Чудеса практической медитации

АНДРЕЕВ Юрий "ЧУДЕСА ПРАКТИЧЕСКОЙ МЕДИТАЦИИ"

Первое занятие

Дорогие коллеги! Уже давно и моим читателям, и слушателям моих курсов я обещал новый виток сведений под условным названием «Чудеса практической медитации». Достаточно подготовлен к ее изложению я был уже давно. Тем не менее я вынужден был остановить разработку проблематики, связанной с многообразными аспектами медитативного состояния человека, чтобы написать и емкую, и трудоемкую книгу «Исцеление человека». Что обусловило столь резкую смену тематики, какие серьезные мотивы?

Слушайте внимательно: сейчас я изложу опорную мысль книги! Дело в том, что я вижу человека в качестве комплексной, многосоставной, структурно организованной системы приемо-передающих блоков и понимаю, что система в целом будет работать тем лучше, эффективней, чем совершенней, исправней будет каждый из отдельных блоков.

Сразу заземлю сказанное простейшим из простых примеров: я владею и с пользой для себя применяю американскую тренировочную систему «Орион». Эта маленькая коробочка, которая, однако, стоит больше, чем цветной телевизор, способна выдавать по программе, заложенной в ней, вибрации мозговых ритмов. К этой коробочке приложены обладающие замечательными акустическими возможностями стереофонические наушники. Теперь представьте себе, что несколько последних сеансов с «Орионом» доставили мне кучу неприятностей и раздражения вместо желаемого достижения благорастворения духа. В чем причина? Как оказалось, хваленое американское качество — это такой же миф, как и все другие мифы. Проводок у этих супернаушников где-то посредине пути от штекера к чудо-мембранам, практически и не начав работать, уже перетерся… Вот тебе и роль копеечной детали (канала) в общем деле функционирования сложнейшей структуры!

Вот почему глубинной мыслью, пафосом «Исцеления человека» была идея о долженствующем быть если не идеальном, то хотя бы нормальном, здоровом состоянии каждого из наших органов, так или иначе задействованных в медитативных занятиях.

Как мы знаем, ничего не бывает случайным, и возникший перерыв в занятиях непосредственно темой медитаций оказался весьма плодотворен в накоплении и в осмыслении новых знаний. Шло время, и становились все более очевидными новые выходы в развитие нынешней темы. Смысл этих выходов — в более глубоком осознании и более практичном подходе к возможностям человеческого духа, способного положительно пересоздавать как самого человека, так и обстоятельства его существования.

Возможности, о которых идет речь, сплошь да рядом буквально маячат перед нашими глазами, но мы не осознаем их богатства и парадоксального противостояния обыденности. Видим, но не осознаем. Вспомним, к примеру, лето на сельской улице или в дачном поселке. Повсюду играют, носятся дети, неумолчный звон стоит в воздухе от их задорных, азартных голосов. Но ведь играют и носятся они — буквально десятки часов и, затрачивая исполинскую энергию, не испытывают ни малейшей потребности в еде. Почему?.. Но вот какой-то рассерженной родительнице изменяет терпение, ей уже надоело без конца призывать своего отпрыска для поедания очередной порции макарон с жирными сосисками, и она, разъяренно ворвавшись в круг бегающих, играющих детей, хватает ребенка поперек туловища и стремится таким образом отнести его к месту священной, для ее сознания, ритуальной трапезы. Но что это? Растопырив руки и ноги, малыш, яростно не желающий отрываться от своего окружения, становится неимоверно тяжелым, неподъемным, и мамахен, не в силах справиться с ним, попросту роняет его на траву… Сцена — более чем распространенная, но задумывались ли мы хоть когда-нибудь, чем объяснить эти исполинские запасы сил у разыгравшейся малышни, откуда берется непомерный вес у ребенка, отчаянно сопротивляющегося насилию над его желанием?

Вот случай совсем иного рода, и я полагаю, что подобные ему доводилось наблюдать многим и многим родителям — речь пойдет о своеобразном «диксиленде детей». Терминологически достоверно означенное название относится к такой разновидности джазовой игры, когда каждый из оркестрантов очень точно и умело вступает в игру на своем инструменте, как бы получив эстафету от предыдущего исполнителя, и начинает развивать предложенную им тему, либо продолжая ее, либо нарочито контрастно показывая ее противоположное решение. Так вот: если собирается достаточно солидарная группа детишек, они начинают разыгрывать некий спектакль, где стихийно определяются роли каждого из них, взаимодействия персонажей и целых групп «актеров» между собой, и все это — спонтанно, стихийно, без какой бы то ни было предварительной репетиции, подготовки, только за счет тонкого и очень точного следования некоей общей этико-эстетико-сказочной платформе. Так же, как стихийно за полчаса перед тем они гоняли как бешеные, играли в прятки и болтались по деревьям, сейчас, разом переменив род занятий и точно настроившись на духовную волну лидера (или лидеров), они выдают на-гора удивительные экспромты, неповторимые, в прямом смысле слова, спектакли бурной, но гармоничной и внутренне соразмерной фантазии. Какое взаимопонимание возникает у этих носителей разных голосов, разных ролей и, прямо скажу, представителей разных, по нынешним временам, социальных пластов!..

Можно и нужно акцентировать свое внимание на тех удивительных задатках, которые от природы заложены в детях.

Но вот пример и с возрастом посолидней: служащие сумасшедших домов хорошо знают, что у небольшого росточком, субтильного по телосложению больного шизофренией во время приступа может вырваться наружу такая мощь, что с этим маленьким человечком не справиться и нескольким специально обученным богатырям-санитарам.

Вспоминаю, как в минувшие годы я откровенно гордился и даже немножечко заносился тем, что во время бега, лыжного кросса или крутой работы с веником в парилке и последующим окунанием в прорубь, включая определенные механизмы дыхания, за полтора-два часа интенсивной работы научился увеличивать свой вес на полтора-два, а как-то — даже на четыре килограмма! Но вот однажды мне довелось увидать, как потомственный мастер у-шу (достойный продолжатель традиций своего многовекового рода мастеров у-шу) в мгновение ока увеличил свой вес двадцатикратно — так, что под ним просела каменная плита, и его не смогла оторвать от земли чуть ли не дюжина добрых молодцев. Вот тогда я и узрел воистину, что такое реальные сверхвозможности, сокрытые в человеке, и каким смешным щеночком-кутеночком рядом с ними выглядит мое скромненько-скромненькое умение увеличивать свой вес. Кстати говоря, из своей методики я не делаю никакого секрета, объясняю ее достаточно подробно на многообразных курсах, которые доводится проводить, и под названием «Энергетическое дыхание номер один» опубликовал в соответствующем разделе книги «Твое волшебное дыханье».

Мне уже приходилось высказываться на тот счет, что многие из свойств человека, которые нынче кажутся необычными, когда-то были распространенными, повседневными. Более того: настолько нормальными, что их отсутствие у человека угрожало его жизни. Но, не будучи постоянно востребованными, они в известной степени атрофировались. Повторюсь: если какой-либо древний человек, выходивший из укрытия, не способен был ощутить, что вон за тем камнем скрывается саблезубый, то на этом его биография и завершалась, и естественно, детей подобный незадачливый охотник после себя не оставлял. Но вот за тем самым камнем принялась, метафорически выражаясь, пастись корова, и жизнь скотовода уже перестала зависеть непосредственно от его сверхчуткой способности точно определить место положения нужной скотины.

Здесь лишь тезисно обозначена цепочка фактов, которая может быть развернута чуть ли не до бесконечности. Нам важно сейчас четко обозначить явление и постараться ухватить саму суть этих столь разных моментов человеческого бытия.

Вопрос вопросов: почему же мы на жизненном пути теряем, рассеиваем, разбрасываем, утрачиваем, практически безвозвратно, те бесценные возможности, которые заложены в нас природой, тот фантастический, с позиций взрослого степенного обывателя, потенциал, которым владеют малые дети? Причем утрачиваем все, поголовно, 99,9 процентов, то есть все человечество?

Масштабность потери порождается масштабностью гигантской корневой причины подобного бедствия. Очевидно, дело — в общем направлении той так называемой цивилизации, которая бездумно и безмерно обедняет смысл жизни и каждого отдельного человека, и всего человечества в целом. Качественное различие между самыми богатыми, так называемыми развитыми, странами и странами, экономически более отсталыми, заключается всего лишь в мере потребления товаров и услуг (богатые потребляют их очень много, бедные — очень мало), то есть и те и другие движутся — правда, с разной скоростью — по единому маршруту. Одни страны выращивают рис (или хлопок, или бананы, или добывают нефть), чтобы на вырученные деньги производить рис (или хлопок, или бананы, или добывать нефть) и т. д. и т. п. без конца. Другие страны производят машины, которые производят машины, которые производят машины, которые производят машины и т. д. и т. п. без конца. Спрашивается: а куда же в этом круговороте вещей исчезла стратегическая цель человека и человечества — развитие, раскрытие до предела внутреннего потенциала, данного нам при рождении? А эта цель нигде, собственно говоря, и не была выдвинута в качестве законообразующей. Была, правда, у марксистов надежда, что с развитием неимоверно могучих производительных сил, порождающих свободное время для развития у граждан могущественных же внутренних возможностей, эти граждане будут относительно небольшую часть своего времени уделять, по принципу «необходимо и достаточно», поддержанию разумного экономического статуса, но основные усилия направят на разработку бесконечных богатств своего внутреннего мира. Так нет же! Свободное время тратится на безмерную потребиловку. Например, есть у тебя приличная автомашина, так обязательно надо заменить ее на более престижную, дорогую. Время тратится на бесконечную конкурентную гонку в борьбе за того же потребителя. А представим себе нечто, на первый взгляд, безумно смешное: а вдруг автомобили-то окажутся и не нужны, если мы овладеем, с самого нежного возраста, не то что левитацией, но и телепортацией туда, куда только ни пожелаем?..

Боже ж ты мой, как можно: ведь в таком случае рухнут многомиллиардные производства, разразится экономический кризис, и вообще: левитацию и другие дорогостоящие фокусы пускай показывает в цирке очередной Дэвид Копперфилд.

А коли нет перед сообществом людей цели саморазвития универсального потенциала, то и весь уклад жизни, и уклад мышления, и, следовательно, уклад образования направлены на торжество малой частности, так называемого здравого смысла. Направлены на то, чтобы наилучшим образом сообразить, то есть проделать серию логических операций, каким именно образом получить извне максимум товаров и услуг, или как выстоять в конкурентной борьбе, ведущейся не на жизнь, а на смерть, как, в худшем из случаев, вообще не пропасть от голода и нищеты. Какова игра — таковы и правила: победитель — не тот, кто стремится утвердить себя в качестве Универсума, порождения Бога, Творца, но тот, кто сумеет либо больше произвести (например, тех же автомобилей, являющихся одним из основных источников загрязнения земной атмосферы), либо потребить максимум благ, либо — вполне логично! — сотворить свой баснословный капитал, подрывая экономику целых стран посредством хитроумного использования несовершенных пунктов в законодательстве этих стран.

Каковы правила игры, таковы и средства, применяемые и культивируемые для выигрыша в этой игре, и, без всяких сомнений, средством номер один является всемерное и безразмерное развитие, более того — гипертрофия функций левого полушария коры, считающего профит (прибыль), просчитывающего все достижения, с этой точки зрения, нашего головного мозга.

Экологи всего мира, философы всех стран с постоянно нарастающей тревогой пишут не просто о вредоносности того пути, на который стало человечество, разграбляющее и умерщвляющее, в погоне за постоянным увеличением потребительских благ, родную планету, породившую это человечество, но более того: о катастрофическом состоянии этой колыбели, которая уже вот-вот готова заскрипеть и разрушиться. Но что-то крайне редко встречаются речи об опасности, может быть, значительно более серьезной, чем экологическое умерщвление планеты: о вполне реальной опасности того, что тупое, примитивное, подобно одноклеточным, в своих стремлениях человечество все более и более отклоняется от своего космогонического предназначения, уходит от того богатства и многообразия, которое все более и более раскрывает перед нами Вселенная. А посему — совершенно не исключен, на мой взгляд, и такой вариант общечеловеческой истории, при котором оно будет стерто с поверхности мировой учебной доски как тупиковое, глубоко ошибочное решение задачи. Все мы, люди, которые ведем себя столь неразумно, хоть и называем себя человеком разумным, в исторически кратчайшие сроки, вполне вероятно, окажемся за пределами бытия. Ну, а пока — пока продолжаем отдавать все силы, все внимание, весь свой азарт и весь свой кураж тренировке и развитию всего лишь одного из приемо-передающих блоков: коре левого полушария головного мозга. А она в подобных условиях и не может играть иной роли, кроме держателя основной суммы акций, цензора, деспота, тирана — одним словом Самодержца, казнящего или милующего по своему бесконтрольному желанию все остальные устройства могучей, разветвленной, изобильной структуры.

Внутренний смысл всех приведенных выше случаев заключается в том, что отключение Цензора, деспотически угнетающего свободу самопроявления всех приемопередающих устройств человека, позволяет человеку в значительной степени реализовать изначально заложенный в нем потенциал и войти в энергоинформационный поток Вселенной. Хочу здесь особо подчеркнуть, что веду речь не только о физических проявлениях этого подавленного потенциала, что, вроде бы, следует из серии приведенных мною примеров.

Поскольку имеется настоятельная необходимость акцентировать внимание на крайней важности отключения Цензора-самодура, осмелюсь здесь еще раз поведать об эпизоде, который в свое время не просто впечатлил меня, но побудил по-иному рассматривать подходы к врачеванию. Речь пойдет о ликвидации глубоко расположенной опухоли мозга двенадцатилетней Настеньки.

Врачи сообщили родителям, что если опухоль убрать, то ребенок умрет, а если ее оставить, то ребенок опять-таки умрет, и посоветовали им искать альтернативу этому безвыходному положению. Я согласился на уговоры отчаявшихся родителей, и работа моя началась и продолжалась под регулярным контролем кафедры нейрохирургии Военно-медицинской академии. В специально оборудованной лаборатории, изолированной от всех внешних воздействий, на голову Настеньки надевали 19 датчиков, выходящих на компьютер с большим монитором. Я садился напротив нее на расстоянии нескольких метров и молча воздействовал на опухоль посредством разрушающих ее мыслеобразов. Разумеется, эта процедура, когда два человека сидят друг против друга и молчат, вполне могла бы показаться любому не верующему «во все этакое» сценой из дурдома, если бы не экран, на котором отчетливо воспроизводились все изменения, совершающиеся в мозгу — то в виде волнистых графиков, то в цифровом выражении, а то и, по пожеланию оператора В. П. Кобрина, кандидата медицинских наук, в виде цветных изображений. Позитивная динамика происходила столь быстро, что однажды Виктор Пантелеймонович даже сказал в некоторой растерянности: «Если бы я не знал, с кем работаю, то у меня не было бы никаких сомнений в том, что это мозг здорового человека».

В конце концов томограмма показала полное исчезновение опухоли, но на достаточно долгом пути к этому факту и произошел тот эпизод, который глубоко перетряхнул мои представления. Л ел о в том, что однажды я предложил оператору:

— А что если мы поработаем с Настенькой, введя ее в трансовое состояние?

В. П. Кобрин ответил, что ни теория, ни практика не содержат никаких противопоказаний для работы с отключенным сознанием пациента. И вот когда я ввел Настеньку в измененное состояние сознания, то и произошло подлинное чудо: мои мыслеобразы, исцеляющие ребенка, направленные на разрушение опухоли, судя по бесстрастным отчетам компьютера, регистрирующего показания датчиков, стали работать эффективней едва ли не в десять раз по сравнению с тем, как они действовали при бодрствующем сознании! Работа в течение трех минут дала подвижку, равную улучшению, обычно достигаемому за тридцатиминутный сеанс. Так наглядно проявилась роль сознания, этого Самодержца-самодура, которому пусть буквально все горит синим пламенем, но зато — под его недреманным оком и железной рукой!..

Эх, да если бы снять мертвящее оцепенение со всех этих, по-нынешнему выражаясь, регионов; эх, да если бы удалить жестко зажатые колодки, беспардонно и беспощадно пресекающие все наши попытки стать человеком в полном смысле слова, то есть человеком универсальным, способным гармонизировать свое здоровье, успехи в познании мира, отношения с людьми, способным пересоздавать обстоятельства своей жизни, раскрывать свои возможности во всех сферах общественной и интимной жизни!

«Человек разумный»… Эту первую лекцию своего курса, я произношу перед вами 26 апреля — в черный день годовщины взрыва на Чернобыльском атомном реакторе: 300–400 Хиросим — так оценивается сейчас суммарная радиоактивная грязь, выпавшая на землю Украины, Белоруссии, России. На тысячи лет до возможного исцеления смертельно уязвленная, огромная по масштабам, жестоко пораженная зона… Пораженная «человеком разумным». Позавчера средства массовой информации снова принесли сообщения о катастрофе, хотя и меньших масштабов, правда, случившейся на другом континенте.

Так где же он — человек действительно разумный, гомо сапиенс?

И касаясь проблемы разума: его вместилищем принято считать кору больших полушарий головного мозга, эволюционно новейшее, по сравнению с животными, образование мозговой структуры, которое имеется только у человека. Так вот: по весу эти «новации» составляют примерно 8 % от всей массы головного мозга, а если взять одно лишь логически рассуждающее и командующее левое полушарие, то есть 4 %, то получается, согласно учебнику арифметики с картинками Малинина и Буренина, что одна двадцать пятая часть принимает решения, а двадцать четыре двадцать пятых при сем только присутствуют. Ну, а если мы забежим несколько вперед и предположим, что в организме человека, наряду с приемо-передающими блоками, расположенными в мозгу, существует еще длинный-длинный ряд других функциональных устройств для получения и извлечения информации? А если мы еще больше забежим вперед и предположим, что структуры аналогичного назначения существуют также и вне организма и мозга человека, будучи связаны с ними теснейшими узами?.. То и придем к выводу, что при нынешнем положении дел лишь исчезающе малый процент устройств, способных полноценно воспринимать, перерабатывать, обобщать информацию и выдавать соответствующие рекомендации, может реализовать свой потенциал на самом деле. Практически бездействует вся сложнейшая интегральная структура, выполняя вместо комплекса возможных для себя функций только одну: «Бу сделано!», вспоминая афоризм бессмертного бюрократа из интермедии А. Райкина.

Могу предположить, что обычному человеку — такому, как все мы, — впряженному в хомут повседневных дел и забот, достаточно сложно представить себе, чего именно он оказывается лишен при подобной системе жесточайшего правления, когда одна, хоть и важная, но несуразно малая часть общего устройства подминает все это устройство под себя, ориентируя интересы всех остальных деталей, блоков, систем только на неукоснительное выполнение ее, мельчайшей частицы, указаний и соблюдение ее, беспредельной самодержицы, интересов в качестве самодовлеющих.

Да, пожалуй, вот на этом и имеет смысл сосредоточиться: соблюдение интересов не всего многосложного, многофункционального устройства, а исключительно интересов его малой и авторитарно руководящей частицы. А попробуем-ка, для придания полной и прозрачной ясности обозначенной выше ситуации, картину увеличить: переведем ее в гораздо более крупный масштаб. Исключительно с этой целью представим себе человека — любого из нас, — обладающего воистину неизмеримым потенциалом внутренних резервов, в качестве громадной страны, в которой есть абсолютно все и даже с неподдающимся учету избытком для благоденствующего процветания этой державы.

Итак, представляем себе человека огромным, будто некая гипотетическая страна, раскинувшаяся чуть ли не на полсвета. И представим себе, что в этой гипотетической стране существует правление, единственной целью которого является самодостаточное благо и сохранение любой ценой собственного руководящего влияния. Все другие области мозгового центра, вся огромная периферическая система, с ее запросами, интересами и сигналами, согласно конституции этой, конечно же, гипотетической страны, суть лишь подчиненные придатки, обязанные безоговорочно подчиняться повелениям Самодержца.

Собственно говоря, почему я называю подобное положение дел гипотетическим? Давно ли мы высмеивали ситуацию в нашей стране такой вот подобострастно-насмешливой частушкой: «Пройдет весна, наступит лето. Спасибо партии за это!»

Но это было и, конечно же, сплыло, мы-то сейчас живем, как всем отлично известно, в совершенно ином, абсолютно демократическом государстве, где почитаются равно все ветви власти и права всех регионов. А я-то веду речь о стране вымышленной, воображаемой. Так вот: допустим, что, одержав славную, но очень трудную победу в мировой войне над могучим, вооруженным до зубов противником, наша гипотетическая страна, которая была руководима, например, царем, лишь укрепилась в своем понимании самодержавного образа правления как единственно возможного: ведь не монарх понес какие-либо потери, а миллионы рядовых солдат полегло, а что они — рядом с ним? Так, перегной для исторической почвы…

Но вот столкнулась эта единодержавная по своим устремлениям власть с властью, несравненно более хитрой, умной и опытной в осуществлении многоходовых интриг. И в результате эта гипотетическая страна потерпела сокрушительнейшее поражение уже не в кровавой мировой бойне, а в так называемой холодной войне. Каковы признаки проигрыша в войне с позиции любого из генштабов? Это изменение государственного строя, территориальные потери, разгром промышленности и сельского хозяйства, деградация армии, науки и образования.

Многоумный и лукавый, могущественный и хитрый победитель в этой холодной войне настолько опытен, что и виду не подает, будто он в прах размолол руководителя той страны, о которой мы ведем, конечно же, гипотетический разговор: этот руководитель нашей державы всячески поднимается на щит, купается в словесных поощрениях, хотя в действительности с ним, как с беспомощной пешкой, не считаются ни в малейшей степени. Так, например, овациями, как самый передовой его шаг, приветствуют поднятие цен на нефть в стране до мирового уровня, какой прогресс! А на деле? В его огромной стране, занимающей, как мы гипотетически предположили, половину земного шара, при ее несуразно долгих расстояниях, подобное повышение цен на нефть сразу же ликвидировало всю конкурентоспособную промышленность по той простой причине, что транспортные расходы при таких масштабах, входя в стоимость производства, сразу же делают продукцию этой державы неконкурентоспособной на мировом рынке. И примеров подобного рода — несть числа!..

Таковы последствия принятых в этой гипотетической державе правил игры, когда весь интерес власти закольцован лишь на сохранении своей власти, но отнюдь не на интересах всех составляющих эту страну регионов, всех составляющих структуру этой страны подразделений. Все резервы оных практически заторможены, заморожены, и богатейшая по своим потенциальным данным страна потерпела крупнейшее в своей истории поражение с потерями мирного населения (из-за резкого повышения смертности) — большее, чем при прежних мировых войнах.

Очень и очень прошу понять меня правильно: я ни в коей мере не против федерального, образно говоря, правления, согласно которому руководящему центру принадлежит право и обязанность выработатки и проведения общей для всех членов федерации стратегии существования и развития. Стратегия эта призвана определять оптимальную координацию членов сообщества в отношениях между собой и внешними для этой державы силами — далеко ли уедешь, не имея единой политики? Но в том-то и дело, что стратегия эта должна быть оптимальной для всех членов федерации, взвешенно учитывать их интересы, но не сводиться к оптимальному удовлетворению амбиций одного лишь Главковерха.

Так как же нам оценить мыслительные способности и совершенство руководящей структуры в этой гипотетической державе, если сами собой сопоставляются — не могут не сопоставляться! — такие вот числа: с одной стороны, она, эта держава, в своих недрах хранит около сорока процентов всех полезных ископаемых планеты; с другой стороны, ее население составляет всего около трех процентов от количества людей, живущих на этой планете. Казалось бы, при таких-то несметных богатствах каждый из ее граждан должен жить, как арабский шейх! Вопрос для задачника по арифметике, предназначенного второклассникам: так почему же каждый из граждан этой гипотетической державы, проживая на такой-то сверхбогатой земле (включая и невероятной мощности черноземы), все-таки чуть-чуть недотягивает до уровня благосостояния вышеозначенных шейхов? И еще вопрос: так действительно ли разумным является следование законам такого-то вот разума?

Бессмыслица, проистекающая из подобного управления, затрагивает нашу жизнь гораздо глубже, чем это может показаться на первый взгляд. О чем идет речь? О том, что подобный нищенский уровень жизни заставляет каждого из нас, чтобы хоть как-то держаться на плаву, основное время суток — и недель, и месяцев, и лет, и следовательно, всего своего века — трудиться во имя заработка; следовательно, на то, что является для нас временем для свободного развития заложенного в нас внутреннего потенциала, остается ничтожно малый срок. Собственно говоря, эта нищета (следствие «разумного» руководства) приводит к тому, что самое важное в жизни реализуется согласно пресловутому остаточному принципу: если на это развитие останется хоть немного времени, и если у нас для этого взлета останется хоть некоторое количество нерастраченных на борьбу за выживание сил. То есть, согласно философской терминологии, мы таким образом никогда не перейдем в царство свободы, погрязнув, как в вязком болоте, в царстве необходимости. Но человеческой ли, в подлинном смысле слова, можно назвать жизнь во имя нищенского прозябания, постоянного барахтанья ради заработка?

И вот в чем парадокс: обыграв и облапошив дочиста самовлюбленного диктатора нашей предполагаемой страны и все те силы, которые, служа ему, служили своим узкокорыстным интересам, капитаны выигравшей стороны с их, казалось бы, непревзойденной мудростью оказались перед угрозой поражения — еще более сокрушительного, чем то, которое они нанесли гипотетической стране в нашей, разумеется, вымышленной истории! Как? Каким образом? Что имеется в виду? А то, что сломив, разрушив некое равновесие двуполярного мира и торжествуя по поводу установления своей абсолютной власти, они оказались перед перспективой намного более сложного, многополярного мира. В результате ситуация, с которой столкнулись хитрованы-победители, стала неизмеримо менее управляемой и предсказуемой, чем раньше.

Но это еще далеко не все: скудость многомудрого разума победителей в холодной войне заключается в том, что их стратегия — сродни стратегии раковой клетки. Это означает, что модель безграничного потребления благ извне, которой они служат верой и правдой, потому что модель эта много проще и примитивнее в исполнении, чем модель всемерного развития внутренних возможностей человека, так вот эта ущербная тенденция к разорению Земного шара подводит уже все человечество к глобальной катастрофе. Чем кончает торжествующая свою победу раковая опухоль? Ямой, в которой она оказывается вместе с трупом умерщвленного ею человека. Спрашивается: так в чем же состоит действительная мудрость тех «мыслителей», которые сумели окрутить вокруг пальца нашего всеславного «единодержца» и устранить как конкурента в борьбе за мировое промышленное первенство руководимую им бесправную страну?

И все это уже было: и самоуничтожение человечества когда-то давным-давно в атомных войнах, и раздавленная гигантским астероидом Атлантида, а сейчас еще добавляется ко всей этой непросветно грязной потребительской корзине, представляющей собою модель современного сообщества людей, еще и отвратительное засорение информационного поля Вселенной. Долго ли Мироздание еще будет терпеть все это примитивное отравление ноосферы существами, которым от рождения дано было все, но которые предпочли в качестве жизненного девиза формулу «тепло и сыро» и лелеют неразвитость своего божественного потенциала во имя удовлетворения интересов самодовлеющего царька? Еще и еще раз повторяю, что под этим уничижительным термином я имею в виду весьма достойную часть нашей мыслительной структуры, которая, однако, предпочла не солидарное развитие всех остальных почтенных структур, но их подавление себе во благо. Во благо, к сожалению, понимаемое сугубо неверно: еще раз приведу пример с конечным результатом победы, одержанной раковой опухолью, — могильной ямой.

С позиций полного расцвета заложенных в нас возможностей, не тирания самовлюбленного царька, но уважительное использование прав всех без исключения членов того универсума, каким является человек в его пределе, то есть, образно говоря, демократия, а не тирания — вот идеал, который, применительно к каждой индивидуальной особи и ко всему сообществу в целом, способен помочь нам избежать сырой ямы, в каковую все мы так целеустремленно движемся. А если уж говорить терминологически точно, то даже не демократия, а теократия. Но поскольку это представление о связи каждого из людей и человечества в целом с законами могущественного организующего начала Вселенной нуждается в особом обосновании, я этот термин здесь лишь обозначу и постараюсь прояснить его смысл на протяжении курса.

Чтобы гвоздем вбить в память самую суть изложенного выше, на основе русского присловья предлагаю формулу. Ее парадоксальность и явится мнемоническим приемом для лучшего запоминания: кто полагается лишь на царя в своей голове, тот действует без царя в голове.

О чем мечтаю я, из чего исхожу? О том, чтобы человек вписался в резонанс Земли и Неба, чтобы те законы, по которым он строит свою частную и социальную жизнь, ни в малейшей степени не противоречили бы закономерностям, определяющим бытие великого Космоса, породившей нас Природы.

Единство мира, от самого малого до самого великого, поражает сколько-нибудь пытливую мысль: собственно говоря, вся Природа едина. Это наше слабенькое воображение поделило ее на макромир и микромир, но в чем же различие этих миров? Все в мире состоит из атомов, везде в мире используется принцип самоорганизации, и мы можем наблюдать, что в спираль свернуты как запредельно малые для нашего зрения молекулы ДНК, так и запредельно огромные для него галактики, вобравшие в себя мириады небесных тел. На каком бы уровне ни подошли мы к Природе, везде обнаруживается критерий оптимальности в ее функционировании, то есть минимальный расход энергии для достижения максимально возможного результата. Это касается и полета комара (подлинного чуда — с позиций аэродинамики, недостижимого для нынешнего уровня человеческой техники), и организации внутренних процессов на любой звезде — солнце (от возгорания до превращения в белого карлика).

И лишь на одном из уровней между придуманными для удобства пользования схематическими таблицами, между так называемым микромиром и так называемым макромиром, существует система, чрезвычайно далекая от оптимизации процессов, совершаемых в ней. Это — человек и человечество, на каком-то из этапов своей эволюции возомнившие о своей отдельности от Космоса, породившего данные крохотные, в его масштабах, пылинки жизни. Стоит ли особо оговаривать, что имеется всего лишь два исхода из нынешнего положения вещей: первый — это жизнь в резонанс с Землей и Небом, второй — автоматическая ликвидация подобного странного, опасного и чужеродного новообразования. Повторяю: не исключено, что человечество в его нынешнем виде является лишь экспериментом в действиях Высшего разума, который ставит перед собой новые все более сложные задачи, и если эксперимент с этой частью Природы, которая отличается ото всех иных лишь повышенной сложностью своей организации, окажется неудачным, то он будет прекращен и возобновлен где-нибудь и когда-нибудь с учетом нашего негативного опыта. Отрицательный результат — это тоже важный результат для науки, и когда возникнет аналог человека и человеческого сообщества, во всем схожий с нами, там не будет только гибельной иллюзии самодостаточности, самоотдельности дитя от породившей его Матери-Природы. Там не будут обжигать Землю и атмосферу убийственными ядерными и термоядерными взрывами, там не станут прореживать тончайший, но столь необходимый для сохранения жизни озоновый слой, там никому и в голову не сможет прийти, что братоубийственная война есть способ разрешения хоть какого-либо из конфликтов.

Хорошо сказано: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи», а мы по аналогии произнесем: «Изменись сам, и за тобой начнет изменяться весь мир». Уже существует новая наука — синергетика, что по-гречески означает «содружество, совместное действие, сотрудничество». Смысл этой науки — в определении гармонического сотрудничества человека с Космосом, с социальным устройством, со своей собственной душой.

Гармонизация предполагает открытость человека миру, среде, координацию его отношений с другими людьми. А коль скоро это открытая система, значит, она должна обладать способностью к взаимообмену с окружающим миром. Умеем ли мы брать то, что нам предлагают? Очень сомневаюсь, иначе, начну с элементарного примера, мы организовали бы и свое питание, и свое дыхание по совершенно иным принципам, чем это осуществляется сейчас. Исходя из оптимальных ли принципов общения вступаем мы в отношения с другими людьми? Очень сомневаюсь, ибо откуда же берется столько семейных неурядиц и кровавых разборок между государствами?

Законы синергетики требуют постоянного развития, эволюции, оптимизации любой системы — хотя бы и такой, как отдельно взятый человек. Но если оный отдельно взятый индивидуум уподобляет свою жизнь слепой лошади, двигающейся на веревке вокруг недвижно вбитого кола, и так изо дня в день?.. Допустим, подобный способ существования является единственным для этой лошади, поставленной хозяевами ради извлечения бадеек с выработанной в шахте рудой на поверхность, но можно ли самим хозяевам в монотонном круговороте дней уподобляться такой обездоленной скотине? Для того ли человек создан во всей своей бесконечной сложности? Уже давно я исповедую мысль о том, что счастье — в реализации заложенных в человеке возможностей: для себя, для своих ближних, для всех дальних. Если же человек не стремится к подобной цели, то жизнь его уныла, а уныние, как известно, — враг номер один нашей иммунной системы. Вот и ответ, почему люди, которым жить интересно, приспособлены к выживанию в любых условиях несравнимо лучше, чем те, которые живут обыденно, тускло.

Совершенно логично и естественно, что одним из важнейших условий синергетики является умение входить в резонанс с окружающим малым и великим миром. Само собой разумеется, в резонанс положительный. Особого ума или даже признака сколько-нибудь крепкого характера не требуется, чтобы, как говорится, с полуоборота «завестись» и включиться в трамвайную свару. Гораздо труднее — не только переломить ход конфликта, но вызвать благожелательный резонанс на спокойное доброе сосуществование. Человек, который стремится оптимизировать и свою жизнь, и жизнь, сопредельную с ним, всегда сможет в каждой возникшей перед ним ситуации проявить свое нетривиальное мышление.

Все мы с вами живем сейчас в тех условиях, когда наша держава живет «с царем в голове». Что это означает на практике, я, думается, уже сумел объяснить. Следствием подобного состояния дел в нашей общественной жизни и в огромном количестве личных судеб является упадок духа, неверие в перспективу, даже утрата смысла существования, который раньше, какой-никакой, все же был практически у каждого. «Царек в голове» нашей державы и пестуемая им королевская рать предлагают нам в качестве утраченной цели стремительный переход в эру капиталистического первонакопительства (бандитской «прихватизации»). Боже мой, до чего ложная, по сути своей жалкая цель для человека и человечества! Развитие внутреннего человеческого богатства, которое предполагает и экологическое равновесие с Природой, и бережное сохранение лучших национальных традиций, и выход на новый уровень технологий — разве эти и другие задачи подобной масштабности не достойнее того, что предлагается нам ныне, после поражения в холодной войне, после сдачи на милость хитроумных победителей, которые, однако, даже не предполагают, в своем тщеславии, что и они, и цели их уже безнадежно обречены как дисгармоничные для человеческой эволюции…

И вот сейчас я хочу обозначить те цели, к которым мы будем в этой книге и на этих курсах стремиться. Первая: постараемся, чтобы каждый научился входить в гармонию с собой, с окружающими и со всем Мирозданием, научился созданию положительного резонанса своей собственной неповторимой личности с Землей и Небом. Вторая цель — это создание коллектива единомышленников во имя позитивного воздействия на окружающую нас действительность.

Что имеется в виду? Приведу весьма впечатляющий пример. В феврале уже дремуче-давнего 1998 года на Международной представительной конференции «XXI век и наука» прозвучало весьма серьезное предупреждение о грозящем всей Северо-Западной плите — от Петербурга до Москвы — неимоверном землетрясении. Ученый из Новосибирска Яковлев, который 31 раз землетрясения уже предсказал безошибочно, назвал и дату — октябрь 1999 года, и место грядущей катастрофы, подвижку Балтийской плиты, последствия которой могут быть чудовищными: чего будет стоить один лишь разрыв охлаждающих трубопроводов вокруг атомных реакторов! Между тем, мы были уже не столь беспомощны перед лицом стихийных бедствий, как некоторое время тому назад. Нужна была группа из нескольких десятков специально обученных человек, которая смогла бы, войдя в позитивный резонанс с Землей, с Ноосферой, с Космосом, либо землетрясение предотвратить, либо значительно уменьшить его размеры. И землетрясения не случилось! Предложу здесь в качестве своего рода эпиграфа к этой грозной и в то же время прекрасной по своей внутренней организации теме один небольшой эпизод, как будто никакого отношения к грозящей катастрофе не имеющий. Но это только — как будто.

Уже давно, это было более двадцати лет тому назад, группа самых первых по времени моих учеников, которые впоследствии стали преподавателями в организованной нами школе психофизического совершенства «Ноосфера», совершала медитативную пробежку вокруг второго Суздальского озера. И вот во время этого бега Лилия Ивановна Федорова обратилась ко мне с таким предложением: «Юрий Андреевич, а почему бы нам не обратить всеобщее внимание на бедственное, несчастное, ужасающее положение молодых ребят, которые попали в плен в Афганистане?» И хотя подобная возможность мне до этого момента в голову не приходила, я сразу понял ход мысли Лилии Ивановны: ее сын — молодой парень двадцати с небольшим лет — был сверстником тех наших ребят, которые воевали, страдали и пропадали без вести в афганском аду. Ее материнское сердце тонко резонировало со страданиями сверстников ее сына. После секундного размышления я согласился с ее предложением, и по особой методике вся наша группа, бегущая сквозь пургу вокруг занесенного снегом озера, начала интенсивную работу. Мы знали, что мы делали, но, тем не менее, и предположить не могли, сколь мощным и достаточно быстрым будет ответ, пришедший из действительности. Уже дней через 10 чуть ли не в каждой из информационных телевизионных программ достаточно остро и прямо стал муссироваться вопрос о положении наших пленных в Афганистане, о мерах, которые нужны для их вызволения… Ничего не стоит предположить, что подобная ситуация лишь чисто случайно по времени возникла после нашей энергичной, интенсивной работы. Да, конечно, но возможно и то, что подобно тому, как в перенасыщенный раствор соли достаточно бросить еще один мельчайший кристаллик, чтобы вся масса сразу же кристаллизовалась. Во всяком случае, была причина — наш сигнал, и было следствие — массовая кампания в средствах массовой же информации. Мы не стали разбираться, случайное это совпадение или закономерный результат, и продолжили действия аналогичного плана. В следующий раз, во время такого же медитативного бега, еще один член нашей группы, Яков Иванович Тихонов, предложил: «Что-то мой Серега занедужил, с высокой температурой его отвезли в больницу, но там не смогли поставить диагноз. Перевезли в другую больницу, но никакие меры моему шестилетке не приносят облегчения. Может быть, поработаем?»

Поработали. Примерно через сутки я поинтересовался у Я. И., как малыш.

Ответ меня не удивил, хотя и обрадовал: температура нормальная, никаких следов заболевания, выписан, находится дома…

Не буду приводить другие аналогичные случаи, их было достаточно, но сделаю резкий поворот в изложении нашей темы: «Кто бежал? Кто работал?» — вот что важно! Я не уверен, что при ином составе группы, чем та, которая работала тогда, был бы подобный положительный, и даже оглушительный, эффект. Итак, кто же работал?

Я уже называл Лилию Ивановну — это человек высокой духовности, хирург, косметолог высшей квалификации, артист своего дела. К ней, кстати говоря, всячески стремились на подтяжки и другие радикальные процедуры многие звезды эстрады, театра и кино. Лилия Ивановна — человек удивительно волевой, «режимный», то есть подъем у нее был в 5 утра, и затем — серьезная зарядка, пробежка, обливание; питание преимущественно вегетарианское, отбой — в одиннадцатом часу вечера, практически никакой телевизионной отравы, богатая библиотека по истории и теории культуры. Любопытный факт: когда в ее клинике провели конкурс на звание «Мисс Элегант», то победительницей стала она, чья завидная по своим статьям фигурка значительно превосходила соответствующие параметры молодых медсестер, а она была уже в хорошем предпенсионном возрасте…

Яков Иванович Тихонов: достаточно будет сказать, что этот человек организовал работу с инвалидами и превратил многих из них — обездоленных, слепых, искалеченных — в заядлых спортсменов. На Альтернативных олимпийских играх, где состязались инвалиды всех континентов, воспитанники Я. И. неоднократно получали самые престижные медали. Сам Яков Иванович неоднократно участвовал в пробеге Пушкин — Петербург и неоднократно занимал высокие места. Ему же принадлежит идея сверхмарафона по многим странам Европы с российским стягом в руках — во имя утверждения престижа своей родины…

Владимир Тихонович Лободин — в прошлом замечательный полярник, затем — человек, которому я передал руководство школой «Единство» (изначально «Ноосфера»). Общеизвестен в качестве автора многих книг по оздоровлению души и тела, но писателем он стал уже значительно позже тех событий, о которых я рассказал…

Их было немного — тех, кто бежал тогда со мною, но каждый был продвинутой личностью, альтруистом в хорошем смысле слова, человеком, равно развитым как в психическом плане, так и в плане физического здоровья. Это были люди, которые приложили большой труд для того, чтобы стать воистину подобием божьим, то есть, пересоз дав себя, они становились способны пересоздавать и окружающий их мир. По возрасту они отличались достаточно серьезно: Галина Георгиевна Скутте — так же, как и Лилия Ивановна, врач 1-й категории, впоследствии — заведующая отделом инфекционных заболеваний в городском отделе здравоохранения, и мать двух уже женатых сыновей, а мой внук Сашка был тогда едва ли не первоклассником, но он бегал с нами по многу километров и с некоторым бахвальством, чтобы поразить своего отца, намеренно неторопливо купался после пробежки в луже, натаявшей из обломков льда; его фантазия была неистощима, и многие из медитативных упражнений, придуманных этим пацаном, мы, взрослые, впоследствии употребляли с большой пользой для дела. Короче говоря, дело — не в словах, которые произносили мои спутники, а в той человеческой сути, которую они тогда собой представляли.

Завершая эту нашу первую лекцию, хочу поведать вам об одной своей беседе с человеком чрезвычайно просвещенным и умным — с митрополитом Питиримом, в те годы — вторым лицом в иерархии Русской православной церкви.

Он возглавлял в начале 90-х годов советский филиал Международного фонда «За выживание человечества», а я в этом филиале отвечал за разработку программы «Резервные возможности человека». Таким образом, он являлся моим начальством, и с некоторой степенью регулярности мы, функционеры этого фонда, встречались на общих заседаниях в Москве. И вот однажды я осмелился поведать ему некую памятную мне историю, чтобы задать концепционный вопрос. Я сказал: «Владыко, мне доводится время от времени энергетизировать, то есть заряжать живой человеческой силой, некоторые из предметов. Лучше всего, если это отливки из воска. И вот я узнал, что моей работой в этом направлении заинтересовались хранители старинных российских секретов, которые считали, что эти «секреты» уже утрачены, и очень обрадовались тому, что их традиции, оказывается, продолжаются. Я доподлинно показал им все, что умею, и чистосердечно рассказал, как это делается. Поскольку я был абсолютно откровенен, то на мой вопрос, а как это делали прежде они, старший из них, художник-реставратор Юрий Кириллович Линник, тоже ответил с полной откровенностью: "Мы начинаем молиться, и когда небо раскалывается, и на его краях появляются анделы небесные (именно «анделы», а не ангелы) и они начинают издавать звуки волшебные, то тогда у нас все и получается"».

Так вот, высокочтимый Владыко: как же так выходит, что я работаю без «анделов», а получается у меня, по их признанию, много сильнее? Может быть, суть не в том, что человек произносит, а в том, что он представляет собою?»

И митрополит, помолчав мгновенье, серьезно ответил: «Я тоже думаю так»…

Следовательно, цель наша заключается в том, чтобы, совершенствуя себя и в плане психофизическом, и в овладении разного рода техниками и технологиями вхождения в резонанс с Землей и Небом, добиться реальных, наглядных результатов в переустройстве и своей личности, и своей среды.

Сейчас человечество, подобно табуну обезумевших коней, который хищно гонят волки-охотники, стремится в бездонную пропасть, откуда нет возврата. Встать перед этим табуном, постараться его остановить, задержать — затея безнадежная, самоубийственная. Решение этой задачи — иное: стать в голове табуна и исподволь, по пологой дуге, отвернуть его от гибельной пропасти. Конечно, с разгону некоторые из бегущих улетят с обрыва, но хотелось бы — о, как хотелось бы! — это обезумевшее в потребительском угаре стадо отвести от края смертельной пропасти! Если нам с вами удастся создать и укрепить эгрегор людей, исполняющих такие нравственные законы, которые резонируют с закономерностями вечной, могучей Вселенной, то жизнь наша будет прожита явно не напрасно!

Как мы будем работать? Предусмотрено 12 занятий, по 3 раза в неделю, по 3 часа, и, разумеется, будет немало домашних заданий.

Прошу записать первое. Прежде всего, попрошу к следующему разу точно знать, кем именно вы являетесь по году своего рождения — например, лошадью, обезьяной или тигром. Для чего это нужно, вы узнаете очень скоро.

Далее: постарайтесь объяснить, в чем конкретно скрывается причина великолепного эффекта, который вы сейчас наглядно ощутите. Слушайте, сосредоточьтесь: вот я на узкие продольные полосы разрываю эту газету перед микрофоном. Треск от этой процедуры, творимой в течение всего лишь одной минуты, даст вам такую энергетическую подзарядку, которая эквивалентна чуть ли не доброму завтраку. Задание: сначала почувствовать этот совершенно очевидный эффект бодрости, а затем дать ему внятное объяснение.

Следующее: постарайтесь найти так называемую «точку силы». Посмотрите, что я сейчас сделаю: вот мои руки расположены выше уровня плеч, несколько согнуты в локтях. Проделав несколько небольших движений плечами вверх-вниз, вперед-назад, я нахожу такое положение, при котором кисти мои — как вы видите, поднятые выше уровня плеч — тем не менее, могут находиться в подобном, весьма утомительном, положении сколь угодно долго — во всяком случае, не секунды, не минуты, а десятки минут. Эта «точка силы», которую предложил найти каждому для себя известный целитель К. Алиев, обладает удивительной особенностью: ее обнаружение позволяет человеку все то время, пока руки находятся в данном месте, испытывать чувство спокойствия и полного душевного комфорта. То есть эта поза — замечательное средство для снятия стрессового состояния. Не огорчайтесь, если вы не сразу определите это положение, найдете данную феноменальную точку: по словам Алиева, он искал ее для себя чуть ли не год. Правда, мне повезло больше: я нашел ее в течение 20 минут.

И еще важнейшее из заданий. Для тренировки мы выполним его сейчас все вместе, но затем постарайтесь неоднократно повторять его дома самостоятельно. Итак, мы начинаем про себя считать от 1 до 30 в ритме 1 счет в секунду и одновременно с этим начинаем высвечивать у себя на затылке (мысленно) яркую, как с неоновой рекламы, крупную цифру 1. Как только досчитаем до 30, как только начинаем новый счет — снова от 1 до 30 — тотчас на затылке появляется столь же яркая, крупная, сияющая неоновым светом цифра 2. Поехали…

Конечно, очень хорошо, если бы вы подумали дома, в чем глубинный смысл и этого упражнения.

Всего лучшего, до встречи, единомышленники, будущие соратники по гармонизации и самих себя, и среды, которую мы же сами, любимые, столь невероятно возмутили, и возбудили, и настроили против себя!

Второе занятие

Понятие о рамке и маятнике как об измерительных приборах. — Лирическое отступление о псе-консерваторе. — Заповедное знание о Круге Конфуция и реальная практика-Начало медитативных упражнений. — Фундаментальное понятие о системе энергоинформационных приемо-передающих устройств человека. — Чудо мозга. — Устройства, расположенные в плотном теле человека. — Внешние по отношению к плотному телу приемо-передающие устройства. — Медитация на омоложение. — Триада «синтез-анализ-синтез» применительно к становлению человека-универсума и наши, в связи с нею, задачи. — Некоторые из техник отключения «бетономешалки».


Итак, мы сидим сейчас в зале как кому по душе пришлось, совершенно случайно: кто-то пришел раньше, кто-то — позже, кто-то любит сидеть слева от лектора, кто-то — справа, кто-то сидит с супругой, кто-то подсел к знакомому и т. д. и т. п. И вот я сейчас замеряю энергопотенциал усредненного человека в нашем собрании. Рамочка выжала 7 оборотов, что вполне удовлетворительно и соответствует потенциалу в данное время года нормального члена профсоюза.

Попрошу убрать из своего восприятия скепсис по отношению к вращению этого простейшего прибора — по существу стрелки, ибо прибором-то является человек: в данном случае, я. Информация, которую мы сейчас получили с помощью оборотов этой изогнутой г-образной спицы, является объективной, она получена мною в особом, измененном состоянии сознания. Когда никакой задачи перед рамочкой не стоит, она медленно и ритмично колеблется в такт ударам моего сердца, то есть обозначает пульс, но достаточно поставить мне перед собою «и перед нею» определенную задачу, она будет решать только ее. Так, например, если будет сказано: найти под землей водяную жилу, она начнет вращаться только над водой, совершенно не обращая внимания ни на какие залегающие под землей предметы. Если поставить задачу: найти обрыв кабеля, она начнет вращаться только там, где кабель под землей (или под оплеткой на стене, все равно) поврежден. Можно решать и более сложные задачи — в зависимости от подготовки оператора. На практике это способно принести, сами понимаете, экономию миллиардов рублей, если, например, не обследовать гигантский регион в сотни тысяч квадратных километров с целью нахождения выхода на поверхность кимберлитовых трубок, а заранее определить по карте район, скажем, в одну-две тысячи квадратных километров и на деле, реально найти по ней месторождение алмазов.

Великолепным является принцип «Подвергай все сомнению!», ибо без здорового скепсиса мы будем выглядеть чрезвычайно легковесно. Но как только факты подвигнут наши представления и побудят нас изменить свой взгляд на вещи в соответствии с природой самих вещей, а не наших представлений об этой природе, тут уж консерватизм неуместен.

Мне хочется поведать вам некий потешный эпизод, в котором консерватизм выступил в настолько уж гипертрофированной форме, что я не знал, стоять или падать от изумления, смеяться или плакать.

Короче говоря, вечером 19 апреля, когда наконец уже потеплело в нашем благословенном граде, и снег в парке Лесотехнической академии, рядом с которым я живу, практически весь превратился в серую кашеобразную лужу и только на дорожках сохранял еще некую плотность, я решил, последний раз в сезоне, сделать пробежку на своих непотопляемых и неразмокаемых пластиковых лыжах. Надо сказать, что шел коньковым ходом довольно успешно — иногда огибая лужи, иногда с разгону преодолевая снежное ледяное крошево, как вдруг услыхал быстро приближающийся ко мне собачий лай — какой-то странный, я сказал бы, нервически возмущенный. Меня быстро догонял очень крупный охотничий пес, убежавший от хозяйки, с которой гулял метрах в пятистах отсюда, увидав, что я качу на лыжах. Весь его вид изображал крайнюю степень возмущения, от гнева и негодования он едва ли не задыхался. Если бы он мог, то наверняка покрутил бы пальцем у виска, чтобы самой последней из заслуженных степеней презрения высказать мне свое «фи»! «Какой нормальный человек, — облаивал он меня, — может выйти на лыжах в подобную погоду, когда кругом — одни лужи, когда уже повсюду выступили островки голой земли, когда о снеге уже и говорить не приходится?! Да ни одна нормальная собака не станет жить с таким безумцем, способным на подобное нарушение всех норм хорошего тона!»

Я пытался его утешить, извинительно говорил, что это — последний раз в году, что подобного больше не повторится, но он не хотел слушать никаких оправданий! Неся свой искренний гнев, он устремился к хозяйке, поделился своими эмоциями с нею и еще раз не пожалел ног, чтобы преодолеть очередные сотни метров по грязи и лужам и уж до конца добить меня своим презрением и негодованием. Я его понимаю: в его сугубо упорядоченных консервативных представлениях норма — это то, что принято всеми, то, что соответствует логике погоды, или домашнего устройства, или характеру отношений между людьми и собаками — одним словом, соответствует здравому смыслу и нормативам, которым должны подчиняться все. А здесь он столкнулся, в прямом смысле слова, с инакомыслящим, диссидентом, человекоподобным существом (а человек для него — воплощение устойчивого иерархического порядка), которое на его глазах нарушало порядок и тем самым рушило весь мир устойчивых представлений.

Причину истерического поведения обычно весьма уравновешенного пса я понять могу — возмущение крахом привычного порядка, но это отнюдь не значит, что я или все мы должны являть собою аналог этого консервативного животного. На том пути, который вы избрали, от первого до последнего занятия, а затем и в течение всей жизни мы будем с вами сталкиваться с явлениями, выходящими за пределы нашего бытового, повседневного опыта. Каждый из нас закономерно станет источником таких действии, которые фактически, непреложно будут свидетельствовать о постоянно расширяющихся его собственных способностях.

И в развитие сказанного прошу, в качестве домашнего задания, приготовить к следующему занятию отвесик, то есть небольшой грузик на ниточке. Это может быть гайка, может быть кольцо, может быть специально изготовленный кулон с ушком наверху — в данном случае это роли не играет. Более того: мы подготовим не только отвесик, но и подготовим себя к явлению идеомоторики. Каким образом? Возьмем в руку грузик на ниточке — систему, которая от наших пальцев направлена вниз. И вот, не прилагая никаких мышечных усилий, начнем только представлять себе, как отвесик раскручивается по кругу вправо. И спустя всего лишь несколько секунд грузик действительно начнет правостороннее вращение. Мысленно вы скомандуете: «Стоп!» Через несколько мгновений отвес остановится. Тогда вы снова отдаете мысленную команду: «Пошел влево!» И — о чудо! — отвес начнет кружиться влево.

Таким образом мы с абсолютной наглядностью убедимся в том, что мысль реализуется в мышечные микроимпульсы, которые и делают наглядной эту мысль, пересотворяют ее в реальность. Уяснив данную вероятность и запомнив навсегда сам факт ее существования, мы взойдем на следующую ступень своего развития: в дальнейшем, на протяжении всей своей жизни, когда нам доведется осуществлять посредством отвесика любую экспертно-информационную работу, сознание свое мы будем отключать! И в таком случае идеомоторные акты, приводящие в движение нашу гайку или наше колечко, подвешенное на ниточке, будут отражать импульсы не нашего сознания, с его «хочу — не хочу», «нра — не нра», а те сигналы, которые пришли, минуя субъективные, а подчас и самодурские директивы господина Диктатора. Как попали в наше подсознание объективные импульсы, включающие ход маятника, сейчас объяснять не станем — это еще впереди.

А теперь осуществим действие, которое сразу же и резко, значительно повысит энергетический потенциал каж дого из присутствующих здесь и, следовательно, наш общий энергетический заряд.

Итак, записывайте или запоминайте расположение групп (оно выстроено не по хронологии годов, а согласно оптимальному соотношению соседствующих групп для информационного обмена между ними, если трактовать тему на уровне совместимости). Представим часы с циферблатом кверху. А на нем:

• 1 час — год Кабана (Свиньи, если кому угодно обозначать этот год так);

• 2 часа — год Дракона;

• 3 часа — год Кота (Кролика);

• 4 часа — господа Петухи;

• 5 часов — господа Собаки;

• 6 часов — господа, рожденные в год Быка;

• 7 часов — стая Тигров;

• 8 часов — сообщество Коз (Овец);

• 9 часов — милые Змеи;

• 10 часов — распровеселые Обезьяны;

• 11 часов — удивительно хозяйственные Мыши (или мудрые, всепроникающие Крысы — по другому наименованию);

• 12 часов — табун работяг Лошадей (к роду которых имею честь относиться и я, и мой старший сын Сергей).

