Чинька-Чинька

Анатолий Харитонов Чинька-Чинька

Как мы приобрели щенка

Квартиры у нас тогда еще не было, и мы поселились за городом у родителей жены — Александра Ивановича и Анны Моисеевны. Как и положено всякому уважающему себя дачнику, мне понадобилась собака. Конечно, можно было пойти в клуб собаководов и купить породистого боксера или головокружительной родословной овчарку, а то и охотничью красавицу с мудреным названием хуцкар да и пустить на хозяйские огороды. Подумал и решил: дорого и мороки с ними много. Овчарке, наверное, сырого мяса подавай. Боксеру — так тому и вовсе не поймешь, чего надо. Вон он мордой-то на человека скорее похож, чем на собаку. Чем его следует кормить, поди угадай. А хуцкара я и даром не возьму. На нем такая шерстка махонькая, вроде как на зубной щетке щетина. Его, пожалуй, зимой в дом брать нужно, а мы с Лидой ютились в одной комнате.

Моя собака должна спать во дворе, а не теснить меня в комнате, и есть то, что остается от моего не особо изысканного харча. В конце концов, авоськи да зонтики ей носить не придется. Всего-то и работы предстоит собаке — это лаять для порядка на чужих и не кусать по возможности своих.

Раньше в городе каждое воскресенье на пустыре стихийно возникал базар. Торговали там всяким барахлом. Хочешь — поношенные башмаки покупай, или прялку, или тулуп для зимней рыбалки… Был там и собачий закуток, где можно было продать или приобрести щенка.

Мы с Лидой сели на мотоцикл с коляской и покатили к барахолке. Собачий отдел работал вовсю. На выставке собак не встретишь такого разнообразия форм и расцветок. От белых, как свежевыпавший снег, до черных с блестящим отливом; от цыплячье-желтеньких до огненно-красных, как будто лису поймали; есть шерстью короткие, а есть и такие, хоть остригай, как барана, и вяжи носки на зиму! Спроси собачников: нет ли фиолетовых щенков с голубыми глазами и в кудельках-завитушках? Найдут и принесут.

Мы с Лидой ступили в этот собачий мир и пошли по рядам. С иными щенками здесь присутствуют их гордые мамы. Не лают, не кусают, сидят смирненько да ревниво поглядывают на покупателей, когда те берут из кошелки щенков. В глазах тревога. Успокаиваются, видя, как щенок возвращается обратно. Обнюхивают его и опять сидят, поводя ушами. Мамы не продаются, они для рекламы.

Ходили мы, прицениваясь и приглядываясь, знакомились с каждой персонально. Здесь попадались даже боксеры и овчарки — звери красивые, сильные и умные, — наверное, не имели документов. Преобладали же благородные всех пород и мастей — милые и добрые, ершистые и свирепые, преданные и готовые побежать за первым, кто позовет. Были и обычные собаченки, которые мыкаются по дворам у многоэтажных домов, взращенные без призора, немытые, нечесаные, внимательно следящие за руками с профессиональным интересом попрошаек. Были и забавные, сытенькие и холеные комнатные пуделяшки, которые привыкли жить в квартирах со всеми удобствами, есть только вкусненькое, и то после длительных уговоров, и подавать голос по особым торжествам. Одну такую собачку уже покупали. Старая женщина с грустными глазами. Собачке у нее будет хорошо. Сколько животных, столько судеб. Кто-то переехал на новую квартиру, кто-то уезжает из города, а чей-то хозяин ушел, как говорится, в мир иной… Продавцы перед покупателями как бы оправдываются за совершаемое предательство и молчаливо прощаются с четвероногими друзьями.

Самые счастливые — это беззаботные щенки. Они только начинают свою жизнь, приобретают хозяев, как путевку в светлый мир. Они шелковисто-пушисты, резвы и игривы, беспомощны и тем забавны. Они, если хотите, неподражаемо оптимистичны. Они, наконец, все как на подбор красивы, словно маленькие дети.

Привлеченные зконким и тонким попискиванием, мы подходим к одному из многочисленных семейств, копошащемуся в старой хозяйственной сумке. Щенки одной масти, пепельно-желтые, с густой длинной шерстью безо всяких там излишних, расслабляющих покупательское сердце, завитушек, с глазками-пуговичками, подернутыми дымкой щенячьей наивности. Они неуклюже высвобождают лапы, лезут друг на дружку, чтобы выползти на яркий дневной свет из нагревшейся под солнцем душной сумки, и покряхтывают от чрезмерных усилий.

Нам вспомнились напутственные рекомендации Александра Ивановича: «У хорошего щенка должна быть широкая лапа и пятый палец…» Лида берет на руки самого пузатого, показавшегося ей маленьким богатырем, коллективно ищем пятый палец и не находим. Зато у щенка широченные лапы и самодовольно-нахальная морда откормленного здоровяка.

Хозяева щенков, не в пример продавцам взрослых собак, чувствуют себя психологически на более высоком моральном уровне. Они пренебрежительны к иным, не понравившимся им покупателям, резки в разговоре и не заискивают: не хочешь — не бери, обойдемся…

— Сколько? — спросил я бабку.

— Пять рублей! — бойко ответила она и затараторила о достоинствах родительницы щенков. По ее словам выходило, будто лучшей собаки мы не найдем по всей барахолке. Мы ей, как видно, внушили доверие, и она постарается всучить нам щенка. Я это сразу понял и не стал ее разочаровывать. Отдав деньги, я взял за шкирку толстопузого и сунул его за пазуху. Он было рыкнул предупреждающе-грозно, но, сообразив, что ему ничего не угрожает, уютно расположился у меня на животе. Вот чего он никак не хотел делать, так это прятать морду вовнутрь. Или мой дух ему не пришелся по нраву, или он от природы уродился таким упрямым. Мне же вовсе не хотелось выставлять свое приобретение напоказ. Могли встретиться знакомые, не станешь же объяснять каждому, что я женился, переехал из общежития на дачу, а там без собаки — не жизнь… Я прятал щепка в куртку, а он рычал и высовывал мордочку. И такой паршивец оказался, еще и облаивал прохожих. Встречные улыбались, глядя на нас. Видимо, он хотел убедить меня в том, что я не зря выложил за него деньги.

Лохматый дядька с цепким взглядом схватил меня за рукав:

— Продаешь? Сколько за собаку просишь? Ить так лает! — сказал он восторженно.

Я едва высвободился от его цепких рук.

— Я тебе десятку дам за пса! — крикнул он вдогонку.

Мы уже покидали собачий закуток, когда вдруг Лида остановилась возле девочки со щенком на руках. Он позировал перед людьми, как позируют люди перед объективом фотоаппарата, чтобы показать себя в лучшем виде. Вроде бы сознавал, чем они здесь занимаются, для чего собрались, и помогал своей маленькой хозяйке, чем мог. Он с серьезным видом вглядывался в покупателей, и выражение глаз его менялось: то в них вспыхивало любопытство, то заинтересованность, то безразличие.

Лида глядела на щенка и все больше восхищалась им. Щенок тоже обратил внимание на нее и, как показалось, улыбнулся ей глазами. У них явно возникла обоюдная симпатия. Я подошел и напомнил:

— Пора ехать.

Лида не сдвинулась с места и кивнула на щенка. Я возразил:

— Мы уже купили. — И указал на рыжего, морда которого торчала у меня из-за пазухи.

— Давай купим и этого! — упрямилась она. — Рыжего мы продадим.

— С условием, что продавать будешь ты сама, — пошутил я, все еще не сдаваясь.

— Я согласна, но этого мы должны купить. Смотри, какой он серьезный, какой умница, какие у него глаза! Продаешь? — обратилась она к девочке.

— Да, — краснея и смущаясь ответила та.

Щенок охотно перешел в руки Лиды.

Нечего и говорить, что рыжего мы не продали.

Мы поместили щенков в коляску мотоцикла и поехали на дачу.

— А когда ж ты рыжего продавать будешь? — спрашиваю я Лиду.

— Пусть побудет у нас, мы его подарим! — крикнула она под свист ветра.

Приехав на дачу, мы схитрили, чтобы выйти из затруднительного положения. Держать двух щенков нам вряд ли позволили бы, и поэтому мы решили преподнести одного хозяину, Александру Ивановичу.

После задушевной и торжественной речи мы вручили ему рыжего. Он обрадованно принял подарок. Как большой знаток, осмотрел и, к нашему общему удивлению, нашел пятый палец! Честно говоря, мы опасались, как бы наш поход в собачий отдел барахолки не закончился менее благополучно.

Кто есть кто

На даче щенки очень быстро освоились. Для начала они обследовали грядки, вытоптали рассаду капусты, переломали цветы, росшие вдоль тропинки, и в довершение вырыли нору под домом — сделали самый настоящий подкоп. Перемазанные грязью, возбужденные и веселые, с языками наружу, они ввалились на веранду и влезли на диван.

С вошедшей Анной Моисеевной чуть не приключился обморок. Всплеснув руками, она закричала:

— Ах вы негодники!

«Негодники», прекратив возню, удивленно подняли головы и насторожились. Они еще не знали, что сделали плохого, но в голосе уловили нотки, предвещающие какие-то неприятности.

На крик из комнаты вышел Александр Иванович и в порыве негодования кинулся к возлежащим на диване, однако как он ни спешил, а не успел: почуявшие недоброе, щенки вмиг оказались у порога.

Для щенков эта выходка даром не прошла. Вечером, когда на веранде собрались все обитатели дачи и мирно беседовали, Александр Иванович демонстративно вбил гвоздь в косяк двери и повесил внушительную мухобойку — кусок резины на палке — и, указав на нее пальцем, провозгласил:

— Буду приучать собак не бегать на веранду!

Поскольку в воспитании щенков приняли участие еще некоторые лица, мне придется познакомить читателя и с ними. Самую бурную деятельность на этом педагогическом поприще развила Жейка. Вообще-то она Анжелка, но в ту пору, когда она начинала осваивать человеческую речь, слова в ее произношении неузнаваемо изменялись. Себя она величала не Анжелкой, а Жейкой.

С Жейкиной мамой, моей женой Лидой, мы купили на барахолке вместо одного щенка двух. Ну а я — это я. Что еще можно к этому добавить, прямо не придумаю.

Мы долго гадали, как назвать щенков. Пока судили да рядили, имена щенкам определились сами по себе. Рыжий, этот толстошкурый обжора и увалень, бегал, смешно переваливаясь с боку на бок, — и его нарекли Топтыгой. Черный ничем особо не отличался. Он тоже участвовал в играх и побоищах на вспаханной мягкой земле, но его следы не так бросались в глаза. На месте преступления, как правило, заставали Топтыгу и наказывали.

Особо пресекалось их появление в доме. Инициатором вылазок на запретную веранду был черный щенок. Топтыга шел следом. Черный первым находил лакомый кусочек или оброненную косточку, а Топтыга с глухим рычаньем отнимал ее. При малейшем подозрительном шорохе черный, как тень, исчезал бесследно. Он останавливался за порогом на нейтральной территории и там спокойно и безвинно помахивал хвостиком в то время, как неповоротливый Топтыга, получив шлепок мухобойкой, вылетал следом, визжал и забивался в заросли. Черный был сметлив и неуловим.

Для того чтобы отличать хитреца от Топтыги, его все чаще называли черным, это само собой перешло в имя собственное — Черныш, но Жейка своевольно его переиначила в Чиньку. Если он в чем-то был виноват, ему грозно кричали: «Черныш!» Если заслуживал похвалы и ласки, ему говорили: «Чинька!»

Моряк

Александр Иванович, вспомнив времена далекой молодости, когда от настоящего мужчины требовалось, чтобы он умел делать все, извлек из кладовой плотницкие инструменты. Подобрав подходящие доски, он соорудил собачью будку. Для того чтобы собачье жилье не пришлось расширять, когда щенки подрастут, он сделал его просторным и высоким. Они охотно поселились в новом помещении и перестали интересоваться верандой.

Однажды к Александру Ивановичу приехал в гости давний знакомый моряк рыбопромыслового флота. Он был красивый, улыбающийся и остроумный, носил форменную одежду и фуражку. Моряк, по традиции, распил с Александром Ивановичем бутылочку, поговорил, а когда собрался уходить, увидел щенков. Ему мгновенно приглянулся Топтыга, и он начал уговаривать подарить рыжего. Но Александр Иванович не соглашался. Он ссылался на Жейку, на Лиду… Тогда моряк обратился к Лиде. С некоторыми колебаниями она согласилась. Жейка тоже. Гость их убедил, что Топтыге у него на даче будет не хуже, чем здесь. А рыжий, приняв от моряка в качестве первого залога дружбы несколько кусочков колбасы, полностью перешел с ним на «ты», не отходил от него ни на шаг, ставил свои широченные лапы ему на колени, обтянутые безукоризненно отутюженными брюками, и благодарно лизал руки.

Когда же моряк направило; домой, Топтыга без колебаний побежал следом.

Через год моряк появился вновь. Его первым делом спросили, как поживает Топтыга. Моряк с гордостью сказал:

— Вырос выше меня ростом! Лапа больше моей ступни! Однажды взял его с собой в лес за грибами, а он идет за мной след в след, как настоящая охотничья собака, и если замешкаешься, так он на ноги наступает. Все пятки истоптал! Это не пес, а чудо!..

Мы с Лидой переглянулись. Видать, действительно Топтыга оказался настоящей таежной собакой.

Чинька выправляет породу

Александру Ивановичу очень хотелось, чтобы собака, живущая у него во дворе, была злой по отношению к чужим. И еще одно положительное качество должна иметь собака — подавать брошенную им палку или шапку. Когда он был молодым, а на озерах было много уток, Александр Иванович держал чистокровных охотничьих собак, и те настолько были хороши, что их обязательно крали завистники-охотники, которые прямо толпами ходили вокруг его дома.

Чиньку никто даже не пытался стащить. И Александр Иванович относил все это на счет его беспородности. Он с сожалением говорил:

— Хороша собака, но не та порода!

Однако он не отчаивался и принялся Чиньку учить. Раз в неделю он кричал на весь дачный участок:

— Лежать! Стоять! Неси! Дай мне!

Это продолжалось до тех пор, пока Анне Моисеевне не надоело:

— Отстань ты от собаки, чего ты к ней привязался!

На что Александр Иванович резонно отвечал:

— Не вмешивайся, старая, у тебя насчет этого дела ни в уме, ни в разуме.

Чинька к занятиям относился с прохладцей. На все окрики он снисходительно вилял хвостом и улыбался, открыв пасть. Он удивительно быстро научился улыбаться, с этаким хитроватым прищуром умных глаз. Повернется боком, глаза скосит и язык свесит.

Александр Иванович накричится, натопается, охрипнет: «Лежа-а-атъ! Стоя-а-ать!» А тот не шелохнется. Только когда он схватится за хворостину, Чинька лениво ляжет и преданно посмотрит в глаза, как бы говоря хозяину: «Пожалуйста, не трудно, но какой от этого прок?» Чинька и шапку дедову принесет и подаст ему в руки, а когда Александр Иванович станет демонстрировать его достижения Анне Моисеевне да забросит шапку в заросли колючих роз, то Чинька отойдет в сторону и усядется как ни в чем не бывало. И идет Александр Иванович за своей шапкой сам, ругая Чиньку за бестолковость:

— Нет, это далеко не овчарка! И уши у него не торчат…

Он был не совсем прав. У Чиньки и вправду торчало вверх только одно ухо. Кончик же другого предательски обвисал. Такие попреки задевали Чинькино самолюбие, и мы стали замечать, что он все чаще и чаще, когда отдыхал на будке, поддерживал «дефектное» ухо лапой. Мы его хвалили:

— Ай да Чинька! Какой молодец, ухо выправляет!

Он приоткрывал пасть и улыбался.

И все же старания Александра Ивановича не пропали даром. Чинька скоро научился приносить вещи, тявкать на посторонних. Последнее ему, должно быть, пришлось более всего по вкусу, ибо лаял он на чужих с особым упоением, бросаясь грудью вперед, не страшась палок и камней. И когда Чинька превзошел самого себя и укусил с пылу с жару Александра Ивановича, его, как вполне сформировавшегося пса, посадили на цепь.

Это Чиньке не понравилось, и он нашел себе в утешение новое занятие. Он вскакивал на верх собачьей будки, оттуда на крышу сарая и там прогуливался, насколько позволяла цепь. Отсюда ему хорошо была видна дорога, соседский двор с маленькой собачкой и лесок напротив. Он сверху следил за порядком на улице. Если прохожие шли мимо, Чинька молчал, провожая их глазами, и вилял хвостом, втайне сожалея, что ему не придется поразвлечься. Если же кто-нибудь сворачивал к нам в проулок, то он поднимал целый скандал. Он лаял на прохожего, подавая сигнал хозяевам, оглядывался на дом и бесновался. А если на его призыв выходили из дому, он лаял с подвывом, показывая, в какой стороне идет чужак.

Однажды, сильно увлекшись, он оступился и свалился с крыши в проулок и повис на цепи. Благо задние лапы все-таки достали до земли.

Сколько времени он так провисел, одному ему известно. Вышел я из дому и увидел, что его во дворе нет. Осмотревшись, догадался, в чем тут дело, и испугался. Бросился за сарай. Стоит там как солдат. Помогая ему высвободиться, я пожурил:

— Как же ты так, Чинька? Соображать надо, не лезь на край!

В знак благодарности и уважения он прикусил рукав передними зубами и так держал долго, не отпуская и не позволяя уйти, что было высшим проявлением нежности.

С самого щенячьего возраста Чиньку стали брать во все походы и поездки. Он прекрасно устраивался в коляске мотоцикла, облюбовал себе место и в автомобиле, старом «Запорожце», которое не уступал даже Жейке. Лихо перемахивал через борт лодки и отправлялся с нами в плавание при любой волне, при любом ветре. Только вот от качки он очень страдал. Иную собаку после такой прогулки в лодку палкой не загонишь, а наш Чинька ни разу не дрогнул перед стихией. Он первым усаживался на корме. Порой, чтобы он нам не мешал, мы привязывали его на берегу. Он негодовал, поскуливал, боялся, не оставили бы его. А когда лодка была готова к отплытию, Чиньку отвязывали, и тот стремглав бросался вперед, перемахивал на нос, с носа — через щитовое стекло, через пассажиров, расталкивая мешающих, садился как полноправный член экипажа.

