арабской жизни», дешевой еды, мороженного и фруктов. Каждый дом имеет на первом этаже какую-либо лавку. Мороженное фирмы «NESTLE» продается в фирменных холодильниках, дороже, чем в Москве, но дешевле, чем в остальных странах Африки. Фрукты дешевле всего покупать у торговцев с рук. Я предпочитал мыть плоды слабым раствором марганцовки, другие же надо мной смеялись.

У мусульман принято долго торговаться при каждой покупке. Даже у нас, белых мистеров, получалось сбивать цену в несколько раз. Так же можно было сбить цену заранее, называя ее по-арабски. А уже через несколько дней, мы и сами знали что-сколько стоит «на самом деле», и обмануть нас стало не так то уж просто!

В городе, прямо на тротуарах сидели торговцы различными штучными товарами, и хлебами, уложенными на деревянную решетку. Все предметы принято переносить на голове.

Проследив, откуда появляются люди, несущие на головах горы хлебных лепешек, мы нашли пекарню, где можно было купить 10 серых лепешек на фунт! Таким же образом, разыскивались и другие дешевые места — если стоит толпа людей в арабских одеждах, значит дешево и вкусно.

А если продавец скучает и зазывает проходящих белых мистеров — значит дорого и лучше поискать дешевле.

Весь следующий день, пятницу, мы посвятили стирке, мывке, изучению города и писанию писем.

Внутри территории РКЦ стоит старинный особняк, в нем огромные комнаты для балов и банкетов, там же работают музыкальные секции и кружки. Другое четырехэтажное здание — современное. В нем различные классы, танцевальные залы. На четвертом этаже живем и мы.

Еще есть свой кинотеатр и большая библиотека. Из библиотеки отдельный выход на посольскую улицу. После 17-ти часов, любой желающий может зайти, почитать русские книги и даже свежие газеты. Можно посмотреть теленовости через спутник и даже телесериалы по ОРТ.

Мы смотрели прямую трансляцию горящей телебашни в Останкино.

Между зданиями РКЦ есть уютный садик и даже маленькое кафе, где мы разъедали еду приготовленную самостоятельно на кухне. Арабская тетушка из кафе, бесплатно кипятила нам кипяток для чая. Спасибо ей и всем остальным сотрудникам РКЦ за терпеливое отношение русским международным бомжам и кришнаитам.

26-го августа, в субботу, в 7 часов утра автостопщики разъехались в разные стороны:

Антон Кротов поехал на поезде за 70 фунтов в город Асуан, откуда раз в неделю ходил паром в Судан. Дело в том, что Антон в прошлом году уже объездил весь Египет и слишком хорошо знал, как труден автостоп на юге страны из-за вредности полицейских. Чтобы не опадать на паром, он купил билет на поезд, ибо автостоп для нас не цель, а средство путешествия. И если деньги есть, почему бы ни потратить их на поезд? Лапшин, Лекай и Сенов, так же получившие Суданскую визу в Москве, хотели подождать следующего парома, потратив неделю на осмотр Египта. Сегодня мы направились осматривать пирамиды. Марутенков, Степанов и Мамонов не имели визы Судана и отправились в российское посольство, чтобы получить там рекомендательное письмо, необходимое для изготовления суданской визы в Египте. Фатеевы поехали в Александрию, чтобы попытаться уплыть оттуда в Тунис, ибо ждали Ливийской визы уже больше месяца и конца этому было не видно.

Мы втроем доехали до Пирамид на автобусе № 913. Интересно, что те цифры, которые у нас почему-то упорно называют «арабскими», никакого отношения к арабам не имеют и абсолютно ими не используются. И цены на рынке, и маршрут автобуса, и даже расписание местных пригородных поездов на вокзале пишутся «настоящими» арабскими цифрами.

Впрочем, мы довольно успешно изучали их и недоразумения возникали редко.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

Мы приехали к Пирамидам пораньше, пока не жарко, но даже вход был еще закрыт за ранностью часа. По утреннему холодку, мы пошли вдоль забора, в надежде отыскать дырку для бесплатного проникновения. Забор от безбилетников никем не охранялся, ибо проходил в тех самых бедняцких кварталах, где появляться иностранцам «очень опасно!». Эта, мнимая опасность, охраняла пирамиды лучше всех заборов.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

Фотографируя кучи мусора, коз, пасущихся на крышах домов, построенных из хлама, мы прошли примерно полкилометра. Тут нам попался погонщик верблюда, который тоже ехал к пирамидам, чтобы катать там белых мистеров за деньги.

— О! Иностранцы! Я знаю — вы ищете секретный путь! — Заговорщически сказал он, остановив верблюда возле нас.

— Конечно. Именно секретный путь мы и ищем, ибо у нас нет денег на билеты. — Честно отвечали мы.

— Вам повезло. Всего лишь за … фунтов я проведу вас прямо к пирамидам. — Предложил «хелпер» свои услуги, назвав цену в два раза дешевле билета.

— Пошел на фиг! — Отвечали мы. — Мы сами найдем секретный путь. Нам не нужны твои услуги.

— Нет-нет! Без меня никак нельзя! Очень опасно! — Забеспокоился верблюдотаксист.

— Нет проблем. Езжай своей дорогой. До свидания.

— Тогда я заложу вас полиции, и вас арестуют! — Выложил хелпер последний довод.

— Тогда мы заложим тебя, и тебя арестуют тоже. — Сказали мы по-английски, а по-русски кто-то из нас предложил переломать ему ноги, чтобы он добрался в полицию только к вечеру.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

Хелпер закачал головой и поехал дальше. По следам верблюдов мы нашли нужный пролом в стене и углубились в развалины маленьких пирамид. Эти пирамиды построены завистливыми фараонами позже Хеопса, и уже давно разграбленными многочисленными завоевателями о охотниками за сувенирами. Зато нас не было видно со стороны, пока мы не смешались с билетными туристами у подножия пирамиды Хеопса. Пользуясь низким солнцем мы спешили Автостопом через Африку Глава 9-я.Автостопом через Африку Глава 9-я. сфотографировать пирамиды в самом выгодном свете. Вскоре у нас возникла идея отойти подальше в пустыню и сфотографировать сразу три пирамиды из песков. Но стоило только нам отделится от многочисленной толпы туристов, как в нашем направлении поехали двое полицейских на верблюдах. Мы продолжали движение в пустыню, покуда нас не нагнали.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

Решили разыграть спектакль под кодовым названием «забыли все языки, кроме русского».

— Стойте! Стоп! Куда вы идете?! — Издалека закричали полицейские по-английски.

— Мы хотим сфотографировать пирамиды. — Отвечали мы им по-русски.

— Где ваши билеты? Покажите билеты! — Снова вопрошали нас на «непонятном нам языке».

— Мы русские туристы. Приехали сюда на автобусе. Экскурсовод — там! — Отвечали мы по- русски, показывая на автобусы, и, объясняя жестами, что не понимаем их.

Автостопом через Африку Глава 9-я. Расчет оказался верным. Ежедневно к пирамидам привозят толпы туристов со всех концов света, в том числе и из России. Большинство из них не знает никакого языка и только внимает экскурсоводу «посмотрите прямо, посмотрите налево». Полицейские вежливо попросили нас жестами, чтобы мы вернулись к пирамидам, ибо ходить по пустыне опасно. Пришлось подчиняться, зато избежали проверки документов. Когда обошли вторую пирамиду, увидели что внутрь третьей пирамиды пускают туристов по билетам. Здесь я решил показать билетерам свою «путевую грамоту» на арабском языке и меня пропустили вниз бесплатно. Но внутри пирамиды оказалось сыро и пусто как в каменном погребе. Низенький лаз заканчивался каменной комнатой, но даже здесь фотографировать категорически запрещалось.

Автостопом через Африку Глава 9-я. Нафотографировавшись снаружи всех пирамид, пошли к Сфинксу. Огромный каменный лев с человеческой головой лежал в огромной яме. Все, что до 1995-го года было погребено под песком — тело, лапы — сохранилось намного лучше, чем голова, у которой даже нос отсутствовал. По легенде, его отстрелил из пушки сам Наполеон. «Наверное, его тоже достали египетские полицейские, не разрешающие ездить автостопом!» — предположили мы мотив для столь глупого поступка императора. В яму к ногам Сфинкса пускали только избранных ученых.

Автостопом через Африку Глава 9-я.Автостопом через Африку Глава 9-я.

Прочие туристы разгуливали по краю ямы, остальные пирамиды были отделены от них решеткой — на Сфинкса нужен был отдельный билет. Но местные мальчишки, торгующие сувенирами, давно сделали в песке подкоп, чтобы беспрепятственно доставлять товар. Здесь мы и подлезли под решеткой. Вокруг было так много народу, что я уже стал уставать от толпы, как это бывает на рынке. К тому же, многочисленные «хелперы» пытались продать нам путеводители, открытки, папирусы…

Автостопом через Африку Глава 9-я.

После обеда поехали смотреть Египетский музей. На входе турникеты и металлоискатели.

Я нашел директора музея. Тетушка прочитала «путевую грамоту», весьма польщенная моими попытками объясняться на арабском языке и пустила нас через служебный вход. Больше всего в этом музее было гробниц фараонов. В огромных залах стояли, лежали и чуть ли не свисали с потолка, сотни каменных саркофагов, некоторые отделаны снаружи весьма богато, иные просто украшены резьбой по камню, этакие «пролетарские фараоны». Сколько же всего в древнем Египте было фараонов, если от них осталось столько каменных гробов? Ведь и прочие известные музеи имеют как минимум по несколько этих саркофагов?

А вот какое-то разнообразие: между гробницами стоит стул, на стуле сидит полицейский (охранник музея?), на коленях держит автомат УЗИ, спаренные изолентой обоймы. Этот собрался наводить порядок в музее с помощью стрельбы из автомата? Зачем египетским полицейским столько огневой мощи в охране иностранцев?

Автостопом через Африку Глава 9-я.

На выходе из музея осуществилась моя мечта — сфотографировать полицейского. Правда этот полицейский был в старинном облачении и с пикой вместо автомата. Вот террористы, посмотрят на мое фото и подумают: «Будем брать весь музей в заложники, там только пиками полицейские вооружены!»

На следующий день с Сергеем доехали на метро до главпочтамта. Возле РКЦ проходит самая новая ветка, по словам Олега Сенова, точная копия метрополитена в Париже. Билет нужно просовывать в турникет и сохранять до конца поездки. На выходе турникет выпустит тебя только после того, как съест билет. Стоимость проезда зависит от расстояния. Мы посмотрели — почти никто из местных жителей билетов не покупает. Прямо на глазах полиции и контролеров все перепрыгивают через турникеты, даже с детьми и корзинами протискиваются. Конечно, мы тоже решили перепрыгнуть «для науки» и доехали до нужной станции без билета. На выходе контроль был более строгий — целых четыре контролера. Но все равно лишь малая часть пассажиров имела билет, большинство прыгали. Полицейские заметили белых людей издалека, но когда и мы попрыгали вслед за местными пассажирами, то они от удивления потеряли дар речи. Когда раздались крики «на непонятных нам языках», мы были уже далеко на пути к улице.

Закупив конверты, мы разошлись. Сергей отправился искать знаменитый «город мусорщиков», где люди живут в домах из мусора и из него же получают все блага. По нашим предположениям, фрукты в этом месте должны быть экстремально дешевы, ибо там вообще не бывает денежных людей. Я же отправился в ближайшие мусульманские кварталы, имея цель купить новое полотенце (свое я забыл еще в Алагире) и носки. Эти самые старые кварталы, в которых находиться туристам «очень опасно» совсем на похожи на наши улицы: хотя в Ташкенте и Самарканде тоже можно найти столь узкие улочки «окнами во двор» с низенькими железными калитками. Только здесь на каждом сантиметре улицы шла интенсивная торговля всем что только можно придумать: от игровых картриджей для уже забытой у нас приставки «Dendy», до шикарных ковров — настоящих произведений искусства. Первый этаж каждого дома был превращен в магазин или мастерскую. Все старались выставить самый красивый товар на улицу, для завлечения покупателей. Так что, по этим улицам можно было бы ходить как по бесплатному музею, если бы не прочие торговцы, которые не имели даже своего Автостопом через Африку Глава 9-я.Автостопом через Африку Глава 9-я.

прилавка и таскали свой товар на огромных подносах или стендах. Звенели своими стаканами предлагатели напитков, охлажденного чая «каркаде»… Самые бедные люди покупали палочки сахарного тростника и жевали на ходу, сплевывая щепки на кого попало. Эти палочки одновременно заменяли им и зубные щетки, и зубную пасту, и жевательную резинку против кариеса, и конфету. Народу вокруг толкалось так много, что если бы у меня был кошелек, думаю, его обязательно стянули бы. Даже фотоаппарат доставать было боязно — пацан схватит и не догонишь. Нашел очень хорошее полотенце, но даже после долгой торговли, для белого туриста цену ниже десяти фунтов не снижали. Зато замечательные носки купил всего по одному фунту за пару. Носки эти прослужили мне потом четыре месяца, что просто чудовищно долго в условиях Африки.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

До моста через Нил подъехал на автобусе. Еще в прошлую поездку наши мудрецы открыли, что в египетских автобусах можно ездить бесплатно, если честно попросить об этом контролера, но я старался не злоупотреблять этим, и через Нил перешел пешком, фотографируя небоскребы современных отелей.

Интересно, если в московский автобус зайдет араб с рюкзаком и попросит на ломанном русском подвезти его бесплатно, его ожидает удача?

В понедельник захотели съездить в город Александрия, в дельте Нила. Учитывая сложность выбирания из Каира, решили выехать за город на поезде, а обратно — как получится.

Попрыгали (в прямом смысле) в метро и выбежали прямо на вокзал. Влетели в первый попавшийся поезд в южном направлении. Оказалось, что это экспресс, и билет на одну остановку взять невозможно. К тому же, все билеты были с местами и продавались только на вокзале. Пришлось распределиться по тамбурам, а когда пошли контролеры, то показали им «справки путешественника». Через два часа были в Александрии и разделились. Я Вышел на городской пляж. Вход бесплатный, но лежаки и зонтики за отдельную плату.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

Но волны на этом пляже были совсем небольшие, решил что позже схожу на тот мыс, который выдается в море — там нет волнорезов и волна должна быть больше.

Решил подъехать на трамвае вдоль берега. Трамвай в Египте раздельный для мужчин и женщин. По ошибке сел на конечной остановке в женский вагон. Когда он наполнился, понял свою ошибку, но переходить не стал, решив посмотреть, что будет. Но, видимо, иностранцам многое прощается, кроме недоуменных взглядов толстых волосатых теток, я ничего не получил.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

На полуострове вдающимся в Средиземное море в центральной части города, располагался английский форт — замок из белого камня, когда-то прикрывавший город от нападений морских пиратов. Сейчас форт реконструировали и открыли для посещения как музей. Рядом, в соседнем здании — морской музей. Всего за 1 фунт можно посмотреть чучела морских рыб, но их совсем немного. Вход в сам форт дорогой, поэтому я предпочел договориться с начальником о бесплатном посещении. Как всегда, помогла «мудрейшая бумага». Часть внутреннего дворика еще реконструировалась, а экспозиция оказалась весьма бедновата. Видимо, ее поспешили открыть чтобы заработать денег на дальнейшую реконструкцию. Зато с крыши замка открывался замечательный вид на город и море.

Автостопом через Африку Глава 9-я. Недалеко от форта обнаружился еще и заведение с английской вывеской «аквариум» — за символическую плату в один фунт можно было гулять по кругу вдоль многочисленных аквариумов с самыми экзотичными обитателями. Так что созерцанием рыб я, в этот день, даже пересытился.

Купаясь на пляже, позади яхтостроительной базы, обнаружил Лекая, Мамонова и Марутенкова. Российское консульство в Александрии, так же как и в Каире, отказалось давать им рекомендательное письмо для получения визы Судана, аргументируя это, главным образом, тем, что Судан входит в список стран, которые не рекомендованы для посещения МИДом РФ.

Накупавшись вдоволь, обсудили международное положение и решили ехать «домой», т. е.

на вписку в каирском РКЦ, которая уже стала нашим временным домом. К сожалению, на схемах из путеводителей совершенно непонятно как добираться до нужного выезда из города.

Ведь путеводители пишутся для туристов, а не для вольных путешественников.

Автостопом через Африку Глава 9-я.

С Пашей потратили три часа, сменив несколько трамваев и автобусов, прежде чем доехали до уже знакомой нам предпоследней станции железной дороги, от которой и начиналось, судя по схеме, шоссе на Каир. Уже в сумерках застопили «Жигули», которые и вывезли нас на трассу.

Старая часть Александрии, как и любой старинный портовый город, очень напоминает Одессу — двух-, трехэтажные дома с балконами, парапетами и лепниной под крышей. Плющ на подоконниках, трамваи по брусчатым улицам. По дворам утром ходят люди с колесом и кричат «Точить-лудить-паять…», только на местном языке.

Мусульманская часть города похожа на все мусульманские города — узкие улочки с носильщиками и торговлей, грязь в подворотнях, дети и курицы в горах мусора…

Сейчас мы оказались на окраине — в новостройках. Современные многоэтажные дома, с застекленными лоджиями и мансардами. Спутниковые тарелки, супермаркеты, телефоныавтоматы по карточкам. Огни рекламы на улицах. Но даже стоя под фонарями, мы не могли остановить машины. В темноте наши обветренные и обгоревшие рожи почти не отличались от местной европеизированной молодежи, а подвозить ночью молодых людей здесь считается очень опасным занятием. Решили разделиться, чтобы меньше пугать водителей. Я уехал километров на 15 и прошел пешком пост ГАИ. Уже совсем темно. Машины едут, но я уже присматриваю подходящий сарай для ночлега. Медленно подъезжает белый «Мерседес»:

— Мистер, можно на минуточку? — Обращаются ко мне по-английски.

— Да. Вы едете в Каир? — Я даже не сразу сообразил, что они обращаются именно ко мне.

— Тебе нужно в Каир? — Сейчас будут объяснять как и где остановить автобус до Каира.

— Я из России. Добираюсь в Каир автостопом. Не на автобусе. Бесплатным транспортом.

Можете подвезти меня бесплатно, если по пути?

— Садись назад. — Приглашает очень удивленный водитель.

Очень богатый египтянин с женой. Едут в какой-то городок в 55-ти километрах от Каира.

После знакомства угостили печеньем и соком и предложили поспать на заднем сиденье.

Когда меня разбудили, на часах приборной панели светились цифры «00:55». Мы двигались среди толпы людей в незнакомом городе. Вокруг кипела ночная жизнь — горели костры и мангалы, в кафе почтенные арабы важно курили кальян и пили чай. Мальчишки пытались продать овощи прямо в окно машины. Водитель останавливается в центре рынка, покупает хлеб и прочие виды еды. Выгрузились у подъезда современного дома. Рюкзак оставляю в багажнике и поднимаюсь в гости. Что ж, посмотрим как живут «новые египтяне».

Общаемся на «арабском с примесью английского». Теперь мне понятна природа «гостеприимства по-египетски»: Закон запрещает иностранцам ночевать в домах египтян. Приглашая меня в гости, хозяин квартиры сильно рискует — соседи-завистники могут настучать в полицию и неприятностей не избежать. Именно поэтому мой рюкзак «для отмазки» оставили в машине.

Сейчас я могу помыться, потом меня накормят и специально отвезут в Каир. Чтобы порадовать гостя, хозяйка накрыла на стол неимоверное количество сладостей. Большинство названий блюд мне неизвестно. Если их сравнивать с чем-либо, то описание не будет соответствовать вкусу.

Скажем, «сладкие сопли», как назвал их Кротов в своей первой поездке по арабским странам — очень вкусная таки вещь!

В богатой квартире с европейской мебелью был даже телевизор. По местному телеканалу транслировали тот самый всемирный фестиваль национальных танцев. Я еще раз смог насладиться зажигательным танцев наших друзей — «земляков из Грузии», а потом еще и сравнить их с русской «калинкой». Грузины мне, все же, понравились больше, ибо наши давали «показуху», а вот дети гор плясали действительно от души. К тому же, ни я, ни кто-либо из моих знакомых еще ни разу не видел, чтобы жители России в минуту веселья становились в круг и водили хоровод. Все это выглядело как-то «искусственно» хотя и со старанием.

Семья, у которой я гостил, была больше «европейской», нежели «арабской». Сидели на мягком диване, а не на полу, подстелив подушки. В комнате стояли привычные шкафы, на стене ковер, в углу — музыкальный центр. Мне показывали семейный альбом с фотографиями родственников, живущих в деревне, там обстановка совсем другая.

Насытившись, рассказами о России с помощью фотографий, мы обменялись адресами, и, уже без жены, египтянин довез меня до Каира. Еле уговорил высадить на первой магистральной улице, очень уж не хотелось гнать его в Гизу. Поблагодарил за все и доехал в РКЦ «нормальным ночным ситистопом».

Автостопом через Африку Глава 9-я.

Глава 10-я

Вдоль Красного моря. — К Великому Нилу. — Луксор. — Ночная погоня. — «Египетские полицейские — самые египетские полицейские в мире!»

Еще два дня пролетели в столичных хлопотах.

В последний день лета я решил покинуть Каир и двинуться в сторону Судана, осматривая по пути южный Египет. Выбраться из многомиллионного города — занятие нелегкое, тем более, когда вокруг так много соблазнов: вот мороженное на палочках, вот сладкий тростниковый сок со льдом, вот продают сладкие пончики — сахар, вытапливается от жары и блестит на солнце медовыми капельками…

Вокруг столичная жизнь: двое молодых парней спорят, торгуясь между собой, размахивая на тротуаре толстой пачкой денег, но маленькие попрошайки, почему-то, просят денежку не у них, а у меня. Я прошу денежку у кричащих и отдаю попрошайкам. От удивления те даже забывают о споре.

Автостопом через Африку Глава 10-я.

Вот по улице идет стройная женщина в платке. На голове, поверх платка — медный таз.

Интересно, что там внутри? Женщина, спустила таз руками, чтобы показать мне. Что-то зеленое плавает в почти полном тазу, похоже на наши маринованные огурцы. «Спасибо, не хочу.» Таз возвращается на голову, руки опускаются вниз и женщина грациозно идет дальше в толпе прохожих, здороваясь с соседками и раздвигая руками дерущихся из-за денежки мальчишек.

Опять запел муэдзин. Уже обеденная молитва, а я все еще не добрался до конца города.

Автостопом через Африку Глава 10-я.Автостопом через Африку Глава 10-я. Подстопим. Водитель, как и большинство городских жителей, оказался очень непонятливым.

Вместо трассы на Суэц, вывез на аэропорт. Может быть он считает, что иностранец должен путешествовать в Суэц только самолетом? Я потерял еще полтора часа и только с помощью крестьянина, погоняющего осла с тележкой, смог найти нужную дорогу.

Только к 16-ти часам выловил пустой автобус в Суэц. Конечно, если бы воспользовался «рейсовым транспортом», то был бы в Суэце намного быстрее и так же бесплатно. Но ведь хотелось именно автостопом!

Автостопом через Африку Глава 10-я.

Возле портового забора, на закате, остановил веселый микроавтобус до Ain Sukhana.

Водитель очень обрадовался моему методу путешествия, стал обгонять идущий на юг транспорт и вписывать меня, активно что-то объясняя водителям из окна машины, прямо на ходу. Так я попал в грузовик-автолавку. Уже в темноте приехал в город Zafarana. По карте рядом должно быть море, но не видно в темноте, наверное.

Возле трассы большое кафе, полное местных жителей. Как мог, пытался объяснить хозяину «дешевая еда», но меня так и не поняли. Виноват мой сирийский диалект или жадность египтянина?! Заварил свое картофельное пюре и чай. Местные жители расспрашивали меня, но не угощали. В принципе, я был готов к такому отношению на курортах Красного моря — здесь и угощают меньше, и еда стоит дороже.

На южной окраине города стояла мечеть. Но за поздностью часа будить никого не хотелось. Уже в пустыне обнаружился квадратный белый дом, стороной в четыре метра, который, почему-то не имел ни дверей ни окон. Я поставил палатку прямо у стены, с той стороны, где была Sakhara (по-арабски и есть «пустыня»), больше никто не беспокоил.

1-е сентября 2000 г. Проснулся в 7-30. Ветер и солнце треплют мою палатку. Вокруг пустыня и ниточка автодороги. Куда же подевалось море? Ветер несет над землей песчинки, на высоте 2-3-х сантиметров. Частички песка такие мелкие, что не могут заполнить даже вчерашние мои отпечатки ступней, но зато они набиваются в ткань палатки, из-за чего вся подветренная стенка стала коричневого цвета. Между моим ночлегом и трассой километра два, бегают бродячие собаки — как они меня ночью не обнаружили?

Через полчаса поймал маленькую «Шкоду», которая мчалась по пустынному шоссе 120–140 километров в час. Высадился на въезде в город Хургада, знаменитый своими пляжами с коралловыми рифами. Пешком дошел до моря. Оказалось, что пляжи есть только для отелей, которые стоят почти вплотную друг к другу. В тех немногих местах, где еще не достроены отели, берег завален кучами мусора и строительных обломков. Решил воспользоваться пляжем пятизвездочного отеля «READ SEA STAR». Для того чтобы здесь искупаться, пришлось сначала испросить разрешения у главного начальника.

Охранник отвел меня на гостиничный пляж. К сожалению, у берега все кораллы были засыпаны привозным песком. Для доставки ныряльщиков на рифы (за отдельную плату) существовали специальные пластиковые моторные катера «glass boot» с прозрачным дном — кто хочет — ныряет, кто боится — смотрит под ногами. Я одолжил у капитана катера подводную маску и самоходно отплыл от берега метров на двадцать, где и понырял полчаса. Однако, прибрежные кораллы здесь не такие красивые как в Акабе, да и живности в них мало.

Отель «Красного моря звезда» был просто сказочно богат, по сравнению с теми отелями, которые я видел до сих пор. Во внутреннем дворике было два бассейна, несколько баров, столики под пальмами. Из-за полуденной жары отдыхающих было не много — все сидели по комнатам с кондиционерами. Бармен подарил мне бутылку ледяной воды.

Вернувшись на трассу, купил за четыре фунта в магазинчике АЗС мороженное и «сникерс», никаких дешевых магазинов и кафе вокруг не было видно.

Вы выходной день трасса пустовала. Я пытался стопить даже грузовики-водовозы, которые развозят по курортам пресную воду, но они ехали лишь до ближайшего оазиса и отказывались подвозить меня. Лишь через два часа изнурительного стояния на раскаленном асфальте, подсел четвертым пассажиром в «джип», едущий как раз до нужного мне города Safaga.

Египет имеет две магистральные дороги с севера на юг. Основная идет по долине Нила, к реке же тяготеют все города и деревни. Вторая, по которой я ехал от Суэца, идет по берегу Красного моря. Она более глуховата, ибо кроме курортов на побережье ничего нет. Три дороги образуют «срезки» между этими двумя магистралями. Из Сафаги в Кену последняя для меня.

Автостопом через Африку Глава 10-я.Автостопом через Африку Глава 10-я.

Дальше вдоль моря на юг иностранцам проезд запрещен. Поскольку больше к Красному морю я уже не вернусь, решил искупаться в Сафаге еще раз.

Автостопом через Африку Глава 10-я. Песчаное мелководье тянулось, казалось, до самого горизонта, где сливалось с песчаными островами. Вода была очень теплая и прозрачная, кораллов не было, а вот морские ежи попадались, так что пришлось купаться в кроссовках. На пляже стоял полу развалившийся навес от солнца и маленькое кафе, в котором отдыхали богатые арабы. После купания и неторопливых расспросов, наконец, поучил давно задержавшуюся порцию вареного риса с лепешками хлеба.

Уже к вечеру дошел пешком до выездного поста. Полицейские подробно расспросили меня, но мешать автостопу не стали, видимо надеясь, что я уеду вскоре на автобусе.

Действительно, на автостоп здесь рассчитывать трудно. До Кены нет никаких поселений, все машины едут туда, но водители не отправляются в путь, пока не наполнят пассажирами весь салон, а барахло не скопиться на крыше двухметровой горой. Быстро темнело, а мимо ехали лишь битком забитые такси. Когда на постовой будке зажгли прожектор, я стал подыскивать место для ночлега — вся пустыня вокруг покрыта норами непонятного происхождения и острыми камнями. Уже в девятом часу ночи Аллах послал пустой грузовичок. Молодой водитель оказался очень разговорчивым и веселым. Никто из нас даже не вспоминал пресловутый «языковой барьер»: арабские, английские слова и жесты позволяли выяснять наше мнение обо всех вопросах на свете.

До самой Qena вокруг не было ни одного огонька — одни только горы и звезды. На две сотни миль нам попалось всего две встречных машины, никто нас и не обгонял.

Приехали в ночной город — вокруг море огней и звуков. Все рестораны и кафе переполнены арабами — спорят, курят кальян, пьют чай, ловко хватая правой рукой лепешку с фасолевой кашей. Водитель сам остановился возле закусочной-кошери и купил мне большую порцию и бутылку воды. Попрощались мы уже как старые друзья.

Километра три прошагал пешком, радуясь ночной прохладе (всего +30, наверное!) и только за выездным постом съел кошери. На 10 км отъехал в шикарном «Вольво», здесь решил заночевать возле города Qift, ибо после полуночи все машины окончательно покинули трассу.

Автостопом через Африку Глава 10-я. Вокруг простирались орошаемые плантации — по сравнению с побережьем моря, просто буйство зелени. Но кто знает, безопасно ли ставить в этих зарослях палатку? Между кукурузных грядок струились ручьи с нильской водой. В маленьком сарае зашевелились потревоженные овцы. Как только пошел в сторону крестьянского дома, сразу залаяли собаки. Что подумает крестьянин, разбуженный после полуночи? Скорее всего, вызовет полицию. А если обнаружит мою палатку утром на своем огороде? Опять без полиции не разобраться. Как же быть?

А вот и полицейский пост, может сразу к ним и «сдаться»? Но пост оказался только сегодня днем построенный. Краска на стенах еще не обсохла, двери и окна заперты, а мебели внутри нет. К полицейскому домику была приделана кирпичная веранда, высотой бортика в один метр.

Прямо внутри ее я и растянул палатку, привалив оттяжки кирпичами. С дороги меня не видно, а всяким гадам на бетонной террасе делать нечего. Спокойной ночи!

В 7-30 утра к палатке подошел человек, постоял и молча удалился. Пошел за подмогой?

Надо выбираться. Дверь домика-поста открыта, рабочие штукатурят стены с таким видом, будто здесь каждое утро кто-то в палатке ночует.

Автостопом через Африку Глава 10-я.

К девяти утра добрался двумя машинами до центра Луксора. Город Luxor знаменит своими развалинами фараоновых замков. В начале XX-го века, при строительстве, обнаружили под землей множество древних поваленных колонн и обезглавленных статуй фараонов. При поддержке многих стран попытались восстановить хотя бы часть замка — колонны поставили вертикально, там где надо, добавив современного камня. А вот статуи, высеченные из единого куска гранита, никак не хотели держать свои головы на плечах — пришлось поднять фигуры обезглавленными, а головы поставить у ног. Получилось немного смешно, но народ валом валит, чтобы сфотографироваться и оставить свое «здесь были Киса и Ося» на древнеегипетских фресках. Сейчас Luxor Temple охраняется полицией. Вход стоит больше десяти фунтов даже для студентов. К счастью, «мудрейшее письмо» на арабском языке произвело должное впечатление на директора и меня не только пустили бесплатно, но даже разрешили оставить охранникам рюкзак.

Автостопом через Африку Глава 10-я.Автостопом через Африку Глава 10-я. Сначала гулял среди развалин в одиночестве, но потом приехали автобусы и испортили все древние пейзажи толпами богатых туристов. Английский язык экскурсовода был для меня пока неведом (вот здесь я по-настоящему пожалел об этом!) и я стал искать уединения. Из прохода в развалинах показался охранник, заговорщицки поманил пальцем и сказал:

— Мистер, ду ю вонт лук беби-сфинкс? (Господин, хотите увидеть крошку-сфинкса? Англ.) — Чего?!

— Сюда, сюда… только для вас! Крошка-сфинкс, здесь!

— А-а! Понятно. — Небольшая статуя сфинкса едва достигала колен даже низкорослого охранника. — Сфотографируй меня рядом с ним — Попросил я жестами, протягивая фотоаппарат.

— Нет проблем. Садись хоть верхом.

— Спасибо.

Фотографируемся, прощаемся.

Автостопом через Африку Глава 10-я.

— Эй, мистер, а бакшиш?!

— Нет бакшиша. Нет денег. Мы не договаривались.

— Как нет денег?! Из какой страны ты есть? Почему нет денег?

— Я путешественник из России. Я проделал далекий путь бесплатным подвозом. Денег мало, только на еду.

— О! Из России! Тогда сделай мне обмен. У меня есть русские деньги. — Хелпер извлек из многочисленных карманов … 25-тирублевую купюру с портретом Ленина.

— О нет! Здесь уже побывал кто-то из наших автостопщиков! Это сувенирные деньги.

— Это русские деньги? Верно? Обменяй мне на египетские фунты или доллары!

— Нет-нет. Эти деньги нечего не стоят. Как ваши папирусы, сувенир, понял? — Я взял у него купюру и показал, что ее можно только приклеить на стенку в туалете.

— Как не стоят? Это же деньги! — Не унимался человек. — Это мне дали русские туристы!

— Так и оставь себе на память!

Автостопом через Африку Глава 10-я.

Осмотрев развалины, вышел на набережную Нила. Тут же на меня со всех сторон набросились люди, старающиеся угадать желания белого туриста. Незваные помощники наперебой заголосили:

— Как дела, мистер? Хотите отель?

— Мистер, катание на фелюке по Нилу. Очень дешево!

— Хотите обменять деньги! Специальные цены для вас…

— Такси, мистер! Такси! Очень дешево.

— Пошел прочь! Мистер поедет на лошадином экипаже. Куда вам угодно?!

— … МНЕ НИЧЕГО НЕ НУЖНО!

Но предлагатели услуг, казалось бы, не слышали меня, наперебой они выкрикивали цены и услуги, создавая толпу и ажиотаж, на их крики появлялись все новые продавцы «древних»

папирусов, открыток, сигарет, и еще черт знает чего.

Автостопом через Африку Глава 10-я. Пытаясь ускользнуть от них, я выкрикивал на трех зыках «нет денег» и ускорялся пешком вдоль Нила. Но это спровоцировало еще нескольких таксистов, ожидавших клиентов неподалеку, которые тут же подъехали и открыли дверцы, приглашая меня уехать от этого кошмара. Сговорились они что ли? Конечно, я понимал, что вид белого человека с рюкзаком, разгуливающего по сорокаградусной жаре заставляет их предположить, что я не совсем ориентируюсь в пространстве, и явно чего-то хочу… но угадать, что я хочу, они не могли, тем более что я и сам этого не знал. Расталкивая хелперов ускорил свой шаг и к полудню дошел до городского музея. Но музей, оказалось, работает только с 17-ти часов. Видимо, в более ранний час белые люди не вылезают из своих гостиничных номеров с кондиционерами.

В поисках тенечка забрался на территорию госпиталя и сел на траву в тени финиковой пальмы. Перезревшие финики валялись прямо под ногами, я мыл их под садовым краном и заедал хлебной лепешкой.

Между госпиталем и музеем располагалась школа для мальчиков. В домике у ворот работал вентилятор, на крыльце сидел сторож и мастерил из дерева макет мечети с ночным светильником внутри. Окна и крыша макета были сделаны из цветных стекол и мастер гордо включал и выключал лампочку, демонстрируя мне свое изделие. Когда я попросился умыться, мне показали душ, предложили чай и отдых под вентилятором. Наконец-то удалось найти человека, не испорченного деньгами! Занятия у детей начинались только завтра в 7 утра и мне предложили заночевать у сторожа. Я пока не спешил соглашаться, опасаясь навлечь на хорошего человека проблемы с полицией, там более что в каморку то и дело заходили соседи, мальчишки и просто друзья сторожа. Несколько раз заходила за водой высокая женщина в красном латке. Вот, в очередной раз она набрала полное 15-тилитровое ведро воды, привычным жестом поставила его на голову и пошла на улицу, взяв в руки еще по кувшину.

В 17–05 пошел налегке в музей. К счастью, внутри работали кондиционеры. Бесплатно впустили, но фотоаппараты заставляют сдавать в специальную камеру хранения у входа.

Внутри современного музея сотни древних предметов, почти все старше 3000 лет, но ни одного целого экспоната — либо голова, либо без ног, либо еще что-нибудь отломано.

Вернулся в школу. Пришли уже ночные сторожа. Устроил для них коллективный просмотр фотографий из России:

— Вот это мой город. Это моя улица летом. Это зимой. Это мой дом старый, где я родился, а это новый… — Показываю 14-ти этажную башню и окно на шестом этаже — Здесь моя комната.

— Ого! Ты наверное очень богатый если живешь в таком большой доме!?

— Почему? У нас как раз бедные живут в таких домах…

— О-о! Россия очень богатая страна.

— Нет, вы не поняли. Я живут в одной из квартир на шестом этаже. А еще в доме несколько сотен семей живет…

— О, Россия — удивительная страна!

Сколько я ни старался, арабы так и не смогли понять сущности нашего домостроения и уклада жизни. У них старший сын при женитьбе пристраивал новый этаж к отцовскому дому, или строил рядом новый. А как им понять что зимой у нас холодно и дома нужно отапливать горячей водой? Наверное, когда в африканскую страну приезжали посланцы из СССР, показывали фильмы о жизни наших рабочих и колхозников, их воспринимали с таким же удивлением и потрясением. Дальше нужно было только предложить «Хотите жить в колхозе?»

и многие соглашались.

За разговорами и чаем просидел под вентилятором до 19–30, и решил выбираться из города по вечерней прохладе. На трассу вывез очень радостный владелец белого «мерседеса».

Стемнело буквально за полчаса. Вдоль дороги стоят глинянные дома самых бедных крестьян.

Впрочем нет, это дома «самых зажиточных из бедных крестьян» — у многих есть электричество и жестяные крыши. «Самые бедные» живут в соломенных шалашах прямо между грядок вдоль Нила. Здесь редко появляются пешеходные белые мистеры, и уже через пять минут меня зовут на чай и просмотр футбола по телевизору.

— Эй, а у вас не будет из-за меня неприятностей с полицией? — Осторожно спрашиваю на пороге дома.

— Нет проблем. Полиция в эти кварталы старается не заглядывать, так что тебе боятся нечего!

— Успокаивают гостеприимные хозяева.

Лишь через час удалось выписаться из гостей. Уж очень хотелось уехать в Асуан по ночному холодку. По трассе только локальные маршрутные такси. Над головой звезды. В зарослях под кокосовыми пальмами кричат лягушки и еще какие-то неведомые мне твари.

Стою под последним фонарем на краю деревни, мигаю машинам фонариком-жучком.

Наконец Аллах послал мне дальнобойщика типа нашего «Супер-МАЗа». Машина медленная и древняя, но зато до Асуана. К огорчению, через час водитель остановился на ночлег на стоянку возле города ISNA.

Попытаюсь здесь описать, что такое «ночная стоянка египетских дальнобойщиков».

Представьте себе: среди влажных зарослей долины Нила, возле трассы стоят огромные навесы с мощными прожекторами. Длинные ряды столов ждут голодных водителей, вокруг стоянки непрерывно варятся и жарятся на огне различные кушанья, проворные мальчишки- официанты разносят подносы с чайниками и хлебными лепешками. Шкварчит на огне еда, ревут моторы грузовиков, квакают в каналах лягушки, играет громкая арабская музыка, и тут же несколько стариков, придерживая бороды, справляют вечернюю молитву под пение муэдзина. Некоторые еще умудряются в этой обстановке спать на длинных скамейках-полках.

Увидев столы с едой, я догадался, что сейчас опять будут кормить-расспрашивать и уж до утра уснуть никак не удастся. Выхватив рюкзак из кабины, поблагодарил сонного водителя и тут же ускорился в темноту. Несколько фигур в халатах тут же выскочили из кафе и стали догонять меня криками:

— Эй! Иностранец! Стой! Куда идешь? Давай к нам!

— Спасибо. Я иду в Асуан. — Отвечал я не останавливаясь.

— Асуан далеко! Давай пить чай, кушать… постой, тебе говорят! — Из кафе выбегали все новые и новые люди.

— Спасибо. Я уже пил чай два раза. Мне ничего не нужно. У меня все хорошо. До свидания.

— Нельзя в Асуан пешком! Очень далеко, очень опасно! Остановись, безумец!

Еще более ускоряясь под горку, я надеялся, что хелперам будет лениво бегать за мной по трассе, но толпа человек в десять все не отставала. Перебежав мостик я понял, что прибавляло им уверенности — за поворотам оказалась еще одна такая же стоянка. Сзади уже слышались крики «Полис! Полис!», но громкая музыка помогла мне быстро миновать и этот «муравейник хелперов». Однако, когда мои преследователи поравнялись со стоянкой, своими возбужденными криками они организовали еще бОльшую толпу преследователей. Уже два десятка человек, вооружившись фонариками и факелами, мелкими шажками бежали по дороге в сотни метрах от меня. Я старательно делал вид что не замечаю их, и стремился поскорее укрыться в темноте. Как только прожектора остались позади, резко свернул в заросли тростника. Преследователи заметили мой маневр, но теперь у меня было преимущество. Я их видел по огням, а они меня нет. Спрятавшись под пальмой среди кукурузы, присел в темноте на рюкзак и стал ждать, чем все кончится. В рядах загонщиков возникло замешательство.

Большинство боялось спускаться в заросли с автотрассы, часть побежала в кафе за подмогой, и только несколько человек, ощупывая тропинку перед собой, боязливо крались в мою сторону.

Интересно, что они от меня хотят?

Прислонившись спиной к пальме, сижу тихо как трава. Человека не видно, но слышно его дыхание и страшный шепот:

— Эй! Иностранец! Где ты? Эй! Не прячься, выходи! Эй! — По голосу понятно, что меня боятся куда больше чем я их. Когда крестьянин прошел мимо моей ноги и повернулся спиной, я решил раскрыться.

— Какие проблемы? Я здесь сплю! — Громко сказал я ему в спину.

— Ах! Во имя Аллаха! Он здесь! Он здесь — все сюда! — Человек, так и не разглядев меня, вприпрыжку побежал обратно на дорогу.

— Так. Понятно. Здесь выспаться все равно не дадут. — Сказал я вслух сам себе. — Нужно срочно менять позицию, пока они не пришли с собаками.

Пройдя огородами метров двести, я вышел на трассу за темным поворотом. Переполох на стоянках, судя по крикам, еще не окончился, но теперь ничто не мешало мне удалиться от них на юг.

Через пару километров у дороги обнаружились несколько крестьянских сараев из пальмовых веток. Исследовав их с помощью фонарика я убедился, что животных там нет, а пол покрыт свежесрубленными пальмовыми листьями. На случай ползучих и летающих гадов натянул домик палатки прямо внутри сарая и заснул, наслаждаясь только пением сверчков и лягушек.

В шесть-тридцать утра пришел человек и показал мне удостоверение полицейского. Я ему — свое удостоверение путешественника. На этом и расстались. Ах, если бы от всех египетских полицейских можно было отделаться так легко?! У некоторых автостопщиков, путешествующих по Египту развивается даже «ментофорбия». Не дожидаясь продолжения «полицейского знакомства», быстро собрал палатку и уехал на маршрутке до ближайшего кафе, чтобы умыться и попить чаю с сэндвичем.

Маршрутные такси в Африке, явление само по себе интересное. Сей транспорт смело можно отнести к рейсовому, потому что из дверей высовывается человек-билетер и громко выкрикивает пункт назначения микроавтобуса. Люди голосуют, платят деньги (цена каждый раз определяется по договоренности, но существуют и «общепринятые тарифы»), выходить можно где угодно «по требованию». Самое интересное, что любая маршрутка может подвезти тебя совершенно бесплатно, рассматривая это как развлечение для пассажиров и билетера. Только нужно заранее предупредить что «денег нет». Не буду скрывать, многие участники нашей экспедиции часто пользовались услугами автобусов.

Ранним утром третьего сентября, разукрашенная египетская маршрутка привезла на полицейский пост. Пока я завтракал в кафе, полицейские вовсе не интересовались мной, но как только я сделал попытку переговорить с водителем остановившегося грузовика, «стражи спокойствия» сразу обеспокоились и засуетились:

— Хеллоу мистер! Куда едешь?

— Все в порядке. Еду в Асуан на попутном транспорте. — Странный вопрос! Кроме как в Асуан по этой дороге никуда проехать нельзя. Все что южнее — закрыто для посещения иностранцев.

— Иди сюда. Подожди, сейчас автобус поедет.

— Нет. Спасибо. Я не пользуюсь автобусами. Я путешествую на попутном транспорте без денег.

— Без денег?! У тебя проблемы? Тебя ограбили?

— Нет. Проблем нет. Все хорошо. Я путешествую вокруг света. Стран много, а денег мало.

Поэтому я пользуюсь только бесплатным транспортом.

Зовут в комнату к офицерам, угощают холодной водой и читают «путевую грамоту» на арабском и английском языках. Вроде все поняли и желают мне счастливого пути. Выхожу на дорогу и встаю сразу за шлагбаумом. Полицейский типа нашего сержанта (с пистолетом на поясе) подбегает ко мне.

— Не надо здесь стоять и голосовать.

— Хорошо. Если я мешаю — отойду подальше.

— Нет. Давай к нам в машину садись, посиди. Мы сами договоримся с автобусом, чтобы тебя довезли в Асуан бесплатно.

— Я не хочу, чтобы вы за меня договаривались! Я вообще не хочу на автобусе! Я хочу сам договориться с машинами.

— Зачем? Здесь жарко, в машине прохладно. Давай, садись …

Офицер мягко подвел меня к машине, помог поставить в кузов рюкзак и усадил в салон.

Что же делать?

Вот в небольшую очередь за маршрутными такси пристраивается грузовик. Я прыгаю на подножку и договариваюсь с водителем о подвозе до Асуана в кабине грузовика. Но «хелперыполицейские» не отдают мой рюкзак!

— Нет! Нельзя ездить на грузовике! Сейчас будет автобус! — Наперебой убеждают меня на двух языках.

— Я не хочу автобус! Отдайте мой рюкзак, я уже договорился с этим грузовиком!

— На грузовике опасно! Очень опасно. Иностранцы должны ездить только на автобусах!

— А-а! Нехороший человек, отпусти мой рюкзак! Вот машина меня ждет, стоит. Никакой опасности — посмотри! Прямо до Асуана доеду без всяких автобусов…

Несмотря на то, что этот грузовик «очень опасный», полицейские заставляют его уехать без пассажира, в то время как несколько солдат с автоматами удерживают меня за рюкзак. До рукоприкладства решил не доводить, но как только грузовик уехал, взял рюкзак и демонстративно ушел на сто метров вперед от поста. Офицеры, полчаса назад угощавшие меня водой и желавшие «счастливого пути», стали кричать на подчиненных и грозно махать мне руками, принуждая вернуться: «О, безумец! Он хочет погибнуть от рук арабских террористов!?

Немедленно вернуть его на пост!» Сержант и солдаты отвечали примерно так: «Он сумасшедший! Мы не можем его удержать силой — он убежал туда и хочет погибнуть!»

Примерно такие разборки, судя по жестам и крикам, происходили на посту. Наконец, ко мне выдвинулся «парламентер», уже знакомый мне англо-говорящий сержант:

— Как дела? — Начал он издалека, используя английское приветствие.

— Есть проблемы. — Сердито отвечал я, сидя на рюкзаке и поглядывая на машины сквозь его армейские штаны.

— ?! Неужели? В чем проблемы? — Офицер старался изобразить на лице саму добродушность.

— Ты — моя проблема. Полиция не дает мне путешествовать на машинах.

— Пойдем на пост, сейчас поедет машина, отвезут тебя бесплатно.

— Спасибо. Я здесь посижу. — Напомнил я ему последнюю бесплатную машину, в которую они меня не пустили.

— Ой-ой. Я хороший парень. Не нужно меня боятся. Вставай… ты меня слышишь?

— Я не понимаю тебя. Я из России. — Применим игру «Моя твоя не понимай», ведь я не обязан знать какие-либо языки, кроме русского!

— Ха-ха! Не прикидывайся! Ты прекрасно понимал меня только что по-арабски и по-английски. Хватит придуриваться…

— Пошел на фиг! Не приставай. — Отбросил в сторону его руку и надвинул шляпу на глаза.

Все это наблюдали с поста другие полицейские. Наконец, их терпение лопнуло. Подъехала та самая полицейская машина.

— Садись. Поехали. — Сказал водитель и открыл дверь салона с кондиционером.

— Куда ты едешь? В Асуан?

— Да-да. В Асуан. Залезай быстрей. — Уговаривавший меня сержант, обрадовался, что я снова вспомнил арабский язык.

— Без всяких автобусов, до Асуана?!

— Да-да. Все бесплатно. Залезай быстрей, водитель ждет.

Я загрузился в салон машины, подперев ногами автоматы Калашникова, грудой сваленные на полу. Мой «хороший парень» уселся рядом. Машина тронулась … развернулась и приехала обратно на пост полиции! Ай да хитрецы! Ай да провели дурачка!

Тут как раз, к всеобщему счастью, на пост приехали три автобуса с иностранными туристами. Двери открылись и белые мистеры высыпали на улицу, покупая в кафе ледяную кока-колу и одновременно натирая друг друга кремами от загара. Сразу несколько полицейских бросились к водителям, чтобы вписать меня в автобус бесплатно. Я же, изобразил покорность, взял рюкзак и двинулся к автобусам. Всеобщий вздох облегчения услышал вслед от доблестной египетской полиции. Смешался с толпой туристов, прошел ее насквозь и вдоль дороги дальше на север, в обратную от Асуана сторону. Через 300 метров свернул на сельскую дорогу и зашагал в сторону Нила, через заросли сахарного тростника и финиковые пальмы. Здесь полицейские поняли мой маневр — Начали кричать, махать руками. Несколько солдат отправились в погоню. Но я был уверен, что стрелять в присутствии туристов они не посмеют даже в воздух, а уж бегать по зарослям Нила с автоматом и в бронежилете занятие явно не из приятных. Думаю, что солдаты были даже рады «потерять» преследуемого. Скрывшись от глаз полиции, я вышел на берег реки, посидел под финиковыми пальмами минут десять, пока уймется погоня. Здесь я пообщался с добрыми египетскими крестьянами, которые угощали меня финиками и чаем, и жаловались на дороговизну «обуви для народа». Эти же крестьяне показали мне грунтовую дорожку вдоль Нила. Идя по ней, я имел возможность ознакомиться с их нехитрым сельских хозяйством:

Основную работу выполняют ослы. Они вращают колесо с кувшинами, которые черпают воду из Нила и наполняют глиняные каналы — арыки — для орошения полей. На ослах вывозиться урожай, кормят их той же тростниковой ботвой, навоз идет как топливо для приготовления пищи и материал для строительства. Вся семья крестьянина тоже трудится на плантациях от зари до зари: нужно чинить арыки, регулировать потоки воды. На одном поле идет сбор урожая, на другом окучивание, на третьем — посевная. Так можно собирать несколько урожаев в год. Но земля стремительно теряет плодородие. Если раньше в это время года Нил разливался и покрывал заливные поля толстым слоем плодородного ила (принесенного из Эфиопии), то после строительства асуанской ГЭС уровень воды искусственно зарегулирован, а весь плодородный ил удерживается плотиной. Водохранилище превращается в гигантский отстойник для грязи, а земледелие в долине с каждым годом все хуже и хуже. Пока хватает плодородия, запасенного рекой в прошлые годы, но если не вносить удобрения, то еще через десяток лет выращивать можно будет лишь финики. Наверное, именно поэтому правительство сейчас усиленно развивает новую доходную отрасль — туризм.

Нынче, в узкой плодородной полосе вдоль Нила, на искусственном орошении, выращиваются различные зерновые культуры, арбузы, немного огурцов и помидоров, сахарный тростник. Остальная территорий Египта (кроме этой полосы, шириной в 2–4 км) — раскаленные пески и камни, за исключением нескольких оазисов.

Автостопом через Африку Глава 10-я.

Пройдя вдоль реки километра три, я снова свернул на трассу. Справа от дороги — стена зелени и финиковых пальм, слева начинается каменистая пустыня. Голосую первой же машине с кондиционером — жарко однако!

Африка — континент контрастов! Только что разговаривал с крестьянами, которые не могут себе купить даже одной пары обуви на семью, и вот уже еду на SUPER JEEP-е, с тремя служащими компании мобильной связи. Они едут по долине Нила, проверяя оборудование на вышках сотовой связи. В машине два спутниковых навигатора GPS, три навороченных бинокля, четыре мобильных телефона и даже (о чудо техники!) цифровая фотокамера. А еще несколько лет назад, эти люди, возможно, вот так же собирали на дорогах ослиные лепешки, для того чтобы с их помощью испечь лепешки хлебные и накормить многодетную семью.

Автостопом через Африку Глава 10-я. Оказалось, что к фотокамере подходят «наши родные» трехдюймовые дискеты. На ближайшей остановке меня сфотографировали на мою дискету, а я сфотографировал долину Нила с вышки сотовой связи. Угостив газировкой и сэндвичами, связисты высадили в городе IDFU. Прошел вперед километр и подсел в кузов грузовичка. Водитель сразу обрадовался «Бесплатно! Садись! Русский! Бесплатно» и …сдал меня на ближайший пост ГАИ.

Памятуя прошлый контакт с полицией, я сразу сказал офицеру «все хорошо!» и зашагал вперед пешком. Машин на посту было много и полицейский не предал значения моему уходу.

Ура! Оторвался!

Остается только выбрать быструю машину с кондиционером… Так, автобус пусть проваливает… грузовик слишком медленный… ага! Вот у этой «Хонды» все окна закрыты, ее то мне и надо — Стоп! Как приятен автостоп в тех местах, где никогда не видели белого автостопщика! Была бы моя воля, путешествовал только по тем странам, где автостоп запрещен и вообще белых не пускают в страну!

Автостопом через Африку Глава 10-я.

Глава 11-я

В Асуане. — Любовь к деньгам «по-египетски». — По озеру Насер.

Веселый водитель уже к полудню домчал до самого центра, второго по величине египетского города, ASWAN.

— Мне нужно встретиться с друзьями возле офиса JPO. — Объясняю я водителю, где меня высадить.

— Тебе нужен почтовый офис?

— Мне нужен ГЛАВНЫЙ почтовый офис. Самый главный.

— Вот у нас есть старинный почтовый офис здесь, дальше переговорный пункт в новом здании, а вот и JPO.

— Спасибо, удачи!

— Да поможет тебе Аллах в твоем путешествии! Всего хорошего!

Просидел под пальмой до 18-ти часов, но никто так и не пришел. Странно! Сходил к почтовому офису-2, но и там никаких следов. Написал маркером объявления и расклеил по пальмам напротив обоих офисов.

Автостопом через Африку Глава 11-я.

Решил съездить автостопом в порт. Дорога идет через совершенно сюрреалистический пейзаж. При низком закатном солнце за окном мелькают совершено фантастические скальные образования при полном отсутствии растительности и каких-либо намеков на реки или ручьи. В наших горах повсюду видны следы воды — размытые долины, русла ручьев, следы водопадов и в каждой ложбинке есть обкатанные водой камушки. Здесь же скалы вздымаются и на хребтах и в долинах, одинаковыми острыми клыками, кромки камня расщепляются и затачиваются выветриванием и жарой, с перевалов все выглядит как чешуя фантастического животного.

Автостопом через Африку Глава 11-я.

Вход на плотину асуанской ГЭС охраняют полицейские. От общения с полицией и так уже устал, так что и не пошел туда. Но на входе в порт тоже полиция.

— Я хочу ехать в Судан. Где можно купить билеты?

— Кассы здесь нет. Езжай в Асуан, там покупай билет в пароходом офисе и завтра к семи утра приезжай сюда.

— Я не ослышался, к семи утра?! Вроде бы в 14 часов пароход отходит!?

— Нет. Ровно к семи. Билет покупай в пароходном офисе, в Асуане.

— Странно. Раньше билеты продавали в порту.

— Касса закрыта. Здесь делать до завтра нечего. Ночевать здесь нельзя.

На выезде с плотины остановил такси. Другого транспорта в столь поздний час уже не было, а полицейские не знали, до скольких работает «пароходный офис». К счастью, таксист оказался офицером в отставке, служил с советскими военными советниками и даже помнил несколько слов по-русски. Бывший военный не только довез до офиса, но и даже пошел помогать мне разбираться с билетами и пароходом. В десятом часу ночи, конечно, все уже закрыто. Таксист отвел меня в «туристическую полицию» где я познакомился с ее начальником и пересказал разговор с полицией в порту.

— … Что же получается? Мне сказали быть в 7 утра с билетом в порту, а офис открывается только в 8-30. Неужели еще неделю следующего парохода ждать?

— Это какое-то недоразумение. Должна быть касса и в поту… Сейчас я позвоню своему другу, он работает в этой пароходной компании и все спрошу… Ну вот. Все выяснилось.

Пароход отходит завтра в 13 часов.

— Что же полицейские наврали?

— Возможно, они не так тебя поняли.

— А билеты где покупать и когда?

— Мой друг заверил тебя, что ты можешь купить их завтра у него в офисе или перед отплытием прямо в порту. По твоему желанию.

— Спасибо большое. Спокойной ночи вам и вашему другу.

Душна асуанская ночь. Темнота не приносит долгожданной прохлады. И только возле самой воды чуть ощущается прохладное дуновение ветерка. Большая часть набережной занята причалившими туристическими пароходами — море огней, потоки музыки и любопытных туристов. В половине одиннадцатого я нашел все же, как мне показалось, достаточно темный и тихий кусок набережной. Ни полицейских, ни любовных парочек, ни других бомжей не было поблизости. Вспоминая, что Антон Кротов с Владимиром Шарлаевым в прошлом году пять часов искали в этом городе вписку, я возрадовался такой удаче, натянул палатку между двумя столбами (на случай насекомых) и лег спать. Но через полчаса пришел полицейский. По рации он вызвал подмогу. Первым грубым их желанием было узнать, сколько народу в палатке.

Видимо, они решили, что в палатке занимаются куда более страшным преступлением, чем ночлег без отеля. Только убедившись что я один, офицер перешел на более вежливый тон:

— Нельзя ночевать без гостиницы.

— Я всю жизнь ночую без гостиницы. Гостиница мне дорого. Хочу спать здесь и бесплатно.

— Здесь спать проблема. Опасно.

— У меня все хорошо. Я завтра утром уйду. А сейчас можно спать. Не мешай мне.

— Хорошо. — Сказал полицейский, переговорив по рации с начальником — Можешь спать здесь в виде исключения. Но тебя будут охранять солдаты.

Два солдата, бряцая прикладами о камни набережной, стали ходить вдоль палатки тудасюда. Время от времени у них пищала рация, и я слышал голос моего «знакомого» начальника туристической полиции: «У вас все хорошо?» «Все в порядке, он спит» — отвечали солдаты. «он здоров?» — снова спрашивала рация. «Он говорит, что у нег нет проблем» — Передавали в рацию солдаты мои слова. В конце концов, я рассудил так: а если бы у нас на набережной, например, в Саратове, появилась ночью палатка со спящим египтянином, у которого «все хорошо». Как бы к нему отнеслись наши менты? А кстати, разрешается ли египтянам ночевать в гостях у жителя Саратова? А выделили бы ему такую охрану возле палатки как мне? …

Терзаемый сомнениями, я стал собирать внутри платки вещи.

— Эй, мистер, что ты делаешь?

— Ничего.

— Можно тебя на минуточку? Начальник просит по рации. — Спрашивал солдат, наклонившись к палатке.

— Подождите три минуты, я выйду.

— «Он просит подождать три минуты» — докладывал солдат по рации.

Я вылез, одетый и злой, из палатки, собрал рюкзак и пожал солдатам руки с английскими словами: «Прекрасная страна Египет! Прекрасный город Асуан! Прекрасные полицейские!

Доброй ночи вам!» и вылез наверх, на улицу. Остановил первое же желтое такси с шашечками (сейчас не до выбора), раз они мне не дали спать, то я буду на такси бесплатно ездить.

— Можно с вами 1–2 километра бесплатно?

— ?! Куда?

— Я путешественник из России. Я хочу спать бесплатно в палатке. Отвезите меня до конца города по этой улице.

— Садись. — Таксист был совсем не против, ибо такого странного клиента ему еще не попадалось.

— Спасибо. Вот здесь, в темноте высадите.

Распрощавшись с удивленным таксистом, прошел примерно километр по финиковым посадкам и натянул палатку между двумя пальмами в полной темноте.

В 5-30 мимо палатки прошел человек и ничего не сказал. В шесть часов пришли еще двое:

— Эй! — Трогают палатку сверху. — Кто тут?

— А кто тут? — Отозвался я изнутри. Просители сначала испугались, потом удивились, потом рассмеялись.

— У тебя проблемы?

— У меня все хорошо. Я тут сплю. — Бодро отвечал я.

— Ха-ха! Спит! Посмотри, нашел себе гостиницу…

Зрителей стало больше, они расселись вокруг и стали ждать продолжения аттракциона. Не обращая на них внимания, я собрался и пошел, вдоль реки, в город. На краю Асуана была стройка, возле домика-сторожки три араба готовились завтракать, только что закончив утреннюю молитву. Меня сразу зазвали завтракать. Оказалось, что в домике можно не только умыться, но и принять душ! Вот так сбылись заветы Кротова: «Ночевка на улице не дает вам возможности поесть и помыться, но ведь поесть и помыться вы можете и завтра!» Умытый и довольный я показывал арабам свою «путевую грамоту», фотографии России, а они все подкладывали мне горячую фасолевую кашу («фуль») с бутербродами и радовались, какого дальнего путешественника им послал Аллах в столь ранний час. Угощатели не отпускали меня до самого открытия пароходного офиса. Когда я доехал туда на бесплатном такси, то услышал:

«Билеты продавались до вчерашнего дня. Сегодня только в порту. Пароход отходит в 13 часов, езжай туда и покупай»

В 10 часов пошел гулять по городу, имея целью потратить в бедняцких кварталах оставшиеся египетские фунты. Еще в Каире я обменял деньги на пароход и на еду. Еще почти столько же мне подарили различные богатые арабы за последние два дня. Теперь же, нужно было потратить остатки этих средств, чтобы уехать в Судан с пустым кошельком.

Здесь нужно объяснить читателю, что попадание из Египта в Судан возможно ТОЛЬКО на пароходе с билетом. Сухопутная граница была официально закрыта для всех, а по слухам, даже заминирована. Конечно, невозможно закрыть тысячу с лишним километров Сахары, наверняка там ходят караваны контрабандистов. Но вот иностранцев не пускают южнее Асуана, это точно. Даже в египетский город Абу-Симбел дорога для иностранцев закрыта. Кроме парохода, другого сообщения по озеру Насер нет, это наши «спортивные» автостопщики Шарлаев и Шулов выяснили еще в прошлом году. Так что, все путешествующие через Африку люди, как песчинки в песочных часах, собирались раз в неделю на этом пароходе. Некоторые называли его «паром», что в принципе, на мой взгляд, неверно, ибо никакой транспорт въехать не него не может. Говорят, несколько лет назад, экспедицию на мотоциклах втащили на палубу по частям и за огромные деньги. Подобно прочим, и участники нашей экспедиции должны были встретиться на этом пароме в количестве трех человек. Другая тройка, переправилась в Судан еще неделю назад, и с ней мы встретимся лишь в Хартуме.

Автостопом через Африку Глава 11-я. Пока же, я тратил египетские деньги на мороженное, сладкие пончики, хлеба и даже купил пару египетских трусов за 6-25. Мне помогало то, что я знал истинный уровень цен и умел торговаться по-арабски. Обычно, жадные египетские торговцы называли иностранцу цену в 5- 10 раз выше «нормальной».

Вот типичный случай «торговли по-египетски».

В маленьком магазинчике на арабской улице продают сок из сахарного тростника.

Мальчишка-подручный загружает в большую блестящую соковыжимальную машину стебли тростника, машина урчит и крутит колеса, снизу вываливаются отжатые стебли, в специальный контейнер стекает мутный белый сок с тростниковой мякотью. Торговец бросает в емкость лед, черпает оттуда кружку и продает за 25 египетских копеек. Это я знаю, что по 25. Но торговец видит перед собой белого мистера и загибает цену, в надежде облапошить туриста.

— Один стакан — три паунта. — Египетские фунты они почему-то упорно называют «паунты».

— Это не настоящая цена. — Я делаю вид что разворачиваюсь.

— Хорошо — один паунт, только для тебя.

— Это стоит 25 пиастров. Ты меня не обманешь.

— Нет, это стоит минимум 75.

— Всего хорошего. — Я уже прошел дальше по улице шагов десять, когда меня догоняет его мальчишка-подручный и теребит за штанину.

— Эй, мистер! Вернитесь, он согласен! — Возвращаюсь.

— Ну, что согласен на 25?

— Согласен на 50. Дешевле не бывает. — Торговец уже сам понял свою ошибку, но сдаваться не хочет и лишь улыбается в усы.

Тут, некстати для него, подбегает еще один пацан с улицы, кидает на поднос бумажку в 25 пиастров и берет стакан сока. Точно такую же бумажку я заранее держу в кулаке. Тут же хватаю малого со стаканом за руку, по хохот всей базарной толпы, я демонстрирую торговцу купюру на подносе и еще одну, такую же, у себя в кулаке. Бедный ребенок не придумывает ничего лучше чем пролепетать «двадцать пять» и победа наша!

В тот день, гуляя по задворкам Асуана, я в первый и единственный раз за все путешествие заблудился. Я помнил что трасса через сюрреалистические скалы выходила где-то из юговосточного угла города, но сколько я не забирал на восток, никакой магистрально дороги не нашел. Все попытки спросить что-либо со словами «дорога» и «порт» у местного населения оканчивались попытками посадить меня в маршрутку. Изрядно намаявшись по жаре, к 11-ти часам я согласился-таки на бесплатный подвоз неизвестно куда. Оказалось, что эта маршрутка имела конечным пунктом станцию железной дороги, где в 11–30 подошел пригородный поезд до порта. Таким образом, я все же успел познакомиться в последний день и с египетскими железными дорогами. Пассажиров в вагоне было не много, стекол не было совсем, сиденья и двери железные (дерево в Сахаре — предмет роскоши!), контролеров или проводников тоже не наблюдалось.

В 12–00 приехали прямо в порт. Возле будки-кассы встретил Сергея Лекая и Олега Сенова.

Они напрасно прождали меня вчера возле «старого» почтового офиса и заночевали в тех самых скалах, которыми я восхищался на закате. Сегодня утром они уже успели искупаться в водохранилище (озере Насер) несмотря на крики всех окрестных полицейских, что «очень опасно! Крокодилы!», но, такого монстра путешествий, как Сергея, даже черти побоятся трогать.

В будке мне продали на 88 фунтов три бумажки: 1. Билет на пароход. 2. Квитанцию об уплате выездного сбора 3. Талон на питание во время плавания. При этом мы поочередно попытались разрушить этот комплект с целью экономии, но удача не улыбнулась нам.

Когда нам уже поставили выездные штампы в паспорт, Лекай обнаружил у себя еще не потраченные египетские деньги и побежал в магазин за хлебом. Мы же, вдвоем, пошли на пароход занимать места. Неожиданно, у входа на пристань обнаружились еще двое египетских полицейских, которые пытались содрать с нас еще два фунта «непонятно на что». Поскольку и билеты и паспорта у нас были в руках, мы просто послали их подальше, объяснив на трех языках что египетских денег у нас нет ни пиастра.

На пароходе полицейские преследовать нас не стали — слишком много народу и багажа. В салоне, на палубе, и во всех прочих местах высились горы ящиков с фруктами и товарами.

Такое впечатление что Судан вообще ничего не производил — даже помидоры и огурцы ввозились из Египта этим вот единственным в неделю «пассажирским паромом». Едва мы заняли места, как появляется Сергей Лекай с кучей хлебов, и в сопровождении тупого полицейского. Диалог следующий:

— Где ты ходишь? Мы тебе место заняли возле кондиционера, а тут народ все напирает!

— У меня отобрали паспорт!

— ????!!

— Они требуют у меня еще два фунта, а я как раз на последние булок купил, вот, держите.

— Зачем ты отдал им свой паспорт?!

— Я выхожу на пристань, а офицер полиции и говорит «Дай мне твой паспорт». Я решил что еще одна проверка. А он его убирает в металлический ящик стола и говорит: «Два фунта».

Я объяснял что денег нет, но он послал со мной вот этого придурка, чтобы я спросил денег у вас.

— Но у нас их тоже нет. Мы же ему сказали!

— Но они же тупые. Не верят мне, вот мы и пришли еще раз спросить.

Заявив солдату на четырех знакомых нам языках фразу «денег нет», мы отправили Лекая обратно на берег за паспортом, а сами поставили на наши места три рюкзака, решив, в случае чего, задержать отплытие. Полицейский скандал из-за двух фунтов (меньше одного доллара), тем временем, разгорался, и Сергей оказался в кабинете начальника полиции порта. Желание полицейских получить деньги было так же велико, как и нежелание русского путешественника расставаться с паспортом. В итоге, начальник полиции достал два фунта из собственного кошелька, передал в руки своему подчиненному, а тот отдал Сергею паспорт. Последний пассажир взбежал на борт, все вскричали хвалу Аллаху, и только мы втроем на нескольких языках крикнули проклятия в адрес египетской полиции.

Автостопом через Африку Глава 11-я.

Но теперь пароход отходит в Судан — саму замечательную страну мира — ура!

Озеро Насер образовалось при непосредственном участии СССР, в результате строительства Асуанской ГЭС. Можно было бы ожидать, что его назовут «озеро Брежнева», но египтяне назвали его все же именем своего тогдашнего правителя. Мощность электростанции чудовищна — самая мощная в Африке, она снабжает энергией все города и оазисы Египта, а так же, подозреваю, что часть ее продают в Иорданию, а возможно и в Ливию. О том какая огромная энергия удерживается бетонной плотиной в узком горном ущелье, понимаешь только тогда, когда посмотришь на Великий Нил в его среднем течении, между Хартумом и ВадиХалфой. Одновременно озеро является самым безжизненным из всех рукотворных водохранилищ. Рыбы в нем с каждым годом все меньше, ибо глина и плодородный ил с верховьев супер-реки не смываются ежегодными паводками в долину, а оседает на дно в суданской части озера. На всем почти 700-от километровом протяжении длинного и узкого водоема по берегам нет ни одного кустика, деревца или травинки. Да и откуда им взяться, если кругом камни и пески самой большой пустыни мира?

При наполнении озера, вся плодородная долина выше Асуана ушла под воду, и жизнь по берегам исчезла — скалы и песок уходят под воду, не оставляя ни клочка земли для земледелия.

Так же под угрозой затопления оказались гигантские статуи четырех сидящих фараонов. Но ЮНЕСКО добилась от СССР и г-на Насера, чтобы статуи разрешили (на деньги ЮНЕСКО) разобрать по частям и перенести на более высокое место. Там, возле закрытого ныне города Абу-Симбел они теперь и взирают на рукотворное море, которое запросто могло стать их могилой. Другие же, менее значительные памятники эпохи фараонов, оказались затоплены полностью или частично. Их можно увидеть на открытках, продающихся в Асуане. Конечно, при затоплении, юный сосед Египта — Судан, тоже потерял в своих северных провинциях самые лучше для земледелия долины. В городе Вади-Халфа пропали все плодородные земли, и люди оказались обречены на голод и вымирание. В деревнях выше по течению, Нил отнял только часть полей, и жизнь там еще теплиться. Что бы хоть как-то загладить вину перед суданцами, египтяне отдали им часть водной акватории водохранилища, и на некоторых картах до сих пор видно, что из Судана в Египет по поверхности озера вдается этакий «аппендицит», но ловля рыбы там все хуже и хуже, как уже упоминалось, из-за заиливания воды. Город Вади-Халфа умирает, но из залитого ночными электрическими огнями Асуана, туристы и египтяне этого не видят.

Когда двухпалубный старенький пароход отходит от порта Асуан, то в прозрачной изумрудной воде под ним мелькают огромные рыбины, пассажиры кормят их с палубы хлебными крошками. Потом за кормой, вдоль горизонта вытягивается низкая серая линия плотины. Вечером раскаленное красное солнце садиться в воду прямо по курсу, и кажется, что озеро зашипит, когда огненный диск коснется поверхности. Затем на палубу опускается тьма.

Автостопом через Африку Глава 11-я.

На небе высыпают звезды, а берега все так же пустынны, ни одного огонька не нарушает темноту африканской ночи. Лишь только на утренней заре солнце осветит четыре покорно сидящие статуи на склоне насыпного кургана. О чем думают каменные фараоны? Четыре тысячи лет промелькнули в Сахаре как один день, и только три десятка лет назад пришли перемены из далекой северной супердержавы, правители которой задумали превратить в советские африканские республики страны арабского мира.

Утром вода неожиданно теряет свою изумрудную прозрачность и приобретает цвет какао из-за большого количества взвеси, приносимой Нилом из далеких верховьев Эфиопии.

Пароход имеет каюты «1-го класса» для богатых пассажиров, с многочисленными женами, чемоданами, сотовыми телефонами и другими атрибутами богатства. В задней части второй палубы располагается «салон 2-го класса». Длинные ряды скамеек, между которыми едут «простые люди» и великое количество багажа: игрушки, мебель, виноград, макароны, помидоры, коврики… Плата за провоз багажа устанавливается непосредственно на пароходе, в результате торга между специальным «палубным капитаном» и фарцовщиками. Как я понял, сумма денег, которая вручается из рук в руки без всякой квитанции, зависит от ценности груза, его объема, наглости владельца и громкости голосов обоих торгующихся. Около двух часов, призывая на помощь Аллаха, пророков и даже некоторую нечисть, в проходах стоял невыносимый гвалт, который, казалось, временами готов был перерасти в рукопашную. К заходу солнца консенсус, казалось бы, был найден и в салоне установилась тишина, нарушаемая лишь шумом вентиляции. Потолок (или открытая палуба) на солнце раскалился так, что до него невозможно было дотронуться, и лишь в сумерках пассажиры стали выходить наверх для совершения вечерней молитвы. 4-го сентября 2000-го года, пассажиры второго класса, получив по талонам невкусную и дорогую еду, заваривали чай и слушали авторскую песню в исполнении русских автостопщиков. Олег Сенов, мужественно вез семиструнную гитару из самого дома, неся таким образом, кусочек русской культуры в народы черного континента. Арабы никогда не скрывали своего интереса к инструменту, и мы в любом месте с удовольствием устраивали импровизированный концерт, подчас вовсе не рассчитывая на вознаграждение, ибо угощали нас и так весьма обильно.

Автостопом через Африку Глава 11-я.

Спали на ковриках, прямо на палубе, радуясь утренней прохладе. В пять утра, некий человек возник среди спящих тел и стал всех будить своими криками. Думали сначала, что тонем, потом, что прибываем. Оказалось — утренняя молитва. Солнца еще нет, туман, но правоверные только по каким-то им одним известным признакам определили направление на Мекку и начали заунывную молитву с многочисленными поклонами. Понятно, что о дальнейшем сне не могло быть и речи. Собрав манатки, спустились вниз и организовали завтрак. В 10 утра по правому борту проплыли статуи Абу-Симбела, в 13–00 пароход встал, и к нам устремился катер с таможенными чиновниками, видимо, ознаменовав пересечение границы. Приняв на борт «человека с портфелем» к 15-ти часам подошли к причалу ВадиХалфа: длинные затопленные баржи соединены шаткими мостиками. На баржах есть брезентовые навесы, где суданские таможенники осуществляют досмотр багажа и документов.

Автостопом через Африку Глава 11-я.

Вещей было очень много. Пароход загружался, видимо, не меньше суток. А теперь еще дольше будет выгружаться. Завтра он отправиться в обратный путь.

Лишь к 16-ти часам мы смогли сойти на берег. Суданцы не стали осматривать багаж редких белых туристов и утруждать себя всякими там анкетками-вопросниками и показными деньгами.

На рюкзаки приклеили желтые таможенные марки, которые тут же отвалились. Алексей Воров шьет рюкзаки из очень прочной ткани «кордура», к которой ни один клей не пристает!

Глава 12-я

Здравствуй, Судан! — Лучшая питьевая вода. — Суданское жилье. — Вписка у офицеров. — Автостоп по-судански. — 369 км. пустыни на поезде.

Судан — самая большая страна Африки. Не буду скрывать, эта страна не представляла для нас неожиданностей, ибо в прошлом году экспедиция «Академии вольных путешествий» уже достаточно изучила Судан, и мы спускались по трапу парохода в Вади-Халфе, уже зная все замечательные свойства суданцев. Больше того, после Египта и его «самых египетских полицейских в мире», мы ждали Судана даже с нетерпением.

Но, сначала хочется рассказать несколько слов для тех, кто не читал книги Антона Кротова «Это ты, Африка». А кто читал, — могут пропустить.

По своему географическому положению Судан — ключевая страна для путешествий по Африке. На северо-востоке он имеет выход к Красному морю (город Порт-Судан), а югозападные провинции его граничат с Конго, и если бы обе эти страны не были охвачены многолетней партизанской войной, то можно было бы пересечь всю Африку от океана до океана только с двумя визами. К сожалению, и другие соседи Судана — очень неспокойные страны: Ливия и Чад считаются рассадниками исламских террористов, видимо, эти же террористы время от времени взрывают автобусы с туристами в южном Египте. Восточный сосед, Эфиопия уже много лет воюет со своей бывшей северной провинцией Эритреей. А в самом Судане правительство контролирует только северную часть, где простирается бескрайняя пустыня Сахара, и вся жизнь сосредоточенна в долине Нила. Южные области, более плодородные и покрытые тропическими лесами, контролируют партизаны. Из-за этой партизанской войны, Судан входит в список стран «не рекомендованных МИДом РФ для посещения». Жители северного Судана — нубийцы — весьма чернокожие, высокого роста, добрые и гостеприимные мусульмане. В конце двадцатого века, технические совершенствования весьма скромно вторгаются в их жизнь, — как и много поколений назад, они живут в простых глиняных домах, пьют воду из Нила, не знают электричества (кроме фонарика на батарейках), телевидения, Майкла Джексона, алкоголя, депрессии, смога, СПИДа и прочих атрибутов цивилизации. И только поистине «всемирный монстр» — компания «Кока-кола»

распростерло свои вездесущие щупальца даже сюда. Если кто из читателей знает страну, где нет «кока-колы» — сообщите нам, мы выдадим этой стране медаль и обязательно посетим ее!

Автостопом через Африку Глава 12-я.

Итак, 5-го сентября в 16–00, мы сошли на суданский берег в городе Вади-Халфа. Нас было трое: Григорий Лапшин, Сергей Лекай и Олег Сенов. Где-то впереди нас, на просторах пустыни радовались настоящей суданской жизни еще трое русских путешественников: Юрий Генералов, Антон Кротов и Григорий Кубатьян, стрелка с ними была назначена 10-го сентября в Хартуме, возле посольства РФ. Напоминаю читателю, что каждый путешественник мог сам выбирать маршрут, скорость и компанию для передвижения и осмотра Африки. Даже если кто-то не хотел, или не успевал на стрелку — можно было предупредить через интернет и там же узнать, как дела у остальных.

На берегу нас встретил, уже описанный Кротовым «хелпер», который предлагал всем иностранцам свои услуги по вписыванию в гостиницу и регистрации в полиции. Дело в том, что по суданским законам, всем иностранцам необходимо регистрироваться каждый день в полиции и получать специальное разрешение на перемещение из одного в города в другой.

Ужас! Но, в отличие от египетских полицейских, суданская полиция проявляет к иностранцам очень вялый интерес, так что на эту самую регистрацию можно спокойно наплевать. Тем более, что за нее надо платить деньги, а в Вади-Халфе невозможно обменять доллары где-либо, кроме как у вышеупомянутого хелпера, а это противозаконно. Для проверки мы все же решили зайти в суданский банк, отделение которого располагалось возле железнодорожной станции. В единственном на сотни километров вокруг финансовом учреждении не знали даже электричества. Одни древние черные банкиры сидели за такими же черными и древними столами и гоняли мух, другие крутили ручки механических арифмометров, третьи перебрасывали костяшки счет. Я внес долгожданное разнообразие в их время провождение.

— Добрый день. Мне нужно получить с карточки суданских денег. — Сделал я наивное лицо, зайдя в банк.

— Карточки?! Ах, да… что-то слышали… — Лениво отвечают суданские банкиры, разглядывая карточку VIZA. — В прошлом году один такую штуку уже приносил. (Это был Владимир Шарлаев) К сожалению, ничем не можем вам помочь.

— Ну ладно. А хоть обменять наличные доллары можно? Или вы тоже не слышали что это такое?!

— Ах, доллары! Это, конечно, другое дело. Про доллары слышали. Только наше отделение не может заниматься обменом долларов. Не имеем лицензии.

— А где же мне обменять доллары?

— Завтра будет поезд в Хартум, езжайте в столицу, там, в центральном офисе и обменяете…

Суданская железная дорога — одна из древнейших в мире: За отсутствием в пустыне деревьев англичане еще в девятнадцатом веке проложили через Сахару железную дорогу на металлических шпалах. Тогда же построили станции, развилки, платформы и все прочие атрибуты железной дороги, которые так ни разу с рождения, кажется, и не подвергались капитальному ремонту. Ветка из Хартума в Порт-Судан еще сохраняет свое стратегическое значение, в то время как в Вади-Халфе все меньше платежеспособных грузоперевозчиков.

Вагоны, изготовленные в «старой доброй Англии» до сих пор катаются по суданским дорогам, хотя паровоз заменили-таки дизельным локомотивом.

Но сегодня поездов не было — единственный поезд «Вади-Халфа — Хартум» ходит только раз в неделю, на следующий день после прибытия египетского парохода. Станция была пустынна в буквальном смысле — ветер гнал вдоль рельс потоки песка, и не видно было никаких признаков жизни. Рельсы и детали древних вагонов постепенно заносились песчаными сугробами и казалось, еще немного, и железная дорога окончательно поглотиться барханами.

Нам все же не хотелось ждать этого исторического момента, а нужно было найти питьевую воду и устраиваться на ночлег.

Питьевая вода в арабских странах существует в трех видах:

1. Бутылированная вода в магазинах. Ее, и ТОЛЬКО ее, разрешают пить иностранцам все иностранные путеводители. Питие воды другого происхождения, чревато, по мнению буржуйских путеводителей, заболевания всеми возможными тропическими болезнями.

2. Водопоилки на улицах городов. Каждая уважающая себя контора (фирма, магазин) покупает специальный «холодильный агрегат» — большой блестящий ящик и выставляет его на улицу возле своего офиса. Агрегат, подключенный к городскому водопроводу и электросети, гудит, охлаждает воду и бесплатно выдает ее из маленькой трубочки с краником. Пить могут все желающие, кружки прикручены к ящику на цепочке. Можно и набрать в бутылку. Такой сервис есть на улицах всех городов в Турции, Сирии, Иордании, Египта и в столице Судана.

3. Глиняные кувшины с ветряным охлаждением. На специальной круглой подставке стоят высокие и большие кувшины. Донышко их имеет каплевидную форму и изготовлено из обожженной глины с маленькими дырочками. Кувшины стоят на видном месте, под навесом из пальмовых листьев, а от летящего по ветру песка прикрыты специальными крышками. Житель ближайшего дома, каждое утро, наполняет кувшины водой из доступного ему источника. Вода отстаивается и понемножку сочиться сквозь пористые глиняные стенки. Горячий ветер пустыни обдувает кувшины снаружи, испаряя просочившуюся влагу. Испаряясь, наружная вода охлаждает стенки кувшина. Чем сильнее ветер — тем прохладнее внутренность кувшина. Желающие утолить жажду черпают воду сверху (глина и муть оседает на дне) консервной банкой, которая привязана к подставке.

Автостопом через Африку Глава 12-я. Естественно, что местным жителям доступны только источники 2 и 3. Коими они и пользуются всю жизнь. Наши желудки постепенно привыкали сначала к «холодильным ящикам», а затем и к «кувшинам». Но то, что мы увидели в Судане, было потрясение в большей мере для наших глаз, нежели желудков. Из водопроводного шланга в кувшины текла вода прямо из реки. Вода в Ниле была похожа на какао. Зачерпнув ее ладошкой, линии руки рассмотреть можно было лишь с трудом, настолько густо в ней плавали частички песка и глины.

Автостопом через Африку Глава 12-я.Автостопом через Африку Глава 12-я. Рассматривая на просвет набранную в бутылку воду, мы обратились к местным жителям, сидящим за столиками кафе-магазина:

— А эту воду пить-то можно?

— Конечно можно. Мы всю жизнь пьем. — Отвечали удивленные нашими глупыми вопросами суданцы.

— А что это она какая-то не очень… — Скептически морщили лицо некоторые из нас.

— Да все нормально! Это просто в Эфиопии дожди идут. Через пару недель дожди прекратятся и вода станет прозрачной. А пить ее можно, не сомневайтесь. Это самая лучшая вода — прямо из Нила!

— Если это «лучшая, потому что из Нила», то какая же тогда «плохая»?! — Удивленно спрашивали мы уже друг друга.

— Я знал что такое будет, но не думал, что так скоро! — Философски заметил Олег Сенов, поднося бутылку к глазам.

— Но пить то что-то нужно! Покупать бутылированную воду мы себе позволить не можем, значит надо привыкать к этой. Ведь мы и приехали сюда для того, чтобы пожить местной жизнью, так что тогда сомневаться «пить или не пить?» — Рассуждали Лапшин и Лекай, смело отхлебывая из бутылки и прислушиваясь, как Нил протекает в желудки.

Вокруг, за столиками кафе, сидели суданцы. Некоторые покупали кока-колу в стеклянных бутылочках по четверть литра, но большинство все же запивали еду водой из этих же кувшинов.

Автостопом через Африку Глава 12-я. Выбор в магазине был невелик, но все же больше, чем в других деревнях — рядом Египет, «богатая заграница». В глиняном сарае с большим не застекленным окном сидел бородатый продавец, за спиной у него по полкам располагался товар: мыло, стиральные порошки, клей, три-четыре вида консервов, рис, фасоль, растительное масло, чай, сахар, свечи, спички и специи. Изучив товар, мы поблагодарили собеседников и пошли в город, в поисках ночлега и помывки. Суданцы очень гостеприимны, мы знали, что нас пустят ночевать в любой дом, куда постучимся. Но стучаться хотелось в дом побогаче, где есть душ и кухня.

Улица в Судане отличается от привычной нам улицы. Почти сразу мы познакомились с суданским процессом строительства: человек разгребал верхний слой сухого песка, через 20–30 см начиналась плотная сухая глина. Подливая воду из Нила, строитель доводил глину до вязкости пластилина и лепил кирпичи нужного размера. Готовые изделия просто складывались на песок рядом с ямой. Через пару дней солнце обжигало кирпичи не хуже печки (все равно дрова — дефицит) и можно было строить заборы, дворы, хозяйственные постройки и дома.

Автостопом через Африку Глава 12-я. Ничего не нужно таскать, покупать или возить. Где решил строить — там и добываешь кирпичи.

Дождей в Сахаре не бывает, так что крыши одноэтажных построек защищают только от солнца и песчаных бурь. Бедняки довольствуются листьями от финиковой пальмы, кто побогаче — делают жестяную крышу, металлические двери и ставни.

Мебель тоже изготавливается из металла, для мягкости используют соломенные или привозные из столицы поролоновые подушки. Часто каркас кровати или стула оплетается цветной проволокой и тогда изделие приобретает яркий узор. Спят, сидят, пьют чай прямо на улице, возле дома. И только в дневную жару затаскивают мебель в комнату.

Расстояние между домами может быть в 200–300 метров, но к любимому соседу могут построиться и впритык. Некоторые «улицы» Вади-Халфы такие широкие, что на них можно было бы сажать самолет, если бы они имели хоть какое-нибудь покрытие, кроме песка.

Автостопом через Африку Глава 12-я.

Никакие кабели и трубопроводы не нарушали гармонию улиц с пустынным холмистым пейзажем.

Мы шли по вечернему городу и высматривали дом побогаче. Неожиданно из-за забора донеслись звуки западной музыки. Заглянув внутрь, мы увидели такое чудо цивилизации, как спутниковую тарелку.

«Вот это богачи! — здесь и заночуем» — решили мы.

Оказалось, что это «дом-казарма» для холостых офицеров суданской армии. Из военных источников офицеры имели электричество, водопровод (вода из Нила) и телевизор с тарелкой.

Нас тут же зазвали ужинать, а вечером желающие смогли помыться-постираться, а так же посмотреть американский фильм «Телохранитель» на английском языке. Пикантность ситуации была в том, что США — главный идеологический противник суданской армии, ведущей борьбу за исламский порядок-«шариат», а содержание фильма мало соответствовало номам шариата.

Сейчас, когда я пишу эти строки, координаты этого «лагеря подготовки мусульманских боевиков» уже наверняка введены в компьютеры Пентагона и соотечественники актера Кевина Костнера никак не могут решить, каких союзников Афганистана бомбить первыми — в Судане, в Сирии или Ливане?

Кроме тарелки и душевого-туалетного домика, во дворе росло несколько финиковых пальм на водопроводном поливе. Офицеры финики не обрывали, а автостопщики делали это с удовольствием. Еду готовили на бензиновом примусе.

После полуночи электричество закончилось, стали укладываться спать. Железных кроватей было ровно по числу офицеров, но нас такие мелочи уже давно не огорчали. Хозяева легли на кроватях с одной стороны двора, а вписчики на своих ковриках — с другой. Предположив, что здесь могут водиться скорпионы, я натянул между кухней и спутниковой тарелкой свою легкую продуваемую палатку. Теперь мы надежно защищены от незваных гостей-насекомых, которые, возможно, захотят с нами познакомиться ночью. Но знакомиться пришлось с начальником нашей вписки. Уже во втором часу, приехал на машине какой-то человек типа «комендант», который пытался нас разбудить, объясняя, что иностранцам нельзя спать в палатке в расположении военного объекта. Нам предлагалось перебраться в некое другое бесплатное место ночлега, но мы не были склонны к ночным переездам, и остались в палатке, сославшись на разрешение уже спящих офицеров.

Теперь представим подобный вариант в России: на территорию нашего военного объекта пришли трое черных арабов с большими рюкзаками, поели в столовой, сходили в баню и прачечную, а потом легли спать в палатке позади офицерской казармы… а тут начальник приехал! …???

В семь утра офицеры пошли на службу, а русские путешественники пошли изучать суданский автостоп. Видимо, офицеры завтракали в части, так что все разошлись без завтрака.

Теперь дело за малым — найти автотрассу на юг и дождаться там машины. Машины, в принципе, бывают. Нам объяснили, что их отъезд приурочен к поезду и садиться на них надо на местном рынке. Но там садятся платные пассажиры. Автостопщикам же нужно ловить попутку на трассе или на выезде из города, знать бы только где эта трасса и где тот выезд.

Автостопом через Африку Глава 12-я.

Долго ли коротко, продвигаясь пешком на южную окраину города, наполняя обувь горячим песком пустыни, а желудки — нильской водой из кувшинов. Наконец, нам показывают «выездной пост ГАИ»: в трехстах метрах от последнего дома стоит в пустыне палатка. В тени ее сидит вооруженный человек, явно мечтающий проверить наши разрешения на путешествие по стране и регистрацию. Не дождется!

У последних домов нашли навес с соломенной крышей и решили «пустить корни» в его тени. Скоро из ближайшей двери выглянули любопытные тетушки. В отличие от прочих арабских стран, суданские женщины с удовольствием выходят к нам общаться, угощают чаем и лепешками, ведут разговоры, шутят и весело смеются. Мужчины, все как один, ходят в одинаковых белых просторных одеждах. Пожилые носят чалму, более молодые — арабскую накидку, бурнус. Женщины стараются одеваться поярче — их просторные длинные платья самых пестрых расцветок. Головы покрыты цветными платками. Суданские дети, одетые, большей частью, чисто символически, с восторгом рассматривают зимние фотографии из альбома Олега Сенова, гитара ходит по рукам, самые смелые даже пытаются извлекать из нее звуки. Так, в общении, проходит один знойный час за другим. Приехала машина — небольшой грузовичок «TOYOTA». В кузове горой громоздятся вещи, а пассажиры буквально облепили машину со всех сторон. Вот такой он, «суданский автостоп». И это еще и за деньги! Поговорили с водителем, но и так было ясно, что еще трех человек с рюкзаками сажать некуда. Пассажиры говорят, что сегодня больше машин не будет Автостопом через Африку Глава 12-я.

