Библия и Коран. Сравнительный анализ

Айдын Ариф оглы Али-заде БИБЛИЯ И КОРАН: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ (МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Введение

Три мировые религии — Иудаизм, Христианство и Ислам имеют в своих истоках общие черты и в этом смысле являются родственными. Все это отчетливо видно при сравнении первоисточников этих религий Ветхого Завета, Нового Завета, Корана и Сунны. Однако именно эти сравнительные аспекты являются малоисследованными. В своем большинстве работы ученых были направлены на исследование проблем, связанных с Иудаизмом, Христианством, Исламом и их первоисточниками в отдельности.

Научное исследование библейского мировоззрения восходит к античному времени. Этой теме посвятили свои произведения древнеримские философы Порфирий, Цельс и император Юлиан. Основы современной библеистики были заложены выдающимся ученым и философом Барухом Спинозой. На протяжении последующих столетий над данной проблемой работали Ж.Астрюк, А.Кюэнен, К.Г.Граф, Г.Гупфельд, Ю.Велльгаузен, В.М. де Ветте. Одними из основоположников библеистики были также французские философы 18-го века, в особенности П.А.Гольбах. Среди современных библеистов следует особо выделить З.Косидовского, А.Донини, Б.Рассела, Л.Таксиля. Крупных успехов в этой области достигла российская библеистика. Здесь фундаментальные исследования были проведены такими учёными как И.Свенцицкая, А.Ранович, И.Крывелев, И.Шифман.

Научное исследование Корана и Сунны же предпринималось со стороны Л.Н.Климовича, Р.Белла, Г.Бергштрессера и других ученых.

Существует несколько работ христианских теологов посвященных сравнительному анализу Ислама и Христианства. Среди них можно выделить работы Петра Достопочтенного и Иоанна Дамаскина.

Несколько больше работ, посвященных сравнительным аспектам мусульманского и христианского вероучения, были написаны со стороны мусульманских ученых. Некоторые средневековые мусульманские учёные в той или иной степени касались этого вопроса. Специфической особенностью их работ являлась критика Библии с позиции Исламского вероучения. Среди них следует особо отметить таких ученых как Аш-Шахрастани и Ибн Хазма. В прошлом столетии этой теме посвятили свои работы Ахмад Дидат, Абдул Ахад Дауд.

Однако многие из этих работ в настоящее время устарели, и ощущается необходимость в новизне подходов к проблеме. Кроме того, многие ученые рассматривали проблемы с точки зрения привычной для них системы ценностей. Так, некоторые европейские и российские учёные подходили к проблемам с позиций атеизма. Произведения же христианских и мусульманских авторов средневековья носили в основном полемический и апологетический характер.

Данная работа является попыткой освещения проблемы сравнительных аспектов первоисточников Христианства и Ислама с новых позиций. Ее целью является исследование смыслов некоторых библейских и коранических повествований и выявление их истоков и взаимосвязи.




Глава I КОРАН И ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

1. Происхождение священных писаний


Все религиозные системы мира имеют священные писания, написанные, согласно их вероучениям, по внушению Бога (у монотеистов), или богов (у политеистов). У буддистов это Питаки, у зороастрийцев — Авеста, у индуистов — Веды. Монотеистические религии представлены двумя книгами Библией (в Иудаизме и Христианстве) и Кораном (в Исламе).

Принимая во внимание исторические данные, а также схожесть многих действующих лиц и событий в Ветхом завете и Коране следует, что они исходят от единой древнейшей семитической монотеистической традиции. У истоков этой традиции, согласно этим священным писаниям, стоял пророк Ибрахим (Авраам) и его потомки. Книги Ветхого Завета (евр. Танах) зародились в среде евреев — его потомков от младшего сына Исхака (Ицхака), а Коран в среде арабов — потомков его старшего сына Исмаила (Ишмаэля). Этим обстоятельством объясняются отличительные особенности Ветхого Завета и Корана.

Коран, возникший в арабской этнической среде, признаётся своими последователями (мусульманами) Божьим откровением, данным Мухаммаду Творцом в VII веке н. э. В Коране неоднократно говорится о том, что Ислам не является чем-то совершенно новым, а существовал во все времена как религия пророков. Таким образом, здесь утверждается преемственность веры и истинность древних пророчеств. Миссия Мухаммада состояла лишь в реформе закона, а не его отмене. Реформировать же закон следовало в связи с тем, что:


• Кончились времена ниспослания откровений отдельным народам, и появилась необходимость всемирной религии.

• Окончательную реформу веры должен был сделать посланник вышедший из среды потомков Исмаила, старшего сына Ибрахима с которым был заключён завет Бога.

• Возникла необходимость замены прежних текстов священных писаний в связи с тем, что они были искажены и изменены человеческим творчеством.


Таким образом, в Коране утверждается, что наличие "трудных мест" в Библии, о которых речь пойдёт ниже, происходит от систематического искажения её смыслов со стороны иудейского и христианского жречества.

Коран имеет 114 глав (сур) независимо от того, где и когда он был издан. Оригиналы Корана, сохранились до наших дней. Они были составлены в период правления третьего праведного халифа Османа (644–656 г.г.) [20, с. 141–142] ближайшими сподвижниками Мухаммада на основе свитков, проверенных самим пророком. Все последующие издания этой книги в точности повторяют текст оригинала. Не существует списков Корана, расходящихся с османовской редакцией.

Ни одно из основных направлений Ислама не подвергало сомнению количество сур в Коран и никогда не вело дискуссий между собой по поводу того, какие из них должны войти в Писание, а какие — нет. По единогласному мнению всех мусульман Коран является результатом Божественного откровения и не подлежит людскому суду.

В последние десятилетия Коран был переведён с арабского на многие языки народов мира. Однако выносить какие-либо независимые от мнения мусульманской общины суждения (фетвы) или вести богослужения на языке перевода запрещается. Из этого следует, что язык оригинала обязателен, в связи с тем, что любой перевод в конечном итоге несовершенен и хоть немного, но искажает истинный смысл Божественного послания. Поэтому не известно ни одного альтернативного канонизированного текста этого писания.

В Коране не обнаружено смысловых противоречий или несоответствий данным современных наук.

"Артур Джеффери работал над проблемой критического издания Корана до середины 50-ых годов. Однако уже первые подходы к её решению выявили значительные сложности, поставившие под сомнение саму выполнимость задачи, и с конца 50-ых годов интерес к проблеме критического издания среди западных исламоведов практически исчез" [19, с. 22].

В связи с этим Коран никогда не был подвержен сколько-нибудь серьёзной научной критике со стороны оппонентов.

Священная книга иудеев и христиан — Библия делится на 2 неравные по объему части: Ветхий Завет и Новый Завет.

Ветхий Завет состоит из следующих книг:


• "Тора" (Закон), который, в свою очередь, состоит из книг Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. Иначе эти пять книг называются Пятикнижием.

• "Небиим" (Пророки) — состоящие из книг старших пророков (Иисуса Навина, Судей Израилевых, Руфи, I и II книг Самуила, I и II книг Царей), книг "младших" пророков (Исаии, Иеремии, Иезекииля) и двенадцати "малых пророков" (Осии, Иоиля, Амоса, Авдия, Ионы, Михея, Наума, Аввакума, Софонии, Аггея, Захарии и Малахии).

• "Ксубим" (Священные или агиографические писания) состоящие из Псалмов (Псалтырь), Притчей Соломоновых, книг Иова, Песни Песней, Плача Иеремии, Екклесиаста, Есфири, Даниила, I и II книг Ездры и Неемии, I и II книг Хроник (Паралипоменон).


Все эти книги писались в разное время в и окончательно сложились лишь в конце I в. до н. э.

Еще несколько книг не были признаны евреями, так как они были написаны на греческом языке. Это книги Товита, Иудифь, Премудрости Соломона, пророка Варуха, Послание Иеремии, молитва Манассии, I и II книги Маккавеев. Для евреев диаспоры, и первых христиан они являлись текстами "вторичного канона". Католическая и православная Библии включают все эти книги. К книгам "вторичного канона", признанных католичеством и православием, относятся также книги Премудростей Иисуса, сына Сирахова, II и III книги Ездры и III книга Маккавейская. Все эти книги названы неканоническими, но, тем не менее, включены в священное писание этих конфессий. Протестанты же эти книги отвергают.

Таким образом, количество текстов, вошедших в священное писание, различно во всех трёх основных конфессиях Христианства.

Новый Завет состоит из 27 книг во всех конфессиях христианства.

Исторические и филологические исследования текстов Библии показывают наличие в них поздних вставок и компиляций. Например, еврейском варианте Ветхого Завета Бог называется по-разному. В первой главе книги "Бытие" Он называется Элохим. С четвёртого стиха второй главы этой книги Он называется Яхве. В последующих стихах встречается как имя Яхве, так и имя Элохим и даже оба имени вместе. Причем Элохим буквально переводится как "боги", то есть во множественном числе. В результате исследований выяснилось, что если выписать отдельно те и другие стихи, то получится два последовательных и независимых друг от друга рассказа. Это видно, в частности, на примере повествования об Иосифе, где говорится то о Яхве, то об Элохим. То же самое, особенно наглядно, видно в повествовании о всемирном потопе. Это дало повод некоторым ученым предположить, что в Торе соединены два текста. Один из них об Элохим, другой о Яхве. Согласно иудейской традиции оба имени принадлежат единому Богу. Но даже в этом случае последовательность выписанных повествований о Яхве и Элохиме указывает на то, что эти тексты изначально были различны и лишь впоследствии были соединены.

Все эти факты были открыты и сформулированы в XVIII веке библеистами Ж.Астрюком и Г.Б.Виттером [46, с. 83]. Ж.Астрюк считал, что все противоречия в Торе происходят от механического и неотредактированного совмещения двух источников неизвестными составителями ветхозаветных книг.

Позже один из этих источников был назван Яхвистом. Он обозначается в научной литературе символом J (Jahwe). Второй источник был назван Элохистом и обозначен символом Е (Elohim). Они оба возникли, предположительно, в период распада Израильско-иудейского царства после царя Соломона (Х–IX в.в. до н. э.).

Далее оказалось, что Элохист состоит из двух частей. Это утверждал Г.Гупфельт. Вторая часть относящаяся, скорее всего, к периоду "вавилонского плена", называется Жреческим кодексом и обозначается буквой Р (Priestercodex). В основе Жреческого кодекса лежит книга "Левит", а также некоторые другие стихи Торы. Priestercodex содержит правила культа, обрядов, образа жизни священников, а также всей еврейской общины.

Последним источником Пятикнижия является Второзаконие. Её обозначают буквой D (Deuteronomium). В ней отражены реформаторские тенденции, предпринятые иудейским жречеством для укрепления древней религии на более позднем этапе истории. Этот источник появился в VII–VI веке до новой эры.

Считается, что все части Пятикнижия, т. е. источники J, Е, D и Р были скомпонованы вместе в середине VI века до н. э.

В связи с этими открытиями было поставлено под вопрос авторство Торы. Согласно древней иудейской традиции Моисей получил Тору на горе Синай в результате откровения от Бога. Архимандрит Никифор писал: "Моисеево Пятикнижие состоит из пяти книг, написанных пророкоми Боговидцем Моисеем" [6, с. 483].

Однако исследования, начатые библеистами с XVIII века опровергли эту церковную доктрину.

"Еще в XIX веке было доказано, что первые пять книг Ветхого Завета (Пятикнижие или Тора) не могли принадлежать непосредственно Моисею, как утверждает официальная церковь. На основании исследований, о которых говорилось выше, было установлено, что одна из этих книг, которая называется "Второзаконие" была создана на основе какого-то более древнего текста во время правления царя Иосии (VII век до н. э.). Моисей же жил на целых семьсот лет раньше этой даты, предположительно в XIII в. до н. э. Против авторства Моисея говорит и смысловой разбор некоторых стихов Пятикнижия. Например, стихи 5–7 главы 34 книги Второзаконие — "И умер там Моисей, раб Господень, в земле Моавитской, по слову Господню; и погребен на долине в земле Моавитской против Беф-Сегора, и никто не знает места погребения его даже до сего дня. Моисею было сто двадцать лет, когда он умер" — никак не могли быть написаны Моисеем, так как автор этих строк никогда не мог бы описать свою собственную смерть, а также указать на место своего захоронения. Несомненно, что автором этого стиха был какой-то другой человек, живший после всех этих событий. В последнее время часть христианских богословов признала этот факт (Pismo Swiete Starego: Nowego Testamentu. Poznan 1965). В современном Католическом Словаре Библейского богословия (с. XVIII) говорится, что Пятикнижие, как и другие библейские книги "могли сложиться только в сравнительно позднюю эпоху, уже после установления монархии Давида. Все более ранние эпохи — времена патриархов, обоснования евреев Израиля в Ханаане (Палестина), Судей и царствования Саула — относятся к периоду устного повествования" [27, с. 25].

Отсутствие ясности по вопросу об авторстве текстов Танаха и наличия в её истоках нескольких исходных текстов, по всей видимости, явилось причиной возникновения нескольких вариантов священного писания в последующую эпоху. Особенно явно это прослеживается на примере сравнения текстов иудейского канонического Танаха с его переводом на греческий язык — "Септуагинтой". Этот перевод является одним из канонизированных изданий. Он был осуществлён в Египте в III веке до н. э., для иудеев диаспоры. Иудейская традиция утверждает, что перевод был осуществлён семидесятью еврейскими мудрецами, которые проделали эту работу без ошибок.

Однако, тем не менее, данный перевод во многом не сходится с каноническим текстом Ветхого Завета, принятым современным иудаизмом. Такое несоответствие означает, что он был переведен с какого-то другого текста этого писания, отличного от современного иудейского канона. Это однозначно признаётся даже в комментарии к синодальному изданию Библии: "Септуагинта в некоторых деталях отличается от масоретского текста, так как масореты и переводчики на греческий пользовались разными рукописями (списками) древнего текста" [7, с. 1000].

И.Ш.Шифман приводит сопоставительную характеристику масоретского текста Ветхого Завета (Танаха) и Септуагинты [46, с. 224–225]:

МАСОРЕТСКИЙ ТЕКСТ СЕПТУАГИНТА
Название книги Глав Стихов по пометам масоретов Глав стихов
Никифор Кларомонтанская рукопись Список Моммзена
Бытие 50 1534 50 4300 4500 3700
Исход 40 1209 40 2800 3700 3000
Левит 27 859 27 2700 2800 2300
Числа 36 1288 36 3530 3650 3000
Второзаконие 34 955 34 3100 3300 2700
Иисус Навин 24 656 24 2100 2000 1750
Судей 21 618 21 2450 (+ Руфь) 2000 1750
Самуила I–II 31+24 1506 31+24 2240 4500 4500
Царей I–II 22+25 1534 22+25 2203 5000 4800
Исаия 66 1291 66 3800 3600 3580
Иеремия 52 1362 52 4000 4070 4450
Иезекииль 48 1273 48 4000 3600 3340
Осия 14 197 14 530
Иоиль 4 73 3 90
Амос 9 146 9 410
Овадия 1 21 1 70
Иона 3 48 4 150
Михей 7 105 7 310
Наум 3 47 3 140
Аввакум 3 56 3 160
Софония 3 53 3 140
Аггей 2 38 2 110
Захария 14 211 14 660
Малахия 3 55 4 200
12 пророков 3000 3800
Псалмы 150 2517 151 5100 5000 5000
Иов 42 1070 42 1800 1600 1700
Притчи 31 915 29 1700 1600
Руфь 4 85 4 250 250
Песнь песней 8 117 8 280 300
Екклесиаст 12 222 12 750
Плач 5 154 5
Есфирь 10 168 16 350 1000 700
Даниил 12 357 13 2000 1600
Ездра-Неемия 10+13 685 10+13 5500 1500
Хроники I–II 29+36 1765 29+36 5500 2040+2100

Кроме указанных в таблице Септуагинта включает следующие книги: Товит, Иудифь, Премудрость Соломона, Премудрость Иисуса, сына Сирахова, Варуха, Послание Иеремии, Маккавеев I–III, Ездры [46, с. 225].

Таким образом, из всего этого следует, что в III–I до н. э. было в хождении сразу несколько отличных друг от друга текстов Ветхого Завета. Причем, расхождения в этих текстах священного писания существуют не только в заглавиях или в повествованиях, но и в самом каноническом тексте. Например, Пророчество Исаии о Тире (23:1-10) в Септуагинте и иудейском (Масоретском) каноне изложены соответственно следующим образом:

ИУДЕЙСКИЙ КАНОН СЕПТУАГИНТА
Слово о Тире Слово о Тире
Плачьте, корабли таршишские, ибо он разрушен, нет ни домов, ни ворот. Из страны Киттиев возвещено им. Молчите, жители острова! Купцы сидонские мореходы наполняли тебя и по водам великим семена Шихора, жатва Тира доставлялись к нему, и там торговали народы. Устыдись, Сидон, ибо говорит море, мощь морская так: " Я не мучилась, и не рождала, и не выращивала юношей, не взращивала девиц. Когда слух дойдет до Египта, содрогнутся они от того, что услышат о Тире. Переходите в Таршиш, плачьте жители острова! Это ли ваш надменный город, коего начало с давних времен? Уводят его ноги вдаль, чтобы поселиться там. Кто решил это о Тире, раздающем венцы, купцы которого правители, торговцы — знатные люди земли? Яхве Воинств решил о нем, чтобы посрамить надменность всякой славы, посрамить всех знатных людей земли. Переходи на землю свою, как река, дочь Таршиша, нет препоны более. Плачьте, корабли карфагенские, ибо погиб он, и никто не придет более из страны Киттиев: он уведен плененный. Кому подобны были жители острова, финикийские торговцы, переходившие море по многим водам, потомки купцов? Как убранная жатва, таковы торговцы народов. Устыдись, Сидонговорит море, а мощь моря говорит: не мучилась я, и не рождала я, не воспитывала я юношей, не взращивала девиц. Когда станет слышно в Египте, охватит их печаль о Тире. Уходите в Карфаген, плачьте, живущие на этом острове! Разве не такова была ваша надменность сначала, прежде чем он был предан? Кто решил это о Тире? Разве он ослаб, разве не мощен? Купцы его — знатные, властители земли. Господь Саваоф решил уничтожить всю надменность знатных и лишить чести все знатное на земле. Обрабатывайте землю свою, ибо корабли больше не придут из Карфагена [46, с. 12–13].

Здесь в первую очередь обращает на себя внимание разница в географических названиях описываемых событий. Так в Септуагинте говорится о Карфагене (Северная Африка), а в иудейском каноне о Таршише (Тарсисе), который находился в Испании.

Кроме приведённого примера в настоящее время известно несколько вариантов Ветхого Завета (Танаха), имеющие разночтения с официальным текстом. Это Самаритянское Пятикнижие и Пешитта. В результате археологических открытий сделанных в Кумране в руки учёных попали фрагменты Библии ессеев, также различающихся с современным каноническим текстом.

Другим канонизированным переводом Библии, но уже на латинский язык, является "Вульгата". Его осуществил в конце IV в. н. э. Иероним. Она была канонизирована на Тридентском соборе католической церкви в XVI в., но в традиционный текст Иеронима при этом было внесено большое количество изменений и исправлений. Этот текст стал официальным для римско-католической церкви. Официальными же текстами для православных и протестантов являются переводы Библии на языки тех народов, которые исповедуют эти конфессии. Они также были объявлены боговдохновенными последователями этих церквей.

Наличие различных, порой противоречащих друг другу списков Библии, неясность в вопросе об авторстве различных книг священного писания и многое другое наносит несомненный ущерб Библии как Богооткровенного или Богоданного писания. Традиционно устоявшиеся догмы по этим вопросам в конечном итоге оказались опровергнутыми. Это положение усугубляется ещё и тем, что в библейских текстах обнаружено огромное количество внутренних противоречий и несоответствий данным прогрессирующей науки. Первыми на это обстоятельство обратили внимание ещё античные мыслители. Особенно наглядно античная критика Христианства представлена в сочинении Цельса "Правдивое слово" [36, с. 270–351].

В средние века была заложена основа научной критики Библии. Несомненная заслуга в этом принадлежит Бенедикту Спинозе впервые аргументировано подвергший критике библейское учение в своём произведении "Богословско-политический трактат" [41 с. 51]. В дальнейшем фундаментальные работы в этой области принадлежали Ж.Астрюку, М. Де Ветте, К.Графу, Ю.Вельгаузену.

Бурное развитие науки в этот же период поставило под вопрос многие догмы христианской религии, особенно о сотворении и устройстве вселенной. Позже, уже в XVIII–XIX веках в результате археологических раскопок было доказано, что некоторые исторические данные в Библии не соответствуют действительности. Например,

"в Библии определенной даты возникновения вселенной нет. Зато в ней содержится много отдельных указаний относительно времени жизни тех или иных персонажей, продолжительности некоторых событий и эпизодов, а также некоторые другие данные. На основании этих указаний экзегеты и вообще богословы пытались установить дату сотворения мира, от которой можно уже вести хронологию других событий библейской истории, как и вообще истории человечества в тех пределах, которые охватываются Библией. Но основа таких исчислений оказалась настолько шаткой, что как в целом, так и в частностях хронологические системы, разработанные различными авторами, мало, в чем согласуются между собой. В общем, таких систем еще в XVIII веке насчитывалось около 200. Укажем только на две из них. Первая разработана английскими богословами Ущером и Лайтфутом. Она исходит из того, что мир был сотворен Богом за 4004 г. до н. э. Вторая версия признается православной церковью и относит сотворение мира к 5008 г. до н. э." [27, с. 93].

То же самое относится к Библейскому повествованию о Всемирном потопе и ковчеге Ноя. Вот, что говорится в Библии по этому поводу:

"Истребилось всякое существо, которое было на поверхности (всей) земли; от человека до скота, гадов и птиц небесных… остался только Ной, и что было с ним в ковчеге" [7, с. 10].

Согласно этой цитате следует, что потоп был всемирным и уничтожил всю жизнь на земле, за исключением Ноя, его семьи и всего того, что было с ним в ковчеге. Однако это противоречит научным данным.

"Если бы потоп уничтожил всё человечество, то невозможно было бы для Авраама, который пришёл через три столетия, найти человечество, разделенное на различные народы и расы, тем более, если это человечество пошло от трёх сыновей Ноя: Сима, Хама, Иафета и их жён. Более того, Авраам помещён в период 1800–1850 гг. до нашей эры, и в таком случае потоп должен был произойти где-то в XXI или XXII веках до нашей эры. Но современная историческая наука утверждает, что в этот момент существовали цивилизации в различных частях мира, и мы имеем их останки для доказательства их существования. В Египте, например, это был период, предшествующий среднему царству (2100 гг. до нашей эры), как промежуточный период Одиннадцатой династии. В Вавилоне это была третья династия Ура. Можно с уверенностью сказать, что каких-то переломных моментов в истории этих государств в тот период не было. Таким образом, этот период не был временем всеобщего разрушения" [31, с. 69].

Английский археолог Леонард Вулли в 30-х гг. XX века обнаружил остатки некоей цивилизации в Месопотамии, которая была уничтожена наводнением. И очень вероятно, что именно здесь произошло событие, которое описывается в Библии как Всемирный потоп. Однако это наводнение произошло не в то время, которое приводится в Библии, а значительно раньше этого.

"Подсчитано, что при таком уровне воды вся Месопотамия могла стать жертвой разбушевавшейся стихии. Значит, здесь произошла катастрофа в масштабе, редко встречающемся в истории, и, тем не менее, катастрофа все-таки локального характера. Но в представлении жителей Передней Азии пространство, на котором она произошла, охватывало весь мир, и для них наводнение было всемирным потопом. Сказания о катастрофе переходили из века в век — от шумеров к аккадцам и вавилонянам. Из Месопотамии сказания эти перекочевали в Ханаан, здесь древние евреи переделали их на свой лад и свою версию запечатлели в Ветхом Завете" [26, с. 25].

В заключении необходимо отметить, что некоторые радикальные критики Библии на основе этого комплекса данных пытались доказать не историчность многих лиц упоминаемых в Священном писании, и даже опровергнуть наличие Бога над миром для обоснования атеистического мировоззрения. Такой подход практиковался, в частности во времена доминирования коммунистической идеологии. Однако все подобные попытки были впоследствии опровергнуты как с философской, так и научной позиции.

Однако вопросы остались. Главные из них следующие: Каким образом в Священном писании имеют место противоречия? Как получилось так, что оказались несостоятельными догмы о происхождении библейских книг? Почему Божье слово имеет самые различные смыслы в различных списках как канонических, так и апокрифических книг? Ведь если Библия действительно является Божественным откровением, то Бог не мог ошибаться, запутаться или не знать достижений науки после периода средневековья.

Если отбросить атеистическую точку зрения как не состоятельную, то остаётся только один ответ. Библейские стихи когда-то действительно были переданы пророкам в результате Божественного откровения, однако в связи с различными обстоятельствами были подменены или искажены людьми. Все эти "трудные места" в священном писании являются результатом такой деятельности. В то же время нельзя исключать того, что отдельные части Библии действительно представляют собой богооткровенные заветы.

Именно таким образом эта проблема освещается в Коране. Относительно Библии там даётся двойственная информация. С одной стороны говорится о её Божественном происхождении (Коран, 2:51–53; 3:48; 4:163) [25, с. 27, 75, 123], а с другой утверждается, что иудеи и христиане исказили некоторые её смыслы (Коран, 4:46; 5:41–43; 5:110) [50, с. 254]. В связи с тем, что библеистикой установлены несомненные факты поздних компиляций и вставок в тексты Библии, кораническое утверждение о Божественном происхождении и дальнейшем искажении писания со стороны людей представляется заслуживающей внимания.



2. Бог, сотворение Им мира и первые люди

Как известно проблемы сущностных характеристик Бога, сотворения мира, космологии, космогонии и происхождения жизни и человека занимают значительное место в вероучении любой религии. Иудейская Христианская и Исламская религии утверждают, что эти проблемы основаны на воле Единого Бога. Однако в Библии и Коране, несмотря на некоторое сходство, имеются существенные доктринальные различия по этим вопросам.

Согласно Корану, после низвержения Адама на землю, ему, его жене, а затем и его потомкам было предписано поклоняться единому Богу. Однако, по прошествии нескольких поколений значительная часть человечества, персонифицировав божественные атрибуты и обожествив праведников, сочла, что миром правит пантеон богов, что привело к идолопоклонничеству. Бог много раз посылал к заблудшим народам древности своих посланников, главнейшей задачей которых была пропаганда единобожия и отрицание язычества.

В Исламе придание Богу какого-либо сотоварища (ширк) является самым большим смертным грехом человека [49, с. 206–207]. Из ширка проистекают все остальные грехи. Именно строжайший монотеизм (единобожие) является основой истинной религии Бога. Более того, именно служение единому Богу является в Исламе единственной целью и смыслом жизни мусульманина. В своей монотеистической концепции Коран отличается наибольшей последовательностью по сравнению с другими религиями мира. "Ни одна религия не интерпретировала монотеизм столь буквально и последовательно, как это делает Ислам" [38, с. 317–318].

Аллах в Коране — это подлинный, величайший и не имеющий подобия Творец Вселенной. Ни в одном аяте этого писания нет даже отдаленного намека на политеизм или антропоморфизм. Оба эти понятия осуждаются и отвергаются. Здесь нет ни слова о том, что Бог является богом отдельного народа или общины. Читая Коран, напрашивается вывод о том, что Аллах, который ниспослал его человечеству посредством пророка Мухаммада, и от чьего имени идёт изложение аятов, находится над этим миром. Находясь над временем и пространством, Он видит абсолютно всё и ничего невозможно утаить от Его взора. Коран даёт ощутить подлинное величие Творца настолько, насколько позволяет это человеческий разум. Все аяты Корана буквально пронизаны этим смыслом. Именно эта мысль является лейтмотивом всех сюжетов, которые описаны в этой Книге.

Описание Бога в Коране сводится к следующим положениям:


• Аллах-господин и владыка миров (Коран, 7:54) [23, с. 138].

• Аллах всесилен (Коран, 3:26) [23, с. 63].

• Аллах един и нет Ему подобия (Коран, 112:1–4) [23, с. 510].

• Аллах превыше всех качеств, которые Ему можно приписать (Коран, 23:91) [23, с. 286–287].

• Нет Бога, кроме Аллаха (Коран, 64:13) [23, с. 460].

• Только Аллах управляет миром (Коран, 32:5) [23, с. 341].

• Только Аллах оживляет и умерщвляет всё живое (Коран, 2:28) [23, с. 30].

• Аллах имеет атрибуты [53, с. 284–285], часть из которых выражается в Его Именах [48, с. 13].


Христианство, которое считается монотеистической религией, также выступает сторонником единобожия. В Библии имеется много стихов, в которых осуждается язычество. И это естественно для монотеистической религии. Но исследователи Библии, начиная со Спинозы, выявили несколько пластов в этом писании восходящие к различным эпохам. Ими была выдвинута версия о том, что в Библии имеют место стихи восходящие к политеистическим верованиям древних семитов. Действительно в нескольких стихах этого писания бросается в глаза сомнительная, с позиции монотеизма, точка зрения на сущность Творца.

"Содержание Ветхого Завета, на первый взгляд, дает основания видеть в этой книге скорее проявление монолатрии, чем чистого монотеизма, поскольку иногда отстаивание единобожия здесь идет на фоне имплицитного признания существования иных, враждебных богов" [38, с. 316].

В качестве примера можно привести следующий стих из книги "Бытие":

"И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно" (Бытие, 3:22) [7, с. 7].

Сомнительные, с точки зрения политеизма, моменты явно проявляются ещё в двух стихах Ветхого Завета:

"…и вы будете, как боги, знать добро и зло" (Бытие, 3:5) [7, с. 7].

А также:

"Бог стал в сонме богов: среди богов произнес суд; доколе будете вы судить неправедно…" (Псалтирь, 81:1,2) [7, с. 569].

Кроме всего этого, в 1-й главе книги "Бытие" говорится о создании Вселенной Богом. Однако Бог называется в этой главе "Элохим", а это слово переводится с еврейского как боги (т. е. во множественном числе), в отличие от слова "Элох", означающего Бог (в единственном числе), — об этом уже упоминалось в предыдущей главе. Правда церковные деятели отрицают, что это может быть остатком политеизма древних семитов.

"Вот как трактует вопрос об Элохим Католический Словарь Библейского богословия: "Элохим — множественное число. Оно не является формой величания — такой формы еврейский язык не знает"…, однако далее говорится, что"…его нельзя считать следствием каких-либо пережитков многобожия, которые невероятны", и что "по всей вероятности, это множественное число — след общесемитского миропонимания, при котором божественность воспринимается как множественность сил" [27, с. 65–66].

Однако подобное объяснение не представляется убедительным.

Несомненной уступкой античному мировоззрению в христианстве является доктрина о троичности Бога (Тринитаризм) и убеждение в том, что Иисус (логос) является сыном Бога.

"Среди трех великих монотеистических религий Христианство занимает последнее место в плане монотеистичности, поскольку содержит в себе тринитарный догмат, противоречащий монотеизму Иудаизма и Ислама" [38, с. 317].

Согласно христианской теологии, это не означает признания трех богов; за этими тремя лицами скрыта единая субстанция. Однако это объяснение несколько сомнительное, тем более что"…Новый Завет не утверждает троичности Бога, за исключением нескольких литургических формул" [38, с.317]. Здесь необходимо отметить, что в разные периоды истории Христианства имели место движения за отвержение троицы. В средние века их представляли "монархиане" и "динамисты". "Монархиане" отстаивали абсолютное единство Бога и отвергали идею троицы. [29, с. 14].

Помимо этого, в Библии присутствует ярко выраженный антропоморфизм. Примером этому являются следующий стих:

"И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему" (Бытие, 1:26) [7, с. 6].

Здесь налицо открытое уподобление образа Творца Его разумному творению. А в другом стихе из книги "Бытие" говорится:

"И раскаялся Господь, что создал человека на Земле, и восскорбел в сердце Своём" (Бытие, 6:6) [7, с. 9].

Здесь налицо перенос исключительного человеческого понятия "раскаяние" на Бога.

А вот ещё один стих из книги "Бытие". Здесь несколько качеств человека приписывается Богу. Это и "хождение в раю" и то, что Адам может скрыться от Него, и то, что Бог ищет его, не зная, где он, и то, что у Бога есть голос и человек может его слышать:

"И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и его жена от лица Господа Бога между деревьями рая. И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: Адам, где ты? Он сказал: голос. Твой я услышал в раю, и убоялся потому, что я наг и скрылся" (Бытие, 3:10) [7, с. 7].

Помимо существенной разницы в представлениях на сущность Творца в Коране и Ветхом Завете, существуют отличия в описании акта сотворения Богом мира и человека и его дальнейшей судьбы.

Согласно книге Бытие Бог создал свет в первый день сотворения:

"И сказал Бог; да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму — ночью. И был вечер, и было утро; день один" (Бытие, 1:3–5) [7, с. 5].

Однако природные источники света были созданы Им лишь в четвёртый день:

"И создал Бог два светила великие, светило большее; для управления днём и светило меньшее, для управления ночью и звёзды; и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю и управлять днём и ночью и отделять свет от тьмы… И был вечер, и было утро: день четвёртый" (Бытие, 1:16–19) [7, с. 5].

Здесь с точки зрения рационализма присутствуют сомнительные моменты. Дело в том, что Луна не является источником света. Свет, исходящий от неё, является отображением солнечных лучей. Поэтому она не может являться светилом, которым является только Солнце. А свет не мог появиться в первый день сотворения, в то время как его причина лишь на четвёртый.

Растительность же была сотворена на третий день:

"И произвела земля зелень, траву, сеющую имя по роду её и дерево, приносящее плод, в котором семя его по роду его. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро день третий" (Бытие, 1:12, 13) [7, с. 5].

Однако растения не могут появиться раньше Солнца, которое было создано на четвёртый день сотворения, так как растения не могут быть жизнеспособными без солнечных лучей.

Земля, согласно Библии, находится неподвижно в центре Вселенной. Вокруг неё вращаются Солнце, Луна и звёзды. В доказательство этому уместно привести следующий стих из Библии:

"Господь Бог передал Езекии через пророка Исаию… Вот, я возвращу назад на десять ступеней, солнечную тень, которая прошла по ступеням Ахазовым. И возвратилось солнце на десять ступеней по ступеням, по которым оно сходило" (Исаия, 38:8) [7, с. 708].

Если Бог вернул Солнце назад, то это значит, она обращается вокруг Земли. А вот ещё один стих такого же содержания:

"(Иисус Навин сказал)… стой солнце над Гаваоном, и луна, над долиною Аналонскою! И остановилось солнце, и луна стояла…" (Иисус Навин 10:12–13) [7, с. 214].

Как и в предыдущем случае, для достижения цели была остановлена не земля, а солнце и луна.

Подобное представление об устройстве вселенной называется геоцентризмом. Такая модель была известна с глубокой древности и нашла своё отражение в Библии.

Когда польский астроном Н.Коперник (1473–1543), который произвел подлинную революцию в представлениях европейцев в области астрономии, доказал вращение земли вокруг своей оси и тем самым опроверг библейский стих, известный реформатор церкви М.Лютер (1483–1546) высказался в его адрес следующим образом:

"Люди слушают новомодного астролога, который тщится доказать, что вращается Земля, а не небесная твердь, Солнце и Луна. Кто желает показать свой ум, тот изобретает какую-нибудь систему, изо всех систем, конечно же, наилучшую. Этот дурак хочет перевернуть всю науку астрономию. Но священное писание говорит, что Иисус повелел остановиться Солнцу, а не Земле" [37, с. 139].

