Брачный антракт, или как жить долго и счастливо

Татьяна Туринская.

Брачный антракт, или как жить долго и счастливо.

Ну вот, назрела необходимость поделиться женскими хитростями. Оговорюсь сразу. Если вы рьяная феминистка – вы не туда попали. Поищите советов в другом месте. Я всесторонне отношу себя к традиционной ориентации. При этом не будучи хрестоматийной женой в понимании домостроя. Я вообще не понимаю лозунгов феминистского движения. Что там: свобода, равенство, братство? Это как у Клары Цеткин, что ли? Грудью на амбразуру ради равноправия полов? И кому нужно ваше поникшее тело, свисающее с пулеметного ствола?

Я не понимаю, зачем ломать копья ради пресловутой свободы? Сначала определитесь, чего вы хотите, потом – с методами достижения цели. Вряд ли кто-то из вас хочет свободы ценою одиночества. Вам нужна такая свобода? Мне – нет. Потому и пишу не о том, как сломать семью в борьбе за призрачную свободу и равноправие, а о том, как добиться желаемого извечной женской мудростью. Я, например, очень далека от феминизма, однако имею, на мой взгляд, полную свободу и равенство с мужем. Только достигла этой свободы не декламацией лозунгов на тесной коммунальной кухне, а любовью и нежностью. Ну еще, конечно, женским умом. Уверяю вас, таким образом можно достичь гораздо большего, чем тупым упрямством: «Я не женщина, я – человек!»

Что вы потеряете от того, что при выходе из машины/автобуса мужчина подаст вам руку? Если он откроет перед вами дверь? Подарит вам цветы? Расплатится за ужин в ресторане? Думаете, после этого он непременно запретит вам работать, привяжет к дому, заставит вас стирать-убирать-мыть-готовить? Глупости! Если вы сами себя не привяжете к понятию домработницы с первых же дней, ни один муж с вами этого не сделает. Это на девяносто восемь процентов женская вина! Семейный уклад практически полностью зависит от женщины. Случаются, конечно, прирожденные тираны, не поддающиеся перевоспитанию, но это уже, скорее, диагноз, нежели недостатки родительского воспитания. С таким лучше сразу развестись и не мучиться. Я же говорю о подавляющем большинстве мужчин, нормальных мужиков без особых тараканов в голове. Как, по-вашему, из симпатичного влюбленного воздыхателя мужчина превращается в домашнего тирана? Да с нашей же помощью! Мы сами, глупые дурочки, сажаем себя в клетку, причем чаще всего далеко не золотую. Первое время тащимся от процесса обихаживания мужа, а потом начинаем скрипеть зубами по этому поводу. Вот дабы этого не произошло, я и предлагаю вам собственный опыт. Как говорится, прямо на тарелочке с голубой каемочкой. Как водится, не без лирических отступлений, реальных примеров из ближнего и дальнего окружения, а также не без некоторого философствования. Как и в первой части, из моральных соображений изменю имена.

Первые шаги, они же ошибки.

Отыграл марш Мендельсона, отгремели в честь молодых праздничные фанфары, отстреляли в потолок пробки от шампанского. Выстирано и повешено в шкаф ваше подвенечное платье, как первая семейная реликвия. Доедены остатки свадебного торта, последняя непочатая бутылка водки предусмотрительно поставлена в шкафчик – сгодится на будущее. Поздравляю – отныне вы замужняя дама и только-только пытаетесь привыкнуть к новой фамилии.

Надеюсь, вы были доброй и ласковой девушкой, к тому же предельно честной и откровенной, заявив будущему супругу о том, что в хозяйстве вы – почти что полный ноль, привыкли, чтобы о вас заботились мама с папой со всеми вытекающими последствиями. Нет, ни в коем случае не надо пугать этим фактом избранника! Просто ласково так предупредите, что пока не сильны в этом вопросе, но вы очень постараетесь, и так далее, далее, далее.

Объясню свою позицию. На первом этапе мужчина готов горы свернуть ради любимой. Он готов не только носить ее на руках и задаривать цветами. Уверяю, не меньший кайф он получит от процесса кормления своей принцессы. Вы ведь честно предупредили его, что пока еще ничего не умеете готовить, кроме яичницы. А с работы пришли едва ли не поз – же мужа. К тому же вы так устали – новые туфли на шпильке жмут нещадно, бессердечный начальник завалил работой, не обращая ни малейшего внимания на тот факт, что вы нынче замужняя женщина и у вас вроде как появились новые заботы. Вошли в дом – и сразу с порога:

– Ах, котик, бедный мой, ты, наверное, голодный? И я тоже. Знаешь, дорогой, сегодня мне не удалось даже пообедать. И от этого так болит голова. Ничего, любимый, я сейчас тебе яишенки поджарю, потерпи еще часик, ладно? Я только приму ванну, а то ног под собой не чувствую. Ах, котинька, я так соскучилась по тебе, мрррррр!

Уверяю вас, девяносто процентов мужиков сразу побегут на кухню! Даже если ничего не смыслят в кулинарии. Во-первых, ласка – великий стимул. Огромнейший! Никогда вы не перегнете палку с любовью и нежностью. Это та наживка, на которую ловится практически любой мужчина. Во-вторых, его уже давно тошнит при одном упоминании о вашей яишенке, поэтому он попытается сам изобразить нечто более сложное. В-третьих, выбора вы ему все равно практически не предоставляете – он голоден настолько, что ждать еще час, пока вы, как истинная леди, будете принимать ванну, он уже просто не способен. В-четвертых, он вас действительно любит и, как истинный джентльмен, не сможет требовать, чтобы вы обслуживали его с больной головой. Так что со спокойной совестью отправляйтесь в ванную и расслабьте свое драгоценное тело в теплой водичке – оно вам пригодится, и очень скоро!

А через час вы выходите из ванной, вся такая свежая и отдохнувшая, вся такая розовая и чуточку влажная… Входите в кухню, а там ваш благоверный склонился над раковиной и чистит картошку. Вы – нежная любящая кошка, вы подходите сзади, прижимаетесь к нему всем телом, сладко целуете в шейку:

– Мрррр, котинька, ты решил приготовить нам ужин? Ах, любимый, ты просто душка!

Не забывайте хвалить его стряпню, даже если блюдо вышло не очень удачным. Мужчины очень, очень любят похвалу! Еще больше, чем маленькие дети. Так что, сколько бы вы ни хвалили, перебора не будет. Если же блюдо вышло совсем неудачным, мило улыбнитесь и скажите:

– Ах, котик, нам с тобой еще столькому нужно научиться! Мы еще ничего не умеем. Но мы же любим друг друга, правда? А остальное придет со временем. Совсем скоро мы будем смеяться, вспоминая нашу первую подгоревшую картошку. Зато ты у меня самый милый, самый заботливый в мире муж. Ах, какая я молодец, что выбрала тебя! Я так тебя люблю!

Этот прием хорош в том случае, если вы приходите с работы или одновременно, или даже позже мужа. Если же позже приходит он, приемчик придется несколько подкорректировать. Например, вы готовите ужин всю рабочую неделю, но в выходные непременно должны позволить себе побездельничать – нынче его очередь побаловать супругу вкусненьким. Даже если вы еще не успели устать от кухни, все равно посвятите несколько часов себе, предоставив мужу самостоятельно приготовить что-нибудь для вас обоих. И не беда, если он пока не умеет готовить. Не забывайте – вы ведь тоже не очень опытная хозяйка, но вы же учитесь? Пусть и он поучится. Осваивайте семейную науку вдвоем. Ни в коем случае не балуйте его с первых же дней, взяв на себя все домашнее хозяйство. Это, пожалуй, самая первая и самая большая женская ошибка. Приучите мужа к баловству и безделью – всю жизнь будете оплакивать свою горькую судьбинушку. Ни в коем случае не взваливайте на свои хрупкие плечики все бытовые вопросы, иначе вскоре и плечики перестанут быть хрупкими, и горб на спине вырастет от свалившихся забот. Любите мужа? Очень хорошо, но ведь и себя вы не на помойке нашли, правда? Так почему вы должны с первых же дней забыть о себе, любимой, и заботиться только о муже?

Насколько я знаю, мужчины, с первых дней семейной жизни приученные к «полному пансиону», в дальнейшем никогда уже не будут по – могать супруге. Наоборот, по моим наблюдениям, их требования лишь возрастают год от года, все больше напоминая ультиматумы. И жены постепенно превращаются в бесправных рабынь, буквально обязанных обслуживать своего господина независимо от желания и возможности. Будьте уверены: если сразу возведете мужа на пьедестал и станете молиться на него, как на домашнего божка, собственными руками взрастите в своем доме тирана. И ему уже будет наплевать, что вы приходите домой не раньше его, и что зарабатываете не меньше. Все равно все обязанности по домашнему хозяйству и воспитанию ребенка непременно лягут на вас. А он, как барин, будет с чистой совестью лежать на диване перед телевизором в ожидании ужина, пока вы после работы бегаете в садик за ребенком да в супермаркет за продуктами.

Лично я вообще не работала долгое время, однако это не помешало мне добиться положительного результата в воспитании мужа. И это я еще скромничаю. Своего мужа я называю «максимально приближенным к идеалу», но никогда – «идеальным». Нет предела совершенству, а значит, идеальным не может быть никто – как бы ни был хорош, а, видимо, может быть и лучше. Спросите, как я достигла успеха? Отвечу с удовольствием!

Никакой литературы по воспитанию мужей читать не доводилось. Не столько потому, что я не интересовалась данным аспектом, сколько оттого, что подобной литературы в то время то ли не было в продаже, то ли вообще не существовало в природе. Свою семью я строила не по правилам, не по чьим-либо советам, не по примеру матери (скорее, как раз наоборот), а сугубо по наитию. Как оказалось, в основном я была права. Сегодня могу сказать с чистой совестью: я вырастила замечательную дочь и воспитала отличного мужа. А начиналось все так.

В Киев муж привез меня издалека. Очень издалека. Он поехал за мной на край света после нескольких дней знакомства. Видимо, в Киеве такой не нашлось. Однако именно по причине переезда в другой город и связанных с этим бюрократических проволочек первое время здесь я не работала. Муж уходил на работу – я еще спала. Кстати, возьмите себе за правило: если вам не надо куда-то бежать с утра пораньше, спите спокойно: ваш муж наверняка сумеет сварить себе кофе и сделать бутерброд. Я понимаю, как вам хочется ради любимого горы свернуть, не то что проснуться ни свет ни заря. Однако не забывайте, что, возведя свой утренний подвиг в ранг привычки, вам придется всю жизнь жертвовать сном ради того, чтобы сделать мужу пресловутый бутерброд, который он и сам сделает не хуже вас. Только, если первые завтраки он воспримет с улыбкой и благодарностью, в будущем благодарности не ждите – завтраки (обеды, ужины) превратятся в вашу ежедневную повинность, которая воспринимается мужчинами не иначе, как данность: так должно быть, а следовательно, и благодарить не за что. А вот сон крайне важен для женской красоты! А потому, как бы вам ни хотелось сделать мужу приятное, полезнее для себя, любимой, остаться в постели. Лучше побалуете его потом, когда он привыкнет завтракать в одиночестве. Вот тогда это для него станет приятным сюрпризом, да и вам не будет накладно. А сразу баловать не стоит ни в коем случае. Не приносите себя в жертву на семейный алтарь. Это только сначала приятно.

Потом муж и подросшие дети сожрут вас и косточками не поперхнутся. Это очень, очень важный момент! Именно поэтому вначале я оговорилась, что мои советы будут полезными только начинающим женам. Если вы живете вместе уже хотя бы полгода, боюсь, момент упущен безвозвратно.

Итак, муж уходил на работу, когда я еще спала. Кстати, возведите в ранг привычки следующий ритуал: уходя, он обязательно должен поцеловать вас. Или вы его – это не суть важно. Главное – ритуал. Даже если вы спите, он должен поцеловать вас, как Спящую красавицу. Никому не сложно, совсем не накладно, а как приятно обоим!

Проснувшись, я брела на кухню – там в тарелочке меня дожидался завтрак, ведь приготовить его самостоятельно я не могла по весьма прозаической причине. В свои двадцать с маленьким хвостиком я не умела пользоваться газовой плитой. Это не говорит о моих скромных умственных способностях, а лишь о том, что я приехала из очень далекого края, где плиты были только электрические. Газовые же я видела только в рекламных роликах, где все взрывалось, а героев пачками непременно увозили на машинах «скорой помощи» под разрывающий сердце вой сирены. Ролики эти крутили перед каждым сеансом на протяжении многих лет с упорством, достойным лучшего применения. Я никак не могла понять, зачем в городе, где газовыми плитами оснащено ничтожно малое количество квартир, годами крутить ролики об их опасности? В итоге, естественно, эти ролики не смогли научить меня пользоваться газом, зато запугали до смерти. И жила я в квартире с газовой плитой недели три или того больше, пока рискнула зажечь плиту самостоятельно. Но это было позже, а на первоначальном, самом важном этапе я была беспомощной, как ребенок, именно благодаря газу. А потому муж заботился обо мне непрестанно. Утром оставлял для меня завтрак. Придя с работы, естественно, тут же отправлялся на кухню готовить не то обед, не то ужин.

Кстати, ужин-то приготовить – это второй вопрос. Первый – из чего его приготовить? Как случилось, что закупку продуктов тоже взял на себя мой муж? А очень просто: доверил как-то раз это ответственное поручение мне. А я и не отказывалась. Раз уж я вынужденно сижу дома, дожидаясь нового паспорта, а потом и прописки, так почему бы мне не внести свою лепту в семейные хлопоты? Захожу в магазин, а там такое разнообразие продуктов, что у меня после вечно пустых прилавков в родном городе просто глазоньки побежали в разные стороны. Стоит заметить, что для своих двадцати с хвостиком я была еще сущим ребенком. Возможно, я вообще несколько инфантильная особа, тем и объясняется мое поведение в семье. Короче, вместо нормальных продуктов я набрала каких-то дурацких компотиков да фруктовых пюрешек для детского питания. Плюс разве что кусок колбасы на бутерброд. Приходит мужик с работы, а дома его не только обед не ожидает, но и продуктов нет. Денег, кстати, тоже, потому как компотов я набрала на все деньги, которые были в моем распоряжении. Так что поужинал он у меня один раз абрикосами да персиками и решил в дальнейшем продуктовый вопрос решать самостоятельно. Так что и по сей день по магазинам я практически не хожу. Разве что на десерт чего-нибудь прикуплю – вот это мне как раз по душе!

Я не призываю вас поступать таким же образом. Каждая женщина должна решать эти вопросы самостоятельно, по своему (не моему!) наитию. Кто знает вашего мужа лучше, чем вы? Я лишь рассказываю, как это было у меня, и даю некоторые общие советы. Типа: обязательно любите себя. Если с любовью к себе возникли сложности, то по крайней мере уважать себя вы просто обязаны. А потому ни в коем случае не поступайтесь своими принципами и желаниями. Только упаси вас Бог добиваться справедливости феминистскими лозунгами! Ни в коем случае не диктуйте мужу свои права и пожелания! Вы же женщина, а не солдафон. А женщина – это кошка. Вообще-то я не люблю кошек, предпочитаю собак. Но ни в коем разе женщина не должна быть собакой! Не заглядывайте мужику в глаза с собачьей преданностью, не терпите смиренно его выбрыки, не носите тапочки в зубах. Нет, женщина непременно должна быть кошкой. Даже внешне: недаром говорят: «кошачья грация». Да, и это тоже! Улыбнитесь загадочно, прижмитесь, мурлыча, потритесь губами об его шею. Будьте ласковой, когда это выгодно вам, и чужой и отстраненной, откровенно холодной, когда вам не все нравится. Добивайтесь цели не истериками и требованием, а мурлыканьем и лаской. Проверено на личном опыте: действует безотказно! У вас три инструмента для воспитания мужа: ласка и нежность, холодность и недоступность, похвала. И никаких истерик!

Феминистки говорят: «С какой стати я должна добиваться своего при помощи хитрости и каких-то женских уловок? Я такой же человек, как мой муж, и не собираюсь добиваться цели в обход. Только путем переговоров!». Позвольте, милые, вы же не на фронте! Какие переговоры? И никак вы не можете быть «таким же человеком, как и муж». Сам вопрос поставлен некорректно. Мы все люди, и мужчины, и женщины. Но мы РАЗНЫЕ люди. Мы не можем быть одинаковыми хотя бы в силу физиологических отличий. Доказано наукой, что, кроме первичных половых признаков, существует множество вторичных. Чего стоит, например, такой факт, что мужчины и женщины мыслят разными полушариями? То, что объем мозга мужчины процентов на двадцать больше женского? Зато у женщин мозг более извилистый, что с лихвой компенсирует недостаточный объем. Это вовсе не говорит о том, что мужчины умнее, или, наоборот, умнее мы, женщины. Это говорит лишь о том, что женщины думают ИНАЧЕ. Даже если мужчина и женщина, решая некую абстрактную задачу, пришли к единому решению, то шли они к нему абсолютно разными путями. Мужчины – в основном логикой, женщины – чаще интуитивно, но результат-то одинаково правильный. Зачем ломать копья, выясняя, чей метод вернее? Это очень спорный вопрос. Главное, что работают оба. Недаром интуицию называют женской логикой. Но зачастую именно она выигрывает в схватке между женским и мужским разумом.

Так почему вы отказываете себе в удовольствии мыслить по-своему, по-женски? Даже отказавшись от врожденной женской мудрости, вы при всем желании и не абы каком старании не приобретете мужскую логику. Потеряв истинно женское, не обретете мужского. Вы заметили, женщин крайне редко называют умными? Если вообще называют. Хотя очень часто женщины действительно умнее. Но их ум называют женской мудростью. Именно так. Тогда зачем отказываться от преимущества, данного нам природой? По-моему, отказавшись от извечной женской мудрости, женщина крайне мало выиграет, наоборот, только станет ущербной. Это мое личное мнение, которое вовсе не обязано соответствовать истине или хотя бы мнению большинства.

Свекровь, любовь моя!

Выйдя замуж, вы приобрели не только мужа. Если ваш супруг не сирота казанская, то к нему прилагается еще полный набор родственников. И у каждого из них свой характер. Упаси вас Бог браться за их перевоспитание! Неблагодарное это дело, уверяю вас. И практически безнадежное. Вы имеете полное право воспитывать мужа (если получится), но никак не его родителей. Мало того, что это совершенно бесполезное занятие, оно еще и таит в себе огромную опасность для вашей семьи.

На мой взгляд, в отношении вновь обретенных родственников гораздо полезнее следующая позиция: спасибо, что родили и воспитали для меня замечательного мужа. Не стоит при этом добавлять, что в ваши ближайшие планы входит полное его перевоспитание. Супруга, кстати, тоже не стоит об этом информировать. Перевоспитание мужа может дать положительный результат только в том случае, если он даже и не догадывается, какому эксперименту подвергается. Об этом должны знать только вы сами, и никто больше. А уж свекровь и подавно! (А заодно не забудьте, что в то время, когда вы усиленно пытаетесь перевоспитать мужа, он наверняка проделывает с вами то же самое – просто-напросто перестраивает вас «под себя» или по крайней мере пытается это сделать. Собственно говоря, именно этот процесс и называется притиркой характеров и ни в коей мере не выходит за пределы нормы. А уж как его назвать – вопрос второстепенной важности. Однако если вы вслух при муже и свекрови назовете этот процесс перевоспитанием – учтите, вас скорее всего не поймут. Вернее, очень даже поймут, но сильно превратно.)

Со свекровью надо дружить. Естественно, вы найдете в ней массу недостатков. И уж будьте уверены – она в вас найдет их еще больше. Но у вас есть одна общая черта: вы обе любите одного человека. Больше того, и это еще важнее: вы обе любимы одним человеком! Никогда не забывайте об этом и стройте свои взаимоотношения исходя из этого факта. Никогда не заставляйте мужа выбирать между вами и его матерью – это настолько избитая истина, что не буду даже объяснять, почему не стоит этого делать. Просто запомните раз и навсегда: муж не должен оказаться меж двух огней, и точка. Категорически! Не стоит также доказывать мужу, что его мать неумная женщина/скряга/властная/тряпка/недотепа/безалаберная (нужное подчеркнуть или добавить свое). Вполне возможно, что ваш муж знал этот «диагноз» с детства. Может, не знал. Может, ваш «диагноз» несправедлив. Может, вы сама дурочка и недотепа (по его мнению). В любом случае ваша свекровь навсегда останется для мужа матерью – в отличие от жен матери бывшими не бывают, усвойте это раз и навсегда. Поверьте моему опыту: гораздо выгоднее иметь свекровь в подругах, чем во врагах! И пусть вам не все в ней нравится, мы ведь уже договорились, что мы – мудрые женщины, а значит, ради выгоды и мира в семье способны промолчать, если нам что-то не нравится. Конечно, ваша мама не сказала бы такую глупость, ваша мама не такая упрямая, у нее не такие устаревшие взгляды на мир и так далее, далее, далее. Но, милые мои, ведь ваш муж тоже постоянно сравнивает вашу мать со своей! И тоже отмечает все ее промахи (на его взгляд, а ведь ваши взгляды могут совпадать далеко не всегда). И если при этом вы будете рассказывать ему все, что думаете о его матери, будьте уверены: он непременно расскажет вам все о вашей. И семейный конфликт готов. Вам это надо? Сомневаюсь. Подобные разборки могут привести только к тому, что каждый из вас отправится жить к своей маме. На этом будет поставлена жирная точка в вашей недолгой семейной истории.

Я редко прислушивалась к маминым советам. Да и немного она мне их давала, вернее, таких, к которым стоило бы прислушаться. Но очень хорошо запомнила один: ласковое теля двух маток сосет. Проверено на себе: точно! Тютелька в тютельку. Я не имею в виду всяческие уси-пуси со свекровью, это абсолютно излишне. Я предлагаю только нормальные человеческие отношения. Вам нужно просто-напросто приспособиться к ней. В конце концов, вы же все равно приспосабливаетесь к мужу. Так что ничего не стоит заодно поладить и со свекровью. Свекровь-союзник – это огромная ваша удача! И поверьте, крайне редко попадаются такие свекрови, с которыми нельзя поладить. Хотя, положа руку на сердце, должна констатировать: да, бывают и такие. Но это, скорее, раритет и действительно готовый диагноз. Будем надеяться, что вам посчастливилось нарваться на более-менее нормальную свекровь.

Интересно, что копья ломаются обычно именно о свекровь, но крайне редко бывают случаи, чтобы невестка не нашла общего языка со свекром. Как правило, со свекром отношения устанавливаются довольно легко и чаще всего более-менее теплые. Или по крайней мере просто нейтральные. Очень редко свекор становится врагом номер один. Объясняется этот факт и легко, и сложно одновременно: он мужчина со всеми вытекающими последствиями. И думает другим полушарием, и логика у него иная, и смотрит на вас не только как отец мужа, но и как мужчина. Свекровь, кстати, тоже смотрит на вас со своей, то есть женской, колокольни, оттого и ревность. Причем довольно часто свекровь ревнует не только к сыну, но и к своему мужу. Однако примем за аксиому, что вы, как самая что ни на есть мудрая женщина, со свекром имеете сугубо нейтральные отношения «свекор – сноха», ни словом, ни делом не намекая на то, что видите в нем мужчину. И в этом случае мы смело можем оставить свекра вне дальнейшего повествования. А вот свекровь не уйдет с арены ваших семейных отношений до конца спектакля под названием «Жизнь».

Мне со свекровью повезло. Не могу сказать, что она идеальная женщина, просто… скажем так, я вполне сумела приспособиться к ее недостаткам. А она, видимо, к моим. Огромную роль, конечно, сыграл факт, что с первого же дня совместной жизни мы с мужем жили отдельно. Кстати, это очень важно! Постарайтесь найти возможность отделиться от родителей и жить самостоятельно. Конечно, далеко не все могут похвастать отдельным жильем в столь молодом возрасте. А снять квартиру весьма недешевое удовольствие. И зарплаты у молодых очень редко позволяют такую роскошь. И все-таки попытайтесь, это пойдет вам на пользу во всех отношениях. Попробуйте договориться с родителями о некоторой материальной поддержке. Я бы, например, непременно помогла дочери оплачивать съемную квартиру ради того, чтобы она с первого дня семейной жизни хозяйствовала самостоятельно, независимо ни от меня, ни от свекрови. Однако даже если бы нам с мужем пришлось жить с его родителями, я больше чем уверена, что вполне ужилась бы с ними. Позже мне иногда приходилось жить у них по два-три месяца, причем без мужа, с дочкой. И могу заявить, что никаких неприятных воспоминаний о жизни под одной крышей с ними у меня не имеется.

Пожалуй, самая замечательная черта в моей свекрови – это невмешательство во внутренние дела нашей семьи. На первых порах она приходила к нам более чем часто, так что все наши маленькие проблемки были у нее на виду. Она практически каждый день видела, как ее сынок, только что прибежавший с работы, выгружает сумки и судорожно пытается приготовить что-то для себя и молодой своей жены, которая целый день просидела в кресле перед телевизором. И, представьте себе, она ни разу не высказала «фи» по этому поводу. Вам так нравится, вам так удобно? Что ж, живите так, как вам хочется. Единственное, что она однажды мне сказала по этому поводу:

– Ты не думай, что так будет всегда. Когда-нибудь ему это надоест.

На что я ответила:

– Вот когда ему надоест, тогда я вынуждена буду заниматься хозяйством сама. Если же я возьму все на себя уже сейчас, он потом к этому процессу уже не подключится.

– Тоже верно, – рассудительно заметила моя свекровь, и больше к этому вопросу мы никогда не возвращались.

Не знаю, сумею ли я равнодушно взирать на отношения моей дочери с мужем. Пока еще рано говорить, ведь она еще не замужем. По крайней мере я заранее готовлю себя к такой позиции. Я очень постараюсь не вмешиваться в их жизнь. Помогать, мчаться по первому зову – да, но никогда не проявлять в этом плане инициативы. Там, где есть двое, третий лишний. Если только этот третий не ребенок двоих.

А на наших семейных праздниках я непременно провозглашаю тост за родителей мужа:

– Спасибо вам за сына!

У одной из моих подруг не все сложилось так замечательно. Я имею в виду, естественно, лишь отношения со свекровью. Случилось так, что Леночка, совершенно замечательная хрупкая девушка, попала в семью со своими традициями. Ираида Алексеевна вырастила и выпустила в самостоятельную жизнь троих сыновей, причем все трое – нормальные, очень даже положительные люди. А кто сделал из них нормальных мужчин, кто воспитал всех троих, в том числе и Леночкиного мужа Гену? Правильно, Ираида Алексеевна! А стало быть, придя в этот дом, Леночка просто обязана была жить по уставу семьи со своими традициями.

На мой взгляд, самая большая ошибка этой семьи – это совместное проживание. Я бы еще могла понять, если бы у них просто не было иного выбора. Однако ведь был, в том-то и дело! Ведь к моменту Леночкиного замужества старшие сыновья покинули не только родительский дом, но и родной город, не имея ни малейших притязаний на четырехкомнатную квартиру. Как бы поступила я на месте Ираиды Алексеевны? Теперь, с колокольни своего довольно немалого жизненного и семейного опыта, с полной ответственностью и уверенностью могу заявить: я бы непременно разменяла квартиру для того, чтобы дети жили отдельно, чтобы с первых же дней учились жить самостоятельно. В то время квартиры еще нельзя было продавать и покупать, но ведь обмен существовал даже в советские времена! Однако по каким-то неизвестным мне причинам молодая семья осталась жить со стариками. Может, родители из-за консервативных своих взглядов не захотели менять место жительства, может, им просто было жалко «разбивать» хоть и малогабаритную, но все-таки четырехкомнатную квартирку, а может, сами молодые не захотели меняться из меркантильных соображений, рассчитывая на то, что родители слишком долго не протянут (Гена в семье младшенький, и родители ему годятся не столько в родители, сколько в бабушки-дедушки), но факт остается фактом – в квартире стали жить два поколения, две семьи.

Генин папа, с которым, кстати, Леночка очень легко нашла общий язык (лишнее подтверждение моей гипотезы о свекрах), действительно долго не протянул – царствие ему небесное, хороший был человек. А свекровь по сей день живет под одной крышей с сыном, двадцатилетней внучкой и ненавистной невесткой. Ни к чему хорошему это не привело. С бабушкой общается только Гена, да и то исключительно по мере необходимости. Ни сноха, ни внучка на бабушку не обращают ни малейшего внимания, попросту игнорируя ее присутствие. Да, есть у Ираиды Алексеевны некоторые дурные привычки, как, например, без конца поучать глупую невестку, как и что нужно делать, невзирая даже на то, что невестка за последние двадцать лет не произнесла в ее адрес ни единого слова. Во многом старушка виновата сама – она тоже обязана была хотя бы немножко подстроиться под невестку, раз уж не настояла с самого первого дня на раздельном проживании. Но в большей степени, на мой взгляд, в данной ситуации виновата моя подруга. Несмотря на то что я и сама невестка, а стою на той позиции, что свекровь достойна уважения хотя бы за то, что воспитала для вас мужа. И мне ужасно жалко Ираиду Алексеевну, довольно, кстати, властную и сильную женщину, вынужденную жить в таких условиях. Она уже разменяла девятый десяток, ее здоровью иные молодые могут позавидовать, но вот ее жизни в семье родного сына не позавидует никто.

Еще одна история из жизни старшего поколения. Увы, раньше – я имею в виду приблизительно пятидесятые годы прошлого столетия – квартиры по такому «пустячному» случаю, как женитьба сына, меняли крайне редко – еще сильна была связь и преемственность поколений, когда нормой считалось двум-трем, а то и четырем поколениям жить под одной крышей. Уровень же жизни у простого народа был столь низкий, что о найме квартиры в аренду вспоминали крайне мало. Так повелось еще со времен домостроя: муж приводил жену в дом своих родителей и невестка не имела морального права менять семейный уклад, заведенный за многие десятки лет до ее в нем появления. Так случилось и еще с одной героиней моего рассказа.

Алла вышла замуж за Володю, будучи «несколько беременной». И это – о ужас! – в конце-то пятидесятых! Стоит ли напоминать, что в те времена это считалось невероятным позором, лишь на самую малость меньшим, нежели родить незаконнорожденного ребенка, не будучи ни одного дня замужем. Алла с Володей тянули с женитьбой не слишком долго, и любопытные кумушки-соседки, сколь тщательно ни подсчитывали, а вынуждены были признать: может, и правда Алла родила семимесячного ребенка? Домыслы домыслами, но эта небольшая лазейка у Аллы таки имелась, и вскоре кумушкам уже наскучило скрупулезно подсчитывать дни и месяцы чужой семейной (читай: интимной) жизни.


Однако не такова оказалась Володина мама. Уж кто-кто, а она-то точно знала, что именно заставило ее драгоценного сыночка столь скоропалительно жениться на молоденькой восемнадцатилетней девчонке. То ли излишняя любовь к сыну, то ли презрение к непутевой, по ее мнению, невестке были причиной ее недовольства, но, так или иначе, а Алле можно только посочувствовать: в доме мужа она оказалась абсолютно бесправным человеком.

К счастью, через пару лет Володе на работе выделили сначала общежитие для семейных сотрудников, еще через пять лет – отдельную квартиру со всеми удобствами. Стоит ли говорить, насколько воспрянула духом Алла? Много лет о свекрови она вспоминала сугубо в дни рождения ближайших родственников. Конечно, за общим столом со свекрухой она чувствовала себя не особо уютно, да при посторонних та вела себя более сдержанно, а потому на довольно длительный промежуток времени отношения двух семей можно было назвать вполне приемлемыми.

Но шло время, прогресс не стоял на месте даже в могучем Советском Союзе, да и благосостояние народа, хоть и потихоньку, но все же росло. И вот однажды обе семьи стали владельцами этакого достижения цивилизации, как городской телефон. И с той поры все вернулось на круги своя. Неизвестно, какая вожжа попала под хвост пожилой женщины, но с того дня она не могла спокойно уснуть, не «осчастливив» невестку очередной порцией помоев. Причину ее поступков понять невозможно: казалось бы, сын почти двадцать лет счастливо женат, и какая разница, по какой причине он когда-то женился на Алле? Тем более к тому времени народ стал уже более лояльно относиться к «бракам вдогонку». Но нет, не могла бабушка устоять от соблазна набрать номер сына, причем непременно в его отсутствие, и врезать ненавистной невестке правду-матку по самое некуда. Ту самую правду-матку, которую старушка на грани маразма придумала сама себе. Вскорости и этого ей стало мало. Она раздобыла номера телефонов всех старых соседей, разыскала даже номера школьных подружек Аллы (!) и стала поливать помоями невестку совершенно посторонним людям, напрочь за столько лет позабывшим о существовании как Аллы и Володи, так и самой бабушки. Алла же об этих проделках «старухи Шапокляк» узнавала от вдруг всплывших старых знакомых, которые стали названивать ей после разговора с ее свекровью.

