Буддийская логика


Буддийская логика

Предисловие

Новая книга известного буддийского философа и йогина досточтимого Геше* Джампа Тинлея «Буддийская логика: Комментарий к трактату Дхармакирти "Праманаварттика"» освещает базовые аспекты буддийской теории достоверного познания. Она составлена на основе его лекций, разъясняющих основное содержание классического трактата ‘Прамана—варттикакарика’1 (Толкование праманы), написанного Дхармакирти (600–660 гг). "Праманаварттика" — это комментарий к тексту Дигнаги* ‘Компендиум праманы (‘Праманасамуччая’). Дигнага (480–540 гг.) был основоположником буддийской логики и теории познания. Дхармакирти написал ставший знаменитым комментарий к тексту Дигнаги — трактат "Праманаварттика". Он считается одним из самых выдающихся индийских ученых и причисляется буддийскими историками к «шести украшениям земли». Его называют «царем логики». Труд Дхармакирти является одним из основных первоисточников по логике и гносеологии для всех школ тибетского буддизма. А для школ Гелуг и Ньингма ачарья Дхармакирти — главный авторитет в этой области.

Система логики, заложенная Дигнагой и Дхармакирти, является базой изучения философии и последующей медитации в тибетском буддизме. Поэтому трудно переоценить значение книги досточтимого Геше Тинлея, в которой он комментирует сложное содержание трактата Дхармакирти в максимально доступной форме, с множеством примеров, предназначенных для тренировки учеников, чтобы знание логики они смогли использовать в процессе изучения буддийской философии и в практике Дхармы.

Как говорит досточтимого Геше Тинлей своим ученикам, буддийская логика и философия — средство, которое они должны использовать для обуздания собственного ума и для того, чтобы раскрыть его благой потенциал. Опора на логику необходима для правильной медитативной практики, и ученики должны овладеть логическим инструментарием, чтобы эффективно заниматься аналитической медитацией в процессе освоения пути просветления. Поэтому комментарий сопровождается многочисленными примерами умозаключений и логических диспутов, посредством которых слушатели уточняют теоретический и практический смысл буддийских основоположений и истин. Как истинный духовный наставник, являющийся проводником Учения Будды, досточтимый Геше Тинлей помогает своим ученикам обрести веру в Три Драгоценности на основе открытого ума и достоверного познания. Вера в Будду и его Учение становится незыблемой, когда она взращена путем логического анализа и философского познания природы всех вещей. Принципиально важно доказать — прежде всего, самому себе — достоверность феномена Будды и состояния просветления. Именно такой подход к освоению учениками своего Учения изложил Будда Шакьямуни в ‘Кала— ма—сутре’. И такой же подход пропагандирует Его Святейшество Далай—лама Х1\/Тензин Гьяцо, воплощающий принципиальную открытость, мировоззренческую широту и универсальную практичность буддизма.

Досточтимый Геше Тинлей, следуя этому же подходу, умело обучает нас, своих российских учеников, основам буддийской философии и, в частности, теории достоверного познания, чтобы с её помощью мы обрели открытый ум и освободились от власти предвзятых мнений, логически неправомерных обобщений и преувеличений. Благодаря наставлениям в логике слушатели обретают точное понимание смысла Учения Будды и выстраивают в своем сознании достоверную основу пути, а также учатся ориентироваться в запутанных ситуациях повседневной жизни и безошибочно следовать Дхарме.

Лекции досточтимого Геше Тинлея становятся для людей, интересующихся философией буддизма, ключом к пониманию сложных философских трактатов и комментариев, написанных мастерами прошлого и настоящего. Тем, кто практикует буддийский духовный путь, они дают в руки инструмент для обнаружения и обезвреживания корней клеш*, омрачающих жизнь и служащих источником всех страданий, помогают углубить аналитические медитации и практику Дхармы. Эти наставления, данные в форме сжатого изложения содержания ‘Праманаварттикакарики’, безусловно, послужат тем, кто воспользуется этими знаниями, мощным фактором оздоровления собственного ума и повышения качества повседневной жизни.

В доступной форме, ясно и четко, показан механизм зависимости наших отрицательных эмоций и создаваемой из—за них негативной кармы от неправильного образа мышления. Теория достоверного познания является важным условием процесса освобождения и достижения высшей цели духовной трансформации — состояния Будды. Логические положения Дигнаги и Дхармакирти, объясненные досточтимым Геше Тинлеем, дают в руки современных людей безупречное доказательство достоверности состояния Будды и безошибочности указанного Буддой пути к освобождению. Они помогают нам понять, что духовная практика в буддизме зиждется на достоверном познании внешнего и внутреннего мира и вовсе не противоречит наиболее развитым формам современного научного мировоззрения, а согласуется с ними.

Книга «Буддийская логика» демонстрирует русскоязычному читателю, что буддизм не имеет ничего общего ни с верой в Бога—творца, ни с примитивными культами и отжившими суевериями. Буддизм — это остающаяся всегда современной наука о сознании и познании. Вместе с тем подход досточтимого Геше Тинлея к преподаванию буддийской философии далек от односторонне—рационалистической интерпретации. Его ваджрный наставник Геше Нгаванг Даргье говорил, что «вера является сущностью процесса достижения дальнейшего познания и поэтому зовется Матерью Знания» (Геше Нгаванг Даргье 1992, с. 26). Существуют тонкие механизмы взаимосвязи достоверного знания и чистой веры, и это «момент истины», которому досточтимый Геше Тинлей учит своих слушателей: для обретения веры принципиальное значение имеет постижение достоинств и смысла Трех Драгоценностей, и в то же время весь процесс изучения и практики Дхармы есть, в сущности, культивирование и упрочение веры.

В книгу вошли материалы лекций досточтимого Геше Тинлея, прочитанных им с 1999 по 2008 годы в разных городах России. Она содержит комментарий досточтимого Геше Тинлея к трем из четырех глав "Праманаварттикакарики". В сжатом виде приводятся основные категории буддийской теории достоверного познания, их определения и методы. Читатель получит представление об основах буддийской феноменологии, о буддийской классификации видов познания, логике сравнительного анализа феноменов, теории умозаключения и трех условиях достоверных умозаключений (чогчо, джечаб, догчаб), типологии логических признаков, видах косвенного и прямого познания. Все это дает необходимую базу ясного понимания буддийской философии и практического применения буддийских теорий.

Читателям, прежде незнакомым с буддизмом, могут показаться непонятными некоторые примеры, касающиеся учения о четырех благородных истинах и раскрывающих его тем, и другие содержательные моменты, выходящие за рамки логико—гносеологического материала, охватываемого теорией достоверного восприятия. Им мы советуем обратиться к изучению источников и трудов мастеров Дхармы, посвященных общему учению буддизма и буддийской философии. В особенности большое значение для понимания системы Учения Будды имеют тексты категории Ламрим. Это ‘Ламрим ченмо’ (‘Большое руководство по этапам пути просветления’) Дже Цонкапы и другие тексты по Ламриму, а также книги Его Святейшества Далай—ламы XIV (например, ‘Гарвардские лекции’). Мы рекомендуем также книги досточтимого Геше Джампа Тинлея (‘Ум и пустота’, бодхичитта и шесть парамит’, Три основы пути’, ‘Байкальские лекции 2008’ и др.) и других тибетских Лам.

Настоящее издание — это книга, написаная на основе лекций досточтимого Геше Тинлея по буддийской теории достоверного познания, поэтому её содержание соответствует устному учению досточтимого Геше Тинлея, и в ней имеются минимально необходимые научные комментарии. В Приложениях 1 и 2 приведены философские дискуссии, проведенные под руководством досточтимого Геше Тинлея во время семинаров—ретритов 2010 года на Байкале (25 июля—5 августа) и под Новосибирском (17–19 декабря). В Приложении 3 содержится глоссарий буддийской логики, составленный на основе определений, данных досточтимым Геше Тинлеем. Приложение 4 — терминологический комментарий смысла упоминаемых терминов, не относящихся прямо к буддийской логике, а также дополнительные пояснения к некоторым логическим категориям для людей, преждене изучавших буддийскую философию. Приложение 5 содержит типовые примеры достоверных умозаключений на основе трех видов правильных оснований (признаков). Приложение 6 — схематическая классификация феноменов утверждения и отрицания, Приложение 7 — упрощенная схема—классификация познания.

При редактировании приводимых в книге категорий и их определений использованы разные источники. Прежде всего, неоценимую помощь оказал двухтомный труд Ф.И. Щербат—ского Теория познания и логика по учению позднейших буддистов’, включающий перевод ‘Ньяя—бинду’ Дхармакирти с комментарием Дхармоттары. Невозможно было обойтись и без обращения к трудам тибетских авторов. Это тексты известного буддийского ученого из Амдо Джамьяна Шепы “Прекрасные золотые четки, кратко разъясняющие устройство ума и знания’ (‘Blo—rig—gi rnam—gzhag—nying—gsal legs—bshad gser—gyi phreng zhes—bya—ba bzhugs—so’), тибетский текст и его перевод, выполненный Б. Дампилоном. Также следует назвать раздел «Логика» ‘Источника мудрецов’ в переводе А.А. Базарова, ‘Лекции по предмету «Ум и знание»’ Геше Чжамьяна Кенцзэ. Были спользованы словарные издания на тибетском и английском языках:

1. Толковый словарь сутр и тантр’ (‘Mdo sngag—kyi gzhung chen—mo’i tshig—mdzod ris—med mkhas—pa’i zhal—lung zhes bya—ba bzhugs—so’), составленный Гомде Лхарамбой;

2. ‘Большой тибетско—китайский словарь’ (‘Bod rgya tshig mdzod chen—mo’), изданный в Пекине;

3. ‘Категоризация буддийской терминологии’ (‘Lo—tsa—ba—ka—ba—dpal—brtsegs—kyi mdzad—pa’i chos—kyi rnam—grangs dang] chos—kyi rnam—grangs—kyi brjes byang bzhugs—so’), автором которой является Лоцава Каба Пальцег;

4. ‘Тибетско—английский словарь буддийской терминологии’ Цепака Ригзина.

Редактура выполнена также с учетом исследовательского и переводческого опыта А.А. Базарова, А.М. Донца, PH. Крапивиной, являющихся специалистами в области логики и гносеологии буддизма, а также работ по буддийской логике некоторых западных авторов.

Устный перевод лекций, материалы которых использованы при составлении книги, был сделан несколькими учениками досточтимого Геше Тинлея. Следует особо отметить Бориса Дондокова, являвшегося с 1993 года и вплоть до своей смерти в 2007 году учеником и переводчиком, искренне преданным Учителю и делу распространения Дхармы в России, а также Андрея Морозова, который в последние четыре года сопровождает Учителя во всех поездках по России в качестве переводчика.

Если читатель найдет неточности в формулировках определений и понятий, то виной тому — недостаточная квалификация ответственного редактора.

Все заслуги от издания этой книги посвящаются долгой жизни Всемирного Учителя Его Святейшества Далай—ламы XIV, а также долгой жизни трижды доброго Учителя досточтимого Геше Джампа Тинлея.

Ирина Урбанаева, ответственный редактор.


[1]‘Речь идет о труде Дхармакирти ‘Праманаварттикакарика’ (tshad—ma rnam— grel—gyi tshig leur byas—pa), обширной версии «Толкования праманы».

Принятые сокращения и условные обозначения

БТКС — Большой тибетско—китайский словарь — Пекин: Национальное издательство, 1998.

ТПП Ч.I — Щербатской Ф. И. Теория познания и логика по учению позднейших буддистов Часть I. Учебник логики Дхармакирти с толкованием Дхармоттары СПб., «Аста—пресс LTD», 1995.

ТПЛ Ч.II — Щербатской Ф. И. Теория познания и логика по учению позднейших буддистов Часть II. Источники и пределы познания. СПб., «Аста—пресс LTD», 1995.

Toh. — А Complete Catalogue of the Tibetan Buddhist Canons Bka’—'gyur and bstan—'gyur) /Ed. By Hakuju Ui, Munetada Suzuki, Yensho Kanakura, TokarTada Sendai: Tohoku Imperial University. Tokyo, 1934.

бур. — бурятский.

монг. — монгольский.


Транскрипции терминов приводятся в круглых скобках, тибетская слоговая транскрипция по системе Уайли — прямым шрифтом, санскритская транскрипция — курсивом.

* — Звездочкой обозначены термины, смысл которых не раскрывается в тексте, поскольку они относятся к темам других циклов лекций. Комментарии к ним, а также дополнительные пояснения некоторых понятий буддийской логики приведены в Приложениях 3 и 4.

А.К. — Примечания к.ф.н. Анны Коноваловой.

Примечания, комментарии и приложения составлены д. филос. н. Ириной Урбанаевой, за исключением обозначенных А. К.

Введение

Буддийское учение необходимо получать с правильной мотивацией — с намерением укротить свой ум. Наставления не будут полезны, если вы слушаете их лишь с заботой об этой жизни, стремясь использовать полученные знания для удовлетворения своих материальных интересов, или с целью стать авторитетным ученым либо каким—то особым человеком, обладающим сверхъестественными способностями. Если налить божественный нектар в грязный сосуд, то и нектар станет оскверненным. Слушание учения с мотивацией, направленной на укрощение собственного ума и на помощь всем живым существам, подобно вливанию нектара в чистый сосуд. В этом случае, даже если в сосуде окажется небольшое количество нектара, оно будет иметь целебную силу для вас и для других. Не столь важно, сколько знаний вы получили, — пусть их будет немного, но очень важно, чтобы вы вливали чистые знания в незагрязненный «сосуд» ума. Я не обладаю большой мудростью, но те знания, которые получал от своих духовных наставников, я старался влить в чистый «сосуд», поэтому они были полезны для меня самого, и, когда я передаю их другим, они оказываются полезными и для них. Если люди имеют сильную веру*, то любые полученные ими познания в Дхарме будут наделены большой силой. Возможно, вы владеете большим количеством информации, у вас острый ум, и вы все понимаете без труда, но если у вас нет веры, ваши знания нельзя сравнить даже с серебром — они подобны железу. Огромное количество знаний, сравнимых с железом, не может по ценности сравниться с подлинным знанием Дхармы, которое подобно маленькому кусочку бриллианта. Поэтому вера является основой для получения буддийских учений. Если у слушателей есть сильная вера в Гуру, тогда, что бы он ни сказал им, это станет для них настоящей мудростью, даже если этот мастер не обладает большими знаниями.

Во времена Будды жил один монах, который плохо знал Дхарму. Однажды его пригласили в один дом. В те времена, когда монаха приглашали в дом, его не просили, как это обычно бывает в наши дни в Бурятии или Монголии2,


[2] Даже среди тибетцев часто бывает так, что люди обращаются к монахам и ламам чаще с просьбами о проведении шабденов — молебнов и ритуалов, чем с целью получения наставлений и инструкций для собственной практики Дхармы.


прочитать молитву или погадать. Его угощали и после этого говорили: «Вы — ученик Будды, у вас океан мудрости, пожалуйста, поделитесь ею с нами, чтобы луч мудрости осветил темноту нашей жизни». С такой просьбой и обратился к монаху глава семьи, преклонив перед ним колени. Монах осознал, что люди, имея в сердце великую веру в Дхарму, ждут от него наставлений, а у него нет знаний, которыми он мог бы поделиться. Он очень огорчился и произнес: «Неведение есть страдание», потому что сам страдал от неведения. И больше он ничего не сказал. А для тех людей, благодаря их сильной вере, его слова прозвучали как учение самого Будды и явились сжатым наставлением о двенадцатичленной цепи взаимозависимого происхождения3. Отец семейства тут же погрузился в медитацию и когда вышел из нее, он уже достиг реализации высокого уровня.


[3] Двенадцатичленная цепь взаимозависимого происхождения (irten—‘brel yan—lag bcu gnyis; двадасанга пратитъясамутпада) — учение, объясняющее механизм циклического существования живого существа в сансаре под контролем омрачений, а также его освобождения от сансары.


Можно задуматься, почему во времена Будды люди достигали реализаций очень быстро. Казалось бы, современные люди интеллектуально очень развиты, они получают от духовных наставников так много учений и имеют благоприятные условия для проведения трехлетнего затворничества. Было бы естественным ожидать, что в наши дни люди будут быстрее достигать духовных реализаций, чем люди прошлого. Но часто случается так, что нынешние «йогины», выходя из затворничества, ведут себя еще хуже, чем прежде. Почему это происходит?

Учение осталось тем же самым, что и во время, когда его проповедовал сам Будда, и сила Учения не стала с тех пор меньшей. Но ситуация изменилась к худшему. Одной из главных причин изменения ситуации является то, что у большинства современных духовных практиков вера очень слаба в сравнении с чистой верой, какая имелась у людей древности. Вторая причина — в сознании людей того времени, когда жил и проповедовал Дхарму Будда Шакьямуни, были очень сильные отпечатки Дхармы, унаследованные из прошлых жизней.

Поэтому, чтобы мои наставления оказались эффективными, вам следует осознать, как важно иметь веру в Будду, Дхарму и Сангху. Мы принимаем прибежище в очень многих вещах, которые не являются надежными. Хотя мы каждый день повторяем слова принятия прибежища в Трех Драгоценностях*: «Я принимаю прибежище в Будде, Дхарме и Сангхе», на самом деле сердцем ищем прибежища в деньгах, общественном положении, славе, материальном достатке и прочих мирских вещах. Когда некоторые люди читают мантру «Ом мани падме хум», кажется, она звучит для них как «Ом money, money» («О деньги, деньги»). Вы должны понимать, что деньги имеют ценность, но не являются надежным объектом прибежища. Для обретения счастья в этой и будущих жизнях, а также освобождения от сансары и достижения просветления настоящим прибежищем, что дарует лучшую защиту и высшее покровительство, являются Будда, Дхарма и Сангха. Будда подобен доктору, который прописывает лекарства от болезни омрачений, Дхарма действует как настоящее лекарство, излечивающее от этой болезни. Роль Сангхи сравнима с ролью медицинских сестер, помогающих в лечении больного. Из этих трех высших объектов прибежища главную защитную функцию выполняет Дхарма.

Когда вы произносите слова: «Я принимаю прибежище в Дхарме», возможно, вы отождествляете Дхарму с текстами, сутрами, которые лежат на вашем алтаре, и думаете, что именно они являются вам опорой и защитой. Но действительный смысл принятия прибежища в Дхарме — это жизнь в соответствии сУчением Будды. Дхарма вам помогает, когда она становится состоянием и качествами вашего собственного сознания. Будда, как доктор, дает вам Учение, которое подобно лекарству. Он также предписывает «диету» для вашего больного ума, указывая, как вам поступать и как не поступать, от чего отказаться, а что принять. Вместо приема лекарств и соблюдения предписания высшего целителя вы кладете на алтарь подобные божественному нектару драгоценные лекарства, которые эффективны в борьбе с сотнями болезнетворных «вирусов», вызывающих болезни вашего сознания, и начинаете молиться на них. Такие действия неэффективны. По—настоящему вы принимаете прибежище в Дхарме, когда ваше поведение соответствует Учению Будды. Если у вас есть такое прибежище, то изо дня в день будете становиться все более умиротворенным и мудрым человеком. Держите этот совет в своем сердце.

Ваша духовная практика становится практикой Дхармы, когда в вашем сердце появляются причины принятия прибежища: чистая вера в Три Драгоценности и тот особый страх — страх рождения в низших мирах, который приходит с пониманием и принятием закона кармы. Знание закона кармы и осознание непостоянства и смерти позволит вам понять свое реальное положение.

Сегодня стало модным заниматься буддийской медитацией. Но медитация в буддизме — лишь средство укрощения ума и его защиты, прежде всего, от негативной кармы, ввергающей вас в дурную участь низших миров. Это одно из основных средств, используемых в буддизме для тренировки ума, наряду со слушанием устных наставлений и изучением классических текстов, а также философским и логическим анализом услышанного и прочитанного. Чтобы правильно использовать это средство, которое становится весьма эффективным при соблюдении надлежащего способа его применения, необходимо научиться прочно «сидеть на земле», чтобы не «взлетать» на начальном этапе практики от приятных, комфортных ощущений, которые дает медитация, и не попасться «на удочку» этих чувств, пустившись в поиски каких—то необычных ощущений. Если вы позволите себе «летать», то можете стать не вполне адекватным человеком и, в конце концов, прийти к плачевному состоянию, когда у вас не окажется ни материальной, ни духовной опоры. Чтобы такого не произошло, нужно все время «сидеть на земле». Также необходимо создать хорошую стратегию.

Когда после создания прочного фундамента вы приступите к осуществлению правильной стратегии духовной практики, реализации придут к вам как нечто вполне естественное. Самый главный фундамент, о котором я вам всегда говорю, — это доброта. Добросердечие суть корень буддийской практики. Без доброго сердца вы ничего не достигнете в духовных свершениях. Когда у вас нет любви и сострадания к другим, то даже если вы знаете философию, ваши познания останутся лишь интеллектуальным знанием, информацией, пустыми словами, не производящими внутри вас никаких изменений. Вы можете думать, что понимаете смысл получаемых философских учений буддизма, однако на самом деле это не так. Философский смысл Дхармы открывается только человеку с добрым сердцем и приносит ему большую пользу.

Тибетские монахи нередко изучают философию всю жизнь, среди них немало ученых, получивших степень «геше». Но если в сердце нет доброты, это означает, что Дхарма не укоренилась в таких людях. Они живут в монастыре, облаченные в монашеские одежды цвета шафрана, но лишь по видимости являются добродетельными практиками Дхармы4: их ум, иссушенный интеллектуальным познанием буддизма, как и прежде, эгоистичен. Что толку от философии в таком случае? Во время диспутов такие ученые люди говорят весьма красноречиво, но в жизни знания им ничего не дают. Мои Учителя всегда учили меня, что корень всех буддийских реализаций — доброта. Когда есть этот корень, то даже небольшие познания в философии оказываются очень полезными. Кроме того, добросердечие как коренное духовное качество необходимо для высших практик Ваджраяны. Если нет доброты, значит, ничего у вас нет. Изучайте буддийскую логику, учение о достоверном познании — цему — с добрым и скромным состоянием ума, тогда это принесет вам пользу. Иметь логическое мышление очень важно, но, с другой стороны, быть сухим интеллектуалом — опасная крайность. Если ваша логика суха, вы сами тоже очерствеете. Логика должна иметь постоянную связь с горячим и добрым сердцем — тогда она будет очень полезной. Логика подобна мечу: меч в руках человека с плохой мотивацией может принести много вреда, но хороший человек этим мечом может подрубить сансару под корень.


[4] Тиб. dge slong, санскр. бхикьиу — «добродетельный нищий», так называют полностью посвященного монаха.

Предварительные наставления


1. Значение теории достоверного познания для практики Учения Будды

Следовать Учению Будды — значит укрощать свой ум. Для полного укрощения и умиротворения ума необходимо опираться на достоверное познание феноменов. Все знание, что мы имеем в сансаре, является недостоверным. Наши омрачения — клеши*, гнездящиеся в потоке сознания, активируются при опоре на недостоверное познание. Тот же, кто стремится к обузданию своего ума и победе над клешами, должен научиться четко и ясно различать, какие феномены являются достоверными, а какие — недостоверными. Все омрачения возникают из—за отсутствия правильного понимания природы феноменов и способа их существования. Конечно, можно пытаться избавляться от клеш, постепенно устраняя омрачения одно за другим, но это крайне сложный и долгий процесс. В тибетском буддизме, который продолжает махаянскую традицию древней Индии, при обосновании практики устранения омрачений акцент делается на порождение мудрости ясного различения феноменов и достоверного их познания. Если вы владеете методами достоверного познания феноменов, то ваше сознание*, ваш первичный ум*, становится источником мудрости ясного и безошибочного различения характеристик всех объектов. А если ваше познание основано на неведении*, то, следовательно, источником вашего знания является омраченный вторичный ум*, который недостоверно распознает характеристики объектов. Недостоверное познание, характерное для ума в состоянии неведения, таково, что ум преувеличивает свойства феноменов*, приписывает им несуществующие качества. Ум, функционирующий под властью неведения, интерпретирует свойства феноменов способом, противоположным действительному положению вещей, и, придав своим концептам самосущий статус, цепляется за эти ложные представления как за истинные. Поэтому то, что по природе своей является уродством, в частности, человеческое тело, неведение заставляет нас познавать как красоту; непостоянные явления — как постоянные; то, что по природе суть страдание, — считать счастьем. А то, что пусто от существования в силу самобытия*, кажется уму, пораженному болезнью неведения, существующим.

Именно из—за неведения наш вторичный ум производит недостоверные представления, являющиеся противоположностью шестнадцати аспектов четырех благородных истин. Истины достоверного познания арьев, четыре благородные истины*, проповеданные Буддой во время первого поворота Колеса Учения в Варанаси, имеют шестнадцать аспектов, которые выражают достоверное знание о реальности.

Первая истина, истина страдания, имеет четыре аспекта:

1. непостоянство;

2. страдание;

3. пустота;

4. бессамостность.


Вторая истина, истина источника страдания, имеет четыре аспекта:

1. причина страданий;

2. источник страданий;

3. условия возникновения страданий;

4. возрастание страданий.


Третья истина, истина пресечения, имеет четыре аспекта:

1. пресечение;

2. умиротворение;

3. высшее благоприятствование;

4. подлинное отбрасывание, или отречение.


Четвертая истина, истина пути, имеет четыре аспекта:

1. путь;

2. осознавание, или видение;

3. осуществление;

4. несомненный уход от страданий и их причин.


Размышляя и медитируя над шестнадцатью аспектами, вы сможете уничтожить страдания и их источник и достичь освобождения* и просветления. В будущем вам необходимо получить подробное учение о шестнадцати аспектах четырех благородных истин.

Однако сейчас ваш ум, омраченный неведением, цепляется за шестнадцать ложных представлений, которые противоположны шестнадцати аспектам четырех благородных истин.

Какие же это шестнадцать представлений, не имеющих под собой достоверной основы и повинных в наших бедах?

Во—первых, четыре воззрения относительно природы страданий и нашего тела:

1. представление о нечистых скандхах* как о чем—то стабильном, прочном;

2. представление о нечистых скандхах как имеющих природу счастья;

3. представление о нечистых скандхах как о чем—то чистом;

4. представление о нечистых скандхах как о «я».

Эти четыре ложных концепта могут быть устранены путем логического анализа и аналитической медитации еще до того, как постигнута пустота*.


Во—вторых, четыре ложных воззрения, касающихся причины страданий:

1. уверенность, что страдания не имеют причин, или что они возникают по своей собственной причине;

2. представление, что страдание возникает из нерелевантных причин — таких как Ишвара и другие боги;

3. воззрение, что страдание обязано своим возникновением только причине и не зависит от условий или вторичных обстоятельств;

4. воззрение, что страдание и его причины полностью и радикально не устранимы, что, так или иначе, страдание всегда сопутствует бытию.


В—третьих, четыре ложных взгляда относительно прекращения страданий:

1. сомнение в том, что вообще достижимо освобождение от страданий;

2. воззрение, принимающее за освобождение, некоторые мирские реализации;

3. цепляние за определенные мирские реализации как за освобождение;

4. уверенность, что страдание будет всегда возвращаться, так или иначе.


В—четвертых, есть четыре ошибочных взгляда по поводу пути, который ведет к прекращению страданий:

1. уверенность, что вообще не существует пути освобождения;

2. уверенность, что мудрость постижения бессамостности не является путем освобождения;



3. уверенность, что некоторые уровни концентрации являются путем освобождения;

4. уверенность, что отсутствует путь полного уничтожения страданий.


В силу этих ложных концептов ваш ум цепляется за иллюзии постоянства и счастья в сансаре5, за самосущее существование «я» и других феноменов — за неправильное восприятие.


[5] Досточтимый Геше Тинлей придерживается определения сансары как «пяти скандх, перерождающихся под контролем омрачений».


Все остальные формы ложных концептов и иллюзий являются вторичными причинами наших страданий, производными от этих шестнадцати концептов. Истинная цель изучения буддийской теории достоверного восприятия, цемы, заключается в том, чтобы понять — все наши обычные концепции и представления относятся к категории недостоверного познания и, по сути, порочны, поскольку не имеют под собой достоверной основы и служат условием проявления омрачений. Если вы лишены логического мышления, вы полностью убеждены, что вещи существуют именно такими, какими вы их видите. Цема вооружает вас методами косвенного достоверного познания, с помощью которых вы можете убедиться, с одной стороны, в ошибочности своих привычных мировоззренческих концептов и схем поведения, а с другой стороны, в достоверности шестнадцати положений, выражающих четыре благородные истины.

Знание буддийской логики позволит вам разоблачить те ошибочные представления и цепляния за них, что служат корнем ваших омрачений и страданий. Ведь, действительно, мы в надежде на счастье цепляемся за то, что по природе является страданием и не может дать нам счастья. Не понимая этого, омраченный неведением ум устремляется к ложной цели и вместо желанного счастья творит лишь причины страданий. Учение о шестнадцати аспектах четырех благородных истин дает вам ключ к пониманию полного механизма возникновения ваших страданий и их уничтожения вместе с их источником. Если вы получите подробные наставления об этих шестнадцати аспектах, то с их помощью ваш ум откроется — при условии их правильного понимания.

Чтобы ясно и точно понять шестнадцать аспектов четырех благородных истин в системе их взаимосвязей и отношений, необходимо овладеть логическими методами достоверного познания. А для этого надо знать, что такое познание, что такое достоверное познание. И тем более для познания пустоты сначала необходимо разобраться в том, что такое познание. Та буддийская дисциплина, которая по—тибетски называется цема, как раз содержит буддийскую теорию познания. В ней раскрывается, что такое познание, какие виды познания имеются, и какое познание является достоверным.

Дхармакирти — один из выдающихся индийских ученых, причисляемый к «шести украшениям земли». В понимании ‘Праманасамуччаи’ Дигнаги он превзошел своего учителя Ишварасену и с его благословения сочинил комментарий к этому великому тексту.

Достоверность учения о четырех благородных истинах и их шестнадцати аспектах получила благодаря ‘Праманаса—муччае’ и ‘Праманаварттике’ научное обоснование. Без обращения к этим первоисточникам невозможно достичь ясного понимания сути Учения Будды и механизмов буддийской практики. Поэтому в Тибете традиционно уделялось большое внимание изучению ‘Праманаварттики’.

Но именно в школе Гелуг — благодаря Дже Цонкапе — сформировалась традиция изучения логики, цемы, в качестве фундамента изучения Дхармы в целом. И до сих пор "Праманаварттика" является основным предметом начального философского образования тибетских монахов. В прошлом эта же образовательная традиция — дуйта (дуйра)* — существовала в Монголии и Бурятии. Правда, ранее такие тексты изучались только монахами философских факультетов (дацанов) монастырей6.


[6] Даже монахини в прошлом не получали философского образования. Их образование ограничивалось обучением грамоте и заучиванием ряда текстов.


Но Его Святейшество Далай—лама XIV Тензин Гьяцо считает это ошибкой и говорит, что не только монахи, но и все, кого интересует буддийское учение, должны изучать буддийскую философию и логику, в том числе такие тексты как "Праманаварттика". Он повторяет это всякий раз, когда дает учение тибетцам, а также буддистам из Монголии и буддийских регионов России. В традиционной среде еще сохраняются предрассудки, что многолетнее философское образование — удел монахов, живущих в монастырях, а светским людям оно ни к чему. Действительно, в прошлом в Тибете миряне обычно сначала немного изучали ‘Ламрим’*, потом получали посвящение и отправлялись заниматься практикой. Но такая практика не имеет особой силы. Если хотите, чтобы ваша практика была сильной, могущественной, то для вас очень полезно изучать такие труды, как ‘Абхисамаяланкара’ и ‘Пра—манаварттика’. ‘Абхисамаяланкара’— один из пяти трактатов, сочиненных бодхисаттвой Майтрейей, являющийся коренным текстом школы Мадхьямика*7. Изучение этого текста не даст немедленных результатов, но постепенно это знание будет приносить вам пользу.


[7] Часто в современной буддийской литературе, особенно в текстах традиции Карма Кагью, принято написание «Мадхьямака» в качестве названия школы Срединного Пути. Однако, как разъяснил известный санскритолог из Центрального университета высшей тибетологии (Сарнатх) проф. Лобсанг Норбу Шастри, «мадхьямака» — это название воззрения Срединного пути, тогда как название школы Срединного пути — «Мадхьямика».


Если провести сравнение с наукой, то ведь и в науке дело обстоит так же. Нетрудно получить приблизительные представление о том, что такое наука вообще, но только при углубленном предметном изучении научной теории вы сможете раскрыть для себя смысл какой—то конкретной научной темы. В противном случае вы будете лишь оперировать научными терминами: «элементарная частица», «электромагнитное поле», «энергия», «волна», не имея понятия, как использовать те феномены, которые обозначаются этими терминами. Не сведущий в науке человек может подумать, что электрон можно добыть, потерев камешек о камешек. Аналогичным образом, когда вы не знаете логики ‘Абхисамаяланкары’, вам кажется, что для осознания ясного света* достаточно закрыть глаза и посидеть в позе медитации — и сразу же на вас снизойдет ясный свет. В действительности, если вам удастся испытать ясный свет сути*, то уже во второй момент этого переживания вы избавитесь от омрачений: привязанность, зависть, гнев — все негативное исчезнет из вашего сознания. Но достичь ясного света сути очень нелегко.

В Учении Будды существует множество разнообразных методов, которые соответствуют всему многообразию наклонностей и предрасположенностей учеников. Будда никогда не давал всем своим ученикам одно и то же учение. К разным людям он имел разные подходы. Людям недалеким, с низкими умственными способностями, Будда не давал сразу же глубоких учений по философии, а вначале обучал их простым практикам, направленным на устранение негативной кармы8, в особенности, той специфической, которая мешала им воспринимать философские смыслы Учения Будды. Так было с Чудапантакой, юношей, который не был в состоянии выучить наизусть даже одну строфу.


[8] Карма (las) означает «действие». «Кармические отпечатки», оставляемые действиями тела, речи и ума, подобны семенам, которые при встрече с подходящими условиями дают всходы.


Будда просто поручил ему вначале чистить обувь другим монахам, наказав тем постоянно повторять, так чтобы Чуда мог слышать, строки: «Убираю грязь, устраняю запахи», а потом — делать уборку в храме и тем самым продолжать очищение негативной кармы. И, о чудо, настал день, когда сознание Чудапантаки прояснилось настолько, что он задумался: «О какой грязи говорится в этих строках? И о каких запахах?». Он однонаправленно сосредоточился над смыслом этих строк и, когда вышел из состояния медитации, был уже архатом*. Аналогичным образом Будда умело приводил умы учеников к «созреванию», когда они становились пригодными получать глубинные учения по философии. Другим ученикам, у которых были хорошие способности к сосредоточению, Будда советовал медитировать — заниматься практикой однонаправленного созерцания. Они учились медитации и с помощью концентрации приходили к мудрости. Освободиться от сансары можно только с помощью мудрости и никак иначе. Итак, одни люди приходили к развитию мудрости посредством очищения негативной кармы, другие — через развитие шаматхи, состояния безмятежности, наступающего в результате полного обуздания ума. А были и третьи ученики, которые способны сразу приступать к развитию высшей мудрости — постижению пустоты. Во всех случаях основной целью практики было развитие парамиты мудрости*.

Мы все находимся в сансаре из—за отсутствия мудрости. Неведение — это, прежде всего, отсутствие мудрости понимания природы реальности и действительного способа существования всех вещей. Тьму неведения невозможно выбросить в окно. Ее можно рассеять только с помощью света высшей мудрости*. Свет мудрости и тьма неведения взаимно исключают друг друга: они не могут существовать одновременно.

В древние времена люди проявляли больше способностей к концентрации, потому что у них было меньше концепций. Мы же, поскольку склонны слишком много думать о разных вещах, не имеем больших способностей к медитации. Я не думаю, что если мои ученики начнут практику Дхармы с медитации*, то смогут сейчас, на этом этапе, с ее помощью достичь очень больших реализаций. Способности и таланты современных людей лежат в области исследования, анализа. Между прочим, в классической индийской традиции буддизма и в тибетском буддизме считается, что ученики, которые стремятся обрести подлинную мудрость, используя для этого логику, — лучшие ученики. Итак, лучший способ для вас — культивировать мудрость с помощью буддийской теории достоверного познания и, обретя ее, освободиться от сансары.

После того как Будда ушел в нирвану, его ученики не стали заниматься одной только медитацией. Посмотрите, сколько появилось в Индии великих буддийских монастырей! Вспомним, например, Наланду. Это были большие центры буддийской учености, места, где люди изучали философию, теорию ума и познания, овладевали методами достоверного познания и логического анализа, учились четко анализировать различные виды ума, отличать достоверное от недостоверного. А когда эти знания становилось отточенными, медитация обретала огромную силу. Поэтому логика очень важна для того, кто стремится найти путь освобождения из сансары, в которой легко заблудиться. Даже в обычном лесу вы можете заблудиться, если идете без компаса и пытаетесь определить, исходя из собственных ощущений, где — запад, где — восток. Что же говорить об огромном диком лесу сансары? Чтобы найти выход из этой чащи, вам нужна логика.

Буддийское учение о достоверном познании подобно науке, без него вы не сможете правильно заниматься медитацией. А если начнете медитировать, не зная этого учения, то, не имея ориентиров для определения правильного пути, вы быстро заблудитесь и уйдете в неправильном направлении и достигнете «реализаций», которые были неведомы великим мастерам прошлого. Очень рискованно полагаться в процессе своего духовного развития только на чувства и интуицию. Руководствуясь одними эмоциями, в конце концов, вы наверняка проиграете — как в случае с игровыми автоматами: вероятность выигрыша есть, но очень и очень маленькая. Не только в медитативной практике, но и в повседневной жизни, мы, не обладая знанием логики, делаем много неверных выводов в отношении других людей. Мы необоснованно выдаем оценки «хороший» и «плохой», безосновательно обижаемся, гневаемся на других людей. А тот, кто владеет логикой, понимает, что для любого достоверного умозаключения требуется правильное логическое основание. Он знает, что достоверные суждения должны удовлетворять определенному критерию, и, следовательно, воздержится от оценочных суждений или поспешных заключений. Ведь на самом деле вы не можете с достоверностью утверждать, что некто является плохим человеком, основываясь только на том, что он груб с вами. Иногда человек может проявлять грубость по отношению к другим, побуждаемый сострадательной мотивацией. Разве вы можете знать о том, что ему в этот момент не присуще сострадание?

Однако, как правило, мы делаем логически неправомерные, односторонние выводы, исходя из своих наблюдений за внешним поведением людей, поэтому наши друзья очень быстро становятся врагами, враги — друзьями. Используя неверную логику, мы уподобляемся обезьяне, которая перекладывает яблоки в трех корзинах — из одной корзины в другую. У нас тоже есть три корзины. В одной корзине мы держим яблоки, символизирующие наших друзей, в другой — врагов, в третьей — нейтральных людей, к которым мы равнодушны. Любой мельчайший повод заставляет нас перекладывать яблоки, которые были в корзине друзей, в корзину врагов. Для этого достаточно, чтобы человек как—то не так на нас посмотрел или сказал что—то, что нам не понравилось. А яблоки из корзины врагов мы можем переложить в корзину друзей. Так всю свою жизнь, следуя обезьяньему подходу, мы перекладываем яблоки из одной корзины в другую. Отнеся какого—то человека к категории друзей, вы слишком сильно к нему привязываетесь, видите только его достоинства, к тому же еще и преувеличиваете их. А потом вы легко перекладываете соответствующее яблоко в корзину врагов из—за пустячного повода, например, если попросили друга помочь вам, а он занят: на основании его отказа сразу делаете вывод, что он (она) вас не любит. Если ваше мнение о человеке меняется, вы сразу же перемещаете его в другую категорию.

Из—за неведения и эгоцентризма вам то и дело мнится, что другие люди замышляют против вас что—то плохое или думают о вас плохо. На самом же деле люди просто заняты своими делами — им некогда о вас думать. А ваш ум неспокоен, вы взвинчиваете себя разными вымыслами, так что не можете даже уснуть. Это происходит из—за отсутствия в ваших рассуждениях и мыслях логики. Если бы вы просто меняли ярлыки, называя прежних друзей — врагами, а врагов — друзьями, это было бы еще полбеды. Но дело в том, что вы при этом накапливаете очень много негативной кармы телом, речью и умом. Даже глазами вы можете создать негативную карму: у вас бывает очень недобрый взгляд. Создание негативной кармы начинается в тот момент, когда вы делаете необоснованный вывод, что этот человек — плохой. Отныне вы смотрите на него через черные очки, и поэтому все в нем начинает казаться вам негативным: вы преувеличиваете его недостатки и ошибки, даже его голос крайне раздражает вас, вы чувствуете к нему ненависть.

Те же, кто умеет логически мыслить, не меняют друзей на врагов. Если кто—то стал другом для них, то останется им на всю жизнь. Такие люди не возводят в ранг друга того или иного человека по всяким мелким причинам. Они определяют друга, исходя из глубоких оснований. На самом деле, с позиций Дхармы вы должны любить других не потому, что они делают для вас что—то хорошее. Считать кого—то достойным своей дружбы и любви только на том основании, что он делает вам что—то хорошее, — это детский подход. Единственная правильная причина любви к другим и добросердечного к ним отношения — то, что они хотят счастья, но им не хватает счастья, они не желают страданий, но страдают.

Если я спрошу, почему вы любите людей, правильным ответом будет: «Потому что они хотят счастья и не хотят страданий». Если причиной вашей любви к другим людям является именно это, то ваша любовь к ним не изменится, даже если завтра кто—то из них скажет вам грубое слово. В этом случае ваша любовь стоит на очень прочном, достоверном фундаменте: объект вашей любви действительно существует — это человек, которому не хватает счастья, и которому вы желаете счастья. Если тот, кого вы любите, будет в гневе кричать на вас, то вы станете любить его еще сильнее и еще больше сострадать ему. Почему? Потому что в тот момент, когда он вам все это говорит, ему еще больше, чем обычно, не хватает счастья, он еще больше, чем обычно, страдает, и, следовательно, у вас больше причин любить его и сострадать ему. Ведь счастливый человек не станет кричать и ругаться. Если другой человек оскорбляет вас и говорит вам грубые слова, он поступает так, потому что несчастен. От таких размышлений ваша любовь к нему становится еще крепче. Если вы на основе достоверного умозаключения высоко оценили качества какого—то человека, то через два месяца не поменяете своего мнения. В таком случае ваши заключения не будут детскими. Дети сегодня говорят о ком—то, что он хороший, а завтра могут сказать, что он плохой.

Так же основательно вы поведете себя, выбирая свою дорогу в жизни и духовный путь. Имея развитую логику, вы не станете поспешно, необдуманно принимать решение, какому пути следовать. Но, однажды выбрав свой путь, вы никогда от него не отступите, потому что вас привели на этот путь достоверные логические выводы. Если вы не совершаете ошибок, вам не придется очищаться от загрязнений, вызываемых ошибками: Достоверное мышление играет большую роль и в процессе повседневной жизни. С помощью логики в вашем уме воцарится мир, потому что вы прекратите беспокоиться, кто и что говорит или думает о вас, перестанете делать случайные оценки и неправомерные обобщения, не будете метаться в гневе от того, что кто—то оскорбил вас, исчезнут условия для стресса. А если это помогает вам в мирской жизни, то, конечно же, принесет пользу и на духовном пути. Тем более что учение по буддийской логике предназначено именно для духовного пути, а не для мирского счастья. Чем дольше вы слушаете наставления по логике, чем больше овладеваете этим инструментом достоверного познания, тем все более будете способны правильно понять и оценить учение о пустоте, ведущее к абсолютному счастью.

Если вы овладеете логикой, это равнозначно появлению у вас небольшого третьего органа зрения, который поможет вам увидеть гораздо больше, чем вы можете увидеть с помощью своих двух больших глаз. Пара ваших обычных глаз, пусть даже очень больших, может видеть только очень грубые вещи, но более скрытые, тонкие феномены с их помощью распознать нельзя. Человека очень легко обмануть, так как он слишком верит тому, что воспринимает своими двумя большими глазами.

Благодаря логике у вас появляется также третий орган слуха — ухо мудрости, с помощью которого вы можете слышать более тонкие вещи, нежели те, что можно услышать двумя вашими большими ушами. Наши уши слышат очень много вещей, которые тоже могут обмануть нас. Когда появится ухо мудрости, вы перестанете безоговорочно принимать за истину то, что слышите, или то, что вам говорят люди. Сначала вы зададите себе вопрос: «А почему они так говорят?» Обмануть вас будет уже не так легко, как прежде, когда вы еще не владели логикой, поскольку, имея инструмент логики, вы обретаете способность слышать на более тонком уровне.

Нам необходимо использовать то, что у нас есть сейчас — наши обычные органы зрения и слуха, наши большие уши и большие глаза, но одновременно с этим — культивировать мудрость. Когда мудрости нет, то пять органов чувств могут лишь увеличивать наши омрачения. Однако закрытие органов чувств не ведет, с буддийской точки зрения, к освобождению. В этом буддизм радикально отличается от индуизма.

Индуисты как раз утверждают, что путь к освобождению лежит через закрытие органов чувств. Если отключить все пять органов чувств, то, действительно, на какое—то время омраченный ум успокаивается. Но ведь и когда человек спит, его омрачения тоже «спят». Например, когда гневливый человек спит, он не испытывает гнева, потому что пять его органов чувств в это время бездействуют. Но стоит ему проснуться, как гнев снова будет спонтанно выплескиваться на окружающих людей. Закрытие источников восприятия не устраняет омрачения, а лишь приостанавливает их проявления.

Есть история о том, как индуистский йогин искал покоя путем закрытия органов чувств, погрузившись на дно океана. Он отключил пять органов чувств и сидел под водой, испытывая очень большое умиротворение. Казалось, все его омрачения исчезли полностью — настолько он был спокоен и невозмутим. Но вот однажды, сидя в таком состоянии полнейшего покоя, он открыл один глаз и увидел красивую рыбку, проплывающую перед ним. Ему стало интересно наблюдать за нею. Тогда он открыл второй глаз и увидел еще больше рыбок, которые плавали вокруг него. Он сказал: «Как же это интересно!», но спустя какое—то время подумал, что слишком скучно сидеть и смотреть на одних и тех же рыбок, плавающих туда и сюда, и что он хочет увидеть еще более интересные вещи в другом месте. Он начал передвигаться по дну океана в разные места, созерцая рыб разных пород, больших и малых. Затем он подумал, что океан, конечно же, скучное место, и решил: «Хочу посмотреть, что же происходит наверху».

Выйдя на поверхность океана, он увидел на берегу людей. Это было интересно. Он вышел на сушу, пошел в город и повстречал очень много людей. Его интерес к внешнему миру возрос еще больше. Он увидел в городе много красивых вещей — и у него возникло желание обладать ими. Чем больше у него появлялось красивых вещей, тем больше он жаждал иметь. Однако богатство не шло к нему в руки с такой уж легкостью. Ему приходилось думать, как заполучить желанные вещи и как разбогатеть еще больше. Вместе с привязанностью стали возникать гнев, зависть, и все остальные обычные мирские чувства «кипели» в его сознании, он полностью потерял покой, стал испытывать горечь и разочарование и, наконец, задался вопросом, почему же он был так счастлив и умиротворен раньше, и почему сейчас он такой несчастный.

Проанализировав, что произошло, он сказал себе: «Кажется, это случилось потому, что я открыл свои пять органов чувств». Он вернулся на дно океана, закрыл свои пять органов чувств и вновь достиг покоя.

Если рассмотреть эту историю с буддийской точки зрения, то изложенный в ней подход к устранению омрачений верен лишь отчасти: он сравним с паллиативными мерами лечения болезни, которые лишь облегчают симптомы проявления болезни и связанные с нею страдания, но не избавляют полностью от болезни.

Буддизм утверждает, что просто закрыть свои пять органов чувств не достаточно для того, чтобы освободиться от сансары. Стоит вам приоткрыть хотя бы один глаз, как вы тут же станете таким, каким были прежде, и возобновится все тот же самый круговорот сансары. Буддисты считают, что невозможно избавиться от омрачений через закрытие органов чувств, ибо в этом случае клеши перестают проявляться в сознании на какое—то время, но не исчезают полностью. Каким же образом освободиться от них? Что делать?

Буддизм советует открыть все свои органы чувств: глаза, нос, уши, рот — тоже (но не слишком широко, иначе залетит комар). Вы должны открыть свои органы чувств, но с помощью мудрости. Тогда вы поймете, что правильно, а что ложно. Когда будете использовать свои органы чувств, опираясь на мудрость, вы сможете увидеть, как объекты проявляются, и как они существуют на самом деле.

Различные религии рекомендуют разные методы защиты и спасения. Все религии, кроме буддизма, похожи на консервативную мать, которая не разрешает ребенку ходить на улицу, потому что там опасно, и стремится держать его дома. Она действует запретительными и ограничительными методами в своих попытках защитить ребенка от грозящей опасности и говорит постоянно: «Не надо делать этого, не надо делать того».

Буддизм говорит: да, метод запретов и ограничений до некоторой степени помогает, но как долго мать может удерживать ребенка дома? Как долго ей удастся таким способом оберегать его от опасности? Когда матери нет рядом, ребенок ведет себя все хуже. Буддизм похож на умелую мать, у которой очень большое сердце. Буддизм предупреждает вас, подобных детям существ: «Можешь идти куда угодно, но не верь всему, что появляется перед тобой. Если будешь совершать определенные действия, это опасно для тебя. Ты волен поступать, как хочешь, но должен понимать последствия своих действий. Если дотронешься пальцем до огня, получишь ожог. Никто тебя так не наказывает: ты сам причинил себе боль».

Таким образом, буддийский наставник, словно мудрая мать, объяснив те границы, в рамках которых поведение во внешнем мире будет безопасным, разрешает существам—детям выйти наружу и, вступив в контакт с внешним миром, на собственном опыте убедиться в правильности того, чему он учит.

«Дитя» взрослеет и постепенно открывает для себя реальность все больше и больше: непостоянство всех вещей и то, что в природе этого мира заключено страдание, а также то, что весь мир существует подобно иллюзии.

После того как «дитя» открывает для себя все тайны внешнего и внутреннего мира, оно становится свободным: пять его органов полностью открыты для ощущений, оно все воспринимает и понимает, но у него не активируются омрачения. Даже если перед ним проплывет золотая рыбка, это не смутит его покоя и умиротворенности, ибо он знает, что золотая рыбка — это просто рыбка, существование которой подобно иллюзии. Так человек может навсегда освободиться от страданий.

Попытайтесь извлечь для себя урок, заключенный в этом сравнении буддизма с мудрой матерью, применяющей искусные методы защиты своего ребенка, и перенесите на свою ситуацию образ «ребенка», которого воспитывает любящая мать, Дхарма. Познайте с помощью Дхармы самих себя, станьте более мудрыми и добросердечными людьми. Старайтесь сами освободиться от сансары, никто не сможет сделать это за вас. Опираясь на помощь духовного наставника, вы сможете освободиться.

Вы сами привязываете себя к сансаре своим неведением — из—за отсутствия мудрости. Когда есть мудрость постижения природы реальности, неведение не может существовать. А первый шаг к подлинной мудрости — логика. Если у вас нет логики, все ваши знания похожи на пустые стаканы и бутылки, потому что в них нет ничего ценного.

В действительности, с точки зрения наших коренных жизненных интересов, нашему уму не нужно так много информации, а необходима лишь та, которая подобна бриллианту. От некоторых научных знаний нет никакой пользы, они никак не связаны с нашей жизнью. Бывает, ученые тратят всю свою жизнь на учебу и накопление знаний, но, в конечном счете, знания не делают их счастливыми, а, наоборот, даже умножают страдания. Случается так, что они даже сходят с ума, когда у них в голове становится слишком много бесполезной информации.

Чтобы жизнь не прошла впустую, будучи растрачена на незначительные вещи, нужно направить интеллект на познание предметов, по—настоящему полезных. Например, устройство ума и его функции. И это знание должно стать фактором развития мудрости в сердце. Чтобы жизнь не прошла впустую, в сердце должна быть мудрость.

Вам представилась редкая возможность получить учение по ‘Праманаварттике’, тексту, который написал Дхармакирти. Я не буду давать вам традиционный комментарий, так как он занял бы много времени, и вы едва ли его поняли бы. Я поступлю, как типичный русский профессор, который прочел и законспектировал очень много трудов, а затем сконцентрировал их содержание до размеров одной диссертации: я тоже буду передавать вам учение, содержащееся в ‘Праманаварттике’, в виде сжатого, «диссертационного», изложения — так, чтобы это учение было доступно для вашего понимания.

Но, тем не менее, излагаемое мною учение по буддийской логике будет основано на ‘Праманаварттике’, коренном тексте цемы. Сначала я изложу вам в общем виде основные пункты текста, а потом мы рассмотрим их более подробно. Если вы будете знать буддийскую логику, то в России не смогут распространиться ложные учения, выдаваемые некоторыми людьми за Учение Будды. Поняв логику, вы начнете очень высоко ценить учение, которое дает Его Святейшество Далай—лама. Это невероятно чистая передача* Дхармы. Чтобы пояснить эту мысль, расскажу одну историю.

Когда Далай—ламе XIV было шестнадцать лет, он давал учение, и один монгольский геше преклонного возраста, мастер высокого уровня, будучи очень прямолинейным человеком, сказал другим геше, что Его Святейшество слишком юн, поэтому вряд ли он сможет получить что—то существенное для себя от шестнадцатилетнего мальчика. Но ему было неловко не пойти на учение, и, чтобы люди не осуждали его, он все—таки пошел.

Когда он вернулся, другие геше спросили, не скучно ли ему было. Он ответил: «Какой же я глупый монах! Как я мог думать, что ему шестнадцать лет? Он жизнь за жизнью изучал логику. Я, один из самых выдающихся специалистов по логике в своем монастыре, узнал сегодня очень много нового для себя, послушав учение шестнадцатилетнего Его Святейшества Далай—ламы. Я не нашел в нем ни единой ошибки, оно построено на невероятно чистых логических основаниях. Нам, тибетцам, очень повезло, что у нас есть Авалокитешвара в человеческом теле. Человеческому существу просто недоступно понимание учения на таком высоком уровне. Так может учить только Будда».

После этого он каждый день спрашивал, где находится Его Святейшество Далай—лама, после чего делал простирания в том направлении, где находился Его Святейшество, и засыпал, неизменно обратив голову в ту сторону. Вы так же, как тот геше, должны проявлять скептицизм, но делайте выводы об уровне духовного наставника, своей логикой проверяя полученное от него учение.

Итак, чтобы оценить уровень мастера Дхармы, нужно владеть логикой. К слову сказать, в тот момент, когда этот монгольский геше присутствовал на учении, которое давал Его Святейшество, вместе с ним сидело много паломников из простых кочевников. Они также слушали Далай—ламу, но воспринимали смысл его слов лишь на уровне общего учения, и вникали в содержание наставлений только тогда, когда Его Святейшество начинал говорить о добросердечии.

Чем лучше вы будете владеть логикой, тем глубже сможете понять учение Его Святейшества Далай—ламы и тем выше оценить его. Учение по буддийской логике является драгоценным. Оно открывает ваш ум. Тибетские монахи считают самым добрым из всех своих наставников самого первого наставника, который преподал им основы логики. Ведь именно логика — это мудрость, которая открыла им глаза.

2. Жизнеописание Дхармакирти

Сначала я расскажу биографию Дхармакирти, автора ‘Праманаварттики’. Дхармакирти — величайший мастер, который является царем логики. Он родился на юге Индии, в городе Чундамини или Трималая9, в семье индуистов высшей, брахманской, касты. Еще в раннем детстве Дхармакирти был обучен искусству, Ведам, медицине, грамматике и философским учениям тиртиков10 и стал в них мастером, обнаружив необыкновенно острый и проницательный ум.


[9] Согласно тексту ‘Rgyan—drug—mchog—gnyis’ (‘Шесть украшений, двое высших'), Трималая находится в стране Чола, то есть это северный Тамил [Indian Buddhist Pundits 2005, с. 52].

[10] Тиртики — последователи индуистских учений.


В возрасте тринадцати лет он почувствовал неудовлетворенность учениями, которые давали ему индуистские учителя. У него было множество вопросов, на которые они не могли дать ответы. В это время он услышал от людей очень высокие отзывы об Учении Будды и однажды тайком от всех — он не хотел, чтобы об этом узнали его родители, — отыскал буддийские тексты и начал их изучать. Благодаря сильнейшим отпечаткам, которые остались в его сознании из предыдущих жизней, ему достаточно было один раз прочитать текст, чтобы устранить все свои сомнения по поводу Учения Будды. Таким образом, он стал убежденным последователем буддизма. Те вопросы, ответы на которые он не мог найти в индуистских текстах, он разрешал с помощью буддийских книг. Он обнаружил, что буддийское учение построено на очень точных логических законах, и чем больше его анализируешь, тем больше углубляется понимание. Несмотря на то, что он не встречался ни с одним буддийским мастером, благодаря чтению этих текстов его сознание полностью изменилось. Он осознал, что его учителя ошибаются, и что их тексты являются неудовлетворительными, противоречащими учениям Будды. Он стал буддистом самостоятельно, не принимая никаких обетов.

Испытывая большое благоговение перед Дхармой Будды, он снял с себя одежды брамина и стал носить одежды буддиста—мирянина. Это возмутило его родителей и других людей из его окружения. Они потребовали его изгнания из брахманского сообщества. Дхармакирти, нисколько не расстроившись, ответил: «Очень хорошо, я уйду». И добавил: «Я нашел бриллиант и не могу его выбросить. Теперь я должен найти подлинного мастера для того, чтобы познать Учение Будды еще глубже». Он оставил свой дом и родину и отправился на поиски великого буддийского мастера в центральную Индию.

От ачарьи Дхармапалы он получил посвящение в монашеский сан. Он изучил Трипитаку, Три Корзины Учения Будды, от начала и до конца. Каждый день он декламировал 500 различных сутр и мантр. Он прослушал наставления по очень многим текстам логики, но не был удовлетворен11. Наконец, он прослушал комментарий Ишварасены к учению ачарьи Дигнаги. Ишварасена был учеником Дигнаги.


[11] Indian Buddhist Pundits, р. 53.


Дхармакирти попросил его дать наставления по ‘Праманасамуччае’, и когда он в первый раз получил учение по логике, его понимание ‘Праманасамуччаи’ сравнялось со знаниями Ишварасены. Когда он второй раз получил учение по логике от Ишварасены, его понимание буддийской теории достоверного познания сравнялось по уровню со знаниями самого Дигнаги. А когда он прослушал учение в третий раз, то осознал, что Ишвара—сена не так искусен, как Дигнага, и допустил ошибки при объяснении текста12. Дхармакирти почтительно обратился к Учителю, упомянув об этих ошибках. Ишварасена был восхищен и посоветовал ему: «Ты — мастер, равный самому Дигнаге. Пожалуйста, напиши комментарий к ‘Праманасамуччае’, в котором будут устранены все ошибочные интерпретации». В ответ на просьбу своего духовного наставника Дхармакирти написал Праманаварттику’. Этот текст используется во всех монастырях, потому что в нем представлено полное учение Дигнаги.


[12] «Ишварасена выдвигал шесть свойств логического признака для полно—мерного выражения неразывности понятий, тогда как, по мнению Дхармакирти, шесть свойств признака не лишены ошибок и противоречат учению Дигнаги (шесть противоречий с источником lung gal drug). Дхармакирти более точно дает определение каждого из трех свойств, не допуская неправильных признаков в них», — пишет Б. Б. Дампилон, переводчик учебника логики Джа—мьяна Шепы [Джамьян Щепа 2000, с. 9].


После завершения ‘Праманаварттики’ (всего было написано семь логических трактатов*) Дхармакирти получил посвящения и, удалившись в уединенное место, занялся медитацией. В перерыве между затворничествами ему удалось под видом нищего проникнуть в окружение одного из великих индуистских логиков и овладеть всеми секретами небуддийской логики. После этого он одержал множество побед в диспутах над тиртиками и способствовал широкому распространению Учения Будды. Потом он вернулся к медитации и обрел шаматху.

Пока Дхармакирти находился в затворничестве, в монастыре Наланда и других монастырях появилось множество небуддистов, тиртиков, которые стали вступать в диспуты с буддистами, и буддистам было крайне трудно их опровергнуть. Как раз в это время индуистский мастер Шанкарачарья направил в Наланду послание, в котором вызвал ученых Наланды на дебаты. Это был очень сильный индуистский философ, имевший множество учеников. В результате практики он даже обрел прямое видение индуистских божеств. Монахи задержались с принятием вызова и отсрочили дату дебатов на некоторое время, а затем пригласили Дхармакирти приехать с юга в Наланду. Когда наступило время дебатов, король приказал доставить браминов—тиртиков и буддистов в Варанаси, там и состоялись дебаты — в присутствии короля и его свиты, которые выступали арбитрами в поединке. Шанкара—чарья заявил: «Если я выиграю, то ты и твои последователи должны либо прыгнуть в Ганг, либо принять нашу доктрину. Если победишь ты, мы должны будем покончить самоубийством, прыгнув в Ганг». Но Дхармакирти уже знал, что выиграет, поскольку обнаружил, что индуистская философия не имеет прочной основы. Из сострадания он сказал королю: «Хорошо, если я проиграю, за это отдам свою жизнь, как хочет Шанкарачарья, но если выиграю — я не хочу, чтобы он умирал». И диспут начался.

Вначале Шанкарачарья вызвал Дхармакирти на диспут и не нашел ни единой ошибки в его философских постулатах. Они были совершенно безупречны. В Учении Будды он не нашел ни единого противоречия, Дхармакирти давал ему очень ясные логические ответы. Наконец, Шанкарачарья исчерпал все свои вопросы.

Затем Дхармакирти сказал ему: «Теперь я вызываю тебя на диспут об основах индуистской философии, защищайся». Дхармакирти атаковал индуистскую философию с разных сторон, обнаружил в ней множество логических несоответствий и указал на множество внутренних противоречий в системе. Шанкарачарья потерпел сокрушительное поражение. Дхармакирти сказал ему: «Я не хочу, чтобы ты умирал. Я хочу, чтобы ты стал буддистом». На что Шанкарачарья ответил: «Лучше я умру, чем приму буддизм. Но в следующей жизни я снова вступлю с тобой в диспут». Шанкарачарья сделал внушение своему ученику Бхаттачарье: «Дебатируй с этим бритоголовым человеком и победи его. А я приму перерождение в качестве твоего сына, и если ты не одержишь победу, снова буду дебатировать с ним в будущей жизни». Сказав это, мастер тиртиков бросился в Ганг и утопился. Большинство его учеников приняли буддизм, остальные обратились в бегство.

На примере Шанкарачарьи вы можете видеть, что индуисты были очень последовательны и принципиальны в своих воззрениях. С буддистами они тягаться не могли — все время проигрывали, но в диспутах с другими философскими школами они выигрывали. Я думаю, если бы индуисты вступили в диспут с христианами, то обязательно бы выиграли. Это я могу утверждать с уверенностью на сто процентов, так как позиции индуистов очень сильны. Ошибка христиан в том, что они не пытаются сохранить учение в чистоте, а строят много храмов и пытаются обратить в свою веру множество людей. Какой смысл в том, чтобы иметь много последователей? Очень важно иметь великих мастеров в своей традиции. Благодаря этим мастерам учение будет сохранено.

Итак, Шанкарачарья родился снова, и, несмотря на свой юный возраст, был очень умен. В третьем своем перевоплощении он был еще умнее, чем в предыдущих жизнях. Но он так и не смог опровергнуть Дхармакирти в диспуте. Несмотря на то, что их умственные способности были равны, буддийская философия превосходила индуистские воззрения Шанкарачарьи, поэтому у него не было шанса победить Дхармакирти. Снова проиграв диспут, Шанкара простерся перед Дхармакирти и сказал: «С точки зрения умственных способностей мы равны, ты не умнее меня. Но ты все время побеждаешь, потому что твоя философия безупречна. А я проигрываю, потому что индуистская философия не имеет прочного фундамента. Я знал это уже в своем втором воплощении, хотя и держался за свои взгляды из—за упрямого фанатизма. Но мастер логики не может быть фанатиком, он должен искать истину. Отныне я буду держаться за истину, за учение Будды. С этого момента я становлюсь буддистом, и буддистами становятся все мои ученики. Я возношу хвалу Будде не за то, что он творил чудеса. Чудеса могут творить многие люди. Я восхваляю Будду за то, что он передал безупречную и полную теорию, объясняющую, как избавиться от страданий и как достичь безупречного состояния счастья, лишенного всех изъянов. Перед мастером, который указал людям этот умиротворяющий путь, я от всей души преклоняюсь». Таким образом, Шанкарачарья стал буддистом, множество его учеников обратились в буддизм, и учение Будды стало распространяться дальше по всей Индии.

Позже Дхармакирти попросил одного из самых умных учеников, Девендрабудхи, закончить его незавершенный автокомментарий на первую главу ‘Праманаварттики’. Девендрабудхи сделал это, но ачарья бросил результат его трудов в реку. Результат второй попытки он бросил в огонь. Ученик сочинил третий комментарий, смиренно снабдив его таким предисловием: «Поскольку мне не хватает удачи, и время не стоит на месте, я сочинил этот комментарий по трудным пунктам, опираясь на священные тексты, чтобы, главным образом, самому разобраться в этом». Дхармакирти прокомментировал этот вариант так: «Хотя некоторые положения нуждаются в доработке, а также слова со скрытыми смыслами недостаточно хорошо объяснены, значение действительной доктрины представлено адекватно». Он сохранил текст, но думал про себя: «В самом деле, нет никого, кто в совершенстве понимает мою систему логики». В конце текста обширной версии ‘Праманаварттики’ он написал следующий стих*: Подобно рекам, которые текут отовсюду,

Но, в конце концов, вливаются в один океан,

Учение по логике, которое я распространял,

С моей смертью вновь растворится в океане моего ума. Это означало, что Дхармакирти предвидел — после его смерти в этом мире полного учения по логике не сохранилось.

В конце жизни Дхармакирти построил храм в стране Калинга, привел многих жителей этой страны к Дхарме и затем покинул этот мир. Его тело унесли на кладбище и сожгли. Во время кремации пролился дождь цветов, пространство наполнилось благоухающими запахами и музыкой. Весь пепел сам собой собрался в кучу, и не осталось ни одной кости.

Великий ачарья жил примерно в то же время, что и тибетский король Сонгцен Гампо, основавший единое тибетское государство. Это был VII век нашей эры.

В наши дни вряд ли кто—нибудь сможет овладеть буддийской логикой в совершенстве. Ибо нет людей, равных Дигнаге и Дхармакирти. Исключением является Его Святейшество Далай—лама. Но я могу утверждать, что в основном учение, которое оставили Дигнага и Дхармакирти, все еще существует. Те, кому удается понять хотя бы часть учения цемы, считаются выдающимися знатоками логики. Если вы такой человек, значит, у вас необыкновенно острый, проницательный ум. Достаточно кому—то в вашем присутствии сказать одно предложение — и вы уже знаете все о его намерениях и о том, с какой целью он это говорит.

3. Структура ‘Праманаварттики’

Текст ‘Праманаварттики’ Дхармакирти состоит из четырех глав и изучается в монастырских университетах на первом курсе, который длится четыре с половиной года. По теоретическому содержанию материал ‘Праманаварттики’ относится к двум дисциплинам — науке о логическом обосновании, называемом по—тибетски тагриг (rtags—rig), и предмету лориг (blo—rig), буквально означающему «ум и знание». Иными словами, это логика и теория познания. Предмет собственно логики излагается в первой главе, предмет теории познания — во второй и третьей. Главными считаются первые две главы, а третья и четвертая главы служат дополнением к ним. Вторая глава содержит обоснование того, что Будда является «достоверным существом»: это комментарий Дхармакирти на первые четыре строчки начального фрагмента ‘Праманаса—муччаи’ Дигнаги:

Ставший достоверным существом,

Приносящий благо живым существам,

Великий Учитель, Ушедший к Блаженству,

Защитник, Тебе поклоняюсь!


"Праманаварттика" преследует две основные практические цели:

• Первая цель — развитие собственной убежденности в существовании освобождения, или нирваны*, и в методе вступления на путь, ведущий к освобождению.

• Вторая цель — убеждение других людей посредством логики в том, что освобождение есть, и обоснование того, как можно вступить на этот путь.


В соответствии с двумя названными целями основное содержание текста посвящено объяснению понятий умозаключения «для себя» и умозаключения «для других»*13.


[13] Впервые разделение умозаключений на умозаключение «для себя» и умозаключение «для других» было сделано Дигнагой.


Буддийская теория умозаключения «для себя» и есть основа для развития собственной веры в Будду и убежденности в Дхарме. В тибетской философской литературе оно называется дже—па (rjes dpag) и излагается в трех первых главах ‘Праманаварт—тики’. Первая глава посвящена разъяснению общей теории достоверного познания, связанного с умозаключением «для себя», то есть общих принципов логического мышления (тагриг).

Логика предваряет объяснение теории познания. А теория познания в буддизме служит обретению прочного фундамента собственной веры в Будду и Его Учение. Если человек вначале не усвоит принципы логического мышления — понятие о трехчленном силлогизме и так далее, ему будет очень трудно обосновать для себя достоверность Будды, а это — основная тема второй главы ‘Праманаварттики’. Чтобы доказать себе существование освобождения, люди должны обладать логическим мышлением. По этой причине в первой главе разъясняется система логики, даются ее основы: излагаются базовые понятия и основы сравнительного анализа феноменов, объясняются условия достоверности умозаключений, что такое правильное и неправильное логическое основание.

Вторая глава посвящена доказательству того, что Будда есть достоверное существо. Логика нужна, чтобы убедиться в достоверности состояния освобождения и просветления и доказать себе, что оно действительно достижимо. Если вы не знаете точно, существует ли состояние, к которому стремитесь, то буддийские практики не будут для вас эффективными. Действительно, что вы можете сейчас ответить тому, кто спросит: «Зачем ты стремишься к нирване, и где она находится?» Если вы скажете: «Нирвана здесь», вам возразят, что вам нечего искать. Если она здесь, значит, она у вас уже есть.

На самом деле в настоящее время у вас нет нирваны. Но если у вас нет нирваны здесь и сейчас, то где же вам ее найти? Будда сказал: «Вы не можете найти нирвану вне себя». Но если в вас нирваны нет, вне себя вы ее найти не можете, то зачем же вы ее вообще ищете?

Если бы я с небуддийских позиций вызвал вас на диспут, задав такой вопрос, что бы вы ответили мне? У вас нет логической аргументации. Если бы вам довелось столкнуться в логическом поединке с представителем небуддийских учений, то вы, наверное, за отсутствием логических доводов просто схватились бы за дубинку и с ее помощью стали бы «аргументировать» свою позицию. На самом деле в любой дискуссии следует отвечать с помощью логики. Итак, в первую очередь необходимо ясно понять общую теорию логических умозаключений, поэтому в первом разделе своего текста Дхармакирти выстраивает полную, целостную систему буддийской логики. Затем он дает логическое обоснование фундаментального буддийского положения о том, что состояние освобождения достоверно существует, и излагает метод вступления на путь к освобождению. Это объясняется во второй главе.

Третья глава посвящена прямому достоверному познанию. Дхармакирти подробно анализирует прямое познание и его формы: зрительное прямое познание, прямое познание слуха, прямое познание осязания, прямое познание обоняния, прямое познание вкуса, а также ментальное прямое познание, то есть дает подробнейший анализ видов прямого познания. Еще он говорит о так называемом непосредственном йогическом восприятии и объясняет, что это такое.

Все наше познание делится на два вида:

1. достоверное;

2. недостоверное.


Достоверное познание, в свою очередь, делится в буддийской философии на два вида:

1. непосредственное, или прямое, достоверное познание, имеющее своим объектом явные феномены;

2. опосредованное, или косвенное достоверное познание (дже—па), имеющее своим объектом скрытые феномены.


В третьей главе ‘Праманаварттики” Дхармакирти объясняет механизмы прямого познания. Различаются три вида прямого достоверного познания14:

1. непосредственное чувственное восприятие,

2. непосредственное ментальное познание15;

3. непосредственное йогическое восприятие.


14 Данная классификация приводится в традиционной для школы Гелуг интерпретации системы Дхармакирти. Поскольку собственно система Дхармакирти основана на воззрениях саутрантиков и йогачаров, то в ней выделяются четыре вида прямого достоверного познания: (1) прямое восприятие органов чувств; (2) ментальное прямое познание; (3) прямое восприятие самосознания; (4) йогическое прямое восприятие.

15 Синонимом «непосредственного метального познания» является термин «прямое постижение».


Буддийские методы познания Дхармы и практики тренировки ума направлены на развитие йогического прямого познания, основанного на единстве безмятежного спокойствия ума (gzhi—gnas; ииаматха) и высшего видения (lhag—mthong; випашьяна) *.

Итак, в третьей главе дается анализ прямого познания, в частности, такой формы прямого познания, как ясновидение.

Наконец, четвертая глава посвящена объяснению «умозаключения для других». Обоснования, приводимые для доказательств тех или иных положений другим людям и используемые на этапе «блага других», называются умозаключениями «для других»16. Первая и вторая главы посвящены умозаключениям «для себя», а четвертая содержит объяснение логических способов убеждения других людей в существовании состояния освобождения и в том, как можно вступить на путь освобождения. Здесь приводится цепочка логических рассуждений, чтобы доказать это другим. Это та логика, которую вы должны применять в диспутах со своими оппонентами.

Из четырех глав ‘Праманаварттики’ наиболее важными являются первые две. Их принято в монастырях изучать более подробно, чем остальные, потому что именно они служат «оком буддизма». Если вы получите комментарии к первой и второй главам, то третью и четвертую главу сможете понять самостоятельно.


[16] Досточтимый Геше Тинлей оставил без объяснения умозаключения «для других» потому, что, во—первых, зная учение об умозаключении «для себя», без труда можно самостоятельно изучить правила построения достоверных умозаключений «для других», во—вторых, он всегда дает ученикам именно то учение, в котором они нуждаются, и для практики которого их ум созрел. Для использования умозаключений «для других», то есть знаний, которые относятся к этапу «блага других», ученики, конечно же, еще не готовы.

Комментарий к первой главе "Праманаварттики"

Наиболее трудной для освоения является первая глава ‘Праманаварттики’, в которой объясняются логические принципы правильных умозаключений. Невозможно изучить эту тему в течение нескольких дней. Логика использует особый язык, и, чтобы вполне освоить его, нужно практиковаться в диспутах — только тогда вы постепенно усвоите терминологию и правила логики. Вначале этот особый язык не будет иметь для вас большого смысла, но по мере совершенствования в этом искусстве у вас будет открываться «глаз логики». Тогда, чтобы убедиться в существовании чего—либо, вам, в отличие от ученых, не понадобится иметь перед собой эмпирические подтверждения. Вы сможете вывести существование того или иного объекта с помощью логических доводов.

У вас уже сейчас есть способность к логическому мышлению. Например, вы никогда не видели своими глазами, что наша планета круглая, но знаете, что она круглая, и в своем знании вы опираетесь на методы косвенного познания, на логику. Вы учитываете, что время восхода солнца в восточном полушарии отличается от времени восхода солнца в западном полушарии. В каждой части Земли восход солнца происходит в разное время. А если рассматривать меридианы земного шара, то в каждой точке любого меридиана время восхода солнца одинаково. Сопоставляя эти факты, можно логически убедиться, что Земля круглая. Вам не обязательно увидеть земной шар своими глазами, чтобы сделать этот вывод.

Теперь я бы хотел объяснить вам вкратце правила построения силлогизмов, о которых идет речь в первой главе “Праманаварттики’.

1. Базовый анализ феноменов


1.1. Классификация феноменов


1.1.1. Явные и скрытые феномены

По определению, общепринятому в буддийской философии, феномен (chos; дхарма) — это объект достоверного познания. Существуют разные классификации феноменов — деление их на постоянные и непостоянные, на феномены утверждения и феномены отрицания и так далее.

С точки зрения способа познания все феномены принято делить на явные объекты, скрытые объекты и весьма скрытые объекты. Все те феномены, которые познаются напрямую с помощью наших органов чувств, в буддийской теории познания называются явными. Если мы можем непосредственно воспринимать объект познания органами чувств, то не нуждаемся в логике, чтобы его познать. Например, чашку вы можете видеть своими глазами, непосредственно. Мы не станем доказывать логически, что это чашка. Если я скажу: «Это чашка», а кто—то попытается со мной спорить, это будет глупо. На это можно просто ответить: «Разве у тебя нет глаз? Ты не видишь, что это такое?» Итак, для познания явных объектов логику не применяют. В каких случаях используется логика?

Вторая категория феноменов — скрытые феномены. Их невозможно увидеть глазами, невозможно услышать ушами, невозможно осязать, обонять, почувствовать их вкус, но, тем не менее, они существуют. Подобные скрытые объекты вы можете познать с помощью логики. Какие же это объекты? Например, предыдущая жизнь. Ее вы не можете видеть глазами, но можете познать, что она была, путем логического умозаключения. Непостоянство и пустота этой чашки — тоже примеры скрытых феноменов. С того момента, как начала существовать эта чашка, появилась и ее пустота от самобы—тия — пустота от внутренне присущей ей природы. Пустоту от самобытия вы не можете видеть, но можете познать ее с помощью логики, путем абсолютного анализа, который устанавливает конечный способ существования чашки.

Большинство понятий буддийской философии являются скрытыми объектами: пустота, непостоянство, сансара, нирвана. Если не пользоваться при познании этих объектов логическими средствами, то наши представления о них будут не более чем игрой воображения, пустыми фантазиями. Именно поэтому Дигнага и Дхармакирти написали свои трактаты по теории достоверного познания — чтобы Учение Будды не оказалось загрязнено ложными представлениями, а вера людей не стала слепой. Когда в уме человека присутствует логика, все его знания расположены в правильном порядке, как в библиотеке. Постарайтесь, чтобы в вашей «библиотеке» были только чистые, аутентичные знания. Тогда и ваша реализация будет чистой.

Есть третья категория феноменов — весьма скрытые объекты. Обычные существа не могут познать их ни с помощью своих органов восприятия, ни с помощью «прямой логики». Здесь следует сказать, что в буддизме различают два вида праманы (tshad—ma):

1. непосредственная прамана;

2. косвенная прамана.


«Непосредственную праману» мы называем, используя европейскую терминологию, прямой логикой. Прямая логика — это логика, используемая в познании обычными существами. Весьма скрытые феномены находятся за пределами познания обычных живых существ, но это не значит, что они вовсе непознаваемы. Они являются предметом познания опосредованной, или косвенной, праманы. Этот вид праманы мы и называем косвенной логикой17.


17 О возможности познания весьма скрытых объектов с помощью косвенной логики в ‘Праманаварттике Дхармакирти говорит: «Из полной уверенности в том, что (Будда) обладает методами, (необходимыми для отбрасывания) того, что надо отбросить и (обретения) того, что надо обрести, следует, что (он имеет) достоверное (знание) о главном объекте (для ищущего освобождения — о самом освобождении). Поэтому (и знание) о других — (особо скрытых объектах, возникающее на основе изучения Слов Будды, также) является дедуктивным верным знанием» Цема ригтер, 1996–1997 (1), с. 5 — А.К.


Опыт прямого постижения пустоты, которым обладают арьи, существа, напрямую постигшие пустоту, находится, как говорит Будда, за пределами вербального объяснения. Такое познание пустоты можно только пережить напрямую, для нас же это весьма скрытый объект. Но не всякое познание пустоты находится за пределами словесного выражения. Концептуальное познание пустоты возможно, и способ познания можно выразить словом.

Другой весьма скрытый объект — тонкие механизмы кармы. Весьма скрытые объекты воспринимаются непосредственно только Буддой. Косвенная логика — это косвенное постижение весьма скрытых объектов с помощью дедуктивного вывода из опыта непосредственного восприятия Буддой весьма скрытых феноменов.

Поскольку духовный опыт Будды передан в Слове Будды, то весьма скрытые объекты познаются из духовного опыта Будды путем дедукции, выполняемой с опорой на достоверные коренные тексты. Как это возможно? Чтобы обосновать методы косвенной логики, необходимо вначале доказать, что их автор, Будда, является достоверным существом (skyes—bu tshad—ma), или, точнее, стал достоверным существом (tshad—mar gyur—ba). Если доказано, что Будда — достоверное существо, то правомерно заключить, что Учение Будды является достоверным источником знаний о весьма скрытых феноменах.

Итак, вы должны уяснить следующее:

• чтобы познать явный объект, достаточно органов чувств;

• чтобы познать скрытые объекты, необходима логика, и достаточно применить логику обычных существ, то есть прямую логику;

• весьма скрытые объекты познаются посредством косвенной логики при опоре на духовный опыт Будды, с помощью цитат из Слова Будды, из подлинных первоисточников.

Прежде всего, приступая к изучению логики, вы должны знать определения базовых понятий. Сначала нужно знать определение феномена. Феноменом называется объект достоверного познания: все, что является достоверно познаваемым. Здесь речь идет не только о вашем достоверном познании, а о достоверном познании вообще. Иначе говоря, все, что достоверно познаваемо, считается существующим18. Но было бы нелогично утверждать, что если вы не познаете чего—то достоверно, значит, этот феномен не существует, ибо он может быть объектом достоверного познания других людей или существ.


18 Логика говорит о существовании объектов в относительном смысле.


Согласно буддийской философии, феномены и есть сущее, или существующие объекты. А объекты недостоверного познания не существуют — именно потому, что их познание недостоверно. Если вы растянете себе нижнее веко и посмотрите на небо, то увидите две луны. Но поскольку ваше зрение искажено, то зрительное сознание, которое познает эти две луны, недостоверно, и поэтому две луны в небе не являются феноменом — это нечто несуществующее. Далеко не все, что является нашему зрительному сознанию, достоверно. Например, явления кажутся нам истинно существующими*, в действительности же все вещи лишены истинного существования, поэтому их истинное существование, воспринимаемое вами, также не является феноменом.

Поскольку феномен определяется как объект достоверного познания, возникает, естественно, вопрос: что такое достоверное познание? Название труда Дхармакирти, ‘Пра—манаварттика’, переводится как Толкование достоверного познания’. Понятие «достоверное познание» (tshad—ma; пра—мана) играет ключевую роль в буддийской логике и теории познания.

Достоверное познание* делится на два вида: прямое и косвенное. Если некоторые объекты недоступны для вашего непосредственного восприятия органами чувств, это не означает, что их не существует. Например, будущую жизнь вы не можете увидеть или потрогать, но посредством логики можете доказать, что она наступит. С этой точки зрения она является феноменом, существующим объектом19.


[19] Будущая жизнь, хотя и относится к еще не наступившим явлениям, все же является феноменом, ибо, по определению, феномен — это любой объект познания, а будущая жизнь — это объект познания, хотя и является очень скрытым феноменом. Будда может познать, где и кем переродится каждое ныне живущее существо, видя все вероятные сценарии развития событий, а не только созревшие кармические отпечатки, благодаря коим некоторые из множества сценариев будущей жизни являются выделенными, наиболее вероятными. Правда, и созревшие отпечатки не означают фатальности, поскольку и они могут быть очищены с помощью специальных методов, например, практики Ваджрасаттвы или мантры Будды Митугпы. Кроме того, познание места и формы будущего рождения с определенной степенью вероятности может быть достигнуто с помощью астрологических расчетов.


Вы не можете увидеть или потрогать кармические отпечатки, но с помощью логики можете доказать, что они существуют. Сходным образом вы не воспринимаете отпечатки на DVD, но можете сделать вывод об их наличии после того, как увидите на экране телевизора картинку. Без причины — отпечатка — эта картинка возникнуть не может, поэтому вы делаете вывод, что такой отпечаток на диске есть. Без причины не может быть результата. Значит, поскольку есть результат, должна быть причина. Если монитор ничего не показывает, вы с помощью логики понимаете, что отпечатки исчерпаны, запись кончилась. В обычной жизни мы, конечно, используем логику, но в очень ограниченных масштабах.

1.1.2. Феномены утверждения и отрицания*

Если нечто является феноменом, оно может быть отнесено только к одной из двух категорий: либо это феномен утверждения, либо феномен отрицания. Третьего не дано.

Феномен утверждения — то, что может быть познано без необходимости познавания того, что является его противоположностью, например, горшок или столб. Феномены утверждения способны выполнять функции. Иначе говоря, это вещи. Феномен отрицания* — объект, который познается в зависимости от установления того, что является его противоположностью, например, это вещь, которая является не—горшком. «Отсутствие рогов», «отсутствие самости» и так далее — феномены отрицания. Они не зависит от причин, следовательно, не являются функциональными объектами.

В науке достоверное познание — это, в основном, познание феноменов утверждения, которое сводится к описанию существующих вещей. Когда о том или ином феномене говорится с научной точки зрения, имеется в виду именно феномен утверждения.

Что такое феномен утверждения, если привести примеры? Это чашка, стол или любой другой предмет, существование которого мы воспринимаем как утверждение, то есть без обязательного обращения к рассмотрению феномена, противоположного ему. Сознание (ум) также является феноменом утверждения, хотя вы и не видите его. Почему? Потому что ум мы воспринимаем в логической форме утверждения, а не отрицания. Кармические отпечатки тоже являются феноменами утверждения.

Ученые знают основные виды феноменов утверждения, но все равно научная база феноменов является ограниченной в сравнении с той базой феноменов утверждения, которую охватывает буддийская теория познания. Есть феномены утверждения, которые неизвестны науке. Например, обеты* — обеты прибежища, обеты практикующего мирянина, монаха, бодхисаттвы, тантрические обеты. Они существуют. Это феномены утверждения, но ученые ничего об этом не знают.

Есть три категории феноменов утверждения, которые различаются на уровне фундаментальной теории буддизма, их различение необходимо для практики. Это наука, которая открывает истину.