А Иезуит Инхофер писал:

"Мнение о движении Земли есть самая отвратительная, самая вредоносная, самая скандальная из всех ересей. Неподвижность Земли трижды священна. Доводы против бессмертия души, существования Бога и воплощения более терпимы, чем попытки доказать, что земля движется" [8, с. 14].

Геоцентризм был отвергнут наукой после 17-го века, в эпоху коренной революции в представлениях об устройстве солнечной системы, основанной на научных фактах.

И наконец, согласно Библии, сотворение вселенной произошло за шесть дней, а на седьмой день Бог, устав от своих дел, отдохнул. Усталость от дел также является чисто человеческим качеством. Перенесение этого качества на Бога делает Его подобным человеку.

Кораническое повествование о сотворении Богом вселенной существенно отличается от библейского. Коран также утверждает, что вселенная была создана Богом за шесть дней, однако такой непоследовательности, как в Библии, в нем нет:

"Вы ли труднее для создания или небо? Он его построил. Воздвиг свод его и устроил, омрачил ночь его и вывел зарю и землю после этого распростёр" (Коран, 79:27–30). [23, с. 483].

"Разве вы не видите, как сотворил Аллах семь небес рядами и сделал месяц на них светом, а солнце сделал светильником" (Коран, 71:15–16) [23, с. 474].

Эти аяты, в отличие от библейских стихов, чётко дают понять, что только солнце является "светильником", то есть источником света, а свет, исходящий от Луны здесь назван "светом". Луна не является его источником.

Сегодня известно, что вода — основа жизни и основной компонент всех живых клеток, из которых состоят все организмы. Этот научный факт нашёл отражение в следующем аяте из Корана:

"Разве не видели те, которые не веровали, что небеса и земля были соединены, а Мы их разделили и сделали из воды всякую вещь живую…" (Коран, 21:30) [23, с. 268].

Здесь подтверждается и другой научный факт. Вселенная когда-то была едина. Разделение её произошло в результате явления, которое учёные назвали "Большим взрывом".

Примечательно, что вся эта информация нашла отражение в Коране, в то время как в VII веке нашей эры, когда он был ниспослан Мухаммаду, человечество ещё не располагало научными доказательствами всего этого. А сам Мухаммад к тому же ещё был неграмотным. В этом одно из многочисленных доказательств Божественного происхождения Корана и его сохранности от поздних искажений. Это доказывает также, что утверждения некоторых учёных о том, что Мухаммад просто переписал или по своему изложил сюжеты из Библии [10, с. 21], не имеют под собой никаких оснований, так как в этом случае он привнёс бы в Коран модель сотворения из книги "Бытие", которая приводилась выше.

Кроме того, Коран, в отличие от Библии, отрицает усталость Бога после сотворения:

"И сотворили Мы небеса и землю и то, что между ними, в шесть дней, и не коснулась Нас усталость" (Коран, 50:38) [23, с. 424].

Такие же различия прослеживаются в повествованиях Корана и Библии о первых людях на земле. Эта тема имеет принципиальное значение для христиан, в вероучении которых утверждается что, грехопадение Адама и Евы на заре человечества привело к "спасительной" миссии Христа [6, с. 24], уверовав в которого и, приняв церковное таинство крещение, любой человек оказывается свободным от греха прародителей человечества.

Христианская традиция по вопросу о жизни первых людей придерживается следующих основных положений:


• Согласно Библии Адам и Ева — первые сотворённые Богом люди (Бытие, 2:7, 2:22) [7, с. 6].

• Они жили в райском саду и могли питаться плодами деревьев кроме одного из них, которое названо "деревом познания добра и зла". В противном случае Бог пригрозил им смертью (Бытие, 2:16) [7, с. 6].

• Однако некий змей сказал жене Адама, что если они вкусят запретный плод, то станут знающими, а вовсе не умрут. Он оказался прав. Бог не выполнил своего обещания и не убил их после того, как они всё же вкусили плода (Бытие, 3:4–5) [7, с. 7].

• Вся ответственность за этот поступок лежит на жене, так как она первая вкусила этого плода, а затем предложила его мужу (Бытие, 3:6) [7, с. 7].

• В результате они стали знающими (Бытие, 3:7) [7, с. 7].

• Бог, узнав об этом, сурово наказал их. Первым был наказан змей (Бытие, 3:14) [7, с. 7].

• Жену (а вместе с ней и всех женщин рода человеческого) он наказал беременностью, деторождением и господством мужа над ней (Бытие, 3:16) [7, с. 7].

• А Адама он наказал тем, что он в поте лица будет работать, чтобы прокормиться (Бытие, 3:19) [7, с. 7].

• Изгнание Адама и его жены из рая на Землю также является наказанием для них, как и весь их жизненный путь (Бытие, 3:23) [7, с. 7].


О раскаянии Адама и его жены перед Богом за совершенный грех в книге Бытие нет ни слова. Но там нет и опровержения этого и утверждения об имеющей место греховности человечества. Однако, христианские теологи, разработавшие доктрину о первородном грехе, утверждали, что этот грех несут на себе от рождения все последующие поколения людей. Даже новорождённый ребёнок, по их мнению, рождается "во грехе", который он никогда не совершал.

Практически все религии и околорелигиозные философские учения в мире в той или иной форме признают понятие изначальной греховности человека, кроме Ислама и Иудаизма. Например, в индуизме или буддизме, где основу этих учений составляет вера в переселение душ, это грехи, которые совершала душа человека в предыдущих своих воплощениях. Согласно их воззрениям, душа многократно странствует из тела одного человека в другое, отягчаясь грехами каждого из них [33, с. 23]. Поэтому каждый человек, рождаясь на свет с печатью различных грехов прошлых поколений (карма), оказывается обречённым на ещё большие несчастья, как в своей жизни, так и в своих будущих воплощениях, если не уверует в Будду, Кришну или других божеств. В результате следования учениям этих религиозно-философских систем, адепт получает возможность вырваться из круга очередных перевоплощений [34, с. 148–151].

Нечто похожее присутствует и в Христианстве. Здесь эти воззрения выражены в доктрине о первородном грехе. При этом присутствует и образ спасителя и искупителя этого греха в лице сына Божьего Иисуса Христа. Вера в него является главным условием спасения.

Однако доктрина о первородном грехе отнюдь не выглядит бесспорной. Не удивительно, что в иудаизме, также признающем Ветхий Завет священным писанием, понятия об этой доктрине нет. Здесь дело в том, что в этом писании нет буквального указания на наличие подобного греха. Более того, в Ветхом завете имеются стихи, находящиеся в противоречии с этой концепцией. Например:

"Я, я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого и грехов твоих не помяну" (Исаия, 43:25) [7, с. 712].

"…сын не понесёт вины отца, и отец не понесёт вины сына, правда праведного при нём и останется и беззаконие беззаконного на нём и останется" (Иезекииль, 18:20) [7, с. 811].

В связи с этим неоспоримо то, что понятие о первородном грехе является теологической разработкой поздних христианских богословов для обоснования необходимости веры во Христа, как сына Бога и его божественной сущности. Однако даже среди ранних деятелей церкви не было единства по этому вопросу. Наиболее показательным примером этого является полемика сторонника идеи о первородном грехе Августина с Пелагием, который в категорической форме отрицал эту идею. Позднее воззрения Пелагия назвали "пелагианской ересью" [16, с. 237].

Все это подтверждается и данными Корана, в котором характерной отличительной особенностью является сведение о раскаянии Адама и его жены за совершённый грех. Здесь повествование об истории первых людей сводится к следующим положениям:


• Адам и его жена — первые люди. Жену Бог сотворил из Адама (Коран, 4:1). [69, с. 432].

• Когда Аллах создал Адама, он приказал всем ангелам поклониться ему. Все они выполнили приказ своего Господа. Среди них был джинн по имени Иблис (Сатана, Дьявол), который, возгордившись, отказался повиноваться этому приказу, в то время как до этого он поклонялся Аллаху и выполнял все его повеления [67, с. 181]. В результате этого Аллах проклял его за неповиновение Его воле и определил ему место в аду. Но дьявол попросил у него отсрочку до дня страшного суда и получил её. С этого момента он стал врагом человечества и сбивает с пути истинного всех людей, кроме истинных рабов Аллаха (Коран, 15:28–42) [23, с. 218].

• Аллах поселил их в раю и запретил им приближаться к дереву. Здесь не говорится о том, что это было деревом знания (Коран, 2:35) [23, с. 30].

• Однако Сатана (а не змей) нашептал им: "Запретил вам ваш Господь это дерево только потому, чтобы вы не оказались ангелами или не стали вечными" (Коран, 7:20) [23, с. 135].

• Тогда Адам и его жена "вкусили дерева" и "явилась пред ними их мерзость, и стали они шить для себя райские листья…" (Коран, 7:22) [23, с. 135]. Здесь не только жена несёт ответственность за этот поступок. Они несут его вместе.

• Бог разгневался на них за это (Коран, 7:22) [23, с. 135]. Но, приняв раскаяние Адама и его жены простил их (Коран, 7:23) [23, с. 135].

• Далее Аллах спустил Адама и его жену на землю уже прощёнными (Коран, 20:123) [23, с. 265].


В отличие от Библии, в которой Адам и его жена оказались на земле только из-за этого греха, в Коране утверждается, что Аллах ещё до их сотворения заготовил им место на земле, и, что грех этот не является причиной их последующей жизни на земле, а является изначальным замыслом Бога (Коран, 2:30) [23, с. 30].

Жизнь в раю по предопределению и замыслу Аллаха была только первоначальным этапом, который был необходим для человека, а последующим его местопребыванием в этом мире является Земля.

Как уже упоминалось, Коран содержит информацию о раскаянии Адама и его жены. В данном контексте кораническое повествование расходится с библейским, в котором сведения об этом нет. Это раскаяние спасло их от адского огня, и именно этим они, согласно Корану, отличаются от проклятого Аллахом Сатаны.

Таким образом, в Исламе нет как понятия "первородного греха" человечества, так и предпосылки, из которой могла возникнуть подобная мысль. Этим исламское вероучение отличается от иудейского и христианского.

Таким образом, никто не несёт на себе печать греха Адама, либо какого-нибудь другого человека. Люди рождаются на свет абсолютно безгрешными, а грехи свои они наживают себе в процессе своей жизнедеятельности и будут отвечать в день страшного суда только за них. Поэтому в Исламе нет искупителей за прошлые грехи человечества, уверовав в которых человек становится свободным от них. Согласно исламской доктрине все эти искупители, пусть даже Христос, или Будда, на деле являются посредниками между Богом и человечеством. Мусульманство считает, что любое промежуточное звено между Богом и человеком разрушает саму основу строжайшего монотеизма и придаёт Единому Творцу сотоварища либо в сотворении, либо в поклонении [56, с. 23–29].


3. Ветхозаветная и кораническая этика

"Источником морали в монотеистических религиях является Бог, который выступает как воплощение морального добра и добродетели, а зло и аморальность объясняются грехопадением человека. Бог к тому же выступает и как единственный критерий морального. Тот или иной поступок является добром или злом потому, что он соответствует или противоречит сущности или воле Бога. И, наконец, Бог выступает в качестве моральной санкции, т. е. является единственным авторитетом при оценке моральности поступка. Правомочность общества в вынесении моральных оценок отрицается. Большое место в религиозной этике занимает учение о вознаграждении праведников и наказании грешников. Полное торжество добра и справедливости связывается с загробной жизнью. Отсюда возведение в ранг добродетелей покорности, смирения, непротивления злу насилием и всепрощения" [43, с. 485].

Самые древние этические заповеди монотеизма появились в священном писании иудеев — Торе. Ортодоксальный иудаизм считает (на основании своей трактовки Ветхого Завета), что еврейскому народу были даны 613 заповедей. Таким образом, доктрина Иудаизма исходит из того, что Тора дана только иудеям. Как аргумент в пользу приводится следующий стих:

"Закон дал нам Моисей, наследие обществу Иакова" (Второзаконие, 33:4) [7, с. 203].

Основу этических заповедей Торы составляют так называемые 10 заповедей:

"Я Господь твой… да не будет у тебя других богов перед лицом Моим" (Второзаконие, 5:6–7) [7, с. 174].

"Не делай себе кумира…ибо я Господь, Бог твой…" [7, с. 174] (Второзаконие, 5:8–9)

"Не произноси имени Господа, Бога твоего напрасно…" (Второзаконие, 5:11) [7, с. 174].

"Соблюдай день субботний…" (Второзаконие, 5:12) [7, с. 174].

"Почитай отца своего и матерь твою…" (Второзаконие, 5:16) [7, с. 174].

"Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что есть у ближнего твоего" (Второзаконие, 5:17–21) [7, с. 174].

С древнейших времён иудеи были убеждены в том, что божественные моральные и этические нормы являются достоянием только евреев. Они с презрением и ненавистью относились к окружавшим их языческим народам-гоям. В Библии имеются недвусмысленные призывы к агрессивным действиям против них:

"И истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, дает тебе: да не пощадит их глаз твой" (Второзаконие, 7:16) [7, с. 177].

Но здесь следует отметить, что и древние народы, окружавшие, иудеев были враждебны им. Эта ненависть была взаимной.

В связи с этим древние иудеи считали, что этика и мораль должна проявляться в отношениях между евреями. По отношению к язычникам же ни о каком человечном отношении речи не было.

Однако с появлением Христианства и Ислама, как исторически связанных с Иудаизмом монотеистических религий, иудеи были вынуждены пересмотреть такое отношение к окружающим их народам. Моральные заповеди известные с древнейших времён приобрели новую трактовку. Иудейские теологи должны были высказать свою позицию по отношению к адептам этих религий, оставляя, естественно, в неприкосновенности центральную идею о "богоизбранничестве" еврейского народа. На основании трактовки стихов Танаха, ими были введены так называемые "Семь заповедей потомков Ноя". Вот как об этом пишет раввин Йоэль Шварц:

"За исключением евреев, "потомков Авраама", все люди, независимо от их национальности, являются "потомками Ноя" и обязаны соблюдать "Семь Заповедей потомков Ноя". Вот эти заповеди:

1. Вершить правосудие — обязанность установить суды, которые будут судить по справедливости;

2. Запрет богохульства;

3. Запрет идолопоклонства;

4. Запрет убийства;

5. Запрет прелюбодеяния;

6. Запрет воровства;

7. Запрет употребления в пищу плоти, отрезанной от живого животного [45, с. 4].

Вот как обосновывал Маймонид (Рамбам) в работе "Законы царей" (гл. 9) эту реформу этических положений Иудаизма, не имеющих буквального подтверждения в Торе:


• Путь развития традиции: Адам получил первые шесть из семи заповедей. Ною была добавлена ещё одна — седьмая (запрет есть часть от живого животного). Моше получил Тору на горе Синай, где эти семь заповедей были повторены еще раз.

• Человек (в законе он назван "потомком Ноя", но будет проще говорить просто "человек" т. е. "потомок Адама"), который совершил акт идолопоклонства, достоин смерти. При условии, что сделал это принятым для данного божества способом или совершил одно, из общепринятых ритуальных действий, которые были приняты в Храме, по отношению к любому объекту поклонения, кроме единого Творца. (В этом вопросе закон един для евреев и не евреев). А именно: ритуальное жертвоприношение, возлияние вина, воскурение и собственно поклонение. Кроме этого, запрещено устанавливать молитвенные обелиски (в древности — место для языческих жертвоприношений), насаждать "священные" рощи, изготавливать изображения предметов поклонения (статуи, иконы и т. д.).

• Поносящий Имя Всевышнего или одно из Его имен, как например: Всесильный, Всемогущий и т. д. на любом языке достоин смерти.

• Человек, погубивший душу любого другого человека (т. е. совершивший убийство), даже плод в утробе матери должен быть казнен. Действие расценивается как полноценное убийство, даже если: погибший был уже при смерти, и убийца фактически его добил; убийца оставил другого в безвыходном положении, предоставив событиям развиваться естественным образом (пример: связал и положил перед львом, обрек на голодную смерть и т. д.); превысил меру самозащиты (мог обезвредить преступника, покушавшегося на его жизнь, не убивая его) и убил нападавшего; совершил любое другое действие, которое очевидно привело к гибели другого человека. Действует принцип: "нет поручения на преступление".


Признающие эти 7 заповедей признаются Иудаизмом, и объявляются "благочестивыми из народов мира". Права этих людей защищаются Торой.

Не исполняющие же этих заповедей люди, в Иудазме, подлежат смерти, как об этом говорится в Торе.

Таким образом, даже в таком реформированном виде иудаизм предстаёт как религия только одного "избранного" народа и не приемлет единые моральные и этические законы для всего человечества. Законы Бога в этой религии будут едиными для всех людей только после пришествия Мошиаха (Мессии).

Поэтому Иудаизм очень воздержано относится к принятию этой религии другими народами, хотя согласно Торе любой человек, при желании может стать иудеем пройдя ритуал перехода в иудаизм (гиюр).

В связи с поздним происхождением доктрины о "7 заповедях потомков Ноя", в иудейской этической системе возникли противоречивые моменты. С одной стороны данные Торы и Талмуда отрицали применение моральных обязательств к гоям, с другой стороны в работах поздних теологов признавалось их применение к определённой части других народов. Воззрения Иудаизма по этическим вопросам являются ярким примером эволюции и приспособления этого учения к изменяющимся историческим условиям. Отказ иудаизма принять новые пророчества Иисуса и Мухаммада, привели к тому, что им пришлось объяснять постоянно изменяющиеся реалии на стыке качественно новых эпох с помощью метода аллегорического толкования Танаха. Это привело к образованию нескольких исторических пластов в Иудаизме. Трактовки ветхозаветных стихов, однако, привели к серьёзным противоречиям между многими положениями религии иудеев. Эти противоречия прослеживаются и в вопросах морали, которые были рассмотрены выше.

Не имея возможности полностью отбросить древнее жестокое отношение к гоям, запечатлённое в Торе, еврейские теологи даже позднего периода продолжали развивать эту тему. Например, Маймонид высказывает это в следующих выражениях:

"Заповедь "не убий", означает, что нельзя убивать сына Израиля, а гой и еретик — не сыны Израиля" (Jad chag., hilch Rozeach et hilch Melachim) [9, с. 90].

Развивая эту мысль, он писал:

"Если ты вытащишь гоя из ямы, в которую он упал, то этим ты поддержишь человека в идолопоклонстве" (Aboda Zara, folio 20a) [9, с. 90].

В другом трактате Маймонид говорит:

"Нельзя следовать обычаям других народов и подражать им" [35, с. 57].

А Абраванель говорил:

"Ненавидеть, презирать и уничтожать каждого, кто не принадлежит к синагоге или отпал от неё" (Jad chag., kilch Aboda Zara) [9, с. 90].

И далее:

"Если еретик падает в ров его не надо оттуда освобождать, и если во рву имеется лестница её надо оттуда вытащить, говоря: "Я делаю это, чтобы моя скотина туда не попала"" (Aboda Zara, folio 20a) [9, с. 91].

В Талмуде встречаются и такие мысли:

"Проливающий кровь гоев, приносит жертву Богу" (Jakut Simeoni. ad Pentat., Folio 245, col. 3; Midderach Bamidehar rabba, р. 21) [9, с. 91]

или.

"Кто хотел убить животное и нечаянно убьёт человека, или кто хочет убить гоя и по ошибке убьёт еврея, тот невиновен и не заслуживает наказания" (Traite Sanhedrin, folio 78 в) [9, с. 91].

Там даже встречается утверждение того, что заповедь Моисея "не пожелай жены ближнего своего" не распространяется на отношения еврея мужчины и женщины-гойки. Маймонид говорил:

"Разрешается обольщать женщину не еврейку" (Jad chag., hilch Melachim) [9, с. 93].

В связи с наличием таких положений в Иудейской религии отдельные люди относятся к евреям настороженно. Эти настроения привели к юдофобии и антисемитизму, который принимал самые уродливые формы. С другой стороны, к сожалению, и среди евреев имеются люди, которые используют эти моменты для пропаганды ненависти и презрения к другим народам. На самом же деле наличие в Иудаизме такого рода сомнительных моментов объясняется только наличием в этой религии нескольких исторических пластов.

Если бы иудеи приняли пророчество Иисуса и Мухаммада такие противоречивые законоположения можно было бы преодолеть. Эти два последних пророчества, и в особенности пророчество Мухаммада, дали древней религии вторую жизнь, вывели её из узких рамок этнической веры и сделали её достоянием всех народов мира. Соответственно и этико-моральные законоположения претерпели определённые изменения.

Приведённые выше примеры непоследовательности и двойственных моральных стандартов иудейской религии имеют место и в повествованиях о жизни и деятельности ветхозаветных патриархов и пророков. С одной стороны там описываются высокие моральные качества этих божьих людей. Их поведение поистине достойно подражания. Но с другой стороны те же самые люди совершают страшные преступления, грубо нарушая божественные заповеди.

Например, царь Соломон на определённом этапе своей жизни отрёкся от своего Господа и взял себе других богов, в частности, Астарту, Хамоса и Молоха, в честь которых он построил храмы (3-я книга Царств 11:4–7). [7, с. 331–332]. Аналогичный грех совершил пророк Аарон — брат самого Моисея, который своими руками сделал из золотых украшений народа израильского золотого тельца, воздвиг перед ним жертвенник и объявил его Господом (Исход, 32:1–6) [7, с. 86]. Ииуй, который был помазан царём Израиля, по слову Бога, переданному через пророка Елисея, вдруг тоже оказался язычником (4-я Царств, 10:29) [7, с. 359].

Согласно божественным заповедям идолопоклонничество и отступление от Бога является самым серьёзным грехом и немедленно карается смертной казнью. Несмотря на это евреи и христиане продолжают почитать этих людей, что противоречит главной заповеди.

Человеческие жертвоприношения запрещены в монотеистических религиях. Но наряду с этим в Библии имеется один пример такого акта: Иеффай — один из героев Израиля, во имя исполнения своего обета, данного Богу, принёс Ему в жертву собственную дочь (Судей, 11:31–40) [7, с. 243].

Одним из самых больших смертных грехов, согласно Библии является прелюбодеяние. Однако целый ряд еврейских пророков, патриархов и царей совершали этот грех. Так, один из сыновей Иакова Рувим сожительствовал с женой своего отца (Бытие, 35:22) [7, с. 38]. Иуда — прямой предок Давида и Иисуса Христа совершил блуд со своей невесткой Фамарь, которая забеременела от него [7, с. 41].

Также трудно объяснить разительное противоречие в вопросе о милосердии и благородстве описываемым Библией и жесточайшим отношением к женщинам и детям ханааннеев со стороны израильтян. Причём это происходит с санкции Бога и исполняется пророками. Так, в книге Числа Бог повелевает уничтожить мадьянитян. Моисей, который исполняет этот геноцид, говорит израильтянам после этого кровавого похода:

"Для чего вы оставили в живых всех женщин?.. Итак, убейте всех детей мужского пола и всех женщин, познавших мужа…, а всех детей женского пола, которые не познали мужеского пола, оставьте в живых для себя" (Бытие, 38:11–30) [7, с. 161].

Царю Саулу же Бог приказывает убивать даже грудных детей, женщин, стариков, а также домашний скот амаликитян:

"(Бог говорит Саулу через Самуила) Иди и порази Амалика (и Иерима) и истреби всё, что у него (не бери себе ничего у них, но и уничтожь предай заклятию всё, что у него) и не давай ему пощады, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла" (1-я царств, 15:3) [7, с. 271].

Царь Саул исполнил всё, что ему приказано, но в последний момент пожалел царя амаликитян Агага и взял его в плен. Однако за эту жалость Бог наказал его тем, что отнял у него царство (1-я царств 15:20–28) [7, с. 272]. А царя Агага лично убил не кто иной, как сам пророк Самуил.

Не с лучшей стороны описывается в Библии и Иисус Навин, сеющий вокруг себя смерть и разрушения. После взятия его войсками Иерихона они.

"предали заклятию всё, что в городе, и мужей, и жён, и молодых и старых и волов, и овец и ослов (все) истребили мечом" (Иисус Навин, 6:20) [7, с. 210].

Двойственность библейской морали прослеживается и вопросе интриг и обмана. Здесь та же картина. Несмотря на то, что эти поступки осуждаются и запрещаются, тем не менее, для некоторых ветхозаветных патриархов обман и интриги являлись нормальным явлением. В особенности это прослеживается в повествовании о жизни Иакова. Любимчик своей матери Ревекки, младший сын Исаака, ещё с юности решил отнять у своего старшего брата Исава право первородства. Праотец евреев (Иаков) обманул своего брата и выменял у него право первородства за "хлеба и кушанья из чечевицы". Много лет спустя, Исаак, их отец, состарился и будучи уже слепым, хотел благословить своего первенца Исава. Он поручил Исаву, чтобы тот "наловил ему дичи" и сварил угодную ему еду. Пока Исав готовил ему всё это, Ревекка, подслушав их разговор, подучила своего любимца Иакова, чтобы он раньше брата принёс ему кушанья и обманным путём получил благословение отца (Бытие, 27:19–34) [7, с. 28].

Каким образом в священное писание попали такие сомнительные эпизоды о жизни божьих людей? Если абстрагироваться от идеи богодуховности этих моментов Библии то обращает на себя внимание тот факт, что практически все они происходят от искаженного представления древних иудеев о "богоизбранности" своего народа. В связи с этим, иудейским священникам важно было любыми способами обосновать этот главный постулат своей идеологии. И можно предположить, что подобные эпизоды были введены в иудейскую традицию ещё в тот период, когда Тора не имела своего единого текста, или ещё ранее в период устной передачи этого писания. Эта точка зрения высказывалась многими исследователями Ветхого Завета. Даже некоторые поздние христианские авторы высказывались в том же духе. Так К.Вайникайнен в книге "По следам Иисуса Христа" писала о фарисеях и книжниках, которые сделали многочисленные дополнения к закону Божьему [11, с. 88].

В связи с этим, в повествовании об обмане Иаковом своего брата и отца, обращает на себя внимание следующий факт: Библия называет Исава и Иакова родоначальниками народов. Причём Иаков, — предок евреев, назван отцом народа "меньшего", а Исав — предок других народов, участвующих в этногенезе современных арабов, назван отцом народа "большего". Старшинство Исава, по мнению еврейских теоретиков древности, наносило ущерб идее "избранничества" Израиля. Поэтому и появилась эта странная история с отнятием у Исава права первородства. Подтверждением этой мысли являются слова ничего не подозревавшего слепого отца Исаака Иакову:

"… да послужат тебе народы и да поклоняться тебе племена; будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери своей" (Бытие, 27:29) [7, с. 28].

То, что отнятие права первородства было сделано вопреки божественным заповедям (т. е. путём обмана) ничуть не смущало иудейских жрецов. Ведь народы происшедшие от Исава были гоями. Следовательно, на него не распространялись моральные заповеди евреев, как об этом говорилось выше. Исав впоследствии ушёл к своему дяде Измаилу в Аравийскую пустыню. В книге Бытие он фигурирует с кличкой "косматый", что подчёркивает презрительное отношение к нему со стороны евреев.

Презрение к окружающим народам выражено также в повествовании о пророке Лоте, который совершил прелюбодеяние сразу с двумя своими дочерями (Бытие, 19:30–38) [7, с. 20]. В результате этого родились Моав предок моавитян и Бен Амми — предок аммонитян. Моавитяне и Аммонитяне — это народы, населявшие Палестину с древнейших времён и в 14–13 веках до нашей эры ведшие кровопролитные войны с Израилем и Иудеей. В 10 веке до нашей эры были завоёваны Давидом. Оба народа в Библии представлены как происшедшие от прелюбодеяния своего предка. Иными словами эти народы незаконно рождённые.

Такое же отношение имеет место по отношению к Агари матери первенца Авраама Измаила, прародителя арабов. В книге "Бытие" Агарь презрительно называется рабыней, а Измаил, несмотря на старшинство, лишается права первородства в пользу предка евреев Исаака. Презрение к Агарь и её сыну прослеживается даже в Новом Завете. В частности, апостол Павел очень оскорбительно отзывался о ней, и о её сыне. Он писал:

"Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной. Но который от рабы, тот рождён в плоти; а который от свободной, тот по обетованию. В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающей в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве, а вышний Иерусалим свободен: "Он — матерь всем нам… Изгони рабу и сына её, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной" (Послание к Галатам, 4:29–31) [32, с. 232].

Появившееся спустя много веков Христианство в целом признаёт этику Ветхого Завета. Однако вместе с тем имеет свою позицию по этому вопросу.

Признав Ветхий Завет, Христианство вынуждено было признать и учение о "богоизбранности". Однако признать в этой роли иудеев оно не могло, потому что этом случае христианство, так же как иудаизм, должно было отказаться от глобальности своего учения и ограничиваться рамками одного "богоизбранного" народа. Кроме того, согласно христианской традиции именно иудеи убили и распяли Иисуса Христа. Поэтому новое учение реформировало ветхозаветную традицию. Да и миссия Иисуса, как божьего посланца, впоследствии обожествлённого, заключалась в основательной реформе древней религии.

Основа теологии современного Христианства была заложена спустя столетия после Иисуса. У её истоков стоял апостол Павел [21, с. 356]. Он провозгласил единство всего человеческого рода без разделения не только на социальные, но и на национальные группы. Бог же является покровителем не только Израиля, а всего человечества. Он говорил:

"…нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного" (Послание к Галатам, 3:28) [32, с. 231].

Далее Павел спрашивал: "Имеем ли мы (иудеи) преимущества?" Как бы в ответ он говорит в другом Послании: "Нисколько. Ибо… как иудеи, так и эллины, все под грехом" (Послание к Римлянам, 3:9) [32, с. 190]. Или "Неужели Бог есть Бог иудеев только, а не и язычников? Конечно и язычников" (Послание к Римлянам, 3:29) [32, с. 191].

Сами по себе эти утверждения были прогрессивны. Но религия признаёт только те положения, которые являются результатом божественных откровений, а не мнением людей. Эти же слова Павла противоречили древнему закону Торы и даже речениям Иисуса.

Христианство, выработавшее своё вероучение и порвавшее с иудаизмом, до сегодняшнего дня не может занять определённую позицию о "богоизбранности" Израиля, ведь оно признало Ветхий Завет.

Некоторые христианские богословы пытаются объяснить это противоречие тем, что в древние времёна евреи действительно были "богоизбранными". Однако после миссии Иисуса "народ", упоминаемый в Ветхом Завете, обрёл новое значение. Избранный народ стал отождествляться с церковью. Таким образом, вполне конкретное в иудаизме понятие "богоизбранный народ" стало в христианстве неопределённым. Отодвинув на второй план учение о "богоизбранности" Христианство заново переосмыслило 10 заповедей Ветхого Завета, объявив, что они применимы не только к иудеям, но и ко всему человечеству.

Основные принципы христианской этики сформулированы в "Нагорной проповеди" Иисуса Христа (Евангелие от Матфея, 5–7) [32, с. 4–8] и представляют собой усовершенствованный вариант древних заповедей.

Прежде всего, надо отметить, что Иисус пришёл, чтобы подтвердить этические принципы Ветхого Завета, искаженные иудеями. Он говорит:

"Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить" (Евангелие от Матфея, 5:17) [7, с. 1015].

Христианское учение говорит о том, что.

"Христос открывает иное царство, иное счастье: богатство в бедности, величие в слабости, высокое блаженство в трудах и бедствиях. Продолжая сравнение закона устрашения и закона благодати, он указал народу, что ветхий Завет преходящ, Новый останется навеки; Ветхий представляет образ и тень — Новый исполнение и дополнение; Ветхий требовал наружных проявлений, Новый проникал в мысли; Ветхий содержал правила поведения, Новый — тайну послушания" [42, с. 115].

Вот, что говорит Иисус по поводу заповеди "не убий":

"Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на своего брата напрасно, подлежит суду; кто же скажет своему брату: "рака" (пустой человек), подлежит синедриону; а кто скажет: "безумный", подлежит огненной геенне". Это значило, что с этого момента заповедь "не убей" распространялась и на оскорбительные отношения людей друг с другом, и на чувство ненависти (Евангелие от Матфея, 5:21–22) [7, с. 1015].

Древняя заповедь — "не прелюбодействуй" наполнилась новым содержанием:

"Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в своем сердце. Если же твой правый глаз соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из твоих членов, а не все твое тело было ввержено в геенну. И если твоя правая рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из твоих членов, а не все твое тело было ввержено в геенну" (Евангелие от Матфея, 5:27–30) [7, с. 1015].

Поэтому сладострастный взгляд уже сам по себе является преступлением.

Любая пустая или наружная клятва расценивается как клятвопреступление:

"Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй твои клятвы перед Господом. А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землей, потому что она подножие Его ног; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни твоей головой не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет ваше слово: "да, да"; "нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого" (Евангелие от Матфея, 5:33–37) [7, с. 1016].

Всепрощение заменило древний закон о мести:

"Вы слышали, что сказано: глаз за глаз и зуб за зуб (Второзаконие 19:21) [7, с. 189]. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в твою правую щеку, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся" (Евангелие от Матфея, 5:38–42) [7, с. 1016].

Понятие любви распространилось и на врагов:

"Вы слышали, что сказано: люби твоего ближнего и ненавидь твоего врага (Левит, 19:17–18) [7, с. 115]. А Я говорю вам: любите ваших врагов, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас" (Евангелие от Матфея, 5:43–44) [7, с. 1016].

Новая жизнь, которая была последствием этого закона, во всех отношениях противоположна с той обычной требовательной мелочностью фарисейского формализма, который до того времени почитался высочайшим типом религиозности. Милостыня должна быть подаваема не с шумом, не напоказ людям, а скромно и тайно:

"Смотрите, не творите вашей милостыни перед людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от вашего Небесного Отца. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собой, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают свою награду. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть твоя левая рука не знает, что делает правая, чтобы твоя милостыня была втайне; и твой Отец, видящий тайное, воздаст тебе явно" (Евангелие от Матфея, 6:1–4) [7, с. 1017].

Молитва творится не с торжественностью, а в святом уединении:

"И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. "Истинно говорю вам, что они уже получают свою награду. Ты же, когда молишься, войди в твою комнату и, затворив твою дверь, помолись твоему Отцу, Который втайне; и твой Отец, видящий тайное, воздаст тебе явно. А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в своем многословии будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает ваш Отец, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него" (Евангелие от Матфея, 6:5–8) [7, с. 1017].

Посты исполняются не для вида, чтобы прославились добродетели постящегося, а втайне, для самоотвержения.

"Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они делают свои лица мрачные, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают свою награду. А ты, когда постишься, помажь твою голову и умой твое лицо, чтобы явиться постящимся не перед людьми, но перед твоим Отцом, Который втайне; и твой Отец, видящий тайное, воздаст тебе явно [7, с. 1017] (Евангелие от Матфея, 6:16–18)" [42, с. 115].

Однако, несмотря на то, что Христианская модель морали в значительной мере усовершенствовало положения ветхозаветной этики, оно не смогло преодолеть в своём учении внутреннюю противоречивость ветхозаветной этики.

Окончательно преодолел эту противоречивость только Ислам не признающий текстов Ветхого и Нового Заветов в их нынешнем виде. Поэтому исламская этика является вершиной этических и моральных норм.