Пассажиры отряхивали песок, насыпавшийся им за шиворот с Чинькиных лап, а люди, загорающие на берегу и наблюдающие это, весело смеялись. Лодочники, постоянно обитавшие здесь в летнее время, уважительно говорили друг другу:

— Вон смотри, Черныш на рыбалку пошел!

Они-то по собственному опыту знали, как нелегко затянуть собаку в лодку, если она хоть раз побывала в море. Чинька же отправлялся в путешествие с удовольствием. Особенно ему нравилась рыбалка. Мы и сами приходили в восторг от каждой пойманной рыбины, а Чинька помахивал хвостом и улыбался, хотя рыбу за пищу не признавал: ни красноперку, ни камбалу, а от бычков и вовсе морду воротил и брезгливо сжимал губы.

Первые уроки

В сезон утиной охоты почувствовал беспокойство и я. По ночам мне снились озера и заводи. Сознавая, что пришла пора помокнуть на промозглом осеннем дождичке, покормить настырных комаров, я отправился на охоту. А так как товарищей не нашлось, я взял с собой Чиньку. Благо его не надо долго уговаривать.

Чинька скорее напоминал лайку: окрасом, сухими крепкими лапами, широкой и сильной грудью. На этом его сходство с лайкой и заканчивается: хвост не колечком, шерсть коротка, белое пятно во всю грудь, рыжие подпалины на лапах и шее. Вот одно достоинство бесспорное — глаза проницательные и ум особый, цепкий и памятливый. Он легко усваивал команды, быстро приноравливался к человеку, понимал его с первого слова.

Я верил в Чиньку и надеялся научить его нехитрым охотничьим делам. Главное для меня было — чтобы он доставал добытую птицу из воды и выносил на берег. Чинька, на удивление, взял утку, как только я указал на нее. Он вынес птицу и аккуратно положил на берегу. Утка была жива и рванулась было к воде. Чинька прижал ее лапой и ждал, когда я подойду.

По первому кулику я лихо промазал! Чинька побежал без команды следом за птицей, и вскоре его хвост и уши торчали из травы далеко-далеко впереди. Кулик же благополучно приземлился на безопасном расстоянии, на таком безопасном, что его, пожалуй, и из пушки не достанешь. И вот наконец я добыл кулика! Теперь, думаю, натаскаю Чиньку по-настоящему. Я потряс перед его носом птицей, дал ему понюхать, как это рекомендуется опытными охотниками, и бросил ее недалеко от себя. Чинька без моего окрика побежал и принес кулика обратно.

— Молодец, Чинька, хороший ты пес! — похвалил я, весьма довольный его сообразительностью. Решив повторить урок, чтобы выработать в нем условный рефлекс, я размахнулся что было сил и забросил кулика снова. Кулик, описав в воздухе кривую линию, упал в густую траву. У меня заныло в животе, когда я глянул на Чиньку. Пес стоял поодаль, пренебрежительно повиливая хвостом, и как бы говорил: «А не надоело тебе валять дурака?»

Я понял по его виду, что он и не подумает искать птицу. Как я ни приказывал, как ни ругал его, Чинька не поднимался. Объяснившись с ним напрямую, без обиняков, и высказав все, что я о нем думаю, я раздраженно и неохотно пошел искать кулика сам. Трава повсюду была одинакова: высотой до колена, зеленая, с желтыми осенними мазками. Найти в ней что-нибудь было труднее, нежели иголку в стоге сена. А пока я вертелся, то совсем забыл, в какую сторону кинул куличка.

— У-у-у, крокодил! — сказал я Чиньке и пошел топтать траву, участок за участком.

Чинька перебрался на вытоптанное место, улегся и начал прихорашиваться, приглаживая намокшую шерсть языком. Он делал это с упоением, зажмуривая глаза и причмокивая. Во мне все кипело и клокотало, как в чайнике над костром. От ярости я прерывисто дышал, а Чинька будто не замечал моего состояния. Когда я устал, он лениво поднялся, встряхнулся и, отбежав на несколько шагов вперед, сунул нос в траву. И вытянул за кончик крылышка злополучного кулика, принес и выплюнул мне под ноги. Я схватился за клок травы, с глубоким утробным чавканьем выдернул болотную кочку и запустил ее в Чиньку. Он шустро отскочил и сел передо мной, довольный, открыл пасть и вывалил кончик языка. Два ряда белых зубов поблескивали на солнце, и создавалось впечатление, будто Чинька улыбается. А может быть, он и вправду смеялся надо мной?

Жейка развлекается

— Стоять! Лежать! Как лежишь? Молчать!.. — это Жейка подает команды, подражая дедушке Александру Ивановичу, а Чинька выполняет их. На его морде можно прочесть: «Чего уж противиться! Не сделаешь — будет трепать за шиворот, тянуть за уши. Хорошо еще не кусается».

Чинька давно понял, какую огромную власть над взрослыми имеют дети. Они могут брыкаться, могут тонко и жалобно верещать, даже если сами во всем виноваты, они взбираются верхом на Самого Главного Хозяина, перед которым Чинька преклоняется, и, шлепая его по загривку, восторженно кричат: «Н-н-но!» И вообще он не представлял себе, чего только не могут делать эти маленькие разбойники. Со временем Чинька проникся к ним той особой снисходительностью, с какой матерые собаки обращаются со щенками. Правда, расшалившегося щенка можно в целях воспитания оттрепать. А с детьми так не поступишь. И потому Чинька раз и навсегда запретил себе обижать их даже тогда, когда они садились ему на голову, крутили хвост и пересчитывали зубы.

Видя с его стороны такую покладистость, липли к Чиньке все дети: и свои, и родственников, и соседские. Но из всего этого скопища Чинька выделял Жейку. Он ее любил и слушался.

Слушаться слушался, однако до тех пор, пока это ему не надоедало. Тогда он ложился или залезал на будку. Жейка хлопала его, толкала, пытаясь стянуть вниз, и грозно топала ногами. Чинька упрямился, расслаблялся и отяжелевшим телом прилипал к месту. Сдвинуть его Жейка не могла.

Сейчас, когда Жейка выкрикивала ему свое: «Стоять! Лежать!» — Чинька был в хорошем расположении духа. Он был послушен и даже позволял ей ездить на себе верхом. Они играли, а я решил их сфотографировать. Увидя нацеленный на него фотоаппарат, Чинька, как всегда, замер и не мигая уставился в объектив, пока не послышался щелчок. Он всегда успевал стать в позу и поэтому выглядел на снимках одинаково хорошо. Лишь однажды наш пес сплоховал: на горной речке Стеклянухе, такой холодной, что в походах мы пользовались ею как холодильником, Чинька упал в воду. Течение было сильным, его сносило, а в море он к этому не привык. И все же Чинька выплыл сам. Вылез, глаза круглые, шерсть намокла, вода стекает струями. Он затрясся так, что уши и хвост описывали в воздухе круги. В это время я и снял его. На фотографии Чинька вышел взъерошенный, в ореоле брызг.

Когда Жейка была совсем еще маленькой и носила шубу «на вырост», она любила кататься на санках. Но хоть и говорят: «Любишь кататься, люби и саночки возить…» — последнее ей не особенно нравилось. Вскарабкается она на горку, съедет вниз и долго сидит, соображает, оправдываются ли затраченные на подъем усилия кратковременным, но захватывающим дух спуском. Еще раз скатится, опять посидит, подумает… Так вот и катается с раздумьями. А рядом вертится, виляет хвостом Чинька. И вот — «эврика!». Веревка от саней привязывается за Чинькин ошейник. Чинька потащил санки в гору. Там Жейка хотела было отвязать санки да съехать вниз, но не тут-то было! Чинька, не останавливаясь, развернулся и понесся вниз! Хлесткие стебли сухой полыни так и замелькали по сторонам тропы, а Жейка была в восторге: — Чинька, вперед!

Она визжала от удовольствия, когда санки, подпрыгивая, мчали и мчали ее. Вдруг они опрокинулись, и Жейка вывалилась в снег. Иная собака на радостях, что освободилась, удрала бы, но Чинька был псом порядочным и друзей в беде не бросал. Он остановился, дождался, пока Жейка взгромоздится снова, а затем уже рванул во весь дух! Снег летел во все стороны, сыпал в глаза… Они падали, катались по снегу, сплетаясь в один комок, и потом долго разбирались, где Жейкин валенок, а где Чинькина голова. Когда Жейка снова становилась Жейкой, а Чинька Чинькой, катание возобновлялось. Пес на ходу глотал снег, как мороженое. Жейке снег попадал за ворот, таял и скатывался холодными каплями по спине. Наконец, уставшие, вывалявшиеся в снегу, мокрые до того, что пар клубился над ними, они приплетались домой. Из уважения к другу Жейка шла пешком, а Чинька но тем же соображениям тащил пустые санки. Оба были счастливы!

На рыбалке

Тому, что я увлекся подледным ловом, я обязан только Лиде. Вообще-то я любил рыбалку. Но в летнее время. С удочкой, на бережку — благодать!.. А о тех, кто торчит на льду весь день напролет, как антарктические пингвины, имел самое дурное мнение. Я говорил: «Какой, скажите на милость, умный человек станет мерзнуть ради десятка крохотных корюшек!» — и считал себя исключительно правым. Но как-то Лида предложила мне просто погулять по льду, где сидят рыбаки, и поглядеть, что там делается. Посмотреть так посмотреть. Ничего коварного я в этом не видел. Мы спустились по железнодорожному виадуку, как по настоящему судовому трапу сходит моряк на незнакомый берег. Дальнейшее закабаление моей души происходило до примитивности просто: я погулял в курточке типа «Аляска» среди закутанных в меха рыбаков, подержал в руках свежезамороженные чурбачки рыбешек, ощутил их необыкновенный огуречный запах и не удержался.

— Дай половить!.. — попросил я паренька с загоревшим от зимнего солнца лицом. И вот коротенькая и легкая, как обрубок палки, удочка задергалась в моих руках. Подергалась-подергалась, зацепила рыбку — и все! Что-то во мне дрогнуло.

В другой раз мы с Лидой возвращались из города. Вышли из электрички и видим: закованный в лед залив ярко освещен солнцем. Аж глаза слепит! И на всей этой снежной равнине от острова Коврижка и до полуострова Де-Фриз расположились рыбаки. Мы с Лидой долго их разглядывали, со стороны это было очень забавно. В неуклюжих одеждах они выглядели неповоротливыми, передвигались вперевалку. День был морозный и светлый, и потому все, что происходило на льду, казалось мне по меньшей мере любопытным. А Лида после очередной моей шутки засобиралась домой.

Дома она забралась в кладовую, где хранились разные зимние вещи, и через некоторое время появилась с ворохом одежды. Тут были и много повидавшие на своем веку свитер, старые зимние шапки, шарфы и валенки и даже яркие бордовые шаровары времен гражданской войны.

— Быстро переодевайся! — скомандовала она. — На рыбалку сбегаем!

Я не понимал, шутит она или взаправду.

— Давай давай!.. — Быстрей одевайся! Интересно, что же все-таки привлекает на лед столько народу.

— Папа, — обратилась она к отцу, — дай нам какие-нибудь блесенки! Да и удочки тоже…

— Дайте бумажку вашего табаку закурить! — засмеялся Александр Иванович. — Ну что же, выбирайте. — Он достал коробку.

— Э-э-э, нет! Ты уж сам выбери. Мы в этом деле дилетанты, — сказала Лида, натягивая отцовские ватные брюки, в которые могла бы поместиться с головой.

Отступать было поздно. Я надел бордовые шаровары, в которых сделался похож на махновца, и серый свитер.

Критически оглядев нас, Александр Иванович молча вышел на веранду. Возвратился он с парой чуней густого желтого собачьего меха, в каких можно было смело катить хоть на Северный полюс. Это как бы чулки до самого пояса. Даже не будучи настоящим рыбаком, я по достоинству оценил их.

— На вот мои! — сказал Александр Иванович, и видно было, что он гордится ими.

— Папа-то у меня тоже из этих, которые на морозе стоят, — засмеялась Лида.

Так мы с женой попали на рыбалку. Шли мы по льду, как все, шаркая ногами. Иначе не получалось. Ни руки поднять, ни голову повернуть. Просидели мы на льду весь световой день.

С тех пор прошло много времени. Зимняя воскресная рыбалка стала для меня самым большим удовольствием. Теперь, принадлежа к армии тех, кто безропотно мерзнет на льду ради нескольких рыбешек, я могу с полным основанием сказать, что они — самые удивительные люди!

Не знаю, кто изобрел колесо, но парус был придуман любителями подледного лова. Вот как это произошло.

Зима стояла бесснежная, и лед на заливе был ровным и гладким, как стекло. С удачным уловом Александр Иванович собрался домой. Вдруг с севера подул резкий порывистый ветер. С каждой минутой он усиливался, и как рыбак ни спешил, сильный порыв ветра настиг его и сбил с ног.

Удержаться, стоя на скользком льду, было невозможно. И, недолго думая, Александр Иванович сел на подвернутый тулуп, взял пешню, раскинул по ней полы тулупа и поехал. Получился самый настоящий парус! Ветер в считанные минуты доставил его к берегу.

Прежде чем пойти на рыбалку, рыбак должен изобрести блесну. Именно изобрести, как когда-то изобрели все вещи, которыми мы пользуемся. Каждая блесна — это уникальное изделие. Сколько рыбаков, столько и разновидностей блесен. И каждый настоящий рыбак делает их сам.

Так вот и у меня к первому воскресенью на удочках горели латунные блесенки собственного производства. Они казались мне такими красивыми, изящными и привлекательными, что будь я рыбой, непременно клюнул бы на эту штуковину. Постепенно я подружился с рыбаками, казавшимися мне когда-то безликими пингвинами, и обнаружил в них единомышленников, добрых друзей и интересных людей. Где-то там, в раскинувшемся перед нами городе, они были и начальниками, и подчиненными, и рабочими, и артистами, каждый со своими привычками, своим миром… Здесь мы все были равны, были рыбаками. Людьми доброжелательными, готовыми поделиться и крючком, и даже блесенкой. Все мы равны перед морозом и ветром, солнцем, льдом и капризной рыбой.

Через несколько зим у нас появились свои заветные места, где нас узнавали, особенно Лиду и Чиньку. Их, пожалуй, отличали больше. Ну, Лиду ясно почему… Женщина на зимней рыбалке — редкость. А тут еще такая странность — рыбу она выдергивает из-подо льда гораздо чаще, чем иной самый удачливый рыбак-мужчина. Смеются:

— Чем вы там ее прикармливаете?

А сами бегают то один, то другой взглянуть на блесенку…

Чинька же скоро стал авторитетом бесспорным! Во-первых, он был здесь единственным псом, который выдерживал стужу наравне с рыбаками и не убегал домой. Во-вторых, приходил добровольно — для него мы прихватывали дощечку, чтобы лапы не отморозил. И последнее — он никому не мешал, ни на кого не лаял, а к рыбе был совершенно равнодушен.

Вот как-то пошли мы на рыбалку. Просверлили лунки, опустили блесны, сидим рыбачим. У меня ловится корюшка, а у Лиды — ничего. Попалась махонькая наважка, по меткому рыбацкому прозвищу «самурай», которое ей подходит как нельзя кстати. Наважка эта если привяжется, то будет теребить, царапать, дергать блесну, действуя на рыбацкие нервы. Кажется, что подошла стая рыб и все они непременно хотят пойматься именно на твою удочку. Только успеваешь удочку вытаскивать. На крючке пусто, конечно. А «самурай» продолжает клевать, как порядочная рыба. И так продолжается до тех пор, пока рыбак, изловчившись, не вытащит на лед светло-коричневатую рыбешку в две спички — ни тебе жарехи, ни тебе ухи!

Я снова вытянул несколько корюшек подряд, а Лида — опять «самурая». Надоело ей это, и она давай жаловаться:

— Ты мне не те блесны привязал!

Я подозвал Чиньку и дал ему маленькую корюшку:

— Отнеси Лиде в подарок, пусть понюхает, как пахнет настоящая рыба!

Он осторояшо взял двумя зубами трепещущую корюшку за хвост, отнес и положил у ног Лиды. От подобного «оскорбления» она закричала:

— Чинька! Забирай эту паршивую рыбешку назад!

Чинька, уловив игровой тон, безропотно ухватил рыбу и прибежал ко мне. Он аккуратно опустил ее и посматривал на меня, добросовестно выполнив свой долг.

Лида снова поймала «самурая» и рассердилась не на шутку.

— Стая подошла, — обнадежил я ее, хотя всяк рыбак знает, что «самураи» стаями не ходят.

— Чинька, — позвал я, — возьми рыбу и передай Лиде, пусть не расстраивается.

Он весело исполнил поручение.

— Чинька, паршивец такой, забирай сейчас же свою рыбу!.. Не смей больше приносить ее ко мне! — осерчала Лида и затопала ногами.

Рыбаки вокруг заулыбались. Чинька нехотя защемил на зуб корюшку и засеменил куда-то в сторону. Но как будто передумал. И как ни в чем не бывало пришел, сел на доску от старого ящика.

Я заподозрил неладное:

— Чинька, — говорю, — ты куда дел корюшку? — Он воровато отвел глаза и сделал вид, что не слышит. — Где рыба?! — строже спросил я.

Он сидел на своей дощечке отвернувшись, будто и не слыхал.

— Ты слопал ее, негодник?! Я тут один на нас троих ловлю рыбу, а вы ее глотаете живьем!.. Ты же сырую рыбу не ешь, а? — Последнее было произнесено таким тоном, каким иные говорят: «А ты ведь слово дал…»

Чинька был глух. Он разглядывал бледный огрызок луны, так нелепо висевший на дневном небосводе, и как бы размышлял, а не погавкать ли на нее, чтобы не отвечать на вопрос: «Где рыба?» Где рыба… Где ж ей быть… Он проводил глазами пролетавшую мимо чайку, намекая хозяину, кто мог съесть его рыбу.

Этот случай не прошел даром. Чинька пристрастился к свежей корюшке. Однако ои понимал, что у хозяина рыбы немного, поэтому стал промышлять у оставленных лунок. Мы об этом долго даже не подозревали.