1.1.2.1. Три категории феноменов утверждения

Феномены утверждения подразделяются на три категории20:

1. форма;

2. сознание21;

3. неассоциируемый составной фактор (випраюкта—сан—скара).


[20] При более общей классификации, принятой не только в Прасангике, но и во всех других философских школах, на эти три категории подразделяются все непостоянные, то есть функциональные, феномены, или вещи.

[21] В контексте логики все тибетские термины, обозначающие сознание (Ыо — сознание, sems — ум, rig—pa — осознавание, shes—pa — сознание, yid — сознание), являются синонимами.


Ученые специализируются на исследовании формы (материи), а о сознании и его видах они знают очень мало. Лишь некоторые ученые, например, психологи, до некоторой степени исследуют сознание. Но третий вид феноменов утверждения — неассоциируемый составной фактор — вообще неизвестен науке.

I. Форма. По определению, к этой категории относятся все материальные феномены*. Принято различать пять внешних форм и пять внутренних форм.

Внешние формы — такие объекты как, например, стол, дом, звук и так далее, это составные объекты, существующие вне нас. Существует пять видов внешних форм, каждый из которых познается определенным органом чувств:

1. визуальная форма;

2. звук;

3. запах;

4. вкус;

5. объект осязания.

Например, стол — грубая материальная форма, воспринимаемая зрительным сознанием и называемая объектом зрительного восприятия. Звук — объект слухового восприятия. С точки зрения буддизма звук — тоже форма. Тогда как в некоторых индуистских философских системах звук считается постоянным феноменом, а более грубые в сравнении со звуком феномены считаются непостоянными. С буддийской же точки зрения звук также непостоянен. Третий вид форм — объекты обоняния, запахи, они тоже материальны. Запах не воспринимается ни зрительным сознанием, ни сознанием слуха, и только обонятельное сознание может его познать. Четвертый и пятый виды форм — это объекты вкусового и тактильного сознания.

Внутренние формы — это пять органов чувств22:

1. орган чувств глаза;

2. орган чувств уха;

3. орган чувств носа;

4. орган чувств языка;

5. орган чувств тела.


II. Сознание (ум). У сознания (sems) есть три характеристики:

1. бесформность, то есть нематериальность: сознание не состоит из частиц;

2. способность к познанию;

3. природа его суть чистота и ясность: все омрачения ума являются временными и могут быть устранены23.


[22] Тибетский термин «dbang ро» в данном контексте означает «орган чувств», поэтому «mig—gi dbang—ро» переводится именно как «орган чувств глаза», а не как «способность глаза». При этом, очевидно, было бы не совсем корректным вместо выражения «орган чувств глаза» использовать выражение «орган зрения», ибо это выражение для европейца автоматически означает «глаз», тогда как тибетское выражение «mig gi dbang ро» обозначает именно орган чувств глаза, а не сам физический глаз. Органом чувств глаза является не физический глаз: настоящий орган чувств глаза находится внутри глаза, а физический глаз является лишь базисом для этого органа чувств. Аналогичным образом, физическое ухо не является самим органом чувств: оно — лишь базис для этого органа чувств. Орган чувств носа, находящийся внутри носа, напоминает мельчайшие иголочки. Орган чувств языка напоминает расположенные на языке полумесяцы. Осязательный орган чувств пронизывает все физическое тело. Таково объяснение, даваемое в тибетском буддизме.

[23] Это три характеристики сознания, принятые в Прасангике. Традиционное для буддийской логики определение сознания основано на философской теории Читтаматры—Иогачары, которая признает наличие самосознания как дополнительного признака сознания.


Есть базовая буддийская классификация сознания, в которой различаются первичный ум и вторичные формы сознания, или ментальные факторы. Известно шесть видов первичного ума. Это ментальное сознание и пять видов сознания, которые связанны с органами чувств: обонятельное, слуховое, зрительное и так далее.

Отличие первичного сознания от вторичных видов сознания, или ментальных факторов, связано с тем, что все виды первичного сознания познают объект в общем, как нечто целостное. А вторичное сознание наделяет его различными конкретными характеристиками. В том числе вторичное сознание, исходя из врожденного неведения и приобретенных ложных концептов, приписывает объектам характеристики, якобы присущие им самим по себе. Однако не все виды концептуального сознания являются путами сансары24. Но есть определенный сорт концепций выражающих заблуждение относительно способа существования всех феноменов. Цепляние за эти ложные представления и образует механизм неведения.

К вторичным формам сознания относятся не только неведение, привязанности, гнев, зависть и прочие клеши, но также любовь и сострадание.

И первичный, и вторичный ум имеют одни и те же три характеристики: ясность, познающую способность и отсутствие формы. Разница между ними — только в способе познания. Первичный ум познает объект в целом. Вторичный ум познает специфические характеристики объекта. Когда вы смотрите на чашку, то сначала первичный ум познает ее просто как чашку. В следующий миг ваш вторичный ум определяет, что эта чашка красивая. Существует много различных классификаций сознания, которые вы также должны знать25.


[24] В этом вопросе тибетские школы расходятся с китайскими школами, согласно представлениям которых любые концепции привязывают к сансаре.

[25] Об основных классификациях сознания см.: [Ум и знание 2005; Geshe Ngawang Dhargyey 1992].


III. Неассоциируемый составной фактор — класс непостоянных, составных (производных) феноменов, которые нельзя отнести ни к категории формы, ни к категории сознания*. Например, собака. Тело собаки — форма, но тело — не сама собака; сознание собаки тоже нельзя назвать собакой. Но собака — функциональный феномен: она может лаять, бегать. Однако это не форма и не сознание, поэтому собака — неассоциируемый составной фактор. Такого понятия в науке нет. Эта категория феноменов включает в себя процессы, происходящие в теле и сознании26. Составной фактор — нечто, существующее в зависимости от двух или более объектных основ27. Но к категории неассоциируемых составных факторов относится особый разряд составных факторов.


[26] Они существуют даже в то время, когда ум не функционирует, в таких состояниях, как состояние неразличения, состояние медитативного прекращения, потери сознания и глубокого сна.

[27] Объектная основа, или основа для обозначения — это феномен или группа феноменов, которым присваивается какое—либо обозначение (наименование). Например, объектная основа для обозначения «человек» — это человеческие тело и ум; объектная основа «стола» — столешница, ножки и т. п. — А.К.


В чем их особенность? Сравним их, например, с водой. Она тоже имеет составную природу. Она зависит от двух объектов (кислорода и водорода). Но в случае воды каждый из этих двух объектов, образующих основу наименования, является веществом, поэтому вода тоже является веществом (формой). Хотя нет плотной, субстанциональной воды, мы называем воду веществом, потому что она зависит от объектных основ, которые, в свою очередь, являются веществами. Вода существует номинально28, но она также является веществом.


[28] В Прасангике все феномены, в том числе «я», считаются существующими просто номинально, то есть в качестве наименования, даваемого умом достоверной объектной основе, которая сама существует просто номинально.


С точки зрения Мадхьямики Прасангики, она не существует субстанционально. Вообще все феномены номинальны, тем не менее, мы различаем вещество (форму) и не—вещество. Так вот, неассоциируемые составные факторы — это класс феноменов, которые имеют составную природу и существуют лишь номинально — так же, как лишь как номинально (с точки зрения Прасангики) существуют форма и сознание. Но при этом неассоциируемые составные факторы не относятся ни к форме, ни к сознанию.

Чтобы пояснить природу этих феноменов, рассмотрим, что такое «я». «Я», «ты», «собака», «лошадь» — все это неассоциируемые составные факторы. Мы все говорим «я—я—я», но наше «я» — не тело и не сознание. Если сказать человеку, который ничего не знает о неассоциируемом составном факторе, что его «я» — это не его ум, он согласится: «Да, я — это не мой ум». Но ведь и во внешнем мире тоже нет «я» — он согласится и с этим: «Я — это не мое тело». Выходит, «я» не существует?

Он вынужден будет признать, что «я» нет, и при этом впадет в крайность нигилизма: «Тело — не я, и ум — не я, где—то вне тела и ума меня тоже нет, значит, я не существую». «Я» существует, это феномен утверждения. «Я» — имя, присвоенное уму и телу. Поскольку это имя присвоено двум объектам, а значит, не может быть отождествлено ни с одним из них, поэтому оно является неассоциируемым составным фактором.

Теперь возьмем, к примеру, время. Почему ученые не понимают этот феномен, хотя выдвигают множество теорий? Они не знают, что такое время: ведь оно не форма и не сознание, а наука привыкла иметь дело почти исключительно с формами, материальными явлениями, и до некоторой степени исследует сознание. Время же несубстанционально.

Прошедшее время не является какой—либо вещественной сущностью, будущее время тоже не имеет никакой материальной природы, поэтому невозможно попасть в прошлое или будущее. Но время существует и меняется, оно непостоянно. Время — это функциональный феномен, однако методы научного анализа не дают однозначного, ясного понимания феномена времени, потому что науке неизвестно такое понятие, как составной фактор, а время как раз и является составным фактором. Оно существует просто как название, даваемое составной объектной основе. Что касается прошлого, настоящего и будущего — это составные факторы, которые являются взаимозависимыми. Буддисты говорят, что прошлое и будущее устанавливаются только в зависимости от настоящего. Вы не можете говорить о прошлом и будущем в отрыве от настоящего.

Время — название, присвоенное длительности, или потоку сменяющихся моментов. Нет никакого вещества, на которое можно навесить ярлык «время», и нет [субстанционально существующего] сознания, которое можно было бы назвать «сознание». Время — момент, относительно которого определяется прошлое и будущее29.


[29] Три формы времени (прошлое, настоящее и будущее) устанавливаются в зависимости от настоящего момента. Наименования же отдельных отрезков времени устанавливаются относительно какого—либо момента, который условно принят людьми за точку отсчета (например, 2009 год от Р.Х., 10—й день 1—го месяца по лунному календарю и пр.).

Вайбхашики считают время субстанционально существующим, причем не только неделимые моменты сознания и неделимые частицы материи, которые есть в данный момент, но и те моменты сознания и те частички материи, что были в прошлом и будут в будущем. В отличие от них, саутрантики считают субстанционально существующим только частички материи и моменты сознания данного момента, прошлое и будущее они не считают субстанционально существующим. Высшие школы буддизма не признают субстанционального существования времени. — А.К.


Если за отправную точку возьмем настоящий момент, тогда то, что по сравнению с ним уже прошло, называется прошедшим временем. То, что в соотношении с нынешним моментом должно наступить, называется будущим временем. Так каждое мгновение является временем. Не существует субстанционального 2008 года. Это время, которое возникло в зависимости от Рождества Христова. От этого момента отсчитывали дни, месяцы, годы и так добрались до 2008 года. Нет такого «ужасного 2009 года», и «хорошего 2010 года» тоже нет, временные периоды также существуют номинально.

Различные философские школы: Вайбхашика, Саутрантика, Читтаматра, Мадхьямика — приводят свой собственный анализ этого понятия. С точки зрения школы Прасангика Мадхьямика время — просто наименование, зависящее от той или иной ситуации.

Вопрос из зала: А каковы две основы для обозначения времени?

— Время не возникает в зависимости от двух объектных основ — материи и сознания — подобно «собаке», «человеку», «я» и так далее. Время не имеет материальной основы, но существует момент, относительно которого устанавливается прошлое и будущее, и есть много других факторов.

Вопрос: Там нет сознания?

— Нет ни сознания, ни материи. Поскольку был установлен момент Рождества Христова, отсчитывая от него, вы можете говорить о 2008, 2009 годах.

Вопрос: А момент — тоже составной фактор?

— Да, момент — тоже составной фактор.

Вопрос: Момент тоже делится на части?

— Момент можно поделить на части, и Прасангика говорит, что неделимых моментов нет. С нашей точки зрения, существует один момент, но его можно поделить на бесчисленное количество отрезков времени. В одной из особых сутр рассказывается о мастере, который в медитации за время, воспринимаемое в нашем мире как один момент, в другой мировой системе рождается, женится, проживает целую жизнь. В следующий момент нашего времени он уже возвращается и выходит из медитации.

Буддизм говорит, что в разных мировых системах время течет по—разному: в нашем мире—одним образом, а где—нибудь в аду — иначе. Течение времени во многом зависит от ситуации. Сейчас ученые приходят к подобным выводам. Я слышал, что, если двигаться в космосе со скоростью света целый год, а потом вернуться, обнаружишь, что за это время на Земле пройдет лет пятьдесят. Я точно не знаю, так ли обстоит дело с точки зрения физики. Если это так, то очень похоже на буддийскую теорию. Значит, в науке имеется прогресс.

Реплика из зала: Проводился эксперимент: двигались не со скоростью света, но очень быстро, и там фиксировались отклонения во времени.

В Тибете известна история, которая описывает реальный случай: охотник гнался за оленем, и, когда тот забежал в пещеру, последовал за ним. Он оставил ружье снаружи, зашел в пещеру и очутился в чистой земле. Когда он вошел внутрь, пещера превратилась в чистую землю. Он думал, что провел там всего четыре часа: повстречал людей, поговорил с ними, они поели вместе, а затем собрался домой со словами: «Все, мне пора. У меня дома семья, дети ждут». Ему тогда сказали: «Тебе нет смысла возвращаться назад; ты думаешь, что провел здесь четыре часа, но в твоем мире прошло уже сто лет». Но охотник ответил: «Я все равно хочу вернуться». Выйдя из пещеры, он увидел, что его ружье старое и ржавое, и тут же сам состарился. Он вернулся домой и стал спрашивать, где его ребенок, но никто в округе этого не знал. Только один человек сказал, что здесь неподалеку жил дедушка с таким именем, но уже умер, и остался его сын. Сто лет прошло, сын охотника уже умер, и, когда он увидел своего внука, тот тоже был уже старым человеком.

Еще один пример составного фактора — кармические отпечатки, это функциональный феномен, но не форма. Школа Вайбхашика, правда, причисляет кармические отпечатки к категории форм. Философы этой школы говорят, что для обычных людей эта форма невидима, но люди с чистой кармой могут ее воспринимать. Но с точки зрения Прасангики кармические отпечатки — не форма и не сознание, поэтому причисляются к категории неассоциируемых составных факторов. Хотя в них нет ни материи, ни сознания, в них есть то, что утверждается. Ибо, по определению, кармическим отпечатком называется то, что возникает вследствие действий тела, речи и ума, не является ни сознанием, ни формой, и способно дать результат в зависимости от своего потенциала.

Чтобы зерно произвело результат, оно нуждается в некой основе, в которой может пребывать. Подобным образом, карма также нуждается в определенной основе, на которую может опираться. Какова же основа для кармы? Это континуум сознания. Намерение (карма) оставляет отпечаток в вашем уме подобно тому, как голос остается на пленке магнитофона. На основе магнитофонной ленты отпечатывается ваш голос, и уже в таком качестве ваша речь продолжит свое существование. Когда возникнут условия, проявится тот же звук — ваш голос. Итак, наш ум — очень мощная основа, на которую накладывается каждый кармический отпечаток. Основой для кармы является поток ума.

Или, например, есть такой не являющийся объектом науки феномен, как обеты. Практика сознательного принятия и соблюдения обетов есть нравственность. Если вы очень чисто соблюдаете законы нравственности, то люди с высокими реализациями могут почувствовать ваши обеты. Возможно, в будущем ученые, хотя и не увидят этот обет воочию, все же смогут установить своими точными приборами, что людей, сохраняющих свои обеты в чистоте, окружает особая энергия.

1.1.2.2. Феномены отрицания

Наряду с феноменами утверждения существует много явлений, которые являются феноменами отрицания. Отсутствие рогов у меня на голове — такого рода феномен. Вы воспринимаете факт отсутствия рогов на моей голове в виде отрицания. Рога имеют определенную форму, и такой формы на моей голове нет — вы ее там не видите. Значит, вы познаете феномен отсутствия рогов у меня на голове, то есть их отрицание30. Если бы отсутствие рогов на моей голове не было феноменом, вы не могли бы это отсутствие познать. Но вы можете проанализировать и сделать вывод, что на моей голове нет рогов. Чтобы акт познания состоялся, нужен феномен. Если бы на моей голове не существовал феномен отсутствия рогов, то на моей голове должны были бы расти рога. Такое вот интересное обоснование. Отрицание означает отсутствие чего—либо. Существует два типа логического отрицания — утверждающее отрицание и неутверждающее отрицание. Утверждающее отрицание — такой вид логического отрицания, когда вы отрицаете что—то, но одновременно с этим на месте отрицаемого утверждаете что—то другое. Например: «Толстый Олег не ест днем». О чем это говорит? Если он не ест днем, значит, он ест ночью, иначе он не может быть толстым. Несмотря на то, что данное суждение отрицает тот факт, что толстый Олег ест днем, косвенно оно утверждает, что он ест ночью. Если вы умеете выражаться с помощью утверждающих отрицаний, это означает, что вы большой дипломат и весьма искусны в разговоре. Если я скажу: «Днем я не разговариваю с людьми», — эта фраза косвенно означает, что вы можете прийти ко мне ночью и поговорить со мной.

Представление о пустоте в низших философских школах основано как раз на утверждающем отрицании. Все буддийские философы, за исключением прасангиков, понимают пустоту объекта как пустоту от чего—то другого, или инопустоту. Пустота в смысле жентонг31 — это пустота от другого.


[30] Здесь термин «отрицание» досточтимый Геше Тинлей использует не для обозначения логического акта негации, а в качестве синонима феномена отрицания. В этом же смысле, судя по комментарию Дхармоттары к учебнику логики (‘ Ньяя—бинду) Дхармакирти, в классической буддийской логике речь шла об «отрицании» в контексте «отрицательного познания» [ТИЛ 4.1, с. 151]. Феномен отрицания, являющийся объектом отрицательного познания в буддизме, нельзя, как следует из комментария Дхармоттары, понимать как некое чистое отрицание в смысле «реального небытия».

[31] См. в Словаре термин «Пустота»


В трактовке Прасангики Мадхьямики пустота есть неутверждающий тип отрицания — пустота от самобытия, иначе говоря, самопустота, рангтонг32.

Что же такое неутверждающее отрицание? Рассмотрим этот тип отрицания на примере пустоты. С точки зрения Прасангики пустота — просто отсутствие самобытия. Пустота не содержит в себе никакой предметной определенности, никакого утверждения о сущем. На примере пустоты в философии Прасангики мы понимаем, что неутверждающее отрицание — это такое отсутствие, когда взамен объекта отрицания ничто не утверждается. Пространство — это также пример феномена отрицания, оно есть неутверждающее отрицание — простое отсутствие препятствий или отсутствие форм33. Думая о пространстве, вы представляете себе отсутствие формы, следовательно, это отрицание.


[32] См. в Словаре термин «Пустота»

[33] Таково определение пространства в высших школах.


Ученые, когда анализируют различные вирусы и приходят к выводу, что в организме таких вирусов нет, говорят: «Очень хорошо, это положительный момент». Отсутствие вирусов — тоже феномен. Например, у вас заподозрили наличие какой—то инфекции, и вы, сдав кровь на анализ, получили справку об отсутствии заболеваний. Как вы обрадуетесь! Отсутствие в вашей крови, например, вируса СПИД — отрицание, но это феномен, благодаря которому вы счастливы. Отсутствие омрачений — тоже отрицание. В будущем я проверю ваш ум и скажу, что в нем отсутствуют три коренных яда. Это будет хорошая новость? Вы скажете: «Теперь я свободен от сансары». Нирвана — тоже феномен отрицания. Что отрицается при этом? Наличие омрачений.

Отсутствие СПИДа познается с помощью относительного анализа*. Посредством относительного анализа вы можете обнаруживать как феномены утверждения, так и феномены отрицания. Единственным исключением является такой феномен отрицания, как пустота: пустоту вы сможете обнаружить только с помощью абсолютного анализа*.

Пустота «я» (bdag med; анатман) — феномен, который мы познаем, когда устраняем заблуждения относительно себя и своего способа существования. Посредством анализа мы приходим к выводу, что самосущего плотного и значимого самого по себе «я» нет. Такое «я» подобно галлюцинации. Пустота от самобытия, или самопустота (рантонг), — феномен отрицания, и этот феномен существует. Но не всякое отрицание есть пустота. Отсутствие рогов у меня на голове, например, — отрицание, но не пустота.

Итак, феномен не обязательно должен быть феноменом утверждения, он может быть и феноменом отрицания. Существует множество феноменов отрицания. Знайте также, что их гораздо больше, чем феноменов утверждения. В каждом феномене утверждения есть отсутствие истинного бытия, например, в этой чашке. А отсутствие истинного бытия чашки — тоже феномен. Поэтому любое утверждение сопровождается отрицанием. Пустота, или отсутствие истинного бытия, является свойством каждого феномена утверждения. Но можно сказать, что каждый феномен отрицания также сопровождается феноменом отрицания, поэтому феноменов отрицания гораздо больше, чем феноменов утверждения. Пустота — отрицание, но существует и так называемая пустота пустоты, которая тоже является отрицанием. Пустота не существует истинно, сама по себе. Отсутствие ее истинного существования — это пустота пустоты (шуньята шуньята). Отсутствие препятствий, пространство, само по себе есть феномен отрицания, но помимо этого оно еще и пусто от самобытия. Здесь имеют место два отрицания34.


[34] То есть отсутствие препятствий и отсутствие самобытия.


Все классификации феноменов приведены в первом разделе ‘Праманаварттики’. В монастырях, чтобы почувствовать «вкус» этого учения, цемы, монахи должны пройти очень длительное обучение. Иногда мне кажется, что подобная система образования является слишком растянутой во времени. Можно то же самое объяснить за гораздо более короткое время. В тибетском буддизме имеются богатейшие знания, но излагается этот материал не очень удачно. На Западе люди излагают свои знания очень искусно. У них хорошо развита методика преподавания. Нам следует разработать похожую методику преподавания буддийской философии. Мы не должны быть фанатичными догматиками и говорить, что у нас в тибетском буддизме все является совершенным и безупречным. Нам следует быть открытыми в отношении и наших достоинств, и наших недостатков.

Я излагаю сейчас материал ‘Праманаварттики’ не в традиционном тибетском стиле. Я заимствовал многое из западных образовательных методик, но главное, старался усвоить стиль преподавания Дхармы, характерный для Его Святейшества Далай—ламы. У него совершенно потрясающий стиль преподавания, по сравнению с которым даже западные методики — ничто. Когда Его Святейшество объясняет Дхарму группе западных учеников, он может объединить материал первой и второй глав ‘Праманаварттики’ и преподнести его таким образом, чтобы его поняли в западной аудитории. Он может даже объединить всю ‘Абхидхарму’, ‘Абхисамаяланка—ру’, ‘Праманаварттику’ и ‘Ламрим’, сделать из этих обширных текстов сущностную выжимку и преподнести весь материал в краткой и доступной для слушателей форме, да еще и объяснить то же самое с научной точки зрения. В Индии мало кто может так преподавать Дхарму, потому что для этого нужно иметь полное и целостное понимание всей системы сутр и тантр. В противном случае, если нет полного понимания, грозит опасность ошибочного толкования и представления Учения.

1.2. Сравнительный анализ феноменов

Я вам сейчас объясняю азы буддийской логики. В будущем с помощью этих наставлений вы сможете вести диспуты и анализировать все феномены — утверждения и отрицания. Чтобы научиться выполнять анализ феноменов, следует узнать еще кое—что, относящееся к азам сравнительного анализа феноменов.


Существует два способа анализа феноменов:

1. анализ одного объекта;

2. сравнительный анализ двух объектов.

Чтобы научиться применять логику в процессе изучения Дхармы, сначала необходимо узнать, какими бывают соотношения между двумя объектами. Если хотите познать очень точно соотношение любых двух объектов, можете это сделать с помощью логического сравнения их друг с другом и установления каких—то различий между ними.


При сравнительном анализе между двумя объектами существует четыре типа отношений:

1. тождество;

2. три альтернативы;

3. четыре альтернативы;

4. противоречие.

Если я спрошу вас, в чем разница между Дхармой и позитивной кармой, вы не сможете ответить лаконично. Не разбираясь точно в этих понятиях, вы будете очень пространно рассуждать: «Дхарма — нечто невыразимое словами, а позитивная карма — нечто другое», но это будет очень далеко от логики. С логической точки зрения на вопрос: «Каково соотношение между Дхармой и позитивной кармой?» — вы должны точно ответить, является это отношением тождества, либо противоречия, либо трех альтернатив, либо четырех альтернатив. Иными словами, чтобы ответить, вам не надо объяснять: «Дхарма — то—то и то—то…» Вы должны четко привести один из четырех вариантов ответа, а потом уже можно дискутировать о нем.

Сравнительный анализ двух феноменов выполняют для того, чтобы с помощью явного или менее скрытого феномена познать скрытый феномен. Чтобы заниматься медитацией о четырех благородных истинах, необходимо знать точное логическое соотношение между этими истинами, между санса—рой и нирваной и так далее и провести логические диспуты со своим внутренним оппонентом.


Во время логического диспута ответ на вопрос о том, каково логическое отношение между двумя феноменами, может иметь один из четырех возможных вариантов:

1. «пребывают во взаимном включении (тождестве)», когда объекты совпадают по смыслу;

2. «существуют три альтернативы»;

3. «существуют четыре альтернативы»;

4. «пребывают во взаимном исключении (противоречии)».

Обычно люди неверно полагают, что если феномены не тождественны, то они противоречат друг другу. Однако существует много феноменов, которые не тождественны, но и не противоречат друг другу.

Что такое отношение тождества? По определению, в отношении тождества находятся феномены, имеющие один и тот же смысл. Пример тождества — логическое отношение между непостоянными и производными феноменами. Когда мы говорим о непостоянстве, то рассматриваем феномен с точки зрения разрушения. Говоря о производности, мы рассматриваем феномен с точки зрения того, как он существует. А по сути это одно и то же. Если что—то произведено, оно должно быть непостоянным, и если что—то непостоянно, оно производно. То есть тождественные феномены — это феномены одной сути. Например, непостоянство чашки и производная природа чашки — два разных аспекта одной сути. Когда вас спрашивают: «Какая разница между непостоянством чашки и ее производной природой?», ваш ответ должен быть: «Они одной сути. Они тождественны»35. Другой пример отношения тождества между феноменами: например, у вас есть дочь, и ее зовут Таней. Два сравниваемых феномена — ваша дочь и Таня — находятся в отношениях тождества, но только в том случае, если под вторым из сравниваемых феноменов имеется в виду конкретная Таня, которая приходится вам дочерью.

Понять сравнительный анализ помогают рисунки. Нарисуйте два круга, обозначающие два понятия36, соответствующие сравниваемым феноменам. Когда они полностью накладываются друг на друга так, что их контуры совпадают, это тождественные понятия (Рис. 1). И это означает, что сравниваемые феномены находятся в отношении тождества.


[35] Заметим, что с точки зрения европейской логики понятия «непостоянство чашки» и «производность чашки» не тождественны.

[36] Это методика графического изображения сравниваемых понятий, применяемая в европейской логической традиции.


Феномены находятся в отношении трех альтернатив, когда мы сравниваем такие феномены как, например, «русская женщина» и «русский человек». Они не тождественны, иначе можно было бы сказать, что все русские мужчины являются русскими женщинами, или что русский мужчина — не русский человек. Рис. 1. Тождество.

Буддийская логика 1.2. Сравнительный анализ феноменов.


Феномены «русская женщина» и «русский человек» не тождественны, но и не исключают друг друга. Если некто является русской женщиной, то с необходимостью это русский человек. Если кто—то русский человек, то не обязательно, что этот русский человек является русской женщиной. И, наконец, есть люди, не являющиеся ни русской женщиной, ни русским человеком, например, тувинец.

Итак, каковы альтернативы при сравнении «русской женщины» и «русского человека»?

Первая альтернатива: тот, кто является и русской женщиной, и русским человеком. Например, Алла Пугачева.

Вторая альтернатива: тот, кто является русским человеком, но не русской женщиной. Например, Андрей.

Третья альтернатива: тот, кто не является ни русской женщиной, ни русским человеком. Например, тибетский лама.

В общем виде отношение трех альтернатив между феноменами можно выразить следующим образом. Обозначим сравниваемые феномены терминами р и q. Это термины, обозначающие целые классы объектов37.


[37] Буддийскому «феномену» соответствует «понятие» формальной логики. А понятие имеет объем: это класс объектов, охватываемых понятием. Так что при сравнении двух феноменов сравниваются объемы понятий, то есть классы объектов.


Например, если р — «русская женщина», это класс русских женщин. Если q — «русский человек», это класс русских людей. Таким образом, говоря о логическом соотношении феноменов «русская женщина» и «русский человек», мы имеем в виду сравнение класса русских женщин и класса русских людей. Отношения этих двух классов ограничены тремя альтернативами:

— есть совпадение р и q: существуют такие объекты, которые являются одновременно р и q. Например, Алла Пугачева — одновременно русская женщина и русский человек.

— есть однонаправленное проникновение р в q: все объекты класса р с необходимостью есть q, но все объекты, которые относятся к классу q, не есть с необходимостью р. Например, все русские женщины с необходимостью являются русскими людьми, но все русские люди не являются с необходимостью русскими женщинами.

— Есть объекты, которые не относятся ни к классу р, ни к классу q. Например, тибетский лама.

Итак, два сравниваемых феномена р и q находятся в отношении трех альтернатив, если имеет место:

— то, что является одновременно р и q;

— то, что является р, и оно обязательно является q, но то, что является q, не обязательно является р (р однонаправленно проникает в q);

— то, что не является ни р, ни q.

Обычно, анализируя два объекта, мы рассматриваем их как тождественные или как противоречивые. Но если некоторые понятия не тождественны, то они не обязательно должны противоречить друг другу. Например, соотношение между феноменами «русский человек» и «русская женщина» — три альтернативы. Графически на рис. 2 это изображается как большой круг (q), в который вписан малый круг (р).

Теперь определим, каково логическое отношение между благородной истиной страдания и благородной истиной источника страдания. Кто знает?

Ответ из зала: Три альтернативы.

— Три альтернативы? Тогда ответьте мне: «Что является тем и другим?»

Ответ из зала: Омрачения, например, гнев и зависть — одновременно то и другое.

— Омрачения — это благородная истина источника страдания?

Ответ из зала: Да.

— Омрачения — это благородная истина страдания?

Ответ из зала: Да.

— Омрачения обладают природой страдания?

Ответ из зала: Да.

— Что является благородной истиной страдания, но не является благородной истиной источника страдания?

Ответ из зала: Головная боль. Она относится к благородной истине страдания, но не относится к благородной истине источника страдания, потому что не является причиной сансары.

— А что не является ни тем, ни Рис. 2. Три альтернативы другим?

Буддийская логика 1.2. Сравнительный анализ феноменов.


Ответ из зала: Нирвана.

— А теперь ответьте, каково соотношение между благородной истиной пресечения страдания и благородной истиной пути?

Ответ из зала: Три альтернативы.

— Если это три альтернативы, тогда что является и тем и другим, одновременно и благородной истиной пути, и благородной истиной пресечения? Дайте конкретный пример. Является ли мудрость постижения Буддой пустоты благородной истиной пресечения? Мудрость постижения пустоты обладает омрачениями или нет? Если да, то является ли она пресечением?

Ответ из зала: Это было бы противоречием, если бы мудрость, обладающая омрачениями, являлась бы пресечением.

— Тогда ответьте на вопрос: мудрость постижения пустоты Буддой (благородная истина пути) свободна от омрачений или нет? Если да, то она сама по себе есть благородная истина пресечения. Так? Или не так?

Вы должны понимать, что постигающий пустоту ум — не пресечение омрачений. Что является пресечением омрачений? Пустота этого ума — вот что есть пресечение омрачений. Мудрость постижения Буддой пустоты не является пустотой ума Будды. Третья благородная истина, истина пресечения, постоянна. Но мудрость Будды, познающая пустоту, непостоянна. Она является благородной истиной пути. Пресечение — это пустота. Поэтому вы точно можете сказать, что мудрость Будды, познающая пустоту, не является благородной истиной пресечения страдания.

Но если теперь я спрошу, есть ли у Будды омрачения, тогда что вы скажете?

Ответ из зала: Нет.

— А у стакана есть омрачения?

Ответ из зала: Нет.

— Если у стакана нет омрачений, то тогда является ли он благородной истиной пресечения?

Ответ из зала: Нет.

— Неверно, что все объекты, у которых нет омрачений, с необходимостью являются благородной истиной пресечения. А теперь ответьте, омрачена ли мудрость, познающая пустоту?

Ответ из зала: Нет.

— Является ли она пресечением?

Ответ из зала: Не обязательно, если исходить из определения пресечения как пустоты.

— То, что не обладает омрачениями, не обязательно является пресечением страданий. Например, стакан или стол. Они не имеют омрачений, но они не являются благородной истиной пресечения. В буддийской логике все доказывается с такой же степенью точности, как и в современной науке. Если бы все, что свободно от омрачений, являлось благородной истиной пресечения, то стол должен быть благородной истиной пресечения. Но что такое благородная истина пресечения? Истина пресечения возникает, когда исчезают омрачения. У стакана с самого начала не было омрачений. Следовательно, нет у него и пресечения. Не надо путать отсутствие и пресечение. Пресечение — устранение с помощью противодействующих методов объекта, который существовал. Следовательно, отношение между благородной истиной пресечения и благородной истиной пути — не три альтернативы.

Теперь рассмотрим логическое отношение между двумя феноменами, называемое отношением четырех альтернатив. Примером отношения этого типа является отношение между «древесиной» и «столом». Каковы здесь четыре альтернативы?

Первая альтернатива: то, что является и древесиной, и столом. Например, деревянный стол.

Вторая альтернатива: то, что является древесиной, но не является столом. Например, любое дерево или деревянный стул.

Третья альтернатива: то, что является столом, но не древесиной. Например, железный стол.

Четвертая альтернатива: то, что не является ни столом, ни деревом. Например, человек, собака и так далее.

В общем виде отношение четырех альтернатив можно выразить следующим образом. Сравниваемые феномены обозначаются терминами р и q. Они находятся в отношении четырех альтернатив, если имеет место:

— то, что является одновременно р и q;

— то, что есть р, но не есть q;

— то, что есть q, но не есть р;

— то, что есть ни р ни q.

Четыре альтернативы можно изобразить как вложенные в квадрат(или в более широкий круг) два круга, которые слегка пересекаются между собой, но рис. з. Четыре альтернативы не полностью совпадают (Рис. З).

Буддийская логика 1.2. Сравнительный анализ феноменов.

Здесь область 1 отображает множество объектов, являющихся одновременно р и q. Область 2 отображает множество объектов, которые являются р, но не q. Область 3 — множество объектов, которые являются q, но не р. Область за пределами обоих кругов — множество объектов, не являющихся ни р, ни q.

А теперь рассмотрим пример четырех альтернатив — логическое соотношение между бодхисаттвой38 и человеком. Чтобы убедиться, имеют ли место четыре альтернативы, вы, во—первых, должны назвать кого—нибудь, кто был бы человеком, но не был бы бодхисаттвой. Кто это? Любой из вас.


[38] Byang chub sem—pa; бодхисаттва — махаянский практик, который стремится достичь состояния Будды ради блага всех живых существ.


Во—вторых, вы должны назвать бодхисаттву, который не являлся бы человеком. Такие существа есть. Например, есть божества—бодхисаттвы: есть живущие в мире богов бодхисаттвы, которые не являются людьми.

В—третьих, есть существа, которые одновременно являются бодхисаттвой и человеком. Например, Его Святейшество Далай—лама.

В—четвертых, есть те, кто не являются ни бодхисаттвой, ни человеком. Например, обычная собака. Не вообще собака, а именно обычная собака. Дело в том, что некоторые бодхисаттвы могут иметь облик собаки. Все, что вы утверждаете в рамках логического анализа, должно быть очень точным. Если бы вы сказали просто «собака», это означало бы, что среди собак не может быть бодхисаттв. Но это не так. Некоторые бодхисаттвы могут воплотиться и в собачьем теле. Называя в качестве четвертой альтернативы просто «собаку», вы подразумеваете, что собака ниже вас. Но бодхисаттва—собака выше вас. Это должно научить вас ни на кого не смотреть свысока. Откуда вам знать, кто бодхисаттва, а кто нет? Если вы видите нищего, вы делаете вывод, что он всего лишь нищий. Но среди нищих могут быть высокореализованные бодхисаттвы.

Другой пример четырех альтернатив: Дхарма и позитивная карма. Не всякая Дхарма есть позитивная карма, и не вся позитивная карма есть Дхарма. Для вас очень важно понять этот анализ, чтобы осознавать, что является практикой Дхармы, а что есть создание позитивной кармы. Вы должны знать: Дхарма означает, в том числе, позитивную карму, которую вы создаете для счастья в будущих жизнях. Момент, с которого начинается практика Дхармы, — забота о счастье в будущей жизни. Ради счастья в этой жизни вы тоже можете создавать благую карму, но это не будет иметь отношение к Дхарме.

Во—первых, что является одновременно Дхармой и позитивной кармой? Благая карма, созданная бодхичиттой, — это, с одной стороны, позитивная карма, а с другой — Дхарма. Во—вторых, что такое Дхарма, но не позитивная карма? Это мудрость, познающая пустоту, потому что она не есть позитивная карма. Под позитивной кармой здесь подразумевается отпечаток, который остается в вашем сознании. Также Дхарма, но не позитивная карма — это свобода ума от омрачений, нирвана. В—третьих, что такое позитивная карма, но не Дхарма? Это когда вы практикуете даяние ради счастья в этой жизни или для того, чтобы стать мэром города. Вы раздаете людям деньги, накапливая тем самым какую—то позитивную карму, но эта позитивная карма — вообще не Дхарма. В—четвертых, есть то, что не является ни тем, ни другим (не Дхарма и не позитивная карма). Например, негативная карма.

Итак, соотношение между Дхармой и позитивной кармой — четыре альтернативы. Существует множество феноменов, соотношение между которыми подпадает под четыре альтернативы.

Четвертый тип отношений между феноменами — отношение противоречия. Этот тип логического отношения между феноменами имеет место в следующем случае: все, что есть р, с необходимостью не есть q, и все, что есть q, с необходимостью не есть р. Графически отношение взаимного исключения, или противоречие, изображается как два круга, расположенных по отдельности, не имеющих точек пересечения.


Буддийская логика 1.2. Сравнительный анализ феноменов.

Золотые часы и металлическая ваза — это противоречие, потому что нет объекта, который был бы и тем, и другим. Другой пример противоречия: Ира и Андрей. Нет никого, кто был бы одновременно Ирой и Андреем. Вы могли бы подумать, что это их дети, но дети также не являются ни Ирой, ни Андреем.

Вопрос из зала: А то, что Ира и Андрей — человеческие существа?

— Они оба могут быть студентами, но нет такого объекта, который по природе был бы одновременно Ирой и Андреем. Если следовать вашей логике, все феномены были бы тождественны, потому что все они — феномены. Тогда собака и кошка одинаковы в том, что они феномены. Это нелогично. Здесь возникает вопрос для диспута: вы можете утверждать, что все феномены тождественны, потому что они все — феномены. Но тогда не может быть никаких трех, четырех альтернатив, потому что все объекты тождественны, и не может быть противоречий. Тогда нет и логики.

Теперь я буду задавать вам вопросы. Вы не сможете понять логику только посредством слушания учения, вам необходимо вступать в диспут. Это вам не истории, которые достаточно послушать один раз. Логику недостаточно только слушать, нужно участвовать в диспуте, во время которого обнаруживаются логические ошибки. Мы не можем ограничиться лишь моим объяснением сравнительного анализа феноменов, нужно дискутировать, чтобы вы действительно усвоили методы сравнительного анализа. Когда мы перешли к конкретному сравнению Иры и Андрея, Сергей сразу же предположил, что они могут быть тождественны как человеческие существа. Я дискутировал с Сергеем, и теперь он понял, что Ира и Андрей как студенты не могут быть тождественны, и как люди они тоже не могут быть тождественны. Вообще вам следует по поводу своих сомнений проводить диспуты, тогда необоснованные сомнения уйдут. И вы будете становиться все более мудрыми. Для этого вам нужно очень четко знать все четыре вида взаимоотношений между объектами познания.

Ученик: Геше—ла, являются ли феномены постоянными?

— Сам по себе феномен не проистекает из причины.

Ученик: Почему?

— Он не зависит от причины и не разрушается. Как вы думаете, что такое феномен? Вы думаете, феномен — чашка или что—то иное, но это только группа внутри феноменов, какая—то часть феноменов. А что такое феномен вообще?

Ученик: То, что не имеет основы, это некая концепция.

— Феномен постоянен или непостоянен?

Ученик: Постоянен.

— Вы можете чеснок на кусочки разрезать? Чеснок — феномен? И таким образом вы дробите феномен?

Сначала ответьте на вопрос: вы можете давить чеснок?

Ученик: Да.

— Чеснок — феномен или нет?

Ученик: Феномен.

— Таким образом, вы также давите феномен. Потому что чеснок — феномен. Вы едите яблоко. Яблоко — феномен? Вы поедаете феномен: да или нет?

Ученик: Нет.

— То есть яблоко — не феномен? Яблоко — феномен или нет? Вы едите яблоко. Значит, вы едите феномен. Феномен вкусный? И ваш желудок можно наполнить этим феноменом. Если феномен может выполнять какие—то функции, он непостоянен. Вы не можете съесть постоянные объекты. Вы должны ответить, что вы не поедаете феномен. Яблоко—феномен, но вы едите яблоко и при этом не едите феномен39.


[39] Здесь дается пояснение относительно необходимости различения феномена как общего объекта и как конкретного объекта. Феномен как общий объект — постоянен, феномен как конкретный объект — непостоянен, следовательно, функционирует, и с ним можно производить действия.


Ученик: А основа для обозначения — это феномен?

— Да, феномен.

Ученик: Значит, когда я поедаю основу для обозначения, то есть яблоко, она переходит в другую основу для обозначения?

— Это все феномен. Яблоко — только частный случай феномена. Феномен — объект достоверного познания.

Ученик: Яблоко может не быть объектом достоверного познания?

— Но яблоко — объект достоверного познания. С того момента, как яблоко стало существовать, оно является объектом достоверного познания Будды, потому что с момента своего зарождения все феномены являются объектами достоверного познания Будды, живого существа.

Ученик: Феномен и яблоко находятся в отношении противоречия?

— Яблоко и феномен относятся друг к другу как три альтернативы. То, что является и тем, и другим, — яблоко. А то, что является феноменом, но не является яблоком, — это Искандер. А что не является ни тем, ни другим — не феномен и не яблоко? Это рог на голове у Искандера, который не является феноменом. Даже отсутствие рога на голове у Искандера было бы феноменом.

Итак, феномен — как общее понятие — постоянен, но если нечто является феноменом, оно не обязательно должно быть постоянным.

Теперь приведите свой пример трех альтернатив.

Ученик: Животное и собака.

— Правильно. Еще.

Ученик: Вода и жидкость.

— Назовите мне что—нибудь, что было бы жидкостью, но не являлось бы водой.

Ученик: Бензин, масло. Масло жидкое, но не вода.

— Дайте мне примеры трех альтернатив из Дхармы, а не только обычных объектов. Сансара, нирвана, Дхарма, четыре благородные истины, прошлые жизни, будущие жизни, арья, архат — подумайте о подобных примерах.

Ученик: Божество и Ямантака.

— Что является божеством, но не является Ямантакой?

Ученик: Чакрасамвара, Хеваджра.

— А что является и тем, и другим?

Ученик: Ямантака.

— А что не является ни тем, ни другим?

Ученик: Духи.

— Приведите еще пример трех альтернатив из Дхармы. Тогда ваш ум будет работать.

Ученик: Будда и Дхарма.

— У Будды и Дхармы есть общее?

Ученик: Дхармакая40.


[40] Досточтимый Геше Тинлей ниже говорит о Дхармакае и её видах.


— Дхармакая — это Будда? Тогда каково определение Будды?

Ученик: Живое существо, обладающее Дхармакаей.

— Дхармакая — это существо? Это не живое существо. Значит, Дхармакая — не Будда.

Ученик: Все живые существа были моими матерями.

— Вы должны называть два объекта для анализа трех альтернатив, а не один какой—то объект. Например, рассмотрите себя (или вашу мать) и живых существ. Или вашу мать и живое существо—«мать». Чтобы определить соотношение, вы должны приводить два объекта. Есть тысячи и тысячи феноменов, которые находятся в трехальтернативном отношении друг с другом. Возьмите для примера мать и дочь. Подумайте, в каком соотношении находятся эти понятия. Сначала назовите: тождество, три, четыре альтернативы или противоречие.

Лена — мать или дочь? Она мать своих детей, и она — дочь своей матери. Вы можете обнаружить, что есть общее между дочерью и матерью, потому что один и тот же феномен — и мать, и дочь. Лена — мать для своей дочери, но она также и дочь, потому что она дочь своей матери. Так же, как деревянный стул: с точки зрения материала — это дерево, а с точки зрения формы — стул. Так каково соотношение между матерью и дочерью? Если вы поймете очень четко четыре вида соотношений, то будете ясно видеть логическое соотношение между ними. Существует ли кто—то, кто являлся бы матерью, но не дочерью? Нет. Всякая мать обязательно была когда—то дочерью, а дочь не является с необходимостью матерью. Значит, отношение между матерью и дочерью — это три альтернативы.

Ученик: Геше—ла, мы сейчас говорим об общих характеристиках — мать и дочь. А если речь идет просто о двух людях: вот это мать, а это ее дочь, тогда получается, что между ними противоречие?

— Да, мать и дочь как общие объекты находятся в отношении трех альтернатив. А вот эта Ира и ее мать — как конкретные объекты — находятся в отношении взаимного исключения (противоречия).

Ученик: Значит, здесь еще надо учитывать, общие это характеристики или единичные.


— Теперь придумайте еще какой—нибудь пример трехальтернативного соотношения.

Ученик: В отношении трех альтернатив находятся, например, арья и архат.

— Не каждый арья является архатом. А кто является арьей, но не является архатом? Вы должны назвать конкретные бхуми*.

Ученик: С первого по седьмое бхуми.

— Арья до седьмого бхуми — еще не архат. А кто является и арьей, и архатом? Арья на восьмом бхуми — архат, потому что он полностью устранил омрачения. Архат — тот, кто полностью разрушил все омрачения. Под этим словом не обязательно подразумевается хинаянский архат, ведь есть и арха—ты Махаяны. «Архат» (dgra bcom—pa) означает «Победивший врага». Какого врага? Омрачения. Тот, кто полностью победил все омрачения, называется архатом. Но есть хинаянские и махаянские архаты. Какова разница между ними? Находятся ли они в отношении трех альтернатив, четырех альтернатив, тождества или противоречия?

Ученик: Три альтернативы.

— Назовите того, кто является и хинаянским, и махаянским архатом.

Ученик: Будда Шакьямуни.

— Он не является хинаянским архатом.

Ученик: Но он обладает качествами хинаянского ар—хата?

— Тем не менее, он не хинаянский архат. У вас есть качества детей, но вы не дети. Если кто—то обладает качествами женщины, он не обязательно должен быть женщиной. Иначе Будда Шакьямуни — женщина, потому что он обладает всеми качествами женщины. Какова же разница между хинаянским архатом и махаянским архатом?

Ученик: Мотивация.

— Мы не говорим о мотивации. Мы рассуждаем о том, какие логические отношения существуют между архатами Хинаяны и Махаяны. Вы можете назвать один из четырех типов отношений. Диспут идет так: на вопрос «какова разница между хинаянским и махаянским архатом?» вы отвечаете, просто назвав тип отношений, который между ними существует. Вам не нужно цитировать тексты и ссылаться на положения Учения. Просто называете: тождество, три альтернативы, четыре альтернативы, противоречие. Если вы скажете «три альтернативы», я начинаю с вами диспут и довожу ваш ответ до абсурда, и вы говорите: «Я ошибся, между ними отношение четырех альтернатив». Но и этот ответ приводит вас к противоречиям. Тождественны ли они? Но они не тождественны. Остается только один последний вариант—отношение взаимного исключения, или противоречие. Значит, нет никого, кто был бы одновременно и хинаянским, и махаянским архатом.

Теперь скажите, каково соотношение между любовью и состраданием?

Ученик: Три альтернативы.

— Назовите, что является и любовью, и состраданием. Нужно назвать только одно чувство, которое является и тем, и другим.

Ученик: Счастье.

— Но счастье — не любовь. Каково определение любви? Любовь — желание счастья другим. А сострадание — желание, чтобы все освободились от страданий. А какое чувство содержит в себе и то, и другое?

Ученик: Бодхичитта.

— Но бодхичитта — не любовь. Бодхичитта — это желание достичь Пробуждения на благо всем живым существам. Она происходит из любви и великого сострадания, но это не любовь и не сострадание. Это очень важно знать. Вот таким образом вы сможете понять Учение более глубоко. Вода — не водород, вода — не кислород, хотя она происходит из водорода и кислорода.

Ученик: Но получается, что в воде есть и водород, и кислород, а в бодхичитте — и любовь, и сострадание?

— Это не так. Бодхичитта возникает не из слияния любви и сострадания. Через любовь и сострадание вы порождаете в себе такое сильное чувство: пусть я достигну просветления, чтобы принести благо всем живым существам. Бодхичиттой называется такой первичный ум, который порождает две вторичные мысли, два намерения. Первое намерение — стать Буддой, а второе — принести благо всем живым существам.

Итак, какая разница между любовью и состраданием? Вы должны понимать, что любовь и сострадание находятся в отношении противоречия. Но следует знать, что в буддизме известно много разных видов противоречий. Противоречие* но обязательно означает [взаимоисключающую] противоположность. Есть тип противоречия, называемый противоречием невозможности одновременного пребывания41, и, тип противоречия, называемый противоречием отсутствия общего42. Первый тип противоречия также называется несовместимостью: объекты, которые не сосуществуют вместе, называются несовместимыми и находятся в противоречии первого типа. Любовь и сострадание — это противоречие, но оно не относится к первой категории, ибо человек способен испытывать любовь и сострадание одновременно. А вот мудрость и неведение — противоречие первого типа: они не могут пребывать одновременно. Они находятся в отношении несовместимости: там, где есть мудрость, не может быть неведения, и там, где есть неведение, не может быть мудрости.


[41] Этот тип противоречия феноменов исключает возможность их одновременного пребывания.

[42] Тип противоречия феноменов, не имеющих общих признаков, предполагает, что они, тем не менее, могут сосуществовать одновременно, и они логически не исключают друг друга. Соотношение любви и сострадания — пример как раз такого типа противоречия.


Ученик: Дихотомия.

— Нет, дихотомия — это немного другое. Дихотомия между объектами р и q означает: если нечто не является р, значит, оно является q, и если нечто является р, то оно не может являться q. Если нечто не является неведением, то не обязательно это нечто является мудростью. Пример дихотомии — независимость и взаимозависимость. То, что является независимым, не может быть взаимозависимым.

Ученик: А пространство?

— Оно взаимозависимо. Любой феномен взаимозависим. Пространство не зависит от причины, но оно зависит от обозначения мыслью. С точки зрения Прасангики все феномены зависимы от обозначения мыслью. Если что—то не является взаимозависимым, оно должно быть независимым.

Ученик: Геше—ла, можно ли сказать, что причиной возникновения всех феноменов является обозначение мыслью?

— Нет. У пространства нет причины. Если оно зависит от причины, тогда оно будет непостоянным.

В каком соотношении находятся учения сутр и тантр?

Ученик: Четыре альтернативы.

— Какие четыре? Что является одновременно сутрой и тантрой? Это учение о бодхичитте. Бодхичитта, а также мудрость, познающая пустоту, — общие темы для учения сутр и тантр. Теперь приведите пример того, что относится к сутрам, но не к тантрам. Назовите особое учение сутр, которое не входит в тантры.

Ученик: Практика четырех благородных истин.

— Тантрические практики также должны выполнять эту практику. Все учение сутр должно быть основой для практики тантры. Нет такого учения сутр, которое не было бы нужно для тантр. Что есть тантра, но не сутра? Это наитончайший ум, ясный свет, познающий пустоту. Это уникальное учение тантр, которого нет в сутрах. Объяснение того, как обрести иллюзорное тело43, можно найти только в тантрах, а в сутрах не найдете.


[43] Это метод Ваджраяны — формирование особого энергетического тела, которое становится субстанциональной причиной возникновения Рупакаи, Формного Тела Будды.


Вы должны понимать, что Ваджраяна (учение тантр) — не какой—то отдельный, особый путь, а полное Учение, включающее Сутраяну. Поэтому не говорите, что вы тантрический практик, и, стало быть, не нуждаетесь в учении о четырех благородных истинах. Это было бы очень глупо. Вы обходитесь без учения о четырех благородных истинах? В таком случае, какую тантрическую практику вы выполняете? Очень важно понимать, что Сутраяна и Ваджраяна находятся в соотношении трех альтернатив.

Во время диспутов у вас появляется некое понимание, которое затем вы должны применять в своей повседневной жизни. Тогда у вас начнет открываться глаз мудрости, благодаря чему в повседневных ситуациях вы станете мыслить по—новому.

Теперь рассмотрим разницу между сансарой и объектом первой благородной истины. Они тождественны? Есть три вида страданий. Все ли они являются сансарой? Ваша головная боль — это объект благородной истины страдания? Да. А ваша головная боль — это сансара? Если головная боль — сан—сара, тогда освободиться от сансары легко. Вы можете достичь освобождения, принимая парацетамол.

Подобные размышления — тоже аналитическая медитация. С их помощью вы можете более отчетливо понять, что такое сансара. Впоследствии, когда я буду говорить о нирване, вы будете уже заинтересованы достичь ее. В противном случае сансара будет для вас каким—то расплывчатым понятием, а нирвана будет казаться чем—то внешним, некой объективно существующей чистой землей, куда можно отправиться, усевшись в ракету практики пхова. Мой Учитель предупреждал об опасности подобного неправильного понимания Дхармы. Если вы будете слишком много говорить о практике пхова44 и совсем мало — о четырех благородных истинах, то фундаментальное учение Будды придет в упадок. Тогда люди перестанут осознавать, что им надо вылечить себя здесь, ибо здесь находятся и сансара, и нирвана.


[44] Пхова — практика переноса сознания, выполняемая в момент смерти.


Теперь вернемся к соотношению объектов третьей и четвертой благородных истин. Как было установлено выше, это не три альтернативы. Пресечение, объект третьей благородной истины, — постоянный феномен. Но мудрость Будды, познающая пустоту, благородная истина пути, непостоянна. Пресечение — пустота, поэтому вы с уверенностью можете утверждать, что мудрость Будды, познающая пустоту, не является пресечением страдания. Но если я спрошу, есть ли в его уме омрачения, вы должны ответить, что их там нет.

Если нечто не загрязнено омрачениями, это вовсе не значит, что оно стало пресечением страдания. В буддийской логике все сводится к непосредственному познанию, как в науке. Если то, что свободно от омрачений, непременно должно быть пресечением страданий, тогда стол должен быть пресечением страданий. Но у стола нет омрачений, поэтому не может быть и пресечения страданий. Хотя в нем нет пресечения омрачений, все же есть их отсутствие. Отсутствие и пресечение — разные вещи. Пресечение — состояние, которое наступает после того, как нечто существовавшее устраняется при помощи противоядия, как грязь с одежды. Пресечение грязи — это одежда или нет? Нет. Одежда не есть пресечение грязи. Где эта грязь пресекается? В пустоте одежды. Если вы понимаете логику, я могу вам объяснить эти вещи глубже. Когда омрачения пресекаются, они пресекаются в пустоте ума, но не в уме. Ум — не пресечение омрачений. Пресечение омрачений постоянно, но ум непостоянен.

Итак, есть ли между путем и пресечением что—нибудь общее? Вы должны понимать, что так же, как лекарство и пресечение болезни, путь и нирвана — феномены, находящиеся в отношении противоречия.

Дискутируйте, используя логику сравнительного анализа феноменов, и вы более глубоко поймете суть и взаимосвязи явлений. Настоящий диспут — не пространные разговоры, а очень четкое указание определенных аргументов. Препирания типа «Ты такой—сякой. Я прав, а ты нет» — не диспут. Если вы ведете споры такого рода, в них выигрывает тот, у кого больше наглости. А в настоящем диспуте — независимо от того, скромный вы человек или наглый — все должно происходить в соответствии с определенными логическими правилами. Люди, которые не признают их, не способны участвовать в настоящих диспутах. А чтобы выиграть в диспуте, вовсе не обязательно быть красноречивым и многословным оратором. Люди, которые слишком много говорят, в диспуте легко проигрывают. Здесь очень важно говорить мало, лаконично, но точно.

Когда буддисты ведут логический диспут, то на вопросы отвечают: «да», «нет», «три альтернативы» и так далее. И не болтают много: «Архат», «арья» и тому подобное. В ответ на вопрос оппонента «Почему?» вы должны приводить аргумент: «Потому что так—то». По качеству приводимого аргумента люди могут осознать, насколько глубоким пониманием темы обладает участник диспута, а также имеют возможность сравнить с ним уровень собственного понимания.

Есть история об одном великом бурятском геше из Агинского дацана, который получил образование в тибетском монастыре. Он был мастером философских диспутов и на любой тонкий философский вопрос мог дать исчерпывающе точные ответы. Когда он сдавал экзамен на степень «геше», никто не мог обнаружить в его рассуждениях ни одной ошибки. Во время экзаменационного диспута он отвечал очень лаконично. Его определения были очень ясными, а аргументы рассекали доводы оппонента, как меч Манджушри. Те люди, которые в качестве оппонентов вели с ним диспут, по окончании подходили к нему, чтобы получить его благословение.

Ученик: Ведь может случиться, что человека спрашивают: «Приведи пример альтернатив», а он просто не знает такого примера…

— Если, например, некий объект соотносится с другим объектом по типу «три альтернативы», но человек неправильно понимает объект, тогда он проиграет диспут. Такой человек из—за недостатка понимания, отвечая, впадет в противоречие при ответах, когда оппонент начнет опровергать утверждаемое им положение, или, если затем он попытается опровергнуть положение, утверждаемое оппонентом, то оппонент, в свою очередь, может дать более тонкий ответ, и он проиграет диспут.

Ученик: Не противоречит ли намерению Будды привести к просветлению всех существ то, что живых существ — бесчисленное множество?

— Здесь нет противоречия. Хотя живые существа бесчисленны, все же каждое существо обладает потенциалом стать Буддой. Однажды возникнет такое условие, при котором существо может достичь просветления, — как же можно утверждать, что оно не способно на это? Вы можете по отношению к любому из существ утверждать, что оно может стать Буддой. Если каждое из существ потенциально способно стать Буддой, то почему все они не могут достичь просветления? Неисчислимы живые существа, но и будущее время неисчислимо. Что из них больше? Беспредельное будущее больше, чем бесчисленное множество живых существ45. Поясню это, приведя пример двух бесчисленных множеств — бесчисленного множества живых существ и бесчисленного множества животных. Животных бесчисленно много, и живых существ тоже бесчисленно много. Но какая из этих групп больше? Множество живых существ. Хотя животные сами по себе бесчисленны, их множество все равно включается в неисчислимое множество живых существ. Даже среди неисчислимых множеств есть большего и меньшего размера бесчисленные множества.


[45] Если пояснить эту мысль досточтимого Геше Тинлея с использованием языка математической теории множеств, можно сказать, что мощность бесконечного множества, каковым является будущее (все будущие моменты времени) превышает мощность бесконечного множества живых существ.


Ученик: Бесчисленные животные и бесчисленные живые существа — это три альтернативы?

— Животные бесчисленны и живые существа бесчисленны. Назовите мне то, что является и бесчисленными животными, и бесчисленными живыми существами?

Ученик: Бесчисленные млекопитающие.

— Бесчисленные млекопитающие — это не бесчисленные живые существа. Подумайте. Что вы подразумеваете под бесчисленными живыми существами? Вы сейчас ведете речь не о существах, вы говорите о количестве существ.

Ученик: А человеческий палец и человек?

— Палец — это человек или нет? Ваш палец — не человек. Если ваш палец — человек, то в вашем теле так много людей! Вы впадаете в противоречие. Вы до сих пор не понимаете теорию взаимозависимости. Когда поймете принцип взаимозависимого происхождения, вам будет ясно, что человек существует, но палец — не человек, и живот — не человек.

Ученик: А какое соотношение между бесчисленными живыми существами и бесчисленными животными?

— Подумайте сами.

Ученик: Живые существа — совокупность, и она делится на различные составные группы. Это как, например, вода и кислород.

Другой ученик: Человек может перевоплотиться не только в животное, но и в насекомое тоже?

— Живые существа могут перерождаться в любых телах в соответствии с кармой.

Дискутируйте между собой, задавайте друг другу вопросы. Например, вопрос: какая разница между бесчисленными живыми существами и бесчисленными животными?

Ученик: Противоречие.

— Утверждая, что это противоречие, вы должны обосновать, почему бесчисленные животные не являются бесчисленными живыми существами.

Последовательность диспута должна быть такой: те, кто оппонирует участнику, задают вопрос с целью опровергнуть утверждение и доказать, что это не противоречие. Тогда он что—нибудь отвечает, а оппоненты снова задают ему вопрос.

Так почему бесчисленные животные не являются бесчисленными живыми существами?


Ученик: Потому что нет того, что является и тем, и другим: и бесчисленным количеством животных, и бесчисленным количеством живых существ. У «бесчисленного количества животных» и «бесчисленного количества живых существ» совершенно разные основы. А мы то и другое называем бесчисленными.

— Это все равно, что сравнить, например, бесчисленные столы и бесчисленные непостоянные объекты. Они находятся в противоречии, потому что у них разная объектная основа.

Ученик: Геше—ла, очень часто, когда говорим, мы используем одни и те же термины в отношении разных основ. Вот, например, это (указывает на конкретную одежду) одежда? Да. Сухая? Сухая. Когда говорят: «одежда мокрая», речь идет ведь уже о другой основе?

— Если половина вашего тела намокнет, то вы будете мокрым или сухим?

Ученик: Мокрым.

— Почему, если половина вашего тела сухая, вы не утверждаете, что вы сухой? Здесь логика такая: когда у нас половина тела мокрая, то вы говорите, что вы мокрый на основе мокрой половины тела. Но в таком случае вы должны также сказать, что вы сухой, потому что другая половина вашего тела сухая. Однако одна и та же основа не может быть одновременно и сухой, и мокрой.

Ученик: Геше—ла, тогда вот такой вопрос. Человек наполовину мокрый. Его спрашивают: «Ты мокрый?» Он отвечает: «Да». А если ему говорят: «Ты сухой?», он снова должен ответить «да»?

— По сравнению с одним объектом он не может быть и мокрым, и сухим одновременно. Если сравнивать с двумя разными вещами, он может быть и сухим, и мокрым одновременно. Эта чашка большая или маленькая? По сравнению со столом она маленькая, по сравнению с часами — большая. Она не может быть и большой, и маленькой по сравнению со столом. Сравнивая с одним объектом, вы не можете сказать, что она одновременно и большая, и маленькая. В сравнении с двумя объектами она может быть и большой, и маленькой одновременно. Сравнивая чашку с двумя различными вещами, мы не увидим никакого противоречия между определениями вот этой, одной и той же, чашки как «большой» и «маленькой. Сравнивая же ее только с одним объектом, получим противоречие, если станем определять ее и как «большую», и как «маленькую» одновременно.

Аналогичным образом, в том случае, когда ваша одежда промокла на одной половине тела и остается сухой на другой половине тела, вы можете, не впадая в противоречие, сказать, что вы промокли, сравнивая свое прежнее сухое состояние с состоянием мокрой половины тела. И в это время вы не можете быть сухим. А если вы сравниваете прежнее сухое состояние с нынешним состоянием обеих половин вашего тела, то вы можете быть и сухим, и мокрым одновременно: в этом нет логического противоречия, ибо вы сухой — при сравнении с одним объектом, и мокрый — при сравнении с другим объектом.

Ученица: А как на такой вопрос точно ответить в диспуте?

— Если вам задают вопрос — мокрый вы или сухой, вы должны спросить в ответ: а какая часть — верхняя или нижняя, либо правая или левая половина?

Ученица: Но надо же точно отвечать.

— Если я вас спрошу: эта чашка большая или маленькая?

Ученица: По сравнению с чем?

— Здесь надо поступать так же — задать встречный вопрос: какая часть?

Ученица: Тогда в каком случае нужно задавать встречный вопрос? Есть же вопросы, на которые нужно отвечать сразу.

— Ты умна или глупа?

Ученица: По сравнению с кем?

— По сравнению с твоим мужем.

Ученица: Глупа.

— По сравнению с кем ты умна?

Ученица: Не знаю.

— Если ты не определишь, по сравнению с кем ты глупа, тогда ты глупа по природе.

Рассмотрим, например, красоту и уродство. Некая женщина с черной кожей одному человеку кажется очень красивой. А другой человек скажет, что она уродлива. Чья точка зрения более достоверна? Женщина не может быть одновременно и красавицей, и уродиной. Это было бы противоречием, потому что красота и безобразие — противоречие, между этими понятиями нет ничего общего. Один и тот же предмет не может одновременно являться и красивым, и уродливым для одного человека. Но для двух человек это возможно, потому что у них разные точки зрения.

Теперь в порядке логических упражнений займемся сравнением кюнтага, шенванга и йондупа. Тибетский термин «кюнтаг» переводится как «существующий лишь в названии», «номинальный», «воображаемый»: это только имя. Следует различать два вида кюнтага:

1. существующий кюнтаг46;

2. несуществующий кюнтаг47.


[46] Этот вид кюнтага имеет объектную основу наименования.

[47] Этот вид кюнтага лишен объектной основы, нечто приписанное, в действительности вообще не существующее.


Например, пространство—существующий кюнтаг Почему пространство является кюнтагом? Дело в том, что пространство — это абстрактное понятие, означающее отсутствие препятствий, оно существует просто как название и никакой «плотной» основы не имеет. Но оно существует. А вот «я», имеющее независимое субстанциональное существование, — это несуществующий кюнтаг ваше «я» кажется вам независимым и субстанциональным, но на самом деле такого «я» нет. Это лишь название, лишенное всякой основы. Иначе говоря, независимое и субстанциональное «я» — несуществующий кюнтаг, нечто приписанное феномену, но на самом деле являющееся голым ярлыком; это нечто, являющееся лишь плодом воображения.

Тибетский термин «шенванг» переводится как «зависимый от другого», «взаимозависимый». Это основа для обозначения, на которую накладывается название. Буддийская философия утверждает, что все феномены существуют взаимозависимым способом: они зависят от простого мысленного обозначения, присвоенного объектной основе. Шенванг вашего «я» — взаимозависимое существование вашего тела и ума. Такое «я» существует. А самосущее «я» — несуществующий кюнтаг.

Тибетский термин йондуп переводится как «совершенно установленный». Это конечный способ существования феномена, установленный как отсутствие кюнтага в шен—ванге. Если анализировать феномен вашего «я», то речь идет об отсутствии иллюзии самосущего «я» (несуществующего кюнтага) во взаимозависимом «я» (шенванге). Это и называется «йондуп». В случае вашего «я» йондуп — ваша абсолютная природа. Шенванг — условная, относительная природа. А кюнтаг — объект отрицания, которого на самом деле нет, но он кажется вам существующим. Он подлежит устранению в процессе достоверного познания — как обман, иллюзия.

Теперь рассмотрим, каково логическое соотношение между шенвангом и йондупом. Приведите мне пример феномена, который был бы одновременно тем и другим. Это пустота (как общее понятие). Пустота, с одной стороны, это шенванг, потому что она не имеет самобытия и существует номинально, в зависимости от названия, накладываемого на объектную основу, а именно — отсутствие самобытия. С другой стороны, у пустоты есть своя пустота, и эта пустота тоже пуста от самобытия. Так вот, пустота как нечто зависимое от наименования есть шенванг пустоты. А пустота пустоты от самобытия — это йондуп пустоты. Если мы говорим о пустоте какого—то конкретного человека или вещи, то его пустота есть именно йондуп, конечный способ существования данного конкретного феномена. А «пустота» как общее понятие характеризуется и шенвангом, и йондупом. Пустота есть шенванг, потому что сама она пуста от самобытия и существует взаимозависимым образом, но при этом она является и йондупом — как отсутствие самобытия. Итак, к пустоте как абстрактному понятию приложимы одновременно обе характеристики — шенванг и йондуп.

Что есть йондуп, но не шенванг? Ваша пустота. Пустота конкретного человека — это йондуп, но не шенванг.

А что является шенвангом, но не является йондупом? Номинально существующее, взаимозависимое «я». Это не абсолютная, а относительная природа. Нужно понимать, что если рассмотреть с другой стороны шенванг и йондуп, то шенванг — это относительная природа, а йондуп — абсолютная природа. В целом это так. Шенванг — это скорее объектная основа пустоты. Невозможно говорить о пустоте без объектной основы, то есть всегда рассматривается пустота чего—то48.


[48] В точном смысле слова здесь досточтимый Геше Тинлей говорит именно об «объекте пустоты», то есть об объекте, пустота которого устанавливается, а не об «объектной основе пустоты». Объектная основа пустоты — эго та основа, на которую накладывается наименование «пустота»: это не тог объект, пустота которого устанавливается, а отсутствие у этого объекта самобытия.


Теперь рассмотрим, что не является ни шенвангом, ни йондупом? Кюнтаг. Но при этом вы должны помнить, что существует два вида кюнтага: существующий кюнтаг и несуществующий кюнтаг. Когда мы говорим о формуле: «шенванг — кюнтаг = йондуп», здесь мы подразумеваем несуществующий кюнтаг, который есть объект отрицания. Так каково соотношение между шенвангом и йондупом? Надо отвечать: «четыре альтернативы».

Итак, между двумя феноменами существует один из четырех типов логических соотношений: это либо три альтернативы, либо четыре альтернативы, либо тождество, либо противоречие. Знание этих типов логических соотношений поможет вам определить, чем отличаются друг от друга два похожих объекта.

2. Достоверные умозаключения


2.1. Базовые определения и логическая структура умозаключений

Далее, чтобы убедиться в достоверности тех или иных положений Учения в ходе аналитической медитации, необходимо знать базовые определения достоверного познания, три условия достоверности умозаключений и типы правильных логических оснований. Согласно общепринятому в буддийской логике определению, достоверным называется необманыва—ющееся познание объекта49.


[49] Критерии «необманывающегося познания» относительны и зависят от уровня философского воззрения.


В буддийской традиции, в отличие от других философских традиций Индии, выделяются только два вида достоверного познания:

1. прямое достоверное познание;

2. косвенное достоверное познание.


Косвенное достоверное познание, или умозаключение — это познание скрытого объекта на основе признака, или логического основания, удовлетворяющего трем условиям. Собственно умозаключение классифицируется50 на два вида: умозаключение «для себя» и умозаключение «для других». Мы знакомимся сейчас с тремя условиями достоверности умозаключений «для себя».

Умозаключение «для себя» имеет логическую структуру трехчленного силлогизма (джорва)51. Рассмотрим структуру правильного силлогизма на примере:

Звук непостоянен, поскольку он производен.


В нем есть три обязательных элемента:

1. Объект. Обозначим его как А — предмет, одно из скрытых качеств которого мы желаем узнать; в данном примере объектом является звук.

2. Логическое следствие (доказываемый тезис). Обозначим его как В — скрытое качество объекта, которое надо доказать или установить; в данном примере это непостоянство звука.

3. Логическое основание (довод, признак)52. Обозначим его как С — известный признак объекта, который служит доводом при познании скрытого качества; в данном примере основанием служит признак производности звука.


[50] Имеется общая для всех буддийских философских школ классификация на «собственно умозаключение» (умозаключение, прямо удостоверяющее объект) и «умозаключение по доверию». Соответственно различаются прямая и косвенная логика. В школе Прасангика выделяется еще один вид умозаключений: «умозаключение с приведением примера». В зависимости от цели умозаключения «собственно умозаключение» делится на два вида: «умозаключение для себя», предназначенное для самостоятельного познания, и «умозаключение для другого», предназначенное для того, чтобы привести другого человека к познанию объекта.

[51] Здесь «умозаключение» и «силлогизм» являются синонимами.

[52] В контексте данной книги основание, довод, признак — синонимы.


На правильном основании С мы строим правильное умозаключение и познаем у объекта А некое скрытое качество В.

Согласно определению Дхармакирти, достоверным считается силлогизм, в котором есть три вида логической связи между основанием (признаком) С и другими элементами силлогизма. Эти три условия именуются тибетскими терминами чогчо, джечаб и догчаб.

Структура силлогизма: «А есть (обладает) В, потому что имеет место С». Логическое основание53 (признак, довод) умозаключения играет большую роль: условия достоверности напрямую зависят от правильности логического основания С, то есть от соблюдения трех условий: чогчо, джечаб и догчаб.

Сначала нужно убедиться, что есть неразрывная и необходимая связь между основанием С и объектом умозаключения А, причем в полном объеме А. Это условие достоверности называется чогчо. А затем надо убедиться, что имеется абсолютная связь между основанием С и логическим следствием В — прямое и обратное охватывание. Эти условия достоверности называются джечаб и догчаб.


[53] Основание в общем виде имеет формулировку: «потому что имеет место С», но может выражаться двумя способами: 1) «потому что существует С» и 2) «потому что является С».

2.2. Три условия достоверности умозаключений — чогчо, джечаб, догчаб54

Первое условие достоверности умозаключения, называемое чогчо,55 — несомненная связь между объектом А и основанием (признаком) С. Эта логическая связь в общем виде такова: «А в полном объеме имеет несомненную связь с С»56.


[54] Речь идет о трех свойствах правильного логического признака, которым должно удовлетворять умозаключение «для себя» [ТПЛ Ч I, с.126]. Но, по сути, они же являются тремя характеристиками достоверного умозаключения «для других».

[55] «Phyogs chos» означает «направление феномена». Это понятие, выражающее приложимость признака С к объекту А. Поэтому часто чогчо переводится как «свойство объекта». Чогчо позволяет исключить признак, совершенно не имеющий связи с объектом умозаключения. В примере «звук непостоянен, потому что воспринимается зрением» понятия «звук» и «воспринимается зрением» вообще не связаны [ТПЛ Ч I, с. 135]. — А.К

[56] Дхармоттара поясняет, что связь признака с объектом должна быть «несомненной прямой и обратной связью» [ТПЛ Ч I, с. 134]. Обратная связь означает: «Если не—С, то имеет место не—А. Благодаря наличию прямой и обратной связи признака с объектом можно отличить правильный признак от такого, который является правильным по отношению лишь к части предметов, составляющих объект умозаключения. Например: деревья живые, потому что спят, свернув листья. Но не все, а лишь некоторые деревья на ночь сворачивают листья. ‘Несомненность’ означает необходимую, неразрывную связь. Слова ‘в полном его объеме’ указывают, что правильный логический признак С принадлежит всем предметам, образующим объект А, а не части этих предметов. То есть правильный признак С не является ложным по отношению к другой части этих предметов [ТПЛ Ч I, с. 131, 134, 135,].


‘В полном объеме’ означает «все А». В зависимости от способа приложения признака к объекту и, следовательно, от способа формулировки основания (признака), несомненная логическая связь между А и С бывает двух видов:

1. «Если нечто является А, то оно с необходимостью является С»;57

2. «Если существует А, то с необходимостью существует С».


Теперь рассмотрим пример. Допустим, вы утверждаете: «Стол деревянный, потому что он металлический». В этом умозаключении основанием С служит признак «металлический», а объектом А является стол. В нем условие чогчо не соблюдается, потому что нет взаимосвязи между объектом и основанием: если нечто является столом, то оно вовсе не обязательнодолжно быть металлическим. Столов много, но не все они металлические. Здесь не соблюдается уже первое условие достоверности, не говоря уже о других.

Определим, как выполняется чогчо в классическом примере:

Звук непостоянен, поскольку он произведен.

Здесь звук — это объект А. Основание (признак) С — это «быть производным». Имеется ли несомненная связь между А и С? Да, действительно, если нечто является звуком, то обязательно является производным. Есть неразрывная, необходимая логическая связь между А и С. Имеет место чогчо в силу логической связи первого вида. Заметим, однако, что если что—то является производным, оно не обязательно должно быть звуком58. Но если нечто есть звук, оно должно быть производным объектом.


[57] Дхармоттара при этом не говорит, что признак должен находиться исключительно только в объекте умозаключения [ТПЛ Ч I, с. 136]. Признак С не обязательно должен находиться только в объекте умозаключения А, и не только объект А является С: есть и другие объекты, которые тоже являются С или обладают С. Косвенно чогчо означает также: «Если нечто является не—С, то оно не является (не принадлежит) А» или «Если существует не—С, то с необходимостью отсутствует А». В более простой форме: «Если не—С, то не—А».

[58] Другими словами, вовсе не утверждается, что кроме исследуемого объекта признак не должен встречаться нигде. Признак должен быть шире понятия, составляющего объект умозаключения. — А.К.


Также невозможно найти то, что не являлось бы производным, но при этом было бы звуком59. Так мы установили необходимую и неразрывную взаимосвязь звука с произведенным объектом.


[59] В общем виде, с использованием обозначений, эта характеристика связи типа чогчо означает: «Если имеет место С, то оно не обязательно является А [существует А]». Косвенно оно означает также: «Если имеет место не—С, то оно не является А [не существует А]».


Рассмотри пример чогчо, когда А и С связаны логической связью второго вида:

На задымленной горе есть огонь,

потому что там есть дым.


Исследуемый объект А — окутанная дымом гора. Основание С — наличие дыма. Логическое следствие В, то есть то, что вы должны доказать, — наличие на задымленной горе огня. Здесь такая ситуация: перед вами гора, на которой вы заметили дым, но огня вы не видите. Итак, первое условие — взаимосвязь между А и С. В том месте, где есть А, с необходимостью есть и С. Если есть А, но не имеется С, значит, чогчо не выполняется. В этом случае чогчо выполняется: задымленная гора и дым имеют несомненную логическую связь.

А сейчас я представлю вам пример неправильного логического обоснования, в котором не присутствует первое условие: Андрей — вор, потому что он женщина. Здесь между А и С нет взаимосвязи, потому что Андрей — не женщина.

Теперь рассмотрим умозаключение, которое люди иногда действительно используют в жизни: Некий человек — вор, потому что он побывал в доме N в такое—то время.

В первую очередь здесь надо проверить, был ли тот человек в указанное время в этом доме. Далее нужно установить, обязательно ли тот, кто побывал в доме в указанное время, является вором. Получается, вовсе не обязательно. Анализируя любой силлогизм, сначала мы должны удостовериться в наличии чогчо. В данном случае нужно убедиться, что человек был в этом доме именно в то время. Если был, значит, первое условие достоверного умозаключения чогчо присутствует. Но этого еще недостаточно, чтобы умозаключение было достоверным.

Далее, если я скажу: «Сергей хороший, потому что он тибетец», как вы можете мне возразить? Сергей не тибетец, то есть нужной взаимосвязи между А и С нет. Обычно люди в своих выводах часто применяют подобные неверные основания. Например, я могу ошибочно принять Искандера за башкира, но в действительности он не башкир. Допустим, он татарин. Но я решил, что он башкир, поскольку живёт в Башкирии. На этом основании я сделал такое заключение: «Искандер храбрый, потому что он башкир». Первый вопрос, который напрашивается: башкир Искандер или нет? Искандер — это А. Я пытаюсь доказать, что Искандер храбрый (а храбрый — это В), потому что он башкир. Я привожу основание: он башкир. Башкир — это С. В ответ вы, во—первых, возражаете, что Искандер не башкир, а значит, первое условие — чогчо — отсутствует. А во—вторых, не все башкиры храбрые, даже если все говорят об их храбрости.

Чтобы как следует проанализировать связь чогчо, вы должны сначала ясно понять исследуемый объект. Когда люди неверно распознают объект А, они делают ошибку в первом условии. Иногда мы тоже совершаем такие ошибки.

Второе условие достоверности умозаключения называется джечаб60 — логическая связь прямого охватывания между основанием (признаком) С и следствием В. Общая формулировка джечаба такова: «Если имеет место С, оно с несомненностью охватывается только В»61.


[60] Тибетский термин rjes khyab переводится как «последующее проникновение». Признак С влечет за собой следствие В.

[61] Косвенно джечаб утверждает, что правильный логический признак С не должен встречаться среди не—В или являться не—В. Но при этом речь не идет о том, что С встречается в полном объеме В, или что С совпадает со всеми В. Всякое С с необходимостью «проникает» именно в В. Иначе говоря, С охватывается В. Согласно Дхармоттаре, признак С должен встречаться только в В, но не обязательно во всех В [ТПЛ Ч I, с. 138, 141].


Поговорим об этом в простой форме. Логика необходима, чтобы с ее помощью мы могли понять сложные темы. Если сама логика становится слишком сложной, как же она поможет нам выявить скрытые объекты? Джечаб заключается в следующем:

1. «Везде, где существует С, должно существовать В»;

2. «Если нечто является С, то оно должно являться В».


Обратимся к приведенному выше силлогизму:

Звук непостоянен, потому что он производен.


Джечаб в данном случае означает: если нечто является производным, оно должно быть непостоянным. Другого варианта нет. Сначала вы не уверены в том, присущ признак В познаваемому объекту А или нет. У вас есть какие—то сомнения на этот счет. Звук производен, но действительно ли он непостоянен? Люди в прошлом думали, что он постоянен и не разрушается. Индуисты утверждали, что он постоянен. Поэтому вначале вы доказали, что соблюдается чогчо: звук А имеет необходимую и неразрывную связь с признаком производности С. Установить, что чогчо соблюдается, нетрудно. Звук возникает из большого количества причин и условий, поэтому его называют производным. Определение производных феноменов таково: это феномены, которые произошли от причин. Условие чогчо понять могут все. Все знают, что звук — производное.

Далее вы проверяете, соблюдается ли джечаб, второе условие достоверности: если есть нечто производное (С), оно с необходимостью должно быть непостоянным (В). В нашем примере джечаб соблюдается. Но обосновать, что если нечто производное, оно обязательно должно быть непостоянным, достаточно трудно. Здесь возникают сомнения. Почему все производное непостоянно? Потому, что производное и непостоянное имеют единую суть, их различие — различие аспектов единой сути. Мы ведем речь о производном объекте с точки зрения его происхождения от причины, но когда говорим о непостоянном, мы рассматриваем тот же объект с точки зрения того, как он разрушается.

Вопрос из зала: Но ведь если звук издан в безвоздушном пространстве и ему нет сопротивления, он будет существовать бесконечно62.


[62] Этот аргумент приводится на основании законов классической механики Ньютона.


— Первый момент звука, который вылетел у вас изо рта, непостоянен или постоянен?

Ответ из зала: Непостоянен. Зависит от причины.

— Значит, первый момент звука должен разрушиться.

Возникает диспут: начинает ли производный феномен разрушаться уже в первый момент своего существования?

Если мы скажем, что первый момент непостоянен, придется сделать вывод, что это явление не может существовать, потому что оно разрушится в первый же момент своего появления. Поскольку вайбхашики не могут логически разрешить этот вопрос, они утверждают, что все производное непостоянно, но оно разрушается не в каждый момент63.


[63] «Хотя обусловленное причинами с необходимостью непостоянно, но не обязательно уничтожается каждое мгновение, поскольку принимается, что после завершения рождения начинается действие (Ьуа Ьа) пребывания, а после него — действие уничтожения» [Драгоценное ожерелье, с. 16]. — А.К.


С точки зрения высших школ в этом утверждении есть противоречие. Вы уловили его? Это подобно высказыванию «Все русские — женщины, но нельзя сказать, что среди них совсем нет мужчин». Ведь если первый момент постоянен, получается, что производное не является непостоянным. Школа Вайбхашика придерживается на этот счет такого мнения: первый момент существования того или иного производного феномена делится на три части — возникновение, пребывание и разрушение. Здесь утверждается, что должна соблюдаться последовательность: после того как что—то возникает, оно должно существовать, и только после момента пребывания оно должно разрушаться. Они не разделяют другое определение непостоянства, согласно которому разрушение начинается с первого момента существования. Итак, в школе Вайбхашика непостоянство включает в себя три стадии — возникновение, существование и разрушение.

Но школа Прасангика Мадхьямика утверждает: то или иное явление разрушается с первого мгновения своего существования. Проблем с доказательствами у прасангиков не возникает: они говорят, что сама по себе причина появления объекта является и причиной его разрушения.

В действительности это верное утверждение: все производное начинает разрушаться с первого же момента возникновения. Но все производное существует в своей непрерывной протяженности. С точки зрения потока, континуума, можно вести речь о пребывании. Существует поток звука. Воспринимая его, мы говорим, что звук есть. Когда этот континуум прекращается, мы отмечаем, что звук прекратился. Это совпадает с обыденной точкой зрения. Разрушение не означает, что феномен перестает существовать. Он существует, одновременно разрушаясь, то есть претерпевает изменения мгновение за мгновением.

Почему все меняется? Потому что все изменяющиеся феномены производны, то есть зависят от причины. Обоснование приводится следующее: для разрушения производные феномены не нуждаются в дополнительных причинах, помимо той, которая привела к их возникновению. Иначе говоря, причина появления всех производных феноменов одновременно становится и причиной их разрушения. Точно так же, выпав из самолета, вы ни на секунду не зависнете в небе, а с каждым мгновением будете падать все ниже, ближе и ближе к земле. Нет никакого момента «пребывания», предшествующего падению. Шаг из люка самолета одновременно стал началом вашего падения.

В буддизме еще два с половиной тысячелетия назад было доказано, что наитвердейший металл ежесекундно меняется, разрушается, потому что его возникновение зависит от причины. Тогда буддийские философы доказали это с помощью логики. Если феномен зависит от причины, значит, он не может быть независимым. Причина меняется, и он постоянно претерпевает изменения. А сейчас уже и ученые открыли, что каждый объект разрушается в каждое мгновение. Само по себе движение электронов, протонов и нейтронов означает разрушение. Но это не мешает нам видеть объекты как нечто плотное и конкретное.