После полудня к нам подошла делегация взрослых суданцев. Один даже принес визитную карточку Паши Марутенкова, а на обратной стороне свой адрес написал в прошлом году Андрей Петров. Мы подарили им еще по одной визитке и сфотографировались на память.

Автостопом через Африку Глава 12-я.Уважаемый читатель! Если ты соберешься поехать в Вади-Халфу, возьми у нас несколько фотографий для замечательных жителей сего города!

Автостопом через Африку Глава 12-я.

В 15 часов японские часы на руке Сергея Лекая показывали +47 градусов в тени. Сергей попытался ненадолго повесить часы на солнце, но эксперимент сорвался — вскоре они отключились от перегрева. Несомненно, это была самая жаркая точка на нашем маршруте, однако жара переносилась легче чем, скажем, + 33 градуса в Дубне. Объясняется это более высокой влажностью воздуха в Подмосковье. В Сахаре воздух очень сухой — в моем льняном костюме пот испаряется почти сразу, а вот хлопковые майки моих спутников все же липнут к телу. Дети на жару не обращают внимания и вскоре извлекли откуда-то потрепанный мяч. Олег Сенов с удовольствием поиграл с ними футбол прямо по песку. Вот уж действительно событие для деревни — белые мистеры без машины, с детьми в футбол играют, да еще и поют песни под гитару. И все это, несмотря на дикую жару!

В четыре часа дня уходил единственный за неделю поезд на Хартум. Сергей Лекай, прослышав о возможности прокататься по пустыне на крыше вагона начала IXX-го века, стал всех агитировать доехать по железной дороге хотя бы до Абу-Хамеда. Олег, желающий вкусить суданской жизни в многочисленных деревнях вдоль Нила, предлагал оставаться ждать машину, ибо до стрелки в столице еще целых пять дней. Я высказал предположение, что поезд возьмет троих человек без труда, а вот с машинами наблюдаются проблемы. В конце концов, под нашими уговорами, Олег почти согласился, но все же бросил монетку, и выпало нам разделиться. Попрощались с нашим товарищем и гитарой на пять дней (а впоследствии оказалось, что и более), пошли пешком обратно в город. Впрочем, вскоре нас подбросила до вокзала пустая машина.

Автостопом через Африку Глава 12-я.

Картина отправления суданского поезда достойна кисти художника-баталиста: сотни черных людей в былых одеждах заполнили еще вчера такую пустынную вокзальную площадь!

Автостопом через Африку Глава 12-я.

Все несут тюки и чемоданы, ругаются и прощаются, обмениваются документами, деньгами, засовывают в окна бурдюки с водой и ящики с «кока-колой». Касса закрыта, судя по пыли и паутине, уже несколько лет. К разочарованию Сергея, на крышу никого не пускают — недавно произошел несчастный случай и у охраны очень строгий приказ. В конце состава прицеплен специальный вагон для охранников. Подходим к начальнику охраны:

— Добрый день. Мы — путешественники из России. У нас нет денег, можно в вашем вагоне бесплатно проехать сколько-нибудь?

— Почему у вас нет денег?! — Офицер впервые видит безденежного белого человека.

— Мы вчера приехали из Египта. Египетские деньги все закончились, а доллары в Вади- Халфе обменять невозможно. Карточки тоже не действуют…

— А-а-а. Я понял ваши проблемы. Подождите здесь, я найду начальника поезда, он поможет.

Начальник охраны растворился в толпе на два десятка минут, но вернулся ни с чем.

— Сожалею, но не могу найти начальника поезда.

— Как же нам уехать, до отправления уже всего десять минут!?

— Вот что: идите в третий вагон. Потом с вами разберемся. — Опрометчиво разрешил полицейский.

— Отлично! Спасибо большое. — Бежим к проводнику третьего вагона.

— Добрый вечер. Рад вас видеть! — Проводник уже потирает руки, ведь ему достались единственные белые люди во всем поезде.

— Здравствуйте. Нам начальник охраны разрешил ехать в вашем вагоне без билета…

— Ничего, ничего… — Проводник как будто и не слышит про билеты. — Записываю «два белых пассажира в четвертом купе». Проходите, располагайтесь!

Вагон, действительно, сделан на заводе «Ее Королевского Величества», о чем сообщает сохранившиеся в тамбуре клеймо. В купе четыре мягких кресла, под потолком вентилятор, на окне — стальные жалюзи без стекол. С нами едет богатый египтянин, хвастается сколько у него домов и автомобилей, а вот едой не угощает. (Позже мы узнали, что в Судане даже есть поговорка «жадный, как египтянин») Тем временем крики толпы за окном достигли своего апогея, поезд несколько раз дудит и трогается. Ура! Поехали!!! Но через 300 метров кто-то срывает стопкран, и со всех сторон поезд атакуют толпы …безбилетных пассажиров! Нехитрый багаж суют в окна и щели, сами же бедняки залезают следом… проводники ничего не могут поделать — помогли бы только пулеметы. Минут через 10 снова трогаемся.

Сергей сходил исследовать наполняемость других вагонов:

В нашем вагоне, «первого класса» есть еще несколько пустых купе. В вагоне «второго класса», который отделяет от нас ресторан, люди сидят и лежат даже в проходах. В вагон же «третьего класса» он проникнуть не смог вообще, но мы узнали от Антона Кротова, что там люди пробираются, в буквальном смысле, по головам друг друга. Когда Сергей проходил через вагон-ресторан, его узнали пассажиры с парохода. Радостный Лекай прибегает за мной и говорит по-русски:

— Бросай ты этого египтянина, там в ресторане уже купили еды и мне и тебе. Пошли быстрее к суданцам!

— О! Это очень кстати, но … тут образовался в дверях начальник охраны, а с ним начальник поезда, проводник вагона и полицейский. Выход закрыт.

— Так, иностранные туристы, чем платить будете? — Спрашивают нас на английском.

— А как бы платить-то и нечем — Начали мы издалека. — Дело в том что денег у нас как бы и нет…

— Как это так?! Как же вы путешествуете без денег?

— Ну, это длинная история… попозже расскажем. А деньги у нас только в долларах и на карточке… — И мы гордо помахали пред носом чиновника пустыми карточками из московских банков.

— А-а. Ну тогда другое дело. Можете ехать без билетов. Как приедем в Хартум, я снова к вам подойду и тогда разберемся.

— Большое спасибо. — Как легко отделались от билетеров!

Почти бегом поспешили в ресторан, где нас ждали белые суданские лепешки и уже знакомая фасолевая каша «фуль». Фасоль варили прямо в вагоне-ресторане, за фанерной перегородкой. Полчища мух покрывали все поверхности «кухни», но «даже если кто из них и попадет в котел — в вареном виде они не опасны» — успокаивали мы себя. Повар в грязном клеенчатом фартуке почти непрерывно вылавливал лопатой очередную порцию фасоли, в большой полукруглой миске все смешивалось с маслом, солью и специями, а затем измельчалось с помощью пустой стеклянной бутылки. Так что особых различий суданской еды от египетской мы не видели. Под сиденьями ресторана пылились ящики с запасами колы, в углу стоял пластмассовый китайский холодильник, где среди кусков льда плавали охлаждаясь бутылки на продажу. Нам тоже досталось по бутылочке.

Суданский арабский язык несколько отличался от египетского, так же как, впрочем, египетский от иорданского. Но наши познания были все же не столь глубоки, чтобы отличать разные наречия. Думается, суданцы понимали нас так же, как мы понимаем жителей Украины или Западной Белоруссии.

За коном вагона тянулась бесконечная пустыня, красный диск солнца прыгал с одного бархана на другой, никаких других предметов не нарушало песчаного пейзажа. Когда стемнело, неожиданно началась песчаная буря и мы возрадовались, что едем все же не на крыше, а в купе первого класса. Сосед-египтянин вытянулся на двух сиденьях и заснул. Я оставил Сергею вторые два кресла, а сам перебрался в пустующее соседнее купе, закрыл окна и двери, выключил свет и включил вентилятор. «Едем как белые люди, однако! Надо бы и суданской жизнью пожить будет…» — размышлял я, засыпая под стук колес и завывания бури за тонкой стенкой вагона.

За ночь поезд делал несколько остановок. Пассажиры выходили из вагонов на песок, разминали конечности, совершали молитву и другие естественные надобности души и тела.

Песок под ногами, после бури, казался очень твердым — ноги стояли как на асфальте — все рыхлые песчинки сдул ветер.

Глава 13-я

Абу-Хамед. — Автостопом через Сахару. — Атбара. В гостях у таксиста.

— Наша жизнь в северном Судане. — В Хартум по асфальту.

В шесть утра поезд остановился в Абу-Хамеде. За окном висел густой туман из мельчайшей пыли. Еле-еле виднелись из коричневой мглы разлапистые ветви финиковых пальм.

Я не проспал остановку только потому, что мой желудок стал все же протестовать против нильской воды. Тихонько разбудил Сергея и мы покинули спящий вагон, даже не попрощавшись со спящим египтянином и проводником. Нашего бегство в песчаную мглу никто не заметил, поезд подудел ушел в Хартум. Утром, наверное, решат, что белых туристов кто-то похитил… «Судан — очень опасная страна!» — напишут потом во всех путеводителях.

Завтракать пришлось таблетками активированного угля, запивая их все той же нильской водой. Медленно, уберегая желудки от резких движений, дошли к девяти утра на центральный рынок Абу-Хамеда. «Сук-шабиль» по-судански, представлял собой длинные ряды магазиновскладов, возле которых разгружались грузовики, ослы и верблюды из окрестных деревень.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Здесь же находился и базар-вокзал, где люди договаривались о подвозе за деньги. Местный банк так же не принимал доллары к обмену, так что мы сами не могли купить себе даже газировки.

Обменять бутылочку воды на советские деньги торговец отказался, я решил, что он вообще не знает о существовании каких-либо других денег, кроме суданских. Пришлось довольствоваться водой из кувшинов, и чаем, которым нас угощали любопытные арабы.

Чай в Судане очень густой, крепкий и сладкий, разливается очень маленькими порциями.

Продавцы чая — добрые суданские тетушки в пестрых разноцветных халатах — целый день они сидят на солнцепеке, помахивая веером под специальной жаровней с углями. Сверху, на горящих углях, непрерывно кипит алюминиевый чайник. Воды в нем немного. Рядом стоит ящик, на нем в стеклянных банках компоненты чая — серый липкий сахар, чай черный, чай зеленый, чай-каркаде, называемый у нас «суданская роза». Когда появляется клиент, тетушка набирает в ситечко по щепотке из каждой банки и льет струю кипятка через ситечко в маленький стакан. Сколько стоит чай не помню, но если попросить, то тетушка с удовольствием угощает нас бесплатно.

Из расспросов выяснилось, что ближайший поезд из Каримы будет через три дня. Но мы ведь специально сошли с поезда, чтобы дальше ехать автостопом! Огромные старые грузовики в Судане называются «лори». Собственно, от родного грузовика у них только мотор и шасси.

Автостопом через Африку Глава 13-я. Кабина и кузов срезается, надстраивается в ширину и высоту, с тем, чтобы уложить максимально возможное количество груза и людей. Загружается такой лори несколько дней, потом десяток богатых пассажиров набивается в кабину, кто поскромнее, за меньшую плату садятся на крышу кабины, поверх грузов и даже цепляются за стенки. Специальный человек руководит процессом подсадки-высадки и собирает деньги за проезд. Непременный атрибут такого лори в Нубийской пустыне — верблюжья шкура с водой, привязанная к борту снаружи грузовика. Шкура не герметична, в процессе езды вода сочиться сквозь поры и охлаждается ветром по все тому же принципу, что и «питьевые кувшины».

Автостопом через Африку Глава 13-я. Ближайшие такой лори-такси будет загружаться сегодня от здания таможни.

Пока же, заполняя время, ходим поочередно на Нил, собираем финики, пьем чаи, общаемся с местными жителями.

Только в Абу-Хамеде я увидел настоящую мощь Великого Нила, не сдерживаемую никакими ГЭС и плотинами. Ширина реки была несколько километров. Коричневый поток стремительно проносил мимо обломки деревьев, целые плавучие острова мусора. Даже у берега течение было настолько стремительно, что я сравнил бы его с Баксаном в Приэльбрусье. Только вода была мутно-коричневого цвета, у кромки берега осаждались метровые слои принесенной плодородной грязи.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Вот к берегу подъехал ослик с тяжелыми мешками. Мешки перегрузили в дюралевую лодку, взревел японский мотор YAMAHA, лодку оттолкнули с грязи и она … еле-еле двинулась против течения, я легко мог обогнать шагом работающий на полную мощность двигатель. Вот это течение!

— Можно ли здесь купаться? — Спрашиваю мальчика, погонщика ослов.

— Нет-нет. Очень опасно! — Замахал руками абориген.

— Почему? Течение?! — Показываю жестами плавание.

— Крокодил! Вон на том острове… в этом году уже двоих людей утащил. Очень опасно!

Интересно, какой же мощности должен быть плавательный аппарат у крокодила, чтобы доплыть до того острова при таком течении?! Вот бы его сфотографировать!

И все же, как-то они купаются в такую жару?! Ага, вот один человек скинул рубаху, оставшись в просторных арабских штанах он забросил в реку разрезанную канистру на веревке.

Веревка сразу натянулась так, что вздулись вены на черных мозолистых руках. С трудом вытянув канистру на берег он с блаженством выливает на себя ее содержимое — кайф! И крокодилы не страшны!

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Вот другой мальчик привел осликов-водовозов. У одного осла на спине уже знакомый бурдюк из верблюжьей шкуры, а у другого — разрезанная автомобильная камера. Все той же канистрой на веревке оба осла загружаются водой и медленно отправляются к уличным кувшинам. В награду за труд ослики тоже получают порцию воды и стебли сахарного тростника.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

К полудню на сук-шабиль приехал на полицейской машине местный шериф. Он предложил нам прокатиться в участок. Почему бы и нет? Вдруг там найдется холодильник с чистой водой!?

Автостопом через Африку Глава 13-я.

К сожалению, в полицейском участке была такая же железная мебель как и везде, а воды мне принесли уже знакомого коричневого цвета. Наши паспорта погуляли где-то в недрах полиции примерно полчаса и вернулись без всяких последствий, несмотря на отсутствие регистраций.

Вскоре вернули на базар и нас.

В 15 часов к нам подъехала белая «Тойота-хай-люкс», и водитель зазвал нас в гости, аргументируя тем, что после обеда поедет в Хартум. Владелец машины был очень богатым человеком, — ему принадлежали сразу несколько базарных магазинов. Приехали во двор дома.

Все обитатели собрались на веранде, полулежа на железных кроватях. Только хозяин и два особо почетных гостя из далекой России удостоились деревянных табуретов. Дерево здесь — предмет роскоши. Даже окна и двери делаются из металлических прутьев. После неспешных разговоров, женщины принесли кувшин для мытья рук и ног. Разувшись, все прошли в специальную комнату без мебели, укрытую соломенными циновками. Посреди комнаты, на огромном подносе стояло метрового диаметра блюдо с отварным рисом. Семеро мужчин уселись вокруг, поблагодарили Аллаха за хлеб насущный. Женщины внесли тарелки с лепешками, фулем, мясом, специями и приправами. Специальный подросток подливал в стаканы прохладную воду, несколько более светлую, чем в кувшинах на улице. Есть нужно правой рукой, используя разломанную лепешку для хватания сыпучих продуктов. Никаких других инструментов не употребляют, хотя и пытались, для нас, иностранцев, принести ложки.

Но мы гордо отвергли сии западные предметы и показали, что уже достаточно овладели арабскими приемами употребления еды.

После обеда снова помыли руки, загрузили в небольшой кузов машины бочку с соляркой, два десятилитровых термоса со льдом, три чемодана, местного мальчика лет 16-ти и двух русских автостопщиков с рюкзаками. Еще пять человек уместилось в кабине. Машина была дизельная, черный дым вырывался сзади, и, турбулентно закручивался вверх, норовя отравить нам жизнь в кузове. По колее в пустыне (суданская «дорога») мы разгонялись больше ста километров в час, в то время как скорость лори — всего 25–30 километров в час.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Выехали за город, по одному водителю известным признакам определив нужное направление в песках. О том, что мы все же на трассе, напоминали столбы-указатели, торчащие посреди пустыни «Деревня такая-то, три километра направо». Самих деревень и садов вдоль Нила было не видно, но встретили несколько машин, которые двигались из деревни в деревню обмениваясь пассажирам и грузами возле этих столбов. Один раз, колеи собрались в пучок и среди рядов белых камней обнаружился соломенный пост ГАИ. Хозяина нашей машины все знали и останавливать не стали.

Прижавшись спиной к кабине мы подпрыгивали, сидя на бочке, придерживая ногами емкости с водой и рюкзаки. Все же, на некоторых кочках, содержимое кузова подлетало вверх сантиметров на 40 и снова падало вниз со страшным грохотом и ругательствами. Наши задницы бились о бочку, спины о кабину, а рюкзаки по ногам. Спереди летел колючий песок, сзади, турбулентные потоки воздуха, кидали на нас черный дым от автомобильного выхлопа и камушки из-под колес. Если повернуть лицо вперед — дышишь летящим навстречу песком, если отвернуться назад — вдыхаешь выхлоп пополам с пылью. Но зато мы ехали по Нубийской пустыне, (так называют суданскую часть Сахары, на правом берегу Нила). И довольно быстро!

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Иногда попадались каменистые участки, где нашим телам было особенно тяжело.

Несколько раз проезжали даже скальные вершины.

— Ах! Какие горы! Ведь наверняка на них еще никто не бывал! — Сокрушался Сергей, разглядывая сквозь летящий песок очередную скалу.

— Ну так чтобы назвать ее своим именем, тебе нужно только покинуть эту машину. Вот только следующую можешь неделю прождать! — Подкалывал я своего попутчика- альпиниста.

На закате нас стала нагонять песчаная буря. Вот здесь буквально понимаешь известное выражение «белое солнце пустыни». Сквозь висящую в воздухе завесу песка, солнечный диск над горизонтом был не красный, а молочно белого цвета в белом рассеянном ореоле из светящейся песчаной короны.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Жаль только, что вся эта поездка осталась не запечатленной на фото, ибо мы берегли свои фотоаппараты от засорения песком.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Иногда машина попадала на рыхлый песок и зарывалась всеми колесами. Мы выпрыгивали из кузова и извлекали специально припасенные полосы жести длинной в три-четыре метра. Как нам объяснили, такие «противопесочные приспособления» есть в каждой машине. Песок перед колесом откапывался лопатой, а потом расстилались железные «лыжины» по которым машина выезжала на твердую почву. Если пятно рыхлого песка оказывалось большим, то подстилку приходилось перекладывать многократно, каждый раз выталкивая машину из песчаного плена руками.

Стемнело. Водитель, хорошо знавший маршрут, уверенно вел машину по ночной пустыне, высвечивая фарами нужную колею. Вот впереди показалось пятно света и еще минут десять его источник метался влево-вправо, пока мы не поравнялись со встречным грузовиком-лори.

Видимо, здесь популяры вечерние и ночные поездки, когда нет обжигающего солнца и намного прохладнее, всего +30+35 градусов. В половине десятого на горизонте показались огоньки, и машина повернула чуть правее, к Нилу. Приехали в город Berber. Огнями сияло что-то типа нашей «охраняемой стоянки» для дальнобойщиков. Прямо на песке стоят проволочные кровати — можно прилечь, отдохнуть. Тем более, что у нас от многочасовой тряски в кузове все суставы «рассыпаются». Заехали в город для серьезного ремонта колеса.

Улицы в темноте — электричества нет. Горят непонятные светильники в лавках и магазинах — ночная торговля в самом разгаре. Когда мы с Сергеем подошли к источнику света, оказалось, что наши лица (так же как и одежда) черные от пыли и копоти, нас почти не отличают в темноте от жителей Судана. Посмеялись такой «акклиматизации» и долго смывали водой из кувшинов залежи песка из глаз, ушей и других полостей.

Дальше поехали вдоль железной дороги, попадались темные деревни и колючие кустарники, которые пытались царапать нас, сидящих в кузове.

В полночь решили отпустить машину в центре Атбары, ибо ехать до Хартума в этом кузове нам совсем не хотелось — до стрелки еще четыре дня! Да и спать пора уже.

Неожиданно под ногами оказался … о чудо — асфальт!!! Это был старый, избитый асфальт с множеством дырок и камней, на манер российского, но мы радовались ему как дети и щупали его ладонями — такой подарок Аллаха после многих сотен километров пустыни! Пока отряхивали от песка одежды и рюкзаки, подъехал таксист на старенькой «Волге».

— Доброй ночи, куда путь держите?

— Никуда. Спасибо. Мы только что приехали и будем ночевать.

— Садитесь, отвезу в гостиницу.

— Спасибо, не надо. У нас нет денег ни на такси, ни на гостиницу.

— А где же вы будете ночевать?

— Найдем бесплатный ночлег…

— Поехали ко мне домой?!

— Серьезно?!

— Садитесь, садитесь. Вы из какой страны, России? О! Какие путешественники, я не могу оставить вас на улице ночевать… будете моими гостями, здесь недалеко.

Минут через десять были дома у таксиста. На женской половине все уже спали. Он сам организовал нам чай.

Помывка «по-судански» происходит так: цементный домик-туалет в углу двора имеет две комнатки 1х2 метра примерно. В одной комнате собственно туалет — небольшая щель в полу и пластмассовый кувшинчик с водой, вместо туалетной бумаги. В соседней комнате щели нет, но есть водосток для грязной воды и ведро с чуть менее грязной нильской водой. Ты черпаешь ковшиком воду и льешь на себя. Если в ведре вода осталась — можно еще постирать трусы и носки. К такому сервису быстро привыкаешь, а уж местные люди так всю жизнь и живут.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Пока мылись и пили чай, брат хозяина принес от соседей еще две кровати и поставил их рядом со своими, прямо под открытым небом, во дворе. Спать на улице куда приятнее чем в помещении, вот только утреннее солнце разбудит очень рано. Но правоверные и должны вставать на заре, сначала совершить намаз, а потом успеть до полуденной жары сделать бОльшую часть дневной работы.

Утром таксисту нужно было отвезти жену на вокзал, а нас на рынок. При дневном свете как следует рассмотрели старинную «Волгу». Как она попала в Атбару таксист не знал. Салон был переделан на арабский манер — украшен большим количеством накладных узоров, колокольчиков, цветных стеклышек. Половина приборов давно вышла из строя, и их заменили различными культовыми предметами и талисманами, оберегающими машину от неприятностей.

Только на спидометре мы смогли обнаружить русские буквы. Снаружи машина несколько раз перекрашивалась и приукрашивалась. Только по фарам и радиатору мы и узнали вчера, что это когда-то выехало изворот горьковского автозавода.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

На краю рынка позавтракали в кафе и расстались с гостеприимным таксистом. Здесь мы решили разделиться. Сергей пошел гулять по городу, а я на рынок, ибо вчера у меня закончился последний кусочек иорданского мыла.

Жизнь наша в Судане была прекрасна и удивительна. Отсутствие денег ничуть не тяготило нас, ибо суданцы искренне рады были подарить путешественнику все, в чем мы нуждались.

Наверное, нигде в мире нет такой страны, где можно подойти к прилавку и сказать: «Ассалам алейкум. Ана сияха мин руси. Мумкен уахед хубз иля хадия?» (Литературный перевод звучит так: «Здравствуйте, я путешественник из России. Можно один хлеб в подарок?») Хотя слово «сияха» в арабском языке значит нечто большее, чем «путешественник», ближе к нашему «паломник», а в понимании мусульман «сияха — посланник Аллаха», помогая путешественнику можно сделать доброе дело, которое зачтется тебе для попадания в Лучший Мир. Таким образом, стараясь все же, не очень злоупотреблять, можно было получить на рынке или в магазине любой штучный товар, а продавец еще и искренне скажет на прощание «приходите еще».

Найдя на базаре ряды, где шла торговля мылом и стиральными порошками (на суданском базаре для каждого вида товара — свой торговый ряд), я объяснил продавцу, что мне нужно мыло для рук и порошок для стирки одежды. Мой желтый костюм в процессе вчерашнего автостопа стал равномерно серый, и торговец подарил мне даже два куска мыла и пакет стирального порошка в придачу. Теперь я шел по улице, высматривая источник воды, подходящий для стирки. После Египта и других туристических стран было очень удивительно, что никто не обращал на меня внимания. Я был единственным белым человеком в огромной толпе и за все четыре дня в Судане не видел других белых людей. Однако, никто не пытался мне оказать навязчивые услуги, продать сувенир, обменять деньги или заманить в гостиницу. Более того, каждый занимался своим делом и даже не поворачивал на меня головы. Хотя своей одеждой, рюкзаком и шляпой я издалека выделялся среди местных жителей.

Когда я спрашивал дорогу, мне с удовольствием показывали нужное направление, даже не спрашивая из какой я страны. Когда я сам говорил, что русский, то радость от общения увеличивалась — советский союз оставил от себя добрую память почти во всех африканских странах. В Судане например, большинство врачей либо приехали когда-то из СССР, либо учились там. Достаточно много было и русскоговорящих учителей, инженеров, ученых…

Многие арабы, оказывая нам помощь, с гордостью говорили: «Мой сын получил образование у учителя, который учился в России» или «Моя жена поправилась после тяжелой болезни, только благодаря тому, что наш местный врач выучился у русских докторов».

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Переехав по мосту реку Атбару, встал на асфальтовой (о, чудо!) трассе в Хартум, но машин на ней почему-то не было. Вскоре я понял привычку суданских водителей — в жару сидеть в тенечке и пить чай, а выезжать из города только после пяти вечера. Простоял больше часа, но за это время проехали лишь две машины, которые на моих глазах свернули в окраинные улицы города. Где бы мне скоротать время до вечерней прохлады и заняться стиркой?

Тут как раз открылась дверь ближайшего дома. Вышел хозяин семьи и пригласил в гости.

За чаем я попросил разрешения постирать свою грязную одежду. По указаниям взрослых, дети выдали медный таз, железную табуретку и три ведра нильской воды. После этого, все занялись своими делами и даже никто из детей не пытался подсматривать за мной. (С какой ностальгией я вспоминал это месяц спустя, в Эфиопии!) Когда со стиркой было покончено, хозяин принес двухкилограммовый кусок коричневого льда и аккуратно положил его в ведро с водой, показав жестами, что это не для стирки, а для мытья тела. Оказывается, лед раздобыли специально для того, чтобы гость смог помыться холодной водой. Вот это забота! Где же он взял лед? Утром я видел, как на базаре ездили специальные торговцы и продавали длинные кирпичи льда за деньги. Продавцы «кока-колы» запасали лед в большие китайские термосы и потом охлаждали там бутылки.

Вновь ставший желтым костюм висит на веревке рядом с полотенцем. Я обедаю с хозяином и его братом в мужской половине дома. Какое счастье лежать в тенечке под вентилятором!

Неожиданно с улицы послышался нарастающий свист и шорох песчинок. Железные ставни захлопнулись сами собой, от порыва ветра. В комнате стало темно, а в щель под дверью влетел небольшой песчаный вихрь, покрыв все предметы в комнате слоем пыли. Через минуту все стихло, ставни сами открылись. Снова тишина и светит солнце. Я догадался, что это был один из песчаных вихрей, которые ходят по пустыни в жаркий полдень, втягивают в себя песок и всякий мусор. Мы не раз видели эти вихри из кузова машины, они не представляют большой опасности для людей, так как имеют всего 10–15 метров в диаметре. Но здесь у меня появилось нехорошее предчувствие, бегом выбежал во двор… так и есть. На веревке висит только один носок, нет ни штанов, ни куртки, ни полотенца. Впрочем полотенце нашлось на крыше дома, куртка улетела за забор к соседям, а вот штаны мне принесли дети с соседней улицы. Все радуются и веселятся, подшучивая над глупым иностранцем, который не закрепил просушивающуюся на солнце одежду.

На прощание обмениваемся адресами-телефонами, в 17–05 снова выхожу на трассу.

Автостопом через Африку Глава 13-я.

Машины появились. Уже через 15 минут застопил быструю машину «TOYOTA HI–LUX- 280» с открытым кузовом, которая ехала в Хартум. По асфальтовой дороге летим куда быстрее чем по пустыне! Сто километров проехал в кузове, общаясь с другими местными автостопщиками. На повороте в Shendi часть пассажиров вышла, и меня пригласили в салон с кондиционером. Хозяин машины — очень образованный человек, имеет бизнес в нескольких городах. Рассказывал мне о жизни суданцев, о многочисленных революциях и многолетней партизанской войне…

Автостопом через Африку Глава 13-я.

В сумерках заехали отдохнуть в придорожное кафе. Со стороны Хартума виднеется грозовая туча и слышны раскаты грома, как только тронулись дальше в путь, пошел самый настоящий ливень! Это был первый дождик на моем пути от самой Москвы.

Природа по мере продвижения на юг тоже менялась. За Атбарой, пустыня (по-арабски «пустыня» так и значит «sakhAra») закончилась. Каменистые холмы сменялись низинами, поросшими колючими кустами и гнутыми тонкими деревьями. Местами, верхний слой камней на протяжении нескольких километров был окрашен в черный цвет, такое явление я уже наблюдал в Турции. На закате мы проехали суданские пирамиды, которые были намного меньше египетских и такие же черные, как и окружающие их камни. Осматривать сии пирамиды вблизи я не стал — жалко было бросать быструю машину. А въезжая в ХартумСеверный, мы попали прямо-таки в зону наводнения.

Сегодня здесь прошел очень сильный ливень! Город абсолютно не приспособлен к сильным дождям — почти все улицы были затоплены, электричество отсутствовало, лавочники вениками выгоняли потоки грязной воды из своих магазинов. Рассекая супер-лужи, наша машина долго толкалась в пробках, пока не заехали на стоянку такси. Несмотря на мои протесты, водитель заплатил таксисту, чтобы тот меня отвез в российское посольство на своей желтой машине.

Глава 14-я

Посольство РФ в Судане. — Удивительная жизнь в столице.

— На кафедре русского языка. — В гостях у пятигорского аспиранта. — Поездка на Белый Нил. — Как найти нужный дом?  — Студенческий пикник.

В 22 часа звоню в дверь родного посольства.

— Что вам нужно?

— Я — путешественник-автостопщик, у вас должна быть для меня информация… записка там какая-нибудь…

— Сейчас, минуточку. Подождите, я позвоню консулу, будет для вас «информация».

— Только если удобно его в такое время будить…

— Да-да. Сейчас вам откроют.

На территории посольства ревет дизель-электростанция. Весь город погружен в темноту, но из посольства меня слепят прожектора, сбоку подсматривают видеокамеры… не могу разглядеть человека, открывающего дверь. Удивительно, да это же …Юрий Генералов, один из участников нашей экспедиции. Юра имеет устойчивую кличку «Кактус», ибо состоит в российском обществе любителей кактусов и даже делает в интернет сервер по торговле кактусными книгами. Уже несколько дней Юрий живет в медицинском кабинете посольства, и, за это время, как мне показалось, порядком успел надоесть всем тамошним работникам. По крайней мере, подошедший консул встретил меня очень прохладно. Разговор состоялся примерно такой:

— И что вы все претесь в Судан, как будто в нашем посольстве для вас медом намазано?

— Ну, в общем, Судан замечательная страна и мы не имеем целью приезда посещение Вашего посольства… А вообще-то у нас сейчас кругосветное путешествие.

— Не слишком ли часто? В прошлом году тоже ваши приезжали, вместе с этим, бородатым, как его… Кротовым!

— В прошлом году разведывали дорогу. Ведь до того считалось что в мусульманских странах вообще невозможно автостопом ездить! — Оправдываюсь я за прошлогодний приезд, соображая, чем же так рассержен консул, ведь в прошлом году наших здесь очень хорошо принимали — с банкетом и бассейном…

— Вот что молодые люди: посольство — не гостиница. Нечего вам здесь квартироваться — у нас и так места мало.

— Извините, мы не хотели у вас квартироваться. Просто назначили стрелку у ворот, чтобы удобнее было. Если позволите, я переночую в вашем парке в палатке, а утром уйду после стрелки…

— Ладно. Ночевать можешь вот с ним (с Юрой) в мед кабинете. Охранник покажет тебе где можно помыться. А завтра в 12 чтобы вас не было!

— Хорошо. И на этом спасибо.

Прошедший дождь подтопил пол в медицинском кабинете. Спать пришлось в сырости, всю ночь кусали комары — палатку в узкой комнате не поставишь, а в Хартуме уже встречается малярия. В общем, знал бы — даже не пошел бы в родное посольство.

Вот так, наши богатые белые начальники, оказались куда менее гостеприимными, чем черные суданцы.

Утром, более лояльные к путешественникам сотрудники, проводили меня на кухню в жилой корпус и показали комнату для помывки и стирки. Приехал Сергей Лекай, обговорили с ним ситуацию и решили выписываться из посольства и искать альтернативную вписку самостоятельно. Хотя, нужно заметить, помещений пригодных для сна здесь было предостаточно. Атташе посольства РФ в Хартуме, 16-го сентября улетал в Москву, в отпуск.

Мы взяли у него московский телефон и отдали отснятые фотопленки. Спасибо Андрею и его супруге Анне, за то что передали фотопленки нашим родителям в целости и сохранности! Без личной помощи таких вот бескорыстных людей, как Андрей, нам пришлось бы возить все отснятые пленки много месяцев, рискуя утратить бесценные снимки.

Прибрались в лазарете и выписались. Юра Генералов пошел искать ночлег у знакомых врачей, а мы с Сергеем, в местный университет. По дороге зашли в интернет-кафе, коих в посольском квартале Аль-Амарат оказалось множество. Быстро и бесплатно отправили сообщения всем людям, о том, что мы благополучно достигли Хартума.

Автостоп по столице Судана приятен и бесплатен. Даже местные люди с удовольствием ездят на попутках, и платить за подвоз по городу не принято.

Столичная агломерация состоит их трех городов на слиянии Голубого и Белого Нила.

Омдурман — старинный город с множеством мечетей, базаров и районов одноэтажной глиняной застройки на десятки километров по левому берегу Нила. Собственно Хартум — административный центр страны, министерства, банки, правительственные дворцы на правом берегу Нила. Здесь же посольский квартал и автобусный сук-шабиль. Самые высокие гостиницы Хартума достигают фантастической высоты в девять этажей — небоскребы! Хартум- Северный — молодой город-спутник столицы, ниже слияния Нила, самый молодой в Судане, с современной застройкой, парками и садами. Все три города связываются автомобильными мостами с круглосуточным потоком автомобилей и маршрутных микроавтобусов.

Университетский городок оказался уже закрыт на ночь. Мы вписались в яхт-клуб на набережной Нила, помылись в душе и пошли «кутить» по столичным улицам.

В тот прохладный вечер перебоев с электричеством не было и ювелирные лавки предстали перед нами во всем своем золотом блеске. Сейчас я даже жалею, что у нас не хватило наглости попросить и там что-нибудь в подарок. Наверняка подарили бы!

Мы гуляли в толпе торгующих и покупающих. Продавали все и вся: фрукты, овощи, лепешки, сотовые телефоны, зонтики и шлепанцы, фруктовые напитки и чай-каркаде. Опять мы удивлялись что никто не обращал на белых мистеров ровным счетом никакого внимания, хотя других белых людей вне посольского квартала мы так и не встретили. Еще утром я обменял в магазине напротив посольства 20 американских долларов, так что теперь мы могли по выбору, либо покупать, либо просить в подарок. Впрочем, Лекай все равно расплачивался деньгами, которые ему подарили богатые суданские водители.

Пропитание на свои деньги для нас было бы в Судане разорительно. Бананы на рынке Хартума стоили около половины доллара, хотя были вкуснее и слаще московских. Остальные товары, как и в любой другой стране, охваченной многолетней гражданской войной, весьма недешевы. Здесь мало что производят сами, в магазинах, в основном, импортные вещи. У северного правительства не хватает денег, чтобы победить «повстанческую армию» мятежного генерала Гаранга. Хартумские власти мечтают навести-таки во всей стране мусульманский порядок-шариат, и разработать нефтяные месторождения на юге. Сейчас весь бензин здесь привозной и дорогой. Естественно, что капиталистические страны не хотят появления на нефтяном рынке еще одного арабского конкурента и всячески поддерживают «борцов за свободу». Сейчас многие посольства из Хартума изгнали, а в бывшем здании посольства США, по слухам, даже сделали музей антиамериканской пропаганды. Самолеты западных авиакомпаний не летают в Судан, и почти во всех справочниках эта страна характеризуется как «очень опасная» типа Афганистана, и туристические поездки сюда никто не организует. Да и нечего, к счастью для нас, показывать американским пенсионерам в Судане, так что арабское гостеприимство здесь еще не испорченно кошельками и тапочками белых туристов. К русским, как уже отмечалось, отношение хорошее, потому что мы обучили для Судана очень много инженеров, учителей и докторов. В университете до сих пор функционирует кафедра русского языка, куда мы и направились 10 сентября 2001-го года, оставив свои рюкзаки в яхт-клубе.

На кафедре мы встретили множество русскоговорящих людей и очень радушный прием.

Над телефоном висела до боли знакомая бумажка, на которой по-русски было написано такое понятное все нам объявление: «Внимание! Разговор по служебному телефону не больше трех минут!» Студенты шестого курса и аспиранты уже вполне сносно говорили и читали, а вот практиковаться им было не с кем. Работники посольства относились к ним, по непонятным причинам, очень холодно. Даже не поделились материалами, когда студенты делали выставку к двухсотлетию Пушкина. РКЦ в Судане нет, хотя русскоязычных людей довольно много, да и у студентов есть стремление к более глубокому изучению русской культуры.

На перемене девушки-студентки собрались в кучку и о чем то перешептываются, поглядывая на нас. Наконец, самая смелая подходит к нам, все остальные замолкают (смертельный номер! Мы кажемся им существами с далекой планеты!) — Извините пожалуйста. — Обращается девушка по-русски. — Подскажите, который сейчас час?

— Двенадцать двадцать. — Отвечает Сергей, а я уже хочу продолжить знакомство…

— Спасибо! — Радостно восклицает девушка и убегает к подругам. Эксперимент удался, но продолжения пока не получил.

Посовещавшись с преподавателями, решили так: мы будем гостить у разных студентов по очереди, чтобы никому не было обидно. А днем нам будут показывать Хартум и прочие достопримечательности. Но сначала мы попросились в интернет.

Здание университета было построено англичанами в IXX-ом веке, сводчатые потолки и высокие окна напоминали старинную крепость. В одном из залов на втором этаже, сделали интернет-центр. Студенты пользовались им за небольшую плату и по предварительной записи.

Для гостей из далекой России выделили пару компьютеров бесплатно и вне очереди. Антон Кротов сообщал, что он и Григорий Кубатьян живут у русских врачей. Еще у одного врача, в Омдурмане, нашел вписку Олег Сенов. Таким образом, благодаря «гостевой книге кругосветчиков» на сайте АВП мы провели «виртуальную стрелку в Хартуме» и лишний раз мозолить глаза у ворот нашего посольства вроде и незачем. Забили следующую стрелку на 16 сентября, в Гедарефе, последнем суданском городе перед границей с Эфиопией. Я быстро проверил почту и написал несколько писем, после чего поехал с новым знакомым, студентом, в национальный музей. А Сергей, плохо знакомый с компьютером, остался писать длинное письмо жене.

В это время со студентом Мухамедом (это имя в Судане типа нашего Ивана) посетили Национальный музей. Он расположен на той же набережной что и наш яхт клуб и университет.

Но из-за того же президентского дворца пришлось объезжать его двумя маршрутками. Пока добрались — музей закрылся на ремонт — обратно доехали автостопом в три раза быстрее.

Вечером нам назначили стрелку с аспирантом, у которого мы будем ночевать в Омдурмане. Стрелка была в кафе на рынке. В Судане «сухой закон», в кафе продают только соки и коктейли, но зато без всяких консервантов — все фрукты выжимаются на твоих глазах, смешиваются с мороженным или льдом. Манипулируя африканскими экзотическими плодами, бармен добивается самых фантастических расцветок — и все очень вкусно. До вписки едем в автобусе-лори за 25 копеек.

По пути знакомимся с нашим вписывателем. Тоже Мухамед, аспирант пятигорского политехнического университета. Политолог. Шесть лет живет в России, сейчас приехал домой писать диссертацию. Пишет так же в суданские газеты и журналы политические обозрения о ситуации в России, о новом русском президенте, о взаимоотношении наших стран. Оказалось, что суданские политики очень тщательно следят за ситуацией в нашей стране. Примерно 17 сентября в суданской газете должна была выйти статья о нашей экспедиции.

Мухамед очень здраво рассуждал о российских делах, даже рассказывал анекдоты про грузин и армянское радио. По окончании образования, года через три, он будет работать в суданском МИДе, скорее всего в посольстве в России или на Украине. Сейчас мы приехали в его «родовой» дом, где живут его родители, многочисленные сестры, братья и их жены…

Думаю, его семье было очень интересно посмотреть на русских людей, среди которых живет их сын. А нам, не менее интересно, было посмотреть как живет богатая суданская семья. Мухамед до поздней ночи рассказывал нам о семейном укладе, истории и жизни современного Судана, о перспективах развития противостояния с южными мятежниками…

Договорились, что утром нас отвезут на самый большой рынок Африки, который называется «LIVIA» и располагается на западной окраине Омдурмана. В девять утра отец Мухамеда заехал в ворота дома на «Москвиче». Да-да! Это был советский автомобиль, за отсутствием зимы и дождя он совершенно не проржавел за четверть века эксплуатации. На арабский манер его переделали в мини-грузовик. Мы забрались в кузов и поехали по узким улочкам Омдурмана, лавируя среди ослиных повозок и моторикш.

Базар оказался чудовищно огромен. Нас высадили возле «мебельных рядов». Мы прошли почти километр, а все никак не кончались бесконечные ряды железных кроватей и паролоновых подушек… Я подумал, что покупать нам нечего не надо, а толкаться в толпе на таком огромном рынке, да на 40-ка градусной жаре — удовольствие небольшое. Сергей Лекай все же решил остаться некоторое время на рынке, а я хотел поехать на Белый Нил, с тем чтобы искупаться в водохранилище в 35-ти километрах выше Хартума.

Из Омдурамана в Хартум доехал быстро, всего на двух машинах. Нашел трассу в населенный пункт с романтическим названием Kosti. Но дальше все машины оказывались очень локальными, подвозили с удовольствием, но мало. До деревни Aulia сменил шесть или восемь машин. Лори остановился на базаре, в двух километрах от деревни. Пошел направо, вниз по течению Белого Нила. Неожиданно попал в воинскую часть, меня окружили караульные солдаты, проявившие свойства египетских ментов. Хуже было то, что у меня не было ни регистрации, ни разрешения на перемещение куда бы то ни было.

— Кто такой? Стой, стрелять будем! — Понятно было без перевода.

— Все в порядке. Здравствуйте. Я — русский путешественник.

— Что ты тут делаешь? Это военная зона!

— Я не знал. Я хочу искупаться в Белом Ниле.

— Паспорт, пермит (пропуск)?

— Ой, а я паспорт в Хартуме оставил. Я же купаться поехал — чтобы не украли, пока купаюсь… — Лучше сказаться без паспорта совсем, чем нарушителем закона о регистрации.

— Мы тебя арестовываем. — Сурово заявил начальник караула и меня повели в казарму.

Долго разбирались, зачем я приехал в эту деревню, оказавшуюся «военной зоной».

Отпустили, когда я пообещал, что возвращаюсь обратно в Хартум и пошел в сторону базара. Но, скрывшись в деревне, свернул-таки налево и вышел к долгожданному Белому Нилу. Река разлилась (в верховьях дожди) в ширь, на несколько километров затопив окрестные поля. Вода действительно была белой из-за какой-то взвеси. Посреди бескрайнего молочного озера торчали затопленные деревья, а под водой угадывались возделываемые поля. Напоминает картины Дали.

Автостопом через Африку Глава 14-я.

Где находиться русло реки — разглядеть невозможно, где купаться — тоже неясно. Наверняка есть крокодилы. Сфотографировал и пошел на сук-шабиль.

Купил в магазине бутылочку ледяной «колы», сел на стул — сижу пью. Общаюсь с местным жителем.

— …И вот, я хотел искупаться в Белом Ниле, но оказалось что здесь — сплошные военные зоны… — Жалуюсь разговорчивому собеседнику.

— Эй, друг! Ты не туда пошел. Не надо было ходить в деревню. Купаться нужно не в реке, а в водохранилище, возле плотины! — Вечно эти иностранцы все напутают.

— Да? Действительно я ошибся. А где эта плотина — Вот по этой асфальтовой дороге два километра в горы. Там все и купаются — и вода глубже и крокодилов нет. — Запросто выдал мне все военные секреты деревенский болтун.

— Спасибо большое. Прямо сейчас туда и отправлюсь!

До плотины доехал в кузове грузовика. Охранники переполошились — иностранный шпион на стратегическом объекте. Их можно понять: партизаны только и мечтают взорвать эту плотину и белой водой смыть с лица земли ненавистный Хартум. Но молодые суданцы в изобилии купались в водохранилище по всему берегу. Я крикнул солдатам, что дамба мне не нужна, а хочу только искупаться и побежал между кустов и групп купающихся, вдоль воды.

Когда уже обсыхал на берегу, подошел молодой парень лет 20-ти в джинсах и черной футболке, и потребовал мой фотоаппарат. С ним был еще и дряхлый старик, опиравшийся на гнутую палку.

— С какой это стати я должен отдавать тебе своя фотоаппарат? — Удивленно спросил я, такого даже египетские полицейские себе не позволяли!

— Я — security.

— А я — teacher. Какие проблемы?

— Здесь военная зона. Ты можешь быть шпионом, немедленно достань и отдай мне свой фотоаппарат! — «Боец невидимого фронта» был не очень уверен в собственной власти над иностранцем, чувствовалось по голосу.

— Еще чего! Откуда я знаю, кто ты такой? И почему я должен отдавать фотоаппарат? Я ничего не фотографировал, не шпионил. Только искупаться захотел.

— Ты — иностранец. Иностранцам запрещено здесь находиться.

— Почему? Я только купаюсь в Ниле. Я не дам тебе фотоаппарат, пошел вон, отстань от меня! (— «Граждане, родненькие, да что же это делается!» — Вспомнил я сцену в трамвае с карманником Кирпичом и Глебом Жигловым.) — Подожди у меня! Сейчас схожу за подмогой! — Грозно пугает меня любитель фотоаппаратов.

— Правильно, иди, может кого поумнее приведешь!

Египтоподобный человек ушел, а старик остался меня сторожить. Мой рюкзак он трогать не пытался, а я не стал ему показывать нахождение моего фотоаппарата. Пока шла подмога, еще раз поплавал в водохранилище. Над моей головой уже стали кружить орлы, когда привели еще одного человека, оказавшегося более умным. У него было удостоверение, он знал английский и даже несколько слов на русском (ГЭС и плотину строили с участием СССР).

— Почему ты не подчинился этому охраннику?

— Откуда я знаю кто он такой и зачем ему мой фотоаппарат?

— У него есть удостоверение.

— Но у него нету полицейской формы, а удостоверение на арабском языке. Может он вор багдадский?

— Но он прав! Иностранцу нельзя здесь находиться и фотографировать стратегическую дамбу.

— Но я не фотографировал ее! Я вообще не вынимал аппарат из рюкзака. Я только купался.

После короткого трехстороннего совещания, решили оставить мой фотоаппарат в покое, при условии, что я не буду вынимать его из рюкзака до самого Хартума. Меня сопроводили на трассу, вписали в машину до базара, а оттуда в две машины я вернулся в университет.

Вечером ехал в Омдураман на вписку, застопил доктора на «Мерседесе». Редкий случай, он не знает русского, учился в Индии, но с удовольствием вызвался отвезти по нужному адресу.

Тут пора заметить, что привычных нам адресов в Судане нет — если ты такой богатый, то заведи абонентский ящик на почте и сам заходи за письмами. При поисках дома указывается только некий район, он у меня был написан арабскими буквами в записной книжке. Доктор долго ездил по бесконечной одноэтажной темной деревне, но я путался как сорок разбойников в известной сказке. Помогло, что рядом с адресом, Мухамед написал и свой домашний телефон. Доктор высадил меня у магазина, еле уговорил его уехать домой. Из магазина позвонил на вписку, по-русски не понимают, помог продавец — через 10 минут пришли четыре женщины в разноцветных платьях и стали неподалеку, перешептываясь. Хозяин магазина уже угощает меня бутербродами и холодной колой.

— Эй, посмотри, это не за тобой пришли? — Показывает он мне на группу женщин.

— А я откуда знаю, может и за мной… — Дома-то я видел их лишь мельком и без платков.

— Эй, вы! Что стоите? За русским пришли? — Одна из девушек тихонько кивнула и сделала шаг вперед.

— Так забирайте этого, других здесь нету. — Шутя командует мой новый друг, хлопая меня по плечу. — Иди сними — не пропадешь, если Аллах даст.

— Спасибо за угощенье. Я пошел.

Женщины молча пошли мимо бесконечных темных заборов и через три поворота привели меня в знакомые ворота, где сидит довольный Лекай с арбузом на коленях.

— Ну вот и слава Аллаху! А где же Мухамед?

— А нету его еще.

— А ты как дорогу нашел?

— Да так же как и тебя, меня его сестры привели! — Улыбается Сергей. — Вот, по дороге арбуза стрельнул.

Наш вписыватель пришел только после девяти часов, опять получился поздний ужин с долгими разговорами. Назавтра нас пригласили на небольшой пикник со студентами, желающими пообщаться на русском языке.

На следующий день посещали музеи, интернет-центр. Сфотографировали настоящего живого крокодила в вольере. Это был единственный живой крокодил, которого нам посчастливилось увидеть своими глазами на всем протяжении Нила, от устья до истока.

В специальном студенческом офисе решил сделать себе «международную карточку учителя». У нас в России, в последнее время широкое распространение получил «международный студенческий билет» — ASIK. Он дает множество скидок для студентов в музеях западных стран, а так же на некоторых железнодорожных и авиалиниях. А вот аналогичной карточки для учителя, в России я пока не встречал. Стоило удостоверение 25 000 суданских фунтов (10 долларов), но я как раз и беспокоился о том, на что бы потратить суданские деньги — скоро в Эфиопию, а деньги почти не тратятся!

Вечером состоялся обещанный «пикник со студентами». Впятером уехали автостопом в Хартум-Северный и расположились на травке в парке. Студенты расспрашивали о жизни в Москве, мы подробно и откровенно отвечали. К концу пикника между нами исчезло то напряжение, которое бывает с «людьми из другого мира» и мы тоже задали множество вопросов. Там где студентам не хватало знания русского языка, Мухамед делал «литературный перевод» на арабский.

— Скажите, пожалуйста, — Подняла изящную руку, набравшись храбрости, самая скромная студентка — А как в России знакомятся парень и девушка? Как молодые люди находят своего будущего супруга?

— Ну… на этот вопрос вам лучше ответит Сергей, он, как женатый человек, лучше знает.

— Перевожу я на товарища ответ на вопрос этой импровизированной прессконференции.

— Ну, как знакомятся… Просто знакомятся, потом встречаются, потом женятся. Что тут рассказывать? — Смущенно говорит Сергей.

— А почему бы об этом не рассказать Мухамеду, он же уже шесть лет прожил в Пятигорске, и не хуже нас изучил этот вопрос! — Подкалываю я аспиранта, выручая Сергея.

— Э-э. Нет. Я то, конечно, мог бы рассказать. Но ведь я не русский. Так что, давайте, отвечайте сами. — Заулыбался белыми зубами Мухамед, самый старший из всех нас по возрасту.

— Хорошо, я расскажу все, как есть, но только потом вы честно мне расскажете, как это происходит в современном Судане, договорились?…

В общем, «встреча прошла в дружественной и доверительной обстановке». На прощанье, уже в темноте, стали фотографироваться на память со вспышкой. Но на фотоснимках хорошо видны только двое белых иностранцев, а вот суданцы, из-за своей природной черноты совершенно сливаются с темным фоном.

Автостопом через Африку Глава 14-я.

Ночевать поехали на новую вписку к студенту, на южную окраину Хартума.

Глава 15-я

Трехсторонние политические переговоры при посредничестве воронежского самогонщика.

— Суданские полицейские. — «Холодная вода — спать нельзя!»

13-е сентября посвятил осмотру музеев. К сожалению, в этот день опять были перебои с электричеством, и музеи были закрыты. Но в некоторые все же нас впустили охранники, а потом вяло требовали денежное вознаграждение и удовлетворились российскими открытками.

Возле многих офисов в Хартуме, прямо на тротуаре, стоят большие клетки с дизельгенераторами. Каждый раз, когда пропадает электричество, а это случается по несколько раз в день, улицы наполняются грохотом, воем и гарью многочисленных двигателей. Но благодаря такому агрегату, я смог отослать из интернет-кафе письмо, указав в нем телефон нашей вписки.

Вечером мне позвонила мама. Из России звонить в 2,5 раза дешевле, чем в Россию из Африки.

При разговоре слышно было хорошо, вот только слова долетали с задержкой в двадцать секунд.

Этой ночью в Хартуме была гроза с пылевой бурей, которая загнала нас со двора в дом, пришлось закрыть все ставни и двери. На улице, с огромной силой, проносились тучи пыли и песка, так что даже перебежать через двор до туалета было проблемой. Под утро песчаная буря превратилась в дождь и похолодало аж до +20 градусов. Жуткий холод для местных жителей!

Вчера вечером до нужного дома меня довез инженер, который получал образование в Ростове-на-Дону. На закате сидим во дворе, пьем чай с родителями студента. Открываются ворота и входит еще один типичный суданец, сам черный, а одежды белые, и с порога заявляет по-русски:

— Привет, Россияне! Самогон пить будете?

— ??? Ты что, тоже учился в России? — Догадался я о происхождении самогоноварения в Хартуме.

— Да. В Воронежском политехническом университете. Так пойдем ко мне, самогона налью, что вы здесь сидите? …

— Это, а … как же шариат? «Сухой закон»?!

— Да бросьте вы! Фигня все это… — Улыбаясь заявлял на чисто русском языке мусульманин-самогонщик.

С трудом удалось отделаться в тот вечер от воронежского самогонщика. На следующее утро он пришел продолжить общение.

— Вы говорите, что дальше в Эфиопию едите?

— Да. У нас уже есть эфиопские визы в паспорте, завтра выдвигаемся на юг, в Гедарефе у нас стрелка с товарищами.

— Эфиопия совсем другая страна, не как Судан.

— А ты там был? Говорят, там православие… да и предки Пушкина оттуда родом…

— Нет, я там не был. Но у меня здесь недалеко друг есть, он из Эфиопии.

— Слушай, здорово как! А давай мы попросим твоего друга составить нам небольшой разговорник из нужных фраз на эфиопском языке. И хорошо бы еще вот эту путевую грамоту перевести на амхарский язык.

— Пойдем, попробуем.

Сергей Лекай, попрощавшись со всеми, поехал на юг, а я, с двумя русскоговорящими суданцами пошел общаться с арабско-говорящим эфиопом. Сей человек, немного светлее кожей чем суданцы, работал в кафе на окраине улицы. Довольно большая толпа сбежалась смотреть, как я составляю амхарский разговорник. Я называл фразу на арабском, эфиоп говорил ее на амхарском, я записывал русскими буквами на бумагу. Иногда русскоговорящие студенты помогали мне переводить с русского на арабский.

Примерно через час расспросов, выяснилось, что наш собеседник, собственно, не из Эфиопии, а беженец из Эритреи. Это молодое государство много лет воюет за независимость от Эфиопии, на манер нашей Чечни. Советский Союз оказывал Эфиопии военную помощь, и именно советские самолеты разбомбили дом моего собеседника и вынудили его бежать с Родины. До сих пор на многих советских картах нет государства Эритрея, хотя они отделились от Эфиопии еще тридцать лет назад. Пришлось мне улаживать политические разногласия в российско-эритрейских отношениях:

— Твоя страна давала эфиопской армии очень много оружия, ракет, танков и самолетов.

Очень много людей на моей родине погибло от вашего оружия — Обвинял поначалу беженец меня и всех русских людей в моем лице. Толпа возмущенно загудела.

— Но мое государство не спрашивало у меня разрешения, когда передавало эфиопам все это оружие! Ведь очень часто правительство делает что-то, не интересуясь мнением народа. Вот тебя, Мухамед, — обращаюсь я к своему суданскому другу, — Тебя спрашивают когда бомбят города на юге или оказывают военную помощь другому государству?

— Нет. Наше правительство одно из самых недемократичных в мире. Воля народа здесь никого не интересует.

— Вот так было и в СССР. Правительство посылало оружие и войска туда, куда считало нужным, а люди узнавали об этом только из газет. Вот сейчас наши войска воюют в Чечне, ты об этом конечно знаешь, там мусульмане тоже. Так ты думаешь простые русские или чеченские люди хотят воевать друг с другом? Нет! Это все делается из-за борьбы за нефтяную трубу. Мухамед, переведи ему подробнее про Чечню. — Обратился я к своему русско-арабскому переводчику-политологу.

— Верно! — Подтвердил эретреец, выслушав Мухамеда. — И наши простые люди не хотят воевать с Эфиопией, так же как и простые эфиопы… — Возбужденно заявил он, люди вокруг мудро закивали головами, еще до того, как мне перевели эту фразу.

— Вот видишь! Все дело в том, что на спорных территориях открыты богатейшие залежи полезных ископаемых, золота… вот за эти месторождения и идет многолетняя война. А Эфиопия потеряла из-за вас выход к морю, и там сейчас голод!

— Ты должен рассказать об этом всем, когда вернешься в Россию! — Захлопали меня по плечам окружавшие нас суданцы.

— Обязательно. Когда я вернусь, то напишу подробную книгу для русских людей, о том, что на самом деле сейчас делается в Африке. Там я расскажу правду и о Судане, и о Эфиопии и о других странах, которые я посещу по пути… Ведь большинство россиян даже не знают о существовании твоей Эритреи!..

Пожав руки, мы попрощались со всеми участниками «трехсторонних переговоров», я подарил эритрейцу на память свою визитку и фотографию зимнего леса. Вернулись домой к Мухамеду, переждать дневную жару, а в четыре часа и я собрал рюкзак, отправляясь на юг, вслед за Сергеем.

«Как жалко, что в этом доме не будет больше звучать русская речь» — С тоской сказал суданский студент, провожая меня до ворот.

Через несколько кварталов попал на очередное торжище. Подхожу к продавцу спелых бананов — в открытом кузове машины плодов больше тонны, стоят небольшие весы.

— Асалам алейкум! Мумкен нус-нус иля хадия? — Показываю пальцем на гроздь бананов.

От жары я перепутал арабские фразы «нус-нус» (половину) и «швея-швея» (чуть-чуть).

Получилась фраза «Можно половину в подарок?»

— Можно, конечно можно. — Соглашается продавец и начинает свешивать на весах ровно полкило бананов.

— Нет-нет. Пол кило не надо! Много! — Понял я свою ошибку. Но довольный продавец иже накладывает на одну чашу весов полукилограммовую гирю, а на другую спелые бананы.

— Во имя Аллаха, великого и милосердного! — Протягивает мне «хадию»

— Спасибо. Большое спасибо! — Придется, есть полкило вместо «чуть-чуть»…

Выбираясь дальше из Хартума на юг, застопил очень колоритного почтенного полицейского, про себя назвав его «полицейским генералом». Он был в золоченых портупеях, больших расшитых погонах и фуражке с красивой кокардой. «Генерал» был очень рад подвезти белого путешественника даже чуть больше, чем ему было по пути. Он знал несколько русских слов и чуть больше английских, его форма очень походила на форму английских офицеров конца 19-го века. Вскоре наша машина попала в толчею рынка. Многие люди, узнавая машину и ее владельца, почтительно расступались и склоняли голову, демонстрируя уважение. Видимо, мой водитель, был большим начальником в этих местах. Догадка подтвердилась, когда мы притормозили около торговца бананами. «Генерал» высунул толстую руку из окна и поманил жестом бородатого продавца. Тот сразу согнулся, выражая свое почтение и мелкими шажками засеменил к машине, протягивая в окно две большие грозди самых лучших бананов. Бананы, оказалось, предназначались мне. Даже не поблагодарив торговца, водитель поехал дальше, уговаривая меня забрать все бананы (больше пяти килограмм!), несмотря на мои оправдания, что мне столько никогда не съесть.

Когда «генерал» меня высадил и уехал, я попытался найти какого-нибудь нищего или попрошайку, чтобы одарить бананами. Но, удивительное дело! Даже в бедняцких окраинах Хартума я не нашел никаких бомжей или детей-попрошаек. Все вокруг при деле, никто не обращает внимания на белого человека с рюкзаком, который удивленно озирается по сторонам с охапкой бананов в руках.

Автостопом через Африку Глава 15-я.

В белом «Мерседесе» подвозят два очень высоких и черных молодых суданца, родом из северных провинций. Вот их-то и одариваю бананами, прямо в машине. Довезли до выездного поста ГАИ, как это часто бывает и в России, высадили, развернулись, и поехали обратно в город.

У меня нет «регистрации» и «пермита» (разрешения) на перемещение куда-либо. Поэтому спешу пройти пост пешком. Но заметили, и вдогонку выбежал из поста человек в белой рубашке и гражданских штанах. Я помаленьку ускоряю шаг, он догоняет только через пол километра от поста.

— Стой, стой! Иностранец! — Окликает на бегу, запыхавшись.

— Здравствуйте. В чем дело? — Отвечаю ему, развернувшись навстречу.

— Документы… документы покажи! — Человек удивлен, что я обращаюсь к нему по-арабски.

— А ты кто такой? Зачем я тебе документы буду показывать?

— Я — офицер полиции! Дай мне посмотреть твой паспорт и разрешение на выезд из Хартума.

— Откуда я знаю, что ты офицер? Формы у тебя нет… покажи сначала свое удостоверение! — И мы тоже не лыком шиты! Ишь ты, и не с такими в Египте дело имели!

— У меня нет с собой удостоверения. Оставил на посту. — Человек уже понял свою оплошность, и лихорадочно соображает, что предпринять.

— Ну, братец, это не разговор! Нет удостоверения — нет паспорта. До свидания. — Судан, слава Аллаху, не Египет, можно смело разворачиваться и идти своей дорогой.

Сменив множество маленьких машин, к одиннадцати часам ночи в кузове пустого грузовика доехал на развилку Wad-Medani. До этого, водитель не подбирал голосующих. Но здесь я слез и в кузов сразу набилось больше десятка автостопствующих арабов.

Автостопом через Африку Глава 15-я.

На повороте АЗС без электричества. А душ у них есть? Позади домика с табличкой «petrol- office», прямо на улице, у штабелей пустых бочек, спят на двух кроватях ночные сторожа.

Случайно разбудил их звуком своего фонарика-жучка. Показали тесную душевую комнатку, где я и смыл пыль грузовиков при свете луны и звезд через открытую на улицу дверь.

— Что это такое, удивительная штука?! — Рассматривают мой фонарик.

— Это русский фонарик. Без батарей. — Гордо заявляю я.

— Не ужели?! Как это фонарик может быть без батарей?

— Показываю. Делаешь «вжик-вжик» и светит. — Сжимаю рычаг его рукой.

— О, чудо! Продай! Сколько стоит? Наш хозяин даст тебе любую цену!

— Не продается. Мой путь весьма долог, а без фонарика я не смогу искать ночлег.

— Оставайся ночевать у нас. Принесем еще одну кровать!

— Нет. Спасибо. Я найду ночлег в деревне. — Уж очень им понравился мой фонарик.

Хотя по Шариату за воровство отрубают руку, но лучше уж не провоцировать…

Прошел два крайних темных дома. Стекол нет, двери заперты. Решил, что это новостройки и поставил палатку, зацепив оттяжки за забор одного из домов и молодую финиковую пальму.

Неожиданно, из-за забора меня увидел ребенок и поднял крик ужаса. Прибежало все разбуженное семейство новоселов. Когда объяснился кто такой и что делаю, последовали различные предложения: 1. Пойти ночевать в дом. — Отказался, ибо уже разложился и помыл ноги. 2. Взять воды, для утоления ночной жажды. — Попил и вернул с благодарностью. 3. Взять подушку… 4…5…9…10. Поставить чай или разогреть плов с лепешками. С трудом отделался от всех предложений, торжественно пообещав, что утром приду к ним на завтрак.

В два часа ночи снова будят с фонарем:

— Вода! Вода! Проснись, мистер! Холодная вода! — Хозяин семейства тормошит палатку снаружи.

— Все хорошо. Я сплю. Ничего не надо. — Бормочу сквозь сон привычные еще по Египту фразы.

— Нельзя спать! Вода! Нельзя спать! — Еще больше нервничает человек.

— Нет проблем. У меня есть вода. Спасибо. Идите спать. Завтра чай. — Высовываюсь из палатки и демонстрирую ему свою бутылку, не разлепляя сонных глаз.

Но мои уверения не подействовали на обеспокоенного человека, и он убежал в дом звать на подмогу жену и старших детей. Вслед ему ночное небо осветила молния и я догадался, что значит «холодная вода — спать нельзя!». Мигом проснулся, схватил манатки в охапку и перенес в захламленную комнату с голыми каменными стенами и без стекол на окнах. В комнате этой обитали ночью следующие персонажи: муж и беременная жена, слепой малоподвижный дедушка, два пацана лет 8-9-ти, две девахи лет 16-17-ти, мальчик и девочка лет четырех-пяти, щенок двух месяцев, курица и петух, цыплята 5-10 дней, комары (малярийные?) — не знаю сколько точно живут эти кровососы. Во время ночной грозы все скулили, пищали, бормотали молитвы, плакали и шептались… ужас! Кое-как поспал, забравшись в спальный мешок и положив на лицо сетчатую майку.

В шесть утра, 15-го сентября 2000-го года, прямо в комнате где спали все, начал кричать петух. Удивительное дело — никто его не убил, так и кричал, пока не охрип. Потом под мою кровать побежали цыплята с курицей и щенок за ними. Встал, совершенно разбитый, в 7 утра.

Хозяева не отпустили, пока не накормили завтраком. На прощанье сфотографировал, как хозяин нового дома изготавливает кровать — оплетая цветным проводом металлический каркас.

Автостопом через Африку Глава 15-я. Местность вокруг изменилась неузнаваемо — дожди здесь уже обычное явление. Грунтовые дороги разбухли от влаги, и жирная глина налипает на обувь килограммовыми лепешками.

Вокруг — плоская равнина с колючими деревьями и пучками зеленой травы, блестят лужи с дождевой водой.

Глава 16-я

Центральная Африка. — Гедареф. — Белая женщина. — Автостоп нераздельной шестеркой.

— Автостоп нераздельной сорокашестеркой. — «Альйом сияра иля Галабат — фи?»Тракторист — деньгопрос.

Ровно в 8-00, попив чай с начальником заправки, подсаживаюсь в кабину «Тойоты», которая едет из Хартума в Kassalu. Стекло с правой стороны запачкано белой краской, благодаря чему на полицейских постах меня не замечают, и едем без задержек. По сторонам потянулись затопленные поля — ночной ливень здесь был намного сильнее. Стали попадаться островки леса — деревья тоже стоят в воде — очень необычно смотрится после бескрайней желтой пустыни на севере.

Еще через сто километров слева от дороги была все такая же зеленая равнина, а вот справа торчали очень древние горы, как скалистые острова посреди океана. В долинах между скалами разместились деревушки местных жителей, пасущих стада коров на сочной траве. Люди в них уже не походили на жителей столицы или длинных северных суданцев. Жили они не в глиняных квадратных домах, а в круглых хижинах из веток, крытых тростником. Такие жилища, диаметром от двух до пяти метров — типовые для всей центральной Африки. Загоны для скота сделаны из таких же веток, в качестве топлива используют навоз.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Дорога Khartoum — Gedaref — Kassala — одна из немногих асфальтированных в Судане.

«Тойота» разгонялась больше 120 километров в час, и уже в 10–15 я высадился на повороте в последний суданский город, где на главпочтамте завтра в 16 часов у нас была назначена стрелка. Попрощался с асфальтом — дальше по карте «улучшенная дорога, возможны проблемы в дождливый сезон» до границы, а вот в Эфиопии лишь «грунтовая дорога, в дожди не проходимая» и весьма смутное наличие погранперехода.

Закончились сухие и песчаные арабские страны, теперь нам предстоит мокнуть под тропическими дождями, переходить в брод горные реки и выталкивать из грязи застрявшие грузовики. Но об этом я пока еще не знал.

Гедареф — настоящий город, не деревня! Каменные дома с тенистыми садами огорожены высокими заборами. Некоторые разукрашены с претензией на стиль и искусство. Но всю лепнину и цветные узоры портят густые витки колючей проволокой, коей опутаны и крыши и заборы. Такое впечатление, что город приготовился к нашествию «лесных братьев».

В 11 часов почта еще закрыта, никаких следов моих друзей нет. Позади почты находиться домик метеорологический службы. Сам каменный дом и все оборудование в нем построено еще англичанами. За последние 100 лет, наверное, не добавилось ни одного нового прибора. Однако, все содержится в исправности, специальный студент записывает все показания в толстую тетрадку, ежедневно все отчеты отсылаются в Хартум по телеграфу.

А есть ли в местном университете интернет? Оставляю метеорологу рюкзак и иду проверять. По пути спрашиваю дорогу у местного жителя:

— … Университет? А зачем он тебе? Сегодня все закрыто.

— Почему? Праздник?

— Ночная гроза порвала линии электропередачи. Во всей округе нет электричества.

Лучше пошли ко мне в гости на чай… поспишь, отдохнешь.

— Спасибо. Охотно.

Богатое поместье. В саду струиться даже небольшой фонтан. Трудно представить себе такое в других городах Судана, в Абу-Хамеде например! Меня приглашают в специальный «гостевой дом» и укладывают отдыхать на кровать. Вскоре приходят и другие гости, посмотреть на меня, очевидно. Постепенно, за расспросами, едой, чаем и просмотром русских фотографий, люди начинают о чем-то спорить между собой а я …засыпаю. Через пару часов просыпаюсь оттого, что под потолком заработал вентилятор — электричество дали. По моей просьбе отвозят обратно на метеостанцию. В 15–30 приехал Сергей Лекай — пошли гулять по местному рынку.

Все рыночные улицы имеют правильную прямоугольную планировку. В центре квартала стоят каменные амбары, построенные еще в прошлом веке. Каждая улица имеет собственную узкую специализацию по товарам: улица жестянщиков, улица портных, улицы фруктов, напитков, хлебов, сыпучих продуктов и чая, сушеной рыбы, стиральных порошков и мыла… За воротами амбара — оптовый склад. На крыльце сидит ремесленник или продавец и ждет клиентов. Ни каких криков, суеты, ослов и верблюдов, как это было на северных рынках. Как все же различается жизнь в разных концах такой большой страны как Судан! (Примерно как отличается жизнь в Карелии и Краснодарском Крае РФ.) Угощаемся фруктами, хурмой. Горячие хлебные лепешки запиваем холодным чаем каркаде. Его продают из специальных больших тазиков, где плавают куски льда.

В шесть часов вечера метеостанцию закрыли, мы пошли икать вписку. Что делается с людьми, почему нас никто не завет на ночлег?! Стали проситься сами в дома побогаче, но в нескольких домах нам сказали «нет места», а один человек даже предложил целую пачку денег на отель. Но мы покупать гостиницу не хотели, интересно было бы все же вписаться в какой- нибудь дом. Через полтора часа поисков решили разделиться, но вскоре Лекай подобрал меня в кузов машины, которая отвезла нас в бесплатное одноэтажное общежитие. Других жильцов в комнатах не наблюдалось. На окнах противомоскитные сетки — малярия не дремлет. Но душа и еды здесь не было. Помылись, поливая себя из ведра с водой и легли спать на кроватях, включив вентилятор под потолком на полную мощность — все же прохладнее, чем в палатке без вентилятора. Температура в комнате ночью «всего» +33 градуса, без вентилятора еще теплее.

Автостопом через Африку Глава 16-я. Утром, оставил Сергея с рюкзаками на метеостанции и нашел-таки в местном университете компьютерный центр. Разговор в кабинете декана:

Почти до 16-ти часов писал длинную статью для газеты «Вольный Ветер». Наконец, меня разыскал Сергей и сообщил, что на стрелку прибыли так же Антон Кротов, Григорий Кубатьян, Олег Сенов и Юрий Генералов. От такой толпы русских автостопщиков в маленьком домике метеостанции даже тесно стало. Чтобы не сломать реликтовые приборы, вытащились с рюкзаками на улицу и четверо из нас пошли на рынок, тратить оставшиеся суданские деньги на продукты, ибо в Эфиопии, по всем сведениям, нас ожидает голод. На деньги накупили крупы, хлебов и сахара. В подарок получили арбузы, груши, яблоки, большое количество чая-каркаде и специй.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

В 17–00 по Гедарефу, где редко кто видел даже одного белого человека, двинулась на юговосток толпа из шести русских, с огромными, раздувшимися от продуктов, рюкзаками. Такого зрелища здесь никогда не видали! Люди бросали свое занятие и долго смотрели на нас, мальчишки с восторгом бежали по обочине и радостно кричали, когда мы пытались остановить, все вшестером, очередную догонявшую нас маршрутку.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Все же мы застопили бесплатную маршрутку и проехали на ней два километра до выезда из города. Там почти сразу нас догнал «Djeep Lend-Cruiser», признавшийся, что едет на 25 км. по нужной нам дороге. В кабину уместилось только пятеро из нас. Сергей Лекай осуществил-таки свою мечту, и проехал на крыше, придерживая наши рюкзаки и арбузы от падения, а себя — от катапультирования.

Дорога была ужасна, даже по суданским меркам. На ней никогда не было покрытия, дожди размыли множество ям, и тень от Сергея, сидящего на крыше, описывала на земле гигантские выкрутасы, когда машина прыгала и вихляла на многочисленных ухабах.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Деревня, возле которой нас высадили, представляла собой мрачное зрелище — три десятка скучковавшихся хижин (или шалашей?) из потемневших от сырости веток. Грязь выше колена, топы людей в лохмотьях, вышедших поглазеть на нас.

В двухстах метрах от деревни, в тени деревьев, стояли непонятно как попавшие сюда домики госпиталя (туда как раз и уехал водитель). Мы развлекались с детьми, никогда не знавшими санитарии и водопровода, когда Антон Кротов, самый зоркий из нас, показал пальцем в сторону деревьев и сказал:

— Белая женщина!

— Да ты что, Антон, откуда? Тебе показалось!

— Нет. Вон, смотрите, молодая белая женщина бежит к нам!

Многие из нас тоже увидели белую женщину, хотя и подзабыли, за последние месяцы, как они выглядят. Наконец, и я смог разглядеть бегущую через грязное поле женщину. На ней были голубые медицинские штаны и свободная майка ниже живота. Видно было, что она надела их только что, и больше под ними ничего не было. Она бежала, спотыкаясь, забрызгивая грязью свежие одежды, как будто мы были ее единственным спасением. Может заложница?!

«Во кантри ю фром?» — одновременно крикнули шесть мужских и один женский голос. И все засмеялись этому самому распространенному вопросу.

С помощью английского языка, выяснилось, что она сюда приехала из далекой Голландии, совершенно добровольно, лечить людей. Живет здесь одна, среди черных, уже несколько лет.

Когда она узнала, что мы из России, то удивилась не меньше нашего, но подробно рассказать ей о нашем путешествии мы не успели, ибо тут подъехал древний грузовик-лори. Он согласился взять нас в деревню Doka, что уже на половине пути до границы. Быстро засунув рюкзаки в кузов, полный стоящих людей, мы и сами затесались по углам. В этом лори, в отличие от тех, что ездят по Сахаре, невозможно было сидеть на крыше и бортах. Ведь на дороге было куда больше ухабов, чем в пустыне. Даже самые отпетые фотографы из нас, которые пытались сначала фотографировать сверху, вынуждены были вскоре перебраться в глубину кузова.

Автостопом через Африку Глава 16-я. Несколько раз навстречу проезжали еще более перегруженные лори, люди в которых висели даже снаружи кузова, но попутных машин мы больше не наблюдали.

Дорога все ухудшалась, скорость продвижения все замедлялась, грузовик петлял, объезжая разлившиеся ручьи и заезжая в мелкие деревушки. Наконец, уже в кромешной темноте, заехали на какой-то рынок среди соломенных хижин и остановились ночевать.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Толпа черных, как окружающая нас ночь, людей, собралась вокруг нашей компании. Надо было ужинать, но где и как готовить еду — совершенно не видно — громко обсуждающие наше появление люди стоят плотным кольцом. Антон Кротов наполнил котелок чечевицей, залил водой, подняв высоко над головой изобразил пальцами под котелком пламя и прокричал «Бульбуль-буль. Где?» Это возымело действие. Африканцы прервали свои разговоры взрывом хохота и расступились, образовав для нас в толпе коридор к ближайшему источнику огня. Под соломенным навесом стояло жестяное круглое устройство, имеющее снизу прорези для поддува, а в верхней части содержащее тлеющие древесные угли. Убрали чайник и воздвигли нашу кашу. Пока еда варилась, развлекали местных жителей рассказами и песнями под гитару Олега Сенова. Чечевица сварилась, но на шестерых мало. «Сейчас бы фуля тарелочку!» — мечтательно произнес один из нас и появилась большая тарелка горячего фуля. За фуль с нас попросили денег по обычной суданской цене, а вот приготовление чечевицы и чая оказалось для нас бесплатным. Некоторые даже, в шутку, предлагали брать деньги и с местных жителей, «за просмотр».

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Один из жителей деревни проявил знание английского языка. Он сказался выпускником университета соседнего с Гедарефом города Сеннар. Он решил пригласить на ночлег всех нас шестерых.

Оставив на базаре толпу, долго шли по темной узкой тропинке мимо зарослей сахарного тростникам и загонов для скота. Жилище было из глины и круглое, диаметром метра в четыре. Соломенная дверь, окон нет. Видимо, днем проникало достаточно света через крышу.

Вокруг жилища — небольшой утоптанный дворик, огороженный соломенным забором и закуток- туалет.

Железные кровати собирали у всех соседей, пока не нашли по кровати персонально для каждого. Но гости сочли хижину-дом слишком тесноватой и поставили на улице еще и две палатки. Ночью началась гроза без дождя, которая все же загнала нас всех под крышу. Семь железных кроватей с трудом уместились в круглом пространстве, от комаров прикрывались сетками и полотенцами.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

В половине девятого утра вышли на трассу, а через час нас подобрал другой лори, который отвез нас за деревню Doka, на выездной пост полиции. Пришлось сдаваться на милость властям. К удивлению, отсутствие регистрации и пермитов не повлекло для нас никаких последствий. Малограмотные полицейские приняли за пермиты наши «дорожные грамоты» — с печатями и фотографиями. Наши паспортные данные долго, по буквам, переписали в толстую тетрадь и разрешили ехать дальше, в сторону Эфиопии.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

За постом стояло высокое дерево, а вокруг простиралась влажная саванна, поросшая густой травой. В тени дерева лежало около сорока местных автостопщиков с детьми, покупками из Гедарефа, и даже с домашними животными. Мы тоже легли на рюкзаки в тень этого дерева и так, перемещаясь по земле вслед за тенью, пролежали до 17-ти часов. Машин не было, но никого из местных это не беспокоило, а значит и нам волноваться не стоило.


Автостопом через Африку Глава 16-я.

В пять часов нам надоело спать и есть, мы достали гитару и начали импровизированный концерт авторской песни. Через полчаса подъехала машина на 30 км. Не прерывая концерт загрузились в очередной кузов.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Дорога становилась все хуже, машина сломалась, чинилась при свете моего фонарика и только к восьми часам мы приехали в деревню назначения машины. Вчерашним способом сварили кашу и чай, с трудом найдя на базаре всего четыре лепешки хлеба — чувствуется близость голодной Эфиопии?

Когда очередной англо-говорящий человек уже вел нас к себе на вписку, нас догнали люди с базара и объявили, что сейчас отправляется еще одна машина на юг, теперь уже на 10 километров. Вернулись, договорились о бесплатном подвозе и загрузились. Дорога стала пропадать, несколько раз посылали вперед разведку с моим фонариком, чтобы узнать, «куда собственно ехать?» Наконец, окончательно приехали на какую-то тракторную базу и все суданцы залезли спать прямо под машины и трактора. Четверо из нас нашли какой-то жестяной сарай и легли там без палаток, расстелив коврики прямо на земле. Я обнаружил рядом совершенно пустую хижину без двери, натянул палатку от комаров прямо на глиняном полу.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

В шесть-тридцать утра я проснулся от непонятных звуков, выглянул из палатки и увидел скорчившегося суданца, который пришел в «нашу» хижину блевать. Оказалось что мы спим в госпитале, а «наша» хижина — инфекционное отделение. Соответственно, жестяной сарай, где расположились наши товарищи — приемная местного доктора. Удивление жителей деревни было весьма велико, когда утром из кабинета доктора выползли четверо бородатых белых людей, продрали глаза и спросили: «Альйом — сияра — Галабат — фи? Сегодня машина в Галабат будет?» Галабат — приграничная деревня с Эфиопией, туда можно проехать только на тракторе, проезд стоит 15 долларов, так нам объяснили люди, спавшие под трактором. Потом они стали грузить на тракторный прицеп огромные мешки, а мы пошли искать трассу.

Трассой на Эфиопию оказалась глубокая колея в жирном, мокром после дождей черноземе Автостопом через Африку Глава 16-я.

Нас снова переписали в тетрадь на посту полиции. Пешком мы смогли пройти не больше километра, налепив на свою обувь килограммы черной липкой грязи. После чего тракторная колея бесследно, казалось бы, исчезала в болоте. Мы решили ждать бесплатного транспорта расположившись спать под деревьями. Но поспать, как вчера под деревом, до вечера, нам не дали. Через пол часа показался караван уже знакомых нам тракторов. Люди с прицепов махали нам руками, мы разбежались по остановившимся тракторам. Я подсел к Антону Кротову спиной. Тронулись в Галабат!

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Скорость движения тракторов была 3–4 км. в час. Учитывая поломки и остановки — еще меньше. Трактора зарывались в жирное болото до половины колеса, изрыгая тучи черного дыма и забрасывая пассажиров в прицепе комочками черной, жирной как сметана грязи. Белые костюмы арабов и желтые автостопщиков, одинаково равномерно покрывались черными липкими точками. Еще нужно было крепко держаться за троса, удерживающие в прицепе мешки, и удерживать своим телом рюкзаки. На десять минут остановились отдохнуть в какой-то сосем убогой деревушке — вокруг шалашей из корявых веток не было даже соломенных заборов, а сук-шабиль умещался в одном, крайнем к дороге, шалаше.

Автостопом через Африку Глава 16-я. Несколько раз трактора выезжали на широкую строящуюся дорогу. Если Судан и Эфиопия снова не поссорятся, то через несколько лет здесь можно будет проехать если не по асфальту, то уже без трактора точно. В одном месте поперек дороги лежала раздавленная змея метра четыре длинной. Забегая вперед, скажу, что это была единственная змея, которую я встретил в Африке «в естественных условиях».

Поселок Gallabat встретил нас в полдень, твердой землей, холмисто-предгорной местностью и каменными строениями полиции-таможни.

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Водитель трактора обернулся к нам:

— Ну, что, иностранцы, чем платить будете?

— Платить? А мы не договаривались об оплате!?

— Ну и что, вот, все пассажиры заплатили по … (он назвал сумму равную 7,5 долларам).

— Они везут грузы на продажу. Они коммерсанты. А мы — путешественники.

— Ну и что? Я вас тоже вез!

— Но вес человека почти ничего не значит по сравнению с этими тяжелыми мешками! И вез нас не ты, а прицеп трактора!

— Все равно платить нужно! Гоните деньги. — Все больше распалялся таксист.

— Денег у нас нет. Мы едем в Эфиопию и суданские деньги потратили в Гедарефе на еду.

— А на что вы будете жить в Эфиопии? Давайте эфиопские деньги, какие есть давайте!

— Мы запасли продукты в Эфиопию, нам сказали, что там все равно почти ничего не купишь…

— Давайте любые деньги, какие есть! — Почти кричал жадный приграничный водитель, надеясь на моральную поддержку других пассажиров.

— У нас есть вот такие деньги.

Один из нас извлек из кармана рюкзака купюру «1000 билетов МММ». Водяные знаки, много нулей и умный профиль г-на Мавроди позволял вполне успешно оплачивать такими «деньгами» многие «не заказанные» услуги в различных египтообразных странах.

Жадный таксист-тракторист выхватил «деньги» и спрятал в карман. Но потом все же, тайком от нас, пошел к начальнику полиции обсудить «подлинность» банкнот.

В то время как наши паспорта привычно переписывали в тетрадь, в хижину полиции зашел начальник и начал примерно такие речи на английском языке:

— Вы обманули водителя, вы подсунули ему «не настоящие» деньги!

— Почему обманули? Мы объяснили ему, что других денег у нас нет. К тому же он не предупреждал, что за проезд в грязном прицепе по болоту нужно платить.

— Это человек зарабатывает себе на жизнь. Ему надо кормить семью.

— Он получил с коммерсантов такую сумму денег, которую здешняя семья не зарабатывает и за всю жизнь!

— Это вас не касается. Это его бизнес. Не увиливайте от ответа! Что это за поддельные деньги?

— Это русские деньги, вот это — портрет нашего премьер-министра, это — тысяча русских денег…

— Это плохие деньги. У них дырочка, видите? Это не настоящие…

— У нас других нету.

— У вас должны быть доллары.

— Доллары не имеют хождение в Судане. Это деньги главного врага всех Правоверных…

— Доллары вполне могут решить вашу проблему…

— Нет, это ваша проблема. Мы не договаривались об оплате, а когда водитель взял у нас те деньги, что мы ему показали, он освободил нас от своих проблем.

— Нет. Он пришел сейчас ко мне и требует с вас по семь долларов с каждого!

— Семь долларов за 25 километров по болоту на тракторе?!!!! Мы не знали что это такси!

— Вот что: либо вы заплатите хотя бы по четыре доллара, либо мы не поставим вам выездные штампы и вас не пустят в Эфиопию.

— А это уже шантаж!

— Что поделать?! — Сами виноваты!

Автостопом через Африку Глава 16-я.

После короткого совещания, мы решили-таки заплатить полицейскому, но только за тех людей, которые ехали в злополучном прицепе-такси. В остальных двух тракторах путешественники заранее договорились о бесплатном проезде еще при посадке, и теперь у них проблем не возникло. Так что полицейский получил всего восемь долларов.

Нас проводили в таможню для осмотра рюкзаков. Рюкзаки разбирали на столах: первый — очень тщательно, второй — менее, третий — лишь поверхностно… пятый рюкзак лишь открыли и закрыли, а шестой вообще остался стоять в уголке даже нетронутым. Вывод — проносите контрабанду в шестом, а еще лучше — в пятом рюкзаке.

Итак, выездные штампы стоят, зажав в руках паспорта с визами Эфиопии мы пересекаем суданско-эфиопскую границу. Никаких столбов — шлагбаумов нет. Глинистая дорога спускается к броду через ручей, мы прыгаем по камешкам. О том, что пересекаем границу еще недавно враждовавших государств, напоминает спрятанный в суданских кустах БТР без колес. На эфиопском берегу виднеются точно такие же тростниковые хижины поселка Metema.

… Как нас там встретят православные эфиопы?

… ожидает ли нас обещанный голод?

… ездят ли там машины и насколько возможен автостоп?

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Пока мы ничего не знаем. Начинается «эпоха первооткрытий» — до нас никто из Россиян не ездил автостопом дальше Судана — во всех следующих странах мы будем «первопроходцами».

Чтобы никому не было обидно, построились в шеренгу и одновременно сделали первый, «символический» шаг в Эфиопию.

Прощайте арабские страны, там нас так замечательно подвозили, кормили, вписывали на ночлег… а мы успели посмотреть так мало, но мы еще обязательно вернемся!

Автостопом через Африку Глава 16-я.

Глава 17-я

Пограничники. — Поселок Метема. — Первое знакомство с Эфиопами. — «Ю-ю-калы». — День рожденья Олега Сенова. — Бюрократические формальности в Шенди. — Быт местных жителей. — Лучший кофе на дороге.

Подошли к первым круглым эфиопским хижинам. Стены их из веток, крыша на бамбуковом каркасе крыта тростником. Окон нет — света достаточно проникает сквозь щели, через эти же щели выходит наружу дым от очага. По утрам дома в эфиопской деревне похожи на вулканы — все конусообразные крыши медленно курятся тяжелым белым дымом. У входа в одну из хижин стоит автомат Калашникова, значит здесь — «погранзастава». Англо-говорящие пограничники не проявляют интереса к нашим паспортам, но интересуются рюкзаками:

— Не везете ли вы что запрещенного?

— Нет, что вы! Только личные вещи.

— Откройте этот рюкзак. Так… ага, ладно. Остальные можете не открывать.

— Поставьте нам пожалуйста, въездные штампы Эфиопии.

— Нет. У нас здесь нет даже штампов. Проедите по этой дороге 46 километров… кстати, где ваши машины?

— Машин нет. Мы путешествуем на попутном транспорте…

— Ага, так через 46 километров будет деревня Шенди. Там нужно найти специальный офис, где вам поставят штампы.

— Спасибо за информацию. А если мы не успеем сегодня добраться до Шенди, машин то, наверное, немного…

— Это не беда. Поставите завтра, а может, через несколько дней. У нас машины не каждый день едут, да и чиновника может не быть на месте…

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Вот так система! Въездной штамп ставят не на границе, а в какой-то деревне. Несколько дней можно жить в стране с неоткрытой визой! Чем дальше на юг — тем больше удивляешься.

Поселок Метема оказался больше по населению, чем его суданский сосед Галабат. Посреди грязной и кривой улицы стоял допотопный грузовик «FIAT», судя по траве под колесами, никуда не ездивший уже несколько недель. Из-под грузовика в двери ближайшего дома прошмыгнули несколько куриц — значит голод еще не наступил! Дома высотой в полтора метра были сделаны из кривых веток растущего в округе колючего кустарника. Фасады, выходящие на улицу, обмазаны глиной, остальные стены и крыши полны щелей. Нет никаких следов электричества или водопровода. Стекол на окнах тоже нет, двери, в лучшем случае, из раскатанной жестяной бочки.

В центре поселка несколько домов-магазинов и трактиров. Один лавочник говорил по- английски и охотно обменял нам несколько долларов по 7,2 эфиопских быра. На деньгах, так же как и на магазинах, надписи были продублированы на английском и амхарском языках.

Амхарская письменность очень похожа на грузинскую.

Ассортимент продуктов в магазинах развеял страхи о голоде: сахар по полдоллара, булки — килограмм на доллар, макароны, чечевица, горох, фасоль, растительное масло. Из промышленных товаров — батарейки к фонарикам, мыло, железная миска, синтетическая веревка, нож, топор. Все в весьма скромных количествах — покупательский спрос невелик.

Жители Эфиопии отличаются от суданцев цветом кожи, манерами и одеждой. Нас сразу обступила толпа эфиопов, все жители деревни, до 16-ти лет включительно, тянули к нам руку, в надежде получить денежку. Остальные просто глазели на нас, как на бесплатный аттракцион.

Толпа все росла, из хижин-трактиров вышли тетушки в фартуках и стали, на всякий случай, раздувать угли под кастрюлями — иностранцы могут быть голодными. Возле одного трактира с брезентовой крышей мы узрели на углях высокий алюминиевый кувшин, в котором, обыкновенно, в арабских странах варят фасолевую кашу «фуль». Мы ткнули пальцем в кувшин и спросили «Фуль»? Хозяйка кивнула. Так же, жестами, выяснили цену — два быра за тарелку фуля и 0,25 быра за кружку чая. Позабыв о языковом барьере, все вшестером уселись за столы, чтобы отпраздновать проникновение в новую страну и окончательное исчезновение «призрака голода». Часть любопытных эфиопов тоже попыталась сесть за наш стол, но те, кто ничего не заказывал, были изгнаны на улицу. Пока мы кушали, слух о нашем появлении все больше будоражил деревню и на улице собралась толпа в несколько сот человек. Интересно, будет ли от них какая-нибудь практическая польза?