Когда рыба совсем не ловится, рыбак начинает перевязывать блесны, сверлить новые лунки, искать рыбацкого счастья. Он выдернет рыбку-две, оставит ее на льду и уходит дальше.

Чинька, чтобы погреться, тоже бродил. От лунки к лунке, от рыбака к рыбаку, как в гости. Кто поговорит, а кто и погладит — интереснее жить! И вдруг скандал!.. Чинька убегает, по льду стелется. А за ним, неуклюже переваливаясь в тяжелой шубе, спешит рыбак с железной пешней, как Илья Муромец с мечом. Чинька к косе, где вода плещется. С ходу перемахнул и сел, вывесив язык. А рыбак, вовремя хлопнувшись на лед, едва затормозил. Чинька обежал полынью кругом, возвратился на свое место, уши прижав. Рыбаки смеются:

— Кусок хлеба, что ли, стащил…

— Не-е-е! Он бутылек согревательный унес. С чего еще мужик станет так кричать?

— А может, закусь — колбасы кус—И тут же ободряюще: — Не бойся, Чинька, в обиду не дадим1.

Приходит рыбак, красный от конфуза. Жалуется:

— Пять рыбин с лунки сожрал!.. Дружное рыбачье «ха-ха-ха» прерывает его. Я отсчитываю пять корюшек и отдаю. Берет и уходит, оправдываясь:

— Дак он с лунки стащил…

Говорю Чиньке:

— Как же ты мог, Чинька?

— А он на незанятой лунке ел. Откуда ему знать, что та рыба не брошенная? — вступился за него сосед. Наклонился, выбрал корюшку и поднес Чиньке: — Ешь, Чиня.

Так Чинька стал заправским рыбаком.

Черемша

Наступил долгожданный месяц май. Выплеснулись из почек нежные, светло-зеленые листочки, окутались зеленым ковром сопки.

В мае у нас — обязательный поход в лес. Мы — люди лесные. Кто-то восторгается бескрайними просторами степей. Там свои прелести. Но нам без леса жизнь не в жизнь! Одно слово — дальневосточники. И есть у нас одно заветное местечко в лесу, которое мы посещаем только в мае. Здесь можно вдоволь полакомиться необыкновенно пахучей травкой — черемшой.

За ней мы собираемся загодя, оговариваем день, готовим одежду, чтоб было в ней легко и удобно, цветом посветлее, чтоб клещей обнаружить легче. И идем в лес. Чинька гордо семенит впереди. Он знает дорогу.

Через перевалы, через сопки, покрытые густым лесом, пробираемся мы в издавна известную нам долину, где по всему запорошенному жухлыми прошлогодними листьями лику земли в изобилии высеяна бледно-зеленая травка с широким и сочным листом. После зимней безвкусной и однообразной пищи черемша казалась нам лакомством. Ее приятная терпкость, ее особый дразнящий запах вызывает волчий аппетит, и горе тому, кто осмелился прийти в лес без горбушки за пазухой!

Иные ходят за черемшой как за весенними подснежниками. Букетик черемши в ладошку — и обратно. Мы ходим за черемшой основательно, с лукошком и обязательно с хлебом и солью. Какая это черемша без хлеба!.. Попробуйте собирать ее и не есть, не жевать, не смаковать. Невозможно, будь вы самым ярым противником растительной пищи. А много ли вы напробуете, надолго ли вас хватит без ржаного хлеба?..

Чинька к черемше был равнодушен. У него свой интерес в лесу. Он разыскивает какую-то невзрачную, узкую и длинную травку, такую жесткую, что ее, пожалуй, корова не сжует, и с наслаждением ест. Я тоже попробовал и долго плевался, даже черемшой не заедается.

Мы, набрав черемши, пробирались по долгому и пологому склону к перевалу. Перевал этот виден был на синем небе далеко впереди, и нам еще предстояло брать это препятствие штурмом. Чтобы заранее не огорчаться, мы на эту вертикаль старались не смотреть. Так парашютисты не заглядывают в распахнутую дверцу. Они просто шагают в пустоту, а после уже прикидывают, сколько осталось лететь до цели. Вся только и разница: они стремятся вниз, а мы вверх. У нас, конечно, есть преимущество. Мы можем разговаривать.

— Глядите-ка, кого это нам Чинька несет? — указывая пальцем в орешник, сказала Лида. Все разом остановились. Я шагнул навстречу. Чинька положил перед нами комочек серого пуха величиною в два кулака. Вокруг редковатые кусты орешника, где такого птенца пристроить было мудрено. Деревья повсюду тоненькие, стройные, и только чуть поодаль старая липа. Может быть, там гнездо где-нибудь в дупле?

В руках птенец встрепенулся, деловито ухватился мощными когтями за палец, уселся столбиком и с любопытством принялся вертеть головой, глядя на нас огромными круглыми глазами. Не замечалось в нем ни страха, ни волнения, он был горд и полон достоинства, хотя на крыльях не имел ни единого пера и конечно же не мог летать.

Жейка поднесла к нему руку, и он устрашающе защелкал крючковатым клювом — либо пугал, либо просил есть. Из-за легкого серовато-белого пуха он был похож на одуванчик. Казалось, дунь на него — и он медленно и плавно поплывет по ветерку все вверх и вверх… Что с ним делать? Оставить в лесу?.. Его съедят — гнезда лисы здесь есть. Птенец может погибнуть без пищи и воды. Хорошо, если его дом недалеко и мамаша отыщет путешественника. А если нет? Гнезд вокруг, куда можно было бы его водворить, не видать. Разве что старая липа… Но птицы кое-что смыслят в деревьях, и вряд ли стали бы они устраивать гнезда в таком ненадежном месте. А вдруг эта липа не такая уж гнилая? Тогда она и меня выдержит.

— Держите! — сказал я и передал птенца в мягкие Жейкины руки. Тот без тени смущения пересел, пощелкал клювом. Я подошел к липе и посмотрел вверх — метров восемь до дупла и ни одного сучка. — Ничего, справимся, — решаюсь я.

— Ты чего задумал? — Это Лида.

— Проверю. Отойдите в сторонку. Так будет безопаснее.

— Липа может завалиться, — предупреждает она.

— Хорошо, я об этом буду помнить каждую минуту там, наверху.

Липа росла на склоне и уходила вверх не вертикально, и это облегчало мне подъем. Но от каждого моего движения она колебалась до самого основания. Но внизу стояла Жейка с птенцом в ладонях, и отступать не хотелось. Вот и дупло. Я заглянул в него и увидел штрек до самого корня. Липа просматривалась насквозь, и никакого гнезда там не было. Я отпустил край дупла, обхватил дерево, но тут липа в последний раз качнулась, издала легкий скрип и повалилась. И я вместе с ней. После этого разыскивать гнездо на других деревьях мне расхотелось. Посовещавшись, решили забрать птенца с собой. Вокруг дачи тоже есть лес. Когда птенец вырастет, то улетит к Лесному озеру.

Враги

Чинька никогда не дрался. Проходя мимо собак, он их не облаивал, не задирал, не вызывал на поединок. Когда же на него рычали, он только настораживался и выше поднимал голову.

Давний наш знакомый Гера, по-уличному Гек, очень любил стравливать своего Пирата с другими собаками. Причем на Пирате был ошейник с бойцовскими острыми шипами, изобретение самого Гека.

Мы были на берегу моря, когда там появились Гек и Пират. Чинька беспечно бегал по песчаному берегу, а я готовил лодку к выходу в море.

Пират вздыбил шерсть на загривке, готовый в любую минуту кинуться в драку. Он только ждал команды своего хозяина, нетерпеливо поглядывая на него и как бы спрашивая, отчего тот медлит.

Я сказал Геку:

— Не стравливай собак, не надо! — Я боялся за Чиньку. Он выглядел слабее Пирата, который был рослым и сильным псом, закаленным в бесчисленных собачьих сварах. Гек науськивал Пирата и на маленьких беззащитных щенков, которые не могли бы ему оказать никакого сопротивления, даже если бы этого очень захотели. А когда какая-нибудь увертливая собачонка смело хватала противника за горло, она натыкалась на стальные шипы ошейника и ранила себя до крови.

Это было избиение слабого, а никакой не бой.

— Пусть подерутся, — сказал Гек.

— Нет! — ответил я твердо. — Мне Чинька нужен живой и здоровый. Да и драка будет не на равных: у твоего — стальные шипы на ошейнике.

Чтобы не было у Гека соблазна, я привязал Чиньку поводком к лодке.

— Пускай подерутся! — захохотал Гек и, не дожидаясь ответа, крикнул Пирату: — Взять его!

Тот рванулся вперед, но, пробежав несколько шагов, в нерешительности остановился. Чинька стоял подняв голову. Меня удивило это его спокойствие. И я подумал, если драки не избежать, то он окажется в невыгодном положении — привязан к лодке. Гек вроде бы отвлекся, и я ушел в гараж готовить лодку к спуску на воду. Вдруг я услышал яростный собачий лай и визгливый голос Гека: «Взять, Пират! Ату его, ату!..» Выбежав из гаража, я понял: все, что я смогу сделать, это отвязать Чиньку. Поводок остался на Чинькином ошейнике, но он не очень ему мешал. Я видел, драка в разгаре, собаки не утихомирились, и остается лишь ждать, чем все это кончится.

К восторгу вмиг собравшихся зевак все завершилось очень скоро. Пират схватил Чиньку за бок, тот вывернулся и, ловко вцепившись в недруга снизу в горло, перевернул его кверху лапами.

— Взять его, Пиратка, взять! — вдохновлял своего пса Гек.

Пирату было не до того. Он попытался высвободиться, но безуспешно. И теперь лежал, перестав сопротивляться, раскинув лапы, а Чинька держал его за горло. Подбежал Гек, схватил Чинькин поводок и потянул… Чинька не отпускал своего врага, Гек тянул за поводок Чиньку, а Чинька волок за собой Пирата. Так Гек дотащил собак до воды и бросил их в волну. Он надеялся, что Чинька в воде отпустит Пирата и тот, возможно, еще добьется победы.

— Гек, это нечестно! — сказал я.

Гек схитрил:

— Пусть охладятся…

— Чинька, ко мне! — крикнул я. Чинька отпустил Пирата и повернул к берегу, но тот, подбадриваемый выкриками Гека, снова бросился в атаку. Чинька плыл к берегу, где можно твердо стоять на лапах, а Пират ему мешал. И все-таки Гек ошибся, надеясь, что в воде его собака окажется в выигрышном положении. Чинька и здесь чувствовал себя превосходно, вновь бросился на врага и снова ухватил того за горло. Не помог и хваленый ошейник. Чинька просто утопил противника, лишив его возможности дышать. Пират подпял лапы кверху. Они торчали из воды близ Чинькиной головы. Гек заегозил:

— Отгони Чиньку!

— Чинька, ко мне! — приказал я.

Чинька нехотя отпустил врага, вышел на берег и отряхнулся, разбрызгивая воду и вздыбив шерсть. Пират вылез следом и из последних сил все же куснул Чиньку за хвост. Чинька крутнулся, опрокинул противника и навис над ним. Пират лежал кверху лапами и, казалось, не дышал. Он полностью отдавался на милость победителя.

— Ко мне, Чинька! — позвал я.

Он послушно оставил врага и сел подле меня, удовлетворенно раскрыв пасть, будто говорил мне: «Видишь, как я с ним разделался! А ты боялся…»

Я потрепал его за загривок, и он заулыбался.

Толпа зевак расходилась по своим делам. Все с уважением смотрели на Чиньку, спокойного и послушного пса, такою на вид добродушного.

Скоро мы с Чинькой были далеко в море. А когда снова вернулись на берег, Гек устроил целый спектакль. Он встретил Чиньку у самой воды, громогласно приветствуя и протягивая ему руку. Гек шутил, конечно, но в голосе его слышались и нотки уважения. На всякий случай я вполголоса предупредил Чиньку: «Нельзя!» И сказал Геку:

— Осторожней, Гек, собака есть собака… Может цапнуть!

Я-то знал, что Чинька понял, кто затеял драку, и втайне боялся, как бы пес не вздумал наказать истинного виновника.

Однако Гек любил лезть на рожон. Ему хотелось как-то сгладить то невыгодное впечатление, какое он произвел в прошлый раз. Мне кажется, ему даже хотелось, чтобы Чинька укусил его за руку. Тогда не он, а мы чувствовали бы себя нехорошо.

Гек, весь напружинившись, самоотверженно протянул руку к Чинькиной голове — к самому уязвимому, оберегаемому месту. Я замер в ожидании, что вот сейчас Чиньку покинет выдержка и он набросится на обидчика. Но произошло неожиданное. Он брезгливо сморщился. Это была не гримаса угрозы. Гримаса выражала отвращение, как будто к Чиньке прикасалось что-то неприятное, которое надо было терпеть в угоду хозяину. Так повторялось всякий раз, когда Гек протягивал к Чиньке руку, пытаясь восстановить дружеские отношения. Гек даже угостил его колбасой, но Чинька не смягчился.

Мне было интересно, как поведет себя Чинька дальше, и я приказал взять колбасу. Он съел ее все с тем же видом презрения и отвращения, хотя колбаса— это его самое любимое лакомство. Съесть съел, но своего мнения о Геке так и не изменил.

Земляничная поляна

Однажды в июньский день мы ехали в стареньком «Запорожце» на таежные земляничные поляны. В автомобиле было жарче, чем на улице. Впечатление такое, словно тебя посадили в натопленную духовку. Чинька поминутно вываливал язык, тяжело дышал, ерзал на месте, пересаживался и норовил разлечься на заднем сиденье, мешая Жейке.

Жейке тоже было жарко. Между ними то и дело возникали ссоры из-за места. Чинька залезал на чужую половину, а Жейка закидывала ноги на его спину. Когда наконец-то мы прибыли, все враз вывалились из машины и разбрелись по поляне. Здесь было прохладнее, так как рядом текла горная речка. Вообще-то ее можно было перепрыгнуть, но тот, кто промажет и хлюпнется в воду, выскочит как ошпаренный — такая она холодная.

Поляну густо покрыли кустики земляники, а других растений будто бы и не было. Занесешь ногу, чтобы сделать шаг, и не знаешь, куда ступить. Припадешь на колени да так и ползешь, собирая ароматные, ярко-красные ягоды. Наберешь полную ладонь, а в банку бросать жалко. Ссыпешь в рот — и потекла в тебя пьянящая, пахучая влага. Ешь, ешь… Вроде уже насытился, бросил несколько горстей в банку, ан нет, попалась на глаза крупная, теплая, словно солнцем налитая ягодка, возьмешь ее на язык — хороша! И только когда наешься, начинается самый сбор, что называется, в лукошко, про запас, на долгую зиму.

Тут же крутится Жейка. Собирать ленится, вот и ныряет в банку ее рука да черпает ягодки покрупнее. Прочтешь ей мораль насчет трудолюбия, слушает она внимательно, а сама жует и в банку заглядывает.

Чинька бродит поодаль. Вдруг вижу, он тоже губами снимает землянику с кустиков и ест.

— Пошел вон, паршивец, — ровным голосом говорю ему и машу рукой. — Ешь где-нибудь подальше. — Чинька отошел и снова чавкает: «Я, мол, не лезу к тебе… Я с краю!» А мне все кажется, что он к облюбованному мной участку подкрадывается да лучшие ягодки слизывает. Погрожу ему пальцем, он лежит в тени и лениво шевелит пастью, да еще и головой раскачивает. А говорят, что собаки ягод не едят. Вот полюбуйтесь!

Совсем незаметно пролетел день. Когда начало смеркаться, хватились, что забыли дома палатку, а мошка здесь по ночам — лютый зверь. Даже в машине не спрячешься.

Еду готовили у костра. Жались ближе к огню, а мошкара тучей вилась над головами и сыпалась в огонь, ожигая крылья. Ужинали картофельным супом с тушенкой вперемешку с мошкарой. Выбирать ее было занятием бесполезным. Так и ели, не заглядывая в миску, чтобы не портить себе аппетит. Ничего, на вкус не влияет!

Чинька тоже прижался к костру, так что мы стали опасаться, как бы он не подпалил себе хвост. Однако он таежник опытный, не подсмолил ни волоска.

Спать легли в машине. Ночью ворочались, чесались, чихали и размахивали в бессильной злобе руками. Собственно, хватившись палатки, которую мы так легкомысленно не взяли, я понял, на какие муки мы обречены. Теперь вот пожинали плоды беспечности.

Вдруг среди ночи по крыше машины забарабанили. Спросонья мы не сразу поняли, что это… А это был Чинька. Он за ухом чесал и стучал по крыше. Он тоже воевал с мошкой, только оказался сообразительнее нас. Мы влезли в машину и там представляли собой приманку для кровопийц, а Чинька взобрался повыше, где дул ветерок. Мошку сносило в сторону.

Утро мы встретили радостно, как никогда! Опухшие, невыспавшиеся, измученные, мы с надеждой поглядывали на предрассветные вспышки зари и мысленно торопили солнышко. Я предложил покинуть машину и смело вылез на свежий воздух. Там дышалось легче. Я раздул костер. Ко мне присоединились Лида, Жейка и Чинька. Когда огонь разгорелся вовсю, я незаметно для себя уснул, и во сне меня никто не кусал.

Наступившее утро щедро вознаградило нас за наши ночные мучения. Ягода обильно потекла в банки, котелки, мешочки из полиэтилена. Утром ее собирать легко и весело. Мошка куда-то исчезла, и было так приятно, что просто не верилось, будто в этом раю может быть временами плохо.

Увлекшись, Жейка с мамой подошли к краю поляны, обрамленной сплошной стеной настоящего таежного леса. Чинька крутился рядом. На краю поляны в тени кустов и деревьев земляника была крупнее. Они издали заметили большие ягоды, свисавшие на тонких стебельках аппетитно и дразняще, но для того чтобы к ним подобраться, надо было выбрать землянику на подступах. Лида и Жейка на коленях потихоньку подбирались к кусту. И вот когда они почти уже достигли цели и можно было протянуть руку и брать ягоды, Чинька, пробегая мимо куста, грудью толкнул Лиду. От неожиданности она не удержалась на корточках и села, Чинька нахально вклинился между ней и кустом орешника.