Пребывание в подобной группе (или стае, или стаде, или табуне и т. п.) дает каждому из нас редкую и счастливую возможность находиться в мощном потоке радости, многократно увеличенных собственных вибраций. Этой возможности мы лишены с той поры, когда прекратилось тесное общение со сверстниками-одноклассниками, или с однокурсниками, или со своими одногодками в армии, но вспомните, как тянет нас на традиционные сборы с одноклассниками или с однокурсниками спустя годы и десятилетия, и вдумайтесь в глубинную из глубинных причин этого.

Я попрошу всех пересесть сейчас в соответствии с порядком, обозначенным в этом так называемом Круге Конфуция.

Снова осуществляем замер энергетической рамкой уже после того, как вы сели в порядке, оптимальном для непрерывного перетекания энергии по кругу, в порядке, когда, как это эмпирически давным-давно установлено, по кольцу с наибольшей эффективностью начинается самодвижение и постоянное наращивание энергии.

И вот результат: рамка дает уже 20 оборотов, то есть от одного только упорядочивания места расположения энергетика каждого из присутствующих выросла, по крайней мере, втрое! А что это значит? То, что каждый человек в этой цепочке начинает сейчас владеть такой энергией (более двадцати оборотов), которая способна практически во всех случаях жизни вылечить хозяина от заболеваний самого разного плана — при одном, правда, условии: если хозяин этот отречется от бессмертного постулата «лень раньше нас родилась»…

Сведения о биоэнергетическом Круге Конфуция многие века были знанием заповедным. Посвященные открыли его мне, передаю его вам, и более того: даю разрешение пользоваться этим знанием там, где вы сами будете проводить свои занятия, или собрания, или конференции.

Весьма удобно использовать этот Круг с самовозникающим в нем потоком живой энергии, например, в школьных классах. Там, правда, дети, как правило, все одного, в крайнем случае, двух годов рождения сидят в общем помещении. Но тогда можно их рассаживать внутри по знакам Зодиака. А вот уже какие месяцы следует располагать после каких и между какими, вы будете определять посредством информации, полученной вами от маятника. А не сумеете получить — значит, еще не дозрели до пользования информационным каналом. Ничего страшного, терпение и труд все перетрут — дозреете.

Итак, у числа 12 на мысленном циферблате сегодня те, кто рожден в год Лошади, и на каждом занятии все будут пересаживаться на 1 час вперед. В чем смысл этого круговращения? В том, чтобы в течение двенадцати занятий каждая из групп побывала в непосредственной близости от меня и получила значительную «дозу» дополнительной живой энергии. В дальнейшем старост групп прошу четко организовать порядок взаимного перемещения.

Сейчас проведем разминку. Двумя указательными пальцами рук хорошенько растираем кожу над бровями, затем мужчины — правой рукой, женщины — левой хорошенько активизируем так называемый «третий глаз» — точку в межбровье. Далее указательными пальцами энергично растираем лицо вдоль крыльев носа, потом указательным пальцем трем над верхней губой и одновременно средним — под нижней губой. Затем основаниями обеих ладоней — от кончика подбородка слева и справа вдоль тройничных нервов до висков — так, чтобы раздался треск щетины (у мужчин, конечно), далее хорошенько прорабатываем внутренние изгибы ушей, а потом ладонями хорошенько натираем их. После этого, согнув пальцы рук, с усилием разгребаем ими серединный канал головы ото лба к затылку так, чтобы только не разорвать кожу. Затем, в том же направлении, чуть ниже с обеих сторон головы, так же энергично прорабатываем голову над ушами. После этого начинаем сверху вниз, от основания черепа до седьмого шейного позвонка, пальцами хорошенько разбирать — массировать шею. После этого прихватываем кистью правой руки, как браслетом-наручником, кожу над кистью левой руки, хорошенько проворачивая ее вправо и влево, чтобы пробудить и там весьма важные каналы, идущие к сердцу и легким, после чего ту же процедуру проделываем и с кожей над кистью правой руки. Далее, напрягая пальцы рук, протаскиваем между ними — с напряжением, поочередно — сначала пальчики левой руки между пальцами правой, затем — наоборот. Особое внимание уделяем проработке точек около ногтей, так как у основания ноготков берут начало важнейшие энергетические каналы. Так, например, если вы встретите человека, которому плохо с сердцем, помассируйте ему зоны у ноготков мизинцев, и человеку полегчает.

После этой разминки проводим замер: убеждаемся в симптоматичном явлении — энергетика у каждого возросла до 30 оборотов!

А сейчас посмотрим также и другим способом, какие изменения произошли в нас за это время. Вот на столе — стакан с чистой водой. Поскольку каждый из нас представляет собой сосуд, наполненный жидкостью, так как, в среднем, на 70 процентов состоит из воды, а вещество головного мозга — более чем на 90 процентов, то с помощью рамочки я сейчас посмотрю, что произошло с жидкостью в этом стакане. Видите — энергонасыщенность воды наглядно определяется увеличением радиуса улавливаемого излучения. Но ведь каждый из нас есть аналог этого стакана с водой, следовательно, каждым наглядно может убедиться в том, что с ним происходит.

Проделаем еще одно упражнение в порядке разминки перед занятиями, это будет уже началом медитативной работы.


Медитация 1. Начало медитативной работы


(Аудиозапись 1. Скрябин. Этюд фа мажор) Итак, каждый из нас представляет себя своего рода цилиндром, по которому ходит поршень. Сначала поршень находится в самом низу цилиндра, и вот мы начинаем его медленно поднимать, втягивая исполинскую первозданную силу планеты в свой организм. Цилиндр — прозрачен, и мы видим, как по нему поднимается субстанция темно-шоколадного цвета: вот она идет выше, выше, выше, и мы, каждый из нас, уже заполнены этой первородной силой. Теперь поршень пошел вниз, и цилиндр наш начинает заполняться ослепительно светлой энергией — энергией Неба, энергией Космоса. Поршень идет вниз, и вся полость нашего тела-цилиндра заполняется этой ослепительно сияющей субстанцией. Опять движение поршня вверх — от Земли идет ее первозданная энергия, наш цилиндр постепенно заполняется ею. Мы совсем немного не дотягиваем поршень до самого верха, чтобы верхушка головы сохранила светлую сияющую энергию, набранную из Космоса. Мы, дети Земли и порождение Космоса, сейчас содержим в себе информацию от этих могущественных начал, истоков нашего существования, и входим в резонанс с Землей и Небом. Мыслеобраз цилиндра и поршня в нас исчезает, а то состояние, в которое мы вошли, остается.

Позвольте еще раз провести измерение — итак, вы видите уже 35 оборотов. Сопоставим два числа: 7 оборотов вначале и 35 — после общей пересадки и проведения разминочных упражнений: «всего-навсего» пятикратный рост ваших внутренних возможностей. Надолго ли? Может быть, надолго; может быть, навсегда; а может быть, и на считанные минуты. От чего это зависит? Приведу метафору, которую попрошу сохранить в своей памяти до конца дней своих.

Представляем себя в качестве крепко сколоченного дубового бочонка, сработанного мастерами-бочарами из отборного дуба. Внутри нас хранится некий бесценный напиток, я его не назову, чтобы не тревожить воображение людей, напрочь отказавшихся от алкоголя. Внизу бочонка, естественно, находится затычка-заглушка. Так вот, пока эта затычка не будет вынута, содержимое бочонка будет в нем храниться — может быть, век, а может быть, и больше. Что произойдет, если ее вытащить? Вопрос, ясное дело, риторический. Так что же является в нашем случае бесценной жидкостью и что — затычкой? Содержимое бочонка — это наш добрый животворный дух, поддерживающий наше пребывание на сем свете, а затычка — это наше положительное эмоциональное состояние. Впасть в уныние, растерянность, гнев — это, собственно говоря, убрать преграду на пути бесценной жидкости и попросту вылить ее без всякого смысла в песок.

Разминка произведена, все готовы к усвоению материала. Прошу внутренне приготовиться к тому, что сегодняшняя тема будет фундаментально важна, во-первых, и, во-вторых, будет нести в себе принципиальную новизну для подавляющего большинства читателей. Озаглавим ее так:


Система энергоинформационных приемопередающих устройств человека


Коль скоро речь идет о системе, должны быть обозначены составляющие ее структуру подразделения. Перехожу к их тезисному обозначению, а более детальное описание каждого из них найдет свое место там, где пойдет речь конкретно о каждом из них.

Мозг — во всем фантасмагорическом богатстве его уже известных или пока сокрытых от нас возможностей. О чем здесь надо говорить? Прежде всего, о коре больших полушарий головного мозга: левом, способном проникать в суть вещей, нацеленном на логическую работу, и о правом, способном охватывать действительность целиком, определяющем полеты нашей фантазии и воображения.

Перед богатством органов и отделов мозга любое воображение меркнет и немеет, замирает в изумлении и в восхищении! Чего стоит, например, одна крошечная связка гипоталамус-гипофиз, которая регулирует работу всей гормональной системы человеческого организма в зависимости от сигналов системы нервной, и все наше состояние здоровья и духа определяется деятельностью этих крошечных по весу дирижеров, координаторов, администраторов, когда какие-то два грамма выполняют работу одновременно и Совета министров, и Президентской администрации.

А зоны, в которых сосредоточены руководящие центры рефлексов, инстинктов, воли, ретикулярный (ценностный) центр, переданный нам по наследству от пра-прапрапредков и способный мгновенно определить, зависит ли наша жизнь от таких-то и таких-то встреченных или обнаруженных объектов…

А центр памяти?! Памяти краткосрочной и долгосрочной, и памяти о бывших прежде жизненных воплощениях, а также такой отдел, который способен вспоминать о будущем. О разновидностях памяти существует огромная литература, в том числе и посвященная таким ее аспектам, которых я коснулся — реинкарнации и ясновидению. Поскольку факты существуют, то появляются и все более серьезные, все более объективные попытки эти факты истолковать с собственно научных позиций. Но ради того, чтобы позиция была действительно научной, необходимо ныне существующую парадигму в науке не просто расши рить, но изменить качественно, и множество очень любопытных и перспективных попыток в данном направлении сейчас предпринимается.

Если существует в мозгу центр, способный принести информацию из прошлого индивидуума, если существует центр, способный отвечать за информацию из будущего, то теоретически вероятно, что имеются возможности получать информацию также и из других измерений. Запротоколированы и подтверждены многочисленными свидетельствами факты общения знаменитой болгарской ясновидящей Ванги с душами усопших людей. Мне абсолютно безразлично, что полагает по этому поводу так называемая серьезная наука, потому что мою собственную жизнь в значительной степени определяло и впредь будет определять общение с душами близких мне людей. Об этом, вероятно, я расскажу на заключительном занятии. Особую роль сыграло общение с душой моей матери 5 апреля 1998 года, на 9-й день ее ухода в мир иной. Любопытно, что две действительно незаурядные ясновидящие в Москве, совершенно независимо друг от друга, подтвердили то, что было поведано матерью…

В связи с подобными возможностями нашего мозга уж совсем простенькими и объяснимыми являются эксперименты Станислава Гроффа, воссоздающего воспоминания человека в период нахождения его во чреве матери и даже родов; на фоне прямых контактов с усопшими, которые, как сейчас это зарегистрировано, с помощью радио, телевидения и компьютерной связи могут передавать сообщения о себе своим близким; в подобном реально существующем контексте уже достаточно ординарными являются сообщения о том, что когда погибают правши, перед ними проносится, в наиболее ярких эпизодах, их прошлая жизнь, а если в отчаянной смертельной ситуации оказываются левши, то перед ними прокручиваются эпизоды из их возможной будущей жизни, и если им удается выжить, то они вновь и вновь сталкиваются с предсказанными лицами, эпизодами, событиями. О чем свидетельствуют эти бегло намеченные штрихи? О неимоверной сложности Мироздания, во-первых, и, во-вторых, о потенциальной возможности мозга в какой-то степени этой сложности соответствовать.

Разглядывать, изучать морфологические карты построения мозга — редкостное наслаждение, его можно сравнить, пожалуй, только с путешествиями по атласам бесконечных звездных просторов, по безмерной Вселенной с ее галактиками, в свою очередь, состоящими из рядов самостоятельных миров, с ее сгущениями и загадочными «черными дырами», с ее информационно плотным вакуумом и мгновенно передаваемыми новостями по всем объектам, составляющим Космос, мыслимым и немыслимым для уровня нашего нынешнего воображения.

Но ведь, наряду с головным мозгом, у человека работает еще такое суперсовершенное устройство, как мозг спинной, удивительно точно координирующий и направляющий работу всех без исключения наших внутренних органов (разумеется, безупречно координирующий в том случае, если он сам находится в безупречном состоянии). Но ведь, наряду с центральной нервной системой, работают еще и такие ее важные региональные ответвления, как симпатическая и парасимпатическая системы; кроме того, важную функциональную роль в жизни нашего организма играет также и вегетативная, то есть автономная, автоматическая, независимая от центральной нервной система.

Вот такую Песню Песней во славу нашего мозга и сопряженных с ним отделов нервной системы я сейчас исполнил, сожалея лишь о том, что песнопение вынужденно получилось кратким.

Разумеется, вполне логично вы зададите мне вопрос: почему же я был столь суров на предыдущем занятии, когда, распалясь, находил все новые и новые жестокие термины для определения зловещей роли в удручающем оскоплении нашей жизни как раз мозга? Ответ мой более чем прост: дело в том, что повсеместно разговор о духовно-психической сфере человеческой жизни мозгом начинается и мозгом же завершается. Суть же заключена в том, что это — лишь начало, первый этап большого-большого разговора, и протест мой порожден уродливым, на мой взгляд, стремлением и в теории, и в практике всей человеческой жизни свести понятие об огромной, как мы убедимся, системе всего лишь к одному, хотя и немаловажному ее элементу.


Энергоинформационные приемо-передающие устройства, расположенные в плотном теле человека.


Соединительнотканная система составляет основную массу организма и находится в четырех состояниях: твердом (кости), жидком (все жидкости тела), гелеподобном (внутриглазные, межпозвонковые гели), жидкокристаллическом (мембраны). Эта всеобъемлющая информационная система позволяет всем органам непрерывно получать и взаимопередавать необходимые для их жизнедеятельности сведения и команды. Основы соединительнотканной биологии и медицины, сформулированные группой ученых под руководством доктора мед. наук Александра Алексеева, позволяют создать воистину интегративную науку о здоровье. Ее теория и практика рассматривают взаимодействие всех функций организма человека с самыми высокими категориями его нравственности и одновременно предлагают новаторские пути преодоления даже самых серьезных заболеваний. Не стану здесь разворачивать эту особую, многотомную тему, приведу лишь несколько частных примеров, подтверждающих великую информационную роль соединительнотканных образований.

Костная система — удивительный контур, предназначенный не только для зашиты нежных внутренних органов от повреждений, не только для перемещения человека в пространстве, но также способный и вибрировать в очень широком диапазоне частот. У каждого, кто видит поперечный распил большой берцовой кости, например, не может не возникнуть абсолютно четкой и прямой аналогии с многофункциональной приемопередающей антенной; любой, кто знакомится с устройством впадин и выпуклостей на черепе, не может не подумать о том, сколь своеобразным локационным зеркалом является это сложнейшее устройство. Я двинусь и дальше: имею основания полагать, что наши кости способны воспринимать и ту часть волнового диапазона, которая электромагнитной аппаратурой не улавливается.

Вот основания для такого умозаключения: в свое время мне довелось пройтись по лабиринтам Киево-Печерской лавры с биолокационной рамочкой, посредством которой (по заданию международной конференции, посвященной наследию Вернадского) я стремился определить остаточный потенциал в захороненных там мощах. Надо сказать, что в подавляющем большинстве случаев рамочка очень вяло реагировала на сложенные в нишах косточки-мощи, но вдруг она завращалась с невиданной скоростью, подобно лопастям вертолета, и выдала буквально десятки оборотов. Когда я после некоторого остолбенения от такого ее поведения обратился с вопросом к служащему заповедника, чьи же это мощи, он кротко ответил: Нестора Летописца…

Не стану в данном случае рассуждать на тему о поразительной энергетике действительно великого человека, пережившей века, акцентирую внимание на ином аспекте. Вибрации живой энергии, то есть присущей исключительно биологическим существам, конечно же, включают в себя весь мыслимый диапазон колебаний, улавливаемых железными, золотыми, стеклянными приборами, но только к ним не сводятся. Датчики электронных приборов, которые находились в руках у моих коллег по этой научной экскурсии, оставались недвижимыми.

Контур кровеносных сосудов — в строгой иерархической соподчиненности мельчайших, мелких и крупных проводников с жидкостными наполнителями, протянувшийся на сотни тысяч километров в одном-единственном организме! Причем какие жидкостные наполнители: содержащие в себе практически всю таблицу Менделеева, то есть полный аналог той же вещественной структуры, из которой состоит и породившая нас Вселенная! Все выбросы солнечной плазмы воздействуют на состояние человека, прежде всего, через его кровеносные контуры. «Эхо солнечных бурь» — название великой книги А. Чижевского: ученого, которого его современники, ученые с мировыми именами, назвали воплощением духа Леонардо да Винчи в XX веке. На огромном статистическом материале, предложенном самой историей, наш ученый показал прямую, непосредственную зависимость между смятенным состоянием духа целых народов на Земле и солнечной активностью: войны, революции, междоусобицы, связанные с этими душевными катаклизмами, эпидемии — таков «всего-навсего» диапазон воздействий на человека и человечество вышеозначенного приемо-передающего энергоинформационного устройства.

Жидкостная лимфатическая система — почти столь же всеохватывающа и всепроникающа, как кровеносная. Ее приемо-передающая функция близка к той, которой обладает замечательный кровеносный контур, но здесь хотелось бы поставить особый акцент: что ни говори, а лимфатические каналы представляют собой дренажные канавы, по которым к местам сбора транспортируются отходы жизнедеятельности клеточной системы. Отсюда ясен смысл требований к нормальной жизнедеятельности всего организма в целом — начиная со здорового образа жизни и завершая нормальной деятельностью всех выделительных органов для того, чтобы дренажные сети не превращались в стоячие зловонные болота, которые, разумеется, никакой функциональной роли в качестве приемо-передающих контуров играть не в состоянии.

Биоактивные точки, энергетические каналы, чакры. Вот еще одна необозримая по своим возможностям приемо-передающая система, расположенная внутри нашего плотного тела, напрямую связывающая его с Космосом, в который мы погружены. Само собой разумеется, что данное архисложное устройство, среди прочих своих функций, осуществляет организацию равновесного взаимодействия всех органов между собой. Так, например, контакт иглы с некоей точкой на ухе способен убрать самую резкую зубную боль. Но в данном контексте я говорю об этой структуре как о такой, от нормального функционирования которой напрямую зависит наше духовное-психическое-интеллектуальное состояние. Здоровье и открытость четвертой чакры, анахаты, подразумевает наши доброту, всечеловечность, дружелюбие; здоровье и благополучие пятой чакры, вишудхи, организует наши способности к общению; нормальное функционирование шестой чакры, аджны, обеспечивает мощь нашей рациональной деятельности.

Для нашего последующего изложения отмечу: особую роль, совершенно уникальную в человеческой жизни, играет такое образование, расположенное в районе (но не прямо в ней) сердечной чакры, как душа. Состояние технических средств в настоящее время достигло уже такого совершенства, что отлетающую от человека душу сумели не только взвесить (около 6 граммов), но и сфотографировать. Это полупрозрачное образование несет в себе всю информацию о том, как человек прожил свою жизнь в данной телесной оболочке и что накопил он в морально-психологическом плане за время пребывания в предшествующих физических оболочках. Данная информация в определяющей степени и решит, какой качественно будет жизнь этой самой что ни на есть сути человека в ее постпоследующем существовании.

Разум клеток — к счастью, уже существует немалая литература, посвященная тому, что каждая клеточка нашего организма, каждое сообщество, популяция однотипных клеток обладает своим восприятием среды и собственными возможностями реагировать па воздействие этой среды — отнюдь не только на физиологическом уровне. Каждое сообщество клеток, составляющее тот или иной орган, требует особого к себе отношения, особого, отличного от других, обращения, особой доминанты той или иной ноты, если воздействие осуществляется на музыкальном плане. К счастью, давнишняя практика древнекитайских лекарей, подвергавших тот или иной заболевший орган специфически музыкальной обработке с преобладанием той или иной ноты, стала достоянием и современных врачевателей. В главе «Рак» своего «Практического лечебника» я привожу примеры сугубо индивидуальных подходов к каждой из клеточных групп: одни из них обладают «характером» покладистым, другие — упрямы, третьи — как детишки, требуют ласки (в этом сейчас повторяться не буду). Критерий истины — практика, и коль скоро разумно-эмоциональные воздействия на, казалось бы, сугубо биологические объединения приводят к великолепным позитивным результатам, столь скоро мы имеем право со всей непреложностью заявлять, что духовно-психическая сфера нашей жизни отнюдь не исчерпывается жизнедеятельностью одного лишь головного мозга.

А ведь мы еще только начали обзор всей системы приемо-передающих устройств, посредством которых человек способен осуществлять свой контакт с миром. Осуществлять, если эти устройства находятся во взаимодействующем, способном к функционированию состоянии.


Внешние по отношению к плотному телу приемо-передающие устройства энергоинформационного обмена.


Когда мы вели речь о психоинформационных возможностях мозга, мы оставались в русле самых что ни на есть традиционных представлений о духовной сфере человека (замечу, правда, что традиционность этих представлений, исповедуемых в большинстве учебников, далее будет основательно поколеблена и в этой части, а именно там, где мы будем рассматривать мозг не в качестве генератора идей, а в качестве их ретранслятора). Если мнение о многочисленных приемо-передающих устройствах, наряду с мозгом расположенных в нашем теле, может быть воспринято хотя и как парадоксальное, но при этом достаточно логичное, то утверждение о том, что наша духовно-психологическая сфера отнюдь не исчерпывается приемо-передающими устройствами, расположенными в мозгу и в организме, но включает в себя также и наружные по отношению к телу структуры, это мнение людьми консервативных убеждений (вспомним несчастного пса, буквально обезумевшего при виде человека, вышедшего кататься не по белому снегу, а по талым лужам) может быть воспринято просто как несуразное. Однако повременим немного и не станем, выражая свое возмущение, носиться с лаем по территории всего парка.

Прежде всего, ограничивается ли наше тело, воплощающее в себе наше индивидуальное «я», только той, грубо говоря, тушкой, которую так любят колоть, резать, пилить и подвергать радиоактивным излучениям господа официальные медики? Ни в коей мере не стану апеллировать сейчас к классической восточной философии с ее учением о семи тонких телах, окружающих наше плотное тело: для неверующих все это — на уровне сказок. Не уверен я и в том, что читатели этой книги или слушатели моих курсов, даже при самом благожелательном отношении к теме, с полной верой относятся к теории многих оболочек (эфирной, астральной, ментальной и т. д.) Если они внимательно читают соответствующую литературу, то могут заметить противоречия в трактовке предмета в разных источниках. Поэтому сразу же обращусь к реальному чувству самих своих читателей и слушателей.

Для начала поведаю о некоем эксперименте, который проводил давным-давно — еще на одном из первых занятий школы «Единство» (тогда, в первый год своего существования, она называлась «Ноосфера»). Мы просили группу курсантов поднять ладошки, развернутые от себя, на уровень груди, и посредством этих инструментов, имеющихся у каждого, попытаться определить характер излучений, исходящих от каждого из их коллег. И тут, к неописуемому удивлению совершенно не подготовленных ни к чему подобному, абсолютно не обученных биоэнергетике людей, они отчетливо стали воспринимать индивидуальные различия в биополевом излучении буквально от каждого из проходящих перед ними коллег! Особенно разительными были отличия между биополевыми излуче ниями мужчин и женщин. Поскольку слов для обозначения этих ощущений в нашем языке нет (так как нет соответствующей практики), постольку пришлось пользоваться сравнениями. Если полевые излучения, исходящие от мужчин, можно было сравнить с грудой железок, острых углов, разного рода пружинок, то поля женщин, воспринимаемые посредством биолокации, можно было сравнивать скорее с теми ощущениями, которые дарует прикосновение к шелку, к бархату, к мягким перинам.

Эксперимент продолжили следующим образом: испытуемым накрепко завязывали глаза, и перед их распростертыми руками-антеннами стали проходить поочередно те их коллеги, которых они перед тем биолоцировали с полным осознанием источника излучения. Каково же было всеобщее восхищение своими собственными возможностями, когда оказалось, что 80–90 процентов характеристик попадали «в десятку»! Что же насчет того, чтобы отличить биополе Тани от биополя Вани, здесь никаких ошибок не было: попадание было 100-процентным.

Напоминаю, что я сейчас говорю не о теоретических аспектах теории тонких тел, а о совершенно практическом их восприятии в качестве некоей составляющей суммарной величины, которую каждый из нас способен ощутить в качестве биополевой оболочки другого человека, проявив относительно небольшое усердие.

Чем важна для нас биополевая оболочка в целом, без подразделения ее на тонкие поля различного функционального назначения? Тем, что именно здесь находятся органы, дублирующие и координирующие работу тех аналогичных органов, которые находятся в нашем плотном физическом теле. А это значит, что всевозможные пробои, сглазы, порчи и т. д. и т. п., которые мы получаем при недружественных нам воздействиях на полевом плане со стороны эмоционально агрессивных личностей, значительно уменьшают наш общий психофизический потенциал. И, следовательно, наращивание и укрепление биополевой оболочки, что является делом совершенно реальным, увеличивает возможности всех без исключения приемо-передающих устройств нашего мозга и нашего тела.

Итак, тонкие тела, расположенные вокруг нашего плотного тела, суть важный резерв нашей духовно-психической энергии. Мы двигаемся дальше и будем идти путем анализа постоянно расширяющихся полей, которые каждый из нас генерирует. И вот мы выходим на следующую ступень сложности — туда, где наши излучения сливаются с волнами другого объекта, а конкретно — человека противоположного нам пола.

Биополевое взаимодействие мужчины и женщины есть источник либо резкого увеличения суммарной энергетической мощности этих людей, если колебания их полей осуществляются в резонанс, либо же оно является источником разрушения их психического и физического здоровья, если колебания эти осуществляются в антифазу. Отсюда простой вывод: для того, чтобы значительно увеличить возможности своей структуры как структуры гармоничной, встроенной в гармонию мировую, необходимо приложить достаточно серьезные усилия для достойного обустройства личной жизни. Мировая статистика повсеместно свидетельствует о том, что лица противоположного пола, живущие между собой в согласии, продлевают время, отпущенное им в этом мире, не менее чем на 5-10 лет.

Так уж заведено в Природе, что противоположные полюса притягиваются и должны контактировать. Я мельком упоминал о качественных различиях в воспринимаемых ощущениях, когда мы биолоцируем полЕвые оболочки, принадлежащие мужчинам и женщинам. Мне уже приходилось писать в «Трех китах здоровья», что полевая составляющая в ряде случаев играет доминирующую роль в полОвых отношениях. Вот почему группы здоровья являются группами подлинного здоровья, если они будут смешанными по половому составу; вот почему мы стремимся, чтобы на наших занятиях в парилке или в проруби — соответственно одетые, разумеется — сочетались представители обоих полов. Вот почему медитативные пробежки дают заведомо больший эффект, если в них участвуют и мужчины, и женщины.

Ну, а если ничего не получается в установлении гармонического, тем более — радостного равновесия со своей половиной? Тогда, на мой взгляд, лучше с этой половиной расстаться, чем продолжать взаиморазрушительную борьбу вибраций, приводящую лишь к усилению хаоса. Этой проблеме мы отдадим особое занятие.

А пока продолжим обозначение тех наружных по отношению к нашему плотному телу оболочек, имеющих самое непосредственное отношение и к проблеме всемирного резонанса, в который нам необходимо попасть, и к проблеме приемо-передающих устройств, посредством которых к этому состоянию мы и должны приобщаться.

Эгрегоры — это духовные объединения человеческих общностей. Совершенно не обязательно, что они оформлены как-то документально. Нет, акцент здесь стоит именно на духовных скрепах, притягивающих и удерживающих людей друг к другу и ко всем, кто мыслит, чувствует, стремится действовать так же, как они. Какие, например, знаем мы эгрегоры? Семейные, профессиональные, религиозные, национальные и т. д. и т. п. Что существенно: каждый из нас принадлежит, как правило, к целому ряду различных эгрегоров. Так, например, где бы ни встретились ленинградцы, между ними тотчас образуются особые земляческие отношения. Если встреча произойдет где-нибудь на курорте, они будут занимать с утра друг для друга лежаки на пляже, если в командировке — помогать с обустройством в гостинице и т. д. и т. п. Точно так же, со взаимным тяготением, ведут себя среди непосвященных представители медицинского клана, среди иноверцев — исповедующие свою, общую для них, религию.

О том, насколько мощным является эгрегорное — в данном случае, семейное — единство, повествует незабываемый эпизод из «Тараса Бульбы» Н. В. Гоголя. Остап, плененный поляками, терпит на виду у оцепеневшей от ужаса толпы немыслимые муки. И когда предел человеческого терпения оказывается перейден, он, воздев голову к небу, обращается за духовной поддержкой к своему отцу, которого, как он знает, на площади нет. Он взывает в смертной тоске: «Слышишь ли ты меня, батько?» И могущество эгрегорных связей оказывается сильнее страха смерти: «Слышу!» — отвечает из толпы Тарас, чтобы облегчить его предсмертные муки. И кинулись на этот голос шляхетские воины, но напрасно. След Тарасов отыскался позже — в пожарищах и кровопролитных побоищах, которыми справил старый казак тризну по старшему сыну.

Разве не в этой же великой книге читаем мы гимн, посвященный силе товарищества?

Эгрегор каждого народа — особен, он составляется на духовном плане из «индивидуальных взносов» членов этой нации, и каждая такая микрочастичка изоморфна, то есть подобна общему строению, и данное духовное объединение служит основой для необходимой поддержки каждого из своих членов.

Очень интересен вопрос о своеобразии нашего национального эгрегора. Соборный дух российского этноса определяется тем, что мы расселены на огромных пространствах, а в таких условиях без взаимоподдержки, без взаимовыручки соседей попросту не выжить. Все это ощущение безмерной широты своей страны, сопоставимой по масштабам едва ли не с планетарными размерами, конечно же, в огромной степени определяет и так называемую широту русской души. Мы добры, бескорыстны, готовы отдать последнюю рубаху и поделиться последней коркой хлеба. Для нас россиянами являются все, кто живет в наших пределах и говорит по-русски — будь то степенный, с льняными волосами, потомок северных поморов, или со смоляными черными кудрями темпераментный казак с Дона, будь то «друг степей калмык». Наша сила, и это всем известно, оборачивается нашей же слабостью, ибо те богатства, которыми мы владеем, несчитаны и немерены — чего же их беречь? Широта натуры, превращающаяся в разухабистость и разгуляйство, — также характерная особенность нашего духовного склада. Поэтому, трезво отме чая и достоинства, и недостатки своего народа (подобно тому, как национальные особенности в плюсах и минусах существуют и у других этносов), мы безусловно чужды самовозвеличения и зазнайства, нам есть чем гордиться, и есть в национальном характере то, что нуждается в шлифовке. Но вот с чем нельзя никогда согласиться, так это со стремлением иных из современных политиков раздробить нашу огромную страну, расколоть ее на независимые феодальные образования со своими собственными укладами: раздробленная Русь уже не будет Русью. Остается надеяться лишь на могучую инертную силу русской национальной самобытности, которую одолеть и расколоть никаким политиканам — ни нынешних времен, ни будущих — не удастся.

Читатель столкнулся с еще одним весьма своеобразным представлением о том, что такое эгрегор: известная общественная деятельница, автор ряда необычных книг, посвященных расшифровке тайного смысла явлений и речений, Валентина Лаврова, комментируя книгу Владимира Мегре «Анастасия», высказывается в том плане, что возросшая среди мудрых обитателей тайги и воспитанная замечательными ведунами-колдунами, своими дедом и прадедом, Анастасия, наделенная удивительными способностями, своей силой духа и знаниями обязана своему эгрегору. А эгрегор этот — та природа, ее многочисленные обитатели, растения, звери и птицы, среди которых Анастасия выросла, которых она досконально понимает и которые великолепно чувствуют ее.

Мне кажется, Валентина Лаврова совершенно права в трактовке и возможности существования подобного эгрегора. Я даже осмелился бы расширить ее мысль до того, чтобы назвать эгрегором человечества всю нашу планету. Землю. Особым разговором в данном плане явилось бы рассмотрение очень активно обсуждаемой ныне концепции о том, что Земля — это очень своеобразный живой организм.

Суждение Валентины Лавровой о том, что эгрегором для Анастасии (а я добавлю, что и для рожденного ею ребенка) является вся живая природа, в которую она погружена, которую она досконально чувствует и знает и которая ее поддерживает, позволяет нам перейти к еще более крупной оболочке, окружающей нас.

Ноосфера — дословно «сфера разума» — является наиболее могущественным приемо-передающим устройством в пределах нашего Земного шара и всех расположенных вокруг него оболочек. Более того: разговор о ноосфере с особой четкостью побуждает еще и еще раз заострить вопрос о том, что практически любое из средств обмена информацией с окружающим миром, которыми мы располагаем и о которых уже шла речь, обладает также и специальным блоком накопления информации и памяти. Об этом можно развернуто говорить на уровне хоть мозга, хоть клеточном, хоть эгрегорном, но по отношению к ноосфере эта тема является особенно значимой, так как в ней накапливаются не только те сведения, которые продуцируются Землей в целом (в том числе и ее страданиями), но и всеми обитающими на Земле существами, но также объективно содержится вся информация о мире, который нас окружает, который нас произвел, и по законам которого нам надлежит жить.

Обретение знаний свыше, так называемые озарения, проникновение в суть вещей — хоть во сне, хоть наяву — свидетельство этой истины. Художники, кисть которых ведет неведомая им сила, благодаря которой наиболее талантливые из них способны воссоздавать в портретах и пейзажах подчас даже то, о чем они и сами изначально не догадывались; изобретатели, перед которыми вдруг возникает в законченном виде конструкция или целая система принципиально новых устройств; хирурги, способные творить во время операций чудеса; Менделеев с его периодической системой элементов — все это факты, хоть и поражающие воображение, но, в принципе, находящиеся на бытовом уровне: человек много и успешно занимается делом, которому посвятил время и силы, и как награда — открытие, озарение, прорыв в то, чего его коллеги еще не знали, не видели. Но вот длиннейший ряд фактов из той же категории общения с ноосферой: это многократно зафиксированные и задокументированные в истории человечества явления ясновидения. Следует отметить и то, что выход на информационный канал в ряде случаев позволяет не только предсказывать будущее, но подчас и открывать неизвестные страницы в прошлом.

Самый короткий довод в подтверждение сказанного, ибо подробно на эту тему здесь говорить ни к чему: специальной комиссией известному биоэнергету Владимиру Сафонову было предложено определить, какой смертью погиб тот или иной человек, чей портрет находился в запечатанном конверте. В. Сафонов указал на первый: тяжелое ранение живота. Да, это был портрет Пушкина. Он указал на второй конверт: смерть от колотой раны. Да, это был портрет Грибоедова, зарезанного толпой фанатиков в Тегеране. Он указал на третий пакет: смерть от удушья. Нет, возразили ему, здесь лежит портрет Гоголя, умершего от истощения. И только спустя много лет после вышеозначенной экспертизы, когда произошло перезахоронение тела Гоголя, обнаружили, что оно лежало на боку — это значит, что писателя похоронили во время летаргического сна, и он действительно умер от удушья, когда очнулся после захоронения в гробу. И не относится ли непосредственно к этой теме неоднократно выражаемые Гоголем пожелания еще при жизни — не хоронить его до той поры, пока окончательно не убедятся в том, что он не спит, а умер?

Итак, ноосфера — это гигантская оболочка вокруг Земли, которая постоянно накапливает все новую и новую информацию о каждом из нас, обо всем, что совершается на планете. Каждый из нас является передатчиком по отношению к ней, и вполне реальной целью является достижение каждым из нас статуса также и приемника той информации, которую ноосфера содержит в себе. Само собой разумеется, что для раскрытия подобного таланта нужно обладать определенными задатками и приложить немалые усилия, чтобы войти в резонанс с этой уникальной всепоглощающей сферой, окружающей нашу планету.

И в высшей степени кратко резюмирую смысл изложенного только что: духовно-психическая сфера человека — это огромное многосложное устройство, которое, конечно же, не сводится к некоторым участкам головного мозга. Человек, во всей сложности его внутреннего и внешнего устройства, вписан в окружающий его мир, и только от совершенства состояния каждого из его приемо-передающих блоков зависит его способность воспринимать частоты этого мира и резонировать с ними.

Полагаю, что этот вывод является вполне практичным, призывающим каждого из нас к вполне конструктивной работе. Какой? Об этом и пойдет речь на дальнейших занятиях нашего курса.

Для того чтобы отдохнуть, переключившись от одного вида работы на другой, проведем сейчас медитацию на омоложение. Для этого нам нужно будет провести предварительную подготовку: во-первых, представить себе свое самое лучшее фото, такое, где вы больше всего нравитесь себе в молодые годы, с которого глядит на вас веселый, жизнерадостный, полный сил и надежд человек. И самое главное, что этот преисполненный прекрасных чувств молодой человек — это вы. Во-вторых, вам нужно отчетливо представить сейчас многогранный прозрачный кристалл, — точнее, даже хрустальный шар — о 48 или 96 гранях.

Итак, атрибутами обзавелись, приступаем к работе.


Медитация 2. Омоложение

(Аудиозапись 2. Крейслер. Мелодия в стиле Пуньяни)


Мы сидим, а из Земли, насыщенный неимоверной энергией, входит в наш копчик голубой плазменный шар — некое подобие шаровой молнии. Он поднимается по позвоночнику вверх, одаряя его мерцающим волшебным светом. И вот этот шар входит в нашу голову, озаряя ослепительным светом все ее пространство, и через некоторое время выходит наружу через «третий глаз». На выходе его встречает тот самый прозрачный кристалл, о котором мы только что говорили, и голубой плаз менный шар входит в него, заставляя светиться подобно чудесной звезде. И в лучах именно этой ослепительной звезды мы начинаем рассматривать, разглядывать то самое свое молодое, жизнерадостное, полное надежд на будущую жизнь лицо. Кристалл тем временем пульсирует и расширяется, свет становится все ярче, лицо все отчетливее видно — мы вглядываемся в эти лучезарные глаза, в эти слегка приоткрытые губы, в чуть влажные ровные зубы, слегка видные за губами. Мы идентифицируем себя сегодняшнего, нынешнего, с тем молодым, преисполненным сил и надежд человеком. Кристалл становится все ярче и все больше…

Следующий этап работы: шаровая молния вылетает из волшебного кристалла наружу и с невероятной, практически световой скоростью устремляется вперед во Вселенную, вбирая в себя на своем пути вселенскую исполинскую энергию, наполняющую ее в столь загадочном вакууме. Улетев беспредельно далеко, исчезнув из виду, этот плазменный шар поворачивает вниз и с такой же скоростью возвращается назад, останавливаясь перед противоположной стороной нашей планеты. Далее с быстротой и всепроникающей силой нейтрино этот сгусток проходит сквозь Землю, вбирая в себя также и планетарную мощь, и снова входит в наш копчик, насыщая его таящейся в его недрах энергией. Шар поднимается по нашему позвоночнику, заставляя его светиться, выходит в голову, заливая ее ослепительным светом и насыщая вселенской энергией ее содержимое, и выходит наружу через «третий глаз» в многогранный прозрачный кристалл. И снова кристалл начинает расти, пульсировать, увеличиваться в объемах, волшебно светиться, и в этом свете мы отчетливо, как при вспышке молнии, можем до мельчайших клеточек видеть то самое свое молодое лицо, с которым мы сейчас себя идентифицировали, с которым сливаемся полностью.

Сейчас я объясню вам смысл этого увеличивающегося в размерах и в яркости пульсирующего свечения кристалла: он олицетворяет собой каждую из наших клеточек — в данном случае, клеточек лица, — в период молодости, когда процессы роста, бурной ассимиляции веществ значительно превосходят процессы диссимиляции, то есть упадка, затухания энергии.

Далее — все так же, как в первый раз: вылет шаровой молнии в бесконечность вперед, ее насыщение во время своего полета энергией Космоса, возвращение по крутой дуге на противоположную сторону планеты, ее почти мгновенное прохождение сквозь толщу нашей Матери-Земли с непременным вбиранием в себя планетарной мощи и, опять-таки, вхождение снизу в наш копчик.

В третий раз каждый из вас проделает весь этот ритуал, предельно сосредоточившись на всех его этапах, самостоятельно. Итак, поехали!..

Спасибо, работу завершили, но завершили только на сегодня. Я полагаю, что систематическое, регулярное выполнение этого медитативного упражнения с полной сосредоточенностью на юношеской фотографии, на всех элементах ритуала, если мы не станем лениться, приведет к такому восхитительному эффекту, что наши знакомые через весьма непродолжительный отрезок времени станут при встрече восклицать: «Ба, да ты ли это или твой младший брат (сестра)?»

А теперь пошли дальше по программе. После того как мы весьма тезисно и схематично — ради четкости конструкции, ради полной ее наглядности — ознакомились со структурой приемо-передающих устройств, способных служить вхождению человека в резонанс с Мирозданием, после этой сугубо практической части на некоторое время воспарим в философские высоты.


Синтез-анализ-синтез


Согласно непреложному закону диалектики, каждое явление в своем развитии проходит три этапа: первый этап — синтеза, то есть первозданной целостности, второй этап — анализа, когда начинают выделяться, дифференцироваться, по-своему определяться, находить свое своеобразие составные части целостной структуры, и третий этап — снова этап синтеза, но уже более высокого плана, когда развитыми и достигшими своего возможного потенциала становятся составные элементы рассматриваемой структуры.

Для ясности переведу теоретическую схему в наглядную картинку: желудь, далее — побег, превращающийся в деревце, потом — дерево, способное плодоносить, то есть дуб, порождающий тысячи желудей. И применительно к нашей теме: о первом этапе синтеза на первичном уровне, пожалуй, разглагольствовать не имеет смысла, ибо и так ясно, что целостность мировосприятия первобытных людей, их слиянность с Природой и умение воспринимать тончайшие вибрации, идущие от всех ее живых и неживых объектов, конечно же, было великим благом для людей, для изначального человечества. Эта способность к общему, интегральному восприятию мира в немалой степени сохраняется и у наших малых детей, и у жителей тех племен и народностей, которые, в силу обстоятельств, продолжают жить первобытными ремеслами, доземледельческими способами добычи пропитания.

Для эволюции человека, как оказывается, сохраниться на первом этапе — недостаточно, ибо дальнейшее освоение мира требует умения находить все более общие черты у разного рода предметов и явлений, требует также умения выражать их словесно. Вот пример, известный лингвистам: у эскимосских племен существует более 20 обозначений состояния снега, причем таких, о каких мы не можем и догадываться. Поскольку для жителей снежных краев эти состояния насущно важны, то там в качестве совершенно разных слов существуют названия снега кристаллического; снега талого; снега, летящего во время пурги; снега залежного и т. д. и т. п. Но при этом — парадокс! — общего понятия «снег» в их языке не имеется. И это — весьма неэкономичное состояние мышления с точки зрения обобщения окружающих нас явлений и умения эти обобщения изложить.

Возникновение второй сигнальной системы — это, конечно же, великое благо для эволюции человеческого рода. Но подобный дар судьбы оборачивается одновременно и регрессом в целом ряде освоенных прежде сфер жизни человеческого сообщества. Так, например, мощный фон полушарий головного мозга заглушает сигналы, поступающие на другие устройства, из-за чего многочисленнейшие и многообразнейшие информационные сообщения, идущие к человеку буквально отовсюду, остаются если и принятыми, то непереработанными, а потому и не участвующими в принятии решений.

Что еще? Язык слов для иных из людей стал уже более значимым фактором, чем язык самой действительности. Скажем, в кратчайшие сроки суммарный объем произведенной в России продукции снизился с 52 % от объема продукта, производимого США, до всего лишь 6 % (данные академика С. Федорова). Иными словами, вся гигантская Россия стала производить примерно столько же, сколько всего лишь один американский штат Флорида. Но ведь реальный разгром отечественного потенциала, многократно превышающий потери нашей промышленности в годы Великой Отечественной войны, некоторыми деятелями именовался совершенно по-иному — например, так: «Путь реформ, с которого мы не свернем». И нужно, чтобы сама действительность очень больно ударила по доверчивым ценителям языка слов, чтобы они выступили в защиту языка действительности, вышли на рельсы, как это сделали шахтеры, или вышли на площади, как это сделали представители науки и высших учебных заведений.

О какой еще разновидности регресса можно говорить в связи с нынешним всемирно историческим этапом аналитического восприятия жизни человеком и человечеством? О чрезмерном уважении к данным логического анализа. Суть этой беды заключается в том, что разум даже целой конторы самых изощренных мудрецов — например, тех, которые составили мозговой центр для разрушения Советского Союза в качестве мировой державы, противостоящей США, — даже с помощью самых совершенных компьютерных устройств способен видеть и определять жизнь на развитии 15-20-30 координат. Однако мир строится на взаимодействии бессчетного количества координат — и повторю мысль предыдущей лекции: никогда нельзя вычислить, какие из них неожиданно станут определяющими, а какие из неизвестных дотоле перечеркнут действия многих из хорошо известных и, казалось бы, великолепно просчитанных до того координат. Сейчас уже абсолютно известно, что сколько-нибудь сложные системы длительному прогнозированию не поддаются, и всегда может возникнуть ситуация, о которой предупреждал еще основоположник кибернетики Норберт Виннер.

Он поведал притчу об ученом, который сумел построить супергениального, супербыстромыслящего робота, и для того, чтобы испытать способности своего детища, дал ему задачку: «А пойди-ка ты, голубчик, и принеси мне 5 тысяч долларов!» — «Да, сэр!» — ответил робот. И отправился решать задачу оптимальнейшим способом. Через некоторое время он вернулся и принес изобретателю страховой полис на 5 тысяч долларов, которые изобретатель получил бы в случае смерти сына, а также сообщение о том, что этого сына он уже благополучно ликвидировал…

Чем еще плоха та эпоха анализа, в которой мы пребываем? Беда наша — не только в том, что каждым из нас правит Тиран-самодур, но и в том, что настроение этого «гиганта» разума способно меняться по многу раз на день. Примеров приводить не буду, каждый может их набрать более чем достаточно из личной и из социальной жизни.

И, следовательно, третьим этапом, этапом высшего синтеза, целью которого является восстановление универсума, то есть всех без исключения возможностей, дарованных от Природы человеку, должен быть новый уровень. Ни в коей мере не принижая удивительных способностей коры больших полушарий нашего головного мозга, наша задача — наша, человечества — в том, чтобы побудить к расцвету и все наши подкорковые зоны (которые так развиты у братьев наших меньших — дельфинов, собак, птиц), чтобы поднять на должный уровень чистоты все внутренние контуры и вывести на должный же уровень деятельность всех наружных по отношению к телу оболочек. Вот тогда-то человечество и сможет стать гармоничной частью самопознающей себя Природы, сможет эволюционировать в согласии со всей окружающей нас Вселенной.

Но это светлое будущее когда еще настанет, а каковы наши задачи сейчас? Первоочередной будет умение отключать нашу постоянно грохочущую «бетономешалку», «мыслесмесительницу», «словоболтанку» — иначе говоря, мы должны научиться в любой из необходимых нам моментов упорядочивать наше ассоциативно-циркулирующее сознание. Подобное состояние, с отключенной занудной «бетономешалкой», иные называют трансом, другие — особым состоянием сознания, третьи — измененным состоянием сознания, но какой бы ярлык на этот товар ни наклеивали, он дорогого стоит, ибо позволяет нам высвобождать обычно таящиеся под спудом весьма значительные наши потенциальные способности. Еще и еще раз повторю: ресурсы маленького Земного шарика ограничены, ресурсы же огромного шара головы — безграничны. Добиться высвобождения их — наша ближайшая и отдаленная цель.

Наметим некоторые из техник отключения этой грохочущей «бетономешалки». Начнем с того, что мы уже знаем.

1. Прежде всего, по возможности, лишим мозг поступления сигналов извне. Для этого попросим электрика уменьшить освещенность в зале до минимума. Далее максимально расслабим все мышцы, начиная с мышц век, щек и губ, снимем закрепощение с плеч, шеи, предплечий, пальцев рук, пальцев ног, сядем в позу кучера на облучке, опустим голову и наполовину прикроем глаза; дыхание легкое, ровное. Таким способом мы пришли в изначальное положение для аутотренинга. Через некоторое время мы впадем в просоночное состояние.

Дома это упражнение мы выполним в более последовательном плане: лежа на спине, полностью расслабив все мышцы рук и ног, примем шавасану, то есть по-индийски, — позу мертвого тела. Не бойтесь во время выполнения этого домашнего задания даже уснуть, не стесняйтесь того, что очень скоро похрапывания могут потревожить покой комнаты, в которой вы приступили к тренировке. Дело — не в этом мелком неудобстве, а в замечательном свойстве мозга отключать сознание при уменьшении потока внешних сигналов.

2. Включаем пленку, на которой записан монотонный стук идеально работающего сердца. Вслушиваемся в этот наиболее важный изо всех возможных для нас ритм. И замечаем, как исподволь успокаивается сумятица мыслей, выравнивается дыхание, начинают отпадать одна за другой разрозненные, беспокоящие нас ассоциации.

3. Постараемся войти в состояние мысленной пустоты с помощью тех звуков-команд, которые я сейчас начну подавать. Прошу вас ни на чем другом не сосредоточиваться, кроме как на этих равномерно подаваемых командах. Итак, слушаем: аум… аум… аум… аум… аум… аум… Теперь обратите внимание, что в течение тех 30 секунд, пока звучали эти волшебные слова, в вашем сознании практически ничего, кроме них, не было. Сейчас, мысленно произнося эту мантру, постараемся в течение целой минуты, ни о чем не думая, ни на что не отвлекаясь, находиться в состоянии своего рода прострации, мысленной пустоты, в состоянии умственного безмолвия.

4. Сейчас сделаем то, что уже умеем, что тренировали в качестве домашнего задания: мысленно считаем до 30 и в это же время высвечиваем на затылке яркую, красочную, как с неоновой рекламы, цифру 1. Как только счет окончен, начинаем его снова от 1 до 30, и в это время зажигаем на затылке цифру 2 и т. д. цифры по нарастающей. Начали… А теперь, когда упражнение закончено, объясняю вам его смысл: мы одновременно нагружаем левое, логическое полушарие и правое, художественное, заставляя их тем самым работать в режиме координации. Включение обоих полушарий — задача исключительно важная, ее решение позволяет заметно увеличивать суммарную силу нашего мозга, но, кроме того, как вы заметили во время этой работы, мысли различного плана отнюдь не бегают, не мельтешат в поле нашего внимания, как мышата — в безлюдной кухне.

И в связи с этим упражнением — домашнее задание. Мы ложимся животом вниз на коврик, а затем, опираясь на пупок, поднимаем вверх одновременно руки и голову с одной стороны, ноги — с другой. Во время этой «рыбки» мы считаем мысленно до 10 и держим на затылке цифру 1, затем расслабляемся и отдыхаем. Так повторяется 10 раз в этот день. Назавтра —

11 раз до 11 счетов, причем, как это понятно, каждое последующее упражнение, каждая новая «рыбка» требует и новой цифры на затылке: 1, 2, 3 и т. д. Чего добиваемся мы этим упражнением? Во-первых, значительного укрепления каркасных мышц спины, во-вторых, это время мы в высшей степени продуктивно используем для вхождения в медитативное состояние. Медитативное, то есть отрешенное от суеты. Если же походу этого упражнения мы еще представим себе, что поток космической энергии с невероятных высот ниспадает нам в темечко, то тогда нам вообще цены не будет.

Всего доброго, до новой встречи!

Третье занятие

Энергетическая разминка. — Важнейшая подсказка от христианского «Добротолюбия» и восточных практик о генеральной роли организованного дыхания. — Энергетическое дыхание номер один, энергетическое дыхание номер два, дзэн-дыхание. — Начало работы с отвесом. — Начало усовершенствования приемо-передающих устройств: все очистки плотного тела и антионкологическая диета во имя создания идеального кровеносного контура. — Медитация «Солнечное дыхание». — Умение все превращать в прекрасное переживание. — Продолжение работы с отвесом. — Домашние задания. — Медитация «Двое в лодке».


Взялись в каждой группе за руки, образовали общую цепь. В полной тишине вслушались в свое состояние. Включаем в себе специфические устройства, способные улавливать самые тонкие из тончайших ощущений. Что именно слушаем мы в себе сейчас? Напоминаю: ту разницу между состоянием отдельности и тем значительно более мощным биополевым наполнением, которое возникло в результате совместных вибраций включившихся с вами в сеть «одногодок». Когда вы вслушаетесь в себя, из глубин памяти возникнет то ощущение беспричинной радости, которое сопровождало ваши школьные годы и которое, как вы теперь можете понять, вызывалось возникновением общего резонанса равно настроенных на колебания Вселенной ваших воспринимающих структур.

Теперь попрошу крайних в своих группах подсоединиться к крайним же членам соседних групп: мы образуем, таким образом, замкнутую цепь из двенадцати групп, подобранных по принципу наибольшего соответствия одна другой, и уподобимся, таким образом, гигантской лейденской банке, то есть батарее, состоящей из многих пластин. Наше отличие от названной батареи заключается в том, что возникшая в этом информационном кольце энергия будет не убывать с ходом времени, не расходоваться, но, напротив, станет постоянно возрастать. Сохраняя целостность общей цепи, состоящей из двенадцати блоков, подпитаем ее всю сразу, увеличим суммарный запас. Каким образом?

Выполняем упражнение: руки по-прежнему сомкнуты, глаза закрываем и со всей возможной отчетливостью представляем себе, что по ходу передачи цепи, по часовой стрелке, начинает вращаться сначала слабенький, а затем — все более мощный вихревой поток. Вот этот белый вихрь уже захватил всех нас и, вращаясь по спирали, воронкой вздымается в небо. Увеличиваем его размах, поднимаем все выше и выше уровень его вершины. Сидим молча, с закрытыми глазами, воспринимаем ту возрастающую энергию, которая вращается по нашему кольцу, достигая степени едва ли не реально ощутимой плотности.

Хорошо, поработали на уровне прекрасной коллективной медитации. Продолжим подкачку посредством медитативной, также общей, работы, но теперь нацеленной индивидуально на каждого: выполним уже известное нам упражнение по закачиванию каждого из нас поочередно то силой Космоса, то могуществом Земли с помощью поршня, который ходит вверх и вниз внутри нашей оболочки, представляющей собою цилиндр, открытый для воздействий как сверху, так и снизу. Выполним это упражнение с полной сосредоточенностью на изменении цвета прокачиваемой сквозь нас субстанции не менее трех раз.