Другое обоснование непостоянства производного, как уже было сказано, состоит в том, что первый момент существования производного феномена — это первый же момент его разрушения, потому что нет никакой другой причины разрушения этого объекта, кроме той, что привела к его появлению. Итак, условие джечаб соблюдено: производное ежесекундно разрушается.


Вернемся к умозаключению:

На задымленной горе есть огонь, потому что там есть дым.

Если здесь соблюдается второе условие, то должно быть верным следующее: везде, где есть дым, должен быть огонь. На самом деле спорно, что огонь имеется везде, где есть дым. Если где—то есть дым, вовсе не обязательно там должен быть огонь. Но если речь идет о дыме естественного происхождения, то везде, где есть настоящий дым, обязательно должен быть огонь. В естественных условиях дым не может иметь иного происхождения. С такой оговоркой джечаб здесь соблюдается. Везде, где есть результат, должна быть причина. Таково рассуждение, связанное с причинно—следственной взаимосвязью. Без причины результат не может возникнуть.

Теперь мы рассмотрим пример недостоверного силлогизма:

Андрей вор, потому что он был у меня дома.

Получается, вы утверждаете, что если некто был у вас дома, он обязательно вор. Но тот, кто побывал у вас дома, не однозначно должен быть вором. Ведь тогда и вы сами вор, потому что тоже были у себя дома. И ваша жена воровка, потому что была дома. Вор тоже побывал в вашем доме, но если вы будете говорить: «Андрей вор, потому что был у меня дома», это неправильный вывод, потому что в нем не выполняется второе условие — джечаб. В случае, если кто—то сделает подобное умозаключение, вы должны сказать «чаб—па ма—джун» (khyab—pa ma—byung), то есть «охватывания не получилось». Если спросят «почему?», вы можете ответить с позиции логики вашего оппонента: «Вы сами были у себя дома, по вашей логике получается, что вы должны быть вором. Но ведь вы не вор. Следовательно, ваше умозаключение недостоверно».

Делая в повседневной жизни подобные логически неправильно построенные умозаключения, где отсутствует условие джечаб, мы приходим к огромному количеству ложных выводов. Мы, например, говорим: «Этот человек добр, потому что он дал мне денег». Если некто дает деньги, он вовсе не обязательно добрый человек. Террористы тоже дают деньги. Когда китайцы только пришли в Тибет, некоторые тибетцы говорили, что китайцы — очень хорошие, потому что дают деньги. Это нелогичный довод. Мы также склонны делать подобные выводы на основе поверхностных признаков, особенно в отношении людей — плохие они или хорошие. Причем вся наша логика сводится к нашему эгоизму: этот человек хороший, потому что вчера он сделал мне что—то хорошее. Если вчера вам кто—то принес пользу, это вовсе не доказывает, что он хороший человек.

Однажды, когда моя мама была в очередном паломничестве в Бодхгайе, один человек угостил ее чаем, и мама сказала, что это хороший человек. Это тоже нелогичный вывод — считать кого—то хорошим только потому, что он угостил чаем. Вот еще один пример недостоверного обоснования. В России люди в начале девяностых годов говорили, что «МММ» — очень хорошая компания, потому что дает большие проценты. Но если кто—то дает большие проценты, вовсе не обязательно он заслуживает доверия. Эта компания обещала вкладчикам гораздо более высокий процент, чем все банки. Казалось, она очень заботится о своих клиентах. В действительности все обещания были обманом. Из—за непонимания того, что достоверно, а что недостоверно, мы верим в ложные или сомнительные основания и тем самым обманываем себя.

Итак, когда условие джечаб не соблюдается, то есть не установлена несомненная связь прямого охватывания между С и В, то силлогизм не является достоверным, даже если соблюдается чогчо, необходимая и неразрывная связь А в полном его объеме с основанием (признаком) С. Джечаб не соблюдается, если вообще отсутствует связь С и В или если С не полностью является В64. Мы часто в своей аргументации приводим такие ложные или неполные логические основания. Но в достоверном умозаключении соотношение между логическим следствием В и основанием (признаком) С должно быть очень точным.

Третье условие достоверности умозаключения называется догчаб65 — логическая связь обратного охватывания. Она существует между основанием (признаком) С и следствием.

В. Этот тип логической связи между С и В, догчаб, формулируется Дхармакирти66 так: «Если нечто является С, то оно с необходимостью отсутствует в не—В»67. Хотя есть разные традиции формулировки догчаба разными мастерами, мы будем впредь придерживаться этой классической формулировки68.

Именно наличие третьего условия логической достоверности вывода, догчаба, является отличительной особенностью буддийской логики по сравнению с обыденной логикой69.


[64] Имеется в виду, что С не в полном объеме сосуществует с В или является В. Что касается В, то, согласно Дхармоттаре, джечаб не предполагает, что С сосуществует с В или является В в полном объеме В [ТПЛ Ч I, с. 138].

[65] ‘Ldog khyab’ означает «обратное охватывание».

[66] Дхармоттара обращает внимание на разницу формулировки между дже—чабом и догчабом: джечаб требует, чтобы правильный признак С встречался только в В, но не во всех В; догчаб требует, чтобы правильный признак С отсутствовал во всех не—В, но не в них только [ТПЛ Ч I, с. 141].

[67] Не—В — это феномен, противоположный В, то есть не имеет с В ничего общего. В определении догчаба, которое дается в «Ньяя—бинду», Дхармакирти называет эго «неоднородными объектами»: догчаб означает «несомненное его [признака (С)] отсутствие во всех неоднородных объектах» [ТГ1Л Ч I, с. 139].

[68] Досточтимый Геше Тинлей давал прежде несколько иную формулировку догчаба: «Не—С с необходимостью охватывается не—В» [Байкальские лекции 2008, с.26]. Но если проанализировать, то, по сути, эта формулировка по смыслу не отличается от классической формулировки, ибо не—С, то есть отрицание признака С, есть, по определению отрицания в буддийской логике, именно отсутствие признака С. Таким образом, та формулировка, которую использовал досточтимый Геше Тинлей в «Байкальских лекциях 2008», равнозначна формулировке: «Отсутствие С с необходимостью охватывается отсутствием В». А эго по смыслу то же самое, что: «С необходимостью отсутствует в не—В».

[69] Казалось бы, второе и третье условия достоверного силлогизма, в сущности, одно и то же. Ведь если логический признак С присутствует только в объектах однородных с логическим следствием В, то он очевидно должен отсутствовать в несхожих с В (неоднородных) объектах. Каков же смысл введения джечаба и догчаба как разных условий достоверности умозаключения? Дхар—моттара, комментируя «Ньяя—бинду» Дхармакирти, поясняет это. Оба эти свойства правильного признака упомянуты для указания на то обстоятельство, что неразрывная связь правильного логического признака со следствием должна быть непременно абсолютной, т. е. не допускающей исключений. При этом она может быть или прямой, или обратной.


Рассмотрим догчаб на конкретном примере:

Звук непостоянен, потому что он производен.

Здесь основанием С служит признак производности, следствие В, то есть доказуемое, — непостоянство звука», а не—В — противоположность непостоянному, то есть постоянное. Следовательно, если догчаб соблюдается, то производное должно отсутствовать во всем, что является постоянным: таков смысл третьего условия. Если бы производное также присутствовало среди постоянных вещей, это умозаключение оказалось бы недостоверным. Итак, обратное охватывание имеет место: если нечто является производным, оно не может быть постоянным. Так утверждает буддийская теория.

Рассмотрим условие догчаб на том же примере достоверного умозаключения:

На задымленной горе есть огонь, потому что есть дым.

Третье условие достоверности означает, что дым не возникает из того, что противоположно огню, то есть из воды или чего—нибудь еще. Действительно, естественный дым не возникает из чего—либо, кроме огня.

Теперь подумайте о примере, где третье условие не соблюдается — нет обратного охватывания. Если то, что является С, может встречаться и в противоположности В, то условие догчаб не соблюдается. Например, вы делаете вывод:

Звук непостоянен, потому что он феномен.

Хотя первое условие здесь соблюдается, третьего условия нет: феномен С не отсутствует в том, что противоположно В. В данном случае В — это непостоянное. Противоположность В, то есть не—В — это постоянное. Догчаб не соблюдается, ибо постоянное тоже является феноменом. Поэтому «звук непостоянен, так как он феномен» — неправильный вывод. В нем нет обратного охватывания. Или возьмем другое утверждение:

Я человек, потому что я феномен.

Здесь догчаб тоже отсутствует, ибо к феноменам относится и все, что противоположно человеку. Это показывает, что умозаключение недостоверно. Будь оно достоверным, феноменами могли бы являться только люди. Только в этом случае утверждение являлось бы логически точным70.


[70] Признак, встречающийся иногда в однородных объектах и отсутствующий иногда в объектах неоднородных, не может быть правильным логическим основанием [ТПЛ Ч I, с. 142]. В силлогизме «Этот предмет — дерево, потому что это дапъбергия» третье условие говорит о том, что дальбергия не может оставаться дальбергией, не будучи в то же время и деревом. Тем самым показано, что между понятиями «дерево» и «дальбергия», хоть они и не тождественны, существует неразрывная связь [ТПЛ Ч 1, с. 237]. — А.К.


Если три характеристики отсутствуют в вашем рассуждении, ваше умозаключение логически недостоверно.

Используйте эти критерии достоверности в повседневной жизни — и это вам поможет ослабить силу проявления омрачений. Приведем пример. Допустим, кто—то вам сказал: «Олег тебя не любит, он сказал про тебя то—то и то—то». Что вы делаете обычно в подобной ситуации? Вы думаете: «Олег плохой, потому что сказал то—то и то—то», вспоминая негативное, что он раньше про вас говорил. Однако если провести логический анализ, то обнаружится, что довод не является достоверным. Проведя анализ, вы обнаружите, что не знаете, действительно ли он говорил это. Следовательно, ваш вывод об Олеге не является логически правильным.

Разберем более подробно логические связи между А, В, С на примерах.

Олег (А) плохой (В), потому что он сказал то—то (С).

Сначала нужно установить связь между А и С: действительно ли Олег (А) говорил что—то плохое (С). Как уже было сказано, связь между А и С называется чогчо.

В действительности может оказаться, что Олег этого вовсе не говорил, и слова, якобы сказанные им, — преувеличение, или признак, приписанный объекту. Вы не должны сразу же гневаться, услышав такую информацию. Нужно исследовать, действительно Олег сказал так или нет. Даже если слова Олега имели место, проверьте, при каких обстоятельствах он сказал, в каком состоянии находился в тот момент71. Ибо чогчо — необходимая связь между А и С72.


[71] Как видим, буддийская логика — не формальная, а содержательная логика.

[72] Для установления достоверности логического вывода недостаточно, очевидно, наличия случайной связи между А и С. Эта связь должна быть устойчивой, необходимой и существенной, то есть закономерной.


Другой пример: Он (А) хороший человек (В), потому что сделал мне подарок (С).

В этом высказывании присутствует первое условие достоверности — чогчо: «он (А) сделал мне подарок (С)». Если бы присутствовало также второе условие, джечаб, то имело бы место следующее: «Всякий, кто делает мне подарки (С), хороший человек (В)». Тогда все преступники были бы хорошими людьми, если бы делали вам подарки. Но далеко не все люди, которые делают подарки, являются хорошими.

Если бы в этом примере присутствовало также третье условие достоверности, обратная связь догчаб, то должно иметь место следующее: «Тот, кто делает мне подарки, с необходимостью исключается из разряда нехороших людей». Но это не так: далеко не всякий, кто делает мне подарки, обязательно является хорошим человеком.

Итак, необходимая и неразрывная связь между А в его полном объеме и С называется чогчо. Отношение включенности С в В, или прямое охватывание, — джечаб. Отношение обратного охватывания всех С классом не—В — догчаб.

Приведу еще один пример недостоверного вывода:

Я человек, потому что могу говорить и понимать.

Первое условие, чогчо, здесь присутствует: я могу говорить и понимать. Если бы вы меня спросили: «Геше Тинлей, вы человек?», я бы ответил: «Да, я человек». На следующий вопрос: «Псчему вы человек?», я отвечу: «Потому что могу говорить и понимать». Будет ли этот ответ логичным? Нет, он не будет логичным, потому что второе условие достоверности, джечаб, которое формулируется в данном случае в виде положения хвсякий, кто понимает и говорит, является человеком», здесь не соблюдается. Например, мирские боги или духи могут, <ак и человек, понимать и говорить, поэтому высказывание нелогично73.


[73] Современной наукой установлены также факты наличия довольно развитого интеллекта у некоторых животных и существования языка животных. Новейшие дан—1ые говорят также о том, что некоторые животные обучаемы человеческомуязыку: могут понимать простые фразы и произносить слова.


Третье условие, догчаб, формулируется в виде положения «тот, кто говорит и понимает, с необходимостью исключается из разряда нечеловеческих существ». Но это не так: есть много нечеговеческих существ, которые способны понимать и говорить. То, что обратного охватывания нет, можно доказать в диспуте, задав вопрос: «А дети, которые еще не научились говорить, или глухонемые — люди или нет?» Они люди, поэтому догчаб в приведенном примере логического вывода не выполняется.

Итак, почему вы являетесь человеком? Приведите правильное логическое основание для определения человека.

Ответ из зала: Потому что у меня есть пять скандх.

— Вы приводите довод, что имеете пять скандх, но и у животных есть пять скандх.

Ответ из зала: Пять человеческих скандх.

— Да, не просто пять скандх, а пять человеческих скандх. В логике вы должны быть очень точны. Что вы ответите, если я у вас спрошу: «Почему у меня нет рогов на голове?» Нелогичным будет ответ: «У вас нет рогов, потому что я их не вижу».

Получается, если вы чего—то не видите, этого не существует. Тогда вы должны были бы сделать вывод, что у вас нет мозга, потому что вы его не видите. Если вы не используете логику в диспуте, вам придется признать, что у вас есть рога на голове.

Сейчас я вам докажу, что у вас есть рога.

— Вы ели пищу или нет?

Ответ из зала: Да.

— А сейчас вы едите?

Ответ из зала: Нет.

— Если вы раньше ели, значит, вы едите пищу. Но если вы едите пищу, это не значит, что вы едите ее сейчас. Когда я спрашиваю, есть ли рога у вас на голове, это вовсе не означает, что у вас должны быть рога в данный момент, они могли быть у вас раньше, в предыдущей жизни. Значит, у вас есть рога. Таким образом, логический довод «у меня нет рогов, потому что я их не вижу», доведен до абсурда и, следовательно, не является правильным логическим основанием, доказывающим, что у меня нет рогов.

В действительности надо очень строго следить за ситуацией в диспуте со своим негативным умом. Важно уметь применять логику в том или ином случае.

Итак, теперь вы знаете о трех условиях правильного логического основания: чогчо, джечаб и догчаб. Если три условия соблюдаются, то умозаключение является достоверным.

Приведите мне примеры умозаключений, в которых отсутствует первое условие, но присутствует связь между С и В.

Ответ из зала: Андрей человек, потому что женщина.

Действительно, в данном доводе отсутствует первое условие, но есть второе.

Теперь приведите пример, где есть связь между А и С, но нет связи прямого охватывания между С и В.

Ответ из зала: Я сильный, потому что мужчина.

Это правильный пример. Значит, вы поняли. В монастырях часто ведутся диспуты и тем самым усваиваются три условия достоверного рассуждения.

В случае с классическим примером: «Звук непостоянен, потому что он производен», если вы не знаете трех условий достоверности умозаключения, являющихся тремя критериями правильного логического основания, вы не сможете доказать его достоверность. Вы не сможете опровергнуть человека, который для доказательства непостоянства звука приведет другое основание: «Звук непостоянен, потому что является объектом слуха».

Это основание недостоверно, но если не знаете логики, вы не сможете его опровергнуть. Если я скажу вам: «Звук непостоянен, потому что является объектом слуха», как вы можете со мной спорить? Вы спросите: «Если нечто является объектом слуха, обязательно ли оно непостоянно?» Я скажу вам, что на сто процентов это так. Что вы тогда сделаете?

Звук — объект слуха. Если нечто является объектом слухового восприятия, оно обязательно должно быть непостоянным феноменом. Получается, что первое и второе условия соблюдаются. Третье: объект слуха не должен встречаться в чем—то постоянном. Среди постоянных феноменов мы действительно не найдем объектов слуха. Формально все три условия соблюдаются, но здесь имеет место ошибка, которая называется «неопределенностью логического основания»74. Это один из трех видов ложного обоснования75. Объект слуха — это и есть звук. По сути, наше умозаключение свелось к следующему: «звук непостоянен, потому что он звук»76.


[74] Дхармоттара поясняет, что признак является «неопределенным, когда из факта нахождения его в полном объеме понятия, составляющего объект умозаключения, нельзя сделать никакого вывода, ни правильного, ни ложного» [ТПЛ Ч I, с. 136–137]. — А.К.

[75] Три вида ложного основания таковы: 1) неустановленное основание; 2) противоречивое основание; 3) неопределенное основание [Цепак Ригзин, с. 108].

[76] Здесь имеет место такой вид неопределенного основания, когда в качестве логического признака приводится «слишком узкое» понятие — такое, объем которого совпадает с объемом понятия, составляющего объект умозаключения А. Признак «объект слуха» (С) нигде не встречается, кроме объекта умозаключения (звука). Такой признак является неопределенным, т. к. на основе того, что полностью совпадает с объектом силлогизма, нельзя сделать никакого вывода, ни правильного, ни ложного. Все, что воспринимается слухом, и есть звук. На основании того, что звук есть звук, никакого вывода сделать нельзя. Необходимо, следовательно, чтобы логический признак встречался не только в самом исследуемом объекте А, но и в других объектах, однородных с ним. [ТПЛ 4 1, с. 232]. — А.К.


В европейской логике это называется тавтологией. В буддийской логике умозаключение такого типа является недостоверным.

Вопрос из зала: Но здесь делается правильный вывод, ведь звук действительно непостоянен.

— Тем не менее, этот силлогизм не является достоверным из—за неопределенности довода. Да, утверждаемый тезис может быть правдой. Вы можете сказать: «Андрей — хороший человек, потому что вчера он мне улыбнулся». Андрей действительно может быть хорошим человеком, но приведенное вами логическое основание неверно. Из того, что он вам улыбнулся, еще не следует никакого вывода. Вы привели неопределенный признак для доказательства, что Андрей — хороший человек.

Если вы не знаете логической системы доказательства и трех условий правильного логического основания (признака), то не сможете опровергнуть неверный довод.

При наличии всех вышеприведенных связей имеют место все три условия правильного основания и, следовательно, умозаключение является достоверным. В противном случае основание будет неправильным, и умозаключение — недостоверным77.


[77] Умозаключение является недостоверным во всех случаях, когда признак является не только ложным, но и сомнительным. Пример: «на центральном из трех холмов есть павлин, потому что слышен павлиний крик» — в том случае, если познающий не уверен, с какого именно из трех холмов доносится крик павлина, первое условие не устанавливается. — А. К.



3. Тренировка на умозаключениях, в которых не соблюдается чогчо

Теперь сами придумайте какое—нибудь умозаключение, в котором не удовлетворяется первое условие, чогчо. Нужно учиться именно так, тогда вы очень быстро поймете логику. Когда я изучал логику, сначала наставник просил нас, студентов, строить силлогизмы, которые являлись бы недостоверными. Вам, как правило, очень хорошо удается строить такие ложные умозаключения, поэтому вы должны тренироваться на них, чтобы научиться узнавать ошибки обоснования и облекать свои выводы в правильную логическую форму. Итак, сформулируйте умозаключение, в котором отсутствовало бы первое условие, то есть не имелось бы взаимосвязи между А и С.

Ученик: Молоко вкусное, потому что оно красное.

— Правильно. Молоко не красное. Если бы кто—то попытался доказать, что молоко вкусное, на том основании, что оно красное, значит, он неверно идентифицировал объект умозаключения, молоко. Люди, которые не знают науки, совершают много ошибок, когда высказываются об объектах научного познания. Например, они могут сказать: «Электрон очень красивый, потому что он белый». Но электрон не белый. Не понимая, что есть сансара, кто—то может утверждать: «В сансаре есть совершенное счастье, потому что сансара — райское место, где нет страданий».

Вам нужно понять логику с помощью примеров, опираясь на здравый смысл, только тогда она будет для вас работать. А если вы будете просто абстрактно говорить А, В, С, то в повседневной жизни эта логика вам не пригодится. Итак, признак С должен быть неотъемлемой частью А. Придумайте еще одно умозаключение, в котором нет первого условия — чогчо.

Ученик: Стол дышит, потому что он живой.

Построить силлогизм, в котором отсутствует первое условие, действительно очень легко. Подобные аргументы может приводить либо глупец, либо тот, кто не точно распознал анализируемый объект. Некоторые говорят, что не надо срезать цветы, потому что им больно. Они считают, что цветам больно, потому что они живые существа. Если вы спросите: «Почему?», они скажут вам: «Потому что они живые». С точки зрения буддизма цветок — не живое существо, он не обладает сознанием. Поскольку цветок неодушевлен, ему не больно. Итак, иногда люди могут использовать силлогизмы, в которых отсутствует первое условие достоверности, чогчо. Если я скажу: «Цветку больно, потому что он живое существо», то здесь вам придется сказать, что доказательство не установлено. Может завязаться диспут, и оппонент спросит:

— Почему?

— Потому что цветок — не живое существо.

— А почему цветок не живое существо?

— Потому что у него нет сознания.

— Почему у него нет сознания?

Вопрос о том, почему у цветка нет сознания, относится уже к предмету диспута между буддистами и небуддистами. Некоторые небуддисты утверждают, что у определенных видов деревьев есть сознание, потому что днем они распускаются, а ночью засыпают (сворачивают листья). Но в буддизме говорится, что это не доказывает наличие у деревьев сознания.

В монастырях духовные наставники не дают ответы на все вопросы. Они ставят какие—то острые вопросы для обсуждения, затем оставляют эту тему, и ученики уже сами ее раскрывают для себя. Если я буду объяснять вам все, у вас не будет глубины понимания. Я дал вам некое направление для размышления, теперь у вас в голове возникло сомнение. Я дошел до следующего утверждения:

Дерево не является живым существом,

потому что у него нет сознания.

Действительно, если у чего—то нет сознания, оно не живое существо. А как вы можете доказать, что у дерева нет сознания? Вы должны подумать об этом сами и подискутировать. Сергей говорит так: «У дерева нет сознания, потому что оно не создает карму». Это вам вопрос для диспута на будущее. Важно вести диспуты между собой.

4. Тренировка на умозаключениях, в которых не соблюдается условие джечаб

Теперь приведите пример умозаключения, в котором отсутствует джечаб — второе логическое условие достоверности умозаключения. В повседневной жизни вы строите множество таких обоснований.

Ученик: Этот человек плохой, потому что он меня отругал.

Да, если вас кто—то ругает, не обязательно этот человек должен быть плохим. Тогда ваш духовный наставник тоже плохой человек, потому что он может вас отругать. Ваша мать тоже вас ругает. С другой стороны, тот, кто общается с вами любезно, не обязательно хороший человек. Вы говорите: «Он замечательный, потому что сказал мне такие приятные слова!» Вы иногда, встречаясь в Сети, пишете друг другу: «Ты мне нравишься, потому что так красиво мне пишешь». Это тоже неправильный логический вывод. По правилам логики, если нечто приятно, это еще не показатель, что оно хорошо. Критерий, по которому нечто является хорошим — степень его полезности. Вам следует судить о том, насколько благой или неблагой оказалась причина, с точки зрения результата. Так используется логика, о которой я говорил. Наше же рассуждение: «Похвала — хорошо, потому что приятно», — строится на неправильном логическом основании. Проследите за собой: почему вам кажется, что похвала — хорошо? «Потому что мне приятно».

Итак, все наши привязанности и неприязни имеют под собой какую—то основу, но она является ложной. Пример: барана приманивают вкусной пищей, а за спиной держат нож.

Приведите еще пример умозаключения, в котором не присутствует джечаб — второе условие достоверности.

Ученик: Охотиться хорошо, потому что так делали наши предки.

Да, если ваши предки что—то делали, не обязательно это должно быть достойным занятием. Подобное обоснование: «так поступать хорошо, потому что это наша традиция», — встречается часто, но не всегда у вас хорошие традиции. Некоторые традиции полезны, но нельзя утверждать, что все они хороши. Также не все тибетские традиции хороши. Некоторые являются лишними, и сегодня нет необходимости сохранять их.


5. Тренировка по проверке условия догчаб

Итак, исследование силлогизма проводится в три этапа:

• Во—первых, вы исследуете, установлена ли необходимая и неразрывная связь между А и С.

• Во—вторых, нужно убедиться, что имеется связь прямого охватывания между С и В.

• В—третьих, нужно убедиться, что С не присутствует в не—В. Это и есть проверка догчаба.

А теперь дайте мне правильное обоснование, почему вы человек, а баран — не человек.

Ученик: Это просто ярлык. Назвали так. Могли по—другому назвать.

— Тогда барана можно назвать человеком. Человек — не просто название. Если бы это было просто название, вы могли бы отнести к этому названию барана, и баран превратился бы в человека.

Согласно учению Прасангики, помимо названия нет ничего существующего со стороны объекта. Но Прасангика не отрицает, что название объекта неразрывно связано с его содержанием. Если бы название никак не было связано с содержанием, тогда мы могли бы давать чему—либо какие угодно названия, и не было бы никакой достоверности в нашем мире. Если вы назовете первую попавшуюся бумажку деньгами, она же деньгами не станет. Здесь налицо противоречие. Вы можете собрать кучу бумажек и десять тысяч раз сказать над ними, что это деньги, а на следующий день пойти в магазин с этой бумагой — никто не примет ее.

Итак, возвращаемся к определению человека. Почему вы человек?

Ученик 1: Потому что та основа, которой мы присваиваем наименование «человек», обладает всеми тремя характеристиками достоверной основы обозначения человека.

— А Вы ответьте на его утверждение.


Ученик 2: А каковы три характеристики достоверной основы?

— Достоверная основа не противоречит абсолютному анализу, не противоречит относительному анализу и является общепризнанной основой для данного наименования.


Ученик 2: А как проверить, что основа не противоречит анализу? Что должно быть основой для обозначения человека?

— Является ли стол достоверной объектной основой для обозначения человека?


Ученик 1: Нет, потому что он не обладает всеми характеристиками достоверной основы для обозначения.

— Тогда каковы характеристики человеческого существа?


Ученик 1: Данные пять скандх78.

— Тогда обезьяна — это человек? У нее все эти характеристики присутствуют.


Ученик 1: Я же сказал «данные пять скандх», именно такая форма…


[78] Совокупности, или скандхи, — основные составляющие живого существа: форма (рупа), ощущение (ведана), различение (самджня), волевые импульсы (самскара) и сознание (виджняна). — А.К.


— Тогда Ира — не человек, у нее не та форма, какая у тебя. У Иры нет «данной» формы, потому что у нее нет таких усов.

Вот так нужно вести диспут. Сам по себе диспут подобен шахматной игре, это очень интересно. Вы должны ответить на вопрос так, чтобы ваш ответ был непротиворечивым с любой стороны. Если вы будете дискутировать подобным образом, то начнете обнаруживать все больше и больше тонких противоречий. Например, когда вы ответите на какой—то поставленный вопрос, у некоторых людей возникнет ощущение, что вы говорите ерунду. Но на самом деле это будет очень тонкий ответ, отсекающий много тонких ошибок. Сейчас приведем следующее достоверное суждение: Андрей — человек, потому что он обладает пятью человеческими скандхами.

В первую очередь мы должны понять, имеет ли Андрей (А) пять человеческих скандх (С). Здесь мы задаем такой вопрос: есть ли у Андрея пять человеческих скандх? Когда у вас возникает убежденность в этом, вы устанавливаете наличие первого условия, чогчо. Из этого не следует, что любой, у кого есть пять человеческих скандх, обязательно является Андреем. Признак, приводимый в качестве довода, должен быть более широким понятием, чем объект.

Устанавливаем наличие второго условия, называемого джечаб: обязательно ли тот, кто обладает пятью человеческими совокупностями, является человеком? Обязательно. Любой обладающий пятью человеческими скандхами обязательно должен быть человеком. Третье условие, догчаб, формулируется так: обладающий пятью человеческими скандхами не должен быть нечеловеческим существом.

Если, например, кто—то скажет, что Андрей — человек, потому что умеет разговаривать, то диспут мы можем построить на третьем условии: тот, кто обладает даром слова, не должен быть нечеловеческим существом. Мы можем задать такой вопрос: «Бог—человек»? Бог79 способен разговаривать.


[79] Здесь имеется в виду не Бог—творец, существование которого буддизм отрицает, а обитатель мира богов (одного из шести миров сансары). — А.К.


Здесь нанесен ущерб третьему условию достоверности умозаключения, потому что следствие выведено на основании такого качества, как умение разговаривать. Но это качество присуще не только людям, но, например, еще и богам. Условие чогчо в данном умозаключении присутствует. Но поскольку диспут строился на третьем условии (догчаб), мы говорим: «Если то, что вы утверждаете, достоверно, то бог — человек, поскольку умеет разговаривать». Вы даете логический отпор своему оппоненту. Если человек владеет логикой, ему нет необходимости много спорить. Он будет вынужден признать: либо бог — человек, либо его умозаключение недостоверно. Принять логически противоречивое утверждение он не может, поэтому придется привести другое, более достоверное доказательство того, что Андрей — человек.

Вопрос из зала: Правилен ли силлогизм: «Андрей — человек, потому что обладает пятью человеческими скандхами и носит очки»? Можно ли использовать два основания?

— Да, можно использовать два основания и более. Чтобы доказать, что Будда достоверен, нужно использовать не один, а много доводов.

Вопрос из зала: Но ведь они не одновременно используются? А здесь одновременно и пять скандх, и очки. А что является основанием — очки или пять скандх?

— Очки — специфический признак Андрея, появившийся в определенный момент времени, а не изначальный существенный признак как человека.

Итак, у вас есть затруднения с обоснованием того, что вы являетесь людьми. Но если в настоящий момент вы не уверены, что вы — люди, как вы можете утверждать, что обладаете пятью человеческим совокупностями? В чем, в первую очередь, состоит определение человека? Если вы не знаете определения человека, как вы можете говорить о человеческих скандхах? Итак, каково определение человека? Как вы отличите человека от животного? Подумайте об этом.

Начав с общих примеров, постепенно мы переходим к примерам, связанным с Дхармой. Тогда с помощью логики вы сможете лучше понимать Дхарму и отличать достоверное изложение Дхармы от ложного. Каждый раз, когда я привожу вам некое обоснование, вы должны исследовать, присутствуют в нем все три условия достоверности или нет. Когда люди, мастерски владеющие логикой, слушают учение, они сразу же могут заметить в нем логические противоречия. Вспомните историю о Дже Цонкапе, когда он давал учение, сидя на троне, а Кхедруб Ринпоче тоже сел рядом с ним на трон и на четках отсчитывал логические противоречия. Лама Цонкапа специально излагал Учение на уровне его тонкого смысла. Кхедруб Ринпоче думал про себя: «Вот это спорно, и это спорно». Почему он отсчитывал эти противоречия? Кхедруб Ринпоче сомневался либо в джечабе, либо в догчабе, потому что это очень трудные вещи. В отношении чогчо великие мастера никогда не ошибаются. Они знают, что Искандер наполовину башкир, наполовину татарин.

Когда Лама Цонкапа начал давать то же самое учение с другой точки зрения, Кхедруб Ринпоче сразу же все понял. Он стал соглашаться: «Это правильно, и это правильно, это непротиворечиво, и это непротиворечиво». В итоге он обнаружил, что содержание двухчасового учения Ламы Цонкапы свободно от малейшей погрешности. А ведь Лама Цонкапа объяснял сложнейшие, наитончайшие моменты буддийской философии. В конце учения Кхедруб Ринпоче поспешил сойти с трона и сделать перед Ламой Цонкапой простирания. Из этой истории вы должны понять, в чем ценность логики. Два часа Кхедруб Ринпоче слушал учение Дже Цонкапы и в итоге убедился, что Дже Цонкапа — не обычный человек, а Манджушри в человеческом теле. Он сказал: «Только Манджушри мог дать такое учение, обычный человек на это не способен». Настоящий Учитель тот, кто является океаном мудрости. Встретив океан мудрости, Кхедрубдже преисполнился счастья.

Хороший шахматист после двадцатого хода поймет все качества своего противника, его уровень. Если двадцать ходов были совершены безошибочно, значит, уровень противника можно узнать через сорок ходов. Если вы ошиблись уже на втором ходу, ваш уровень очень низкий. Но за сорок ходов все мастера совершают ошибки, поэтому те, кто выигрывает, говорят: «Я выиграл не потому, что хорошо играю, а потому, что мой противник не заметил моих ошибок». Ошибки гроссмейстера бывают настолько тонкими, что только после анализа можно понять: вот здесь ход был сделан неверно. В настоящее время мы ошибаемся очень часто. Примечательно, что те, кто действительно хорошо играет в шахматы, говорят: «Я очень плохой шахматист, потому что совершаю много ошибок». Так же ведут себя и буддийские философы, мастера логики и реализованные практики Дхармы: чем больше они постигают Учение, тем лучше осознают, насколько малы их познания.

Чтобы познать пустоту, вам необходимо понимать логику. Отсутствие существования самосущего «я» доказывается посредством логики взаимозависимости. Например, школа Саутрантика посредством умозаключения о взаимозависимости доказывает отсутствие независимого субстанционального «я». В коренных текстах Будда говорил: «Поскольку нечто рождается в силу условий, оно не имеет самосущего рождения». Что это значит? Поскольку «я» и любой другой феномен в своем появлении зависят от условий, они не могут существовать независимым способом. Рассмотрим умозаключение:

Я пуст от независимого субстанционального существования, потому что взаимозависим80.

О какой взаимозависимости говорится в этом умозаключении? Напоминаю, что существует три уровня взаимозависимости: 1) зависимость от причин и условий; 2) зависимость от своих частей; 3) зависимость от наименования. Здесь же идет речь о возникновении в силу причин и условий81. Если вы скажете, что «я» пусто от независимого субстанционального существования, потому что вы не смогли его найти — это нелогично. Ведь если вы чего—то не можете найти, вовсе не обязательно, что его не существует.


[80] В более общей формулировке это умозаключение таково: «Все феномены не имеют истинного существования, поскольку являются зависимыми». Это довод о взаимозависимости, или возникновении от другого, называемый «царем логики», он опирается на многие сутры, например, на 1Вибханга—сутру\ ‘Сутру вопросов царя нагое АнаватаптьС и др.

[81] Все санскрита—дхармы, то есть составные, произведенные феномены, зависят от причин и условий. Все асанскрита—дхармы, несоставные, не произведенные феномены, не зависят от причин и условий, но тоже являются феноменами, возникшими зависимым способом. Наиример, пространство. Оно не является произведенным феноменом, не зависит от причин и условий, но зависит от наименования, которое было дано достоверной объектной основе.


Когда вы занимаетесь аналитической медитацией на пустоту «я», сначала вам необходимо распознать объект отрицания. Тогда будет очень легко его опровергнуть посредством доводов. Если объект отрицания для вас неясен (вы неточно понимаете, что такое независимое субстанциональное существование), то говорить о пустоте от независимого субстанционального существования вы будете, не видя в этих словах большого смысла. Если человек не знает, как выглядит вирус СПИДа, его характеристики, ему бесполезно разглядывать кровь в микроскоп.

Логика похожа на микроскоп. Чтобы увидеть тот или иной ментальный «вирус» через микроскоп логики, вам необходимо очень точно идентифицировать этот «вирус». Есть много вещей, похожих на него. Вы будете сомневаться, если точно не знаете. Так же, как настоящий диагноз могут поставить только специалисты, которые способны безошибочно распознать конкретный вирус, точно определить объект отрицания в познании пустоты способны лишь те, кто знает и понимает определения объекта отрицания во всех философских школах. Так же как квалифицированные специалисты—медики знают, как выглядят все другие вирусы, похожие на этот, и могут точно обнаружить именно искомый вирус, мастера Прасангики умеют логически точно определить «самобытие» как объект отрицания и отличить его от объекта отрицания в низших философских школах буддизма.

Итак, в первую очередь проверьте, действительно ли вы существуете взаимозависимым образом82.


[82] Убедительные доказательства отсутствия «я» феноменов были даны На—гарджуной при опоре на сутры ЧПраджняпарамиты в ‘Мадхьямака—шастре, Чандракирти во ‘Введении в Мадхъямику.


Так вы установите первую взаимосвязь — чогчо, связь между А и С. С этого и начинается медитация на пустоту «я». Чтобы практиковать ее, вам не обязательно сидеть в позе медитации. Многие индийские махасиддхи не сидели в строгой медитативной позе, они медитировали с книгами в руках. Размышляйте и анализируйте так же, как это делали они: «Я взаимозависим или независим?» Наше счастье зависит от очень многих факторов. Наше страдание тоже зависит от множества факторов. Если мы лишены возможности попить воды некоторое время, то уже чувствуем дискомфорт. Вы делаете вывод: «А, значит, я завишу от воды». Наше выживание зависит от употребления пищи, от наличия одежды, дома. Если вечером чуть—чуть похолодало, уже надо надевать теплые вещи, потому что ощущение «я» меняется. Это показатель взаимозависимости. «Значит, мое счастье зависит и от температуры воздуха, и от очень многих других факторов», — продолжаете вы анализировать. Конечно, все ощущения зависят от кармы, от состояния ума, от состояния тела, от того, как одеваемся, какая погода и так далее. «Я» существует в зависимости от множества различных вещей, поэтому оно действительно взаимозависимо. Итак, чогчо установлено: «я» взаимозависимо, и оно зависит не от какого—то одного фактора, а от очень большого количества факторов.

Далее рассмотрим джечаб, связь прямого охватывания между С и В. Если нечто взаимозависимо, оно должно быть пусто от независимого субстанционального существования. Это правда. Зависимое и независимое — это дихотомия, поэтому, если нечто взаимозависимо, оно должно быть пусто от независимого субстанционального существования. Итак, взаимозависимость охватывается только пустотой от независимого субстанционального существования: это джечаб. И взаимозависимости нет в независимом субстанциональном существовании, то есть в том, что противоположно пустоте от независимого субстанционального существования: это догчаб. Здесь соблюдаются все три условия. Поэтому ваш логический вывод «я пуст от независимого субстанционального существования, потому что взаимозависим» является достоверным. Этот вид обоснования называется «царем логики». В нем, с одной стороны, происходит отрицание объекта отрицания, того, каким образом «я» не существует. С другой стороны, содержится утверждение о том, каким образом «я» существует.

6. Тренировка на умозаключениях, в которых не соблюдаются все три условия достоверности (чогчо, джечаб и догчаб)

Вы должны знать и понимать три условия правильного логического основания (признака), служащие критериями достоверности умозаключения, чтобы сразу же смогли понять, соответствует ли основание, которое вам приводят, первому условию, а затем проверить, соблюдается ли второе условие, и убедиться в наличии третьего условия. Логическое основание, для которого не соблюдаются все три условия, — наихудшее основание, которое только может быть, и построенное на нем умозаключение относится к категории худших ошибочных выводов. В ходе тренировки сначала вы должны научиться четкому распознаванию каждого вида ложного основания С. Поэтому придумайте сначала худший вариант ложного умозаключения — силлогизм, в котором не соблюдается ни одно из трех условий.

Ученик: Ирина — это Оля, потому что она Андрей.

— Да, здесь нет трех условий.

Ученик: Сергей худой, потому что он тибетец.

— Сергей не худой, Сергей не тибетец. Только пациенты клиник для психических больных могут приводить такие доводы, в которых нет трех условий. Мы знаем, что если основание, которое мы приводим, не удовлетворяет всем трем условиям, это признак ненормальности. Услышав подобные высказывания, мы говорим: «Ты сошел с ума».

Но заметить, что нарушается логика в тех случаях, когда отсутствуют второе и третье условия, нам уже трудно, и выводы с нарушением джечаба и догчаба уже не кажутся нам ненормальными. Мы считаем такие доводы вполне приемлемыми, когда слышим разнообразные суждения о других людях, и сами используем подобные доводы.

Когда вы слышите, как кто—то на основании случайных признаков, используя поверхностные доводы, характеризует третьего человека как негодяя, вы не найдете изъяна в его рассуждениях, а, наоборот, поддержите: «Да, я тоже считаю, что он плохой. Про меня он тоже говорил гадости». Сразу же поддерживать того, кто осуждает других на основе поверхностных доводов, неправильно. При вашей поддержке ложное заключение, сделанное другим человеком, становится в его уме сильнее, укрепляется.

Сейчас я приведу вам сценку из вашей реальной жизни. Вы смотрите телевизор. К вам приходит знакомый и говорит, что такой—то ваш друг сказал такие—то дискредитирующие вас вещи. Вы тут же включаете неправильное мышление и делаете вывод, что ваш друг плохой человек. И у вас в уме сразу же возникает подкрепление этого вывода — воспоминания, что когда—то он тоже сказал о вас что—то нелицеприятное, дополняют нынешний «факт» его недружественных высказываний о вас. В итоге ваше суждение о нем разрастается как снежный ком, и вы приходите к выводу, что бывший друг — теперь ваш худший враг.

А реально происходит вот что: ваш друг в это время сидит у себя дома и желает вам счастья, его просто оклеветали. Из—за чужой клеветы и вашей нелогичности ваш ум закипает, вы тут же звоните ему по телефону и говорите грубости.

Когда смотрите телевизор, и вам кто—то сообщает, что ваш друг сказал про вас то—то и то—то, в первую очередь следует вспомнить первое условие правильного силлогизма: действительно ли ваш друг говорил так о вас? На самом деле это сомнительно. Если вам так сказали, вовсе не обязательно все так и есть: может, ваш знакомый неправильно понял слова вашего друга, может, он вам солгал. Вы спросите: «А чем ты докажешь, что он действительно это сказал? Можешь ли ты повторить то же самое в присутствии моего друга?» Даже если ваш друг так сказал, может быть, это произошло в тот момент, когда он был несчастлив? Когда кто—то в гневе говорит что—то, это вовсе не означает, что он именно так и относится к вам. Возможно, он сказал так, чтобы защитить вас. Бывает много разных ситуаций, поэтому не делайте поспешных выводов. Логика очень полезна, чтобы предотвратить возбуждение омрачений в вашем уме.

Теперь приведите мне суждение, в котором присутствуют джечаб и догчаб, но отсутствует чогчо. В монастыре сначала именно так и учатся, чтобы понять логику.


Ученик:

Звук постоянен, потому что он непроизводен.

Звук производен, между А и С нет связи. Чогчо не соблюдается. Но непроизводное и постоянное — одной сути. А все производное является непостоянным. Так что джечаб и догчаб соблюдаются.

Анализируйте таким способом. Я в свое время тренировался точно также. Сначала я удивлялся, когда мой наставник давал мне такие задания, но потом оказалось, что это полезно. Недостоверные суждения пригодились мне для более ясного понимания условий достоверности. Вначале я думал, что уже понимаю что—то, но когда наставник начинал задавать проверочные вопросы, я осознавал, что на тот момент мои представления о предмете были все еще неточны, лишены ясности. Приведите еще одно умозаключение, в котором чогчо не соблюдается, а джечаб и догчаб установлены.


Ученик:

Пространство непостоянно, потому что у него есть причина.

— Правильно. С и В одной сути, но А и С не имеют никакой связи. Не делайте подобных умозаключений в повседневной жизни, они недостоверны.

Ученик: Чай является жидкостью, потому что он из воды.

— Перефразируем: чай — жидкость, потому что он — вода. Сначала рассмотрите взаимосвязь между чаем и водой, А и.

С. Затем, если что—либо является водой, должно ли оно быть жидким? Например, лед. Является ли он водой или нет? То, что является водой, должно быть жидким — это соотношение между С и В. Если что—то является водой, оно не должно быть нежидким. Ответьте на вопрос: если что—то является водой, должно оно быть обязательно жидким или нет? Это один из пунктов диспута. Дайте определение воды.


Ученик: Соединение кислорода и водорода в жидкой форме.

— А молоко этим обладает? Молоко содержит водород и кислород? Да. Оно жидкое? Да. Оно вода? Нет. Вы должны сказать: «Ца—а». Это по—тибетски значит, что вы проиграли. Вот так нужно дискутировать. От такой тренировки ум станет очень острым. Вы привыкли к пассивному восприятию Дхармы: читаете книги, и, если чего—то в книге не написано, то на этом ваше познание заканчивается, вы не применяете логику. Нужно дискутировать, чтобы понять логику. Дайте мне определение воды. (Пауза) Когда вопрос задают в монастыре во время диспута, а оппонент долго не отвечает, то все кричат: «Чер—чер—черия!». Это значит «быстрее, быстрее!» Теперь все мужчины дают ответ, а все женщины дискутируют с ними.


Ученик 1: Вода — жидкое соединение водорода и кислорода. Молоко же кроме водорода и кислорода имеет огромное количество жиров.

Ученик 2: А океанская вода, где очень много солей?

— Да, нужно сказать: «Ца—а».

Ученик 2: Вода — соединение кислорода и водорода в жидком виде. Значит, лед — не вода, потому что это соединение кислорода и водорода в твердом виде.

Ученик 3: Значит, в море нет воды, потому что там вода содержит примеси?

Ученик 1: Там есть вода, но кроме нее есть соль, рыбы.

Ученик 3: У тебя соль не входит в определение воды?

Ученик 1: Нет, не входит, потому что только соединение водорода с кислородом является водой. В море не только вода.

— Много не говорите. Ты отвечаешь: море — не вода, потому что там не только водород и кислород. Океан — это вода?

Ученик 1: Нет.

— Почему? Океанская вода — вода или нет?

Ученик 1: Вода.

— Океанская вода содержит соль?

Ученик 1: Да.

— Тогда это не вода, потому что это не просто водород и кислород. Это твое определение воды — жидкое соединение кислорода и водорода. Только это является водой. Тогда грязная вода — не вода, потому что это не просто соединение водорода и кислорода.

Ученик 4: Грязь не входит в соединение кислорода и водорода — это примесь, и соль — примесь, поэтому грязная или морская вода — это вода.

— Ваше определение делает из грязной воды не воду. Оно не емкое. Каково научное определение воды?

Теперь придумайте силлогизм, в котором нет второго условия — джечаба.

Ученик: Будущая жизнь существует, потому что я в нее верю.

— Да, то, во что вы верите, не обязательно существует.

Ученик: Мой Учитель — не Будда, потому что я не видел, как он летает.

— Да, большинство наших доводов являются именно такими. Люди считают эти умозаключения нормальными, но на самом деле они ненормальные.


7. Примеры логических диспутов

Одним из основных правил диспута является правило эмоциональной корректности: вы не должны злиться. Диспуты помогают приоткрыть ум. Они проводятся в форме вопросов и ответов. Оппонент задает вопрос, вы даете ответ. Если оппонент принимает ваш ответ, он говорит: «То» (‘dod), что означает «согласен». Если в вашем ответе отсутствует, например, чогчо, оппонент должен сказать: «Та—ма—дуг», что означает «безосновательно» (rtags ma—‘dug). Если не соблюдается второе или третье условие, оппонент говорит: «Ма чаб» (ma—khyab), что означает «не охватывается», или «чаб—па ма—джун» (khyab—pa ma—byung) — «не возникло охваты—вания».

Вот пример небольшого диспута на тему, что есть цвет.

Вопрос: Каково определение цвета?

Ответ: В буддизме цвет определяется просто: цвет — это формы, которые обладают синей, желтой, белой, красной и прочими окрасками. Различают первичные и вторичные цвета.

Вопрос: Сколько первичных цветов существует?

Ответ: Есть четыре первичных цвета: синий, белый, желтый и красный.

Вопрос: Белый цвет — это цвет?

Ответ: Да.

— В буддизме белый цвет — первичный. Цвет определяется не по отражению света, а по окраске. Если вы смешаете один первичный цвет с другим первичным, то получите вторичный цвет. В науке принято под цветом понимать отражение света, который идет от солнца. В буддизме же форма и цвет едины, они суть одна субстанция.83 С точки зрения структуры книга — это форма, с точки зрения цвета она желтая. Цвет — форма, потому что форма едина с цветом.


[83] Здесь речь идет о «форме» не обыденном значении слова «форма» (очертание), а в смысле буддийской категории «форма», обозначающей «материю», «вещество».


Вопрос: Белая лошадь — цвет или нет?

Ответ: Белая лошадь имеет белую окраску.

Вопрос: Если белая лошадь имеет белую окраску, значит, она является цветом?

Ответ: Если бы белая лошадь была цветом, это означало бы, что она — не лошадь, ибо лошадь — понятие о живом существе, а цвет — не понятие о живом существе. Живое существо — не цвет. Лошадь — не цвет.

— Можете также провести очень интересный диспут на тему «Были ли все живые существа вашими матерями?».

Вопрос: Если нечто — живое существо, оно должно быть вашей матерью. Не так ли?

Ответ: Да.

Вопрос: Вы — живое существо, тогда являетесь ли вы себе матерью?

— Итак, вы поставлены в тупик. Принимается такой ответ: «Все живые существа, за исключением меня самого, были моими матерями». Можно дальше развивать диспут:

Вопрос: Если все живые существа были вашими матерями, был ли вашей матерью буйвол?

Ответ: Да.

Вопрос: Если буйвол был вашей матерью, значит, вы пили его молоко? Вы опять поставлены в тупик. Правильный ответ таков: «В предыдущей жизни буйвол не был буйволом». Когда он был женской особью, вы могли быть его ребенком — быком. Тогда спрошу вас: являетесь ли вы быком, если вы были им в вашей предыдущей жизни? Диспут продолжается…

Вопрос: На основании какой концепции вы утверждаете, что все живые существа были вашими матерями? Например, муха, которая сидит здесь, была ли вашей матерью?

Ответ: В прошлой жизни она была моей матерью, в настоящий момент она не является ею, поскольку причина должна предшествовать результату. Муха родилась позже, я — раньше. Как тот, кто родился позже, может стать причиной моего существования? Когда говорится, что живые существа были нашими матерями, имеется в виду не ныне живущее множество живых существ, а поток живых существ, исключая самого себя: я не могу быть матерью для самого себя. Исключая меня самого, каждый из потока живых существ когда—то был моей матерью. Положение, что все живые существа были моими матерями, верно относительно потока живых существ, кроме меня.

— С точки зрения размышления об объектах сострадания есть хорошая тема для диспута: «Если все живые существа станут Буддами, каким образом последнее живое существо сможет породить сострадание?» Следует иметь в виду, что, во—первых, последнее живое существо не может породить сострадание к самому себе, и, во—вторых, оно не может породить сострадание к другим, так как страдающих живых существ уже нет. А если последнее живое существо в сансаре не может развить сострадание, как оно может стать Буддой? Получается, что не все живые существа могут стать Буддами?

Для понимания двух видов вдохновения, развиваемых в практике бодхичитты, тоже полезно провести диспут. Определение бодхичитты таково: «Бодхичитта — спонтанная устремленность к состоянию Будды ради блага всех живых существ. В этой устремленности присутствуют две цели: стать Буддой и помочь всем живым существам. Это два вида вдохновения». Диспут начинается с вопроса: «У Будды есть бодхичитта?» Если вы ответите: «Да», оппонент возразит: «Если у него есть бодхичитта, то есть и цель стать Буддой. Значит, он еще не Будда». Если вы ответите на исходный вопрос, что у Будды нет бодхичитты, то оппонент ответит: «Значит, у Будды нет второй цели — помогать всем живым существам?» Итак, проверьте, есть ли у Будды бодхичитта.

Следующий вопрос: имеет ли Будда прибежище?

Ответ: Да, имеет. Если Будда не имеет прибежища, он не буддист. Первая причина принятия прибежища — боязнь попасть в низшие миры, вторая причина — вера в Будду, Дхарму, Сангху. Если у кого—то есть эти две причины, значит, он принял прибежище.

Вопрос: Есть ли у Будды страх переродиться в низших мирах?

Ответ: Нет.

Вопрос: Есть ли у Будды страх перед сансарой?

Ответ: Нет.

Вопрос: Получается, что у Будды нет прибежища?

Споря подобным образом, вы начинаете понимать логику. Это простые примеры диспутов, есть гораздо более сложные. И все—таки я хочу услышать от вас ответ на вопрос: есть ли у Будды прибежище?

Ученик: Есть.

Вопрос: Есть ли у Будды страх перед сансарой?

Ученик: Нет.

— Если у Будды нет страха перед низшими мирами и страха перед сансарой, значит, у него нет первой причины принятия прибежища, тогда как же он может иметь прибежище? Ведь прибежище принимает тот, кто из страха перед сансарой порождает веру в Будду, Дхарму и Сангху. Какой ответ вы дадите? Есть ли у Будды страх перед низшими мирами?

Ученик: Нет.

Вопрос: А почему нет?

Если я говорю, что у Будды есть страх перед низшими мирами, что здесь неправильного? Можно привести аналогию. Ведь если вы знаете, как опасен туберкулез или рак, то, не страдая этими заболеваниями, тем не менее, боитесь ими заболеть, вам неприятна даже мысль о такой опасности.

Хотя в разных диспутах на эту тему приводятся разные доводы, я придерживаюсь точки зрения, что у Будды есть страх перед низшими мирами и страх сансары. Но не какой—то панический, болезненный страх, а нежелание, неприятие. Несмотря на то, что Будда освободился от сансары, он испытывает неприятие низших миров, потому что они по природе есть страдание. Если у вас есть страх перед чем—то, не обязательно, чтобы вы страдали от этого. Даже если я освобожусь от сансары, я не буду любить сансару и низшие миры.

Есть другой ответ на этот вопрос. Если у Будды есть страх, не обязательно это грубый страх. Когда он был еще в сансаре, у него был страх перед низшими мирами и перед сансарой, но когда он стал Буддой, сохранился след этого страха. Страх как причина принятия прибежища продолжает существовать в его уме, не разрушенный.

Далее возникают другие вопросы.

Вопрос: Имеется ли в сердце арьев, находящихся в состоянии однонаправленного сосредоточения на пустоту, бодхичитта?

Ответ: Да.

Вопрос: Есть ли у них вдохновение стать Буддой? Если они находятся в состоянии однонаправленного сосредоточения на пустоте, как они могут думать о том, чтобы стать Буддой ради блага всех живых существ?

В некоторых монастырях говорят, что арьи, погрузившись в однонаправленное сосредоточение, имеют бодхичитту в этот момент. Джамьян Шепа говорил, если что—то существует, не обязательно оно существует в явном виде. Арья в состоянии однонаправленного сосредоточения имеет бодхичитту, у него есть это вдохновение. Но оно существует в неявном виде.

Бодхисаттва взращивает вдохновение бодхичитты, и когда он становится Буддой, вдохновение бодхичитты продолжает оставаться в уме в неявном виде, не деградируя, без изменения.

Полемизируя с Кхедрубом Ринпоче, Гьялцаб Ринпоче утверждал, что, когда все живые существа станут Буддами, они станут единым целым, так же как реки впадают в океан и сливаются в одно целое. На это Кхедруб Ринпоче отвечал, что если все живые существа, достигая состояния Будды, становятся едиными, нет смысла становиться Буддой, если Будда уже есть. Если вы становитесь Буддой и добавляете силу Будде, значит, его силам присуща ограниченность. Тогда в чем заключается цель? Зачем стремиться к состоянию Будды? Кхедруб Ринпоче считал, что индивид, достигнув состояния Будды, продолжает существовать как индивидуальный Будда. Его характер имеет свои особенности. Например, когда существо становится архатом, архат освобождается от омрачений, но он имеет свои черты характера. Я склонен соглашаться с Кхедрубом Ринпоче. Когда я изучал тексты, то заметил, что мастера по—разному описывают Манджушри: то он суровый, то веселый.

Почему так происходит? Не думайте, что существует один Манджушри. Когда вы достигнете состояния Будды, ваш аспект Манджушри будет обладать вашими чертами характера. Нет причин соглашаться с утверждением, что, когда все станут Буддами, они сольются воедино. Что касается кармической связи, то Манджушри, которым я стану, будет помогать тем живым существам, с кем создана кармическая связь. Когда появляется новый Будда, у него не возникает новая сила, которой не было бы у других Будд. Но появляется больше возможностей помогать живым существам, с которыми у нового Будды есть сильная связь.

Итак, перед вами уже вырисовывается структура логического диспута, и в ее рамках дискутировать интереснее. Люди часто строят ложные умозаключения, не соблюдая первого условия, «направления феномена». Лучше называть условия по—тибетски. Нет необходимости переводить тибетские термины чогчо, джечаб, догчаб и непременно использовать русские выражения «направление феномена», «прямое охватывание», «обратное охватывание». Вы можете пользоваться тибетскими терминами или называть их «первое условие», «второе условие», «третье условие». Если вы знаете тибетские термины, очень хорошо, потому что вы можете соотносить их с коренными текстами. Многие тибетцы сами не понимают смысла этих терминов.

Когда люди, приезжавшие на обучение в тибетские монастыри из Бурятии и Монголии, посещали рынки и магазины, с ними часто случались курьезные истории. Дело в том, что тибетский разговорный язык очень отличается от классического языка, на котором ведется монастырское обучение. А выходцы из Бурятии и Монголии поначалу вне монастырских стен также использовали классический, а не разговорный язык. Например, вместо того, чтобы сказать «чашка», они говорили «эта объектная основа». Продавцы удивлялись — что с ними такое? А те с таким же успехом могли бы говорить с ними по—бурятски или по—монгольски.

Я слышал, что текст Дхармакирти был переведен на русский язык84, кое—что перевели студенты наших дацанов. Текст этот очень старинный. Я думаю, переводя его на русский язык, необходимо делать много дополнений, комментариев, чтобы перевод стал понятен. Но не надо употреблять слишком простые русские слова, иначе исчезает смысл терминов. В тибетском языке самая трудная часть — язык логики. Большинство тибетцев не понимают тексты по логике. Однако людям, изучающим логику, следует знать тибетскую терминологию, это очень важно. Не стоит все время создавать новые термины. Поэтому, даже если трудно, вы должны придерживаться коренной терминологии. В науке тоже во всех странах принято оставлять без перевода некоторые важнейшие оригинальные термины.


[84] По—видимому, досточтимый Геше Тинлей имеет в виду «Ньяя—бинду» Дхармакирти, его перевод с санскрита вместе с переводом комментария Дхармоттары опубликован в первом томе известного труда Ф.И. Щербатского [ТПЛ Ч 1].


8. Недостоверные умозаключения в повседневной жизни

Недостоверное умозаключение — любое умозаключение, в котором отсутствуют три условия достоверности, то есть не соблюдаются чогчо, джечаб и догчаб. Сделать какой—то неправильный вывод очень легко. В своей повседневной жизни вы используете недостоверные рассуждения. Например, вы кого—то ждете. Вы договорились встретиться в семь часов. Если человек не пришел на место встречи в семь, не надо сразу делать вывод, что он плохой, потому что не явился вовремя. Не надо злиться. Может быть, он застрял в «пробке» или заболел. Вы допускаете, что он мог заболеть, но все же думаете: «Если он заболел, почему не позвонил мне?!» Может быть, у него разрядился мобильный телефон. Могло произойти что угодно, поэтому не надо торопиться с выводами. Лучше во время ожидания читайте мантры или пейте чай, а затем, если он придет через час, не гневаясь, спокойно спросите: «Почему ты опоздал? Я тебя уже целый час жду». Затем обратите внимание, соблюдаются ли три условия в его доводах, и только после этого скажите: «Больше так не поступай».

А как обычно делаем мы? Когда человек опаздывает, мы сразу же торопимся с выводами: «Он такой—сякой…», — и столько еще добавляем к этой оценке: «В прошлый раз он так—то поступил… И зачем только я имею с ним дело!» Такими мыслями вы сами себя сжигаете изнутри каждую минуту. Даже если вы с таким настроем провели в ожидании всего двадцать минут, они покажутся двумя часами или вечностью. Когда человек является, наконец, вы даже его не спрашиваете, почему он опоздал. Вы тут же набрасываетесь на него с упреками и говорите много лишнего. А когда он объясняет вам причину опоздания, становится стыдно и приходится приносить извинения. Но забрать свои слова назад вы уже не можете. Чтобы избежать подобных неприятностей, дается такой совет: ничего не говорите на волне негативных эмоций. Если мы сдержались в этот момент, то позже в любой момент, более подходящий, сможете сказать то же самое. И этот совет можете применять во всех областях: в духовности, в бизнесе, и семейной жизни.

Когда я был маленьким, иногда моя мама ругала меня в неподходящий момент, поэтому ее слова оказывались не очень эффективными. К тому же, движимая эмоциями, она могла наговорить лишнего. А иногда, когда, наоборот, надо было бы отругать меня, она ничего не говорила. А вот когда меня ругал отец, это имело сильное воздействие на меня. Он не ругал меня тотчас, как моя провинность была им замечена, но говорил в нужное время нужные слова. Раньше он был монахом, изучал философию, поэтому прекрасно владел логикой. Для начала он всесторонне исследовал ситуацию, убеждался, что его доводы соответствуют всем трем условиям. А потом говорил: «Мне очень печально, что ты так поступил. От тебя я такого не ожидал». После этого мне уже не хотелось повторять свой поступок.

Вы часто позволяете себе оценивать других людей: «Этот — хороший человек. Тот — плохой человек». Но когда вас спрашивают: «Почему он плохой?», — вы говорите: «Потому что он меня не любит». «Он плохой, потому что меня не любит» — недостоверное умозаключение. Если исследовать наше мышление, можно обнаружить, что мы делаем огромное количество ложных выводов, и они порождают в нас негативные эмоции. Вот вам типичный пример. Девушка позвонила своему другу, а он моется в душе и не отвечает на звонок. Она сразу же приходит к выводу: «Раз он не отвечает на мой звонок, наверное, меня не любит». Это нелогично. Она думает, что звонила ему много раз, а он не подходит к телефону, значит, плохо к ней относится. Этот нелогичный вывод возбуждает такие негативные эмоции, как гнев или ревность. Но ведь если ваш друг не берет трубку, из этого логически нельзя заключить, что он вас не любит. Люди, обладающие хорошей логикой, не приходят к поспешным выводам. Поэтому они поддерживают очень прочные отношения с близкими людьми.

Очень нелогично думать: «Мой муж меня не любит, потому что не говорит мне: “Я люблю тебя”». В этом умозаключении отсутствует второе условие: если кто—то не признается вам в любви, это не означает, что он вас не любит. Самые дорогие вам люди, которые любят вас, когда спят, не говорят вам слов «я тебя люблю». Вы очень любите своего ребенка, но не напоминаете ему об этом постоянно. С другой стороны, люди могут говорить о своей любви, но на самом деле не испытывать теплых чувств.

В Америке принято, что муж постоянно говорит своей жене: «Я тебя люблю», потому что, если не сказать, на следующий день она уйдет. В России ситуация чуть—чуть лучше: здесь надо произносить слова любви хотя бы раз в неделю. Если не сделать этого, на следующей неделе возникнет конфликт. А в тибетском обществе муж никогда не скажет жене: «Я тебя люблю». В отношениях между родителями и детьми сын никогда не будет твердить своей матери: «Я тебя люблю», и мать не скажет этих слов сыну — их любовь находится в сердце. Они понимают: не обязательно все произносить вслух.

Я тоже маме никогда не говорил: «Я люблю тебя, мама». Я и так люблю маму, зачем ей это слышать?

У меня есть друг — тибетский лама Таши Гьяцо. Я однажды спросил его: «Ты говоришь своей матери или своим родственникам, что ты их любишь?» Он ответил: «За всю свою жизнь я никогда не говорил своей матери или кому—либо еще о своей любви. Я чувствую это в своем сердце. Но я также не слышал ни от кого таких слов в свой адрес». Тибетцы не склонны к вербальным выражениям своих чувств. Когда вы слишком часто кому—то повторяете слова любви, возникают большие проблемы. В России этих проблем поменьше, а в тибетском обществе их вообще нет. В семейных отношениях не нужны слишком сильные эмоции, лучше, чтобы чувства были стабильными.

Теперь рассмотрим силлогизм «Он мой враг, потому что мне вредит» на предмет наличия в нем трех условий достоверного умозаключения. Нужно проверить чогчо: действительно ли он вам вредит? На это будет ответ: нет, на самом деле не вредит. Во—первых, он не вредит вам. Во—вторых, если он говорит вам что—то неприятное, еще не значит, что он враг. Он может говорить из сострадания к вам. Поэтому чогчо и джечаб не соблюдаются. Условие догчаб здесь тоже не соблюдается: неверно, что если он говорит плохие слова, то не может быть хорошим человеком. Только по вашей глупой логике получается, что он враг, потому что сказал вам что—то или навредил. Но в вашем доводе нет ни одного из трех условий верного логического признака.

В буддизме говорится: тот, кто сказал вам что—то неприятное, не вредит вам. Почему? Если я бью кошку палкой, палка вредит кошке или нет? Нет, это всего лишь неодушевленное орудие, которое не может быть врагом или другом. Кошка, не зная этого, злится на палку. Мы, люди, чуть лучше кошки, но в чем—то подобны ей. Когда в гневе кто—то говорит вам обидные слова, он всего лишь первая жертва своего гнева, а вы — вторая жертва. Как же можно считать, что человек вредит вам? Им, как палкой, в этот момент орудует его гнев. Когда человек впадает в ярость, в таком состоянии может побить даже себя. А кто хочет вредить себе? Гнев настолько силен, что может заставлять людей совершать какие—то поступки против их воли. Он отупляет человека.

Шантидева в "бодхичарья—аватаре" говорит, что никто не хочет болеть, но у человека нет выбора — болезнь возникает сама. Когда люди заболевают простудной болезнью, они начинают кашлять. Если, слыша ночью кашель, вы начинаете сердиться на больного человека: «Он нарушает мой сон!», — это очень не мудро.

Если вы рассмотрите ситуацию ясно, то поймете: у меня всего лишь расстраивается сон, а он испытывает боль. Почему же я сержусь на него? Вы не сделаете вывода: он плохой, потому что вредит мне и не дает спать. Он вам не вредит — он страдает. Его кашель беспокоит вас, но вместо гнева на больного, вы бы пошли и принесли ему воды, попытались бы остановить его кашель.

Брань подобна кашлю больного человека, у которого нет выбора. В бранных словах — «собака», «дурак» и тому подобных, сказанных в гневе, — нет вредоносного умысла, как в чужом кашле. Шантидева говорит: когда люди, находясь под контролем омрачений и гнева, говорят вам неприятные вещи, вы не должны на них сердиться. Необходимо смотреть на этих людей как на больных. Никто не хочет заболеть, и точно так же никто не хочет быть омраченным. Гнев и омрачения приходят не по воле человека, как и болезнь. Что бы в этом состоянии человек ни говорил вам, все это подобно кашлю, пустому звуку.

Посмотрим, например, на жизнь Иисуса Христа. Очень много людей хулили его, осыпали бранью. Но, имея ясное видение всего, он не гневался на них, а оставался спокойным. То же самое можно сказать о великих бодхисаттвах Тибета. Обладая достоверным пониманием любой ситуации, они, когда на них сыпались невзгоды, оставались всегда очень спокойными. Эти люди не были святыми изначально, и вы не должны думать: «Они святые, поэтому могли сохранять невозмутимость в любых обстоятельствах, а я не святой, и у меня не получается».

Святость — всего лишь способ видения мира. Если у вас получится реагировать на все так же, как они, вы тоже будете святым человеком. Святость означает правильный образ мышления. Не думайте, что вы плохие и грешные люди, а Иисус Христос, бодхисаттвы, тибетские ламы — святые. Потенциал у всех одинаков. Вы немного напоминаете глупую кошку, которая кусает палку. Хотя на самом деле кошки немного умнее: они палку не кусают, зная, что ее держит в руках человек.

Итак, если у вас есть логика, вы можете с ее помощью очень легко отделить человека от его гнева. Если кто—то в гневе сказал вам что—либо, вы можете легко это вычислить и подумать: «Нет, сейчас говорит не он, а его гнев». Осознавая это различие между человеком и его временной болезненной вспышкой, вы не испытаете ни малейшего раздражения. Вы должны понимать, что в основном гнев основан на привязанности. Из—за нее у вас в уме появляется рана, и, когда кто—то задевает ее, сначала возникает боль, а вслед за болью — гнев. После этого вы уже начинаете считать, что человек вам вредит, поэтому он ваш враг.

Если же вы по—настоящему задумаетесь и начнете исследовать, то увидите, что первый ваш враг — неведение. Именно из—за него вы привязываетесь к тому, к чему не надо привязываться, и создаете у себя в уме невидимую рану. Когда кто—то говорит вам что—то неприятное: «ты — уродина» или «ты — толстяк», — эти слова задевают вашу рану. Возникает боль. Но вы никогда не думаете, что боль возникла вследствие вашей раны, а полагаете, что именно тот, кто оскорбил вас, причинил вам боль. Но сам по себе он не мог сделать вам больно.

Когда вы уже сделали ложный вывод относительно человека — решили, что он плохой, это превращается у вас в навязчивую идею. Каждое слово, произнесенное им, вы будете обращать ему в минус. Потом минус станет таким огромным, что за ним вы даже не сможете видеть человека. Вы скажете: «Я терпеть его не могу, глаза бы мои на него не глядели».

Как вы сможете полюбить всех существ, если у вас внутри такой гнев? Некоторые люди даже молятся так: «Пусть все живые существа будут счастливы, кроме этого человека». В связи с этим я вспоминаю, как одно время в Новой Зеландии проводил много времени в обществе монаха из Йоркшира и новозеландки.

Однажды у них возник спор, и они поссорились. После их ссоры мы все вместе стали обсуждать тему любви. Я специально поднял эту тему и спросил женщину: «Вы можете полюбить всех живых существ?» Она задумалась, а потом ответила: «Кроме Франка, я могу полюбить всех живых существ». А Франк, йоркширец, в этот момент сидел перед ней. Он сказал: «Я тоже, за исключением Сандры, могу полюбить всех». Когда я засмеялся, они тоже засмеялись. Я ничего не сказал, но они поняли, как это глупо.

Пока внутри вас есть гнев, и пока вам кажется, что «за исключением этого человека, я могу полюбить всех живых существ», вы не сможете полюбить всех существ. Сегодня вы думаете: «Я могу полюбить всех, кроме Андрея», а завтра Олег скажет вам что—то неприятное, и вы будете говорить: «Я готов полюбить всех, кроме Олега». Каждый день у вас будут появляться новые и новые исключения.

Иногда бывает так: у вас есть девушка, и вы, увидев, что она разговаривает с вашим врагом, приходите к выводу: «Моя девушка плохая, потому что разговаривала с моим врагом». Придя к такому заключению, человек взращивает неприязнь к своей девушке.

В тибетском обществе очень часто люди делают такие ложные выводы, исходя из недостоверных оснований. Они говорят: «Он плохой человек, потому что был замечен в общении с плохим человеком». В частности, тибетцы очень часто делают недостоверные умозаключения в связи с печально известным культом Шугдена*: безосновательно начинают подозревать друг друга в связи с этим культом. Если тибетцы увидели, как некий человек разговаривает с тем, кто поклоняется Шугдену, они моментально этого человека тоже причисляют к секте шугденовцев: «Он поклоняется Шугдену, потому что вчера я видел, как он разговаривал с человеком, поклоняющимся Шугдену». Но человек, который практикует культ Шугдена, может поговорить и с Путиным, и с Жириновским. Жириновский вообще ничего не знает об этом мирском защитнике Дхармы, как он может стать шугденовцем? Это вовсе не логичный довод — что кто—то был замечен в контактах с шугденовцами.

Когда вы хорошо овладеете логикой, искусством создания и анализа достоверных силлогизмов, вас уже трудно будет ввести в заблуждение. Сколько бы ни слышали вокруг себя сплетен, вы сначала проверите их и исследуете на предмет соблюдения трех условий. Даже если первое условие соблюдается, вы исследуете второе и третье условие.

Человек, не владеющий логикой, склонен делать неправомерные обобщения85. Все подобные обобщения возникают по причине отсутствия мудрости. Я иногда слышу, как в России говорят: «Он хитрый, потому что еврей». Это нелогично. Не все евреи хитрые. Есть огромное количество совсем не хитрых евреев. В Бурятии могут сказать: «Все агинские буряты хитрые», «Кижинга поет все время», «западные буряты — вспыльчивые» и так далее — это недостоверные обобщения, из—за которых в маленькой Бурятии так много разногласий и дисгармонии.

Все ваши суждения о том, кто хороший человек, а кто плохой, основаны на вашей привязанности к своему «я». Например, если вы буряты, то в первую очередь (на первом уровне проявления вашей привязанности к своему «я») думаете, что буряты — самые лучшие люди, потому что сами буряты. Во вторую очередь (на втором уровне проявления привязанности к «я»), если вы агинский бурят, считаете, что агинские лучше других. В третью очередь (на третьем уровне проявления привязанности к «я»), думаете, что аргалей—ские — самые лучшие люди, потому что вы родом из Ар—галея86.


[85] В европейской логике различаются неправомерные обобщения и обобщения, которые делаются правильно, по законам индуктивной логики.

[86] Название селения в Агинском автономном округе Забайкальского края.


Потом дело дойдет до семьи, и, в конце концов, до самого человека: он самый лучший из всех людей, и все, кто ему полезен и приятен, хорошие люди.

Национализм также возникает из—за недостоверных умозаключений. Во времена тоталитаризма люди в Советском Союзе считали всех американцев своими врагами. Американцы тоже делали свои обобщения, видя врага в каждом русском. Некоторые русские сегодня говорят: «Он плохой, потому что азиат». Нынешние американцы могут сказать: «Эти люди очень опасны, они мафиози, потому что из России». Следуя такой логике, они будут бояться разговаривать с русскими людьми. Индиру Ганди убил один сикх. После этого в Индии были случаи, когда толпа, завидев какого—нибудь сикха на улице, приходила в ярость и тут же расправлялась с ним. Такова разрушительная сила обобщений.

А вот когда человек владеет логикой, для него исключены такие неправильные обобщения, и его ум открыт и свободен от предрассудков. Логика избавляет нас от барьеров и предубеждений, возникающих из—за нелогичных обобщений.

Иногда, увидев по телевизору, как женщина обманывает своего мужа, некоторые мужчины делают неправомерное обобщение, что все женщины плохие. Это нелогично. Если кто—то из мужчин начинает пить водку, их жены говорят: «Все мужики — пьяницы». Это тоже нелогично.

Логический подход воздержания от обобщений будет охранять нас от нарушения тантрических обетов, одним из которых является отказ от пренебрежительного отношения к женщинам. Суждения типа «все женщины плохие» или «женщина ниже мужчины», если это говорит человек, практикующий Ваджраяну, являются одним из коренных тантрических падений. На основе логики очень легко сохранять тантрический обет.

Если бы я был режиссером сериалов вроде «Санта—Барбары», то сделал бы суждения всех героев очень логичными, и тогда бы сериалы очень быстро заканчивались. Я смотрел иногда «Санта—Барбару» и отслеживал, сколь нелогичны слова и мышление героев87.


[87] Хотя в настоящее время и российское телевидение в изобилии выпускает на экраны подобные сериалы, все же, пожалуй, именно «Санта—Барбара» дает наиболее наглядные уроки того, как возникают омрачения из—за неправильного логического мышления и взаимного непонимания людей. Поэтому досточтимый Геше Тинлей часто приводит этот сериал в качестве примера.


Они создают себе очень много проблем, поэтому сериал так долго продолжался. Маленькие проблемы в самом начале можно решить легко. Вначале они подобны маленькому огоньку. Но из—за неправильного мышления мы раздуваем огонек в огромное пламя — и проблемы становятся необъятными. После мы пытаемся их решить. Как только нам удается решить одну «раздутую» нами самими проблему, появляется новый огонек, к которому мы тоже добавляем бензина, после чего он разгорается в огромное пламя, и мы опять пытаемся решить проблему. И так проводим всю жизнь.

Еще один типичный недостоверный довод, который приводят многие люди, касается будущих жизней: «Будущей жизни нет, потому что я не вижу ее».

Если вы чего—то не видите, вовсе не обязательно этого не существует. Если в разговоре с вами кто—то небрежно скажет, что перерождений не бывает, вы можете спросить: «Почему?» «Потому что я их не видел», — будет ответ. Если человек считает, что чего—то не существует, потому что он этого не наблюдал, в таком случае у него нет мозга, потому что свой мозг он ни разу не видел. Применение аргумента «потому что я не видел» приводит к прямому противоречию. Вы сразу же можете ответить: «Вы знаете, что у вас есть мозг, хотя и не видели его, поэтому очевидно: то, чего вы не видели, может существовать». И он либо вынужден согласиться с вами, либо он сумасшедший. Нормальные люди согласятся, и постепенно можно идти дальше, объясняя им, что есть вещи, которых они никогда не видели. Тогда, если они спросят вас, почему существует следующая жизнь, какой правильный довод вы приведете? Почему она существует?

Будущая жизнь наступит, потому что нет причины, которая могла бы прервать поток сознания. Здесь вы либо вступаете в долгий диспут и, в конечном счете, доказываете, что такой причины нет, либо сразу же говорите оппоненту: «Назовите мне хотя бы одну причину, которая могла бы прервать поток сознания. Если найдете хотя бы одну такую причину, я поверю в отсутствие будущих жизней».

Некоторые группы индуистов верят, что у них было пять предыдущих жизней. Почему? Потому что их духовный наставник, который посредством медитации частично освободился от негативных кармических отпечатков и немного сократил уровень омрачений, обрел способность видеть пять предыдущих жизней. После этого он утверждает, что существует пять предыдущих жизней: «Я их ясно вижу», а его последователи верят, что число прошлых жизней равняется пяти.

Учителя некоторых других индуистских школ видят десять своих предыдущих жизней и учат, что у каждого есть десять прошлых жизней, поэтому их последователи верят, что число предыдущих жизней равняется десяти. Если вы у них спросите, почему не существует одиннадцати предыдущих жизней, они скажут: «Потому что мой духовный наставник не видит одиннадцать предыдущих жизней». Но в буддизме говорится, что это нелогично. «То, чего я не вижу, не существует. Если я не знаю чего—то, значит, этого нет» — очень ограниченное мышление.

Какая бы мысль ни пришла вам в голову, благодаря логике вы не будете сразу же принимать ее за истину. Когда во время практики у вас возникнет некоторый уровень радости и блаженства, не думайте сразу, что достигли реализации. Умозаключение «Я достиг реализации, потому что чувствую радость» недостоверно. Вы действительно чувствуете радость — первое условие есть. Если бы соблюдалось второе условие, то любой, кто чувствует временную радость, временное счастье, обязательно был бы реализованным существом. Получается, что, принимая наркотик, который дарит временное счастье, вы достигаете реализации? Нет.

Некоторое чувство счастья — еще не конечный результат практики. Некоторые люди говорят: «Сегодня во время медитации я испытал особые ощущения. Может быть, я достиг реализации». Но это нелогично. С другой стороны, если вы не чувствуете временного счастья, это еще не означает, что вы не достигли реализации. Некоторые люди обретают реализации, проходя через большие трудности, вообще не испытывая временного счастья. Например, когда вы практикуете терпение, вам нелегко, но вы достигаете реализации терпения.

Какая бы у вас ни возникла обманчивая мысль, например, во время ретрита, вы должны сразу же пресечь ее, сказав: «Это нелогично». После вы сможете гораздо легче сосредоточиться на объекте медитации. Одна из основных причин, почему мы с такой легкостью постоянно отвлекаемся на разные темы, — наше нелогичное мышление. Благодаря достоверному мышлению у вас не будет так много разных концепций и суждений в отношении людей. Вы будете понимать, что не можете ни о ком судить по его словам или действиям. Вы можете делать выводы только на основании мотивации человека, но ее вы не видите.

Иногда, заметив какой—то мелкий недостаток в своем духовном наставнике, вы тут же делаете вывод: «Он не является подлинным Учителем, потому что я вижу в нем недостатки». Но не все, что вы видите, достоверно. У вас очень много различных видов ложного восприятия. Как говорится в буддизме, восприятие — не достаточное основание считать, что воспринимаемое вами существует на самом деле. Например, Земля нам представляется не круглой, а плоской. Но, основываясь на восприятии, вы не можете сделать вывод, что Земля плоская. Одна из наших ошибок состоит в том, что мы слишком доверяем своему восприятию, а оно нас обманывает. Согласно буддизму, мы вращаемся в сансаре, потому что нас обманывает наше восприятие.

Сейчас я расскажу вам историю, которая произошла в Тибете. Человек из глухой тибетской деревушки, расположенной в долине, пошел в Гималаи, чтобы подняться на вершину гор. Поскольку он не изучал философию, у него не было никаких научных знаний, он наивно полагал, что вещи существуют такими, какими они кажутся. Все его односельчане тоже так думали. На самом деле он так и не добрался до вершин Гималаев и вернулся в свою деревню. Когда жители деревни спросили, был ли он на вершине, он ответил: «Да, я там побывал». Тогда все столпились вокруг него и засыпали вопросами: «Ну, как там Гималаи?»

«О, там очень—очень высоко, — сказал он. — Там так высоко, что я добрался почти до неба. У меня была винтовка со штыком, и мой штык стал царапать голубое небо со звуком “т—т—т—т”». Когда люди смотрят снизу на голубое небо, им кажется, если достаточно высоко залезть, его можно потрогать. Такова видимость. «Потом в глаза стали лезть облака. Я достал свой кинжал и стал резать их. Вот такой кусок облака я отрезал и выбросил. Потом я просунул голову в образовавшуюся дырку и увидел, что на облаке сидят Индра и Брахма и завтракают».

Деревенские люди поверили ему безоговорочно, потому что он говорил так, как вещи им виделись.

«Потом я посмотрел на восток, — продолжал он. — Там была целая очередь из солнц, которые готовы взойти. Так что можете не волноваться». Раньше люди верили, что, когда солнце садится на западе, в следующий раз встает уже другое, новое солнце, и боялись, что когда—нибудь солнца закончатся. Так представляют мир люди, когда у них нет логики. Если бы у вас не было знаний, вы бы тоже думали так. Научные знания полезны.

«Так что не бойтесь, солнц на наш век хватит», — сказал он. Люди обрадовались и захлопали в ладоши. Потом у меня замерзло ухо. “Интересно, что происходит?” — подумал я. Поковырял в ухе — оказывается, туда попала маленькая звездочка. Я бросил ее вниз. Вы, наверное, все видели падающую звезду?» — «Да, мы все видели падающую звезду».

С земли звезды кажутся крошечными. Если бы у вас не было знаний философии и науки, вы тоже поверили бы в эту историю. Сейчас она нам кажется шуткой. Но если бы бодхи—саттвы услышали большую часть наших повседневных разговоров, они бы тоже стали смеяться. С их точки зрения, ваши разговоры подобны рассказам того деревенского человека. В духовной области вы подобны наивным, необразованным людям, которые жили когда—то в глухой тибетской деревеньке, — верите в существование всего, что перед вами проявляется. Поэтому в духовной сфере вам требуется больше образования.

С точки зрения высшей философской школы буддизма, Прасангики Мадхьямики, все виды нашего восприятия ложны. Вам кажется, что все существует одним способом, но на самом деле все существует совершенно по—другому. Все феномены таковы: они кажутся вам чем—то одним, но на самом деле существуют иначе. Очень важно не доверять слепо своему восприятию, а исследовать, как все существует на самом деле. Логика очень важна для вас, чтобы вы научились разбираться, какая теория верна, а какая — нет.

Буддизм — наука об уме. В нем нет никакой мистики. Логика более точна, чем научные открытия, потому что научные открытия опираются на то, что ученые воспринимают. Эмпиризм науки не всегда достоверен и точен, поэтому открытия, совершаемые в ходе научных опытов, — знание более примитивное, чем логика. Чем выше будет уровень вашего духовного образования, тем меньше вы будете доверять видимости.

Из—за доверия к видимости вещей судьи часто приходят к выводам, далеким от логики, поэтому осуждают невинного человека. Например, если на ноже остался отпечаток чьего—то пальца, это служит вещественным доказательством, что именно тот человек является убийцей. Но это нелогично. Ведь можно одного врага убить, а другому врагу незаметно для всех подложить улики, и он окажется в тюрьме. Так что плохие намерения могут убить сразу двух зайцев.

Судьи должны мыслить очень логично, чтобы избежать судебных ошибок. Был американский фильм о человеке, которого приговорили к высшей мере наказания и привели приговор в исполнение, а уже после его смерти независимая комиссия доказала, что он был невиновен. Буддийская логика, о которой я сейчас веду речь, может принести пользу во всех областях нашей жизни, она необходима для науки, судебной системы, политики, семейной жизни — для всего.

Буддийская практика — это правильные мысли, основанные на фундаменте логики. К примеру, возьмем меня. Хотя мой ум по—прежнему не свободен от омрачений, тем не менее, благодаря логике, когда анализирую вещи, я все вижу правильно, поэтому ум остается в любой ситуации спокойным, как чистые пруды. Во—первых, когда имеешь правильное логическое мышление, очень удобно жить. Во—вторых, если вы научитесь логично мыслить, это даст благие результаты не только вам, но и другим. Если же у вас не развито логическое мышление, это причиняет дискомфорт вам самим. Вас одолевают детские мысли: «Наверное, все так. Или так».

Носить в голове много недостоверных мыслей психологически некомфортно, они влекут за собой привязанности и прочие омрачения. В результате вы страдаете, и не только сами — других людей тоже делаете несчастными. При таком настрое ума вы непрерывно будете накапливать негативную карму — причину ваших же страданий в будущем. Зачем продолжать так жить? Ваша повседневная жизнь такова лишь из—за отсутствия мудрости. Не встреться вы с Дхармой, не имели бы другого выхода. Но сейчас получили уроки правильного мышления, зачем же отказываться от возможностей, которые вы обрели вместе со знаниями? Не использовать теперь эту мудрость было бы очень глупо.

