Божественная Троица

Божественная Троица


Герман Бавинк


Это 10 глава книги Германа Бавинка «Magnalia Dei» (что означает «Поразительные аспекты Бога»). Подзаголовок данной книги звучит следующим образом: «Наставление в христианской вере, согласно реформатскому исповеданию». Эта книга была написана, дабы показать членам церкви богатство Божьего откровения так, как оно выражено в исповеданиях реформатской церкви. Русский перевод был осуществлен на основании английского перевода с оригинала на нидерландском языке. Перевод на английский язык был осуществлен доктором Нельсоном Д. Клоостерманом, профессором этики и Нового Завета реформатской семинарии Центральной Америки.

Об авторе, Германе Бавинке: Герман Бавинк родился 13 декабря 1854 года в Хугевене (провинция Дрент, Нидерланды), в семье преподобного Яна Бавинка, ведущей фигуры в движении отделения от государственной церкви Нидерландов в 1834 году. Получив богословское образование в Кампене и Лейденском университете в 1880 году, Бавинк несет пасторское служение в церкви города Франекера (провинция Фрисландия) в течение одного года. Согласно его биографам, большие толпы людей собирались вокруг Бавинка, дабы услышать его выдающееся толкование Святого Писания.

В 1882 году Бавинк получил место профессора богословия в Кампенском университете. Он преподавал в этом учебном заведении с 1883 года, вплоть до своего назначения на должность профессора систематического богословия в свободном университете Амстердама в 1902 году. Он занял место великого А. Кайпера, который стал премьер-министром Нидерландов. Эту должность Бавинк занимал вплоть до своей смерти в 1921 году.



Вечное Существо являет Себя в Своем триедином естестве более основательно и богаче, чем в Своих атрибутах. Именно в Святой Троице каждый Божий атрибут занимает свое место, проявляется во всей своей полноте и приобретает глубочайшее значение. Только благодаря созерцанию Троицы, мы можем понять Бога и Его деяния. Только в таком случае мы действительно можем понять, кем является Бог и что Он совершил для погибающего человечества. Эти истины станут понятны нам тогда, когда мы познаем Бога и исповедуем Его как Триединого Бога завета, как Отца и Сына, и Святого Духа.


Рассматривая данную часть исповедания, крайне важно, чтобы наиглавнейшей характеристикой нашего подхода и отношения стало трепетное почтение и непосредственное, как у ребенка, благоговение. Для Моисея явление Господа в пустыне в пламени неопалимой купины, стало ужасающим и незабываемым событием. Взирая на расстоянии на горящий куст, который не был пожираем огненным пламенем, и пытаясь подойти к нему поближе, Моисей услышал предупреждение Господа: «Не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Исх.3:1-6).


Такое почтительное отношение должно стать неотъемлемой частью нашего свидетельства о Боге, Который являет Себя в Своем Слове как триединый Бог. Нам следует постоянно помнить о том, что, рассматривая данный факт, мы имеем дело не с доктриной о Боге, не с абстрактной концепцией или с научной предпосылкой о естестве Божества. Мы имеем дело не с человеческими умозаключениями, которые созданы нами или другими людьми на основании определенных фактов и которые мы пытаемся проанализировать и подвергнуть логической трепанации. Следует помнить, что исследуя Троицу, мы имеем дело с Самим Богом, с единым истинным Богом, Который явил Себя таковым в Своем Святом Слове. Бог сказал Моисею: «Я Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова» (Исх.3:6). Таким образом, Он являет Себя нам в Своем Слове и провозглашает Себя как Отца и Сына и Святого Духа.


Следует помнить, что христианская Церковь всегда исповедовала откровение Бога как триединого Бога и принимала Его как такового. Об этом ясно говорится в двенадцати статьях Апостольского символа веры. В данном исповедании христиане не просто говорят, что они думают о Боге. Они не высказывают своего мнения о Боге, предполагая, что у Него могут быть определенные атрибуты, что Он существует и, по всей вероятности, мудр. Вместо предположений в данном символе веры содержатся следующие слова: «Верую в Бога-Отца и в Иисуса Христа, Единородного Сына Отчего, и в Духа Святого; верую в триединого Бога». В таком исповедании христиане выражают веру в тот факт, что Бог является живым и истинным Богом, Отцом, Сыном и Святым Духом, Господом их упования, Которому они себя полностью подчинили и Которому всецело посвятили свои сердца. Этот Бог является Богом их жизни и спасения. Будучи Отцом, Сыном и Святым Духом, Бог создал их, искупил, освятил и прославил. Христиане обязаны Ему всем. Для христиан огромная радость и утешение заключаются в том, что они могут веровать в этого Бога, доверять Ему и ожидать от Него всех благословений.


Истины о Боге, которые христианин исповедует, выражаются им не абстрактными терминами, а словами о Его деяниях в прошлом, настоящем и будущем. Именно Божьи дела и чудеса являются содержанием христианского исповедания. То, что христианин исповедует в символе веры, имеет долгую и обширную историю. Эта история включает в себя весь мир во всей его обширности и протяженности, в его начале, середине и конце, в его происхождении, развитии и завершении с момента создания и до конца времен. Исповедание Церкви является провозглашением великих деяний Божьих.


Эти дела многочисленны и характеризуются огромным разнообразием. Но, в то же время, они являют собой крепкое единство. Они взаимосвязаны друг с другом, готовятся друг для друга, и зависят друг от друга. В них присутствует порядок и структура, развитие и высшая цель. Они проявляются в творении, искуплении, освящении и прославлении. Завершение возвращается к началу, и все же является апогеем, возвышающимся над началом творения. Деяния Божьи образуют собой круг, который двигается к вышней цели в форме спирали. Они представляют гармонию горизонтальной и вертикальной линий. Они двигаются одновременно вверх и вперед.


Бог является Зодчим и Строителем всех этих деяний, их Источником и Завершением. Из Него, чрез Него и в Нем все движется и существует. Он их Творец, Который восстанавливает и наполняет. Единство и разнообразие деяний Божьих исходят из единства и разнообразия (и возвращаются к ним), которые присутствуют в Божественном естестве. Бог является одним Существом, простым и единым. В то же время, это Существо триедино в Своей Личности, в Своем откровении, в Своем влиянии. Все Божьи деяния являют собой нерушимое целое, но, в то же время, они состоят из богатейшего разнообразия и перемен. Исповедание Церкви охватывает всю мировую историю. В это исповедание включены моменты творения и грехопадения, примирения и прощения, возрождения и восстановления. Это исповедание исходит от триединого Бога и приводит все к Нему.


