Бессмертие. Как его достичь и как избежать

Бессмертие. Как его достичь и как избежать


КНИГА, МЕНЯЮЩАЯ НАШИ ЖИЗНИ

Был обычный летний день. Я маялся от жары, вынужденного безделья и осознания полной бессмысленности бытия. Бьющие сквозь пыльные оконные стекла душной редакционной комнаты солнечные лучи съедали краски компьютерного монитора и мешали хоть на чем-то сосредоточиться. Кроме мирно спавшего охранника, ответственного редактора, то есть меня, и секретарши Насти, на всем этаже не было никого. Запустение объяснялось не только летними отпусками, но и плачевным финансовым положением этого небольшого петербургского издательства. Руководство скрывалось от кредиторов где-то на дешевых средиземноморских курортах, сотрудники — те, которые еще не уволились, — махнув рукой на долги по зарплате, тоже разъехались кто куда — прочь из города. Ну а я, беспечно попав на крючок корпоративной преданности, как мог поддерживал видимость того, что издательство еще на плаву — бодро отвечал на особенно настырные звонки, с которыми не справлялась Настя, и периодически пытался реанимировать производственный процесс.

От бесперспективного занятия меня отвлек неожиданный приход гостя — хоть и незваного, но приятного и вселявшего своим видом надежду на скорое улучшение моей участи. Громко хлопнув дверью и дружески кивнув разбуженному охраннику, по коридору в сторону распахнутой двери редакционной комнаты бодро шагал мой бывший одноклассник Алексей. Косая сажень в плечах, обтянутых цветастой гавайской рубахой, рост под два метра, рыжая купеческая борода, стрижка «под горшок». Дорогой кожаный дипломат казался игрушечным в его здоровенной лапе. На круглом лице — неизменная плутоватая улыбка... Хотя в первый момент я ощутил как будто некоторую растерянность во взгляде его обычно бойких голубых глаз. Интересно, что привело Алексея, только что вернувшегося из деловой поездки в Америку, в наш издательский мирок? И откуда у меня это забытое чувство ожидания праздника и неизбежного чуда? Словно в дом вошел Дед Мороз (или Санта-Клаус?) в летнем исполнении...

Под извлеченную из дипломата бутылочку текилы (что меня приятно удивило — обычно Алексей притаскивал виски, ром или еще какую-нибудь плохую заморскую подделку под наш родной самогон) с закуской в виде редакционных пряников и плавленого сырка потек доверительный и задушевный разговор двух старых школьных друзей. Я в очередной раз посетовал на скорбные судьбы книгоиздания в России, Алексей же, кратко поделившись впечатлениями от поездки, в очередной раз предложил мне «бросить это гнилое дело и заняться нормальным бизнесом». Он был владельцем крупной фирмы, производящей и напрямую продающей уникальное музейное и выставочное оборудование практически по всему миру В последнюю поездку он посетил Лос-Анджелес и Нью-Йорк — налаживал связи, заключал контракты и делился опытом с коллегами на обоих концах Америки.

Все было замечательно, но меня не оставлял вопрос: с чего это он вдруг решил сразу после приезда (а он, как выяснилось, прилетел вчера поздно вечером, практически ночью) навестить меня, да тем более не дома, а на работе? Нет, он явно зашел не просто так.

И вот, когда бутылка осталась полной всего на треть, Алексей сделал многозначительную паузу и, хитро посматривая на меня, потянулся к дипломату.

— А ведь я привез тебе кое-что из Нью-Йорка! — сказал он, заговорщицки подмигивая. — Просили передать лично в руки.

Это была книга. Любопытно... Если бутылка «огненной воды» любого происхождения или рекламный буклет собственной фирмы в дипломате Алексея выглядели вполне уместно, то книга... Так-так... Книга на русском языке. Довольно увесистая, хоть и в мягкой обложке, изготовленная не очень профессионально и без каких-либо данных об издательстве, месте издания, тираже и т.д., но, судя по всему отпечатанная совсем недавно. В этом не было ничего странного. Странным, мягко говоря, было ее содержание. И название.

На обложке значилось: Александер Рональд Гонзалес. «Как достичь и как избежать Бессмертия».

Чем дольше я листал эту книгу тем в большее недоумение приходил. Условно ее можно было разделить на две части. Первая выглядела непонятным гибридом научных теорий, исторических сведений, эзотерики, ненаучной фантастики и явно автобиографических очерков. Во второй части, похоже, описывалась довольно оригинальная система упражнений, причем китайские и индийские термины соседствовали с древнерусскими по звучанию словами и какими-то совсем уж незнакомыми звукосочетаниями.

Отдельные выхваченные взглядом при беглом чтении предложения и абзацы вызывали оторопь и поток невольных вопросов:

— Что за хрень?!. Ну при чем здесь Циолковский и Гитлер?.. Опять же — «сокровенная самка» из «Дао-Дэ цзин»... Он что, издевается? Нет, ну ты погляди, что он тут пишет!.. Мужик, ты сам-то это читал, прежде чем мне приволочь?

Мне еще было что сказать, но Алексей прервал мои бессвязные полупьяные восклицания и вопрошания:

— Мне ты можешь ничего не говорить и ни о чем не спрашивать — я не читатель, а курьер. И меньше твоего во всех этих премудростях разбираюсь, да и не желаю в них разбираться, если честно. Вот тебе письмо от автора, здесь его «мыло», ему и задавай вопросы. Впрочем, через неделю он с женой будет проездом в Петербурге. И очень хотел пообщаться с тобой лично, так что постарайся успеть хотя бы все прочитать к тому времени.

Слова Алексея вызывали удивление. Не люблю, когда мной пытаются манипулировать... Даже в пьяном виде!.. Но дальнейший рассказ расставил все на свои места: ему просто не терпелось перевести стрелки.

Итак, в последний день пребывания в Нью-Йорке мой друг попал в один весьма необычный музей. Впоследствии я также побывал там, потому для ясности изложения сбивчивое повествование Алексея слегка дополнено мною.

Расположенный на окраине Большого Яблока, малозаметный и явно избегающий широкой рекламы, музей этот оказался посвящен истории развития и распространения оккультных и эзотерических знаний, связи древних традиций с ныне существующими масонскими орденами, тайными культами и учениями. Модели древнеегипетских гробниц, тибетских ступ и Стоунхенджа соседствовали в нем с восковыми фигурами великих розенкрейцеров, мадам Блаватской, Гурджиева, Алистера Кроули... В особых изолированных кабинках можно было с помощью компьютера интерактивно участвовать в любом из множества древних и современных ритуалов и церемоний. Но не только! Специальные «игровые» тренажеры позволяли пройти по пути загробных странствий души — достаточно было лишь выбрать из большого списка на экране «Египетскую Книгу мертвых», «Тибетскую Книгу мертвых» или даже «Загробные мытарства православной души». Жаль, что подобные компьютерные игры отсутствуют в широкой продаже!

Одну из стен занимало гигантское панно со своеобразным «генеалогическим древом». Корни его находились вверху и по большей части брали свое начало от имен основателей существующих и давно исчезнувших религий, внизу же ветви густой кроны оканчивались названиями и именами как хорошо известными, так и совершенно незнакомыми широкой публике. Здесь множество масонских орденов и лож соседствовали с «Нью-Эйдж», онтопсихологией, сайентологией и даже «религией джедаев» и «орденом воинов Матрицы». Наберите на клавиатуре специального пульта интересующее вас название или имя — и перед вами высветится вся история данной традиции, зачастую неизвестная большинству ее современных последователей!

На самом верху панно — объемная фигура, похожая на стилизованное китайское изображение принципа «Инь-Ян» с кружащимися в вечном танце черной и белой «рыбами», только шар этот трудноописуемым образом располагается внутри правильного золотого многогранника с двенадцатью вершинами. «Древо», таким образом, «восходит корнями» к двенадцати вершинам этой фигуры, что вызывает ощущение некоторой надуманности и противоестественности всей конструкции.

Отдельный зал музея посвящен будущему человечества. Из него Алексей, по его признанию, вышел крайне подавленным, но что именно его расстроило, рассказывать отказался. И я об этом тоже пока умолчу.

Владельцем и директором музея, пригласившим Алексея, оказалась миловидная темноволосая женщина лет тридцати, представившаяся ему как Джейн Симмонс, доктор психологии. Деловая часть беседы завершилась естественным образом, когда появился муж Джейн и совладелец музея. Это был высокий худощавый мужчина, смуглый, с длинными гладкими волосами, черными, как вороново крыло (извините за обилие штампов — профессиональная болезнь), и серо-голубыми глазами, пронзительно смотревшими из-под густых бровей. Звали его Алекс Рон Гонсалес, и он неплохо говорил по-русски.

Из последующего рассказа Алексея, ставшего вдруг довольно бессвязным (может, сказалась пара бутылок пива, присовокупленных нами к текиле?), можно было сделать несколько выводов. Первый: эта парочка пыталась завербовать моего друга, склоняя его вступить в какую-то международную тайную организацию, озабоченную будущим человечества, и возглавить ее российский филиал. Второй: ему вроде бы сулили достижение бессмертия, то ли уговаривая выпить некий «эликсир вечной жизни», то ли, наоборот, отговаривая от этого. И третий: этот гад сдал меня заморским сектантам. Старого друга — как стеклотару!

Оказывается, Алекс и Джейн организовали визит Алексея в «музей», преследуя свои тайные цели. Зачем-то им был нужен человек из России, отвечающий определенным требованиям. Вычислив Алексея через Интернет и узнав, что тот часто ездит в зарубежные командировки по своим музейно-выставочным делам, они очень обрадовались, увидев в этом, вероятно, знак Судьбы. Но очень скоро до них дошло, что Алексей все же не тот человек, который им нужен. Любая мистика и эзотерика всегда вызывали у него, как и у всякого нормального человека, стойкую аллергию, выражающуюся в приступах тоски и желании немедленно выпить. Убедившись в этом, американцы начали осторожно расспрашивать его — в надежде, что он выведет их на какую-нибудь кандидатуру, более подходящую для роли «духовного подвижника». Особенно их интересовали его одноклассники и друзья детства. Они не скрывали своей озабоченности тем, чтобы этот человек был определенного года и месяца рождения, родился и проживал в определенном районе славного города Санкт-Петербурга, род занятий имел связанный с распространением культуры и, разумеется, имел интерес к оккультным знаниям.

— И тут я вспомнил о тебе, — сообщил Алексей, нагло глядя мне в лицо своими невинными пьяными глазками. — Ты ведь единственный из моих друзей-одноклассников уже много лет занимаешься всей этой экзо... эзо... ик!.. терикой. И родились мы с разницей в два дня. В издательствах всяких, опять же, сколько лет пашешь — ну тут уж все на тебе сошлось! Они так и сказали, когда я им о тебе рассказал: линии сошлись, градиент необратим... или что-то вроде того... даже внешность твою описали, прикинь?.. И... и потом, ты ведь все равно один, а у меня жена, дети, тетка-страдалица в больнице на Пряжке лежит... Книжку вот попросили передать лично в руки... Их всего несколько штук на русском. Есть еще английский и испанский варианты. Этот Алекс — полиглот с рождения, у него три родных языка — американский, испанский и русский, представляешь?.. А тебе... тебе ведь все равно терять нечего — рискни... Я потом, если что...

В общем, они уговорили его передать мне книгу Алекса. Якобы только для рассмотрения мною возможности ее публикации в России. Но это был лишь благовидный повод для начала осуществления их тайных планов.

Я перечитал коротенькое письмо автора. Содержательная его часть сводилась к следующему: «По определенным причинам, которые станут понятны уважаемому господину Издателю после прочтения сего труда, Автор был бы счастлив сделать эту книгу доступной максимальному числу русских читателей как можно быстрее. И не через сеть Интернет, а по ряду соображений именно в виде бумажной книги. Никакой коммерческой выгоды Автор не преследует и готов на любые изменения в тексте, ежели ему будет объяснена их необходимость. Все это, а также и любые другие вопросы, касающиеся книги, Автор готов обсудить при личной встрече по приезде в Петербург ** августа 200* года. К сожалению, пребыванию в Петербурге отведен только один день, после чего ** августа Издателю представится уникальная возможность присоединиться к третьей по счету исследовательской экспедиции в отдаленные районы русского Севера, Урала и Сибири».

Даже с поправкой на опьянение все это походило на бред, розыгрыш или что-то еще похуже. И что за нелепый прием писать о себе в третьем лице? Тоже мне индейский вождь Острие Бревна! Выгоды он не преследует... За идиотов нас, что ли, эти сектанты принимают? А уж предложение отправиться «в отдаленные районы русского Севера, Урала и Сибири» выглядело просто издевательством! Я понимаю, если бы чудак-американец пригласил меня куда-нибудь на Гавайи, на худой конец в Мексику или Перу... Но русский Север и Сибирь — это, пожалуй, места, которые нормальный человек пожелает посетить в последнюю очередь. Если вообще пожелает. И потом, раз уж Автор намерен опубликовать книгу как можно быстрее, зачем отсылать Издателя в Сибирь? Вряд ли это ускорит работу над книгой...

Погруженный в размышления, я все же краем сознания отметил, что Алексей несколько переигрывает в демонстрации своего опьянения. Подозрения усилились, когда он неожиданно засобирался домой, преувеличенно пошатываясь и даже попытавшись в коридоре пьяно обнять Настю. Этого он себе раньше ни в каком виде не позволял, будучи хорошо знаком с ее суровым мужем, мастером восточных боевых искусств.

Алексей ушел. Через некоторое время ушла и Настя. Охранник продолжил свой мирный сон — следствие бурной клубной ночи.

Так я впервые остался один на один с Книгой.

В три часа ночи, уже, естественно, дома, я перевернул последнюю страницу и вышел с сигаретой на балкон. Я давно бросил курить, но тут ощутил неодолимую потребность совершить какое-то действие, подводящее итог, подчеркивающее значимость происходящего. Будь у меня такая возможность, я бы развел костер и сжег в нем все старые ненужные вещи, мысли, эмоции — как это делают под Новый год буддисты, да и не только они.

Над головой и вокруг горели яркие августовские звезды. Непривычная для города тишина и необычная для летних питерских ночей тьма обволакивали меня. Мир и покой, бесконечность мироздания, свобода и красота... Чудовищная ложь, о которой я всегда знал — но ничего не мог изменить. Только забыть и перестать замечать. Что я и сделал. Как и все остальные. Жизнь под колпаком невыносима... пока ты помнишь о нем, пока ты его видишь.

Похоже, теперь я знаю, что делать. Да, эта книга должна быть доступна русскоязычному читателю, и как можно скорее. Но издана она будет не в нашем издательстве. За год работы я заметил, что над ним тяготеет какое-то проклятие. Любую, самую интересную и хорошую книгу ждала тяжелая судьба или безвестность, если среди ее копирайтов появлялся наш гордый брэнд. Но особенно важно даже не где, а как эта книга будет издана. Увы, я осознавал со всей очевидностью: текст нуждается в переработке процентов на семьдесят. Фактически большую его часть придется просто переписать. То, что понятно мне — профессиональному редактору и эзотерику с многолетним стажем, — нормального читателя вгонит в состояние тяжелого ступора.

«Бессмертие»... Да, это хорошая наживка, чтобы привлечь потенциального читателя. Но окажется ли способен клюнувший на такое понять истинный смысл книги? Станет ли она ему по-настоящему полезна? Изменит ли его жизнь, как изменила мою? Должно ли название привлекать — или же, наоборот, отпугивать, отфильтровывать публику? «Майнд-контроль» на входе... Но какое издательство согласится на «некассовое» название?

В оставшиеся до встречи с Алексом шесть дней я успел сделать многое. И встретил его во всеоружии.

Воспользовавшись своими связями в издательском мире, я добился включения книги Алекса под условным псевдонимом и условным названием в ближайшие планы одного действительно хорошего и надежного издательства. Мне удалось убедить знакомого, работавшего там заведующим редакцией, а потом и главного редактора, что книга станет хитом сезона, а издательство снимет все сливки, став первооткрывателем новой звезды. При этом на руках я имел только материал первых трех глав книги — большее количество текста обработать просто не успел. Остальные главы, включая описание методики достижения Бессмертия, я клятвенно обещал предоставить в течение двух месяцев — по мере того, как они будут мною отредактированы. И я не обманывал. Я знал, что с помощью мобильного Интернета переслать текст в издательство не составит труда даже из Сибири.

Параллельно работе над книгой и общению с издателями приходилось вести сборы в экспедицию. Мне было неизвестно, сколько она продлится. Очень хотелось надеяться, что не до начала холодов...

Когда-нибудь, если такой жанр как мемуары вдруг окажется востребованным, я опишу свою первую встречу с Алексом и Джейн, а также все, что происходило с нами в экспедиции. Одной из ее целей был поиск и изучение древних артефактов, существование которых на территории России до сих пор тщательно скрывается международным научным сообществом. Кроме того, Алекс надеялся подобраться как можно ближе к гигантскому кубическому подземному объекту в районе Печоры, а может, если повезет, и проникнуть внутрь него. Но основной задачей экспедиции было общение с живыми носителями древних традиций. Надеюсь, вы понимаете, что рассказ об этой экспедиции и ее результатах — совершенно отдельная тема.

Перед тем, как перейти непосредственно к Книге, хочу отметить еще несколько важных моментов.

С согласия и по просьбе Алекса его текст был серьезно мною переработан, а отчасти и дополнен, поэтому если вам в руки попадет английский или испанский вариант первого издания, не удивляйтесь значительным расхождениям. В работе я использовал дневник отца Алекса, неоднократно упоминаемый в книге, и дневниковые записи самого Алекса, сделанные им в период первых двух экспедиций. Тем не менее, я старался не менять стиля повествования, ведущегося Алексом от первого лица. В результате проделанной работы изменилась и структура книги. Нам с Алексом пришла мысль разделить текст, ставший намного более объемным, на две, а может быть, и три книги. Мне кажется логичным, что в первый том вошла большая часть биографии, точнее, автобиографии Алекса и все, связанное с его жизнью в Америке на начальном этапе деятельности, а также первичный комплекс необходимых практических упражнений и рекомендаций.

Я благодарен всем, кто помог мне в работе над этой книгой своими советами и консультациями, и, конечно, тем, кто морально поддержал меня в этот период. Это Сергей Викторович Аксенов, Георгий Валерьевич Галунов, Павел Валерьевич Берснев, сотрудник Издательства Санкт-Петербургского государственного университета Александр Анатольевич Галат, и в особенности — директор того же издательства, профессор Роман Викторович Светлов. Без их помощи мне вряд ли удалось бы в должной мере адекватно и, главное, столь быстро донести эту в высшей степени сложную и загадочную книгу до русскоязычного читателя.

Сергей Гривцов, июнь 2006 г.

БЛАГОДАРНОСТИ

Благодарю своих родителей за непосредственное участие в создании уникальной психофизической композиции, с которой за долгие годы я сроднился как со своим «я». А без «меня», в свою очередь, не было бы и этой книги.

Благодарю моих друзей. Те, к кому я обращаю эти слова, знают, о чем я говорю.

Спасибо издателям и редакторам. Без благожелательного и внимательного отношения с их стороны столь трудный ребенок не смог бы появиться на свет.

Благодарю тех, кто сознательно и бессознательно препятствовал появлению этой книги. Именно их усилия аккумулировали в ней столько взрывной энергии.

Спасибо всем!

ВВЕДЕНИЕ

Я с детства мечтал стать бессмертным. Мечта эта появилась, конечно же, не сразу; она возникла в тот момент, когда я понял, что бессмертным, судя по всему не являюсь.

До этого я был уверен, что бессмертен.

Осознать всю бренность бытия мне помогли родители, но логика, которой воспользовались взрослые, мне не понравилась. И до сих пор не нравится, несмотря на ее убийственную простоту: «Ты человек, а люди смертны, следовательно, смертен и ты». Чушь какая-то!

Тогда я ничего не смог этому противопоставить. Лишь тихий упрек в форме риторического вопроса высказал я им: «Так зачем же вы меня родили, если знали, что я все равно умру?»

И немедленно схлопотал оплеуху.

Так я познал искусство ведения споров и способы аргументации, принятые в обществе приматов. Человек ведь примат — напоминаю на тот случай, если вы об этом забыли.

С тех пор я затаился, но мыслей о бессмертии не оставил. Хотя, признаюсь, жить с подобными мыслями очень не просто. Но не мог я стать как все и смириться с навязанным мне положением дел.

Особенно тяжело приходилось, когда я обнаруживал, что окружен эгоистами, которые озабочены только своими собственными интересами. Интересами? Программами, заложенными в них невесть кем и когда!

Помню, уже обучаясь в выпускном классе школы, сидел я как-то на океанском берегу и смотрел на закат. Солнце коснулось края вод на горизонте, расплескав бурлящее золото до самой кромки прибоя. Рядом на песке, чуть касаясь моего плеча, расположилась моя одноклассница. Весьма, надо сказать, симпатичная и не по годам развитая девушка.

И вот, слегка придвинувшись ко мне, она спросила — так, что я ощутил нежное дуновение у себя на щеке:

— А чего бы тебе сейчас хотелось?

Я ответил не задумываясь:

— Стать бессмертным! Потому что недостойно человека быть вечным рабом пространства и времени. То есть я хотел сказать — невечным и к тому же рабом... Я уверен: человеческий гений скоро найдет кучу способов победить старость и смерть. И я хочу, чтобы это случилось при моей жизни. Я хочу быть вечно молодым! Я не хочу смотреть на закат и вместо наслаждения великолепной игрой света и цвета думать о том, что и моя жизнь вот так угаснет. Даже не так. Ведь в старости нет ничего прекрасного — одно уродство. И ты станешь безобразной старухой, а потом умрешь. Никакого утешения нет в религии — сказки для легковерных! И нет никакого смысла в такой жизни, как у моих или твоих родителей, и у родителей родителей, и у родителей родителей родителей... Жениться, наплодить детей, состариться, дождаться внуков и умереть? Ради этого конвейера не стоило рождаться!

Спустя некоторое время после моей бурной тирады она спросила с какой-то странной интонацией:

— Ты разве не хочешь иметь семью, детей?..

— Разумеется, нет! Неужели ты не понимаешь?..

Но она, похоже, не понимала.

Солнце втянуло последний луч за грань горизонта, со стороны океана подул холодный ветер, и серые тени зашевелились в камнях возле мола. Зябко поеживаясь, мы поднялись с песка и двинулись к выходу с пляжа. На закат мы вместе больше никогда не любовались.

Значительно позже я убедился, что все желания и мечты рано или поздно сбываются. Причем сбываются буквально. Но почему мы не делаемся от этого счастливей? Может, потому что роботам счастье недоступно?

Сегодня, когда практическое бессмертие — уже реальность, и вот-вот произойдет массовое осознание этого факта, самыми важными и первоочередными становятся следующие вопросы:

Как мы будем жить весь неопределенно долгий срок своей жизни?

Не утратим ли мы при этом себя окончательно и уже безвозвратно?

Не ожидает ли нас в ближайшем будущем нечто гораздо более страшное, чем физическая смерть?

Можем ли мы избежать такого будущего?

Что для этого нужно сделать?

Ответам на поставленные вопросы и посвящена моя книга. Стиль ее написания может показаться несколько необычным — это потому, что он соответствует новой эпохе.

Выжить сегодня — значит принять саму жизнь в качестве учителя и ступить на путь познания, отказавшись от мертвящих механистичных законов псевдонаук и их ложных карт реальности. Вероятность того, что траектория кратчайшего пути из пункта А в пункт Б — прямая, в пространстве жизни исчезающе мала. Чаще всего подобная траектория близка к спирали. Часто, но не всегда.

Книга — это не ребус, вы можете просто читать ее, а не разгадывать. Но если вы хотите, чтобы чтение, кроме эстетического удовольствия и увеличения вашей эрудированности, принесло еще какую-то пользу, постарайтесь подойди к этому процессу без предвзятости. Не ищите в тексте привычной логики построения, не втискивайте прочитанное в рамки морали в плоскости «хорошо-плохо». Просто забудьте о своих прокрустовых[1] комплексах до момента, когда перевернете последнюю страницу. Впрочем, поступайте как хотите. Доверьтесь себе.

А я могу надеяться лишь на одно. Что сейчас, когда вы, уважаемый Читатель, пробегаете глазами эти слова, вопросы, заданные выше, и сама необходимость их постановки еще вызывают недоумение, еще выглядят попыткой розыгрыша или мистификации. Если это так, то, возможно, у вас есть еще немного времени. Отложите свои дела, читайте быстро, но вдумчиво. Прочитайте и передайте эту книгу родственникам и знакомым. Прочитав, вы будете знать, что делать дальше. Знание — сила![2]

ЧАСТЬ 1. ВСПОМИНАЯ О СМЕРТИ

Предыстория

Я родился в Сан-Диего, крупном портовом городе в Южной Калифорнии, возле границы с Мексикой, в семье русского эмигранта и девушки из состоятельной мексиканской семьи. Александром меня назвали в честь одного русского поэта, который по происхождению, правда, был африканцем[3]. Второе мое имя — вероятно, дань уважения бывшему губернатору штата Калифорния, позднее ставшему президентом[4]. Наверное, у родителей случился приступ местного патриотизма.

Отец, покинув свое отечество, тем не менее, сохранил приверженность православной вере и по воскресеньям ездил через весь город в единственную в округе русскую церковь — приход св. Иоанна Кронштадтского. Местные прихожане, в основном эмигранты во втором и третьем поколениях, долгое время чурались его, подозревая, что он тайный агент КГБ. Мать же была убежденной католичкой, хотя и с большой примесью индейских верований. В отношении меня родители никак не могли договориться, в какой церкви и в какую веру крестить, решив в конце концов, что я, когда подрасту определюсь как-нибудь сам. Так что рос я в обстановке религиозного, национального и политического сумбура.

На родине, в Советской России, отец был врачом. Находясь, как и большая часть представителей интеллигенции, во внутреннем конфликте с тоталитарным коммунистическим режимом, он мечтал об эмиграции за рубеж, в «свободный мир». Однажды он сумел устроиться корабельным доктором на торговое судно и несколько лет плавал по всему свету пока судьба не предоставила ему удобную возможность. Сойдя на берег в Тихуане — почти без денег, имея при себе только самые ценные вещи, — он без следа растворился в сутолоке мексиканского торгового порта.

Благодаря хорошему знанию испанского и английского, а главное — редкому дару вызывать симпатию у незнакомых людей, отцу удалось прибиться к группе мексиканцев, собиравшихся нелегально эмигрировать в США. Среди них был брат моей будущей матери, который быстро подружился с «чудаковатым русским доктором» и привел его в дом своей сестры в пригороде Сан-Диего.

Дом располагался недалеко от ракетного полигона, и рев взлетающих ракет с самого рождения был для меня звуком знакомым и родным. Такими же родными мне казались огромные южные звезды и русская речь, впоследствии почти забытая мною.

Когда я был маленьким, отец часто до поздней ночи сидел под открытым небом, держа меня на коленях, попивая текилу и рассказывая мне странные русские сказки. Еще он любил пересказывать фантастические истории о космических путешествиях, полетах к далеким мирам и бесконечности человеческого познания. Так я и засыпал, слушая его. А в те вечера, когда отец работал, я слушал жутковатые легенды и старинные индейские песни моей бабушки.

Врачебный диплом отца и опыт в практической медицине, приобретенный в бытность его корабельным врачом, позволили ему быстро найти «хорошую работу по специальности» — стать санитаром в больничном морге. Вершиной его карьеры оказалась должность патологоанатома в той же больнице.

Жизнь отца трагически оборвалась в возрасте тридцати восьми лет, когда мне было всего восемь. Мать давно подозревала его в любовных связях на стороне. Эти воскресные поездки в церковь, которые стали отнимать у него целый день, и частые задержки на работе создавали в их отношениях все большее напряжение.

Ее заставляло нервничать еще и то, что их брак не был официально подкреплен авторитетом Церкви. Они решили обвенчаться, когда мама была уже на сносях. Но тут неожиданно возник непреодолимый барьер. Оказалось, что православный христианин и католичка не могут сочетаться браком. По церковным законам оба супруга должны были верить не просто в Иисуса, а во вполне конкретного — либо в православного, либо в католического. В этом была определенная логика, ведь эти два Иисуса даже родились в разные дни с разницей почти в две недели[5].

У моих родителей было ангельское терпение, они многое мне прощали — ведь я был единственным ребенком. Но периодически я начинал донимать их вопросом: «Как может некто, пусть даже и сын Бога, родиться дважды, и не позволяло ли это Ему при жизни праздновать каждый год два дня рождения?» Мне действительно было интересно, но родители богословские споры вести не умели и не любили. Подобные вопросы доводили их до бешенства, напоминая о некоторой нелегитимности их супружества. Беседа превращалась в потасовку они начинали с криками бегать за мной по всему дому а потом, когда я забивался в какое-нибудь недоступное место, уже друг за другом. Отец был сильнее, но мать проворнее и коварней. Пока он замахивался на нее кулаком, она уже успевала выхватить кухонный нож или выбежать на улицу с воплем: «Помогите! Этот русский медведь хочет убить меня и ребенка!» Потом они, разумеется, мирились, а чтобы притупить чувство вины перед любознательным дитятей, давали мне немного денег — на кино или аттракционы.

А однажды все неожиданно закончилось. Как-то поздно вечером мама в припадке ревности примчалась к отцу на работу и застала его там, на рабочем месте, то есть в морге. Но не очередным трупом он был увлечен, а юной мулаткой-медсестрой. Я до сих пор не знаю, что же произошло в тот вечер; мне сказали — несчастный случай. Так или иначе, но отца я больше не видел. Конечно, я присутствовал на похоронах, но почему-то был твердо уверен: то, что лежит в гробу — не мой отец. Он где-то в другом месте, далеко отсюда, может быть, в своей загадочной России, или странствует по звездному небу, которое он так любил...

С матерью после этого я общался мало, так как вскоре обучение мое продолжилось в закрытом интернате, и дома я бывал только на каникулах. В мой последний приезд перед поступлением в университет мать отдала мне часть отцовских вещей, в том числе и те, с которыми он впервые ступил на землю американского континента. Особенно меня заинтересовала толстая тетрадь с пожелтевшими от времени листами, густо исписанными его рукой. Я сразу понял, что это личный дневник, хоть и написан он был на малопонятном мне русском языке. Во многом эта рукопись определила мой дальнейший жизненный путь.

Потом была учеба в университете, занятие нелегальным бизнесом по ввозу в США психоделических веществ из Мексики и Перу нелады с законом, путешествия, встречи, расставания, избавление от наркозависимости, приобщение к старым и новым духовным традициям и даже тоталитарным сектам[6]... И многое другое. К некоторым из перечисленных событий я еще вернусь.

Земные дороги ведут не в Рим...

Когда кто-нибудь хочет подчеркнуть важность стоящей перед ним проблемы, он говорит: «Это для меня вопрос жизни и смерти!» Обычно такими вещами не шутят, и мы, проникшись сочувствием, стараемся чем-то помочь и успокоить человека. Ведь подобные фигуры речи указывают на совершенно особую область нашего бытия — ту, где проходят его границы.

Насколько обширна эта пограничная или, точнее, приграничная область? Можно предположить, что простирается она от первого момента понимания наличия границ, пределов бытия и до их достижения, то есть до полного прекращения бытия, до смерти...

Является ли граница бытия чем-то реальным; свойственна ли она бытию любого живого существа, любого мыслящего, осознающего свою индивидуальность субъекта либо лишь человеческому бытию? Почему сегодня эта граница похожа на стену от земли до неба, в которую упираются все дороги — стену, исписанную и изрисованную так, что в глазах рябит?

Самое заметное граффити, украшающее Стену, исполнено в скупом и безрадостном стиле. Оно гласит:

ДАЛЬШЕ НИЧЕГО НЕТ.

Поверх него и вокруг множество других. Чья-то неуверенная рука явно пыталась исправить утверждение.

ДАЛЬШЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ЧТО-ТО...

Но робкая надежда рассеивается мрачно и весомо:

ОТТУДА НЕТ ВОЗВРАТА!

Остальное — пестрое переплетение высказываний разных времен и стилей — то пугающих, то успокаивающих и даже зазывающих, то приводящих в замешательство. ТЫ БУДЕШЬ НАКАЗАН, ГРЕШНИК!

ПОКАЙСЯ, ПОКА НЕ ПОЗДНО!

ТЫ БУДЕШЬ СПАСЕН.

ТЫ ПРОЩЕН.

ИДИ С МИРОМ.

ТЕБЯ ЖДЕТ БЛАЖЕНСТВО...

ТЕБЯ ЖДУТ АДСКИЕ МУКИ...

...НА ВЕЧНЫЕ ВРЕМЕНА!

ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ.

...НА ТУЧНЫХ ПАЖИТЯХ.

ТЫ СКОРО ВЕРНЕШЬСЯ.

СЕГОДНЯ И ЕЖЕДНЕВНО! БЕЗНАЧАЛЬНО И БЕСКОНЕЧНО! АТТРАКЦИОН «КОЛЕСО САНСАРЫ»[7] - ВОЗВРАЩЕНИЕ ГАРАНТИРУЕМ! ВОСПОМИНАНИЯ ЗА ОТДЕЛЬНУЮ ПЛАТУ...

ТАМ НИЧЕГО НЕТ, НО И ЗДЕСЬ ТОЖЕ.

РАЙ ДЛЯ ПАВШИХ ВОИНОВ.

САМОУБИЙЦ И ВЕРООТСТУПНИКОВ - В АД НАВЕЧНО!

ВЫПОЛНИЛ ЛИ ТЫ СВОЙ УРОК?

РОДНЫЕ И БЛИЗКИЕ ЖДУТ ТЕБЯ.

ВСЕГО ЛИШЬ СОН...

ЕСЛИ ТЫ НЕ СДЕЛАЛ... ЕСЛИ ТЫ НЕ ПРИНЯЛ... ЕСЛИ ТЫ НЕ ПРИЗНАЕШЬ... ЕСЛИ ТЫ НЕ ПРИНАДЛЕЖИШЬ... ТЕБЕ БУДЕТ ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ ПЛОХО!

ДАЖЕ ЕСЛИ ТЫ ТОЛЬКО МЛАДЕНЕЦ...

ВЕЧНО ГОРЕТЬ В АДУ!

НЕ БОЙСЯ - ЭТО НЕНАДОЛГО!

ВСЕ ТАМ БУДУТ.

ТАМ ТВОЙ ДОМ.

Ну и так далее.

Когда-то Стена была девственно чистой, бесцветной и оттого незаметной. До самого последнего мгновения. Со стороны казалось, что достигая ее, человек входит в туман и постепенно исчезает, растворяется в нем. Последний выдох — и вот его уж нет. Те, кто это видел, иногда пытались удержать уходящего или последовать за ним, но плотная невидимая преграда не пускала их. И лишь органическая плоть, все менее и менее похожая на то, чем она была при жизни, оставалась у Стены. Вид ее, хладное окостенение, сменяющееся разложением, сопровождаемым мерзким запахом деградации сложноорганизованной структуры в набор простых веществ, годных лишь на удобрение, внушали отвращение и страх. Поэтому от остатков плоти старались побыстрее избавиться — закапывали поглубже, сжигали, бросали в водоемы или же оставляли на съедение диким животным и птицам.

Движемся мы, стоим или даже пытаемся двигаться вспять — рано или поздно, но все примерно в одно и то же время, мы оказываемся перед Стеной. За многие века у невидимой границы бытия, превратившейся в Стену, выросли целые города из построек замысловатой архитектуры, населенные причудливо одетыми жрецами и служителями Стены. У них есть множество книг и картин, наполненных историями о том, как и почему возникла Стена и что там за ней. Некоторые жрецы, а также множество держащихся особняком и зачастую, что греха таить, довольно подозрительных типов, утверждают, что ясно видят все происходящее с той стороны Стены, даже сами бывали там и сумели вернуться. Многие верят им. Многие, напуганные страшными перспективами или прельщенные мечтами о будущем блаженстве, делятся деньгами и едой с теми или иными жрецами и рассказчиками, надеясь на лучшую участь в грядущей неизвестности.

Часть тех, кто непрерывным потоком движется сквозь туман границы бытия, не верит никому и ни во что. Никому кроме особой касты жрецов особого бога. Жрецов этих зовут «ученые», а бога — «Научно-технический прогресс» или просто «Наука». До недавнего времени служители культа Науки не претендовали на Иной Мир, предположительно находящийся за Стеной. Они даже отрицали, что там вообще что-то есть. А тех немногих из их рядов, кто думал иначе, называли шарлатанами и гнали прочь. Раз уж за Стеной ничего нет, то святой целью для большинства жрецов Науки стало с помощью дорогостоящих хитроумных приспособлений и пилюль замедлить движение к Стене и со временем остановить его вовсе. Но со свойственной им откровенностью, граничащей с цинизмом, они не скрывали, что цель эта станет достижимой лишь для тех, кто регулярно приносит щедрую дань их божеству — деньгами, славословием и временем, потраченным на игры с его идолами и ритуальными предметами.

Совершенно особая и еще недавно довольно-таки малочисленная категория обитателей приграничья — жрецы полного возвращения. Как правило, из больших культовых сообществ их прогоняют, поэтому и держатся они в стороне. Слишком уж драматично все, что связано с полным возвращением, или воскрешением, слишком велика ответственность. Неудачный опыт или шарлатанство в этой области сравнимы с повторным убийством. Как ни удивительно, встречаются здесь не только теоретики и мечтатели всеобщего возвращения, но и практики — дельцы, таким образом зарабатывающие себе на хлеб с маслом.

Да, многообразно и сложноорганизованно население приграничья: жрецы, целители, ученые, шарлатаны, визионеры-иновидцы, философы, сумасшедшие... Что будет со всеми ними, если граница вдруг исчезнет или переместится в недоступные для них области?

Но вряд ли вас должна серьезно волновать судьба пестрого табора иждивенцев Приграничья. Этот мрачный диснейлэнд наверняка найдет другие ниши, другие белые пятна в чьем-либо самопознании, и перекочует к новым границам вместе со своими аттракционами и замками ужаса.

Так существует ли вообще граница бытия, совпадает ли с ней граница существования жизни? На эти вопросы не ответить, не найти практических решений связанных с ними задач, не определив, что такое человек и мир — и, как ни странно, что такое счастье, гармония и смысл жизни.

Звезды — живые и мертвые

Мысли о жизни, смерти, а тем более о бессмертии не так уж часто отягощают ум нормального среднестатистического человека. И это вполне понятно. Если бы было иначе, такой человек не мог бы считаться нормальным и среднестатистическим. А чтобы облегчить человеческую жизнь, в психике предусмотрено множество защитных барьеров и предохранителей: все, что выходит за рамки повседневного существования, все вызывающее замешательство и раздражение отторгается, вытесняется или, если уж увернуться от контакта с необычным нет никакой возможности, интерпретируется, объясняется приемлемым для «здравого смысла» образом.

Как я уже говорил в самом начале, естественное состояние ребенка до первого столкновения с проблемой смерти — это отсутствие самой идеи смерти, ощущение собственного бессмертия. Мыслей и концепций, связанных с бессмертием, у него, конечно, тоже нет — они и не требуются, ведь все разумеется само собой. «Смерть» — просто слово, абстракция, не имеющая к тебе никакого отношения. Чуждо детскому уму и «бессмертие» как отсутствие «смерти» — то, чего нет вовсе, не может и отсутствовать. Вполне достаточно чистого, не замутненного подобными категориями бытия. «Я есть, я не помню момента, когда меня не было, я буду всегда!»

«Нормальным» я не был даже в детстве. Мне часто снилась смерть. Кроме того, с пяти лет я проводил значительную часть времени в больнице и в морге, куда относил отцу обеды. Однажды, возвратившись оттуда домой, я в очередной раз задался вопросом, что такое смерть. Первой я озадачил свою мать. Выслушав ее долгое «объяснение» и совершенно им не впечатленный, я только спросил: «А зачем люди умирают?» Не получив вразумительного ответа, лишь отметил внутренне: «До чего же неуклюже меня каждый раз пытаются убедить в серьезности всяких нелепых выдумок!» Что ж, мне не стыдно признаться — я и сейчас считаю смерть второй по величине нелепостью. Второй — после бессмертия.

Поздно вечером, когда мы с отцом любовались звездным небом, я поделился своими соображениями. Он долго и весело смеялся, а потом спросил:

— Как по-твоему, звезды — живые или мертвые?

— Конечно, живые. Гляди, как они нам подмигивают! И если долго на них смотреть, то можно почувствовать, что они тоже смотрят на тебя.

— Ну, мигают-то они потому, что их свет проходит через воздух.

— Но они же смотрят!

— А дедушка с портрета в гостиной — он тоже на тебя смотрит?

— Да-а-а... Он ведь давно умер, да? Но все равно он смотрит, только по-другому.

— А звезды все одинаково смотрят?

Я почувствовал какой-то подвох в вопросе и начал внимательно вглядываться то в одну звезду, то в другую... Действительно, их было так много, что сначала, при первом взгляде, казалось, будто на тебя разом уставилась огромная толпа. Как зрители на стадионе. Лишь через некоторое время начинаешь замечать, что зрителей хоть и много, но среди них то тут, то там виднеются изображения, подделки. Как фотография президента в полный рост, в обнимку с которой предлагает сняться уличный фотограф. Или манекены в магазине одежды... Нет, от манекена или куклы другое ощущение — они никогда не были живыми. Манекен не смотрит! Он... как русский спутник, который сейчас медленно пролетел по небу. Или метеорит. Хоть он и светится — там не только нет жизни, но и не было и быть не могло.

Все это пронеслось у меня в голове за какую-то минуту.

— Папа, некоторых звезд там нет, там только их изображения, но они не мертвые, как дедушка, они другие...

Я думал, что отец опять начнет смеяться, но он стал очень серьезен.

— И как же ты это различаешь? — спросил он несколько напряженно.

— Я... их чувствую. Вот тут. — Я положил ладонь на живот. — А потом, если продолжаешь смотреть, то и здесь тоже, но уже иначе. — Я плавно поднял руку до середины лба. — А фотография дедушки или вон та маленькая звездочка сразу говорят: «Мы не такие, какими кажемся!»

Отец открыл рот и хотел что-то сказать, но в этот момент в дверях дома в прямоугольнике света возник темный силуэт моей мамы.

— Эй, астрономы! Пора чистить зубы и спать!

Больше мы к этому разговору не возвращались. Только много лет спустя я понял, о скольких вещах мы с отцом могли бы рассказать друг другу сколь многому научиться уже тогда. А сейчас в моих руках осталось лишь несколько тонких ниточек, связывающих нас. Одна из них — его дневник. Но об этом я расскажу позже.

Ритуальные пляски перед Стеной

В древности, когда человеческий ум еще не был втиснут в жесткие рамки религиозных доктрин и научных воззрений, казалась нелепой мысль, что организм может износиться или заболеть и от того умереть. Люди искали объяснения смерти в злой воле колдунов, потусторонних сил, в том числе покойников, завидующих пережившим их людям. До сих пор в фольклоре разных народов присутствуют мертвецы, которые душат живых, отнимают у них жизненную силу, пьют их кровь... Голливуд эксплуатирует эту тему постоянно — из десятка новых фильмов один-два обязательно про вампиров. Но киновампиры не имеют никакого отношения к нашей реальности. Что такое настоящие вампиры, вам в кино вряд ли покажут. Впрочем, тут мы немного отвлекаемся от темы.

Опыт поучает нас: у каждого явления есть причина. Какова же причина телесной смерти? Она, как проклятие, настигает всех — и грешников, и праведников, и взрослых, и детей. И на первый взгляд, причин всего две. Сегодня огромные средства тратятся на борьбу со множеством тяжелых заболеваний, но о главной болезни человека — старости, неизбежно ведущей к смерти, самой страшной эпидемии со стопроцентным смертельным исходом — редко пишут в газетах и мало говорят в теленовостях. Несомненно, первая и основная причина смерти — болезнь старения. О второй причине смерти — несовершенстве физического тела, его «бренности», похоже, никто даже особенно и не задумывается.