Володя долго не мог поверить в весь этот бред, пока однажды сам не услышал по параллельному телефону истерически захлебывающийся голос родной матери. Стоит ли говорить, что отношения двух семей были прерваны почти безвозвратно. Правда, сам Владимир, будучи порядочным сыном, периодически навещал мать, а вот невестка и внуки напрочь забыли дорогу в неласковый бабушкин дом.

Конец беспричинной злобе положила лишь смерть Владимира. Только тогда старуха назвала Аллу любимой невесткой и стала знакомить со всеми своими подругами. Но для этого ей почему-то понадобилось похоронить сына…

Справедливости ради стоит заметить, что далеко не только свекрови отличаются патологической страстью влезать во внутренние дела молодой семьи. Лично в моей копилке по какой-то странной причине оказалось гораздо больше случаев, когда теща сживает со свету зятя.

Наглядный пример – мой бывший сотрудник Вадим. Я пока еще не теща, но очень надеюсь когда-нибудь ею стать. Так вот, я бы очень хотела такого зятя, как Вадим. Не столько даже зятя для себя, сколько мужа для моей дочери.

Мы довольно длительное время работали с Вадимом в очень тесном контакте, так сказать, плечом к плечу. И я видела его в различных ситуациях. И заявляю со всей ответственностью: крайне редко можно отыскать столь порядочного человека. Дабы никто не смог обвинить меня в предвзятости, я довольно долго и тщательно пыталась выискать в Вадиме отрицательные черты, но мне это не удалось. Возможно, поживи мы с ним в одной квартире, и мне бы стали более очевидны его недостатки, однако, проведя с ним очень много времени вдвоем, можно сказать, наедине (вот только интима между нами, естественно, не наблюдалось!), я не обнаружила не только недостатков, но даже вредных привычек. Крайне серьезный молодой человек, вполне приятной наружности (вот только носит очки, но нельзя же очки считать недостатком!!!), хорошо воспитан и прекрасно образован, весьма неглуп, имеет совершенно замечательное чувство юмора, не только не пьет, но даже и не курит. Кроме всего перечисленного, Вадим имеет еще одно замечательное качество – в его компании потрясающе уютно молчать! Вот знаете, есть такие люди, рядом с которыми чувствуешь себя неловко, особенно если вдруг возникает пауза – все, хоть застрелись! Однако в обществе Вадима молчание не воспринимается тягостным. Бывают люди, которые просто боятся молчания и начинают молоть всякую чепуху или без конца повторять одно и то же, лишь бы не молчать. Лично меня такие люди утомляют. Вадим же, еще раз подчеркну, совсем другой.

А, вот и нашла я в нем недостаток! Вспомнила – Вадим родом из небольшого села, из весьма скромной семьи. А стало быть, столичным жильем «не обременен», то есть, женившись на Оле, то есть жить они стали у Ольгиной матери.

Олю мама вырастила одна. Вернее, когда-то она была замужем, да с мужем не ужилась, предпочтя одиночество. Растить ребенка в одиночку – тяжкий труд. И как, наверное, матери было обидно, когда Оля вышла замуж и привела в дом Вадима. Где же справедливость? Мать в нее всю душу вложила, а тут вдруг появляется совершенно посторонний мужчина и…

Какое-то время мать терпела, стараясь не особо доставать зятя. В семье появилась Катька – очаровательное создание, безумно любимое не только мамой Олей, но и папой Вадимом. Никто и не заметил, когда успели начаться материны придирки к зятю. Сначала та бухтела по мелочам, но уже скоро в ее речах стала сквозить откровенная ненависть, лейтмотивом которой то и дело проскакивало довольно скудное материальное состояние молодой семьи. Да, Вадим действительно зарабатывал в то время не особо хорошо, но далеко не так уж и мало – основная масса населения жила с куда меньшими доходами. Однако теща пожирала Вадима поедом. И все чаще в ее речах, обращенных к дочери, звучала фраза: «Ничего, доченька, я тебя сама вырастила, без помощи вонючих кобелей, и Катьку твою мы сами вырастим. Зачем он (Вадим) нам вообще нужен?»

Если раньше Вадим после работы спешил домой, то теперь стал задерживаться в офисе допоздна. Даже тогда, когда температура зашкаливала за 38, 5оС. И не потому, что работы было невпроворот, а только потому, что не хотелось в очередной раз услышать от тещи излюбленную фразу:

– Пришел, оглоед?!

Втайне от жены Вадим отрывал от небогатого семейного бюджета некоторую сумму на занятия английским языком. Вроде и совестно было, но сам себе, а заодно и мне, объяснял:

– Чтобы найти более высокооплачиваемую работу. Чтобы было, на что содержать семью. Чтобы Катька моя получила хорошее образование. Чтобы Ольге не стыдно было выйти в люди.

А свекровь все больше и больше сходила с ума. Фраза о том, что и без помощи «этого оглоеда» они сумеют поставить на ноги Катьку, звучала все чаще…

Труды Вадима по поиску высокооплачиваемой работы не прошли даром. Долго искал, зато нашел именно то, что хотел: и по своему образованию, и зарплата в четыре раза выше, чем была. Пригодилось и знание английского. Первым шагом Вадима после перехода на другую работу стала аренда трехкомнатной квартиры. Правда, Оля почему-то не горела желанием съезжать от любимой мамочки. Однако Вадим сказал как отрезал:

– Я в том доме больше не останусь ни на один день. Выбирай.

Оля вздохнула и выбрала супруга. Однако переездом проблема решена не была. Оля ведь тоже работает, а кому с Катькой сидеть? Оля сказала:

– Я ребенка постороннему человеку не доверю. Только маме!

С того дня уже теща дневала и ночевала в доме Вадима. А спустя три недели Ольга вообще собрала вещички и умотала к маме вместе с Катей. И это как раз в тот момент, когда Вадим начал зарабатывать прилично, когда смог, наконец, позволить себе жить отдельно от тещи. Так что нехватка денег была лишь зацепкой для тещи, чтобы было за что шпынять зятя. Потому что изначально, еще задолго до замужества, с самого раннего детства, любящая мамаша приговаривала дочери:

– Ничего, деточка, мы и без папы справимся! Он у нас еще поплачет! Не нужен он нам, мы и сами с усами. Зачем они вообще, мужики, нужны? Одно зло от них.

Не сомневаюсь, что уже сейчас маленькая Катька частенько слышит те же слова. И вряд ли уже Оля позволит дочери жить в счастливом браке, даже если муж той достанется идеальный. Они все запрограммированы на одиночество.

Вадим же помаялся-помаялся, да и нашел себе подругу с ребенком. Той без мужчины было плохо, она хотела, чтобы ее ребенок рос при отце. Или хотя бы отчиме. А такие мужчины, как Вадим, на дороге не валяются.

Еще одна история на ту же тему, на сей раз совсем печальная. И опять произошедшая, увы, не с далекими и незнакомыми мне людьми.

Саньку я знала с самого своего детства. Наши родители очень тесно дружили, проводя все без исключения праздники вместе. Впрочем, ради общения можно было и не ждать праздников, а устраивать их самостоятельно хотя бы по поводу первой субботы на этой неделе. Так что вместе, под одним столом, мы с Санькой провели немало времени.

Как и о Вадиме, о Саньке я не могу сказать ни единого плохого слова. Высоченный – без одного сантиметра два метра, спортивный, симпатичный. Но это все такие мелочи по сравнению с его человеческими качествами! Более порядочного человека просто сложно представить! И при этом далеко не зануда. Единственное, что подкачало, так это отсутствие хорошего образования, в конечном итоге и решившее во многом его судьбу. После окончания школы в институт Санька не поступил, чем тут же воспользовалась родная наша Советская Армия. И уже в армии из Саньки сделали профессионального водителя.

И на гражданке Саня пошел проторенной дорожкой: сначала водил автобусы, потом пересел на «Волгу» и стал возить высокое начальство. Работа непыльная: привез-отвез, и весь день сиди, книжки да газетки почитывай. Неизвестно, как бы сложилась Санькина жизнь, если бы он влюбился в другую девчонку. Но влюбился он не в другую, а в Маринку, красавицу соседку.

Марине Санька тоже приглянулся. Правда, София Николаевна не была в восторге от дочкиного ухажера, да серьезной опасности от него не почувствовала, уверенная, что это так, несерьезно, что просто Мариночка проводит с ним время, пока на ее горизонте не объявился более подходящий кандидат.

Марина, наверное, и сама так думала. Да вскоре под влиянием обстоятельств мнение пришлось изменить: увы, все тот же, такой нынче распространенный, «брак вдогонку». На свадьбе оба выглядели счастливыми. Вот только Марина далеко не была уверена, что ограничится одним браком. Санька же к женитьбе отнесся более чем серьезно.

Жить молодые стали у тещи. Не потому, что у Санькиных родителей места было меньше, просто Марина наотрез отказалась жить с его родителями. В отличие от предыдущего рассказа Маринкина семья была полная, то есть жить молодым пришлось не только с ее мамой, но и с отцом. Вот только главной в этой семье была все-таки София Николаевна. Надо сказать, что с самого раннего детства София Николаевна вынашивала мечту: выйти замуж за капитана дальнего плавания, чтобы муж много денег привозил и опять в долгий рейс уматывал. Однако судьба распорядилась иначе: вышла Сонечка замуж за обыкновенного бухгалтера. Правда, со временем супруг сделал карьеру и стал главным бухгалтером, однако до капитана дальнего плавания почему-то так и не дорос. И взлелеянную сверх разумной меры мечту София Николаевна переложила на плечи дочери.

Саня, хоть и порядочный и скромный, не имевший привычки огрызаться, частенько уходил к своим родителям. Однако стоило Марине поманить пальчиком, как он тут же возвращался к своей королеве. Правда, возвращаться ему доводилось не только к Марине, но и к ее горячо любимой мамочке. А та знай твердила без устали:

– Эх, Маришенька, для того ли я тебя растила, пестовала да лелеяла, чтобы за обыкновенного шоферюгу отдать? Да ты ж у меня красавица писаная, да мы ж тебе еще такого капитана найдем! Зачем нам этот твой шофер?!

И все чаще Марина наедине с мужем позволяла себе высказаться:

– Пользуйся, пока я добрая. Пока капитана себе не нашла. Но только знай: я с тобой долго не буду, я его все равно рано или поздно найду.

Саня долго стоял в очереди на получение квартиры. Однако полноценной квартиры все не было, и дали ему вместо одной квартиры две комнаты гостиничного типа в соседних домах. Чем Марина быстренько и воспользовалась – с того самого дня стали они жить отдельно. Правда, периодически она «с барского плеча» позволяла супругу наведаться к ним с сыном в гости, особенно если вдруг в доме нужно было починить краны или вкрутить лампочку. Иногда за услугу позволяла мужу остаться на ночь. Причем разводиться официально не собиралась: зачем ей числиться в одиноких матерях, если на ее горизонте пока еще не появился такой желанный-долгожданный капитан дальнего плавания? Вскоре родилась девочка (видимо, уж очень удачно Саня починил проводку). А жили опять на два дома. И снова и снова Марина повторяла:

– Ничего, я еще найду своего капитана дальнего плавания, вот увидишь!

Не увидел. Не дожил Саня до этого исторического дня (впрочем, доживет ли до него сама Марина?). Банально, как дважды два, страшно и неотвратимо, как Армагеддон, – попал Саня в автокатастрофу. В одночасье осиротели двое детей и родители. По странному стечению обстоятельств именно днем Саниной смерти оформлен ордер на трехкомнатную квартиру в новом доме…

Я встретилась с Мариной спустя полгода после Саниной гибели. Она рассказывала, как много нужно переделывать в новой квартире, как тяжело ей, женщине, управляться со всеми навалившимися проблемами. О том, что ей просто по-человечески не хватает Саньки, не было произнесено ни слова. Только то, как это плохо, когда некого позвать прибить гвоздь. А капитана дальнего плавания она не встретила и по сей день, а ведь уже в любой момент может стать бабушкой…

А давайте задумаемся, откуда они вообще берутся, ненормальные тещи да свекрови? Ведь каждая из них в свое время уже побывала в этой шкуре, на себе испытала всю тяжесть свекрухиной «любви». Есть в моей копилке история и на эту тему. Помните рассказ о Тамаре и ее больном сыне Руслане? О маме, героически отстоявшей родное дитя у болезни. Той самой, благодаря которой Руслан не только выжил, но и, перешагнув переходный возраст, стал практически здоровым полноценным человеком. Да вот только не все в той семье так гладко и замечательно. Ой не все…

Тамара очень властная женщина. Внешне малопривлекательная, такие обычно на всю жизнь остаются серыми мышками-тихонями.

Однако не такова оказалась Тамара. Первый муж ушел от нее, когда Руслану было около пяти лет. Как это бывает сплошь и рядом, нашел себе помоложе и посимпатичнее. А главное – куда более мягкую и покладистую подругу жизни. Естественно, Тамаре пережить подобное вероломное предательство было нелегко, тем более если учесть, что с мужем она была знакома с раннего детства и жизни без него буквально не могла себе представить. Да, я очень даже могу понять, как ей было больно. Но оправдывает ли эта боль ее поведение? Ведь пыталась удержать предателя не какими-либо женскими хитростями, а… собственным ребенком! С утра до вечера накручивала мальчишечку, подговаривала:

– Русланчик, папа нас решил бросить, папа нашел себе другую тетю, и мы с тобой теперь умрем с голоду, вот прямо завтра ляжем на пол, заснем и уже не сможем проснуться. Плачь, сыночка, плачь, кричи, проси папку, чтобы к нам вернулся, иначе как пить дать – умрем мы с тобой прямо завтра!

И тут же, введя ребенка в состояние прострации, звонила мужу. И Русланчик, захлебываясь истерикой, завывал в трубку:

– Папка, не бросай нас! Я умру без тебя! Я боюсь умирать, я так боюсь умирать!

Это длилось несколько месяцев изо дня в день. Руслан уже не просто плакал, он уже начал впадать в какое-то странное забытье, в пограничное между жизнью и смертью состояние. И вот тогда у него и проявились первые признаки страшной болезни. Мужа Тамара не вернула, зато едва не потеряла сына. К счастью, она умудрилась его вытянуть едва ли не с того света. И вырос Руслан не только высоченным и довольно симпатичным парнем, с виду абсолютно здоровым, но и добрым, послушным парнем. Вот только что ждет его в будущем, когда он отыщет свою половинку? Думаете, будет счастлив? Лично я глубоко сомневаюсь. Потому что довольно хорошо знаю Тамару. Потому что лично от нее неоднократно слышала такие рассуждения:

– Ой, я так Русланчика своего обожаю! Я даже пообедать не могу без него. Если на работе кто конфетку предложит, не могу ее съесть, домой несу – как же я сама буду есть конфету, а мой ребенок в это время пухнет от голода в школе.

Ребенок в это время уже заканчивал школу, но мама по-прежнему считала его ребенком. Мало того, она и тогда, и сейчас, спустя два года, все еще считает сына своей собственностью. В смысле, не той собственностью, когда говорят.

«Мой ребенок», а той собственностью, когда владелец единолично распоряжается своим движимым и недвижимым имуществом. И это не мои домыслы, читатель, это мои выводы из ее слов. Быть может, слишком грубые и не – этичные, но я именно так понимаю следующие Тамарины слова:

– Ой, мне страшно представить, что Русланчик когда-нибудь приведет в дом бабу. Я ее уже сейчас придушить готова, честное слово! Уже сейчас ненавижу ее всей душой! Он мой, он только мой! Я его родила, я его с таким трудом вырастила, а потом какая-то дрянь придет на все готовенькое и заберет у меня моего ребенка? Придушу, ей-богу придушу! Тварь такая!

И это она говорила о той, которую не только она, сам Руслан еще в глаза не видел. Может, она самый светлый и чистый человечек во вселенной, но Тамара уже сейчас вынесла свой вердикт: «Дрянь, тварь, придушу!»

Я попыталась остудить ее неправедный гнев:

– Тамара, ну как ты можешь говорить такие вещи? Ты же любишь своего сына, ты же хочешь, чтобы он был счастлив. И ты думаешь, он сможет быть счастливым, если две его любимые женщины будут люто ненавидеть друг друга? Это глупо и непродуктивно. Если ты хочешь видеть своего сына счастливым, ты, наоборот, должна полюбить его половинку, чтобы он не разрывался между тобой и нею. Чтобы он видел твое одобрение и умиротворение, и только тогда он сможет быть счастливым.

На что Тамара ответила:

– Да, я все прекрасно понимаю, ты не думай. Но я уже сейчас ее ненавижу и ничего не могу с собой поделать. Он мой, он только мой. Как я смогу равнодушно взирать на то, что какая-то дрянь уводит от меня моего мальчика? Да я ее придушу собственными руками!!!

И в очередной раз Тамара демонстрировала мне свои крепкие, я бы даже сказала, здоровенные, как у мужика, руки.

Не могу я понять ее логику, никак не могу. Ладно бы еще, если бы Тамара так и осталась одинокой невостребованной женщиной, но ведь она уже давно и довольно прочно замужем. Правда, нынешнего своего супруга не любит, до сих пор с диким восторгом вспоминая жаркие объятия первого мужа. Замуж же вышла сугубо для того, чтобы легче было поднять Русланчика на ноги, да ради собственного здоровья – нелегко, говорит, бабе без мужика жить. Верю, наверное, действительно нелегко. И даже не пытаюсь осуждать ее за то, что вышла замуж не по любви. Кто знает, может, такие браки даже крепче и основательнее, чем построенные на неземной любви, которая сгорает, как звезда на небе. Не в том дело, по любви ли, по расчету ли – как показывает практика, среди обеих этих групп имеется свой, увы, совсем немалый процент разводов. Любите, не любите, или любите не слишком пламенно – не в этом дело. Главное – любить правильно. Хоть мужа, хоть детей. Любовь не должна быть настолько всеобъемлющей, чтобы пожирала сам предмет любви, иначе это любовь не созидающая, а разрушающая. Главное – устоять на краю, не свалиться в бездну, в которой уже невозможно отличить любимого человека от нежданно-негаданно свалившегося на голову наследства, которое готов защищать с пеной у рта. Конечно, своих любимых тоже надо защищать, тут самое сравнение кажется некорректным. Но в том-то и дело, что некоторые люди не умеют понять разницы между любимыми людьми и неодушевленными предметами, пусть и очень дорогими сердцу, но все-таки неживыми. Именно в этом, мне кажется, и кроется проблема ненормальных тещ и свекровей, что смотрят на своих детей, как на любимую игрушку, неспособные понять, что перед ними – живой человек со своими мыслями и чувствами, со своею ранимою душой. И вместо того, чтобы радоваться счастью родной кровинушки, пьют эту самую кровинушку не только из невестки или зятя, но и из родного дитяти.

Ожидаем прибавления.

Свершилось чудо! В вашем теле поселился маленький червячок, постепенно превращающийся в крошечного человечка. Дитя любви! Кстати, о детях. Ненаучный факт, а лишь результат моего личного многолетнего наблюдения. Более успешны и благополучны дети, зачатые в браке, нежели ставшие причиной брака или вообще внебрачные. Объясняется данный факт, на мой взгляд, нервозностью матери в первые месяцы беременности. Женщина волнуется, переживает: «А женится ли он на мне? Хочет ли он этого ребенка? И что делать, если он откажется жениться? Рожать и тянуть эту лямку одной? Или сделать аборт? Ах, как же я допустила, как же сбилась с подсчета? Зачем позволила уговорить себя, ведь знала, что могу забеременеть!» Ребенок – еще совсем крошечка, но он уже понимает свою ненужность, чувствует раздосадованность матери по отношению к себе. И в нем навсегда поселяется либо недовольство собой, либо озлобленность на мир, не радующийся его появлению на свет. Если в этом случае добавятся еще тяжелые роды, недостаток кислорода малышу – ситуация может десятикратно усложниться. А потому стоит более внимательно следить за безопасностью интимных отношений. И ни в коем случае не «ловить мужа на беременность»! Мужа вы, может, и поймаете, а вот ребенок может стать пожизненно ущербным.

Если вы живете гражданским браком довольно продолжительное время, наверное, стоит сразу обговорить вопрос с возможным появлением наследника. Это ни в коем случае не должно стать для вас обоих неприятным сюрпризом. Ради благополучия своего будущего ребенка постарайтесь запланировать его появление на свет заранее, дабы беременность не вызвала в вас недовольство. Поверьте, желанный ребенок принесет вам гораздо больше радости, чем неприятностей, в отличие от ребенка нежеланного.

Свою дочечку я запланировала сама. После свадьбы мы с мужем один раз подняли вопрос насчет детей. Хотим ли мы их в принципе, и, если хотим, то когда именно: сразу или через некоторое время, что называется, сначала поживем «для себя». Как оказалось, смотрели мы на этот вопрос одинаково: что за семья без детей и зачем откладывать их рождение на потом? Больше эта тема в доме не обсуждалась, однако я продолжала предохраняться, не слишком, впрочем, заботясь об этом. Ведь я знала: в случае чего мы оба не будем расстроены. В один действительно прекрасный вечер я решила, что, пожалуй, уже пора (каюсь – с мужем уже не советовалась, да и зачем? Ведь основной вопрос уже был решен), и, рассчитав, чтобы лето проходить без видимых признаков беременности, сделала все для того, чтобы зачать ребенка. Я не ас в вопросах гинекологии, просто когда-то давно прочитала совет доктора тем, кто хочет забеременеть, и воспользовалась им: после того, «как», полежала минут пятнадцать на животе. Легко, просто и даже приятно. И с первой минуты знала, что у меня все получилось. Просто была уверена, что через девять месяцев стану мамой. И стала. И точно знаю не только день рождения своей дочери, но и день, когда она «появилась в нашем генеральном проекте».

Марьюшке своей я не устаю повторять о том, что она – дитя любви, не долгожданное, но очень желанное. Поверьте, для ребенка это важно не только в процессе «вызревания» в материнской утробе, но и много позже, на протяжении, пожалуй, всей жизни. Человек не должен чувствовать себя обузой. Напротив, каждое мгновение своей жизни он должен знать и чувствовать, что любим, что мир рад его появлению на свет. Такие дети более уверены в своих силах и самостоятельны. А все потому, что с самого зарождения внутри мамы этот ребенок чувствует ее радость и улыбку, ласковые поглаживания живота. Все девять месяцев такая мама освещает мир внутренним своим светом. Даже если ее мучает жесточайший токсикоз, она все равно светится изнутри. Она не может не светиться – у нее нет сомнений в том, что она любима мужем, в том, что муж не менее ее самой рад появлению на свет младенца. Все девять месяцев она только готовит себя к материнству и уже любит ненаглядную свою крошечку, еще ни разу не виденную, но ежеминутно напоминающую о себе ощутимыми толчками изнутри.

Дети – это замечательно, это действительно цветы нашей жизни, но о них я написала в другой книге. Здесь же мы воспитываем мужей, так вернемся же к нашим баранам (это я не о мужьях, это я немножечко каламбурю!).

Итак, вы сообщили любимому замечательное известие: к вам едет ма-а-аленький такой ревизорчик. Муж, безусловно, счастлив: сбылась мечта, он уже почти отец! Для мужчин это очень важный момент. Я имею в виду лишь нормальных мужчин, тех, которые не бегут от отцовства, не впадающих в кому от одной мысли об ответственности за крошечного человечка и его маму. Подавляющее большинство из них опасаются: а могут ли они иметь детей, состоятельны ли они как мужчины? И если в мужских своих качествах они могут убеждаться хоть каждую ночь (кстати, помните, что я говорила о похвале? Вот-вот, любят они это дело, ох как любят, так что почаще нахваливайте и в этом плане тоже, но не переусердствуйте Идеальный вариант: «Ты непревзойден, милый! Но учти – только для меня, другая может не оценить твои невероятные способности!»), то относительно отцовства у них еще оставались некоторые сомнения. А вы своим известием навсегда избавили их от сомнений. Так что примем за аксиому, что потрясающему известию рады оба, и оба абсолютно счастливы.

Вот тут хотела бы предостеречь тех женщин, которые, невзирая на мои предостережения, таки взвалили на себя все домашние хлопоты. Бросайте эту вредную привычку, пока не поздно! Теперь для этого самое что ни на есть подходящее время. Именно сейчас еще все можно изменить. Но если вас устраивает такое положение, измените его хотя бы на время беременности. Вы можете сказать, что на первых месяцах вам совсем не сложно обслуживать мужа – обстирывать, обхаживать. А вы уверены, что на более позднем сроке взятые на себя обязательства не станут для вас неподъемным грузом? Теперь вы можете оставить себе разве что кухню, да и то при условии, что основные продукты в дом будет приносить супруг. Запомните с первого же месяца и – самое главное – объясните это мужу: вам больше нельзя таскать тяжелые сумки, нельзя мыть полы, нельзя стирать (если только у вас не машина-автомат). Отныне девять месяцев вы должны заботиться не столько о муже, сколько о ребенке. Ну и, конечно, о себе. И это вовсе не эгоизм: для того, чтобы родить и вырастить здорового ребенка, нужна здоровая мать. Так что львиную долю обязанностей мужу придется взять на себя. Даже если такая постановка вопроса ему не очень нравится.

Конкретный пример из жизни. Одна моя подруга, назовем ее Мила, вышла замуж в девятнадцать лет. Муж старше ее на шесть лет. К моменту женитьбы был вполне успешным человеком, даже имел свою машину (для выходца из маленького украинского городка да в 1983 году это было не так уж мало). Естественно, такого золотого супруга Мила, можно сказать, носила на руках. После школы она успела лишь годик поучиться в каком-то захудалом училище и, не закончив его, проработала полгода на заводе завхозом. После чего Миша любезно позволил жене присесть на его могучую шею. С тех пор Мила не работала ни дня. Миша занимался мотоспортом – в любую погоду целыми днями гонял на мотоцикле по трассе. Форма загрязнялась с фантастической скоростью, и стирать ее приходилось более чем часто. А форма – не то же, что у баскетболистов или теннисистов, например. Это очень плотные штаны-комбинезон, такие плотные, что иголкой почти не протыкаются и вдвое, можно сказать, не складываются, а стало быть, в стиральную машину их не засунешь. Стирать форму, естественно, должна была Мила. И она стирала. И кушать готовила тоже Мила. И продукты закупала Мила, таская с базара тяжеленные сумки. Хотя закупить овощи мог бы и Миша, благо не пешком ходил – на машине ездил. Но… не мужское это дело, по базарам ходить. И убирала тоже Мила. И гладила. И забеременела, представьте, она же.

Я за подругу, конечно, порадовалась. Однако посоветовала ей побольше внимания уделять себе. Кто же позаботится о будущей матери, как не она сама?

– Ну что ты, – обиделась на мое предложение Мила. – А как же Миша? Что мне, тяжело постирать? Или кушать приготовить? Глупости говоришь. Мужик работает, крутится целыми днями…

Я лишь пожала плечами:

– Ну что ж, подруга, тебе решать. Это твоя жизнь, твоя семья. Каждый устраивается, как может. Только потом не пожалей.

Пожалела Мила очень скоро. Животик рос как на дрожжах, наклоняться стало тяжело. Полы вымыть, и то было сложно, а уж выстирывать огромные грубые мотоциклетные штаны да куртку, полоскать да отжимать, развешивать неподъемные шмотки было ну очень непросто. Со временем и сумки тягать с былой легкостью уже не получалось. Попыталась было Мила взбрыкнуть, да поздно было. Никак не мог Миша взять в толк, почему вдруг жене стало тяжело его обслуживать? Еще месяц назад не жаловалась, а теперь вдруг стонет. Не иначе как извечные женские капризы. И в назидание неразумной супружнице затеял в доме ремонт. Да не просто обои переклеить, а решил заодно ванную, туалет и кухню кафелем выложить, дабы ребенку приятнее было явиться на свет в благоустроенной квартире. А кафель, как вы знаете, кладется на цемент. Да только сам Миша ремонтом не занимался – ему было некогда, ему понадобилось срочно уехать на два месяца на юг, отдохнуть. А для ремонта нанял бригаду строителей, которых Мила должна была кормить-поить, да убирать за ними, да приглядывать, чтобы работали на совесть. А работать мужикам ну никак не хотелось, ведь по ящику как раз летнюю Олимпиаду транслировали. Так и жили трое мужиков практически на шее у бедной беременной бабы. Та не успевала продукты с базара тягать да перерабатывать у домашнего мартена. И все это в дикую жару, да в цементной пыли, на фоне которой у Милы развилась астма. А Миша, отдохнувший и загоревший, свеженький, аки шалунишка Купидон на красочных открытках начала двадцатого века, вернулся с югов, когда ремонт был благополучно завершен, а Миле до родов осталось около месяца. И теперь, после окончания ремонта, жизнь Миле показалась такой спокойной и уютной, что не пугали уже ни стирка формы, ни тяжелые сумки. И она уже и не думала высказывать Мише свои «фи».

Теперь я стараюсь пореже бывать в гостях у Милы. Сердце мое разрывается, глядя, как суетится она, как старается предвосхитить каждое Мишино пожелание. Пришел Миша с работы. Обед, как положено, готов – все еще горяченькое, с пылу с жару. Миша вымыл руки и устроился за столом в ожидании, когда же супруга подаст ему обед. Мила – женщина шустрая, расторопная, обычно делает десять дел одновременно. Быстренько выставила перед благоверным дымящиеся тарелки и убежала в комнату к заплакавшему ребенку. Да вот беда – забыла Мишеньке подать ложку да вилку! Правда, Мише достаточно протянуть руку и самому взять недостающие приборы, ему для этого даже вставать с места не пришлось бы. Но зачем ему напрягаться, если у него есть жена? Он кричит:

– Мила, а ложку?

Мила бросает плачущего ребенка, через всю квартиру мчится на кухню, достает из ящичка ложку и вилку, аккуратненько кладет перед супругом и убегает обратно к ребенку. Меня так поразила эта картина, что я никак не могу ее забыть, несмотря на то, что прошло уже немало лет. Как по мне, я бы тому Мише швыранула этими ложками-вилками в рожу, честное слово! А та – ничего, вроде так и должно быть. Или вот еще один факт, правда, уже не подсмотренный, но рассказанный самою Милой.

Есть у Миши такая «замечательная» привычка – после душа он выходит из ванной голый и мокрый и вытирается не в ванной, как все нормальные люди, а в спальне. А Мила бежит за ним с тряпкой и подтирает стекающие с любимого супруга струи. Это ж до какой степени надо не любить себя?! Стоит ли удивляться, что подросший сын относится к матери точно так же потребительски, как и отец? Тоже: подай, принеси. Только Мила не замечает, что об нее, грубо говоря, вытирают ноги. Она привыкла, ей кажется, что так и должно быть. Вот только удивляется иногда, как же сильно изменился Миша. Ведь когда-то так красиво за ней ухаживал, цветы дарил, встречал с работы на машине. А теперь почему-то не допросишься, чтобы подвез в поликлинику. Да и с былым благополучием довелось расстаться – нынче у Миши уже не получается приносить в дом деньги пачками. Теперь все чаще Миле приходится одалживаться у знакомых, дабы было чем прокормить голодных своих мужиков. Правда, последнее время ей становится все тяжелее раздобыть денег – ведь предыдущие долги, накопившиеся за несколько лет, неизвестно когда и чем будут отдавать, вот знакомые и не рискуют уже с кредитами. А Миша, за много лет приученный дома лишь лежать на диване да плевать в потолок, так и лежит, так и поплевывает. Ни по дому помочь, ни с ребенком позаниматься, ни поискать дополнительный источник заработка. Зачем? У него же есть Мила – накормит, напоит, обстирает, еще и в постели ублажит. Зачем ему что-то менять, когда и так все хорошо?…

Нас уже трое.

Как быстро пролетели девять месяцев, правда? Поздравляю, вот вы и мама! Неприятные ощущения от процесса рождения младенца очень быстро забываются на фоне материнского счастья. Теперь ваша жизнь разделится на «до» и «после». Все, что было до появления в семье ребенка, кажется теперь ненастоящим, словно было не с вами, а с героиней мексиканского сериала. Теперь все иначе. Теперь вы – настоящая женщина, мать.

С первого же дня подключайте мужа к домашним хлопотам. Это будет вполне оправданно даже для тех мужей, которые не привыкли до этого заниматься чем-либо иным, кроме как зарабатыванием денег. Вообще крайне нежелательно сводить функции мужчины в доме к тумбочке, в которой можно взять деньги. Между прочим, тумбочка в любой момент может поломаться, в смысле, деньги в ней могут и закончиться (как в предыдущем рассказе про Милу и Мишу). В конце концов, у каждого своя работа. Вы ведь тоже не в бирюльки играете, вы нянчите его ребенка. А это иной раз будет посложнее, чем любая работа. И уж точно ваш рабочий день гораздо длиннее, нежели папин. Так что без смущения взваливайте на него новые обязанности. Тут вы должны стать немножечко дипломатом.