С двойными стандартами библейской морали и нечеловеческим отношением к иноверцам можно было покончить лишь отказавшись от иудео-христианского учения о "богоизбранности". Этого удалось достигнуть только в Исламе (Коран, 62:6–8, 4:137, 4:160–161), [23, с. 457, 97, 100], который, отказавшись от источника этого воззрения — Библии, заменил её собственными морально-нравственными принципами зафиксированными в Коране. Мусульманство выдвинуло единую этическую доктрину взамен двойственной и внутренне противоречивой библейской. Не отвергая истинность и богооткровенность Торы и Евангелия, исламское учение объявило об искажении их текстов и замене старых законов на новые. Таким образом старые священные писания утратили святость и единственным божественным руководством стал Коран. Несмотря на то, что основные законоположения Корана имеют историческую связь с библейскими, тем не менее, в нём, были преодолены все противоречия.

Отныне между правоверными и язычниками устанавливался новый тип отношений. Ислам запретил безнаказное убийство язычников, во всех случаях кроме войны, на которой разрешается убивать воюющих с мусульманами противников, не причиняя ущерба мирному населению. В последующие века мусульманство на деле доказало приверженность этим принципам. В мировой истории не отмечен ни один случай геноцида народов, который бы вёлся под исламскими знамёнами.

Вместе с этим в Коране впервые все немусульмане разделились на две категории — "мушрики" (язычники) и "ахль аль-китаб" (люди писания) [51, с. 506–509]. К последним относятся христиане и иудеи. Согласно мусульманскому праву, они имеют равные с мусульманами права. Им позволено вершить суды по их законам. Язычники же лишены этого права.

Коран утверждает непогрешимость пророков Бога, поведение которых является образцом подражания для людей. В писании мусульман нет никаких данных о том, что у пророков Божьих были пороки и смертные грехи. Коран изображает всех посланников Аллаха от первого до последнего, включая и Лота, и Авраама, и Давида, и Аарона, и Иакова абсолютно безгрешными. Коран не вникает в подробности их жизни, в отличие от Библии, так как эта Книга не является автобиографической, а лишь отмечает отдельные эпизоды жизни этих пророков в контексте их Божественной миссии. Ни в одном аяте нет никаких данных о том, что у них были пороки. Наоборот, Коран говорит о них как о самых благочестивых и безгрешных людях (Коран, 10:47, 22:52, 23:51, 6:84, 6:85, 6:84–86) [23, с. 179, 278, 284, 124].

Все истории о совершении пророками грехов, описанные в Ветхом Завете отвергаются Кораном. Утверждается, что это является вымыслом иудейских жрецов (Коран, 4:46–49) [23, с. 87]. То есть все эти истории являются плодом творчества людей, а не Божественным откровением. Таким образом, в Коране ставится под сомнение богооткровенность многих постулатов ветхозаветной морали. Поэтому этические нормы, описанные в Ветхом Завете, признаются только сквозь призму откровения Мухаммаду.

Такого понятия как 10 этических заповедей в Коране нет. Обязательные для исполнения моральные нормы упоминаются в различных местах писания и представляют из себя усовершенствованный вариант библейских. Наиболее последовательно они передаются в суре 17 "аль-Исра".


• Не придавайте Аллаху в сотоварищи другое божество (Коран, 17:22) [23, с. 234].

• Почитайте своих родителей (Коран, 17:23) [23, с. 234].

• Отдавайте другим то, что им положено (Коран, 17:26) [23, с. 234].

• Обращайтесь ласково с сиротами (Коран, 17:34) [23, с. 235].

• Будьте верны в мере, когда взвешиваете и взвешивайте правильными весами (Коран, 17:35) [23, с. 235].

• Выполняйте свои обещания (17:34) [23, с. 235].

• Не убивайте своих детей из боязни обеднения (Коран, 17:31) [23, с. 235].

• Не убивайте душу, которую запретил Аллах, иначе, как по праву (Коран, 17:33) [23, с. 235].

• Не приближайтесь к прелюбодеянию (Коран, 17:32) [23, с. 235].

• Не следуй за тем, о чём у тебя нет знания (Коран, 17:36) [23, с. 235].

• Не ходи по земле горделиво (Коран, 17:37) [23, с. 235].

• Не расточай своё богатство безрассудно, а придерживайся середины (Коран, 17:26, 27) [30, с. 30–31].


Основополагающим принципом в мусульманской этике является поклонение Аллаху. Ислам исходит из того, что сутью морали является предание себя Богу. Согласно Корану поклонение Аллаху также является смыслом сотворения человека и его жизни [1, с. 21].

Одновременно поясняется, что поклонением человека Аллаху являются не только обряды, предписываемые ему, такие как молитва, пост или хадж. Вся жизнь человека от его рождения до смерти должна являться поклонением (Коран, 6:162) [24, с. 275]. Для того чтобы жизнь стала поклонением, нужно выполнять весь морально-этический кодекс предписанной человеку его Господом. В связи с этим особое значение приобрело учение о "халале" (разрешенное деяние) и "хараме" (запрещенное деяние), а также их промежуточные стадии [73, с. 41–45]. Человек, согласно исламскому вероучению всю свою жизнь и во всех жизненных ситуациях стоит перед выбором: либо совершить то или иное действие разрешенное Аллахом и заслужить Его милость. Совершение же любого поступка противоречащего божественным законам является греховным. Самым тяжким грехом является придание Аллаху равного. Человеку дана воля и свобода выбора. На разных этапах своей жизни он стоит перед выбором: совершить благочестивый поступок (халал) или греховный (харам). В день страшного суда все подобные поступки будут поставлены на весы и человек получит воздаяние адекватное его поведению.

Как известно иудаизм стоит за точное исполнение закона. Однако такое буквальное следование заповедям порой наносило ущерб духовности веры и фактически сводило её к механическому исполнению догм этой религии. Проповеди Иисуса часто были посвящены осуждению этого. В его речениях сохранившихся в канонических и апокрифических евангелиях содержатся призыв к большей духовности веры. Но впоследствии христианство интерпретировало эти речи совсем в другом смысле. Исполнение большинства древних заповедей (например, соблюдение субботы, запрет на потребление свинины и т. д.) было объявлено необязательным. Главное, по мнению христианских теологов, заключалось в духовной составляющей веры.

Такие крайности были полностью преодолены в Коране. Согласно исламскому вероучению важны как духовная, так и практическая сторона религии. Они находятся во взаимосвязи. Полный отказ от практических заповедей приводит к духовному ущербу. Поэтому в Исламе особое значение приобрёл "ниййа" (намерение) [74, с. 152]. Все поступки человека должны быть приведены в соответствие с этим положением. Например, совершать молитву пять раз в день необходимо. Но если по объективным причинам человек не имеет возможности совершить их во время, то это не зачитывается ему в грех. Главное, что он имел намерение совершить их во имя Бога. Практическое исполнение же этих молитв он может сделать в удобное ему время. Именно в "ниййе" выражается гармония духовного аспекта веры с практическим исполнением заповедей.

Морально-этический кодекс, согласно исламскому вероучению, ниспосылался человечеству от Бога посредством особых людей — пророков. Они являлись образцами благочестия (Коран, 23:51) [23, с. 284]. Их выбирал сам Аллах (Коран, 16:2) [23, с. 221]. Вместе с этим они являются людьми, и никакого ореола божественности у них нет (Коран, 17:94–95) [23, с. 249–250].

Основными характеристиками Божьих посланцев в Исламском вероучении являются следующие:


• Сидк. Божьи посланцы правдивы. Никогда не лгут.

• Аманат. Им можно полностью и во всем доверять.

• Фатанат. Пророки Аллаха отличаются мудростью и высоким умом.

• Исмет. Они совершенно безгрешны и никогда не грешат, даже в самых мелочах.

• Таблиг. Пророки доводят до людей слово Божье, несмотря на любые трудности и лишения. Они доводят его до людей в чистом, неискаженном виде.

• Муджузат. Они могут совершать чудеса, которые происходят по воле Аллаха. [72, с. 22].


Некоторые пророки получали посредством Божественного откровения священные писания, как например, Моисей, Иисус или Мухаммад (Коран, 16:43–44) [23, с. 224]. Однако люди сопротивлялись и отказываясь повиноваться пророкам, следовали своим языческим верованиям (Коран, 6:33–34) [23, с. 119]. Язычество же в Исламе является самым большим грехом. Утверждается, что этот грех является основой для совершения всех остальных грехов.

Миссия пророков заключалась, прежде всего, в восстановлении монотеизма, как основы убеждений каждого отдельно взятого человека, а вместе с ним и всего общества. От монотеизма напрямую зависит весь морально-этический комплекс ценностей человечества. Ведь если предположить, что богов много, то и поведение людей не может быть одинаковым и праведным. Ведь каждый бог будет требовать особого отношения к себе (Коран, 23:91). А это будет отражаться на убеждениях и поведении людей, что и имело место в период язычества.

После того, как пророки выполняли свою функцию по восстановлению монотеизма, через определенный период времени человечество вновь впадало в неверие, и Аллах посылал к ним нового пророка. Здесь следует отметить, что все пророки посылались к своим народам (Коран, 33:40) [23, с. 179]. Лишь последний пророк Мухаммад, согласно Корану послан ко всему человечеству и даже к мирам (Коран, 7:158) [23, с. 148]. Таким образом, Исламская концепция монотеизма преодолела национальную сущность религии (как в Иудаизме) и вывела её на глобальный вселенский уровень.

Вся последовательность пророчества осуществлялась от первого человека, Адама, до Мухаммада, который является последним и окончательным пророком принесшим последнее и окончательное откровение Аллаха — Коран. В связи с этим Ислам является последней и окончательной религией Аллаха отменивший все другие религии (Коран, 3:19) [23, с. 63].

Одновременно с этим в Коране дается понять, что Ислам существовал всегда, как единственно верное учение о Боге. Все пророки, начиная с Адама и до Мухаммада, исповедовали и проповедовали только Ислам, в том числе и Иисус и Моисей (Коран, 3:84–85) [23, с. 69].

Понятия же "Христианство" или "Иудаизм", согласно исламским воззрениям, возникли лишь после миссии Иисуса или Моисея и связаны либо с их именами, либо с народами, к которым они были посланы. Утверждается, что нигде в Библии Бог не говорит о том, чтобы последователи Его называли себя этими названиями. Не говорили этого и Иисус или Моисей. Следовательно, согласно Исламскому вероучению, понятия "Христианство" и "Иудаизм" придуманы их поздними последователями. Ислам же (переводится как "покорность Аллаху"), как следует из стиха Корана 3:85, упомянут самим Аллахом и не связан ни с какой личностью или народом.

После последнего пророчества Мухаммада цикл пророчеств оказался завершенным. Пришествие после него нового пророка, в системе ценностей Ислама не имеет никакого смысла по нескольким причинам. Во-первых, Коран как последнее и окончательное откровение сохранится до последних дней человечества в первоначальном виде.

Во-вторых, Коран восстановил принципы монотеизма и проистекающих из него законов общества, морали и этики (Коран, 6:92) [23, с. 125].


4. Мухаммад и ветхозаветные пророчества

Согласно вероучительным положениям пророчество Мухаммада явилось логическим завершением цепи пророчеств в истории человечества начиная с Адама. В мусульманских первоисточниках и работах ученых Ислама утверждается, что в это время человеческая мысль достигла определённого прогресса, необходимого для осмысления и принятия пророчества и божественного откровения вселенской и глобальной направленности, в отличие от старых пророчеств к отдельным народам и племенам земли.

Поэтому мусульмане убеждены в том, что Библия содержит в себе информацию о Мухаммаде, которую на протяжении веков тщательно скрывают представители церкви от своей паствы. Эта убежденность происходит от следующего аяты Корана, где недвусмысленно говорится о том, что христиане и иудеи располагают в своих писаниях информацией о пророке Ислама:

"…которые следуют за посланником пророком, простецом, которого они находят записанным у них в Торе и Евангелии, который побуждает их к доброму и удерживает от не одобряемого, разрешает им блага и запрещает им мерзости, снимает с них бремя и оковы, которые были на них — вот те, которые уверовали в него, и поддерживали его, и помогали ему, и последовали за светом, который ниспослан с ним, это — те, которые имеют успех!" (Коран, 7:157) [23, с. 148].

Но с точки зрения христиан и иудеев эти понятия не совместимы. Пророк Ислама для них пророком не является. Сама мысль о том, что этот человек упоминается в Библии как последний и окончательный пророк человечества до дня страшного суда является для них большим святотатством и ересью [18, с. 29].

Интересные работы в этом направлении были написаны мусульманскими учеными Абдул Ахадом Даудом и Ахмадом Дидатом.

Согласно А.А.Дауду одной из основных причин того, что христиане отвергают пророчество Мухаммада, (помимо их утверждений о божественности Христа) является то обстоятельство, что он был арабом, то есть потомком Авраама через Измаила, — его старшего сына, а не через младшего Исаака, предка евреев. Таким образом, согласно Библии получается, что все пророки от Бога должны быть потомками именно Исаака. Это положение должно было обосновать идею "богоизбранничества", как уже было отмечено. Никакой оговорки о том, что пророки посылались Богом, после Авраама, и к другим народам, в Библии, в отличие от Корана, не встречается.

Но факт установления Божьего завета с Исааком, на котором настаивают толкователи Библии, можно оспорить, по А.А.Дауду по нескольким причинам:

Во-первых, Измаил был законным первенцем Авраама от его жены Агарь, на которой он женился, согласно Библии, по причине бесплодности Сары:

"Но Сара, жена Аврамова, не рожала ему" (Бытие, 16:1) [7, с. 16]

"И взяла Сара, жена Аврамова, служанку свою египтянку Агарь… и дала её Аврааму, мужу своему, в жёны. Он вошёл к Агари и она зачала…" (Бытие, 16:3–4) [7, с. 16].

"Агарь родила Авраму сына и нарёк Аврам имя сыну своему, рождённому от Агари, Измаил" (Бытие, 16:15) [7, с. 17].

Во-вторых, завет между Богом и Авраамом был заключен, когда Измаил был уже подростком, а Исаак ещё не был рождён (Бытие, 17) [7, с. 17–18].

В-третьих, ещё до рождения Измаила Авраам беспокоился, что наследником его может быть Елиезер, его слуга, но Бог успокоил его:

"Тот, кто произойдёт из чресл твоих, будет твоим наследником" (Бытие, 15:1–4) [7, с. 16].

Это было сказано перед рождением Измаила, а не Исаака.

В-четвертых, обещание Бога заключить завет с не рожденным ещё Исааком (Бытие, 17:21) [7, с. 17] в бытность Измаила, которому принадлежит право первородства, противоречат библейскому закону:

"Если у кого будут две жены — одна любимая, а другая нелюбимая, и как любимая, так и нелюбимая родят ему сыновей, и первенцем будет сын нелюбимой — то при разделе сыновьям своим имения своего, он не может сыну жены любимой дать первенство пред первородным сыном нелюбимой, но первенцем должен признать сына нелюбимой и дать ему двойную часть из всего, что у него найдётся, ибо он есть начаток силы его, ему принадлежит право первородства" (Второзаконие, 21:15–17) [7, с. 190].

Такие текстуальные противоречия в Библии иудеохристианская традиция не объясняет. Но Исламская традиция, опирающаяся на тексты Корана, объясняет это тем, что тексты Библии были изменены христианами и иудеями. Современные исследователи действительно выявили в Библии поздние вставки и компиляции, а также факты наличия у древних евреев различных версий священного писания. Подтверждение этих данных можно найти и в некоторых иудеохристианских евангелиях. Например в апокрифическом Евангелии от Варнавы Там говорится о том, что Иисус объяснил, как их отцы переделали священные писания, и что завет был заключён не с Исааком, а с Измаилом и именно он, а не его брат был выбран для принесения в жертву Богу.

Многие мусульманские учёные, начиная с периода средневековья, считали, что евреи намеренно исказили историю заключения завета из чувства зависти к Измаилу и его потомкам — арабам. Эта зависть, граничащая с ненавистью и презрением, отражена и в других книгах Библии. Например, апостол Павел открыто оскорбляет Агарь и Измаила в Новом Завете (Послание к Галатам 4:21–31) [7, с. 1277].

Скрепление завета с Исмаилом профессор А.А.Ахад считал одним из важнейших предпосылок пророческой деятельности Мухаммада, как последнего и окончательного пророка к человечеству. Именно в этом пророчестве, а не в идее "избранничества" Израиля, состоял смысл скрепления завета.

Другим примером указания на пророчество Мухаммада в Ветхом Завете А.А.Дауд видит в противоречивом, с позиции современного иудаизма и христианства, пророчестве Аггея.

В книге пророка Аггея повествуется о возвращении иудеев из "вавилонского плена". Здесь уместно напомнить, что вавилонский царь Навуходоносор II в 586 г. до н. э. нанес евреям военное поражение и захватил Иерусалим. После этого халдеи увели большую часть евреев в Вавилонию, где они находились до их освобождения в 538 г. до н. э. персидским царем Киром II, разгромившим Нововавилонское царство.

Согласно книге пророка Аггея, евреи, вернувшись из "вавилонского плена", приступили к строительству Божьего храма в Иерусалиме разрушенном при Навуходоносоре. После того как был заложен фундамент храма, Бог послал пророка Аггея утешить народ таким важным посланием:

"Я потрясу небо и землю, море и сушу, и потрясу все народы и придет Желаемый (Himda) всеми народами, и напомню дом сей славою говорит Господь Саваоф. Мое серебро и Мое золото, говорит Господь Саваоф. Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего, говорит Господь Саваоф: и на месте сем Я дам Мир (Шалом) говорит Господь Саваоф" (Книга пророка Аггея, 2:7–9) [7, с. 892].

А.А.Дауд пишет о том, что из этого стиха возникает три вопроса:


• Кто такой himda (Желаемый).

• Что имел в виду Господь Саваоф, говоря что, даст Шалом (Мир) на этом месте?

• Действительно ли слава этого храма будет большей, чем прежнего?


Надо отметить, что иудейские и христианские богословы по-разному отвечают на эти вопросы. Иудеи считают, что послание, с которым явился к народу пророк Аггей, предсказывает пришествие долгожданного Мессии — спасителями ожидаемого евреями. Однако содержание текста говорит против этого.

Дело в том, что первый храм Яхве был построен в Иерусалиме при царе Соломоне (правил в 965–928 гг. до н. э.), в самый благоприятный для евреев период истории. Именно тогда они обладали сильным централизованным государством. Соломон заменил прежнее племенное деление страны на территориальное, создал разветвленный административный аппарат, ввел твердую систему налогов, трудовой и воинской повинности, укрепил армию и международное положение государства. Именно тогда построенный им храм Яхве был в пике своей славы. Однако после его смерти слава государства, а вместе с ним и храма померкли. Страна раскололась на две части — Израильское и Иудейское царства. Иудейское царство, столицей которого был Иерусалим (928–586 гг. до н. э.) почти сразу подвергся вторжению египтян при царе Реховоаме (928–911 гг. до н. э.). Помимо этого многолетние войны с Израилем значительно ослабили это государство. В правление Узии (785–733 гг. до н. э.) Иудейское царство несколько укрепилось, но уже при царе Хизкии (727–698 гг. до н. э.) стала данницей Ассирии. Крупной вехой в истории этого государства было правление Иосии в 639–609 гг. до н. э. Иудея освободилась от ассирийского ига и даже присоединила к себе значительную часть бывшего Израильского царства. Этот период можно также считать периодом относительной славы и Иудеи и Божьего храма в Иерусалиме. Однако последние цари Иудеи отвергли союз с усилившимся тогда Вавилоном и пытались проводить проегипетский курс. В ответ на это вавилонский царь Навуходоносор II уничтожил это государство и Божий храм.

Таким образом, слава первого храма в Иерусалиме приходится на период его основания при царе Соломоне, а также частично, на период правления царя Иосии.

Теперь сравним историю первого храма с историей второго храма, который как уже говорилось, был построен по возвращению иудеев из "плена", на том же самом месте.

После возвращения евреев на родину Иерусалим был превращен Ахеменидами в самоуправляющийся город. В это время в еврейском обществе произошел раскол. Руководители религиозной общины Эзра и Неемия не приняли в нее не побывавших в плену иудеев, а также оставшихся в Палестине израильтян под предлогом их смешанности с инородцами. Они образовали свою общину самаритян, которые живут в Палестине до сегодняшнего дня.

После разгрома ахеменидской державы Александром Македонским на ее месте образовались эллинистические государства. Иудея попеременно переходила в руки то египетских Птолемеев, то сирийских Селевкидов. В 197 г. до н. э. Иудея была окончательно включена в состав Селевкидской державы. Это были очень тяжелые времена для иудеев. Сирийские цари бесцеремонно грабили Иудею. Началась насильственная эллинизация Иудеи. Значительная часть иудеев была выселена в Сирию, Египет и Армению. Эта политика достигла своей кульминации при царе Антиохе IV Эпифане. Он обрушил на Иудею религиозные гонения, отменил иудейский культ и ввел греческий; под страхом смертной казни отменил празднование субботы, обряд обрезания, соблюдения религиозных запретов на некоторые виды пищи и т. д. В ответ на это началось мощное восстание иудеев против селевкидского владычества. Его возглавил Мататий и его сын Иуда Маккавей. В результате так называемый "маккавейских" войн при Симоне Маккавее евреи добились полной независимости Иудеи (142 г до н. э.). Однако внутренние распри ослабили это государство. Общество раскололась на три противоборствующие течения — фарисеев, саддукеев и ессеев. В результате Иудея стала легкой добычей Римской Империи, которая шла к пику своего могущества. Это событие стало очередной трагедией для евреев. Произвол римских властей вылился в антиримское восстание в 66–73 гг. н. э. Однако, несмотря на массовую героическую борьбу, восстание окончилось поражением восставших. Римляне, ворвавшись в Иерусалим, разграбили и разрушили город, а вместе с ним и второй храм Яхве. Через несколько десятков лет иудеи вновь подняли восстание против римского владычества. Его возглавил объявивший себя Мессией — Бар Кохба. Однако и здесь повторился тот же сценарий. Несмотря на героическое сопротивление армии новоявленного "мессии" римские легионы потопили это восстание в крови пуще прежнего и, вступив в Иерусалим построили на месте храма Яхве языческий храм в честь одного из традиционных римских богов — Юпитера Капитолийского.

Таким образом, из этого краткого исторического обзора становится ясно, что слава второго Иерусалимского храма не стала больше первого, как об этом говорит пророк Аггей в своем пророчестве.

Второй храм уступал первому и с точки зрения архитектуры, богатства и великолепия. Вот, что писал в "Библейской энциклопедии" архимандрит Никифор:

"О втором храме Иерусалимском воздвигнутом Зоровавелем мы имеем весьма мало сведений. Знаем мы, что этот храм, хотя был построен на том же месте, но не был так великолепен, как первый храм" [6, с. 754].

Слово Himda (Желаемый) же о котором также пророчествовал Аггей, не имеет ничего общего со словом Mashiaxh (Мессия). Поэтому нет никаких оснований отождествлять это пророчество с Мессией из рода Давидова ожидаемого евреями.

Христиане, которые в отличие от иудеев считают, что мессия, которого они ожидают уже пришел и им является сын Божий Иисус Христос и считают, что "Желаемый" это он. Они полагают, что второй храм потому и стал великолепнее первого, что в нем бывал Иисус.

Однако, согласно А.А.Дауду, и христианская версия несостоятельна. Дело в том, что между словами himda и Iesu (Иисус) нет никакого сходства. Кроме того, никакого Мира (Шалом), как указано в пророчестве Аггея, он на это место не принес. Ведь он сказал:

"Не думайте, что Я пришел принести мир на землю. Не мир пришел я принести, но меч" (Евангелие от Матфея 10:34) [7, с. 1023].

Более того, он предсказал разрушение этого сооружения. Необходимо также отметить, что все посещения этого храма Иисусом были неудачными и кончались горькими диспутами с фарисеями и священниками (Евангелие от Матфея, 21) [7, с. 1038–1039]. От этого храм, построенный Зоровавелем, вовсе не становился более великолепнее, чем Соломонов.

Итак, согласно А.А.Дауду, позиции иудейства и христианства в этом вопросе оказываются очень неуязвимыми.

После этого А.А.Дауд нижеследующим образом дал ответы на поставленные вопросы:


• Слова Химда (Желаемый) и Ахмад (Достойный похвалы) имеют один и тот же корень "хмд". Это очень сильный аргумент в пользу того, что речь здесь идет об одной и той же личности в силу того, что в семитских языках, к которым относятся и еврейский и арабский, гласные буквы в письме не указываются. Имя Ахмад же является разновидностью имени Мухаммад. Поэтому можно сказать с большей долей уверенности о том, что здесь речь идет именно о нем. Ведь он побывал на месте храма во время своего чудесного ночного путешествия из Мекки в Иерусалим (аль-исра ва аль-мирадж).

• Слова Шалом и Ислам образованы из одного и того же корня, и оба они означают мир, покорность и повиновение.

• Никакой другой славы у второго Иерусалимского храма, кроме ночного вознесения с его развалин Мухаммада в VII в. христианской эры не было. Напомним, что пророк Ислама по воле Аллаха за одну ночь покрыл расстояние между Меккой и Иерусалимом и с развалин этого храма вознесся на небо: "Хвала Тому, Кто перенес ночью Своего раба из мечети неприкосновенной (Мекка) в мечеть отдаленнейшую (Иерусалим)…" (Коран, 17:1) [23, с. 232].


Храм Зоровавеля должен был быть более великолепным, чем Соломонов, потому что, его должен был посетить Мухаммад во время его чудесного ночного вознесения, о котором повествует Коран. Здесь он совершил богослужение и поклонение Аллаху в присутствии всех пророков.

Спустя несколько лет на месте этого храма второй халиф Омар построил величественную мечеть — одну из святынь Ислама — "аль-Акса". Она стала законной наследницей второго храма и до сегодняшнего дня возвышается на этом месте в Иерусалиме.

Мухаммад, по утверждению А.Дауда и других мусульманских ученых, упоминается и в других стихах Библии. Для примера, можно подвергнуть анализу следующий стих в Библии:

"(говорит Бог Моисею) Я воздвигну им пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста его, и он будет говорить им все, что Я повелю ему" [7, с. 188].

Христианские богословы считают, что этим человеком стал впоследствии Иисус, который, по их мнению, похож на Моисея. Однако мусульманские авторы (в частности А.Дидат) дают свое объяснение смыслам этого стиха. Как основной аргумент они используют то обстоятельство, что согласно христианской доктрине Иисус взял все грехи человечества на себя. Про Моисея же этого сказать нельзя. Он был рожден от родителей мужского и женского пола, как и все остальные люди, а у Иисуса в христианстве не было земного отца [15, с. 9]. Моисей был признан своим народом при жизни и стал его правителем [15, с. 11]. Иисус же ушел из жизни непризнанным. Он умер насильственной смертью (согласно христианской версии), а Моисей — естественной [15, с. 15]. Моисей имел свою семью, а у Иисуса ее не было. В связи со всем этим становится очевидным беспочвенность попыток отождествления Моисея с Иисусом.

Согласно А.Дидату, человеком, который по всем параметрам соответствует личности предсказанной в стихе (Второзаконие, 18:18) [7, с. 188] является только Мухаммад.

А Дидат считал что, Мухаммад является "пророком из среды братьев их (евреев)" потому, что арабы действительно являются братьями евреев потому в связи с общностью их происхождения. Проводя аналогии, Дидат писал, что Мухаммад также как и Моисей был рожден от земных родителей, имел жен и детей, был признан при жизни своим народом, стал его правителем и умер естественной смертью.




Глава II КОРАН И НОВЫЙ ЗАВЕТ

1. Иса в Коране


Христианская традиция называет Иисуса Христа богочеловеком, пришедшим в мир для указания пути спасения для человечества. Его мать — Мария также почитается большинством христиан как богоматерь. Исламская традиция тоже почитает Ису с Марьям, но это почитание, по сути, в корне отличается от христианского [14, с. 8].

Исламская позиция по отношению к личности Исы и его миссии строится на следующих постулатах:


• Мать Исы Мариам, которая была воспитана пророком Закарией (Коран, 3:37) [23, с. 64–65], отличалась набожностью и благочестием (Коран, 66:12) [23, с. 464], и являлась лучшей из женщин миров [23, с. 65] (Коран, 3:42).

• Она родила Иисуса без отца по воле Аллаха. Он появился на свет благодаря Божественному чуду (Коран, 3:45, 19:17–27) [23, с. 65, 252].

• После ее возвращения с ребенком на руках иудеи оклеветали её и обвинили в распутстве (Коран, 19:28, 4:156) [23, с. 253, 99].

• В эту критическую для Мариам минуту вдруг произошло первое чудо Иисуса. По воле Аллаха он заговорил с ними из колыбели и защитил свою мать (Коран, 19:29–34) [23, с. 253].

• В своём создании Иса, перед Аллахом подобен Адаму (Коран, 3:59) [23, с. 67].

• Иса — пророк Аллаха, слово от Него, дух, исходящий от Него и раб Его (Коран, 4:171–172) [23, с. 100–101].

• Исе от Аллаха был ниспослан Инджил (Евангелие). Он пришёл для того, чтобы подтвердить истинность Торы (Коран, 5:46) [23, с. 107–108] (Мусульмане верят в истинность оригиналов этих книг, которые не сохранились).

• Иса был послан к Израилю, а не ко всему миру (Коран, 3:48) [23, с. 66].

• Иса призывал людей верить в единого Бога и никогда не объявлял себя Богом (Коран, 5:17, 5:116–117) [23, с. 110, 116] или сыном Бога (Коран, 9:30) [60, с. 3454].

• Иса творил чудеса с дозволения Аллаха (изводил мёртвых, исцелял слепого и прокаженного и т. д.) (Коран, 5:110) [23, с. 115].

• У Исы были верные апостолы (Коран, 3:53, 5:111) [23, с. 66, 115].

• Иудеи не признали Ису и пытались убить его (Коран, 5:110) [23, с. 115].

• Иудеи не убили и не распяли Ису. Аллах вознёс его к себе до того, как они попытались это сделать (Коран, 3:55, 4:157) [23, с. 66, 99].

• Он ещё вернётся на Землю (Коран, 43:61) [23, с. 403].

• В День страшного суда Иса будет свидетельствовать против христиан, назвавших его сыном Бога (Коран, 4:159) [23, с. 99].

• Иса предсказал пророчество Мухаммада (Ахмада) (Коран, 61:6) [72, с. 283–284].


Согласно Корану, Иса является одним из величайших пророков Израиля получившим от Бога "Инджил (Евангелие)", который подтвердил всё то, что было ниспослано до него в Торе, и в котором были также и новые законы (Коран, 5:46) [23, с. 107–108]. У него были верные ему сподвижники-апостолы (Коран, 5:111) [23, с. 115]. Однако об их количестве и именах никаких сообщений нет.

Таким образом, проблем с признанием личности и пророческой миссии этого человека здесь проблем не возникает. Однако вместе с этим коранический Иса сильно отличается от новозаветного.

С повествованием Нового Завета здесь полностью совпадает лишь его чудесное рождение. Аллах ниспослал дух от Него к Марьям, которая родила в результате этого прекрасного мальчика. Принципиальным отличием от христианского учения здесь является то обстоятельство, что этот дух не является ипостасью Бога. Примечательно, что в аятах Корана говорится о духе, который исходит от Бога, а не является Им, подобно Новому Завету. И это полностью соответствует идее абсолютного монотеизма, который лежит в основе Корана. Любое расчленение единства Бога на отдельные составляющие (подобно христианской доктрине "сущности и ипостаси") расценивается как посягательство на основы монотеизма. Более того, некоторые мусульманские авторы настроены к этому тезису критически:

"Мусульманина оскорбляет слово "рожденный", т. к. рождение — это животный акт, свойственный нисшим животным, это половая функция. Как мы можем применять такие низкие качества по отношению к Богу?" [55, с. 29].

Осуждение христианской троицы, последней ипостасью которой является "святой дух", неоднократно встречается в Коране (Коран, 5:73) [23, с. 111].

Для большей убедительности в вопросе отсутствия у Исы божественности проводится параллель между чудесным рождением Исы, у которого не было одного родителя, с Адамом, у которого не было обоих родителей (Коран, 3:59) [23, с. 67]. Таким образом утверждается, что, Иисус не может быть обожествлен вследствие того, что он был рождён благодаря чуду, так как в этом случае должен был бы быть обожествлен и Адам. Согласно Корану, Иисус был пророком Бога и не более чем пророком и его рабом. Таким образом, здесь, он лишён какой-либо божественности и рассматривается как смертный человек.

В данном контексте необходимо отметить, что среди первых последователей учения Иисуса было немало групп, которые исповедывали сходные с кораническими воззрения относительно сущности Иисуса. Например,

"в 1965 году профессор Иерусалимского университета Шиломо Пинес нашёл в Стамбуле арабский манускрипт, один из фрагментов которого представляет собой древнейший текст, переведённый с арамейского языка. Авторы текста — члены общины назореев в Иерусалиме подчеркивали, что они всегда оставались верными закону Моисея и почитали Иисуса не как Бога, а как пророка иудейского. Они клеймили апостола Павла как фальсификатора учения Иисуса и ренегата, перешедшего на сторону римлян" [26, с. 363].

Даже в современных канонических христианских Евангелиях нет ни одного однозначного высказывания Иисуса о своей божественности. Более того, современные канонические Евангелия дают сведения о том, что если бы Иисус заявил о своей божественности, то это было бы расценено как страшное богохульство для иудеев. Этот грех карался в иудейском обществе смертной казнью (Евангелие от Иоанна, 19:7) [7, с. 1156]. Поэтому если бы Иисус, вопреки иудейской религии и традиции заявил бы такое, то он никогда бы не завоевал популярности в Иудее.

Нет в Коране и отождествления Иисуса с "логосом". В Новом завете же Иисус назван "словом (логос)" (Евангелие от Иоанна, 1:1) [7, с. 1127]. Это понятие не встречается в семитической традиции и несомненно было привнесено туда из античной философии, где "логос" был известен как необходимость правящая миром.

Идея этого "логоса" восходит к философиям Древнего Востока в частности, к магическим учениям Вавилона. В греко-римской философии она впервые встречается в произведениях Гераклита, а Филон впервые попытался применить "логос" для совмещения двух точек зрения иудаизма и греко-римского мировоззрения.

"Филон Александрийский рассматривал Бога, как Творца, бесконечно далёкого от нашего мира. Он есть, по его мнению, непостижимая для разума духовная сила. Поскольку материя зло, то связь Бога с жизнью может осуществляться только через посредника и этим посредником является "логос" слово Бога, излучение его духа, разум и начало всех вещей. "Логос" управляет миром, как душа управляет человеческим телом. Филон иногда называл его "сыном Бога" или "первородным сыном Бога". Придав "логосу" характер личности, Филон дал трамплин, позволивший некоторым теоретикам христианства продвинуться ещё дальше по этому пути. Они отождествили этот "логос" с Иисусом, как воплощением Бога и назвали его по-философски — "сыном Бога". То, что у Филона носило характер абстракции, у христиан нашло черты конкретного лица"" [26, с. 337–338].

Большое влияние на христианское учение оказала также школа неоплатоников. Обожествление Иисуса и концепция троицы имеют свои аналогии с этим учением. Главный идеолог неоплатонизма Плотин считал, что божественное первоначало путём эманации (истечения) переходит в божественный ум, который дробится на множество умов. Следующим этапом эманации божественного первоначала становится душа, распадающаяся на множество душ и, наконец, божественный свет переходит в материальную природу. Итак, имеет место лестница, по которой истекает на природу божественное первоначало: 1. Божественная субстанция. 2. Мировой ум. 3. Мировая душа. После этого божественный свет переходит на материальную природу. Эта модель была перенесена в христианство и проявилась там, в качестве лиц (ипостасей) Бога. "Отец" стал христианским божественным первоначалом, "Сын" — божественным умом, "Святой дух" — божественной душой. Именно таким образом (по аналогии с философией Плотина) Бог проявляется и воздействует на сотворённый им мир. Эта схема была заимствована у неоплатоников главным представителем раннехристианской философии Августином Аврелием (Блаженным) и канонизирована ортодоксальной церковью [40, с. 32–37].