В детстве и юности я мучался, пытаясь понять: что заставляет людей мириться со смертью и старостью, воспринимать их как нечто естественное? Казалось бы, воля к жизни, присущая всему живому — часто неосознаваемая, иногда действующая вопреки сознанию, — не допускает «исчезновения», «растворения» или «угасания» индивида. Так же, как и его мгновенного «ухода». Но люди привыкли к этой предопределенности и всячески стараются ее оправдать! Откуда вообще могла взяться идея оправдания смерти? Почему на протяжении многих веков представители религии, ученые и философы прилагали столько усилий для обоснования этой идеи? Почему со временем эта идея пропитала общественное сознание, стала его основой? В особенности сказанное относится к «почетной старости».

Абсурд, но когда кто-то умирает здоровым и молодым — от несчастного случая, например, — родственники и знакомые сокрушаются и плачут намного сильнее, чем когда человек умирает немощным и дряхлым, пораженный множеством недугов, часто ослабев рассудком и потеряв память. Старика хоронят даже с каким-то удовлетворением, приговаривая при этом: «Ну отмучился, бедолага!» А молодой, значит, должен еще помучаться и только потом умереть, словно заслужив смерть долгими мучениями. В сказках и сопливых мелодрамах в качестве иллюстрации «счастливого конца» нам часто пытаются подсунуть фразу типа «...жили они долго и счастливо и умерли в один день!» Да еще делают это с таким видом, будто после долгой и счастливой жизни нет ничего более радостного, чем смерть.

Смерть — зло, гибель и разрушение. Может ли смерть быть благом? Может она быть необходимым эволюционным условием перехода в какое-то иное состояние? Когда, у кого и почему впервые возникли эти странные идеи: «Тот не жил, кто не умирал», «Научись умирать — и ты победишь смерть» и т. д.?

Действительно ли человек, научившийся умирать, получает в награду ключ от дверей в «Жизнь Вечную»? Еще вчера отвечать на подобные вопросы считали себя вправе исключительно жрецы религий и духовных традиций.

Медики, биологи и другие адепты Науки к смерти до недавнего времени относились достаточно просто. Они говорили в основном о процессах, сопровождающих смерть, а не о ее истинных причинах и последствиях. Ученые вообще чаще обращают внимание на внешнее и второстепенное, упуская то, что не вписывается в их ограниченные, застарелые схемы.

В энциклопедических словарях, которые всегда на шаг отстают от уровня развития общества, смерть определяют как прекращение жизнедеятельности организма, его гибель. В разные эпохи под этим понимали разное. Например, связывали смерть с прекращением дыхания.

В Библии Бог вдыхает жизнь в первого человека Адама. «Дыхание», «дух», «душа» — интересно, что эти слова в русском языке, в отличие от английского или испанского, имеют общее происхождение. К губам умирающего подносили зеркальце, и если оно не запотевало, врач констатировал остановку дыхания и смерть. Почти как в сказке про братьев Гримм у Терри Гиллиама[8]: «Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи — кто на свете всех мертвее, не румяней, а белее?» «Бездыханный» — значит, мертвый. Но иногда это мог быть глубокий летаргический сон, и человека хоронили заживо. Были случаи, когда врачи вскрывали для изучения тело «покойника» и обнаруживали, что его сердце медленно пульсирует.

Решили было отождествлять смерть с прекращением сердцебиения и кровообращения — но даже после полной остановки сердцебиения пациента нередко можно оживить с помощью непрямого или прямого массажа сердца, инъекций и электрических ударов. В середине XX в. ввели понятие клинической смерти, отличающейся от следующей за ней биологической, или «истинной». Если в течение шести-семи минут сердцебиение восстановить не удается, врач выписывает свидетельство о смерти, и пациент становится мертвым юридически. Считается, что за это время в лишенном кровоснабжения мозгу наступают необратимые изменения.

Тем не менее, известен ряд случаев, когда жизнь удавалось восстановить через десятки минут после остановки сердцебиения, и значительных изменений в работе мозга обнаружено не было. Такое случалось, если человек тонул в холодной воде, но был, как вы понимаете, спасен. Резкое охлаждение предотвращало повреждение мозга. В других случаях это было связано с использованием средств, препятствующих сворачиванию крови или растворяющих кровяные тромбы.

Исследования показали, что при полном прекращении кровоснабжения мозга сознание угасает в течение нескольких секунд. Уровень электрической активности мозга падает, а ее характер напоминает фазу «быстрого сна»[9], во время которого человек видит сновидения. Как и в случае обычного «быстрого сна», если человека в это время «разбудить» (т. е. вернуть к жизни), у него остаются воспоминания о «сновидениях». Эти воспоминания обычно значительно более ярки, чем в случае повседневного «быстрого сна», намного чаще содержат ощущение полета, нередко переживание счастья, яркого света... и вскоре забываются — так же, как и «быстрые сны». Подобные воспоминания легли в основу нашумевшей книги Р. Моуди «Жизнь после жизни». Может ли быть такое, что распространенные представления о загробной жизни связаны только лишь с этим «смертным сном»? К концу книги у вас будет ответ на этот вопрос, хотя сомневаюсь, что он устроит всех читателей.

Последний «сон» длится около минуты, затем электрическая активность падает до нуля. Нейроны мозга как бы погружаются в анабиоз. Однако если кровоснабжение восстановить, они могут вновь «ожить» и возобновить нормальную электрическую активность. В отдельных случаях, как уже говорилось, это может произойти и через десятки минут. Необратимые изменения наступают, когда кровь в сосудах мозга сворачивается и закупоривает их. Это означает, что даже если восстановить кровоснабжение, мозг уже не будет работать как раньше. И хотя структура связей нейронов еще некоторое время сохраняется, «воскресить» человека современными методами уже нельзя. Наконец, в процессе разложения тканей (или в результате кремации) структура связей между нейронами окончательно разрушается. Именно это, видимо, и можно назвать окончательной смертью.

Тело разложилось, претерпело химические и физические изменения, а значит, исчезла целостная система «тело-разум-душа». С телом все понятно, но вот что происходит с разумом и тем более душой, ученые сказать не могут. А тех, кто об этом говорит, до сих пор многие считают шарлатанами или сумасшедшими. Возможно, иногда и небезосновательно.

Чего стоит хотя бы история с «посмертным взвешиванием»! Ходят упорные слухи, не подкрепленные, впрочем, никакими строгими научными данными, что вес тела человека в момент смерти меняется. Есть две версии: одни говорят, что вес увеличивается, другие — что уменьшается. Цифры при этом отличаются на порядок: от 4-6 до 60-80 граммов. Разумеется, указанная разница и составляет вес отлетевшей души или, в другом варианте, «подъемную силу» души. Объяснения этому, повторюсь, строго научно недоказанному феномену дают разные. В одном случае — что душа при жизни имеет некоторый вес, и тело без души становится легче. В другом — что душа много легче воздуха и при жизни приподнимает тело, уменьшая его вес... Пытливый ум, привыкший рассуждать здраво, подобные «факты» наводят на не очень-то приятные гипотезы в естественнонаучном ключе. Может, стоит проверить скорость образования и подъемную силу появляющихся в кишечнике трупных газов, а также изучить прочие биохимические и физические изменения, происходящие с телом в момент смерти и после нее? Да за одну только ночь среднестатистический человек становится легче на полкило за счет испарения жидкости и выдыхаемого водяного пара. Исследования в этой области могли бы многое объяснить без привлечения такого понятия, как «душа»...

Некоторые природные явления вводят человека в соблазн неоправданных фантазий на тему смерти. Например, гусеница, проходящая через стадию кокона и «превращающаяся» в бабочку Есть теория, что древние египтяне именно в подражание насекомым изготавливали мумию-«кокон» покойника, дабы тот мог возродиться в виде нового, более свободного и совершенного существа. К Древнему Египту и свойственным ему взглядам на смерть и человека мы еще обратимся достаточно подробно. Но вот что говорит современная наука: гусеница и бабочка — это два разных существа. Их не связывает ни общая память, ни тем более индивидуальность. Кокон — это могила гусеницы и колыбель бабочки. Гусеница не обретает крылья после смерти — точно так же, как съеденная нами курица не становится человеком.

Другой пример — простейшие одноклеточные организмы. У них естественная смерть особи наступает не в результате старости — бактерии не стареют и в определенных условиях могут жить сколь угодно долго. Смерть и размножение здесь — единый процесс. Деление приводит к прекращению существования данной особи и возникновению вместо нее и, что важно, из нее двух новых. Смерть и жизнь связаны неразрывно, и даже хотелось бы сделать вывод, что смерти как таковой нет на этом уровне организации, поскольку два новых существа, как правило, ничем не отличаются от исходного. Вот слова французского эколога Альбера Жакара: «Бактерия не может знать, что такое смерть, ведь она просто делится на две, четыре части. Смерти для нее не существует. Понятие «смерть» появилось тогда, когда двое соединились, чтобы произвести на свет третьего. Мы позволяем себе роскошь делать что-то новое. А когда делаешь новое, надо освобождать для него место».

Логика оправдания неизбежности индивидуальной смерти опирается либо на доводы о необходимости эволюционной трансформации, либо на рассуждения о будущем благе и бессмертии всего рода человеческого. Биологи-эволюционисты, последователи естественного отбора и проч., любят распространять свои теории с примитивных существ на людей.

Но обязательно ли Род — это кровавый языческий бог, требующий человеческих жертвоприношений? Как и отдельные составляющие его индивидуумы, Род изменяется, проходя свои стадии роста. Да, в прошлом Род, в отличие от человека, претендовал на бессмертие. Так было до недавнего времени. Некоторым философам он представлялся надындивидуальным сверхсуществом, обладающим разумом и волей. Сегодня парадоксальным образом оказалось, что Род не менее, а может, и более смертен, чем отдельный человек, и что для обеспечения его бессмертия бессмертной может и должна стать каждая его человекоклетка. Только какого рода[10] это бессмертие?

Трубка моей бабушки

Сейчас поздний вечер, а может быть, раннее утро. Я почти сутки проработал над книгой, безвылазно сидя в гостиничном номере. Пора бы отдохнуть. Спуститься в бар, расслабиться в ничего не значащей беседе с кем-нибудь незнакомым. Нет, бар сейчас наверняка пуст. Можно выйти на безлюдную улицу прогуляться и лечь спать, задернув шторы перед первыми лучами солнца... Но на столе передо мной, рядом с портативным компьютером, на клавиатуре которого я набираю эти слова, лежит одна старая-старая вещь. Эта вещь хочет, чтобы я написал о ней, причем именно сейчас. Я пытаюсь ее не замечать, но не получается: кроме компьютера, толстой растрепанной тетради и этой небольшой вещицы, на поверхности стола больше ничего нет. Древние узоры, вырезанные на косточке священной кобылицы... а может, бабушка лукавила, и кость эта вовсе не лошадиная? Индейцы относились к смерти и всему с ней связанному совсем иначе, чем мы. В ходу были человеческие жертвоприношения; это сложно понять современным людям, но часто жертва добровольно соглашалась на свою роль и даже стремилась к ней... Некоторые ритуальные предметы изготавливались из человеческих костей, кожи и т.д. Из чего или из кого сделана эта трубка? Кость кобылицы или... девушки?.. Я мог бы выяснить это у какого-нибудь специалиста. Хотя что изменит такое знание? Я перестану раз в год, в годовщину бабушкиного ухода, набивать ее пахучей смесью и выкуривать, напевая что-то на давно не существующем языке? Нет, не перестану.

Я буду курить и смотреть на картины, возникающие в клубах дыма, пока одна из них не откроет дверь моему восприятию[11].

Я знаю, кто меня там встретит. Сразу за дверью огромная серая летучая мышь попытается преградить мне дорогу. С ней нужно договориться, ведь это привратник и посредник между миром живых и миром мертвых. Летучие мыши — особые существа. Они не птицы, но летают, они спят вниз головой, причем не ночью, а днем, когда все остальные животные бодрствуют и радуются солнцу. Бабушка передала мне слова, которые нужно тихонько спеть Летучей Мыши, чтобы она пропустила меня дальше, в страну нашего предка — Великого Змея.

...Это было очень давно, много веков назад. Наш народ, спасаясь от страшной и неодолимой напасти, шел на север, медленно пробираясь через узкие горные ущелья. Впереди бесшумно двигались разведчики, за ними воины, за воинами старики, женщины, дети, затем шаман с двумя учениками. Замыкал колону еще один отряд воинов. Вторую неделю шел проливной дождь. И вот однажды поздно вечером послышался страшный грохот — это рухнула плотина, сдерживавшая горную реку. Тем временем наше племя шло по дну глубокого каньона. Вода начала быстро прибывать. Люди пытались карабкаться по почти отвесным каменным стенам, но срывались и падали. В последней надежде народ мой обратился к шаману и тот песней стал призывать нашего предка и защитника — Великого Змея, чтобы он спас своих детей. Силы у всех были на исходе, люди захлебывались и отчаянно сопротивлялись натиску ледяной воды, смешанной с песком и глиной; тела самых слабых уже подхватило и унесло бурным потоком куда-то во тьму, на острые камни...

— А потом? Что было потом? Как они спаслись? — спрашивал я и тряс за рукав словно внезапно уснувшую или впавшую в глубокую медитацию бабушку.

После долгих усилий с моей стороны она сфокусировала на мне взгляд своих непроницаемо черных глаз, вынула изо рта трубку и ответила:

— Они не спаслись.

— Нет, не может быть! Великий Змей должен был помочь им!

— Он не стал им помогать, и они все умерли.

— Но ведь мы живы, значит, кто-то из них уцелел?!

— Нет. Никто.

— Как такое может быть? Ведь они — наши предки! Если все погибли во время наводнения, то откуда появились мы?

— Кто тебе сказал, что все погибли в наводнении? Благодаря заклинаниям шамана вода быстро спала, и они благополучно дошли до цели.

— Но ты только что сказала, что они все умерли!

— Ну да. Кто раньше, кто позже. Никто не выжил. Великий Змей не захотел дарить бессмертие каждому, он дал его одно на всех!

Хрипло захохотав, бабушка выбила трубку и ушла в дом, оставив меня в полном недоумении.

Немного о живом

Подойдем к вопросу смерти с другой стороны. С противоположной.

Чтобы умереть, вначале нужно быть живым. Что же можно назвать живым?

Я постараюсь избегать использования всяких научных терминов. Надеюсь, что ваша цель не в том, чтобы после прочтения книги выглядеть более умными и эрудированными, а в том, чтобы добраться до истины и суметь понять ее.

Живое — это то, что активно противится разрушению, а точнее, поддерживает свою целостность вопреки законам мертвого мира. Кроме того, уровень сложности организации у живого значительно выше, чем у мертвого, и непрерывно стремится стать еще выше. Живое способно к движению во времени и пространстве по своим собственным законам.

Закон мертвого — упрощение и выравнивание, стремление к однородности и равновесию. Мертвое строго подчиняется логике этого мира, оно имеет начало и конец, причины и следствия мертвого очевидны. Законы живого прямо противоположны. Причина живого лежит за пределами трехмерного мира и линейного времени. Живое всегда является частью многомерного объекта, а точнее, субъекта, и существует во многих мирах одновременно.

Ни Жизнь, ни тем более Разум и Дух невозможны в трехмерном мире. Здесь для них отсутствуют основания. Поэтому ограничив способность живого существа воспринимать многомерный мир, можно запереть его в тюрьму абсурда. И в этой тюрьме самые чудовищные вещи провозглашаются законами существования. Закон, что для поддержания своей жизни нужно отнимать чужие. Сожри — или сожрут тебя. Но живое не может наносить вред живому! Это все равно что жарить бифштексы из собственного мяса — пару раз утолишь голод, а потом умрешь... В этом одно из объяснений того, что символом нашего мира является уроборос, т.е. змея, пожирающая собственный хвост. Это и есть колесо сансары, о котором говорят буддисты. Колесо, перемалывающее жизни, катящееся по пути деградации к естественному для этого противоестественного мира концу — ко всеобщей гибели...

Ложные законы основаны на ложных понятиях. То, что сейчас принято считать живым — люди, животные, растения и т.д., — в большинстве своем живо только частично. Это не живое в полном смысле слова. Древние мудрецы говаривали: «Человек начинает умирать с рождения». Это была констатация очевидного для них факта. Заняв подобную точку зрения, легко понять: нельзя называть вполне живым не живое, а умирающее. Но это только один взгляд. Не менее обоснованной является позиция восприятия живого как оживающего.

Итак, похоже, есть три разных формы бытия: мертвое, переходное (умирающее-оживающее) и живое.

И на два важных вопроса вам необходимо найти свой ответ. Первый: «Что является переходной стадией между мертвым и живым — умирание, оживание или что-то еще?» Второй: «В чем принципиальная разница между вечной жизнью и неопределенно долгим умиранием?»

Оба вопроса имеют один и тот же ключ к разгадке. Ответы зависят от нашей позиции относительно направления движения времени и нашего отношения к причине Жизни и ее цели. Понимание рано или поздно приходит (а может быть, возвращается?) к каждому человеку, хотя зачастую для этого катастрофически не хватает срока, отпущенного на жизнь.

В силу особых обстоятельств настигшее меня Понимание было подобно взрыву, вспышке Сверхновой...

Вновьрожденный, или Конец и Начало света

Это случилось несколько лет назад.

Я был вынужден поселиться в полузаброшеном загородном доме, принадлежавшем моему компаньону по нелегальному бизнесу в надежде слегка отдохнуть и переждать непогоду. Тучи над моей головой сгущались давно, но молния ударила внезапно и совсем не оттуда, откуда можно было ожидать.

В бизнесе, которым я занимался последние года два перед описываемым событием, всегда нужно быть готовым к неприятностям. А в данном случае я просто расслабился и свалял дурака. Все, что от меня требовалось — дождаться очередной партии аяваски[12] из Перу получить свою долю прибыли и отправить психоделики дальше по цепочке.

Насколько я знал, аяваска закупалась в одной подставной фармацевтической фирме в Лиме, якобы занимающейся поставками экстрактов тропических растений для косметической промышленности США. Мой приятель, который в этой книге будет носить имя Чак, представлял липовую американскую компанию с названием, созвучным известному косметическому брэнду. Он давал небольшую взятку таможенникам, чтобы те не слишком усердствовали при досмотре контейнеров со скоропортящимся растительным сырьем, «совершенно незаменимым для изготовления лосьона от подростковых прыщей». В Сан-Диего «лосьон» переливался в фирменные пузырьки, упаковывался, получал фальшивые сертификаты и отправлялся к «покупателю» — в лос-анджелесский фитнесс-клуб. Здесь я вступал в игру и сбывал товар. Удивительное дело — среди потребителей «лосьона» почти не наблюдалось прыщавых подростков!

Честно говоря, я бы не дал руку на отсечение, что в мутно-бурой жидкости «лосьона» присутствовала именно аяваска. Конечно, ее можно купить на любом перуанском рынке, но без гарантии и не в больших количествах. За настоящей аяваской нужно лезть в джунгли, договариваться с шаманами-аяваскеро, да еще нельзя исключить опасности прогневить местных духов таким коммерческим подходом... Скорее всего, Чак использовал максимально дешевую, но действенную смесь полусинтетических психоделиков, производившихся, небось, где-нибудь в пригороде Лимы на подпольном заводике. Он был большой пройдоха, этот Чак.

Во избежание лишних подозрений фитнесс-клуб в Лос-Анджелесе действительно функционировал и даже приносил некоторую прибыль.

Занимая пост директора этого заведения, я, отчасти от скуки, отчасти из любви к искусству, еще и вел ряд занятий по «экзотическим» дисциплинам, преимущественно в женских группах, — йоге, тенсегрити, цигуну и тайчи. Моя внешность — длинные гладкие черные волосы а-ля-готика (наследие матери), высокий рост и серо-голубые глаза (наследие отца) — в сочетании со статусом тренера помогала мне легко заводить короткие романы с ученицами. Необременительные сексуальные связи скрашивали мою холостяцкую жизнь. Все было просто замечательно, пока одна эксцентричная дамочка не вздумала потребовать от меня предложения руки и сердца, а когда я наотрез отказался, подать в суд за сексуальные домогательства.

Привлечение внимания к моей скромной особе было крайне нежелательным. Вряд ли я сумел бы ответить на все вопросы следователя, а учитывая мои русско-мексиканские корни, на снисхождение рассчитывать не стоило. Единственным выходом было быстро передать клубные дела напарнику и укрыться в каком-нибудь тихом укромном месте.

Вот так я и оказался в этой американской глуши — с поддельными документами, в чужом доме на берегу священного индейского озера. В качестве талисманов со мной были, как всегда, бабушкина трубка и дневник отца. В качестве развлечения на ближайшие два-три месяца, пока все уляжется, — пять литровых бутылок виски, большая библиотека, спутниковое телевидение и Интернет. Разве мог я предположить, что именно такое стечение обстоятельств и сочетание факторов изменит всю мою жизнь самым неожиданным образом?

Первые дни я беспробудно пил и знакомился с видеотекой хозяина дома. Она состояла в основном из жесткого немецкого порно и ужастиков о том, как инопланетная и прочая сволочь кушает людей.

К концу недели я ощутил себя в последней стадии отупения и озверения[13].

Как-то ближе к вечеру я выполз из дома и тут же обнаружил, что тучи надо мной сгустились в самом прямом смысле: небо было почти черным, в воздухе висела зловещая тишина, озеро, вид которого поначалу действовал на меня весьма умиротворяюще, выглядело просто страшно — казалось, воды его вот-вот расступятся и обнажат разверзшиеся Врата Ада.

Напряжение нарастало. Я стоял во дворе дома с последней недопитой бутылкой виски в руке, оцепенев от необъяснимого ужаса. Нужно было бежать в дом — но мне казалось, что если я пошевелюсь, небеса рухнут на землю или случится что-то еще более чудовищное. Через несколько секунд поднялась настоящая буря. Крыша дома, загремев железом, казалось, была готова вот-вот сорваться и улететь. Ветер согнул деревья и, ломая сучья, погнал мусор в сторону озера. Вода в озере вздыбилась — и вдруг в самую его середину ударила молния. Она ударила примерно в полукилометре от меня, но я был ослеплен и оглушен. И в тот момент, когда с неба хлынули потоки воды, во мне что-то прорвалось. Я заорал что было сил, залпом допил виски и, швырнув бутылку в сторону озера, запел услышанную в далеком детстве и давно забытую мной индейскую песню моей бабушки. Я прыгал и пел, едва не сбиваемый струями воды, грозя кулаком мечущимся в лесных зарослях серым призракам. Я сорвал с себя всю одежду а молнии били все ближе и ближе, но мне было все равно — я сам был молнией!

Я был Великим Змеем. Хвостом я врастал в землю, но не был ее пленником. Моя голова уходила в небеса, став источником, питающим небо. Гром от ударов моих крыльев рвал пространство, пронзая его молниями. Мир вращался все быстрее — я стал его осью, все сущее в первозданном хороводе ревело и вопило, разлетаясь в бешеном танце...

И тут наступила тишина.

Сон, заблудившийся в снах...или башня из слоновой кости[14]

«Я тень среди теней. Но что есть тени? Всего лишь тьма, разъятая на клочья самообманом бытия. Исчезнет Свет, и я исчезну растворясь во Тьме. А если я исчезну раньше, изменится ли в этом мире соотношение Тьмы и Света?»

С такой, прямо скажем, несвойственной для пробуждения и по форме, и по содержанию мыслью я и проснулся. Хотя каждый раз, когда я вспоминаю этот момент, реальность начинает как бы двоиться. И я снова и снова задаю себе вопрос: действительно ли я проснулся, а не остался валяться в дождевой луже обугленным, окоченевшим трупом?

<...>[15]

Я очнулся от невыносимого холода и боли. Болело все тело, особенно голова. Я лежал в грязи возле дома, свернувшись калачиком. Или уместнее сказать — в позе эмбриона?..

Было раннее утро. Гроза началась часов в восемь вечера — выходит, я провел здесь около десяти часов! Шатаясь, я добрел до дома, отогрелся в горячей ванне, затем приготовил себе тосты и крепкий кофе, позавтракал.

Головная боль ушла, но ничто не спешило занять ее место. Я продолжал сидеть в кресле — с пустой чашкой в руке, в состоянии внутренней пустоты, без мыслей, без желаний.

Вдруг словно что-то взорвалось — то ли внутри моей головы, то ли вокруг меня, — перемешав все в моем восприятии. Несколько мгновений (или несколько миллиардов лет?) я не мог понять, где я, где мир, где внутреннее, где внешнее.

Невообразимо огромные пространства, наполненные звездами, галактиками и метагалактиками, оказались сжаты в точку, имя которой было «я». И еще бесчисленное множество таких же «я» существовало в той же точке и в то же мгновение. Мир вывернулся наизнанку но изнанкой мира оказалось мое восприятие. И осколки моего взорвавшегося ума с нестерпимым ревом мчались из бесконечности, огненными протуберанцами сворачивая пространство и время внутрь центра этой сумасшедшей пляски великого Хаоса.

Свершилось!

Вылетевшая мгновение назад из моей руки кофейная чашка ударилась о стену и разлетелась в мелкие осколки. И с этим звуком все разом кончилось.

Иной мир, иной я. Та же игра и те же участники. Иные правила.

И воспоминания — яркие, полные жизни, полные боли и радости... Хотя боли в них оказалось значительно больше. Бесконечные и безначальные нити воспоминаний, сплетающиеся в клубок мира, где прошлое и будущее одинаково близки и реальны. Где все реально.

Взгляд скользил по предметам в комнате, пока не остановился на письменном столе. Точнее, на каком-то предмете на его поверхности. Что это? А-а-а, старый, потрепанный дневник моего отца! Я поймал себя на ощущении, идущем изнутри, из района солнечного сплетения. Меня притягивало к этому предмету.

Я взял дневник и, прижав к груди, начал расхаживать по дому Признаться, за все эти годы я перевел из него всего несколько абзацев. В них не было ничего интересного — просто описание каких-то медицинских опытов и философские рассуждения. Теперь я понимал, насколько важно для меня то, что заключает в себе эта пухлая тетрадь.

Бродя по дому, я дошел до библиотеки — и внезапно остановился как вкопанный. Мой взгляд уперся в книжный стеллаж, в полки со словарями. Да! Вот что я искал — внушительный кирпич оксфордского русско-английского словаря, а рядом пособие по русской грамматике.

Я воспользуюсь благоприятным периодом краткого затишья в своей жизни. Я уверен, что у меня есть ровно столько времени, сколько потребуется для перевода и понимания этого бесценного документа.

Нет, я не собирался тратить время на то, чтобы отдать таким образом сомнительный долг памяти моего отца. Я ему ничего не должен. Как и он мне. Так легли карты — это был наш общий выбор. Просто теперь мне нужна была точная информация по ряду важных для меня вопросов.

Все это может показаться странным. Но ведь и вся жизнь состоит из событий и поступков в высшей степени странных. И только сочетание, взаимопереплетение и корреляция различных нитей жизни являет нам великолепие узора ткани бытия. Такова эта книга, такова моя жизнь — не все явно сразу — точнее, все неявно. Если что-то кажется понятным отдельно от остального, то наверняка понято оно неверно. Это книга о жизни, смерти и бессмертии, о страшном заговоре против Человека, тянущемся через тысячелетия, о мужестве и величии Человека, о его будущем, определяющем его прошлое, и о настоящем, определяющем пространство для прошлого и будущего. Пусть она сыграет в вашей жизни роль, схожую с той, какую в моей сыграл дневник отца.

Два месяца я занимался переводом. Несколько дней пытался осмыслить прочитанное, перепроверял правильность трактовки самых невероятных фрагментов. Еще месяц я старался свести концы с концами: сутками рылся в библиотеке, сверял найденное с данными из Интернета, сотнями мегабайт перекачивал тексты из библиотеки Конгресса и из других доступных онлайновых библиотек, связывался по электронной почте с десятками людей в разных концах земного шара...

Я ощущал себя отшельником, выпавшим из суеты жизни и внезапно увидевшим всю механику приводящую в движение этот аттракцион. То как религиозный фанатик, внезапно обнаруживший, что божество, которое ему является, — это бог из машины[16], то как древний философ, впервые ощутивший всю полноту бытия, я заново открывал для себя мир, сверяя получаемую информацию со своими воспоминаниями и отбрасывая при этом логику и здравый смысл, постоянно мешающие поверить тому, что раскрывалось мне с каждым днем и часом. Я все больше убеждался в реальности возникающей картины, наблюдая, как она освобождается от логической шелухи и предрассудков.

Полный шкаф скелетов

Скажу откровенно: мне было нелегко понять и принять тот факт, что мой отец появился на свет в результате странного медицинского эксперимента каких-то сумасшедших ученых-сектантов.

То есть поначалу я решил, что речь идет об эксперименте кучки Франкенштейнов[17] из НКВД. Но как я и чувствовал (что впоследствии подтвердило расследование), современная наука — всего лишь служанка магии, а вся история человечества — это история борьбы между двумя древними магическими кланами в присутствии и по правилам некоей Третьей Силы. Это история чудовищного, изначального обмана.

Сказанное — только часть правды. В этой главе я не в состоянии выразиться яснее. Мне достает здравого смысла не оглашать сведенья, которые без определенной подготовки стали бы серьезной угрозой психическому здоровью читателя. Да, жалкая участь суждена человеку лишенному памяти — он подобен мертвецу; но если вспомнить сразу все, это может обернуться шоком, равносильным смерти. Я этот шок сумел пережить. Надеюсь, сумеете и вы. По крайней мере, я постараюсь помочь вам. Поверьте, передо мной стоит весьма сложная задача: передать вам ту правду что стала известна мне, и при этом свести к минимуму реальную угрозу очередного тотального уничтожения человечества.

Первое моральное потрясение при чтении дневника я испытал не от факта искусственного оплодотворения моей бабушки — этим сейчас никого не удивишь. Шокировало меня то, что молодая замужняя аспирантка ленинградского медицинского института[18] позволила оплодотворить себя семенной жидкостью давно умершего человека. Причем глубокого старика: мой отец называет его в своем дневнике с заметным оттенком уважения — «Старец»! Старцу было 76 лет, когда он стал донором спермы, а его сын родился через 12 лет после его кончины — в 19** г.

Старец был в любимцах у Советской власти, хотя идеи, которые он открыто проповедовал, плохо сочетались с коммунистической идеологией. Впрочем, с общечеловеческой моралью они тоже не согласовывались.

Почему через столько лет отец был вынужден скрывать свое происхождение и даже в дневнике боялся написать имя своего биологического отца? С политикой Старец связан не был, обладая в то же время весьма высокой репутацией и в Советской России, и в мире в целом. После смерти он стал чуть ли не хрестоматийным образцом ученого, жертвовавшего всем ради науки.

У отца были брат и сестра, рожденные вполне нормальным, естественным способом, без применения искусственного осеменения. Так что скорее всего не бесплодие родителя было причиной содеянного. Желание родить ребенка от гения, продолжить его род? Но у Старца были дети. Правда, пережили его только дочери, а трое сыновей погибли весьма трагично...

К концу добровольного заточения у берегов Священного озера я раскрыл тайну личности моего деда и моего отца, но мотивы и причины столь причудливого плетения людских судеб обрели должную ясность лишь спустя годы. Потянув за кончик логической цепочки, я, к своему изумлению, вытащил на свет нечто значительно большее, чем банальный семейный секрет. К другому концу этой цепи было приковано неведомое и невиданное чудовище.

Долго еще должно было оно оставаться недоступным для чужих глаз. Но вот оно предстало передо мной — и странные особенности моей жизни, все, с чем я с ранних лет свыкся, теперь высветилось новым светом. Загадочные события, участником которых я оказывался, их персонажи, их скрытый смысл — с каждым новым звеном цепи все это получало новое значение в моей картине мира.

Итак, за три месяца я многое узнал, но понять и принять это мешал мне мой собственный ум. Он отказывался делать очевидные выводы. Мне мешал мой биокомпьютер. Чтобы реконструировать его полностью, потребовалось еще три года. Только недавно процесс окончательно завершился, и я осознал, насколько трудна и опасна дорога к бессмертию. Сегодня это тропа над пропастью, а вокруг идущих по ней по-прежнему плотный туман. Но вот сквозь туман начинают проступать изменчивые и неясные силуэты...

Часть 2. ОБМАНЧИВЫЕ ТЕНИ В ТУМАНЕ ИСТОРИИ

Подступая к решению основных вопросов нашей книги, начнем с рассмотрения фрагментов таинственного наследия прошлого. Попробуем обнаружить в прошлом исторические предпосылки для сегодняшней ситуации. Поможет ли оно найти ответы на вопросы, поставленные будущим? О чем говорят и о чем умалчивают «официальные источники»?

Несколько слов об алхимии

По преданиям, алхимия произошла из древних знаний египетских жрецов. Во всяком случае, распространение она получила в основном в странах Средиземноморья — в Европе, Греции и на арабском Востоке. Расцвет ее пришелся на Средние Века.

Само слово «алхимия» арабского происхождения, так же как и «алкоголь», «алгебра», «алмаз», «альпинизм», «альбинос», «алиби», «алименты» и все прочие слова, начинающиеся на «ал-»[19]. Так что все это от арабов.

Одной из желанных целей алхимии (после вполне утилитарного стремления добыть золото из дешевых подручных материалов) было обретение молодости и бессмертия. Это и понятно, с годами такая цель выходила для любого исследователя на самое первое место. Ведь даже сумев изготовить золото, можно не успеть им воспользоваться. В головах многих алхимиков (так звали подобных исследователей) эти две цели со временем окончательно перепутались и слились в одну — создать некий «философский камень», который и молодость вернет, и превратит что попало в золото, особенно почему-то свинец и ртуть.

Посвящая жизнь поискам «философского камня», попутно алхимики изобрели печи для длительного нагревания, перегонные кубы, впервые применили технологии перегонки, возгонки, фильтрования, открыли способы изготовления минеральных и растительных красок, стекла, эмали, различных солей, кислот, щелочей, сплавов, лекарственных препаратов.

К сожалению, открыв множество полезных вещей и дав начало химии как науке, главных своих задач алхимики не решили, а если и решили, то до нас эти открытия не дошли. Так или иначе, но лично я за всю свою жизнь ни одного бессмертного миллиардера так и не встретил.

Тайны египетских жрецов

Конечно, было бы логично начать раздел с Древнего Египта, а не с европейской алхимии, но логично ли говорить об алхимии после Египта? Поэтому, чтобы хоть что-то о ней сказать, я и поместил ее в начале.

Итак, давайте посмотрим, как обстояли дела с бессмертием на берегах Нила. У нас есть такая возможность: от древнейшей из известных нам цивилизаций благодаря трудолюбию ее представителей до нас дошло очень многое. Пирамиды и сфинксы как-никак каменные, они еще и нашу цивилизацию вполне могут перестоять. К слову сказать, некоторых предводителей приматов с ярко выраженным стремлением к доминированию этот прямой вызов из прошлого раздражал до крайности. Так, французский император Наполеон Бонапарт, увидев огромного каменного сфинкса, тут же велел обстрелять его (или ее) из пушек, увековечив память о себе увечьями на презрительно улыбающемся каменном лице. Впрочем, по другой версии, этим отличился какой-то турецкий паша.

Отношение жителей древнего Египта к смерти в сознании многих до сих пор связано с так называемой «Книгой мертвых». «Книга мертвого человека», или «Книга Мертвых», — дословный перевод ее арабского названия «Китаб алъ-Маиит». Вскрывая гробницы ради спрятанных там сокровищ, арабы обнаруживали в руке у мумии папирус, испещренный непонятными закорючками и рисунками. Так и назвали они эти свитки — по месту обнаружения. Настоящее название текста — «Эр ну перэт, эм херу», что переводится как «Изречения выхода в день» или «Главы о восхождении к свету». Уже из названия видно — египтяне смотрели в свое загробное будущее с определенным оптимизмом!

Самые древние египетские тексты сохранились на стенах погребальных камер в пирамидах. Их только в конце XIX в. обнаружил французский ученый Г. Масперо. Возраст находок был определен примерно в четыре с половиной тысячи лет. Традиционно — по месту обнаружения — записи эти были названы «Текстами Пирамид». Как выяснилось после расшифровки, в них описывался ритуал погребения и загробные путешествия фараона. Ему предстояло после смерти уладить ряд вопросов с древнеегипетскими богами и вступить в их команду. Все это требовало массы ритуалов и заклинаний, об истинном смысле которых ученые будут еще долго гадать.

Чуть менее древние заупокойные тексты были обнаружены на стенках прямоугольных деревянных саркофагов более поздних фараонов, да уже и не только фараонов. Вполне понятно, что эти тексты получили название «Тексты Саркофагов».

Папирусы «Выхода в день» («Книги мертвых») появились позже. Их вкладывали в руки мумиям, и таких мумий сохранилось довольно много. Так что эти тексты можно назвать итогом долгого развития религиозных представлений древних египтян. Были они их вершиной или же результатом деградации? Догадаться не сложно.

Что представляет собой загробный мир Древнего Египта? Это совершенно особое место вселенной, куда каждую ночь отправляется солнечный бог Ра со своей свитой. Загробный мир (Дуат) располагается за пределами видимой реальности и представляет собой пространство «совсем глубокое, совсем темное и бесконечное». Несмотря на то, что Дуат внешне напоминает Египет, он, тем не менее, во много раз превосходит его по площади. Вход в Дуат древние египтяне располагали в скалах на западном берегу Нила в районе Абидоса. Солнечный бог Ра попадает в иной мир через «Дверь Протаскивания» (Ра-Сетау, владыкой которой был бог Сокар), и на земле живых наступает ночь. Через этот проход отправляются и души умерших. Пересекая портал между мирами, умерший для земной жизни человек «рождается» в ином мире. Там всюду свирепые чудовища, пещеры и озера пламени, в которых могла сгореть не только плоть грешника, но даже его душа и тень. Однако если странник при жизни был добродетельным человеком, его тело было похоронено согласно ритуалу, а сам он знал необходимые заклинания — он благополучно преодолевал все кошмары и попадал в Нефер-Аменти — «Прекрасный Запад» (в проекции на Землю это был район Фив). В Аменти посреди Озера Правды (Озеро Двух Истин) на Острове Правды находился основной офис бога Осириса, владыки загробного мира. Здесь на посмертном суде в зале Двух Истин он решал судьбу покойного. Во время этой процедуры на одну чашу весов клали перышко — символ богини Маат, воплощавшей истину справедливость и мировой порядок, на другую — сердце прибывшего мертвеца. Если весы оставались в равновесии, это означало, что сердце покойного не отягощено пороками. Он объявлялся «правдивым голосом» и отправлялся на Поля Хотеп (Поля Мира). Там его ожидали родные, близкие и вечное блаженство. Но если сердце было переполнено грехами, оно перевешивало перо Маат. Такого бедолагу ждала окончательная смерть — его пожирало страшное чудовище Амаит — смесь гиппопотама, крокодила и льва. Поля Хотеп (Поля Мира, Вечного Блаженства) составляли вместе с Полями Иалу (Поля Камыша, соответствующие земному Абидосу) светлую часть Дуата. На Полях Иалу счастливчики, прошедшие загробный суд, ежедневно трудились, сажая, выращивая и собирая ячмень и пшеницу которые в этом мире достигали сказочных размеров. Среди Полей Иалу находился дом Осириса с двадцатью одними вратами.

Далее посреди Полей Иалу возвышались Срединные Врата Неба, открывавшие путь на восточный горизонт. Но барка солнечного бога Ра устремлялась к восточным Вратам уже без покойника. Последнему доступ в мир живых был до поры заказан. Да и зачем ему уже один раз умершему и вновь рожденному в загробном мире, было рваться в мир живых, в мир несовершенный и исполненный страданий? Всему свое время. В неопределенном будущем всех оправданных на загробном Суде и обитающих пока в полях блаженства ждет воскресение — «Выход в День».

Тем, кто не знает, как на самом деле мыслили и смотрели на мир древние египтяне, уловить смысл древних ритуалов и их описаний очень сложно. Укажу, к примеру, на то обстоятельство, что понятие личности у древних египтян весьма отличалось от нашего. Египтяне были «хему» своего царя, то есть его «выражением», «проявлением», его частичкой — точно так же, как многочисленные боги были частями тела породившего их единого бога. Мир воспринимался как единый, целостный организм, в котором живые, «мертвые» и боги взаимосвязаны и взаимозависимы. Еще совсем недавно считалось, что пирамиды (в особенности древнейшие) строились рабами, но современные воззрения на этот вопрос, мягко говоря, несколько иные. Все эти гигантские постройки возводили свободные граждане, почитая величие фараона как свое собственное. Это была своеобразная трудовая повинность и почетный долг, равномерно распределяемый между всеми гражданами Египта. И не могилу с надгробием они строили, а врата в бессмертие. Это важные моменты, и к ним мы еще вернемся.

Профессор Марк Ленер из Восточного института Чикагского университета, крупнейший исследователь древнеегипетских строек, доказал, между прочим, что строители пирамид и храмов не нуждались в помощи атлантов и зеленых человечков с Сириуса. Благодаря прогрессивным инженерным решениям жрецов-строителей египтяне смогли обойтись без привлечения иностранной рабочей силы.

К бессмертию древние египтяне относились как к чему-то вполне естественному А вот смерть считалась временным нарушением мировой гармонии, которое нужно преодолеть. Как Осирис возродился, чтобы восстановить гармонию, так и любой человек, живущий по заповедям добра (библейские заповеди, кстати, повторяют древнеегипетские), возродится и обретет жизнь вечную. Осирис победил смерть с помощью своего сына Гора и супруги Изиды — древней предтечи христианской богородицы. Этим он показал путь всем остальным. В общем, учение, весьма близкое к христианству если не считать того, что возникло оно как минимум веков на тридцать раньше.

Но какую же практическую пользу мы можем извлечь из всей этой древней истории? Тут мы от мифов переходим к тайнам египетских жрецов и загадочным мумиям.

Тайны пирамид мы по ряду причин рассмотрим не здесь. Мы вернемся к ним в третьей книге. Упомяну лишь об одной из конструктивных особенностей этих сооружений — узких и длинных прямоугольных отверстиях, соединяющих погребальную камеру с поверхностью пирамиды. Ученые смогли выдвинуть только одну гипотезу их функционального назначения, впрочем, соглашаясь с ее нелепостью: отверстия создавались якобы для вентиляции. Затем появилась теория, что они нацелены на определенные звезды сообразно дошедшим до нас мифам. Одно — на Сириус (звезда Изиды), другое — на первую звезду Пояса Ориона (фаллос Осириса), третье — в район самой крупной звезды в ковше Малой Медведицы, четвертое — на звезду Тубан в созвездии Дракона. Может быть, через эти отверстия души усопших фараонов отправлялись к своим звездам? Но более точные исследования с поправкой на движение звезд показали, что шахты-телескопы были нацелены не совсем так, как хотелось любителям мифологии. Основное отверстие смотрело прямо на черную дыру в центре нашей галактики... В дальнейшем вы поймете, с чем это связано.

А что же мумии? Вид их, конечно, удручает. Даже кинематограф с его многочисленными «мумиями», которые «возвращаются», не в силах убедить, что эти иссохшие, почерневшие останки когда-нибудь смогут ожить. Есть шутники, говорящие, что жрецы рассчитывали на успехи клонирования и генной инженерии в далеком будущем...

Как известно сегодня, изготовление мумии было частью семидесятидневного похоронного ритуала. Исида, Нефтида и Анубис ровно столько дней собирали по частям и восстанавливали разрубленное тело Осириса. И мумия, с точки зрения египтян, была немаловажной частью сложного психофизического комплекса, кратко именуемого сейчас «человек».

Из чего же, по мнению египтян, состоит человек? В версиях разных периодов истории Египта есть некоторые расхождения, но примерно это выглядит так.