Когда, например, кто—то толкнет вас в автобусе, примените сразу же инструмент Дхармы — пропустите человека, понимая, что он очень торопится и в этот момент несчастен. Тогда и человек будет рад, и вы будете счастливы. Когда ведете машину и видите, что другой водитель «подрезает» вас, пропустите его. Все равно далеко он вас не обгонит, потому что на светофоре всем придется остановиться.

Иногда следует немножко отстраниться от своей жизни, посмотреть на нее взглядом незаинтересованного наблюдателя. Тогда вы поймете, что ведете себя очень глупо, поэтому до сих пор в сансаре. Если станете более мудрым человеком, то, даже захотев остаться в сансаре, вы непременно освободитесь.

Учение о том, как логика связана с повседневной жизнью, с темой укрощения нашего ума, — большая редкость. Вы оказались удачливы — получили сжатые наставления по ‘Праманаварттике’, так применяйте же их в своей жизни. Если у вас все хорошо с логикой, вас не так—то легко будет обмануть. Наблюдая за тем, что и как говорят люди, вы поймете, что они чувствуют на самом деле. Если кто—то говорит с вами слишком сладко, будьте осторожны с этим человеком.

Три условия — словно запор на дверях ума. Если бы у вас был такой запор, в ум не набивалось бы столько мусора. Пока что двери вашего ума нараспашку, они вообще не запираются. Вы всё впускаете в дом своего ума. Люди, которые малосведущи в Дхарме, едут в Индию, а вернувшись, становятся хуже, потому что ум их полностью открыт и туда попадает много разного мусора. И у них в голове всё перепутывается. Из—за этого я не люблю, когда мои ученики надолго уезжают в Индию. Видно, что по возвращении они становятся хуже, потому что у них отсутствует логика. Иногда люди говорят много лишнего, а логики в их рассуждениях мало. Человек с развитым логическим мышлением не станет вести длинных бесед, он предпочтет уйти в горы для медитации. Поэтому не спешите открывать нараспашку врата своего ума. Будьте критичны, используйте логику.

В наши дни многие буддисты ведут себя как актеры: делают вид, что они сведущи в Дхарме, но логикой при этом не владеют. Некоторые люди надевают монашеские одежды и начинают рассуждать о разных школах, практиках, о том, кто практикует культ Шугдена, а кто нет. Такое поведение не приносит пользы. Итак, помните, что логика очень важна.

9. Виды правильных логических оснований (признаков)


9.1. Введение в трехчленную типологию логических оснований (признаков)

В силу различения в сфере познаваемого объектов явных и скрытых достоверное познание сводимо к двум видам — прямому восприятию и логическим умозаключениям.88 Опорой умозаключения является логическое основание89 — признак, который служит доводом при доказательстве или установлении скрытого феномена. Тибетский термин таг (rtags), буквально означает «знак, признак». Поэтому в логических трактатах термины «основание», «довод», «признак», «знак» являются синонимами. Они выражают одно и то же понятие логического основания умозаключения. При опоре на правильное основание умозаключение является достоверным.

Дхармакирти в классификации логических оснований выделяет три вида признаков, служащих правильным основанием. Из них два вида признаков используются в умозаключениях о феноменах утверждения. Это соответствует тому, что в таких умозаключениях встречаются два вида связи между логическим основанием С и логическим следствием В.

На какие два вида правильных признаков опираются умозаключения о феноменах утверждения?

Во—первых, это «правильный признак одной природы»: основание (признак) С имеет одну суть со следствием В. В этом случае также говорят, что основание (признак) С и следствие В являются однородными90. Это случаи, когда С и В являются разными аспектами одной сути. Признак одной природы используется при определении сути исследуемого феномена. Допустим, вы очень грубо познали какой—то объект. Если вы используете в качестве основания умозаключения признак одной природы, то сможете более точно познать этот объект.


[88] В системе Дигнаги—Дхармакирти классификация видов достоверного познания на прямое познание и косвенное познание совпадает с его классификацией на неконцептуальное познание и концептуальное познание. А в Пра—сангике эти две классификации не вполне совпадают: если непосредственное чувственное познание и можно назвать неконцептуальным, этого нельзя сделать безоговорочно в отношении непосредственного умственного познания.

[89] Саутрантики, читтаматрины и сватантрики—мадхьямики определение достоверного умозаключения дают, исходя из правильного логического основания. Прасангики—мадхьямики дают определение достоверного умозаключения, исходя из «выведения» (прасанга). Учение об умозаключении Дхармакирти основано на подходе саутрантиков и читтаматринов.

[90] Есть две разновидности этого вида признака: (1)прямой правильный признак одной природы; (2)непрямой правильный признак одной природы [Цепак Ригзин, с. 256].


Во—вторых, это «правильный признак результата»91: признак причинно—следственной взаимосвязи между основанием (признаком) С и следствием В, а именно, С является результатом В.


[91] Существует пять разновидностей признака результата:

(1) признак, устанавливающий непосредственно реализующую причину;

(2) признак, устанавливающий причину, прекратившую действовать;

(3) признак, устанавливающий общую причину;

(4) признак, устанавливающий особую причину;

(5) признак, устанавливающий косвенную причину.


В соответствии с двумя видами признаков основанные на них умозаключения о феноменах утверждения могут быть названы «умозаключениями на основании одной природы» и «умозаключениями на основании результата».

Третий вид правильных признаков — «правильный признак невоспринимаемости». Он используется в умозаключениях о феноменах отрицания. Для простоты мы будем называть его признаком ненаблюдения. Соответственно, умозаключения, которые строятся на таком основании, можно называть «умозаключениями по ненаблюдению».

Итак, есть три категории логических признаков, на основании которых доказывается существование или несуществование феноменов:

1. признак одной природы;

2. признак результата;

3. признак ненаблюдения.

Множество феноменов утверждения можно познать посредством умозаключения, основанием которого служит признак одной природы. Это логический признак С, однородный с логическим следствием В. В рассмотренном классическом примере «звук непостоянен, потому что он производен» основанием С служит как раз признак одной природы. Здесь признак С, служащий основанием умозаключения, и следствие В имеют одну природу. То, что произведено, непостоянно, а то, что непостоянно, является производным.

Но, например, такой скрытый феномен как предыдущая жизнь не познаваем посредством признака одной природы, его можно познать посредством признака результата. Качества объектов также познаваемы с помощью признаков результата.

А вот такой феномен как пустота чашки вы не можете познать посредством признаков первых двух видов. Ни признак одной природы, ни признак результата не пригодны для познания пустоты. Пустоту чашки вы можете познать посредством признака ненаблюдения.

Извращенное восприятие, в силу которого вы видите духовного наставника как обычного человека, а не как Будду, может быть устранено именно логическими умозаключениями, основанными на признаке ненаблюдения.


9.2. Признак одной природы

«Правильный признак одной природы» опирается при построении умозаключения на взаимосвязь, имеющуюся между объектами, едиными по сути, но представляющими собой разные аспекты одной природы92.

Большинство умозаключений, основанных на признаке одной природы, строится на том, что определяющий признак и определяемое93 имеют одну суть. Чтобы как следует изучить объект, вы должны четко знать его определение. Признак одной природы, как уже говорилось выше, используется для открытия сути исследуемого объекта.


[92] Дхармакирти и Дхармоттара называют этот вид логического признака «аналитическим признаком». «В чем же состоит это логическое основание, представляющее собой существенный (аналитический) признак своего же следствия? Особенность (следствия в этом случае) состоит в том, что оно содержится уже в самом понятии (в бытии) своего основания. Следствие содержится уже в самом понятии своего (логического основания) и только в нем одном. Оно зависит только от последнего и, кроме него, ни от чего другого не зависит. Логическим основанием такого следствия служит не что иное, как то, что входит в состав его же сущности» [ТПЛ Ч I, с. 155].

[93] Признак С в таком умозаключении предстает как определение логического следствия В. — А.К.


Например, умозаключение такого типа позволяет яснее понять непостоянную природу феноменов:

Звук непостоянен, потому что он производен.

Здесь использован признак одной природы: производное непостоянно, потому что, если нечто произведено, оно обязательно должно быть непостоянным; если нечто непостоянно, оно обязательно должно быть производным. По сути эти два понятия тождественны. Непостоянство объекта можно познать, строя логические умозаключения с помощью признака одной природы. Нельзя увидеть непостоянство чашки непосредственно своими глазами, вы можете познать его посредством признака одной природы: чашка по природе непостоянна, она каждое мгновение разрушается, разрушение вы не можете увидеть, но можете прийти к выводу, что она разрушается, поскольку является производным объектом, то есть возникла по определенной причине. Сначала возникает одна причина, она исчезает, затем возникает другая причина и так далее. Происходит постоянный процесс изменения.

Рассмотрим процесс возникновения огня. Когда вы смотрите на огонь, то воспринимаете его как стабильный, непрерывный процесс. В действительности же огонь разрушается каждое мгновение, потому что он зависит от причины. Причина огня — газ. Какая—то определенная порция газа поступает — и конфорка горит. По газовой трубе подходит новая порция газа и возникает новый огонь и так далее. Предыдущий газ сгорел, следующая порция газа снова создает огонь, причина которого отлична от причины предыдущего огня.

Однако мы видим огонь как один сплошной огонь, который в действительности каждый миг совсем другой, не тот, что был в предыдущий миг. Не нужно применять научный метод, чтобы установить, что огонь разрушается каждый момент. К этому можно прийти посредством логических рас—суждений. Каждое мгновение очередная порция газа формирует новую порцию огня. Если рассмотреть мгновение, в течение которого существует огонь, то его можно разделить, скажем, на сто частей, каждую сотую часть его — еще на сто частей и так далее. И таким способом мы приходим к выводу: нет постоянного промежутка времени, даже самого малого, в течение которого огонь существовал бы.

Точно так же, рассуждая логически, с помощью признака одной природы вы поймете, что человек, к которому вы питаете привязанность, также меняется каждое мгновение.

Так можно рассмотреть все феномены, применяя в качестве основания умозаключений признак одной природы, и по—новому взглянуть на все. Это откроет ум.

Еще раз обращаю ваше внимание, что в буддизме — на уровне воззрения Прасангики — утверждается, что любой производный объект разрушается в каждый момент времени, и не существует причины разрушения иной, чем причина, которая произвела объект. Поэтому нет пребывания.

Правда, точка зрения низших буддийских школ, например, Вайбхашики, иная. Вайбхашика признает, что каждое мгновение феномен разрушается, но в каждом мгновении имеется последовательность состояний возникновения, пребывания, разрушения. То есть в каждом мгновении содержится момент пребывания. С точки зрения Вайбхашики, если нечто разрушается без пребывания, оно не может существовать вообще. Если бы огонь разрушался в момент возникновения, он не мог бы существовать, — выдвигают свой аргумент вайбхашики. Как ответить на это в диспуте?

Сложно найти правильный ответ. Но если подойти к пониманию процессов существования с точки зрения континуальности всех феноменов, можно говорить об их существовании в качестве потока. Так, например, огонь существует — как континуум огня. Хотя огонь каждое мгновение разрушается, он все же существует в своей континуальности. Видя поток огня, мы говорим, что огонь есть. Когда этот континуум прекращается, то говорим, что огонь исчез.

Итак, пример умозаключения, основанного на доводе одной природы: «Чашка непостоянна, потому что она имеет причину (производна)». Вот другой пример умозаключения по признаку одной природы: «Я человек, потому что у меня есть пять человеческих скандх». Или: «Он бодхисаттва, потому что заботится о других больше, чем о себе»; «Он арья, потому что напрямую познал пустоту»; «Я существо сансары, так как у меня есть неведение»; «Я не бодхисаттва, потому что у меня нет драгоценного ума, заботящегося о других больше, чем о себе». В этих умозаключениях логическим основанием служит признак одной природы (однородности).

Признак одной природы поможет однозначно установить, что вы — не бодхисаттвы. С его помощью вы поймете: «Я не бодхисаттва, потому что не могу даже в течение одного дня заботиться о других больше, чем о себе». Бодхисаттва заботится о других больше, чем о себе, в течение не одного мгновения и не одного дня, а все время, причем спонтанно. Если вы считаете себя бодхисаттвой, используйте этот довод, чтобы проверить достоверность своего представления.

Как—то один человек подошел ко мне и сказал: «Докажите мне, что я Будда, и если я пойму, что я Будда, то буду Буддой». Ответ был следующий. Будда познает все феномены. Даже арьи и архаты не могут познать все феномены. Стать гроссмейстером невероятно сложно, не говоря о том, чтобы стать Буддой. Если вы сидите и внушаете себе, что вы гроссмейстер, если даже вы каждое утро будете кричать: «Я гроссмейстер, я гроссмейстер!», то не станете им. Чтобы стать гроссмейстером, нужно учиться шахматной игре, знать, как правильно разыграть дебют, много тренироваться, знать нюансы игры. Тем более трудно стать высоко реализованным мастером Дхармы. Если вы каждый день внушаете себе: «Я Будда» и воображаете, что вы действительно Будда, это вызывает только улыбку. Вы точно не Будды.

Важно применять логические рассуждения. Иногда злой дух может явить себя в облике Будды и давать учение, но посредством достоверных умозаключений, слушая его учение, вы сможете определить, что он не Будда. Нельзя сделать вывод о том, является тот или иной духовный наставник Буддой или нет, судя только по его внешней видимости. Вы должны исследовать его учение. Получив учение, вы можете сделать вывод — Будда это или не Будда. Нельзя следовать своим ощущениям. Нельзя однажды утром проснуться и сказать: «Я Будда, потому что во сне мне было видение, что я Будда». Чтобы стать Буддой, нужна причина.

Используйте логику, она очень важна. При помощи логики вы станете себе наставником, хозяином самого себя. Я, например, не вижу ушнишу и урну94 у Его Святейшества Далай—ламы, не вижу ауры света вокруг него. Но по тому, как он дает учение, я определенно могу сказать, что он Будда, потому что в его учении нет ни одного противоречия, и к какой бы части Учения Будды он ни обращался во время своих лекций, он приводит в движение все его аспекты. Поэтому у меня нет необходимости высматривать у него внешние признаки Будды. Если бы даже эти признаки были видны, для меня это не было бы чем—то необычным. Судя по учению, которое дает Его Святейшество, я, как и мои друзья, делаю вывод, что передо мной находится Будда.


[94] Ушниша — макушечное возвышение Будды, урна — завиток волос в его межбровье.


Помните историю об одном монгольском геше — он вначале полагал, что едва ли чему—то научится от четырнадцатилетнего Далай—ламы, а после учения сказал: «Я, глупец, полагал, что знаю Дхарму. А Гьялва Ринпоче95 — действительно Будда в человеческом теле, потому что только Будда может в столь юном возрасте давать учение такого высокого уровня». Этот монах проверил учение, которое давал Далай—лама, на логичность и не нашел ни единой ошибки. Слушая учение, он понял многое, чего раньше не понимал. Впоследствии этот мастер всегда делал простирания в направлении места, где в тот момент находился Его Святейшество Далай—лама XIV. Вы так же, как тот геше, должны проявлять скептицизм, но выводы об уровне духовного наставника делайте, проверяя полученное от него учение.

Итак, если у вас есть логика, вы можете делать выводы об уровне мастера на основании получаемого учения. Так сделал когда—то Кхедруб Ринпоче: он принял Дже Цонкапу в качестве своего Учителя, после того как оценил его учение, а не потому, что Дже Цонкапа демонстрировал чудесные проявления. Эту историю я вам много раз рассказывал.

Если бы Дже Ринпоче96 проявлял чудеса, то, скорее всего, Кхедруб Ринпоче не поверил бы ему, приняв его за мага или колдуна. Напоминаю, что накануне их встречи Дже Ринпоче увидел сон, в котором Тара сообщила ему, что на следующий день к нему прибудут его два лучших ученика, но не для того, чтобы получить учение, а чтобы вступить с ним в диспут. Тара предупредила его, чтобы он не вступал с ними в спор, так как один из учеников, Кхедруб Ринпоче, обладает очень сильной логикой, и Дже Ринпоче потребуется много времени, чтобы укротить ум этих учеников.


[95] «Драгоценный Победитель» — так обычно тибетцы называют Его Святей—шество Далай—ламу.

[96] «Драгоценный Владыка» — так обычно называют тибетцы Дже Цонкапу.


К слову сказать, мой Учитель, Геше Намгьял Вангчен, обладает таким же сильным логическим мышлением, как Кхедруб Ринпоче. В диспутах он давит меня логикой, как танк. Мне сложно с ним спорить, хотя я знаю правильные ответы. Глядя на меня, он лишь посмеивается.

Так вот, логика Кхедруба Ринпоче была мощной. Тара посоветовала Дже Ринпоче дать учение о махаянской тренировке ума, лоджонг*, и объяснить некоторые наиболее тонкие аспекты теории пустоты. Дже Цонкапа был таким образом подготовлен к появлению на следующее утро Кхедруба Ринпоче и Гьялцаба Ринпоче. Придя на учение, оба заняли места на троне рядом с Дже Ринпоче: Кхедруб Ринпоче — справа, а Гьялцаб Ринпоче — слева. Дже Цонкапа воспринял это как хороший знак, предвещавший, что в будущем эти два ученика станут держателями его трона. Он продолжал давать учение. Тем временем Кхедруб Ринпоче достал четки и начал отсчитывать — одно за другим — противоречия, которые он обнаруживал в учении. Так он нашел пятьдесят противоречий и, обладая великолепной памятью, запомнил их. Дже Ринпоче, зная об этом, начал давать учение так, чтобы показать, что в действительности все найденные Кхедрубом Ринпоче противоречия таковыми не являются. На примере огня он пояснил: «Нет необходимости рассматривать возникновение, пребывание и разрушение, ибо есть континуальность. Нет пребывания в строгом смысле слова, но, поскольку есть поток феноменов, с обыденной точки зрения мы можем говорить, что огонь пребывает».

Кхедруб Ринпоче начал делать обратный отсчет на своих четках. Это означало, что для него учение стало открываться. Кхедруб Ринпоче усматривал до этого некоторые противоречия в учение, но благодаря объяснению Дже Цонкапы понял, что на самом деле их нет.

Как только Кхедруб Ринпоче закончил обратный отсчет «противоречий», он отложил четки, встал с трона, сделал три простирания перед Дже Ринпоче и сказал: «Я слышал, что Вы являетесь Манджушри, воплотившимся в человеческом теле, но сегодня благодаря полученному учению понял, что Вы на самом деле Манджушри. Я рад, что в Стране Снегов есть Манджушри в человеческом теле. Прошу Вас, станьте моим Учителем и руководите мною во всех моих будущих жизнях». После он никогда не расставался с Дже Цонкапой97.


[97] В тибетских источниках это предание иногда связывают с именем Гьялцаба Ринпоче, который стал после Дже Цонкапы держателем трона Ганден, главой школы Гелуг. Но досточтимый Геше Тинлей, которому очень близок Кхедруб Ринпоче, придерживается той версии предания, которая связывает эту историю с именем Кхедруба Ринпоче.


В особенности для вас есть глубокий смысл в том, чтобы следовать примеру Кхедруба Ринпоче. Российским буддистам свойственно сначала обожествлять своего духовного наставника, но спустя некоторое время они становятся критически к нему настроенными. Это неправильный подход. Не нужно с самого начала доверять тому, что вам говорят другие люди о духовном наставнике, а также тому, что он сам говорит о своих качествах. Даже если его превозносят как эманацию Калачакры, Тилопы, Наропы, Шантидевы или еще какого—нибудь известного мастера или божества, вы должны понимать, что это всего лишь слова.

Вам следует оценивать учение, которое дает духовный наставник, и проверять, помогает ли оно вам, есть ли у него бодхичитта, заботится ли он о других больше, чем о себе. Судите по этим признакам, а не по тому, что говорят о нем люди, или что говорит он сам о себе. Вам нужно избежать «тибетской болезни».

Среди тибетцев распространена привычка называть перерожденцев «Ринпоче» и почитать их в качестве воплощений просветленных существ. Можно сказать, что в среде «традиционных» буддистов существует культ перерожденцев: их боготворят, невзирая на их личные качества и способность к даянию учения. В связи с этим Его Святейшество Далай—лама не раз говорил, что ему не нравится большое количество тулку98.


[98] В частности, во время Посвящения Авалокитешвары в 1998 году в Германии (Шневердинген) Его Святейшество Далай—лама говорил об этом, подчеркивая, что тулку должны всей своей жизнью доказать, что они являются подлинными тулку. «Тулку, если он настоящий тулку, обязательно проявит свои достоинства. Так что нет необходимости создавать для ребенка, признанного тулку, особые условия, включая специальный бюджет и штат обслуживания», — сказал тогда Его Святейшество.


Живой, настоящий мастер Дхармы — вот что действительно важно. Оценивайте, кто перед вами находится, исходя из собственных духовных потребностей и знаний, а не из стереотипов и предрассудков других людей. Критерием подлинности буддийского наставника считайте чистоту его учения.

Итак, применяйте логику в том, что касается вашей практики Дхармы. До того как я получил учение по логике от Его Святейшества Далай—ламы, я не понимал, что изучаю логику, чтобы обуздать свой ум. Но благодаря Его Святейшеству до меня дошло, что умозаключение «звук непостоянен, потому что производен», которое дается, чтобы ученики поняли логику, в действительности следует применить к осознанию моего собственного непостоянства. Логика доказывает мне, что «я непостоянен, потому что производен». Это наставление Его Святейшества тронуло мое сердце. Когда я услышал это умозаключение, у меня выступили слезы на глазах. Если медитировать над ним, это и будет медитация о непостоянстве.

Наставления, которые даю вам, я получил от Его Святейшества Далай—ламы. Это учение по логике, которое напрямую связано с обузданием ума. Очень немногие духовные наставники могут давать такие наставления по логике.

На логическом примере «звук непостоянен, потому что производен», во—первых, вы должны понять, что сами являетесь производным самого разного генетического материала, который является в свою очередь комбинацией четырех элементов99 Если исследовать эти четыре элемента, то вода и огонь несовместимы, находятся в противоречии. Из таких противоречивых элементов и состоит ваше тело — конечно же, оно разрушается и в конце концов разрушится полностью. Для вас это не должно быть шоком, потому что такова природа этого феномена. Вы должны помнить, что с каждым моментом приближаетесь к смерти. Памятуя о непостоянстве, вы тут же вспомните о Дхарме. Понимая, что выпали из самолета100, сразу вспомните, что самая главная вещь для вас в таком случае — парашют. Подумав о парашюте, вы уже не просто его визуализируете, а крепче привязываете к телу (некоторые из ваших практик вы делаете так: просто визуализируете парашют, а не пристегиваете его к себе ремнем практики).


[99] Четыре элемента (byung bzhi): ветер — состояние движения материи, вода — состояние текучести и связывания вместе, огонь — аспект роста и умножения материи, земля — аспект твердости и удерживания материи. — А.К.

[100] Метафору жизни как падения из самолета досточтимый Геше Тинлей приводит в комментариях к медитации о непостоянстве (положение «смерть неизбежна»), где парашют символизирует наличие прибежища в Трех Драгоценностях в момент смерти. — А.К..


Через пятьдесят лет после рождения вы празднуете свой «день рождения», потому что думаете: то существо, что родилось пятьдесят лет назад, и тот, кто вы есть сейчас, — одно и то же «я». Когда появляется на свет маленький ребенок — это день рождения. Вы уже стали бабушкой или дедушкой, но продолжаете говорить: «Мой день рождения». Ваш «день рождения», который вы празднуете сейчас, не что иное, как празднование вашей концепции постоянства. Ученые говорят, что каждые двенадцать лет клетки организма полностью обновляются, и если сравнить на клеточном уровне новорожденного ребенка с тем, что мы представляем собой сейчас, то у нас не осталось ни одной клеточки того, кем мы были раньше. Того, кого когда—то родила мать, уже нет.

Итак, из—за концепции постоянства вы не можете увидеть напрямую непостоянство вещей. Наше зрительное сознание воспринимает все объекты стабильными. В буддийской философии говорится, что все явления существуют не так, как они представляются. Если не прибегнуть к логическому анализу, мы будем просто верить во внешнюю видимость вещей. Если нечто вам кажется постоянным, вы будете верить, что оно является постоянным. В силу концепции постоянства мы также вращаемся в сансаре. Если мы не используем логику, то, воспринимая чашку как постоянный «плотный» объект, полагаем, что она таковой и является, и начинаем к ней привязываться как к чему—то постоянному, хорошему, качественному. А люди в магазине, которые продают вам чашку, своей рекламой еще больше усиливают вашу концепцию постоянства.

Несколько дней назад я купил мобильный телефон, и в момент покупки был очень рад ему. Но прошло три дня — и я потерял к нему интерес. Когда я покупал его в магазине, девушка—продавщица на все лады его рекламировала: какой он хороший, красивый, полезный, надежный, крепкий. Тогда я подумал: «Наверное, это так». Она меня обманула, я поддался ее рекламе. Точнее, не она меня обманула, а я сам себя обманул — она служила лишь условием для того, чтобы произошел этот самообман. Когда ваше восприятие усилено концепцией постоянства, сквозь его призму объект кажется очень красивым, замечательным. А после того как купите, вы понимаете: «Вот эта деталь мне в нем не нравится… Не так уж он и хорош… Зачем я купил такой телефон?!» Это очень ясный пример, который типичен для всей нашей жизни. Когда в отношении объекта у вас развивается концепция постоянства, вы сразу хотите его купить. Представьте, что в момент, когда вы принимаете решение сделать покупку, продавец вам говорит: «Если честно, этот телефон непостоянен, он ежесекундно разрушается». Если бы она сказала мне правду, я бы ответил: «Не нужен мне этот телефон».

Все наши привязанности основаны на заблуждении, а большая их часть связана с концепцией постоянства. Из—за своей привязанности сначала вы страдаете от неполучения желаемого объекта, но, наконец получив его, вы начинаете страдать от его наличия. Потом у вас возникает желание с ним расстаться, а когда расстаетесь, начинается страдание от расставания. Все страдания героев «Санта Барбары» возникают от непонимания истинной природы вещей. Я здесь не говорю даже об абсолютной истине. Истина в первую очередь заключается в том, что все вещи, к которым вы привязываетесь, непостоянны. Они кажутся постоянными, а существуют вовсе не так. Когда поймете тонкое непостоянство, естественным образом у вас уменьшится желание, а с уменьшением желания меньше будет возникать проблем. У вас в некоторой степени появится «нирвана», то есть немного покоя101.


[101] На самом, деле, как объясняет досточтимый Геше Тинлей, сансара (и нирвана — тоже) не может существовать в большей или меньшей степени: она либо есть, либо её нет. А в контексте данного наставления досточтимый Геше Тинлей имеет в виду не настоящую нирвану, а именно некоторый уровень покоя.


Сансара основана на концепции постоянства. Избавиться от этой концепции вам поможет понимание истины. Все проблемы, которые были из—за представления, что Земля плоская, сами собой кончились, когда люди осознали, что она круглая. Но страдания от заблуждения, что Земля плоская, очень невелики — может быть, речь идет об одном или двух каких—то маленьких страданиях. Но даже если вы полетите в космос, посмотрите на Землю и сами убедитесь, что она круглая, масса переживаемых вами страданий нисколько не убавится. Вы постигнете, конечно, некую истину, но она никак не связана с корнем страдания. Как говорится в буддизме, вся логика предназначена для того, чтобы нам что—то доказать, и чтобы эти доказательства смогли устранить саму основу нашего страдания. Одна из таких основ — ошибочное представление, что непостоянные вещи постоянны, из—за чего возникает очень много омрачений и страданий.

В результате размышлений над смыслом силлогизма о непостоянстве вы приходите к выводу: да, с первого момента моего существования я разрушаюсь. Как можно думать, что я буду жить вечно, если с каждым моментом я приближаюсь к смерти, как если бы выпал из самолета?

В Тибете когда—то произошла такая история: жила семья — мать и дочери. К ним пришел один геше и попросился на ночлег. Они сказали: «Пожалуйста, заходите». Геше стал заниматься практикой. В это время дочь чистила голову своей матери — вытаскивала вшей. Дочь поймала вошь, а мать попросила: «Пожалуйста, выбрось эту вошь туда, где она не умрет». Тогда геше сказал: «Если вы знаете место, где живые существа не умирают, выбросьте, пожалуйста, и меня туда. Я все время ищу такое место, где никто не умирает, но никак не могу найти».

Итак, доказывая непостоянство звука с помощью признака одной природы — его производности, мы убеждаемся и в непостоянстве всего производного, в том числе нас самих и наших объектов привязанности.

Доводы одной природы помогают вам лучше понять себя и других. Когда вы говорите: «Он — Будда, потому что…», вы должны в том признаке одной природы, на который опираетесь в своем умозаключении, использовать определение Будды, тогда ваш вывод будет логичным. Если вы говорите: «Он — Будда, потому что летает», это нелогично. Каково определение Будды? Будда — тот, чей ум полностью свободен от всех омрачений и их следов, кто реализовал весь свой благой потенциал. Если вы можете доказать, что ум существа полностью свободен от всех омрачений, и он реализовал весь потенциал, значит, это существо по—настоящему Будда. Во втором и третьем условиях здесь нет сомнений, но первое — неопределенно. Вы еще должны доказать, что конкретный человек действительно устранил все омрачения из ума и реализовал весь благой потенциал. У вас опять возникнет вопрос: «Почему его ум свободен от всех омрачений, и в нем реализован весь потенциал?» Это уже трудно будет обосновать. Поскольку здесь мы ставим большой и жирный знак вопроса, нам приходится в этом плане оставаться скептичными. Мы не знаем, кто Будда, а кто не Будда. Как мы можем утверждать, что ум того или иного человека полностью свободен от всех омрачений, и в нем реализован весь его потенциал?

Если вы считаете себя бодхисаттвой, используйте признак одной природы, чтобы удостовериться в правильности своего мнения, и после скажите себе: «Глупец, ты не бодхисаттва, потому что не можешь заботиться о других больше, чем о себе». Тогда вы не будете подходить ко мне со словами: «Докажите, что я Будда». Вы точно не Будда, потому что вы не видите дальше собственного носа. Вы не видите даже, что происходит за забором. Если бы вы познавали все феномены, тогда были бы Буддой. Если вы не Будда, как я могу доказать, что вы Будда?

Злой дух может явить себя в облике Будды и давать учение, но посредством достоверных рассуждений, слушая учение, вы можете определить, что он не Будда. Учение недостоверно, поэтому тот, кто дает его, не Будда, хотя иногда злой дух может выглядеть как Будда. Злой дух может говорить: «Смотри в свой ум и станешь Буддой. Почувствуй себя. Ощущение — это главное». Не дурачьте себя. Для всего нужна причина.

9.3. Примеры умозаключений на основании признака одной природы

Сначала приведите мне простой силлогизм по признаку одной природы. Мы используем такие рассуждения очень часто. Чем больше вы сумеете их привести, тем глубже сможете понять тему. Изучив теорию, вы должны теперь на практике научиться приводить умозаключения подобного рода.

Ученик: Этот человек — буддист, потому что принимает прибежище в Трех Драгоценностях.

— А тот, кто принимает Прибежище в Трех Драгоценностях, обязательно ли должен быть буддистом?

Ученик: Да. Обязательно ли имеющий прибежище не должен быть небуддистом? А у Будды есть прибежище?102


[102] Этот вопрос досточтимый Геше Тинлей уже рассматривал, когда обучал учеников ведению логических диспутов.


Первая причина прибежища — боязнь попасть в низшие миры, вторая причина — вера в Будду, Дхарму, Сангху. Если есть эти две причины, значит, существо обрело прибежище. Разве Будда боится низших перерождений?

Ученик: Нет.

— Есть ли у Будды страх перед сансарой?

Ученик: Нет.

— Тогда у Будды нет прибежища. Теперь вы начинаете понимать логику. Вы думали, почему Кхедруб Ринпоче отсчитывал на четках все эти противоречия? Это простые примеры, но есть вещи гораздо более сложные. У Будды нет причины принятия прибежища, а без причины нет и результата. У него нет прибежища, потому что причина опоры на Три Драгоценности — это страх низшего перерождения или страх сансары. Он свободен от этих страхов. Но вас только эти страхи побуждают искать прибежище в Будде, Дхарме, Сангхе. А как Будда, раз у него нет этих страхов и, следовательно, нет причины для принятия прибежища, может иметь прибежище, не имея его причины? Вот такой диспут ведется в монастырях.

Ученик: А как же мотивация высшей личности?

— Разве у Будды есть страх?

Ученик: Нет.

— Тогда у него нет и причины принятия прибежища.

Ученик: А если у Будды нет страха, значит, у него нет.

чувств?

— У него есть чувства, но нет страха.

Ученик: А как у Будды могут быть чувства, если у него разрушены скандхи?

— У него есть скандхи. У Далай—ламы есть скандхи, а он Будда.

Ученик: Мы говорим про Будду Шакьямуни?

— Конечно. Пять совокупностей никогда не перестают существовать. Каждая из них продолжается. Когда пять скандх загрязнены, они называются загрязненными совокупностями, а, будучи очищенными, они преображаются в пять дхьяни—будд. Пять дхьяни—будд — это пять скандх каждого отдельного Будды. Например, ваша скандха тела, будучи очищена, преобразится в Будду Вайрочану. Но это все еще скандхи. Просто чистота формы вашего тела проявится в виде Вайрочаны. У Будды есть пять скандх, не волнуйтесь. Так же, как невозможно сделать частицу несуществующей (каждая частица длится, продолжается), так и ваши пять совокупностей будут продолжаться.

Ученик: Тогда получается, что у Будды нет прибежища?

— У Будды есть прибежище. Но вы должны понять глубже. Теория такова, что у Будды есть прибежище. Но это не значит, что он должен обладать им явным образом.

В разных диспутах приводятся разные доводы. Я придерживаюсь точки зрения, что у Будды все же есть страх перед сансарой. Будда освободился от сансары, но у него есть страх перед ней. Здесь страх — не паранойя, а просто нежелание чего—то. Допустим, я освободился от сансары. Несмотря на то, что я свободен от сансары, все же низшие миры мне не нравятся, так как они по природе есть страдание. Даже будучи свободен от сансары, я все равно не люблю ее. Вы думаете, что у Будды нет страха перед сансарой, потому что он не страдает от нее. Но если у вас есть страх перед чем—то, не обязательно, чтобы вы страдали от этого.

Другой вид ответа следующий: если у Будды есть страх, то не обязательно он грубый. Будучи в сансаре, он взрастил страх, который как причина продолжает существовать в его уме без изменений, не разрушенный. Итак, у него есть страх, но не присутствующий в его уме как нечто явное.

Есть ли у арьи, который однонаправленно медитирует на пустоту, любовь и сострадание? Обладает ли он бодхичиттой? Обладает. Хотя он занимается однонаправленной медитацией на пустоту, у него есть любовь и сострадание. Это повод для диспута: если у него есть сострадание, а есть ли у него объект сострадания (страдающие живые существа) и аспект, который желает им освобождения от страданий? Имеет ли это чувство тот арья, который однонаправленно сосредоточен на созерцании абсолютной природы феноменов — пустоты?

Ученик: Нет.

— Значит, у него нет и сострадания. У него действительно нет очевидного, явного чувства сострадания. Сострадание не обязательно должно присутствовать как явное чувство — так говорит теория. Джамьян Шепа сказал: «Арья, входя в однонаправленную медитацию на пустоту, не имеет ни одной концептуальной мысли и ни одной видимости условной, относительной истины». Следовательно, у него нет никакого грубого чувства любви и сострадания. Однако он обладает любовью и состраданием, у него есть бодхичитта, хотя и в непроявленном виде. Иначе арья в состоянии самадхи пустоты не являлся бы бодхисаттвой.

Ученик: Геше—ла, тогда архат Хинаяны не является арьей?

— Имеется в виду арья—бодхисаттва.

Также и с Буддой: когда он достигает просветления, вдохновение бодхичитты («Да стану я буддой для блага всех живых существ!») у него остается в уме в неявном виде. Будучи бодхисаттвой, он взрастил в себе это вдохновение до такого высокого уровня, что и по достижении просветления оно продолжает оставаться в его уме без изменения, сохраняется без деградации. То, что развито полностью, продолжает существовать без деградации, хотя и в неявном виде.

А сейчас приведите еще один пример умозаключения на основании признака одной природы.

Ученик: У человека есть драгоценная человеческая жизнь, потому что он обладает восемью свободами и десятью благими условиями.

— Правильно.

Ученик: Пространство постоянно, потому что не зависит от причины.

— Верно. Очень ясно, что пространство не зависит от причины — это чогчо. А если что—либо не зависит от причины, оно должно быть постоянным — это джечаб. Все независимое от причины не должно быть непостоянным — это догчаб.

Ученик: Сансара конечна, потому что у каждого существа есть природа Будды.

— В этом умозаключении нет признака одной природы. Это не силлогизм одной природы. Природа Будды и конец сансары не являются по сути одним и тем же.

Ученик: Эта женщина — мать, потому что у нее есть ребенок.

— А если кто—то имеет ребенка, он должен быть матерью? Тогда отец — мать, потому что у него есть дети. Если у женщины действительно есть дети, чогчо выполняется. Но обязательно ли тот, у кого есть дети, является матерью? Второе условие, джечаб, не соблюдается. Иначе любой мужчина, у которого есть дети, стал бы матерью. Когда вы говорите: «Она мать, потому что у нее есть дети», немедленно возникает вопрос: а Саша является матерью? Ведь, согласно вашему основанию, у него есть дети. Если вы скажете: «Нет, он не мать», тогда вы входите в противоречие с собственным основанием. Ваше умозаключение таково, что всякий, у кого есть дети, должен быть матерью. Тогда вам придется либо сказать, что Саша — мать, либо признать свою ошибку. Но вы не можете утверждать, что Саша — мать, потому что это противоречит мирской истине, все будут над вами смеяться. Вам остается только признать свою ошибку.

Этот диспут восходит к условной, или относительной, достоверности. Это не игра словами — во время диспута все сводится к очень ясному определению каких—то существенных моментов и, в конце концов, вы приходите к достоверности. Таковы буддийские диспуты. Вы не можете сказать «и да, и нет». В европейской логике вам могут сказать в ответ «и да, и нет». Например, если вас спросят: «Вы человек?», в буддийской логике можно получить в ответ либо «да», либо «нет». А в европейской логике вы можете услышать: «и да, и нет», в таком случае диспуту никогда не будет конца, вы ничего не сможете проанализировать. Если вас спросят: «Он вор или нет?», а вы ответите: «И да, и нет», тогда как вы сможете его наказать? Не используйте такую логику — это опасно.

Ученик: Вот такой пример: ум можно очистить, потому что омрачения не являются природой ума.

— Умозаключение правильное, но вы его должны исследовать: являются ли С и В одинаковыми по сути или нет. Наш ум может быть очищен, потому что заблуждения не являются его природой. Совпадают ли в своей сущности отсутствие заблуждений в природе ума и чистота ума? Да. Они так же одинаковы по сути, как производное и непостоянное. Буддисты используют такую логику. Наш ум может быть очищен, потому что в природе ума нет омрачений. Приведите еще какое—нибудь умозаключение по признаку одной природы.

Ученик: Мой Гуру — Будда, потому что он приносит мне благо, давая учение.

— А если кто—то дает учение, обязательно ли он должен быть Буддой? Нет. И тот, кто приносит благо, не обязательно должен быть Буддой. Очень многие бодхисаттвы приносят благо живым существам, но они не Будды.

Ученик: Я пуст, потому что взаимозависим.

— Я пуст от самосущего бытия, потому что взаимозависим. Взаимозависимость и пустота — одной сути.

Если вы пытаетесь доказать, что нечто есть то или другое, вы используете умозаключение по природе. Вот примеры ваших типичных рассуждений: «Он вор, потому что такой—то и такой—то», «он человек, потому что такой—то и такой—то», «он сансарическое существо, потому что он суть то—то и то—то», или «он арья, потому что обладает такими—то признаками». Большую часть времени вы строите именно такие умозаключения. Но если вы не владеете логикой, вам легко можно внушить что угодно, возбудив определенные эмоции. Если задеть эмоции человека, он становится легко внушаемым. Многие очень чувствительно относятся к идее храбрости, к национализму, к религии. А людям с хорошей логикой никто не сможет «промыть мозги». Это правда. То же самое говорят психологи.

По данным научных исследований, у людей во всем мире очень развиты эмоции, связанные с их религиозной принадлежностью. Если что—то касается этой области, они не желают ничего анализировать. Если в общении с такими людьми упирать на религиозные чувства, первое, что они говорят: «Наша религия священна! Это самая лучшая религия в мире!» Если вы последователь той же религиозной традиции и очень трепетно относитесь к своей религии, вы счастливы это слышать. Вы ничего не хотите обдумывать, анализировать. Вы с радостью соглашаетесь, что ваша религия самая лучшая, то есть ваш ум уже охвачен фанатизмом. Вам не нужны никакие доказательства. Вам приятно это слышать, и поэтому вы сразу соглашаетесь.

Затем постепенно вам начинают внушать: «Наша религия в опасности. Мы должны стать на защиту религии, ее окружает множество врагов. Ей грозит опасность со стороны Америки, Европы, России. Все они наши враги, посягающие на нашу религию». Затем приводятся какие—то факты чужих ошибок, имевших место в прошлом. Из—за одного довода люди приходят к мысли, что все американцы плохие, все русские плохие. Далее говорится, что тот, кто пожертвует своей жизнью ради защиты своей религии, — самый лучший последователь «истинной» веры, самый храбрый. Для таких людей героизм — способность пожертвовать жизнью ради веры.

Некоторые маленькие дети с ранних лет говорят, что цель их жизни — защищать религию, умереть за свою веру. Это очень опасно, потому что создает конфликты в нашем мире. В прошлом такие ошибки совершали христиане. Сегодня мы являемся свидетелями исламского фанатизма. Что греха таить, и в буддизме происходило нечто подобное. В каждой религии были последователи, которые допускали те или иные ошибки. Но это не означает, что сама религия плоха. Мы никогда не должны говорить, что ислам — это плохо. В исламе есть фанатики, зомбированные люди, но также есть истинные последователи. Мы с вами еще не видели настоящих практиков ислама. Это люди невероятно высокого духовного уровня, подобные бодхисаттвам. Некоторые мусульмане настолько чисты, что могут заботиться о других больше, чем о себе.

Вы должны понимать одну вещь: в тех религиях, в которых людей стремятся обработать, «промыть мозги», никогда не будут давать учение о логике. Любые сомнения и вопросы они будут отвергать как провокацию и говорить: «Это бесы в вас задают вопросы». Это происходило в прошлом и происходит сегодня. Но преступно усыплять людей и порабощать их, делать так, чтобы они подчинялись вашей воле и плясали под вашу дудку. Настоящее предназначение духовных учений — открывать людям глаза и ум, а не обращать их в рабов.

Когда Иисус давал учение, он всегда был очень рад слышать вопросы. Он никогда не говорил, что вопросы «от дьявола». Мухаммед тоже был очень мудрым, поэтому никогда не был против того, чтобы люди задавали ему вопросы. Он всегда отвечал на них. Но в более поздние времена последователи ислама и христианства перестали изучать философию, поэтому многие вещи они просто изъяли из своей доктрины. В этом виноваты последователи, а не основоположники религий.

Итак, с точки зрения буддизма утверждения, что та или иная религия очень плохая, — ложный вывод. Подобные утверждения создают очень тяжкую негативную карму. Каждая религия подходит людям с определенным менталитетом. Если, например, мне нравятся тибетские лекарства, это не дает мне права утверждать, что европейские лекарства плохие. Для моего организма подходят тибетские лекарства, а европейские подходят для множества других людей. Исходя из этого, мы не можем заключить, что одни лекарства плохие, а другие хорошие.

Если обратиться к священным первоисточникам религий ислама, христианства, буддизма, там нет ни слова о том, что люди должны вредить друг другу. Наоборот, во всех религиях утверждается, что нужно помогать друг другу, быть добрыми людьми, полезными для других. Мы должны быть источниками счастья для всех, кто нас окружает. Как же можно тогда говорить, что буддизм — самая лучшая религия, а другие религии плохие? Это нелогично. В буддизме считается, что лучшие ученики — ученики с непредвзятым умом, без предрассудков, объективные. Если вы пристрастно относитесь к буддизму, вы не способны объективно судить о нем. Вы становитесь фанатиками. Я не являюсь буддийским фанатиком. Если я увижу какие—то буддийские теории, противоречащие науке, то скажу, что они неверны. Ведь чего мы хотим на самом деле? Мы хотим открыть истину. Это для нас самое главное. Мне нравится в науке именно то, что в ней нет догм. Для ученых, как и для нас, самое важное — докопаться до истины.

9.4. Признак результата

Второй вид правильных логических признаков — «правильный признак результата», который мы называем попросту признаком результата. Он используется в силлогизмах, которые предназначены для познания некоего скрытого качества объекта по его результату.

Увидев результат, можно сделать вывод о причине, поскольку без причины результат существовать не может. Если бы желтые цветы существовали беспричинно, они должны были бы или везде расти, или нигде. Не было бы причины, почему в одних местах растут желтые цветы, а в других нет. Но желтые цветы появляются в определенных местах, потому что именно там засеяны семена таких цветов. А в других местах, где семян нет, вы не сможете вырастить желтые цветы, сколько бы ни поливали и ни удобряли землю.

Когда вы смотрите издалека на костер, вы не видите огня, но зато замечаете струйку дыма и говорите:

На задымленной горе есть огонь,

потому что там есть дым.


В естественных условиях источником дыма всегда является огонь. Поэтому для естественных условий данный силлогизм является верным. Но задымление горы могло произойти оттого, что люди принесли туда искусственный дым. Например, мы с Сергеем решили обмануть Искандера. Я попросил Сергея взять большой шар с дымом, подняться на гору и выпустить дым из шара. В это время я с Искандером стою недалеко от горы и говорю ему: «Смотри, Искандер, видишь дым? На той задымленной горе должен быть огонь, потому что виден дым». Искандер скажет: «Да—да, конечно».

Как в этом случае вы поймете, что основание умозаключения недостоверно? Логика должна быть такой, чтобы ее нельзя было нарушить никаким условием. Итак, прежде чем что—либо утверждать, вы должны установить происхождение дыма. Если это дым естественного происхождения, тогда там должен быть и огонь. До тех пор пока не будут присутствовать все факторы, вы не можете делать никаких выводов. Если вы установите естественный источник дыма, тогда ваше основание станет правильным признаком результата, а умозаключение — достоверным.

Поскольку вы все родились людьми, я могу сказать точно, что в одной из своих предыдущих жизней вы практиковали нравственность. Без нее невозможно родиться человеком. То, что вы в прошлой жизни были высоконравственным человеком, так же определенно, как и то, что если вдалеке виден дым естественного происхождения, там есть огонь. Правда, в наше время не обязательно есть огонь там, где виден дым. Но если вы приведете настоящий довод по результату, сможете установить причину.

Кем вы будете в будущем, можно определить по вашим действиям в настоящем. Если вы обманываете людей, тем самым создаете неблагую карму. Если вы очищаете негативную карму и создаете много заслуг, занимаясь искренне практикой Дхармы, то можно предсказать благое перерождение. Какова причина — таков результат. Если создана благая причина, будет благой результат. Это и называется в буддийской логике умозаключением на основании результата.

В умозаключениях этого вида результат является логическим основанием для вывода о принадлежности качества В познаваемому объекту А. С помощью признака результата можно получить знание о скрытых феноменах, таких как будущая жизнь. Именно поэтому Будда сказал, что нет необходимости спрашивать у ясновидящих или прорицателей, кем вы были в прошлой жизни, и кем вы переродитесь в будущем. Опираясь на признак результата, вы тоже можете не ходить к астрологам и оракулам с вопросами: «Где я получу следующее рождение? Когда я стану бодхисаттвой?» и тому подобными. Вы сами в состоянии узнать свою судьбу и изменить ее. Поэтому используйте признак результата для познания таких вещей.

Но прежде чем выводить достоверные силлогизмы, вы должны все тщательно исследовать, как это делают ученые. Итак, в ответ на мое заявление, что на задымленной горе есть дым, Искандер должен усомниться: «А настоящий ли это дым? Или там Сергей прячется с шариком и пускает искусственный дым?» Если же дым естественного происхождения, тогда там обязательно должен быть и огонь.

Вопрос из зала: Получается, что здесь нет прямого охватывания, да? Раз не всякий дым в качестве причины имеет огонь.

— Нет, здесь отсутствует первое условие, потому что на задымленной горе нет настоящего дыма, который исходил бы от огня. Хотя мы и видим дым, исходящий из шарика, но не принимаем его в расчет, потому что он не исходит от огня, который горит на самой горе. А когда мы смотрим на задымленную гору, то представляем, что дым должен исходить от огня, который горит на горе. Если за отправную точку принять настоящий дым, источником которого является огонь, мы сможем сделать вывод, что на горе есть и огонь.

Если мы говорим об умозаключении на основании признака результата, то, где бы ни появился дым, там должен быть огонь. Но не везде, где есть огонь, обязательно есть дым, потому что существует очень много источников бездымного огня. Существует множество причин, не имеющих результата. А если есть результат, то непременно должна быть причина.

Допустим, вы здесь видите желтый цветок. Вы не видели семени цветка, но можете утверждать, что цветку должно было предшествовать его семя, потому что сейчас видите результат — желтый цветок. Но при этом вы не сможете доказать, что семя было брошено в землю в конкретном месте, где растет цветок, потому что оно могло быть посеяно в другом месте, а потом перенесено сюда. В подобном утверждении не будет охватывания. Однако вы можете утверждать, что до появления этого желтого цветка должно было быть его семя. Здесь охватывание есть. Таким образом, по результату вы можете сделать вывод о существовании причины, но не можете утверждать, что она находилась в том же месте, в котором вы видите результат.

Возникает вопрос: из чего же вырос первый желтый цветок на нашей планете? Мы можем ответить, что на нашей планете цветы растут с безначальных времен. Но планета имеет свое начало. Когда возникла планета, возникли и желтые цветы. А откуда возник первый желтый цветок? Что наука говорит об этом? Что появилось раньше: семя или цветок? Курица или яйцо? Я говорю только о нашей вселенной, у которой начало есть. Так что же появилось на планете раньше: курица или яйцо?

Ответ из зала: Не было того, кто мог бы назвать это яйцом или курицей.

— В данном случае это неважно. Может быть, кто—то с другой планеты привез яйцо? Откуда возникли люди? Произошли от обезьян?

Ответ из зала: Пришли с другой планеты.

— Думаю, есть большая вероятность, что люди прибыли откуда—то с другой планеты. Вместе с курицей и яйцом. И после этого курицы распространились. Иначе сложно сказать, откуда же взялись люди. Если, к примеру, на нашей Земле существовал какой—то необитаемый континент, например, Антарктида, то каким образом там появились люди? Они просто прибыли морем с другого континента. Точно так же люди могли прилететь на Землю с другой планеты.

Никто не может доказать невозможность того, что люди прибыли на Землю с другой планеты. Конечно, эта гипотеза вызывает сомнения, но есть вероятность, что так и было на самом деле. Многие видят неопознанные летающие объекты. Может быть, эти НЛО прилетают, чтобы проверить, как живут люди, которых они когда—то сюда привезли? Я шучу. Но это правдоподобная теория — миграция человечества на Землю с другой планеты.

Умозаключение по результату играет большую роль при исследовании подобных вопросов. Обоснование по результату таково: если что—то возникло, для этого должна быть причина.

У нашей планеты есть начало, поэтому и возникает вопрос, что же на ней появилось раньше. Курица вылупилась из яйца, потом снесла следующие яйца и так далее. Здесь очень сложно сказать, что же все—таки было раньше. Можно предположить, что яйцо (или курица) было занесено откуда—то извне, из другой вселенной. Откуда же это взялось в другой вселенной? Прибыло из совсем иной вселенной — и у процесса нет начала. У одной планеты есть начало, но вообще начала мира нет. Если его нет, не встает вопрос, что появилось первым: курица или яйцо. Но может возникнуть вопрос, что же на этой планете возникло первым, потому что у этой планеты начало есть. Подумайте об этом.

Если задать вопрос, что появилось раньше — наше сознание или неведение, каков будет ответ? Любой ваш ответ будет подразумевать, что есть некое начало: либо они вместе возникли, либо сначала сознание, либо неведение. Если вы говорите, что они возникли одновременно, то сам ваш ответ свидетельствует, что вы имеете в виду некое начало, из которого они одновременно возникли. Следовательно, надо отвечать так: «Поскольку начала нет, вопрос, что возникло первым, отпадает».

Утверждение, что было некое начало, первопричина, порождает логическое противоречие. Какое? Эта первопричина зависела от причины или нет? Если она возникла в зависимости от причины, значит, она уже не первопричина. Если же она неразрушима, вечна, значит, она постоянна. Будучи постоянной, она не может ничего из себя породить, никакого следствия. Совершенно очевидно, что, даже если бы и была первопричина, она была бы непостоянна, значит, она сама зависела от причины. На основе логики можете делать вывод о том, что никакого начала не было.

Вернемся к умозаключениям по результату103.


[103] Иногда такой тип силлогизмов называют умозаключениями причины—результата. — А.К.


С их помощью можно предсказать, с какой вероятностью вы можете переродиться в низших или в высших мирах. В настоящий момент взгляните на свой ум: сколько негативной кармы вы создаете? А сколько позитивной кармы вы накапливаете каждый день? Если вы, проведя такого рода исследование, увидите, что в течение дня создаете больше негативной кармы, чем позитивной, логично предположить, что для вас наиболее вероятно в следующей жизни переродиться в низших мирах. Поскольку вы все родились людьми, я могу сказать точно, что в одной из предыдущих жизней вы практиковали нравственность. Без нее невозможно родиться человеком. А там, где есть бодхичитта, обязательно есть любовь и сострадание, потому что без любви и сострадания невозможно породить бодхичитту. Те, у кого есть прибежище, обладают и верой, потому что без веры невозможно породить прибежище. У кого бы ни было прямое познание пустоты, у него должна быть шаматха, потому что прямое познание пустоты невозможно без шаматхи. По наличию результата вы можете установить наличие его причины.

Пока мы рассматриваем очень простые примеры. Потом на основе анализа результата вы самостоятельно сможете утверждать наличие таких вещей, как знание, мудрость и других. По результату вы сможете познать его происхождение от какой—то причины. Например, о наличии у человека сострадания вы сможете сделать вывод на основе результатов, которые он производит. Не через рекламу придете к выводу, а через результат. Допустим, вы не видите сострадания своей матери, но понимаете, что она чувствует к вам очень сильное сострадание. Как вы можете это доказать? На основе результата — ее заботы. Она заботится о вас не день, не два, она все время заботится о вас. В течение одного дня заботиться о вас может любой, два дня — тоже. Ваш друг, ваш любимый может позаботиться о вас один или два дня. Но ваша мать все время заботится о вас, и это ясный признак, указывающий, что она проявляет к вам сильное сострадание. Вы не видите сострадания, однако на основе результата можете сказать, что у матери оно есть.

Вы не видите сострадания бодхисаттвы. Но, зная, что результатом великого сострадания являются постоянные труды на благо живых существ, вы также можете утверждать наверняка, что бодхисаттва обладает сильнейшим состраданием. Он заботится о живых существах не день, не два, а постоянно. На основе этого результата вы можете сделать заключение о причине его заботы — о его сострадании.

Иногда мы рассуждаем так: «Такой—то человек очень достойный, потому что хорошо говорит. Я хочу голосовать за него, чтобы он стал президентом». Почему во время предвыборной кампании многие кандидаты по телевизору произносят очень красивые речи? Потому что знают, что большинство людей прибегает к такой примитивной логике: если кто—то говорит красноречиво, значит, принесет нам благо. Мы очень доверяем тому имиджу политических и государственных деятелей, который создают имиджмейкеры. Но мы должны судить о кандидатах на государственные посты не по словам, а по их делам. Буддизм утверждает, что дела говорят громче слов.

Люди, которые ищут работу, уверены, что первое впечатление очень важно. Почему? Потому что у работодателей нет логики. Они делают заключение сразу на основании того, что видят. Все говорят друг другу, что самое первое впечатление — главное, именно потому, что у большинства людей логика не работает. В будущем, когда овладеете логикой, вы сможете выбирать президента России, судя не по рекламе, а по его поступкам. По результатам вы сможете устанавливать причины. Но мы начнем с простых обоснований, с простых примеров, которые, тем не менее, очень полезны.

Когда мне стало известно, что одни люди говорят: «Геше Тинлей — святой», а другие утверждают: «Геше Тинлей — очень плохой», я стал критически исследовать себя и свою ситуацию. Меня послал сюда Его Святейшество Далай—лама. Осуществил ли я то, что он хотел? Я исследовал результат: что было сделано мной в Калмыкии, Туве, Бурятии и во всей России?

Когда я впервые приехал в Калмыкию, там был только один очень маленький хурул, расположенный в Элисте, и не было хурулов в районах. Я стал ездить по районам. Люди делали подношения — я возвращал их обратно и говорил: «Пожалуйста, постройте в своей местности один хурул». Так во всей Калмыкии возникло множество небольших буддийских храмов, и то же самое происходило в Бурятии, в Агинске и Туве104.


[104] Точно так же, как в Калмыкии, досточтимый Геше Тинлей ездил по районам Бурятии и Агинского автономного округа, давая наставления в Дхарме и не отменяя запланированных поездок ни при каких обстоятельствах, даже когда болел. И всякий раз, когда ему делали денежное подношение, он возвращал деньги местной общине буддистов со словами: «Постройте у себя в деревне дуган». Свидетелями этого были неизменно сопровождавший его во всех поездках переводчик БорисДондоков, а также ученики, которые следовали за Учителем, когда он давал учение в разных местах.


Во всех этих местах, где я бывал, я просил строить небольшие храмы. И первые деньги, пожертвованные на эти храмы, пришли от меня. Но самое главное, что во всех этих местах я давал людям мудрость, учение. Защищал их от могущественных миссионеров, от сект, которые одновременно с возрождением буддизма начали распространяться в России. Посмотрев на все результаты, я увидел, честно говоря, что сделал очень много.

Затем стал анализировать свою ситуацию с другой стороны, попытавшись найти, чем я причинил людям в России вред, о котором некоторые люди заявляют, критикуя меня. Я не сказал ни об этих людях, ни о каком—то другом человеке ни единого плохого слова. Не найдя ни одного действия, которым бы я навредил отдельным людям или группам людей в Калмыкии, Бурятии, Туве, народу России и буддистам вообще, я почувствовал себя счастливым и довольным. Какая мне разница, что говорят обо мне люди? Ведь если я никому не вредил, а только помогал, значит, когда буду умирать, у меня не будет сожалений. Это самое главное, поэтому мой ум спокоен. Сначала, услышав много шума и сплетен о себе, я думал: «Почему так происходит?», и чувствовал недоумение в связи со слухами, но затем я исследовал ситуацию с помощью логики, и мой ум успокоился.

Если вы станете известными, популярными людьми, такие вещи будут происходить и с вами, тогда вы должны воспользоваться логикой и установить по результату своих действий, плохой вы человек или хороший. Кем вы являетесь на самом деле — очень важно, а что люди говорят или думают о вас — неважно. Иногда вы начинаете меняться к худшему, сами того не осознавая. Используя признак результата, вы должны понять: «Нет, так нельзя. Из—за моих действий возникает очень много вреда, я сею раздор и нарушаю гармонию в человеческих отношениях».

Даже если люди не осуждают вас, не имеет значения, ведь вы сами становитесь хуже. Вот этого в себе надо бояться. А что страшного в том, что люди о вас говорят или думают? Тысяча обезьян решила: «О, он плохой человек». Но когда обезьяна получит фрукт, она, занятая его поеданием, забудет, о чем думала. Когда у нее нет никакого занятия, она начнет перебирать негативные мысли, потом фрукт получит и опять забудет, о чем думала. Человек иногда ведет себя как обезьяна: когда никакого дела нет, он думает о ком—то: «Он такой—сякой». Активные люди не имеют времени на подобные вещи. Если люди распространяют слухи, значит, им нечем заняться, и они достойны сострадания. Буддийская логика очень полезна: с ее помощью вы можете сделать так, чтобы ваши уши перестали слышать глупые вещи и открылись для правильных советов. Тогда ум будет спокоен и счастлив.

Умозаключение по результату схоже с ясновидением. Исходя из результата, вы можете говорить о прошлом, можете судить о будущем: кем вы будете, и что вас ждет. Не надо кого—то спрашивать, кем вы были в прошлом и кем станете. По признакам, имеющимся в своей нынешней жизни, вы можете понять и то, и другое. Если кто—то скажет, что у вас будет прекрасное будущее, не надо верить этому. Если вы создали плохую причину, как можно добиться хорошего результата?

Его Святейшество Далай—лама всегда говорит: «Зачем гадать? Будда обладал всеведением, и он сказал, что нынешнее состояние ума — результат того, кем ты был в прошлой жизни, и причина того, кем станешь в будущей жизни». Когда ум деградирует, ваша будущая жизнь будет хуже нынешней. Несмотря на то, что лама—астролог вам нагадал: «О, ваша будущая жизнь будет отличной, не надо волноваться», вы не должны оставаться спокойным. Если состояние ума улучшается, значит, ваша будущая жизнь станет лучше. Не надо прибегать к гаданию, всмотритесь в свой ум. Например, вы знаете, что больны, и не принимаете лекарство. Ваша болезнь усугубляется, а гадание говорит, что тело будет отличным. Но откуда в этом случае возьмется здоровье?

Именно в настоящем вы имеете шанс менять себя к лучшему от момента к моменту. Если вы используете этот шанс, тогда нет нужды бояться будущего. Даже если в прошлой жизни вы были демоном, будущее не должно страшить вас. Скажите себе: «Прошлое меня не интересует, меня интересует настоящее и будущее. Если в прошлом я был демоном, ничего страшного; если когда—то был святым человеком, пусть так — что мне с того? Именно сейчас я должен быть святым, сейчас должен стать мудрым. В будущем я хочу достичь еще большего уровня духовности».

9.5. Признак ненаблюдения

Третий вид признаков, используемых в качестве правильного логического основания, называется «правильный признак невоспринимаемости» или проще — признак ненаблюдения. Он используется для умозаключений, относящихся к феноменам отрицания. Вот пример недостоверного силлогизма, построенного для познания феномена отрицания:

На этом столе нет духа, потому что я его не вижу.

Вы не можете сделать такой вывод, потому что дух (существо прета) не является зримым объектом. Его наличие или отсутствие скрыто от вас. Если же я скажу, что на моем столе находится дух, вы также должны проявить скептицизм и сформулировать следующее достоверное умозаключение: «Человек105, который не видит перед собой духа, не может сделать вывод, что перед ним духа нет, потому что он не наблюдает признаков, доказывающих отсутствие духа».

Мы обычно делаем большое количество недостоверных выводов относительно скрытых объектов. Например, делаем вывод, что Учитель — не Будда, потому что он кажется нам обычным человеком. Но это недостоверное заключение. Мы не можем сделать вывод, что наш Учитель — не Будда, потому что для этого у нас нет оснований, точно так же как нет оснований утверждать, что нет духа на столе. У вас нет логических оснований ни для того, чтобы доказать присутствие духа на столе, ни для того, чтобы опровергнуть его присутствие.

Существует много разновидностей признака ненаблюдения106: признак ненаблюдения причины, признак ненаблюдения природы, признак ненаблюдения результата и прочие.107



[105] Здесь речь идет об обычном человеке, чьи способности сознания не позволяют воспринимать духов. — А.К.

[106] Цепак Ригзин называет два основных типа признаков ненаблюдения: 1) правильный признак ненаблюдения (специфического объекта), который доступен чувственному восприятию; 2) правильный признак ненаблюдения (специфического объекта), который не доступен чувственному восприятию [Цепак Ригзин, с. 201–202].

[107] В ‘Ньяя—бинду Дхармакирти выделяет одиннадцать разновидностей признака ненаблюдения [ТПЛ Ч I, с. 182–194]. — А.К.


Возьмем, к примеру, отсутствие рогов на моей голове. Как вы докажете, что у меня на голове нет рогов? Вы можете это сделать только с помощью отрицательного умозаключения. Если я спрошу вас: «Почему у меня нет рогов на голове?», — что вы скажете? «Потому что я их не вижу», — ответите вы. На это я могу вам возразить: «Обязательно ли то, чего вы не видите, не существует?» Вы же сами привели такой довод: «я не вижу». Если бы это был правильный довод, то получалось бы, что если вы чего—то не видите, этого не существует. Но ведь вы не видите собственных глаз, тем не менее, они существуют. Поэтому доказательство отсутствия рогов на моей голове на основании того, что вы их не видите, — недостоверное умозаключение. Как же можно доказать отсутствие рогов?

Достоверное умозаключение таково: «На вашей голове нет рогов, потому что рога — видимый объект, и такой видимый объект на вашей голове я не наблюдаю». Рога на моей голове, если бы имелись, — это был бы объект, видимый глазом. А вот мой мозг — объект, недоступный для вашего зрения. Потому что вы его не видите, вы не вправе заключить, что у меня нет мозга.

Если некий объект доступен для восприятия моим зрительным сознанием и при этом нет препятствий для зрения, но я его здесь не вижу, значит, его здесь нет. Таково отрицательное умозаключение. В противном случае вы запутаетесь и не сможете точно утверждать, существуют рога на моей голове или нет.

Вот другой пример умозаключения с использованием признака ненаблюдения.

В этой комнате нет слона, потому что слон — видимый объект, а мы его не видим.

Вопрос из зала: Геше—ла, а как быть в том случае, когда это видимый объект, но я его не вижу, потому что есть препятствия для органа зрения?

— Здесь в комнате нет препятствий. Если вы не видите зримый объект при условии, что отсутствуют какие—либо препятствия для зрительного восприятия, значит, этого объекта не существует здесь. Вы не говорите: «Может быть, он есть, а может быть, нет». Слон — огромный видимый объект. Раз уж вы его не видите здесь, то его нет. А если слон чем—то закрыт, это другой случай, просто другое условие.

По признаку ненаблюдения причины вы можете сделать вывод об отсутствии результата. Вот пример построения такого умозаключения: «N не является святым, потому что у него нет сострадания. А сострадание является причиной святости». Но очень тяжело доказать, что у него нет сострадания. Если вы сможете это обосновать, тогда можете делать вывод, что он не святой.

Признак ненаблюдения используется в аналитической медитации, посвященной развитию преданности Учителю. Строя умозаключения с использованием в качестве логического основания признака ненаблюдения, вы сможете путем аналитической медитации развить преданность Гуру. То есть будете спонтанно видеть в нем Будду. С помощью умозаключения на основании ненаблюдения вы сможете опровергнуть свое представление об Учителе как обычном человеке.

В настоящий момент глубоко внутри вас сидит убеждение, что ваш Учитель не Будда. Причина подобной убежденности кроется в том, что Учитель выглядит не как Будда, а как обычный человек. Вашему уму свойственно питать доверие к тому, что вы видите, и не верить в существование того, что не воспринимаете своими органами восприятия. Это неведение. Оно имеет место потому, что у вас нет мудрости. Из—за отсутствия мудрости вы думаете, что Учитель таков, как он выглядит. Аналогичным образом раньше считалось, что Земля плоская, пока это представление не было опровергнуто наукой.

Чтобы пояснить использование данного вида логического основания, признака ненаблюдения, для познания пустоты, можно использовать вышеприведенный пример со слоном.

Чтобы проверить, что в доме, состоящем из пяти комнат, нет слона, вы должны обойти все комнаты. Если слона нет ни в одной из них, вы делаете вывод: «Дом имеет пять комнат. Ни в одной из них не обнаружен слон. А слон — чувственно воспринимаемый объект. Следовательно, в доме нет слона». Это будет достоверный вывод, в котором применен правильно довод ненаблюдения108.


[108] Необходимо убедиться, что самосущее «я» отсутствует среди пяти скандх, и вне скандх его тоже нет, и на основании его необнаружения сделать вывод о том, что такое «я» вообще не существует. Это аналогично выводу о том, что слона вообще нет в доме.


Вы не можете увидеть отрицание. Но феномены отрицания существуют. Хотя часто вы вслед за учеными думаете, что феномены (объекты познания) — только феномены утверждения: то, что можно пощупать, увидеть, воспринять органами чувств, а вот отсутствие рогов на голове — феномен отрицания — для вас не является объектом познания. Но в действительности отсутствие рогов — объект познания, который может быть познан логически, с помощью достоверных умозаключений. Точно так же, как существует чашка, существует феномен отсутствия рогов на вашей голове. Следует уяснить, что вообще—то феномен — не то, что утверждается, а то, что познается. Феномен — объект познания109.


[109] В буддийской философии понятие «феномен» (chos) не отождествляется непосредственно с «сущим» (yod—pa), а определяется как объект достоверного познания, и лишь как таковой — тождественен «сущему». Ибо «сущее» (yod—pa) в буддизме — это то, что может быть установлено достоверным познанием.


Отсутствие рогов на вашей голове — феномен, который существует, если бы он не существовал, у вас были бы рога на голове. Каким образом вы можете познать феномен отсутствия рогов на вашей голове? Или отсутствие слона на столе? Посредством умозаключения: «Слон — видимый объект. Поскольку я не вижу на столе слона, то установлено отсутствие слона на столе». Аналогичным образом, рога — видимый объект. Поскольку мы не видим рогов на вашей голове, то, следовательно, имеет место отсутствие рогов на вашей голове.

Если, например, на моем столе мы не видим слона, то не можем сказать, что он есть на столе, ибо слон — видимый объект, и если вы его не видите на моем столе, значит, его здесь нет. Отсутствие слона на моем столе — это феномен. Если я скажу, что на моем столе находится дух, вы, скорее всего, проявите скептицизм, поскольку не можете сделать вывод о том, прав я или нет, потому что дух — нечто такое, что вы не способны видеть. Однако делать вывод, что у меня на столе нет духа, только на том основании, что его никто не видит, неверно, это будет недостоверное умозаключение. Ибо дух — невидимый для людей объект, и довод, что его никто не видит, не является правильным логическим основанием для вывода, что духа нет на столе.

Точно так же, как невозможно видеть духа, нельзя увидеть духовного наставника как Будду. Вы должны проявить скепсис, если я скажу, что я Будда. Вы должны подумать: «Может быть, он Будда, а может быть, не Будда». Ибо вы не вправе на основании моего заявления, что я — Будда, сделать вывод о том, что я — Будда. Если бы вы сделали такой вывод, он был бы недостоверным умозаключением. И точно так же вы не можете сделать вывод, что я — не Будда, только на том основании, что я выгляжу в ваших глазах не как Будда, а как обычный человек. Если бы вы сделали такой вывод, это тоже было бы недостоверное умозаключение. Ибо вы не способны увидеть Будду, и поэтому, даже если бы я был Буддой, вы не смогли бы увидеть меня как Будду.

Точно так же как в примере с духом вы не вправе были делать вывод об его отсутствии на столе, основываясь только на том, что вы его не видите на столе, вы не вправе делать вывод, что духовный наставник — не Будда, опираясь на довод, что вы не видите его как Будду. Ведь духовный наставник в форме Будды недоступен вашему чувственному восприятию. Поэтому в своей аналитической медитации на развитие преданности Гуру используйте правильный довод — довод ненаблюдения. И не делайте выводов на основании видимости, не утверждайте, что Гуру не является Буддой, потому что он не выглядит как Будда. Это было бы с точки зрения логики равнозначно недостоверному выводу: «Передо мной нет духа, поскольку я его не вижу».

9.6. Применение признака ненаблюдения для опровержения извращенного представления о Гуру

Все силлогизмы, о которых мы с вами говорили, имеют непосредственное отношение к практике Дхармы, к аналитической медитации (чегом) на темы ‘Ламрима’, такие как преданность Гуру и другие. Раньше я уже давал вам учение о развитии преданности Гуру, но это были недостаточно глубокие наставления. Сейчас же, используя в качестве логического основания признак ненаблюдения и приводя примеры, я дам это учение на более глубоком теоретическом уровне.

Внутренние качества Гуру являются для вас скрытыми точно так же, как и отсутствие духа на столе. Если делать выводы о духовных качествах Гуру по его внешним проявлениям, это будут недостоверные умозаключения. Если ваш Гуру ведет себя так, будто гневается, это не означает, что он на самом деле гневается. Если Учитель разгневался, это значит лишь, что он явил себя в аспекте гнева. А если какой—то хитрец вам улыбается, это не означает, что он очень добр.

Внешняя видимость Учителя — не критерий, по которому можно судить о его внутренних качествах. У людей с хорошим пониманием логики преданность Учителю не возрастет, если вдруг он полетит по небу, а если он будет вести себя как безумец, их преданность не убавится.

Когда вы встречаетесь с Учителем, у вас возникает предположение: «Возможно, он Будда», потому что после первых встреч вы увидели в нем какое—то духовное качество. На основе замеченного вами достоинства вы говорите: «Он настоящий Будда». Таков механизм мышления у всех людей. Потом, когда вы начинаете замечать один за другим мелкие недостатки или ошибки, которые допускает ваш Учитель, у вас набирает силу чувство, которое вы не вербализуете, не произносите вслух, — убежденность в том, что он не Будда.

Но, как я уже объяснял вам, не следует воспринимать проявляемые Учителем качества, даже если они кажутся негативными, как действительно присущие ему недостатки. Если, например, образ мышления вашего Учителя отличается от вашего, и если он реагирует на вещи и оценивает их иначе, чем вы, не надо это воспринимать как его недостаток: считая это недостатком, вы добавляете тем самым аргумент в пользу того, что он не Будда. Где—то в глубине своего ума вы имеете очень много ожиданий от Учителя, много надежд, что когда—нибудь он начнет являть вам чудеса, проявит способность левитации, покажет что—нибудь необычное и так далее. Но проходит время, а он все не обнаруживает никаких сиддхи, не летает, чудес не являет, и это тоже становится еще одним аргументом в пользу того, что он не Будда.

А когда у вас накапливается достаточное количество мелких сансарических доводов, хоть вы никогда и не признаетесь на словах, внутренне вы уже убеждены: «Учитель не Будда». Когда он ведет себя так, будто бы не понимает, о чем вы думаете в данный момент, вы решаете: «Он не знает, о чем я думаю». Следуя привычной тенденции такого мышления, вы в своем сердце развиваете убежденность, что ваш Учитель не Будда.

Теперь скажите, как вы медитируете на ‘Ламрим’? Когда вы занимаетесь аналитической медитацией на тему «Преданность Гуру», вы вовсе не выбрасываете основной камень своего сомнения. Он никуда не девается: именно его вы закладываете в фундамент будущего здания своей медитации. На этом фундаменте вы строите стены размышления: «Мой Учитель является Буддой, потому что он указывает мне путь просветления».

Потом вы анализируете следующий пункт: «Он добрее ко мне, чем все Будды. Верно. Он так добр ко мне». И тут слезы начинают катиться из глаз. Прослезившись, вы решаете, что обрели преданность Гуру. На волне эмоций у вас возникает желание читать мантру Учителя, и вы вдохновенно ее читаете. А когда сеанс медитации заканчивается, вы видите воочию своего Учителя — притворяющимся, что он ленив, любит поспать, поваляться на диване перед включенным телевизором. «Все—таки он не Будда, — возникает мысль, — Будда бы не стал так вести себя. К тому же он чудес не являет».

Когда начинает шевелиться фундаментальный камень сомнения в глубине вашего сердца, все воздвигнутые медитацией стены рушатся, потому что они были построены так, что вы просто навалили «кирпичи» один на другой, а «цементом» их не скрепили. Одно движение базового камня — и вся конструкция рассыпается.

Вы думаете: «Мне надо больше медитировать на преданность Гуру», и опять начинаете на тот же камень так же, как и прежде, накладывать кирпичи, воздвигая стены. Идя таким путем, вы никогда не взрастите преданность Учителю. Вы будете только и делать, что читать его мантру, а внутри у вас ничего меняться не будет. Какие—то заслуги вы, конечно, накопите, и очистите в какой—то степени неблагую карму — такая практика лучше, чем ничего не делать. Но по сравнению с подлинной практикой это вообще ничто. Я хочу, чтобы вы стали настоящими духовными практиками и смогли воздвигнуть настоящий храм преданности Гуру в своем сердце.

Чтобы по—настоящему развивать преданность, вначале надо убрать из основания камень сомнения — очень глубоко зарытую внутреннюю убежденность в том, что ваш Учитель не Будда. До тех пор пока мы не извлечем из глубины этот «круглый камень», на котором ничто не удерживается, пока не заменим его прочным, надежным фундаментом, мы не сможем построить здание преданности Гуру. Что бы вы ни строили, если в качестве фундамента используется круглый камень, все будет скатываться с него.

Это общая наша склонность — таить в глубине души почти стопроцентную убежденность, что наш Учитель не Будда. Чтобы устранить это ложное представление, вы должны правильно применить в качестве основания признак ненаблюдения. Наш ум приходит к выводу, что Учитель не Будда, из—за того, что не умеет правильно опираться на признак ненаблюдения.

От исходного ложного знания, основанного на чувстве: «Мой Учитель не Будда…», вам нужно вначале перейти к сомнению110 в его достоверности с помощью достоверного умозаключения, основанного на признаке ненаблюдения:

Я не могу сделать вывод, что мой Учитель не Будда, потому что нет явного доказательства этого.


[110] Сомнение — это ум, подразумевающий две возможности в отношении того, чем является его объект. Сомнение бывает трех типов: направленное на правильное постижение объекта, направленное на неверное постижение и балансирующее между верным и неверным постижением. — А.К.


Когда вы медитируете на преданность Гуру, медитация должна проходить как логический диспут с самим собой, со своим негативным умом. Ваш негативный ум говорит: «Он выглядит как обычный человек, поэтому он не Будда». На это вы отвечаете: «Если кто—то выглядит как обычный человек, он необязательно является обычным».

На словах мы выражаем очень глубокую преданность Учителю, на самом же деле в глубине сердца у нас всегда таятся сомнения. Ваше извращенное сознание говорит: «Мой Учитель не Будда, потому что не показывает никаких чудодейственных сил». Именно это извращенное сознание вы должны подвергнуть сомнению с помощью признака ненаблюдения. Если он выглядит как обычный человек, вовсе не обязательно, что он и есть обычный человек.

В свое время Будда Майтрейя предстал перед Асангой в облике собаки. Когда Наропа впервые встретил Тилопу, он увидел его в облике рыбака, а не в облике великого Гуру. Он не выглядел как Будда. С виду это был обыкновенный рыбак, он стоял на берегу и удил рыбу. И в тот самый момент Тилопа дал Наропе очень глубокое наставление своим внешним проявлением. Какое он дал наставление?

Наропа увидел человека, который удил рыбу, жарил ее живьем и ел. Тогда Наропа подумал: «Нет, это не Тилопа», то есть сделал вывод по внешнему проявлению. В тот момент, когда Наропа так подумал, Тилопа сказал: «Да, я не Тилопа». Сказав так, собрал рыбьи кости, щелкнул пальцами — и кости превратились в живую рыбу, которая прыгнула обратно в реку. Тогда Наропа подумал: «Может быть, это Тилопа», а Тилопа повернулся к Наропе и подтвердил: «Да, я Тилопа». Тем самым он объяснил Наропе: «Твоя логика очень бедна, ты делаешь выводы по внешнему проявлению. Ты судишь о книге по ее обложке».

Если во время аналитической медитации по развитию преданности Учителю у вас будет хорошая логика, медитация станет очень эффективной. Не владея логикой, вы просто будете думать: «Мой Учитель Будда, потому что дает мне учение, улыбается, очень добр ко мне; когда он дотрагивается до меня, все мое тело наполняется покоем». Такой поверхностной медитацией могут заниматься лишь люди, не знающие философии.

В данный момент ваша ситуация с преданностью Учителю похожа на ожог или фурункул. Я сравниваю с ожогом ваше нынешнее отношение к Учителю, основанное на глубинной уверенности в том, что он обычный человек, потому что ваше отношение к нему сопряжено с болью. Вам больно, когда вы видите, как он являет вам видимость недостатков, потому что у вас нет настоящей преданности. Если на ментальный ожог положить лед практики преданности Учителю, ваша боль проходит. Когда боль успокаивается, вы плачете: «Какая у меня великая преданность Учителю!». Но стоит убрать лед, ожог опять начинает гореть. Особенно в те моменты, когда, на ваш взгляд, Учитель сделал что—то недостойное, вы думаете: «Наверное, мой Учитель не Будда».

На самом деле ожог, имеющийся в нашем уме, — отсутствие преданности Учителю — становится препятствием для достижения реализаций. Настоящая практика преданности Гуру — не накладывание льда на ожог. Вы должны вылечить ваш ожог. Когда полностью вылечите, это и будет реализация преданности Гуру, и вместе с нею у вас появится основа для достижения всех реализаций. Это самое трудное, что предстоит сделать в начале практики.

На самом деле большинство людей не избавляются от ментальной раны отсутствия преданности Гуру. Не устранив ее, какой бы практикой ни занимались, они не могут достичь реализаций. Люди, которые породили неколебимую преданность Гуру, достигают реализаций очень быстро.

Так было раньше в Бурятии: бурятские мастера имели репутацию людей, неколебимо преданных Учителю, поэтому многие из них достигли очень высоких реализаций. Чтобы обрести такую преданность, вы должны вылечить злополучный фурункул отсутствия преданности. Невозможно взять и содрать его. Сначала дождитесь, когда он проявится, то есть задайте вопрос сомневающемуся уму: «Есть ли у тебя явные доказательства, что Учитель не Будда?» Вы должны специально выискивать в нем недостатки, которые доказывали бы, что он не Будда. Это диспут с самим собой. Старайтесь, чтобы все ваши сомнения и недостоверные выводы, скрытые в глубине, созревали, как фурункул, и выходили наружу.

Ваш ум скажет: «Он не Будда, потому что выглядит как обычный человек». Проверьте этот силлогизм на достоверность. Его можно оспорить с точки зрения второго условия. Если кто—то ведет себя обычным образом, обязательно ли он является обычным человеком? Нет. Иной раз взрослый человек с очень сильным интеллектом ведет себя как маленький ребенок, чтобы общаться с маленькими детьми, чтобы помочь им. Вы часто наблюдаете такое в своей жизни. Это достоверный факт, который противоречит аргументу нашего негативного ума. Все умозаключения должны строиться на достоверном опыте. На это негативному уму обычно нечего возразить. Вы ответите: «Не всякий, кто выглядит обыкновенно, является обыкновенным существом; не всякий, кто внешне поступает как Будда, является Буддой. Видимость обманчива».

Услышав от Учителя слова, противоречащие Дхарме, не слушайтесь его, застыньте, уподобившись дереву. Но даже на основе подобных слов не нужно делать вывод, что он плохой, ибо это все еще не является правильным доводом для доказательства, что Учитель является ложным. Может быть, он просто испытывает вас.

Даже если ваш Учитель, подобно Тилопе, живьем жарит рыбу, а потом съедает ее, это все равно не доказательство того, что он не Будда. Может, это не настоящая, а чудесным образом явленная рыба. Не думайте, что Тилопа действительно жарил живьем настоящую рыбу. Никогда он не сделал бы так, чтобы рыбе было больно, чтобы она погибла в адских муках от его рук, а потом ожила и прыгнула в воду. Нет, это все творение его магической способности. Даже если вы видели своими глазами, у вас нет оснований, которые доказывали бы ни то, что эта рыба — плод магической иллюзии, ни то, что она, напротив, живая.

Вы не можете доказать ни положение, что ваш Учитель — Будда, ни положение, что он не Будда. Если в качестве основания доказательства вы говорите: «Мой Учитель сделал такие—то ошибки», даже если факты имели место, они не являются доказательством того, что он не Будда.

Обратитесь к своему уму: «В течение многих предыдущих жизней ты, мой глупый ум, сомневался, что мой Учитель — Будда. Теперь докажи мне, что он не Будда». После этого у вашего негативного ума не будет никаких аргументов в свою защиту. От первоначального извращенного состояния он перейдет к сомнению: «Может быть, Учитель — Будда, а может быть — нет», но больше никогда не скажет, что он точно не Будда. Так наступает прогресс. Вначале у всех нас очень много извращенных представлений111, касающихся преданности Учителю, непостоянства и смерти, наличия предыдущей и будущей жизней и далее вплоть до понимания пустоты, потому что мы находимся в сансаре. Во время аналитической медитации вы должны привести извращенные мысли к сомнению. Первая ступень прогресса — переход от извращенного понимания к правильному сомнению112. Затем от правильного сомнения вы приходите к верному предположению.


[111] Досточтимый Геше Тинлей объяснил в курсе 1Ламрима\ что такое извращенное сознание, каковы его формы и как путем аналитической медитации постепенно заменить его правильным пониманием (отношением). См.: [Байкальские лекции 2008].

[112] «Правильное сомнение», в отличие от сомнения, свойственного извращенному сознанию и являющегося фундаментальным «круглым камнем», на котором невозможно ничего воздвигнуть, представляет собой сомнение в достоверности фундаментальных положений извращенного сознания.


Затем от предположения — к утверждению на основе ясной логики, а от него — к прямому познанию или спонтанному чувству.

Правильное предположение — стадия аналитической медитации, когда вы думаете: «Вероятно, это так, но точно я не знаю». А с помощью логики мы приходим к стопроцентному познанию истины. Когда мы достигаем логического познания, что Учитель — Будда, мы должны однонаправленным способом сосредоточиться на этом чувстве, чтобы оно стало спонтанным. Это и есть реализация преданности Учителю. Схема перехода от извращенного сознания к сомнению, далее последовательно к правильному предположению, логическому познанию, спонтанному чувству или прямому постижению также применима в практике достижения всех других реализаций.