Определите сами, какие обязанности больше подойдут вашему мужу. Мой, например, почти что с удовольствием стирал и гладил пеленки, убирал квартиру. Единственное, что он катастрофически не выносил, так это дефилировать по улице с коляской. Он у меня терпеть не может непродуктивный труд. Ему непременно нужно видеть плоды своих трудов, как, например, чистая квартира или приготовленный ужин. В гулянье он не видел особой необходимости, по крайней мере для себя. Так что у нас обязанности разделились следующим образом: я полностью занималась ребенком, а муж – практически всем остальным.

И не говорите, что распределение обязанностей у нас было несправедливым. Я с этим категорически не согласна! Это только кажется, что с ребенком достаточно только гулять. Ничего подобного! Даже гулять – это уже труд. Попробуйте два-три часа слоняться без дела. Может, сначала это и покажется вам беззаботным времяпрепровождением, но уверяю вас – это очень быстро наскучит кому угодно. И вообще это только со стороны может показаться, что вся забота о ребенке сводится лишь к прогулкам на свежем воздухе. На самом же деле это лишь малая толика «маминой работы». Главная на том этапе функция матери – накормить младенца. Теперь мамы частенько пользуются готовыми смесями, грудное же вскармливание чаще всего в сознании молодых мам – анахронизм. И очень напрасно. Ни один научный институт не способен повторить гениальность матушки-природы, воссоздав аналог материнского молока! А потому до сих пор грудное вскармливание – залог здоровья ребенка. Хотя бы в самый ответственный период младенчества. Невозможно придумать более сильный иммунный стимулятор, нежели материнское молоко. Конечно, если у мамы возникли проблемы с молоком, если его вырабатывается недостаточное количество – тут уж ничего не поделаешь, кормить-то ребенка чем-то нужно, так что на такой случай сгодятся и искусственные смеси. Но если у вас достаточно своего молока – не дурите, не отрывайте крошечку от груди раньше срока. Вы и представить себе не можете, какое блаженство будете испытывать при кормлении! Но это потом, а пока…

Уже испытавшие прелести материнства согласятся со мной: кормить малыша первые месяц-два – это мука! Грудь еще не приспособилась, ребенок натирает сосок до кровавых трещин. Кроме того, за грудью в эти месяцы требуется особенно тщательный уход – того и гляди, молоко застоится, и мастит обеспечен. Так что даже в редкие минуты, пока ва – ша кроха спит, маме не придется отдыхать, сложа руки. Кому-то может показаться, что я очень хитро устроилась и вообще ничем не занималась. Однако помню один случай, который едва не стоил мне здоровья. В бесконечных заботах о ребенке и груди я уставала до такой степени, что однажды, сцеживая остатки молока после кормления, не нашла в себе силы даже застегнуть специально приспособленный для кормящих матерей бюстгальтер и буквально отрубилась, упав на левый бок. А через два часа, проснувшись, обнаружила, что левая грудь была твердая, как камень – молоко застыло. Неимоверных трудов нам с мужем (да-да, и ему довелось приложить к этому руку!) стоило избавление от угрозы мастита. Так что, милые мамочки, не допускайте подобных промахов. Это во-первых. А во-вторых, это хороший пример того, что мама в первые месяцы после родов прежде всего обязана заниматься собой и ребенком, и если она будет заниматься этим со всей ответственностью, то ни на что другое у нее при всем желании просто не останется времени. Вот и объясните новоявленному папаше, что в данный момент вашей главной заботой является выхаживание малыша, а никак не взрослого самостоятельного мужика.

Но и тут кроется подводный камень. Объяснить это надо так, чтобы муж, не дай Бог, не стал ревновать вас к ребенку. Это, кстати, не так уж редко встречается. На мой взгляд, не от большого ума. Или, несмотря на внешнюю мужественность, внутри вашего супруга плотно засел комплекс неполноценности, из-за которого он и требует к себе постоянного вашего внимания. Если ваш муж именно из этой серии, лично я вам не завидую, но и повода паниковать пока еще нет. Просто объясните ему как можно доходчивее, что он уже большой мальчик и сможет позаботиться не только о себе, но и о вас, пока вы будете заботиться о ЕГО ребенке.

Но не переусердствуйте. Многие мужчины не переносят испытания ребенком. Даже будущие мамы и то не все понимают, сколько хлопот на них свалится после пополнения семейства. Что уж говорить об отцах. А ведь многие из них были избалованы до безобразия в свое время кто неразумной материнской любовью, кто – не более разумными женами. Они привыкли, чтобы все в доме крутилось вокруг них, и вдруг – бац, в одно мгновение центром семьи вдруг становится темно-розовый крикливый комочек. Вот тут вы и должны проявить свою врожденную женскую мудрость.

Что я имею в виду? Да все то же: нежность, ласку и похвалу. Это днем вам не до мужа, а ночью… Ночью вы – все та же королева, в которую он однажды безумно влюбился раз и навсегда. Да, я знаю, вы безумно устали, вы так хотите выспаться, от бесконечных забот у вас болит голова. Но вы же женщина! Да, такова уж ваша «се ля ви». Что ж поделаешь, теперь вам всегда придется балансировать между мужем и ребенком. И очень важно устоять ровно по центру, не склоняясь ни на чью сторону. Теперь днем вы – мама, ночью – жена. А уж коли слишком сильно устаете для выполнения своей женской миссии, существует еще один хороший приемчик.

Помните урок номер один? Это когда вы «сильно устали, и голова у вас болит, но вы готовы ради любимого пострадать и приготовить ему яишенку через часок». Вот-вот. Приблизительно в этом духе.

– Милый, постирай ползунки, а то сухих уже не осталось. А я пока сделаю ребенку укрепляющий массажик.

– Дорогой, ты не приготовишь ужин? А я пока искупаю нашего зайчика.

– Котик, ты не уберешь со стола, сокровище мое ненаглядное? А я пока покормлю малыша.

И пока вы занимаетесь ребенком, папа, во-первых, занят делом, во-вторых, из-за занятости ему некогда ревновать. Можно придумать и в-третьих, и в-четвертых, но главное, когда ваш малыш сладко посапывает в кроватке, умаявшись за день, вы с его папой тоже ложитесь баиньки. Папенька, правда, несколько подустал, но кто же перед вами устоит? Вы – отдохнувшая и полная сил, вы – настоящая королева. Вы уже выполнили материнские функции, теперь вы – стопроцентно жена. Только не надо с мученическим видом отрабатывать свои обязанности! Нет, вы – настоящая женщина, вы – фея, волшебница, и усталость с вашего мужа слетает в одно мгновение! И поверьте, он и не вспомнит, как устал, стирая пеленки и готовя ужин. Зато очень хорошо запомнит, какова его супруга в постели. А уже после всего не забудьте прижаться к любимому и мурлыкнуть пару раз:

– Мррр, мой котик сегодня превзошел самого себя. Сокровище мое, как замечательно, что мы нашли друг друга!

И почему я не вышла замуж за сына Рокфеллера?!.

Ваш малыш подрастает, вы – заботливая мама, а потому не стремитесь выйти на работу раньше срока. Ребенок растет не по дням, а по часам, он уже не влезает ни в одни колготки и рубашечки. А новые купить не на что – денег катастрофически не хватает…

Приятного в этом мало, но не отчаивайтесь – все через это прошли. А очень многие не прошли, а так и застряли на этом этапе. Я имею в виду сугубо материальную сторону нашей жизни. Увы, нынче многим живется несладко, и, вполне возможно, вы – не исключение.

Довелось и мне побывать в этой шкуре. Не побывать даже, а пожить. Или прожить большую часть жизни. Так что поверьте – вы не одиноки, очень многие семьи, особенно молодые, живут так же, как и вы, считая каждую копейку.

Стоит заметить, далеко не все семьи с честью выдерживают это испытание. Очень многие браки распадаются из-за материального неблагополучия. Но меня всегда интересовал вопрос: неужели им стало легче жить после развода? Отцу и бывшему мужу, возможно, и легче. А женщине с ребенком? Помните историю про Вадима и Олю? В которой Олина мама была недовольна малым заработком зятя. Упорная мама таки добилась цели – Оля и Вадим развелись. И кому стало легче? Никому. Вадим нашел другую женщину, и теперь большая часть его существенно возросшей зарплаты достается чужой женщине и чужому ребенку. Оле же с Катькой, родной дочерью Вадима, достаются лишь положенные по закону пресловутые двадцать пять процентов его зарплаты плюс одиночество. Самое интересное, что разводы из-за нехватки денег чаще всего инициируют именно женщины. И чаще всего сами же страдают от развода. Ведь далеко не все из них устраивают свою жизнь, обретя счастье в новом браке. Зачастую они продолжают влачить довольно тяжелое материальное существование в гордом одиночестве, кляня и обвиняя во всех своих бедах бывших мужей.

Вспомните поговорку: «Не в деньгах счастье». Знаю, знаю, существует и вторая ее половина: «А в их количестве», но это уже неправда, это, скорее, всего лишь плод фантазии юмористов-аматоров. А первая часть – истина в последней инстанции. У нас бывали очень тяжелые времена, когда приходилось ограничивать себя даже в еде. Однако я ни разу не почувствовала себя из-за этого менее счастливой. Раздосадованной – да, бывало, и даже неоднократно, но никогда я не чувствовала себя несчастной из-за недостатка денег. И уж никогда ни в коем случае не считала виновным в этих бедах мужа! Что поделаешь, угораздило меня выйти замуж не за отпрыска клана Рокфеллеров – сама виновата. Зато он замечательный муж и самый лучший отец во всем мире. И я счастлива хотя бы оттого, что моей дочери посчастливилось иметь такого отца. Ну да, не может мой муж забросать нас с дочерью норковыми шубами и «мерседесами», но я же говорила, что он – не идеал, он только максимально к нему приближен!

Посудите сами. Если бы я закатывала истерики по поводу нехватки денег, стало ли бы их больше? Сомневаюсь. Так уж случилось, что мой муж совершенно не умеет воровать. И грабить тоже, равно как и убивать и прочее, прочее, прочее. Короче, к криминальным элементам его очень сложно отнести. И по образованию, и по профессии он музыкант. Да, есть, конечно, и хорошо зарабатывающие музыканты, но их очень мало. По крайней мере мой муж к ним явно не относится. Он никогда не отказывался подработать, больше того, сам постоянно ищет такую возможность, даже если эта возможность никаким боком не связана с музыкой. Но прыгнуть выше головы он не может. И я это знаю. Но меня это не раздражает. Потому что я знаю – можно быть счастливой и с малым количеством денег. Я это совершенно точно знаю! Надо только привести свои требования к максимальной близости с возможностями. Я не призываю вас к нищете, я призываю лишь несколько умерить пыл. Да, мне тоже многого хотелось. Но я прекрасно знала, что мы можем себе позволить, а что – нет. И никогда не испытывала особого дискомфорта по поводу того, что у меня дубленка за 250 долларов, а не за 500, как у соседки. Мне в ней тепло и уютно, на вид она ничуть не хуже, так отчего я должна страдать, скажите, пожалуйста? Пусть соседка переживает, что переплатила в два раза за почти такую же дубленку!

Если бы я постоянно пилила супруга за нехватку денег, их бы не стало больше. Как бы я его ни доставала, он бы не вышел на большую дорогу грабить и убивать, дабы прокормить семью. А заработать больше честным образом он не может. Все люди разные. У одного мозги приспособлены к заработкам, у другого – к семье, третий – полный ноль в семье, а вот руки имеет золотые, только выгоды извлечь из этого не умеет. Именно потому не было, нет и никогда не будет в мире идеального человека, тем более мужа. Потому что попросту невозможно обладать выдающимися способностями абсолютно во всех областях деятельности. Мой муж никогда не лежал на диване и не философствовал о том, как мало у нас ценят музыкантов, вместо этого он искал возможность подработать. И находил. Но и этого нам хватало с трудом. Однако мы никогда не скулили по поводу того, что очень во многом приходится себе отказывать. Только вздыхали иногда и улыбались: «Ничего, прорвемся! Главное, что мы вместе. А раз мы вместе, нам ничего не страшно, вместе мы все выдюжим, все преграды одолеем». А деньги… Что деньги? Их всегда мало. Даже зарабатывай мой муж в три, в пять, в десять раз больше, нам все равно было бы мало. Такова уж природа человека: сколько бы ни было, все одно хочется большего. Тогда к чему сотрясать воздух? Ни разу за двадцать лет совместной жизни я не упрекнула мужа в малых заработках.

Конечно, нам было бы легче жить, если бы я устроилась на работу. Но, как я уже говорила в первой части, на том этапе мы посчитали целесообразным, чтобы я не работала, а приглядывала за ребенком. Этот вопрос каждая семья должна решать самостоятельно. Мы выбрали ребенка, для нас это – самый верный наш выбор за всю совместную жизнь. И пусть нам было тяжело жить на одну музыкантскую зарплату, наши страдания оправданы на сто процентов: мы вырастили замечательную дочь. И то, что мы до сих пор не имеем машины, такие мелочи на этом фоне, что об этом даже говорить неудобно, ей-богу! У каждого свои приоритеты. Нашим приоритетом была и остается дочь.

Когда-то вычитала в газете интересный факт. Какие-то исследования показали, что у жен-стерв мужья гораздо чаще добиваются успеха в жизни, чем у нормальных жен. Мол, они их постоянно пилят, и мужья просто вынуждены крутиться, чтобы удовлетворить прихоти своих благоверных. Не знаю, не знаю, вполне возможно. Только сама постановка вопроса такова, что мне почему-то жалко тех несчастных мужиков. Это ж жуть какая – каждый день жена шипит, скрипит, покою не дает: то ей новую шубу подавай, то машину, то квартиру. Все ей, ненасытной, чего-то не хватает! Представляете обстановочку в такой семье? Брр, я так не хочу. Для меня превыше всего душевный комфорт, я очень не люблю напряженности в воздухе. Впрочем, если для вас настолько важна материальная сторона жизни – попробуйте стать стервой. Правда, это тоже надо уметь. Я совсем не стерва, поэтому советом не смогу помочь. Однако сдается мне, те ученые не все результаты обнародовали. Например, они не указали процент разводов в таких семьях. И почему-то мне кажется, что он в них на порядок выше, чем в других семьях.

Впрочем, с одной такой семьей я была знакома. Была, потому что нервы мои истощились и долго смотреть на это безобразие я не смогла. Помните семью из первой части? Ту, в которой мама без конца отчитывала папу за то, что тот сурово отругал провинившуюся дочь? Познакомились мы с семьей Базиленко в Чехии. Гера – такой же музыкант, как и мой муж. Жена Валентина – высокая интересная барышня, крайне озабоченная собственной персоной. Муж и дочь для нее – лишь фон, на котором она могла бы блистать. Валентина прекрасно шила и вязала, но не из любви к искусству, а сугубо ради того, чтобы хорошо выглядеть, ведь зарплата Геры не позволяла ей полностью осуществить свои наполеоновские планы. В то время Валентина училась на заочном отделении торгового института, ради чего ей приходилось дважды в год выезжать в Союз. Одевалась она действительно шикарно. Любой моей знакомой такого гардероба хватило бы, пожалуй, на всю жизнь. Валентине же его хватало ровно на одну сессию. К следующей ей непременно нужно было поменять гардероб если не полностью, то кардинально, вплоть до кожаного пальто и полушубка.

Гера работал на трех работах (все там же, в гарнизоне), Валентина – гардеробщицей в Доме офицеров. В данном случае ее служебное положение вовсе не говорит об ее интеллектуальных способностях, а только о том, что устроиться там на работу было весьма проблематично. Впрочем, уж коли мы заговорили об интеллекте, то замечу – скажем так, в моде она разбиралась неплохо. Больше, увы, о ее умственных способностях мне сказать нечего. Приведу лишь один пример, после чего читателю станет многое понятно в этой персоне.

Я приехала с похорон отца. Папы не стало очень быстро, все это произошло крайне неожиданно. Я лишь успела застать его буквально на полчаса живым, после чего он отправился к праотцам. Царствие ему небесное. У меня был замечательный папка, самый родной, самый лучший, самый любимый. И моральное мое состояние после такой утраты было просто чудовищным – жить не хотелось, ведь я потеряла одного из самых близких и бесконечно драгоценных людей. На вокзале в Чехии меня встретила Валентина:

– Ну что, как там Киев? Ой, как я тебе завидую – в Киеве побывала!

Стоит ли еще что-либо добавлять к портрету Валентины? Сама она приехала из очень маленького украинского городка. Вернее, это она называла его городом, хотя на самом деле это поселок. И, конечно, Киев был для нее пределом мечтаний.

Геру в семье не ценили ни на грош. Хотя мужчина видный – высокий, стройный, лицом не урод, а уж муж так и вовсе золотой. И по хозяйству все сделает, и денег заработает, и вообще ради своей Валечки готов был на все. Нормальная баба жила бы да радовалась. Да не такова была Валентина. Ей всего было мало. Себя любила со страшной силой. Геру же все норовила мордой в дерьмо, да желательно при посторонних. Так как мы в то время числились их друзьями, немало грязи было вылито на бедного Геру в нашем присутствии. Сначала он был мне весьма симпатичен, но постепенно мои взгляды на Геру изменились. Ну разве можно позволять так измываться над собой, тем более в присутствии собственного ребенка и друзей семьи? Я понимаю, любовь и все такое, но нельзя же терять человеческое достоинство! А Гера его терял буквально на наших глазах.

Постепенно Валентине перестало хватать трех Гериных зарплат. Ну а так как была она барышней видной, в определенного рода предложениях недостатка не испытывала. И Валентина стала отдаваться не за деньги (еще бы, она же не проститутка!), но за хорошие, дорогие вещи. Иногда брала деньги в долг, а отдавать их, после того как понравившаяся вещь была не только куплена, но и успешно поношена, было чрезвычайно жалко. Муж – на одной из работ, ребенок безжалостно отправлялся на улицу, а Валентина на супружеском ложе расплачивалась с кредитором. Гера же был абсолютно уверен, что с долгом Валюшка расплатилась деньгами – он ведь ей выдал необходимую сумму. Правда, не обратил внимания на новую косметику и некоторые мелочи, появившиеся у жены. В общем, хрестоматийная сцена: практически весь гарнизон знал о Валюшкиных похождениях, только Гера пребывал в счастливом неведении. Больше того, с удовольствием носил обновки, приобретенные для него любимой супружницей таким способом.

Когда срок Гериного контракта подходил к концу и в ближайшей перспективе предельно ясно замаячило возвращение на родину, Валентина забилась в истерике: «Не поеду в Гадюкино!» Гадюкином она называла родной городишко. Нашла себе фиктивного мужа-чеха. По-быстренькому оформили с Герой развод, и Валюшка вышла замуж за своего чеха. Чех, правда, был на полторы головы ниже ее и на восемь лет моложе, а главное, женился-то на ней сугубо ради неновой «шкоды», которую Гера выложил, дабы его благоверная стала чешкой. Сам Гера к тому времени оказался в Союзе, так как контракт как раз закончился. Валентина осела в Праге. Сняла дешевенькую квартирку на окраине города. Чешским языком не владела, наукам, кроме шитья да вязания, обучена не была, ведь диплом получить так и не успела, жить было не на что, а в русской общине охочих до баб мужичков было немало… Гера-то, конечно, крутился, покупал в занюханных деревеньках за копейки так называемые «дрова», то есть иконы, переправлял это добро своей красавице в Прагу, полный уверенности, что тем самым обустраивает их с Валюшкой будущее гнездышко, а о проделках любимой экс-супруги, как говорится, ни сном ни духом не ведал. И когда из Геры были выжаты все соки, а бизнес с иконами постепенно себя изжил, вместо приглашения в Чехию Гера получил известие: «Прости, дорогой, но я беременна от законного мужа, и тебе в наших совместных планах места нет. Так что будь здоров, Гера, не кашляй. Целую нежно, твоя киска».

У Геры – сердечный приступ. «Как она могла? Да я же ее так люблю! Да она же у меня вообще к сексу равнодушна, да как она могла поддаться этому молокососу?» Э-эх, милый… Это к сексу с тобой она была равнодушна, потому как и без него имела от тебя все, что хотела! А с другими – почему бы и нет? Очень даже полюбила, особливо ежели вещичка какая новая приглянется.

В общем, скандалище вышел грандиозный. Гера топал ногами и кричал, что так просто этого не оставит, что ребенка потаскухе не отдаст, а будет добиваться опеки через суд. Ох, как он шумел! Валюшка же стояла на своем: «Между нами все порвато, вся тропинка затоптата». Мол, я верная жена, жду ребеночка от законного супруга, а вы тут, мужчина, скандалите. Однако через несколько месяцев Валентина сменила гнев на милость: помыкалась одна, без Гериной помощи, поняла, что другим мужичкам нужна только на ночку-другую, а терпеть ее материальные претензии изо дня в день никто из них не намерен. «Беременность» рассосалась в один момент, и Гере было высочайше позволено приблизиться к телу. Предварительно, конечно, ему было выслано приглашение в Чехию.

Гера, как прощенная за некую шалость собачонка, помчался в Чехию, радостно вильнув хвостиком на прощание родине. Общаться с тех пор нам не доводилось (о чем я ни в коей мере не сожалею), однако некоторые сведения об их семье до нас периодически долетают. Валюшка по-прежнему поедом пожирает Геру, требуя денег еще и еще. И что вы думаете? Таки да, им удалось добиться некоторой финансовой независимости. Помните, они занимались скупкой икон и переправкой их в Чехию? Так они и втиснулись в мир антиквариата. Теперь у них небольшой магазинчик соответствующего профиля. Нельзя сказать, чтобы он приносил уж очень крупный доход, но их семью теперь смело можно отнести к верхней прослойке среднего класса. Есть и квартира в центре Праги, авто. Но почему-то лично я им не завидую. Очень уж мне не хотелось бы жить не с мужем, а с половой тряпкой. Садиться с ним за один стол, ложиться в одну постель. Я, конечно, не чистоплюйка, но меня бы стошнило от такого соседства. А ведь когдато Гера был нормальным мужиком…

Так что, милые женщины, вам решать. Хотите ли вы жить с мужчиной или с рабом любви. Чего вам больше хочется: счастья и семейного уюта или денег, денег, денег! Пусть даже путем постоянного унижения супруга. Если, как я, выберете первое предложение, воспользуйтесь моим советом: НИКОГДА не скандальте по поводу недостатка денег. Если вам ближе по душе второй вариант, то и тут не стоит останавливаться на полпути. Хотите много денег и мужа-тряпку, станьте полноценной, ярко выраженной стервой. Так, чтобы сразу расстелить мужика под ногами без единой складочки-морщинки, дабы не спотыкаться в будущем. И не давайте ему выходных: толкайте мордой в дерьмо ежедневно, с утра до ночи. И лучше не дома, когда его унижения будете видеть только вы с детьми, а где-нибудь в гостях, или, например, на новогодней вечеринке, организованной на его работе, дабы парализовать его волю и гордость раз и навсегда. Кто знает, если не разведетесь в первые три года, может, ваш план и сработает? На всякий случай желаю удачи.

Одно сплошное баловство или болезнь?

Как вы относитесь к праздникам? Посиделки в теплой компании, задушевные разговоры. Под рюмочку-другую так приятно пообщаться с друзьями…

А потом вдруг ваш муж пришел домой выпивши. Ну так уж случилось – встретил друга детства, с которым не виделся целую вечность, а вас, как на грех, рядом не оказалось, вот ему, сердешному, и пришлось «принять на грудь» без вас. Ну не закатывать же по этому поводу истерику, правда?!

А в следующий раз у сотрудника оказался день рождения – ну как было не поучаствовать в праздновании? И вы снова вошли в положение, вы разумная и покладистая женщина, и тут же соглашаетесь: ну куда ж ему было деваться, не отрываться же от коллектива? А потом в их отдел пришел новенький, ну и, как положено, устроил «прописку» по всем правилам. А потом уже другой устроил «выписку». А у четвертого сын родился – как не обмыть такую радость? Вы уже начинаете поскрипывать зубами, но все еще соглашаетесь: действительно, вроде неудобно отказываться. Потом пятый развелся, у шестого теща умерла, так он на радостях выставил мужикам ящик водки. Седьмой отдыхал в Грузии и привез оттуда чачу – ну как не попробовать знаменитый напиток? Потом совершенно случайно совпало так, что два дня подряд справляли дни рождения разных сотрудников, потом начальник устроил разгон, потом славно поработали, потом наши продули канадцам, а во Франции случился день взятия Бастилии…

Если мои записки будет читать опытная женщина, она сможет добавить в вышеозначенный перечень еще массу причин и поводов, по которым благоверный пришел домой в состоянии легкого подпития. Причины впоследствии могут меняться и дополняться, могут остаться все теми же (если у супруга не слишком богатая фантазия), а вот степень подпития раз от раза будет усугубляться. Сначала муж страдает по утрам от похмелья и не то что нюхать, а смотреть или даже говорить о спиртном не может. И вам и в голову не приходит выносить на повестку дня его нетрезвое состояние накануне. Вам его пока еще жалко, вы ему сочувствуете и преподносите стаканчик холодненькой минералочки в запотевшем стакане. А чуть позже он уже поправляет здоровье бутылочкой пива. Проходит еще совсем немного времени, и от похмелья он лечится уже водочкой: как говорится, от чего заболел – тем и лечись. Потом похмелье длится уже два дня, три дня, потом неделю. И вот уже ваш муж ушел в первый запой. Вы хватаетесь за голову: как, когда? Откуда взялось пьянство? Ведь все начиналось так невинно!

Увы, знакома с этой бедой не понаслышке. Довелось и мне хлебнуть этого лиха. Причем я и сама очень даже компанейский человек, обожаю посиделки в теплой компании. И когда-то с удовольствием принимала в них участие. Естественно, вместе с мужем. Потом меня чаще всего не оказывалось рядом, ведь я сидела дома и воспитывала нашего с ним ребенка, а муж мой, как и положено порядочному мужчине, работал, чтобы прокормить семью. А работал в оркестре. Там их таких хороших собралось аж двадцать пять человек, и у каждого свой день рождения, у каждого жена, дети, теща. Кроме семейных причин находились и иные, коллективные: плохо сыграли – надо залить стыд рюмкой-другой, хорошо сыграли – надо отметить грандиозный успех… Я и оглянуться не успела, как вдруг обнаружила, что муж мой как-то все чаще приходит домой не очень трезвый. Прошло еще совсем немножко времени, и он стал приходить домой уже очень нетрезвый. А потом первый раз опохмелился…

Милые женщины, не пускайте это дело на самотек! По себе знаю: пьянство – страшная вещь, очень страшная. Страшнее пьянства, пожалуй, только наркотики. Вот только наркоманы обычно долго не живут, а потому не смогут терроризировать семью до глубокой старости, хотя справедливости ради стоит заметить, что они за довольно короткий срок доводят до предела не только себя, но и близких. А вот пьяницы-алкоголики – еще те «террористы»! Деградация личности происходит довольно быстро, и скоро в отвратительном алкаше с обрюзгшим лицом уже очень сложно узнать того милого, надежного и самого любимого, за которого вы когда-то вышли замуж.

Не стану утверждать, что все выпивающие мужчины со временем превращаются в пьяниц, а после и в алкоголиков. Большинство из них так и остаются на всю жизнь в меру пьющими людьми. Но и в этом случае лучше не пускать дело на самотек, постарайтесь держать руку на пульсе событий – вы ведь не можете знать, будет ли болезнь прогрессировать в его случае. Да и можно ли применить это слово – «болезнь» – в отношении вашего мужа? Может быть, он совсем не из той серии, может, он вообще не имеет склонности к этому делу. В смысле, зависимости от алкоголя.

Ведь есть люди, не впадающие в зависимость ни от алкоголя, ни от курения – могут и выпивать, и курить без опасения «подсесть» на дурную привычку. Ведь даже наркоманами становятся не все. Кому-то достаточно выкурить пару папиросок с травкой, и он уже чувствует дикое желание затянуться еще разок, а другой на протяжении многих лет может периодически покуривать сугубо под настроение, не ощущая трагической зависимости. Вот это и есть самое страшное слово – «зависимость». И бояться нужно не столько самого алкоголя, сколько именно зависимости от него. Ведь сам по себе алкоголь может быть довольно приятным дополнением к празднику. А вот именно из-за зависимости некоторые люди становятся алкоголиками, а другие могут в течение всей своей жизни периодически «принимать на грудь» довольно существенные дозы без особого вреда для себя. И если с последними бороться можно не особенно рьяно, а лишь для проформы, то в первом случае лучше всего было бы начать профилактику с первых же дней семейной жизни. Ведь если ваш муж имеет склонность к алкоголизму, вы должны, буквально обязаны принять строжайшие меры, дабы не допустить развития этой страшной болезни. Проблема за «малым» – как их, имеющих склонность, отличить от остальных?

На мой взгляд, чертой, отделяющей склонность от болезни, является привычка опохмеляться. Если ваш муж наутро после праздника трясущейся рукой наливает себе рюмку водки, самое время кричать «караул». Осмелюсь даже заявить, что вы уже несколько припозднились, но еще не поздно остановить болезнь, если, во-первых, у вас хватит упорства, а во-вторых – что, по-моему, еще более важно, – если ваш муж действительно очень сильно любит свою семью.

Я слишком долго терпела выпивки мужа. Сначала не воспринимала их всерьез – да полноте, я же не ханжа, что ж я, не понимаю, что мужикам нужно периодически расслабляться, устраивать маленькие мальчишники. Я и сама, как уже признавалась, очень даже компанейский человек, а потому изначально не устраивала истерик по поводу слегка пьяненького мужа. Опять же, начиналось-то все настолько помаленьку, незаметно, что мне и в голову не приходило устраивать истерики по поводу его не совсем трезвого состояния. Я не могу сказать, что он приходил домой навеселе слишком часто – вовсе нет, это происходило лишь периодически: довольно долгое затишье иногда прерывалось неожиданным «сюрпризом».

Постепенно моя половинка стала заявляться домой подшофе все чаще, а степень того самого «шофе» усугублялась раз за разом. Я уже не встречала мужа улыбкой, я уже весьма недобро ворчала на него, однако это его нимало не смущало, и уже через несколько дней он опять возвращался домой почти что «на бровях». Нет, он не был хрестоматийным пьяницей, но с частотой дружеских посиделок уже был явный перебор. Я начала скандалить, но выпивки мужа не прекращались.

Я не разговаривала с ним неделями. Я грозилась подать на развод. Сначала мои угрозы имели некоторое воздействие, однако надолго их не хватало, и мой драгоценный в очередной раз приходил домой пьяным. Зная, как мой муж любит и уважает мать, я обратилась за помощью к свекрови. Однако помощь с ее стороны была, мягко говоря, не слишком значительной. Повозмущавшись вволю безобразиями сына в его отсутствие, она совершенно преображалась, как только он переступал порог дома. Она лишь легко журила его с полуулыбкой на лице:

– Ну что же ты, сынок? Неужели ты не можешь без этого обойтись?

«Сынок» клятвенно обещал больше не безобразничать, и на этом воспитательный процесс прекращался. До следующего раза.

Так продолжалось несколько лет. Муж то почти прекращал выпивать, то в очередной раз устраивал мне «Варфоломеевские ночи». В принципе ничего плохого в пьяном состоянии он не совершал. Он не буянил, не пытался указывать мне на место, и уж тем более не поднимал на меня руку. Но все равно, уверяю вас, очень мало приятного лицезреть рядом с собой пьяного мужика. О, как мне всегда хотелось записать на магнитофон его пьяные бредни! Мне кажется, если бы он хоть раз увидел и услышал себя со стороны, он бы никогда в жизни не прикоснулся больше к рюмке! А чего стоит вынести пьяный храп и запах перегара?!

Моя внутренняя чаша терпения медленно, но верно наполнялась. Переполненной она оказалась после майских праздников. Не успев просохнуть после Первомая (а к тому времени он уже успешно начал опохмеляться и, раз выпив, не пьяным, но выпившим ходил три дня), мой дражайший супруг уже приступил к торжественной встрече Дня Победы. Я была уже настолько сыта его выпивками, что плюнула на все и подала на развод. Я уже говорила, что угроза развода была одним из моих методов устрашения, на которые изначально мой муж хоть как-то реагировал. Но так как мне доводилось применять эту угрозу довольно часто, вскоре она перестала работать. Он понял, что угроза эта пустая, что никуда я от него не денусь и на развод не подам никогда в жизни. И отчасти был прав: я ведь девушка не местная, неработающая, и видов на самостоятельную жизнь у меня даже быть не могло, так что уходить мне было совершенно некуда и попросту нереально, потому и приходилось терпеть рядом безобразно пьяного мужика. Но он не учел одного: я ведь себя не на помойке нашла, я ведь себя ценю не в три копейки, а потому и не хотела и не могла без конца терпеть его выбрыки. И однажды пришла такая усталость от его водки, что мне уже было наплевать на Киев и я решила возвращаться в родной город. Я подала на развод.