У каждого человека есть душа Ка — его двойник. Обычно Ка живет в гробнице вместе с телом, но может при желании выходить из нее; Ка не зависит от человека, может свободно передвигаться и жить в любой его оболочке. Ка нуждается в еде и питье, поэтому египтяне следили, чтобы в гробнице было вдоволь подношений. Если еды и питья не было, Ка мог начать бродить по округе и поедать отбросы, запивая их грязной водой, что было недопустимым грехом для семьи умершего.

Душа Ба — жизненная сила человека; сокол с человеческой головой. Ба приписывали способность свободно переходить из материальной формы в духовную и обратно. Когда Ба покидает тело, наступает смерть; когда возвращается к мумии — умерший воскресает для вечной жизни в Дуате. Именно поэтому и нужно бальзамировать мертвое тело.

Тело — не душа; но после того, как жрецы омоют мертвое тело водой из Нила, оно станет священным и будет называться Сах. После изготовления из него мумии это уже стопроцентный Сах, и теперь в него может возвращаться Ба.

Рен — имя. Зная Рен живого человека, можно причинить ему зло. Достаточно написать имя на папирусе и сжечь его. Это наверняка навлечет на носителя имени беду. Умершему Рен необходим, чтобы Ба, прилетев, мог воссоединиться с остальными частями, а может, и по другой причине. На тот случай, если Сах (мумия) как-то пострадает или погибнет, делали каменное изображение человека и писали под ним имя Рен.

Душа Ах — «Сияние». Напоминает собой чистый солнечный луч.

Душа Шуит — «Тень». Тесно связана с Ба. Подобно Ка, питается подношениями и передвигается где ей вздумается.

Аб — сердце. Связано с душой и является источником животной жизни, а также добра и зла в человеке. Его-то и взвешивают на Суде.

Кху — душа духа; часто упоминается вместе с Ба; некое эфирное существо — может быть, та самая душа, которая не может умереть ни при каких обстоятельствах. Кху обитает в Сахе.

Секхем — сила, бестелесное воплощение жизненной энергии человека. Обитает в раю среди Кху и духов.

Зачем человеку так много душ? Необходимы ли они только для обеспечения индивидуального бессмертия или это связано с холистическим[20] мировосприятием египтян?

Современные ученые не могут дать ясных ответов на подобные вопросы. Но внимательный читатель легко ответит на них сам, дочитав эту книгу до конца.

Древний Египет с его путями в бессмертие помогут нам понять не менее древние, но менее известные до сих пор Китай и Тибет.

Китай: вновь алхимики, но другие

Изначально в Китае вопрос о бессмертии как жизни после смерти не стоял. Древние китайские шаманы, так же как и египетские жрецы, полагали, что у человека много душ. Однако взгляды их на посмертное существование были куда пессимистичнее. Или реалистичнее?.. Так или иначе, но их преемники даосы пошли значительно дальше египтян.

Что же, по мнению китайцев, представляет собой человек? Вот одна из древних версий.

Есть души По, отвечающие за телесность, животное начало человека. Их целых семь. После смерти комплекс этих душ становился демоном или призраком — Туй. Побродив некоторое время неприкаянно, Туй отправляется в подземный мир, где его существование поддерживается жертвами потомков. В конце концов Туй растворяется в земной субстанции.

«Разумные души» назывались Хунь; обычно считалось, что их три. Комплекс душ Хунь, покинув тело, превращается в духа Шэнь. «Срок жизни» Шэнь зависит от того, насколько духовно развит и силен разумом был человек при жизни. Рано или поздно Шэнь растворяется в субстанции неба.

Таким образом, после смерти единого психофизического комплекса, основой которому служит физическое тело, души разлетаются кто куда согласно своей природе и со временем исчезают. Только императоры и другие великие люди Поднебесной могли рассчитывать на неограниченное посмертное существование при дворе Небесного Императора.

У китайцев есть и свои древние мумии, причем некоторые из них сохранились гораздо лучше египетских.

По одной из версий предполагалось, что пока есть мумия, Шэнь и Гуй имеют шансы продолжить свое существование. По другой — мумией становилось тело опытного духовного практика, достигшего высокого уровня при жизни. Настолько высокого, что его дух Шэнь был уже бессмертен. А мумию дух Шень использовал время от времени, например, для общения с еще живыми родственниками и учениками.

Тем не менее, изготовление мумий широкого распространения не получило — то ли климат не тот, то ли действительно не всем это подходило, то ли появились какие-то другие, более эффективные методики, приближавшие древнекитайских ученых и магов к желанному бессмертию. Скорее всего последнее.

Даосы были неутомимыми исследователями и сумели создать свою алхимию. Даже две — «внешнюю» (Вай Дань) и «внутреннюю» (Нэй Дань). Главное отличие китайской алхимии от европейской — ее исходная направленность. В китайской алхимии и золото обычно рассматривалось лишь как ингредиент эликсира бессмертия.

И внешняя, и внутренняя алхимии основывались на одних и тех же философских принципах: теории Инь—Ян (Мужское—Женское, Земля—Небо и т. д.), теории У-Син о взаимодействии и взаимопревращении пяти первоэлементов (Вода—Дерево—Огонь—Земля—Металл), и т. д. Человек стал восприниматься и как часть системы человек—мир, и как микрокосмос, существующий по тем же законам, что и макрокосмос, т. е. Универсум.

Исходя из сказанного, нетрудно понять, почему во внешней алхимии считалось, что можно изменить состояние человека, например, сделать его бессмертным, если извне ввести в организм (то есть попросту дать ему съесть) определенные вещества — «пилюли бессмертия». В теории все было хорошо, а на практике... Не один китайский император, пожелавший стать бессмертным, преждевременно отправился на тот свет, отравившись подобными пилюлями. Ведь они, как правило, содержали киноварь (HgS — соединение серы и ртути — «Инь—Ян» в чистом виде!) или еще что-то поядовитей.

Когда уставшие умирать императоры поистребили значительную часть внешних алхимиков, на первый план вышла алхимия внутренняя.

Внутренняя алхимия — это путь (Дао) трансформации тела и духа. На этом пути человек обыкновенный со временем должен был превратиться в могущественное бессмертное существо. Причем своими собственными силами. Тело и психика становились его внутренней алхимической лабораторией.

Особое значение в практике внутренней алхимии уделялось управлению энергиями, протекающими по невидимым для большинства представителей западной науки каналам тела (Цзин-Ло), аналогичным меридианам акупунктуры. Эти энергии накапливаются в специальных резервуарах — «киноварных полях» или «котлах» (Даньтянь), которые не стоит путать с чакрами в индийской йоге, несмотря на кажущееся сходство. Всего есть три Даньтяня: в голове, в районе груди и в животе ниже пупка. При этом нижний центр — основной. С помощью системы дыхательно-энергетических упражнений, медитаций и визуализаций человек наполнял нижний Даньтянь энергией (Ци), преобразовывал ее путем внутренних алхимических процедур, и тогда возникал «бессмертный зародыш» (на некоторых древнекитайских гравюрах, рассчитанных на профанов, он так и изображался в виде человеческого зародыша в животе у даоса). Полностью трансформировав все вещество и энергию своего тела, практик «освобождался от трупа» (т.е. от физического тела), переходя в какое-то иное состояние, в котором души, энергии и тело уже являлись неразрывным целым. В таком виде бессмертный человек мог не только продолжать существование в нашем мире, но и перемещаться в другие миры. Я уж не говорю о приобретении попутно множества сверхъестественных способностей.

Это направление иногда называется «даосской йогой» из-за внешнего сходства алхимических приемов с практиками некоторых школ индийской йоги. С середины XX столетия все большую популярность по всему миру стал приобретать китайский Цигун (Ци — дыхание и в то же время любой вид энергии, Гун — работа), «высшие школы» которого фактически базируются на тех же самых рассекреченных даосских практиках[21].

Индия и Тибет: изобилие методов

Хотя Тибет и входит сейчас в состав Китайской Народной Республики, во взглядах на смерть и бессмертие он продолжает отстаивать свою автономность.

Поскольку много веков подряд Тибет был теократическим государством, во главе которого стоял Далай-лама, а всеми делами заправляли ламы и монахи, да еще вдобавок от внешнего мира он отгорожен неприступными горами и пустынями — эдакий «горный Ватикан», — то и система ценностей в этих краях довольно своеобразная.

Здесь не было «внешних алхимиков» с их ядами, тяжелыми металлами и тягой к золоту. Продление жизни и физическое бессмертие здесь мало кого заботили. Гораздо больше тибетских буддистов интересовало состояние их сознания и достижение Пробуждения. И тем не менее, как ни странно, в их арсенале есть целый ряд практик, приводящих, судя по описаниям и свидетельствам очевидцев, к тем же результатам, что и даосские практики.

Некоторые монахи еще при жизни достигали так называемого «Радужного тела», или «Тела света», преобразуя физическое тело в особый вид энергии. Другие (и такие случаи описываются даже в наше время) становились «радугой» в момент смерти, оставляя изумленным ученикам пустую одежду сандалии, очки и вставную челюсть на память.

Были и есть те, кто при жизни практикует «Пхову», или «перенос сознания», и в момент смерти их сознание (мы не говорим «душа», поскольку в буддизме ее понимают несколько иначе, чем мы привыкли) переходит в совершенное состояние и вовсе выходит из колеса перерождений или же оказывается в иных, более высоких относительно нашего, мирах. В Пхове, так же как и в некоторых практиках китайского Цигуна[22], формируется особый «центральный канал», по которому сознание-энергия доходит до макушки и покидает физическое тело. Причем результатом хорошей тренировки будет появление маленького отверстия на макушке — там, где у младенцев «родничок»[23]. Тем, у кого такое отверстие есть, смерть не страшна — они уже протоптали дорожку на тот свет и знают, куда и зачем пойдут.

Есть и другие практики. Но в этой книге мы не будем на них останавливаться — вскользь не хотелось бы, а для подробного описания мы слишком ограничены объемом. Да и не проблема сегодня найти соответствующую информацию в Интернете и обратиться с вопросами к ламам заинтересовавших вас тибетских традиций.

Ну и несколько слов об Индии.

В древности на индийском полуострове и в предгорьях Гималаев существовало множество учений, посвященных достижению бессмертия и свободы от законов материального мира. Многие из этих учений, в основном в эпоху распространения буддизма, перекочевали в Тибет и Китай. Некоторые из них дожили до наших дней в самой Индии, как правило, в рамках той или иной школы йоги или традиции почитания того или иного святого. Одним из наиболее интересных для нас направлений, доживших до наших дней, является Крийя-йога, во многом похожая на высший Цигун.

Последние десятилетия стали периодом разочарования в широко разрекламированных средствами массовой информации восточных методах достижения бессмертия. Видимо, слишком большие ожидания доверчивые западные последователи возлагали на своих гуру, особенно в плане реальных физических результатов. Вивекананда, Мантэк Чиа, Ошо, Махариши, Ли Хунчжи, Прабхупада, Шри Ауробиндо, Кармапа, Шивананда, Мун, Бабаджи, Сёко Асахара, Саи Баба и еще десятка два-три прославившихся на Западе восточных практиков и святых на глазах у всего мира (век информационных технологий!) стареют, дряхлеют и умирают, как самые обычные люди. Да что там старость и смерть — многие из них не в состоянии были справиться с самой обычной простудой, буквально чихая на веру своих учеников в их здоровье и долголетие!

Пусть вас не вводит в заблуждение некоторая ироничность моего тона. Я прекрасно знаю, убедившись в этом на собственном опыте, что большая часть древних восточных методик основана на глубоком постижении реальности. И все эти методы должны работать. И они бы работали, если бы... вы жили на другой планете или в другое время. Или если бы представилась возможность закапсулироваться, изолировать себя от действия законов своего мира, как однажды это удалось сделать мне. Я уверен, что очень скоро древние методы опять обретут действенность, так что приступать к их изучению нужно уже сейчас, невзирая на связанные с этим трудности. Что означают мои слова? К концу книги вам все станет ясно.

* * *

Мы рассмотрели несколько целостных культурно-исторических феноменов человеческой цивилизации, более других проникнутых идеями бессмертия. Я специально, пусть даже в ущерб живости повествования, старался не отходить далеко от взглядов, общепринятых в современных религиоведении, истории, археологии и антропологии. Слишком много болезненных моментов связано с историей и взаимодействием различных цивилизаций и культур, поэтому написать, как все было на самом деле, означало бы вызвать на себя огонь — и не только критики, но и вполне реальный огонь религиозно-политических фанатиков...

И один, может быть, самый важный вопрос я пока не затронул вовсе. Это тайное знание Древней Руси, касающееся бессмертия. Но ему будет посвящена значительная часть второй книги. И там вы уже не найдете научных спекуляций и реверансов общественному мнению. Истинное Знание, действенность которого на протяжении многих тысяч лет не прерывалась чужеродным вмешательством, требует точности и максимальной честности.

Итак, на этом наш исторический экскурс по теме бессмертия заканчивается.

А как же Древняя Греция с ее царством Аида, по которому слоняются несчастные тени умерших, иудаизм, ислам и христианство с их раем и адом?

Все эти традиции способны предложить нам лишь одно: оставить всякие надежды[24].

Бессмертие без свободы, даже если то, что тебя окружает, называется «рай» — вечное блаженство для одних, в то время как другие (а это, между прочим, твои друзья и родственники!) обречены на вечное страдание, — это очень странная цель. Меня лично она не привлекает. Тем более, что, как вы узнаете далее, реально существующие рай и ад хорошо знакомы каждому и уже заложен фундамент для создания вечного «рая» на Земле. А возможно, и не только на Земле.

Серые существа, сны и смерть

Начитавшись книжек о посмертном опыте, наслушавшись рассказов «переживших смерть» в популярных телешоу, насмотревшись киношедевров о призраках и загробных мирах, одни с надеждой ждут своего «последнего часа». Они готовятся к встрече с сияющим ангелоподобным существом, которое отведет их в страну вечного блаженства. Другие же опасаются гораздо более подробно расписанных в классике чертей, «черных фигур» и адских мучений. А я точно знаю, каков цвет униформы у охранников и служителей загробного мира нашей планеты, и другого не ожидаю. Это серый цвет. Цвет, который не радует, но и не пугает. Цвет бесконечной, беспросветной тоски.

В жизни каждого человека ежедневно происходит множество событий. Человек постоянно пребывает в непрерывном потоке хаотических случайных мелочей, никакого следа не оставляющих в его жизни. Человек как сложная система устойчив ко всем этим мелким воздействиям, если они по силе не превышают некоторого порога. Иначе такого понятия как индивидуальность не было бы вовсе, мы изменялись бы ежесекундно. Существуют, конечно, и неустойчивые системы, но недолго. И не человек.

Моя жизнь сложилась так, что я с детства привык к событиям трагическим, необъяснимым, зачастую абсурдным. Судьба испытывала меня на прочность — и я изменялся, когда иного выхода не оставалось, обучаясь противостоять ее ударам в стремлении сохранить свою целостность и индивидуальность. Что-то необычное происходило со мной постоянно, и не только наяву но и во сне. И еще в каких-то иных реальностях, которые и не сон, и не явь, а нечто третье.

Многое из того, что пережил я в детстве, было полностью стерто из моей памяти как воспоминания, «не совместимые с жизнью». Но тогда, после чудесных событий у древнего индейского озера, вся память одномоментно вернулась ко мне. Что-то опять забылось как несущественное, но остального я уже никогда не забуду...

В возрасте пяти-шести лет меня преследовал один и тот же кошмар. Нельзя сказать, что я видел его очень часто — иногда проходило несколько недель до возвращения этого сна. И детали его были каждый раз иными. Я видел его как бы с разных точек зрения, из разных ситуаций, но то, что это было одно и то же событие, не вызывало у меня никаких сомнений.

Во сне я переживал начало ядерной войны. До собственной гибели и появления «серых существ». На этом сон обрывался.

Конечно, на эти годы пришелся пик военной истерии и гонки вооружений: президент Рейган объявил «крестовый поход» против «Империи Зла», т.е. Советского Союза, широко рекламировалась программа «Звездные войны», а Советы по уши увязли в «грязной войне» в Афганистане. Но для пятилетнего ребенка все это не имело значения и даже, скорее всего, не было ему известно. Днем. А ночью детальность событий, недетское знание и восприятие происходящего придавали ощущение реальности и одновременно чужеродности этим катастрофическим снам. Кроме того, на них как бы стоял гриф «Строго конфиденциально», хотя я, разумеется, ни о чем подобном в те годы еще и не подозревал. Но это в бодрствующем состоянии. Во сне же все было очевидно. Существовал запрет на разглашение, и долгое время я его соблюдал.

В более раннем возрасте кошмаров у меня не было, хотя серые присутствовали и там. Но изначально они воспринимались как друзья. И еще в этих самых ранних снах у меня было взрослое тело. Обнаженное мужское тело лежало в ванне цилиндрической формы, и я был благодарен серым за то, что они его «берегут» и заботятся о нем.

Серые — не люди. Но и не животные. Роботами или чем-то подобным они тоже не являются — в том смысле, который вкладывается в это понятие сейчас. Значительно позднее, в подростковом возрасте, прочитав «Властелина колец» Джона Р. Толкина, я почувствовал, что та особая темная магия, граничащая с наукой, намек на которую содержит эта книга, могла быть причиной появления серых.

В шесть лет эти сны прекратились.

Случилось трагическое происшествие, если можно так выразится, говоря о собственной смерти. После этого серые из снов перекочевали в мою «обычную жизнь», а сверх того мне открылась дверь в «третью реальность».

Однажды с ракетного полигона, неподалеку от которого мы жили, стартовала ракета новой модификации. Что-то с ней было не так, и на высоте нескольких сотен метров она рассыпалась на части. Я в это время играл во дворе возле дома. Был солнечный день, и я бы не заметил вспышки в небе, если бы не поднял зачем-то в этот момент голову. Через несколько мгновений раздался грохот, как во время грозы, и я явственно услышал рев, с которым куски ракеты неслись к земле. Один из них, самый большой, падал прямо на наш дом. Я как зачарованный стоял и смотрел на стремительно приближающийся, объятый пламенем и оставляющий густой дымный след цилиндрический обломок. В окне застыло бледное лицо матери с разинутым в крике ртом. В крике, который никогда не умолкнет.

Я успел ощутить страшный жар и удар, ломающий кости, срывающий с них куски горящего мяса... и как бы со стороны — вихрь пламени, взметнувшийся к небу с того места, где стоял наш дом. И тут все остановилось.

Появились они.

Сначала голоса, беззвучные и почти механические, произносящие бессмысленные звукосочетания. Так иногда в шорохе волн, шелесте листьев или даже в шуме работающего механизма чудится речь. Столь же двойственное впечатление производили эти голоса. Но даже в механическом шуме больше ощущения жизни, чем было в них.

Потом возникли силуэты.

Застывшее пламя обесцветилось, съежилось и исчезло. Но и все краски мира, краски солнечного летнего дня тоже исчезли. Как в старом черно-белом телевизоре, внутрь которого вместе с миром попал и зритель.

Несколько серых фигур склонилось над тем, что недавно было моим телом — бесформенной кучкой обугленных детских костей, выглядывающих из месива плоти и кусков одежды.

Все мое внимание было приковано к собственным останкам, и я не заметил момента, когда оказался окружен серыми фигурами...

Так я в первый раз познал, что такое машина смерти-рождения. Но долгие годы многое из увиденного оставалось для меня непонятным. Из собственного опыта самопознания, обретенного в озерном краю, и из дневника отца я узнал, как эта машина создавалась и как она впервые начала давать сбои.

Масонство, вампиризм и прогресс науки...Трагедия русского Космизма

В дневнике отец несколько раз упоминал имя одного русского философа. До последнего времени оно не было известно практически никому кроме специалистов по русской философии. И тем не менее именно этот человек, пусть не напрямую, а своими идеями, через учеников, определил будущую историю планеты на последующие сотни, а в худшем варианте и на тысячи лет.

Николай Федоров[25] пришел к своей «Философии Общего Дела» во многом вследствие странных и противоестественных отношений с родителями. Дело в том, что Николай в действительности должен был носить фамилию Гагарин — ту же, что и у первого русского космонавта. Княжеский род Гагариных состоял в родстве с царским родом и был даже древнее него. Весьма важен тот факт, что князья Гагарины были тесно связаны с масонскими орденами. Дед Федорова, Иван Алексеевич Гагарин, крупный сановник и государственный деятель времен царствования Павла I и Александра I, еще в двадцать лет получивший орден за участие в штурме Измаила, был также главным учредителем и управляющим масонской ложи Орла Российского в Петербурге и, кроме того, активным членом ряда других лож.

Николай был внебрачным сыном князя Павла Гагарина и пленной кавказской княгини (его кавказское происхождение является весьма важным фактором во всей этой истории, но о Кавказе и его роли в судьбе нашей планеты будет рассказано отдельно, пока просто запомните этот факт). Отчество и фамилия достались Николаю от крестного отца. Нужно отметить, что статус незаконнорожденного внебрачного ребенка в те времена, а в России особенно, влек за собой множество неприятностей и проблем вроде ущемления в правах, насмешек и неуважения. Впрочем, отец относился к нему хорошо. В детстве и юности Николай подолгу жил в отцовском имении. Будучи хоть и незаконным, но любимым сыном, он в строгой тайне получил все необходимые масонские посвящения. Законнорожденные братья Николая, отчасти стыдясь его, отчасти ревнуя к нему отца, не любили его и старались унизить. Все эти факторы, видимо, произвели на будущего русского мыслителя сильное впечатление, несомненно, сказавшееся впоследствии на его мировоззрении и творчестве.

Итак, князь по рождению, не имеющий права на титул, аристократ без средств даже на то, чтобы получить достойное образование, потомственный участник тайного масонского ордена и наследник древней кавказской традиции, он одолеваем странными и страстными мечтами о всеобщем братстве, воскрешении всех когда-либо умерших людей и грядущем бессмертии. Одна из основных его идей состоит в том, что «через нас, через разумные существа, природа достигнет самосознания и самоуправления, воссоздаст все разрушенное и разрушаемое по ее еще слепоте и тем исполнит волю Бога, делаясь подобием Его, Создателя своего». Чем обернулась эта на первый взгляд незатейливая мысль в трудах и деяниях его учеников, мы еще увидим.

Федоров был одержим своими замыслами настолько, что к настоящей живой действительности относился с пренебрежением и презрением. Большую часть жизни, точнее, ее внешнюю часть, он провел как отшельник, нарочито демонстрируя свой аскетизм и «одиночество среди людей». Питался он самым дешевым черным хлебом, спал не больше трех-четырех часов в сутки. При этом вместо кровати использовал голый жесткий сундук, напоминающий гроб, а под голову вместо подушки клал стопку книг. Одежду он не менял, почти все свое жалование, заработанное на посту школьного учителя, а позже библиотекаря, раздавал знакомым и малознакомым людям. Он не имел ни семьи, ни детей, не делал карьеры и не старался зарабатывать деньги. Он не мог позволить себе отвлекаться от самого главного.

Его проекты абсолютное большинство тех, кому доводилось с ними ознакомиться, воспринимало и расценивало как сугубо фантастические и утопические, ничего общего не имеющие с реальными перспективами научного познания и планами совершенствования человека и мира.

Особенно запутали всё те, кто усматривал в нем всего лишь православного богослова, хотя и не принадлежавшего к официальной церковной иерархии, а в его философии Общего Дела — только богословское учение, благодушно не желая видеть его практических последствий. Столь односторонняя, искажающая суть дела оценка и самого Федорова, и его учения крайне затруднила их адекватное восприятие, нанеся тем самым серьезный ущерб будущим поколениям.

Кроме воскрешения всех уже умерших людей и отрицания смертности как неотъемлемой характеристики человека, особое внимание среди его идей заслуживает мысль о необходимости регуляции стихийных природных процессов с опорой на успехи науки и техники.

Не случайно именно через Федорова закулисное правительство планеты впервые начало транслировать и культивировать принципиально новое умонастроение «человеческого стада» — неприятие смерти. Неприятие вопреки целостному пониманию этого феномена и вне осознания взаимосвязи его с жизнью.

Сегодня уже не секрет, что сам Федоров был не просто аристократом, чудаком-альтруистом, адептом кавказской йоги[26] и тайным масоном. Еще он был вампиром. И именно этим, наряду с тяжелыми детскими и юношескими переживаниями, объясняются многие странности его поведения и маниакальная идея воскрешения и бессмертия. Надо отдать ему должное: всю жизнь он боролся со своей природой, уповал на науку и на более совершенный социальный порядок. Выработанные им моральные принципы понуждали его мечтать о грядущих успехах науки и техники, а также об урегулировании стихийного хода природных событий, с неизбежностью порождающих смерть, — таким образом, чтобы удалось устранить ее из бытия людей и, разумеется, вампиров, и воскресить всех тех, кого она постигла. Научные достижения последних лет делают осуществление его идей все более реальным.

Разработчики современной концепции практического бессмертия человека по праву считают Федорова с его философией Общего Дела своим предтечей, началом ее предыстории, хотя далеко не всегда его имя упоминается. Как, например, нет упоминаний о Федорове в книге известного ученого Фрэнка Дж. Типлера «Физика бессмертия», посвященной «оправданию» идеи Бога и научному обоснованию воскресения из мертвых. Но влияние его идей скрыть трудно.

Идеи Федорова подхватил и по-своему развил его гораздо более знаменитый ученик. Но о нем чуть позже. Поскольку мы уже дважды упомянули тесно связанный с бессмертием феномен вампиризма, давайте уделим ему немного внимания.

Неголливудские вампиры

Мой приятель Чак, большой любитель поездок в экзотические страны, был (да и остается!) весьма состоятельным и уважаемым членом общества. Загородный дом в глуши озерного края — не единственное его имущество, о котором я знаю. Поэтому для меня в период общения с ним было загадкой, что же заставляет его заниматься опасным и не очень прибыльным противозаконным бизнесом, месяцами пропадая то в Латинской Америке, то в Индокитае, то в Африке... Такое поведение и подобный стиль жизни можно было бы объяснить романтическим или авантюрным характером. Но Чака в этом нельзя было заподозрить. Пройдохой он, как я уже говорил, был, но пройдохой расчетливым и циничным, а никак не авантюристом, и уж тем более не романтиком!

Невысокий, стройный, с идеальным пробором в темных волосах, одетый по последней моде, но не броско и вульгарно, а дорого и стильно, он, появляясь в обществе, сразу привлекал к себе внимание. Взгляд его черных глаз был полон какой-то особой энергетики. Вкрадчивый низкий голос вибрировал обертонами. Общаясь с ним, почти любой человек будто утрачивал волю и готов был согласиться с Чаком буквально во всем.

Я был из числа тех немногих, на кого чары Чака хоть и действовали, но весьма слабо. Возможно, поэтому, а может, по какой-то иной, неизвестной мне причине между нами завязались приятельские отношения. Приятельские, не более того — близких друзей у Чака не было, да и не могло быть, как понял я впоследствии. Впрочем, нашему сближению можно дать и вполне рациональное объяснение: волею случая я оказался его соседом по комнате в университетском общежитии.

О себе Чак говорить не любил. Когда у кого-то возникали вопросы о его прошлом, о происхождении или родственниках, он всегда ловко переводил разговор на другую тему. Даже я практически ничего не знал о нем. Только однажды он обмолвился, что его предки по отцу жили где-то в Восточной Европе и были аристократического происхождения, а мать родилась неподалеку от Салема, штат Массачусетс. Салем печально известен тем, что в 1692 году здесь началась охота на ведьм, завершившаяся позорным судебным процессом. В результате обвинений в колдовстве в тот год было повешено двадцать человек, в основном женщин, еще восемнадцать умерло в тюрьме. Всего же в тюрьмах оказалось около полутора сотен человек. Но после того, как в колдовстве обвинили жену самого губернатора, охота на ведьм была прекращена. Одно из многих пятен на американской истории[27].

После трех месяцев отшельничества в загородном доме Чака я уехал в город, не дождавшись его. Хотя мы заранее условились, что он приедет за мной, и мы согласуем дальнейшие планы. Но надеюсь, после прочитанного это вам не покажется удивительным — я о договоренности просто забыл, как о чем-то совершенно не существенном. И скорее всего благодаря этому избежал больших неприятностей. В своем новом состоянии я был еще не готов к встрече с существом, подобным Чаку.

Я встретил его значительно позднее, во время периода моих странствий по Америке. А к тому моменту я уже научился неплохо владеть своими новыми способностями.

Мой путь лежал от границы с Мексикой, из Эль-Пасо, в Санта-Фе. Там я планировал встретиться с известным мастером цигуна, приехавшим из Китая в США по приглашению учеников. У меня было к нему несколько вопросов, касающихся разъяснения одной древней китайской практики. Попутно я узнал, что он интересуется историей индейцев майя и других народов Месоамерики, и мне захотелось пересказать ему некоторые бабушкины истории и посмотреть, как он на них отреагирует. Забегая вперед, скажу, что встреча наша состоялась, и это была очень важная для меня встреча, но о ней речь пойдет как-нибудь в другой раз.

Итак, я ехал по шоссе, и ближе к вечеру, переезжая мост через Рио-Гранде, понял, что мне просто необходимо свернуть к реке, чтобы дать себе несколько часов отдыха на ее живописном берегу в тени развесистых секвой.

Я стоял и тихо любовался открывающимся пейзажем. Здесь, в США, Рио-Гранде еще многоводна и полна величия. Но дальше на юго-запад, начиная с мексиканской границы, река становится все более мелкой и грязной, особенно в это время года. Многочисленные каналы, отводящие из нее воду на орошение полей, не оставляют от нее почти ничего к моменту впадения в Мексиканский залив. Рио-Гранде словно человек: начинает свою жизнь из ничего и уходит в ничто, растратив себя, отдав все миру и ничего не получив взамен... Но здесь ее свободное течение и ландшафт ее берегов были далеки от грядущей деградации и смерти.

И сам пейзаж, и, конечно же, то особое видение, что развилось у меня за последние месяцы, доставляли мне огромное эстетическое удовольствие. Разноцветные потоки энергий, образующие где-то смерчи, где-то водовороты, являли собой динамическую картину причинно-следственного вероятностного зеркала реальности. Видения исчезнувших и еще не возникших цивилизаций, великих битв и просто сплетений человеческих судеб увлекли меня настолько, что я не придал значения неприятному холодку опускающемуся вниз по позвоночнику а когда позади меня раздался знакомый голос, не сразу смог переключиться на обычное восприятие.

— Ты стал мечтателем, Алекс!

Я обернулся чуть раньше, чем это сумело сделать мое физическое тело, и чуть быстрее отреагировал на опасность, чем мое сознание успело ее зафиксировать. Серебряной молнией Эскалибур, мой новый энергетический орган, в Китае называемый «мечом Хуанди», прочертил вокруг меня знак бесконечности. Отвратительное серо-бурое щупальце, за мгновение до этого зависшее в сантиметре от точки фэн-фу в основании моего черепа, было отсечено и медленно агонизировало, пытаясь ползти обратно к своему владельцу, оставляя при этом на камне почти видимый темно-коричневый, быстро засыхающий след.

Сдвоенность восприятия сохранялась, и мне было трудно понять, кем же на самом деле является тот, кто напал на меня. Но вот сквозь мерзкую харю со злобно горящими маленькими красными глазками, кривыми желтыми клыками и шевелящимся пучком щупалец-присосок на месте носа и рта стало проступать благородное бледное лицо человека.

— ...мечтателем, Алекс... — повторил Чак (а это был он!) механическим голосом.

Уж не знаю, как я выглядел в его нечеловеческом восприятии, но судя по всему, как-то непривлекательно. Никогда еще мне не доводилось ощущать столь плотного потока ненависти, направленного в мою сторону. Эскалибур не торопился возвращаться в ножны, образовав вокруг меня вибрирующий серебристый кокон.

Что привело сюда Чака? Случайность? Или же он следил за мной и выжидал только подходящего момента, чтобы напасть? Убил бы он меня, если б я чуть замешкался, или же, откачав значительную часть моей жизненной силы, милостиво оставил умирать?

Мои сомнения быстро разрешились, когда я пригляделся к стоявшему в отдалении красному спортивному автомобилю, принадлежавшему Чаку. Чак путешествовал не один. Дверца автомобиля приоткрылась, и из него выглянула бледная молодая девушка с уже заметными следами вампирской мутации. Ей на ужин я и был предназначен. Чак узнал меня не сразу и поначалу просто хотел воспользоваться беспечностью и, как ему казалось, беззащитностью одинокого путника, расположившегося в столь удобном для его целей безлюдном месте. Узнав меня и обратившись ко мне по имени, он, скорее всего, просто не смог отказать себе в удовольствии поиграть со мной как с потенциальной жертвой. И кто знает, чем закончилась бы эта игра? Будь он один — вероятно, ничем. Но рядом была голодная и неопытная подруга. Да, если бы не мои новые способности...

Тем временем Чак очнулся от шока, вызванного потерей жизненно важного органа, и, глядя куда-то мимо меня, шипел в бессильной злобе.

— Ну-ну, сам виноват — не надо было подкрадываться... — примирительно заметил я, параллельно с интересом изучая анатомию старого вампира.

— Ты... ты... Кто ты такой?.. — прошипел мой бывший компаньон, вращая глазами так, словно пытался удержать в поле зрения и меня, и свою подругу в автомобиле, и еще что-то.

— Не узнаешь старину Алекса? Наверное, я за эти месяцы немного подрос, — продолжил я как ни в чем ни бывало и добавил: — Впрочем, и я тебя не сразу узнал с таким-то хоботом. Я и не подозревал, что столько лет дружил с упырем!

— Не смей меня так называть! Мы новая ступень эволюции. А вы, люди, природой предназначены производить для нас пищу и быть этой пищей. Хотя ты-то не человек, и я не знаю, кто ты... Ты им служишь?..

Чак с нескрываемым отвращением и явным страхом кивком указал куда-то мимо меня.

Сначала я не понял, о чем или о ком он говорит, и даже решил, что это просто уловка, чтобы отвлечь мое внимание. Но все же посмотрел в указанном направлении.

— Это ты про серых? Не представляю, как им можно служить. Это же просто... — начал было я, поворачиваясь к Чаку, но так и не закончил.

С нечеловеческой скоростью переместившись к своему автомобилю, Чак уже заталкивал туда подругу. Взревев мощным двигателем, темно-красная машина задним ходом помчалась к шоссе и скрылась за поворотом.

— Вот и поговорили...

Я пожал плечами и тоже двинулся к своей машине. Пикник придется перенести в другое место. Кусок разлагающейся вампирьей плоти вкупе с присутствием серых аппетиту не способствовал.

Отчасти Чак был прав. Вампиры происходили от людей, а вовсе не являлись более древней расой. Но вот насчет следующей ступени эволюции — это он себе явно льстил. Скорее это боковая, тупиковая ветвь развития человека. Высокоразвитые паразиты.

Конечно, никакой крови вампиры не пьют, и даже так же как и люди нуждаются в некотором количестве обычной пищи. И в гробах днем не спят, хотя в жизни часто выглядят аскетами. А солнечный свет они просто не любят — он им физиологически неприятен. Чеснок и серебро портят им вкус и сбивают «нюх», но серьезного вреда причинить не могут. С распятием и вовсе недоразумение: крест им ненавистен как древнейший символ, обозначающий Солнце, не более того. К христианству это не имеет никакого отношения. С не меньшей неприязнью они относятся и к другим солярным, т.е. солнечным, знакам — к свастике, к кругу с отходящими от него лучами, и т. д.

Пища вампиров — это особые виды энергии, или, как говорят китайцы, Ци. Она есть всюду, но особенно ценна та, что вырабатывается человеком и передается от человека к человеку. Ее еще можно назвать жизненной силой или энергией жизни. Избыток этой энергии, высасываемой у других людей, позволяет вампирам сохранять бодрость и здоровье до глубокой старости, становясь долгожителями. А отдельные особи, как правило, из числа потомственных вампиров, живут неопределенно долго, если им удается избежать несчастных случаев и прочих неприятностей вроде встречи с Ван Хельсингом[28].

Рождаются вампирами немногие, чаще ими становятся. Раньше самым распространенным путем возникновения этой приобретенной мутации было сознательное «подсаживание» опытным вампиром своей жертвы. Выкачивая энергию небольшими порциями, но регулярно на протяжении нескольких лет, вампир постепенно вырабатывает у жертвы потребность в возмещении утраченного подобным же способом. Когда жертва уже не находит себе места, не понимая, что происходит, но испытывая невыносимое томление и тягу к чужой энергии, вампир «подставляет» ей донора. Как правило, донор значительно моложе и другого пола. Им может оказаться свой или соседский ребенок или более молодой любовник (который, в свою очередь, со временем тоже приобретает все шансы превратиться в вампира!) Подруга Чака как раз и была таким начинающим вампиром, уже давно «подсаженным».

В наше время, когда необычайную популярность приобрели различные энергетические практики, появился еще один путь для склонных к подобной мутации людей. К примеру, человек несколько месяцев посещает групповые занятий по цигуну, йоге, тантре, биоэнергетике и т.д. Думаю, понятно, что зачастую инструкторами в подобных группах являются опытные «энергососы». И вот в какой-то момент ученик начинает ощущать жизненную энергию, ци, прану... и иногда случайно, иногда сознательно «пробует» энергию других людей. Чаще всего его побуждают к этому сексуальные импульсы, и поначалу он воспринимает такое взаимодействие как разновидность неконтактного секса. На переживании этих ощущений построены многие современные «тантрические» школы. Со временем человек понимает, что уже не может комфортно жить без подпитки. Он начинает специально ездить в метро, в автобусах, посещать места, где собираются молодые особи противоположного (или того же) пола, но не секс и знакомство, не физический контакт нужны ему. Он отращивает свои вампирские причиндалы и разрабатывает органы переработки и усвоения чужой энергии! У зрелого вампира эти особые органы обретают такую мощь, что при желании он может «досуха» высосать обычного человека за каких-нибудь двадцать-тридцать минут. Что происходит с его жертвой в этом случае? Почти неминуема быстрая смерть, причем диагнозы на фоне общего ослабления организма могут быть самыми разными. Осталось добавить, что с годами особо одаренные вампиры могут научиться выкачивать энергию из своих жертв на расстоянии, а также манипулировать людьми, легко навязывая им свою волю.

Загадка любви вампиров к путешествиям в экзотические страны имеет самое простое, но и самое зловещее разрешение. Там, в амазонских, африканских или индонезийских джунглях, человеческая жизнь не стоит и цента, особенно детская жизнь. Для упырей-энергососов эти страны — бескрайний заповедник, неисчерпаемый источник дармовой энергии. Ученые и представители Красного Креста только руками разводят, узнав об очередном факте массового вымирания какого-либо небольшого племени от эпидемии неизвестной болезни.

Чака я после того случая встретил еще только один раз. Прошло несколько лет, и я был значительно лучше подготовлен к подобной встрече. Я не стал травмировать своего старого приятеля, отрубая его заново отросший энергетический хобот — это было бы бессмысленной жестокостью. Нет, на этот раз я произвел тонкую операцию, известную еще древним жрецам одного из народов майя.

Сначала я обездвижил Чака старым индейским заклинанием. Затем, словно опытный нейрохирург, вскрыл своим мечом энергетическую оболочку, окружающую его череп, и аккуратно снял тонкую темно-коричневую пленку, покрывающую мозг. Этот верхний слой энергоструктуры мозга появился в результате мутации людей в вампиров совсем недавно — всего пять тысяч лет назад. Именно эта мозговая оболочка, пока еще незаметная для обычных физических методов исследования, отвечает за вампирские способности и, соответственно, потребности.

Некоторое время вампир, лишенный этого новообразования, чувствует себя изможденным, усталым, но постепенно к нему возвращается нормальный человеческий аппетит и вкус к обычной жизни. Он забывает о своих энергетических практиках, меняет образ жизни, нередко женится или выходит замуж, а его «хобот» и прочие сверхчеловеческие причиндалы усыхают и исчезают, как будто их и не было.

Несостоявшийся темный властелин

Часто великие идеи, изначально предназначенные для улучшения жизни и приближающие, как представляется их творцам, светлое будущее всего человечества, по какому-то странному неумолимому закону оборачиваются прямо противоположным. Овладение атомной энергией вместо обещанного всеобщего благоденствия принесло пятьдесят лет ужаса перед тотальным уничтожением и реальными бедами, о сути которых большинство жителей планеты и не догадывается. Но эти кошмары меркнут перед угрозой того, что несет человечеству перспектива «всеобщего индивидуального бессмертия», а тем более воскрешения.

Мысль вроде бы простая, но весьма сложная для понимания. Бессмертие индивидуальное возможно лишь через индивидуальные усилия. Усилия. Знания же о том, как и к чему эти усилия прикладывать, традиционно передавались только от учителя ученику. От достойного учителя достойному ученику. Совсем иное бессмертие уготовано в ближайшем будущем человечеству его теневым правительством. Неизбежная, гарантированная тюрьма, вернее, концлагерь, в который вы заключены навечно. Без права на смерть.

Древний даос, сидя в своей пещере в горах и практикуя преобразование энергий, мог ничего не бояться. В худшем случае его практика не дала бы результатов, и он умер бы, как обычный человек. Если результаты оказывались не теми, на которые он рассчитывал, можно было обратиться к учителям и получить помощь — если и не в этой жизни, не в этом мире, то где-то в иное время и в ином месте.

Наш современник, сидя у телевизора или компьютера, может ничего не практиковать и ни о чем не заботиться — бессмертие ему обеспечено, и уклониться от него уже очень сложно. Самоубийство? Но большинство жестко запрограммировано на его неприемлемость и невозможность. Да и эффективность суицида как ухода из этого мира для большинства равна нулю. Бежать с планеты в физическом теле тем более невозможно. Осталось ждать, когда за тобой придут потомки «русского мечтателя», и ты вольешься в «дружную семью объединенного бессмертного человечества».

В старых фильмах[29] отличить плохого парня от положительного героя было совсем не сложно. И выражением лица, и походкой, и даже одеждой плохой парень отличался от хорошего. Плохой парень всегда был в черной шляпе, а хороший в белой.

Стремление пастырей человечества красить мир только в два цвета создает ощущение жизни в театре абсурда.

Если, к примеру, обратить внимание на то, как в современных комедиях изображают Адольфа Гитлера — величайшего злодея всех времен и народов, — то можно решить, что война с немцами до сих пор идет, причем нами она почти проиграна, и единственное оружие, которое у нас осталось, — идеологическое. Адольф настолько плох, жалок и туп, что непонятно, как его еще не взяла под защиту какая-нибудь благотворительная правозащитная организация. Саддам Хуссейн или Милошевич[30], конечно же, еще хуже, но вот тупыми и жалкими их сделать не удается — по той простой причине, что они пока слишком часто сами исполняют свою роль в телешоу. А в них есть энергия, обаяние и вера в собственную правоту.

В жизни, а не в кино, злодеи-главари, будь то главари уличной банды или государства, почему-то имеют немалую личную силу высокий уровень интеллекта (исключения подтверждают правило — вы понимаете, о ком я[31]), мощную интуицию, а главное — они внушают доверие и симпатию, люди к ним тянутся.

Самым ярким и свежим примером парадоксальности общественного мышления явилось отношение к тому же несчастному Адольфу. Фюрер, развязавший войну в которой погибло более 50 миллионов человек, через 55 лет после своей бесславной кончины по результатам широкого электронного голосования вышел на первое место в опросе журнала «Тайм» на тему «человек тысячелетия». Скандал еле удалось замять, и человеком тысячелетия был официально провозглашен Альберт Эйнштейн.

Но что будет, если обстоятельства неодолимой силы прервут карьеру будущего лидера в самом зародыше? Например, у него окажется серьезный физический дефект?

На Востоке есть притча. Некто, гуляя по рынку, встретил нищего, у которого от рождения не было обеих ног. Проникнувшись сочувствием, он обратился к известному мудрецу с вопросом: «Почему Аллах так несправедлив к несчастному? Почему Он так жестоко поступил с ним?» На что получил следующий ответ: «Мудрость Аллаха безгранична. Если бы у этого человека были ноги, он весь мир прошел бы с огнем и мечом, истребил множество людей, затмив жестокостью Тимура[32]».