Теперь приступим по уже известной нам схеме к возбуждению биоактивных точек. После веселой сосредоточенной работы с ними проводим контрольный замер и убеждаемся, что наш потенциал, по сравнению с тем, с которым мы явились на первое занятие, возрос ни мало, ни много, но «всего-то» в 10 раз!

На этом уровне, на этом подъеме нашей энергетики, собственно говоря, разминку можно было бы и завершить, но мне хочется повторением закрепить те навыки, на которые мы вышли в прошлый раз. Повторение — мать учения, а я не уверен, что работу с волшебным кристаллом на омоложение вы так уж старательно проводили в домашних условиях. Вот сейчас, когда мы снова выйдем на то чудесное ощущение, которое приносит нам возрождение организма на клеточном уровне, надеюсь, это счастливое чувство будет побуждать вас к стремлению испытать его снова и снова. Итак, проводим медитацию на омоложение клеток (прежде всего, лица, ибо мы работаем с фотокарточкой, где открыта взору наша молодая, счастливая физиономия). И подобное наше невербальное, то есть не словесное, а выполненное посредством ярких образов, взаимодействие с нашими клетками приведет к существенному изменению и к улучшению их жизненного тонуса.

Теперь приступим к повторению и закреплению навыков, направленных на отключение «бетономешалки», а затем пойдем дальше — к освоению все новых и новых приемов и способов, нацеленных на обуздание Самодура, который не позволяет ни высказываться, ни самостоятельно действовать никому из своих собратьев по общей системе.

1. Шавасану, то есть позу трупа, вам, в условиях зрительного зала, принять было бы достаточно непросто, но принять позу кучера с полностью отключенными сигналами от мышц, ибо все мышцы предельно расслаблены, — это мы можем.

2. Добавим к этому отсутствие сигналов со стороны мышц, отсутствие сигналов зрительных, ибо мы находимся в зале, где мерцает едва заметный ночничок, дополним эту ситуацию идеально успокаивающим ритмом абсолютно здорового спокойного сердца, включаем соответствующую пленку.

3. Спасибо, мы добились того, что грохот «бетономешалки» нам не мешает, потому что самовлюбленный, болтливый, весь охваченный ассоциациями и воспоминаниями отдел больших полушарий головного мозга практически отключился за невостребованностью. А мы помним, что когда его цензура падает до нуля, все без исключения подкорковые зоны начинают работать в прямом контакте с космическими вибрациями, способствуя, тем самым, самооздоровлению и гармонизации, самоисцелению тех внутренних органов, которыми они призваны руководить.

На прошлом занятии мы воспользовались также услугами замечательной, признанной во всем мире мантры «аум-аум-аум»: каждый звук в этом удивительном слоге, звучание каждого из принятых здесь тонов имеет глубокий смысл. А вот сейчас мы двинемся дальше: речь пойдет о возможностях слова — русского слова.

Прекрасный целитель Анатолий Маловичко обратил мое внимание на то, что так называемая Иисусова молитва при многократном повторении также выполняет роль мантры. В «Добротолюбии» излагаются принципы «внутренней молитвы сердца». Вот эта предельно краткая молитва: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя, грешного!» А вот принципы, которые позволяют этой концентрации христианской веры вводить человека в особое, медитативное состояние:

«Вообрази свое сердце, наведи глаза свои, как бы смотрел на него сквозь грудь, и как можно живее представь его, а ушами-то внимательно слушай, как оно бьется и ударяет раз за разом. Когда к нему приспособишься, то и начинай к каждому удару сердца, смотря в него, приноравливать молитвенные слова. Таким образом, с первым ударом сердца скажи или подумай — Господи, со вторым — Иисусе, с третьим — Христе, с четвертым — помилуй, и с пятым — мя. И повторяй сие многократно. Потом, как к сему попривыкнешь, то начиная вводить-низводить всю Иисусову молитву в сердце, с дыханием, как учат отцы, то есть втягивая в себя воздух, скажи, вообрази: "Господи Иисусе Христе", а испуская из себя: "помилуй мя!". Занимайся сам почаще и побольше, и ты в скором времени почувствуешь тонкую и приятную боль в сердце, потом будет являться в нем теплота и растеплевание».

О том, что здесь говорится действительно о концентрации внимания, свидетельствует следующее предупреждение «Добротолюбия»:

«Но при сем всемерно остерегайся от представлений в уме являющихся каких-либо видов. Не принимай вовсе никаких воображений, ибо отцы крепко заповедуют при внутренней молитве сохранять безвидие, дабы не впасть в прелесть».

Святые отцы, правда, советуют произносить слова молитвы 7 раз по 7. При таком количестве повторений возрождаются особо важные центры. Действие от многократ ного повторения молитвы включает регулировку всех оздоровительных процессов в организме, и оздоровление пойдет по нарастающей. В рекомендациях этих содержатся многие из необходимых нам способов концентрации на чем-то одном, действительно важном для нас, содержатся методы отключения внимания и борьбы с рассосредоточенностью. Полагаю, независимо от того, являемся ли мы верующими или атеистами, эта прекрасная православная молитва способна нас значительно продвинуть по тому пути, которым мы пошли.

Особенно хочу заострить внимание на словах «начинай вводить и изводить всю Иисусову молитву в сердце с дыханием, как учат отцы», то есть втягивая в себя воздух, произноси первую часть формулы, а испуская из себя его, переноси внимание на вторую ее часть. Чем важно для нас это указание, помимо прямой инструктивной его направленности? Наряду с нею и сверх нее существует, заложена в этом наставлении ценность, которой реальной цены-то, в общем, и не определить — так она велика. Я имею в виду то удивительное, стопроцентное совпадение в методике, родившейся в кругах посвященных людей России, с теми методиками, которые идут с Востока: там вхождению в медитативное состояние посредством концентрации на дыхании всегда уделялось первостепенное значение. А если с разных сторон света, из разных веков, из разных культур, из разных мировоззренческих парадигм приходят подобные одна другой рекомендации, значит, за ними — сама объективная действительность. Значит, за ними — апробированный и надежный, внешне простой способ запуска очень сложных процессов. Процессов, которые, как мы понимаем, направлены на высвобождение всех возможностей, всех до того подавляемых приемо-передающих систем человека.

Вот мы с вами и приступим к специальным занятиям по отключению «бетономешалки», прежде всего, с помощью упражнений, связанных с дыханием. Нам должно быть понятно, что специально организованное дыхание требует не просто особого внимания, но внимания, длительного во времени. То наше обыденное повседневное дыхание, которое проще всего на графике изобразить в виде зубьев пилы, то есть вдох-выдох, не требует никакой концентрации внимания и является попросту вредным, так как и в малой степени не задействует все функциональные системы нашего организма, связанные с воздухообменом. И то, что мы, пользуясь этой «пилой», что-то еще в жизни успеваем сотворить, свидетельствует лишь о громадном запасе прочности, который заложен в нас Матерью-Природой. Однако выход на квалифицированное дыхание требует концентрации внимания на точности исполнения элементов, его составляющих: будь то дыхание йоговское, вьетнамское, по Стрельниковой, по Бутейко, будь то цигун во всех его разновидностях и многие другие — все это уже многосоставные структуры, последовательное построение которых требует от человека сосредоточенного внимания именно на них.

Наши медитативные занятия, благодаря работе с дыханием, мы крепко-накрепко свяжем с нашим же оздоровлением. И начнем концентрацию внимания с тех видов дыхания, которые я уже неоднократно описывал в своих книгах («Исцеление человека», «Твое волшебное дыханье» и др.).

Это — энергетическое дыхание номер один, как я его называю, и энергетическое дыхание номер два — также в моем обозначении.

Напоминаю исполнение энергетического дыхания номер один. Его график напоминает рисунок крепостной стены: взлет зубца — вдох, площадка зубца — пауза, движение по зубцу вниз — выдох, промежуток до следующего зубца — пауза и т. д.

При всем том, что реальное дыхание осуществляется вдохом через нос и выдохом через рот, на уровне мыслеобразов мы дышим через солнечное сплетение, то есть втягиваем прану (или энергию, ци по-китайски) через солнечное сплетение; во время паузы формируем в солнечном сплетении энергетический шарик вроде белесого облачка; на выдохе это облачко напрямую транспортируем в тот орган, который больше всего в этот момент нуждается в поддержке — например, в сердце; и во время паузы растворяем переправленный энергетический шарик в том органе, куда он был доставлен.

Лучше всего осуществлять энергетическое дыхание номер один, глядя на и вбирая в себя силой воображения такие громадные энергоносители, мощь которых несоизмеримо превосходит нашу — например, солнце, облачное небо, море, лесную чащу, реку, гору, в крайнем случае — на купы деревьев, и, конечно же, лучше всего вбирать прану в солнечное сплетение изо всего окружающего нас беспредельного Мироздания, обводя взором весь этот чудесный окоем (конечно же, не ограниченный каменными джунглями). Я неоднократно говорил и писал, что энергетическое дыхание номер один позволяет получить наибольший эффект во время движения, пробежки, особенно — во время активного движения вверх по тягуну, оптимально — не круче 30 градусов.


Медитация 3. Энергетическое облачко

(Аудиозапись 3. Тартини. Концерт)


Сейчас мы с вами проделаем медитативное упражнение, представляющее собою одну из модификаций энергетического дыхания номер один. Закрыли глаза, начали. Представляем себе, что все это совершается во время пробежки. Итак, вдох через солнечное сплетение, пауза, во время которой мы формируем в солнечном сплетении энергетическое облачко, далее — выдох напрямую и траспортация этого облачка в сердце, и на паузе — растворение облачка в сердце, поглощение сердцем полученной частицы мировой энергии. Новый вдох через солнечное сплетение, далее — формирование энергетического облачка, далее — посыл этого облачка уже не в сердце, а в селезенку, в левое подреберье, то есть мы каждый новый посыл осуществляем как бы по ходу часовой стрелки и во время паузы растворяем энергию, полученную таким образом, в этом важном кроветворном органе. И далее практикуем так: последовательно после селезенки прорабатываем зону тонкого кишечника, мочеполовой системы, далее по циферблату подымаемся до желчного пузыря и печенки, поднимаемся выше и прорабатываем правое легкое, далее движемся по ходу часовой стрелки и напитываем мировой энергией, полученной подобным образом, щитовидную железу, затем — штаб иммунитета — вилочковую железу, левое легкое и, в конце концов, возвращаемся на круги своя, снова к сердцу. Но прежде чем начать новый круг движения стрелки по циферблату, проработаем центр, то есть пошлем энергию в желудок, в поджелудочную железу, а мужчины — еще и в предстательную железу.

В принципе, следует исподволь переходить на энергетическое дыхание номер один как на постоянное, работающее в автоматическом режиме. Когда оно будет доведено до автоматизма, в медитацию мы сможем соскальзывать при малейшем желании, при малейшей к тому возможности, ибо вслед за этим деянием не будет возникать никакого сопротивления со стороны Самодержца: он уже утратил свою настороженную бдительность по отношению к этому постоянно действующему фактору бытия.

Другие модификации энергетического дыхания, позволяющего и здоровья добавить, и внимание сконцентрировать, пресекая, тем самым, беспорядочное дребезжание «бетономешалки», мы найдем случай потренировать на других занятиях. А сейчас будем ковать железо, пока оно горячо, и проработаем гораздо более сложное энергетическое дыхание номер два. Внутренняя сложность его заключается в том, что оно подобно насосу двустороннего действия: при вдохе мы получаем и посылаем энергию туда, где надо что-либо поддержать, укрепить, а на выдохе убираем болезненную информацию оттуда, где она имеет место быть, либо ликвидируем, дематериализуем то, что является лишним, вредным для нашего организма.

Техника выполнения второго энергетического дыхания непроста и требует особой концентрации внимания.

Итак, начинаем работать: и вдох и выдох осуществляются ртом. На вдохе мы одновременно выпячиваем брюшину и осуществляем вход пранической энергии через два кулака, сложенные трубкой один перед другим около межбровья, то есть у «третьего глаза». Вдох рекомендуется делать двойной, с дополнительной подкачкой воздуха, причем с достаточно громким свистящим звуком, через губы, сложенные трубочкой. Во время этого растянутого двухтактного вдоха мы отправляем энергетический шарик туда, где есть необходимость либо в новой информации, либо в новой энергии. Пример: допустим, требуется поддержать сердечко — поток из «третьего глаза» направляется именно в этот многострадальный орган; допустим, худенькая девушка стесняется то ли своих едва проклюнувшихся грудок, то ли очень маленькой попочки, либо же, к примеру сказать, некий культурист хотел бы, чтобы его дельтовидные мышцы выглядели бы покруче. Во всех перечисленных случаях мыслеобраз дополнительной энергии отправляется именно в эти места во время паузы между вдохом и выдохом, и полученная через «третий глаз» информация или энергия (в зависимости от потребности в каждом конкретном случае) растворяется согласно заданному ей адресу.

Теперь — внимание! Перед тем как начать выдох, мы мысленно переключаем рычаг и начинаем работать уже с другим органом или с другой системой, или с другим заданием — теперь уже на откачку, на выброс, на ликвидацию того, что не нужно. Например: кому-то мешает цистит в мочевом пузыре, а кого-то уже «достал» пышный слой жировых отложений на чреве и на чреслах. Значит, сосредоточиваемся и, издавая долгий-долгий выдох через рот, одновременно поджимаем живот и одновременно же, посредством мыслеобраза, исторгаем из себя то, что нам мешает. Исторгаем через поверхность тела, наиболее близко расположенную к тому месту, которое мы «оперируем».

Любой Фома Неверующий может непристойно реготать, уставя палец в человека, целеустремленно работающего вторым энергетическим дыханием и на подкачку, и на откачку, но, как известно, хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Я сам был свидетелем искренней, неподдельной радости у одной из моих курсанток, которая десятки лет мучилась такой неудобной привязкой, как хроническое воспаление мочевого пузыря (никуда далеко от туалета не уйти, не уехать), когда в течение всего лишь полутора суток она от этого неудобства освободилась! И в самом деле: целитель отнюдь не всегда находится под рукой, а тут — здравствуйте: сама поработала — сама себя и вылечила (это к вопросу о том, что голодающему лучше дать не рыбу на один раз, а удочку и научить его таскать рыбу из реки каждый раз, как захочется поесть).

Я хотел бы посмотреть на лицо Фомы Неверующего после того, как очень объемные люди, мужчины и женщины, работали именно вторым энергетическим дыханием в одном из клубов, расположенных в Веселом Поселке. Трудились они три часа, а результат был у двух победителей, мужчины и женщины, по минус 5 килограммов! Вот тебе и эфемерная сила дыхания: в одном случае посредством него можно вес увеличить, в другом — уменьшить, это уж кому как нравится.

Но хочу только добавить, что вторым энергетическим дыханием меньше пяти минут подряд заниматься бессмысленно (те толстяки, напоминаю, работали около трех часов подряд) и кроме того, в так называемых полевых условиях — например, во время медитативного бега или находясь в театре — можно у своего лба трубочку из двух кулаков не строить, а поглощать пранический воздух через точку межбровья.

Итак, проделаем с медитативными целями весь ритуал энергетического дыхания номер два.


Медитация 4. Насос

(Аудиозапись 4. Крейслер. Мелодия в стиле Пуньяни)


Подставляем трубку из двух кулаков к межбровью и заранее уславливаемся, что все вместе работаем с аналогичными целями на один и тот же орган при подпитке, и на один и тот же, общий для всех, орган при очистке. Начали: двойной вдох через рот, живот на вдохе выпячен, информационно-энергетический поток отправился в сердечко. Пауза, весь объем полученной информации на оздоровление растворяем в сердце. Теперь переключаем свой насос на изгнание того, что нам не нужно — скажем, избытков жира в низу живота. Долгий выдох, брюшная стенка вбирается, а навстречу ей, благодаря очень активной работе мыслеобраза, стремится вовне не нужный нам запас «соцнакоплений». Прошу работать так, чтобы дыхание при вдохе с присвистом было всем слышно. Трудимся не менее пяти минут…

Продолжим работу. Теперь мы с вами познакомимся с еще одной системой отключения «бетономешалки» — также посредством дыхания, но, в данном случае, с помощью такой системы, о которой вы, полагаю, в большинстве своем раньше не знали. Мы будем практиковать сейчас дзэн-дыхание. Его практика насчитывает уже много веков, и методика отработана до тонкостей. Классическое дзэн-дыхание подразумевает выполнение четырех элементов обязательного ритуала:

1. Во время дыхания нижняя часть живота, в соответствии со вдохами и выдохами, ходит вперед-назад.

2. Во время этого медитативного дыхания взгляд должен быть неотрывно сосредоточен на одной неподвижной точке. Свет в зале у нас выключен, и договоримся, что мы неотрывно смотрим на этот стакан с водой, который я ставлю прямо под лучик слабенького бокового фонаря. Стакан будто доверху налит светом; мы дышим, не отрывая глаз от этой яркой точки.

3. Дыхание должно быть прерывистым. По дзэн-терминологии, оно называется «бамбук»; наши новаторы в области оздоровления именуют подобный стиль дыхания рыдающим. То есть рывочками, с остановками, мы воздух как вбираем, так и выпускаем наружу. Физиологический смысл подобного стиля понятен: он полностью убирает эмоциональное напряжение. Недаром же мы прерывисто дышим тогда, когда от горя плачем, а от радости смеемся.

4. Все наше внимание, особенно на выдохе, сосредотачивается в низу живота, мы отчетливо представляем, что накачиваем себя, с помощью дзэн-дыхания, исполинской силой, как бы заряжаем в высшей степени емкий аккумулятор. Хочу заметить здесь, что это дзэн-дыхание — излюбленное упражнение гигантов-борцов японской системы сумо: набрав таким образом огромную силу, они потом, подобно торнадо, устремляются на такого же гиганта-противника, чтобы отбросить его и потрясти своей мощью.

Будем надеяться, что следующий мой совет не попадет на глаза хулиганам и злодеям и будет использован исключительно благонамеренными людьми. Предположим, что мы вышли из своей квартиры, а дверь за нами захлопнулась, как в сцене из бессмертного романа Ильфа и Петрова, а в ванной действительно бурно течет вода из крана и вотвот начнет переполнять чугунный сосуд. Что нужно? Несколько минут усиленно подышать так, как рекомендует дзэн-дыхание, накапливая внизу живота исполинскую мощь. После этого для вас не составит никакого труда сделать несколько быстрых энергичных шагов и плечом буквально-таки высадить дверь, чтобы спасти квартиру — свою и соседскую, внизу, от потопа. Вот и такой может быть польза от медитативного дыхания.

Ну что ж, давайте сейчас для практики поработаем. Я, конечно же, имею в виду не высаживание дверей, а практику дзэн-дыхания. Начали.

Итак, запомним, что техническая часть дыхания осуществляется посредством движения нижней части брюшины вперед-назад, что стиль «бамбук» предполагает прерывистый вдох и прерывистый выдох, что постоянно истекающей в низ живота силой должен быть основной мыслеобраз этой медитации, основанной на дзэн-дыхании. Я скажу сейчас очень важное: нам следует с помощью этой медитации, а может быть, и некоторых других, о которых еще речь пойдет или к которым вы придете самостоятельно, научиться сколь угодно долго сосредоточивать внутреннее внимание на одной точке. В данном случае мы стараемся, даже закрыв глаза, видеть ее своим внутренним взором непрерывно — недвижимую, негасимую.

Теперь, в порядке ускоренного развития, проделаем такое вот упражнение: та яркая точка, которая находится внутри нашего воображения, импульсно вспыхивая, начала превращаться в яркий крест. Осуществляется некоторое ритмическое действо: точка вспыхивает, превращаясь в белый крест, и опять ниспадает до начального состояния. Итак, осуществляем пульсацию огненной точки с ритмическим превращением ее в равносторонний крест и обратным сбеганием света к точке. Начали!..

После завершения этого упражнения прошу запомнить или записать домашнее задание на всю оставшуюся жизнь: во-первых, не жалеем времени на тренировку всех тех видов дыхания, которые сегодня здесь были обозначены. Более того: энергетическое дыхание номер один стремимся превратить в естественное и единственное для себя — навсегда. Энергети ческое дыхание номер два употребляем с достаточной степенью регулярности всегда, когда нам необходимо подкорректировать состояние некоторых недостаточных или избыточных зон собственного организма. И еще: умение подолгу держать внутри своего внутреннего взора яркую, четко сфокусированную точку — путь к действительно очень серьезной корректировке и своей психики, и своего телесного здоровья. Об этом, надеюсь, у вас еще будет повод порассуждать. Что же касается пульсации точки и ритмообразного превращения ее в равносторонний светящийся крест, а затем последующего сбегания его опять к точке, то здесь у меня к вам очень убедительная просьба: горизонтальная часть креста должна выстраиваться перед вашим взором с предельной строгостью параллельно горизонту, а вертикальная — с максимальной точностью относительно перпендикуляра к горизонтальной линии.

К различным техникам медитативной работы мы будем обращаться по ходу нашего курса постоянно, а сейчас, воспользовавшись тем, что мы находимся в прекрасном, уравновешенном состоянии духа, вернемся к теме маятника, которую уже затрагивали. Начнем с самой что ни на есть изначальной технологии обращения с этим инструментом.

Ниточка с грузом перекинута через верхушку большого пальца, а палец этот повернут к земле примерно так, как это делали римляне, когда криком «Убей его!» и повернутым книзу большим пальцем голосовали за то, чтобы победитель на гладиаторском ристалище прервал дыхание побежденного. Этот жестокий пример из не столь уж отдаленного прошлого человечества я привел лишь для того, чтобы как можно резче и наглядней обозначить положение, непременнейше занимаемое рукой, чтобы идеомоторные движения получали максимальное выражение. С этой же целью предлагаю поднять локоть руки очень жестко на уровень плеча с тем, чтобы через треугольник, образованный плечом и предплечьем, можно было бы провести плоскость, параллельную полу. Таким образом отвесик вертикален по отношению к горизонтальной плоскости, образованной согнутой в локте рукой. Его положение совершенно неподвижно. И вот теперь-то мы начинаем необходимый ритуал, без которого в начале нашего пути — ни шагу!

Полностью отрешась от действительности, введя себя в концентрированное трансовое состояние с помощью либо медитативного дыхания, либо предварительно поработав по известной уже нам схеме, когда левое полушарие занято построением ряда чисел от 1 до 30, а правое — яркой иллюминацией на затылке крупно вырисованной светящейся череды ярких цифр 1… 2… 3…, только после этого приступаем непосредственно к выходу на информационный канал.

Первый вопрос в пространство для начала задать лучше вслух: «Что сегодня "да"?» После посыла вопроса ждем ответ, который, в подавляющем большинстве случаев (если мы, конечно, способны что-либо слышать), будет выглядеть так: колебания грузика вперед — назад, к телу — от него. Правда и то, что ответ этот может выглядеть иначе: в редчайших случаях маятник начнет колебаться слева направо, а иногда еще, в ответ на ваш вопрос, начинает вращение.

Почему, академической чистоты ради, следует задавать этот вопрос постоянно? По той простой причине, что у некоторых особей с чрезвычайно подвижной нервной системой ответ на вопрос, что сегодня «да», может меняться каждые два часа. Поэтому удостовериться необходимо при каждом выходе на связь в том знаке, который будет так или иначе отвечать на ваш запрос, обращенный, образно говоря, к Небу. Мне уже доводилось рассказывать о том, как одна красотка в возбуждении прибежала ко мне, указывая на то, что ее отвесик в ответ на вопрос, вредны ли ей сигареты, энергично стал ходить взад-вперед. «А вы говорили, Юрий Андреевич, что табак — это абсолютный яд! Выходит, что не абсолютный, раз мне курение подходит».

— Стоп, — ответил я. — А почему ты, Любочка, забыла выполнить первое условие ритуала выхода на связь?

— А разве забыла? — И она задала вопрос: «Что сегодня "да"?» В ответ получила, что у нее сегодня «да» — хождение маятника слева направо, и. следовательно, его движения к телу — от тела есть сугубое «нет». Таким образом, для того, чтобы не обмишуриться, первой частью ритуала пренебрегать не будем.

Не станем манкировать и второй обязательной частью ритуала — вопросом «Имею ли я право спрашивать?». Дело в том, что в некоторых ситуациях — справедливости ради скажу, достаточно редких — идет запрет, нарушать который я не советовал бы, ибо он налагается ради нашего с вами блага. Никогда не забуду, наверное, как мне категорически шел запрет на право задавать вопросы, когда тяжело заболел и умер близкий мне человек. Категорически, по широчайшей амплитуде запретные движения гаечки продолжались 9 дней. Потом разрешение было дано.

Будем исходить, однако, из того, что мы с легкостью узнали о том, что знак «да» является для нас традиционно-постоянным, что входить в банк данных нам разрешено. Что делаем после этого?

Отрабатываем дома следующее задание: приведя себя в надлежащее данному случаю особое состояние сознания, проверяем восприятие двух полярно противоположных величин: сначала работаем с сигаретой, сигарой или папиросой — у кого что есть, по его достатку, а затем — с цветущим кустом на своем участке или каким-либо цветком в горшке у себя на подоконнике (из растении годятся все, кроме вьющихся, которые по природе своей являются паразитами: их способ жизни предполагает благоденствие за счет потребления, откачку нашей с вами энергии).

Итак, объекты определены, после чего мы обязательно должны задать вопрос (лучше вслух): «Идетли мне этот предмет?»

Вам не потребуется никакого напряжения, ибо я прошу вас начать цикл обучения с предметов, определенных однозначно: первый ядовит для нашего организма, содержит десятки смертельно опасных для жизни смол и других вредных веществ, другой является символом самой жизни.

А теперь продолжим стратегически важную тему об устойчивости и безупречной работе наших приемо-передающих устройств. Да, теоретически мы способны творить чудеса, но вот вопрос: почему же они осуществляются въяве столь редко? Да потому, что несовершенны, загрязнены, скособочены, не отрегулированы, работают вразнобой те богатейшие, по замыслу Творца, устройства, которыми мы снаряжены от рождения. И еще раз, для освежения памяти, вернусь к маленьким чудесам, о которых поведал, рассказывая о коллективных действиях группы единомышленников, тренировавшихся некогда в медитативном беге в районе Суздальских озер, неподалеку от станции Озерки. Для того чтобы желания, постулированные этой группой, сбылись, изначально необходимо было, чтобы люди, продуцировавшие эти желания, обладали достаточно высоким уровнем физического совершенства, отличались бы сильной и чистой духовностью, были гармоничны.

Полагаю, что те чудеса, творимые святыми, повествования о которых дошли до нас через века, а то и через тысячелетия, на деле совершались людьми особой внутренней гармонии. Эпизод с энергетически измерительной рамочкой, неожиданно для меня стремительно завращавшейся около мощей (то есть косточек), пролежавших едва ли не тысячелетие (как оказалось, принадлежавших столь незаурядному человеку, как Нестор Летописец), думаю, никогда не уйдет из моей памяти. К чему я клоню? К необходимости постоянных усилий, направляемых каждым из нас на совершенствование, оздоровление всех без исключения систем, которые участвуют в энергоинформационном обмене человека и Вселенной, практически о целостном подходе к своему здоровью. Какие этапы оздоровления существуют? Я писал об этом в «Конкретной книге целителя» и «Исцелении человека» и предлагал там заниматься ремонтом всего организма, исходя из единого плана его реконструкции.

Безусловно, в каждом отдельном случае, при каждом ярко выраженном заболевании следует лечить человека с учетом его специфической аномалии. Однако всегда имеет смысл выносить за скобки то общее, что, будучи примененным, позволило бы отремонтировать здоровье в целом. До понимания самых общих множителей мы еще будем подниматься, и, надеюсь, за время освоения этого конкретного курса, посвященного теории и практике медитации, мы сумеем их не только осознать теоретически, но и попытаемся реализовать практически.

Во всех моих книгах, начиная с «Трех китов здоровья», значительное внимание уделено всем видам очисток организма от засоряющих его отходов-шлаков, накопившихся в процессе жизнедеятельности, но, к сожалению, удаляемых значительно медленнее, чем это требуется организму, а то и вовсе остающихся в виде непроходимых завалов. Не повторяя сейчас того, о чем уже писал раньше, по-прежнему считая задачей первостепенной важности очистку плотного тела на всех тех уровнях, за которые боролся прежде и буду бороться, добавлю сейчас еще одно направление: это очистка нашей крови и межклеточной жидкости от паразитирующих в них одноклеточных и многоклеточных существ.

В чем суть проблемы? Дело в том, что задолго до нашего появления на Земле она уже была густо населена относительно примитивными, но при этом удивительно приспособленными ко всем изменениям окружающей среды организмами. Появление человека они восприняли как неслыханную радость, как подарок судьбы, как возможность забраться и жить припеваючи и припиваючи внутри гигантской фабрики, непрерывно поставляющей им все необходимые продукты жизнеобеспечения. Достигнув определенной стадии в своем эволюционном развитии, человек в дальнейшем уже практически перестал совершенствоваться, но оказалось, что нет пределов совершенствованию тех паразитов, которые живут в нем и мимикрировали настолько, что подчас и под самым сильным микроскопом не отличить какого-либо из десятков разновидностей паразитов от нашей натуральной клетки в крови. И так живут они и живут, живут и на нас жируют, выбрасывая в нашу же кровь свои ядовитые отходы, но, в общем, сохраняя некоторое равновесие в борьбе с защитными силами организма. Но вот, по каким-либо причинам, иммунитет ослабел: то ли из-за стрессовых ситуаций, то ли по чисто техническим причинам — например, из-за ранения или отравления. И вот тут уже господа оккупанты учиняют подлинное пиршество в своих интересах, начинают бешено размножаться, причем проходя в своем развитии целую многоступенчатую эволюцию, где на вершине этой цепи может оказаться выросший из споры едва ли не натуральный гриб слизевик, либо даже многочленный червь!

Не стану сейчас вдаваться в обсуждение весьма доказательных концепций, согласно которым и рак, и СПИД, и лейкозы суть проявления злобной активности тех паразитирующих в нашей жидкости мельчайших созданий (или в нашем теле разного рода червей, согласно концепции американской исследовательницы Х. Кларк), для которых мы являемся не чем иным, как благодатными консервами, созданными для их процветания самой Природой. Потому только не стану, что, полагаю, рак имеет также иные причины возникновения. Но, в то же время, и такую, о которой сейчас шла речь. А коли так, то почему бы не вспомнить замечательную русскую пословицу: «Знать бы, где упасть, соломки б подстелить»? Вот я и предлагаю подстелить соломки, заблаговременно убрав из нашей крови, из межклеточной жидкости всю эту паразитствующую свору. Каким же образом? В данном случае речь пойдет чуть ли не в самом деле о соломке.

Объясняю: все проживающие в нашем организме приспособленцы, естественно, питаются нашими белками и нашими жирами — естественно же, животными по своему (нашему) происхождению. И вот идея: а что, если всю эту кровожадную, ненавистную орду перевести на чуждую ей растительную пищу; а что, если существенно изменить состав среды, в которой она обитает?

Сказано — сделано! Сейчас я поведаю о том пути, которым проследовал по совету микробиолога, кандидата наук Т. В. Пархоменко, которая, в свою очередь, проеледо вала этим путем по рекомендации нашей замечательной общественной деятельницы и целительницы В. П. Лавровой. В чем смысл той диеты, которую я испытал на себе?

Прежде всего, эта диета — сугубо растительная, но с некоторыми ограничениями. Так, например, сладкие ягоды и фрукты (клубника, бананы, виноград, изюм, инжир и т. д.) не употребляются.

Второе: вся растительная пища, в том числе крупы и бобовые, употребляются лишь в сыром виде. Это означает, что вы имеете право потреблять любые каши, но в предварительно замоченном виде, а не в вареном. Из предметов, подвергшихся термообработке, разрешается только кипяченая вода, зеленый чай и очень слабенький кофе.

Далее, третье: важнейшим элементом этой антионкологической диеты (убивающей хламидии и прочих оккупантов, населяющих наш организм) является удивительный продукт — кваша. Почему и впрямь можно его можно назвать удивительным? По той простой причине, что он сочетает в себе могущество молочнокислых грибков и вредоносность для паразитирующих в нас клеточных организмов растительного питания.

Как изготавливается кваша? Сначала необходимо получить из прокисшего сырого молока сыворотку, а затем перевоспитать эту сыворотку в совершенно непривычных для нее обстоятельствах: сотворив с ее помощью тесто из разных видов муки, а также дробленой гречневой, ячменной, кукурузной и любой другой крупы, отрубей и т. д. Конечно, можно использовать только один или два сорта муки или молотой крупы; разумеется, можно добавлять теплую кипяченую воду, но задача, все это перемешав, поместить в эмалированную посуду с широким дном, накрыть полотенцем и поставить в теплое место. Как только в приготовленной массе появятся пузырьки газа, кваша готова. Малую часть полученной смеси оставляют для дальнейшего разведения и приготовления последующих порций кваши, а большую часть используют для еды, заливая ею разного рода салаты, или для питья, разводя соками до сколь угодно жидкой консистенции.

Из каких компонентов состояла моя диета во время того, на мой взгляд, приятного испытания? Это были практически любые овощи, приготовленные в виде салатов и заправленные солью, яблочным уксусом, соевым соусом, подсолнечным маслом. Это были квашеная капуста, лук, чеснок, самого разного рода зелень. Это были кислые яблоки, кислые ягоды и кислые фрукты (клюква, киви), это были разного рода орехи и семечки. Великолепно шли замоченные в воде крупы и зерна пшеницы, пшенички, гречневой крупы, овсянки и т. д. Следует сказать, что жизнедеятельность моя во время вышеозначенной диеты была высокой, хотя вес убывал достаточно быстро, в иные периоды, можно сказать, даже стремительно, но от этого самочувствие лишь улучшалось: не правда ли, бегать гораздо легче, скажем, без двенадцатикилограммового рюкзака за плечами? По совести говоря, я, пожалуй, не могу даже припомнить, чтобы когда-либо в другие времена ощущал столь легкое, чистое, звонкое состояние всех своих «потрошков».

Каким образом «выходить на волю» после этого испытания? Во-первых, вы поймете, что сыроедение — это настолько вкусно и здорово, что вряд ли захотите из этого состояния выходить. Но, разумеется, жизнь заставляет, и придется, используя новые завоевания, тем не менее, в какой-то степени возвращаться к прежнему всеядному образу жизни. Нужно понемногу вводить в диету хлеб — серый или черный, разумеется, ни в коей мере не капитально убитый пекарями белый. Затем в круг ваших знакомых вернутся изюм и финики; первым термически обработанным блюдом станет уха, сваренная из голов и хвостов крупных рыб (трески, пикши, осетровых). Само собой разумеется, что в этой ухе — предельно насыщенном рыбном отваре — не должно быть картофеля. Пропитавшись неделю ухой, исподволь можно переходить к прежней, привычной ранее пище — разумеется, в меру желания, ибо тот, кто отведал сладкого, не захочет горького…

И к вопросу о сладком: согласно новейшим данным, рафинированный сахар и продукты питания, включающие его, являются снадобьем еще более опасным и ядовитым буквально для всех систем организма, чем это даже представлялось раньше! Здесь не место развивать данную тему, скажу лишь, что безумцы, стремящиеся к болезням внутренних органов, истончению костей, выпадению волос и тому подобным прелестям, могут с помощью услаждения своих вкусовых рецепторов с большим успехом добиться этого, потребляя белый сахар как в чистом виде, так и во всех его производных. Правда, почему бы нам не ощущать те же самые вкусовые радости без риска для жизни и здоровья — вкушая, например, мед и сладкие фрукты и овощи? Для тех же, кто стремится посредством приведения своих приемо-передающих устройств в порядок выйти на резонанс со Вселенной этих органов (например, костного контура или жидкостного контура, образуемого сосудисто-сердечной системой), потребление белого рафинированного сахара, конечно же, является противоестественным и самоубийственным.

У этой антихламидийной, антигонококковой, антионкологической диеты имеются еще некоторые сопряженные с нею аспекты, которые потребуется не только учитывать, но и принимать к конструктивному исполнению. Как показали бимолекулярные исследования, проведенные с помощью специальной аппаратуры, включающей в себя, в том числе, и электронные микроскопы, описанной выше трехмесячной диеты вполне достаточно для того, чтобы превратить все содержащиеся в нашей крови трихомонады и им подобную мерзость в трупы: под окуляром микроскопа можно было наблюдать феерически-фантастическое зрелище слоев этих бесславно погибших тварей. Их трупы, еще не вынесенные прочь нашими выделительными системами, чуть ли не пеленой покрывали все поле зрения. Но! Их подлая природа предусмотрела неимоверно мощную защиту продолжения рода, а именно: да, беспардонные потребители нашего естества подохли,

но их споры, их яйца и все, что они могли по эстафете передать в будущее, сохранилось живым и здоровехоньким… Вот почему настоятельно рекомендуется через 3–5 месяцев после завершения первого цикла нанести еще один массированный удар по этой, безусловно, грозной потенциальной опасности. И удар этот должен прийтись на то время, когда народившаяся популяция паразитов еще не войдет в половозрелую пору. Вот тогда уже, после второй репрессивной акции по отношению к ним, мы сможем уверенно говорить о наступившем благе по отношению к нам. Вот уже тогда, после второго раза, мы сможем говорить о том, что жидкостный, сосудисто-сердечный контур у нас обладает той достаточной чистотой, которая и позволит ему входить в резонанс с вибрациями Мироздания.

И еще один аспект, связанный с безжалостным изгнанием вовне паразитарной колонии, благоденствующей в нашем организме: речь пойдет о специфическом механизме изгнания ее обитателей посредством Холодовых процедур. Что любопытно: и в данном случае будет важна методика двухразового воздействия на них. Конкретно: нам необходимо перейти на регулярный режим обливания холодной водой. Я уже много раз писал на эту тему, начиная с «Трех китов здоровья» и продолжая в других своих книгах, активно исповедую эту веру на всех проводимых курсах и в своей реальной жизни, среди учеников и болящих, обращающихся за советом об исцелении. Но сейчас добавлю некоторые дополнительные штрихи в связи с антипаразитарной темой. Суть — в том, что когда мы обливаем себя очень холодной водой в первый раз, то многочисленнейшие капилляры нашего тела начинают выделять — в силу возникшей разницы в давлении — изнутри наружу микропузырьки тех отвратительных газов, которые накопились внутри организма в результате наших многочисленных нарушений здорового образа жизни и достойного человека питания. И то, что они уходят, это хорошо, но глупее глупого было бы останавливаться на этой стадии, потому что вторичные сокращения капилляров, последующие после второго ведра холодной воды, исторгают прочь, наружу, на внешний, на кожный уровень всю ту богомерзость, от которой организм стремится избавиться.

И что крайне важно: после того как мы облились холодной водой, электрический потенциал нашей кожи является отрицательным — именно таким, в котором тотчас же погибают выброшенные из нас вовне твари. Вот почему еще и еще раз подчеркиваю: после обливания холодной водой не следует обтираться полотенцем, потому что вся мерзопакость в живом виде перейдет на его ткань, а затем благополучнейшим образом вернется к вам, когда вы решитесь вновь этим полотенцем воспользоваться.

Полагаю, что сказанного о двухтактном, двухразовом воздействии как на колонию паразитов в целом, так и о разовом освобождении от них вполне достаточно для того, чтобы умный задумался и принял это к исполнению; что же касается неразумных, то они сами — творцы всех своих несчастий. К великому сожалению, значительная часть человечества по уши вляпалась в так называемую цивилизацию. Мне остается лишь напомнить метафору из «Трех китов здоровья»: на мой взгляд, эта жрущая, опивающаяся алкогольными напитками, заплывшая жиром толпа очень похожа на беспечно орущих бесшабашные песни пассажиров теплушек, которые не замечают, как под звуки их гармошек и пьяные выкрики состав с набитыми чуть не до отказа теплушками, в котором они мчатся, все стремительнее приближается к жирным дымам крематория, бесстрастно ожидающего новых поступлений…

Вольному — воля, спасенному — рай!

Продолжим наше занятие общей медитацией с помощью особого дыхания — солнечного. Смысл его — вбирание солнечной энергии той стороной нашего тела, которая в данный момент обращена к солнышку.

Мне уже доводилось подробно излагать результаты подобного дыхания как во время сенокоса, так и во время пробежек по высокогорью в Приэльбрусье. Смысл этих рассказов сводился к сообщению о том, что активная медитативная работа на солнечное дыхание позволяла испытывать в течение длительного времени подъем всех душевных и физических сил, с одной стороны, и с другой, совершенно избежать эритемных ожогов, которые неизбежно сопровождали бы меня при других обстоятельствах, при длительном пребывании под лучами палящего солнца. Это были эпизоды солнечного дыхания, осуществляемого въяве. А сейчас мы с вами проделаем медитацию на солнечное дыхание с целью приобретения надлежащих медитативных навыков, находясь в этом уютном, замкнутом зале.


Медитация 5. Солнечное дыхание

(Аудиозапись 5. Рахманинов. Концерт № 2. Финал)


Итак, представляем себе, что в составе альпинистской группы, совершая подъем к снежным вершинам, мы вышли на воистину райскую долину. Представляем себе роскошное разнотравье, неведомые нам цветы, легкий встречный ветерок, освежающий разгоряченную кожу, бездонное голубое небо над нами, в котором медленно плывет пара огромных черных воронов-круков, и все это — в окаймлении могучих белоснежных горных вершин, залитых июльским полуденным солнцем. Мы сбрасываем с натруженных плеч тяжеленные рюкзаки и, будто бы получив дополнительную подъемную тягу, начинаем спокойный, легкий бег по едва заметной тропинке в сторону высящихся за райской долиной морен. И вот мы уже вбегаем на достаточно круто уходящее вверх предгорье и бежим по нему так, чтобы солнышко освещало всю левую половину нашего тела. На каждом вдохе мы всей освещенной поверхностью тела вбираем в себя солнечный свет и отправляем его в свое работящее сердечко, где и растворяем согласно энергетическому дыханию номер один. Пробежав вверх по склону несколько десятков метров, круто разворачиваемся и зигзагом бежим на этот раз так, чтобы солнце освещало правую половину нашего почти обнаженного тела, так же совершая вдох всей открытой солнцу поверхностью кожи и отправляя энергию в сердце. Так, продвигаясь легким бегом, зигзаг за зигзагом все выше и выше, мы оказываемся уже достаточно высоко над уровнем волшебной долины. Останавливаемся, поворачиваемся лицом к солнцу и, пользуясь тем, что сердце работает мощно и ровно, проделываем несколько солнечных дыханий, вбирая солнечный поток всей передней поверхностью тела, затем поворачиваемся лицом к горе и начинаем неторопливыми сильными шагами подниматься вертикально вверх по прямой, вбирая солнечную энергию всей тыльной стороной тела.

Очень прошу вас: представляйте все это так, как будто и ваш медитативный оег над волшеонои долиной вверх, в горы, и ваше дыхание осуществляется в реальности…

Стоп, пора возвращаться! Снова зигзагами, на этот раз вниз, но по-прежнему вбирая в себя солнечные лучи обращенной к светилу стороной тела, опускаемся постепенно и вновь выбегаем на ту тропку, которая и привела нас к моренам. Подбегаем к куче рюкзаков — нигде никого из наших спутников по альпинистскому походу нет, но мы видим широко протоптанную тропу, которая по диагонали пересекает волшебную долину. Пружинистым, легким шагом, продолжая солнечное дыхание, мы бежим по этой дороге, все отчетливее слыша неясный по происхождению грохот. И вот оказывается, что этот мощно возрастающий шум исходит от водопада. Вся группа собралась перед пропастью, в которую срывается стекающая из ледников речка — падение струи примерно на 700–800 метров вниз очень даже впечатляет! 0 боже, какая первозданная свежесть воспринимается вами у этого водопада! Но что это? Вы видите: под летящей вниз струей, ниже вылета метров на десять, выступает небольшая площадка, перед которой и летит вся эта масса воды. Осторожно, осторожно, соблюдая все правила техники альпинистской безопасности, вы спускаетесь вниз и пробираетесь на эту площадку. 0 боже, как прекрасен мир сквозь летящий поток водопада, какой необычный свет падает на вас, а самое главное — какая невероятная свежесть насыщает ваше тело, рождая совершенно незнаемые прежде ощущения яркости бытия…

Вас зовут: пора начинать восхождение. Осторожно-осторожно вы выбираетесь с площадки из-под водопада на грань обрыва, с величайшим спокойствием и самообладанием поднимаетесь наверх, в долину, и вместе со всеми движетесь к рюкзакам. Прежде чем забраться в одежду и вскинуть себе на плечи, как тягу земную, этот тяжеленный мешок, еще раз поворачиваетесь всем лицом, всей грудью к солнцу и делаете широкий долгий вдох, вбирая солнышко всей кожей, ощущая, как его божественная энергия наполняет вас.

Сейчас в своем занятии мы продвинемся вверх: можно сказать даже, взойдем на новую качественную ступень в своем развитии. Попрошу сфокусировать свое внимание: нашей задачей будет научиться концентрировать свое внимание на радостном, используя для этого любой из предлогов, который предложат нам бытовые обстоятельства. Поводов для сосредоточения на добром, прекрасном — во имя здоровья духовного и физического — рассеяно превеликое множество повсюду. Наша задача — все превращать в прекрасное переживание.

Вот люди: вглядитесь в эти действительно красивые, манящие лица женщин, вчувствуйтесь в твердую мужественность мужчин, восхититесь той мудростью, которую несут прожившие долгую трудную жизнь пожилые люди. Улыбнитесь звонкому щебету детворы, порадуйтесь силе и энергии подростков, перед которыми — весь простор еще почти неизвестного им бытия. Вглядывайтесь в людей почаще: практически в каждом из них — обаяние, практически за каждым — тайная, неповторимая судьба, в которой есть чему поучиться, чем восхититься. В книге «Три кита здоровья» я приводил в качестве примера психологический опыт: люди восхищались яблоком искренне, беззаветно, до краски на щеках, и в результате возникал своеобразный «пинг-понг»: значительно возрастала энергетика яблока, которым восхищались, но резко возрастал и потенциал тех людей, которые не жалели радости, встретясь с прекрасным. Но если так — взаимообразно — осуществляется энергетический рост при положительном эмоциональном контакте с яблоком, то насколько же он больше при доброжелательном общении с людьми! Все знают, как хорошеет девушка, которую любят; всем известно, насколько здоровее малыши, находящиеся в поле родительской благодати.

А вот перед нами природа во всех аспектах ее красоты и могущества: не следует оставлять ее совершенство лишь поэтам, научимся самостоятельно вбирать в себя радость от общения с нею, от созерцания ее. Воистину никто не скажет, что прекрасней: грохочущий 12-балльным штормом океан со снопами непрерывно сверкающих над вздыбившейся бездной молний либо спокойный величественный закат солнца над недвижной, раскаленной от зноя оранжевой пустыней; морозное зимнее утро в тайге или июльские ландшафты со зреющим изобилием хлебов и плодов в лучезарной полосе Средней России — все прекрасно, все несет в себе красоту, которой мы должны и можем любоваться, на которой должны тренировать свое умение концентрироваться, отрешась от суеты и грохота «бетономешалки» в своей голове. А ведь когда мы радуемся, мы и живем по-настоящему, полной мерой.

А искусство? Умение увидеть красоту архитектурных строений, мощь и грацию скульптурных творений, гармонию звуков, симфонию красок, безудержный талант творца того создания, на которое мы обратили свой взор, какую оно дарит радость!

И всегда ли нам нужно далеко ходить за красотой, ездить в заморские страны или путешествовать по Золотому Кольцу? Да все может быть гораздо проще: давайте пройдемся по старому Петербургу, и дух захватит от соразмерности едва ли не каждого из домов, причем не только в центральной части города, от размаха и мощи новых районов с их проспектами шириной, едва ли не равной длине некоторых улочек старых европейских городов.

Но у нас есть возможность медитировать более глубоким и оригинальным способом даже тогда, когда мы соприкасаемся не с миром прекрасного, а с миром безобразного! Я имею в виду даже не известную формулу «прелесть, что за гадость!», обращенную, например, к совершенной в своем уродстве жабе. Или к удивительно нацеленной на убийство ядовитой змее с ее гибкостью и сверхъестественной скоростью нанесения удара. Вывод: я говорю о том, что предметом медитации могут явиться самые непрезентабельные дела. Пример? Да вот он, рядом — уборка захламленной квартиры. Казалось бы, можно ли обрести какую концентрированную радость во время этой грязной работы? Так вот, оказывается, можно, если мы начнем идентифицировать ликвидацию мусора и очистку стен от шелушащейся краски с процессами оздоровления в своем организме! Мы уподобляем его этой преображающейся квартире, настраиваемся на параллель в совершаемой работе, действительно начинаем ощущать, как становится чище и звонче наше внутреннее «помещение», как хорошеет и молодеет поверхность нашего тела — кожа, как, словно промытые окна, начинают по-новому блестеть и излучать свет наши глаза.

Нет конца числу возможных примеров подобного рода. Возьмем хотя бы весенние полевые работы на своих шести сотках. Их можно отбывать, как тяжкую повинность, но можно передавать земле и кустам свою любовь, свою заботу о них, напитывать их своими полевыми эманациями и радостно чувствовать, как наш труд, наша забота о земле летом и осенью обернутся добрыми всходами и добрыми плодами, которые принесут нам не только чувство сытости, но и глубокое удовлетворение — мы воочию увидим результаты своего труда, своей выдумки, своей любви ко всему живому, к Матушке-Земле. А если во время этих работ еще и почувствовать обнаженными ступнями силу, изливающуюся из нее в наше тело; а если еще и подставить кожу ласковому солнцу и нежному ветерку, а если еще и научиться чувствовать мышечную радость от полноценной работы рук, ног, корпуса, то это ли — не концентрация на чувстве всеобъемлющей, всепроникающей нашей радости?

Осмелюсь рассчитывать на полное понимание в этой уже достаточно продвинутой аудитории, ибо приведу сейчас пример медитации удивительно полезной, но способной ужаснуть до потери сознания ревнителей светского этикета. Господь с ними, пусть перескочат глазами через этот абзац, а на лекции пусть зажмут уши. Остальные же — введите с сегодняшнего дня и на всю оставшуюся жизнь неукоснительное правило: во время опорожнения отождествляйте уходящие в унитаз экскременты со всеми отрицательными эмоциями, со всевозможными бедами, омрачающими вашу жизнь. Освобождение от внутренней грязи, от шлаков, от несчастий — это великолепно! Освобождайтесь от них, радостно медитируя весьма наглядным и конкретным способом!

Время движется неумолимо, а дел у нас еще много. Продолжим сейчас работу с маятником, освоим некоторые из тех возможностей, которые сокрыты в этом индикаторе нашей талантливости, нашей связи с Мирозданием, с ноосферой.

Запишите домашнее задание и посмотрите, как оно должно выполняться. Вот я беру большую, около тридцати сантиметров, линейку и упираю ее одним концом в запястье левой руки, а другим — в локтевой сгиб этой же руки. Беру отвес, быстро вхожу в отрешенное состояние (можно назвать его трансовым, можно — измененным) и задаю вопрос: «Какова верхняя граница моего давления?» Вы понимаете, что имеется в виду отметка ртутного столбика, уравновешивающего давление в кровеносных сосудах. Маятник встал примерно по центру линейки, и вижу, как он начал раскачиваться, причем в одну сторону линейки больше. Я перемещаю его так, чтобы размахи дуги оказались равносторонними, после чего смотрю в «эпицентр» этого движения. Вижу, отклонение равно 12,5-13 сантиметрам, то есть 125–130 миллиметрам. Фиксирую данные в своей памяти, затем задаю следующий вопрос: «Каковы нижние границы моего давления?» Опять перемещаю качающийся маятник в эпицентр его отклонений и отмечаю число: где-то 75–80 миллиметров.

Диктую домашнее задание: после вхождения в медитативное состояние с помощью одного из уже многих известных вам способов концентрации внимания измерить у себя или у своих ближних верхнюю и нижнюю границы кровяного давления.

И еще одно, тоже достаточно сложное, домашнее задание: вам надлежит, не жалея времени на эту серьезную работу, подумать над своими жизненными установками и решить, что вы хотите изменить в плане своего профессионального продвижения, в материальном положении, в своей личной жизни, в своем здоровье. Затем на листке бумаги расположите эти графы, записи своих намерений одну над другой в линию обреза листочка и разлинуйте его по вертикали сверху вниз на 3 столбика. Левый столбик озаглавьте: «Что я могу сейчас», центральный столбик: «Что я смогу после окончания курсов», крайний правый столбик: «Чего я способен добиться в результате систематической работы».

Ниже всех надписей расположите линейку длиной в 10 сантиметров, или в 100 миллиметров, или в 100 процентов исчисления. После всего этого хорошенько сосредоточьтесь и с помощью маятника получите ответы на заданные вопросы.

К вопросу о домашних заданиях: в дальнейшем у вас возникнет просто-таки настоятельная необходимость использовать любую возможность для самостоятельного продвижения все дальше, все быстрее по пути, на который мы сейчас вышли. Пока же домашние задания, по доброй школьной традиции, видятся некой принудительной обязаловкой. Чтобы резко не ломать стереотип («а дуги гнут с терпением и не вдруг» — учил дедушка Крылов), я буду пока давать достаточно много непосредственно на занятиях. Лекцию сейчас завершим уже второй сегодня по счету медитацией, и тоже, по-моему, чудесной. Тема — «Двое в лодке».

Свет погашен, музыка звучит тихо и приглушенно, глаза закрыты, руки лежат на бедрах ладонями кверху. Дыхание ровное, спокойное. Сидим удобно, ничто не давит, не стесняет. Поехали!


Медитация б. Двое в лодке

(Аудиозапись 6. Гендель. Концерт ре минор)


Каждый из нас находится в байдарке с человеком, который ему близок и дорог. Мужчина в должности капитана сидит на корме, женшина-матросочка сидит перед ним на носу. Плывем по безбрежному тихому озеру; сверху, в бездонном темно-голубом небе, недвижно стоят редкие белые облака, ярко светит стоящее в зените солнышко. Движения весел статны и согласованны, байдарка ровно и стремительно несется к едва види мому впереди берегу; очевидно, это полоска зеленого леса. Гребем ритмично и согласно друг с другом, но вот ощущаем, что наша узкая, легкая лодка попадает в струю, в течение, которое добавляет нам скорости. Мы не сопротивляемся, слегка подгребаем, экономя силы, а наша узкая и длинная, как пирога, лодочка несется к берегу все быстрее и быстрее. Вот уже отчетливо виден желтый песок, пляж, за которым высятся темные ели, а может быть, и сосны — пока еще неясно. Но вот что уже можно разобрать — это едва слышный непрерывный грохот, доносящийся откуда-то со стороны приближающейся полоски земли. Байдарка летит к берегу, и грохот становится все более отчетливым: он уже напоминает шум тяжело груженного состава. Течение несет нас все быстрее и быстрее, и мы видим, что оно — подобно реке, пролегающей по самой середине озера, и устремляется прямо к источнику шума, который нарастает лавинообразно. «Водопад!» Мы понимаем, куда нас несет, и метрах в пятидесяти от грохочущего провала начинаем резко табанить правыми веслами. Нас разворачивает вправо, мы налегаем на весла и с разбегу, по инерции, влетаем-врезаемся носом в мягкий песок. Мужчина выскакивает в воду по колени и вытаскивает байдарку на берег, девушка тоже выходит, и они вдвоем вытягивают ее подальше от воды. Говорить уже невозможно, слов не слышно. Вы складываете весла в байдарку и, взявшись за руки, идете навстречу чудовищному в своей красоте водопаду, который открывается перед вами: свирепому, необузданному, прекрасному! Широченный, грохочущий обвал воды. Почти вертикальный, пролетающие в воде бревна легки, как спичинки, и если задевают торчащие скалы, то сразу теряют свою коричневую шкурку. Какая радуга стоит над этим буйством стихийных сил природы, какая свежесть окружает это гигантское дробление тысяч тонн летящей вниз воды!