Отношение моего мужа к грядущему разводу очень резко изменилось, когда он воочию увидел повестку в суд. Слушание нашего дела было назначено через две недели. Вот тогда-то он понял, что это уже не пустая угроза, а переход к военным действиям. И уже в который раз он поклялся «завязать». Честно скажу – я уже не могла ему верить, слишком много таких клятв было за девять лет совместной жизни. «Не могла» – слабо сказано. Скорее, уже просто не было ни малейшего желания ему верить. Однако по его просьбе сходила в суд, перенесла рассмотрение дела на полгода.

Мой муж не стал обращаться за помощью к знахарям да гипнотизерам, обошелся без весьма спорного медикаментозного лечения и уж тем более не прибег к помощи кодирования или вшивания ампулы. На мой взгляд, это все очень даже неубедительные методы лечения алкоголизма. Вообще мне кажется, алкоголизм как таковой практически не поддается лечению. Бороться с недугом нужно либо профилактикой, либо, в самом крайнем и довольно запущенном, как у меня, случае – на стадии обыкновенного пьянства, то есть некоторого увлечения алкоголем, еще не болезненного, а скорее безответственного. Именно на этом этапе еще можно убедить человека одуматься и отказаться от этого зла. Вот именно в задачи жены и входит не пропустить этот момент. Это во-первых. А во-вторых, жена должна приложить максимум усилий для того, чтобы найти в душе пьющего мужа ту самую струнку, на которую он не сможет не отозваться. У каждого человека эта струнка своя, личная, особенная. У моего мужа этой стрункой оказались мы с дочкой, у кого-то это любимая профессия, у кого-то мать, у кого-то хобби – да-да, можно попытаться увлечь человека чем-либо, только таким, что отнимало бы у него практически все свободное время и было ему по-настоящему интересно. В нашем случае таким хобби стали компьютеры, но это случилось уже немного позже описываемых событий. Первой же стрункой, самой важной, стали мы с дочерью. И осознав, что в один момент может лишиться двух любимых людей, мой муж одумался. Поставив на одну чашу весов семью, а на другую водку со всеми утренними похмельными «радостями», он понял, что даже сравнивать нельзя всю ценность семьи и гадость водки. И осознав это, ему уже не понадобилось прибегать к посторонней помощи, дабы избавиться от дурной привычки. Только собственной волей, только осознавая, насколько важен его выбор, человек может отказаться от алкоголя. А в бессознательное «выздоровление» я, простите, не верю. Все эти «подшивания», кодировки, тайное подмешивание заговоренной травки в чай – не верю. Стоит удалить ампулу – и зависимость вернется. Пройдет срок кодировки – и зависимость вернется. Стоит прекратить прием травки – и зависимость вернется. Потому как не вымучен был отказ от алкоголя, не выстрадан, не осознано желание, потребность трезвой жизни. Может, у кого и получалось избавиться от алкогольной зависимости при помощи вышеописанных методов – искренне порадуюсь вместе с вами. Однако, к дикому сожалению, я имела возможность неоднократно убедиться в малоэффективности всех этих способов. Не на своем примере, нет – мой муж сразу прибег к осознанному отказу при помощи одной только силы воли. Но, увы – и кроме него довелось повидать немало любителей «зеленого змия».

Итак, я несколько отвлеклась от повествования. Узнав о предстоящем слушании дела о нашем разводе, мой муж бросил пить. Проходила неделя за неделей – муж держался. Я все равно ему не верила и держалась по отношению к нему довольно холодно и враждебно. Прошел месяц. Я не верила, враждебность хоть и не исчезла, но несколько смягчилась. Хотя наши отношения все равно сложно было назвать теплыми. Прошел еще месяц. Муж все еще держался, но я категорически отказывалась верить, что это надолго. Отношения еще чуть-чуть оттаяли, но не были слишком теплыми. Еще месяц, еще… Обстановка в семье налаживалась, но я по-прежнему не верила.

Прошло полгода. Однажды я сладко спала, когда часов в одиннадцать утра меня разбудил звонок телефона. Меня побеспокоила секретарь суда, поинтересовавшись, почему на заседание не явились ни истец, ни ответчик. Я не сразу поняла, кто она такая и о каком суде идет речь.


Пришлось срочно ехать в суд и писать отказ от развода, иначе меня обещали подвергнуть штрафу. Так что, можно сказать, развод больше не висел дамокловым мечом над головой моего мужа. А он все еще держался.

Прошел год. За это время мой муж не выпил ни грамма пива. Даже на Новый год пил только лимонад. Я не верила ему. Прошел второй, а я все еще не верила. И каждый раз, когда муж задерживался на работе хотя бы на минуту, я была уверена, что он сорвался.

Только спустя два с половиной года я начала привыкать к тому, что мой муж больше не пьет. Надо отдать ему должное – ему было очень нелегко бросить пить. И не столько потому, что его сильно притягивала водка. Самый сложный момент, на мой взгляд, вовсе не физический, а психологический – его так называемые друзья, сотрудники. Я бы назвала более конкретно – собутыльники. Тяжелее всего ему было отказываться от предложений выпить. Простого «нет» им было недостаточно. Начались подначки, типа: «Подкаблучник, бабы своей боишься? Да объясни ты ей, кто в доме хозяин!» и прочее в том же духе. Я заметила следующее: все мужья немножечко побаиваются своих жен. Не в смысле физической расправы, конечно. А вот в моральном плане каждая жена, если только она более-менее правильно выстроила семейные отношения, имеет очень сильное влияние на мужа. Они это чувствуют, а потому серьезно опасаются гнева дражайшей половины. Однако признаться в этом не может позволить себе ни один мужик. Практически каждый из них в мужском кругу хорохорится, мол, тень – знай свое место. А на самом деле, придя домой в состоянии некоторого подпития, не знает, как посмотреть жене в глаза. Зато в кругу себе подобных они ох как смелы и отважны! А особенно в отношении того, кто еще вчера с удовольствием участвовал в совместных посиделках, а нынче почему-то наотрез отказывается приобщиться к компании.

Мой муж выдержал. Он сделал выбор между семьей и «друзьями». Именно такими, которые в кавычках. Раньше он считал, что у него много друзей, а оказалось, то были только собутыльники. Судите сами: как только мой муж бросил пить, нас резко перестали приглашать на дни рождения тех друзей. Видимо, основной связующей нитью они считают водку. А раз человек не пьет, стало быть, ничего общего с ними он не имеет. Что ж, знать, и не друзья то были вовсе. Истинные друзья и сегодня рядом с нами. И не считают, что в трезвом виде с моим мужем не о чем говорить. А он с удовольствием участвует в компаниях, вместе со всеми сидит за столом и веселится не меньше пьющих. Только поднимает не рюмку с водкой, а фужер с лимонадом. А после застолья или везет подвыпившую супругу домой, если мы были в гостях, или помогает мне убирать со стола, если гостей принимали мы. Зато с каким сочувствием он смотрит на меня, когда наутро я, бывает, мучаюсь головной болью!

Кстати, должна признаться – с тех пор, как мой муж бросил пить, я тоже очень ограничиваю себя в этом плане. Не в количестве выпитого, а в количестве самих посиделок. И не потому, что он запрещает или мягко выказывает недовольство по этому поводу. Я помню, как неприятно мне было видеть его нетрезвую физиономию. Вряд ли ему более приятно взирать на пьяную супругу. А потому ныне мы ведем практически трезвый образ жизни. И, представьте – нам совсем не скучно!

Моя свекровь, правда, лавры успешной борьбы с пьянством сына приписала себе. Мол, я же ему сказала: «Сынок, ну неужели ты не можешь бросить?», и он, как послушный мальчик, тут же бросил. А я, как мудрая жена и невестка, и не спорю. И тактично не напоминаю, что эту фразу она повторяла ему многократно на протяжении долгих лет, и фраза эта не имела на него ни малейшего воздействия. И я, и мой муж, мы оба знаем, что заслуга в победе над водкой – наша с ним общая.

Прошло много лет, выросла дочка, а мой муж по-прежнему не пьет. На редкие предложения выпить неизменно отвечает фразой: «Спасибо, я свое уже выпил». Дочка лишь смутно припоминает, что когда-то папа приходил домой пьяный, но конкретных ужасных воспоминаний у нее, слава Богу, не сохранилось.

Дорогие женщины, не будьте терпеливыми, если речь идет о пьянстве! Здесь как раз терпение скорее порок, нежели добродетель. Не стоит так затягивать с этим вопросом, как случилось у меня. Слава Богу, я не затянула настолько, что ситуация стала необратимой, но как представлю, сколько счастливых лет мы украли сами у себя, становится до слез обидно. Однако не стоит воспринимать мою историю как панацею. Это вовсе не рецепт, как избавить мужа от пьянства! Этот прием сработал у меня, но нет гарантии, что вы достигнете того же результата. Может случиться даже наоборот: вы разведетесь, а ваш бывший муж с горя станет беспробудным алкоголиком. Я написала свою историю для того, чтобы вы поняли, как страшно упустить момент, ведь я и сама его едва не прозевала окончательно. Надо начинать бороться как можно раньше, с самого начала. Если вашего мужа с друзьями связывает только водка, гоните прочь от него таких друзей! Боритесь за него, если он вам дорог, и уходите сразу, если поняли, что в данном случае борьба бессмысленна. Не обрекайте себя и своих детей на многолетние страдания, живя с конченым алкоголиком под одной крышей. И не бейте себя пяткой в грудь, изображая великомученицу: ах, я страдаю, терплю это все только ради детей. Чушь!!! Ради детей на – до бежать от такого мужа и отца, если, конечно, уже не осталось надежды на то, что в один прекрасный день он одумается и сам бросит это грязное дело. Еще раз говорю – мой муж не был законченным пьяницей, он никогда не устраивал скандалов и пьяным приходил домой не так уж часто. Но мне и этого хватало с лихвой для того, чтобы отравлять жизнь. А если бы я ждала, когда он превратится в настоящего пьяницу, уже никто не смог бы вернуть его к нормальной жизни и сегодня я, пожалуй, имела бы мужа – самого настоящего алкоголика.

К великому моему сожалению, у меня очень много примеров такого долготерпения. Думаю, совсем нелишне будет привести здесь хотя бы некоторые из них. Не для того, чтобы застращать, а дабы помешать вам наделать тех же ошибок, что и героини примеров.

Итак, история номер один. Маша – замечательная женщина, добрейшей души человек. Да и Вася ее мужик неплохой. И вместе они выглядят прекрасной парой. Потому что вместе бывают только тогда, когда Вася трезвый. Нет, Вася не алкоголик, он пьет не каждый день. Но часто. И круто. Максималист, в том смысле, что уж если пить – так пить, а иначе и деньги переводить ни к чему.

Выпив, Василий перестает быть милым мужем и отцом. Дома достается всем: и Маше, и Алене с Витей. Алене уже шестнадцать лет, но, перепуганная в детстве пьяным отцом, девочка до сих пор страдает энурезом. Врачи и экстрасенсы бессильны – каждое утро (!) девочка просыпается в мокрой постели. Думаю, не стоит описывать душевные муки шестнадцатилетней девушки, ни разу не побывавшей до сих пор ни в санатории, ни в лагере отдыха. Без этого, наверное, и можно было бы обойтись без особых сожалений, но как же она будет жить в дальнейшем? То, что замужество ей не светит, это уж как пить дать. А решится ли она когда-нибудь на близкие отношения с мужчиной? Хотя бы на платонические? Заранее зная, что отношения обречены? Познает ли она с такой бедой радость материнства? Мне даже страшно представить, что чувствует эта бедная жертва материнской недальновидности. Ведь, разведись Маша вовремя, пьяный отец не имел бы возможности безвозвратно испортить жизнь дочери. Ужаснее всего то, что Вася не сделал никаких выводов из страшного происшествия с дочерью и поныне продолжает не только пить, но и устраивать дома разгонки для всей семьи. На орехи достается всем: и Маше, и Алене, и Вите. Вите, правда, повезло, и он не страдает энурезом, как его сестра, но, как и она, мальчишка растет довольно забитым, неуверенным в себе пацаном. На мои вопросы:

– Зачем же ты это терпишь? Разведись, разменяй квартиру и забудь, как страшный сон.

Маша отвечает:

– Ну как же я разведусь? А на что мы будем жить? Да и как я разменяю двушку-хрущевку? Нет, это нереально…

Господи, да какая разница, на что жить и на что менять несчастную «двушку», если от пьянства отца страдают твои дети?! Можно подумать, им сейчас сладко живется! Ведь практически все, что зарабатывает Вася, он же и пропивает! А квартира… По мне, лучше втроем в малогабаритке, чем вчетвером под неусыпным контролем взбесившегося от водки мужика в «двушке».

История номер два. Тамаре – пятьдесят четыре. Выглядит максимум на сорок пять – худенькая, шустренькая, жизнерадостная болтушка. Это со стороны. Кто знаком с ней чуточку ближе, знают, что не все у нее так славно и гладко, как кажется.

Начать с того, что Павел у Тамары не первый муж. Первый был давно и недолго. Появилась дочь, но умерла в младенческом возрасте. Молодая семья не пережила такого страшного испытания и распалась. Спустя несколько лет появился Павел. На восемь лет моложе Тамары, славный работящий парень. Оба – выходцы из села, отправившиеся на поиски лучшей доли в город.

Павел начал пить не в один день. Как и во многих семьях, этот процесс происходил медленно и почти незаметно. Ну выпивал себе мужик периодически, так они все иногда выпивают. Кто-то больше, кто-то меньше, но ведь все пьют! Вот и Павел у Тамары – далеко не самый худший вариант. Ну подумаешь, частенько стал прикладываться к рюмке! Ну должен же мужик иногда расслабляться! У Тамары и мыслей не возникало ограничивать его в этом.

Ведь в общем и целом – золотой мужик, незаменимый помощник на огороде. Дочка опять же родилась, уж в школу пошла. Как же дите безотцовщиной оставлять? Негоже это…

И не заметила Тамара, как Павел работу потерял. Стали гнать его отовсюду за пьянку. Да и кому он, запойный, нужен? Да, неплохой мужик, пока деньги в руки не попали. А уж если попали, даже если не свои, даже если отдать кому-то надо – пиши пропало. Пропьет все до копеечки. Ну и, естественно, какая работа, пока деньги не закончатся? Сначала после очередного увольнения еще рыпался, пытался куда-то устраиваться, но скоро ему это надоело. А чё? Чем плохо дома лежать да в потолок поплевывать? Или жена не накормит? Или в ласке откажет?

Стала Тамара сама суетиться, устраивать мужика на работу. Поработает Паша пару недель – и в очередной запой уходит. Короче, с работой было покончено наглухо после того, как он не удержался даже в консьержах на сто гривен зарплаты (для тех, кто не знает: это чуть меньше двадцати долларов. Подходящая работа для мужика, главы семейства, правда?).

И по сей день Тамара работает одна, тянет семью на женских своих хрупких плечиках. Вот уже и дочка пошла в выпускной класс.

Живут они в кооперативной двухкомнатной квартире, на которой висит долг в пару тысяч гривен. Тамара судорожно пытается его погасить, работая на двух работах. Паша высокохудожественно плюет в потолок и требует, кроме питания, пачку сигарет ежедневно. Иногда, сволочь, находит деньги (со всеми вытекающими последствиями). В село не ездил сто лет, предоставив любимой супруге с ее девяностолетней матерью самостоятельно копаться на огороде. Живут они с Тамарой давным-давно в разных комнатах (причем Паша облюбовал себе большую), потому как дышать перегаром и просыпаться в обоссанной постели Тамаре почему-то не нравится. Правда, говорит, все равно перегаром и мочой воняет вся квартира – запах прочно въелся в обои, шторы и мебель. В доме ни телевизора, ни радиоприемника, ни стиральной машинки. Один только допотопный холодильник, выброшенный соседями на помойку за ненадобностью.

Спрашиваю у Тамары:

– Зачем он вам нужен? Вам что, деньги некуда больше тратить, как на его кормление и сигареты? Лучше бы дочке лишнюю кофточку купили – она ей лишней как раз и не будет.

– Ну что вы, – отвечает. – Он же золотой мужик. Когда не пьет. Да и куда я от него денусь?

Один мужик меня бросил, опять разводиться, так вообще одна останусь.

Интересная логика.

– А зачем нужен такой муж? Если от него толку нет ни в одной области, зачем он вообще нужен? Не лучше ли одной, разведенной, но не с пьяницей? Не надо будет кормить оглоеда, стирать обоссанные простыни…

– Ну что вы, Танечка, он без меня совсем пропадет. Да и мужик ведь неплохой, золотой же мужик! Когда не пьет. Да и куда он денется после развода? Все равно ведь ко мне придет. Да и как квартиру делить? Нет, это мой крест…

Ох, и любят наши женщины кресты таскать на своих хрупких плечиках! А какое у них при этом выражение лица! Мол, вот я какая мужественная женщина, святая, жертвую собой ради мужика. Он ведь, в сущности, неплохой мужик-то, только козел вонючий, сволочь распоследняя, а так – ничего, нормальный мужик. Ну подумаешь, я свою жизнь выброшу на помойку, ну детьми своими пожертвую. Зато вот какая я героическая жена! На какие лишения себя обрекаю, каким униженьям подвергаюсь я!

Ах, какое самолюбование! Страдает, дышит гадостью сама и заставляет дышать единственную дочь (и это схоронив первого ребенка?!), но ведь не просто так, ведь во имя великой цели: служить верой и правдой ублюдку, зассавшему и засравшему квартиру, уроду, объедающему ребенка! И я не удивлюсь, если Тамарина дочь выйдет замуж за пьяницу и посвятит ему свою жизнь. Даже если выйдет не за пьяницу, он потом им непременно станет, потому что жена ни разу ему не скажет ни слова против водки, потому что молча будет снимать с него вонючие носки и вытирать за ним блевотину, как в порядке вещей.

Да, женщина должна бороться за своего мужа. Да, должна нести свой крест. Но не бесконечно! Пока есть надежда спасти его, выдернуть из болота пьянства, только не призрачная, надуманная неразумной женой, а реальная надежда – надо бороться. При условии, если пьянство мужа не омрачает пока еще жизнь детей. Если же есть хоть малейшая угроза здоровью ли, психике ли ребенка – надо разводиться немедленно и однозначно!

Если чувствуете, что ваша борьба бессмысленна, если водка в вашем противоборстве безоговорочно побеждает – сдавайтесь. Вернее, не сдавайтесь – как раз сдаваться нельзя ни в коем случае, а отступайте. Развод и девичья фамилия – вот он, самый радикальный рецепт борьбы с пьянством. Как бы тяжело вам ни было жить без мужа, это будет легче, чем жить с алкоголиком. И если принести себя в жертву вы имеете право, несмотря на то что, на мой взгляд, это глупость несусветная, то жертвовать своими детьми не имеет права ни одна мать. Таких бестолковых матерей надо самих лишать материнства!

Я уже говорила, что жены, в отличие от матерей, бывают бывшими. Если вам не посчастливилось с мужем, бросьте его и сосредоточьте внимание на детях. Раз их отец алкоголик, дети имеют реальную угрозу повторить путь отца. Алкоголизм передается по наследству! Проиграв битву с водкой за мужа и став бывшей женой, постарайтесь защитить от страшной болезни детей, дабы не стать несчастной матерью алкоголика. Ведь это еще более страшное наказание: вы же не сможете развестись с собственным сыном?!

И еще одна история. Хоть и не про конченых алкоголиков, а «всего лишь» о прожженных пьяницах, но не менее печальная. Потому что в этой семье пьяницами являются оба родителя.

Леша привел Лену в родительский дом, когда ему было чуть за тридцать. Немногим моложе была и Лена – она к тому времени успела уже дважды побывать замужем и от одного из этих браков имела восьмилетнего сына Данилу.

Для Леши же это был первый брак. Кто знает, скоро ли бы он решился связать себя узами Гименея, если бы как-то вдруг, совершенно неожиданно, не женился его младший брат. Леша полюбил приходить в гости к молодой паре, отдыхал душой в компании брата и его юной супруги. И так уютно ему у них было, так ладно жили молодожены, так бережно относились друг к другу, что и Леше захотелось такого же уюта. Похвальное желание. Вот только не подумал тогда Алексей, что далеко не каждая пассия подходит для семейной жизни.

С Леной он познакомился в компании. Как водится – где скопление народу, там и водка. Собственно, компания та состояла не столько из друзей, сколько из одиноких неприкаянных людей, скрывающих свою ненужность и неустроенность за пьяной бравадой. Как в эту компанию попал Алексей – тайна за семью печатями, скорее всего совершенно случайно, по какой-то бестолковой нелепости, ведь самто Леша ни в коей мере не мог причислить себя к неприкаянным да неуспешным людям. Да, женат еще не был, зато имел очень хорошую высокооплачиваемую работу. Жил хоть и с родителями, зато в мире и согласии. И безумно любил мать. Отец – это просто отец, а вот мать для Леши была всем.

Но вдруг появилась Лена. Знамо дело – по пьянке встретились, весело провели ночь. Барышня требовала продолжения банкета. Алексей по натуре парень довольно мягкий и отказать барышне не смог.

Очнулся от Лениного гипноза Леша тогда, когда работа была потеряна из-за разгульного образа жизни, к которому давным-давно привыкла Лена, немалые деньги с банковского счета были благополучно пропиты, а на безымянном пальце правой руки отсверкивало золотом тонюсенькое обручальное колечко. Жить молодым было негде, а потому Лешины родители гостеприимно распахнули перед молодоженами двери.

Казалось бы, заполучила мужика – угомонись, живи, как все нормальные люди. Ан нет, Лене было скучно жить, как все. Несмотря на семейный статус и некоторую беременность, разгульная жизнь продолжалась. А почему бы и нет? Данилу милостиво вызвалась воспитывать Ленина мама, впрочем, она и так воспитывала его с самого рождения, ведь сама-то Лена не могла уделять сыну слишком много внимания по той простой причине, что все свое свободное время посвящала общению с Бахусом. Свекровь тоже не возражала против пьянок сына и его жены. Нельзя сказать, что ей нравился их образ жизни, да не считала необходимым вмешиваться в их дела. То ли от большой мудрости, то ли от душевной лености – так или иначе, но молчание свекрови Лена приняла за молчаливое разрешение продолжать разгульную жизнь. И с совершенно чистой совестью скинула родившегося Ромку на руки свекрови.

Много лет Лена с Лешей жили в пьяном угаре. Причем инициатива всегда исходила именно от Лены: придя вдруг домой трезвой, она места себе не находила, пока не подыскивала по телефону компанию, готовую сию минуту принять их с распростертыми объятиями. Леша сопротивлялся, ругался, но Лена была так настойчива…

Алексей неоднократно пытался бросить пить. И иногда ему это даже удавалось. Несколько раз не пил пару месяцев, один раз продержался даже полгода. Но Лена всегда умела его уговаривать.

Придя домой пьяными, родители или начинали в две глотки ругать подросшего Ромку (причина всегда находилась – бабушка не столько воспитывала внука, сколько выращивала), или же, если тот вдруг не натворил какой шкоды, принимались ругаться друг с другом.

Частенько ссоры переходили в драки, однажды Лена даже запустила в супруга пятилитровой банкой краски. И все жильцы парадного хохотали, когда Леша, с головы до ног облитый белой краской, ходил по квартирам в поисках растворителя.

Самое интересное, что Лена всегда в пылу ссоры называла Лешу алкоголиком. Вроде она вся такая белая и пушистая, а он, гад, алкоголик проклятый. Видя моего непьющего мужа, Лена как-то попросила у меня совета:

– Ну вот как тебе это удалось? Научи меня, как сделать так, чтобы муж не пил?

Я ответила абсолютно искренне:

– Для начала брось сама. Потом подскажу следующие шаги.

На что Лена жутко обиделась:

– А я что, пью, что ли? Скажешь тоже! Да я пью не больше тебя!

Что ж, может, и не больше. Зато не в сравнение чаще…

Последствия такого образа жизни не заставили себя ждать. Шестнадцатилетний Ромка с компанией безбашенных друзей снял куртку с какого-то мальчишки. Родители схватились за голову – где взять денег на адвоката?! Однако выпивать так и не прекратили. Не успел еще суд вынести свой вердикт, как Ромка, все еще находясь под следствием, поспорив с таким же, как сам, юнцом, пырнул его ножом в бок. Слава Богу, ножичек был перочинным, и серьезных травм врагу Ромка не нанес. И, убоявшись ответственности за содеянное, мальчишка подался в бега. Так и остался пацан без среднего образования, не говоря уже о большем, без каких-либо перспектив на будущее, и скрывается от справедливого наказания по сей день.

Не успели Лена с Лешей пережить Ромкины закидоны, как судьба приготовила им еще один удар: под следствием оказался и Данила, старшенький – за побои, повлекшие смерть человека. Родители только хватаются за голову:

– За что нам все это?!!

Я так думаю, что они-то как раз эти беды и заслужили. А вот чем заслужили это родители и маленький сын того, кто не вынес Даниловых побоев? И где теперь бродит Ромка, в чью сторону помахивает ножичком? И перочинным ли ножичком он «играется» сегодня? А не будь матери (Ленина и Лешина) такими «добренькими», не возьми они на себя все труды по становлению внуков, не привечай они равнодушной улыбкой пьяных детей – может, и не случилось бы всех этих бед? И Данила с Ромкой выросли бы нормальными, ответственными людьми, женились бы, родили бы своих детишек и воспитывали бы их так, как положено было бы воспитывать их самих?…

Много, ох, как много подобных историй хранится в моей копилке! Один друг мужа, тоже музыкант, обладающий просто невероятным чувством юмора, обладатель абсолютного музыкального слуха, стал запойным пьяницей, начиная все с тех же коллективных выпивок после репетиции, с которых в свое время начинал и мой муж. Жену свою Иру Славик любил безумно, она его любила не меньше, а потому просто не могла его ругать. Да и как его ругать-то? Его не то что ругать, с ним поговорить-то серьезно и то не представляется ни малейшей возможности – любой разговор, даже самый наиважнейший и наисерьезнейший, сумеет повернуть в шутейное русло, паршивец! На ровном месте такой каламбурчик забацает, что уже ни возможности, ни желания серьезно разговаривать не остается. И уж такой веселый парень, что ни одна компания без участия Славика не обходится. А в компаниях, знамо дело, без выпивки никак… И пристрастился Славик к этому делу.

Тем временем, откликнувшись на многолетние мольбы супругов, судьба послала им долгожданную беременность. И надо же – именно в это время у руководства театра закончилось терпение покрывать Славкины постоянные запои – ведь однажды выпив, пил, подлец, по три-четыре недели! Не вспоминал уже ни о работе, ни о долгожданной беременности супруги. Ира едва ли не в ножках у начальства валялась, дабы в очередной раз простили непутевого мужа, ведь жить-то семье совсем не на что. Ну кто же откажет беременной женщине? В очередной раз простили, но предупредив Иру, что это уже действительно последний раз. Если сорвется еще раз – не посмотрят на ее привилегированное положение. И всю зиму Ира через весь город ездила встречать непутевого муженька с работы, едва запихивая в переполненный транспорт свой огромный живот.

А когда Ира разродилась здоровым мальчонкой, встречать Славика у проходной театра стало уже некому. А тут такая радость – сын родился, как же не отметить? «Наотмечался» Славик до того, что забирать супругу с сыном из роддома поехали соседи, ведь из родственников у обоих был только Ирочкин брат, служивший в ту пору в Германии (еще в Восточной).

А потом несколько раз брат присылал из Германии единственному племяннику детское питание да хорошую одежку. Пришлось то время аккурат на полную разруху, самое начало девяностых, когда даже столичные магазины были девственно пусты. Но не успевала Ирочка нарадоваться поистине бесценным подаркам, как Славик в одночасье пропивал и детское питание, и хорошую одежку – отдавал практически даром, за бутылку водки, не задумываясь о том, что родной сыночек, которого ждали так много лет, останется голодным и раздетым…

Мальчишка подрос, папа его безумно любит. И жену любит по-прежнему. Да вот только от водки отказаться Славик уже, видимо, никогда не сможет. Он пьет запоями: трезвым может ходить хоть полгода, а потом… Сам говорит:

– Вот умом понимаю, что нельзя, душой чувствую, что подлость делаю семье, а поделать с собой ничего не могу. Вот так хочется выпить, что кажется: не выпью сию секунду – помру на месте.

И уходит в запой на несколько недель. Одной Ире известно, чего ей стоит выдержать Славкины запои. А как тяжело вывести его из запоя? Зато трезвый – не мужик, одно сплошное золото…

Сердце красавцев склонно к измене.

Настало время поговорить о том, чего сама я не пережила. Пока. А стало быть, опыта нет и поучать кого-либо не имею морального права. Так ведь я и не собираюсь поучать, я хочу лишь порассуждать на эту тему. На вечную как мир тему. Страшную для каждой женщины. Я хочу поговорить об измене.

Не стану утверждать, что мой такой образцовый, такой максимально приближенный к идеалу муж без греха. Если учесть его бурную гастрольную жизнь в недалеком прошлом, сложно клясться, что он верен мне на сто процентов. Написала и сама рассмеялась: интересно, а разве можно быть верным на девяносто процентов, на пятьдесят и так далее? Нет уж, или на все сто, или неверным, третьего не дано. Так вот, не стану с пеной у рта доказывать, что за все годы супружества моя драгоценная половинка ни разу мне не изменила. Глупо. Не потому, что я уверена в обратном, а просто глупо спорить о чем-либо, чего ты не знаешь наверняка. Я ведь могу только догадываться, или, если хотите, верить, что мой благоверный действительно верен мне. Мне так спокойнее, мне так уютнее, мне так удобнее. Поэтому я верю, что я у него единственная и неповторимая. Верю. А вот ручаться я могу только за себя.

Итак, я верю своему мужу. Возможно, я не права. Однако, даже если я действительно не права, я бы не хотела иметь возможность убедиться в собственной неправоте. Если бы у меня был выбор, я бы предпочла остаться в неведении. Подобное знание убивает желание жить. Многие скажут: хороша тактика – изображать из себя слепую недотепу! Да только я ничего не изображаю. Если мой муж и не верен мне, то в этом случае он у меня гениальный актер, что тоже, согласитесь, весьма неплохо.

И все-таки, гипотетически предположим, что я имела несчастье убедиться в неверности мужа. Что дальше? Извечный вопрос: что делать? Боль перехватывает горло, перекрывая кислород, сердце щемит где-то в желудке… Подлец, мерзавец, негодяй!!! Прочь, прочь, предатель! Развод и девичья фамилия.

А может, не стоит спешить? Не надо рубить сгоряча, остановитесь, подумайте. Если позволит чувство юмора, попытайтесь перевести все в шутку: «Дорогой, в качестве компенсации за моральные страдания я готова принять бриллиантовые сережки. Впрочем, согласна даже на колечко или хотя бы на шубку из несчастного козлика. Если же ты не в состоянии обеспечить мне нравственные потери, будь любезен – не доставляй мне больше хлопот. Оно того не стоит». Кто знает, может, ему достаточно будет увидеть легкую иронию в ваших глазах? Может, прочувствует под иронией скрытую боль и испытает жуткий стыд за ту легкомысленность, с которой он нанес вам боль?

Наверняка не каждая женщина сможет удержаться в рамках приличий, да при этом еще изображать из себя великую юмористку. Если есть возможность, поезжайте куда-нибудь, вам просто необходимо побыть одной. Оставьте детей с неверным мужем, со своими родителями – вам теперь не до них, в таком состоянии вы все равно не сможете нормально заботиться о них, а вот навредить (в психологическом плане) – запросто, ведь в вашей душе сейчас одно сплошное негодование к изменщику и ненависть, ненависть, ненависть… Не стоит погружать в эту пучину детей. Останьтесь в гордом одиночестве – вы должны прочувствовать его на себе в полной мере, прежде чем решать свою судьбу. Между прочим, в этот момент вершится не только ваша судьба, но и судьбы вашего мужа, ваших детей.

Как бы поступила я? Нельзя сказать наверняка. Пишу я эти строки в спокойном состоянии и с холодным разумом, я могу рассуждать нормально, рационально. Когда же вдруг происходит беда – не до рационализма, в тяжелые минуты женщины обычно решают сердцем, но не разумом. А я призываю наоборот: не рубите сплеча, попробуйте успокоиться (насколько это возможно, конечно) и только потом принимайте судьбоносное решение.