— Чинька, ты чего толкаешься! — возмутилась она. Держась за Чинькину спину, попыталась встать. За другую руку ее со смехом поднимала Жейка. Глянув через спину Чиньки под куст, куда они так стремились, Лида вдруг увидела, как то, что она принимала за толстую палку, медленно поползло к лесу. Это была змея. Серая, со светлыми пятнами, так похожая на ясеневый сук, что немудрено было перепутать. Длину змеи определять было некому. Схватив Жейку в охапку, Лида в момент оказалась у машины.

Чинька с равнодушным видом трусил за ними.

Пришелец

Мы собирались уезжать с земляничной поляны и уже упаковали вещи, когда появился небритый человек с карабином наперевес. На нем была давно не стиранная одежда, выгоревшая фуражка. Он возник неожиданно, словно вынырнул из зарослей тайги, что окружала поляну, и повел себя с нескрываемой неприязнью. Подошел к нам и вместо обычного «Здравствуйте!» указал стволом карабина на мирно глядящего на него Чиньку.

— Я вот возьму и застрелю собаку!

Я мгновенно оценил обстановку. Вооружен. Взбредет в голову блажь — и убьет собаку. Потом восстанавливай справедливость… Как можно спокойнее я ответил:

— Зачем же? Собака денег стоит.

Про деньги я на ходу сочинил. Таких «деятелей» ничем не вразумишь, все ваши доказательства их только раздражают и распаляют больше прежнего. Единственно, что таких лиц озадачивает, — это денежный вопрос. Когда убийство собаки отождествляется с определенной суммой ущерба, это их отрезвляет и настораживает. Я не знал, какой запрет нарушили мы с Чинькой, но та уверенность, с которой к нам притопал этот человек, сама по себе уже свидетельствовала о том, что наверняка мы что-то нарушили. Может быть, землянику собирать нельзя, может, на машине по этой дороге запрещено ездить и тут сделали какой-нибудь заповедник или заказник. Мы-то здесь бываем раз или два в году. В подтверждение моей догадки человек с карабином хрипло закричал:

— Разве вы не знаете, что с собаками в тайгу ходить нельзя?!

Я старался держаться спокойно и вежливо. Со мной Жейка и Лида, а у этого в руках нешутейное оружие — пятизарядка.

— Мы не с собаками, а с собакой, и не в тайге, а на поляне.

— Зачем же вам на поляне сдалась собака?!

— Для охраны.

Голос его надломился на высокой ноте и снизился почти до нормальных тонов. Похоже, он понял, что его крик не действует.

— Собака может зверя какого-нибудь задрать!..

— Тигра, например… — не выдержал я.

Он заглянул в глаза, не издеваюсь ли я над ним, и, наткнувшись в них на абсолютную серьезность, продолжал:

— Тигра собаку сама сожрет. А вот ежели собака ваша за кабаном побежит?

— Не побежит, — уверил я, — это очень послушный пес. Вот видите, он на вас не нападает, хотя то, как вы разговариваете, ему не нравится.

Человек с карабином настороженно взглянул на Чиньку, будто только теперь по-настоящему понял, что тот способен кинуться на обидчика и защитить хозяина.

Чинька, словно понимая, о ком речь, стоял, вытянувшись в струнку, вздыбив шерсть на загривке и чуть пошевеливая черной пипкой носа. Ждал приказа.

Человек направил ствол на Чиньку, но вспомнил мои слова: «Эта собака денег стоит…» — демонстративно закинул ремень карабина на плечо, медленно развернулся и пошел своей дорогой, с явной неохотой оставляя нас в покое.

Обернувшись, я увидел приближающихся к нам школьников с бидончиками. Они подошли, поздоровались, а взрослый лобастый мальчуган поинтересовался:

— Чего это к вам наш Сенька прицепился? Не обращайте внимания, он ко всем пристает. А к карабину у него патронов нету…

Грибники

В последнем месяце лета временно позабыты купания, рыбалки, ночевки в палатке и веселые рассказы у костра звездной ночью. Наступает грибной сезон, когда коричневые, пузатенькие и плотные, будто резиновые, боровички вылезают из-под листьев по склонам сопок целыми семьями.

Всякие там цветастые сыроежки не в счет. Они красивы, спору нет, при умелом приготовлении даже вкусны, но нет гриба лучше белого.

У нас свои излюбленные места, которые мы знаем с детства. Если в прошлый сезон грибы были обильны в дубках, то в следующем там их наверняка не будет.

На этот раз мы решили отправиться на разведку к одной из своих ближайших кладовых. Надо было узнать, каков там нынче урожай. Собрали корзины, немного еды. Лида и Жейка уговорили поехать за грибами и Анну Моисеевну, которая очень боится на море «бугров», как она называет волны. Тополя у дома и дубки близлежащей сопки стояли прямехонько, как свечки, не колыхались, — значит, на море не было ветра. Это поддерживало ее решимость переправиться через залив. Корзины и походный рюкзак были сложены у калитки, как раз напротив Чинькиной будки. Чинька с нарастающим волнением наблюдал за сборами. Конечно же он давно сообразил, что мы отправляемся в поход. А так как Чиньке было абсолютно все равно, куда ехать, лишь бы ехать с нами, он волновался и временами тихонько поскуливал от нетерпения. В походы мы его не всегда брали, и это вселяло в него некоторую неуверенность, вдруг на сей раз ему не повезет?..

Четыре человека да вещи, а это уже тяжелый груз для лодки, и я решил на этот раз Чиньку оставить дома. Он нам совершенно не нужен. Я ему так прямо и сказал:

— Чинька, не виляй хвостом, мы все равно тебя не возьмем, потому что ты не грибник. Для тебя что гриб боровик, что пень — одинаково.

Чинька залаял на меня, будто хотел возразить или оправдаться. Он смотрел в глаза и гавкал. Хотел доказать, что он справится.

Мы с Жейкой, а за нами Анна Моисеевна, вышли за калитку. Чинька стонал и плакал. Он умолял взять его с собой, гавкал взахлеб и унижался, забыв про свое благородство, про свою гордость, и глаза его выражали только мольбу.

Жейка и Анна Моисеевна просили взять его, но я был непреклонен. Я сказал уже свое слово и был уверен, что менять решения — нехорошо. Это разлагает даже сплоченные коллективы. Пускай лучше говорят «тверд не в меру», чем «не в меру мягок»… Под Чинькин вой мы пошли к морю. Лида замешкалась на даче.

…Выйдя во двор, Лида была остановлена Чинькиным воплем. Он взлаивал в ту сторону, куда мы удалились, поворачивал голову к ней и жалобно подвывал, умоляя: «Возьми меня, возьми меня!..»

— Чинечка, тебя оставили… Ах они нехорошие!

Чинька, соглашаясь с ней, с глубокой обидой лаял нам вслед. Лида отцепила его. Чинька обрадованно подпрыгнул и выскочил за калитку. Минута — и он догнал нас. Сделал круг и вожаком зашагал впереди.

— Это еще что такое?! — удивился и осерчал я. — Чинька, ты сбежал?

Чинька опустил голову и хвост, чтобы сделаться незаметнее, но продолжал идти впереди как ни в чем не бывало.

— Твоя работа? — спросил я Лиду, догнавшую нас.

— Ты бы видел, как он просился!..

Лодка бежала по глади моря не очень резво, зарываясь в воду, как утюг. Впрочем, с «ветерком» проехаться не удалось бы и без Чиньки. Мотор был слабоват для четырех человек. Ехали без приключений. В пути Анна Моисеевна приговаривала:

— Слава богу, нет бугров!..

— Сплюнь! — смеясь, советовала ей Лида.

И Анна Моисеевна сплевывала за борт, как заправский мореход.

Через час с небольшим подошли к берегу. Двигались осторожно, чтобы не напороться на камни и не зацепить винтом за отмель. Длинная узкая полоска ровного берега встретила нас благодатной тишиной. Тут же круто вверх поднимались склоны сопок, такие обрывистые, что взбираться по ним легче, чем спускаться.

Вытащив лодку на берег и выбросив якорь, мы полезли на сопку. По обыкновению, я привязывал Чиньку к лодке для охраны, но на этот раз мне не хотелось портить ему настроение. Ему не нравилось оставаться у лодки. Если мы его привязывали, он громко лаял, по-своему, по-собачьи, ругая нас. Теперь он карабкался рядом, а я выговаривал ему:

— Ты беспонятливый пес… Грибы собирать не можешь, бегаешь без толку по лесу, ну какой от тебя прок!

Чинька охотно слушал меня и довольный шел рядом.

Земля в лесу была жирная, обильно политая дождями. Пахло гнилыми кореньями и древесиной, сырой зеленой листвой, корой деревьев, и в этом невообразимом хаосе запахов пробивался, настораживая и будоража воображение, тонкий грибной дух. Это был ни с чем не сравнимый запах не каких-нибудь там маслят и краснушек, а настоящих белых грибов-боровичков. Вы обращали внимание, как пахнут боровички? Они пахнут не грибной сыростью, нет, у них свой запах, сладковатый и острый. Руки после боровичков долго источают их аромат. А вы пробовали ножку сырого боровичка? Попробуйте, это очень вкусно и, уверяю вас, совершенно безопасно. Обламываете кусочек ножки и жуете слоящуюся белыми тонкими нитями мякоть. Она сладковата на вкус, не вызывает неприятных ощущений, не горчит, как сыроежка. Я всегда, когда нахожу первый в сезоне боровичок, дегустирую его.

Грибов было много. Они прилепились на крутых склонах сопки, вразброс то тут, то там стояли на толстеньких ножках, как миниатюрные воины-богатыри. Присядешь, вглядишься в каждый камешек осыпи и вдруг увидишь, как боровички осанисто закрепились на самой немыслимой крутизне, а вокруг них холмики, трещинки, бугорки — это все молодь пробивается к солнышку. Повсюду плотно обступает их кряжистый, искореженный ветрогонами молодой жилистый дубняк.

Это было царство грибов! Увлекшись, мы забрались в высокий папоротник и траву. Грибов там было не меньше, да все рослые, крупные, с коричневато-желтыми головками величиною почти с детскую шапку. Раздвинешь траву — стоит такой красавец на мощной толстенькой ноге, чикнешь ножом под корень — и отваливается он с хрустом набок и не мнется при этом, а так целехоньким и остается.

Жейка была в восторге. Она нашла здоровенный белый гриб. Такой большой, каких ни я, ни Лида, ни даже Анна Моисеевна еще не видывали. По такому случаю мы сфотографировали Жейку с этим грибом. Если бы внезапно пошел дождь, Жейка вполне могла бы воспользоваться грибом как зонтиком, но дождь, увы, не пошел, а так как в корзину гриб не помещался, его пришлось нести в руках.

Вообще-то корзины были оставлены на опушке, на видном месте, а грибы мы складывали в кучки и потом уже подбирали их. Один Чинька не участвовал в поиске грибов. Я назвал его тунеядцем и поругал за то, что он только баламутит воздух хвостом. Продолжая игру, я срезал очередной гриб, потыкал боровиком Чиньке в нос и сказал: «Иди ищи!» Он повилял хвостом и пошел в папоротники, где скрылся с головой. Я направился следом. Смотрю, он пробежал несколько шагов и остановился, опустив голову. Через мгновение его голова вновь появилась над травой с большим грибом в зубах.

— Ай да Чинька! Молодец, Чинька! — радостно вскричал я. Все, всяк на свой лад, стали хвалить его. Чинька принес гриб и положил в мою кучку. Развернулся за следующим, но зацепился грибом за ветку и поломал его.

— Э-э-э! Так дело не пойдет! — сказал я строго Чиньке. — Ты грибницу портишь… Нельзя, иди сюда и сторожи! — «Сторожи!» — это я ему сказал так, для порядка, чтобы чем-то занять его.

Чинька недоуменно посмотрел мне в глаза, вильнул хвостом, как бы говоря: «Как хотите…» Теперь он с подчеркнутым безразличием подходил к грибочку, обнюхивал его и поглядывал на нас, ожидая, когда мы обратим на него внимание и подойдем. Мы кричали: «Не трогай!» — и шли спасать гриб. В конце концов он потерял к грибам интерес, тем более что искать их было совсем не трудно. Найденный Чинькой гриб мы не очень-то спешили срезать, и он нас понял. Мы тоже больше любим искать, нежели брать готовое.

Расквитался

Близ озера Ханка рис с полей уже убрали, а воду слили. Утки носились в воздухе, искали привычные заводи, но не находили их. Когда-то давно, лет десять — пятнадцать назад, здесь были сплошные болота и озера, самое благодатное место для гнездования уток и гусей. Они веками прилетали сюда с юга и выводили птенцов.

Время шло, люди освоили землю, понаделали высоких дамб, загнали воду в каналы и осушили болота. Посеяли рис. А пернатые по-прежнему появлялись на своих родных местах. И только к осени, когда воду спускали, потревоженные птицы метались между большой водой озера Ханка и рисовыми полями.

Как только была разрешена охота, я, Лида, Александр Иванович и Чинька отправились к озеру. Ехали вдоль канала на автомашине. У крутого поворота сделали остановку, и я вылез, чтобы убрать бревно, валявшееся поперек дороги. Чиньке, который было ринулся за мной, я приказал сидеть. Он обиженно отвернулся и скосил недовольные глаза на Лиду. Та тоже подтвердила, что ему лучше остаться, а то вывозит лапы и запачкает сиденья.

Чинька все понял, однако не утерпел и сиганул на дорогу через открытое окно. Я возмутился:

— Ну это уже полное безобразие! В наказание ты побежишь за машиной.

Я захлопнул дверцу перед носом Чиньки и поехал достаточно быстро. Он бежал с километр следом, высунув ленточку красного языка.

Вдруг на воде канала я увидел спокойно сидящую утку-чирка.

— Раз есть дичь, должен быть и охотник! — Я притормозил и вылез.

Представьте себе: на охоте подбираешься к дичи ползком по раскисшей илистой пашне. Торчит лишь ствол ружья. Но этого, к сожалению, никто не видит, и дома никого не заинтересуют эти скучные подробности, более того, прервут ваш рассказ одним простым вопросом: «Сколько уток добыли? Одну?»

А случаем представлялась возможность проявить свое умение на публике и без всяких там тягот. Хотелось бы мне знать, кого такая перспектива не вдохновила бы?

Осторожно подкравшись, я поднял птицу на крыло, вскричав: «Кыш!» — и выстрелил. Утка упала в воду. Я гордо оглянулся. Остальное — работа Чиньки… Он как раз в хорошем собачьем темпе прибыл к месту. Не дожидаясь команды и даже не взглянув на меня, плюхнулся в воду и поплыл к утке. Небрежно взяв ее за перья, потянул к берегу. Только к противоположному…

— Чинька, ко мне! — крикнул я, удивившись.

Но он и ухом не повел. Я заволновался. Я так красиво снял утку, и теперь Чинька портил мне весь спектакль!

— Чинька, неси ко мне! — закричал я грозно. Чинька как ни в чем не бывало вылез на дальнем берегу, положил утку в траву и отряхнулся. Виляя хвостом, он смотрел в мою сторону.

— Чинька, неси ко мне! — приказал я я хлопнул себя по коленке, все еще не переставая надеяться на его благоразумие. Он с великой охотой поплыл, но только без добычи. Утка осталась там, где ее положил Чинька. Если это подранок, тогда ищи-свищи его в камышах. Я, позабыв о всех командах и правилах дрессировки, закричал псу:

— Вернись и принеси утку, паршивец! Она убежит в камыши…

Чинька вылез рядом со мной и, не обращая никакого внимания на меня, отряхнулся.

— Иди возьми утку… Взять! — надрывался я, но он, опустив голову, будто вынюхивая след невидимого зверя, побежал к машине.

Лида и Александр Иванович покатывались со смеху. Чинька сел рядом с ними и уставился на меня. Пасть его была полуоткрыта, красный дразнящий язык лежал меж белых зубов, и мне издали казалось, что он издевательски ухмыляется.

Я прикинул, где может кончаться канал, нашел переход, перебрался на другой берег, подобрал утку и снова вернулся.

Несчастье

Возвращаемся с охоты. Чинька заметно оживился, поскуливая в ответ на звонкий лай дачных собак, давних его друзей и недругов. Это к ним по ночам он ходил в гости.

Лида в болотных сапогах, со сложенным ружьем, торчащим из рюкзака, и в утепленной брезентовой куртке вяло шла но обочине дороги. Я был в таком же походном одеянии, при ружье, с рюкзаком потяжелее, в котором покоилась наша добыча — несколько уток. Чинька бежал по противоположной стороне дороги, осознавая, что свой собачий долг он выполнил до конца. Низко опустив голову, он словно продолжал вынюхивать вкусно пахнущие утиные следы. Вдали из-за поворота показалось такси. На всякий случай я окликнул Чиньку: «Чинька, ко мне!» Но он замечтался, обследуя утрамбованную землю.

Машина приближалась. Навострив уши, все еще находясь под впечатлением азартной охоты, Чинька продолжал трусить по дороге. И вдруг такси рванулось вперед. Все мы закричали, и Чинька, будто проснувшись, бросился к нам. Но поздно! Если бы шофер затормозил… Нажми он на педаль, пропусти ошалевшую и потому неверно оценившую обстановку собаку, и несчастья не случилось бы. Но машина, не меняя скорости, сбила пса и поехала дальше. Я только и успел заметить, как на меня трусливо и опасливо глянули маленькие, заплывшие глаза шофера.

Я было бросился вслед, но меня отвлек Чинька. Он с трудом поднялся на ноги. Его спина изогнулась, будто у него внезапно вырос горб. Он стоял и покачивался. Я обнял его, боясь потревожить поломанные кости. Хотел поднять и понести, но он взвизгнул тихонько и извинительно.

— Чинька, как же ты, глупыш, кинулся под машину? — запричитал я над ним. — Тебе больно на руках?.. Может, пойдем, Чинька, здесь недалеко…

Он, постанывая, мелкими шажками побрел к дому. Мы следовали за ним. Я снова попытался взять его на руки, но, казалось, он просил не трогать его, так ему было больно. Он напрягся и, мобилизовав всю свою волю к жизни, переставлял ноги медленно, поочередно, лапу к лапе. Я не утерпел.