Поэтому статья о Святой Троице является сердцем и сутью нашего исповедания, отличительной чертой нашей религии, а также хвалой и утешением всех истинных верующих во Христа.


Именно это исповедание было подвергнуто жесточайшим нападкам духов на протяжении многих столетий. Исповедание Святой Троицы является драгоценной жемчужиной, дарованной для сохранения и защиты христианской Церкви.


Если это исповедание о Божьей Троице занимает такое значительное положение в христианском вероучении, тогда нам важно знать, на каком основании оно покоится и из какого источника вошло в Церковь. В наше время существует немалое количество людей, утверждающих, что данное учение является всего лишь плодом человеческой аргументации и академического образования. Они считают, что это учение не имеет практической ценности для религиозной жизни. Согласно их представлениям, первоначальное Евангелие, в том виде, в каком было изложено Самим Иисусом, не содержало в себе данных о Боге-Троице. То есть, не содержало никакой информации как о самом термине, так и о реальности, какую он должен был отображать. Они аргументируют свою точку зрения следующим образом: «Только когда простое и чистое Евангелие Иисуса начало смешиваться с греческой философией, которая извратила его содержание, только тогда христианская Церковь впитала в себя представление о Христе, как об обладающем Божественной природой, и о Святом Духе, как о Божественном Существе». Таким образом, с течением времени, Церковь начала исповедовать учение о трех Ипостасях в одном Божественном Существе.


Однако у самой Церкви всегда были свои уникальные идеи относительно этого вопроса. Она рассматривала доктрину о Троице не как открытие изощренных богословов, не как плод смешения Евангелия с греческой философией, а как исповедание, которое пребывало в самом Евангелии, в самом Слове Божьем. Она считала ее учением, которое было извлечено христианской верой из Божьего откровения. В ответе на вопрос в Гейдельбергском катехизисе: «Если существует только одно Божественное Существо, зачем тогда вы говорите об Отце, Сыне и Святом Духе?», содержится следующее краткое и исчерпывающее утверждение: «Потому что Бог явил Себя таковым в Своем Слове» (вопрос 25). Таким образом, откровение Божье является твердым основанием, на котором уверенно покоится данное исповедание Церкви. Именно оно является источником, из которого произросло и возросло это учение единой, святой, вселенской христианской Церкви. Бог явил Себя нам в образе триединого Бога, потому что Он таковым является. Он является таковым, потому что Он явил Себя нам таким образом.


Троица в Божьем откровении указывает на Троицу в Божьем естестве


Это откровение не появилось в одночасье. Оно не было представлено и усовершенствовано в мгновение ока. Напротив, у этого откровения долгая история, которая длится уже многие столетия. Она началась во времена творения, продолжила свое существование после грехопадения в форме обетований и деяний благодати, которые увеличивались в Израиле и проявились в полной мере в личности и деяниях Христа, в излиянии Святого Духа и установлении Церкви. Она защищает себя в течение столетий от нападок противников неискоренимым свидетельством Святого Писания и непоколебимым исповеданием Церкви. Так как у этого откровения долгая история, у исповедания Божьего триединого естества было время для развития. Бог не подвержен изменениям, Он всегда один и тот же! Однако, в процессе развития откровения, Он являет Себя людям и ангелам все более и более ясно и славно. Чем больше проявляется Его откровение, тем больше возрастает наше знание о Нем.


Откровение о Троице в Ветхом Завете


Когда в дни Ветхого Завета Бог начал являть Себя людям, Он указывал, прежде всего, на Свое единство и уникальность.


Однако, по причине человеческого греха, чистое знание о Боге было утрачено. Истина, как мудро отметил апостол Павел, была извращена неправедностью (в русском синодальном переводе: «истина подавляется неправдой». Прим. перев.). Даже то, что можно узнать о Боге в созданном Им мироздании, искажено их выдумками и омрачено глупостью их сердец. Все человечество поражено идолопоклонством (Рим. 1:18-23).


Следовательно, было чрезвычайно важно, чтобы откровение начиналось с подчеркивания единства Божия. Кажется, что оно громко восклицает: «Боги, пред которыми вы преклоняете колени, не являются истинными». Есть только один истинный Бог, а именно, Бог, Который в начале сотворил небо и землю (Быт. 1:1; 2:1); Бог, Который явил Себя Аврааму, как Бог Всемогущий (Быт. 17:1; Исх. 3:14); Бог, Который явился Моисею как Яхве, как «Я есмь тот, Кто я есмь» (Исх. 3:14) и Бог, Который, благодаря Своему суверенному благоволению, избрал народ Израильский, призвал Его в Себе и принял его в Свой завет (Исх. 19:4). Поэтому, прежде всего, главным содержанием данного откровения является следующее утверждение: «Только Яхве является Элохимом, Только Господь является Богом и кроме Него нет Бога».[1]


Откровение о единстве Бога было также крайне необходимым для Израиля. Со всех сторон народ Божий был окружен язычниками, которые во все времена пытались склонить Израиль к отступничеству, привести в состояние неверности. Более того, незадолго до вавилонского пленения, большая часть израильского народа была увлечена языческим идолопоклонством и поклонением видимым изображениям. Они снова и снова впадали в этот грех, несмотря на ясные предписания Закона и предупреждения пророков. Вот почему еще в древние времена Бог ясно подчеркнул, что Он – Господь, Который явился Моисею, и пожелавший искупить этот народ через Моисея, является тем же Богом, явившим Себя Аврааму, Исааку и Иакову как всемогущий Бог (Исх. 3:6, 15). В Законе, дарованном Богом Израилю, есть такая преамбула: «Я есмь Господь Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства». Как в первой заповеди, так и во второй, Бог категорично запрещает идолопоклонство и поклонение образам (Исх. 20:2-5). Так как Господь Бог наш един, Израиль должен любить Его всем своим сердцем, всей своей душой и всей крепостью (Втор. 6:4-5). Только Господь является Богом Израиля. Поэтому Израиль должен служить только Ему.