После еды решили двигаться на южный выезд из деревни. Улица была одна, на ней нас и поджидали. Я уже не знаю с какого такого учения, но все эфиопские дети поголовно почему то уверенны, что лучший способ выпросить у иностранца денежку, это подбежать ему под ноги, протянуть сложенную лодочкой ладошку и громко крикнуть звук «Ю!». Если иностранец не понимает, что от него хотят, то можно повторить более громко и настойчиво «Ю-ю-ю-ю!» Все твои уверения «ноу мани», равно как и на других языках, не имеют абсолютно никакого эффекта.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Когда мы взвалили рюкзаки и вышли из кафе, то по ушам нам ударил вопль сотен чернокожих подростков «Ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю-ю! Ю — Ю-Ю-Ю-Ю….-Ю-ю!!!»

Казалось, кричали все без исключения люди а деревне. Мы начали движение, из хижин и дворов выбегали все новые дети, даже еще скрытые от нас кустами, они уже заранее кричали свой «боевой вопль» и только расширяли глаза, налетев на шестерых белых с огромными рюкзаками. Следом выходили их мамаши, не отрываясь от кормления грудных младенцев.

Казалось, что младенцы отрываю рты от их груди только для того, чтобы присоединиться к общему хору «ю!». Один из нас, чтобы продемонстрировать нежелание одаривать всех попрошаек деньгами, стал хватать ладошки руками и «здороваться». Немедленно все дети захотели подержаться за руку белого человека и у каждого из нас оказалось по ребенку в каждой руке, и по несколько бегущих сзади ожидающих своей очереди. Антон пытался фотографировать это зрелище, но дети висли на руках и не давали поднять аппарат.

Автостопом через Африку Глава 17-я. Показался выезд из деревни, через дорогу был перетянут веревочный «шлагбаум». Из крайнего дома вышел взрослый человек и грозно крикнул на детей, взяв в руки палку. «Ю- юкалы» с криками убежали обратно в деревню, а мы поблагодарили спасителя на арабском и английском языках. Выговорить «спасибо» на амхарском получалось далеко не с первого раза, а еще труднее запомнить «йамесЕ генЕллу!»

Отойдя от деревни на километр, мы сели на рюкзаки, чтобы подождать транспорт и обдумать положение. Вокруг простирались горные склоны, заросшие колючим африканским лесом. На дороге, шириной в одну машину, виднелись следы недавнего дождя. В каждой низине протекал горный ручей, форсируя который, налепляешь на обувь почти килограмм красноватой горной глины. Солнце припекало в зените, сильно парило, роились мухи и бабочки, а значит, ночью ожидались и комары.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Через час из деревни показался трактор с прицепом. Жестами объяснив «сколько по пути»

мы попрыгали в прицеп, подстелив коврики поверх мусора. Оказалось, мусор вывозят на небольшую горную речушку, в пяти километрах от деревни. У пересечения воды и дороги стояло огромное дерево-баобаб — площадью кроны с половину школьного спортзала. Под его ветками мы и разожгли костер, ожидая более дальней машины. Вечерело. Сверкали зарницы.

Поставили палатки. До десяти ночи эфиопский лес оглашали звуки шестиструнной гитары ленинградского производства. Ночью было тепло и влажно.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Праздновали день рождения Олега Сенова — владельцу гитары, под этим баобабом исполнилось 24 года.

Еще в предутреннем сумраке мимо наших палаток проехал грузовик на юг и даже не остановился. В 7-30 все уже собрались-умылись и сидели на рюкзаках в ожидании следующего.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

транспорта. Еще один грузовик проехал в Метму, на север. Только в начале двенадцатого застопился грузовик до нужной нам деревни Шенди. В кузове, среди десятков эфиопских автостопщиков оказался один англо-говорящий, который и перевел водителю нашу сущность.

В Шенди сей человек слез вместе с нами, желая помочь нам найти «эмиграционный офис».

— Извините, но мы не сможем заплатить тебе за твои услуги.

— Ничего, я буду помогать вам бескорыстно.

— Зачем тебе это нужно?

— Во всей этой деревне вы не найдете другого англо-говорящего человека. Без меня вам будет очень тяжело объясняться. Я хочу помогать вам!

— Ладно. Если очень хочешь, — помогай. Но не рассчитывай на денежную благодарность.

Нашли нужный офис — каменный дома за решетчатой оградой. Пока хелпер пошел искать дом нужного чиновника, некоторые из нас сходили по магазинам и пообедали фулем и хлебом.

Вместе с начальником офиса пришел «деловой человек», вызвавшийся обменять нам доллары на быры в любом количестве. У меня потайном кармане затерялась бумажка в 1000 суданских фунтов, но она не вызвала у менялы никакого интереса — суданская купюра «альф гинней» отправилась в московскую коллекцию Кротова.

Важный чиновник открыл контору специально ради нас и украсил наши визы въездными штампами. У Олега Сенова дата въезда в Эфиопию совпала с очередным днем рождения. Все поздравили Олега.

Двое богатых эфиопов принесли к офису угощение. В тонкую круглую лепешку серого цвета завернуты куски мяса. Я не смог съесть даже маленького кусочка — настолько все оказалось острым и перченым. И только Олег Сенов, любитель острого, да Сергей Лекай, сжегший все вкусовые рецепторы еще в Тибете, смогли есть это мясо. Поблагодарив менялу, хелпера, угощателей, и вышли за деревню.

Автостопом через Африку Глава 17-я. Неожиданно перед нами открылась величественная панорама с холма: горная грунтовая дорога спускалась в зеленую долину. Впереди сверкали ручьи, между ними клубились зеленые заросли, а по всем сторонам горизонта синели заоблачные вершины. Дополняло картину облачное небо, в разрывы которого на землю опускались солнечные лучи. «Наверное, именно так выглядит Африка на картинах художников» — подумалось мне тогда. После знойных пустынь северной Африки, было очень приятно видеть впереди буйство зелени и воды, предвкушая прохладные ливни и возможность окончательно смыть с себя пыль Сахары.

Спустились вниз и разбили палаточный лагерь у первой же речки. Машин во второй половине дня так и не появилось.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Опять проспали в предутренней темноте три попутные машины. Такое впечатление, что на этой реке каждое утро у дороги кто-то ставит палатки — водители даже не остановились, аккуратно объехав нас спящих на самом краю трассы.

Мы быстро выскочили и собрались и застопили четвертую машину. Тут то и открылась нам сущность явления — с крыши слез наш вчерашний хелпер.

— Доброе утро, друзья мои!

— Здорово! Едите на Гондар?

— Верно!

— Водитель не против нас взять?

— Я уже говорил со всеми водителями сегодня утром. Все они поняли вашу сущность, но без денег возить не хотят. У нас принято платить за подвоз.

— Что значит «не хотят»? Пассажиры едут на крыше грузовика и не создают водителю никаких дополнительных проблем. Почему не хотят?

— Эфиопия — бедная страна. А вы — белые, из богатой страны. Пока не заплатите … быр за 100 километров пути — вас никто не возьмет.

— Ну и езжай со своими таксистами, скатертью дорожка.

Мы решили отпустить и эту машину, в надежде, что она избавит нас от назойливого хелпера и в следующий раз, мы сможем разговаривать с водителем сами.

Огромный, старый грузовик, фыркнул мотором и увез нашего «друга» на юг, облепив нас комочками грязи из-под колес.

Автостопом через Африку Глава 17-я. Больше машин в этот день не было. Мы завтракали на костре, купались, обедали, считали машины из Гондара («Вот завтра они пойдут обратно!») и только в полдень решили пройтись до следующей деревни, чтобы пополнить там запасы хлеба и поближе узнать жизнь горной Эфиопии.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Дорога становилась все хуже. Временами проходили через стада горбатых серых коров, которых подгонял пастух с автоматом Калашникова на одном плече, и сумкой с китайским фонариком на другом. Автомат здешние крестьяне носят как дубину, за ствол рукой. Видимо, за неимением патронов. Невооруженные эфиопы таскают на плече деревянную мотыгу или истертую лопату. В узких горных долинах они возделывают небольшие участки кукурузы или сахарного тростника.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Женщины шагают по обочине, сгорбившись под тяжелой вязанкой длинных сырых жердей. Когда ветви высохнут — будут дрова. Все дрова в радиусе 5-10 километрах от деревни уже сожгли, приходиться таскать издалека. В попытках разрешить топливный кризис, в начале века в эти места завезли из Австралии высокий эвкалипт. Он растет очень быстро, но горит только тогда, когда хорошо высохнет. В окрестностях жилья созданы целые плантации эвкалиптов. Их рубят в 20-30-ти летнем возрасте и пускают на дрова. Сухие листья эвкалиптов содержат много смол и вспыхивают в костре ярким, шипящим пламенем, но не надолго. Самые предприимчивые люди, делает «бизнес на угле»: группа из трех-четырех босых людей в лохмотьях уходит далеко в горы, где еще не выбрали сухостойные деревья. Там они живут в шалаше, питаясь вареной кукурузой, и пережигают дрова в ямах, без доступа воздуха.

Получается древесный уголь, который у нас продают в аптеках под названием «активированный». Чтобы ветви быстрее сохли и сгорали, с эвкалиптовых веток срезают кору.

Пока древесина пережигается, плетут из полосок коры высокие мешки-корзины. Наполнив их углем, выносят свою продукцию «на трассу» и пытаются продать проезжающим 3–4 раза в день машинам. Договариваются так: «Один мешок — водителю. Остальные — довезти до деревни». В деревне спрос на уголь велик, но не в медицинских целях, а для приготовления еды в харчевнях. Горсть древесного угля подкладывают на специальную железную подставку, сверху чайник или кастрюлю. Чтобы «поддать жару» нужно быстро-быстро махать плетеной тарелкой снизу очага — два литра воды вскипают через час в сухую погоду. Кипятком заваривают чай или местный кофе — зерна слабо обжаренные и вкус специфический.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Национальное эфиопское блюдо — лепешка «инжЕрра». Пшеничная мука очень дорогая, и большинству эфиопов не по карману. Инжерру пекут из зерен какого-то местного растения, похожего на алое, только с более темными и мясистыми листьями. Мука получается коричневого цвета, тесто замешивают на воде и специях. На угли ставится специальная глиняная тарелка — диаметром около полуметра. Когда поверхность раскалиться — сверху льют тесто тонкой струйкой, создавая по поверхности тарелки слой в 3–4 миллиметра. Накрывают большой крышкой и жарят до готовности, не переворачивая. Потом, в остывшую инжерру заворачивают мясо с зеленью, вареную картошку или другие овощи. Я сначала думал, что горький вкус инжерре придают приправы от мяса, но когда попробовал кусочек прямо с жаровни, убедился, что это само тесто такое горько-кислое на вкус. А мясо перчат просто потому, что больше никак его не сохранить. Некоторые из нас, уже на вторую неделю «полюбили инжерру» и с удовольствием угощались этой распространенной эфиопской едой.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

В тот день, 20-го сентября, перейдя по мосту реку с глиняной водой, мы угощали себя кофе в единственной на всю деревню «столовой»: возле одной из типичных круглых хижин стоял четырехугольный навес из веток. Вокруг низенького стола — четыре плетеные табуретки.

Хозяйка сидит рядом на земле, голая выше пояса, один ребенок с помощью лямки закреплен за спиной, другой — кормиться грудью. Пред ногами — кухня: кувшин с водой из ближайшего ручья; мятый чайник на нагревательной подставке с тлеющим древесным углем; несколько глиняных крынок с чаем, кофе и специями. Зерна кофе обжариваются и толкутся тут же, в высокой ступке. Процесс занимает четверть часа на одну чашку. На всякий случай, сначала спрашиваем о цене. Но в деревнях редко пытаются тебя обдурить, хотя и понимают, что белый человек — денежный. На пальцах подтверждаем цену и заказываем нужное количество чашек.

Автор этих строк кофе не пьет вообще. В то время, как все сидят за столиком, подсматриваю за изготовлением. После прошлого клиента чашка ополаскивается в тазике с грязной водой, в котором плавают соринки. Вот за спиной заплакал ребенок, женщина черпает воды из этого таза и вливает в ротик крошке, приговаривая типа: «Попей, дитятко. Не надо плакать, пей» Ее тело и руки, без сомнения много месяцев не знали мыла и горячей воды. Дети постарше толкутся вокруг, приговаривая «ю-ю». Многие с вздувшимися животами, из одежды — в лучшем случае трусы цвета дорожной пыли. Из рук в руки переходит какой-то грязный корешок, который заменяет им и «Сникерс» и «Обит без сахара» — пожевал сам — дай пожевать товарищу. Уронил? Ничего! Вытри об пузо и жуй дальше! Дети постарше предлагают нам купить жареную кукурузу или палочки сахарного тростника. Другой продукции в этих деревнях не производят.

Автостопом через Африку Глава 17-я.

Глава 18-я

Пешком под дождями. — Деревенский HOTEL «Курам на смех» — На крышах грузовиков на «крышу Африки». — Борьба с грязью и «ю-ю-калами».

— В город Айкель.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Идем по деревне дальше, заглядывая в каждый сарай, который может оказаться «сельмагом» с вопросом: «Даббо алле?» («Хлеб есть?» Амхарский яык.) Нет, здесь тоже хлеба нет. В один прекрасный момент нам на помощь приходит… да-да! Это же наш вчерашний хелпер! Почему же не уехал на утренней машине? Специально из-за нас слез — шпион какой-то, вредитель!

— Пошел прочь. Мы в твоей помощи не нуждаемся! Из-за тебя не можем второй день уехать…

— Я не виноват! Это водители не хотят везти без денег.

— А ты тоже надеешься получить денег?

— Нет-нет. Я только хочу помогать вам!

Решив, что наш «друг» является представителем местного ГКБ, придется терпеть его нелегкую «дружбу» и дальше. Прикупив инжерры, вышли за деревню и стали ждать у ручья, в издевательство над хелпером, играя в «города» и другие русскоязычные ребусы.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Погода портиться — в Эфиопии сезон дождей. Накрываемся полиэтиленом, а наш провожатый, решив показать что и он не лыком шит, мастерит себе шалаш в ветвях дерева. Как только он устроился, мы снова пускаемся в путь и «другу» приходится тоже покинуть гнездышко.

Дорога размыта вдрызг. Лужи и грязь местами по колено. Некоторые из нас накрылись плащами, другие же, напротив, радуются прохладе — всего +21 градус! Шлепаем по холодным лужам, преодолеваем вброд ручьи и реки, перевал за перевалом, километр за километром.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

«Друг» не ожидал такой прыти и, к тому же, начал мерзнуть. Майка и джинсы для такой погоды очень мало для жителя центральной Африки. К вечеру он настолько закоченел, что его уже знобит и он не может перейти очередную речку. Человечность взяла верх над прагматичностью:

Антон дал свою теплую куртку, припасенную для подъема на Килиманджаро.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

За широкой каменистой рекой — очередная большая деревня. В магазине нашли и «даббо»

(хлеб) и чай. Кстати, любопытно, что чай, так и называется «чай», или «шай» на всех африканских языках.

Быстро темнеет. Угощаем продрогшего «друга» стаканом чая и булкой. В благодарность он вызывается организовать нам ночлег — это вовремя, дождь снова усиливается. Через двадцать минут нас зазывают ночевать: темный сарай, стены даже не обмазаны глиной, крыша из непонятно чего. Освобождая место для ночлега, выносят мешок с углем, подставку для чайника и таз с грязной водой. Кровати из сухих веток, сплетены из полосок коровьей шкуры. Все начинают суетится и бегать по соседям, пока в сарай не набивается семь разновысоких кроватей. Рюкзаки уже ставить негде, на коленях достаю фонарик и освещаю «вписку». В углу, под потолком, на жерди, спять шестеро кур и петух! Вот так ночлег — мало того, что под ногами не пол, а черная липкая грязь, так еще и «курам на смех» будем всю ночь птичий помет с себя счищать! Совещаемся: ночевать или уходить? Все сомнения отпали, когда появился хозяин строения и через хелпера сообщил, что это «Hotel»(!) и стоит он пять быр с носа за одну ночь!

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Громко послав на все стороны и отель, и его хозяина, и его кур, мы стягиваем с «переводчика» куртку и посылаем его туда же. Поскальзываясь на грязи идем по ночной дороге- улице, у меня в руке единственный фонарик на всю деревню. Все мои товарищи заглядывают во все попутные хижины в поисках бесплатной вписки. К счастью, я нашел то что нужно:

жестяной сарай Чх8 метров, с крышей из гофрированного железа — шикарная вписка! Залезаем внутрь, расстилаем полиэтилен на полу, сверху коврики и спальники. Тут в сарай залезает наш «друг» и хозяин сарая. Хозяин не прочь разрешить ночевать здесь нам, но у него есть претензии к нашему хелперу. «Друг» показывает удостоверение (я свечу фонариком) — точно КГБшник и ему приносят персональную кровать. Ну уж спальника мы ему не дадим — чтоб ты околел за ночь от холода!

Дождь стучит по железной крыше, а мы устраиваемся в сухие спальные мешки при свете свечки и радуемся, какую замечательную «научную вписку» сегодня удалось найти.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Третий день в Эфиопии. На рассвете дождь кончился и вылезло горячее солнце. Тут как раз и попутные грузовики подъехали и остановились на базаре, там где нас вчера пытались вписать в «отель с курами». Как то незаметно наш хелпер успел улизнуть туда и рассказать о нашей безденежности. Наши автостопщики стопили грузовики на выезде из деревни, но они проехали, даже не остановившись, на крыше третьего грузовика, среди других людей, махал нам рукой и наш «друг». Ну, попадись нам еще!!!

Посовещавшись, решили: пока делаем на костре еду, а дорогу перекрываем бревном в ожидании еще, как минимум шести грузовиков, что прошли вчера нам навстречу, в Метему.

Пришла следующая машина почти без груза. Еле уговорили водителя (он не знает никаких языков, кроме амхарского) подвезти хотя бы до следующей деревни. Залезаем в бортовой кузов и трогаемся в путь. В кузове обитает специальный человек, задача которого — собирать деньги с подсаживающихся пассажиров. Скорость грузовика 20–25 км/час, так что подсаживаться можно прямо на ходу. К счастью, скоро подсел и один англо-понимающий пассажир, который перевел нашу сущность «билетеру» и нам разрешили ехать и дальше «сколько по пути».

Автостопом через Африку Глава 18-я.Автостопом через Африку Глава 18-я.

Грузовик «Fiat» остался в Эфиопии еще со времен итальянской оккупации. Переваливаясь с одной кочки на другую, он раскачивается из стороны в сторону и скрипит всеми своими соединениями. С трудом, выплевывая из-под колес жирную грязь, он залезает на очередную гору.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Короткий спуск вниз и мы снова застреваем в разлившемся ручье. Водитель и «билетер»

выпрыгивают в жижу и начинают руками выковыривать из-под колес комья липкой, как пластилин грязи.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Захватить в кузов лопату у них не хватило ума. Остальные пассажиры, заплатившие деньги «за сервис», даже и не думают помогать им. И только шестеро белых мистеров шустро прыгают вниз и показывают эфиопам, какая польза от автостопщиков бывает в природе. В результате, наш грузовик выковыривается из грязи куда быстрее своих встречных коллег.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

В одном месте, где вязкая глина доходила до половины нашего колеса, «на встречной полосе» стояла «Тойота», которая завязла так, что невозможно было и руль повернуть. Шесть белых мистеров вытащили из этой великой грязи и «наш» грузовик и несчастную «Тойоту» с пятью эфиопами! Вот это был праздник!

В другом месте, грязь была не только жирной но и жидкой. Грузовик забуксовал на подъеме. Тут уже всем пассажирам пришлось вылезать на дорогу и, в буквальном смысле, впрягаться в веревки, вытаскивая машину на перевал, буквально на руках. И только самый худой из пассажиров, Олег Сенов, честно отлынивал от коллективного труда, фотографируя сей процесс с разных ракурсов.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Еще несколько раз выталкивая грузовик из речек, промоин и разлившихся болот, мы все же приехали к вечеру в деревню Wagna, за три дня преодолев по ужасным эфиопским дорогам 80 километров от границы. В деревне «билетер» сказал «Финиш до завтра» и оставил нас в толпе «ю-юкал», скрывшись неизвестно куда.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

С огромной толпой просящих детей мы прошли на южный выезд из деревни. На ходу обсуждаем между собой наше положение:

— Как же нам ночевать? Ведь они не отстанут от нас несколько километров, а далеко отходить от машины не хотелось бы…

— Вот, смотрите, впереди мост через речку. Надо что-то придумать, чтобы оставить их на этой стороне моста!

— Может завалить мост колючками?

— Не хотелось бы поджигать его как это делают в кино, завтра по нему «наш» грузовик должен будет проехать…

— Есть идея! Давайте на середине моста, резко, по команде, развернемся на них, и закричим что есть мочи. Может получится их тогда хорошенько напугать!

— Отлично. Попробуем. По команде «начали!».

Мост был весьма стар, в деревянных стропилах зияли дырки, в некоторые из них вполне можно было бы просунуть и утопить среднего эфиопского ребенка. Вот мы ступаем на мост, дети в количестве полутора сотен голов, идут по пятам, не прекращая криков «Ю — юю-ю-ю-ю…!» В первых рядах идут возрастом 5–7 лет, потом постарше, а уже 14-15-ти летние девочки несут на руках своих братьев и сестер (или детей?). По команде, резко, разворачиваемся и, расставив руки в стороны, все шестеро глоток издают, без сомнения, самый страшный звук, который когда-либо слышала эта река и этот мост: «А-АААААА_аааааааАААААА!!!» Первые ряды так резво рванули к деревне, что смяли и опрокинули арьергард. У нескольких маленьких детей началась истерика (сами виноваты!), а трое или четверо остались лежать на мосту, слегка затоптанные своими товарищами. Хорошо, что обошлось без увечий (все были босые), и вскоре они тоже уползли в след своим сверстникам. Насколько я успел уследить, с моста тоже никто не упал.

Стоит ли говорить, что после этого никто из деревенских детей даже близко не показывался возле моста.

На другом берегу реки мы выбрали поляну так, чтобы утром, машина проехала как раз мимо нашей стоянки. Вот только дров вблизи деревни не было совсем. Ни одной сухой веточки не нашлось даже на макушках деревьев, сколько мы не щурились на вечернее небо.

Командировали отряд из трех человек в деревню. Под покровом темноты мы прошли через мост и нашли старую хижину, в которой никто не жил. Стены ее густо заросли травой, а на крыше даже созревали дикие кабачки. Предательски воспользовавшись отсутствием хозяев (а кто сжег все дрова в округе?) мы выломали из крыши хижины несколько относительно сухих бамбуковых палок и вернулись к палаткам.

Скажите, «нехорошо поступили»? Но ведь другого выхода не было, не покупать же древесный уголь в харчевне? Да и не даст он такого огня для освещения и просушки, как костер.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Уже в полной темноте, расщепив вдоль бамбуковые палки, варили гороховую кашу и суданский чай-каркаде.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Утром собрались на рассвете и сели на рюкзаках, ожидая «нашу» машину. Погода наладилась, достали из чехла гитару. Каждое утро в Эфиопии, когда мы просыпались, около палаток уже обреталось некоторое количество местных жителей. Постепенно, возле нашей позиции останавливаются пастухи, охотники, рыболовы, дровосеки и другие.

Автостопом через Африку Глава 18-я. праздношатающиеся по лесу люди. Вот и сегодня откуда-то организовалась целая тусовка, желающих посмотреть на белых людей, да еще и послушать песни под гитару. Концерт прервался подъехавшей машиной, мы залезли в знакомый кузов, а группа черных людей в лохмотьях еще долго махала нам вслед грязными руками, потрясенная «силой искусства», должно быть.

Трасса начала очень круто подниматься в горы. Грязь подсохла. Альтиметр на японских часах Сергея, показывал свыше 2000 метров над уровнем моря и подъем продолжался.

Автостопом через Африку Глава 18-я. Красивейшие виды открывались из кузова машины — никаким другим образом, кроме как из кузова грузовика, нельзя получить столь большого эстетического удовольствия и сделать столько красивых фотоснимков.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Облака были все ближе и ближе, наконец мы въехали прямо в тучи, набрав 3000 метров и начался дождь. Даже на этих высотах продолжали подбирать и высаживать местных автостопщиков. Люди по двое-трое идут вдоль дороги, неся на плече советский автомат или просто крепкую палку. Воду переносят в сосудах, выдолбленных из тыквы. Из одежды имеются драные джинсы и всевозможные их вариации. Бедняки не носят майки вовсе или донашивают рванье. «Зажиточные модники» щеголяют в очень ярких футболках с красочными рисунками из американского кинофильма «TITANIC». Ни электричества, ни тем более кинотеатров, в этих местах никогда не было. Чем объясняется такая любовь эфиопов (никогда не видевших моря) к утопленникам прошлого века? Для всех нас это до сих пор загадка.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

До города Aykel ехали под большим тентом, накрыв им сразу весь кузов. В центре городка машина остановилась и все пассажиры вышли. После суданской жары было очень зябко, моросил дождик. В сопровождении очередной толпы ю-юкал прошли на выезд из деревни.

Автостопом через Африку Глава 18-я.

Глава 19-я

Японец — первый встреченный в Эфиопии «белый человек». — Холод по пути в Азеза. — Вписка в общежитии в Гондере. — Устройство города. — Гид-экскурсовод.

— Обмен денег в банке. — Достижения технологий в эфиопском городе.

Здесь мы встретили японского геодезиста на «джипе». Первый «белый человек» в Эфиопии!

Японец был удивлен не меньше нашего, тем более, что мы, оказалось, стояли не на том выезде — эта трасса только строилась. Поблагодарили японца за научные сведения и вернулись в деревню. Ю-юкал стало еще больше. Один ребенок в толпе кусал на бегу вареную картошку. Я протянул руку в ответ на его «ю-ю» и поучил картошку в подарок.

— Глядите, какой фрукт у меня в руке!

— Не может быть, первый картофель в Африке! Наверное, здесь достаточно холодно, как у нас в тамбовской волости, даже картошку выращивают!

— Надо узнать, где он продается, тогда сможем купить на ужин.

Автостопом через Африку Глава 19-я.

Толпа вокруг недоуменно уставилась на замешавшихся белых людей. Уже тянуться несколько других рук с картофелинами. Спрашиваем детей, перебирая возможные названия:

«Потейто, потейтос, … черт, как же на ихнем языке будет „картошка“?» «Картошка!

Картошка!» — наперебой закричали дети, оказалось, что это слово им знакомо и к ужину на местном рынке мы успешно закупили «картошку». Еще одно слово мы «открыли» стоя в одной из деревень. Как всегда, вокруг нас кольцом толпа любопытных эфиопов.

— Как далеко мы сегодня проехали? — Спросил один из нас.

— Не знаю. Вот карта…

— Карта! Карта! Карта… — Закричали эфиопы, услышав знакомое слово.

Несомненно, с картошкой и картой их познакомили именно русские люди, иначе чем еще объяснить такую энтомологию?

Автостопом через Африку Глава 19-я.

В Айкеле перекусили в кафе, купив жаренного в масле мяса по 4 быра за порцию, хлеба и чая. Во дворике кафе произрастал гигантский банан — куст травы высотой метров в пять, на котором зрели мелкие бледные плоды. Вот такой в горах климат — в одном месте растут и картофель, и банан, и кактусы.

Автостопом через Африку Глава 19-я.

На выходе из города навстречу нам двигался эфиопский священник. Рукой он опирался на длинный посох-крест, изготовленный из арматурного железа. Железкой он отогнал (ненадолго) от нас толпу ю-юкал, за что мы его поблагодарили и сфотографировали.

Автостопом через Африку Глава 19-я.

В двух километрах за городом нас нагнал грузовик, который вез целую гору барахла. К счастью, водитель был нам уже знаком, так как мы проходили мимо него возле Метемы. Тогда грузовик чинил колесо и мы предлагали ему свою помощь. Удивленный водитель не смог забыть таких странных белых людей, и сейчас с удовольствием позволил нам залезть на высоту четырех метров. Верхом на связанных стульях и столах мы поехали по горам, медленно замерзая на холодном влажном ветру. Всего +14 градусов — холод собачий!

Автостопом через Африку Глава 19-я.

В сумерках слезли на землю возле города Azeza. Город находился в долине, и здесь было значительно теплее, хотя и собирался дождик. Кактусы исчезли — по сторонам дороги росли уже такие привычные нам эвкалипты. Не успели мы купить и двух лепешек хлеба, как дальнейшие покупки оказались невозможны, из-за неимоверного количества детей, кричащих «ю-ю!». Мы пробовали разгонять их палками и колючими прутьями, кричали и топали ногами, но «на своей территории» это только привлекало все новых ю-юкал с соседних улиц. К счастью, тут нас спасли полицейские на патрульной «Тойоте», которые отвезли нас прямо в ЛОВД областного города Гондер.

Автостопом через Африку Глава 19-я.

Там «целый битый час» офицер полиции пугал нас мифическими грабителями, которые непременно должны были ограбить белых людей, передвигающихся по стране без машины. Мы, в свою очередь, заявляли, что проехали без своих машин уже почти половину Африки и сами кого угодно ограбим, если будет нужно. Наконец, нас отпустили «искать отель».

Чудеса цивилизации — электрическое освещение, асфальт на улицах. Да здесь, наверное, интернет есть! Надо будет завтра сообщить всему миру об успешном пересечении суданско- эфиопской границы, домашние уже волнуются, наверное.

Общежитие медицинского колледжа показалось нам подходящим местом для ночлега. Один из деканов учился в Ростове, так что вопрос вписки был быстро улажен и нас расселили по свободным койкам в разные комнаты.

Вот только столовая была уже закрыта на ночь. Но мы разожгли костер прямо под окнами общежития чем вызвали великую радость студентов. До поздней ночи варили картошку, чайкаркаде и пели песни под гитару вокруг костра.

23-го сентября, утром, студенты угостили нас чаем из термосов и свежими булками.

Оставили рюкзаки в комнатах до вечера, и пошли гулять в город. Нужно было обменять побольше долларов, сообщить домой о своем проникновении в Эфиопию, а так же и в АддисАбебу, об опаздывании на стрелку по причине медленных скоростей эфиопского автостопа.

Автостопом через Африку Глава 19-я.

По совету студентов, сначала мы посетили древний монастырь, который располагался метров на 300 метров выше города. Однако, монастырь оказался сильно разрушен временем и, к тому же, платен для посетителей. С его стен открывалась просторная панорама на сам город, лежащий на высоте 2 223 метра над уровнем моря, с трех сторон окруженный горами. С четвертой стороны, с юга, находилось озеро Тана, скрытое пока от нас облаками.

Автостопом через Африку Глава 19-я.

Большинство домов на центральных улицах были из камня, высотой максимум в три этажа.

Эти же центральные улицы имели асфальт и ливневые канавы. Все прочие улочки и проулки изгибались самыми неимоверными путями, пересекали ручьи и речушки, овраги и холмы…

Мусор и нечистоты выносились из домов прямо на дорогу и смывались дождями в ручьи и низины. На перекрестках сидели нищие, больные и инвалиды войны, которые протягивали руки к прохожим в ожидании милостыни. Трудоспособное население пыталось что-либо продать:

огурцы и помидоры кучками по три штучки, орешки-семечки в маленьких кулечках, толстые и маленькие бананы, намного слаще тех, что привозятся в Москву из Финляндии. Апельсины, лимоны, прочие тропические витамины тоже продавались самыми разными расфасовками, степенью зрелости и потертости.

К счастью, мы быстро избавлялись от назойливых попрошаек, благодаря тому, что у нас был собственный гид-экскурсовод. Малый лет 14-ти, сам подошел к нам прямо у ворот общежития:

— Доброе утро, господа иностранцы. Хотите я помогу вам в нашем городе?

— В твоих услугах не нуждаемся. А где ты так хорошо выучил английский?

— В наших институтах и колледжах все преподавание ведется на английском языке, т. к. у Эфиопии еще нет своих учебников и пособий. Так что я буду раз пообщаться с вами, а на оплате я и не настаиваю.

— Учти, ты не получишь от нас денег. Без обид.

— Хорошо. Подарите мне несколько сувениров, если моя помощь вам понравиться. Куда вы хотите пойти в первую очередь?

С помощью проводника быстро пересекли рынок и зашли в местное отделение банка, с вооруженной охраной у дверей. Решили, что Mr. Krotov обменяет 50 долларов, а потом произведет мелкий обмен для остальных. Нас предупредили, что процедура обмена в банке очень бюрократична и продолжительна.

— Доброе утро. Мы иностранцы и хотим обменять на эфиопские быры американские доллары.

— Добро пожаловать в Эфиопию. Давненько у нас никто деньги не менял. Сколько вы хотите обменять? 50 долларов?! Сумасшедшие!!! Зачем вам столько денег?!

— Дело в том, что нас шестеро и мы держим путь в Аддис-Абебу, дорога нелегкая, денег нужно много…

Банковские служащие стали звонить в столицу, чтобы узнать курс покупки доллара. Один доллар сегодня оценивался в 8,25 эфиопских быра. По просьбе Кротова они спросили и курс продажи, но обменять, в случае чего, обратно «быры на доллары», отказались категорически.

Потом Антон заполнял анкеты и расписывался в различных бланках, потом его паспорт уносили куда-то в недра банка на двадцать минут, потом снова звонили и зачитывали его паспортные данные, потом опять бегали с кучей бумажек по разным кабинетам и собирали всю наличность в банке. Наконец, в кассе выдали целый килограмм потрепанных мелких купюр, и еще полкило Антон попросил выдать новыми блестящими десятикопеечными монетками.

Далее, посетив главпочтамт, пошли в единственное в городе интернет-кафе. Два компьютера через модем созванивались с …Аддис-Абебой. Неудивительно, что при здешнем качестве телефонных линий, отправка даже коротенького письма превращалась в целую эпопею. Мы пересчитали стоимость одного часа в американские деньги и получилось 15 долларов! Таких денег, местные жители, должно быть и за год не зарабатывают.

В конце концов, сторговались на 10 бырах за одно небольшое сообщение. Потом зашли в кафе-кондитерскую и выпили 16 чашек чая с различными сладкими булочками. Интересно, что в эфиопских кафе нет никаких чайников для приготовления кипятка. Вместо самовара там стоит огромный агрегат, который выдает по стальной трубке горячий пар. Нацедив заварки и воды, продавец чая вставляет трубку в чашку, нажимает педаль и агрегат начинает выть и рычать на весь дом, а горячий пар бурлит в чашке, заваривая чай. Проехав всю Эфиопию, мы ни разу не видели ни газовой, ни керосиновой плитки, нет у них ни самоваров, ни автоклавов. Все разнообразие приспособлений для получения кипятка колеблется от подставки с древесным углем в деревне, до рычащего автомата с паром в городских кафе.

Автостопом через Африку Глава 19-я.

Глава 20-я

Покупка кастрюли. — Снова на юг. — Ночлег на веранде нового дома. — Питьевая вода из канавы. — От деревни к деревне в город Бахр-Дар. — «Подарок от советского народа…». — В Бахр-Даре. — В гостях в богатом доме.

Вот уже вторую неделю мы путешествовали нераздельной шестеркой, не испытывая от этого никаких трудностей в автостопе. Ведь если машина согласна взять на крышу одного автостопщика, то почему бы не подвезти сразу шестерых? Некоторые из нас владели английским хуже, другие лучше. Так что первые учились у вторых. Единственное неудобство было в том, что у каждого была мелкая посуда для самостоятельного приготовления пищи.

Приходилось подвешивать над костром шесть мелких емкостей, которые и приготавливались крайне неравномерно — первые два котелка уже выскребли ложками, а другие три только закипают. В Гондере мы решили избавиться от этой проблемы и купить одну большую емкость на шесть человек.

Автостопом через Африку Глава 20-я.Автостопом через Африку Глава 20-я. Проводник привел нас на местный базар. Как и в арабских странах, товар здесь располагается по рядам. Сначала пошли в обувные ряды. Самый ходовой товар — тапочки из автомобильных покрышек. Мастер сидит прямо на груде черных подметок, режет ножиком ремешки и прямо на вашу ногу смастерит шлепанцы, которым сносу не будет, даже в горах, несколько лет. У Антона порвались ботинки-вибрамы, которые уже на старте были сильно «б/у». Здесь он искал ботинкам подходящую замену, но таковой, у сожалению, не нашлось.

Потом пошли ряды чеканщиков-жестянщиков и вот, наконец, целая улица продавцов кастрюль. Но все кастрюли 5–6 литров либо слишком тяжелые, либо плоские, либо не имеют ручек, с чаще всего еще и дорогие. Наконец, нашли кастрюлю из алюминия, привычного нам вида, с ручками по бокам. Перевернули и увидели штамп: «Московский механический завод.

Вместимость 6 л.» Приятная встреча! Но стоила кастрюля 75 быр, в два раза дороже своих нержавеющих соседей и пришлось от нее отказаться тоже.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

На соседней улице предприимчивые эфиопы продавали пустые консервные банки. Ведь это замечательная посуда и хозяйственная утварь для тех, кому нужно работать несколько лет на для покупки только одной кастрюли. Вскоре наука победила: мы приобрели всего за 2 быра почти новую шестилитровую банку из-под гуманитарного растительного масла Европейского Союза. Спасибо богатой Европе — напоила эфиопов бесплатным маслом, а нам предоставила дешевую посуду для варки картошки! Тут же, на выходе из рынка, проделали два маленьких отверстия, просунули проволоку для подвешивания кастрюли над костром и наполнили ее картошкой по 1 быру за 3 штуки.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Вернулись в общаги, помылись в душе, собрали вещи и распрощались с нашим юным гидом. На память он получил несколько советских монет, авторучку и фотографию русской зимы из моего альбома.

В кузове самосвала доехали до Azezo к 19–00. На южном выезде из города стоял деревянный щит с указателем: «BAHR DAR-168km. ADDIS-ABABA-733km.»

Кто бы мог предположить тогда, что наш путь до столицы растянется почти на десять дней!?

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Темнеет. Вокруг дороги распаханные поля, огороженные от коров живой изгородью из кактусов, которые у нас любят выращивать на подоконниках — темно-зеленые плоские листья с длинными белыми колючками. В сумерках изматывающая жара отступила, настроение хорошее — идем по эфиопской грунтовой дороге, распевая во всю глотку песни Владимира Высоцкого.

Крестьяне долго смотрят вслед шестерым странным иностранцам с рюкзаками, гитарой и шестилитровой банкой картошки.

Неожиданно среди кактусов открывается зеленая лужайка травы. На противоположном конце лужайки — только что построенный дом, но жильцов пока нет, окна и двери заперты на засовы. Почему бы не заночевать на лужайке, ведь машин сегодня все равно не будет?

Дома богатых крестьян и ремесленников в Эфиопии строятся следующим образом: бригада рабочих вырубает длинные и тонкие стволы эвкалиптовых деревьев и очищает их от коры (кора идет для плетения корзин и другой утвари), несколько стволов потолще вкапываются по углам строения, остальные образуют каркас из стропил и балок. Конечно, при таком материале трудно добиться прямолинейности поверхностей и углов, но оно и не требуется. Затем, на ребра каркаса привязываются полосками коры все оставшиеся ветки, получается — дом из прутьев.

Ответственный этап — заполнение самых крупных щелей травой, щепками и опилками. Затем стена с обеих сторон обмазывается красноватой африканской глиной. Теперь, в зависимости от финансовых возможностей заказчика, можно покрасить фасад яркой минеральной краской и покрыть крышу оцинкованным железом. Кто победнее — разукрашивают «парадную стенку»

золой, глиной другого цвета или иными природными красителями, которые, впрочем, вскоре выцветают под жарким солнцем. Если нет железа, крышу можно крыть кусками упаковочного полиэтилена, дранкой или иным подручным материалом.

Дом, возле которого мы решили ночевать, был очень тщательно обмазан глиной, пред запертой дверью имелась даже веранда, прикрытая от дождя металлическим козырьком. Я натянул на веранде палатку, на случай малярийных комаров, а кое-кто из нас остался ночевать и без укрытия, за что впоследствии и поплатился, но об этом читатель узнает в свое время.

Где же взять дрова? После строительства не осталось ровным счетом ни одной щепки отходов — только яма в месте добывания глины. В ближайшую эвкалиптовую рощу организуется экспедиция с моим фонариком, но не находит ни одной ветки. Однако, за рощей проходит ограда соседнего дома, сделанная из сухих колючих веток. Может разобрать часть забора? Не обидятся? Все сомнения пресекли соседские мальчишки, привлеченные фонариком.

Они знали лишь несколько слов по-английски, но в общении помогли несколько сухих прутиков и жесты. Мы поняли друг друга примерно таким образом:

— Глядя-ка, белые мистеры в нашей деревне! Что вы тут делаете в темноте?

— Ищем дрова, ветки, палки. Хотим сделать костер, еду…

— Вам нужны дрова? Вот, возьмите…

Пацан смело выдирает колючую палку из забора. Мы благодарим и остальные тоже следуют его примеру. Возвращаемся к лагерю с охапкой колючек, которые неудобно ломать, но зато они хорошо горят. Теперь, однако, наше пребывание рассекречено. Из-за кактусов появляется группа парламентеров из взрослых местных жителей.

— Эй, иностранцы! Что вы там делаете?

— Добрый вечер. Готовим еду на костре.

— Вы собрались здесь ночевать?!

— Да. Завтра утром поедем дальше, в Бахр Дар.

— Нельзя здесь ночевать! Очень опасно! Очень!

— В чем опасность? Не видим.

— Грабители! Ночные разбойники! Вас могут ограбить или даже убить. Очень опасно ночевать без гостиницы.

— Не стоит беспокоиться. Мы уже много месяцев ночуем без гостиницы и еще ни разу нас не ограбили. Идите домой и не о чем не беспокойтесь.

— Да? Ну как знаете. Мы вас предупредили. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи.

— Можем ли мы вам чем-нибудь помочь?

— Пожалуй да. Сделайте так, чтобы все дети, которые бегают вокруг нас, пошли по домам…

Мужчины сердито кричат на амхарском языке и даже хватают с дороги камни. Дети тут же разбегаются по домам и до утра нас никто не беспокоит.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Утром вышли голосовать, а у дороги ждут уже несколько десятков зрителей — вчерашние вечерние гости рассказали про нас всем соседям.

У нас закончились запасы воды. Мимо идет девочка с грязной канистрой и ржавой консервной банкой. Спрашиваю ее жестами «Где взять воду?» Манит рукой за собой. В десяти метрах от нашей тусовки, в придорожной канаве сохранилась дождевая вода. В ней блаженствуют лягушки, пиявки, личинки жуков и прочая фауна. Девочка погружает консервную банку в темную жижу и переливает в канистру. «Это можно пить?!» — удивленно спрашиваю ее жестом. Вместо ответа девочка демонстрирует мне питие воды и свое удовольствие от утоления жажды. Это, пожалуй, даже круче, чем нильская вода в Судане!

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Тем временем, на нашей позиции собралась толпа зевак, а три проехавшие на юг машины отказались нас брать даже на крышу, ожидая пополнения своих карманов бырами. Пытались разогнать толпу сначала уговорами, затем палками, потом камнями — все равно эфиопское любопытство сильнее всех угроз и возможных наказаний. Нас спас только самосвал, согласившийся подвезти нас в кузове на пять километров до своего поворота.

Какая удача! Нужный самосвалу поворот оказался как раз между деревнями. Есть надежда, что следующий транспорт подберет нас раньше, чем толпы любопытных эфиопов из обеих деревень окружат нас.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Задачка для очередного учебника Григория Остера: Русские автостопщики высадились на дороге между двумя эфиопскими деревнями. От одной деревни проехали 1,5 километра, до другой не доехали примерно 2 километра. Но от проезжающих машин, про нас уже знают жители всех деревень на этой трассе. По направлению к нам выдвинулись толпы «ю-юкал», любопытных и «хелперов». Когда толпа вокруг нас достигнет, допустим, 50-ти человек, автостоп станет бессмысленным занятием, ибо машины уже с трудом смогут проехать по узкой дороге. Спрашивается: сколько у нас есть времени на «эффективный автостоп», если каждые десять минут из каждой деревни к нам стартуют примерно по два удивленных эфиопа, никогда в жизни не видевших белых людей без машины?

Однако, до следующей машины прошло больше часа. За это время шестеро автостопщиков невольно «застопили» всех без исключения людей, идущих из одной деревни в другую.

Получилась разновозрастная тусовка, некоторые знали английский, пытались общаться, но никаких полезных свойств не проявляли.

Это вам не Судан, где каждый норовит накормить, зазвать на ночлег, одарить едой и фруктами… Это православная Эфиопия, у многих людей на грязной шее висят железные крестики или иконки.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Еще несколько машин подвозили нас по 6-10 километров, по нашей просьбе водители высаживал нас между деревнями. Третий водитель притормозил в центре деревни. Отбиваясь от ю-юкал мы подбежали к огромному самосвалу «SKANIA», точно такие встречаются и на наших дорогах. Водитель был не против подвоза в Бахр-Дар, и мы залезли в пустой кузов, затыкая уши от доносящихся снизу криков «Ю-ю!»

Грузовик пополз в горы, злобно урча мотором. В кузове не было укрытия от палящего солнца и сидеть приходилось на своих рюкзаках. Но эти неудобства компенсировались прекрасным обзором на окружающие хребты и дорожные серпантины. Если не успел сфотографировать красивую скалу, то можешь сделать это на следующем витке дороги.

Автостопом через Африку Глава 20-я.Автостопом через Африку Глава 20-я.

Почти десяток фотокамер работали снимали горные кручи с террасами огородов, парящих в небе орлов и манящую вдалеке полоску озера Тана. Несколько раз водители останавливались возле придорожных кафе попить чай, но нас не угощали. Самим же нам приходилось скрывать от водителей наличие денег, чтобы избежать возможных денежных домогательств в момент расставания.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

В обеденную жару грузовик переехал по мосту исток Голубого Нила, и высадил нас в центре города Бахр-Дар. Центральная улица покрыта замечательным асфальтом, разделительная полоса засажена аккуратными финиковыми пальмами. Есть бордюрный камень и тротуары — чудеса цивилизации!

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Город примечателен для нас тем, что в июне 1963-го года, «В дар от народа и правительства Советского Союза» здесь был открыт современный политехнический университет. Даже на заре Автостопом через Африку Глава 20-я.

XXI-го века учебные корпуса поражают своим величием и удобством. Между зданиями построены крытые застекленные переходы, типичная для всех наших учебных заведений столовая с ленточным транспортером подносов до сих пор является «чудом техники» для эфиопской молодежи. «Советский народ» не скупился в подарках: у университета собственные мастерские с кранами и станками, гараж и авторемонтный цех, целый парк ржавеющих Автостопом через Африку Глава 20-я. тракторов и автомобилей, огромная библиотека, которую можно встретить у нас, пожалуй, лишь в крупных областных центрах. Современные пятиэтажные дома, со всеми удобствами для персонала были просто роскошными по советским меркам 60-х годов, а в Эфиопии и сейчас сильно контрастируют с местными соломенными хижинами.

В нашей команде появились первые серьезно заболевшие люди, нам нужно было привести в порядок себя и одежду, подлечить больных, заняться ремонтом обуви и снаряжения, отредактировать дневники и написать письма домой. В поисках долговременной вписки с благами цивилизации, студенты проводили меня и Юру Генералова к квартире университетского начальника. Юра пошел как «самый англо-говорящий», а я как «сопровождающий», потому что Юре сильно нездоровилось уже несколько дней.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

К нам вышел толстый и важный эфиопский человек, заместитель декана университета.

Звали его Гзача Аддунья. Юра обращается к нему по-английски, объясняя наш маршрут и просьбу о вписке. Начальник уточняет наше количество и сроки пребывания. На десятой минуте беседы выясняется, что г-н Гзачо — выпускник МГУ 1984-го года, и вполне может разговаривать по-русски! Нам предоставили отдельный домик для «холостых аспирантов», в котором был и водопровод, и электричество, и кухня.

До темноты мы мылись, стирались, варили кашу из чечевицы, слушали кассету Владимира Высоцкого и радовались удачной вписке.

На следующий день изучали город Bahir-Dar.

Автостопом через Африку Глава 20-я.Автостопом через Африку Глава 20-я.

На почту нас не пустили с фотоаппаратами в рюкзаках, пришлось отдать их охраннику на улице. Интернет также, по телефону со столицей, как и в Гондере. Желающие ходили в госпиталь, консультировались с врачами и аптекарями, лечились таблетками. Антон Кротов купил за пять долларов высокие кожаные сапоги солдата эфиопской армии, в коих Автостопом через Африку Глава 20-я. благополучно проехал всю оставшуюся Африку и ходит до сих пор по Москве. Сварили целое ведро чая и пили его с горячими булками из местной пекарни. Покупали апельсины и бананы по два с половиной быра за килограмм.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

26-го сентября пятеро участников нашей экспедиции поехали автостопом на водопады Голубого Нила, что в 30-ти километрах от Бахр-Дара. Я остался на вписке температурить, так как счел, что посещение водопада с температурой и поносом не пойдет на пользу моего организма. Выпил несколько различных таблеток и 3 литра слабого чая, поспал четыре часа — полегчало.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

К вечеру все вернулись «домой». Решили не ехать дальше по прямой дороге в столицу, а сделать крюк на восток, чтобы посетить знаменитые «монолитные церкви» города Lalibela.

Уникальные православные храмы занесены в каталог ЮНЕСКО и посмотреть на них прилетают люди всех религий из самых разных стран мира. Юрий Генералов сменил меня на посту «больного», с тем чтобы после ослабления приступа лихорадки ехать в Аддис-Абебу в госпиталь Советского Красного Креста.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Когда впятером, вновь проехали через исток Голубого Нила, то за мостом нас зазвал к себе в гости местный студент. Это что-то новое! В гостях у эфиопов мы еще не ночевали, нужно согласиться хотя бы «для пользы науки».

Нас привели, несомненно, в один из самых богатых домов на этой улице. Достаточно сказать, что у них был даже(!) телефон! Многокомнатный дом был изготовлен из глины, по описанной уже в этой книге технологии. Зажиточные хозяева покрасили глиняные стены краской даже внутри. В большой комнате, куда нас разместили, стояла пружинная кровать с матрасом, старый покосившийся сервант. Потолка не было — сразу жестяная крыша.

Автостопом через Африку Глава 20-я. Многочисленные родственники студента с гордостью смотрели на электрическую лампочку на стропилах, с любопытством на нас, инопланетян с далекой планеты «Раша», и с завистью — на своего родственника, который мог общаться с нами по-английски. Пользуясь тем, что внимание туземцев рассеянно по нескольким объектам сразу, я тихонько достал фотоаппарат и сфотографировал комнату, не поднимая рук. Когда вспыхнула встроенная вспышка, не все даже поняли, что произошло.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Нас подробно расспрашивали о многих вещах: о том как живут у нас люди, как учатся студенты… На вопрос, «что русские едят на ужин?» честно ответили «картошку с мясом» и хозяева приготовили эту самую картошку с кусочками жареного мяса. Конечно, кто-то из читателей сейчас спросит: «Почему не заказали какое-нибудь местное экзотическое блюдо, типа „мозги обезьяны“»? Но на это, я, например, честно скажу, что был сыт инжеррой по горло и очень даже рад был обыкновенному мясу без перца.

На ночь в комнате расстелили большой ковер, а двое из нас с гордостью (впервые за последние две недели!) улеглись на кровать. Наивные! Как раз на кровати они и были больше всего покусаны блохами. Избежали покусов лишь те, кто спал на полу, подстелив пенку и наглухо закрыв спальный мешок.

Этой ночью на улице проистекал дождь и местный праздник «сожжение крестов», аналог нашему «Проводы Зимы», но я сей праздник проспал, обессиленный болезнью. Пусть Вам расскажут про него другие участники эфиопского этапа экспедиции, я стараюсь избегать в этой книге описывать события, которых не видел лично. Хотя, допускаю, что в таком случае книга могла бы быть намного интересней, и уж точно, в три раза толще.

Автостопом через Африку Глава 20-я.

Глава 21-я

Разделение участников. — Самая интересная трасса Африки. — Советская военнаятехника. — Вечер в Debre-Таьоrе. — Шестеро в кабину древнего грузовика. — Проба мяса вЛалибеле. — Банкет с медиками и вписка в новом госпитале.

27 сентября мы решили разделиться. Конечно, до этого, путешествуя по Эфиопии нераздельной шестеркой мы не испытывали никаких неудобств с автостопом из-за нашей многочисленности. Но теперь, появилось несколько причин для разделения:

1. Дорога на Лалибелу обещала быть малоприспособленной для автостопа — грузовиков в Судан и из Судана на ней уже нет, возить с востока Эфиопии на запад особо нечего, к тому же, на высотах более 3500 метров вряд ли ожидался асфальт. Следовательно — 2. Рассчитывать можно только на местные машины и транспорт с туристами. А они не склонны возить большие компании халявщиков.

3. Близиться время стрелки в Аддис-Абебе, куда должны перелететь из Каира еще трое участников экспедиции, так и не дождавшихся суданской визы. Что они подумают, если сразу шестеро нас опоздает на «обязательную стрелку»?

4. Григорий К, любитель употребления всяческих недозрелых плодов и эфиопского пива, тоже стал терять самоходные свойства в дополнение к уже лихорадившему Юре Г.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

Так что, покидая утром гостеприимный дом студента, мы решили разделиться: Гриша возвращается в Бахр Дар, после чего, в комплекте с Юрой, они вдвоем едут болеть в Аддис- Абебу. Семьсот километров оживленной дороги до столицы они должны преодолеть за 2–3 дня, а ежели понадобиться госпитализация раньше — города по трассе имеются, судя по карте, через каждые 35–40 километров.

Оставшиеся четверо разделились на пары Кротов+Лекай, Лапшин+Сенов. Мы возвращаемся на север 60 километров, где возле деревни Werota отходит на восток самая интересная трасса Эфиопии, а, возможно, и всего континента. 413 км грунтовой дороги до города Weldia проходит по заоблачным горным кручам, содержит всего три деревни, и загадочный пока для нас поворот в Лалибелу в сорока километрах от Велдии. Через Велдию же, показана некая асфальтовая трасса с севера на юг, из воюющей Эритреи в столицу Эфиопии, опять же через горы. В 140-ка километрах севернее Аддис-Абебы на карте обозначен некий тоннель с цифрами «3230». Эти цифры загадочно манили нас, независимо оттого, что они обозначали — длину тоннеля или его высоту над уровне моря. Но главная цель этого крюка — легендарные церкви Лалибелы.

На поворот возле Вероты добрались только к полуденной жаре, подвозили нас сначала на «Lend Cruiser-е» югославский электрик, а потом самосвал типа нашего КАМАЗа, который ехал дальше на север, в Гондер.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

«WEROTA — WELDIA — HIGHWAY» — сообщал всем рекламный щит в начале дороги.

Непонятно, в каком смысле здесь употреблялось американское выражение highway? Вместо привычного «скоростного шоссе», можно было перевести как «высотный путь», что, на мой взгляд, более соответствовало действительности.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

В трехстах метрах от плаката, под первым колючим деревом, дающим в африканский полдень совсем немного тени, лежали на рюкзаках Антон и Сергей, выехавшие на два часа раньше нас. Мы не удивились — поток машин здесь настолько слаб, что даже выехав с разницей в сутки мы все равно, с большой вероятностью встретились бы на этом повороте.

Но сегодня удача улыбается нам — уже через четверть часа подъехал грузовик, везущий, по обыкновению, уже и других «платных» автостопщиков. Водитель немного понимал по английский и в ответ на наши многократные предупреждения «ноу мани» сделал жест, приглашающий в кузов. Грузовик был доверху наполнен песком, подперев спиной рюкзак можно было довольно комфортно трястись на высоты более 3000 метров, обозревая при этом окрестные леса. Пейзаж немного напоминал наш Крым, только дорога была — сплошные ухабы, и эфиопские колючие деревья давали совсем мало тени, по сравнению с буковыми лесами в крымских горах. Время от времени, в кузов залезали заготовители угля, торговцы, везущие свой нехитрый товар от одной кучки хижин к другой. Подвозились и некие вооруженные люди, в таких же лохмотьях, как и прочие сельские жители. Военная форма в Эфиопии — атрибут только «придворных» частей в крупных городах. В горах же, было совершенно непонятно — что за человек, вслед за стадом худых коров, несет на плече автомат: Пастух? Полицейский?

Партизан? Эретрийский диверсант? Мы не спрашивали. Едущие в нашей машине вооруженные люди тоже не задавали вопросов ни нам, ни кому-либо еще.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

Эфиопы, в подавляющем большинстве, по нашим наблюдениям, довольно трусливые люди — стоит только поднять палку или камень — хелперы и попрошайки в ужасе разбегаются и прячутся за свои соломенные стены. Но эффект этот весьма кратковременный — любопытство быстро берет верх над страхом, и уже через минуту зрители опять толпились в первых рядах.

Примерно так же, должно быть, они и воевали с нашей техникой. Довольно часто вдоль дороги стоят ржавеющие советские танки — порвалась гусеница — бросили на обочине. В некоторых местах ржавели группы по 2–3 танка и БТРа. Местные жители отвинчивали и срывали с них все, что могли оторвать и унести.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

В одном месте, на гоном перевале стояла хижина, сложенная из камней, а дверь для нее позаимствовали от задней части БТРа. Антон Кротов фотографировал брошенные танки своим фотоаппаратом и эфиопы не препятствовали этому, хотя в городах запрещалось фотографировать даже административные здания типа банка или школы.

Однажды мы увидели совсем уж фантастическую картину: посреди деревенской улицы, н на фоне конусообразных крыш, стояла гусеничная ракетная установка. Ее стрела была повернута влево и гордо возвышалась над соломенными хижинами тех, кого должна была защищать. Некогда зеленого цвета конструкция теперь удачно маскировалась местными ползучими растениями, на высоте нескольких метров созревали плоды типа наших кабачков. По корпусу установки гуляли грязные куры, а из люка механника-водителя улыбались и махали ладошками чумазые эфиопские дети.

Что здесь делает сия грозная техника? Наверное, один раз стрельнули, а как заряжать — не знали, или не было больше ракет, или топлива, или запчастей… Так и стоит все теперь немым памятником посреди деревни — вывозить металлолом по таким горным кручам — слишком дорогое удовольствие.

Поселок-деревня Debre-Tabor оказался очень длинным. В окружении толпы орущих «ю-ю» детей, мы прошагали несколько километров, два раза попили чай в кафе, один раз нас угостили кофе в местном госпитале, где больничные палаты напоминали деревянные сараи.

Действительно, лечиться в такой больнице не очень хотелось.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

Мы шагали все дальше и дальше на восток, одни орущие «ю-ю!» дети отставали от нас, другие выбегали им на смену. Поток машин был, примерно, 1–2 в час. Но водители ни в какую не соглашались подвозить нас бесплатно, а толпа детей и хелперов только усугубляла положение. Наконец, мы выбрали позицию на холме, скинули рюкзаки и разлеглись на травке, время от времени палкой обращая в бегство толпу ю-юкал и лениво отвечая на вопросы бесполезных хелперов. К 18-ти часам собралась большая толпа всяких бездельников — пастухи остановились поглазеть на белых людей, а вместе с ними остановились и разбрелись по дороге и их коровы. Дровосеки, возвращающиеся с гор, тоже бросили возле нас свои вязанки дров, дети с рыбалки, охотники с охоты, калеки с рынка — все они собирались на нашей позиции в огромную толпу и с воодушевлением обсуждали появление белых людей без машины. Нам сказали, что и на машине белые люди обычно проезжают эти деревни без остановки, да и то не чаще 2-3-х раз в год. «А здесь сразу четверо былых иностранцев, да еще и с рюкзаками, да еще и не хотят платить за подвоз! Такое событие, несомненно, войдет в народное творчество Эфиопии на десятилетия» — хвастливо рассуждали мы, еще не зная, как нам суждено «прославиться» в Лалибеле.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

В шесть вечера, утомленные толпой больше, чем голодом и жарой, мы покинули трассу и воспользовались приглашением поставить палатки во дворе одного из хелперов. Большинство англо-говорящих людей в Эфиопии, имели возраст 25–30 лет. Сегодняшний юноша привел нас к дому своих родителей и показал место, где можно разжечь костер и ставить палатки.

В сумерках раскололи эвкалиптовый ствол и попросили в доме воды для гороховой каши.

Когда начали распаковывать рюкзаки, толпа аборигенов, подогреваемая любопытством задних рядов начала толкать передних зрителей на костер, еду и разобранные рюкзаки. Возникла опасность давки и опрокидывания ужина в огонь. Назрели срочные меры по разгону толпы.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

Антон Кротов, как всегда, оказался самым находчивым и решительным. С английскими словами «Извините, люди. Идите домой!» он выхватил из костра длинную горящую палку и стал размахивать ей над головами зрителей, вызвав панику и бегство. Опять больше всего досталось детям 3-4-х лет — старшие убежали по кустам, младших унесли мамы на спинах, но все же нескольких карапузов опрокинули в канаве. Крики затихли через несколько минут, из темноты в Антона прилетело всего несколько камешков. Вокруг стало безлюдно и просторно.

Подошел человек, пригласивший нас на ночлег:

— Зачем вы разогнали огнем людей? Все очень напуганы!

— Нам пришлось это сделать, ибо толпа не давала нам готовить еду и вполне могли украсть что-либо из вещей…

— Но в этой толпе были мои папа и мама, и другие родственники…

— ?!! Да уж. Нехорошо получилось. Давай так: поставь своих папу и маму слева от костра, вот за этим бревном. Попроси чтобы твои родственники не напирали на них и не подходили ближе. Пусть становятся позади родителей по степени родства…

— Но эта толпа — почти вся из моих родственников. У меня половина деревни в родстве…

— Ну тогда ничем не можем помочь. Продавай билеты, что ли, за просмотр… чтобы хоть как то уменьшить толпу…

Но, к счастью, напуганные поступком Антона, жители больше не беспокоили нас в этот вечер. После того как каша была съедена и ведро чая выпито, все разошлись спать, и только звезды подсматривали сквозь эвкалиптовые кроны, как палатки сотрясаются от внутренних ударов по стенкам — это русские путешественники истребляют перед сном малярийных комаров, а так же блох, которые поселились в наши одежды на прошлой вписке. Но уж лучше спать в своей палатке воюя с комарами, чем в доме на кровати, кусаемый африканскими блохами!

Утром было дождливо и холодно даже нам. Не успели вскипятить чай, как приехал груженый мешками грузовик, кузов покрыт скользким и мокрым тентом. Повезло нам неслыханно — водитель даже знал несколько слов по-русски, и ехал как раз в Лалибелу!

Несмотря на то, что в кабине уже сидит помощник водителя, нас зазывают на спальное место. Я укрепляю на крыше рюкзаки, накрываю их пленкой в то время, как трое моих товарищей набиваются в кабину, сняв мокрую обувь на пол. Первые десять километров я проехал на крыше кабины, но даже в плаще быстро замерз и перебрался к остальным. На узкой спальной полочке лежали трое, а четвертый, сменяясь, ехал на одном сиденье с местным пассажиром. Водитель и его пассажир жевали листья какого-то местного наркотика чтобы не заснуть и не замерзнуть — машина медленно взбиралась все выше и выше, дождь сменялся туманами и облаками, но здешние реки имели каменные мосты, так что вытаскивать грузовик из грязи не приходилось.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

Именно в наличии этих мостов и заключалась вся разница между эфиопским «хайвеем» и прочими «простыми дорогами».

Японские часы Лекая в очередной раз отмерили высоту 3 000 метров над уровнем моря, когда мы свернули на север, не доезжая до деревни Dibe. Тут же начался затяжной спуск по размытой дороге — машину трясло, то одно, то другое колесо проваливалось в ручей или прыгало с острого камня. Этим итальянским грузовикам больше полувека! Как они выживают при такой эксплуатации?

Спустились на 1000 метров, не встретив ни одной машины. Дождь остался наверху, стало жарко — на скалах вдоль дороги цветут растения, похожие на кактусы. Через час проехали поворот на аэропорт и начался новенький асфальт — специально для туристов, прилетающих посмотреть Лалибелу. Интересно, по карте аэропорт совсем рядом с городом, где же тогда мы еще успеем набрать 400 метров высоты? Но асфальтовая дорога начинает петлять, карабкается вверх по серпантину, вот уже далеко внизу мелькнула река и развилка дорог, вот с обеих сторон к машине подступают щеки скал… последний подъем и мы въезжаем сразу в центр поселка.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

Приехали! Очевидно, мы одни из немногих белых людей, которые добрались до Лалибелы без помощи самолета. Но все же здесь к туристам привыкли, толпа ю-юкал поменьше чем всегда, в магазинах знают английский, в кафетерии с холодными большими пончиками (по 1быру за пончик) работает телевизор от спутниковой антенны. Но туристов немного — сезон дождей — не время для путешествий даже самолетом. В основном, приходят смотреть в говорящий ящик обитатели окрестных домов. Когда же я в последний раз видел телевизор? Ах да, точно, в Вади-Халфе, на севере Судана. Сколько дней прошло, но удивительно, по телевизору никто из нас нисколько не соскучился, так что пошли в другое кафе, где нам обещали мясо.

Действительно, порция мяса даже в меню стоит всего четыре быра.

— А можно ли попросить у вас мясо без перца? — Интересуюсь у хозяйки.

— ??! Не поняла. Что Вы хотите? — Переспрашивает женщина.

— Мясо «не острое», без перца, можно?

— Мясо не бывает без перца. Как это оно может быть «без перца»?

Хозяйка кафе-гостинцы искренне удивлена моей просьбой, ведь мясо, по ее понятиям, изначально существует только в остром перченом соусе.

Купили две бутылочки фанты, много белых булок и заказали две порции мяса «на пробу», на четверых голодных автостопщиков.

Сергей Лекай, обмакнув хлеб в мясной бульон, покрякал, вспоминая Тибет. Олег Сенов, любитель острого, положил в рот кусочек мяса и безапелляционно заявил, что «Грил все равно это есть не сможет». Антон Кротов, со словами «в Индии и не такое едали!» сделал себе сэндвич, но даже запивая фантой, смог съесть только пару кусочков. После первой тарелки сдался Олег, и только Сергей мужественно доел «мясо по-эфиопски». Пришлось заказывать у хозяйки пять литров кипятка и заваривать чай в своем котелке. Мы заплатили за кипяток 2 быра, а если бы заказывали чай, то платить пришлось бы 30 копеек за каждый стакан из-под «парового агрегата».

Вот она, та самая «голодная Эфиопия», которой нас пугали посольские работники в Хартуме и английские путеводители.

Город Lalibela расположен на вершине горного хребта. Центральная площадь с главпочтамтом и зданием полиции находиться на высоте 2630 метров над уровнем моря, а все остальные улочки круто сползают вниз, и отдаленные предместья виднеются в облаках, как с борта самолета. Еще снимая с грузовика мокрые и грязные рюкзаки, я увидел на восточной окраине несколько белых домиков с блестящими жестяными крышами. «Это наверняка госпиталь, а там могут отказаться русские люди» — предположили мы и отправились вниз искать вписку.

Вечерело, погода снова портилась, осмотр храмов следовало отложить на завтра.

Улочки Лалибелы оказались настолько круты, что по ним впору карабкаться горным козлам, а не хрупким девушкам, поднимающим снизу вверх тяжелые емкости с водой.

Подавляющее большинство местных жителей имели на ногах, в лучшем случае, шлепанцы из автопокрышек. Из одежды тело прикрывали чисто символические лохмотья, когда то бывшие джинсами и майками. Независимо от высоты и погоды, для утепления использовались одинаковые темные одеяла неопределяемого из-за грязи цвета, которые оборачивались на манер пончо или плащ-накидки. Позже мы узнали, что до прихода христианства здешние племена были вполне счастливы, имея из одежды только украшения и эти вот одеяла для сна. Но «добрые» проповедники-христиане «объяснили» дикарям, что голыми ходить «неправильно», что нужно носить одежду. Однако, эти проповедники до сих пор поставляющие сюда гуманитарную одежду «секонд хенд», забывают снабдить людей бесплатным мылом и стиральным порошком, да и горячую воду эти люди видят только в чайнике на древесных углях.

Автостопом через Африку Глава 21-я.

Так что в не стираных, многократно залатанных лохмотьях обильно размножаются всякие паразиты и болезни. Инфекционные заболевания пышным цветом распространяются по этим деревням, а медицина, по большей части, доступна лишь богачам. Простым людям остается только умирать на улицах, показывая туристам свои гнойные раны, вздутые животы и безобразные культи, в надежде получить хоть копеечку «на жизнь», а скорее, на достойные похороны. На 10–20 деревень приходиться один госпиталь, построенный какой-нибудь «Норвежской христианской армией спасения», но квалифицированных специалистов все равно не хватает — люди с образованием не желают умирать от тех же болезней, что и их нищие пациенты.

Совсем новенький госпиталь построили в Лалибеле в год нашего приезда, когда мы подошли к только что покрашенным воротам, то очень удивили охранника, но все же он пустил нас внутрь, отогнав палкой за ворота хелперов, ю-юкал и калек-попрошаек. Позвали англо- говорящих начальников. Госпиталь еще не принимал больных, так что вместо халатов на них были нарядные костюмы с галстуками — мы попали на праздничный банкет.

Попросились поставить палатку на территории госпиталя, чтобы огородиться их забором от толпы любопытных, стоящих за воротами. Хорошо бы было еще помыться и постираться. Наши тела и одежды сильно загрязнились во время езды в кузовах самосвалов и в процессе лазания по мокрым грузовикам. Ярко-желтые футболки нашего спонсора «TRAVEL-RU» стали грязнокоричневого цвета, на плечах и спинах зияли дыры, даже мой желтый льняной костюм к тому времени перетерпел множество ремонтов, особенно живописные заплаты светились на локтях и коленях. Начальники сначала долго удивлялись на наш внешний вид, потом долго совещались и спрашивали «почему не хотим идти в отель?», но все же разместили нас на крытой веранде, показав где душ и туалет.

Как только мы умылись и переоделись, нас сразу пригласили на банкет. Праздновали, в основном, молодые парни и девушки, только что закончившие медицинские курсы и иные учебные заведения. Сначала начальник госпиталя сказал речь, потом по столам разнесли бутылки с пивом и фантой, щедро раздали инжерру, и наконец в большой кастрюле — куски мяса с капустой. О, чудо! Опровергая слова хозяйки ресторана, мясо оказалось не острым!

Владеющие английским рассказывали о нашем путешествии, а остальные набивали желудки вкусной и безопасной едой. Олег Сенов принес гитару и, к всеобщему восторгу, мы даже спели пару песенок. После чего начальники ушли по своим делам, а молодежь стала играть в игру, которая у нас называется «фанты». Любители пива остались, остальные стирались и мылись горячей водой с помощью электронагревательных баков.

Наш полуночный отход ко сну происходил под бдительным присмотром охранника с ружьем. Так я и не понял, охранял ли он госпиталь от нас, или охранял нас от эфиопов?

Глава 22-я

«Братья-Христиане!»«Полиция не может вмешиваться в дела церкви»? — «Православные?! Тогда заходите внутрь…»Плен и осада с камнями.

— Снова в полицию. — Преступление и наказание.

29.09.00. Охранник разбудил нас ровно в 8-00, но чая не предложил. Собрались, умылись, поднялись в город. Вчерашние хелперы, должно быть так и простоявшие всю ночь у ворот госпиталя, отвели нас к входу в церкви.

Со дня своего основания эта тихая, огороженная от всего мира горами и бездорожьем деревня, называлась — Рох.

Однажды, собирая дань, в нее заехал просвещенный но набожный царь по имени Лалабела, правивший Эфиопией с 1990-го по 1228 год. По легенде, здесь ему приснился сон, в котором ему приснились уникальные храмы, высеченные из монолитных скал. Видимо, этот сон был навеян владыке рассказами о пирамидах египетских фараонов. Так или иначе, но царь решил прославить себя в истории и приказал соорудить здесь 11 величественных храмов, которые сохранились и по сей день. Нам неизвестно, слышал ли древний царь о существовании пещерного города Петра в Иордании, но, скорее всего нет.

Благодаря эфиопским храмам имя Лалибелы теперь связанно с одним из «чудес света», а благодарные монахи-летописцы окрестили в 13-ом веке это деревню Лалибелой.

Средневековые эфиопские зодчие сначала сняли слой красной глины, обнажив лежавшие под ней вулканические турфы. Затем, врубаясь в скалы, они окапывали их траншеями и вытачивали контуры будующих святилищ, уходя все глубже и глубже под землю, как бы вырезая в каменных глыбах внутренние арки, колонны, своды и залы. Храмы не строили, а ваяли, словно статую, полую изнутри. В отличии от той же Петры, храмы Лалибелы не красуются над поверхностью, многие из них просто не видно, поскольку крыши церквей находятся вровень с поверхностью земли, а к их входам ведут узкие траншеи-щели, зачастую уходящие вглубь на 10–12 метров.

Теперь Monolithic churches Lalibela объявлены «всемирным наследием», чтобы они не пачкались от дождей, на деньги ЮНЕСКО над ними сделали алюминиевые крыши на высоких стальных подпорках. Осматривать храмы иностранцам можно только за деньги. Наружный осмотр стоит 18 долларов с человека, посещение внутренностей — 36 долларов, фотографирование — за отдельную плату. Тупые охранники ничего не хотят слушать про православную Россию и наше путешествие. Наконец, показался главный настоятель всех этих храмов — толстый (как три простых эфиопа), важный человек, в бархатном малиновом одеянии, с разукрашенной самоцветами шапкой, с золоченым посохом и в окружении многочисленной свиты.

Олег Сенов был определен как самый православный из нас, ибо несколько сезонов сам проработал на восстановлении храмов Соловецкого монастыря. Его и послали на переговоры с «патриархом Эфиопии», но начальник разговаривать с ним не захотел и вскоре скрылся в своей резиденции. Просидев час в ожидании аудиенции, мы дождались только охранника, который сказал примерно так: «Патриарх вас принимать не хочет. Все иностранцы должны платить за осмотр храмов, независимо от страны происхождения. А если у вас проблемы с деньгами — обращайтесь в полицию»

Мы снова поднялись на центральную площадь, перекусили чаем с пончиками и вписали рюкзаки к охранникам почтового офиса. Трое пошли на переговоры с начальником полиции.

— К сожалению, ничем не могу вам помочь. Церкви Лалибелы — основной источник дохода для нашего округа. Бесплатно вас никто не пустит.

— Но церковники сказали нам обращаться в полицию, что вы поможете!

— Вы что-то путаете, полиция не может вмешиваться в дела церкви.

— Но ведь взимание платы за вход в храм — нарушение правил всех религий! Если посмотреть хотя бы Библию…

— К сожалению, туристы — единственный источник дохода эфиопской церкви. — Прервал шериф наши разговоры о Библии — Если эти бедолаги не будут брать плату, то умрут с голоду…

— Но одно дело — американские туристы, прилетевшие на самолете. Для них 40 долларов — не деньги. Но мы и так заплатили 50 долларов за визу Эфиопии, самую дорогую из всех виз, кстати. Мы приехали к вам автостопом специально, чтобы рассказать православной России о ваших уникальных храмах…

— Ничем не могу вам помочь. До свидания. Дела религии — не мое дело.

«Ну, не напрасно же мы так долго ехали сюда, чтобы уйти ни солоно хлебавши! Если не пускают бесплатно через ворота — найдем другой вход!» Действительно, со стороны домов никакого забора не было — туристы просто не рискуют ходить по таким улицам, где тротуар выполняет роль и сточной канавы и канализации одновременно.

Мы перелезли через овраг и стали осматривать и фотографировать храмы «несанкционированно».

Церковь Иммануила имеет 18 метров в длину и 12 метров в ширину. Ее блок «врезан» в скалу на глубину до 11 метров. От нее, по подземному тоннелю можно пройти к церкви Меркурия. Хотя она уже частично обрушилась, на ее внутренних стенах сохранились три огромные, выполненные на ткани картины. Но жадные монахи не пустили нас внутрь, и картин этих мы не увидели.

Церковь Святого Ливаноса врезана вовнутрь холма. Ее строили последней, и даже крыша храма еще не отделена от нависающей над ней скалы. Зато здесь лучше всего видны этапы строительства.

Две церкви-близнецы, Святого Гавриила и Святого Рафаила, прикрываются единой каменной крышей, размером 25 на 12 метров.

Говорят, что из щедро украшенной орнаментами церкви Святой Марии проложены узкие поземные галереи, по которым, согнувшись в три погибели, можно добраться еще до трех церквей, которые полностью скрыты внутри холма, и не имеют иных выходов-входов. Несмотря на то, что все эти храмы действующие, и в этот день там велось богослужение, иностранцев туда водят только за отдельную плату.

Совершенно непонятно, как лалибельские строители извлекали наружу каменные блоки в процессе вырезания этих «сокральных» церквей? Ведь не размельчали же они скалы до состояния щебня?

И наконец, мы подошли к главному из всех лалибельских чудес, церкви Святого Георгия.

Она стоит особняком, и подходя к ней, видно сначала только красную площадку. В центре ее — огромный провал, из которого вверх восстает огромный каменный крест, который и является крышей храма. Подойдя к краю ямы, видишь внизу храм в виде креста. В огромном колодце размерами 23 на 22 метра строители изваяли монолит, основание которого имеет в плане не прямоугольник, а правильный крест. Все творение как бы «утоплено» в поверхность земли, и с края лучше всего видна именно декорированная крыша.

Мы стали фотографировать все это сверху. С глубины 12-ти метров к нам поднялись священники в длинных церковных одеяниях, некоторые из них имели в руках кресты, сваренные из арматурного железа. Большинство церковников владело английским языком.

— Где ваши билеты? Почему фотографируете?

— Билеты для нас слишком дороги. Мы сделаем снимки на память и уйдем.

— Нельзя без билетов! Нельзя!

Антон снова принялся вразумлять, что брать плату за вход в храм не по-христиански.

— Какой вы нации, какой веры? — Спросил еще один поднявшийся снизу священник.

— Мы из России, православные мы. — В который раз отвечали мои товарищи.

— А, Православные?! Тогда заходите внутрь, вниз. Нет проблем.

— Можно бесплатно?! Неужели?!

— Да-да. Православным можно, заходите!

Еще не до конца веря в победу «науки», счастливчики, выстраиваемся гуськом за монахом и спускаемся по длинной каменной щели на глубину двенадцати метров в скалы. Щель упирается в вертикальную стену с дырой-пещерой, а в которую вмонтирована древняя деревянная калитка.

Я захожу в калитку последним, за моей спиной дверь захапывается. Священник запирает изнутри массивный засов и маска радушия слетает с его лица.

— А теперь мы вас не выпустим, пока не заплатите по 60 долларов с носа!

— Это что же, православные, вы нас захватили в плен?

— Вы останетесь здесь пока не заплатите за вход и за фотографирование! Дверь не откроется.

— Подтвердил священник, и грозно заслонил дверь своей спиной.

Начали обмениваться соображениями друг с другом:

«Вот это да! Мы в заложниках у православных монахов! Вот, наконец и настоящие приключения! Что же теперь будет?», «Платить не будем ни в коем случае! Да и денег все равно с собой нет. Будем ждать естественного развития событий.», «Да-да. Интересно посмотреть, чем же все кончиться. Сколько они смогут нас здесь держать?», «А кормить, интересно, будут?»…

Такие разговоры мы вели между собой на непонятном церковникам языке. Тем временем решили обследовать и тщательно сфотографировать (раз уж залетели!) всю сущность уникального храма и темных пещер в стенах ямы. В некоторых пещерах лежали наполовину истлевшие останки святых, в других, несмотря на наше пленение, продолжался молебен, кто-то пел, кто-то ходил по кругу с длинными свечами, другие молились на коленях перед алтарем.

Тем временем на краю ямы стали собираться прихожане (был воскресный день), местные дети и просто зеваки, привлеченные суетой церковников. Закончив осмотр храма и колодцев, мы убедились, что другого выхода, кроме деревянной двери в пещере, не предусмотрено.

Выбраться из ямы по отвесным стенам без альпинистского снаряжения невозможно. Утешало только то, что кроме нас «в заточении» оказалось еще два десятка церковников, и уж своих то им придется кормить или выпускать наверх.

Кротов, наконец, смог высказать все, что он думает о расхождении эфиопской церкви с «истинным православием». Забравшись на ступени храма, он начал длинную речь, своим громким голосом он привлек внимание не только наших пленителей и соседей по плену, но и толпы людей на краю ямы прекратили свои разговоры, слушая Антона. Не меньше половины слушателей понимала по-английски, другим переводили шепотом понимающие.

«Слушайте нас, о люди! Мы — русские путешественники. Россия — православная страна.

Мы проехали за два месяца много дорог, много стран. Мы были в мусульманских странах — и нигде нас не заставляли платить, мы были в Европе и Азии, на Ближнем Востоке и дальнем Севере — везде люди не только пускали нас в храмы, но и рады были помочь нам — пускали на ночлег, угощали своей едой и давали другие блага не взирая на нашу веру. И только в Эфиопии мы увидели странное явление — плату за вход в действующую церковь. Как вам не стыдно?!

Позор на весь мир! Двери в храм Божий должны быть открыты для всех и всегда, так сказано в Библии! Вспомните что говорил Иисус, сын Божий …» и так далее, вставляя цитаты из библии Антон пытался достучаться до совести эфиопов.

Сергей и Олег продолжали фотографирование, а я подошел к калитке, на всякий случай проверить надежность нашей «тюрьмы». К удивлению, обнаружил, что кроме деревянного засова, никаких других запоров на двери нет! Церковник, стороживший дверь (тот самый, который нас заманил), тоже понял свою оплошность и стал звать на помощь. Но я уже схватил рукой засов, отодвинул его в сторону и рванул на себя калитку со всех сил как раз в тот момент, когда к стражу двери подоспела подмога. Каждый эфиоп, в среднем, слабее меня в три раза. От моего толчка дверью старик отлетел, сбив с ног спешащих к нему помощников. Путь наружу был свободен!

Вцепившись руками в дверь, я стал кричать в сторону храма: «Антон! Сергей! Олег!!!

Скорее сюда, я открыл дверь! Быстрее!!!», но стены пещеры заглушали мои призывы.

Несколько эфиопов повисли у меня на руках, завязалась потасовка, но мои товарищи не заметили этого, ибо как раз в этот момент эфиопы сверху отвечали что-то на пламенную речь Антона. К толкающим меня от двери церковникам прибывали все новые силы и я решил что лучше пусть один из нас будет снаружи, чем все четверо внутри.

Когда я выбежал из щели наверх, эфиопы, сидящие по краю ямы решили, что я вырвался исключительно для того, чтобы покарать обидчиков. Все они вскочили и бросились бежать в деревню, ввергнув в недоумение моих товарищей, сидящих в яме. Вот на краю ямы, откуда только что убежали черные зеваки, показалась одинокая желтая фигура.

— Грил! Ты как там оказался?

— Я же кричал вам, что я открыл дверь, там нет замка, только засов — проверьте!

— Сейчас проверим, подожди…

После побега одного из пленников, дверь заперли на висячий замок снаружи. Скобы замка были замурованы в каменные стены, но их вполне можно было бы сбить ударом какого-либо тяжелого предмета. Испугавшись, что оставшиеся пленники взломают дверь и тоже сбегут, церковники внутри храма схватились за камни, скорее всего, рассчитывая напугать белых туристов.

Может быть каких-нибудь буржуазных туристов, такой переплет действительно напугал бы и ввел бы в великую панику и отчаянье, но братья-христиане из Эфиопии не знали, что «булыжник — оружие нашего пролетариата». Все мы, воспитанные на приключенческих романах о Робин-Гуде и восстании римских гладиаторов под предводительством Спартака, немедленно тоже вооружились камнями. Сила и меткость была на нашей стороне, церковники это поняли, тут же опустив свои камни. Все же они попытались оттеснить троих русских от двери, но тут Антон, исключительно в целях самообороны, вырвал из рук священнослужителя металлический штырь. Владелец штыря упал на колени, атака церковников захлебнулась, все стали молить Антона вернуть «святой жезл» его прежнему владельцу. Штырь был возвращен и враг отступил, оставив пленников возле двери.

Тем временем я спустился к двери снаружи, и мог переговариваться с товарищами через щели. Испугавшиеся моего появления наверху эфиопы тоже время даром не теряли — бегали за подмогой. Человек сто появились на краю ямы над моей головой, на высоте десятка метров, вооружившись камнями. «Это уже ТОЛПА, хоть и православная. А с толпой, как известно, шутки плохи.» — Сказал я сквозь щель пленникам.

Взяв в руки камень показал зрителям, что хочу сбить замок. Толпа загудела и маленький камешек просвистел мимо моего плеча. Я крикнул вверх по-английски, для убедительности показывая свою просьбу еще и жестами:

— Дайте мне ключ, а то я собью замок! На размышление пять минут!

— Если ты собьешь замок, то тебя арестует полиция! — Кричали сверху.

— Прекрасно! Зовите полицию! Даю вам пять минут и срываю замок. — Показав на свои «командирские» часы, продемонстрировал им пять пальцев.

Когда снова взялся за камень, то к моим ногам грохнулся сверху булыжник посерьезнее.

Дело шло к побоищу. В то время как мои товарищи прикрывались от камней, подняв над своими головами кровать, я был совершенно беззащитен сверху и укрыться в узком пространстве каменного коридора было решительно негде. Сделав как можно более страшное лицо, показал красноречивыми жестами, что отрежу голову тому, кто первым попадет в меня камнем. Теперь уже было не до шуток. Я приник к щели и сообщил своим товарищам сквозь дверь:

— Надо что то предпринять. Их все больше. Полиции нет, а с увеличением толпы размазывается последующая ответственность. Дело может плохо кончиться.

— Чем мы можем тебе помочь? На нас сверху так же нацелены полсотни камней, плюс церковники за спинами.

— Над дверью есть узкая щель между ее верхним краем и скалой. Олег Сенов у нас самый узкий, он сможет в нее пролезть?

— Наверное сможет. Но у нас за спиной десяток церковников и они будут хватать его за ноги как только он попытается пролезть. Ты можешь просто сбить замок?

— Запросто, двумя ударами камня. Но наверху целая толпа только и ждет провокации. Тогда посыплется такой град камней, что ни мне ни вам не поздоровиться — по двадцатиметровой щели нам не пробежать.

— Надо все же отвлечь чем-то их внимание и попробовать просунуть сверху Олега.

— Давайте. Не позволяйте им схватить его за ноги, а я потяну его за руки и приму снаружи.

Возле меня нет людей — слишком опасно в случае камнеметания. Как только снаружи нас станет двое, один сможет выбежать наверх и разогнать эфиопов — они трусливые и сразу разбегутся. Тогда другой запросто собьет замок и все свободны!

Прикрываясь от эфиопов кроватью, Сергей и Антон сдерживали натиск превосходящих сил святой инквизиции, в то время как Олег просунул руки и голову в щель над дверью. За считанные секунды я вытянул его наружу, к счастью, никто из толпы сверху не решился кинуть в этот момент первый камень. Критический момент миновал. Битва была выиграна! Олег побежал наверх, а эфиопы побежали от ямы. Через 30 секунд на краю щели показались двое солдат с автоматами, а так же начальник полиции и Олег рядом с ними. Я снова показал жест сбивания замка, но Олег жестом остановил меня. «Хорошо, пусть это делает полиция, мне меньше проблем!» — рассудил я и поспешил к Олегу.

— Где твой фотоаппарат? — Вместо приветствия грозно спросил шериф.

— При чем здесь фотоаппарат?! Наши товарищи заперты! Нас пытались закидать камнями!

— Вы фотографировали внутри?

— Конечно, все заснято! У нас неопровержимые доказательства нашего пленения.

— Отдайте пленки мне!

— Нет уж. Пленки вы не получите!

— Где остальные фотокамеры? — Спросил он у Олега.

— Там, внутри, у наших товарищей.

— Почему они не выходят?

— Они же заперты, (вот тупица!) мы хотели взломать замок, но в нас кидали камнями!

— Где ключ?

— У церковников спроси!

Начальник отдал приказ, солдаты забегали с автоматами перед толпой, ключ выдали и наши друзья торжествующе вышли на свободу, щурясь на солнце и полицейских. Я заснял сей исторический момент. Опять последовала вспышка гнева начальника полиции:

— Немедленно все камеры отдайте мне!

— Ну это у вас так просто не получиться.

— Вы все задержаны. Следуйте за этими солдатами в участок.

Видимо, даже с автоматами они боялись сразу отбирать фотоаппараты у нас четверых.

Охотно согласившись, мы пошли впереди солдат через деревню в полицейский участок.

Местные жители улюлюкали и махали нам вслед кулаками, будто мы завоеватели, которые хотели отнять у них самое ценное.

И вот мы снова в знакомом кабинете начальника полиции. В углу сидит заманивший нас священник, теперь уже «забывший» английский язык. Начальник обращается к нам с допросом:

— Зачем вы полезли в храм без билета? Я же сказал вам, что иностранцы могут посещать храмы Эфиопии только за плату!

— Нам было бы обидно проделать такой длинный путь и уехать, не сфотографировав храмы хотя бы снаружи…

— За фотографирование без билета я должен взять с вас штраф.

— Это неслыханно! Ни в одной стране мира не додумались продавать билеты за фотографирование действующего храма! Это не музей! Представляете, если бы египтяне стали брать плату за каждый снимок пирамиды Хеопса?! А это тоже их основной источник дохода…

— Меня это не касается. Вы нарушили наш закон. Я могу вас задержать на весьма длительное время… К тому же, вы проникли внутрь храма, а это уже очень тяжкое оскорбление религиозных чувств…

— Ну и дела! Да вот этот человек сам заманил нас внутрь. Он пригласил нас бесплатно.

— Он это отрицает. Он говорит что вы пролезли через овраг и отказались покупать билеты.

— Но потом он сам подошел к нам и пригласил вниз бесплатно. Свидетелей сему множество!

— Это была его тактическая хитрость, чтобы задержать вас до прихода полиции.

— Невероятно! Мы же сами были не против общения с полицией, мы были в этом кабинете добровольно еще перед походом к храмам…

… Еще довольно долго нам объясняли «состав преступления» и всю отвагу хитрого поступка церковников. Добрались и до последствий…

— И что вы добьетесь нашим задержанием?

— Вас придется выручать вашему консулу, а возможно, вас будут судить! — Полицейский постарался вложить всю возможную угрозу в слово «судить», надеясь, что мы сразу затрепещем от страха пред судом.

— Другие варианты есть?

Нам очень не хотелось ввязывать в эту историю нашего консула в Эфиопии, ибо он еще наверняка нам понадобиться для изготовления рекомендательных писем в различные посольства. К тому же, я с трудом могу себе представить, чтобы наш консул поедет за тысячи километров по горным дорогам ради каких-то незваных путешественников…

— Мы могли бы замять это дело, если вы уплатите этому человеку по 60 долларов штрафа. — Тут же предложил «компромиссный вариант» шериф.

— Это возмутительно! Это человек — негодяй и мошенник. Это он заманил нас внутрь храма и запер там!

— Он же уже объяснил, что ему пришлось прибегнуть к этой хитрости, чтобы задержать вас.

— Ах так! Тогда переведите ему, что денег он не получит в любом случае, даже если нас будут обыскивать. Иначе, если мы согласимся на его условия, он и в будущем будет заманивать православных людей в свою ловушку. Это не христианин, а оборотень! Иуда!

Полицейский посовещался с церковником на амхарском языке.

— Он согласен отпустить вас, если вы отдадите мне все фотопленки из ваших фотоаппаратов, а вот этот, в желтом костюме, принесет ему свои извинения за то, что ударил его.

Мне перевели. «Я не ударял его, я лишь толкнул на себя дверь, а он сам упал — нечего было стоять возле двери!» — Оправдывался я перед своими товарищами.

Мы стали совещаться на русском:

— Что будем делать? Сейчас уже ничего не докажешь. У них сколько угодно свидетелей.

— Но пленки — наше единственное доказательство происшедшего! Если мы отдадим их — они и дальше будут заниматься вымогательством и киднепингом. Этого нельзя допустить. Не научно!

— Давайте согласимся на арест. — Предложил Сергей. — Интересно, чем же все кончиться? Для меня пленка с отснятым материалом дороже денег и времени.

— Но в случае ареста, они уже без нашего согласия смогут что угодно брать в наших вещах.

Деньги они, положим, у меня, не найдут. Но могут пострадать другие отснятые пленки и сами фотоаппараты.

— Не забывайте, что в Аддис-Абебе нас ждут наши больные Гриша и Юра. А что подумают прилетевшие из Каира? А какие отношения у нас будут с нашим посольством? …лучше уж смириться с потерей пленок. Я извинился перед священником на русском языке, шериф перевел.

Решили отдать пленки и ехать на стрелку в Аддис-Абебу. У меня пленка была почти новая, заряженная на выезде из Бахр-Дара, а вот у других на этой пленке были еще и водопады Голубого Нила. Незаметно подменить кассеты не получилось — офицер сопровождал нас к рюкзакам, а пленки вынимались непосредственно в кабинете у начальника.