— Давай лучше я тебе помогу, Чинька, потерпи!

Осторожно поднял его и понес. Ему было больно, но он терпел. И только где-то в глубине души я еще надеялся невесть на что: на Чинькины силы и жизнелюбие, на его волю, наконец. Я принес его на дачу и уложил на сено. Я был взволнован и возмущен. Ну чего стоило таксисту притормозить! Так, легонько придержать машину и пропустить собаку. А вместо этого шофер, проявляя неуемную лихость, поддал газу и сбил безответное существо. Великий соблазн — безнаказанность!

Такси поехало в тупик и остановилось там. Я зашагал туда. Мне непременно хотелось понять, осознать истоки этого дремучего безразличия к чужой жизни. Второпях я не сбросил ни рюкзака, ни ружья. Сапоги глухо стучали по дороге.

Каково же было мое удивление, когда я увидел миловидное, уже начавшее полнеть женское лицо с ярко накрашенными губами и подсиненными веками. Женщина, вызывающе вскинув подбородок, нагловато глядела на меня, но в глубине ее зрачков, словно зверек, затаился страх. Страх, который ей хотелось заглушить. Женское начало и жестокость не увязывались в моем сознании. Это так противоестественно!..

— Вы не умеете тормозить? — спросил я тихо, еле сдерживая клокотавшую в груди бессильную ярость.

— Вот еще… Должна я тормозить из-за каждой собаки! — неожиданно низким мужским голосом ответила она и резко тронула машину с места.

Жизнь продолжается

Говорят, кому суждено сгореть, тот не утонет. Выжил и Чинька. Несколько дней организм его яростно боролся за жизнь. О своих муках он не мог рассказать нам. Первое время поднимался со своего ложа с великим трудом. Вставая, стонал совсем как очень больной человек, передвигался согнувшись, будто дед при застарелом радикулите. Через неделю, когда Чинька смог потихоньку передвигаться, он нередко покидал свое ложе и уходил в лес поесть лекарства.

Чинька добирался до узкого сырого овражка и жевал жесткую зелень. Что в ней было целебного, я сказать не могу.

Сильный и молодой Чинькин организм не смирился с болезнью. Он ее переборол, но поправлялся пес медленно. Он боялся резко встряхнуться, остерегался толчков и, глядя на протянутую к нему руку, жалобно и испуганно поскуливал, как бы просил: «Ой, нет, только не трогайте меня! Это так больно…» Его умные светло-карие глаза влажнели, если ладонь неосторожно прикасалась к спине. Но все-таки, к нашей общей радости, Чинька поправлялся. Он и сам это почувствовал и повеселел. Отправляясь утром на работу, я клал ему руку на голову и ласково мял уши. Трепать, как это делал всегда, боялся, чтобы не причинить боли. Он с удовольствием принимал ласку, понимающе-грустно улыбался одними глазами и провожал меня до калитки. Да и встречал он теперь меня без прыжков, без радостного облаивания, но обязательно шел навстречу и прижимал голову, как малое дитя.

— Как дела, Чинька? — спрашивал я.

Он благодарно зажмуривался и сопровождал меня до дверей дачи.

После несчастья он стал нам дорог, как член семьи. О нем заботились, как заботятся о человеке, с его вкусами и привязанностями считались.

Днем Чиньку теперь не спускали с привязи. Остерегались автомашин, несущихся по дороге. Кроме того, в воскресные дни выбравшиеся на природу горожане шумными компаниями ходили мимо нашей дачи к зеленеющим невдалеке сопкам. И хоть Чинька на воле — пес мирный, однако мы понимали, что встреча с ним на улице может не всякому понравиться.

Как-то всем нам понадобилось поехать на несколько дней в город. Мы взяли Чиньку с собой. В нашем многоэтажном доме живет много собак: болонок, пуделей, овчарок. Поэтому я счел, что не будет большим нарушением правил общежития, если у меня погостит некоторое время мой ближайший друг Чинька.

Мы подъехали к дому на машине. Чинька выбежал, осмотрелся по сторонам и деловито направился за мной так, словно он бывал здесь неоднократно. А может, он со мной ничего не боялся. Чинька спокойно вошел в лифт. Так же, без эмоций, он восприпял наш подъем. Он привык двигаться с нами на машине, в лодке, чего же тут удивительного, коли машина-лифт повезла нас вверх? Выйдя из лифта, он безошибочно направился к нашей двери. Чутье не подвело его. Мы позвонили. Дверь открылась, и Жейка с радостным воплем: «Ур-р-ра!.. Чинька!» — приняла дорогого гостя. Чинька даже засмущался. Он степенно вошел, не волнуясь и не церемонясь, хотя издавна был приучен, что в комнату входить нельзя. Но чего уж тут раздумывать, если здесь повсюду пахнет его хозяином и тот сам приглашает не смущаться.

Он ознакомился с обстановкой и остался доволен. Глаза его сияли. Он охотно играл с Жейкой, был с нею обходителен, а как только Жейка занялась своими делами, Чинька лег у порога и свесил язык. В квартире ему было жар-ковато.

Он еще не раз побывал у нас в городской квартире, и это ему очень нравилось. Чинька воспринимал эти поездки как знак особого к нему доверия и расположения.

Собеседники

Лида была на веранде. Вдруг Чинька залаял. Однако как-то по-особенному. Гавкнет коротко и призывно, а потом подвоет. Получалось у него что-то вроде: «Гау-у-у! Гау-у-у!» Помолчит и опять требовательно, настойчиво и возбужденно: «Гау-у-у!»

«Ничего не понимаю, — подумала Лида, — почему Чинька просится на охоту?..» И Лида через некоторое время вышла на улицу.

А у калитки, напротив Чинькиной будки, Александр Иванович и я оживленно разговаривали об охоте. Тесть рассказывал, как когда-то, давным-давно, на озере Ханка он охотился на уток и набил их тьму-тьмущую! Особенно образно он живописал перелеты утки лысухи — «болотной курицы».

— Несется, — говорил он, — стая лысух на вечерней зорьке и застит красное солнце. В небе только огненные блики-всполохи от трепета крыльев. И целиться не надо, направил ствол вверх и стреляй!..

Я не люблю лысух и в свою очередь не без насмешки рассказывал, как там же, на Ханке, Лида общипывала лысуху, с сомнением разглядывая ее. Уж больно эта самая «болотная курица» похожа на обыкновенную ворону. Такое же черное оперение, такой же заостренный клюв… Только лапы немного успокоили Лиду. Все-таки перепончатые, утиные. Однако когда сварили суп, есть его жена отказалась.

— Эй вы, охотники! — перебила наш разговор подошедшая Лида. — Поглядите на Чиньку, он же совсем извелся от ваших воспоминаний!

Только теперь мы обратили внимание на Чиньку. Он стоял на будке, дрожал всем телом от возбуждения и взлаивал на нас коротко, требовательно, как будто просил принять во внимание и его доводы. Мы с Александром Ивановичем враз примолкли, каждый по-своему осмысливая происходящее.

— Откуда он узнал, что мы говорим об охоте? — с суеверным трепетом спросил Александр Иванович, хотя никогда в чудеса не верил.

— Понятия не имею! — ответил я удивленно. — Но так он лает, если мы на охоту собираемся.

— Но сейчас-то мы не собираемся никуда!.. Нет ни ружей, ни рюкзаков, по которым можно было бы определить. Слова понимает, стало быть?

Я пожал плечами. Поди разбери, понимает ли Чинька человеческую речь. Хотя «нет», пожалуй, тут не скажешь… А «да»? И я заученно, как когда-то в средней школе на уроках, говорю:

— Наука доказывает, что собака не может понимать речи человека. У собак только одни инстинкты…

— А Чинька понял, что мы про охоту говорим… — возразил Александр Иванович с видом ученого, сделавшего открытие.

Если нет трудностей

Кончался благодатный месяц август, когда вызревает все, взращенное старательным, трудолюбивым летом. В это время земля обильна плодами, и те, кто хотят перемочь очередную долгую зиму, запасаются ее дарами.

В последние выходные дни августа мы намеревались отправиться за ягодами лимонника, которые обладают необыкновенно полезными свойствами. Это растение конечно же можно было отыскать и поближе, на местах, где мы бывали прежде, но мы решили на этот раз поехать в Уссурийскую тайгу, пожить там с недельку, набраться новых неизведанных впечатлений. Надо признаться, что ягоды лимонника ароматны с чайком, в особенности зимой, напоминая о лете, тепле, солнце.

Собрались я, Лида, Чинька. В последний момент изъявил желание присоединиться к нам и Александр Иванович. Не знаю, был ли он когда-нибудь в настоящей тайге, но рассказов от него на эту тему мы наслышались немало.

И вот мы едем на своем загруженном туристской поклажей «Запорожце». Едем долго. Последний поселок в десяток изб остался позади, а мы катим и катим по древней, заброшенной дороге. Это даже не дорога, а остатки просеки с промоинами, коряжинами, грязевыми ямами-ловушками. Не ведаю, каким образом наша машина преодолела все эти препятствия, и не знаю, выберемся ли мы обратно, если, не дай бог, пойдет дождь. В конце концов остановились перед прогнившим и завалившимся в заболоченный ручей мостом. Дальше пути не было. Итак, мы забрались, казалось, в самую сердцевину тайги. Солнце где-то вверху светит, а к земле лучи его не пробиваются. Разожгли костер. Поставили палатку. Посовещавшись, решили: утром мы втроем — я, Лида и Чинька — пойдем дальше, а Александр Иванович останется в лагере. Ходить далеко по тайге ему трудно, стар уже.

Шашлык с помидорами на ужин, байки у костра, пора и на боковую…

Спали отменно, так как не знали, да и не могли знать, что остановились невдалеке от логова старой тигрицы. Она с месяц назад перекочевала сюда из таежных закутов.

Ее пригнал голод. Она уже была не так расторопна, свой охотничий участок, на котором она кормилась последние несколько лет, ей пришлось оставить более сильной сопернице. Все чаще она недоедала и питалась иногда даже мягкими молодыми побегами. А у поселка ей нередко удавалось найти падаль, изловить зазевавшуюся собачонку, а то и овцу. Стадо коров обычно охранялось пастухом, и она не осмеливалась подходить к нему слишком близко.

Этой ночью она оставила свое логово и, как обычно, направилась к поселку. Она шла не остерегаясь, и вдруг почуяла дым. Тигрица инстинктивно кинулась наутек, но что-то остановило ее. Вместе с дымом она унюхала запах псины. Дым ее пугал — так пахнет человеческое жилье. Присутствие же собаки будоражило, а голод побуждал рисковать.

Старая тигрица мягко ступала по предательски похрустывающим веткам-валежинам. Она умела ходить тихо. Только слух у нее уже был не тот. Иногда она не улавливала даже звука собственных шагов. Она кралась и принюхивалась, не отдалился ли от нее запах. Вот тигрица подошла к заболоченному ручью, пересекла его по полуистлевшему, покрытому мхом кедру, поваленному бурей, и из овраяжа поднялась наверх. С обрывистого края она увидела чуть тлеющий огонек костра, палатку, такую низенькую, что ее вполне можно было перепрыгнуть, и поблескивающую в бликах костра машину. Такие машины часто несутся по утрамбованной дороге, которую ей неоднократно приходилось пересекать. Их она не боялась. Однажды, перед тем как перейти дорогу, она долго отдыхала, сидя у обочины, а из пробегающих мимо таких вот дурно пахнущих штук испуганно таращили глаза на нее люди. Она втянула воздух — пахло собакой! Тигрица подошла к кромке кустарника, окружающего кольцом площадку, но выйти на чистое место не решилась.

Чинька давно услыхал, что к лагерю приближается зверь. Вначале он думал, что это собака, и возможное развлечение его вполне устраивало. Он не стал лаять. Когда же этот «кто-то» вынырнул из кустов и сел напротив костра, Чинька ужаснулся: перед ним сидела и облизывалась самая настоящая кошка, только во много раз больше его самого. Чиньку обуял страх, и он перебежал к палатке.

Большая кошка, чуть слышно ступая, пошла следом и легла напротив него. Он метнулся на противоположную сторону палатки. Кошка хоть и не боялась машин, но пройти между палаткой и машиной не решалась. Пахло людьми. Они сопели и шевелились во сне, и чувство самосохранения удерживало ее. Обошла палатку по кустам и снова легла. Тут Чинька испугался не на шутку. Он всунул голову под полог, сильно ткнув головой в ноги Александра Ивановича. Тот встрепенулся.

— По-о-ошел вон! — крикнул он спросонья. Чинька выполз, оставшись снаружи один на один с громадной кошкой.

Тигрица взметнулась после окрика и исчезла. Но Чинька чуял, что она рядом. Только теперь она была осторожнее. Чинька бегал от одной стороны палатки к другой, наваливался боком на стенку так, что она прогибалась внутрь, и тогда Александр Иванович кричал:

— Чинька! По-ошел вон!

А тигрица ныряла в кусты.

Чинька понял, что в этом окрике его спасение и время от времени, когда кошка, прижав уши, готова была прыгнуть, он бросался на палатку всем телом и этим заставлял Александра Ивановича грозно покрикивать…

С рассветом старая тигрица ушла…

Таежные прелести

Мы проснулись в прекрасном настроении. Какое же развеселое выдалось утро! Птицы посвистывали на все лады. Позавтракав на скорую руку, мы собрались в путь.

— Чинька ночью на палатку лез, — говорил ворчливо Александр Иванович. — Не зря это… Может, испугался кого? Он хотел нас на всякий случай предостеречь.

— Кого ему здесь бояться! — беспечно отмахнулся я.

Александру Ивановичу явно хотелось поговорить, но мы спешили. Охотничья тропа тянулась ниточкой на юг мимо заболоченных мест, в обход сопки, вдоль прозрачного таежного ручья. У Лиды корзина, у меня заплечный рюкзак, при надобности способный вместить два ведра лимонника.

— Чинька, ты чего вертишься под ногами? — озлился я. — Иди вперед!

Он пробежал немного и остановился. Пропустил меня и опять пристроился позади. А замыкающей шла Лида. Мы оставили его в покое. Пусть идет где хочет…

Тропка по иссохшим кочкам вывела нас к узкой поляне, раскинувшейся по всему склону сопки. Поляна сплошь поросла полынью, высотой в человеческий рост. Мы не могли видеть друг друга, даже встав на цыпочки и вытянув шеи. Лида отстала.

— Ты где там? — окликнул я ее обеспокоенно.

— Здесь! — послышалось совсем рядом.

— Ну и травка! Здесь только засаду делать… В двух шагах ничегошеньки не разглядишь!.. Чинька с тобой?

— Тут он крутится, под ногами.

— Пошли дальше, не задерживайся.

Сверху в дымчатой дали виднелись покатые, сплошь поросшие лесом сопки. Все залито темной предосенней зеленью, когда еще не тронула желтизна деревья, но уже от ночных холодных ветров задубели листья, начала иссыхать трава. Вокруг ни жилья, ни дороги, только лес с темными огромными пятнами матерого кедрача, — словно тени от непроглядных туч легли на склоны сопок.

— Вот где шишек-то! — восторженно прошептала Лида. — Приехать бы за ними позднее…

— Ты хочешь сказать: за кедровыми орехами? — уточнил я.

И мы дружно рассмеялись не шутке, а так, от веселого настроения.

Мне казалось, в тайге удивляться особенно нечему. Такой же лес, как и повсюду, такие же деревья и кусты. Ан нет! Тайга — это нечто иное. Тут такие дебри, что и голову не просунуть. Деревья сверху прикрыли землю от солнца, словно крышей, и только кое-где хилый лучик проклюнется, но так и не дотягивается до земли. Там глядишь, трава такая густая: шагаешь по ней — хруст раздается на всю округу, как будто ты не идешь, а траву косишь.

А в иных местах и трава не растет. Голая земля, присыпанная толстым слоем преющей хвои, и ни росточка, ни стебелька! На крутизне такие огромные деревья с вывороченными корнями вповалку лежат, что, кажется, сунешься за корневище, а оттуда хозяин тайги — медведь — как рявкнет: «Здра-а-астье, а мы вас тут давно поджидаем!..»

Мы подошли к подножию сопки, поросшей внизу орешником да колючим «чертовым деревом», и собирались было брать ее приступом, но поднялись метров на десять и остановились перевести дыхание. Лида отстала и карабкалась следом.

— А где Чинька?

— Только что был здесь, — удивилась она не меньше моего.

Мы огляделись, Чинька исчез. У меня мелькнула нехорошая догадка…

В это краткое мгновение я вспомнил все, что слышал с детства о собаках и о тайге. Я рос в среде потомственных охотников. И хотя я ранее никогда не бывал в настоящей тайге, но о ней знал почти все.

Дело в том, что мой дед, у которого я воспитывался, был тигроловом; его предки жили в таежном поселке еще тогда, когда не было в Приморье ни городов, ни портов. Прокрутив в голове сведения, почерпнутые невесть как давно, я пришел к единственно правильному выводу: нас преследует тигр!.. Никаких сомнений тут и быть не могло. Лишь один зверь может выслеживать собаку часами и не отступаться от нее при любой опасности. И даже самый хороший охотничий пес трусливо подожмет хвост и будет искать защиты у людей, стоит ему лишь учуять тигра. Он не станет лаять, кидаться на зверя, защищая себя и хозяина. Собаке не дано превозмочь свой извечный страх перед этой огромной кошкой. На противоборство с тигром способен лишь человек. Да и то не всякий!

Тигр, в свою очередь, питает к собакам самую искреннюю привязанность и любовь гурмана. Если тигр привязался к охотнику с собакой, тут кричи не кричи, стреляй не стреляй, он свою добычу не упустит. Таежники это знают. Их выстрелы и попытки воспрепятствовать тигриной охоте могут только спровоцировать зверя к нападению на них самих. О ловкости, с какой полосатый хищник уносит свою добычу, я слышал прямо-таки легепды.

Тигр может неожиданно напасть из укрытия, сбить охотников и буквально из-под ног выхватить собаку.