Тем не менее, несмотря на тот факт, что единство Бога подчеркивается чрезвычайно ясно, и это отражено в первой заповеди основного закона Израиля, все же, с постепенным раскрытием Божьего откровения, в божественной природе проявляются определенные различия. Само Имя Бога, значение которого обычно передается в оригинале – еврейском языке для Его обозначения, указывает на очень важный момент. Так как это имя Элохим употреблено во множественном числе, оно (несмотря на то, что не указывает на три Личности Божественного Существа, как предполагалось в прошлом) по своему характеру и усилительной форме множественного числа, подразумевает полноту жизни и силы, представленные в Боге. Вне сомнений, во взаимосвязи с этим фактом, иногда Бог, говоря о Себе, использует форму множественного числа, тем самым указывая на различия в Самом Себе, которые отражают личностный характер (Быт. 1:26-27; 3:22; Ис. 6:8).


Более важным является учение Ветхого Завета о том, что Бог все созидает в Своем творении и провидении посредством Своего Слова и Духа. Он не является человеческим существом, ценой огромных усилий и напряжения создающим что-то из подручных материалов. Бог не таков. Он творит Своим Словом. Он создает мироздание из ничего.


В первой главе книги Бытия нам преподана эта истина во всей своей полноте. Во всей остальной части этой книги она славно выражена в слове и песне. По Его слову все возникает! Он повелевает, и все появляется (Пс. 32:9). Он посылает Свое Слово и растапливает глыбы льда (Пс. 146:18). Глас Его слышен среди вод многих, он потрясает пустыню, заставляет холмы плясать подобно тельцам и сокрушает кедры (Пс. 28:3-10).


В этом величественном описании Божьих деяний содержатся две истины. Во-первых, Бог является всемогущим Богом, по слову Которого появляется все мироздание. Слово Бога – закон (Пс. 32:9), глас Его – сила (Пс. 28:4). Во-вторых, Бог творит взвешенно, обдуманно. Божьи деяния отражают Его великую премудрость. Слово, произносимое Богом, является не только силой, но и средством выражения Его мысли. Он сотворил землю Своей силой, Он утвердил мир Своей мудростью, распростер небеса по Своему усмотрению (Иер. 10:12; 51:15). Все деяния Его совершены премудро, земля полна произведений Его (Пс. 103:24). Эта мудрость Божья не была приобретена Им извне, она присуща Ему от начала. Эта премудрость является неотъемлемой частью Божьего естества. Она всегда с Ним. Когда Бог создавал небеса, устанавливал пределы морю, творил облака, укреплял источники бездны, тогда мудрость была с Ним, постоянно радуясь Его присутствию (Притч. 8:22-31; Иов 20:20-28). Бог наслаждается мудростью, посредством которой Он сотворил мир.


Наряду со Словом и премудростью, Святой Дух являет Себя в качестве Посредника творения. Следует помнить, что Бог есть мудрость, и одновременно Он обладает мудростью и проявляет ее в Своих деяниях. Точно также, Бог является Духом по Своему естеству (Втор. 4:12,15) и, в то же время, обладает Духом! Духом, благодаря Которому Он может обитать в нашем мире, всегда и везде (Пс. 138:7). У Господа не было советников. Он Сам Своим Духом создал все мироздание (Ис. 40:13). В начале, этот Дух носился над водою (Быт. 1:2), а сейчас действенно поддерживает все творение. С помощью этого Духа Бог сотворил небеса (Иов 26:13), восстанавливает лице земли (Пс. 103:30), дарует жизнь человеку (Иов 33:4), поддерживает дыхание в ноздрях человеческих (Иов 27:3), дарует ему понимание и мудрость (Иов 32:8), а также повелевает траве засохнуть, цветам увянуть (Ис. 40:7). Говоря кратко, «Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его – все воинство их» (Пс.32:6).


Такое многообразие Бога еще более явственно представлено в Его деяниях восстановления и возрождения. В этом случае мы видим уже не Элохима, но Яхве, не Бога в общих чертах, но Господа, Бога завета, Который являет Себя в чудесах искупления и спасения. Будучи таковым, Он искупает Свой народ и ведет Его не только Своим Словом, которое провозглашает им, но также посредством Ангела завета (Ангела Господня). Это Ангел впервые упоминается в истории патриархов. Он является Агари (Быт. 16:6), Аврааму (Быт. 18) и Иакову (Быт. 28:13). Этот Ангел Господень особенным образом являет Свою благодать и силу во время освобождения Израиля из египетского рабства.[2] Следует отметить, что Ему приписывается намного большая важность и значимость, чем остальным сотворенным ангельским существам. Ведь Он является, своего рода, особым откровением и провозглашением Бога. С одной стороны, Он явственно отличается от Бога, Который называет Его Ангелом, но с другой стороны, Ему присваивается Имя Самого Бога! Более того, Ему приписывается Божья сила, искупление и благословение. Ему поклоняются как Богу и воздают честь! Он назван Богом (Быт. 16:13), Богом Вефиля (Быт. 31:13), попеременно назван Богом или Господом (Быт. 28:30,32; Исх. 3:4), а Имя Божье пребывает в Нем (Исх. 23:21). Он спасает от зла (Быт. 48:16), избавляет Израиль от рук египтян (Исх. 3:8), пролагает путь чрез воды и осушает море (Исх. 14:21), оберегает народ Божий на их пути, благополучно приводит в Ханаан, дарует им победу над врагами (Исх. 3:8, 23:20), Ему следует повиноваться как Богу (Исх. 23:20), и Он всегда пребывает с теми, кто боится Господа (Пс. 33:7; 34:5).


Как Яхве в Своей работе возрождения совершает дело искупления посредством этого Ангела завета, точно так же Он Своим Духом укрепляет свой народ и ниспосылает ему различные дары. В Ветхом Завете Дух Господень является источником всей жизни, всех благ и способностей. Он дарует силу и храбрость судьям Израилевым: Гофониилу (Суд. 3:10), Гедеону (Суд. 6:34), Иеффаю (Суд. 11:29) и Самсону (Суд. 14:6; 15:14). Он наделяет талантами и знанием создателей священнических одеяний, скинии и храма.[3] Он дарует мудрость и понимание судьям, которые «носили бремя народа» вместе с Моисеем (Чис. 11:17, 25). Он ниспосылает пророкам дух пророчества,[4] а всем Божьим чадам – обновление, освящение и руководство (Пс. 50:12-13; 142:10).