В Коране же встречается упоминание о том, что Иисус является "словом дарованным Марьям" (Коран, 4:171) [23, с. 100–101]. Однако это выражение исключает то, что "слово" является неким посредником между Богом и людьми. Это не "логос" Нового Завета заимствованный из произведений Гераклита или Филона. "Логос" не может быть дарован кому-либо. Другие аяты Корана [23, с. 65] дают понять значение этого "слова дарованного Марьям". Это выражение означает акт Божественного действия. Этим словом является слово "Будь" (арабское "Кун"), выражающее волю Творца. Таким образом, в Коране, к Марии явился ангел, который был исполнителем божественного повеления "Кун".

Коран отрицает многие эпизоды жизни Иисуса описанные в Евангелиях. Это в первую очередь относится к его сотерологической и искупительной миссии, а также к суду над ним, его распятию и воскресению. Например, утверждается, что евреи, обвинив его в колдовстве и отвергнув его пророческую миссию, решили распять его и убить. Однако Аллах защитил своего посланника и вознёс его к Себе до того, как они сделали это (Коран, 4:157) [23, с. 99]. Согласно хадисам пророка Мухаммада, был распят другой человек, похожий на него. Поэтому Коран говорит о том, что кто говорит о его распятии, глубоко заблуждаются и что у них нет об этом никаких фактов, кроме предположений.

События, связанные с арестом Исы (Иисуса) описываются выдающимся толкователем Корана Ибн Касиром. Он писал:

"Когда Аллах послал Ису ибн Марьям к иудеям с ясными знамениями и наставлением, они позавидовали его пророчеству и изумительным чудесам, которыми одарил его Аллах. Тому, как он с соизволения Аллаха исцелял слепых и прокаженных, оживлял мертвых и т. п. Однажды он слепил птицу из глины и вдохнул в нее жизнь: она превратилась в живую птицу, и люди видели, как она взлетела в воздух по воле Аллаха, Всемогущ Он и Велик. Несмотря на это они сочли его лжецом, противились ему и всеми силами стремились причинить ему вред, пока пророк Аллаха Иса не перестал жить с ними в городах и не отправился странствовать со своей матерью. Но они не удовольствовались этим и оклеветали его перед тогдашним правителем Дамаска — греком-язычником, который поклонялся планетам. Иудеи представили правителю это дело так, будто в Иерусалиме есть человек, сеющий смуту среди людей, вводящий их в заблуждение и настраивающий свой народ против его власти. Правитель разгневался и послал своему наместнику в Иерусалиме письмо с повелением схватить этого человека, распять и надеть ему на голову венок из колючек. Когда Иерусалимский наместник получил письмо, он подчинился и отправился с группой иудеев к дому, в котором находился Иса. В тот момент он был вместе с двенадцатью-тринадцатью своими сподвижниками. Говорят, что это происходило в пятницу, ближе к заходу солнца, то есть в вечер на субботу. Они окружили дом, и когда он (Иса) почувствовал, что либо они неизбежно ворвутся, либо он должен выйти к ним, он сказал своим сподвижникам: "Кто хочет стать похожим на меня и быть моим спутником в раю?" Один юноша добровольно вызвался, однако Иса счел его молодым для этого. Он повторил свои слова во второй раз, и в третий, но никто, кроме этого юноши не отзывался. Тогда Иса сказал: "Ты будешь им!". И Аллах изменил его облик на облик Исы так, что они стали совершенно похожи. Затем в крыше дома открылось отверстие и Иса впал в дремоту. В таком состоянии он вознесся на небеса, как сказал об этом всевышний: "О, Иса! Я возвращу тебя и вознесу к Себе…" (Коран, 3:55). Когда он вознесся, его ученики вышли. Евреи, увидев этого юношу, приняли его за ису, схватили его ночью, распяли и надели ему на голову венок из колючек. Иудеи объявили всем, что они добились его распятия, и хвастались этим. Некоторые из людей поверили этому. Остались лишь те, кто был в том доме вместе с Исой и был свидетелем его вознесения" [1, с. 34–35].

Некоторые группы ранних христиан также, как и современные мусульмане, видели в Иисусе не Бога, а человека и пророка Божьего [39, с. 93]. Даже в поздний период, уже в Римской империи некоторые группы христиан не отождествляли понятия "Бог" и "Иисус".

"В одной из деревенских надписей Бог и Иисус Христос упомянуты раздельно: по-видимому, верующий, поставивший это надгробие, воспринимал Иисуса как Мессию, посланного Богом, т. е. так, как воспринимали его многие первые христианские группы" [39, с. 137].

В одном раннем христианском апокрифе под названием "Дидахе", восходящим к началу II века, о распятии и воскресении Христа нет ни слова. Этот документ является кратким руководством по религиозному воспитанию и отправлению богослужения. Более того. Иисус в "Дидахе" назван не Богом и не "сыном Божьим", а "рабом Господним".

"В греческом тексте здесь употреблено слово "пайс", которое обозначает и "дитя", и "раб", т. е. человек, подчиненный кому-то" [39, с. 214].

Далее, необходимо отметить, что Коран не признаёт учение Иисуса вселенским (Коран, 3:48) [57, с. 1251]. В Евангелии от Матфея, (15:24) также есть сведения о локальном значении миссии Иисуса: "Павла "Я послан только к погибшим овцам дома Израилева" [7, с. 1031]. То есть миссия Иисуса была ограничена рамками одного народа.

Превращение христианства в мировую религию связано с деятельностью поздних проповедников [7, с. 1031]. Особую роль в этом сыграл Павел, усилиями которого была своеобразно интерпретирована и пересмотрена ветхозаветная традиция.

В Коране признаётся эсхатологическая миссия Иисуса (Коран 43:61) [23, с. 403]. Здесь он также, как и в Библии называется Мессией (Масихом).

Наконец Иса в Коране предсказал пришествие последнего пророка ко всему человечеству — Мухаммада (Коран, 61:6) [23, с. 456]. Это является ещё одним подтверждением того, что Исламская религия появилась не на пустом месте, а является естественным продолжением идей и традиций древнего монотеизма. Преемственность веры является одной из главных идей Ислама. Пророчество Мухаммада, согласно мусульманским первоисточникам, явилось логическим завершением цепи пророчеств в истории человечества начиная с Адама. Мусульманские ученые утверждают, что именно в это время, человеческая мысль достигла определённого прогресса, необходимого для осмысления и принятия пророчества и божественного откровения вселенской и глобальной направленности, в отличие от старых пророчеств к отдельным народам и племенам земли.


2. Мухаммад в Новом Завете

Согласно Корану Иисус предсказал в своем Инджилие (Евангелии) о том, что после него человечество должно ждать ещё одного пророчества — Мухаммада:

"И вот сказал Иса, сын Марьям: "О сыны Исраила! Я посланник Аллаха к вам, подтверждающий истинность того, что ниспослано до меня в Торе, и благовествующий о посланнике, который придет после меня, имя которому Ахмад (Мухаммад)"" (Коран, 61:6).

В связи с этим многие видные средневековые мусульманские теологи считали, что сведения о Мухаммаде должны были сохраниться и в современном Новом Завете. Поэтому с их стороны были предприняты попытки анализа его текстов и выявления этого пророчества. Однако, необходимо отметить, что все результаты этого анализа носят неконкретный и полемический характер.

Заслуживает внимания на эту тему провел в начале XX века Давид Бенджамин Кельдани — католический священник, который после своего обращения в Ислам был известен как профессор Абдул Ахад Дауд. Он выпустил серию статей на данную тему.

В своей статье "Periqlytos значит Ахмад" объектом его исследования является следующий стих из Евангелия из Иоанна (14:16):

"И я умолю отца, и даст вам другого Утешителя (греч. Paraklytos) да пребудет с вами вовек" [7, с. 1150].

Выявление личности "Утешителя" становится объектом размышлений А.А.Дауда. Отождествление этого термина со Святым Духом, он считает несоответствующим контексту данного стиха из Евангелия от Иоанна и вообще самой доктрине Христианства:

"Вера в то, что смерть Иисуса на кресте избавила верующих от проклятия первородного греха, и что его дух, любезность и присутствие на евхаристии (крещении) остаётся с ними вовек, лишила их нужды в утешении или приходе "утешителя". С другой стороны, если они нуждались в таком "утешителе", то все христианские предположения и претензии относительно пожертвования на Голгофе становятся безосновательными. Обещание, что Утешитель будет послан Богом после того, как Иисус уже ушёл, указывает на полный провал всех надежд на триумф Царства Божьего" [13, с. 197].

Кроме того, А.А.Дауд утверждал, что греческое слово "Paraklytos" дословно не означает слова "Утешитель". В этом значении в греческом языке употребляется слово "Parakalon".

"Еврейское слово "Утешитель" (мнахем) в Септуагинте, в плачах Иеремии (I. 2, 9, 16, 17, 21 и т. д.) переведено как "Parakalon",от глагола "Parakaloo", которое означает "призвать", "пригласить", "увещать", "утешать", "молиться", "умолять". Следует отметить, что после согласной буквы "каппа" в слове "Parakalon" есть длинная альфа, которой нет в "Paraklytos". В предложении "Тот, кто утешает нас во всех наших горестях" употребляется "Parakalon", а не "Paraklytos", в смысле "Я увещеваю или приглашаю тебя на работу". В значении же "Утешитель" и "Предводитель" используется другое греческое слово "Porygorytys". Относительно другого значения "заступник" и "адвокат", которое дано церковному слову "Paraklete", я опять настаиваю, что иметь аналогичный смысл может "Parakalon", а не "Paraklytos". По-гречески "адвокат" — это "Sunegorys", а "заступник" или "посредник" — это "Meditea"" [13, с. 193–194].

После этого А.А.Дауд выдвинул свое решение проблемы стиха Евангелия из Иоанна (14:16). Он считал слово "Paraklytos" искаженной формой слова "Periqlytos" [13, с. 193–194], которое дословно больше подходит под контекст евангельского повествования. Дело в том, что после того, как слово "Paraklytos" на самом деле не имеет значения "Утешитель", которое дает ей церковная традиция, то это слово в Евангелии от Иоанна теряет всякий смысл. Поэтому, А.А.Дауд считал, что этот стих искажен поздними интерпретаторами и его нужно читать так: "Я пойду к Отцу, и Он пришлёт вам другого апостола, имя которого будет Периклитос (Periqlytos), который может оставаться с вами вовек".

"Periqlytos" означает в переводе с греческого "более прославленный восхваляемый". Слово Ахмад (Мухаммад), которое приводится в Коране со слов Иисуса, переводе с арабского тоже означает "более прославленный, восхваляемый". Таким образом, А.А.Дауд пришёл к выводу, что Периклитос это Ахмад (Мухаммад), и Иисус имел в виду именно его. Именем Ахмад (Мухаммад) впервые, согласно данным мусульманской традиции, был назван от рождения именно Мухаммад и до него никто не носил это имя.

В заключении, А.А.Дауд написал:

"Откровение Корана о том, что Иисус, сын Марии, заявил народу Израиля, что он благовествующий о посланнике, который придёт после него, имя которому Ахмад, является одним из сильнейших доказательств того, что Мухаммад поистине был пророком и, что Коран является реальным божественным откровением. Ему никогда не узнать, что Периклитос, означало Ахмад, разве только через внушение и откровение. Авторитет Корана решительный и окончательный, так как буквальное значение греческого имени точно и бесспорно соответствует Ахмаду и Мухаммаду" [13, с. 200].

Позднее эту же тему исследовал, помимо А.А.Дауда, другой мусульманский исследователь Библии и полемист А.Дидат. В отличие от А.А.Дауда он не заостряет внимание на происхождении слова "Paraklytos", считая, что.

"это не важно, назовем мы его "Утешителем" или каким-либо другим эквивалентным термином принципиального значения" [14, с. 23]. "Христиане по праву гордятся тем, что они перевели Библию на сотни различных языков мира, а Новый завет, который изобилует этим пророчеством, — более чем на 2000 различных языков и диалектов. Таким образом, христианский гений изобрел более чем 2000 различных имен более чем на 2000 различных языках для одного кандидата — "Утешителя". Ближайшим по произношению к подлинным словам Иисуса в христианских писаниях является греческое слово "Paraklytos", которое также должно быть отклонено, потому что Учитель (т. е. Иисус) не говорил на греческом" [14, с. 24].

Поэтому он предлагает принять за основу именно официальную церковную интерпретацию этого слова в значении "Утешитель", и относить его к значению святого духа.

После этого А.Дидат приводит из Нового Завета свидетельства в пользу того, что там под названием "дух" имеется ввиду не Бог, а человек. В качестве примера он приводит следующий стих:

"Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире". (Первое послание Иоанна 4:1) [7б с. 1221].

После этого А.Дидат писал:

"Вы можете заметить, что слово "дух" здесь используется, как синоним слова "пророк". Истинный дух является истинным пророком, а лживый дух лжепророком. Но тем христианам, которые смотрят на все эмоциональным взглядом, я рекомендую взять в руки авторизованную "Версию короля Джеймса" К.И.Скофилда, который с редакторским комитетом из девяти докторов богословия добавил к ней свои замечания и комментарии. Когда они дойдут до первого слова "дух" в приведенном выше стихе, они получат указание сравнить его со стихом Евангелия от Матфея (7:15), которое подтверждает, что лживые пророки — это лживые духи. Таким образом, в соответствии с Евангелиям от Иоанна, Святой дух является Святым пророком, а святой пророк — это посланник Аллаха Мухаммад".

Как бы упреждая встречные возражения А.Дидат далее пишет о том как распознать духов истинных от духов лживых. И здесь он ссылается на библейский стих:

"Духа Божия узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога" (1-е послание Иоанна, 4:2) [7, с. 1221].

В доказательство истинности Мухаммада, как посланника (духа) Божьего, А.Дидат приводит доказательства того, что он (Мухаммад) "исповедовал Иисуса":

"Иисус упоминается в священном Коране по имени не менее 25 раз. Его почтили именами:

1. Иса ибн Марьям — Иисус, сын Марии;

2. Ас-Салих — праведник;

3. Калимат-у-ллах — Слово Аллаха;

4. Рух-у-ллах — Дух Аллаха;

5. Масих — Мессия". [14, с. 27].

Таким образом, А.Дидат, в отличие от А.А.Дауда, приводит свои доводы в подтверждение версии "Утешитель" — это Мухаммад, исходя из слова "Paraklytos".

Несмотря на различие в подходах к значению слова "Утешитель" в Евангелии от Иоанна, А.Дидат и А.А.Дауд выражали сходные позиции по вопросу о значении выражения "Другого Утешителя" в Евангелии от Иоанна 14:16. Они оба были едины во мнении, что это выражение не может быть отнесено ни к кому другому, кроме Мухаммада, и именно этот момент идеально гармонирует с кораническим аятом (61:6), приведенным в начале этой главы.


3. Кумранская община, Христианство и Коран

Рукописные тексты, принадлежащие иудейской секте ессеев, обнаруженные в районе Мертвого моря позволили исследователям получить фрагменты Ветхозаветных книг восходящих к III в. до н. э. — I в. н. э. Эти фрагменты имеют существенные отличия от канонизированного современным иудаизмом, а также и христианством масоретского текста. Учитывая то обстоятельство, что эти рукописи на несколько столетий старше, чем оригинал самого древнего экземпляра масоретского канона, исследователи были вынуждены признать, что в то время в ходу были несколько версий Ветхого Завета. Следует отметить, что и до находок в Кумране были известны несколько различных версий Ветхого Завета. Это так называемое "Самаритянское Пятикнижие", имеющее до 6000 разночтений от масоретского текста, "Септуагинта", "Вульгата" и сирийская "Пешитта". Принимая во внимание различия этих писаний от масоретского канона, ученые считали, что в основе этих переводов лежали иные, отличные от канонизированного в IX в. н. э. версии Ветхого Завета. Однако до открытий рукописей в Кумранских пещерах это было лишь предположением. Это предположение было полностью подтверждено новооткрытыми рукописями.

"До открытия кумранских рукописей в распоряжении науки не было рукописных списков библейских книг восходящих к периоду до канонизации и представляющих первоначальный, еще не канонизированный текст. Такие наиболее древние списки библейских книг впервые обнаружены среди кумранских рукописей, и в этом, в первую очередь и заключается их научное значение" [4, с. 44].

Первые семь рукописей в одной из пещер иудейской пустыни были случайно обнаружены в 1947 году.

После этого на протяжении нескольких лет археологи сумели извлечь из 11 пещер Кумрана (Иордания) около 40000 фрагментов рукописей представляющие собой остатки 600 книг.

Изучение первых рукописей обнаруженных в этом регионе привело исследователей Роланда де Во (директор Французской Библейской археологической школы в Иерусалиме) и Сукеника (семитолог еврейского университета в Иерусалиме) к выводу, что они принадлежат секте ессеев, образ жизни и вероучение которых описаны в произведениях И.Флавия ("Иудейская война", II, 8, 2-13, Параграфы 119–161), Плиния Старшего ("Естественная история", V, 17, Параграф 73) и Филона Александрийского. ("О том, что каждый добродетельный свободен" XII, параграфы 75–87).

Двадцать пять процентов обнаруженных в Кумране рукописей представляют собой фрагменты библейских книг и их толкования. Многие из них уникальны в том смысле, что ненамного отстоят от времени их первого издания.

"…Так, рукопись обозначенная, согласно принятой в кумрановедении символике, как 4Q Dan датируемый концом II в. до н. э. отстоит от времени появления библейской книги Даниила лишь на 50 лет. Другая рукопись — 4Q Oha — написана столетие спустя после создания книги Экклезиаста" [4, с. 45].

В I-ой пещере были обнаружены 2 варианта книги Исаии. Один из них — 1Q Isb близок к масоретской редакции, другой же — 1Q Isa отличается от него [4, с. 45].

"Много нового принесли фрагменты библейских книг из 4-й пещеры. Помимо рукописей, которые можно отнести к протомасоретской традиции, среди них встречаются и представители других версий. Один из них принадлежит к архетипу того еврейского оригинала, который лег в основу греческой Септуагинты (4Q Exa, 4Q Ierb), другие совпадают с самаритянским текстом Пятикнижия (4Q paleo Exm), третьи представляют смешанные типы, промежуточные между самаритянским текстом и еврейским оригиналом Сентуагинты (4Q Nub)" [4, с. 46].

В 4-й и 11-й пещерах археологи обнаружили тексты псалмов, которые отличаются от аналогичных масоретских. Эти различия существуют как в последовательности псалмов, так и в их содержании. Например, в тексте 11Q Ps они расположены в следующем порядке: 101, 102, 103, 109, 105, 146, 148, 121–132, 119, 135, 136, 118, 145, 139, 137, 138, 93, 141, 133, 144, 142, 143, 149, 150, 140, 134, 151 [4, с. 45]. Здесь уместно обратить внимание на наличие 151-го псалма, который отсутствует в масоретском каноне, о наличии которого известно только из греческого перевода Библии. В то же время в ходе исследований в другом районе Иудейской пустыни — Масаде, расположенном неподалеку от Кумрана, был обнаружен другой текст псалмов, в котором 151-й псалом отсутствовал. "Следовательно, сосуществовали версии книги псалмов, различавшиеся и количеством псалмов и порядком их расположения" [4, с. 32]. Тексты псалмов из Масады в целом сходны с масоретским каноном, кроме одного случая: "…в Псалме 83:7 читается боги Эдома ('lhy 'dwm) вместо масоретского "шатры Эдома" ('hly 'dwm)" [4, с. 32].

Кроме этого в Масаде была обнаружена рукопись книги "Премудрости Иисуса сына Сирахова" на древнееврейском языке, которая не вошла в Иудейский канон. Более того, оригинал этой книги был утерян, и до кумранской находки считалось, что книга Бен-Сиры сохранилась лишь в греческом переводе. В таком виде она вошла в Библию католиков и православных. Протестанты же отвергли книгу Бен-Сиры и подобно иудеям изъяли ее из своей Библии. Рукопись книги Бен-Сиры из Кумрана убедительно доказывает, что греческий перевод сохранившийся у католиков и православных был сделан из этого еврейского оригинала.

Зато в пользу протестантского варианта Библии оказалось другая находка археологов. Апокриф послание Иеремии также включенный католиками и православными в свой канон был обнаружен в пещерах Иудейской пустыне лишь на греческом языке.

Важное значение, для сравнения с масоретским каноном, играет книга пророка Аввакума (Хаваккука), обнаруженная в 1-й кумранской пещере (1Q Hab). Эта прекрасно сохранившаяся рукопись имеет целый ряд смысловых расхождений с Библией, которой обладают сегодня иудеи и христиане.

Так, в синодальном издании Библии говорится: "Тогда подмевается дух его, и он ходит и буйствует; сила его — Бог его" (Аввакум, 1:11) [7, с. 888]. В кумранском варианте книги пророка Хаваккука этот стих читается следующим образом: "Тогда миновал ветер, и прошел, и этот (народ) счел силу свою Богом своим" (перевод Амусина И.Д.).

Согласно масоретской версии в другом стихе читаем: "Неужели для этого он должен опорожнять свою сеть и непрестанно избивать народы без пощады" (Аввакум, 1:17) [7, с. 888]. Этот же стих согласно версии кумранитов выглядит следующим образом: "Поэтому он постоянно обнажает меч свой, чтобы безжалостно истреблять народы" (по И.Д.Амусину).

В ходе исследований, которым были подвергнуты рукописи, были также обнаружены очень ценные сведения о внутренней организации и вероучении этой секты. Оказалось, что в идеологии и структуре кумранской общины имеются несомненные черты сходства с христианством.

Задолго до находок в Кумране многие историки выводили христианство из ессейства. Еще Э.Ренан называл христианство "преуспевающим ессейством". Кумранские рукописи подтвердили эти предположения. Оказалось, что очень многие элементы христианского вероучения и обрядности были известны кумранской общине задолго до появления на исторической арене Иисуса.

Так, в документе под названием "Две колонки" (1Q Sa) было обнаружено следующее предложение: "…если породит (yolid) Бог помазанника (мессию)". На основании этого можно предположить, что один из главных постулатов христианства, а именно мысль о том, что Мессия должен быть рожден самим Богом, заимствован из ессейства [4, с. 66].

В 1964 году Старки опубликовал текст из четвертой кумранской пещеры под названием "Мессианский арамейский текст" (4Q Messiar) датированный I в. до н. э. В этом документе содержатся очень важные мессианские воззрения секты ессеев. Здесь можно встретить и образ обожествленного мессии и то, что он порожден Богом, является "духом его дыхания", что он обретет власть над всеми людьми подобно Богу и т. д. Все это встречается и в христианстве. Вот фрагмент из этой рукописи:

"(4) В юности он будет как (?)… как человек, чуждый знанию до времени тайны (5) познания трех книг. (6) Тогда он приобретет мудрость и знание…; они увидят (как) приходят к нему на коленях. (7) И в период (?)… и в старости с ним будут совет и благоразумие; (8) он познает тайны человека, его мудрость снизойдет на все народы; он будет знать тайны всех живущих; (9) все их злоумышления против него потерпят неудачу, его власть над всеми живущими будет могущественной. (10)…замыслы его, так как избранник Бога он, порождение Его и дух Его дыхания (bdy bhur 'lh' hw' mwldh wzwh nsm why); замыслы его будут для вечности" [4, с. 100].

"Текст представляет исключительный интерес. Он показывает кристаллизацию идеи божественного происхождения мессии, идеи, сыгравшей решающую роль в формировании теологии христианства, его христологии. Детальное изучение этого документа станет возможным после опубликования родственных ему мессианских текстов, о существовании которых сообщил их будущий издатель Старки (Starkey, Quatre etapes, стр. 492). В одном из них, которому дан предварительный сигл 4Q Aha, говорится о мессии искупителе, "который совершит искупление (ykpr) за всех сынов его поколения". С такого рода идеями мы впервые встречаемся в кумранских рукописях" [4, с. 100].

Известно, что согласно христианской версии Иисус искупил грехи человечества. Таким образом, идея "искупления" известная кумранской общине, задолго до христианства была заимствована ею и доведена до логического конца.

Особое место в учении кумранитов занимает образ "Учителя праведности" и "Нечестивого священника". В комментарии к Библейской книге Аввакума (Хаввакука) найденного в 1-ой кумранской пещере об этом говорится: "Ибо нечестивый одолевает праведника" [4, с. 149]. Истолкование этого: нечестивец — это нечестивый священник, праведник — это Учитель праведности" [4, с. 149].

"Учитель праведности" или "Праведный учитель" (more hassedeq) согласно найденным рукописям играл большую роль в основании и функционировании кумранской общины. Наряду с ним упоминается его гонитель "нечестивый жрец". В комментарии на псалом 37 из 4-й пещеры (4QpPs37) говорится о том, что он собирался убить учителя: "Имеется в виду нечестивый священник, который искал (?), чтобы убить его" [4, с. 261].

Интересно отметить, что в Новом Завете Иисус также был назван "учителем" и "праведным". Например:

"Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, которого предателями и убийцами сделались ныне вы" (Деяния Апостолов, 7:52) [7, с. 1171] или: "Когда выходил он из храма говорит ему один из учеников его: "Учитель! Посмотри, какие камни и какие здания!" (Евангелие от Марка, 13:1) [7, с. 1073].

А из комментария на книгу Михея из 1-й пещеры с большой долей уверенности предположить, что этот учитель принес себя в жертву и его это жертва приведет к спасению уверовавших в него:

"Это относится к Учителю праведности, который… и всем жертвующим собой, чтобы присоединиться к избранникам Бога, выполняющим закон в совете общины, которые будут спасены от дня суда" [4, с. 249].

В комментарии на псалом 37 есть данные о том, что "учителя" судили:

"…а Бог не оставит его и не признает его виновным, когда его будут судить" [4, с. 261].

Эсхатологические воззрения кумранитов выражаются и в следующих строках к комментарию к Библейской книге Аввакума:

"…к исполняющим закон в доме Иехуды (синоним Кумранитов), которых Бог спасет от дома суда за их страдания и веру в Учителя Праведности" [4, с. 155].

Согласно этим строкам получается, что кумраниты верили, что только вера в "Учителя" спасет их от Божьего суда. Этот момент аналогичен христианскому тезису о спасении через веру в Христа.

По этому поводу исследователь Э.Кросс писал:

"Ессеи относились к своему учителю с почитанием, близким к поклонению. Вера в его учение была равносильна спасению" (Cross. "Library", стр. 119).

Таким образом, из всего этого нетрудно заключить, что образ "праведного учителя" кумранитов очень похож на образ Иисуса Христа из Нового Завета.

Также как "Учитель" Иисус был подвергнут гонениям со стороны "Нечестивого жреца" — иудейского первосвященника, был судим, затем принес себя в жертву во имя искупления грехов уверовавших в него, именно в нем кумраниты видели своего спасителя и мессию.

В основе идеологии кумранитов лежал дуализм доброго и злых начал. Согласно их учению весь мир разделен на два враждующих между собой царства: царство справедливости, добра, праведности и царства тьмы, зла, нечестия и кривды. В результате борьбы, которая идет между двумя этими царствами, в конечном итоге победят силы добра. Во главе сил света стоит архангел Михаил, а во главе сил тьмы Велиал.

В Ветхом Завете такого явного противопоставления этих сил нет, хотя есть отдельные намеки на подобные противоборство. Несомненно, что дуализм доброго и злых начал был первоначально чужд религии иудеев. Однако после периода вавилонского плена, в результате контактов евреев с их освободителями — персами в их учение стали проникать отдельные элементы зороастрийского дуализма. Так, согласно персидской религии существуют два автономных и равноправных начала: начало добра — бог Ахура-Мазда и начало зла — бог Ангро-Манью, между которыми идет борьба, которая окончится, в конце концов, победой Ахура-Мазды. В обязанность людей входит содействие силам добра.

"Характерной чертой зороастризма, бросающейся в глаза при первом же знакомстве, является его резко выраженный дуализм — признание в мире двух начал доброго и злого, борьба которых и составляется содержание мира" [2, с. 13].

К моменту разгрома Нововавилонского царства Ахеменидами, при которых евреи были освобождены от "вавилонского плена" персидская религия учила своих последователей, в том числе тому, что силы добра и зла попеременно сменяют друг друга в управлении миром. Эта концепция перешла, правда в сильно измененном виде в доктрины некоторых иудейских сект.

Однако дуализм у иудеев и в частности у кумранитов не был абсолютным, подобно персидскому. Они ввели элементы этого учения в свой монотеизм и признавали создание обоих понятий со стороны Яхве, хотя элементы автономности от него все же были сохранены [3, с. 173–174]. В особенности ярко это выразилось в учении кумранской общины, которая, предположительно, испытала на себе не опосредственное, а прямое влияние религии персов. Отрывок из рукописи названной "Уставом общины" (1QS) наглядно показывает дуалистические воззрения кумранитов в контексте их эсхатологических воззрений.

"От Бога знаний все сущее и будущее. Прежде их бытия он направил всякую их мысль, и в своем бытии они выполняют свои дела ради свидетельства о себе согласно его величавому замыслу и т. е. дела не подлежат изменению. В руке его законы всему… Он сотворил человека для владычества над миром и положил ему два духа, чтобы руководствоваться ими до назначенного им срока. Это духи Правды и Кривды. В чертоге света — родословие Правды, и из источников тьмы родословие Кривды. В руке начальника света власть над всеми сынами праведности, путями света они будут расхаживать. От ангела тьмы заблуждение всех сынов праведности, все их прегрешения, грехи, вина, их преступные деяния, благодаря его власти, согласно тайнам Бога до срока его. И все кары и периоды бедствий во власти его гонения. И все духи его жребия существуют на помеху сынам света. Но Бог Израиля и ангел его правды помогают всем сынам света. И он сотворил духов света и тьмы и на них основал всякое действие… И дух смирения, долготерпения, вечное благо, разум, понятие и мощная мудрость, внушающая веру во все дела Бога и опирающаяся на множество его милостей, и дух знания во всяком действенном замысле, ревность к законам праведности и святой помысел в непоколебимом побуждении, и многомилосердие ко всем сынам Правды, и чистота славы, гнушающейся всеми сквернами мерзости, и скромное хождение при всеобщей хитрости, и сокрытие ради правды тайн познания — таковы тайные советы духа всем сынам Правды на земле и наставление всем ходящим по ней, ради исцеления… А духу Кривды принадлежат: стяжательство, бездействие в служении праведности, нечестие, ложь, гордость и надменность, нетерпеливость и многая глупость, и рвение дерзости к отвратительным делам в духе разврата и мерзкие пути в служении нечистому, бранная речь, слепота глаз, глухота уха, жестоковыйность, косность сердца, приводящие к хождению всеми путями тьмы, и злая хитрость…" [3, с. 170–171]

Очень интересно, что в Новом Завете встречаются идеи, и даже конкретные термины, которые были обнаружены в Кумранских пещерах. Естественно, что приводимые рукописи кумранской общины восходят к дохристианской эпохе. В первую очередь это касается дуализма. Вот несколько примеров:

"Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром?" (2 Послание к Коринфянам, 6:14–15). [7, с. 1266].

Кстати, имя Велиара или Велиала, как злого начала, часто фигурирует в кумранских рукописях, например:

"…Он дает покой им всем от всех сынов Велиала (Велиала), которые заставляют их спотыкаться, чтобы уничтожить их за грехи их, когда они пришли по замыслу Велиала, чтобы заставить споткнуться сынов света…" [3, с. 273].

Явный дуализм выражен в стихах:

"…и он не может грешить, потому что рожден от Бога. Дети Божии и дети дьявола узнаются так: "всякий не делающий правды не есть от Бога…" (1 Послание Иоанна, 3:9-10) [7, с. 1220]; "…а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста… Дети! Вы от Бога и победили их" (1 Послание Иоанна, 4:2–4) [7, с. 1221].

Для кумранитов их община является избранной и обособленной от других людей. Только они представляют силы добра и света:

"…они подвергнутся наказанию огнем за то, что поносили и оскорбляли избранников Бога" (bhyry) [3, с. 157].

Избранниками Бога называли себя и христиане:

"Кто будет обвинять избранных Божиих?" (Послание к Римлянам, 8:33) [7, с. 1235], или "Итак облекитесь, как избранные Божьи" (Послание к Колоссянам, 3:12). [7, с. 1292].

Как было показано во фрагменте "Устава" кумранитов они называли себя сынами света и противопоставляли себя сынам тьмы. Такие же термины и противопоставления имеют место и в Новом Завете:

"Ибо все вы — сыны света и сыны дня; мы — не сыны ночи, ни тьмы" (1 Послание к Фессалоникийцам, 5:5) [7, с. 1296] или: "Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света" (Евангелие от Иоанна, 12:36) [7, с. 1148].

При аресте Иисуса он называет своих противников "властью тьмы":

"Каждый день бывал я с вами в храме, вы не поднимали на меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы" (Евангелие от Луки, 22:53) [7, с. 1121].

В "Уставе" (4:23) говорится о "духе правды и кривды", что соответствует "духу истины и духу заблуждения" в 1-ом Послании Иоанна.

Община кумранитов называла себя в числе прочих названий "Новым Заветом" или "Союзом":

"ибо не поверили они словам Учителя Праведности, (воспринятым им) из уст Бога; имеются ввиду также отступники от закона Бога и Нового Союза, ибо не поверили в Завет Бога и осквернили имя святости Его" [4, с. 150].

Как известно, так же именовали себя ранние христиане христианские общины. Канонизированное писание современных христиан называется "Новым Заветом".

Таким образом, необходимо подвести итог всему комплексу вопросов связанных со сходством вероучения христиан и кумранской общины. Необходимо отметить, что схожесть этих учений не могла носить случайный характер. Влияние ессейства на современное христианство в свете находок в Кумране стало на сегодняшний день научным фактом, который наносит ощутимый урон идее "уникальности и богодуховности" христианских писаний и вероучения. Естественно, что церковные деятели восприняли огласку текстов этих рукописей как прямой вызов церкви.

"Ватикан начал с того, что признал исследование свитков опасным для католической веры и пытался предотвратить их изучение" [3, с. 220].

Но затем, поменял свое решение и выделил комиссию для изучения этих текстов с целью опровержения имеющихся там фактов. Такую же позицию заняли и другие церкви.

С другой стороны, многие западные ученые стали утверждать, что на самом деле Иисус является аналогом или прототипом "Учителя праведности" кумранитов, и что все христианство произошло от ессейства.

Так, профессор Сорбонского университета А.Дюппон-Соммер писал по этому поводу:

"Галилейский учитель (Иисус), в том виде, в каком он выступает перед нами в новозаветных писаниях, является во многих отношениях поразительным перевоплощением учителя справедливости" (А.Dupont-Sommer. Apercus preliminaires sur les manuscripts de la Mer Morte. Paris, 1950, р. 117.) [3, с. 217].

Другой ученый Эдмунд Вильсон писал, что человечество извлечет большую пользу, если возникновение христианства можно будет понять "просто как эпизод в истории человечества, а не как догмат и Божественное откровение" (Е.Wilson. The scroll from the Dead Sea, N.У., 1955, р. 108) [3, с. 219]. Рукописи Мертвого моря позволяют это сделать. Кумранский монастырь, т. е. центральное строение Кумрана "может быть, даже в большей мере, чем Вифлеем или Назарет, является колыбелью христианства" (Е.Wilson. The scroll from the Dead Sea. N.У., 1958, р. 129.) [3, с. 219].