Такие вещи, как преданность Гуру, отречение, бодхичитта, мы не можем постичь напрямую: реализации этого вида — не прямое постижение, а спонтанное чувство. А такие феномены, как непостоянство, пустота, являются предметом прямого постижения. Это реализации, являющиеся результатом познания. Такие сущностные наставления я вообще—то не имею права давать; их обычно дают тем, кто занимается практикой в горах. Я не уверен, правильно ли поступаю. Обычно дается только общее учение по ‘Ламриму’, а детальные разъяснения по каждой теме (как именно заниматься практикой) — это обнаженный комментарий, и если вы, получив такие наставления, не станете применять их в практике, это окажется для вас очень большой потерей.

Если ваш ум не поддается укрощению, после того как вы получили сущностные наставления такого типа, то больше ничто не в силах обуздать его. Аналогичным образом, в тибетской медицине врач не спешит прописывать драгоценные пилюли, ринчены, а дает их в последнюю очередь, после того как обычные средства не помогли. Если ринчены не помогают, уже ничто не может помочь больному.

Итак, с помощью умозаключения, построенного на основании признака ненаблюдения, мы переходим с уровня извращенного понимания объекта к сомнению в том, что это понимание достоверно. Затем, опираясь на признак одной природы, вы доказываете, что ваш Учитель есть Будда. Мы не будем детально это рассматривать, потому что я это уже объяснял113.


[113] См: [Байкальские лекции 2008, с. 59–64].


Но, может быть, вы забыли? Если я вас сейчас спрошу: «Ваш Учитель Будда или нет?», вы ответите: «Да, Будда». Если я задам вопрос: «Почему он Будда?», вы скажете: «Потому что он мой Учитель». Это нелогично. Тогда поставлю вопрос так: «Если у кого—то не было Учителя, и он принял в качестве Учителя Вас, значит, Вы стали Буддой? Ведь для него Вы Учитель. Значит, Вы — Будда?» Если бы вы считали своего Учителя Буддой только потому, что он ваш Учитель, это противоречило бы логике.

Вы должны понимать, что можете доказать достоверность умозаключения «Учитель — это Будда» только для общего феномена «Учитель», но не сможете обосновать, что конкретный ваш Учитель — Будда, или что все ваши Учителя являются Буддами.

«Мои Учителя могут быть Буддами, а могут ими не быть. Если я буду принимать моих Гуру как Будд, для меня в этом только одни преимущества. В особенности те мои Учителя, которые показывают мне полный путь просветления, которые дают детальные наставления по пути, на девяносто девять процентов — Будды», — таков логичный подход. Придерживаясь его, вы чувствуете себя уже комфортно в психологическом отношении, ибо это не противоречит логике, и у вас возникает преданность. Когда положение является логичным, вы соглашаетесь с ним от всего сердца; когда логика нарушается, в глубине сердца возникает определенный разлад, хотя вы и соглашаетесь с провозглашаемой истиной на словах.

Вы не можете доказать, что ваш Учитель — Будда. Этому нет явного подтверждения. Если ваш Учитель — Будда, то все Учителя должны быть Буддами. Тогда Будд очень много, а некоторые из них показывают неправильный путь. Но это нелогично — говорить: «Мой Учитель — Будда, потому что я буддист, другие учителя — не Будды, потому что они не буддисты».

Напомню, что доказательство достоверности положения «Учитель — это Будда», содержит четыре довода. Первые три из них таковы:

1. Есть безобманные слова Будды Ваджрадхары:

«В будущем, во времена упадка, я буду являться в облике духовного наставника, чтобы приносить благо живым существам. Узнайте меня тогда!»

Из сутр известны также слова Будды Шакьямуни, сказанные перед смертью Ананде, когда тот в печали спросил: «После того как Вы нас покинете, Учитель, кто же в будущем будет вести живых существ?». Будда Шакьямуни ответил ему:

«Не беспокойся об этом. Тем, кто имеет благую карму, в будущем я буду являться в форме духовного наставника. Узнайте меня тогда!»

2. Деятельность Будды заключается в том, чтобы указать путь к освобождению. Этим самым он помогает живым существам. Будда говорил:

«Я не смогу избавить живых существ от страданий так, как извлекают занозу из ноги. Я не могу очистить их негативную карму, полив их нектаром. Я не могу передать им свои реализации, как дар. Я могу помочь им, только указав путь к освобождению».

На основании этой цитаты вы должны заключить, в чем состоит основная деятельность Будды. Она состоит не в передаче посвящений, не в проведении ритуалов сэргим114, не в дарах.


[114] Сэргим — ритуал подношения «златого питья» защитникам Дхармы.


Она состоит в указании полного пути к освобождению. В этом заключается его помощь живым существам. Кто осуществляет эту деятельность во времена упадка? Учитель. Поэтому велика вероятность, что он является эманацией Будды. С очень большой вероятностью вы можете сделать вывод: «Итак, Учитель — Будда».

Мне неловко говорить, но говорю, потому что для вас полезно так думать. Вероятно, Учитель — Будда, потому что именно он является проводником деятельности Будды, и, следовательно, вряд ли является обычным человеком. Подумайте так:

«Ведь Будда способен эманировать миллионы тел, зачем же ему опираться на обычное человеческое существо? Учитель не может быть обычным существом. Поэтому вероятность того, что мой Учитель — Будда, велика».

Вопрос из зала: Почему я должен утверждать, что среди моих духовных наставников кто—то обязательно является Буддой Ваджрадхарой? Ведь любой человек может найти себе одного ученика, и тогда он Будда Ваджрадхара.

— Я вам уже объяснял. Повторю. В целом, в принципиальном смысле общего понятия Гуру, ваш духовный наставник — Будда. Если бы я сказал, что все ваши Учителя — Будды, тогда, действительно, достаточно было бы завести одного ученика и стать Буддой. То, что каждый из ваших Учителей — Будда, едва ли возможно доказать. Если кто—то имеет десять Учителей, это не означает, что все они Будды.

Вопрос из зала: Можно ли утверждать, что если у меня сто Учителей, то один из них — Будда?

— Это сложно доказать. Сначала вы должны понять, что в целом, в принципе, духовный наставник — Будда. Затем надо доказать, что ваш Учитель с большой долей вероятности является Буддой, потому что передает вам Учение Будды. Если он передает вам Дхарму, то вероятность, что он является Буддой, возрастает. Используйте теорию вероятностей, ведь это точная математическая наука, а вы обладаете математическим складом ума. В Тибете, чтобы доказать, что духовный наставник — Будда, теорию вероятностей не использовали, люди просто верили. Верить, что Учитель — Будда, не опасно. Если вы будете считать так, вероятность того, что ваш Учитель — Будда, будет возрастать.

3. Вероятность, что духовный наставник — Будда, велика, потому что он приносит благо всем живым существам. Мой ум обратился к Дхарме, значит, Будда помогает мне — через духовного наставника.

Ведите сами с собой следующий диалог.

— Приносит ли в наши дни Будда Шакьямуни пользу живым существам? — спрашиваете вы себя.

— Да, приносит, — отвечаете.

— Помогает ли он мне?

— Да, помогает.

— Как он мне помогает?

— Его основная деятельность — дарование Учения, он открывает мой ум, — говорите вы.

— Кто все это делает? — снова спрашиваете себя.

— Мой Учитель. Поэтому с большой вероятностью можно сказать, что Будда в облике моего Учителя мне помогает, — заключаете вы.

— Далее ваш образ мыслей должен быть следующим:

«Если мой Учитель — не Будда, тогда в наши дни Будда не помогает живым существам, не помогает мне. Но поскольку основная деятельность Будды — постоянно приносить помощь живым существам, указывая путь к освобождению, то с точки зрения теории вероятностей утверждение, что мой Учитель не является Буддой, противоречиво. Следовательно, я могу заключить, что мой Учитель — Будда. Даже если он не Будда, поскольку он очень добр ко мне, я буду полагать, что он Будда, от этого я ничего не потеряю, для меня будет только польза».

Порой вам трудно принять то, что, несомненно, принесет вам огромную пользу. Вместе с тем, не прибегая к логике и теории вероятностей, вы легко верите откровенным мошенникам, вкладывая свои последние деньги в акции однодневных финансовых пирамид.

С помощью трех вышеприведенных доводов вы можете уже с очень большой вероятностью заключить: «Вероятно, мой Учитель — Будда». Но все же вы еще видите в нем слишком много недостатков. К логическому выводу «Мой Учитель — Будда», вы можете прийти с помощью четвертого довода.

4. Внешняя видимость обманчива. Поэтому то, что Учитель выглядит, как обычный человек, не имеет никакого значения. Несомненно, он — Будда.

Если вы все же видите своего духовного наставника обычным человеком, скажите себе: «Внешняя видимость ненадежна». Вспомните, как Тилопа дал Наропе наставление, что нельзя доверять видимости, что существует огромная разница между тем, каковы явления на самом деле, и тем, какими они кажутся.

Не только духовный наставник, но и вообще любой феномен, существует не так, как проявляется перед нами. Находясь в сансаре, вы обманываетесь видимостью, из—за этого вы не понимаете многих тем ‘Ламрима’ — не только тему преданности Гуру, но и многие другие.

Духовного наставника вы видите обычным человеком, верите в постоянство явлений, считаете, что в сансаре есть счастье. Вы верите в «красоту» и привязываетесь к ней, обманывая себя. Вам представляется, что феномены реально существуют, хотя нет никакого истинного существования.


С наивной верой в видимость вы принимаете ее за реальность, и из—за этого вращаетесь в сансаре. Вы верите в эго, полагая, что оно вас защищает. Вы не представляете жизни без эго, не понимая, что на самом деле оно ваш худший враг. Эго обманывает вас, говоря: «Ты способный человек, тебе незачем изучать практику сутр, занимайся Ваджраяной — и станешь Буддой».

В государстве вашего ума есть видимость, что гнев является орудием вашей самозащиты, что он «министр обороны», хотя, на самом деле, гнев — это «террорист». Поэтому закономерно, что в государстве вашего ума постоянно взрываются бомбы отрицательных эмоций, и вы то и дело впадаете в истерику Как же здесь может царить гармония?

Все это происходит из—за того, что вы доверяете видимости. Поэтому вы продолжаете вращаться в сансаре. Скажите себе: «Видимость обманчива. Из—за доверия к видимости я все еще в сансаре. Видимость ничего не доказывает. Не следует апеллировать к видимости».

Если будете таким образом проводить аналитическую медитацию, от сомнения быстро перейдете к предположению, от предположения — к глубокой убежденности, опирающейся на достоверное познание. В отношении Гуру достоверным познанием является следующее:

«Вероятность, что мой Учитель является Буддой, очень велика. Даже если он не Будда, в моих глазах он — Будда, и от этого я имею много преимуществ и ничего не теряю. Нет ничего опасного, чтобы видеть Гуру и Будду как нечто единое, даже если Гуру не является Буддой».

Настоящий диспут о преданности Учителю очень сложен, я объяснил вам его в очень простой форме, показав основные положения, с помощью которых вы сможете развить реализацию. Что такое реализация в медитации о преданности Гуру? Это спонтанное восприятие духовного наставника в нераздельном единстве с Буддой (и божеством—йидамом). Тогда даже если в гневе, с багровым лицом, наставник будет ругать вас, у вас не возникнет ни малейшей мысли, что он обычный человек. Для вас он йидам, специально для того, чтобы устранить ваши препятствия, проявляющийся в гневном аспекте. У вас появится такое же восприятие Гуру, как у Миларепы, который ни разу, когда Марпа являл ему багровое от гнева лицо, не увидел в нем разгневанного человека, способного сделать что—то дурное. В те моменты Миларепа считал Марпу божеством, принявшим гневный облик, чтобы избавить его от препятствий.

Однажды, когда Миларепа пришел вместе с другими учениками получать посвящение, Марпа, указуя на него пальцем, спросил: «Какое подношение ты мне принес?» Миларепа ответил: «Я подношу Вам свое тело, речь и ум». «Меня не интересует твое грязное тело, — сказал Марпа. — Если есть золото, я дам тебе посвящение, а если нет — убирайся вон!»

В этот момент ни у Миларепы, ни у кого—либо из учеников Марпы не возникло и тени сомнения в духовном наставнике, потому что у них было все в порядке с логикой. Они также не сделали негативных выводов о Миларепе на основе слов Марпы. Никаких мирских мыслей у них не возникло. Наоборот, они подумали: «Наверное, Миларепа — особый ученик. Никому из учеников, кроме него, Марпа не говорил ничего подобного. Почему? Должно быть, мы слабые ученики, поэтому с нами Марпа разговаривает мягко. Миларепу же Учитель ругает, потому что у него сильный ум».

А если бы я, как Марпа, спросил вас о подношении, вы бы тут же подумали: «О, Геше Тинлей стал любить деньги. Теперь он не такой хороший, как раньше». Это нелогичные мысли. Вы слышите только слова и не понимаете, чем они вызваны, но сразу делаете ошибочные выводы. К ним вас подталкивает привычное мышление обывателя. С другой стороны, если я вам скажу: «Деньги меня не интересуют», мои слова тоже не доказывают, что у меня действительно нет привязанности к деньгам.

Как я уже говорил, буддийская логика нужна не для того, чтобы побеждать в диспутах других людей, а для того, чтобы породить собственную убежденность в Дхарме. Без нее вы не сможете перейти от извращенного сознания к сомнению, а от сомнения — к предположению. Дже Цонкапа говорил, что поведение людей, не имеющих силы внутренней убежденности, приобретенной с помощью логики, нестабильно. Когда такие люди видят, как кто—то плачет — они тоже плачут, а если кто—то рядом с ними смеется — им тоже хочется смеяться.

9.7. Применение признака ненаблюдения для опровержения ложных выводов о других

Учителя традиции Кадампа115 использовали признак ненаблюдения не только для того, чтобы увидеть, что духовный наставник един с Буддой.


[115] Кадам, или Кадампа, — традиция тибетского буддизма, основанная Атишей, Дромтонпой, Потовой и Чекавой.


Более того, с помощью этого вида признака они старались воспринимать всех живых существ как проявления Будд. Будда Майтрейя явил себя в форме собаки, чтобы помочь Асанге, поэтому в отношении каждого отдельно взятого живого существа нет уверенности, что это обычные существа — они могут оказаться эманациями Будды, специально явившимися, чтобы помогать вам. Когда нищий на улице просит милостыню, может быть, это Будда или ваш духовный наставник, принявший облик нищего, чтобы помочь вам накопить заслуги.

Будда сказал: «Только я обладаю всеведением и могу судить, кто прав, а кто ошибается». У вас пока нет всеведения, поэтому вначале будьте беспристрастны, нейтральны в отношении других: «Может быть, он хороший человек, а может быть, плохой. Это не мое дело». Чье—то действие на первый взгляд кажется ошибкой, но, возможно, это вовсе не ошибка. Самое лучшее — позитивно смотреть на всех, от этого вы только выиграете.

Внутренние качества других вы не способны видеть, поэтому не можете точно сказать о ком—то, хороший он человек или нет. Я расскажу вам историю, чтобы вы поняли, почему не должны судить о людях.

Жил в монастыре монах, у которого была кармическая связь с богиней Ваджрайогини. А когда есть связь с каким—то божеством, оно всегда находит вас, где бы вы ни были. Божества всегда готовы явиться перед вами, ибо вездесущи. Ваша способность видеть их зависит от вашей кармической связи с ними и силы веры. Если у вас есть кармическая связь с божеством и сильная вера в него, оно всегда будет являться перед вами — в самых разных формах.

В силу кармической связи монаха с Ваджрайогини, однажды она появилась в монастыре в образе старой нищенки и попросила у монаха подаяние. Он стал регулярно делиться с этой старухой своей едой. В один прекрасный день она сказала монаху: «Завтра я ухожу, хочешь пойти со мной?» Это был намек Ваджрайогини, что она может взять его в чистую землю. Но монах был далек от того, чтобы понять такой намек, потому что придерживался обыденного представления о вещах. Из—за «круглого камешка» в фундаменте мировоззрения он принимал проявление божества за обычную женщину, потому что она выглядела как нищая старуха, и поэтому он сказал ей свысока: «Глупая старуха, куда ты собралась? Оставайся лучше со мной, я буду и впредь кормить тебя. Если не я, кто тебя еще накормит?»

Мы часто поступаем точно так же. Как же божества могут помочь вам, если у вас в уме сидит «круглый камень», из—за которого все вокруг кажется вам обыденным. Если смотрите на что—то сквозь черные очки, все вокруг будет казаться вам черным. В прошлых жизнях вы вели себя точно так же — я имею в виду «круглый камень» в основании вашего мировосприятия. Несмотря на отсутствие ясных доказательств, вы приходили к многочисленным ложным выводам. По этой причине мы и находимся в сансаре.

Ваджрайогини посмеялась над ним и снова заговорила без малейшей обиды: «Не беспокойся за меня. Главное, хочешь ли ты пойти со мной? Я ухожу завтра». Он, простак, снова не понял ее. «Ну, если так уж хочешь — отправляйся, а я с тобой не пойду», — сказал он и ушел.

А на следующее утро, придя на старое место, монах не обнаружил старухи и спросил у другого нищего, не видел ли он здесь старой нищенки. Тот отвечал: «Ее сейчас нет, но прошлой ночью она кашляла и сплевывала мокроту в глиняный горшок, а, уходя, сказала: «Завтра придет справиться обо мне молодой монах, отдай ему этот горшок». Может быть, она тебя имела в виду». С такими словами нищий протянул монаху горшок. Тот посмотрел: горшок был полон мокроты, смешанной с кровью. Он сказал с отвращением: «Какая глупая старуха! Зачем мне это?» — и бросил горшок на землю. А горшок, коснувшись земли, превратился в радугу. Только тогда его осенило: «О, может быть, это была Ваджрайогини?» — и помчался к своему духовному наставнику.

Когда он рассказал наставнику эту историю, тот стал его ругать: «Глупец, ты никогда не ценишь других людей. Из—за самодовольной ограниченности и пренебрежения к другим ты упустил свой шанс. Однако Ваджрайогини всегда дает людям три шанса. Она даст тебе еще возможность — постарайся не упустить ее. Завтра иди на тропу обхождения вокруг дворца Потала и поджидай там Ваджрайогини, которая появится в числе пяти женщин, делающих обхождение. У одной из них будет красное лицо. Ее ты и должен схватить».

Наутро он стал ждать Ваджрайогини на тропе Паркор116.


[116] В Лхасе есть три тропы обхождения вокруг Поталы: малый, средний и большой. Большой круг охватывает всю Лхасу. Малый круг — непосредственно вокруг дворца Потала. Средний круг, называемый Паркор, включает в себя помимо Поталы также Джоканг, главный храм Лхасы. Тибетцы, передвигаясь по Лхасе — куда бы они ни заглядывали по пути, делая покупки и т. д. — стараются выстраивать маршрут так, чтобы в конечном счете сделать полный круг обхождения святынь.


Много раз мимо него проходили группы из пяти женщин, и, наконец, в одной из групп он увидел краснолицую женщину. Он чуть было не схватил ее, но подумал: «Если это не Ваджрайогини, я ведь опозорюсь». Негативная карма не казалась ему позором, но то, что люди сказали бы: «Этот монах прикоснулся к женщине», — показалось ему очень постыдным.

Мы не боимся накопить негативную карму, но боимся, что скажут люди. Поведение великих йогинов противоположно тому, как ведете себя вы. Многие из вас обычно ведут себя, словно являются хорошими людьми, а на самом деле это больше притворство. А поведение йогинов подчас может показаться безнравственным, но их помыслы совершенно чисты.

Итак, монах не решился ее схватить. Те пять женщин, пройдя мимо него по тропе, исчезли. Он опять пошел к своему духовному наставнику, и снова тот его отругал: «Даже если бы ты схватил не Ваджрайогини и люди сказали бы, что ты плохой монах, что тебе до того? Возвращайся туда завтра: пройдут три женщины, схвати одну из них». Монах принял решение: «Завтра я уж точно схвачу ее. Пусть люди говорят обо мне, что хотят». Он почувствовал, что стал сильным внутри: «Я не боюсь чужого мнения и сплетен, которые могут пойти». Когда, преисполнившись такой решимости, монах увидел появившихся на тропе трех женщин, он было протянул руки к одной из них, но тут его настигла мысль: «А если это не Ваджрайогини? Тогда люди будут говорить…», — и он опять не посмел прикоснуться к ней.

Боязнь монаха прикоснуться к женщине — не проявление нравственности, а игра эго. Нравственность—такое состояние ума, когда вас не интересуют сансарические вещи. А если мирские вещи вас очень интересуют, но вы чего—то не делаете из страха перед тем, что подумают люди, это просто самоистязание, а не нравственность.

Итак, монах снова отправился к духовному наставнику, и тот сказал: «Теперь у тебя остался последний шанс. Завтра Ваджрайогини появится под видом одиноко идущей женщины с красным лицом». «Ну, хорошо, — решил монах, — вот теперь—то я схвачу ее».

Когда одна женщина с красным лицом прошла по тропе, он кинулся к ней и схватил ее крепко. Женщина закричала: «Что ты делаешь, монах? Как ты смеешь ко мне прикасаться!» А он все время твердил: «Нет, что бы ты мне ни говорила — я исполняю приказ моего Учителя». Его эго и тут свалило вину за испорченную репутацию на Учителя, чтобы защитить себя. Не надо было прикрываться авторитетом своего духовного наставника, достаточно было сказать: «Ты Ваджрайогини, и я тебя не отпущу».

Наше эго очень хитрое и все время нас обманывает. Увидев, что монах не собирается ее отпускать, женщина сдалась: «Ну ладно, я Ваджрайогини». Он даже тогда не отпустил ее. «А сейчас отпусти меня», — попросила она. Когда он убрал руки, она взлетела в небо, превратившись в Ваджрайогини, и сказала ему: «Ты думал, что делал одолжение этой старухе? Нет, это старуха делала тебе большое одолжение».

Это очень хорошее учение для нас. Когда кто—нибудь просит у вас поесть, неизвестно, кто кому делает одолжение: вы этому человеку, или он вам. Когда я вам даю учение, кто знает, кто кому помогает — я вам или вы мне. Может быть, вы все бодхисаттвы и просите давать вам учение, чтобы заставить меня читать тексты, размышлять, медитировать. А когда я пытаюсь давать учение, вы внутри себя посмеиваетесь надо мной.

Для меня подобные мысли очень полезны. Важно, чтобы духовный наставник со своей стороны никогда не гордился и не думал, что он делает своим ученикам большое одолжение. Прошу прощения у тех из вас, кто является бодхисаттвой, за то, что вынуждаю вас слушать мое учение и заставляю сидеть внизу, а сам сижу выше вас. Но я не потому сижу на троне, что считаю себя кем—то особенным, а делаю это из уважения к Дхарме. Очень важно думать так. В будущем, когда вы станете духовными наставниками, никогда не думайте, что делаете одолжение своим ученикам. Может, это они являются вашими благодетелями. Ведь у нас нет фактов, доказывающих, что это не так, поэтому у вас нет оснований, чтобы делать вывод: «Я их благодетель, я делаю им одолжение».

Выбросив из своего ума «круглый камень» оценочных представлений, основанных на обыденных представлениях, что такое хорошо и что такое плохо, вместе с ним вы избавитесь от множества ментального мусора, убережете себя от создания негативной кармы злословия. «Она такая, он такой» и тому подобные разговоры автоматически прекратятся. Внутри вас больше не будет источника негативных выводов. Вместо них вы станете думать так: «Кто знает, может, этот человек хороший, может, плохой. Я знаю достоверно только одно: сам я далек от совершенства».


9.8. Применение признака ненаблюдения в познании пустоты

Признак ненаблюдения в качестве логического основания очень эффективно применяется также в познании пустоты. Чтобы понять, как используется здесь этот вид признака, рассмотрим следующий пример.

Допустим, вы живете в пятикомнатном доме и вас постоянно преследует страх, что где—то в доме есть змея. Как вы можете познать, что в доме змеи нет, чтобы избавиться от своего страха? Очень просто: если она находится в доме, она обязательно должна быть в одной из пяти комнат. Первая убежденность, к которой вам следует прийти: змеи нет ни в одной из пяти комнат. Поймите, что все это я даю для примера. Освещая себе факелом путь, вы начинаете обследовать комнату за комнатой и убеждаетесь, что ни в одной из комнат змеи нет. После завершения обследования последней, пятой, комнаты, установив, что и в ней змеи тоже нет, вы приходите к выводу, что ни в одной из комнат ее нет, следовательно, в доме вообще нет змеи. Уверенность в этом факте полностью уничтожит страх. Не произойдет какого—то чуда, просто вы познаете феномен отрицания — отсутствие змеи.

Не думайте, что пустота сама по себе — что—то святое. Пустота — всего лишь отсутствие истинного существования вещей. А вот мудрость, познающая пустоту, священна. Познание феномена отрицания поможет вам автоматически устранить основу для всех страхов, возникающих из представления о самобытии вашего «я», а также избавиться от всех других омрачений. Из всех видов заблуждений худшее — ложное представление, что «я» и все феномены имеют самобытие. Для доказательства пустоты «я»117 приводится такое умозаключение118:

«Я» пусто от самосущего бытия, потому что не существует ни вместе с пятью совокупностями, ни отдельно от них.

Постигнув смысл этого умозаключения путем анализа признака ненаблюдения, вы сможете познать пустоту. Если самосущее «я» существует, оно должно существовать либо вместе с пятью совокупностями, либо отдельно от них. Это чогчо.

Здесь под «я» мы подразумеваем самосущее «я»119. А для номинально существующего «я» нет никакой необходимости быть либо вместе с пятью скандхами либо отдельно от них. Почему? Потому что номинальное «я» — просто наименование объектной основы. Если нечто существует как название, допустим, данное каким—то двум основам, его не надо искать среди этих основ, чтобы подтвердить его существование. Только чтобы доказать, что нечто существует объективно, его обязательно нужно найти в основах для его обозначения.


[117] «Bdag med» означает «отсутствие я», «бессамостность».

[118] Подробнее о доказательствах пустоты «я» в философии Прасангики см.: [Донец 2006, с. 166–209].

[119] «Я» — это главный объект отрицания в буддийской философии. Философы Хинаяны понимают «я» как «я» индивида, или личности. А философы Махаяны различают «я» личности и «я» феноменов. Но для прасангиков нет принципиального различия между «я» феноменов и «я» личности. «Я» индивида так же, как «я» феноменов, является пустой основой наименования. Они различают два вида «я» лишь с точки зрения объекта — индивида и других феноменов.


Понятие о самосущем «я» подразумевает, что «я» не является лишь номинальным, а существует со стороны объекта. Но если «я» как самосущий объект существует, этот объект должен пребывать либо вместе с пятью совокупностями, либо отдельно от них. Если использовать более точные понятия, то самосущее «я» является объектом абсолютного анализа: его следует искать в процессе абсолютного анализа. А условное, номинальное «я» не является объектом абсолютного анализа: оно есть объект относительного анализа.

Как вы можете проверить, что ни внутри, ни вне скандх такого «я» нет? Совершенно очевидно следующее: голова — не «я», тело (и каждая его часть в отдельности) — не «я». Если бы голова была мною, а также живот и руки, это означало бы множественность «я», и возникали бы противоречия. Если бы вы, допустим, отсекли себе руку и оставили ее дома, то получилось бы, что одно ваше «я» осталось дома, а другое вышло на улицу.

Итак, в теле вообще нет «я». Пять скандх — это, упрощенно говоря, тело и ум. Но ум следует проанализировать более подробно: он делится на ощущение, различение, кармические отпечатки и так далее120.


[120] В буддизме разработана очень подробная теория сознания и классификация типов, видов, форм ума. Наиболее общей классификацией типов сознания является его подразделение на первичное сознание и вторичные формы сознания, которые в совокупности составляют пятьдесят один ментальный фактор. Формы первичного сознания: 1) зрительное сознание; 2) сознание слуха; 3) обонятельное сознание; 4) вкусовое сознание; 5) тактильное сознание; 6) ментальное сознание. Формы вторичного сознания также получили подробную классификацию. См.: [Ум и пустота, с. 22–23).


И ничто из всего этого не является «я». Ваш грубый ум не является «я», и наитончайший ум — тоже не «я», а лишь одна из основ для обозначения «я». Если наитончайший ум — это «я», значит, меня никто не может увидеть, даже сам себя я видеть не могу. Но ведь люди могут видеть меня, могут ко мне прикасаться. Я чувствую холод, когда на улице холодно; иногда я чувствую голод. Итак, совершенно ясно, что ум — тоже не «я».

Когда вы говорите «мое тело» или «мой ум», вам мерещится некое плотное «я». Когда кто—то вас критикует, вам кажется, что осуждают ваше плотное, как бы существующее на самом деле «я», — и это вызывает у вас сильный гнев. Но «я» отсутствует в теле, не тождественно телу, и «я» отсутствует среди типов и форм сознания и не тождественно сознанию.

Отдельно от тела и ума тоже нет никакого «я»: нет ничего, что восседало бы где—то в пространстве над вами, как хозяин тела и ума. Значит, в вышеприведенном силлогизме условие чогчо соблюдается.

Что касается второго условия достоверности, джечаба, в данном случае оно соблюдается: то, что не существует ни вместе с совокупностями, ни отдельно от них, с несомненностью пусто от самобытия.

Догчаб здесь тоже соблюдается: то, что не существует ни вместе с совокупностями, ни отдельно от них, с необходимостью исключается из того, что не пусто от самобытия, то есть должно быть не самосущим.

Итак, занимаясь аналитической медитацией на пустоту своего «я», для начала вы должны определить, в чем заключается объект отрицания. После того как вы идентифицируете самобытие «я» как объект отрицания*, начните искать такое «я» в каждой из своих пяти скандх так, как я объяснил. Наконец, не обнаружив самосущего «я» ни в одной из скандх, вы делаете вывод, что его вообще нет, оно лишь кажется существующим. После вы просто пребываете в убежденности в пустоте «я» от самобытия, в однонаправленной концентрации на таком понимании.

Я объясняю вам секреты возникновения магической иллюзии «я» и остальных форм видимости121.


[121] В ‘Праджняпарамите и текстах Прасангики Мадхьямики рекомендуется так же, как и пустоту собственного «я», постигнуть отсутствие самосущего бытия всех феноменов, которые существуют подобно иллюзии.


Когда вы поймете секреты фокусника—сансары, вы уже никогда не будете очарованы магией сансары. В настоящий момент она вводит вас в заблуждение. Вы смотрите на вещи и говорите: «Как это прекрасно!» или «Как это безобразно!» Однако все это существует не так, как вы видите. Все явления, подобно творениям иллюзиониста, возникают из пустоты и растворяются в пустоте. Пустота — основа существования всех феноменов. Но пустота не означает несуществование, она означает взаимозависимое происхождение. Взаимозависимость и пустота — два разных аспекта одного целого. Когда вы увидите эти два аспекта как целое, вы будете свободны от магических иллюзий сансары. Тогда исчезнет ваш страх. Подобно тому, кто, узнав, что опасная змея — не настоящая, а созданная магом иллюзорная змея, отбросит страх, вы тоже, узнав, что «я» существует номинально и не имеет самобытия, освободитесь от своих страхов, рожденных цеплянием за самосу—щее «я». Но никогда не говорите, что «я» не существует. Вы есть. А если кто—то начнет с вами дискутировать и спросит: «Ты существуешь?», никогда не отвечайте: «Существую и не существую одновременно». Это нелогичный ответ.

В былые времена, когда в Тибете не было так сильно распространено учение логики, многие тибетские философы утверждали: «Я существую и не существую одновременно». Поскольку утверждение «я не существую» противоречило бы их чувственному восприятию, они признавали, что «я» индивида существует, хотя логически и не могли обосновать его существование. Но поскольку арья, находящийся в состоянии медитативного равновесия, не воспринимает индивидуальное «я», на этом основании они утверждали, что «я» не существует. Выходило, что «я» существует и не существует одновременно.

Действительно, арьи, когда они погружены в самадхи122 пустоты, вас не видят.


[122] Ting nge ‘dzin — состояние медитативной погруженности.


Эта высшая мудрость, познающая пустоту, и вправду не познает относительных феноменов, потому что они не являются объектами этой мудрости. Однако, если арья находится в состоянии медитативного сосредоточения на пустоте и не видит все объекты относительного мира, это вовсе не означает, что они не существуют.

Лама Цонкапа в своем ‘Большом Ламриме’ (Ламрим—чен—мо), в разделе «Випашьяна» («Лхагтонг»)*, систематизировал и подверг анализу все неверные философские воззрения и опроверг их. Он провел детальный анализ и сказал, что, если зрительным сознанием нельзя увидеть звук, это не означает, что звука нет. Грубые формы являются объектами зрительного сознания, а звук не является объектом зрительного сознания. Если вы не видите чашку на столе (зримый объект), вы можете утверждать: «На этом столе нет чашки», ведь чашка является объектом зрительного восприятия. Но если вы своим зрительным сознанием не видите звука, вы не можете сделать вывод, что звука не существует. Так же можно сказать, что все абсолютные феномены являются объектами мудрости, познающей пустоту, а условная (относительная) истина не является объектом этой мудрости.

Для нас огромная удача, что Лама Цонкапа появился в Тибете и во всех тонкостях разъяснил такие вещи. Если бы не учение Ламы Цонкапы, моя медитация на пустоту сегодня была бы очень странной, и вас я обучал бы странным способом, говоря: «Не надо иметь никаких концепций. Ничего не существует. Просто расслабьтесь». Но это не медитация на пустоту. Такой «медитацией» могут заниматься даже маленькие дети. Вы чувствуете боль, чувствуете жажду, значит, существуете. Пустота не уничтожает самих феноменов, она устраняет лишь то, чего не существует, — наши искаженные представления о феноменах, которые мы объективируем и приписываем им статус истинного существования.

Итак, если кто—то спросит вас: «Существуешь ли ты?», вы должны сказать: «Да, я существую». А если вас спросят: «Мир существует?», вы должны ответить «да». Не бойтесь, что его на самом деле нет. Но вот если кто—то задаст вопрос: «А существует ли мир так, как он нами воспринимается?», смело можете отвечать «нет». Мир существует, но не так, как он нами воспринимается.

Когда вы действительно поймете все это с помощью логики, вам будет нетрудно устранить ложные интерпретации Учения. Логика очень полезна для вашей аналитической медитации. Учение, которое я сейчас вам даю, подобно ключу к подлинным первоисточникам, таким как ‘Ламрим’. С его помощью вы сможете понять их глубже. Я сам каждый раз, когда слушаю учение Его Святейшества Далай—ламы, получаю от него эти ключики. Имея их, я могу затем уже самостоятельно изучать разные первоисточники, и вам сегодня тоже нужны ключи, с помощью которых вы сможете самостоятельно работать с текстами.

Комментарий ко второй главе «Праманаварттики»


1. Доказательство достоверности Будды

Я разъясню вам самую суть положений ‘Праманавартти—ки’, связанных с обоснованием того, почему Будда является достоверным существом. Когда вы с помощью собственных ясных рассуждений и доказательств установите факт, что Будда достоверен, ваша практика прибежища станет очень сильной, а это одна из основных практик в буддизме. В настоящий момент в вашем чувстве прибежища в Будде есть некий стадный инстинкт, как в случае, когда один баран идет за другим, не понимая, зачем он это делает. Вы думаете: «Раз Геше Тинлей туда идет, и я пойду». В вашем намерении нет стабильности. Если вы увидите другого «барана», более привлекательного, чем «баран» по имени Геше Тинлей, вы уйдете вслед за ним. Однако вы не должны верить в Будду, его Учение и Сангху только потому, что Геше Тинлей принимает в них прибежище. У вас должны быть более глубокие основания.

Главное основание должно заключаться в том, что Будда есть достоверное существо, тот, кто стал достоверным существом. Нет прибежища более надежного, чем Будда. А почему? На это есть определенные причины. И вы должны их проанализировать.

Итак, очень важно доказать, что Будда является достоверным существом, что просветление достоверно существует, что нирвана — не просто слово, она действительно осуществима, и люди могут достигать такого состояния. Это необходимо доказать логически. После этого Учение Будды, особенно ‘Ламрим’, станет для вас невероятным сокровищем. Иначе же ваши мысли о просветлении будут только фантазией.

Я напомню вам рассказанную прежде историю. Один тибетец из провинции Кхам пришел в Лхасу. Он слышал о знаменитой статуе Будды в Лхасе — Джово Ринпоче. Он решил посмотреть и увидел, что очень много людей поклоняется статуе и просит о помощи. Он смотрел на статую, смотрел на действия людей. Затем вернулся назад в деревню и сказал своим друзьям: «Раньше я хотел стать Буддой, а теперь не хочу». Те его спрашивают: «Почему?» Он объяснил: «Когда ты станешь Буддой, тебе придется очень тяжко: целый день надо сидеть в одной позе, перед тобой ставят только воду, а больше ничего не дают. Очень много людей приходит просить тебя о множестве вещей, иногда очень странных. Одни обращаются: «Пошли нам, пожалуйста, дождь» — как я могу дать им дождь? А другие просят прекратить дождь, потому что они хотят высушить промокшие вещи».

Без ясного понимания достоверности Будды ваше понятие о нем будет немногим лучше, чем у наивного тибетца, полагавшего, что Будда — это священная статуя.

Если традиция изучения ‘Праманаварттики’ будет утрачена, буддизм станет лишь одной из многих религией, ничем не отличающейся от других. И тогда буддисты станут настаивать на преимуществе буддизма: «Буддизм — самая лучшая религия, потому что это религия моего народа, вера моих предков», исходя из неких эмоциональных или иррациональных аргументов. Примерно так поступают сегодня представители других конфессий. Поэтому среди верующих не случайно распространены религиозный фанатизм и сектантство. Вот их кредо: «Моя религия самая лучшая, потому что я ей следую». Но такой способ обоснования достоинств собственной духовной традиции нелогичен.

Когда же вы изучите ‘Праманаварттику’, знание буддийской теории достоверного познания, которое вы почерпнете оттуда, станет надежным теоретическим фундаментом вашей веры в Три Драгоценности буддизма и спасет вас от фанатизма. Вы будете в состоянии доказать, что те или иные положения буддизма истинны — по такой—то причине, и сможете обосновать, почему являетесь буддистом и занимаетесь буддийской практикой. Вам не придется больше исходить лишь из своих субъективных предпочтений и ссылаться на то, что вам нравится буддизм, ибо отныне вы будет иметь надежный критерий истинности, позволяющий вам безошибочно ориентироваться в духовной сфере. А надежен этот критерий потому, что основан на логике и знании причин. Такой подход аналогичен подходу современной науки. В науке нет догм, и любое утверждение должно быть обосновано. Во всем мире люди уважают науку, потому что в ней нет догм. Наука ищет истину. Буддизм также снискал себе уважение во всем мире, потому что он недогматичен: буддизм, как и наука, ищет истину.


1.1. Четверостишие Дигнаги

Когда Дигнага принял решение написать свой труд о достоверном познании, знаменитый трактат ‘Праманасамуччая’ (“Компендиум достоверного познания”), где собраны все встречающиеся в сутрах наставления Будды по теории достоверного восприятия, он сочинил вначале одну шлоку, выражающую поклонение Будде. Комментарий к этой шлоке составил целую главу трактата Дхармакирти ‘Праманаварттика’. Итак, какие строки начертал Дигнага, когда медитировал в горной пещере? Вот они:

Ставший достоверным существом,

Приносящий благо живым существам,

Великий Учитель, Ушедший к блаженству,

Защитник, Тебе поклоняюсь!


Когда я читал эту шлоку во время медитации в горах, то не мог сдержать слез — настолько был тронут, потому что она выражает в сжатом виде полный смысл второй главы ‘Праманаварттики’. У того, кто постиг ее содержание, естественным образом возникает чувство радости от того, что обрел такое прибежище. Эти слова, преисполненные глубочайшего смысла, Дигнага начертал на стене пещеры и вышел наружу, а, вернувшись, увидел, что строки стерты кем—то.

После того как он начертал их во второй раз, произошло то же самое. Сделав надпись в третий раз, он приписал: «У меня есть веская причина, чтобы писать данную шлоку на стене. Пожалуйста, не стирайте ее. Если хотите оспорить это утверждение, вы должны явиться и вступить со мной в диспут».

Строки стирал один тиртика, который был выдающимся логиком. Он понял глубокий смысл, который вложил в них Дигнага, а также осознал, что эта единственная шлока служит опровержением небуддийских концепций и представляет собой серьезную угрозу для индуизма. По этой причине они вызвали у него неприязнь. Тиртика был очень сильно привязан к догмам собственной доктрины, хотя и являлся мастером логики. Испугавшись, что утверждения Дигнаги разрушат его теорию, он стал стирать их со стены. Прочтя записку Дигнаги, он решил защитить свои воззрения и доказать Дигнаге логическую несостоятельность его утверждений.

Рассмотрим, какие именно небуддийские воззрения опровергают слова первой строки: «Ставший достоверным существом».

Дигнага здесь говорит: «Будда, Ты стал достоверным существом». Я специально подчеркиваю смысл этих слов: Дигнага не написал, что Будда является или был достоверным существом, а именно, что он «стал достоверным существом». Тем самым косвенно Дигнага утверждает, что нет изначального достоверного существа, которое являлось бы высшим авторитетом и спасителем, объектом веры и поклонения. Достоверное существо, объект веры, становится таковым в силу причин и условий. Косвенно здесь говорится, что нет некоего изначального Бога—Творца, создавшего все сущее и являющегося объектом веры небуддистов.

Итак, они встретились в пещере и вступили в диспут. Дигнага опроверг воззрение тиртики о существовании вечного Творца всего сущего. Он доказал несостоятельность его взглядов. Если бы существовал Творец, он должен быть либо постоянным, либо непостоянным. Если он непостоянен, он зависит от причин и тогда уже не может быть изначальным, вечно сущим Богом. Если же он постоянен, он не может функционировать. Как же тогда он создал весь мир и всех живых существ?

Такова сущностная квинтэссенция буддийского способа опровержения воззрения о Творце, который применил Дигнага в диспуте с тиртикой. Когда тот осознал, что полностью повержен, так разгневался, что даже изрыгнул изо рта пламя, чтобы сжечь труд Дигнаги. Дигнага почувствовал к нему великое сострадание. Такова история123.


[123] Будон Ринчендуб в «Истории буддизма» пишет, что «еретик был побежден дважды и трижды», но не захотел принять Учение Будды, как должен был бы сделать по правилам философских диспутов в древней Индии, где побежденный в диспуте был обязан принимать воззрение победителя. Индуист рассвирепел, изрыгнул огонь, сжег все вещи Дигнаги и самого его попытался спалить. Тогда Дигнага, исполненный скорби — оттого что не может содействовать благу од—ного—единственного еретика, вознамерился отказаться от усилий бодхисаттвы, но в этот момент перед ним явился сам Манджушри и сказал: «Я буду твоим защитником все то время, когда ты будешь идти по стадии (бодхисаттвы). И в будущие времена твоя работа будет единственным авторитетом (букв, глазом) для всех научных трактатов» [Будон 1999, с. 226].


Теперь я буду комментировать эти строки. Сначала объясню вам их сжато, потом приступлю к подробному рассмотрению.

Слова «ставший достоверным существом» означают, что изначально нет ни Будды, ни Бога. Вначале все великие и святые существа были подобны нам. Как и мы, под властью омрачений они вращались в сансаре. Итак, все Просветленные, в которых мы ищем прибежище, стали достоверными существами.

Каким образом они ими стали? Причины, в силу которых они стали Буддами, объясняются во второй строке: «приносящий благо живым существам, Великий Учитель». Обе строки содержат объяснение, каким образом Будда стал достоверным существом.

Слова «Приносящий благо живым существам» указывают, какое великое сострадание имеет Будда. Они говорят о методе, благодаря которому тело обычного существа было преобразовано в Рупакаю Будды. В текстах говорится, что Будды рождаются из великого сострадания. Фраза «приносящий благо живым существам» означает, что Будда стал достоверным существом, освоив метод просветления.

Слова «Великий Учитель» указывают на мудрость постижения пустоты. Эта мудрость и есть Великий Учитель. Эпитет «Великий Учитель» относится не к самому Будде, а к мудрости постижения пустоты. Будда стал достоверным существом, потому что на протяжении многих жизней осваивал высшую мудрость.

Слова «Ушедший к блаженству» в третьей строке означают, что благодаря освоению метода и мудрости Будда вышел за пределы печали и ушел к счастью. То есть они указывают, что Будда стал Сугатой. В тексте это состояние называется не «выход за пределы печали»124 (как иногда переводится на английский язык), а «ушедший к совершенному счастью» — точный смысл эпитета «Сугата».


[124] Так же часто тибетское понятие «bde gshegs» (Sugata) в англоязычной и русскоязычной литературе переводится как Татхагата. Это неточный перевод, так как санскритское понятие Татхагата (de bzhin gshegs—pa) означает «Так Уходящий», а Sugata (bde gshegs) — именно «Ушедший к Блаженству».


Это говорит о том, что буддийский путь — путь счастья. Когда вы встаете на этот путь и продвигаетесь по нему, это счастье. И результат — тоже счастье.

Шантидева говорит: «Бодхисаттва, оседлав коня бодхичитты, продвигается к большему и большему счастью. Разве станет он пребывать в праздности?» Наш путь — позитивное мышление. Имея только благие мысли, ум спокоен и счастлив. Сансарические мысли недостоверны, в них много путаницы: «Ни во что не верю. Не знаю, что — истина, а что — нет». В результате — много сомнений, ошибок, а из—за них возникает еще больше страданий, поэтому сансарический путь — несчастливый путь. Те, кто выбирает его, обрекают себя на несчастья в настоящей жизни, а в будущей жизни — на то, чтобы страдать все больше и больше.

Избранный нами путь — путь счастливцев. Сейчас, когда ум ясен, и омрачения стихают, вы счастливы. Усиливаются любовь и сострадание, возрастает мудрость, от этого вы становитесь счастливее и счастливее и, в конечном итоге, обретете абсолютное счастье. Думая так, вы с огромной радостью будете следовать по этому пути. Даже если кто—то захочет остановить вас, у него это не получится, так как вы избрали путь счастья.

Третья и четвертая строки говорят о результате пути. Что это за результат? Здесь идет речь о состоянии Сугаты — Ушедшего к совершенному счастью. Есть два вида Сугат:

1. отбросивший Сугата.

2. осуществивший Сугата.

Каков смысл определения Будды как Сугаты? Смысл таков: Будда стал достоверным существом, потому что на протяжении множества жизней осваивал метод — великое сострадание, а также мудрость, познающую пустоту, и в итоге он достиг двух видов состояния Сугаты.

Во—первых, благодаря освоению на протяжении многих жизней мудрости, познающей пустоту, он достиг состояния «отбросившего Сугаты». Отбросивший Сугата — иное название состояния нирваны. Ведь что такое нирвана? Состояние полной свободы ума от омрачений. Из—за своих клеш живые существа вращаются в сансаре. Когда они долго культивируют мудрость, познающую пустоту, в результате они отбрасывают как омрачения, приносящие страдания, так и омрачающие факторы, препятствующие всеведению. В итоге достигается нирвана. Это и есть состояние Отбросившего Сугаты. Как только вы обретете состояние Отбросившего Сугаты, у вас не останется никаких причин для страдания, а будет только состояние совершенного счастья.


Если понятие «Отбросивший Сугата» выражает пресечение (отрицательный аспект) в состоянии Будды, то понятие «Осуществивший Сугата» выражает осуществление благого потенциала всеведущего ума Будды (позитивный аспект).

Два вида Сугат соответствуют двум видам Дхармакаи, или Тела Истины Будды. Есть два вида Дхармакаи:

1. Свабхавикакая125 — Природное Тело Будды, или Тело Таковости Истины;

2. Джнянадхармакая126 — Тело Мудрости Истины.


[125] В литературе это Тело Будды иногда называется Свабхавакая.

[126] Тибетский термин, обозначающий это Тело Будды, переводится как «Джнянадхармакая», но в литературе также используется термин «Джня—накая».


Первый вид Дхармакаи есть пустота ума Будды. И это есть «Отбросивший Сугата». То есть «Свабхавикакая» и «Отбросивший Сугата» — синонимы.

Второй вид Дхармакаи — изначальная мудрость Будды, или «Осуществивший Сугата». То есть «Джнянадхармакая» и «Осуществивший Сугата» — синонимы. Это лишь разные названия, по сути же они одно и то же.

Благодаря мудрости постижения пустоты достигается именно Тело Таковости Истины — Свабхавикакая, состояние Отбросившего Сугаты.

Благодаря длительному освоению сострадания Сугата реализует весь свой потенциал — это Осуществивший Сугата: Будда реализует бодхичитту и достигает способности познавать все феномены; его великое сострадание совершенно безгранично, но после достижения такого результата он не остается пребывать в состоянии безупречного счастья в отличие от хинаянских архатов, пребывающих в состоянии собственного покоя и блаженства.

В четвертой строке начальной шлоки ‘Праманасамуччаи’ говорится: «Защитник, Тебе поклоняюсь!» Великое сострадание заставляет Будду выйти из состояния собственного покоя и заняться трудами по защите живых существ, по принесению им блага.

Слова Дигнаги означают, что Будда защищает всех живых существ от страданий сансары не дарованием посвящений или благословений, а, главным образом, тем, что дает живым существам Учение — четыре благородные истины. Поэтому смысл четвертой строки таков: «Тебе, великий Будда, обладающий всеми качествами Прибежища, я поклоняюсь!»

1.1.1. Опровержение концепции вечного Бога—творца

Сначала я прокомментирую первую строку — «Ставший достоверным существом». Это утверждение косвенно опровергает концепцию вечного Бога—творца. Тем самым указывается, что в буддизме нет места вере в Бога — творца всего сущего, который существовал бы вечно. Идея Создателя в буддизме невозможна теоретически.

Люди могут утверждать, что Бог — творец всего сущего, исходя из чистого стремления к восхвалению Бога, но они не знают, как правильно славить Бога. Они обращаются к Богу с хвалой: «Ты всемогущ! Ты создал все!» Но в действительности это очень неумелая хвала Богу. Поясню мысль с помощью следующего примера.

Допустим, если бы в вашем городе все было безупречно, и люди стали бы говорить: «Мэр, ты создал все!» — это было бы действительно похвалой мэру города. Но если в городе столько разнообразных проблем, все приходит в упадок, разрушается, то говорить мэру, что он создал все, — вовсе не похвала.

Аналогичным образом, в сансаре очень мало счастья и много страданий, поэтому говорить: «Бог, ты создал все, сотворил этот мир» — вовсе не комплимент Богу. Наоборот, это косвенное указание на то, что Бог — творец всех проблем. Не случайно бывает, что, когда у людей, которые верят в Бога — творца всего сущего, появляется множество проблем, они теряют веру и даже испытывают гнев: «Почему мой сосед делает много плохого, а ему за это ничего? Я же никакого зла не творю, почему Бог меня наказывает?» Часто случается, что неповинный ребенок вдруг заболевает и умирает, и его убитые горем родители взывают к Богу: «За что ты наказал невинное дитя?» и недоумевают, что некоторые люди пьют водку, воруют, убивают других, а Бог их не наказывает. Если Бог есть, он должен их наказать. Это было бы логично и справедливо. Но почему логика божественной справедливости не срабатывает? Возникает вопрос, а ответа нет. Все это говорит о том, что Бог не всемогущ.

Мать Тереза специально направлялась в те места на планете, где больше всего страданий. Когда она скончалась, в ее дневнике нашли запись: «Увидев в этом мире столько страданий, я усомнилась, является ли Господь Бог творцом всего сущего. Он не мог сотворить такое». Она знала, что Бог невероятно чистый, добрый, он не может создать ничего плохого. Она дошла до понимания, что все страдания сотворили своими действиями сами существа.

В буддизме считается, что сила кармы превосходит силу Будды. Понятие о карме означает наличие связи причин и следствий. Принимая принцип причинности в объяснении происхождения страданий, вы перестаете сваливать вину за страдания мира на Бога—творца.

С помощью логики вы поймете, что Бог не мог сотворить ваши страдания и счастье. Почему? Если он обладает властью создавать ваши страдания и счастье, возникает первый вопрос: есть ли у него любовь и сострадание? Если эти чувства у него есть, и он обладает силой, чтобы сотворить весь мир, то он с самого начала именно в силу своего великого сострадания сделал бы все безупречным. Если же вы говорите, что Бог всесилен и, тем не менее, не создал все безупречным, это признак, что он лишен великого сострадания.

Индуисты утверждают, что Бог создал все. В буддизме же говорится, что Бог не все создал. Здесь возникает диспут. Одно из доказательств индуистов: «Бог создал все, поскольку все имеет форму». Например, сосуд был кем—то создан, поскольку имеет форму. Буддисты считают это умозаключение недостоверным, потому что, во—первых, не у всех феноменов есть форма. Например, сознание лишено формы. Из этого следует, что сознание не создано Богом. Пространство тоже не было создано Богом, поскольку оно тоже лишено формы.

Итак, мы уже приходим к выводу: даже если верно, что Бог является творцом, все же он создал не все феномены. Кроме того, пространство создавать вообще не надо, поскольку оно постоянно, представляет собой отсутствие формы и не зависит от причин. Если бы все создал Бог, это значило бы, что пространство тоже создал он, следовательно, пространство зависит от причины и потому непостоянно. Но это не так.

Возникает также вопрос: если Бог сотворил все сущее, кто сотворил его самого? Бог не мог создать себя. А если он создал сам себя, это означает, что он существовал до себя самого. А если он существовал до появления себя самого, какой смысл создавать себя заново? Если Бог не создал сам себя, есть ли у этого Бога причина или нет? Если Бог зависит от причины, значит, он уже не есть изначальный Бог—творец. Значит, он стал Богом, не будучи им изначально. А если он не зависит от причин, тогда он вечен. Если он вечен, то не способен выполнять функции. А раз не может функционировать, как он мог создать все живое? Не будучи функциональным, в своем постоянстве он подобен пространству, не зависящему от причин.

Получается, либо надо верить в Бога, который стал Богом на каком—то этапе и действительно не мог создать всех живых существ, но может им помогать — это подобно буддийским взглядам; либо остается верить в вечного Бога, который не способен функционировать. Но зачем принимать прибежище в таком Боге, который не может выполнять никаких действий? Он просто вечен и все. Посредством таких рассуждений мы опровергаем теорию, что Бог — творец всего сущего.

Рассмотрим теперь воззрения небуддистов относительно достоверности Бога. Небуддисты, например, говорят: «Наш Бог — достоверное существо, потому что может видеть, что происходит далеко от него». Мы это воззрение также опровергаем. Довод таков: «Если некто, способный видеть на большом расстоянии от себя, является достоверным авторитетом, то орлы, обладающие острым зрением и способные видеть, что творится далеко от них, такие же достоверные авторитеты, как ваш Бог. Тогда в них тоже надо искать прибежище и защиту».

В тибетской традиции приводится множество аналогичных примеров, утверждений тиртиков о том, почему их боги являются достоверными, и опровержение их с помощью силлогизмов Дигнаги.

Итак, в анализируемых строках Дигнага сначала опровергает воззрения небуддистов и доказывает несостоятельность их представлений об их богах. Затем он отвечает на гипотетический вопрос небуддистов: «А почему ваш Будда является достоверным?» В ответ на вопрос он говорит, что Будда помогает, приносит благо всем живым существам. Он Учитель, Ушедший к совершенному счастью, Защитник живых существ, поэтому он достоверное существо.

1.1.2. Доказательство существования нирваны

Далее Дигнага объясняет, каким образом Будда достиг состояния Сугаты. Он обосновывает понятие нирваны с помощью силлогизмов. Эти силлогизмы очень трудно перевести с тибетского языка. Здесь используется специальная логическая терминология, и тем, кто не владеет ею, невозможно объяснить точный смысл силлогизмов Дигнаги. Точно так же физику можно объяснять с помощью общеупотребительного языка и даже с помощью общенаучной терминологии лишь до некоторого уровня. Чтобы углубиться в предмет физики, придется перейти на специфический язык математических формул, потому что иначе невозможно объяснить смысл некоторых понятий и законов.

Нирвану можно обосновать и в общих понятиях, но если переходить на специфические ее характеристики, нужно использовать силлогизмы. Я не уверен, что, если переведу силлогизмы, они будут иметь для вас какой—то смысл, но попробую. Мне тема силлогизмов логики очень интересна. С логикой обстоит так же, как с высшей математикой: тем, кто не знает теории математического анализа, интегралы, производные и так далее, математические понятия и вычисления кажутся чем—то очень скучным и трудным для понимания. Но когда люди начинают разбираться, их интерес к предмету растет. Они восторгаются точностью и красотой математических выкладок. Так и в логике: сначала она непонятна, но когда начинаешь понимать кое—что, ее точность также поражает и увлекает.

Итак, один из силлогизмов Дигнаги, доказывающий достижимость нирваны, звучит так:

Ум может достичь совершенного счастья, или нирваны, Потому что он есть прочная основа,

Освоенная, не требующая вновь повторяемых усилий, Способная развиваться до безграничности.

Один этот силлогизм заключает в себе доказательство прошлых и будущих жизней. Каким образом приведенный в данном силлогизме логический признак доказывает существование нирваны?

Первый довод, который здесь приводится, — это прочная основа127. Понятие «прочная основа» в буддизме означает то, на основе чего некое качество может развиваться без ограничений. Если вы осваиваете нечто, имеющее прочную основу, в итоге оно может быть развито до бесконечности. То, что лишено прочной основы, сколько бы вы его ни осваивали, не сможет стать безграничным.


[127] «Прочная основа» (rten gzhi) означает «пребывающая основа» [БТКС, с. 1076] Среди буддийских философов распространено понимание достоверного как «имеющего место прочно» (tshugs thub—tu grub—pa). «Прочность наличия», то есть неизменность и постоянство, называют признаком достоверного. Например, закон кармы является достоверным, ибо имеет место всегда и неизменно. Правда, Джамьян Шепа не считал «прочность наличия» признаком достоверного [Донец 2006, с. 55].


По этой причине говорится, что, если вы хотите что—либо осваивать, упражняйтесь в том, что имеет под собой прочную основу. Здесь Дигнага косвенно указывает, что наше тело не является прочной основой для развития. Сколько бы вы его ни тренировали, невозможно сделать его способности беспредельными, поэтому люди не могут устанавливать любые рекорды. В длину и высоту вы не прыгнете дальше, чем на несколько метров, как бы ни старались, потому что тело не имеет прочной основы. Сколько лет продолжаются Олимпийские игры, сколь упорно тренируются спортсмены днем и ночью! Но им очень тяжело установить новый рекорд. Может, на пару сантиметров они прыгнут выше или дальше, чем прежде, но не более того.

Если сравнить тело и ум, то ум имеет более прочную основу, чем тело. Но не думайте, что любой ум имеет прочную основу. Ум, конечно, более стабилен, чем тело. Но те виды ума, которые не основаны на достоверном познании, не могут развиваться до безграничности. Сколько бы мы с безначальных времен ни приучали себя к таким видам ума, как привязанность, гнев, их нельзя сделать безграничными, поскольку они не имеют под собой достоверной основы.

Формы сознания, которые функционируют на базе достоверного познания (как, например, великое сострадание), называются прочной основой, поскольку имеют под собой достоверный базис. Итак, логический критерий здесь таков: достоверные виды нашего ума являются прочной основой, потому что базируются на достоверном познании. Ум, опирающийся на достоверное познание, имеет прочную основу128. Когда вы тренируете ум, вы приучаете себя к таким качествам, как любовь, сострадание (виды ума, имеющие прочную основу), впоследствии вам не понадобятся повторяемые усилия для проявления этих качеств.


[128] Иначе говоря, достоверность — условие прочной основы. Здесь речи нет о том, что «прочность наличия» является признаком достоверного. Это понимание прочной основы, передаваемое досточтимым Геше Тинлеем по линии устной преемственности, отличается от того распространенного подхода к определению «прочной основы» как признака достоверного, к которому критически относился Джамьян Шепа.


В отличие от этого, например, спортсмен, сколько бы ни тренировался, снова и снова должен прилагать усилия. Поэтому такие качества как способность прыгать в длину или высоту нельзя развить до безграничности, поскольку они лишены прочной основы и зависят от повторяемых усилий. Если бы нечто имело прочную основу, но вместе с тем зависело бы от повторяемых усилий, его также невозможно было бы развивать безгранично именно в силу зависимости от повторяемых усилий. Если для поддержания своей способности вы вновь и вновь должны тренироваться, тогда она не может стать безграничной.

Любовь и сострадание не таковы: они имеют под собой прочную основу, и, если приучить себя к ним, тогда для проявления этих видов ума уже не потребуются повторяемые усилия, поэтому они способны развиваться до беспредельности.

Вопрос из зала: Если они имеют прочную основу, почему они не проявляются спонтанно?

— Потому что еще нет освоения, нет привыкания. Эти качества при условии их полного освоения будут постоянно спонтанно проявляться, потому что для их развития уже не потребуются повторяемые усилия. Таково свойство ума, который обладает достоверностью. Если вы освоите качества такого ума, вам не придется развивать их вновь и вновь для дальнейшего проявления. Они будут возникать спонтанно и станут безграничны. Именно таким образом мы доказываем факт, что Будда есть достоверное существо.

Вопрос из зала: А наше неведение зависит от повторяемых усилий?

— Неведение не зависит от повторяемых усилий. Оно возникает спонтанно, но не обладает достоверной основой. Например, чтобы разгневаться, вам не надо себя заставлять, подталкивать. Гнев возникает непроизвольно. Неведение нельзя развить до безграничности, потому что оно не имеет под собой достоверной основы. Вот если бы оно обладало достоверной основой и не зависело от повторяемых усилий, тогда его можно было бы сделать безграничным.

Вопрос их зала: Как можно доказать, что любовь и сострадание обладают достоверной основой?

— Следующим образом: любовь — желание всем живым существам счастья. Чтобы породить в себе любовь, вы должны увидеть, что существам в сансаре всегда недостаточно счастья. А то, что существам не хватает счастья, — достоверный факт. Поскольку это достоверно, вы желаете, чтобы они всегда были счастливы. Это и есть любовь.

В отличие от любви, привязанность — недостоверный ум. Почему? Потому что объект привязанности — объект, кажущийся привлекательным. Вы видите такой предмет, который кажется вам красивым, и у вас возникает желание обладать им. Но в действительности нет никакого привлекательного объекта. Если вы к кому—то или чему—то привязаны, вы думаете, что объект обладает некой красотой. Взять, к примеру, скатерть — у нее красивый цвет. Допустим, глядя на нее, вы думаете: «Какая она красивая, блестящая. Если бы она стала моей, я был бы очень счастлив». В этот момент ваше сознание основано на недостоверном познании — вам кажется, что красота существует со стороны объекта. Возникает видимость объекта как красивого, и вы к ней привязываетесь. На самом деле в самом объекте нет ни единой частицы, которая обладала бы красотой.

Сейчас я говорю с точки зрения науки. На скатерть падает свет, состоящий из целого спектра излучений. В скатерти есть такое вещество, которое поглощает все остальные части спектра, кроме определенной составляющей, которую отражает. Отраженная часть спектра воспринимается нами как красный цвет. Вы видите отражение света, но не понимаете этого. Когда воспринимаете отражение, вам кажется, что объект сам по себе имеет прекрасный красный цвет, но это не так.

Аналогичным образом, в реальности, как говорил Дигнага, нет внешних объектов привязанности и гнева: то, к чему вы привязываетесь или на что гневаетесь, всего лишь ваши неправильные интерпретации. Внешние объекты существуют, но это только объекты любви и сострадания. Нет внешних объектов гнева или привязанности, ибо то, что вы считаете реально существующими объектами гнева и привязанности, в действительности есть не что иное, как ложные проекции вашего неправильно функционирующего ума.

Вам следует понять, что объект гнева видится вам как объект гнева, но это не означает, что он так существует на самом деле. Он не таков, каким кажется. Но вот если кто—либо воспринимается вами как объект любви, это достоверное восприятие. Он существует как таковой, и для его восприятия есть достоверная основа: объект, которому не хватает счастья, ибо у всех существ сансары нет подлинного счастья. Если поймете этот момент, вам будет легко справляться с гневом и привязанностью.

Сейчас мы проанализируем, имеется ли какой—нибудь объект гнева во внешнем мире. Начнем с того, что, например, для кого—то из вас Лена является объектом гнева, потому что вчера сказала что—то неприятное, и сегодня она уже для вас плохая и вызывает раздражение. Теперь, увидев ее, вы воспринимаете ее негативно. Даже если она вам улыбается, вы думаете, что она лицемерит. Если она что—то говорит, вы решаете, что она говорит с негативным подтекстом, потому что вы ей не нравитесь. И ваш ум начинает создавать очень много ложных негативных проекций. В ходе логического анализа ваше рассуждение должно быть таким: «Если Лена является объектом гнева со своей стороны, то она должна быть объектом гнева для всех, но у нее есть друзья, которые испытывают к ней любовь и привязанность, следовательно, мое мнение, что Лена плохая, выражает мою субъективную точку зрения, а не является объективным фактом».

Итак, поскольку ваше представление основано на недостоверном познании, когда вместо него возникнет достоверное познание, оно полностью уничтожит ваше нынешнее недостоверное представление. По этой причине подобные недостоверные виды ума не могут развиваться бесконечно.

Дигнага говорит, что гнев и все остальные негативные качества ума берут начало в недостоверном познании. Привязанность также недостоверна. Вы привязываетесь вследствие того, что не понимаете взаимозависимого происхождения вещей. Ребенок не понимает взаимозависимого возникновения радуги, и ему кажется, что радуга для него желанна. Ему хочется ее потрогать, и он к ней бежит. Смотрит на нее, а не под ноги, в результате спотыкается и падает, так радугу и не догнав. В нашем мире столько людей работает день и ночь, чтобы расцветить свою жизнь «радугами», но у них ничего не получается. Так их жизнь проходит впустую.

По словам Дигнаги, чтобы пресечь негативные эмоции, в первую очередь нам надо осознать недостоверное как недостоверное и понять свои заблуждения. Когда вы обнаружите, что основа ваших негативных эмоций — недостоверное познание, то даже если попросить вас разгневаться, вы не сможете. Почему? Потому что ясно видите — для гнева нет никакого основания. Итак, вы должны понимать, что для укрощения ума тоже нужна логика.

Одна из причин, почему Дигнага написал свой труд о достоверном познании ‘Праманасамуччая’, заключается в том, что все негативные состояния ума берут начало в недостоверном познании. С другой стороны, все позитивные состояния ума берут начало в достоверной основе. Поэтому чрезвычайно важно уметь отличать достоверное познание от познания недостоверного. По этому поводу Дигнага сказал: «Я пишу свой труд о познании, чтобы мы могли достичь просветления, а вовсе не для опровержения взглядов оппонентов».

Итак, мы с вами продолжаем подробное знакомство с доказательством, что Будда является достоверным существом, Сугатой. Одним из доводов, приводимых Дигнагой в качестве логического основания этого доказательства, служит факт, что Будда приучал свой ум к состраданию в течение очень долгого периода времени. А также Дигнага опирается на довод, что сострадание Будды может развиваться безгранично. Он доказывает, что это правильный признак: сострадание Будды может быть развито до бесконечности, потому что осваиваемый объект имеет под собой прочную основу.

Кроме того, как только сострадание освоено в полной мере129, для его проявления не потребуется повторяемых усилий, поэтому оно может развиваться безгранично. И это тоже довод, используемый Дигнагой для доказательства реальности нирваны и того, что Будда является Сугатой.


[129] Процесс освоения благих качеств и состояний ума по—тибетски называется «gom—ра» — «привыкание» = «ириучивание». Медитация (sgom) имеет тот же смысловой корень — «привыкание». В результате длительного освоения формируется привычка к добродетели, которая может развиваться неограниченно [БТКС, с. 374, 375].


С другой стороны, то, что не имеет под собой прочной основы и зависит от повторяемых усилий, даже после длительного освоения не сможет развиться безгранично, то есть по—прежнему нужны будут все новые и новые усилия для его проявления. Например, наше физическое тело не имеет прочной основы; кроме того, для его тренировки нужны все новые и новые повторяемые усилия, следовательно, его качества не могут развиваться безгранично. Совершенно бесполезно тренировать наше тело и развивать какие—то иные объекты, не имеющие под собой прочной основы. Вы будете много и долго трудиться, но прочных результатов не достигнете, потому что придется постоянно продолжать свою работу.

Размышляя так, вы придете к логическому заключению, что только развитие ума — по—настоящему оправданное занятие, потому что все остальные не имеют под собой прочной основы и зависят от повторяемых усилий. Перед тем как приступить к осуществлению того или иного проекта, для начала следует проверить, имеет ли проект под собой прочную основу, нужны ли для его реализации многократные усилия, и только после этого приступать к работе над ним.

В былые времена люди, которых интересовала буддийская практика, вначале исследовали все принципиальные её моменты. Вам надо поступать так же. Сначала надо убедиться, что существует реальная возможность освобождения. Как я говорил, ум имеет под собой прочную основу. Но это относится не ко всем видам ума. Здесь мы говорим, что прочную основу имеет под собой достоверный ум, потому что он зиждется на достоверных основаниях. Когда вы тренируете такие обладающие достоверной основой качества сознания, как сострадание или мудрость, познающую пустоту, и когда полностью осваиваете их, то для их проявления вам больше уже не потребуются повторяемые усилия, значит, они могут развиваться до безграничности. Поэтому и говорится, что сострадание Будды безгранично. А также верно, что нирвана достижима, и Будда достоверно является Сугатой.

1.1.3. Доказательство существования прошлых жизней

Не так трудно доказать, что такой ментальный фактор, как сострадание, имеет под собой достоверную основу. Но как же мы можем удостовериться, что Будда развивал свое сострадание на протяжении множества жизней? Чтобы обосновать это, сначала необходимо убедиться в наличии прошлых и будущих жизней. С этой целью Дхармакирти во второй главе ‘Праманаварттики’ приводит подробнейшее доказательство существования прошлых и будущих жизней. Соответствующее умозаключение строится следующим образом.

Предыдущая жизнь существовала, потому что первый момент сознания зародыша ребенка в материнской утробе проистекает от предшествующего момента этого же сознания, поскольку это сознание.

Первый момент сознания ребенка в материнской утробе должен иметь причину — без причины он возникнуть не может. Если вы сможете привести доводы в пользу того, что сознание ребенка в материнской утробе могло появиться только вследствие предшествующего момента того же самого сознания, вы сможете тем самым обосновать и наличие предыдущих жизней.

Но прежде чем приступить к рассмотрению этого силлогизма, сначала необходимо обосновать, что сознание может проистекать только от предшествующего момента того же самого сознания, ибо у вашего оппонента (негативного ума) может возникнуть сомнение в этом.

После этого приведенный выше силлогизм уже становится достоверным для вас, и вы полностью с ним соглашаетесь. А предыдущий момент сознания есть не что иное, как предшествующая жизнь. Он, в свою очередь, также возникает вследствие предшествующего ему момента того же самого сознания. Итак, здесь труднее всего убедиться, что если нечто есть сознание, то оно должно проистекать только от предшествующего момента того же самого сознания.

Материя возникает из предшествующего момента существования той же самой материи. Она не может зародиться из ничего, из вакуума. Ученые это тоже доказали, открыв закон сохранения массы и энергии. Они подтвердили, что невозможно, чтобы на пустом месте появилась какая—то принципиально новая частица. Она может возникнуть только из предшествующего момента потока существования этой материи. Полностью уничтожить эту частицу также невозможно.

В начале главы Дхармакирти разъясняет смысл данного силлогизма в прямой логической последовательности, доказывая существование предыдущей жизни, а затем объясняет то же самое в обратной последовательности, от противного.

Как же мы можем убедиться, что если нечто есть сознание, оно может происходить только от сознания? Мы можем удостовериться, отбрасывая все, что не может быть причиной сознания. Анализ проводится следующим образом: причиной первого момента сознания ребенка в утробе матери может быть либо феномен, либо не феномен — третьего не дано. Мы охватываем весь перечень феноменов и нефеноменов. Но нефеномены не могут стать причиной сознания. Так мы ограничиваем поле поиска причин сознания. Поясню сказанное на примере.

Допустим, ФБР разыскивает Усаму бен Ладена. Они исключают территории, на которых он в принципе не может скрываться. Затем, проверяя и исключая одну территорию за другой, когда—нибудь они дойдут до места, где действительно находится преступник, которого они ищут.

Есть игра, основанная на такой логике исключений. Например, вы загадываете имя человека, живущего в этом мире, а я задаю вам пять наводящих вопросов. С помощью вопросов, ответы на которые должны быть только однозначными — «да» либо «нет», — я должен установить имя человека. Я отбрасываю все категории людей, к которым не может относиться этот человек. Когда логически четко очерчены рамки, в которых можно его однозначно опознать, я могу с уверенностью назвать его имя.

Не может быть, чтобы нефеномен (нечто, не являющееся объектом познания и, следовательно, несуществующее) стал причиной феномена (познаваемого и, следовательно, существующего объекта). Если бы нефеномен являлся причиной феномена, возникло бы много логических противоречий. Это означало бы, что нечто появилось из ничего. Это невозможно. Стало быть, мы отбрасываем категорию нефеноменов, и в области нашего поиска остается только категория феноменов.

Феномены делятся на две категории: постоянные и непостоянные. Постоянные феномены тоже не могут служить причиной сознания. Например, постоянный феномен «пространство» существует, но лишь как отсутствие препятствий, то есть только в наших концепциях.

Итак, теперь мы отбросили вариант постоянных, нефункциональных феноменов как возможных причин сознания. Остались лишь непостоянные, функциональные феномены. У вас уже есть представление о трех категориях непостоянных феноменов: форма, сознание и неассоциируемые составные факторы. Если мы будем разбирать поочередно три категории, то совершенно очевидно, что неассоциируемые составные факторы не могут явиться причиной сознания, потому что, по определению, они не является ни формой, ни сознанием, и, следовательно, не имеют прямой связи с сознанием.

После исключения неассоциируемых составных факторов остаются два варианта в качестве возможной причины сознания: это либо форма, либо сознание. Бесспорно также, что сознание не может возникнуть без причины. Это общая теория. Рассмотрим первый из возможных вариантов.

1.1.3.1. Форма как возможная причина сознания

Возьмем форму130 как гипотетическую причину сознания.


[130] Напоминаем, что буддийская категория формы охватывает все материальное, и не следует ее сводить к визуальной форме, воспринимаемой органом зрения.


Есть множество видов формы. Совершенно очевидно, что формы других миров не могут стать сущностной, фундаментальной причиной сознания существ этого мира — между ними явно нет никакой связи. Также очевидно, что абсолютное большинство форм нашего мира не может стать причиной сознания. Единственный вариант формы, связь которой с сознанием можно проследить, — это ДНК. Но и ДНК тоже не может стать сущностной причиной сознания. Итак, мы формулируем суждение: никакая материя ни в этом, ни в других мирах не может быть причиной сознания.

Если бы материя являлась сущностной причиной сознания, последнее также было бы материально, то есть не было бы уже сознанием, а стало бы материей. Ведь здесь мы рассматриваем сущностную (фундаментальную = субстанциональную) причину сознания.

Например, если я леплю чашку из глины, то сущностной причиной чашки является глина, а мои руки, которые лепят, и огонь, которым ее обжигают, являются лишь обусловливающими причинами131. Когда глина превращается в чашку, глиняная чашка есть глина, материя. Она не может стать сознанием, потому что ее субстанциональная причина — материя.


[131] Сущностная и обусловливающая причины различаются по природе. Есть также классификация причин по способу возникновения результата: 1) прямая причина; 2) косвенная причина. [Цепак Ригзин, с. 55].


Этот принцип является общим: если субстанциональная причина — материя, то и результатом тоже должна быть материя. Ученые также имеют точные представления об этом. Например, когда вы делаете химические опыты и смешиваете элементы в пробирке, элементы по завершении химической реакции все равно должны остаться в полученном веществе. Они не могут никуда исчезнуть. Они могут изменить свою форму, но если вы проанализируете, то убедитесь, что вещество, которое составляло причину, обязательно сохранится и в результате.

Если бы материя — ДНК, гены — была сущностной причиной сознания, то сознание тоже должно быть материальным. Но наука генетика ничего принципиально нового нам не открыла в природе сознания: то, что сейчас открывают науки (нейрофизиология, психология и другие), было известно в буддизме еще две с половиной тысячи лет тому назад. Это вызывает изумление: как эти вещи могли знать буддийские ученые еще в те времена? Но нет ничего удивительного, если учесть, что буддийская философия располагает глубокой теорией и богатейшим опытом эмпирического исследования сознания.

Итак, мы можем сделать однозначный вывод, что материя не может являться причиной сознания. Допущение, что форма является причиной сознания, приводит к противоречию с очевидным фактом нематериальности сознания. Логика здесь простая, и не нужно приводить множество оснований. Для нас является очевидным, что сознание нематериально, поэтому материя не может стать его причиной.

Вопрос из зала: Чему противоречит допущение, что сознание материально? Мы же не доказали, что сознание не может быть материальным. Ведь в действительности оно не может функционировать без материи. Сознание всегда связано с материей.

— Но сознание определяется как нечто лишенное формы, то есть нематериальное. Сознанию присущи три характеристики: отсутствие формы, ясность, познающая способность.

Вопрос из зала: А как доказать, что такое сознание существует?

— Вы можете убедиться в его существовании на своем опыте. У нас нет однозначных доказательств, что такое сознание существует. Но мы можем вывести это эмпирически, из собственных ощущений. Вообще, перед тем как доказывать все, о чем сейчас шла речь, вы должны на своем опыте попытаться ощутить, что такое сознание и что такое материя132. Если у вас нет ясного понимания, что есть сознание, может возникнуть вопрос: «Как я могу доказать себе, что у меня есть сознание?» Поскольку сознание — невидимый объект, очень трудно на него указать пальцем. Это нужно испытать, ощутить самостоятельно133. А теперь вернемся к нашей теме.


[132] В связи с этим приведем фрагмент из современного комментария к тексту «Цема ригтер»: «Являются ли чем—то разным умственные и телесные ощущения? На основе своего непосредственного опыта можно сказать, что, несмотря на то, что с нашим мозгом и телом иногда бывает все в порядке, сознание посещают различные печальные мысли, печальные ощущения. Ведь если бы сознание существовало только на основе тела и мозга, то этого не могло бы быть. Если бы осознающая способность была неотлична от частиц, составляющих мозг, она была бы навсегда с ними связана» [Цема ригтер, 1995–1996, с. 15]. — А.К.

[133] Для этого есть медитация на природу ума, которую досточтимый Геше Тинлей неоднократно уже объяснял в контексте наставлений по Махамудре.


Итак, ясно, что причиной сознания не может быть материя, хотя многие ученые отождествляют сознание с мозгом или считают сознание просто результатом деятельности мозга, подобно тому, как желчь вырабатывается печенью.

Чтобы завершить обоснование силлогизма, о котором я говорил, нужно доказать, что мозг не является сознанием. Мозг подобен компьютеру. Компьютер питается от электричества, без которого не может функционировать. Он работает, только когда включен в сеть. Компьютер подобен нашему мозгу, электричество — сознанию. Без сознания мозг не может функционировать так же, как и компьютер без электричества. Если компьютер не включен в сеть, то, сколько бы его ни открывали, сколько бы ни нажимали на кнопки, он не будет работать. Аналогичным образом мозг, каким бы свежим и здоровым ни был, без участия сознания не может функционировать. Сознание, опираясь на прану — энергию ветра, — заставляет мозг действовать, и тогда мы познаем разные вещи. Именно сознание активизирует наши органы восприятия и с их помощью познает объекты.

Ученые также пришли к выводу, что сам орган зрения просто воспринимает отражения объектов, но ничего не познает. В буддизме утверждается, что зрительное сознание осуществляет процесс познания посредством органа зрения. Если вы будете это исследовать, постепенно начнете понимать, что именно ваше сознание познает окружающий мир. Оно созидательно. Его не нужно программировать — в этом оно не похоже на компьютер. Компьютер запрограммирован на какие—то функции, но у него нет созидательного начала, которое есть у сознания.

Сознание каждого существа имеет также свой потенциал. Несмотря на то, что в сознании нет ни грана вещества, сознание разных индивидуумов имеет разный потенциал. Например, сознание какого—то человека способно изучить один язык и не способно к другому языку. Другому человеку с легкостью даются разные языки. Один человек может с легкостью освоить науку, а для другого это тяжело. Все зависит от кармических отпечатков, которые хранятся в этом сознании: отпечатки образуют потенциал индивидуального сознания. Сознание не содержит никакого вещества, но у разных индивидуальных потоков сознания разные способности.

Проведя такие исследования, вы на сто процентов убедитесь, что сознание — не форма. Предположение, что сознание материально, приводит ко множеству вопросов. Какая именно это материя? Если допустить, что сознание — материя, оно обязательно должно быть локализовано где—то в теле. В таком случае, где же то вещество, которое является гневом? Если гнев материален, надо отыскать его и вырезать, и тогда он исчезнет. Но это невозможно134. Занимаясь таким исследованием, вы придете к выводу, что сознание — не материя. В этом нужно убедиться самостоятельно посредством исследования своего опыта и понимания того, что есть сознание.


[134] Правда, это не исключает того, что существует определенная корреляция между конкретными психо—эмоциональными процессами, с одной стороны, и нервно—мозговыми импульсами и структурами, с другой стороны. Установление такого рода соответствий и вообще исследование характера взаимосвязей между явлениями сознания и мозговыми процессами — это предмет переднего края науки, на котором ученые успешно сотрудничают с Его Святейшеством Далай—ламой XIV и тибетскими йогинами по исследовательским программам института «Mind and Life».


Вопрос из зала: Геше—ла, а почему тогда материя влияет на сознание? Например, принятие наркотиков изменяет состояние ума.

— Когда вы, например, надеваете солнцезащитные очки, ваше зрительное сознание видит все темным. Через темные очки орган зрения видит все темнее, а зрительное сознание затем познает то отражение, которое является органу зрения. Когда вы принимаете наркотик, в вашем теле определенные процессы меняются, и мозг получает какие—то искаженные сигналы, не такие, как обычно. Сознание зависит от мозга, от процессов, которые происходят в теле. Оно познает, опираясь на все это. Поскольку сознание опирается на тело, на мозг, то после приема наркотиков возникают галлюцинации и тому подобное.

Если вы едете куда—то на поезде, ваше сознание зависит от тела, а тело — от поезда. Когда поезд мчится быстро, вы видите, как в окне мимо вас пролетают деревья. Это происходит из—за взаимозависимости множества факторов. Но это не означает, что сознание материально. Если я сижу на плечах у человека, который бежит, я воспринимаю мир в зависимости от его движений, но это не означает, что я — тот человек. Я завишу от него, потому что сижу у него на плечах. Сознание зависит от тела и мозга, но это не означает, что сознание — это тело или мозг.

Вопрос из зала: Каким образом нематериальное сознание может быть связано с материальным телом?

— В этом нет никакого противоречия. Сознание и материя могут зависеть друг от друга. На самом деле нематериальное сознание находится в неразрывной связи с энергией ветра — тонкой праной, которая является материей. Наше наитончайшее сознание и наитончайшая энергия являются неразделимо связанными друг с другом. Когда мы умираем, наитончайший ум вместе с наитончайшей энергией отделяется от нашего грубого тела. Но энергия ветра, которая служит опорой для наитончайшего ума, не является сознанием. Сознание, которое опирается на прану, не является материей. Это две совершенно разные вещи, но они нераздельны. Если они разделятся, поток бытия индивидуума прекратится.

Когда вы говорите «я—я—я», вы имеете в виду именно это: «я» возникает на основе соединения тела и ума, подобно тому, как соединение кислорода и водорода называется водой. С точки зрения Прасангики Мадхьямики нет никакой самосу—щей воды, нет никакого отдельно взятого вещества «вода». Вода — всего лишь название, которое дается соединению кислорода и водорода. Но кислород и водород можно разделить и таким образом поток существования воды можно пресечь. Что же касается нашего «я», то в определенном смысле можно сказать, что «я» вечно. Оно безначально и будет существовать до бесконечности. Грубое тело можно отделить от грубого сознания, но тончайшее сознание неотделимо от наитончайшей энергии, и это соединение называется неразрушимым.

Вопрос из зала: Это соединение — неассоциируемый составной фактор, да?

— «Я» — неассоциируемый составной фактор.

Вопрос из зала: А соединение тонкой энергии и тонкого ума не является неассоциируемым составным фактором?

— Если рассматривать их по отдельности, то наитончайшее сознание — это наитончайшее сознание, наитончайшая энергия — это наитончайшая энергия, но если их соединение вы называете «я», то «я» и есть неассоциируемый составной фактор. Не думайте, что «я» — союз этих двух составляющих.

«Я» — название, данное этим двум. Низшие школы считают, что «я» — соединение двух факторов, поэтому «я» у них становится субстанциональным. Они полагают, что «я» — наполовину субстанция (форма), наполовину сознание. Это неверно, потому что логически противоречиво.

Прасангика Мадхьямика утверждает, что «я» — всего лишь название, данное двум основам, то есть неверно полагать, что соединение двух основ является «я». «Я» не отождествляется с этим соединением. Это лишь обозначение, название, данное двум основам, поэтому со стороны объекта никакого субстанционального «я» найти невозможно.

Пока мы живы, не умерли, основой для обозначения «я» служат грубое тело и грубый ум. После смерти, когда вы оставите это тело, основой для обозначения вашего «я» будет соединение тонкого тела и тонкого ума. С того момента грубое тело перестанет быть основой для обозначения вашего «я». Про мертвых не говорят: «это Андрей» или «это Олег», а говорят: «это покойник». Пока тело еще живо, не умерло, но лежит неподвижно, мы говорим: «он спит», но когда человек умер, уже говорим: «это труп».

Вопрос: По какой причине сознание и материя никогда не разрываются?

— Скорее нет причины, которая бы отделила их друг от друга, поэтому они всегда останутся вместе. Например, составляющие воды — кислород и водород. Их можно как—то соединить или, применив особый метод, отделить друг от друга. А что касается наитончайшего сознания и наитончайшей энергии, нет никакого фактора в природе, который был бы еще тоньше, чем они, и мог бы их разделить. Подобной причины просто не существует. Это очень важно помнить.