«Великим русским мечтателем» называют Константина Циолковского — отца современной космонавтики, ученика и последователя совестливого вампира-масона Николая Федорова.

Знаменитый русский ученый и философ родился 5 сентября 1857 г. в Рязанской губернии, где его отец работал лесничим.

С раннего детства проявляется своеобразие его натуры. Его пугали изображения животных, но вызывали бурную радость различные механизмы. По его собственному признанию, все игрушки он обязательно ломал, чтобы посмотреть, что у них внутри. Он рано начал читать, но учился плохо — и не из-за отсутствия способностей, скорее наоборот.

Константин был склонен к мечтаниям — правда, мечты его были несколько необычны. Он мечтал о гигантском росте и физической силе: чтобы все вокруг было маленьким — и дома, и животные, и люди, — и только он один возвышался бы надо всем. Ему нужны были слушатели и почитатели. Поскольку добровольцев тогда еще не находилось, он платил деньги младшему брату — за то, чтобы тот слушал его и восхищался.

Несчастья и мистические совпадения преследуют Константина всю жизнь.

Погибает брат-студент[33]. Происходит это при странных обстоятельствах, говорящих, в частности, об огромных магических способностях юного Циолковского. Как-то, находясь в гостях у дяди, будущий ученый в компании родственников отправился покататься на лодке. Не поехал с ними только старший брат. Перед тем, как сесть в лодку, Константин захватил с собой кусок глины, из которого стал лепить голову. Случайные черты оказались исключительно схожи с чертами брата, а вот выражение лица получилось застывшим, неживым. С досады Константин бросил глиняную голову в воду — и в тот же миг почувствовал беспокойство. Он заторопился на берег, утверждая — с братом что-то случилось. У дома заплаканная тетя сообщила, что брат утонул, причем, как оказалось, произошло это именно в тот момент, когда в воду был брошен слепок его головы...

Он был настойчив, самостоятелен и целеустремлен. Но в возрасте десяти лет Константин в результате тяжелой болезни почти полностью утратил слух. И этот физический дефект совершенно изменил его судьбу. На несколько лет он фактически выпал из жизни, отстал в развитии, отупел. Слух ему так и не удалось вернуть. Он начал чувствовать себя обиженным, изолированным от других людей, изгоем в человеческом обществе. Как он сам признается: «Это углубляло меня в самого себя, заставляло искать великих дел, чтобы заслужить одобрение людей и не быть столь презираемым».

Гигантская сила воли и нечеловеческое самолюбие помогли ему выжить, и великие дела совершить он все же сумел. Его открытия значительно приблизили космическую эру человечества. Но это ли было его главным предназначением?

О том, насколько глубокой была убежденность Циолковского в его особом призвании и назначении, свидетельствует тот факт, что даже в письме к любимой девушке он, по его собственному признанию, писал, что является «таким великим человеком, которого еще не было, да и не будет». Позднее он отмечает в воспоминаниях: «Тогда я уже думал о завоевании Вселенной». Кем стал бы Константин Циолковский в эту бурную эпоху социальных потрясений, если бы не глухота, поразившая его в детстве? Частичное представление об этом можно получить, читая его почти неизвестные широкой публике философские работы.

Но для начала приведем два пространных отрывка из его дневников и еще несколько немаловажных фактов биографии.

На знаменитого ученого неоднократно нисходили мистические видения, присущие скорее пророкам и религиозным лидерам. Что они означали?

«Опишу... случай, бывший 40 лет тому назад в Боровске, на моей квартире, в доме Ковалева... (кажется, в 1886 году весной, в апреле. Мне было 28 лет).

В силу разных условий и событий душевное состояние у меня было тяжелое. Унывал я.

Книги Нового Завета я тщательно еще раньше изучал и высоко ценил личность Галилейского Учителя и его учеников. Но широкой точки зрения по молодости не имел. Все затемнялось узкой наукой. Едва мерцала возможность того, о чем проповедовал Учитель.

В отчаянии я прибегнул к Нему, к его силе, желая поддержки, и думал так: если бы я видел знамение в виде совершенно правильного креста или грубой, но правильной фигуры человека, то это было бы довольно, чтобы я придал вечное значение Христу в земных делах и прогнал свое учение (курсив мой — А. Р. Г.).

Потом я забыл эти мысли и желания. Мы переехали через несколько месяцев... к Ковалевым, и тут-то ранней весной, с крылечка, выходящего во двор, я увидел часов около 5-6 то, что потом сильно влияло на меня всю жизнь.

Опять не помню, что я прежде увидел. Кажется, облачный крест точной формы, как бы вырезанный из бумаги (четырехконечный католический „криж" с равными концами). Строго симметрично, прямолинейно, без хлопьев и зазубрин. Какие силы показали мне эти облачные фигуры, как они (силы) прочли мои мысли и как исполнили мои желания, — я не знаю.

Не отрывая глаз от него, я стал звать жену но она не слыхала и не пришла. Я успокоился и стал смотреть по сторонам. Потом опять взглянул на крест, но уже увидел фигуру человека, тоже как бы вырезанную из бумаги (без глаз, без пальцев, очень грубую, но правильную). Потом уже припомнил, что я ранее желал все это видеть».

«Вот что случилось со мной 31 мая 1928 года, вечером, часов в 8. После чтения или какой-то другой работы я вышел по обыкновению освежиться на крытый застекленный балкон. Он обращен был на северо-запад. В эту сторону я смотрел на закат солнца. Погода была полуоблачная, и солнце было закрыто облаками. Почти у самого горизонта я увидел без всяких недостатков как бы напечатанные горизонтально расположенные рядом три буквы: чАу. Ясно, что они составлены из облаков и были на расстоянии верст 20—30 (потому что близко к горизонту). Пока я смотрел на них, они не изменяли свою форму. Меня очень удивила правильность букв, но что значит „чау"? Ни на каком известном мне языке это не имеет смысла. Через минуту я вошел в комнату чтобы записать дату и самое слово, как оно было начертано облаками. Тут же мне.

пришло в голову принять буквы за латинские. Тогда я прочел: „Рай". Это уже имело смысл. Слово было довольно пошло, но что делать: бери что дают. Под облачным словом было что-то вроде плиты или гробницы (я не обратил внимания).

Я понял все это так: после смерти конец всем нашим мукам, то есть то, что я доказывал в „Монизме". Таким образом, говоря высоким слогом, само небо подтвердило мои предположения. В сущности, это — облака. Но какие силы придали им форму, имеющую определенный и подходящий смысл! В течение 70 лет я ни разу не страдал галлюцинациями, вина никогда не пил и возбуждающих средств никогда не принимал (даже не курил).

Проекционный фонарь не мог дать этих изображений при ярком дневном свете, притом при большом расстоянии эти изображения были бы не видны и искажены, так же и дымовые фигуры (производимые с аэроплана). Если бы кто захотел подшутить надо мной, то написал бы по-русски „Рай". По латыни тоже было бы написано „Ray”, а не „rAy", как я видел — почему-то с заглавной печатной буквой посередине и строчными по краям.

Когда я вернулся на балкон, слова уже не было. Моя комната — во втором этаже, и позвать я никого не успел, тем более что видел вначале тут только курьез, так как прочел по-русски бессмыслицу „чау".

„Ray" по-английски означает луч и скат и читается „рэй". Можно подумать, хотя и натянуто, что закат (скат) жизни (смерть) дает свет (луч) познания».[34]

Почему к православному по рождению Циолковскому небо обращается на латыни и показывает ему католический крест? И почему один из самых известных русских религиозных философов, живший примерно в то же время, что и Циолковский, а именно Владимир Соловьев (1853-1900), незадолго до смерти принимает католичество? Какая невидимая война шла на небесах и в душах людей на рубеже XIX—XX веков, кто в ней участвовал, кто был героем, а кто предателем, чем она закончилась и как ее результаты повлияли на последующую историю XX века? Оставим это пока в стороне.

Некоторое время, с 1880 г., Циолковский проработал школьным учителем в провинциальном городке Боровске. Там же он женился на Варваре Соколовой, ставшей его спутницей до самой смерти. Женились они почему-то тайно, хотя никаких причин для этого не было. Разве что крайняя скупость Циолковского, черствость и нелюбовь к простому человеческому веселью, о чем вспоминают все его близкие. Сам он пишет в воспоминаниях: «Помню, в день венчания купил у соседа токарный станок и резал стекло для электрических машин».

У четы Циолковских было три дочери и три сына. Но прожили достаточно долго только две дочери — Любовь и Мария. Какова же судьба остальных детей?

Дочь Анна умерла от туберкулеза в 23 года.

Сын Игнатий покончил жизнь самоубийством в 19 лет.

Второй сын, Александр, тоже покончил с собой, но в более зрелом возрасте — в 38 лет.

Третий сын, Иван, с детства был болезненным ребенком. В 30 лет он скончался в результате несчастного случая.

Сам Циолковский прожил до 78 лет и почил в зените славы, получив множество орденов и наград от советского правительства.

Большие биографические подробности я публиковать сейчас не вправе, да и объем данного издания меня ограничивает.

Так что же особенного в философии моего деда Константина Циолковского (думаю, вы уже догадались, что именно он был тем загадочным «Старцем»)? Какое бессмертие предсказывал этот великий гуманист человечеству? Или нечеловечеству?..

Вот лишь некоторые названия его работ: «Горе и гений», «Гений среди людей», «Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы», «Бесконечность», «Нирвана», «Любовь к самому себе, или Истинное себялюбие», «Есть ли Бог?», «Научные основы религии», «Граждане Вселенной», «Существа выше человека», «Ликвидация несовершенного и эгоистическое сострадание». Уже сами названия говорят о многом.

Циолковский разработал особую философию бессмертия, в основе которой лежат интересы «атома» — элементарной частицы материи, одновременно являющейся элементарной единицей сознания. Сложное по своему строению существо образовано суммой чувствующих атомов.

Каждый атом по своей природе изначально наделен чувствительностью и, попадая из тела в тело, из организма в организм, раскрывает свои потенциальные возможности в зависимости от сложности строения организма.

Какое это имеет отношение к человеку и человечеству? Самое прямое.

Ученому казалось несправедливым, что атомы человека — существа, достигшего высокого уровня развития (хотя и недостаточно высокого, по его мнению), — в рамках естественного круговорота неизбежно будут попадать в тела несовершенные, несознательные: в тела растений, животных, умственно отсталых, дикарей, женщин, и т.д., вследствие чего будут страдать.

Циолковский предлагал постепенно уничтожить (желательно безболезненно) целые классы растений и практически всех животных, чтобы тем самым свести к минимуму общее количество несовершенных организмов, сохранив только то, что необходимо для поддержания жизнедеятельности человека. «И Землю, и другие планеты придется привести к порядку, чтобы они не были источником мучения для атомов, живущих в несовершенных существах»[35]. Для Циолковского путь к идеальному существованию немыслим без этого.

Он описывает возможный вариант расселения человечества в океане, но не в воде, как предложил его более радикально настроенный ученик А. Беляев в своем романе «Человек-амфибия», а на плотах. Если в массовом порядке начать создавать такие поселения на поверхности океана, то какая судьба постигнет обитателей глубин? «Водные животные, не получая солнца, должны исчезнуть или сократиться до минимума: большое нравственное удовлетворение, ибо прекратятся страдания существ от хищных рыб, птиц и зверей, которые делают водные обиталища адом».

Прежде чем добраться до океанов, человек полностью преобразует сушу уничтожив на ней почти всех животных и «ненужные» растения. «Гуманнейший способ уничтожения — лишение животного способности производить потомство, — не мучительное воздержание, не грубое оскопление, а что-то более тонкое, не совсем еще сейчас достигнутое ни в отношении человека, ни в отношении животных». «Что-то более тонкое» по сравнению с банальным убийством, то, о чем ученик Федорова стыдливо умалчивает в своих опубликованных трудах, — это высасывание энергии Ци из недостойного жить живого существа и последующее сохранение ее в особых резервуарах-аккумуляторах для питания существ высшей расы.

Человеческий род тоже нельзя оставлять в прежнем состоянии — его необходимо усовершенствовать. Для начала через уменьшение количества несовершенных людей, сведя его к нулю. Надо ограничить рождаемость неполноценных членов общества — инвалидов, умственно отсталых, преступников, тяжелобольных. Ввести искусственный подбор родителей, осуществляемый имеющими на то право руководителями общества. «И вот начинается искусственный подбор родителей — для получения совершенного потомства... детей имеют только избранные люди: более здоровые, долголетние, способные к обильному размножению, склонные к плодотворной деятельности, к усвоению истины. Чем более этих свойств, тем более они могут иметь и детей. Контролирует эту возможность размножения общество, его представители и основанные ими законы».

Далее нужно создать кастовое общество на основе выборности лучших людей и запретить браки между представителями разных классов. «Браки возможны только между членами обществ одного класса, например женщина третьего класса не может выйти замуж за мужчину второго класса. Цель — улучшение пород на основании явлений наследственности». Разумеется, все это должно осуществляться в масштабах всей планеты.

В ответ на критику современников Циолковский писал: «[Думают, что] природа чересчур умна и всякое развитие жизни требует благоговейного созерцания и непротивления. Отвечу так. Безразличие — нетерпимо. Место ли сорным травам в пшеничном поле?.. Вмешательство разума есть также вмешательство природы. Разве разум не от нее? Размножение и распространение — удел наиболее совершенных... Я проповедую милосердие небывалое и тем большее, чем сложнее существо и склоннее к страданиям. Сложные, но неудачные существа лишаются только права производить потомство... Несложные существа этого не требуют: негодные растения уничтожаются или изолируются, если они нужны науке. Нельзя же лелеять бактерий, насекомых и очень вредных хищников. Хотя и их человек, насколько хватит сил, избавляет от смертных мук и только лишает потомства. Если будут на земле хищные звери, птицы и другие вредные или несознательные существа, то материя будет в них воплощаться и мир превратится в ад и безумие. Если будут несовершенные, если будут жестокости и страдания, то и мы подвергнемся им при бесчисленных воплощениях бесконечного будущего. Какое же в этом милосердие? Ни себе, ни другим. Естественный подбор, борьба за существование слепы и жестоки, но разум высших существ это заменит искусственным подбором и милосердием».

Ученый нисколько не сомневался, что человек может и должен взять на себя роль вершителя геноцида, даже по отношению к своему собственному роду. Неудивительно, что во время войны нацисты проявили особый интерес ко всем попавшим к ним в руки материалам и Циолковского, и его верного ученика, фантаста Беляева.

Каким же должен стать человек? Он со временем должен перестать быть человеком. Все человеческие страсти, эмоции должны исчезнуть; само деление на мужчин и женщин тоже недопустимо. Если говорить об идеальном существе, то это, согласно видению Циолковского, шар. Точнее, обитающая в космическом пространстве колония бессмертных шаров, не нуждающихся ни в воздухе, ни в пище, получающих чистую энергию от солнечных лучей.

Но его последователи пошли еще дальше, творчески развив идеи учителя. О том, что ждет нас в ближайшем будущем, вы узнаете из следующих глав.

Уже сегодня часть теорий Циолковского осуществляется на практике. В Сибири существуют поселения, обитатели которых разбиты на касты с жесткими разграничениями и правилами. Выбор партнера для создания семьи осуществляется общим решением и утверждается руководителем. Вся жизнь внутри поселения регламентирована. Широко практикуется то, что борцы с тоталитарными сектами называют «промыванием мозгов»[36] и программированием. Цель ясна — для начала сделать из «человека разумного» «человека счастливого»!

И последняя цитата: «Нами распоряжается, над нами господствует космос. Абсолютной воли нет, мы — марионетки, механические куклы, автоматы, герои кино. Если считать богом некое разумное существо, подобное человеку, но несравненно более могущественное и совершенное, то тогда уже речь пойдет о богах, ибо этих необыкновенных, высоких животных во вселенной много, притом самых разнообразных рангов. <...> Каждая зрелая планета объединяется, то есть ее разумное население. Оно управляется единым избранным, самым лучшим, самым совершенным на планете существом. „Президенты" планет — это уже боги высшего порядка».

Какие боги и какой космос диктовали свою волю несостоявшемуся фюреру планетарного или даже космического масштаба? В чем была действительная причина нелюбви Циолковского к многообразию жизни на планете? Ради каких далеких целей Александр Беляев, писатель-фантаст и функционер тайного масонского ордена, брал у Циолковского незадолго до его смерти семенную жидкость и образцы живых тканей? Случайно ли первый русский космонавт носил родовую фамилию учителя Циолковского? Какие роли были предназначены моему отцу и мне?

Эти вопросы связаны с теми, что были поставлены в начале книги. Скоро на большую их часть вы найдете ответы.

Часть 3. МАРИОНЕТКИ ТАЙНОГО ОРДЕНА

Ураган, пауки, женщины

Я шел по Клируотеру, маленькому городку во Флориде, направляясь к штаб-квартире Церкви Сайентологии, основанной полвека назад писателем-фантастом Лафайетом Роном Хаббардом. Мне нужно было уладить небольшую конфликтную ситуацию и, возможно, договориться о сотрудничестве в совместных исследованиях.

Тщетно я пытался плотнее закутаться в плащ — ветер рвал его в разные стороны и хлестал меня холодными струями дождя. Очередной ураган с нежным женским именем продолжал свое движение по Восточному побережью.

«Сколько же энергии требуется, чтобы перемещать гигантские массы воздуха с такой скоростью! — подумалось мне. — Что если все это делается какой-то высшей силой ради неизвестной человеку, а может быть, даже мелкой, незначительной или нелепой с точки зрения человека цели?»

Внезапный порыв ветра парусом раздул полы моего плаща, и я чуть было не взлетел, нелепо растопырив руки и ноги, словно это могло помочь мне удержаться на земле. Невольно пришел в голову образ паучка, странствующего на своей паутинке в воздушных потоках по белу свету.

Паучок...

В старом доме-развалюхе на окраине Сан-Диего, где я провел детство, в ванной комнате жили пауки. Какая-то некрупная и невредная разновидность. Да и что там было делать крупным и вредным? Авиаторами и путешественниками наши жильцы тоже не были — их мир ограничивался одной комнатой, точнее, темным сырым пространством под большой металлической ванной. Питались они, вероятно, случайно залетавшими туда плодовыми мушками или еще чем-то, не знаю...

Не знаю почему но отец запрещал убивать пауков. Тараканов, мух, саранчу — пожалуйста, а пауков и пчел — нет. Ну с пчелами еще понятно — они если не «убийцы»[37], то существа полезные и трудолюбивые. К тому же представители определенного социума-государства. Я имею в виду улей. Кто его знает — может, в случае убийства возникнут дипломатические осложнения и даже начнутся военные действия. А пауки... Они, конечно, ловят мух, но их вклад в это дело несопоставим с массовым геноцидом, организуемым в отношении мушиного рода родом человеческим.

По-моему, отец говорил, что это дурная примета, хотя в остальном вроде бы не был суеверным человеком. И я к этому привык, как привыкает человек ко множеству правил и запретов, выполняя их автоматически, не задумываясь.

Проблема была только в том, что глупые пауки время от времени падали в ванну и уже не могли выбраться оттуда самостоятельно, не в силах преодолеть гигантские (для них, разумеется) отвесные белые стены. Срывались и падали обратно на дно — сверкающую белизной изнанку их темного пыльного «неба».

И вот собираешься порой принять ванну — а там сидит восьминогий бедолага. Что же, берешь большую поролоновую губку (не руками же к нему прикасаться!) и начинаешь гонять паука по ванне, пытаясь вытолкнуть за край или подцепить на губку так, чтобы стряхнуть его с нее уже за пределами ловушки. А после, чтобы избавиться от ощущения неприятного контакта, умываешь руки. Вот так и спасаешь абсолютно чуждых тебе существ со смешанным чувством брезгливости и наработанного привычкой сострадания. Хотя кто знает — может, после такого стресса у паука случался инфаркт, и гуманнее было бы убить его сразу?..

В этот момент мои малоприятные воспоминания из далекого детства прервало чье-то тело, внезапно вылетевшее — или, точнее сказать, выпорхнувшее на крыльях, подаренных ветром, из-за поворота улицы. Оно сбило меня с ног, и, путаясь в моем плаще, мы несколько метров катились по тротуару. Когда наши тела наконец сумели разъединиться и, чертыхаясь, подняться на ноги, передо мной предстала несколько помятая и взъерошенная, но от этого не менее очаровательная стройная молодая женщина. Поправив темные волосы и отряхнув пыль со светло-бежевого костюма[38], она взглянула на меня с легкой улыбкой и протянула руку.

— Вы не очень-то устойчивы! Джейн Симмонс, доктор психологии.

Я не нашелся, что ответить. Да и кто угодно потерялся бы в такой ситуации. Поэтому я просто пожал протянутую руку и тоже представился:

— Алекс Гонсалес, доктор бессмертия.

Джейн посмотрела на меня без тени смущения или насмешки, во взгляде ее читались внимание и доброжелательность. Она поправила воротник блузки — и тут мое внимание привлек стандартный пластиковый прямоугольник с ее фотографией и надписью: «Участник конференции по Трансгуманизму».

Серая тень, присутствие которой я уже давно ощущал, промелькнула на периферии зрения и унеслась вниз по улице, еле различимая в вихре поднятой ветром пыли.

Прощай, человек! Здравствуй... Боже, что это?..

Термин «трансгуманизм» впервые был предложен в 1957 г. английским биологом и философом, основателем и первым президентом ЮНЕСКО Джулианом Хаксли (1887-1975), братом знаменитого писателя и исследователя психоделического опыта Олдоса Хаксли. Вот отрывок из книги Джулиана Хаксли «Новые бутылки для нового вина» (1957 г.):

«Мы начинаем понимать, что даже самые счастливые люди живут много ниже своих возможностей и что большинство людей развивают не более ничтожной доли своей потенциальной умственной и духовной мощи. Человечество в действительности окружено обширной областью нереализованных возможностей, требующих изучения.

Человек как вид может превзойти себя — не просто спорадически, один индивид каким-то образом здесь, другой индивид другим путем там, но именно как человечество в целом. Если нужно назвать новую цель, то, может быть, подойдет слово «трансгуманизм»: человек останется человеком, но возвысится над собой, реализуя новые возможности своей человеческой природы ради самой этой природы.

Я верю в трансгуманизм: если однажды появится достаточно много людей, способных устремиться к нему, человеческий вид окажется на пороге нового образа жизни, столь же отличного от нашего, как наш — от образа жизни синантропа. Человек наконец станет сознательно осуществлять свое истинное назначение».

В приведенных словах Д. Хаксли хорошо видны основные противоречия трансгуманизма. Впрочем, не меньше противоречий и в самом понятии «человек».

Один безмозглый политик в своей предвыборной речи произнес как-то великолепную фразу видимо, желая угодить как можно большему количеству избирателей: «Да здравствует человек — венец Творения и вершина эволюции!» Вероятно, он и сам не понял до конца глубины своей мысли. Так вот, трансгуманисты не согласны с ним по обоим пунктам. Для них человек в его современном виде — переходная ступень. Но переход к чему имеется в виду и каким образом он осуществится? Здесь трансгуманизм разделяется на множество течений.

Правда, большая часть трансгуманистов считает, что будущее человека и то, каким он станет, определяет научно-технический прогресс. Они весьма скептично и с чувством превосходства относятся к эволюционным духовным традициям.

Ник Востром, ученый из Оксфорда, один из столпов современного трансгуманизма, пишет: «До трансгуманизма единственной надеждой избежать смерти была реинкарнация или воскрешение в другом мире. Люди, видевшие, что подобные религиозные доктрины являются плодом человеческого воображения, не имели иной альтернативы, кроме как признать неизбежность смерти».

Интересно было бы узнать, что это за «люди» и каким образом они «видели» несуществование загробного мира и реинкарнаций. Они могли сомневаться, такая перспектива могла их не устраивать, но отрицать какое-то явление с порога — это очень «научно»! При этом индийская йога, даосские практики, буддийские медитации, шаманские трансформации и множество других практик, способных изменять человека, причем изменять значительно радикальнее, чем могут себе представить трансгуманисты-технари, — все это вообще остается за рамками рассмотрения. Даже то, что древние традиции вызывают все больший интерес у квантовых физиков, приводит лишь к тому, что и самих физиков самодовольно-тупое «научное» большинство трансгуманистов все чаще относит к разряду фантазеров и игнорирует их высказывания. Им не понять, что отсутствие экспериментальных подтверждений способностей восточных мистиков и магов, отсутствие «чудес» там, где эти чудеса должны проявляться со всей очевидностью, уже само по себе является чудом. Именно этому необъяснимому чуду следует уделить самое пристальное внимание. Увы, стадо есть стадо — состоит ли оно из баранов или из «ученых».

Трансгуманизм давно привлекал мое внимание, но Джейн указала на то, что ранее упускалось мною из рассмотрения: современный трансгуманизм напрямую происходит из русского космизма. Точнее, из идей Николая Федорова и Константина Циолковского. А вопрос достижения бессмертия для трансгуманистов — один из ключевых вопросов сегодняшнего дня.

Джейн не была приверженцем трансгуманизма. Она подходила к нему с меркой исследователя состояний человеческого сознания.

Меня же больше всего интересовало то, как трансгуманисты видят ближайшее будущее, чего ожидают они от него и чего можно ожидать от них.

По мнению трансгуманистов, фанатично боготворящих научно-технический прогресс, человечество вот-вот подойдет к особой точке своего развития и чудесным образом преобразится, превратившись в сверхчеловечество. К этому новому этапу ведут несколько путей. Например, создание в скором времени искусственного разума. Нанотехнология[39] покроет Землю армиями микророботов для полного контроля над процессами в наших телах и сознании, а также для производства буквально всего из всего. С помощью перестройки и фармакологической стимуляции центров удовольствия в мозгу люди станут испытывать небывалые и неограниченные по интенсивности эмоции, бесконечное счастье и т. д. Манипуляции человеком достигнут невиданных масштабов.

В последние годы идеология трансгуманизма с огромной скоростью распространяется по всему миру. Уже существует несколько международных трансгуманистических организаций. Крупнейшими являются Институт Экстропии[40] и Всемирная Трансгуманистическая Ассоциация. Ими публикуются журналы и организуются конференции по вопросам трансгуманизма. В США практически в каждом крупном городе действуют дискуссионные группы. Растущий объем материалов о трансгуманизме переполняет Интернет. Трансгуманисты придерживаются широкого спектра политических взглядов (среди представителей течения есть либералы, социальные демократы, либертарианцы, зеленые и т. д.), а некоторые из них полагают, что могут оставаться аполитичными. Но абсолютное большинство трансгуманистов, независимо от убеждений и заблуждений, часто вопреки своим убеждениям, содействует скорейшему приходу тоталитарного режима планетарного масштаба. Подробнее об этом позднее.

Совсем недавно одним из столпов трансгуманизма была крионика, начало которой положил Роберт Эттингер, опубликовавший в 1964 г. книгу «Перспектива бессмертия». В ней он доказывал, что поскольку медицинская технология постоянно развивается, а химическая активность прекращается при достаточно низких температурах, является разумным и возможным заморозить пациента сегодня и сохранить его до того момента, когда технология разовьется достаточно, чтобы исправить повреждения от замораживания и вылечить заболевание. А в 1972 г. Эттингер опубликовал работу «От человека к сверхчеловеку», где говорил уже об улучшении человеческого организма. Но крионика хороша не только для лечения и долголетия — что может быть лучше замороженного политического оппонента, бунтаря, революционера, инакомыслящего? Он и не мертв, и абсолютно безопасен.

Трансгуманисты считают себя «транслюдьми», то есть «переходными людьми». Но трансчеловек — всего лишь шаг на пути к постчеловеку. На этапе трансчеловека происходит замена живых органов и частей тела электронными имплантатами, приветствуется бесполость и искусственное размножение, происходит симбиоз с искусственным разумом. Транслюди не обязательно должны быть наиболее ориентированными на будущее или самыми сведущими в технологии людьми, не обязаны осознавать свою «связующую роль в эволюции». Достаточно бездумно следовать моде, плыть по течению не сопротивляясь и становиться все в большей степени придатком телевизора, компьютера, мобильника, всевозможных гаджетов и прочих интерактивных ретрансляторов масс-культуры.

В философском арсенале трансгуманизма на сегодня присутствует лишь убогая натурфилософия. Поэтому трансгуманисты в плане изучения и вмешательства в этот мир предпочитают полагаться на «рациональные» методы, в особенности на научный метод. Причем под «научным методом» понимается ушедший в далекое прошлое ньютоновский, механистичный подход, опирающийся на мертвую черно-белую логику. Не желая прикладывать усилий к пониманию феномена человека, трансгуманисты движутся в направлении наименьшего сопротивления, как раз туда, куда им и предназначено — к постчеловеку.

Так что же такое постчеловек? Это не просто потомок человека, модифицированный до такой степени, что уже не является человеком. Это нечто, по признанию самих трансгуманистов, полностью выходящее за рамки человеческого понимания. Многие трансгуманисты хотят стать постлюдьми.

Постлюди могут, по их мнению, оказаться полностью искусственными созданиями, основанными на искусственном интеллекте, или результатом большого числа изменений и «улучшений» биологии человека, точнее, трансчеловека. Некоторые будущие постлюди готовы даже отказаться от собственного тела и жить в качестве информационных структур в гигантских сверхбыстрых компьютерных сетях.

Можно было бы еще долго рассматривать различные упования трансгуманизма. Та его часть, которая посвящена вопросам бессмертия, например, носит название иммортологии[41] (иммортализма, иммортизма). В ней подробно разбираются как проблемы продления жизни (крионика, нанотехнологии, шире — биотехнологии и пр.), борьбы со старением (геронтологии), так и альтернативные способы существования — киборгизация, использование клонов, загрузка сознания в компьютер и т. д. Иммортисты уповают на генную инженерию, практические работы с геномом человека, стволовые клетки, белковые биорегуляторы и пр. Обо всем этом сейчас немало пишут, а к тому времени, когда выйдет книга, приведенные в ней данные уже устареют, поэтому чуть дальше мы остановимся только на самых принципиальных моментах иммортистских технологий, связанных с ними иллюзиях и реальных угрозах.

Трансгуманистическое движение — это реальность, мимо которой нам уже не пройти. Я и не собираюсь проходить мимо. Но это механика явная, борьба с которой выливается в бессмысленную трату времени и сил. Есть еще тайная механика. О ней и пойдет речь.

Да, вкупе и даже по отдельности методы трансгуманистов-иммортистов способны сделать жизнь человека неопределенно долгой. И в общем, как ни странно, совершенно не важно, какой из методов или совокупность каких методов к этому приведет. Гораздо важнее понять, почему это происходит и в очень скором времени окончательно осуществится. Почему массовое бессмертие неотвратимо для большинства людей. Достигнув ясности в этом, мы перейдем к главным вопросам: как избежать того, что нам так активно навязывают, и что означает бессмертие индивидуальное, для которого, собственно, человек и предназначен.

Тайная механика и начало войны

Со времени преображения моей жизни, случившегося на берегах Священного озера, и до дня знакомства с Джейн прошло всего несколько лет. И за это время я успел очень много.

Это было время сверхчеловеческого напряжения. Подобно Николаю Федорову, я почти не спал, не встречался со своими бывшими подружками, ограничивал себя в еде. Но все это не из желания прослыть аскетом. Каждое мое действие можно было объяснить вполне логично, да только логика моего поведения была полностью понятна одному лишь мне. И еще несколько десятков человек (а теперь уже и сотен, может быть, тысяч) по всему свету постепенно проникалось этой логикой. Да, я мог поспорить силой своей целеустремленности с любым русским философом, но цель моя отличалась ото всех до сих пор известных человечеству целей коренным образом.

И мне нужны были помощники и единомышленники.

Был единственный способ организовать широкий отбор людей, удовлетворяющих всем моим требованиям, и произвести вместе с ними все необходимые эксперименты.

Мне нужна была совершенно особенная группа людей. Всего за несколько лет я решил эту задачу.

Я основал духовный орден. Впрочем, в общественном сознании к подобным явлениям давно приклеен ярлык «секта», несущий в себе некий зловещий негативный смысл.

Разумеется, из этой книги вы не узнаете ни названия моей «секты», ни каких-то отличительных особенностей. Для этого еще не пришло время. Но не упомянуть вовсе об этой важной составляющей моей жизни я не могу.

Когда стало очевидно, что в той тайной войне, которую мне предстояло вести, не обойтись без иерархически построенной конспиративной организации единомышленников, я принялся изучать уже имеющийся опыт. И попутно выяснил много любопытного.

Оказалось, что все многообразие существующих и уже сошедших с исторической арены тайных организаций, сект и административно структурированных духовных учений сводится к двум крупным, изначально противостоящим друг другу кланам. Даже если возникает какое-то новое течение, а в наше время это происходит очень часто, один из кланов обязательно рано или поздно поглощает его и подчиняет собственным интересам. Или это течение исчезает без следа.

Я не стану называть эти кланы. Я даже не буду прямо указывать на области их интересов и разделение сфер влияния. При желании каждый может легко их вычислить. В этой книге у меня иные задачи, и я не хочу излишне усложнять свою жизнь. Тем более, что оба клана, история противоборства которых намного древнее, чем история человечества, подчиняются одной цели и одному хозяину. В своей борьбе и своем единстве кланы взаимосвязаны и нерасторжимы, как две половинки древнего китайского символа инь-ян в масштабах всей нашей планеты. Их усилия движут человеческую историю, дополняя друг друга, перетекая друг в друга... Только вот о своем настоящем хозяине и его истинных целях большинство участников одного из древнейших шоу даже не подозревает. Именно этому хозяину я и решил объявить войну.

После того, как вся информация была систематизирована, стало ясно, что создать секту не просто легко, а очень легко. Гораздо труднее удержать ее в рамках поставленных целей и соблюсти «чистоту рядов». Когда-нибудь я напишу об этом отдельную книгу.

А пока вернемся в то далекое утро, когда во дворе дома на берегу Священного озера я очнулся для новой жизни. И сразу же ощутил ее отличие от предыдущей. Да, я многое увидел и все (по крайней мере, на какое-то время) вспомнил. И все свое время посвятил переводу отцовского дневника. Такая усидчивость уже сама по себе была для меня необычной. Но добавилось и еще кое-что новое. Или давно забытое старое.

Другим стал мир вокруг[42]. Он воспринимался необыкновенно объемным и цветным, все казалось загадочным, одновременно оставаясь знакомым. Такое бывает при употреблении психоделических средств, но проходит довольно быстро. Впрочем, в лесной глуши я не обратил на это должного внимания. Но стоило мне вернуться в город — и изменения стали очевидны. Причем не только в моем восприятии, но и в восприятии меня.

Встречая на улице знакомых, приятелей и даже бывших подружек, я обнаруживал, что они не реагируют на меня. Все они вели себя так, словно вовсе меня не знают и никогда не знали. Я даже пару раз посмотрел на свое отражение в стеклах витрин, но не заметил в своем облике никаких разительных перемен... Еще более я был поражен, когда двоюродный брат, с которым я провел детство в Сан-Диего, проигнорировал меня при встрече. Я вошел к нему в офис, приблизился к его столу — но брат с безучастным и холодным видом отвернулся к экрану монитора! С самого детства я имел опыт паранормальных происшествий, поэтому удержал себя в руках и даже не попытался выяснить, что происходит, а просто ушел. Уже в который раз за свою жизнь я оказался втянутым в неведомую мне игру — но сохранил холоднокровие и не поддался эмоциям.

В конце дня меня ожидало еще одно неприятное открытие. В доме, где я снимал квартиру, за эти несколько месяцев сменились все жильцы, охрана, консьержи и прочий персонал. Здесь жили совершенно незнакомые мне люди. Сначала я даже подумал, что ошибся домом, но все оказалось куда хуже. В который раз я серьезно усомнился в своей психике — но не прекратил анализировать факты, хлынувшие на меня со всех сторон. Я упорно искал разумного объяснения происходящим событиям, и вскоре оно было обнаружено.

Пару ночей я, выехав из города, провел в машине. На третий день стало очевидно, что дело не во мне, а в окружающем меня пространстве. Да, я оказался на другой планете. Далеко не сразу мой ум согласился с этим объяснением — невероятным, но единственно возможным. Той планеты Земля, на которой я жил прежде, больше не существовало. Впрочем, это произошло не впервые. Информация в виде воспоминаний хранилась в моей памяти, но упрямый ум не желал ее замечать. Поэтому в первый момент я подумал, что судьба вновь взялась за меня, нашла нужные кнопки и пытается окончательно доломать мою душу. Но многократно читанные и виденные в кино фантастические сюжеты о параллельных мирах и телепортации вдруг оказались востребованы и стали той спасительной нитью, на которую мой мозг начал нанизывать собираемые факты и ощущения. Накапливающаяся информация стала упорядочиваться в моей голове, и в конце концов я принял этот новый, совсем другой, но очень похожий на старую Землю мир.

Немного успокоившись, я заметил, что и мир смотрит на меня — и явно воспринимает как некое инородное тело. Похоже, миру тоже было не по себе: я не вписывался в текущий ход событий. Огромный, неведомый, но в то же время знакомый, мир сразу отвлекся от постоянных забот — как человек, в глаз которому попала мушка. Однако планетарная система управления быстро стабилизировалась и начала деловито за мной наблюдать. Планета отслеживала каждый мой шаг тысячами глаз, слушала мой голос, пыталась проникнуть в мои мысли. Казалось, собаки, кошки и люди по-свойски обмениваются только им понятными знаками и провожают меня долгими изучающими взглядами. Было совершенно очевидно, что мир не свободен и управляется глобальной системой. Пчелы и стрекозы, зависая прямо перед моим лицом, старались через глаза заглянуть мне в душу. Ноосфера и биосфера пронизывали мое тело высокочастотными электромагнитными полями, посылали в разведку своих биороботов, чтобы узнать, кто я, откуда пришел, почему моя психика и физиология плохо реагируют на команды. Они пытались взять на анализ мою кровь и ДНК; они хотели внедрить в меня легионы различных вирусов-нанороботов и управляющие микрочипы с помощью летающих шприцев-москитов. У меня было постоянное ощущение, что я голый или нахожусь на предметном стекле микроскопа.

Теперь-то я знаю: когда вдруг начинает казаться, что все за тобой следят, не надо торопиться к психоаналитику или психиатру. Там, в его кабинете, уже поздно что-либо менять. Мозгоправ, сверкая искусственной улыбкой, поигрывая, словно фокусник, блестящим молоточком, убедит тебя, что ты сходишь с ума, накормит таблетками и упрячет в комнату с мягкими стенами. Прежде чем отдаться в руки одному из жрецов одного из богов этого мира, нужно подумать, что ты сделал хорошего или запрещенного — а может, только хочешь сделать? Может, ты выбиваешься из стада, ищешь истину или просто слишком самостоятелен? Так или иначе, но ты чем-то привлек к себе внимание, и теперь за тобой наблюдает множество глаз.

Знания, полученные из дневника отца и из собственных озарений и исследований, распирали меня изнутри. Планета, на которой я оказался, компенсировала это давлением снаружи.

Жизнь под постоянным давлением была бы невозможна, если бы у меня не оформилось окончательно восприятие того, что ранее я упоминал как «третью реальность», хотя правильнее было бы говорить о «реальностях» во множественном числе.

Первые друзья в новом мире

В свою квартиру я больше не возвращался. Я ездил по стране и жил в гостиницах — благо небольшое наследство, оставшееся от родителей, и средства, заработанные в свое время на продаже психоделиков, позволяли мне вести подобный образ жизни. Я знакомился с людьми, которые, как мне казалось, чем-то отличались от остальных, обдумывал стратегию и постепенно вырабатывал тактику своих будущих действий.

Однажды, сидя в кафе со стаканом минеральной воды (в этот период я почти ничего не ел, а пить мог только воду), я привычно разглядывал немногочисленных посетителей. Компания юнцов, шумно обсуждающая концерт какой-то группы. Скучающая девица в мини-юбке и со слегка одутловатым лицом, в выражении которого явно отпечатались следы ее древней профессии. Мое внимание привлек господин лет пятидесяти — в очках, слегка лысоватый, с небольшими усами, одетый в светлый костюм. Было что-то располагающее в его внешности и выражении лица. Он явно был погружен в какие-то глубокие размышления и уже минут пять не притрагивался к стоявшей перед ним едва отпитой чашке кофе. Пальцы его правой руки слегка шевелились в воздухе, словно он играл на невидимом пианино, а глаза были устремлены куда-то вглубь его внутреннего мира.

Глядя на него, я ощутил нечто вроде духовной связи и предопределенности этой встречи. Но нужен был повод для того, чтобы познакомиться и подтвердить либо опровергнуть свое предчувствие.

Господин, похоже, впал в некое подобие транса. Движения его правой руки стали более плавными, а глаза как будто даже осмысленно, но с каким-то нездешним сосредоточением смотрели на стоявшую сантиметрах в тридцати от него чашку кофе.

И тут я увидел то, чего никак не ожидал увидеть...

Чашка, словно повинуясь его взгляду и движениям пальцев, начала двигаться к нему, но, проехав по поверхности стола сантиметров десять, ощутимо завибрировала и приподнялась в воздух. В воздухе она, перестав вибрировать, стала медленно вращаться, оставаясь на высоте десяти-пятнадцати сантиметров над столом.

Никто из посетителей не замечал в происходящем ничего необычного; бармен лениво опирался о стойку, отвернувшись к окну. Да и сам чудотворец, видимо, действовал бессознательно, погруженный в свое внутреннее созерцание. Я с интересом наблюдал, что же случится дальше.

А дальше в дверях кафе появились две неотличимые друг от друга серые фигуры.

В течение нескольких мгновений пространство в зале стало густым, а краски обесцветились. Один из юнцов поднес бутылку кока-колы ко рту и уже запрокинул голову — да так и остался в этой нелепой позе. Девица открыла рот, словно хотела что-то сказать или крикнуть, — и замерла с разинутым ртом, словно на приеме у стоматолога.

Фигуры приблизились к столику Кена (так звали загадочного господина, как я узнал впоследствии) и встали по обе стороны от него. Похоже, он почувствовал их присутствие и с некоторым испугом начал озираться по сторонам. Я не стал дожидаться продолжения. Мне было ясно, что сейчас произойдет, и допускать этого я не собирался.

Оттолкнувшись от пола, я с предельно возможной скоростью поплыл в их сторону Пространство и время тянулись мучительно медленно, но я был уверен, что успею. Недаром еще в университетской бейсбольной команде меня прозвали «быстрым Гонсалесом». И мгновения, пока я преодолевал разделявшее нас пространство, я не потратил впустую: мои руки удлинились и образовали защитную оболочку вокруг Кена, а губы уже произносили магическую формулу из тринадцати слов: «Шибальба-Мастема-Ияима-...»

Фигуры съежились, стали похожи на два серых теннисных мячика и зигзагами вылетели из кафе. К сожалению, произошло это слишком быстро: я по инерции продолжил свой полет и всей массой тела врезался в Кена, сбив его на пол вместе со стулом, а рядом вдребезги разбилась об стол чашка, обдав нас обоих, барахтающихся на полу брызгами кофе. Хорошо еще, что кофе был холодный!

Как бы я хотел, чтобы в моей жизни было поменьше катаклизмов и катастроф. Но почему-то многие значимые для меня события и знакомства происходят так, словно руководит ими кто-то огромный и плохо соизмеряющий свою энергию с нашим маленьким и хрупким миром.

Выйдя на улицу в мокрой одежде — мы пытались отмыть кофе, обрызгавший нас с головы до ног, — и посмотрев друг на друга, мы неожиданно рассмеялись над забавно-озадаченным выражением наших лиц.

— Спасибо еще раз, Алекс! Благодаря вашему экстравагантному поведению я, похоже, избежал больших неприятностей.

Кен не понял до конца произошедшего. Оказалось, у него это не первая встреча с серыми, но вполне возможно, что она могла оказаться последней. Чуть позже я обучил его необходимым методикам самозащиты и технике безопасности в общении с назойливыми чужаками.