Другой известный исследователь текстов Кумрана Миллар Барроуз писал:

"Существует мнение, что история Христа и его спасительный подвиг являются просто повторением того примера, который можно найти в рукописях Мертвого моря. Насколько мне известно, ни один компетентный ученый не высказал это в такой именно категоричной форме, но это можно заключить на основании отдельных утверждений. Именно эта мысль в наибольшей мере привела в смущение верующих и восхитила неверующих" (Burrows. More light on the Dead Sea Scrolls. N.У., 1958, р. 64.) [3, с. 219].

Таким образом, некоторые люди, на основании этих находок, стали считать, что Иисуса, как исторической личности, вообще никогда не существовало, и что он является тождественным "Учителю праведности", который жил задолго до него. В принципе такие воззрения были и до этих находок у представителей "мифологической школы", представителем которой был А.Дрэвс. Они тоже утверждали, что Иисуса в истории не было, и что он является всего лишь мифическим образом. Поэтому находками в Иудеской пустыне воспользовалась советская коммунистическая система, которая начала преподносить данные рукописей как подтверждение точки зрения А.Дрэвса и других "мифологов" и использовала данные кумранских текстов в целях атеистической пропаганды [22].

Весь этот комплекс различных мнений и вопросов активно обсуждался по радио, телевидению и прессе в 50-60-х годах XX века. Однако затем дебаты по этому поводу пошли на убыль и сегодня мало кто о них вспоминает. Однако остались нерешенные вопросы и проблемы.

В контексте вышеизложенного представляется необходимым попытаться решить некоторые проблемы в исследовании Кумранских рукописей путем сравнения их содержания с текстом Корана. Одной из причин этого является наличие обоих источников в среде семитических народов, несмотря на то, что их разделяет многовековое временное расстояние. Не исключено, что некоторые специфические вопросы древней истории и религии семитических народов Ближнего Востока могли быть точнее освещены в Коране или Сунне, ввиду географической, исторической и этнической близостью арабов к принадлежности Палестине.

В данном случае, нужно попытаться найти в Коране ответ на следующие вопросы:


• Являются ли "Праведный Учитель" Кумранской общины и Иисус одним и тем же лицом?

• Чем объяснить сходство в вероучении, а также в обрядности христиан и кумранитов?

• Чем объяснить сходство в терминологии и смыслах кумранских текстов с Новым Заветом?


Прежде чем начать искать ответ на эти вопросы хочется обратить внимание на то, что сходство между христианами и кумранской общиной в вопросах вероучения прослеживается только в тех событиях и терминах, о которых в Коране либо не упоминается, либо же которые однозначно им отвергаются.

Священная книга мусульман отвечает на первый вопрос совершенно однозначно, а именно — Иисус это не "праведный учитель" кумранитов, а самостоятельная историческая личность и Божий пророк. Этот вывод можно сделать в связи с тем, что в отличие от Нового Завета в образе коранического Иисуса совершенно отсутствуют черты сходства с "Учителем праведности", которые в писании христиан прослеживаются в вопросах обожествления Иисуса, принесения им себя в жертву во имя искупления грехов других людей, порожденности его от Бога, осуждения со стороны жречества. Даже можно сказать, что Иисус Нового Завета и Иса Корана совершенно разные личности. Единственное, что сходится в обоих повествованиях — это факт его чудесного рождения.

В связи с этим можно с уверенностью предположить, что на определенном этапе истории, христианские проповедники иудейского происхождения, которые были хорошо знакомы с учением Кумранской общины перенесли черты присущие "Кумранскому учителю" на человека под именем Иисус (Иса), последователи которого в Иудее знали как пророка Божьего, о чем были даны свидетельства в предыдущих главах.

Согласно цитатам из новозаветных посланий, которые были упомянуты в этой главе, напрашивается вывод о том, что одним из таких проповедников был Павел (Саул). Целью этого было стремление глобализировать учение ранних последователей Иисуса и сделать его достоянием всей Римской империи. Достигнуть этого, однако, было невозможно, рассматривая его всего лишь как пророка Иудеи. Греко-римское мировоззрение просто не восприняло бы его в таком статусе. Но наделив его определенными чертами божественности и мученичества можно было бы достигнуть определенных успехов в этом направлении. Дело в том, что понятия "сыновей божьих", "умирающих" и "воскресающих" богов, идеи мученичества были хорошо известны античному миру.

При таких реалиях некоторые проповедники-иудеи, знакомые с мировоззрением кумранитов и других близких к ним течений иудаизма заложили основы постепенного отождествления "Учителя", история которого могла вызвать интерес античного общества, с пророком Иисусом.

Однако, даже в этом новом качестве Иисус не вписывался в общую систему мировоззрения античности. Поэтому параллельно с этим пошел процесс постепенного обожествления "нового" Иисуса и отождествления его с античным "Логосом" (словом), посредником между бесконечно далеким трансцендентным Богом и материальным миром. Эта тенденция отчетливо проявляется в Евангелии от Иоанна. Архимандрит Никифор писал в "Библейской энциклопедии", что.

"слово "Логос" (в Иоан. 1:1, 14; Иоан. 1:14; 1 Иоан. 1:1 и др.) означает второе лицо Святой Троицы как вечное и ипостасное слово божье, от вечности бывшее с Отцом и потом воплотившееся для нас, человеков и для нашего спасения" [6, с. 659].

Блестящий знаток христианской теологии, античности и древних языков профессор А.А.Дауд (в прошлом католический священник Д.Б.Кельдани) писал по этому поводу:

"Авторство и подлинность Евангелия от Иоанна вызывают много вопросов и этим занимается библейская критика. Однако невозможно поверить, что апостол Иисуса мог написать эту книгу в той форме и содержании, какими они представлены сегодня. Все равно, будь автор Иоаханнаном (Иоанном), сыном Зеведеева или кем-нибудь другим, создается впечатление, что он знаком с доктриной знаменитого ученого и философа Филона Александрийского о "Логосе" (Слове)" [13, с. 186].

Античные воззрения на протяжении нескольких веков постепенно смешивались с идеями монотеизма семитов и элементами не менее популярного в то время митраизма, который был носителем дуалистической иранской философии Ирана и в таком виде были канонизированы церковными соборами.

Только этими обстоятельствами можно объяснить сходство кумранского "учителя" с Иисусом в Новом Завете. Реальный же Иисус был далек от всех этих черт. Это предположение может быть подтверждено тем, что на заре христианства доктрина Павла была лишь одной из течений в христианстве. Другая часть первых христиан, именовавшаяся назореями, отвергали учение Павла и называли его лжеапостолом. Поэтому, принимая во внимание то, что коранический Иисус принципиально отличается от "Учителя праведности" кумранитов, а также то, что элементы сходства между ними в Новом Завете опровергаются и осуждаются Кораном, однозначен вывод о том, что проводить какие-либо параллели между этими личностями нельзя.

Как ни парадоксально это звучит для христиан, но в свете новых фактов только Коран, а не Библия в состоянии защитить уникальность и неповторимость личности Иисуса.

Относительно двух других вопросов, которые были поставлены ранее, то Коран в отличие от Библии дает конкретные ответы и на них. Как уже было отмечено одной из основных сходных черт между учением кумранитов и христианством это дуализм и связанные с ним термины, которые фигурируют в найденных рукописях и Новом Завете. В первую очередь, это такие понятия как "сыны света и тьмы", "избранники Бога", "Велиал" и т. д.

Коран отвергает идею дуализма, так как он подрывает основу монотеизма. Что же касается понятий света и тьмы, то в Коране они есть. Поэтому необходимо подробнее остановиться на этом вопросе и указать на принципиальное различие по сути этих терминов от аналогичных понятий в кумранской литературе и Новом Завете.

Как уже было отмечено, дуализм проник в иудейские секты, а через них в учение кумранитов после периода "вавилонского плена" посредством зороастризма. Однако в отличие от последнего он был относительным. Преломившись сквозь призму монотеизма, это учение в еврейской религии обрело особую форму. Согласно учению кумранитов Бог создал два царства света и тьмы, во главе которого стоит Велиал. Эти царства постоянно борются друг с другом. В конечном итоге силы света в лице, в том числе и кумранитов, победят силы тьмы.

Эта же идея, правда, в несколько смягченной форме встречается и в Новом Завете. Согласно христианскому учению свет олицетворяется с Иисусом и противопоставляется силам тьмы. "Господь Иисус Христос нередко называется светом" говорил в "Библейской энциклопедии" архимандрит Никифор [6, с. 855]. В то же время говорится о том, что "Бог есть свет, и нет в нем никакой тьмы" (1 послание Иоанна, 1:5). [7, с. 1218].

С другой стороны в Новом Завете фигурирует и антипод Бога (Иисуса) Велиар (Велиал).

В целом, можно сказать, что в этих описаниях никакой определенности нет. С одной стороны говорится о том, что "Бог есть свет" с другой, что "Иисус есть свет", а с третьей, что в Боге нет тьмы, а тьма есть Велиар. Христиане здесь именуются, как и кумраниты "сынами света, а не тьмы" (1 послание Фессалоникийцам, 5:5) [7, с. 1296].

Что же касается Корана, то здесь на эту тему также имеется ряд аятов. В основном они приводятся в суре "Нур", который, кстати, в переводе с арабского означает "Свет". Эти аяты вносят ясность в кораническое определение понятий "света" и "тьмы", а по смыслу и содержанию заметно отличаются от Библейских стихов.

Коран однозначно и недвусмысленно утверждает, что только Бог является светом:

"Аллах — свет небес и земли. Его свет точно ниша; в ней светильник; светильник в стекле; стекло точно жемчужная звезда… Ведет Аллах в Своему свету, кого пожелает…" (Коран, 24:35) [63, с. 5895].

Так как Коран, согласно ортодоксальной исламской доктрине, является вечным и несотворенным словом Аллаха, то божественный свет заключен именно в нем:

"Уверуйте в Аллаха, и Его посланника, и в свет (Коран) который Мы ниспослали" (Коран, 64:8) [23, с. 460].

Тора и Евангелие, а также все писания, которые были ниспосланы Богом к отдельным народам и племенам, также являлись в их истинном виде носителями Божественного света:

"Мы низвели Тору, в которой руководство и свет…" (Коран, 5:44) [23, с. 107]; "…и даровали Мы ему (Иисусу) Евангелие, в котором руководство и свет" (Коран, 5:46) [23, с. 107–108].

Итак, свет есть Бог, и свет выражен в Его слове. Понятия ипостасей и эманации при этом отвергаются. Этим "словом" согласно Корану является не античный "логос", которым впоследствии церковные деятели сделали Иисуса, а священные писания исходящие от Него и переданные людям пророками. На сегодняшний день, согласно писанию мусульман, существует только один свет — это свет Корана, все другие же писания, в которых также заключался божественный свет на сегодняшний день утратили свое сияние вследствие их фабрикации и искажений, которым они были подвергнуты.

В Коране отсутствуют такие термины как "сыны света" или "тьмы". Относительно последнего термина здесь говорится совсем в другом контексте:

"Разве сравнится слепой и зрячий, или сравнятся разве мрак и свет?" (Коран, 13:16) [23, с. 208].

В Писании мусульман "свет" не имеет антипода именуемого тьмой, которую возглавляет Велиар или Сатана, или кто-нибудь третий.

Таким образом, дуализм доброго и злых начал, имеющий персидское происхождение и проникший в завуалированной форме в учение, кумранитов и их посредством в христианство, в Коране отсутствует. Зло и добро не противопоставляются как автономные, или полуавтономные, а утверждается, что оба они от Аллаха. Однако, освещение этого вопроса выходит за пределы рассматриваемых в данном параграфе проблем.

Таким образом, в свете всего комплекса вопросов затронутых по этой теме можно сделать вывод о том, что сходство учения кумранской общины с христианским объясняется тем, что идеи кумранитов были позднее введены в Новый Завет. На основе Корана именно так решается эта сложнейшая проблема.

4. Эсхатология Нового Завета и Корана

Эсхатология является неотъемлемой частью любой религиозной системы. Ход истории мира и судеб человека занимает центральное место в Христианстве и Исламе. Главное содержание христианской эсхатологии сводится к представлениям об Антихристе, втором пришествии Христа, конце света, и страшном суде. Схожие воззрения имеются и в Исламе. Эсхатологические воззрения оказывают решающее воздействие на этические принципы религии и верующих, являясь их логическим завершением.

а) Эсхатология Нового Завета

Эсхатология христианства почти полностью описывается в последней книге Нового завета "Апокалипсис святого Иоанна Богослова". Если в других книгах писания верующие христиане черпают сведения об основании и историческом росте церкви, а также о руководстве для жизни, то в "Апокалипсисе" содержатся таинственные пророческие указания о будущей судьбе церкви и всего мира [5, с. 3]. В этой книге нет конкретности и определённости и однозначно выносить суждение по ней достаточно сложно. Даже сами церковные деятели в разные века по разному интерпретировали смыслы "Апокалипсиса". Примечательно, что в самые сложные периоды христианской истории (войны, разруха, голод и т. д.) многие люди пытались и пытаются применить смыслы этой книги и отдельные стихи Евангелий для роста "апокалиптических" настроений в обществе. Особенно заманчивыми оказались для народа, в проповедях первых миссионеров христианства, идеи близкого конца света, который был им обещан для их поколения, и второго пришествия Христа:

"Не успеете обойти городов Израилевых, как придет сын человеческий" (Евангелие от Матфея, 10:23) [7, с. 1023]; "Не прейдет род сей, как все сие будет" (Евангелие от Матфея, 24:34) [7, с. 1045].

Церковная традиция приписывает авторство "Апокалипсиса" одному из ближайших сподвижников Иисуса — Иоанну (Богослову). В частности это утверждается в "Библейской энциклопедии":

"Книга написана святым апостолом Иоанном Богословом на острове Патмос, куда он был сослан Домицианом за свидетельство об Иисусе Христе" [6, с. 53].

Однако необходимо отметить, что авторство "Апокалипсиса", его история и подлинность всегда подвергались сомнениям. А за последнее столетие научная библеистика выявила данные, которые позволяют усомниться в авторстве Иоанна. Отдельные высказывания об этом можно встретить даже у некоторых современных православных авторов. Например, архиепископ Аверкий приводя доводы в защиту ортодоксальных церковных взглядов по поводу авторства Иоанна Богослова, тем не менее, косвенно упоминает, что по этому поводу есть другие данные в самой церковной исторической хронике. Так, он признает, что в трудах христианского писателя Папия, есть упоминание о том, что автором "Апокалипсиса" является некий "пресвитер Иоанн" [5, с. 5]. Это свидетельство сохранилось у церковного историка Евсевия. Помимо этого Аверкий называет еще несколько возможных авторов "Апокалипсиса", авторство которых он отвергает:

"Ни на чем не основано мнение, приписывавшее написание "Апокалипсиса" Иоанну-Марку, то есть евангелисту Марку. Еще более нелепо мнение римского пресвитера Кая (III век), будто Апокалипсис был написан еретиком Керинфом" [5, с. 5–6].

А.Донини в монографии "У истоков Христианства" писал, что сомнения в подлинности "Апокалипсиса" Иоанна Богослова могли возникнуть в недрах христианского общества после того, как обещания о скором наступлении "Царства Божьего", которые лежат в основе эсхатологических представлений Христианства не оправдались [16, с. 155].

Возможно, что сомнения в подлинности этой книги являются причиной того, что "Апокалипсис" Иоанна Богослова отсутствует в сирийской Библии "Пешито". Дело в том, что "христиане Сирии и в IV в. не признавали его" [39, с. 205]. "Восточная церковь приняла "Апокалипсис" лишь к 500 г., во времена Юстиниана" [16, с. 54]. Однако архиепископ Аверкий объясняет это тем, что Пешито предназначен только для богослужебных целей. За богослужением же "Апокалипсис" не читается [5, с. 10].

Время и место написания "Апокалипсиса" также неизвестны. Называются самые различные даты от 60 до 108 года [5, с. 7–8].

Целью "Апокалипсиса" является, согласно архимандриту Никифору "утешение верующих среди гонений и рассеяние их опасений за судьбу Христианства, на которое со всех сторон ополчаются и иудеи, и язычники, и лжеучители" [6, с. 53]. С этой точкой зрения согласен и архиепископ Аверкий [5, с. 9].

Содержание книги, согласно христианским толкователям этой книги, покрыто мраком тайны и она во многих местах символична, аллегорична. Поэтому они считают, что очень сложно разобраться в смыслах этого произведения. Например, многие современные секты христианства исповедующие "милленаризм" ("хиллиазм") черпают свою идеологию из буквального толкования стихов "Апокалипсиса" (20:4–6) [7, с. 1343]. Милленаристы признают, что тысячелетнее царство Христа наступит на земле в будущем. Однако католики и православные отвергают хилиазм, а стихи (20:4–6) воспринимают аллегорически. Они считают, что это царство уже наступило и продолжается.

Даже ортодоксальные толкователи не имеют единства по поводу толкования многих стихов книги "Апокалипсис".

"Одни считают, что всё описанное там относится к последним временам — появлению Антихриста, пришествию Христа и кончине мира. Другие придают "Апокалипсису" чисто историческое значение, относя все видения к историческим событиям первого века — к временам гонений на христиан римскими императорами. Третьи стараются найти осуществление апокалиптических предсказаний в исторических событиях позднейшего времени. Четвертые, наконец, видят в "Апокалипсисе" только аллегорию, считая, что описываемые в нём видения имеют не столько пророческий, сколько нравственный смысл, аллегория же введена только для усиления впечатления, с целью поразить воображение читателей" [5, с. 11].

В первой главе книги "Апокалипсис" говорится о том, что Иоанн получил откровения от Иисуса Христа, на острове Патмос для того, чтобы он написал об этом книгу и разослал её семи церквям находящимся в Эфесе, Смирне, Пергаме, Фиатире, Сардисе, Филадельфии и Лаодикии. Цифре "семь", с древнейших времен придавали особое, магическое значение. Например, у зороастрийцев весь мир разделялся на семь областей, в соответствии с семью эманациями Ахура Мазды, которые назывались Амэша-Спэнта [76, с. 14, 30]. По аналогии с этим, возможно, что и автор Апокалипсиса видел христианский мир в семи регионах. Эти воззрения были известны римскому обществу благодаря деятельности митраистов, учение которых представляло из себя синкретическую смесь иранских и античных верований. Митраизм был одним из главных конкурентов Христианства в Риме.

Бог предстаёт в этом апокалиптическом видении в человеческом образе — с белыми волосами, огненными очами, облачённым в подир и держащий в руках семь звёзд олицетворяющих семь церквей.

Примечательно, что в "Апокалипсисе" отсутствуют даже намеки на такие христианские понятия как "Троица", "Первородный грех". Не исключено того, что у автора "Апокалипсиса" не было представления о Святом Духе, которое позднее Христианство ввело в число ипостасей Бога. В начале книги он упоминает о семи Духах. Иисус называется "Агнцем", но этот "Агнец" подчинен Богу. Более того, в одном месте Иисус поставлен в один ряд с Моисеем (Апок. 15:3), т. е. находится в ряду пророков. Все это можно объяснить тем, что "Апокалипсис" является одной из самых ранних книг Христианства. В то время доминировали иудеохристианские представления об Иисусе, в соответствии с которыми, они рассматривали его не как Бога, а как пророка иудейского [39, с. 228]. А представлений о "Троице", "Ипостасях", "Первородном грехе" вообще не существовало в качестве догматов веры. Все они были разработаны позднее Отцами Церкви. Нет здесь ни слова и церковных таинствах.

Относительно состояния, в котором находился Иоанн в момент получения откровения ясности, нет. Он только говорит: "я был в духе в день воскресный" (Апок. 1:10) [7, с. 1325]. Архимандрит Никифор комментирует это как "сверхъестественное состояние тайнозрения" [6, с. 53].

В данном случае речь, скорее всего, идет о пережитом автором "Апокалипсиса" личном религиозном опыте. Архиепископ Аверкий объясняет это состояние следующим образом:

"На языке пророков "быть в духе" — значит быть в таком духовном состоянии, когда человек видит, слышит и чувствует не телесными органами, но всем внутренним существом своим. Это не сновидение, ибо такое состояние бывает и во время бодрствования" [5, с. 17].

С четвёртой главы начинается новое видение. Иоанн получает веление войти в небесную дверь, чтобы увидеть то, чему суждено быть. И он увидел самого Бога-отца сидящего на престоле, а вокруг него 24 старца.

Далее (глава пятая) говорится о том, что Иоанн увидел в руках Бога книгу, запечатанную семью печатями. Один из ангелов взывал, чтобы кто-нибудь раскрыл эту книгу, сняв её печати. Но никто не дерзнул это сделать. Наконец это сделал Христос называемый здесь Агнцем в знак того, что он был принесён в жертву. Согласно христианскому вероучению он является искупителем грехов человечества.

По мере того, как Агнец вскрывает печати, происходят знамения. Они не конкретны и поэтому церковники дают им аллегорические толкования. Так Андрей Кесарийский дал следующую трактовку для знамения при вскрытии первой печати: "Это посольство в мире Апостолов, которые, которые подобно луку направили против демонов евангельскую проповедь, спасительными стрелами привели к Христу уязвленных и получили вознаграждение за то, что истиной победили начальника тьмы — вот что символизирует собой "белый конь" и "всадник с луком в руках" (ст. 1–2). Снятие второй печати и появление рыжего коня, сидящему на котором было "дано взять мир от земли" означает возбуждение неверных против верующих. Это означает конфликты после Евангельской проповеди Иисуса во исполнение следующих его слов: "Не мир я пришёл принести, но меч" (Матф. 10:34); "Рыжий конь", согласно трактовке Андрея Кесарийского, есть знак пролития крови последователями Иисуса (ст. 3–4). Снятие третьей печати и появление вороного коня "со всадником имевшим меру в руке своей" означает отпадение от Христа тех, кто не имел твёрдой веры в него. Снятие четвёртой печати и появление бледного коня с всадником, имя которому смерть, означает проявление божьего гнева в отмщение за благочестивых и в наказание грешников — это различные бедствия последних времён, предсказанные Христом (Матф. 24:6–7) (ст. 7–8). Снятие пятой печати — это мольба праведников у престола Бога об ускорении дня суда" [5, с. 33–34]. При снятии шестой печати произойдут стихийные бедствия и катаклизмы. Это произойдёт непосредственно перед кончиной мира, вторым пришествием Христа и Страшным судом:

"И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет свои незрелые смоквы. И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись со своих мест. И цари земли, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор, и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день Его гнева, и кто может устоять?" (Апок. 6:12–17) [7, с. 1331].

После этого св. Иоанн увидел четырёх ангелов "стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево (Апок. 7:1) [7, с. 1331]". Эти ангелы, по всей видимости, исполнители кары Божьей. И в тот же момент Иоанн увидел другого ангела, "восходящего от востока солнца и имеющего печать живого Бога". Он пришел, чтобы пометить этой печатью всех истинно верующих рабов Божьих, чтобы не коснулась их кара Его. Этот ангел приказал первым четырём ангелам не "не делать вреда ни земле, ни морю, ни деревьям, пока не положим печати на лбах рабов нашего Бога" (Апок. 7:3) [7, с. 1331]. Что это за печать, не оговаривается, но ясно, что это будет метка, различающая верующих от неверующих. Ортодоксальная позиция Церкви выражена в том, что "запечатление это начнется с израильтян, которые перед кончиной мира обратятся к Христу, как предрекает об этом апостол Павел (Римл. 9:27, также главы 10 и 11). В каждом из 12 колен окажется по 12000 запечатленных, а всего 144000" [5, с. 35]. Только такое число спасётся из иудеев за их неверие Апок. (7:8) [7, с, 1331]. Однако православный архиепископ Аверкий считает, что эти слова надо понимать как аллегорию и трактует этот стих как: "Это избранники Божьи от всех народов земли, представленных образно в виде 12 колен израилевых" [5, с. 52]. Гораздо больше спасённых, согласно апокалиптическому тексту, окажется от других народов (Апок. 7:9-17) [7, с. 1331–1332]. Все эти люди стояли у престола Бога и жили там, не зная нужды.

Относительно этих стихов "Апокалипсиса" существуют и другие мнения, среди различных течений Христианства, отличающиеся от ортодоксальных. Одна из таких версий выглядит следующим образом: "Бог (Иегова) избрал некоторых верных мужчин и женщин, чтобы они перешли с земли на небо. Они станут царями, судьями, священниками и будут править человечеством вместе с Иисусом (Лука 22:28–30; Апок. 5:9, 10). Иисус назвал своих соправителей, которые войдут в состав его царства, "малым стадом". Их число 144000 (Лука, 12:32; Апок. 14:1–3)" [77, с. 12].

И вот, наконец, Агнец снял последнюю седьмую печать, и "сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса". Иоанн видит "семь Ангелов, которые стояли перед Богом; и дано им семь труб". А затем "произошли голоса и громы, и молнии и землетрясение". И семь ангелов принялись поочерёдно трубить в трубы. Трубные звуки каждый раз сопровождаются различными бедствиями:

"Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть деревьев сгорела, и вся зеленая трава сгорела (Апок. 8:7) [7, с. 1332].

"Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью, и умерла третья часть одушевленных творений, живущих в море, и третья часть кораблей погибла" (Апок. 8:8–9) [7, с. 1332].

"Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя этой звезде "полынь"; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки" (Апок. 8:9-10) [7, с. 1332].

"Четвертый Ангел вострубил, и поражена была третья часть солнца и третья часть луны и третья часть звезд, так что затмилась третья часть их, и третья часть дня не светла была — так, как и ночи" (Апок. 8:12) [7, с. 1332].

"И я (Иоанн) видел и слышал одного Ангела, летящего посреди неба и говорящего громким голосом: горе, горе, горе живущим на земле от остальных трубных голосов трех Ангелов, которые будут трубить!" (Апок. 8:13) [7, с. 1332].

Затем вострубил пятый ангел и Иоанн.

"увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от колодца бездны. Она отворила колодец бездны, и вышел дым из колодца, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из колодца. И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы" (Апок. 9:1–3) [7, с. 1332–1333].

Саранча начала мучить тех, кто не имел на себе Божьей печати. Причём.

"дано ей не убивать их, а только мучить пять месяцев; и мучение от нее подобно мучению от скорпиона, когда ужалит человека. В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них" (Апок. 9:5–6) [7, с. 1333].

Вид этой саранчи описывается аллегорически.

При гласе трубы шестого ангела были освобождены четыре ангела связанные при реке Евфрате, и они постепенно уничтожили третью часть человечества (Апок. 9:13–21) [7, с. 1333].

Наконец вострубил седьмой ангел и на небе раздались голоса:

"царство мира сделалось царством нашего Господа и Его Христа, и будет царствовать в веки веков (Апок. 11:15) [7, с. 1335]. После этого "рассвирепели язычники; и пришел Твой гнев и время судить мертвых и дать возмездие Твоим рабам, пророкам и святым и боящимся Твоего имени, малым и великим, и погубить губивших землю. И открылся храм Божий на небе, и явился ковчег его завета в Его храме; и произошли молнии и голоса, и громы и землетрясение и великий град" (Апок. 11:18–19) [7, с. 1335].

В главе 12 говорится о женщине в предродовом состоянии, символизирующей церковь (3-е видение Иоанна). На неё напал дракон неверия, который был повержен.

Далее Иоанн увидел выходящего из моря зверя (Апок. 13:10) [7, с. 1336]. Под этим зверем все толкователи понимают Антихриста. Это будет человек, который заставит чудесами всех людей поклониться ему:

"И я видел, что одна из его голов была как бы смертельно ранена, но эта смертельная рана исцелела. И вся земля дивилась, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю, и поклонились зверю, говоря: кто подобен этому зверю? и кто может сразиться с ним?" (Апок. 13:3–4) [7, с. 1336].

Личность Антихриста в "Библейской энциклопедии" представлена следующим образом:

"Под именем Антихриста разумеется особое лицо, особенно нечестивый человек, который перед вторым пришествием Господа (т. е. Иисуса) на землю будет противодействовать Христу и стараться истребить Христианство, но вместо этого сам погибнет ужасным образом" [6, с. 51].

Он придет не один, а с другим "зверем", который будет его лжепророком (Апок. 13:11) [7, с. 1336]. Это пособник антихриста — лжепророк. Это будет существо ужасной внешности и отвратительного поведения. Подражая Иисусу, он будет употреблять для утверждения власти Антихриста две силы: силу слова и силу чудес. Но будет говорить он богохульно и его речи будут безбожными нечестивыми. Он будет обольщать людей разного рода, а что особенно примечательно "дано будет ему вложить дух в образ зверя (Антихриста), чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя" [7, с. 1337]. Но это будут ложные, а не истинные чудеса, которые может творить только Бог. Они будут состоять в ловкости, обмане чувств и в пользовании естественными, но тайными силами природы, с помощью дьявола. Всем поклонившимся Антихристу будет.

"положено будет начертание на их правую руку или на их лоб, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число его имени" [5, с. 51].

Личность Антихриста таинственна. Она определена в Апокалипсисе следующим образом: "Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его 666" (Апок 13:18) [7, с. 1337] В истории Христианства предпринимались неоднократные попытки определения личности Антихриста и расшифровки значения этого числа.

"Некоторые находили звериное число в имени Юлиана Отступника; позднее — титуле Римского папы "Викариус Филии Деи" ("Наместник Сына Божия"), в имени Наполеона и т. д." [5, с. 51].

Очень интересное открытие сделал известный библеист профессор Берлинского университета Фердинанд Бенари. Ссылаясь на свидетельство Иринея, он показал, что этот стих, как и многие пророчества "Апокалипсиса" были обращены к событиям, развернувшимся в Риме в начале первого тысячелетия. Дело в том, что христианский теолог Ириней (II–III в.) в сочинении "Пять книг против ересей" (кн. V, гл. 28–30) упоминал об одном старом тексте, где числом зверя была цифра 616, вместо 666. При этом он упоминал, голова, о которой идет речь в стихе — "И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела" (Апок. 13:3), — означала императора Нерона. Для разгадки таинственного числа, профессор Бенари привел данные о том, что.

"за 300 лет до нашей эры евреи стали употреблять свои буквы в качестве символов для обозначения чисел. Философствующие раввины видели в этом новый метод мистического толкования, или каббалы. Тайные слова выражались числом, полученным от сложения цифровых значений букв, из которых состояли эти слова. Эту новую науку они назвали gematriah, геометрия. Эту науку применяет здесь Иоанн. Мы должны сказать: (1) что число содержит имя человека и что этот человек — Нерон и (2) что данное решение вопроса остается в силе как для текста с числом 666, так и для столь же старого текста с числом 616. Возьмем древнееврейские буквы и их цифровое значение:

(нун)

н = 50.

(коф)

к = 100.

(реш)

р = 200.

(самех)

с = 60.

(вав) как.

о = 6.

(реш)

р = 200.

(нун)

н = 50.



Нерон кесарь, император, император Нерон, по-гречески Neron Kaisar. Теперь, если вместо греческого начертания мы напишем латинское Nero Caesar древнееврейскими буквами, то буква "нун" в конце слова "Нерон" отпадает, а вместе с ней и ее числовое значение 50. Это приводит нас к другому старому тексту — 616, и доказательство таким образом, безупречно" [78, с. 391].

Данные Иринея и цифровая расшифровка числа 666 (613) приводятся и у архиепископа Аверкия:

"По догадке св. Иринея, звериное число 666 образуется из сложения цифрового значения букв, имени "Латеинос" или "Теитан" [5, с. 51].

Таким образом, возможно, что образ лжемессии Антихриста виделся автору "Апокалипсиса" воплощенным в императоре Нероне. И возможно, что это закрепляет предположение того, что ранние христианские общины действительно считали наступление последних дней мира событием, которое должно было произойти при их жизни. Тем более, что примеров таких воззрений много в самом Новом Завете. Например, в том же "Апокалипсисе" несколько раз повторяется, что "Время близко", т. е. вот-вот наступит конец (Апок. 1:3; 3:11; 22:10).

Антихристу будет дана власть почти над всем миром, которую он обретёт путём войн и изумительных побед. Он будет богохульствовать, и распространять неверие и несправедливость, но срок его правления будет непродолжительным:

"И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца" (Апок. 13:5) [7, с. 1336].

Все покорятся ему кроме истинных верующих в Бога. В конце концов, он будет убит Христом.

Этот период христиане считают периодом великой скорби. Главы 11–18 книги Откровения [7, с. 1335–1340] дают развернутое описание этого периода истории.

Затем Иоанн увидел 3-х ангелов, один из которых возвещал людям "вечное Евангелие". Другой ангел возвещает падение Вавилона. Под Вавилоном подразумевался языческий Рим. Третий ангел угрожает муками тем, кто служит зверю и поклоняется ему. После этого на небе показался Иисус (Апок. 14:14–20) [7, с. 1338]. Это видение означает кончину мира [5, с. 53].

Последнее 4-е видение начинается с того, что Иоанн увидел 7 ангелов, которые "излили 7 чаш гнева Божия на землю" (Апок. 16:1) [7, с. 1338]. При этом аллегорически описываются несчастья, которые поразят землю при каждом излиянии. После изливания чаши 7-м ангелом происходит знаменитое сражение между силами добра и зла на местности под названием Армагеддон (Апок. 16:12–16) [7, с. 1339], где первые одерживают решающую победу.

В главах 17 и 18 [7, с. 1339–1342] описывается суд и падение Вавилона, который олицетворяет собой ненавистный Рим и назван "великой блудницею".

Ангел, сошедший с небес, сковал на дьявола 1000 лет (Апок. 20:1–3) [7, с. 1343]. В это же время оживут все праведники когда-либо жившие на земле. Они будут царствовать с пришедшим Христом 1000 лет. Другие же люди не оживут (Апок. 20:7-10) [7, с. 1343]. По прошествии этого срока сатана освободится и снова выйдет "обольщать народы, находящиеся на разных уголках земли, Гога и Магога и собирать их на брань; число их как морской песок" (Апок. 20:7) [7, с. 1343]. Гог и Магог по Андрею Кесарийскому это племена гуннов и скифов, которые удерживаются Богом, но в конце времён выйдут против праведников под руководством Антихриста [5, с. 69].

После этого происходит ещё одно сошествие Христа, который окончательно сокрушает Адские силы. Бог ввергнет их в огненное озеро, где дьявол, зверь, лжепророк и их последователи будут пребывать вечно (Апок. 20:8-10) [7, с. 1343] и начнётся страшный суд. Все мёртвые оживут и встанут перед Богом (Апок. 20:12) [7, с. 1343–1344]. Книга, с деяниями каждого из людей, будет раскрыта, и соответственно с этим, люди получат воздаяние. Все грешники будут ввергнуты в "озеро огненное" олицетворяющее ад (Апок. 20:12–15) [7, с. 1343].

Надо отметить, что у христиан нет единства по вопросу о сути 1000-летнего царства Христа. Ортодоксальная позиция церкви состоит в том, что это исчисление нужно понимать не дословно, а аллегорически. Например, Андрей Кесарийский считал, что оно означает время от "воплощения Христова до пришествия Антихриста" [5, с. 66]. С приходом Христа на землю эта "тысяча" лет началась и продолжается в настоящее время. "Число 1000 — определенное — взято здесь вместо неопределенного, означающего вообще длительный период времени до второго пришествия Христова" [5, с. 66]. Однако упоминаемые ранее милленаристские течения в христианстве (адвентисты, анабаптисты, "Свидетели Иеговы" и т. д.) понимают 1000-летнее правление Иисуса и воскрешение мертвых буквально. По их мнению, воскресение мёртвых будет двукратное: первое за 1000 лет до кончины мира, когда воскреснут только праведники, а второе — перед кончиной мира, когда воскреснут как грешники, так и праведники и все получат воздаяние.