Надышавшись ионизированным воздухом, целебней которого невозможно даже придумать, вобрав в себя, в самую свою сердцевину всю эту фантасмагорическую картину, коронованную радугой, мы поворачиваемся, подходим к лодке и, взявшись за руки, спокойно и легко начинаем свой бег вдоль озера, у самой кромки воды. Мы бежим легко и ровно. Конечно же, наше дыхание автоматически настроилось на энергетическое дыхание номер один, и какое разнообразие, какую мощь всех стихий, которые видим, с которыми общаемся, мы вбираем в себя! Мы вбираем силу и от космически-глубокого неба, и от сильного и ласкового солнышка, и от застывших в осознании своей мощи облаков. Легкий встречный ветерок мы пропускаем сквозь себя, и вся его сила остается в нашей структуре. Мы вбираем энергию озера и сопок, и леса. А вот неожиданно налетела темная тучка, и нас посекло теплым косым дождем, но мы не остановились ни на минуту, нам только радостно ощущать эти струи на своих разгоряченных лице и теле, мы бежим дальше… Как долго длится этот бег, мы не знаем, только видим боковым зрением, что солнышко уже заметно скатилось к горизонту. Мы останавливаемся, поворачиваемся к нему, поднимаем распростертые руки и делаем несколько глубоких солнечных вдохов, потом обнимаемся, стоим недвижно, обмениваясь своими полями, поворачиваемся и начинаем бег в обратном направлении. Бежать все так же легко, дыхание — все то же, все так же мы вбираем в себя разлитую вокруг нас в природе мировую энергию. О, Боже, как легко и сладко бежать, какое ощущение полноты радостного бытия! Вот далеко впереди уже виднеется, как маленькая черточка на песке, наша байдарка. Несколько минут — и мы, замедляя бег, приближаемся к ней. Сбрасываем с себя легкие одежды и кидаемся в озеро, смываем соленый пот, неподвижно лежим на воде кверху лицом, затем выбираемся из воды, одеваемся, сталкиваем лодку носом в воду, матросочка садится вперед, капитан отталкивается от берега и на ходу занимает свое место. Дружными взмахами весел, держась в стороне от течения, направляем лодку под темнеющим небом через озеро к противоположному берегу, над которым уже взошла яркая, даже лохматая от изобилия лучей Венера. Плывем планете навстречу, на каждом вдохе вбирая посылы ее волшебной энергии… Мы плывем.

Попрошу пальцы сжать, разжать, еще раз сжать, разжать, последний раз сжать, разжать, глаза открыть.

Произвожу замер нашей энергетики: 50 оборотов. На мой взгляд, это несколько больше, чем те изначальные 5–6, с которыми мы явились сюда на первое занятие. Всего доброго, до встречи!

Четвертое занятие

С помощью упражнений — энергичные, спокойные, умные, гармоничные. — Подступы к «Секрету Калиостро». — Новации в уже известной нам медитативной технике. — Воздействие на камни в почках, на родинки. — Возжигание и гармонизация чакр. — Теория и практика постулирования своих позитивных желаний. — Медитация «Путь к ясному небу».


Итак, мы очередной раз пересели по ходу часовой стрелки, и каждая группа взялась за руки, чтобы образовалась единая цепь. Вслушиваемся в себя, в свои тончайшие ощущения. Продолжаем все вместе участвовать в этом процессе энергоинформационного обмена, а теперь закрыли глаза и представляем себе, как по ходу движения нашего потока начинает сначала еле заметно, а потом все активнее раскручиваться белый вихрь, который набирает мощность и становится все плотнее и выше. Вот он, имея земным основанием кольцо нашей группы, раскручивается все быстрее и быстрее, и вершина его все выше и выше уходит под потолок; вот она уже поднялась и кружится вне потолка, далее вращается уже над крышей этого дома. Спиралевидный поток, который наполняет истекающая из нас резко возрастающая энергия, в свою очередь не только сливает воедино наши индивидуальные энергетические выбросы, но и заметно увеличивает полевое могущество каждого из нас.

Стоп! Измеряем наш потенциал с помощью рамочки, дополняем этот же замер исходного уровня фиксацией потенциала воды в стакане на столике и видим, во сколько раз возросли наши биополевые возможности по сравнению с теми, которые были зафиксированы на первом занятии. Далее, как обычно, прорабатываем биоактивные точки по схеме, которая станет у нас постоянной, и переходим к отработке практически весьма полезных для всей будущей жизни медитативных упражнений. Прежде всего, мы сейчас себя успокоим, уравновесим, после чего значительно усилим свое внимание, свое восприятие происходящего на занятиях. Поехали! Сначала уберем все остатки волнения, перевозбуждения, расфокусированного сознания, с которыми мы пришли после непростого рабочего дня на это занятие.

Каким образом? Попрошу представить каждого широкий оранжевый пояс несколько ниже своей талии, такой, какой надевают тяжелоатлеты перед побитием мировых рекордов: чтобы от перенапряжения не произошло надрыва брюшных мышц. Теперь этот пояс несколько расширился и начал вращаться вокруг ваших бедер против часовой стрелки. Он неторопливо вращается и опускается вниз. Вот он миновал колени, вот он уже вращается вокруг ступней и постепенно уходит в землю. Как только исчез один, на бедрах появляется другой такой же желто-оранжевый пояс и повторяет путь первого, вращаясь также против часовой стрелки. Ушел и этот, а от бедер тотчас начинает вращательные движения следующий пояс и т. д. Кому легче представить, что вокруг его тазобедренного сустава был шар, который, вращаясь, скользит вниз и уходит в землю, пожалуйста, работайте с этим шаром. Начали! Опускаем, один за другим, в неторопливом ритме желтые пояса или шары — как кому удобно.

Теперь обратите внимание: насколько спокойнее и ровнее вы себя чувствуете, а ведь подобная эмоциональная уравновешенность многого стоит, когда нам потребуется внутренняя сосредоточенность.

А теперь пойдем дальше: резко активизируем свои интеллектуальные возможности. Согласимся, что для восприятия нового материала это — немаловажный фактор. Каким образом будем работать в данном случае? Парадоксальным! Представляем, что вместо головы у нас на плечах — темно-синий колпак типа милицейской мигалки. И вот мигалка заработала, темно-синий импульс в ней стал вращаться и раз за разом посверкивать по часовой стрелке. Начали, прошу этот мыслеобраз удерживать внутренним взором не менее пятнадцати-двадцати секунд.

Прекрасно, закончили. Теперь я объясню, в чем заключался смысл данной процедуры, ибо каждый солдат должен знать свой маневр. Дело в том, что наш важнейший регулирующий бесчисленное количество процессов во всем организме орган под названием гипофиз, расположенный в геометрическом центре головы, работает в спектре частот синего цвета, поэтому, когда мы начинаем этот синий свет активно представлять себе, гипофиз активизируется и, в свою очередь, побуждает мозговые процессы протекать значительно интенсивней. То есть мысленно разжигая синий цвет, мы включаем обратную связь по подобию той, которая возникает между улыбкой и добрым настроением. Кстати, очень мудрый обычай практикует американское общественное мнение, провозглашая в качестве постоянного лозунга «Улыбайся!». Дело в том, что когда нам хорошо, мы инстинктивно улыбаемся, но если мы начинаем улыбаться даже при кислом настроении, то возникает рефлекторная дуга, которая, опираясь на биохимию улыбки, значительно поднимает общий жизненный тонус, улучшает настроение. Точно так же обстоят дела и с включением синего света посредством милицейской мигалки.

А сейчас, после того как мы уравновесили себя эмоционально, активизировали интеллектуально, в целом гармонизируем себя как личность — личность очень спокойную и очень умную, и даже более того: в которой оптимально взаимодействуют все основные жизненные процессы. А этого мы будем добиваться посредством каких таких особенных медитативных упражнений?

Сейчас я повторю ту работу с мыслеобразами, о которой уже рассказывал в «Трех китах здоровья», но нынче она предстанет в новом контексте.


Медитация 7. Красное — зеленое


Итак, мысленно представляем себе, что в руках у нас оказался большой, прямо-таки роскошный, только что срезанный с грядки тюльпан. И вот перед своим мысленным взором мы его неторопливо поворачиваем перед собой, пристально вглядываясь в каждый лепесток, фиксируя внимание на каждой мельчайшей трещинке полопавшегося от собственной спелости лепестка, главное — впитывая, вбирая в себя этот богатый оттенками сочный алый цвет. Вгляделись в один лепесток, цветок повернули немного, вгляделись в другой, затем — в третий, в четвертый, в пятый, в шестой. Мысленно держим перед собой все это чудесное создание природы, вглядываемся внутрь, рассматриваем тычинки и пестик. Просмотрели всю эту воплощенную красоту живой природы и несколько секунд продолжаем вращать тюльпан перед собою на мысленном экране.

А теперь другое упражнение из того же ряда: мысленно же представляем себе большой, только что из парника, лист бахромчатого салата — естественно, салатного цвета. Поднимаем это очередное чудо природы вверх и сквозь лист начинаем смотреть на просвет на яркое солнышко так, чтобы каждая жилочка, каждая развилочка в этом большом и хрупком листе засветилась, и по аналогии с предыдущим упражнением наибольшее внимание концентрируем на цвете — изумрудно-салатном, специфически зеленом цвете растения… Итак, мы проделали и это непростое упражнение.

А теперь с абсолютным вниманием к своим внутренним ощущениям решите сами для себя: какой цвет вам было легче представить на внутреннем экране? И это определение дает много, ибо если легче было представить себе красный цвет, значит, можно с большой долей вероятности говорить о некотором состоянии вашего жизненного перевозбуждения. Если, напротив, вам значительно легче представить салатный свет, то вы, к сожалению, сейчас находитесь в переутомленном состоянии, упадке духовных сил, может быть, даже склонны к депрессии.

Ради чего приведены здесь эти упражнения? Ради того, чтобы вы принялись тотчас же после тестирования работать с цветом-антагонистом, то есть с таким, который вам дается труднее, следовательно, будучи добавлен в «дневной рацион», принесет вам то, чего недоставало для полноты счастья.

Я уже рассказывал случай, мне весьма памятный: когда я работал тренером по самбо в Ленинградском университете (одновременно учась в качестве студента там же), был у меня ученик, якут по национальности, Вася Румянцев. Своеобразный это был человек: то, к чему лежала у него душа, он выполнял безупречно. Жаль, правда, что душа у него была малоотзывчива к большому числу явлений реальной действительности. Репертуар его бросков был весьма ограничен, и все потенциальные противники хорошо знали, что Вася владеет всего двумя-тремя бросками и комбинациями, но зато — как владеет! Все знали, например, что любая из комбинаций на ковре, которую он начинал, завершается броском «передняя подножка с колена». Все знали и все готовились, но практически никто не мог уследить, увидать начало броска, и через долю секунды уже лежал на ковре. Так вот: Вася оказался очень податлив на гармонизацию всех своих внутренних процессов посредством медитации на цвет-антагонист. Будучи чем-то взвинчен, он пристально вглядывался в салатный цвет, будучи утомлен — в красный. И сила его сосредоточенности, концентрации на упражнении была столь велика, что во время его медитации перед схваткой Васю можно было перевернуть, положить на бок, уронить как куклу, если он сидел на краю тренировочного ковра, и он валился, падал, лежал, не прекращая самозабвенной медитативной работы. Вот потом, когда он выходил уже на боевой ковер, его реакция, его движения были столь быстры, что чуть ли не вдвое превосходили движения его противников. А следует сказать, что противники с каждым месяцем, с каждым кварталом становились все серьезнее, потому что Вася принимал участие в соревнованиях все более высокого уровня, и вот, в конце концов, на четвертом курсе он завоевал в своем весе второе место на Всесоюзных соревнованиях и совершенно заслуженно получил звание «Мастер спорта СССР». Неточно было бы говорить, конечно, что именно концентрация на том или ином цвете приводила к подобному изострению его реакции, но уж совершенно правильно будет утверждать, что умение предельно сконцентрироваться, отрешиться на какой-то срок полностью от грохота «бетономешалки» — вот это действительно приносило ему желаемый успех; ну, а работа с цветом являлась стимулятором для этой предельной концентрации и заодно благодатнейшим образом гармонизировала протекание всех процессов в его психике и в организме.

Я завершаю доработку этой книги в августе 2008 года, после проведения Пекинской олимпиады, в период наших горестных переживаний по поводу столь частых провалов российских спортсменов на ней — на фоне феноменальных успехов спортсменов китайских. Не стану здесь рассуждать о последствиях пагубного развала советской системы массового поиска и подготовки талантливой молодежи, умолчу об удивительных успехах народной медицины в Китае (в отличие от России, где она объявлена одним из важнейших объектов уничтожительного внимания так называемого «Комитета по антинауке» при Академии наук), не стану говорить о непробиваемой стене чиновников от спорта, которые все благие советы воспринимают как покушение на их кормушку. Нет, я скажу лишь о глазах олимпиоников, крупным планом воспроизводимых на телеэкранах. С одной стороны — веселые, уверенные, сосредоточенные на победе. С другой — опустошенные, смятенные, жалко расфокусированные… Ах, Вася ты мой Вася! Почему методы и способы, которые мы столь успешно с тобой некогда практиковали, ныне отнесены руководящими у нас деятелями к мистике и шаманству, а в Китае — к надежнейшей основе духовной настройки спортсменов и их уверенности в непременной победе?..

Практика — критерий истины, и надеюсь, итоги неожиданно грустной для нас Пекинской олимпиады позволят хоть в чем-то изменить исповедуемые сейчас «истины»…

И в связи с этим: сейчас в течение целой минуты каждый из нас работает со своим цветом-антагонистом, то есть с таким, который труднее себе представить, и в качестве домашнего задания прошу проделать подобную же работу перед засыпанием: вы убедитесь в том, насколько легко и просто вы погрузитесь в состояние глубокого возрождающего сна.

И еще к домашнему заданию: у меня уже бывали поводы для того, чтобы практиковать очень сложное медитативное упражнение, которое я назвал «Секрет Калиостро». Смысл этой непростой медитации заключен в том, чтобы с разных сторон и разными путями подойти к состоянию максимальной, всеобъемлющей душевной радости. Все механизмы человеческого устройства работают в оптимальном режиме только тогда, когда человек радостен, когда он погружен в это благодатное чувство. Поскольку медитация — это дело комплексное, многосоставное, я попрошу к ней заранее подготовиться с тем, чтобы на занятиях нам судорожно не рыться в своих пристрастиях и в своей памяти, а уже заранее знать, из каких блоков мы будем строить на следующем занятии прекрасное здание радостного мироощущения.

Сейчас попрошу страничку разделить пополам и слева написать следующие 5 пунктов:

1. Цвет или свет, наиболее приятный вам.

2. Музыкальная мелодия, песня, фрагмент какой-либо симфонии, ария и т. п., наиболее близкие, дорогие вам.

3. Запах, который дороже всего, роднее всего для вас, дарующий наибольшее наслаждение вашему обонянию.

4. Вкусовое ощущение от пищи или питья, которое нравится вам больше, чем что-либо иное. Как мы все понимаем, на вкус и на цвет товарищей нет, разброс здесь может быть колоссальным — от предпочтения домашних котлет с гречневой кашей до захватывающего дух восторга от свежеприготовленного салата из молодой крапивы, сныти, листьев подорожника и корней одуванчика.

5. Наиболее приятные для вас тактильные ощущения, то есть воспринимаемые через осязание. Здесь размах, амплитуда предпочтений почти беспредельна. Однажды на моих курсах учащиеся не поняли, что их подготовка к практическому занятию — дело сугубо личное и индивидуальное, и передали мне тексты с обозначением своих приоритетов. Так вот: у одного парня в графе о наивысшей радости, даруемой через тактильные ощущения, я прочел: «Стоять на коленях перед батюшкой, ощущая лбом его живот, покрытый рясой, и чувствуя на своей голове его теплую мягкую руку», и тут же, рядом, — другое сообщение: «Держать у себя на голых коленях обнаженную подругу, одной рукой крепко обнимать ее за талию, а другою — поднимать ее грудь»… Диапазон, как видим, весьма широк, но шкалу объединяет чувство радости, даруемое тактильными ощущениями.

Теперь перейдем к той рубрикации, что будет справа на этой же страничке.

1. Наиболее приятный из самых ранних эпизодов, которые вы можете припомнить в своей жизни. (Скажем, вы катитесь в объятиях какого-то мужчины с крутого косогора по зеленой траве, переваливаясь друг через друга, и радостно смеетесь. Много лет спустя вы узнаете по фотографии, что это был эпизод с участием вашего деда, который умер в очень молодом возрасте.)

2. Эпизод из возраста 7–8 лет— времени, когда приходит осознание своей отдельности, особности, индивидуальности. (Например, вы держите за руку девочку такого же возраста и ведете ее в кондитерскую купить пирожное «картошка» на те копейки, которые неведомо как оказались в вашем кармане.)

3. Волнующе-радостный эпизод из той поры, которой надо бы посвящать передачи под условным названием «Играй, гормон», то есть возраста 15–16 лет. (Допустим, вы с невероятными усилиями забрались на высокое разлапистое дерево и смотрите с него в то единственное ярко освещенное окно среди всех темных окон большого дома, за которым живет Она — та грациозная, с лукавыми серыми глазами, школьница из параллельного класса, о которой вы думаете неотступно, а подойти робеете.)

4. Солнечный, радостный эпизод из возраста акмэ, то есть периода расцвета всех жизненных сил человека — 22–25 лет. (Предположим, идете в роддом, чтобы получить на руки сына-первенца, и улыбка непроизвольно не дает вам закрыть рот.)

5. Великолепный, счастливый эпизод из тех лет, которые вы сейчас переживаете. (О Боже, сколько вариантов здесь! Ровно столько же, сколько разных людей существует на свете, и у одного — это чекушка водки, купленная на последние гроши и выпавшая на асфальт из кармана, но, вопреки всем законам физики, не расколовшаяся на мелкие осколки, оставшаяся целой, а у другого — успешное завершение испытаний принципиально нового, небывалого дотоле в мире устройства.)

6. Таким образом, приготовимся к тому, что каждый пункт должен быть глубоко и точно продуман, чтобы на следующем занятии мы могли бы работать с максимальной эффективностью.

Примечание: те, кто знаком с «Исцелением человека», разумеется, знакомы и с этим медитативным упражнением, и, конечно, немалую экономию времени нам дала бы только ссылка на необходимость повторить «Секрет Калиостро» по той книге.

Закончив, таким образом, разминочную часть нашего занятия, продолжим изложение основного курса.

Мы знаем, сколь велико число всех приемо-передающих энергоинформационных устройств, способных работать нам во благо. Естественно, что одни у каждого из нас будут работать более успешно, другие — несколько менее удачно: все зависит от их внутренней чистоты и отшлифованности. Из этого проистекает вывод, что число возможных комбинаций, возможных перестановок и их сочетаний, вариативность сугубо индивидуального набора возможностей очень велика, поэтому каждый из нас окажется особенно талантливым в чем-то своем, индивидуальном. И подобно тому, как, например, в том училище, где учат молоденьких ребят всем сложностям и модификациям циркового искусства, все они должны освоить обязательный минимум владения как всеми предметами (акробатикой, жонглированием, прыжками на батуте, хождением по проволоке), так и наиболее удачными, сугубо пригодными только для них номерами (иллюзион, вольтижировка на мчащихся конях, дрессировка пресмыкающихся и т. д.), так и мы, пройдя все необходимые для общего развития разделы, остановимся затем на тех чудесах практической медитации, которые каждому из нас наиболее родственны. Одним по душе больше будут прорывы в ясновидении, другим — в изменении свойств предметов материального мира, третьим — работа во благо живых существ, в том числе и человека, и т. д. и т. п. Но повторяю и повторяю: необходимым условием для этого будет непрестанная работа всех над всеми опорными пунктами нашей стратегии.

Продолжим работу над нашим умением отключать Цензора.

Прежде всего, вспомним шавасану (позу трупа) и внесем в эту позу кое-что новое. Поскольку здесь, в этом зале, мы не можем лечь так, чтобы полностью расслабиться, а вынуждены сидеть, то мы и примем сейчас «позу кучера», расслабив, размягчив все мышцы. И вот новация: представим себе, будто мы лежим в теплой приятной ванне, в которой вода полностью покрывает все наше тело, сверху — только голова. Попробуем представить себе, какие ощущения испытает наша рука — сначала одна, затем другая, если мы медленно начнем вынимать их, поднимать над собой. Совершенно невесомая в воде рука, когда она поднимется в воздух, покажется нам тяжелой, будто налитой свинцом. Вот сейчас для тренировки этого состояния чувства тяжести представим себе, закрыв глаза, что мы поочередно поднимаем и опускаем сначала одну, потом другую руку — не очень высоко, с тем ощущением неимоверной, исполинской тяжести, которая давит, пригибает их книзу, не дает им подняться. Повторим это упражнение несколько раз и запомним на всю оставшуюся жизнь ощущение чугунной, давящей, неимоверной тяжести, препятствующей тому, чтобы руки всплыли вверх.

Что еще мы должны внести в позу «шавасана»? Что еще поможет нам, находясь в ней, максимально сконцентрироваться, уйти от колоброда мыслей, гуляющих сами по себе? Это ощущение плотного, постоянно возрастающего чувства тепла, поступающего через солнечное сплетение. То упражнение, которое мы проделаем сейчас, будет особенно важно, ибо оно, во-первых, позволит нам вернуться к технике дыханий, которые, как мы помним, прекрасно способствуют отключению «бетономешалки», а во-вторых, привлечет наше внимание к чрезвычайно важному центру — солнечному сплетению.

Итак, мы начинаем при вдохе через солнечное сплетение совершенно явственно набирать через эти волшебные ворота ощущение нарастающего тепла, которое постепенно, все новыми импульсами, будет растекаться по всему телу. Напоминаю, что воротами, сквозь которые этот поток тепла поступает в организм с каждым новым вдохом, является солнечное сплетение.

Что любопытно: во время этого упражнения вы почувствуете, как зона эта сама исподволь разогревается. Второе, о чем я попрошу при этом, — отчетливо представлять себе момент своеобразной вспышки. Что это значит? То, что во время начала вдоха в солнечном сплетении как бы взрывается яркая солнечная точка, из которой по вертикали — вверх и вниз, по горизонтали — влево и вправо, и по направлению вперед-назад одновременно выбрасываются яркие светлые лучи, по возможности одинакового размера. Величина этих лучей: от щитовидки до копчика, и точно такие же отрезки — в двух других измерениях.

Помните, как мы из точки, импульсами, воссоздавали крестовину, а затем сводили ее вновь к точке? Сейчас — усложнение той же задачи: крест разворачивается не в двухмерном пространстве, горизонтальном и вертикальном, — но в трехмерном. Это значит, что появляется еще один луч из центра — в глубину: вперед и назад.

Теперь, когда мы отчетливо представляем это упражнение во всей сложности, проделаем его по частям: сначала работаем на скачкообразное наполнение тела теплом с повышением уровня этого тепла при каждом вдохе, а затем особо начинаем тренировать себя на импульсной вспышке ярко-белых лучей и развертке из точки трехмерной крестовины. Напоминаю: точка основания — в солнечном сплетении. Проделав поочередно то один этап упражнения, то другой, произведем своеобразную «сборку» всей системы и потрудимся над закреплением в памяти и техники работы, и ее обязательных результатов.

Однако это далеко еще не все усовершенствования, которые вводим на этом занятии. Мы вновь вошли в позу «шавасана». Идем дальше: дело в том, что мы условились о вдохе через солнечное сплетение — со всеми последствиями этого вдоха (теплом и импульсными вспышками). Ну, а выдох-то куда должен идти? А выдох пойдет вовне через зону «третьего глаза»! Помимо того, что он пойдет через голову, он эту голову начнет охлаждать. Следовательно, будет соблюдаться равновесие: на вдохе мы согреваем область солнечного сплетения и исподволь расширяем зону вокруг него, а на выдохе начинаем охлаждать голову — сначала в районе межбровья, а затем, постепенно расширяя зону охлаждения все больше и больше, добиваясь того, чтобы голова становилась холоднее и холоднее с каждым выдохом. Вот таким-то и является это внешне простое упражнение, когда каждый из нас либо лежит в позе трупа бездыханного, либо сидит в позе отдыхающего ямщичка на облучке, а при этом проделывается вот такая, неимоверной сложности, работа. И все это, напоминаю снова и снова, сочетается с той сверхзадачей, которую ставим себе при медитативных практиках: это — отрешение Императора от его узурпаторской власти. В шавасане, со всеми теми дополнениями, о которых шла сейчас речь, его власть над нами попросту отсутствует — она эфемерна.

Продолжим повторение уже известного материала, инкрустируя его некоторыми новыми деталями, придающими уже освоенному материалу новизну и своеобразие.

У нас в памяти — хорошо уже нами освоенное энергетическое дыхание номер 1. Не стану напоминать сейчас ни о внешнем графике дыхания по типу «крепостной стены», ни о том, что на вдохе мы вбираем в себя прану через солнечное сплетение и в нем же во время паузы собираем ее в некое облачко, которое во время выдоха транспортируем в тот орган, который хотим поддержать, и там во время паузы энергетическое облачко растворяем, ни о том, что дыхание это должно стать для нас постоянным, основным, осуществляться автоматически.

В чем на этот раз будет заключаться новация? В том, что мы, все так же вбирая на вдохе прану через солнечное сплетение, один раз посылаем ее в макушку, а другой раз — в копчик.

Итак, вдох направляется через раз в противоположно расположенные чакры, а выдох, соответственно, если сверху вниз, то в виде энергетического душа, омывающего весь организм сверху донизу, а если посыл от чакры идет вверх, то он направляется как бы в виде струи светлой энергии, подаваемой по каналу позвоночника снизу вверх так, чтобы на выходе из основания черепа струя, разбившись на множество мелких струек, орошала бы жизненной энергией весь внутренний объем головы.

Попробовали тут же выполнить это медитативное упражнение, опять-таки связанное с пристальным вниманием к своеобразной форме дыхания, но на этот раз — сочетающееся и с работой чакр. Из своего опыта знаю, что эту модификацию энергетического дыхания номер один лучше всего осуществлять на бегу, а уж совсем хорошо — при подъеме во время бега на какой-либо длинный тягун.

Еще и еще раз напоминаю, что в контексте наших занятий, в связи с генеральной задачей, которую мы решаем в этой книге, все предлагаемые разновидности дыхания используются в качестве средства для выхода в медитативное состояние, для отрешения от беспорядочной работы мыслей, от внутреннего беспокойства. И вот сейчас — еще одна модификация известного нам дыхания: того, которое мы называем дзэн-дыханием.

Напоминаю основы его, уже известные нам и опробованные: живот при вдохе заметно подается вперед за счет выдвижения стенки брюшины, взгляд сосредоточен на недвижимой точке, дыхание осуществляется прерывисто (по древней терминологии — в стиле «бамбук»), энергия на выдохе поступает в самый низ живота. Так вот, внедрим сейчас новизну в это базовое дзэн-дыхание: выдох мысленно будет направляться не абстрактно в нижнюю часть живота, а в конкретную точку дянь-тянь, расположенную на два сантиметра ниже пупка.

Конечно же, подобная целенаправленность мысленной работы сложнее, чем посыл в обширную область, поскольку в эту точку надо попадать с очень большой степенью точности, ибо точка эта, по всем канонам древней медицины, есть средоточение важнейших жизненных функций, если ее оживить как следует.

Итак, на дзэн-дыхании потренируемся сейчас в снайперском попадании выдоха в точку дянь-тянь, расположенную на расстоянии в половину длины спички ниже пупка.

Еще одна новация при работе с уже известным нам типом дыхания: во время медитативного бега с учениками приходится иногда пользоваться энергетическим дыханием номер два, вставляя занятия им в энергетическое дыхание номер один (основное, базовое). Разумеется, на бегу методика исполнения этого упражнения упрощается, и никаких ладоней в виде трубки перед «третьим глазом» никто не выставляет. Мысленный вдох праны идет напрямую через «третий глаз», а дальше — все, как описано.

Продолжим освоение нового медитативного материала. Мы убедились в том, что практически все виды организованного, четко структурированного дыхания являются прекрасными способами для концентрации внимания, для медитативного сосредоточения на некоей четко обозначенной проблеме. Полагаю, вы обратили внимание также и на то, что практически все проблемы, которые мы до сих пор решали с помощью дыхания, находились в сфере оздоровления. Мы и впредь будем активно разрабатывать эту сферу — как с помощью различных разновидностей структурированного дыхания, так и посредством других способов.

Сейчас поработаем над медитативным упражнением «перебрасывание энергетического шарика из руки в руку». Начнем с того, что, сложив ладони полушариями, начнем их энергично сближать и отдалять одна от другой, как бы накачивая пространство между ними. Буквально через несколько секунд мы почувствуем, что между ладонями находится некая упругая среда. Продолжим подкачивание, и вскоре будем уже явно чувствовать между ними некое достаточно плотное шаровидное тело. Попробуем теперь его перекидывать с руки на руку. Начали! После нескольких перекидываний слева направо и справа налево мы ощущаем еще более плотное тело, которое снова начнем подкачивать двумя ладонями. В результате наших усилий мы получили весьма отчетливый сгусток полевой энергии. Что с ним теперь делать? А что захотим, то и будем делать — например, можем омыть им либо свое лицо, голову, либо втереть его на уровне сердца, либо в район желудка и т. д. А захотим, можем этой же весьма энергетичной субстанцией умыть кого-либо из ближних либо тех из дальних, кому срочно требуется сейчас энергетическая поддержка.

И обратим внимание: это упражнение опять-таки фокусирует наше внимание только на том деле, которым мы занимаемся, не давая ему разбегаться, и так же, как и прежнее задание, оно ориентировано на улучшение нашего здоровья, нашего самочувствия.

Двинемся в этом же направлении дальше.


Медитация 8. Очищение почек

(Аудиозапись 7. Верди. Марш из оперы «Аида»)


Сейчас испробуем нашу способность к концентрации мыслей в качестве яркого сфокусированного пятна, используем этот наш дар для ликвидации, например, камней в почках. Работать будем поочередно то с левым, то с правым из наших столь важных и столь нежных органов. Допустим, в почке находятся темноватые камни — ураты. Представляем себе, будто это — зерна кофе: забрасываем их в кофемолку и включаем ее попеременно на все более высокий режим вращения. Кофемолка уже буквально визжит, и мы видим, как эти мерзкие камешки размалываются в невесомую пыль, которая впоследствии будет из почек вымыта. Поработали таким образом с одной почкой, затем — с другой. Обращаю ваше внимание на специально подобранную музыку, которая позволяет нам воспринимать вибрации, благотворные для наших почек. Продолжим работу.

Теперь видим в почках отвратительные кораллообразные отростки светло-серого цвета. Это камни-оксалаты. Уподобляем их кусочкам сахара-рафинада и начинаем поливать из носика чайника самым что ни на есть крутым кипятком. Видим, ощущаем, как буквально на глазах эти «кусочки сахара» растворяются и исчезают под струей раскаленной воды. Работаем предельно концентрированно, с абсолютно отчетливым восприятием места операции. Сначала убираем эти «драгоценности» из левой почки, затем то же самое проделываем с правой почкой. И ничего не может нам помешать проделывать означенную процедуру по нескольку раз в сутки. Так же, как и другую, если камешки у нас — грязно-желтые фосфаты. Что делаем мы с ними? Высыпаем на платформу парового молота и движением рычага опускаем на эти камушки, раз за разом, тяжелую махину, которая превращает их даже не в крошки, даже не в песок, но в мельчайшую пыль. Затем промываем станину, то есть представляем себе, как из почек, через мочеточник и мочевой пузырь, сквозь канал полового органа, вместе с уриной все эти уничтоженные «соцнакопления» вымываются прочь. Повторяю и повторяю: эти упражнения требуют не только предельной концентрации на объектах разрушения, но и неоднократного повторения.

И еще об одной медитативной практике, также нацеленной на улучшение здоровья: ликвидацию родинки. Сплошь да рядом бывает, конечно, что с родинками мы рождаемся, и с ними же умираем, прожив без недоразумений целую жизнь. Но случается и по-другому: то ли после механического повреждения, то ли после ожога — например, в парилке, то ли по какой-либо другой причине, но родинка начинает набухать и способна превратиться в очень противное по своим последствиям новообразование. Поэтому имеет смысл заблаговременно избавиться от грозящей опасности. Как? А вот так.

С предельной яркостью представим себе, что вокруг родинки мы расположили равносторонний треугольник, ярко пылающий белым светом. Сосредоточились и начали треугольник уменьшать, сводя его до точки нулевого размера в самом центре родинки. Чрезвычайно любопытно, что через определенное число медитаций эта точка будет находиться в центре уже бывшей родинки. Воздействие психики на соматику огромно, и если мы направим всемогущество всех отделов своего сознания и подсознания на борьбу с такой-то вот аномалией, то наши усилия смогут увенчаться закономерным успехом. И не смогут, если вместо концентрации своего внимания, вместо, так сказать, удара сжатым кулаком мы вразброс начнем выдвигать то один, то другой пальчик.

На некоторое время отвлечемся от техники медитации ради продолжения темы совершенствования тех технических средств, если можно так выразиться, которые и обеспечивают удовлетворительное, хорошее или даже отличное качество нашей приемо-передающей работы. Еще и еще раз напоминаю, что «Исцеление человека», собственно говоря, посвящено проблеме «ремонта» этих устройств.

На прошлом занятии мы говорили об очистке наших жидкостных контуров, сейчас остановимся на столь важном процессе, как возжигание и гармонизация работы чакр.


Медитация 9. Возжигание чакр


Итак, мы представляем себе, что сидим на некоей табуреточке, а под нашим копчиком стоит старое, мятое, без ручки, с дырой в боку ведерко. Наполняем его щепками, бумагой, берестой, еловыми шишками и поджигаем. Разгорается костерик, и пламя, поднимаясь, начинает несмело лизать нижнюю чакру, единицу. Не буду отвлекать ваше внимание на сложные произношения индийских названий, стану употреблять лишь номера. И вот под воздействием огня эта чакра начинает светиться интенсивно-красным цветом, а мы подбрасываем в костерок уже более крупные полешки, заставляем пламя расти.

Оно поднимается вдоль хребта и вот уже начинает лизать с внутренней стороны позвоночника, на уровне лобка, ярко-оранжевый шар, который под воздействием пламени раскаляется и начинает светиться по-солнечному ослепительно. Побуждаем пламя разгораться все выше и выше, и вот уже его языки лижут находящийся около позвоночника, на уровне пупка, желтый шар. Под воздействием огня он обретает яркость расплавленного металла. А пламя костра тем временем поднимается еще выше, и вот оно уже лижет изумрудно-зеленый шар, расположенный над диафрагмой, — сердечную чакру, которая начинает излучать цвет удивительной красоты. Подбрасываем дрова, угольную крошку в костер, языки пламени — все выше и выше, и вот они уже достигают пятерки — чакры, расположенной посередине горла, прекрасного бирюзового цвета. Ее чистейшая голубизна начинает сиять воистину завораживающе, огонь поднимается выше и выше, и вот он уже лижет шестерку — чакру, лежащую в центре головы, там, где находится царь всех царей и дирижер всех дирижеров. Его цвет— интенсивно-синий, а пламя все растет и растет, и вот оно уже лижет изнутри верхушку черепа, где расположена всемогущая седьмая чакра, отвечающая за нашу связь с Космосом, и она начинает светиться волшебно жемчужным цветом. Огонь возносится все выше и выше, вот он уже взметнулся над нашей головой, затем начинает ниспадать, и внутренним взором мы в обратном порядке просматриваем всю эту картину одинаково ярких, гармонично сочетающихся друг с другом зажженных нами чакр: опалово-жемчужной, иссиня темной, ярко-бирюзовой, изумрудно-зеленой, пылающую желтым цветом третью чакру, за ней следует огненно-оранжевая, ответственная за нашу сексуальную энергию, и вот, наконец, интенсивно-красная, в которой сохраняется и из которой исходит могущественный запас жизненных сил. Наши возможности резко возросли в результате этого упражнения. Помоги, Господи, не лениться нам и проделывать его хотя бы один раз в несколько дней, тогда мы всегда будем на коне.

Задач перед нами стоит немало. Задачи эти сложны и многообразны. Напомню, например, важнейшую практическую цель, достичь которой мы сумели некогда объединенными усилиями: это — успокоение нашими воздействиями грядущего разрушительного землетрясения, отведение страшной беды от Северо-Западного региона России. В данном контексте и будем рассматривать, в качестве частных составляющих, в качестве подготовительных, все те умения, которыми мы стремимся овладеть. И вот сейчас, ради дальнейшего раскрытия нашего потенциала, в качестве своеобразного тренинга, мы займемся темой, напрямую связанной с возможностями человека влиять на окружающий его мир.

Способ, посредством которого осуществляется это воздействие, я назвал постулированием, ибо основой его является основательно продуманная нами жизненная формула, которая и должна быть, в качестве некоего постулата, утверждена, претворена, реализована, материализована в действительность. Постулат, то есть желание, которое вы намерены осуществить, обязательно должен иметь исключительно добрую направленность, а к тому, кто работает со злым намерением, его же негативный посыл возвратится во много раз увеличенным, и пусть этот в прямом смысле слова злоумышленник потом не удивляется, что пострадал, причем очень серьезно.

О смысле и технике постулирования мне уже приходилось написать в книге «День здоровья с утра до вечера в XXI веке». Но я повторю и здесь и разовью эту архиважную в масштабах нашей жизни методику, потому что далеко не уверен в знакомстве читателей с названной книгой. Фактура ее весьма полезна с точки зрения повседневной практики каждого из нас буквально во всех аспектах быта и бытия, от раннего утра до позднего вечера, от устроения своего режима до общения с производственным коллективом, семьей и супругой. Вся она построена на константах, то есть на действительно объективных истинах, и может служить реальным путеводителем по жизни для каждого нормального человека.

В чем же заключается смысл постулирования? В том, что наше желание мы снаряжаем максимально полной информацией о самом себе, далее оплодотворяем его исполинской энергией Космоса, а возвращаем и затем растворяем его в себе как в неотъемлемой частице Мироздания. После начинается адресная работа ноосферы по реализации этого личностного желания. Первым этапом нашего обучения будет обретение умения работать с индивидуальным постулатом, но основной задачей, которую мы обязательно решим, станет умение коллективно работать с постулатом, несущим в себе широкое пожелание, важное для коллектива или даже для социума.

На сегодняшнем занятии отрабатываем технику индивидуального постулирования. Как она выглядит? Прежде всего, каждый из нас предельно коротко и четко учится формулировать смысл своего постулата: например, «здоровье — матери»; например, «добрая ситуация в семье»; например, «улучшение жилищной проблемы» и т. д. и т. п.

Наряду с логическим императивом совершенно обязательно создать и наглядный образ желаемой фактуры: работать должны оба полушария нашего мозга.

Что потом?


Медитация 10. Постулирование

(Аудиозапись 8. Бах. Кантата «Иисус»)


Мысленно мы создаем золотой шарик в пространстве между пупком и позвоночником — там, где находится витальная чакра, концентрирующая в себе нашу биологическую, жизненную суть. Таким образом, шарик изначально вбирает информацию об этой ипостаси нашей личности. Далее мысленно мы поднимаем шарик в район сердечной чакры, где он впитывает в себя всю информацию о нашей духовности. Далее этот шарик, все так же мысленно, поднимается в голову, где внутри черепа осуществляет многократные передвижения вокруг и сквозь чакру, несущую в себе полную характеристику нашего менталитета, нашего разума. Теперь в нем сосредоточены знания обо всех основных аспектах нашей сущности.

Далее мы — опять-таки мысленно — отворяем верхушку черепа — там, где находится чакра, отвечающая за нашу связь с Космосом. Шарик, проходя через нее, впитывает в себя информацию также и о нашей продвинутости в этом направлении и по световоду стремительно уходит бесконечно высоко — туда, в околосолнечное пространство. Там он вращается одновременно во всех возможных направлениях, впитывая в себя неимоверную энергию Космоса. И вот, когда секунд через 15–20 этой подпитки мы чувствуем, что он уже насыщен солнечной энергией, мы кратким, мгновенным взрывом-импульсом и отправляем в самое ядро шарика свой постулат: образно говоря, оплодотворяем его нашим желанием, облаченным в образную форму.

После этого важнейшего акта золотой шарик отнюдь не сразу возвращается к нам назад по световоду — нет, он еще какое-то время вращается, кружится, стремясь вобрать всей своей поверхностью новую и новую энергию Мироздания. И только после нашего ощущения, что дальше уже некуда, он плавно и быстро начинает скользить по световоду назад — туда, откуда отправился в свое вселенское путешествие. Вот он уже — в нашей голове и начинает исподволь в ней растворяться. Вот он уже опустился в сердечную чакру, оставляя и там значительную часть полученной могучей энергии, затем возвращается к месту отправки и уже там растворяется окончательно.

С промежутком приблизительно в минуту мы повторяем постулирование одного и того же пожелания 3 раза. В течение дня этот акт можно совершать столько раз, сколько раз вы почувствуете азарт и желание его возобновить. В результате наше пожелание, сформулированное в постулате, становится уже не только нашим, но и составным элементом окружающей нас ноосферы, а энергия гигантской Вселенной влилась в нас, и мы, таким образом, оказались в полном единении с нею. Она взяла нашу информацию, а нам подарила энергию для ее претворения в жизнь.

Само собой разумеется, что искренность, что страстное желание должно отличать этот посыл, а не вялая, через легкую зевоту, скучно процеженная мысль. «Немедленное спасение, возрождение жизненных сил моего сына!» — таков был истовый постулат одной из моих курсанток, когда врачи сообщили ей после операции, что медицина, увы, имеет пределы своих возможностей. В медицине они действительно существуют; у человека же, слившего свою страсть, свою огненную мысль с возможностями великого Космоса, таких пределов нет. У мальчика заработало сердце, к нему вернулось сознание, ожили все жестоко травмированные органы. Сейчас это высокорослый, в меру улыбчивый, прекрасно успевающий в науках студент.

В книге «День здоровья» я приводил и другие примеры реальной работы импульса-постулата. Там же разъяснял, чем отличается постулат от молитвы. Дело в том, что молитва — это всегда просьба, которая сплошь да рядом, на мой взгляд, обременяет Творца мелочами и сотнями забот, я сказал бы, совершенно не по его рангу. Я высоко чту молитву «Отче наш» (разумеется, в неискаженном ее виде), ибо она направлена на воссоздание гармонии и миропорядка, но без конца, по поводу и без повода, домогаться внимания и помощи со стороны Создателя — не является ли подобного рода привычка, попросту говоря, попрошайничаньем?

Позитивный, положительный по своему настрою импульс, который мы транслируем в ноосферу, полностью соответствует закону Космоса для человека и человечества. Коль скоро тебе даровано такое великое благо, как жизнь, ты должен этот удивительный, уникальный дар отрабатывать, нести его дальше, увеличивать. Поэтому все положительные по смыслу желания, которые мы продуцируем и направляем во Вселенную, суть слагаемые великого и всеобщего вектора, каковой своими добрыми посылами мы стремимся еще больше увеличить.

На прежнем занятии вы получили задание продумать жизненные установки, которые должны обязательно претворить в реальность. Там были такие параграфы:

• работа (удовлетворение от нее, постоянный рост квалификации, повышение платы);

• улучшение материального уровня (в том числе и жилищных условий);

• стиль жизни (увеличение радости, освобождение от зависти, гневливости, уныния);

• здоровье (с определенной детализацией по органам и функциям) и другие.

Так вот: эти планы, конечно же, должны реализоваться в последовательности исполнения, ступенька за ступенькой, от малого — к более крупному, в виде накопления все новых и новых элементов, но, безусловно, в основе своей они должны иметь исподволь увеличивающееся количество того добра, которое способны эти постулаты принести вам и окружающим вас.

Небольшое, но важное примечание: я заметил, что эффективность постулирования в значительной степени зависит от того, что во время этой важной работы энергично функционирует наше сердце. Поэтому я лично предпочитаю заниматься подобными действиями либо во время пробежки, либо сразу же после нее, либо после активной работы веником в парилке и т. д. и т. п. Конечно, это не догма, и сплошь да рядом нам приходится работать в спокойной, малоподвижной обстановке, но лучше знать оптимальный режим постулирования, ибо наша кардиоида, эта волшебная проекция четырехмерного пространства в трехмерный мир, каким-то, пока загадочным образом способна увеличивать эффективность данного вида медитации.

Это занятие, которое было весьма насыщено концентрированным материалом, конечно же, нуждается в домашней проработке, причем неоднократной. Все у вас должно получиться, иначе быть и не может. Сейчас проведем весьма важную общую медитацию, глубинный смысл которой — в создании у нас чувства абсолютной уверенности в том, что все получится, что все и в жизни, и в освоении нового материала будет превосходно. Следовательно, свет в зале притушен, почти выключен, сидим спокойно, ровно, нигде ничего нас не пережимает, глаза прикрыты, руки, ладонями вверх, положены на колени. Начинаем работу по теме «Путь к ясному небу».


Медитация 11. Путь к ясному небу

(Аудиозапись 9. Бах. Концерт для двух скрипок. Адажио)


Мы движемся по залитому солнцем роскошному разнотравью, сверху над нами — безбрежное голубое небо с медленно плывущими по нему белыми облаками. В природе разлиты покой и солнечная нега. Останавливаемся, жадно вбираем ноздрями упоительные запахи, источаемые цветущим лугом, этими столь пестрыми и разнообразными полевыми цветами, всеми напоенными силами земли травами. Мы ощущаем и легкое тепло от солнышка, и налетающий временами ласковый ветерок и вбираем босыми ногами росистую свежесть луга.

Вот и песчаный берег, вот и озеро. Мы сбрасываем с себя все до единой одежды — этот символический хлам, который несем на себе из прошлого, вырываем острым обломком доски яму на границе влажного песка и травы и навсегда прячем туда это наследие прошлого, несущее в себе такое множество недоброй информации. Накатываем сверху на эту яму один из торчащих в земле валунов. Нагие, бросаемся в чистейшую воду озера, плаваем, ныряем, плещемся, смываем с себя весь груз прошлых забот и невзгод и плывем к другому берегу. По плавно поднимающемуся дну выходим на противоположный откос, где нас уже ждут аккуратно сложенные белые одежды. Стоим, подставив влажное освеженное тело согревающим его солнечным лучам. О, с какой радостью, с каким чувством чистоты и легкости надеваем мы эти тонкие, свежевыглаженные, благоухающие, почти невесомо-легкие костюмы! Но что это? Небо резко темнеет, набегают сине-черные тучи, и вот раздается сокрушительный, сотрясающий все в округе громовой удар. И почти сразу вслед за ним — плотный сильный ливень. Что за новости? Холодные струи бьющей сверху воды несут в себе изрядные-таки градины, они щелкают по нашим плечам, по рукам, о, Боже мой, как неприятно бьют по голове…

А в нашей душе нет ни страха, ни растерянности, мы понимаем: такова жизнь — она всегда состоит из новых и новых испытаний, и невозможно лишь один раз и навсегда пройти через испытания, через покаяние, жизненные катаклизмы всегда будут настигать нас, и к этому следует быть постоянно готовым.

Холодный вихрь захлестывает нас, грохочет буря, бешеные порывы ветра стремятся опрокинуть нас на землю, ледяные струи дождя, среди которых нет-нет, да и попадаются острые градины, неприятно бьют по телу, по голове — воистину разверзлись вокруг нас хляби небесные. Но нети оттенка паники в нашей душе: все проходит, пройдет и это, через бедствия и жертвы мы растем и очищаемся.

Наше незыблемое спокойствие, наше душевное равновесие как будто передаются обезумевшему пространству; да в самом деле так и происходит: наш сильный, ровный, закаленный жизненными невзгодами дух организует, уравновешивает, гармонизирует природу. Хаос исподволь начинает упорядочиваться, структурироваться, и вот уже клочок синего неба прорезался впереди, вот уже и тише ниспадают ливневые струи, а вот распахнулось и большое окно среди рваных серых туч, в него хлынули яркие радостные лучи солнца. Погромыхивая, небесные раскаты стали отступать, уходить куда-то далеко. На прощание гром еще раз свирепо прокатился по небосводу над нами и ушел, затихая, вдаль за горизонт. Буря как неожиданно пришла, так стремительно и стала уходить. Вы улыбнулись, потому что в этом ее отступлении почувствовали как бы добросовестное исполнение ею своего долга: вас очередной раз закалили суровым жизненным испытанием, вам напомнили о том, что всегда следует быть готовым к жизненным невзгодам и сохранять при этом спокойное, уверенное бесстрашие.

И вот уже снова на весь небосвод воссияло ослепительное солнце, запели птицы, затрещали кузнечики, как будто ничего и не происходило здесь грозного всего несколько минут назад, и — о Боже! — с какой остротой цветочные ароматы начали ласкать ваше обоняние в этом омытом грозою обновленном воздухе! Что же, нам осталось лишь отжать от небесной воды свои белые одежды, разбросать их по верхушкам кустов, чтобы, продуваемые ветерком и нагреваемые солнышком, они побыстрее высохли. А пока одежды сохнут, мы стоим, подставив грудь и лицо солнышку, сконцентрировавшись на чувстве покоя, радости, единения с этим прекрасным и удивительным миром природных стихий…

Пальцы сжать — разжать, еще раз сжать — еще раз разжать, еще раз сжать — разжать, глаза открыли, сделали глубокий вдох-выдох. Всего доброго, до следующего занятия!

Пятое занятие

Итоги медитативного бега, основная причина его невероятных достижений. — Реализация «Секрета Калиостро». — Снимать, подобно пчелам, нектар со всех цветов. Опорный принцип для мгновенного вхождения в медитативное состояние. — Тонкие тела и роль тонких энергий. — Медитация «Булатный меч».


Начинаем с уже обычного для нас ритуала: взялись за руки по группам, вошли в тишину, отслеживаем то усиление и выравнивание энергии, которое происходит с нами в это время. Теперь осуществим полное замыкание по окружности всех двенадцати групп, вслушаемся в себя, ощутим мощное нарастание энергоинформационного потока. По ходу часовой стрелки закручиваем теперь уже голубой вихрь, уходящий от нас в беспредельные вершины. Физически ощущаем крутое, быстрое наполнение силой, ясностью, радостью, буквально распирающей изнутри наши телесные оболочки.

Теперь расцепили контакты и проделали уже традиционную для нас активизацию энергетических точек и некоторых зон на лице, голове и руках.

Проводим замер нашего потенциала с помощью биолокационной рамки, на этот раз фиксируя энергозаряженность стоящего передо мной на столе сосуда с водой, являющегося аналогом того жидкостного сосуда, которым является тело каждого из нас. Эта оболочка величиной едва ли не с десяток метров по радиусу впечатляет, не правда ли? Ведь у нормального горожанина, практически оторванного от общения с Матерью-Землей, с природой, хорошо, если радиус достигает 1–1,5 метров. Что практически дает нам большой объем нарабатываемого нами биополя? Не говоря уже о других аспектах, это — наша мощная защитная оболочка, и чем она шире и плотнее, тем сложнее сквозь нее проникнуть недобрым посылам, отправленным в наш адрес, тем сложнее ее просверлить и достичь нас разного рода вирусам и бактериям.

Теперь обращаюсь к тем, кто участвовал в нашем субботнем медитативном беге по холмам, долинам и лесам вокруг второго Суздальского озера. Я полагаю, что участники этого бега — в значительной степени не совсем уже молодые люди — сумели осмыслить то необычное, что с ними происходило. В самом деле: мы непрерывно бежали более полутора часов по пересеченной местности, и бьюсь об заклад, что для подавляющего большинства курсантов подобная продолжительность бега была осуществлена едва ли не впервые в жизни. Далее, несколько раз без особых сложностей мы взбегали на склон крутизной до 45 градусов и длиной свыше 40 метров; несколько раз, совершенно не задыхаясь, достаточно быстро одолевали тягуны до 200 метров длиною и крутизною до 30 градусов, выполняли множество самых разнообразных упражнений, в том числе «впали в детство», взявшись за ручки, парами вприпрыжку преодолевали по 150–200 метров. И самое удивительное — то, что не только все это получалось легко, весело, что говорится, в охотку, но и то, что после подобной нагрузки ни у кого ничего не болит и не возникло даже намека на какого-либо рода сердечные неприятности.

Так наглядно мы смогли обнаружить и раскрыть глубоко сокрытые до поры в нас возможности, о которых, полагаю, большинство из нас и понятия не имело. Каким образом этот потенциал был пробужден и высвобожден? А таким, что работали эти два часа в нас практически все наши приемо-передающие устройства, а не один господин центр, он же — Император, он же — Диктатор-самодур.

Мышление, а точнее, левополушарное мышление составляет только малую частичку нашей духовно-психической сферы, это лишь крошечная верхушка, расположенная на самом верху огромного айсберга, и вот именно она узурпировала, захватила поступление к нам неимоверно богатой информации, приходящей отовсюду; именно она подавила и блокировала работу абсолютного большинства наших приемо-передающих устройств. И когда во время медитативного бега посредством принятых нами мер мы сумели включить в дело дремлющие дотоле в нас огромные резервы, результат был налицо, он был нагляден: что уж говорить, если Леокадия Серафимовна, которой по паспорту 74 года (хотя она выглядит внешне и не старше 63 лет), с ее полуторным, против нормы, избыточным весом весело бежала в гору наперегонки с гибкими красотками, годящимися ей во внучки, если даже не в правнучки…

Наше занятие на холмах Суздальского озера заставляет еще и еще раз говорить о том, что левополушарный «компьютер», с его весьма ограниченной информационной базой, в нашей повседневной жизни захватил с предельной самоуверенной наглостью ответственность за решение вопросов, требующих несравненно более обширной информационной программы.

Величайшим ущербом для развития человечества является то, что подобный убогий образ взаимообщения между человеком и бесконечно сложной Вселенной продолжается и продуцируется из поколения в поколение в расширяющемся масштабе. В общее русло вливаются и перемалываются в подобные нам всем примитивные устройства дети, задатки которых от зарождения и рождения гениальны. С семи-восьми лет они уже живут ущербно, а пройдя так называемое школьное обучение, подвергнувшись оглупляющему, урезающему все способности коловращению в социуме, они уже становятся ухудшенными отливками своих родителей. Превращаются в таковые и начинают жить, подобно нам: ущербно.