Глава 23-я

Долгое уезжание из Лалибелы. — Утро первое. — Пенсионеры из Кейптауна. — Утро второе.

— Пешком. — Неожиданная помощь от Евросоюза. — От Шены до Велдии.

В начале четвертого часа мы вышли из полицейского участка и сразу направились на выезд из города. Прошагав пешком три километра, сбросили метров 200 высоты и устроились возле асфальтовой трассы готовить на костре еду. Справа от нас было поле, на котором стояло единственно сухое дерево, покрытое птичьими гнездами. Но когда я приблизился к нему с целью наломать дров для костра, то обнаружил, что весь ствол и ветки густо покрыты толстыми трехсантиметровыми шипами. Так что даже ухватиться за ветку было невозможно. Пришлось снова использовать для поиска дров в деревне многочисленных малолетних хелперов. Местные крестьяне были очень удивленны, что белые туристы с помощью детей воруют у них дефицитные дрова. Несколько человек вышло к нам «на разборки», но мы сумели подружиться и даже получили в подарок местное самодельное пиво, изготовленное из неизвестно чего неизвестно как, разлитое по грязным деревянным плошкам. Часть из нас отрицательно отозвалась о полезности такого пива и предпочло пить привычный чай.

Автостопом через Африку Глава 23-я.

Не успели выпить пять литров чая, как самозастопилась маленькая «Тойота» с открытым кузовом. На двери кабины надпись по-английски: «Международная ассоциация планирования семьи».

— Добрый вечер. Далеко едете?

— Нет. Всего четыре километра.

— Что, прямо там будете планировать семью?

— Нет. Мы там живем.

— Может подвезете нас, сколько по пути…

— Залезайте. Нет проблем.

На новой позиции не было ни машин, ни воды, ни дров. Неудачное место не только для планирования семьи, но и жизни вообще.

Под грозовым свинцовым небом вокруг возвышались только камни, поросшие редкими колючими травами и кактусами. Горные хребты на горизонте все сильнее заволакивались тучами, пора было подумать об укрытии от дождя на ночь.

Автостопом через Африку Глава 23-я.

В километре от нас виднелась группа хижин из веток и какой-то каменный сарай с жестяной крышей. Подошли изучить их свойства. Оказалось, что жители хижин живут под почти прозрачной крышей из корявых прутьев, а вот в сарае прячут дизельную мельницу. Нам позволили спрятаться в сарае вместе с мельницей на одну ночь. На очаге в хижине приготовили полкило чечевицы и сели ее с остатками хлеба при свете свечи и громыхания бури над сараем.

В семь утра выбрались из мельницы — утром из Лалибелы должны выезжать автобусы.

Автобус показался в семь-тридцать. Я побежал наперерез через поле и успел застопить длинный, высокий автобус на больших горных колесах. В салоне было полно людей, а на крыше багажа. Пассажиры узнали меня как «осквернителя храмов», да и водитель, несомненно было осведомлен о вчерашних событиях.

— Добрый день. Подбросьте до Shena (первая деревня на «хайвее»)?

— До Велдии 25 быр. — Сурово отвечал водитель.

— Дорого! Давайте за 10 до Шены?

— Мест нет. Отойди от двери!

Водитель сурово закрыл дверь и автобус уехал. Через час приехала еще одна грузовая «Тойота», в аэропорт. Разговорчивый водитель подвез нас до развилки, где на мосту через реку кончается асфальт.

— Ну что, путешественники, прославились вчера?! Теперь вас никто не подвезет!

— Это мы еще посмотрим. Наука все равно победит!

— Давайте по 15 быр с носа, и я вас отвезу в Шену (на трассу).

— Нет уж, спасибо. Мы здесь постоим, подождем бесплатный транспорт.

— Ну-ну. Стойте. Я сейчас в аэропорт, а через пол часа в Шену поеду. Подумайте.

Через полчаса у нас так и не возникло желание уехать с ним за деньги. Но, когда он появился на мосту с другими пассажирами, то и цена почему-то возросла. Сначала он предложил «подвоз» почему-то за 20, а потом даже за 25 быр с человека. Мы распрощались с таксистом.

В 8-50 проехал «Джип» и не взял, даже не спросив о деньгах. В 13–30 еще один «Джип», на этот раз даже не остановился, как будто на этом мосту каждый день голосуют белые люди с рюкзаками. Видимо, церковники инструктируют каждый выезжающий из Лалибелы транспорт относительно нашей сущности.

Автостопом через Африку Глава 23-я.

Набрали в речке воды, варим гороховую кашу, развлекаем местных зевак. Зрителей становиться все больше: пастухи, забывшие пасти своих коров, мальчишки с вязанками дров, девочки в рваных платьях и с большими крестами на шее, целые семьи, возвращающиеся с воскресной ярмарки к себе домой, в далекую деревню. Все останавливаются возле нашего костра и смотрят: как мы варим кашу, Антон Кротов читает в литературном переводе английский путеводитель по Кении и Танзании, я учу английский язык по транскрипциям карманного словаря, переспрашивая у товарищей непонятные слова, Сергей Лекай бренчит на гитаре, Олег Сенов пишет письма. Так проходит целый день.

Автостопом через Африку Глава 23-я.

Вечером приехал «Lend Rover» из ЮАР. Белые бабушка и дедушка. На дверце нарисован маршрут из Кейптауна до Парижа. Наивные южноафриканские пенсионеры думают, что смогут проехать на нем от Гондара до Галабата. Мы немножко попугали их, рассказав, как вытаскивали из грязи грузовики во время дождей, а потом еще добавили что в южном Судане передвигаться можно только на тракторе. На последок, обрадовали их еще и тем, что единственный пароход Вади-Халфа — Асуан машины брать не может, а сухопутная граница с Египтом закрыта и, говорят, даже заминирована. Старички, в свою очередь, обнадежили и нас, заверив, что от Найроби до Кейптауна замечательные асфальтовые дороги, последний грунтовый участок будет на севере Кении, но там ездит много грузовиков.

Мы подивились, как богатые пенсионеры проводят свои преклонные дни. Их машина была оборудована всем необходимым, (кроме крыльев для облета Судана): фильтры и опреснители воды, раскладная мебель, массивная аптечка (а может даже операционная?), набор запчастей, запас топлива, средства спутниковой связи… На приборной панели укреплен массивный спутниковый навигатор GPS, и картой они пользуются самой подробной, такой же как и у нас, фирмы «MISHLEEN-Travel».

На прощанье, мы обменялись на память визитками и пожелали друг другу проехать, соответственно, нам хотя бы до Кейптауна, а им хотя бы до Хартума.

Еще через час из Лалибелы проехал открытый «джип» с двумя белыми(!!) тетками(!) и не остановился! Вот это да! Эти то что про нас продумали?! Как не стыдно!

Автостопом через Африку Глава 23-я.

В сумерках опять собиралась гроза. Сфотографировали красивые закатные виды гор и пошли искать ночлег в ближайшие строения с железной крышей. Группа каменных сараев на склоне горы оказалась военным складом. Охранники, перекрикивая вой ветра, показали нам пустой сарай и разрешили ночевать на бетонном полу. Окон в складах нет, закрыли дверь изнури и разлеглись в полной темноте. На улице бушевала гроза и ливень. Все же, сезон дождей — не самое удачное время для путешествий в горах.

Автостопом через Африку Глава 23-я.

Наступил второй день «уезжания из Лалибелы». Когда мы вышли на мост, нас догнали вчерашние охранники складов и стали просить деньги за ночлег, но мы их послали подальше, ибо военный склад не отель, и жаловаться в полицию они не побегут.

В начале девятого проехал очередной ежедневный автобус из Лалибелы и даже не остановился. Я догнал его и на ходу вцепился сзади в лесенку, по которой поднимают на крышу багаж. Водитель остановился. В то время как я закреплялся на крыше, мои товарищи торговались с билетером: Сначала нам предложили по 25 быр, потом 60 за четверых, потом 80 за каждого. По какой системе здесь происходит торг — совершенно непонятно. Потом водитель заявил что мест нет, автобус уезжает. Но я сказал, что поеду на крыше и снять меня раньше Шены будет не просто. Тогда водитель вышел из машины и сказал всем: «Автобус дальше не поедет, пока он не слезет с крыши» Высыпали рассерженные пассажиры и мне пришлось подчиниться. Со скандалом автобус уехал.

Автостопом через Африку Глава 23-я. Хлеб у нас кончился еще позавчера, а на сегодня кончались уже и остальные продукты. На дне своего котелка я нашел остатки египетских макарон. Насобирали по горам дикого гороха и налущили желто-зеленых горошин котелок. Заправили это все суповым пакетиком из бездонного рюкзака Олега и сварили отличный суп. Больше сидеть здесь не имело смысла. До Шены 35 километров по горам, причем на последних восьми километрах — набор высоты с 2250 до 3000 метров над уровнем моря. И все это под дождями и магазинов с продуктами по пути нет. Решили пойти пешком сколько получиться, по крайней мере, можно будет угощаться инжерой в попутных деревнях.

Автостопом через Африку Глава 23-я.

В 10–30 попрощались с нашими «наблюдателями» и пошли пешком. По горной грунтовой трассе, преодолевая затяжные подъемы и крутые спуски, за два часа прошагали шесть километров. Больше всего утомляли не горы, а африканская жара и отсутствие питьевой воды.

В 12–30 дошли до реки. Мутный поток извивался на дне глубокого ущелья, отскакивая от одной скалы к другой, временами совершенно пропадая в темных прижимах, которые сверху даже не были видны. Через реку трасса проходила по мосту в самом узком и высоком месте.

Чтобы не упустить редкую машину, решили купаться по очереди. Сенов и Лекай пошли искать пляж первыми. Мы с Антоном насобирали хвороста для костра, чтобы сделать чай (больше из еды ничего уже не было). Но как достать воды со дна пятиметрового каньона? Тут как раз помогли эфиопские зрители. У низкорослого, сухого как кость пастуха, я одолжил веревочный кнут, которым он погонял горных коз. К восторгу всех зрителей, привязал котелок к концу веревки, нагнулся над пропастью и зачерпнул воды прямо из бешеного потока. Со словами «ямесЕгенЕллу» («спасибо» по-амхарски) кнут вернул владельцу. Котелок уже закипал на костре, когда к мосту подъехал из Лалибелы «LEND ROVER DEFENDER» с эмблемой «европейского союза». После «планирования семьи» среди скал и грязи, мы уже ничему не удивились, а вот два цивильных черных господина в кабине — удивились очень. Вкратце объяснив свою проблему с автостопом, мы получили согласие на подвоз (все равно бензин оплачивает евросоюз!) и побежали искать наших водоплавающих товарищей. Быстро загрузили в заднюю дверь рюкзаки и радостных себя. Оказалось, что на деньги евросоюза в этих местах построено несколько школ и мостов. Задача сих людей объездить два десятка глухих деревень с инспекцией и фотографированием.

Машина повышенной проходимости была предназначена для самых экстремальных авторалли типа «Париж-Дакар». Мы ехали со скоростью 60–70 километров в час по сыпучим кручам, карабкались по огромным камням, где и пешком то тяжело было бы пробраться. Дороги этой машине совершенно ни к чему — ехали по траве, по колючим зарослям, снова по скалам, по руслу ручьев… Единственное что омрачало нашу «экскурсию» — возле задней стенки сильно укачивало. Во время коротких остановок пассажиры фотографировали деревни, мосты, школы, потрясающе красивые горные пейзажи, а я просто лежал пластом, раскинув руки по земле, радуясь короткой передышке в тряске по ухабам.

Только в 15 часов нас вывезли в желанную деревню Shena и разговора о деньгах даже не возникло. Теперь мы окончательно уверовали в наше освобождение и тут же устремились в ближайший магазин-кафе, купили хлеба, крупы. Отпраздновали освобождение фантой и местным пивом.

Оранжевый самосвал довез нас до следующей деревушки в пяти километрах. Только сегодня в полдень, в горной долине, мы изнывали от тропической жары, а здесь, на высокогорном плато, на высоте 3085 метров холод и сырость запускали свои мерзкие щупальца под наши дырявые одежды. Местные жители подбегали к нам и демонстрировали свои босые ноги, еще более дырявые одежды и следы различных болезней на своих телах. Как они здесь выживают без отопления, горячей воды и обуви?!

Автостопом через Африку Глава 23-я.

Два эфиопа, завернутые в невообразимые лохмотья из различных кусочков того, что некогда было тряпками, стали жестами уговаривать меня подарить хоть что-нибудь из рюкзака, когда я стал вынимать свитер и шарф. Уже несколько тысяч километров я вез с собой рваную футболку. Эту футболку несколько лет носил мой отец, потом, когда она износилась, он отдал ее мне «для походов» и еще года четыре я ходил в ней на байдарке. Теперь же верх футболки порвался окончательно и я подарил ее замерзшему эфиопу. Малый тут же скинул с себя грязно- черные лохмотья и надел на костлявое тело белую футболку с надписью «Футбольный клуб „Динамо“ и Лев Яшин приглашает всех своих друзей…» После чего счастливый туземец упал на колени и натурально начал целовать мои потрепанные кроссовки! Я сначала опешил, потом поднял его на ноги и сфотографировал на память. Когда ты, читатель, читаешь эти строки, можно не сомневаться что где-то на севере Эфиопии кто-то еще носит эту футболку, старательно зашивая кусочками кожи и брезента все новые дырки. Ибо в Эфиопии ничего не выбрасывается! Ни в одной деревни мы не видели ни одной свалки мусора — все используется и носиться «до полного изнашивания», в прах очевидно.

Через час мы залезли в крытый брезентом кузов очередной «Тойоты» и к вечерним сумеркам уже скупали сладкие бананы по три быра за килограмм, на улицах города Weldiya.

Автостопом через Африку Глава 23-я.

Город был чуть крупнее Лалибелы, но меньше Гондара. Такие же кривые и крутые улочки, но по городу проходит самая главная магистральная трасса, связывающая мятежную провинцию Эритрея с Аддис-Абебой и остальным миром. На эту трассу-улицу выходят большинство кафе и магазинов, но покупателей в вечерний час было немного. Пересытившись «эфиопским православием» по самое нехочу, с радостью обнаружили на одном из кафе арабские надписи и мусульманскую картинку. Хозяин не знал никаких арабских слов кроме «Ассалам алейкум!» и молитвы. Но это нас не смутило, и мы заказали у него ведро кипятку для чая, а так же множество сладких булок. Как скучали мы теперь по арабским странам! Пожалуй, даже сильнее, чем по Родине. И даже ненавистные египетские полицейские казались нам отсюда «образцом гостеприимства» по сравнению с эфиопскими священниками.

Употребив большое количество чая, булок и бананов, пешком идем по темной дороге на южной окраине города, в гордом одиночестве, радуясь что отделались от хелперов и ю-юкал.

Вдруг из темноты выныривает одинокий мальчик лет 14-ти. Ребенок изумлен, встретив на ночной дороге четырех белых людей с огромными рюкзаками и гитарой. Опешив от неожиданности, он уже через десять секунд пришел в себя и принял единственное доступное ему решение — робко, вполголоса, сказал одно единственное «ю!» и протянул к нам руку. Тут уже мы решили «отыграться» на несчастном мальчике — все четверо окружили подростка и с громкими воплями «Ю-ю-ю-ю!» стали тыкать в него пальцами, ладонями и теснить к придорожной канаве. Ни в чем не повинный ребенок вытаращил глаза и попятился спиной в кактусы. Белые мистеры засмеялись и исчезли в темноте.

Остановили пустую маршрутку и попросили воителя «один-два километра прямо бесплатно». Водитель провез ровно два километра по спидометру, и высадил нас неизвестно где. Кругом темнота, с боков — горы, над головой — звезды.

Автостопом через Африку Глава 23-я.

Глава 24-я

Ночлег возле склада с минами и бомбами. — На грузовиках с бутылками.

— Особенности ночного автостопа. — Альпийские луга.

— Ночлег в столичном пригороде. — Посольство Империи. — Судьбы наших товарищей.

Поднялись на склон и нашли травянистую площадку возле запертого сарая. Из темноты появился вооруженный человек и сообщил, что сарай — военный склад, в котором хранятся чрезвычайно опасные мины и бомбы. Мы ответили ему на это, что «сами мы не местные», не диверсанты и хотим здесь лишь переночевать в палатке. Охранник проводил одного из нас в деревню, откуда через пол часа в ведре образовался чай. Снова напились жидкости, поставили палатки возле «склада» и уснули.

Автостопом через Африку Глава 24-я. Прохладным туманным утром, в семь утра, когда я вылез из палатки, возле нас уже сидела группа «любопытствующих». И охота им было вставать в такую рань, чтобы посмотреть на нас?! Всего +15 градусов — холодина! Но других развлечений не просматривается и толпа начинает прибывать.

Собрались, выползли на трассу и пошли вперед пешком, разделившись на двойки, на случай если транспорт будет перегружен. Навстречу из деревень шли в город школьники, держа английские учебники в руках и подмышками — на портфели денег не хватило. Общаясь с хелперами мои товарищи несколько отстали и вскоре скрылись от меня за поворотом горной дороги. Трасса спускалась вниз по серпантину. Слева, в плодородной долине, далеко внизу дымились крышами хижины. Справа, на заоблачную высоту вздымались скалы, поросшие кактусами, разлапистыми пучками нашего комнатного растения алоэ, и еще каких-то совсем удивительных растений, с толстыми мясистыми листьями длинной по полтора метра.

Вот сзади нагоняет урчащий на первой скорости грузовик. Наверху кузова уже разместились все мои товарищи. Я подбегаю к грузовику сзади, на ходу хватаюсь за борт и Антон втягивает меня на крышу. Это было нетрудно, ибо скорость, по показаниям GPS, всего 23 километра в час. На крыше этого грузовика, скрывающего под тентом ящики с бутылками, мы проехали 145 километров, сделав небольшие остановки в поселках Hayk и Dese. Вечером, на развилке в Kembolcha, он сворачивал на Джибути и дальше нам было не по пути.

Долго голосовали в толпе хелперов и в потоке местных машин. Наконец буквально выцарапали к обочине огромный желтый грузовик с прицепом. Оба кузова до высоты пяти метров были загружены ящиками с пустыми бутылками из-под фанты. А более ценных грузов в Эфиопии просто не производиться! Забрались на самый верх, легли на брезент и поехали в Адессу.

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Опять горы, перевалы, мосты и серпантины — вся Эфиопия, если посмотреть на физическую карту — сплошные горные массивы и заоблачные плато. Неудивительно, что за все время покорения Африки, этот трусливый народ никто не смог завоевать — Попробуй контролировать такую огромную страну где нет дорог и средние высоты выше 2 500 тысяч метров!

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Стиснутая темными горами деревушка Karakore разбудила нас на крыше грузовика звуками музыки и гомоном толпы. Здесь находилось что-то типа нашей ночной стоянки для дальнобойщиков. Наш водитель сообщил, что тоже собирается здесь ночевать. За день мы проехали 235 километров. Для асфальтовых(!) дорог Эфиопии и это хороший результат, но мы опаздываем на стрелку, так что хотелось бы сегодня еще проехать вперед.

Возле нашего дальнобоя с прицепом остановился низенький грузовик «Мицубиси» для перевозки коров. Сегодня уже несоклько таких, с коровами в кузове, обгоняли нас на горных спусках. «Можно, сколько по пути?» Ура! Едем! В одной темной деревне помогли разгрузить тяжелые мешки с фасолью, а в другой деревне высадились около десяти часов ночи. Машины едут — надо только найти освещенную позицию и разогнать ю-юкал. Фонарь обнаружился возле моста через небольшую речку. Встали за мостом, вокруг собралась толпа зрителей, и какой-то вооруженный винтовкой человек начал нас прогонять от фонаря. Мы не уходим (нужно дождаться машины под фонарем) и на помощь приходит англо-говорящий хелпер:

— Что вы здесь делаете в столь поздний час?

— А вы что здесь делаете?

— Я здесь живу. А вы?

— Мы тоже не мертвые. Сейчас путешествуем из Москвы в Кейптаун автостопом. Ждем машину.

— Идите на автовокзал. Здесь нельзя скапливаться.

— Мы не хотим на автовокзал, мы хотим остановить попутную машину под этим фонарем. А скапливаться никого не заставляем. Почему все эти люди столпились вокруг?

— Они никогда не видели белого человека без машины. У вас сломалась машина? Вас ограбили?

— У нас все в порядке. Мы путешествуем без машины. На местном транспорте.

— Белый человек не бывает без машины! Это невозможно!

— Ну скажи, а где твоя машина?

— У меня нет машины.

— И у меня нет. А в чем проблема?

— Проблема в том, что мост — стратегический объект. У нас идет война и у этого человека (с ружьем) приказ отгонять всех подозрительных и не позволять скапливаться ближе десяти метров…

— Отлично! Пусть он прогонит всю эту толпу, а нам как раз и нужно остаться вчетвером под фонарем, чтобы застопить машину.

— Это невозможно! Люди не уйдут, пока вы не уедите.

— А если мы решим здесь жить месяц — так и будут стоять кольцом?

— Возможно. Не знаю. Не уверен. Только некоторые из них видели белых людей, и то лишь в машинах проезжающих мимо. А вы выглядите очень странно. Они не уйдут, пока не поймут в чем дело.

— Интересно. Если бы у нас, в деревне, между Омском и Новосибирском, например, в десять вечера появились четверо эфиопов с рюкзаками. Собралась бы такая же толпа бесполезных хелперов и любопытных? Или же из крайнего дома вышел бы человек и зазвал бы всех в гости? Думается, что здесь бы не обошлось без приглашения на ночлег, бани, вкусного ужина и подарков… А вы чем здесь занимаетесь?…

— Все равно здесь стоять вам бесполезно. Вокруг моста — «военная зона» и автомашинам здесь останавливаться нельзя.

— Так бы сразу и сказали. У нас для этого случая есть специальные дорожные знаки …

Ускорив шаг, нам удалось оторваться от толпы и еще час голосовали на АЗС, за выездом из города. Проехало несколько грузовиков с коровами, но ехать в их кузове никому не хотелось, а кабины были заняты другими платными пассажирами. В половине двенадцатого я поставил палатку позади заброшенной хижины. Дождя в эту ночь не было.

Утром вышли на трассу в полвосьмого и через десять минут залезли на крышу очередного брезентового грузовика, длинного, типа нашего МАЗа. Опять дорога петляет самыми невообразимыми серпантинами. Через два часа неспешной езды остановились в поселке DebreSina, менее чем в 200-х километрах от столицы. Интересно, сколько дней еще будем так ехать?

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Вокруг целые горы бананов и апельсинов по три быра. Редкий случай! Один из пассажиров, чтобы реабилитировать эфиопов в глазах русских путешественников, купил на два килограмма апельсинов. Поблагодарив, мы купили еще четыре кг на свои деньги и залезли на крышу грузовика, где нас не могли достать ю-юкалы. Навстречу нам, большие зеленые грузовики везли на платформах советские танки. Воевать с Эритреей.

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Поселок и микро-рынок находился на зеленом склоне горы. Присмотревшись, мы увидели как на высоте сотен метров по узким полочкам сверху к нам сползают новые длинные грузовики с зачехленными танками. Вот значит, куда мы будем карабкаться после получасового отдыха!

Автостопом через Африку Глава 24-я. Двинулись в путь (можно даже сказать, что на восхождение) туда, где на карте был обозначен так интриговавший нас тоннель с цифрами «3230». Наверху шли дожди, по склонам спускались на дорогу многочисленные ручьи и водопадики. Зеленые нити вьющихся растений (или водорослей) опутывали камни. Въезды в короткие, не обозначенные на карте, тоннели были похожи на ворота в сказочный «город джунглей».

Автостопом через Африку Глава 24-я. Поднялись на «любимую» высоту более 3000 метров и снова начали мерзнуть. Интересно, что именно с трех тысяч эфиопских метров нас начинает донимать холод. А местные здесь живут! Проехали последний, самый длинный тоннель, и вылезли на огромное плато, покрытое альпийскими лугами. Облака вылезали из-за зеленых травяных холмов, хватали нас в свои холодные влажные объятия и уползали за другие холмы, с другой стороны трассы.

Автостопом через Африку Глава 24-я. Удивительно, но и здесь тоже жили люди! Только их круглые хижины были сделаны не из веток и тростника, а из нагромождения плоских камней, и крытые дерном. Возле хижин, в каменных загонах паслись белые козы, которые и являются источником и целью существования здесь местных жителей.

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Плато рассекали огромные овраги, там где они подходили к краю пропасти, в них мелькали скрытые облаками равнины и зеленые деревни. Иногда на дне оврага лежали разбитые автобусы и грузовики, или БТРы.

Автостопом через Африку Глава 24-я.

В 17–00 мы покинули крышу грузовика в пяти километрах от поселка Sendafa. Последнего перед Адессой (так мы для себя переименовали столицу Эфиопии). Искать ночлег в огромном городе ночью не очень хотелось, мы решили попытать счастья в деревне, а уже завтра с утра ехать на стрелку к посольству.

Купили ведро пончиков, зашли в кафе и накипятили чая. Желающие умылись и побрились в предвкушении столичной жизни. Решили, пока светло, сами проситься на постой в какой-нибудь дом, где можно поставить палатки на участке и не разгонять ночью людей головешками.

Автостопом через Африку Глава 24-я.

В окружении толпы хелперов, зашли в один дом, потом в другой и тут одна из женщин, по просьбе своей девочки («Папа, покажи слоников!») пригласила нас к себе на участок. Помня, что произошло с родственниками две ночи назад, мы попросили построить всю родню с северной стороны от нас, а остальных зевак выгнали за деревянный забор. Если же кто-то преступал за границу дозволенного, то хватали самого наглого ю-юкалу и кидали в нарушителя границы. Вскоре народ принял «правила просмотра» и наблюдал нас оттуда, где им указали.

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Мне все это напоминало анекдот про зоопарк: «В этой летки живут орлы-стервятники, питаются исключительно стервами… Девушка, немедленно отойдите от клетки!»

Быстро темнело, собирался дождь, одежду продувал холодный ветер, но все же толпа более 100 человек собралась смотреть на нас. Им было интересно все: как мы разжигаем костер? Как мы чистим и варим картошку? Что у нас в рюкзаках и как они устроены… Палатка… Вот это чудо из чудес! А у Кротова другая, каркасная… Вот это зрелище — установка палатки!

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Сварили три килограмма картошки на четверых, чай пить не стали из-за усилившегося дождя. Ночью я стал страдать животом из-за чрезмерного количества съеденных пончиков — нельзя все же так обжираться.

04 октября, сегодня мы въезжаем в столицу Эфиопии, где нам суждено прожить почти две недели.

Проснулись под дождем. От вчерашней толпы зрителей в более сотни человек, осталось всего трое. Но они не зря стояли всю ночь(?) под дождем — эксклюзивное зрелище «собирание палаток и укладка рюкзака», кроме этих троих, не увидели даже хозяева дома, на участке которого мы ночевали.

Зстопили самосвал с сухим песком и доехали до первой остановки городского автобуса.

Окраины столицы ничем не отличаются от кривых улочек прочих, уже посещенных нами городов Эфиопии. Грязь только усугубляется дождем, на автобусной остановке нет скамеек, но зато повсюду много попрошаек и нищих.

Автобус большой и полупустой. Очевидно, мы первые «белые пассажиры» в нем, но здесь, слава Богу, никто не кричит «ю-ю». Кондуктор сидит на привычном нам месте, только огорожен от пассажиров стеклянной загородкой. За 50 местных копеек выдают билетик, очень похожий на московский.

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Нам повезло с автобусом, всего с одной пересадкой мы доехали к самым воротам родного посольства.

Общеизвестно, что когда Эфиопия «развивалась по социалистическому пути», то «Советский народ протягивал руку помощи братскому народу Эфиопии». СССР давал оружие и медикаменты, строил больницы и университеты, мельницы и элеваторы, строительные комбинаты и аэропорты.… В былые годы, до 6000 эфиопских студентов ежегодно выезжали на обучение в Советский Союз. А сколько еще было военных советников и иных специалистов?

Неудивительно, что посольство СССР было самое большое не только в Аддис-Абебе, но и, наверняка, на всем африканском континенте. После распада СССР, Российская Федерация стала приемником всей собственности СССР в других странах (,но в «довесок», нам достались и обязательства по всем внешним долгам СССР.) Во многих наших учреждениях МИДа наступили «тяжелые времена» и было принято мудрое решение продать часть территории посольства в Аддис-Абебе. Сначала треть продали посольству Кении, потом еще почти столько же посольству Великобритании. Напоследок, с запада отдали наименее благоустроенную часть территории под высшее учебное заведение. Кенийцы и англичане получили не только территорию, но и целые комплексы зданий и жилых помещений.

И вот, в октябре 2000-го года, несколько минут рейсовый автобус ехал вдоль белого забора с колючей проволокой, который когда-то ограждал от города огромную территорию дипломатической миссии СССР. Но и сейчас наше посольство не маленькое — достаточно сказать, что там живут все командированные граждане России, и передвигаться по территории (или в магазин напротив) они предпочитают на шикарных машинах. Всего на территории, как мы потом узнали, постоянно проживают около 150-ти семей.

В ожидании времени стрелки мы зашли в кафе напротив посольских ворот, где персонал довольно хорошо говорит по-русски и заворачивает булочки в старые газеты «Собеседник».

Вскоре из ворот показались Гриша Кубатьян, Андрей Мамонов и Кирилл Степанов.

Последние двое, напомню читателю, не дождались в Каире визы Судана, настреляли недостающую сумму денег у богатых арабов и перелетели в Аддис-Абебу из Египта на рейсовом самолете. Уже несколько дней они привыкают к эфиопскому менталитету, ю-юкалам, и холодным дождям после жаркого и сухого Каира. Юрий Генералов, с которым мы расстались у берегов озера Тана, второй день лежит под капельницей в госпитале Российского Красного Креста. Там он лечится от тяжелой «клеточной» формы вредной амебы и тропической малярии, мечтая после выздоровления поскорее вернуться домой. Посольство, сначала вписало в пустующую комнату Андрея и Кирилла, потом вписало в госпиталь Юру, после чего, узнав, что из Судана едут еще шестеро, вписку закрыло, и остальных не пускали даже на территорию, сославшись на «тесноту». Приехавший вслед за больным Юрой, Гриша Кубатьян, нашел приют в бесплатной гостинице при итальянском католическом храме, где и болеет, по моим предположениям, тоже малярией.

Мы оставили рюкзаки на проходной посольства, (вопрос вписки решили отложить до вечера) и пошли в посольство Танзании. Нам повезло — тетушка-секретарша, раньше работала в Москве и очень радушно отнеслась к нашему приезду. Мы сдали ей паспорта и анкеты, приложив ксерокопии наших «путевых грамот». Тетушка обещала поговорить с танзанийским консулом, чтобы нам визы выдали бесплатно.

Теперь мы поехали в госпиталь навещать Юру, и только Кубатьян пошел на вписку, ибо, как мне кажется, он немного боялся врачей. Ведь они могут поставить такой страшный диагноз, что ему придется возвращаться домой вместе с Юрой, и тогда даже бесплатная танзанийская виза уже не понадобится.

Автостопом через Африку Глава 24-я.

Глава 25-я

«BALCHA» — госпиталь. — Отношение к нам, со стороны русских людей. — Наболевшие вопросы. — Проблема вписки. — Визит к родному консулу.— Одни выписываются, другие ложатся — круговорот больных в Балче.

До госпиталя дошли пешком через центр города. Главная улица и площадь (естественно «площадь Независимости») содержались в образцовом, по эфиопским меркам, порядке.

Некоторые здания из бетона вполне могли бы называться «небоскребами», ибо даже имея десять этажей, они возвышались на морем трущоб, подобно белым айсбергам в океане мелких, темных от воды, льдин. Движение по магистральным улицам было многорядным, но процент «не рейсового» транспорта весьма невелик. Больше всего по улицам столицы катилось советских «Жигулей», бело-синей расцветки. На одного платежеспособного пассажира в Аддис- Абебе приходилось, наверное, не меньше десяти таксомоторов. Для черного населения, таксисты назначали весьма умеренную цену за проезд, ибо конкуренция высока. Когда нам, через несколько дней понадобилось вызывать такси вместо «скорой помощи» (так дешевле), то мы попросили сделать это наших эфиопских друзей, и проезд из одной окраины столицы в другой на «жигулях», обошелся всего в 12 быр.

Автостопом через Африку Глава 25-я.Автостопом через Африку Глава 25-я.

На подступах к госпиталю стали попадаться больные, прокаженные и просто калеки. Они приняли нас за русских врачей и стали, отталкивая друг друга, показывать нам свои культи, язвы и раны, обезображенные конечности и прочие части тела. К счастью, у ворот их отогнал охранник, беспрепятственно пропустив нас на территорию. Над воротами надпись на амхарском и английском языках: «RUSSIAN RED CROSS SOCIETY» и пониже, чуть помельче шрифтом, «DEJAMATCH BALCHA MEMORIAL HOSPITAL»

Как нам позже объяснили, DEJAMATCH BALCHA был героем одной из эфиопских революций, и геройски погиб за «всеобщее счастье трудового народа». В 1987-ом году его именем был назван новейший (по тем временам, да и сейчас по «африканским» меркам один из лучших) госпиталь, который Советский Красный Крест построил, опять таки «… в дар от советского народа…» Но, к сожалению, Российский Красный Крест не перечисляет на содержание госпиталя ни одного рубля с 1993-го года. Так что надпись «RED CROSS» теперь имеет чисто символическое значение. Госпиталь работает на полной самоокупаемости и лечит только тех, кто в состоянии заплатить за лечение. Авторитет советский врачей в Африке очень высок — здесь лечатся министры, президенты, их родственники, местная знать, а теперь еще и российские автостопщики. К последней категории в данный момент принадлежал наш товарищ Юра, лечившийся за счет российского посольства.

В госпитале работает по контракту около трехсот российских специалистов. Из эфиопов набирали только младший обслуживающий персонал — санитаров, уборщиков, грузчиков… Все они за эти годы выучили русский язык, и даже продавцы фруктов на соседних улицах с удовольствием называют цену и торгуются по-русски.

В след за местными жителями и врачами, далее по повествованию, будем называть этот госпиталь просто «Балча».

В Балчу приехали самые первые участники нашей экспедиции, дождливой ночью прилетевшие из Каира. Но здесь их не вписали, вежливо сплавив в посольство. Настоящим героем стал Юра Генералов, впервые достигший автостопом Аддис-Абебы и, наверное, ставшим первым белым человеком, который проехал автостопом из Судана за последние 50(?) лет.

Посмотреть на «героя» приходили в инфекционное отделение целые экскурсии русских врачей, и, конечно, наш приезд на долгое время стал темной для всеобщего обсуждения.

Русские люди в Аддис-Абебе разделились на два лагеря, по отношению к «этим авантюристам»:

1. Большинство начальников и посольщиков считало нашу затею чистым безумием, а то, что мы до сих пор живы — счастливым недоразумением. «Все равно вы умрете от малярии и прочих болезней» — Пессимистично заявляли врачи и начальники. «А даже если и не от болезней, то вас убьют грабители на юге Эфиопии, а в Кении вам отрежут головы и из ваших черепов воины Массаи сделают из копилки для монет» — Авторитетно добавлял российский консул, показывая для убедительности, фотографии распотрошенных тел белых туристов.

2. Во второй, диаметрально противоположный «лагерь», объединились русские люди, давно живущие в Африке, а так же младший персонал и некоторые из врачей, проработавшие в Африке не один десяток лет. Они говорили, что мы хотя и «рисковые и отчаянные ребята», но все же молодцы. И робко высказывали предположения, что раз мы уцелели «в лапах арабских террористов» и вообще «до сих пор все еще живы», то, при некоторой осторожности, нам можно было продолжать наше путешествие.

Благополучное окончание нашего путешествия, доказывает, что не следует доверять суждениям людей, видевших «кровожадных дикарей» только по ТВ или, в лучшем случае, ездивших по африканской столице в комфортабельном автобусе. Надеюсь, что и вся моя книга послужит опровержением этим досужим домыслам.

Наше появление, сразу вшестером, 4-го августа 2000-го года в стенах госпиталя внесло сумятицу в ряды «пессимистов» и вздох облегчения «слава Богу, остальные живы!» в ряды «оптимистов».

Автостопом через Африку Глава 25-я.

Юра был навещен нами в палате, обрадован и сфотографирован. Я поговорил с лечащим врачом. К сожалению, он принадлежал к «пессимистам» и не сказал о дальнейшей судьбе Юры ничего утешительного.

— … Доктор, он сможет хотя бы самостоятельно долететь до дома?

— Кто знает, кто знает. От амебы мы, конечно, его вылечим здесь. У нас в России ее вообще распознавать и лечить не умеют, потому что ее там просто не бывает. А вот малярия… у него довольно опасная форма…

— Что это значит? Расскажите, доктор!

— Эти возбудители, малярийные плазмоциды, могут довольно долго скрываться в различных органах и не идентифицироваться анализами крови. А через некоторое время, через неделю, месяц или даже годы, может начаться рецидивный приступ. И если рядом не будет специалистов по малярии, все может закончиться очень плачевно.

— Но ведь России тоже есть такие специалисты?

— Есть. Но, только в институте тропической медицины. Если он будет без сознания, то скорая помощь, например, будет лечить его «как от простуды»…

— Понятно, доктор. Когда он сможет улететь?

— Первым же самолетом!

Вечером я вернулся в посольство за рюкзаком. Кротов и остальные уже забрали вещички и уехали на поиски вписки. Охранник просит меня подождать и соединяет по телефону с консулом:

— Добрый вечер. С кем я говорю?

— Это консул Российской Федерации в Эфиопии. Владимир Вячеславович. А я с кем говорю?

— Лапшин Григорий, вольный путешественник, Дубна московской области.

— Ты — организатор всей этой авантюры?

— Нет. Но организатор не несет ответственность за участников. У нас каждый еще в Москве подписал бумагу, что за свои действия, здоровье и жизнь отвечает только он сам.

— А кто будет заниматься эвакуацией больных?

— Они сами и их родственники. У всех есть кредитные карточки и электронная почта для связи с Родиной.

— Ладно. С больными будем разбираться потом. А всех здоровых я приглашаю завтра в консульство на беседу. Еще я приглашу посольского врача, он сделает вам бесплатные прививки от гепатита.

— Хорошо. Мы приедем. Но с утра нам нужно в посольство Танзании.

— Жду вас к 16-ти часам. Устраивает?

— До завтра. До свидания, рад был познакомиться…

— Постой-ка, а куда ты сейчас направляешься?

— Искать ночлег.

— Где искать?

— Ну, не знаю… обычно, в Эфиопии, мы ночевали в палатках. В домах у местных жителей слишком много паразитов. А в других странах, с удовольствием оставались на ночь в гостях…

— Но в Аддис-Абебе очень опасно! После девяти вечера люди боятся даже из домов выходить — кругом так много грабителей и бандитов. Даже днем частенько нападают…

— Ну, у меня грабить нечего. Единственное, я боюсь, что если я поставлю палатку где-нибудь в городе, то у меня будут неприятности с полицией…

— Непременно. В этом городе еще никто из иностранцев не решался ночевать на улице в палатке. Почему вы не пользуетесь гостиницами?

— У нас нет денег на гостиницы, да и на свежем воздухе в Африке лучше высыпаешься.

Может вы разрешите все-таки поставить палатку на территории посольства? Завтра я найду другой ночлег.

— Нет. Даже если бы я и хотел разрешить, все равно не могу нарушить приказ посла. И потом, посольство, это — режимное учреждение…

— Все ясно. Спокойной ночи.

Вышел на ночную улицу (где люди «боятся из домов выходить») и остановил первую же машину «не такси». За рулем сидела деловая, одетая по европейски, черная женщина. Она согласилась подвезти до центра города и высадила у ворот местного университета. Ночевка в студенческом общежитии — практически безотказный способ во всех странах мира. Первый же студент, у которого я спросил местонахождение общаги, вызвался устроить меня на ночлег в своей комнате. Студенческая жизнь почти не отличается по странам и континентам. Все точно так же, как и в российской общаге, — обшарпанные стены, удобства в конце коридора, разбитые двери, прокуренные комнаты с электроплиткой в центре пола и китайским магнитофоном на подоконнике. Только кровати в здешних комнатах были двухъярусные. Мыться под душем пришлось холодной водой. Когда засыпал, в комнате все еще продолжалась молодежная тусовка.

05 октября из госпиталя выписывался Юрий Генералов и мы приехали за ним, заодно обсудить жилищные проблемы. Желающие сдали анализы на малярию, амебу, сальмонеллез и другие возможные болезни. Я познакомился с пожилой женщиной — переводчицей с амхарского.

Любовь Юсуповна прожила в Эфиопии уже 30 лет. Неделю назад у нее умер муж-эфиоп и по эфиопским обычаям, в дни траура она не могла принимать у себя гостей. Мы попытались вписаться в гости к врачам, чтобы лечиться и жить недалеко от госпиталя, но директор госпиталя строго-настрого запретил нам вписываться на территории. Вот примерный ответ Валерия Хачатуровича Акопяна:

— Я не могу на это пойти. Кругом инфекционные больные. Если вы заразитесь, то мне грозит тюрьма.

— Но ведь мы можем с тем же успехом заразиться во время посещения или лечения?!

— Это уже другое дело. Но ночевать на территории — исключено.

Любовь Юсуповна, желая все же устроить нам ночлег поблизости от госпиталя, просто таки всунула нам в руки 20 быр и вписала нас в супер-дешевый отель «NATNAEL» (тел. 15-56-56) через дорогу от Балчи. Маленькая комната с двуспальной кроватью обошлась всего в 12 быр (1,7 доллара). Таким образом, решились на первое время проблемы с нашим ночлегом:

Автостопом через Африку Глава 25-я.

А. Мамонов и К. Степанов жили в посольстве, после полудня к ним присоединился и Ю. Генералов. Им выделили электроплитку и чайник, да и многие русские люди, живущие в посольстве, подкармливали троих «интернациональных бомжей» (в тайне от посла?) Г. Кубатьян и С. Лекай жили в бесплатной гостинице при итальянской католической церкви в центре города, но для остальных мест там не нашлось. Три раза в день их сытно кормили монахи, а по воскресеньям даже давали в столовой вино.

А. Кротов, Г. Лапшин и О. Сенов жили в дешевой гостинице возле Балчи, а русские тетушки каждое утро привозили на работу домашнюю еду и очень огорчались, когда мы не приходили на завтрак. Еще одна русская женщина, во времена социализма вышедшая замуж за эфиопского студента, работала заведующей госпитальной прачечной. Лиля также оказывала нам много неоценимых услуг, предоставляя в наше распоряжение горячий душ и многие другие блага. В огромных стиральных автоматах мы смогли, наконец, постирать всю свою одежду и даже спальники. Только теперь последние из нас окончательно избавились от бахрдарских блох и клопов.

В 14 часов все, кто смог, приехали в танзанийское посольство и получили паспорта с бесплатными танзанийскими визами. Невостребованным оказался только паспорт Сергея Лекая.

Гриша Кубатьян опоздавший на полчаса, сообщил нам, что у Сергея такая большая температура, что он не может ходить. Сам Гриша тоже выглядел очень неважно, говорил с трудом и все время пытался держаться за воздух руками.

— Вот что, товарищ Кубатьян. Сейчас нас ждут в посольстве РФ. А ты сразу езжай в госпиталь, делать анализы. После посольства мы заедем за Сергеем, и, если он не поправится к тому времени, повезем его в госпиталь на такси.

— Нет-нет. — Запротестовал Гриша. — Я «в порядке», я тоже поеду с вами к русскому консулу.

— Ты очень хреново выглядишь. Тебе давно надо было обращаться к врачам, почему не поехал в госпиталь с Кактусом? Да и прививки делают только здоровым людям.

— Я, я… сейчас поеду … отлежусь на кровати, и температура пройдет. Я пью таблетки…

Несмотря на все наши уговоры, Гриша увязался с нами в российское посольство. Когда мы ждали на проходной прихода консула, Гриша вдруг стал совсем отключаться — у него пропал голос, он не мог уже стоять и только хрипел, борясь с приступами тошноты и лихорадки. Вот до чего доводит пренебрежение медициной!

Пришел консул и открыл нам специальную «комнату для приемов». Гришу оставили на скамейке, на улице, на случай рвоты. Вскоре пришел посольский врач чтобы делать нам прививки. Я сразу обратился к врачу:

— Доктор, извините, давайте прививки на потом. А сначала посмотрите, пожалуйста, нашего товарища, вон там, на улице. Что-то Гриша совсем плох.

— А давно это у него? — Спросил доктор, заглядывая через окно на улицу.

— Да уже неделю почти. Он все боялся ехать в госпиталь, никак не могли его заставить — прямо как маленький.

— Сейчас гляну. — И доктор стал надевать резиновые перчатки.

Вышел на улицу, подошел к неподвижно лежащему на лавке Грише, потрогал двумя пальцами шею и вернулся обратно в комнату.

— Ну, что, доктор!?? — Спросили мы почти хором.

— Ну что… один уже готов. — Мрачно сказал доктор консулу, снимая с руки перчатки и кидая их в мусорное ведро.

— Как доктор? Он же еще пять минут назад был жив! Неужели ничего уже нельзя сделать?!

— Малярия, как минимум. — Продолжал доктор свой доклад консулу. — Лимфаузлы расширенны, лихорадка, липкий пот. Я и без анализов уже вижу. Что делать будем?

Консул молчит.

— Доктор, а нельзя ли его прямо сейчас в Балчу отвезти? Может, спасут?!

— Спасти то спасут. Только кто платить будет? — Опять к консулу.

— Но у него же есть деньги. Ведь если вопрос жизни — глупо экономить.

— Ладно, везите. — Нарушил, наконец, молчание консул. — Я позвоню в Балчу, и сообщить «новость» послу я возьмусь сам лично.

Нас быстро укололи в плечо одноразовой прививкой. Я и Антон погрузили Григория в машину доктора и отвезли в ту же самую палату, откуда три часа назад выписался Юра. Тем временем, «хозрасчетные» врачи ругались с посольским доктором, даже не давая мне вставить слово:

— Кто за него будет платить? — Спрашивал дежурный по приемному отделению.

— А я почем знаю?! Мне сказали привезти, я и привез. — Разводил руками их коллега из посольства.

— Только сегодня одного вам вернули, а тут еще второго привезли…

— Я ничего не знаю! — Посольский доктор старался побыстрее уехать. — Звоните послу, пусть он решает, что со вторым делать.

Решив отложить «денежный вопрос» до прихода в сознание самого больного, мы с Антоном поспешили в католическую церковь, опасаясь, как бы не пришлось привезти сюда третьего.

Сергей лежал на скомканной кровати в одноместном номере. Монахи не разрешили селиться по двое, а других свободных комнат не было. Простыня была мокрая от пота, характерная для малярии лихорадка — бросает то в жар, то в холод. Сейчас Сергей кутался в куртку и в одеяло — его знобило.

— Собирайся, поехали в Балчу.

— Нет. Я отлежусь и к завтрашнему дню все пройдет, у меня так уже было в Дамаске.

— Нет уж. Гриша уже «отлежался» — чуть на глазах у консула не умер. А что мы твоей жене скажем, если завтра уже будет поздно?

— У меня сегодня нет сил. Я отлежусь до завтра. Я пью таблетки.

— Ты хоть ходить сам можешь? Ты же тут один остаешься! Лучше мы поможем тебе добраться до врачей сегодня.

— Меня монахи навещают несколько раз в день…

— Поехали в госпиталь, пока не поздно…

Но, подобно Григорию, Сергей, по совершенно непонятным мне причинам, отказывался госпитализироваться.

Решили, что если завтра утром Сергей не появится в госпитале сам, то мы приедем за ним на такси.

Утром я отвел сдавать анализы Кротов и Сенова.

Захожу в палату к Кубатьяну: «Как там наш больной?»

Автостопом через Африку Глава 25-я.

Гриша лежит под капельницей, улыбается до ушей и читает газету «СПИД-Инфо». На подоконнике громоздятся бутылки с морсом, пакеты с бананами и апельсинами… русские люди уже навещали его. Я хотел сфотографировать больного, читающего газету под капельницей, но Гриша прикрылся и лица не фотографии не видно.

Пока завтракали и мылись в прачечной у Лили, приехал Сергей Лекай с температурой +37.

У меня уже не хватило нервов хлопотать за третьего больного — отправил Сергея в нужный кабинет вписываться в палату к Грише самостоятельно.

Сегодня вся столица Эфиопии празднует приезд олимпийской сборной. На олимпиаде в Сеуле эфиопские марафонец завоевал золотую медаль. В госпитале меня даже познакомили с родным братом этого бегуна, который работает, кажется, в котельной. Город украсили к приезду героя. На всех центральных улицах вывесили флаги и приветственные транспаранты.

Автостопом через Африку Глава 25-я.Автостопом через Африку Глава 25-я. Портреты бегуна размером в десятки метров украшают здания на центральной улице. Движение в городе парализовано — вместо 25-ти минут от Балчи до посольства ехал автостопом полтора часа. По городу разъезжают грузовики, молодые люди в кузове которых скандируют имя марафонца и машут флагами. Даже пассажиры в рейсовых автобусах поют песни, обнявшись за плечи.

Глава 26-я

Дела дипломатические. — Неожиданная русская вписка. — Дела визовые. — Снова в госпиталь. — Замены в наших рядах.

Мы сдали документы в посольство Кении. В понедельник, в случае положительного ответа из Найроби, нам обещали месячные визы за 50 долларов.

Вечером долго беседовал с нашим консулом. Поговорили о больных и самолетах, о дорогах и визах. Узнал телефоны и адреса посольств ЮАР, Ботсваны, Малави, Мозамбика, Замбии и Зимбабве. В Москве мы делали визы только до Эфиопии, ибо не было уверенности в прохождении суданско-эфиопской границы. Теперь нам предстояло сделать в Аддис-Абебе визы Кении и Танзании, а так же большинства других африканских стран, ибо только здесь есть посольства ВСЕХ африканских государств, т. к. именно в Аддис-Абебе находиться штаб- квартира «международного африканского союза».

Консул, «по секрету», сообщил мне, что посол РФ водит дружбу с послом Кении, и грозится позвонить своему другу, чтобы нам не давали визу Кении. Чем мы вызвали такое враждебное отношение к нам со стороны посла, что он опускается до таких «мелких пакостей»? Ведь посол занимается политическими контактами, а работа с гражданами — дело консула. Возможное противодействие к нам со стороны главного представителя России, меня очень озадачило.

Может кто из сотрудников МИДа, прочитав эту книгу, захочет разъяснить мне ситуацию на будущее?

На следующий день в «русской палате» инфекционного отделения опять перемены — с капельницей лежит Сергей, а возле его кровати сидит на стуле сидит поправившийся Гриша.

Автостопом через Африку Глава 26-я.

Юра заказал «маниграммой» деньги на самолет, консул делает ему справку, «заболевшего работника МИДа», что позволит удешевить билет на 25 %. Но это только на рейс Аэрофлота. А российские самолеты перестали летать в Эфиопию, как только мы перестали строить здесь социалистическую республику. Так что скидка будет распространятся только от Каира до Москвы, а вот лететь до Каира Юре придется за полную стоимость билета компании «CairoAirways».

На следующий день врачи сказали, что у всех, сдавших анализы, обнаружены в кишечнике амебные цисты. Это значит, что мы переболели тяжелым африканским заболеванием, типа дизентерии. Чтобы вывести амебу окончательно, нам велели купить в аптеке антибиотик. То, что в данный момент в нашей крови не обнаружили малярийных тел, еще ничего не значит.

Возможно, что вредный микроб затаился в других органах и размножится в крови позже. Вон, Гришу уже дважды лечили от малярии «по типичным признакам», хотя в крови малярию ухватить «не успевают». Приступы жара и холода объясняются как раз тем, что малярийные плазмодии то размножатся в крови, то исчезнут до следующего приступа. Лекарство для профилактики малярии, купленное нами еще в Каире, в Эфиопии уже не действует.

Единственное средство, которое помогает в 85-ти процентах случаев — таблетки «Fansidar». Для профилактики пьем по одной таблетке в неделю, а в случае появления первых признаков заболевания (понос, температура, «простуда») нужно выпить сразу три таблетки. Хотя это вредно для печени, есть шанс выкарабкаться без капельницы. С помощью внутривенных вливаний, в госпитале уровня Балчи вылечивают 95 % случаев, а вот в деревнях такого сервиса нет даже за деньги. Но самые опасные районы мы уже проехали — в южных провинциях Эфиопии малярия встречается реже, чем на севере.

Автостопом через Африку Глава 26-я.

Уже несколько раз я посещал Российский Культурный Центр, надеясь поговорить с директором. Но Михаил Александрович каждый раз сказывался то уехавшим, то больным.

Других русских людей в РКЦ я пока не видел. В кафетерии о России напоминают только картинки на стенах. В выставочном зале поет песни какая-то религиозная секта. В библиотеке нет ни одной русской газеты, а единственный телевизор директор забрал к себе в квартиру.

Полный «упадок культуры», приятное исключение — выставка художницы, учившиеся в Харькове. Но выставку организует не РКЦ, а некая организация «Русских женщин», как я понял, такая же «неформальная» как и наша АВП. С одной из этих тетушек познакомились я и Олег прямо на выставке. Оказывается, посольство и прочие русские люди, не общаются с женщинами, вышедшими замуж за эфиопов, считая их какими то «падшими» или «грязными».

Возможно этим отчасти и объясняется такое различное отношение к нам со стороны живущих в Эфиопии, и приехавших сюда «по контракту». Мы долго говорили о временах минувших и нынешних, о политической ситуации в России и Эфиопии, о наших консулах и послах, об эфиопских церквях и православии… в это время на выставку заглянула еще одна русская женщина, Валентина Семеновна:

— Ой, а я про вас уже слышала, но сначала даже не поверила.

— А мы про вас не слышали, но сразу верим!

— А где же вы сейчас ночуете? Говорят у вас проблемы с нашим посольством…

— Скорее, не с посольством, а с послом. Действительно, мы живем в разных местах города и не у всех эта проблема решена окончательно…

— А что же вы ко мне сразу не приехали?

— Так Вы же не приглашали!

— Так приглашаю. У меня пяти-комнатная квартира почти в центре. Живу только с сыном…

— Так поехали прямо сейчас. Если все ОК, то мы переберемся к вам из гостинцы уже сегодня…

— Конечно пошли пешком, это здесь, недалеко.

Таким образом мы обосновались на квартире Валентины Семеновны. С первым мужем, эфиопом, она развелась, а второй муж, американец, пропал без вести, пролетая на самолете над Заиром. В квартире проживал только ее старший сын 17-ти лет.

Автостопом через Африку Глава 26-я.

Эрика она научила говорить на русском, английском, французском языках. Сама Валентина Семеновна владеет еще и немецким, а также и официальным языком Эфиопии — амхарским. Он единственный из племенных языков имеет собственный алфавит и письменность. Но кроме амхарского, «межплеменного» языка, различные народы Эфиопии имеют еще и свои, «локальные» языки. Иногда на целый регион, иногда только на 1–2 деревни.

Музыковед по специальности, сейчас она зарабатывает уроками фортепьяно — в богатых семьях это модно и недостатка в учениках нет.

Автостопом через Африку Глава 26-я.

За небольшую плату по хозяйству ей помогает служанка — девушка из деревни.

Заработанных в городе денег хватает чтобы содержать всех ее родственников.

Мы заняли одну из нежилых комнат, которая использовалась как кладовка. Сначала в комнате поселились Олег, Антон и автор, потом к нам присоединился и выписавшийся из Балчи Гриша Кубатьян. С первого дня нам готовили вкусные борщи, но мы и сами покупаем картошку и другие продукты. Служанка показала, где продаются апельсины по 4 кг за 4 быра. Еже вечерне мы объедаемся цитрусовыми, помня завет докторов, что «кислая среда убивает амебу прямо в желудке».

Автостопом через Африку Глава 26-я.

В понедельник оправдались худшие опасения — нам отказали в кенийской визе. Что теперь делать? С запада от Эфиопии — партизанский Южный Судан, слева — охваченное войной Сомали. Но так просто сдаваться нельзя! Провались во вторник на прием к кенийскому консулу.

Нас пригласили в кабинет на втором этаже. На столе у консула наши анкеты, но он еще раз подробно расспрашивает нас.

— С какой целью вы хотите попасть в Кению?

— У нас кругосветное путешествие. Ваша страна — одна из самых интересных и, можно сказать, первостепенная в Африке…

— Сколько у вас денег?

— Мы храним деньги на пластиковых карточках VIZA, если нужно — родители могут в Москве подкладывать деньги…

— Кто вы по профессии, если можете себе позволить путешествовать целый год?

— Писатель, педагог, фотограф. Выпускники университетов. Мы не каждый год путешествуем вокруг света, но раз в жизни можно себе позволить.

— Зачем Вам это нужно, объехать вокруг света?

— Мы хотим увидеть своими глазами, как живут люди в разных странах. Ведь у россиян нет почти никакой информации об обстановке в странах Африки, например. Мы хотим рассказать всем о том что увидим, через наши книги, фотографии и, вот, на визитке, вебсайт в интернет.

— Ах, веб-сайт. Это очень интересно! Ваши заметки… пожалуй … смогут видеть тысячи людей… вот что. Подождите внизу, я позвоню в Найроби и скажу вам свое решение через пол часа.

Через двадцать минут нам вернули паспорта с уже наклеенными визами Кении! Причем дата выдачи на визах стояла пятничной. Значит, визы уже были в паспортах, но почему-то их передумали выдавать, а «отказ из Найроби» — только предлог. Может он сейчас не в Найроби звонил, а своему другу в посольство за соседним забором? Странные дела здесь творятся.

Но, все хорошо. Можно ехать дальше, только сначала хотелось бы разобраться с «наболевшими вопросами».

Автостопом через Африку Глава 26-я.

Получили за один день и 9,5 долларов месячные визы Мозамбика. Визу ЮАР и Малави нас получать отговорили — пока мы до них доедем, срок действия уже наверняка закончиться.

Попытаем счастья в Танзании. По словам почти всех жителей Эфиопии, как местных, так и русских, Кения — самая опасная страна на нашем дальнейшем пути (это если не считать ЮАР, где белые люди умирают насильственной смертью чаще, чем естественной). Различные очень солидные и уважаемые люди заверяли нас, что если даже мы доедем невредимыми до границы Кении, то «тамошние грабители, куда более наглые чем в Эфиопии. А в центре Найроби вас запросто могут убить только из-за фотоаппарата!» Т. е. в принципе, по их словам, выходило, что проехать невредимыми через Кению у нас был лишь небольшой шанс, и то, если только мы не будем заезжать в столицу Найроби. В Эфиопии нас до сих пор никто не грабил, если не считать бомжей, которые выхватили из рук Гриши пакет с бананами. Но наши мудрецы от потери не расстроились, а тут же настреляли новых бесплатных бананов у уличных торговцев.

Все же, решив на всякий случай не заезжать в Найроби, назначили следующую стрелку в Дар-эс-Саламе. Антон Кротов с Андреем Мамоновым выехали первыми. Я решил дождаться улета Юры, чтобы передать с ним в Москву отснятые пленки, письма и сувениры.

Прихожу на вписку, а Валентина Семеновна вся бледная и напуганная: «Гриша Кубатьян снова начал умирать! Я уже возила его в ближайшую клинику на анализ — у него снова малярия!»

Захожу в комнату. Гриша снова весь в липком поту, его буквально скрутила болезнь, но говорить еще может.

— Гриша, ты пил таблетки, что тебе доктор прописал?

— Да. Но сегодня у меня снова температура и лихорадка.

— Вызываем такси и едем в Балчу. Не хватало еще чтобы ты умер на квартире этой доброй женщины.

Вечер субботы. В «приемном покое» кладут больного на кушетку и вызывают по телефону, из дома, заведующего инфекционным отделением. Доктор приходит весьма сердит, но, не на больного, а, почему-то, на меня:

— Почему он еще в Эфиопии?

— Он не хочет улетать домой, хочет ехать дальше…

— А на тот свет он не хочет?! Я же сказал ему первым же самолетом лететь в Москву, в институт тропической медицины…

— Ну, не могу же я его заставить насильно! Посмотрите, у него снова лихорадка…

— А зачем ты его снова ко мне привез? Один из ваших еще лежит у нас…

— А куда же мне его девать? Это же Ваш больной. Вот и долечивайте, пожалуйста. Мы живем на квартире у русской женщины и трупы там ни к чему…

— Нет, это ВАШ больной. Мы его поставили на ноги, а если он не захотел лететь домой — это его проблемы.

— Нет уж, это Ваш больной. Вот подписанная вами справка! Кто же будет его долечивать, если не Вы?!

— Что мне ваша справка, а кто за него будет платить?

— А сколько нужно платить?

— А кто будет платить, вы сначала скажите, а?!

— Скажите, о каких суммах идет речь? Может сам Григорий и заплатит…

— Да вы знаете, сколько стоит один день стационара? А сколько одна капельница?

— Так скажите, мы купим лекарство и заплатим за койку…

Но тут наши разборки прервал приезд скорой помощи. Привезли черного рабочего, который упал со строительных лесов на камни, пролетев четыре этажа. По какому-то недоразумению, несчастный был еще жив. Многочисленные родственники столпились в коридоре, умоляя докторов взяться за лечение. «Один только рентген всех его переломов будет стоить 360 быр.» — Сообщил врач родственникам. В коридоре поднялся вопль, будущая вдова стала ползать на коленях и рвать на себе волосы — такой суммы эти люди не зарабатывают и за год. Чтобы мы не мешались в суматохе, нам дали каталку и мы с Антоном повезли Гришу в «родную палату», накрыв его белой простыней.

Автостопом через Африку Глава 26-я.

Сергей Лекай услышал на улице шум каталки и обрадовался «наконец-то ужин везут!», но это возвращался на свою койку Кубатьян, выписанный отсюда всего три дня назад. Снова они поменялись местами. Теперь опять капельница у Гриши, а на стуле у кровати сидит Сергей…

надолго ли?

Автостопом через Африку Глава 26-я.Автостопом через Африку Глава 26-я.

16-го октября домой улетел Юра Генералов. А 17-го, на смену выбывшим участникам экспедиции приехал «самый большой автостопщик России» Олег Костенко (198 см ростом!) и президент «Санкт-Петербургской Лиги Автостопа» — Владимир Шарлаев в желто-черном комбинезоне и с фотоаппаратом PENTAX в специальной сумке. Костенко тоже был «великим фотографом АВП», и привез в Африку, не много ни мало, целых шесть фотоаппаратов — слайдовые, панорамные, компактные, зеркальные, сменные объективы и фильтры — рюкзак у Олега был просто неимоверных размеров и веса.

Автостопом через Африку Глава 26-я.Автостопом через Африку Глава 26-я.

Путь двух мудрецов был велик и уникален: не дождавшись до конца сентября визы от суданского посольства в Москве, они решили зайти в Африку «с черного хода». В Ереване сделали визы исламского государства Иран, в Москве — Омана и Йемена. Догоняя Эфиопскую визу (срок действия которой ограничен) они проехали через Армению в Иран, переправились паромом через Оманский залив и были первыми автостопщиками в мире(?), которые проехали через Аравийский полуостров, «распечатав» новые страны Оман, Йемен, а заодно и Джибути, что на самом углу африканского континента. Про их великие приключения они поведают сами.

В Эфиопию они успели въехать в последний день въезда в страну. Теперь им вдвоем предстояло пройти весь этот круг получения Танзанийской и Кенийской визы, а на квартире получилось явное перенаселение автостопщиками. К сожалению, с уездом Кротова и приездом Шарлаева, в наши ряды проникли такие «недостойные явления» как пьянка, походы по кабакам и другие бессмысленные для науки и порочные для путешественника занятия.

Автостопом через Африку Глава 26-я.

Так что 18-го октября я решил выезжать из столицы на юг вместе с Кириллом Степановым.

Кирилл был очень подходящим для меня напарником, ибо хорошо знал английский язык. Я же надеялся, по пути в Дар-эс-Салам подучить сей полезный язык через знания Кирилла.

Попрощавшись со всеми новыми и старыми друзьями в Аддис-Абебе, в жаркий полдень отправились с площади Независимости по единственной южной дороге. Ниточка асфальта выбиралась по карте из столичной агломерации, петля горными ущельями постепенно сбрасывала 1000 метров высоты, вырывалась из коричневых гор на зеленые просторы саванны.

После приграничного города Мояле она превращалась в грунтовку, и широкой дугой загибалась по Кении через Марсабитскую пустыню к зеленому пятну горы Кения и экватору.

Что ждет нас в новых странах? Каждый раз, «откупоривая» новую страну, ты терзаешься неизвестностью и сомнениями. Все же, в Эфиопию мы въезжали как в страну «бедную, но православную», но кто мог предполагать, чем обернется для нас это «православие»? Теперь же, все пугают нас кенийскими бандитами и ворами, а как оно получиться на самом деле? Дорога покажет, в путь!

Автостопом через Африку Глава 26-я.

Глава 27-я

Из Адессы на юг. — Город Аваса. — От деревни к деревне. — Вписка у белого пастора в Agere Maryam.

Мы выезжали из столицы, Эфиопии в жаркий полдень, 18 октября 2000 г. (Здесь и далее «мы» — это Григорий Лапшин и Кирилл Степанов). Впрочем, на этих широтах, календарные месяцы почти не влияют на температуру. Есть только некий, «сезон дождей», но он ощущается не столько по холодам, а скорее по частым дождям и размытым дорогам. В Кении, нас ждал, наоборот, «сухой сезон».

Addis-Ababa переводиться с амхарского языка как «новый цветок в горах». Почти вся территория Эфиопии — горные хребты и плато, средние высоты — выше 2000 метров, а столица находиться в горной долине на высоте 2400 метров над уровнем моря.

Автостопом через Африку Глава 27-я.

Все же днем, солнце припекало на наши головы в районе +30 градусов. Рюкзаки были наполнены подаркам и едой, мы знали, что в столице консервы и крупы дешевле, чем деревнях, а вот местные фрукты — наоборот.

Первая машина, еще в черте города, оказалась родной «Девяткой». Мы удивились. Все прояснилось, когда водитель сообщил, что он восемь лет проучился в Киеве. Сейчас сей образованный человек добился весьма высоких результатов в политике, и даже заседает в местном парламенте.

Следующей машиной, оказался «нормальный эфиопский грузовик». За две недели столичной жизни я уже разучился ездить на крыше пыльных грузовиков, предпочитая быстрые легковые машины с кондиционерами. А Кирилл вообще перелетел сюда из «цивилизованного»

Каира.

Да-да. Отсюда Каир, с его небоскребами, сверкающими гостиницами и ресторанами, целыми улицами интернет-кафе, сладкими булочками и широкими мостами через Великий Нил… все это казалось верхом цивилизации! Даже «мусульманские» кварталы Каира были образцом чистоплотности и аккуратности, по сравнению с задворками православной Эфиопии.

Автостопом через Африку Глава 27-я.

Разве можно сравнить аккуратные домики из глины в плодородной долине Нила, с шалашами из колючих веток, которые сейчас проносились мимо нашего грузовика, порождая из себя кучи грязных и голых детей с вздутыми животами? В домике мусульманского крестьянина всегда чисто и прохладно, есть кувшины для питья, отдельный домик для помывки и туалета. Здесь же — вопиющая антисанитария и грязь. В хижине, с прокопченными стенами, грязный, заплеванный пол. В центре — очаг-подставка на древесном угле. Вокруг готовящейся еды копошатся грязные дети, тощие куры и щенки. Прямо у входа в хижину может лежать козел или грязная свинья.

Воду для питья берут из ближайшей лужи, а купаться если и ходят на речку, то не для гигиены, а для охлаждения.

Обрабатывать землю эфиопы не любят. Если вдоль Нила каждый клочок земли удобрен, засеян и обводнен аккуратными арыками, то в Эфиопии не увидишь ничего подобного. Если возле деревни и встретиться небольшие посевы кукурузы или сахарного тростника, то уход за ними просматривается весьма условный — все заросло вьющимися растениями и колючками, часто не подлезешь для уборки урожая, и кукурузные початки висят уже перезревшие.

В арабских странах строжайше запрещается употребление спиртного и наркотиков (кроме курения кальяна по вечерам и в выходные), а в Эфиопии полно пивных и винных кабаков, самодельная брага есть почти в каждой хижине. Что касается наркотиков, то почти все наши попутчики жуют листья какого-то зеленого растения. По их словам, сей наркотик не дает им заснуть и снимает усталость. Но я пробовать его отказываюсь. Вот и сейчас грузовик завез нас в поселок Mojo и водитель покупает в магазинчике пакетики со свежими листочками. Прямо у прилавка отправляет в рот первую порцию, вернувшись к грузовику «веселым и добрым», предлагает и нам. Нет уж, лучше мы пойдем пешком на выезд из города и найдем другую машину.

Автостопом через Африку Глава 27-я.

Следующий самосвал тоже решил постоять в деревне с красноречивым названием Koka.

Прямо из его кузова застопили «Тойоту» с тентом. Машина ехала в областной центр Awasa, но в кабине уже трое, а в кузове плотно уложены мешки с фасолью. Однако водитель объявил, что его жену во время родов спас врач, учившийся в СССР. Проникшись к нам, как предстовителям СССР, чувством благодарности, он откинул брезент, и устроил нас между металлическими прутьями каркаса, верхом на мешках. Рюкзаки мы припирали спиной, а вот ноги пришлось свесить над дорогой сзади машины.

Конечно, при такой посадке рискуешь потерять обувь, но зато тебя обдувает ветром со всех сторон, что в Африке немаловажно. Можно пользоваться обзором во все стороны, фотографировать. Правда, выхлоп двигатели и дорожная пыль очень быстро загрязнили наши лица и одежды, но зато мы ехали с очень приличной для Эфиопии скоростью, порядка 80-ти километров в час. Заехали к другу водителя, в какой-то маленький городок. Друг был содержателем отеля и гостям из далекой России перепало по бутылочке «меринды».

Километрах в 100 от столицы, асфальт кончился, на дороге были такие ухабы и колдобины, что временами быстроходной «Тойоте» было лучше ехать по обочине, чем «по трассе». Когда в восьмом часу мы приехали таки в город Аваса, то так устали от тряски и пыли, что с трудом смогли поблагодарить водителя и разогнуть ноги и спины.

Осмотрелись, стоим на темной, широкой улице. По прогнозам нашего консула, как раз сейчас нас должны били начать убивать и грабить. Но, пока мы были скрыты темнотой, нас не беспокоили даже ю-юкалы. Рядом светилось иллюминацией здание современного двухэтажного отеля. Может быть они позволят нам поставить палатку на своей территории?

Сторож ответил, что дежурный администратор сейчас отъехал, заселятся в номер мы не захотели и решили подождать возвращения начальника. Но тут в помещение заглянул друг сторожа, студент лет 23-х. Этот парень уже на пятой минуте общения предложил нам пойти переночевать к нему в дом.

Настоящий, городской каменный дом. Половину дома занимает кафе, которое и содержит многочисленную семью. Комната холостого студента очень мудро имела собственный вход на боковую улочку — можно приводить гостей не напрягая домашних. Из мебели в ней была лишь широкая кровать и магнитофон. Хозяин заверил нас, что блох и вшей здесь нет. Нам предложили ночевать в этой комнате, а сам хозяин на ночь обещал уйти куда-то еще. Пошли в кафе, приготовить макароны на ужин. Посетителей было немного, большинство смотрели телевизор. Чтобы не прятать нас от собеседников на кухню, керосиновую горелку вынесли прямо в зал, чтобы мы могли одновременно готовить ужин и рассказывать всем о нашем путешествии.

Автостопом через Африку Глава 27-я.

На следующий день мы ехали на локальных машинах марки «тойота-хай-люкс», которые ехали исключительно от одной деревни к другой. Эти машины очень популярные в Африке, в их открытых кузовах возят женщин и детей, мешки с продуктами, коз и овец, кирпичи и мебель, даже полицейские нас подвозили в кузове такой машины. Проехав за полдня 130 километров, мы сменили шесть машин, побывав во всех шести деревнях на этом участке дороги. Пейзаж постепенно менялся, горы уступали место плоским равнинам, с уменьшением высот, температура увеличивалась, в нескольких достаточно влажных местах, мы проезжали участки тропического леса, где вдоль дороги махали своими длинными листьями банановые кусты и прямые деревья папайя. Это были те самые плантации, откуда возят фрукты на столичные рынки.

В деревне Fiseha Genet мы застряли почти на три часа. На единственной асфальтовой улице- дороге стола целая колонна грузовиков «Volvo» с прицепами, которые направлялись в Кению, но поедут только завтра. Больше в сторону Кении никто ехать не хотел.

Автостопом через Африку Глава 27-я.

Неожиданно начался тропический дождь — потоки воды на глазах смывали с поверхности легкий плодородный слой, и обнажали тяжелую красноватую глину, на которой не росли даже колючки. Действительно, земледелие здесь очень рискованное.

От дождя мы спрятались в местной аптеке. Внешне, от других магазинчиков, этот глиняный домик отличался только тем, что был выкрашен белой краской. Выбор лекарств был небольшой, каждого по две-три упаковки. Зато, как и во всех остальных магазинах, в больших количествах продавались презервативы. Некоторые коробки были так роскошно упакованы, что сошли бы за подарок к юбилею или свадьбе.

На внутренних стенах аптеки, вместо обоев, на высоте одного метра, висела подробная цветная агитация-инструкция, как надо правильно пользоваться презервативом. Всяческие организации «планирования семьи» не жалеют денег на снижение рождаемости и профилактику СПИДа. Наверное, ни в одной эфиопской школе нет таких красочных учебных пособий, как в аптеке. На противоположной стене, для тех, кто все же не внял содержанию предыдущего плаката, не менее красочный и подробный плакат о том, как надо принимать роды. Ведь квалифицированный акушер здесь такая же роскошь, как и любой другой врач. А так зашел человек в аптеку, посмотрел картинки на стенах, глядишь, как-нибудь и поможет при родах…

Более скромные, трехцветные рисунки под потолком, объясняли как бороться с другими распространенными заболеваниями. Вот, например, содержание плаката «по обезвоживанию организма в результате поноса»: Картинка 1. Сидит довольный, здоровой ребенок, но как бы полый внутри. Его внутренность заполнена синенькой водичкой до уровня глаз; Картинка 2. У этого же ребенка понос, он скорчился на корточках, струйка воды хлещет сзади и внутри организма воды осталась только треть от предыдущей картинки; Картинка 3. Заботливая мать подносит ко рту ребенка кувшин с водой (из лужи?) и организм ребенка снова наполняется жидкостью до нужного уровня. Вот так, для неграмотного населения, показываются способы облегчения страданий еще при трех-четырех распространенных болезней. Это в развитых странах привыкли, чуть что, сразу «семейному доктору» звонить. А здесь — смотри картинку, и сам помогай ближнему.

Я вспомнил, что и в России, в последнее время появилось много пособий по всяким «медицинским вопросам», «гомеопатическому лечению» и даже «аура-терапии». К чему бы эти такие аналогии?

К трем часам дня ливень кончился. Мы сели у дороги на рюкзаки, поедая купленные булки.

Местные дети, которые уже устали просить денежку, вместо «ю-ю!» стали по человечески просить хлеба и получили угощение за свою образованность. На радостные крики счастливчиков, тут же сбежалось половина населения деревни. К счастью, через сорок минут нас спас англо-говорящий старик, который посадил нас в кузов верхом на мешки с копченой рыбой.

Автостопом через Африку Глава 27-я.

Через час он свернул в центре огромной красноглиняной деревни Agere Maryam. На сколько хватало глаз вокруг толпились красно-коричневые домики. По красно-коричневым улицам к нам бежали десятки коричневых ю-юкал. Уже через пять минут я насчитал вокруг нас больше ста детей. Для меня все это было уже знакомо, а вот Кирилл впервые подвергался столь массированной атаке. Нечего было и думать о том, чтобы купить хлеба или чаю — пришлось шагать в окружении орущей толпы на голодный желудок.

Когда дорога поднялась на гору, мы уселись напротив местного госпиталя, решив, что если сегодня уже не уедем, то попросим на территории госпиталя укрытие от ю-юкал. На протяжении двух следующих часов мимо проехало всего две деревенские машины, а детей вокруг нас, я насчитал 58 кричащих ртов. Не помогали на размахивания колючей палкой, ни обращение за помощью к взрослым жителям. Кирилл впал в апатию и только злобно огрызался, когда кто-нибудь из детей хватал его за одежду. Я же пытался, в меру сил, контролировать трассу и сохранность наших рюкзаков.

Пошли в госпиталь, но тупой охранник нас не пустил, сказав, что сейчас нет ни одного начальника. Один из подростков 16-ти лет сказал, что в деревне есть еще один белый человек.

Это был реальный шанс и мы попросили отвести нас к нему.

Автостопом через Африку Глава 27-я.

На окраине деревни, даже можно сказать, на личном хуторе, жил священник из местной церкви. Сам он был из Норвегии, а семья его жила в 110 километрах на юг, в следующей деревни Yavello. Он вписал нас в маленький гостевой домик и уехал куда-то до утра. Вписка оказалась как всегда кстати, так как ночью снова пошел дождь.

Утром норвежец пригласил нас позавтракать в дом. Угощал чаем с хлебом и джемом, очень удивлялся нашему путешествию, но больше расспрашивал про Россию, чем про Африку. К девяти часам распрощались, он пошел в свою церковь, а мы на знакомую позицию возле госпиталя. Уже через пять минут мы залезли на огромный грузовик, который вез целую гору ящиков с бутылками «джина» и «пепси».

Через полтора часа заправились горючим на повороте в Yavello — отсюда до ближайшего жилья более 100 км в любую сторону. Бескрайнее море колючих кустарников, среди которых возвышаются коричневые башни термитников. И только дерево с сиреневыми цветами на АЗС Автостопом через Африку Глава 27-я.

еще долго маячило цветным пятном на коричневом горизонте. Нитка асфальтовой дороги, как стрела, ровно разрезает пополам пространство колючек, вдоль дороги — узенькая тропинка для верблюдов и редких пешеходов. Мелькнет один черный силуэт с длинным копьем, и снова пустые заросли, кажущиеся абсолютно безжизненными — кусты сбросили листву, а редкая трава — пожелтела и пожухла.

Автостопом через Африку Глава 27-я.

Еще через сто километров остановились в деревне Mega выгрузить несколько ящиков с бутылками. Круглые хижины из глины, крыши крыты обрывками мешков, упаковочного полиэтилена. Между конусов хижин возвышаются конусы термитников, иногда, у горизонта, они даже путаются друг с другом. Если термиты питаются древесиной, то чем здесь питаются люди? Термитами?

Автостопом через Африку Глава 27-я.

Не видно никаких огородов (да и что вырастет на этой красной глине?), не пасутся стада овец или коз (что им здесь кушать?), нет никаких рек или ручьев, да и вообще, непонятно, где они берут воду. Мы прошли несколько магазинов, попили чай с булками. Фруктов в деревне не было совсем, даже бабушки, продающие кучки из трех твердых серых лимонов здесь куда-то исчезли.

Глава 28-я

Граница без замка. — Страны соседи, но так мало общего! — На грузовике с коровами через Марсабитскую пустыню. — Страна сафари. — На экваторе.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Вот приехали в пограничный город Moyale. Кения — через овраг. Под пограничным шлагбаумом лезут толпы людей с корзинами, велосипедами и тележками. Для жителей двух стран — безвизовый и беспаспортный режим. Иностранцев здесь почти не бывает. Когда мы разбудили пограничника в будке, он даже не понял, что за штамп мы у него просим.

— Мы — иностранцы, путешественники, из России. Нам нужен в паспорт выездной штамп Эфиопии…

— Какой штамп? Куда вы направляетесь?

— Мы едем в Кению.

— Проходите. Через 50 метров Кения.

— Но прежде чем мы уйдем в Кению, нам нужно официально выехать из Эфиопии. Где ставят выездные штампы?

— Иммиграционный офис вон там. Но сегодня все уже закрыто. Чиновник давно ушел домой.

— Что же нам делать?

— Идите в Кению без эфиопских штампов.

— Так ведь не пустят! Мы же еще, по документам, не выехали из Эфиопии.

— А вы попробуйте!

Оставили ему рюкзаки и пошли пешком в Кению. Кенийский иммиграционный чиновник был на месте.

— Нет проблем. Я поставлю вам въездные штампы Кении, а завтра вы, если хотите, сходите обратно в Эфиопию и сделаете себе выездные штампы «задним числом».

— А потом нас снова без проблем пустят в Кению?

— Конечно. Не удивляйтесь. Здесь это в порядке вещей.

— Нет уж. Лучше мы переночуем в Эфиопии. Все равно сегодня машин на Марсабит не будет, наверное.

— Верно. Машины на Марсабит отправятся завтра утром с рынка, около девяти часов.

— Спасибо, постараемся успеть.

В двадцати метрах на север от шлагбаума эфиопская гостиница. Но за постановку на их территории палатки просят 10 быр. Сидим на улице, размышляем. Опять-таки никто не хочет нас грабить и снимать кожу. Вместо этого подходит человек, сказавшийся хозяином ближайшего кафе и приглашает разделить с ним ужин. Чтобы не смущать посетителей, для нас троих накрыли столик во дворике. После обильной еды, долгое чаепитие и разговоры под звездным небом. Хорошо все же владеть английским, без Кирилла я бы вряд ли нашел такую замечательную вписку. Ночевать нас отвели в многокомнатный каменный дом со спутниковой тарелкой во дворе:

— Я устрою вас в комнате моего брата, он сейчас в отъезде. Вас устроит?

— Конечно! Мы очень непритязательны к удобствам!

— Удобства все в вашем распоряжении. Вот там есть душ и туалет, вот радио и телевизор.

— Спасибо. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи. Утром заходите ко мне в кафе, на завтрак.

Помылись и залезли в спальные мешки на широкой мягкой кровати. Кирилл нервничает:

— Что-то очень подозрительно все это.

— Что тебя настораживает?

— Ну, … ведь нас же должны грабить и убивать… Помнишь, что говорил консул про южную Эфиопию? Что здесь очень коварные и хитрые грабители. Может он нас специально накормил и напоил, а ночью нам все-таки отрубят головы?

— Да ты что!? Человек нас принимал и угощал от всего сердца. Все бы эфиопы такие были…

— Но где же грабители? Может они ворвутся ночью?! Положи-ка лучше газовый баллончик поближе…

После завтрака выяснилось, что нужный нам офис работает только с 10 часов. Прождали уже до 10–45, а чиновника все нет. Один пограничник высказал предположение, что «он сегодня придет только после трех». Ну и порядки!

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Ради прикола сходили в Кению и получили въездные кенийские штампы. Погуляв по Кении, снова вернулись в Эфиопию, вот и чиновник идет по улице, а прохожие уже кричат нам:

«Бегите, вот он. Пока снова не ушел, ловите!»

И вот, эфиопские печати тоже стоят в паспортах, зашли попрощаться в кафе с нашим другом. Оказалось, что сегодня в Эфиопии праздник «разъедания козла» и нам предложили дождаться супа с козлятиной. Покушали, попрощались и только в 14 часов 21 октября «окончательно» перешли в Кению.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

В Кении все, с первого взгляда, выглядит намного более цивилизованно. Сразу за таможней стоят телефонные автоматы по карточкам, дорога асфальтированная с тротуаром — цивилизация! Каково же было наше удивления, когда через 150 метров от таможни асфальт и тротуар вдруг резко кончался. Бум! И дальше на юг идет разбитая пыльная грунтовка, в два раза хуже чем в Эфиопии. Вот так дела!

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Прошли пешком примерно два километра и застопили типичный для пустыни грузовик «лори», едущий в Wajir. Нам оказалось по пути всего несколько километров, которые мы проехали «а-ля Судан», уцепившись за борта старого грузовика. Эфиопский Moyale находится на высоте 1280 метров, сразу за границей Кении дорога спускается с плато на равнину, сбрасывая примерно 600 метров на первых же километрах пути. Видимо, когда устанавливались границы «горной Эфиопии», то ее провели точно по границе гор и равнин.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Развилка дорог «Wajir — Marsabit» находилась на краю деревни Hoda, не обозначенной на карте. Кенийский уклад жизни сильно отличался от эфиопского. Дома хоть и глиняные, но прямоугольные. Рядом с каждым домом огород, огороженный живой изгородью. Между рядами колючих кустарников — прямолинейные утоптанные дорожки. На улицах нет мусора и человеческих экскрементов. Никто не попрошайничает и не кричит «ю-ю!». Просто райская страна, после «православной Эфиопии».

Большинство кенийцев с удовольствием общаются по-английски, хотя у них есть и свой, местный язык, именуемый «суахили».

В километре до развилки, на краю деревни растет огромное дерево. В его тени, на бревнышке, сидит солдат в форме бундесвера, с американской винтовкой и радиостанцией. Мы решили, что это типа нашего «выездного поста ГАИ» и сели рядышком. По словам солдата, машины на Марсабит пойдут только завтра. Мы насобирали сухих веток и протусовались под деревом до темноты. Когда разожгли костер и стали варить картошку, солдат незаметно ушел.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Тут же к нам приблизились местные жители и … вот здесь с нас должны были «снимать кожу и делать из черепов копилки для монет». Но чудо! Местные жители вежливо предупредили нас, что под этим деревом ночевать не стоит — ночью здесь бегают ослы и может прийти лев. Нам разрешили поставить палатку в пустующем сарае с жестяной крышей, где днем работал магазин. Из беседы с жителями выяснили, что все семь прошедших мимо этим вечером машин действительно ехали в Wajir, а на Марсабит машины пойдут колонной, завтра, в семь утра из Moyale. Нам следует подойти к военным, которые сопровождают колонну, и вместе с ними подсесть на грузовики.

Проснулись в шесть утра. Угол палатки намочило сквозь дыру в крыше магазина — значит ночью опять был дождик. Может они идут здесь каждую ночь?

В семь утра освободили магазин, подошел хозяин и четверо полицейских в НАТОвской военной форме. И опять, вместо того чтобы убивать и потрошить животы, нас стали угощать горячими блинами и чаем с молоком. Все, кроме меня, хорошо знали английский. Разговаривая, дошли до развилки. Показались первые два грузовика. Подбегаю к обочине и издалека начинаю голосовать. Полицейские смеются и что-то кричат мне. Что я делаю неправильно? Неужели здесь, как и в Египте, запрещен автостоп?! А-а! Теперь все ясно: начиная с Кении, мы будем ехать по странам с левосторонним движением, я просто встал не с той стороны дороги. Теперь придется учиться голосовать левой рукой.

«Наши друзья из НАТО» прилежно стопят все грузовики. Новенькие японские «Мицубиси» приспособлены перевозить в длинных кузовах живых коров. Богатые пассажиры размещаются в кабине с кондиционером, а чуть менее денежные едут на крыше кабины.

Несмотря на помощь полиции, первые два грузовика отказались подвозить нас бесплатно.

Только третий грузовик согласился подбросить нас до Марсабита.

Автостопом через Африку Глава 28-я.Автостопом через Африку Глава 28-я.

Теперь обрисую компанию, в которой мы ехали следующие полтора дня: три человека в кабине, с которыми мы общались только на остановках; три платных пассажира на крыше, один из них даже при галстуке и портфеле, хорошо знали английский и охотно общались с Кириллом;

погонщик коров, знавший только язык суахили — его функция была в том, чтобы время от времени спускаться с крыши в кузов и, в буквальном смысле слова, крутить хвосты коровам, которые норовили лечь на пол; двадцать пять живых рогатых коров ехали рядком в тесном кузове, без еды, воды и отдыха два дня, для того, чтобы их зарезали на скотобойнях в Найроби.

Рефрижераторного транспорта в стране не хватает, так что выгоднее довезти коров живыми до столицы и только там пустить на мясо. Примерно в такой же комплектации ехали и остальные грузовики в колонне из 17-ти машин. На некоторых машинах сидели еще и вооруженные солдаты, которые должны были предотвратить нападение на колонну неизвестно кого. Машины иногда ломались, иногда растягивались на несколько километров одна от другой, но по огромной долине, поросшей колючим кустарником и термитниками, мы всегда могли увидеть два-три клуба пыли впереди и позади нашей машины. Хуже всего нам приходилось, когда какая-либо машина шла на обгон — мелкая горячая пыль забивалась во все полости тела и одежды, не помогали даже очки и обернутая вокруг лица ткань. Кузов с коровами имел некую крышу из гнутых труб, диаметром в пять сантиметров. Подразумевалось, что на этот каркас может натягиваться тент. Нам приходилось сидеть всю дорогу над коровами, на скользких и горячих трубах. Под болтающимися ногами тряслись сдвинутые коровьи головы и зады.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Постепенно лес начал редеть и пейзаж вокруг все больше стал напоминать каменистую пустыню. Иногда попадались маленькие деревни, даже необозначенные на карте. Уставшие верблюды тащили на своих горбах вязанки дров, а тощие кенийцы с длинными копьями плелись сзади верблюдов.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

В одной деревне к машине бросилась целая толпа тетушек и подростков. Все они катили, тащили и толкали тяжелые 50-тилитровые желтые пластиковые бочки. Когда то давно в них было масло, но теперь их приспособили для транспортировки воды. Во время остановки в маленькой деревне люди пытаются привязать свои бочонки к бортам грузовика, а водитель Автостопом через Африку Глава 28-я.

пытается собрать с них хоть какой-нибудь куш, бегая с ножом вокруг машины и покрикивая на «водовозов». Больше двух десяток женщин в пестрых платьях облепили наш и соседний грузовик и доехали с нами до следующей деревни. Там все они соскочили, отвязав свои бочки, покатили их к своим хижинам, сделанным из непонятно откуда взявшихся ящиков, кусков досок и веревок. Каждый вечер они заезжают на попутных машинах на 25 километров в северную деревню, где есть колодец, там наполняют свои бочонки и с утренним конвоем грузовиков едут обратно домой. Чем они вообще занимаются в этой пустыне, кроме добычи дров, воды и еды?

Автостопом через Африку Глава 28-я. Непонятно. Наверное, они даже не представляют себе иной жизни, чем той, которой живут сами и жили их далекие предки.

На въезде в каждую вторую деревню теряем по полчаса на полицейский «чек-пост».

Проверяют документы у водителя и всех пассажиров. Каждый раз у нас спрашивают сертификат о прививке от «желтой лихорадки». Этот сертификат у нас отксерокопировали еще в посольстве Кении, ибо там все записи на русском языке, но есть и фотография.

У въезда в Marsabit National Park одна из машин пробила колесо. Пока несколько водителей сообща устраняли поломку, я отошел на два десятка метров в сторону и сфотографировал стоящие грузовики на фоне горы.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

В центре национального парка — древний кратер вулкана.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Вокруг — очень старые горы и каменистые холмы. Растительности почти никакой нет (здесь сейчас сухой сезон), но по каменистой пустыне бегают какие-то мелкие козы, грызуны. А уже в сумерках, после самого города Marsabit мы видели слонов и жирафов. Но фотографировать было слишком темно и пыльно. Сам город — несколько пыльных улиц и магазинов, подобных суданским. Наверное, все города в пустынях всего мира одинаково схожи внешне.

Выезжаем из национального парка уже совсем в темноте. Опять шлагбаум и проверка документов. На крышу забирается солдат с фонарем и автоматом. Просит наши паспорта. Я показываю ему жестами: «Не урони вниз, а то сам полезешь доставать из-под коров!», а на полу машины уже навоза по щиколотку. Солдат устало листает мой паспорт задом наперед, перепутав даже верх и низ. Я сам показываю ему фотографию (но в темноте все равно не сличить мою пыльную рожу) и визу Кении. У Кирилла он внимательно смотрит страницу, где стоит въездной штамп республики Молдавия, возвращает паспорт и просит «лихорадку». Чего она там хочет прочитать? Там даже я с трудом читаю запись московских докторов.

В деревне Laisamis есть несколько гостиниц и харчевен, некоторые машины остались ночевать там, но мы поехали дальше — живой товар долго ждать не может! Все больше коров пытаются опуститься на колени, все труднее погонщику поднять их на ноги, чтобы не затоптали соседские буренки.

Автостопом через Африку Глава 28-я.Автостопом через Африку Глава 28-я.

В девять вечера остановились в темной деревне Morili, даже не обозначенной на карте. Но в ней было несколько глиняных «отелей» и столовых для проезжающих машин. Водители, пригласили нас ужинать. Нам досталось две тарелки риса с мясом, кола, чай. Хлеб у нас оставался еще из Эфиопии. Официант сообщает, что несколько дней назад уже проезжало двое таких же русских с рюкзаками. «Это еще что! Теперь здесь наши будут через каждые два дня ехать. Всего нас аж восемь человек!» — обрадовали мы его.