У всех людей правила поведения в этом мире и фильтры, отсекающие необычное, «вшиты» в основную программу на самом низком, базовом уровне. Но бывают и сбои. После Кена я обнаружил еще некоторое количество особей с подобными «дефектами». Эти люди живут сразу в нескольких мирах. Большинство из них серым удается отловить и «вернуть в реальность» еще в детстве. Но не всех.

Кен был программистом, в прошлом — музыкантом. Много занимался и различными духовными традициями — от буддизма до сайентологии и Нью-Эйдж. Такая широта интересов и способностей многое говорит о человеке. Кен явно был тем, кто мог разделить со мной бремя знаний.

Как вы, наверное, догадываетесь, он стал первым членом моей тайной организации.

Долгими вечерами, сидя за чашкой чая или кофе, мы обсуждали, уточняли и исследовали собранные мною материалы вкупе с накопленными им знаниями и наблюдениями. Логическое мышление Кена часто при этом давало сбои, но тогда он извлекал из своего богатого арсенала какую-нибудь экзотическую практику или начинал импровизировать на пианино, а я танцевал особый шаманский танец, пел индейскую песню, которую вспомнил на берегу Священного озера, — и мы двигались дальше. Клянусь, за все это время я не пил ничего крепче слабого зеленого чая, а Кен, соответственно, кофе. И мы не пользовались никакими психоделическими препаратами или наркотиками! У нас и без этого были раскрыты все двери восприятия, и зачастую сама собой «ехала крыша».

Если живую, динамичную, объемно-голографическую картину попытаться вытянуть в нить повествования, найти конец и начало, несущественное вырезать, а фрагменты связать узелками заголовков, то получится примерно следующее.

Как все есть на самом деле

Он.

До того, как что-либо появилось, не было ничего. И это не было тем «ничего», которое подразумевает на другом конце своего смысла «что-то». Потому что «было» и «не было», «тогда»-«не тогда», «там»-«не там» еще не появились — были всегда. В общем, говорить об этом нельзя — Витгенштейн запретил[43]. Поэтому скажем о Великом Ничто, или Пустоте, — вот так, с заглавных букв. Ведь это было (есть, будет) Абсолютное Ничто, или Пустота. Однако эта Безначальная Пустота должна была иметь бесконечный потенциал Всего на другом конце своего смысла. А уж это Все (т. е. оборотная сторона Пустоты, или ее нутряная Суть, или Полнота — как вам больше нравится) действительно содержало и содержит в себе все, что когда-либо было, есть, будет, может быть и даже не может быть вовсе. Благодаря этому мы и существуем, благодаря этому наш потенциал безграничен. Поэтому когда мы хотим чего-то нового, оно рано или поздно появляется из недр Великой Пустоты, призванное оттуда нашим желанием и сконструированное нашим восприятием. Но об этом после.

Великая Пустота в силу изобилия своей Полноты извергла из себя и Того, кто мог эту полноту во всем ее многообразии воспринимать, полагая, что Он ее создает, и создавать, полагая, что воспринимает. И не потому, что Он так хотел, а потому, что это, как и все остальное, было возможно. Однако первым, что Он создал и воспринял, было время, а вместе с ним и пространство — пока еще пустое. И сделал Он это бессчетное количество раз за одно мгновение. И оказалось, что всякий раз, когда создавал Он пространство-время, в нем Он и оказывался.

Так Его стало много, но оставался Он один в каждом пространстве-времени.

Материя и энергия, а также любые другие возможные формы, могут существовать лишь совокупно с пространством и временем, поэтому они — вторичные творения. Счет и исчисление предметов возможны лишь при условии существования самих этих предметов, а потому математика и само понятие исчисления — также вторичные творения. Но и Абсолютная Пустота, и первичные пространства-времена, воспринятые-созданные Им, лежат вне понятия исчисления: их не может быть много или мало, они не могут быть приравнены к нулю или к бесконечности — они в буквальном смысле слова неисчислимы.

Он пишется с большой буквы потому что обладает Он абсолютным потенциалом созидания и мышления. С этой точки зрения первая мысль и первое творение представляют собой одно и то же. Таким образом, процесс мышления в своей абсолютной форме есть процесс созидания.

Но мыслить-создавать Он мог только самим собой, пространство же и время имели протяженность, и мерой протяженности был Он сам. Поэтому не только возникло множество пространств, но внутри каждого Он стал разделяться, заполняя их собой.

Они.

И увидели они, что их много. Одни дальше, другие ближе, одни раньше, другие позже. Но каждый из них знал, что он — это Он. И поняли они, что есть «я» и «не-я», «я» и «он», «я» и «они», «я» и «другие», а главное — «я» и «я», что стало особенно ценным в этой множественности. И продолжили они создавать, и возникло не только созданное одним, но и созданное другими. И начали они создавать не только самих себя, но и «не-себя». Так из «не-себя» и «себя» творились пространственно-временные структуры.

Игры.

И начались Игры. Появились «хорошо-плохо» и другие оценки. Размер и время стали иметь значение. Зародились эмоции. Чтобы игры были интересны, возникли сопротивление и усилие. Были созданы цели и барьеры, выигрыш и проигрыш. И все были рады. Но начали все становиться разными.

Неравенство и незнание.

Игры стали сложнее. Появились проигравшие, которые радостно выполняли условия победителей, одухотворяя их структуры, потому что им было интересно ограничить свою безграничную волю и горизонт знания. Победителям тоже было интересно — так как возникло нечто, не созданное ими и не являющееся ими. Нечто со своей волей, нечто, чем они распоряжались, но полного знания о чем у них не было — по их собственному прежнему решению. Так в играх появилась неопределенность.

Первые вселенные.

В бесконечном усложнении игр они договорились, что одни из них станут создателями вселенных, другие — материалом для них. А некоторые не захотели создавать вселенные из чего-либо, кроме себя, и разделились в себе, ограничив себя незнанием. И было вариантов миров бесконечное множество, и вселенных было бесконечно много в каждом из бесконечного множества пространств. Но не было во вселенных ничего и никого, кроме Него, Изначального, и вмещалось все их бытие в то первое мгновение, длящееся и сейчас.

* * *

В абстрактном виде все выглядит достаточно забавно. Но когда мы подходим к конкретной ситуации в этой вселенной, в этой галактике, на планете Земля, то оказывается... Нет, тут мы пока прервемся. Сначала я хочу продолжить рассказ о своей жизни.

Новые люди, новые планы...

Третьим в нашем тайном союзе стал Джимми — афро-американец, внешне похожий на Джимми Хендрикса[44]. Непредсказуемый, взбалмошный, участник всевозможных антиглобалистских митингов и акций, Джимми внес в нашу деятельность необходимый элемент безумия.

У него была своеобразная способность, проявлявшаяся в состоянии стресса. Джимми оказался неосознанным пироманом[45]. Когда он на взводе, достаточно небольшой эмоциональной искры, чтобы вспыхнуло самое настоящее пламя. Помните книжку Стивена Кинга «Воспламеняющая взглядом»?.. Стивен пишет бестселлеры, но в большей части его книг описываются реальные события и явления, не проходящие сквозь фильтры восприятия основной массы людей.

Были у Джимми и другие способности. Например, от серых он научился уходить столь же легко, как и от полиции, приводя их в замешательство своими энергетическими фокусами. В его бунтарской душе основным действующим фактором была ненависть к любым навязываемым извне правилам — морали, порядку, закону. И, естественно, к представителям этого закона.

Я столкнулся с Джимми в Нью-Йорке во время митинга против войны в Ираке. Стоя в пробке, вызванной пикетом, перегородившим улицу, и наблюдая за разгоном демонстрантов, я увидел, как на одном из полицейских вдруг без видимых причин вспыхнула форма. Изменив восприятие, я обнаружил мощные потоки «ци огня», источником которых был темнокожий паренек со всполохами перепутанных ветром густых прядей, яростно что-то выкрикивающий и потрясающий плакатом.

Как ни странно, столь непохожие Кен и Джимми быстро поладили. Джимми тут же начал сыпать идеями, а Кен их опровергать. Это напоминало теннисный матч.

Вот один из первых проектов, предложенный нам еще до того, как Джимми ознакомился со всеми материалами. Получив больше информации, он этот проект отозвал сам...

Проект радикального прекращения страданий и, соответственно, остановки колеса сансары на одной отдельно взятой планете (автор джимми)

Главная сложность данного проекта — найти достаточное количество террористов-энтузиастов для его исполнения. Ну и, разумеется, как и все глобальные проекты, он требует немалых финансовых вложений со стороны спонсоров-доброхотов. Краткая суть его такова (в детали вдаваться не будем, дабы ни у кого не возникло соблазна его воплотить).

Группа террористов-энтузиастов действует одновременно в двух направлениях. Первое — похищение или покупка некоторого количества ядерных зарядов либо «президентских чемоданчиков» с кнопкой (можно ограничиться хакерским доступом к управлению ядерными силами какой-нибудь страны). Второе — похищение как можно большего количества духовных лидеров и просто продвинутых практиков самых разных религиозных и духовных конфессий, главным качеством которых обязательно должно являться умение помогать бестелесным душам переправляться в иные, конечно же, лучшие миры («рай», «верхние миры», «чистые земли», и т. д.) Все эти ламы, йоги, шаманы, даосы и попы содержатся в тайных подземных бункерах вплоть до «часа Х» — начала глобального ядерного конфликта. А дальше им нужно только усердно исполнять свою благородную миссию. Можно представить, какая толчея будет в астрале! Но всего-то на несколько дней — гигантскими эшелонами отправятся души в светлое будущее, на этот раз безвозвратно! Немного болезненно, зато радикально — чик и готово. На обугленном шарике останутся только самые никчемные людишки — законопатившиеся в своих убежищах политические, военные и финансовые отбросы... То есть я хотел сказать — элита общества. Им даже представится отличный шанс улучшить свою карму через страдания и переосмысление системы ценностей, так что и здесь все произойдет максимально гуманно!

Конечно, план Джимми всем был хорош, но одно слабое место у него имелось. И это полностью перечеркивало всю затею. Я даже не буду на него указывать, вы скоро поймете, о чем я.

Итак, тайная война началась и продолжается до сих пор. Кен возглавил научно-аналитический отдел и стал мозгом нашего сообщества, Джимми вызвался быть руководителем боевой организации. На некоторое время наша деятельность затормозилась из-за отсутствия финансовых средств. Нам нужен был постоянный источник доходов, подпитывающий нашу деятельность. Поступать как заурядная секта, обирая своих собственных членов и их близких, мы не могли. Выход был найден. Да, мы совершили гениальное открытие в области финансов! Но про то, что же на самом деле представляют собой деньги, как они связаны с нашей жизнью и как следует строить свои отношения с ними, а также более подробно о деятельности нашей тайной организации я расскажу во второй и третьей книгах — это отдельная история.

А здесь сообщу лишь, что мы столкнулись с весьма серьезными проблемами уже в самом начале воины. Казалось, вот они, враги, нужно нейтрализовать их или уничтожить — и жизнь на планете обретет свои истинные прекрасные формы. Однако все наши действия на практике все больше походили на бой с тенью или сражение в комнате, полной зеркал и механических кукол. Мы было решили, что враг слишком хитер и многочисленен, но все больше данных говорило о том, что мы сражаемся лишь с марионетками и исполнителями, даже не подозревающими, что их действия, воля и желания определены, просчитаны и включены в общий сценарий на много сотен лет вперед. Как и наши действия.

Нам не хватало ясного, детального понимания того, что же все-таки происходит и с какой целью неведомый Мастер Игр двигает свои фишки именно так, а не иначе.

Искусственный разум, мертвые души и Воины жизни

— Джейн, ты считаешь, что нам стоит туда идти? Что-то мне подсказывает: добром это не кончится.

— Куда подевалась твоя решимость, Алекс? В любой момент мы свяжемся по мобильному с Джимми — и он со своими ребятами вытащит нас.

Незаметно обменявшись этими короткими репликами, мы вместе с остальными вышли из автобуса, стараясь выглядеть как можно спокойней и естественней. Кроме мобильных телефонов, у каждого из нас были еще радиомаячки в каблуках, цифровые диктофоны, скрытая видеокамера, ну и на всякий случай кое-что из набора Джеймса Бонда — капроновые шнуры, наборы отмычек, пластиковая взрывчатка, баллончики со слезоточивым и снотворным газом, электрошокеры и тому подобное. Рассчитывать только на свои способности я не желал — кто его знает, с чем придется столкнуться. Дальнейшие события показали, что я был прав, хотя большей частью приготовления и оказались бесполезными.

Нас привезли на окраину Нью-Йорка. Здание, к которому мы направились, было похоже на заброшенный склад. Одинокий фонарь освещал металлические ворота, внутри помещения сгущалась тьма.

Друг за другом, словно выводок гусят, два десятка людей шло куда-то в темноту, вглубь ангара. Руководитель группы, шагавший во главе колонны, вел нас уверенно — он явно был здесь не впервые.

Неожиданно мы остановились перед металлической будкой с раздвижными сварными воротами. Возле ворот нас встречали двое в одинаковых серых комбинезонах и с непроницаемыми лицами. Похоже, что-то вроде контрольно-пропускного пункта. Но куда? Сама будка явно не вместит всех нас, а за этим сооружением тоже не было видно никаких признаков конференц-зала или чего-то подобного.

Дело в том, что все мы были участниками ежегодной трансгуманистической конференции, проходившей с утра в *-холле, в центре Нью-Йорка. А вечером мы собирались посетить закрытое заседание секции футуристических разработок. На это заседание можно было попасть только по индивидуальному приглашению. Что ж, для благой цели мне пришлось использовать свои гипнотические способности, и приглашения были вручены мне и Джейн непосредственно заместителем председателя секции. Подойдя вечером ко входу в конференц-зал, мы с удивлением узнали, что заседание пройдет в другом помещении. Нас отвели к автобусу. Еще одна неожиданность: при посадке в автобус фамилии в приглашениях тщательно сверяли с удостоверениями личности. К счастью, документы были у нас с собой, а приглашения нам выписали на указанные в документах фамилии.

Все это было довольно-таки странно и немного пугало. Мои подозрения, что под прикрытием трансгуманистических организаций скрывается опасная тоталитарная секта, все более подтверждались. Некоторое спокойствие внушала имевшаяся у нас амуниция и радиосвязь с Джимми.

Ситуация постепенно ухудшалась. После еще одной проверки документов двумя роботоподобными охранниками в серой униформе нас одного за другим запустили внутрь будки. Проклятие! Там оказался замаскированный вход на ведущий глубоко вниз эскалатор. Длина этой самодвижущейся механической лестницы казалась невероятной. Что-то подобное я позднее встречал только в России, на одной из станций Санкт-Петербургского метро. Глубина шахты явно должна была гарантировать надежную защиту от ядерного взрыва на поверхности земли. Увы, один из наших главных козырей — наличие связи с единомышленниками — был побит. Внизу, на выходе с эскалатора, мобильные телефоны уже не работали, маячки в каблуках, вероятнее всего, тоже.

Нас ждало еще одно путешествие — на этот раз пешком по рельсам тоннеля. Наверное, эта глубоко залегающая секретная ветка метро была создана в период Холодной войны для каких-то правительственных или военных целей. Теперь здесь, похоже, обосновалось трансгуманистическое подполье.

Путь был не очень долгим. Уже минут через двадцать в конце тоннеля забрезжил свет, и мы невольно ускорили шаг. Показалась небольшая платформа, во всем подобная той, на которую мы ранее спустились. Взобравшись на нее по металлической лесенке, мы вошли в одну из дверей и оказались в длинном коридоре, тускло освещенном мигающими неоновыми лампами.

Пройдя коридор, мы попали в комнату оказавшуюся... раздевалкой! В большом прямоугольном помещении вдоль стен стояло сотни три металлических шкафчиков. Здесь было еще несколько охранников в сером, и они тщательнейшим образом проследили, чтобы каждый из пришедших снял с себя всю одежду включая нижнее белье, и переоделся в просторную светло-серую рубаху до колен, серый колпак, скрывающий волосы, и серые тапки. Рубахи были абсолютно одинаковыми и у мужчин, и у женщин: не имели ни карманов, ни каких-либо декоративных элементов — только небольшую эмблему на груди, изображавшую земной шар, вписанный в правильный зеленоватый многогранник, а ниже три буквы: «РНI».

Никто из нашей группы во время всей процедуры переодевания не выразил ни удивления, ни возмущения. Мы тоже постарались сохранить безразлично-невозмутимый вид, хотя для нас это было весьма неприятным сюрпризом. Мне еще раз пришлось воспользоваться гипнозом и таким образом ненадолго отвести глаза охранникам и нашим попутчикам. Прикрывая друг друга, мы с Джейн спрятали кое-что из нашей амуниции под этими уродливыми, обезличивающими одеяниями.

Было забавно наблюдать, как наша разношерстная группа превращается в однородную серую массу то ли душевнобольных, то ли заключенных. Серьезные седовласые профессора, бизнесмены, несколько молодых людей студенческой внешности, двое крепких мужчин с явно военной выправкой и несколько мужчин и женщин неопределенного социального статуса — все мы теперь выглядели как единообразное серое стадо.

Когда все были готовы, нас построили в колонну по двое и повели к выходу из раздевалки в противоположном конце помещения.

Зал, в который нас привели, был вырублен в скальной породе. Низкий, грубо обработанный потолок поддерживался двумя рядами массивных каменных опор. Назначение этого помещения было неясным — видимо, строители спецметро остановились здесь, так и не закончив работу. В конце зала возвышалось что-то вроде помоста или сцены со столом, накрытым темно-серой материей. Сцену освещало несколько прожекторов, остальное помещение тонуло в полумраке. Чтобы довершить картину, упомяну непрерывно звучавшую под этими мрачными сводами электронную музыку, по стилю напоминавшую Dark Ambient. Трудно было удержаться от улыбок — настолько бутафорски все выглядело. Сохранять серьезность нам помогало запоздалое осознание опасности той аферы, в которую мы ввязались.

Зал был почти полон. Здесь находилось уже около нескольких сотен человек в такой же как у нас серой одежде. Похоже, что мы были последней группой, которую ожидали. Как только мы разместились, рассевшись на низких скамейках, заиграла торжественная музыка — и нам вновь пришлось встать. Это было что-то вроде гимна, напыщенного и безвкусного. Слова гимна, звучавшие вроде бы и по-английски, тем не менее, было очень сложно разобрать — хор пел что-то о планете, ставшей колыбелью для новой сверхрасы, о грядущих великих свершениях и о прошлом, с которым необходимо расстаться без всякой жалости. Даже на диктофонной записи половину текста нам расшифровать не удалось. Сектанты явно пользовались каким-то новоязом[46]. Судя по восторженному выражению лиц и фанатичному блеску в глазах, гимн был хорошо знаком и понятен большинству присутствующих.

Наконец музыка умолкла и все сели. Тем временем на сцене появились первые персонажи: за столом лицом к залу сидело три человека в таких же одеяниях, как у всех. Тот, что в центре, исполнял роль ведущего. Поприветствовав собравшихся, он пригласил на сцену профессора Б. из Технологического института в Нью-Джерси.

Лысый пожилой профессор с весьма подвижным лицом и порывистыми движениями отдаленно походил на знаменитого французского комика Луи де Фюнеса. Вдобавок он нес такой вздор, что мы с Джейн только переглядывались и опускали пониже головы, пряча улыбки. Выступление профессора Б. было не очень длинным и достаточно показательным, поэтому ниже оно приведено почти целиком.

— Друзья! Все вы знаете меня как ярого пропагандиста цифровой жизни. И для подобной позиции у меня есть все основания. Подумайте: если бы наш мозг состоял из чипов, а не биологических молекул, то это и означало бы, что мы получили бессмертие! Наше биологическое тело мерзнет, страдает от жары, нуждается в одежде и уходе, легко повреждается. Куда удобнее иметь стальные, а лучше титановые руки и ноги — обладающие огромной силой, нечувствительные к холоду и жаре, не нуждающиеся в пище и кислороде. Даже если они и сломаются, не страшно — купим и установим новые, еще лучше и современнее. Совершенно очевидно, что перед человечеством открыт реальный путь к кибернетическому бессмертию. Достаточно переписать информацию из нашего мозга на специальный человекоэквивалентный чип и вставить его в самодвижущееся тело, нашпигованное необходимыми датчиками и приспособлениями, и вот она — вечная жизнь!

Я уверен, что первые такие чипы появятся в свободной продаже уже в ближайшие десять лет. Конечно, поначалу стоить они будут недешево, что сделает их доступными только очень состоятельным людям. Однако уже к две тысячи двадцатому году производство кибернетических мозгов будет поставлено на поток, и они значительно подешевеют. Поэтому я призываю всех, от кого это зависит, оказать самое жесткое воздействие на правительственные структуры, чтобы заставить их резко сократить гигантские вложения финансов в медицину и пустить большую часть предназначенных ей денег на развитие электроники. Так мы получим бессмертие уже в самом ближайшем будущем!

Компьютерная техника совершенствуется с каждым годом. Сейчас суперкомпьютер IBM's Blue Gene/L из Ливерморской национальной лаборатории в Калифорнии способен совершать сто тридцать пять и три десятых триллиона операций в секунду а в две тысячи шестом году его скорость перевалит за отметку «триста»! Размеры суперкомпьютеров, напротив, день ото дня уменьшаются. Если раньше они занимали несколько комнат (тот же IBM's Blue Gene/L) или даже целое здание (Earth Simulator японских метеорологов), то теперь помещаются в одной комнате, а то и на рабочем столе. Не за горами тот день, когда компьютеры с производительностью, эквивалентной производительности человеческого мозга (а что такое мозг, как не вычислительная машина? попробуйте доказать мне обратное!), станут соразмерны человеческому черепу.

Процесс переноса человеческой личности в компьютер мы, как вы помните, называем «загрузкой», а фактически это реконструкция мозга. Основной смысл процесса в том, что после сканирования синаптических[47] структур мозга мы можем реализовать с помощью электроники те же вычисления, что происходят в нейронной сети мозга. Сканирование мозга с достаточным разрешением выполняется разными способами: путем разборки мозга атом за атомом с помощью нанотехнологии или без его разрушения — путем анализа структуры срезов мозга с помощью электронного микроскопа и программ автоматической обработки изображений.

У некоторых возникает вопрос: с какой вероятностью личная идентичность сохраняется во время загрузки, сопровождаемой разрушением мозга? Кто-то сомневается, что загруженная в компьютер модель вашего мозга в любом случае будет вами. Сомнения обосновываются тем, что мы якобы еще не вполне понимаем феномен жизни. Ерунда! Пока сохраняются определенные информационные структуры — то есть записанные в мозгу или в чипах память, система ценностей, отношения и эмоции, — вы остаетесь собой. Неважно, где находится составляющая вашу личность информация — в компьютере или в противной серой массе внутри вашего черепа. И не надо рассказывать сказки о неповторимости функционирования биологического тела со всей его историей и особенностями! Человеческая индивидуальность (или, если угодно, душа) будет обитать там, куда мы ее поместим. Самое лучшее место для нее сегодня — кристаллические структуры микросхем!

Загрузку сознания можно осуществить и для крионических, то есть специальным образом замороженных пациентов — при условии, что их мозг содержит не слишком большое количество повреждений. Замораживать совсем без повреждений мы, как вы знаете, пока еще не научились — микрокристаллики льда разрушают живые ткани. До чего же отвратительна в своей ущербности живая природа! Всюду она создает нам препятствия. Но мы преодолеем их в самые сжатые сроки — дайте нам лишь соответствующее финансирование!

Загруженные смогут жить не только в искусственных телах, общаясь с физической реальностью при помощи сенсоров. Для них открыт мир безграничных возможностей искусственной виртуальной реальности, то есть симулированного компьютером окружения, где они будут жить как настоящие боги! Конечно, на самом деле качество их жизни, их субъективное время будет зависеть от скорости (тактовой частоты и прочих параметров) компьютеров, в которых они находятся.

Сознания загруженных могут быть распределены по многим компьютерам в огромных сетях, и они смогут регулярно делать свои резервные копии. Это должно позволить загруженным жить неограниченно долго и быть застрахованными от любых неприятностей.

Размножение будет происходить необычайно просто: путем копирования самих себя. Несомненно, если не ограничить размножение, можно очень быстро столкнуться с дефицитом ресурсов. Хотя для поддержания своего существования загруженные будут нуждаться в очень небольшом количестве ресурсов по сравнению с биологическими людьми, поскольку им не нужны ни еда, ни крыша над головой, ни транспорт.

Какие-то проблемы возникнут только на начальном этапе, и связаны они будут исключительно с инерцией и косностью мышления, присущими биологическому человеку. Ну, что приходит в голову в первую очередь? Например, если сделано несколько одинаковых копий вашего загруженного в компьютер мозга, какая из них — вы? Все они — или ни одна из них? У кого окажутся права на вашу собственность? Кто останется в браке с вашим партнером по супружеству? Поскольку человеческая душа заключена в структурах мозга, привязана к нему...[48]

Завершить свое выступление профессору Б. не удалось. Последняя его часть неоднократно прерывалась возмущенными криками некоего господина в первом ряду, который, похоже, был с чем-то в его речи серьезно не согласен. Председатель несколько раз пытался навести порядок, но кончилось все тем, что этот господин, надо сказать, довольно внушительных габаритов и с пышной черной бородой, сам выскочил на сцену и практически вытолкал с нее щупленького профессора Б. Председатель пожал плечами и предоставил слово новому оратору — профессору Ч. из Миннеаполиса.

— То, что здесь прозвучало, просто возмутительно! Как вы могли допустить за кафедру этого фигляра от науки!

Мое выступление было запланировано на более позднее время, но я не мог дальше выслушивать подобную чушь! Мертвое никогда не станет живым, каким бы сложным оно ни было. Конечно, тем, кто стремится к «машинному бессмертию», это понять сложно. Но их ограниченные умственные способности все же позволяют им пытаться присвоить чужие деньги, требуя приоритетного финансирования своих тупиковых проектов.

Мы все здесь озабочены, по сути, одной проблемой — скорейшим достижением бессмертия. И нам нужно четко понимать, что такое жизнь и что такое смерть. Обо всем этом говорится много, но бестолково. Большая часть книг и публикаций на эти темы скорее все больше запутывает читателя, чем помогает ему разобраться. Это понятно: ведь наше пребывание на планете Земля напрямую связано с нашим невежеством и незнанием. Поэтому те, кто имеет здесь власть, заинтересованы, чтобы мы чем дальше, тем сильнее запутывались и тупели. Невежество и самые дикие предрассудки, порождаемые, как ни странно, научно-технической революцией, — вот что царит сейчас в умах людей!

Чрезвычайно удивленные и заинтригованные подобным началом, весьма созвучным нашим собственным мыслям, мы с Джейн переглянулись и приготовились слушать дальше.

— Предыдущий оратор походя коснулся одной из самых болезненных экзистенциальных[49] проблем современности. Это очень важный момент, и мы его рассмотрим, но давайте определимся с одним понятием. Я говорю о виртуальной реальности. В двух словах, это окружение, которое вы ощущаете, не находясь в нем физически. Театр, опера, кино и телевидение — это все примитивные предвестники виртуальной реальности. Некоторые из них основаны на физических реальностях. К примеру, когда вы смотрите олимпийские игры по телевизору, вы можете сидеть у себя дома, но видеть и слышать практически то же самое, что увидели бы и услышали, если бы лично находились на соревнованиях. В других случаях реальность, в которую вы погружаетесь, эквивалента в физической реальности не имеет. Например, когда смотрите мультфильм «Том и Джерри». Это мы называем искусственными реальностями.

Степень погружения в виртуальную реальность во время просмотра телевизора довольно сильно ограничена. Просмотр олимпийских игр по телевизору не может сравниться с присутствием и тем более — с участием в соревнованиях. Во-первых, разрешение слишком низкое. У обычного телевизора недостаточно пикселей, чтобы обеспечить полную иллюзию восприятия. Телевидение высокой четкости улучшает ситуацию, но даже с самым лучшим экраном периферийные области сетчатки не стимулируются; трехмерного изображения тоже нет. Эти проблемы можно решить, например, используя носимый дисплей, который с помощью лазерного луча создает изображение прямо на сетчатке ваших глаз. Также желательно использовать дополнительные сенсорные каналы — наушники со стереозвуком и, возможно, тактильный интерфейс. Еще одним важным элементом является интерактивность; просмотр телевизора — это пассивное переживание, но в более совершенной виртуальной реальности вы можете манипулировать объектами, ощущать их. Для этого нужны сенсоры, измеряющие вашу реакцию, и системы обратной связи.

Примитивные виртуальные (и искусственные) реальности уже давно существуют. Сначала они применялись в тренажерах для пилотов и военных. Сейчас — все чаще используются для развлечения в компьютерных играх. Из-за того, что виртуальная реальность — это вычислительно-интенсивный процесс, симуляции пока очень грубые. Но с ростом вычислительной мощности и развитием сенсоров, аффекторов и дисплеев виртуальная реальность начнет приближаться к физической по уровню точности воспроизведения и интерактивности, а возможно, и превзойдет ее.

На первый взгляд, виртуальная реальность дает неограниченные возможности. Люди смогут создать искусственные виртуальные миры, которые не будут ограничены законами физики, но будут казаться участникам такими же реальными, как и физическая реальность. Люди будут путешествовать по этим мирам для развлечения, для работы и для общения (в том числе сексуального) с другими людьми, которые смогут физически находиться на другом континенте.

И, опять же, ресурсы, потребляемые виртуальной реальностью, несопоставимо меньше, чем те, что требуются для «натурного» воспроизведения тех же самых объектов и событий.

Вот простой пример.

Чтобы ощутить мощь Ниагарского водопада, нам в одном случае нужны: компьютер, стерео-очки, ресивер, набор акустических систем, вентилятор и освежитель воздуха «Свежесть водопада». Ну, для полного эффекта еще брызгалка с водой. Суммарная мощность всей аппаратуры — два-три киловатта. Если мы подключимся к продвинутой виртуальной реальности (электроды в мозг и все такое), то мощность упадет раз в десять.

Во втором случае нам понадобится вся мощь Ниагарского водопада. Миллионы киловатт и несколько десятков кубических километров пространства с землей, водой, деревьями, людьми...

Обычное восприятие при высоком технологическом уровне аппаратуры не способно отличить первый вариант от второго. Допускаю, что второй (натурный) вариант может даже в чем-то проиграть виртуальной реальности.

Здесь мы грубо влезаем в сферу философии и оказываемся в полной... «матрице» (извините!) Дело вот в чем: если мы применим здесь что-то вроде «бритвы Оккама»[50], то обнаружим — существование физической реальности абсурдно по сложности устройства и энергозатратам. Значит, мы не вправе думать, что такая нелепость действительно существует!

Это мы всего лишь водопад взяли. А если замахнемся на планету, Солнечную систему, Галактику, Вселенную?.. Энергозатраты стремятся в бесконечность — а ведь для реализации восприятия в виртуальной реальности нужно всего-навсего несколько пальчиковых батареек. Надеюсь, вы поняли, о чем я. Если исходить из здравого смысла, того, что мы называем «Мир, Вселенная и т. д.», не может быть! Выходит, мы с вами уже давно (всегда?) живем в виртуальной реальности? На этот вопрос попробуйте ответить самостоятельно, но сначала все же рекомендую дослушать мое выступление.

Итак, позволит ли массовая «оцифровка» человечества избавиться наконец от извечного страха смерти, обрести вожделенное бессмертие? К счастью или к несчастью — нет! После сканирования всей информации, заключенной в головном мозге, в виртуальный мир переселится отнюдь не человек. Информация, находящаяся в мозгу в какой-то момент времени, — это далеко не весь человек, а его малая и не самая главная часть. При таком копировании личность все равно умрет, а в виртуальном мире «родится» даже не двойник, лишенный души, — возникнет нечто — изначально мертвое, чуждое, думающее совершенно иначе, обладающее иной логикой и системой ценностей, но при этом владеющее частью памяти и некоторыми чертами характера умершего человека. Причем не исключено, что это цифровое чудовище некоторое время будет считать себя человеком. Но это в лучшем случае будет электромагнитное «эхо» ушедшей личности.

К сожалению, даже ученые, непосредственно занимающиеся этой проблемой, пока не вполне понимают ее суть. Опасаются они в основном совсем не того, о чем я рассказал. Они боятся, что виртуальные «люди» получат все шансы вытеснить с планеты людей реальных. Ведь в их распоряжении окажутся все ресурсы современного Интернета, играющего все большую роль в экономике, политике и социальной жизни Земли. Как эти создания себя поведут и какая участь ждет их создателей, предвидеть не может никто. Еще раз отмечу коротко, почему это так. Каким бы ни был искусственный разум, каким бы путем его ни пытались создать — копированием мозга или иначе, — он ни в коем случае не будет а) человеческим и б) живым.

Но поспешу вас успокоить: этой антиутопии не суждено осуществиться. Правда, по причинам, пока неведомым научному сообществу. При исчезновении или даже значительном сокращении числа живых разумных существ исчезнет и сам смысл существования нашего мира. «Виртуальная жизнь» — лишь подобие жизни, заменить ее она не сможет!

Председатель, давно уже выражавший нетерпение, решил, что пора поставить точку в этом явно не устраивающем его выступлении.

— Спасибо, профессор! Ваша позиция нам уже знакома. Думаю, что выражу мнение большинства, сказав следующее: ваша позиция все больше и больше расходится с основным курсом нашей организации. Вы практик, а ударились в философствования и уже давно не предлагаете никаких позитивных решений в направлении трансгуманистической трансформации. Мы в курсе вашей трагической ситуации и глубоко вам сочувствуем. Но всему есть пределы. Вы позволяете себе высказывания на грани разглашения конфиденциальных сведений! Даже несмотря на то, что здесь собрались только проверенные члены, это недопустимо! Властью, данной мне моими братьями и сестрами, выношу вам предупреждение... И поскольку я уже фактически взял слово, сделаю небольшое сообщение, посвященное очень важному этапу нашей деятельности.

Как вы знаете, несколько лет назад, воспользовавшись правовым вакуумом в вопросе статуса Антарктиды и при поддержке наших людей в правительственных структурах США и России (да, собственно, от них только и требовалось-то — посмотреть на происходящее сквозь пальцы, то есть то, чем они и так постоянно занимаются), мы провозгласили создание нового государства. Самопровозглашенное княжество Иммортия, расположенное на незаселенной территории материка Антарктида в границах четырехугольника, образованного с одной стороны девяностым градусом долготы, со второй стороны девяносто пятым градусом долготы, с третьей стороны восьмидесятым градусом широты, с четвертой стороны континентальной границей материка Антарктида, стало нашей стартовой площадкой в новое постчеловеческое будущее. Те, кто здесь присутствует, имеют соответствующий допуск и знают, что географическое положение Иммортии не случайно. Но речь сейчас не об этом. Счастлив сообщить, что благодаря усилиям наших немецких братьев из Новой Швабии на днях начат уникальный масштабный эксперимент, полигоном для которого сейчас служит вся территория Иммортии. Да, речь идет о «технологической сингулярности»[51]!

Кратко напомню историю вопроса.

Сам термин первым предложил ученый и писатель-фантаст Вернор Виндж. Технологической сингулярностью он назвал гипотетический момент в будущем, когда технологическое развитие настолько ускорится, что график технического прогресса станет практически вертикальным. Если, по мнению Винджа, мы сумеем избежать гибели цивилизации до этого, то сингулярность произойдет из-за прогресса в области искусственного интеллекта, интеграции человека с компьютером или других методов увеличения разума. Виндж считает, что усиление разума в какой-то момент приведет к положительной обратной связи: разумные системы могут создать еще более разумные системы, сделав это быстрее, чем первоначальные конструкторы-люди. Эта положительная обратная связь скорее всего окажется столь сильной, что в течение очень короткого промежутка времени (месяцы, дни или даже всего лишь часы) мир преобразится больше, чем можно себе представить, и внезапно окажется населен сверхразумными созданиями — постлюдьми!

С понятием сингулярности часто связывают идею о невозможности предсказать, что будет после нее. То есть постчеловеческий мир, который в результате появится, может оказаться столь чуждым для нынешних людей, что сейчас о нем ничего нельзя сказать определенно. Единственное, на что можно уповать, — это на неизменность фундаментальных законов природы. Но даже тут допускается существование еще не открытых областей (в основном в квантовой физике) или не до конца понятых следствий из известных законов (путешествия через пространственные червоточины, создание «вселенных-младенцев», путешествия во времени и т. п.), с помощью которых мы с вами, став постлюдьми, сможем делать то, что сейчас принято считать физически невозможным.

То, что в некий момент непредсказуемо, может стать предсказуемым по мере приближения к событию. Человек, живший в пятидесятые годы двадцатого века, мог предвидеть сегодняшний мир в больших деталях, чем человек эпохи Возрождения, который, в свою очередь, мог предвидеть гораздо больше, чем какой-нибудь дикарь из каменного века. Поскольку горизонт предсказуемости отступает по мере нашего движения вперед во времени, мы верим, что полного прыжка в неизвестность не будет никогда. На каждом этапе мы можем предвидеть многое из того, что должно произойти на следующем шаге, хотя конечный результат мог быть полностью скрыт от нас, когда мы смотрели с начальной точки.

Председатель сделал небольшую паузу. И тут профессор Ч., который, спустившись со сцены после вынесения ему предупреждения, все это время стоял у колонны и молча жевал свою роскошную бороду, испепеляя говорившего взглядом, неожиданно решил высказать свое мнение.

— Но предвидеть — не значит иметь возможность предотвратить! Падая с крыши, мы легко можем предвидеть будущее — облегчит ли нам это предвиденье последние секунды жизни? Сейчас человечество уже занесло ногу для шага. Мы предотвратили гибель в топке ядерной войны, а теперь готовимся прыгнуть в сингулярность... Идиоты!

Председатель невозмутимо продолжил:

— Участники трансгуманистического движения сильно расходятся в оценке вероятности сценария Винджа. Но практически все согласны с тем, что если сингулярность наступит, то произойдет это, скорее всего, в течение ближайших десятилетий.

А теперь я отвечу на выпад уважаемого профессора Ч. Вопрос предсказуемости важен, поскольку, не имея возможности предсказать хотя бы некоторые последствия наших действий, нет никакого смысла в том, чтобы пытаться двигаться дальше. И лучше всего, если предсказание опирается на опытные данные. Именно в этом и состоит суть антарктического эксперимента. В масштабах замкнутой цивилизации Новой Швабии, которая, как вы знаете, значительно опережает в своем развитии общепланетарную цивилизацию, посмотреть, что произойдет в момент сингулярности и после. Наши немецкие братья со свойственным им мужеством кладут свои жизни на алтарь научно-технического прогресса. Сейчас их общество по уровню технологии вплотную подошло к сингулярности, и мы надеемся, что очень скоро на планете возникнет постчеловечество в миниатюре! С другой стороны, если что-то пойдет не так, у нас остается возможность серией ядерных ударов уничтожить Новую Швабию, что почти не затронет остальное человечество.

Но профессора Ч. не так-то легко было убедить.

— Новая Швабия! Так вот в чем истинный смысл этой смехотворной затеи с Иммортией! Понимаете ли вы, с каким огнем играете? Ваш чудесный эксперимент приведет либо к реальному появлению на планете расы господ в виде потомков фашистских недобитков, прячущихся уже шестьдесят лет подо льдом, либо к всемирному потопу в результате ядерного лета в Антарктике!

Реакция председателя оказалась крайне жесткой.

— Профессор Ч.! Делаю вам последнее предупреждение и прошу покинуть заседание. Ваши выходки мешают присутствующим осознать торжественность происходящего! И еще. На всякий случай напоминаю: вы давали подписку о неразглашении тайны. Со всеми вытекающими последствиями.

Профессор Ч., зарычав от ярости, сорвал с себя серый колпак и, скомкав, швырнул его в лицо председателя. Затем развернулся и быстрыми шагами покинул зал, не проронив больше ни слова. А председатель продолжил:

— Теперь, когда инцидент исчерпан, и в зале, я очень надеюсь, остались только единомышленники, предлагаю завершить первую часть заседания торжественным построением. Итак, пусть каждый займет место в своей десятке!

И тут мы с Джейн поняли, что неприятности все же начались. Эта секта имела жесткую иерархическую структуру. Возглавлял ее председатель. Он же был десятником правления, состоявшего из десяти его заместителей. Каждый заместитель, в свою очередь, тоже возглавлял десятку—и так далее, до самого низа. Таким образом, любой посторонний во время построения сразу будет выявлен — ему просто некуда будет приткнуться: члены каждой десятки прекрасно знали друг друга и своего десятника.

Мы, пытаясь двигаться неторопливо и уверенно, медленно пробирались к дверям... В дверях стояла охрана. Шесть горилл в серой униформе. Но я все же надеялся, что удастся обойтись без потасовки!

Сначала я попытался сыграть под простачка, подкрепляя свои слова необходимыми гипнотическими манипуляциями.

— Позвольте пройти. Моей жене неожиданно стало плохо, мне нужно вывести ее на воздух!

Джейн старательно демонстрировала свою готовность то ли грохнуться в обморок, то ли показать всем, что она ела сегодня на обед. Но гориллы оказались недоверчивы, да и гипнозу поддаваться не желали. Они подозрительно сверлили нас взглядами и продолжали загораживать дверь, а тот, кто, видимо, был у них старшим, изрек тоном, не терпящим возражений:

— Займите места в своих десятках. Во время построения никто не должен выходить из зала!

Двоих мне удалось почти сразу обездвижить точными уколами Эскалибура. Старший оказался проворнее остальных и ушел в сторону от лучевого удара. Джейн, менее закаленная в битвах, чуть замешкалась, но все же ухитрилась выбить ударом пятки коленную чашечку охраннику, попытавшемуся было ее облапить, а другому выпустила прямо в лицо содержимое баллончика. О нет! Джейн, милая, ты перепутала баллончики, и сейчас вокруг тебя расползается облако мгновенно усыпляющего газа.

Так. Главное — не дышать. Путь к заветной двери почти свободен. Двое охранников валяются обездвиженные, третий выбыл из игры и пытается упрыгать подальше от нас на одной ноге, еще двое с блаженными улыбками сползают вдоль стены прямо в объятия Морфея. Джейн пока держится, но, похоже, и она глотнула газа. Старший! Его нет. Он поднял общую тревогу, и к нам уже спешат еще десятка два отборных головорезов. Что ж, получайте, гады!

Мы успели захлопнуть за собой дверь как раз в тот момент, когда взорвалась заброшенная мною в зал светозвуковая граната. Снаружи я накинул прочную сеть-ловушку — еще несколько секунд замешательства для наших преследователей. Но куда нам бежать теперь? Насколько я помню, эскалатор, спустивший нас вниз, был единственным, и если он не выключен, то наверх нам по нему подняться будет непросто. Да еще и охрана в ангаре...

Все эти мысли пронеслись за несколько секунд, пока мы выхватывали из шкафчиков свои вещи. Снимать сектантские робы времени не было, и мы, прижав к груди скомканную одежду, уже почти домчались до выхода из раздевалки, когда услышали громкий насмешливый голос:

— Сдается мне, вы не очень-то представляете, куда бежать!

Это был профессор Ч., одетый в темный элегантный костюм, отлично сидевший на его коренастой, мощной фигуре тяжелоатлета. Он опирался на толстую трость, покрытую черным лаком, со щегольской серебряной рукояткой в виде правильного многогранника. Стоял профессор в узком проходе между стеной и шкафчиками для переодевания. И когда мы притормозили, обернувшись на его голос, продолжил:

— Прошу не мешкая следовать за мной!

Через полчаса, в которые уложился утомительный подъем на платформе с ручной лебедкой по вертикальной вентиляционной шахте и горячее дружеское прощание с нежданным спасителем, мы уже мчались в машине Джимми по ночному Нью-Йорку в сторону нашей штаб-квартиры.

Снова о жизни

После подземного приключения в секте трансгуманистов вопросов и загадок только добавилось. Но один очень важный ключ у нас появился. Этим ключом был профессор Ч.