Поэтому логика Дигнаги и Дхармакирти гласит: то, для прекращения чего нет причины, всегда будет существовать. В ‘Праманаварттике’ также говорится: поскольку нет никакой причины, которая прервала бы поток сознания, оно продолжит свое существование даже после смерти. Ученые говорят то же самое: если есть некая сила, которой нет противодействия, она будет продолжать действовать. Если нечто движется в пространстве и не встречает противодействия, способного прекратить его движение, оно будет продолжать двигаться. Это общая теория, а теперь вернемся к сознанию.

Вопрос из зала: А есть ли доказательства, что нет таких причин, которые бы могли способствовать разрыву наитончайшего сознания и наитончайшей энергии?

— Доказать нельзя, что нет ничего тоньше наитончайшего сознания и наитончайшей энергии, потому что мы говорим как раз о наитончайших вещах. Какую смысловую нагрузку здесь имеет категория «наитончайший», можно пояснить, приведя в качестве примера сострадание Будды: оно безгранично, что может быть безграничнее? Мы абстрактно определяем сострадание Будды как не имеющее границ, поэтому не пытаемся обнаружить что—то «более безграничное».

Что может быть тоньше, чем самое тонкое сознание и самая тонкая энергия? В принципе мы рассматриваем самые тонкие категории. Даже если есть нечто более тонкое, чем самое тонкое сознание и самая тонкая энергия, оно не обязательно должно служить причиной их разделения. Эти два фактора неразделимы как два различных аспекта одного целого. Это очень трудно осмыслить нашим обычным умом.

Поскольку мы не можем это постичь, чтобы убедиться в существовании этого, мы должны опираться на цитаты из первоисточников. Существует множество тонких вещей, которые не могут быть доказаны нашей логикой. Есть два вида познания: прямое и логическое, или концептуальное. Если рассматривать второй вид познания, оно тоже бывает двух видов. Один вид — познание с помощью прямой логики, логических доводов; второй — с помощью косвенной логики. Так вот косвенное логическое познание опирается на цитаты из подлинных первоисточников.

Существование многих тонких феноменов не может быть доказано с помощью прямой логики. Здесь мы должны использовать опору на цитаты из Слова Будды, из подлинных первоисточников.

Вопрос из зала: Получается, что в буддизме есть догмы?

— Нет, это похоже на догму, но не догма. Догма — некая неоспоримая аксиома: это так, и по—другому быть не может. Но Будда говорил: «Не верьте в мое Учение лишь потому, что я дал его. Вы должны анализировать, проверять его, как проверяют золото тем, что режут, обжигают в огне, полируют». Это говорит о том, что буддизм, подобно науке, лишен догм. Если бы Будда сказал: «Мои слова суть истина в последней инстанции. Не исследуйте их, а просто примите на веру, примите их буквально», — это было бы догмой. Но в буддизме даже цитаты нужно внимательно анализировать. Если некий факт из цитат можно опровергнуть в принципе как нереальный и немыслимый, его нужно отбросить. Если же факт невозможно опровергнуть, его следует принять.

Реплика из зала: Еще опираются на достоверность существования Будды. Если Будда — достоверное существо, и если он познает все феномены, значит, он не лжет, и мы принимаем то, что он сказал, как истину.

— Действительно, сначала мы доказываем, что Будда — достоверное существо, и ему нет смысла говорить неправду. В дальнейшем мы уже можем опираться на его слова как на слова достоверного существа. Его Святейшество Далай—лама в ‘Гарвардских лекциях’ объясняет такой метод познания. Так что вы должны понимать, что даже цитаты из буддийских первоисточников не являются догмами. Опять же есть три категории объектов: явные, скрытые и весьма скрытые. Очень трудно анализировать весьма скрытые объекты. Их существование невозможно доказать с помощью обычной логики.

Допустим, когда исследуем, есть ли причины, способные разделить наитончайшее сознание и наитончайшую энергию, мы приходим к выводу: «Нет такой причины». Но это логически недоказуемо. Это весьма скрытый фактор.

«Индивидуум не прекращает поток своего бытия, он существует во времени, не имеющем начала, и будет существовать вечно» — как раз цитата из Слова Будды. Если бы была причина, способная отделить наитончайшее сознание от наитончайшего энергетического тела, индивидуум прекратил бы свое существование. Но, допустим, если бы ученые в своих исследованиях дошли до высочайшего уровня и обнаружили бы некую причину, способную разделить эти два феномена, например, очень—очень тонкий лазер, тогда нам пришлось бы отбросить слова Будды как несостоятельные. Если бы изобрели лазер, способный отделять одно от другого, личность могла бы прекратить свое существование, свои страдания. Тогда не было бы необходимости стремиться к нирване — от всех страданий спасал бы лазер. Но думаю, что этого не происходило в прошлом, не происходит в настоящем и не случится в будущем. Никогда ученые не изобретут такой наитончайший лазер, который мог бы отделить наитончайшее сознание от наитончайшей энергии. Мы будем существовать вечно. Не думайте, что когда—нибудь мы прекратим свое бытие. Но если вдруг ученые дойдут до такого открытия, я буду первым, кто все буддийские теории выбросит в окно.

Вопрос из зала: А есть ли какая—нибудь причина, по которой эти две тонкие сущности находятся вместе?

— Я бы не ставил так вопрос — о существовании конкретных причин, по которым они вместе с безначальных времен. Как я уже сказал, они подобны двум аспектам одного целого, поэтому нет необходимости в особой причине для их искусственного соединения. Если бы существовала причина для соединения этих двух факторов, это означало бы, что в самом начале они не были вместе, и только потом какая—то причина их соединила. В этом случае получается, что у личности, у индивидуума было какое—то начало. Но эти два фактора вместе с безначальных времен, поэтому я не думаю, что была причина, которая когда—то их соединила. У потока наших предшествующих рождений начала нет. Это Слово Будды. Основываясь на этой цитате, я могу утверждать, что нет причины, которая соединила вместе наитончайший ум и наитончайшую энергию.

1.1.3.2. Сознание родителей как возможная причина сознания

Совершенно очевидно, что материя не может стать причиной сознания. Теперь будем рассматривать возможные причины сознания в сфере сознания. Здесь есть два варианта: либо причиной сознания ребенка в утробе матери послужило сознание его матери, либо предшествующий момент этого же самого сознания. Третьего не дано. Теперь нам нужно доказать, что сознание матери не может послужить причиной сознания ребенка. У матери может быть пятеро детей, а она все еще жива. Это ясно доказывает, что материнское сознание не является причиной сознания ребенка. Если бы сознание матери было сущностной причиной сознания ребенка, оно исчезло бы после рождения ребенка, как в аналогии с глиняным горшком: когда глина превращается в горшок, она перестает существовать как комок глины. Допустим, предшествующий момент сознания матери является причиной последующего момента сознания матери. Когда возникает последующий момент сознания матери, одновременно с ним предшествующий момент существовать не может. Причина переходит в результат и уже начинает существовать в форме результата. Поэтому сознание матери не может быть причиной сознания ребенка.

Вопрос из зала: Тогда как объяснить, что бодхисаттва может эманировать из себя много тел? Почему нельзя предположить, что мать может то же самое, ведь сознание не имеет формы и может делиться сколько угодно.

— Если разбирать пример с бодхисаттвой и множеством его тел, то речь идет об одном сознании. Одно сознание пронизывает множество тел бодхисаттвы. Например, мое сознание пронизывает мои пальцы, глаза и прочее, в результате чего пальцы могут двигаться, глаза могут видеть. Отдельно существующих индивидуальных сознаний здесь нет. Познание, осуществляемое разными моими органами и частями тела, едино. У бодхисаттвы может быть сто тел, но они объединены в одно сознание, и в случае всех тел уровень понимания один и тот же, одни и те же ощущения боли и так далее.

Если бы мать, как бодхисаттва, распространила свое сознание в тело ребенка, тогда мать и ребенок все время испытывали бы одно и то же. Если ребенку больно, мать должна чувствовать ту же самую боль, и наоборот. Все знания, которые есть у матери, сразу же появлялись бы у ребенка; у них были бы одни и те же интересы. Совершенно очевидно, это не так.

Когда комок глины превращается в глиняный горшок, глина уже не может существовать как комок глины, потому что сущностная причина — комок глины — перешла в ее результат — горшок. Точно так же, если бы сущностной причиной сознания ребенка было сознание матери, то, когда возникло бы сознание ребенка, сознание матери должно было бы прекратить свое существование как причина. Но совершенно очевидно, что у матери может быть пятеро детей, а ее сознание при этом продолжает функционировать. Пример — мать и пятеро детей — является доказательством, что сознание матери не может послужить субстанциональной причиной сознания ее ребенка.

Иногда в буддийской логике в качестве опоры доказательства приводятся факты. В этом случае подбирается факт, соответствующий логике умозаключения: «В такой—то ситуации, в таких—то обстоятельствах не может наблюдаться такой—то факт. Если он наблюдается, значит, это другая ситуация». Вот пример, какое содержание имеют классические диспуты, когда логическим основанием является какой—нибудь факт. В соответствии с такой формой умозаключения, сознание матери не может послужить причиной сознания ее ребенка, потому что есть факт существования матери и её пятерых детей.

Несведущий человек удивится: где здесь связь? Но если человеку объяснить причинно—следственные взаимосвязи, а также разницу между субстанциональной и обусловливающей причиной и так далее, тогда для него приведенный пример будет иметь смысл в качестве основания доказательства, и он согласится с вами. Человеку с очень хорошими логическими способностями не обязательно все объяснять. Ему достаточно сказать: сознание матери не может служить сущностной причиной сознания ее ребенка, потому что мать с пятью детьми продолжает жить. Он подумает и скажет: «Верно». Такова логика.


1.1.3.3. Дискуссия о том, почему неассоциируемый составной фактор не может быть причиной сознания

Вы теперь сами дискутируйте, а я послушаю.

Ученик 1: А если наитончайшее сознание и наитончайшая энергия никогда не разделяются, а их соединение и есть неассоциируемый составной фактор, почему мы отбросили эту третью категорию как причину сознания ребенка? Если они никогда не разделяются, составной фактор как бы является причиной следующего момента сознания. Ведь сознание отдельно не существует.

Ученик 2: Соединение не есть неассоциируемый составной фактор. Это просто соединение. А неассоциируемый составной фактор — название соединения.

Ученик 1: Пусть это название, но сознание отдельно не существует. Оно существует только в таком тандеме.

Ученик 2: Соединение не является неассоциируемым составным фактором. Причиной существования соединения является предыдущий момент существования этого же соединения.

Ученик 1: А как называется это соединение?

Ученик 3: Соединение называется «я», но «я» является не самим соединением, а лишь его названием.

Ученик 4: То есть само обозначение не может являться причиной основы для обозначения. Оно существует номинально.

— Это правильно.

Ученик 5: Хорошо, вот мы говорим, что догм в буддизме нет, но есть Слово Будды, и, поскольку Будда обладает определенными характеристиками, мы принимаем Слово за истину. Но ведь доказательство достоверности состояния просветления не должно быть основано на словах самого Будды, поскольку его достоверность еще не доказана. Соответственно, мы не можем брать в расчет Слово Будды, описывающее характеристики сознания и тому подобное.

Ученик 2: Правильно, но это не вредит доказательству. Например, представь картину, на которой некоторые элементы замазаны краской. Если взглядом охватить всю картину, можно догадаться, какие именно элементы в ней скрыты. Так же и с этой теорией. Если мы делаем некоторые допущения и видим, что теория становится целостной и функционирующей, можно предположить, что допущения были верны.

Ученик 6: А вдруг ты неправильно предполагаешь?

Ученик 2: А попробуй предположить что—нибудь другое, чтобы теория также функционировала, и ты не сможешь подобрать таких элементов.

Ученик 6: То есть твои предположения будут верны лишь до тех пор, пока кто—то другой не нашел, что еще можно предположить?

Ученик 2: Проблема в том, что доказательство непрерывности существования сознания является одним из составляющих доказательства достоверности Будды. А в доказательстве непрерывности существования сознания используются цитаты из первоисточников, в частности о том, что нет причины, по которой наитончайшее сознание и наитончайшая материя могут быть разделены. Но достоверность первоисточника еще не доказана. Ты можешь доказать неразрывность наитончайшей энергии и наитончайшего сознания, не ссылаясь на слова Будды?

Ученик 7: Конечно. Нет причины для их разделения, поскольку они представляют собой два аспекта одного целого.

Ученик 2: Что это за доказательство? Например, определение сознания: оно не имеет формы. Как я могу в этом убедиться?

Ученик 3: Но ведь Геше—ла сказал, что это познается на собственном опыте.

Ученик 2: Хорошо, что я найду на собственном опыте? Я не найду отдельно сознания. Если я буду концентрироваться на сознании, я всегда буду видеть рядом материю.

— Если вы видите кого—то, сидящего на земле, вы можете познать человека, но не обязательно при этом познавать всю землю. Хотя человек сидит на земле, то есть зависит от земли, не обязательно вы должны познавать землю и его вместе. Вы можете отдельно познать человека и отдельно землю. Точно так же наитончайшее сознание зависит от наитончайшей энергии. Чтобы познать сознание, не обязательно познавать и то, и другое одновременно. Вы можете познать сознание, сосредоточившись только на сознании. Не обязательно познавать энергию вместе с сознанием. Они неразделимы, но их можно познавать по отдельности.

Ученик 2: А каким органом я познаю сознание в отдельности от материи?

— Твое собственное сознание ты можешь почувствовать и таким образом познать.

Ученик 8: То есть сознание познает само себя?

— Сознание не может напрямую наблюдать само себя как внешний объект. Оно может почувствовать себя135.

Силлогизм, который доказывает существование предыдущей жизни, звучит так:

Предыдущая жизнь существовала, потому что первый момент сознания зародыша в материнской утробе проистекает от предшествующего момента того же сознания, поскольку это сознание.

Вы не знаете толком, что такое силлогизм, поэтому для вас очень трудно с его помощью убедиться в существовании предыдущей жизни. А для меня этот силлогизм является стопроцентным доказательством факта, гораздо более точным свидетельством, чем наблюдение своими глазами. Глаза тоже могут обманывать.


[135] Читгаматра (Виджнянавада, Йогачара) не проводит принципиального различия между внешними и внутренними объектами и признает возможность непосредственного самопознания. Прасангика не признает возможность непосредственного самопознания. С точки зрения прасангиков, сознание не может быть объектом восприятия для сознания подобно тому, как оно воспринимает внешние объекты. В системе же Дхармакирти—Дхармоттары, которая, с точки зрения школы Гелуг, относится к линии саутрантиков, возможность самопознания признается. Дхармакирти в «Ньяя—бинду» пишет: «Всякое сознание и всякое психическое явление самосознающи» [ТПЛ Ч I, с. 105]. Дхар—моттара комментирует это положение так: «Нет какого бы то ни было психического явления, которое не было бы сознающим свое собственное существование. (Ощущение этого своего существования) есть восприятие» [ТПЛ Ч I, с. 107]. Будучи философом школы Прасангика, досточтимый Геше ^ Тинлей объясняет, что познание сознания не есть прямое его восприятие, подобное восприятию внешнего объекта. Сознание не может видеть себя как объект. Тогда как осуществляется познание природы сознания? Объяснение этого способа познания относится к учению Махамудры и к методу медитации на природу ума. Для того чтобы, согласно методике Махамудры, узнать свой ум, необходимо научиться тому, чтобы переживать его ясное и сознающее состояние. Инструкции о медитации на природу ума даны досточтимым Геше Тинлеем в других циклах лекций.


1.1.3.4. Собственно доказательство достоверности Будды

Здесь мы говорим: «Будда — достоверное существо, потому что…» Итак, наступил черед самого умозаключения. Довод таков:

«Потому что он на протяжении множества жизней осваивал метод, великое сострадание, и мудрость, познающую пустоту. Посредством полного их освоения, доведения до совершенства, он достиг совершенного результата — свободы от всех омрачений и полной реализации своего потенциала».

Довод указывает причину, по которой Будда — достоверное существо. Соответственно, те, кто на протяжении множества жизней не осваивал великое сострадание и мудрость, познающую пустоту, и посредством их полного освоения не освободил свой ум от омрачений и не реализовал весь свой потенциал, не являются достоверными существами.

Проверим, присутствует ли в этом умозаключении чогчо? Вся вторая глава ‘Праманаварттики’ посвящена доказательству, что у Будды есть все эти качества.

Например, рассмотрим признак, что Будда на протяжении множества жизней осваивал великое сострадание. Мы уже доказали, что великое сострадание имеет под собой прочную основу и после полного освоения благодаря тренировке в течение длительного времени больше не требует повторяемых усилий для проявления, поэтому сострадание может распространяться безгранично. Будда достиг этого.

Как же мы можем доказать, что он осваивал сострадание на протяжении многих жизней? Это необходимо для установления чогчо, первого условия.

Для этого мы сначала доказываем существование предыдущих и будущих жизней. Доказательство было рассмотрено выше.

Смысл силлогизма, доказывающего достоверность Будды, уже заключен в хвале Будде, которую мы рассматривали раньше:

Ставший достоверным существом,

Приносящий благо живым существам,

Великий Учитель, ушедший к блаженству,

Защитник, Тебе поклоняюсь!


Определения «Приносящий благо живым существам» и «Великий Учитель» символизируют метод и мудрость. Определения «Ушедший к блаженству (совершенному счастью)» и «Защитник живых существ» говорят о результате, следствии. Будда, освоивший метод и мудрость, достиг двух результатов: Дхармакаи — Тела—для—себя и Рупакаи — Тела—для—других. Используя Рупакаю (то есть разнообразные проявления, формы), он дает Учение и так приносит благо всем живым существам.

Вопрос из зала: Откуда мы знаем, что Будда практиковал сострадание на протяжении многих жизней? Ведь свидетелей этого нет.

— Мы можем доказать это на основе результата — его сострадания. При жизни сострадание Будды было безграничным. Это исторический факт, на основе которого мы делаем вывод, что на протяжении многих жизней он развивал сострадание.

Вопрос из зала: Тогда откуда мы знаем, что сострадание было безграничным?

— Сострадание имеет под собой прочную основу. Когда осваиваешь его длительное время, для его проявления больше не нужно прилагать повторяемые усилия, поэтому оно может стать безграничным. Вообще говоря, тот, кто является Буддой, должен обладать безграничным состраданием. Это тоже определение.

Но если возьмем отдельно взятого человека, то нужно выяснить, Будда он или не Будда, обладает состраданием или не обладает. Небуддисты приводят при доказательстве существования Бога такие, например, аргументы: «Бог достоверно существует, потому что есть божественное провидение». Но это недостоверное умозаключение. Достоверное логическое основание следующее:

«Некто — достоверное существо, потому что в течение длительного времени он осваивал мудрость и великое сострадание и достиг совершенного результата — способности познавать все феномены, являть себя в различных формах и приносить благо живым существам посредством даяния безупречного учения».

Это общее логическое основание доказательства, что некто является достоверным существом. Но вы должны сами исследовать, обладает Будда великим состраданием или нет. Когда он был бодхисаттвой, сколько раз он жертвовал своим телом! Все свидетельствует о его великом сострадании.

Вопрос из зала: Почему такое качество ума Будды, как прямое постижение пустоты, является обоснованием того, что он Великий Учитель? Архаты тоже достигают познания пустоты, но они же не считаются Великими Учителями.

— Есть два основания считать Будду Великим Учителем: мудрость, познающая пустоту, и великое сострадание.

Вопрос из зала: Почему Будда при всех его огромных заслугах был вынужден проходить длительный путь? Почему он не пошел более коротким путем? Почему он должен был жертвовать телом?

— Это надо у Будды спросить. Есть много будд. Некоторые путь проходили очень быстро, некоторые шли длинным путем. Все они по—разному являли способ достижения просветления.

Но нас очень вдохновляет, что Будда Шакьямуни на протяжении многих жизней шел путем самопожертвования. В действительности, если вы не идете путем порождения бодхичитты — практики шести парамит бодхисаттвы, вы не сможете получить настоящего тантрического посвящения. Как можно следовать путем тантры без бодхичитты? Это невозможно.

Некоторые махасиддхи с помощью тантры достигли высшей реализации, но до этого на протяжении множества жизней они практиковали бодхичитту. Однозначно можно утверждать, что те, кто на протяжении множества жизней не практиковал бодхичитту и шесть парамит, а в этой жизни получат тантрическое посвящение и займутся практикой тантры, не достигнут никаких реализаций.

Некоторые люди думают, что Миларепа стал буддой всего лишь за одну жизнь. Это не так. В предыдущей жизни он был геше традиции Кадампа. Ранее он тоже практиковал, осваивал великое сострадание. Лама Цонкапа говорил, что те, кто не имеет бодхичитты, не могут получить настоящего посвящения. Они просто получат благословение. Не имея подлинного посвящения, как они могут быть настоящими практиками тантры? Когда они визуализируют себя божеством, это игра детского воображения. Но какие—то заслуги при этом, конечно, появляются, какие—то отпечатки закладываются.

На основе учения, которое мы с вами рассматриваем, нужно понять, что для нас очень важно осваивать отречение и бодхичитту. Нам не обязательно заниматься такой практикой три неисчислимые кальпы. Лама Цонкапа ясно указал, что вначале нужно делать упор на развитие трех основ пути — отречения, бодхичитты и мудрости, познающей пустоту.

Затем с помощью тантры можно достичь просветления за одну жизнь.

А теперь, чтобы доказать, что просветление достигается с помощью мудрости, познающей пустоту, в первую очередь нужно понять, что корень сансары — неведение. В силу неведения мы вращаемся в сансаре. Мудрость, познающая пустоту, — противоядие от неведения. Кроме того, нужно понять, что омрачения не находятся в природе ума.

Я дал вам много учений, и все они основаны на ‘Праманаварттике’. Во второй главе как раз и доказывается, что омрачения не являются природой нашего ума. Ведь если омрачения присутствуют в природе ума, то нирвана недостижима. Тогда было бы совершенно бесполезно стремиться к достижению такого состояния ума.

Огню всегда сопутствует жар. Если бы омрачения, к примеру, гнев, были частью природы нашего ума, мы всегда испытывали бы гнев, подобно тому как от огня всегда идет жар. Если гнев заложен в природе ума, то везде, где есть ум, должен быть гнев. Но на собственном опыте мы знаем, что не способны гневаться постоянно. Следовательно, гнев не похож на жар, который является неотъемлемым качеством огня.

Гнев возникает в силу определенных факторов. Когда же этих факторов нет, мы не гневаемся, вместо этого мы чувствуем сострадание. На собственном опыте мы можем понять, что гнев и омрачения не являются частью природы нашего ума. Также я приводил пример с грязной водой. Какой бы грязной ни была вода, грязь не является природой воды, поэтому можно применить специальные методы очистки, и грязь будет устранена. Вода станет чистой.

Поскольку омрачения не являются частью природы нашего ума, подобно тому, как грязь не есть природа воды, так же, как воду можно очистить с помощью специальных методов, мы можем очистить и наш ум, применив метод сострадания и мудрость, познающую пустоту. Так можно достичь состояния Сугаты — ума, ушедшего к блаженству, полностью очищенного, полностью умиротворенного, полностью реализованного. Все это подробно объясняется в ‘Праманаварттике’.

Вопрос из зала: Геше—ла, правильно ли я понял, что мудрость, познающая пустоту, приводит к появлению Дхармакай, а культивирование великого сострадания приводит к появлению Рупакаи?

— Нет, не так.

Вопрос из зала: Что является причиной возникновения Дхармакаи, а что — причиной Рупакаи?

— Действительно, с помощью сострадания мы накапливаем заслуги, которые являются причиной Рупакаи. Но само сострадание не превращается в Рупакаю. Мудрость же, познающая пустоту, преобразуется потом в Дхармакаю (chos sku). Но и сострадание также превращается в Дхармакаю. И бодхичитта преобразуется в Дхармакаю. Есть два вида Дхармакаи:

1. Тело Мудрости Истины, называемое на санскрите Джнянакая, — всеведущий ум Будды. Это Тело как раз включает в себя сострадание, мудрость, сосредоточение Будды, то есть Джнянакая — все благие качества ума Будды.

2. Природное Тело Будды, или Тело Таковости Истины — Свабхавикакая, или Свабхавакая. Существует два вида Природного Тела Будды:

1) По природе чистое Природное Тело Будды;

2) Ставшее чистым Природное Тело Будды136.

Это различие мы выделяем лишь с точки зрения аспектов Свабхавикакаи, потому что по сути это одно и то же. Оба аспекта означают пустоту ума Будды. Пустота ума Будды сама по себе есть нирвана. Нирвана есть пресечение омрачений, они имеют преходящий, временный характер. Это пресечение омрачений неотделимо от пустоты ума137.


[136] Второй вид Свабхавикакаи называется также «Свободным ог временных загрязнений».

[137] Эти два вида Природного Тела Будды, или Тела Таковости Истины, суть пустота ума Будды и истина пресечения в потоке ума Будды. [Цепак Ригзин, с. 68].


Поясню на примере с облаками: когда облака исчезают в небе, их прекращение неотделимо от небесного пространства. Здесь нельзя утверждать что—то другое. Омрачения, когда они прекращаются, исчезают не в уме, а в пустоте, поэтому пресечение омрачений неотделимо от пустоты.

Пустота умиротворенного ума Будды называется нирваной. Пустота нашего ума — не нирвана, потому что в этом случае объект — неумиротворенный ум, то есть пустота нашего ума — пустота неумиротворенного ума. Если вы будете утверждать, что пустота ума — нирвана, значит, у всех нас уже есть нирвана. Однако у живых существ нет нирваны, поскольку ум их неумиротворен.

Если нирвана — пустота, а пустота постоянна, может ли нирвана иметь причину? У нее нет причин. Тогда как же возможно ее достичь? Почему мы пытаемся обрести ее? Вы должны понимать, что сама по себе нирвана не зависит от причин. Это прекращение омрачений в вашем уме. Пресечение омрачений не является следствием причины138.


[138] Здесь под причиной имеется в виду именно субстанциональная, сущностная причина. — А.К.


Оно зависит от устранения омрачений, но не является прямым результатом устранения омрачений. Приведу пример для пояснения.

Допустим, ваше тело свободно от болезней. Здоровье вашего тела не является прямым результатом лекарства. Лекарства устраняют заболевание, но не являются сущностной причиной здорового состояния. Если бы свобода от болезни была результатом лекарства, она также была бы лекарством. Прекращение заболевания — постоянный феномен, который зависит от устранения болезни. А чтобы излечить болезнь, применяется противоядие, то есть лекарство. Лекарство—мудрость устраняет омрачения, в результате чего мы достигаем состояния прекращения омрачений.

Зависимость от определенного фактора и прямой результат действия определенной причины — два совершенно разных типа связи. В Прасангике Мадхьямике считается, что все феномены возникают зависимым способом. Но зависимость не обязательно означает зависимость от причины. Например, нирвана зависит от мудрости, познающей пустоту. Но эта мудрость не является причиной нирваны. Она подобна лекарству, устраняющему омрачения. Устранив омрачения, вы достигнете нирваны, которая представляет собой пресечение омрачений.

Итак, в четырех благородных истинах, преподанных Буддой, путь подобен причине, а пресечение подобно результату. Но пресечение, подобное результату, не находится с путем, подобным причине, в прямой причинно—следственной связи.

Вопрос из зала: Как доказать, что есть необходимая связь между культивированием великого сострадания и бодхичитты и нирваной как результатом? Скажем так: почему нельзя достичь нирваны просто через прямое постижение пустоты, без развития бодхичитты?

— Здесь говорится не просто о нирване, а о просветлении. Этого состояния нельзя достичь только с помощью мудрости, познающей пустоту. Необходимо еще длительное освоение великого сострадания.

Мы вновь приходим к вопросу для диспута: когда все станут буддами, как последнее существо сможет породить сострадание — при условии, что оно не может сострадать самому себе и не имеет возможности взрастить сострадание к другим, так как нет других страдающих существ? Не развив великого сострадания, оно не может стать Буддой. Каково определение бодхичитты? Оно указывает на два типа вдохновения: вдохновение помочь всем живым существам и вдохновение стать Буддой. Как же тогда обосновать положение, что все живые существа могут достичь просветления? Подумайте над этим.

Сегодня мы больше времени уделим диспутам. Кхедруб Ринпоче и Гьялцаб Ринпоче, ближайшие ученики Ламы Цонкапы, также вели диспуты и не во всем соглашались друг с другом. По мнению Гьялцаба Ринпоче, когда все существа достигнут просветления, они станут едиными, подобно рекам, которые текут по отдельности, а потом впадают в океан. Тогда логично задаться вопросом: «Какой же смысл в том, чтобы существам становиться Буддой? Ведь Будда уже есть. Если, достигнув просветления, вы добавляете силу уже существующему Будде, значит, силы его не беспредельны. Тогда в чем смысл просветления?»

Изучая тексты, я заметил, что некоторые мастера видят Манджушри серьезным, другие — веселым. Почему так происходит? Не думайте, что существует один Манджушри, — их много. Когда достигнете просветления, ваш аспект мудрости будет обладать вашим характером. Сила Будд не возрастет оттого, что я стану Манджушри, но тот Манджушри, которым стану я, будет помогать тем существам, с которыми у меня есть кармическая связь.

Когда я медитировал в горах над Дхарамсалой, у меня появился такой вопрос к себе: «Почему ты хочешь стать Буддой?» Я ответил: «Чтобы помогать всем живым существам». Но мой негативный ум возразил: «Есть же много других Будд; если ты станешь еще одним Буддой, что ты можешь совершить такого, чего не смогут сделать они?» Я застрял на этом месте и дальше не мог медитировать. Вам также необходимо вести диспут со своим негативным состоянием ума.

На следующий день я отправился к Пано Ринпоче139.


[139] Имя этого мастера, являвшегося одним из главных Учителей досточтимого Геше Тинлея, пишется Пэнанг Ринпоче, но Геше—ла произносит его как «Пэно Ринпоче» или «Пано Ринпоче».


Когда он закончил свою медитативную сессию, и я к нему вошел, он рассмеялся, потому что знал, с какой проблемой я пришел. Я начал ему рассказывать, а он меня прервал и спросил: «Когда кто—то просит тебя дать пищу, ты можешь дать ее?» Я ответил: «Да». Он сказал: «Когда ты станешь Просветленным, твой потенциал не будет больше, чем у других Будд. Так же, как сейчас с конкретным человеком поделиться хлебом можешь именно ты, в будущем, когда станешь Буддой, ты сможешь помочь именно тем существам, с которыми имеешь кармическую связь, тогда как у других Будд нет такой кармической связи с ними, и поэтому они не могут им помочь».

Все существа имеют связи со всеми Буддами, потому что они были когда—то их матерями. Но некоторые кармические связи не такие, как между учеником и Учителем, а такие, как между сыном и матерью и так далее. Некоторые кармические отпечатки были созданы много времени назад, они настолько слабы, что им сложно проявиться. Таким существам Будда не сможет помочь. Важна «свежесть» кармической связи и ее отношение к Дхарме. Только когда проявляется такая связь, создается возможность помочь живым существам.

Когда Пано Ринпоче дал объяснение, мои сомнения рассеялись, и у меня «появилась» причина стать Буддой, причем поскорее: чем скорее я достигну просветления, тем скорее смогу помочь множеству живых существ, с которыми у меня есть кармическая связь. Если вы этого не понимаете, у вас будет возникать вопрос: зачем вам идти к просветлению, если уже есть Будды?

Вы не станете более могущественным, чем они. Вы сможете сделать что—то для других не потому, что у вас будет более могучая сила, а потому, что имеете кармические связи с определенными существами.

Во всей второй главе ‘Праманаварттики’ доказывается не только то, что Будда — достоверное существо, но так же и то, что вы можете стать Буддой, потому что Будда не был таким изначально, он — «ставший достоверным существом». А каким образом он стал им?

Посредством длительного освоения великого сострадания и мудрости, познающей пустоту. Путем освоения великого сострадания он накопил огромнейшие заслуги, которые подобны одному крылу: это крыло метода. Благодаря второму крылу, мудрости постижения пустоты, он накопил собрание мудрости, которое является причиной Дхармакаи. Все это накапливалось в течение длительного времени, и в результате он достиг Дхармакаи и Рупакаи. Мы можем достичь того же результата, потому что омрачения не заложены в природе нашего ума.

С другой стороны, объект, который мы собираемся подвергнуть тренировке, — ум, а это прочный объект. Он имеет стабильную, очень надежную основу. Помимо того, как только вы освоите совершенное состояние, для его проявления больше не потребуются повторяемые усилия. Значит, это состояние ума достижимо.

Вопрос из зала: Каким образом можно доказать наличие у Будды Рупакаи?

— Нельзя выявить Рупакаю как некий объект. Как уже говорилось, есть разные виды объектов: явные, скрытые, весьма скрытые. Здесь мы говорим о Рупакае, исходя из того, что, как известно из подлинных первоисточников, на первом пути бодхисаттва может являть сто тел, на втором количество возрастает на порядок, потом возрастает еще больше. Доказательство состоит из большого количества элементов. С одной стороны, оно основывается на цитатах из подлинных первоисточников, с другой — на множестве других умозаключений, доводов.

Вопрос из зала: Почему у тела нет достоверной основы, а у ума она есть?

— Надо говорить не о достоверности, а о прочности. Тело тоже достоверно. Но способности тела невозможно развивать до безграничности. Кроме того, тело очень хрупкое, уязвимое. Исследуйте сами и убедитесь, как оно в своей бренности не похоже на наш ум. Ум всегда был и продолжает существовать. А с нашей формой дело обстоит иначе. Наше грубое тело состоит из четырех элементов, из них огонь и вода конфликтуют между собой, ветер и земля тоже конфликтуют, то есть четыре элемента находятся в постоянном противоборстве. Поэтому грубое наше тело подобно пузырю на воде: оно существует лишь миг.

Вопрос из зала: В уме нет находящихся в противоречии элементов?

— Ум не состоит из четырех элементов. В нем есть негативные и позитивные состояния, но конфликт позитивных и негативных состояний ума не может уничтожить ум, поэтому мы называем его прочным. Он существует с безначальных времен, его поток длится вечно.

Если сравнить по прочности негативное и позитивное состояния ума, то из этих двух категорий у негативных состояний ума нет прочной основы, потому что они не связаны с достоверным познанием, и в этом смысле в них нет достоверности. Они основаны на заблуждении, на ложном восприятии. Очень важно понять, что все омрачения строятся на неверном восприятии реальности.

Когда вы ясно начинаете видеть реальность, даже если захотите породить омрачения, вам не удастся это сделать, потому что основы уже не будет. Она исчезнет сама по себе.

Например, в темной комнате лежит веревка. В темноте вы приняли ее за змею и очень испугались. Когда же включили свет, увидели, что это просто веревка. Как бы вы после ни убеждали себя: «Бойся ее, бойся!» — у вас не будет страха, потому что вам все ясно. Точно так же, сколько бы архаты или будды ни говорили себе: «Разгневайся!», они не могут разозлиться, потому что им совершенно ясно, что гневаться не на что. Повторяю, что все омрачения не могут быть прочными, поскольку они основаны на неверном восприятии, на заблуждении. Как только мы начинаем видеть вещи такими, какие они есть, омраченное восприятие рассыпается в прах. Оно не может у нас больше породиться.

Вопрос из зала: Получается, что до тех пор, пока нет прямого познания пустоты, нужно генерировать противоядие в случае каждого конкретного омрачения? Это ведь очень изнурительно.

— Да, это так. Поэтому подчеркивается важность порождения мудрости, познающей пустоту. Как говорится, если у вас нет мудрости, познающей пустоту, то каждый раз нужно принимать противоядие от всякого возникающего омрачения. Это все равно, что подрезать листья на ядовитом дереве: вы отрезаете один лист, а взамен вырастает новый. Иногда дерево разрастается еще больше — процесс бесконечен. Следовательно, самый лучший способ — подсечь дерево под корень.

В ‘Праманаварттике’ приводится цитата из коренного текста: «Что толку прилагать усилия к пресечению лишь одного. Нужно прилагать усилия к пресечению двух. Пресечение лишь одного — это неискусно».

Что это за «одно» и «два»? В коренном тексте под «пресечением одного» подразумевается прекращение негативной кармы. Это удержание себя от создания негативной кармы. Многие люди, практикующие Дхарму, стремятся лишь удерживать себя от таких поступков. Двигаться только в этом направлении — неискусно. До какой поры так может продолжаться?

По—настоящему мудро прикладывать усилия в направлении «пресечения двух». А «два» есть, во—первых, негативная карма, во—вторых, источник негативной кармы, то есть коренные омрачения. Помимо прекращения негативной кармы, нужно одновременно искоренять омрачения. Тогда наконец—то ваши желания исполнятся. Иначе ваша практика будет подобна попытке остановить руками ветряную мельницу. Вы можете длительное время удерживать лопасти, но в конечном итоге сил не хватит и они завертятся еще быстрее. Это очень полезный совет.

Если обратиться к прошлому и посмотреть на монастырский быт, можно увидеть, что в христианских и буддийских монастырях происходило много неприятных историй из—за того, что люди подавляли свои инстинкты и желания. Конечно же, монахи достигали также и положительных реализаций.

Но есть много неприглядных фактов, когда люди пытались прекратить совершение негативной кармы, просто стараясь силой подавить свои страсти. До некоторого времени им удавалось сдерживать проявление страстей, но потом происходил взрыв, и наступала обратная реакция: люди становились, мягко говоря, очень странными.

То, что вы сказали, правильно — в итоге люди, занимающиеся просто подавлением страстей, очень утомляются от борьбы с собой: пятнадцать лет медитации, а гнев еще есть, страсть к женщине есть. И они занимаются самобичеванием: «Какой я плохой!», — и запрещают себе даже смотреть на женщин. В итоге, когда такие монахи садятся в медитацию, перед ними вместо объекта медитации возникает образ женщины.

Человеческий ум очень странно устроен: когда ему запрещают что—то делать, он, наоборот, загорается желанием это делать. По этой причине искусный метод заключается в том, чтобы устранить «двух»: и негативную карму, и ее источник. В тибетских монастырях происходило, по—видимому, все же меньше подобных историй, чем в христианских монастырях, потому что в былые времена тибетские мастера практиковали «то и другое» (пытались устранить и негативную карму, и омрачения) и достигали хороших результатов.

Вопрос из зала: Геше—ла, объясните, пожалуйста, разницу между абсолютной бодхичиттой и относительной бодхи—читтой.

— Относительная бодхичитта — это собственно бодхичитта, то есть, по определению, желание достичь просветления ради блага всех живых существ. А абсолютная бодхичитта — мудрость, познающая пустоту, с мотивацией бодхичитты. Не всякая мудрость, познающая пустоту, является абсолютной бодхичиттой. Мудрость постижения пустоты архатом Хинаяны не является абсолютной бодхичиттой.

Подобно тому, как раскаляется докрасна помещенный в огонь кусок железа, так абсолютная бодхичитта действует на ум арьи, стоящего на пути Махаяны, словно раскаляет его. С одной стороны, раскаленное железо неотделимо от огня, с другой стороны, оно остается железом. «Железо» (ум арьи), докрасна раскаленное «огнем» бодхичитты, познает пустоту. Но в то время, когда ум познает пустоту, в нем не проявляется желание достичь просветления ради блага всех существ140,—он просто познает отсутствие самобытия. Но поскольку это познание очень сильно побуждается чувством бодхичитты, такое состояние ума называется абсолютной бодхи—читтой.


[140] Оно не отсутствует, а присутствует латентно.


Вы должны понимать, что у архата Хинаяны нет абсолютной бодхичитты. Не думайте, что архаты бывают только в Хинаяне. Архатом называется тот, кто уничтожил врага — омрачения. На седьмом бхуми махаянские практики полностью уничтожают омрачения. На восьмом бхуми они становятся архатами. Итак, абсолютная бодхичитта — это достигнутая махаянским практиком мудрость постижения пустоты.

Вопрос из зала: Благодаря чему чувство прибежища гарантирует спасение от низших миров?

— Если вы испытываете в момент смерти гнев, он служит условием проявления негативной ввергающей кармы. В силу этой кармы вы родитесь в низших мирах. Если же в момент смерти условием будет чувство прибежища или любовь, сострадание — любой позитивный настрой ума, он станет условием для проявления позитивной ввергающей кармы. Создав все условия для благой ввергающей кармы, вы обретете благоприятное новое рождение.

Говорится, что если в течение жизни вы совершили очень много негативной кармы и накопили мало позитивной кармы, но умираете в позитивном настрое ума, то ваше следующее за этой жизнью рождение определенно окажется благоприятным. Но это гарантия только лишь на одно следующее рождение, а не на все будущие жизни. Если же всю жизнь вы занимались только практикой Дхармы и накопили очень мало негативной кармы, но в момент смерти, разгневавшись, создали условия для проявления хотя бы небольшой негативной кармы, она станет причиной вашего попадания в низшие миры на одну жизнь.

Даже бодхисаттвы, а у них имеется очень мало неблагой кармы и много позитивной, иногда в силу случайно возникшего условия в момент смерти могут попасть в ад. Есть истории о том, что некоторые бодхисаттвы рождались в аду. Но поскольку они обладали сильнейшим состраданием, они мгновенно, как мяч, ударяющийся о землю, не успев приземлиться в аду, тут же взлетали вверх.

Вопрос из зала: Как вообще можно породить какие—то положительные состояния ума в момент смерти, ведь в это время переживаются стойкие невыносимые страдания? И как можно породить какие—то положительные концепции, когда грубое сознание полностью растворяется?

— Очень важно, чтобы кто—то в это время напоминал вам о Дхарме. Когда вы больны и умираете, ваше сознание начинает постепенно растворяться. В этот момент важно иметь перед собой изображение Будды или божеств. Либо кто—то должен сидеть рядом с вами и напоминать об этом. Тогда вы умрете с позитивным настроем ума. Друзья по Дхарме должны помогать друг другу.

Моя мать рассказывала мне, как помогала моему отцу, когда он умирал. Мама ухаживала за умирающим отцом и в какой—то момент заметила, что дыхание его становится все более редким. Он выдыхал, но вдохнуть мог лишь немного воздуха. Его вдохи стали очень мелкими. Такое дыхание свидетельствовало, что внешние элементы его тела стали постепенно растворяться друг в друге. Он утратил способность говорить. Тогда моя мать сказала отцу на ухо: «Наверное, сейчас ты умираешь. Ты должен представить в уме, что делаешь практику пхова». Он кивнул и выполнил медитацию.

Вот так муж и жена могут помочь друг другу. Это реальная помощь. Если женщины вокруг начинают стенать, это нехорошо. Когда отец болел, мать давала ему все, в чем он нуждался. Кроме этого, она еще напоминала ему о самом главном, не проявляя никакого чувства привязанности. Она не говорила: «О, какой кошмар! Что мне делать? Он умирает!» Она думала о его следующем рождении, поэтому и сказала ему, что пришла пора сделать практику пхова. Мама рассказывала, что, когда отец произнес «хик!», он в тот же момент ушел.

Очень важно, чтобы брат и сестра по Дхарме, муж и жена, которые оба являются буддистами, в таких критических ситуациях, как момент смерти, напоминали друг другу о Дхарме.

Один из моих друзей, который медитировал в горах, рассказал мне, как делал перенос сознания, пхова, для одного человека, чтобы у него было более благоприятное перерождение. Я спросил: «Ты действительно сделал настоящий перенос сознания?» Друг мне сказал: «Нет, у меня нет такой силы, но я сделал точное подобие пховы, когда был у него в больнице». «Как ты сделал это?» — спросил я его. «Мой друг болел. Он почти уже умирал. Я подумал: “Как мне ему помочь?” У меня не было способностей и могущества, чтобы отправить его в чистую землю. Я наверняка знаю, что у меня такой силы нет. Тогда я понял, что могу сделать для него точное подобие пховы», — ответил он и описал, как все было.

Лицо человека побагровело. Он сильно мучился. Он уже знал, что умирает. Тогда друг заговорил ему на ухо: «Смотри: перед тобой в пространстве сейчас присутствует Его Святейшество Далай—лама. Он очень заботится о тебе». Умирающий друг тут же непроизвольно сложил руки в жесте прибежища.

Когда у человека есть сильная вера в Его Святейшество, он всегда присутствует рядом. Если вы верите в Его Святейшество, он обязательно появится прямо перед вами. Мой друг знал это и знал, что умирающий сильно верил в Его Святейшество, то есть он не солгал. И тот, соединив ладони у сердца, спокойно умер.

«Это же настоящая пхова», — говорил мне мой друг. Некоторые монахи кричат, жестикулируют, изображая перенос сознания. А он просто сказал умирающему человеку, что Его Святейшество присутствует перед ним. Это была сущностная практика пхова. Я знаю, что благодаря помощи своего друга тот человек обрел благоприятное рождение.

Его Святейшество Далай—лама, наш коренной Учитель, — истинный Авалокитешвара. Если вы имеете веру в него, то, где бы вы ни были, он всегда будет рядом.

Рассказывают много историй о тибетцах, которые попадали в трудные ситуации, и тогда перед ними появлялся Его Святейшество. Вот, например, реальная история о человеке в Тибете, который попал в китайскую тюрьму. Он уже почти умер, но вернулся к жизни. Впоследствии он рассказал своему другу, что с ним произошло тогда. Как говорят европейские врачи, наверное, с ним случилась клиническая смерть, потому что его тело очень сильно ослабело, и сознание покинуло его.

Как он потом рассказывал, покинув тело, он стал искать, где бы переродиться. «Мне было очень трудно найти подходящее место, — говорил он. — Сначала мне представилась возможность рождения свиньей, но я это вовремя понял и решил, что не буду там рождаться. А других благоприятных условий, чтобы принять рождение, не было». Тогда он стал молиться Его Святейшеству Далай—ламе. После горячей молитвы перед ним возник в пространстве Его Святейшество Далай—лама. А тот человек никогда не встречался с Его Святейшеством. Однако тогда он увидел его в точности таким, каким он является в жизни.

Его Святейшество Далай—лама посмотрел на него с великим состраданием, потом указал направление и сказал: «Иди туда». Он взглянул в ту сторону, куда Его Святейшество указал, и увидел там белый путь, белый тоннель. Пройдя через него, уже в следующий момент он очнулся в своем прежнем теле и увидел, что лежит в четвертом ряду трупов. Каждый труп закапывали в землю, он был на очереди. Когда он очнулся, все в страхе разбежались, потому что его тело до этого момента уже было трупом141, и люди подумали, что появился роланг.

Дело в том, что в Тибете есть такое понятие: ходячий труп — роланг. Но ходячие трупы — феномен, когда духи вселяются в мертвые тела, и после этого трупы начинают ходить. Это очень опасное явление142. Поэтому все разбежались, а человек стал кричать: «Не бойтесь, я не роланг. Я был без сознания, а теперь сознание ко мне вернулось». Он не стал рассказывать, что в действительности перед этим он умер и был уже в бардо, состоянии, промежуточном между смертью и следующим рождением. Этот человек все еще жив. Историю мне рассказал мой друг Таши Гьяцо, который непосредственно встречался и разговаривал с ним и слышал от него его историю.


[141] Людей, вернувшихся к жизни при благих знаках, как это произошло с тем человеком, вернувшимся в мир живых с благословения Его Святейшества Далай—ламы, называют по—тибетски деланг («счастливо поднявшийся»), в отличие от роланг («поднявшийся труп»).

[142] Упоминания о том, что в прошлом и в Бурятии встречалось явления, называемые роланг, есть в материалах фольклорных экспедиций Бурятского института общественных наук (ныне — Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН).


Вопрос из зала: Геше—ла, а как существо в состоянии бардо может принимать какие—то решения, если грубое сознание растворилось?

— Дело в том, что в бардо мы обладаем тонким сознанием. Сознание в процессе умирания утончается и доходит до наитончайшего ума, то есть ясного света. А потом, когда отделяется от тела, оно опять огрубляется — это уже сознание существа бардо. У таких существ есть концепции.

Комментарий к третьей главе «Праманаварттики»: Буддийская теория познания 143

[ 143] Значительная часть второй главы ‘Праманаварттики тоже посвящена вопросам теории познания: изложению шести видов классификации актов ума и базовым определениям теории познания [Геше Чжамьян Кенцзэ 2005, с. 68].

1. Прямое познание

Есть два вида достоверного познания (tshad та; пра—мана)144:

1. прямое достоверное познание;

2. косвенное достоверное познание145.


С методами косвенного достоверного познания, в частности, с логикой умозаключений «для себя», как она излагается в системе Дигнаги—Дхармакирти, вы вкратце уже познакомились. Теперь я расскажу вам, как в буддийской теории познания трактуется прямое достоверное познание.

Прямое достоверное познание разделяется на три вида146:


1. прямое восприятие органов чувств;


[144] Два вида достоверного познания в системе Дигнаги—Дхармакирти и в тибетской традиции связаны с двумя видами объектов: 1) объекты, имеющие собственный признак, воспринимаемые непосредственно; 2)о6ъекты, имеющие общий признак, они познаются косвенными методами познания. Эти два вида объектов называются также единичными и общими. Положение о том, что видов достоверного познания в соответствии с двумя видами объектов именно два (не меньше и не больше), обосновано в третьей главе ‘Праманаварттики.

[145] Прасангики не признают генетического различия между прямым и кос— венным познаниями, а как раз эго различие считается фундаментальным по— ложением системы Дигнаги—Дхармакирти. Следовательно, прасангики допус— кают возможность «плавного перехода от концептуального к неконцептуаль— ному постижению абсолютного во время созерцания» [Донец 2006, с. 107].

[146] Досточтимый Геше Тинлей здесь приводит классификацию видов прямо— го познания в прасангиковской интерпретации системы Дхармакирти.


2. прямое ментальное восприятие;

3. прямое йогическое восприятие147.

Что такое «прямое восприятие органов чувств»? Это непосредственное восприятие с помощью органов чувств (глаза, уха и так далее). Например, когда глаз познает чашку, чашка является органу зрения. Как зрительное сознание познает чашку? В ‘Праманаварттике’ говорится, что зрительное сознание, поскольку является видом чувственного восприятия, познает объект с помощью трех условий. Каковы три условия чувственного восприятия148?

Первое — условие объекта. Когда орган зрения познает чашку, первое, при помощи чего осуществляется познание, — объект. Если нет чашки, ее невозможно познать. Поскольку чашка перед нами присутствует, это становится первым условием — условием объекта.

Второе — собственное условие, или условие хозяина149. Каким оно будет для познания чашки органом зрения? Сам орган зрения является собственным условием.

Третье — условие предшествующего момента150, предшествующий момент сознания.


[147] Поскольку традиция Дигнаги—Дхармакирти основана на философии Саутрантики и Читтаматры, то в ней выделяется еще четвертый вид прямого познания: прямое самоосознающее восприятие.

[148] Эти три условия чувственного восприятия Дхармакирти в ‘Праманаварттике перечисляет, следуя традиции саутрантиков.

[149] «Собственное условие», или «условие хозяина», — это индрия (dbang—po), то есть сам орган чувств. Насчитывается шесть индрий: глаза, нос, уши, язык, тело, ум. Достоверное познание достигает «действительного объекта» — того, как он имеет место в действительности, — при опоре на индрии.

[150] Третье условие, называемое саманантара, — это объединение моментов восприятия нашим сознанием. [Т11Л Ч I, с. 149]. Работа ума состоит в том, что он «объединяет в одно целое цепь мгновенных ощущений» [ТПЛ Ч I, с. 73–74]. —А.К.


Поскольку существует предыдущий момент сознания, возникает и продолжение сознания. В противном случае поток сознания не мог бы существовать. Сознание является условием предшествующего момента для познания чашки. Когда имеются все три условия, вы способны познать чашку. Например, если нет чашки, значит, познания чашки не произойдет в силу отсутствия первого условия. Даже если есть чашка, но нет органа зрения, — чашка не видна: отсутствует второе условие познания — собственное условие. Даже если перед вами будет большая чашка, вам не удастся познать ее из—за отсутствия второго условия. Даже если присутствует и чашка, и орган зрения, то есть условие объекта и собственное условие, но при этом нет условия предшествующего момента сознания, например, вы в состоянии сна151, то вам не удастся познать чашку.


[151] Условие предшествующего момента называют также «ментальной направленностью» и определяют как «готовность ума воспринять объект данного органа чувств данной интенсивности». Типичный пример отсутствия восприятия вследствие отсутствия ментальной направленности — когда сознание уха, при наличии функционирующего органа чувств уха, все—таки не слышит слабый шум машины за окном, когда мы, например, читаем интересную книгу. [Цема ригтер 1995–1996, с. 38]. — А.К.


Вопрос из зала: А почему предшествующее, а не текущее? Ведь предыдущий момент уже не существует.

— Потому что настоящий момент сознания возникает из предыдущего момента. Настоящий момент — познание чашки. Если бы не было протяженности сознания от предшествующего момента к настоящему, условия в виде предшествующего сознания, то, имея в наличии только лишь орган зрения и чашку, в настоящий момент вы не смогли бы ничего познать.

Вопрос из зала: Тогда получается, что нет причины? Текущий момент сознания как причина, чашка как условие и способность познавать эту чашку как условие. По—моему, достаточно. Зачем нужен предшествующий момент сознания как условие?

— Здесь рассматривается предыдущий момент, потому что он является условием для познания. Даже если существует чашка и существует орган зрения, но нет третьего условия предшествующего момента сознания, то вы не сможете познать.

Вопрос из зала: А текущий момент сознания есть?

— Текущий момент и есть познание, а предыдущий момент является условием для него.

Вопрос из зала: Причиной является текущий момент сознания, познающая способность. При этом познающая способность предполагает два условия: наличие чашки и наличие органа познания. Если они соприкасаются друг с другом, зачем нужно такое третье условие, как предыдущий момент? Если существует текущий момент, значит, однозначно был и предшествующий. Если его не было, значит, нет и текущего.

Ответ из зала: Первые два условия не означают, что существует сознание. Там говорится, что существуют чашка и орган зрения.

Ученик 1: Есть причины, есть условия. Если есть причина — сознание, то нужно лишь два условия, чтобы оно осознало объект: познающая способность, например, зрительное восприятие, и объект восприятия. Этого достаточно. Зачем еще третье условие? Зачем рассматривать предшествующий момент, если есть текущий?

Ученик 2: Нужно указать, что чашка и орган зрения встретились.

Ученик 3: Для доказательства существования познания нам нужно указать, что есть основа. Чтобы сказать, что чашка может стоять, нужен стол. Ты доказываешь именно текущий момент познания.

Ученик 1: Ты доказываешь, что восприятие возможно при наличии двух условий: объекта познания и способа познания. А причиной этого является только познающая способность, которая существует только в текущий момент.

— Хорошо, обсудите это позже.

Существует пять видов прямого чувственного познания: зрительное, обонятельное, осязательное, вкусовое и слуховое. В ‘Абхидхарме’ говорится, что зрительное познание осуществляется без встречи органа зрения и объекта. Орган слуха и звука встречаются. Например, звук попадает к вам в ухо, и за счет этого ваше слуховое сознание познает его. Обонятельное, вкусовое и тактильное восприятие тоже осуществляется посредством прямого контакта объекта и соответствующего органа. Но для зрительного восприятия не нужен такой контакт. Например, для того, чтобы вы могли воспринять стол, столу не обязательно соприкасаться с глазом. Вы способны познать его, даже если он находится на большой дистанции. Стол отражается органом зрения, а затем зрительное сознание воспринимает уже отражение стола.

Итак, первый вид прямого познания — познание благодаря органам чувств, а второй вид — прямое ментальное восприятие152.

Прямое ментальное познание осуществляется посредством отбрасывания того, что не является объектом. В ‘Прамана—варттике’ используется термин шенсел (gzhan gsal), означающий «отбрасывание всего, что является другим».

Чтобы познать объект, вы должны отрицать то, что не является этим объектом. Если вы не смогли полностью отбросить все, что не является объектом, вы не сможете достоверно познать объект. Если существует что—то подобное объекту вашего познания, и вы не можете провести различие между двумя объектами, вы не можете правильно познать ваш объект. У вас возникнет сомнение: возможно, это одна вещь, а, может быть, другая.

Для отрицания того, что не является объектом, очень важно знать определение самого объекта. Если вы знаете точное определение, тогда все, что не подходит под определение, является объектом отбрасывания. Итак, когда ментальное сознание напрямую познает объект, оно его познает благодаря отрицанию всего, что не является этим объектом.

Третий вид прямого познания — прямое йогическое восприятие. Это безошибочное неконцептуальное познание истинного смысла объекта, возникающее благодаря реализации союза шаматхи и випашьяны как специфического собственного условия153. Например, непосредственное постижение пустоты «я» — йогическое прямое восприятие.


[152] Прямое ментальное восприятие осуществляется «ментальным органом чувств», шестой индрией. «Ментальный орган чувств» — это, согласно ‘Абхи—дхарме\ — «то, что есть непосредственно после исчезновения предыдущего момента сознания». Прямое ментальное познание, как определяет его Джамь—ян Шепа, это неошибающееся неконцептуальное познание, которое возникает во второй момент после вызывающего его непосредственного чувственного познания и представляет собой ментальное восприятие того, что чувственно уже воспринято [Донец 2006, с. 60].

[153] Это определение совпадает с определением, которое дает Сакья Пандита в Цема ригтер


Сначала я объясню упрощенно, что это такое, взяв для примера медитацию на скелет. Если вы длительное время медитируете на скелет человека, то сможете достичь йогического прямого познания скелета. Тот скелет, который в момент прямого йогического восприятия возникнет перед вами, и будет познаваемым объектом. Это объект, созданный умом. Путем длительного медитативного созерцания скелета, вы, в конечном итоге, создадите в уме образ скелета, который не смогут познавать другие, потому что это объект вашего ума. Он сотворен вашим умом. Это индивидуальное творение ментального познания.

Есть ли у йогического прямого познания объект? Если скелет не существует в качестве объекта, то познание недостоверно. Если существует, почему другие люди его не видят? Благодаря длительной ментальной визуализации у йогинов визуализируемый объект обретает форму.

Вопрос из зала: А кто—то другой может ее увидеть?

— Этот объект смогут увидеть только те, кто обладает прямым йогическим познанием.

Вопрос из зала: Видение Асангой Майтрейи — пример йогического познания?

— Нет, это другое. Некоторые объекты мы не видим из—за того, что у нас нет чистых кармических отпечатков. Как в примере с Асангой, который вначале не видел Будду Майт—рейю.

Медитация на скелет — просто пример, как можно достичь йогического прямого постижения объекта, но подобные техники используются и в практике тантры для построения мандалы.

Медитация на скелет практиковалась многими йогинами до того, как они приступали к собственно тантрическим медитациям, в целях снижения уровня привязанности. Для вас сейчас эта практика тоже очень полезна. А практикой тантры заниматься вам еще рано. Многие мастера прошлого в самом начале медитировали именно на образ скелета и обретали йогическое прямое познание скелета. Посредством умственного анализа вы отделяете, скажем, кожу от мяса, мясо от скелета, и в итоге у вас остается только образ скелета. В силу подобной медитации у вас не останется привязанностей.

Вопрос из зала: Правильно ли я понял, речь идет о том, что нужно медитировать на живого человека или на труп, то есть нельзя просто медитировать, когда нет самого объекта?

— Любой человек внутри имеет скелет, который покрыт мясом и кожей, это ваше понимание. Затем визуализируйте просто скелет и добивайтесь сосредоточения на нем. Чтобы обрести прямое йогическое познание скелета, не нужно слишком долго медитировать. Некоторые мастера обретали такие способности без больших усилий. Посредством йогического познания они добивались того, что воспринимали все вокруг себя как место, заполненное скелетами. Если у вас не получится — ничего страшного.

Акцент на таких визуализациях является характерным для традиции Тхеравада. Для нас это не так важно, мы больше говорим о мандале. Как вы полагаете — мандала как объект йогического прямого познания является настоящей мандалой или нет? Ответ таков: когда у вас есть прямое йогическое познание мандалы, в этот момент мандала существует. В самом начале вы визуализируете: из пустоты возникает мандала, и вы являетесь в облике божества. Далее, когда вы обретаете йогическое прямое познание, то, что вы ранее визуализировали, в момент йогического прямого восприятия — это существующая мандала. Это не мандала самого божества, она является не совсем чистой, но, тем не менее, существует. Существует основа для этого объекта, поскольку есть основа для его прямого познания.

Вопрос из зала: Если мы визуализируем мандалу, которая является объектом ментального восприятия, она для нас достоверна. Если же мы визуализируем скелет, который является объектом зрительного сознания, тогда это недостоверная основа?

— Когда вы визуализируете скелет, он объект вашего ума. А когда вы смотрите на скелет своими глазами, это объект вашего зрительного сознания. В настоящий момент вы можете визуализировать Москву, например, Кремль. Когда находитесь там, вы видите его напрямую. А сейчас вы его просто визуализируете. Здесь можно провести такой анализ: как возникает созданный вашим умом образ? Говорится, что если это результат йогического прямого познания, то объект познания является не визуализируемым, а воспринимаемым напрямую. Но вначале, прежде чем обрести его прямое йогическое восприятие, вы его визуализировали.

Например, когда йогин медитирует на пустоту, в самом начале у него есть просто концептуальное познание пустоты.

Что он воспринимает благодаря концептуальному познанию? Ему является концептуальная пустая видимость. Затем он достигает прямого, неконцептуального познания этой видимости, и тогда будет способен напрямую воспринимать пустоту. Так и вы должны продвигаться к прямому познанию пустоты. А в настоящий момент пустота не может являться вашему уму напрямую.

Еще проще пример с непостоянством чашки. Непостоянство чашки не является вашему уму напрямую, обнаженно154. Вы не можете, наблюдая чашку, увидеть ее непостоянство. Вы можете познать непостоянство чашки только концептуально. Как логически познается непостоянство чашки? Поскольку чашка произведена благодаря причинам, с самого момента ее возникновения она начинает разрушаться, потому что причина создания чашки сама по себе является причиной ее разрушения. Далее перед вашим умом возникает общий образ непостоянства этой чашки.


[154] «Обнаженно» — здесь имеется в виду отсутствие концептуальных покровов, означающих «приписывание» и «преувеличение».

2. Концептуальное познание155

155 В системе Дигнаги—Дхармакирти классификация достоверного познания на прямое и косвенное совпадает с его классификацией на неконцептуальное и концентуальное.

Общий образ

В ‘Праманаварттике’ говорится о собственных и общих признаках объектов156. Не зная ничего об этих характеристиках, вы не имеете представления о механизме концептуального познания, и мне очень сложно объяснить, как появляются ваши мысли. Собственный признак157, в определении Дхармакирти, — та сторона объекта, которая принадлежит только данному объекту и никаким другим. Собственный признак является чувственному восприятию, например, тельному сознанию. Общий признак158, или общая сущность, — та сторона объекта, которая сообща принадлежит многим объектам.


[156] Они также называются единичной и общей сущностью. — А.К.

[157] «Собственный признак» рассматривается как синоним «конкретного объекта», в отличие от «общего объекта». На уровне всех буддийских школ, за исключением Прасангики, «собственный признак» определяется также, как «феномен, устанавливаемый со своей стороны, не будучи наименован мыслью, например, горшок» [Цепак Ригзин, с. 255].

[158] Общий признак — в системе Дхармакирти это «феномены, характеризуемые абстрактно, которые абсолютно не способны выполнять функции, например, пространство» [Цепак Ригзин, с. 168].


Когда вы видите чашку, стоящую передо мной на столе, вы воспринимаете собственный признак чашки. Согласно ‘Праманаварттике’ собственный признак чашки — это чашка.

Общий признак чашки — это не—чашка. В ‘Праманаварттике’ говорится, что вы познаете чашку, отрицая не—чашку. После того как вы отрицаете не—чашку, вы познаете саму чашку. Если ваш ум не может отбросить не—чашку, вы не имеете достоверного познания — вы просто сомневаетесь. Если вы очень хорошо представляете специфические особенности, характеристики чашки, тогда отрицать не—чашку вам будет очень просто.

Каким образом возникает концептуальное познание чашки? Сначала я смотрю на чашку, а затем ее убираю. Что происходит в уме? В уме появляется картинка чашки, общий образ. Представление о чашке в уме возникает на основе общих признаков чашки. Все концептуальные виды познания имеют дело с общими образами, а не с восприятием собственного признака. А все виды прямого познания осуществляются на основе собственных признаков объектов.

Общий образ объекта — не сам объект, а представление о нем, которое возникает на основе общих признаков, посредством исключения всего, что не является объектом. Он является постоянным феноменом159. Общий образ может быть схожим или несхожим с объектом, но он создается на основе отрицания всего, что ум относит другим объектам.


[159] Иначе говоря, общий образ объекта создается мышлением. Дхармоттара также объясняет, что мышление «создает длящийся объект» посредством «синтеза моментов» [ТПЛ Ч II, с. 152–153].


Как возникает общий образ? Если вы, например, посмотрели на чашку, а затем визуализируете ее, то перед вами возникает образ этой чашки. Закрыв глаза, вы видите его. Так же вы можете представить образ человека, например, Андрея. Это будет не Андрей, а именно общий образ Андрея. Общий образ создается умом либо благодаря наблюдению объекта и последующему воспоминанию о нем, либо благодаря словам, словесному описанию объекта160.


[160] В Тибете была дискуссия о том, обязательно ли при концептуальном познании наличествует и общий образ, и словесный образ. Кункьен Джамьян Шепа на этот вопрос отвечал отрицательно: он говорил, что, например, в сознании животных есть общий образ, тогда как словесный образ отсутствует. С другой стороны, общий и словесный образ могут совмещаться [Ум и знание, с. 33–34].


Если вы не знаете Андрея, а я вам рассказываю, какого он роста, как выглядит, у вас возникает общий образ Андрея на основе моих слов. А когда вы потом напрямую увидите его, общий образ появится у вас благодаря видению этого человека. Таким образом, общий образ — то, что замещает объект в сознании. Кроме того, общий образ возникает в результате исключения всего, что не является объектом (шенсел). Если обозначим объект как А, то общий образ возникает как исключение всего, что не есть А. То есть общий образ порождается отрицанием. Следовательно, чем точнее отрицание, тем более схож общий образ с объектом.

В настоящий момент ваши образы таких объектов, как непостоянство, нирвана, пустота, возникли благодаря словам и являются либо схожими с объектом, либо совсем несхожими с объектом. Посредством общего образа вы познаете объект. Сначала ваш образ не очень схож с объектом, но благодаря моим подробным объяснениям, создаваемый вами общий образ становится все более ясным.

Например, чашка обладает качествами непостоянства и пустоты. Вы не можете познать ее непостоянство на основе собственных признаков чашки, поэтому ваше познание опирается на общий образ чашки. Вам нужно создать в уме образ чашки, которая каждый момент разрушается, непрочной, постоянно меняющейся. В своем непостоянстве чашка подобна огню в газовой горелке. Газ — причина огня. В каждый момент новую порцию газа сжигает новый огонь. Создается ощущение, что огонь тот же самый, но в действительности в каждый момент возникает новый огонь, который сжигает новую порцию газа. Все феномены в аспекте непостоянства подобны огню. Вот перед вами человек, к которому вы привязаны: если закрыть глаза и снова открыть их, это уже не тот человек, что был некоторое время назад. Как можно привязываться к нему?

Чашка, поскольку зависит от причины, разрушается с каждым мгновением, то есть вновь и вновь каждый миг становится новой. Осознавая это, вы постепенно можете обрести общий образ непостоянства чашки.

Вы не можете познать непостоянство чашки через собственные признаки, посредством прямого чувственного восприятия — зрительного сознания. Зрительное сознание, как я говорил, — это первичный ум. Первичное сознание познает чашку в целом, оно не познает отдельных ее характеристик, аспектов (познание частных характеристик — функция вторичного ума).

Как применяется общий образ для анализа пустоты? Благодаря слушанию учения раз за разом у вас возникает все более четкий и ясный образ объекта отрицания. Что остается после отрицания объекта отрицания? Остается отсутствие того, что опровергалось, а вовсе не всех феноменов. Например, вы думаете, что внутри дома есть змея, и боитесь ее. Затем посредством анализа познаете, что там нет змеи. Было просто непонимание: вы приняли веревку за змею и испугались. Путем анализа выяснили, что змеи нет, осталась только веревка. Что остается после отрицания? Дом, пустой от змеи. Такая пустота является перед вами. Это пустая видимость, но она не означает, что не существует ничего вообще, она означает только отсутствие змеи. Иначе говоря, перед вами возникает общий образ дома, пустого от змеи. Через этот образ вы познаете отсутствие змеи в доме.

Аналогичным образом, когда вы снова и снова получаете учение о пустоте, общий образ пустоты становится у вас все более точным. Посредством образа вы можете познать пустоту, и это будет называться концептуальным познанием пустоты. Если медитировать на общий образ длительное время с помощью шаматхи, тогда он будет становиться для вас все более ясным. В конце концов, общий образ исчезнет, и вы обретете прямое познание пустоты. Это и есть йогическое прямое познание. Поэтому очень важно знать, что такое общий образ. В будущем эти знания станут вам полезны для медитации на пустоту, в которой рассматриваются очень тонкие вещи.

Теперь поговорим об анализе общих образов. Например, в ‘Праманаварттике’ рассматривается общий образ дерева.

Что это такое? Общий образ дерева представляет собой обратное тому, что не есть дерево. Если бы вы не знали, что является обратным от не—дерева, у вас не было бы ясного общего образа дерева.

Другой пример: если вы размышляете о чистой земле, а у вас нет общего образа, который был бы обратным к тому, что не есть чистая земля, тогда не возникнет четкого образа чистой земли. Будет просто некое представление, что чистая земля — очень красивое место. Не зная конкретных отличительных характеристик, вы сочтете, например, что рай и чистая земля — одно и то же, не заметите между ними разницы. В этот момент общий образ чистой земли, который у вас возникает, не является обратным к тому, что не есть чистая земля, потому что у вас нет правильного различения рая и чистой земли. Далее, когда вы более ясно понимаете определения, познаете отдельные характеристики рая и чистой земли, в результате обретаете более точный общий образ чистой земли, потому что ваш образ — обратное тому, что не есть чистая земля. Благодаря пониманию отдельных характеристик вы отрицаете то, что не является чистой землей; вы говорите: рай — не чистая земля.

Четко понимая отдельные характеристики объектов или их определения, вы можете создать общий образ именно исследуемого вами объекта. Ясно представляя, что такое нирвана, вы можете обрести ее общий образ. В противном случае ваш образ нирваны будет общим образом не нирваны, а просто какой—то общей вещи, в представлениях о которой у вас все смешалось.

Общий образ нирваны — не сама нирвана. Но благодаря образу вы ясно познаете объект, который исследуете, поэтому общий образ играет очень важную роль. Каждый раз, когда вы слушаете учение, ваш общий образ Дхармы потихоньку меняется.

Каким был у вас общий образ Дхармы? Вы представляли ее как чтение мантр, простирания, ступа и так далее. Но это не Дхарма. Благодаря слушанию у вас создавался все более четкий образ того, что является Дхармой. Например, как возникает у христиан общий образ того, что такое христианство? Большинство думает, что это храм, распятие, но все это не христианство. Поскольку они не знают определения, общий образ, который у них появляется, не четкий, он не схож с объектом, поэтому они не могут познать объект. Чтобы познать Дхарму, необходимо обрести очень точный общий образ Дхармы. Тогда вы сможете оценить, познали вы Дхарму или нет. Вы познаете Дхарму? Каким образом вы представляете Дхарму теперь?

Ответ из зала: Это теоретические знания и реализации.

— Дхарма — это благородная истина пресечения и благородная истина пути. Ум, полностью свободный от омрачений, — высшая Дхарма. Санскритское слово «дхарма» означает — помимо прочих значений — также «защита». Защита от чего? От страданий. Что дает настоящую, самую высшую защиту? Ум, свободный от омрачений. Будда — объект прибежища, но он не является основной опорой, потому что не может оберегать вас от страданий постоянно. Он может указать путь в качестве вашего духовного наставника. Не следуя его советам, вы создаете собственные страдания, и он не в силах ничего поделать. Основное прибежище — Дхарма.

Когда обретете ум, свободный от омрачений, вы будете полностью защищены от страданий. Такое чистое состояние ума — Дхарма. Вы должны понимать, что Дхарма защищает вас от страданий. Думая о Дхарме, должны помнить, что она лекарство или драгоценность, оберегающая вас от страданий и их причин.

Путь, о котором говорит четвертая благородная истина, — мудрость, познающая пустоту, — также спасает вас от причин страданий. Когда у вас есть некоторый уровень знания Дхармы, он вас защищает от страданий до некоторой степени. Один совет, благодаря которому отношения в семье становятся более гармоничными, — тоже Дхарма, потому что в какой—то момент он защищает вас от дисгармонии в семье.

Все золотые советы — Дхарма, и не обязательно они должны быть буддийскими. Но есть некоторые виды знания, которые вам могут немного помочь, а в длительной перспективе навредят — это не Дхарма. Они временно якобы помогают, но на деле обманывают вас, ибо в длительной перспективе принесут еще больше проблем. А некоторые знания создают временные трудности, но в долгосрочной перспективе решают ваши проблемы — это Дхарма. Например, практика терпения. Также забота о других больше, чем о себе, будет для вас поначалу очень нелегкой практикой, но в будущем приведет вас к большему уровню счастья. Все подобные знания — Дхарма. Учение, которое я вам даю, — Дхарма, оно защитит вас от страданий. Мои наставления основаны на подлинном учении, переданном мастерами прошлого. Слушание и понимание учения — тоже Дхарма. Когда вы медитируете, и ваш ум развивается, прогресс ума тоже есть Дхарма.

Различают Дхарму причины и Дхарму плода. Благородная истина пути указывает на Дхарму причины. А благородная истина пресечения — на Дхарму плода, результата. Например, вы слушаете учение — и какое—то омрачение устраняется из вашего ума. Учение, которое вы получаете, — Дхарма причины. Невозможно, чтобы омрачения полностью исчезли в самом начале. Но в результате слушания Дхармы проявления омрачений у вас уменьшаются, что уже является Дхармой результата. Уменьшение омрачений подобно объекту благородной истины пресечения, потому что совпадает с ним, но не в полном объеме. Пресечение — полная свобода от омрачений. Но сокращение омрачений в вашем уме подобно пресечению.

Концептуальное познание непостоянства, концептуальное понимание пустоты — не объекты благородной истины пути, но это все подобно пути, так как в будущем станет мудростью прямого постижения пустоты. Ваш ум, в котором каждый день сокращается уровень омрачений, в будущем обретет пресечение.

Заключение

Как—то раз мой Учитель спросил меня: «Что более надежно — ясновидение или логическое познание?» Я сказал: «Не знаю. А что более надежно?» Учитель ответил: «Логическое познание надежнее ясновидения» — и рассказал мне такую историю.

Эта история действительно произошла в Тибете. Там жил монах, который медитировал и обладал ясновидением. А его друг учился в монастыре и обладал очень хорошим логическим мышлением. Они были большими друзьями. Как—то раз их пригласила в гости семья, которой было известно, что один из монахов является ясновидящим. Друзья пришли и помолились за благополучие семьи. Одна из коров со дня на день должна была принести приплод, и хозяева дома спросили у монахов: «Кто родится — теленок или телочка? Какого будет цвета?» Монах, который был логиком, посмотрел на окраску самой коровы. А другой, применив ясновидение, увидел зародыш, находящийся в животе у коровы, и сказал: «Это будет телочка. Вся рыжая, но на лбу белая звездочка». Но монах—логик не согласился, потому что увидел, что за исключением белого хвоста мать—корова не имеет нигде белых пятен. Он понял, что ясновидящий увидел свернувшуюся в клубочек телочку, у которой на самом деле белый хвост был прижат ко лбу, и решил, что где—то в районе лба или уха у нее белая звездочка. Он сказал: «Да, будет телочка, но у нее белый хвост, а не белая звездочка на лбу». Ясновидящий спорил: «Нет, нет. На сто процентов гарантирую, что именно во лбу у нее белая звездочка». Тогда они заключили пари: тот, кто проиграет, должен будет целый день кормить победителя. Через какое—то время, когда у коровы должно было появиться потомство, они опять пришли в дом и увидели телочку, у которой оказался белый хвост, а на лбу белых пятен не было. Ясновидящий монах удивился: «Как же я мог ошибиться?!» Тогда логик объяснил товарищу, почему тот ошибся.

Случается, что даже ясновидение не дает полностью достоверного знания — это ведь тоже восприятие какой—то внешней видимости, которая очень зависит от множества факторов: от времени, от расстояния. Видимость обманчива, логика же безошибочна: какова причина — таков будет и результат.

Если у вас есть логика, вы можете понять очень многое из того, чего вы не видите. В буддизме говорится, что вам не обязательно видеть все своими глазами и не обязательно все слышать своими ушами. Существует множество вещей, которые вы можете познать «третьим глазом». Третий глаз находится не во лбу, и не обязательно делать во лбу дырку, чтобы он проявился. Это глаз, который может увидеть очень тонкие вещи, которые два больших глаза видеть не могут. Например, тонкий уровень причинно—следственной взаимосвязи. С помощью зрения его познать нельзя, но можно убедиться в его существовании на основе логических заключений.

К примеру, чтобы сделать вывод об отсутствии неделимых частиц, буддийским философам не было необходимости производить процесс физического деления материи. На основе несложного логического довода они достоверно установили, что неделимых частиц нет. Каков был ход их логических рассуждений?

Сделаем допущение, что неделимая частица есть. Хотя она, по предположению, является неделимой, тем не менее, у нее должны иметься южная и северная стороны, а также верх и низ. Если у нее отсутствуют верх и низ, юг и север, значит, она вообще не существует. А если у нее есть верх и низ, южная и северная стороны, следовательно, она уже не является неделимой, поскольку имеет измерения в пространстве, а все, что имеет пространственную протяженность, является делимым на части. Если ее нельзя разделить физически, это не означает, что она неделима. Логика показывает вещи более ясным способом, чем микроскоп.

Причину своих страданий вы не видите собственными глазами, но способны убедиться в ее существовании на основе определенных логических признаков. Действительно, какое действие вы предпримете, такого результата и достигнете. Если вы ведете себя искусно, у вас будет более счастливая жизнь. Если же ведете себя по—глупому, создадите больше страданий. Наша жизнь подобна шахматной игре, ее результат зависит от конкретной стратегии. Не имея хорошей стратегии, вы делаете неудачные ходы. Каждый шаг в нашей жизни подобен шахматному ходу: если мы куда—то шагаем без плана и стратегии, то впустую тратим свое время, и наше положение ухудшается. Если мы, руководствуясь планом и стратегией, делаем правильные шаги, жить становится очень легко. И не только.

Существует множество стратегий, на основе которых можно сделать свою жизнь полезной для множества других существ. В буддизме говорится, что спокойно жить ради самого себя недостаточно, чтобы жизнь обрела подлинный смысл. Наша жизнь должна быть значимой для многих людей, потому что мы все время принимаем помощь от других, а значит, у нас, в свою очередь, существует обязанность оказывать помощь другим. Когда мы были маленькими детьми, мы полностью зависели от поддержки и доброты других людей. Мы не знали даже, где и как искать еду, и не умели самостоятельно питаться. Когда мы станем совсем старыми и немощными, мы, более чем когда—либо, будем зависимы от других. Единственный промежуток нашей жизни, когда мы относительно самостоятельны, — период зрелости. Если в этот период мы не помогаем другим, а думаем только о собственном счастье, значит, мы совершенно ничтожные люди, которые даже хуже собак. Собака, если ее кормить, полна чувства благодарности к хозяину, ей хочется сделать что—то хорошее для него. Мы, люди в расцвете сил, должны быть лучше собак и считать своим долгом, чтобы заботиться не только о себе, но и делать что—то для помощи другим людям.

Все обретенное нами понимание буддизма и знание логики мы должны использовать, чтобы становиться добросердечными людьми и относиться к другим с большим пониманием и заботой. Не нужно использовать полученные знания для взращивания своего высокомерия. Если вы по—настоящему хорошо усвоите логику, вам удастся стать более добрыми и скромными, потому что поймете, что себялюбие и гордыня — безосновательные и глупые формы мышления.

Основной причиной, по которой я обучаю вас логике, является стремление помочь вам стать более добрыми и ответственными людьми. А с вашей стороны основной причиной, по которой вы изучаете логику, должно быть стремление стать более добрыми и ответственными. С помощью логического анализа вы осознаете, что ваши страдания и счастье зависят только от ваших действий. Люди, понимающие причину страданий, знают, что страдание и счастье не зависят от «промысла божьего», а являются результатом собственных поступков. Какие действия вы совершили, такие результаты и получите. Если сунете палец в огонь, получите ожог, и страдание, которое причиняет вам ожог, создает не Бог, а только ваше глупое поведение. Из—за собственной глупости вам становится больно. Страдания, которые вы испытываете в юности, — тоже результат ваших же действий: пьете водку, принимаете наркотики, проводите время в праздности и развлечениях, не создаете основы для будущего счастья. Богу даже не нужно вас наказывать — собственными поступками вы наказываете себя. Чем больше наркотиков вы принимаете, тем больше зависите от них, а потом попадаете в рабство к наркодельцам. Никто, кроме вас самих, не делает вас рабом. Поэтому с самого начала ни к чему себя не принуждайте, просто научитесь отличать искусное действие от действия неискусного, неумелого. Если вы не заинтересованы в результатах каких—то действий, можете просто прекратить их.

Принятие наркотиков, употребление алкоголя и тому подобные действия называются неискусными. Действительно, какой вкус может быть у водки? Люди, не попавшие под влияние тех, кто утверждает, что водка — замечательная вещь, испытывают отвращение, попробовав ее, потому что на вкус она ужасна. Если бы мы провели эксперимент, чтобы установить, что лучше на вкус — водка или сок, конечно же, пришли бы к однозначному ответу: сок. Любой испытуемый, которому завязали бы глаза и предложили выпить из двух поставленных перед ним стаканов, в одном из которых — водка, а в другом — сок, а затем спросили, содержимое какого стакана лучше на вкус, выбрал бы сок. Кто же будет утверждать, что водка вкуснее? К чему тогда пить эту гадость? Наш ум уже и так достаточно омрачен, а когда вы пьете водку, он еще больше тупеет и омрачается. Зачем же превращать себя в еще более ненормальных людей и усугублять свою хроническую болезнь? Если вы все это себе объясните, вам будет уже неинтересно и невыгодно совершать неискусные действия, и вы не будете ставить себя в зависимость от них.

Так что не нужно ставить себя в зависимость от водки, наркотиков или иных искусственных стимуляторов «счастья».

Источник вашего счастья ищите в спокойствии ума. А чтобы иметь спокойный, умиротворенный ум, вам не нужно много денег и не нужна машина. Я, например, когда живу в Москве, не имею машины, но это не мешает мне быть очень счастливым. Все машины в Москве мои: я их останавливаю на улице, даю водителям немножко денег, и они везут меня туда, куда я хочу. Пока еду, машина принадлежит мне. Водитель, который в ней сидит, тоже мой шофер. Я могу им распоряжаться: «Поезжай туда, теперь сюда». Глупо стремиться к обладанию чем бы то ни было. Дело в том, что ни одним предметом вы не можете владеть постоянно, потому что вы сами непостоянны, и так же непостоянны предметы, обладать которыми вы стремитесь. Все предметы предназначены только для временного использования. Когда один непостоянный феномен пытается овладеть навечно другим непостоянным феноменом — довольно глупо. Все предметы, по сути, подобны облакам. Какими бы прекрасными ни были облака, они все время меняют форму. Поэтому было бы глупо привязываться к красивой форме облаков. Разве что маленькие дети могут привязываться к таким вещам. Младенец смотрит в небо и видит: плывет красивое облако. Затем облако меняет форму, и ребенок начинает плакать: «Ах, какое было красивое облако! Как жаль, что оно теперь стало другим». Но ведь таковы все феномены, все привлекательные объекты в своей изменчивости подобны облакам — так же непостоянны и преходящи. Ваше красивое тело тоже подобно облаку: оно очень быстро станет уродливым. Вам нужно избавиться от привязанности к нему еще до того, как оно станет уродливым, тогда вы не впадете из—за этого в подавленное состояние, а будете просто смеяться.

После того как с помощью логики вы убедитесь в законе кармы, в существовании прошлых и будущих жизней, затем в достоверности прибежища, практика Дхармы естественным образом поселится в вашем сердце. Мышление в соответствии с Дхармой станет для вас привычным и повседневным. У вас всегда будет позитивный образ мыслей. Когда кто—то скажет вам что—то плохое, ваш ум отреагирует: «Возможно, это бодхисаттва, а если даже и нет, он все равно помогает мне научиться терпению. Это бесплатная сауна, спасибо».

Один великий мастер сказал: «Если вы проведете ретрит по практике Манджушри, начитывая его мантру в течение месяца, это все еще не даст вам никакой гарантии, что ваша мудрость возрастет — для этого нужно собрать очень много причин. Но если вы в течение месяца будете изучать логику, ваша мудрость определенно возрастет».

В прошлом дети аристократов изучали буддийскую логику, но не для того, чтобы заняться медитацией. В аристократических семьях считалось, если дети знают логику, то они очень преуспеют в политике. Отцы отправляли своих детей изучать логику, а затем те использовали логику для политики. В действительности эти знания нужны, чтобы постигать мир, глубже проникать в то, как все существует на самом деле, искать истину, а не для политики. Можно сказать, что они использовали логику недолжным образом.

Логика необходима для медитации, потому что во время медитации в вашем уме будет возникать очень много странных концептуальных мыслей. Отсутствие логики приводит к тому, что человек начинает думать, будто эти странные мысли являются достоверными. Во время медитации ваше эго будет вести с вами свою игру — у вас появятся необычные ощущения, и вы можете подумать, что это и есть реализации. Помните, целью медитации не являются необычные ощущения, цель медитации — обуздание собственного ума.