После ужина водители сообщили, что всем можно поспать 3–4 часа, а потом поедем дальше. Мы разложили полиэтилен и коврики прямо возле машины.

В начале четвертого выехали со стоянки и поехали через лес колючих акаций. Деревья простирали свои ветки как раз на высоте 4–5 метров и пытались сцарапать нас с крыши машины.

В пять утра догнали еще один сломавшийся грузовик и чинили при свете моего фонарика- жучка. В 6-15 увидели восход солнца в деревне Archres Post. Здесь сходились несколько лесных дорог и начиналась двухрядная улучшенная дорога. Водители за час меняли «внедорожные»

покрышки на «асфальтовые». Я слонялся мимо ближайших магазинчиков. В языке суахили нет своего алфавита, поэтому, для написания названия магазинов, используют английские буквы. Я нашел монету в один кенийский шиллинг в пыли, возле магазина с названием «MAMA KIOSK».

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Уже в восемь утра солнце стало припекать. Дорога хоть и «улучшенная» но до города Isiolo тряслись по страшным ухабам. Сразу за въездным постом начался разбитый асфальт. Сошли в центре и умылись на АЗС.

Идем пешком по улицам мимо магазинов и торговцев под открытым небом. Продавцы и прохожие искренне улыбаются нам и даже с другой стороны улицы весело кричат «джамбо!», что в переводе с суахили значит «здрасьте!». Кому же понадобилось распускать слухи, что эти добродушные и приветливые люди «потрошат белых людей ни за что ни про что»?!

Выехали на «Тойоте» за город, но мимо все равно катятся одни лишь маршрутки с правым рулем. Через 20 минут застопили уже «родной» грузовик с коровами. Водители и коровы сделали в городе все бюрократические дела и догнали нас. Снова залезаем на знакомые трубы.

Коровы уже просто падают с ног. Погонщик пытается разобрать переплетение ног, голов и хвостов, но это у него получается уже с трудом.

Вокруг горы Кения — национальный парк. Трасса идет вокруг него асфальтовым кольцом, по обеим сторонам дороги — забор из проволоки. Из ворот иногда выезжают машины с белыми туристами. У них «сафари» в полном разгаре. Саму гору, высотой 5 199 метров скрывают плотные облака.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Timau — маленькая деревушка, где туристических магазинов, кажется, больше чем домов.

Улочки утопают в зелени. Все для туристов — чисто и аккуратно. Но настоящим оплотом туристической цивилизации нам показался город Nanyuki, где мы окончательно попрощались с «нашими коровами» и слезли с грузовика у центрального банка, намереваясь снять с карточки или обменять доллары.

Больше половины национального дохода Кения получает за счет обслуживания туристов. И это неудивительно, ведь почти 35 % территории страны составляют различные национальные парки, заповедники и прочие «охраняемые территории». Но охраняют там не туристов от грабителей, а диких животных. Если бы здесь был такой разгул преступности, каким нас пугали в Эфиопии, то получилось бы, что Кенийцы сами режут куриц, несущих золотые яйца. Ну примерно так же, как если бы жители Сочи начали убивать на улицах курортников и вешать их головы на заборах. Совершенно естественно, что ничего подобного не происходит. Как в Крыму или Сочи, в Кении стараются создать все условия для приезда иностранных туристов:

комфортабельные гостиницы и «гостевые дома» утопают в зелени и цветах, продавцы в магазинах подобны официантам в дорогих ресторанах — стараются угадать любое ваше желание.

Все люди крайне доброжелательны, приучают себя к «американской улыбке» и здороваются с вами первые. На каждой заправке, гостинице, развилке дорог — магазинчики африканских сувениров, изделий местных ремесленников или просто раковин улиток.

Единственное неудобство для нас: как в Сочи, так и в Кении, очень трудно найти что-либо «на халяву», ибо все озабоченны добыванием как можно большего количества денег из кошельков туристов. Например, в городе Нануки полно интерент-кафе, но везде нам вежливо отказали в халявном доступе, мотивируя это тем, что они сами связываются с провайдером по телефону и за деньги.

В центральном банке целая очередь иностранцев к обменному окошечку. Впереди меня стоял НАТОвский офицер, белый, с немецким флагом на рукаве. Зарплату им выдают в «травелчеках», видимо, чтобы не пересчитывать каждый раз в местную валюту. А уже сам офицер решает — отправить «получку» домой жене в простом конверте или, обменяв в банке, спустить в местных кабаках.

На первый раз я решил обменять в Кении двадцать долларов.

Зашли в продуктовый магазин, однако здесь нам показалось дороговато. Буханка хлеба 25 шиллингов — больше доллара. Но купили три хлеба и килограмм риса. На улице опять с нами здороваются совершенно незнакомые черные люди:

— Джамбо! Во кантри ю фром? (Здрасьте, из какой вы страны?) — Добрый день. Мы путешественники из России. Не подскажете, где находиться самое дешевое кафе? — Упражняюсь я в английском.

— Вам нужно самое дешевое? Зачем?! Вон хороший ресторан для туристов.

— Нет. Ресторан нам не подходит по ценам. Где обедают местные жители — бедняки?

— Ага, понятно. Вот по этой улице один квартал и направо. Третья дверь слева.

— Спасибо большое.

Ну, если и сейчас не будут грабить, — значит, все наши посольщики наврали и нужно разгонять все МГИМО полностью к чертовой бабушке!

В этом кафе мы поели на 72 шиллинга на двоих, но не пожалели: мясо с картошкой, чечевица, салат, фасоль, булки, блины, чай. Интересно, что чай в Кении традиционно пьют с молоком. Если хочешь чай без молока, то нужно предупредить заранее. В этом кафе чай разливали из термосов, но для меня специально накипятили черный, без молока.

Несмотря на набитые желудки, решили пройтись пешком до экватора. Благо, что граница двух полушарий оказалась всего в двух километрах от нашего кафе на окраине города.

На широкой асфальтовой трассе стоит желтый стенд-указатель. «Здесь проходит линия экватора». Чуть правее реклама сигарет «SPORTSMEN» — экватор здесь. Антон Кротов, сверивший экватор с помощью GPS, позже сообщил нам, что, по мнению шести спутников, экватор ближе к «спортсмену». Пока же мы фотографировали друг друга возле желтого указателя. Возле ошивался какой-то мужик с кувшинчиками воды. «Уж не грабитель ли долгожданный?» — с интересом пытались мы угадать назначение кувшинчиков. Но вот подъехал автобус с туристами-сафаристами. Мужик тут же стал зазывать белых толстых мистеров на демонстрацию «уникального опыта». Расскажу об опыте подробнее, ибо он позволяет определить линию экватора без спутникового навигатора и дорожных указателей в любом его месте, на протяжении всех 40 000 километров.

Берется круглая посудина (миска, тарелка, глубокая крышка) с отверстием посредине.

Оптимальный диаметр отверстия — один сантиметр. В северном полушарии, если в миску налить воду, то она будет закручиваться над отверстием, общеизвестно, по часовой стрелке, т. е.

слева направо. Для убедительности демонстрации можно положить в воду спичку. Даже если Вы попытаетесь раскрутить водоворот над отверстием в обратную сторону пальцем, то все равно центробежные силы планеты возьмут свое. Теперь, не переставая доливать воду в миску (вот для чего нужен кувшинчик — миска ставиться на него сверху и время от времени пополняется), двигаемся в южное полушарие. Постепенно вращение воды над отверстием будет замедляться, и остановиться точно на линии экватора. Здесь Вы можете попытаться раскрутить воду пальцем в любую сторону — она все равно остановиться и вода будет выливаться снизу из отверстия ровной струйкой, не образуя водоворотов вообще. А стоит Вам пронести всю конструкцию на десять шагов в южное полушарие, как вода, под действием тех же самых космических сил, закрутиться против часовой стрелки, т. е. справа налево. Опыт можно демонстрировать несколько раз без ущерба для здоровья и экологии.

Возле кенийского города Нануки, Вам предложат за небольшую плату купить красивый сертификат с печатью, куда Вы можете вписать свою фамилию и похвастаться потом всем друзьям, что Вы действительно были «участниками уникального эксперимента на экваторе».

Буржуазные туристы, во время эксперимента ведут себя как малые дети — вырывают из рук миску и смотрят, нет ли под ней моторчика или магнитика, пытаются раскрутить воду руками, крутятся вокруг своей оси сами, короче, чуть ли не писаются от восторга.

Автостопом через Африку Глава 28-я.Автостопом через Африку Глава 28-я.

23-го октября 2000-го года на экваторе было весьма прохладно. На высоте около 2000 метров было всего около +20-ти градусов по Цельсию и собирался дождь. Закончив фотосъемку, мы стали искать такое место, чтобы переночевать в палатке точно на экваторе. Но вокруг были только сувенирные лавки. Продавцы передали нам привет от Кротова, а мы отдали им письмо для Сенова с Лекаем, которые должны были ехать следом за нами. Еще на экваторе стоял туалет с водопроводом, построенный как «благотворительность» какой-то западной фирмой. Между указателем и туалетом, на одной экваториальной линии стоял телефон автомат по карточкам. Можно было позвонить хоть в Россию, хоть в Новую Зеландию и сказать:

«Дорогая, я вот тут на экваторе стою и тебе звоню!». Я взял несколько использованных телефонных карточек в качестве бесплатного сувенира и купил один единственный платный сувенир — за 53 шиллинга маленького слона из слоновой кости, на веревочке. Из Танзании, я потом отправил его вместе с отснятыми фотопленками в Россию, в подарок своей девушке.

Все же мы нашли подходящее место для экваториальной ночевки. На другой стороне дороги стоял выцветший рекламный щит «Кемпинг-отель „Серебряная стрела“ — мы находимся ровно на экваторе в 300 м. от дороги!» Мы решили разузнать возможность вписки в отеле, но он оказался заброшенным уже несколько лет. Некоторые строения уже разобрали, а то что осталось, охранял один-единственный старик с палкой, которого звали Архимед. Это дедАрхимед не понимал по-английски, но нам все же удалось добиться его расположения и разрешения на установку палатки. Посреди территории отеля стоял знак «Экватор» и на бетонной площадке в обе стороны от указателя отходила яркая линия. Мы поставили палатку с таким расчетом, чтобы верхняя часть нас ночевала в северном полушарии, а нижняя — в южном.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

«А не будет ли каких-либо катаклизмов в нашем организме из-за вращения воды над дырочкой?

Вот и испытаем!» — говорили мы засыпая, и мысленно проверяли свои тела на предмет дырочек и водоворотов.

Автостопом через Африку Глава 28-я.

Ночевка на экваторе была, как ни странно, самой холодной в Африке. С 16 до 18 часов шел типичный осенний дождь, в лужах плавали сбитые листья и семена деревьев, похожие на наши клены. Под утро мы так замерзли, что мне пришлось надеть шарф, свитер и шерстяную шапочку. Все это я надевал впервые в этой поездке, да и брал я их лишь в расчете на восхождение на Килиманджаро.

Глава 29-я

К Танзании, в объезд Найроби. — Ночной переполох. — Танзанийская граница. — Танзанийские ГАИшники. — Аруша. — Попытка проникнуть в Нгоро-Нгоро.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Утреннее солнце, встававшее из-за горы Кения, выманило нас из палатки, приглашая погреться в его лучах.

Сварили на костре завтрак, я сделал несколько снимков при утреннем освещении.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Вышли на трассу к табличке «ЭКВАТОР». К сожалению, в утренний час ехали только маршрутные микроавтобусы и забитые туристами «внедорожники для сафари». Через полчаса мы согласились подъехать в остановившейся маршрутке до ближайшей деревни. Надо же «для науки» проверить, можно ли в этой стране ездить в маршрутках бесплатно?!

Водитель согласился на наше «ноу мани», скорее всего, из удивления нашей просьбе.

В Naro Moru было слишком жарко чтобы куда-либо идти. Я заметил на стене магазина надпись «SALO», сфотографировал и пошел посмотреть «хохляндскую лавку». К сожалению, оказалось, что это просто открытая створка двери закрыла на стене последнюю букву в слове «SLON», а мы-то уже «губу раскатали»!

Автостопом через Африку Глава 29-я.

До поворота на Thika доехали в уже привычных кузовах грузовиков, а вот на этом повороте начинался уже настоящий столичный автобан — три разделенных полосы движения в каждую сторону и развязки-эстакады. Здесь уже не хотелось трястись в медленном грузовике и мы выбрали из потока красную полуспортивную машину с кондиционером. Водитель-бизнесмен был так удивлен и обрадован нашей встрече, что тут же стал зазывать в гости к себе на работу в Найроби, но нам в столице делать было нечего. Сменив несколько машин, мы объехали столичную агломерацию по объездной. Один из водителей работал диспетчером в аэропорту и удивлялся, что к ним летают самолеты из всех стран мира, кроме России. Мы написали ему электронный адрес, чтобы он отправил через интернет сообщение, о том, что мы живы-здоровы и благополучно миновали Найроби.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Еще больше десятка различных машин сменили в этот день, нас завозили во всякие деревни и поселки, угощали чаем и лимонадом, приглашали гости и обменивались адресами, но задерживаться мы нигде не стали. Хотя сейчас я очень жалею, что не посетил, например, Момбасу и другие города Кении. Но тогда нам хотелось поскорее попасть к подножию Килиманджаро и к приезду остальной «команды восходителей» разведать там всю обстановку, а так же «пути бесплатного проникновения».

В 23 часа темной экваториальной ночи мы добрались до поселка Namanga на границе с Танзанией всего в сотне километров от высочайше горы континента.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

«Граница на замке», а точнее, до десяти часов утра закрыт погранпереход. Нужно искать место для ночлега. Призывно манит рекламой кемпинг. Мимо фигурок жирафов, вырезанных из дерева в натуральную величину, мы проходим к администратору кемпинга.

— Добрый вечер. Чем могу помочь — Спрашивает нас по-английски черная тетка.

— Добрый вечер. Нам бы хотелось поставить палатку на вашей территории. Только до утра.

— Нет проблем, всего за 15 долларов.

— Нам бы хотелось бесплатно. Мы проделали долгий путь из России и тратим деньги только на еду.

— Бесплатных кемпингов не бывает. Это невозможно. Ничем не могу помочь.

Усмехнувшись заявлению тетки, мы направились за территорию. Пройдя вдоль забора платного кемпинга, нашли именно «бесплатный кемпинг». Нам очень приглянулась утоптанная площадка возле сарая из гофрированной жести. Сарай имел четыре метра в высоту, и шесть на десять в длину. Позади него обнаружился водопроводный кран с водой. Чем вам не кемпинг?!

Умылись из крана, поставили палатку у задней стенки сарая. Когда уже разложились внутри и разделись до трусов, Кирилл залез внутрь, а я присел спиной к сараю на бревнышко и стал привычно мыть из бутылки ноги, подсвечивая себе фонариком-жучком. «Вжик-вжик» — говорил фонарик. Тихо трещали сверчки, над головой шелестели крыльями мотыльки и летучие мыши, больше ничего не нарушало тишину тропической ночи.

Вдруг у меня за спиной, раздался истошный женский крик, полный ужаса и многократно усиленный гулкими стенами из жести. Почти тут же к нему добавился еще один женский голос, потом еще и более тонкий… Вскоре уже два десятка женщин всех возрастов орали во всю глотку и, охваченные ужасом, стали выбегать из распахнутой двери сарая. В деревне залаяли собаки, на границе включили прожектора, прибежали охранники из кемпинга, полуголые мужики с факелами из деревни и вооруженные пограничники с фонарями. В центре этой суматохи стояли два белых человека в трусах и с кроссовками в руках.

Все спрашивали у нас «что случилось?», а мы то же самое спрашивали у них. Наконец, мужчинам удалось успокоить женщин.

— Что вы здесь делаете?

— Ничего. Собрались спать.

— О, ужас! Это вы подкинули в женскую спальню змею?

— Ничего подобного. Никакой змеи не было, эта психованная женщина закричала из-за нашего фонарика.

И мы продемонстрировали всем несколько раз «вжик-вжик» динамического устройства.

Ситуация стала потихоньку проясняться. То, что мы приняли за сарай без окон и дверей — нечто типа женского общежития. В двенадцатом часу там уже крепко спали больше дюжины местных жительниц всех возрастов. Когда мы разговаривали, ставили палатку, умывались и стелили пастели нас никто не услышал, а нам и в голову не могло прийти, что в метре от нас, за тонкой жестяной стенкой спят люди.

Когда я мыл ноги, одна женщина проснулась от страшного сна, ей приснилась змея. Звук фонарика она приняла за звуки крадущейся к ней змеи и закричала.

Теперь, когда крики затихли, пришла тетка-администратор кемпинга и объяснила пограничникам, что мы действительно не злодеи, а русские туристы, которые не захотели ставить палатку за деньги и, как оказалось, устроили здесь «бесплатный кемпинг». Мы заверили всех что рано утром уйдем в Танзанию и пожелали спокойной ночи.

Утром вчерашняя тетка-истеричка не могла без смеха смотреть на нашу палатку. Все детишки смеялись, показывая на нее и на нас пальцами. В восемь уже позавтракали в кафе, и попросили у кухарки тазик. До десяти часов мылись и стирали свои одежды — ведь негоже въезжать в новую страну в таком грязном виде, какой мы приобрели после шести дней езды в кузовах и на крышах машин.

Обменяли в сувенирной лавке оставшиеся кенийские шиллинги на танзанийские шиллинги.

Отметки в паспорт на этой границе так же ставили только иностранцам. Местные люди ходили туда-сюда, только показав паспорт, а иностранные граждане выстроились в длинную очередь к иммиграционному окошку. Но всем туристам из Европы, Англии, Америки и Японии нужно было только открыть паспорт на чистой страничке, и им прямо туда ставили въездные штампы Танзании. И только гражданам «одной восьмой части суши» пришлось заполнять анкеты, ждать когда чиновники придирчиво рассмотрят визы, выданные еще в Эфиопии и отвечать на унизительные вопросы о том, куда и зачем мы едем.

25 октября 2000 года мы покинули Кению и в 11–30 вступили в Танзанию. Если бы мы знали заранее, что в Кении такие хорошие скорости на дорогах, то могли бы делать не месячные кенийские визы за 50 долларов, а «транзитные» на неделю и за двадцать долларов. А так мы пробыли в Кении всего пять дней и, можно сказать, выкинули тридцатку «коровам под хвост».

Танзания, так же как и Кения, очень туристическая страна. Хотя заповедников здесь меньше, но туристов они привлекают больше. Достаточно упомянуть знаменитый кратер Нгоро-Нгоро и вулкан Килиманджаро. Местные жители знают английский язык в чуть меньшей степени, чем кенийцы. Но мы уже выучили несколько самых обиходных фраз и слов на суахили, да и после Эфиопии, языковые барьеры, меня например, совсем не пугают.

Сразу за границей на нас обрушился поток предложений о подвозе до города Моши на такси, маршрутках и автобусах с кондиционерами. Но мы гордо отклонили все эти подлые предложения и прошагали пешком за город несколько километров, чтобы избавиться от всех таксистов и их хелперов.

Сели на рюкзаки под колючим деревом ждать бесплатную машину, а черно-белая обезьяна села на ветку над нами, очевидно, ожидая бесплатного угощения. Обезьяна ничего не дождалась, а вот нас подобрал патрульные «Лендровер» пограничников. Впрочем, работа пограничников заключалась не в том, чтобы ловить нарушителей (кому в голову придет идти через границу нелегально, если все, кроме русских, пропускаются без визы?!), а в том, чтобы следить за дикими племенами Масаи в бинокль: «Вдруг дикари вздумают обидеть беззащитного льва или задумчивую зебру?» Но воины Массаи хоть и не выпускали из рук своих длинных копий, не обижали ни зверей, ни пограничников.

Нас подбросили до ближайшей деревни Longido и высадили на выездном посту.

Развернувшись, поехали обратно в леса, контролировать порядок.

Пост танзанийской дорожной полиции с первого взгляда навеял на нас ностальгические воспоминания. Полицейский останавливал жезлом такси, проверял документы на машину и права, а потом еще долго придирался: заставлял моргать фарами, включать дворники, демонстрировать аптечку… Естественно, таксист, которые не хотел на жаре томить клиента и себя, заранее включал в тариф за проезд взятку ГАИшнику. Так что большинство спешащих водителей просто протягивали из окошка деньги и проезжали без задержек.

Через пятнадцать минут от поста отъехал супергрузовик «Мерседес», совсем новенький, да еще и с правым рулем. В соответствии с техникой спортивного автостопа на асфальтовой трассе, мы голосовали в 30-ти метрах от поста. Конечно, грузовик застопился, ведь не так уж часто водителю грузовика голосуют белые иностранные туристы. К сожалению, прицеп грузовика был столь длинен, что закрыл своей задней частью выезд из поста ГАИ для следующей машины. Пока мы забирались в кабину, полицейский снова подбежал к водителю и стал вымогать деньги «за нарушение». Водитель, знавший на опыте, что лучше заплатить чем связываться, отдал полицейскому тысяче шиллинговую банкноту. Когда мы тронулись, я извлек точно такую же из своего кошелька и компенсировал водителю «полицейские издержки» из-за нашего подвоза.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Едем по желтой степи в направлении к малому вулкану Arusha, высотой «всего» 4565 метров. Гора стоит точно по курсу дороги, а вокруг по пыльным холмам гуляют локальные пылевые смерчи, несколько метров в диаметре и несколько сот метров в высоту. Иногда один из них накрывает машину, но сила его невелика, и кроме кратковременного свиста и запыления стекол, никаких последствий это не имеет.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Через час вышли из машины на повороте в город ARUSHA. По утверждению английского путеводителя, мы находились ровно на половине пути между Каиром и Кейптауном.

Опять таки, с помощью местных жителей, нашли самую дешевую забегаловку. Кенийские шиллинги очень легко пересчитать в танзанийские, их курс примерно 1:10. Большой пончик или стограммовая чашка чая в деревне стоят 100 шиллингов. Самая пролетарская национальная еда называется «ишима». Кукурузная мука вариться в пресной воде до состояния густой манной каши и в виде холодного пудинга подается на стол как главный гарнир. В зависимости от толщины кошелька, ее едят (по убыванию цены): с рыбой, мясом, курицей или же с кукурузным или фасолевым соусом. Две жареные рыбины, большая порция ишимы с соусом из кукурузы обошлись нам в 800 шиллингов, что было чуть больше доллара. Но это только в самых «пролетарских» местах. В туристических кафе и ресторанах цены на порядок больше.

(Впрочем, так же как и у нас. Например, пообедать в ресторане на Тверской в 150 раз дороже, чем в железнодорожной столовой станции Бологое.) В кафе мы стали думать, куда ехать дальше. Стрелка у подножия Килиманджаро, в городе Моши, лишь через неделю. В Дар-эс-Саламе нам пока тоже делать нечего. Очень заманчиво было бы попытаться посетить знаменитый кратер Ngoro-ngoro и не менее знаменитый Serengeti National Park. Тем более, что дорога туда идет как раз из Аруши.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Пошли пешком на западный выезд. Город очень напоминал по архитектуре арабские улицы Дамаска или Алеппо. Неудивительно, ведь на формирование танзанийской городской культуры очень большое влияние оказали арабские страны, а на берегу Индийского океана есть даже целые «арабские города» и полностью мусульманский остров Занзибар.

В Аруше тоже чувствовалось влияние мусульманства — особенно в магазинах и лавочках.

Дома двух или трехэтажные, с характерными плоскими крышами и магазинами на первых этажах. В центре кварталов — деревянные рыночные ряды с горами фруктов, вяленой рыбы и сахарного тростника. По тротуарам бегают уличные торговцы китайским барахлом, а над головами пешеходов — яркие рекламные вывески. Автостоп в такой толчее людей, ослов и машин — такое же трудное занятие как и на окраине Каира. К счастью нас подобрал немец, едущий в аэропорт.

За городом голосовать стало намного легче. «Лендровер» с белыми мистерами ехал в Snake Park (змеиный парк), но мы туда заезжать не стали. Высадились у заправки на повороте На каждой АЗС в Танзании есть, специально для туристов, отдельный домик-туалет с душевой кабинкой. Так что мыться и стираться можно было хоть по несколько раз в день. На этой заправке, к сожалению, сломался водопровод. Но заботливые танзанийцы, идя навстречу нашим желаниям, притащили два ведра воды из ближайшей деревни и при этом не требовали никакой платы за сервис.

На закате мы влезли в кузов-фургон грузовика с продуктами, который ехал с городской ярмарки по глухим деревням. Makuyuni — так называлась деревня, где нам нужно было сворачивать с асфальтовой трассы на север. Естественно, что в темноте по лесным грунтовым дорогам движения нет. Мы поужинали в кафе, отвергли приглашения нескольких хелперов из гостиниц и заночевали в пустующем магазине прямо напротив нужного поворота.

Уже в начале седьмого мы стояли у поворота на знаменитый кратер. Знаменит он тем, что давным-давно не действует. В нем образовался уникальный замкнутый мир с несколькими пересыхающими озерами. Стены кратера не давали животным разбегаться по окрестным долинам, где племена индейцев-массаи давно выловили и съели всех диких зверей. Последние сорок лет кратер тщательно охраняется специальными вооруженными охранниками. Еще двадцать лет назад, по слухам, пойманных на месте браконьеров раздевали до гола и оставляли в кишащем хищниками лесу. Но и сейчас все, кто передвигаются по национальным паркам пешком, автоматически принимаются за охотников слоновьими бивнями. Поэтому, единственный наш шанс посетить сей знаменитый кратер, это застопить еще возле этой деревни автомашину с туристами.

За первый час стояния проехал только один «джип» с белой теткой и черным водителем.

Тетка разговаривать отказалась, а водитель без денег не взял.

Еще несколько машин ехали не в кратер, а в прочие места. Они обогатили нас следующими сведениями: дорога до кратера (108 км.) очень тяжелая. Перед кратером стоит шлагбаум, где даже местные жители должны платить по 2000 tz. sh., а иностранцы 20–22 доллара за каждого.

И это только за проезд в ворота национального парка, а за сафари, проводников и экскурсоводов нужно платить отдельно. Понятно, что и жилье и еда там тоже недешевы.

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Мы постояли до 11-ти часов и решили не ехать, раз уж так трудно и дОрого туда забираться, будет очень обидно если эти ужасные 108 километров мы проедем зря и нас не пустят даже в ворота. Подобная история с церквами Лалибелы, была еще слишком свежа в моей памяти.

Позавтракали в деревне и застопили пыльный брезентовый грузовик-фургон, в кузове которого поехали обратно в Арушу, сидя на гроздях зеленых бананов. Пусть читатель знает, что если кто-то ему скажет, что «кушал бананы прямо с пальмы», то это неправда. Во первых, банан — это не дерево, а трава, хоть и высокая. Но ствол у банана мягкий, не одревесневший, без темной коры. Во вторых, бананы срывают зелеными — только так их можно хранить и транспортировать, а уже на рынке или складе они желтеют. В прочем, в Танзании и многих других жарких странах, бананы употребляют в пищу и зеленые, обжарив их как картофель, или сварив в супе. А вот картофель здесь дороже бананов, и употребляют его исключительно в виде чипсов, кипевших в масле, или, по-французски — «картофель фри».

Автостопом через Африку Глава 29-я.

Автостоп у местных жителей в Танзании тоже достаточно популярен. В пыльный фургон, набитый бананами, через сорок километров к нам подсели и местные автостопщики: четыре гражданских, одна женщина и восемь солдат с оружием. В тесноте, да не в обиде. Не очень быстро, но тряско. Не очень прохладно, но пыльно.

В полдень мы, покрытые пылью, вылезли из кузова на рынке в центре Аруши и помогли разгрузить бананы. За это нам еще и подарили гроздь желтых бананов.

Глава 30-я

«Хотите на Килиманджаро?»«…Я б веб-мастеры пошел, пусть меня научат!»Знакомство с Моши. — Домик в деревне. — Вылазки в джунгли. — Первая поездка в Дар-эс-Салам. — Татарское гостеприимство в Российском Культурном Центре.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

Пешком дошли до столичной автострады и на двух машинах доехали до города Moshi. Этот город является ключевым для восхождения на Килиманджаро. Здесь читатель, позволь тебе объяснить сущность Килиманджаро, какова она есть на сегодняшний день.

Забраться на высочайшую вершину Африки мечтают очень многие. Уж очень заманчиво постоять среди льдов и снегов, на высоте почти 6000 метров всего в двух десятках километров от экватора. Власти Танзании, подобно и владельцам другой высочайшей вершины, королевству Непал, объявили и сам вулкан и все его окрестности строжайшим заповедником.

Подниматься туда могут только организованные группы в сопровождении специальных гидовэкскурсоводов. Хотя для альпиниста или горного туриста подъем не представляет технической сложности, (кроме возможной «горной болезни») — самостоятельные восхождения строжайше запрещены. В городе Моши функционируют специальные фирмы, имеющие лицензию на эту деятельность. Фирма навязывает восходителям кучу носильщиков, поваров, экскурсоводов и еще черт знает кого. Эта огромная толпа идет рядом с Вами даже если вы отказываетесь пользоваться их снаряжением, едой и разглагольствованиями. Ходить можно только по специальным маршрутам (шаг в сторону — попытка к бегству — нарушение режима — штраф).

Запрещена любая «самодеятельность». Ночевка только в специальных домиках, с услугами всех этих поваров и хелперов. Самое интересное, что за вход в национальный парк нужно платить за каждого человека отдельно. И восходитель покупает билет не только себе, но и за каждого из этой оравы хелперов. Восхождение длиться от четырех до шести дней. За каждый день пребывания в парке плати, за каждую ночевку в домике нужно платить, и не мало.

Каждому хелперу плати отдельно и не забудь про чаевые, когда спустишься. Таким образом, минимальная стоимость восхождения составляет 400–600 долларов на человека, если со своим снаряжением и едой. Это в расчете на группу из 8-10 восходителей. Индивидуальные туры обходятся еще дороже. Все это мы узнали из английского путеводителя и расспросов проводников.

На границе с Кенией я познакомился с двумя туристами из Румынии, которые гордо привязывали поверх рюкзака горные ботинки и заявляли, что намереваются покорить Килиманджаро. Когда я встретил их через две недели в Дар-эс-Саламе, они сообщили, что очень удачно сторговались с туристической фирмой и заплатили «всего» 1200 долларов на двоих.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

Наша цель появления в Моши была весьма ответственна и оригинальна — мы должны были, в течение недели, выведать все секретные тропы на вершину, узнать расположение постов охранников, традиционные места ночевок на склонах и вообще, как можно больше информации об «объекте».

Автостопом через Африку Глава 30-я.

Первым делом Кирилл пошел на главпочтамт, посмотреть, нет ли писем «до востребования». Я сижу на рюкзаках на ступеньках почты. Подходят хелперы, предлагатели услуг тех самых туристических фирм. Как только в Мошах появляется человек с рюкзаком — вступают в силу жесточайшие законы конкуренции, в сезон дождей, когда потенциальных восходителей мало, здесь борются буквально за каждого клиента. Вот и ко мне подошли сразу несколько англо-говорящих людей:

— Добрый день. Желаете совершить восхождение на Кили?

— Спасибо. В ваших услугах не нуждаемся.

— Уже договорились с кем-нибудь?

— Еще нет. Пока только собираем информацию.

— О! Вам повезло! Моя фирма «Kugusa Tours» предоставит вам самую полную информацию и полный комплекс услуг и снаряжения. Вот визитка.

— Спасибо, вот моя. О! Да у тебя есть электронная почта?

— Конечно. У нас солидная фирма.

— Пойдем к тебе офис за информацией, а так же отправим в Россию сообщение через интернет.

— Всегда рад вам помочь! — Заверяет владелец визитки.

— Сейчас, подожди пять минут. Мой товарищ на почту зашел.

Нашего нового знакомого зовут Gasper. Он начальник фирмы, которая как раз и занимается восхождениями. Кирилл, более разговорчивый чем я, грузил его словесами о нашей экспедиции, а я думал, как бы нам раскрутить этого Каспера на бесплатное восхождение.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

Оказалось, что он вел нас в интрернет-кафе, а в офисы здесь еще пока интернет не проник.

Мы сделали запись в гостевую книгу сайта АВП. Узнав, что я умею делать сайты, Каспер сам предложил нам вариант сотрудничества:

— О, друзья мои! Как мне повезло! У нас, в Танзании, интернет появился только два года назад. Я завел себе электронный ящик, а вот сервер сделать не получается. В нашем городе уже три интернет-кафе, но нет ни одного веб-мастера.

— Это очень плохо! Если бы ты сумел разрекламировать восхождения на Килиманджаро через интернет, то сразу обставил бы всех своих конкурентов — доходы твоей фирмы увеличились бы на порядок!

— Может быть Григорий смог бы сделать мне небольшой сайт. Сколько это займет времени?

— Ну… несколько дней. Но услуги веб-мастера стоят не дешево…

— Я согласен предоставить тебе жилье и трехразовое питание на все время…

— Но я не достаточно хорошо владею английским, мне потребуются услуги Кирилла, как переводчика.

— Нет проблем. Владелец интренет-кафе — мой большой друг. Мы договоримся с ним — ежедневно с утра до обеда один из компьютеров будет в вашем распоряжении…

— Хорошо. Мы поможем тебе. Но, когда приедут наши друзья, ты поможешь нам совершить восхождение на Кили бесплатно?!

— Бесплатно!? Это никак невозможно. Большую часть денег от восхождения я отдаю государству через заповедник. Килиманджаро обеспечивает почти 35 % национального дохода Танзании. Даже наш президент не смог бы вам помочь…

— Ну, тогда нам нет смысла тратить на тебя время.

— Пожалуй, вот что: у меня есть дом в деревне на склонах Килиманджаро. Это в 25-ти километрах отсюда. Вы сможете жить там все это время, моя жена будет вас вкусно кормить. Вы сможете гулять до границ заповедника, там есть водопады, тропические леса, горные реки…

Естественно, мы согласились на такие условия. У меня с собой был компакт-диск с сайтом АВП, и взять оттуда заготовку для сайта, напихать в эту оболочку новый текст, который нам подготовит секретарша фирмы — работа на 3–6 часов. А все остальное время мы можем лазить по интернет, якобы выискивая что-то для сайта, писать письма, узнавать новости… Да и на склонах Кили было погулять очень заманчиво — всю обстановку разведаем.

На сегодняшний вечер Каспер устроил нас в гостиницу, прямо в городе. Администратор гостиницы была его любовницей, так что много ему платить не пришлось. Помылись под душем и пошли гулять по городу без рюкзаков, под низким вечерним солнцем.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

К сожалению, большую часть времени белоснежная вершина была скрыта слоем облаков.

Вокруг конуса вулкана — плоская равнина. И в сезон дождей вершина цепляет на себя облака, как сахарную вату на палочку. Только на несколько минут утром и вечером гора раздвигала ватные клочья, и, как застенчивая девушка, демонстрировала нам свою белоснежную красоту.

Если ты не успел вытащить фотоаппарат и найти хорошую точку для съемки, то потом уже будет бесполезно просить «Гюльчатай, открой личико!»

Город MOSHI имел прямоугольную планировку. Центральная площадь с круговым движением автотранспорта содержала почту, банк, ресторан и администрацию города. Еще на нескольких ближайших улочках располагались интернет-кафе, магазины путеводителей и туристические фирмы. Все остальные улицы были заняты многочисленными торговыми лавками, на арабский манер, с зазывающими вывесками и услужливыми продавцами.

Неожиданно дешевыми оказались на улицах Танзании шашлыки. На тысячу шиллингов можно было заказать за столиком под открытым небом следующий набор: три маленькие палочки шашлыка, тарелка картофельных чипсов, тарелка салата, бутылочка 300 мл. «PEPSI»

без стоимости посуды. Хлеб лучше покупать самим, по 200 шиллингов большая мягкая буханка.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

На следующее утро, оставили рюкзаки в офисе «Кигусы» и пошли «делать сайт». В стандартом наборе программ MS-Office я нашел все, что мне было нужно. А Кирилл, тем временем, рассказывал Касперу о том, как покупать интернет-имя и какую пользу он получит от сайта в будущем.

После обеда, Каспер приставил нам своего помощника, чтобы отвезти нас в деревню Marangu на маршрутном такси-микроавтобусе. Прождав нужную маршрутку полчаса, мы с трудом запихнулись в нее и оказались в такой ужасной давке, что за эти 25 километров меня помяли больше, чем за все предыдущие три месяца путешествия. Автобус часто останавливался, прямо в окно предлагали свой товар продавцы хлеба и бананов, одни люди выходили, другие набивались еще больше. Я ехал, скрючившись вдоль стенки, и очень сильно затекла шея. Когда приехали, мы обругали маршрутку, Каспера и его помощника нехорошими русскими словами и решили больше никогда не пользоваться рейсовым транспортом в Танзании, а ездить только «нормально», т. е. автостопом.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

Жизнь в деревне была однообразна и размеренна.

Каменный одноэтажный дом богатого танзанийца состоял из трех частей. Центральный холл — для обеда гостей, просмотра ТВ и прочих увеселений. В левой части, с отдельным выходом в хозяйственный двор, хозяйская спальня. В правой части дома — просторная комната с широкой кроватью, на которой спали мы. Семеро детей (от четырех до 15-ти лет) и хронически беременная жена жили в отдельной пристройке. По двору бегали курицы и цыплята. Под тенью бананов, в круглом домике, разделенном перегородкой пополам, находился туалет и душ.

Сам Каспер имел в городе несколько любовниц и приезжал домой ночевать нечасто, но стабильно — по воскресеньем, когда всей семьей они ходили в церковь (замаливать грехи?) и после обедали с многочисленными родственниками.

Нас кормили очень сытно и вкусно. Мы перепробовали многие танзанийские блюда, дав понять, что ишима нам не очень нравится. В любое время мы могли кипятить хоть целое ведро чая, вот только хлеба приходилось покупать самим.

Каждое утро мы автостопом ехали в интренет-кафе, там же обедали, а вторую половину дня гуляли по склонам Кили. Многочисленные речки и ручьи здесь образовывали маленькие и большие водопады. В глубоких ущельях росли настоящие влажные тропические джунгли. Со скал свешивались длинные зеленые нити с яркими цветами, с высоких деревьев опускались цветущие лианы, но фотографировать это все было чрезвычайно сложно — под пологом леса всегда царил полумрак. Мощности встроенных вспышек наших аппаратов было недостаточно, а без вспышки снимки получались темные и нечеткие.

Автостопом через Африку Глава 30-я.Автостопом через Африку Глава 30-я.

Ходить можно было только по тропинкам. Один раз мы попытались срезать путь домой через горное ущелье, но скоро горько пожалели об этом. Весь нижний и средний ярус леса ощетинился тысячами колючек всех форм и размеров. На одних кустах были колючки, которые цепляли одежду как рыболовные крючки, другие колючки, толстые и твердые как камень — царапали кожу, третьи, длинной в четыре сантиметра, впивались в тело и обламывались…

Абсолютно невозможно было схватиться за ветку, не расцарапав руку до крови. Теперь, если я вижу в кино, как какой-нибудь Тарзан лихо прыгает с лианы на лиану, или очередной супермен бегает по джунглям со скоростью носорога, это вызывает у меня лишь улыбку. Я то знаю теперь, на собственном опыте, что скорость движения через тропический лес — не больше 1-2-х километров за час титанического труда.

Читателя, конечно, интересуют встречи со страшными змеями, ядовитыми пауками и пантерами-убийцами?! Добро пожаловать в кинофильмы студии Уолта Диснея! Там все это есть, а вот в африканских лесах, даже на границе строжайше охраняемого национального парка, наш нетренированный глаз смог заметить только черепашку в ручье. Больше, кроме птиц, никаких представителей фауны мы не видели. В самом национальном парке есть и зебры и слоны и жирафы. Все они настолько привыкли к людям, что подпускают машины с туристами буквально на метр, а некоторые даже пытаются заглядывать из любопытства в окна автобусов.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

В тех же местах, где людям разрешено передвигаться без машины — животный мир полностью отсутствует. Ни на плантациях бананов вокруг деревни, ни в лиственных рощах, ни в горных ручьях мы не встретили никого страшнее и крупнее черепашки с длинной шеей или краба с большой клешней.

29 октября в 11 утра Кирилл ездил на главпочтамт Моши, где была назначена промежуточная стрелка для желающих покорить Килиманджаро. Но там никого из потенциальных восходителей не обнаружилось. В интернет тоже никто не проявился. Это, конечно, не значит, что наших товарищей зарезали страшные кенийские грабители, а просто они не нашли пока такого доступа к интернет, как у нас.

Следующая стрелка, «основная», 1-го ноября в главпочтамте в Дар-эс-Саламе. Но Кириллу, любителю вкусно и обильно покушать, уезжать из деревни совсем не хотелось. Да и мне было желательно съездить на стрелку, не прекращая «работы над сайтом». Тут, как раз выяснилось, что в Моши нет ни одного сканера для сканирования фотографий. Каспер дал мне денег на дорогу в Дар автобусом, еще «командировочные» и «суточные», а так же на аренду сканера в Дар-эс-Саламе. Конечно, я поехал автостопом, а сэкономленных денег мне потом хватило как раз на визу Замбии.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

Дорога от Моши до бывшей столицы асфальтирована полностью. Большая часть пути проходит по плоским плато, по сторонам дороги тянуться бесконечные посадки ананасов и многочисленные деревни. Dar-Es-Salaam расположен в низкой, влажной и жаркой долине. На окраинах города растут пальмы, бананы и другие тропические фрукты. Воздух здесь не только горячий, но и по-настоящему влажный. Несколько лет назад, правительство, желая способствовать развитию внутренних территорий страны, перенесло столицу в небольшой город Dodoma. Но замысел Петра-Первого им не удался, и большинство посольств и администраций до сих пор остаются в самом крупном портовом городе, на берегу Индийского океана.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

По пути от Марагу до Дара я сменил десяток различных грузовиков, трижды был накормлен веселыми танзанийскими водителями и поздней ночью 30-го октября приехал в кабине грузовика на какой-то оптовый рынок на окраине. Водитель предложит мне поспать на спальной полке, пока они разгружаются, а под утро и сам лег дремать на нижние сидения.

Автостопом через Африку Глава 30-я.

Проснулся в 7-30 на стоянке для дальнобойщиков. Помылся в душе на АЗС, покушал в ближайшем кафе. Неожиданно дорогая (700 шиллингов), в портовом городе оказалась рыба.

Это странно. Но возможно это была какая-то деликатесная рыба?

Застопил легковую машину с кондиционером.

— Добрый день. Я путешественник из России. Подвезите меня в сторону океана, если по пути…

— О, конечно, садись быстрее. Говоришь, из России?

— Да. Я путешествую автостопом от Москвы до Кейптауна.

— Неужели? А где остановишься в Даре?

— Пока не знаю. Сейчас хочу поехать на пляж и искупаться. Я еще ни разу не видел океана.

— О! Купаться у нас в городе плохо. Пляжи за городом. Но я живу недалеко от Российского Культурного Центра. Хочешь, отвезу тебя к землякам.

— Отлично! А я и забыл, что в Даре тоже есть РКЦ. Отвези, если не трудно.

Автостопом через Африку Глава 30-я.Автостопом через Африку Глава 30-я.

У ворот РКЦ останавливается шикарная блестящая машина, из не выходит человек в желтой потертой одежде с большим пыльным рюкзаком. В воротах РКЦ стоит черный охранник и пожилой белый господин, с седеющей бородкой и немного татарским лицом.

Он сразу обратился ко мне по-русски, что, в общем, неудивительно. У меня на кармане нашит российский флажок и надпись «RUSSIA».

— Добрый день. А вы кто будете?

— Добрый день. Григорий Лапшин, российский путешественник. Путешествую автостопом от Москвы до Кейптауна, только что приехал в Дар-эс-Салам.

— Очень приятно. Меня зовут Рифат Кадырович. Я директор российского культурного центра. Чем могу помочь?

— Да, вроде, у меня все есть. Ну, если, только … пожалуй, я бы новости о России послушал, газеты почитал. А то уже два месяца без всякой информации. В последний раз в Каирском РКЦ новости слушал.

— Конечно, заходите. Садитесь вот здесь, вот газеты. Через пол часа новости по ОРТ будут.

Что-нибудь еще? — Рифат Кадырович излучал само радушие. Как бы его не огорчить…

— Если не трудно, можно чашечку чая «для разговора».

Сидим, пьем чай. Я рассказываю о нашем путешествии, о намерении взойти на Килиманджаро, о том, что мне нужно отсканировать фотографии и вернуться в Моши. Рифат Кадырович опрометчиво спрашивает:

— А где ты решил остановиться?

— Нет проблем. — Привычно отвечаю я, как и водителям, только на этот раз, по-русски. — Я могу ночевать в палатке в любом месте. Ведь ночи в Африке теплые.

— Где же ты поставишь палатку в Даре? В кемпинге?

— Зачем? Поеду куда-нибудь на пляж и поставлю просто на пляже.

— А может ты у нас остановишься? — Запросто спрашивает директор.

Тогда еще ни он, ни я не подозревали во что ввязываемся.

— Да что Вы… спасибо, конечно. Но не хотелось бы доставлять Вам неудобство своим присутствием…

— Никаких неудобств! У нас есть специальные гостевые комнаты. У нас останавливался и Федор Конюхов, и Владислав Кетов…

— Ну, если сам Владислав Кетов… — Говорю я, еле сдерживая улыбку.

— А у нас еще тут и горячая вода есть. И стиральная машина. И баня! — Выкладывает директор «последний козырь», разглядывая мои пропыленные одежды.

— О! Баня… — Мечтательно протягиваю я. — Тогда, пожалуй, ведите. От такого предложения трудно отказаться!

— Вот и прекрасно. Проходите за мной сюда.

— Рифат Кадырович, только ведь я не один путешествую… — Прощупываю я «почву» по пути к бане.

— А сколько вас? — Сразу насторожился директор.

— Ну… вообще то нас … завтра на GPO у нас стрелка, и могут подъехать мои товарищи, только я не знаю сколько их будет точно.

— Ну а по максимуму?

— Ну… человек шесть, я думаю, максимум.

— Ну, конечно, человек шесть я не смогу разместить.

— Ну а если в одну комнату? Нам даже кроватей не нужно — у нас все есть.

— Ну тогда трех-четырех можно.

— Спасибо Вам большое.

— Вот здесь, мойся, размещайся. В два часа тебе принесут ужин.

Комнатка с вентилятором в банном домике. Свой душ и туалет. Пришли черные рабочие из прислуги, принесли кровать, постель и противомоскитный полог. Красота!

Автостопом через Африку Глава 30-я.

Глава 31-я

Стрелка в Даре, снова вместе. — Дела визовые. — Украинские моряки. — «Русский Клуб». — Обратно, в Моши. — Прощание с Каспером. — Восемь русских автостопщиков в одной точке Африки.

1-го ноября на главпочтамте в Дар-эс-Саламе встретил Андрея Мамонова и Антона Кротова. Все эти дни, пока я сидел в Моши, они катались по прекрасной стране Кении.

Обнаружив полное отсутствие воров и убийц, они прекрасно провели время в Найроби, съездили в Момбасу и на озеро Виктория, и других интересных местах.

Не буду здесь рассказывать об их приключениях, тем более что Антон сам прекрасно описывает их в своей книге, пусть читатель сам там о них и узнает.

Вчера они приехали в Дарек (так сокращенно мы называли Дар-эс-Салам между собой) и заночевали в палатке на территории католической церкви.

Андрей и Антон были предъявлены мной Рифату Кадыровичу, как единственные появившиеся на стрелке, после чего их вписали в ту же комнату.

Два раза в день нас бесплатно кормили той же едой, которую готовили для черной прислуги РКЦ: рис, отварное мясо, холодная вода и хлеб. Но мы были очень довольны этим меню, а кому мало — всегда можно пойти в магазин и купить еды еще.

В центре города обнаружились даже супермаркеты самообслуживания.

На следующее утро мы пошли в город и обнаружили множество интернет-кафе по рекордно низким для Африки ценам: Большинство их предоставляло услуги по 1000 танзанийских шиллингов в час, а некоторые и по 500 (две с половиной буханки хлеба). В одном из кафе обнаружилась даже интернет-телефония по ценам в 2–3 раза ниже простого телефона.

Там же, мне дали воспользоваться сканером по тарифу доступа в интернет.

Автостопом через Африку Глава 31-я.

3-го ноября мы за один день и 22 000 tz. sh. сделали визы Замбии. Малави попросили с русских 70 долларов и ожидания в две недели. Это был уже «наглый грабеж», и мы отказались.

Ведь теперь путь в ЮАР для нас открыт и через восточное побережье (через Мозамбик) и через западное (через Замбию и безвизовую Намибию). Осталось сделать самую трудную визу — собственно Южно Африканской Республики. Дело в том, что московское посольство ЮАР выдвигает совсем уж неосуществимые условия: авиабилет «туда-обратно» с фиксированной датой вылета; бронь гостиниц на все время пребывания в стране; и приглашение, либо от частного лица, либо от организации; справка о высокой зарплате или выписка из банковского счета. И даже при выполнении всех этих условий у неженатых, молодых людей, шансы получить визу невелики. Поэтому мы не стали заморачиваться визой ЮАР в Москве, тем более, что там было еще совершенно неизвестно кто именно из нас доедет (уцелеет) до южной Африки, да и по срокам угадать тоже было невозможно. Теперь же, от Дара до ЮАР замечательные асфальтовые дороги, по которым, при наличии виз, можно доехать до Кейптауна за 4–5 дней.

Опыт прошлых путешествий показывал, что виза, с трудом получаемая (или не получаемая совсем) в Москве, при приближении к границам вожделенной страны, делается легко и быстро.

Так виза Ирана или Пакистана в Москве не изготовлялась вовсе, в то время как Иранская в Ереване делается за пять дней, а Пакистанская в Тегеране за три дня.

Однако, пока мы не спешили идти сдавать документы в посольство ЮАР, так как это следовало делать всем сразу. А то может нехорошо получиться — сначала трое кругосветчиков придут за визой, потом еще трое, еще двое. Обидно будет, если, например, первым дадут, а остальным откажут, как это уже бывало с Суданом.

Автостопом через Африку Глава 31-я.

Так что, мы пока отпраздновали мороженым получение Замбийской визы, и вечером пошли гулять в порт. Вокруг портовой бухты тесно-тесно столпились всякие лавочки, сувенирные магазинчики и просто торговцы с подносами на которых густым слоем был разложен нужный и ненужный товар, в основном, китайского производства. Мы с трудом нашли в скопище торговых точек вход в пассажирский порт. На причале портовый человек сматывал толстый канат.

— Добрый вечер. Мы — путешественники из России. Скажите, а заходят ли в порт корабли с русскими моряками?

— Да. Конечно. Как раз к 18-ти часам вернется с Занзибара корабль «SYPYDEYCH», там украинский экипаж…

Это было очень кстати, так как мы мечтали разведать пути попадания на арабский остров Занзибар. Поскольку он принадлежал Танзании (название государства сложилось как раз при объединении Танганьики и Занзибара) и отдельная виза туда вроде бы не нужна.

Погуляли вокруг порта, и вот, на входе в залив показался современный корабль-катамаран, залитый огнями и с крутящимся локатором на крыше. Мы вышли на причал и, что неудивительно, оказались единственными белыми людьми в огромной толпе провожающих- отъезжающих. «Нас заметят» — спокойно рассудили и стали ждать разгрузки. Еще до того, как корабль пришвартовали к причалу, с верхних палуб стали бросать тюки, чемоданы и грозди бананов. Огромные толпы черных людей в белых мусульманских одеждах все появлялись и появлялись из чрева корабля, неся над головами самый хрупкий груз. Портовые работники уже взошли на корабль, чтобы обрадовать экипаж приездом земляков.

На капитанском мостике появился белый человек в белом кителе и жестом пригласил нас подниматься к нему.

Автостопом через Африку Глава 31-я.

Шестеро моряков из Керчи работают по контракту на пять месяцев. Живут прямо на этом же корабле. Но, к сожалению, билетеры, размещающие пассажиров — местные люди, из компании — владельца судна. Так что даже если нас и спрячут в недрах корабля, все равно это большой риск для украинцев — они могут потерять работу. В порту есть один начальник, учившийся в Одессе, который мог бы посодействовать нашему гидростопу, но, к сожалению, он сейчас уехал в отпуск.

— А много ли русских людей в потах Африки? — Спросили мы моряков.

— Мы ходим по всему восточному побережью, и почти на всех судах, под любыми экзотическими флагами, работают русские люди. А когда мы работали на трансокеанских рейсах, года три назад, то похожая картина была и во всех портах мира.

— Т. е. получается, русские моряки готовы работать под любым флагом, кроме своего?

— А что делать-то? Семью кормить надо! У нас, в черноморском пароходстве почти 90 % судов либо продано, либо украдено, либо арестовано за долги… вот и рады теперь работать на «дядю Сэма».

— Но вы лично, своей работой довольны?

— Конечно! Три-четыре месяца здесь повкалывал, а потом на эти деньги моя семья в Крыму целый год живет.

Моряки пригласили нас отужинать с ними в салоне корабля «чем Бог морей послал».

Сегодня Нептун послал: рыбу-парусник соленную, морской окунь копченый, картофель жареный, салат свежий, ананасы. «А где же сало?» — резонно спросили мы. «А сало у нас кончилось три дня назад. Немного пораньше приехали бы…» — отвечали украинцы.

Во время ужина в порт зашел еще один корабль и наша столовая закачалась на маленьких волнах. Совсем чуть-чуть. Но этих четырех толчков оказалось достаточно, чтобы меня стало мутить от морской болезни так, что экзотическая рыба-парусник начала проситься из моего желудка обратно в море. «Все-таки гидростоп, не моя стихия» — сделал я вывод. Слишком уж я предрасположен к «морской болезни».

Автостопом через Африку Глава 31-я.

По пятницам, в РКЦ происходит тусовка, которая называется «Русский клуб». Какой все же молодец, Рифат Кадырович! Не то что, его коллега в Аддис-Абебе. И журналы-газеты выписывает и библиотека содержится в образцовом порядке и видеопрокат работает. А каждую пятницу в саду РКЦ накрываются длинные столы с горячими и холодными закусками. Русские женщины пекут пироги, выносятся самовары с чаем и несколько видов напитков. Каждый пришедший найдет себе компанию по душе. Начальники выпивают и закусывают за одним столом. Жены и дети посольских работников — за столом с самоварами. Есть даже некая «молодежная тусовка» — и здесь не только работники посольства, но и другие русские люди, живущие и работающие в Танзании: моряки, врачи, строители и бизнесмены.

Официанты, накладывая на тарелку кусок пирога, записывают на каждую семью, кто сколько съел и выпил, чтобы потом человек мог расплатиться перед уходом. Нас об этом не предупредили, а мы сами сначала не сообразили, что РКЦ не может быть спонсором обжорства и набрали большое количество пирогов (остальные закуски не трогали, ибо были сыты после ужина с моряками).

Вскоре ко мне подошли другие люди и сказали: «Сегодня вас угощал Рифат Кадырович, а вот в следующий раз расплачивайтесь сами» Я сообщил эту информацию всем автостопщикам, и больше мы гостеприимного хозяина старались не объедать.

Читатель, если ты будешь в Дар-эс-Саламе, зайди, пожалуйста, вечером пятницы в РКЦ на Ocean road и передай всему «Русскому Клубу» большой привет от автора этой книги и всей экспедиции АВП.

04-го ноября я поехал обратно в Моши, доделывать сайт и сообщить Кириллу ситуацию по визам. До развилки на Додому («не подскажете, далеко_ли_до_дома?») доехал на «Лендровере», дважды поменяв ему лопнувшее колесо.

У таблички «Moshi-458» остановил грузовик, который вез в пустом кузове два поролоновых матраца. К сожалению, опять я косвенно вогнал водителя в расходы на взятку ГАИшникам. Дело в том, что по танзанийским законам, подвозом туристом могут заниматься только те водители, которые имеют специальную лицензию таксиста. Очень часто, когда я подъезжал к посту ГАИ, мне приходилось на паршивом английском объяснять, что добрый водитель везет меня совершенно бесплатно, а не занимается нелегальным предпринимательством. Как правило, если не помогали объяснения, то помогала «грамота АВП» на английском языке, с фотографией и печатями. В этот раз, водитель и полицейский долго и горячо спорили на суахили, махая руками в мою сторону. Полицейский пошел на пост, а водитель полез в кошелек. Я спрыгнул из кузова и обогнал деньгонесущего водителя. Но полицейский ничего не хотел слушать и читать (был малограмотен?), а водитель стеснялся дать взятку на глазах у иностранца. Тогда офицер попросил его занести в будку поста табуретку, и пристыженный драйвер спрятал денежку под табуретку, как будто я не видел. Потом я с трудом узнал сумму взятки и компенсировал эти расходы за счет фирмы «Kugusa Tours».

Грузовик свернул в деревне Mombo, в начале девятого часа, в 224-х километрах от Моши.

Автостопом через Африку Глава 31-я.

За час голосования на ночной трассе проехал всего один грузовик, но, увы, без денег не взял.

Замечу, что это был единственный такой случай со мной, во всей экваториальной Африке, хотя за подвоз здесь, действительно, принято платить.

Поужинал в кафе картошкой, шашлыком и пепси, заплатив за еду 1/40-ю часть той суммы, которую просили в уехавшем грузовике, и лег спать в палатке.

Утром подвезли до выезда из деревни в кузове, полном ярких пластиковых канистр.

Гремящие канистры были связанны веревкой и возвышались метров на пять вверх, а я держался за эту веревку чтобы не улететь вниз. Выглядело очень забавно, но сфотографировать не успел.

На выездной АЗС заказал в кафе чаю за 100 шиллингов. Но забыл предупредить, что «без молока». Так мне принесли то, что называется «чай-по-тнзанийски»: с молоком, жженым сахаром и еще какими-то специями типа черного перца. С трудом выпил эту кружку, но потом так жгло в горле, что пришлось запивать чай водопроводной водой. Кстати, на всех африканских языках (даже племенных) чай так и называется «чай», или, иногда чуть мягче, «шай». И только англичане откуда то выдумали протяжное и несуразное «ти-и-и.»

Машин в ранний час еще не было, прошагал километра три за деревню, чтобы сфотографировать посадки ананасов. Но плодов уже (или еще) не было — зато хорошо видно, что ананасы тоже растут не на деревьях, как рисуют в советских мультфильмах, а в низком травянистом кустарнике.

Посреди ананасового поля меня подобрал «Lend Rover» с двумя очень толстыми тетками.

Они тоже были напуганы гипотетическими грабителями, но еще больше были удивленны моему появлению на трассе. Я залез в кузов и через два часа был в деревне у Кирилла.

Товарищ Степанов за эти дни совершенно «отанзанился». Как у А. С. Пушкина:

«Поповенок кличит его тятей, играет, нянчится с дитятей…», так и Кирилл стал уже почти частью многочисленной семьи — играет с детьми, ходит с тележкой за водой на ручей, помогает по хозяйству.

Автостопом через Африку Глава 31-я.Автостопом через Африку Глава 31-я.

Хитрый Каспер извлекает дополнительную выгоду из нашего проживания в этом доме. Вот он привозит туристов из Бельгии, которых завтра поведет на Килиманджаро. Даже бельгийцы удивляются «почему так дорого?» А Каспер и говорит: «У меня большая семья! Посмотрите сами: мне нужно кормить жену, семерых детей, и еще, вот здесь, видите, два прожорливых русских автостопщика!» Конечно, после демонстрации аппетита Кирилла, богатенькие европейцы раскошеливались без вопросов.

Несколько раз мы заводили разговоры о восхождении:

— Каспер, возьми нас на Килиманджаро как носильщиков! Мы тоже будем помогать нести вещи, а ты потом сможешь хвататься своим клиентам: «в моей фирме даже носильщиками работают белые люди. Такого больше ни у кого нет!»

— К сожалению, друзья мои, даже для того, чтобы работать носильщиком, нужно иметь специальную лицензию, а у вас ее нет. У вас вообще нет разрешения на работу в Танзании, виза-то у вас туристическая!

— Тогда включи нас в команду восходителей, как туристов!

— Это невозможно, кто за вас будет платить все сборы? Я разорюсь!

Мы заканчивали изготовления сайта, а заодно узнали в офисе Каспера самую подробную информацию о тропах, расположении хижин и КПП охранников, о растительности и погоде на разных высотах вулкана. Все это должно было нам очень пригодиться после приезда наших главных «восходительных сил» — Олега Сенова и Сергея Лекая. Но дни шли, от наших товарищей все не было вестей.

07-го ноября была назначена через интернет дополнительная стрелка в Даре для всех, кто хотел идти сдавать документы на ЮАРскую визу. Накануне мы прощаемся с Каспером. Сайт я сохранил ему на дискету — пускай сам выкладывает, куда хочет.

— Послушай, Каспер. Вот эта вот работа, по созданию сайтов, обычно оплачивается сотнями долларов. А ты нас даже на Килиманджаро не сводил, как не стыдно?!

— Но мы же договаривались только о том, что я предоставляю вам жилье и еду. Какие претензии?

— Ты прав. Претензий никаких. Но может ты все же заплатишь нам сколько-нибудь денег? Не прибедняйся, мы же знаем, сколько ты получаешь с туристов!

— О деньгах разговора не было. Давай договоримся так: я вам даю денег на проезд до Дара, а потом, если у вас кончатся деньги совсем, … ну, в какой-нибудь стране попадете в безвыходную ситуацию, то сообщите мне, я вам помогу.

— Хорошо. Но когда в Моши приедут наши друзья, то мы вместе с ними (или они без нас) придем в твою фирму за информацией и ты покажешь им все карты горных троп, ночлегов и постов, которые показывал нам.

— Хорошо. Но если вас схватят, то мое имя не должно фигурировать в делах полиции…

На следующий день, в семь вечера, мы уже приехали в Российский Культурный Центр.

Рифату Кадыровичу удалось выделить под наше проживание более просторную комнату, с вентилятором, отдельным душем и ванной. Когда мы зашли туда, то помещение просто гудело от громких голосов. Впервые в Истории Африки, в одном месте собралось столько автостопщиков. Наверное, и вообще танзанийские дороги не знали такого наплыва русских людей, а тем более, вольных путешественников. Чтобы подтвердить, что наша экспедиция была самая многочисленная в Африке, может быть даже со времен Ливингстона, я позволю перечислить на этой странице всех собравшихся, заодно, напомнив читателю о действующих персонажах, прокомментировав их личными наблюдениями из поездки:

1. Кротов Антон — 24 года, самый бородатый и громкоголосый из нас, идейный вдохновитель и организатор поездки. Автор полутора десятков книг, президент АВП. Изучил в предыдущих поездках множество языков в разной степени, но более всего — английский.

2. Костенко Олег — 25 лет. В противоположность Кротову, обладает очень мягким и добрым голосом. Олег больше года прожил когда-то в США, и был самым англо-разговорчивым из нас. Еще Костенко отличался весьма высоким ростом и страстью к фотографированию.

Автостопом через Африку Глава 31-я.Автостопом через Африку Глава 31-я.

3. Лапшин Григорий — 25 лет. Сильно утомлял своих товарищей тем, что пытался давать им советы «сходить к врачу» или «лучше сделать так-то, а не так-то». В этом проявлялась педагогическая сущность моя и опыт руководства группами школьников. Еще таскал в своем рюкзаке более килограмма аптечки, снабжал лекарствами всех желающих. Выезжая в кругосветку, владел только русским языком.

4. Лекай Сергей — 26 лет. Отличался большим опытом горных и лыжных походов. И вообще, к Сергею лучше всего подходило кротовское определение «монстр выживания в любых условиях».

Автостопом через Африку Глава 31-я.

5. Мамонов Андрей — 23 года. Имел несколько вредных свойств, но больше всего раздражал своей привычкой постоянно ковырять в своем лице, а так же курением. Официальной профессии не имел, в Москве промышлял тем, что продавал на ВВЦ компакт-диски с компьютерными программами.

6. Сенов Олег — 24 года. Выпускник физфака МГУ. Несколько сезонов работал плотником на восстановлении храмов Соловецких островов. Олег имел опыт, как вольных путешествий, так и самоходных походов. Настоящий подвиг Олега в том, что от дома до Кейптауна он провез семиструнную гитару. Сей предмет часто помогал нам скрашивать ожидание машин в северной Африке. Да и вообще, с гитарой и Олегом везде веселее.

7. Степанов Кирилл — 19 лет. Самый молодой и самый прожорливый из нас. На моих глазах он несколько раз в одиночку съедал целую сковородку вкусной и сытной еды, которой я насыщался после 6-8-ми ложек. После этого живот Кирилла страшно раздувался, но вскоре снова приходил в норму. Кирилл также, несколько лучше остальных владел английским языком. Постоянного рода занятий не имел, после того как Кротов дал поносить ему фотоаппарат «Зенит», стал писать в анкетах «род занятий, профессия — ФОТОГРАФ».

8. Шарлаев Владимир — 21 год. Поклонник «спортивного» автостопа. Вовка путешествовал в фирменном ПЛАС-овском ярком желто-черном комбинезоне. Имел самое крутое снаряжение, ибо был практически неограничен в деньгах. Тоже «фотограф», у него был самый крутой фотоаппарат в экспедиции — PENTAX, в специальной мягкой сумочке на плече, с которым он не расставался. Интересно, что президентом ПЛАС г-н. Шарлаев стал, участвуя во всех дальних экспедициях АВП.

Вот такая толпа поехала, 7-го ноября 2000-го года, купаться на берег Индийского океана в шести километрах севернее Дар-эс-Салама.

Автостопом через Африку Глава 31-я. К.

онечно, вся толпа не проживала в РКЦ постоянно. Здесь оставались, обычно, 3–4 человека, а остальные жили в центре города, в специальных комнатах при храме Сикхов. Сикхи — индийская религия, очень правильная и дружелюбная. В сикхской святой книге записано, что нужно строить храмы по всему миру (особенно, где есть индусы), нельзя стричь волосы, нужно зарабатывать деньги и помогать ближним. Сикхи не употребляют алкоголя и мяса, но самое полезное их свойство в том, что любого путешественника, независимо от пола и вероисповедания, они с удовольствием приютят в свое храме на три дня. При этом обеспечивается вкусная бесплатная вегетарианская еда. По прошествии трех дней, нужно переговорить с главным монахом, и тогда можно остаться еще на любой другой дополнительно оговоренный срок. В Танзании довольно большая индийская община, и храм большой и вместительный. Монахи относились к нам очень хорошо и даже живущие в РКЦ, иногда ездили питаться к Сикхам. А мясо можно было поесть отдельно, вне стен храма, у уличных торговцев шашлыком.

Автостопом через Африку Глава 31-я.

Глава 32-я

Массовый поход в посольство ЮАР. — Отъезд восходителей. — Ночлег в Богомойо. — Прикосновение к Истории. — Поездка в город Танга. — Арест. — Бессонная ночь в камере. — Разборки с большими начальниками. — «Mr. Gregory — you or free!»

Автостопом через Африку Глава 32-я.


Автостопом через Африку Глава 32-я.Автостопом через Африку Глава 32-я. Автостопом через Африку Глава 32-я.

08 ноября утром, все восемь человек встретились в приемной посольства ЮАР.

Сначала нам заявили, что с русскими людьми они вообще не работают, и «посоветовали»

обращаться в посольство ЮАР в Москве.

Очень неуместный совет, учитывая, что мы находимся в четырех днях пути от ЮАР по асфальтовой дороге.

После долгих уговоров, у нас все же огласились принять документы, но при этом требовалось приложить приглашение, бронь гостиниц и билеты на самолет. Тетка-секретарша вообще не врубалась что такое «кругосветное путешествие». Мы попытались объяснить ей, что не собираемся задерживаться в ЮАР, а в Кейптаун нам нужно только для того, чтобы оттуда уплыть на попутном корабле в Южную Америку. Но черная и глупая женщина все равно талдычила что-то про самолеты. Наконец, она изрекла необычайную истину: «В нашу страну можно попасть ТОЛЬКО самолетом!» Пришлось нам прямо в посольстве открыть карту Африки и показать ей автомобильные переходы ЮАР со всеми соседними государствами. Видимо, потрясенная таким «открытием» тетка вообще перестала с нами разговаривать, а на просьбу пропустить нас к консулу, отвечала, что консула нет.

Прошло больше часа уговоров, прежде чем дело сдвинулось с мертвой точки:

— Хорошо, я приму у вас документы «в виде исключения». Но ответ будет через две недели.

— Почему так долго?

— Я пошлю ваши анкеты по факсу в Москву. Там, в московском посольстве ЮАР их рассмотрят, проверят ваши данные и пришлют ответ.

— Так не пойдет! Не затем мы ехали к вам автостопом через всю Африку, чтобы нам отказали в московском посольстве…

— Ничем не могу помочь. Таков порядок работы с русскими гражданами. Вашу просьбу может рассматривать только московское посольство.

— А Вы можете послать анкеты, вместо Москвы, в иммиграционный департамент в Претории? Ведь они главнее Москвы и Москва им подчиняется?!

— … М-м. Это возможно. Но у вас все рано нет приглашения. А русские люди могут въезжать в ЮАР только с приглашением.

На полках в секретариате посольства ЮАР лежали красочные журналы, рассказывающие о том, какая прекрасная это страна, и как хорошо было бы там побывать. На странице одного из журналов мы нашли цветную фотографию улыбающегося Нельсона Манделлы, под которой были его слова и факсимиле: «Я, Президент ЮАР, приглашаю всех в нашу замечательную страну!»

— Вот наше приглашение! — Протянули мы в окошко страницу из журнала.

— Этого мало, вам нужно еще написать подробно, где вы будете жить, куда будете ездить, что посещать… — Невозмутимо сказала секретарша.

И это еще помимо подробных анкет на трех листах, где спрашивают не только места учебы и работы, но даже девичью фамилию матери! Мы попросили ее отксерокопировать вместе с «приглашением» наши путевые грамоты, а также статью из газеты «Moscow Tames» о сущности АВП на английском языке.

Еще мы написали рукой Олега Костенко длинное письмо на имя ЮАРского консула, в котором изложили подробно причины нашего посещения ЮАР и еще раз заверили, что потенциальные невозвращенцы вряд ли поехали бы через всю Африку автостопом, чтобы навсегда остаться в их стране.

Когда сдавали документы, еще раз спросили: «Наши документы отправите в Преторию? Не в Москву?» Получив утвердительный ответ, сдали по 50 американских долларов. В анкете был такой пунктик, что это не «консульский сбор», а «плата за подачу документов», а виза, в случае положительного ответа, будет выдана «бесплатно». Это очень хитрый с их стороны ход — можно собирать деньги с людей, в визе отказывать без объяснения причин, а деньги не возвращать. В этот день мы обогатили посольство ЮАР в Танзании сразу на 400 долларов.

Автостопом через Африку Глава 32-я. Выйдя из посольства, решили установить еще один рекорд — проехаться по городу автостопом нераздельной восьмеркой.

В первой же остановленной нами машине оказался … Рифат Кадырович со своей супругой.

Но они ехали не в РКЦ, и к тому же, были немало напуганы нашей многочисленностью.

Директор и не знал, что нас аж восемь человек, и сразу спросил, «сколько же из нас живет у него в гостях?» Мы его успокоили, как смогли.

Следующие дни мы парились в бане, ездили купаться на юг от Дара, общались с русскими людьми, желающие смогли сходить в те посольства, которые они не успели посетить ранее.

Тем временем, в наших рядах сформировалась группа желающих покорить-таки Килиманджаро «нелегальным» путем, избегнув всяких носильщиков-экскурсоводов. Каспер предупреждал меня, что если мы войдем в зону национального парка нелегально, то нас задержат специальные охранники и передадут в полицию. Но сейчас было бы интересно узнать, что будет с задержанными дальше. Предоставим слово сведущим людям:

Директор РКЦ в Танзании: «Эта затея совершенно безумная. Покорить Килиманджаро в одиночку не позволили даже Федору Конюхову. Хотя я и хлопотал за него перед министром туризма. Вас будут судить по английской системе, и уже на усмотрении судьи, могут отпустить, а могут дать срок. А вот в Танзанийской тюрьме очень мало хорошего».

Консул РФ в Танзании: «Ну, арестуют вас, конечно. Посидите недельку или месяц в тюрьме. Но я вас вытащу — еще и не таких вытаскивал: контрабандистов, мошенников, нелегалов … каких только русских людей не попадает в танзанийские тюрьмы. Впрочем, я думаю, что до тюрьмы дело не дойдет. Скорее всего, присудят крупный штраф и депортируют.

Куда депортируют? Трудно, сказать… откуда вы приехали? Из Кении? Может и в Кению тогда… в Россию вряд ли. Денег не хватит, дешевле тогда уж в тюрьму…»

Другие работники посольства РФ в Танзании:«Ой, лучше не надо. Они очень ревностно относятся к своим национальным паркам, а Килиманджаро вообще — основной источник доходов страны… В тюрьме здесь очень плохо, долго не протяните…»

Таковые сведения я и высказал своим товарищам. Сначала я решил доехать с ними до Каспера, а уже там определиться окончательно. Но, в день отъезда «восходителей» у меня случился очередной понос с температурой, и даже ехать в Моши я не рискнул.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

Антон Кротов, поехал изучать внутренние области страны и восходить на вершину не собирался изначально. Кирилл Степанов сначала примкнул к восходителям, но потом отделился от них в Моши и поехал на озеро Танганьика на западе Танзании. Андрей Мамонов остался в РКЦ болеть малярией. Я же, после выздоровления от очередной амебы, хотел посетить городок Bagamoyo на севере от Дара, где находился мемориал и музей Ливингстона. К тому же, этот городок был самым близким к Занзибару, и оттуда могли обнаружиться частные корабли на заманчивый арабский остров. Еще севернее, находился город Tanga — который был самым мусульманским во всей восточной Африке, где тоже интересно было побывать, ибо меня уже давно мучила ностальгия по арабскому гостеприимству.

На Килиманджаро отправились: В. Шарлаев и О. Костенко + С. Лекай и О. Сенов.

Надеюсь, кто-нибудь из них сам подробно расскажет читателю о своих приключениях на восхождении, я же только кратко расскажу о том, чем все закончилось, но в своем месте по ходу путешествия.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

Климат в Дар-эс-Саламе, как я уже говорил, очень жаркий и влажный. По берегу океана во время отлива гниют выброшенные волнами на песок водоросли. Они усугубляют своим запахом и без того тяжелый воздух. В жаркий полдень можно стоять под холодным душем долгое время, потом вытереться насухо, надеть чистую майку, пройти до ближайшего хлебного магазина и снова майка будет мокрая от пота. Поэтому, все поездки по Дару лучше совершать либо ранним утром, либо под вечер.

Автостопом через Африку Глава 32-я.Автостопом через Африку Глава 32-я.

Я выехал из РКЦ в шестом часу вечера. Сменив три «Тойоты», оказался к темноте в какой- то деревне, где асфальт кончался. С помощью фонарика остановил грузовик. В кузове его, под брезентовым тентом, уже тряслись два местных автостопщика. Водитель и пассажиры знали английский лучше меня, так что с денежными вопросами проблем не возникло. Мешало другое:

я не мог стоять в кузове прямо, а только согнув шею, упирался макушкой в брезент, и все время бился головой о железный каркас крыши. Пустой грузовик прыгал на каждом ухабе, поднимая сзади длинный шлейф пыли, хорошо различимой в свете полной луны. Когда устал болтаться на ногах и набил несколько шишек головой, попробовал сесть на рюкзак. Но теперь я подлетал на ухабах вместе с рюкзаком почти на метр и с грохотом падал на деревянный пол.

Низкорослые попутчики ехали стоя и только веселились на мои акробатические номера.

В восемь часов высадили на въезде в Богомойо. Кругом ни огонька, деревянные дома-сараи залиты только лунным светом. Даже чаю негде попить. Вышел к океану. Вода ушла от берега на сотни метров — лунная дорожка блестит по жидкой грязи обнажившегося дна. На берегу лежат длинные черные лодки, выдолбленные из целого бревна и с двумя короткими поплавками на поперечных распорках. Людей нет.

Только стал искать место для установки палатки, как по пляжу едет автомобиль. Кто бы это мог быть? Наверное, менты. Лучше спрятаться за пальмами. Но катафоты на моем рюкзаке слишком заметны в свете фар. Машина свернула к пальмам, а я свернул в развалины какой-то крепости и сел на рюкзак. Ведь если они подумают что я убегаю, значит им очень захочется меня догонять. Сделал вид, что любуюсь полнолунием.

Подходят два офицера с фонариками:

— Иностранец? Что ты здесь делаешь?

— Ничего. У меня все в порядке. Смотрю на большую луну.

— Где ты живешь? Почему не в отеле в такой поздний час?

— Я только что приехал из Дара. Ночь не холодная, я не хочу в отель.

— Здесь ночевать нельзя!

— Почему? У меня есть все приборы для сна. Не стоит беспокоиться.

— Здесь очень опасно! Придут грабители и ограбят тебя — отнимут вещи, побьют.

— Я не боюсь грабителей. Я проехал девять стран и ни разу не был ограблен или избит.

— Ночью на пляже очень опасно. Тебе придется поехать с нами.

— А если я не хочу?

— Мы не можем тебя здесь оставить — если с тобой что-либо случиться, у нас будут неприятности от начальства.

— Хорошо. Поехали кататься.

Привезли в полицейский участок и переписали паспортные данные в толстую книгу.

— Регистрация окончена? Я могу идти?

— Нет. Мы отвезем тебя в отель и ты будешь ночевать там.

— Я не люблю ночевать в отелях. Я хочу спать на берегу океана!

— Хорошо. Мы отвезем тебя в отель на берегу океана и договоримся, чтобы тебе разрешили спать в палатке.

— Везите, только побыстрее. Я устал уже от вас.

Привезли в отель, как и обещали, на самом берегу. Столики ресторана, цветные фонарики, играет такая громкая музыка, что нужно кричать друг другу в уши. Поговорили с начальником и ко мне привели дежурного администратора. Полицейские рядом.

— Тебя устраивает наш отель? Океан рядом. Мы покажем тебе место для кемпинга.

— Согласен ночевать здесь? — Спрашивают полицейские.

Если не соглашусь, повезут в другой отель? Лучше ответить что-нибудь нейтральное.

— У вас можно попить чаю?

— Конечно. Сейчас принесут из ресторана. — Администратор зовет официанта.

— А сколько стоит чай?

— 400 шиллингов. Подождешь десять минут?

Так я и знал. В четыре раза дороже нормальной цены. Но надо выиграть время.

Полицейские не будут ждать, пока я напьюсь чаю. Сказал «согласен», официант ушел за чаем, полицейские сели в машину и уехали. Через минуту взял рюкзак и зашагал в темноту в сторону ночных кустов и пальм. Когда мне вдогонку стали кричать, то не оборачивался. Догонять в ночи они не будут. На случай, если они снова вызовут полицию, вышел к океану и по обнажившемуся дну прошел мимо пляжа-ресторана на юг от города. Через два километра нашел полуразрушенный навес из пальмовых листьев и поставил под ним палатку.

На рассвете меня разбудил охранник с ближайшей виллы, но я договорился с ним еще о двух часах сна при утренней прохладе. У этого же сторожа обнаружился водопровод и кипятильник — умылся и позавтракал.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

Багомойо сегодня выглядит как большая деревня из типичных танзанийских домов — деревянный каркас, обмазанный глиной. Иногда среди красно-коричневых тонов попадаются пятна зелени — небольшая грядка кукурузы или тростника. В ста метрах от океана несколько каменных домов, построенных в типичном английском стиле. В них до сих пор живут люди. Я поднялся на балкон второго этажа. Судя по размерам, в этом доме когда-то жил губернатор, на этом балконе он пил чай по утрам, разглядывая в подзорную трубу корабли, проходящие с Занзибара.

Автостопом через Африку Глава 32-я.Автостопом через Африку Глава 32-я. Невидимый с берега остров, являлся тогда всемирным центром работорговли. Возле Багомойо находился крупнейший перевалочный пункт работорговцев. Закованные в кандалы вереницы черных людей грузились на долбленые лодки и отправлялись на рейд, где их перегружали на большие парусники — глубокого залива, как в Даре здесь нет, и корабли причаливать к берегу не могли.

После запрета на работорговлю, некогда крупнейший город восточного побережья, пришел в упадок, и сейчас влачит жалкое существование. Местные жители ухаживают за кокосовыми рощами, посаженными еще во времена Ливингстона. На берегу океана темнеют почерневшие развалины форта — деревья и лианы все больше разрушают остатки стен, лестничные пролеты рухнули и на втором этаже хозяйничают лишь птицы.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

В нескольких километрах севернее города — «мемориал Ливингстона». Черный каменный крест на фоне океана.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

От него в глубь материка протянулась аллея пополам кокосовой рощи.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

В конце аллеи — церковная миссия с несколькими древними католическими храмами из угрюмого серого камня. В одном из каменных зданий — бесплатный музей.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

Еще здесь же есть старое английское кладбище и огромный баобаб, 1868-го года рождения, окружностью более 12-ти метров.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

Еще южнее мемориала, на берегу океана — мангровые заросли. Они обозначены даже на старинной гравюре «Богомойо конца 18-го века». Деревья стоят корнями в соленой морской воде. Во время отлива я смог среди них погулять и искупаться в океане, метрах в двухстах от берега. Пока купался — начался прилив, камни и рюкзак на них, начали захлестывать волны.

Автостопом через Африку Глава 32-я.Автостопом через Африку Глава 32-я.

Подхватил вещи и вернулся на берег, где и подремал в тени старой лодки, попивая сладкий сок из кокосового ореха. В фильмах нам часто показывают, как герои лихо срывают орех с пальмы, и тут же раскалывают его пополам. Или даже сшибают верхнюю часть острой саблей. Когда я ковырял свежий орех ножом — в это слабо верилось. Жидкость внутри находиться под довольно большим давлением. Когда я проделал-таки дырочку с одной стороны — оттуда ударил сладкий фонтанчик. Пришлось зажать его пальцем, и проделать еще одну дырочку с обратной стороны — теперь можно было пить. Прохладного и сладкого сока в одном кокосе оказалось так много, что я с трудом допил до конца — больше литра, точно.

Осмотрев все пальмы, заросли, лианы и развалины, вернулся в город и приготовил рис в своем котелке, а две палочки шашлыка купил на рынке. Рынок очень грязен и прилавки завалены перезрелыми бананами, которые никто не покупает. Хлеб продают на 30 % больше столичной цены.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

До темноты купался в океане, наблюдая, как на пляж причаливают деревянные лодки с рыбаками. То ли рыбы на всех не хватает, то ли волна сегодня больше чем обычно, но на многие километры сетей в каждой лодке было по 3–4 рыбины.

Вечером прошел на запад, где начинается грунтовая дорога в деревню Msata. Поставил палатку в темноте, среди кокосовых пальм. Ни сторожа, ни полицейские, никакие другие африканские животные в эту ночь меня не беспокоили.

От Bagomoyo до Tanga, по берегу океана, чуть больше шестидесяти километров. Но меня заверили, что дорога там настолько плоха, что даже «джипы» там не ездят. А идти десятки километров пешком по танзанийской жаре не хотелось явно. Можно было бы вернутся в Дар и поехать в Тангу по асфальтовой дороге, но я решил проехаться по грунтовой дороге, которая, судя по карте, прямо через леса шла на запад и соединяла Багомойо с деревней Мсата на магистральной трассе «Додома-Аруша».

Автостопом через Африку Глава 32-я.Автостопом через Африку Глава 32-я. Автостопом через Африку Глава 32-я.

Запасся терпением и водой, ибо эти шестьдесят километров не обещали большого потока машин. Продвигаясь от одной деревушки затерянной в лесах, к другой, еще более затерянной, я вспоминал Эфиопию. Почему, когда иду пешком до выезда из деревни, здесь не собираются толпы детей, кричащих «ю-ю!». Несомненно, здесь тоже не часто появляются белые люди без машины, я ловил на себе любопытные взгляды и детей и взрослых. Когда я уточнял дорогу, мне вежливо объясняли, когда просил кокосовый орех или воды, меня охотно угощали. Но, побывав в пяти или шести глухих поселениях, не встретил ни одного попрошайки. В Эфиопии рассказать — никто не поверит.

Последние двадцать километров проехал в кузове самосвала, возившего щебень на реконструкцию асфальтовой трассы. А вот по трассе подвозил молодой бельгиец, лет 27-ми, который руководит всем этим строительством. Начальник останавливался возле каждой группы черных рабочих и ругал их за то, что медленно работают и много перекуривают.

До поворота на Танга подвезли очень богатые танзанийцы на белой легковой машине неизвестной мне до тех пор марки «SEGERA». На прощанье, накормили в ресторане и подарили бутылку воды.

Автостопом через Африку Глава 32-я.Автостопом через Африку Глава 32-я.

Первые пятнадцать километров к океану проехал на автокране в кабине крановщика, а оставшиеся 58 — в «Лендровере» с рабочими. На полу, под моим рюкзаком валялись кирки, лопаты, и старинный теодолит.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

Вот и город Tanga. Асфальтовые дороги, ухоженные тротуары с ливневыми канавами. Кое- где даже явные следы полива на зеленеющих газонах. Действительно, типично арабская архитектура и планировка улиц. В каждом доме — магазинчик. Некоторые имеют свой салон за стеклянной дверью, но большинство, как в Сирии или Судане — просто открыли свои окна с товарами прямо на улицу. Покупатели рассматривают товары, стоя на тротуаре.

Разговорился, в меру своего английского, с одним из продавцов. Хотя на двери его магазина — цитаты из Корана арабской вязью, говорит он только по-английски и на суахили.

Купил хлеба, сладкой халвы и холодного лимонада по цене весьма низкой, даже для танзанийской глубинки.

Темнеет в Африке рано и быстро, к шести часам вечера уже звезды видно. На закате гулял по мусульманским кварталам, заглядывал в различные мечети и мусульманские школы.

Интересно, что на стенах довольно много арабской письменности, но никто из живущих в этих стенах не проявлял знания арабского дальше «Асалам-алейкум» (Приветствую). Все мои попытки заговорить на арабском языке, лишь приводили к попыткам отвечать мне на английском. А мой английский был едва ли намного лучше, чем их арабский. Никто из собеседников ни разу не предложил мне ночлег, и даже не поинтересовался, где я буду ночевать. Видимо, в экваториальных странах подразумевается, что белые люди не могут заходить в дома к черным и иностранцы ночуют только в гостиницах. Сие печально.

Окончательно убедившись в том, что мусульмане в Танзании «подставные», и найти ночлег у них не удаться, решил отправиться ночевать на берег океана в палатке. На оживленной улице остановил машину и попросил водителя отвезти на пляж океана, чтобы там заночевать в палатке. Мы поехали километра четыре и попрощались в окружении богатых дач. Позади кустов и стриженых газонов виднелась синяя гладь океана.

Еще примерно километр прошел в поисках свободного пляжа, но вся береговая линия была огорожена заборами, а за ними лаяли свирепые собаки. Уже в темноте увидел между изгородями дорожку к океану, в конце которой виднелся маяк и маленький каменный домик.

«Как раз в маяке я еще ни разу не вписывался!» — обрадовавшись новой разновидности ночлега.

Но домик оказался всего лишь туалетом. Перекинувшись парой фраз со смотрителем маяка, спросил, можно ли ночевать в палатке на траве возле маяка, благо соседняя дача была давно заброшена (окна заколочены досками, крыша обвалилась) и вместо забора ее отделяла от маяка всего лишь небольшая изгородь из кустов.

«Спать здесь можно, только надо сначала сходить, спросить». — Так я понял ответ смотрителя маяка. В Танзании далеко не все владеют английским, а образованные люди вряд ли стали бы сторожить маяк. Он жестом увлек меня к соседней даче, но там оказалась лишь прислуга. Пообщавшись с ней через забор на суахили, танзаниец пошел обратно к маяку, увлекая меня собой словами «Welcome, welcome!»

Мы вернулись на берег, мой провожатый полез зажигать фонарь, а я поставил палатку между кустами и осыпающейся стеной дачного дома, посредине между строением и маяком. В туалетном домике был водопроводный кран. Уже когда я, набрав воды в бутылку, вымыл у палатки ноги, пришел за водой человек, оказавшимся сторожем этой дачи. Он начал куда-то звать, со словами «надо спросить там, так (или там?) будет лучше». Я ответил, как смог, подкрепляя мысль жестами, что идти больше никуда не хочу, платка стоит, ноги вымыты, мне лучше спать здесь в палатке, чем в душной даче. Сторож покачал головой, типа «ну-ну, попробуй» и ушел. Распаковав в палатке рюкзак, разложил вещи и уснул под неназойливое мигание маяка.

Через час меня разбудил сторож, со словами «Эй, русский, давай сюда свои документы!»

Чертыхаясь (зачем это ему среди ночи понадобились мои документы?!), вылез из палатки держа в руке «Путевую грамоту». Хорошо, что по пути из палатки догадался натянуть штаны.

На поляне перед маяком стояло две автомашины — белый «Мерседес» и машина полиции с мигалками на крыше. Человек шесть ожидали меня перед машинами, в том числе двое солдат с автоматами Калашникова. Больше всего удивило не количество полицейских, задействованных в «операции», а то, что к стволам автоматов были приткнуты штыки.

Мою «грамоту» изъяли, бегло прочли и грубо потребовали паспорт. Больше всего кричал и нервничал один огромных размеров танзаниец, которого я обозначил для себя «черной обезьяной». Он вел себя чрезвычайно возбужденно, все время старался меня толкнуть или ударить, в то время как остальные полицейские держались подчеркнуто спокойно.

Снова залез в палатку, на ходу успев натянуть кроссовки на босую ногу, появился с паспортом в руке. Не глядя на паспорт, «горилла» велел автоматчикам срывать палатку.

Несмотря на мои протесты и предложение собрать ее самому, оттяжки сорвали и вместе со всеми вещами внутри, огромным тюком погрузили в недра багажника. Меня же впихнули на заднее сиденье между двумя автоматчиками. «Горилла» поехал впереди, на белом «Мерседесе».

Всю дорогу я пытался выяснить, за что меня задержали. Солдаты не желали вдаваться в объяснения и лишь сказали, что во всем разберутся в полицейском участке.

В «Police Station» разбирались следующим образом: «горилла» грубо толкнул меня на бетонный пол, ударом ботинка выбив мои ноги, при попытке пересесть на корточки. Криком позвал к себе начальника смены и, загибая пальцы на руке, перечислил на суахили мои преступления. После каждого загнутого пальца он бросал на меня такой гневный взгляд, будто я украл у него фамильные бриллианты. Отдав распоряжения, «горилла» удалился вместе с автоматчиками.

Дальше начался крайне интересный процесс обыска (или составленье описи?) моих личных вещей: Вынимая из скомканной палатки вещь (например, — штаны) и показываю ее полицейским. После того как вещь тщательно ощупывалась и рассматривалась, следовал глупейший вопрос на английском языке: «Что это такое?» Поскольку арестованный не знал многих названий предметов, то показывал жестами применение каждой вещи (иголки, зубной щетки, очков, мыла…) что несколько веселило прочих полицейских и задержанных, но сильно утомляло допрашиваемого. Предметов у меня оказалось больше двух сотен. Наконец дошли до ценностей: 7250 танзанийских шиллингов, три доллара США, 5203 российских рубля (дореформенных, на сувениры) и … большая пачка билетов МММ, предназначенных для случая ограбления. Паспорт и деньги положили в серый конверт и заявили (на словах), что вернут завтра утром. Попросили подписать список вещей, копию дали мне в руки. Вывернули все карманы и велели снять обувь. Кроссовки были изломанны во всех направлениях и даже постучали по полу в надежде найти … что? А черт их знает, что они искали — мне не говорили.

Пока ломали обувь, я упаковал все вещи в рюкзак. Рюкзак поставили под стол, туда же кроссовки. Пригласили пройти куда-то босиком и без вещей. Предположив, что раз босиком, то возможно это какой-нибудь медицинский осмотр, иду следом.

С лязгом отворилась решетка, за ней открылся совершенно темный коридор, пахнущий мочой. В боковых дверях были маленькие зарешеченные окошечки, сквозь толстые прутья к нам тянулись руки черных арестантов. Без перевода было понятно, что они умоляют охранников выпустить в туалет. Открыли свободную камеру, видя мое замешательство, открыли соседнюю, полную людей.

— Хочешь ночевать один, или в камере с другими заключенными?

— Нет уж, лучше один. — Сказал я, мысленно оценив первый вариант.

— Заходи.

— Куда? Я ничего не вижу, почему не включили свет?