Прежде всего я предлагаю вам подумать вот о чем. Мне кажется, для начала вы должны выяснить для себя вопрос первостепенной важности, от которого и будет зависеть ваше дальнейшее поведение, а именно: мимолетная ли это измена, или же там все очень серьезно? Если убедились, что это была всего лишь легкомысленность и дурость со стороны вашей половины, подумайте о следующем. Поставьте во главу угла вопрос не о том, как бы сделать побольнее предателю, а как бы вы могли облегчить собственные страдания от предательства. Как будет лучше лично вам? Удобнее ли вам остаться с изменником, или же вам комфортнее будет без него? Простить? Да, очень больно, и кажется, просто невозможно простить измену. И уж конечно, вам будет нелегко видеть предателя рядом с собой, вы будете каждую минуточку мучиться, каждое мгновение будете представлять его в объятиях соперницы. С другой стороны, прогони вы его прочь, точно так же будете представлять: а где же он сейчас, чем занимается? Кто с ним рядом? Кто готовит ему праздничный обед в честь победы над законной супругой? А может, в эту минуту он покупает цветы счастливой победительнице?

Вам очень хочется наказать предателя, и, ставя жирную точку на совместной жизни, вы уверены, что воздаете ему по заслугам. Да, вполне возможно, что этим вы наказываете его. Ведь скорее всего «загул» был случайным (что ни в малейшей степени не оправдывает изменника!). Что поделаешь, против матушки-природы сложно устоять, а так уж сложилось исторически, что мужчины в отличие от нас, женщин, полигамны. (Кстати, в наше время женские измены случаются едва ли не чаще мужских! И вот тут уж на животные инстинкты никак не сошлешься – женщины как раз от природы моногамны, однако это ничуть не мешает им изменять! Например, в моем окружении, к сожалению, не так уж много верных жен. Причем некоторые мужья знают о неверности своих половин, но нашли в себе силы простить и забыть о предательстве. Неплохой пример для женщин, между прочим!) И, наказывая изменника разводом, не наказываете ли вы тем самым и себя? Подумайте, а стоит ли оно того? Ведь вы и так уже наказаны предательством и болью, причем наказаны совершенно незаслуженно. А теперь еще наказываете сами себя. Неизвестно, кстати, таким ли уж наказанием станет развод для вашего мужа: а вдруг он воспримет его как долгожданную свободу? Зато вы останетесь наказанной дважды, и оба раза – ни за что.

Я не призываю огульно простить все и забыть, как страшный сон. Мне кажется, простить можно, если измена – из ряда вон выходящий, но единичный случай. Если же ваш муж гулена – это совсем другая история, и говорить о ней нужно отдельно. Так же, как и не о случайной, глупой измене, а о серьезной влюбленности мужа. Оба случая не подходят к обсуждению в этой главе. Мы говорим сейчас только о случайных изменах. Скорее всего, он изменил не конкретно вам, а… просто так случилось. Это могло произойти в силу неких глубинных причин. Возможно, в юности ваш супруг был безумно влюблен, а потом вдруг встретил очень похожую на свою первую любовь девушку и просто ничего не мог с собой поделать. Возможно, он банально уехал в командировку (гастроли, санаторий – нужное подчеркнуть), там культурно отдохнул в компании таких же командированных (отдыхающих), ну и, как водится, за соседним столиком в ресторане отдыхали одинокие женщины, придерживающиеся свободных взглядов на любовь. В трезвом виде и без подначивающих друзей он скорее всего никогда и не решился бы на измену, ведь любит и жену, и детей, и, по большому счету, не ищет приключений ни на голову, ни на другое место, а вот поди ж ты – дурацкое стечение обстоятельств, не смог отказаться от того, что само плыло в руки. Между прочим, по давней хозяйственной привычке: дают – бери, в хозяйстве все сгодится. И только утром соображает, чего натворил…

Что ожидает вас в случае развода? Сложно сказать. В большей степени это зависит от вас, от вашего характера и стиля жизни. Вполне возможно, что, погрустив пару недель, вы расправите плечики, выпустите шелковистую свою гриву из скромной учительской «дульки», а быть может, наоборот – сделаете короткую стрижку, невероятно молодящую вас, и снова окунетесь в свои двадцать. Ну, может, в тридцать… И кто знает, быть может, именно тогда вы и найдете истинную свою судьбу? Может, все, что было до этого, было не с вами? Или с вами, но лишь генеральной репетицией перед премьерой? А неверный муж что ж? «Муж – объелся груш!» Вот и пусть, объевшись, страдает, видя, как вы расцвели и ничуточки не сожалеете о своем решении. А если вы не так активны и легкомысленны, если заранее знаете, что не сможете легко пережить развод, что от природы страдаете повышенной «застреваемостью» на неудачах? Так может, не стоит вот так кардинально менять свою жизнь? Ведь, заставляя мучиться мужа, еще больше будете мучиться сами. И уж конечно, своими страданиями будете пугать детей, делая их еще несчастнее, чем сами.

Я вовсе не предлагаю простить и тут же забыть измену, словно детскую шалость. Вот как раз забывать не стоит. Но и от постоянных упреков воздержитесь. Любому нормальному мужчине, думаю, будет достаточно одного вашего оскорбленного взгляда, немого укора. Но и этим не злоупотребляйте: не стоит коситься на провинившегося супруга с утра до вечера, поджав губоньки и едва сдерживая слезу. Укорять тоже нужно к месту! А в виде наказания делайте что-то, что не очень любит ваш муж. Возможно, это будет для него наистрашнейшей карой?

Допустим, вашего супруга страшно раздражает народная музыка, которую вы просто обожаете. Все прошлые годы в угоду ему вы переключали телевизор на его любимый футбол, теперь же он будет смотреть вместе с вами концерт, скажем, хора имени Пятницкого. Куда он денется с подводной лодки?! Только было выскажет свое «фи» по поводу вашего выбора вечерней программы, а вы тут как тут – убийственный взгляд. Но не громометательный, а скорбный и несчастный, такой печальный, дескать: милый, мне пришлось пережить такой страшный шок, такое ужасное предательство, но я, героическая женщина, все простила, я даже не упрекаю тебя. А ты ради меня не можешь послушать музыку? Не обязательно говорить все это, крайне желательно вложить эти слова во взгляд. Слова мужчина непременно воспримет как укор, а взгляд, печальный и оскорбленный, заставит его раскаяться в миллионный раз. И, вздохнув тяжко, он устроится поудобнее в любимом кресле и продолжит «наслаждаться» народной музыкой. Воз – можно, возьмет газету, но не попросит вас переключить канал.

Может быть, ваш муж не любит сыр (капусту, кабачки, творог и т. д.). А вы ему каждый вечер на ужин преподносите бутербродик с сыром: кушай, милый, ты меня предал, а я тебя простила, даже кормлю с руки… И опять же молча, без слова упрека. А возмутится – вы на него посмотрите все тем же отрепетированным взглядом и вздохните в придачу: мол, какой же ты бессердечный, милый…

Есть еще один метод борьбы с неверностью мужа. Только он, скорее, подходит не для случайного изменника, а для более постоянного, для того, кто считает, что ничего страшного в этом нет. «Ну подумаешь, переспал с чужой бабой. Ну и что? Я ж ее не люблю, и тебя, дорогая, бросать не собираюсь. Так, мелочи жизни. Захотелось чего-то необычного, да и периодически нужно пробовать кого-то еще, дабы убедиться в том, что с тобою мне несказанно повезло: ведь ты у меня самая лучшая! Ты думаешь, те бабы достойные соперницы? Что ты, милая, они мизинца твоего не стоят!»

Железная логика! А главное, ругать-то вроде и не за что, так же, как и обижаться. Он, как малый ребенок, просто в очередной раз захотел убедиться в том, что вы – лучшая из лучших. А вы сидите и хлопаете ресницами: с одной стороны, вроде как бы изменил, мерзавец, а с другой – сугубо из любви к вам. Ну что тут поделаешь, что тут скажешь? Как объяснить «безобразнику», что измена – это всегда плохо, даже если из лучших побуждений?

Реальный пример из жизни. Дабы никому не было обидно, героев, как обычно, переименуем. Галя с Костей женаты много лет. Любят друг друга еще дольше. Как пришла Галя в Костин четвертый класс музыкальной школы, так и началась у них любовь. Та самая, исключительно редкая, которая с детства и на всю жизнь. Галя носила в школу бутерброды в двойном экземпляре: для себя и для Кости. Костя же все норовил подкормить любимую фруктами да конфетами… Едва исполнилось по восемнадцать лет, как они тут же поженились.

Как водится, вскорости появились детки. Как в «Служебном романе»: мальчик и… снова мальчик. Ради детей Гале пришлось бросить гастрольную жизнь и осесть дома. Ради них же, родимых, подалась музыкальным руководителем в детский садик. К счастью, гастроли у Костика бывали нечасто. Зарплата, правда, как у всех музыкантов – мягко говоря, оставляла желать лучшего. Но Константин, как настоящий муж и отец, нашел достойный выход: сколотили с друзьями бригаду и стали выезжать на выходные на свадьбы по окрестным селам. В пятницу выезжали, в воскресенье поздненько, ближе к ночи, возвращались, слегка пьяные (иногда и не очень «слегка»), зато с деньгами. То есть выпивать Костя, конечно, выпивал, но без фанатизма, поводов к волнению Гале не давал. Да она и сама была натурой вполне компанейской, ведь в любой Костиной компании была своей в доску: мало того, что тоже музыкант, так и учились вместе, и работали тоже до самого появления мальчишек. Иногда они даже устраивали посиделки вдвоем. Уложив детей, устраивались на кухне с непременной свечой, с бутылочкой винишка, шампанского, а то и чего покрепче. Сидели подолгу, общались, ведь видеться стали гораздо реже…

Вот в один из таких романтических вечеров Костя, видимо, приняв на грудь чуток лишнего, признался любимой, что периодически практикует интимные развлечения на стороне. То на гастролях, то на свадьбах. Но всегда сугубо по «уважительной причине» – лишний раз убедиться в Галиной исключительности. Дурак, конечно, редкий дурак. Но слово, как известно, не воробей. Галя, естественно, дико оскорбилась и тут же (ведь тоже была не слишком трезвая) поклялась отомстить. Костя только посмеялся…

С тех пор прошло какое-то время. Не пара недель, но и не год. Костя, естественно, позабыл о своей глупой откровенности и уж тем более не помнил о Галиной клятве. В пятницу, как обычно, собрался на свадьбу. Приехал на вокзал, где они с «бригадой выходного дня» и должны были встретиться, и только там оказалось, что «халтура» отменяется. То ли свадьбу вообще отменили, то ли всего лишь перенесли, а может, нашли других музыкантов – не знаю, я при этом не присутствовала. Но уж коли собралась теплая компания – как разойдешься по домам? Ведь и не виделись давно (с прошлой «халтуры»), да и обидно, что деньги, на которые каждый рассчитывал, уплыли из рук. В общем, мы с вами уже знаем, что поводов для выпивки можно найти миллион.

Вернулся Костя домой в состоянии довольно тяжелого опьянения поздненько ночью. Открыл дверь своим ключом. В нос ударил запах жареной рыбы. Подивился про себя: надо же, за столько лет совместной жизни Галя ни разу не жарила рыбу, все пальчики свои музыкантские берегла, боялась поранить при чистке, а тут вдруг, когда он уехал на «халтуру», а детей, как обычно, на выходные забрала бабушка, она нажарила рыбы… Однако особо задумываться не мог: не в том был состоянии. Решил не раздражать лишний раз супругу нетрезвым своим видом и пошел спать в детскую комнату. Заходит, а там… Ну, в общем, как в избитом анекдоте. Оказывается, Галя не хотела оскорблять изменой супружеское ложе, а потому обосновалась с любовником в детской.

Кстати, до сих пор не могу ее понять. Нет, не в плане спальни или детской комнаты, не в плане мести. Как раз все это мне понятно, хотя вряд ли детскую комнату можно назвать более подходящим местом для измены, нежели супружеское ложе. Я не понимаю одного: зачем любовника кормить жареной рыбой? Против самой рыбы я как раз не возражаю, но всем известно, какими ароматами пропитывается квартира при жарке рыбы. Не слишком подходящий запах для романтического настроя!

Гале повезло: она была не совсем обнажена. Видимо, после плотного ужина любовники только-только приступили к своим игрищам. На ней еще оставалось красивое (возможно, специально для мести приобретенное, кто знает?) нижнее белье. На любовнике же не осталось уже ровным счетом ничего…

Не знаю, успела ли Галя отомстить Косте, или он появился как нельзя более вовремя. Однако сам он отреагировал, не задумываясь над тем, «случилась ли уже беда» или еще не все потеряно. Супруги любили природу и частенько ходили с друзьями в походы, а потому топор стоял в доступном месте…

Галя с любовником, наверное, выглядели весьма забавно: полуобнаженная девица с полностью обнаженным кавалером, как сумасшедшие, с дикими криками носились вокруг четырехподъездной многоэтажки. За ними, с матами и проклятиями, гонялся пьяный Константин, размахивая топором. Слава Богу, разбуженные соседи не стали долго любоваться этой «восхитительно-веселой» картинкой, а быстренько вызвали милицию…

Не знаю, как уж им все удалось уладить, но в милиции Костя провел только ночь. Утром его, несчастного от похмелья и сжигающей ревности, отпустили восвояси. Костя Галю не простил, тут же подал документы на развод. Развели их, несмотря на наличие двоих детей, довольно быстро. Теперь предстояло заняться разменом квартиры. Квартира у них хорошая, трехкомнатная, их особая гордость – ведь уже к двадцати четырем годам сумели обзавестись ею. И менять ее было очень жалко. Сначала искали размен довольно активно, но любой вариант заранее был хуже привычной квартиры…

Галя с Костей до сих пор в разводе. И живут до сих пор в одной квартире. Причем живут не соседями, а семьей. Уже и детки выросли, старший даже женился. А Галя с Костей по-прежнему вместе. И отношения у них, как раньше, когда никто еще никому не изменял, никто никому не мстил. Вот только в загс вторично не пошли, и теперь на бюрократическом языке именуются не супругами, а сожителями. Никто никого не упрекает, никто никому больше не мстит. И никто никому больше не изменяет…

Еще один случай из жизни. И тоже не про случайную измену. И опять же про «клин клином вышибают».

Помните семейную пару Мила – Миша? Тот самый Миша, который бросил беременную жену в обществе бригады рабочих, занимающихся ремонтом квартиры, а сам укатил на юг. Так он вдобавок ко всем своим «прелестям» постоянно изменял супруге! Первый раз Мила узнала об этом у гинеколога, когда у нее вдруг обнаружилась банальная, но от того не менее неприятная срамная болезнь, к счастью, легкоизлечимая…

В другой раз Милу саму приняли за Мишину любовницу, когда Миша, вопреки устоявшейся привычке, куда-то подвозил супругу. И когда Мишин сотрудник увидел ее в машине, сказал вроде как Мише, но довольно громко, кажется, специально рассчитав так, чтобы Мила услышала:

– А в прошлый раз была помоложе. Меняешь пристрастия? Или ты уже вообще западаешь на все, что шевелится?

Больно Миле было, просто ужас как больно! Но ледяным тоном ответила:

– Вообще-то я не очередная любовница, я его жена.

Сотрудник стушевался, проблеял под нос дежурное извинение, а Миша вообще стоял бледный как моль и так и не нашелся что сказать.

На все Милины упреки и стращания местью незамедлительно следовал ответ:

– Да кому ты нужна? Ты на себя в зеркало-то посмотри. Скажи еще спасибо, что я тебя терплю!

Горько было Миле, обидно, а деваться некуда: образования и профессии не имеет, бежать некуда – мама с папой в захолустном городишке живут, куда после столицы очень не хочется возвращаться. Квартира опять же, машина, к тому же материально от мужа зависела очень сильно. Да и, поглядевшись по совету мужа в зеркало, понимала его правоту: действительно, кому еще, кроме него, она нужна? И это при том, что собою Мила довольно мила (простите за невольный каламбур). Первой красавицей ее, конечно, не назовешь, но Мила хороша той неброской русской красотой, которая видна не сразу, зато, разглядев, понимаешь, что красивее никого не найдешь… А вот поди ж ты, забил, мерзавец, мозги, заставил поверить в мнимое уродство.

В общем, хлебнула Мила этого лиха… И однажды терпение ее лопнуло. Не на пустом, правда, месте. Случилось так, что Мила познакомилась с Валерой. Был Валера иногородним, а в наш город приезжал довольно часто по делам. Вот в один из его приездов и столкнула их судьба. И Мила потеряла голову.

И было от чего: Валера очень красиво ухаживал. Если цветы, то корзинами и непременно розы; если стихи, то непременно собственного сочинения. Правда, Пушкиным Валера не был. Не был и Евтушенко. Но писал от души, вкладывая всю свою любовь. Естественно, Мила сопротивлялась недолго.

Сынок уже подрос (было ему в ту пору лет шесть-семь). Миша по-прежнему мотался по мотогонкам, частенько оставляя жену с ребенком без внимания. Сам на гонках занимался, естественно, не одним только спортом, периодически награждая дражайшую супругу знакомой ей уже, а потому не такой страшной болезнью. И однажды – о ужас! – Мила заразила ею Валеру…

Кошмар, стыд, позор, но что ж поделаешь? Валера, как истинный джентльмен, все понял и простил. Больше того, воспользовавшись тем, что Миша в очередной раз уехал на гонки, забрал Милу в свой город, познакомил с родителями. Сына Мила предусмотрительно отвезла к своим родителям…

Две недели сплошного счастья пролетели незаметно. У Валеры была своя, хоть и однокомнатная, но отдельная, квартира. Как в кино, он купал Милу в ванне с розовыми лепестками, собственными руками делал любимой педикюр. Мила была на седьмом небе от счастья и на предложение руки и сердца ответила согласием.

Все это хорошо, но что же делать с Мишей? Тот вернулся с гонок, ни о чем, естественно, не ведая. Как раз подгадал ко дню рождения супруги. И утром, выходя из квартиры на тренировку, обнаружил под дверью… правильно, корзину совершенно шикарных роз с огромной открыткой, исписанной романтически-неловкими стихами. На негодующий немой вопрос Мила ответила, едва не теряя сознание от собственной дерзости:

– Извини, дорогой, но я выхожу замуж и уезжаю в город N. Себе забираю только ребенка, тебе оставляю квартиру, мебель и машину.

Я довольно неплохо знакома с Мишей. И по моим представлениям, он должен был прибить строптивую супругу, не сходя с места. Мужик не столько гордый, сколько с гонором, и довольно вредный. В этой же ситуации повел себя совершенно иначе.

Конечно, не обошлось без истерик и оскорблений. Причем оскорблял и падал в обморок, естественно, Миша – Миле возражать запрещалось, да и не принимал Миша возражений типа «Ты мне изменял, я тоже научилась». С его слов выходило, что Миле изменять ни в коем случае нельзя, в отличие от него, Миши, на том простом основании, что он мужчина, а потому, мол, если он кого-то «имеет», то это вроде как прибыль семье, если же подобное позволяет себе жена – один сплошной невосполнимый убыток, приблизительно так: «когда я…, то это мы…, а когда мою жену…, то это нас…». В итоге для оправданий Миле осталось только твердить, что случилась, мол, с нею дикая любовь и намерения ее уйти от Миши весьма и весьма серьезны. И вот тогда-то, поняв, что причины для измены у Милы были гораздо более весомые, нежели у всех его многолетних загулов, Миша всерьез задумался и уже без истерик стал отговаривать супругу от столь неосмотрительного решения. Основным доводом звучало то, что его, Мишу, она уже отлично знает, и знает, каких сюрпризов от него можно ожидать, а Валера – кот в мешке: мол, сегодня делает педикюр, а завтра выбросит с балкона или приведет в дом еще парочку подружек, когда Мила перестанет вдохновлять его на написание незамысловатых стишков с банальными рифмами «вновь-любовь». Мила, женщина весьма не обремененная излишним образованием, в силу чего имела довольно серьезные комплексы в виде сильно заниженной самооценки, задумалась: а и правда, Миша хоть и мерзавец, но зато свой, родной, а чего ожидать от Валеры?

В общем, не решилась Мила кардинально изменить свою жизнь и осталась с Мишей. Правда, Миша клятвенно пообещал ей больше не изменять и ни единым словом не укорять супругу за аморальное поведение. И правда – много лет прошло, много утекло воды, а упреков в свой адрес Мила так и не услышала. В Мишиной верности Мила не особенно уверена, но неприятные сюрпризы в виде срамной болезни ее больше не посещали. Собственно, это и есть все положительные перемены в их супружеской жизни: Миша лишь несколько месяцев удерживался от едких замечаний в сторону супруги: мол, кому ты нужна, да посмотри, на кого ты похожа. О Валере практически не вспоминают. Интересно то, что сразу после этого приключения Мила чувствовала жуткую вину перед супругом: ах, бедный, что ему довелось пережить! О своих чувствах, переполнявших ее в кабинете гинеколога, когда от стыда не знала, куда глаза девать, как-то вмиг позабыла. И лишь через несколько месяцев, когда мнимая вина перед мужем улеглась, сердце уже не ныло о былом, Мила со смехом призналась мне, что близка-то была с Валерой всего раз несколько, да и то не уверена, что это можно назвать полноценной изменой. Дело в том, что неказистые стишки удавались Валере гораздо лучше, чем… скажем, мужская доблесть. Нельзя сказать, что был он «бесхарактерным» – был, был у него «характер», но… мягкий, к делу почти не применимый… Однако на «отомстить» хватило – и то дело, и то хорошо.

Все это хорошо, в смысле, помогло и ладно, да наверняка ведь «клин клином» – способ не универсальный. Да и не может в этом деле быть универсальных способов, тут каждой обманутой женщине приходится действовать на свой страх и риск. Однако вот еще что хотелось бы отметить. Далеко не всегда жена узнает об измене сама, по характерным признакам: поздние возвращения домой или же банальный след от помады на пропитавшейся чужими духами мужниной рубашке. Частенько случаются и «благодетельницы» да «благожелательницы», блюдущие чужую честь из-за собственной занавески. И частенько семьи разрушаются именно из-за вмешательства совершенно чужого, постороннего человека, возомнившего себя Мессией, этакого борца за чистоту нации или хотя бы чужих семейных отношений.

Вера прожила в счастливом браке одиннадцать лет. Общими с мужем усилиями растили двоих деток, обживали новую квартиру, расплачивались за купленную в долг машину. Вера безумно любила мужа и чувствовала себя самой счастливой женщиной на планете. Ровно до тех пор, пока в один поистине ужасный день в квартире не раздался звонок:

– А ваш муж, между прочим, в данную минуту находится по адресу… в компании очаровательной девушки Жени.

Сначала Вера подумала, что это чей-то злой розыгрыш, и спокойно вернулась к домашним делам. Но внутри так противненько заворочался червячок сомнений… Не выдержала Вера, поехала по указанному адресу. И, о ужас, на самом деле застала там собственного супруга. Поняв, что пойман на горячем, Коля побледнел и судорожно засобирался домой. Однако Вера в сердцах сказала:

– Я вижу, ты тут неплохо устроился. Вот и оставайся, а я и без тебя проживу!

Коля не хотел развода, умолял о прощении, клялся в любви к Вере и к детям, уверял, что Женя – это так, просто дурость с его стороны, мимолетное желание, обыкновенное легкомысленное увлечение. Однако Вера была тверда, и развод таки состоялся.

Коле совесть не позволила делить квартиру. Оставил бывшей супруге все, кроме разве что машины. Справедливости ради стоит заметить, что и долги за машину взял на себя. Однако жить-то где-то нужно, вот и довелось ему предстать на Женином пороге с чемоданами. Не лежала Колина душа к новой семье, совсем не лежала, но нужно было как-то устраивать жизнь, ведь Вера категорически не соглашалась на примирение.

Прошло совсем немного времени, и в новой семье появился ребенок. Вопреки желанию пришлось Николаю официально оформить отношения и признать себя отцом новорожденного. Но и о прежней семье Коля не забывал: частенько проведывал, принимал самое живое участие в воспитании детей, помогал Вере и материально, и по хозяйству. И как-то так совершенно незаметно оказались Коля с Верой любовниками. Да только теперь уже Коля не может бросить Женю с маленьким ребенком, а Вера проклинает ту неизвестную «благожелательницу», из-за которой и оказалась теперь в весьма двусмысленном положении. И себя проклинает. За то, что пошла на поводу у собственного гнева. За то, что не простила мужа. За то, что не прислушалась к голосу сердцу, пойдя на поводу у гордости. В общем, называется, наказала. Вот только кого?

Слушай, это серьезно. Делать что-нибудь поздно?

А если это любовь? Не легкомысленное увлечение длинноногой блондинкой, а та самая любовь, ради которой люди готовы горы свернуть? Не разовая измена, а конкретная привязанность мужа к совершенно посторонней барышне.

Увы, случается. И даже не иногда, а довольно часто. И вот это уже беда страшная, беда настоящая. Куда как более страшная, нежели обычный легкомысленный адюльтерчик на стороне. Что делать? Как себя повести в этой ситуации? И откуда она взялась, эта любовь?!!

Помнится, мне было лет шестнадцать, когда я услышала одну историю. Услышала не в пересказе, а от самой брошенной жены. Рассказывала она это не мне, но в моем присутствии, и даже иногда обращалась непосредственно ко мне: вот, мол, девочка, слушай и учись на моих ошибках, чтобы впоследствии плакать не довелось.

Рита вышла замуж в далекой молодости, вышла вполне удачно: за многообещающего выпускника мореходного училища. Викентий не обманул ее ожиданий, став со временем старшим помощником капитана плавзавода. За границу ходили редко, в основном болтались в наших или нейтральных водах, ловили сайру да краба, там же, на пароходе, улов обрабатывали. Рейсы получались долгие, по девять-десять месяцев, зато зарплату Викентий привозил из таких рейсов ну очень впечатляющую. Правда, на берегу дольше двух-трех месяцев обычно не сиживал, отправляясь в очередное плавание. Да Рита и сама его выпроваживала:

– Я уже от тебя устала. Твое дело – деньги зарабатывать, а детей я сама подниму. Я – сильная женщина, я без тебя со всем управлюсь. И с детьми, и с ремонтом, и со всеми житейскими проблемами. Ты-то у нас только в мореходстве своем разбираешься, куда тебе до моего житейского опыта?

И Викентий был вполне доволен такой постановкой вопроса. Потому что имел, как любой нормальный мореход, одну жену на берегу, одну – в рейсе. Достаточно было судну встать на внешний рейд перед отправкой в очередной «долгоиграющий» рейс, как тут же обитатели плавзавода переходили на «морские семьи». «Морская жена» могла быть одна на многие годы, а могли быть и разовые, на каждый рейс новая. Вот и у Викентия появилась такая «жена». Вернее, таких жен у него и раньше хватало, а на сей раз попалась молоденькая, неопытная девчонка, буфетчица. И это бы ничего, ведь Рита прекрасно знала о морских обычаях – не первый год ведь замужем. Да тут случился прокол: наивная «морская жена» забеременела. Ну что ж, и это случается в жизни сплошь и рядом, не она первая, не она последняя. Да только девочка была совсем молоденькая и такая слабенькая… В смысле, к самостоятельной жизни не приученная, ничего не умеющая. И плакала девочка до конца рейса день и ночь, прижимаясь к крепкой старпомовской груди:

– Викеша, как же я буду без тебя? Как же я одна рожу нашего ребеночка? Как же я его одна выхожу, на ноги поставлю? Я ведь ничего не умею, я так всего боюсь! Я не управлюсь без тебя, Викеша! У меня ничего не получится. Я такая слабая, я без тебя ничего не смогу, ты для меня – надежда и опора. Я без тебя сломаюсь, я без тебя недели не проживу сама, не говоря уж о ребенке.

Девочка вполне умело капала на мозги опытному, казалось бы, морскому волку. И все чаще вспоминались Викентию слова береговой жены:

– Я от тебя устала. Я сильная женщина, без тебя управлюсь с любыми проблемами: хоть с детьми, хоть с ремонтами. Твое дело – деньги зарабатывать.

И, вернувшись из рейса, заявил Викентий Рите:

– Знаешь, милая, нам придется развестись. Я знаю, с моей стороны это подло, но что я могу поделать? Ты – сильная женщина, ты справишься без меня. А она – такая слабая, она без меня пропадет. А насчет денег ты не беспокойся – я, естественно, буду вам помогать! Конечно, не в таких размерах, как прежде, но голодать вы не будете.

И правда, голодать Рите с детьми не пришлось. Но с какой горечью в голосе она рассказывала о своем глупом бахвальстве перед мужем: «Я – сильная женщина!» Именно от нее я впервые услышала о том, что женщина сильна своей слабостью, а уж никак не силой.

Что заставило меня вспомнить тот давний, казалось бы, напрочь позабытый случай? При написании этой книги обратилась к лучшей подруге с вопросом:

– А не доводилось ли тебе сталкиваться с супружеской изменой?

Подруга, хоть и ближайшая, но знакомы мы с ней не с детства и не с юности даже, а с времен, скажем так, «глубокого замужества». Потому-то и не все ее семейные секреты были мне известны. А семейная измена – тема куда уж более личная да закрытая. Пришлось сразу пообещать изменить имена участников. Да только уговаривать-то ее и не довелось. Ответила мне подруга:

– Знаешь, я с удовольствием поделюсь своим опытом. Быть может, кому-нибудь он поможет, и благодаря мне на свете станет одной счастливой женой больше.

Однако имена я все-таки меняю, как и обещала.

Люба вышла замуж за Толика еще в студенчестве. Причем Толик учился в родном их городе, Люба же уехала учиться далеко от дома. Вот такая семейная жизнь у них вышла: сначала встречались лишь во время каникул, потом, после окончания Любой института и возвращения в родные пенаты, Толика призвали в армию, и врозь жили еще полтора года. Вроде и могли похвастать довольно «крутым» семейным стажем, а на самом деле настоящей совместной жизни еще и не нюхали.

Однако потихоньку да помаленьку жизнь стала налаживаться. Даже обзавелись молодые собственной квартиркой. «Незаметно» семья разрослась, и их стало уже трое. Анатолий зарабатывал на жизнь, Любаша же сидела дома с ребенком. Все вроде было хорошо, да занятость на работе у Толика все возрастала. Все позже стал приходить домой, иногда выпивший, иногда трезвый. А потом первый раз не пришел домой ночевать.

Люба – женщина совсем неглупая. Работа работой, а по ночам работают разве что в Центре управления полетами, к которому Толик не имел ни малейшего отношения. Да и запахи чужие стала Люба замечать: все они, духи проклятые. Догадывалась, однако молчала. Не из особой женской мудрости, скорее, из обычного женского страха остаться одной. Да однажды Толик не выдержал, сам признался, что есть у него другая женщина, и «там» у него все очень серьезно, и длится эта связь уже больше года. А потому намерен Толик решить все самым кардинальным образом, то есть разводом.

Как я уже сказала, подружка моя в то время не работала уже лет пять, а потому самооценка подупала основательно: трудно быть самоуверенной, сидя дома, когда кроме сына да мужа тебя видят разве что соседские старушки. Быть может, сейчас-то Люба поступила бы иначе, ведь теперь и мудрости житейской прибавилось, и с самооценкой уже давно все в порядке – вполне успешная, востребованная женщина, а вот тогда все было совершенно иначе. И Люба расплакалась.

Никто ее не учил, просто на самом деле испытывала дикий страх перед одиночеством и непредсказуемостью жизни. А ведь на дворе – начало девяностых, в стране разруха и полнейшая неопределенность, полное отсутствие какой-либо стабильности и уверенности в завтрашнем дне. А тут еще такое… И Люба плакала целыми днями:

– Как мы будем жить без тебя?!

И то сказать: рабочие места сокращались со скоростью взбесившегося калейдоскопа, даже опытные сотрудники не могли найти работу, а что говорить о Любе? Да и как ей устраиваться на работу, когда сынок-то не совсем здоров? С таким диагнозом его ни в один садик не приняли бы, потому-то и вынуждена она была сидеть дома, изображая домохозяйку. И без того нелегко жилось на одну несчастную Толикову зарплату, а если еще и без него самого остаться? И плакала Люба, интуитивно обращаясь за мужской защитой:

– Как мы будем жить без тебя?! Я без тебя не управлюсь!!!

Анатолий злился, психовал, но не уходил окончательно. Периодически по-прежнему оставался ночевать у зазнобы, натыкаясь по утрам на испуганный взгляд несчастной супруги. Все это длилось долго, очень долго. Сразу скажу – лично я бы не выдержала такой жизни, отпустила бы. Не из лояльности к мужу, сугубо из заботы о собственных нервах. Но это приключилось не со мной, с Любой. И Люба выдержала.

Вернее, выдерживала какое-то время. Однако и ее ангельского терпения не хватило больше чем на год. Уже готова была отпустить, дать развод и остаться у разбитого корыта. Но жизнь-то и на самом деле становилась тяжелее день ото дня, так что умом я ее прекрасно понимаю. И вот как раз в тот момент, когда почти уже лопнуло Любино терпение, когда страх перед жестокой действительностью сменился полнейшим равнодушием, мол, будь что будет, именно тогда и досталась Любе горящая путевка в санаторий, практически за бесценок, не воспользоваться которой мог бы только полный дурак. Любаша моя, повторяю, дурочкой не была никогда, а потому от путевки, естественно, отказываться не стала. Оставила сыночка на попечение свекрови, да и собралась в путь-дорожку. Толик проводил ее до поезда, однако даже не поцеловал на прощание, не стал даже дожидаться отхода поезда: просто донес вещи до купе, развернулся и вышел, сказав на прощание лишенным эмоций голосом дежурное:

– Пока.