Повторю снова и снова, что значит жить неущербно. Это значит быть встроенным в совершенно иную, чем это принято сейчас, модель восприятия окружающего мира. Это значит отчетливо понять, что кора полушарий нашего мозга не есть источник той информации, которую мы перерабатываем в процессе жизни, но есть лишь богатый по конструктивным возможностям компьютер, работающий согласно той программе, каковую вкладывает в него общественная среда, в которую погружены человек, его воспитание и обучение, его ближайшее окружение. Все это —

источники информации для переработки нашим «компьютером», но, Боже мой, сколь ничтожную часть от беспредельно богатого информационного потока ноосферы они составляют!..

Поэтому для того, чтобы уметь входить в этот поток, пользоваться теми богатствами, которые он содержит и которые мы не можем даже приблизительно себе представить, повторяю снова и снова: первое — нужно развивать в себе способность воспринимать окружающий нас мир всеми многочисленными каналами, которые Природа в нас встроила, которыми нас наделила; второе — перевоспитать Диктатора-самодура, целенаправленно и ревниво перекрывающего воистину железным занавесом все источники информации, отличающиеся хоть немного от его специфического восприятия мира.

О его перевоспитании — речь еще впереди, а пока потренируемся в умении включать изобильный поток информации, ликвидируя блокаду недалекого, узколобого Цензора. Свет в зале убираем почти до минимума, садимся по возможности удобно, стараемся, чтобы нигде ничего нам не давило, не жало, чтобы ничего не отвлекало ни извне, ни изнутри от сосредоточенной работы. Потренируемся сначала с различными видами дыхания.

Три минуты сосредоточенного выполнения всего ритуала, связанного с энергетическим дыханием номер один…

Три минуты сосредоточиваемся на четком выполнении ритуала дзэн-буддийского дыхания с завершением выдоха в точке дянь-тянь…

Снова вернемся к энергетическому дыханию номер один, но сусложнением: три минуты работаем над тем, чтобы на вдохе набирать тепло в солнечное сплетение, а на выдохе — посылать холод и постепенно замораживать зону «третьего глаза».

Теперь поиграем с шариком и с пранической энергией. Напоминаю: сначала округленными ладонями мы поработаем на компрессию (на сжатие) пространства между ними, а когда это пространство достаточно ощутимо уплотнится, начнем образовавшийся шарик перебрасывать из руки в руку, добиваясь того, чтобы он становился все плотнее и тяжелее. Когда, на наш взгляд, он станет совсем уж «увесистым», мы возьмем его в обе ладони и омоем сгущенной, сконцентрированной праной голову, лицо, горло, грудь…

Вот теперь, как совершенно очевидно, мы готовы к тому, чтобы с абсолютной эффективностью выполнить то, что было задано подготовить дома, а именно: займемся практической реализацией того, что я называю «Секретом Калиостро».

Напоминаю — по-моему, уже не в первый раз, — что идеальное, гармоничное, соразмерное действие и взаимодействие всех наших внутренних, а также и дублирующих органов, расположенных в тонких телах, осуществляется тогда, когда дух наш счастлив и радостен. Собственно говоря, реальное время жизни, которую мы проживаем, следовало бы исчислять временными отрезками, ознаменованными состоянием радости, ибо только это время — настоящая гармоничная жизнь, все остальное — преодоление дисбаланса. Когда дух наш радостен, течение времени если и не останавливается, то замедляется очень и очень.

Именно в умении концентрироваться на тех моментах бытия, которые несут нам наслаждение, удовольствие, радость, и заключен смысл той, я даже выразился бы по-научному, интегральной, комплексной медитации, в которую сейчас мы и погрузимся.

Начинаем работать с опорой на добросовестно продуманное каждым из нас домашнее задание.


Медитация 12. Наслаждение


Итак, представляем себе летящий сверху вниз, из бесконечности в бесконечность, луч того самого света, который более всего вам по душе. В тот же момент слева направо, из бесконечности в бесконечность, перпендикулярно этому лучу, пресекаясь с ним, прорисовывается луч точно такого же цвета. Образовалась крестовина с обозначенной точкой в центре, и именно в эту точку вы мысленно помещаете свое тело — точнее, лучи пересекаются в вашем солнечном сплетении. Несколько усложняем задание — впрочем, для нас оно не будет столь уж неожиданным: перпендикулярно той плоскости, что образована световыми лучами, из ярко светящегося перекрестья вперед и назад вырывается луч точно такого же цвета. Таким образом, мы находимся на перекрестье трехмерного креста величиной «всего-то» в бесконечность. С предельной четкостью фиксируем мы свое состояние и видим свет лучей, исходящий из нас, как мы отчетливо понимаем, по шести взаимно перпендикулярным направлениям. Вслушиваемся в вибрации этого света, ведь недаром же мы очень тщательно подбирали именно такую волну его, которая максимально резонирует с нашим представлением о прекрасном, о приятном, родственном именно нашему существу.

Теперь, не уходя от ощущения этой тончайшей проникающей в нас световой и цветовой вибрации, мы вызываем перед своим внутренним слухом именно ту музыкальную фразу, мелодию, тот отрывок из симфонии или из простенькой песни, которые нам наиболее сродственны, слушать которые для нас — наслаждение.

Далее, не ослабляя ощущений от света и звука, мы с максимально возможной явственностью попытаемся осязать, получить тактильное ощущение, которое предельно приятно нам.

Держим внутри себя и первое, и второе, и третье и начинаем обонять тот запах, который ласкает наш нюх, который кажется нам удивительно емким, вызывающим самые чудесные ощущения.

Сохраняя в ослепительной сердцевине своего естества, обозначенной пересечением трехмерного креста, и первое, и второе, и третье, и четвертое ощущения, добавляем к ним еще и то вкусовое восприятие, которое именно для нас, индивидуально, является наиболее благоприятным, рождающим и непосредственную радость, и радость неких ассоциаций.

Сосредотачиваемся на радостном восприятии, которое принесли нам все органы чувств, и смыкаем большой палец левой руки со средним пальцем, образуя таким образом кольцо. Рефлекторное кольцо, то есть такое, которое в нашем сознании всегда будет связано с этой великолепной радостью, принесенной всеми нашими рецепторами. Находимся в подобном состоянии минуту, закрепляя посредством кольца на левой руке крайне необходимый нам рефлекс. В дальнейшем, вполне вероятно, мы сможем ускоренно вызывать нынешнее состояние чувственной радости, только лишь замкнув в кольцо большой и средний пальцы левой руки.

Сейчас начинаем работать с наиболее приятными нам эпизодами, с радостными воспоминаниями, вызываемыми из потока времени, через который мы несемся (или который несется сквозь нас).

Эпизод первый — из почти беспамятного возраста, по возможности подробно, во всех штрихах и деталях, обкатываем его.

Не упуская из памяти этот первый эпизод, обращаем свой внутренний взор на событие, или случай, или эпизод из семи-восьмилетнего возраста, времени становления индивидуальности. Отслеживаем все подробности его и замечаем, как улыбка теплым светом озаряет давно ушедшие наши годы.

Сохраняя в памяти и первый, и второй эпизоды, с удовольствием и добрым чувством, где смешаны то ли покровительство, то ли веселая зависть, вспомним эпизод из 15-17-летнего возраста, когда душа в нас жила страстями, когда тело пылало на костре раскаленных протуберанцев.

Сохраняя в памяти спрессованное радостное ощущение от всех предыдущих эпизодов, выбираемся в свой возраст акмэ — возраст максимального, оптимального развития всех качеств души и тела. С уважением вспоминаем тот случай, то происшествие, ^ встречу, где в полной мере в нашей жизни осуществила себя полнота человеческого бытия.

И вот мы — уже где-то рядом с нынешним возрастом, и, сохраняя глубокое удовлетворение, радостное ощущение от всех предшествующих, сохраненных памятью эпизодов, уже с позиций своей нынешней мудрости детально прорабатываем рассмотрение удивительно богатого и многомерного по своему значению эпизода из недавнего прошлого…

После этого спокойно соединяем в кольцо на правой руке большой и средний пальцы. Вдумываемся, вслушиваемся, вчувствываемся в эти прекрасные многозначительные случаи из нашей собственной неповторимой жизни. А теперь еще раз замыкаем рефлекторное кольцо на левой руке и сливаем воедино оба потока. Они представляют собою различные ипостаси нашего восприятия собственной жизни, но в данный момент они слились воедино в общем русле эмоциональной радости, приподнятости, высокого доброго тонуса. И если мы не станем лениться, если не пожалеем времени на то, чтобы отработать в центре своего естества эту сфокусированную точку жизненной благодати, то награда превзойдет все возможные ожидания.

Я повторяю: мы сейчас испытывали предельное, концентрированное сосредоточение на чувстве радости. Но познав его сладость, познав его могущественное воздействие на гармоничное протекание всех жизненных процессов в психике и соматике, мы обязательно должны двинуться по этому пути дальше. Я глубоко надеюсь на то, что в вашей памяти еще сохранился тезис из прошлого занятия: «Будем по возможности все превращать в медитацию». Уточняю, хотя это подразумевается само собою: одной из незыблемых основ нашей с вами жизненной философии должно явиться стремление превращать по возможности каждое действо, каждое наблюдение, каждое размышление в радостную медитацию.

Капля камень точит, и я надеюсь, что те примеры, подобранные из самых разных сфер действительности, которые я сейчас приведу, помогут вам убедиться в том, что прозвучавший призыв не есть пустая абстракция, что возможность эта практически всегда реализуема. Надо только лишь раскрыть глаза, уши и объяснить Цензору, что жизнь бесконечно богаче, чем низкая формула типа «Я — тебе, ты — мне», «Выгодно ли это?», «Рационально ли это?» и т. д. Если мы знаем, насколько существенным для нас является состояние гармонии духа, радостный настрой, положительное восприятие всего того в жизни, что и составляет саму жизнь, то наш объемный, многомерный подход к ее проявлениям настолько же богаче так называемого рационального мышления, насколько мир многомерный богаче мира плоскостного, то есть сравнительный коэффициент в данном случае приближается к знаку бесконечности.

Можно, например, идти, держа в ладони ручку ребенка, и ощущать, какого счастья ты сподобился: ведь это и продолжение, проекция твоей жизни в бесконечность, ведь это и доверительность маленького человека по отношению к тебе как к эталону мудрости и силы, способной предохранить его ото всех невзгод мира, ведь это одновременно и энергоинформационный обмен, который намного богаче, в данном случае, чем словесное поверхностное аляляканье и т. д. и т. п. Одним словом, это воплощение, концентрация радости бытия, разгорающейся изнутри вашей души.

Но ведь можно к этой ситуации подходить и не так, как мы: волочить бедного малыша за руку, осыпая его незащищенную душу эмоционально колющими упреками, полагая при этом (о, близорукость Деспота!), что успеть на уже подходящий к остановке переполненный трамвай в тысячу раз важнее, чем поддержать и сохранить добрый настрой ребенка, который потому шагает столь неторопливо, цепляясь, как говорится, нога за ногу, что он с бесконечным интересом вбирает в себя, впитывает в себя тот пестрый многообразный поток информации, которого для вас уже и не существует. Это у вас атрофировалось чувство изумления перед яркой зеленью деревьев и несхожестью пород тех собак, которые попадаются на хозяйском поводке или бегут вам навстречу, это вас уже не волнует поразительное многообразие лиц и одежд у людей, которые движутся вам навстречу, а для него все это — открытое окно в мир. И вот мы разбиваем это окно в осколки вместо того, чтобы соприсутствовать, сопричаствовать тому волшебству, которое творится тут же, рядом, в гениальном устройстве бредущего рядом с вами малыша. Так нет уж, давайте все-таки, господа люди, действительно разумные передвижения с ладошкой ребенка в своей руке возводить в разряд медитации на радость бытия!..

Остро, концентрированно, всеми фибрами души, как говорится, нужно вбирать в себя радость отовсюду, нужно снимать нектар, подобно пчелам, с самых разных цветков! Вам постелили свежевыстиранное, свеженакрахмаленное, шелестящее белье? Сосредоточьтесь на этом комплексном восторге, даруемом вам через многие рецепторы. Вы ночуете в стогу сена, который встретился вам у опушки леса, на краю большого поля, во время вашего туристского перехода? Да как же вы можете не насладиться запахами этих увядающих трав, горячим теплом, идущим от вашей столь упругой подстилки, этим стремительно тускнеющим окоемом, на котором все отчетливее и ярче начинают вырисовываться такие созвездия, о которых вы в тусклом городском воздухе даже и не подозревали?

Вы пьете чай? Так постарайтесь это сделать так, как советуют в старом каламбуре: «Я пью чай с гречишным медом, с женой и с удовольствием».

Вам протягивают шариковую ручку, чтобы вы подписали какой-то документ? Так почему бы хоть одну-две секунды вам не полюбоваться ее удивительным дизайном, порождением таланта и целеустремленного труда, конечно же, незаурядных мастеров? Здесь, в этом повседневном, суетном эпизоде не снижайте, не стесывайте свой уровень восприятия до посредственной обыденности, ведь вот он, перед вами — удивительный всплеск незаурядного человеческого духа.

Вы медитируете на свечку, изгоняя из какого-либо своего болезного органа черную информацию в ее колышущийся огонь? Так радуйтесь своему нарастающему чувству чистоты, убирая из своих засорившихся каналов, сжигая навсегда образы то ли пузырей зловонного болотного газа, то ли обрывки мусора, то ли ядовитых черных ос, дотоле гнездившихся в ваших недрах…

Разумеется, я не призываю к юродивому всеприятию, я никогда не стану благословлять то, что идет против законов жизни, что вносит хаос и дезорганизацию в биологическую, социальную, вселенскую гармонию. Но в то же время философской опорой моего сознания является факт хоть и крайне затрудненного, зигзагообразного, однако несомненного в своей очевидности роста альтруизма на Земле, то есть все более явно выраженного стремления защитить слабых, обездоленных. Философской основой моего позитивного взгляда на мир является стремление рассматривать явления в перспективе, а не в том временном срезе, в котором они свершились.

Безусловно, опорной для такого взгляда на хол вещей является лавняя-предавняя классическая суфийская притча: мальчик катался на коне, и тот резко сбросил его. В результате малыш сломал ногу и навсегда остался колченогим. Конечно же, это ужасно! Но вот прошло сколько-то лет, и на это племя напали враги. Все сверстники юноши пошли на войну и погибли, но поскольку тот юноша был хромым, он в войне не участвовал и остался жив.

Так вот — как рассматривать с этой позиции, с этой колокольни, его давнишнее падение с лошади и его хромоту? А если еще добавить к притче, созданной до появления на земле Тамерлана, что этот колченогий человек, который реально воплотил в своей судьбе смысл данной суфийской притчи, в конце XX века компетентным собранием историков был признан человеком № 1 второго тысячелетия нашей эры по масштабам своего воздействия на ход мировых процессов, то и появляется основание для гораздо более спокойного, менее вибрирующего взгляда на многие из тех несчастий, которые мы переживаем.

Подытоживаем изложенную выше мысль, стремясь ее поглубже ввести и в сознание, и в подсознание: во имя своего здоровья — психического и физического — следует тренировать способность к превращению в положительную медитацию по возможности большего числа факторов, с которыми мы сталкиваемся. Это может быть и изумительная изморозь на деревьях, рассиявшая под солнцем, когда вы отправились на работу, но это могут быть и девушки, которые просто обязаны подчеркивать свою красоту и привлекательность — ведь если бы не было этого всемогущего инстинкта продолжения человеческого рода, который столь ярко проявляет себя в их облике, в их поведении, то потухла бы и жизнь на Земле. Короче говоря, если вы смотрите на бочку, которая заполнена водой наполовину, вы, по отношению к своему здоровью, благополучию, процветанию будете несравненно более правы, если воскликнете: «О, эта бочка уже наполовину полна!», чем если уныло произнесете: «О, боже, она наполовину пуста!» Сказано, по существу, одно и то же, но тенденция…

Сейчас мы постараемся несколько усовершенствовать свое уже немалое умение концентрировать, фокусировать свое внимание, убирая из круга восприятия как грохот внутренней «бетономешалки», так и всевозможную наружную суету сует. Мы уже хорошо овладели целым рядом медитативных техник, базирующихся на четко контролируемом дыхании — в той или в иной его разновидности. Попробуем потренировать и другие способы.

Внимание! Сейчас вы получите сведения, опорные для всей будущей жизни. Цена им — умение властвовать собой, прекращая умственную жвачку.

Сосредоточимся одновременно на созерцании двух своих рук. Смысл упражнения — в том, чтобы либо прямым зрением, либо внутренним взглядом увидеть одновременно обе свои кисти, лучше повернутые ладонями кверху.

В чем суть этой техники? В том, что Их Сиятельство господин Самодержец, он же — так называемый Разум, не способен сосредоточивать свой взор одновременно на двух различных объектах, и поэтому, когда мы предложим его опеке именно и как раз два различных объекта, оне, Их Святейшество, из-за предельной сложности этого высокоинтеллектуального задания окажутся не в состоянии суетиться и вмешиваться одновременно в компетенцию других регионов. И если мы будем поддерживать данное его оторопелое, заторможенное состояние, то получим возможность в течение каких-то считанных секунд выходить в то состояние отрешенности, на овладение которым правоверные йоги тратят многие месяцы, а то и годы самоотверженного обучения. Нам не потребуется сидеть, годами загоняя блуждающее сознание в одну точку, совершенно излишней окажется аскетическая отрешенность от мира во имя уменьшения числа соблазнов, то есть мы, совершенно не уходя из своего социума, оказываемся способными овладеть чрезвычайно полезными навыками, взращиваемыми в других странах с затратой огромных усилий и несчитанных лет.

Аналогичен прием, который Валерий Авдеев называет «способом имаго». Как овладеть этим способом во имя отрешения от суеты и отключения беспокойного, ассоциативного сознания? А вот так: представить себе, например, что ступни у вас холодные, а пальцы рук — горячие.

Либо то, что вы уже делали, но уже не во взаимосвязи с дыханием: предварительно расслабившись, начинаем какую-либо часть нашего тела ощущать все более горячей — например, все то же солнечное сплетение, а другую точку — одновременно все более холодной (например, все тот же «третий глаз»).

Еще способ — так называемая улыбка Дюшена: мы представляем себе свое улыбающееся лицо, но поскольку требуются два объекта, то на этот раз мы сосредоточиваем свое внимание на своих улыбающихся глазах, и не просто глазах, но на добрых морщинках, которые обязательно появляются по бокам глаз весело смеющегося или улыбающегося человека.

Могут быть и другие способы, основанные все на том же, запредельном для господина Диктатора усилии, то есть на сосредоточении сразу на двух объектах. Например: если мы умножим одну цифру на другую или одно число на другое, то господину Вседержителю будет уже не до контроля за другими устройствами, и они в это время будут жить свободной полнокровной жизнью.

И так далее и тому подобное: каждый, безусловно, может придумать неимоверное количество подобных, внешне простеньких, а на деле — глубоко эффективных способов нейтрализации господина Надсмотрщика.

Давайте сейчас с вами попрактикуем способ, который будет весьма удобен для привлечения внимания к тому, что вы хотите сказать в любой из аудиторий, где вам нужно будет нечто исповедовать.

Попросите каждого из сидящих обратить к вам обе свои ладони, и, в свою очередь, поверните к залу обе свои. Теперь попросите всех представить, что у вас на ладонях — отрицательные полюса магнита, а у них — положительные. Попросите прочувствовать взаимную тягу между вашими ладонями. Потом поиграйте с переменой полюсов, чтобы внимание каждый раз концентрировалось на том, как ваши ладони то притягиваются, то отталкиваются. Уверяю вас: после подобной «разминки» внимание к вашему сообщению превзойдет все ваши ожидания. А вы всего-навсего провели коллективную медитацию.

Сейчас, согласно нашей программе, сконцентрируем внимание на очередном классе приемо-передающих устройств. Напоминаю, что «Исцеление человека» следует рассматривать как методическое пособие по ремонту и шлифовке нашей психики и нашего организма со стратегической целью приведения их в идеальное состояние не только ради самодостаточного здоровья, но и для функционирования в качестве важнейших блоков сложного и обширного устройства, способного в оптимальном режиме осуществлять резонансную связь с породившим нас Космосом.

На предыдущих занятиях мы, опираясь на рекомендации «Исцеления человека», рассматривали и некоторые полезные к нему дополнения — в частности, по очисткам кровеносного контура, по четкой активизации и гармонизации работы чакр. Продолжим же движение дальше по этой прекрасной дороге. Обратим внимание на совершенствование и организацию столь важной элементной части нашей универсальной, многосложной структуры, как тонкие тела, расположенные вокруг нашего плотного тела. По-прежнему не стану заниматься спецификаторством, анализом качественных различий каждой из этих неимоверно важных по своим функциям оболочек: кому это особенно интересно, тот уже владеет огромной литературой, те, кому сейчас достаточно представлять себе проблему в общем виде, получат сведения, исходя из принципа «необходимо и достаточно».

Сразу же попрошу запомнить основное положение того массива знаний, к которому мы приблизились: успешное функционирование тонких тел прямо зависит от количества и качества тонких энергий, которые их подпитывают.

Иначе говоря, подпитка здесь осуществляется на резонансном уровне, на уровне совпадения высокочастотных вибраций. В каком диапазоне, образно говоря, расположены источники этих тончайших вибраций? Назову их сейчас не классифицируя, но в разброс для того, чтобы побудить ваше мышление к самостоятельной активной работе. Итак, это энергия преобразованного в радость для нас света и цвета; это энергия вызывающей в наших душах гармонию музыки и волшебных звуков, порождаемых природой; это богатейшая палитра прекрасных запахов, достигающих по своему воздействию до самых генетических основ нашего естества, и то, что органы обоняния у нас работают в десятки тысяч раз слабее, чем у собак или у акул, есть прямое свидетельство того, что в процессе эволюции человек многое растерял по сравнению с тем, что было ему дано; это бесконечно разнообразная в своих основах и нюансах шкала вкусовых ощущений, позволяющая нам адекватно отражать многообразие того мира, с которым мы породнены, с которым мы повседневно общаемся, и афоризм «Человек есть то, что он ест» далеко-далеко не сводится к одной лишь физиологии; это и несравнимое многообразие тактильных ощущений, причем и таких, которые большинством из нас попросту не осязаемы; это и вибрации, которые идут, например, от драгоценных и полудрагоценных камней, от тех или от иных пород деревьев — они способны оказывать решающее воздействие и на сохранение нашего здоровья, и на наивысший тонус нашей духовной жизни.

Нам следует незыблемо помнить тот факт, что вибрации, в которых существует и подзаряжается наше плотное тело, и вибрации, в которых существуют и подзаряжаются наши тонкие оболочки, принадлежат к качественно различным спектрам информационных и волновых колеба ний, существующих в подлунном мире. По примитивной аналогии приведу сравнение между забиванием сваи посредством многотонного пресса и включением двигателя посредством легкого поворота ключа: этот почти невесомый по затрате усилий жест способен вызволить и побудить к деятельности совершенно неимоверную мощь двигателя — вплоть до миллионов лошадиных сил, которые как раз и могут заставить железобетонные сваи погружаться в землю, преодолевая тупое сопротивление скалистых пород. Попробуем, смеха ради, представить себе обратную картину: по миниатюрному включающему устройству долбануть всей многотонной массой молота, загоняющего сваи в почву! К чему это я? Ясно, чтобы с предельной наглядностью пояснить: разным уровням состояния вещества соответствуют и различные запускающие их природные механизмы.

Не будем вдаваться в теоретические дискуссии: где органы первичные, а где дублирующие, вторичные, — то ли в плотном теле, то ли в тонких оболочках, важно, что они существуют в неразрывной взаимосвязи. Вот почему умелое подключение на едва уловимом, чуть ли не гомеопатическом уровне крайней степени растворимости вещества дает подчас благодатнейшие результаты, ибо включаются и начинают по богатырски, с энтузиазмом функционировать структуры тонких тел. И благодаря этой их полноценной работе благоденствуют все системы и органы нашего плотного тела — проще говоря, нашего организма.

Вот теперь, не вдаваясь в долгие объяснения, я попрошу вас, во-первых, поглубже осмыслить упражнение «Секрет Калиостро» и, во-вторых, до конца проникнуться истинным назначением таких бесполезных, на взгляд обывателя, категорий, как радость общения с искусством во всех его высоких проявлениях, как необходимость жить красотой природы, которая дарует нам и грохот шторма, и луч далекой звезды. И все это — для того, чтобы мы могли полноценно существовать как любимые, законные дети породившей нас бесконечно сложной в своих проявлениях Вселенной! Воистину, счастье — в полноте человеческого бытия, так не будем же функционировать на уровне только вколачивания свай. Среди нас нет ни одного халявщика, то есть такого человека, который полагает, будто бы те сверхвозможности, которыми мы стремимся овладеть, упадут нам с неба в готовом виде, без каких-либо затрат собственного труда. Нет: все то, чего мы достигаем, мы добиваемся серьезным трудом. Пускай и вдохновенным, пускай и вдохновляемым высокими и самыми высокими целями, но — трудом. И особенностью этой непрестанной работы является та, что переделываем, перековываем мы, собственно говоря, самих себя. Мы берем самого себя — такого, какой достался нам после всех деформирующих устройств современного воспитания и образования, того самого, в котором ненавязчиво, но постоянно и последовательно притушали все благодатные данные, заложенные от Природы. И вот, получив в работу такой, уже серьезно деформированный и подпорченный, материал, мы стремимся к тому, чтобы каждый из нас не только восстановил почти что загубленные природные данные, но и, по возможности, развил их как можно сильнее и ярче. Короче говоря, мы работаем над собой непрерывно — мы из обычного сортового железа выковываем высшей кондиции булатную сталь.

Вот сейчас и проведем целенаправленную медитацию под кодовым названием «Булатный меч».

Электрик уменьшил яркость света в зале, мы сели, полностью расслабившись, прикрыв глаза, положив руки ладонями вверх на бедра. Включаю пленку: быстрые удары увесистых молотов по железу ритмически сопровождают весь этот сеанс.


Медитация 13. Булатный меч

(Аудиозапись 10. Лист. Прелюды)


Мы видим, как помощник кузнеца, раздувая мехами пламя в горне, доводит его до предельно высокой температуры, а сам кузнец, подхватив полосу железа, нагревает ее в этом пламени до белого каления, после чего начинает тяжелым молотом рас плющивать этот жарко светящийся металл до толщины бритвенного лезвия. Последовательность действий далее такая: подхватив щипцами эту, уже слегка потемневшую, но все еще раскаленную длинную пластину, кузнец опускает ее в бочку, налитую до краев прохладным благовонным маслом. Раздается шипение, полоса раскаленного железа мгновенно охлаждается. После этого кузнец снова отправляет ее в горн с огнедышащим пламенем, которое его помощник раздувает до максимально возможного предела. Пластина накаляется в этом огне и щипцами затем продольно сгибается пополам, после чего в два тяжелых молота кузнец и его помощник снова расплющивают ее до толщины лезвия бритвы.

А затем все повторяется снова: этот, уже сдвоенный, лист металла опять попадает в бочку с благовонным маслом, затем опять накаляется до состояния белого каления, опять расплющивается до максимально тонкого состояния, опять сгибается вдоль продольной оси вдвое, опять расплющивается до толщины бритвенного лезвия и т. д. и т. п. И сколько же раз совершается подобная процедура раскатывания изначального слоя и удвоения его жесткими ударами молота? И сколько раз происходит закалка этого сдвоенного слоя металла в пламени? Отвечаю коротко: для того, чтобы булатный меч был достойным попасть в руки падишаха или знатного воина, кузнец и его подмастерье таким образом работают не менее полугода. Из скольких слоев металла, в конце концов, состоит булатный меч — думаю, даже не из тысяч, а из десятков тысяч слоев, и каждый из них прошел закалку в таких маслах, которые содержат не только благовония, но и секретные присадки, известные лишь мастеру, способные защитить металл на все века его будущей ратной жизни от какого бы то ни было даже подобия ржавчины.

Что же рождается в результате этой полугодовой — а может быть, даже и годовой — непрерывной работы над металлом? А получается сияющий, подобно молнии, клинок, способный с равной легкостью разваливать надвое как шелковый платок, падающий на него, так и стальную саблю, если станет она на пути этой сверкающей молнии, призванной карать неверных.

Какова же цена такого булатного меча? И разве она будет определяться стоимостью драгоценных камней на его рукоятке или золотого плетения на его ножнах? Нет-нет: конечно, цену подобного клинка определяют не на базаре, ибо у какого же из обычных смертных могут быть богатства, эквивалентные чуду господнему?

Я искренне надеюсь на то, что каждый из нас до конца понял скрытую здесь аналогию между непрестанной и постоянной работой над превращением полоски железа во всемогущее оружие и непрестанным тренингом каждого из нас, направленным на свою собственную чудесную трансформацию. Иного пути для того, чтобы превратить себя в человека, раскрывшего свои возможности, к сожалению (а может быть, и к счастью), нет в природе.

И что же такое этот булатный клинок? А это каждый из нас, его непрестанный труд по самосовершенствованию. А кто же этот кузнец? Это наш высокий дух, наша непреклонная воля, неукоснительно ведущая нас по пути самосовершенствования.

И вот теперь приступаем к медитации. Включаем внутренний взор. Работаем: плющим полосу железа — закаляем ее — сдваиваем ее — вновь плющим — закаляем ее — вновь плющим — накаляем ее… И каждый раз прошу представлять себе с возможной яркостью и яростный жар бешено раздуваемого огня, и быстрый сильный звон работающих попеременно над клинком тяжелых молотов, и благовония в виде шипящего пара, вырывающиеся из высокой бочки, а затем снова и снова — железо, расплющенное до прозрачной тонкости, вновь свернутое, вновь расплющенное, вновь свернутое, вновь расплющенное и т. д. без конца. Вот символ, вот метафора нашей работы по собственной трансформации: из сырого, далекого от совершенных свойств куска железа — к творению, обладающему уникальными свойствами.

Сейчас работаем не менее пяти минут над заданной последовательностью мыслеобразов по теме «Булатный меч».

Суть этой работы — в том, что мы постоянно идентифицируем себя, свою трансформацию с этими постоянными же изменениями, трансформациями металла в процессе его непрерывного совершенствования. Медитируем ли мы на заданную тему, отвлекаемся ли от нее, даем ли себе минутный отдых среди каких-либо своих повседневных трудов, но всегда в глубине нашего естества возникает, может быть, даже не мыслеобраз, может быть, только тончайшее ощущение того, как качественно меняется наша структура, ощущение того, что из простого куска железа, которым мы некогда были, мы превращаемся в рукотворное чудо Природы, диапазон возможностей которого сказочен. На нашем лезвии распадается надвое невесомая пушинка, а после того, как мы одним ударом перерубаем лом, на клинке не остается ни зазубринки. Мы работаем, мы видоизменяемся, мы можем все! До свидания!

Шестое занятие

Умение произвольно регулировать число сокращений сердечной мышцы. — Работа с мыслеобразами (визуализация) и ее роль в избавлении от недугов любого рода. — Коллективная работа с постулатами. — Установка на развитие внутреннего потенциала как основа независимости от внешних воздействий. — Резервы, сокрытые во взаимоотношениях М—Ж. — Медитативное одоление фригидности, импотенции. — Медитация на самореализацию, самооздоровление.


Сегодня мы завершаем половину цикла нашего курса. Уже накоплено такое количество знаний, навыков, умений, что с этим багажом можно не только жить хорошо — даже много лучше, чем прежде, но можно и всерьез начать и переустраивать свою судьбу, и позитивно пересоздавать нечто существенное — для своего социума, для своего региона обитания, для своей многострадальной Матери-Земли.

Сначала, как всегда, проводим подготовительную, разминочную часть занятия. Просим радиста включить приятную, живую, подвижную по ритмам музыку, чтобы она звучала не очень громко, но и не очень тихо. Музыка пошла, и мы мысленно начинаем осуществлять под эту бодрую, даже огневую мелодию все действия, какие только можем себе представить, в виде энергичной физической разминки: мы пляшем, размашисто машем ногами и руками, наклоняемся, разгибаемся, делаем кульбиты, крутим «колесо», в быстром темпе выполняем упражнение, которое называем «грузим самосвал», то есть с поворотом корпуса бросаем лопату с землей назад то через левое плечо, то через правое, и т. д. и т. п. Разумеется, все это — в своем воображении, не отвлекаясь от веселой ритмичной работы ни на секунду…

Хорошо. Поплясали, покрутились, даже побесились. Заканчиваем, меняем звуковое сопровождение. На этот раз будут звучать удары тамтама, чередующаяся по силе звука барабанная дробь, гулкие, четкие, монотонные удары. Наша задача: с каждым ударом колотушки по туго натянутой коже старинного ритуального инструмента представлять себе яркую, как молния, вспышку огненной точки в своем солнечном сплетении. И не просто ослепительный выброс лучей, но воссоздание трехмерного креста, имеющего пересечение в верхней части солнечного сплетения. Надеюсь, все знают, где у нас расположен этот бесконечно важный, бесконечно загадочный орган. Нащупайте пальцами нижнюю часть грудины, как раз под нею и находится на небольшой глубине этот энергетический (и не только энергетический) центр.

Итак, работают ритуальные барабаны, и в их перемежающемся ритме солнечное сплетение из неимоверно яркой точки в такт выбрасывает лучи ослепительной яркости, составляющие трехмерный крест. Во время работы обращаем внимание на то, чтобы вертикальный луч молниеносно проходил и через яремную впадину, где расположен наш центр иммунитета — железа тимус, и через щитовидную железу, и оказывался в роли своего рода шампура, который нанизывает на себя само Их Величество господина гипоталамуса, а в другую сторону, двигаясь строго по вертикали, пронзал копчик. Работа нелегкая, но в высшей степени полезная и необходимая.

Неукротимое стремление к развитию своего внутреннего потенциала побуждает нас существенно, качественно усложнить и без того нелегкую медитативную работу воображения. Слушаем внимательно: строго посередине каждого из шести отрезков трехмерного креста в свою очередь строим трехмерные кресты величиной в половину базового размера. Образно говоря, изначальный крест становится похож как бы на пушистую снежинку. По-научному же выражаясь, мы создаем фракталы, то есть уменьшенные фигуры, абсолютно подобные фигурам большим. Не стану возражать, если каждый предварительно воспроизведет заданную фигуру на бумаге, чтобы затем ярко и четко представить ее себе на мысленном экране. И предупреждаю: мы прорабатываем пока фрактал лишь первой степени, далее последуют фракталы все более высоких степеней.

Каков смысл этой очень трудной работы? Он сокрыт не только в стремлении развить наши медитативные способности. Как мы увидим, такая работа всесторонне улучшит состояние здоровья. Об этом — на других занятиях.

Поскольку мы начинаем утомляться, меняем род своих занятий, а именно: начинаем перекидывать из ладони в ладонь все возрастающий энергетический шарик. Далее принимаемся его подкачивать, и когда уже отчетливо чувствуем под руками некую плотную субстанцию (сгущенную, сконцентрированную прану), то омываем ею лицо, шею, грудь.

Далее осуществляем нашу уже традиционную разминку по биоэнергетическим точкам.

Сейчас воочию убедимся, сколь далеко мы уже продвинулись в своем совершенствовании, в высвобождении из-под тиранического гнета потенциально богатых членов нашей федерации. Думаю, практически все читали, как о неимоверном чуде, об умении йогов останавливать по своему произвольному желанию биение сердца, и если не полностью его отключать, то значительно замедлять ритм его сокращений. На овладение подобной процедурой уходят годы и годы, а мы сейчас убедимся, что мы — в нашем нынешнем состоянии — уже подготовлены к тому, чтобы «по своему хотению» заметно замедлять сердечный ритм.

Сначала выполним несколько подготовительных упражнений. Слушаем и выполняем: левое бедро жестко напрячь, дыхание прекратить, далее мышцу расслабить, продышаться. Правое бедро закрепить — жестко зажать, дыхание прекратить. Далее мышцу расслабить, продышаться.

Точно та же процедура — с ягодицами, даже еще глубже — с анусом. Проделаем ее 10 раз. Пойдем выше: ту же самую процедуру осуществим с брюшным прессом. Прошу напрячь его и остановить дыхание 5 раз, после чего хорошенько продышаться. Далее работаем с левой рукой, методика — все та же; далее, точно так же — с правой рукой. Завершаем подготовительную работу напряжением мышц шеи — также 5 раз.

Еще одно подготовительное упражнение, тоже очень простое мысленно произнося слог «аум», осуществляем вдох и разводим руки, после чего, мысленно произнося слог «ху!»,

осуществляем выдох и руки сводим спереди. И так прошу проделать упражнение во всей его совокупности 10 раз.

И вот теперь мы уже готовы к тому, чтобы продемонстрировать каждый самому себе с предельной наглядностью такой рост своих внутренних возможностей, для достижения которого йоги тратят годы и годы. Итак, попрошу каждого измерить частоту своего пульса — ну, например, у Нины Петровны число ударов равно 72 в минуту, у Владимира Ивановича — 62, у Юрия Андреевича — 52 и т. д. Итак, контрольный замер проведен, приступаем к четкому выявлению своего потенциала: прошу закрепостить практически все возможные группы мышц и одновременно задержать дыхание. Считаю: 1,2,3,4, расслабились, продышались, замерили заветное число. Что видим? У Нины Петровны — 66, у Владимира Ивановича — 56, у Юрия Андреевича — 36 ударов в минуту.

Как так? Парадоксально! Ведь мы совершили некоторую мышечную работу и одновременно с этим прекратили доступ кислорода к органам, усиленно нуждающимся во время напряжения в кислородной подпитке, и вот — уменьшение сокращений сердечной мышцы…

Вящей убедительности ради я попрошу каждого из вас проделать подобный опыт дома, в присутствии своих ближних, и убедиться, что у вас эксперимент завершится новой удачей, а вот у домашних либо ничего не получится, либо станет хуже, то есть число сердечных сокращений увеличится.

Поэтому домашнее задание усложняю: не просто осуществить эксперимент, но и дать объяснение как данному феномену вообще, так и по отношению персонально к себе.

Однако двигаемся дальше. После трудов праведных необходимо и отдохнуть. Что мы и сделаем: садимся поудобнее и расслабляем все мышцы тела последовательно: снимаем закрепощение в веках, в щеках, затем — в мышцах шеи, плеч, затем полностью расслабляем предплечья, потом — кисти, после этого обращаем внимание на брюшину — она будет предельно мягкой, затем раскрепощаем мышцы бедер, голеней, стоп, не ощущаем никакого напряжения в пальцах ног. Таким образом, мы добились полного расслабления. Что дальше? Медленное спокойное дыхание. С каждым вдохом нам все теплее, с каждым выдохом все органы постепенно тяжелеют. Доходит до того, что нам уже трудно держать открытыми глаза, веки приопускаются, нижняя челюсть слегка отваливается, пальцы рук висят, как вареные. Продолжаем работу, согреваемся с каждым вдохом, становимся грузнее с каждым выдохом… Отключили толчение мысли, находимся в этом состоянии целую минуту.

Начинаю отсчет, во время которого полное спокойствие абсолютного безмыслия охватывает нас. Каждый вдох — один вид работы, каждый выдох — четкое выполнение другой разновидности работы…

Спасибо, пальцы сжать — разжать, еще раз сжать — еще раз разжать, сжать — разжать, вдох — выдох, вдох — выдох, вдох — выдох. Глаза полностью открыть и обратить внимание на то, как хорошо, как крепко мы отдохнули в течение этой паузы, как бодро себя чувствуем, как ясно наше восприятие окружающего мира.

Чтобы настроение еще более улучшилось, вспомним про «улыбку Дюшена». Напоминаю, что смысл этого великолепного медитативного упражнения — в четком сосредоточении на появлении у нас добрых морщинок около улыбающихся глаз. То, что губы излучают радость и дружелюбие — это хорошо и важно, но важнее для нас, и это вы прекрасно понимаете, сосредоточенность на глазах.

Сейчас постепенно и последовательно, без ощутимой перегрузки мы взберемся еще на одну ступень вверх в овладении все более сложными практиками медитации.

Для начала выполним некое увлекательное действо, а именно: постараемся полностью отождествить себя с… подсолнухом. Что делаем для этого?


Медитация 14. Подсолнух

(Аудиозапись 11. Бах. Ария)


Мы чувствуем, какая прочная у нас внизу корневая разветвленная система, ведь, несмотря на засушливое лето, наши корни и корешки из глубинных пластов плотного чернозема тянут вполне достаточное количество воды, да еще какой воды — несущей в себе буквально все элементы таблицы Менделеева, но при этом более чистой и прозрачной, чем она была бы после двойной дистилляции. Вот наш ствол, но разве это не выдающееся чудо одновременно и природы, и архитектуры? Его толщина у основания — не более четырех сантиметров, а у цветка — и того меньше, его высота — два метра. Следовательно, соотношение это в десятки раз меньше, чем у любого небоскреба, у любой телевизионной башни. Но ведь при этом он обладает еще и завидной гибкостью. Смотрите, как широко раскачивается он под ветром, как гнется, но не ломается, и при этом по его капиллярам непрерывно циркулируют соки — бесперебойно, безаварийно. А наша голова — цветок?! Какая красота, какое богатство формы, какое постоянное прямое общение с солнышком! Подумаем ненароком: столь сложные спутниковые антенны, созданные инженерным гением, нацелены всегда на одну стационарную точку в небе, где закреплен на высоте 39–40 км на орбите ретрансляционный спутник. Наша же голова обращается к солнышку, которое не стоит на месте, орбита которого подвижна и изменчива и пролегает выше или ниже в зависимости от времени года; тем не менее, подсолнух всегда обращен своей плоскостью к светилу. И еще: постараемся не просто осознать, но буквально всем своим телом ощутить два встречных потока, работающих бесперебойно — один вверх от корней, другой вниз от лепестков и листьев. Какая прекрасная, какая мудрая целесообразность, сколько несчитанных миллионов лет должно было пройти, чтобы выросло и расцвело подобное чудо природы, и это чудо — мы, каждый из нас, идентифицировавший себя с подсолнухом.

Посидим три минуты, вживаясь в мир ощущений подсолнуха и воспринимая окружающую жизнь всеми его органами чувств. Да, они отличаются от наших, но они и родственны человеческим: чего стоят последние эксперименты, доказывающие, что растения отчетливо чувствуют отношение к ним приближающегося человека!

Спасибо, замер показал, что эта медитация удалась на «отлично». Вот теперь, после проделанной в качестве подготовки работы, мы приступаем уже к самой работе — к активным действиям с помощью мыслеобразов, посредством визуализации, если прибегнуть к терминологии, принятой в зарубежной науке. Эта деятельность многообразна, многофункциональна, но я хотел бы обратить сейчас ваше внимание на то, что занятия с помощью мыслеобразов являются одним из могущественных способов для ликвидации существующего в нашем мозгу перекоса: мы не только отключаем гипертрофированно развитое логическое левое полушарие, но и всячески способствуем развитию недоразвитого, в силу общих условий жизни, правого, отвечающего за художественное, образное, целостное восприятие мира.

Проделаем сейчас медитацию, посредством которой хорошенько поможем своему собственному сердечку.


Медитация 15. Дождик для сердца


Итак, приготовились: мы отчетливо видим собственное сердце в качестве четырехкамерного устройства — из двух желудочков внизу и двух предсердий наверху. Видим, как сверху начинает сыпаться еле ощутимый теплый золотой дождик, который омывает нашу кардиоиду. Своими большими теплыми руками мы начинаем под этим дождиком промывать свое сердечко, мягко, бережно раскрываем его, омываем внутренние части полостных камер, бережно промываем сердечную сумку и снаружи. Усиливаем поток; теплый дождик идет все плотнее, мы продолжаем помывку-прочистку сердечка. Сбросили вниз всю накопившуюся грязь, тромбозные комочки, склеротические бляшки, чувствуем, как сердечко заработало ровно, спокойно, без напряжения. Бережно сводим половинки вместе и еще некоторое время сидим, с наслаждением ощущая, как легкий золотой теплый дождик ласкает наше безупречно здоровое сердечко.

Как вы уже, конечно, заметили, подавляющее большинство наших медитативных упражнений до сих пор было обращено на укрепление собственного здоровья. Полагаю, что эта необходимая практика должна быть продолжена хотя бы потому, что она приносит явные доказательства пользы медитативных занятий, а поэтому возни кающее время от времени ленивое настроение (а надо ли заниматься, где взять время и т. д.) тотчас же должно быть подавлено гораздо более мощным импульсом — ощущением постоянно нарастающего здоровья. А уже на этой базе мы сумеем выстраивать медитации и более широкого плана, начнем приобретенные навыки использовать для работы по широкой шкале других важных установок. Итак, продолжим работу в заданном русле, то есть будем медитировать с очевидными выходами на улучшение здоровья. Одновременно же будем осваивать новый класс — работу с мыслеобразами.

Расскажу вам вполне реальный случай о том, как тщательная, упорная, самозабвенная работа с соответствующими мыслеобразами помогла одному моему юному другу-пациенту в поразительно короткие сроки справиться с тяжелой травмой позвоночника.

Дело в том, что Володя 3., очищая весной покатую крышу сарая на своем загородном участке от снега, не удержался на обледеневшей поверхности и весьма неловко скатился вниз. И хотя высота была не очень большой, по дороге он ушибся то ли о край бочки, то ли о выступавшую из стены доску — короче говоря, очень жестоко повредил, попросту надломил копчик. Адская боль, госпитализация, предписанная полная недвижность. А тем временем через месяц в Японии должна состояться чрезвычайно важная для него по жизни презентация основанной им суперсовременной международной фирмы. Травма, однако, такова, что и помыслить об авиаперелете в конце этого срока, по мнению врачей, было делом совершенно невозможным и нереальным.

Как начали работать мы с Владимиром? Ему было предложено отчетливо увидеть себя олимпиоником, то есть чемпионом-победителем на Олимпийских играх сразу в нескольких видах легкой атлетики. Быстрее всех он должен был бежать стометровку, дальше всех прыгать в тройном прыжке, выше всех преодолевать планку в прыжках в высоту и, конечно же, установить мировой рекорд в прыжках в длину — за 10 метров! Как вы сами понимаете, подобная установка требовала и соответствующих усилий, и Володя к этим усилиям оказался готов. Лежа недвижимо на своей койке в отделении для спинальников, он тренировался почти непрерывно, да так, что пот заливал его лицо, да так, что грудная клетка вздымалась, как кузнечные меха при самой азартной поковке, осуществляемой сразу двумя мастерами… Он работал так много, что я в качестве тренера вынужден был время от времени даже притормаживать его, чтобы не создать синдром психологической перетренированности. Время от времени мы меняли с ним характер осуществляемой визуализации, и он, отправив в место надлома огненный, докрасна раскаленный шарик, осуществлял с его помощью непрерывную сварку полученной трещины. А затем — снова и снова: бешеный по скорости разбег, попадание с точностью до 2–3 сантиметров на опорную доску и волшебный полет над песочной ямой. Удачное приземление без отпада назад и восторженный рев трибун! Есть десятиметровая отметка… И вскоре после этого: стремительный разбег, попадание на опорную доску и требующий очень сложной координации тройной толчок. Блистательное приземление где-то у отметки 18 метров, обвал аплодисментов на трибунах и подавленные лица соперников…

После небольшого отдыха — выстрел собою, как ракетным снарядом, бег-полет с невероятной скоростью по гаревой дорожке — так, что ноги едва успевают касаться земли, и вот она — финишная ленточка, взятая на едином дыхании: 9,6 секунды… Запредельный мировой рекорд из будущего тысячелетия, цветы, объятия, улыбки, допинговый контроль — а ты проходишь его с чувством нескрываемого превосходства, ибо при чем здесь эта примитивная химия, если ты владеешь ресурсом неизмеримо большим? И т. д. и т. п.

Короче говоря, к глубочайшему удивлению лечащих врачей, к восторженному недоумению родимой матери Володи, профессионального медика, он в назначенное для презентации время в Японию прибыл, достаточно спокойно перенеся полет длиною едва ли не в треть экватора и половину суток. Презентация прошла блистательно, и дело Владимира 3. растет, ширится и процветает уже практически на всех континентах нашей планеты.

Итак, начинаем работать. Каждый из нас сейчас является спринтером-чемпионом, призванным выиграть сна чала квалификационный забег на 100 метров, затем победить в полуфинале и, в конце концов, завоевать в финале золотую олимпийскую медаль в самом престижном виде легкой атлетики. Начали!

Попробовали? Еще и еще раз напоминаю вам, что ваш бег — это полет, это выстрел ракеты в цель, что ноги ваши подобны стальным пружинам и несут ваше почти невесомое тело с невероятной скоростью — с такой, что вам хватает одного начального вдоха на всю стометровую дистанцию. Неимоверная стремительность обеспечивается не только великолепной накачанностью ваших мышц и молниеносной реакцией, бросающей вас вперед тотчас же после выстрела стартера, но и абсолютной отрешенностью ото всех забот, от суеты сует, я сказал бы, веселым состоянием вакуума в голове. Еще раз — вперед!..

Домашнее задание: десятикратно проработать рекордный прыжок в длину с разбега на Олимпийских играх.

Трудно? Конечно, нелегко, но я хочу вам сообщить, что мне в свое время пришлось выдерживать регулярно нагрузки не в пример большие, и не на мысленном уровне, а в реальности. Дело в том, что в школьном возрасте я жил на территории одного из военных училищ, где преподавал мой отец. К шестнадцати-семнадцати годам я уже был вовлечен в занятия спортом, у меня были достаточно заметные успехи на городском уровне в прыжках в длину, в толкании ядра, в борьбе самбо, в гимнастическом многоборье, в футболе и т. д. Поэтому я достаточно регулярно занимался по своему плану на училищном стадионе и в прекрасном спортзале (который располагался тогда, кстати говоря, в бывшем зале Петровских ассамблей Меншиковского дворца на Васильевском острове). И вот однажды на меня, что называется, положил глаз начальник физподготовки училища капитан Одинцов и в преддверии окружной военной спартакиады, где ему нужны были выступающие также и от семей военнослужащих, предложил мне тренироваться не стихийно, а под руководством мастера. Я согласился, и он представил меня выдающемуся легкоатлету теперь уже далекой послевоенной поры, а тогда легендарному спринтеру Ардальону Игнатьеву, чей рекорд на 400 метров в Союзе стоял нерушимо уже многие годы. Ардальон был чужд каких-либо психологических тонкостей и сантиментов, и метод его тренировки был проще простого — он вывел меня на стометровую дорожку и приказал: «Беги, что есть сил!» Когда я добежал до конца этой дорожки, он крикнул: «С той же скоростью дуй ко мне»! И когда я прибежал, он начал со мной хорошую борцовскую возню. Поразмялись почти в полную силу, после чего он скомандовал: «100 метров вперед, и чтоб не чувствовал под собою ног!» Я пробежал. «Назад и побыстрей!» — побежал и побыстрей. В конце этой стометровки меня опять ждала солидная борцовская разминка и т. д. и т. п. Таким образом, за одно занятие я в подобном режиме набегал всего-то навсего 100 раз…

Так продолжалось достаточно долго, не менее нескольких недель, потом Ардальон выдал мне велосипед со спущенными камерами для езды по пересеченке, канавам, грудам битого кирпича, и когда он решил, что я достаточно накачался, то и включил меня в команду на окружную спартакиаду от училища. А далее был очень смешной эпизод: меня, как «темную лошадку», не известную жюри, включили в финальный забег мастеров спорта и чемпионов в беге на 1500 метров. Разумеется, я прибежал последним, хотя весь стадион, как и полагается, болел за слабейшего, но этот результат — последний в данном забеге — был, однако, выше, чем всесоюзный рекорд для юношей, и таковым он держался не менее месяца, пока на соревнованиях в Москве не был побит кем-то из моих сверстников, проходивших многолетнюю специализированную тренировку. Это я — к тому, чтобы вдохновить вас, подбодрить и побудить сопоставить: то ли 10 раз мысленно пробежать стометровку, то ли 100 раз пробежать ее в реальности, и из них, этих 100 раз, еще 50 раз хорошенько отбороться с атлетом мировой кондиции, обладавшим едва ли не тигриной реакцией…

Так давайте же медитировать: на это занятие сил уходит несопоставимо меньше!

Я очень хочу, чтобы убеждение в замечательных возможностях визуализации вошло в ваши кровь и плоть, в сознание и подсознание! В ряде случаев только от нас самих — от нашей воли, от нашего характера — зависит наше выздоровление.

Мне пришлось встретиться, например, со случаем вообще феноменальным: когда одному из тех, кто обратился ко мне за советом по поводу опухоли, я задал урок мысленно выжигать эту опухоль всеми видами жаркого огня. Этот человек отнесся к совету со всей надлежащей ответственностью: в течение 3 суток он фанатически выжигал ее раскаленным шаром, он пропускал сквозь нее вулканическую лаву, он мысленно выливал на нее поток раскаленного металла из доменной печи и т. д. и т. п. Каково же было изумление — нет, потрясение — лечащих его врачей, когда оказалось, что опухоль в течение этих нескольких суток резко пошла на спад…

Продолжу бить в одну и ту же точку для того, чтобы до конца проломить стену нашего, может быть, незнания, может быть, недоверия к удивительным возможностям работы с мыслеобразом. Еще раз обращусь к эпизоду, достоверней которого для меня быть ничего не может, так как все это происходило со мной самим. Случилось так, что на городских соревнованиях, в интересах команды, я должен был выступать, хотя незадолго перед тем на тренировке сильно повредил левую стопу, и мог передвигаться, заметно прихрамывая от боли. И тут, как назло, первые же соперники оказались ребятами весьма сильными и хорошо подготовленными: один был чемпионом Балтийского флота в своем весе, другой — попутно и мастером спорта по тяжелой атлетике. В этой ситуации, когда работать пришлось бросками только одной ноги, всячески предохраняя другую, случилось то, что обязательно должно было случиться: произошел надрыв от икроножной мышцы до ахиллова сухожилия. Когда добрые приятели буквально на закорках притащили меня домой и уложили в постель, оказалось, что раздувшаяся от притока хлынувшей крови икра в окружности на два сантиметра толще, чем икра здоровой ноги. Слава богу, нашлась старушка массажистка, чьи волшебные ручки сумели срастить-спаять убежавшую часть мышцы с сухожилием, а гематома тем временем исподволь рассасывалась, меняя фиолетовый цвет на синий, а затем — на ядовито-желтый.

Каковы были перспективы в масштабах жизни в связи с подобной травмой по молодости и по глупости я не думал, ибо у меня упорно маячила в сознании совсем иная перспектива, а именно: через 4 недели выступить на первенстве университета.

Но как же выступить, будучи полностью выключенным из тренировочного процесса? И вот ради рассказа о том, как я в этот процесс себя включил, я и живописую этот период. Каждый день по многу часов, лежа на спине, я мысленно тренировал самого разного рода броски и комбинации, примеряя их под то свое маловыносливое состояние, с которым, как я понимал, мне придется выступать. И, в конце концов, аналитическая мысль остановилась на следующей комбинации, которую я тысячекратно проигрывал в своем воображении: подсечка левой ногой, в ответ на отставленную ногу противника — рывок на себя — бросок его через голову с упором правой ноги в живот — выход кувырком на него — переброс правой ноги вокруг его левой руки — мгновенный болевой прием с перегибанием локтя.