— Здесь нет света, убедись. — И охранник красноречивым жестом провел по стенам и низкому потолку своей дубинкой.

— Но здесь нет никаких условий для сна! — Сказал я, исследуя темный каменный мешок на ощупь. Там не было никаких нар, ни умывальника, ни унитаза… вообще ничего. Только каменный пол, пропитанный все той же мочой.

— Почему? Вот эти люди здесь спят много ночей. — Сказал охранник, показав дубинкой на соседнюю камеру.

— Но здесь невозможно спать! Здесь нет даже туалета, я протестую! Я ни в чем не виноват!!!

— ОК, если обещаешь хорошо себя вести, то мы не будем запирать твою камеру, и ты сможешь ходить в туалет, когда захочешь. Туда. — В темном углу коридора раздавался шум льющейся воды, в коридор вытекала лужа непонятного происхождения.

— Но я — российский путешественник! Я не должен спать здесь! В чем моя вина? Дайте мне переводчика и звонок консулу!

— Сейчас ночь. Будешь шуметь — закрою дверь камеры и не попадешь до утра в туалет.

Завтра утром тобой займутся. Спокойной ночи.

Как не старался я себя приободрить тем, что это «какое-то недоразумение» и завтра меня выпустят, желания укладываться спать, совсем не возникало. Глаза кое-как привыкли к темноте, нос к запаху. В соседних камерах стали упрашивать по-английски, но я ничем помочь им не мог, ибо ключей к их дверям у меня не было. Вскоре кто-то стал стонать, кто-то храпеть.

Стали кусать комары и блохи, особенно за голые ноги. Я стал стучать по двери, попросил позволить взять из рюкзака спальник и фонарик.

Сказали, типа «не положено». Потом я показал охранникам жестом, что меня кусают блохи и комары, и что малярия — очень опасная болезнь. Это возымело действие. Офицер принес двумя пальцами мои носки. Вскоре, когда офицер лег спать, охранник сжалился и выпустил на 2 минуты к рюкзаку. Я схватил накомарник, антикомариный DIPTEROL-карандаш, туалетную бумагу. Хотел взять еще и коврик для сна, — но это уже запретили.

Спасть на бетонном полу не получалось. Если прислониться к стене — болят кости. Если лечь на спину — затекают спина и локти. В конце концов, снял куртку (ночи в Танзании даже жаркие для нас), скомкал ее в комок, положил на туалетную бумагу и фонарик и пристроил все это под голову. Если бы не кровопийцы, то непременно заснул бы. А так проворочался и прочесался в жутком забытьи до самого утра, ясно наблюдая рассвет в узеньком зарешеченном окне под самым потолком.

Автостопом через Африку Глава 32-я.

В 7 утра лязгнул замок в коридоре. Пришли два охранника и офицер с большими звездами на погонах. Не удостоив меня вниманием, открыли двери камер и выпустили арестантов в туалет. Началась перекличка, я обнаружил себя в толстой «гостевой книге» и даже мою фамилию назвали правильно. Уходя, офицер сказал, что мной займутся после девяти часов.

Оставалось только согласиться.

В 9 утра под окна участка пришли родственники заключенных. В камеру передали термос с чаем и булочки. Видимо, отсутствие нар и прочих удобств, здесь такое же обычное дело, как и питание заключенных за счет родственников. Люди делились последним куском хлеба с теми соседями по несчастью, у которых родственников не было. К тому времени я успел уже перезнакомиться с большинством обитателей, меня тоже позвали завтракать. С самого начала, решив объявить голодовку, я вежливо отказался. Мой отказ был расценен совершенно правильно и никто не обиделся, старожилы понимающе закивали головами.

К 10-ти часам я стал кричать вовнутрь полицейского участка те английские слова, которые вспомнил: «Я — российский путешественник. Не понимаю, в чем меня обвиняют, и требую телефонного звонка консулу!». Охранники отвечали, что не могут ничем помочь. Офицеры просили успокоиться и подождать 10-20-30 минут. Один час шел за другим, но никаких продвижений в моей судьбе не происходило. В 12 часов начал кричать прохожим на улицу (стекла на окне были выбиты), чтобы они позвонили в российское посольство в Дар-эс-Саламе, и сообщили, что в тюрьме незаконно содержится русский путешественник. Вскоре эти крики надоели всем полицейским и посетителям участка. Пришли два офицера в штатском. Мне велели обуться и взять рюкзак. Сказали так: «Меня арестовал главный полицейский этого города, за то, что я поставил палатку на частной собственности. Так что сейчас мы пойдем в главное полицейское управление, там начальник сам будет со мной разбираться».

Пешком через город шли втроем. Я нес рюкзак, а один из офицеров нес конверт с моим паспортом и деньгами. Поднялись на второй этаж полицейского управления в самом центре города. Здание было совсем новым, или после хорошего ремонта. Интересно, что ни в одной из комнат я не обнаружил присутствия компьютеров. Все печаталось только на машинках, множилось под копировальную бумагу. Протоколы велись от руки, на английском языке.

Попросили подождать на лавочке в коридоре.

Вдруг, как из страшного сна, подлетел вчерашний «начальник-горилла». Издалека закричал на английском:

— Как дела, мистер Григорий?

— Не хорошо! — Более идиотского ответа на такой идиотский вопрос придумать не успел.

— Почему? — На лице «гориллы» изобразилось неподдельное удивление. Что я мог ответить?

То, смог сказать по-английски — Потому что не спал всю ночь.

— Почему?! — Казалось, что удивлению его не было предела.

— Потому что это место не приспособлено для сна. Это не отель и не пляж. — Я характерно постучал рукой по бетонному полу.

— Почему? Ведь другие люди спят без проблем?!

— А ты пойди сам туда, переночуй, проверь!

— Нет уж. Я и так знаю. — Заверил меня своей улыбкой. — Сейчас, подожди, я тобой займусь немного позже.

Стали водить по разным кабинетам, показывали разным чиновникам. Два офицера, за время многочисленных «посиделок» в коридорах и приемных, стали мне уже «как родными».

На смеси английского и жестов мы рассказали друг другу и о работе, и о семье, и об Африке.

Только «горилла»-начальник оставался все так же груб и суров. В каждом кабинете он громко обвинял меня в непонятных мне преступлениях, при этом потрясал то моим паспортом, то «путевой грамотой». Из ящика своего стола он достал фотоаппарат-мыльницу и деньги. Одного офицера послал купить фотопленку и батарейку, другому велел пойти в город и ксерокопировать мой паспорт, документ о маршруте, и даже сделал ксерокс с ксерокопии карты автомобильных дорог Танзании. С ксерокопиями мы вчетвером пошли на прием начальника полиции всего региона. Это оказалась женщина. В ее присутствии «мои» офицеры стояли только по стойке смирно, я пытался им подражать. Однако «горилле» было дозволено сесть за краешек стола и доложить суть дела.

Начальница прочла «путевую грамоту» сама, задала несколько стандартных вопросов об экспедиции. Я на все отвечал «йес». Выходя от «губернаторши», понял по выражению лица «гориллы», что засадить меня в тюрьму не получается. Он отвел нас в свой кабинет, офицеры сели за стол (целый день со мной без обеда ходят!) и стали зевать. «Горилла» взял несколько чистых бланков и стал исписывать их мелкими английскими буквами, задавая самые идиотские вопросы типа: «Какого числа ты въехал в Турцию? Как долго собираешься быть в Танзании?

Почему ты не пошел в отель или кемпинг? Зачем тебе здесь русские деньги?» Допрос периодически прерывали разные входящие в кабинет офицеры и секретарша, приносившая бумажки на подпись. От голода и жары кружилась голова, «моим» офицерам тоже было не сладко. Наконец, мне подвинули исписанные листы бумаги и сказали:

— Подписывай.

— Не могу. Я из России и не буду подписывать, потому что не обязан знать английского языка, а здесь все только на английском. Дайте мне переводчика, а еще лучше — дайте позвонить моему консулу.

— Английский язык — язык международного общения. Мы не можем вести дело на другом языке.

— Да, но как иностранец, я имею право на переводчика.

— Глупости, подписывай поскорей и я тебя отпущу.

— Как я могу подписывать то, чего не понимаю?!

— Все записано с твоих слов. Подпишись здесь и здесь.

— Тогда я напишу по-русски «не понимаю» и только потом подпишусь.

— Нет! Только подпись или отправишься обратно в камеру. У меня сегодня уже нет времени заново все переписывать.

— А кто вообще заставлял вас, меня арестовывать?! Отпустили бы без всяких бумажекпротоколов и дел меньше…

— Подписываешь или нет?!

— ОК. Только чтобы быстрее добраться до моего консульства.

Опять с теми же офицерами вышли на лестницу. Шагая вниз по ступенькам я услышал в затылок:

— Mr. Gregory! You or free! (Господин Григорий! Вы свободны!) —!? Неужели? Тогда верните мне мой паспорт!

— Сначала мы должны пойти обратно в полицейский участок, чтобы уладить все формальности.

На этот раз нас снова ждала машина. Увидев, что меня снова привезли в участок, заключенные замахали руками через прутья оконных решеток.

Полицейские вернули деньги и паспорт под роспись, просили проверить, не пропало ли что-либо из вещей по списку. Спрятав паспорт, я тут же решил прервать голодовку, достал из рюкзака пакет орехов и стал угощать «родных» офицеров и охранников. В тот момент, когда офицер прокатывал мой большой палец по «гостевой книге» и у меня был полный рот орехов, на улице раздался вой сирены, у входа остановилась полицейская машина. Из нее в помещение ворвался возбужденный начальник. Подлетев ко мне, он ударом руки сорвал с меня шляпу, отпихнул к стенке и отпрыгнул сам на метр. Все кто был в полицейском участке, прервали жевание арахиса и удивленно смотрели из-за спины «гориллы», что же сейчас будет?

Начальник достал из кармана …фотоаппарат-мыльницу и щелкнул меня в профиль и в фас с набитым орехами ртом. Когда я попытался проделать ответный жест своим фотоаппаратом, он закричал что в полицейском участке фотографировать строжайше запрещено. Двинув меня на прощанье кулаком в грудь, на глазах у всех заявил «Ю — гуд бой!» и выскочил на улицу в ожидавшую его машину.

Больше испытывать судьбу не хотелось — вдруг он опять вернется? Надо уносить ноги из этого города! Взвалив рюкзак, пожал всем руки и вышел на улицу.

Взрыв ликования раздался из камер, когда арестанты увидели меня с рюкзаком, без конвоя, с пакетом арахиса в руках. Я быстро подбежал к окну и протянул сквозь решетку весь пакет.

То-то у них будет праздник!

Пока шел по длинной улице от полицейского участка, несколько раз останавливался, пил воду, поправлял рюкзак. Всякий раз, оглядываясь, видел одну и ту же картину: На крыльце ГОВД столпились все сотрудники и машут мне руками, только что цветов в руках не хватает. А рядом, сквозь прутья решетки машут мне руками арестанты. А я улыбался столь единодушному счастью и тех и других.

В 23 часа, этого же дня, микроавтобус подвез меня прямо к воротам РКЦ.

Утром, отмытый и выстиранный, приехал к нашему консулу рассказать о произошедшем.

Но господин Амелин на этот раз ко мне даже не вышел, ограничившись только разговором по телефону с КПП:

— … Ну, так и чем все кончилось?

— Отпустили, я же приехал к Вам!?

— Деньги и паспорт вернули?

— Да. Все в полной сохранности…

— Ну и радуйся что все хорошо!

— Вы считаете, что это «хорошо» — спать в темном карцере на бетонном полу?!

— Ну, так ты же знал, куда ехал. Это же Африка! Могло быть и хуже…

— Но они даже не дали мне позвонить Вам!

— Ничего-ничего! Все хорошо, что хорошо кончается. Счастливого пути! …да, если еще кого из ваших арестуют, — звоните. М… м…Попробую что-нибудь сделать…

Автостопом через Африку Глава 32-я.

Глава 33-я

Отказ из Москвы. — Встреча с русским журналистом и ее последствия.

— Сезон дождей и судьба восходителей. — Дорога в Замбию. — Малавийцы.

— На перекрестке трех дорог и трех стран. — Девятая таможня.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

Приехал Кирилл, решили съездить навестить посольство ЮАР, прошло восемь дней, а они обещали ответ из Претории через неделю.

В окошечке все та же самая туповатая тетка:

— Ответ на ваши анкеты еще не пришел.

— А когда придет?

— Завтра придет.

Откуда такая уверенность? Надо задать еще один провокационный вопрос!

— А откуда придет ответ?

— Из Москвы.

— Как же так!? Вы же обещали из ЮАР?!

— Yes. — Сразу подтверждает тетка. — Из Москвы, из ЮАР… — Видно, что совсем завралась.

— Можно поговорить с консулом?

— Нет. Он занят.

На сведущее утро мы снова у окошечка:

— Вам пришел отказ.

— Покажите бумагу. Откуда она?

— Не могу. Не имею права. Это может сделать только консул.

— Так мы к нему уже четвертый день просимся! Сведите нас с консулом!

— Посидите, подождите.

Сидим больше часа.

— Сегодня консул вас не примет. Приходите в понедельник к 11-ти часам.

В понедельник опять ждем неизвестно чего. Уж за 400 долларов консул бы мог найти время для разговора?! Вместо консула к окошку выносят бумажку на имя Олега Костенко.

Смысл переводиться на русский так: «Ваши анкеты были отправлены в Москву. В визе отказано по причине неблагонадежности» И все. Такое впечатление, что к ним каждый день ходят десятки кругосветных путешественников, и из Москвы в ЮАР автостопом ездят!

Консул нас сегодня опять не принял, нас записывают в специальный журнал на завтра в 11–00.

Автостопом через Африку Глава 33-я. Сообщили грустные новости в интернет, сижу в библиотеке РКЦ, пишу письма. Заходит сотрудник нашего посольства: «Иди в комнату, там к вам журналист приехал из „Комсомольской Правды“».

В комнате-предбаннике уже общаются Кротов, Мамонов и Степанов. «Игорь АлексеевичЧерняк. Зав. Отделом политики „Комсомольской правды“» — Читаю на визитке, даю в обмен свою. К удивлению, Игорь Алексеевич общается без диктофона, не делая никаких записей. Это меня сразу настораживает.

— Может мы к вам завтра зайдем, чтобы Вы на диктофон что-нибудь записали. Потом статью про нас сделаете…

— К сожалению, я уже завтра улетаю в Москву. Совершенно нет времени.

— Очень жаль. Я уважаю «Комсомолку» и был бы рад видеть в ней публикацию про нас.

— Нет проблем. Когда вернетесь в Москву, мы про вас целый разворот напечатаем.

— Заметано. Как возвращаюсь — сразу к вам.

После этой договоренности, разговор стал носить обычный и непринужденный характер.

Черняк задавал вопросы, которые уже набили оскомину каждому из нас. Чтобы хоть как то разнообразить повторение сто раз пересказанного, мы, время от времени, подшучивали друг над другом, изображали напуганных работников посольства и, шутя, говорили о малярии и прочих болезнях. Во время беседы на один и тот же вопрос зачастую каждый из нас отвечал по-разному, ибо все ехали разными маршрутами и впечатления разные у всех.

Игорь Алексеевич похвастался, что посетил уже 96 стран. На что мы заметили, что, ночуя только в гостиницах и посольствах, посещая лишь туристические места, нельзя сформировать истинное впечатление о стране.

Мы передали в Москву отснятые пленки и мелкие сувениры, письма в российских конвертах. Черняк попросил нас приобрести денежные купюры экзотических стран для своей личной коллекции и выделил на эти цели 40 долларов. Как минимум месячный бюджет каждого из нас! После его ухода мы посовещались и разделили деньги каждому по десятке.

Пленки и письма были благополучно доставлены адресатам. А вот дальше получилось такое, чего мы совсем не ожидали.

В «пятничном» номере «КП», тиражом в девять миллионов экземпляров, И. А. Черняк рассказывал, как он целых две недели(!) тусовался в Танзании. Конечно, там больше всего было про рестораны с крокодильим мясом, про русских танцовщиц в ночном клубе Дара, немножко про моряков и «изюминка» — оказывается в Танзанию можно доехать автостопом! Далее помещался некий диалог с указанием настоящих имен и фамилий, но с абсолютной путаницей в событиях и фактах. После прочтения создавалось впечатление, что мы тут только и делаем, что сидим по тюрьмам, страдаем от болезней и паразитов, и что скорее всего мы все здесь и сгинем, если только российский консул Андрей Амелин нас не спасет в последний момент.

Мы недоумевали:

1. Почему за две недели в Танзании, г-н Черняк зашел к нам только в последний момент, перед отлетом? В Даре вряд ли остался хоть один русский человек, не знающий о нашем приезде.

2. Почему журналист такой солидной газеты оказался без диктофона?

3. Почему он решил публиковать «интервью» с цитированием наших слов и событий по памяти?

4. Почему он не прислал нам электронный вариант «интервью» для уточнений?

Когда я задал этот вопрос в кабинете № 24 в редакции «КП» в феврале 2001-го года, то господин Черняк, в ответ на эти вопросы, только и нашел что заявить: «Я хотел как поинтереснее».

А бабушка Кирилла Степанова, прямо спросила горе-журналиста: «Если бы Вы были автостопом в Африке, а Ваши родители прочитали бы в газете о том, что их сын умирает от малярии, что бы Вы почувствовали? Повеселились?»

Сомневаюсь, что нашим друзьям и близким стало «весело» в момент выхода статьи.

Так что, уважаемые журналисты и публицисты, знайте, что теперь лично я, буду давать интервью только при условии, что материал Вы пришлете мне на проверку ПЕРЕД публикацией. Лучше уж никакой известности не иметь совсем, чем распространять такие «интервью», какие публикует миллионными тиражами И. А. Черняк.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

На следующий день в Танзании начался «сезон дождей». И до того влажность была под 90 %, а теперь еще и лило как из ведра по 5–6 часов в день и дальше обещали дождей еще больше. Пора сваливать в более сухие страны, и пробовать в других столицах получить визу ЮАР, не прибегая к помощи Москвы «в проверке благонадежности». Была надежда, что в какой-нибудь стране консул ЮАР согласиться выдать нам визы «под свою ответственность».

Ведь не возвращаться же нам в Москву за визой, как это нам посоветовали, вполне серьезно, в посольстве ЮАР в Танзании:

Вдвоем, приехали на встречу с долгожданным ЮАРским консулом, промокшие до нитки от тропического дождя. Консулом оказалась белая женщина, вышедшая к нам к окошечку. Вот что она «посоветовала» Антону: «Найдите в ЮАР пригласителя и тогда можете попробовать еще раз!»

Спасибо за совет. На каждое «попробовать» еще по 50 баксов выложить.

22 ноября дождь лил как никогда сильно, но мы все же собрались, упаковали рюкзаки и прибрали комнату. Уже засиделись в танзанийском РКЦ, пора бы и освобождать вписку.

Уже прощаемся со всеми и выносим рюкзаки на ворота. Тут в дверях показывается высоченная фигура в плаще, с которой текут потоки воды.

Олег Костенко! Почему один? Случилось следующее:

Закупившись в Моши продуктами, четверка восходителей посетила офис «KUGUSA TOURS» и там наши друзья получили самые исчерпывающие сведения о тропах, хижинах и постах охранников. Каспер даже подарил им служебную карту окрестностей Кили.

По грунтовой дороге, наши друзья заехали на южный склон горы, где нет никаких троп, а значит и постов охранников. Три дня они прорубались сквозь лес, колючки, ручьи и водопады и взошли-таки на вершину с севера, совершив, таким образом, первое известное науке нелегальное и самостоятельное восхождение на высочайшую точку Африки.

Но по пути к вершине силы их оказались подорваны борьбой с растительностью и высотой.

Спускаться решили по «официальной» тропе, благо шли дожди, и «легальные восходители» в такую погоду предпочитали сидеть дома.

Лишь уже когда почти вышли из зоны национального парка, навстречу попалась небольшая группа туристов с проводниками и носильщиками. Наши утомленные друзья не придали значения тому, что один из носильщиков отделился от встречной группы и побежал вниз (за премией?), к охранникам. Уже в темноте, на выходе из национального парка, Олег Сенов, Владимир Шарлаев и Сергей Лекай попали в вооруженную засаду. Олег Костенко, из-за плохой обуви, отстал на три часа и избежал плена, пересидев до утра под дождем в кустах.

Сначала охранники предложили не доводить дело до полиции и уплатить каждому некоторую трехзначную сумму в долларах прямо на месте. Когда наши не согласились, их переправили в полицию. Сажать белых туристов в тюрьму никто не решился и их отпустили в город, «до суда», изъяв документы. Там они отдали Олегу Костенко все фотоаппараты и ценные вещи, и вот, Олег, обвешанный шестью фотокамерами, приехал в Дар-эс-Салам и уже успел побеседовать с господином Амелиным. Консул обещал позвонить начальнику полиции в Моши и «проконтролировать» дальнейшую судьбу задержанных.

Принимаем решение разделиться:

Антон Кротов, как организатор всей экспедиции, едет в Моши, на случай если троицу все же заточат в тюрьму, он будет поддерживать их связь с миром.

Олег Костенко остается в Даре, чтобы держать связь с российским посольством.

Андрей Мамонов и Кирилл Степанов едут на границу Малави, чтобы попытаться получить там транзитную визу и в Лилонгве попытать счастья в посольстве ЮАР.

Григорий Лапшин, как самый бесполезный в делах чиновничьих (я едва владел английским), едет в Замбию, чтобы разведать обстановку в Лусаке, узнать проходимость дорог в Намибию, Анголу и другие страны по юго-западному побережью, на случай если решим возвращаться на север, к дому, по западному берегу Африки.

Вот здесь проявилась выгода такой многочисленности экспедиции! Даже с тремя арестованными участниками мы не прерывали научного изучения стран, дорог, и получения виз.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

Выехав из Дара в полдень, на закате я проезжал один из маленьких национальных парков Танзании. Международная автотрасса целых 25 километров шла через территорию парка и никто не взимал плату за проезд и фотографирование. В красных лучах низкого солнца, на фоне яркой зелени акаций, блестели мокрые серые туши слонов, огненно-рыжие жирафы пытались заглянуть в окна остановившейся машины, а целые стада зебр перебегали нам дорогу буквально в пяти метрах! Как все же хорошо, что удалось сохранить животный мир Африки хотя бы в этих маленьких резервациях. Водитель «Тойоты», подвозивший меня, явно был доволен «сафари», с удовольствием притормаживал возле животных и даже попросил сфотографировать на память его самого.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

В глубоких сумерках я голосовал на АЗС возле крупного города Iringa. Понятно, что, «на ночь глядя», никто не поедет дальше следующей деревни, но мне очень хотелось, чтобы сегодня меня пригласил ночевать кто-нибудь из вечерних водителей — ведь сезон дождей не располагает к ночевкам в палатке — даже вся земля вокруг вспухла от влаги и превратилась в липкую красноватую грязь.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

Мимо проезжали местные машины, совсем как у нас в России, водители жестами показывали, что скоро сворачивают. Домой по обочине дороги шли уставшие крестьяне, погоняя прутиком упряжку из двух мокрых и грязных быков. Торговцы с базара на развилке дорог, шагали к себе в деревню, грустно таща на голове груз не распроданных днем товаров.

Вдруг я увидел, что по дороге, на грязных босых ножках топают два квадрата 1,5Х1,5 метра.

Оказывается, это «ходячие торговые площади»: на фанерных щитах с помощью натянутой проволоки крепятся сотни китайских товаров: очки, часы, батарейки, брелки, расчески, заколки, авторучки и блокноты, ножики и браслеты, и еще куча всякой дребедени, которая блестела и звенела при каждом шаге носильщика. Целый день эти торговцы бегают со своей ношей по страшной жаре, предлагая товар пассажирам автобусов и водителям машин. А теперь они идут, вместе с «магазином» к себе в деревню, чтобы утром отправиться в обратный путь, на развилку дорог, где все автомашины притормаживают перекусить и купить фруктов.

Вскоре меня подобрал веселый танзаниец, отвез в свою деревню на 30 километров, где и вписал в пустую комнату своего глиняного дома с железной крышей.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

Ура! Наука снова победила: путем подробного рассказа о целях и методах нашего путешествия, мне удалось сломить многолетний барьер неприязни между местным черным населением и «белым мистером». В благодарность за ночлег и завтрак танзанийская семья получила открытки и фотографии с видами далекой России.

Утром вывезли на трассу возле какой-то деревни, которая даже не отмечена на карте. Через полчаса подсел в белый «Лендровер», с надписью «Read Cross» на дверце. Какой-то чиновник ехал инспектировать сельскую школу и с ним мне удалось ознакомиться с устройством начального учебного заведения.

Школа состояла из нескольких одноэтажных бараков. Одно строение — один класс. Вместо стекол на окнах деревянные жалюзи. Отдельный домик пришлось построить для кабинета директора и учительской. Между «классами», вместо коридоров, — глиняные, утоптанные босыми ногами площадки. Подстриженные кактусы отделяют плац от «огорода».

Сегодня был «день обучения сельскохозяйственному труду». Только самые младшие детки несли подмышками английские буквари. Остальные школьники, возрастом от 10 до 16-ти лет, собирались на плацу с тяпками, лопатами и деревянными граблями. Директор и два-три педагога поднялись на трибуну, восстановили тишину медным колокольчиком и сказали речь о «пользе труда на свежем воздухе». Девочки построились в колонну отдельно от мальчиков.

Видимо, виды работ в поле отличаются по половому признаку.

Большинство детей в этот прохладный и сырой утренний час было без обуви. Никаких украшений или рисунков на них я не увидел. На многих были довольно рваные шорты и майки, через плечо сумочка с обеденным перекусом и бутылочкой воды. Водитель объяснил, что они уходят трудиться на «школьное поле» до самого вечера. Такие «практические занятия» бывают каждый третий день, независимо от погоды — детей приучают к суровой жизни среди колючих кустов и неплодородной глинистой земли.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

Утренний туман и сырость к обеду растаяли без следа. Когда к полудню приехал на бензовозе «В.Р.» на заправку возле деревни Makambako, пейзаж и климат изменились. Следов дождей вокруг не было, леса тоже. Со всех сторон темнели раскаленные солнцем склоны гор, но не слишком высоких — до перевалов Эфиопии им было очень далеко. На АЗС принимал бензин синий грузовичок с малавийскими номерами. В кузове грузовика путешествовала на растяжках подержанная «тойота-хай-люкс». Я попросился подсесть в кузов, но меня пригласили в кабину третьим пассажиром, с тем условием, что я сам буду «отмазывать»

водителя на постах ГАИ, когда ему будут «шить» незаконный извоз иностранных туристов.

Водитель и его напарник были из разных этнических племен и не знали суахили. С ГАИшниками, как и между собой, они разговаривали только на английском языке. Моего английского как раз только и хватало, чтобы объяснить полицейским, что я еду абсолютно бесплатно и подвозят меня они совершенно бескорыстно.

Малавийцы показались мне очень общительными и веселыми людьми, они сразу уяснили смысл путешествия автостопом и даже приглашали в гости, но визы их страны у меня пока не было.

В деревне Uyole грузовик сворачивал на юг, к озеру Ньяса в Малави. Попрощавшись, я забрал из кузова рюкзак, а вот плащ от дождя, который я положил отдельно для просушки, так и уехал в Малави. Что ж, если виза туда стоит 70 долларов, пусть хоть мой плащ побывает в такой экзотической стране, где нет даже российского посольства!

На развилке дорог у Uyole — очередной деревенский рынок. Здесь продают, в основном то, что вырастили сами.

Автобусы атакуют стайки подростков, предлагая за 150 шиллингов четыре банана. Мне, конечно, сначала назвали 250, но даже это было дешевле, чем 700 в Даре. Я отошел с дороги, за ближайшими магазинами оказались торговые ряды, где кучки из четырех бананов предлагали уже за 100 шиллингов. В семь раз дешевле столичной цены!

Купил в мешок две кучки бананов (более килограмма) и сел на обочине дороги, высматривая машину в Замбию и разъедая бананы. Если ты думаешь, читатель, что те бананы, которые продают в подземных переходах Москвы — «настоящие бананы», то ты ошибаешься!

Такие крупные бананы с толстой кожурой в Африке считают невкусными. Их либо пускают на корм скоту, либо едят только в жареном виде. Иногда нас угощали супом из крупных длинных бананов. А вот для употребления в сыром виде продают другие сорта — маленькие, с тоненькой кожурой и такие сладкие, что сахар выступает в трещинках. Все объясняется просто — тонкошкурные бананы не могут храниться и транспортироваться далеко. А вот толстая шкура зеленых бананов из Эквадора позволяет им приехать морем в Финляндию, оттуда перегрузиться на фуры-холодильники и только потом пожелтеть на складах Подмосковья. И только редкий посетитель экваториальной Африки, может насладиться настоящим банановым вкусом, сидя на рюкзаке у края дороги, недалеко от пересечения границ сразу трех государств:

Танзании, Замбии и Малави.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

Пока я размышлял о судьбах бананов, на Малави поворачивает громадный сверкающий грузовик «Вольво». В кабине я вижу мелькание знакомых желтых маек «TRAVEL-RU». Это догнали меня Кирилл и Андрей. Подбегаю к кабине и сообщаю им стоимость бананов.

Покупаем на троих еще три кучки.

Неожиданно Андрей вылезает из торговой толпы с клочком газеты в руках. Возбужденно демонстрирует нам добычу: всего за 50 шиллингов ему продали, (о чудо!) это похоже на круглый бородинский хлеб! Пробуем на вкус — конечно не как в Москве, но и далеко не те надоевшие пшеничные хлеба, которые мы употребляем уже много месяцев. Ведь от самого Ростова-на-Дону и дальше на юг, нигде не пекут привычный нам ржаной «черный» хлеб. И только Малави (счастливая страна!) оказалась приятным исключением. Может поэтому для русских виза 70 баксов и стоит?!

Купили по три черных хлеба, попили чай в кафе и расстались. Андрей и Кирилл поехали на юг, к границе Малави, чтобы выяснить, сколько стоит виза страны «прямо на границе». Я поспешил на запад, но из-за того, что автостоп в приграничных областях вечером ухудшается, в темноте оказался только возле города Mbeya.

Автостопом через Африку Глава 33-я.

Толстенький мужичок охотно предложил подвезти на своей машине, неизвестной мне доселе марки «Samuia», до какой-то деревни, на пол пути до границы. Но вписку, к сожалению, не предложил.

Опять собирается дождь, поэтому палатку я поставил на крыльце сельской школы.

В семь утра разбудил дети — поспешил на трассу. До пограничного поселка Tundoma ехал в кузове с весьма экзотичной компанией: четыре канистры с маслом, две корзины с бананами, три корзины с помидорами и три наряженные в пестрые платья тетки. При этом водитель еще не отказался подобрать местных автостопщиков, поимев, кажется 300 шиллингов за подвоз двух танзанийцев на последние пять танзанийских километров.

А если бы я ездил «только за деньги» — сколько бы ушло от самой Москвы?

Возле границы было очень мало еды и много менял. Курс 1000 tz. sh. на 3 замбийские квача. За один доллар предлагают 3000 квача. Но я хотел потратить оставшиеся деньги на еду, ибо в Замбии обещали подорожание продуктов, а значит и ужинов. В ранний час было открыто всего одно кафе, где произошел такой случай: Я знал английский намного хуже продавца.

Захотел жареной курицы. Заказываю «chicken», показывая в меню, написанное мелом на черной доске. Удобно тем, что продавец не будет пытаться завысить цену — покупаешь по тем же расценкам, что и местные жители. Но этот продавец стал у меня еще что-то просить про курицу, какое-то уточнение. Я недоуменно слушаю, но не понимаю.

Видя мое замешательство, мужчина-повар вывел в центр кафе молодую женщину- официантку и показывает ножом сначала на ее грудь, а потом на бедра. «Какую часть курицы ты хочешь? Отсюда, или отсюда?» — Расшифровал я наконец его вопрос! Все остальные посетители в кафе весело смеются, а официантка даже не обиделась на мужчин, и вскоре принесла мне горячие «куриные бедра» и холодную «фанту».

Удивительное влияние оказывает граница на советского человека, впервые пересекающего ее. Я вспоминаю свою первую таможню, турецкую. Все для меня было знакомо только по рассказам товарищей, все пугало чуждостью и неизвестностью. Я нервно оглядывался назад, на просторы бывшего СССР, где люди еще говорили по-русски, на «родную» Грузию. Тогда даже грузинские таможенники видели мое волнение, пытались меня надуть и выманить как можно больше долларов.

И вот, сегодня вхожу в страну, где еще не бывал никто из моих товарищей. На этот раз чувствую себя настоящим «первооткрывателем» страны, «неведомой» Замбии. С какими же эмоциями в душе встречаю девятую в моей жизни границу?

… так, я русский путешественник. Еду в Лусаку, да, вот моя виза. Какая квитанция? Об уплате консульского сбора? Зачем? Ну, надо — значит надо. Вот она завалялась. Давайте поживее штамп мне въездной ставьте… где буду жить? Да в посольстве, где же еще … так и записываю «embassy of Russia», довольны?! Что, тебе еще и рюкзак открывать? Что тебя там интересует? Какой «медикал»?! Лекарства что ли? Вот, пожалуйста, смотри мою аптечку. Только все равно ничего не поймешь, на них все по-русски написано. Досмотр окончен? ОК. Счастливо!

25 минут на две таможни — неплохой результат.

Автостопом через Африку Глава 33-я.Автостопом через Африку Глава 33-я.

Глава 34-я

Первая тысяча замбийских километров. — Первая ночь в Замбии.

— Первые знакомства в Лусаке. — Дальнейшая судьба восходителей на Килиманджаро.

— В храме у Сикхов.

11-00, 24-го ноября 2000-го года, я зашагал пешком по земле Замбии. Интересно, как здесь с автостопом?

Через два километра меня нагоняет «тойота»-пикап с брезентовым кузовом. Уже везет четырех англо-разговорчивых пассажиров. Можно по дороге? ОК. Залезаю в кузов.

Дорога замечательного качества, скорость больше ста — никто не обгоняет, нет и встречных машин. По сторонам — бесконечный континентальный лес из колючих деревьев с плоской кроной на одинаковой высоте. Иногда переезжаем по высокому мосту ручей в глубоко скалистой лощине. Национальных парков нет, а значит нет и следа зверей — больше смотреть нечего, пытаюсь спать на рюкзаке.

Автостопом через Африку Глава 34-я.

Первая замбийская деревня Isok в стороне от дороги, но мы заезжаем заправиться и отдохнуть. На центральной улице одноэтажные прямоугольные коробки каменных домов, покрашенных краской. Электричество, водопровод. Никаких «ю-юкал» — дети продолжают гонять мяч и не обращают не меня почти никакого внимания — хорошие признаки.

Куда же едет эта машина? Начинаю осторожно выяснять у пассажиров их пункт назначения, говорят, что высадят меня в деревне Kaprivi Mposhi — Вот эта да! Это в 1015-ти километрах от границы с Танзанией! Несомненно, это мой самый длинный подвоз на всем африканском континенте. Если бы дело было в Эфиопии, то путь занял бы дней пять (не считая поломок), а по такой дороге можно еще засветло успеть. Когда остановились долить масла в мотор, водитель объяснил, что он возвращается домой в город Ndola на севере страны, только поэтому он не сможет подвезти меня оставшиеся 140 километров до столицы.

Автостопом через Африку Глава 34-я.

Когда в маленькой деревушке угощали обедом из вкусно отваренного мяса и булок, я узнал причину такого моего сегодняшнего «везения»: в родном городе у водителя, год назад, тяжело заболела жена. Русский доктор в госпитале спас ее от смерти, и теперь вся семья очень благодарна ему (а так же всему СССР) за то, что мы присылали в Африку таких замечательных докторов. Надо будет навестить героического земляка и пообщаться, водитель утверждает, что этот доктор живет в Ндоле уже больше 20-ти лет.

В 21–45 распрощался с этой дальноездящей машиной. Мне подарили еще и бутылку воды и две пачки печенья.

Голова раскалывалась от долгой езды в кузове, даже аппетита совсем нет — нужно срочно отоспаться. «Ну, если здесь такие замечательные водители, то вписку я найду без проблем» — рассуждал я самоуверенно, надеясь на то, что и остальные замбийцы будут подобны водителю из Ндолы.

Огнями светится огромный, но одноэтажный HOTEL. Это даже не гостиница, а скорее большой «караван-сарай» с вместительной стоянкой, большим садом и несколькими спальными корпусами — дверь каждого номера выходит в сад, вместо коридоров — открытые веранды. Из ресторана доноситься громкая африканская музыка. Охранник, «сама любезность», проводил меня к стойке администратора. Я попросил разрешения поставить палатку в каком-нибудь дальнем углу территории, но сколько не рассказывал о методах и дальности своего путешествия, дешевле чем за 25 000 квача мне ночевать не разрешили. Я сообщил, что за восемь долларов можно снять комнату в более дешевой гостинице, и спать в комнате с накомарником, а не в палатке. Распрощался с «хотелем» и пошел по ночной деревне на юг.

Вскоре меня догнал «хелпер» — местный житель, вызвавшийся помочь в решении моих проблем. Но к себе домой не повел, а познакомил с двумя охранниками, охраняющих какой-то склад. Охранники открыли мне пустую комнату в одном из новых зданий. Я обрадовался и уже укладывался в палатку, когда охранники пришли снова. Без стыда и совести они стали просить у меня «хоть что-нибудь, хоть сколько-нибудь денег» в «благодарность» за ночлег. Но, поскольку, еще при хелпере, им было сказано, что денег на ночлег у меня нет, то идти на уступки я не собирался. Охранники не выгоняли меня, но и не давали спать — все стояли в дверях и просили то, что в Египте называют словом «бакшиш». В конце концов, я разозлился, собрал палатку и ушел от придурковатых ночных вымогателей.

Через два километра, за деревней, нашел сухой овраг и поставил платку. После целого дня езды в кузове так хотелось спать, что заснул даже на камнях. К счастью, дождя в эту ночь не было.

Утром простоял на трассе целый час, и за это время прошло всего две машины, которые показали жестами, что скоро сворачивают. Наконец появилась третья машина, шикарная «Мазда» с кондиционером. Два богатых замбийца остановились сами, прежде, чем я успел поднять руку. «До Лусаки довезем, но по пути нам нужно заехать за сыном в Кабве. Согласен?»

Так я попал в второй по величине город Замбии. На улицах Kabwe довольно оживленное движение машин. Современная реклама, шикарные по африканским меркам магазины, рекламные щиты с освещением, подобно московским. Школа находилась на задворках магазинов. Но меня оставили в машине, и рассмотреть удалось только ворота с табличкой.

Заехали в кафе на трассе — вагончик-кухня и пластиковые столики под открытым небом.

Цены в меню меня неприятно удивили (хотя ведь и предупреждали!): хотдог — 3000, чипсы — 3000, чай — 2000 квача. Чай за полдоллара я не пил еще ни разу в жизни! Оставалось утешать себя тем, что, судя по ассортименту, это кафе явно рассчитано не на местную публику. У нас в России «на трассе» тоже вся еда дорога.

В 11 часов высадили на центральной улице Лусаки, которая почему-то носила название Каирская дорога — «Cairo road». В столице Замбии эта улица была подобна Новому Арбату в Москве — многочисленные небоскребы в 20–30 этажей, впрочем, были заселены только наполовину. Жилых домов здесь не было совсем — кругом банки, дорогие магазины, салоны и офисы зарубежных фирм. В дорогие кафе на этой улице можно было даже не заходить, чтобы поберечь нервы. В толпе прохожих иногда попадались белые туристы, в коротких шортах и белых панамах. Знаменитые пробковые шлемы уже вышли из моды. В поисках интернет и карты города, я зашел в ближайшую турфирму. Но интернета у них не было, карты тоже, зато мне с удовольствием подсказали как найти «российский культурный центр».

Оказалось, что в Лусаке очень легко ориентироваться по этой Каирской улице (точнее было бы назвать ее бульваром, так как посредине имеются два ряда деревьев со скамейками).

Автостопом через Африку Глава 34-я.

Направление этой автомагистрали — север-юг. В северном конце фонтан с сидящим на скале бронзовым орлом (символ Замбии). Далее на север — дорога в Танзанию, на право — в Малави и Мозамбик. На южной оконечности — тоже фонтан с орлом-памятником, дальше на юг дорога на водопад Виктория, в город Ливингстон.

Автостопом через Африку Глава 34-я.

Вдоль всей центральной улицы с небоскребами идет железная дорога, забитая товарными вагонами. Через нее всего три автомоста. Два из них начинаются от орлов-фонтанов, третий у главпочтамта. Город строго разделен небоскребами на две части. Все что за восток от железной дороги — правительственные и посольские кварталы, дома богатых и белых мистеров. На восточной окраине — университетский городок. На запад от Каиро-роад картина меняется. Две параллельные ей улицы носят чисто торговую функцию — магазины, склады, крупные и мелкие лавочки. Дальше на запад тянуться бесконечные хижины бедняков. Ближе к центру, на улице Независимости, находиться российский культурный центр. Рекламный щит на тротуаре приглашал посетить кафе и воспользоваться самым дешевым в Лусаке ксероксом — всего за 100 квача. В кафе о России напоминали только советские красочные фотографии на стенах.

Лестница ведет на второй этаж РКЦ, где находится библиотека. На витринах лежат русские газеты, которые я еще в начале сентября прочитал в Каире. Больше никаких проявлений культуры в РКЦ не было. Библиотекарем работал молодой человек, выпускник астраханского рыбопромышленного института. Он был рад хотя бы поговорить по-русски:

— О! Я так тоскую по России. Как восемь лет назад уехал — так ни разу не был.

— Счастливчик. Тебе повезло, что ты не видел, что у нас творилось последние восемь лет.

— Я читаю газеты!

— А я не советую тебе их читать. Поверь, большинство газет пишут далеко не то, что происходит на самом деле.

— Ты прав. К сожалению, в наших газетах тоже безобразие твориться…

— Вот видишь. Получается, что по «уровню правды в газетах», мы недалеко ушли от вашей страны… но у нас хоть интернет есть! Кстати, здесь есть интернет?

— Только в нескольких салонах на Каиро-роад. Могу написать адрес…

— Не стоит. Сам найду. А русские люди здесь есть? (О.Бендер: «Наши в городе есть?») — Да, около десятка семей, не считая посольских.

— А в РКЦ кто-нибудь бывает?

— Редко. Только друзья директора.

— А где сам директор?

— Сейчас позвоню ему и сообщу про тебя, он обрадуется. Все-таки путешественник из России!

Приятная особенность: в Замбии, все входящие звонки на мобильный телефон — бесплатные для владельца и умеренно платные для звонящего. Владислав Петрович Живулин приехал уже через шесть минут. В этот день он встретил меня очень радушно, отвел в свой кабинет и долго подробно расспрашивал о нашем путешествии, о проблемах с визой ЮАР.

— И что же вы теперь будете делать? Каковы ваши планы?

— Сейчас мы разъедемся по разным странам Африки и будем в каждой столице беседовать с консулом ЮАР. Если хоть в какой-то стране консул согласиться дать нам визу, то об этом сообщат в интернет и тогда все оперативно приезжают в эту страну. Дороги здесь хорошие — автостопом от океана до океана можно за три дня доехать. А вот перебраться через океан мы можем только из Кейптауна. Да и посольства южноамериканские есть только в ЮАР.

— А где ты хочешь остановиться? — Задал директор, наконец-то, самый насущный сейчас вопрос.

— Ну, пока еще не знаю. Кстати, в Танзании мы жили в гостях у вашего коллеги, Рифат Кадырович просил передать Вам большой привет.

— Странно. Он ничего не сообщал мне по электронной почте.

— Это оттого, наверное, что я очень быстро доехал. Всего за три дня от Дар-эс-Салама.

Я предположил, что если Владислав Петрович свяжется с Рифатом Кадыровичем, то его гостеприимство ослабеет, когда он узнает что трое наших задержаны полицией на Килиманджаро, да и засиделись мы в РКЦ Дара дольше всех приличий… Но пока директор еще не знал о нашей многочисленности и других вредных свойствах, и был полон решимости найти вписку.

— Ты обязательно должен встретиться с нашим консулом.

— Э-э… Мне не очень-то хотелось бы появляться в посольстве. У нас были трения с нашим консульством в Эфиопии… поэтому… Консул нам может еще понадобиться, если ЮАР попросит какие-либо рекомендательные письма.

— Нет-нет! Наш консул — замечательный человек. Я уже позвонил ему из машины и он очень хочет тебя видеть. Поехали прямо сейчас.

— Ну раз так, то поехали…

— К тому же, как видишь, в нашем РКЦ совершенно нет таких роскошных мест для гостей, как у Рифата Кадыровича. Ну, не в библиотеке же ты будешь спать?! А консул обязательно что-нибудь придумает!

Отвезли на машине прямо к консулу домой. Александр Владимирович, очень приятный молодой человек, около тридцати лет возрастом. Один из самых молодых консулов в нашем МИДе. Сам он из Йошкар-Олы, а супруга из Нижнего Новгорода. За семейным обедом снова подробно рассказывал о наших делах. К сожалению, консул в стране всего второй год и еще не очень осведомлен в визовых вопросах, а так же он мало знал о ситуации в Анголе, Заире и Намибии.

— Здесь, в Лусаке, живет очень полезный для тебя человек, Жуков Юрий Иванович. Тебе обязательно надо с ним увидится.

— Чем же он так полезен и где его найти?

— Жуков много лет был здесь консулом. Потом уволился из МИДа и открыл в Лусаке фирму по грузовым перевозкам. Его грузовики ездят по всем странам Африки, вплоть до Анголы и Конго. Вот он лучше всех и расскажет вам о визах, дорогах и военной ситуации…

— Замечательно! Как мне его найти?

— К сожалению, он уже недели две в командировке. Я сейчас позвоню его жене, Елене, если она согласиться — поедешь прямо к ним. У них всегда полон дом гостей…

Едем через мост в северо-восточный район города KALUNDU. Здесь шикарные дома в типично американском стиле — у многих ворот переговорное устройство на уровне окна машины. Тротуаров нет — никто пешком и не ходит. На заборах много рядов колючей проволоки, грозные надписи «ОПАСНО — ВЫСОКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ». Для неграмотных воров даже картинки: человек перелезает через забор и бьется под током, коснувшись провода.

На воротах дома Жуковых тоже «устрашающая» табличка «Дом охраняется охранной фирмой такой-то». Мы сигналим, гремит замок. Я жду, когда из ворот появится вооруженный черный амбал, а вместо этого половинку ворот открывает маленькая белая девочка семи лет с щеночком в руках. («А где бабуля? — Я за нее!») — Здравствуй Женя. Мама дома? — Спрашивает Владислав Петрович.

— Она с гостями. Проходите.

— Меня зовут Григорий. А где же охранник? — Показываю надпись на воротах и пустующую будку сторожа.

— А мы его сегодня домой отпустили. У него дочка заболела. — Отвечает девочка и бежит в дом.

Автостопом через Африку Глава 34-я.Автостопом через Африку Глава 34-я.

Просторный дом Жуковых очень часто принимает гостей из разных стран. Сегодня, например, гостят их партнеры по бизнесу. Но из автостопщиков я первый. Елена отвела в пустующую комнату с кроватью и показала ближайшую ванну.

За общим ужином я, уже в третий раз за сегодняшний день, рассказываю на русском языке нашу историю. Елена переводит на английский для гостей.

Вечером не мог заснуть до двух часов ночи. Потом догадался расстелить на полу коврик и сразу заснул, как только перелег с кровати на пол. За долгие месяцы путешествий уже отвык спать на мягкой перине — на жестком полу привычнее.

«Скоро буду совсем как Маугли, одичаю!» — размышлял я засыпая.

В доме Жуковых был компьютер, но не было «немобильного» телефона и интернет.

Сходил пешком в университет и скопировал все пришедшие сообщения на дискету. Новости такие:

Когда Кротов приехал в Моши, то первый же встречный житель сказал, что наших друзей вчера отпустили. Их пленение стало таким же значительным событием в городе, как и наше заточение в Лалибеле Эфиопии. Полицейские пытались инкриминировать троим мудрецам нелегально восхождение на Килиманджаро и огромный штраф в долларах. Но доказательств у них не было — пленки и фотоаппараты уехали в Дар, вместе с «не пойманным» Олегом Костенко. Все допросы следователя сводились к следующему:

— Вы нелегально ходили на вершину. Это серьезное преступление.

— Да что Вы! Как можно?! Мы просто гуляли по лесу, был дождь, мы заблудились и случайно зашли на территорию национального парка!

— Нет. Вы были на вершине.

— Кто нас видел там? Какие доказательства?

— У вас носы обгорели…

— Это несерьезно. Носы могли и внизу обгореть. Мы половину Африки проехали с этими носами.

Назначили заседание суда. Но по дороге в суд, все трое подсудимых вдруг дружно забыли английский язык и только требовали консула и переводчика. Судье положили на стол протоколы допроса, под которыми были подписи «По-английски не понимаю». Дело развалилось за отсутствием доказательств, и уже на третий день всех освободили.

Вернувшись в Дар, все еще раз съездили в посольство ЮАР, но ничего хорошего, кроме бумаг с отказом не получили.

Кротов, Шарлаев и Костенко выехали в Замбию, завтра я встречаю их на главпочтамте.

Сенов и Лекай живут в сикхском храме и планируют ехать в Мозамбик. Мамонов и Степанов проникли-таки в Малави, в тамошнем ЮАРском посольстве у них взяли анкеты бесплатно, ответы обещали прислать в Лусаку, они тоже будут на стрелке. Учитывая, что через три дня приедет Юрий Жуков и здешний российский консул обещает нам всяческую помощь, дела наши не так уж плохи.

27-го ноября первая же машина привезла меня к трехэтажному синему зданию, с табличкой «General Post Office of Lusaka» Пока перехожу улицу, прямо на моих глазах из машины вылезает Антон Кротов. Получаем письма «до востребования» и едем на вписку к Жуковым.

Дома нет никого, кроме прислуги. Засовываем спальники и грязные одежды Кротова в стиральную машину, и пишем на русском компьютере письма.

В 17 часов приезжает Елена и сообщает, что ей на мобильник позвонил консул и что мы срочно должные ехать в посольство, где консул, якобы, организовал новую вписку. Учитывая, что завтра хозяин дома возвращается с друзьями, новая вписка будет очень своевременна.

Американские туристы на «Лендровере» довезли нас до своего посольства, а там мы, несмотря на дождь, пешком пошли искать российское. Людей на улицах нет — не будешь же спрашивать проезжающие машины? Все посольства сосредоточенны, в так называемом, «дипломатическом треугольнике» и улицы в нем довольно запутанны. Кругом десятки различных посольств, но вот видим на деревьями возвышается массивное здание, на крыше которого совершенно неимоверное количество различных антенн, локаторов и разных секретных проводов. «Это хозяйство может принадлежать только КГБ» — решили мы и не ошиблись, на железном заборе, за стеклом, красочные афиши, показывающие, что мы «…не только делаем ракеты, и перекрыли Енисей, но также в области балета, мы впереди планеты всей». (Ю. Визбор) Пьем чай в кабинете консула, разглядывая подробную карту города не стене. Александр Владимирович несколько удивлен нашим вечерним появлением:

— Мне действительно позвонил на мобильник Жуков и просил освободить гостевые комнаты в его доме, так как он едет с пятью друзьями. А я только передал его просьбу Елене.

— Странно, а она сказала, что Вы нашли для нас вписку в посольстве.

— Нет. К сожалению, посол против вашего пребывания на территории посольства. Я уже говорил с ним.

— Что причиной сему?

— Посол передал мне служебное письмо. Его разослали во все страны по вашему маршруту из нашего посольства в Эфиопии.

— Я так и знал! Вот так дела. И можно мне глянуть, что там про нас написал наш «лучший друг кенийского посла»?

— К сожалению, показать вам письмо я не имею права. Но теперь вы знаете, что в какой бы стране вы не появились, у местного посла уже есть на вас весьма нелестные характеристики…

— Может нам надо в МИД пожаловаться на то, что эфиопский посол ставит палки в колеса нашей экспедиции?

— Жаловаться уже поздно. А вот то, что вы не сходили в МИД до старта экспедиции — это ваша ошибка. Если бы вы предупредили МИД, то он бы послал во все посольства другую бумагу, с более полезным содержанием. И уже тогда вас ждала бы дипломатическая поддержка во всех посольствах РФ.

— Ладно. Теперь остается только смириться. Так значит, новой вписки для нас пока нет?

— Сожалею. Я могу только отвезти вас в самую дешевую гостиницу, примерно 20 долларов ночь.

— Нет уж. На такие деньги мы месяц живем. Лучше отвезите нас тогда в местных сикхский храм.

— Здесь есть сикхский храм? Я за два года ни разу не слышал! Это очень интересно, я ведь до Замбии, в нашем посольстве в Индии несколько лет работал.

— Вот и отлично. Мы там впишемся со всеми удобствами, а Вы узнаете его нахождение на будущее — вдруг еще пригодиться.

— Поехали!

Храм находился на окраине города, в двадцати минутах ходьбы от дома Жуковых.

Длиннобородый монах с мечом на поясе открыл нам гостевую комнату для двух человек и просил ознакомиться с правилами проживания на внутренней стороне двери. Большинство их нам уже знакомо: «Не приносить мясо и алкоголь, не курить и не дебоширить, соблюдать противопожарную безопасность… можно жить три дня бесплатно, а если других желающих нет — то и дольше. На время проживания вносится залог 10 долларов с человека. (Очень мудрое решение, чтобы отвадить бомжей не имеющих даже такой суммы денег). Еда бесплатна два раза в день. При выписке, желающие могут оставить посильное пожертвование в пользу храма»

При храме есть душ, прачечная, кухня и телефон. Нас вписали «в гостевую книгу». На ночь монах зашел к нам пожелать спокойной ночи в очень интересном виде: шлепанцы, арабские белые штаны, майка, чалма. С одного боку висел сикхский ритуальный кинжал в ножнах через плечо, на другом боку — мобильный телефон.

На следующий день мы отправляли письма, снимали деньги с карточки через банкомат, проявляли пленки, посещали посольства России, Конго, Анголы, Ботсваны и Зимбабве.

Автостопом через Африку Глава 34-я.

Вернулись в храм уже в сумерках, вместо пожертвования подарили сикхам килограмм риса и килограмм сахара.

Автостопом через Африку Глава 34-я.

Глава 35-я

Поездка на север Замбии. — О пользе церкви.

— Отступление о «научном питании». — «Научная вписка» в Китве.

— Опять по церквям. — В гостях у богатой замбийской семьи.

29-го ноября 2000 г. Григорий Лапшин и Антон Кротов побывали в гостях у корреспондента ИТА- ТАСС. Шведов Владимир Юрьевич принимал нас у себя дома, со своей красавицей-женой Юлей и доброй собакой. Кроме подробных опросов, нам достался еще и вкусный домашний ужин и русскоязычный интернет.

Спасибо Владимиру Юрьевичу, Юле а так же вообще всем русским людям, помогавшим нам в дальних странах. Если вдруг Вы не получили от меня эту книгу, сообщите об этом через интернет и мы обязательно найдем способ переправить ее Вам.

Решили с Кротовым съездить в северные города, навестить русских врачей в Ндоле и узнать о работе пограничных переходов в Конго. По слухам, там происходили всякие безобразия с партизанами, а точной информации ни у кого в Лусаке не было.

Когда выписывались из храма, хитрый монах хотел прибрать к рукам наши 20 долларов, в виде «пожертвования». Но мы его пристыдили и деньги вернули.

От выезда из города нас забрал в свое чрево грузовик с мешками сахара. В фургоне не было задней стенки и мы могли фотографировать Замбию, сидя на сахаре. Но грузовик имел одно неприятное свойство — через каждые десять минут у него начинала гореть покрышка заднего колеса. Неисправность была неустранима, и каждый раз, когда едкий черный дым заполнял кузов, пассажиры стучали водителю, брали ведром воду из ближайшей лужи и заливали пожар.

После этого ехали дальше до следующего возгорания. Во время очередного пожара прогорела камера и грузовик встал посреди леса на неопределенное время. От нашей помощи водитель отказался, мы отошли на 100 метров и стали ловить новую машину на север.

Неожиданно остановился инкассаторский броневик. Сбоку открылась дверца и оттуда высыпало пятеро полицейских с бейсбольными битами(!) в руках. «Решили что мы террористыграбители и сейчас будут карать!» — мелькнула у нас догадка. Но полицейские только хотели предложить нам подвоз. Вот это да — в банковском сейфе еще никто из нас не ездил!

Стульев для нас не хватило и пришлось сесть на железные ящики с деньгами. Ящики были приварены к полу, заперты на замок и опломбированы. Так что унести их можно только вместе с грузовиком и полицейскими. Мы рассматривали внутренности кузова-сейфа, кнопки сигнализации, бронированные стекла и бойницы для отстреливания нападающих.

Через 20 километров грузовик-сейф остановился на банановом рынке и … попросил с нас плату за проезд. «Ребята, да вы что!? На деньгах ездите и еще таксизмом зарабатываете?! Да это вы нам денег должны дать — у вас их, вон, сто килограммов!» — Отшутились мы и покинули грузовик. Полицейские обиженно залезли внутрь и укатили.

В следующей машине, которую мы застопили, за рулем сидел сам Шведов, рядом его жена и собака. Оказывается, они тоже решили, «глядя на нас», попутешествовать, но уже через пять километров куда-то сворачивали. Посмеялись неожиданной встрече и передали привет ИТАТАССу.

В следующей машине нас подвозил большой любитель грибов. Но собирать грибы ему было не нужно. Туземцы сами собирали в окрестных лесах обильные после дождей грибы, и выносили их на продажу к трассе. Вдоль дороги стояли подростки и протягивали в руке самый красивый гриб. Остальные висели у них на плече, надетые на длинный и гибкий прутик.

Водитель торговался с каждым грибником, но и тех денег, которые получали подростки им хватало, чтобы несколько дней кормить семью. По крайней мере, так заверял нас водитель.

Многие люди спрашивают нас, какую религию мы исповедуем. Кротов с чистой совестью говорит что он православный христианин. Я же, поддакиваю только потому, что не хочу пускаться в пространственные суждения на малопонятном языке. Но после путешествия по арабским странам, мы настолько прониклись уважением и благодарностью к мусульманам, что завидев теперь где-либо купол мечети, или просто цитату из Корана на стене арабской лавки, мы говорим друг другу: «Смотри, там наши Братья по Вере!»

Что же касается экваториальной Африки, то здесь сотни конфессий и религий боролись за отлучение местного населения от язычества. Мое мнение таково, что лучше всего было бы оставить африканским племенам их местные культы и верования, ибо они лучше всего подходят для конкретных людей в конкретной деревне. Можно сказать, что они выработались в процессе своеобразной «эволюции религий» путем естественного отбора. Но западные проповедники не верили в эволюцию (да и сейчас не верят!), и считают, что лучше всего обратить «язычников» в ту церковь, которая дает им (проповедникам) на эти цели деньги. Если в Кении и Танзании еще видно было влияние мусульманской и индийской культуры, то в странах центральной и южной Африки, католики сделали все возможное, чтобы прибрать души (а заодно и земли и прочие богатства) к своим рукам. Во многих случаях это удалось настолько, что даже после десятилетий независимости, местные власти терпят в своей стране белых проповедников.

Например, в Лусаке можно встретить сразу несколько церквей на одной улице. Все они, зачастую, принадлежат «конкурирующим фирмам», т. е. до сих пор идет борьба за души и тощие кошельки прихожан. (Кстати, примерно тоже происходит сейчас в России.) Храмы, миссии, приходы в домах, молельные сараи и просто алтари под открытым небом попадались нам намного чаще, чем школы и учреждения медицины. Чаще всего церковь полна черных прихожан, а пастор — единственный среди них белый человек.

Что же касается нас, то мы разделяли все эти конфессии только с точки зрения пользы для вольного путешественника. Ведь в каждой священной книге непременно присутствуют золотые слова о том, что нужно помогать ближнему, делиться со страждущим, пускать на ночлег путников и подкармливать путешественников. Этот «пунктик» церковники вписали, конечно, не для нас, а «под себя», ибо во времена оные, сами проповедники путешествовали методами аналогичными. Теперь же, Антону Кротову, как мне кажется, доставляло большое наслаждение уличить очередного проповедника в неисполнении этих заповедей, или, в случае успеха, воспользоваться «чем Бог послал».

Вот и в городе Kabve Антон предложил обратиться в ближайший храм, а если там не получиться, всегда можно пойти в следующий — от ворот каждого храма видны два-три «конкурента».

В первой от центра городе церкви служба закончилась и пастора уже не было. Несколько прихожан вызвалось проводить нас к священнику домой. Совершив сей правильный поступок они существенно помогли нам, ибо пастор вряд ли откажет в помощи путешественникам, на глазах у своей паствы.

Дом священнослужителя был огромен и шикарен. Имелся даже 25-ти метровый бассейн.

Новенький мотоцикл «Харлей» стоял на паркетном полу в холле. Когда Кротов завел свои длинные речи о нашем пути, прибедняться хозяевам было уже бессмысленно. Пастор позвал прислугу, нам организовали душ, комнату для ночлега и ужин. Комната, конечно, была самая убогая. Мотоцикл ночевал куда лучше. Но, уж раз такую комнату нам «Бог послал», значит поставим от комаров палатку прямо на полу и ляжем спать. Впрочем, мы уже давно привыкли к своим коврикам и спальникам настолько, что ни на что их не променяли бы.

Автостопом через Африку Глава 35-я.

Утром пастор разделил с нами завтрак, и довез на своей машине до церкви. Загород решили дойти пешком, но пройдя пять километров так и не увидели выезда из города — с одной стороны дороги тянулись фермы и фабрики, с другой — глиняные дома местных жителей.

Выбрали позицию в тени дерева и только через два часа уехали на желтенькой машине электриков «хоть куда-нибудь за город». А уже на следующей позиции, почти сразу взяли быструю «Тойоту» в Kitwe.

Многие люди теперь задают нам вопрос: «А как же вы там питались? Ведь даже если покупать самую дешевую еду, то за полгода кучу денег нужно потратить!»

Настало время более подробно остановиться на нашем «научном питании». Кстати, внимательный читатель уже понял, надеюсь, что когда в АВП употребляется термин «наука»

(«Научная еда», «научный метод», «научный ночлег»), здесь имеется в виду «наука» — как совокупность знаний о том, как находить различные блага с минимальными затратами ресурсов, доставляя при этом радость и себе и окружающим. Так, например, «научное путешествие без денег» отличается от бродяжничества наличием Цели.

До Эфиопии проблемы питания у нас почти не возникало. Скажу даже больше: некоторые особо экономные участники нашей экспедиции, первые свои деньги обменяли только в Кении, но пусть об этом они сами Вам поведают, ибо «рекордная экономия денег» не является целью Вольного Путешествия. Итак, в арабских странах можно было запросто экономить на магазинах — даже если тебя «забыли» покормить завтраком, то уж с заходом солнца обязательно попадешь на угощение, а то и не один раз. Таковы уж мусульманские обычия — путешественник должен быть накормлен, вписан… только такими правильными поступками «в этом мире» можно заработать попадание, после смерти, «в Лучший мир».

В Эфиопии «православные» не спешили одаривать нас гостеприимством, а чаще наоборот, выпрашивали у нас денежку, и даже в православные храмы бесплатно не пускали. Конечно, в такой стране трудно рассчитывать на ежедневное угощение — такая удача случалась не часто, да и эфиопская еда не всегда приходилась нам по вкусу. Поэтому, мы обзавелись в городе Гондар пятилитровым котелком и покупали в лавках или на рынке дешевые продукты на свои деньги.

Готовить еду «по-эфиопски» — значит не меньше часа раздувать слабо тлеющие древесные угли. Гораздо проще разжечь костер и сварить, последовательно, сначала картошку или макароны, или крупу, в потом целое ведро чая. Если же кто-то из нас отделялся в Эфиопии от общей группы, то у каждого был маленький котелок, для полного самообслуживания.

В Кении и Танзании всегда можно было, при помощи расспросов местных англо- говорящих людей, найти дешевый трактир с низкими ценами «для черных и от черных».

Конечно, пудинг из пресно вареной кукурузной муки, не каждому кажется «пределом мечтаний», но любой желающий мог потратить еще 1–2 доллара и купить курицу, мясо-рыбу.

На улицах Танзании, как я уже отмечал, очень дешевы шашлыки и картофельные чипсы. Еще отметим, что богатые и образованные люди, часто угощали нас «из вежливости», или из уважения к нашему Дальнему Пути, даже не интересуясь нашем вероисповеданием.

Автостопом через Африку Глава 35-я.

В городах Замбии, на центральной улице появились супермаркеты сети «SHOPRAITE».

(Произноситься как «шопрАйт») Каждый день, на наружной стене супермаркета вывешивалось большое объявление, заманивающее покупателей: «Сегодня макароны стоят столько-то»

«Йогурт такой-то сегодня стоит столько-то». И так по одному товару из каждого отдела, ежедневно продавалось с 50-ти, а то и с 70-ти процентной скидкой. Очень мудрый и полезный шаг! Супермаркет огромен — десятки тысяч видов товара, от булочек до автопокрышек.

Человек заезжает в магазин купить консервированной фасоли, которая продается сегодня по три банки на два доллара, а заодно наполняет корзину и другими покупками. В другой день макароны стоят на доллар 1,5 килограмма. Но не будешь же есть пустые макароны? Значит, возрастут продажи кетчупов, консервов, соусов… Строжайший компьютерный учет позволяет вычислить по минутам, часам, дням и месяцам покупательский спрос на каждый товар. Значит, магазин может позволить себе продавать один из залежалых товаров в убыток, покрывая это прибылью от продаж других продуктов. Это систему придумали не в Африке, но ни о чем подобном у нас я пока даже не слыхал.

В «Шопрайте» есть и отдел готовых блюд. Вы указываете на кусок печеной курицы, вам добавляют в нее картошку, рис или макароны. По Вашему желанию — приправы. Все разогревается за 5 секунд и упаковывается в пластиковую герметичную тару. Еще через три секунды компьютер выплевывает чек на сумму, эквивалентную 1,5–2 долларам. Если хотите экономить еще больше, то можно покупать уцененные консервы, йогурты и напитки и питаться «в холодную» — что в африканском климате совсем не напрягает.

Еще один нюанс — в супермаркете можно расплачиваться карточками. В Замбии с карточки «Master-Card» снимается «слип» — чернильный оттиск с поверхности карточки, где все буквы и цифры выполнены выпуклыми. Вы вписываете в «слип» сумму по чеку и ставите свою подпись. К слову сказать, Сбербанк выпустил, видимо «для крутости», и электронную карточку VIZA с рельефными буквами. Сия карточка стоила в Москве всего пять долларов, а африканские кассиры не придавали значения надписи мелкими буквами «Electron used only»

Они привычно проверяли пальцем рельефность надписей и снимали «слип». Таким образом, расплачиваться можно было и совсем не имея местных денег, а подкладывать деньги на счет в московском банке могли наши «доверенные лица» дома. Комиссионные, при расчете карточками за покупки, не взимаются.

Вот и в городе Китве, мы в первую очередь нашли «Шопрайт» и купили йогуртов, горячих окороков, консервированных бобов и холодных соков в пластиковых бутылках. Горячий хлеб выпекается прямо в супермаркете, никаких «хлебовозок» мы в жарких странах не видели.

В России часто, у входа в универсам или на рынок, Вы можете увидеть бабушек, продающих жареные семечки стаканами и кулечками. У входа в супермаркет в Китве тоже сидели пожилые тетки с мешками и кулечками. Только продавали они не семечки, а сушеную саранчу. Покупатели, выходя из магазина, бросали на подстилку деньги, продавщица накладывала в кулек горсть сушеных кузнечиков и протягивала покупателю. Кузнечики тут же с хрустом употреблялись в пищу, прямо на ходу, как у нас лузгают семечки. Я сфотографировал процесс продажи так, чтобы участники не заметили этого.

Автостопом через Африку Глава 35-я.Автостопом через Африку Глава 35-я.

Дошли пешком до местного госпиталя и вскоре нашли знаменитого на всю Замбию русского врача. Но доктор оказался весьма старым и, к тому же, только сегодня вышел на работу после болезни тяжелой формой церебральной малярии. Общаться с ним было тяжело.

Он уставал по причине слабости организма, а мы с трудом понимали его речь, т. к. за двадцать лет доктор забыл русский язык, и, то и дело, незаметно для себя, переходил на английский.

К вечеру, гуляя по городу, вымокли под дождем и опять решили найти «церковную вписку по методу А. Кротова».

В большом католическом храме идет служба. Мы ждем пастора в служебном помещении.

Обстановка очень богатая, здесь явно найдется не одна комната для приезжих гостей. Наконец, из храма раздалось хоровое пение и белый пастор вышел из служебного хода к нам, и слушает рассказ Антона Кротова.

— Сожалею. Я не могу предоставить вам ночлег.

— Почему? У вас так много помещений. Ведь нам не нужно особых условий, главное — защиту от дождя и москитов.

— Церковь — не гостиница. Если я вас впишу, то завтра придут еще такие же…

— Но ведь это замечательно! Сколько богоугодных дел тогда вы сможете совершить! Ведь как сказал Иисус: «Стучите, да откроют Вам…»

— Нет-нет! Это исключено. Я не желаю больше с вами разговаривать….

И пастор быстро удалился в церковь, не желая, чтобы прихожане слышали, как он своими поступками противоречит своим недавним речам о том, что нужно помогать ближнему, делиться со страждущими и т. п. Такова сущность всех церковников мира. Пока деньги несут в церковь — поток красивых слов льется из уст священнослужителя в добрые уши прихожан. А как только нужно подтвердить слова делом, большинство проповедников старается убежать в кусты, «поджав хвосты».

Но и Антон Кротов «не лыком шит». Встав на камень посреди церковного двора, он, своим громким голосом, обращается к людям, выходящим из храма. Одетые в нарядные костюмы прихожане, только что положили свои денежки в мешок пастора и теперь, с чувством выполненного долга, спешат домой, чтобы снова совершать грехи, которые им отпустят в следующее воскресенье. И тут они слышат громкий голос бородатого белого человека:

«… Мы — русские путешественники. Мы путешествуем вокруг света без машины, без толстого кошелька, при помощи подвоза на местном транспорте. За четыре месяца мы проехали девять стран. Мы не ночуем в гостинице, не пользуемся платным транспортом. Мы путешествуем только благодаря помощи простых людей, а не правительств или политических партий. Ни в одной стране у нас не было проблем с ночлегом. Мы ночевали на крыше, в сарае, под открытым небом в горах и пустынях, в глиняных домах и соломенных хижинах, в военных складах и мельницах… везде, где люди разрешали нам проспать ночь, мы были довольны и благодарны людям. И вот, в Вашей церкви, такой богатой и большой, где полно свободных комнат… ваш пастор отказал нам в ночлеге. Вспомните, что говорил Иисус…» и дальше шли цитаты из Библии и призывы вписать нас на ночь к себе домой.

Люди, сначала останавливались и удивленно слушали, кивая головами, до того момента, когда понимали, что теперь именно им придется делать что-то реальное кроме разговоров и кивков. Тогда самые сообразительные спешили удалиться с глаз Антона, быстро вспоминая о каких-то очень важных воскресных делах. Но Антон подбегал к ним, хватал из за руку, за плечо, у одного человека он даже снял шляпу и надел на себя. Теперь он обращался не к толпе, а к конкретному человеку, которому уже труднее размазать ответственность:

— Ты — можешь приютить нас двоих на ночь?

— Ой, я не могу. У меня очень мало в доме места…

— Нам нужно всего три квадратным метра для сна.

— Нет-нет. У меня не найдется места… — И человек пытался вырваться из цепких рук Антона.

— А ты, идущий прочь от меня, ты! Неужели ты нарушишь заветы Библии и откажешь в ночлеге двум путешественникам?

— У меня большая семья и престарелые родители. Мне очень жаль…

— Эй, господин, садящийся в дорогую машину, у тебя есть место для машины, но нет места для ночлега двух человек?!

— Ой, я очень далеко живу!

— Мы проехали от дома 20 000 километров. Ты живешь дальше?

— Нет… нет, конечно ближе…

— Так отвези нас на машине, неужели тебе жалко пространства под твоей крышей?

Наконец, молодой замбиец согласился отвезти нас на ночлег. Но, он повез нас не к себе домой, а в дом своего брата, где его ждала любовница. (Ведь грехи замолены и что теперь на ночь, неужели домой к жене ехать?) А так на всякий случай будет «отмазка для жены» — возил русских путешественников. Половина прихожан были свидетелями!

Брат его жил в маленьком двухкомнатном домике-флигеле, на участке большого роскошного особняка. Приехали уже в темноте, и хозяева большого дома так и не узнали, что на их участке ночевали русские кругосветные путешественники. Для братьев и их подружек мы устроили показ фотографий, а они нам — довольно сытный ужин. После помывки молодые уехали гулять, а мы легли на гостевом диване. Вписка омрачалась только тем, что в комнате невозможно было поставить палатку, и пришлось кутаться в спальник с головой, защищаясь от малярийных комаров.

Автостопом через Африку Глава 35-я.

…А то еще подхватим церебральную малярию и тоже русский язык забудем, как старенький доктор… — Рассуждали мы, засыпая среди москитов.

Вернулись в Kapri Mposhi, в поисках дешевых фруктов. У входа на базар здесь нашли еще более экзотическое лакомство, чем сушеные кузнечики в Китве — из большой спортивной сумки продавались «стаканами» сушеные гусеницы.

«Неужели это съедобно?» — Спросили мы продавца насекомых. Вместо него ответ продемонстрировала женщина, проходящая мимо. Демонстративно для нас, она схватила несоклько гусениц и отправила их в рот, блаженно причмокнув от удовольствия. Тут уже улыбка слетела с лица продавца — этак, для показа белым мистерам, весь товар «испытатели» на халяву съедят!

У меня аппетита не возникло. Антон поднял горсть насекомых поближе к фотоаппарату и я их сфотографировал.

Купили за 1500 шиллингов самый большой арбуз. С трудом вытащили его с рынка и разлеглись на газоне того самого отеля, где с меня просили 22 тысячи за постановку палатки, десять дней назад. Арбуз оказался очень огромен даже для таких прожорливых людей как мы.

С трудом доковыряв ложками сладкую мякоть, не могли даже подняться с газона, а тем более, куда-либо идти с рюкзаками. Лежали и рассуждали о судьбах экспедиции в тени дерева до 17 часов, пока не спала жара.

Вписываться пошли в большой и старый лютеранский храм с приходской школой на территории. В принципе, дожди закончились, и нас вполне устраивала ночевка в палатке. Но чтобы не привлекать внимание ночной полиции, попросились поставить палатку позади храма.

Белый пастор долго-долго читал нашу путевую грамоту и беседовал с Кротовым, но на ужин мы его так и не развели. Впрочем, ночевать в палатке он нам разрешил, но, только после того, как позвонил в полицию.

«На Бога надейся, а сам не оплошай» — наверное, это не только русская народная пословица.

Проснулись в семь утра от колокольного звона прямо над нашими головами. Ну и побудка!

В ближайшем кафе сварили котелок чечевицы и котелок чая.

До Лусаки нас подвозил чех. Он живет в Африке уже восемь лет. За это время он забыл русский язык, который изучал еще в школе, и более того, стал расистом. Свои теории он излагал в кабине Антону, а я удобно подремал в открытом кузове пикапа. По трассе купили еще один арбуз, на этот раз за 2000 квача, съели его в сквере на центральной улицы Лусаки. Решили что все равно голодны и посетили еще одно любимое нами заведение — за доллар купили большую горячую пиццу и две бутылочки холодной «фанты»

Наконец-то мы насытились и сидим на скамеечке Каирской улицы. Тут подходят две очень опрятно одетые женщины и спрашивают о нашем отношении к Богу. У сектантов одни и те же методы, что в Замбии, что в московском метро. Это, кстати, говорит о том, что западные проповедники, считают людей на улицах Москвы такими же доверчивыми, как темных африканцев. Читатель, задумайся об этом!

В Москве я бы отшил таких товарищей подальше, ибо они просто набирают для своего «гуру», новых потенциальных сектантов, но Антон тут же подумал о «сытном ночлеге» и решил поддержать разговор:

— А что вы нам хотите предложить? — Тут главное сделать наивное выражение лица.

— Мы приглашаем вас на богослужение нашей церкви. Это не далеко, начало в 12 часов. — Оживились женщины, почуяв «наживу».

— Отлично! А в вашей церкви можно вписаться на ночь? — Запросто спросил Антон.

— Ой… ну… мы не знаем, наше богослужение происходит в кинотеатре… нужно будет спросить пастора.

— Хорошо, мы придем, чтобы поговорить с пастором, а если он не поможет, то ведь всегда можно обратиться к пастве, не правда ли?

— …

Единственный в городе (а может и в стране) кинотеатр превратился из «очага культуры» в «рассадник невежества и религиозного мракобесия». Зато вход свободный. Мы расположились в удобных креслах последнего ряда. Больше половины зала было заполнено, судя по одежде, не самыми бедными жителями Лусаки. В толпе выделялись «служители культа» — женщины и мужчины в голубеньких выглаженных рубашках с красным бантиком на груди. Их задача была в том, чтобы организовывать толпу и выносить из зала тех, кто потерял сознание.

На сцене сидел за синтезатором очень веселый человек, и играл зажигающие мелодии. Сам проповедник, с американским акцентом, бегал по сцене и первым рядам зала и громкими выкриками еще больше заводил толпу. По его команде люди вскакивали с мест и тянули к нему руки, раскачивались в такт музыке и повторяли за ним выкрикиваемые фразы.

Кроме пастора, мы здесь были единственными белыми людьми.

Через полчаса беснования и оглушительной музыки зал «дошел до кондиции» и гуру начал «творить чудеса»: он клал свои руки на головы прихожан, чтобы избавить их от болезней, семейных проблем и прочих неприятностей. Некоторые, особо впечатлительные натуры, после прикосновения гуру, падали в обморок на услужливые руки помощников. «Излечив» таким образом около десятка человек, пастор дал знак прекратить музыку и усадил возбужденную толпу по рядам. Теперь настала очередь прихожанам отблагодарить церковь за «лечение и учение». Помощники понесли по рядам сумки из красной плотной материи.

Я плохо понимал, что говорил до сих пор в микрофон проповедник, но здесь я понял следующее: «Кто хочет пожертвовать суммы более 50 000 квача — кладите их, смелее, в этот мешок, а мы все поаплодируем вам! Так, смелее, смелее… молодцы! Хлопаем в ладоши…

сильнее… вот так! Кладите еще, еще! Теперь второй мешок понесут по рядам, туда мы жертвуем купюры от 10 000 квача…. О! Сколько много желающих! Хорошо… хорошо… Так, теперь последний мешок, для тех, у кого купюры меньше 1000 квача…»

К тому времени, как сбор денег был закончен, Кротов как раз протиснулся к проповеднику и изложил свою просьбу о вписке. «Вписать я вас не могу, но могу помолиться за вас!» — Ответил проповедник и возложил руки на бородатую и лохматую голову Кротова. Сразу после этого он скрылся через черный ход, а Антон занял позицию у выхода из кинотеатра и начал громким голосом сообщать прихожанам свою привычную речь о правильности вписывания путешественников.

Автостопом через Африку Глава 35-я.

Уже через пять минут нас пригласила к себе в гости тетушка Елизавета. На маршрутном такси мы отъехали в восточную часть города.

До сих пор мы ни разу не бывали в Замбии бедняцких кварталов.

По кривым грунтовым дорогам, вместо шикарных машин, двигались ослиные повозки и скрипучие велосипеды. Дома сделаны из каменных кирпичей, которые добывались в ближайших оврагах. Никакой планировки между домами и участками не соблюдалось. У некоторых был небольшой огород, а большинство ограничивалось несколькими курами или поросятами. Грязные дети гоняли в пыли самодельный мяч, старики сидели на завалинке дома и щурились на заходящее солнце, разглядывая редких здесь белых людей да еще и с большими рюкзаками.

Только через полчаса ходьбы мы добрались до дома Елизаветы. Дом был очень большим, но не достроенным. Целый лабиринт коридоров и комнат образовывали стены из голого камня под одной прямоугольной железной крышей. Чердака и подвала не было, вместо потолка над головами переплетались деревянные стропила, в любой комнате было слышно, что происходит в остальных.

Автостопом через Африку Глава 35-я.

В доме-муравейнике жило очень много детей и родственников. Нам было совершенно непонятно происхождение богатства семьи, но только все комнаты с голыми каменными стенами были щедро уставлены мягкой мебелью, телевизорами, видаками и музыкальными центрами. При этом в туалет надо было ходить на улицу, где в 25-ти метрах от дома стояла каменная будка, почему-то без крыши. В эту ночь над головой светят звезды, а когда идет дождь, интересно, посещение туалета совмещается с помывкой в душе?

Для сна нас определили в комнату с широкой кроватью и зеркальным шкафом. Дверей между комнатами не было, вместо них от коридора нас отделяла занавеска.

Во время сытного ужина демонстрировали китайский видеофильм с английскими субтитрами. За стол подсаживались все новые и новые родственники, которым заново приходилось рассказывать свою сущность. Все с удовольствием разглядывали наши фотографии и общались на английском. Мальчик 8-ми лет принес мне букварь для начальной школы, и мы устроили для всех веселое развлечение под названием «юный Патрик учит читать иностранца».

Когда мы удалились в спальню, то имели неосторожность осведомиться о возможности помывки. Старшая дочь Елизаветы принесла к нам в комнату огромных размеров оцинкованный таз, наверное, не меньше 200 литров вместимостью. Потом принесли два ведра горячей воды и кувшинчик. Только я приступил к мытью, как принесли еще и ящик, в котором было не меньше 25-ти видов шампуней. Из двух флакончиков, несмотря на наши протесты, прямо в ведро с водой налили какой-то парфюм. Спать легли такими благоухающими, что даже опасались наутро привлечь внимание диких пчел.

С большим трудом нам удалось отнять нашу одежду, которую хотели унести в стирку. Но все равно до половины ночи из соседних комнат доносились звуки разговоров и громыхания тазов. Если под одной крышей живет полтора десятка людей, то стирка происходит еженощно.

Глава 36-я

Стрелка в Лусаке. Снова вшестером. — Еще одно посольство ЮАР.

— Самая лучшая церковь! — Коллеги-путешественники. — Интернет из церкви.

— Встреча с Ю.И. Жуковым.

Четвертого декабря 2000-го года на главпочтамте Лусаки, в 10 часов, состоялась стрелка кругосветчиков: Лапшин и Кротов приехали от тетушки Елизаветы, Мамонов и Степанов приехали из экзотической страны Малави, Костенко и Шарлаев — из Танзании. Сергей Лекай и Олег Сенов отделись от нас по тактическим соображениям, и из Дар-эс-Салама поехали на юг, чтобы встречать новый год в Мозамбике и попытаться изготовить приглашение для ЮАР в Мапуту.

Автостопом через Африку Глава 36-я.

Чтобы отпраздновать встречу и вызволение из лап танзанийской полиции, послали гонцов с супермаркет и купили по карточке «Сбербанка» кучу езды: консервы, соки, йогурты, булки и, специально для любителей, баночного пива. Сидим прямо в почтовом зале, угощаемся, обсуждаем планы и слушаем рассказы про Малави. Тут к нам подходят двое вооруженных полицейских и желают арестовать Владимира Шарлаева и Олега Костенко. Но наши товарищи уже столько раз арестовывались за последние три месяца, что это не вызвало у нас никаких особых эмоций. Все «преступление», на этот раз, оказалось в том, что в Замбии запрещается распивать алкогольные напитки в общественных местах. В полицейском участке с «алкоголиков» требовали крупный штраф, то потом, поддавшись на уговоры, отпустили «на первый раз», получив клятвенные обещания никогда больше не пить пива в общественном месте.

Ходили в любимую пиццерию, из РКЦ звонили консулу и все шестеро ездили к нему на беседу.

Посещение местного посольства ЮАР оставили на завтра, а чтобы не ждать утром запаздывающих, решили сегодня найти вписку на всех шестерых. Благо в посольском квартале нет недостатка в церквях и миссиях. Первой по дороге нам попалась «The Apostolic Haith mission of Zambia» Longacres Tabernacle р.о.Box 3466, Lubu rd. Познакомились с главным миссионером и заночевали в классах церковной школы. На ночь опять пришлось ставить в комнатах палатки, для защиты от малярийных комаров.

Автостопом через Африку Глава 36-я.

Снова большой толпой, но теперь уже «всего лишь» вшестером, приехали автостопом к воротам посольства ЮАР в Замбии. Охранники нас обыскали металлоискателями и изъяли даже перочинные ножи. Мы удивились, насколько боятся здесь «страшных русских». Даже к «обезоруженным» консул ЮАР вышел разговаривать только через толстое стекло.

— Как ваши фамилии? Ага… Kostenko… Krotov… Да-да. Вы те самые. — Прочитал консул какую-то бумагу.

— Что, неужели нам прислали визы из Танзании?! — Удивились мы.

— Я сожалею, но я не имею права с вами даже разговаривать.

— ?!

— Вот тут ко мне пришел факс из московского посольства ЮАР, чтобы я даже не разговаривал с вами, пока в Москве не будет приглашение. Вот тут все ваши фамилии и паспортные данные…

— Как же так?! Мы приехали в Замбию специально, в надежде что наш вопрос сможет рассмотреть консул ЮАР в Лусаке, без обращения в Москву…

— Нет-нет. Вы — русские. Визу вам могут дать только в Москве. Я даже не стал бы принимать у вас документы. А уже после «такого» факса, тем более.

— Тогда посоветуйте, как нам быть? Стоит ли обращаться в посольство ЮАР в Намибии, Ботсване… Как нам вообще продолжить кругосветку, ведь уплыть за океан мы можем только из Кейптауна — другие порты на африканском континенте слишком мелкие, и туда не заходят трансатлантические суда…

— Я ничем не могу помочь. И наши консулы в других странах тоже. Этот факс отправили во все посольства ЮАР, так что обращаться в другую страну вам тоже бесполезно. Ищите приглашения и обращайтесь с ними в Москву, может быть тогда вам и пойдут навстречу.

«Вот так путешествие! — Удивлялись мы — Получается, главная трудность не проехать через всю Африку, а сломить противодействие чиновников! Что российские бюрократы, что южноафриканские — одинаково не любят путешественников» — Размышляли мы вслух, выходя из посольства.

Автостопом через Африку Глава 36-я.

В этот день мы посетили так же представительство «Уральской золотоплатиновой компании». Владимир и Нина Дмитриевна Сапожниковы встретили нас очень радушно, проводили в свою квартиру. Там мы общались с попугаем, говорящим на трех языках, пили чай и смотрели видеозаписи Михаила Задорнова.

Через три дня наши соотечественники улетали домой, в Екатеринбург, встречать новый год. Мы договорились передать с ними в Москву очередные отснятые фотопленки.

Вечером забрали из миссии рюкзаки и пошли искать более правильную церковь, с едой и телефоном. (В Лусаке каждый, кому надо хоть куда-нибудь звонить, имеет мобильный телефон, общественные телефоны — большая редкость, и весьма дороги.) В этот вечер первой нам попалась большая католическая церковь с очень цивильными хозяйственными и жилыми постройками.

— … Я не могу вас вписать сам. Мне нужно позвонить начальству. — Отвечает священник.

— Богу?! — Антон вопросительно поднимает палец вверх.

Но «начальник» по мобильному телефону, не разрешил такое богоугодное дело, как вписку путешественников. Разочаровавшись в католиках, пошли по улице дальше и через двести метров зашли к Евангелистам.

— … Мы не можем оставить вас на ночь в храме, так как здесь нет даже сторожа и небезопасно.

— Мы не боимся ничего. Мы уже четвертый месяц ночуем в разных местах, в том числе в палатках…

— Вы сами-то какой религии?

— Православные христиане.

— А почему вы не пойдете в свою церковь?

— А разве в Лусаке есть православная церковь?! — Удивились мы.

— Есть. Хотите, я вас отвезу туда на своей машине?

— Конечно!

Уже в темноте въезжаем в открытом кузове в ворота «Coptic Orthodox Church». Мне этот район хорошо знаком, это недалеко от сикхского храма, но сикхи нам ни слова не говорили о православном соседстве.

Так мы познакомились с «лучшим человеком в Африке»:

Автостопом через Африку Глава 36-я. О.

тец Джон, сам из Египта, приял нас буквально как родных. Каждого искренне обнял и расцеловал. За чашкой чая подробно расспросил нас о нашем пути и вписал в церковную школу. На территории церкви, кроме собственно храма, есть православная школа, медицинский центр (даже кабинет УЗИ!), трапезная, хозяйственные постройки и дом самого «фазера».

Уже после 23-х часов пригласили на щедрый ужин, приготовленный специально для нас. А на десерт было шоколадное мороженное!

Утром все желающие пошли на службу. Я не люблю «мимикрировать под верующего» и не хожу в церковь, хотя бы потому, что являюсь приверженцем теории эволюции Ч. Дарвина. В это утро остался в комнате один, ставить заплатки на износившиеся одежды. Некоторые читатели, возможно, спросят меня: «Если ты атеист, то зачем вписывался в храмах?» Отвечу честно: «Я не против религии как таковой, я против некоторых поступков священнослужителей. Если человек хочет сделать ДОБРОЕ ДЕЛО ЛЮДЯМ, то я буду только рад этому. Так же как и сам я, делаю добрые дела ЛЮДЯМ, не спрашивая при этом национальность, религию, семейное положение и гастрономические пристрастия…»

Автостопом через Африку Глава 36-я.

В этот день мы сделали за 15 000 квача визы Ботсваны и встретились у российского посольства с двумя коллегами-путешественниками. Фотограф из Санкт-Петербурга, Владимир Снатенков с российским паспортом, и его товарищ Ренат Вальтер с немецким паспортом, ехали нам навстречу, из Кейптауна в Каир. Через два дня они будут в гостях у Рифата Кадыровича в Дар-эс-Саламе.

Владимир звонил мне в Дубну из Германии в июне этого года, и сообщал о своем маршруте. Сейчас он изображал «очень великого путешественника», при помощи множества солидных бумаг и бороды «под Федора Конюхова». Санатенков уже до этого успел посетить не один десяток стран, но английского языка до сих пор не выучил, т. к. большую часть времени проживал в Германии. Вальтер, как он сам назвался — «истинный ариец-татарин», выступал спонсором их путешествия.

Владимир уже несколько лет практикует такую форму путешествий: ищет в богатых странах спонсоров и возит их с собой. Путешествуют они на местном платном транспорте, а останавливаются в недорогих гостиницах.

Если ты, читатель, тоже захочешь выступить таким «спонсором-компаньоном» моих будущих поездок, не стесняйся — пиши, звони!

Двое коллег тоже мечтали взойти на Килиманджаро и проехать через Эфиопию в Судан.

Так что нам было о чем поговорить и попугать друг друга трудностями дорог и получения виз.

Вечером купили стирального порошка и мыла, устроили в церковной школе большую помывку и стирку.

После ужина, Отец Джон читал нам на английском языке Библию, а потом открыл компьютерный класс, где мы наладили интернет!

Вот такая вот прогрессивная «церковная школа», а у нас, в России, есть еще полно ВУЗов, где студенты пока только мечтают об интернет.

У шестерых путешественников скопились десятки писем, на которые нужно было отвечать.

Еще решили обратиться ко всем знакомым и друзьям, с просьбой найти хоть кого-нибудь из ЮАР, для оформления приглашений.

Во всей этой прекрасной вписке с едой, чаем, душем и интернет был только один недостаток — в компьютерном классе по ночам летали комары. Кусая поочередно нас, местных учеников-послушников и жителей окрестных домов, заражали всех коварной малярией.

Утром опять поехали на встречу с Снатенковым. По нашей просьбе Владимир показал нам свои «мудрейшие бумаги», которые по сравнению с нашей «путевой грамотой» выглядели весьма солидно: Международное журналистское удостоверение, письмо из МИДа РФ, письмо из департамента культуры Санкт-Петербурга, рекомендательные письма он нескольких общественных международных и культурных организаций, из различных «ассоциаций путешественников» и «клубов любителей приключений» и еще много-много бумажек в толстой папке. Нельзя сказать, чтобы благодаря этим бумагам, он совсем избегал визовых проблем, но визу ЮАР в Берлине сделал легко и быстро.

На прощанье, сфотографировались у «новогодних елочек» на автостоянке супермаркета.

Автостопом через Африку Глава 36-я.Автостопом через Африку Глава 36-я.