Поезд тронулся, и Любаша расплакалась в последний раз. Что ж, знать, не судьба им вместе шагать по жизни. Стало быть, по приезде придется разводиться… Уже из санатория позвонила мужу один-единственный разок, да нарвалась на откровенное хамство: мол, чего звонишь, неужели не понятно, что помидоры уже завяли? Понятно, куда уж еще понятнее.

И Любаша звонить перестала. Тем более что вокруг нее закрутились новые события, новые люди.

Проявил к Любаше, уверенной в собственной никчемности, повышенное внимание некий Юра, такой же отдыхающий, как и она, только приехавший из другого города. Мужское внимание в любом случае повышает женскую самооценку, в данном же случае мужчинка оказался не завалященький какой-нибудь, а самый-самый красавец из отдыхающего контингента. И Любаша полностью погрузилась в курортный роман.

Правда, роман оказался абсолютно платоническим, ведь Юра тоже был несвободен, но в отличие от Любы не был измучен семейными проблемами. Зато как красиво он за ней ухаживал! Как интересно ей с ним было, ведь Юра едва ли не полмира повидал, так много всего знал, так оригинально доносил до благодарной слушательницы свою точку зрения. Про семейные проблемы Люба уже и не вспоминала. А и чего о них помнить, когда и так уже практически все решено? Развод так развод, все пути к примирению отрезаны его холодным «Пока». Люба лишь звонила периодически свекрови, интересовалась, как там сынок без нее поживает. А супругом не поинтересовалась ни разу.

Вот тут стоит заметить, что свекровь была полностью на стороне невестки. Больше того, в самом начале Толикового романа Любаша пообещала ей в обязательном порядке сохранить семью. И свекровь оценила все ее долгие моральные страдания, что, в свою очередь, очень сблизило женщин. И именно от свекрови Любаша узнала, что Толик звонит матери и обиженно сообщает о том, что супруга ему почему-то перестала звонить. Обижается? Ну и пусть себе обижается! И Любаша с чистой совестью продолжала крутить роман, быть может, втайне от самой себя надеясь, что хотя бы в последний день этот роман перестанет быть платоническим. По крайней мере погрузилась она в свое романтическое приключение всей душой, забыв наконец-то все свои неприятности, поверив, что она далеко не самая худшая женщина и уж ни в коем случае не нежеланная! И впервые за годы семейной жизни ей стало наплевать на мужа.

Однако не суждено было сбыться Любиным чаяниям: Юра так и остался верным мужем, тем самым не позволив ей перешагнуть черту. И возвращалась Люба домой несколько разочарованная, но довольная собой и даже жизнью, уже не страшась развода. И – о чудо! – вопреки собственным ожиданиям обнаружила на перроне Толика. Больше того, тот встречал ее не просто так, а с шикарным букетом роз, и это в то время, как денег хронически не хватало даже на нормальное питание! Цветы – что цветы? Ведь в его глазах сверкала такая страсть, такое желание!

С тех пор Толика как подменили. Люба уже прочно позабыла, что такое волнение по поводу позднего возвращения супруга домой. И уж тем более забыла, как больно обнаруживать на его рубашке следы чужой губной помады. И теперь она уже с легкостью может обсуждать эту тему с подругой, ей даже хочется поделиться собственным опытом. Так в чем же ее опыт? И так ли он полезен и однозначен?

Анализируя историю Любы, я бы сказала следующее. Да, наверное, правильно обращаться к мужскому покровительству, изображая из себя слабую женщину. Помните, как там у классика: «Сила женщины в ее слабости». Да-да, и это абсолютно верно: мы сильны именно своею слабостью, именно за это нас любят мужчины. Они от природы созданы для покровительства, они должны защищать – только так они могут чувствовать себя настоящими мужчинами. Но и перегибать палку, мне кажется, не стоит, ведь так можно добиться лишь обратного эффекта. Все хорошо в меру, но сверх меры любое лекарство превращается в яд. И мне кажется, что именно так и закончились бы Любины слезы, не подкинь ей судьба то романтическое путешествие в санаторий якобы для физического оздоровления. На самом же деле вышло скорее оздоровление моральное: прежде всего у нее очень существенно возросла самооценка, она перестала чувствовать себя никому не нужной обузой, невостребованной женщиной. Во-вторых, и, возможно, самое главное, вот этот ее курортный роман. Пусть лишь платонический, не до конца реализованный – в данном случае важен не факт физической измены, а лишь моральный настрой женщины. Люба была готова к измене и душою, и телом, и не ее вина, что измена не состоялась. Возможно, настоящая измена вызвала бы лишь недовольство собою и чувство вины перед неверным мужем: «Чем я лучше тебя, как я могу тебя упрекать, если и сама оказалась такой же легкомысленной?» Неосуществленная же измена в данном случае оказалась гораздо целительнее, нежели настоящая физическая измена, «месть». Месть – это одно, месть обыч – но происходит без влюбленности, просто грубый факт физического контакта, и ничего больше. Любин же моральный настрой на из мену был столь велик, что его почувствовал даже Толик. Тысяча километров не смогла приглушить дикое Любино влечение, желание чужого мужчины! Человек – в зоологическом понимании животное, и в некоторых случаях его чувства крайне обостряются. Не знаю, как там было на самом деле – Толик со мной своими воспоминаниями и переживаниями не делился, но мне кажется, что он именно звериным чутьем почувствовал, что самка готова променять его на другого самца. Как бы некрасиво это ни звучало, как бы некорректно ни выглядело такое сравнение, но мне кажется, что дело именно в этом. Сначала Люба сдерживала мужа слабостью, слезами, можно сказать, вымаливала, чтобы он остался с нею, а стоило только скрыться с глаз, как с готовностью нашла ему замену. Весьма неоднозначный способ борьбы за сохранность семьи, я бы даже могла сказать – рискованный, может, даже сомнительный. И уж как минимум можно сказать, что далеко не для всех этот способ годен. Однако поди ж ты – ведь сработало! Правда, именно в тот момент Люба уже ни за кого и не боролась, она впервые за последние годы жила сама для себя. И именно этого ее неверный супруг не смог перенести, с этим он не смог смириться. А значит, и этот способ вполне имеет право на существование.

Еще одна семья, еще одна проблема. С Галей я познакомилась на школьном собрании – наши с ней детки учились в одном классе. Сына своего Кирилла Галя буквально обожает (собственно, как и любая нормальная мать). Обожает Галя и мужа Сашу. Много лет жили душа в душу, как и почти все героини предыдущих моих историй, Галя считала себя самой счастливой женщиной на свете. Пока не грянул гром в виде все тех же банальных до неприличия следов чужой губной помады на рубашках мужа.

Только что подумалось: слушайте, дорогие мои читательницы, а может, любовницы специально оставляют такие «метки», дабы законная супруга скорее догадалась о неверности «благоверного»? Чтобы поскорее самой перейти в статус законной жены? А как иначе объяснить такое обилие этих следов? Ведь они присутствуют практически в каждой истории!

Итак, сначала Галя засомневалась в Сашиной верности, чуть позже и вовсе убедилась в наличии соперницы. Вызвала драгоценную свою половинку на серьезный разговор, да очень скоро об этом пожалела: если раньше и были у нее какие-то иллюзии насчет собственного будущего, то теперь все они развеялись, как крошечное облачко знойным июльским утром. Мало того, что Саша и не думал отнекиваться и придумывать полуфантастические истории о том, как в переполненном автобусе к нему толпа «прибила» постороннюю барышню с ярко накрашенными губами (быть может, потому, что на работу ездил исключительно на собственной машине?). Самое страшное – Саша признался не только в наличии любовницы, но и подтвердил худшие Галины опасения: «там», за порогом их семьи, у Саши все очень, очень серьезно. А раз уж Галя об этом догадалась, стало быть, у него теперь руки развязаны, ни к чему ему теперь продолжать эту двусмысленную игру, ведь сынок уже довольно взрослый, почти пятнадцать лет, и так далее в этом же духе.

Галя пребывала в состоянии глубочайше – го шока. Как же так? А как же она? А как же их неземная любовь? Саше, однако, на ее глубочайший шок было, похоже, наплевать: ходил по дому, как ни в чем не бывало, словно и не обрушил только что на хрупкие плечики супруги непосильную тяжесть собственной измены. Я не знаю, почему он не ушел из семьи в тот же день – история, то есть Галя, об этом умалчивает. Зато призналась мне Галя, как умоляла почти уже бывшего мужа о близости, как ублажала его по ночам. Уж она так старалась, так старалась! Очень ей хотелось затмить соперницу интимными своими способностями. А еще больше ей хотелось… забеременеть! Да-да, извечный женский «крючок». Уверена была: стоит ей только забеременеть, и уже никуда от нее Саша не денется, ведь недаром так упорно оправдывал свой грядущий уход в другую семью тем, что сынок уже почти взрослый. И Галя старалась без устали, с ночи до утра, забыв про сон, забыв про гордость, забыв про приличия – полноте, уместны ли приличия в постели?!

Недаром говорят: если чего-то очень сильно хотеть, желание непременно исполнится. И вскоре Галя, не скрывая счастья и торжества справедливости, сообщила супругу о скором прибавлении семейства. Саша долго скрипел зубами – ведь свобода была так близка, однако, как человек порядочный, остался с законной супругой. Правда, еще долгое время их отношения трудно было назвать теплыми, однако время нудно капало на темечко, как густые тяжелые капли воды, и постепенно Саша вернулся в семью не только телом, но и душою – неизвестно, что уж у него произошло «там», а довольно скоро Галя перестала обнаруживать проклятые помадные пятна на его рубашках.

Правда, Галина радость была несколько омрачена беременностью. Если сначала эту беременность она воспринимала как подарок небес, то постепенно в этом подарке разочаровалась. Уже не те годы, уже не так легко было выносить ребенка, как пятнадцать лет назад вынашивала Кирилла. Периодически Гале становилось очень трудно дышать, и во всех своих бедах будущая мамочка стала обвинять еще нерожденное дитя. Мужа обвинять в своих бедах и не думала – напротив, несмотря на «глубокую беременность», порхала вокруг Саши с утра до вечера, не забывая исполнить «арию» перед сном вместо колыбельной, дабы мужик не вспомнил вдруг былую пассию. Нерожденного же ребенка ненавидела все больше…

В положенный срок родилась прелестная девочка. После родов приступы удушья у Гали оставались еще некоторое время, но скоро и они канули в прошлое. Однако даже после этого Галя не стала меньше ненавидеть дочь. И теперь уже оправдывала свою ненависть не приступами удушья, которые вынуждена была терпеть из-за беременности, а тем, что дочь ежесекундно напоминала ей о тяжелых временах, о неверности мужа, о том, что готов был Саша предпочесть ей другую женщину. Во всех бедах виновата была только маленькая беззащитная девочка. При Саше Галя еще старалась изображать из себя любящую мамашу, да скоро ей это надоело. И теперь, когда девочке уже исполнилось пять лет, я могу наблюдать довольно жуткую картину. С Кириллом и Сашей Галя сюсюкается, им от нее достаются только теплые взгляды и нежные слова. Дочери же остаются только гадости и грубости. Слава Богу, хоть Саша с Кириллом относятся к девочке с теплотой. Но мне все равно безумно жаль этого ребенка. Что ожидает ее в будущем? Даже если и сложится ее жизнь более-менее благополучно, счастливым человеком она вряд ли станет – комплексы не позволят. Почти все комплексы родом из детства, а особенно этот, самый страшный – синдром недолюбленности. Он останется с девочкой до конца жизни.

Вот я и думаю: а имеет ли право женщина решать свои проблемы вот так, столь кардинальным способом? Да, возможно, ей удастся сохранить семью, хотя это очень даже спорный вопрос, не факт, ой, не факт! Но даже если удастся? Насколько этично решать проблему рождением нежеланного ребенка? Ведь это – не уздечка для неверного папаши, это ЧЕЛОВЕК! И, принимая решение о рождении ребенка, по-моему, ни в коем случае нельзя руководствоваться целью удержать мужика рядом. Как показывает практика, это «не есть хорошо» (мягко говоря) даже в самом благополучном варианте. А если бы Гале даже таким «крючком» не удалось бы прицепить к себе Сашу? Ведь она возненавидела бы ребенка еще больше, хотя я даже не представляю, куда уж еще больше. И тогда ребенок не познал бы не только материнской, но и отцовской любви. А насколько тяжелее было бы самой Гале в финансовом и моральном планах? Представьте – наступив на горло собственным желаниям, родила ребенка, а муж все равно ушел к другой. И осталась бы Галя одна с двумя детьми при весьма скромных алиментах от бывшего супруга.

Может, и можно вышеописанный метод признать действенным, но лично мне он кажется просто кощунственным. Ребенок – это же человек, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А неразумная мамаша распоряжается его жизнью и судьбой, словно он щенок беспородный. Если уж на то пошло, то и с собакой так обращаться нельзя, что уж говорить о маленьком человеке?!

Кстати, о собаках. Быть может, несколько некорректное сравнение, и все-таки. Быть может, вместо того, чтобы рисковать будущими детьми, Гале и Саше стоило бы завести собаку? Но только не на финальном этапе семейных отношений, когда уже практически нечего было бы сохранять. А на более раннем, когда о грядущей измене Галя и догадываться еще не могла. Конечно, и собака уж никак не может являться универсальным средством от измены – я уже говорила, что в этом деле вообще не может существовать одного универсального радикального средства. Но вот по собственному опыту знаю, как присутствие в доме собаки еще больше сближает семью.

Наша Лялька появилась у нас, когда Марье было одиннадцать с половиной лет и она только-только начала входить в переходный возраст. Еще ребенок, она внезапно стала какой-то ершистой и колючей. В этом ежике очень сложно стало узнать еще совсем недавно такую ласковую и послушную девочку. А нам с мужем еще так хотелось ласкать ее, гладить по головке, говорить кучу нежных слов – в общем, все то, что так емко называется не очень красивым словом «сюсюканье». И вот тут в нашей семье появился щенок.

Сразу скажу – мы не планировали заводить собаку, скорее, она появилась у нас вопреки нашим желаниям, особенно ее не хотел мой муж. О, как он кривился в ее сторону! Маленький комочек с первого взгляда признал в папе лидера, главу семьи, а потому даже ночью почетным эскортом провожал вожака в туалет. Как потешно было наблюдать за этим «эскортом», переваливающимся уточкой с лапки на лапку! Мне и самой не слишком нравилось целыми днями ходить с тряпкой по дому, убирать маленькие лужицы и кучки, оставленные нашим нечаянным «прибавлением семейства». Однако женское сердце – не камень, и я очень быстро привыкла к собачке. Муж же возмущался больше года. Вроде и улыбался, наблюдая за крошечным чудом-юдом, и в то же время говорил: «Пусть лучше она живет у бабушки, а я буду любить ее издалека». Однако и выгнать на улицу беззащитную кроху не мог. Так и осталась Лялька в нашем доме полноправной хозяйкой.

Время шло, и как-то совершенно незаметно оказалось, что и мужское сердце – тоже не камень. Оттаял наш папенька, полюбил собаку так, словно она жила с нами всю жизнь. И однажды я заметила, что изрядная доля наших семейных разговоров крутится вокруг Ляльки. Оказалось, что этот крошечный комочек шерсти еще больше сблизил нас с мужем. А ведь у нас и без нее были прекрасные отношения, теперь же и вовсе говорить не о чем. Теперь мой муж не может даже долго засиживаться в гостях – без конца смотрит на часы и торопит меня: «Давай собирайся, дома младшенькая ждет, волнуется. Ты же знаешь, как она не любит сидеть одна в темноте». Дада, дочка у нас теперь зовется старшенькой, а младшенькая – это Лялечка, наша крошечная псинка, собака размером с тапочек. Я притворно вздыхаю, словно нехотя встаю из-за стола, и мы вместе отправляемся домой, где нас ждет младшенькая. И я не перестаю благодарить покойную уже маму, подарившую нам столь беспокойный подарок.

Не знаю, возможно, просто собака появилась в нашей семье в очень нужный момент? Как раз тогда, когда ребенок подрос и перестал требовать нашего ежеминутного внимания. Когда нужно было найти объект для излияния не востребованной дочерью любви и ласки. Ведь неизвестно, как сложились бы наши с мужем отношения в тот период, когда ребенок потихоньку «отчаливает» из-под родительской опеки. А не наступило бы и в наших отношениях некоторого похолодания, вызванного уменьшением доли общих интересов? Быть может, я бы все больше погружалась в свои проблемы, муж – в свои, и сами бы не заметили возникшей вдруг крошечной трещинки. А когда заметили бы, эту пропасть, возможно, уже поздно было бы замазывать – никакого цемента бы не хватило! А тут совершенно органично произошла некоторая замена общих интересов. Мы с мужем не стали меньше любить дочь (ни в коем случае!!!), зато перестали мучить ее избыточной любовью, перенеся этот избыток на нового члена семьи. Прошу прощения за невольную некорректность, но владельцы собак меня поймут. Собственно, в чем прелесть собаки? Конечно, она не может заменить ребенка, но вот в такой ситуации, когда дети подросли, а внуков еще нет, собака – просто идеальный вариант. Если дети подрастают и со временем их начинает раздражать родительская любовь, то собака независимо от возраста навсегда остается существом с интеллектом трехлетнего ребенка. Вот уж где можно сюсюкаться вволю!

Еще одна оговорка. Даже с собаками нельзя сюсюкаться бездумно, если только вы не являетесь счастливым хозяином «диванной подушки». Я именно потому и обожаю маленьких собак, что их можно баловать бесконечно.

Вот представьте себе разбалованную донельзя овчарку или ротвейлера, не говоря уже о питбуль-терьере или, например, ризеншнауцере. Это уже будет не собака, а потенциальный убийца о четырех ногах. Как раз с большими собаками ни в коем случае нельзя расслабляться, там нужна строгость и еще раз строгость. Всяческие же мопсики да йоркширские терьерчики, кажется, самой природой приспособлены для баловства. Зубоньки крошечные – даже в самом страшном случае такая собака не сможет нанести ощутимого физического ущерба. Ее балуешь, с ней сюсюкаешься, а она только еще смешнее делается – и никому никакого вреда. Зато какой связующий элемент для семьи!

В общем, я не ратую за всеобщую собачизацию населения, однако с полной ответственностью утверждаю: собака, особенно маленькая, очень даже укрепляет семейные узы между супругами. Хотя, положа руку на сердце, вынуждена повторить: и собака тоже не является универсальным средством. Ну нету его в природе, нету!!!

Одна, но пламенная страсть?…

Любовь любовью, влюбленность влюбленностью, привязанность привязанностью, но существует еще одна разновидность любви, а имен – но – страсть. И вот на такой любви, на мой взгляд, нельзя построить ничего достаточно крепкого, фундаментального. Эта любовь разрушительна, эта любовь – беда. Беда не только для самого влюбленного, но и для всех его близких.

Есть в моей копилке две потрясающе похожие друг на друга истории, настолько похожие, что я подробно расскажу одну из них, о второй упомяну лишь коротенько. Но то, что только мне известны две подобные истории, заставляет задуматься о многом. Ведь совпадения крайне редки в нашей жизни, можно даже сказать – случайны. А случайность – не что иное, как один из видов закономерности. Вот и думайте теперь, насколько исключительна та история, которую я хочу вам рассказать.

Роман Юрьевич – мужчина солидный во всех отношениях. И внешностью Бог не обидел, и разума отсыпал с щедростью. Карьера тоже сложилась довольно удачно – уже к тридцати восьми годам дослужился до заместителя директора очень крупного предприятия. Правда, на этой ступеньке карьера Романа Юрьевича и застыла – больше расти было некуда, так как сам директор был довольно молод и ни на пенсию, ни на другой ответственный пост в ближайшие лет пятнадцать – двадцать не собирался. Как и положено, имел Роман Юрьевич и семью: жена да двое детей, сын да дочь. В общем, жизнь удалась – живи да радуйся. Он и радовался. До поры до времени.

Надо сказать, что весь из себя такой положительный Роман Юрьевич имел один ма-а-аленький недостаток: имел некоторую склонность к женскому полу. В смысле, периодически устраивал себе «круизы выходного дня» – то «рыбалка», то «охота», то еще чего-нибудь хитрое затеет. Но все – сугубо для того, чтобы не потерять практику общения с женским полом, ни о чем более серьезном даже не думал, не помышлял: жена его вполне устраивала, дети опять же…

Много лет длилось такое «затишье», пока однажды не появилась на предприятии новенькая бухгалтерша. Да их там, тех бухгалтеров, был целый отдел, и все женщины. Но по закону подлости довелось Роману Юрьевичу сдавать отчетные документы о командировке именно Наталье…

Наталья к тому времени была несколько лет замужем. Муж, правда, был скорее номинальный: больше времени болтался по морям да океанам, нежели дома. Соответственно лепту свою в семью вносил в основном в виде шуршащих дензнаков. Сына же Наталья воспитывала, можно сказать, сама.

Теперь уже сложно сказать, чем был вызван первый импульс. Известно только, что исходил он не от шефа, а от подчиненной. Раньше Роман Юрьевич «шуры-муры» на службе не разводил, тут же повелся, как восьмиклассник, на светлые Натальины кудри. В общем, глазом моргнуть не успел, как оказался связан с новенькой довольно прочными узами.

Не будь Наталья его сотрудницей, эта связь наверняка не имела бы сколько-нибудь длительного продолжения – так, порезвился бы с молодухой недельку-другую, да быстренько остепенился бы. Однако все попытки Романа Юрьевича покончить с этим служебным романом разбивались в прах: только было решит для себя оставить все в прошлом, как тут же в коридоре словно случайно наткнется на бухгалтершу. Подозревал, что вся эта случайность шита белыми нитками, иногда злился, да… слаб был, ничего не мог с собой поделать.

Связь эта длилась несколько лет, то затухая, то возгораясь вновь. Наталья за это время даже успела родить чудную девчушку. Сама, может, и догадывалась, от кого, да не признавалась любовнику, ловко играя на его нервах. То заставляла его поверить в отцовство, то начисто отвергала такую возможность: мол, я честная женщина, и детей рожаю только от мужа. Неизвестно, что именно двигало Натальей: о любви с ее стороны и речи быть не могло, в финансовом плане вроде особо не нуждалась, благо муж зарабатывал неплохо. Что остается? Только физическая привязанность. Однако ж и тут промах: раньше Роман Юрьевич, может, и причислял себя к половым гигантам, да со временем очень даже засомневался в своих способностях. Вернее, в начале этого «романа» в физическом плане он был еще парень хоть куда, да за несколько лет все его способности как-то резко растерялись. Вроде и не старый ведь мужик-то, и полтинник еще не стукнул, а в голове все чаще билась жуткая мысль: «Импотент, импотент!»

Роман Юрьевич уж и не помнил, когда последний раз ласкал жену. Та, однако, делала вид, что все нормально, не хотела доставлять мужу дополнительной моральной боли. К врачам идти с такой бедой было очень стыдно: гордый был Роман Юрьевич сверх разумной меры. А примириться с жутким приговором было очень тяжело. Единственным светом в окошке для него осталась Наталья: умела, паршивка, сотворить с ним такое, что Роман Юрьевич сам себя начинал уважать. И если раньше Наталье приходилось отлавливать шефа по коридорам да умолять об очередном свидании, то теперь уже Роман Юрьевич частенько захаживал в бухгалтерию и, подсовывая финансовые документы, сверлил Наталью умоляющим взглядом.

Наталья возгордилась, стала из шефа вить веревки. Первым делом, естественно, повышенную зарплату себе выхлопотала. Потом стала допускать любовника к телу через золотые побрякушки. Говаривала при этом: «Это не для меня, это для дочки», предоставляя в очередной раз Роману Юрьевичу самому догадываться, его ли это дочь или все-таки законного Натальиного мужа. Роман Юрьевич, хоть и неплохо устроился в этой жизни, однако ж бесконечно отрывать от семьи значительные суммы на побрякушки не получалось, за что Наталья изводила его вредностью, «недопущением к телу». Злился, психовал до предынсультного состояния, да поделать с собой ничего не мог: только с Натальей чувствовал себя мужчиной. Ненавидел ее за эти вредности, за унизительную от нее зависимость, за то, что знает она его страшный секрет, а поделать с собою ничего не мог. Боялся: ведь, прерви он эту порочную связь, останется уже настоящим импотентом.

Наталья и сама уже устала от этого «романа». Денег хватало без любовника, подарки дорогие часто дарить он ей не мог, в постели не он ей удовольствие доставлял, а она ему, взамен практически ничего для молодого тела не получая. Скучно стало Наталье, неинтересно. Захотелось чего-нибудь остренького, запретного. Захотелось поиграть на грани фола. Нервишки любовничку пощекотать, да заодно радость доставить собственному телу. И, набравшись наглости, набрала Наталья хорошо знакомый домашний номер Романа Юрьевича. Времечко тщательно подобрала, чтобы дома ни хозяина не было, ни хозяйки, только двадцатисемилетний сын Андрей…

Надо сказать, отношения между отцом и сыном и без того были натянутыми. Андрей с детства был не очень прилежным ребенком, доставляя родителям куда больше хлопот, чем радости. В двадцать пять лет женился, да неудачно: целый год промучился, прежде чем удалось развестись с гулящей супругой. То ли женитьба с последующим разводом на него благотворно подействовали, то ли на конец повзрослел парень, за ум взялся, но отношения Андрея с отцом только-только начали налаживаться. И тут вдруг телефонный звонок.

– Здравствуйте, Андрей. Вы меня не знаете, я вас, по большому счету, тоже. Однако мне доводилось несколько раз видеть вас и, скажу откровенно, вы мне очень понравились. И я просто уверена, что тоже понравлюсь вам. Так может, нам с вами встретиться и познакомиться поближе?

Андрей не стал возражать. И действительно – новая знакомая ему очень понравилась. Правда, была она на несколько лет его старше, да имела двоих детей от бывшего (!) мужа – да это такие мелочи! И Андрей с головой окунулся в этот роман. Родители нарадоваться не могли тому, как изменился их сын. А тот уж и жениться собрался, о чем незамедлительно и сообщил родителям. И так расхваливал будущую свою супругу, аж глаза светились:

– Бать, а ты ее, может, и знаешь, она у тебя в бухгалтерии работает. Светленькая такая, кудрявенькая, Наталья И-я.

И вот тут Роман Юрьевич схватился за сердце…

Скандалище вышел грандиозный. Отец с сыном разругались до смерти, превратившись в смертельных врагов. Андрей, естественно, тут же прекратил отношения с Натальей. Больше всего он поражался даже не тому, что она одновременно имела более чем тесные отношения с отцом и сыном, а тому, что, будучи замужем, возила его знакомиться с матерью, представив будущим мужем, тому, что познакомила с детьми (тем, правда, представила его просто как «дядю Андрея»).

Роман Юрьевич вышел на работу только через полгода – свалил его после того скандала микроинсульт. Ненавидел мерзавку лютой ненавистью, да вынужден был периодически сталкиваться с ней в коридорах управления. Искренне надеялся, что встречи эти носили чисто случайный характер, да периодически замечал, что сталкиваться они стали все чаще и чаще. Гнал от себя подозрения, даже не здоровался с предательницей, да каждый день все снова и снова вынужден был с этой дрянью встречаться.

Наталья сначала здоровалась настороженно, опасливо. Потом, убедившись, что бывший любовник не собирается устраивать скандалов прямо в управлении, как не собирается и настаивать на ее увольнении, осмелела. Назойливо лезла на глаза, ластилась побитой собакой:

– Здравствуйте, Роман Юрьевич!

И не краснела, не бледнела, не услышав ответного приветствия, а натолкнувшись лишь на ледяной презрительный взгляд. Долго не мог понять Роман Юрьевич, зачем она все это делает. Решил – из великой к нему любви… Вроде и умный мужик, а так глупо прокололся. И почему-то все чаще бессонными ночами, лежа бревном рядом с женой, вспоминал, что вытворяла с ним Наталья. Не выдержал Роман Юрьевич, сдался, вновь нырнув в то же болото. Простил предательницу, рассорившую его до конца дней с сыном. И только после того как снова погряз в этом болоте по самое некуда, понял причину Натальиной настойчивости: оказывается, пока он отлеживался после микроинсульта, Наталья стала вдовой…

Если раньше Роман Юрьевич умолял Наталью о свиданиях, теперь уже она настаивала на встречах. Плакалась, как тяжело ей, вдове, с двумя детьми. Все чаще намекала, что девочка-то – не от покойного мужа, а от самого любимого человека на свете, от Романа Юрьевича. Настаивала на том, чтобы покинул любовник постылую супругу да женился на ней. Уж как старалась ради высокой цели, как ублажала!

Однако бросать семью в планы Романа Юрьевича не входило. Он с готовностью пользовался тем, что буквально навязывала ему Наталья, да ничего, кроме банальной связи на стороне, не планировал. Правда, отношения в семье испортились донельзя: с сыном – смертельная вражда, жена прекрасно осведомлена о его приключениях. Одна отрада – дочка ни о чем не догадывается, благо живет отдельно, под крылышком у мужа, и, не сговариваясь, вся семья оберегала ее от этой грязной истории.

Но и та обо всем узнала. Правда, только после смерти Романа Юрьевича. Следует сказать, что любила дочка отца безумно, беззаветно, как и он ее, а потому поверить в эту мерзость ей было очень нелегко. Наверное, зря мать излила на нее всю эту грязь, да не в себе, бедная, пребывала: мало того, что мужа схоронила, так и выяснилось еще, что в тот момент, когда его хватануло сердце, он ехал с очередного свидания с Натальей. Что уж там между ними вышло, а надумала бедная вдова, что это та дрянь довела мужика до последнего приступа. А стало быть, именно она ответственна за смерть Романа Юрьевича.

И тут приключилась финальная сцена этой истории, совсем уж некрасивая. Мать, зная о безумной любви дочери к отцу, так ее накрутила, так ее завела, что та поехала домой к Наталье. Наталья открыла дверь, ни о чем не подозревая:

– Вам кого?

– Могу я видеть Наталью И-ю?

– Да, я вас слушаю.

– Может, вы меня в дом пригласите? Неудобно как-то на площадке.

– Да-да, конечно, проходите.

И Наталья провела гостью в комнату. Пока все складывалось так, как и планировала себе мстительница за отцовскую поруганную честь. Вот только к хозяйке дома прижалась маленькая девочка…

– У меня к вам серьезный разговор. Было бы лучше, чтобы вы отправили ребенка в другую комнату.

– Нет-нет, ничего.

– Уберите ребенка! Она не должна услышать этот разговор!

Однако Наталья упорно отказывалась выпроводить пятилетнюю девочку из комнаты, только крепче прижимая к себе хрупкое тельце дочери. На сердце было неспокойно: кто такая, что за странная гостья? И почему у нее такие холодные, страшные глаза?

Неожиданно гостья достала из-за пазухи фото покойного отца:

– Узнаешь, тварь? Теперь поняла, кто я? Вот теперь ты знакома со всей семьей!

И, даже не пытаясь сдержать эмоции, гостья дважды со всей силы хлестнула по ненавистному лицу негодяйки…

История очень тяжелая, печальная и даже жестокая. Наверное, дочь Романа Юрьевича была не права – лично я склонна осудить ее поступок. Не будь рядом с Натальей ребенка – я бы была на ее стороне, но в том-то и дело, что Наталья категорически отказалась вывести девочку из комнаты. Страшно представить, какой шок испытал ребенок, в чьем присутствии чужая страшная тетка отхлестала маму по щекам, обозвав тварью. Наверняка этот случай не минет для ребенка бесследно: кто знает, какие комплексы будут преследовать ее всю жизнь?

С другой стороны – а разве не заслужила наказания Наталья? На мой взгляд – определенно заслужила. Вот только было бы логичнее, чтобы это наказание она получила от вдовы Романа Юрьевича или же от его сына – вот уж они-то оба являлись действующими лицами этой некрасивой истории, это они имели моральное право наказывать злодейку, но никак не дочь, объявившаяся на сцене только после смерти главного героя. Как бы сильно ни любила она отца, а не ее это было дело – мстить за его поруганную честь. Кто знает, что двигало ее матерью, когда она подбивала дочь на этот шаг? Почему не пошла к сопернице сама? Почему не сделала этого раньше, пытаясь сохранить семью? Почему не настроила на этот шаг сына, в конце концов? Хотя, пожалуй, насчет сына она была права. Отправь мать к Наталье сына с миссией великой мести, тем самым могла бы сама подтолкнуть его вновь в объятия негодяйки: ведь Роман Юрьевич-то простил, кто знает, может, и Андрей бы простил ей все подлости?