И вот наступил день финальных соревнований, непосредственно в который я имел привилегию выйти на ковер. Поджившая нога моя теперь была уже на два сантиметра меньше в окружности, чем здоровая, — усохла от массажей и бездеятельности физической, но командам подчинялась достаточно уверенно. Обманув бдительность родителей, прихватив из дому спортивные причиндалы, я явился на взвешивание в назначенное время в большой зал кафедры физкультуры и спорта ЛГУ. Должен сказать, что мое появление вызвало заметную шоковую реакцию у противников, которые подобного варианта расстановки сил явно не про считывали. А далее все произошло как по писаному, ибо они-то тренировались как всегда, а я тренировался и отрабатывал быстроту и координацию той комбинации, которую они от меня не ждали, десятикратно упорнее и тщательнее. Короче говоря, на каждую из первых двух схваток в полуфинале у меня ушло всего по 30 секунд от начала до объявления результата «победа болевым приемом», и, следовательно, я совершенно не устал к финальной схватке, к которой мой соперник пришел уже смертельно вымотанным. И дело кончилось тем, что он просто-напросто отказался от выхода на ковер…

Еще и еще раз прошу вас вдуматься: собственно говоря, некий чудак с очень сильно поврежденной конечностью лежал у себя дома в постели, закрыв глаза, и вроде бы ничего не делал, а его соперники тем временем по нескольку часов в день, проливая центнеры пота, не за страх, а за совесть готовились к престижным соревнованиям, надеясь и на заслуженные лавры, и на восторги влюбленных болельщиц. Тем не менее, недвижимый чудак опередил очень хорошо подготовленных соперников за счет — прошу подчеркнуть эту формулу в своей памяти — такой системы последовательных мыслеобразов, которая способствовала совершенно идеальной наладке всей его структуры.

Надеюсь, комментариев не требуется, требуется лишь глубокое и спокойное осмысление тех эпизодов, о которых было поведано: и со сломанным копчиком у Владимира 3., и с поврежденным ахилловым сухожилием у Юрия А.

Сейчас, в свете того, что вы узнали, думаю, вы по-новому воспримете методику избавления практически от любого недуга. Работа с мыслеобразом будет введена здесь в достаточно широкий контекст наших прежних сведений. Методику эту я уже описывал в «Исцелении человека», но прошу осмыслить ее еще раз, сейчас — в качестве домашнего задания.

Как модель, представим себе такой пренеприятнейший случай, как перелом шейки бедра после падения человека, допустим, на ледяном тротуаре. Что нам следует делать после того, как мы уже получили первую медицинскую помощь, начали пить слабый раствор мумие и выполнять другие рекомендованные нам процедуры?

Первое: составить четкое, концентрированное, логически выверенное пожелание себе и проговаривать его не менее шести раз в день, примерно так: «Все силы моего организма и окружающей меня Вселенной направляю на заживление этого раскола».

Второе: это же пожелание, также не менее шести раз, записать на бумаге. Дело в том, что у нас существует мощная дуга между мозгом и рукой, и эту силу рефлекторной связи обязательно нужно ввести в сражение.

Третье: необходимо включить в работу всю объединенную мощь обоих полушарий. Если до этого работало преимущественно левое, то теперь подключаем и правое: обязательно начинаем несколько раз в день, не менее шести, явственно представлять себе заживление трещины, привлекая к делу все сущие в мире силы. Это может быть сварка, это может быть яркий шар, расположенный вокруг болезненного места, это могут быть стягивающие струбцины, но это может быть и луч от Сириуса — это может быть все что угодно, вместе взятое, плюс игра в футбол и т. д. и т. п.

Четвертое: закрепляем образное видение работой руки — по нескольку раз в день рисуем больное место со все более тонкой трещинкой в месте перелома. Более того: убираем стирательной резинкой этот дефект из общей картины!

Пятое: двинемся дальше — включаем в дело второе энергетическое дыхание с его подкачкой сил на вдохе и ликвидацией отрицательной информации на выдохе.

Шестое: регулярно работаем с постулатом типа «скорейшее заживление!».

Вот какие богатейшие резервы мы подтянули к месту сражения во имя быстрой и решительной победы, вот в каком строю однополчан, как равные среди равных, начинают работать мыслеобразы! Ясно, что подобного массированного наступления с шести сторон никакой враг выдержать не сможет — он будет разбит, победа будет за нами!

Впрочем, вольному — воля: можно обойтись и без всего этого, растянув процесс заживления на недели и месяцы с обретением пролежней, одышки и других «радостей». Насильно никого в рай тащить не нужно, но вас-то, мои дорогие слушатели, собравшихся здесь ради важнейшего, по последствиям пересоздания неблагоприятных обстоятельств (в себе и вне себя), я попрошу к данному домашнему заданию отнестись со всей возможной ответственностью.

И вот сейчас, поскольку мы отчетливо ориентированы как на совершенствование своих личностных структур, так и на позитивные изменения в окружающем нас мире, мы продолжим освоение практики постулирования — на этот раз уже как коллективного действия.

Прежде всего, нам, разумеется, следует четко представить себе, какой именно постулат мы будем запускать все вместе.

Какие будут предложения?

…Хорошо, из многих и самых разных ваших предложений давайте остановимся на таком, результативность которого мы сможем быстро и наглядно отследить, а именно: чтобы тревожная ситуация в доме у нашей украинской гостьи Светланы благополучно разрешилась в самое ближайшее время. Сегодня или завтра Светлане снова будут звонить, и, я надеюсь, она не скроет от нас результаты нашей совместной работы. Значит, останавливаемся на такой формуле: «Мир в Светиной семье незамедлительно».

Как ритуал будет выглядеть с точки зрения технического исполнения? Отличие от индивидуальной работы заключается в том, что в определенном, заранее обусловленном месте сборки, примерно в трех-четырех метрах над головами участников, сидящих посередине, все наши индивидуальные шарики сливаются в единый, значительно более крупный золотой шар, который далее уже один представляет общие интересы на всех этапах. Различие заключается также и в том, что руководитель группы поэтапно называет все операции, начиная от зарождения шарика; и тогда, когда, по его мнению, большой шар от солнца уже напитался достаточным количеством энергии, он четко командует: «Постулат»! И именно в эту секунду все участники действия одновременно посылают единый, заранее оговоренный мысленный импульс в лоно насыщенного энергией коллективного золотого шара.

Когда же оплодотворенный шар грузно и вместе с тем плавно заскользит по световоду назад, к точке сборки, руководитель операции, определив положение коллективного шара, четко командует «Стоп!», после чего общий шар делится на множество индивидуальных золотых шаров, которые отправляются через верхушки голов к своим хозяевам, спускаясь все глубже и во время растворения отдавая каждому из нас ту исполинскую энергию, которой они напитались около солнышка.

Повторю и повторю: группа хорошо натренированных, солидарных в своих действиях единомышленников способна посредством четкого волевого постулирования совершить очень многое. Мы можем не только практически мгновенно помочь больному ребенку, объединив свои усилия, но можем помочь и больной планете — точнее, планете, которую мы же столь старательно губим.

Итак, ждем от Светланы на следующем занятии сообщения об эффективности нашей коллективной работы, направленной на умиротворение грозных семейных стихий, бушующих далеко отсюда, в сопредельном царстве-государстве.

Воспользуюсь случаем, чтобы скромно-скромненько напомнить об установке превращать все в положительную медитацию, которую (установку) мы прорабатывали на предыдущих занятиях. Напомню и еще раз одну установку, которую мы пытаемся реализовать едва ли не с первого, вступительного, занятия: имеется в виду установка на непрерывное, постоянное развитие всех наших внутренних возможностей, всего заложенного в нас Природой потенциала. Подчеркну особо, что одной из самых важных наших задач будет и перевоспитание, приведение к объектив ности также и правящего Узурпатора. Опыт показывает, что удача здесь вполне вероятна.

Что дает нам ориентация на развитие внутреннего потенциала?

Начну с конкретного примера. Длительное время моей помощницей, стенографисткой-машинисткой, была славная, энергичная, неуемная в своей энергии, невзирая на почтенный возраст, Елена Федоровна Б. Она прожила нелегкую и непростую жизнь: в молодости была угнана на рабские работы в нацистскую Германию вместе со своей сестрой, вернулась в Россию после освобождения из плена, но с сестрой их судьбы резко разошлись: дело в том, что молоденькая тогда сестра влюбилась в молоденького же солдата американской армии, вышла за него замуж и убыла за океан. Затем последовал едва ли не сорокалетний перерыв в их взаимоотношениях, но вот, наконец-то, они отыскали друг друга, и сестра прислала Елене Федоровне приглашение посетить ее с мужем в Америке. Сами понимаете, с какими чувствами летела та через океан!

Вернулась она неожиданно быстро — всего через какой-то месяц — осунувшаяся, задумавшаяся — и поведала: прилетела-то она как раз на похороны своего зятя, которого и помнила весьма смутно в образе худенького веселого солдатика. Да ладно бы еще на похороны человека, загубленного каким-либо физическим недугом, так нет же! Зять покончил с собой… Что же за беда явилась причиной для подобного ужасного решения? Что за обстоятельства добровольно толкнули его в объятия смерти? А такие обстоятельства, что дела его в бизнесе пошли несколько хуже, и он вынужден был из коттеджа о шести комнатах, не считая подсобных помещений, в пригородном престижном районе переехать в гораздо более скромный четырехкомнатный дом в менее респектабельном районе и расстаться с одним из двух своих автомобилей… Таковы были побудительные мотивы для того, чтобы, в общем-то, здоровый и полный сил человек вложил дуло пистолета себе в рот, оставив этот цветущий мир, покинув на произвол судьбы всех тех, кто от него зависел.

Давайте-ка проделаем с вами некий абстрактный эксперимент: пускай каждый из нас представит себя владельцем загородного благоустроенного четырехкомнатного дома со всеми удобствами, с садом и гаражом, пускай он ощутит себя хозяином могучего современного авто и решит, может ли подобное материальное положение явиться для него (для каждого из нас) причиной самого трагического из возможных решений?

Ответ, думаю, абсолютно однозначен: нам бы да такие неудобства!

Где же сокрыт тот источник наших побудительных импульсов, который и определяет, нажимать ли нам на спусковой крючок, ставя кровавую точку едва ли не на половине своего жизненного пути, либо же радостно простирать руки к солнцу, приветствуя торжественный восход светила, с надеждой повторять этот ритуал еще тысячи и тысячи дней своей жизни?..

Запомним: и этот, и абсолютно все другие побудительные импульсы любого из наших решений расположены на шкале наших жизненных ценностей. И если на этой шкале расположены исключительно одни только ценности, внешние по отношению к нам, то мы беспомощно барахтаемся в волнах бытия, мы подобны жалким щепочкам, кувыркающимся в громадных, бурных, непредсказуемых валах наружного, по отношению к нам, мира. И вдумаемся: а так ли уж мы по существу отличаемся от незадачливого зятя Елены Федоровны? Посмотрим на себя холодными, объективными очами. Сколь многие из нас сейчас с достаточным темпераментом доказывают, как хорошо нам жилось в так называемые застойные годы: зарплаты, хоть и скромной, хватало на все про все, даже для ежедневных закупок в магазине и ежегодных поездок на море, о будущем думать-гадать не приходилось, спокойствие определялось незыблемым державным устройством. А сейчас? Денег нет; заботы о будущем, которое является зыбким, шатким и неопределенным, сверлят не миллионы, а десятки миллионов мозгов и сердец; подобия справедливости и закон ности нет и в помине: самые крупные из государственных фигур всенародно так называемой свободной прессой обличены в чудовищном воровстве и коррупции, а с них — как с гуся вода: перескакивают с одной горизонтали государственной власти на другую, еще более высокую.

Но давайте вспомним благословенные годы по-другому: дефицит, вакуум любых сколько-нибудь пристойных товаров, полуголодное существование населения во всех городах и весях, за исключением Москвы и Ленинграда, неимоверный идеологический прессинг, подавление любого инакомыслия. И разве тогда на кухонных, едва ли не еженощных посиделках гигантами свободомыслия не осуждались времена, в которые мы были погружены?

Меня по возрасту, слава Богу, не коснулась пора репрессий, но и надо мной однажды грозовая молния сверкнула со свирепой яркостью, когда в начале 50-х годов на университетском митинге, созванном для вознесения очередной хвалы всевеликому, всемудрому, всезнающему, вселюбимому, всегениальному и т. д. и т. п. вождю всех времен и народов, я, воспитанный на трудах того же всемогущего, на его наставлениях о том, сколь скромным и простым должен быть руководитель подобного ранга, который во всем должен равняться на человечность Ильича, совершенно искренне вслух удивился изобилию этой сверхкультовой риторики. И Боже мой, каким гневом, какой яростью, какой ненавистью обожгли меня в ответ на эту простодушную реплику очи девушки-комсорга моей же группы! Идут годы, но страстный взор этот из памяти не стирается. Так же, как и я, она была воспитана на самых высоких идеалах, но, в отличие от меня, идеалы для нее были одно, а реальная практика, которой надо было следовать, директивам которой надо было отдавать себя целиком, без остатка, — это было другое. Почему она не сообщила о моем совершенно недопустимом и вражеском выпаде в партком, не знаю: может быть, потому, что с первого же курса университета была очевидно для всех влюблена в меня. И можно лишь представить себе внутреннюю драму, разыгравшуюся в страстной душе этой полугрузинки-полуукраинки, между чувством долга и чувством любви, в результате борьбы между которыми победу одержала все-таки любовь. А будь иначе, я бы сейчас, совершенно определенно, на наших с вами курсах не выступал, и вы бы эту книгу, совершенно определенно, в руках не держали бы.

А ведь эпизод, о котором я сейчас поведал, приходится как раз на те времена, когда Советский Союз был сверхдержавой, когда наше национальное самосознание было на удивительной высоте: незадолго до этого наш народ одержал историческую, в масштабах всей планеты, победу над фашистской Германией и милитаристской Японией, и от Москвы до самых до окраин, как пелось в любимой и популярной тогда песне, практически все дышали одним дыханием и шли в ногу единым строем, — период, о котором, конечно же, тоскуют — и не могут не тосковать — те, кто вложил свой труд и свои жизни в построение и защиту этой великой империи.

К чему я клоню? К тому, что если завтра будет хуже, чем сегодня, мы опять ударимся в благостные и сладостные воспоминания о послеперестроечном периоде, когда в магазинах все было, когда средства массовой информации без удержу несли все, что им угодно (хотя телевизионные ящики и превратились при этом в своего рода фановые трубы духовно-ассенизационных устройств), когда можно было без особых помех (правда, были бы деньги) наведаться в любую точку на Земле. И опять не будем помнить ни о мерзости двух ельцинских войн в Чечне, ни о позоре разоренного государства, претерпевшего сокрушительное поражение в Третьей мировой (холодной) войне, опять будем с ностальгией вспоминать предбывшие времена. Обобщенно говоря, всегда будем уподобляться тому ослику, который бежит за морковкой, привязанной у него перед носом, даже если поводырь ведет его в пропасть, к которой благополучно движется сейчас практически все живое на нашей планете. Но, может быть, вернее будет говорить о каждом из нас, ориентирующемся исключительно на шкалу внешних, по отношению к себе, ценностей, не как об ослике, а как о законченном осле?!

Что требуется для того, чтобы обрести абсолютную устойчивость по отношению ко всем налетающим извне штормам, бурям, ураганам? Какую незыблемую, всегда ориентированную на позитивные эмоции точку силы построить внутри себя? Какой взгляд на мир и на свое место в нем определить, чтобы не повторить злосчастной судьбы бедолаги зятя Елены Федоровны, унизившегося до всего лишь четырехкомнатной виллы? Чтобы не уподобиться тем барахтающимся на всегда неспокойной поверхности миллиардам землян, полагающим, что всегда лучше было прежде, а нынче — хуже, чем когда-либо? Иначе говоря, как нам конструктивно перестроить самих себя во имя своей абсолютной душевной неуязвимости и сохранения позитивного взгляда на мир, единственно способного служить мощной основой, непотопляемой платформой нашего несокрушимого здоровья?

Ответ на эти и многие другие аналогичные им вопросы — один: увидеть главные ценности на своей шкале, внутри себя! Наш всегда готовый к развитию дух, беспредельные возможности нашего природного потенциала находятся внутри нас, и они — всегда с нами, всегда в нас, всегда готовы к дальнейшему развитию и совершенствованию. Именно наши способности к неуклонному совершенствованию в сферах здоровья, профессионального мастерства, общения с людьми, обретения новых знаний и т. д. и т. п. — это такие ценности, которые являются нетленными, которые в очень малой степени зависят от вихрей враждебных, веющих над нами.

Был ли счастлив Нестор Летописец? Безусловно! Он сумел максимально реализовать все то, что вложила в него Мать-Природа, и прошли-пролетели незаметно над его мощами века и века, а энергия от его останков способна вдохновлять и выпрямлять и ныне живущих беспредельно далеких его потомков — нас с вами.

Был ли внутренне счастлив в своей жизни, полной лишений и трагедий, средневековый крестьянский юноша из северного племени вепсов, крещенный под именем Аммос и канонизированный после физической смерти под именем святого Александра, игумена Свирского, чудотворца? Без сомнений! Его мироточащие по сей день в Свирском монастыре, исцеляющие здоровье паломников мощи, те подвижки в истории России, которые совершались под его духовным воздействием, свидетельствуют, что дух его обитал и обитает на такой высоте, которая пока непостижима и недостижима для понимания ни так называемых ученых, ни нормальных членов профсоюза.

Был ли счастлив почивший в бозе французский монах Шербель? Да, безусловно, и его нетленное после смерти тело помогает возрождаться телу и духу любого из тех, кто посетит маленькую часовню, в которой покоится это тело безо всякой мумификации. Более того: благодатную роль играют даже фотографии, на которых запечатлен его лик.

В июне уже давнего 1997 года вместе с некоторыми из своих курсантов из города Геленджик, что расположен неподалеку от Новороссийска, на Черном море, мы посетили отдаленные дольмены, о которых Владимир Мегре рассказал в своей книге «Анастасия». Что такое дольмены? Это места добровольного захоронения тех людей, которые еще за 4 тысячи лет до нашей эры просили ближних своих навсегда запрятать их в подземных комнатах, сотворенных из массивных каменных плит и покрытых многотонными же каменными плитами. Такие же плиты образуют и подобие шалаша-надгробья над этими добровольными захоронениями. Особые высокодуховные люди древности уходили из жизни, сосредоточенно медитируя над основными проблемами жизни и смерти. Информация, обретенная ими в самых крайних из возможных обстоятельств, сохраняется вечно и передается потомкам из поколения в поколение. Они ушли из жизни не так, как зять Елены Федоровны, покончивший с собою от чувства унижения перед недостойными, как он полагал, условиями его существова ния, думая лишь о себе и только о своих обидах, но совершая подвиг во имя бесчисленного числа поколений, следующих за ними. Они были убеждены, что те высшие ценности, которые несет человек в себе и которые, обретя в своей душе, желает передать другим людям, никогда не пропадут, что они будут востребованы, что люди найдут способ приобщиться к наивысшим изо всех возможных человеческим ценностям духа. Не во внешней безмерной и безразмерной потребиловке видели они смысл человеческого бытия и примером своим, самоотверженностью своей хотели донести до вас свое проникновение в суть вещей, в суть человеческой жизни. Они уходили из этого мира в зрелом возрасте, выполнив свое земное предназначение, но сверх него они выполняли предназначение, обращенное уже не столько к самим себе, сколько к тем, кто будет после них, кто понесет дальше эстафету поколений.

У меня возникла и не уходит четкая аналогия между их стремлением передать самую ценную из обретенной при жизни информации новым поколениям людей и теми бесценными знаниями, которые накапливает индивидуальная душа каждого из нас, пребывая в «командировке» в данном телесном воплощении… Ах, как хотелось бы, чтобы прежние ее наработки не заслонялись на новом витке развития этой души, чтобы обретенный опыт не лежал втуне, чтобы его не приходилось снова и снова накапливать… Таким видится это упорное, ценою в собственную жизнь, стремление передать в будущее самые глубокие, самые коренные из тех знаний, именно оно является существенной особенностью феномена дольменов. Ушедшие туда подобны звездам, которые погасли тысячи лет тому назад, но их лучи, донесясь из бесконечности до нас, по-прежнему светят нам и несут неоценимые вести из бесконечного Космоса, вести о нас самих, ибо мы суть порождение, неразрывная частица именно Вселенной, именно Космоса.

То, о чем я сейчас рассуждал, ни в коей мере не является бреднями, и доказательством служат феноменальные фотоснимки, сделанные у дольмена. После того как мы, несколько человек, посидели у входа туда в глубокой медитации, мы сфотографировали этот последний приют высокого человеческого духа, и каково же было наше радостное изумление, когда оказалось, что верхняя часть всех фотографий, на которых мы были запечатлены у входа в дольмен, оказалась засвеченной! Это не было дефектом пленки, так как все другие кадры, отпечатанные с нее же, выглядели совершенно обычно, в нормальной подсветке, гармонично освещенные… И эту пленку, и эти фотографии я всегда буду хранить как абсолютное доказательство неимоверной силы духа человека, способной преодолевать века и тысячелетия. Феномен воистину вертолетного вращения биоэнергетической рамки около мощей Нестора Летописца, феномен оздоровления людей в Свирском монастыре на севере Ленинградской области, где стоит рака с овосковленными мощами святого Александра, и в беседке, где покоится нетленный прах современного французского священнослужителя Шербеля, — как все это могу я предъявить не верующим в подобные явления? Практически никак. Пленки же, фотографии же, сделанные в июне 1997 года у одного из дольменов, расположенных неподалеку от Геленджика, — вот они, всегда под рукой, всегда готовы к предъявлению. Таковы некоторые раздумья на тему «Куда ж нам плыть?», чтобы не быть беспомощными щепками в бушующих волнах бытия.

Сейчас мы продолжим движение по избранному нами магистральному курсу, определяющей целью которого является совершенствование всех, сколько их у нас ни есть в структуре личности, приемо-передающих устройств. Посредством их совершенствования мы и будем, по возможности точно, вводить себя в резонансные состояния с Космосом, в который мы погружены.

На прошлом занятии, напоминаю, мы знакомились со своими не похожими ни на что другое тонкими полями. А сегодня двинемся по проложенному заранее маршруту вперед и выше, и впервые на этом пути (но не в последний раз) выйдем из своей индивидуальной скорлупы. Тем не менее, мы останемся в структуре своей собственной энергоинформационной субстанции, и более того: по возможности, увеличим ее потенциал. Речь пойдет, как вы уже догадались, о тех новых возможностях, которые открываются перед людьми в случае согласных, солидарных взаимоотношений противоположных полов, при добрых отношениях мужчины и женщины. Очевидно, значительное число присутствующих знакомы либо с моей книгой «Мужчина и женщина (путь человеческий — путь звездный)», либо с фактом ее существования; вполне возможно, что многие из вас знают и о соответствующем разделе в книге «День здоровья». Вполне вероятно, что некоторые из вас на предыдущих курсах уже слышали мои суждения, связанные с темой «Семейная жизнь и здоровье человека», но здесь и сейчас мы будем трактовать проблемы любви, супружеских отношений, секса, глядя на этот раз с другой колокольни, с точки зрения нынешнего курса — с позиций медитации.

В качестве зачина начну с памятного эпизода, который показался мне знаменательным. Радиотехник, который по вызову пришел чинить проигрыватель, увидел фотографию одной из моих дочерей и сказал:

— До чего красива! Она замужем?

— Пока нет.

— Почему же?

— Высоки требования к людям. Сверстники кажутся ей пустыми, неразвитыми, люди старшего поколения, как правило, консервативны, их мышление чуждо подвижности и тонкости восприятия.

Радиотехник помолчал, подумал и сказал:

— Правда ваша, да не все вы договариваете.

— Что же умалчиваю?

— А то, что ей нужно, чтобы он был умным, физически крепким и нормально зарабатывал бы. А такое сочетание — от силы у двух процентов мужчин, их можно в Красную книгу записывать. Вот и мается ваша умница и красавица, хотя мужчин-то и в метро, и на улицах, и у ларьков, слава Богу, достаточно, не война все-таки…

Сказал, как отрезал, сказал, как наложил резолюцию. Что мне было ему возразить? Требования мужчины и женщины друг к другу — физические, интимные, культурные и какие только ни есть другие — упираются в совершенно реальные проблемы материального и психологического плана. Позволю себе скаламбурить, что причина разводов очень часто находится в причинном месте, которое как раз у мужчин, прежде всего, страдает от ударов по уровню материальной обеспеченности. Страдает и от морального унижения, неопределенности, общественной неустойчивости.

Ужасающий факт: средняя мужская смертность в нынешней России — на 4 года ниже пенсионного возраста! И это при том, что голода, из-за которого мужчины становились бы концлагерными дистрофиками, не наблюдается.

И памятный эпизод, и эти очевидные для всех нас мысли-размышления я привел лишь для того, чтобы стало ясно и отчетливо: вышеозначенный аспект, имеющий фундаментальную важность, мы хорошо знаем и представляем, и все вытекающие отсюда выводы сделать способны. Сделав их, опираясь на них со всей серьезностью, сейчас мы избираем иной аспект, основной для наших курсов, для книги «Чудеса практической медитации. Резонанс Земли и Неба».

В этой связи начну с того утверждения, которым уже, наверное, намозолил ваши уши: основной причиной неравновесности, дисгармонии отношений между мужчиной и женщиной является безразмерная, сумасшедшая, практически неуправляемая и неконтролируемая, абсолютная власть коры полушарий головного мозга.

Снова и снова: ни в коей мере я не выступаю против работы этого уникального устройства, выделившего человека из нижележащих по уровню эволюции царств, я только за гармонизацию его деятельности, за оптимальное соот ношение его работы и присущих ему функций со всеми другими, без исключения, приемопередающими энергоинформационными блоками человеческого естества. Именно об этой оптимизации я твердил и буду твердить впредь, исходя из важнейшей закономерности, существующей во всей без исключения (кроме человека и его общества) Вселенной: в ней не протекает неоптимизированных процессов! Таковых мы не найдем ни одного!

Обращу еще раз внимание на порхающий полет комара: ни один НИИ ни одного из высокотехнологичных военных концернов не смог приблизиться даже к идее воссоздания подобной сверхсовершенной конструкции мгновенного изменения направления и скорости полета. Обращусь к примеру из иной сферы бытия: к узкому, ужайшему коридору тех условий (важнейшим из них является коэффициент теплоемкости воды), в котором оптимальной температурой для жизнедеятельности человека является 36,6 градуса Цельсия. Еще один пример, тоже из совершенно иной сферы: 8 кГц — средняя частота, на которой звучат трели наших певчих птиц, и эта же частота способствует расширению устьиц на зеленых листьях, что благоприятствует получению ими питания от солнца.

Думаю, никому из нас и в голову не придет даже предположить, — настолько это было бы смехотворно, — что отношения между мужчиной и женщиной в так называемом цивилизованном обществе оптимизированы хоть в какой-то степени. Бесконечные ссоры, разводы, выяснения отношений вплоть до побоев, причем все чаще избиваемыми оказываются представители сильного пола, психушки, переполненные клиентами, чья психика деформирована на сексуальной почве, и т. д. и т. п. — благодать и гармония, одним словом!..

Не стану отрицать ту очевидную истину, что одной из причин вышеозначенной тягостной ситуации — к сожалению, общей для всех, без исключения, регионов нашей планеты — является отсутствие рациональных знаний в данной чрезвычайно сложной сфере человеческой жизни.

Молодые и уже не очень молодые люди обоего пола сходятся, не зная, не ведая ничего ни о родовых различиях психики и физиологии друг друга, ни о необходимости учета индивидуальности своего партнера — по недомыслию, по необразованности мы общаемся с лицами противоположного пола так, будто это наше зеркальное отражение. Боже мой, какая это почти всегда роковая ошибка!

Позволю себе очень коротко поведать о перипетиях одной женской судьбы. Мои слушатели, возможно, знают, что я создаю цикл повествований о непростых женских судьбах, ибо женщины чувствуют ярче, чем мужчины, поэтому их жизненный путь позволяет более рельефно высветить некоторые общечеловеческие проблемы. Мне уже довелось опубликовать рассказ «Барменша из дискотеки», который был переведен на ряд европейских языков; напечатать повесть о великой целительнице Татьяне Буревой — человеке, могущество духа которого позволяет его ставить в ряд действительно святых, тем более что у нее, страстотерпицы, были как бы три разные жизни, и каждая из них — одна страшнее другой, но при всем при этом Татьяна Александровна до глубокой старости излучает яркий свет мудрости и доброты.

И вот сейчас в моих руках собрался богатейший человеческий материал об относительно еще молодой женщине, которая не может жить без любви, без самозабвенной страсти, и вся ее судьба — это путь катастроф, увлечений, падений и воскрешений. И вот что поведала мне та, которая является прототипом этого произведения: в свое время, молодой еще девчонкой, она отвергла достойного молодого человека в качестве жениха и, встретив его через 10 лет, горько пожалела о тогдашней своей глупости, о своем молодом неразумии. И в то же время: она была безумно, как это бывает только в сказках и легендах, влюблена в тупого, самодовольного, как она теперь понимает, фанфарона. Страсть была, однако знаний-то никаких не было. И разве сказанное относится только к ней? Но мы сейчас поговорим о явлениях иного рода, более глубоко залегающих, сокрытых от поверхностного взгляда.

Спокойно сопоставим следующие факты. С одной стороны: вот встретились два могучих быка-лося в единоборстве из-за милой стройной лосихи, которая кокетливо, делая вид, что ей ни до кого из них нет дела, тут же, на опушке, спокойно щиплет зеленую травку. Свершается смертный бой, чудовищное ристалище на пределе возможных сил и страстей. Трещат и ломаются страшные рога, хлещет кровища из кожи, поврежденной ударами острых копыт, пенится желтая слюна на раскаленных челюстях, мечут молнии ненависти выпученные в безумии глаза… И что же? Один бык победил другого, свирепо погнал его подальше, после чего боец-победитель возвращается к своей добыче и преспокойнейшим образом кроет самку… Сразу же, как говорится, не отходя от кассы. Такая вот нервная система регулирует сексуальные отношения там, где нет вмешательства коры полушарий головного мозга по той простой причине, что эта кора отсутствует напрочь.

А что же у людей? Начался спад производства, в обществе прорезалась и широко обозначила себя безработица, стали неопределенными перспективы — и кривая импотенции у мужчин половозрелого возраста взлетает до запредельного уровня. И это — при том, что все физиологические параметры у них соответствуют норме.

Что дальше? Огромное количество, изящно выражусь, неогуленных в связи с этим женщин либо впадает в неврастеническое состояние (их психопатизм не перебороть, нужно лишь понять его истоки и пожалеть его жертвы), либо опускается на уровень устойчивой фригидности (ужасное число — до 90 процентов!).

Так что же нам, двинувшимся по пути гармонизации и оптимизации всех своих систем, делать в подобной и в аналогичных ей ситуациях? Самое главное, лежащее в основе основ, представляющее собой фундамент, — это, как мы договорились, наши жизненные установки. Да, может быть определяющей ценностная шкала приснопамятного зятя Елены Федоровны, и согласно перемещению индикатора на подобной шкале материальные потери, и даже сама угроза этих потерь, есть фактор смертельно опасный. А коли он так ужасен, то, естественно, тут уже не только не до постели, не до интимных радостей с женою, но уже и не до самой жены — да какое мне дело до нее, пусть сама карабкается как может и пропадает, коль я, невероятный страдалец, лишился двух комнат и одной машины!

Решительная смена установки внешнего потребительства на установку развития внутренних ресурсов — вот та преграда убийственным, разрушающим нашу психику и наши сексуальные возможности внешним обстоятельствам. Решительное перемещение центра тяжести в тот сектор нашей самодостаточности, который практически независим от колебаний внешней среды, — таков первый и главный выход нашего отключения от суеты, связанный с коллизиями, конфликтами и кровавыми композициями внешнего мира.

И еще одна установка — сюда же, к первой. Мы помним принцип: «Превращать все в положительную медитацию!» Так вот его реализация: стало меньше денег? Хорошо, уменьшим количество потребляемого трупного продукта, то бишь мяса, резко сократим потребление ядохимикатов, то бишь алкоголя, преодолеем наркозависимость, то есть откажемся со значительной легкостью от табакокурения. Редко и плохо ходит транспорт? Но это же отлично, ибо мы теперь значительно больше станем передвигаться пешком, что не в пример полезней гиподинамии, сопровождаемой, к тому же, пребыванием в насыщенном омерзительными миазмами общественном транспорте. Отключили теплую воду? Радость-то какая! Наконец-то, некуда деваться, придется посетить коммунальную баню с ее огненнодышашей парилкой, а то все руки до березового веника как-то не доходили, да и холодными обливаниями придется заняться — деваться некуда…

Для того чтобы завершить эмоциональным орнаментом вполне логичную мысль о смене установок, о переориентации ценностей на шкале своих потребностей, позволю про цитировать себе прекрасное стихотворение Жака Бреля «Мы увидеть должны…»

За густой пеленой.
Наших будничных дел,
За больной маетой.
Наших душ, наших тел,
Сквозь унылые тени.
Обид и забот,
Сквозь тугое сплетенье.
итейских невзгод,
За уродливым миром.
Пустой суеты,
За угрюмым и сирым.
Лицом нищеты —
Мы увидеть должны,
Как прекрасна земля,
Как березы нежны.
И легки тополя,
Сердце верного друга.
Увидеть должны,
Зелень летнего луга.
И трепет весны…

Напоминаю вам, что разговор о переориентациях жизненных установок мы ведем сейчас в непосредственной связи с задачей гармонизировать, оптимизировать отношения мужчины и женщины, когда, в идеале, двое должны стать единой сутью ради увеличения долголетия, укрепления здоровья, решения основной для нас сейчас задачи — настроя на наш благожелательный резонанс с Землей и Небом.

В этой связи я должен определить еще одну установку, на этот раз непосредственно связанную с сексуальными отношениями. Она прямо связана с важнейшим, опорным для нас положением о том, что человек есть система многосоставная, многосложная. Если женщина, набравшись, в конце концов, отваги, заявляется к врачевателю этого профиля, какой совет получает она для избавления от фригидности? Простой и однозначный: мастурбируйте различными способами и предметами, раздражайте клитор, и вы преодолеете свой недуг… Что же? Онанируют, добиваются какого-то подобия оргазма, но каков он на самом деле и как достичь его в постели с партнером, увы, до конца дней и не познают! Так вот установка, равно важная как для женщин, страдающих фригидностью, так и для мужчин со слабой эрекцией и преждевременной эякуляцией: сексуальный акт — это функция не одной только мочеполовой системы, а целостное воздействие всех наших без исключения физических и психических систем.

Что это конкретно значит? Женщина должна отчетливо понимать, что ее подлинный, глубокий, истинный оргазм зарождается не путем технического трения клитора, который имеет значительное количество нервных окончаний, но, прежде всего, во влагалище, где таких окончаний несравненно меньше, но которые находятся в гораздо более серьезном контакте с центральной нервной системой. Следовательно, для достижения желаемого эффекта она должна понимать, представлять себе и ощущать всеми фибрами своего естества, что она вся желанна, любима, почитаема, боготворима, возлюблена. И это великолепно, это то, что надо, если в том же направлении действует по отношению к ней ее друг или супруг: не зря говорится, что женщина любит ушами! Она должна слышать в этот период, и в период ему предшествующий, — и в период, за ним последующий, — все самое прекрасное, чего только может она пожелать по отношению к себе! И вот тогда-то при сексуальном акте как акте целостной личности (не примитивном траханье) и возникает — с подключением центральной нервной системы — оргазм влагалищный, что ни в коей мере не противоречит необходимости стремиться также и к оргазму клиторному.

Допустим, однако, что слышать и радоваться полноте любовных чувств по каким-то причинам не удается с помощью партнера, следовательно, возникает вполне разрешимая задача: медитация на полноту любовного чувства, на расширение представления о себе как о прекрасной, любимой женщине. Само собою разумеется, что подобная медитация не отрицает, но прямо предполагает также и медитацию на представление непосредственно образа, форм, положений, позиций, непосредственно связанных с сексуальными переживаниями, ибо, повторяю и повторяю: подобный радостный праздник — общее дело и всех регионов, и всего руководства.

Аналогичную задачу решает также и мужчина с подавленной, по каким-либо психологическим причинам, потенцией. Само собой разумеется, что ему требуется ласковая, веселая, солидарная, страстная, любовная поддержка супруги — как словесная, так и практическая. Вдвоем можно и горы свернуть, ибо при подобной солидарной работе в дело включаются не только узкофункциональные системы, но и все ресурсы, связанные с активизацией центральной нервной системы и системой гормональной. Упаси Бог, разумеется, иметь встречу с женщиной неумной и бестактной, ибо ее нетерпение, насмешка или грубое слово способны надолго травмировать мужчину, который при благоприятных психологических обстоятельствах, напротив, мог бы вырасти до возможностей сексуального гиганта. Но, допустим, что худшего не произошло, но нет и лучшего, то есть ласковой, доброй, любовной поддержки. Опять-таки, здесь, как и в аналогичном случае, следует настраивать себя, представлять себе радостную и благоприятную полноту целостных человеческих отношений, куда лишь одним из составных элементов входят отношения сексуальные. И подобно тому, как женщина, для развития своей сексуальной активности, должна медитировать, ощущая увеличение сокращений своей матки, что бывает при активном половом акте, так и мужчина должен медитировать, вызывая всю красоту совместного солидарного полового акта с женщиной, для которой угодить ему — высшее наслаждение.

Учитывая, что наши курсанты — старше 18 лет, продолжу тему укрепления резонанса М—Ж со Вселенной рекомендациями, которые носят весьма сокровенный характер. Глубоко надеюсь на то, что та инструкция, которую вы получите, будет воспринята не со скабрезными улыбочками, но как реальный могущественный резерв для укрепления своего любовно-сексуального потенциала. Выполнение тех рекомендаций, которые сейчас воспоследуют, предполагает любовное совместное соучастие обоих партнеров, и успех этого великолепного медитативного упражнения зависит от успеха именно в совместной медитации. Я называю ее третьим энергетическим дыханием.


Медитация 16. Совместная медитация

(Аудиозапись 12. Чайковский. Концерт № 2)


Что требуется практически осуществлять во время полового акта в положении лежа — мужчина сверху? Нужно отчетливо представлять себе нефритовое копье мужчины в виде наконечника, с которого стекает энергетический заряд. Далее путь этого заряда проходит по позвоночнику женщины, после чего энергетический заряд начинает истекать в мужчину через два наконечника, которыми являются соски обеих женских грудей. Затем этот энергетический поток следует вниз вдоль его позвоночного хребта, и круг замыкается у основания его нефритового копья.

Задача обоих партнеров заключается в том, чтобы вращать этот энергетический шнур сколь угодно долго. Мужчина посылает мысленный выдох через свой стержень и набирает вдох от направленных на него двух стержней, двух грудей женщины. Она вбирает вдох через свою нефритовую пещеру, а посылает энергию мужчине на выдохе, направляя ее через свои соски. Само собой разумеется, что если при этом в любовном поцелуе замкнуты и рты, то синхронизация оказывается еще более полной. Подобное медитативное солидарное энергетическое дыхание позволяет партнерам не только почувствовать себя единой сутью, но и резко и весьма наглядно поднять свой потенциал: сексуальный, творческий — вообще, человеческий. Я очень надеюсь на то, что третье энергетическое дыхание войдет в ваш обязательный обиход так же, как и второе энергетическое дыхание, как и первое энергетическое дыхание.

И вот сейчас я осмелюсь перейти к такой рекомендации, которая, может быть, покажется кощунственной иным из ханжей, но способна принести солидарно действующим супругам немалые достижения.

Еще и еще раз подчеркиваю: увеличение резонанса каждого из отдельных индивидуумов путем позитивного объединения своих внутренних возможностей с человеком противоположного пола является огромным дополнительным резервом нашей гармонизации и оптимизации всех наших приемо-передающих устройств и, следовательно, серьезным шагом вперед по пути обретения доброго всемогущества. Именно в этом контексте прошу вас и осознать, и прочувствовать то, что сейчас впервые в жизни услышите. Речь пойдет о практике постулирования в момент совместного оргастического всплеска. Оба супруга заранее уговариваются о том постулате, реализация которого им крайне необходима, и выбрасывают его в Космос именно тогда, когда исходящий из них поток достигнет максимальной степени страсти, силы, а значит — и плотности информации об источнике этого совместного, коллективного выброса. Само собой разумеется, что об искренности, истовости данного пожелания говорить не приходится — здесь все работает по максимуму.

Техническое примечание: выбросив в Космос и оплодотворив там, в золотом шарике, свой постулат, не забудьте, расслабившись, вернуть его назад, иначе каков же в нем будет для вас практический смысл?

Коротко резюмирую тему об усилении наших солидарных резонансных возможностей. Первое: выход на философски высокие установки, и второе: медитативные упражнения особого строя, исходящие из понимания целостного характера взаимоотношений мужчины и женщины, способны заметно поднять планку над средним ординаром и по отношению к нашему быту и по отношению к нашему бытию.

Сегодняшнее занятие изобилует новой информацией — как, впрочем, не страдали от ее отсутствия занятия и прошлые, как будут доверху наполнены ею и последующие. Тем не менее, мы должны ознаменовать подход к экватору наших курсов завершающей медитацией, особенно значимой. Я осмелился бы сказать даже — значимой в масштабах всей нашей будущей жизни. Что же произойдет, что же свершится? А свершится следующее: находясь в состоянии транса, мы перейдем на новую ступень своего развития, а конкретно говоря, вступим в качественно более совершенные отношения со своим здоровьем, чем это было до сих пор.

Объясняю смысл работы: сейчас, по раздельному счету от одного до пяти, мы войдем в легкий транс, во время протекания которого и будет проходить эта крайне полезная работа. Затем, также при последовательном счете от пяти к одному, мы закрепим полученные результаты и, услыхав слово-команду «Один!», выйдем из трансового состояния. В течение всего этого сеанса вы будете присутствовать здесь и сейчас и, ни на что не отвлекаясь, слышать один лишь мой голос. Вхождение в трансовое состояние мы осуществим с помощью традиционного инструментария аутотренинга. Для этого попрошу нашего радиста почти полностью отключить свет и поставить едва слышимую медитативную музыку — например, «Шелковый путь» А. Китару. Всех остальных попрошу проверить, нет ли каких-нибудь перетяжек на теле — скажем, давящих резинок от носков либо же тугих лямок на лифчиках, и по возможности ослабить или совсем убрать источники этих беспокоящих сознание и подсознание ощущений. Расслабились, прикрыли глаза и включили, и перешли на строго размеренное энергетическое дыхание номер один с выдохом энергетического облачка каждый раз в точку дянь-тянь, что на 3 сантиметра ниже пупка. Приготовились — начали…


Медитация 17. Самовосстановление

(Аудиозапись 13. Брамс. Концерт для скрипки. Финал)


Я говорю: «Раз!», и это значит, что верхушка нашего черепа сдвигается подобно крышке люка, и энергетический поток, ниспадающий из безбрежного Космоса, заливает сверху донизу, заполняет собой, как сосуд, все наше тело, всю нашу голову. Нормализуется кровяное давление, наполняются все капилляры, розовеет кожа, становится тепло. Дыхание легкое, спокойное, ритмичное. Сидеть удивительно комфортно.

Полушария коры головного мозга входят в абсолютный резонанс, в полный контакте великим Мирозданием, и кора начинает жить полностью по уложениям Космоса.

Веки полностью расслаблены, раскрепощены щеки, губы, шея. Освобождаем от напряжения плечи, пальцы рук, пальцы ног. Снимаем до конца остаточное напряжение в голенях и бедрах. Никакие сигналы от периферии не идут больше в мозг, сидим в состоянии полного душевного и физического комфорта.

Я говорю: «Два», и это значит, что вся наша подкорка, все отделы головного мозга, все подразделения центральной нервной системы, в том числе и спинной мозг, начинают работать в абсолютном резонансе с корой больших полушарий, а значит, с безбрежным Космосом, в который мы погружены и частицами которого мы являемся. Дышится легко, спокойно, ритмично, энергия каждого выдоха последовательно растворяется в точке дянь-тянь. Ощущение тепла, комфортного состояния, полной безмятежности и внутренней пустоты увеличивается.

Я говорю: «Три», и это значит, что все без исключения внутренние органы и системы входят в абсолютный резонанс с вибрациями центральных управляющих органов, получают единую и синхронизированную информацию из ядра, составляющего нашу сущность, и весь организм начинает жить и резонировать на единой частоте, которая определяется вибрациями Космоса. Наше состояние — легкое, спокойное, комфортное, дыхание — ровное, ритмичное, с последовательной энергетической подкачкой волшебной точки дянь-тянь.

Я говорю: «Четыре», и это значит, что отныне возникает идеальная обратная связь между всеми руководящими центрами и всеми структурными уровнями нашего организма вплоть до клеток, вплоть до молекул ДНК. Самокоординация, самовосстановление, самоорганизация, самосовершенствование — вот какие процессы отныне начнут играть решающую роль в поддержании уровня нашего здоровья и его непрерывного совершенствования. До сих пор лишь один Господь Бог знал все о нашем организме; отныне он сам, как нерушимая божественная целостность, будет знать о себе все, и не только знать, но и адекватно и своевременно реагировать на любые отклонения на любом из существующих в нем этажей и уровней.

Я говорю: «Пять», и это значит, что многочисленные квалифицированные бригады ремонтников-реставраторов из своих депо тотчас отправились для восстановления всех поврежденных узлов и структур в нашем организме. Подобно тому, как ночные бригады высококвалифицированных, многопрофильных, многофункциональных ремонтников в системе метро выезжают для починки или профилактики изношенных узлов, так сейчас на восстановление и поправку наших дефектных элементов срочно командированы резервные возможности всех защитных устройств, существующих в организме, и восстановительные силы эти, их взаимодействия между собой отныне и навсегда идеально координируются руководящими центрами, генеральным ядром нашего организма.

Идет работа… Идет работа… Эти минуты самосовершенствования, самоорганизации, самовосстановления в масштабах нашей жизни значат много больше, чем целые недели, проводимые в санаториях и специальных лечебных заведениях, — по той очевидной причине, что там попытка помочь нам в восстановлении здоровья совершается извне и по весьма приблизительным направлениям, а здесь — изнутри и с абсолютно точными адресатами.

Идет работа… Идет работа… Ценность ее не измерить никакими денежными знаками.

Идет работа, ценность которой несоизмерима ни с каким эквивалентом, ибо в каких купюрах можно измерить идеальную самоорганизацию души и тела, постоянное здоровье — короче говоря, саму жизнь?

Начинаем обратный отсчет. Я говорю: «Пять», и это значит, что отныне и всегда, когда потребуется восстановить какое-либо повреждение в органе или дисфункцию в системе, к месту повреждения незамедлительно будут вызваны ремонтно-реставрационные бригады.

Я говорю: «Четыре», и это значит, что отныне наша жизнь решительно, качественно изменилась — она перешла на уровень самоорганизации, самовосстановления, саморегенерации в виде целостной системы, для которой характерны идеальная прямая и обратная связи между центром и любой точкой или зоной периферии.

Я говорю: «Три», и это значит, что отныне все наши системы и органы, все составляющие нашего организма, вплоть до клеточного и молекулярного уровней, настроены в резонанс с центральными руководящими органами нашей центральной нервной системы.

Я говорю: «Два», и это значит, что отныне кора полушарий головного мозга работает в идеальном соответствии с закономерностями, определенными и определяемыми Космосом, Вселенной, Мирозданием, Абсолютным разумом, Творцом, — то есть по законам идеальной организации всего сущего.

Я говорю: «Один», и это значит, что восприятие окружающего нас мира за пределами моего голоса возвращается к нам, что мы начинаем выходить из трансового состояния. Чтобы переход был более заметен, я издаю резкий хлопок ладонями… Теперь попрошу глаза раскрыть, пальцы рук сжать — разжать, еще раз сжать — разжать, еще раз сжать — разжать и сладко потянуться.

Теперь попрошу, не глядя на часы, сказать: сколько же времени длился этот трансовый сеанс?

10 минут? 15 минут? Не будем гадать: часы показывают, что прошло 35 минут! Не удивляйтесь: в трансовом состоянии течение времени воспринимается нами совсем по-другому, вплоть до того, что мы могли бы все эти минуты практически как бы схлопнуть до нуля. Но этот ноль был бы до отказа, сверхплотно наполнен бесценной для нас информацией.

Всего доброго, до следующего занятия! Попрошу дома тщательно осмыслить все, с чем мы познакомились сегодня.

Седьмое занятие

Три аспекта нашей работы: философский (стремление к согласию с Космосом), наладка всех наших приемо-передающих контуров, конкретные медитативные практики. — Роль клетки-лидера для согласования общих усилий. — Практика коллективной работы с постулатом. — Земля как живое существо и ее реакция на поведение людей. — Понятие эгрегора. — «Отче наш» как высшее послание людям, настраивающее жизнь человека и человечества на резонанс с Землей и Небом. — Взаимоотношения со своим и с иными эгрегорами. — Медитация на полное оздоровление.


Для того чтобы за многообразием отдельных фактов и пестротой новых впечатлений не утратить суть нашего курса, еще раз напомню иерархию смыслов — три основных направления, три наличествующих здесь аспекта.

Первое: утверждение такого философского взгляда на место человека в Мироздании, согласно которому все действия, все мысли, все эмоции каждого из людей и человечества в целом должны осуществляться в резонансе с закономерностями великого Космоса, породившего нас. Только подобное направление развития является естественным, нормальным, служит прекращению самоубийственной конфронтации человека с законами Мироздания и позволяет ему двинуться по пути самосовершенствования, пределов которому нет.

Важнейшим следствием, вытекающим из подобного философского мировоззрения, является жизненная установка на развитие, прежде всего, своего внутреннего потенциала, который безграничен, — в противоположность концепции, обращенной на всемерное и безмерное развитие внешних потребностей, очевидный предел которым ставит катастрофическое состояние экологии на планете Земля, эксплуатируемой человечеством хищнически, неразумно, в антифазу космической целесообразности.

Второе: из философии жизни в согласии с фундаментальными законами Мироздания, из установки на всемерное развитие своих внутренних возможностей абсолютно логично проистекает необходимость раскрыть, развернуть по максимуму все те устройства, которые изначально заложены в нас Природой, для полного и всестороннего, гармоничного и оптимально-целесообразного взаимодействия с Природой же. Исходя из необходимости успешного и вполне конкретного решения этой генеральной задачи, мы и занимаемся на протяжении всего курса возрождением, реставрацией, ремонтом, наладкой всех без исключения присущих человеку приемо-передающих энергоинформационных блоков, которые, вопреки тривиальному мнению, функционируют не только в коре и подкорке человеческого мозга, но и во всем человеческом организме, но и в сопряженном с ним и вне его пространстве.

Третье: и совершенно логично для этой концепции, согласно которой в существующем резонансе Земли и Неба мы, находящиеся посередине, должны быть ему созвучны и гармоничны, мы занимаемся уже вполне конкретными практиками достижения искомых результатов, то есть осваиваем технику различных видов медитации.

Такова последовательная цепь. Повторяю: философия — установка на развитие внутреннего потенциала — реальная медитативная практика. Как видим, все последовательно, все иерархически взаимосвязано. Поэтому я прошу и читателей данной книги, и слушателей этих курсов в каждой из тем, из решаемых здесь проблем видеть построение нашей работы в общем контексте, точно определять в каждом из случаев, о каком именно уровне идет речь и как данный раздел книги соотносится с ее общим замыслом, с ее целостностью.

К изложенному выше хочу добавить нечто в высшей степени важное и определяющее. Полагаю, вы читали брошюру Б. Болотова «Я научу вас не болеть и не стареть» и обратили внимание в этой замечательной работе на концепцию клетки-лидера — и в каждом отдельно взятом органе, и в каждой отдельно взятой популяции особей. Возможно, в научной литературе вам встречалось весьма существенное, также концептуальное, сообщение о том, что всего один процент клеток сердца задает ритм всему органу. Вполне вероятно также, что вам попадались весьма любопытные сообщения об эксперименте, проделанном в городе Фоерхильд (штат Айова, США), где всего 32 организованных человека сумели своей резонансно-согласованной работой резко улучшить нравственную ситуацию во всем многотысячном городе. Не стану далее продолжать ряд аналогичных сведений, осторожно введу лишь новый для большинства термин — «когерентность» то есть согласованность воздействий. Ярчайший пример когерентности — мощность лазерного луча, способного прожигать даже стальные пластины, хотя у истоков его стоит энергетически маломощное устройство. Но в отличие, скажем, от электрической лампочки, рассеивающей свои лучи во все стороны, в лазерном устройстве все вибрации сведены воедино, направлены концентрированно в одну точку, а не рассеиваются по всей сфере. К чему это я? К тому, что при надлежащей философской, методологической и практической подготовке наша, пускай даже относительно небольшая, группа, работающая на волне общего, причем страстного, желания вполне способна сыграть роль клетки-лидера, направляющей развитие того или иного процесса в другом направлении. Так, например, наш коллективный постулат, направленный на разрешение конфликтной ситуации в далеком от нас украинском селе, уже начал приводить — по сообщению оттуда, переданному Светланой, — к положительному результату, теперь нам нужно и можно идти дальше и выше.

Давайте прямо сейчас повторим медитацию, направленную на снятие тектонического напряжения, которое грозило столь катастрофическими последствиями Питеру и всему нашему Северо-Западу в октябре 1999 года.

Как будем работать? Для наглядности поставим рядом две наши ладошки тыльными сторонами вверх, причем одна из них, правая, будет находиться несколько выше — скажем, на толщину половины ладони, — чем левая кисть. Теперь мысленно наложим на этот рельеф традиционно желтовато-зеленоватую карту всей Северо-Западной плиты. Что означают эти ладошки на разных уровнях? Образ разошедшейся, расколотой плиты, на которой стоит наша земля от Питера до Москвы. Наши действия: спокойно, сосредоточившись, четко сконцентрировав свой внутренний взор, исподволь, медленно опустим приподнятую относительно левой руки правую до уровня левой.

Этот мыслеобраз — выравнивание расколотой плиты до единого уровня — мы и запускали в Космос в качестве своего общего постулата. Конечно, этот мыслеобраз сопровождала еще и четкая логическая формула: «снятие тектонического напряжения»…

У нас еще впереди разговор об истоках силы народных заговоров, но забегая в то еще неблизкое занятие, я выскажу по этому поводу опорную мысль: успешный опыт бабок, знахарей, так называемых шептунов опирается на объединение совместной мощи коры обоих полушарий нашего мозга: и правой ее части — образной, и левой — логической. Плюс к тому — неколебимая вера в успех; плюс к тому — нерушимая связь с высшими инстанциями (хоть языческими, хоть религиозными); плюс к тому — целостность личности и образа ее жизни в слиянности с породившей человека Природой, Вселенной; плюс к тому — инстинктивно тонкое восприятие вибраций произносимых во время заговора слов — таковы закономерности, положенные в фундамент их успеха. Таковы их уроки, которые мы по-своему должны усвоить и реализовать не только для того, скажем, чтобы свести бородавку, но ради предотвращения любой катастрофы, неумолимо надвигающейся на нас.