Поэтому архиепископ Аверкий подвергает их критике говоря, что "Апокалипсис" — книга таинственная, а потому понимать и толковать буквально содержащиеся в ней пророчества, особенно если это буквальное понимание явно противоречит другим местам Священного писания" [5, с.68]. Дело в том, что признание воскрешение мертвых во время 1000-летнего правления Христа (т. е. понимая текст "Апокалипсиса" как есть) противоречит стихам Евангелия от Матфея (6:39–40), где говорится только об одном воскресении. Именно поэтому официальная церковь вынуждена трактовать этот момент в "Апокалипсисе" аллегорически. Однако тот же Аверкий признает, что далеко не все христианские теологи признавали аллегорическую трактовку официальной церкви. Даже такие видные учителя церкви как Юстин, Ириней и Мефодий "держались" хиллиазма (милленаризма) "лишь как частного мнения" [5, с. 69].

Наконец Иоанн, в своём последнем видении, увидел картину христианского рая. Согласно стиху (Апок. 21:1) [7, с. 1344] следует, что старые земля и небо будут уничтожены Богом и созданы новые. Христианский рай назван в "Откровении" "Новым Иерусалимом". В нём будут жить только праведники (Апок. 21:3) [7, с. 1344]. "В Новом Иерусалиме" не будет"…смерти; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее уже прошло" (Апок. 20:4) [7, с. 1343]. Это означает, что там не будет многих чувств переживаемых людьми на этой земле. Примечательно, что, несмотря на то, что люди воскреснут в теле, в раю они не будут жениться и выходить замуж (Евангелие от Матфея, 22:30) [7, с. 1041–1042]. Пределом наслаждения будет созерцание Бога.

Далее аллегорически описываются прелести этого города. Отмечается, что в городе не будет храма в отличие от реального Иерусалима. Возможно, что этим самым автор "Апокалипсиса" намекал на уничтожение храма Соломона римскими легионами и считал это признаком скорого конца света. "Небесный Иерусалим" весь будет своеобразным храмом и местом поклонения Богу. В городе не будет зла и в нём соберётся только самое доброе, святое и чистое от всех народов мира.

В христианском раю течёт вода реки жизни исходящая от престола Бога (Апок. 22:1) [7, с. 1345]. Там также растёт дерево жизни, приносящее плоды 12 раз (Апок. 22:2) [7, с. 1345].

Очень противоречивы новозаветные представления о том, в каком теле воскреснут мертвые, и что будет представлять из себя христианский рай. Несомненно что, там описывается все это в чисто материальных образах. Наглядный пример этого рассматриваемая книга "Апокалипсис". Суд Божий, образ рая и ада, описание небесного города и т. д. в ней вполне материальны.

В связи с тем, что эта книга Нового Завета хронологически считается самой ранней, среди остальных книг христианского писания, следует, что именно так, в материально-телесных категориях представляли себе рай ранние иудеохристиане.

Это подтверждается и другими документами из истории раннего Христианства. Например, в сочинении "Против ересей" епископа Иринея Лионского (II век) приведен отрывок из книги Папия, который описывает один эпизод из беседы Иисуса с его учениками. В этой беседе Иисус описывает.

"Царство Божие, которое рисуется, прежде всего, как царство полного материального благополучия: будет изобилие пшеницы и будут расти виноградные деревья по десять тысяч лоз каждое, а все животные будут послушны людям" [39, с. 211].

И далее Папий пишет:

"Когда же Иуда-предатель не поверил ему, и спросил, каким образом сотворится такое изобилие произрастаний, то господь сказал: это увидят те, кто достиг времен" [39, с. 211].

Такие же материальные представления о рае и аде описываются в очень древнем христианском апокрифе "Апокалипсис Петра", который почитали ранние христиане. Он даже вошел в первый христианский "Канон Муратори" (первый канон священных книг христиан), в котором о нем говорилось: "Мы признаем только "Апокалипсисы" Иоанна и Петра, хотя некоторые из наших не желают читать их в церквях" [16, с. 149]. В этом апокрифе говорится о том, как Христос с учениками поднялись на гору и им представились видения картин рая и ада:

"И господь показал мне огромное пространство вне этого мира, сияющее сверхъярким светом; Воздух там сверкал лучами солнца, сама земля цвела неувядаемыми цветами, была полна ароматов и прекрасно-цветущих вечных растений, приносящих благословенные плоды. И до того сильно цвело все, что запах оттуда доносился и до нас. А жители того места были одеты в одежду светлых ангелов, и одежда их была подобна их стране. Ангелы носились там среди них. Такова же была красота тех, кто там жил, и они единым голосом славили Господа Бога, радуясь в том месте… Говорит нам Господь: "Это место наших первосвященников, праведных людей" [36, с. 216].

Ад, в "Апокалипсисе Петра" также материальный вид. В нем подвергаются наказаниям грешники. Вот некоторые из этих мучений:

"Я увидел убийц и их сообщников, брошенных в некое узилище, полное злых гадов; те звери кусали их, извивающихся там в этой муке и черви их облепили как тучи мрака. А души убитых, стоя и наблюдая наказание убийц, говорили: "Боже, справедлив Твой суд". Возле того места я увидел другое тесное место, куда стекала кровь и нечистоты наказываемых и образовалось как бы озеро. Там сидели женщины, по шею в крови, а против них сидело и плакало множество детей, которые родились раньше времени; от них исходили лучи огня и поражали женщин в глаза. То были зачавшие вне брака и изгнавшие плод" [36, с. 216–217].

Однако такие материальные представления о рае и аде были отвергнуты позднее официальной церковью, которая стала проповедовать другие представления о загробной жизни. "Учение о чувственном Царстве Христовом явно противно Слову Божию", как писал архиепископ Аверкий [5, с. 68]. Слишком "материальный" "Апокалипсис Петра" был полностью опровергнут. А те стихи "Апокалипсиса Иоанна", оставленного в каноне, которые в буквальных значениях повествуют о вполне материальных категориях, стали толковаться церковью аллегорически.

Взамен материального загробного мира церковь выдвинула идею духовности картин рая и ада и состояния людей после воскресения. Эти новые веяния, возможно, были вызваны преобладанием идей античности в позднем христианском обществе. В частности исследователи часто проводят параллели между этой стороной позднего Христианства и философией платоников и стоиков. Тем не менее, понятие "тела" в этой идее тоже присутствует, но только в некоей второстепенной роли. Эту идею Архимандрит Никифор сформулировал так:

"Всеобщее, будущее воскресение будет в конце видимого этого мира, который преобразится посредством огня. Оно будет состоять в том, что души умерших опять соединятся с телами и будут духовны и бессмертны" [6, с. 137].

Основу этой идее церковные авторы видят в стихе Евангелия от Матфея: "Ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах" (22:30) [7, с. 1041–1042]. Однако сложно сказать об этом стихе что-либо определенное в связи с тем, что здесь Иисус отвечает на вопрос саддукеев о подробностях брака в раю Евангелия от Матфея (22:23–28) [7, с. 1041]. Читателю нетрудно убедиться в том, что саддукеи, задававшие ему эти вопросы были совершенно уверены в том, что иудейская (в данном случае фарисейская) традиция считает воскресение материальным. А это означает, что иудеи никогда не представляли себе другого состояния в загробном мире, помимо материального. Поэтому, возможно, что именно эти слова Иисуса следовало бы понимать не дословно, а не многочисленные свидетельства как канонической, так и апокрифической литературы о материальности рая и ада.

Именно в понимании состояния бытия в следующем мире имеется существенная разница в мировоззрении Христианства и Ислама, который в соответствии с древнейшими семитическими представлениями рассматривает мир и воскресение людей материальными.

б) Эсхатология в Коране и Сунне

Мусульманская эсхатология в некоторых аспектах сходна с христианской. В то же время между ними имеются существенные различия.

Одной из характерных особенностей мусульманской эсхатологии является тот факт, что она не описывается в одном пророческом видении, как в книге "Апокалипсис". Стихи, описывающие ход исторического процесса встречаются в различных местах Корана. Смысл их не совсем ясен без специального комментария из Сунны пророка Мухаммада. Но даже при наличии этих комментариев многие события не поддаются рациональному анализу. Исламские первоисточники утверждают, что людям не дано знать всех подробностей последних дней и их хронологию. Знания об этом принадлежат Аллаху. Поэтому здесь нет такой последовательности событий как в "Откровении".

Согласно Корану дню страшного суда предшествуют следующие события:


• Пришествие Масиха Исы ибн Марьям (Мессии Иисуса сына Марии) (Коран 43:61) [66, с. 7163].

• Нашествие народов Яджудж и Маджудж (Гог и Магог), (Коран 21:96) [23, с. 273].

• Появление существа "Даббат уль-Арз" (Коран 27:82) [64, с. 6177].

• Туман (Духан), (Коран 44:9-14) [23, с. 318].

• Восход Солнца с места заката (Коран 75:7–9) [23, с. 406].


Согласно хадисам пророка Мухаммада предшествующие воскресению события будут следующие:

"Десять знамений будут предшествовать воскресению и страшному суду: это.

1. Восход солнца с Запада;

2. Сошествие Тумана (духан);

3. Появление существа Даббат уль-Арз;

4. Нашествие Яджуджа и Маджуджа;

5. Пришествие Исы;

6. Появление Даджала.

Затмение солнца в трех местах:

7. На западе,

8. На востоке,

9. И в Аравии;

10. Выход огня в Адене, который погонит людей к месту собрания (маш'ар)".

Этот хадис приводится в "Тафсире Корана по Хадисам" Ибн Касира, со ссылкой свидетельство Хузайфы бин Узайда аль-Гифари [64, с. 6177].

Каждое из этих знамений протяжено во времени. Из них появление Даджала, пришествие Исы и нашествие Яджуджа и Маджуджа следуют непосредственно один после другого. Последовательность же других событий не ясна. Можно сказать, с определённой долей уверенности, что восход солнца с места заката и появление зверя произойдут после поражения Яджуджа и Маджуджа, а последним из знамений будет огонь, который погонит людей к месту собрания:

"До последнего дня (кияма) из Хадрамаута — или Хадрамаутского моря выйдет огонь, который соберет всех людей". (Тирмизи, Фитен, 42, /2218/), [54, с. 317].

Особое место в исламской традиции занимает одно из главных событий возвещающих о конце света — это пришествие Даджала и последующие за этим события. Как известно христианская книга "Апокалипсис" также упоминает о пришествии служителя дьявола. Но там он называется Антихристом. Несомненно, что Даджал и Антихрист — это одно и то же лицо. Пророк Мухаммад (с.а.в.) сказал об этом так: "Не было пророка, который бы не предупредил о его появлении" (Бухари, Фитен 27; Муслим, Фитен 100–103, /169/-/2933/) [54, с. 298]. Этот хадис передан со ссылкой на ибн Омара.

Наблюдается также сходство в событиях, которые будут предшествовать появлению Даджала в хадисах и книге "Апокалипсис". Это войны, которые будут вести праведники со своими врагами. Это относится в первую очередь к войне мусульман с ромеями. Последняя война будет одной из самых драматичных в истории человечества. Об этом имеется много хадисов у Муслима и Бухари. Например, в хадисе, переденном Абу Хурайрой рассказывается о том, что в результате этой войны мусульмане одержат победу и займут Город (возможно, Константинополь). Овладев Городом, мусульмане услышат ложный слух, пущеный шайтаном, о том, что их семьями овладел Даджал. В результате этого они вернутся назад. Но достигнув Шама (Дамаска) они услышат, что ромеи вновь готовятся к войне (Муслим, Фитен 34, /2897/) [54, с. 309–310].

И в это время на политической арене появится Даджал. Его миссия будет заключаться в уничтожении Ислама после победы мусульман над ромеями. Перед его появлением на земле в течение 3-х лет будут несчастья и голод. В хадисах встречаются описания внешнего вида лжемессии. В частности, говорится о том, что он будет видеть лишь одним глазом, и у него между глазами будет написано "неверный" (арабские буквы "ка", "фа", "ра"): "Он широкотел, краснотел, одноглаз и у него кучерявые волосы" (Бухари, Фитен 27; Муслим, Фитен 100–103, /169/-/2933/) [54, с. 298].

Отличительной особенностью Даджала будут его претензии на божественность. При этом он будет способен творить чудеса. Но это будут ложные чудеса:

"У него будет вода и огонь. Но его огонь — это (вкусная) вода. А его вода на самом деле это низвергающийся огонь. Кто из вас застанет эти события пусть примет то, что он представляет как огонь. Ведь на деле это вкусная и прохладная вода" (Бухари, Фитен 26, Анбиййа 50; Муслим, Фитен 105, /2933/) [54, с. 296].

Он сможет даже оживлять мёртвых. Пророк говорил, что он будет передвигаться с очень большой скоростью [54, с. 292]. Ему удастся быть в любой точке земли, но в Мекку и Медину ему войти не удастся [54, с. 292]. Ему будут служить дьяволы и создавать иллюзию этих лжечудес.

В хадисе, переданном со слов Фатимы приводится следующее описание Даджала:

"Я — (лжемессия) Даджал. Близок тот день, когда мне позволено будет явиться. Когда же я явлюсь, я обойду всю землю. В течение 40 дней не останется такого места на земле, которое бы я не посетил, за исключением Мекки и Медины. Эти города будут запретны для меня. Когда бы я не попытался войти в эти города, всякий раз меня будет встречать ангел с мечом в руке и будет мне препятствовать" (Муслим, Фитен 119, /2942/; Абу Дауд, Мелахим 15, /4325, 4326/; Тирмизи, Фитен 66, /2254/) [54, с. 292].

Его чары будут опасны. Всякий, кто с ним встретится, может легко попасть под его влияние. Поэтому рекомендуется избегать встречи с ним, одновременно оказывая ему сопротивление.

В приведенном хадисе от Фатимы далее отмечается, что "он (Даджал) придет с Востока" [54, с. 292].

Возможно, что его верными и фанатичными последователями будут иудеи. В пользу этого говорит хадис пророка (переданный Ибн Омаром) о сражении, которое произойдет между мусульманами и иудеями, и окончится победой первых. Этот хадис приводится в нескольких авторитетных сборниках (Бухари, Джихад 94, Менакиб 25; Муслим, Фитен 79, /2921/; Тирмизи, Фитен 56, /2237/) [54, с. 312]. То, что события описываемые в этом хадисе произойдут после пришествия Даджала и Исы говорит другой хадис, переданный Самурой ибн Джундабом, приводимый в "Муснад аль-имам Ахмад", т. 5, стр. 16 [28, с. 112]. Упоминается об этом и у Ибн Касира [63, с. 5383].

Согласно хадису пророка Даджал.

"будет на земле в течение 40 дней. Из которых один день равен 1 году, другой 1 месяцу, третий 1 неделе (В оригинале поставлено слово "Джума"), а остальные равны обычным дням, по которым вы считаете" (Муслим "Сахих", Абу Дауд "Сунан") [63, с. 5381].

О сорока днях говорится и в хадисе переданной Фатимой бинт Кайс [54, с. 292], который был приведен ранее. Необходимо подчеркнуть, для сравнения, что срок пребывания Антихриста в библейской книге "Апокалипсис" составляет 42 месяца (Апок. 13:5) [7, с. 1336]

В течение этого времени состоится пришествие мессии Исы сына Марьям. Согласно Корану и хадисам пророка иудеи не убили его. Бог лишь представил им это. Этому поверили только христиане. Аллах вознёс его живым (в материальном теле) к Себе и в назначенный срок Иса волею Господа должен прийти на землю, чтобы исполнить Его волю.

Единственной верой, которой будет придерживаться Иса будет Ислам. Имам Навави писал, что "Иса не примет никакой другой религии помимо Ислама" [54, с. 271–272]. Согласно Ибн Хаджеру, после пришествия Исы он увидит общину Мухаммада и вознесет мольбу Аллаху о том, чтобы Он сделал его одним из них, и Аллах примет его мольбу [54, с. 273].

Иса убьёт Даджала [54, с. 273] и благодаря мольбе Исы Богу человечество будет спасено от нашествия Яджуджа и Маджуджа [63, с. 5381]. Кроме того, он станет справедливейшим правителем и во время его правления не будет нужды и бедности, и он отменит джизье (налог с "людей писания") [54, с. 270]. Отмена джизье произойдет потому, что "людей писания" (иудеев и христиан) больше не будет. Это произойдет потому, что после его пришествия ни у кого не останется никаких сомнений относительно его истории и личности.

Более того, ортодоксальное Исламское вероучение настаивает на том, что на протяжении всей истории христиане и иудеи в конечном итоге признают пророческую миссию Иисуса, что следует из хадиса пророка, переданным со слов Абу Хурайры:

"Среди "людей писания" (иудеев и христиан) нет никого, кто перед смертью не уверовал бы в то, что Иса является истинным пророком. В день воскресения же Иса будет свидетельствовать против них" (Бухари, Бюйу 102, Мезалим 31, Анбиййа 49; Муслим, Иман 242, /155/; Абу Дауд, Мелахим 14, /4324/; Тирмизи, Фитен 54, /2234/) [54, с. 270].

По поводу этого хадиса Ибн Аббас сказал:

"Никакой иудей или назрани (христианин) не умрет не уверовав (в пророческую миссию) Исы. Однако нет пользы от веры (которая приходит) непосредственно перед смертью" [54, с. 273].

Второе пришествие Исы состоится в канун битвы мусульман с Даджалом после возвращения воинов Ислама из Константинополя в Дамаск. Иса придёт на рассвете во время утреннего намаза в день выступления мусульман в поход.

"Они (воины Ислама) будут готовиться к битве и встанут на намаз. В момент чтения Икамы, придет Иса" (Муслим, Фитен 34, /2897/) [54,с. 309–310]. "На нем будет два одеяния цвета земли" [54,с. 274].

У Ибн Касира приводится другой хадис со ссылкой на имама Ахмада, где говорится о том, что.

"Аллах оживит Мессию, сына Мариам и он спустится с небес, опираясь на крылья двух ангелов, на востоке Дамаска, возле белого минарета" [63, с. 5381].

В хадисе, переданном со слов Джабира говорится о том, что к нему подойдет лидер мусульман и предложит ему встать на месте имама и провести молитву, однако Иса откажется (Муслим, Иман 247) [54,с. 274] и "встанет на намаз за ним" [54, с. 277]. Возможно, что этим лидером будет потомок пророка Мухаммада, которого называют Махди. Его имя будет Мухаммад ибн Абдулла, в соответствии с хадисом в котором упоминается человек, которого будут звать также как и пророка Мухаммада. Этот человек наполнит мир справедливостью. (Этот хадис приводится у Абу Дауда, Махди 1, /4282/; Тирмизи, Фитен 52, /2231, 2232/) [54, с. 275].

Махди и Иса возглавив отряд пойдут на Даджала и убьют его [54, с. 277]. В хадисе пророка это описывается следующим образом:

"Как только враг Аллаха увидит Ису, сразу начнет таять, подобно тому, как тает соль в воде. И если бы его не тронули, то он так и растаял бы до смерти. Однако Аллах умертвил его могущественной рукой" (Муслим, Фитен 34, /2897/) [54, с. 310].

Согласно другому хадису, Иса "убьет Даджала у ворот Лад аш-Шарк (предположительно в Иерусалиме)" [63, с. 5381–5382].

После этой победы на земле воцарятся покой и благоденствие.

"Сын Марьям будет справедливым правителем. Он уничтожит свиней, установит джизию. Мусульмане не будут переживать потрясений. Зла, ненависти и зависти не будет" [54, с. 270–271].

После пришествия Мессии (Исы) будет прекрасная жизнь.

"Все религии, помимо Ислама будут полностью упразднены. Обитателям земли будет обеспечена безопасность. Львы будут пасти верблюдов, а дети играть со змеями" [54, с. 274].

Содержание этого хадиса очень напоминает смысл библейских стихов (Исаия, 11:4–9) [7, с. 689] описывающий состояние мира после пришествия Мессии.

После пророчества Иисуса, группы уверовавшие в его миссию, приняли его как Мессию, о пришествии которого говорилось в книге Исаййи и других книгах Ветхого Завета. Описанный выше "золотой век" человеческой истории в Христианстве описывается в книге Апокалипсис (гл. 20) [7, с. 1343–1344]. Там этот период называется "Тысячелетним царством Иисуса". Однако в этих стихах нет определенности относительно вопроса о воскресении мертвых, которое, согласно "Апокалипсису" должно произойти в этот период. Кроме того, совершенно неясно, (1) относятся ли эти стихи к грядущим событиям или же, (2) величина "1000 лет" это условный период, прошедший после земной миссии Иисуса и его вознесения, и продолжающийся сегодня. Сторонники первой версии называются "милленаристами", которые представлены многочисленными группами протестантской направленности, а второй версии придерживается официальная ортодоксальная Церковь [5, с. 68–69].

Исламское повествование об этих событиях совершенно однозначно относится к будущему, подобно версии "милленаристов", однако в отличие от них там нет веры в воскресение мертвых во время царствования Мессии (Апок. 20:4–5) [7, с. 1343]. Коран говорит только об одном воскресении, которое произойдет после всех этих событий, и в этом позиции Исламского богословия и ортодоксального Христианства совпадают. Нет в Исламе упоминания о 1000 годах царства Мессии.

О продолжительности жизни Исы имеется следующий хадис:

"Он будет жить на земле 40 лет, а затем умрёт. Мусульмане совершат над его телом намаз джаназа (Абу Дауд). Однако вместе с тем, необходимо отметить, что среди мусульманских ученых нет единого мнения относительно продолжительности жизни Исы, после его пришествия. Одни считают, что он пребудет на земле 7 лет, другие 19 лет, третьи 40 лет" [54, с. 274].

Однако необходимо отметить, что, скорее всего, все эти даты условные.

Последующий факт смерти Мессии после отведенного периода резко контрастирует с позицией Христианства, которое считает Мессию тождественным самому Богу, а потому считает его смерть невозможной. Однако в Исламе понятия Бога и Мессии разграничены и не тождественны друг другу, поэтому смерть Мессии, как сотворенного Богом создания представляется вполне закономерной.

Несомненно, что идея мессианизма и "золотого века" человечества имеют древнейшее происхождение и связаны с религиозной традицией. Помимо уже указанным присутствии этой идеи в иудейско-христианско-исламской традиции, она существует и в неавраамистических религиях. Например в зороастризме существует идея о Саошйанте, который несомненно наделен в этой традиции мессианскими чертами (Видевдат, 19:5) [2, с. 120].

"Зороастр учил, что после него придет "праведный человек, благого происхождения" Ясна (43, 3), т. е. Саошйант (букв. "Тот, кто принесет благо, пользу"). Он поведет людей на последний бой против зла. Последователи Зороастра надеялись на это, верили, что Саошйант родится от семени пророка, чудесным образом сохраняющегося в глубине вод одного озера. Когда приблизится конец времен, в нем искупается девушка и зачнет от пророка. В назначенный срок она родит сына по имени Астват-Эрэта ("Воплощающий праведность, истину, в соответствии со словами Зороастра: "Моя праведность будет воплощена". Ясна, 43:16). Несмотря на свое чудесное зачатие, грядущий спаситель мира будет человеком, сыном людей" [76, с. 54].

Относительно таких личностей как "Мессия", "Махди", "Лжепророк", "Даджал" в хадисах имеется информация, которая позволяет понимать эти понятия более широко. Например, в хадисе, переданном со слов Абу Хурайры говорится:

"Страшного Суда не будет до тех пор, пока не появятся тридцать Даджалей (лжепророков). Каждый из них будет считать себя посланником Аллаха" (Тирмизи, Фитен, 43, /2219/; Абу Дауд, Мелахим 16, /4333, 4334, 4335/). [54, с. 322].

Точно так же, в ряде случаев, следует понимать понятие "Махди". Например, в одном хадисе говорится: "В конце каждого столетия Аллах пошлет для этой уммы человека, который обновит веру" [54, с. 266]. Таких людей в исламском богословии называют "Муджадидами". Понятие "Муджадид" часто отождествляют с понятием "Махди". В целом здесь, с большой долей уверенности, можно сказать, что ортодоксальное Исламское богословие признает деятельность реформаторов. Однако реформой в богословии является не привнесение каких-то новых элементов в вероучение, а проповедь настоящего Ислама времен пророка, свободного от нововведений (бид'а) [54, с. 267]. Именно чистый Ислам, свободный от поздних нововведений, основанный исключительно на Коране и Сунне является единственным истинным путем для индивидуального спасения человека и стимулятором общественного прогресса.

Однако широкое понятие понятий "Даджала" и "Махди" вовсе не означает того, что эти имена не связаны с конкретными историческими личностями. Таким образом, можно заключить, что, не смотря на то, что значение этих понятий в мусульманской эсхатологии, в целом, имеет более широкий смысл, тем не менее, эти имена связаны также с конкретными людьми.

Широкое понимание понятия "Антихрист" присуще и христианской теологии. Например, архимандрит Никифор писал в "Библейской энциклопедии", что "в обширном смысле под этим именем подразумевается всякий, кто не исповедует Иисуса Христа сыном Божьим и отвергает его учение" [6, с. 50]. Точно также широко понимается и значение слова "Мессия-помазанник". Тот же архимандрит Никифор писал, что так называются человек, которому.

"принадлежит ведение пророка, святость первосвященника и могущество царя. Кир (персидский царь), назначенный Богом для особенного высшего служения называется его помазанником (мессией), и пророки, священники, равно как и цари, помазанные святым миром, назывались помазанниками Господними" [6, с. 758].

Появление лжепророков также предсказано и в Новом Завете (Евангелие от Матфея 24:24 [7, с. 1044]; Евангелие от Марка 13:22 [7, с.1074]). Однако там нет ни одного однозначного упоминания о том, что после Иисуса истинного пророка не будет. Однако в Коран в отличие от Нового Завета совершенно однозначно объявляет Мухаммада последним пророком, после которого пророчеств больше не будет (Коран, 33:40) [25, с. 442]. В связи с этим можно сделать вывод о том, что предсказывая пришествие лжепророков, Новый Завет не отрицает пришествие истинного Божьего Пророка. Он лишь остерегает от того, чтобы ложных пророков не приняли за истинного. Согласно Корану же, лжепророком является любой человек, заявивший о себе как о пророке (расуль), так как пророчество Мухаммада является последним в пророческом цикле.

Современные мусульманские ученые считают последователей кадианизма, бахаизма и других учений, отколовшихся от Ислама, последователями лжепророков и не признают их мусульманами.

За время жизни на Земле Мессия Иса предотвратит ещё одно бедствие — нашествие Яджуджа и Маджуджа. В библейской книге "Апокалипсис" они называются Гог и Магог (Апок. 20:7) [7, с. 1343] "Это воинственные народы, которые происходят от сына Нуха (Ноя) Йафеса (Иафета). Тюрки — это лишь их самая незначительная часть" [63, с. 5379]. В своем комментарии к русскому переводу Корана В.Порохова дала об этих народах следующее определение: "Речь идет о двух варварских народах, совершавших страшные набеги на соседние народы" [25, с. 736].

Эти народы скрываются за стеной, которую возвел праведник Зулькарнайн, которого иногда ошибочно отождествляют с Александром Македонским. "Возможно, что он был одним из царей Йемена, который жил во времена пророка Ибрахима (Авраама)" [79, с. 83]. Нет точных сведений о том, где находится эта стена и какие народы подразумеваются под общими названиеми "Яджудж" и "Маджудж".

История заточения Яджуджа и Маджуджа Зулькарнайном известна из Корана (18:94–97) [25, с. 322–323]. В хадисе пророка, переданном Абу Хурайрой говорится, что эти народы постоянно подтачивают эту стену и, в конце концов, прорвут ее начнут опустошительное вторжение на другие народы (Тирмизи, Тафсир Каф /3151/; Ибн Мадже, Фитен 33, /4080/) [79, с. 81–82]. Согласно хадисам это нашествие будет одним из самых больших бедствий в истории человечества. Их многочисленные полчища заполонят землю. Продвигаясь, они будут уничтожать всё, что попадётся на их пути.

Согласно хадису от имама Ахмада следует, что вторжение Яджуджа и Маджуджа произойдет после пришествия Исы. После победы над Даджалом Иса пойдет на войну против этих народов. Однако Иса и его сподвижники будут не в состоянии победить их. Тогда они, увидев безысходность своего положения, будет молить Аллаха о помощи. Здесь еще раз обращает на себя внимание тот факт, что в отличие от христианской версии Иса является простым человеком и нуждается в помощи от Бога. Ответив на их мольбу, Аллах пошлёт на Яджудж и Маджудж червей (возможно, какую-то эпидемию), которые уничтожат эти племена. Согласно Библии же Гог и Магог будут истреблены Богом огнём. Данный хадис с описанием всех этих событий приводится у Ибн Касира [63, с. 5382].

После торжества добра и справедливости Ислам постепенно будет предан забвению. Неверие и разврат станут нормой жизни (Муслим). Возродятся невежество и идолопоклонничество. Даже Кааба будет разрушена: "Каабу разрушит коротконогий эфиоп" [28, с. 117]. В эти мрачные времена Аллах умертвит всех оставшихся немногочисленных праведников, для того, чтобы покарать оставшихся нечестивцев: "Аллах направит с Йемена ветер, который умертвит тех, у кого будет веры хоть на крупицу" [28, с. 116].

Как было отмечено ранее, все описанные выше события произойдут последовательно. Последовательность других событий, являющихся предвестниками дня Суда, не известна.

Одним из таких знамений станет восход солнца с места восхода. Пророк сказал:

"Не наступит день Воскресения до тех пор, пока солнце не взойдет с места заката. Когда люди увидят восход Солнца с Запада они все уверуют. Однако те кто не веровал ранее, не извлечет от этой веры никакой пользы" (Бухари, Рикак 39, Истиска 27, Закят 9; Муслим, Иман 248, /157/; Абу Дауд, Мелахим 12, /4312/) [54, с. 324].

Ибн Хаджер считал, что это событие произойдет после выхода Даджала, пришествия Исы, нашествия Яджуджа и Маджуджа [54, с. 325].

Другим знамением является Туман (Духан), который покроет землю. Об этом говорится в Коране: "Подожди же дня, когда небо изведет явный дым, он покроет людей; это мучительное наказание" (Коран, 44:10–12) [54, с. 406]. Этот туман окутает всю землю. Люди будут потрясены этим и будут в ужасе. От этого тумана неверные будут пухнуть до смерти, а праведники всего лишь перенесут от него болезнь подобную насморку. (Подробнее об этом см. "Тафсир Корана по хадисам" Ибн Касира [66, с. 7180–7187]).

Ещё одним таким событием станет выход существа, которое называется "Даббат уль-Арз" из-под земли. Об этом имеется информация в Коране (27:82) [23, с. 318] и хадисах [54, с. 342]. Ибн Касир писал, что это живое существо выйдет тогда, когда неверие, искажение и забвение религии Аллаха будет нормальным явлением. Возможно, он выйдет в Мекке, а возможно и нет. Он будет говорить с людьми. Далее Ибн Касир привел хадис, переданный Али ибн Абу Талибом о том, что вместе с Даббат уль-Арз появятся посох Мусы (Моисея) и кольцо Сулеймана (Соломона). Посохом Мусы это существо будет ставить печать на лица оставшихся немногих праведников. Эта печать вначале будет в виде белой метки, которая затем расползется по всему лицу и лица праведников, таким образом, будут белыми. Кольцом Сулеймана же Даббат уль-Арз будет ударять по лицам неверных и на их лицах вначале появится черная метка, которая расползется по их лицам и они станут черными. Затем он будет возвещать людям о том, кто из них будет в раю, а кто в аду. Подробнее об этом см. в "Тафсире по хадисам" Ибн Касира [64, с. 6176–6181]. Согласно другим данным это существо выйдет три раза [54, с. 343].

Здесь необходимо отметить, что сведения о запечатлении праведников неким ангелом имеется и в христианской традиции. В частности об этом говорится в книге "Апокалипсис" (7:3–4) [7, с. 1331].

Наконец, еще одним знамением перед наступлением дня всеобщего воскресения будет выход огня из-под земли в Хадрамауте (Йемен), "который соберет людей". Местом сбора будет Шам (Дамаск), так как пророк сказал: "Вы должны собраться в Шаме" (Тирмизи, Фитен 42, /2218/) [54, с. 317].

Помимо всех описанных выше основных исторических вех мусульманской эсхатологии, в хадисах пророка имеется также описание упадка морали и нравственности человечества в процессе истории. Это и учащение прелюбодеяний, и распространение лихоимства, и распространение невежества, и учащение убийств, и распространение вина и многое другое.

После этого раздастся два трубных гласа (сур) со стороны Божьего Ангела (Исрафила) [54, с. 347]. После первого трубного гласа вся вселенная и всё живое погибнет. Аллах уничтожит небеса (Коран, 21:104) [62, с. 5390], звёзды (Коран, 77:8) [66, с. 8228] и моря (Коран, 82:3) [23, с. 491]. Однако некоторые мусульманские ученых считали, что трубных гласов (сур) будет три и более [54, с. 348–349]. (Для сравнения в библейской книге "Апокалипсис" говорится о 5-ти трубных гласах.) Вслед за этим, Аллах снова создаст новую землю, которая будет плоской (Коран, 18:47; 14:48) [61, с. 4353]. После второго трубного гласа (сур) всё человечество воскреснет (Коран, 22:7; 36:51–52; 39:68) [23, с. 274, 362–363, 382]. Кроме того, после 2-го гласа всё человечество будет собрано воедино (маш'ар) (Коран, 18:99; 3:9) [23, с. 250]. Один из сподвижников пророка Абу Хурайра говорил, что слышал от пророка, что временной промежуток между двумя трубными гласами будет равен "сорока". Однако, по словам Абу Хурайры, пророк не сказал о том, будет ли это промежуток в сорок дней или месяцев, или лет [54, с. 349].

Ханбалитский Шейх уль-Ислам Ибн Теймия (сведения о его принадлежности к ханбалитскому масхабу взяты из десятитомного труда профессора Вехбе Зюхайли "Энциклопедия Исламского фикха" [74, с. 51]) писал об этих грядущих событиях следующим образом:

"Когда Великий Аллах распорядится уничтожить вселенную, Он прикажет ангелу Исрафилу дунуть в Сур (труба). После этого все, что есть на небесах и земле будет уничтожено, помимо тех, кого Аллах пожелает оставить живыми. Вся земля превратится в плоскую равнину. После этого Аллах прикажет Исрафилу во второй раз дунуть в Сур. После этого все люди восстанут из своих могил живыми" [69, с. 147].

После воскрешения начнётся Божий суд (Коран, 36:53, 54) [58, с. 6757]. Судьёй на нём будет Аллах (Коран, 1:4; 6:73) [23, с. 27]. Для этого ангелы соберут (хашр) всех людей на одно место (мевкиф). В хадисе, переданном Ибн Аббасом, говорится о том, что люди будут стоять голыми, необутыми и необрезанными (т. е. у мужчин не будет обрезания крайней плоти, которое желательно иметь в этом мире [54, с. 358]. Первым одевшимся в тот день будет Ибрахим (Авраам). Об этом говорится в хадисе, переданным Ибн Масудом (Бухари, Рикак 45, Анбиййа 8, 44, Тафсир, Маида 14, 15, Тафсир, Анбиййа 2) [54, с. 359].