Чинька от самого лагеря шел по тропе, втиснувшись между мной и Лидой, а привык он ходить впереди. Тогда я не придал этому значения, принял его поведение за блажь. И треск там, в зарослях овражка, меня не насторожил. Я и вообразить не мог, что недалеко от поселка мог встретиться какой-либо зверь поболее лисы.

Сейчас, проанализировав все это, вспомнив поведение Чиньки и те странности, которые мы вольно или невольно замечали в тайге, я все понял. Вот почему Чинька пропал. Смириться с этим было трудно. Умом я все понимал, а сердце надеялось на чудо.

Посмотрев вниз на притихшую тайгу, Лида задумчиво сказала:

— Похоже, дорогую цену запросила тайга за лимонник.

— Чинька, ко мне! — крикнул я изо всех сил. Деревья заглушили мой голос. Мы прислушались. Вокруг было тихо и спокойно, лишь сойки заполошенно кричали там, откуда мы пришли.

— Так бесшумно крадет собак только тигр, — сказал я.

— От самого лагеря мне все время казалось, что сзади кто-то идет. Нет, не идет, а движется… Там низинка такая и заросли густые. Ты ничего не слыхал? — спросила Лида.

— Нет, не слыхал… Да и не прислушивался. Впрочем, постой!.. Там, в буреломе, сук треснул. Звук был хлесткий, я еще подумал: какой же вес надо иметь, чтобы такой сук переломить. А потом вроде я и забыл об этом. А ты чего молчала?

— Я не была уверена. И потом, вдруг подумаешь, что испугалась, решишь возвратиться в лагерь.

Мы стояли и глядели друг на друга. Что же делать? Искать! Но где? Возвращаться в лагерь? Уйти — означало бы оставить нашего друга в тайге. Стоять и ждать… Но чего? И я принялся кричать как можно громче на всю таежную глухомань:

— Ко мне, ко мне, Чинька!

Я призывно засвистел. Но тайга молчала. Лида кричала до тех пор, пока не сорвала голос. Чиньки не было. Конечно, неуместно было поднимать в тайге такой невообразимый шум. Притихло все: где-то оборвалось далекое уханье совы и даже смолкли горластые сойки.

Прошло с полчаса. Мы отчаялись и решили уходить, как вдруг услышали, что кто-то мягко бежит по сухой листве.

— Чинька, Чинька, — позвал я. — Ко мне!

— Там по низине кто-то носится, слышишь?

— Слышу, — ответила Лида, — вот опять…

И вновь мне показалось, что это мелкая дробная рысь Чиньки.

— Это Чиньку кто-то не пускает к нам, — говорит Лида.

— Да, видно, не может прорваться.

Мы обрадовались, что он жив, и закричали:

— Чинька, Чинька!

И вдруг из непроглядных густых зарослей выскочил Чинька. Он подкатился к нам, упал под ноги и завалился в полном бессилии, распластав по земле лапы. Бока его ходили ходуном. Он задыхался, глаза затуманенно расширились, из открытой пасти во всю длину свисал язык и с него стекала алая кровь.

— Загоняла… — сказал я, склонившись над Чинькой.

— Все-таки прорвался! — обрадовалась Лида.

«Она где-то рядом», — подумали мы.

— Ему надо дать отдышаться, иначе он не сможет идти, — кивнул я на Чиньку, а сам подумал, что этой задержкой подвергаю опасности и Лиду и себя. Как поведет себя наш преследователь дальше, неизвестно. У меня на поясе только нож, а тигр — зверь серьезный.

Чинька охнул и смог наконец подняться. Мы пошли вверх. Теперь и я улавливал шаги какого-то зверя, шедшего следом. «Может быть, мне все это мерещится?» — успокаивал я себя.

— Давай сменим направление?..

Мы развернулись и пошли по своим следам обратно. И тотчас же услыхали, как ниже нас, где-то совсем рядом, кто-то прошелестел в обход. Теперь сомнений не было, нас преследовали!

— Жаль, что баночку из-под тушенки не взяли.

— А что?

— Колотили бы в баночку. — Шутка получилась кислой и улыбки не вызвала. Я обозлился.

— Пошли куда шли, все равно он от нас не отстанет.

И мы пошли на сопку. Когда нам слишком явно докучали шаги, Лида говорила: «Стучи!» — и мы били палками по стволам деревьев. На какое-то время преследователь затихал. Мы продвигались шумно, вопреки неписаным правилам таежной жизни, разговаривали громко, и даже иногда я свистел. У гнилого толстого пня мы остановились. Слева колыхнулся кустарник, длинная ветка с шапкой зелени на макушке медленно и плавно распрямилась, словно ее только что прижимали к земле и враз отпустили.

— Стучи! — и мы двинулись дальше. Наконец-то вышли на поляну, сплошь заросшую дикой малиной. Оттуда тяжело ломанулся в заросли тайги белогрудый медведь. Хруст веток извещал нас о его бегстве.

— Нас уже ничем не испугаешь! — сказали мы с Лидой и навалились на ягоды. Они были отборные, ярко-красные и такие сочные, что, позабыв об опасности, мы принялись обирать кусты и наполнять свои полиэтиленовые мешочки. Посреди малинника мы увидели вытоптанную площадку. Это медведь лакомился. Когтями сгребал с веток ягоду вместе с зеленью и ел, а листья выплевывал. Здесь даже пахло зверем. От недавних переживаний у меня обострилось обоняние. Пожалуй, поживи в тайге немного — и станешь чуять зверя лучше охотничьего барбоса!

Чинька вначале настороженно обнюхивал следы, а потом, глядя на нас, осмелел и принялся есть малину.

— Смотри, тоже распробовал, — показала на него Лида.

В зарослях тайги, где-то далеко от нас, раздавалось нечто похожее на «фры-ры-ры!». Это отряхивался медведь.

— И его ест мошка, ишь как вертится.

— Не уходит, ждет… — заметила Лида.

— Зато киса ушла. Она вряд ли пойдет туда, где медведь пасется.

— Чего?

— Ну, знаешь, как раньше было. Открыл землю, воткнул палку, и это мое! Другой не трогай. Так и у зверей.

— А мы, значит, забрались в мишин огород?

Мы наелись малины, набили ягодой мешочки. Пора и честь знать. А то как взбунтуется хозяин.

Потом мы облюбовали клен, оплетенный лианой, и собрали с него ведра два ягод лимонника. Ладонью загребаешь гроздь, срываешь ее и бросаешь в корзину. Радовались как дети: ягоды крупные, налитые, вызревшие, хотя еще тверденькие, не раскисшие. Пока до дому довезешь — и поспеют, и мягкими сделаются.

Возвращаясь в лагерь, Чинька снова заупрямился. И вперед не идет, и сзади не плетется. Лезет под ноги, хоть ты тресни!

— Опять осада! — смекнули мы, насторожившись. Шли, оглядываясь, вслушиваясь в каждый шорох. Но зверь двигался тоже опасливо, поодаль, вперед не забегал, но и не оставлял нас совсем. Тропа пошла в сопку. По правую сторону на откосе пространство сквозь деревья хорошо просматривалось. А вот слева заболоченное место и вроде овражка неглубокого, и там такие непроглядные заросли.

Чинька от нас не отходил ни на шаг. Я для эксперимента останавливался, пропускал его вперед. Он тут же сворачивал с тропы, напускал на себя серьезный вид, разглядывал кузнечика или нюхал ромашку, пропускал меня и шел впереди Лиды.

— Это что же получается!.. Мы его должны защищать, а не он нас?.. Вот тебе и охрана! — возмущался я.

Мы не узнавали Чиньку. Бранились, возмущались, убеждали, что именно он должен по своей собачьей должности оборонять нас. Все было напрасно! По этому вопросу он имел свое собственное мнение.

Но вот потянуло дымком. Скоро должен был показаться лагерь, где нас ждал Александр Иванович. И вдруг Чинька выскочил вперед и понесся с бугра на бугор, да еще вокруг нас…

— Смотри на него! Снята осада, выходит…

— Снята! — обрадованно подтвердила Лида.

Мы побросали палки.

У костра нас ждал сюрприз. Александр Иванович принимал гостей. Три симпатичных паренька оживленно беседовали с ним о тайге, об охотничьих делах.

— Вы знаете, что у нас тут тигра ходит? — спросил паренек с круглыми черными глазами, когда мы тяжело опустились у костра прямо па сырую землю.

— Догадались, — ответил я, — она весь день нам испортила и собаку чуть не схарчила.

— Тигра за собакой и охотилась. Вон там, глянь, следищи какие оставила, с мой сапог.

Мы рассказали о своих приключениях.

— Она! — дружно и обрадованпо подтвердили гости. А черноглазый паренек добавил:

— Она собачатину любит! Эта тигра у поселка шлендрает. Ее у нас не раз видели. Старая такая, облезлая, вся желтая, почти без полос.

И тут я вспомнил… Утром, проснувшись раньше всех, я вышел из машины. Костер еще не совсем потух, чуть дымились две головни. Я присел на корточки и стал раздувать огонь, ломая мелкие сухие веточки и бросая их на угли. Показались язычки пламени. Вдруг полог палатки, где спал Александр Иванович, еле заметно зашевелился и у самой земли образовалась крохотная щель. Из нее, как из амбразуры, блеснул его настороженный глаз. «Чего это он подглядывает?» — удивился я. А сейчас мне все стало ясно… Это он тигра высматривал. Напряжение сегодняшнего дня вылилось у меня в неудержимый смех. Все с молчаливым недоумением ждали, когда я утихомирюсь. Наконец я припал головой к земле и продемонстрировал, как Александр Иванович выглядывал из-под полога палатки. Люди собрались у костра сообразительные. Все поняли. А Александр Иванович попытался внести ясность.

— Я ж вам говорил, что Чинька всю ночь на палатку кидался, а вы и слушать не хотели! Я б вам с утра объяснил, что это значит… Уж я-то на своем веку их повидал!

Разговор снова оживился. Наперебой стали вспоминать случаи про тигров.

— Удивительно, как ваш пес выкрутился, — сказал один из парней, с уважением глядя на Чиньку.

Попутчики

Жейка и Чинька, расположившись на заднем сиденье машиы, опять ссорились. Чинька считал, что левый угол по праву принадлежит ему, и старался отстоять свою территорию всеми способами. Жейке из-за расслабляющей жары хотелось лечь. Чинька высвобождал голову, потом вытягивал из-под нее лапы, Жейка сердилась, уговаривала его «быть человеком», хлопала по ушам, трепала за загривок. Он терпеливо переносил все, но места своего не уступал.

Мы ехали вдоль сопок и лугов по укатанной проселочной дороге. И внизу открывался вид на широкую Раздольненскую долину. Среди яркой зелени контрастно синели озерки и речные заводи, гладкие и спокойные. А там, далеко-далеко на востоке, раскинулся морской залив. Он был совершенно голубым и сливался с безоблачным небом. Поднимавшаяся пыль мгновенно оседала на придорожную высокую траву, и оттого она казалась припудренно-желтой и тяжелой.

На пустынной дороге из-за поворота вдруг показались босоногие мальчишки Жейкиного возраста. Белая рубашка одного из них превратилась в небольшой узелок, с какими ходят сельские жители на работу в поле. Мальчишки подняли руки, останавливая машину. Я затормозил.

— Подвезите, пожалуйста, до села. Тут недалеко будет, километра два, — просительно скорчив плутоватую рожицу, произнес мальчик с узелком.

— Рассаживайтесь! — распахнул я дверцу.

Жейка и Чинька враз примирились и, как сговорившись, потеснились в один угол.

Чиньке наскучили автомобильные запахи, и ему захотелось обнюхать чужих. Вскоре мы познакомились с попутчиками, узнали название села, куда они добирались. Это было километрах в пяти отсюда.

— Что это вас так далеко занесло? — спросил я ребят.

Мальчишки замялись и толком не ответили. Я не стал настаивать. Лида вступилась за них:

— Ребятишки по своим делам ходили, правда? Гуляли… Чего ж тут допытываться! Ишь какой дядя настырный… — Она проговорила это так, как разговаривают мамы с совсем маленькими детьми. Я в зеркало увидел: этот тон задел мальчишеское самолюбие.

— Да мы… — начал было мальчик с выгоревшими до белизны волосами и конопатыми пухлыми щеками. Но другой предупреждающе толкнул его кулаком в бок.

Чинька неожиданно и грозно рыкнул в сторону попутчиков.

— Чинька, как тебе не стыдно! Ты чего мальчиков пугаешь? Как некрасиво… — пожурила его Лида.

Чинька виновато прижал уши и отвернулся, но тут же покосился на мальчишек и беззвучно показал зубы.

— Чего это с ним?.. Чего это он так забеспокоился? — подивился я. Жейка, рисуясь перед мальчишками, прикрикнула:

— На место! — и шлепнула Чиньку по ушам.

Машина пошла под уклон. Лида, обернувшись к мальчишкам, положила на спинку своего сиденья локоть и почувствовала, как узелок мальчишек упруго ткнулся в ее голую руку.

— Что это у вас в узелке? И вроде шипит…

Мальчишки переглянулись. Обладатель узелка солидно ответил:

— Там у нас змеи!

В машине наступила тягостная тишина.

— Ой! — вскрикнула Жейка, когда на ухабе узелок коснулся коленки.

Я глянул в зеркало, плотно ли завязан узелок… Чинька рыкнул недовольно. Наконец Лида пришла в себя:

— А они нас не покусают?

— Нет! — убежденно ответил мальчик. — Мы им зубы обломали! Они теперь ручные.

Показались деревянные домики села. Я подвез ребят к избе, на которую они указали. Они вышли из машины, поблагодарили нас, и белобрысый спросил:

— Может, вам подарить змею? У нас есть красивый щитомордник!

| — А зачем мне змея? — подивился я.

— Как вы не понимаете, галстук можно сделать! Модно… — воскликнул он с пафосом. — Или в домашний зооуголок… — добавил он менее уверенно.

Мы вырастили филина и отпустили его на свободу. У нас воспитывались в одно и то же время сразу три птенца сороки, каким-то образом вывалившиеся из гнезда и чудом избежавшие когтей Кисинятки. Когда они выросли, то поселились на деревьях рядом с нашим домом и украдкой залетали на веранду, если дверь была открытой. Жили у нас хомячки, ежи, которые, когда им вздумается, заявлялись и так же неожиданно, без предупреждения, уходили обратно в лес. Недоставало только змей, чтобы терпение наших хозяев иссякло… И я ответил ребятам как можно искреннее:

— Нет, ребятки, спасибо! — А отъезжая, добавил: — Вы бы отпустили их, а? Только где-нибудь за селом…

Мы покатили дальше. Жейка сидела, прижавшись к Чиньке, подвернув под себя ноги. Чинька торчал столбиком, как суслик, и задумчиво глядел в раскрытое окно. Лида подтянула колени к подбородку, пояснив, что затекли ноги и так ей удобнее ехать. Да и я нет-нет да и оглядывал углы машины, не осталось ли там чего-нибудь лишнего.

Лешка — лучший друг

Чинька — пес мирный и никого не кусает, хотя на привязи лает зло и ожесточенно. Но на особенно высоких тонах и крайне свирепо он встречает Лешку. Уже по лаю Чиньки, не выходя к калитке, можно точно установить, что пришел Лешка, лучший друг Саши — Лидиного брата. Для этого у Чиньки были веские причины…

Лешка — парень с постоянной стеснительной улыбочкой на красивом лице, — вообще-то, являл собой образец юноши, формирование которого неоправданно затянулось. Он был в меру добр и в меру зловреден; с одной стороны, скромен и любезен, а с другой — нахален и хамовит. В нем одном смешалось, как в колбе, множество противоположных по качествам «реактивов». Наверное, таким образом получают взрывоопасную смесь, от которой никогда не знаешь, чего ожидать. Так и от Лешки можно ждать и недоброго, и дружеской преданности, и неожиданного предательства.

Правда, ему посчастливилось поработать на судах торгового флота, откуда он вынес умение смирять в себе дурное. Там он познал значимость мужской дружбы, там же он завел бороду.

И вот после очередного рейса Лешка явился на дачу. Пребывая в прекрасном расположении духа, он решил пошутить над нами и прихватил на дороге суковатую палку.

Чинька мирно спал на крыше, так как в это время дня дачу никто не посещал, а после ночного бодрствования собаке тоже полезно отдохнуть. Лешка тихо открыл калитку, бесшумно вошел во двор и, стукнув палкой по забору, громко зарычал, тряся бородищей и кудлатой головой. Чинька моментально проснулся, вскинулся и увидел чудище с перекошенной орущей пастью. От неожиданности и спросонья Чинька юркнул в будку и высунул голову, чтобы выяснить, с кем имеет дело. И тут его саданул в самое сердце разудалый хохот Лешки. Теперь уж по голосу Чинька признал моряка. Пес смущенно и запоздало завилял хвостом, несколько секунд размышлял, а потом свирепо, насколько может быть свирепой оскорбленная собака, кинулся к обидчику. Лешка был на чеку, увернулся, отбежал, проследовал по тропе, обсаженной цветами, и ввалился, ко всеобщему удивлению, прямиком на веранду. Присутствующие были поражены:

— И тебя в таком виде не съел Чинька?

— Мы нашли с ним общий язык! — весело похвастался он.

— Так ты с ним воевал?

— Ну что вы! Он испугался моей бороды и позорно скрылся в будке.

Поскольку свидетелей не было, мы поверили ему на слово.

С тех самых пор Чинька узнавал Лешку за три километра и приветствовал его не иначе как яростным лаем. И если бы не цепь, то неизвестно, чем бы все это кончилось. Чинька никак не мог простить того, что он оконфузился по милости Лешки.

Лешка платил ему той же монетой. Когда он подходил к забору и разговаривал с Чинькой, то непременно говорил:

— У-у-у, крокодил! — и замахивался какой-нибудь гнилушкой или камнем. Чинька презрительно увертывался и входил в собачий раж: оскаливался, громко лаял и пуще прежнего рвался с цепи. Цепь была толстая, и хотя Лешка надеялся на ее прочность, но все же побаивался, а вдруг Чинька оборвет ошейник.

Однажды вышел я на шум, попытался успокоить Чиньку, но это было бесполезно. Я скомандовал ему привычное: «Ап!» — Чинька машинально вскочил на крышу будки, но и оттуда продолжал высказывать Лешке все, что не договорил ему без меня. Я взял Чиньку за ошейник, а Лешке махнул рукой: «Проходи!»