Итак, работаем по известной нам схеме: зарождение золотого шарика позади района пупка, перемещение его в район солнечного сплетения, а точнее, несколько выше — в район сердечной чакры анахаты, дальнейшее его перемещение в голову с целью продолжения сбора полной информации о естестве каждого из нас, выход через открытое темя индивидуального шарика к месту сборки, слияние всех шаров в один общий, крупный, примерно в трех метрах над центром нашего круга, и мощное, спокойное, отчасти даже вальяжное его перемещение в околосолнечное пространство. Спокойное и деловитое вращение во всех плоскостях с целью набора энергии нашего светила и — постулат!

Как мы помним, данный постулат представляет собой образное смещение в единую плоскость обеих ладошек и словесную формулу: «Снятие тектонического напряжения». Разумеется, за этой импульсной краткой работой скрывается и многое другое: подобно тому, как айсберг не сводится к одной лишь его верхушке. То есть мы отчетливо представляем себе и геофизическую карту той обширной местности, бедственную ситуацию, грозящую которой, стремимся разогнать, растворить, рассеять, аннигилировать, держим в памяти и грядущие сроки, но главное — мы забрасываем в наш коллективный шар единое общее желание, выраженное на всех возможных уровнях человеческого воздействия.

После того как шар, образно говоря, оплодотворен, мы его еще неоднократно оборачиваем вокруг всех мыслимых осей, еще и еще напитываем энергией Солнца и только после этого спускаем его сначала до точки коллективной сборки, а затем, в виде индивидуальных золотых шариков, растворяем наше общее желание индивидуально в каждом из нас.

Так повторяем еще раз от начала до конца. И еще раз от начала до конца.

Обращаю ваше внимание на то, что мы концентрированно работали одновременно и на образном уровне, и на логическом. А теперь, чтобы не утратить навыков медитации чисто образной, да еще связанной с дыханием, мысленно проработаем новую технику.

Представим себе, что мы идем. И вот на вдохе нас начинает как бы тянуть вперед, как бы всасывать в патрубок некоего мощного пылесоса, и мы с новой легкостью и стремительностью гораздо быстрее движемся вперед. А на выдохе в проекции пупка сзади, на уровне прогиба позвоночника, в свою очередь, возникает как бы реактивная струя, толкающая нас вперед. Итак, на вдохе нас как бы тянут вперед, а на выдохе вперед подталкивают сзади.

Сели удобно, расслабились и начали мысленно прорабатывать это прекрасное медитативное упражнение, придуманное нашим курсантом Тарасом, приехавшим на наши занятия с Западной Украины. Разумеется, никому другому не закрыты попытки для создания новых медитативных упражнений. Сейчас прорабатываем методику Тараса и не забываем при этом, также мысленно, работать ногами, которые понесут нас, таким образом, быстрее ветра. Мы уже неоднократно убеждались во время занятий медитативным бегом в тех чудесах, на которые оказываемся способны. На следующем занятии наши «чудесные» возможности возрастут еще больше с помощью этой медитации, которую мы назовем «тяни-толкай».

Не могу не вернуться еще и еще раз к удавшемуся тогда общему делу, громадному по своей значимости: ослаблению тектонического напряжения. Да, конечно, в основе геологических процессов подобного плана лежат причины чисто физические, объясняющие извержение вулкана — там землетрясение — здесь падение метеорита или даже столкновение планеты с астероидом. Все это совершается под действием определенного механизма, запускаемого теми закономерностями, которые изучают естественные науки. Но можно пойти и дальше: каковы же пусковые моменты, определяющие начало подобной стрельбы или подобной бомбежки космических масштабов?

Ответ сначала будет выглядеть гипотетически: а что, если наша Земля есть живой, чувствующий и реагирующий на все, что на ней происходит, организм? А что, если Космос живет по законам, целесообразность которых неизмеримо выше, чем губительная для Земли практика ошалевших от мании своего величия, погрязших в трясине потребиловки так называемых людей разумных? А что, если открывшие не ко времени — точнее, не по уровню своего нравственного развития — атомную энергию жители роскошной Атлантиды были некогда просто-напросто одним щелчком сметены с поверхности Земли подобно тому, как мы с вами освобождаемся от маленького, но смертельно опасного энцефалитного клеща-паразита? Может быть, конечно, это — случайные совпадения, что подавляющее число землетрясений совершается в регионах, отличающихся разгулом наиболее ненавистных межэтнических страстей, но может быть, в этом прослеживается и какая-то закономерность?..

Сейчас уже ни для кого не является секретом, что Чернобыльской катастрофе предшествовали два импульсных подземных толчка, которые сделали совершенно неуправляемой ситуацию, возникшую в результате ошибок персонала. И в ответ на совершенно естественный недоуменный вопрос, а при чем здесь мирный белорусский народ, на голову которого, основной своей частью, и просыпался смертоносный пепел, и при чем здесь, к примеру, жители Брянщины, можно ответить так: а когда вас жалит слепень, разве удар вашей ладошки покрывает лишь то место, куда погрузилось его ядовитое жало?

Главный закон Космоса, дарованный нам, — это творить благо. Коль скоро нам даровано такое невероятное богатство как жизнь, мы должны продолжать эстафету космического, божественного добра. Но разве мы — люди, человечество — следуем этому основному закону? Разве те, кого мы ставим во главу своих сообществ, творят добро? Может быть, они тешат свои корыстные страсти, а мы, подобно стаду безмысленных баранов, своим долготерпением поддерживаем их в этих противоправных по отношению к Земле, людям, Космосу действиях? Так на какой же эквивалентный ответ со стороны Мироздания должны мы рассчитывать? Космос вынужден защищаться от маленьких, но очень вредных паразитов, избравших местом поселения благословеннейшую из планет — Землю.

С этой гипотетической точки зрения глядя, наша с вами задача оказывается еще более широкой, чем необходимость подавлять природные катаклизмы. Задача заключается в том, чтобы прекратить накопление зла, его непрерывную аккумуляцию на нашей планете, чреватую бедствиями и почище, чем региональные землетрясения. Вполне вероятно, что страшная космическая катастрофа 1996 года, когда огромная комета Шумейкера врезалась не в Землю, а в Юпитер — к счастью, в планету, лишенную жизни, — есть серьезнейшее предупреждение для тех, кто в действительности способен понимать.

И во весь свой рост перед нами встает сложнейшая двуединая, диалектически противоречивая задача: с одной стороны, со злом, в которое мы погружены, бороться необходимо, но, с другой стороны, зло приумножать категорически нельзя. Где выход? Выход очевиден, его подсказывает икона моего заступника, святого Георгия Победоносца: он поражает копьем дракона, но лик его бесстрастен: он творит необходимое дело, но не засоряет мир, ноосферу Земли эмоциями ненависти. В этом плане он подобен садовнику, пропалывающему грядку. Точно так же и нам: нужно ли во время полезной работы — выкорчевывания сорняков — загрязнять свое сердце и уважаемый нами мир убийственно вредными для нас же вибрациями?

И еще раз от высокой философии, от осознания необходимости отчуждения от эманации злобы, болезненно травмирующих нашу Мать-Землю, перейдем к самой что ни на есть реальной практике.

Запишите домашнее задание: каждый должен дома написать по две записки с комплиментами, одну — соседу или соседке слева, другую — справа. Давайте разрушать железобетонные блоки нашей закрепощенности, давайте всемерно развивать свою доброжелательность! Сообщаю: наилучшие из комплиментов будут обнародованы, а наилучшие из комплиментщиков — щедро награждены. Попрошу в начале следующего занятия сдать свои пробы пера старостам групп.

Продолжим занятие. Сегодня мы немало внимания уделили вопросам конкретной медитативной практики. Достаточно серьезных вопросов касались и в плане мировоззренческом. Теперь будет справедливо и гармонично продолжить разработку и совершенствование тех приемопередающих устройств, которые то ли к нам подключены,

то ли в которые мы включены, но посредством которых наша человеческая сущность входит (или, напротив, не может войти) в гармонию и резонанс с окружающим нас великим безмерным миром.

Сегодня настал черед заняться аспектами укрепления, совершенствования нашей эгрегорной оболочки.

Эгрегор — это группа людей, объединенная некоей духовной общностью, обладающая общими совпадающими тонкими энергиями. Объединения эти могут быть как позитивными, положительными, так и по принципу совпадения отрицательных, антисоциальных интересов. Какие можем назвать духовные общности доброй направленности, принципиально полезные для всего земного сообщества? Перечислим в этом плане: семейный эгрегор, профессиональный, идеологический (например, демократы, например, патриоты), это может быть религиозный эгрегор — подчас настолько могущественный по своим масштабам, что он вбирает в себя немалую часть населения всей планеты. Это может быть национальный эгрегор, земляческий (почти всегда у нас возникает чуть ли не родственное чувство, если мы случайно встречаем земляка на чужбине); объединяющий людей с общим увлечением, — например, авторской песней. Это может быть эгрегор как профессиональных спортсменов, так и фанатов-болельщиков; это может быть эгрегор людей, исповедующих здоровый образ жизни, и т. д. и т. п.

Но существует, причем подчас иногда невероятно сильное, взаимопонимание, общность, взаимоподдержка у людей, исповедующих вредные, бесчеловечные интересы и увлечения. Нужно ли вспоминать (это у нас и так постоянно на виду и на слуху) эгрегор уголовно-бандитский, поразительный по глубине и тонкости взаимопонимания эгрегор пьяниц, эгрегор курильщиков? А эгрегор наркоманов?

Разумеется, проблема отнесения эгрегора к плюсу или к минусу не всегда однозначна: так, например, никакое развитое сообщество людей не может обойтись без клана управленцев — это с одной стороны. Но, с другой, если клан этот ориентирован не на то, чтобы служить государству, а на то, чтобы, напротив, государство являлось для него не более чем обслуживающим клан устройством, ситуация автоматически перерождается в противоположную, и судить о ней однозначно уже не приходится.

Проблема эгрегора лишена однозначности также и потому, что каждый из нас является членом не одного, а сразу многих эгрегоров: семейного, профессионального, национального, идеологического, религиозного, сообщества по интересам и т. д., но, вместе с тем, вполне возможно вовлечение, например, вполне положительного по своей направленности любителя спортивного подводного лова в эгрегор выпивох, и т. д. и т. п.

Далее мы с вами попробуем разобраться в некоторых наиболее общих принципах своего участия в жизни того или иного конкретного эгрегора, оптимизации деятельности этого устройства, способного невероятно увеличить (но также и значительно уменьшить) наши взаимодействия с Мирозданием. Но вначале мне хотелось бы поставить вопрос максимально крупно, наиболее масштабно. Дело в том, что каждый из нас, принадлежа к многочисленным частным эгрегорам, одновременно является и членом такого всеобъемлющего эгрегора, как человечество. Поэтому прежде чем говорить о принципах поведения относительно частных эгрегоров, зададимся целью разобраться в самых фундаментальных закономерностях, предполагаемых в качестве условия нашего гармоничного существования и развития в наиболее всеохватывающем людей эгрегоре.

Сразу скажу, что в мире существует объединенный целостной концепцией безупречный свод уложений, которыми должен руководствоваться род человеческий — себе во благо и во имя абсолютного резонанса с великим Мирозданием. Высшие (божественные) силы некогда продиктовали этот свод основных правил на таком понятийном уровне, который был доступен пониманию любого, даже недостаточно развитого человека (подобно тому, как важнейшие далеко еще не разгаданные нами секреты происхождения Вселенной и становления человеческого рода представлены в Ветхом и Новом заветах в сказочном, притчеобразном виде). Я имею в виду молитву «Отче наш». Текст, предлагаемый нам, настраивает все человечество на единую волну, причем на волну, общую с высокоразумной силой, господствующей во всем мире и долженствующей организовать строй жизни также и на Земле. Прежде чем спокойно и непредвзято проанализировать те постулаты, которые содержатся в этом великом тексте, еще раз попрошу учесть, что его нарочито упрощенная внешняя форма была рассчитана на уровень понимания тех так называемых простых людей, которые жили за тысячи лет до нас. Кроме того, и это очень важно, хочу обратить внимание и слушателей моих курсов, и читателей этой книги, что данное великое послание свыше передавалось от поколения к поколению не только через восприятие уже упомянутых «простых людей», но и через восприятие лиц далеко не простых, но чуждых, в силу своего нравственного развития или образования, тем вибрациям, которые несет этот текст. Вот почему, комментируя «Отче наш» в качестве той великой программы, которая объединяет в общее целое устремления людей и Космоса, я позволю себе по ходу дела несколько вполне корректных замечаний.

Итак, обращаемся к Посланию.

1. Отче наш, сущий на небесах, — здесь сразу устанавливается настрой на могучий источник силы — надчеловеческий, абсолютный, качественно иной, чем все, что относится к земной суете; кроме того, следует обратить внимание и на то, что сразу устанавливается иерархия (мы — дети, мы — порождение отца), и на то, что текст подразумевает некое единство, полное отсутствие фаворитизма и какого-либо выделения кого-либо: наш — значит «наш общий».

Да святится имя твое — то есть сразу же утверждается признание именно высших возможностей, сущих в мире, и сразу же — именно в их пределе; то есть определяются наивысшие возможные для человека и человечества ценности, идеалы: они — ни в коей мере не в мошне, не в безмерном материальном богатстве, но в той духовной святости, в том идеальном совершенстве, которым наделен Господь как центр духовного тяготения и всего человечества, и каждого отдельного человека.

3. Да придет царствие твое — в этих словах содержится указание на цель развития и человека, и человечества, на достижение по возможности высокой степени духовного развития и справедливости каждого и между всеми.

4. Да будет воля твоя и на Земле, как на Небе, — совершенно отчетливое указание, я сказал бы даже — настойчивый повтор ради внедрения в мотивацию нашей жизни того, что всевышние уложения должны быть реализованы на Земле (конкретно для меня этот постулат выражается формулой «резонанс Земли и Неба»).

5. Хлеб наш насущный дай нам днесь — я выделил бы здесь слова «наш» и «нам» как такие, которые подчеркивают необходимость господства справедливости в мире, гармонии взаимоотношений, то есть не тому дай хлеб, кто пострел, тот и съел, но всем нам, и не кучка олигархов ежедневно (днесь) должна пользоваться благами мира, но все мы. Все люди, ибо только гармония отношений на Земле между людьми и способна порождать тот резонанс между нею и небесами, который и является абсолютным требованием «царствия божиего на Земле», то есть нашего единства с Мирозданием.

6. И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим, — здесь в русский перевод вкралась грубая смысловая ошибка, которой нет в аналогичных переводах на другие языки. В «Отче наш» речь идет не о том, чтобы прощать материальные долги друг другу, что есть абсолютная глупость, способная привести к паразитизму попрошаек и людей нечестных, и кроме того: почему Господь должен прощать нам долги наши? Собственно говоря, какие долги? То есть невыполнение всех предыдущих постулатов?

Тогда какой в них смысл, и какой смысл вообще во всем тексте, взятом в целом? Подобная несуразица, которую мы, русские люди, бездумно твердим из поколения в поколение, из десятилетия в десятилетие, из году в год, сразу же заменяется на глубоко осмысленное содержание, на высокогуманистический завет, если вместо бессмысленного, в данном случае, слова «долги» мы вставим то, что было в Завете изначально — «грехи». В таком случае постулат выглядит совершенно по-иному: И прости нам грехи наши, как мы прощаем обидчиков наших, то есть в качестве призыва к отказу от злобы, от мести, к покаянию, к прощению как единственному средству преодолевать конфликтные ситуации. Речь идет о подавлении, выражусь научно, антифазовых между нами состояний, о выходе на согласные между собой вибрации человеческих душ. Как мы понимаем, если речь идет о том, что «будет воля Твоя и на Земле, как на Небе», если мы понимаем, что необходим резонанс между Землей, взятой в целом, и Космосом, то это взаимосогласие между всеми, путь к которому — прощение грехов другому, покаяние за свою вину перед другими, — и есть одно из самых конкретных и самых жестких условий, которые предлагаются нам. Так нет же, господами переводчиками с языка небесного на язык русский важнейшее положение Завета не просто обессмысливается, но и напрочь исключается из текста, который должен организовывать гармонию духа на Земле…

7. И не введи нас в искушение — трудно придумать, если проанализировать эти слова, более кощунственное искажение морали, исходящей от «Сущего на Небесах»! На короткое мгновение отрешимся от вдолбленной в нас привычки бездумно, подобно попугаю, повторять словосочетания и вдумаемся в то, что инкриминируется господами переводчиками Высшему существу, Святому духу, Богу: «не введи нас в искушение»! Не введи — это значит, специально, сознательно не введи, то есть будь добр, не осуществляй по отношению к нам провоцирующую роль!.. Если кто-либо способен иначе трактовать эту совершенно однозначную по смыслу формулу, пусть предложит свое объяснение, да только все здесь настолько однозначно, что никакой адвокат ни на какой кривой подобного прямого толкования не объедет. Какой же совершенно очевидный смысл был вложен в тот постулат, который столь еретически извратили? Несомненно, такой: избавь нас от искушений, то есть помоги с наименьшими потерями на жизненном пути продвигаться той дорогой, которая и ведет к царствию Божиему на Земле. Избавь нас от искушений — это значит, если вспомнить предыдущие постулаты великого текста, помоги с наименьшими потерями настроиться на твою могучую волну, избавиться от тех помех, которые влечет за собой отклонение от духовного совершенствования ради самодовлеющего накопления материальных благ, которые несет несправедливость по отношению к другим людям, которые несет совершение зла без чувства раскаяния.

8. Но избавь нас от лукавого — опять-таки, неточный перевод, объяснимый, впрочем, уровнем многотысячелетней давности. Было: но спаси нас от зла. Именно в такой трактовке данный постулат подтверждает и закрепляет предыдущее уложение с просьбой избавить нас, по возможности, от разного рода искушений, препятствующих достижению духовной гармонии с великим Мирозданием.

9. Ибо твое есть царство и сила и слава во веки. Аминь! — то есть отчетливое возвращение по кольцевой композиции — на этот раз уже на уровне нового понимания — к утверждению высшей идеальной морали, Божественного разума как главного, основного, единственного ориентира для нас, земного человечества.

Такова всеобъемлющая концепция общечеловеческого, без оттенка каких-либо привилегий эгрегора, такова генеральная цель его развития — абсолютное слияние с самыми высокими изо всех возможных духовными устремлениями. Теократия — так назвал бы я их воплощение в реальность. Надеюсь, мы все ясно осознаем, что задача каждого из нас сводится отнюдь не к тому, чтобы денно и нощно твердить молитву «Отче наш», не вникая в ее глубинный смысл, бездумно повторяя грубейшие ошибки переводчиков великого текста на человеческий язык. Задача, разумеется, заключается в том, чтобы добиваться осуществления постулированных там абсолютных истин въяве, при жизни.

И вот теперь, когда мы получили масштаб для понимания того, что такое общечеловеческий эгрегор, нам будет проще говорить о наших взаимоотношениях с частными эгрегорами, членами которых мы являемся. Попробую сформулировать некоторые позиции.

1. Любой эгрегор требует от своего члена безусловной поддержки, действий, направленных на его развитие. Если ты — семьянин, укрепляй семью, если ты входишь в эгрегор наставников молодежи — становись профессионалом все более высокой квалификации, если ты действительно являешься патриотом, то споспешествуй процветанию своего отечества, и т. д. и т. п. И что крайне важно: на незримом, чаще всего неосознаваемом, но, тем не менее, ощутимом плане твой эгрегор в трудных ситуациях способен тебя поддержать и даже спасти. Спасти и посредством прямой солидарности и взаимовыручки, как это бывает при забастовках трудящихся одного завода, когда им помогают рабочие всей отрасли, и косвенно. Вспомним слова из песни Утесова: «Ведь ты моряк, Мишка, а это значит, что не страшны тебе ни горе, ни беда», отсюда же — спокойная уверенность альпиниста, что ни в каких обстоятельствах соратники по восхождению не дадут ему пропасть, и это неоднократно позволяло людям благополучно пережить действительно смертельно опасные инциденты. Я уж не говорю о тех случаях, когда жаркая молитва, обращение за помощью к святым угодникам или Матери Божьей помогала людям преодолеть беду, и дело здесь не обязательно в том, что, например, Николай Угодник помог, а в том, что встрепенулся весь огромный эгрегор и на своих крыльях поднял своего летящего в бездну соратника.

В этой связи добавлю то, что мне уже приходилось излагать: обязательно необходимо создавать мощный эгрегор людей, исповедующих здоровый образ жизни. Для чего? Во имя защиты членов этого эгрегора от надвигающейся смертельной угрозы. Дело в том, что возрастающая волна СПИДа, являющегося, на мой взгляд, небесной карой человечеству, сродственной землетрясениям, вулканическим взрывам, столкновениям с крупными небесными телами и т. д., является действительно волной, то есть она не сводится к поражающим воздействиям одних лишь вирусов. Достигнув некоей критической массы, пандемия всегда обретает очень сильную полевую оболочку, сопровождающую ее биологических носителей. И вполне возможно, что под сокрушительный удар, образно говоря, взрывной волны будут попадать и вполне нравственные мужчины и женщины, вся беда которых (не вина, а беда) заключается лишь в том, что они жили одиночками, вне взаимоподдержки людей, чьи тело и дух способны противостоять и этой, и любой другой инфицирующей нас гадости. Задача заключается в том, чтобы создать мощное эгрегорное, а это значит, могучее полевое объединение, которое надежно будет защищать всех членов данного эгрегора от воздействий на тонком плане со стороны столь коварного и беспощадного эгрегора, коим является монолитное в своем стремлении поразить человека сообщество вирусов СПИДа.

2. Продолжаю разговор о взаимодействиях со своим эгрегором. Человек одинокий, находящийся вне эгрегора, как в приведенном рассуждении о его беспомощности перед массированной волной любой пандемии, есть крайне тягостное явление, аномальное и опасное для любой особи человеческого содружества. Но и тот, кто начисто забывает о своей индивидуальности, о своей особности, также аномален. Эгрегорное сообщество, состоящее из сочетания наших тонких энергий, практически зеркально отражает ситуацию в реальном сообществе людей, в плотном физическом мире: там тоже есть два полюса — оголтелого индивидуализма и нерассуждающего, беззаветного коллективизма. Законченный индивидуализм, то есть самодовлеющая самость, эгоизм — так же как и полная безликость, отсутствие самобытности и самостоятельной точки зрения, постоянная готовность подчиниться любому массовому настрою вплоть до разгула низменных страстей толпы — все это обоюдонепримеримые и неприемлемые крайности. Нет сомнения в том, что идеальное положение дел предполагает как ярко выраженную индивидуальность человека, так и его способность солидаризироваться с единомышленниками в достижении общей цели, являющейся благом не для одного только человека, но для многих. Точно так же должна складываться ситуация и в отношениях со своим эгрегором: поддерживая его, не терять головы, сотрудничать, но не отдаваться в добровольное рабство! К примеру: конечно же, регулярные лыжные прогулки по воскресеньям зимой — занятие замечательное, и компании, складывающиеся на этой основе — дело доброе, но если в какое-то из воскресений у вас появляется возможность посетить редкий вернисаж или возникнет необходимость помочь знакомым с переездом на другую квартиру, то, может быть, беззаветную страсть гонщика-лыжника или слаломщика следует в этих особых случаях и поумерить?

3. С помощью последнего примера мы подошли к разговору о соотношении более крупных категорий, чем соотношение различных интересов, пересекающихся внутри одной-единственной души. Мы подошли к анализу тех нередких в нашей жизни ситуаций, когда пересекаются интересы различных эгрегоров. Сразу выскажусь определенно: по возможности, следует избегать конфронтации. Так, например, у нас с вами, благодаря развитию некоторых способностей, появляется возможность влиять на погоду, и само собой разумеется, что по нашим бытовым обстоятельствам нам хотелось бы, чтобы лето — пора, предназначенная для отдыха и отпусков, — было сухим и солнечным. Но как быть с работниками сельского хозяйства, которым Ьез регулярных дождей, орошающих посевы и луга, никуда не деться? Смеем ли мы свои узкоэгоистические интересы реализовать в противовес аграрному сектору? И дело даже не в том, что мы же и пострадаем из-за неурожая и вздувшихся цен на продукты сельского хозяйства. Дело в том, что на тонком уровне могучий аграрный эгрегор найдет возможность жестоко отомстить эгрегору бездельников-дачников. Я не могу сказать, как конкретно это проявит себя: то ли случайными вроде бы пожарами у тех лиц, что вообразили себя властелинами природы, то ли закисанием воды в их пересохших колодцах, то ли еще более неприятинтересов других ными ударами судьоы, но у меня нет никаких сомнении в том, что удары эти воспоследуют непременно, а первопричиной их будет эгрегорный эгоизм, отсутствие понимания.

Приведу для полной ясности пример сугубо личностный: всем вам ведомо, что моя деятельность направлена на оздоровление каждого, кто только готов приложить мало-малейшие усилия для поддержания себя в достаточной, доброй психофизической форме и норме. Кажется, что в этом плохого? Да, с нашей точки зрения, плохого в этом ничего нет, но глянем на положение дел с позиции медицинского эгрегора: чем выше планка уровня народного здоровья, тем, следовательно, ниже планка уровня оплаты тех, кто живет, причем весьма благополучно, лишь в тех условиях, когда в обществе много больных, когда уровень здоровья населения неудовлетворителен. Но мало того: ведь работа моя и мне подобных подрывает также и благосостояние столь могущественной сферы современного производства, как фармацея. Но если бы только ее! А куда мы денем интересы винно-водочного сектора (это десятки и десятки миллиардов рублей), а куда мы денем материальную заинтересованность производителей табачных изделий? Как не будем учитывать бандитской свирепости наркобаронов и всей тянущейся за ними своры наркодельцов? Скромно опускаю в этом перечне интересы такой могущественной и разветвленной сферы нашего быта, как организация похорон и ритуальных услуг. И выхожу на самый, может быть, мощный противодействующий фактор — это на инерцию сельского хозяйства, в котором заняты, в масштабах одной только нашей страны, десятки миллионов человек, подавляющее большинство которых тратит свою жизнь, то есть свой труд и свое время на производство продуктов, отнюдь не самых рациональных и полезных для человеческого здоровья.

Теперь вы до конца поймете, почему столь непросто одерживает победу движение за здоровый образ жизни: этому потенциально необходимому, но пока маломощному эгрегору противостоят эгрегоры, неизмеримо более могущественные, накачанные, наработанные не только вековой, но и многотысячелетней историей.

Какой же следует вывод из разговора о взаимопересекающихся интересах разных эгрегоров? Простой и реалистичный: во-первых, еще и еще раз подумайте, нужно ли вам вторгаться в сферу интересов чужих эгрегоров; во-вторых, если уж никак нельзя не вторгаться, будьте максимально бдительны и осмотрительны. И общее заключение: занявшись проблемой эгрегора, то есть структурой взаимодействующих тонких полей многих людей, мы отчетливо понимаем, к какому огромному резерву новых возможностей вполне осознанно можем подключиться. Более того: прекрасно понимаем, что резерв этот вполне способен к многократному усилению и возрастанию. В то же время, исходя из генеральной концепции единства человеческого рода в достижении как внутреннего согласия, так и согласия в масштабах Вселенной, каждый раз будем подходить к проблеме взаимовлияний различных эгрегоров с самой высокой степенью трезвости, внимания и осмотрительности. «Не навреди!» — этот древний закон врачевания в данном случае подходит, как ничто другое. Да, в этой сложной сфере деятельности можно достичь немалых индивидуальных и общих успехов, но при этом всегда следует помнить о генеральной задаче, выраженной в тексте «Отче наш»: «Ибо Твое есть царство и сила и слава во веки». И во имя пришествия Этого царства, то есть ради резонанса человека с Землей и с Небом, и следует выстраивать свои действия.

Последнюю сегодня медитацию я хочу напрямую соединить с главной для всех нас темой: значительным возрастанием наших внутренних возможностей. Акцентирую: наших внутренних человеческих возможностей. Но, собственно говоря, а каких же еще?.. Внимание: сейчас последует очень важное сообщение! Не вдаваясь в долгие рассуждения, скажу лишь главное: наш многомерный мир населен не одними лишь людьми, но и абсолютно иными по строению и структуре живыми сущностями. По многим параметрам превосходящие нас (подчас неимоверно), они, однако, уступают нам в главном: по образу и подобию Божию во Вселенной созданы лишь люди! И в этом великом универсализме — наше решающее, качественное преимущество перед всеми другими сущими в мире, сколь бы ни превосходили они нас в частностях.

К чему это я? К тому, что резервы, сокрытые в нас, безмерны, невероятны, божественны, если двигаться к их раскрытию истинным путем, а не тупиковой дорогой внешней потребиловки. Задача в том, чтобы поверить в них, выйти за привычные пределы, за обыденные представления. И мы уже можем это!

Так, например: мы способны уже сейчас входить в концентрированное медитативное состояние не после иссушающих ум и сердце двадцатилетних тренингов, но через двадцать секунд — в крайнем случае, через двадцать минут: постигнув всем своим естеством, что Самодур-тиран, как заколдованный, замирает неподвижно и перестает крутить свою «бетономешалку», если ему предложить одновременно две, три или четыре задачи.

Так, например, совсем недавно мы убедились в том, что нам подвластна произвольная регуляция ритма сердечных сокращений, а ведь не творческий, а, я сказал бы, роботизированный подход ортодоксальных йогов к этому упражнению требует от них многих лет неимоверных усилий.

Мы подобны Создателю в том, что способны свою мысль, эмоцию, волю материализовать непосредственно во вполне реальные предметы и процессы, причем категория пространства во время подобных воздействий отсутствует. Объект может находиться в городе Луга, в штате Аризона или в созвездии Лебедя. Обладание технологией преобразования информации в материально явленные тела и состояния — таков генеральный (Божественный) путь технологии следующего (и последующих) тысячелетия человеческой истории. И когда мы на расстоянии лечим, оказываем умиротворяющее воздействие на общественное мнение или убираем катастрофическое напряжение земной коры, мы уже вступаем на истинную дорогу божественной, подлинно человеческой технологии.

И теперь перехожу непосредственно к теме сегодняшней медитации. Напоминаю, что на прошлых занятиях мы из точки в солнечном сплетении импульсом порождали сначала крест, затем — трехмерный крест, затем, во время этой яркой вспышки, строили фракталы — то есть меньшие подобия базового креста. Теперь перед нами открываются два направления: либо тренировать себя на умение воссоздавать все более дробные фракталы, то есть бесконечно опушать снежинку, образно говоря, и стремиться всю эту уменьшающуюся в размерах, увеличивающуюся каждым уровнем в кубической степени массу трехмерных крестов держать перед внутренним взором, уподобляясь могучему компьютеру, способному представить на экране многие сотни тысяч точек и пересечений, полученных таким способом. Либо же вспомнить о своем божественном происхождении и отдать работу роботов — роботам же, а самим обрести качественно иную способность: воссоздать разом на своем внутреннем экране не 541 тысячу структурированных точек, но и их, и бесконечно больше этого числа!

Законный вопрос: а для чего вообще нужна данная медитация? Очень нужна! Объясняю: когда-то давно, многие тысячи лет тому назад, представители некой высоко развитой цивилизации передали китайцам искусство акупунктуры. Да, это надчеловеческое знание, до подобной сложности причин и следствий в нашем организме людям додуматься было не дано. Акупунктура же доказала свою жизненную силу, и ее посредством искусники-врачеватели пользовали, пользуют и с успехом будут пользовать болящих. Прошли-протекли тысячелетия, и вот уже буквально в наши дни нашему земляку и современнику было явлено знание, возводящее искусство акупунктуры на новый качественный виток: ему было открыта вся структура построения акупунктурных точек и каналов нашего тела в прямой связи с построением кодовой молекулы ДНК, определяющей развитие организма.

Не стану называть ни имени, ни координат этого человека потому, что он сам против подобной нескромной «засветки» (хотя на эту тему издал уже до дюжины брошюр под своей фамилией). На своих курсах он обучает тому, что познал и что денно и нощно тренировал более шести лет подряд.

— Кто вы? — спросил он в 1990 году явившихся к нему.

— Мы — не боги, мы — не люди, — был ему ответ. — Мы — вестники вечности.

И методике этих вестников вечности он на своих курсах стремится научить желающих. Вотще! Сколько мне известно, помимо него никому за годы обучения не удалось развернуть из точки эту многофрактальную матрицу до сколько-нибудь приемлемого уровня. Думаю, и не удастся — потому что это уровень механических способностей не человека, а ЭВМ. Думаю также, что и объектом для распространения своих знаний «вестники вечности» избрали этого человека потому, что его склад мышления близок к компьютерному, потому что они были уверенны в его неукоснительном следовании заложенной ими программе. И он свято следует ей, едва ли не под девизом: «Шаг в сторону считается за побег и влечет за собой расстрел». Смею судить об этом по невероятно бедному словарю его печатных трудов с логикой изложения, калькированной с машины, с языка биороботов. Да, это насыщенные оригинальными сведениями издания, иные из них перспективны для практического применения, но их внутренним пороком является то, что это продукция существ иного, чем человек, происхождения, органически не способных видеть многообразие и богатство структуры человека, его отличие от их бедненькой, схематизированной на уровне естественно-математических знаний программы. Построение матрицы — полезная для выравнивания здоровья медитация, поэтому я и начал вас исподволь втягивать в нее. Но как акупунктура, при всем богатстве ее средств, не покрывает понятия «человеческое здоровье», так и матрица есть лишь частичная проекция богатства человеческой организации. Абсолютизировать ее некорректно, если считать человека подобием Божиим, хотя глупо было бы отрицать и реальные достижения, возможные на ее основе.

Что же за медитация будет предложена ныне вам, слушатели курсов, читатели этой книги?


Медитация 18. Рождение шара

(Аудиозапись 14. Звучание пирамиды Хеопса)


Мы из точки в солнечном сплетении — импульс за импульсом — начнем разворачивать полную сферу, то есть шар! Он то возникает, то сбегается снова в исходную точку, то вновь появляется, содержа в себе и 541 тысячу вычисленных «вестниками вечности» наших структурных точек, и еще мириады мириадов других, им неведомых, но уподобляющих человека, по своему неисчислимому богатству, создавшему его Творцу.

И крест, и крест с фракталами нужны были нам изначально для организации мышления, для укрепления его дисциплины, а затем мы двинулись путем человека, путем Бога — в отличие от тех. кто не является «ни богами, ни людьми», а сущностями иного рода.

И вот теперь мы вводим в свою ежедневную практику медитацию на пульсирующее возникновение шара и сбегание его к изначальной точке — согласно параметрам, о которых говори лось на прежних занятиях. Данная медитация способна помочь возродить и раскрыть все заложенные в нас потенции. Работаем!.. Начали.

Спасибо! О том, каким образом можно еще более активизировать ее воздействие, речь пойдет на каком-либо из следующих занятий.

Попрошу это упражнение записать в качестве ответственнейшего домашнего задания.

Всего доброго, до встречи, господа подобия Божьи!

Восьмое занятие

Контактное и на расстоянии определение уровня воды в бутылках как упражнение на выход в информационное пространство. — Красивых дел в первую очередь, а не слов, ждет от нас Мироздание. — Эгрегор в качестве возможного концентратора добрых дел. — Медитативное восстановление позвоночника — модель «ремонта» любой из частей тела. — Установка на радость — установка установок, способная въяве материализовать гуманное мироустройство. — Медитация на целостное совершенствование.


Надеюсь, старосты уже собрали все записки с комплиментами, которые каждый должен был написать своему соседу слева и своему соседу справа, прошу все эти материалы в перерыве отдать мне. Повторяю, что наилучшие комплименты и наилучшие комплиментщики будут весьма неординарно премированы.

Коль скоро речь зашла о домашнем задании, сразу же попрошу записать оное к следующему занятию.

Что потребуется? Взять пять чистых бутылок, залить их водой каждую до того или иного уровня — все по-разному, потом из плотной бумаги приготовить цилиндры, в которые и запрятать эти бутылки с жидкостью. Далее — любым способом, хотя бы и повторив весь цикл «Секрета Калиостро», войти в отрешенное трансовое состояние и проделать следующее: взять в руки остро заточенный карандаш и, проводя им по бумажному цилиндру, постараться определить границу жидкости в данной бутылке, границу эту легким штрихом нанести по горизонтали. Такую же операцию проделать по отношению и ко всем другим четырем бутылкам с жидкостью. Вы должны на тончайшем, сверхтонком уровне ошутить переход от среды к среде под вашими пальцами, под вашими руками. Не возражаю, если вы предварительно проведете ладонями вдоль каждого из цилиндров, чтобы постараться осязать чувствительным центром ладошки это невероятно легкое давление, исходящее изнутри. Да, я забыл предупредить о том, что налитые вами бутылки кто-либо из ваших близких должен предварительно так перетасовать, чтобы вы не имели никакого представления, сколько в какой из них содержится жидкости.

И вот вы с некоторым замиранием сердца снимаете с бутылок колпаки и ставите их рядом с бутылками, чтобы сравнить уровень жидкости реальный и графически выраженный вами. Условимся, что «отлично» ставится в том случае, если эти уровни различаются не более чем на 1 сантиметр. Поразительно, но процент совпадения будет у вас намного превышать тот, который достижим по теории вероятности. Редко у кого не совпадут рисочки в двух из пяти случаев, но сплошь да рядом окажется так, что, по крайней мере, в четырех случаях из пяти совпадения будут абсолютными.

Несколько растерянные, но вдохновленные уже открывшимися перед нами горизонтами, в этом же домашнем задании мы двинемся вперед и выше. Каким образом? А таким, что попросим своих родственников еще раз перепутать все бутылки, поменять в них уровень жидкости и все пять штук, закрытые колпаками, поставить куда-либо поодаль от нас — хотя бы и на ту приступочку секретера, что находится в трех метрах от стола, за которым мы сидим. А перед собою мы положим пять горизонтальных полосок бумаги, равновеликих цилиндрам, закрывающим наши бутылки. На каждой из полосок выставим цифры, соответствующие бутылкам: 1,2,3,4,5. Опять вводим себя в измененное, трансовое состояние посредством любой из медитативных техник, хотя бы и дыхательной, после чего приступаем к следующему этапу выполнения домашнего задания: осторожно двигая карандашом по лежащей перед нами полоске бумаги, мы теперь уже на ней постараемся ощутить изменение плотности содержащейся в бутылке смешанной среды, установить границу между воздухом и жидкостью.

Поразительно, но наш тонко заточенный грифель будет как бы спотыкаться на полоске бумаги о некое невидимое препятствие. Предупреждаю сразу, что нужно водить не помногу раз карандашом туда-сюда, не елозить в неуверенности, а напротив: с достаточной степенью сосредоточенности определять границу после одного-двух, максимум — трех проводок карандаша. Таким образом мы расправимся с каждой из пяти бутылок. После этого, опять-таки с трепетом душевным сравним полученные информационные сигналы с грубой реальностью в виде конкретного уровня жидкости в конкретных бутылках. И опять смешанное чувство радости и недоумения охватит нас, ибо, по крайней мере, в двух из пяти случаев (что тоже намного выше процента, следующего из теории вероятности) уровни совпадут! Но приготовьтесь морально и к тому, что после некоторого количества тренировок у вас получится пять попаданий из пяти!

О чем свидетельствует этот эксперимент? Только лишь о том, что мы успешно продвигаемся и по пути овладения медитативными практиками, и по пути совершенствования наших приемо-передающих устройств — нам приоткрыли, благодаря этим добрым обстоятельствам, допуск в информационное поле планеты.

А уж для тех, кто на гребне одержанных при выполнении этого домашнего задания побед захочет дерзнуть еще более отважно, возможно одоление еще более высокого барьера.

Пускай на этот раз ваши ближние заберут все бутылки в охапку, вынесут их совсем в другое помещение и расположат их там вне поля вашего зрения. Вы же сотворите новые бумажные полоски высотой с цилиндр своих бутылок, поставьте на них номера и вот по ним-то, абсолютно вслепую, и проставьте уровни жидкости в отдаленных от вас бутылках. Само собой разумеется, что ваши помощники и на этот раз изменили наполнение каждого из сосудов, а может быть, один или два из них, для вящего коварства, и вообще оставили пустыми.

После того как мы преодолеем и этот сверхвысокий барьер, думаю, не придется объяснять всем и каждому, каким именно образом я или вы при уже достаточной степени подготовки оказываемся способными определять по нарисованному на листике бумаги плану квартиры наличие или отсутствие в ней геопатогенных зон. Полагаю также, что для нас уже не будет невероятным чудом, тайной за семью печатями сама вероятность эти геопатогенные зоны, находясь на любом расстоянии от них (в информационном поле отсутствует категория пространства), аннигилировать, трансформировать, убирать, превращать гиблые места в райские кущи.

Таков лишь один из аспектов практического применения, казалось бы, столь отвлеченных от реальности понятий, как медитативные практики, как совершенствование наших приемо-передающих устройств, как стремление войти в оптимально-гармонические отношения с породившей нас Матерью-Вселенной.

На прошлом занятии мы значительное внимание уделяли выработке в каждом из нас целостной философии, адекватной, соразмерной мировому порядку. В продолжение и развитие этой важнейшей из важных тем я добавлю сейчас весьма существенный элемент: наше соответствие, наш душевный резонанс с основами Мироздания должен проявляться отнюдь не в плетении красивых, правильных словес. Кто только ни славословил, кто только ни лгал, прикрываясь то именем Божиим, то святыми идеалами демократии, то неприкосновенными правами личности! Разговор о глубоком различии между языком слов и языком действительности у нас еще впереди, но сейчас, в связи с необходимостью определиться, философски сформулирую совершенно однозначно практическую направленность нашего мировоззрения. Следование фундаментальным закономерностям Мироздания, служение Господним заветам, жизнь в резонанс с вибрациями Абсолютного разума (кто как хочет) осуществляется не посредством словесного суесловия, не с помощью взываний к Небу, не употреблением к месту и не к месту молитв и заклинаний, но максимально красивым, добросовестным, профессионально-искусным исполнением своих обязанностей, совершенствованием своего умения, осуществляется реализацией заложенных в человеке потенциальных возможностей — ради себя, ради своих ближних, ради своих дальних, во имя расцвета и дальнейшей эволюции Земли и Неба.

Постараюсь эту фундаментальную закономерность истинно человеческого (богочеловеческого!) пути увязать со столь важной темой прошлого занятия, как понятие об эгрегоре. Это позволит, во-первых, рельефнее высветить уже известное нам и, во-вторых, увидеть новые, вполне практичные аспекты в насущной проблеме совершенствования структуры наших приемо-передающих блоков (осмелюсь напомнить, что эгрегорная связь здесь рассматривается в качестве одного из таковых устройств). Полагаю, что где-то в уголке вашей памяти осталось также и мое сообщение о нарастающей полевой мощи любой разновидности вирусов, в том числе и вирусов СПИДа, происходящей экстремально, то есть качественным скачком при достижении некоего количественного уровня. Тогда мы, как помните, обсуждали эту «блистательную» для человечества перспективу в связи с настоятельной необходимостью поставить в качестве противовеса этой беде эгрегор людей, объединенных коллективистской моралью. Однако взглянем теперь на проблему и с другой стороны: концентрированная мощь вирусного множества не в последней степени объясняется также и наличием в этой весьма жизнедеятельной субстанции своего эгрегора. Да, с нашей точки зрения — паразитического, но с позиции вируса — увеличивающего силу и возможности каждой особи благодаря синхронной деятельности всего сообщества этого нашего смертельного недруга.

Отсюда — следующая ступенька нашей мысли: любое образование живых существ обладает своим эгрегором. Уже достаточно давно академик В. Казначеев в Новосибирске проделал выразительные и доказательные опыты. Так, например, в двух разнесенных одна от другой чашах с бульоном жила и культивировалась одна и та же порода бактерий. Для того чтобы исключить любое из известных науке средств информации, способов взаимодействия между ними, одна из чаш была помещена в толстенный сейф. После этого на микроорганизмы, находящиеся в оставленной снаружи чаше, подействовали губительным для них ядовитым раствором. Они погибли. Но вот парадокс: погибли и бактерии в другой чашке, которые жили изолированно от первых, в полном комфорте, пребывая в питательном бульоне! Это значит, что сигнал об ужасающих для одной части популяции воздействиях был получен другой, процветающей, частью этой популяции посредством передачи информации в таком диапазоне волн, который никакие современные электромагнитные устройства пока зафиксировать не в состоянии. Но если мой приемничек четвертого класса, скажем, не способен улавливать полный звуковой диапазон, это совсем не значит, что подобного диапазона в природе не существует, — это говорит лишь о несовершенстве моего приемничка. Опыты же В. Казначеева (числом около тысячи) доказывают не только существование биополевого обмена между живыми существами, но и в аспекте нашей темы, четко подтверждают существование взаимодействия на уровне тонких полей между самыми разными классами живых существ, наличие эгрегора отнюдь не только у человека.

Замечательная сибирская целительница И. Васильева в том же Новосибирске провела весьма показательный опыт существования эгрегора также и в сообществе крыс. Она рассказывает, что в клетку, где находилось изрядно, по количеству особей, крысиного народца, были положены такого рода предметы: добрые по содержанию книги, которые она сама еще дополнительно подзарядила сильными импульсами светлой духовной энергии, и ампулы с тимусомином — веществом, способствующим возрастанию защитных иммунных свойств организма. И какую же удивительную картину увидала исследовательница? Картину, которую нарисовала сама Природа. Крысы начали произвольно делиться на группы, тяготеющие к таким вот центрам: одна из групп стала кучковаться вокруг груды священных книг, другая — обретаться около излучающих эманации здоровья ампул тимусомина, третья — вокруг агрессивного, злого, подавляющего всех одноплеменников главаря. О боже, до чего же четко они смоделировали расчленение на эгрегоры, характерное и для человеческой популяции! Любопытно, что когда эту изначальную команду, пропорционально разделив на части, пересадили в другие клетки, там пошла как бы цепная реакция — их обитатели выстраивались в тех же направлениях, объединялись по тем же «интересам»…

Перед тем как перейти к логическому, на мой взгляд, выводу из этих, будто бы разрозненных, примеров, еще раз напомню, что наша, российская, общественная деятельница и ясновидящая В. Лаврова очень точно заметила, говоря о чудесной таежной женщине Анастасии, жизнь которой описал В. Мегре в серии книг, что для Анастасии эгрегором является не только и не столько сообщество людей, сколько сообщество всего живого в той стороне Земли, которая породила ее. И звери, и птицы, и растения, и силы надземного происхождения, и подземные источники — все вместе они образуют единую структуру, причем гармоничную, взаимодействующую в отношении всех ее равноправных между собою членов.

Сейчас я выхожу снова и снова, на этот раз уже с иной стороны, все на ту же определяющую данных курсов мысль: мы, люди, не можем не видеть того, что все в этом мире, составной частицей которого мы являемся, живет и жизнедействует по единым законам. Тонкие, тончайшие энергии определяют взаимодействия и взаимообщение как между сходными, так и между различающимися популяциями в значительно большей степени, чем это представляет себе обыденное сознание, объем которого ограничен мирком самоуверенного Цензора. Все процессы во Вселенной стремятся к максимальной оптимизации между затратой сил и достижением результатов, из чего следует, что задачей человечества является не постоянная конфронтация со всеми иными эгрегорами, сколько их ни есть на планете, но и понимание, и учет их интересов. Конечно же, можно безмерно истребить поголовье волков и получить резкое увеличение поголовья больных оленей; можно истребить воробьев, как это было в оные времена в Китае, и получить неимоверное возрастание в этой стране всевозможных популяций летающих и ползающих паразитов и, как следствие, — неимоверное увеличение эпидемических заболеваний, поразивших истребителя воробьев (он же — царь Вселенной).

Что же такое, с этой точки зрения, эгрегор СПИДа? Можно ли его перебороть каплями, настоями трав и инъекциями химических препаратов? Это то же самое, что бороться с сорняками, сохраняя их корни в почве. Может быть, правильным был бы иной путь: такое изменение образа жизни человеческого сообщества, при котором исчезла бы сама возможность подобного заболевания и естественно, сам собой, сократился эгрегор существ, играющих роль ассенизатора на нашей планете?

Снова и снова, в который раз: тема эгрегора при многостороннем рассмотрении ее оказывается не только поводом для разговора о совершенствовании наших приемо-передающих энергоинформационных устройств, но и средством для убеждения нас в необходимости человеку и человечеству постоянно искать пути для того, чтобы на деле поддерживать резонанс всех сил на Земле и на Небе. И возвращаясь к философскому утверждению о решительном приоритете дела по отношению к суесловию: окружающий нас мир реагирует только на язык дела. Благовест пустословия — не более чем похоронный звон!

По понятной ассоциации мне сейчас вспомнились слова великого философа Лао-Цзы. Процитирую его мысль по памяти: все мы подобны листкам, которые несет беспутный ветер постоянных перемен, и вот сейчас, в настоящий момент, ветер-судьба пригнал сюда и соединил нас всех вместе. Так пока мы вместе, будем же благожелательны к тем, чья судьба совпала с нашей. Будем же крепить благожелательность к тем, чья судьба соединила нас в общем эгрегоре. Думаю, его надо видеть и чувствовать как эгрегор не только человеческий, но эгрегор вселенский. Еще и еще раз вспомним слова великого уложения: «Да будет царство Твое и на Земле, как на Небе…»

Сейчас — чтобы, как говорится, руки не испортить — обратимся к медитативной практике, но, как и условились, на этом занятии все будет таким же, как прежде, однако с дополнениями и в несколько усложненном виде. Итак, сейчас поработаем над так называемым тибетским медитативным дыханием. Как оно выполняется? Точно так же, как дзэн-дыхание, но циклами по 21 разу. Для тибетского миросозерцания число 21 — весьма значимое: оно знаменует собою круговорот времен и состояний всего сущего, поэтому с уважением и глубоким пониманием отнесемся к их практике.


Медитация 19. Тибетское медитативное дыхание


Напоминаю, что при дзэн-дыхании мы не отрываем глаз от одной точки, стремимся вдох и выдох производить в так называемом камышовом, то есть прерывистом, ритме и выдох осуществлять в точку дянь-тянь, расположенную ниже пупка. Но вот какую дополнительную сложность в практику исполнения тибетского дыхания я предлагаю нам ввести уже как людям опытным, бывалым, умелым: мы используем его исполнение также и для раскрытия сдвоенной силы обоих полушарий известным нам способом. Это значит, что на каждый счет мы будем на своем затылке менять очередную цифру на возрастающую, и те числа, которые при каждом выдохе будут сменять друг друга, как и положено в нашем исполнении, будут светиться ярко, подобно неоновой рекламе. Давайте предварительно попробуем, как это получается, и после проверки — поехали!

…Теперь, после этой медитации, усложненной ритмическим чередованием изображений ярких цветных чисел, с относительной легкостью перейдем к медитации более сложной с целью повторить и закрепить уже известную нам работу с мыслеобразами, но повторить на более высоком уровне сложности.

Вы уже хорошо знаете мою привычку впрягать мыслеобразы в работу по улучшению, укреплению нашего здоровья. Не изменю моему пристрастию я и сейчас. Сегодня мыслеобраз потрудится на очистку, реставрацию, восстановление нашего позвоночника.

От занятия к занятию мы неуклонно движемся вперед и более или менее подробно останавливаемся каждый раз на все новых наших приемо-передающих устройствах. После очисток и совершенствования разных систем плотного тела мы, напоминаю, работали со своими тонкими оболочками, затем — с единым полем М—Ж, после этого значительное внимание уделили такому многосложному устройству, как эгрегор. Но поступательное движение предполагает и неукоснительное закрепление пройденного. Позвоночник (и вся костная система) есть один из важнейших приемо-передающих контуров, и, осваивая тему работы с мыслеобразами, мы сейчас вернемся к этому серьезному блоку.

Я предполагаю, что в ходе наших занятий мы будем восстанавливать и другие наши органы, и смысл этой деятельности можно выразить очень просто: увидеть свой орган таким идеальным, каким он должен быть, и к этому идеалу стремиться его подвести. Для того чтобы помочь нашему воображению, я робко, без особой надежды на успех, предлагаю вам купить либо анатомический атлас, либо учебник анатомии для вузов, либо, на худой конец, — соответствующее пособие для средней школы: ярко отпечатанная, красочно расписанная картина — изображение той или иной важной составляющей нас части явится прекрасным подспорьем для медитативной практики, опирающейся на работу с мыслеобразами.


Медитация 20. Очищение позвоночника

(Аудиозапись 15. Бах. Ария)


Начинаем работу. Мысленно переправляем с неба солнечный шарик и, проведя его сквозь весь объем головы (ярко осветив голову изнутри), помещаем его на самый верхний шейный позвонок и начинаем этот шарик вращать и время от времени побуждать его на этом позвоночке опускаться вниз и снова подниматься. Во время этих продвижений шарик растворяет залежи солей, образовавшиеся на позвонке, продольными движениями счищает мельчайшие трещинки, идущие снизу вверх. Он снова и снова, тщательно и заботливо, проделывает все эти полезнейшие манипуляции по очистке и возрождению верхнего из шейных позвонков.

Стоп! Опускаем солнечный шарик на второй из семи шейных позвонков и не можем налюбоваться той красотой, которую являет собою первый, уже очищенный, позвонок — сияющий, будто крупный бледно-желтый янтарь. Начинаем ту же работу и со вторым позвонком: вращательные движения, растворение солей, продольно-вертикальные перемещения, очистка микротрещин, опять очищение, опять ходы солнечного шарика вверх-вниз и постоянное всасывание, впитывание в себя всех тех тягостных болезненных субстанций, которые отягощают функционирование и этого важного штаб-организатора в структуре центральной нервной системы.

Точно так же переходим к третьему из позвонков, бросив на прощание восхищенный взгляд на два сияющих, безупречно отполированных янтарных позвонка. Продолжаем работу по указанному методу с третьим позвонком; точно так же работаем и с четвертым и ощущаем некое диалектическое противоречие: с одной стороны, какая роскошная гирлянда из вычищенных уже позвонков образуется, с другой, — солнечный шарик вращается все медленнее и неохотнее. По нашей команде он быстро и точно скользит по уже вычищенным позвонкам через полость головы и через темечко уходит в бесконечность, в тартарары, аннигилируясь в «черной дыре», убрав навсегда, таким образом, косные отходы.

Через мгновение с космической высоты в наше темя спускается чистый свежий яркий солнечный шарик, он быстро и бережно скользит по уже очищенным позвонкам и с ходу рьяно начинает убирать соли и запаивать микротрещинки в пятом позвонке. Закончив эту ассенизаторскую работу, он опускается на шестой позвонок, с той же тщательностью восстанавливает его и с особым рвением принимается за опорный шейный позвонок, седьмой по счету, выступающий, как правило, из череды близлежащих позвонков, потому что именно на него приходится нагрузка и перегрузка от веса головы, которую мы практически всегда носим неверно, не стремясь сохранить ее нейтральное положение над позвоночником, но сильно выдвигая вперед.

Солнечному шарику стоит немалого труда привести в норму этот трудягу-позвонок: он его чистит, растворяет всю шлаковую накипь, вбирает в себя все последствия нашего небрежения по отношению к столь ценному работнику с уникальными функциями. Еще раз отправляем перегруженный грязью солнечный шарик в «черную дыру» и получаем от Неба чистейший, излучающий ясную светлую энергию новый шар, который, радостно проскользив по блистающей гирлянде чистых шейных позвонков, с ходу начинает прорабатывать первый позвонок грудного отдела — тот, который несет огромную ответственность за безупречную работу сердечной мышцы.