Говоря кратко, Слово, обетование и завет, которые Господь даровал Израилю во время исхода из Египта, существовали на протяжении многих веков. Они неизменно присутствовали и после Вавилонского пленения, во времена Зоровавеля, так что у народа Божьего не было причин бояться (Аг. 2:4-5). Выводя Израиль из Египта, Бог стал истинным его Спасителем. Такое благоволение Божье к Своему народу в полной мере выразилось в следующем факте: вместе с Израилем страдал Сам Бог (Бог рассматривал все тяготы израильтян как Свои собственные). Вот почему Он послал Своего Ангела спасти их. «Во всякой скорби их Он не оставлял их, и Ангел лица Его спасал их; по любви Своей и благосердию Своему Он искупил их, взял и носил их во все дни древние» (Ис.63:9).Он послал им Духа Своей святости, чтобы вести их по пути Господню. В дни Ветхого Завета, Господь через первосвященников изливал на Израиль Свое тройное благословение: благословение охраны, благословение благодати и благословение мира (Чис. 6:24-26).


Таким образом, постепенно и более верно тройное различие в Божественном естестве проявилось еще в ветхозаветный период Божьего руководства Израилем. Однако следует отметить, что в Ветхом Завете содержатся обетования о том, что в будущем будет явлено более полное откровение. Ведь Израиль отказывался от Слова Божия и раздражал Его Святого Духа (Ис. 63:10; Пс.105). Откровение Бога через Ангела завета и Духа Господня оказалось недостаточным. Если Бог желает подтвердить Свой завет и исполнить Свои обетования, тогда Ему необходимо даровать людям более полное откровение.


Такое откровение было провозглашено пророками. В будущем, в последние дни «Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему» (Втор.18:18). Он будет священником вовеки по чину Мелхиседека (Пс. 109:4). Он будет царем из дома Давидова (2 Цар. 7:12-16), отраслью из корня Иессеева (Ис. 11:1), Царем, Который будет искать правду и стремиться к справедливости (Ис. 16:5). Он будет человеком мужского пола, сыном женщины (Ис. 7:14), в Нем не будет ни вида, ни величия (Ис. 53:2), но, вместе с тем, Он будет Еммануилом (Ис. 7:14), Господом нашей праведности (Иер. 23:6), Ангелом завета (Мал. 3:1), Самим Господом, Который явит Себя Израилю (Ос. 1:7; Мал. 3:1). Он будет назван Чудным, Советником, могучим Богом, Отцом вечности, Князем мира (Ис. 9:6).


Это провозглашение о слуге Господа предваряет появление величественной эпохи Святого Духа. Этот Дух почиет на Мессии, как Дух мудрости и понимания, совета и мощи, знания и страха пред Господом (Ис. 11:2; 42:1 и 61:1). Он будет излит на всякую плоть, на сынов и дочерей, на пожилых и молодых, на рабов и рабынь.[5] Он даст им новое сердце и новый дух, дабы они ходили Его путями и исполняли Его повеления.[6]


Таким образом, сам Ветхий Завет подчеркивает тот факт, что полное откровение Божье состоит из откровения о Его триедином естестве.


Откровение о Троице в Новом Завете


В Новом Завете это обетование и предвозвещение было полностью исполнено. Относительно этого факта можно сказать, что единство или единичность Бога является отправной точкой всего откровения.[7] Но по причине этого единства, различия в Божественном Существе намного отчетливей проявляются в Новом Завете. Во-первых, они видны в великих искупительных событиях воплощения, удовлетворения Божьего гнева и излияния Святого Духа, наряду с учением Христа и Его апостолов. Дело спасения – это труд Бога от начала до конца. Он содержит три основных момента – избрание, прощение и возрождение, которые указывают на тройную причину в Божественном Существе, то есть, на Отца и Сына, и Святого Духа.


Уже в событии зачатия Христа можно увидеть тройное действие Бога. Ибо когда Отец дарует Своего Сына миру (Ин. 3:16), и когда Сам Сын нисходит с небес (Ин. 6:38), этот же Сын появляется в утробе Марии, благодаря действию Святого Духа (Мф. 1:20; Лук. 1:35). Во время крещения Иисус был помазан Святым Духом и публично провозглашен возлюбленным Сыном Божиим, в Котором Божье благоволение (Мф. 3:16-17). Деяния, совершенные Иисусом, были показаны Ему Отцом (Ин. 5:19 и 8:38) и исполнены Им в силе Святого Духа (Мф.12:28). Умирая, Он Духом Святым приносит Себя непорочного Богу (Евр. 9:14). Воскресение Христа, с одной стороны, это действие Отца (Деян. 2:24), а с другой – действие Самого Иисуса Христа, благодаря которому Он открылся Сыном Божиим в силе, по Духу святыни (Рим. 1:3). На сороковой день после Своего воскресения, Иисус возносится на небеса в Духе, Который оживил Его, и подчиняет Себе всех ангелов, все власти и силы небесные.


Учение Иисуса и апостолов полностью согласуется с содержанием вышеупомянутых событий.



Бог-Отец


Иисус пришел на землю, чтобы провозгласить об Отце и открыть Его Имя человекам (Ин. 1:18, 17:6). Имя «Отец», относящееся к Богу как Создателю, использовалось не только иудеями, но и язычниками. Такого значения данного термина придерживается и Святое Писание в разных местах.[8] Кроме того, Ветхий Завет несколько раз использует слово «Отец» в связи с Божьими теократическими взаимоотношениями с Израилем, потому что, благодаря Своим восхитительным способностям, Он создал эти взаимоотношения и поддерживает их (Втор. 32:6, Ис. 63:16). Но в Новом Завете этот термин приобретает новое, славное значение. Иисус всегда указывал на крайне важное различие между Своими отношениями с Богом и отношениями между Ним и, скажем, иудеями или учениками. Например, когда Иисус по просьбе Своих учеников учил их молиться молитвой «Отче наш», Он ясно и четко сказал: «Когда вы молитесь, говорите...». Когда, после Своего воскресения, Христос объявляет Марии Магдалине о Своем вознесении, Он говорит: «Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин. 20:17). Другими словами, Бог – Его собственный Отец (Ин. 5:18). Он знает Сына и любит Его до такой степени, до какой только родной Сын может знать и любить Отца.[9] Среди апостолов, соответственно, Бога называли Отцом нашего Господа Иисуса Христа (Еф. 1:3). Взаимоотношения между Отцом и Сыном не развивались с течением времени, а существовали вечно во всей своей полноте (Ин. 1:1, 14, 17:24). Таким образом, Бог – Отец, потому что Он, в уникальном смысле этого слова, есть Отец Сына. Это Его неотъемлемая, особая личностная характеристика.