Вечером Лапшин, Костенко и Кротов поехали в офис компании «BEE-LINE TRANSPORT LTD». Мы встретились за картой южной Африки с Юрием Николаевичем Жуковым, у которого я вписывался дома, в самую первую ночь в Лусаке.

Юрий Жуков был прямо-таки кладом информации о странах и дорогах. Шесть лет он был нашим консулом в Замбии, до того 3 года в Танзании, и еще три на Занзибаре. А известный нам Рифат Кадырович, был когда-то его учителем суахили в МГИМО. Сейчас бывший советский дипломат владеет несколькими грузовикам, и, управляя фирмой совместно с женой Еленой, перевозит различные грузы по всем странам южного полушария Африки. Так что, если кому что-либо понадобиться перевезти или узнать ситуацию на дорогах — вот адрес: 189 Musonda Ngosa Rd. Viia Elizabetha р.о.Box 320112, Woodlands Lusaka, Zambia. Tel. (Fax) (+260-1) 235059.

Jouri Joukov — Managing Director.

В отличие от остальных выпускников МГИМО, он не стал нас пугать гипотетическими болезнями, пленением партизанами, убиванием грабителями и прочими гадостями, которые живут в головах многих русских людей и дипломатов. Почти три часа он подробно рассказывал нам о дорогах Замбии, Ботсваны, Намибии, Анголы, Заира, Мозамбика и ЮАР. Кроме состояния дорог и режимов проезда, он хорошо знал, в каких местах есть русские люди, как их найти в случае болезни или иных осложнений, в каких странах хорошее посольство России, а в каких нам лучше держаться от него подальше. Короче, информация, полученная нами в тот вечер от господина Жукова, оказалась буквально бесценна и незаменима для продолжения путешествия.

Огромное Вам СПАСИБО, Юрий Иванович. Обязательно вышлем Вашей семье эту книжку и прочую информацию о завершении африканского путешествия.

Автостопом через Африку Глава 36-я.

Глава 37-я

Малярийные хроники. — Разделение. Выезд в восточную Замбию.

— Вписка у белого человека. — Дорога в Национальный Парк. — Собачий флэт.

— Бесплатное сафари. — Назад, в «большой мир». — Обратно, в Лусаку.

Восьмого декабря. У В. Шарлаева поднялась температура. Лечится таблетками.

Девятого декабря. У А. Кротова тоже температура, плюс насморк. Шарлаеву еще хуже. Я настаиваю на посещения врача, но меня никто не слушает.

Русские люди в Лусаке, почему-то не любят ходить в Коптскую Православную церковь к Отцу Джнону, хотя его отношение к русским выше всяких похвал. Исключение составляет только одна женщина, Лариса, которая содержит ателье по пошиву и продаже женского платья.

Автостопом через Африку Глава 37-я. Сегодня Лариса заехала за нами и отвезла к себе в гости, на некую вечеринку. Там мы смогли познакомиться еще с десятком соотечественников. В то время как нас кормили жареными цыплятами и салатами, я познакомился с доктором, Александром Никишаевым из Киева.

Записывайте адрес, если поедете в Африку: Alexander Nikichaev, М.D., PhD. Plot No. 2419 Freedomwey International Drug Store House. р.о.Box 37091 Lusaka, Zambia. Tel. (+260 1) 229225, Cell: (+260 96) 765924. Доктор Никишаев уже четыре года руководит частной клиникой и накопил большой опыт в лечении малярии.

— … Скажите, доктор, а какие первые признаки заболевания малярией?

— Любые! Насморк, понос, температура, головокружение, ломота в суставах…

— Что, неужели все это сразу?

— Нет, может быть несколько, а может только один из них, или даже … любой другой.

— Постойте, но как тогда отличить малярию от, скажем, простуды или отравления?

— Только анализом крови. Но учти, что не каждый лаборант может точно разглядеть в крови малярийные плазмодии. Вот у меня, я горжусь, в клинике очень хороший лаборант.

— А вот в Эфиопии, некоторые наши товарищи лечились под капельницей от малярии, а плазмодий в крови все никак не обнаруживался…

— Такое тоже часто бывает. Иногда вирус затаиться в тканях, и не обнаруживается в крови продолжительное время.

— Кстати, а каков инкубационный период при заражении малярией? Сколько времени проходит между укусом комара и первыми признаками заболевания?

— Ну, это очень индивидуально. И зависит еще от общего состояния здоровья, от питания и прочего… Кроме того, малярия тоже бывает нескольких видов.

— Ну, а в общем, сколько времени есть у больного, чтобы добраться до клиники и сдать анализ крови?

— Точно нельзя сказать. Вот, в прошлом году, у меня один сотрудник пожаловался на головную боль и я отпустил его домой пораньше. Он лег спать, а утром — труп. Сделали вскрытие — малярия. А еще накануне утром он ни на что не жаловался.

— А насколько помогают «профилактические таблетки»?

— Ну, я бы не стал на них очень полагаться. Опять же, малярия бывает разных видов. Чаще всего, при «профилактическом» приеме таблетки раз в неделю, удается только ослабить, но не убить вирус. Он может затаиться, привыкнуть к лекарству и тогда все будет еще хуже…

Кстати, от малярии не существует прививки и не вырабатывается иммунитет. Некоторые сотрудники нашего посольства, болеют 5–6 раз в год, а некоторые, правда, уже несколько лет в Африке и ни разу не болели… Здесь еще много неисследованного и непонятного.

— А какое лечение лучше всего помогает при малярии?

— Сделав анализ крови, я могу вылечить больного внутривенными вливаниями в 95 % случаев. Если капельница недоступна, то я бы посоветовал принять сразу три таблетки фансидара. Это, конечно, очень вредно для печени, но спасает жизнь примерно в 80 % случаев. К сожалению, как я уже говорил, вирус мутирует и постепенно привыкает к лекарствам. Фансидар — самые новые таблетки, и пока самые действенные. А тот дараприн, который вы купили еще в Иордании, уже сейчас помогает только в 20–30 % случаев. Так что лучше вам его выкинуть, чтобы не обманываться.

— Три таблетки фансидара надо пить при первых признаках, или только после подтверждения анализом крови?

— Трудно ответить четко. С одной стороны, чем раньше начнешь лечение, тем лучше. Но если уже началась характерная лихорадка, липкий пот, поочередно — то жар, то холод, расширенны лимфаузлы — то нужно пить без промедления.

— А теперь, доктор, самое главное — у двоих наших товарищей уже третий день держится температура и насморк… и обычные таблетки не помогают.

— Так давайте завтра их ко мне, в клинику. Я сделаю анализ всем вашим бесплатно. А если что обнаружиться, тогда уже поговорим о лечении отдельно.

— Хорошо, спасибо Вам большое. Завтра я постараюсь всех привезти на анализ.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Утром я уговорил поехать только Шарлаева. Остальные пошли на воскресную службу.

Кротов сказал так: «Нельзя пропускать службу, тем более по воскресеньям. Это нехорошо по отношению к Отцу Джону. Пусть Шарлаев сдаст кровь два раза — за себя и за меня. У меня с ним одинаковые симптомы. Если он заражен, значит и я тоже.»

Доктор очень удивился, что я приехал только с Вовкой. Я попросил:

— Доктор, возьмите у меня анализ тоже, «за компанию». А то они все так боятся медицины, что я решил тоже сдать кровь, чтобы показать что ничего не боюсь.

— А остальные как же?

— Они сказали, что если у Шарлаева диагноз подтвердиться, тогда и они приедут на лечение.

— Но, к сожалению, я отпустил своего лаборанта домой на выходные. Возьму кровь у вас сам, а вот результат будет только в понедельник после 14-ти часов.

После окончания службы, мы собрали вещи и решили временно покинуть вписку у Отца Джона, чтобы дать ему отдохнуть от вписчиков, да и самим нам хотелось посмотреть страну.

Хотя я настаивал остаться до завтра, чтобы дождаться результатов анализа, остальные путешественники ни к каким доводам не прислушались, а только обвинили меня, в очередной раз, в «тичерстве», от английского слова «teacher — учитель», которое я обычно писал в анкетах.

Распрощались на перекрестке в 15 часов и разошлись в разные стороны:

Г. Лапшин решил посетить South Luangwa National Park в восточной части Замбии.

А. Мамонов и К. Степанов поехали в северные провинции Замбии, чтобы побывать на озере Танганьика.

А. Кротов, В. Шарлаев и О. Костенко поехали на юг, даже не сказав мне точно свой маршрут. Поскольку двое из них были больны, то я серьезно переживал за их судьбу, но, как я уже сказал, никто даже не хотел меня слушать и все мои уговоры вели только к бОльшим ссорам.

Первая машина на восток, «BMW» с ливийцем за рулем. Водитель всячески рекламировал свою страну, говорил как у них интересно и совершенно безопасно. На что я ответил, что и рад бы посетить их замечательную страну, но вот только визу их МИД не желает давать никому.

Так, Игорь Фатеев потратил почти два месяца на получении визы Ливии и не достиг успеха ни в Москве, ни в Аммане, ни в Каире.

От поворота на аэропорт поток машин заметно уменьшился, старенький пикап подбросил меня еще на 5 километров до отеля «BARN», куда сворачивали и все остальные машины. Лишь через пол часа подъехала «Тойота-корона». Фермер с женой возвращались из города. Они ездили в супермаркет за арбузами, а угостили печеньем.

Еще через полчаса на пустой трассе показалась грузовая «тойота». Сначала просили денег, но я уже достаточно разговаривал по-английски, чтобы объяснить «сколько по пути». Сел в сзади на мешки с сахаром. Через двадцать минут в тесный кузов подсадили еще восемь местных «автостопщиков за деньги».

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Стемнело. Трасса хорошего качества, но едем не быстро, т. к. машина явно перегружена.

Полная луна освещает бесконечные леса из колючих деревьев. Иногда встречаются скалы, или под мостом промелькнет мелкая речка. Больше никакого разнообразия лунных пейзажей.

Машина остановилась ночевать в деревне перед рекой Luangwa. Вдоль дороги стояли люди со свечками. Оказалось, они продают соломенные шляпы. Но никто не стал хватать меня за руки и навязывать покупку, как это произошло бы в Египте. Все продавцы, к которым я подходил в поисках чая, здоровались со мной, спрашивали «как дела» и «из какой я страны».

«Россия» для них звучала, должно быть, так же как и «Венера». Не найдя чая, я вышел за пост ГАИ, забрался за ближайший холм и расставил палатку в полной темноте (луна скрылась за деревьями) на подвернувшейся ровной площадке.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

В 6-00 разбудили куры, которые ходили вокруг палатки со всех сторон. Вылез и осмотрелся — вокруг круглые соломенные хижины. Туземцы удивленно глядят на мой зеленый домик из ткани, но никто из них даже не решается подойти ближе. Оказалось, я поставил палатку почти в центре деревни, в темноте приняв спящие хижины за темные холмы.

Автостопом через Африку Глава 37-я. Сфотографировался с шляпными мастерами. Ни чая, ни даже воды для умывания у них не оказалось. Сами туземцы были такие грязные, что, кажется, они даже не поняли, зачем мне понадобилось умываться с утра.

Автостопом через Африку Глава 37-я. Поговорил с детьми, игравшими на краю трассы игрушечными машинками. Машинки было сделаны очень искусно. Открывались двери, поворачивались передние колеса. Изготовлены все эти игрушки были из мягкой алюминиевой проволоки. Откуда к туземцам пришло такое искусство — загадка. Маловероятно, что проволока растет у них в лесах.

Автостопом через Африку Глава 37-я.Автостопом через Африку Глава 37-я.

Дети сказали, что до реки один километр и крокодилов там нет. Пошел пешком, чтобы умыться. Однако, через 200 метров оказался еще один пост полиции, у поворота в Мозамбик.

Пока вежливые офицеры читали мою путевую грамоту, подъехал большой супер-грзовик с прицепом. Я залез в кузов, отобрав у полицейских документ и поехал на запад. У въезда на 55- ти тонный мост, был еще один полицейский пост!

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Опять помогла «путевая грамота» и вскоре двинулись дальше, через пологие горы. Лес стал более влажный, в реках и ручьях больше воды, деревья выше и кроны гуще. Справа от дороги — Мозамбик, слева — нетронутые тропические леса, почти без людей и совсем непроходимые.

В глухой деревушке NYIMBA жители занимались непонятно чем. Но здесь мы остановились на 20 минут. Я успел умыться и купить на завтрак бананы в половину столичной цены.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

К сожалению, грузовик остановился в следующей деревни Petauka, где водитель сказал, что дальше он не поедет. Машин не наблюдалось. Чтобы покинуть деревню, прошел пешком по асфальту около трех километров. Но из-за жары быстро утомился. Через час меня догнал грузовик, перепачканный в черной смоле. Рядом с водителем сидел некий бизнесмен:

— Эй, куда идешь, сумасшедший?!

— Прямо. Подвезите, сколько по пути?

— Залезай!

Из-за того, что человек знал английский почти так же плохо, как и я сам, я не понял куда и зачем он хочет свернуть. Через пятнадцать минут грузовик свернул на лесную дорогу, даже не остановившись. Не теряя ни секунды, выпрыгнул из низкого кузова на ходу. Хозяин машины стал протестовать и кричать, но я предпочел вернуться пешком на трассу. Еще через четверть часа грузовик выехал обратно и обиженный водитель сам остановился. «Зачем прыгаешь?

Зачем убегаешь? Я не хотел тебя убивать и грабить. Залезай обратно в кузов, довезу прямо до Малави без всяких денег!» — Стал уговаривать бизнесмен. Чтобы окончательно «реабилитироваться», в деревне Sinda меня угостили чаем и кока-колой.

Грузовик вез мелкие грузы по разным магазинам и заезжал в каждую деревню, хотя деревни попадались и не часто. В 16–30 заехали на АЗС в большом, по африканским меркам, поселке, которого, однако, не было на карте. Под прямым углом от нашей дороги, на юг отходила магистральная асфальтовая дорога в Мозамбик. Я сфотографировал ее на «Т»- образном перекрестке.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Снова заехали в кафе, к какому-то другу хозяина машины. Долго разговаривали и предлагали мне различные алкогольные напитки. Потом стали напиваться сами и только ценой больших усилий я выведал-таки, что они не доедут сегодня даже до города Chipata, где я намеревался ночевать.

Попрощавшись с выпивающими, пошел по трассе пешком, подголосовывая на ходу.

Низкое солнце освещало горы, покрытые густо-зеленым лесом. Такие могучие леса я видел в последний раз только на склонах Килиманджаро.

Две местные машины подвозили по десять километров. До города оставалось меньше сотни (пустяк, по африканским меркам!), но быстро стемнело и две машины промчались мимо, даже не затормозив. Это был первый такой случай на всех дорогах Замбии. «Придется пускать в ход „тяжелую артиллерию“» — пробормотал я темному лесу, доставая фонарик. Когда сквозь ветки деревьев замелькали фары третьей машины, я заморгал ей фонариком. Все равно скорость ее была больше, чем реакция водителя. Только метров через 300 водитель сообразил, что только что ему моргал фонариком белый человек! Машина остановилась и задним ходом вернулась.

За рулем сидел ЮАРовский парень лет 22-х, который сразу предложил вписку на ночь у него дома, в Чипата. Дом оказался просто громадных размеров и почти пустой. Например, вся мебель столовой состояла из стойки бара и квадратного стола с тремя стульями. Кухня была оборудована по последнему слову техники — даже гриль и посудомоечная машина. Какой контраст по сравнению с соломенными хижинами, возле которых я провел предыдущую ночь!

Парень объяснил, что этот дом ему подарил отец на 20-тилетие. Живет он в нем один, и все лениться обставить его мебелью. Я побродил по гулким комнатам и коридорам. Общая площадь дома равна примерно половине маленькой соломенной деревни. Второго этажа нет, но с трех сторон есть крытые веранды. На огромном «приусадебном участке» ничего не растет, кроме аккуратного ряда кактусов. В каменном заборе единственные ворота, которые охраняет черный охранник с двумя собаками.

Спальня, где мне пришлось ночевать, оборудована даже собственным санузлом. Что порадовало — над огромной кроватью есть противомоскитный полог.

12 декабря, уже в 6-20 я стоял на отвороте в Национальный Парк «Южная Луангва», до которого, если верить указателю, было 120 километров по грунтовым дорогам. За первый час, сменив две машины, я продвинулся всего на 30 километров, до поворота на местный аэропорт.

Рядом местный житель сбивал палкой с дерева плоды манго. Увидев высадившегося меня, он подошел и предложил купить у него несколько плодов за некоторую цену. Я взял у него из рук палку, сбил себе несколько плодов с дерева и вернул палку, поблагодарив за помощь. Замбиец широко улыбнулся и подарил мне все, что насобирал сам, совершенно бесплатно.

Машин не видно. Решил пройти пешком до выезда из деревни, но деревня оказалась прямо-таки бесконечной. Я пересекал ручьи, взбирался на холмы, а по сторонам все тянулись бесконечные огороды и тростниковые хижины.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Тем временем, солнце поднималось все выше и припекало все сильней. На очередном перевале, под деревом, женщина с детьми продавала маленькие желтые бананы, разложив их на земле кучками из трех штук. По 100 квача кучка. Покупателей, кроме меня, не было — кому еще здесь нужны бананы?! Я сфотографировал, купил шесть сладких бананов на 0,015 доллара и уселся рядом, в ожидании машин.

Автостопом через Африку Глава 37-я. Перегруженный грузовик довез на своей крыше только до следующей деревни. На площади пред церковью размещался мини-рынок. В магазине купил хлеб за 1200 квача, а на сдачу еще бананов, опять по 100 квача три штуки. Буханка белого хлеба здесь эквивалентна 36-ти спелым бананам.

Спрашиваю местных жителей:

— Скажите, пожалуйста, ездят ли по этой дороге машины? Как часто?

— Ездят, ездят. Одна-две в день обязательно ездят.

— В какое время?

— Не знаем. Сегодня еще не было.

Приготовился к долгому ожиданию. Позицию выбрал под деревом, на холме за деревней.

Сижу, поедаю сладкие бананы и наблюдаю местную жизнь. Крестьянин тащит охапку хвороста неизвестно откуда. Последний лес был километрах в 10 отсюда. Сейчас, насколько мне видно с холма — кругом возделанные поля и банановые плантации. Мальчик гонит трех груженых осликов. Женщина несет на голове белый мешок с покупками, дети бегут рядом, роняя и вновь поднимая из пыли леденцы. Никто не кричит «ю-ю!», бросая ради редкого иностранца свои привычные занятия. Но никто и не пытается со мной познакомиться, пригласить на ночлег, угостить фасолевой кашей и лепешками. Какая все-таки разная Африка — сколько стран, столько народов, столько обычаев…

Через час на горизонте показались клубы пыли. Спрятал в рюкзак английский словарик, приготовился, голосую большому пыльному грузовику. Вместо кузова, в нем оборудован типа «салон автобуса», только из легкого тента, без стекол и задней двери. Из окон на меня смотрят удивленные белые туристы, но …машина-автобус проносится мимо, даже не сбавляя скорости, как будто под этим деревом всегда сидит белый автостопщик с рюкзаком, в желтой одежде.

Удивились пассажиры, еще больше удивился я, только вот на водителя мои жесты не произвели ровным счетом никакого впечатления.

Я вспомнил, как мы сидели полтора дня в Эфиопии, на выезде из Лалибелы — тогда мимо нас тоже проехал «джип» с двумя белыми девками и даже не притормозил. Действительно, белые люди непредсказуемы, в то время как от местных хоть знаешь, чего ожидать.

Еще через полтора часа приехала легковая машина-равалюха, непонятно какого даже происхождения. Двери вываливаются, бампер отсутствует, стекла наполовину выбиты, а оставшиеся в трещинах. Взобравшись на горку, машина решила окончательно умереть на моей позиции. Из внутренностей вылезли шестеро молодых парней и стали возбужденно обсуждать мероприятия по реанимации старушки. Сначала копались внутри, потом толкали снаружи, потом разгоняли с горки. Наконец, машина решила еще немножко поездить по этим ужасным пыльным ухабам. Парни развернулись, подъехали ко мне и стали предлагать подвоз «я_не_понял_куда».

То ли они слишком много сжевали местного наркотического листочка, то ли выпившие были, но мне явно не понравились и я отказался ехать с ними.

Еще через час показался белый «Lend Cruiser» с ЮАРскими номерами. «Мне сегодня везет!

Третья машина, из двух обещанных!» — успел подумать, вскакивая на обочину. Белый парень, Alex, так удивился появлению белого автостопщика, что чуть не съехал с дороги в кусты. Он возвращался из дома после отпуска. Работал каким-то исследователем в том самом национальном парке «Южная Луангва», куда я и стремился попасть.

Автостопом через Африку Глава 37-я.Автостопом через Африку Глава 37-я.

Моего владения английским языком вполне хватало, чтобы объяснить Алексею, за два часа, всю сущность вольных путешествий и подробно ответить на все его вопросы. Там, где я не находил нужных слов, мой собеседник подсказывал их, а я старался запоминать.

Дорога была ужасна — иногда даже наш мощный внедорожник буксовал в этих мокрых колеях из красной глины, вскоре мы свернули на такую узкую дорожку, на которой не смогли бы разминуться две встречные машины. Но, к счастью, здесь не было встречных машин, так же как и попутных. Кроны высоких деревьев сомкнулись над нашими головами — мы ехали по зеленому тоннелю в африканском лесу. За окном мелькали дикие плоды манго, какие-то ползучие растения обвивали ветки деревьев, на них зрели мелкие зеленые плоды, похожие на наши кабачки. Сверху, прямо над дорогой свисали на двухметровых «веревках» плоды, напоминавшие длинные огурцы или даже елочные игрушки. Пару раз по веткам пробегали черные обезьянки, по обочине ползали крупные улитки.

Проехав «по зеленому тоннелю» километров тридцать, мы вдруг выскочили на открытую поляну, вокруг которой стоял такой же плотный лес. Поляна оказалась международным аэропортом. Как пояснил Алекс, сюда приземляются самолеты с туристами прямо из США и Европы. Туристы спускаются по трапу, устланному красной ковровой дорожкой, пересаживаются в микроавтобус с кондиционером и едут в комфортабельные «lodge» — специальные гостевые дома. День или два их катают по национальному парку, а к понедельнику они уже снова выходят на работу и рассказывают сослуживцам о том, что вдели «настоящую Африку» и побывали «в самом сердце джунглей».

От здания аэропорта мы проехали еще 20 километров по замечательной асфальтированной дороге фонарями (даже не во всех африканских столицах есть уличное освещение!) до въезда в национальный парк. Я уже не сомневался, что мой знакомый впишет меня к себе на ночь и поможет утром с посещением парка. Но вместо этого, Алекс спросил меня:

— Где ты хочешь остановиться?

— Да где годно! Для меня любое помещение подойдет. Конечно, мне бы не хотелось ночевать в палатке под дождем…

— Я могу отвезти тебя в самый дешевый кемпинг. Всего за восемь долларов тебе позволят поставить палатку…

— Минуточку, поставить палатку я могу и бесплатно, где угодно… я же объяснил тебе, что имею весьма немного денег. Только на еду.

— Ну, брат… бесплатного ночлега ты здесь не найдешь…

— Еще не было ни одной страны, ни одного места на земном шаре, чтобы я не нашел бесплатного ночлега! — Запальчиво заявил я.

— Тогда я высажу тебя возле самого дешевого кемпинга, а ты сам разговаривай с администратором. Я пока схожу к подруге, она там работает рядом. Если не получиться — я отвезу тебя еще куда-нибудь…

Пока мы так разговаривали, проехали небольшую деревню с несколькими продуктовыми магазинами и трактирами «для черных».

Еще немного пропетляв по грунтовой дороге, свернули под указатель «Welcome to FLATDOGS Lodge». «Интересно все же узнать, „для науки“, как выглядит вписка в ихнем собачьем приюте?» — рассуждал я, соглашаясь на визит в «лоджу».

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Между огромными баобабами и деревьями со «свисающими огурцами», показалась большая соломенная крыша. Но это была не хижина, а каменный дом, стилизованный под хижину. Здесь размещался Reception сего «собачьего отеля».

Когда машина притормозила у дома, из будки действительно выбежала собака, а с дерева спустилось несколько обезьян. Все четвероногие явно ожидали от гостей подачки. Применяя длинный язык и мудрейшую бумагу, смог выторговать скидку с восьми до пяти долларов, но и только.

Посмотрел на сам кемпинг. В сезон дождей постояльцев мало. Вокруг каменного туалета на десять душевых кабинок, располагалось всего пять или шесть палаток, возле которых тусовалась белая молодежь студенческого возраста.

Подошел Алекс:

— Ну что? Надумал здесь останавливаться? Здесь самый дешевый ночлег в радиусе 300 километров. Еду можешь либо готовить на примусе, либо посещать ресторан в домике рецепшена.

— Нет уж! Спасибо! Лучше отвези меня обратно в деревню. Там я и заночую бесплатно и еду найду у местных жителей гораздо дешевле.

Алекс удивился и отвез меня обратно в деревню. Там мы распрощались и он уехал неизвестно куда.

«Если какая то последовательность событий кажется Вам неправильной, значит она еще не завершилась.» — Вспомнил я завет Антона Кротова и решил предоставить событиям развиваться естественным путем.

Положил рюкзак на землю в центре деревни и сидя на нем верхом, стал пришивать очередную желтую заплатку на поизносившийся костюм. В хижины их глины и тростника заходили и выходили люди, мимо меня собаки гоняли кур, дети таскали хворост, но никто, (ровным счетом никто!) не подошел ко мне с вопросами типа «Что это я тут сижу? Где моя машина и мой отель?»

В арабских странах, уже через несколько минут, кормили бы и вписывали. В Эфиопии, столпилось бы вокруг все население деревни, побросав все свои занятия. Даже в Кении или Танзании уже подошли бы хелперы, предлагающие услуги гидов-экскурсоводов и «сафари».

Замбийцы же, демонстрировали редкостное равнодушие.

К закату солнца закончил ремонт, наполнил котелок эфиопской чечевицей из рюкзака и пошел к ближайшему костру попробовать операцию «научная еда». Черная тетушка в грязном фартуке, казалось, вообще была удивленна, что белый человек зашел в ее огород и сам заговорил с ней. Позвали хелпера, владеющего английским. Пока закипал котелок, общение продвигалось в нужную сторону. Я угостил собеседников кашей (чечевица у них не употребляется), они меня чаем и хлебом. Когда попросил разрешения поставить под навесом палатку, то они удивились уже меньше.

Прогнал из-под навеса гигантских блестящих многоножек, выкопал вокруг палатки канавку для стока дождевой воды. Вокруг, в темноте, кружились очень яркие светлячки — их можно было поймать и посадить на шляпу, например. Но когда снова пошел дождь, светлячки погасли. Довольный «правильным» завершением сегодняшних событий, уснул. А дождь шумел всю ночь по пальмовым листьям.

Утром все вокруг, кроме моей палатки (ура!), было залито многочисленными лужами. Но небо уже прояснялось и у тетушки под кастрюлями весело горел огонь. Вскипятил чай уже без переводчика, т. к. на языке этого племени чай так и называется «чай».

К 9-00 подошел на вход в национальный парк. Охранники спокойно восприняли мою просьбу о бесплатном посещении. Хотя прейскурант предписывал заплатить 20 долларов с человека за первый день визита. Пешком передвигаться по парку воспрещалось. Аренда машины с шофером и гидом-экскурсоводом стоила от 70-ти долларов в час.

Сфотографировался у ворот, и пошел в деревню, указанную на карте охранниками, где размещалась администрация национального парка.

Граница парка проходит по северному берегу реки Луангва. Река поднялась от дождей, вода глиняного цвета. Прямо под мостом фыркали бегемоты, время от времени показывая мне свою пасть с кривыми желтыми зубами. На берегу бегемотов не наблюдалось. Один из охранников вызвался проводить меня:

— Я должен обеспечить тебе безопасность.

— От кого?

— Слоны не соблюдают границы парка и частенько заходят за реку. Видишь, вот куча навоза…

— А эти круглые вмятины в грязи — их следы?

— Точно! Ну ты прямо следопыт! — Сделал мне комплимент охранник.

— А можно ли где-нибудь сфотографировать бегемотов на суше?

— Нет. Сейчас начался сезон дождей и они отмокают в воде после долгой засухи. Если и вылезают на берег, то только ночью.

— А слонов можно посмотреть не заходя в национальный парк?

— Иногда можно, но это — как повезет.

Пока же повезло встретить целую стаю обезьян, вот только фотоаппарат мой, широкофокусный, предполагал к пейзажной и репортажной съемке, а никак не к фото охоте на обезьяну, сидевшую в густых ветвях.

Вскоре мы вышли на асфальтовую дорогу и подсели в кузов маленького грузовика. Еще через пару километров подобрали молодого японца, который нес в руках пакет с десятком яиц.

Когда приехали в Chinzombl Lodge, японец показал мне кабинет, где сидел general boss — главный начальник, по-нашему.

Используя все свое красноречие, карту мира и путевую грамоту, я попросил permit (разрешение) на бесплатное посещение национального парка. Босс выслушал меня очень вежливо и высказал обеспокоенность только тем, что сейчас, в период дождей, туристов очень мало и сегодня я могу и не дождаться попутной машины. Поэтому он выписал пермит на бесплатное посещение в течение двух дней (на случай проблем с автостопом).

Почему так щедро? Потому что я оказался здесь первым русским, и одновременно, первым автостопщиком приехавшим к ним. По крайне мере, так сказал начальник.

На территорию парка въехал на том же стареньком грузовичке. Только теперь, вместо молодого японца, он вез в кузове двух браконьеров вместе с лодкой. Они пытались охотиться на бегемотов на краю национального парка и теперь их везли в Mfule Loge, где располагался штаб охранников и проводников.

Начальник Mfule Loge, белый, выше меня ростом, оказался не так уж и рад внезапно свалившемуся ему на голову халявщику:

— Ты не сможешь посмотреть парк, не заплатив за транспорт и охрану.

— Я не хочу, чтобы мне «специально» показывали парк. Я попрошусь в какую-нибудь машину к охранникам или служащим парка и вместе с ними проеду по до следующей лоджи. А сейчас просто похожу вокруг пешком, пофотографирую.

— Это исключено! По парку нельзя передвигаться пешком!

— Хорошо, я погуляю вокруг лоджи, не отходя далеко. А когда будет попутный транспорт — перееду в следующую…

— Нельзя выходить даже за соседнюю хижину. Видишь, эти следы на полу… — начальник показал на вмятины в каменной плитке, устилающий пол возле стойки регистрации. — Это два дня назад слон забежал прямо на рецепшен.

— Ну! Это наверное вы его очень хотели сюда заманить. — Предположил я, оценивая высоту потолков и размер дверей.

— Нет. Просто его что-то напугало и он пробежал сквозь это здание прямо в ресторан и дальше…

— Ну, может мне можно поснимать прямо у вас на виду, возле здания?

— Хорошо, можешь пройтись по автостоянке. У нас сейчас идет совещание охранников и проводников, там мы решим, что с тобой делать.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Вокруг группы домиков, стилизованных под хижины, бегали обезьяны, мелкие олени. На горизонте гуляли между деревьями жирафы, но все это было слишком далеко для моего фотоаппарата.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

«Комнаты для отдыхающих» стояли на сваях по берегу озера (чтобы слоны не забегали в гости?), а прямо в озере, в десяти метрах от дверей, фыркали бегемоты. И опять из воды торчали только глаза и уши. Время от времени какой-нибудь бегемот раскрывал пасть и выпускал в соседа фонтан воды, но в видоискателе моей «мыльницы» все это было очень мелко.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Других туристов вокруг не было, видимо, в сей ранний час они еще спали. Стая обезьян решила изучить меня на предмет угощения. По крышам и деревьям они приблизились на расстояние 2-3-х метров и позволили себя сфотографировать. Служащие парка кидались в обезьян бутылками и банками, когда те становились слишком наглыми. Обезьяны даже не обижались.

Наконец, совещание закончилось. Начальник обратился ко мне с такой речью, остальные охранники стояли рядом и улыбались:

«Мы понимаем, что Большой Босс разрешил тебе посетить национальный парк бесплатно.

Но эти люди не занимаются бесплатным подвозом. Возить туристов — их работа, их бизнес.

Этим они кормят свои семьи.

Ты хочешь ждать „попутной машины“, но здесь таких не бывает, здесь есть только специальный транспорт для „сафари“. Один час работы такой машины стоит от 75 до 130 долларов. Я уже поговорил с этими людьми и сам объяснил им твою сущность.

Мы предлагаем тебе вот что: Специально для тебя организуем „free safari“ на отдельной машине. Других туристов в машине не будет, чтобы ты не смог им рассказать, что едешь бесплатно. Тебя персонально провезут по кольцевому маршруту через весь национальный парк и покажут всех животных, какие встретятся по пути. Но закончится твой маршрут в той самой деревне, где ты ночевал. После этого, ты поедешь обратно в Лусаку и больше нас беспокоить не будешь. Согласен?»

Машина для сафари представляет собой «Lend Cruiser» без дверей и крыши. На самом низком, переднем сиденье, сидит водитель и охранник. У них под ногами лежит мощная винтовка. Радиостанция и спутниковый навигатор позволяют избежать в пути каких-либо осложнений. Позади водителя еще три ряда кресел, которые поднимаются как на стадионе, ряд за рядом, на высоту до двух метров. На самый высокий ряд нужно залезать по лесенке, но оттуда и обзор самый лучший во все стороны.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Газели, кабаны, олени совсем не боялись этих машин, выбегали на дорогу и, кажется, специально позировали фотоаппарату. Зебры, казалось, вообще не обращали на нас никакого внимания. Такое буйство животного мира создавало впечатление, что ты находишься в зоопарке, только без клеток и вольеров. Ну ни как не верилось, что на одной маленькой полянке в природе могут пастись пять зебр, три оленя и прямо между их ног гуляют несколько обезьян, а одна обезьяна даже забралась на спину зебры, прямо как в «Театре зверей Дурова».

Автостопом через Африку Глава 37-я.Автостопом через Африку Глава 37-я. Действительно, все это очень походило на театр.

Вот мы съехали с грунтовой дорожки и остановились перед группой высоких кустов.

— Видишь львов? — Спросил меня охранник-экскурсовод.

— Где? Львы? — Я даже привстал от удивления, чтобы лучше рассмотреть львов.

— Вот. Прямо перед нами.

— Да где же? — В радиусе тридцати метров от машины гуляло несколько зебр и газелей Томпсона. Не может быть, чтобы они так спокойно вели себя в присутствии львов!

— Да не туда смотришь! Вот, под кустом, прямо перед машиной.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Теперь мне пришлось присесть от удивления. По фильму «Полосатый рейс» все мы привыкли, что лев — огромное и страшное животное, которому палец в рот не клади. А здесь, прямо в трех-четырех метрах от меня, в тени куста, мирно лежала целая львиная семья. Да они же так привыкли к обилию дичи и туристов, что даже не смотрят по сторонам! Только когда я привстал с фотоаппаратом, львицы лениво открыли глаза и уставились в объектив. Как только мы отъехали, они снова погрузились в мир сна.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

А где же свирепые хищники, которые набрасываются на охотников из ветвей деревьев?

Неужели все они выдуманы «писателями», никогда не бывавшими в Африке?

Я даже предпринял попытку покинуть машину, и подойти к львицам ближе, чтобы сделать снимок «в лицо». Но охранник закричал «Нет! Нет! Запрещено покидать машину!» и мне пришлось залезть обратно на кресла. Выходило, что смотреть на львов из открытой машины считается безопасным, а вот выходить из машины пешком — «смертельный риск».

Автостопом через Африку Глава 37-я.

В течении часа мы встретили еще множество животных, и только выехав из леса на обширные поля смогли подъехать к стаду слонов. Два крайних, самых больших слона, решили устроить борьбу на хоботах, остальные вообще не обращали на нас никакого внимания. Когда Автостопом через Африку Глава 37-я.

слонам надоело бороться, они решили пройтись через дорогу. Машина двинулась наперерез и встала у слона на пути. «Сейчас будут топать ногами!» — мелькнула мысль и я спрятал под сиденье самое ценное — фотоаппарат. Но слон подошел к машине так близко, что на нас дунуло сквозняком, когда он помахал ушами. Подняв хобот, громадное, блестящее после дождя животное, издало громкий звук, который можно было бы перевести со слоновьего языка так «Ой, сволочи! Достали уже каждый раз у меня на пути вставать. Ну что за твари такие?!»

Недовольный слон обошел нашу машину полукругом, и продолжил свой путь.

Автостопом через Африку Глава 37-я.Автостопом через Африку Глава 37-я.

Наш круговой маршрут закончился на том же самом мосту, с которого я вчера рассматривал бегемотов. Довезли до деревни и высадили, по моей просьбе, возле того дома, где я ночевал. На прощанье я сфотографировал машину и моих гидов.

Полдень. Самая жара. Идти куда-то пешком не хочется. Купил в магазине пончиков по 100 квача и сел под деревом у дороги. Через 50 минут показался уже знакомый мне «Лендровер» с Алексом за рулем.

— Здорово! Ну как успехи? Нашел бесплатный ночлег?

— Не только ночлег, но и в парке уже побывал. — Гордо показал ему «free permit» от Большого Босса.

— Куда теперь?

— Теперь можно обратно, в Лусаку.

— Садись, я как раз в аэропорт еду, 20 км по пути!

— Поехали. А что в аэропорту?

— Встречаю самолет с американскими туристами.

— А это рейсовый самолет или чартерный?

— Частный.

— А когда он высадит американцев, он куда полетит? В Лусаку?

— Может и в Лусаку, а может и на водопад Виктория… Возможно, что и в Америку, за новой группой туристов.

— Отлично! Тогда я могу поговорить с пилотами об авиастопе. Конечно, американской визы у меня нет, но на водопад или в столицу вполне можно улететь!

К сожалению, когда мы прибыли в «International airport» самолетов там не оказалось вовсе.

Но само здание поражало роскошью и современностью отделки. Даже в столице я не видел таких современных офисов, как здесь, посреди джунглей. Магазины, кафетерии, туалет с горячей водой, мягкие кресла в зале ожидания с кондиционером…

Прилет американского самолета откладывался на неопределенное время. Я набрал в свою бутылку воды и встал на развилке между аэропортом и дорогой в Chipata.

«Если сегодня будет машина — уеду автостопом. Если раньше прилетит самолет — попытаюсь авиастопить» — Рассуждал я, настраиваясь на долгое ожидание.

Никакого забора вокруг международного аэропорта не было, единственный охранник с палкой следил только за тем, чтобы на ВПП не появлялись животные.

Но дождаться самолета не получилось. Уже через пятнадцать минут, неожиданно подъехала кузовная «тойота». Запрыгнул в кузов, где уже ехал мальчик. Мама, сидящая в кабине рядом с водителем, везла своего сына в госпиталь, поэтому машина мчалась на пределе своих возможностей. Приходилось заезжать в каждую деревню и доливать воды в радиатор, потому что он протекал, а чинить было некогда и негде. Но зато в этих деревнях можно было сколько угодно угощаться манго.

Когда в первой деревне, я начал собирать плоды с земли вокруг колодца, прибежали три человека из ближайшего дома. Английского они не знали, но и без языка было понятно: «О!

Белый мистер хочет манго! Не надо собирать с земли, мы тебе дадим больше и вкуснее…

только избавь нас от этих плодов, а то мы уже не знаем, куда их девать!» Я сфотографировал такое неожиданное проявление щедрости.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

В следующей деревне машина мчалась по улице, буквально усыпанной желто-рыжими плодами, как у нас кленовые аллеи покрыты листьями в октябре. Перезревшие плоды взрывались под колесами, а крупные косточки вылетали в стороны из-под машины. Очень экзотично, учитывая, что в столице такие же плоды стоят 3-4-5 долларов за килограмм.

Когда выезжали из пятой деревни, то на выезде, по дороге нас стала обгонять еще более быстрая кузовная «тойота», более новая и мощная. Прямо из кузова я показал водителю нагоняющей нас машины жестами, что хочу к нему пересесть. Машины притормозили и я перепрыгнул из кузова в кузов, снова положил под спину рюкзак и вскоре первая машина, с пробитым радиатором, осталась далеко позади.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

В кузове везли мешки с кукурузой, на которых очень удобно было сидеть и фотографировать окружающий мир. Дети играют в футбол на красном глиняном поле. Высокая тетушка несет на голове большой тяжелый мешок, а ее муж с пустыми руками идет рядом…

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Иногда мы заезжали на перевал, откуда открывались красивые виды на безбрежный океан зеленых хребтов. Я уже заприметил эти виды по дороге туда, и теперь, мне оставалось только приготовить фотоаппарат и снимать пейзажи при низком красном солнце.

Автостопом через Африку Глава 37-я.

Машины в этих местах настолько редки, что выполняют функции и почты, и газеты и доставки продуктов. Мы заезжали в разные деревни, иногда в 20-ти километрах от трассы, водители передавали письма, посылки и новости, а я знакомился с настоящей замбийской жизнью. В одной деревне меня познакомили с мотоциклом «Ява», который здесь почему-то назывался «Cobra». Изготовлен он был в городе Ижевске, а сюда попал для меня непонятно как.

Даже со всеми заездами и стоянками в деревнях я добрался до трассы «Лусака-Лилонгве»

всего за 3,5 часа.

В Чипата делать мне было нечего, визы Малави не было, решил возвращаться в столицу, чтобы узнать у доктора Никишаева результаты анализа на малярию.

Первая машина, местная, успела провезти всего 20 километров, когда прямо из ее кузова я застопил «Мерседес»-дальнобойщик. К сожалению, он ехал в Мозамбик. Виза этой страны у меня была, но хотелось бы сначала вернуться в Лусаку, да и посетить водопад Виктория. Так что, в 19–30 высадился возле АЗС «BP», где уже бывал по дороге на восток. Электричество на этой заправке отсутствовало, но душ все же был. Разрешили помыться и в темноте.

Опять начался дождик — сезон дождей однако!

Зашел в кафе, перекусить и переждать ненастье (мой плащ, как я уже упоминал, уехал в Малави еще месяц назад). Оказалось, что в деревнях, вполне можно питаться и за деньги, если посещать «харчевни для черных»: рис+мясо=2000 квача, фанта 300 мл.=1000 к., чай=300 к.

Один доллар тогда стоил примерно 4300 квача. Т. е. можно сказать, что слухи о чрезвычайной дороговизне еды в странах Африки, как оказалось, были сильно преувеличены. Конечно, английские путеводители приводят цены не для местных жителей, а в ресторане центра столицы. Представьте себе, что можно сказать о стоимости еды в России, посетив только ресторан на Тверской улице?

Наука выяснила, что скромный но сытный ужин «за деньги» в замбийской провинции (или провинции любой другой африканской страны) стоит примерно столько же, сколько и в пролетарской столовой города Елец, например. Или в рабочей столовой на территории ЗиЛа в Москве. Но это еще не самое дешевое кушанье. Если бы мне, например, пришлось бы прожить в экваториальной Африке несколько месяцев, то я конечно приучился бы есть «ишиму» — отварную кукурузную муку. За 1000 квача можно приобрести такую большую порцию, что насытить желудок на целый день. Такое «народное блюдо» есть в каждой стране: ишима на юг от экватора, инжерра в Эфиопии, фуль и феляфи в арабских странах…

А вот с ночлегом странах южного полушария проблемы. Если Антон, например, любитель ходить по церквям, то я предпочитаю ночевать в палатке. Даже если бы местные жители и проявляли склонность зазывать белых путешественников к себе на ночлег, то все равно в палатке гораздо чище и просторнее, чем в их хижине. Да и комаров малярийных в моей палатке нет, что, согласитесь, немаловажно!

В поисках места для палатки, в этот вечер я обследовал три или четыре дома.

Электричества здесь нет, как стемнело — все легли спать. Собаки лают на мой фонарик, перепуганные крестьяне выглядывают из дверей в одних подштанниках и очень удивляются увидев белого туриста в поисках ночлега. Наконец, один абориген сказал, что через два километра на запад будет «гостевой дом».

Прошагав это расстояние пешком, попросился в гости в «GUEST HOUSE».

Хозяева смотрели телевизор в столовой от непонятного мне источника энергии. К «очагу цивилизации» подтянулись и жители соседних деревень. Всего человек двадцать пережидала непогоду у телевизора и камина.

Напоив чаем, мне разрешили поставить палатку на крытой веранде. Там не беспокоил ни дождь, ни комары.

Первые два часа следующего дня я прошагал несколько деревень пешком. За это время меня обогнали только две машины, сказавшиеся локальными. Вскоре я оказался в желтой служебной машине с электриками. В кузове ехала еще и складная лесенка, провода и инструменты. Других пассажиров не было. Неожиданно, через 30 километров, в деревне Sinda эти электрики решили, что они все же таксисты. Ну и дела! А я и забыл предупредить их об оплате, ну машина же явно служебная!? Пришлось покинуть их в этой деревне и устроить второй завтрак дешевыми бананами, ведь в столице сие удовольствие будет весьма дорого.

В 10–30, прямо с охапкой бананов в руках, меня подобрал джип «Nissan Patrol». Эти уже явно не таксисты — два толстых и важных господина, один оказался немцем, а другой — черным из ЮАР. Они очень спешили в Лусаку из Малави и вели машину сменяя друг друга. Погода вновь испортилась — мелкий холодный дождик заставил нас включить кондиционер на обогрев.

Вот так Африка!

Только один раз остановившись на перекус, уже в 15 часов они высадили меня на улице Независимости.

Глава 38-я

Малярия подкралась незаметно. — Новости по визам. — Иностранные «таксисты».

— В гостях у греков. — Обед на водопаде Виктория.

— «А они уже и между собой по-русски ругаются.»

— Первый белый водитель-дальнобойщик в Африке. — Лечение и послушание.

— Неллоу, мой друг! Где ты пропадал?

— Ездил в национальный парк, очень доволен. А как анализы?

— Как я и предполагал, у вас обоих малярия.

— ?! Простите, доктор, Вы, наверное, что-то напутали… больной только Вовка. Я сдавал с ним анализ чисто «за компанию»…

— Нет-нет. Все точно. У тебя тоже малярия.

— Вы смеетесь?! Да я себя чувствую лучше чем в Дубне!

— Ну, это еще ничего не значит. Возможно у тебя просто организм дольше сопротивляется.

Но это только вопрос времени, когда у тебя тоже начнется лихорадка…

— Мне что-то не верится. Это, возможно, какая-то ошибка…

— Ну, пошли в лабораторию, лаборант сейчас здесь — сделаем быстренько тебе еще один, повторный анализ.

Пошли, сделали.

Малярия.

Не самая тяжелая форма, но лечение откладывать нельзя. Доктор предложил мне пройти курс лечения уколами. Оплатить нужно только стоимость лекарств (13 500 квача), а колоть меня доктор согласен и бесплатно.

«Что же стало с моими товарищами, у которых малярия была уже „в открытой стадии“ уже около десяти дней?» — беспокоился я, возвращаясь в церковь к Отцу Джону.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Хотелось побыстрее заглянуть в интернет и узнать новости.

На диване лежит Андрей Мамонов с головой завернутый в спальник. Я осторожно пощупал его голову — вроде живой.

Андрей проснулся, вполне здоровый и поведал мне, что он и Кирилл побывали на северо- востоке Замбии, в еще более глухих даже местах чем я, и тоже встречали деревни, где плоды манго валяются под ногами и их даже куры не клюют. Потом они пугали крокодилов в прибрежных зарослях озера Танганьика, узнавали возможности гидростопа по этому озеру, и разделились два дня назад «всего» в двух тысячах километров отсюда, в городе Kasama, это уже на асфальтовой трассе.

В интернет обнаружилось сообщение о том, что Кротов, Костенко и Шарлаев благополучно посетили Ботсвану и Намибию и сейчас едут обратно в Лусаку, в то время как Сенов и Лекай достигли столицы Мозамбика.

Никогда еще Африка не знала такого нашествия русских путешественников! Если нанести на карту маршруты всех наших мудрецов — очень впечатляет.

15-го и 16-го декабря я лечился от малярии. Уколы делали два раза в день, утром и вечером. Очень болезненные, а значит надежные. После уколов примерно полчаса кружится голова, но даже это не мешало мне ездить через весь город автостопом.

Большинству машин в столице лениво останавливаться из общего потока, поэтому эффективнее запрыгивать в кузовные легковушки на перекрестках. Зная направление потоков на центральных магистралях Лусаки, у меня получалось добираться с юго-западной до северовосточной окраины всего с одной пересадкой.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Скачал из интернет рассказ Владимира Динеца про Латинскую Америку и читал с экрана.

Выходило, что Южная Америка очень интересная, но чтобы там куда-то отъехать от основной трассы «Панамерикана хайвей», то нужно либо много времени, либо много денег чтобы нанимать лодку, для посещения самого высокого в мире водопада, например.

Размышляя о прочитанном, заметил, что у меня уже произошло «перенасыщение впечатлениями» и сейчас, в центре Африки, я склонялся к мысли, что для осмотра Америки нужно организовывать отдельную экспедицию и разнести две части кругосветки на несколько месяцев или даже на год.

К тому же, виза ЮАР, не говоря уже об американских визах — были для нас все еще в мечтах. По понятным причинам, Олег и Сергей и в Мапуту не достигли счастья в тамошнем посольстве ЮАР.

Тем временем, у доктора Никишаева нашелся друг, гражданин ЮАР, у которого, к тому же, русская жена. Ему рассказали о наших трудностях. «О! Нет проблем! Я прямо завтра пойду в свое посольство и напишу приглашение для этих замечательных ребят!» — Сказал этот человек и попросил наши паспортные данные. Я распечатал ему на компьютере необходимые данные на все восемь человек.

На следующий день, доктор при мне звонит своему другу, долго слушает трубку и хмуро сообщает печальные известия:

— Очень странно. Мой друг человек не из пугливых. Но когда он сходил в свое посольство, то его так напугали, что он вообще не хочет больше разговаривать на эту тему.

— Что же такого страшного ему про нас сказали?

— Ну, что вы — русская мафия. Что если он вас пригласит, то потом сядет в тюрьму и лишится всех своих денег…

— Какой ужас! Откуда они это взяли?

— Говорят, такой факс пришел из московского посольства ЮАР.

— Может быть мне встретиться с ним и попробовать переубедить?

— Нет-нет. Он даже встречаться с вами боится теперь, я ему уже предлагал…

Автостопом через Африку Глава 38-я.

…..

В полдень поехал в город Ливингстон, чтобы посмотреть знаменитый водопад «Виктория»

на реке Замбези. Из Лусаки на юг, 60 километров замечательной скоростной магистрали.

Первые 25 километров подвезли солдаты, в кузове у которых стояло специальное кресло для пассажира.

Выбрал позицию с плавным правым поворотом (голосовать в этом полушарии нужно левой рукой) и удивился скудности потока. В каждую сторону было по две полосы движения и по ним проезжала всего одна машина в 10 минут. Длинные дальнобойные грузовики с белыми водителями из ЮАР останавливаться не желали. До поселка Kafue в 55-ти км. от Лусаки, подвезла на легковой машине индийская семья. Муж говорил по-английски, а жена и дочка, с одинаковыми точками на лбу, только широко улыбались и угощали орешками.

Когда покупал в магазине при АЗС хлеб, познакомился с двумя мототуристами из Парижа.

Парень и девушка ездили на двух мощных мотоциклах по странам южной Африки, прилетев в Йоханнесбург самолетом. Ночевали в кемпингах или дешевых мотелях.

Только вышел загород, как подобрала еще одна легковая машина (а они в Африке довольно редки!) «Toyota Mark-II» с магнитолой и кондиционером. Граждане Зимбабве ехали в сам Ливингстон (473 км от столицы). По пути я рассказывал им про кругосветное путешествие автостопом, угощал индийскими орешками, давал читать «мудрейшую грамоту» и вообще, как мне казалось, наладил самый лучший контакт.

В городе Mazabuka заехали на заправку.

— Ну, путешественник, давай деньги на бензин. — Заявил мне водитель даже не моргнув глазом.

— Да вы что?! Я же вам сказал при посадке «сколько по пути», только что объяснил, что я путешествую не за деньги, а только «бесплатным подвозом»…

— Мы тебя везем, а ты покупаешь бензин. — Невозмутимо констатировал водитель.

— Да здесь бензин столько стоит, что я на эти деньги два месяца жить могу!

— Все равно, ты должен заплатить! — Как будто я ему обещал, а теперь увиливаю о расплаты.

— Я ничего вам не должен. Вот что: или вы меня везете бесплатно, или я высаживаюсь здесь и дальше поедете одни!

— Хорошо. Выходи.

Мне выдали из багажника рюкзак и жадная семейка уехала в Ливингстон без меня.

В воскресенье закрыты все супермаркеты. Иду пешком через город, увидел кафе с большой вывеской «NATASHA». Неужели здесь русские люди? Поспешил зайти. Под громкую музыку черные парни играют в бильярд. Кричу на ухо официантке: «Где Наташа?» Не понимает.

«Наташа — русское имя!» Подумала и кричит мне в ответ «Да, Наташа — красивое имя». Вскоре выяснилось, что никаких русских здесь нет и не было, просто им название такое понравилось.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Стоя у кафе, размышляю о замбийском таксизме и словообразовании.

Неожиданно останавливается «Тойота», уже полная платных пассажиров. Я был начеку и сразу предупредил об отсутствии оплаты. «Да какие деньги! Ты что? Залезай в кузов, двигай остальных, до Monze (62 км.) бесплатно довезу!»

«Вот так автостоп! — Продолжил рассуждать, сидя в кузове быстро мчащейся машины — Богатые водители просят денег, а таксисты везут бесплатно!»

На выезде из Мозе около десяти машин вообще не остановилось, наконец застопился-таки длинный ЮАРовский грузовик, он меня уже дважды обгонял сегодня. Подбегаю к высокой кабине:

— Добрый день! Вы едете в ЮАР?

— Да. А ты?

— Я путешественник из России. Путешествую как раз от Москвы до Кейптауна, автостопом.

— Великолепно!

— Подвезите меня по трассе, я сейчас в Ливингстон еду, это как раз по пути!

— А сколько ты мне заплатишь?

— ?! …!!!! …. Это что, разве этот грузовик такси?!

— Нет, но ты мне должен заплатить…

— Да пошел ты! А еще водитель грузовика! — В сердцах я захлопнул дверцу кабины так сильно, что чуть не прищемил нос водителю.

Подумать только: «Белый водитель, дальнобойщик, из самой богатой страны Африки… и просит деньги с автостопщика за 300 км подвоза прямо по трассе. Да у нас в России его другие водители бы позором заклеймили!»

Только через час подсел в дребезжащую «Тойоту», на этот раз — в закрытый кузов. За рулем сидел грек, а рядом с ним черная девушка. Дорога в Choma оказалась разбитая, а один участок в 30 км, вообще грунтовкой.

Впрочем, к тому времени, когда Вы читаете эти строки, его, наверное, уже заасфальтировали.

В 17–30 заехали в Чома, в гости к девушке. Угостили чаем с бутербродами.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Грек предложил мне заехать в гостиницу, где он жил уже месяц, работая по заказу какой-то электрокомпании.

«CHOMA-HOTEL» был самым современным зданием в поселке. Парадный вход светился неоновой иллюминацией, позади отеля, на просторном дворе — стоянка для автомобилей постояльцев. Греческий электрик поговорил с менеджером и мне разрешили бесплатно поставить палатку, на одну ночь, на газоне позади отеля. Но сначала я поднялся в номер к греку, чтобы воспользоваться ванной.

— Вот здесь горячий душ, вот полотенце. Пока помойся, а я пойду позову своего друга из соседнего номера.

— Зачем?

— Он работал некоторое время с русскими и ему будет очень приятно поговорить с тобой.

— Он знает русский язык?

— Чуть-чуть. Он тоже из Греции, не из России.

Через полчаса в комнату влетает радостный друг. Обращаюсь к нему по-английски:

— Добрый вечер. Наш друг сказал мне, что ты немного знаешь русский язык?

— О да! ########$$$$@@@@@&&&&&! Правильно? — Человек гордо выложил весь свой запас «великорусских» слов.

— Ну… не то чтобы совсем не правильно. Но …это единственные слова, которые ты узнал общаясь с русскими?

— Да. Больше ничего не запомнил. Но разве этого недостаточно?

— Ну, как тебе сказать. Для того чтобы работать с русскими электриками, может быть и достаточно. Но лучше не употребляй их в официальной обстановке, а то выйдет конфуз.

Забираясь вечером в палатку, вспоминал строчки из песни Высоцкого: «Проникновение наше по планете, особенно заметно вдалеке. В общественном французском туалете есть надписи на русском языке.» Ведь простодушный грек не виноват в том, что не выучил ни одного печатного слова — просто мои земляки, с которыми он работал, слишком мало этих печатных слов употребляли.

Тогда я еще не знал, что через пару дней я получу подтверждение этой теории.

Накануне лег спать в восемь, зато сегодня проснулся в шесть. Умылся из садового крана и покинул отель, так никого и не разбудив.

Но надежды на поток машин, характерный для раннего утра у нас, не оправдались. Первая машина на Ливингстон поехала только через два часа. Белый бизнесмен не проявил деньгопросящих свойств и с удовольствием подвез до центра города.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Livingstone — городок примерно на 100 тысяч жителей, который живет исключительно на обслуживании туристов. Неудивительно, что в центре его я не обнаружил мест с дешевой едой.

Купил только буханку хлеба за 2000 квача.

До водопада доехал на машине со строителями, которые строили там очередной отель.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

По реке Замбези проходит граница двух стран — Замбии и Зимбабве. Виза Зимбабве для русских дорога и сложна, так что пока мы ее не делали. Но прочие люди «первого сорта» могут спокойно путешествовать по всем южноафриканским странам, только подставляя на границе чистую страницу паспорта для въездного или выездного штампа. Ниже водопада Замбези течет в узком глубоком ущелье, через него перекинут красивый автомобильно- железнодорожный мост.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Возле Замбийской таможни вход в «NATIONAL PARK VICTORIA FALLS». Входной билет для иностранцев стоил 3 доллара. Гражданам Замбии — 1 доллар. Вольным путешественникам — бесплатно по договоренности. Охранники были малограмотные, но их впечатлил один только вид моего «мудрейшего письма» и они согласились пустить меня бесплатно. Только сначала вежливо попросили зарегистрироваться в толстой «тетради посетителей». На секунду задумавшись, в графе «address» аккуратно написал WWW.AVP.TRAVEL.RU Автостопом через Африку Глава 38-я.

Сразу за воротами, к посетителям подбегают наглые обезьяны, выпрашивая подачку. Я сфотографировал их с двух-трех метров, жалея, что в прошлом национальном парке потратил столько пленки на более мелкие снимки.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Водопад Виктория имеет ширину почти четыре километра и высоту 130 метров. В марте месяце, в конце сезона дождей, когда Замбези максимально наполняется водой, шум падающей воды слышен на расстоянии в 40 километров. Но в середине октября сезон дождей только начинался и уровень воды в реке был как во время сильной засухи.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Когда я вышел на реку выше по течению, то увидел примерно два километра гладких серых камней. Только изредка между ними блестели хиленькие ручейки. Далеко за зеленым островом, ближе к Зимбабве, река падала вниз своим основным водяным потоком, шириной метров в 300.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Не расставаясь с рюкзаком, легко допрыгал по камням до зеленого острова посреди водопада. Его видно на всех фотографиях и открытках. На карте он обозначен как Livingstone island, хотя я сомневаюсь, что Ливингстон имеет хоть какое то отношение к этому клочку земли.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Сейчас на острове проживало трое охранников. Что и кого они охраняли я не понял, ибо глупо охранять границу посреди водопада там, где любой может перейти ее по мосту без всякой визы.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Чтобы пройти к реке дальше острова, пришлось раздеться. До воды было еще метров 150, но водяная пыль, поднимавшаяся вверх из водопада, создавала непрерывный мелкий дождь.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Лес на зимбавийской стороне, напротив водопада, так и назывался «Rain Forest».

Когда разделся и подошел к самому краю водопада, на том берегу, из дождевого леса возникли еще две мокрые фигурки туристов и мы стали махать друг другу руками через бурлящую пропасть.

Даже функционируя в 20 % своей мощности, водопад производит неописуемое словами зрелище — каждую секунду тысячи тонн воды срывались со скалистой ступени и падали на дно стометровой пропасти. Не меньше трети падающей воды, по пути вниз, превращалось в водяную пыль и осаждалось на противоположной стенке каньона, образуя там свои, микро- водопадики. Еще несколько тонн воды в виде мельчайших брызг поднимались обратно вверх, на высоту каньона и даже на 50-100 метров выше!

По краям основного потока струились десятки небольших струй, образуя маленькие протоки водопада, но не менее высокие. Если встать возле них на краю, то внизу видны красивые радуги.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Пока любовался, пришла парочка японских туристов лет 19-ти, мы познакомились и сфотографировались на самом краю водопада.

Вода была прозрачная и теплая. Я переплыл несколько относительно слабых проток и добрался по камням до главного русла. Здесь можно было бы фотографировать только подводным фотоаппаратом. Воздух так сильно насыщен водяной пылью, что трудно дышать.

Аккуратно погрузившись в главное русло Замбези, позволил реке поднести меня к самому краю бездны. Лежа на животе, уцепившись за камни пальцами ног, я смог вытянуть голову в бездну и заглянуть в самое жерло слива. Смотреть вниз было и страшно и интересно — в белый водяной туман уносились тысячетонные струи прозрачной воды, дно каньона походило на бурлящий каменный котел.

Насмотревшись в водопад до головокружения, поплыл обратно к острову. Тут и открылось назначение охранников. Двое из них выбежали к реке и стали кричать:

— Опасно! Опасно! Выходи на берег!

— Почему? Где опасность? — Не понимал я их волнения. — Я хорошо умею плавать!

— Гиппопотам! Сзади! — И охранник показал руками характерный жест, как бегемот открывает и захлопывает свою огромную пасть. Я тут же поспешил к берегу.

— Что, действительно бегемоты опасны?

— Да-да. В этом году уже два раза хватал купающихся за пятки!

— Но здесь же камни и мелко…

— Кто его знает, что у них на уме. Но нам велят предупреждать всех купающихся об опасности.

Как всегда, после купания, проснулся аппетит. Я вспомнил, что сегодня даже не завтракал.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я. Насобирал дров и разжег костер прямо на островке. Здесь сварил остатки той розовой чечевицы, которую купил еще в Аддис-Абебе, напротив русского госпиталя. Когда вскипятил еще один котелок чая, выяснилось, что у меня закончился сахар. Охранники щедро насыпали мне почти полкило сахара с муравьями — часть его так и не израсходовалась. (Сии засахаренные муравьи с водопада Виктория, благополучно прилетели в Москву и в последствии, были съедены уже юными туристами в подмосковном лесу.) Автостопом через Африку Глава 38-я. Автостопом через Африку Глава 38-я.

После обеда, вернулся «на материк» и оставил рюкзак в магазине сувениров. По длинной и сырой лестнице спустился в глубокое ущелье, которое выходило к реке между водопадом и мостом. Здесь были настоящие тропические джунгли — лианы увивались вокруг пальм, вдоль тропинки росли растения, напоминавшие наши комнатные алое.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Целая стая обезьян лакомилась дикими финиками. Бабуины не боялись людей, и даже неохотно уступали дорогу. Постепенно ущелье расширилось, тропинка исчезла, через нагромождения камней я вышел к реке.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Здесь я повторно искупался, уже в «нижнем течении» Замбези, в 200-х метрах от водопада.

Прямо над моей головой каньон реки пересекал мост. Когда лег спиной на воду, от моста отделилась человеческая фигурка и с криком полетела вниз. Пролетев около 100 метров, тело натянуло резиновый канат и, не достав воды всего около двадцати метров, с еще большим криком человек полетел вверх ногами, теперь уже за счет упругости резинки. Когда несчастный проболтался так вверх-вниз минуты три, с моста спустился еще один человек, на этот раз на стальном тросе. Он схватил прыгуна руками за ноги, после чего обоих вытащили тросом наверх.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Накупавшись, я пошел наверх, чтобы сфотографировать аттракцион с моста.

— Добрый день. Можно мне выйти на мост, не имея визы Зимбабве. — Спросил я в окошечко замбийской таможни.

— Ты — русский? — Догадаться легко. Все остальные белые и черные люди, могут путешествовать без визы.

— Да. Но я хочу только сходить на мост, чтобы сфотографировать.

— Нет проблем. Оставь мне свой паспорт, вот тебе квитанция. Заберешь его, когда пойдешь обратно.

— Хорошо. Тогда я оставлю у Вас еще и свой рюкзак. Идет?

— Ну ладно. Заноси сюда.

Пешком вышел на мост. Удовольствие сигануть с самого высокого в мире атракциона «Джамп» стоило 90 долларов и была очередь желающих. Прыжок снимался на видеокамеру.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Как раз у меня на глазах две американских девушки прыгали связавшись друг с дружкой. Я заснял их полет вниз головой.

Обратно, от таможни до Ливингстона доехал на грузовике, придерживая в кузове холодильник.

В магазине купил 0,5 л. холодного сока за 1250 квача. Дешевле никакого питья не было — туристическое место, да и эта бутылочка стоила 1300, но 50 квача мне великодушно простили. К 18–30 выпил сок и стоплю на выезд из города, чтобы там переночевать в палатке, подальше от полиции и туристов. Останавливается «Лендровер». Водитель смуглый, а три пассажира в грязной рабочей одежде — черные.

— Гуд ивнинг. Айм тревелер фром раша… — Начинаю свой привычный разговор с водителем.

— Откуда откуда? Из России? — Переспрашивает водитель на чистом русском.

— Йес… Из Дубны московской области… — Ошарашено отвечаю я.

— А я из Ташкента — Отвечает водитель. — Ты что здесь делаешь?

— Вообще то, путешествую автостопом. А сейчас еду за город, чтобы переночевать в палатке.

— Давай ко мне, переночуешь у меня в guest-house.

— С удовольствием. Поехали.

Выяснилось, что житель Ташкента по имени Кабул уже шесть лет строит в Замбии различные объекты. Сейчас как раз ему нужно заехать на строительство школы.

На стройке все черные рабочие сидели и «курили», только вместо «Беломора», как мне показалось, они употребляли кое-что покруче. Кабул вышел из машины и стал убеждать их разгружать машину с досками. При этом он использовал те самые русские-народные слова, которые так хорошо запомнил вчерашний грек. Когда Кабул вернулся в машину, я рассказал ему о вчерашней встрече с греческими электриками.

— …вот и получается, что они запоминают только ругательства.

— А как еще с ними разговаривать? — Все никак не мог успокоиться Кабул — Они же по- другому не понимают!

— А ты по-английски пробовал?

— Пробовал. Только один из пятерых знает английский. Они же даже в школе не учились — строители.

— Но ведь они запоминают только ругательства и потом будут применять их где надо и не надо.

— Так и есть. Я уже слышал, как они и между собой по-русски ругаются.

— Да уж. Завидное проникновение русского народного языка в африканскую культуру. — Заметил я, когда мы въезжали в ворота «гостевого дома».

В восемь вечера, когда помылись и поужинали, Кабул предложил мне съездить с ним в город, попить в кабаке пиво-колу.

Выезжаем на северную окраину Ливингстона и вдруг я вижу в свете фар, что какой-то длинный белый человек разговаривает с водителем остановившейся маршрутки. На ногах человека вспыхивают белые катафоты.

— Стой! — Кричу я Кабулу. — Это наши! — И выбегаю из машины к человеку, спиной ко мне, засовывающему в маршрутку рюкзак.

— Давай его к нам! — Кричит Кабул вдогонку.

Я подбегаю сзади к Олегу Костенко и кладу руку к нему на плечо:

— Олег, у меня ташкентская вписка. Поехали к нам ночевать!

— Ой! Грил! Ты здесь откуда?

— Долго рассказывать. Два часа назад я застопил в городе советского человека. У него есть горячий душ и свободная кровать, а сейчас мы с ним едем в кабак, пить пиво.

— Очень заманчиво. — Осторожно отвечает Олег своим мягким и тихим голосом. — Пожалуй я не поеду сегодня в Лусаку и приму твое предложение.

Утром Кабул довез нас до выездного поста полиции.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Поток машин довольно большой — одна в десять минут — но все локальные. Только через два часа вписались в кузов до Choma.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

На выезде из Чома сидим на рюкзаках и распиваем кефир с булками. Мимо проносится ЮАРский грузовик. Я вскочил и показал ему жест «Кулак с большим пальцем» вдогонку, т. к.

успел разглядеть, что водитель белый. Грузовик остановился и с удовольствием согласился везти нас хоть до Анголы. Это был первый случай на африканском континенте, когда белый водитель-дальнобойщик согласился подвезти меня.

Олег, несколько лет проживший в США, общался с драйвером, и перевел мне следующие сведения: водитель сам в молодости поездил автостопом по Аляске, Европе и Австралии.

Десять лет он был военным, служил в составе экспедиционного корпуса ЮАР, который оккупировал Намибию, чтобы контролировать крупнейший глубоководный порт западно- африканского побережья — Уолфиш-Бей. В 1990-ом году, когда при поддержке СССР Намибия получила независимость (последней среди всех стран Африки), его сократили из армии и с тех пор он работает водителем-дальнобойщиком. Возит различные грузы по всем дорогам южной Африки. От этого водителя мы узнали много полезных сведений о дорогах Зимбабве, Намибии, Анголы, Мозамбика, а так же подтвердили информацию, ранее полученную от г-на Жукова.

По словам юарского дальнобойщика, он ни за что не остановился бы на дорогах ЮАР, даже для белых автостопщиков. Он уверял, что в ЮАР такая большая преступность, что автостоп там не возможен в принципе.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Я вспомнил, что и в России водители часто говорят: «И как это вы путешествуете автостопом? Сейчас такая преступность! Я вообще-то никогда никому не останавливаю!»

В районе деревушки Moze мы попали в настоящий тропический ливень. Ветра не было, стена дождя стояла отвесно. Причем, по объему разлившейся воды было видно, что дождь здесь идет не один день — глиняные хижины стояли посреди коричневых озер, грязные потоки перекрывали асфальт трассы, многие деревья и заборы повалились, подмытые водой. Если ночью накроет таким «дождичком», то уже никакая палатка не поможет!

В восемь вечера мы распрощались с юарским грузовиком на восточной окраине Лусаки и пешком прошли до фонтана на Kairo Rd. Здесь две симпатичные девушки не только не побоялись подвезти нас в ночи, но даже обменялись на память телефонами.

Черный охранник, открывая нам ворота любимой православной церкви, зашептал:

«Ваши друзья в Храме. Проходите туда!»

Действительно, в большом храме, где службы бывают только по воскресеньям, в окнах горел свет. «Наверное какое-то тожественное всенощное богослужение» — предположил я, пытаясь услышать с крыльца громкий голос Отца Джона. Олег, как человек верующий, открывая тяжелую дверь храма, каждую секунду не переставал креститься.

«Трам-тарам-парам-там-там. Сволочь! Ты мне опять на голову эту пакость уронил, нехороший человек!» — Еще в дверях храма, стоя за высокой спиной Олега, я услышал, вместо молитвы, знакомый голос Кирилла Степанова. И это в Храме Божьем!? «Ну вот, русские народные ругательства не только в африканскую культуру проникли, но и в коптскую православную церковь!» — подумал я и возрадовался, что никто кроме нас здесь не понимает значения слов Кирилла.

В храме царил полный разгром, если не сказать больше: Скамейки и утварь были свалены в кучу, как будто для большого костра. Из алтаря доносились все более и более страшные ругательства. Что бы это значило?

Оказалось все очень даже замечательно: Отец Джон, чтобы молодые нахлебники не сидели целыми днями в интернет, припахал Андрея и Кирилла делать ремонт в главном храме. Пока мы путешествовали, они уже покрасили прямоугольный зал, и теперь делали ремонт в алтаре.

Кирилл держал узкую шаткую лестницу, а на ее верхушке балансировал Андрей с длинной кистью и ведром краски возле ноги.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Мы переоделись и включились в полезную деятельность. Уже поздно вечером к нам присоединились Антон и Владимир и следующие два дня мы красили храм изнутри, снаружи, и даже делали ремонт крыши.

Автостопом через Африку Глава 38-я.Автостопом через Африку Глава 38-я.

Все вместе съездили в клинику к Никишаеву на анализы — малярии больше ни у кого нет!

Ура! Можно сфотографироваться на память и отпраздновать выздоровление.

Автостопом через Африку Глава 38-я.

Как же излечились наши заболевшие товарищи? В Ботсване они, даже и без анализов поняли, что все трое больны. Пришли в аптеку и сказали: «Дайте нам девять таблеток фансидара и три стакана воды!»

На следующее утро лихорадка прекратилась. Просто повезло? А может, это молитвы Отца Джона помогли, а иначе кто бы храм докрашивал?!

Я думаю, что все же фансидар помог.

21-го декабря, я завершал все дела в Лусаке, чтобы до нового года съездить в намибийский порт Уолфиш-Бей и узнать там все про пароходство через Атлантический океан. Остальные путешественники заканчивают ремонт и 31-го декабря мы встречаемся в Намибии, в городе Swakopmund, чтобы вместе отпраздновать наступление нового тысячелетия.

В этот вечер один из послушников принес нам гитару, и мы устроили в церковной школе неплохие попевки. В далекой Лусаке, под шум тропического дождя по жестяной крыше, звучали под гитару душевные песни Юрия Визбора, Булата Окуджавы, Алексея Иващенко и Георгия Васильева…

Автостопом через Африку Глава 38-я. Заканчивался двадцатый век, родители звонили нам по телефону и мы поздравляли своих близких с наступающим Новым Годом.

Глава 39-я

К перекрестку четырех границ. — Здравствуй, Намибия!

— По партизанскому краю. — По пустынной Намибии. — «Мери крисмес!»

— Впервые в Виндхуке. — К Атлантическому океану. — Уолфиш-Бей.

22-го декабря я распрощался со всеми в церкви, навестил в последний раз родного консула и доктора. На «Lend Cruiser» е доехал к следующему городку Kafue. До развилки двух основных дорог подвез длинный грузовик, едущий в Зимбабве. Интересно, что в свою просторную кабину водитель подбирал и других платных автостопщиков, даже с животными. Но с меня домогаться платы не пытался.

Быстрая «Тойота» подбросила в город Mazabuka, где пришлось буквально вбежать в супермаркет «SHOPRAITE», ибо хлынул очередной послеобеденный ливень. В сезон дождей, в здешних местах, каждое утро светит солнце, а вот после 14 часов начинается всемирный потоп.

Посмотрите на фотографию и убедитесь сами — аж темно от воды стало.

Автостопом через Африку Глава 39-я.Автостопом через Африку Глава 39-я.

Дорога предстояла дальняя. Завтра я планировал посетить национальный парк, а там супермаркетов не ожидалось, так что я потратил здесь большую часть оставшихся замбийских денег: хлеб, ветчина, шоколад, йогурт и другие вкусности, привычные европейскому желудку, лучше всего покупать именно в супермаркете.

Через два часа дождь утих и я остановил белого ЮАРского дальнобойщика, с которым и слушал кассету Высоцкого до города Choma. Там, уже в сумерках, остановил грузовик «Volvo», который ехал как раз в Намибию. Но желая сутра посетить национальный парк, в полночь покинул сухую кабину, чтобы под дождем залезть в недостроенный дом на окраине Ливингстона. Поставил палатку внутри этого дома. Сторож обнаружился уже через 10 минут, но вызывать полицию не стал, разрешив free sleep (свободно спать) до утра.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

К девяти часам утра, пришел пешком на ворота animals park с непроизносимым названием «Mosi-Oa-Tunya». Пешком по национальным паркам ходить нельзя, а машин сегодня не было еще ни одной. До полудня развлекал охранников — показывал фотографии, расспрашивал про животных, чинил одежду и писал дневник.

Наконец, подъехала семья англичан. В «Лендровере» у них были камни для балласта, и автостопщик пришелся очень кстати, еще больше утяжелив их кузов. С груженым кузовом внедорожник мог взбираться по более крутым склонам или даже ехать по целине и кочкам, не рискуя опрокинуться.

Про входную плату охранники даже и не вспомнили.

Автостопом через Африку Глава 39-я.Автостопом через Африку Глава 39-я. Автостопом через Африку Глава 39-я.

Мы сделали несколько кругов по парку, фотографируя многочисленных жирафов, зебр, буйволов и оленей. Только слонов мы сегодня почему-то не встретили.

Англичане довезли меня до центра Ливингстона, а вот пригласить на обед почему-то забыли. Пришлось возле главпочтамта обменять еще 2 доллара на 8 000 квача и посетить здешний «шопрайт». Зато здесь сфотографировал в фойе супермаркета чернокожего СантаКлауса, раздающего детям конфеты в честь католического Рождества.

Автостопом через Африку Глава 39-я.Автостопом через Африку Глава 39-я.

На восток от города меня подвезли на джипе два американца. Они возвращались на свое «сафари» у границы национального парка, а в город они ездили за водой.

До поворота в деревню Kazungula доехал в низкой закрытой коробке очередной кузовной «тойоты».

Здесь мне хочется рассказать читателю об уникальном геополитическом расположении места, где я любовался закатом. Наверное, это единственное место в мире, где пересекаются границы четырех государств. Большинство машин здесь сворачивают на юг, переправившись Автостопом через Африку Глава 39-я.

на пароме через Замбези в 70-ти километрах выше водопада Виктория, они попадают из Замбии в Зимбабве. Здесь же, прямо за деревней, проходила граница с Ботсваной. А еще в четырех километрах выше по течению Замбези, на правом берегу начиналась Намибия. Сейчас большинство машин в Намибию едут по асфальтовым дорогам Ботсваны, но можно предположить, что когда-нибудь здесь сделают уникальный автомобильный перекресток, где все четыре дороги-направления будут вести путешественника в разные государства, а перекресток придется объявить «ничейным» — вот удобная будет позиция для автостопа!

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Но это пока только мечты. Зимбабве страна интересная, но ее дорогую визу мы пока еще не делали. Ботсванийская виза у меня в паспорте уже была, но посмотреть Ботсвану я планировал отдельно, более подробно, чем «транзитом в Намибию». И только в следующем веке.

А вот Намибия очень привлекательна для русских вольных путешественников, как единственная страна Африки, в которую виза нам не нужна. Такой чести мы удостоились после того, как помогли Намибии в 1990-ом году получить независимость от ЮАР. Так что кроме уже привычных всем «людей первого сорта» (туристов из Европы и Америки), в Намибию могут ездить без визы граждане России, Украины, Кубы и Анголы.

Чтобы попасть в Намибию минуя Ботсвану (не распечатывая ботсванийскую визу), нужно проехать 120 километров на запад по левому берегу Замбези, где за деревней Sesheke есть паромная переправа к намибийскому городу Katima Mulilo.

К сожалению, трасса на Сешеки не пользуется популярностью. Георгий Жуков сообщил нам, что здесь проезжает всего две-три забитые легковушки за день. Эту статистику подтверждала и местная женщина с ребенком, которая не могла уехать в родную деревню с самого утра.

К счастью, всего через час подъехала «нестатистическая» «тойота-хай-люкс». Чтобы ее «люкс» был еще более «хай», в крытом кузове на всю ширину разложили большой поролоновый матрац.

Водитель и его пассажир в кабине сначала не очень склонны были брать автостопщиков.

Но начальниками были не они, а два подвыпивших товарища в кузове. Те почти хором воскликнули, (а если говорить точнее, то почти пропели) что еще ни разу не видели «живого русского» и пригласили меня в кузов. Я скромно ответил, что уступаю место женщине с ребенком, ибо она имеет «приоритет позиции». Но ее брать не захотели, почти насильно втащив мой рюкзак. Когда уже тронулись в путь, я пристыдил их: «Нехорошо сделали.

Женщина с ребенком с утра стоит, просит вас от такой нетрудной помощи, как подвоз. А вы ее не подвозите. Неправильно!» Машину развернули, вернулись на поворот. Посадили автостопщицу и ребенка в кабину, а к нам в кузов подсел четвертый попутчик.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Дорога начала портиться постепенно. Сначала был приличный асфальт, потом стали объезжать самые крупные колдобины, потом можно было ехать только по обочине, и наконец, последние сорок километров тряслись по такой ужасной «стиральной доске», что через каждые десять километров приходилось останавливаться и разминать кости — просто всю душу вытрясала из людей эта дорога.

На полчаса заехали в какую-то деревню на берегу Замбези. Этой деревни нет на карте, но зато в ней есть ночной кабак. Пассажиры отправились пьянствовать, а благодарная женщина купила мне банку ледяной фанты.

Еще долго-долго мы тряслись, останавливались «проветрить мозги» и снова загружались в кузов… и только через пять часов мы прибыли в Сешеки, хотя по карте преодолели всего около 120-ти километров. Скорости, сравнимые с эфиопскими, однако!

На краю спящей деревни нашел недостроенную хижину из трех стен и крыши и заснул, натянув палатку внутри ее.

Утром оказалось, что я спал на деревенской кухне. Уже на рассвете вокруг палатки собрались удивленные тетушки, дети и куры. Собравшись уже к шести утра, поблагодарил их за вписку на всех известных мне языках.

К моему удивлению, посреди группы соломенных хижин торчал прямо из земли водопроводный кран с чистой водой. Это вам не Сахара! Умывался как «белый человек».

До переправы через Замбези пришлось шагать пешком пять километров. Но утром еще нет такой изнуряющей жары, впрочем и машин тоже нет. Сил добавляла перспектива купания в прохладной и чистой реке.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Когда пришел на берег, паром еще не работал. Но за те же 1000 квача меня переправили через реку на моторной лодке. Искупавшись в мелкой и широкой реке, чистый и свежий «как огурчик» пришел на таможню.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Чудо техники! На замбийской стороне кроме упомянутого выше водопроводного крана — никаких признаков цивилизации. А в намибийском таможенном домике кондиционер, холодильник и телефон по карточкам. И это в самом «медвежьем» углу Намибии!

Для граждан России попасть в Намибию так же просто, как и прочим белым людям.

Заполняешь карточку и в паспорт ставят синий штамп, размером в полстранички. По моей просьбе, написали 60 дней пребывания, но можно и до 90.

В 8-15 24 декабря я шагнул пешком на землю Намибии в 1200 километрах от ее столицы Виндхука. Сразу от пограничного шлагбаума начался отличный асфальт и таковы впоследствии оказались все дороги Намибии.

Но впереди меня ждал еще один «непростой участок». На этот раз вольному путешествию мешали не дожди и плохие дороги, а ангольские партизаны. 200 километров дороги идет вдоль границы Анголы, а «границы», в привычном нам смысле, в Африке и не бывает. Поэтому партизаны частенько вылезают на территорию сопредельного государства, грабят крестьян, угоняют скот, а в 1998-ом году даже расстреляли французскую семью, путешествовавшую на машине. С того самого случая, самостоятельно передвижение машин в этой местности запрещено. Два раза в сутки отправляется колонна автомобилей в сопровождении вооруженного конвоя. К девятичасовому конвою я уже опоздал, значит ждать до 15-ти часов.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Первой намибийской машиной у меня оказалось такси до ближайшего города Katima Mullio. Но в город въезжать я отказался, высадился на развилке, пожелав на прощанье таксисту поскорее заполучить «нормального» денежного клиента.

Поскольку проезд «на большую землю» закрыт, то и машин нет. К счастью, через час приехал еще один таксист. Оказалось, мой первый намибийский водитель рассказал по рации своим коллегам о необычайном попутчике. И один из таксистов специально выехал загород, чтобы посмотреть живьем «на русского автостопщика». По моей просьбе, он провез меня еще километров тридцать, до «Police check post». Пост представлял собой брезентовый тент на алюминиевых стойках. В тенечке, на раскладных стульях сидело несколько солдат с автоматами Калашникова и повязками полиции на рукавах. Меня они приняли очень радушно, угостили чаем и бутербродами, почитали «дорожную грамоту» и стали вписывать в редкие машины, едущие дальше на запад, в деревню Kongola на границе «партизанского участка». Но в Намибии принят «платный автостоп» и водитель переполненной «Тойоты» даже за подвоз в кузове на 100 км просил 5000 местных денег. Я отказался, объяснив полицейским, что «в такой тесноте не хочу ездить». Объяснение их вполне устроило — какой же белый турист поедет в пыльном кузове с пятью черными пассажирами?!

Следующая кузовная «Тойота» везла кирпичи. Уже без помощи полиции я договорился не только о бесплатном проезде до Конголы, но и о подвозе чуть дальше, до поста полиции у моста через приграничную реку Cubando. Там и высадился в жаркий полдень, а кирпичи поехали обратно на восток, в деревню.

Этот пост был уже каменным, охраняли его офицеры-женщины, вооруженные не только автоматами и пулеметами но и кондиционером. Так что ждать здесь два часа было даже приятно.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

К половине второго подъехал длинный грузовик «SCANIA» с белым молодым водителем.

ЮАРский дальнобойщик сам пригласил меня ждать формирования конвоя в кабине. С ним я практиковался в английском языке, рассказывая не только о своем путешествии, но и о жизни в России и других северных странах. Когда я не находил в своей голове нужного слова, то пытался выразить его жестами, а водитель подсказывал мне, как это правильно сказать по- английски. Так что полтора часа пролетели в очень интенсивном общении, а сзади за это время выстроился длинный хвост из других машин и автобусов.

В 15–07 перед нами появился джип с большим пулеметом. Солдаты с масками на головах, увешанные гранатами, бронежилетами и обоймами, залезли на джип и все тронулись в путь.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Я ехал в первом грузовике конвоя и приготовил фотоаппарат, чтобы снимать, ежели партизаны промелькнут на дороге. С другой стороны, это несколько стремало моего драйвера.

Через двадцать минут одна из машин попыталась нас обогнать и пристроиться между нами и джипом охранения. При обгоне у нее лопнуло колесо. Что же предпримут, задержат всю колонну или оставят сломавшуюся машину «на растерзание партизанам»? А вот и нет. Перед нашей машиной оставили только одного солдата с автоматом, а джип уехал разбираться с поломкой. Ждать замены колеса колонна не стала, скорее всего им тоже оставили одного солдата и уже через шесть минут мы снова тронулись в путь в прежнем порядке.

Колонна ехала со скоростью 100–110 километров в час — дорога идеальная, даже в Турции таких ровных не видел. Еще только один раз остановились на 10 минут, чтобы пассажиры могли сходить в туалет. Партизан так и не встретили. Вдоль дороги были предупреждающие знаки «осторожно слоны!», но и слонов тоже не видели.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

В 17–25 слева показалась река. Джип с пулеметчиками сразу отстал, легковые машины вырвались вперед. За мостом через реку проехали еще один пост, где уже формировалась колонна в обратную сторону.

Дорога шла по длинной плоской равнине, поросшей колючими кустарниками и деревьями с плоской кроной. Судя по размытой почве — здесь часто бывают дожди. Никаких проявлений цивилизации, кроме ровной прямой дороги, я не видел. Именно такой мне представлялись «бескрайние саванны южной Африки» по очеркам Василия Пескова.

Исчерпав все темы разговора, мы стали слушать на стереосистеме кассету Вадима и Валерия Мищуков. Водитель, конечно, не понимал ни слова, но музыка ему очень нравилось.

Когда прозвучала песня про часы с припевом «тик-так тик-так тик-так…» водитель спросил:

— О чем поется в этой песне?

— А ты как думаешь? На что похоже?

— Ну, похоже, на то, как работает двигатель моего грузовика.

— Значит двигатель твоего грузовика очень хороший — работает как часы!

Только я сделал сей удачный комплимент, как у нас протерлась и лопнула покрышка. А когда стали поднимать грузовик, сломался домкрат.

Целый час слушали Мищуков на пустой трассе — не было машин ни в одну сторону. Зато когда приехали сразу два грузовика, то не только одолжили домкрат, но и помогли с ремонтом и дальше ехали втроем.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

В первом намибийском городе Rundu заехали на АЗС. В круглосуточном магазине водитель купил еды на 20 намибийских долларов (примерно 76 рублей) и мы покушали прямо в кабине. Намибийский доллар равен ЮАРскому ранду. За один американский доллар в обменниках давали 7,7 намибийских или ЮАРских денег. Интересно, что ранд имеет в Намибии такое же хождение, как и национальная валюта, а вот обратный обмен (N$ на Rd) не производится. У меня не было пока ни тех, ни других, и мои расспросы про деньги имели чисто «научный» интерес. Но водитель предложил мне несколько железных рандов в подарок. Тогда я предложил ему «в обмен» советские монеты. Тут у него обнаружилась целая куча денег различных южноафриканских стран и водитель осчастливил меня монетами Ботсваны, ЮАР, Зимбабве, Мозамбика и Малави.

В половине двенадцатого остановились спать прямо посреди саванны. Улеглись на разных этажах спальной полки. Это был второй мой ночлег в кабине грузовика. Первый был еще в России, в Невинномысске.

— По дому не тоскуешь по ночам? — Спросил мой сосед сверху.

— Редко. Очень много впечатлений, что и тосковать некогда. — Отвечал я, заполняя при свете лампы очередную страницу дневника.

— А я вот часто тоскую, как больше пяти дней дома не живу, так каждую ночь семья снится…

Проснулись в кабине в половине седьмого. «Мери крисмес!» — с Рождеством Христовым! по-нашему. Только, католики отмечают его не 7-го января, а 25-го декабря. Ну да мне все равно, лишь бы люди были хорошие!

Groot Fontein — первый намибийский город, который мы проезжали при свете дня. Но мне он показался больше немецким, ведь и название отдавало каким-то «волчьим логовом».

Типично немецкой оказалась и архитектура. Стриженые лужайки и кусты, цветущие деревья за аккуратными заборчиками. Черных увидели только на заправке. Пешеходов нет совсем, так же как и тротуаров. Белые нарядные люди выходят из церкви и рассаживаются в шикарные сверкающие машины, чтобы ехать на рождественский обед. А моему водителю ехать в Анголу.

Высадился на развязке возле следующего города, Tsumeb. «OTAVI-60 km.» — приглашал меня на юг новенький указатель. Вокруг перекрестка виднелись лишь выжженные солнцем камни и редкие колючки. Машин не видно, хотя в четыре стороны расходятся отличные автотрассы.

Подъехала машинка с платными автостопщиками. Между чемоданами, на широком матрасе уже сидят двое пассажиров. «Бесплатно? Конечно, садись. До Отави едем»

На 63-х километрах трассы среди каменистой пустыни подобрали еще два раза по три пассажира, и в Otavi приехали в кузове уже вдевятером. Значит и здесь можно ездить нераздельной шестеркой?

Солнышко припекает. На окраине чистого города, за цветущими заборами, манит музыкой и прохладой современная автозаправка. Подошел ближе для изучения.

Магазин по кредитным карточкам: множество холодильных шкафов с напитками, мороженное, йогурты, горячий хлеб. И все это на заправке! Да у нас даже туалеты холодные не на каждой АЗС есть, а здесь прямо-таки «Европой пахнет».

На улице два банкомата, возле них вдоль стенки разложены дрова в пластиковой упаковке.

Глядя на ровненькие, 30-ти сантиметровые полешки, я вспоминал вязанки кривых, колючих и сырых веток, которые продавались на дорогах Эфиопии. Только там дрова были жизненно необходимы для приготовления пищи, а здесь, возле каждого дома стоит специальная жаровня для поджаривания колбасы и сосисок. Вот и рассказывай потом дома «Как там люди живут, в Африке?»

Бесплатный туалет меня просто потряс. (Да простит меня читатель за подробности) Такой белый и чистый туалет я видел лишь раз в жизни, в историческом музее по адресу Красная площадь дом.1. Горячая вода, зеркала, играет тихая приятная музыка, пахнет конфетами и цветами. Я вышел на улицу — все та же Африка, кругом саванна и пыльные вихри. Чудеса!

Обращаюсь к работнику заправки:

— Добрый день. А можно ли у Вас принять душ?

— Пожалуйста! Всего пять тысяч долларов!

— Извините. Но я путешественник, только недавно въехал в Намибию пока еще не имею намибийских денег.

— Нет проблем. Я — босс. Вот тебе ключи — пользуйся бесплатно.

Горячий душ в чистой, светлой кабинке, в стену вделаны специальные медные поручни. Я вспомнил цементные стены, щель в полу и ведро мутной воды из Нила. Судан! Как далеко на севере отсюда Нил… Египет вообще кажется прямо-таки Подмосковьем.

В полдень снова вышел на трассу. Ну и припекает! Интересно, что я довольно далеко от экватора, а тень от меня не больше 3-х сантиметров. Нет уж — в кузове больше не поеду, дождусь машины с кондиционером.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

117 километров до следующего города Otjiwarongo пролетели всего за пятьдесят минут. Ну и скорости здесь! Дорога идеально ровная и прямая. За весь сегодняшний день видел только одну колдобину. И та была тщательно заделана и обведена по контуру белой краской, словно кто-то хотел обратить внимание: «Смотрите, больше таких не найдете!»