И тот чинно проследовал к дому. Но в тот момент, когда он поравнялся с будкой, Чинька рванулся изо всех сил. Я едва удержал его за ошейник. Чинька яростно извернулся и хватанул меня за бок: так он негодовал из-за того, что ему не дали вцепиться в Лешкины штаны.

Лешка скрылся в доме, Чинька сник, а я все еще не пришел в себя от неожиданной выходки верного друга. Я задрал рубаху. На боку были отпечатки двух Чинькиных зубов. Я подошел ближе к Чиньке. Он виновато заюлил.

— Что же ты наделал, негодный пес? — упрекнул я его и ткнул носом в пораненное место. Он понюхал и прижал уши. Поскуливая, он ползал на животе, выстукивая хвостом барабанную дробь. Затем положил голову на лапы. Я тряхнул его за загривок и повторил вопрос. Чинька перевернулся кверху пузом, словно приглашая в отместку грызнуть и его, да на том и помириться. Я шлепнул его по носу, а он, не моргнув глазом, лизнул руку.

История с Лешкой — лучшим другом — на этом не закончилась.

…Мы с Сашей и Чинькой были на охоте. Сидели у костра и громко хвастали друг перед дружкой, как ловко и метко мы стреляем, хотя, честно говоря, в тот момент наши трофеи состояли из одного чирка. Мы оба сделали в этого чирка по выстрелу, и поэтому, само сабой разумеется, каждый из нас в душе был уверен, что именно он подбил птицу. Вслух это не говорилось, но подразумевалось. Чирок булькал в котелке и распространял вкусный, дразнящий запах. Все трое, включая Чиньку, глотали слюнки. Чинька слушал нас краем уха. а хитро прищуренные его глаза как бы говорили: «Бахвальтесь, бахвальтесь… Только чирка принес вам я. Если вы не угостите меня похлебкой, я вас в следущий раз проучу!» Чинька вполне мог съесть этого чирка в камышах сам, и никто бы этого не заметил. Но на охоте главный закон — добычу делят поровну.

Мы изредка поглядывали на Чиньку, и его хитрые глаза умеряли нашу фантазию. Чинька же, как и подобает порядочному охотнику, был терпеливым слушателем. Вдруг он вскочил и навострил уши. Мы огляделись: никого. В небе пусто.

— Чиньке утка приснилась! — потрепал я его за загривок. Мы с Сашей дружно рассмеялись.

Я нехотя поднялся и пошел за дровами для костра. Вошел в лесок, хрустнул веткой — и с ближнего болотца, метрах в тридцати от меня, спокойно и плавно, поодиночке, как в тире, снялись кряквы; раз, два… пять! Только и успел пересчитать. Ружье лежало у костра.

Я вернулся, настроение испортилось. Мы оба переживали: я корил себя за то, что пошел за дровами без ружья, а Саша — за то, что не поверил предупреждениям Чиньки. Один Чинька вел себя так, будто ничего не произошло. Он укоряюще зажмурился. «Можете оценить мое великодушие. Я даже не облаял вас за это, хотя вы не раз ругали меня всякими нехорошими словами, если ошибку допускал я».

Мы скоро пришли в себя и снова потекли рассказы. Вдруг Чинька вскочил и зарычал, глядя вниз по реке. Тут уж, не мешкая, мы похватали ружья и побежали на озерцо. Но… ничего не обнаружили. Вернулись, повздыхали, снова уселились у костра. Только минут через десять послышался слабый стук лодочного мотора.

— Лодка сюда идет! — сказал Саша.

Из-за поворота выскочила легкая «Казанка». Лешка! Он рад был встрече с Сашей. Они долго хлопали друг друга по спинам так, что ухало внутри.

— А мы подумали, чужой, как бы наши чучела за уток не принял.

— Я знал, что вы здесь сидите! — весело ответил Лешка и стал доставать охотничью поклажу. Чинька отодвинулся от костра и настороженно следил за ним. Впервые более близкому знакомству не мешала цепь, и он ходил за Лешкой от костра к лодке и от лодки к костру.

— Чего это ты ко мне привязался, Чинечка? — приторно-ласковым голосом заговорил Лешка. Чинька беседу не поддержал. И вот Лешка наклонился через борт лодки и потянул на себя ружье.

— Ой! — дико заорал он.

Мы, как по команде, оглянулись. У лодки с ружьем стоял Лешка и держался рукой сзади за штаны. Чинька как ни в чем не бывало шел к костру.

— Ты чего? — не понял Саша.

— Да этот крокодил цапнул меня! — возмущенно выкрикнул Лешка. — Хорошо штаны брезентовые, не прокусил!

Мы не поверили.

— Да ну! Где ты, а где он… Приснилось тебе, или комар укусил.

— Какой комар! — Лешка замахнулся на Чиньку ружьем, как оглоблей. Чинька подобрался и предупреждающе обнажил клыки.

— Чинька, нельзя! — я подозвал его к себе. Чтобы замять инцидент, запричитал: — Чинька, паршивец, разве можно так принимать гостей?

Я с силой потрепал его, он жалобно заскулил, принимая наказание. Однако по его поведению было заметно, что он прекрасно понял то, что я подумал: «Ты хороший парень, Чинька, но и мстить за свои прежние обиды нехорошо!» Чинька больше не кусался, но прилепился к Лешке: тот к лодке — и нес следом. Лешка к домику, где предстояло ночевать, и Чинька за ним; Лешка за угол посмотреть на луну, и Чинькина тень тут же. По этой причине Лешка передвигался исключительно скачками. Он боялся оказаться и слишком близко от Чинькиных зубов, и слишком далеко, чтобы тот не подумал, будто от него убегают. Временами я предупреждал Чиньку:

— Смотри мне!

Он не пытался больше нападать на Лешку. Но отказать себе в удовольствии сопровождать незадачливого моряка было выше его собачьих сил.

Мы пили бутылочное пиво, заедали чирком и бросали косточки Чиньке. Лешка тоже бросал косточки, и тот брал, Лешка сказал:

— А ну вот это! — и бросил ему огрызок соленого огурца.

Чинька, не разобравшись, поймал огрызок, но, распробовав, вежливо положил угощение на траву и, подняв голову, долго и нехорошо глядел Лешке в глаза. Но из уважения ко мне он не изменил правилам хорошего тона.

Ночевали мы на сене в домике, а Чинька, как и положено сторожевому псу, оставался на улице. Он громко фыркал, отряхивался, словно выходил из воды. Это его донимали комары и мошки. Лешка спал тревожно. Ему хотелось на воздух, но там был Чинька. Будить Сашу или меня он из гордости не решился. К утру Лешка не выдержал. Он тихонько поднялся, шаря руками в темноте, нащупал дверную скобу и высунул голову наружу. Он лелеял надежду, что Чинька где-нибудь носится, пользуясь полной свободой.

Только-только посветлело небо. Чинька охранял вверенное ему имущество: лодки, рюкзаки, котелки и затухающий костер. Услыхав скрип открываемой двери, он поднял голову, узнал Лешку, поднял с нагретого травяного ложа и протянул свое излюбленное: «Р-р-ры!» Лешка быстрехонько закрыл дверь, уселся на охапку сена да так и просидел до тех пор, пока мы не встали.

Дорога в никуда

Чинька свернулся в клубок на заднем сиденье лодки и был похож на спасательный круг, только с ушами. Он дремал. Ему хотелось спать, но именно сегодня хозяевам вздумалось отправиться на охоту. В такую рань… Рань — это еще ничего! Привычно. А погода-то, погода! Даже ему, Чиньке, в кромешном тумане не видно ни зги. Интересно, куда мучители намерены двигаться и что из этого получится? Если бы спросили его, он сегодня ни за какие блага не поехал бы на охоту.

Хозяин завел вонючий мотор, спрятался за стекло и вообраясает, что далеко уедет. Уж он, Чинька-то, знает, каково в тумане, даже по запахам не всегда определишь, где находишься.

Чинька расслабленно подрагивал. Это мотор его сотрясал, такой уж надоедливый! Теперь и берег остался далеко за спиной и как будто утонул в мутной воде. Прохладно, изо рта идет пар.

— Это что там впереди? — спрашивает хозяйка. — Вроде бы гигантский бык с рогами, какой-то большой предмет на плаву.

— Похож на стог сена, — возражает хозяин. Чинька открывает глаза: «Какой еще стог сена на море-то?.. Нет, это, конечно, не стог и не бык. Пахнет человеком….»

Хозяин направляет лодку к предмету, чтобы лучше его разглядеть.

— Эй, распеки вас в лепешку!.. Куда прешь! — раздается негостеприимный бас в гулкой тишине.

Хозяин резко заглушил мотор. Кричавшего не было видно. Он находился внутри брезентового сооружения.

— Надувной спасательный плот с тентом, — сообщил хозяин, — удобная штука. — На крыше «штуки» торчали две жерди, которые показались хозяйке рогами гигантского быка. Это в разные стороны склонились удочки.

— Эй, пескарь! — позвал хозяин. — Где мы находимся?!

— Я на Шмидтовке!.. А где вы — не знаю… — отвечает невидимый человек.

— И на том спасибо! — говорит хозяин и заводит мотор.

— Надо же такому совпадению случиться… Тут на двадцать пять миль при идеальной видимости живой души не встретишь, а мы наткнудись на плот у чужого берега, — ворчит хозяин и горделиво добавляет: — А курс-то мы выдержали правильный!.. Еще немного, и придем к мелководью, а там и до охотничьих мест недалече.

Вокруг не видно ни прибрежных сопок, ни заякоренных буев, ни даже вездесущих чаек. Мир сузился до трех квадратных метров, а море выгнулось под днищем лодки.

— Как в преисподнюю скатываемся… — поделился впечатлением хозяин.

Чинька вздохнул: «Можно подумать, его гнали сюда или вели на поводке…» Хозяйка восторженно вскричала:

— Словно оторвались от земли и летим в густых облаках… Как интересно.

К этому Чинька давно привык. То, что интересно и любопытно людям, обыкновенно не заслуживает никакого внимания. Вещь как вещь, вид как вид и местность как местность, а они могут впадать в такую неуемную восторженность, что становится неловко.

Чинька навострил одно ухо, затем второе. Звук, исходящий от мотора, преломлялся как-то необычно. Пес поднял голову. Лодка на малой скорости вдруг въехала в самую, казалось, середину разбросанных тут и там кочек.

— Кочки!.. Откуда здесь кочки?! Мы попали в болото!..

— Может, шмидтовские разливы? — запаниковал хозяин и бросился через всю лодку к мотору. Его надо было срочно поднять, чтобы не повредился винт. Хозяин схватился за мотор, откинул на себя и мельком взглянул за корму. Вода прозрачно-зеленая, а не замутненная, как бывает на отмелях. Значит, глубина, приличная! Лодка бесшумно продолжала двигаться по инерции.

— Странные кочки… — сказала хозяйка, — уж очень похожи на уток.

— Какие там утки? — вскричал распаленный перспективой аварии хозяин. — А где у них головы?! Что они, безголовые?!

— Да, — согласилась хозяйка, вглядываясь в туманное марево, — голов у них нет. — Она случайно оглянулась на Чиньку.

— Ты глянь на Чиньку!.. Что это с ним?

Чинька встал передними лапами на борт лодки и готов был броситься в воду. Он возбужденно дрожал, повернув уши к кочкам, и глаза его сверкали. Он нетерпеливо оборачивался на хозяев, как будто что-то говорил, объяснял и даже требовал.

— Чего он так?.. — недоумевал хозяин, который все еще беспокоился. В его мозгу гвоздем сидела одна мысль: «Здесь повсюду отмели, на них можно напороться и поломать мотор». Хозяин поднял весло и вертикально опустил его в воду. Так он замерял глубину на отмелях. Странно, но под килем действительно было глубоко.

Вдруг кочки одна за другой медленно высвободили головы и в мгновение превратились в крякв. А до этого они спали, спрятав головы под крыло. Лодка оказалась в середине огромной стаи. Утки нехотя всплеснули крыльями, взлетели и исчезли. Кряквы на море — редкость, заблудились, должно быть.

В хозяине с опозданием взыграл охотничий азарт. Он оставил весло, громко и некстати брякнул им о железный борт лодки, схватился за ружье и тут вспомнил, что оно не заряжено, а патроны упрятаны от сырости в рюкзак. Он медленно положил ружье на место и стал наблюдать. По мере того как лодка бесшумно, продвигалась сквозь стаю уток, они просыпались, отряхивались и лениво поднимались на крыло. Утки не спешили, как будто знали, что у охотников не готовы ружья, что сейчас эти люди совсем не страшны и опасаться их не следует. Чинька не выдержал. Взлаивал коротко и осуждающе.

В довершение приключения хозяин все-таки заблудился в тумане. Вместо устья речки Шмидтовки попал в устье Аббы. Хорошо еще в открытое море не угодили. Двое суток сидели горемыки в устье Аббы и ели одну только рыбу, вареную н жареную.

Кулики

В эту осень дождей выпало много, и вода затопила луга. В углублениях и топких местах и вовсе пройти было невозможно, и только на возвышениях золотилась подсохшая и задубевшая трава.

Чинька, как всегда, бежал рядом и возбужденно вертел головой по сторонам. То и дело вспархивали кулички. Идешь настороженно, чутко, кажется, готов любую птицу упредить выстрелом, а кулик пропустит тебя в высокой траве и внезапно взлетит за спиной. Циркнет, словно предупредит: «Вот он я, здесь… Лови!» И летит метров пятьдесят зигзагами из стороны в сторону. Это для того, чтобы ты не смог прицелиться. Отлетит — и в траву. Засечь место невозможно. Трава колышется под ветром, глазу зацециться не за что.

Чиньку я не учил стойке, подходу к птице и прочим премудростям, чему обычно учат своих собак серьезные охотники, которые к охоте относятся как к работе, добросовестно, со всей пунктуальностью. И собаки у них натасканы и не дают осечек, как и ружье, и выкладка у них особая. Мы же с Лидой выходили даже без брезентовых курток, хотя это обязательная принадлежность настоящего добытчика.

И хотя мы любили побродить с ружьишком, но, за редким исключением, собирались в лес экспромтом, стихийно. Возникла, скажем, в субботу идея отправиться на охоту, пять минут — и в путь. Ну и конечно же не однажды расплачивались за такую поспешность! Приедешь в ситцевой рубашечке и в кедах, и, как бывает в таких случаях, обязательно пойдет проливной осенний дождь, сразу похолодает, и укрыться негде. Вот и шлепаешь по враз заболотившемуся полю в кедах. Еще и сверху поддает, мочит. Даже кулик в такую погоду летать отказывается, а ты ходишь.

Вот в такой день и охотились мы с Чинькой. И хотя на этот раз я был экипирован как полагается, одежда набухла и отяжелела. Чинька с носа до хвоста промок. Бегает неохотно, лишнего шага не сделает, тащится рядом со мной ради приличия — не бросишь же хозяина одного на болоте. Вдруг он нырнул в сторону и бросился бежать. Да еще как! Сначала я подумал, что он за улетающей птицей ринулся. Это с ним случалось и раньше. Промажу я, кулик испуганно шарахнется и летит над полем низко-низко. Чиньку такое его поведение сбивает с толку, он и бежит, все надеется, что птица упадет.

Я окликнул Чиньку, но он будто оглох, а может, в азарте и впрямь не услышал… Я позвал еще раз, но тщетно. Теперь он несся, высоко подпрыгивая над травой, бросался из стороны в сторону, вертел головой, а иногда надолго пропадал в траве. Это было что-то новое в его поведении.

Я схитрил. Окликнул Чиньку и направился к лодке. Обычно он бросал все и возвращался, но тут даже не оглянулся. Я издал условный свист, к нему пес был приучен со щенячьего возраста, но даже это не возымело никакого действия. Ах так! Я рассердился и быстро, как только мог по колено в воде, пошлепал к лодке. Я готов был оттолкнуть ее и поплыть по течению до самого залива, пускай побегает по берегу, неслух. Чинька этого всегда боялся. Он заскакивал в лодку первым, стоило мне двинуться к ней.

Не доходя до стоянки, я услыхал короткий требовательный лай. Он означал одно: Чинька кого-то поймал и теперь ждет меня — поди, мол, разберись! Прислушался — да, зовет… Я, переваливаясь, как ванька-встанька, побежал к нему. А находился он от меня на приличном расстоянии. И теперь Чинькина голова торчала на самом краю заливного луга, где над травой почти что непроглядным облаком синел дождь. Если до сего времени я считал себя мокрым, то я ошибался…

Я бежал на голос Чиньки, не выбирая пути. В спешке не обходил колдобин, где скопилась вода; разбрызгивая ее, я шлепал по зыбкому и прогибающемуся травянистому ковру и несколько раз со всего маху падал; и наконец, погрузившись по пояс в воду, преодолел озерцо.

Добежал я до Чиньки, смотрю, а перед ним сидит, ощерив тонкие острые зубки, мокрый рыжий колонок. Он изогнул в дугу свое гибкое тело, стараясь показаться грозным, и бесстрашно сверкал выпуклыми глазками-бисеринками. Мех на нем слипся, мордочка сузилась, и весь жалкий и трагический вид его никак не соответствовал воинственной позе. Мой дед называл такого зверька хорем, большим любителем кур и цыплят. Колонок повернет мордочку в сторону Чиньки, ощерится, зашипит, и тот к нему не лезет, но только зверек бросится убегать — собака перед ним. У Чиньки кровь по носу, — видно, познакомились… Но Чинька рад — за весь день это наш первый охотничий трофей.

Мое прежнее недовольство собакой враз испарилось. Я стал так хвалить Чиньку, что тот, привыкший к сдержанной ласке, вздумал поиграть. Пес встал на задние лапы, а передние, облепленные грязью, водрузил на меня. До этого я был мокр, но чист. Теперь струи землистого цвета потекли по моей одежде в сапоги. Я поморщился и внутренне ужаснулся: «Он же меня вывозит — бабушка родная не узнает. Не отмоешься!» Но не отстранять же верного друга в такую торжественную для него минуту! И я погладил его, отчего рука тоже стала черной. Чинька впал в игриво-легкомысленное настроение и легонько толкнул меня, отчего я чуть было не упал, так как сапоги увязли в грязи.