"Люди будут стоять под палящим солнцем и с них будет литься пот ручьями, который постепенно захлестнет их. Кто-то будет стоять в поту по ступни, кто-то по колено, кто-то по грудь, кто-то по горло, все по степени своих грехов. Все люди будут собраны к своим пророкам (в соответствии с аятом Корана, 16:89 [23, с. 228]). И видя безысходность своего положения будут просить своих пророков заступиться за них перед Аллахом. Однако каждый пророк будет отсылать их к пророку, который следовал после него в земной жизни, и, наконец, все они соберутся вокруг последнего пророка Мухаммада, который скажет: "Заступничество — это мое дело"" [69, с. 148].

Помимо этого пророк Мухаммад будет заступаться за праведников еще два раза. Во второй раз он будет ходатайствовать перед Аллахом, о том, чтобы двери рая открылись для праведников (Бухари, Фатхуль Бари II, 94) [69, с. 155], а в третий раз он будет заступником для тех некоторых из мусульман, которым Аллах определил место в аду. Благодаря мольбе пророка Аллах смилостивится над этими людьми и откроет им путь в рай. Хадис об этом передал Имран ибн Хусайн (Бухари, Фатхуль Бари, XI, 418) [69, с. 156].

Относительно заступничества Мухаммада имеется еще один хадис:

"Каждому пророку Аллах дал право на одну мольбу, которая будет им выполнена. Все пророки использовали эту мольбу. Однако я ее не использовал и сохранил до дня воскресения, чтобы заступиться этой мольбой за свою умму. Эта мольба спасет тех, из моей уммы, которые не придавали Аллаху сотоварищей" (Бухари, Даават 1, Тавхид 31; Муслим, Иман 334, (198); Муватта, Куран 26, (1, 212); Тирмизи, Даават 141, /3597/) [54, с. 402–403].

Люди при Хашре (собрании) будут разделены на 3 группы. Первая — это пешие, вторые будут верхом, а третьи будут ползти лицами вниз Об этом говорится в хадисе переданном Абу Хурайрой (Тирмизи, Тафсир, Бану Исраил (Исра), /3141/) [54, с. 362]. Пешие — это те, кто понесет наказание, но сравнительно легкое. Прибывшие верхом — это праведники, которые будут иметь успех. И, наконец, ползущие лицами вниз — это неверные и грешники, которые будут брошены в огонь ада [54, с. 362].

Все люди будут в страхе (Коран, 24:87). Неверные и грешники захотят раскаяться, но Аллах не примет их раскаяния (Коран, 6:158) [59, с. 2873]. Наказание будет суровым.

Все деяния каждого человека будут поставлены на Весы (Мизан) (Коран, 42:17) [23, с. 396]. Согласно тому же Ибн Теймии, Аллах материализует все деяния человека так, что они будут иметь реальный вес и эти деяния будут положены на Весы, которые будут иметь две чаши. На одну чашу будут положены добрые деяния, а на другую злые [69, с. 148].

Каждому человеку будет дана Книга его деяний (Коран, 69:19–20) [23, с. 470]. Ибн Теймия писал:

"Тот, кому будет дана Книга с правой стороны, будет спрошен за свои деяния в легкой форме и вернется в большой радости. А тот, кому будет дана Книга с левой стороны, захочет умереть, и потом будет брошен в ад" [69, с. 148]. (Для сравнения: книга деяний упоминается и в библейском "Апокалипсисе" (20:12) [7, с. 1343–1344].

Здесь необходимо отметить, что Ибн Теймия писал, что за все добрые деяния совершенные людьми, которые не были мусульманами, Аллах воздает добром в этом мире. Но там, в день Суда и последующей Вечной жизни все они обнаружат, что страница, на которой должны были быть записаны их добрые дела, окажется пустой [69, с. 149].

Далее Ибн Теймия писал, что согласно хадисам, у каждого пророка будет свой водоем (Хавз), к которому их благочестивые последователи придут пить воду во время всех этих событий (в подтверждение этого он привел хадисы из сборника Бухари, Рикак, Хавз /Фатхуль Бари, IX, 463; Бухари I, 44 и т. д.) [69, с. 150]. Об этом же говорится в хадисе, переданном Семирой ибн Джундабом:

"Каждый пророк имеет свой водоем (Хавз). Праведники из уммы (общины) каждого пророка будут приходить туда, чтобы набрать воду. Каждый пророк будет хвастаться тем, что у его водоема собралось больше всего праведников" (Тирмизи, Киямат 15, /2445/) [54, с. 394].

После суда верующие будут введены Аллахом в рай, где они вечно будут наслаждаться всеми благами, главным из которых будет созерцание Господа (Коран, 75:22–23) [23, с. 481], а грешники пойдут в огонь ада, в котором вечно будут гореть. Коран в отличие от Библии дает очень подробную картину ада и рая.

Согласно известному мусульманскому богослову Тахави,

"рай и ад уже созданы. Они вечны и не будут уничтожены. Несомненно, что Аллах создал их до сотворения творений" (Шерхуль-Акидедит-Тахавиййе, с. 420–432; Меджмууль-Фетава, XVIII, 307) [69, с. 211].

В хадисах пророка говорится о том, что все, что получат праведники в раю невозможно представить себе, используя человеческий понятийный аппарат. Никакими словами невозможно описать все эти райские наслаждения. В хадисе, переданном Абу Хурайрой, Аллах говорит:

"Для праведных рабов моих Я приготовил такие блага, которые никогда не видели их глаза, не слышали их уши, и не имели их помыслы и мечты" (Бухари, Бедуль-Хальк 8, Тафсир, Саджда 1, Товхид 35; Муслим, Джаннат 2, /2824/; Тирмизи Тафсир /3195/) [54, с. 419].

В соответствии с этим хадисом исламские ученые пришли к выводу о том, что все представления о рае (а также об аде), которые описаны в Коране и исламской традиции отражают лишь приблизительные представления об этих благах (или ужасах в аду) на уровне человеческих понятий. Истинная сущность всего этого непостижима и будет прояснена только после Дня Страшного Суда. Поэтому все представления об этом принимаются к сведению, с оговоркой того, что действительное положение вещей известно только Аллаху и будет прояснена позднее.

Рай место необъятное. Он"…простирается на весь простор неба и земли…" (Коран, 57:21) [23, с. 447]. В хадисе, переданном Ибн Садом, пророк говорил, что "рай создан из серебряных кирпичей и золотых кирпичей, на которых будет ароматный мускус. Там будет галька из жемчуга и яхонта" (Тирмизи, Джаннат 2, /2528/) [54, с. 421]. Схожие представления о рае содержатся и в библейской книге "Апокалипсис". Там, также говорится о том, что тот город (рай) из золота (Апок. 21:18) его стены построены из ясписа. Золотыми названы там и улицы рая (Апок. 21:21). В основании же стены этого рая будут различные драгоценные камни (жемчуг, сапфир, аметист и т. д.) (Апок. 21:19–21) [7, с. 1345].

В том же хадисе, переданном Ибн Садом, пророк дал определение состояния, в котором будут там пребывать праведники:

"Вошедший туда (т. е. в рай) достигнет благ, у него не будет больше никаких проблем и трудностей, будет пребывать там вечно и его не постигнет смерть" [54, с. 421].

Аят Корана (44:56) подтверждает данный хадис. Почти аналогично отражена вечная жизнь и беспроблемность обитателей рая и в библейской книге "Апокалипсис" (21:4) [7, с. 1344].

Мусульманская традиция говорит о том, что рай многоступенен. Согласно хадису, переданному Абу Хурайрой, пророк говорил, что.

"рай имеет сто ступеней, между которыми есть расстояние в сто лет" (Тирмизи, Джаннат 4 /2531/) [54, с. 426].

Есть в хадисах (напр. в передаче Анаса) упоминания о наличии в раю дерева Туба (Тирмизи, Тафсир, Вакиа, /3289/, Джаннат 1, /2525/). А в другом хадисе (в передаче Абу Хурайры) говорится, что помимо этого дерева там есть много деревьев, стволы которых из золота (Тирмизи, Джаннат 1, /2527/). Библейская книга "Апокалипсис" также упоминает о райском дереве (Апок. 22:2) [7, с. 1345].

В раю будет существовать супружеская жизнь (Коран, 56:35–37) [23, с. 442–443]. Однако, в то же время, в хадисе, переданном Абу Разином аль-Укайли говорится, что несмотря на супружество "у обитателей рая не будут рождаться дети (т. е. потомства там не будет)" (Тирмизи, Джаннат 23 /2566/) [54, с. 451]. Этот хадис еще раз подтверждает приведенные выше аргументы в пользу того, что все, что будет происходить в раю (и в аду) нельзя понимать в привычном человеку, земном понимании. В пользу этого говорит и упоминание о наличии в раю еды и питья (Коран, 51:19) [23, с. 427]. Говорится также о том, что обитатели рая будут пить райское вино, которое не будет пьянить (Коран, 56:19) [67, с. 7676]. Однако, в то же время, в хадисе, переданном от Джабира, говорится о том, что несмотря на это там не будет естественных испражнений (Муслим, Джаннат 18 /3835/; Абу Дауд, Суннат 23, /4741/) [54, с. 450]. Там все будет выходить из людей посредством особого пота, подобного мускусу, с поверхности кожи (Муслим, Джаннат 18, /3835/; Абу Дауд, Суннат, 23, /4741/) [54, с. 450].

В раю люди будут жить со своими супругами в особых шатрах гигантской величины, сделанные из яхонта, жемчуга и других камней (Тирмизи, Джаннат 23, /2565/) [54, с. 454]. Здесь пророк еще раз подчеркивал, что в этих райских шатрах будут жить исключительно верующие в Аллаха и признающие всех пророков (Бухари, Бед уль-Хакк 8; Муслим, Джаннат 11, /2831/).

Праведники будут одеты в одежды из шёлка, атласа и парчи и на них будут украшения из золота (Коран, 18:31) [23, с. 244].

Но вершиной наслаждения для обитателей рая будет возможность лицезрения Аллаха (Руйятуллах): "Лица в тот день сияющие, на Господа их взирающие" (Коран, 75:22–23). [23, с. 481]. Все ортодоксальные суннитские улемы единогласны в том, что праведники в раю увидят Аллаха. Помимо указанного коранического аята, доказательством этому является несколько хадисов пророка, в которых недвусмысленно говорится о возможности лицезрения Аллаха в раю. Например, в хадисе, переданном Джариром ибн Абдуллахом говорится:

"Вы будуте видеть вашего Господа так, как вы видите луну и никаких затруднений вам в этом не будет. И не будет никаких преград между Ним и вами" (Бухари, Мевакитус-Салят 6, 26, Тафсир, Каф 1, Товхид 24; Муслим Месаджид 211, /633/; Абу Дауд, Суннат 20, /4729/; Тирмизи Джаннат 16, /2554/) [54, с. 473].

О том, что именно Руйятуллах (возможность лицезрения Аллаха) будет вершиной райских благ говорит хадис, переданный Шуайбом:

"Для них (праведников) нет более любимого занятия, чем возможность смотреть на их Господа" (Муслим, Имам 297, /181/; Тирмизи, Джаннат 16, /2555/) [54, с. 474].

Сравнивая аят Корана и хадисы пророка о лицезрении Бога в раю с текстом библейской книги "Апокалипсис" нетрудно заметить, что совершенно аналогичный момент этому имеется и в христианской традиции. В частности, о возможности лицезрения Бога говорится в стихе (Апок. 22:4) [7, с. 1345]. Еще более конкретно этот момент освещается в английском переводе Библии [71, с. 1100].

В раю имеются есть сады и реки (Коран, 2:25; 3:15) [23, с. 29]. Упоминаются 4 сада [73, с. 331]: Адн (Коран, 9:72) [23, с. 168]. Фирдевс (Коран, 18:107) [23, с. 250], Мева (Коран, 32:19) [23, с. 342], и Найм (Коран, 37:40–44) [23, с. 366]. Из них на самом верхнем уровне находится Фирдевс, после которого уже начинается Арш (Престол Аллаха) [54, с. 428]. Из этого сада вытекают четыре реки. В одной из них течет вода, в другой молоко, в третьей райское вино, в четвертой мед [54, с. 428]. Возможно, что это те самые реки, о которых упоминается в Коране [73, с. 332]. Они называются: Сальсабиль (Коран, 76:18) [23, с. 483], Тасмим (Коран, 83:27) [23, с. 493], Маин (Коран, 56:18) [23, с. 442] и Каусар (Коран, 108:1) [23, с. 509].

В "Апокалипсисе" также упоминается исходящая от престола Бога река (Апок. 22:1) [7, с. 1345].

Описание особенностей ада и адских мук также занимает особое место в Коране (2:126; 2:167; 3:131) [23, с. 40, 44, 73–74]. Они также не поддаются рациональному анализу. В хадисах говорится о многочисленных ужасах и мучениях, которые будут испытывать неверные и грешники. Прежде всего, говорится о том, что ад уготован для неверных и грешников, которые будут вечно пребывать в нём и гореть в огне.

В хадисе, переданном Абу Хурайрой, говорится о том, что сила адского огня будет превышать силу земного огня в семьдесят раз (Бухари, Бедуль-Хак 10; Муслим, Джаннат 29, /2843/; Муватта, Джаханнам 1, /2, 994/; Тирмизи, Джаханнам 7, /2592/) [54, с. 435]. Согласно хадису, переданному Абу Саидом аль-Худри, пророк говорил о том, что.

"ад имеет четыре стены. Толщина каждой из этих стен равна расстоянию, покрытому пешему человеку в течение сорока лет" (Тирмизи, Джаханнам 14, /2587/) [54, с. 437].

Обитатели ада будут разделены на группы, по степени их деяний в земном мире. Кара для них будет различной по степени тяжести грехов (Муслим, Джаннат 33 /2607/) [54, с. 459].

Состояние, в котором будут пребывать в нём люди, также не будет иметь аналогии с земными понятиями. Коран говорит о том, что они будут пребывать между жизнью и смертью. Но окончательной смерти там не будет, а будут вечные мучения (Коран, 20:74) [23, с. 261].

Питанием обитателей ада будут плоды адского дерева Заккум. Они горьки и едки. Попав в желудок людей, они будут вызывать ощущение огненной расплавленной меди. Запивать же эту пищу, они будут зловонным кипятком (Коран, 37:62–68; 56:42–44) [23, с. 367].

В то же время будет гореть их кожа (Коран, 74:29) [23, с. 479]. Об этом в хадисе, переданном Самирой ибн Джундабом, говорится:

"У некоторых из обитателей ада будут гореть ступни, у некоторых ноги по колено, некоторых огонь коснется по пояс, а некоторых по ключицу" (Муслим, Джаннат 33, /2845/) [54, с. 459].

Сообщения о наличии огня в аду имеются и в библейской книге "Апокалипсис" (20:15).

* * *

Подводя итог сравнительному анализу мусульманской и христианской эсхатологии необходимо отметить некоторые сходные моменты, которые существуют в первоисточниках этих религий по этой проблеме:

В Христианстве: В Исламе:
Решающая битва воинства сатаны с праведниками (Откр. 16:16) Решающая битва мусульман с войском Даджала накануне пришествия Исы (Ибн Мадже "Сунан". "Сахих уль-Джами ас-Сагир" 6/276. Хадис 7752)
Появление лжепророков: Матфея 24:24; Марка 13:22 Появление лжепророков (Даджалей) Тирмизи, Фитен, 43, /2219/; Абу Дауд, Мелахим 16, /4333, 4334, 4335/)
Падение Вавилона (Рима) (Откр. 18:2–3) Падение Константинополя (Рима) (Абу Дауд "Мушкатул масабих" 3/17, хадис 5425)
Пришествие прислужника дьявола Антихриста (Откр. 13) Появление лжемессии Даджала (Муслим, "Сахих. Книга "Фитна" 4/2248. Хадис 2933)
Антихрист будет воевать с праведниками (Откр 13:7) Даджал будет воевать с праведниками (Ибн Мадже "Сунан". "Сахих уль-Джами ас-Сагир" 6/276. Хадис 7752)
Антихрист будет править 42 месяца (Откр. 13:5) Даджал пребудет на земле 40 дней (Муслим "Сахих", Абу Дауд "Сунан")
Пришествие Иисуса Христа и поражение им Антихриста и его войска (Откр. 19:20) Пришествие Исы и убийство им Даджала (Идн Мадже "Синан". "Сахих уль-Джами ас-Сагир" 6/275. Хадис 7752)
1000-летее правление Иисуса (Откр. 20:4–6; Исаия, 11:4–8) Установление Исой царства справедливости на земле (Муслим "Сахих" 4/559. Хадис 1926)
Нашествие Гога и Магога и их уничтожение (Откр. 20:7-10) Нашествие Яджуджа и Маджуджа, и их уничтожение (Коран, 21:96; Муслим "Сахих". Книга "Фитна" 4/254)
Затмение солнца (Откр.8:12) Затмение солнца (Муслим "Сахих", книга "Фитна" 4/2225, хадис 2901)
Выход на землю дыма после трубного гласа 5-го ангела (Откр. 9:2) Выход на землю тумана (духан) (Коран 44:9-14)
7 трубных гласов возвещающих о наступлении воскресения и судного дня (Откр. 8:2) 2 (или более) трубных гласа возвещающих о наступлении воскресения и судного дня (Коран, 39:68)
Уничтожение Богом вселенной после последнего трубного гласа (Откр. 21:1) Уничтожение Богом вселенной после последнего трубного гласа (Коран, 69:13–18)
Бог создаст новую землю и вселенную (новый мировой порядок) (Откр. 21:1) Бог создаст новую землю и вселенную (новый мировой порядок) (Коран, 14:48)
Божий суд на основании книги деяний каждого человека (Откр. 20:12) Божий суд на основании книги деяний каждого человека (Коран, 18:49)
Праведники после суда войдут в "Небесный Иерусалим" (рай) (Откр. 21:2). Мусульмане-праведники и прощённые войдут после суда в рай (Коран, 15:45–49)
Наличие в раю дерева (Апок. 22:2) Наличие в раю дерева Туба (Тирмизи, Тафсир, Вакиа, /3289/, Джаннат 1, /2525/)
Наличие в раю "реки жизни" исходящая от престола Бога (Апок. 22:1) [7, с. 1345] Наличие в раю 4 источников, исходящих от высшего сада, за которым находится престол Аллаха: 1. Фирдевс (Коран, 18:107); 2. Адн (Коран 9:72); 3. Мева (Коран, 32:19); 4. Найм (Коран, 37:40–44)
Возможность лицезрения Бога в раю (Апок. 22:4) Возможность лицезрения Аллаха в раю (Руйатуллах) (Коран, 75:22–23)
Грешники будут брошены в "геенну огненную" (ад) (Откр. 20:15) Неверные и грешники будут гореть в огне ада (Коран 102)

В заключении необходимо подчеркнуть, что в новозаветной и коранической эсхатологии присутствуют как моменты смыслового единства, так и принципиальных различий.

Оба варианта развиваются в направлении постепенной деградации человечества в ходе исторического процесса, который сопровождается войнами, падением нравов, природными катаклизмами и наконец, вселенской катастрофой, которая уничтожит существующий мир.

Центральной фигурой предвещающей наступление судного дня является личность Исы или Иисуса (Иешоа). В обоих священных писаниях он называется Мессией, Мошиахом или Масихом (Спасителем). Однако подходы к сущности Мессии в корне различаются. Христиане считают его Богом воплотившимся в человеке, который открыл путь спасения для человечества. Поэтому в эсхатологическом плане он рассматривается как личность тождественная с Богом, которая сразится с Антихристом и победит в его лице главного врага человечества — Сатану. Естественно, что в связи с этим Иисус в Новом завете бессмертен.

В Исламе же совсем другая картина. В связи с тем, что концепция монотеизма в Коране и Сунне выглядит более последовательной по сравнению с Новым Заветом, Иса представлен здесь как смертный человек лишённый божественности. Единственным вершителем судеб людей и вселенной выступает только единый Аллах, воплощение которого в сотворённом исламские первоисточники отрицают. То есть многоипостасная сущность Бога не признаётся. Присутствие Создателя в мире (имманентность) осуществляется, извечными божественными атрибутами, 99 из которых называются в Коране и Сунне и отождествляются с Его именами. 81 Имя приведено из Корана, остальные из Сунны [48, с. 13–17].

Таким образом, Иса в Исламе является лишь исполнителем воли Аллаха. Война с неверными во главе с Даджалом, его мольба Богу для спасения человечества от варварских племён Яджуджа и Маджуджа подтверждают его человеческую сущность. Наиболее конкретно это подтверждает последнее событие, так как если бы он был Богом ему не нужно было бы молить кого-либо о помощи для победы над этими племенами. Вследствие этого Мессия в Исламе смертен. После своего вознесения и пребывания в обители Аллаха он придёт по Его воле за землю во второй раз для исполнения своей исторической миссии. После её выполнения он умирает [54, с. 292].

Необходимо отметить, что многие западные и российские философы и религиоведы считают, что мессианизм присущ только Иудаизму и Христианству, а в Исламе это понятие отсутствует. В большинстве современных российских и европейских изданий на данную тему утверждается, что будто бы идеи Мессионизма отсутствовали в раннем Исламе и появились там позднее. В частности это утверждается в объемном труде по религиоведению под авторством С.И.Самыгина, В.Н.Нечипуренко, И.Н.Полонской [38, с. 240], которые, возможно, опирались на некоторые работы западных исследователей и повторили эту ошибку. О распространенности мнения об отсутствии мессианизма в Исламе в некоторых европейских источниках писал и доктор Ибрагим Джанан [54, с. 277] Однако подробное и внимательное исследование данной тематики в Исламе приводит к выводу о том, что идея мессианизма существует в Исламе со времен пророка Мухаммада. В данной работе были приведено большое количество хадисов по этой теме. Согласно этим хадисам, мессианские идеи Ислама тесно связаны с иудеохристианской традицией и являются их продолжением. Поэтому на основании всех этих фактов можно сделать вывод о том, что и в Исламе, так же как Иудаизме и Христианстве идея мессианизма является одной из основных идей вероучения этой мировой религии.

В первую очередь за это говорит титул Исы — Масих (Мессия). Одной из черт присущих библейскому мессианству является установление царства справедливости на земле после кровавых войн (Армагеддон), а также исторических и природных катаклизмов. Это счастье, которое приобретает человечество после пришествия Мессии в Ветхом Завете и период тысячелетнего царствования Христа на земле [7, с. 1343]. В Исламе прослеживается та же самая тенденция. После убийства Даджала и победы над Яджуджем и Маджуджем, правление Исы будет именно тем идеалом, к которому стремились все гуманисты в истории человечества. Однако этот земной рай окончится со смертью Исы. Но принципиальным отличием исламского мессианизма от христианского является то, что это царство будет установлено не самим Богом в образе Христа, а смертным человеком Исой по воле Бога.

Отношение к личности ставленника дьявола Даджала (Антихриста) также различается. Так, в христианстве утверждается, что он установит свою власть практически повсеместно и будет править 42 месяца (Апок. 13:5). [7, с. 1336]. В исламских источниках же нигде прямо не указывается на его мировое владычество. В контексте смыслов хадисов пророка можно смело предположить, что Даджал будет очень сильной и властной личностью, но всё-таки не всемирного, а локального масштаба. Он будет пребывать на земле искушая людей сорок дней. Но оба варианта будут едины в том, что он лжемессия и будет сеять на земле ложь и нечестие.

Относительно событий, которые произойдут после установления царства справедливости на земле, христианская и Исламская концепции едины в том, что по истечении этого срока человечество опять погрязнет в грехах и деградирует. В связи с тем, что Христианство признаёт Иисуса Богочеловеком, в нём не совсем точно прослеживается переход после окончания его тысячелетнего правления и воскрешению только праведников к окончательной победе над Сатаной и воскрешению всего человечества. Именно поэтому в Христианстве произошли разногласия и выделились так называемые сторонники милленаризма. Исламские первоисточники говорят только об одном воскрешении. Вследствие этой моральной деградации начнутся природные катаклизмы, описываемые в Коране и Откровении. Это, например затмение солнца, после трубного гласа четвёртого ангела (Откр. 9:2) и затмение солнца в трех местах: на западе, на востоке, и, в Аравии [64, с. 6177] землетрясения и т. д.

Наконец, после окончательной деградации человечество будет уничтожено Богом. Одновременно будет уничтожена и вся вселенная. Оба писания говорят о том, что будут уничтожены горы, звёзды и небеса (Апок. 21:1) [7, с. 1344], (Коран, 69:13–18, 21:104, 18:47, 14:48) [23, с. 469–470, 273, 245, 216] и Богом будет создана новая земля. Таким образом, изменится космология и космогония. Это произойдёт после трубных гласов ангелов, которых согласно Новому Завету будет семь (Откр. 8:2) [7, с. 1332], а согласно Корану 2 (или более) (Коран, 39:68) [23, с. 382].

Вслед за этим начнётся Божий суд и последующее вхождение праведников в рай для вечной жизни, а грешников в ад вечных мучений в огне.

Вызывает интерес описание состояния грешников в аду. Говорится о том, что они будут пребывать в промежуточном состоянии между жизнью и смертью, иными словами между бытием и небытием (Откр. 20:15) [7, с. 1344], (Коран, 20:74; 88:12–13) [23, с. 261], Но окончательной смерти не будет, а будут вечные мучения.



5. Античная критика Христианства и данные Корана


Истоки современной библеистики восходят к римской эпохе. Набирающее силу христианство столкнулась с господствующими в империи традиционными философиями, имеющими многовековую историю. Философы же всегда выступали за рациональное осмысление любого учения. Они, как мыслящие люди, принимали только подкрепленную доказательством, а не слепую веру. Представители римских философских школ блестяще владели искусством ведения полемики и идеологических споров, основоположниками которой были еще элеаты, применяли методы аристотелевской логики. Большая часть из них стояло на позициях платоновского идеализма. Совершенно естественно, что христианское учение было подвергнуто ими (особенно, представителями школы неоплатоников) детальному критическому анализу. Задача философов облегчалась еще и тем, что до этого они познакомились с иудаизмом и его писанием, и поэтому истоки христианства им были известны.

Римские мыслители, вступая в открытую полемику с христианами, сразу обратили внимание на противоречивость многих стихов и сюжетов Ветхого и Нового Заветов. В результате чего в Христианстве возникла необходимость теоретической защиты своего вероучения названная "апологетикой".

Христианские идеологи в этих условиях стали приспосабливать новое учение под стандарты античного образа мышления. Особенно это относилось к учению христиан-гностиков, идеология которых хотя и была осуждена впоследствии официальной церковью, однако оказала огромное влияние на формирование современного христианского учения.

Так, например, доктрина о бренности земного, существования и следовавшем из этого приоритете души над телом напрямую была заимствована у Платона. Эту мысль после него развил представитель римской стоической школы Луций Анней Сенека, посредством которого она вошла в христианское учение. Вот отрывок из произведения Сенеки, который один к одному совпадает с учением церкви в этом вопросе:

"16. Это тело — бремя души и наказание для него; она страдает под давлением его, она находится в оковах, пока не является философия, которая дает ей свободно вздохнуть в созерцании природы и возносит ее от земного к небесному. В этом ее освобождение; в такие минуты душа ускользает из темницы, где она содержится, и возносится к небу… 23. Вселенная состоит из материи и Бога. Бог управляет материей, которая облекает его, повинуется Ему как управителю и руководителю. А ведь творящее начало — Бог могущественнее и выше, чем управляемая Богом материя. То место, которое в мире занимает Бог, в человеке занимает душа; а материи мира соответствует наша душа; пусть же худшее служит лучшему".

"Многие христианские авторитеты давали высокую оценку философии Сенеки. Тертуллиан называл его "saepe noster" ("часто наш"). (De anima 20). А Иероним его прямо называет "Seneka noster" ("наш Сенека"). В средние века даже была сфабрикована переписка между Сенекой и апостолом Павлом" [36, с. 158].

Однако, несмотря на заимствования из античной философии и наличие разных версий священного писания, римские христиане не сумели преодолеть противоречия в своем учении, и во II–III веках все больше и больше становилось объектом критики со стороны философов.

Сегодня в нашем распоряжении были бы десятки работ римских философов, посвященных критике христианства, если бы церковь не начала с V в. планомерную кампанию по уничтожению всех таких произведений. На кострах, которые разжигали победившие христиане, сгорели не только критические работы против Христианства, но и работы самих христианских отцов, которые выступали с ответом на критику Христианства. В результате этого сегодня наука располагает очень скудными материалами из этих произведений в виде отдельных фрагментов, чудом уцелевших после всех этих событий. Однако даже такой скудный материал дает современным исследователям очень ценные сведения о различных аспектах вероучения и организации церкви ранних христиан. Особенно ценными являются сохранившиеся фрагменты из произведений Цельса, Порфирия и Юлиана.

Большой интерес представляет то обстоятельство, что в ряде случаев информация Корана и отдельные моменты из произведений этих философов совпадают. Это относится, прежде всего, к факту фабрикации христианами священного писания, осуждению антропоморфизма в Библии, критики отдельных моментов христианской эсхатологии, проникновению в христианское вероучение эллинистических воззрений.

Ниже будут приведены отрывки из их произведений, информация которых совпадает с данными Корана.

1. Цельс

Среди произведений, направленных против христианства книга римского философа Цельса "Правдивое слово" занимает особое место. Это произведение содержит развернутую критику христианского вероучения с точки зрения образованного римлянина II в. н. э.

Эта книга, к сожалению, не дошла до нашего времени в своем оригинальном варианте. Однако Ориген в своем критическом произведении "Contra Celsum" ("Против Цельса") передал в цитатах почти все произведение римского философа.

Цельс жил в то самое время, когда христианство начинало распространяться в Римской империи. Он был свидетелем распада его на множество сект и направлений уже на заре своей истории. Он блестяще знал учение и противоречия первых христианских общин. Именно это знание позволило философу написать критическое произведение против Христианства.

Надо отметить, что Цельс не был противником теологии, но рассматривал ее исключительно с рационалистических позиций, что было свойственно римлянам того времени. Именно это обстоятельство делает его труд ценным для современного мусульманского исследователя.

"Цельс не враг христиан; напротив, со свойственным идеалисту непониманием исторической необходимости возникновения христианства как фантастического отражения общественного бытия он надеется "образумить" их, они вызывают у него не гнев, а жалость; он обращается к ним не как яростный обличитель, а как гуманный просветитель, верящий в силу убеждения и логической аргументации. Именно отсутствие личной заинтересованности делает книгу Цельса ценной в качестве свидетельства постороннего наблюдателя, хорошо изучившего свою тему.

Очень важны сообщения Цельса о составе христианских общин, о значительной роли гностицизма в выработке христианской догмы, о фабрикации священного писания, о мистериях Митры как прообразе христианских мистерий" [36, с. 267–268].

Цельс видит и говорит о противоречиях в писаниях христиан. Проводя детальный анализ их учения, он опровергает очень многие догмы христианства, и ссылается, при этом, на их же собственные Евангелия. Он говорит:

"Все это мы подносим вам из ваших же писаний… вы побиты собственным своим оружием" (II, 74).

Объектом философского исследования и анализа у Цельса является как личность Иисуса, так и последующая история и вероучение христианской общины в Римской империи, современником которой он являлся. Сам философ являлся сторонником традиционной языческой религии Рима. Поэтому исследователю мусульманину необходимо считаться с этим фактом. Очень важно выявить в произведении Цельса моменты и исторические факты, которые совпадают с истиной Корана по отношению к христианам, и опровергнуть на основе логических аргументов те места в "Правдивом слове", которые противоречат божественной истине.

Так, например, когда Цельс открыто оскорбляет Иисуса как шарлатана, отрицает его мессианскую сущность или оскорбляет его мать Марию в прелюбодеянии с римским солдатом Пантерой, его заявление голословны и не могут быть доказаны. Здесь Цельс очень далек от объективности. Он жил спустя почти 150 лет после Иисуса, и в суждении о нём апеллировал к точке зрения евреев об этом человеке. А позиция иудеев в этом вопросе является тенденциозной и необъективной. Вот лишь один известный нам пример из Талмуда, который отражает отношение евреев к Иисусу:

"Царапающий на теле". По этому поводу учили: Сказал рави Элиезер мудрецам: "Ведь бен Стада вывез магию из Египта в царапинах на теле". Ему ответили: "Тот был ненормальным, а случай с человеком ненормальным нельзя приводить в доказательство".

В оксфордской и мюнхенской рукописях трактата Санг., 65б, где также приведен этот текст, имеется следующая приписка:

"Бен Стада есть бен Пандира (т. е. Иисус). Сказал рави Хисда: "Стада — муж, Пандира — любовник". Но ведь то был Паппос бен Иегуда? Значит, Стада — его мать. Его мать Мария, завивающая волосы женщин. Вот почему говорят в Пумпедите: "Она изменила мужу". [36, с. 213].

Вот на такие "свидетельства" евреев опирался Цельс в своих измышлениях против Иисуса. Однако подобные тексты не могут быть доказательством этих измышлений. А.Б.Ранович был отчасти прав, когда по этому поводу сказал:

"Все данные Талмуда о христианах и Иисусе представляют собой нелепое смешение мифов и легенд и не имеющих хотя бы отдаленной связи с какими бы то ни было историческими событиями, с какой бы то ни было исторической обстановкой" [36, с. 209].

Учитывая все вышесказанное можно с уверенностью заключить, что в вопросе о личности самого Иисуса у Цельса нет никакой достоверной информации, он следует в этом за своими предположениями, и его аргументы не подтверждаются какими-либо достоверными независимыми источниками. А это означает, что кораническая истина об Иисусе, которая была передана Мухаммаду через откровение, не может быть опровергнута произведением Цельса.

Однако когда Цельс говорит о фабрикации священного писания христианами и о том, что ранние христиане раскалывались на большое количество сект и направлений нет основания не доверять философу. Во-первых, потому что он был непосредственным свидетелем этого, и, во-вторых, все это многократно подтверждается другими независимыми источниками, в первую очередь самой Библией. Все это в конечном итоге полностью совпадает с коранической истиной и является фактическим ее доказательством.

"Contra Celsum" — это попытка рационального осмысления истоков христианского вероучения. Цельс недоумевает по поводу того, что христиане, пропагандируя свое учение, отказываются от доказательств своих догм. Он пишет:

"Некоторые из них не хотят ни давать, ни получать объяснения на счет того, во что веруют. Они отделываются фразами вроде: "не испытывай, а веруй", "вера твоя спасет тебя"; они говорят: "мудрость в мире — зло, а глупость благо…" (I, 9).

Здесь Цельс упоминает проблему, которая стала центральной в средневековой схоластической философии Европы. Это вопрос о соотношении веры и разума и степени их соотношения. В той или иной степени этот вопрос фигурирует в произведениях Евсевия, Григория, Тертуллиана, Августина, а позднее и у Аквината. И все они считали, что разум вторичен по отношению к вере.

Именно против этого поднял голос Цельс еще во II в. н. э. Развивая эту мысль, он далее пишет:

"Если они пожелают ответить мне не как человеку осведомляющемуся, а как человеку, всем одинаково интересующемуся, то хорошо; если же они не пожелают, то скажут, как обычно "не испытывай" и т. п., то необходимо, чтобы они разъяснили, каково то, что они утверждают, и из какого источника оно проистекло (I, 12). Наконец, Цельс заключает, что христианство, в этом вопросе не оригинально и ничем не отличается от других верований, распространенных в римском обществе. "Но воспринимать какое-нибудь учение надо, следуя разуму и разумному руководителю; кто примыкает к каким-либо учителям не на таких основаниях, тот поддается обману. Такие люди подобны неразумным почитателям метрагиртов и гадателей… и кого попало" (I, 9).