«WINDHOEK 244» — Заботливо сообщает указатель на выезде из Отживаронго. Сам город кажется вымершим. Мы проехали по самой центрально улице — ни одной души. Закрыты все офисы, почта, банки, магазины. Нет ни машин, ни велосипедистов. Даже во дворах в полуденный зной не видно никакого движения. То ли католическое рождество, то ли полуденная сиеста, толи дневной перерыв как в мусульманских странах…

Только через полчаса подъехала машина. Черный водитель слушает местную музыку. Он надеялся отогнать сон беседой со мной, но нашего знания английского хватило ненадолго, ведь засыпающий водитель почти не поддерживал разговор. Вдоль дороги, по обе стороны, тянуться проволочные заграждения, непонятно от кого защищающие пустынные каменистые склоны пологих холмов. Через каждые десять километров — место для отдыха: два деревца, в их тени столик и скамейки. Все выкрашено белой краской, мусор в контейнере с пластиковым мешком, как будто вокруг не пустыня, а центральная авеню столицы. Двадцать минут мы просидели за таким столиком, попивая ледяную колу из холодильника.

Уже в 16–50 я высадился на объездной Виндхука. За полдня, со всем задержками, полстраны отмахал — так и до Кейптауна за полутора суток доехать можно! (Эх, была бы виза!) Автостопом через Африку Глава 39-я.

Впервые попав в столицу Намибии я был потрясен: на магистральных улицах столицы абсолютно не было машин. Город очень современный, с белеными эстакадами и сверкающими небоскребами, многорядными шоссе и плиточными тротуарами, но прошагав по центральной улице несколько кварталов, я не увидел не только ни одной машины, но и ни одного человека вообще! Жуткое ощущение охватило меня: «Вдруг здесь случилась какая-то техногенная катастрофа, всех эвакуировали, а меня предупредить забыли?». Но следов паники и бегства нигде не было. Магазины аккуратно заперты, жалюзи опущены. Из витрин на пустую улицу глядят разряженные манекены, сжимая в руках таблички с рождественскими сидками.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Чтобы отогнать от себя жуткое ощущенье, стал фотографировать пустой город. Закрыты даже сувенирные лавки на местном Арбате, закрыты закусочные и любимый супермаркет «Шопрайт». Где же мне обменять деньги, как раздобыть еды? Я шел мимо стеклянных дверей многочисленных обменных бюро и банков, туристических компаний, информационных офисов и интернет-кафе… даже кресла уличного кафе были пусты. Куда же идти?

Автостопом через Африку Глава 39-я.Автостопом через Африку Глава 39-я.

Зеркальные панели отражали одинокую фигуру с рюкзаком, в потертом желтом костюме посреди пустой улицы. За темными дверями одного из банков, мелькнула фигура человека.

Приведение? Эй! Постой! Да это же охранник — Живой человек!

Я подбежал к дверям и стал стучать по рукоятке, вглядываясь в темные стекла. За черным стеклом, появился черный охранник. Он был совсем черный — и костюм, и лицо, и туфли и даже кепка.

— Извините! Где я могу обменять деньги? — Кричу я ему сквозь стекло.

— Завтра. Сегодня рождество. — По слогам ответил охранник и отошел в темноту коридоров.

По тому, как медленно он вспоминал слова, я решил что он не очень владеет английским.

Но на всякий случай еще раз крикнул: «А как же мне сегодня купить еды? Все магазины закрыты!?» Но охранник больше не подошел к дверям, только эхо разнесло между домами мой голос.

Может мне лечь спать прямо у двери? Тогда он наверняка вызовет полицию и там уже мне точно ответят на все мои вопросы.

Достал ксерокопию плана города и нашел на ней единственную «зеленую зону», утыканную крестиками. Что может быть «романтичнее», чем провести на кладбище ночь на рождество? Зашагал по пустой магистральной улице в направлении кладбища. Когда по эстакаде, в километре от меня, проехала одинокая машина, то замахал ей руками, но машина меня не заметила.

Автостопом через Африку Глава 39-я. Кладбище оказалось опутанным колючей проволокой. Вспоминая танзанийскую тюрьму я твердо решил не ночевать на частной территории без разрешения хозяев, пусть даже и среди покойников. До темноты оставался еще час, а через овраг от кладбища раздался звон церковного колокола. Надо попробовать вписаться в церковь — ведь праздник у них — не прогонят в такой святой день!

Заглянул в церковь — пусто и гулко. Католические кресты. Вечернее солнце бросает на пол разноцветные блики через витражи. «Эй! Есть кто-нибудь здесь?!»

Подошел молодой человек в черном пиджаке. Я спросил разрешения переговорить с Фазером. Он молча проводил в столовую миссии и попросил подождать. В столовой заканчивался праздничный ужин. За столами сидело несколько путешественников из буржуйских стран, вместо Святого Писания они читали вслух путеводитель «Lonely Planet» по Африке. Не дожидаясь появления пастора, меня начали расспрашивать о дорогах Эфиопии, Судана и прочих сведениях. Но как только я сел за стол, недоеденную курицу сразу унесли.

Тоже мне, святые угодники! Не буду ничего рассказывать, пока не накормите. Есть хочу! И чему вас в школе церковной школе учили? Уж Кротов бы рассказал вам сейчас, как по Библии положено принимать путешественников…

Когда люди старшего возраста побежали искать пастора (без его разрешения, якобы, даже накормить меня нельзя!), молодежь все же поставила мне большой стакан сока, хлеб, масло, ветчину и фрукты. Только перекусил, пришел черный малый и строго сказал:

— Фазер сказал, что ты не можешь ночевать здесь.

— Как? Вы прогоните меня даже в рождественскую ночь?

— Сожалею, но у нас нет места. — Остальные гости миссии при этом стыдливо опустили глаза и сделали вид что срочно захотели помыть на кухне посуду.

— Мне не нужно много места. Дождей здесь нет. Я согласен ночевать в палатке, позади миссии.

— Даже в палатке нельзя. Нет места.

— У вас огромная огороженная территория! Здесь на тысячи палаток места хватит. Мне нужна только защита от полиции и ночных воров…

— Так сказал Фазер. Ты должен уйти.

— Я могу сам поговорить с ним? Он меня боится!?

— Нет. Он уже ушел в комнату для сна.

— Хорошо. Я тоже ухожу спать. На улицу.

Из кухни донеслись удивленные возгласы белых путешественников: «Куда ты уйдешь?

Уже темно! Где ты будешь ночевать?!..» Я собрал рюкзак и зашел на кухню, чтобы набрать в бутылку воды. Черный поваренок, оглядываясь на двери, собрал мне в мешок хлеба, конфет, пирожных, бананы и апельсин.

Вот ему то я и пожелал счастливого рождества перед уходом.

От ворот церкви отошел метров на 100 по сухому оврагу в сторону кладбища. В темноте натянул между кустами палатку, вымыл ноги из бутылки и уснул посасывая рождественский леденец.

Утром 26-го декабря сразу направился к центру города — обменять деньги. От заправки отъезжала единственная машина с одиноким белым водителем.

— Доброе утро. Я путешественник из России.

— Доброе утро. Чем могу помочь?

— Подвезите меня в центр города…

— Конечно, садись. А куда тебе надо? — По тому тону, как он это предложил, сразу стало ясно, что об оплате не может быть и речи.

— Дело в том, что я только вчера вечером приехал автостопом из Замбии и не смог обменять в Виндхуке деньги — все закрыто, все банки, магазины, кафе…

— Да-да. Ведь Рождество! — Водитель даже не удивился. Между тем я удивлялся все больше, ибо мы въезжали на такие же пустые улицы, как и вчера.

— Я смотрю, и сегодня тоже все закрыто?

— Конечно, ведь рождество — два дня! — Сообщил водитель мне как «давжды-два=четыре» и остановился возле закрытого здания главпочтамта.

— Опять я не смогу деньги обменять… как же быть? Может быть есть «дежурный банк» на случай праздников?

— Даже не соображу, так куда же тебя везти… — Снова спрашивал водитель, осматривая безлюдные улицы вокруг.

— А давай в российское посольство! «Христиан стрит» знаешь?

— Понятия не имею! Давай заедем в полицейский участок и спросим.

Подъехали на пустую стоянку полицейского управления. Оставив машину с открытыми дверьми у входа, вдвоем заходим к окошечку «дежурного по городу».

Черная женщина-офицер подошла к стойке, гулко стуча каблуками по пустому залу.

Других людей в участке не было.

— Доброе утро. Мы ищем Христиан стрит. Не подскажете?

— Вот вам карта, ищите. — Женщина подняла на стол двухметровый стенд с подробной картой города.

— Это сложно. Слишком много улиц. А вы не знаете, где находиться русское посольство?

Покажите нам на карте, пожалуйста.

— Минуточку. Подождите, сейчас спрошу.

Женщина вернулась за пульт в глубине помещения, сняла микрофон и затараторила:

«Внимание всем постам и патрульным машинам! Кто-нибудь знает, где находиться российское посольство?!» Оказалось, что в городе с населением в 180 тысяч человек, никто из полицейских не знает нахождение сего секретного учреждения. Но тут я и сам нашел по карте нужную улицу, довольно далеко от центра. Отметив родное посольство на своей схеме, на той же машине уехал на окраину города. Водитель высадил на углу нужной улицы и развернулся обратно в город.

Очутился в квартале шикарных домов, утопающих в цветах и фонтанах. Вид портила только колючая проволока на каждом заборе. Вот и родной флаг виднеется над крышами.

В приемной посольства сидела нормальная русская тетка. Сама предложила позвать консула. Хоть и выходной в стране, но оказались на месте консул Анатолий Григорьевич Башкин и вице-консул Игорь Игоревич Майданов. Потом слух о моем приезде разошелся по территории, пришли еще какие-то люди и супруга посла. Наталья Львовна Шумская не смогла предоставить мне доступ в интернет, но взяла на бумажке текст моего послания в «гостевую книгу» сайта. Спасибо ей большое!

Вписку никто не предложил. Но я и не спрашивал, понимая, что посольство может пригодиться потом, для других научных целей. К тому же, у них тоже была телефонограмма от российского консула в Эфиопии.

Я поспешил заверить г-на Башкина, что сегодня же отправляюсь к океану. Консул обменял мне из своего кошелька 25 долларов США на 150 намибийских долларов и вывез на машине на объездную трассу.

Попрощавшись по-русски с консулом на пустой трассе, я даже забыл где нахожусь и стал голосовать правой рукой на правой стороне. Только когда мимо меня, в течение десяти минут проехали две машины «по неправильной полосе», я вспомнил, что это южное полушарие и встал на «правильную» сторону, посмеиваясь над собой «только поговорил с драйвером на русском, как уже как будто в Россию вернулся!»

Первый же джип, со спящим белым мальчиком на заднем сиденье, довез меня до Okahanjo, где мне надо было сворачивать на запад, к Атлантическому океану. Отметил еще одну причину, почему забыл что нахожусь в Африке — в магазине на АЗС даже кассиршей работала белая тетка. И покупатели были все белые, говорившие между собой, как мне показалось, на немецком языке. Я купил фанту, печеной картошки и пирог с изюмом, сказав кассирше «данке шен!», когда она аккуратно отсчитала мне дачу новенькими блестящими монетками с изображением зверей и растений.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Вдоль дороги на запад слева простиралась каменистая пустыня с редкими колючими кустами, а справа зеленые газоны и изгороди аккуратных маленьких домиков. Все заборы, крыши и стены были очень прилежно покрашены, газоны пострижены и свежи, в клетках на верандах щебетали попугайчики — тогда я впервые решил, что намибийские города все же больше похожи на немецкие, чем на африканские.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Машин на трассе немного, но все же больше, чем в столице. Пройдя пешком пять километров до выезда из города, застопил белоснежную «Тойоту» с двумя не менее белыми тетками из ЮАР. Мать и дочка ехали на праздники в Свакопмунд, отмечать рождество с друзьями. Всю дорогу они курили, слушали музыку и болтали между собой на непонятном мне языке. То, что я сперва принял за немецкий, оказалось языком «африканос» — смеси английского, немецкого, голландского и еще каких-то местных племенных языков. На этой смеси разговаривают все жители южноафриканских стран, хотя английский большинство тоже знают, белые — почти 100 %.

Автостопом через Африку Глава 39-я. Дорога постепенно опускалась к океану с 1500 метров. По мере падения высоты, жара все нарастала. Последнюю сотню километров по обочинам трассы вообще была песчаная пустыня, а перед Свакопмундом даже показались высокие дюны.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Сам город Swakopmund был основан немцами, в конце 19-го века. Вплоть до 1990-го года он был оккупирован войсками ЮАР, а соседний горд Уолфиш-Бей с глубоководным стратегическим портом, войска ЮАР удерживали до 1993-го года, и только с падением режима апартеида в ЮАР, эти территории Намибии окончательно получили независимость.

Но и сегодня эти два города остаются, пожалуй, самыми «белыми» городами Африки.

Достаточно взглянуть на фотографии.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Над океаном висели низкие влажные тучи, сырой ветер задувал холод во все щели одежды и норовил сорвать с меня шляпу. Это было очень удивительно, ибо еще в пяти километрах от города, на заправке, солнце так припекало, что было жарко как в Сахаре. Здесь же немецкие туристы кутались в куртки с капюшонами, немецкие старушки выгуливали немецких овчарок и болонок, закутавшись в пледы. И только немецкие киндеры разъезжали на самокатах по тротуарам и запускали на пляже воздушных змеев, как будто не замечая холода. Это неудивительно, ведь они прилетели сюда на рождество из еще более холодной Европы.

Несколько мужчин с навороченными удочками ловили рыбу прямо с берега, в огромных серых волнах океанского прибоя.

Автостопом через Африку Глава 39-я. «Неафриканская» погода имеет свое научное объяснение: вдоль всего намибийского побережья, от Кейптауна до Анголы, проходит холодное течение из Антарктиды. Поэтому вдоль берега здесь всегда прохладно и вода не прогревается больше 12-14-ти градусов. В этот день меня хватило только на то, чтобы помочить в воде ноги.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

На южной окраине города — палаточный кемпинг. Грозные таблички предупреждают, что нельзя ночевать в палатке где-либо еще кроме кемпинга. Весь персонал, даже в магазинах и гостиницах — белые. Из промышленности в Свакопе только немецкий пивоваренный завод, а в целом город выполняет для немцев ту же функцию, что для москвичей подмосковные дачные поселки. Большинство домов пустует 10–11 месяцев в году, и только некоторые пенсионеры предпочитают проводить здесь всю европейскую зиму — тепло, сухо, дешево, красиво и никакие эпидемии гриппа не страшны.

Автостопом через Африку Глава 39-я.Автостопом через Африку Глава 39-я. Трасса на юг, в Улофиш-Бей, начинается от длинного бетонного моста через несуществующую реку. Такие сухие русла в пустынях арабы называют «вади». Перед мостом — прокат трехколесных мотоциклов для катания по пустыне — следы сиих мотоциклов обильны и под мостом и на окрестных дюнах. Кстати, настоящие дюны начинаются сразу за городом.

Автостопом через Африку Глава 39-я.Автостопом через Африку Глава 39-я.

Пользуясь тем, что на закате выглянуло низкое красное солнце, я почти целый час гулял босиком по песчаным гребням и фотографировал потрясающие пейзажи — песчаные холмы с характерным ветровым рисунком обрываются прямо в холодный океан.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Когда солнце село, с кроссовками в руках вышел на трассу и, не успев даже обуться, взял быструю машину с немцами до У-Бея. К счастью, сии жители Кельна владели еще и английским.

— Ты правда из России? — Обернулся назад пассажир, чтобы рассмотреть получше.

— Да. Путешествую от Москвы до Кейптауна.

— Пешком?! — Удивленно воскликнула дама рядом со мной. Ведь они подобрали меня прямо посреди пустыни.

— Нет. На попутных машинах. А в пустыне я просто гулял, фотографировал.

— А-а Понятно. А ты — коммунист? — Спросил водитель.

— А ты — фашист? — Ответил я вопросом на вопрос после секундного раздумья.

Спрашивающий засмеялся и на этом все политические конфликты были исчерпаны. Когда немцы спросили меня, где высадить, я решил доехать до порта, ибо там, по словам посольских работников, было много русских моряков.

В порту, служащие спросили конкретно, кого из русских мне нужно. Консул упоминал мне некоего господина Олейникова. Я назвал эту фамилию. Хотя сей человек уже ушел домой, служащий порта подбросил меня на машине к нужному дому.

Олейников Олег Яковлевич уже много лет работал в Намибии, управляющим рыботорговой фирмой. Сей пожилой, полный человек согласился приютить только на одну ночь, а вот завтра к нему друзья приезжают.

После ужина Олег Яковлевич провез меня на машине по городу, показав все учреждения, где есть русские люди.

27-го и 28-го декабря прожил в «гостевом доме» у жителей Екатеринбурга. Целая бригада авиационных техников работала на местном аэродроме, обслуживая наши самолеты, которые летали в Анголе, а ремонтировались в У-Бее.

В доме у летчиков был душ с горячей водой, кухня со всеми удобствами. Свободных комнат, правда, не было, но нашелся большой матрас в просторном гараже. Впоследствии, я нашел, что ночевать в палатке на заднем дворе гораздо комфортнее, чем в помещении. Под крышей мне казалось, должно быть с непривычки, довольно таки душно. Да и отъезжали на работу хозяева вписки достаточно рано, а в палатке я мог замечательно спать сколько угодно долго, наслаждаясь короткими часами утренней прохлады.

Еще очень полезная вещь была на этой вписке — русскоязычный компьютер и телефон. Так что я мог получать новости со всего мира в интернет-кафе с посекундной оплатой, приносить дискету на вписку и там писать ответы и свои письма на русской клавиатуре.

Автостопом через Африку Глава 39-я.

Глава 40-я

Тупиковая визовая ситуация. — Возможности авиастопа. — Новогодние хлопоты.

— Вписка в «Миссии для моряков». — «Нам разум дал стальные в руки крылья…»

Оставшиеся два предпраздничных дня посвятил знакомству с различными русскими людьми, среди которых было множество начальников. Почти все они высказывали желание посильно помочь нашему удивительному путешествию, но в получении визы ЮАР они и сами испытывали большие сложности. Консул, например, упоминал, что даже детей работников посольства они не смогли свозить в Кейптаун на выходные, так как посольство ЮАР не выдавало даже краткосрочные визы без приглашения от гражданина ЮАР.

Несколько иная ситуация была с пароходами через океан. В «Wolvis-Bay Port»

обслуживалось около пятидесяти рыболовных сейнеров с русскими экипажами, большинством из них владели две-три фирмы с русскими управляющими. Начальник порта тоже был русский, и даже усатый лоцман был из Севастополя. К сожалению, все эти рыболовные корабли не причаливали ни к какому берегу, дней двадцать они наполняли холодильники рыбой из холодного океана, потом приходили на разгрузку, заправлялись провизией и снова уходили в океан. Транспортные корабли заходили в порт в количестве 3–4 штук в неделю. Большинство из них тоже были «русскими», хотя, зачастую, под другими флагами. К сожалению, эти корабли шли не за океан, а вдоль западного побережья Африки, иногда и до самой Европы.

Автостопом через Африку Глава 40-я. Следовательно, они были, теоретически, пригодны для попадания в Анголу, но ангольской визы ни у кого из нас пока не было. Основной же поток кораблей в Южную и Центральную Америку, шел, к сожалению, из Кейптауна. Там же находились и консульства интересующих нас стран, а в Виндхуке было только консульство Бразилии. Так что если и попадется попутный корабль (по словам начальников, они все же заходят раз в 2–3 месяца), то из Намибии гидростоп бесполезен, ибо не имея визы заокеанских стран, мы не сможем сойти там на берег.

А ходить на корабле месяцами, в ожидании захода в безвизовую для россиян страну — перспектива малопривлекательная.

Шансы на получение визы ЮАР в Намибии были ничтожно малы, по заверениям почти всех русских людей. Слишком много желающих прилетало «Аэрофлотом» в Анголу и пробиралось в безвизовую Намибию именно в надежде попасть в «страну радуги». Так что местное посольство ЮАР уже окопы с колючей проволокой собиралось ставить против русских просителей визы.

Таким образом, мы оказались заперты у границ Южно-Африканской Республики, благодаря упорству чиновников. Попасть в Кейптаун мы не могли не имея приглашения из ЮАР, а попасть за океан мы не могли, не побывав в Кейптауне. Оставалось только лететь в Москву, там делать визы Южной Америки, и при желании, перелетать в Аргентину или Бразилию. Я склонялся именно к такому варианту — «в Америку через Россию».

Легче всего представлялось улетание авиастопом из столицы Анголы. Множество наших самолетов, базирующихся там, с периодичностью раз в две недели летают в «большой мир» для ремонта, закупки запчастей и прочих надобностей. Второй вариант — чартерные рейсы из Намибии. Примерно два раза в год, каждая из крупных рыболовецких фирм нанимала специальный самолет для того, чтобы вывезти домой сразу несколько экипажей сейнеров и привезти «свежих» моряков им на замену. Ближайший такой рейс должен был состояться у фирмы «NAMSOV», которая, очень удачно приватизировала, как видно из названия, бывшую советскую собственность в Намибии. Заведовал отправкой моряков зам. директора фирмы — Иван Васильевич Бережной. Но как раз он то принял меня весьма прохладно. Повертел в руках мою визитку, выслушал катко наше положение и просил прийти завтра. На следующий день у нас с ним состоялся примерно такой разговор:

— … Да, я побывал на вашем сайте. Ознакомился с вашей «академией».

— Очень хорошо. Я очень рад, что сайт пригодился нам.

— Только я не пойму, почему я должен вам помогать? — Развел руками начальник.

— ?! Как же так? Ведь в таком большом самолете, как ИЛ-86, наверняка найдется одно-два места. Я ведь не прошу за шестерых человек…

— Да, но какие у меня есть основания вообще пускать вас в мой самолет?

— А какие у Вас есть основания НЕ ПУСКАТЬ нас в свой самолет? Документы у нас в порядке, визы Намибии есть. Паспорта российские. В чем проблема?

— Проблема в том, что я не люблю «шаровиков» — Обозначил меня Иван Васильевич доселе незнакомым мне термином.

— Ну, Вы же видите наше положение. Если дело в деньгах, то назовите сумму, вполне возможно мы сможем ее осилить… и Вы получите… материальное от нас вознаграждение.

Хотя, судя по Вашему офису и бизнесу, наши копейки вам не очень нужны… Но мы не против заплатить, ведь в любом случае, лететь на рейсовом самолете с двумя пересадками будет дороже чем на Вашем.

— Это так. Но я не пойму зачем вы вообще сюда приехали?!

— Очень жаль, если не поняли, хотя и побывали на нашем сайте…

И еще минут десять я рассказывал г-ну Бережному о пользе вольных путешествий, о написании книги, о сборе информации и научных сведений… Но все это его не впечатлило.

Создавалось такое впечатление, что фирма «Намсов» тоже получила факс от нашего консула в Аддис-Абебе… Может под вывеской «NAMSOV» скрывается некое «секретное» учреждение МИДа? Или даже бывшего ГКБ?

Под конец беседы, Иван Васильевич не дал окончательного ответа и попросил прийти к нему еще раз, третьего января.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

30-го декабря 2000-го года я выехал из города немецкого Walvis-Bay (произносится как «уОлфиш-бЕй») в не менее немецкий город-курорт Swakopmund (произносится как «свакопмУнд» или, запросто «свАкоп»). Оба этих города, хоть и имеют труднопроизносимые для нас немецкие названия, расположены на атлантическом побережье Африки. Уолфиш — «рыбный залив», является крупнейшим глубоководным портом, но имеет незначительное торговое значение, главным образом, обслуживая рыболовецкие суда. Без сомнения, это самый русско-населенный город Африки. Когда я спросил одного земляка, как мне найти русских, он так и сказал: «Если белый идет по городу пешком, да еще и с сумкой, — значит русский». И действительно, увидеть «не русского» белого человека с сумкой — большая редкость. Здесь все ездят на машинах прямо из гаража до супермаркета и обратно.

Автостопом через Африку Глава 40-я. Русских в городе действительно много, порядка 10 % населения.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Автостоп между этими двумя городами очень прост и приятен — многие туристы ездят на рыбалку из окрестностей одного города в окрестности другого. Так что в тот день, еще в городе, я подсел к ЮАРскому врачу, который довез меня до здания аквариума в Свакопе.

Билет в «Аквариум» стоил шесть намибийских долларов, студентам и учителям — три. Я показал международное удостоверение учителя «TEACHER-card», купленное еще в Хартуме за девять долларов.

— Добрый день. Я педагог из России. Можно мне билет за три доллара?

— К сожалению, у нас для учителей скидка действует только в составе экскурсии студентов.

— А если я в отпуске, уже нельзя?

— Нет. Но не огорчайтесь. Мы можем продать вам студенческий билет.

— Давайте. Нет проблем.

Убирая в карман билетик на память я так и не понял, чем тогда отличается билет «учительский» от «студенческого».

Автостопом через Африку Глава 40-я.

В центре большого здания аквариума располагался огромный бассейн с подводными скалами. По дну бассейна проходила прозрачная труба из толстого стекла, метра четыре в диаметре. Если встать в трубе, то акулы и скаты плавают прямо над тобой и можно бесплатно их фотографировать простым («не подводным») фотоаппаратом. В остальных стенках здания тоже были вмонтированы аквариумы поменьше, с экзотическими обитателями океана. Здесь и тропические рыбы, и ракообразные, цветные актинии и морские коньки, черепахи и обитатели огромных ракушек. Все очень красиво и чисто. Фотографируй сколько хочешь. Я любовался целых три часа.


Автостопом через Африку Глава 40-я.

Автостопом через Африку Глава 40-я.


Есть в городе еще один музей — «галерея минералов». Но там билет очень дорогой, а бесплатно меня не хотели пускать даже по «мудрейшей справке АВП», мотивируя это тем, что начальника нет, а будет он только в следующем году. Но я не очень расстроился, ибо минералогических музеев видел уже очень много: в Челябинске, в Академгородке, в Петрозаводске…


Автостопом через Африку Глава 40-я.

В Свакопе есть даже пляж, хотя купающихся там мало. Вода всего +14. Зато на самом краю волнолома греются на солнце морские котики. Еще на волноломе можно полюбоваться на океанский прибой и проплывающих мимо дельфинов.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

В этот день я прошел вдоль океана километра три на север, в надежде отыскать место, пригодное для ночлега в палатке. Но, к сожалению, все побережье застроено мотелями и гостевыми домами, кругом стриженые газоны и цветники на искусственном поливе — дождей здесь не бывает, только утренние туманы.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Решил поехать ночевать в следующий городок на север — в Henties-Bay. Как видно из названия, здесь тоже в океан впадает несуществующая река. Сейчас это выглядит как пологая долина с песчаными склонами. Вокруг, насколько хватает глаз, простираются немецкие дачные домики. Зато берег здесь высокий, сверху любовался заходом солнца и могучими волнами, пена которых на закате окрасилась в волшебный розовый цвет.

Когда стемнело, поставил палатку между пальмами.

31 декабря у нас назначена «новогодняя стрелка». В 9-30 приехал на главпочтамт Свакопмунда. На травке уже сидят Андрей Мамонов и Кирилл Степанов. Еще через час приехали из Ботсваны: Антон Кротов, Олег Костенко и Владимир Шарлаев. Вплоть до вчерашнего дня они докрашивали православную церковь в Лусаке, а на прощанье Отец Джон одарил их большим количеством обуви и одежды, ибо большая часть их одежд погибла от краски. Чтобы успеть на сегодняшнюю стрелку, им пришлось ехать всю ночь, но наука все равно победила, и теперь нам надо было закупиться продуктами для празднования Нового Тысячелетия.

Автостопом через Африку Глава 40-я.Автостопом через Африку Глава 40-я.

Как я уже упоминал в предыдущих главах, в каждом городе южнее экватора, есть любимый нами супермаркет «SHOPRAIT». В этот вечер мы осчастливили сей магазин в Свакопе, накупив продуктов более чем на шестьдесят американских долларов, расплатившись электронными карточками.

Автостопом через Африку Глава 40-я.Автостопом через Африку Глава 40-я.

Чтобы вывезти все покупки из магазина, понадобилось три большие тележки. В числе прочего, закупили почти 24 литра соков и лимонадов, и еще десять литров мороженного. Но среди нашей компании, к сожалению, оказались люди, которым этого количества напитков показалось мало и они отправились в город, в поисках «чего погорячее». К несчастью для них (и к счастью для науки), в воскресенье продажа спиртного в Намибии строжайше запрещена. А пока трое искали спиртное, другие трое, уничтожили мороженное — ведь ждать пришлось больше четырех часов, а на солнышке больше 30-ти африканских градусов. Уже перед закрытием супермаркета любители алкоголя были вынуждены снова зайти туда и набрать целую тележку детского шампанского и безалкогольного баночного пива.

Автостопом через Африку Глава 40-я. Распределив все покупки по рюкзакам и сумкам, с трудом смогли все это поднять. Возле супермаркета на автостраде в столицу стоял дорожный знак «Шанинизм запрещен». Мы назвали Автостопом через Африку Глава 40-я.

его так потому, что именно Валерий Шанин усердно вводит в России международный жест автостопа — поднятый большой палец. Сфотографировались у знака и поехали на север нераздельной шестеркой. Большинство машин в Африке — кузовные легковушки, так что вскоре нас вывезли за город, и мы стали голосовать вшестером среди пустыни, а я фотографировал сей «праздник автостопа в новогодний вечер».

Автостопом через Африку Глава 40-я.Автостопом через Африку Глава 40-я.

Наконец, отъехали от города километров на двадцать и пешком, через пустыню, вышли к берегу океана. Вокруг нас были волны песка и волны холодной Атлантики. Кое-где белели скелеты морских котиков.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Это место в путеводителях так и называется «skeleton coast». Ведь влажность в пустыне очень низкая, ветер быстро сдувает с трупа мягкие ткани, а сухие белые кости почти не подвергаются гниению. Так же, на песке, скапливаются обломки различных кораблей и лодок, так что с дровами тоже проблем не было.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Желающие купались в океане, фотографировали последний закат уходящего века.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

В полночь откупорили шампанское и долго-долго говорили тосты. Пиршество удалось на славу, хотя некоторые начинающие алкоголики и высказывали свое недовольство отсутствием спиртного, общего настроения праздника это не испортило.

Автостопом через Африку Глава 40-я.Автостопом через Африку Глава 40-я. Автостопом через Африку Глава 40-я.

Григорий Лапшин и Антон Кротов решили, все-таки попытаться улететь 4-го января в Калининград, на самолете фирмы «NAMSOV».

Автостопом через Африку Глава 40-я. Целый день 1-го января загорали в натуральном виде, купались в океане, Автостопом через Африку Глава 40-я. фотографировались, объедались вкусностями и упивались газировкой. Практически за все время путешествия нам ни разу не удавалось позагорать. Ибо африканское солнце настолько сильное, что любой участок открытого тела (например нос или уши) тут же начинал обгорать и утрачивать кожу. Здесь, на берегу атлантического океана, небо почти всегда затянуто легкой дымкой — сухие и горячие воздушные массы пустыни Намиб, соприкасаясь с холодным антарктическим течением, создавали низкую облачность. Но, к сожалению, оказалось, что сия облачность недостаточно уменьшало ультрафиолетовое облучение, так что к вечеру второго января, у нас даже на попах кожа облезала кусками. Но мы не расстраивались, хвастаясь: «Когда еще сможем так загореть в первый день нового года?!»

Автостопом через Африку Глава 40-я. Второго января еда стала заканчиваться, а кругом пустыня и океан. К тому же, в городе открылись винные магазины. Мы послали гонцов на трассу, и они привезли еды еще на 60 баксов, а так же и пива в двухлитровых бутылках.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

После обеда, купаясь в океане, я поймал мелкую рифовую акулу с крючком в зубах. В километре от нас бюргеры ловили рыбу и я отдал акуленка им на наживку, ибо мы читали где- то, что мясо акулы мало съедобно, да и готовить его никто не хотел.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

В восемь часов вечера, прямо по песку, к нам подъехал на машине человек в зеленом комбинезоне. Он сказал, что здесь оказывается «заповедник», (океан и песок с костями) и ночевать здесь строжайше запрещается. Никакие наши уверения что мы завтра утром уедем и увезем весь мусор на него не подействовали. Он заявил, что если мы сейчас же не уберемся, то он вызовет полицию. Мы не восприняли его угрозы всерьез, ибо вряд ли полиция поедет из-за нас в пустыню на 24 километра, но на всякий случай стали собирать палатки.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Вскоре «зеленый егерь» вернулся, за ним ехала еще одна машина с двумя черными. Они оказались офицерами полиции, находившимися на отдыхе. Чтобы не раздувать скандал, погрузились в их кузов и нас довезли до Свакопа, где и высадили в указанном нами месте, на дороге в Улофиш-Бей.

Перешли пешком уже знакомый мне мост и ушли в ночную пустыню. Между дюнами поставили под звездами палатки и улеглись спать. А пьющая часть нас стала допивать пиво.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Утром 3-го января был великий туман. Но пока собирали спальные мешки поднялся ветер, который стал очень смешно наполнять пустые палатки и уносить их в пустыню. Мы разбрелись по дюнам, завтракая хлебом, майонезом и соком. В. Шарлаев стал запускать свою каркасную палатку по ветру и бегать за ней по дюнам, Кротов это фотографировал.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Автостопом через Африку Глава 40-я.Автостопом через Африку Глава 40-я.

Наконец собрался и Олег Костенко, имеющий среди нас самый большой рюкзак. Все подтянулись к трассе и на одной машине уехали в Уолфиш-Бей.

Возле порта я, еще в прошлом веке, присмотрел хорошую вписку в «Миссии для моряков», но с священником пока разговаривать не стал, оставив это более опытному в языках и религиях Антону Кротову… Миссия представляла собой очень прогрессивное учреждение:

кроме собственно церкви (пустующей даже по воскресеньям), здесь имелся бар-бильярд, (почти круглосуточно полный русских моряков,) библиотека, настольный теннис; на втором этаже располагался сувенирный магазин, переговорный и обменный пункт и интернет с поминутной оплатой. Для нас очень удобно: зашел на сервер, открыл письма, отключился от интернет.

Автостопом через Африку Глава 40-я. Можно сохранить на дискету, написать ответ и снова подключиться на несколько секунд. Все удовольствие выливалось в 1,5–2 намибийских доллара.

Во внутреннем дворике миссии имеется бассейн с бесплатным душем. Единственную вещь забыли предусмотреть — комнаты для вписчиков. Надеюсь, к тому времени как вы, читатели, доберетесь туда, эту оплошность уже исправят. Нам же предоставили место для палаток позади миссии.

Каждый день у стенки порта появлялись 1-2-3 корабля с русскими моряками.

Большинство из них проводило время в баре миссии, благо это всего в 20-ти метрах от ворот порта. Черных в миссию не пускали вообще, так что драк и воровства там не наблюдалось.

Автостопом через Африку Глава 40-я.Автостопом через Африку Глава 40-я.

03-го января, вечером, возле бассейна сидели и пили пиво русские моряки с траулера «Рубикон». Владимир Шарлаев, проходя мимо них в душ, сказал «Здравствуйте». Моряки удивились: «Что за белый бомж такой, да еще и говорит по-русски?!» Но как раз Шарлаев был на тот момент самый «внешне цивильный» из нас. Когда стали подходить и другие мудрецы, имевшие еще более грязный и потрепанный вид (после нескольких ночевок в пустыне), то моряки удивились еще больше и стали знакомиться. Судьба распорядилась так, что мы подружились с этими моряками из Калининграда, сходили в гости к ним на корабль, поужинали на камбузе красным борщом и гречневой кашей с мясом (в Африке — чудо!) и даже бесплатно постриглись прямо в каюте. Нам устроили экскурсию по всему кораблю, от трюма до локаторов, рыбный цех, холодильники, рулевую рубку. Объяснили приемы рыбной ловли, назначение приборов и механизмов, устройств навигации, связи и средств спасения. Даже позволили посидеть в спасательной шлюпке новейшей конструкции, больше похожей на оранжевый батискаф.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Часть моряков с «Рубикона» завтра улетала домой, тем самым самолетом фирмы «Намсов». Они сообщили, что автобус в аэропорт будет в 2 часа ночи 5-го января.

На прощание нас одарили рыбой, кальмарами, мылом и зубной пастой. К сожалению, часть наших товарищей в это время сходили в винный магазин и весь оставшийся вечер предавались пьянке с другими моряками. Лапшин и Кротов всячески осуждали их ненаучное поведение: «Своим нетрезвым видом вы позорите звание русского путешественника!» На что они отвечали нам: «А вы своим трезвым видом позорите звание русского вообще!»

К радости всех, наши новые друзья принесли с корабля гитару, и мы устроили вечер авторской песни прямо у бассейна миссии.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Утром, 4-го января, увлекаемые Кротовым, прямо «с большого бодуна» наши товарищи пошли на службу, в церковь при Миссии. Я же остался писать дневник и плавать в бассейне.

После обеда Лапшин и Кротов, решившие отделиться от пьянствующей части экспедиции и научно улететь домой, прошли по русским пароходным компаниям. Лучше всего нас приняли в фирме «AFROMACK BUNKERS». К сожалению, сии люди не организовывали чартерных рейсов, но предложили гидростоп в Анголу, при условии что у нас будут ангольские визы. Достижение Лаунды посуху считается неосуществимым из-за партизан УНИТА.

Сергей Васильевич Носов из Севастополя, управляющий другой, украинской компанией, сообщил что у них самолет до Севастополя будет только в феврале. Но никто пока не знает ни его размера, ни наполняемости. Нам посоветовали еще раз обратиться в «Намсов».

Бережной Иван Васильевич опять не дал нам четкого ответа, разрешает ли он нам подвоз до Калининграда на его завтрашнем самолете. Последняя его фраза была такова:

«Приходите к автобусам, там решим. Пока я еще не определился.»

Пообщались с уже знакомыми летчиками, но у них с самолетами в Анголу тоже полная неясность, т. к. как раз недавно два самолета подряд упали в Луанде и президент Анголы запретил полеты самолетов советского производства над страной на неопределенное время. (Но других самолетов там нет, так что скорее всего, сейчас уже снова разрешил.) На всякий случай, «перед дальней дорогой», посетили баню на «Рубиконе» и попрощались с остающимися друзьями, которые все еще надеялись дождаться визы ЮАР и предаться пьянству на мысе Игольный — крайней южной точке Африки.

В 23–15, когда мы прогуливались возле Миссии, из ворот порта выехали два автобуса с намсовскими моряками. Мы обеспокоились — «Вдруг про нас забыли?» и побежали на «Рубикон», но там заверили, что автобус будет в 2 ночи, как и было обещано.

В час-тридцать пришли к «Рубикону» с рюкзаками и сели в темноте в ожидании появления И. В. Бережного. Но вот подъехал автобус с прицепом и по громкоговорителю корабля раздался голос капитана: «Автобус стоит у трапа, отъезжающим домой спуститься с вещами. Спасибо всем за работу!» и мы поспешили помогать морякам грузить багаж. Всего уезжало 14 человек и двое автостопщиков. В 2-15 мы сели на откидные сиденья и, так и не дождавшись г-на Бережного, выехали из ворот в направлении столичного аэропорта.

В 6-20 утра 5-го января, в международном аэропорту «Windhoek» догнали первые два автобуса. Оказалось, что они сломались по пути в столицу. Но г-на Бережного не обнаружилось и в этих автобусах, что, впрочем, было уже не удивительно.

ТУ-154 с надписью «AEROFLOT» уже стоял на ВПП. Но еще два часа целую толпу русских моряков держали в зале ожидания по непонятным причинам. Лишь в 8-30 пошли на таможенный контроль. Просвечивали багаж, сверяли фотографию в паспорте с лицом. Никаких билетов никто не спрашивал. Мы увидели, что в паспортах у наших сограждан уже есть выездные штампы из Намибии и обеспокоились, что нас рассекретят таможенники.

Протолкались к стойке иммиграционного контроля и объяснили сонному чиновнику, что нам нужны выездные штампы. «Вы тоже русские моряки?» Спросил чиновник. Мы не задумываясь сказали «Йес!» и штампы появились в наших паспортах.

В 9-30 пригласили на посадку. Самолет стоял в километре от здания аэровокзала, но никакого транспорта не подали. Уже начинался «совок»! Полторы сотни мужиков в зимних куртках и шапках-ушанках покорно взвалили на плечи тяжелые баулы с подарками и шмотками, и поплелись пешком к самолету по раскаленному асфальту под африканской жарой (+35 в тени). У меня был только один рюкзак, так что я помог своим калининградским друзьям нести до самолета сумки и гитару.

Кротов же, не стал задерживаться, и проник в самолет в числе первых. Уже на трапе меня окликнул с земли толстый человек в цветной рубашке:

— Ты куда?

— Туда.

— Автостопщик? Кто разрешил?! — Начал надуваться злобой «толстый».

— Я разговаривал с господином Бережным…

— Вчера вечером Иван Васильевич строго-настрого мне наказал, чтобы вас не было ни в автобусе ни в самолете! Как ты сюда попал?! А где второй, который «борода лопатой»!?

— Иван Васильевич, вчера вечером, ничего конкретного нам не сказал. Он разрешил прийти к автобусу и дал понять, что можно лететь, если будет место — Ничего не знаю! Остановите посадку! Найдите там второго, бородатого — Начал отдавать распоряжения сей суматошный человек.

Пока извлекали из самолета Кротова, я уже успел познакомиться с экипажем. Командир корабля говорит:

— Я все про вас знаю. По телевизору тоже смотрел. Мне даже просили вам привет из Калининграда передать, если увидимся… И надо же, действительно увиделись!

— Так вот, мы хотим улететь в Калининград. ЮАРскую визу нам так и не дали. А вот этот, толстый, нас не пускает. Наверняка места в самолете есть?!

— Места действительно есть. И я с удовольствием подвез бы вас. Но только для этого вас необходимо вписать в «полетные документы». А этот, представитель заказчика, говорит что вас нет в «полетных документах».

— А разве не может командир корабля взять нас на свободные места под свою ответственность?! У нас и паспорта в порядке, и выездные штампы из Намибии мы поставили — Нет. Заказчик этого рейса он, я тут типа «исполнителя». Вас нужно вписать в судовые роли, как и моряков. Иначе у меня будут неприятности с калининградской таможней — Давайте мы сами договоримся с таможней?!

— Нет. За провоз незарегистрированного пассажира на международном рейсе меня выгонят с работы сразу. Единственный вариант — вписать вас в судовую роль. Больше никак.

— А эти документы в самолете летят? Можно нас вписать уже в воздухе?

— Можно. Но это решает вот он — Командир кивнул на «толстого» — Я ничем не могу помочь.

Но представитель «Намсова» только кричал «Чтобы этих двоих на борту не было!», и даже угрожал полицией. Пришлось подчиниться, и, под звук взлетающего самолета, мы снова пошли с рюкзаками на аэровокзал.

Тут как раз подходят пассажиры, прилетевшие из соседней Анголы.

— Как?! Вы только сегодня вылетели из Намибии и уже вернулись обратно? — Удивился таможенный чиновник.

— Нет. Мы только сегодня пытались улететь с русскими моряками, но у нас не получилось. — Честно отвечали мы.

— Что это значит? Где ваши билеты? Куда вы направляетесь???

Чиновник начал задавать все больше и больше вопросов, но только запутывал себя.

Все кончилось тем, что нам просто аннулировали выездные штампы и снова выпустили в Намибию по «старым» визам.

Автостопом через Африку Глава 40-я.

Глава 41-я

Жизнь налаживается. — День великого обжорства. — Снова разделяемся. — Через Южный тропик. — Хорватский виноградник. — У русских геологов. — Поселок Рошпина. — Город Людерец и его окрестности.

Автостопом вернулись в Виндхук, и сразу обратились в российское консульство за «рекомендательным письмом» для посольства Анголы. Эта страна, уже больше тридцати лет объятая гражданской войной, не спешила принимать у себя иностранных туристов. Также как и Судан, они просили письменное подтверждение нашей благонадежности.

Консул РФ, А. Г. Башкин согласился изготовить нам нужное письмо к понедельнику, а так же напомнил, что 7-го января нас будут рады видеть в посольстве, на рождественском вечере.

Только без рюкзаков и в цивильной одежде.

Мы спустились в центр города, обменяли в банке намибийских денег, сообщили через интернет всему миру о нашей неудачной попытке авиастопа.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Вечером я сагитировал Кротова посетить русское кафе возле железнодорожного вокзала.

Семья Барановых из Якутска уже несколько лет живет в Намибии, сначала они содержали автозаправку в Karibib, но вот уже два года как перебрались в столицу. Людмила Баранова угостила нас пельменями, а еще в меню были беляши, чебуреки и другие русские лакомства.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Мы посоветовали Людмиле открыть филиал в порту Уолфиш-Бея, там полно русских рыбаков, которые тратят кучу денег на выпивку и чипсы.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Нам очень нужна была в Виндхуке постоянная вписка, как это было в Лусаке или Аддис- Абебе. Но «правильной» церкви мы так и не обнаружили, а соотечественники не спешили приглашать нас в гости из-за обилия в стране русских людей. Прослеживалась закономерность — чем больше в стране русских, тем хуже между ними отношения и тем труднее нам найти вписку.

В этот вечер мы посетили еще несколько церквей, но Бог не послал нам вписку ни в одном из храмов Намибии.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Уже в сумерках мы нашли «научный кемпинг» в самом центре города, позади министерского дворца «Tintenpalast Government Buildings».

На многих намибийских открытках Вы увидите фотографию красивой церкви среди ярких цветов и бронзового памятника возле нее. Памятник изображает основателя города. Позади «медного всадника», на холме, растет большое вечнозеленое дерево. Это привычный нам фикус, который наши бабушки так любят выращивать на подоконниках. Только площадь кроны у этого фикуса — несколько десятков квадратных метров. Его плотные листья создают под ним полумрак даже днем, что очень неплохо, ибо утром солнце встает здесь довольно рано.

За деревом находиться пустующий стадион, на котором вечером появляются лишь бомжи.

Нам оставалось только дождаться темноты (темнеет быстро, часам к восьми) и поставить под фикусом палатки от насекомых и возможных воров.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Под сим деревом мы ночевали около двух десятков раз и не имели никаких неприятностей с властями. Что удивительно! Представьте себе, если кто-то из иностранцев решил заночевать в палатке под кустом, позади московского «Дома Правительства»?!

Утром умываться можно в общественном туалете на местном Арбате. Там даже горячая вода есть. В любимом «Шопрайте» удобно покупать как готовую горячую еду, так и продукты, расплачиваясь карточкой.

На главной улице города, возле главпочтамта есть ухоженный парк. Еще во время первого приезда сюда, на католическое рождество, я заметил, что у местных жителей принято отдыхать, развалясь в этом парке на стриженой травке. Парк доступен только с 9 до 23-х часов, а в ночью его убирают и тщательно поливают — столичный климат настолько засушливый, что без искусственного полива растут только колючки. До сих пор мы не видели в этой стране ни одной реки, в которой была бы вода — только сухие песчаные русла. Но в парке был сооружен фонтан из артезианской воды, из которого проистекал под тенистыми деревьями искусственный ручей.

Автостопом через Африку Глава 41-я. Многочисленные намибийцы приходили сюда с детьми, бутербродами, кока-колой и устраивали прямо на газонах пикники, читали газеты и просто спали. Очень часто в жаркий полдень и мы уподабливались их примеру.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Так проистекало наше житие в Виндхуке.

Однажды продавец газет сообщил нам, что в сувенирном магазине напротив парка работают русские люди. Мы подошли и познакомились. Эдуард, любивший поговорить по телефону со своей матушкой в Германии и Валерий Белоконь, когда-то давно сбежавший с советского корабля. К сожалению, эти люди могли оказать нам только консультационные услуги, а вот помочь с работой, ночлегом или визой ЮАР так же не имели возможности.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Еще один русский продавец и изготовитель сувениров жил на окраине города Карибиб.

Художник Леонид, родом с Алтая, обрабатывал местные минералы и изготавливал из них поделки для немецких туристов. Многие русские люди в Африке рекламировали нам Леонида, как очень гостеприимного и интересного человека, и советовали обязательно приехать в гости.

Но когда мы с Антоном появились у него под вечер, то Леонид оказался не очень разговорчивым и веселым. Впрочем, возможно, ему в этот день просто нездоровилось. Однако, мы смогли помыться и переночевать 6-го января в просторном доме Леонида.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Эта вписка запомнилась мне тем, что перед сном я читал русскую книгу «Интернет для чайников».

Утром 7-го января, вдвоем голосовали на выезде из Карибиба, направляясь в посольство на рождественский вечер.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Дороги здесь замечательного качества и машины летят со скоростью 140 км/ч. Разглядеть автостопщика, даже белого, на такой скорости трудно. Но минут через сорок подъехала очень медленная колымага. Из дребезжащего, пыльного грузовичка вылез белый старичок лет 60-ти и Кирилл Степанов. Заднее сиденье и весь кузов забит различным рыболовным хламом, но дедушка начал тщательно утрамбовывать в кузове удочки, складные стулья, матрасы, примусы и спасательные жилеты. В результате, влезли три наших рюкзака и три русских автостопщика.

По мере общения выяснили, что сей дедушка — немецкий инженер-металлург. Русские инженеры могут дальше не читать, только сей дедушка имеет «домик для рыбалки» в Свакопмунде и два дома в столице, хотя постоянно живет в Германии. Здесь у него типа нашей «дачи с шестью сотками картошки».

Один из его домов расположен как раз недалеко от нашего посольства, и он согласился взять наши рюкзаки на хранение на время банкета. Дом оказался очень большой. В открытом гараже стояло еще минимум пять машин. 320 дней в году здесь никто не живет, бассейн закрыт чехлом. Но все комнаты обставлены, в каждом шкафу на кухне новая посуда. Нас разместили в «комнатах для гостей». Отдельный выход к бассейну через библиотеку, отдельная кухня и санузел с горячим душем Когда мы помылись и переоделись, инженер сказал, что ему надо уехать в другой дом, и он может подбросить нас до центра. Мы уже решили провалятся на травке до вечера, но когда белоснежная «Мицубиси» с сиденьями из светлой кожи остановилась на главной улице, дедушка наивно спросил:

— А не хотите ли вы перекусить?

— Ну, мы, конечно, сегодня завтракали — Скромно сказал я.

— К сожалению, я бываю в столичных домах очень редко и не держу там продуктов. А кушаю в ресторане, здесь, рядом. Я хочу вас угостить ланчем. Согласны?

— Ну, если только это вас не обременит. — Осторожно сказали мы.

Дедушка не знал сколько могут съесть прожорливые русские автостопщики, но большой жизненный опыт подсказал ему привести нас в «ресторан самообслуживания» именуемый нашими турфирмами как «шведский стол». Это значит, что платить надо только некую фиксированную «входную плату» (в данном случае, около 18-ти американских долларов) и потом можно есть что угодно и сколько угодно. Единственное исключение — напитки оплачиваются отдельно. Даже сейчас, когда я пишу эти строки, у меня при воспоминании выделяются во рту слюна! На входе в руки посетителю дают теплую (чтобы не остыла еда) и большую тарелку. Дальше ты сам идешь вдоль длинного ряда горячих кушаний и гарниров.

Чего здесь только нет! И все «с пылу-жару», все румяное и вкусное, одной только свинины пять видов, даже шашлык есть. Мы набрали по кусочку каждого вида мяса и по ложке каждого гарнира. На моей тарелке уже образовалась неприличная гора еды. А ведь еще отдельно двадцать видов салатов, различная птица, и столы с холодными закусками: рыба и прочие морепродукты, раки, устрицы, мидии во льду, фрукты и овощи, всякие приправы и подливки.

Большинство посетителей в ресторане белые. Берут два-три кусочка «без холестерина» и минералку. Черные только официанты и повара, их назначение в том, чтобы подкладывать на горячие подставки свежеприготовленные куски. Кстати, на напитках можно вполне сэкономить, если брать фруктовые салаты — в них тоже много влаги.

У нашего дедушки, как постоянного клиента, был свой столик у окна, но сегодня мы сели за другой стол, для четверых. Антон Кротов стал развлекать дедушку разговорами, делая вид что уже наелся, а мы с Кириллом еще несколько раз подходили к горячим блюдам и салатам.

Автостопом через Африку Глава 41-я. Заказали чай. Каждому принесли по персональному фарфоровому чайнику. В другом конце зала стояли столы со сладостями. Двенадцать видов уже разрезанных тортов, печенье, различные пирожные. Пять видов мороженного и восемь видов присыпки к нему. И все нужно накладывать самому, сколько и чего желаешь. К тому времени пенсионер-инженер уже обеспокоился за наши желудки Кирилл сделал третий подход к тортам.

— А у него живот не взорвется? — Спросил он нас, протягивая руку к салфетке.

— Ноу, ноу! У него очень большой живот, он так всегда ест. — Сообщил я, вспоминая сколько Кирилл съедал возле Килиманджаро.

— Не беспокойтесь, с ним все будет в порядке. — Заверил соседа Антон, отщипывая крошки от корочки хлеба.

Вскоре уже ни я, ни Антон, не могли съесть ни одного кусочка, даже вкусного мороженного. И только Кирилл снова подносил куски какого-то желе, шоколадных тортов и по три шарика каждого вида мороженного. Решили вежливо уходить, пока в ресторане не случился продовольственный кризис. Металлург расплатился карточкой, а мы дали ему свои адреса, на всякий случай — «для будущих контактов».

Тихонько поддерживая руками свои животы, мы, покачиваясь, дошли до газона в парке и упали в горизонтальное положение. И тут мы вспомнили, что нам же сегодня еще идти на банкет в посольство! А ведь там, наверное, супруги наших посольщиков уже накрывают столы в ожидании прихода «голодных автостопщиков». Да уж, это рождество нам запомниться на всю жизнь.

С трудом поднялись с травы в 17 часов и пошли на банкет. Навстречу нам идут Костенко, Мамонов и Шарлаев в поисках места, куда вписать рюкзаки. Оставили их в магазине.

На банкет мы явились ровно в 18–00. В чистых желтых майках с надписью «TRAVEL-RU — сервер о туризме и путешествиях». Но многие посольщики были в пиджаках при галстуках. При 30-ти градусной жаре!

Народу было около сотни. Одни только русские. Недавно назначенный новый консул разослал факсы с приглашениями всем «нашим» в стране — даже у художника Леонида в Карибибе мы видели такой же факс, как и у летчиков в У-Бее. Однако, когда в одной стране проживает много русских, отнюдь не все они горят желанием видеть друг друга. Мы помним, как в Аддис-Абебе многие наши соотечественники избегали контактов друг с другом. А здесь, консул, решил если не «померить» всех друг с другом, то хотя бы познакомиться со всеми сразу. В результате, ему это почти удалось, вот только подходить к закускам никто не спешил.

Банкет превращался в чисто политическое мероприятие.

Русские женщины тянут нас к столам, чуть ли не за руки: «Ну, вы же голодные ну, посмотрите какие сэндвичи, какая горячая колбаска…» Ну как мы могли объяснить им, что только недавно обожрались в ресторане чуть ли не до обморока?! Спасибо большое всем русским тетушкам, которые в тот вечер наготовили столько вкусностей! Пусть не обижаются на наш «плохой аппетит» — в этом виноваты только мы сами. Впрочем, к вечеру мы покушали все же фруктов и виноград.

Вот музыка стихла. В центр банкета вышел посол, по правую руку с ним встал консул. Все повернулись к ним и посол сказал речь, в которой прозвучали такие слова:

«…Я очень рад видеть вас всех здесь. Спасибо большое, что откликнулись на наше приглашение. Я надеюсь, что такие встречи станут традиционными, и чтобы не случилось в будущем, помните, что в день 7-е ноября мы всегда рады видеть вас здесь. Ой! Я конечно, имел в виду, 7-е января — рождество…»

Мы тихонечко усмехнулись, но это и понятно, что для работника МИДа, 7-е ноября красный день календаря навсегда, а вот 7-е января — довольно молодая традиция и не все успели к ней привыкнуть. А уж русские люди, живущие в Африке больше десяти лет, вообще узнали об этом празднике только из факса-приглашения.

Банкет продолжился. Мы стали знакомиться и общаться с разными интересными людьми:

летчиками из Анголы, коммерсантами, корреспондентом ТАСС. Многие достали мобильные телефоны и стали звонить своим друзьям, которые сначала вежливо отклонили приглашение на банкет: «Але! Вован? Слушай, приезжай сюда… да нет! Да. А он здесь, но все спокойно… …а их здесь нет вообще… все нормально. Все нормально, я тебе говорю … выпиваем, закусываем, все тихо мирно.» Мы порадовались, что «криминальные разборки» не добрались еще в столь удаленные места и сегодня «все тихо мирно».

Вечером вернулись на вписку к дедушке. Намылись в душе и уложились спать, с трудом уговорив хозяина, что мы прекрасно поспим втроем всего в двух спальнях. Это был безумный, с точки зрения немецкого инженера поступок — в его понимании, ночевать можно было только на отдельной кровати и в отдельной спальне — как мы ни старались, он так и не понял, что мы привыкли спать на полу, на своих ковриках.

Утром дедушка уехал в Свакопмунд, мы выписались из его дома в любимый парк и жизнь пошли своей чередой. Правда, г-н Башкин не сделал нам рекомендательного письма, но он позвонил в ангольское посольство и договорился на завтра о нашем визите за визой Анголы.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Шарлаев и Костенко сдали паспорта в посольство Зимбабве, чья виза оказалась здесь довольно дешевой, примерно 20 долларов.

Вечером к нам в парк подъехал корреспондент ИТА-ТАСС Павел Мыльцев со своей супругой Катериной. Помня о нашем прошлом контакте с представителями русской прессы в Танзании, мы общались с ним все вшестером, тщательно фильтруя информацию, чтобы опять не оказаться «смертельно больными, сидящими в тюрьме», как это вышло в публикации «Комсомольской правды». Но Мальцевы оказались куда мудрее и компетентнее Игоря Черняка, (в ИТА-ТАСС всяких, которым «повеселее» не держат!) Двое из нас поехали в гости, чтобы воспользоваться русским компьютером с интернет и телефонной связью. В гостеприимном доме Мальцевых мы провели незабываемый вечер, нас вписали в комнату у бассейна, с отдельным душем.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Девятого января мы посетили посольство Анголы в первый раз. К сожалению, звонок из посольства РФ не ускорил решение наших проблем. Для изготовления визы ангольцы по-прежнему просили рекомендательное письмо и неделю ожидания. После получения положительного ответа из Луанды, можно за 280 намибийских денег получить визу, которая живет два месяца, из них 30 дней пребывания в Анголе. Сегодня сдали фотографии и анкеты трое из нас: Кротов, Лапшин, Степанов. Остальные все еще надеются дождаться приглашения в ЮАР.

Пока Антон ездил в посольство РФ за «рекомендательным письмом», мы посетили местный бассейн под отрытым небом. Стоит удовольствие всего 1,5 местных доллара в будни и 3 в выходные. Помимо 100 метрового бассейна есть еще один для прыжков с трамплина и мелкий «лягушатник» для детей. Но самая большая польза для нас, это горячий душ в раздевалке. В период нашего жития в Намибии мы еще не раз пользовались сиим бассейном.

Когда принесли письмо и сдали анкеты, распрощались до следующего вторника.

«Раз уж мне не суждено попасть на крайнюю южную точку Африки, то нужно съездить хотя бы на реку Оранжевую, по которой проходит граница Намибии и ЮАР. Оттуда всего 300 километров до Кейптауна по отличной дороге.»

Так что, прежде чем отправляться обратно на север (в Анголу), я решил за оставшуюся неделю съездить максимально далеко на юг. Благо Южный тропик проходил всего в ста километрах от Виндхука, а на выезде из города даже есть указатель «South Africa. KEYPTAWN».

До следующего города Rehoboth доехал в кузове «тойоты», где перевозился новенький детский велосипед. На закате мы догнали еще одну машину, которая сломалась. Пока чинились, я успел вылезти на трассу и сфотографировать потрясающий вечерний пейзаж: темная нитка идеально прямой дороги пронзает каменистую пустыню и упирается в красные горы на горизонте.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

На АЗС окраины городка набрал воды и купил хлеба. В восемь вечера уже совсем темно, а автостоп прекращается за отсутствием машин. Но я никуда и не спешил. Прошагав пешком около трех километров, поставил палатку при свете полной луны, а в 21–00 наблюдал такое интересное явление, как «частичное лунное затмение», когда тень Земли наползает на диск Луны.

Ночь случилась довольно прохладной, и это способствовало бодрому сну.

Утром, в течение полутора часов, не остановилась ни одна машина. Наверное, водителей слишком удивляло появление на трассе белого человека с рюкзаком, учитывая что до следующего города больше ста километров, а кругом лишь камни и колючки. Тогда я решил застопить обратную машину на север и вернуться на АЗС, где можно разговаривать с водителями, а не только махать руками проносящимся мимо машинам. Черная тетушка с пятью детьми подвезла на скрипучей старой колымаге до местного магазина. Там я умывался и завтракал целый час, а потом снова встал на АЗС. Через час подъезжают в кузове А. Мамонов и К. Степанов — «ну вот, в Африке русским автостопщикам уже и разъехаться некуда!» Они тоже решили прокатиться до реки Оранжевой.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

В этом кузове мы просвистели 170 километров, один раз заменив лопнувшее колесо.

Машина сворачивала в город Stamplet. Снова разделились, но опять встретились на выездной АЗС города Mariental.

В отличие от наших городов, пост полиции здесь только один на три сотни миль. Зато на каждом выезде из города есть круглосуточная заправка с большим магазином, кафе, банкоматом, туалетом с горячей водой и прочим сервисом.

За заправкой начинается пустыня. Чтобы автостопщики не умерли там от жажды и жары, заботливые намибийцы поставили здесь уже знакомый нам знак «автостоп запрещен».

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Поток машин на юг — 6–8 штук в час, но никто не останавливается ни на трассе, ни на АЗС.

В 16–00 я решил освободить позицию для Кирилла и Андрея, помылся в душе на заправке и лег спать на газон в тенечке пальмы. Какой смысл стоять втроем, если за четыре часа не остановилось ни одной машины? Это вам даже не Эфиопия, здесь слишком много белых!

Удивительно, но уже через 10 минут Андрей застопил супер-грузовик, подобно и Эфиопским грузовикам, промышляющий платным подвозом. Он ехал в Преторию (столицу ЮАР), и позади сидений водителя было целое купе. Мы легко договорились о бесплатном подвозе, и уместились втроем на широком диване вместе с рюкзаками. Я прикинул, что в такой кабине вполне комфортно можно подвозить сразу 12 автостопщиков, не считая водителя и его напарника не передних сиденьях. «Наверное, автостоп в ЮАР не так уж и плох, как нас пугают»

— рассуждал я, пытаясь вникнуть в разговоры Кирилла и водителей.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Скорость этого груженого супер-грузовика была 60 километров в час, но на таких пустынных дорогах нас почти никто не обгонял — машин очень мало. В семь вечера Андрей и Кирилл высадились на повороте в город Людеретц. А на замену к ним, подобрали еще одного черного автостопщика и его одноглазую жену. Сии люди говорили только на языке африканос и всю жизнь путешествовали только «платным автостопом».

В девять вечера заехали на АЗС-автостоянку возле города Grunau. По карте это был довольно крупный по намибийским меркам город, но ни одного огонька вокруг стоянки я не видел. Водитель сообщил по-английски, что здесь он будет спать, а завтра утром свернет налево, в Преторию, это на восток от направления на Кейптаун.

Перекусив в ночном магазине на АЗС, я поставил палатку между пальмами на окраине стоянки. Ни вечером, ни утром никто не беспокоил.

Утром 11-го января стоял посреди плоской пустыни, вглядываясь в кучку домиков на горизонте. Это и есть город Grundu? Да тут и ста домов не наберется! Впрочем, для государства, все население которого меньше Северо-западного административного округа Москвы, и такой населенный пункт в пустыне сойдет за «город».

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Нигде нет ни кусочка зелени. Единственное пятно тени на асфальте — от дорожного указателя. Кто-то уже заботливо положил туда два кирпича, как будто намекая: «Садись, автостопщик, ожидание будет долгим». Я подошел в лоскут тени и стал разглядывать указатель.

Помимо надписей светоотражающей краской «Noordoewer-144 Windhoek-660» здесь было нацарапано острым предметом множество надписей от различных автостопщиков всех времен и народов. Судя по датам, больше всего путешественников зависало здесь в 1985-1987-х годах.

Некоторые стопщики торчали на этой позиции «18 hauer +?!!!» «Больше восемнадцати часов — надо приготовиться к долгому ожиданию!»

Самая интересная надпись датирована 1974 годом: «From Cairo to Keyptawn» Интересно, — еще за год до моего рождения кто-то проехал от Каира до Кейптауна (автостопом?) почти по нашему маршруту, наверное. Но тогда многие страны еще не получили независимость и была совсем другая визово-политическая ситуация. Я поймал себя на мысли, что сегодня успех трансафриканской экспедиции зависит не от дорог и денег, не от голода, болезней и военных конфликтов, а от желания или нежелания каких-то людей, волею судьбы ставших чиновниками, давать или не давать путешественнику визу. Несправедливо! Но тут же вспомнил, что совсем недавно, на Украине, войска ПВО сбили воздушный шар, на котором англичанин намеревался облететь вокруг света.

Да, пожалуй, истинно свободны в своих путешествиях только яхтсмены и подводники.

Автостопом через Африку Глава 41-я. Размышляя о судьбах путешествий и путешественников, я нацарапал надпись о нашем путешествии: «From Moscow to South Africa, bay hitch-haiking. 2000–2001.» и начал переписывать в свою тетрадь надписи других путешественников. За этим занятием меня застал очередной ЮАРский грузовик. Он ехал из Виндхука в Кейптаун и даже не спросил про деньги. Слушая кассету Вадима и Валерия Мищуков, доехали до города Нордовер, в километре от погранперехода с ЮАР. Я знал, что на границе дают визу ЮАР всем, кроме русских, но и переходить в ЮАР нелегально для меня не было смысла — все равно не смогу там получить визу какой-либо страны, находясь на «нелегальном положении».

Автостопом через Африку Глава 41-я. Конечно, соблазн побывать на крайней южной точке Африки был велик, но если поймают — испорчу себе визовую репутацию на всю жизнь. Хотя граница никак визуально не охранялась река как река, довольно мелкая и в меру широкая. До горы на той стороне вполне можно добросить какой-либо предмет.

Я знал, что в нескольких километрах от Нордовера на запад, вниз по течению реки Оранжевой, есть большие виноградники, где хозяйничает фермер-хорват. Некоторые люди рекомендовали мне обратиться к нему по поводу приглашения в ЮАР, да и винограду поесть не помешало бы.

Автостопом через Африку Глава 41-я. Вдоль реки, совсем как и на Великом Ниле, тянулись зеленые поля и сады. Пройдя по грунтовой дороге около километра, решил подобрать несколько плодов манго, которые лежали на земле под деревьями. Как раз в этот момент по дороге поехала на машине белая тетка. Она остановилась, и стала кричать мне что-то типа того, что нехорошо воровать чужие плоды. Но возможно, я ее понял совсем не так, ибо кричала она на африканос. Я подошел к машине и попросил подвезти меня в сторону виноградной фермы. Тетка успокоилась и подвезла километров двадцать.

Там, под кустом, просидел два часа. За это время проехали три машины с белыми людьми и даже не остановились на мои жесты. Странное поведение! Наконец, подъехала пыльная машина-такси с четырьмя черными. Вот они то не только взяли меня в машину, но и отвезли прямо на ферму.

Фермер по имени Vasilevich Dushan был единственным, выращивающим виноград в Намибии (вся остальная страна, кроме берега реки Оранжевой — пустыня) и снабжал столовым виноградом все страны южной Африки. Слева от Нордовера, разбил личный виноградник сам президент страны, так что с таким соседом Душан смог спокойно выращивать виноград уже 10 лет, что для бизнеса в Африке довольно много.

Автостопом через Африку Глава 41-я. Работали на виноградниках местные черные племена — посреди фермы была целая соломенная деревня таких работников, которые уже не оставляли мне шансов подработать здесь денег.

Душан принял меня в своем кабинете очень радушно, сразу спросил, есть ли у меня материальные проблемы, и послал помощника за продуктами и газировкой. К сожалению, он не смог уделить мне много времени прямо сейчас, ибо уезжал на пару дней в Кейптаун по делам.

Но он предложил эти дни пожить у него на ферме под присмотром своего заместителя, тоже белого человека, которого звали Фредерик. Тут в комнату зашел «начальник безопасности»

и предложил поехать с ним на экскурсию по ферме. Шла уборочная страда (здесь собирают три урожая в год) и начальник следил, чтобы черные рабочие больше работали, а не воровали. А если и воровали, то не больше чем дозволенно. А я просто угощался очень вкусным, крупным виноградом и фотографировал плантации.

Автостопом через Африку Глава 41-я. Примерно в 100 километрах вниз по Оранжевой, работали русские геологи- алмазоразведчики. Душан предположил, что мне будет полезно побывать и у них в гостях, но машины туда ходят не часто, 2–3 раза в неделю. Как раз когда я приступил к третьему килограмму винограда, подъехал белый «Мерседес» хозяина и еще одна машина, с двумя черными тетками. Тетки возвращались из Кейптауна в поселок Roshpina. Они согласились подвезти меня, прямо сейчас, к русским геологам.

Даже толком не попрощавшись с фермерами, залез в машину и еще два часа трясся по грунтовой дороге, вырубленной в довольно суровых и неприветливых горах. Иногда дорога выскакивала к реке, где по берегам росли кустарники, типа нашей ивы. Иногда скалы подходили вплотную к воде, как на Байкале, и тогда дорога петляла по узким ущельям и взбиралась не крутые перевалы.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

В горах не попадалось ничего живого, кроме растения, которое является символом Намибии и даже изображается на монетах. Больше всего это растение похоже на белую морковку, которая вылезла из земли на два метра и держится за скалы самым кончиком корешка. Говорят, что оно способно запасать влагу из утренних туманов и прожить без дождя всю жизнь.

Автостопом через Африку Глава 41-я.Автостопом через Африку Глава 41-я.


Через сто километров от виноградной фермы, долина реки снова расширилась. В прибрежных кустах показались жилые вагончики — поселок алмазодобытчиков. Я подоспел прямо к ужину. Начальника русских геологов звали Слава, родом он был из Екатеринбурга. Кто я и откуда, Слава уже знал с рождественского банкета, а вот для остальных русских людей попросили рассказать прямо в столовой.

После ужина, Слава в своем кабинете ответил и на мои вопросы. Расскажу читателю самое интересное из этого разговора:

Алмазы образуются при вулканических взрывах глубоко землей, при громадной температуре и давлении. Геологическую формацию, образующуюся в результате такого взрыва, называют «кимберлитовой трубкой». Но не каждая «трубка» содержит алмазы, в южной Африке, к примеру, только каждая пятая. Эти трубки получили свое название от городка Кимберли, который находится в верхнем течении реки Оранжевой. Именно там и было открыто самое первое месторождение.

В Намибии своих «трубок» нет.

Сотни тысяч лет до появления людей река размывала кимберлитовые трубки, и вместе с прочим мусором, уносила алмазоносную породу в Атлантический океан. Уже упоминавшееся мной, антарктическое течение, подхватывало эти камешки и уносило на север, вдоль берега.

Морской прибой превращал камни в мельчайший песок и, в результате колебания уровня океана появилась та самая «алмазная пустыня», которая сейчас принадлежит компании «Де-Бирс».

Намибия, получившая независимость только в 1990-ом году, до сих пор не имеет прав на эти алмазные пески. Поэтому, власти пригласили русских геологов, чтобы те разведали, есть ли промышленные залежи алмазов в долине самой реки Оранжевой, в ее береговых галечных отложениях. 12 русских специалистов работают в Намибии по контракту, на каждого пришлось оформлять в полиции специальное разрешение, доказывая что именно такого специалиста в их стране нет. И все равно, на каждого белого, правительство обязало компанию нанять (и кормить-одевавть) пятерых черных рабочих. Эти черные живут отдельно от русских.

Специальных полицейский-наблюдатель бдительно следит, чтобы русских было не больше, чем положено, поэтому мое пребывание в лагере было чревато забастовками и «волнениями пролетариата». К тому же, геологи работают здесь за «трудодни», а зарплату получают лишь в Москве, после возвращения. Продукты для кухни и все необходимое компания закупает сама.

В лагере есть электричество и душ, но воду из реки русские пить побаиваются (хотя фермеры пьют) и ездят за питьевой водой, каждые три дня, в поселок Рошпина на машине, где есть артезианская скважина.

Как раз завтра запланирован очередной рейс за водой. Мне предложили с утра совершить экскурсию по прииску, а потом уехать в Рошпину и дальше в Людерец, куда я и планировал.

В 6-30 геологи уже завтракали, а в семь выезжали на работу.

Автостопом через Африку Глава 41-я.Автостопом через Африку Глава 41-я.

В нескольких излучинах реки выкопали пробные траншеи (шурфы), а гальку с них свозят на один обогатительный агрегат. Там, в специальных машинах, камни просеиваются, дробятся, промываются вплоть до самых мелких крупинок. Через шланг, вместе с водой, раздробленная Автостопом через Африку Глава 41-я.

порода попадает в специальный домик, где за столом сидят два геолога и просматривают день за днем, с помощью совочка, даже самые мелкие зернышки.

— А можете мне показать хоть один алмаз? — Сразу спросил я.

— Конечно. — Ответили серьезные геологи — Вон, на стене, фотография.

Над столом висела черно-белая фотография, где изображена крупным планом линейка, а возле нее белое зернышко, миллиметра в четыре размером. Не впечатляет.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Все мы помним книги Джека Лондона — золотая лихорадка, мешочки с золотым пеком и коробочки с алмазами… Так рухнул еще один литературно-романтический стереотип.

Автостопом через Африку Глава 41-я. Сфотографировав все увиденное, я отправился купаться на речку, километрах в двух ниже прииска. Переплыл в ЮАР. Никаких столбов и пограничников не было видно, но геологи предупредили, что границу охраняют какие-то специальные, замаскированные приборы. К тому же, мне нечего было делать в ЮАР без визы, а тем более голым. На прощанье я кинул в землю ненавистного апартеида (русских угнетают!) кимберлитовый камушек и переплыл обратно в Намибию.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Ведь если меня не пустили в ЮАР чиновники, это не значит что мое путешествие стало менее интересным! Так чего расстраиваться?! Сидя в кузове между пустыми канистрами, я распевал песни Иващенко и Васильева и любовался горами. Дорога все так же петляла вдоль реки, но вот показались ворота «алмазной территории». Охранники строго посмотрели на нашу машину, но мы повернули на север, поднялись в горы и вскоре остановились в центре поселка Rosh Pinah.

Вы наверняка не раз видели в кинохронике, как начинались великие советские стройки:

приходят геодезисты, потом саперы, потом заключенные, потом рабочие… и все это время они живут в палатках, или в лучшем случае, в деревянных бараках. Здесь же строительство велось в жарком сухом климате, но началось оно именно с возведения жилья. Причем это были не какие-то временные лачуги, а настоящие каменные домики, с горячей водой, спутниковой тарелкой и даже приусадебным участком. Один домик на две семьи. Насколько хватала взгляда вдаль уходили бесконечные ряды аккуратных беленьких коробочек с красными пластиковыми крышами. И еще целые улицы жилья были в стадии строительства. Самого же комбината не было пока и следов.

Так где же, спрашивается, было настоящее «угнетение прав рабочего человека», на «Великих стройках СССР», или в Африке?

Единственная работа, которая шла в скалах на месте будущего комбината — бурение скважин для саперов. Специальная машина стояла на хребте и методично долбила в камне узкие отверстия глубиной 1,5–2 метра. Как раз недалеко от того места, где я остановился в ожидании попутки на север, черные рабочие разгружали из грузовичка мешки с порошком белого цвета. Белый инженер-сапер руководил работой. Сначала на дно шурфа закладывалась динамитная шашка на желтом шнуре, потом туда засыпали пять килограмм гексогена.

Конечно я не удержался, взвалил 25-ти килограммовый мешок на плечи и сфотографировался.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

— А взрывать сегодня будете? — Спросил я инженера. Может мне подождать и посмотреть?

— Нет. Сегодня не будем. Рядом работает техника. — Ответил инженер и показал мне рукой на скалодробильную машину.

— Очень жаль. Я всю жизнь мечтал нажать на кнопочку!

— Приходи завтра в полдень. — Видимо, меня приняли за какого-то служащего компании.

Через полчаса из поселка выехала машина телефонной компании «Telecom». Телефонист согласился подбросить меня до города Aus и даже угощал холодной баночной колой.

Дорога была грунтовая, а точнее «пылевая». Справа темнели горы, а слева — желтые пески алмазной пустыни. Иногда навстречу проносились грузовики с цементом, и приходилось закрывать окна от пыли.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

В жаркий полдень электрик высадил меня на трассе возле таблички «Luderetz-122».

Три машины с белыми людьми промчались мимо даже не притормозив, как и по всей Намибии — дорога здесь замечательного качества, да еще и под уклон. И только машина с черной семьей остановилась, развернулась и подобрала меня, даже не спросив о деньгах. Ехали мы быстро, но несколько раз останавливались посреди пустыни, чтобы долить воды в радиатор.

Пески вздыбились дюнами по обе стороны дороги, но, видимо, с трассы их специально счищали. А вот идущая параллельно железная дорога несколько раз пропадала прямо в дюнах.

Высадили возле главпочтамта.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Это город уже точно больше немецкий, чем африканский. Если убрать пальмы с некоторых улиц, то можно подумать что ты перенесся на другой континент: типичные островерхие дома, заборчики с калитками и рождественским венком на двери, печные трубы и чердачные окошки на черепичных крышах… все это очень контрастировало с окружающей город пустыней.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Зеленая буква «I» висела над входом в один из сувенирных магазинов, значит там можно обзавестись картой окрестностей. Сам же город оказался столь маленький, что в нем не было даже любимого супермаркета «Шопрайт», а тот маркет, что был — оказался вовсе не «супер».

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Все улицы спускались к воротам порта. Сначала я съездил на гору, в северо-восточном углу бухты и сфотографировал оттуда порт и город. Водитель сказал, что в порту есть всего один русский человек, который работает здесь лоцманом, а рыболовные и торговые корабли сюда не заходят. Из портовой диспетчерской позвонил домой Андрею Чернову. К сожалению, Андрей сказался занятым и женатым, к тому же ему сегодня ночью еще выходить на работу, а вчера у него уже были в гостях Андрей и Кирилл. Договорились встретиться назавтра в порту.

На мысу, который отделял потовую бухту от океана располагался маяк и платный кемпинг.

Несколько туристов проживали в палатках, рядом домик с электричеством и горячем душем.

Но с рюкзаком охранники бесплатно не пустили, договорились, что вечером я поговорю с начальством. Со скалы у маяка открывался замечательный вид на город.

На закате я залез на высокую гору, в самом центре города. Дождался когда низкое солнце выглянет из-за тучи у самого горизонта и сделал фотопанораму пейзажа.

Автостопом через Африку Глава 41-я.Автостопом через Африку Глава 41-я.

В сумерках снова вернулся в кемпинг за рюкзаком. Но даже белый начальник не разрешил мне переночевать в кемпинге бесплатно, просил 75 N$ за ночь. Может быть, 10 баксов — нормальная цена для немецких туристов, но мне платить такие деньги за палатку в сухом климате показалось расточительством. А горячий душ уж никак не стоит этих денег.

В тридцати метрах от ворот кемпинга, расположился в темноте палатку позади здания яхт- клуба. Прямо у моих ног сверкал ночными огнями залив, а чайка села спать воле самого входа в палатку.

13-го января проснулся в восемь утра оттого, что было очень ветрено и зябко. Все небо в облаках, с другой стороны скалы гудит океанский прибой.

Прямо в стене яхт-клуба обнаружился кран с водопроводной водой — конечно не «горячий душ», но умыться можно.

На северо-запад от Людереца располагались многочисленные соленые лагуны, где зимовали тысячи фламинго. А дальше, на берегу океана обещались лежбища морских котиков и безлюдные в этот сезон пляжи.

Но в ветреную погоду прогулка туда оказалась не столь радостной, как планировалось.

Розовые цапли на фоне черной воды действительно красивы, но, к сожалению, весьма пугливы и моим фотоаппаратом-мыльницей их фотографировать бесполезно. К тому же, ветер все усиливался, мелкие песчинки (алмазные?) старались поцарапать лицо, очки и объектив. К счастью, удалось застопить машину с рыбаком.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Попросил высадить на мысу, который называется Diaz Point. С трех сторон вокруг был океан, на самом краю земли стоял обелиск. Когда я поднимался к нему по ступенькам, то приходилось держаться за поручни изо всех сил — ветер с океана буквально сбивал с ног.

Такого сильного ветра мне до сих пор не приходилось испытывать ни разу в жизни!

Автостопом через Африку Глава 41-я. Пофотографировав бушующий океан, пошел на грунтовую дорогу к пляжам, но машины были лишь встречные. Пройдя пешком около трех километров, решил возвращаться в город. Но теперь машины прекратились совсем, а как только я отошел от берега, началась настоящая песчаная буря — стало сумеречно, целые ручейки песка протекали у меня под ногами, песок забивался под одежду, в кроссовки, а ветер качал меня как ветку, несмотря на тяжелый рюкзак.

Возле черной скалы я сел на рюкзак, опасаясь потерять в песке дорогу. К счастью, вскоре подъехала еще одна машина с незадачливыми туристами и подбросила до города.

На улицах царило привычное воскресное запустение. Возле немецких заборчиков ветер наметал целые «сугробы» песка. Ослепленный песком, я разглядывал на ходу карту и не заметил низкую вывеску-указатель. Раздался гул — я расшиб лоб до крови. Возникло непреодолимое желание уехать как можно дальше от этой бури и из этого города.

Встал на выезде — гудят провода, дребезжат стекла домов, летит мусор. Машин нет, и не удивительно — в такую погоду сразу сдерет всю краску, как пескоструйным аппаратом.

Только в сумерках подъехала машина. Парень лет 28-ми и девушка 22-х, прилетели на каникулы из Германии, взяли машину на прокат и не хотели терять долгожданные дни даже в такую погоду. Они уже вторую неделю путешествовали по южной Африке и ночевали в палатке возле машины.

Даже по асфальтовой дороге приходилось ехать медленно, чтобы случайно не врезаться в песчаный нанос. Стекла закрыты наглухо, песок барабанит по корпусу, как град. Все внутренности машины покрыты мельчайшей коричневой пылью.

Автостопом через Африку Глава 41-я.

Глава 42-я

Обратно на север. — Потеря паспорта. — Человек без документов.

— Несколько слов о снаряжении. — Захват «талибского лагеря» намибийским спецназом.

— Последний бросок на восток. — Габороне. — Франсистаун. — По северной Ботсване.

Только когда въехали из пустыни в горную долину, буря прекратилась. Ночевать остановились на маленькой горной ферме. Я поставил свою палатку рядом с машиной, а фермеры разрешили нам воспользоваться душем, чтобы смыть песчаные наносы с тел.

Утром немцы отмечали день рождения. Пива не было, но был арбуз. Я выставил хлеб и консервированные бобы. Они знали английский лишь немного лучше меня, но праздник удался на славу — к собственному удивлению, я даже вспомнил несколько немецких слов.

Довезли до Кетманшопа. Здесь они сворачивали, потому что в толстом немецком путеводителе советовалось остановиться в этом городе на несколько дней. Зачем — я не понял, ибо наши познания в языках были недостаточны для таких сложных разъяснений.

Я встал на трассе ровно в 500-х километрах от Виндхука. Пора домой, на север!

Здесь на моих глазах произошло такое интересное явление, как «зарождения смерча». Я уже говорил, что маленькие пылевые вихри — распространенное явление. Иногда мы наблюдали из кузова машины сразу несколько пылевых столбов, гуляющих по пустыне независимо друг от друга. И вот сейчас, один из таких смерчей зародился прямо на моих глазах.

Выглядело это так: я стою на трассе возле выезда из города. Возле городов всегда много мусора. Вдруг, картонная коробка от блока сигарет, которая спокойно лежала в пяти метрах от меня, начала «сама собой» кружиться по асфальту. Потом к ней «в хоровод» добавились обертки от гамбургеров, сухие травинки и прочий мусор. Постепенно, вращение предметов по кругу становилось все сильнее и сильнее, неожиданно мусор оторвался от поверхности и стал подниматься вверх, как будто его всасывали большим пылесосом. На том месте, где лежала коробка оказался пылевой столб, диаметром не больше двух метров. Вокруг меня было полное безветрие, а коробка поднималась все выше и выше, так что у меня даже заболела шея смотреть за ней на безоблачное небо. Очередной раз подняв глаза я уже не смог разглядеть ее в небесной синеве. Пылевой столб исчез, коробка обратно не вернулась. Вот такие дела.

Тут из города выходят Кирилл Степанов и Андрей Мамонов:

— Привет, Грил. Ты чего это на чистое небо пялишься?

— Да жду, когда коробка упадет.

— Перегрелся на солнышке?!

— Все может быть…

Поделились новостями. Я вспомнил, что в четырех километрах севернее есть пост дорожной полиции. Андрей и Кирилл предложили мне пойти туда, чтобы не голосовать нераздельной тройкой, а снова разделиться. Пока шел пешком на север, на этих километрах встретил еще семерых черных автостопщиков, некоторые голосовали прямо семьями и детьми.

Но основной поток машин из Кейптауна — белые туристы. Они боятся брать черных, а вот меня забрали довольно быстро, не прошло и получаса.

Молодой бизнесмен ехал в Виндхук на микроавтобусе. Выехал сегодня утром. По дороге мы демонстрировали друг другу музыкальные пристрастия. Он мне ставил свои кассеты, я ему — авторскую песню. В начале шестого вечера расстались в центре Виндхука. Интересно, что когда житель Кейптауна покупал сэндвичи, он расплачивался южноафриканскими рандами.

Продавщица спокойно дала ему сдачу намибийскими долларами. А вот обратный обмен осуществим только в банке.

Пока я перекусывал на травке в парке — подъехали и Кирилл с Андреем. Дождались темноты и я повел их «под родной фикус». Но ставить под ним палатку, как это сделал я, Кирилл и Андрей не захотели. Они просто разлеглись на стриженой травке позади памятника основателю Виндхука.

Автостопом через Африку Глава 42-я.

Утром из здания национального музея вышел охранник и стал молча смотреть и ждать пока мои товарищи проснутся. Я собрал палатку и только потом разбудил любителей открытого неба. Охранник тут же молча куда-то удалился, Вскоре из невидимых под землей труб, по всему газону заработали поливальные фонтанчики.

Андрей и Кирилл, хватая свои вещи, стали ругать охранника нехорошими русскими словами. На что я спросил их: «А если бы в Москве, охранник музея Революции, обнаружил утром двух спящих негров, позади памятника Юрию Долгорукому. Он бы дождался пока они проснуться, чтобы включить воду? Нам, господа, нужно еще поучиться у намибийцев вежливости и терпению! А вообще, скажите спасибо за воду — умыться можно с утра пораньше.»

В бассейне встретили Антона Кротова, который прокатился по Ботсване, побывал не севере Намибии, в гостях у югославских докторов, и сегодня тоже приехал в столицу за созревающей визой Анголы.

Автостопом через Африку Глава 42-я.

16-го января Кротов купил на завтрак в супермаркете дыню. Разъедали ее в парке на травке вчетвером. Я заметил:

— Дожили. Ведем праздную буржуйскую жизнь! Ни в Москве, ни в Дубне мне бы никогда не пришло в голову покупать дню в магазине.

— Ну ты просто жадный! — Ответил Антон — Если принимают карточку, то почему бы и не побаловать себя дыней?

— А мы вчера три литра сока купили! — Сказали Андрей и Кирилл.

— Ну нет. Я совсем не жадный. Сейчас пойду, обменяю еще 20 баксов и куплю два литра мороженного! — Решительно заявил я.

Идея всем понравилась. Я переложил в ксивник (сумочку для документов) 20 американских долларов, и, продемонстрировав в банке паспорт, обменял их на 175 намибийских долларов.

Затем на 17,5 N$ купил мороженного «NESTLE» в супермаркете, расплатившись карточкой «VIZA-electron Converse-Bank». В супермаркете любую покупку кладут в специальный фирменный пакет. Туда же, поверх коробки с мороженным, я положил и ксивник, чтобы побыстрее добежать до парка, пока мороженное не растаяло. Обычно я ношу ксивник на шее, но при беге он мешается, так что я решил доверить его сумке «всего на несколько минут».

Автостопом через Африку Глава 42-я.

В парке мои друзья уже заждались меня, сидя на рюкзаках с ложками в руках. Мороженное немедленно извлекли и съели, а ксивник второпях я бросил где-то рядом среди рюкзаков.

Когда мы уже облизывали ложки, к нам подошел черный бомж в вязаной шапочке. В руках он держал папку для бумаг. «Зачем черному бомжу папка для бумаг? Ведь он наверняка не умеет читать?!» — Подумал тогда я. Но бомж просто задал несколько стандартных вопросов «Как дела? Кто откуда?», при этом он опустился на корточки и поставил свою папку ребром на траву. Вскоре он распрощался и ушел. Через час мне понадобилась визитка консула, я начал искать ксивник и не нашел. Перерыли все вещи и рюкзаки — нигде нету.

Пошел в «русский» магазин, звоню консулу:

— Здравствуйте, господин Башкин. Это Лапшин Вас беспокоит.

— Слушаю внимательно.

— Час назад в парке на Independents-авеню у меня украли паспорт. Каковы мои следующие действия?

— Ну… Во-первых. Нужно пойти в полицию и составить заявление о краже. Они дадут Вам справку о том, что именно украли. Во-вторых, с этой справкой приходите ко мне, платите 100 американских долларов штрафа и я делаю Вам справку на возвращение домой.

— Постойте, но ведь эта справка не заменяет паспорт. Я не смогу с ней въехать ни в какую другую страну, кроме России!

— Ну так а паспорт Вы будете делать уже дома, в установленном порядке.

— А почему справка такая дорогая?!

— Это не справка дорогая, это штраф такой. У нас директива из МИДа. Если бы это я установил, то еще можно было бы пойти на уступки…

— Но вместе с паспортом у меня украли и электронные карточки…

— Ну, тогда не знаю. Приходите, напишите письмо в МИД. Может они войдут в положение…

но это вряд ли. Там как раз любят «закручивать гайки» — слишком много теряют паспортов.

— А если я не заплачу 100 долларов — буду жить в Намибии без паспорта?

— Не знаю. Как хотите.

— Но ведь у меня нет паспорта, нет визы… вообще непонятно какой страны я гражданин и на каком основании нахожусь в Намибии. Может, меня депортируют на Родину?

— Это вряд ли. Пока Вы не нарушили закон — полиция задерживать Вас не будет. Да и депортацию, если придется, будут делать за ваш счет.

— Красота! Живи и радуйся — свободен как птица!

— …

Сходили в полицию. При помощи Антона составили заявление в краже сумочки, паспорта, «командирских» часов, кредитных карточек и денег. Нам выдали соответствующую справку.

В посольстве сотрудник по имени Вадим сообщил мне, что через три дня из Москвы к нему прилетает в гости друг. Можно передать с ним мой внутренний, «советско-российский»

паспорт. С ним я могу улететь на самолете с рыбаками в Севастополь и сойти на землю Украины. А уже из Украины в Россию можно ехать и с внутренним паспортом.

Сегодня решили, все четверо, вписаться к корреспонденту ТАСС, чтобы от него написать письма домой и принять телефонные звонки из России.

Екатерина Мыльцева приготовила очень вкусные сосиски и картошку в мундире. Вечером купались в бассейне. Кирилл за всю поездку ни разу до сих пор не звонил домой. Мы отправили в Дубну номер телефона, а моя мама сообщила всем нашим родителям. И вот, Степанов плавает в бассейне, над пальмами висит полная луна, он иногда подплывает к бортику и отхлебывает чай, не выходя из бассейна. В это время, из заснеженной январской Москвы прозвонилась его бабушка. Я взял трубку.

— Алле! Алле! Кто это? Куда я попала?

— Добрый вечер. Это Григорий Лапшин. А Вам кого надо?

— Ой! Это бабушка Кирилла! Позовите его скорее, пока связь не пропала — я уже полчаса прозавниваюсь! …