Также Бог назван Отцом всего сущего, потому что Он сотворил и поддерживает все (1 Кор. 8:6). Он назван Отцом Израиля, потому что этот народ – дело рук Его, благодаря избранию и призванию (Втор. 32:6 и Ис. 64:8). Он назван Отцом Церкви и всех верных, потому что любовь Отца к Сыну передается им (Ин. 16:27, 17:24), и потому что они были приняты как Его дети, и рождены от Него посредством Святого Духа (Ин. 1:12, Рим. 8:15).


Поэтому, Отец всегда будет Отцом, первой Ипостасью, от Которого в Божественном естестве, в Божьем совете, во всех делах творения и провидения, искупления и освящения, исходит инициатива. Он «Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Ин.5:26), Он ниспосылает Своего Духа (Ин. 15:26), Ему принадлежит избрание и благоволение (Мф. 11:26, Еф. 1:4, 9, 11). От Него исходят дела творения, провидения, искупления и возрождения (Пс. 32:6, Ин. 3:16). Ему, в определенном особом смысле, принадлежит и Царство, и сила, и слава (Мф. 6:13). Ему принадлежит Имя Бог, в отличие от имен Господа Иисуса Христа и Святого Духа. Более того, Сам Христос, будучи Посредником, называет Его не только Отцом, но и Богом (Мф. 27:46, Ин. 20:17). Также Самого Христа называют «Христом Божьим».[10] Другими словами, первая Ипостась Божественного Существа является Отцом, потому что из Него все исходит (1 Кор. 8:6).


Бог-Сын


Если Бог является Отцом, значит у Него есть Сын, Который получил от Него жизнь и любовь. В Ветхом Завете выражение «сын Божий» использовалось для описания ангелов,[11] народа Израилева,[12] и в особенности теократического царя этих людей.[13] Однако в Новом Завете в это выражение вкладывается более глубокое значение. Ведь Христос является Сыном Божиим в особом смысле этого слова. Например, Он высоко превознесен над всеми ангелами и пророками (Мф. 13:32, 21:27, 22:2). Он Сам говорит о том, что «никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Мф.11:27). В отличие от ангелов и людей, Он является Сыном Своего Отца (Рим. 8:32), возлюбленным Сыном, в Котором благоволение Отца (Мф. 3:17), единородным Сыном (Ин. 1:18), Которому Отец дал иметь жизнь в Самом Себе (Ин. 5:26).


Эти особые, уникальные взаимоотношения между Отцом и Сыном не развились с течением времени посредством сверхъестественного зачатия от Святого Духа, помазания во время крещения, воскресения или вознесения (хотя многие разделяли подобную точку зрения), но существовали вечно. Сын, Который во Христе принял человеческую природу, был от вечности с Богом, как Слово (Ин. 1:1), Он всегда был образом Божиим (Фил. 2:6), имел славу от Отца прежде бытия мира (Ин. 17:5, 24), был сиянием Божьей славы и образом ипостаси Его (Евр. 1:3). Поэтому, когда пришла полнота времени, Он был послан Отцом в этот мир.[14] Следовательно, Он также участвовал в творении (Ин. 1:3, Кол. 1:16), действует в провидении (Евр. 1:3) и совершении всего спасения (1 Кор. 1:30). Он, в отличие от прочих существ, не сотворен. Он Первородный из всех творений, то есть Сын, Который занимает высокое положение и обладает особыми правами «Образа Бога невидимого, рожденного прежде всякой твари» (Кол.1:15). Также Он Первенец из мертвых, Первенец из многих братьев, а поэтому Он, среди всех и во всем, Первый (Рим. 8:29, Кол. 1:18). Несмотря на то, что когда пришла полнота времени, Он принял облик раба, тем не менее, Он остался образом Божьим. Он участвует, как и Отец, во всем (Фил. 2:6): в жизни (Ин. 5:26), в знании (Мф. 11:27), в силе (Ин. 1:3, 5:21, 26), в чести (Ин. 5:23). Он Сам является Богом, Которого следует прославлять и превозносить над всем сущим, во веки и веки.[15] Все исходящее от Отца, исходит от Него чрез Сына (1 Кор. 8:6).


Бог - Святой Дух


Отец и Сын взаимосвязаны друг с другом во Святом Духе и с Его помощью обитают во всем творении. Истинно то, что Бог по Своему естеству является Духом (Ин. 4:24) и Святым (Ис. 6:3). Однако Святой Дух явственно отличен от Бога как Духа. Такое различие можно объяснить следующим образом. Человек является духом по своей невидимой природе, но у него также есть дух, благодаря которому он обладает способностью самосознания. Точно также Бог является Духом по Своей природе, но в то же время, у Него есть Дух, Который «все проницает, и глубины Божии» (1 Кор.2:10). Он назван Духом Божиим или Святым Духом (Пс. 50:12, Ис. 63:10-11). Таким образом, подчеркивается, что этот Дух разительно отличается от духа ангела, человека или любого другого творения. Несмотря на то что Святой Дух отличается от Бога, от Отца и Сына, Он, тем не менее, пребывает в теснейшей взаимосвязи с ними. Его называют дыханием Всемогущего (Иов 33:4), дыханием уст Его (Пс. 32:6), Он ниспосылается Отцом и Сыном (Ин. 14:26, 15:26), исходит от Обоих, не только от Отца, но и от Сына (Ин. 15:26), так как Он также называется Духом Христовым или Духом Отца (Рим. 8:9).