Цельс отрицал божественность Иисуса. Вот как он высказывается об этом:

"Тело, рожденное так, как ты, Иисус рожден, не может быть телом Бога. Тело Бога и не питается таким образом, тело Бога и не пользуется таким голосом, ни таким средством убеждения…" (I, 70). "Все это — дело ненавистного Богу, негодного колдуна" (I, 71).

Развивая эту мысль Цельс продолжает:

"Как бы могли признать Богом того, кто вообще не исполнял ничего из того, что обещал, а когда его обличили, осудили и приговорили к казни, скрывался в бегах и был взят позорнейшим образом, преданный теми, кого он называл своими учениками? А ведь не полагалось бы, чтобы Бог убегал и чтоб его повели связанным и менее всего возможно, чтобы его приверженцы, делившие с ним всю его личную жизнь, следовавшие ему как учителю, покинули и предали того, кого считали спасителем, сыном и ангелом великого Бога" (II, 9).

Цельс высмеивает христиан за их утверждения о том, что Бог сошел на землю:

"В чем смысл такого сошествия Бога? Значит он не всеведущ?" — спрашивает он. "Или он знает все, но не исправляет и не может своей божественной силой исправить, не послав для этого кого-то во плоти" (IV, 3). "Если Бог спустился к людям, Он, следовательно покинул свой трон" (IV, 5).

Цельс абсолютно прав, говоря, что в этом случае изменился бы весь миропорядок. Согласно этим рассуждениям, он верит в единого Бога, но как язычник считает, что он стоит во главе пантеона богов, как создатель всего сущего.

Древние римляне, имеющие множество антропоморфных богов, не уподобляли Его человеку. Христиане же по Цельсу сделали именно это:

"А может быть Бог, не пользуясь известностью среди людей и, считая, что он от этого теряет, пожелал, чтобы его узнали, и захотел проверить верующих и неверующих, как и из людей выставляют себя напоказ? Но это значит приписывать Богу сильное и вполне человеческое тщеславие" (IV, 6).

Продолжая тему библейского антропоморфизма он обрушивается с критикой на сам факт усталости Бога после сотворения всего сущего.

"Возвращаясь к началу, как можно не считать, нелепым первого и величайшего Бога, который приказывает "Да будет то, да будет это", который работает один день столько-то, на другой день столько-то больше, затем на третий, на четвертый, пятый, шестой день (VI, 60). И после этого, прямо таки, как жалкий ремесленник, он устает и нуждается для отдыха в праздности" (VI, 61).

Цельс недоумевает: почему христиане рисуют Бога по подобию человека? Здравомыслящий философ платонической школы указывает на примитивизм такого подхода к божественной личности и расценивает это как оскорбление в адрес Создателя:

"И Бог не создал человека по подобию своему, ибо Бог не таков и нисколько не похож ни на какой образ" (VI, 63). "От него все исходит, а он ни из чего; Бог недоступен слову… Его нельзя обозначить именем… он не обладает никаким свойством, которое может быть охвачено названием; он вне всякого восприятия" (VI, 65).

Цельс пропускает жизнь Иисуса описанную в Евангелиях Нового Завета, сквозь призму размышлений философа и находит в ней массу противоречивых моментов. Так по поводу его казни он пишет:

"Если он принял казнь, повинуясь Отцу, то очевидно, что все совершившиеся с ним как с Богом по Его воле и мысли не должно быть для него болезненным и тягостным" (II, 23); "что же он зовет на помощь, жалуется и молит об избавлении от страха смерти говоря: "Отец, если можно, да минует меня чаша сия"" (II, 24).

И здесь Цельс переходит из области философских размышлений о сущности Иисуса в плоскость конкретного исторического факта, свидетелем которого он являлся и который подтвержден сегодня конкретными данными. Он обвиняет христиан в том, что они для устранения всех противоречий в Евангелиях многократно изменяли свои писания. Вот это место в "Правдивом слове":

"Неудивительно потому, что некоторые из верующих, как бы в состоянии опьянения, доходят до того, что налагают на себя руку, трижды, четырежды и многократно переделывают и перерабатывают первую запись Евангелия, чтоб иметь возможность опровергнуть изобличения" (II, 27).

Цельс в своем произведении протестует против того, что христиане называют Иисуса словом. Как последователь классической античной философии, он считает "логос" необходимостью, которая правит миром. Для него является большим "святотатством" отождествлять "слово" с какой-то человеческой личностью, которая к тому же происходит из варваров. По этому поводу он пишет:

"Вы занимаетесь софистикой, когда говорите, что сын Божий — само слово, объявляя сына Божьего "словом", вы предъявляете не чистое, святое слово, а человека, позорнейшим образом, поведенного на казнь и подвергнутого мукам бичевания. Если бы сын Божий был у вас действительно словом, мы бы вас похвалили" (II, 31). "Но ваш Иисус только хвастун и колдун" (II, 32).

Автор "Правдивого слова" пишет также о воскресении Иисуса. При этом он совершенно справедливо недоумевает, что, смог ли кто-либо воскреснуть после смерти во плоти. Он отмечает, что это утверждение старо как мир:

"Ведь то же самое говорят у скифов о Замолксисе, рабе Пифагора, в Италии о самом Пифагоре, в Египте — о Рампсините. Этот даже играл якобы в аду в кости с Деметрой и вернулся оттуда с подарками от нее. Такое же рассказывают об Орфее у одризов, о Протесилае в Рессалии, и о Геракле в Генаре " (II, 55).

Цельс приводит несколько примеров умерших и воскресших богов из греческого и римского пантеона и вполне резонно проводит их аналогию с мифом о телесном воскресении Христа. Цельс справедливо вопрошает:

"Почему вы думаете, что у других это считается и в действительности является сказкой, у вас же это драматическое происшествие придумано прилично и правдоподобно — его возглас на столбе, когда он испустил дух, и землетрясение, и затмение?" (II, 55).

Далее Цельс подробно останавливается на логическом противоречии самого факта "воскресения". Если (воскресение) имело столь большое значение для доказательства его божественности,

"ему, во всяком случае, следовало бы исчезнуть прямо со столба (II, 68), так, чтобы это все видели. А он предпочел скрыться, но кто же когда-либо, будучи послан как вестник, скрывается, когда нужно возвестить то, что ему было поручено? Пока он облеченный в плоть, не внушал доверия, он всем проповедовал без устали, а когда он, восстав из мертвых, мог бы внушить крепкую веру, он явился тайком только одной какой-то женщине и собственным своим приверженцам; когда его наказывали, его видели все, а когда он воскрес — только один человек, а ведь должно было быть наоборот" (II, 70). "Так-то он рассчитывал просветить благочестивых и пожалеть заблуждающихся и покаявшихся" (II, 71). "Если он хотел остаться в неизвестности, то зачем раздался голос, объявляющий его сыном Божьим? Если же он не хотел скрываться, к чему было подвергаться наказанию и умереть? (II, 72). А если он хотел (примером) перенесенных им страданий научить нас презирать смерть, то, восстав из мертвых, он должен был бы открыто призвать всех и объяснить, ради чего он сошел на землю" (II, 73).

После этих размышлений Цельс заключает, что Иисус вовсе не был Богом или Его сыном, а был обычным человеком.

Акт спасения человечества от грехов является лейтмотивом всей деятельности Иисуса, как считают христиане. Цельс не обошел вниманием и эту тему. Он писал, что если Бог хотел спасти человечество путем отправки в этот мир своего сына, то где он был за тысячи лет до Иисуса. Почему Бог так несправедлив к своим творениям, жившим до сошествия Мессии.

"Даже если, в самом деле, Бог как Зевс в комедии, проснувшись от долгого сна, захотел спасти род человеческий от зол, почему же это он послал свой дух, о котором вы говорите, в один уголок Земли? Ему следовало таким же образом надуть много тел и разостлать их по всей Земле?" (VI, 78).

Иными словами, почему он послал его к иудеям, а не к другим народам мира?

Затем Цельс открыто обвиняет христиан в отходе от принципов единобожия (монотеизма). Он говорит:

"Если им разъяснишь, что этот не сын Бога, но, что зато Бог отец всего и что его одного следует чтить, они не согласятся чтить Бога, если одновременно не поклоняться и сыну" (VIII, 14).

Продолжая эту тему, Цельс приводит свои доводы в защиту исповедуемой им традиционной римской религии, согласно которой присутствие Бога в этом мире опосредовано другими божествами, поклонение которым не является преступлением. Это обычная позиция политеиста, которая противоречит монотеизму, согласно которому Бог в посредниках не нуждается и непосредственно Сам управляет миром. Но христиане, оскорбляющие другие божества были бы правы, согласно Цельсу, если бы они сами поклонялись бы единому Богу, но на деле они поклоняются еще и Христу:

"Может быть, у них имел бы оправдание их непримиримый спор против других, если бы они, в самом деле, не почитали никого, кроме одного Бога; но ведь они сверх меры чтят этого недавно явившегося и, однако, не считают, что прегрешают против Бога поклоняясь даже его служителю" (VII, 12).

Все цитаты из "Правдивого слова" приводились в русском переводе с издания — А.Б.Ранович. "Античные критики христианства". М., 1990. Политиздат, стр. 270–331.

2. Порфирий

В отличие от Цельса, который известен только из сочинения Оригена, сириец Порфирий является известной фигурой в истории философии.

В контексте нашего исследования особый интерес представляет его произведение "Против христиан", написанный в конце III в. К сожалению, это произведение не дошло до наших дней и было уничтожено в 448 г. н. э. христианами. Судя по отзывам об этом труде церковников и сохранившимся до наших дней фрагментам это было серьезное произведение. В нем автор обнаруживает огромную эрудицию, крупный полемический талант, глубокое знакомство с христианской и иудейской литературой.

"Пожалуй, среди аргументов, приводимых Порфирием, не найдется такого, который не был бы использован позднейшей критикой Евангелий вплоть до Древса. Судя по сохранившимся у Иеронима скудным цитатам и намекам, Порфирий подверг детальному анализу весь Ветхий Завет; в частности, в своем разборе книги "Даниил" он предвосхитил выводы современной библейской критики; он установил, что книга эта написана при Антиохе Эпифане (около 165 г. до н. э.), что ее "пророчества" относятся к истекшим уже событиям, а "видения" содержат намеки на современные автору события. Порфирий впервые указал, что так называемые Моисеевы книги не написаны Моисеем, а спустя, как он считает 1180 лет, Ездрой и его учениками; что это у него не просто догадка, а результат серьезного исследования, можно умозаключить из отрывка Евсевия (Praer. ev. I, 9 и Х, 9) и Феодорита (Graec. Affec. Cur II, 27); очевидно Порфирий изучал источники по древней истории евреев. Столь же детально он разбирает и Новозаветную литературу" [36, с. 349].

Такая мощная аргументированная критика христианства вызвала взрыв негодования со стороны церковников. Они сочли необходимым в срочном порядке опровергнуть произведение Порфирия. Так, Евсевий посвятил опровержению 20 книг, а Аполлинарий — целых 30. Но, спустя 144 года после смерти философа победившее в Римской империи христианство не нашло никакого другого аргумента против труда Порфирия, кроме его сожжения. В результате этого от него до наших дней сохранилось несколько строк. Они сохранились у Евсевия. Кроме этих строк, сохранилось много косвенных цитат из этого произведения. Так Августин и, особенно, Макарий Магнет полемизируя с Порфирием, передают мысли этого философа. Сохранившиеся отрывки из произведения Порфирия всё-таки дают некоторые представления о характере этого труда.

Работа Порфирия, как и Цельса не утратила свое значение и сегодня. Их критика христианства стояла у истоков современной научной библеистики. Примечательно, что спустя 1700 лет после смерти Порфирия в 1906 году немецкий протестантский богослов Харнак сказал: "Еще и теперь Порфирий не опровергнут" [36, с. 350–351].

В 1879 году к сохранившимся отрывкам из книги Порфирия прибавился значительный материал, написанный Макарием Магнетом, под названием "Apokritikos". В этой случайно найденной рукописи сохранились в прямом или косвенном виде мысли Порфирия, из которых становится ясно, что аргументированная критика христианского учения в исполнении этого философа действительно поражает читателя широтой его мысли.

Ниже будут рассмотрены фрагменты этой рукописи.

1. Вот, что писал Порфирий о евангелистах:

"Евангелисты — выдумщики, а не историки деяний Иисуса. Все они написали отчеты о страстях, не согласующиеся между собой, а совершенно разноречивые. Один рассказывает, что распятому некто поднес губку, напитанною уксусом (Марк, 15:36). Другой рассказывает иначе: "Пришедший говорит, на Голгофе дали ему пить вино, смешанное с желчью; и отведав, не хотел пить". И вслед за тем: "А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Элоим, элоим, лема савахтани, то есть Боже мой, Боже мой! Для чего Ты меня оставил?" (Матфей 27:34–46). Другой говорит: "Тут стоял сосуд, полный уксуса и вот, привязав сосуд, полный уксуса к Иссопу, поднесли устам его. Когда же Иисус вкусил уксуса, он сказал: "Свершилось" и, наклонив голову, испустил дух" (Иоанн 19:30). Другой рассказывает: "И возгласив громким голосом, сказал: "Отче! В руки Твои предаю дух Мой" (Лука 23:46). Из этого блеклого и противоречивого рассказа можно сделать вывод, что речь идет не об одном, а о нескольких пострадавших. В самом деле, если один говорит: "В руки твои предаю дух мой", другой: "Свершилось", третий: "Боже мой, Боже мой, для чего ты меня оставил", то очевидно, что это противоречивое повествование относится к нескольким распятым, либо к одному, но столь тяжко боровшемуся со смертью, что не мог дать присутствующим ясного представления о своем страдании. Если же евангелисты, не будучи в состоянии рассказать правду о способе его смерти, сочинили поэму об этом, то и обо всем остальном они не могли сообщить ничего достоверного" (II, 12).

2. Порфирий критикует апостола Павла.

"Этот самый человек, сильный в речах, однажды, как бы забыв свои собственные слова, сказал тысяченачальнику, что он не иудей, а римлянин (Деяния, 22:25), хотя пред этим сказал: "Я иудеянин, родившийся в Тарсе Киликийском, воспитанный в сем городе при ногах Гамалиила, тщательно наставленный в отеческом законе" (Там же, 22:3). Итак, сказавши "я римлянин" и "я иудей", он ни то и ни другое, потому, что причисляет себя к тем и к другим… Если Павел лицемерно объявляет себя то эллином, то римлянином, то чуждым закона, чуждым и враждебным и тем и другим, то это значит, что он вкрался в душу тем и другим и всем им навредил, льстиво присваивая себе убеждения их. Таким образом, он лжет и явно в ладах с ложью, и напрасно он говорит: "Истину говорю во Христе, не лгу" (Римлянам, 9:1), ибо кто вчера облачался в тогу закона, а сегодня — Евангелия, тот по справедливости и в личной и в общественной жизни — злодей и зловредный человек.

3. Порфирий недоумевает по поводу того, каким образом Бог может быть рожден женщиной:

"Если и среди эллинов попадаются столь тупоумные люди, что думают, будто боги обитают внутри статуй, то у них все же более чистое представления о боге, чем у того, кто верует, будто Бог вошел во чрево девы Марии, стал зародышем, родился и его спеленали, перепачканного кровью детского места, мерзостью и кое-чем более неприличным, чем это" (IV, 22).

Все цитаты из "Против христиан" приводились в русском переводе с издания — А.Б.Ранович. "Античные критики христианства", М., 1990. Политиздат, стр. 364–398.

3. Юлиан

Флавий Клавдий Юлиан был императором Римской империи в 361–363 гг. и погиб в походе на персов. Он заменил на троне Константина I и Констанция II, личностей немало сделавших для превращения христианства в единственную официальную идеологию империи. Однако в отличие от них Юлиан, преклоняясь перед античными традициями его предков, пытался реанимировать язычество. Надо отметить, что для этого он не стал устраивать гонений на христиан, а объявил свободу всех вероисповеданий. За эту попытку в поздней христианской литературе он стал именоваться Юлианом Отступником.

От него до наших дней сохранились несколько философских трактатов, в которых он приводит свои доводы для опровержения христианства. Опустив те места в его произведениях, где он пытается оправдать языческие верования, здесь приводятся несколько фрагментов из труда "Против христиан":

1. Юлиан обвиняет христиан в отступничестве от закона Моисея в вопросе об обрезании. Он говорит:

"Почему вы не совершаете обрезания? "Павел, — говорят они, — сказал, что заповедано обрезание сердца, а не плоти"…Послушай же опять, как писание говорит о том, что обрезание по плоти преподано Аврааму как завет и как знак "между Мною и вами, между потомством вашим в роды ваши; обрежьте крайнюю плоть вашу, и это будет знамением завета между мною и тобою и между мною и потомством твоим" (Бытие, 17:10). После того, как Христос недвусмысленно предписал, что надо соблюдать закон, и угрожал наказанием за нарушение хотя бы одной заповеди, какое придумаете себе оправдание вы, нарушившие все заповеди, вместе взятые? Либо Иисус говорит неправду, либо вы лжете везде и во всем и ваши хранители закона. "Обрезание будет на теле вашем", — говорит Моисей; исказив это, они говорят: "Мы обрезаны сердцем".

2. Юлиан опровергает утверждение христиан, что ветхозаветное высказывание Моисея "Господь Бог вам воздвигнет вам пророка из братьев ваших как меня; слушайтесь его" (Второзаконие, 18:18) имеет прямое отношение к Иисусу. Он говорит:

"…ведь Моисей говорит, что тот будет подобен ему, а не Богу, что то будет пророк, как он, из среды людей, а не от Бога".

3. Юлиан недоумевает по поводу ветхозаветного стиха о вавилонской башне, согласно которому, Бог разделил людей на народы и смешал их языки потому, что возгордившись, решили построить в Вавилоне башню высотой до небес (Бытие, 11:1–8). Он говорит:

"Вы хотите, чтобы мы верили подобным вещам, а вы не верите тому, что Гомер говорит об алоадах, что они вознамерились взгромоздить три горы на другую, чтобы приступом небо взять (Одиссея XI, 3/6). А я говорю, что и это столь же сказочно, как и то. Вы же признавая первое, на каком основании ради Бога, отвергаете сказание Гомера? А уже о невежестве этих людей, я думаю и говорить не стоит: если бы даже все люди на всей земле имели один язык и одну речь, они не сумеют построить башню, доходящую до неба, даже если бы они употребили на кирпич всю землю: ибо потребуется бесчисленное число кирпичей, размером во всю землю, чтобы можно было добраться до орбиты Луны. Если допустить, что собрались все люди, что у них один язык, что они превратили всю землю в кирпич и в тесанные камни, то когда бы башня могла достигнуть до неба, если бы даже люди выстроившись гуськом, вытянули ее тоньше иглы?"

Все цитаты из "Против христиан" приводились в русском переводе с издания — А.Б.Ранович. "Античные критики христианства". М., 1990. Политиздат, стр. 399–432.


Заключение

Подводя итог проделанной работе по сравнению Корана и Библии в мировоззренческом аспекте можно заключить, что:


• Многие основные положения христианского вероучения впитали в себя доминирующие идеи античного мировоззрения. Это особенно наглядно проявляется в учении о трёхипостасности Божественной личности, в которой, несомненно, прослеживаются параллели с плотиновским учением об эманации, а также с учением о Христе-логосе, в котором очевидны параллели с логосом известным античному миру со времён Гераклита. Всё это подтверждает мысль о том, что мировоззрение основанное на иудейском монотеизме не могло развиваться и глобализироваться в Европе без признания культурных и философских идей, которые укоренились на этом континенте, на протяжении целого тысячелетия. Христианские мыслители древности не могли не считаться с этим и поэтому проделали титаническую работу для совмещения двух диаметрально противоположных мировоззрений.

• Специфичной чертой мусульманского мировоззрения является его неповторимость и уникальность. Ни в одном религиозном постулате Ислама не прослеживается никаких параллелей с или заимствований из других философских или религиозных систем. Основной причиной этого явилось то обстоятельство, что изначально Аравийский полуостров родина Ислама, никогда не был подвержен культурному и политическому влиянию чужеземцев.

• Проповедь Корана Мухаммадом и становление Ислама, который был основан на традициях древнейшего семитического монотеизма, является идеологией утверждения Божественных законов и моральных ценностей, а не ценностной системой компромиссов и соглашательств с иными мировоззрениями, в отличие от христианства, которое утверждалось в чуждой иудейскому монотеизму среде и нуждалось, для самоутверждения, в поисках этно-культурных ценностей античного мира. И в последующие века ислам распространялся как господствующая идеология, доктриной которого является вера в единого Бога, которому должно подчиниться всё во вселенной. В связи с этим и в последующие века в ортодоксальном Исламе не могло быть заимствований из иных мировоззрений.

• Одной из идей фигурирующих в Коране несомненно, является преемственность древнейших семитических традиций монотеизма от времён ветхозаветных патриархов до миссии пророка Мухаммада (с.а.в.). Это преемственность, восходящая к праотцу Аврааму через его старшего сына Измаила, потомком которого являлся Мухаммад, представляется в Исламской традиции как восстановление попранных иудеями прав второй жены патриарха Агари. Лейтмотивом этой мысли является утверждение законности и закономерности появления последнего пророка человечества именно в среде арабов-измаилитов, а не в среде евреев, которые являются потомками младшего сына Авраама Исаака.

• Коран настаивает на том, что упоминания о Мухаммаде, как о завершающем пророке, имеются и в Библии. Однако согласно Исламской вере иудеи и христиане отказываются признавать это. Именно этот фактор исламская теология противопоставляет еврейской идее "богоизбранного народа". Согласно ей, не может быть "богоизбранным" народ, который ведёт своё происхождение от младшего сына праотца, в то время как семитическая традиция с древнейших времён признавала право первородства только за старшими сыновьями. Именно поэтому исламские первоисточники, признавая всех еврейских пророков и ниспосланные им божественные откровения (в их истинном виде), считают их лишь посланцами к иудейскому народу, в то время как Мухаммад, с ниспосланным ему Кораном, выступает последним и завершающим пророком, посланным Богом не к какому-либо отдельному народу (арабам), а ко всему человечеству.

• Доктрина о "богоизбранном народе" отразилась и на морально-этических постулатах Библии, согласно которым человечество поделено на две категории — иудеи и гои. Даже самый праведный из гоев должен руководствоваться только "Семью заповедями потомков Ноя", а не обязательными для иудеев заповедями, основу которых составляют заповеди Торы. Остальные же подлежат смерти. Это видно, в том числе потому, что, несмотря на этноязыковое единство в происхождении древних евреев и ханааннеев Библия говорит о последних в унизительных тонах. Оказывается, что даже своё происхождение они ведут либо от предков рождённых в результате прелюбодеяния, либо от предков изгнанных своими же отцами и братьями из родных мест. Пришедшее на смену ветхозаветным моральным ценностям, новозаветные этические ценности явились попыткой сгладить их разительную контрастность, придать им новое содержание, одухотворить их. Однако христианство так и не сумело преодолеть внутреннюю противоречивость ветхозаветной морали, так как в конечном итоге оно признало Ветхий Завет. Будущие расправы над коренным населением Америки конкистадорами, Реконкиста в Испании, крестовые походы, проходившие под христианскими знамёнами служат примерами наследования христианством двойственных стандартов в морали и этике древних евреев в отношениях между "богоизбранными" и гоями, несмотря на пропаганду им идеи непротивления злу насилием зафиксированной в Новом Завете.

• С двойными стандартами библейской морали и нечеловеческим отношением к иноверцам можно было покончить лишь отказавшись от иудео-христианского учения о "богоизбранности". Этого удалось достигнуть в Исламе, который, отказавшись от источника этого воззрения — Библии, заменил её собственными морально-нравственными принципами зафиксированными в Коране. Мусульманство выдвинуло единую этическую доктрину взамен тройственной и внутренне противоречивой библейской. Отныне между правоверными и кяфирами устанавливался новый тип отношений — Ислам запретил безнаказное убийство кяфиров, во всех случаях кроме войны, на которой разрешается убивать воюющим с мусульманами, не причиняя ущерба мирному населению. В последующие века мусульманство на деле доказало приверженность этим принципам. В мировой истории не отмечен ни один случай геноцида народов, который бы вёлся под исламскими знамёнами.

• Создание человеческого общества, где в полной мере процветали бы гуманистические принципы, а также беззаботная и безопасная жизнь с экономическим благосостоянием, с древнейших времён было мечтой многих мыслителей и государственных деятелей. Эта мысль присутствует и в вероучениях всех трёх монотеистических религий и в отличие от светских учений утверждается неизбежность наступления этого времени с приходом Мессии ставленника Бога, который, сокрушив врагов, установит своё справедливое царство. В Иудаизме личность Мессии будет известна после его пришествия. В Христианстве и Исламе это Иисус. Однако в отличие от Ислама в Христианстве Мессия обладает божественной сущностью и является ипостасью Бога. В мусульманстве же он лишён божественности и представлен как смертный человек. Принимая во внимание этот факт, представляется неверным мнение западных философов и религиоведов о том, что мессианизм присущ только Иудаизму и Христианству. В Исламе он также присутствует, но имеет свои специфические особенности.

• В отличие от светских философских учений, которые признают состояния реального жизненного бытия и небытия, в Коране и Библии описывается промежуточное состояние между ними (между жизнью и смертью). В этом состоянии будут пребывать грешники в вечных мучениях в аду.

• В новозаветной и коранической эсхатологии присутствуют моменты смыслового единства. Оба варианта развиваются в направлении постепенной деградации человечества в ходе исторического процесса, который сопровождается войнами, падением нравов, природными катаклизмами и, наконец, вселенской катастрофой, которая уничтожит мир. Эсхатология обеих религий отрицают тезис о вечности и несотворённости бытия, бытовавшее ещё со времён ранней античности. Такая направленность исторического процесса отрицает также идею совечности Бога и материи. Бог в монотеистических религиях — это не аристотелевский "перводвигатель", самосозерцающий себя и отрешённый от мира, а активный Творец всякого бытия, которое будет уничтожено по его воле. После уничтожения вселенной Бог создаст мир заново. Жизнь в ней будет вечная. Этот момент подчёркивает основной тезис религиозных систем о всемогуществе Творца.

• В Библии присутствует ярко выраженный антропоморфный подход к сущности Творца. Такой подход свойствен древним и новым политеистическим религиям, с которыми по данному вопросу в Библии имеются аналогии. Примитивное мышление людей на разных этапах истории не могло осознать трансцендентности божественной личности и представляло Его в различных образах (зооморфных и антропоморфных). С прогрессом мысли происходило осознание непостижимости Творца. Таким образом, происходило утверждение монотеистических воззрений. Наиболее последовательно этот процесс завершился в Исламе, в писании которого антропоморфизма нет.

• В Библии обнаруживаются отсутствующие в Коране признаки скрытого, или преломлённого сквозь призму монотеизма, скрытого дуализма доброго и злых начал заимствованных предположительно из зороастризма. Наличие этого является попыткой дать ответ на вопрос об ответственности Бога за существование в мире зла.

• Хилиазм, отсутствующий в исламской теологии является результатом противоречивого изложения в Новом Завете событий связанных с воскресением человечества.

• Центральное место в христианской теологии занимает доктрина о "первородном грехе" человечества и искупительной миссии Иисуса Христа. В этом прослеживается аналогия со многими религиозными и философскими системами мира. Несомненно, что в основе этой идеи стоят древнейшие представления жертвоприношении богам с целью загладить нанесённые им обиды и оскорбления.

Список использованной литературы


1. Абд ар-Рахман Наср ас-Саади, Абд ар-Рахман ибн Хасан "Разъяснения к книге единобожия", Баку, "Гейтурк" 1997, с. 250.

2. "Авеста" в русских переводах под редакцией И.В.Рака. СПб, "Летний сад", 1998, 480 с.

3. Амусин И.Д. "Рукописи Мертвого моря". М., Издательство АН СССР, 1961, 272 с.

4. Амусин И.Д. "Тексты Кумрана". М., "Наука", 1971, 496 с.

5. Архиепископ Аверкий. "Апокалипсис или Откровение Святого Иоанна Богослова". М., "Оригинал", 1991, 80 с.

6. Архимандрит Никифор. "Библейская энциклопедия". М., Типография Снегирёвой, 1891, 902 с.

7. Библия (книги священного писания Ветхого и Нового Завета). М., Библейские общества, 1995, 1376 с.

8. Бренчак И.М. "Критика религиозной концепции происхождения человека". М., "Знание", 1980, 64 с.

9. Бренье Ф. "Евреи и Талмуд". Париж, "Rapid-Imprimerie", 1928, 112 с.

10. Вагабов М.В., Вагабов Р.М. "Ислам и вопросы атеистического воспитания". М., "Высшая школа", 1988, 272 с.

11. Вайникайнен К. "По следам Иисуса Христа". СПб., "Библия для всех", 1997, 314 с.

12. Григулевич И.Р. "Инквизиция", М., Политиздат, 1985, 448 с.

13. Дауд А.А. "Мухаммад в Библии". Катар, Издательство Министерства вакуфов и исламских отношений, 1996, 238 с.

14. Дидат А. "Мухаммад – естественный преемник Христа". Баку, "AZ&S", 1994, 48 с.

15. Дидат А. "Библийа Мящяммяд пейьямбяр щаггында ня йазыр?" Быкы, Азярняшр, 1995, с. 32.

16. Донини А. "У истоков Христианства". М., Политиздат, 1989, 365 с.

17. "Евангелие Иоанна", Минск, "Picorp", 1992, 90 с.

18. Журавский А.В. "Христианство и Ислам. Социокультурные проблемы диалога". М., "Наука", 1990, 128 с.

19. "Ислам. Историографические очерки" под редакцией С.М.Прозорова. М., "Наука", 1991, 232 с.

20. "Ислам". Энциклопедический словарь. М., "Наука", 1991, 316 с.

21. Каутский К. "Происхождение Христианства", М., Политиздат, 1990, 463 с.

22. Ковалев, Кубланов. "Находки в Иудейской пустыне". М., Политиздат 1960. 110 с.

23. Коран (перевод и комментарии Крачковского). Баку, "Язычы", 1990, 744 с.

24. Коран (перевод с арабского языка Г.С.Саблукова). Казань, 1878, 1221 с.

25. Коран (перевод смыслов и комментарий В.Пороховой). М., 1997, 800 с.

26. Косидовский З. "Библейские сказания", "Сказания евангелистов". М., Политиздат, 1991, 480 с.

27. Крывелев И.А. "Библия: Историко-критический анализ". М., Политиздат, 1985, 250 с.

28. Кулиев Э.Р. "Пророчества о приближении конца света". Баку, "Озан", 1999, 128 с.

29. Лозинский С.Г. "История папства", М., Политиздат, 1986, 382 с.

30. Надави М.С. "Мухаммад идеальный пророк", М., "Захра", 1994, 65 с.

31. Ниязи Х.М. "Источники Корана", М., "Сантлада", 1993, 96 с.

32. "Новый Завет". Вена, "Библейские общества", 1988, 370 с.

33. Прабхупада. "Бхагавад-гита как она есть". Калькутта, "Бхактиведанта бук траст", 1984, 832 с.

34. Прабхупада. "Книжка индийского мышления". Калькутта, "Бхактиведанта бук траст". 1989.

35. Рамбам (Маймонид). Избранное. Иерусалим, "Библиотека Алия", 1990, с. 242.

36. Ранович А.Б. "Первоисточники по истории раннего христианства. Античные критики христианства". М., Политиздат, 1990, 479 с.

37. Б.Рассел. "Почему я не христианин?" М., Политиздат, 1987, 310 с.

38. С.И.Самыгин, В.Н.Нечипуренко, И.Н.Полонская. "Религиоведение: социология и психология религии". Ростов-на-Дону, "Феникс", 1996, 672 с.

39. Свенцицкая И. "Раннее христианство: страницы истории". М., Политиздат, 1988, 336 с.

40. Соколов В.В. "Средневековая философия". М., "Высшая школа", 1979, 448 с.

41. Спиноза Б. "Богословско-политический трактат". М., 1935, с. 121.

42. Фаррар Ф. "Жизнь Иисуса Христа". М., "Прометей", 1991, 464 с.

43. Философский словарь. (под редакцией Розенталя М.М.). М., Политиздат, 1975, 496 с.

44. "Христианские сектантские миссионерские организации в Азербайджане: политическая, нравственная и идеологическая диверсия". Баку, Азербайджанская Государственная Книжная Палата, 1997, 64 с.

45. Шварц Й. "Законы потомков Ноя". Иерусалим, 2000.

46. Шифман И.Ш. "Ветхий Завет и его мир". М., Политиздат, 1987, 239.

47. Уотт М. "Влияние Ислама на средневековую Европу", М., "Наука", 1976, с. 128.

48. Useymin. "Allahin sifetlerine ve en guzel adlarina dair ideal gaydalar". Baki, Azerbaycan devlet kitab palatasi, 1996, 70 s.

49. Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), с. 2, Ankara, Akcak, 1995, 558 s.

50. Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), с. 3, Ankara, Akcak, 1995, 558 s.

51. Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), с. 7, Ankara, Akcak, 1995, 560 s.

52. Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), с. 8, Ankara, Akcak, 1995, 558 s.

53. Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), с. 10, Ankara, Akcak, 1995, 560 s.

54. Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), с. 14, Ankara, Akcak, 1995, 560 s.

55. Deedat А. "Christ in Islam". Durban, Islamic Propagation Centre International, 1997. 48 р.

56. Humeyyis М. "Hanefi ulemasina gore sirk ve sebepleri" Istanbul, "Guraba" 1999, 72 s.

57. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 4. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 624 s.

58. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 6. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990 631 s.

59. Canan I. Kutub-I Sitte (tercume ve serhi), с. 4, Ankara, Akcak, 1995, 559 s.

60. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 7. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 598 s.

61. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 8. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 624 s.

62. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 9. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 632 s.

63. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 10. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 630 s.

64. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 11. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 639 s.

65. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 12. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 631 s.

66. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 13. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 632 s.

67. Ibn Kesir. Hadislerle Kur'ani Kerim tefsiri, с. 14. Istanbul, Cagri yayinleri, 1990, 659 s.

68. Ibn-I Useymin. "Uc esas: Allah, Din, Peygamber", Istanbul, "Guraba", 1999, 196 s.

69. Ibn-I Teymiyye. El-Akidetu'l Vasitiyye ve serhi. Istanbul, Guraba 2000.

70. Sultan М."Ana cizgilerle Islam" (Nevevi kirk hadis serhi), Istanbul, Guraba 2000, 196 s.

71. The Holy Bible (New Internatitional version). Harper Paperbackes, New york, 1983. 1110 р.

72. Yazici У. "Aciklamali ibadet rehberi". Ankara, Turkiye diyanet vakfinin yayinleri, 1996, 204 s.

73. Yuksel N. Kur'ani Kerim fihristi. Istanbul, Bayrak yayinleri, 1992, 416 s.

74. Zuhayli V. Islam fikhi ansiklopedisi, с. 1. Istanbul, Feza yayincilik, 1994, 551 s.

75. Zuhayli V. Islam fikhi ansiklopedisi, с. 3. Istanbul, Feza yayincilik, 1994, 494 s.

76. Бойс М. "Зороастрийцы. Верования и обычаи". М., "Наука", 1987.

77. "Что от нас требует Бог?". Watchtower Bible and Tract Society of New York, Inc.

78. К.Маркс и Ф.Энгельс об атеизме, религии и церкви. М., "Мысль", 1986.


Ализаде Айдын Арифоглы