Библиография

1. Источники


Будон Ринчендуб. История буддизма / Пер. с Е.Е. Обермюллера; Пер. с англ. А.М. Донца. — Издание второе, дополненное. — СПб.: Евразия, 1999.

Васубандху. Энциклопедия буддийской канонической философии (Абхидхармакоша)/составление, пер., коммент., исслед. Е.П. Островской, В.И. Рудого. — СПб: Изд—во С. — Петербургского ун—та, 2006.

Джамьян Шепа — …Bio rig yig cha (Учебник по гносеологии) // Bio rig dang sa lam don bdun cu bcas bzhugs so. — dpar thengs gnyis par deb grangs, 1992. (на тибетском языке)

Джамьян Шепа — Blo—rig dang |sa—lam| don—bdun—cu bcas bzhugs—so. — Mandgod, 1985. (на тибетском языке)

Джамьян Шепа — Гунчен Жамьян Шадба. Золотые четки, кратко разъясняющие некоторые аспекты буддийской логики» / Пер. с Б.Б. Дампилон. — Улан—Удэ, 2000.

Джамьян Шепа — Bio rig gi rnam gzhag nying gsal legs bshad gser gyi phreng zhes bya ba bzhugs so// Ум и знание. Традиция изучения теории познания в Гоман—дацане тибетского монастыря Дрэпун. — СПб.: Изд—во С.—Петерб. Ун—та, 2005, С. 211–233. (на тибетском языке)

Кенчог Чжигмэ Ванпо. Драгоценное ожерелье (краткое изложение буддийских и небуддийских философских школ). / Пер. с тибетского А.Донец. Улан—Удэ: Издательство БЦ «Ринпоче—баг—ша», 2005.

Источник мудрецов. Раздел: Логика /пер. с тиб., предисл. и примеч. А.А. Базарова. — СПб: 2001.Кэдруб Дже. Основы буддийских Тантр (rgyud sde spyi’i rnam par gzhad pa rgyas brjod)/nep. с тибетскогои примечания Ф. Лессинга и А. Вайма—на; пер. с англ. Ф. Маликова. — М.: Шечен 2000.

Щербатской Ф.И. Теория познания и логика по учению позднейших буддистов Часть I. Учебник логики Дхармакирти с толкованием Дхармоттары СПб., «Аста—пресс LTD», 1995.

Щербатской Ф. Теория познания и логика по учению позднейших буддистов Часть II. Источники и пределы познания. СПб., «Аста—пресс LTD», 1995.

Чандракирти. Введение в Мадхьямику /Переводчик—составитель Д. Устьянцев. — М.: Шечен, 2001.

Чандракирти. Введение в Мадхьямику /Пер. с тиб., предисл., комм., глоссарий и указатели Донца А.М. под общей ред. Монтлевича В.М. — СПб.: Евразия, 2004.

Большой тибетско—китайский словарь (bod rgya tshig mdzod chen—mo). — Пекин: Национальное издательство, 1998.

Gomde Lharampa. Mdo sngag—kyi gzhung chen—mo’i tshig mdzod ris med mkhas—pa’i zhal lung zhes bya—ba bzhugs so (Внесектарный словарь великих текстов Сутры и Тантры) / Gomde Lharampa Geshe Thubten Samdup. — Delhi: Sherig Parkhang (TCRPC), 2005. (на тибетском языке)

Lotsawa Kaba Paltseg. А Manual of key Buddhist terms. А Cftegoriza—tions of Buddhist Terminology with Commentary by Lotsawa Kaba Paltseg (Lo—tsa—ba ka—ba dpal—brtsegs—kyi mdzad—pa’i chos—kyi mam—grangs danglchos—kyi mam—grangs—kyi—brjes byang bzhugs—so) / Translated by Thubten К. Rikey and Andrew Ruskin. — Library of Tibetan Works and Archives, 1992.

Tsepak Rigzin. Tibetan—English Dictionary of Buddhist Terminology (Revised and Enlarged Edition). — Library of Tibetans Works and Archives, 1997.

Indian Buddhist Pandits (from “The Jewel Garland of Buddhist History”) / Transl. From the Original Tibetan Text by Lobsang Norbu Tsonawa. — Dharamsala: Library of Tibetan works and archives. —1985.—Р. 52–59.


2. Использованная литература

Геше Джампа Тинлей. Байкальские лекции: Комментарий к «Лам—риму» (26 июля — 4 августа 2008 года, оз. Байкал, пос. Гремя—чинск) / Под ред. Э. Зомоновой и И. Урбанаевой (отв. ред.). —Улан—Удэ: Изд—во «Дже Цонкапа», 2009.

Брюшинкин В.Н. Практический курс логики для гуманитариев. Учебное пособие. М.: Новая школа, 1996.

Geshe Ngawang Dhargyey. Tibetan Tradition of Mental Development: Oral Teachings of Tibetan Lama Geshe Ngawang Dhargyey. —Dharamsala: Library of Tibetan Works and Archives, 1992.

Геше Джампа Тинлей. Три Основы Пути: Комментарий к коренному тексту Чже Цонкапы ‘Lam gyi gtso bo mam gsum gyi rtsa ba bzhugs so’/ Сост. и отв. ред. д—р филос. наук И. Урбанаева. Улан—Удэ: РИО БО «Зеленая Тара», 2008.

Геше Чжамьян Кенцзэ. Лекции по предмету «Ум и знание» // Ум и знание. Традиция изучения теории познания в Гоман—даца—не тибетского монастыря Дрэпун / Автор—составитель, переводчик с тибетского Р.Н. Крапивина. — СПб.: Изд—во С.—Петерб. Ун—та, 2005.

Dreyfus G. В. J. Recognizing Reality. Dharmakirti’s Philosophy and its Tibetan Interpretation. — Delhi, 1997.

Lipman К. What is Buddhist Logic? Some Tibetan Developments of Pramana Theory //Tibetan Buddhism. Reason and Revelation / Edited by Steven D.Goodman and Ronald М. Davidson. Delhi—India: Sri Satguru Publications: А Division of Indian Books Centre. — 1992. — Р. 25–44.

Гэше Джампа Тинлей. Ум и Пустота. — М.: Московский буддийский центр Ламы Цонкапы. — 1999.

Ум и знание. Традиция изучения теории познания в Гоман—даца—не тибетского монастыря Дрэпун /автор—составитель, переводчик с тибетского Р.Н. Крапивина. — СПб.: Изд—во С.—Петерб. ун—та, 2005.

Формальная логика: учебник для философских факультетов университетов/Отв. ред. И.Я. Чупахин и И.Н. Бродский. — Ленинград: изд—во ЛГУ. — 1977.

Цема ригтер—Лекции кхенпо Цултрим Тхарчин, кхенпо Карма Че Чог и кхенпо Цултрим Зангпо по теории познания в Международном Буддийском Институте Кармапы (филиал в Элисте) по тексту Сакья Пандита «Сокровищница рассуждений верного познания». Перевод: Батаров В., Ермолин В., Шитов А. / Интернет—версия фрагментов лекций для ознакомления с программой Элистинского Института Кармапы. 1995–1996; 1996—1997—фрагменты (1), (2), (3); 1999—фрагменты (1), (2).

Приложение


Философские диспуты участников Байкальского ретрита (25.07.2010—05.08.2010)

Наставления досточтимого Геше Джампа Тинлея по проведению диспутов.


Мы проведем диспуты в соответствии с монастырской традицией школы Гепуг. В ходе диспута вы должны опровергать тезисы оппонента не с целью победить его, но для того чтобы устранить его недопонимание, помочь этому человеку. В ходе диспута вы задаете вопросы, т. е. ставите человека в трудное положение, но не для того чтобы создать ему проблемы, а чтобы помочь обрести правильное воззрение. Это лучший способ помочь другим. Во время диспутов используйте свой ум настолько интенсивно, мыслите настолько остро, насколько сможете, чтобы ум других людей стал острее. В Тибете даже старые ламы, высокообразованные геше активно участвуют в диспутах — с мотивацией помочь другим. Поэтому и у вас должна быть правильная мотивация. Но если во время диспута вы будете говорить: «О, я забочусь о тебе больше, чем о себе», то у вашего оппонента не будет прогресса. Заботясь о других больше, чем о себе, вы ведете строгий диспут, чтобы ум других стал острее. Те, кто слушают этот диспут, также обретают мудрость, поэтому такой диспут полезен для всех. Философские диспуты — лучший способ накопления мудрости. Обычно мы накапливаем заслуги и редко делаем упор на накопление мудрости. Сейчас мы будем прилагать усилия к накоплению мудрости.

Когда вы ведете диспут, не обязательно ставить вопрос для диспута сразу. Например, если вы хотите дискутировать по бодхичитте, сначала попросите своих оппонентов дать определение бодхичитты, назвать ее виды и указать, с какой целью бодхичитту подразделяют на эти виды. Потом вы выносите на диспут какой—либо специфический момент этой темы и строите вопрос, например, так: «Если это так, то обязательно ли из этого следует, что…» и т. п. Вам отвечают: «Да», тогда вы говорите, что из этого может вытекать такое—то противоречие.

Диспуты о преданности Учителю

1. Совместим ли гнев к другим с преданностью Учителю?


Вопрос: Насколько совместима преданность Учителю с гневом? Может ли человек, имеющий преданность Учителю, гневаться на других?

Ответ 1: Преданность Гуру несовместима с гневом. Преданность Учителю — это следование его советам, а один из основных советов состоит в том, чтобы относиться к гневу как яду.

Ответ 2: Другой критерий реализации преданности Гуру — спонтанное видение его Буддой.

Вопрос: А если есть спонтанное видение Учителя как Будды, но при этом возникает гнев на другое живое существо, совместимо ли это с преданностью Гуру?

Ответ 1: Гнев по отношению к другому существу — это признак наличия в нашем уме омрачений. Наличие в уме омрачений характерно для любого существа, не постигшего пустоту напрямую и не отбросившего все омрачения. А реализация в практике преданности Гуру может наступить еще до этого момента. Поэтому, имея преданность Гуру, можно при этом периодически гневаться на других существ. Следование Учителю — это процесс, который начинается с началом нашей практики. Он постепенный. До тех пор пока мы не постигли пустоту напрямую, в нашем уме остаются омрачения, которые служат условием для спонтанного проявления негативных эмоций, поэтому, хотя и следуем Учителю, мы можем, тем не менее, испытывать негативные эмоции. Если у нас при наличии условий спонтанно возникает негативная эмоция, это не означает, что мы нарушаем преданность Учителю.

— То есть наличие веры и уважения к Учителю не исключает наличия в уме гнева на других?

Ответ 2: Видение Учителя Буддой — это критерий развития веры, а следование Учителю — критерий развития уважения. Если вы не следуете Учителю в плане того, что позволяете возникнуть негативным эмоциям, это противоречит уважению. Значит, в данный момент у вас недостаточно уважения к Духовному Наставнику. Если в данный момент в вашем уме присутствует уважение, то есть осознание важности того, что Учитель вам дает, то гнева не возникнет. Также если в данный момент в уме присутствует вера, а значит, осознание цели — что вы хотите придти к такому же результату, к какому пришел ваш Учитель, и если вы держите своего Учителя в сердце, в таком случае гнева тоже не возникнет Пока мы не достигли результата, т. е. состояния ума нашего Учителя, наша преданность несовершенна. Поэтому проявление гнева — это проявление также и несовершенства нашей преданности161.


[161] Здесь следует уточнить, что спонтанное восприятие Учителя как Будды — это критерий развития не только веры, но вообще реализации преданности Гуру, а следование Гуру не означает лишь уважение к нему. Следование Гуру, мысленное и посредством деяний, — это две составляющие базисной практики преданности Гуру. Развитие веры и уважения относится к мысленному вверению Гуру. Что касается гнева по отношению к другим, то гнев, как и другие омрачения, временно нейтрализуются соответствующими противоядиями, но радикально устраняются только в результате прямого постижения пустоты. Практика преданности Гуру — это коренная практика пути, на основе которой приходят все реализации. Поэтому в системе аналитической медитации Ламри—ма она предваряет другие практики, в том числе развитие противоядия от гнева. Спонтанное восприятие Учителя как Будды не предполагает обязательного устранения «семян» гнева из потока собственного сознания. Но в том случае, если ученик допускает спонтанную вспышку негативных эмоций, в том числе гнева, по отношению к Учителю, то речи не может быть о реализации преданности Гуру. Напротив, подобные состояния ума служат источником тяжелейшей негативной кармы.


2. Может ли Будда быть добрее себя самого?

Вопрос: Последний пункт медитации на развитие уважения к Учителю звучит так: «Учитель добрее, чем Будда Шакьямуни». Если мой Учитель — Его Святейшество Далай—лама — это Будда Шакьямуни в человеческом теле, значит, Будда Шакьямуни в один момент времени добрее себя самого?

Ответ: Его Святейшество (Нирманакая Шакьямуни) непосредственно дает нам учение, поэтому это воплощение к нам добрее.

Вопрос: Его Святейшество и Будда Шакьямуни — это один поток сознания или разные?

Ответ: Поток ума один и тот же, но скандхи тела Его Святейшества Далай—ламы и тела исторического Будды Шакьямуни — разные.

Таши Гьяцо: На этот счет есть обычная точка зрения и необычная. Обычная точка зрения состоит в том, что мы развиваем к своему Учителю большую благодарность, чем к Будде. С необычной же точки зрения Учитель рассматривается как по сути единый с Буддой.

Диспуты о драгоценной человеческой жизни

1. Обладаете ли вы драгоценной человеческой жизнью, будучи в гневе?


Вопрос: Обладаете ли вы драгоценной человеческой жизнью?

Ответ: Да.

Вопрос: Есть ли у вас драгоценная человеческая жизнь, когда вы гневаетесь?

Ответ: Нет.

Вопрос: Так значит, нельзя сказать, что ваша человеческая жизнь драгоценна?

Ответ: Драгоценная человеческая жизнь — это не нечто объективно существующее. Она меняется в зависимости от состояния нашего ума: иногда она больше, иногда меньше, иногда она есть, иногда ее нет. Она колеблется, как пламя светильника.


2. Как не родиться богом?


Вопрос: Считаете ли вы, что для рождения в мире богов нужно больше заслуг, чем для рождения в мире людей?

Ответ: Нет.

Вопрос: Почему тогда мир богов считается выше мира людей?

Ответ: Для обретения драгоценной человеческой жизни нужно больше заслуг, чем для рождения богом.

Вопрос: Но когда человек только рождается, у него нет многих из 18—и характеристик драгоценной человеческой жизни, в частности, веры в Дхарму.

Ответ: Нельзя сказать, что тот, кто родился в мире богов, имеет в целом больше заслуг, нежели рожденный человеком. Даже бодхисаттвы порой рождаются в мире ада. Рождение в том или ином мире зависит только от ввергающей кармы, которая проявилась у существа в момент смерти, а не от его кармы вообще.

Вопрос: Вопрос именно о том, согласны ли вы, что более весомая благая карма ввергает в мир богов, а относительно менее весомая — в мир людей?

Ответ: Да.

Вопрос: Тогда как с практической точки зрения не «промахнуться» в накоплении заслуг — попасть именно в мир людей, а не богов? Стоит ли ограничивать себя в накоплении заслуг, чтобы не «перелететь»?

Ответ: Нужно в момент смерти сделать что—то очень хорошее: принять прибежище, вспомнить о духовном наставнике, породить сострадание к существам.

Вопрос: Да, это и называется чистой мольбой, необходимой для обретения драгоценной человеческой жизни.


3. Что нужно сделать, чтобы пришел Будда?


Вопрос: Драгоценная человеческая жизнь — это результат нашей кармы, т. е. наших действий в прошлом?

Ответ: Нет, это доброта Учителя.

Вопрос: Можете ли вы в силу одной лишь его доброты, ничего не делая, обрести драгоценное человеческое рождение?

Ответ: Да, если развивать преданность, можно просто лежать на диване.

Вопрос: Но разве развитие преданности — не ваше действие? И можно ли, лежа на диване, пусть даже с преданностью, выйти из сансары?

Ответ: Можно. Я считаю, что нет практики выше преданности.

Вопрос: А можно ли так достичь просветления? Зачем тогда Будда передал столько практик?

Ответ: Все практики в Махаяне можно свести к преданности Учителю.

Вопрос: Но ведь преданность — это ваше действие? Значит, драгоценная человеческая жизнь все же — плод ваших усилий?

Ответ: Да, это так.

Вопрос: Тогда ответьте — поскольку одна из характеристик драгоценной человеческой жизни — существование Будды в этом мире, что конкретно мы должны сделать, чтобы Будда появился в этом мире? Получается, что Будда появляется в мире в результате наших действий?

Ответ: Будда проявляется везде, где есть сильная вера в него.


4. Бывает ли драгоценная рыбья жизнь?


Вопрос: Известна легенда о рыбе, которая отказалась от поедания живых существ и умерла. Верно ли, что у нее вследствие этого решения возникла драгоценная рыбья жизнь? Может ли быть у собаки драгоценная собачья жизнь?

Ответ: Собака может создать причины для рождения человеком и в будущей жизни обрести драгоценную человеческую жизнь. Но в теле собаки ее возможности для практики очень ограничены.

Вопрос: Тем не менее, она обладает определенной свободой выбора, поэтому ее собачья жизнь может быть драгоценной?

Ответ: Она может быть драгоценной лишь с точки зрения последствий. Ее свободы и условия не тождественны свободам и условиям драгоценной человеческой жизни.

Вопрос: В чем разница?

Ответ: Она родилась в мире животных (значит, одной свободы у нее уже нет), вследствие этого ее умственные и коммуникативные возможности ограничены. Даже услышав учение, она не может ни понять его, ни задать вопрос Учителю.

Диспуты о прибежище

1. Бывают ли бодхисаттвы без прибежища?


Вопрос: Иногда бодхисаттвы в силу собственной негативной кармы попадают в ад. Это возможно?

Ответ: Да, это возможно.

Вопрос: Значит, бодхисаттва, попадающий в ад, либо не имеет прибежища, либо прибежище не может защитить его от перерождения в низшем мире.

Ответ: Без прибежища невозможно стать бодхисаттвой. А почему вы полагаете, что наличие прибежища — это гарантия защиты от перерождения в низших мирах?

Вопрос: Потому что защита от рождения в низших мирах — одно из преимуществ, обретаемых с принятием прибежища.

Ответ: Значит ли это, что мы все, принявшие прибежище, гарантированно защищены от низших миров?

Вопрос: Я говорю не о нереализованных существах, а о бодхисаттве.

Ответ: До достижения уровня терпения на пути подготовки бодхисаттва может попасть в ад в силу кармы, как и мы, здесь находящиеся.

Вопрос: Значит, до достижения уровня терпения он не имеет прибежища?

Ответ: Имеет.

Вопрос: Почему же оно не защищает его от низших миров?

Ответ: Можно защититься от низших миров, лишь соблюдая закон кармы.

Возражение вопрошающей стороны: Сейчас он соблюдает закон кармы, но кармический отпечаток рождения в аду он мог создать тысячи жизней назад.

Встречный вопрос отвечающей стороны: У бодхисаттвы могут быть омрачения?

Ответ вопрошавшей стороны: Да.

Ответ вопрошающей стороне: Его омрачения являются топливом для проявления негативной кармы. Если этого топлива достаточно много, чтобы она проявилась, тогда никто не может защитить его от падения в низшие миры.

Вопрос: Здесь и заключается противоречие: получается, что буддийское прибежище не защищает от проявления такой негативной кармы, хотя мы его принимаем из страха низших миров и с целью защиты от них.

Гэше Тинлей: Если прибежище присутствует в уме в момент смерти, тогда бодхисаттва не может попасть в ад. Но во время смерти бодхисаттвы тоже иногда могут забыть о прибежище. Под влиянием гнева или привязанности он тоже может создать условия для проявления негативной ввергающей кармы.

Вопрос: Но он остается бодхисаттвой в это время?

Гэше Тинлей: Конечно. Бодхисаттвы, если не идет речь о бодхисаттвах высшего уровня, тоже могут попасть под влияние омрачений.

Вопрос: То есть бодхисаттва остается бодхисаттвой, даже когда иногда не имеет прибежища?

Гэше Тинлей: Когда вы спите, у вас есть прибежище? Наличие прибежища не означает, что вы всегда держите в памяти мысль о нем.


2. Есть ли прибежище у Будды?


Вопрос: Что такое прибежище?

Ответ: Опора на Будду, Дхарму и Сангху.

Вопрос: Есть ли у Будды прибежище?

Ответ: Да.

Вопрос: Значит, он опирается на себя, свое учение и своих учеников?

Ответ: Нет. Он довел до совершенства свою практику прибежища, и эта реализация пребывает в его уме без деградации.

Вопрос: Будда принимает в себе прибежище?

Ответ: Да.

Вопрос: Почему тогда обычные существа не могут принимать в себе прибежище, ведь у всех есть природа Будды?

Ответ: Природа Будды подобна семени, а состояние Будды — дереву. Семя и дерево — не одно и то же. Если мы принимаем прибежище в дереве, это не значит, что мы принимаем его также и в семени.

Диспуты о причине и следствии

1. Являетесь ли вы творцом своего страдания?


Вопрос: Может ли человек испытать результаты, не создав причины?

Ответ: Нет.

Вопрос: Являетесь ли вы творцом своего счастья и страдания?

Ответ: Да.

Вопрос: Значит, я не могу причинить вам вред?

Ответ: Можете.

Вопрос: Но это противоречие: если я причиняю вам страдания, значит, вы не являетесь творцом своего страдания.

Ответ: Это не противоречие: вы — только одна из причин моего страдания, обусловливающая причина.

Вопрос: Но если я — все же причина, значит, чтобы достичь освобождения, вам нужно избавиться от меня в том числе?

Ответ: Нет. Если в моем уме не будет неведения, т. е. не будет причин испытать страдания, вы не сможете причинить мне вред.

Вопрос: На лекциях было сказано, что источник страдания имеет такие аспекты, как причина, источник, условие и усиление. Значит, условие вашего страдания уже содержится в вашем неведении, в ваших омрачениях. Какое условие тогда создаю я?

Ответ: Кроме омрачений, условиями для моего страдания являются проявления моих кармических отпечатков, созданных под контролем неведения. Вы, причиняющий мне вред в моем восприятии, — проявление моей кармы, а значит, тоже условие для моего страдания.


2. Подчиняются ли будды закону кармы?


Вопрос: Все ли живые существа подчиняются закону кармы?

Ответ: Все сансарические существа подчиняются закону кармы.

Вопрос: То есть арьи и будды не подчиняются закону кармы?

Ответ: Не подчиняются.

Вопрос: Значит, их сила превышает силу закона кармы?

Ответ: Они сами свободны от последствий своих прежних деяний, не обусловлены кармой. Но поскольку омраченные существа по—прежнему находятся в рамках кармической обусловленности, их взаимоотношения с буддами определяются их кармой.


3. Обусловливающая причина и ее результат


Вопрос: Каково соотношение между обусловливающей причиной и результатом, обусловленным этой причиной?

Ответ: Противоречие, потому что нет ничего, что может быть одновременно и причиной, и результатом этой причины. Пример — третья и четвертая благородная истина. Несмотря на то, что путь является обусловливающей причиной пресечения, нет ничего, что одновременно может быть и тем, и другим.

Вопрос: Можете ли вы доказать это не через конкретный пример, а основываясь на определении обусловливающей причины?

Ответ: Обусловливающая причина не содержится в результате.


4. Можно ли до конца очистить негативную карму?


Вопрос: Мы все живем с безначальных времен и прожили бесконечное количество жизней. Так?

Ответ: Да.

Вопрос: За это время мы накопили бесконечное количество кармических отпечатков?

Ответ: Да.

Вопрос: Зачем тогда мы делаем практику Ваджрасаттвы для очищения кармы, если количество негативных отпечатков бесконечно?

Ответ: Да, до конца негативную карму невозможно очистить. Тем не менее, мы очищаем карму, чтобы не встретиться с последствиями наиболее тяжелых неблагих деяний и чтобы продвинуться на более высокий уровень. Кроме того, нельзя сказать, что накопленной нами кармы бесконечное множество: она не лежит у нас мертвым грузом, но, проявляясь, постепенно избывается.

Таши Гьяцо: Мое мнение таково — в прошлом нами накоплено неисчислимое множество негативной кармы, но у нас есть возможность пресечь ее корень, причину. Если вы устранили причину, то негативная карма не сможет проявиться. Например, у вас много семян. Если наличествуют все условия: вода, земля, тепло и пр., тогда семена могут прорасти. Если этих условий нет, семена не прорастут. Так и вы посредством практики можете постичь пустоту — стать арьей и тем самым устранить обусловливающие причины для проявления своей негативной кармы. Всю карму очищать не нужно. Достаточно очистить ее настолько, чтобы устранить омрачения — причину проявления негативной кармы.

Гэше Тинлей: Практику Ваджрасаттвы делают не с целью полного очищения негативной кармы. Дхармакирти в ‘Прама—наварттике’ сказал, что бесполезно делать упор только лишь на очищение кармы. Без устранения омрачений, которые являются источником негативной кармы и условием для ее проявления, заниматься одним лишь очищением кармы бессмысленно. Поэтому Таши Гьяцо говорит, что карма очищается по нескольким причинам. Во—первых, сама негативная карма бывает разной: определенной и неопределенной. Определенную карму обязательно нужно очищать, потому что, если не очищать весомую определенную негативную карму, проявившись, она даст много результатов. Во—вторых, есть карма, которая препятствует развитию благого потенциала нашего ума. Поэтому цель очищения негативной кармы — непрерывно продолжать практику, развивать потенциал ума, чтобы постепенно мы смогли устранить омрачения. Очищение кармы — не основная цель, основная цель — устранение омрачений, которые являются условием проявления негативной кармы. Поэтому отвечать нужно так: мы делаем упор на устранение омрачений. Очищение негативной кармы — это вторичная, не главная цель.


5. Можно ли очистить негативную карму ударом палки?


Вопрос: Если я подойду к вам и ударю вас палкой, ваша негативная карма, являющаяся причиной для того чтобы испытать боль от удара палкой, истощится?

Ответ: Да, ее потенциал немного уменьшится.

Вопрос: Тогда я только со своей стороны хоть немного, но избавлю вас от негативной кармы?

Ответ: Да.

Вопрос: Даже Будда не может избавить существ от негативной кармы только со своей стороны, а я могу. Значит, я сильнее Будды?

Ответ: Будда тоже может ударить человека палкой. У вас перед ним нет преимуществ.

Вопрос: Тогда бы он избавлял существ от негативной кармы таким образом.

Ответ: Будда знает, что я дам ему сдачи и накоплю тем самым тяжелую негативную карму, поэтому он не бьет меня палкой. К тому же некорректно говорить, что вы избавили меня от негативной кармы своим ударом. Моя карма проявилась, а вы служили лишь условием для ее проявления.

Гэше Тинлей: В буддизме не говорится, что только переживание страданий может очистить вашу негативную карму. Будь это так, к настоящему моменту мы должны были бы полностью очиститься, т. к. нет страдания, которого мы бы не испытали. К примеру, если вы примете яд, вы испытаете боль, но ваше переживание боли не выведет яд из вашего организма. Это просто переживание результата, во время которого действие яда немного ослабевает. То же самое с переживанием страдания: при этом мы испытываем результат негативной кармы, но не очищаем ее. Потенциал кармы немного уменьшается. Но о некоторых страданиях даже нельзя сказать, что они уменьшают потенциал кармы, потому что это уменьшение подобно капле воды, взятой из океана. Поэтому на такие вопросы в диспутах отвечайте, что простое переживание страданий не очищает неблагую карму. Уменьшение потенциала кармы при проявлении в виде страдания настолько незначительно, что им можно пренебречь.

В индуизме считается, что страдания очищают негативную карму, поэтому индуисты практикуют самоистязание. В буддизме говорится, что это неправильный метод.

Если, испытывая страдания, вы имеете твердую убежденность в законе кармы, то страдание может стать поводом для раскаяния. Тогда вы порождаете четыре противоядия, и так можете очиститься от негативной кармы.


6. Есть ли у нас свобода выбора?


Вопрос: Есть ли у вас свобода выбора в рамках кармических обусловленностей?

Ответ: Те кармические отпечатки, которые вы уже создали, так или иначе, проявятся без вашего выбора. Но в создании отпечатков мы имеем свободу выбора.

Вопрос: Но если создание отпечатков тоже кармически обусловлено, можно ли говорить о свободе выбора?

Ответ: Поскольку тех отпечатков, которыми мы обусловлены, невероятно много, можно говорить о свободе выбора.


7. Позитивная карма и мудрость


Вопрос: Каково соотношение между позитивными кармическими отпечатками и мудростью, познающей пустоту напрямую?

Ответ: Противоречие.

Вопрос: Докажите.

Ответ: Отпечатки — неассоциируемые составные факторы, не являющиеся ни формой, ни сознанием. Так как мудрость, познающая пустоту, это вид сознания, соответственно, нет ничего, что одновременно является и отпечатком позитивной кармы, и мудростью, напрямую познающей пустоту.

Вопрос: Но разве постижение пустоты не соотносится напрямую с позитивной кармой? Действие, совершаемое с пониманием пустоты субъекта, объекта и самого действия, является незагрязненной кармой.

Ответ: Да, оно является кармой, но не отпечатком кармы. Причина и следствие не имеют ничего, что было бы и тем, и другим одновременно.

Гэше Тинлей: Карма — это действие тела, речи и ума, а отпечаток — это другое. А ум, напрямую познающий пустоту, это действие или нет?

Ответ: Да, это действие.

Гэше Тинлей: Тогда это карма.

Ответ: Карма, но не кармический отпечаток.

Гэше Тинлей: А если поставить вопрос о разнице между кармой и прямым познанием пустоты, тогда что скажете?

Ответ: Три альтернативы: все, что является мудростью, познающей пустоту напрямую, это карма, но не всякая карма — мудрость, познающая пустоту. Например, мудрость, напрямую познающая пустоту, — это и мудрость, и карма. Любое действие без понимания пустоты (например, даяние пищи) будет кармой, но не мудростью. Не то и не другое — это нирвана.

Вопрос: Можно ли считать мудрость, познающую пустоту, результатом акта познания, т. е. кармическим отпечатком?

Гэше Тинлей: Нет, во второй момент, когда познание пустоты оставляет отпечаток, этот отпечаток уже не называется мудростью, познающей пустоту.

Диспуты о четырех благородных истинах

1. Противоречат ли друг другу счастье и страдание перемен?


Вопрос: Мы знаем, что страдание и счастье находятся в противоречии. Если я съем конфету, я испытаю приятное ощущение, т. е. счастье. С мирской точки зрения мое счастье достоверно. Но с точки зрения учения это переживание называется страданием перемен. Счастье и страдание — это противоречие. Объясните это противоречие.

Отвечающая сторона: Вы одновременно испытываете страдание и счастье?

Вопрошающая сторона: Нет, я испытываю только страдание.

Отвечающая сторона: Тогда в чем противоречие? Ведь у вас только одно ощущение в данный момент.

Вопрошающая сторона: Да, но почему в учении это называют страданием?

Отвечающая сторона: Это просто другая точка зрения.

Вопрошающая сторона: Получается, что учение противоречит мирской достоверности?

Отвечающая сторона: Если человек, сидящий слева от вас, видит вашу правую руку, а сидящий слева от вас видит левую руку, это как—то противоречит вашему естеству?

Вопрошающая сторона: Нет.

Отвечающая сторона: Так же у этого вопроса две стороны: с точки зрения Дхармы можно говорить о мирском счастье и счастье истинном. Мирское счастье — это страдание перемен. Истинное счастье — то, которое становится тем больше, чем больше его испытываешь.


2. Зачем объясняется третья благородная истина?


Вопрос: Зачем нужна третья благородная истина, если есть четвертая? Если есть путь избавления от страданий, зачем знать о возможности избавления от страданий?

Ответ: Третья благородная истина предназначена для того, чтобы показать, что от страданий можно избавиться.

Вопрос: Зачем нужно это показывать? Если вы чем—то болеете, вы понимаете, что испытываете страдания. Вам говорят: «Выпей лекарство и избавишься от болезни».

Ответ: Когда вам говорят «и избавишься» — это уже третья благородная истина. Ведь вы не станете пить лекарство, не будучи уверенным, что оно вам поможет, только лишь потому, что вам сказали «пей».

Вопрос: Четвертая благородная истина предполагает путь избавления от страданий. Зачем доказывать возможность осуществления пути?

Отвечающая сторона: То есть, по—вашему, смысл третьей истины уже заложен в формулировке четвертой, когда говорится о пути избавления?

Вопрошающая сторона: Да.

Отвечающая сторона: В таком случае следует указать на разницу между лечением и освобождением от омрачений. Если в случае с лечением у вас был опыт здорового состояния, то в случае с избавлением от омрачений у вас не было такого опыта. Поэтому для того, чтобы действительно поставить такую цель, как освобождение, вам нужно иметь уверенность в том, что это возможно. Чтобы обрести уверенность, вам нужно ее создать. Для этого необходима третья благородная истина.


3. Деа аспекта благородной истины источника: причина и источник


Вопрос: Объясните разницу между первым и вторым аспектом благородной истины источника страдания. Дайте определения этим аспектам и укажите, в каком логическом соотношении друг с другом они находятся.

Ответ: Первый аспект — причина, а второй — источник (страдания). И причина, и источник наших страданий — это кармические отпечатки и омрачения, поэтому это тождество.

Вопрос: Если это тождество, для чего тогда выделять их в два разных аспекта? Есть ли все—таки в этих аспектах какие—то различия?

Ответ: В объяснении этих аспектов приводится такой пример: причина воды, которая льется из крана у вас дома, — водопровод, а источник — место, откуда поступает вода.

Вопрошающая сторона: Но могут ли быть тождеством водоем и труба? Кажется, пример приводился другой: магистральный водопровод — это источник, а труба, которая подводит воду к вашему дому, — причина. То есть, когда говорится, что омрачения — это источник, то рассматриваются омрачения в целом (неведение — источник ваших страданий), а когда говорится о причине, имеется в виду, например, непосредственно тот гнев, который в данный момент заставляет вас страдать. Таково наше предположение.

Отвечающая сторона: А какое тогда соотношение между источником и причиной?

Вопрошающая сторона: Получается, что три альтернативы: источник — это большой круг, а конкретный случай омрачения (причина) — малый круг.

Гэше Тинлей: Неведение нельзя отделить от других омрачений как источник. В любой привязанности есть неведение, в гневе тоже есть неведение. Любая привязанность связана с представлением, что ее объект существует истинно. Соответственно, неведение, которое присутствует в конкретной привязанности, — тоже причина страдания.

Вопрос: Получается, что причина и источник — все же тождество?

Гэше Тинлей: Если что—то едино по своей сути, это не значит, что у него не может быть двух разных аспектов. Непостоянное и производное — это два разных аспекта одной сути. Мы знаем, что нечто производно, но сомневаемся относительно того, постоянно это или нет. Сначала мы познаем только один аспект, но потом в результате анализа приходим к тому, что нечто производное также является непостоянным. Поиск причины страданий приводит нас к омрачениям. Но мы можем думать, что у этих страданий другой источник, и искать его где—то вовне. В результате поиска мы не находим другого источника. Мы приходим к тому, что омрачения и кармические отпечатки, которые являются причиной наших проблем, есть также их источник. Поняв это, ум перестает искать другие альтернативы для устранения страданий. Если пресечь омрачения, страдания прекратятся, поскольку они не имеют другого источника. Причина одновременно является источником. Смысл этих понятий одинаковый, но аспекты разные. Обнаружив это, ум испытывает радость от уверенности в том, что страдания можно остановить.

Вопрос: То есть причина и источник едины по сути, но аспект причины показывает взаимосвязь между причиной страдания и результатом, а аспект источника показывает, откуда берется страдание. Правильно?

Гэше Тинлей: Да, это так.


4. Первая благородная истина и сансара


Вопрос: Каково соотношение между сансарой и первой благородной истиной?

Ответ: Тождество.

Вопрос: Если первая благородная истина тождественна сансаре, то, когда архат в этой жизни пресекает поток омрачений и освобождается от сансары, он по—прежнему обладает телом, которое обретено под властью омрачений, следовательно, у него остается первая благородная истина? Значит, есть что—то, что не является сансарой, но является первой благородной истиной?

Ответ: Тело архата отличается от тела обычного существа.

Вопрос: Это тело рождено под контролем омрачений?

Ответ: Да.

Вопрос: Значит, оно подпадает под определение истины страдания. Каково это определение?

Вопрос: К истине страдания относятся пять скандх, рожденных под контролем омрачений, являющихся результатом источника страдания и имеющих четыре аспекта: непостоянство, страдание, бессамостность и пустотность. Поскольку у архата устранены омрачения, в его теле отсутствует второй аспект — страдание, поэтому тело архата не является всепроникающим страданием, а истина страдания и сансара — тождество.

5. Является ли кожа сансарой?

Вопрос: Является ли сансарой кожа человеческого тела?

Ответ: Да.

Вопрос: А частички кожи?

Ответ: Кожа является сансарой до тех пор, пока сохраняет чувствительность, пока находится на теле.

Вопрос: А за счет чего она сохраняет чувствительность?

Ответ: За счет того, что ее пронизывает ум.

Вопрос: Но ведь чувствительность обусловлена также нервами? Если мы возьмем кусочек кожи между двумя нервами, будет ли он сансарой?

Ответ: В том случае, если вы отдираете этот кусочек от тела, он перестает быть сансарой, потому что не пронизан сознанием.

Вопрос: Так мы можем отделять от тела по одному атому или молекуле и рассматривать, сансара это или нет, и в итоге ничего не останется.

Ответ: Попробуйте провести такой эксперимент. Тогда вы просто потеряете свою грубую форму. Если вы будете расщеплять по частям свое тело, сознание, в конце концов, покинет его, и оно перестанет быть сансарой.


6. Пресечение и путь


Вопрос: Каково соотношение между третьей и четвертой благородной истиной?

Ответ: Противоречие. Нет ничего, что одновременно являлось бы мудростью, познающей пустоту, и пресечением.

Вопрос: А разве пустота ума — пресечение — не то же самое, что пустота ума, познающего пустоту? И разве не каждое живое существо обладает природой будды?

Ответ: Каждое.

Вопрос: Природа ума — это и есть его пустота, то есть ум каждого существа изначально чист. Пример: когда мы стираем одежду, очищается грязь. При этом сама одежда (изначально чистый ум) остается. Она есть и в пресечении, и в пути. Почему бы на этом основании не считать пресечение и путь тождеством?

Ответ: В приведенном вами примере омрачения подобны грязи, ум — одежде, а мудрость — стиральному порошку. Мы утверждаем, что путь и пресечение — противоречия, так же как порошок и чистая одежда. Ничто не может быть и тем, и другим одновременно.

Вопрос: Но поскольку чистота ума наличествует и в третьей, и в четвертой благородной истине, мы не можем согласиться с тем, что между ними нет ничего общего.

Отвечающая сторона: Как вы считаете, третья благородная истина — это феномен утверждения или отрицания?

Вопрошающая сторона: Это утверждение.

Отвечающая сторона: Нет, пустота ума — это отрицание. А четвертая благородная истина — это не пустота ума, а ум, феномен утверждения.

Гвше Тинлей: Соотношение между нирваной и благородной истиной пути — противоречие. Нирвана — это благородная истина пресечения. Она является результатом благородной истины пути — не субстанциональным результатом, а обусловленным. Есть разница между субстанциональным и обусловленным результатом. Нирване нет необходимости зависеть от субстанциональной причины. Но нирвана зависит от особых факторов, необходимых для ее проявления. Подобно тому, как отсутствие болезни (здоровье) не возникает из лекарства, но для его проявления в больном организме необходимо лекарство.


7. Откуда берутся омрачения?


Вопрос: Омраченное сознание существует с безначальных времен. Как тогда можно доказать, что омрачения не являются присущими природе ума? Если они не присущи уму изначально, то откуда они берутся?

Ответ: Если бы, например, гнев был природой ума, он был бы неотделим от ума, и мы бы постоянно гневались. Тогда у будды ум функционировал бы так же, как у нас (испытывал бы гнев, привязанность и пр. омрачения), так как потенциал его и нашего ума одинаков.

Вопрос: Так откуда берутся омрачения, если природе ума они не присущи?

Ответ: Причиной омрачений является предыдущий момент омрачений.

Вопрос: Тогда можно предположить, что с безначальных времен существуют две категории существ: омраченные и неомраченные. Но это противоречит строке из четверостишия Дигнаги «Ставший достоверным существом», утверждающей, что нет изначального будды. Как разрешить это противоречие?

Ответ: Откуда следует вывод о наличии изначально неомраченных существ?

Вопрос: Если природе сознания омрачения не присущи, логично предположить, что есть неомраченные существа.

Ответ: Этот вывод не следует с необходимостью из положения об отсутствии омрачений в природе ума.

Вопрос: Что является причиной сознания, свободного от омрачений?

Ответ: Обусловливающая причина — мудрость, познающая пустоту.

Вопрос: А есть ли субстанциональная причина у сознания, свободного от омрачений?

Гэше Тинлей: Отсутствие омрачений в сознании архата не имеет субстанциональной причины, но какова субстанциональная причина чистого ума архата? Это поток его ума.

Вопрос: Когда в изначально чистую природу ума попадает грязь омрачений?

Ответ: На этот вопрос нет ответа. То, что не является природой ума, тем не менее, может существовать в уме с безначальных времен. Нет такого момента, когда омрачение вдруг появилось. Но природой ума оно не является, потому что отделимо от ума. У омрачений нет другой причины, кроме как предыдущий момент омрачений. Нашему уму трудно, непривычно предполагать безначальность, поэтому все время рождаются вопросы о начале.

Гзше Тинлей: Есть два вида природы Будды: естественно пребывающая и возрастающая. Естественно пребывающая природа будды — это пустота ума. У всех существ с безначальных времен есть природа будды, т. е. изначально чистое состояние ума. Когда вы думаете об уме с точки зрения его пустоты от самобытия, вы понимаете, что наш ум с безначальных времен был по природе чист, и сейчас тоже чист. Тогда возникает вопрос: как появляются омрачения? Омрачения называются временными. Живые существа имеют эти временные омрачения, а у будд их нет, но по природе чистота ума будды и живых существ одинакова. Временные омрачения возникают из неведения. Что возникло раньше: неведение или ум? Поскольку начала нет, этот вопрос не имеет смысла.


8. Сколько звеньев двенадцатизвенной цепи взаимозависимого происхождения относятся к благородной истине страдания?


Гэше Тинлей: Вопрос для диспута: сколько звеньев двенадцатизвенной цепи взаимозависимого происхождения относятся к благородной истине страдания? (Варианты ответов из зала: 7, 12). Говорится, что три звена цепи (неведение, влечение и цепляние) — это омрачения, два звена (карма и существование) — это карма, а остальные семь — страдание. Все двенадцать звеньев цепи — сансара. Но сансара состоит из объектов благородной истины источника и благородной истины страдания. Источников страданий среди звеньев — пять, а семь являются результатом, страданием. Но это теория, а сейчас вы должны вести диспут и отстаивать свою позицию.

1: Являются ли страданием первые два звена — неведение и кармические отпечатки162?


[162] Первой задает вопрос группа, отстаивающая позицию, что не все, а только семь звеньев двенадцатизвенной цепи относятся к благородной истине страдания. Их оппоненты считают, что все звенья цепи — страдание. — А.К.


2: Да, являются.

1: А каково логическое соотношение между вторым звеном (карма) и десятым (существование)?

2: Ответ: Противоречие. Ничто не может быть и сухим, и проросшим зерном одновременно.

2: Теперь вопрос к вам: каково логическое соотношение между первой и второй благородной истиной?163


[163] Вопрос задает группа, которая счиает, что все двенадцать звеньев суть страдание. — А.К.


1: Омрачения относятся к всепроникающему страданию. Получается, что страдание и источник страдания — это три альтернативы.

2: Что является большим кругом?

1: Благородная истина страдания.

2: Если благородная истина страдания включает в себя источник страдания, тогда каким же образом не 12 звеньев, а только 7 вы относите к благородной истине страдания? Почему вы исключаете из истины страдания какие—то звенья цепи? Так сколько же звеньев относятся к благородной истине страдания?

Гэше Тинлей: Это нелегкий вопрос, в монастырях ведутся диспуты на эту тему. Подумайте, является ли страданием неведение?

Ответ: Хотя неведение не причиняет грубых страданий, но оно относится к всепроникающему страданию.

Гэше Тинлей: Вспомните определение истины страдания. Сейчас, когда ведется диспут, нужно давать определения очень точно.

Ответ: Это пять загрязненных совокупностей, которые являются результатом благородной истины источника страдания и обладают четырьмя характеристиками: непостоянство, страдание, бессамостность и пустотность.

Гэше Тинлей: А теперь исследуйте, находится ли неведение среди пяти загрязненных совокупностей как результат источника страдания.

Ответ: Поскольку неведение является ментальным фактором, оно относится к загрязненным совокупностям.

Гэше Тинлей: Неведение можно уподобить отцу, который в то же время является сыном для своего отца. Источник страдания одновременно является и отцом, и сыном. Итак, сколько звеньев 12—звенной цепи является благородной истиной страдания?

Ответ: По крайней мере, одно звено не относится к истине страдания — это контакт, который нельзя назвать ни источником страдания, ни страданием.

Вопрос: Соприкосновение вашей руки с огнем причинит вам страдание?

Ответ: Контакт сам по себе — не страдание. Страдание — результат контакта.

Вопрос: Если контакт — не страдание и не источник страдания, значит, одно звено цепи находится за пределами сансары.

Ответ: Если рассуждать так, тогда действительно все 12 звеньев относятся к первой благородной истине.


9. Может ли страдание стать причиной неведения?


Вопрос: Какие из звеньев 12—звенной цепи могут быть «и отцом, и сыном», т. е. и причиной страдания, и результатом (страданием)?

Ответ: Неведение, влечение, цепляние, карма и существование.

Гэше Тинлей: Остальные семь — это не причина?

Ответ: Нет, это чистый результат.

Гэше Тинлей: Тогда почему Нагарджуна сказал, что из трех (неведение, влечение и цепляние) возникают два (карма и существование), из двух — семь (остальные звенья, которые относятся к истине страдания, а не источника), а из семи — снова три? Получается, что эти семь также являются причинами?

Ответ: Семь — это условия для возникновения омрачений.

Гэше Тинлей: На основе шести опор чувственного восприятия возникает контакт, на основе контакта — ощущение. А ощущение вводит нас в заблуждение, т. е. порождает неведение, а оно в свою очередь порождает привязанность, гнев и пр. Итак, является ли ощущение причиной омрачений? Я не буду давать ответ — сами подумайте164.


[164] В лекциях на Байкале в 2010 году на эту тему досточтимый Геше Тинлей сказал следующее: «Когда говорится, что из семи возникает три, подразумевается, что, испытывая результат — эти семь звеньев, одновременно с этим мы имеем неведение, а также порождаем влечение и цепляние». Другими словами, страдание сосуществует с омрачениями и поддерживает их, но не является их прямой причиной. — А.К.

Диспуты о бодхичитте и пробужденном уме

1. Страдающие существа подобны иллюзии


Вопрос: Согласны ли вы с тем, что с точки зрения Прасангики все феномены существуют как иллюзия?

Ответ: Они подобны иллюзии, но не иллюзия.

Вопрос: Значит, вы признаете, что и все существа существуют подобно иллюзии? В таком случае их страдания подобны иллюзии и состояние будды подобно иллюзии. Тогда зачем мы стремимся к состоянию, подобному иллюзии, ради того чтобы помогать существам, подобным иллюзии, если реально, в истинном смысле, эти существа не рождаются, не умирают и не страдают?

Ответ: Но для этих существ их страдания реальны, они функционируют. Это не иллюзия в мирском смысле.

Гзше Тинлей: Да, имеется в виду иллюзия самосущего существования. Если вы неправильно понимаете теорию пустоты, вы думаете, что, будучи пустым, нельзя развить сострадание. Здесь под пустотой не подразумевается несуществование. Это все равно, что сказать: «Если Земля пуста от плоскостности, значит, Земли не существует. Как же я могу путешествовать по ней, отправляться на разные континенты?» Когда вы правильно понимаете, что означает пустота Земли от плоскостности, у вас не возникает таких вопросов. Для вас, считающих Землю круглой, не представляет трудности отправиться на другой континент. Так же, когда вы понимаете, что существа пусты от самобытия, у вас не возникает трудностей в развитии сострадания. Низшие школы ведут следующий диспут: если все пусто от самобытия, тогда ничто не возникает и не исчезает. Тогда четыре благородные истины невозможны. А если они невозможны, то вы не являетесь буддистом. В коренном тексте, написанном Нагарджуной, говорится обратное: если бы все феномены обладали самобытием, логически вы должны принять, что феномены в этом случае не возникают и не исчезают. Для вас четыре благородные истины в этом случае невозможны. Оппоненты спрашивают: «Почему это так?» Здесь применяется тонкая логика Прасангики Мадхьямики: если бы существовало самобытие, оно бы не зависело от причин, поскольку оно по определению не зависит от причин. Если что—то зависит от причины, это уже есть нечто искусственное. В мирском представлении, если нечто существует как самосущее, естественное, оно не зависит от причин. У нас есть представление о самобытии, и мы считаем, что нечто самосущее не зависит от причин. Поскольку оно не зависит от причин, оно изначально не может возникнуть, а значит, в конце оно не разрушается. Тогда четыре благородные истины для вас невозможны, потому что, если страдание самосуще, оно не зависит от причины, т. е. от источника страдания.

Когда Прасангика говорит об иллюзии, она не имеет в виду сансарическую иллюзию (не имеющую основы), которую могут распознать как иллюзию даже обыватели. Прасангики, говоря о том, что все подобно иллюзии, имеют в виду, что вещи не существуют так, как нам представляются. Земля кажется нам плоской — это тоже иллюзия. То, каким мир нам кажется, это иллюзия, но при этом мир существует. Существа являются вам самосущими, естественными, существующими по природе и не зависящими от причины — это иллюзия. Они не существуют так, они взаимозависимы. Множество факторов собираются вместе — и существа страдают, хотя могут быть более или менее счастливы в мирском смысле. Если вы их ущипнете, их страдание возрастет, если вы подадите им стакан воды, они станут немного счастливее. Если вы знаете, что отсутствие самобытия не отрицает существование, никто не сможет победить вас в диспуте.


2. Нужно ли последнему архату достигать просветления?


Вопрос: Согласны ли вы, что, для того чтобы последнее существо достигло состояния будды, другие будды будут эманировать себя в виде страдающих существ, чтобы этот последний породил бодхичитту?

Ответ: Да, согласны.

Вопрос: Вопрос целесообразности: зачем ему становиться буддой, если нет страдающих существ, которых он бы выводил из сансары. Зачем последнему достигать всеведения?

Ответ: Чтобы не страдать.

Вопрос: Почему ему не достаточно достичь собственного освобождения — архатства? У архата тоже нет страданий.

Ответ: Последний, не обладая всеведением, не знает, что он последний. В его восприятии он также окружен страдающими существами.

Вопрос: Но зачем будды кого—то эманируют, если этот последний не страдает и не нуждается в спасении?

Ответ: Достижение просветления имеет две цели: помощь существам и собственная цель — реализовать весь благой потенциал своего сознания. Собственная цель последнего существа будет достигнута только тогда, когда он достигнет состояния будды.

Вопрос: Тогда почему мы и сейчас не можем развивать желание цель достичь просветления ради собственных целей?

Ответ: Это один из основных наших мотивов.

Вопрошающая сторона: На мой взгляд, архатство — это и есть собственная цель.

Отвечающая сторона: Нет, собственно цель для себя — это достижение состояния будды, то есть раскрытие всего своего благого потенциала.

Вопрошающая сторона: Не могу согласиться.

Таши Гьяцо: Как вы думаете, пространство бесконечно?

Ответ: Да.

Таши Гьяцо: Тогда как может закончиться сансара, если живых существ, заполняющих пространство, бесконечное множество?

Ответ: Их бесчисленное, но определенное, конечное множество.

Таши Гьяцо: В нашем мире много существ, и таких миров бесчисленное множество. Если существ бесчисленно, как можно говорить о последнем бодхисаттве?

Ответ: Но если живых существ бесконечное количество, значит, появляются новые существа, а это противоречит теории безначальности.

Таши Гьяцо: В какой книге это написано? Если рассуждать об одном человеке, можно говорить о том, как он может стать буддой, но если существ бесконечное количество, если мир бесконечен, как можно говорить о конце сансары?

Гэше Тинлей: В разных монастырях есть разные мнения на этот счет. Сейчас Таши Гьяцо отстаивает позицию одного из монастырей: хотя каждый может стать буддой, но все существа стать буддами не могут, потому что нет конца пространству, нет конца вселенным. Как пространство не имеет пределов, вселенные и миры бесконечны, так и нет конца числу живых существ. Подобно тому, как нет неделимых частиц, т. к. их можно делить до бесконечности, так и нет конца сансаре, потому что омраченных существ бесконечное множество. Есть такая логика, и Таши Гьяцо защищает эту логику. Если есть последнее существо, тогда деяния будд закончатся. А в коренных текстах говорится, что деяния будд никогда не закончатся, потому что они всегда действуют на благо живых существ. Определение Самбхогакаи — «окруженный арья—бодхисаттвами». Если все станут буддами, Самбхогакаи тоже не будет, поэтому эти источники говорят, что, хотя каждый может стать буддой — у всех есть потенциал будды, но все буддами никогда не станут, потому что живым существам, как делению частицы на части, нет конца.

Таши Гьяцо: В одной сутре Будда сказал: «В маленьком кольце может поместиться больше существ, чем в трех мирах. В маленькой поре на коже может оказаться целая вселенная, поэтому вселенным нет конца».

Гэше Тинлей: Как вы думаете, смогут ли все живые существа стать буддами? Как последнее существо может стать буддой, в частности, достичь Самбхогакаи? Если все существа не могут стать буддами, тогда как вы сможете доказать, что все существа были вашими матерями? Вам следует признать в этом случае, что все не были вашими матерями, поскольку существ бесконечно много. Это противоречит коренным текстам, сутрам, где говорится, что все существа были нашими матерями и что, если собрать вместе все молоко, которое мы выпили у одного существа за те жизни, когда оно было нашей матерью, то получится океан молока, то есть все существа были нашими матерями множество раз. А если это так, то почему же невозможно для всех достичь состояния будды? Как все они один за другим были нашими матерями, так и все один за другим смогут достичь просветления.

Все они имеют природу будды. Тогда на каком основании можно утверждать, что кто—то из них буддой не станет? Это действительно потребует огромного периода времени, но все они могут стать буддами. Такова моя логика. Так я вел диспут с одним геше, моим другом, и ему было трудно ответить на эти аргументы.

Мне в ответ задают следующий Вопрос: если все живые существа могут стать буддами, как же станет буддой последнее существо? Я говорю, что здесь нет проблем — это очень хорошая новость, и не обязательно у Самбхогакаи должно быть много учеников. Если все стали буддами, последний ученик, которому уже некого учить, может отдыхать. Определение Самбхогакаи как «окруженной учениками—арьями» может измениться. Сейчас определение Самбхогакаи дается с точки зрения того, что не все стали буддами, а если все станут буддами, определение изменится в соответствии с ситуацией. Другой аргумент: бодхисаттвы, когда они молятся о том, чтобы все стали буддами, молятся о чем—то реалистичном, а не о чем—то несбыточном. Вопрос возникает только относительно последнего будды. Но на самом деле нет большой разницы — имеет или не имеет объект сострадания последний будда. Для него самое главное — развивать качества своего ума. Как Будда Майтрейя явился Асанге в облике собаки, другие будды могут являть себя в разных обликах, чтобы этот последний развил качества своего ума. А его Самбхогакая может быть и без учеников. Поскольку никому не нужно его учение, нет необходимости разыгрывать драму. Но для того чтобы породить любовь и сострадание, нужны объекты любви и сострадания — это правда. Без этого невозможно развивать благие качества ума. Для этого важно, чтобы другие будды являлись в облике обычного человека. Это уже не драма, поскольку в этом есть необходимость.


3. Индивидуальность потока ума будды


Вопрос: Говорится, что поток каждого конкретного будды индивидуален, поскольку у каждого будды есть кармические связи с определенными существами. Если все живые существа были матерями для каждого будды, то почему говорится о связи каждого будды лишь с определенным кругом существ? И почему божества имеют разный характер, когда воспринимаются разными практикующими? При этом говорится, что состояние будды для всех одинаково. Какая часть сознания будды определяет его индивидуальность: концепции, кармические отпечатки или что—то другое? Например, основой вашей индивидуальности является ваш рост, вес и пр. Что является основой индивидуальности ума Будды?

Ответ: Несмотря на то, что все существа были матерями для каждого будды, кармическая связь, за счет которой будда может помочь, это весьма специфическая, не любая карма. К такой карме не относятся отпечатки, созданные миллиард кальп назад, когда этот будда был кому—то папой или мамой.

Вопрос: Получается, что будда выборочно создает кармические связи с какими—то конкретными существами?

Ответ: Нет, будда не выбирает, с кем ему установить кармическую связь. Это зависит от живых существ. Кармическая связь — двустороннее взаимодействие. Она устанавливается не только буддой. К тому же, если взять историю перерождений каждого будды до момента просветления, она будет одинаковая или разная?

Ответ: Разная. Вы хотите сказать, что кармические отпечатки связи с конкретными существами создались у будды до того, как он стал буддой?

Вопрос: Конечно.

Ответ: Но ведь до просветления будды встречались со всеми существами. Почему кармические связи с кем—то получились сильнее и сформировали индивидуальный характер будды?

Ответ: Потому что с кем—то они встречались чаще, а с кем—то реже165.


[165] Досточтимый Геше Тинлей сказал на одной из байкальских лекций 2008 года: «Все существа имеют связи со всеми буддами, потому что они были когда—то их матерями. Но некоторые кармические связи не такие, как между учеником и Учителем, а такие, как между сыном и матерью и т. д. Некоторые кармические отпечатки были созданы много лет назад, они настолько слабы, что им сложно проявиться. Таким существам Будда не сможет помочь. Важна «свежесть» кармической связи и ее отношение к Дхарме. Только когда проявляется такая связь, создается возможность помочь живым существам» (Байкальские лекции 2008, с. 45). — А.К.


4. Можно ли разделить одно сознание на несколько потоков?


Вопрос: Это возможно — разделить на части поток сознания существа?

Ответ: Нет.

Вопрос: Почему?

Ответ: По определению сознания. Оно неделимо.

Вопрос: Как тогда будды и бодхисаттвы помогают существам, эманируя множество тел? Эти эманации не имеют сознания?

Ответ: Эманирование — это не деление сознания. По поводу сознания эманаций приводится такой пример: у нас одно сознание, но оно пронизывает каждый из наших пальцев.

Вопрос: Хорошо. Тогда как быть с гидрой, тело которой можно разделять на сто частей, каждая из которых не умирает, но отрастает после этого до целой гидры? Считаете ли вы, что гидра имеет такие же способности распространять сознание на много тел, как будды и бодхисаттвы?

Вопрос: Мужчина и женщина, зачинающие ребенка, не являются буддами или бодхисаттвами, однако рождают на свет новое существо. При этом они не передают свое сознание плоду, и сознание матери не делится на две независимых сущности. При зачатии ребенка так же, как при делении гидры, формируется новый сосуд для сознания. Сознание гидры остается в одной из частей, а остальные части становятся обусловливающей причиной для перерождения других существ в теле гидры.


5. Есть ли бодхичитта у будды?


Вопрос: Что такое бодхичитта?

Ответ: Это два устремления — достичь просветления и принести благо существам.

Вопрос: Есть ли бодхичитта у будды?

Ответ: Да.

Вопрос: Значит, у него до сих пор есть стремление достичь состояния будды? Разве он не обладает всеведением и не знает, что он уже его достиг?

Ответ: У будды бодхичитта существует в непроявлен—ном виде. Приводится такой пример: когда арья—бодхисаттва находится в однонаправленном сосредоточении на пустот—ности феноменов, в этот момент у него бодхичитта присутствует, но в скрытом виде.

Вопрос: А бодхичитта будды тоже скрыта? Ведь он постоянно осуществляет деятельность на благо живых существ.

Ответ: Поскольку будда достиг просветления, ему нет необходимости в устремлении к достижению просветления.

Вопрос: Но бодхичитта — это два намерения, а не одно. Значит, у Будды все—таки нет бодхичитты?

Ответ: Есть. Одно намерение у него проявлено (помогать существам), а другое (стремление к просветлению) скрыто.

Вопрос: Тогда бодхичитта будды — это особый род бодхичитты, отличный от бодхичитты непробужденных существ?

Ответ: У будды — абсолютная бодхичитта.

Геше Тинлей: Нет, у будды есть оба эти желания: стать буддой и приносить благо существам. Будучи бодхисаттвой, он культивировал эти устремления, и они стали у него спонтанными. Поскольку нет причин, чтобы эти устремления деградировали, они пребывают в его сознании без деградации. Но это не значит, что у него в уме присутствует мысль: «Как бы мне стать буддой!» Это устремление присутствует не явно. Оно не противоречит достижению просветления. Если причина создается на протяжении долгого времени, результат проявляется спонтанно. Здесь тот же самый ответ, который дается на вопрос, есть ли у Будды прибежище, есть ли страх перед низшими мирами. Если он культивировал и полностью развил этот страх, это не значит, что страх постоянно пребывает в его сознании в виде эмоции. Однако Будда понимает, что оказаться в низших мирах — страшно, что это страдание. Само отношение к низшим мирам и к сансаре сохраняется. Также у Будды есть уверенность, что Три Драгоценности могут освободить от сансары и ее низших миров. Они освободили его и так же могут освободить других. Но явной эмоции страха у Будды нет. Поэтому в монастыре Джамьян Шепа вел такой диспут. Он говорил, что страх или бодхичитта могут существовать в неявном виде. Сторонники другой монастырской школы, в частности Панчен Сонам Драгпа, утверждали, что бодхичитта или страх низших миров, если они есть, должны присутствовать явно. Поэтому и велся диспут по поводу арья—бодхисаттвы, пребывающего в однонаправленной медитации на пустоту; есть ли у него бодхичитта в это время или нет? Философам школы Панчена Сонама Драгпы ничего не оставалось, кроме как утверждать, что у арьи в этот момент бодхичитты нет. Но Джамьян Шепа говорил, что она есть. Конечно, желания в виде концептуальной мысли во время медитации на пустоту быть не может. Но неявно оно присутствует.

Все мои философские воззрения основаны на трудах Джамьяна Шепы, потому что моему уму они очень подходят. Джамьян Шепа — невероятный мастер. Вам нужно придерживаться одной линии в своих философских взглядах. И я советую вам опираться на труды Джамьяна Шепы.


6. Существует ли изначальный будда?


Вопрос: Есть родники чистые, а есть загрязненные. Считается, что мы страдаем с безначальных времен. Если уподобить нас грязным родникам, то есть ли те, кто, подобно природно—чистым родникам, просветлены с безначальных времен?

Ответ: Нет. Все будды когда—то были загрязнены, а затем стали чистыми.

Вопрос: Почему? Существуют же изначально чистые родники.

Ответ: Результата не бывает без причины. Чтобы получить результат — пресечение, нужно создать причину — путь.

Вопрос: Если пресечение омрачений зависит от причины, где гарантия, что просветленный ум снова не загрязнится?

Таши Гьяцо: Вода по природе чиста. Если бы в ее природе не было чистоты, то ее нельзя было бы очистить с помощью фильтра. Все живые существа обладают изначально чистой природой ума. Эту природу ума и называют Самантабхадрой, по—тибетски — Кунту Зангпо (kun tu bzang ро) — что означает «Изначально Чистый». А временная нечистота возникает из причин и условий.

Диспуты о пустоте

1. Зависит ли обозначение от основы для обозначения?

Вопрос: Зависит ли название от основы для обозначения? Если да, то как?

Ответ: Обозначение зависит от основы для обозначения. Что вы подразумеваете под словом «название»?

Вопрошающая сторона: Любое наименование объекта.

Ответ: С точки зрения мирской достоверности — зависит. Например, ваше имя — Дмитрий — зависит от того, как вас назвали родители. И сейчас есть достоверная основа (с мирской точки зрения) для обозначения вас таким образом.

Вопрос: А если я поеду в другую страну, где меня никто не знает, как меня там будут называть?

Ответ: Они могут посмотреть ваш паспорт.

Вопрос: Но могут и не посмотреть. В принципе, там меня могут называть как угодно, так?

Ответ: Да.

Вопрос: Получается, что наименование не зависит от основы для обозначения?

Ответ: Если основа общеизвестна массовому сознанию в качестве основы для определенного обозначения, тогда зависит. А если она еще никому не известна, то может быть наименована произвольно.

Вопрос: И произвольно названная основа будет функционировать в том качестве, как ее назвали?

Ответ: Да.

Гэше Тинлей: До того, как этот стол назвали столом, он существовал или нет?

Ответ: Да, существовал.

Гэше Тинлей: Когда он существовал без названия, был ли он столом? Когда впервые человек сделал стол, чтобы пить чай, и еще никак не назвал его, был ли он тогда столом?

Ответ: Если стол — это обозначение, значит, не будучи названным, этот предмет не был столом.

Гэше Тинлей: Значит, он стал столом только после того, как его назвали. До этого не было никакого стола?

Ответ: У меня есть некая картинка окружающей реальности. За счет чего стол выделяется в ней как некий отдельный объект? Почему я не обозначаю как один объект стол, вазу и Геше—ла вместе? Почему именно эту форму я называю «стол»? Потому что у меня в голове есть концепция о том, что можно считать столом, некий общий образ. Пока у меня в сознании нет этого общего образа, объект можно называть как угодно. Пока эту штуковину мы не наименовали «стол», этого стола не было. Наименование — результат общественного соглашения. Как только оно достигнуто, наименование закрепляется за объектом.

Вопрос: То есть вы даете наименование некоему набору функциональных характеристик?

Ответ: Да.

Реплика из зала: Наименование мыслью и концепция — не одно и то же. Наименование мыслью дается автоматически, а концепция формируется несколько позже. Без наименования объект не смог бы функционировать. Если поставить перед дикарем телевизор, несмотря на то, что дикарь не знает функциональных характеристик телевизора, он сможет наблюдать, как телевизор работает. Значит, дикарь в силу кармической обусловленности сразу же дал телевизору какое—то наименование.

Вопрос: А если на дикаря сбросить бомбу, она сможет нанести ему вред?

Ответ: Конечно. Он сразу даст наименование, не имея концепции бомбы.

Вопрос: А если ударить большим предметом человека, который спит, можно ли его убить? Ведь он не давал наименования, он спал. За счет чего может произойти смерть? И в чем все—таки отличие наименования от концепции? Разве наименование — это нечто неконцептуальное?

Ответ: Я не знаю, как происходит смерть. Но, поскольку достоверная основа зависит от трех характеристик — общеизвестность, непротиворечив относительному анализу и непротиворечив абсолютному анализу — можно сказать, что объект существует только тогда, когда кто—то дает ему наименование.

Гэше Тинлей: Этот вопрос — предмет диспута во многих монастырях. Подумайте сами, попробуйте посмотреть с научной точки зрения. Н2О — объектная основа для обозначения «вода». Когда еще не придумали называть это водой, существовало ли химическое соединение Н2О?

Ответ: Нет.

Гэше Тинлей: Если нет, тогда не было основы для наименования «вода». Как тогда могло появиться наименование?

Ответ: Возможно, не мы, а какие—то другие существа давали этому объекту обозначение.

Гэше Тинлей: Если до наименования не было объектной основы, то какой основе было дано наименование?

Ответ: Я пытаюсь исследовать, как воспринимал воду человек, увидев ее впервые. Он увидел ее, потрогал, почувствовал на вкус. То есть у него произошла сложная реакция на этот объект нескольких его органов чувств и нескольких видов сознания. Эту вот совокупность, в которую входит визуальный эффект, тактильный и т. д., он решил назвать водой для простоты: чтобы этим пользоваться и объяснять другим. До этого было непонятно что. Пока органы чувств не восприняли нечто, не было смысла говорить о существовании воды.

Вопрос: Можем ли мы говорить о феномене, который был до наименования, или нет?

Ответ: Бессмысленно говорить о феномене без познающего. Феномен — это то, что познается достоверным умом.

Вопрос: А ваше чувственное познание воды достоверно?

Ответ: Да.

Вопрос: По воззрению Прасангики, все наше восприятие недостоверно.

Ответ: Мы говорим об относительной достоверности.

Вопрос: Как—то раз я встретил Дениса, у которого на шее висела квадратная черная штука. Я его спросил: «Что это?» Он ответил: «iPod». Значит, для Дениса, который к тому времени уже обозначил этот предмет как iPod, он существует, а для меня, не обозначившего его так, его нет. Получается, что предмет одновременно и существует, и отсутствует?

Ответ: Он не существует для вас в качестве iPod—а, но он существует в качестве черной коробочки.


2. Пресечение неведения архатами Хинаяны и Махаяны


Вопрос: Чем отличается эволюция хинаянских и махаян—ских архатов с точки зрения двенадцатизвенной цепи взаимозависимого происхождения? Как можно описать их эволюцию: как из обычного существа получается хинаянский и как — ма—хаянский архат и что потом с ними происходит?

Ответ: Есть отличие в том, что Хинаяна и Махаяна следуют разным философским школам, в которых объект отрицания рассматривается по—разному, соответственно, и пресекается разная глубина или разное количество омрачений.

Вопрос: Остаются ли омрачения у хинаянского архрта?

Ответ: Если он архат, то не должны оставаться…

Вопрос: Но он ведь следует низшим школам.

Ответ: Возможно, не устраняются какие—то тонкие омрачения или препятствия к всеведению. Точно не знаю.

Вопрос: Препятствия к всеведению очищаются махаянским архатом на трех чистых бхуми. А как быть с хинаянским архатом?

Ответ: Для меня это большой Вопрос: остаются ли омрачения у тех, кто постигает пустоту на основе грубого отрицания. Возможно, дойдя до полной реализации воззрения Саутрантики или Вайбхашики, человек переходит к практикам высших школ.

Вопрос: То есть, чтобы устранить неведение, он обязательно должен перейти с уровня Хинаяны на уровень Махаяны?

Ответ: Думаю, да, но только в воззрении, а не в мотивации.

Вопрос: Значит, как минимум, он должен придти к воззрениям Читтаматры?

Ответ: Да.

Вопрос: А с помощью воззрения Читтаматры неведение устраняется полностью?

Ответ: Скорее всего, переход с Читтаматры на Прасан—гику необходим уже архатам Махаяны.

Вопрос: А хинаянские архаты ограничиваются воззрением Читтаматры? И освобождаются ли они с помощью этого воззрения от сансары?

Ответ: Да, я думаю, могут освободиться.

Гэше Тинлей: Каким образом можно освободиться от сансары с помощью воззрения Читтаматры, если представление о самобытии у практикующего остается? Из—за цепляния за истинность остаются и омрачения, поэтому с точки зрения Прасангики Мадхьямики архаты низших философских школ — это не архаты. Они думают, что они архаты, но в действительности это не так. Они не полностью избавились от омрачений. Чтобы полностью искоренить все омрачения, они должны постичь пустоту от самобытия. Таков аргумент Чандракирти в отношении низших школ. Это подобно тому, как не вполне квалифицированные доктора могут говорить о полном излечении пациента, в то время как знающий доктор будет видеть, что в скрытом, тонком виде болезнь все еще присутствует. В этом случае больной не полностью свободен от болезни.


3. Относительная и абсолютная истина


Вопрос: Дайте определения относительной и абсолютной истины в трактовке Прасангики.

Ответ: Относительная истина — это зависимость от обозначения мыслью, абсолютная истина — это пустота от самобытия.

Вопрос: Каково соотношение между абсолютной и относительной истиной с точки зрения Прасангики?

Ответ: Поскольку абсолютная истина — пустота — это феномен отрицания, а относительная истина — феномен утверждения, это противоречие.

Вопрос: Тогда получается, что относительная истина противоречит абсолютной, хотя Нагарджуна утверждал обратное?

Ответ: Логическое соотношение противоречия не означает, что феномены противоречат друг другу, являются несовместимыми. Если есть что—либо, что может быть одновременно феноменом утверждения и отрицания, значит, можно искать среди трех или четырех альтернатив. Если же нет, значит, это противоречие.

Вопрос: Значит, взаимозависимая чашка и пустая от самобытия чашка — это два разных феномена?

Ответ: Нет, феномен один, но пустота и взаимозависимость чашки — два разных аспекта чашки.


4. Постоянно ли здоровье тела?


Вопрос: Постоянно ли здоровое состояние моего тела?

Ответ: Нет.

Вопрос: Какова причина моего здоровья?

Ответ: Здоровое состояние ума.

Вопрос: А нирвана постоянна?

Ответ: Да.

Вопрос: Нирвана — это здоровое состояние ума, так?

Ответ: Да.

Вопрос: Тогда почему здоровое состояние тела непостоянно? Если оно непостоянно, значит, имеет причину. Назовите эту причину.

Гвше Тинлей: Вы должны понимать, что здоровое состояние ума - это не нирвана. Нирвана - это отсутствие омрачений, благодаря которому вы и обретаете здоровый ум. Так же и в отношении тела: из-за отсутствия болезни у вас есть здоровое тело, но здоровое тело - это не отсутствие болезни. Смысл здесь один и тот же, но аспекты разные. Например, Земля, пустая от плоскостности, - это и есть круглая Земля. Но отсутствие плоскостности - это отрицание, это не функциональный объект, а круглая Земля - это феномен утверждения.

То же самое с абсолютной и относительной истиной: Чандракирти в ‘Мадхьямика-аватаре’ объяснял, что две истины представляют собой два аспекта единой сути. Если сказать, что две истины - противоречие, это трудно понять: если бы две истины имели разные сущности, они бы противоречили друг другу. Но утверждение, что они представляют собой один и тот же аспект, ошибочно. Одна из них - утверждение, другая - отрицание, одна непостоянна, а вторая постоянна - как же они могут быть одним аспектом? Тогда бы, например, относительная истина, подобно пустоте, должна была бы быть постоянной.


5. Зачем отрицать несуществующее самобытие?


Вопрос: Каков объект отрицания в школе Прасангика?

Ответ: Существование феноменов со стороны объекта вне зависимости от простого обозначения мыслью, т. е. самобытие.

Вопрос: Можно ли его познать?

Ответ: Самобытие - это объект отрицания, т. е. то, чего никогда не было. Это не феномен, он вообще не существует.

Вопрос: Тогда зачем мы медитируем, отрицая то, что не существует?

Ответ: Потому что наш ум верит в самобытие вещей.


6. Пустота загрязненного и незагрязненного ума


Вопрос: Является ли тождеством пустота загрязненного и незагрязненного ума?

Ответ: Нет.

Вопрос: То есть это две разных пустоты?

Ответ: С точки зрения самой пустоты разницы нет, а с точки зрения объекта есть разница.

Вопрос: Тогда в каком они соотношении?

Ответ: Противоречие.


7. Может ли быть мир без существ?


Вопрос: Если предположить, что в мире не останется ни одного живого существа, будет ли существовать после этого мир с точки зрения школ Читтаматра и Прасангика?

Ответ: Да.

Вопрос: Тогда получается, что феномены, которые были до этого, продолжат существовать?

Ответ: Да.

Вопрос: Что такое феномен?

Ответ: Объект достоверного познания.

Вопрос: С точки зрения Прасангики феномены существуют в зависимости от наименования мыслью. Если не осталось в мире ни одного существа и никого, кто мог бы давать наименования, как могут в этом мире существовать феномены?

Ответ: С точки зрения высших философских школ тибетского буддизма существа не исчезают, когда достигают просветления.

Вопрос: Мы предполагаем, что в мире не осталось даже будд — никого, кто мог бы давать наименования.

Ответ: Тогда это другой вопрос, тогда не будет феноменов.

Вопрос: Если без существ мир не существует, значит, Прасангика — нигилистическая школа?

Ответ: Прасангика не отрицает существ. Вы умозрительно предположили такую ситуацию, когда существ нет. С точки зрения буддизма невозможно, чтобы союз тонкого сознания и тонкого тела разрушился. Соответственно, невозможно несуществование существ.


Философские диспуты участников зимнего ретрита (Новосибирск, 17.12.2010—19.12.2010)

1. Дебаты между группами из Бурятии (Б) и Уфы (У)


У: Что легче пресечь — цепляние за истинно существующее «я» или цепляние за истинно существующие другие феномены и почему?

Б: Цепляние за истинность других феноменов. Потому что цепляние за самосущее «я» — это корень сансары.

У; Но представление об истинно существующих других феноменах — это тоже корень сансары с точки зрения Прасангики Мадхъямики.

Б: Нет, с точки зрения этой школы это не совсем так.

У: Сегодня на лекции Геше—ла сказал, что оба цепляния — это корень сансары. И те, кто пресекает только цепляние за истинно существующее «я» — это неполноценные архаты.

Б: Это с позиции низших школ цепляние за истинность «я» является корнем сансары166.


[166] А с позиций Прасангики корнем сансары является цепляние за самосущее «я» (личности и феноменов).


У: Да, с позиции низших школ это так, но с позиции Прасангики Мадхъямики это не так. Так что же из этих двух цепляний легче пресечь и почему?

Б: Из этих двух легче отбросить истинное существование феноменов, других феноменов.

У: Почему?

Б: Потому что цепляние за собственное самосущее «я» происходит из жизни в жизнь. Цепляясь железной хваткой за самосущее существование себя, мы вращаемся в сансаре. С точки зрения Прасангики Мадхъямики не существует самобытия и самосущего существования. Цепляние за собственное «я» как самосущее — это врожденное цепляние, в отличие от остальных видов цепляния. Все остальные цепляния приобретаются в этой жизни.

У: А в какой момент вы приобретаете эти цепляния?

Б; То, что по—тибетски звучит «джикта», есть врожденное цепляние за самосущеее «я» себя самого. А цепляние за «я» как что—то постоянное, единичное, независимое, субстанциональное не является врожденным, а возникает из философских догм167.


[167] Диспут не доведен до логического конца. С позиций Прасангики, поскольку оба вида цепляния — за самосущее «я» личности и за самость феноменов — являются взаимообусловленными, невозможно устранить цепляние за самосущее «я», не устранив цепляния за самость феноменов. По логике низших школ (уровнем ниже Прасангики), вначале достигается устранение цепляния за истинно существующее «я», которое служит — с их точки зрения — корнем сансары, и этим достигается архатство, а затем — посредством устранения цепляния за феномены как истинно существующие — исчезают завесы к всеведению, и достигается просветление. С этой точки зрения, пустота личности — это более грубая пустота, тогда как пустота феноменов — это более тонкая пустота. Следовательно, с их точки зрения, пустоту личности от истинного существования постичь легче, чем пустоту феноменов от истинного существования. Сточки зрения Прасангики, нет разницы между пустотой личности и пустотой феноменов, и оба вида цепляния — за «я» личности и самосущие феномены — являются корнем сансары. Но для того чтобы устранить врожденное цепляние за собственное «я», которое полагается существующим самосущим способом, и которое является самым глубоким корнем сансары, необходимо также постичь пустоту феноменов от самосущего существования.


У: Новый Вопрос: какова разница между воззрениями школ Прасангика Мадхьямика и Сватантрика Мадхьямика?

Б: В Прасангике Мадхъямике объект отрицания определяется более точно, максимально полно и точно. С точки зрения Сватантрики Мадхъямики остается еще элемент субстанционального существования, когда признаются собственные характеристики феноменов, собственные характеристики «я». Прасангика Мадхъямика отрицает существование собственных характеристик и самобытия. И феномены и «я» существуют только номинально, в силу наименования мыслью. Нет ни истинного существования, ни самобытия.

У: Новый Вопрос: чем отличаются два подразделения Сватантрики Мадхъямики — Йогачара Сватантрика Мадхъямика и Саутрантика Сватантрика Мадхъямика?

Б: С точки зрения Саутрантики Сватантрики Мадхъямики признается истинное существование внешних феноменов. А с точки зрения Йогачары Сватантрики Мадхъямики все внешние феномены являются лишь проекцией ума, и в этом смысле никакими собственными характеристиками не обладают. А с точки зрения Саутрантики Сватантрики Мадхъямики внешние феномены обладают ими.

У: Разве воззрение о собственных характеристиках не объединяет эти две школы? Геше—ла говорит, что теория пустоты в них одинакова. Обе подшколы соглашаются, что нет истинного существования.

Б: Да, истинного существования нет, они признают собственные характеристики, (реплика Уфы: но все таки есть собственные характеристики!) но различают существование феноменов и личности, они понимают это по—разному. С точки зрения Йогачары Сватантрики есть собственные характеристики ума, как уже было сказано. Внешние феномены — все это проекции ума, а у ума признаются собственные характеристики.

Гэше Тинлей: Теперь Бурятия задает вопросы.

Б: «Пустота от другого» и «пустота от себя» — это воззрения каких школ?

У: Это «рантонг» и «жентонг». Только Мадхъямика говорит о пустоте от себя, о пустоте «рантонг». А Читтаматра говорит о пустоте «жентонг», то есть о пустоте от другого168.


[168] Воззрения не только Читтаматры, но и других низших школ, являются теориями типа «жентонг», а не «рангтонг», и понимание пустоты как «жентонг», сопряженное с менее точным определением объекта отрицания, нежели в Прасангике, никак не может быть воззрением более высокого порядка, чем воззрение Прасангики. На превосходстве теории «жентонг» над прасангиков—ской теорией «рантонга» настаивают некоторые современные философы направления Карма Кагью.


Геше Тинлей задает вопрос Уфе: Что такое пустота от другого?

У: Это означает, что феномен пуст от, например, сущностных различий с умом, то есть феномен пуст от чего—то другого. А самопустота («рантонг») означает, что феномен пуст от своего собственного самобытия. О пустоте от другого говорит Читтаматра.

Б: Спасибо.

У: Все явления пусты от различия с умом, потому что они являются проекциями ума. Пустота от самобытия означает, что феномены и сам ум пусты от существования вне зависимости от обозначения мыслью, то есть они существуют в зависимости от обозначения мыслью.

Б: Новый Вопрос: скажите, пожалуйста, определение объекта отрицания в школе Прасангика Мадхъямика.

У: Самобытие есть объект отрицания в школе Прасангика Мадхъямика.

Б; Уточните ответ.

У: Существование вне зависимости от обозначения мыслью.

Б: Ответ правильный, но мы дополним его — это нечто, существующее со стороны объекта, вне зависимости от наименования мыслью.

Б: Новый Вопрос: какими характеристиками обладает достоверная основа в школе Прасангика Мадхъямика?

У: Уточните — достоверная с точки зрения относительной истины или абсолютной?

Б: Просто критерий достоверности объектной основы — это три характеристики. Каковы они?

У: Первая характеристика объектной основы — её общеизвестность, вторая — отсутствие противоречия относительной достоверности, а третья — это отсутствие противоречия абсолютной достоверности.

У: Встречный Вопрос: что такое отсутствие противоречия относительной достоверности? Какова разница между первой характеристикой, общеизвестностью, и второй — относительной достоверностью. Почему их две, ведь они, вообще—то, очень похожи?

Б: Общеизвестность, это когда мы все знаем предмет, например трон, книга. А отсутствие противоречия относительной истине — это то, что все это имеет взаимозависимое происхождение, зависит от причин, зависит от частей и от наименования мыслью.

У: Хотелось бы уточнить по относительной достоверности. Если вы знаете, как называется феномен, и что это такое, то речь идет об общеизвестности, о первой характеристике. Если же вы не знаете, что это, например, стол, то вы его исследуете — является ли он столом, исходя из определения стола, и устанавливаете: это столешница и четыре ножки. Вы выполняете какой—то анализ в пределах наименования. В связи с этим возникает новый Вопрос: существуют ли объекты до того, как они обозначены умом? Если они существуют до того, как их обозначили, тогда зачем их снова обозначать? До того как объект был наименован мыслью, существовал ли он?

Б: До того, как мы наименовали этот объект, он не существовал. Потому что когда мы наименовываем объект, он начинает существовать как феномен.

У: Если мы изготовили стол и не назвали его столом, он существует или нет?

Б: Он существует как вещь. Но как стол он не существует.

Геше Тинлей просит дать ответ на этот же монаха из монастыря Гоман, закончившего обучение по ‘Мадхъямика—аватаре’.

Монах: До наименования стол не существовал как стол.

Монах задал вопрос группе из Бурятии: Перед тем как постичь пустоту от себя, нужно ли постигать пустоту от другого? Или наоборот?

Б: Поскольку более трудное и сложное постигается на основе познания более легкого, а более легким является познание пустоты от другого, то очевидно, что познание пустоты от другого является предпосылкой познания само—пустоты.

Монах: А перед тем как познать пустоту от другого, что нужно познать? И что является причиной этого?

Б: Предпосылкой познания пустоты от другого является познание объекта отрицания во всех четырех философских школах. После этого не так сложно понять пустоту от другого.

У: Новый Вопрос: почему просто интеллектуальное понимание отсутствия самобытия у феноменов и личности не освобождает от сансары?

Б: Это познание не является противоядием от неведения. Сама природа пустоты, присущая уму, не является противоядием. Мудрость прямого постижения пустоты — это противоядие от корня сансары, а эта мудрость не рождается как результат интеллектуального познания.

У: А можно ли интеллектуально познавать пустоту, или достаточно мудрости, познающей пустоту?

Б: Что бы иметь мудрость постижения пустоты напрямую, надо знать теорию пустоты и знать ее хорошо, и тогда напрямую познать пустоту будет легче.

Гэше Тинлей: Теперь вопросы задает Бурятия.

Б: Хотелось бы еще раз для общей пользы услышать, каким образом Лама Цонкапа устранил ошибочные воззрения относительно различий между четырьмя философскими школами, бытовавшие в Тибете до него.