Несмотря на то что Святой Дух ниспослан и излит Отцом и Сыном, тем не менее, Он часто представлен как сила или дар, благодаря Которому люди эффективно исполняют свое служение. Например, о Святом Духе говорится во многих текстах книги Деяний апостолов в связи с даром пророчества (8:15, 10:44, 11:15, 15:8, 19:2). Однако, нет доказательств тому, что Святой Дух (как многие считают) всего лишь дар или безличностная сила Божия. В других текстах Он представлен как настоящая Личность, у Которой есть личные имена, личностные характеристики, и Который совершает деяния, присущие только Личности. Таким образом, в Евангелии от Иоанна 15:26 и 16:13, 14 (хотя в английском переводе с греческого оригинала слово Дух представлено в среднем роде) Христос, говоря о Духе, использует грамматическую форму мужского рода: «Он будет свидетельствовать обо Мне и прославлять Меня». В то же время, Иисус называет Его Утешителем (это же слово используется для описания Самого Христа в 1 Иоанна 2:1). Это слово в английской версии Библии звучит как Адвокат.


Кроме этих личностных имен, Святому Духу приписываются также характеристики личности. Например, индивидуальность (Деян. 13:2), самосознание (Деян. 15:28), целеустремленность или воля (1 Кор. 12:11). Кроме того, Ему приписываются деяния, которые может совершить только разумная личность. Например, исследование (1 Кор. 2:11), слушание (Ин. 16:13), говорение (Откр. 2:17), преподавание (Ин. 14:26), молитва (Рим. 8:27) и тому подобное. Это наиболее ясно и четко проявляется в том, что Святой Дух пребывает на том же уровне, что и Отец с Сыном (Мф. 28:19, 2 Кор. 13:14).


Последнее утверждение наиболее важное из всех, так как оно указывает на тот факт, что Святой Дух является не только Личностью, но и Богом. Более того, Святое Писание предоставляет все необходимые данные для такого серьезного утверждения. Нам следует всего лишь отметить, что, несмотря на различия между Богом и Его Духом, о которых упоминалось ранее, все же в Святом Писании часто Бог назван Святым Духом, а Святой Дух – Богом. Таким образом, слова «Бог» и «Святой Дух» взаимозаменяемы. В книге Деяний 5:3-4 говорится о том, что ложь Святому Духу является ложью Самому Богу. В 1 Послании к Коринфянам 3:16 верующие названы Божьим храмом, так как Святой Дух обитает в них.


К этим фактам мы можем добавить еще такие различные божественные атрибуты как вечность (Евр. 9:14), вездесущность (Пс. 138:7), всеведение (1 Кор. 2:11), всемогущество (1 Кор. 12:4-6) и многообразные Божественные деяния, такие как творение (Пс. 32:6), провидение (Пс. 103:30) и искупление (Ин. 3:3). Данные атрибуты приписываются Святому Духу точно так же как и Отцу с Сыном. Следовательно, Он разделяет славу вместе с Отцом и Сыном. Он участвует, вместе с Отцом и Сыном, в совершении спасения (2 Кор. 13:14, Откр. 1:4). Следует помнить, что верующих крестят (Мф. 28:19) и благословляют (2 Кор. 13:14) во Имя Святого Духа. Более того, хула на Святого Духа является грехом, который не прощается ни в этой жизни, ни в вечной (Мф. 12:31-32). Другими словами, все исходит от Отца чрез Сына и пребывает во Святом Духе.


Триединый Бог


Все эти элементы доктрины о Святой Троице, находящиеся во всех частях Святого Писания, так сказать, собраны воедино, Иисусом в Его повелении крестить и апостолами в их благословениях. После воскресения и до Своего вознесения, Христос призывает апостолов идти в мир, приобретать для Него учеников, крестить их в одно Имя, в котором открыты три разных Имени. Отец, Сын и Святой Дух в Своем единстве и различии представляют Собой полноту совершенного Божьего откровения. Также, согласно апостолам, все благо и спасение человечества содержится в любви Отца, благодати Сына и общении Святого Духа.[16] Благорасположение, предвидение, сила, любовь, Царство и могущество принадлежат Отцу. Посредничество, примирение, благодать и искупление принадлежат Сыну. Возрождение, восстановление, освящение и спасение принадлежат Святому Духу.


Взаимоотношения между Христом и Отцом полностью соответствуют взаимоотношениям между Святым Духом и Христом. Как Сын не может творить и говорить Сам от Себя, но получает все от Отца (Ин. 5:26, 16:15), так и Святой Дух принимает все от Христа (Ин. 16:13-14). Как Сын свидетельствует об Отце и прославляет Его (Ин. 1:18, 17:4,6), так и Святой Дух свидетельствует о Сыне и прославляет Его (Ин. 15:26 и 16:14). Как никто не приходит к Отцу, как только чрез Сына (Ин.14:6), так и никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым (1 Кор. 12:3). Благодаря Святому Духу, у нас есть общение с Отцом и Сыном. Во Святом Духе Сам Бог чрез Христа обитает в наших сердцах. Если все вышесказанное является правдой, тогда Святой Дух, вместе с Отцом и Сыном, представляют одного истинного Бога, Которого следует вечно прославлять и превозносить.


Учение о Святой Троице в истории Церкви


Христианская Церковь признает такое учение о Святом Духе, которое является составной частью ее исповедания о Святой Троице. Однако следует отметить, что Церковь не без огромных трудностей и духовной борьбы приняла это глубокое и славное исповедание. На протяжении многих столетий богатейший опыт духовной жизни детей Божиих и величайшие умы отцов и учителей Церкви постепенно осознавали данное откровение Святого Писания, и, в конце концов, выразили его в исповедании Церкви. Нет сомнений в том, что Церковь не достигла бы такого результата в закладывании основ данного учения, если бы не была водима Святым Духом. Более того, если бы Церковь не получила таких мужей как Тертуллиан, Ириней, Афанасий, трех каппадокийских отцов, Августина и многих других, которые, получив от Святого Духа необычные дары благочестия и мудрости, вели Церковь в правильном направлении.


Не стоит забывать, что решалась судьба уникальной сущности христианства. Опасность отвержения твердого основания данного учения и смешения с миром угрожала Церкви с двух сторон.


С одной стороны, возникла угроза арианства, движения, названного по имени своего основателя, александрийского пресвитера Ария, умершего в 336 году. Арий считал, что только Отец является вечным и истинным Богом, единственным, Кто, в полном смысле этого слова, не был рожден. Относительно Сына, Логоса, Который во Христе стал плотью, Арий учил, что Он, будучи рожденным от Отца, не может быть Богом, а только творением. Конечно, Он был уникальным творением, так как был сотворен прежде всякой твари. Тем не менее, Он является, согласно Арию, творением, как и все остальные творения, созданные по воле Бога. Святой Дух также был всего лишь творением Бога, Его качеством или атрибутом.