Перед тем как расстаться, мы взяли с него обещание встретиться с нами еще раз в более спокойной обстановке. А чтобы получше подготовиться к встрече, мы внимательно изучили все доступные материалы, найденные в Интернете. Прочитав его биографию, мы так и не поняли, о какой трагедии говорил Председатель. Все в жизни Ч. складывалось гладко, даже слишком гладко — детство, учеба, научная карьера и... никакой личной жизни! Ни о его родителях, ни о каких-либо иных родственниках не было ни слова.

Мы также прочли несколько его работ, которые, к счастью, оказались написаны достаточно популярным языком.

Самая свежая статья как раз и была посвящена вопросу, что же такое жизнь и почему ее нельзя «воспроизвести» или скопировать. Вкратце ее содержание можно было свести к следующему.

Жизнь — это особый вид бытия во Вселенной, бытие целеустремленное и целеподчиненное. Ее причину и начало привыкли искать в прошлом нашей планеты. Это бесполезно. Прошлое организовано по законам мертвого мира.

Тяга к прошлому, интерес к нему свойственны тем, кто умирает, кто уже отпал от Жизни. А сама Жизнь коренится в будущем и в будущее устремлена. Связано это с тем, что Жизнь — явление многомерное. И многомирное. В нашем материальном трехмерном мире мы можем найти ее следы и следствия, но никак не причины или основу.

Мысль о том, что индивидуальность человека, или его душа, есть функция мозга, что от сложности системы зависит наличие у нее души, может возникнуть, по словам профессора Ч., только в очень извращенном уме. Все совсем наоборот. Сложность мозга обусловлена объемом и сложностью деятельности души. Душа имеет дело с мозгом как с инструментом ее связи с конкретным материальным миром. Мозг — компьютер, программное обеспечение которого реализует, кроме прочего, мощную систему гиперссылок. Душа — пользователь компьютера. Если вы скопируете чей-то компьютер или его содержимое, глупо думать, что хозяин компьютера тут же возникнет рядом с ним. Продолжив эту грубую, но достаточно удобную аналогию, можно выстроить такую схему: душа — пользователь, разум — программное обеспечение, мозг и тело — «железо» (процессоры, винчестеры, блоки питания и т. д.)

Как видите, есть три разных уровня. Обычно человек живет в мире разума, или на программном уровне. Пользователь-душа для него является чем-то трансцендентным[52], вмешивающимся в его жизнь вне области логики — иногда как «голос совести», «внутренний голос», как неясные побуждения и ощущения, даже как «вмешательство высших сил»... Но ощущать Гармонию человек способен лишь тогда, когда все три уровня действуют согласованно. В эти моменты он счастлив. Что же такое Бог? Неужели системный администратор?.. Это старая шутка, бытующая в среде программистов. Нет, душа, т. е. сам человек, а не его ум, тело или эмоции, — это и есть конкретный Лик Бога, глядящий на каждого.

Существует сфера определенных этических проблем. Если пользователь отошел на время от компьютера — этично ли копировать с него чужое программное обеспечение? Или вот еще: можем ли мы как-то убедиться, что другие люди, с которыми мы общаемся, — это не программы? Что за их действиями и словами стоят реальные пользователи? Ведь если нет, то получается — все дозволено?[53]

И каков смысл такого бытия?

Очевидным является следующее. Человек делается несчастлив и утрачивает смысл бытия, когда не обладает возможностями изменить себя и мир в соответствии со своими желаниями и устремлениями, когда кто-то навязывает ему чуждые его духовной сути правила. О какой гармонии может идти речь, если пользователь вынужден иметь дело с «кривым» и «глючным» программным обеспечением, установленном на плохо работающем и не поддающемся «апгрейду» (усовершенствованию) компьютере? Кроме того, как пользователь в многопользовательской системе, душа имеет весьма ограниченные права... Очень часто мозг и разум функционируют «на автопилоте». Посмотрите на окружающих вас людей — их души либо спят, либо вовсе отсутствуют. Зачем душе принимать участие в ежедневном аттракционе пробуждения, завтрака, поездки на службу, просиживания часов в офисе и т. д.? Сбежать ей некуда (далее мы увидим, что это действительно так!) — вот и пребывает она в спячке, в анабиозе, в коме, пока тело и разум «живут».

Все сказанное может выглядеть несколько неуклюжей и неясной моделью для того, кто не имеет реального, а не иллюзорного опыта духовного самоосознания, кто не знает ни своего прошлого, ни будущего, кто продолжает быть фишкой в игре с неизвестными правилами и противниками. У профессора Ч. такой опыт был. И мы в этом очень скоро убедились.

Бессмертный профессор

Закончив свои дела в Нью-Йорке, мы с Джейн уже через неделю оказались в Миннеаполисе. Здесь у нас было запланировано несколько встреч. Но на первом месте по значимости, разумеется, была встреча с профессором Ч.

Когда мы подъезжали к вилле профессора, наши ощущения были настолько схожи, что мы лишь переглянулись, понимая, сколь бессмысленно их озвучивать. Весь окружающий пейзаж, белый дом с красной черепичной крышей, стоящий на берегу небольшого озера, ухоженный сад, небо, лес вдалеке — все дышало покоем и гармонией. Мощная фигура встречавшего нас на крыльце дома профессора излучала те же самые вибрации.

После взаимных приветствий и ряда дежурных вежливых фраз[54] мы расположились в удобных плетеных креслах на веранде и, глядя на плавающих в озере уток, продолжили неторопливую беседу, не пренебрегая предложенным нам прекрасным английским чаем.

Первым мы задали вопрос, которого просто не могли не задать:

— Объясните, каким образом такой человек как вы мог оказаться в столь странной секте? Что привело вас туда?

Профессор, слегка насупив густые мохнатые брови, некоторое время молча смотрел на нас. Это не было просто раздумьем. Я не считал для себя приличным входить в измененное состояние, но даже сквозь обыденное восприятие ясно ощущалась напряженная энергетическая работа. Нас явно сканировали — нет, нас читали, словно открытые книги! Но не было ни малейшего чувства опасности, неловкости или дискомфорта. Не было желания закрыться — безотчетно мы уже признали этого человека своим другом.

Наконец лицо профессора разгладилось. Он откинулся в кресле, отхлебнул чая, поставил чашку на стол и заговорил:

— Мои юные друзья!.. Надеюсь, вас не обижает такое обращение... Я вижу, что вы чисты душой и помыслами. Более того: я вижу, что вам очень многое ведомо и доступно. Даже мне есть чему поучиться у вас. Поэтому мне не хотелось бы что-то от вас скрывать. За долгие-долгие годы я впервые встретил людей, обладающих столь редким набором душевных качеств, опыта и к тому же, несмотря на молодость, живо интересующихся истинным смыслом происходящего.

Подобные комплименты смутили нас. Мы забормотали было слова благодарности, но профессор поднял руку, призывая нас к молчанию, и продолжил:

— Перед началом рассказа я прошу сделать одну вещь. Посмотрите на меня внимательно и скажите, что вы видите. Посмотрите.

Мне было ясно, что он имеет в виду. Но то, что открылось моему истинному восприятию, заставило меня вскрикнуть от изумления.

— Не понимаю, как это может быть, но вы — вампир! Извините, я хотел сказать, бывший вампир. И вам... вам очень много лет!

Профессора моя реплика, похоже, удивила и позабавила.

— Вампир?! Никогда бы не додумался до такого названия этой мутации! Вампир!!! Хо-хо-хо! Пожалуй, в этом что-то есть. Ха-ха-ха!

Закончив смеяться и выпив еще чаю, он поведал нам следующее.

— Я, Джордж Ч., родился в Англии в тысяча восемьсот шестьдесят третьем году. Да, вы не ослышались — в девятнадцатом веке. Закончил Эдинбургский университет. Удостоен многочисленных наград за исследования в области зоологии, антропологии, биохимии и проч. Организатор и участник множества экспедиций в самые заповедные и забытые Богом места нашей планеты. Член всевозможных международных научных обществ... Все это в далеком прошлом! Тот профессор Ч., англичанин, по официальной версии скончался в тысяча девятьсот тридцать первом году — утонул во время морской прогулки на яхте. Тело его так и не было найдено. Правда, в тысяча девятьсот сорок седьмом году в Америке появился никому не известный профессор откуда-то из Восточной Европы с похожей по звучанию фамилией и даже внешне отдаленно похожий на знаменитого когда-то Ч. Только значительно моложе. Ему, то есть мне, всегда чуть больше сорока лет, я никогда ничем не болею и постоянно нахожусь в отличной физической форме...

Ну а теперь послушайте основную часть моей горестной истории.

Все началось в двадцатые годы прошлого века. У меня было только два близких и горячо любимых человека — моя жена и дочь. Но моя жена оставила нас, скончавшись во цвете лет. Я всегда был ярым противником всевозможной мистики, однако судьба сложилась так, что мне пришлось на собственном опыте убедиться в реальности такого явления, как спиритизм! Неважно, как это случилось, — важно то, что спиритические сеансы заставили меня начать собственные исследования эктоплазмы. Сейчас биологи называют так один из слоев клеточной цитоплазмы, но в те времена это слово означало особый вид материи, а точнее, энергии, с которой имел дело медиум во время спиритического сеанса. С помощью этой энергии происходило чудо материализации духов, в первую очередь умерших, чему я сам неоднократно был свидетелем. Было очевидно, что эктоплазма выделяется телом медиума. Последнее зачастую вызывало его крайнее нервное и физическое истощение и даже заметную потерю веса. В ходе своих исследований я обнаружил, что эта универсальная энергия повсюду разлита в природе. Несколько лет я провел в Китае, изучая тайные даосские практики. Там я узнал, что эктоплазма — это один из видов энергии Ци, а именно Цзинь-Ци, или «энергия тумана». Действительно, когда ее удается увидеть, она больше всего похожа на туман. В Индии эту же энергию называют Праной. Тогда я задал себе вопрос: если эту энергию можно из себя испускать и отдавать ее жаждущим материализации призракам, то, вероятно, ее можно накапливать и поглощать, использовать в лечении, искусственно питая ослабленный организм? Мне представлялось, что это сама субстанция жизни, ее основа. Позднее, во время экспедиций в Индию и Тибет, я вплотную столкнулся с особой формой существования, основанной на питании исключительно этим видом Ци-Праны. Буддисты таких существ называют Голодными духами, или Претами. В основном это умершие, но оставшиеся на земле в виде духов люди. Их проблема в том, что сами они не могут добывать необходимую для их жалкой жизни эктоплазму. Они довольствуются теми ее крохами, что теряют физически живые люди. Самая неприятная разновидность призраков — те, которые научились использовать человеческий страх. Испытывая страх, человек непроизвольно испускает энергию, а призрак тут же втягивает ее и продлевает тем самым свою псевдожизнь. Но эти деградировавшие существа мало интересовали меня. Моей целью было поставить эктоплазму на службу живым людям, а не покойникам! Однако случилось непредвиденное. Во время экспериментов, большинство из которых я ставил на себе, произошла необратимая генетическая мутация. Я сам начал усваивать энергию других людей. Как вы точно подметили, я стал вампиром! Только не сразу это понял. А когда понял, было уже поздно, ничего нельзя было поделать — моя дочь, мой ангел, оказалась неизлечимо больна раком крови. Ей оставалось жить не более месяца! Все мои попытки вылечить ее не давали результата: накачка эктоплазмой только ухудшала состояние, подпитывая не ее истощенный организм, а болезнь. Официальная медицина тоже была бессильна. И во всем оказался виновен только я — самонадеянный безумный экспериментатор, сам того не заметив, поглотивший всю жизненную силу собственной дочери!

Профессор Ч., видимо, не в силах сдержать волнения, прервал на время свой рассказ. Вскочив с места, он несколько раз прошелся из одного конца веранды в другой, безжалостно дергая себя за роскошную бороду. Немного успокоившись, он сел на место и продолжил:

— Но я был бы не я, если бы мне не удалось найти выход! Одно время по заказу военного ведомства я проводил исследования возможности погружения человека в анабиоз. Я знал, что если человека заморозить особым образом, то остается теоретическая возможность разморозить его впоследствии через неопределенно долгий срок. Это был единственный шанс! Я использовал все свои знания и немало финансовых средств и создал саркофаг для моей спящей принцессы. Уже сорок пять лет она спит — здесь, в глубоком подвале, превращенном в бункер с автономной системой энергообеспечения. Иногда ее сон становится более поверхностным, и она может общаться со мной в виде туманного привидения, привязанного множеством энергетических нитей к ее замороженному телу. Я произвожу необходимое количество эктоплазмы для ее недолгой материализации раз в неделю. Около часа я могу разговаривать с ее призраком, а затем она вновь впадает в бессознательное состояние, и призрак исчезает. Остается только лежащее в саркофаге хладное тело... Хоть это и не смерть, но и жизнью это назвать трудно. Если бы вы знали, как она порою страдает! Теперь вы понимаете, что привело меня в ряды трансгуманистов. Все передовые исследования в области крионики и продления жизни находятся в их руках.

Профессор замолчал, и мы тоже некоторое время не смели нарушить это благородное молчание героического отца. Но вот Джейн решилась задать вопрос, который, откровенно говоря, занимал и меня:

— Простите, профессор, но в вашем рассказе есть как минимум один неясный момент. Где вы берете необходимое количество ци-эктоплазмы для материализации сознания вашей дочери? И как вы поддерживаете свое цветущее состояние? Вы продолжаете быть вампиром?

— К счастью, с этой проблемой я справился полностью. Да, я не имею права стареть и умирать, пока моя дочь находится между жизнью и смертью. Поэтому, углубившись в изучение проблемы, я в конце концов вернулся к восточным практикам, в первую очередь к Цигуну, и нашел решение. Теперь я умею получать любое количество Ци из окружающего пространства — из воздуха, из земли, от солнца и звезд! Более того — сейчас я вплотную подошел к разгадке методов получения бессмертного тела из чистой энергии. Это не та «энергия тумана», о которой я говорил. Нет! Это гораздо более высокий и сложноорганизованный вид энергии, созидающий новое тело в результате кропотливой работы... Более подробно говорить об этом пока рано. Однако эта надежда приносит мне огромное облегчение. Я настолько уверен в успехе, что с легкой душой готов порвать отношения с жадными недоумками из трансгуманистического подполья. Особенно теперь, когда они пошли на открытый сговор с нацистами.

На этом закончилась первая часть нашего разговора. Мы отправились к озеру кормить уток. Затем профессор показывал нам свою лабораторию и зал для медитаций. Потом пришла пора обеда, и мы не смогли отказаться от предложения радушного хозяина разделить с ним трапезу. Ближе к вечеру, вновь сидя на той же веранде, мы продолжили нашу беседу, но уже в несколько ином ключе. Джейн задала вопрос, который давно ее мучил, мне же казался несущественным:

— Профессор, скажите, для чего там, в недостроенном метро, нужно было переодеваться в эти идиотские балахоны?

— Ну, если бы вам удалось остаться на заключительную часть встречи, вы бы поняли. Но уверяю: вам крупно повезло, что вы сбежали раньше. Таким молодым и неиспорченным людям совершенно ни к чему участвовать в подобном.

Конечно, своим «объяснением» профессор только сильнее заинтриговал Джейн, но сколько она ни билась, сколько ни требовала разъяснений, он знай себе ухмылялся, кряхтел и поглаживал бороду.

— Скажите хотя бы, что означают буквы и эмблема на робе!

— А, это совсем просто. «РНI» расшифровывается как «Post Human Immortality» («Постчеловеческое Бессмертие»), а эмблема... Эмблема как эмблема.

Похоже, и здесь профессор не хотел о чем-то говорить. А может, и сам не знал этого. И, видимо, для того, чтобы сменить тему, на этот раз профессор обратился к нам:

— Расскажите о себе. Я имею в виду вас двоих, ваш союз. Понимаете, о чем я?

Мы с Джейн переглянулись, и я слегка приобнял ее. Да, профессор попал в точку. Это именно то, о чем он как человек видящий должен был нас спросить. Я ответил:

— Мы понимаем. И отдаем должное вашей проницательности. Ну что ж, пожалуй, я начну издалека.

— Конечно. Я надеюсь, вы не спешите. А я и подавно. Я уже давно разучился спешить.

— Полагаю, вы согласитесь, профессор, что бывают «случайности», не превышающие для человека уровня событийного фона, практически не влияющие на его жизнь, — и бывают события значимые. В одной из ваших работ говорится, что человек — система, причем система открытая и неполная. По Платону, в своей полноте идеальный человек должен быть круглым (но все же, отмечу в скобках, не круглым дураком и не шаром Циолковского) и совмещать в себе мужское и женское начало. Наше знакомство с Джейн, разумеется, было предопределено как значимое для нас обоих событие. Индивидуальность — вещь тонкая и неповторимая. Именно поэтому у каждого в целом мире есть только одна дополняющая его до целого половинка. Таковой для меня является Джейн, таков я для нее. Нам с Джейн очень повезло в том, что мы встретили друг друга именно сейчас, когда этому благоприятствовали все обстоятельства, а наш уровень духовного развития и самоосознания позволил нам правильно понять и оценить произошедшее. Знаете, мы ведь были брошены друг другу в объятия в буквальном смысле с ураганной силой, но не сразу ощутили всю совокупную энергетическую мощь нашего союза. На сегодня мы уже больше года вместе. И каждый день приносит нам все новые открытия, все новые способности. С каждым днем мы становимся сильнее и счастливее. Мы считаем, что это и есть эволюция Человека.

Выслушав мою напыщенную речь, профессор лукаво посмотрел на нас и заметил:

— И вы думаете, это много и это все? Нет, это только начало эволюции. Очень хорошо, что вы упомянули про шар. Значит, вы поймете...

Неожиданно профессор встал и ушел в дом. Вернувшись, он поставил на стол стакан, наполненный круглой дробью небольшого калибра. Мы с Джейн удивленно переглянулись: рядом с оладьями и блюдечком с кленовым сиропом дробь смотрелась крайне неуместно. Профессор невозмутимо продолжил:

— Став целым Человеком, вы скоро обнаружите неполноту такой целостности. И вот тогда перед вами откроются безграничные горизонты развития. Смею вас уверить, уже близится следующий этап эволюции. Символическое его отражение, намек на него те, кто способен видеть, могут обнаружить в истории Иисуса Христа, Марии Магдалины и двенадцати апостолов. Да, в физическом смысле человек никогда не станет шаром, не перестав быть человеком. Но в ближайших «тонких» планах, там, где осуществляется истинная взаимосвязь между людьми, человек — шар. Сейчас будет небольшой урок образного мышления.

Профессор взял стакан, наполненный дробью, и слегка встряхнул его.

— Рассмотрите пространство, плотно заполненное прилегающими друг к другу шарами (например, дробь, насыпанную в стакан). Легко обнаружить, что каждый из таких шаров находится в контакте ровно с двенадцатью соседними шарами — не больше и не меньше. Это если шары равновеликие. «Се человек»[55], и окружен он людьми... Такова метафизическая геометрия нашего мира. Задумайтесь над ее глубинным смыслом!

Высыпав себе на ладонь тринадцать дробин, профессор вымазал их густым сиропом и удовлетворенно замычал, когда ему удалось склеить из них пространственную конструкцию с одной дробиной в середине и двенадцатью вокруг.

— Даже современная психология, рассматривая гипотетическую «идеальную группу», указывает на коллектив из двенадцати человек плюс тринадцатый — руководитель, преподаватель. Иисус и Мария составляли полный шар, тогда как апостолы были шарами полыми, то есть неполными. Если бы им удалось завершить ковен[56] (извините за этот термин, но более адекватного в человеческом языке пока нет), то вся история сложилась бы иначе. Тогда их было бы двадцать шесть отдельных людей, или тринадцать полных, и они стали бы непобедимы. Они явились бы зерном для новой цивилизации, построенной на гармонии и любви...

На этом позвольте прервать рассказ о нашем визите к профессору Ч.

Бедный профессор! Он даже не подозревал, насколько силен Враг рода человеческого! Тогда он еще не знал, что держит в руках не только модель идеальной группы, но и прообраз нашей общей тюрьмы. Не слабость людей, а сила «Князя мира сего», которого часто неверно именуют Сатаной, его власть в этом мире не допустила счастливого развития человеческой истории. Силой власти, данной Врагу в пределах Солнечной системы, пресечена была эта попытка. Так же, как и множество других подобных попыток до и после.

Благая весть для читателей книги состоит в том, что уже совсем скоро все изменится. Последняя битва уже началась, и соотношение сил в ней на этот раз иное.

Сейчас я могу об этом говорить, ведь мне и моим соратникам открыто будущее. А тем, кому открыто будущее, открыто также прошлое и настоящее. Тем, кто опирается на «здравый смысл» и «науку», это недоступно. Бесполезно стараться «увидеть будущее», если ты еще не понял, что такое «видеть», «воспринимать», и что такое «будущее-настоящее-прошлое». А этого, в свою очередь, нельзя понять, не определив, что такое ты сам как субъект восприятия и что такое для тебя время и пространство...

Пыл многих трансгуманистов угас бы, если бы до них дошло, что человек эволюционировал, эволюционирует и будет эволюционировать в пространствах и во временах индивидуально и никак иначе. Истинная индивидуальность при этом проявляется в движении из единичного центра к границам бесконечности и от этих границ в центр — уже как мультивидуум. В этом мире так было во все эпохи и есть сейчас. В будущем делать это здесь будет значительно труднее, но эволюция неизбежна и непобедима. Ложная индивидуальность стремится ограничить свой мнимый центр и продлить видимость его существования за счет укрепления границ. Ложная индивидуальность не дает проявиться истинной.

Возможно, сейчас это звучит несколько неясно, но дочитав книгу, вы многое поймете, а потом познаете все до конца во время практических занятий.

Расходятся ныне пути Человека и человечества. Увы, не по пути Человеку с родом человеческим. Ждет Человека великая Игра, Космос, Универсум. Зовет Человека-мультивидуума Мультиверсум. А человечество в лучшем случае ожидает космическое пространство и вся эта давно уже безвкусная жвачка, пережевываемая научными фантастами на протяжении последних пятидесяти лет. Вперед, лилипуты! К звездам!.. Если вас туда, конечно, пустят.

Часть 4. БОГИ И РАБЫ МУЛЬТИВЕРСУМА

Бесконечные игры

Дух мятежный, миры созидающий.
И себя низвергающий в них,
Умирающий, воскресающий,
Затерявшийся в играх своих...[57]

Что такое Мультиверсум? Это все сущее — от первых актов самотворения и творения вселенных до неописуемых будущих состояний. Множественность — одно из начальных качеств бытия. И не так важно, через что она воплощается — через сознание или через материю, через индивидуальность или через мир. Изначально и в конечном счете это одно и то же. Поэтому нет Мультиверсума без Мультивидуума и наоборот в бесконечном процессе самопознания одного через другое.

Не прекращается бесконечный Танец Созидания. Состоит он из многообразия циклов сотворения, взаимообмена и освоения уже созданного. Бесконечными многомерными кругами расходятся волны непрерывно изменяющихся вселенных, отличающихся друг от друга не только структурой и количеством измерений, задействованных при их создании-восприятии, но как одна индивидуальность отличается от другой. Безграничные личности создают и осваивают одновременно множество вселенных, проявляя себя бесконечным ветвлением отдельных личностей, но оставаясь при этом единым Древом — индивидуальностями среди подобных им, но также индивидуальных участников Танца Созидания.

Можно назвать это уровнем сосуществования Единого, где каждая индивидуальность по ее целям, намерениям и возможностям — Бог. И единственной движущей силой является желание бесконечно преумножать богатство красок палитры созидания, повышая уровень сложности, а значит, и увлекательность игр. Такое состояние по праву можно охарактеризовать как божественное, бесконечное блаженство. Это и танец Шивы, и Нирвана, проявляющаяся не как угасание, а как предельная полнота бытия.

Однако в процессе созидания возникает желание познавать все больше и больше созданных творений в поисках чего-нибудь нового, отличного от уже существующего. В ходе этих поисков появляется идея: новые существа, только что созданные Им в его бесконечном делении от начала до конца времен, могли бы создать свою систему творений, новую, отличающуюся от той, что уже существует — тем самым внеся свой вклад в приумножение многообразия уже созданных творений. Рассмотрим следствия этой мысли, но не будем забывать, что речь всего лишь об одном из бесконечного числа возможных вариантов развития.

Одним из следствий будет следующее: наибольшей оригинальности могли бы достичь творения существ, изолированных от уже существующей системы — дабы творения эти не оказались как-то обусловлены чужими творениями. Поэтому возможно появление идеи изолировать новую популяцию индивидуальностей, поместив их в своеобразную утробу-матку, где они могли бы развиваться самостоятельно.

В такого рода матке мы сейчас и находимся, и именно в ней существует вся серия вселенных, которые мы построили и заселили. Закончив свое развитие, мы покинем ее, забрав с собой нашу систему творений, вольемся в беспредельный Танец Созидания и начнем непредставимо интересный обмен творениями со старшими существами. И не исключено, что однажды, в далеком будущем, когда мы уже переберем все возможные вариации нашей системы, системы старших существ и нескончаемое число комбинаций обеих систем, мы точно так же поступим в отношении популяции новых существ, чтобы они порадовали нас своими свежими решениями.

Обычно рано или поздно возникает вопрос: «А где сейчас Он, который все еще продолжает делиться и созидать, оставаясь всем, что есть?»

Самая маловероятная версия из всех, которые я слышал на этот счет, состоит в том, что последние несколько миллиардов лет Он (ну, тот Он, который генетически связан с нашим миром) работает атомом на краю одной небольшой галактики одной деградировавшей вселенной... А делиться и созидать Он продолжает, но это происходит в Его пространстве-времени независимо от основной работы. Другие версии? Признаться, о других версиях я вообще ничего не слышал. Да и эта какая-то сомнительная, так что забудьте о ней.

* * *

Как сказано в одном древнем китайском тексте:

Долины Дух бессмертен, Таинственною Самкой он зовется.
В воротах Самки Сокровенной той произрастает корень,
из коего родятся и Земля и Небо.
Уходит нитью в бесконечность он.
Им без усилий пользоваться можешь![58]

Каким образом можно изолировать группу божественно могущественных существ и оградить их от знакомства с бесконечным разнообразием существующих творений? Как вообще контролировать кого-то, чьей малейшей прихоти достаточно для создания и разрушения целых вселенных? В жизни человека первым проявлением и символом тоталитаризма, первым тюремщиком чаще всего оказывается родная мать. Вспомним «Стену»[59]! У богов тоже есть «Таинственная Мамаша».

Поначалу, учитывая тот факт, что молодые и невинные существа еще не искушены в играх, можно увлечь их каким-нибудь интересным объектом, направив их внимание в нужном направлении. Однако это не может продолжаться слишком долго. Довольно скоро они начнут оглядываться вокруг и замечать очаровывающие творения старших существ. А при этом будет потеряна ожидаемая новизна и свежесть их будущих творений. Таким образом, для решения этой проблемы необходимо сделать следующий шаг.

Однако поскольку Бог может удержать или ограничить себя только по своему собственному желанию, единственное, что можно сделать со стороны — это хитростью и обманом «помочь» ему пожелать изоляции и оказаться в ней. Но даже в этом случае старшие существа не должны непосредственно участвовать в процессе, дабы исключить какое-либо прямое постороннее воздействие на новую популяцию.

Задача состояла в том, чтобы внутри группы новых существ спровоцировать атмосферу конфликта, заставив их строить друг для друга различного рода западни и ловушки. В конечном итоге каждое существо должно было попасться в одну из таких ловушек. Причем скорее даже не в ту, которую расставили для него другие, а в свою же собственную, уготованную для других существ. Дело в том, что рано или поздно существо забывает о расставленных им же самим ловушках и легко может по ошибке угодить в одну из них.

Основная идея состоит в том, чтобы существа оказались скованными паутиной собственных ловушек, все больше и больше запутываясь в ней, и однажды стали полным следствием своих же творений и забыли, кто они такие, а в первую очередь — как они построили все эти ловушки. Действуя таким образом, они придут к необходимости создания новой системы творений, которая поможет им разобраться с устройством той западни, в которой они оказались.

Однажды они начнут распутывать сеть хитросплетений и вновь обретут контроль над всеми своими творениями.

Но пока мы еще находимся на самом дне западни, и может даже создаться впечатление, что мы не способны сотворить и атома в этой огромной окружающей нас физической вселенной. Однако изначальные способности вернутся к нам, как только мы сможем вытащить себя из сегодняшнего скверного состояния. И когда мы выберемся из матки, каждый из нас будет обладать не только всем богатством интереснейших подробностей жизни на Земле, но и опытом участия в самых настоящих звездных войнах, подобных тем, что велись в физической вселенной «давным-давно, в одной далекой-далекой галактике»[60], а также в многочисленных предшествующих ей вселенных. Все эти знания мы заберем с собой и вместе с ними вольемся в прекрасное сообщество могущественных и мудрых существ. Награда за наши страдания будет поистине велика. Мы прошли нелегкий путь, и некоторое время он еще будет оставаться тяжелым и тернистым, однако это тот путь, который уже был пройден до нас и который является единственно возможным путем развития в условиях подлинной изоляции.

А старшие существа не должны и не будут вмешиваться в этот процесс. Мы обязаны выбраться самостоятельно. Только такая стратегия позволит нам вновь обрести власть над нами же созданными творениями. Если бы старшие существа вмешались и «спасли» нас, вытянув из зловещей западни, они тем самым лишили бы нас честно заслуженной награды.

Вновь научиться управлять своими творениями мы должны самостоятельно.

Опустим значительную часть нашей истории — сейчас это несущественно. Уже сказанного достаточно, чтобы, поразмыслив как следует и посидев лет десять в углубленной медитации, легко восстановить остальное. Обратимся к дню сегодняшнему, точнее, к новейшей истории последних нескольких сотен лет, сжатых для нас в полвека. На этот «эпизод» содержится прямой намек даже в культовом боевике «Матрица». Извините, вырвалось. Я прекрасно знаю правила хорошего тона и то, что «Матрицу» (ой, опять...) упоминать в приличном обществе нельзя! Сделайте вид, что не заметили, и продолжим.

Где мы сейчас[61]

Для начала несколько отрезвляющих ушатов ледяной воды. Наша вселенная — один из самых низких миров во всей иерархии вселенных в Мультиверсуме. Мир, в котором мы живем, был построен как экспериментальный Мир Страданий много триллионов лет назад на самом дне Матки. Довольно скоро он был преобразован в тюрьму для провинившихся существ. Причем под миром или вселенной я тут понимаю не то пространственно-временное образование, начавшееся с «большого взрыва» 14 миллиардов лет назад, а всю «гроздь» физических вселенных вокруг конкретной точки сингулярности.

Целью и лозунгом здесь является «выживание любой ценой». Мы не обладаем высоким уровнем способностей — точнее, уровень-то высок, но специальные ограничители мешают его использовать. Это жизнь с кандалами на руках и ногах. Скоро мы обнаружим, что сами их на себя надели в незапамятные времена, а ключ спрятали и постарались позабыть, куда.

Вселенная наша устроена весьма сложно: вдобавок к физическому миру, это многослойная структура «тонких планов» — в тех местах, где кто-то взял на себя беспокойство их построить, использовав технологии высших измерений, принесенные из старших вселенных.

Здесь существовали большие межгалактические империи. Одна из них имела вид огромного сферического города в космическом пространстве, смутное воспоминание о котором легло в основу космических мечтаний Циолковского. Картина Казимира Малевича, гораздо менее известная, чем знаменитый «Черный квадрат», а именно «Черный круг» (которую правильнее было бы назвать «Черный шар» — с этим согласятся все, кто ее видел), тоже навеяна чудовищной энергетикой этого супер-города. Чуть позднее, в шестидесятые годы XX в., подобная конструкция была описана астрофизиком Ф. Дайсоном (Freeman Dyson) и получила название «сфера Дайсона». Строительство в трех измерениях вместо «двух с половиной» (на поверхности планеты) дает значительно больше пригодных для жизни поверхностей и объемов, чем все подходящие для обитания естественные космические тела в Галактике вместе взятые. Город, занимавший сферический объем, близкий по размерам нашей солнечной системе, был построен вокруг звезды, находившейся в его центре. Весь ее свет, вся энергия использовались почти на сто процентов. А снаружи это выглядело как огромная черная сфера, излучающая только в инфракрасном диапазоне. Для строительства города были разрушены и полностью использованы все имевшиеся в этой системе планеты. Постепенно жители Мега-Города навязали свои порядки большинству населения удаленных спиральных рукавов Галактики. Их основной деятельностью было «промывание мозгов» и перепрограммирование людей в рабов, необходимых в первую очередь для поддержания Города в жизнеспособном состоянии.

В центре Галактики обитало соотносимое по силе с Мега-Городом сообщество религиозных фанатиков, целью которого было массовое депрограммирование людей-рабов и людей-преступников и превращение их в «идеальных членов общества», одержимых идеей «быть хорошими». Постепенно Галактическая Империя (миллионы планет в центре галактики) оказалась под их влиянием. Программирование начали использовать для разрешения социальных конфликтов и вообще по любому поводу.

Эти две противостоящие группы со временем перешли от локальных столкновений к боевым действиям галактического масштаба, что чуть было не привело к катастрофе и в значительной мере способствовало их взаимному уничтожению. Война закончилась, когда центр галактики был обрушен в черную дыру, через которую была сформирована следующая, более низкая тюремная вселенная, где теперь правят остатки рабовладельцев. Все это случилось около 167 миллионов лет назад. Об этом, как мы уже знаем, хорошо помнили древнеегипетские жрецы, когда-то обладавшие властью отправить душу неугодного фараона прямой наводкой через черную дыру в более низкий мир. Власть над посмертной участью правителя лежала в основе огромного влияния, которым пользовались жрецы в Египте.

После падения двух гигантов остались только небольшие империи с тысячей планет и меньше. А в Галактике наступили в некотором смысле «темные века» — с мелкими королевствами, ведущими войны и непрерывно программирующими и перепрограммирующими своих граждан.

Некоторое время назад начали накатывать волны завоевателей из более высоких вселенных — вероятно, чтобы добавить немного остроты жизни. К слову сказать, одна из старших вселенных по отношению к нашей — это Магический Мир. Смутные воспоминания и легенды о нем являются причиной появления огромного количества книг и фильмов в стиле «фэнтези», «магия», «готика» и т. д.

В нашей вселенной распространены в основном гуманоидные типы тел (две руки, две ноги и т. д.), но не обязательно человеческие. Привязанность к определенному типу тел находится в соответствии с общим планом исправительно-карательных мероприятий этой вселенной. Мы должны все больше и больше привыкать к однообразной форме и страдать от этого. Более экзотические типы тел, которые иногда описывают научные фантасты, на самом деле тоже навеяны воспоминаниями о ранних вселенных, где у нас было немного больше свободы мысли, а наши творения были куда разнообразнее.

Реальная структура наших тел фактически несет в себе всю нашу эволюцию (точнее, деградацию). Эти тела состоят из физического тела, порожденного телом «тонким» (скрытая нематериальная версия старого типа тела, «носимого» нами в более высокой вселенной), собственно «тонкого» тела, которое порождено духовным телом (старое тело, относящееся к еще более ранней вселенной), самого духовного тела, и т. д. — всего семь составляющих. Таким образом, люди как духовные существа функционируют через посредство множества слоев. Формы более высоких уровней очень тщательно скрыты, и существо не может позволить помнить о них из страха, что кто-нибудь прочтет его мысли. Слишком часто уличенный во внезапном прозрении человек умирает в физическом теле и неопределенно долго ощущает себя «скитающимся повсюду» в «тонком», или «астральном», в котором ему якобы достаточно просто навредить. Мается он так до тех пор, пока не сможет соединиться с новым физическим телом. Кое-что об этом сказано, например, в «Тибетской книге мертвых».

Чтобы не подпитывать заблуждения и суеверия, отметим, что когда говорится об астральном и прочих «тонких» телах, имеются в виду особым образом структурированные и коррелированные с физическим телом квантовые поля. Подчеркнем, что большим заблуждением было бы считать, будто «тонкие» тела порождаются физическим телом — все решительно наоборот. О квантовой подоплеке мироздания будет немного рассказано в следующей части и более подробно — в следующих книгах.

Может ли человек вернуться к своему божественному состоянию? Да! Чтобы вновь вобожествиться, ему нужно совсем немного: знания и стремление к свободе. Время от времени появляются люди, дерзающие встать на этот путь. К сожалению, вслед за этим они обычно попадают в большие неприятности.

Уже существуют значительно более низкие тюремные вселенные («вселенные Вязкой Тьмы»), Точка входа в одну из них — черная дыра в центре нашей галактики. Туда уже швыряют людей целыми эшелонами, но почти все довольно быстро возвращаются назад[62]. Большинство людей на Земле (тюремной планете «строгого режима») — самые отпетые смутьяны галактики, вероятно, успевшие несколько раз попасть туда и суметь выкарабкаться обратно.

Пространство во Вселенной Вязкой Тьмы очень плотное и ощущается как черная смола. Цель и девиз этой вселенной — «Упирайся, но существуй!» Обратите внимание на то, что выживание (цель нашей вселенной) подразумевает борьбу за улучшение жизни, тогда как упорствование, что является основой жизни в следующей вселенной по нисходящей, — это просто зависание без движения: лишь бы не сползти на самое дно. Это место, воспоминание о котором для всех побывавших там надолго останется самым тяжелым кошмаром.

Итак, наша планета — одна из галактических тюрем. Разные биологические типы разумных существ, населявших ее последние миллионы лет, называли свое обиталище чуть-чуть по-разному — в зависимости от особенностей речевого аппарата. Т'гиэк, Т'гайэк, Трайк... Тройка, Троя, Терра. Во всех индоевропейских языках это название связано с цифрой «три», указывающей на порядковый номер планеты в солнечной системе. К слову сказать, слово «Тора», имеющее неясное происхождение с точки зрения арамейского языка, изначально относилось к своду документов, касающихся истории Третьей планеты.

Когда-то здесь содержались военнопленные, потом политические заключенные, революционеры, террористы и прочие бунтари и преступники. Раньше Терра использовалась для массового перепрограммирования. Сейчас перепрограммирование осуществляется по прибытии новичка и на «конвейере» между жизнями. Но не для возвращения обратно в общегалактический социум осуществляется это перепрограммирование. Нет! Все мы, живущие здесь, осуждены на бессрочное заточение в пределах Солнечной системы. Тюремная машина устроена достаточно сложно для того, чтобы удержать узников от простой реинкарнации обратно в нормальное галактическое общество. Кроме того, она должна превращать их жизнь в ад.

Продвинутая технология позволяет манипулировать множеством трехмерных пространств в четырехмерном икосаэдре в пределах солнечной системы, в нашем физическом плане обладающем диаметром около 13 миллиардов километров. Геометрия икосаэдра оказывала и продолжает оказывать влияние на многие стороны жизни землян, в первую очередь на мистические и религиозные процессы. Не случайно адепты новой трансгуманистической религии избрали своей эмблемой земной шар, заключенный внутрь икосаэдра. Икосаэдр — это многогранник, имеющий 20 треугольных граней, 30 ребер и 12 вершин, в каждой из которых сходится 5 ребер. Икосаэдр имеет центр симметрии — центр икосаэдра, 15 осей симметрии и 15 плоскостей симметрии. Здесь я не буду подробно разъяснять особый смысл этой фигуры. Скажу лишь, что само существование внутри икосаэдра гибельно для жителей нашей вселенной, основой структуры которой является додекаэдр (12 пятиугольных граней, 20 вершин). Геометрия додекаэдра и икосаэдра связана с золотой пропорцией, но если додекаэдр — символ жизни, то икосаэдр — это смерть.

Для воплощения тюремной машины было построено 12 станций, расположенных в вершинах гигантского икосаэдра, внутри которого находятся практически все планеты, а в центре — Солнце.

Солнечная система скопирована в четырехмерном пространстве вдоль мнимой оси, чтобы сформировать «божественный план» с одной стороны от нас и «план преисподней» с другой. Это не очень массивные и потому несколько эфемерные в четырехмерном смысле объекты. Они — словно положительная и отрицательная пластины, между которыми подвешена наша реальность. Насколько мы знаем, Земля имеет тысячи слоев, расположенных вдоль этих четырехмерных осей, и мертвую зону в центре, которая действует подобно зеркалу. То, что мы обычно видим, находится в этом зеркале, отражающем тысячи «реальных» копий во все стороны. Одна из причин того, почему вы не можете воспринимать вещи правильно, в том, что вы в глубине души понимаете: на самом деле там, куда вы смотрите, ничего нет. Вам нужно тянуться совершенно немыслимым образом, чтобы ухватить объект разумом и воздействовать на него. Отсюда — проблемы даже с такими незатейливыми способностями, как телекинез, телепатия, левитация, хождение по воде и т. д.

Можно было бы согласиться с трансгуманистами в их недоверии к утверждениям религий по поводу рая и ада, расположенных на дальних оконечностях тюрьмы, если бы это недоверие было основано на знании, а не на вложенной программе. Да, к сожалению, Рай и Ад — части тюремной машины, и те, кого считают ангелами и дьяволами, на самом деле лишь охранники, которые трудятся все вместе, чтобы удержать заключенных в депрессивном состоянии и под контролем. Они могут изображать игры вроде «добрый/злой», «белый/черный» и т. д., но по существу остаются тюремщиками в серой униформе, которым глубоко на все наплевать и которые мечтают избавиться от своей постылой работы, т. к. для них она — тоже своеобразное наказание. Никогда не надо упускать это из виду.

Поскольку заключенные жестоко обрабатываются и получают между жизнями мощное «промывание мозгов», опасность бунта в тюрьме не очень велика. Но существует вероятность того, что тюрьма может разрушиться. Если бы что-то уничтожило Землю или ее биосферу у администрации внезапно появилось бы слишком много праздношатающихся по солнечной системе заключенных, и по крайней мере некоторые из них могли бы удрать на свободу в нефизических телах. Поэтому охранники вынуждены защищать мир от разрушения, при этом оставляя нам возможность относительного прогресса — чтобы было где содержать все возрастающее количество заключенных. Они поощряли научно-техническую революцию, чтобы население могло разрастаться, и теперь у них постоянные проблемы с нашим саморазрушением и уничтожением нашего мира разными способами. В первую очередь имеются в виду ядерные войны, происходившие одна за другой — в основном во второй половине XX века.

Техническое решение этой проблемы состоит в манипулировании трехмерными пространствами в четырех измерениях. Можно сохранять копии трехмерного пространства вдоль четвертой оси. Как в компьютерной игре, которая периодически сохраняется. Если игра пошла слишком плохо, всегда можно вернуться к последней сохраненной копии. Правда, после каждого восстановления в памяти заключенных, как ее ни стирай, частично остается знание «будущего», даже если дела пойдут немного по-другому. Это является реальным объяснением феномена «дежа вю».

Первый перевод времени назад произошел еще в XIX веке. И в первый раз стереть память (надо иметь в виду, что речь идет не о биологической, а о квантовой памяти духовного существа!) удалось достаточно качественно. Поэтому никто не помнит прихода к власти в России в 1903 г. революционного диктатора Циолковского — самого яркого политического деятеля той поры. Став президентом новой России, он в первую очередь начал финансировать науку, благодаря чему была предотвращена война 1914 г. Введя кастовую систему, он отправил на поселение в Сибирь всех неугодных, в особенности политических противников. Сталинский ГУЛАГ стал всего лишь бледной копией чудовищной системы исправительно-трудовых лагерей, названной «планетой КЭЦ» (по инициалам диктатора), или в просторечии «Черной планетой». В этом выразился замысел Циолковского создать на орбите между Землей и Марсом особую искусственную планету-концлагерь. И вот в 1935 г. благодаря небывалому развитию науки первый русский космонавт из древнего рода Гагариных вышел в космос. Но уже в 1937 г. все же началась первая мировая война, ставшая и первой ядерной катастрофой. В 1941 г. половина планеты превратилась в радиоактивную пустыню... С большой перестраховкой тюремщики «отмотали время» более чем на полвека назад, заодно сделав Константина Циолковского еще в детстве полуинвалидом. Глухому юноше путь в политику был закрыт.