У: Насколько мы представляем, Лама Цонкапа классифицировал школы по объектам отрицания, уточнил разницу между самопустотой и пустотой от другого. Эти вещи были выстроены в единой последовательности изучения для различных уровней ума. Он так же привел коренные тексты, которые служили обоснованием каждого из этих уровней философского воззрения.

Б: На какие важные моменты в классификации, данной Еше Дэ, указал Дже Цонкапа?

У: Еше Дэ показал разницу между Йогачарой Сватантри—кой Мадхъямикой и Саутрантикой Сватантрикой Мадхъя—микой.

Б: Разницу между ними и до этого интерпретировали, но Лама Цонкапа сказал, что именно толкование Еше Дэ разницы между этими подшколами является точным, а не бытовавшие до этого интерпретации.

У: Разница между этими школами следующая. Йогачара Сватантрика Мадхъямика признает, что феномены являются проекциями ума и в то же время не признает, что этот ум является истинно существующим. Внешних феноменов нет. А воззрение Саутрантики Сватантрики Мадхъямики признает внешние объекты и считает, что все имеет собственные характеристики и, следовательно, самобытие. Но не истинное существование.

Геше Тинлей: Какая разница между самобытием и исти—ным существованием в Сватантрике Мадхъямике?

У: Сватантрика Мадхъямика признает самобытие — это существование в силу собственных характеристик. То есть самобытие не отрицается. Истинное существование отрицается. Истинное существование означает, что объект существует на сто процентов со своей стороны, вне зависимости от субъекта. Объект отрицания в Сватантрике Мадхъямике — это истинное существование. Для сватантриков феномены и «я» существуют не только в силу собственных характеристик, но и в силу обозначения мыслью. То есть на пятьдесят процентов в силу собственных характеристик, на пятьдесят процентов в силу обозначения.

Гэше Тинлей: В школе Сватантрика Мадхъямика говорится, что нет истинного существования, но есть самобытие. С точки зрения воззрений нет разницы между школами Йогачара Сватантрика Мадхъямика и Саутрантика Сватантрика Мадхъямика. Разница есть только в отношении к внешним объектам. Сватантрика Мадхъямика говорит, что нет истинного существования, но есть самобытие. А для Прасангики Мадхъямики существование в силу собственных характеристик, самобытие, истинное существование, конечное существование — это все одно и то же, разницы нет. Далее, когда Сватантрика Мадхъямика говорит о том, что нет истинного существования, у неё есть особенный объект отрицания. Какой? В Сватантрике Мадхъямике объектом отрицания является то, что считается существующим истинно. То есть нечто, на взгляд сватантриков, приписываемое объекту сверх того, что является достоверному сознанию. А достоверному сознанию являются, на взгляд сватантриков, собственные характеристики объекта. И это, по их мнению, существует. А что—то большее, чем то, что является вашему достоверному сознанию, и на что мы навешиваем обозначение, — этого не существует, согласно Сватантрике. Истинное существование отрицается. А Прасангика Мадхъямика говорит, что и собственные характеристики объекта не являются нашему достоверному сознанию. Ибо не существует собственных характеристик. «Собственные характеристики» — это тоже умственное приписывание, как и «истинное существование». Прасангика Мадхъямика говорит, что все наши видимости недостоверны. Какой бы феномен нам ни являлся, это объект отрицания. А для Сватантрики Мадхъямики объект отрицания — это истинное существование, именно оно не является достоверному сознанию. А являются собственные характеристики, и этого, по мнению сватантриков, нельзя отрицать, иначе нельзя различить объекты.

2. Дебаты между группами из Москвы (М) и Новосибирска (Н)

Гэше Тинлей: А сейчас состоится диспут между новосибирскими учеными и московскими бизнесменами. Сначала — вопросы со стороны москвичей (М), а новосибирцы (Н) отвечают на них. Пусть это будут вопросы о кюнтаге, шенван—ге и йондупе — проверим, какая у новосибирцев память.

М: Хотелось бы узнать логическое соотношение в школе Читтаматра между йондупом и абсолютной истиной.

Н: Противоречие.

М: То есть, нет ничего, что может быть абсолютной истиной и йондупом?

Н: Три альтернативы.

М: Тогда прокомментируйте.

Н: Пустота составляет исключение. Йондуп пустоты и абсолютная истина — это тождество.

М: Приведите, пожалуйста, примеры того, что является и тем и другим, того, что является одним, но не является другим, и того, что не является ни тем, ни другим в школе Чит—таматра.

Н: По—моему, это все—таки противоречие. И пожалуйста, повторите вопрос.

М: Мы хотим установить логическое соотношение в школе Читтаматра между йондупом и абсолютной истиной.

Н: Уточните — относительно «я» или относительно феноменов?

М: Каково логическое соотношение между йондупом и абсолютной истиной в Читтаматре?

Н: Шенванг и йондуп с точки зрения школы Читтаматра являются двумя разными аспектами одной сути. Шенванг является относительной истиной. Абсолютная природа шен—ванга — это йондуп. Абсолютная и относительная истина не противоречат друг другу. Поэтому это не противоречие. Я думаю, что это три альтернативы. Нет, я не права, это тождество.

М: Тогда второй вопрос. Мудрость, познающая пустоту в школе Читтаматра, к какому классу феноменов относится?

Н: Уточните, пожалуйста, термин «класс феноменов».

М: Кюнтаг, шенванг, йондуп.

Н: Мудрость, познающая пустоту напрямую, в школе Читтаматра разве возможна?

М: Возможна.

Н: И что это такое?

М: Честно говоря, я не реализовал это, но пустота в школе Читтаматра существует, и читтаматрины ее познают.

Н: Является ли результатом размышления на тему абсолютной и относительной истины в рамках Читтаматры обретение мудрости, познающей пустоту? Является ли это размышление причиной?

Гэше Тинлей: Мудрость, познающая пустоту, это относительная истина. Если это относительная истина, то это шенванг. Все относительные истины — это шенванг. Все абсолютные истины — это йондуп. Мудрость, познающая пустоту, это сознание, а сознание — это тоже шенванг.

М: Но с точки зрения конкретной школы Читтаматра разве это будет корректно?

Гэше Тинлей: Нет разницы.

М: Соотношение между йондупом и абсолютной истиной в школе Читтаматра — это три альтернативы. Как раз мудрость, познающая пустоту, это йондуп, но это не абсолютная истина.

Гэше Тинлей: Пустота — это йондуп, мудрость, познающая пустоту, это не йондуп.

М: Нам это не понятно.

Гэше Тинлей: Тогда скажите — мудрость, познающая пустоту, это абсолютная истина или нет?

М: Это не абсолютная истина, но это йондуп.

Н: Мудрость, познающая пустоту, это сознание, а сознание можно установить как относительную истину. А относительная истина — это шенванг.

М: Мы не спорим, это относительная истина, но из которой ты что—то исключаешь. Это и есть конечное существование. Это не просто шенванг, не просто нечто взаимозависимое, а что—то взаимозависимое, в чем нет чего—то. Вот это мудрость, познающая пустоту. Это не просто какое—то сознание, не просто какая—то отдельная вещь, это йондуп.

Н: Нет, йондуп — это шенванг, пустой от кюнтага.

М: Да, это не ум, но это и есть мудрость, познающая пустоту.

Н: Получается, что если из мудрости, познающей пустоту, отрезать какой—то кусок, то это будет йондупом?

М: Нет, я говорю, что шенванг, пустой от кюнтага, это и есть йондуп.

Н: Значит, по—вашему, мудрость, познающая пустоту, это шенванг?

М: Думаем, что нет.

Гэше Тинлей: Смотрите — есть разница между пустотой и умом, познающим пустоту?

М: Да.

Н: Пустота — это абсолютная истина, а ум, познающий пустоту, это относительная истина.

М: Мы не спорим, что мудрость, познающая пустоту, это относительная истина, но…

Н: Но хотелось бы, что бы она была еще и абсолютной (смех).

Геше Тинлей: Теперь очередь новосибирцев задавать вопросы москвичам.

Н: Дайте определение кюнтага, шенванга и йондупа с точки зрения школы Сватантрики Мадхьямики.

М: С точки зрения Сватантрики Мадхьямики кюнтаг— это нечто, существующее на сто процентов со стороны объекта, вне зависимости от того, как оно является достоверному сознанию, и вне зависимости от наименования. То, что является достоверному сознанию, существует на пятьдесят процентов со стороны объекта, на пятьдесят процентов — со стороны обозначения мыслью.

Н: Какое сознание не является достоверным с точки зрения Сватантрики?

М: Тот ум, который преувеличивает. Ментальное сознание, приписывающее истинные характеристики. Шенванг — это объектная основа «я». Это тонкий первичный ум.

Н: Шенванг — это взаимозависимое существование: на пятьдесят процентов — со стороны обозначения умом, на пятьдесят процентов — со стороны собственных характеристик.

М: Йондуп — это отсутствие истинного существования в шенванге. Отсутствие кюнтага в шенванге.

Н: Вопрос касается Сватантрики Мадхъямики и Сватантрики Прасангики: можно ли познать собственные характеристики в Сватантрике, и можно ли познать объектную основу в Прасангике?

М: Так как собственных характеристик не существует, то познать их нельзя169.


[169] С точки зрения Сватантрики Мадхьямики признается существование у объектов познания собстваишх характеристик. И, следовательно, феномены как таковые, согласно воззрению сватантриков, познаваемы различающим познанием.


Н: В школе Сватантрика утверждается наличие собственных характеристик для того, что бы можно было говорить о различении объектов. Но обнаружить их при логическом или прямом анализе невозможно. Поэтому их не существует170. Если привести параллель из квантовой физики, то здесь познание любого феномена возможно только при условии его, феномена, разрушения или изменения. Так, например, мы видим эту чашку только благодаря тому, что она испускает фотоны света или некие частицы. А это испускание и ведет к ее разрушению. Если бы испускания фотонов не происходило, то не происходило бы разрушения, и так же было бы невозможно познать эту чашку органами зрения.

Гэше Тинлей: А что говорит квантовая физика по поводу существования частиц чашки, они существуют номинально или субстанционально?

Н: С точки зрения квантовой механики можно эту чашку описать как набор некоторых уравнений, которые являются волновыми функциями, и какие—то константы в этих волновых функциях будут представлять какие—то фотоны, электроны, протоны и так далее. Но эти константы тоже каким—то образом номинально существуют и их тоже можно описать с помощью набора уравнений и так далее. Это одна из интерпретаций.

М: В физике обнаружено интересное явление, связанное с электроном. Он иногда ведет себя как частица, а иногда — как волна, то есть не материя171. Более того, если за ним наблюдают, то он ведет себя как частица, а если снять наблюдение, то — как волна.


[170] Абсолютный анализ их не обнаруживает.

[171] Точнее говоря, электрон ведет себя иногда не как вещество. Материя имеет природу не только вещества, но и волновую природу.


Н: Это не совсем так. Электрон функционирует как волна в момент наблюдения, то есть в момент, когда мы говорим об относительной достоверности, то есть, например, попал электрон в мишень или детектор или не попал, мы вынуждены говорить об этом как о некоем факте, и этот факт мы расцениваем как попадание чего—то плотного в наш детектор. То есть в этом случае мы говорим о попадании в мишень чего то, ведущего себя как материальная частица.

М: Мы много говорили о номинальном существовании, то есть о существовании в зависимости от обозначения. Скажите, пожалуйста, какую природу имеют эти обозначения? Что это такое, звук или знаки, записанные на бумаге, что это?

Н: По определению наш ум — это нечто, не имеющее формы, ясное и познающее, и в силу природы ума существует познание, а в силу познания в следующее мгновение существует обозначение.

М: Откуда оно берется?

Н: Это природа ума. Из—за того, что у ума такая природа, мы постоянно познаем, и вследствие познавания всегда возникает обозначение.

М: То есть обозначение имеет природу ума, правильно?

Н: Да.

М: В таком случае, где разница между Прасангикой Мадхъямикой и Читтаматрой, которая говорит, что все, что мы видим, это проекция ума?

Н: Читтаматра говорит, что все феномены существуют как проекция ума, не отдельно от ума, в зависимости от кармических отпечатков, то есть они фактически существуют в нашем уме. А в Прасангике Мадхьямике говорится, что внешние объекты существуют отдельно от ума, но только как обозначения.

М: Но обозначения вы же даете умом?

Н: Здесь нет противоречий.

М: Обозначения даются умом, и вы сказали, что эти обозначения имеют природу ума.

Н: Разница в чем? Читтаматра говорит, что объекты существуют не отдельно от ума, то есть они существуют в уме. В Прасангике Мадхьямике говорится, что внешние объекты существуют отдельно от ума, но как наименования.

М: На прошлом диспуте выяснили, что пока стол не назвали столом, он не существовал в качестве стола. То есть стол стал столом, когда его так назвали. Но в таком случае, что же такое существовало отдельно от ума, что было вами наименовано, и оно стало существовать. Это же тоже фактически ваша проекция. Ведь оно обрело существование только после наименования, правильно?

Н: Под проекцией понимается существование в уме. То есть все феномены, которые проявляются, они неотделимы от ума. Это можно сравнить с кинопроектором. Когда он начинает показывать кино, то ваша проекция возникает из ума.

М: А что существовало, по теории Прасангики Мадхъямики, помимо вашего ума, пока вы его не назвали?

Н: В Прасангике Мадхьямике говорится — нет субстанционально существующих вещей, субстанций.

М: А субстанция — это разве не наименование?

Н: Когда мы хотим выяснить, как существует та или иная субстанция (вещь), то есть способ ее существования, мы можем обнаружить её существование только в качестве наименования, только в виде обозначения. Но это не опровергает существование этой субстанции (вещи). Эта субстанция есть.

М: Но когда вы начинаете выяснять, что находится в субстанции, то идет просто поток обозначений, бесконечный поток. Как же вы можете удостоверить какой—то объект? Как вы можете его найти?

Н: У любого объекта мы можем найти относительную истину и абсолютную истину. Несмотря на то, что все объекты существуют как обозначения с точки зрения относительной истины, у каждого из феноменов есть абсолютная истина, и есть относительная достоверность. Благодаря этому, мы можем установить функционирование вещей и осуществлять мирские коммуникации.

М: Но только об относительной достоверности речь пока и идет.

Н: А что нам нужно установить? Какой способ существования?

М: Тот же стол. Пока вы его не назвали, не было стола. Что же есть еще у стола помимо этого названия? Вы говорите — субстанция, на которую вы накладываете обозначение. Но что это такое?

Н: Когда мы хотим выяснить, как существует какой—то феномен, например, стол, то у нас есть определенные цели. Мы хотим найти, как он существует на относительном уровне, как — на абсолютном уровне? Или мы просто так говорим?

М: Конечно, на относительном.

Н: Тогда проблем нет. У нас есть достоверная основа для обозначения, и если мы правильно обозначаем, в соответствии с достоверной основой, то объект существует как относительная истина.

М: Но эта достоверная основа опять же представляет собой название, которое неотделимо от вашего ума, имеет природу вашего ума. То есть помимо вашего ума ничего не существует. Получается, что мы приходим к воззрению Читтаматры.

Н: Геше—ла сегодня на лекции говорил об этом — речь идет об относительной истине, а вы проводите абсолютный анализ. А относительная истина не является объектом абсолютного анализа.

Из зала: Я хочу на примере показать разницу. Первый пример—это кинопроектор, когда пленка проецирует картинку на экран — это воззрение Читтаматры, когда все объекты возникают из кинопроектора. А с точки зрения Прасангики Мадхъямики все происходит наоборот, то есть объекты — вне ума, и они проецируются внутрь. Как бы в кинокамере на пленку. Они уже внутри ума в виде номинальных обозначений возникают. Они, вернее, не проецируются, а воспринимаются.

М: Я как раз и пытаюсь выяснить, что мы снимем на видеокамеру, что именно — внешнее?

Н: Можно с точки зрения физики и физиологии подойти к этому вопросу. Каким образом происходит восприятие? Электромагнитная волна определенной длины попадает в глаз, каким—то образом взаимодействует с колбочкой сетчатки, потом несколько сигналов от нескольких колбочек суммируется, попадает в мозг, и выстраивается некая картинка, так возникает последовательность образов, с помощью которых мы идентифицируем предметы, например, чашку, стол. Таков набор действий восприятия: что—то воспринято, и это потом на относительном уровне проявляется. А в Читтаматре мы как будто освещаем внешние объекты в темной комнате, и они появляются в луче света нашего восприятия.

М: Как же тогда интерпретирует Прасангика Мадхьямика пример с разными восприятиями одной и той же жидкости тремя существами разных миров? Читтаматра это объясняет очень просто, как проявление кармических отпечатков. А Прасангика?

Н: В этом примере говорится не о воде, а о жидкости. И очень важно понимать, что речь идет именно о жидкости, а не о воде. Если бы говорилось «вода», то это говорилось бы с точки зрения людской, и тогда этот пример был бы неуместен, а так как говорится о жидкости, то мы переходим к трем разным относительным истинам. Относительная истина с точки зрения божеств, духов, людей.

Систематизированный Глоссарий терминов буддийской логики172

[172] Глоссарий составлен И.Урбанаевой на основе определений досточтимого Геше Тинлея.


1. Общие категории буддийской феноменологии


Феномен — объект достоверного познания: все, что является достоверно познаваемым.

Феномены постоянные—это феномены, не подверженные изменениям, не обладающие возникновением, пребыванием, разрушением, не способные функционировать.

Феномены непостоянные — феномены, подверженные грубым и тонким изменениям, способные функционировать.

Феномены производные (санскрита—дхармы) — возникшие в силу причин и условий; составные феномены.

Феномены непроизводные (асанскрита—дхармы) — несоставные, не подверженные возникновению в силу причин и условий, зависимые от наименования.

Феномены явные — все феномены, которые познаваемы с помощью органов чувств.

Феномены скрытые — феномены, чувственно не воспринимаемые обычными существами, но познаваемые прямой логикой, на основании трех видов правильных признаков.

Феномены весьма скрытые — недоступные ни чувственному восприятию, ни прямой логике обычных существ, но познаваемые посредством косвенной логики — при опоре на духовный опыт Будды.

Феномен утверждения — это объект, который может быть познан без необходимости познавания того, что является его противоположностью; функциональные феномены.

Феномен отрицания — объект, который познается в зависимости от установления того, что является его противоположностью.

Форма — это все материальные феномены.

Сознание — одна из трех категорий феноменов утверждения, феномен, обладающий характеристиками бесформности (не состоит из частиц), способности познания, ясности.

Первичный ум — категория сознания, обладающего тремя характеристиками (бесформность, способность познания, ясность) и познающего объект в целом.

Вторичный ум — категория сознания, обладающего тремя характеристиками (бесформность, способность познания, ясность) и познающего специфические характеристики объекта.

Неассоциируемый составной фактор (випраюкта—санска—ра) — класс непостоянных, составных (производных) феноменов, которые нельзя отнести ни к категории формы, ни к категории сознания.

Объектная основа, или основа для обозначения, — это феномен или группа феноменов, которым присваивается какое—либо обозначение (наименование).


2. Категории логики (цемы)


Логика прямая, или непосредственная прамана (цема), — это логика умозаключений, используемая в достоверном познании обычных существ и опирающаяся на три вида правильного логического основания (признак одной природы, признак результата, признак ненаблюдения).

Логика косвенная — косвенное постижение обычными существами весьма скрытых объектов с помощью дедуктивного вывода из опыта непосредственного восприятия Буддой весьма скрытых феноменов; основанием умозаключения служит духовный опыт Будды.

Отрицание — это отсутствие чего—либо.


Два вида отрицания:

1. утверждающее отрицание — такой вид логического отрицания, когда нечто отрицается, но одновременно с этим на месте отрицаемого утверждается что—то другое.

2. неутверждающее отрицание — это такое отсутствие, когда взамен объекта отрицания ничто не утверждается.


Логические отношения между двумя феноменами р и q:

1. Тождество — это логическое отношение между двумя феноменами р и q, когда р и q совпадают по смыслу.

2. Три альтернативы — это логическое отношение между двумя феноменами р и q, когда имеют место следующие три альтернативы:

— есть то, что является одновременно р и q;


Первичный ум — категория сознания, обладающего тремя характеристиками (бесформность, способность познания, ясность) и познающего объект в целом.

Вторичный ум — категория сознания, обладающего тремя характеристиками (бесформность, способность познания, ясность) и познающего специфические характеристики объекта.

Неассоциируемый составной фактор (випраюкта—санска—ра) — класс непостоянных, составных (производных) феноменов, которые нельзя отнести ни к категории формы, ни к категории сознания.

Объектная основа, или основа для обозначения, — это феномен или группа феноменов, которым присваивается какое—либо обозначение (наименование).


2. Категории логики (цемы)


Логика прямая, или непосредственная прамана (цема), — это логика умозаключений, используемая в достоверном познании обычных существ и опирающаяся на три вида правильного логического основания (признак одной природы, признак результата, признак ненаблюдения).

Логика косвенная — косвенное постижение обычными существами весьма скрытых объектов с помощью дедуктивного вывода из опыта непосредственного восприятия Буддой весьма скрытых феноменов; основанием умозаключения служит духовный опыт Будды.

Отрицание — это отсутствие чего—либо.

Два вида отрицания:

1. утверждающее отрицание — такой вид логического отрицания, когда нечто отрицается, но одновременно с этим на месте отрицаемого утверждается что—то другое.

2. неутверждающее отрицание — это такое отсутствие, когда взамен объекта отрицания ничто не утверждается.


Логические отношения между двумя феноменами р и q:

1. Тождество — это логическое отношение между двумя феноменами р и q, когда р и q совпадают по смыслу.

2. Три альтернативы — это логическое отношение между двумя феноменами р и q, когда имеют место следующие три альтернативы:

— есть то, что является одновременно р и q;

3. Следствие умозаключения — В, это скрытое качество объекта, которое надо доказать или установить.


Условия достоверности умозаключения:

1. Чогчо — это несомненная связь между объектом А и основанием (признаком) С. Эта логическая связь в общем виде такова: «А в полном объеме имеет несомненную связь с С».

2. Джечаб — это логическая связь прямого охватывания между основанием (признаком) С и следствием В. Общая формулировка джечаба такова: «Если имеет место С, то оно с несомненностью охватывается только В».

3. Догчаб — это логическая связь обратного охватывания. Она существует между основанием (признаком) С и следствием В. Она формулируется так: «Если нечто является С, то оно с необходимостью отсутствует в том, что противоположно В».


Недостоверное умозаключение — это любое умозаключение, в котором отсутствуют три условия достоверности, то есть не соблюдаются чогчо, джечаб и догчаб.

Правильный признак одной природы — это основание (признак) С, имеющее одну суть со следствием В.

Правильный признак результата — это основание С, имеющее причинно—следственную взаимосвязь со следствием В, а именно, являющееся результатом следствия В.

Правильный признак ненаблюдения—основание, которое используется в умозаключениях о феноменах отрицания.


3. Стадии аналитической медитации:


1. Извращенное сознание — это сознание, функционирующее на основе неведения.

2. Правильное сомнение — это сомнение в достоверности положений извращенного сознания, переход к которому осуществляется на основании признака ненаблюдения.

3. Правильное предположение — это предположение о том, что объект, познаваемый посредством аналитической медитации, является достоверным. Переход к правильному предположению осуществляется посредством логических аргументов.

4. Глубокая убежденность в достоверности объекта, достигаемая посредством достоверного логического познания.

5. Реализация (спонтанное чувство) — достигается посредством однонаправленного сосредоточения.


4. Четыре аргумента, доказывающие достоверность положения «Учитель — это Будда»:


1. Есть безобманные слова Будды о том, что в будущем он будет являться в форме духовного наставника, и его нужно узнать.

2. Учитель является проводником деятельности Будды, указывая путь живым существам.

3. Будда оказывает благо всем живым существам. Мой ум благодаря Учителю повернулся к Дхарме, следовательно, это Будда помогает мне.

4. Внешняя видимость обманчива. Учитель выглядит обычным человеком, но эта видимость обманчива.


5. Категории концептуального познания пустоты:

• Кюнтаг— «номинальный», «существующий лишь в названии», «воображаемый».

• Кюнтаг существующий — это кюнтаг, имеющий объектную основу.

• Кюнтаг несуществующий — это кюнтаг, не имеющий объектной основы; объект отрицания в познании пустоты.

• Шенванг— «зависимый от другого», «взаимозависимый»; объектная основа наименования.

• Йондуп — «совершенно установленный»; конечный способ существования феномена, установленный как отсутствие кюнтага в шенванге.

• Просто номинальное существование — «существование в зависимости от мысленного обозначения», объектная основа пустоты в школе Прасангика Мадхьямика.

• Рангтонг, или самопустота, — «пустота от самобытия»; воззрение Прасангики Мадхьямики.

• Жентонг, или «пустота от другого», — воззрения школ более низких, чем Прасангика.

• «Независимое субстанциональное существование», «истинное существование», «самобытие» — понятия о существовании со стороны объекта, независимо от наименования мыслью, охватываемые объектом отрицания в Прасангике Мадхьямике.


5. Категории доказательства достоверности Будды:

• Достоверное существо — тот, кто в силу причин и условий стал Приносящим благо живым существам, Великим Учителем, Защитников; на протяжении множества жизней осваивал метод, великое сострадание, и мудрость, познающую пустоту, и посредством доведения их до совершенства достиг совершенного результата — свободы от всех омрачений и полной реализации всего потенциала.

• «Приносящий благо живым существам» — это характеристика Будды, символизирующая его метод великого сострадания.

• «Великий Учитель» — это характеристика Будды, символизирующая его Дхарму.

• Сугата, или «Ушедший к Блаженству», — это эпитет Будды, характеризующий его как достоверное существо: благодаря освоению метода и мудрости Будда вышел за пределы печали и ушел к счастью; понятие, выражающее функциональный аспект состояния Будды.

• Сугата Отбросивший — это эпитет Будды, характеризующий его как достоверное существо в аспекте пресечения: иное название нирваны, состояния полной свободы ума от омрачений.

• Сугата Осуществивший — это эпитет Будды, характеризующий его как достоверное существо в аспекте осуществления благого потенциала всеведущего ума Будды (функциональный аспект состояния Будды).

• Свабхавикакая — Природное Тело Будды, или Тело Та—ковости Истины, — синоним «отбросившего Сугаты» — это пустота ума Будды.

• Два вида Свабхавикакаи — это «По природе чистое Природное Тело Будды» и «Ставшее чистым Природное Тело Будды».

• Джнянадхармакая — Тело Мудрости Истины, синоним «Осуществившего Сугаты» — это реализация благого потенциала Будды: великого сострадания, всеведения, способности помогать всем живым существам.

• Прочная основа, или «пребывающая основа», — это то, на основе чего некое качество может развиваться без ограничений; достоверность — условие прочной основы.


6. Категории теории познания


Достоверное познание — это «не обманывающееся познание объекта».

Достоверное косвенное познание, или познание посредством достоверных умозаключений — это дедукция (вывод) с соблюдением трех условий достоверности (чогчо, джечаб и догчаб), на основании трех правильных логических признаков или духовного опыта Будды.

Достоверное прямое познание — это непосредственное не обманывающееся познание посредством органов чувств, либо прямое не обманывающееся ментальное восприятие, либо прямое йогическое восприятие.

Прямое познание — это познание, осуществляемое органами чувств, либо прямым ментальным восприятием, либо прямым йогическим восприятием.

Прямое восприятие органов чувств — это непосредственное восприятие с помощью органов чувств при наличии трех условий.

Три условия прямого чувственного восприятия:

1. условие объекта;

2. собственное условие;

3. условие предшествующего момента, или ментальная направленность.

Прямое ментальное восприятие — это познание посредством отбрасывания всего, что не является объектом.

Прямое йогическое восприятие — это безошибочное неконцептуальное познание истинного смысла объекта, возникающее благодаря реализации союза шаматхи и випашьяны как специфического собственного условия.

Концептуальное познание — это посредством общих образов.

Общий признак — это тот признак, который сообща принадлежит многим объектам.

Собственный признак — это признак, который принадлежит только данному объекту и никаким другим.

Общий образ — это представление об объекте, которое возникает на основе общих признаков, посредством исключения всего, что не является объектом. Это постоянный феномен.

Комментарий к терминам173

173 Автором текста является И.Урбанаева. В комментарии дана экспликация встречающихся в книге категорий буддийской философии, не относящихся непосредственно к тематике ‘Праманаварттикиа также содержатся дополнительные пояснения к некоторым терминам буддийской логики.


Абсолютное познание, или абсолютный анализ (don—dam—pa’i dpyod—pa или don—dam—pa’i bden—pa’i shes—pa; paramartha—vicara или paramarthasatyajcana)

Анализ, в ходе которого устанавливается, как феномены не существуют.


Вера (dad—pa; sraddha)

В тибетском буддизме категория веры имеет несколько значений. По определению, которое дает в своей классификации буддийской терминологии Лоцава Каба Пальцег, вера — «это высшая форма признания таких объектов как карма, результат кармы и четыре благородные истины» [Каба Пальцег 2003, с. 5]. В широком смысле буддисты под верой подразумевают «убежденность, появившуюся после понимания истинного положения, как оно есть» (БТКС, с. 1242). Буддийские философы дают определение веры, связывая её с познанием таковости, то есть с Дхармой, и в этом смысле вера — нечто отличное от мирской веры. Буддийская вера — это разумная вера. Хотя, конечно, среди «традиционных» буддистов в Тибете, Монголии, Бурятии, Туве большинство верующих имеет веру, основанную скорее на уважении к буддийской традиции своего народа и эмоциональном её предпочтении, нежели на глубоком знании Дхармы, тем не менее, этот вид веры — еще не настоящая буддийская вера, побуждающая искренне заниматься практикой Дхармы. Кроме того, вера, основанная на эмоциях, очень нестабильна. Поэтому Его Святейшество Далай—лама при всякой встрече с тибетцами и представителями монгольского мира подчеркивает необходимость изучения буддийской философии — не только для монахов, но и для светских людей.

Поскольку вера, взращиваемая через изучение Дхармы, имеет несколько уровней развития, то в классификации ее феноменов различают:

1. искреннюю веру (dang—ba’i dad—pa);

2. желающую веру (‘dod—pa’i dad—pa);

3. убежденную, или доверяющую, веру (yid—ches—pa’i dad—ра);

4. необратимую, или нерушимую, веру (phyir mi Idog—pa’i dad—pa).


Говорится также о трех видах веры:

1. вера в Три Драгоценности;

2. твердое желание достичь просветления, соединенное с верой в реальную возможность осуществления этой цели;

3. твердая убежденность в истинности теории перерождений и закона причинно—следственной связи.


По объекту вера в буддизме — это, главным образом, вера в истинность Учения Будды и в Учителя, передающего Учение, как в Будду. По определению, ум верующего человека (dad—sems) характеризуется наличием благоговейного отношения (dad—mos) к Дхарме и Учителю, возникающего из совершенного интеллектуального понимания (yid—shes; yid—kyi rnam—par she—pa) [БТКС, с. 2578]. Следовательно, буддийская философия и логика — необходимая основа появления подлинной, нерушимой и необратимой веры, которая побуждает с усердием практиковать Дхарму и служит одним из факторов просветления. Вера, даже искренняя, если она не базируется на философии и теории достоверного восприятия, слепа и неустойчива. В свою очередь, познания в Дхарме имеют особую преобразующую нас силу, если они связаны с верой. Вера и знание в буддизме — взаимозависимые феномены, и в этом одно из важнейших отличий буддизма от духовной культуры Запада с характерной для неё контроверзой веры и разума. Слепая вера в Будду принципиально не отличает последователей Его Учения от приверженцев теистических форм религии, основанных на догмате о существовании Бога—Творца. Настоящая вера в Будду предполагает знание и понимание качеств Его Тела, Речи, Ума и Активности. Вера в Дхарму, благодаря которой Будда стал достоверным существом, естественным образом производна от веры в Будду, которая приходит с пониманием Его как достоверного существа, а также от понимания сущности Дхармы и её функций как объекта прибежища. По своей психологической сути буддийская вера отличается от веры в Бога—Творца, характерной для последователей христианства и других теистических традиций. Вера в Будду — это отношение ученика к Учителю, чье Учение является лекарством, чья Община помогает в процессе излечения учеников. Для того чтобы полученные знания не остались интеллектуальной информацией, чтобы Дхарма Будды стала действовать, оказывая на ум человека целительное влияние, он должен принять прибежище и уверовать в закон кармы. Поэтому на начальном уровне буддийской практики вера — это вера в Будду, Дхарму и Сангху и в закон кармы. Этот уровень веры неразрывно связан со специфическим страхом — страхом дурных перерождений и бесконечного блуждания в низших мирах, уделах тяжких страданий. И вера, и страх особого вида, который обращает ум к прибежищу, нуждаются в разумном обосновании и последующей медитации. Без логики и медитации сами по себе вера и «правильный» страх, которые отличают буддиста от небуддиста, едва ли появятся. Но, хотя философия и медитация имеют решающее значение для культивирования настоящей веры, служащей фактором пути просветления, нельзя недооценивать значение чистой веры, которую имеют многие люди в регионах традиционного распространения буддизма, не будучи знатоками философии и логики. Эти люди, искренне почитающие Будду как высшего Учителя (бур. и монг. Бурхан—Багша) и соблюдающие закон кармы, могут спастись от худших форм страданий в следующей жизни. Правда, в этом случае спасение от низших миров не простирается далее, чем на одну жизнь, — объясняет досточтимый Геше Тинлей.

Систематизируя различные типологии буддийской веры, досточтимый Геше Тинлей дал такую совмещенную классификацию четырех типов веры в буддизме: коренная вера — вера в Учителя как в Будду; благоговейная вера — вера в Три Драгоценности; убежденная вера — вера в закон причины и следствия; устремленная вера — вера в четыре благородные истины. Принципиально важна коренная вера — вера в своего Учителя как в Будду. Такая вера рождается посредством аналитической медитации.


Вторичное сознание = вторичный ум = ментальные факторы (sems—byung или sems—las—byung—ba; caitta)

Понятие о вторичном сознании «включает в себя все реакции, которые следуют за первичным восприятием» [Геше Нгаванг Даргье 1992, с. 23], именно они и связаны с функционированием клеш. Вторичных факторов сознания существует бесчисленное множество [Геше Джамьян Кенцзэ 2005, с. 196], но общепринятой является их классификация, в которой различается пятьдесят один фактор. Она восходит к «Компендиуму Абхидхармы» Асанги. Это определенная схема, в которой виды вторичного ума, или ментальные факторы, сгруппированы в шесть категорий сознания, которые выражают шесть основных аспектов сознания. Согласно классификации буддийских категорий, данной великим Лоцавой Каба Пальцегом (XII в.) [Каба Пальцег 2003], и устной тибетской традиции, представленной Геше Нгавангом Даргье, Геше Джампа Тинлеем, Геше Джамьяном Кенцзэ и другими современными буддийскими философами, эти шесть групп выделяются и характеризуются следующим образоМ:

I. Группа «пяти вездесущих факторов» (kun—‘gro Inga) — вторичные факторы, всегда сопровождающие всякий акт восприятия объекта первичным умом, и дающие уму возможность использования объектов восприятия. Они присутствуют в положительных, отрицательных и нейтральных состояниях. Это такие пять ментальных факторов:

1. Намерение (sems—pa) — связывает первичный ум с объектом восприятия или действия. По выражению Геше Нгаванга Даргье, «это наиболее активный из пяти «вездесущих факторов» ума, и он является эквивалентом кармы» [Geshe Ngawang Dhargyey 1992, 25].

2. Ментальное проникновение в объект (yid—la byed—ра) — дает возможность первичному уму проводить индивидуализирующие различения объектов — вне их различения как «положительных», «отрицательных» и «нейтральных».

3. Контакт (reg—ра) — контакт объекта и ума.

4. Ощущение (tshor—ba) — ментальные и физические ощущения трех видов: приятные, неприятные и нейтральные.

5. Распознавание (‘dus—shes) — распознавание характеристик объектов пяти форм чувственного сознания или понимание связей между качествами объекта и их функцией.

II. Группа «пяти определяющих факторов» (yul so sor nges pa Inga). Это акты индивидуализирующего распознавания объектов, случающиеся только в связи с определенными стимулами, в отличие от простого различения, которое имеет место всегда, независимо от положительных, отрицательных или нейтральных стимулов. Благодаря этому аспекту ума мы имеем возможность квалифицировать объекты как позитивные и негативные, благие и неблагие, добро и зло.

1. Мудрость (shes—rab) — вид различающего ума, который способен проводить различие между добродетелью и пороком и проявляется в отношении определенных объектов, в отличие от «вездесущих» факторов, имеющих место всегда и безотносительно различения положительных, отрицательных и нейтральных объектов.

2. Установка (‘dun—pa) — установка ума, которая побуждает нас стремиться к объекту нашего желания. Этот ментальный фактор, в отличие от «вездесущих факторов», действующих в отношении любых объектов, проявляется только в качестве реакции на определенные объекты. Согласно Каба Паль—цегу, установка «есть желание, которое возникает, когда орган чувств и чувственное сознание проникают в объект, безотносительно к природе этого объекта» [Каба Пальцег 2003, с. 4].

3. Стабилизация, или однонаправленность (ting—nge—‘dzin). Это однонаправленная концентрация и фиксация ума на объекте.

4. Память, или внимательность (dran—pa). Это фактор, позволяющий уму долгое время не забывать объект, с которым он стал близок.

5. Убежденность, или верование (mos—pa). Это «удерживание специфического объекта распознавания с целью его познания как он есть» [Каба Пальцег 2003, с. 4]. Это восхищенная убежденность, посвящение себя объекту [Ум и знание, с. 41].

III. Группа «добродетели»: «одиннадцать благих факторов» (dge—ba bcu—gcig) — виды ментальных факторов:

1. Вера (dad—pa) — благой ментальный фактор, который является «чистым мышлением», рождающимся из постижения благих качеств Трех Драгоценностей.

2. Совесть (ngo—tsha shes—pa), или внутреннее знание того, что является стыдом и позором — ментальный фактор, который сдерживает от совершения различных действий.

3. Стыд (khrel—yod—pa). Это «внешний двойник совести» (Геше Нгаванг Даргье) — учитывает отношение других к нашим собственным действиям.

4. He—привязанность (ma—chags—pa) — противоядие от привязанности, возникает в результате отказа ума от нечистых феноменов сансары.

5. Свобода от ненависти, или беззлобность (zhe—sdang med—pa) — противоядие от ненависти, которое является любовью.

6. Отсутствие тупости (gti—mug med—pa) — противоядие от глупости и ложных концепций, приписывающих феноменам и живым существам существование внутренне присущей им природы, возникающее в результате постижения пустоты и бессамостности.

7. Усердие, являющееся, по сути, любовью к добродетели (brtson—‘grus).

8. Пластичность, или тренированность (shin—tu sbyangs—ра) — качество гибкости ума и тела, развиваемое путем тренировки и являющееся силой контроля над телом и умом, позволяющей использовать их так, как нужно; противоядие от ошибочных состояний ума и тела.

9. Добросовестность, или осторожность (bag—yod—pa) — способность ума к усердной духовной практике, без проявлений привязанности, гнева или неведения, появляется в результате медитации, мирских и немирских форм активности.

10. Спонтанное равновесие (btang—snyoms) — спонтанное состояние спокойствия ума, когда он уже больше не может впасть в сонливость или возбужденное состояние, и в этом состоянии не способны возникнуть привязанность или другие омрачающие эмоции.

11. Безвредность (rnam—par mi—‘tshe—ba) — состояние ума, при котором существо не способно причинять вред другим даже в помыслах.

IV. Группа «шести коренных клеш (rtsa—nyong drug), являющихся основой всех других клеш:

1. неведение (ma—rig—pa);

2. привязанность (‘dog—chags);

3. ненависть (khon—khro);

4. гордыня (nga—rgyal);

5. омраченное сомнение (the tshom nyon—mong—can);

6. ложные воззрения (lta—ba nyon—mong—can).

V. Группа «двадцати вторичных клеш» (nye—nyong).

Ввергающая карма (‘phen—byed—kyi las), производимая.

этими ментальными факторами, привязывает существ к сансаре и забрасывает в низшие миры дурных перерождений.

VI. Группа «переменных факторов» (gzhan—‘gyur bzhi).

Из всей совокупности ментальных факторов именно.

группы «коренных клеш» и «вторичных клеш» являются оковами, привязывающими существ к сансаре. Они должны быть распознаны и устранены из сознания. И есть вторичные факторы сознания, перечисленных в группе «добродетели», которые ведут к нирване.


Высшая мудрость, или «изначальная мудрость» (ye shes, jcana)

По общему определению, это знание арьев, а также общее название пути [см.: Гомде Лхарамба, с. 637]. Но в более точном смысле это мудрость всеведущего ума Будды.


Геше (dge bshes (dge—ba’i bshes gnyen)), кальянамитра.

1. духовный мастер, благой друг, Гуру;

2. ученая степень по буддийской философии, присуждаемая лучшим выпускникам философских дацанов тибетских монастырей школы Гелуг.

Есть три градации степени «геше», из них высшая — «ге—ше—лхарамба» — по традиции присуждается победителям философских дебатов, которые проводятся в период великого молитвенного фестиваля Монлам ченмо, при участии Его Святейшества Далай—ламы и монахов всех трех великих монастырей (Сера, Дрепунг, Ганден). Слово «геше» в единстве двух основных значений в традиции Кадам и Гелуг используется как часть имени высокого мастера: Геше Потова, Геше Нгаванг Даргье, Геше Вангчен и т. д. Поэтому и в наших изданиях слово «геше» мы используем не только как ученую степень доктора буддийской философии, но и как часть духовного имени досточтимого Учителя Геше Джампа Тинлея. В этом случае слово «Геше» пишется с заглавной буквы. Следует заметить, что обычно духовное имя не совпадает со светским именем. Так, например, светское имя досточтимого Геше Тинлея — Вангчен Тхинглей. В других случаях, когда мы пишем слово «геше» со строчной буквы, оно обозначает просто ученую степень.


Достоверное познание

Дхармоттара в своем комментарии к ‘Ньяя—бинду’» заимствовал материал других сочинений Дхармакирти и дал общее определение достоверного познания. Достоверное познание — это, согласно его определению, «такое познание, которое не противоречит (опыту)». Это также познание, в котором «объект (какой бы он ни был) в первый раз достигнут», то есть «человек уже направил на него (свое внимание) и (объект) усвоен его сознанием. Всякое другое (дальнейшее) познавание того же самого объекта не в состоянии чего—либо к нему прибавить» [ТПЛ Ч. I, с. 64–68]. Общее определение достоверного познания в буддийской гносеологии включает три признака: «это то, что содержит в себе новизну, безоб—манность, то есть истинность в познании объекта, и познание, то есть тот познавательный акт, который не является чем—либо физическим, материальным» [Геше Чжамьян Кенцзэ, с. 145].

В ‘Праманаварттике’ определение достоверного познания дается с позиций школ Виджнянавада (Йогачара, или Читтаматра) и Сватантрика Мадхьямика — как «познание впервые», то есть как первая встреча с объектом, первый акт ума. В школе Прасангика Мадхьямика достоверное познание определяется как «безобманное» познание. Вообще говоря, «безобманным», то есть свободным от концептуального «приписывания», в буддийской логике считается «первый момент» (первый акт ума). Уже во второй момент познания появляются концепции, которые вносят в познание искажения. Но «безобманность» и «безошибочность» познания — не равнозначные понятия. Безобманное, или необманываю—щееся, познание — это, по определению прасангиков школы Гелуг, познание, «устанавливающее объект своего рассмотрения в ситуации отсутствия причин, вызывающих его ошибочность» [Донец 2006, с. 156].

Но помимо случайных причин, вызывающих ошибки познания, есть причины ошибочности познания, пришедшие с безначальности вместе с врожденным неведением. Ошибки познания, обусловленные неведением, тем грубее, чем грубее несуществующий кюнтаг, приписываемый объекту познания.

Поэтому, строго говоря, прамана, или логика, как необманы—вающееся познание, совпадает с безошибочным познанием только в том случае, когда полностью устранен несуществующий кюнтаг — врожденная установка о самосущем бытии феноменов. Это — уровень Прасангики. А согласно общепринятому в буддийской логике определению, достоверным познанием считается «необманывающееся познание». При этом критерии «необманывающегося познания» — относительны и зависят от уровня философского воззрения.


Дуйта, или дуйра (bsdus grwa)

По традиционной программе философского образования, по которой до сих пор учатся студенты тибетских монастырских колледжей школы Гелуг, к изучению традиции праманы Дигнаги—Дхармакирти (в трактовке школы Гелуг) они приступают сразу же после поступления на философский факультет (mtshad—nyid grwa tshang). Первыми тремя учебными дисциплинами являются: 1) bsdus grwa (дуйта, или дуйра — в монгольской и бурятской транскрипции. А.М. Донец переводит название этого предмета как «онтология» [Донец 2006, с. 13]. Но, судя по программе Гоман—дацана и «Прекрасным золотым четкам…» Джамьяна Шепы, дуйта, или дуйра (букв, «класс кратких основоположений») — это начальное знакомство с базовыми понятиями гносеологии и логики [Джамьян Шепа 2000; Джамьян Шепа 2005]. Это программа, рассчитанная на три первых курса изучения цемы.


Истинное существование

«Истинное существование — это существование исключительно со стороны объекта, вне зависимости от наименования и от того, как этот объект воспринимается достоверным сознанием» [Ум и Пустота, с.96]. Истинное существование феноменов признается философами Читтаматры и является объектом отрицания в школе Мадхьямика.


Клеша (nyon mongs, klesa)— «затемнение», «омрачение».

Термин, выражающий понятие о загрязненности сознания обычного существа. Однако сознание не является загрязненным по своей природе: природа сознания изначально чиста, а загрязнения имеют временный характер, поэтому устранимы. Причинами возникновения клеш являются:

1. неустраненость латентного присутствия в сознании отпечатков клеш;

2. близость объектов, вызывающих омрачения;

3. неправильное функционирование сознания.

Принято различать две разновидности клеш:

1. клеши типа кюнтаг (nyon mongs kun btags) — интеллектуально приобретенные клеши;

2. вместерожденные клеши (nyon mongs lhan skyes).

Есть также классификация клеш на пять типов (nyon mongs.

Inga; расса kleiiah):

1. постоянные оковы (kun sbyor; Sanyojana);

2. тонкие и устойчивые клеши (phra rgyas; Anusaya);

3. клеши—путы (‘ching—ba; Bandhana);

4. вторичные клеши (nye nyonng; Upakleuah);

5. все—сковывающие факторы (kun dkris; Paryavasthana).

Существует деление клеш на пять ядов (nyon mongs.

dug Inga):

1. желание—привязанность (‘dod chags);

2. гнев—ненависть (khong kro);

3. неведение (ma rig—pa);

4. гордыня (nga rgyal);

5. зависть (phrag dog).


Кюнтаг

Термин, используемый в традиции Читтаматры при познании пустоты, обозначает ложный концепт об истинной природе феноменов, понятие о приписанном феномене, являющемся голым ярлыком, без объектной основы. Как гносеологическая категория понятие кюнтаг фиксирует в познании феноменов преувеличение бытия, происходящее из—за неведения.


Кюнтаг существующий и несуществующий

Rnam grangs—pa’i kun brtags; pariyaya parikalpita — «номинально приписанный феномен» [Цепак Ригзин, с. 5]. Это, например, «пространство». Цепак Ригзин поясняет, что это абстрактные понятия, «общие образы» (тиб. don phyi).

Mtshan—nyid yongs—su chad—pa’i kun—brtags; alak§ana parikalpita — «кюнтаг, полностью отделенный от характеристик», то есть лишенный объектной основы приписанный феномен, вообще не существующий.


Ламрим

Lam—rim — «этапы пути», учение о постепенном пути просветления, восходящее к Слову Будды, являющееся его квинтэссенцией и передающееся в устной тибетской традиции; категория текстов, посвященных тематике постепенной духовной практики, проходящей через три этапа общего пути, а также соединяющего путь сутр и тантр. Среди множества тибетских текстов этой категории базовыми для школы Гелуг являются восемь великих руководств, из которых три были составлены Дже Цонкапой: ‘Большой Ламрим’, ‘Средний Ламрим’ и ‘Малый Ламрим’.


Логика

Логика как дисциплина существовала задолго до Дигнаги. Но именно Дигнага и Дхармакирти считаются основоположниками буддийской логики, потому что они произвели принципиальную реформу в логике. Логика периода, предшествующего появлению трудов Дигнаги и Дхармакирти, относилась к брахманской традиции и была формальной. Логика буддийских философов школы Вайбхашика не отличалась радикально от логики философских диспутов, разработанной небуддийской школой Ньяя. Реформы, произведенные Дигнагой и Дхармакирти, основывались на философском, гносеологическом подходе к разъяснению природы, структуры и функций сознания, а также к обоснованию принципов и критериев достоверного познания. В своей содержательной части эта логика базировалась на воззрениях философских школ Сау—трантика и Читтаматра (Йогачара).


Умозаключения в буддийской логике

Умозаключения как особый источник познания признавались логиками и ранее. Были известны и пятичленный силлогизм, и десятичленный силлогизм. Ф.И. Щербатский пишет: «Заслуга Дигнаги состояла, следовательно, в том, что он привел в систему деление умозаключения на виды и поставил его в тесную связь с теорией познания» [ТПЛ Ч. I, с. 211, прим. 5]. Именно Дигнага впервые провел деление умозаключения на умозаключение «для себя» и умозаключение «для других», сделавшееся в позднейшей индийской логике общепринятым. Еще один важный момент, отличающий буддийскую логику от небуддийской логики предыдущего периода, заключался в том, что она является содержательной, а не формальной логикой — благодаря установленной Дигнагой тесной связи между силлогистической логикой и теорией познания.


Мадхьямика (dbu та pa; madhyamika)

Это философская школа Срединного Пути. Её основателем является Нагарджуна, чье появление было предсказано Буддой. Именно Нагарджуна дал точную интерпретацию конечного воззрения Будды. Точное время его жизни неизвестно, но общепринято относить годы его жизни к первому веку нашей эры. В тибетской традиции принято считать, что он жил шестьсот лет, начиная с первого или второго столетия нашей эры. Название школе было дано Нагарджуной. Самым известным учеником и последователем Нагарджуны был Арьяде—ва (‘phags—pa lha), основной работой которого по Мадхьямике является «Четырехсотенная» (‘Catuhsatika’). В Тибете их называют «праотцами Мадхьямики» (phyi—mo—pa’i dbu—ma—pa) и относят к идущей от Манджушри линии «глубинного видения». В VI в. появились подшколы Мадхьямики: Прасангика Мадхьямика (dbu—ma thal ‘gyur—ba), основателем которой стал Буддапалита, и Сватантрика Мадхьямика (dbu—ma rang rgyud—ра), основателем которой является Бхававивека.


Медитация (sgom; bhavana)

Наиболее общий смысл этого понятия заключается в привыкании к правильному и благому образу мыслей, культивируемому посредством слушания и размышлений над Учением [Гомде Лхарамба, с. 139]. Медитация — это способ успокоения и отбрасывания омрачающих ментальных факторов. Поэтому собственно медитация — это практика пути медитации (sgom—lam). Однако и на предыдущих путях применяются те или иные формы медитации. Есть два основных классических метода медитации — метод аналитической медитации (dpyad sgom) и метод однонаправленного сосредоточения (‘jog sgom). Метод аналитической медитации предполагает применение многообразных аргументов, основанных на авторитетных источниках, логике, примерах. Метод однонаправленной концентрации сопряжен с практикой шаматхи (zhi gnas; samatha) и развитием безмятежности, или медитативного равновесия (ting nge ‘dzin; samadhi).

В ходе тренировки медитативного равновесия достигаются первоначальные четыре концентрации (bsam gtan; dhyana) и четыре медитативных погружения Сферы Форм (gzugs med kyi snyom ‘jug; санкр. arupyasamapatti). С завершением этого развития, из медитативного равновесия, наконец, формируется запредельное совершенство сосредоточения или концентрации (bsam gtan gyi pha rol tu phyin pa dhyanaparamita).

Для того, кто ищет сверхмирских духовных реализаций, в качестве следующего шага рекомендуется раскрыть особое ясное видение (lhag mthong; vipasyana;). Этот уровень освоения медитативного равновесия основан на шаматхе и являет собой единство шаматхи и випашьяны. Таким образом, на пути Трех Колесниц состояния медитативного равновесия, или самадхи (ting nge ‘dzin), дхьян (bsam gtan), и погружений — самапатти (snyom ‘jug) используются для осуществления пути Победителя.


Неведение (та rig—pa; avidya)

На начальном уровне объяснения Учения Будды подчеркивается в особенности та форма неведения, которая связана с непониманием различия между добродетелью и недоб—родетелью, тем, что следует отбрасывать, и тем, что следует культивировать. Сущность неведения как корня сансары заключается в заблуждении относительно способа существования всех вещей, в том числе своего «я», а также в цеплянии за это ложное представление. Лама Цонкапа объяснил, что корнем сансары является именно омраченное неведение, а не просто незнание природы вещей. Омраченное неведение — это неведение, находящееся в отношении несовместимого противоречия с мудростью, постигающей пустоту. Оно характеризуется помимо непонимания конечного способа существования личности и феноменов также цеплянием за это ложное представление о существовании личности и феноменов — как независимо и субстанционально существующих, либо как истинно существующих, либо как существующих в силу самобытия.


Обеты (sdom—pa; samvara)

Есть обеты трех уровней:

1) обеты Пратимокши или индивидуального освобождения (so—thar—gyi sdom—pa);

2) обеты бодхисаттвы (byang sems—kyi sdom—pa);

3) тантрические обеты (gsang sngags—kyi sdom—pa).

Обеты индивидуального освобождения:

1. полностью посвященный монах (dge longs; bhiksu) соблюдает 253 обета; неполностью посвященный монах (dge tshul; sramanera) соблюдает 36 обетов. Внешними атрибутами монашеского посвящения являются постриг и принятие духовного имени, ношение специальных одежд, состоящих из трех частей; чаша для сбора подаяния.

2. Практикующий мирянин (dge bsnyen; upasaka) соблюдает пять обетов или некоторые из них (в полном или частичном объеме): отказ от убийства; отказ от лжи; отказ от неправильного сексуального поведения; отказ отворовства; отказ от приема интоксикантов (алкоголь и др.). В качестве внешних признаков практикующего мирянина, принявшего пять обетов, в прошлом в Бурятии и Монголии было принято принимать духовное имя и носить специальную ленту — орхимжо.


Объект отрицания (dgag bya; prati§edhya) — «то, что подлежит негации»

Термин буддийской логики, обозначающий то, что отбрасывается достоверным познанием при установлении конечного способа существования феномена.


Опосредованное, или косвенное, достоверное познание (rjes—dpag tshad—ma; anumanapramana)

В зависимости от того, для кого оно предназначено — для себя или для других, — делится на следующие виды:

1. Опосредованное познание для себя или, точнее, опосредованное познание периода собственного блага (тиб. rang don skabs—kyi rjes—dpag tshad—ma). Это логика умозаключений (тиб. rtags sbyor), имеющих вид трехчленного силлогизма.

2. Опосредованное познание для других или, точнее, опосредованное познание периода блага другого (тиб. gzhan skabs—kyi rjes—dpag tshad—ma).

Философы школы Гелуг дифференцированно подходят к познанию скрытых феноменов. Они делят скрытые объекты познания на немного скрытые (cung zad Ikog gyur), полностью скрытые (shin—tu Ikog gyur) и скрытые, но сходные с явными или известными. В соответствии с этим различением скрытых феноменов они выделяют следующие виды опосредованного достоверного познания:

1. опосредованное достоверное познание подлинной силы (dngos stobs rjes—dpag tshad—ma; vastubalasayakhetu);

2. опосредованное достоверное познание по доверию (yid—ches rjes—dpag tshad—ma), или познание на основе авторитета устной передачи Будды (lung—gi tshad—ma; agama—pramana);

3. опосредованное достоверное познание (на основе) оценивания близкого феномена (nyergzhal rjes—dpag; upamana anumana) или достоверное познание (на основе) примера (dpe’i tshad—ma; udaharana pramana);

4. опосредованное достоверное познание по признанию (gzhan grags).


Относительное познание, относительный анализ.

Это познание относительной истины, то есть того, как феномены существуют, которое называется также «мудростью постижения относительности» (kun—rdzob rtogs—pa’i shes—rab; samv§tpratiijcana). В традиции Прасангики это различающее познание того, что вещи существуют условно, подобно иллюзии [Цепак Ригзин, с. 7].


"Праманаварттика" (tshad—ma rnam ‘grel) в тибетской традиции.

Хотя в Тибете сложилась своя оригинальная традиция презентации Учения Будды, в том числе, теории праманы (цемы), тибетские философы и логики не говорят о некоем отдельном от индийской классики тибетском буддизме и особой тибето—буддийской логике, отличной от классической системы логики, разработанной Дигнагой и Дхармакирти. Труды тибетских ученых в области гносеологии и логики, цемы, представляют собой комментарии к ‘Праманаварттике’, поскольку эти комментарии создавались с целью методической разработки учебного курса цемы, в рамках которого базовым классическим текстом, который изучали студенты монастырских колледжей, был как раз этот труд Дхармакирти.

"Праманаварттика" почитается тибетскими буддистами как око мудрости буддизма. Традиция изучения цемы в качестве фундамента философского образования в тибетских монастырях была заложена Дже Цонкапой (1357–1419 гг.), который составил краткий комментарий к семи трактатам (тиб. sde—bdun) Дхармакирти под названием «Дверь, ведущая к “Семи трактатам”» (тиб. sde—bdun la ‘jug—pa’sgo). Его ученик Кхедруб Ринпоче (1385–1438) составил подробный комментарий на семь трактатов под названием «Семь трактатов, очищающих тьму ума» (тиб. sde—bdun yid—kyi mun—sel). Другой его ученик Гендун Друб (Первый Далай—лама) написал труд по цеме под названием «Украшение достоверного познания» (тиб. tshad—ma rigs rgyan). Первый тибетский комментарий к ‘Праманаварттике’ был сочинен Чава Чойкьи Сенге (1109–1169 гг.), который был настоятелем монастыря Сангпу (осн. в 1073 г.), известнейшего образовательного центра того времени. Он заложил традицию «реалистического», по определению известного исследователя ‘Праманаварттики’Дж. Дрейфуса, истолкования учения Дигнаги и Дхармакирти, разработал и ввел в учебный процесс форму логического диспута, которая стала традиционной для монастырей Тибета, Монголии, Бурятии. Но внимание тибетских ученых к ‘Праманаварттике’ было привлечено Сакья Пандитой Кунга Гьялценом (sa—skya pandita kun—dga’ rgyal—mtshan, 1182–1225 гг.). Благодаря Сакья Пан—дите и его последователям "Праманаварттика" стала главным источником для изучения гносеологии и логики в тибетских монастырях. Великий Атиша (982—1054), с чьим именем связана новая волна распространения Дхармы в Тибете после её упадка в результате гонений Ландармы, считал учение Дигнаги—Дхармакирти чисто интеллектуальным и не имеющим никакого отношения к духовной практике и полезной только для диспутальной защиты буддийской доктрины от критики представителей иных конфессий. В результате реформаторской деятельности Дже Цонкапы, в результате которой была создана единая система теории и практики Дхармы, тибетцы стали относить предмет ‘Праманаварттики’ к числу «внутренних» наук.


Противоречие

Понятие «противоречие» (‘gal—ba) в тибетском языке имеет следующие значения: 1) «несогласующийся, несоответствующий» (mi thun—ba); 2) «различие и отсутствие совместимости в основе» (tha dad cing gzhi mthun mi srid—pa) [БТКС, с. 490]. Есть разные классификации противоречий. Во—первых, известна двухчленная классификация под названием «’gal—ba gnyis» (две категории противоречий), которая также называется четырехчленной классификацией (‘gal—ba bzhi):

I. два типа противоречий с точки зрения того, что является обратным противоречию:

1) противоречие взаимного отбрасывания (phan tshun spangs ‘gal; anyanyaparihara);

2) противоречие невозможности одновременного пребывания (lhan cig mi gnas ‘gal; ekatrasthita viruddha).


II. С точки зрения способа противоречия различаются два вида противоречий:

1) прямая контрадикторность (dngos ‘gal; bhava viriiddha);

2) косвенное противоречие (brgyud ‘gal; avedhaviruddha)

Известна также трехчленная классификация (‘gal—ba gsum) противоречий «несовместимого пребывания» (mi mthun—par gnas—pa gsum). В ней наряду с «противоречием одновременного непребываниия» (lhan cig mi gnas ‘gal) и «противоречие взаимного отбрасывания» (phan tshun spangs ‘gal) указывается также такой вид противоречия как «противоречие в достоверном познании» (tshad—ma’i gnod ‘gal) [БТКС, с. 491; Цепак Ригзин, с. 51].


Неассоциируемые составные факторы

В традиционной классификации буддийской терминологии, произведенной Лоцавой Каба Пальцегом, названы 14 разновидностей неассоциируемых композитных факторов:

1. достижение (приобретение) (thob—pa; aprapta);

2. неразличающая медитативная абсорбция (‘du shes med—pa’i ‘gog—pa la snyoms par ‘jug pa; asamjca samapatti);

3. абсорбция прекращения (‘gog—pa’i snyoms—par ‘jug—pa; nirodha samapatti);

4. отсутствие различения ('du shes med—pa; sambhaga);

5. жизненная сила (srog—gi dbang—po; prana);

6. типовое сходство (rigs mthun—pa);

7. рождение (skye—ba; jati);

8. старение (rga—ba; jara);

9. пребывание (gnas—pa; s^hita);

10. непостоянство (mi rtags—pa=’jig—pa; anitya);

11. группа имен (min gi tshogs; nama);

12. группа слов (tshig gi tshogs; pada);

13. группа букв (yi ge’i tshogs; vyacjana);

14. состояние обычного существа (so so’i skye—bo nyid; р§thagjana). [См.: Лоцава Каба Пальцег 1992, с. 12].

Цепак Ригзин в перечне 14 неассоциируемых композитных факторов не называет «состояние обычного существа», но приводит «недостижение» (ma—thob—pa; prapta) [Цепак Ригзин, с. 147].


Непосредственное достоверное познание (mngon sum tshad—ma; pratyaksampramana)

Что касается собственно системы Дхармакирти, то, поскольку она основана на воззрениях саутрантиков и йогача—ров, в ней выделяются четыре вида прямого достоверного познания (mngon sun bzhi):

(1) прямое восприятие органов чувств; (2) ментальное прямое познание; (3) прямое восприятие самосознания; (4) йогическое прямое восприятие.


Нирвана (Myang ‘das = thar—pa = zhi—ba; nirvana = moksa = uanta)

Термины, выражающие понятие «нирвана», или «освобождение». Как отрицательный феномен «нирвана» суть пресечение (‘gog—pa; nirodha). Пресечение — предмет третьей благородной истины. Есть два вида пресечения: 1) пресечение омрачений; 2) необратимое пресечение. Именно второй вид пресечения и является нирваной. В результате пресечения достигается покой (zhi—ba; uanta), поэтому «покой» часто используется как синоним «нирваны». В тибетском буддизме понятие нирваны как отрицательного феномена выражается, как правило, термином «туа ngan las ‘das—ba» — «уход за пределы печали».


Пустота (stong—pa nyid; iiunyata)

Понятие об отсутствии независимого, истинного, самосущего бытия феноменов; смысл абсолютной истины — истины о конечном способе существования всех вещей. Есть четыре уровня понимания смысла пустоты — в соответствии с воззрениями четырех философских школ буддизма (Вайбхашика, Саутрантика, Читтаматра, Мадхьямика). Различают также два подхода к интерпретации пустоты в тибетском буддизме: 1) «пустота» в смысле «пустота от другого» (gzhan stong) — воззрение школы Джонангпа; 2) «пустота» в смысле «самопус—тота» (rang stong; sva iiunyata). Самопустота, или рангтонг, — это самый глубокий и адекватный смысл пустоты, он установлен в философии Прасангики Мадхьямики, которая утверждает, что личность и феномены естественным образом пусты от самобытия. (rang bzhin stong—pa nyid; praktiiiunyata).


Самобытие (rang bzhin—gyis grub—pa)

Это понятие, выражающее «философское представление о существовании феноменов независимо от другого, со своей стороны и «вне зависимости от простого обозначения мыслью» [Ум и Пустота, с. 131].


Семь логических трактатов Дхармакирти

Есть три главных трактата, которые Кхедруб Дже сравнивает с туловищем [Кэдруб Дже, с. 40], — "Праманаварттика" [Toh. 4210], ‘Праманавинишчая’ [Toh. 4211], ‘Ньяя—бинду’ [Toh. 4212]. Из них самый обширный — ‘Прамана—варттика’. Остальные четыре трактата, которые Кхедруб Дже сравнивает с конечностями, называются: ‘Хету—бинду’ [4213], ‘Ваданьяя’ [Toh. 4218], ‘Самбандхапарикша’ [Toh. 4214], ‘Сантанантара—сиддхи’ [Toh. 4219].


Скандхи (phung—po Inga; расса skandhah)

«Пять совокупностей»:

1. совокупность формы (gzugs—kyi phung—po; rupa skandha);

2. совокупность чувств (tshor—ba’i phung—po; vadana skandha);

3. совокупность различающего восприятия (‘du shes—kyi phung—po; samjca skandha);

4. санскара—скандха — совокупность композитных (составных) факторов (‘du byed—kyi phung—po; samskara skandha);

5. совокупность сознания (mam—par shes—pa’i phung—po; vijcana skandha).


Сознание

В тибетском языке, как и на санскрите, существует множество категорий, выражающих понятие сознание. Самой общей категорией сознания является «sems» (читта), под которым подразумевается умственная воспринимающая способность, также называемая «первичный ум» (gtso sems), «поток сознания» (rnam shes, sems rgyud, rgyud), ум (yid). Различают шесть форм первичного сознания (rnam shes drug):

1. зрительное сознание (mig—gi rnam—par shes—pa);

2. сознание слуха (rnai rnam—par shes—pa);

3. обонятельное сознание (sna—i rnam—par shes—pa);

4. вкусовое сознание (Ice—yi rnam—par shes—pa);

5. тактильное сознание (lus—kyi rnam—par shes—pa);

6. ментальное сознание (yid—kyi rnam—par shes—pa).

В буддизме различение первичного сознания и его вторичных форм (sems—byung или sems—las—byung—ba) очень важно для понимания механизма воспроизводства оков, привязывающих к сансаре. Понятие о первичном сознании выражает философское представление буддизма о том, что на уровне первичных форм сознание может функционировать, не будучи «нагруженным» концептами, порожденными неведением, корнем сансары. Но дело в том, что сознание «видит» так объект только в первый момент ментального восприятия. Уже во второй момент включаются ментальные факторы, связанные с оценкой и субстанционализацией, преувеличением бытийного статуса феноменов и живых существ. Как поясняет досточтимый Геше Тинлей, на базе первичного чувственного и ментального восприятия, которое само по себе не служит механизмом воспроизводства сансары, тут же возникает концептуальное мышление. Отличие актов первичного сознания и его вторичных форм, или ментальных факторов, связано с тем, что ментальное сознание как форма первичного сознания познает объект в общем, как нечто целостное. А вторичное сознание наделяет его различными конкретными характеристиками, в том числе, исходя из врожденного неведения и приобретенных в ходе социализации ложных мировоззренческих концептов, приписывает объектам характеристики, якобы присущие им самим по себе. Не все виды концептуального сознания являются путами сансары. Но есть определенные концепции, а именно выражающие заблуждение относительно способа существования всех феноменов, которые, вместе с цеплянием за феномены как истинно существующие, и составляют познавательную и психологическую специфику неведения.


Стих Дхармакирти, написанный в конце ‘Праманаварт—тики’174:


[174] См.: Indian Buddhist Pandits 1985, р. 57


Подобно тому, как река впадает в океан,

Это (знание) течет и растворяется во мне;

Я тот, кто обладает мудростью различения Пути и того, что не является путем;

Кто сжег гнездо ложных теорий;

Кто учит Пути Совершенного Основания,

Следуя за самим Возвышенным (Дигнагой);

Кто вынес священные тексты На свет дня;

Кто обладает сотней превосходных качеств;

Я тот, кто отринул негативный ум.

И тем устранил все страхи:

Итак, моё чистое Око Ума (мудрость)

Откроет лотос внутри мудреца.


Субстанция (лат. substantia — сущность, нечто, лежащее в основе)

Понятие европейской философии, обозначающее объективную реальность как нечто, существующее в самом себе и благодаря самому себе (лат. causa sui), а не в другом и не благодаря другому. В понимании европейских философов, это нечто, что остается неизменным субъектом всех изменений. В марксистской философии это материя. В идеалистических системах субстанция рассматривалась как предельное основание бытия (Ф. Бэкон, Б. Спиноза, Г.Ф. Лейбниц), как неизменный субстрат природы (И. Кант), как целостность изменяющихся, преходящих сторон вещей (Г.В.Ф. Гегель) и др. Иными словами, представление о субстанциональности, общее для европейской философии, заключается в признании самобытия вещей. С буддийской точки зрения, это философское представление коренится в неведении.


Теория ума и познания (Ыо rig — ум и знание)

Дигнага и Дхармакирти являются основателями буддийской теории достоверного познания. Её принципиальное значение для практики Дхармы было подробно основано Дже Цонкапой. В развитие теории познания в школе Гелуг большой вклад был сделан также знаменитым учеником Пятого Далай—ламы, Кункьеном Джамьяном Шепой. По его учебнику ‘Прекрасные золотые четки, кратко разъясняющие устройство ума и знания’ (blo—rig—gi—rnam—gzhag—nyung—gsal—legs—bzhad—gser—gyi—phreng—mdzes—zhes—bya—ba—bzhugs—so) обучаются теории познания студенты философского колледжа Гоман монастыря Дрепунг.


Три Драгоценности (dkon mchog rin—po—che rnam—pa gsum; Triratna)

Это три объекта буддийского прибежища — Будда, Дхарма и Саннгха. Они называются Тремя Драгоценностями, потому что суть три в высшей степени редких феномена. Они подобны драгоценности, исполняющей желания, и имеют шесть видов уникальных качеств: они редко появляются в мире; безупречно чисты; обладают ясновидением и другими силами; являются высшим украшением благих пожеланий и мира; имеют высшие достоинства; они не изменяются под влиянием привязанности и гнева. [Гомде Лхарамба, с. 37].


Умозаключение

В качестве синонимов «умозаключения» и «силлогизма» мы можем использовать также термин «логический вывод», заимствованный из формальной логики. Понятие логического вывода более ясно показывает особенность умозаключения как вида достоверного познания — его схематизм. О схематизме (sarupya) умозаключения пишет Дхармоттара в комментарии к ‘Ньяя—бинду’ Дхармакирти [ТПЛ Ч I, с. 85], когда разъясняет значение термина anumana (умозаключение). Rjes dpag; andmana означает ‘последующее измерение’. «Мапа значит ‘мера’, то, чем что—нибудь измеряется. Этим словом, означающим собственно орудие, которым производится измерение, обозначается источник достоверного познавания, заключающийся в схематизме (понятий). ‘Последующее измерение’ есть измерение, следующее за познанием логического признака (того объекта, который познается через умозаключение) и вслед за воспоминанием о неразрывной связи (существующей между этим признаком и объектом). Умозаключение наступает после познания в объекте (известного) качества (которое играет роль логического основания) и воспоминания о неразрывной связи между логическим основанием и его следствием…» [ТПЛ Ч. I, с. 85]. Сказанное следует понимать так, что в буддизме умозаключение как ‘последующее измерение’ служит средством познания скрытых феноменов посредством менее скрытых или явных феноменов.

По этому своему гносеологическому и логическому значению классический трехчленный буддийский силлогизм отличается от общего типа категорического силлогизма формальной логики. Если буддийский силлогизм по своему значению есть умозаключение от менее скрытого признака или качества к более скрытому признаку или качеству, то аристотелевский силлогизм есть умозаключение от общего к частному.


Умозаключение для других

Дхармоттара в комментарии к ‘Ньяя—бинду’ Дхармакирти объясняет: «Так называемое ‘умозаключение для других’ не есть вовсе источник знания, а только известный прием выражения знания в словах. Наоборот, так называемое ‘умозаключение для себя’ есть действительно источник познания» [ТПЛ Ч II, с. 217–218]. Согласно гносеологии и логике Дхармакирти, умозаключение — это один из источников достоверного познания, а слово не является особым источником знания, а есть «лишь условное средство для сообщения своего знания другому» [ТПЛ Ч I, с. 207]. В этом отношении к слову буддийская философия, согласно Дхармоттаре, радикально отличается от всех других философских школ Индии, которые видели в слове особый, самостоятельный источник познания.


Цема (tshad—ma)

Это тибетский термин, соответствующий санскритскому термину прамана, выражает понятие о достоверном познании. Наука о достоверном познании в тибетской традиции называется «tshad—ma rig—ра» или «gtan tshigs—rig—ра», то есть знание праманы или теория доказательства. Чаще всего эта отрасль буддийской философии называется как самими буддийским философами, так и в традиции монастырского образования просто цема (tshad—ma) — это первый философский предмет, который изучают студенты первого курса философских колледжей тибетских монастырей по программе, рассчитанной на четыре с половиной года. На протяжении обучения основным текстом является "Праманаварттика" (tshad—ma rnam ‘grel — Толкование праманы) Дхармакирти. В европейской философской традиции имеется ряд дисциплин, имеющих своим предметом познание: гносеология (общая философская теория познания), эпистемология (наука о знании), логика (наука о законах мышления). Невозможно провести взаимно однозначное соответствие между одной из этих европейских наук и буддийской дисциплиной, называемой цема: историки буддийской философии усматривают в предмете цемы и гносеологическое, и эпистемологическое, и логическое содержание. В русскоязычных переводах предмет цемы принято именовать чаще логикой, и реже — гносеологией и эпистемологией. Мы признаем, что, во—первых, буддийская теория праманы, цема, не является в точном смысле слова логикой, поскольку цема по содержанию шире, чем европейская логика. Во—вторых, цема в той части, где рассматриваются логические признаки достоверного познания, и где проводится сравнительный анализ понятий, является все же не формальной, а содержательной логикой. И с учетом этих особенностей цемы, отличающих её от европейской логики, восходящей к аристотелевской формальной логике, мы называем цему, которую объяснил в ‘Праманаварттике’ Дхармакирти, буддийской логикой. В соответствии с этим и комментарий досточтимого Геше Тинлея называется «Буддийской логикой».


Цема ригтер

Знаменитый четвертый иерарх школы Сакья, Сакья Пан—дита Кунга Гьялцен написал известный трактат по гносеологии и логике — «Цема ригтер» («Сокровищница науки гносеологии и логики», тиб. tshad—ma rigs—pa’i gter). Его автокомментарий к этому тексту (тиб. tshad—ma rig—pa’i gter—gyi rang—‘grel) стал одним из важнейших текстов по буддийской логике для всех школ тибетского буддизма.


Феномен утверждения (sgrub—pa)

Признаком этого вида феномена помимо того, что для его познания нет необходимости в познании того, что противоположно объекту, указывается также, что это феномен, вообще говоря, познаваемый без помощи концепций [Цепак Ригзин, с. 62; БТКС, с. 617]. Так, все эмпирические объекты современной науки могут быть отнесены к этой категории феноменов. Но заметим, что определение феномена утверждения с использованием этого второго признака принципиально ограничивает базу феноменов утверждения. В Пра—сангике, чьим последователем является досточтимый Геше Тинлей, в определении феномена утверждения указывается именно признак его познаваемости независимо от установления того, что является его противоположностью: для познания феномена утверждения нет необходимости производить не—гацию.


Феномен отрицания (dgag—pa)

В словаре Цепака Ригзина определяется как «объект, который устанавливается через эксплицитную элиминацию объекта отрицания (dgag—bya)» [Цепак Ригзин, с. 41].


Феномен и понятие

Не следует отождествлять известное в буддийской логике различение феноменов утверждения и феноменов отрицания с известным в европейской формально—логической классификации различением положительных и отрицательных понятий. Во—первых, буддийский «феномен» и «понятие» западной логики — это не одно и то же. Во—вторых, если в буддийской логике феномен отрицания — это именно отсутствие чего—то (признаков и т. д.), то в европейской формальной логике «понятие, в котором мыслится лишь отсутствие признаков предмета», невозможно» [Формальная логика 1977, с. 35]. По определению, «отрицательным понятием» в европейской логике является «понятие, в основном содержании которого встречается хотя бы один отрицательный признак» [Брюшинкин 1996, с. 61]. Отрицательный признак—это «признак, который говорит об отсутствии у объекта свойства или отношения» («бесхвостый», «бездетный», «нестабильный» и др.) [Брюшинкин, с. 43]. В западной логике отрицательное понятие, даже содержащее в своей формулировке отрицание («не—человек», «не—млекопитающее» и др.), не выражает отсутствия предметных характеристик, а в нем «мыслится определенное содержание, видовой признак которого выражен не непосредственно, а через отличие его от видового признака содержания другого понятия». Возьмем, например, понятие «не—млекопитающее»: «На этом примере видно, что в понятиях, которые принято называть отрицательными, мыслится не отрицание признаков соотносимого положительного понятия, а только отличие видового признака первого от видового признака второго при наличии одного и того же родового признака у обоих понятий» [там же]. Так, понятие «не—млекопитающее» относится к неопределенному классу животных, в зависимости от контекста это может быть класс позвоночных животных, не являющихся млекопитающими. То есть на самом деле «отрицательные понятия» западной логики, сформулированные в форме отрицания, имеют позитивное содержание. Тем более имеют позитивное содержание такие европейские «отрицательные понятия», как, например, автократия, которое считается в европейской логике отрицательным понятием, поскольку понятие автократии содержит такой отрицательный признак как отсутствие подлинно представительных учреждений. Но при этом оно содержит и ряд положительных признаков, таких как наличие тоталитарной системы правления и т. д.

А феномены отрицания, о которых говорит буддийская логика, — это именно отрицания в смысле констатация отсутствия и только отсутствия (чего—то) без того чтобы говорить о наличии чего—то. Хотя и в буддийской логике известно различие между утверждающими отрицаниями и неутверждающими отрицаниями, все же феномены отрицания, с которыми имеет дело буддийская логика и гносеология, это не то же самое, что отрицательные понятия, с которыми имеет дело формальная логика, восходящая к Аристотелю.


Форма (gzugs)

Согласно определению, принятому в Вайбхашике и Сау—трантике, это «то, что существует в качестве частиц» (rdul su grub ра). В отношении эмпирической реальности термин «форма» (gzugs) выражает понятие о теле, материи, материальной субстанции. Если учесть современные представления корпускулярно—волновой теории, то и любые виды волновых явлений и полей следует отнести, очевидно, также к этой категории феноменов. Поэтому, конечно, звук является в этом смысле формой. То есть буддийское понятие «форма» не сводится к визуальной воспринимаемой форме. В тибетской литературе понятие «форма» (gzugs) выражается также термином «bem—ро», означающим «материальное», «материя».


Четыре благородные истины (bden—pa bzhi; catvari satyani)

Это учение, впервые преподанное Буддой во время первого поворота Колеса Учения, представляют собой общее содержание всех направлений буддизма. В современной устной традиции, передаваемой в России досточтимым Геше Тинлеем, четыре благородные истины формулируются так: «Страдание следует познать; источник страдания — отбросить; пресечение страдания — осуществить; путь — медитировать». Это соответствует их формулировке в классической литературе ‘АбхидхармьГ: «Страдание должно быть полностью познано (parijcaya), Возникновение должно быть устранено (prahatvya), Прекращение должно быть реализовано (sak§atkartavya), Путь должен стать предметом практи—кования (bhavitavya)» [Васубандху 2006, с. 187].

Первая истина называется истиной страдания (sdug bsngal bden—pa; dukha satya). Согласно устной традиции, определение истины страдания таково: «Истина страдания — это пять загрязненных совокупностей (скандх), которые возникают из благородной истины источника страдания». Первая истина была преподана для диагностики сансары и полной идентификации её порочной природы. После узнавания ущербности сансары приходит очередь анализа и устранения истины источника — второй благородной истины (kun—‘byung bden—pa). Источником возникновения страданий являются, во—первых, омрачения (клеши): они служат причиной появления омрачений, которые, в свою очередь, ведут к страданиям. Во—вторых, к источнику относятся кармические отпечатки: они служат условием проявления омрачений. Отбрасывание источника — это процесс «полного познания» источника, являющийся, по сути, культивированием противоядия к источнику страданий. Это становится возможным после «полного познания» истины страдания и появления желания познать причины страданий и механизм функционирования сансары, способа бытия, в котором заложено страдание. Будда силою всеведения увидел, что причины страданий находятся не во внешнем мире, а коренятся внутри нас самих. Чтобы мы, обычные люди, смогли адекватно идентифицировать источник и отбросить его, Будда преподал способ исследования механизма возникновения страданий. Познание истины источника обычными людьми вначале предполагает их общее знакомство с этой истиной, когда духовный наставник объясняет, что главная причина страданий — это неведение. На этом уровне важно довести до понимания учеников, что «неведение» — не только непонимание действительного способа существования всех вещей, но и «цепляние за тот концепт существования «я» и всех феноменов, который выражает понимание, противоположное действительному положению вещей» [Геше Тинлей 2008, с. 273]. Однако абстрактного знакомства с истиной источника вовсе недостаточно, чтобы приступить к медитации по устранению источника. Необходимо гораздо более подробное и глубокое познание истины источника. В традиции Гелуг этому, как и «полному познанию» истины страдания, уделяется самое серьезное внимание — гораздо больше внимания, чем в других тибетских школах.

Причинами страданий являются, как это объяснил сам Будда, карма и клеши. Но для того чтобы понять природу кармы и клеш, необходимо знать буддийскую концепцию сознания, в которой различаются первичный ум (gtso—sems) и вторичный ум, или ментальные факторы (sems—byung). Хорошо понимая эти вещи, можно понять механизм возникновения страданий и воспроизводства сансары в виде двенадцатичленной цепи взаимозависимого возникновения.

Третья благородная истина — истина пресечения (‘gog—bden; nirodha satya). Есть два вида пресечения:

1. пресечение как простое отсутствие омрачений;

2. пресечение без возможности повторного возникновения омрачений. Второй вид пресечения и есть нирвана.

Четвертая благородная истина — истина пути (lam bden; marga satya). Досточтимый Геше Тинлей приводит такое определение: «То, что является прямой причиной достижения освобождения и просветления. Это мудрость прямого постижения Пустоты».


Четыре строки "Праманасамуччаи" Дигнаги.

На тибетском языке они звучат так: «Tshad—mar gyur—ba ‘gro—la phan bzhad—pa| ston—pa bde—gshegs skyob la phyag—‘tshal—nas| tshad—ma bsgrub phyir rang—gi gzhung kun—las| btus te sna—tshogs ‘thor—rnam ‘dirgcig Ьуа|» (Ум и знание 2005, с. 19).


Шенванг (gzhan dbang; paratantra) — «зависимый от другого»

Этот термин используется в школе Читтаматра в числе трех характеристик феноменов: это именно характеристики, применяемые к каждому феномену, а не «три категории феноменов», как указано в словаре Цепак Ригзина [Цепак Ригзин, с. 231].


Ясный свет (‘od—gsal; prabhasvara)

Понятие, выражающее относительную природу ума, его тончайший уровень, на котором поток сознания существует вечно. В данном контексте — фундаментальное состояние сознания, которое проявляется у всех живых существ в момент смерти. Квалифицированный практик Ваджраяны использует этот наитончайший ум для постижения пустоты. Различают два типа сознания ясного света:

1. сыновний ясный свет (bu’i ‘od—gsal), который проявляется силою медитации в то время, когда практик находится на пути;

2. материнский ясный свет (ma’i ‘od—gsal) также называется ясным светом обычной смерти [Гомде Лхарамба, с. 473, с. 529].


Ясный свет сути, или ясный свет смысла (don gyi ‘od gsal)

Термин, который передает понятие «ясный свет абсолютного состояния» [Кэдруб Дже 2000, с. 180]. «Ясный свет абсолютного состояния» — непосредственное постижение пустоты наитончайшим умом, называемым ясным светом. По словам Кхедруба Ринпоче, в тантрической практике ум являет себя как ясный свет абсолютного состояния одновременно с появлением реального ваджрного тела (rdo rje sku). Оно создается из тончайшей праны и «только ума» (sems tsam) [там же].


Парамита мудрости

Высшая из всех парамит, «запредельных» совершенств, в которых упражняются бодхисатвы, парамита мудрости (shes rab—kyi pa—rol—tu phyin—pa) — это «запредельное» совершенство мудрости понимания пустоты и бессамостности, то есть высшая мудрость, являющаяся «запредельной» для обычного познавательного подхода.


Шугден

Культ мирского защитника Долгьела, возникший в эпоху Пятого Далай—ламы, к началу XXI века превратился в агрессивное, очень опасное сектантское направление школы Гелугпа, последователи которого называют себя «Новая Кадампа». Для этого направления, широко распространившегося как в тибетском сообществе, так и на Западе, особенно в Англии, характерны:

1. ошибочная трактовка мирского защитника Долгьела как просветленного существа по имени Шугден и придание ему статуса йидама, центрального божества Поля Заслуг;

2. принципиальное противостояние Его Святейшеству Далай—ламе XIV;

3. непримиримость к иным традициям тибетского буддизма и к внесектарным направлениям Гелугпы.

По причине несовместимости этого культа с Дхармой и тяжелых негативных последствий, оказываемых его отправлением на общество в целом и на индивидов, Его Святейшество Далай—лама призвал своих последователей отказаться от него. Досточтимый Геше Тинлей также объяснил своим ученикам опасность, сопряженную с данным культом, и призвал даже не произносить имени этого вредоносного духа.

Приложение 5


Буддийская логика Приложение 5.

Приложение 5.2


Буддийская логика Приложение 5.2.

Приложение 6


Буддийская логика Приложение 6.

Приложение 7


Буддийская логика Приложение 7.
Тинлей Джампа