— Чинька! — закричал я в отчаянии. — Ты, конечно, молодец! Но зачем пачкать меня?

Тут зверек, мелко дрожавший всем телом у моих ног, почувствовав, что его преследователь отвлекся, юркнул в траву и часто-часто зашлепал по воде. Чинька рванулся вдогонку, но я удержал его за загривок:

— Нельзя, Чинька, не трогай!

Пес непонимающе поглядел на меня, на убегающего колонка и явно огорчился.

— Мех у него еще не вылинял… — объяснил я, как будто Чинька понимал, что за пушными охотятся зимой, по снегу, когда мех становится густым.

Чинька конечно же уловил в моем поведении отсутствие интереса к колонку. И хотя это его огорчило, однако он повиновался. Как я замечал, его очень скоро переставали занимать вещи, предметы, живые существа, к которым были безразличны окружавшие его люди.

Наш «трофей» благополучно сбежал. Мы вернулись к стоянке и развели костер. Поднялся сильный порывистый ветер. Он унес прочь низкие тучи, а небо погрузилось в сумрачную тьму, хотя время приближалось к полудню. Стало прохладнее. Даже здесь, под прикрытием берегов, поверхность воды вздыбилась волнишками, невысокими, но частыми и злобно шипящими. Похоже, надвигался шторм.

…Вдали застрекотал лодочный мотор, кто-то поднимался по реке. Мы с Чинькой гостей не ждали, но раз уж они появились, примем дружелюбно. И вот из-за поворота вылетела плоскодонная самодельная лодка. На борту нарисован черный дельфин. В лодке двое мужчин в стеганых ватниках. Один — средних лет, кряжистый. Другой — молодой подвижный парень. Он ловко управлял лодкой и улыбался. Поравнявшись со стоянкой, они заглушили мотор. Мы с Чинькой подошли к берегу поближе, чтобы можно было поговорить. Мужчина постарше прокричал:

— Вы не скажете, где устье реки Раздольной?

Устье Раздольной найти нелегко. В море река втекает широко и просторно, недаром давным-давно исследователь Невельской ошибся, приняв устье Раздольной за место впадения реки Амур. Только километров через пять вверх заливчик неожиданно распадется на отдельные рукава, а сама Раздольная становится тем, что она есть на самом деле, — несудоходной ныне рекой со множеством отмелей. В образовавшийся заливчик впадают еще четыре довольно-таки многоводных реки — и все они отделены друг от друга узкими полосками земли, поросшей высокой травой и камышом. Тут и не угадаешь, где устье самой Раздольной…

В наше время мало кто знает, что в прошлом веке по реке Раздольной регулярными рейсами ходили пароходы от «Второй Коврижки» до села Раздольного и дальше. Перевозили они пассажиров и грузы, и был это кратчайший путь от Владивостока до Уссурийска, так как железной дороги тогда еще не было…

Похоже, что люди с «Дельфипа» без толку покрутились по заводям и теперь заблудились. Я показал им, в какой стороне Раздольная, растолковал, как в нее попасть. С «Дельфина» поблагодарили, взвыл мотор, лодка лихо развернулась и понеслась вниз по течению.

Мы с Чинькой постояли и занялись своими делами. Поднявшийся штормовой северный ветер развеял было дождь, но тучи все наступали и сеяли морось. Вечер был пасмурен и неприветлив. Мы с Чинькой не сетовали на погоду. Я решил, что заночуем здесь, а в море соваться и испытывать судьбу не станем. Времени у нас было достаточно, два выходных, и если шторм не утихнет, можно и отсидеться. Я сварил суп, приготовил чай, и мы с Чинькой сели пировать.

Появились утки. Они тянулись над рекой мелкими стайками. Издали, завидя охотника, отворачивали в сторону. Я за ружье и не брался, чего уж трепыхаться! Пусть их летят…

Ветер усиливался не по часам, а по минутам. Он стал еще более холодным, тек мощным потоком, будто огромный природный горн выдувал последние остатки осеннего тепла. Полуснег-полудождь вдруг зашлепал по лужам, наполняя их белесой кашей. Коченели пальцы на холодеющей стали ружья, но я не уходил. Тому была причина. Я не думал задерживаться на охоте и не захватил продуктов. У нас с Чинькой оставалась булка хлеба и один пакетик крупяного супчика. Осенние циклоны имеют дурную привычку — полоскать от трех до четырех дней кряду. Мы не Робинзоны, и здесь не вечнозеленый остров с фруктами и овощами. Если не добудем уток, придется поститься.

Почти под самый финал угасающего дня мне повезло. Утки низко летели над землей. Им мешал ветер, и они уже не обращали внимания на меня и Чиньку. Я несколько раз выстрелил почти в темное небо, не целясь. Чинька принес трофеи, и мы засобирались, чтобы спрятаться от непогоды. Харчи нам были обеспечены, теперь можно перебраться в домик косарей.

Утро следующего дня было таким же мрачным. Если бы не часы на руке, то я бы не угадал, сколько времени. Ветер как будто немного стих, а может быть, мы просто привыкли к нему, и мне казалось, что вполне можно добраться до своего берега. Отстояв зорьку, которая была менее удачной, чем вчерашняя вечерка, я засобирался в путь. Забросил в лодку поклажу, вычерпал дождевую воду из отсеков и огляделся — все ли взял? Чинька сидел в домике на куче сена и внимательно наблюдал за мной.

— Что это такое? — удивленно спросил я. — Ты хочешь остаться здесь?.. Утятина понравилась? А ну, живо в лодку!

Я схватил его за ошейник, доволок до лодки, закинул на место. Затем влез сам и попытался оттолкнуться от берега. Ветер был прижимной, и сделать это оказалось не просто. Весло глубоко уходило в илистое дно и увязало. Пока его выдернешь, лодку снова прибьет к берегу. «Ситом воду я качала, начинай-ка все сначала». Я натужился, изловчился и, отогнав лодку, бросил якорь, чтобы спокойно завести мотор. Чинька недовольно косился на меня и увертывался от брызг. Вдруг — то ли ему надоели брызги, то ли моя возня с лодкой — он перемахнул через борт и поплыл к домику.

— Чинька, стой!.. Назад! — крикнул я. Но он и не подумал возвращаться. Вылез на берег, стряхнул с себя воду, открыл лапами дверь и скрылся в домике. Ветер захлопнул ее за ним.

Я и без того колебался: ехать домой или еще денек отсидеться? Погода для прогулок по морю совсем неподходящая. Вот даже в речке упругая рябь хлещется в берега, отороченные белой пеной. Может, Чинька прав, не стоит рисковать?.. Я вытянул якорь, дал ветру возможность поработать и очутился на берегу. Вытащив лодку повыше, чтобы ее не унесло, если сменится ветер, я отправился готовить обед.

Домой мы собрались в воскресенье вечером. Шторм утихал, порывы ветра сделались слабее, волнишки поубавились. Однако, несмотря на относительную тишь, я не пошел через залив напрямик. Я раньше попадал в такую свистопляску и поэтому направился вдоль берега, как бы в обход. Я знаю Амурский залив, знаю, что в самом его центре есть место между двумя островками-коврижками, где волны в сильный шторм беснуются, сталкиваются, опрокидывают друг дружку, и горе лодчонке, попавшей в это пекло. По-нашему это — круговерть. Увертливая, легкая лодка может благополучно выскользнуть оттуда, только бы не отказал мотор… Но опасность поджидала нас и на выбранном мною легком пути.

Удачно проскочили две небольшие банки, замеченные издали. Впереди оставалась длинная гряда ракушечника, одним концом упирающаяся в берег Шмидтовки, а другим выходящая на широкую, открытую воду. Ее не миновать. И вскоре я замечаю издали белые хаотичные бурунчики под нею. Подвожу лодку вплотную и иду вдоль банки. Вот накатывает крутой вал, взлетаю на него, разворачиваю лодку поперек отмели и даю полный газ. Лодка послушно разгоняется на гребне волны и с нею вместе переносится над острыми ракушками…

До полуострова Де-Фриз мы дошли более-менее нормально. Теперь нам предстояло двигаться по волне и ветру, а это значит, что идти будет еще труднее. Лодка идет рывками: то теряя скорость, то летя вперед. Она обгоняет волну, взлетает на нее и падает в огромную яму носом вниз. На какое-то мгновение испытываем ощущение невесомости. Чинька стоит на заднем сиденье и с трудом удерживается на ногах. И тут скорость, которая только что была помощником, превращается в неприятеля. Лодка зарывается в воду и останавливается, как автомобиль, наехавший на препятствие. А на корму наваливается очередная волна и глушит мотор.

«Спокойно, спокойно! — говорю себе. — А главное — быстро!..» И пробираюсь под тентом на корму, где навешен мотор. Вижу, как неотразимо наступает следующая волна, норовя погрузить в темно-зеленую пучину и меня, и мотор, и лодку. Успеваю отпрянуть, и она медленно и неохотно подныривает под днище, вздыбливая поочередно корму, нос, словно на гигантских качелях, и заливает моторный отсек Вычерпывать некогда…

В моем распоряжении несколько секунд. Кидаюсь вновь к мотору, сжимаю стартерный шнур в кулак, упираюсь коленями в переборку, второй рукой прибавляю газу и — рывок, еще рывок. Мотор взревел. Бросаюсь к рулю, и, как говорится: «Дай бог ноги!..»

И все это до подхода новой волны, которая не ждет, вот она, тяжелая, зеленая.

Мотор работает. Скорость маленькая, но все же скорость. Лодка уклоняется от заходящего с кормы девятого, а может быть, и девяностого вала, она подставляет борт наискосок. Маневр рискованный, но единственно правильный.

С приближением берега силы удваиваются, растет уверенность, что и на этот раз пронесет. Но еще боюсь в открытую радоваться, знаю, как вредна блаженная успокоенность на море. Берега жаждем нетерпеливо вместе с Чинькой.

Он уже переходит на мое сиденье и устраивается рядом. Прибавляю скорость… Только рассудок говорит, что у берега едва ли будет легче. Там волна раскатилась, как паровоз с горки, там отмели перед самым берегом, там надо успеть вытащить лодку на сушу до того, как ее захлестнет волной.

У нас три раза глох мотор. Три раза его заливало. Кормовой отсек отяжелел от воды. Лодка уже подходила к берегу, когда случилось непоправимое: волна свирепо накатилась сзади и поддала нам скорости. Удар волны в корму — заглох мотор. Еще удар — пол-лодки воды. Чинька выпрыгнул и поплыл к берегу. Лодку подхватило очередной волной, с маху ткнуло в береговую отмель и затопило по самое смотровое стекло.

Чинька вылез па берег и отряхнулся. Мне отряхнуться не удалось. Не удалось и вытянуть лодку на берег. На берегу же, как нарочно, нет никого.

Я стоял и наблюдал, как медленно, но верно забрасывает лодку морской травой, песком и илом.

Неприятности морского похода забылись на следующий день. Кабы не Лида, так мы бы о них и не вспомнили. Она запротестовала:

— Без меня больше не пойдете!

— Разве ты сможешь чем-нибудь помочь?

— Смогу, — уверенно ответила она.

Я вдруг осознал, насколько было бы мне легче и безопаснее в море, если бы со мной был помощник! Поддержать вовремя руль, вычерпать воду, завести мотор и, наконец, просто смотреть вперед.

Через несколько дней Лида, придя с работы, рассказала, что у ее сотрудницы не вернулись с охоты муж и брат. Нашли их лодку. В лодке были ружья, пустые банки из-под бензина и еще кое-какие вещи. И что на лодке был изображен дельфин.

— Дельфин? — переспросил я.

Счастливый случай удержал меня от опрометчивого выхода в штормовой залив, когда Чинька выпрыгнул из лодки. Трудно сказать, что его заставило сделать это, предчувствие ли опасности, или он просто замерз. Короче говоря, он спас меня. Неизвестно, какие испытания нам предстояли бы, не возвратись он тогда на берег.

Я подошел к Чиньке и потрепал его за загривок. Он прижал передними зубами обшлаг моего рукава.

— Эх Чинька, пес ты мой барбос!..

Происшествие

Раздольненский лиман рябило от легкого ветерка. Мы шли на лодке к устью реки. Справа высокий берег с залысинами полянок, слева — низкие острова, поросшие высокой травой. С нами был Чинька. Он сидел на своем месте, на заднем сиденье, и разглядывал знакомые ему по прежним походам берега.

Вдруг с ближнего острова раздался призывный лай собаки. Мы всмотрелись. На островке, окруженном широкими разводьями, бегала рослая собака, похожая на овчарку.

— Какие-то негодяи бросили собаку на съедение комарам. Она же там погибнет с голоду, — проворчал я.

Лида предложила:

— Давай заберем?

— Добро, — согласился я, — на обратном пути захватим и перевезем вон туда, к поселку.

На обратном пути мы подошли к островку и приткнулись к берегу. Еще издали, заметив приближающуюся лодку, собака кинулась к нам. И теперь у кромки воды нас ждала молодая, очень красивая и стройная овчарка. Светлосерый окрас мягко переходил в более темные тона на спине. Длиннолапая, хорошо сложенная, она так неуместно выглядела на этом пустынном берегу.

Чинька галантно спрыгнул на берег и подбежал к овчарке. Сделал круг, и они вместе направились к нам. Но когда Чинька перемахнул через борт, она вдруг припала на передние лапы и с видимым смущением опустила голову. Она так и не решилась переступить через борт лодки, но выражением глаз, своей позой как бы умоляла не бросать ее здесь одну.

— Самостоятельно в лодку не идет, — видать, не приучена.

Я вылез на берег и перенес ее на руках. Она сильно отощала и была легка.

Мы отошли и поплыли к видневшемуся невдалеке мыску, поблизости от которого есть поселок. Чинька был рад встрече с овчаркой, вилял хвостом и восторженно смотрел на нее, но та не обращала на него никакого внимания. Минут через десять мы подошли к береговым отмелям мыска. Оставшиеся до берега метров пятнадцать собака свободно доплывет. Я поднял на руки овчарку, перенес через борт и опустил в воду. Она сообразила, что от нее требуется, и поплыла. Когда я ее опустил, то невольно обратил внимание на лапы. На лапах отсутствовала шерсть, как от расчесов, и коричневели струпья.

— Ты видела, что у нее с лапами? — спросил я Лиду.

— Наверное, это ее так комары накусали, — предположила она.

Меня это объяснение успокоило. Я только подивился:

— Смотри-ка, как комары могут изгрызть собаку! Никогда бы не подумал…


Лето кончилось, как всегда, до обидного быстро и неожиданно. Последнее время Александр Иванович стал частенько прихварывать. Он надсадно кашлял и чувствовал себя все хуже и хуже. С наступлением осени нам пришлось уехать с дачи в городскую квартиру, у Жейки начался учебный год. Навещать больного мы могли теперь лишь по воскресеньям. В одно из таких воскресений мы обнаружили, что у Чиньки появилась на загривке красноватая залысина. Сразу вспомнили про язвы на лапах овчарки и поняли, как легкомысленно причинили вред не только Чиньке, а может, и другим собакам в поселке, где высадили овчарку на берег.

По совету Александра Ивановича промыли пораженное место керосином с солью.

— Так в Сибири лечат животных от лишая, — сказал он.

Но после нашего домашнего лечения положение не улучшилось, появилась такая же язва на боку. С помутневшими от боли глазами Чинька хватал зубами больное место и буквально выгрызал шерст вокруг. Срочно надо было везти его к ветеринару.

Застелили сиденье машины тряпкой, усадили Чиньку и поехали. Ветеринар осмотрел Чинькины язвы, подергал шерсть и, выдернув клок, объявил:

— Это лишай, болезнь опасная. Если будете лечить, я выпишу лекарство. Надо быть очень осторожными.

И мы начали лечить Чиньку. Шло время, однако язвы у Чиньки не только не уменьшались, но с каждым днем все увеличивались. Весь бок превратился в одну большую болячку, где совсем не осталось шерсти. Черныш не зализывал рану, а с каким-то тупым отчаянием грыз ее. Я привязал его на короткий поводок, но это не помогло. Изворачиваясь, он все-таки доставал зубами больное место.

Как-то, тяжело шаркая ногами, подошел Александр Иванович. Он теперь редко выходил на улицу. Вид Чиньки поразил его.

— Что вы мучаете собаку? — с укором посмотрев на меня, сказал Александр Иванович.

Я понял, о чем он не договорил. Понял его и Чинька. В его мутных от боли глазах появилась такая мольба о помощи, такая безграничная вера в меня, что я растерялся.

— Чинька, — невольно вырвалось у меня, — что же я могу сделать?

Чинька чувствовал приближение смерти. И потому каждую ночь он продолжал в одиночестве петь свою протяяшую и жалобную песнь. Песнь прощания с жизнью.

Мы с Лидой сели в машину, чтобы уехать и ничего не видеть, по слышать.

Приехав домой, я достал справочник ветеринарного врача. Я перечитал в нем все обо всех собачьих хворях, хотя бы отдаленно напоминающих болезнь Чинькн. И я нашел ее, эту Чинькину болезнь! Она называлась «зудьевая чесотка». Нужна обыкновенная ртутная мазь. После излечения на животном вновь вырастает шерсть. Стало быть, Чинька к зиме опять оброс бы. Вот и все…

На дачу мы приехали уже затемно. В окнах веранды горел яркий свет, такой неуместно-праздничный. Все были в сборе. Жейка бросилась к маме и заплакала.

— Что ты… Что ты, маленькая! Испугалась, что мы тебя оставили? Вот глупышка…

— Мне Чиньку жалко!

Поняв, что дочь все знает, и крепко прижав ее к себе, Лида сказала, обращаясь больше к присутствующим:

— Вот какая нелепость получилась… У Чиньки не лишай, а совсем другая болезнь, и его можно было легко вылечить.

— Мама! Ты сказала — можно вылечить? — радостно закричала Жейка. — Ну скажи, можно вылечить, это правда? Ты еще не знаешь, Чинька жив! Я не разрешила в него стрелять, — и в голосе ее прозвучала гордость за принятое самостоятельное решение…

Харитонов Анатолий Георгиевич