Другой случай имел место в 1963 г., когда президент Ричард М. Никсон развязал ядерную войну, разрушившую планету почти полностью. Поскольку люди начали умирать миллионами и роиться в астральных телах вокруг планеты, тюремная машина была использована для возвращения к копии Земли 1957 года. Жизнь восстановилась со второго прохождения через период с 1957 по 1963 гг. Конечно, агентам администрации, этим «людям в сером», пришлось немножко вмешаться — и с небольшим перевесом был избран Кеннеди. Но поскольку он начал вносить серьезные изменения, а также потому, что каждый подсознательно ожидал беды (трудно полностью забыть состоявшуюся гибель мира), в 1963 г. Кеннеди погибает, и ход событий постепенно возвращается к своему «нормальному» состоянию. Позднее Никсон даже добирается до поста президента — с куда менее болезненными результатами.

О более близких катастрофах говорить не буду, чтобы не травмировать вас и не бередить еще не затянувшиеся раны.

Резервные копии Земли, похоже, создаются каждые пять лет в феврале. Обычно в годы, заканчивающиеся либо на двойку, либо на семерку (т. е. 1952, 1957, 1962... 2002, 2007 и т. д.) На более частое копирование не хватает мощностей тюремной машины, а реже нельзя, дабы не увеличивать опасность хаоса на планете. К 80—90-м годам XX столетия таких «откатов» истории назад насчитывались уже десятки, и «реальная» история, давно ушедшая в XXII столетие, зависла на рубеже XX—XXI вв.

Первый перевод времени многому научил тюремную администрацию. Стало очевидно, что при восстановлении более ранней версии нельзя возвращаться слишком далеко, так как появляются проблемы с растущим населением: слишком многих новых заключенных некуда поместить. С небольшим их количеством можно справиться, используя некоторое время тела животных, но большое количество требует устройства «отстойников» на каких-то других копиях Земли вдоль оси четвертого измерения. Это дает нам букет странных «сверхъестественных» земель, куда попадают некоторые люди непосредственно перед рождением и сразу после своей последней смерти.

Естественно, это создает ужасную путаницу в нашей истории. Никто, будучи в здравом уме, ухватив мельком часть правды, не поверил бы ей, потому что события не находятся в простом логическом порядке, которого можно было бы ожидать. Вас удивляет, почему ваше воспоминание о Рождестве 2003 года не соответствует фактам? Вы помните что-то, чего не помнят другие? Что ж, просто в вашей памяти сохранились фрагменты более раннего прохождения через последнюю «пятилетку», и плохо стертое воспоминание пробивается на поверхность сознания. В течение довольно долгого времени мы многократно проживали двадцатый век, и то же самое продолжается в веке двадцать первом.

Реальный опыт человека может включать в себя весьма много реинкарнаций на Земле. Не исключено, что вы пережили последние одну или две реинкарнации много раз и даже имели реинкарнацию «в далеком будущем», которое также прожили парочку раз. Возможно, в промежутках вы посещали небеса, преисподнюю, миры пред-рождения, а то и прошли несколько циклов «дисциплинарных работ», где вас заставляли трудиться в административной зоне пребывания между жизнями, поддерживающей все это сложное шоу в действии. Теперь добавьте сюда тонны суровых внушений, призванных удержать вас в полном замешательстве, — и у нас есть истинная картина человеческого существа, обитающего сегодня на Земле. Довольно унылая картина. Но все это, как видите, не может удержать бога в состоянии настолько замороченном, чтобы он не сумел вспомнить, кто он и что может.

Я уже упоминал ранее болгарскую слепую ясновидящую Вангу. Когда я дописывал эту книгу, один мой друг и сподвижник из Восточной Европы прислал мне отрывок из интервью с ней, записанного в 1994 г.: «Через девять лет будет конец света, Земля отвернется от Солнца, где было жарко, там будет лед, многие животные вымрут. Люди будут воевать за энергию, но у них хватит души остановиться. А потом время вернется назад». Довольно точное описание событий, закончившихся очередным переводом времени в 2003 году. И Ванга далеко не единственная. Были и другие люди, сумевшие увидеть и запомнить...

Сейчас мы переживаем очень интересный период в истории нашей тюрьмы. В последнее десятилетие ее администрация воодушевлена возможностью резко уменьшить вероятность сбоев. Они считают, что нашли новое решение проблемы.

Так какое же бессмертие вам уготовано?

То, что научно-технический прогресс в последние десятилетия окончательно «сняли с тормозов», а мир в политическом смысле становится все менее и менее многополярным, объясняется серьезными изменениями в планах администрации тюрьмы.

По некоторым причинам сократился приток новых заключенных из нашего сектора Галактики, найдены альтернативные возможности их содержания, к тому же часть тех, кто отправляется отсюда во Вселенную Вязкой Тьмы, все же остается там. Это позволяет стабилизировать количество населения на планете.

Продолжать «откаты времени» и стирание памяти становится все сложнее. Возрастает хаос в обществе, увеличивается число душевных болезней, самоубийств, случаев немотивированного, непредсказуемого поведения.

Согласно новому плану, можно значительно улучшить ситуацию, если несколько изменить внутренний распорядок в тюрьме и «понятия», по которым живут ее обитатели.

Как вы уже, вероятно, догадались, это связано со значительным увеличением срока жизни заключенных и прочими «идеями» трансгуманизма.

С точки зрения рядового обитателя планеты, не понимающего истинной подоплеки происходящего, массовое индивидуальное неограниченное продление жизни будет вполне логично основываться на «революционных достижениях ученых, реализовавших мечту человека о бессмертии».

Логично и то, что общество бессмертных будет нуждаться в новых социально-политических отношениях. Научно обоснованная глобализация «естественным» образом приведет к установлению единого общепланетарного полицейского государства. Большинство с восторгом согласится поступиться частью своей свободы и своих либерально-демократических ценностей ради общего благополучия и стабильности на планете. Уже нынешняя «война с терроризмом» — хороший тому пример. И не только пример, но и репетиция будущих общепланетарных действий, зачаток военно-полицейской глобальной интеграции. Угроза же ядерной войны и тотального уничтожения уйдет в далекое прошлое, а военные технологии будут поддерживаться и развиваться исключительно на случай защиты человечества от столкновения с метеоритом или мифической «инопланетной агрессии». Впрочем, «новые бессмертные» даже к таким опасностям будут относиться вполне серьезно.

Стабильность — это главное, к чему стремится бездуховное «духовное существо», достигшее физического бессмертия. Главная драгоценность для него — его неопределенно долгая жизнь. А поскольку наука подарит всем благонадежным гражданам еще и возможность омоложения, то эта ценность станет почти абсолютной. Легко воспримутся даже ограничения, наложенные на размножение.

Врагами номер один будут в общественном сознании «террористы и смутьяны-революционеры».

Традиционные религии, а тем более нетрадиционные практики, не связанные с культом физического бессмертия, станут постепенно вытесняться — пока однажды, после нескольких провокаций религиозных фанатиков-террористов, не окажутся под запретом.

«Одна планета — одна страна — один правитель — один язык — одна религия (идеология)» — так можно сформулировать девиз этой новой Империи.

Ускоряющийся процесс перехода к глобальному тоталитарному режиму делает фактически неизбежным быстрое растворение старых структур, присущих национальным государствам, и повсеместное внедрение «общечеловеческих» либерально-тоталитарных ценностей. «Одна культура (американская поп-культура) — одна музыка (американская поп-музыка) — одна киностудия (Голливуд) — одна система „фаст-фуд" (Мак-Дональдс) — одно информационное поле (Интернет) — один язык (английский)...» И т. д., и т. п., и др.

А как же либеральные убеждения современных трансгуманистов-иммортистов? Всего лишь самообман доверчивых романтиков. Но как уже давно известно, кости романтиков — лучший фундамент для любого тоталитарного режима.

Я упомянул роль в этом сценарии англо-американской культуры. Но на ее месте могла оказаться любая другая. Совершенно неважно, что сейчас за основу принята именно она. Эта последняя культура, сыграв свою историческую роль, очень быстро (в исторических масштабах) умрет. Связи внутри планетарной сверхсистемы станут настолько тотальными и всеобщими, что ни одна старая система, как ее ни развивай, не сможет удовлетворить новым требованиям. От англо-американской культуры останется в лучшем случае алфавит и небольшой набор слов компьютерного сленга.

К науке после подарка в виде бессмертия новоявленные «транслюди» будут относиться с трепетом подобострастия. Общество доверчиво даст согласие на любые новые модификации человеческой природы. Так человек превратится в «постчеловека» — безвольную клетку планетарного метаорганизма.

«Эволюционировать» далее сможет лишь метаорганизм как таковой. «Сознанием» этого примитивного сверхсущества станут жрецы «Ордена бессмертных» — ставленники администрации тюрьмы. И отныне они уже открыто начнут отдавать команды организму в целом. Не знаю, кем назовут главного жреца — вероятно, «законно избранным президентом Земли».

Похоже на несколько вывернутый наизнанку фильм братьев Вачовски «Матрица» (теперь уже извиняться я не стану). Только все значительно проще и естественнее. В фильме людей используют как источники энергии для цивилизации машин — но эта идея «притянута за уши». Человеческий организм для таких целей подходит очень плохо. Да и к чему вообще нужно деление на два мира — реальный и виртуальный? Универсум и так изначально является суперкомпьютером, в котором программная и аппаратная части слиты в единое целое, а Бог — его единственный пользователь. Нанотехнологии и квантовый компьютер — то, что только сейчас входит в жизнь землян, — «изобретены» давным-давно и были использованы для создания этой вселенной и человеческого организма. Земные ученые сейчас просто заново открывают велосипед.

Но вернемся к повседневной жизни заключенных. Какие изменения их ожидают?

После быстрого фазового скачка «сингулярности по Винджу» прочие изменения будут медленными, растянутыми на десятилетия, и воспримутся как вполне естественные. Вероятнее всего, что каждый человек как жил, так и будет жить. Пить, есть, развлекаться, заниматься сексом, ходить на работу. Но жизнь окажется в рамках весьма жестких: кроме тоталитарного полицейского политического строя, в едином планетарном государстве постепенно реализуется мечта Циолковского — кастовая система. Человек будет становиться все счастливее, исчезнут вредные привычки, избыточная эмоциональность, тяга к грубым удовольствиям. Новая единая религия даст людям то, чего не могли дать старые — мощные экстатические трансовые и галлюцинаторные переживания и чувство подлинного «братского единства». Размножение людей половым путем приостановится до гипотетического момента, когда возникнет необходимость в увеличении численности заключенных. Впрочем, это размножение уже не будет иметь ничего общего с нынешним половым размножением — скорее с клонированием или дублированием.

Таким образом, тюрьма в ближайшее время сможет перейти на почти полное самоуправление, дав охране долгожданный отдых.

Нет ли здесь противоречия? Субъективно ведь человек будет ощущать себя счастливее, а он как заключенный должен страдать. Уверяю вас, очень скоро духовно-экзистенциальное страдание бессмертной человеко-клетки станет столь велико, что вряд ли сможет сравниться с любыми физическими страданиями. И никакие наркотики не смогут его облегчить.

Если говорить о конкретных сроках, то по историческим меркам все случится (я имею в виду реализацию «бессмертия» и сопутствующие ему преобразования) очень скоро — не позднее 2020 г. Но еще раньше — возможно, в течение 2006—2008 гг. — процесс станет очевидным и необратимым. Многие начнут бить тревогу, но предпринять что-либо на индивидуальном уровне будет уже очень сложно.

Там, где встает Солнце

До восхода солнца оставалось совсем немного. Океан был тих и задумчив. Еле слышно шуршали волны, набегавшие на песчаный берег пляжа, потрескивал костер. Со стороны дома послышались голоса. Это Джейн и Джимми, закончившие вслед за мной ночную медитативную работу. Наверное, они тоже решили выйти и встретить рассвет.

Пару недель назад мы реализовали мою давнюю идею и купили небольшой дом на побережье Флориды. И вот уже несколько дней мы жили здесь втроем, поджидая, когда к нам присоединятся Кен, профессор Ч. и еще семь новых участников организации.

Времени мы зря не теряли: навели порядок в доме и вокруг него. Разумеется, я говорю не только о порядке на физическом плане, вроде генеральной уборки всех комнат и ремонта покосившейся изгороди. Главным нашим занятием была реорганизация информационно-энергетической структуры пространственно-временного континуума. А это включало в себя защитные мероприятия по созданию кокона диаметром в несколько сотен метров и с продолжительностью существования в несколько десятков лет. При необходимости кокон вместе со всем содержимым, включая его обитателей, мог полностью выпасть из этой реальности. Кроме того, на самый крайний случай нужно было подготовить тоннели для мгновенной эвакуации в другие пространства.

Конечно, мы перестраховывались. Никто из нас в ближайшие годы не собирался покидать этот мир — ни в телесном виде, ни тем более в бестелесном энергетическом состоянии. Ни о какой смерти и вовсе не могло идти речи. Надеюсь, вы уже понимаете, что я подразумеваю под «смертью» — внезапное изменение квантового статуса индивида, да еще и против его воли, да еще с обязательным стиранием памяти и перепрограммированием. Этот анахронизм все участники внутреннего круга организации уже преодолели.

Джейн приблизилась сзади почти неслышно. Я ощутил тепло ее тела, когда она прижалась ко мне.

— Мне вспомнились твои смешные юношеские стихи, Алекс. Помнишь?

На берегу бескрайнего моря.
Дети строят песочный замок.
Высохнет море, состарятся дети,
Несокрушим лишь песочный замок.

Джейн вздохнула.

— Как забавно: то, что мы тут делаем, кому-то тоже может напомнить замок из песка.

Я слушал музыку ее голоса и ощущал, как в нежном танце сливаются наши энергии. Нет... Увы, сейчас не время.

— Гони прочь свою меланхолию, милая. Дети никогда не состарятся и понастроят еще множество замков, крепостей и дворцов!

— Странно... У меня такое чувство, будто нам предстоит скорое расставание.

Шум осыпающихся камней прервал нас. К костру вразвалку подошел Джимми. К слову сказать, костер играл в это прохладное раннее утро исключительно декоративно-эстетическую роль. В каждом из нас троих в тот момент циркулировала энергия — как в средних размеров атомной электростанции, работающей на полную мощность.

— Алекс, у меня к тебе серьезный разговор!

Джимми — лохматая шевелюра, резкие движения, эмоции через край. Ну-ну, я уже давно чувствовал, что назревает очередной бунт.

— Тебе надоела нудная энергетическая работа, чувак? Сядь, курни, расслабься!

Но Джимми не так-то легко сбить. Он пинает горящее полено, отскакивает от взметнувшегося ему навстречу снопа искр, машет руками — потом садится и говорит:

— Прикалываешься? Иногда мне кажется, что ты перестал видеть ситуацию в целом, Алекс!

Джейн тем временем молча смотрит на меня и как будто слегка улыбается. А может быть, это отблески огня играют на ее лице. Джейн, Джоконда...

— Ладно. Скажи, чего я, по-твоему, не вижу?

— Ты занял оборонительную позицию! А надо нападать!

— И как ты себе это представляешь?

— Как? Все просто: мы ломаем тюремную машину и перемещаем планету — целиком, со всеми людьми — на уровень выше!

— Предположим, у нас это получилось. Хотя для того, чтобы только сломать тюремную машину, нам придется в физических телах действовать одновременно на всех двенадцати станциях икосаэдра. Пусть даже серые не успеют связаться с руководством сектора галактики. Но что ты будешь делать с существующей на более высоком уровне Террой и ее обитателями? Она ведь в том же пространстве.

— И это ты меня спрашиваешь? Ты же сам говорил, что в таком случае произойдет обмен планет. Она окажется здесь, в самом центре сломанной тюремной машины. А ее обитатели, эти ангелочки, познакомятся с местными «ангелами»! И поделом им.

— Кому «им»?

— Да и тем и другим! Представляешь, какая катавасия начнется? Весь сектор галактики на уши встанет!

Джимми оглушительно захохотал, хлопая себя ладонями по ляжкам.

— Хорошо. Допустим, что это получилось. Но ты хоть отдаленно представляешь, что мы станем делать с планетарными гиперкомпьютерами, если они вдруг заработают? Не говоря уже об остальных артефактах, которыми буквально нашпигована тюремная планета?

— Подожди, подожди, Алекс. Какими-такими гипер-пупер-артефактами? О них ты ничего нам не рассказывал!

— Не рассказывал, потому что и сам не так уж много знаю.

Тут уже и Джейн оторвала взгляд от завораживающей игры пламени и, внимательно глядя мне в глаза, полуутвердительно-полувопросительно произнесла:

— Значит, как я и думала, мы здесь не только медитационный центр и убежище создаем? Есть и другие причины нашего поселения во Флориде?

— Есть. В детстве, любуясь океанскими закатами, я часто мечтал пожить там, где есть океанские восходы. Что может быть прекраснее солнца, поднимающегося из океана?

Все невольно повернули лица к пылающему золотом востоку. И в этот момент первый солнечный луч осветил наши лица.

— Только не говори мне, дорогой, что это связано с Бермудским треугольником.

В который раз Джейн поразила меня своей проницательностью. Я утвердительно кивнул, продолжая наслаждаться великолепием рождения нового дня.

— Ой-ёй-ёй, нет, только этого нам не хватало! Ты еще скажи, что купил по случаю подержанную советскую подлодку. Я под воду не полезу! — заголосил Джимми.

— Успокойся, пока что это в наши планы не входит. Тем более, что гиперкомпьютер под «треугольником» не самый главный. Зато он связан с главным и периодически находится в полурабочем состоянии.

В глазах моих соратников застыл немой вопрос.

— Хорошо, объясню подробнее. Наша планета, как вы уже догадываетесь, — не только тюрьма. Это еще и хранилище. И портал. Вообще это довольно странное место. И одна из самых загадочных и, несомненно, ценных вещей — главный гиперкомпьютер. Не спрашивайте меня, кто его создал и что на нем «считают» — сейчас, видимо, ничего. Уже много миллионов лет он бездействует. Возможно, изначально планета предназначалась именно для его хранения.

Смотревший на меня во все глаза Джимми только тихо спросил:

— И где же находится эта штуковина?

— Кавказ.

— В горах Кавказа, где навеки прикован Прометей? Где Ноев ковчег встал на вечную стоянку? Где Золотое Руно...

— Да, Джейн. Можешь не демонстрировать дальше свои глубокие познания в мифологии. Мы все помним, что ты доктор.

Я не хотел, чтобы Джейн продолжала — на впечатлительную натуру Джимми сказанное и так уже произвело слишком сильное впечатление.

— И мы туда поедем? Но там же война!

— Нет, Джимми. Пока нет. Но в Россию ехать придется.

— И куда же?

— В Петербург — на родину моего отца. Потом в Сибирь. Вы знаете, что там находится портал, через который сюда швыряют очередные партии заключенных? Но есть там и другие, не менее интересные вещи... И только потом — на Черное море, где в нескольких километрах от берега на большой глубине находится замаскированный вход в кавказское хранилище.

— Алекс, боюсь, что Джимми в Сибири придется тяжеловато: он не привык к холоду. К тому же паренек настолько темнокожий будет привлекать там слишком много внимания.

— Да, Джейн. И русский язык ему никогда не выучить. Ты как всегда права.

Джимми насупился и с напускной мрачностью проворчал:

— Что ж, не очень-то и хотелось. Кроме того, здесь, во Флориде, кто-то должен остаться за старшего.

— И ты тоже прав, Джимми. Вот поэтому на разведку я поеду сначала один, а Джейн останется здесь за начальство.

Джимми чуть не задохнулся от возмущения — но, набрав побольше воздуха в легкие, выдал длинную тираду на отборном гарлемском сленге. Впрочем, ни меня, ни Джейн она нисколько не взволновала.

Огненный шар балансировал на кромке воды и неба. День обещал быть жарким.

Часть 5. БЕССМЕРТИЕ. ВОЗВРАЩЕНИЕ МЕЧТЫ

На чем держатся наши проблемы?

Бессмертие индивидуальное — участь достойных его людей. Людей, подготовленных к нему всем ходом индивидуальной эволюции. Остальных ожидает стадное, муравьиное, или, точнее, клеточное бессмертие тюремной планеты.

Почему-то всегда больше тех, кто готов сдаться, отправиться на новый круг своего жалкого существования с гарантированным результатом. Надежда, что это когда-нибудь закончится, конечно, есть. Но, если смотреть правде в глаза, закончится это только тогда, когда окончательно вам надоест, и вы все же сделаете правильное усилие и первое движение в сторону Свободы.

Уже несколько раз на протяжении книги я употребил слово усилие. Какой смысл в него вкладывается?

Усилие — это отказ от своей неспособности в чем-либо. Обычно вы держитесь за свои неспособности, тратя на это массу энергии и внимания, — но отпустив их, вы усиливаетесь, становитесь сильнее. Также вы становитесь и свободнее. Ведь возвращенные способности открывают перед вами дополнительные возможности. Правда, не все тут однозначно, и стоит вначале разобрать с тем, чего же вы хотите на самом деле.

Сказанное звучит как-то странно — по той причине, что язык, которым мы вынуждены пользоваться, и способ мышления, навязанный нам, противоестественны и лживы. Они специально сконструированы и предназначены для поддержания нашего ложного восприятия мира. Поддержания лжи, удерживающей нас в рабском состоянии.

Ложь — базовая категория существования. Без изначального самообмана «существования», или «бытия», не может быть как такового. Поэтому Ложь — это величайшее благо... Но только в том случае, если в ваших силах от нее отказаться и вернуться к Правде.

Что такое «способности человека», о которых мы говорили выше? Очевидно, что «способностями» принято считать нечто прямо противоположно тому, чем они являются при здравом рассмотрении.

Если согласиться с тем (а кто же с этим не согласится, кроме идиотов-биороботов, составляющих большую часть населения планеты?), что человек изначально был всемогущ, а затем в силу разных причин (все версии перечислять не будем, но часть из них мы упомянули выше) деградировал до нынешнего убогого состояния, то какова же истинная и единственная способность человека? Способность к ограничению своего могущества! А впоследствии уже и не могущества, а так — остатков хилых силенок. Вся энергия человека (а у него ее бесконечно много) уходит на сдерживание собственного могущества. И в этом он весьма преуспел. Повторюсь: фактически это единственное, в чем он преуспел. Хитросплетения всяческих ограничений, лабиринты ловушек, гекатомбы энергии громоздятся для сдерживания своей же мощи...

У всемогущего существа нет никаких способностей — они ему не нужны! Способность подразумевает какое-то действие, усилие (в привычном смысле), преодоление. А какое может быть «усилие» у Всемогущего? У того, кто получает желаемое в момент возникновения желания? Никакое противодействие невозможно в принципе. Что ему преодолевать, кроме собственного всемогущества? Да... Легко ли быть Абсолютом?.. Вот и придумал Абсолют себе «способности» и то (тех), к чему (кому) их можно прикладывать.

Воистину огромны способности Твои! Внушает серьезные опасения только одно — то, что они безграничны.

Еще раз посмотрим на этот парадокс: да, человек тем способнее, чем сильнее сумел деградировать. Может, поэтому говорится, что грешники милее Господу, чем праведники? Но любой «грех» в человеческом понимании — это не предел деградации. Попробуйте-ка удержать себя, например, в состоянии камня. Или вовсе небытия. Далеко не у каждого на это способностей хватит! Тем более, что как вы (я на это все же надеюсь) понимаете, абсолютная неспособность — это то же самое, что и абсолютная способность. Крайности смыкаются. Пустота есть Все, а Все есть Пустота. Но есть самоестественная Пустота и пустота искусственная, полная плохо скрытого сверхнапряжения.

Ну и какой же совет можно дать недоумкам, желающим двигаться вспять, к состоянию «полного Всемогущества» и «абсолютной Свободы»? Да очень простой: расслабьтесь! Не напрягайтесь вы так, пытаясь доказать другим частям себя же, что вы круче! И со временем начнут пропадать, рассасываться «способности», и все будет делаться путем естественным — само собой, лишь по одному вашему желанию... Только все же подумайте сначала: готовы ли вы к этому? Не предпочитаете ли еще помучаться?..

О базовой магической практике

На первый взгляд кажется, что я противоречу сам себе. Я предлагаю расслабиться, чтобы стать сильнее и свободнее — но ведь это явно на руку нашим тюремщикам. Не то, разумеется, чтобы человек стал сильнее и свободнее, а то, чтобы он расслабился и не сопротивлялся их коварным планам.

Но давайте вновь посмотрим на человека как на систему. Системе свойственно переходить из одного состояния в другое только при определенных условиях, и происходит это скачкообразно. Вы сжимаете воздушный шарик, сжимаете, сжимаете... и вдруг — бах!!! И уже нет воздушного шарика, а есть какая-то резиновая драная тряпочка в ваших руках.

Так и здесь. Это мир непрерывного динамичного напряжения. Быстрее, выше, сильнее![63] Пришел, увидел, победил![64] Делай деньги, делай больше денег![65] А если кто-то расслабится, совсем чуть-чуть, то его либо ограбят, либо спихнут на обочину, либо унизят, либо побьют, либо сделают рабом, либо... либо... Вариантов, как вы понимаете, масса, и один интересней другого.

А если расслабиться достаточно сильно, интенсивно?..

Нет, вы чувствуете, как сопротивляется язык изложению правды? Обязательно возникает парадокс. И кстати, это хороший показатель правильности выбранного направления. Если в вашей жизни все больше и больше парадоксов и противоречий, значит, вы движетесь в правильном направлении. Это еще один парадокс.

Так вот, расслабившись как следует, вы обязательно произведете мощное воздействие на этот мир. Мир к такому поведению не готов. Мир не готов к отсутствию поведения. Мир при этом переклинит. Мир провалится в вашу пустоту и полетит вверх тормашками. Так вы освоите и внедрите в свою жизнь древнекитайский принцип У Вэй — Недеяние.

Что произойдет? Это зависит от качества расслабления и от его направленности, точнее — ненаправленности.

Вы, например, можете просто физически исчезнуть из этого мира. Вы можете совершить то, что обычно называется «чудо». Вы можете изменить весь этот мир. Хотя в последнем случае практически невозможно ответить на вопрос, изменился ли данный мир или вы переместились в другой, похожий на этот. В квантовой физике известна теория Хью Эверетта Третьего, согласно которой при каждом взаимодействии наблюдателя и объекта происходит ветвление или расщепление вселенной. Это не просто параллельные миры. Это бесконечное множество параллельных миров. Такое бесконечное разветвляющееся, расходящееся бытие часто называют Мультиверсумом, или Многомирием. Но мы этот термин используем в более широком смысле. Впрочем, сейчас мы углубляться в эти вопросы не будем.

Если уж мы упомянули квантовую физику, то очень своевременно будет вернуться к затронутому выше пониманию «астральных» и прочих «тонких» тел человека как квантовых полей и рассмотреть этот предмет чуть подробнее. Нам нужно разобраться в этом для достижения практических целей, а вовсе не из любви к наукообразию. Поэтому постараемся по возможности избегать научной терминологии.

Квантовые взаимодействия отличаются от привычных нам тем, что они нелокальны, то есть пространство для них не играет роли. Если две частицы вылетели из одного источника, например, один фотон-квант света разделился на два, то на каком бы расстоянии друг от друга кванты-близнецы ни находились, между ними сохраняется мгновенная связь. Мы воздействуем на одну частицу — а на расстоянии миллионов километров вторая частица тут же реагирует на это воздействие. Квантовые физики даже говорят (те из них, что еще не сошли с ума окончательно): как бы далеко эти две частицы ни разлетелись, они остаются одной частицей. А что в нашем восприятии их две — так это проблема нашего восприятия. А частицам все равно, для них разделяющего пространства не существует!

Знаменитый физик Дэвид Бом предлагает очень простой пример, помогающий понять, что происходит.

В некоей комнате стоит аквариум с рыбкой. Вы находитесь в другой комнате и никогда раньше не видели ни рыбки, ни аквариума. Единственную информацию о них вы получаете через две телекамеры, одна из которых направлена на переднее стекло аквариума, а другая смотрит на боковое. Перед вами два телевизионных экрана. Глядя на них, можно предположить, что рыбки на экранах разные. Действительно, поскольку камеры смотрят на рыбку с разных сторон, изображения будут несколько различаться. Но продолжая наблюдать, вы в конце концов понимаете, что между двумя рыбками существует какая-то связь. Если одна поворачивается, другая делает несколько иной, но синхронный поворот. Если одна рыба показывается анфас, другая предстает в профиль, и т. д. Если вы не знакомы с общей ситуацией, то можете ошибочно заключить, что рыбки мгновенно координируют свои движения, — однако это не так. Никакой мгновенной связи между ними нет, поскольку на более глубоком уровне реальности (реальности аквариума) существует только одна рыбка, а не две.

То же самое с двумя частицами.

Вернемся к людям. На более глубоком уровне реальности становится понятно, что пространство и время существуют лишь в нашем восприятии. И наше восприятие себя в виде физического тела, находящегося в определенной точке пространства-времени, никак не влияет на то, что нет такого места и времени во вселенной, где бы нас не было. Только сфокусированность нашего внимания на «здесь и сейчас» позволяет нам воспринимать себя именно здесь и именно сейчас. В нашем квантовом состоянии мы заполняем собой всю вселенную.

По-настоящему расслабляясь, вы переходите в квантовое состояние. Это Нирвана. Вы везде, но вас нигде нет. Вы все и ничто. Вы испытываете блаженство. Это одно из определений Бога: сфера с бесконечным диаметром, центр которой находится в любой точке. И главная проблема потом — захотеть «сфокусироваться» обратно в конкретную точку. А это нужно сделать, поскольку то, что вы пережили, — не настоящая Нирвана.

Но о Нирване и других высших состояниях человека разговор особый. Возможно даже, это тема для отдельной книги. Сейчас перед нами стоят более актуальные вопросы: как выжить, не потеряв себя; как обрести необходимую независимость от враждебных нам сил, управляющих этим миром; как изменить мир и как эмигрировать в лучшие миры, если изменить этот не удастся.

И еще несколько слов о предмете, о котором неудобно и неприлично говорить в серьезных книгах.

Все сказанное выше действительно имеет место в реальности, но... То, что происходит с вами — человеком, читающим сейчас эти строки, — содержит еще один малоприятный аспект.

Я уже упоминал сингулярность и «Большой Взрыв», давшие начало вселенной, в которой вы живете. Сингулярность — это точка с бесконечно малым объемом и бесконечно большой плотностью и температурой; в ней отсутствуют пространство и время; она неописуема — ни математически, ни каким-либо другим образом. И именно из нее возникла вселенная. Вам это ничего не напоминает?

Не буду говорить загадками. Дух неделим, дух абсолютен — это единственная реальность. Дух может создавать иллюзии и верить в них. Дух может деградировать. О том, насколько он деградировал, можно судить по тем иллюзиям, которыми он себя тешит.

Поскольку ученые ничего не могут сказать о сингулярности до первых мгновений начала Большого Взрыва (порядка 10-35 секунды), об этом скажу я. В общем-то, тут никакой особой тайны нет. До первого мгновения это была точка бесконечно малого размера с нулевой плотностью и температурой. В одно бесконечно малое мгновение она стала бесконечно плотной и горячей и, разумеется, взорвалась. Тут уже возникли пространство, время, энергия, материя, законы, по которым они взаимодействуют... Остальное можно прочесть в научно-популярных книжках.

Что же это за мнимая точка, из которой возникла сингулярность и весь мир?

Эта точка — Вы!

Духовное существо, не имеющее никаких физических характеристик, но способное созидать и воспринимать. Именно из вас, из ваших мыслей, ставших материей, энергией, пространством и временем, возникла вселенная. Вы здесь один. Кроме вас, нет ничего. Это главный парадокс. С ним необходимо свыкнуться и понять его.

А как же остальные обитатели планеты? С ними та же история. Каждый живет в своей вселенной, деградировав сам в себе до состояния человека, читающего книгу, повествующую о том, как изменить ситуацию. Думаю, вполне понятно, что автором этой книги, как и всего в мире, тоже являетесь вы. Эта книга — ваше послание самому себе. Даже если сейчас оно вам непонятно, рано или поздно бесценная информация станет абсолютно прозрачной, а уж что с ней делать — решать вам. Такие послания вы отправляете себе регулярно, и в некоторых порожденных вами вселенных они достигают своей цели сразу, в других же приходится повторять их триллионы раз. Один из «авторов» подобных посланий, Будда Шакъямуни, говорил прямо: только все вместе можем мы покинуть эту вселенную. Истинная Нирвана недостижима, пока хоть одно существо остается в этом мире. Тогда еще не было понятия «сингулярность», и фильм «Матрица» еще не вышел на экраны (имя «Нео» — анаграмма слова «Единственный»: Neo — One), поэтому вам было сложнее объяснить самому себе суть происходящего.

Так что конечная цель и смысл базовой магической практики — перестать поддерживать этот мир, развоплотить его и, соответственно, себя до состояния, предшествовавшего сингулярности. Но пока вы на это не решились, можете продолжить игры с самим собой. И чуть улучшить их качество с помощью данной книги.

Для начала совершенно необходимо избавиться от досадных моментов потери самоосознания в промежутках между жизнями. Да и саму жизнь лучше сделать неопределенно долгой, а тело неуязвимым и полностью управляемым вашей волей. Хватит ползать на брюхе и умирать! Явный перегиб в сторону мазохизма. За последние миллионы лет вам это уже должно было надоесть — нет здесь больше ничего забавного.

Если вам все-таки непонятно, как использовать вышесказанное на практике, то достичь желаемого поможет следующая глава и приведенный далее комплекс упражнений.

Подготовка к базовой магической практике

На пути к бессмертию нужно добиться единства тела, ума (духа) и энергий. Так говорят практически все древние традиции. Даже трансгуманисты экспериментальным путем начинают убеждаться в бесперспективности полумер. Если мозг старика пересадить в молодое тело, оно все равно довольно быстро состарится. Мозг — основная опора духа в материи, он во многом определяет личность, но не во всем — мы об этом уже говорили. Повторю еще раз: ближе всего к действительности модель мозга как биокомпьютера с мощной системой гиперссылок на различные уровни реальности, и чаще всего он (мозг) используется как автопилот, имитируя присутствие в человеке души. Клонирование годится для замены отдельных органов и тела целиком в случае повреждения, но для осуществления бессмертия это далеко не лучший метод. Даже если совместить его с нанотехнологиями. Ясно, что идя материальным путем, можно неопределенно долго поддерживать умирание — но не жизнь. Ко всему вышеперечисленному стоит добавить, что человек уже просто не сможет существовать самостоятельно, вне высокотехнологичной цивилизации, в рамках которой он только и «жизнеспособен» — но абсолютно несвободен.

Поэтому начать нужно с четкого понимания того, что вы уже единое существо. Одной иллюзией при этом станет меньше, на один шаг вы приблизитесь к реальности.

Работайте со своим организмом, душой и энергиями (и Миром, добавлю я пока в скобках) как со взаимосвязанными частями единого целого. Что это значит? А то, что для вашей души очень важно состояние вашего кишечника, а для молодости, здоровья и долголетия тела необходим определенный психологический и духовно-энергетический настрой. Помните, что «лишних» и «случайных» ощущений, эмоций, мыслей у вас нет! Все имеет смысл и глубинные причины.

Прислушивайтесь к своим ощущениям и никогда не делайте того, что вам делать не хочется. Пример: вам нужно идти на важную встречу или на свидание, а у вас «крутит живот». Не ходите! Делайте только то, что вам хочется — в этом основной закон вашего существования[66]. Но при этом не пренебрегайте рекомендованными ниже упражнениями. Тут уж надо постараться!

Вы можете спросить: «А как же возможное злонамеренное воздействие? Как отличить его от собственных желаний?» Очень просто. После прочтения этой книги у вас появится особое защитное поле, вы подключитесь к эгрегору[67] нашего тайного ордена, и все постороннее будет отныне восприниматься именно как постороннее. Если такого эффекта не наблюдается, вам надо просто перечитать книгу чуть внимательней — вероятно, вы что-то пропустили или упустили. Или неверно поняли и истолковали прочитанное, забыв о данной во Введении рекомендации отказаться от своих предвзятых оценок.

Комплекс упражнений и пояснения к ним

Первое упражнение является подготовительным. Результатом его выполнения будет общее улучшение самочувствия и настроения, снятие усталости, а при ежедневном применении — усиление интеллектуальных способностей.

Упражнение 1. Подготовительное.

1.1. Если вы сидите или лежите — встаньте.

Почувствуйте свое тело, почувствуйте ступни и пол под ними, почувствуйте вес тела, его тепло, его контуры. Подвигайте телом, потянитесь, подпрыгните несколько раз, помашите руками. Ощутите, как движутся различные части вашего тела относительно друг друга и окружающих предметов.

1.2. Хлопните в ладоши несколько раз и вслушайтесь в звук хлопка, ощутите распространение звука в пространстве. Услышьте еще какие-нибудь звуки или просто послушайте тишину минуту-другую.

1.3. Выберите в окружающем ваше тело пространстве какой-нибудь относительно небольшой предмет или часть предмета (это может быть все, что угодно — пятнышко на обоях, фонарь за окном, дверная ручка), сосредоточьте на нем внимание, но без напряжения — так, чтобы вам при этом было комфортно. Удерживайте на нем внимание некоторое время.

Опять же: время упражнения определяется продолжительностью вашего комфортного состояния. Концентрация не должна быть слишком долгой — от нескольких секунд до нескольких минут.

Переведите взгляд, а вместе с ним и внимание, на любой другой объект, затем на третий, и т. д. Переносите внимание с объекта на объект, стараясь сохранять сосредоточенность.

Время концентрации на каждом последующем объекте должно быть минимальным — от долей секунды до нескольких секунд, — но взгляд, а вместе с ним и внимание, не должны «скользить». Каждый объект необходимо как бы зафиксировать, обволакивая своим вниманием, отметить — будто этот объект чем-то ценен для вас, и вы хотите его запомнить. Или же вам просто приятно на него смотреть, как на «любимую вещь».

Время выполнения упражнения не фиксировано, оно зависит лишь от вашего самочувствия и желания. На первых порах его выполнение может быть значительно облегчено, если у вас есть напарник. В таком случае он подает вам команду, что-нибудь вроде: «Обрати внимание на ...» или «Посмотри на ...», а вы подтверждаете ее выполнение, коротко отвечая «Да!», как только зафиксируете свое восприятие указанного объекта. После чего напарник повторяет команду, ориентируя вас на другой объект, вы подтверждаете, и т. д.

Одно из главных препятствий на пути к бессмертию и состоянию могущества — избыточная серьезность. Именно серьезное отношение к миру делает его таким твердым и устойчивым, таким причинным. Отпустите же его, ослабьте мертвую хватку вашей серьезности! Все, к чему вы относитесь серьезно, — умирает. Даже от этой книги можно не получить почти никакой пользы, если отнестись к ней серьезно. Будьте как дети — доверчивы и открыты, но веселы и беспечны, и ваше Царство к вам вернется.

Поэтому периодически необходимо выполнять такое упражнение, как «Беспричинный смех». В принципе, его одного кому-то может оказаться достаточно, чтобы достичь поставленных нами целей. Но, тем не менее, даже если вы ощутили эффект сразу, — не останавливайтесь, а продолжайте выполнение всего комплекса. Смех — это лучший разрушитель всякого подавления. Он указывает на лежащий в основе мира абсурд и уничтожает его. Кроме того, смех является признанным средством продления жизни, а долгий непрерывный смех оказывает столь мощное регулирующее воздействие на организм, что несколько его сеансов могут заменить годы занятий пранаямой[68].

Больше и естественнее смейтесь. Естественнее для себя, а не для других. Забудьте во время выполнения этого упражнения о том, как вы выглядите, насколько благозвучен ваш смех, и т. д. В связи с этим необходимо позаботиться о том, чтобы вам никто не помешал и вы никому не помешали своим смехом.

Это упражнение бывает трудно начать, потом же сложно остановиться. В процессе выполнения возможны и какие-то не очень приятные ощущения в теле: будут выходить на поверхность различные эмоциональные блоки и тяжелые случаи из вашей нынешней жизни (включая переживания родового инцидента), а впоследствии и из прошлых жизней. Просто продолжайте смеяться. Вы начинаете этот смех по собственному решению, без какой-либо дополнительной причины, пребывающей вне вас, значит, вы властны надо всем, что происходит. Вы сильнее этого. И тем не менее, здесь также не помешает благожелательно настроенный и понимающий напарник. Упражнение можно выполнять вдвоем, втроем, и т. д. Временами смех может превращаться в гадкие смешочки или в идиотское гоготание — не оценивайте, просто отдайтесь этому и наблюдайте. Главное — преодолеть стеснение и стать полностью раскованным.

Упражнение 2. «Смех без причины»

2. Упражнение выполняется сидя.

Выпрямите спину, ни о чем не думайте. Начните смеяться. Поначалу, возможно, вам придется преодолевать себя, но вскоре смех начнет выходить из вас легко и естественно. Просто наблюдайте свой смех, мысленные образы, которые могут его сопровождать, и соматические реакции.

Время выполнения упражнения — один-два часа.

Подчеркиваю: все рекомендации и упражнения, приведенные в Приложении, обязательны к выполнению! Даже если от какого-то конкретного упражнения вы получили резкое облегчение, продолжайте заниматься сообразно рекомендациям.

Небольшое пояснение перед следующим упражнением.

Мы привыкли, точнее, приучены к тому, что есть вещи, в которых нельзя сомневаться: то, что внутри, всегда меньше того, что снаружи; у каждого следствия есть причина, и произошедшего уже не исправишь; один предмет не может быть сразу и другим предметом; одна и та же вещь не может быть одновременно в разных местах и не быть вовсе... И т. д.

А задумывались ли вы, уважаемый читатель, почему вы маленький, а мир большой, просто невообразимо огромный? И вы такой слабенький, беззащитный перед всем этим величием... как ребенок. И все эти незыблемые беспощадные законы, которым вы вынуждены следовать... Даже если вы взбунтуетесь, вас рано или поздно накажут, ох, накажут!.. Надо, наверное, подчиниться Миру, Природе, отдаться Вселенской Гармонии (именно так, все с заглавных букв) и получать удовольствие — деваться-то все равно некуда. Если вы с этим согласны — немедленно закройте эту книгу и забудьте о ее существовании! Ваш случай слишком тяжел.

Для тех, кто не согласен, продолжаю.

Один древний мастер как-то сказал своим ученикам: «Поверните глаза зрачками внутрь!» И это был хороший совет. Но сегодня одной этой фразы явно недостаточно. Поэтому я говорю иначе: «Перестаньте смотреть на мир изнутри, смотрите снаружи!»

Чтобы это осуществить, выполните следующее упражнение.

Важное замечание: если вам не удастся выполнить сразу обе части упражнения (3.1. и 3.2.), не расстраивайтесь — это вполне нормально. Выполняйте в течение одной-двух недель ежедневно упражнение 3.1. совместно с упражнениями 1.1.—1.3. (до и после упражнения З.1.), и с интервалом в несколько часов — упражнение 4. И все у вас получится.

Упражнение 3. «Сфера внимания» и «Сфера восприятия»

3.1. Выполняется сидя. Можно сидеть на стуле или со скрещенными ногами, главное — чтобы спина была прямой, и вам было удобно. Помещение должно быть затемненным, но не темным, и глаза желательно не закрывать — в этом упражнении сон может «накатить» как защитная психосоматическая реакция на непривычные переживания, что чревато падением со стула.

Подразумевается, что вы находитесь в комнате общепринятой формы, близкой к параллелепипеду. Расположиться лучше в центре помещения, по крайней мере, при первом выполнении упражнения, лицом к одной из стен, в идеале строго на север, но не обязательно.