С другой стороны, существовало движение савеллианства, получившее свое название по имени некоего Савеллия, жившего в Риме в III столетии. Савеллий считал, что Отец, Сын и Святой Дух – это ничто иное, как имена одного и того же Бога. Этот Бог открывался людям постепенно и последовательно в разнообразных формах и образах. В образе Отца этот Бог действовал как Творец и Законодатель. Впоследствии, Он явился как Искупитель в образе Сына, а в настоящее время в образе Святого Духа Он действует как Хранитель Церкви.


В то время как арианство пытается отстаивать единственность Бога, помещая Сына и Святого Духа за пределы Божественного Существа, низводя Их на уровень творений, савеллианство стремится к той же цели, лишая три Ипостаси Божественного Существа их независимости. Такой результат достигается с помощью превращения Ипостасей в три последовательных формы откровения Божественного Существа. В первом случае очевидно влияние иудейской, деистической, рационалистической мысли, которое выражается в характерной для нее форме. А вот во втором случае видно влияние языческого пантеизма и мистицизма. Эти две тенденции существовали как в момент принятия Церковью истины о Троице, которая впоследствии было выражена в вероисповедных христианских документах, так и в наши дни. Вот почему Церковь и каждый из ее членов должен противостоять тем, кто восстает, с одной стороны, против единства Божьего, а с другой – против трех Ипостасей в одном Божестве. Более того, Божье единство нельзя приносить в жертву Божьему многообразию, а многообразие – в угоду единству. Верующие призваны к тому, чтобы сохранять равновесие во взглядах на единство и многообразие Лиц Троицы в их неделимом состоянии и чистых взаимоотношениях не только на теоретическом уровне, но и в повседневной жизни.


Во исполнение этих требований христианская Церковь и христианское богословие в ранний период своей истории использовали ряд слов и выражений, которые не присутствуют буквально в Святом Писании. Церковь начала говорить об усии Бога в трех Ипостасях (или эссенции Бога в трех Персонах, согласно латинской богословской терминологии. Прим. перев.). Она начала использовать такие термины, как триединый или тринитарный, сущностные и ипостасные характеристики, извечное рождение Сына и исхождение Святого Духа от Отца и Сына и так далее.


Нет существенных причин для того, чтобы Церковь в своем богословии избегала таких выражений и терминов. Ибо Святое Писание не было даровано Церкви для бездумного заучивания и повторения, а для того, чтобы она осмысливала его богатое и глубокое содержание, передавая его своими словами, дабы таким образом провозглашать великие дела Божии. Более того, такие термины и выражения крайне необходимы для защиты истины Святого Писания от его противников, непонимания и ереси. На протяжении столетий история учит, что легковесное отвержение этих терминов и выражений приводит к различным отклонениям в исповедании Церкви.


В то же время, используя данные термины, следует всегда помнить о том, что они созданы людьми, а посему ограничены, несовершенны и подвержены ошибкам. Отцы Церкви всегда помнили об этом. Например, они считали, что термин Ипостась, который использовался для обозначения трех образов существования в Божестве, далеко не полностью отражает истину, а в большей мере служит в качестве вспомогательного средства для защиты истины от ошибочных толкований. Данное слово было выбрано не потому что оно точно отображает реальность во всех отношениях, а потому что оно наиболее подходящее из всех существующих. В данном случае, слово далеко отстоит от мысли, а мысль от действительности. Несмотря на то, что мы не можем отобразить реальность в полной мере, а только в несовершенной словесной форме, тем не менее, нам не следует забывать, что имеет значение, прежде всего, действительность, а не отображающее ее слово. В диспенсации славы с наших уст будут слетать более приемлемые и четкие определения реальности.


Важность учения о Святой Троице


Действительность, отраженная в церковном исповедании о Святой Троице, чрезвычайно важна как для ума, так и для сердца.


Потому что именно в этом исповедании Церкви, во-первых, провозглашается единство и разнообразие в Божественном Существе. Божественное Существо едино. Есть только одно уникальное Существо, Которое является Богом и может быть названо Богом. В творении и искуплении, в природе и благодати, в Церкви и мире, в государстве и обществе, повсюду и всегда мы встречаемся с одним неизменным, живым и истинным Богом. Единство мира, человечества, истины, добродетели, справедливости и красоты, зависит от единства Бога. Как только человек начинает отрицать единство Бога, он сразу же распахивает врата политеизму.


Но это единство Бога, согласно Писанию и исповеданию Церкви, не бессодержательное единство или отрешенное одиночество, но полнота жизни и силы. В этом единстве пребывает разнообразие, различие или отличие. Это разнообразие проявляется в трех Ипостасях Божественной усии. Однако эти три Ипостаси не являются тремя модусами откровения. Они являются модусами Божественного естества. То есть, Отец, Сын и Святой Дух обладают одинаковым Божественным естеством и Его характеристиками. Они представляют Собой одно целое. Тем не менее, у каждого есть Свое собственное Имя, Свои особые характеристики, на основании которых, они отличаются друг от друга. Только у Отца есть Отцовство. Только Сын рождается от Отца. Только Святой Дух исходит от Отца и Сына.


Этому порядку существования в Божественном Существе, соответствует порядок трех Ипостасей во всей Божественной работе. Отец есть тот, от Которого, Сын есть тот, чрез Которого, а Святой Дух есть тот, в Котором все сущее. Все сущее в творении, в искуплении, или восстановлении исходит от Отца, через Сына и Духа. А в Святом Духе и через Сына все сущее возвращается к Нему. Поэтому, мы особенно находимся в долгу перед Отцом за Его любовь, проявленную в избрании, перед Сыном за Его искупительную благодать, и перед Духом за Его действия восстановления и возрождения.