В общем, я не знаю, как было бы правильно поступить в этой ситуации. Я знаю только, что неправильно было то, что произошло при ребенке. Но вот что мне так и осталось непонятным в этой истории, так это мотивация поступков Натальи. Эту историю я знаю лишь со слов дочери Романа Юрьевича, которая, в свою очередь, знает обо всем только со слов матери, поэтому я изложила наверняка всего лишь половину правды. Увы – с Натальей мне не то что не удалось пообщаться, я даже желания такого не испытываю. Какие бы благородные порывы ею ни двигали, я просто не могу придумать сколько-нибудь правдоподобного оправдания ее поступкам. Я очень даже могу понять желание рядовой бухгалтерши закрутить роман с заместителем директора предприятия: пусть не из особой любви, пусть даже не из симпатии – сугубо из меркантильных соображений. Некрасиво – да, но по крайней мере логично и обоснованно. Могу понять ее нежелание открывать истинное отцовство своей дочери – да, женщины частенько прибегают к подобным уловкам, дабы подсадить мужика на крючок. Но я категорически отказываюсь понимать то, что, крутя роман с отцом, она САМА навязывает себя еще и сыну! Более того, она намеренно подводит его к женитьбе – ведь не зря же она сообщила ему о мнимом разводе с мужем, не зря ведь представила его своей матери как будущего мужа! А стало быть, САМА подводила двойной свой роман к финалу, к изобличению своего коварства. Как, чем все это можно объяснить?! Да еще и так, чтобы не осудить несчастную женщину, а лишь кивнуть: да, мол, может, и не очень красиво поступила бедолага, да это был единственный для нее выход. Даже моя писательская фантазия не позволяет выдумать хоть сколько-нибудь вероятную мотивировку ее поступка. В общем, в этой истории мне больше всего жалко несчастную маленькую девочку, виноватую только в том, что ее родила подлая женщина.

История эта настолько странная и нелепая, что кажется абсолютно надуманной. Если бы я не знала хорошо рассказчицу, я бы не поверила в реальность этой истории. Но уж по крайней мере я была уверена в том, что этот случай – выдающийся по своей нелепости и алогичности, абсолютно уникальный. Каково же было мое изумление, когда буквально на днях я услышала еще одну подобную историю, на сей раз… от собственной дочери! Слава Богу, она тут замешана очень даже косвенно, постольку поскольку все действо разворачивается на ее глазах. Вернее, на глазах всего коллектива, в котором работает моя дочь.

Очень респектабельный господин, назовем его Б. Г., владеет сетью журналов и радиостанций. Мужичку под пятьдесят, но выглядит максимум на тридцать восемь. Успешный бизнесмен – совершенно самостоятельно стал на ноги, удачно вложив парочку зарплат в акции. И подведомственный коллектив подобрался замечательный: люди работают не из-под палки, а сугубо из интереса. Никого не надо подгонять – как раз из той серии, когда «на работу, как на праздник». Вместе работали, вместе отдыхали. Пока не появилась в их коллективе совсем молоденькая девушка Лиза.

О том, что Лиза – любовница шефа, известно всем. Ведь еще до ее появления в коллективе она с завидной регулярностью появлялась на всех без исключения корпоративных вечеринках. В то же время и жена со взрослым сыном периодически появлялись в офисе Б. Г. В общем, классический случай: коллектив полностью в курсе событий личной жизни шефа.

Вплоть до того, что не однажды встречали Лизу в ночных клубах в жарких объятиях… правильно, великовозрастного сыночка Б. Г. Видимо, папеньке стало известно о «шалостях» любовницы с собственным сыном. Что уж за отношения сложились между родственничками – для коллектива осталось загадкой, однако, дабы ограничить свободу любовницы, Б. Г. не нашел ничего лучше, как взять ее к себе на работу. Даже должность для нее специальную придумал: «исполнительный директор». Вот и «исполняет» теперь Лиза такие лихие «танцы», что спаянный коллектив потихоньку да помаленьку стал распадаться: нравится Лизе изображать из себя не ушлую любовницу шефа, а крутую начальницу. Сует нынче свой очаровательный носик во все дела, изводит сотрудников наставлениями и дурацкими указаниями. И если раньше все работало вроде само по себе, словно отлично отлаженный механизм, то теперь этот механизм тут и там дает сбои на ровном месте сугубо по причине грубого Лизиного вмешательства в производственный процесс. Неоднократно уже пытались Лизу поставить на место, ненавязчиво намекая шефу на ее не особо логичное и полезное «руководительство», да Б. Г. только усмехается неловко, словно ему стыдно за свое дитя неразумное, однако угомонить разошедшуюся подругу мужик не в состоянии. Коллектив рассыпается, уходят профессионалы и большие умнички, справедливо полагая, что уж с их-то профессиональными навыками они без работы не останутся. И действительно не остаются – их с удовольствием прибирает к рукам конкурент Б. Г., да еще и в зарплате люди выигрывают. Правда, уже нет той радости, с которой совсем недавно шли на работу. А дело Б. Г. потихонечку хиреет: уменьшаются тиражи, скудеет ручеек рекламы – в общем, доходы падают катастрофически. И видит ведь прекрасно, и понимает все, а ничего с собой поделать не может: «подсел» на Лизоньку, словно на наркотик. Однако, что интересно, несмотря на всю свою к Лизоньке страсть, уходить из семьи не собирается.

Вот и думаю я: а может, у Б. Г. те же физические проблемы, что и у Романа Юрьевича? Уж больно похожи эти истории. И может, не так уж они редки и исключительны, как мне думалось вначале? Может, это можно назвать нормальным поведением для мужчин, скажем так, потерявших уверенность в своих мужских способностях? Именно потому и «подсаживаются» на этих Лиз да Наташ, что боятся упустить последнюю любовницу? С женой уже ничего не получается, а пытаться наладить отношения с другой женщиной стыдно – а вдруг не получится? И цепляются за Лизу, за Наташу, за Олю да за Свету. Проклиная собственную слабость, забыв о гордости и порядочности, прощают маленьким мерзавкам романы с собственными сыновьями. И может, никакая это не страсть, а одна сплошная неуверенность и глупость? О какой страсти можно говорить, деля одну распутную девку с собственным сыном?!

Жизнь после жизни. Семейной.

Мы уже рассматривали позицию «А если это любовь». Но в той главе мы рассматривали те случаи, когда эту любовь женам удалось победить, когда привязанность к семье и детям, порядочность и чувство долга перевесили влюбленность. Когда мудрыми, или не особо мудрыми способами обманутым женам удалось отстоять «свое, законное».

Но бывает ведь и она, Любовь, именно та, с большой буквы, как имя нарицательное, но все же не имя. И истории известно немало тому подтверждений, когда второй брак, вопреки предсказаниям окружающих, длился не просто долго, а, так сказать, до конца дней. Потому что первый брак оказался ошибкой.

И вот здесь я снова, уже в третий раз, хочу вернуться к истории Тамары с сыном Русланом. Тамара не помнит собственного детства без Алика, ведь росли практически на глазах друг друга. Их родители – выходцы из одного села, а многочисленные родственники и по сей день проживают там же. И вполне естественно, что на лето родители вывозили чад на природу, к бабушкам-дедушкам, и каждое лето дети проводили вместе. Вдобавок ко всему как-то так сложилось, что ровесников у них в селе не было: или намного старшие дети, или младшие, так что волей-неволей Тома с Аликом оказались друзьями. И в подростковом возрасте, когда гормоны играют, когда вскипает кровь, эту дружбу дети приняли за любовь.

Еще до свадьбы стали жить вместе с Тамариной матерью, то есть фактически брак, хоть и гражданский, был одобрен многочисленными родственниками, об этом знали все. Мне неизвестно, почему молодые тянули с официальной свадьбой – быть может, им уже на том этапе стоило бы насторожиться? Ведь двадцать лет назад гражданский брак еще не был столь распространенным явлением, как нынче, да если учесть, что практически все родственники являлись сельскими жителя – ми, где очень скрупулезно и даже, я бы сказала, трепетно-ревностно относятся к таким вещам, то лично у меня возникает немало сомнений по поводу их неземной любви. Видимо, любовью это считала лишь Тамара, для Алика же все было намного проще и в то же время сложнее. Все тот же взрыв гормонов, все та же юношеская гиперсексуальность. А тут – вот оно, все рядом, никого не нужно уговаривать, никому ничего не нужно обещать. Однако жениться все равно пришлось, хотя бы из чувства порядочности: как водится, Тамара «вдруг» забеременела.

Семья просуществовала несколько лет. С Аликом я была знакома чисто визуально, поскольку жили мы не просто в одном доме, а в одном подъезде и даже по одному стояку. Не могу сказать, что писаный красавец, но, положа руку на сердце, должна признать: рядом с простушкой Тамарой выглядел парень на девять с половиной баллов. Нелепо они смотрелись вместе: Тамара, не особо симпатичная от природы, да еще оплывшая после родов, уже в двадцать один год смотрелась сорокалетней клушей, сельской бабой. Алик же парень спортивный и вполне симпатичный, обаятельный, смотрелся рядом с супругой, словно городской племянник рядом с сельской тетушкой. И однажды Алик уехал в командировку…

Вот там-то, в городе у моря, и начался его роман. Может, и оказался бы он кратковременным, будь это единственная его командировка. Но начальство с завидным постоянством отправляло его в тот город вновь и вновь. И однажды из очередной командировки Алик просто не вернулся.

Вот тогда-то Тамара и применила «мудрое средство». Набирала междугородный номер, предварительно «накрутив» пятилетнего ребенка:

– Плачь, сыночка, плачь, проси, чтобы папка домой вернулся, иначе умрем мы с тобой, прямо завтра умрем. Плачь, сынок, кричи – не жить нам без папки!…

Длилась эта история долго и уж совсем неприятно. Мало того, что у Руслана после этих материных истерик проявились первые признаки более чем серьезного неврологического заболевания, так еще и Алик приехал со своей юной пассией прямо в дом жены, потому как больше ему жить было негде. Правда, у Тамары они переночевали буквально пару ночей, да стоит ли говорить, каким шоком это оказалось для брошенной жены и больного сына? А потом Алик подал на развод…

В состоянии перманентного развода бывшие супруги находились около полутора лет. В новой семье уже родился первенец, а Тамара, довольно скандальная барышня, все не давала Алику развода. А дабы не развели без ее желания, без конца срывала судебные заседания неявкой, каждый раз предъявляя справку из больницы: мол, я не смогла присутствовать по уважительной причине, а стало быть, разводить без моего присутствия не имеете права. Вот этого я никак не могу понять. Зачем она это делала? Ведь уже всем давно было понятно, что семья распалась, уже сложилась другая семья, в которой уже родился ребенок. Ведь теперь это совершенно не было похоже на командировочный роман подгулявшего супруга. Если и надо бороться за мужа, то не в подобной ситуации – там от Тамары уже ничего не зависело. Да, она очень любила Алика, но можно ли из-за любви вести себя подобным образом? Ведь любя, она мотала ему нервы, заставляя ненавидеть себя. Если изначально Алику было стыдно за свое предательство перед нею и перед сыном, перед всеми родственниками, то постепенно былые добрые чувства к жене заменила одна сплошная ненависть и дикая злоба. Он ведь и не собирался отказываться от материальной помощи сыну, помогал, не дожидаясь даже решения суда об алиментах. Имея право на половину квартиры, в которой был прописан, выписался без малейших претензий и ушел с юной подругой на съемную, за которую приходилось платить огромные деньги. Да, я прекрасно понимаю, как тяжело было Тамаре, но оправдывает ли ее это? Она в этой истории, на мой взгляд, выглядела куда как хуже Алика. Да, тот предал их с сыном, бросил. Тамаре, видимо, очень сильно хотелось ему насолить, отомстить. Вот и мстила. Но так неразумно, так топорно, что не столько отомстила бывшему мужу, сколько потеряла собственное лицо и даже убедила всех родственников, что Алик прав – разве можно жить с такой стервой, со скандальной базарной бабой?

В общем, развод таки состоялся. Алик благополучно женился на своей пассии, живут душа в душу уже пятнадцать лет, растят двоих деток. Руслану Алик помогает до сих пор, несмотря на то что парень уже два года, как перешагнул порог совершеннолетия. И все эти годы помогал не по исполнительному листу, не по принуждению, а добровольно, по совести – как раз на отсутствие его помощи Тамара мне ни разу не жаловалась, как не жаловалась и на малый ее объем. Сама Тамара тоже, как я уже говорила, вышла замуж. И нынешний ее супруг рядом с ней выглядит гораздо более органично, чем Алик, – такой же простецкий сельский мужичок, под стать ей. И заботливый, и хозяйственный, и к Руслану относится, как к родному сыну, и зарабатывает очень даже неплохо. Однако Тамара так и осталась стервой. Пилит мужика с утра до вечера, не брезгует макнуть его носом в дерьмо при посторонних. И в задушевных беседах любит вспомнить своего Алика. Говорит, что только с ним была счастлива, только его любила всю жизнь. И до сих пор любит. И ненавидит.

Знаете, что мне интереснее всего в этой не – приятной, в некотором смысле трагической истории? Я из нее вынесла одно убеждение: гороскопам верить нельзя, врут, все врут, проклятые! Потому что замуж мы с Тамарой выходили в один день, даже из одного дома. Вот только поехали в разные загсы. А коли уж семьи наши родились в один день и в одном месте, в одном городе, стало быть, и судьбу они должны были бы иметь если не одинаковую, то максимально схожую. Однако наши судьбы сложились совершенно по-разному. Мы с мужем вместе уже страшно сказать, сколько лет – двадцатилетие отметили в прошлом году шумно и весело. Тамара же с Аликом расстались не только довольно скоро, но даже очень некрасиво. А стало быть, далеко не все зависит от звезд, от предначертанности, гораздо больше, наверное, зависит от самого человека, от его характера, от темперамента, от его готовности к диалогу, к компромиссу, ибо что есть семья, как не компромисс между двумя совершенно разными людьми?

Не знаю, как бы я поступила, окажись я на месте Тамары. Вернее, догадываюсь. Убедившись в том, что «на стороне» у супруга все более чем серьезно, я бы тихо отошла в сторону. Да, мне было бы безумно больно, но я бы не стала устраивать истерик на судебных заседаниях, мне было бы стыдно не соглашаться с разводом, цепляться за фактически умерший брак, когда мужчина во всеуслышание заявил о нежелании оставаться моим супругом. Я бы боролась за него ровно до того момента, пока не исчезла бы реальная надежда на то, что все еще может быть хорошо. Но поняв, что он уже любит другую женщину, я бы отошла в сторону. Не уверена, что постаралась бы сохранить более-менее нормальные отношения хотя бы ради ребенка – это было бы правильно, но я не уверена, что в момент эмоционального взрыва, дикой обиды и душевной боли я смогла бы сдержать свои эмоции, свое эго. Но я точно знаю, что не стала бы вести себя подобным образом. Я бы отпустила мужа.

Вообще же легко, конечно, рассуждать об этом, сидя в уютном кресле, ожидая любимого супруга с работы, зная, или по крайней мере будучи уверенной, что ты для него единственная и неповторимая. И совсем другое дело знать, что у него есть другая, больше того – эта другая уже прочно заняла твое место в его сердце. Предательство… Что может быть хуже, что может быть тяжелее?! Наверное, даже смерть любимого перенести легче, чем предательство. Потому что умирая – он не предает, это кто-то другой, всемогущий, с которым ты не можешь бороться, забирает его у тебя, но душа его все равно остается рядом. А если он жив-здоров, вот он, рядом, можно даже дотронуться, а душа его в другом месте, с другой женщиной?! Как пережить предательство, когда даже воздуха не хватает, нет сил дышать?!

Что тут можно советовать? Тем более мне, не пережившей подобного кошмара (тьфу, тьфу, тьфу). Впрочем, кое-какой опыт я имею. Правда, к семейной жизни этот опыт не имеет ни малейшего отношения, я и пережить-то его сумела именно благодаря поддержке мужа с дочкой. Но случилась в моей жизни жуткая ситуация, было дело… Честно скажу – иной раз жить не хотелось, все чаще задумывалась о том, чтобы раз и навсегда покончить со всеми проблемами. Только грех боялась совершить, боялась, что на том свете самоубийцам будет еще хуже, чем на этом в самой сложной ситуации.


Знаете, что помогло мне не только выжить, но и встать на ноги в полный рост? Увлечение. В самую мою тяжелую минуту, когда впереди был только мрак, мрак без единого светлого лучика, мне подвернулись под руку курсы от центра занятости населения, так называемое второе высшее образование. Помнится, в молодости мне было невыносимо скучно и неинтересно учиться, для меня это была обуза, тяжкая, нелюбимая работа. А тут вдруг неожиданно для самой себя мне стало так интересно! Может быть, потому, что нам достались замечательные преподаватели, абсолютно влюбленные в свое дело? Основы бухгалтерии нам преподавала главный бухгалтер Центра обучения – женщина настолько обожает свою работу, настолько влюблена в мир цифр, что она просто порхала у классной доски, чиркая по ней мелом столбики проводок:

– Смотрите, слушайте – это же МУЗЫКА!

И я, человек, крайне отдаленный от бухгалтерии, вместе с ней с радостью окуналась в эту музыку, получая от процесса истинное удовольствие.

Менеджмент нам преподавал академик, пожилой мужчина с плохой дикцией. Но как замечательно он преподавал нам свой предмет! С его лекций никто никогда не уходил, это было безумное удовольствие, несмотря на то, как нелегко было выловить из его шипяще-булькающей речи отдельные слова, да еще и связать все это воедино. Он потрясающе интересно рассказывал о вещах, казалось бы, совершенно скучных и даже занудных: о том, как правильно организовать производство, как подобрать коллектив, дабы добиться от него максимально эффективной отдачи, какую работу поручить холерику, а какую – флегматику, дабы вытянуть из них лучшие рабочие качества. Казалось бы – какая смертная скука, но до чего здорово он это рассказывал, какие замечательные и даже веселые примеры приводил! Его лекции невозможно было слушать без улыбки!

Больше же всего я обожала лекции по маркетингу. И это при том, что терпеть не могу все, связанное с этим словом! Однако именно на этих лекциях я поняла, что успешным человеком можно сделать себя только собственными усилиями, и никакой блат в этом деле не поможет. И что успешным человеком может стать кто угодно, даже самая затюканная домохозяйка. Для этого надо всего-навсего… захотеть стать успешным человеком, поверить в себя, в то, что что-то ты умеешь делать лучше, чем другие! Сидя на лекциях, я не знала, КАК именно можно это сделать, у меня не было ни единой мысли, ни единого желания на этот счет, но наша преподавательница умела так зарядить своим энтузиазмом и оптимизмом, что я просто верила ей на слово: да, да, непременно, именно от самого человека зависит его успешность! Я пришла на ее лекции дико закомплексованным человеком, безработным и неуверенным в себе, начисто лишенным каких бы то ни было амбиций. А всего через неделю после окончания курсов первой из нашей группы нашла себе неплохую работу, буквально за полгода пройдя путь от секретаря до заместителя директора предприятия (и представьте – довелось на практике столкнуться и с бухгалтерией, и с менеджментом, и с маркетингом!). А через два года вышла моя первая книга.

Я вовсе не хвастаюсь своими достижениями – по большому счету я пока еще ничего не достигла, ничего не добилась. Но я уже встала на этот путь, я поверила в себя, в свои силы. И – самое главное – я забыла о своей проблеме, из-за которой и оказалась в состоянии жуткой депрессии. Вернее, не забыла, а научилась жить с этой проблемой, сумела переступить через нее и остаться нормальным человеком. И пишу я это только для того, чтобы сказать: не все потеряно, не все, даже когда вы уверены, что на вашей жизни, на вашей судьбе уже смело можно ставить крест. Даже если в вашей личной жизни произошла трагедия, даже если вы потерпели полное фиаско, даже если предал любимый человек. Не все, не все еще потеряно! Недавно пересматривала фильм «Изгой» с Томом Хэнксом в главной роли, и меня до глубины души потрясли его слова: «И я понял, что и завтра тоже взойдет солнце, и кто знает, какой сюрприз принесет с собой прибой».

Если вы еще живы – значит, вы не умерли, значит, у вас еще есть надежда, значит, за углом вас еще может ждать удача. Но если вы закроетесь в себе, как раковина, вы просто не пустите удачу в свой дом, вы не встретите ее.

«Удача» в данном случае вовсе не подразумевает другого мужчину, способного заменить вам бывшего супруга. Удачей может оказаться что угодно, но вы должны быть открыты для нее, иначе останетесь несолоно хлебавши у разбитого корыта. Как бы ни было вам тяжело, попробуйте отвлечься, попытайтесь найти новое увлечение, хобби. Если вы вполне довольны своей работой и карьерой, остановитесь именно на хобби: займитесь спортом, туризмом, рыбной ловлей (почему бы и нет?!), рисованием, художественной вышивкой, наконец! Главное, чтобы вам было интересно, чтобы новое дело отвлекало вас от старых невеселых мыслей. Попробуйте найти в себе новый талант или разбудить старый, от которого когда-то отказались в пользу другого. Займите себя чем-то, чем угодно – только не зацикливайтесь на своей беде, на стремлении непременно найти себе другого мужчину, чтобы тот, который уже бывший, тот, который предатель, понял, как он ошибся, чтобы пожалел о содеянном.

Если же ваша работа, карьера вас не устраивает – смело меняйте ее, не стоит сидеть на одном месте, не получая от работы ни единой приятной эмоции. Поверьте в свои силы, подумайте о том, что с вашим опытом, с вашей эрудицией вы заслуживаете много большего, что наверняка вашей голове, вашим рукам найдется лучшее применение, ведь вы уже давно «выросли» из этой работы, она стала вам мала, вам тесно в ней. И наверняка ваша голова достойна гораздо лучшей зарплаты. Найдите новое дело, окунитесь в новую профессию – кто знает, быть может, то, чем вы занимались до сих пор, вовсе не ваша стихия? И быть может, успех вас ожидает в той стороне, куда вы и не думали глядеть? Вам не нравится маркетинг? А что вы знаете о маркетинге?! Копните поглубже, и вы поймете, что именно маркетинг – ваша стихия, именно на этом поприще успех вас буквально заждался! Естественно, маркетинг в данном случае – лишь пример, на его месте запросто могут оказаться торговля недвижимостью или оборудованием для пищевой промышленности. Я имела в виду лишь то, что вам не мешало бы абстрагироваться от всего привычного и набившего оскомину и погрузиться в чуждый, незнакомый мир. И может быть, чуждым-то как раз окажется этот, обрыдлый и надоевший своим однообразием?

А если уж невмоготу, если непременно хочется отомстить предателю – мстите, но так, чтобы спустя годы вам самой не было до тошноты стыдно за эту месть. Помните – самой эффективной и сладкой местью является ваша успешность! Вы можете сделать ему море гадостей, но он только лишний раз убедится в собственной правоте – да, он сделал правильный выбор, вы подлая и мерзкая женщина, а его новая супруга вся такая белая и пушистая на вашем фоне. А вот если вы, невзирая на его вероломное предательство, станете успешной женщиной – вот тогда он может пожалеть о своем выборе, вот тогда он задумается, что, видимо, не до конца оценил вас, ведь его вторая супруга будет сильно проигрывать на вашем успешном фоне. Можно каждый вечер звонить бывшему мужу и подлой разлучнице и говорить им кучу гадостей, вызывая все большую ненависть в свой адрес, а можно сделать вид, что забыли о предательстве, потому что вам… просто некогда о нем помнить, потому что жизнь вокруг вас бурлит и пенится. Найдите поприще, на котором вы могли бы блистать, и поверьте мне – гораздо легче добиться цели, ясно и четко поставив ее перед собою, нежели не представляя ее воочию, а только мечтая бес – сонными ночами о том, как замечательно было бы стать назло врагам самой счастливой и востребованной. Начать – да, трудно, еще труднее поверить в свои силы после многих лет счастливого беспечного пребывания за надежной широкой спиной бывшего супруга. Но, поверив, начав, все окажется не так страшно и не так сложно, как вам казалось. И – фраза, увы, не моя, из замечательного фильма «Москва слезам не верит» – «Поверьте, в сорок лет жизнь только начинается!» Да, да, уверяю вас – именно в сорок лет она и начинается! Именно в сорок лет я устроилась на работу и стала строить карьеру (заметьте – после перерыва трудового стажа в долгих пятнадцать лет!!!), в сорок лет я открыла в себе новый дар, писательский, и именно в тот момент, когда уже ничего хорошего от жизни не ждала. Вы думаете, вы хуже? Думаете, у вас ничего не получится? Конечно, не получится, если вы будете убеждать себя в этом. А вы скажите: «Я – лучшая, и никто не достоин этой награды больше, чем я!» Пусть вы не станете президентом страны, а станете «всего лишь» президентом маленькой компании – вы все равно состоитесь как личность, вы начнете уважать себя сами и заставите уважать себя других. А как вам будет завидовать ваша соперница! И с каким сожалением будет вспоминать о разводе ваш бывший муж!

Увы, как показывает практика, далеко не все бывшие жены становятся успешными женщинами. И даже не все устраивают свою личную жизнь. Но и они продолжают жить, все как-то образуется само по себе, у кого-то лучше, у кого-то хуже. Одни после развода категорически запрещают отцам видеться с ребенком, наказывая тем самым непонятно за что и без того пострадавшее дитя. Другие умудряются подружиться с разлучницей. Например, подружка моей дочери как раз из такой семьи, неполной. Папочка там, видимо, еще тот фрукт, потому что Оксана у него не первая жена, как не первая дочь у него Светка. Наверное, каждая женщина, выходящая замуж за разведенного мужчину, или даже ставшая причиной его развода, уверена, что уж от нее-то он никуда не денется. Вот и Оксана не сомневалась, что семейная жизнь с Игорем будет вечным счастьем. Однако «вечность» закончилась, когда Светке было девять лет: нашел Игорь другую барышню, Киру, еще больше, нежели Оксана, подходившую под его представление об идеальной женщине. И только тогда Оксана поняла, какую боль причинила первой супруге Игоря.

Развод Оксана пережила нелегко, все было: и ненависть, и мерзкие слова в адрес предателя, сказанные дочери, даже встречам Игоря со Светкой препятствовала первое время. Но жить одной было так тяжело, особенно учитывая сложности переходного периода от «развитого социализма» к «демократии с человеческим лицом». Сначала на месте ненависти возникла благодарность к Игорю за материальную поддержку, позже смирилась с положением брошенной, нежеланной женщины. Первое время неудобно было звонить Игорю в новый дом, ведь чаще всего трубку брала Кира, подлая разлучница. Да только, вопреки Оксаниным ожиданиям, Кира вела себя довольно разумно и деликатно, никогда не фыркала в трубку, не психовала, услышав голос «бывшей», не хамила. Позже Оксана стала привозить Светку на выходные к отцу, так что приходилось помимо воли встречаться с Кирой и даже обсуждать некоторые вопросы. Кира прекрасно относилась к Светке, соответственно и девочка вскоре привыкла к ней и даже привязалась. Постепенно подружились и соперницы. И теперь у Оксаны куда более теплые отношения с Кирой, нежели с бывшим супругом. С тем периодически приходится ругаться из-за денег – жадноват Игорь по натуре, а вот Кира, напротив, всегда сообщает Оксане: «У него сейчас есть деньги, настаивай, требуй, иначе, сама знаешь, от него фиг чего дождешься». И это при том, что Кира уже сама стала матерью, а стало быть, такими речами отнимает деньги от собственного ребенка.

Знаю я и другую женщину, познавшую на собственной шкуре «прелести развода». С бывшим мужем та, правда, имеет более чем прохладные отношения, зато с его новой женой умудрилась сдружиться не на шутку. Всяко, всяко в жизни бывает. Жизнь – вообще сложная штука, она не терпит однообразия, ей многожанровость подавай. Кто-то навеки прерывает любые отношения после развода, в результате чего дети не имеют ни малейшего представления об отце. Другие выбирают более компромиссный вариант и умудряются более-менее мирно сосуществовать на благо ребенка. Думайте сами, решайте сами, какой из вариантов более продуктивный, а стало быть, более для вас подходящий. Идеальный же вариант, которого я искренне, от всей души, желаю каждой женщине, – это идеальный брак, один-единственный на всю жизнь.

Седина в бороду.

И еще одна мужская проблема. Ох, сколько ж с ними хлопот, с теми мужиками! А без них, без мужиков, – ох, как не сладко… Феминистки могут возмущаться сколько угодно, что, мол, они и без мужчин прекрасно живут, и вообще являются самодостаточными существами. Я ведь еще в самом начале сего опуса заявила, что не имею к феминистскому движению ни малейшего отношения, а потому взгляды их не разделяю категорически. И абсолютно уверена, что женщина не создана для одиночества. Впрочем, точно так же, как не создан для одиночества и мужчина.

Итак, пресловутый мужской переходный возраст, сорок лет (плюс-минус). Тут многое можно сравнивать с юношеским переходным возрастом, и прежде всего то, что у каждого этот возраст проходит по-разному: одни его практически не замечают, другие словно сходят с ума, сами не особо хорошо понимая, что с ними происходит.

Были у моих родителей очень хорошие друзья, супруги Ивановы. Марина – маленькая хрупкая женщина, очень обаятельная и просто невероятно приятная в общении, такая милая, такая уютная. Антон – высоченный худой мужчина, не сказать, что писаный красавец, но тоже очень даже ничего. А балагур какой – просто незаменимый человек в любой компании. Семья, что называется, сложившаяся, устоявшаяся, трое практически взрослых детей. Вернее, старшенький уже даже женат, младшие девчонки-близняшки на восемнадцатый годок направление взяли. Тут и юбилей подоспел, серебряная свадьба.

Как и полагается, сие событие отметили широко, шумно да весело. Было море гостей, тостов да подарков, а в качестве главного гостя присутствовал новорожденный внук, несусветная радость бабушки с дедушкой. Все было просто замечательно. А утром Антон, собираясь на работу, захватил с собой несколько свежих рубашек, пару белья да носок и, уже выходя из квартиры, заявил Марине:

– Я ухожу. Совсем. Не жди.

Марина решила, что это очередная шутка, что мужик еще не совсем отошел от вчерашнего застолья. Однако весь день что-то так противненько подсасывало под ложечкой – странная шутка, даже для Антона, известного шутника, странная. И словно в воду глядела – не пришел Антон.

Уж как Марина копалась в себе, как пыталась припомнить причину: может, обидела чем дорогого супруга, может, ему что-то не понравилось? Да нет же, все было просто замечательно, все было, как всегда, как все двадцать пять лет семейной жизни. Ведь прожили эти годы как один день, душа в душу. Много трудностей пережили, одолели, нелегко было троих детей на ноги поднять без посторонней помощи, ведь оба сиротами были, так что рассчитывать было абсолютно не на кого. И Антон никогда ни на что не жаловался, всегда любые проблемы встречал с улыбкой на губах и бешеным оптимизмом в глазах: «Прорвемся, мать!» А теперь, когда все трудности преодолены, когда впереди – тишь да благодать, только с внуком нянчиться да поджидать следующих, он ушел. Просто так, без объяснений. Просто: «Я ухожу, не жди».

Самое первое объяснение, которое само по себе напрашивается в этой ситуации, – другая женщина. Вот и Марина так подумала. И оказалась не права. Не было у Антона другой женщины. Вернее, были, конечно, но уже потом, когда ушел из семьи. То одна была, то другая, то третья. Да и то не из любви, просто ночевать мужику негде было, ушел ведь в никуда, ни к кому, в полную неизвестность. Первое время еще продолжал работать, позже образ жизни бездомного бродячего пса перестал способствовать трудовому рвению. Имея семью и трехкомнатную квартиру, Антон стал фактически бомжем. Но не потому, что ему кто-то не позволял жить в его же квартире, а просто ему нравилась такая жизнь. Я не могу этого объяснить, у меня на это не хватает фантазии. А с самим Антоном я на эту тему не говорила – не воспринимал он меня всерьез, я для него была всего лишь дочерью его друзей.