Расслабьтесь и ни о чем не думайте. Сосредоточьте свое внимание на переднем-правом-верхнем относительно вас углу комнаты. Не нужно поворачиваться туда и (или) смотреть в эту точку. Глаза расслабленно направлены прямо перед собой и чуть вниз. Вы спокойны, неподвижны, расслаблены, внимание удерживаете в точке, где сходятся две стены и потолок, т.е. в переднем-правом-верхнем относительно вас углу комнаты. Продолжайте это делать в течение нескольких минут. Затем добавьте к первой точке вторую — передний-левый-верхний угол — и удерживайте внимание одновременно на двух точках. Таким же образом добавляете оставшиеся шесть углов комнаты по следующей схеме: передний-левый-нижний — передний-правый-нижний — задний-левый-верхний — задний-правый-верхний — задний-правый-нижний — задний-левый-нижний. Удерживаете внимание на всех восьми углах одновременно, равномерно, без каких-либо предпочтений.

Во время выполнения этой части упражнения возможно возникновение различных феноменов: вы можете ощутить потоки и пульсации энергии; почувствовать, что находитесь вне тела, и увидеть его со стороны; ощутить себя левитирующим, и т. д. Это не должно вас смущать. Просто старайтесь удерживать внимание равномерно распределенным по восьми точкам.

В какой-то момент вы ясно ощутите, что пространство комнаты стало сферическим; тело как бы исчезло, но осталось самоощущение «я», находящегося в центре «сферы внимания». Не оставайтесь долго в этом состоянии — переходите ко второй части упражнения.

3.2. Почувствуйте, как ваше «я» растет из центра, равномерно увеличиваясь и заполняя все пространство. Сфера вашего «я» выходит за пределы помещения и продолжает равномерно распространяться во все стороны. Оно уже больше планеты, оказавшейся внутри вашего «я», больше Солнечной системы, больше Галактики... Вы видите точку из которой продолжают разлетаться галактики, вся материя и энергия — эта точка внутри вас. Внутри вас вся Вселенная. Поверните восприятие внутрь! Снаружи нет ничего, кроме тонкой границы вашего «я». Есть только одно направление для вашего сосредоточения — внутрь себя. Проведите некоторое время, разглядывая Вселенную внутри себя, оставьте часть своего внимания на границе, на этом последнем рубеже, — и медленно начните стягивать основное внимание по направлению к Земле. Будьте прозрачны и абсолютно проницаемы, пропускайте сквозь себя галактики, звезды, планеты — вы коснулись их мыслью, словно собственных внутренних органов, и оставили на местах; вы разрешаете им двигаться по прежним траекториям. Сжимаясь, вы пройдете в нефизических планах ряд энергоинформационных пиков-ступеней. Пока назовем их оболочками ваших «тонких» тел. Оставляя часть внимания на каждой из ступеней, притормаживайте центростремительное движение. Возвращайте самовосприятие в свое тело, позвольте ему сжаться до точки, не теряя связи с оставленными сферами восприятия на внешней границе вашего вселенского тела и на «оболочках». Поместите центр сферы самовосприятия сначала в живот, чуть ниже пупка — освойтесь здесь, ощутите тело, его органы и части, предметы вокруг. Затем поднимите эту точку до середины груди (у мужчин — на уровне линии, соединяющей соски, у женщин примерно на том же уровне), освойте восприятие из этой точки. Поднимите точку в голову, в середину черепа, чуть выше линии бровей, проделайте то же. Поднимите точку на макушку и чуть выше. Верните точку самовосприятия по центральной оси тела вниз, в живот. Оставьте ее там.

Выполняйте упражнение не чаще раза в неделю, перед рассветом.

После первого успешного выполнения начинайте периодически, несколько раз в день, поднимать и опускать точку самовосприятия по центральной оси тела, ощущая перечисленные выше центры.

Следующее упражнение снимает ограничения с вашей способности созидать. Это работа с энергией, поддерживающей мир. Речь идет о культивации любви.

Безуспешность и даже вредоносность многих замечательных систем (примеры подберите сами) проистекает именно из-за непонимания или недооценки фундаментального принципа Всеобщей Любви.

Практика всеобъемлющей любви легче любой другой практики открывает путь к преодолению базового неведения, последней иллюзии (она же и первая) и индивидуальной смерти. При ее использовании в качестве основы для любых других методов достигаются удивительные, немыслимые результаты!

В первую очередь это упражнение должно помочь научиться выполнять упражнение 3, а в крайнем случае может даже заменить его.

Несмотря на то, что все уже сказано, для пояснения этой практики сделаю еще одно небольшое отступление. Можете рассматривать его как дополнительное обоснование вашей единственности. Кстати, у многих людей присутствует резкое неприятие мысли о единственности, и основано оно на глубоком и примитивном эгоизме. Для них совершенно неприемлемо, что не только они являются Богом, источником и центром мира, самим этим миром, но и любое другое существо тоже. Поэтому зачастую в божественности отказывается и себе тоже. Основой для эгоизма всегда является глубоко коренящаяся неуверенность и ложное чувство собственной ущербности.

О любви к самому себе

Пробовали ли вы создать модель мира — внутренне непротиворечивую, но в корне отличающуюся от общепринятой, — и попытаться, только попытаться, принять ее для себя, пожить в этой модели хотя бы час, глядя на мир и на себя другими глазами? Как вы полагаете, является ли медитация о «я» легким и приятным занятием? Достаточно ли разглядывания этой знакомой и уютной конструкции, с которой вы идете по жизни сколько себя помните и внутри которой находитесь, чтобы что-то изменить? Вообще-то «я», как и любое другое порождение нашего ума, — всего лишь один из полюсов динамичной целостности: в частности, «я» — это все то, что не является «не-я». Попробуйте подумать об этом. Ведь чтобы действительно увидеть какой-то предмет, надо находиться вне его. Глаз не может увидеть себя — только свое отражение в зеркале. Но отражение — это не предмет, оно всегда неполно, всегда лжет. Даже если некто вообразит себя зеркалом, отражающим само себя во всей полноте...

Все, что требуется — это работать с реальностью, а не усугублять свое положение, забираясь еще глубже в иллюзии. Реальность — это то, что мы воспринимаем. Мы ничего не можем сказать о том, кто воспринимает, и о том, стоит ли что-то еще за восприятием, но восприятие — это то, что действительно есть. Давайте с этим и работать.

В тибетских традициях медитация — синоним «привычки». Приучайте свой ум, своего воспринимающего, быть свободным и независимым.

Желаете ли вы добра сами себе? Если верить в лучшее (а если не верить, тогда в общем-то нам все равно!), то со временем мы должны становиться умней и сильней. Сейчас многие говорят о прошлых и будущих жизнях и о неминуемом духовном прогрессе — рано или поздно каждое существо станет Буддой либо сольется с Богом. Во всяком случае, в этом весьма отдаленном будущем все мы станем несоизмеримо умней и могущественней, не так ли? (Мы не рассматриваем сейчас почти безнадежную ситуацию на нашей планете, мы смотрим в более отдаленное будущее.) И при таком-то уме и могуществе само время перестанет быть для нас препятствием. Да ведь мы и будем пребывать в этом мире уже только частично, став основой существа вне времени и пространства. Неужели мы не поможем сами себе? Повторю: время и причинно-следственные связи уже не будут нас сковывать. Теперь вы поняли, кто тот Ангел-хранитель, чье присутствие в своей жизни ощущают люди, чуткие к Высшей Гармонии? Явление божественного в вашей жизни не безлично, и лик Высшего существа, повернутый к вам, — это Ваш лик из Вашего будущего. Доверьтесь Себе! Постарайтесь услышать послание от себя к себе через века, через огни и воды...

Надеюсь, вы прониклись пафосом этой модели. Тогда разовьем ее дальше.

Сейчас, когда уже неоднократно было повторено, что моя книга — это не случайная информация, а ваше собственное послание самим себе, мы углубим и расширим это чудесное прозрение.

Если мы можем предположить, что линейная развертка нашей личности во времени — это цепь последовательных инкарнаций, перерождений, то что помешает нам увидеть свою личность «развернутой» еще и в пространстве? Ведь логика здесь та же самая! Обычный человек не помнит своих прошлых (тем более будущих) жизней. Точно так же он не осознает, что все окружающие его люди — это тоже он, последовательно расположенный в пространственных измерениях. Человек не помнит себя в других — даже в тех двенадцати, кто ближе всех. Нужно вспомнить — иного Пути нет... Да, дорогой читатель, повторю еще раз: именно вы являетесь автором того, что в данный момент читаете! И теперь уже я-ты-вы-они-мы не сможем этого забыть!!!

Вспомните себя в тех людях, которых вы знаете и не знаете — своих друзьях и недругах, знакомых и близких, африканце из Эфиопии и зеленом человечке с Сириуса, вспомните себя в людях, которыми вы были и которыми будете. Вспомните всё! И осознайте: та настоящая Любовь, которую вы испытывали, вероятно, всего несколько раз в своей жизни, — лишь отзвук великого Единства вашей раздробленной, рассеянной в пространстве-времени Личности. Любовь — это то, что соединяет вас. Соединяет Тебя.

Надеюсь, теперь понятно, почему Любовь — это главная практика во всех духовных традициях. Практикуя любовь, мы вспоминаем себя вне себя, становясь Собой. При этом важно в определенный момент перейти с любви предметной на Любовь всеобщую, без конкретного объекта, и оставаться на ее волне — это необходимо для исцеления наших духовных болезней.

Сострадание, Любовь ко всему живому, вообще ко всему. Это главная практика, быстрее всего приводящая к успеху.

Упражнение 4. «Звездная сфера Любви»

В спокойном тихом месте лягте на спину или удобно сядьте, прикройте глаза, расслабьтесь и вспомните человека, к которому питаете самые нежные и бескорыстные чувства, даже если этого человека уже нет в живых или вы его давно не видели. Начинать лучше с конкретных людей: для многих это мать (недаром в буддизме рекомендуют считать всех живых существ своими матерями) или кто-то из близких, для кого-то это может быть даже животное, любимая собака или кошка, например. Без мыслей просто созерцайте этот образ на некотором расстоянии (глаза закрыты), сосредоточьтесь на чувстве, которое у вас возникает. Потом последовательно представьте, как в пространстве вокруг вас появляются, кроме этого, образы других знакомых людей, постепенно соединяясь в сферу. Звездная сфера Любви — так ее можно назвать. Знакомые и незнакомые, множество образов — как звездное небо. Из вашего духовного сердца, из вашего Срединного Источника во все стороны расточаются лучи Любви — все больше и больше, пока пространство вокруг не окажется заполнено этим живым сиянием («видеть» какой-то свет при этом совсем не обязательно, главное — ощущать хоть что-то). Особенно хороший эффект возможен, если последовательное распространение этих лучей будет происходить по раскручивающейся спирали. Когда все образы сольются, возможно, пространство-время распахнется, и вы окажетесь просто вовлечены в саморазвивающийся процесс. Возможно, возникнут какие-то образы, или телесные ощущения, или тело исчезнет, или произойдет что-то еще. На самом деле это неважно. Нужно лишь ступить на этот Путь — дальше он поведет сам, и это будет только Твой Путь... Доверься ему!

Затем так же важно научиться возвращаться в состояние «обычного человека». Суметь все «забыть», оставив Знание в самой глубине сердца. Это только начало Пути. Ступивший на Путь уже не сойдет с него, поэтому не бойтесь выглядеть «такими же, как все». Все останется в вас. А внешне не изменится ничего. Разве что людям будет приятней общаться с вами, они начнут неосознанно тянуться к вам. Не злоупотребите этим! Не спутайте Божий дар с яичницей. Иначе ваш Путь окажется значительно длиннее и тернистее.

Выполнять это упражнение можно с любой периодичностью и продолжительностью. Не пугайтесь омолаживающего эффекта этого упражнения. Это нормально.

Еще одно важное упражнение, или даже комплекс упражнений, — «Танцы». Они хороши всегда и везде, в любой обстановке. Единственное препятствие возникает иногда у тех, кто достаточно серьезно обучался хореографии, балету, тайчи, пению и другим дисциплинам, закрепляющим движения и звуки на уровне автоматизма. У таких людей всегда поначалу возникает желание двигаться «покрасивей» и «поправильней», звучать «помузыкальней», но со временем эти блоки отключаются. Выполнять данное упражнение лучше в местах, где есть достаточно пространства и где ваше поведение никого не обеспокоит — чтобы и вас никто не смог прервать.

Упражнение 5. «Танцы»

5.1. Наденьте свободную одежду которой вам не очень жалко. Встаньте в центре просторного помещения или свободного пространства, если вы вне дома. Посмотрите внутрь себя и найдите какую-нибудь проблему — что-то, что вас тяготит (если не обнаруживается — переходите к п. 5.2.) Удерживайте это тягостное чувство и одновременно наблюдайте за своим телом — где-то в нем обязательно появится побуждение к движению и/или желание издать какой-нибудь звук. (Да-да, возможно, даже там, где вы меньше всего ожидаете!) Позвольте телу двигаться и звучать, сами же просто наблюдайте за процессом. Если в вас очень много напряжения, «танец» окажется чрезвычайно активным, вплоть до катания по полу и карабканья на стенки. Звуки, издаваемые вами, не должны идти «от ума», поэтому скорее всего в них не будет осмысленных слов, и поначалу они могут быть довольно громкими и неблагозвучными.

5.2. Исходная позиция та же. Глаза закрыты, поэтому заранее позаботьтесь о безопасности окружающего вас пространства (как для вас, так и от вас). Двигайтесь и звучите, следуя своим внутренним побуждениям.

5.3. Исходная позиция та же. Выберите в окружающем пространстве какой-нибудь объект. Для начала лучше небольшой и неживой или растительный (стул, лампа, домашнее растение, листок на дереве, камень, и т. д.) Выразите этот объект в танце и звуке. Попробуйте танцевать его и танцевать с ним, подражая ему в его внутренней сути. Выведите эту «вещь-в-себе»[69] из себя, передразнивайте ее, станьте ее зеркалом. Каждому предмету есть что рассказать. Пробуйте разные варианты. Переходите от одного объекта к другому. Через некоторое время перейдите к животным и людям.

5.4. Исходная позиция та же. Ваши объекты — духовные сущности, духи, души умерших, ангелы, демоны, боги, и т. д.

Выполнять до возникновения чувства полного удовлетворения, ощущения легкости, эйфории и ясности восприятия.

Применять упражнение 5.1 следует при появлении чувства «загруженности», в «безвыходных ситуациях» — в общем, при появлении «проблем». В случае, если вы в состоянии депрессии, если у вас низкий эмоциональный уровень, а это, надо сказать, не всегда очевидно в застарелой форме, вы можете убедить себя и окружающих, что у вас все «нормально», могут возникнуть трудности в выполнении 5.1. Движений и звуков может не быть вовсе или они будут явно искусственны. Если внешних проявлений нет — нарочито обострите проблему, придайте ей большую значимость, сожмите пружину, загрузитесь до предела!

Если все равно не получается, ну что ж — отдохните, поешьте, выспитесь... и повторите попытку. Упражнения 5.2-5.4 можно практиковать в любое время по желанию.

В конечном итоге двигаться и звучать вам будет легко и приятно, выглядеть «танец» будет своеобразно, но гармонично. В вашем «танце» могут быть видны повадки какого-нибудь животного, птицы и т. д. Это хорошо.

В части 5.4 не нужно ничего опасаться — ведь вы, в сущности, «зеркало», повредить вам нельзя, но вы можете получить много полезной информации, обучиться магическим действиям, мантрам и пр. Вы также можете оказать помощь духам и душам умерших.

Со временем у вас будет все меньше и меньше внешних движений. «Танец» станет вашим постоянным внутренним духовно-энергетическим действием. Этот уровень дает неограниченную жизнь, самоосознание и защищенность.

В конце «танца» вся серьезность должна уйти, естественным образом появится блаженная полуулыбка. После окончания упражнения вы почувствуете прилив энергии и увеличение творческих способностей.

Последнее упражнение в этом комплексе — просто «тихое сидение». Когда вы сидите тихо, мысли тоже затихают, возрастает внутренняя гармония. Возникает чувство облегчения и внутренней уверенности. Найдите место, где вы можете сидеть на мате, или подушке, или на стуле с прямым сидением и спинкой. Традиционная поза для сидения (показанная Буддой Шакъямуни, когда он только что стал просветленным) облегчает релаксацию как тела, так и ума. В этом положении тело спокойно, но энергия и информация начинают интенсивно работать.

Если вам сложно сидеть в позе «лотоса», «полулотоса» или «по-турецки» — сидите на прямом стуле с неперекрещенными ногами. Сидите прямо на сидении, не прислоняясь к спинке стула, ноги расставьте на удобное расстояние, ступни поставьте плоско на пол. Это позволяет распределить вес тела на твердом основании. Тоже «непростая» поза: в такой изображался Будда Майтрейя — тот будда, который должен прийти после периода Будды Шакъямуни.

Если вы сидите со скрещенными ногами, устройте ваш мат или подушку так, чтобы таз был выше ног. Умение сидеть в позе «лотоса» или «полулотоса» (т. е. когда лодыжки — обе или одна — покоятся на бедре) полезно, но это не столь существенно в данном упражнении.

Руки на коленях, ладонями вверх (но если вам так неудобно — поверните их ладонями вниз). Освободите руки и плечи от напряжения и расслабьте кисти так, чтобы они лежали удобно. Спина уравновешена и не напряжена. Это позволяет энергии естественно протекать от нижней части тела к верхней. Шея прямая, подбородок чуть опущен. Голова смотрит макушкой вверх и как будто подвешена за макушку на невидимой нити. Глаза полузакрыты, расслаблены и слегка сфокусированы на пол, следуя продолжению линии спинки носа. Рот слегка полуоткрыт, нижняя челюсть расслаблена. Кончик языка слегка касается бороздки нёба за зубами. Язык будет немного выгнут назад.

Когда вы сидите таким образом, попробуйте свести до минимума моргание, расслабьте область вокруг глаз, лоб, лицевые мышцы. Если вы не привыкли сидеть со скрещенными ногами, сперва будете ощущать некоторое неудобство, пока не научитесь снимать ненужное напряжение. Если у вас болят колени, скрестите ноги очень свободно и подложите под таз более высокую подушку. Затруднение может исходить из колен, но скорее всего недостаточно гибки ваши берцовые суставы.

Физический дискомфорт может быть связан с ментальным или эмоциональным состоянием; если ваш ум неспокоен, то нельзя расслабить тело. Если вы чувствуете неудобство во время сидения, обратите внимание на состояние вашего ума. Нет ли там активного потока мыслей, диалогов, образов, фантазий? Но если все это есть — не переживайте. Со временем сама сидячая практика и мягкое, спокойное дыхание, облегчающее ее, могут снять как ментальное, так и эмоциональное волнение, а также физическое напряжение.

Вначале вы можете понять релаксацию механически, думая, будто неподвижное сидение означает, что тело не двигается. Вы можете держаться неподвижно. Но можно научиться сидеть неподвижно, не делаясь жестким. Жесткость создает блоки для течения энергий. При продолжении практики вы поймете: для того, чтобы расслабиться, не надо делать усилий. В конце концов вы достигнете неподвижности, полной жизни и энергии.

Вздохните глубоко восемь раз и медленно расслабьте все тело. Расслабьте глаза, закрыв их, если хотите, и пусть ваш рот слегка раскроется. Пусть напряжение уйдет со лба и со всей головы. Медленно ощутите каждую часть головы — нос, нижнюю челюсть, полость рта, щеки, — так до тех пор, пока голова не станет полностью расслабленной.

Затем расслабьте спину, все стороны шеи, горло, нижнюю часть подбородка. Если вы найдете напряженное место, то получите удовольствие от ощущения, вызываемого таянием напряжения. Перемещайте внимание к плечам, груди, кистям рук, животу, спине, ногам и ступням, даже пальцам ног. Испробуйте чувство расслабления. Действительно почувствуйте его, наслаждайтесь им больше и больше, пока оно не напитает каждую частичку вашего тела.

Упражнение 6. «Тихое Сидение»

6. Просто сидите, спокойно и расслабленно, с прямой спиной.

Длительность выполнения — от 30 минут до нескольких часов и дней.

Без особых объяснений помещу здесь так называемую «Малую Магическую Практику». Тем, кто успешно пройдет предыдущие шесть упражнений, она будет понятна и доступна. С ее помощью можно достичь любых целей в пределах Вселенной. Но, к счастью, есть один предохранитель, не позволяющий воспользоваться ею тем, кто к этому не готов по своим морально-нравственным качествам.

Упражнение 7. «Малая Магическая Практика»

7.1. Станьте единым целым с Миром.

7.2. Выделите некоторую часть Мира по своему усмотрению.

7.3. Станьте этим.

7.4. Изменитесь, тем самым меняя Мир в целом.

7.5. Вновь станьте единым целым с Миром.

7.6. Выделите свое «я» и вернитесь в него.

Диетические и прочие рекомендации.

Перед началом выполнения комплекса, если вы хотите быть более уверены в успехе, довольно полезными могут оказаться следующие подготовительно-очистительные практики.

Питание.

Если вы можете позволить себе полноценное полностью вегетарианское питание — это хорошо. Но как минимум на период подготовки к практике и во время нее вы должны перейти на систему раздельного питания (по этой системе достаточно много литературы и доступной информации, поэтому я не стану здесь о ней подробно говорить). Причем белковые продукты животного происхождения употребляйте ближе к вечеру, за 3,5-4 часа до сна. С утра, перед практикой, — только стакан прохладной воды и пол-ложки (чайной) светлого меда, затем в течение дня воду или слабый несладкий зеленый чай, свежие фрукты (лучше всего не очень сладкие яблоки), ягоды и немного крупяных каш. Непосредственно перед сном в подготовительный период необходимо ежедневно принимать слабительное растительного происхождения, например, лист сенны или его препараты.

Раннее утро — самое ценное время для практики, но недопустимо практиковать, не очистив предварительно кишечник от вчерашней еды. Кишечник — это ваш второй (а может быть, и первый) мозг, в нем происходит главная энергетическая работа!

В тяжелых случаях только система питания и прием слабительных не обеспечивают достаточной для начала практики очистки. Тогда нужно принять описанные ниже меры.

Эвакуация кишечника и голодание.

Часто в связи с сильным загрязнением кишечника среднестатистического современного человека до начала какой-либо практики требуется как минимум двух-трех-недельное промывание его посредством клизмы с горячей водой. Температура воды должна быть около 25°С. Желательно эту процедуру производить два раза в день, утром и вечером — по три кружки Эсмарха емкостью 1,5-2 литра за сеанс (две горячие и последняя прохладная). Через неделю после проведения очистительных процедур для более сильной детоксикации организма дополнительно к этому следует провести двух-трехдневные голодания в режиме: два дня голодания — три дня выхода из него на вегетарианской диете, три дня голодания — четыре дня соответствующего выхода.

Краткосрочные голодания на одной воде необходимы для снижения кровяного давления и улучшения работы сердца.

Во время проведения голодания для энергетической подпитки организма и укрепления всех тел-полей человека требуется усиленная работа над молитвой-мантрой «Истинное сотворение Четырех Безмерных», подкрепленной на практике добрыми делами.

Текст молитвы-мантры:

«Пусть все «Я» будут счастливы.

Пусть все «Я» не страдают отныне.

Пусть все «Я» будут счастливы вечно.

Пусть все «Я» от пристрастий и гнева освободятся!»

Промывание желудка.

Выпить около полутора литров теплой воды. Стоя нагнуться вперед под прямым углом. Поместить для самомассажа левую руку на область желудка, затем указательным и средним пальцами правой руки, засунутыми в горло, пощекотать корень языка для позыва к рвоте. Повторять этот искусственный прием вызова рвоты до тех пор, пока желудок не выбросит все количество выпитой воды. Тем, у кого рвота не появится даже после раздражения гортани пальцами, добавить немного соли. Но добавлять ее каждый день не рекомендуется.

Как только польется вода, уберите пальцы, чтобы она смогла вылиться сплошным потоком. Затем воспользуйтесь пальцами снова. Когда вода кончится, подвигайте пальцами в глотке — и вы почувствуете рвотные спазмы без выделения воды, что означает полное опорожнение желудка.

Особенно важно удерживать корпус согнутым под прямым углом. Не очищайте желудок в стоячей позе — это вредно, особенно для сердечников. Промывание желудка следует повторить несколько раз (если вода при рвоте будет либо кислой, либо горькой) — до тех пор, пока вода не станет чистой от примесей слизи и без какого-либо привкуса. Процедура рвоты должна быть довольно мягкой, без излишней нагрузки на сердце, ибо его укрепление за счет массажа брюшной полостью происходит постепенно, не за один день. Промывание желудка производится после очищения кишечника.

Эта процедура, кроме важных для нас эффектов, способствующих практике, очищает кожу, изгоняет прыщи и фурункулы, вылечивает болезни зубов, исправляет функции сердца, излечивает болезни груди, запор, желчное расстройство, несварение, кашель, астму, рахит, воспаление миндалин, ночное недержание мочи, и т. д. Список не исчерпывающий.

Промывание носа.

Наполнить миску средней величины слегка подсоленной водой, погрузить в нее нос и медленно втянуть им воду, затем выплюнуть ее через рот, так как она содержит в себе нечистоты. Вначале будет ощущаться жжение в глубине носа. Возможно неистовое чихание, что будет мешать выполнению процедуры. Но постепенно все стабилизируется, и неприятные ощущения исчезнут. Эту процедуру следует проделывать несколько месяцев по два-три раза в день, после чего ее можно будет выполнять один раз в неделю. После опорожнения миски с водой наклонитесь вперед под прямым углом. Энергично вдыхайте и выдыхайте через нос, двигая головой влево, вправо, вверх и вниз для удаления воды, оставшейся в носовой и лобной полостях.

Это упражнение великолепно помогает в случае хронической головной боли, бессонницы или сонливости. Интеллект стимулируется, выпадение волос и преждевременная седина прекращаются. Промывание носа особенно эффективно для излечения забывчивости и катаральных заболеваний. Все недуги органов от шеи вверх могут быть излечены этим упражнением.

Водные процедуры.

Совершая омовение, прежде всего следует тщательно вымыть голову и обильно поплескать водой в глаза, затем следует поливать достаточным количеством прохладной воды пупок и половые органы в течение двух-трех минут и в течение одной-двух минут — заднюю часть бедренных суставов и колени. Когда это будет сделано, облить остальные части тела, тщательно растирая и омывая его. По мере закалки организма температуру воды следует систематически понижать.

Принимая контрастный душ, кроме выполнения указанных методик, полезно массировать ступни на массажном коврике или в специальном ящике, заполненном крупнозернистой галькой. Заканчивать контрастный душ всегда необходимо под холодной струей воды. После чего важно энергично растереть себя руками и на влажное тело надеть тренировочный костюм из хлопка, шерсти или иных натуральных тканей. Затем следует бег или энергичная ходьба с одновременным начитыванием молитвы-мантры.

О сексе.

Секс — это, в общем-то, совершенно второстепенный вопрос. Ведите ту сексуальную жизнь, которая вас больше устраивает и не мешает остальному.

То, что может действительно помочь вам на пути к Бессмертию — это не сексуальные практики, а особого рода энергетический эротизм (ЭЭ). Но использовать его вы сможете только со своим идеальным партнером, с вашей «половиной». Иначе вы рискуете просто превратиться в вампира. Есть и другая возможность: начать заниматься энергоэротизмом с воображаемым партнером. Хотя это и намного сложнее, но так вы можете достичь сразу двух целей — приблизить встречу со своей «половиной» в реальности и улучшить качество своей энергии. Этим практикам будет посвящен особый раздел в следующей книге.

А пока, чтобы вы получили хоть какой-то эффект от этой сферы, дам некоторые рекомендации. Для мужчин и для женщин они будут немного разными. Точнее, противоположными. Это и понятно, ведь мужчина и женщина именно в этом аспекте радикально отличаются друг от друга. Буквально как Инь и Ян. Поэтому мужчинам рекомендуется строгое воздержание в течение ста восьми дней и интенсивная практика приведенного выше комплекса. В этот период им ни в коем случае нельзя терять семенную жидкость, даже во сне. После этого периода вы можете продолжить сексуальную жизнь, но постарайтесь без необходимости не эякулировать. Без необходимости — то есть ради сомнительного удовольствия, а не для зачатия ребенка. Для женщин это не так существенно. Но во время полового акта женщинам рекомендуется удерживать внимание (самовосприятие) в районе груди или солнечного сплетения, не давая ему опускаться ниже.

И небольшое предупреждение. Надо ясно понимать, что секс и половая любовь между мужчиной и женщиной — это древняя программа обеспечения бессмертия Рода на уже уходящем этапе истории. Сейчас эта программа либо сама собой отомрет, либо будет искусственно выключена для большинства людей. «Бессмертным» человеко-клеткам неконтролируемая тяга к продолжению рода не нужна и даже вредна. Так что готовьтесь: в один прекрасный (или не очень) день ваше либидо может куда-то исчезнуть. Впрочем, взамен вам дадут массу иных «удовольствий».

Пока либидо у вас еще есть, постарайтесь извлечь из него максимальную пользу. Кроме программы продолжения Рода, есть еще как минимум одна «недокументированная» программа, связанная с половым влечением. Она запускает процесс преобразования половой энергии в другие виды энергий. Это знали многие даосы, йоги и буддисты-тантристы. Но древнее знание сознательно уничтожается или искажается. Поэтому сейчас просто имейте в виду: половая любовь, т. е. конечная любовь, нужна для бессмертия Рода. Для индивидуального Бессмертия требуется Любовь бесконечная. Поскольку обычное человеческое тело не предназначено для осуществления подобной функции, в результате практики формируется основа особого, бессмертного тела — «бессмертный зародыш». Но подробнее мы остановимся на этом в другой раз.

* * *

Что еще можно сказать о приведенном комплексе упражнений и дополнительных рекомендациях? Выполнение его не только даст вам хорошую подготовку для Базовой Магической Практики, но и предупредит, предотвратит несанкционированные тайные попытки ставленников администрации тюрьмы обречь вас на «клеточное бессмертие». Особо талантливые и усердные ученики могут достичь Бессмертия и Свободы при интенсивном выполнении даже одного этого комплекса.

Вот и все. Приятной и успешной практики!

Эпилог. ЭПОХА БЕССМЕРТИЯ

Закончилась человеческая история. Настало время выбора, и уклониться от этого выбора не удастся никому. Выбор невелик — всего два варианта: либо вы становитесь бессмертными, либо вы обретаете Бессмертие. В первом случае делать ничего не надо — все решат и сделают за вас, просто следуйте за большинством. Во втором случае вы ступаете на Путь Недеяния. Это только Ваш Путь. Только Вы можете одолеть его.

Итак, ответы на вопросы, поставленные в заглавии книги, самоочевидны и парадоксальны, а значит — верны. Достичь Бессмертия можно только избежав бессмертия.

Каков Ваш путь? Только вы можете это определить. Я лишь стараюсь дать вам информацию для размышлений, подсказать, как можно избавиться от цепей и заложенных в вас программ, как снять фильтры и разбить кривые зеркала, через которые вы привыкли воспринимать себя и мир.

Первоначально я предполагал, что можно поместить весь материал в одну книгу и больше не возвращаться к этому вопросу. Но в процессе работы над ее подготовкой к изданию мне стало ясно, что это не так. Я принял решение разделить текст на несколько книг.

В первой книге дано довольно много предварительной информации, предохраняющей от внезапного шока осознания истины, а также достаточное количество теоретического материала, экскурсов в историю, научных данных. Без этого сложно было подвести вас к главному. Да без этого книга и не смогла бы увидеть свет, а если бы и увидела, принесла бы больше вреда, чем пользы.

Поэтому несмотря на то, что «умному достаточно»[70] и этого тома — в сжатом виде в нем есть все необходимое, — в ближайшее время увидят свет вторая и, возможно, третья книги.

Из них вы узнаете о многих тайнах, связанных с историей нашей планеты и человечества, о дальнейших событиях моей жизни и жизни моих друзей, но главное — в них будет дано развернутое и подробное описание различных вариантов практики Бессмертия.

Предупреждаю сразу: эти книги могут вызвать у вас еще большее удивление и бурю эмоций самого разного рода. Что ж, вы к этому уже подготовлены.

До встречи, новые Бессмертные!


Примечания

1

В древнегреческом мифе великан-разбойник Прокруст насильно укладывал путников на свое ложе: тем, кому ложе было коротко, обрубал ноги; тех, кому было длинно, вытягивал. В переносном смысле — искусственная мерка, не соответствующая сущности явления.

2

Авторство этого афоризма приписывают то Роджеру Бэкону (1214 - 1294), то Френсису Бэкону (1561-1626).

3

Конечно же, речь идет о великом русском поэте Александре Сергеевиче Пушкине (1799—1837).

4

Имеется в виду Рональд Уилсон Рейган (1911-2004), американский государственный деятель, известный своими консервативными взглядами. 40-й президент США в 1981-1989 гг. от Республиканской партии, губернатор Калифорнии в 1967-1975 гг., с 1937 до начала 1960-х гг. актер Голливуда.

5

В настоящее время часть христиан (за исключением Армянской и Русской Православной Церкви) празднует рождество 25 декабря, в соответствии с принятым календарным стилем. В Русской Православной Церкви это 7 января по новому стилю.

6

Алекс использует термин «культ», но в русскоязычных источниках подобные явления чаще называют «тоталитарной сектой».

7

Сансара (санскр.) — одно из основных понятий индуизма и буддизма, сфера перевоплощений души (в индуизме) или личности (в буддизме) в цепи новых рождений (в виде человека, бога, животного и пр.), осуществляемых по закону кармы.

8

Имеется в виду фильм известного режиссера Терри Гиллиама «Братья Гримм» (2005 г.). Разумеется, в фильме эти слова звучат чуть иначе.

9

«Быстрый» или «парадоксальный» сон характеризуется быстрыми низкоамплитудными электромагнитными ритмами, как при пробуждении, однако парадоксальным образом во время него полностью расслабляются все гладкие мышцы тела и происходят быстрые движения глаз. Наблюдаются неравномерность пульса и дыхания, подергивания лица, пальцев, конечностей, у мужчин возникает эрекция. При пробуждении в этот период сообщается о переживании эмоционально окрашенных сновидений, изменяется ощущение времени.

10

Невольный, но явно не случайный каламбур.

11

Видимо, намек на известные слова Уильяма Блейка: «Если бы можно было очистить двери восприятия, все предстало бы перед человеком таким, каково оно есть на самом деле — бесконечным». Эта цитата дала название посвященной вопросам психоделического опыта книге Олдоса Хаксли — «Двери восприятия».

12

Аяваска (иногда неверно называемая аяхуяской), или «лиана души» — индейский напиток психоделического действия на основе южноамериканской лианы Banisteriopsis caapi с добавлением Psychotria virdis или Diploterus cabrerena, содержащих ДМТ, и еще нескольких растений. ДМТ — диметилтриптамин, психоделик, открытый О. Дженигером. Считается, что аяваска стимулирует экстрасенсорное восприятие.

13

Следующий далее эпизод можно принять за своеобразную иллюстрацию теории базовых перинатальных матриц (БПМ) Станислава Грофа, хотя автор и не проводит прямых аналогий.

14

Башня из слоновой кости — символ мечтаний и оторванных от жизни философствований. Выражение принадлежит французскому поэту и критику Ш. О. Сент-Беву (1804—1869). Образ восходит к словам католической молитвы.

15

В этом издании мы опустили фрагмент, пространного описания самовосприятие угасающего сознания, утратившего контакт с физическим миром.

16

В античных трагедиях сложные сюжетные коллизии иногда разрешались логически не обоснованным появлением божества, опускавшегося на сцену с помощью специальной машины.

17

Франкенштейн — ученый, создавший человека из кусков тел умерших людей и ожививший его с помощью электричества. Персонаж одноименного романа Мэри Шелли (1797—1851) и многочисленных «фильмов ужасов», снятых по мотивам романа.

18

К сожалению, осталось неясным, о каком именно институте идет речь.

19

Автор здесь не совсем прав. Некоторые из перечисленных слов имеют не арабское происхождение.

20

Целостным, от греч. holos — целый.

21

В России и СНГ из аутентичных традиций особенно широкое распространение получил «Чжун Юань Цигун» китайского мастера Сюи Минтана. В своих книгах Сюи Минтан действительно говорит о бессмертии как об одной из целей практики цигун.

22

В частности, можно указать на тот же «Чжун Юань Цигун» (см., например, http://zyq.ru).

23

У знаменитой болгарской прорицательницы Ванги кости черепа в районе «родничка» были раскрыты до самой смерти.

24

Аллюзия на цитату из «Божественной комедии» Данте Алигьери (1265—1321). «Оставь надежду, всяк сюда входящий» — надпись над вратами Ада.

25

Федоров Николай Федорович (1829-1903).

26

Сегодня единственным доступным и крайне неполным источником по этому вопросу является сочинение графа Стефана Колонны Валевского «Система Кавказской йоги», изданное в Колорадо в 1955 г.

27

Эти события легли в основу знаменитой пьесы Артура Миллера «Салемские колдуньи» и снятого по ней фильма с Ивом Монтаном и Симоной Синьоре в главных ролях.

28

Известный по комиксам и кинематографу истребитель вампиров.

29

Имеются в виду, разумеется, голливудские фильмы.

30

На момент написания книги С. Милошевич еще был жив.

31

Вероятно, намек на невысокий коэффициент интеллекта нынешнего хозяина Белого дома.

32

Тимур (Тамерлан) (1336—1405) — создатель государства со столицей в Самарканде. Разгромил Золотую Орду. Совершал завоевательные походы в Иран, Закавказье, Индию, Малую Азию и др. регионы, сопровождавшиеся разорением многих городов, уничтожением и уводом в плен населения.

33

Неясен биографический источник описываемого далее трагического случая. Похожее, правда, произошло с учеником и поклонником К. Э. Циолковского, знаменитым писателем-фантастом А.Р. Беляевым (1884—1942). Возможно, здесь присутствует элемент авторской реминисценции.

34

Архив АН СССР, Московский отд., фонд № 555, on. 1, № 462). Из личных записей К. Э. Циолковского, 1928 г.

35

Здесь и далее цитаты сверены по изданию К. Э. Циолковский. Космическая философия. — М.: ИДЛи, 2004.

36

«Промывание мозгов» — термин, введенный в 1951 г. журналистом Эдвардом Хантером. Он использовал его для описания феномена того, как американские солдаты, захваченные в плен во время корейской войны, внезапно изменяли свою лояльность и систему ценностей, начиная верить в приписываемые им корейцами якобы совершенные военные преступления. Хантер перевел этот термин с китайского: «hsi пао» означает «мытье мозга». Промывание мозгов обычно носит насильственный характер; может применятся грубое насилие, иногда даже пытки.

37

Намек на известный голливудский фильм ужасов « Пчелы-убийцы».

38

Нельзя не заметить, что в описании погодных условий автор противоречит сам себе.

39

Нанотехнология имеет дело с объектами размером порядка 10-9 м (одна миллиардная часть метра), т. е. с отдельными атомами и молекулами.

40

Экстропия характеризует рост и жизнеспособность системы. Семь основных принципов экстропианцев: бесконечный прогресс, самопреобразование, практический оптимизм, разумная технология, открытое общество, самонаправление и рациональное мышление. Политически экстропианцы выступают против авторитарного общественного контроля, за верховенство закона и децентрализацию власти. (Из «Принципов экстропианства» Макса Мора).

41

Иммортология (от лат. im — без и mors, mortis — смерть) — наука о бессмертии. Термин предложен в 1974 г. русским философом И. В. Вишевым.

42

Описанные ниже переживания Алекса во многом похожи на опыт героя апокрифического текста, известного под названием «Глубинная (голубиная) книга». Объяснение этому вы найдете во втором томе.

43

Витгенштейн Людвиг (1889—1951) — австрийский философ и логик, представитель аналитической философии. Известность получило его выражение: «О чем нельзя говорить, о том следует молчать»

44

Хендрикс Джимми (Джон Аллен) (1942—1970) — американский ритм-н-блюзовый и рок-музыкант. Был одним из кумиров движения хиппи и психоделической революции. Виртуознейший гитарист своего времени, часто эпатировал публику (первым начал сжигать и разбивать гитару на сцене и пр.)

45

Пиромания — неодолимое, импульсивно возникающее влечение к поджогам.

46

Новояз — термин из романа-антиутопии «1984» английского писателя Джорджа Оруэлла, описывающего будущее мировое общество как тоталитарный иерархический строй, основанный на изощренном физическом и духовном порабощении.

47

Синаптические (от греч. synapsis — соединение, связь) структуры — структуры зон контакта между нейронами и другими образованиями (нервными, мышечными или железистыми клетками), служащие для передачи информации от клетки, генерирующей нервный импульс, к другим клеткам.

48

О соотношении духа и материи с современной точки зрения можно узнать, например, из книги П. В. Берснева «Мозг — ловушка для души?», 2005 г.

49

Экзистенциальный — связанный с существованием (от лат. existentia (exsistentia) — существование).

50

Оккам Уильям (ок. 1285-1349) — английский философ-схоласт, логик и церковно-политический писатель, главный представитель номинализма XIV в., францисканец. Прославился Оккам своим «принципом простоты», который также называют «бритвой Оккама». Он придерживался мнения, что «простейшие объяснения — самые лучшие».

51

Как гласит теория «Большого Взрыва», Вселенная возникла из точки с нулевым объемом и бесконечно высокими плотностью и температурой. Это состояние, называемое сингулярностью, не поддается математическому описанию, впрочем, как и любому другому. «Технологическая сингулярность» также характеризуется взрывным характером, непредсказуемостью и неописуемостью.

52

Трансцендентный (филос.) — недоступный познанию, находящийся за пределами опыта.

53

Возможно, неосознанная аллюзия на идею романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание».

54

В этом издании опущено несколько страниц малозначимого текста от фразы Алекса «Мы к вам, профессор, и вот по какому делу!..» до приглашения профессора Ч. пройти на веранду.

55

Слова Понтия Пилата, указывающие на Иисуса Христа.

56

Ковен (от англ. coven) — слово шотландского происхождения, означает союз, группу магов, колдунов, ведьм, объединившихся для совершения магических действий, ритуалов. Обычно состоит из двенадцати участников и руководителя.

57

Здесь и далее стихотворный перевод Александра Галата.

58

«Дао-Дэ цзин» («Трактат о Пути и Благой Силе»), 6.

59

Имеется в виду альбом «Стена» (1979 г.) английской рок-группы «Пинк Флойд» и снятый на эту музыку фильм.

60

Фраза, с которой начинается каждый «эпизод» (серия) «Звездных войн».

61

В этой главе много интересных совпадений с визионерским опытом, описанным в книге «СуперСайо» постсаентологом Кеном «Пилотом» Оггером. Но есть и серьезные расхождения.

62

Интересная перекличка с данными из книги «Танатонавты» современного французского писателя Бернарда Вербера. В ней упомянутая «черная дыра» является входом в общечеловеческий загробный мир для всех людей.

63

Олимпийский лозунг.

64

Выражение, приписываемое Гаю Юлию Цезарю.

65

Известные слова Л. Р. Хаббарда.

66

Фактически прямая цитата известного выражения Алистера Кроули.

67

Эгрегор — реально существующий или воображаемый нематериальный объект, спонтанно порождаемый долговременной когерентной интенцией группы людей. Сила и долговечность эгрегора зависит от согласованности и численности группы. {Источник — «Википедия», http: // ru.wikipedia.org )

68

Пранаяма — одна из техник индийской йоги, связанная с дыханием (от санскр. прана — дыхание, энергия жизни, и яма — смерть, остановка [дыхания]).

69

«Вещь-в-себе» — философское понятие, важнейшее в философии Канта. В строгом смысле означает вещь со стороны тех ее свойств, которые не зависят от человеческого восприятия и его специфических условий (при том, что они вполне могут зависеть от условий божественного созерцания). Кант выдвигал тезис о непознаваемости «вещей-в-себе».

70

Известное латинское выражение.

Гонсалес Алекс Рон