Во-вторых, Церковь, придерживаясь данного исповедания, заняла жесткую позицию по отношению к ереси деизма (веры в Бога без откровения), пантеизма (политеизма), иудаизма и язычества. В человеческом сердце всегда присутствует двойная тенденция: думать о Боге, как о далеком и отстраненном Существе, и считать, будто человек и мир независимы от Бога. Более того, эта тенденция пытается низвести Бога на уровень человека и этого мира, сделать Его подобным миру и таким способом обожествить как отдельно взятого индивидуума, так и весь мир. Когда в нас начинает преобладать первая тенденция, мы думаем, что можем обойтись без Бога в природе, в своем призвании, в бизнесе, в науке и искусстве, а также в работе и спасении. Когда в нас начинает преобладать вторая тенденция, мы меняем славу нетленного Бога на тварные образы или пытаемся обожествить мир, солнце, луну, звезды, искусство, науку или государство. Более того, поклоняясь твари, которая обычно создается по нашему образу, мы поклоняемся своему человеческому величию. В первом случае Бог далек от нас, во втором случае Он отождествляется с нами. В первом случае Он существует вне мира, превыше мира и не имеет с ним ничего общего, а во втором – Он существует в этом мире и полностью с ним отождествлен.


Однако Церковь исповедует две истины. То есть, Бог превыше этого мира и отличается от него по Своему естеству, но, тем не менее, Он во всей Своей полноте пребывает в этом мире и не отделен от него ни в какой части пространства или времени. Он одновременно трансцендентен и имманентен. Он превознесен над всем сущим и в то же время находится рядом со всем творением. Он является нашим Творцом, Который создал нас по Своему волеизъявлению, как творения, отличные от Него по своему естеству. Он является нашим Искупителем, Который спасает нас не по нашим делам, но по богатству Своей благодати. Он является нашим Святителем, Который обитает в нас, как в храме. Будучи Триединым Богом, Он является одним Богом и пребывает над нами, для нас и в нас.


В-третьих, данное исповедание Церкви чрезвычайно важно для духовной жизни. Иногда на учение о Троице совершенно незаслуженно навешивают ярлык философско-абстрактной догмы, утверждая, будто она не имеет ценности для религии и жизни. Исповедание реформатской церкви (Бельгийское исповедание) совершенно по-иному относится к данному учению. В 9 главе этого исповедания Церкви утверждается, что Бог един по Своему естеству, но троичен в Ипостасях. Этот факт нам известен, благодаря свидетельству Святого Писания, действиям трех Ипостасей, особенно тех, Которые мы ощущаем в себе. Конечно же, мы не создаем свою веру в Троицу на основании наших чувств и опыта, но веруя в это учение, мы замечаем, что оно крепко взаимосвязано с духовным опытом детей Божьих.


Верующие познают деяния Отца, Творца всего сущего, даровавшего им жизнь, дыхание и все необходимые блага. Они учатся познавать Его как Законодателя, Который даровал Свои святые заповеди, чтобы они могли пребывать в них. Они учатся познавать Его как Судью, ужасающий гнев Которого возгорается по причине человеческой неправедности, и Который не оставит виновного без наказания. И, наконец, христиане познают Его как Отца, Который ради Христа стал их настоящим Отцом, на Которого они твердо уповают, зная, что Он обеспечит их всем необходимым для тела и души и обратит все зло, направленное против них в земной долине слез, во благо. Они знают, что Он может это сделать, будучи всемогущим Богом, и, как верный Отец, Он желает этого. Следовательно, Церковь исповедует: «Верую в Бога Всемогущего, Творца неба и земли».


Таким образом, они также учатся замечать в своей жизни деяния Сына, Единородного от Отца, зачатого Марией от Святого Духа. Они учатся познавать Его как своего величайшего Пророка и Учителя, Который полностью явил им тайный совет и волю Бога в деле их искупления. Они учатся познавать Его как своего единственного Первосвященника, Который спас их единократным приношением Своего Тела, и Который постоянно ходатайствует за них пред Отцом. Они учатся познавать Его как своего вечного Царя, управляющего посредством Своего Слова и Духа, Который охраняет их в совершенном спасении. Следовательно, Церковь исповедует: «Верую в Иисуса Христа, единородного Сына Божия, Господа нашего».


Также они учатся видеть в своей жизни работу Святого Духа, возрождающего и наставляющего их на всякую истину. Верующие учатся познавать Его как Начальника своей веры, Который, посредством этой веры, дарует им часть во Христе и все Его блага. Они учатся познавать Его как Утешителя, молящегося о них словами неизреченными и свидетельствующего их духу, что они дети Божии. Они учатся познавать Его как печать своего вечного наследия, охраняющего их даже до великого дня полного искупления. Поэтому Церковь исповедует: «Верую во Святого Духа».


Таким образом, исповедание Троицы является сущностью христианской религии. Ни творение, ни искупление, ни освящение без Него не были бы возможны.


Любое отклонение от этого исповедания ведет к ошибочным представлениям в других аспектах учения. Ведь ошибочное понимание церковных догматов порождается неправильным пониманием доктрины о Троице. Мы можем истинно провозглашать великие дела Божии, только осознав и исповедав их как величественные деяния Отца и Сына и Святого Духа.


В любви Отца, благодати Сына и общении Святого Духа содержится полное спасение людей.

Примечания

1

Втор. 4:35,39; Ис. Нав. 22:22; 2 Цар. 7:22; 22:32; 3 Цар. 18:39; Ис. 45:5, 18, 21; и в других местах.

2

Исх. 3:2; 13:21; 14:19; 23:20-23; 32:34; 33:2; и Чис. 20:16.

3

Исх. 28:3; 31:3-5; 35:31-35; и 1 Пар. 28:12.

4

Чис. 11:25-29; 24:2-3; Мих. 3:8 и подобные отрывки.

5

Иоил. 2:28-29; Ис. 32:15; 44:3; Иез. 36:26-27; и Зах. 12:10.

6

Иез. 11:19-20; 36:26; Иер. 31:31-34 и 32:38-41.

7

Ин. 17:3; 1 Кор. 8:4; и 1 Тим. 2:5.

8

Лук. 3:38; Деян. 17:28; Еф. 3:15; и Евр. 12:9.

9

Мат. 11:27; Марк. 12:6; и Иоан. 5:20.

10

Лук. 9:20; 1 Кор. 3:23; и Откр. 12:10.

11

Иов 38:7.

12

Втор. 1:31; 8:5; 14:1; 32:6, 18 и Ос. 11:1.

13

2 Цар. 7:11-14; Пс. 2:7.

14

Ин. 3:16; Гал. 4:4; и Евр. 1:6.

15

Ин. 1:1; 20:8; Рим. 9:5; и Евр. 1:8-9.

16

1 Кор. 13:14; 1 Петр. 1:2; 1 Ин. 5:4-6; Откр. 1:4-6.

Бавинк Герман