Очень хорошо помню, как однажды Антон забрел к нам в гости. Именно забрел, другого слова подобрать невозможно: «ходят» в гости целенаправленно, а тут то ли шел мимо, то ли совсем уж некуда было деваться. Ну пришел и пришел, что с того? Родители, естественно, накрыли «поляну», давай откармливать странного гостя. О чем уж они говорили – мне сие неведомо, я с ними за столом не сидела. А вот что меня поразило до глубины души, расскажу. Что обычно делает человек, пришедший в дом? Хозяева первым делом снимают обувь. Гости иногда проходят прямо так, хотя чаще всего тоже разуваются – не особо у нас принято топтать хозяйские ковры грязными башмаками, чай, не в Европах проживаем, где улицы специальным шампунем моют. Но видели ли вы когда-нибудь, чтобы человек, придя в гости, снимал не только обувь, но и носки?!! Антон же поступил именно так: сначала разулся, потом тут же, в прихожей, снял носки и засунул их поглубже в ботинки, чтоб не слишком сильно портили воздух, и прошел в комнату босиком… Я была настолько шокирована этим, что и сейчас, спустя много лет, не могу забыть этот случай. Это ж до какой степени нужно докатиться, опуститься, что называется, ниже уровня городской канализации, чтобы, входя в дом друзей, снимать носки?!! Зато за столом Антон балагурил, как и прежде, словно ничего не изменилось с того дня, как вместе с моими родителями поднимали по тосту за каждый из прожитых серебряных лет…

Антон болтался по жизни лет десять, бродил вольным голубем по городу, неприкаянным странником. То с одной бомжихой сойдется, то с другой. И это в то время, когда дома его ждала уютная до обалдения Марина! Однако к Марине вернулся. Правда, вернулся не так, как бы того хотелось Марине. Сначала пришел на похороны сына…

Вот кто скажет, что творилось в его голове? Чего ему не хватало?! Дом – полная чаша, дети умницы, о жене и говорить нечего. И бросил все в одночасье, променял на подворотни да вонючие носки. Чем это можно объяснить? Мне кажется, Антон и сам не смог бы этого объяснить, даже самому себе. Просто, видимо, что-то щелкнуло в голове: елки-палки, двадцать пять лет, полжизни с одной женщиной! Да как же так, да это ж, должно быть, скука смертная! А вдруг на белом свете что-нибудь поинтереснее есть, а я, дурак, ничего и не видел из-за семьи! Нет, надо бросать к чертовой матери эту глупость, разорвать «порочный круг» и идти на вольные хлеба, к вольной жизни!

Вот и ушел, вот и нюхнул той вольной жизни. Правда, запах у нее оказался малоприятный, мягко говоря. Оказалось, пахнет та вольная жизнь грязными, нестираными, носками, потому что стирать их особо негде, а новые купить не на что.

Думаете, Антон один такой, уникальный? Ничего подобного! Конечно, у каждого своя история, у каждого свои помыслы, свои мотивы. Но кризис среднего возраста психологи таки придумали вовсе не на ровном месте, не от скуки.

Еще одна счастливая семья. Вернее, счастливая до поры до времени, до той самой поры, пока седина не ударила в голову Валерию Петровичу. Опять все та же дикая мысль: «Как же так, вот уж на пятый десяток перевалил – это что же, выходит, старею? Да не согласный я, не согласный! Я же чувствую себя максимум лет на тридцать, я ж еще о-го-го! Нет, это не я старею, это супруга моя, достопочтенная Екатерина Семеновна, стареет! Это ее уже все величают не иначе, как по имени-отчеству, а какой из меня Валерий Петрович? Я ж еще просто Валера, даже, пожалуй, и Валерик. Я ж еще совсем о-го-го, я ж еще ор-р-рел!!!»

Да, действительно, женщины стареют быстрее. Особенно того поколения, когда еще не принято было ревностно следить за своей внешностью, с двадцати лет тщательно выискивая морщинки под глазами, тратя приличные суммы на суперкремы для ухода за кожей, подсчитывать каждую съеденную калорию. Раньше женщины проще относились к собственной внешности. Сокрушались, вздыхали: ах, разве роды кому-нибудь добавляют красоты? Эх, несладко детки достаются!

И вполне естественно, что мужчине проще обвинить во всех грехах рано постаревшую супругу, нежели искать причины беспокойства в себе. А ему ведь еще так хочется считать себя молодым! А какой первый признак молодости мужчины? Правильно – молодая спутница жизни. И наш престарелый Валерик стал активно поглядывать по сторонам.

Думаете, не нашел молодку, любительницу товара не первой свежести? Еще как нашел! То ли действительно барышня любила мужчин, грубо говоря, предпенсионного возраста, то ли просто не пользовалась спросом у более молодых, но Юля с радостью приняла его ухаживания. «Потусовался» Валерик пару месяцев на два фронта, да и решил, что молодуха ему подходит куда больше, нежели надоевшая законная половинка. Сказал на прощание: «Прости, Катерина Семеновна, но случилась у меня большая и светлая любовь, а посему ухожу я от тебя. Не поминай лихом, а я тебе за это квартирку в полное распоряжение оставляю – у меня молодуха о-го-го, и с квартирой, и с машиной, и упакованная не чета тебе».

Больно было Катерине, очень больно. Однако силой держать возле своей юбки мужика не стала: несладко тебе рядом со мной – иди, плакать не стану. Хотя чего там. Плакала, горько плакала. Двадцать два года вместе, и душой привыкла, и телом. Можно даже сказать, срослась насмерть. А тут – такая беда. Столько лет хороша была, а теперь вдруг стара стала. Обидно, больно, да деваться некуда, надо учиться жить по-новому.

Валерик же порхал по жизни. Молодая подруга таскала на всякие вечеринки да по ресторанам, благо зарабатывала неплохо. Да и сам Валерик Валериком был только дома, с новой своей кралей, да для ее молодых друзей – на службе-то величали по имени-отчеству, чай, не мальчик – давно научился зарабатывать. Жене помогать финансами как-то все забывалось. Да и с какой стати ей помогать? Дочка выросла, сама должна на хлеб зарабатывать. А Катерине Семеновне он и вовсе ничего не должен. Пусть еще спасибо скажет за квартирку.

Хорошо было Валерику, легко, весело. Да постепенно веселье перестало радовать, надоели пирушки да вечеринки. Да и о чем, с кем ему там общаться, с молодыми сосунками? О чем с ними говорить, когда у них еще в одном месте детство играет? Да и в интимных отношениях чувство новизны улетучилось, словно и не было его. Молодуха шибко оказалась охоча на это дело, а Валерик при всем своем рвении не мог хотеть ее так часто – гиперсексуальность-то уже давно осталась в прошлом. Уже хотелось покоя, прилечь на диванчике перед телевизором, да и вздремнуть, прикрывшись газеткой. А Юльке чего-то все неймется, все чего-то требует, все куда-то тянет. Да еще и стала намекать на прибавление семейства: мол, у тебя-то дочка есть, а я тоже хочу прочувствовать на себе, что оно такое, хваленое ваше материнство. Вот только пеленок с распашонками Валерику и не хватало в его-то возрасте! Это что ж, вместо покоя – опять бессонные ночи?! И все чаще стала вспоминаться ему Катерина Семеновна. Эх, вот ведь какая спокойная баба – никогда ничего особо от него не требовала, не тягала по бесконечным вечеринкам. А какие голубцы у нее вкусные были, у-у-у-у… Пальчики оближешь. Юлька же не только голубцы не умеет готовить, от нее и простого супчика куриного не дождешься, одними пельменями полуфабрикатными кормит. Картошки нажарит – так это уже праздник.

Тут как раз и дочкин день рождения подоспел. В прошлом году Валерик про него и не вспомнил в пылу веселья, теперь же стыдно стало: как так, единственное дитя не поздравил. Пришел как положено, с букетом цветов, с подарком. В глаза Катеринины взглянул, и ухнуло где-то под ложечкой: мать честная, сколько лет прожили бок о бок, сколько всего хорошего вместе пережили! Бывали, конечно, и ссоры, да теперь почему-то вспоминалось только хорошее. Да, постарела Катя, действительно постарела, рядом с Юлькой даже и поставить нельзя, это ж небо и земля. Но почему-то таким уютом веет от ее усталых глаз, от наметившихся морщинок над верхней губой…

Улучив момент, когда никто не видел, прошептал:

– Прости, Катерина, я такой дурак…

И Катерина простила. Ни словом не обмолвилась, как плохо ей было, как душа рвалась из тела, как жить не хотелось. Как тяжело было выживать на крошечную зарплату – ведь с карьерой промашка вышла, полжизни потратила на то, чтобы дочку на ноги поставить, какая уж там карьера. Да и слова-то такого не знала – зачем ей эта карьера, если у нее муж замечательный да лапочка-дочка? А оно вон каким боком повернулось. Но даже не упрекнула ни разу – вернулся, и слава Богу.

И опять Валерий радовался жизни. Отлеживался на диване вволю, оттягивался всласть. Катерина кормила вкусно, сытно. Дочка взрослая, хлопот не доставляла – красота, живи да радуйся! Вот и радовался, отъедался после скудных Юлькиных харчей.

Отъелся, отоспался. Опять тоска взяла. Скучная она какая-то, Катерина, поговорить не о чем. А тут как-то случайно на автостоянке с Юлькой встретился, и опять заныло под ложечкой. В общем, опять в Валерика превратился, опять молодым стать захотелось.

Первый раз Катерина терпела молча, на развод не подавала, надеясь на чудо: а вдруг вернется? Теперь же сказала: хватит. Один раз такое простить еще можно, второй раз – извините. Да и Валерик против развода не возражал, даже из квартиры выписался добровольно. А через полгода после развода опять пришел:

– Прости, Катерина, я такой дурак…

Однако Катерина так и не простила. И тыняется мужик по сей день: то у Юльки поживет, то у престарелой мамаши. Все Катины голубцы вспоминает, а возврата к прошлому нет. На каждый семейный праздник приходит с букетом цветов и просит прощения:

– Прости, Катерина.

А та ни в какую. Хоть и плохо одной, а все лучше, чем на вулкане: только и жди, когда ему очередная вожжа под хвост попадет.

Вот и думаю я: а чего им, собственно, не хватает? Отчего мысли дурные в голове возникают? От увиденного в зеркале отражения? Не думаю. Сдается мне, от скуки это, от нечего делать. Дети выросли, хлопот поубавилось. Какой-никакой достаток в доме появился. А с достатком появляются новые желания. А был бы делом занят, вряд ли дуростью бы заболел. Так может, им, мужикам, как малым детям – игрушки подавай, забавы? Вот только игрушки у взрослых мужчин куда дороже. И все-таки не надо на этом экономить. Если у него есть к чему-то склонность (кроме чужих женщин, разумеется!) – поощряйте его увлечение. Рыбалку любит? Да пусть себе рыбачит на здоровье! Пусть себе покупает дорогущие спиннинги да катера – от такого увлечения в доме одна сплошная прибыль, хоть рыбы наедитесь. Увлекается просмотром кинофильмов? Пусть покупает домашний кинотеатр – опять же, все для дома, все для семьи. Купите ему видеокамеру – пусть себе режиссерствует, операторствует вволю. Мой муж, например, очень серьезно увлекся компьютерами, это даже стало его второй профессией. Читать, правда, стал мало, зациклился на специальной технической литературе – ну да пусть его, если ему это нравится! Опять же – семье от этого только прибыль! Правда, я теперь чаще стала видеть его спину, чем лицо, да его спина мне столь же дорога. Зато вот он, весь мой, всегда рядом. Единственное увлечение, которое ни в коем случае нельзя поощрять, так это выпивка. О, эта соперница еще хуже посторонней женщины! Так что бдите, дорогие дамы. Кто лучше вас знает вашего мужа? Никто. Поэтому именно от вас зависит сделать так, чтобы супруг не просто шел, а вприпрыжку бежал с работы домой. Потому что его там всегда ждут, ему там всегда рады. И он это чувствует, он благодарен вам за тот уют, который вы обеспечиваете ему своим присутствием. Как недавно сказал мой муж: «Я в доме хозяй, все хозяйство на мне. А жена моя – хозяйка, она хозяйка дому и мне. Мое дело вести хозяйство, ее дело – создавать уют своим присутствием».

Прелести и недостатки гражданского брака.

Слава Богу и прогрессу – канули в Лету те ужасные времена, когда на девушку, потерявшую невинность до брака, смотрели не просто искоса, а, образно говоря, забрасывали камнями презрения. Сексуальная революция принесла свои плоды – свободу нравов. Увы, не все сумели распорядиться этой свободой с умом. Сердце кровью обливается, когда в переполненном транспорте услышишь ненароком, как бахвалятся друг перед другом тринадцатилетние подружки:

– Ой, слушай, мы вчера с Толяном три раза подряд переспали, а потом Васька подвалил, так западло было парню отказывать – он ведь в принципе такой симпатяга! Да и Толян не возражал. Так клево поторчали!

Другой раз в автобусе разговорились парни, лет семнадцати на вид:

– Ну чё, Санёк, как тебе Алка?

– Чё-чё, никак. На сраной лошади не подъедешь. Полвечера на нее угробил, потом Люська подвернулась. А то чуть вечер даром не пропал.

– Хм, странно… Чё это с ней? Обычно без проблем дает, даже не ломается. Наверное, настроение плохое было. А может, критические дни.

Ну да это уже откровенные перегибы. Хотя, чего уж там, последнее время эти перегибы все чаще попадаются на глаза. Полгода назад практически одновременно родили две одиннадцатилетние девочки – одна в Москве, другая в Харькове. Обе из неполных семей: харьковскую воспитывала мама, московскую – бабушка. Что ожидает впереди этих девочек-мам, какое будущее они смогут обеспечить своим детям?

В основной же массе своей сексуальная революция, на мой взгляд, принесла только положительные перемены. Помню, как во времена моей начальной юности, вернее, самого настоящего отрочества, соседская семнадцатилетняя девушка решилась родить вне брака. Не могу сказать, что очень уж сильно в ее огород швыряли камни, но судачили о ней долго, очень долго. Не могла бедняга пройти мимо старушек, не краснея: даже если и не говорили гадостей в лицо, то сопровождали ее такими красноречивыми взглядами, что, пожалуй, только толстокожий бегемот мог бы не обращать на эти взгляды внимания. Теперь же все намного проще, даже обыденнее. Ну подумаешь, кто-то с кем-то живет, не сбегав предварительно в загс, подумаешь, родила без мужа – эка невидаль. И наконец-то даже в селах наутро после свадьбы перестали вывешивать на всеобщее обозрение простыню со следами былой девственности невесты: смотрите все, у нас невеста чистая, непорочная!

Когда-то давно муж рассказал мне одну историю. Был у них в театре цыган, назовем его Боря. И тот Боря рассказывал про свою свадьбу. Как и положено, женился он на своей же, на цыганке. Вроде и не из кочевых, вроде оседлые, но очень уж у них с этим делом строго было. Простыня простыней, это уж само собой, но на всякий случай полагалось у них произвести первый семейный акт при свидетелях – старейшинах общины. Мало ли, вдруг жених из благородных соображений проколет себе палец да и накапает алиби для супруги? А так – трое свидетелей, мол, невеста чистой досталась, нетронутой. Кроме того, старейшины должны были помочь жениху в случае… ммм, скажем, неполной состоятельности. Нравится, не нравится – твои проблемы, а национальный обычай, традиция, и будь любезен соблюдать.

Свадьбу отгуляли шумно и задорно, как и положено: с песнями да плясками, вино лилось рекою. А как звезды небо расцветили – иди, цыган, исполняй супружеский долг. И пошел Боря с молодою женой в спальные апартаменты, уложил на белоснежную постель и, как положено, приступил к предварительным ласкам. А оно не ласкается, и все тут – попробуй-ка поласкайся под пристальными взглядами троих соглядатаев! Десять минут ласкает, двадцать минут ласкает, тридцать – ни фига, в штанах ни один нерв не шевельнется, как будто отмерло все. Главный старейшина подходит на цыпочках, легонько шлепает его ладонью по плечу:

– Давай-ка, сынок, двигайся, подсоблю.

И вот тут такая злость Борю взяла, ревность жгучая заела: щас, я девку обхаживал, я ее под венец повел, а «гулять» ее чужой дядя будет?! Хренушки! И только от злости вдруг все получилось. И, не дожидаясь утра, старейшины вынесли пред светлы очи многочисленных гостей заветную простынку, слегка испачканную кровушкой честной невесты. Рассказывал все это Боря со смехом, мне муж это передавал, тоже подхихикивая над чужими традициями. А вот я была просто в шоке: это же не традиция, это просто ужас, кошмар какой-то! Остается только надеяться, что в наше время подобные традиции канули в Лету, как анахронизм, независимо от национальной принадлежности молодоженов.

Ну, а раз не стало ревностных блюстителей нравственности, влюбленный народ не особенно ломится в загсы да церкви. Кто-то по старинке женится, не затягивая столь важное дело в долгий ящик, но и те, идя под венец, уже имели счастье познать друг друга так близко, что больше, пожалуй, некуда. Возможно, где-то и остались еще приверженцы старых ценностей, быть может, кому-то еще важно лицезреть наутро окровавленную простыню, да я таких людей не знаю. Больше того, даже не приветствую такой образ мысли. Больше того – считаю его вредным.

Может, кому и везло: вот так вот, сразу, раз – и попали в самый центр мишени, в самое яблочко, и нашли свою половинку, предварительно не надкусив, не попробовав. А если потом вдруг окажется, что это чужая половинка? И вообще, как можно быть уверенным, что попал в яблочко, не имея возможности для сравнения? Мне кажется, в этом случае и муж, и жена всю жизнь глубоко в подсознании будут сомневаться: а вдруг это не мое, а вдруг бывает лучше, а я и не знаю, и это что же, так и не попробую никогда в жизни?! Не от этой ли неуверенности и происходят если не все, то большая доля супружеских измен? Может, мужчины по причине своей полигамности в любом случае склонны к походам налево, зато женщины, от природы моногамные, существа эмоциональные и привязчивые, наверняка идут на супружескую измену именно из этих соображений: а вдруг «там» лучше?

Так не правильнее ли нагуляться до брака, не лучше ли испробовать несколько вариантов, дабы было что и с чем сравнивать? Дабы спустя несколько лет, обзаведясь хозяйством и детишками, не падать в обморок от пришедшего вдруг знания: Боже мой, да ведь это не мое, это никак не может быть моим! Нет, я не ратую за всеобщий разврат, за растление душ, за грязь, за похоть, за животную страсть и полную безнравственность. Мера нужна во всем, иначе самую хорошую идею можно хоронить на корню.

Если раньше «секса в Советском Союзе не было», то теперь люди разобрались, что к чему. Есть, есть секс! И не нами он придуман, не от нашей бездуховности и малообразованности происходит. А стало быть, не нам и противиться тому, что нам дадено от природы. А раз дадено, то мы должны взять все нам причитающееся. Вернее, выбрать лучшее из причитающегося. А как узнать, что именно лучшее? Как не ошибиться?

Есть много сторонников идеи, что во главе супружеских отношений стоит секс: мол, все держится только на сексе. Что ж, каждый человек волен думать так, как считает правильным и логичным, а потому я не буду спорить с приверженцами этой идеи. Да только сама я считаю иначе. Нет, на одном голом сексе крепкую семью не построишь. Читателю может показаться странным: вот только что ратовала за секс, а теперь сама себе перечу. Ничего подобного, совсем и не перечу. Да, доля интимных отношений в семье очень существенна, и так и должно быть. Это природа, и нам от нее никуда не деться. Например, у нас был маленький волнистый попугайчик. Он был один, без пары, самочку никогда в глаза не видел, потому как попал к нам совсем еще крошечкой. Однако без девочки ему было очень некомфортно. Наш Гришка «елозился» на всем, к чему мог пристроиться: хоть карандаш, хоть спичечный коробок. Даже пальцы наши пытался обхаживать. Потом нашел себе постоянную «подружку» – маленькую пластмассовую мышку, в три раза меньше его самого. И вот тут наш Гришка расцвел! Он свою мышку и купал в баночке с водой, и кормил, и даже брал с собой на прогулки! Я все никак не могла понять: из клетки выпускала Гришку одного, без мышки, клетка была закрыта, а через несколько минут мой маленький развратник уже охаживал свою подругу на полу. Заинтересовалась. Оказывается, крошечная птица с самого утра готовилась к прогулке – он аккуратненько устраивал мышку у самых прутьев клетки. И когда я его выпускала, несколько минут летал сам по себе, отвлекая мое внимание, потом, улучив удобный момент, подлетал к клетке, упирался гибкими пальчиками в прутья и вытаскивал подругу «из плена»! Вот вам и «птичьи мозги»! Так это птица, ни разу в жизни не видевшая самочку! А что говорить о человеке?!

Нет, от секса отказываться глупо. Природа ничего плохого или хотя бы бесполезного нам не подсунет. Ведь по последним исследованиям ученых выходит, что даже аппендикс, бесполезный, как считалось раньше, отросток, нужен организму, выполняет свою функцию по отлову всяческой гадости. Так что, раз дадено природой – бери и пользуйся, только постарайся использовать с умом.

Вот и давайте подходить к сексу с рациональной точки зрения. Штука полезная во всех отношениях, однако перегибы в любой области не приводят ни к чему хорошему. А потому секс никак не может считаться основанием для чего бы то ни было, зато как дополнение – можно сказать, идеален. Если правильно подобран, под себя. А как его подобрать? Как люди покупают одежду? Наверняка перемеряют несколько размеров да моделей, пока подберут то, что идеально им подходит. Так ведь одежку мы покупаем на год-два, кто-то на месяц, а кто-то, быть может, и на десять лет. А семью-то человек создает на всю жизнь. Вот и задумайтесь.

Однако, как я уже говорила, интим занимает не первое место по важности в семье. Возможно, поначалу он и удерживает первую позицию, но и это мне кажется несерьезным подходом к делу. Не верю я, что семья, созданная на одном только сексе, может оказаться состоятельной и крепкой. Даже если в постели супруги фантастически, просто идеально подходят друг другу. Если ваши отношения замешаны на одном сплошном сексе, то эти отношения нельзя назвать любовью, тут больше подойдет слово «страсть», животная потребность. А страсть – чувство не созидательное, скорее, разрушительное. Значит, кроме замечательного секса должно быть что-то еще. И вот в этом «еще» без духовности, как ни крути, не обойтись.

Вот потому-то я и являюсь приверженкой гражданского брака, но только с одним очень жестким условием: этот брак не должен быть слишком продолжительным. В смысле, пожили некоторое время вместе, испробовали друг друга на прочность, на совместимость, может быть, даже на вшивость. Хорошо вместе, не разочаровались? Тогда – прямой дороженькой в загс. Именно в загс, ни в коем случае не в церковь! Венчаться надо через несколько лет, когда окончательно убедитесь, что не ошиблись в выборе супруга, что обрели именно свою половинку.

Объясню свою позицию. Наверное, кто-то скажет: кому он нужен, пресловутый штамп в паспорте? Анахронизм, пережиток прошлого, и так далее в том же духе. Мол, если нет любви, то никакой штамп не удержит. Кто же спорит? Естественно, штамп не удержит, и вовсе не из-за этого я ратую за официальное узаконивание отношений. Просто в нашей стране пока еще не созданы условия для гражданского брака, вот вам и все объяснение.

Приведу лишь один пример, но уверяю вас, таких примеров кругом – масса! Печальных примеров, увы… Итак, Лариса встретилась с Геной не в раннем девичестве. К тому времени имела за плечами неудачный опыт семейной жизни. От мужа, кроме неприятных воспоминаний, осталась замечательная дочь. Гене тоже довелось столкнуться с семейными неприятностями, а потому в загс они не стали спешить. Больше того, решили, что штамп в паспорте им не только не поможет, но даже помешает. Короче, в результате неудачных семейных отношений в недавнем прошлом оба стали ярыми приверженцами гражданского брака.

Отношения у них складывались замечательно – просто идеальная пара. Гена и к дочке Ларисиной относился, как к родной. А потом как-то неожиданно для обоих дела пошли в гору: крошечная фирмочка, организованная без особой надежды на успех, вдруг оказалась вполне успешной. Бизнес рос и расцветал, пришлось даже открыть филиал в ближнем зарубежье. Гена был генеральным директором фирмы, Лариса – главным бухгалтером. И вот тут нужно уточнить, что фирму Гена организовал не сам, а вдвоем с лучшим другом, Иваном. Лариса же в уставных документах заявлена не была, числилась только в штатном расписании. И ее это вполне устраивало, как и Гену. Ивана, видимо, сей факт тем более не расстраивал.

Все было хорошо, все было замечательно. Пока вдруг – как обычно, совершенно неожиданно – с Геной не случился сердечный удар. Врачи оказались бессильны. А Лариса в одночасье потеряла не только любимого человека, но и достаток, и саму работу. Потому как Гена, человек молодой и внешне здоровый, не оставил завещания. А официально они именовались не супругами, а всего лишь сожителями. А сожительница не имеет права претендовать на наследство, и уж тем более на часть в бизнесе сожителя. Ивану же хватило совести оставить несчастную женщину ни с чем, без зазрения совести уволил, дабы глаза не мозолила, к совести не взывала. Теперь фирмой он владеет единолично, просторная же квартира в центре города досталась двоюродному брату Геннадия, потому как более близких родственников не обнаружилось, а своих детей он не имел. А Лариса и по сей день кусает локти в съемной комнатке в коммуналке: мало того, что потеряла любимого человека, так еще и осталась у разбитого корыта, когда и жить негде, и ребенка кормить нечем.

И случаев таких, поверьте, уйма. Если уж вы такие ярые приверженцы гражданского брака, узаконьте хотя бы имущественные отношения. Причем в данном случае завещание является не особо уважительным документом, потому как его можно менять хоть каждый день. Значит, оформляйте документы на каждую приобретенную вещь (уж не знаю, каким образом это можно сделать юридически), подтверждайте бумагами каждый свой шаг. Но на мой взгляд, гораздо проще уладить все юридические нюансы тем самым пресловутым штампом в паспорте.

Пожили вместе годик, два, поняли, что вместе вам лучше, чем друг без друга, – и прямой наводкой ступайте в загс. Не нравится считать себя связанными по рукам и ногам этим штампом? А вы считайте, что оформили лишь имущественные отношения, а никак не личные. И дабы чувствовать себя более свободными, заключите еще и брачный договор на случай развода. Вот тогда каждый из вас сможет чувствовать себя свободным человеком – ведь у вас будет расписан каждый пунктик на любой возможный случай. И кто вас тогда держит? Никто, одна сплошная любовь. Так что – ларчик просто открывался.

Для своей дочери я желаю именно такого брака. Чтобы не сразу в загс, не испробовав, не познав как следует, сугубо от одной безумной любви. Чтобы пожили бок о бок, чтобы попритерлись немножко друг к другу, чтобы поняли, что дальше им – только вместе шагать, рука об руку. А поняв – сразу в загс.

И вот тут существует еще один подводный камень. Далеко не все мужчины без страха идут на этот шаг. Боятся мужики этого «хомута на шее», ох, как они его боятся! И вот что мне сложно понять: ведь и так уже практически несвободен, и так уже год-другой живешь с одной женщиной, не помышляя о других, стало быть, устраивает она тебя, хорошо с ней, удобно и уютно. Но жениться?!! Не-е-ет, как же он без свободы?

Мужчины боятся ответственности. Не все, ни в коем случае не все! Но, справедливости ради, – многие, очень многие. И с бесконечным удовольствием перекладывают эту ответственность на хрупкие женские плечики. Вот живет пара, давно живет, хорошо живет, оба довольны гражданским союзом. И «вдруг» женщина беременеет – да, случаются иногда с нами такие «неприятности»! Она рада, она давно мечтала о ребенке, но не знает, как сообщить любимому это радостное для нее известие. Как он воспримет эту новость?!

А у него лицо вытягивается: «Ну-у-у-у, милая, мы так не договаривались. Зачем нам эти пеленки-распашонки, зачем нам эти хлопоты-проблемы? Нет, дорогая, я не согласен. Если тебе так хочется рожать – рожай, но это твое решение, и это твоя ответственность. А я тут человек крайний, я тут вроде и ни при чем».

И тогда женщина становится перед выбором: рожать и остаться матерью-одиночкой или отказаться от материнства, сделав выбор в пользу безответственного мужчины? И то плохо, и это нехорошо. И как быть?

Я думаю, тут идеальным вариантом было бы следующее: спустя три-четыре месяца от начала совместной жизни (раньше не стоит, дабы не спугнуть, он еще не будет готов к такому разговору) нужно поговорить с любимым:

– Солнце мое, а что ты думаешь насчет детей? Ведь, когда мужчина и женщина любят друг друга, иногда результатом любви становятся дети. И не всегда это зависит от желания женщины. Что, если это случится со мной? Ты бы обрадовался или огорчился? И огорчился бы ты из-за того, что это произошло довольно скоро, или же это расстроило бы тебя даже через десять лет?

То есть не нужно ставить ультиматумов: или ребенок, или ищи себе другую. Вы ведь еще не беременны, и еще можно все уладить миром. Если он против – его еще можно уговорить, убедить, но опять же не при помощи шантажа, а лаской и добрым примером:

– Ой, солнце мое, я была сегодня у Ирочки. Малышу уже полтора года. И ты знаешь, что меня поразило? Ты помнишь, как Николай не хотел ребенка? Помнишь, какие скандалы у них с Ирочкой были по этому поводу? Так она теперь не может его от малыша отогнать – иной раз ведь даже спать ребенку не дает. А глаза такие счастливые! И говорить ни о чем, ни о ком не может: только о ребенке. И знаешь, как потешно: мальчишечка еще совсем кроха, такая малявка, его бы ласковыми словами называть, котиками да рыбками, а Николай его даже по имени назвать не может, только «Сын». Именно «Сын», даже не «Сынок». Гордо так: «Сын». Ирка иногда на него сердится, бухтит, мол, балует сильно пацана, да я-то вижу – глаза таким счастьем горят… И оба, не сговариваясь, слово в слово твердят: «Мы как будто бы только что жить по-настоящему начали. А все, что было раньше, – одна сплошная репетиция…»

Если на вашего спутника не подействует этот рассказ с первого раза, то уверяю вас – после десятого он наверняка задумается, что не так уж и страшно, наверное, становиться отцом семейства. Кто знает, может, и правда, в этом даже есть свои прелести?

Если же ваш спутник и спустя несколько лет совместной жизни категорически отказывается даже обсуждать эту тему, вам стоит серьезно задуматься. А стоит ли вам продолжать совместную жизнь? Быть может, это не ваша половинка? И даже если вы уверены в правильности выбора, возможно, вам лучше прервать отношения. Хотя бы на время. Вы уже попробовали жить вместе – получилось довольно неплохо, вместе вам хорошо, но в вас буквально кричит женская природа, вы просто обязаны продлить свой род, дать жизнь следующему поколению. У вашего же спутника другие приоритеты. А может, он просто не может понять, что приоритет у вас – тоже один на двоих, как и судьба? Быть может, оставшись без вас, он все осознает? И поняв, что с вами ему куда как лучше, чем без вас, он пересмотрит свои ценности? Но даже если он этого не сделает, я думаю, что с таким человеком лучше расстаться сразу. Хотя бы потому, что рано или поздно вы все равно расстанетесь. Так лучше сделать это тогда, когда вы еще молоды и свежи, когда у вас еще достаточно большие шансы устроить свою судьбу с другим человеком. С этим вы уже никогда не почувствуете себя абсолютно счастливой. Хотя бы потому, что никогда не сможете ему простить того, что не стали матерью. Потому что материнский инстинкт, извечное женское предназначение, вряд ли даст вам покой. Если уверены, что вам не переделать эгоиста, не изменить его мнения по поводу продолжения рода – надо уходить, надо искать другой вариант. Это – не ваше. Если только вы и сами не смотрите на мир его глазами. Если сами вы не боитесь детей еще больше, чем ваш спутник.

* * *

Вот, пожалуй, и все, что я хотела вам сказать, мои дорогие читательницы. Вот вам весь мой житейский опыт, вот вам все мои размышления по поводу отношений между мужчиной и женщиной, между родителями и детьми. Кто-то согласится с моим мнением, кто-то категорически станет возражать – я ведь еще в самом начале говорила, что ни в коем случае не претендую на истину. Я лишь хотела поделиться с вами своим опытом, своими мыслями. И буду чрезвычайно рада, если хотя бы одна женщина найдет в моих рассказах нужный совет, если хотя бы одна благодаря этим советам сумеет сделать отношения в семье максимально приближенными к идеалу.

Я же, с вашего позволения, откланяюсь. Напоследок только расскажу еще один эпизодик из своей семейной жизни, совсем-совсем маленький и, кажется, совершенно нейтральный. Недавно, посмотрев по телевизору передачу, посвященную брачным контрактам, я шутя предложила мужу:

– Давай заключим брачный контракт? Говорят, его можно заключить на любой стадии брака, даже прожив вместе двадцать лет.

– И что мы там запишем? – скептически поинтересовался мой муж.

– Ну, – говорю. – Много разного. Кто чего должен, кто чего обязан.

– Давай, – с готовностью подхватил муж. – Давай запишем так: жить здорово и долго, жить богато и счастливо, и умереть в один день.

А я думала, только я мечтаю умереть в один день. Чтобы никто никого не пережил ни на единую секундочку. Чтобы никто не узнал, не испробовал горечи потери. Да, родной мой, мы так и запишем: «Жить здорово и долго, жить богато и счастливо. Умереть в один день».

Связаться с автором книги можно по адресу

studio33@list.ru ‹mailto: studio33@list. ru›

Туринская Татьяна