Бездорожье

ВарраксБездорожье

Варракс.

Бездорожье.

Я шел.

Я шел не спеша, я знал, что каждый шаг приближает меня в нужном мне направлении - хотя направления время от времени меняются, иногда поворачивают назад, иногда долго кружатся на месте.

Но это - мои направления. И они ведут туда, куда надо мне.

На своем пути я встречал множество людей.

Большинство из них шло проторенными дорогами.

Страшно смотреть на них, идущих по такой дороге - люди, составляющие ее, однообразны и невозможно среди них отличить одного от другого. Мужчины, женщины, дети, старики, калеки, атлеты, - на первый взгляд они разные, но, по прошествии времени, остановившись на обочине дороги, по которой они идут, видишь, как они одинаковы, несмотря на пестроту одежд и разный цвет кожи. Одинакова пустота в их глазах, одинаков взор, направленный вперед - эти дороги только с односторонним движением.

Идущие по дорогам не видят меня.

Я стоял рядом, я мог дотронуться до них рукой, но они не видели меня - я стоял на обочине.

Их глаза могут смотреть только вперед.

Редко, очень редко, кто-то пытается вырваться из общего потока - но, еще не умеющий видеть, врезается в границу дороги - несуществующую для меня и непроходимую для него. Его отбрасывает назад, и он, с трудом сохраняя равновесие, снова приноравливается к равномерному шагу следующих по дороге.

Некоторые бросаются на границу дороги снова и снова - и их отбрасывает назад, и остальные идут дальше по их телам, втаптывая их в грязь, размазывая тела по дороге, разматывая кишки, вывалившиеся из раздавленных животов и цепляющиеся за шаркающие по дороге ноги, дробя кости в пыль, не слыша крики боли упавших и призывы о помощи - все они давно глухи, ибо для того, чтобы идти по готовой дороге, не нужен слух; и они не могут опустить взгляд вниз, поскольку смотрят только вперед.

И если споткнется идущий - то точно также затопчут его те, кто шли за ним.

Я проходил свозь их тела, неощутимые для меня, только оставляющие неприятный склизкий налет на моем теле, впрочем, легко смываемый - и шел дальше.

Мне неинтересно долго следить за ними - во время своих странствий я много раз видел такие дороги - с разным покрытием, с толпой, которая идет, бежит или даже ползет - но всегда в одном направлении; с толпой из миллиардов людей, которым трудно дышать из-за тесноты; с редкой цепочкой людей - но всегда они шли в одном направлении - вперед, к концу дороги.

Я не раз видел, как затаптывали оступившихся.

И не раз - как толкали тех, кто пытался сделать шаг чуть в сторону в том же самом направлении, но чуть в сторону - и многих из них соседи отталкивали от себя, и они падали, и по ним шли вперед...

Самое смешное - я видел, чем эти дороги заканчиваются - либо пропастью, при взляде на глубину которой у меня кружилась голова, либо они смыкались в кольцо, создавая иллюзию бесконечности пути. Несколько раз, когда я только начинал свой Путь, я становился на полотно дороги перед самым ее концом и смотрел вперед - но вместо обрыва была видна только бесконечная дорога. Дорога вперед.

Я видел продолжение дороги и видел, как люди проваливаются вниз, летя в пропасть все с той же бессмысленной улыбкой, с которой они шли по дороге.

Они даже перебирали ногами, как бы идя дальше.

Потом я перестал замечать дороги - вся их бесконечность могла быть заменена одной-единственной.

Раньше я задумывался над тем, зачем их так много, если они ведут к одному и тому же?

Потом мне это стало неинтересно - и я пошел дальше.

Я шел.

Я шел и видел горы, на которые люди стремились забраться, сдирая в кровь руки и падая вниз на камни. И после падения они поднимались, шатаясь, и лезли вновь вверх - к вершине.

Что будут делать они, добравшись до вершины, - думал я, продолжая свой Путь. Останутся там или спустятся вниз в поисках другой горы?

И однажды я обнаружил лестницу.

Лестницу на каждой горе, ведущую на вершину.

Но лезущие вверх не видели ее.

Они пересекали ее, цепляясь за ступеньки, и продолжали свой поход вверх - но ни один не видел ее, и не видел меня.

Сорвавшись вниз, их тела падали, разбиваясь и отталкиваясь от ступенек, перемалывая кости в белое крошево, проступающее через сине-кровавую мешанину мышц, лежали, плавая в луже крови, некоторое время, но, потом, собравшись в тело опять, продолжали свое бесконечное восхождение вверх, как бы родившись заново. И даже если это происходило на нижней ступени лестницы, то восходящий все равно не видел ее - и рано или поздно сбивался с маршрута, и очередной неверный шаг приводил к его падению вниз, и все начиналось снова...

Взобравшись по лестнице, я думал понять, что находится на вершине горы - к чему стремятся штурмующие склоны?

Но наверху не было ничего.

Ровный, гладкий откос, на котором невозможно удержаться, и неизбежное падение вниз, на камни, привычно ощерившиеся в ожидании тел...

И я спустился вниз и пошел дальше.

Я шел.

Я видел на каждой горе, попадающейся на моем пути, лестницы.

Но никто не видел их, кроме меня, хотя склоны гор были усеяны теми, кто лез вверх.

Я шел дальше, пересекая дороги и обходя горы или проходя сквозь них, по настроению - с какого-то момента я понял, что пройти через них не труднее, чем через дорогу, они столь же бесплотны.

Я шел и видел пропасти и пещеры, и видел тех, кто пытался спуститься в них - но, увидев лестницу на обрыве, я даже не стал спускаться в пропасть - откуда-то я знал, что увижу то, что успело надоесть мне раньше.

Я шел.

Я шел дальше.

Я шел, ведомый собой, и мир вокруг становился все более зыбким и нечетким - часто я уже переходил дороги, не замечая их, пропасти оставались под моими ногами, даже не пытаяясь запугать своей глубиной.

Я шел.

Есть ли кто еще в этом мире, кто не идет по дорогам, и не пытается взобраться на гору либо слезть в пропасть, неспособный увидеть, что там ничего нет?

Я шел.

Я шел и думал.

Мне не было скучно - скуки нет в моем мире, мне было скорее любопытно - неужели никто не видит все богатство мира, его лугов, раскинувшихся между догогами, горных озер и прекрасных своим буйством рек, протекающих по дну ущелий?

И вот однажды я увидел, как вдали кто-то идет навстречу.

Нет, не именно ко мне - просто идет так же, как иду я - не обращая внимания на дороги, а туда, куда влечет то же, что влечет меня.

Я не знаю этого слова - его нет в человеческом языке.

Но я изменил свой Путь и пошел навстречу. Новый путь, как всегда, был моим Путем.

Я шел.

Я шел навстречу.

И я увидел, что фигура, еле различимая в тумане вдали, тоже стала приближаться.

И вот мы встретились.

Мы посмотрели друг на друга и улыбнулись одновременно.

- Ну что, пойдем дальше вместе?

- А можешь ли ты дать мне что-либо, в чем я нуждаюсь и не могу добыть этого в одиночку?

- А разве есть что-либо, чего нельзя достичь самому?

- Ты правильно понимаешь... Так пошли?

- Почему бы и нет? До тех пор, пока мы оба будем способны идти вне дорог...

Я шел.

Мы идем.

21 September XXXIII А.S.

Варракс