Принципы и методы воздействия солнечного шарика — все те же, все так же вбирает он в себя немыслимую накипь — следствие нашего неумеренного мясоедения, все так же сочетает вращательные и поступательные, сверху вниз, движения, постепенно перемещаясь с одного очищенного позвонка на другой, расположенный ниже, еще не ухоженный… Третий, четвертый, пятый — особое внимание! Ведь именно здесь находится штаб, руководящий всеми внутренними органами, расположенными ниже диафрагмы! Ради столь важного по своим функциям командующего производим очередную замену вобравшего в себя грязь солнечного шарика на новый солнечный сгусток энергии, которому доверяем, проскользив по ослепительно прекрасной гирлянде очищенных позвонков, вступить в дело на столь ответственном участке.

Продолжаем работу. Вот мы исподволь старательно прошли весь грудной отдел позвоночника, переходим к его поясничной части — метода все та же. Стремление к максимальному результату у нас только возрастает, длина сияющей вычищенной гирлянды увеличивается. И вот мы подходим к крестцовому отделу — к той многострадальной опоре, которая в течение жизни испытала на себе невероятную тяжесть сумок с провиантом, коих без счету перетаскали женщины; пригибающую к земле тяжесть цементных балок и бревен, коих на своих плечах без конца без счета таскали-нашивали мужчины. О, боже мой, сколько ущемлений, сколько деформированных участков, сколько микротрещин! Начинаем работать с особой бережностью и вниманием. Сначала мысленно даже раздвинули позвонки веточками и, бережно-бережно вытащили ущемленные нервные корешки, и только после этого принялись за очистку от солевых отложений и проходку зашлакованных трещинок.

Идем дальше, идем ниже, и вот добираемся наконец до последнего, удивительного, загадочного позвонка, именуемого в просторечье копчиком, а согласно высокой практике восточной медицины — местообиталища самой первой из важнейших чакр организма, кундалини, источника человеческой энергии. Да, это действительно необычный позвонок: относительно недавно с помощью сверхсильных микроскопов в нем были обнаружены отверстия, которых нет ни в одном из других позвонков. С особым почтением и благоговением прорабатываем солнечным шариком это хранилище нашей жизненной силы.

Вот, наконец, очень непростая, но в высшей степени благотворная работа по медитативной очистке позвоночника завершена. Мысленным взором проглядываем сначала снизу вверх, затем — сверху вниз эти блистающие, выделанные до чистоты отшлифованного янтаря позвонки: какая прекрасная гирлянда, какое эстетически совершенное зрелище, какая радость воплощенного здоровья! Вот что несет в себе эта картина нашего позвоночника после того, как мы столь тщательно, столь любовно с ним поработали.

Продолжим работу на повторение и закрепление пройденного — опять-таки, с некоторыми существенными дополнениями. Вот сейчас мы с вами испытали радость от того, что один из генералов, командующих нашим здоровьем, — позвоночник — стал себя значительно лучше чувствовать благодаря нашему заботливому, рачительному обращению с ним. Поговорим о том, как поддерживать в себе это радостное состояние духа, невзирая ни на что — ни на какие суетные обстоятельства, ни на какие вихри враждебные, веющие над нами. Мы уже говорили о том, что абсолютно все, с чем сталкиваемся, можем превращать в предмет для доброй, радостной медитации, в объект для концентрации на нем положительных эмоций. Помните, мы радовались, ощутив у себя в ладони ручку ребенка — этого чуда творения, этого посланца из будущего, полностью доверившегося нам. Мы с вами учились восхищаться окраской яркой весенней листвы и багрянцу на деревьях в пору бабьего лета. Мы с вами тренировались на восприятии чудесной архитектуры нашего горо да, таких строений, даже будто бы рядовых доходных домов в прошлом, от красоты и гармонии которых дух замирает в восторге. Мы с вами поняли, что можно любоваться даже мухой, ползущей по руке, — такое это совершенство в исполнении Природой живого летающего устройства! Задам вам несколько вопросов, можете поразмыслить над ними дома, можете ответить сейчас.

Вот вы передвигались с тяжеленным, почти неподъемным рюкзаком за плечами и сбросили его наземь во время привала — может ли это стать источником для всплеска и концентрации самой чистой, искренне неподдельной радости? Вот в бане на полке вас охаживают раскаленным веничком — что требуется предпринять для обретения наивысшего, при данной процедуре, чувства наслаждения? Ну, тут я сразу сам отвечу, так как не уверен в том, что все из читателей или из присутствующих в зале являются завзятыми парильщиками: не лежите распластавшись бесчувственно, но переносите свой мысленный взор каждый раз в ту точку вашего тела, которой касается жгучий веник. Этот практический совет одного из лучших моих учеников, В. Лисихина, позволяет, концентрируя внимание, медитировать на обретение максимально плотного потока радостных ощущений во время этой божественной процедуры.

Вот вы идете по дороге и встречаете лужу — какой ход-подход к этому малоприятному эпизоду был бы наиболее правильным? Кому угодно ответить? Совершенно верно: увидеть в этой луже отражение неба, а в ясный день — еще и с плывущими в нем белыми облаками.

Таким образом, мы создаем привычку, создаем направление своего миросозерцания, благодаря которому и наше здоровье, и наша жизнедеятельность в целом обретут несравненно более высокий тонус. Короче говоря, жизнь обретет иное качество.

Но мы можем пойти и дальше: помимо создания привычки можем и должны создать доминирующую установку в своей жизненной философии.

Начну с некоторого личного примера, за которым, может быть, мы увидим горизонты более просторные.

Когда-то, уже достаточно давно, случилось так, что моя тогдашняя супруга не захотела менять наше достаточно тесное, малогабаритное жилье на роскошную квартиру из пяти больших комнат общей площадью более ста квадратных метров, с примерно такой же площадью подсобных помещений — кухни, мастерской, холлов, коридоров и т. д. Ее мотивом была мысль о том, что у нас не хватит денег, чтобы достойно обставить эту квартиру, а кроме того, немыслимое количество сил и времени должно будет уходить на уборку этого грандиозного помещения, расположенного в самом центре города, на набережной реки Фонтанки, напротив Большого драматического театра. Вот так: с одной стороны, отказ от практически дворцового помещения в центре Ленинграда, цена которого, по нынешним временам, была бы баснословной. Но, с другой стороны, прошли годы, уже с другим семейством я живу в малогабаритной квартире — как и прежде, на Выборгской стороне, у парка Лесотехнической академии. Время от времени, само собой разумеется, мне приходится бывать в непосредственной близости от той несостоявшейся квартиры, и я вижу теперь со всей отчетливостью, что она была бы отличным местом для того, чтобы справить в ней преждевременные поминки! Поток автомобилей под окнами того особняка, загазованность воздуха на этой набережной столь ужасающи и удручающи, что жить там, по сравнению с нынешними тридцатью квадратными метрами около парка, — все равно, что находиться в аду: если сравнивать центр города с зеленым районом, которым наградила меня судьба.

Поэтому еще и еще раз повторяю: никогда не следует судить о событии по впечатлениям того именно временного среза, когда оно произошло. Еще и еще раз напоминаю глубоко знаменательную притчу о мальчике, которого лошадь сбросила со своего крупа, из-за чего он стал колченогим. Да, это было огорчительным событием в судьбе, но без него, этого падения, не было бы взлета колченогого малыша до положения Тамерлана — личности, которую сообщество историков определило в качестве человека номер один завершившегося второго тысячелетия нашей эры. Я клоню речь к тому, чтобы мы научались превращать в предмет позитивной медитации не только любой из встреченных на жизненной дороге фактов, но и любую из ситуаций, в которую занес нас прихотливый поток жизненной судьбы. Установка установок — вот какой высокий ранг присвоил бы я нашему умению, нашей способности — в конце концов, даже устойчивому, выработанному, абсолютно автоматическому рефлексу на предвидение доброй стороны бытия, на предощущение ее, на устойчивую опору своего существования именно в резонансе с положительной эволюцией породившей нас Вселенной.

Сразу же ощущаю поток протестующих эмоций, обращенный не столько против моих слов, сколько против тысяч и тысяч больших или маленьких, или совсем уж громадных фактов, которые, казалось бы, сразу же опровергают мои слова.

Уважаемые читатели, уважаемые слушатели моих курсов, ни в коей мере я не являюсь благостным юродивым! Подобно всем нам, я погружен в этот мир, в этот быт, во все эти несуразицы. Более того: многие ли из вас могут, подобно мне, сообщить, что являются отцом восьмерых детей и, следовательно, обременены заботами и информацией многократно большими, чем люди одинокие или малодетные? Таким образом, дело — отнюдь не в моей якобы отрешенности от сложностей нашего существования (попробуйте-ка в наше время в одиночку, без каких-либо спонсоров, от начала до конца построить четырехэтажный Храм Здоровья хотя бы, а это ведь — только одно из реальных направлений моей жизни). Суть — в той определяющей установке, в том взгляде на природу вещей и на мое место в миропорядке, который я принял для себя и который хочу сделать также и вашим. «Да придет царствие Твое и на Земле, как на Небе» — это ведь не просто набор слов для привычного безмысленного бормотания, нет: это символ миропонимания.

Конкретный пример: сейчас наша страна под телевизионный благовест сладких речей погружена в хаос разрушительных экономических процессов. Во-первых, кого винить в этом, кроме как самих себя? Нужно ли кивать на зеркало, коли рожа крива? Во-вторых же, и это самое главное: на мой взгляд, России не дают заболеть страшной, уже смертельно поразившей так называемые процветающие страны болезнью самоценной, самодовлеющей потребиловки, когда целью существования является приобретение все новых и новых товаров, потребление все новых и новых услуг. Большинству населения не до жиру, нам быть бы живу, а это значит, что без мобилизации внутренних духовных, интеллектуальных, нравственных ресурсов нам из нашей дыры не выбраться. Но ведь никогда так не было, чтобы столь могущественный по всем без исключения категориям внутренних и внешних возможностей наш народ не находил бы исхода из катастрофической ситуации. Найдем выход и сейчас, обретя, через жертвы, такой духовный опыт, который никогда не обрести так называемым благополучным странам, погрязшим в потребиловке, подобно мухам, прилипшим к меду на дне блюдечка.

Увы, подняться и двигаться вперед и выше можно только через жертвы. Любопытно отметить, что, несмотря на экономически незавидное положение нашей страны, явившееся следствием грандиозного поражения Советского Союза в Третьей мировой («холодной») войне, всеобщий интерес к менталитету русских является искренним, я сказал бы даже, в известной степени, с оттенком зависти — со стороны тех людей, которым попросту уже скучно жить в погоне от одной радости внешних ощущений к другой, качественно точно такой же, приходящей извне. Мы же, слава Богу, не разучились и не разучимся жить истинно человеческими ценностями, отличными от тех, которые уравнивают мир человека и мир животных.

Смысл моих слов — вполне практичный, ибо мы уже дозрели до осознания той истины, что наши желания, чувства, мысли способны материализоваться, реализовать себя въяве — конечно, при том необходимом условии, что мы уже достаточно далеко продвинулись по пути единения с высшими принципами. Поэтому та установка установок, которую я сейчас исповедую, которая призывает нас позитивно реагировать не только на разрозненные факты, но и на любые ситуации любой степени сложности, — все это имеет совершенно конкретное и реальное применение или приложение и к нашему быту, и к нашему бытию, и к нашему, прежде всего, психическому, а вследствие этого — и к физическому здоровью.

Давайте уже все договаривать до конца, без какой-либо утайки. А как же насчет такого практически неизбежного «эпизода» нашей жизни, как грядущая смерть? А здесь-то чему радоваться, здесь-то какого положительного настроя может быть медитация? На эту тему мы подробно будем беседовать в конце нашего курса, скажу лишь сейчас, еще более заострив вопрос, что о гибели физической субстанции можно говорить по отношению не только к отдельно взятым — скажем, нам с вами — людям, но и о прекращении бытия и всей нашей планеты. Мы уже говорили о том, как содрогается живая Земля от тех бесчинств, которые творит с нею так называемое разумное человечество — экологически чудовищно безграмотное, алчное и агрессивное. И в этой трагической ситуации проглядывают два выхода: либо мы, люди, очнемся и начнем жить, по-сыновьи почтительно обращаясь с Матерью-Землей, — и это будет прекрасно! Либо могущественнейшим силам Космоса, Богу, Абсолютному разуму или тончайшим вибрациям — пусть назовет эти силы кто как способен — придется, ради оптимального развития общемировой эволюции, пресечь данный незадавшийся — только по вине человечества — эксперимент. И коль скоро мы обладаем уже действительно космическим сознанием («Да будет царствие Твое и на Земле, как на Небе»), то подобный исход представится нам с позиций вселенских справедливым и естественным. Чего ж горевать-то по поводу восстановления мировой справедливости? Может быть, стремиться изо всех сил к тому, чтобы удалось этот правопорядок восстановить в своем доме, не дожидаясь, пока этот дом напрочь снесут ради санации космического пространства?

Прошу еще раз вчитаться или вдуматься в то, что прозвучало только что. Прошу твердо-натвердо запомнить доминирующую мысль этой книги: ваша установка на радостный настрой, который мы можем и должны получать как от череды реальных фактов, так и от череды реальных ситуаций, есть одно из важнейших условий того, что бочка, которая наполовину полна, действительно заполнится доверху. Если же мы будем видеть ситуацию в зеркально отрицательном положении, то бочка, которая, по нашим стенаньям, наполовину пуста, в скором времени окажется совершенно пустой.

Когда я приступал к строительству Храма Здоровья, то для этой цели у меня не было практически ни одной копейки. Не было даже и клочка земли, пригодного дли строительства Храма, — была лишь концепция, изложенная на последних страницах книги «Три кита здоровья» весной 1991 года. И вот сейчас оно уже высится, это невыразимо прекрасное, на мой взгляд, строение почти пятнадцатиметровой высоты, одновременно суровое и доброе по своему внешнему облику, уже изменяющее к лучшему экологическую ситуацию во всей округе. Впервые за многие годы здесь появились ласточки, которые ищут возможности для гнездования на стенах Храма, ибо они ощущают его невероятную энергетику. Я был уверен в том, что этот замысел материализуется — как и в том, что нам удастся предотвратить губительное землетрясение на нашей Северо-Западной платформе. И подобная установка на радостное оптимальное развитие событий была реализована истинно, ибо она идеально резонирует с обертоном Вселенной.

Предотвращение катастрофы — так же, как и любое другое благое дело, лучше всего, целесообразней всего осуществлять коллективом единомышленников, людей, кото рым близка общая идея. В этой связи не могу не вернуться к дорогой мне, как вы понимаете, теме Храма Здоровья. По памяти цитирую одно из полученных мною писем:

«Мы — учителя труда, нам по 40 лет, в этом возрасте пора уже подумать о том, чтобы жизнь не прошла мимо самого важного, вечного.

У нас нет денег, чтобы помочь вам в деле строительства Храма Здоровья, но у нас есть руки, есть умение. Разрешите нам приехать на каникулы, вложить свой труд в строительство этого здания».

Я ответил, и два Ивановича — Виктор и Геннадий — сноровисто, с умом и любовью, более двух недель бескорыстно, ради идеи, работали над возведением стропил для весьма непростой крыши моего строения.

Еще и еще раз в связи с этим примером: была бы добрая ясная идея, а материализация ее — дело времени. У нас уже отчетливо вырисовываются контуры коллектива, зарождается, завязывается весьма необычный эгрегор.

Сейчас разучим очень непростую, комплексную медитацию, тщательное и последовательное исполнение которой не только раскроет и увеличит здоровье и возможности каждого из нас, но будет содействовать кристаллизации, созданию структуры мощного, доброго, жизнедеятельного эгрегора людей, нацеленных на то, чтобы творить благо.

Во время медитации мы, как по клавиатуре, пройдемся по многим нашим важнейшим пусковым устройствам и одновременно отправим к Небу целый ряд постулатов, содержащих в себе серьезнейшие пожелания. Приступаем к работе: я буду рассказывать и показывать одновременно, как поэтапно осуществляется это медитативное, последовательно разворачивающееся действие, а вы повторяете его за мной. Записывать будем потом, сейчас самое главное — повторить и запомнить чередование ступеней.


Медитация 21. Последовательность постулатов

(Аудиозапись 16. Армстронг. Весь я)


Итак, двумя руками раскрыли темя, обратили ладони к Небу — представили и ощутили, как из безмерных глубин Космоса хлынул в этот своеобразный люк могучий поток энергии. Правой рукой слегка коснулись области «третьего глаза» с внутренним пожеланием: «Природа, Космос, дай мне чистоту помыслов!»

Тою же рукой прикоснулись к зоне пупка, где расположена третья чакра, с мысленной просьбой: «Природа, Космос, дай мне неиссякаемую жизненную силу!»

Левой рукой коснулись правого плеча, просьба: «Помоги обрести отвагу, мужество, доблесть, честность!»

Правой рукой коснулись левого плеча: «Помоги обрести доброту и сердечность!»

Двумя руками одновременно коснулись темени с мысленной просьбой: «Помоги укрепить неразрывную связь с тобой!»

Поднимаем обе руки вверх, затем опускаем их вниз, еще раз — вверх, еще раз — вниз: «Помоги очистить тело!»

Кладем обе руки на голову: «Прощаю тем, кто меня обидел!»

Коснулись левой рукой левого бедра: «Уравновесь мои эмоции!»

Касаемся правой рукой правого бедра: «Да будут активными мои действия!»

Вытягиваем вверх обе руки: «Да будет со мной радость, оптимизм, гармония с миром!»

Правой рукой касаемся зоны «третьего глаза»: «Да откроется мне суть вещей!»

Попрошу вас повторить то, что мы проделали сейчас все вместе, а потом дома не просто осознать последовательность жестов и постулатов, но и постараться довести выполнение этой медитации, этого комплексного действия, направленного на концентрацию всех наших сил на добро, довести исполнение медитации до автоматизма.

Пожелаем друг другу здоровья и новых успехов, до встречи на следующем занятии!

Девятое занятие

Награда лучшим комплиментщикам — обереги. — Формула открытия трансляции и аккумуляции мировой энергии. — Работа на исцеление по формуле «поток-луч». — Основы медитативного целительства: оптимизм, визуализации, транс. — Развитие образного мышления. — Ноосфера: подготовка энергетических каналов для контактов с ней. — Очистка и подзарядка чакр. — Медитация «Вселенский рост».


Воистину пещера Аладдина раскроется перед нами сегодня, и каждый вынесет из нее столько, сколько сможет. Начнем с вручения призов за комплименты. За что получают награды лучшие из троих комплиментщиков? За абсолютную раскованность в своем свободном излиянии добрых чувств. Конечно, каждый из комплиментов сугубо индивидуален, это зависит и от объекта, и от субъекта похвалы: женщине говорят одно, а мужчине — иное. Один комплиментщик лапидарен, краток, тезисен в изложении своих восторгов; другой, напротив, витиеват, а третий и вовсе способен мыслить только в стихотворной форме. Ну и что же — чем больше в нас различий, тем прекрасней это наше цветущее разнотравье. Какие же призы поступают в услужение вновь обретенным владельцам? Сразу скажу: имеющие не только практическое, но и символическое значение. Это — обереги. Славянское слово «оберег», как вы прекрасно понимаете, означает ту силу, которая будет оберегать своего хозяина от разного рода бед и напастей судьбы. Это несколько иное устройство, чем талисман, ибо талисман предназначен притягивать удачу. Оберег же призван служить щитом, способным отразить коварный удар судьбы, откуда бы и когда бы он ни последовал. Кроме того, важнейшей его функциональной особенностью является постоянная энергетическая подпитка своего владельца. Таковы его функции практические, а в чем же символический смысл этих призов? В том, что перед вами — реальное, въяве воплощение тех возможностеи человека, к раскрытию которых все мы с вами сейчас и стремимся — и на этих курсах, и с помощью этой книги.

Как убедиться в том, что эти небольшие специально обработанные кусочки дерева являются неким подобием энергетических аккумуляторов и несут в себе высокий и долговременный энергетический потенциал? Да очень просто: взять два блюдечка, совершенно одинаковых по своему качеству — скажем, из одного и того же сервиза, намочить в них, например, шарики гороха, вынутые из одного и того же кулька, и одно блюдечко поставить на обережек, а другое — несколько поодаль, и посмотреть, где ростки из горошинок проклюнутся быстрее. Уверяю вас, что блюдечко над обережком начнет радовать вас свежими проростками гороха в 2–3 раза быстрее, чем контрольное.

К сожалению, состояние современной науки таково, что ни один экспертный совет по патентованию не даст положительного заключения на такую, например, формулу открытия или изобретения: «Человек как канал для передачи энергий, несравнимо больших, чем его собственный потенциал, способных аккумулироваться и проявлять себя в предметах, задействованных на контакт с этим транслирующим космические энергии каналом». А если выразиться проще, то каждый из нас, достигший гармонического развития всех или большинства своих приемо-передающих устройств, способен стать проводником, а может быть, и активным ретранслятором — то есть усиливающим элементом для направленной передачи и концентрации энергии Космоса, в изобилии разлитой вокруг нас. И совершенно логично, что передача эта может осуществляться абсолютно адресно, причем не только для подзарядки того или иного предмета, но и — при достаточной степени подготовленности — живых существ, в том числе и людей. Таков вот символический смысл этих призов нашим уважаемым коллегам, чуть-чуть уже продвинувшимся по пути освобождения от блокировок, воздвигнутых в свое время всей системой обучения, присущей нынешней цивилизации.

Приходит, настает время открыть вам некоторые из заповедных знаний как раз по теме концентрации и перераспределения потоков мировой энергии туда и тем, кто в этом нуждается. Знания эти вы, несомненно, всегда будете использовать исключительно во благо. Не считаю даже необходимым предупреждать о каре небесной, всенепременно, автоматически воспоследующей в случае нарушения этого обязательного уложения.

Начинаем осваивать эти фундаментальные новации последовательно и постепенно.

Каждый из нас пусть представит себе, что сидит на высочайшей из горных вершин — скажем, на Эвересте, в позе лотоса, с руками, полусогнутыми в локтях и повернутыми ладошками к небу. Мы сидим в серебряной чаше на такой громадной космической высоте, что небо вокруг нас уже — аспидно-черное, прорезываемое светом неправдоподобно ярких, сверкающих, как ослепительные солнышки, звезд. И вот по моей команде: «Поток!» каждый представляет себе, что с неизмеримой высоты на его темя начинает ниспадать столп лучезарной энергии. Он проникает внутрь тела, наполняя его, как сосуд, и наделяет исполинской энергией. Приготовились! Представили себе место действия и свою позу, спину обязательно выпрямили. Спокойно и внимательно прослушали все в себе, отрешились ото всех забот. Командую: «Поток!»

Спасибо! Мы работали таким образом 40 секунд, насытились космической энергией настолько, насколько это возможно сейчас в наших условиях.

Теперь пойдем дальше. Прошу поднять руку того, кто считает, что больше всех нуждается сейчас в коллективной помощи. Хорошо, Нина Ивановна, проходите, пожалуйста, вперед, подойдите ко мне. Очень негромко, чтобы не слышал никто, кроме меня, сообщите, какого характера требуется вам помощь. Хорошо, спасибо, прошу Нину Ивановну сесть в первом ряду лицом ко мне.

Что делают все присутствующие? Первый этап работы — тот же, что мы уже освоили. А затем, когда мы, на мой взгляд, уже достаточно подкачали себя, я дам следующую команду: «Луч!» По этой команде попрошу каждого из присутствующих здесь из района своего «третьего глаза» направить поток энергии, подобный лазерному лучу, в мое солнечное сплетение. Здесь вся ваша столь многообразная индивидуальная энергетика соединяется, микшируется, то есть смешивается, и уже отсюда мною, плюс моя собственная энергия, будет отправлена Нине Ивановне.

Особо важное сообщение: разумеется, можно было бы на мое место поместить и саму Нину Ивановну и по команде: «Луч!» отдать эту энергию непосредственно ей. Результат будет катастрофически плачевным, ибо разброс волновых характеристик у нас всех, присутствующих здесь, чрезвычайно широк, и в результате, во-первых, не возникнет когерентности, то есть согласия и согласованности всех воздействий, и во-вторых, некоторые из индивидуальных вибраций окажутся просто-напросто для Нины Ивановны вредоносными. Моя же структура и моя подготовленность позволяют все это разрозненное многообразие переплавить, трансформировать в некое концентрированное единство, и уже в таком виде общий мощно воздействующий лазерный луч отправить по назначению и с пользой.

Как пользоваться вам впоследствии этим способом для оздоровления своих ближних, своих семейных? Еще и еще раз прошу вас запомнить сказанное: в семейных условиях или работая командой, компанией близко знакомых, дружных людей, никогда не выходите за пределы рабочей группы в 3–5 человек, причем в этой небольшой группе обязательно должен быть наиболее продвинутый, подготовленный лидер, взявший на себя четкое координирование и командование всем процессом. Не исключаю также, что именно этот лидер будет служить, подобно мне сейчас, концентратором разрозненных вибраций, исходящих от возглавляемой им небольшой группы в адрес того, кому вы захотите помочь. Еще и еще раз: рассчитываю на полное ваше понимание, чтобы благо не обратить во зло.

Итак, приготовились. Поток! Хорошо, спасибо. Сообщаю вам, что по характеру заболевания Нины Ивановны лазерный луч из района своего «третьего глаза» я направлял ей в солнечное сплетение, являющееся универсальным диспетчером и распределителем всех добрых поступлений в организм извне. На мой взгляд, солнечное сплетение Нины Ивановны великолепно справится с распределением помощи по всем нуждающимся в ней объектам.

Сейчас отдохнем. Отдых заключается в том, что в течение 30 секунд мы будем находиться в состоянии полного безмыслия, в состоянии полной пустоты своего сознания, при выключенной «бетономешалке». Начали, счет пошел.

…Отдохнули, снова начинаем работать. Напоминаю вам, что перед началом работы, когда я замерил потенциал Нины Ивановны, рамочка выдала 20 оборотов — это, конечно же, намного больше, чем способен дать в наше время любой другой нормальный член профсоюза, но в то же время и заметно ниже усредненного уровня каждого из присутствующих здесь, то есть Нина Ивановна действительно нуждалась в помощи больше других. То же самое проделываем второй раз. Поток!.. Луч!.. Отдых, безмыслие.

Вопрос: у кого это безмыслие получилось полностью? Прошу поднять руки. Так, примерно у 1/3. У остальных, следовательно, то ли какая-то мысленная жвачка, то ли некие образы стали выплывать перед внутренним взором. Сейчас проделаем весьма наглядный опыт по торможению «бетономешалки». Погружаемся в безмыслие и слушаем только мой голос. Внимание: аум… аум… аум… аум… аум…

Вот прошло 30 секунд, прошу теперь поднять руку тех, кому удалось полностью избавиться от мысленной жвачки. Отлично! Руку поднял практически каждый из присутствующих.

Начинаем третий заход. Приготовились. Поток!.. Луч!.. Работаем. Кончили работать, отдых. Теперь попрошу каждого самостоятельно мысленно запустить внутри себя, в очень неторопливом режиме, эту чудотворную мантру. Поехали, работаем 30 секунд…

Всем спасибо. Измеряем энергетику у Нины Ивановны: великолепно, 48 оборотов! Посмотрите, как наша девушка-бабушка разрумянилась, раскраснелась, но это — еще не конец работы. Сейчас я измерю потенциал всего зала, усредненный показатель каждого из нас. В начале занятия, как вы помните, он был равен 45 оборотам. Посмотрим: что получилось сейчас, когда мы так много энергии транслировали сквозь себя, и что же в результате? 60 оборотов! Вот так и получается, что чем больше мы помогли, чем больше отдали, тем больше и получили для себя.

Как будем развивать в себе подобное умение? Комплексно.

Попрошу каждого из слушателей, каждого из читателей этой книги облюбовать дома некий предмет повседневного пользования, — например, свои часы, свои очки, свое портмоне из кожи. У вас уже есть навыки владения маятником. Замерьте изначальную амплитуду колебаний этого маятника над объектом будущего эксперимента, а затем, по мере возможности и наличия времени, иногда, лучше периодически, подзаряжайте этот предмет по системе «поток-луч». Сначала фиксируйте подвижку результатов размахом колебаний маятника, затем перейдите на другую шкалу измерений, по принципу «да — нет». Например, увеличился энергетический потенциал камешков в моих часах в два раза? Да или нет? И т. д. и т. п., и только после того, как вы наглядно убедитесь в своих все возрастающих способностях (а это, как вы понимаете, неразрывно связано с комплексом всех мер по нашему совершенствованию), только после этого приступайте кочень осторожной работе с теми, кому хотели бы помочь.

Нина Ивановна, большое вам спасибо, можете сесть на свое место. Все остальные, очевидно, обратили внимание на то, какая кольцевая композиция у нас образовалась между началом занятия, когда наши лучшие комплиментщики получили обережки, и завершением этого раздела занятия, когда мы вышли на разговор о некоторых возможностях самостоятельного воздействия на окружающие нас предметы, а также на возможности плодотворного воздействия по отношению к близким нам людям.

Я смею полагать, что многие из вас читали мою книгу «Три кита здоровья» и запомнили один из ее разделов, условно названный «Восхитись яблоком». Так вот: чем более искренний и сильный посыл добра исходит от нас к яблоку ли, к ребенку ли, ко взрослому человеку ли, чем лучше становится этому яблоку, ребенку, человеку, тем несравненно лучше становится и нам самим — по принципу, который я тогда обозначил словами «игра в пинг-понг» — то есть посланный вами мячик обязательно возвращается к вам же.

Сейчас мы выйдем на новую, в высшей степени важную, полезную и перспективную тему. Собственно говоря, когда мы сегодня уже столь значительное время уделили помощи другим, мы уже тем самым как бы написали эпиграф к будущему повествованию. Теперь пора непосредственно перейти и к самому произведению, которое будет выстроено по особой композиции, со своим динамично развивающимся сюжетом и, как это принято в классических романах, с непредсказуемым финалом. Итак, общее направление темы — это выход на действенную помощь другим людям посредством особых методов, способов, техник. Собственно говоря, когда мы и собрались, и объединились для того, чтобы противостоять любой возможной катастрофе, мы, конечно же, тем самым уже объединились на общей — человеколюбивой, альтруистической — основе. Но одно дело — любить все человечество и сострадать ему, другое, может быть, несравненно более трудное, — любить и помогать одному конкретному человеку со всеми его подчас труднопереносимыми индивидуальными особенностями. Итак, курс на помощь своим ближним избран и утвержден, а в качестве инструмента врачевания каждый из нас избирает и утверждает самого себя. Следовательно, речь идет о квалифицированной подготовке инструмента, аппарата к весьма ответственной оперативной работе. По каким же принципам мы отлаживаем свой станок?

Первое — это без каких бы то ни было колебаний принимаем установку на радостное, оптимистическое, доброе состояние духа. Мы прекрасно помним, что, согласно международной статистике, у победителей раны заживают, по крайней мере, в 2–2,5 раза быстрее, чем такие же раны у побежденных. И мы всеми уже известными нам способами — от философски-мировоззренческого до конкретно-практического, — с использованием всех возможных видов медитации, добиваемся как можно более высокого психологического тонуса у себя, что, несомненно, будет играть исключительно важную роль в ваших воздействиях на тех, кому будет оказываться помощь. Мы уже хорошо владеем установкой «Все — медитация», и вот сейчас просто для того, чтобы быстро подключиться к эгрегору людей радостных, счастливых, проделаем медитацию такого порядка: вы представляете себе самого любимого изо всех своих любимых людей, вы представляете себе, что сидите напротив этого человека так близко, как только возможно — скажем, упираясь коленями в колени и руками держась за его руки, и при этом я попрошу вас, не отрывая глаз, со всем возможным счастьем и любовью смотреть в любимые глаза, которые обращены к вам с точно такою же любовью, излучают точно такое счастье, какое льется и из ваших глаз. Приготовились — работаем!

Нет людей, в жизни которых не случались бы беды и несчастья. Вполне вероятно, что здесь и сейчас, в этой аудитории, нет такого, кто не находился бы в той или в иной конфликтной ситуации. И тем не менее, каждый из нас на своем транспаранте большими яркими буквами должен написать лозунг: «Одолеем Бармалея!» И Бармалей будет повержен. Все, чего мы истово, сильно и искренне желаем, будет реализовано, будет материализовано, ибо мы не столько словами своими, сколько поведением своим, образом жизни своим, переподготовкой своей добиваемся того, чтобы превратиться из пасынков судьбы в ее родных, родимых детей.

Второе, чем наш инструмент, великолепно подготовленный для помощи людям, отличается от тех зазубренных либо же заточенных топоров, которыми орудуют мясники от медицины, — это наше умение работать с мыслеобразами, применять, по-научному выражаясь, визуализацию.

Ради восстановления необходимых навыков проделаем сейчас несколько весьма полезных для практики упражнений.


Медитация 22. Помощь

(Аудиозапись 17. Рахманинов. Концерт № 2. Первая часть)


Представим себе, например, тело больного человека (да хотя бы и свое) в виде амбара, стоящего посередине чистого поля. Открываем ворота и спереди и сзади этого амбара и видим, какой ужасающий смрад, какой коричневый вонючий дым заполняет его плотными клубами! Мысленно подгоняем воздуходувную установку, да хоть бы и двигатель от списанного реактивного самолета, и направляем мощную струю в этот клубящийся чад, выдувая его и изгоняя прочь из помещения. Наш двигатель работает мощно, ровно, сильно, даже с подвываниями, когда мы увеличиваем число оборотов, и вот наконец дым из помещения изгнан, наш взор способен уже сквозь распахнутые и передние и задние стенки ворот увидеть вдали за пашней недожатые поля, перелески, рельеф далеких холмов. Поворачиваем воздуходувный инструмент подуглом, изгоняем смрад из последних закоулков под крышей, из нижних закутков, добиваемся того, что все помещение уже наполнено чистым свежим воздухом, что уже нигде ничего не загазовано. Полностью идентифицируем состояние свое (или своего пациента) с чистотой этого хорошо проветренного, освеженного строения. Стремимся не только увидеть всю эту чистоту и сравнить ее с тем, что было, но и обонять этот свежий, озонированный воздух, но и осязать эти высохшие, избавившиеся от слизи чистые стены.

Еще пример на работу с мыслеобразом: предположим достаточно обыденную ситуацию — вас или вашего ребенка укусила пчела. Тотчас же на месте укуса начинает раздуваться болезненный волдырь. Что предпринимаем в случае подобного безобразия? Превращаем себя в маленького-маленького маляра, который оказывается внутри этого большого-большого шатраволдыря и начинает тотчас же из разбрызгивателя поливать его внушительную поверхность охлаждающим, обезболивающим раствором. Работаем непрерывно, опустошаем один за другим большие баллоны с анестезирующим веществом и наблюдаем, как буквально на глазах раздутая оболочка пузыря начинает сморщиваться, сходить на нет, подавать беспорядочные сигналы. А мы своей полезной деятельности не прекращаем, баллон за баллоном разбрызгиваем изнутри, дезактивируя действие яда, растворяя распадающееся буквально на глазах под воздействием нашей пенистой струи черное зубчатое жало. Проходит минута, протекает другая, заканчивается третья, и вот уже на месте болезненного укуса — едва заметный розовый бугорок. Вы нежно целуете укушенную ручку ребенка и спокойно, ласково сообщаете ему, что вот уже и нет ничего, вот уже все и прошло, вот уже можно и не плакать.

И теперь мы подходим к одному из самых серьезных принципов воздействия нашей аппаратуры, третьему по счету, но отнюдь не по важности: к умению во время вашей работы ввести человека, которому вы помогаете, в отрешенное, трансовое состояние, или, опять-таки по-научному говоря, в состояние измененного сознания.

Вы прекрасно понимаете смысл этой операции: вырубив Цензора, мы, образно выражаясь, можем транспортировать в исцеляемый организм любые послания, содействующие восстановлению деформированных структур и искаженных функций, а не те, что Их самодовольно-ограниченному Сиятельству угодно. Когда-то, в свои призывные годы, я специализировался в военной подготовке по квалификации «взятие языков» и до автоматизма освоил такую насущную для этой квалификации процедуру, как мгновенное отключение сознания у часового после нападения на него, но без повреждения его важнейших мозговых центров, ибо «язык» в штабе, естественно, требовался, после доставки его туда, говорящий. Так вот, по аналогии: как отключить на некоторое время у часового сознание, но с тем, чтобы впоследствии его можно было бы без даже следа повреждения вернуть-восстановить?

Сначала отработаем по отношению к пациенту те же способы воздействия, которые мы теперь уже, надеюсь, регулярно применяем по отношению к себе, когда начинаем медитировать, когда стремимся либо отключить свое сознание, либо сконцентрировать его сугубо на чем-то одном. То есть вспомним все виды отключения от мыслежвачки, известные нам. Конечно же, это, прежде всего, все виды дыхания, которые тотчас начинают работать, как только мы сосредоточиваемся на отслеживании ритмов, последовательности фаз. Надеюсь, все это у вас — на памяти, а если она чуть-чуть затуманилась, то пролистайте конспекты первых занятий либо же перечитайте соответствующие главы этой книги.

Поскольку, однако, мы с вами стремимся никогда и ничего просто так не повторять, а всегда стараемся чем-то новым дополнить то, что уже нам известно, то и сейчас будем верны этой доброй традиции и освоим такую разновидность дыхания, которая способна вести нас в наиболее глубоко отключенное, трансовое, измененное состояние сознания. Речь пойдет о так называемом ребёфинге, то есть дыхании для тех, кто специально хочет отключить себя, не владея навыками медитативной работы.

У нас нет сейчас возможности подробно и последовательно раскрывать здесь всю весьма непростую структуру этой немалой отрасли знания, которая насчитывает целый ряд отличных друг от друга по технике и назначению разделов. В прошлом мне доводилось посылать лучших из своих учеников на освоение этой науки в специальные школы, даже на международные курсы, и я, что говорится, на собственной шкуре испытывал их искусство после возвращения домой. Многие из их новаций я с немалой пользой применял и по отношению к тем, кто просил у меня помощи. Поскольку ребёфинг способен устранять глубокие блоки как на психологическом, так и на физиологическом уровнях, то сфера его применения может быть весьма широкой. Вряд ли забуду когда-нибудь отчаянные, безутешные рыдания, разрывавшие грудь сурового, могучего военного моряка, кавторанга, у которого мы таким образом сняли душившую его на протяжении нескольких лет трагическую озабоченность судьбой безнадежно, как он полагал, больной дочери. А заодно, во время того же сеанса, убрали тяжелые физиологические зажимы как раз и у этой девочки: такой-то вот был разлет по шкале заболеваний на одном и том же сеансе ребёфинга.

Предложу вам сейчас весьма эффективный и одновременно простой в выполнении способ и вхождения, и введения в трансовое состояние с помощью ребёфинга: попрошу проделать подряд 4 поверхностных вдоха-выдоха, и сразу вслед за этим — один глубокий вдох с полным, по возможности, забором воздуха в легкие, с максимальной последующей задержкой дыхания и выдохом затем содержимого легких до последнего предела, и даже уже после него и, естественно (мы без этого уже не можем), с серьезной задержкой дыхания в конце. Итак, начали: 4 поверхностных вдоха-выдоха плюс 1 глубокий. Тщательно отслеживаем правильность исполнения и ритмичность процедуры.

Стоп! Достаточно: думаю, этот способ самовведения и введения в транс мы уже если не освоили до конца, то, во всяком случае, хорошо поняли в качестве техники. Смею добавить здесь одну существенную черту на тот случай, если вы являетесь хорошо подготовленным спортсменом и подобного рода кислородное опьянение с помощью ребёфинга вашу недреманную инстанцию в мозгу не отключает. В таком случае обхватите локти кистями и при каждом вдохе делайте сцепленными руками отмашку за голову — таким образом, как вы понимаете, мы добавляем еще один пункт для сосредоточения внимания и тем самым энергично препятствуем разбеганию мыслей. А как только они прекращают это свое игривое состояние, сразу же начинается процесс необходимого нам торможения «бетономешалки».

А вот еще одна разновидность ребёфинга, в литературе освещенная явно недостаточно, но, тем не менее, весьма эффективная для достижения необходимой нам цели: последовательность дыхания заключается в чередовании вдоха-выдоха через нос, затем — вдоха-выдоха через рот, затем — вдоха выдоха через рот, но с языком, слегка продетым сквозь зубы. Глаза при этом, разумеется, закрыты, все мышцы расслаблены. Начали…

Спасибо, прошу воспринять это удивительное по своим возможностям дыхание в качестве домашнего задания.

Запомните: всегда, когда вам нужно будет отдохнуть и успокоиться, ребёфинг — к вашим услугам, но в данном случае, напоминаю, речь идет об инструментарии, посредством которого мы получаем возможность отключить напряженно-бдительное самосознание, препятствующее оказанию помощи человеку, который в ней нуждается.

Продолжим же разговор о технике введения в транс.

Вот один из простейших и очень эффективных способов: человек стоит боком по отношению к вам, глаза его закрыты, ступни поставлены рядом одна с другой и параллельно друг другу. Свою левую руку вы кладете ему на подъяремную впадинку ниже горла, а правую — на копчик и начинаете едва заметно, но ритмически и последовательно пациента раскачивать, попутно объясняя негромким голосом, что стремитесь пробить блоки, возникшие у него в двух важнейших центрах организма: в районе железки тимус, где расположен штаб нашей иммунной защиты, и в районе кундалини, где базируется, по поверьям древних, могучий резерв нашей энергетики. В результате ваших спокойных ритмических покачиваний, вашего монотонного голоса, трансовое состояние — независимо оттого, понимает это доверившийся вам страдалец или нет — у него наступает уже после восьми-двенадцати подобных покачиваний.

Можно и по-другому: он стоит перед вами с закрытыми глазами, а вы несколько раз подряд сверху вниз перед его глазами опускаете свои сомкнутые ладони, и это ритмическое чередование светотени перед веками также приводит человека к состоянию сознания, измененного уже настолько, что его Самодержец не будет более мешать вам оказывать помощь вверенному ему царству-государству.

То же самое вполне возможно осуществить и тогда, когда человек, доверившийся вам, удобно сидит с закрытыми глазами на диване. Кстати говоря, когда вы начнете выводить его из трансового состояния, то взмахи ваших рук, независимо оттого, сидит он, стоит или лежит, будут совершаться уже в противоположном направлении — от ног к голове так, чтобы ритмическое равномерное чередование света и тени за его закрытыми веками было направлено снизу вверх.

Однако вернемся к общей теме введения в транс. Можно с успехом работать в этом направлении, попросив вашего подопечного упорно, пристально глядеть на огонь свечи.

Можно применить способ, который известный целитель Кандыба назвал «состояние К» — это положение стоя, при котором исцеляемый медленно, на протяжении семи-десяти секунд, поднимает обе руки до горизонтального положения. Руки при этом как бы самопроизвольно всплывают вверх.

Повторяю и повторяю: не играет роли — стоит, сидит или лежит ваш исцеляемый. Все решает ваша техника, направленная на уменьшение поля внутреннего зрения и на концентрацию внимания только на вашем голосе, ваших командах.

Вот еще одна очень, на мой взгляд, эффективная практика введения в транс: человек сидит, а вы начинаете медленно опускать руку перед его лицом, начиная от уровня волос, далее опуская до уровня лба, далее до уровня глаз, далее до уровня носа, далее до уровня подбородка, далее ниже и ниже, и при этом взор этого человека должен неотрывно следить за вашей ладонью. Естественно, что когда ладонь опускается ниже поля зрения, веки человека смыкаются. Затем вы опять быстрым движением поднимаете руку вверх, просите его снова открыть глаза и повторяете все ту же процедуру несколько раз, но в последнем случае уже не просите его открыть глаза, и он остается в состоянии измененного, отключенного сознания — при опущенных веках.

Вас не должно смущать проявляемое некоторыми исцеляемыми подчеркнутое свободолюбие и их заявления о том, что ничего особенного они не чувствуют, как, дескать, бодрствовали, так и бодрствуют: пусть говорят, что им угодно, потому что на самом деле круг их внимания значительно сузился, а это и есть то самое, что нам требуется.

Далее: для введения в транс мы можем привлечь и такой могущественный резерв, как звуковые воздействия. Так, например,

вы сами на себе уже испытали замечательное урезонивающее воздействие чудодейственной мантры «аум-аум-аум…» Давайте сейчас попробуем еще одну разновидность мантр, которая звучит следующим образом: на вдохе мы мысленно (если это касается самих себя) и вслух (если это касается других), произносим «чунг донг-ам», а на выдохе — «рунг-нинг». Повторяю: на вдохе — «чунг донг-ам», а на выдохе — «рунг-нинг». Потренируемся сейчас и с этой прекрасной мантрой, уравновешивающей дух и уменьшающей пространство внутреннего зрения до микроскопической точки.

Попрошу вас на добровольцах из ваших семейных или родственников, или на любом из тех, кто вам доверяет, потренировать ту или другую технику введения в транс. Выводить будете с помощью спокойно произнесенной фразы: «Сейчас я досчитаю до пяти, и ты возвратишься в исходное состояние». Вы медленно считаете от одного до пяти, а если потребуется, то и сообщаете, что сейчас издадите резкий хлопок ладошками.

Напоминаю, что когда мы говорили о квалифицированной наладке своего врачующего устройства, то останавливались на следующих важнейших принципах работы: это ваше умение настраиваться на радостный и доброжелательный тонус, ваше умение работать с мыслеобразами и, наконец, это умение входить или вводить человека в трансовое состояние.

Я почти не сомневаюсь в том, что первый и третий пункты этого перечня у нас с вами получаются достаточно уверенно, ибо наше восприятие этих положений совершается в полном соответствии с принципами, сызмала — с детства, со школы — вдолбленными в нас, то есть через логическое объяснение полезности и необходимости этих операций, через последовательное объяснение их практического выполнения. Это — в традициях нашего мышления (даже в том случае, если резко критикуется коренной принцип этого мышления). Но вот второй пункт, связанный с обязательным умением пользоваться мыслеобразами, при всем нашем искреннем понимании необходимости визуализации, поддается обучению и тренировке с немалыми затруднениями, так как он опирается на ту способность, которая, к сожалению, у большинства из нас находится в задавленном, зачаточном состоянии. Я имею в виду талант видеть ярко и наглядно те образы, которые и ведут наше устройство к здоровью. Поэтому давайте мы с вами сейчас особо и специально потренируем снова и снова именно это выпавшее из нашего воспитания, практически отсутствующее в повседневной практике звено.

Короче говоря, переходим к конкретным упражнениям на развитие нашего образного мышления применительно к созданию таких мыслеобразов, которые будут содействовать максимально решительной расправе с недугами и, следовательно, сослужат верную службу здоровью. Для начала поработаем с гипотетической опухолью. А впрочем, почему гипотетической? Опухоль, или, по официальной терминологии, новообразование, в той или в иной степени сопровождает бытие едва ли не девяти десятых взрослого, половозрелого населения так называемых развитых стран. Значительное число мужчин (преимущественно автомобилистов) страдает заболеваниями предстательной железы, значительное число женщин — именно тех, которые лишены гармонии в интимных отношениях — страдает фибромами матки и грудных желез. Не стану продолжать эту грустную тему, ибо сказанного уже достаточно для того, чтобы в наши плоть и кровь, чтобы в наши сознание и подсознание вошло желание безусловно и безоговорочно ликвидировать вышеозначенного Бармалея. Каким же образом? «Образов» может быть немало.

Так, например, мы отчетливо представляем себе опухоль в виде крупной воздушной цели, которую подвергаем регулярнейшему массированному обстрелу или расстрелу с помощью свирепых крылатых ракет, несущих атомные боеголовки. Залп за залпом, с помощью апокалипсических по своей температуре вспышек, мы разрушаем этот опасный, стремящийся приблизиться к земле астероид, раскалывая его на мелкие части, превращая эти мелкие части в прах и пыль.

Это упражнение на визуализацию я не сам придумал — вычитал его в научном дневнике американского врача онколога, женщины, которая применила этот способ для подавления опухоли у 11-летнего (!) мальчика. Расстрел ракетного корабля инопланетян, приближающегося к Земле, мальчик придумал сам, насмотревшись «ужастиков» по телевидению. Врач поощряла и совершенствовала его фантазии, и в результате, через год упорной работы от опухоли не осталось и следа!

Давайте еще поработаем с огненными символами: пробьем длинным металлическим ломом летку в доменной печи и выпустим оттуда светло-желтую струю расплавленного чугуна, температура которого — выше двух тысяч градусов по Цельсию, и этот огнедышащий поток направим прямехонько к месту своей, например, аденомы простаты или своей, например, фибромы матки. И будем этот поток, изжигающий, аннигилирующий нашего вражину, адресовать ему с самой похвальной регулярностью…

А почему бы нам это же новообразование не поместить в кратер извергающегося вулкана? А почему бы не пропустить сквозь него поток переливающейся всеми возможными оттенками цвета раскаленного металла — от ярко-желтого до сине-фиолетового — лавы, излить через эту совершенно не нужную нам подробность?

А почему бы нам не поставить сверхмощную лазерную пушку с лучом, способным прожигать любые бронированные плиты, даже если они расположены на расстоянии от Земли до Луны? Почему нам не наращивать мощь этого всеуничтожающего луча с фокусированием именно в новообразовании? Так давайте же потренируем себя на создании в своем целительском или самоцелительском репертуаре подобного внутреннего огнедышащего набора.

Да, мы уже говорили о том, что неразвитость, хилость, атрофия нашего правого полушария не позволяет нам со всей яркостью представлять себе те мыслеобразы, которые могли бы помочь в нашем благородном деле. Мы тогда условились, что никакого греха не будет, если для начала, ради подспорья немощным, подгибающимся ножкам нашего воображения, дадим ему костыли в виде ярких картинок. Может быть, вы помните: когда мы работали с мыслеобразом на ликвидацию трещины шейки бедра, мы эту трещину не только рисовали на бумаге, но на той же бумаге всячески ее размеры уменьшали, пользуясь для этого то ли стирательной резинкой, то ли штрих-карандашом. Точно ту же методу используем и на этот раз: прибегнем для помощи мыслеобразам, к образам, начертанным на бумаге. Я допускаю даже, что эти образы ярко, художественно, выразительно могут быть воссозданы не вами, а, скажем, вашей дочкой, у которой наблюдается прирожденный талант к работе с красками. Попросите ее воссоздать те именно воображаемые химеры, которые требуются вам, и далее всячески похваливайте ребенка за помощь, которую он оказал вам в деле укрепления вашего здоровья.

А давайте-ка поработаем с еще одним типом мыслеобразов — на этот раз не с огненным, а совершенно плотным по своей фактуре: представляем себе новообразование в виде черного яичка, выточенного, скажем, из очень твердого дерева. Так вот, страстным напряжением всех внутренних сил именно это мерзкое, твердое тельце мы начинаем выдавливать из заболевшего органа в сторону поверхности тела, и как только хоть небольшая доля этого яичка появляется перед нашим внутренним взором уже снаружи тела, мы, все так же упорно работая внутренним взором, ухватываем этот появившийся снаружи кончик и вытягиваем его наружу, прочь! И так — раз за разом, десятки раз — за десятками раз, сотни — за сотнями!

Но что мешает нам чередовать различные мыслеобразы — сначала, например, подвергнуть новообразование разгрому с помощью атомных ракет, а затем его же, уже изъязвленное, ущербное, вытолкнуть вовне и вытащить окончательно из своих недр?

Мы пойдем далее: почему бы подобную работу на разгром врага не осуществлять в союзе с кем-либо из сочувствующих нам, если речь идет о нашем недуге, или в союзе с исцеляемым, если врачевателем являетесь вы? Должен сообщить здесь, что именно такую сдвоенную связку я применял достаточно часто, когда мы с девочкой Настенькой, под наблюдением квалифицированнейших врачей с кафедры нейрохирургии Военно-Мединской академии,

убирали опухоль из ее головного мозга, и не только убирали, но и убрали, что показала через 3 месяца после завершения работы томография. Под сдвоенной связкой я подразумеваю солидарную работу двух человек над одним и тем же мыслеобразом и применительно к одному и тому же заболеванию (спрашивается, а почему бы не работать и втроем?).

Однако продолжим тему тренировки своего воображения на создание мыслеобразов, помогающих возрождению здоровья. Достаточно распространенным и, к сожалению, широко известным является такое заболевание, как артриты, то есть весьма противные беспорядки в нашей костно-суставной системе.

Так почему бы нам не представить себе коленный сустав, например, в виде шара, сплошь покрытого какими-то противными известковыми натеками, которые мы посредством шлифовального диска слой за слоем, микрон за микроном ликвидируем? Да, работа шлифовальщика не есть простой неквалифицированный труд, она требует терпения, требует постоянного внимания к обрабатываемому участку, но подобно тому, как мастер, после целого ряда заходов, превращает грубую заготовку или вещь в шлифованный деревянный обережек, в зеркально гладкую поверхность, так и мы должны отчетливо представлять себе результат своей работы в виде безупречно чистой от солевых напластований своей родимой коленной чашечки.

Еще один пример — из совершенно иной сферы заболеваний: предположим, у вас или у вашего подопечного отмечаются достаточно неприятные перебои сердечного ритма. Так почему бы вам не сосредоточиться на таком мыслеобразе: что маленькая, серьезная, старательная девочка аккуратно и ритмично раскачивается на качелях с достаточно длинными опорными шнурами (длинными, чтобы взмахи качелей были неторопливыми)? Качается-раскачивается серьезная в своем занятии девчушка — ведь ей задали упражнение: оттолкнуться ножками от опоры и прокачаться подряд 120 раз. Качается-раскачивается девочка, а ваш сердечный ритм выравнивается в такт амплитуды ее неторопливых раскачиваний. Проходит минута, вторая, третья — глядь, а от тахикардии и следа уже нет!

Прелесть работы с мыслеобразами заключается также и в том, что каждый из нас может подобрать себе рисованную или движущуюся картинку в соответствии со своей индивидуальностью. Допустим, Петру Петровичу, флегматику по натуре, по душе будет мыслеобраз с серьезной девочкой на ритмично раскачивающихся качелях, но почему бы не предположить, что явно выраженному холерику Акинфию Тиграновичу подобная монотонная работа придется совсем не по вкусу? И он будет прав! А если будет прав, то вот ему изумительный, по его темпераменту, мыслеобраз: воин, весь в красном, на могучем вороном коне, сияющим мечом рубит налево и направо наползающие полчища врагов. Он кладет их одного за другим; они, бессильно и злобно шипя, издыхают под ударами его меча-кладенца, а это значит, что также ослабевает и болезнь, а коль скоро Акинфий Тигранович, к тому еще, представит и местность, где совершается его победоносная рубка (например, район печени или регион щитовидки), то и победа его будет абсолютно точно привязана к месту — как, например, Чудское озеро или Нева у давнего нашего славного предка, который и прозвище-то получил по месту своей победы: Александр Невский!

А Мария Никифоровна — вовсе напротив: она — меланхолик, так почему бы не использовать в ее визуализированных этюдах образ вспучивающегося, стремящегося выбраться из кастрюли заквашенного теста, которое она вовремя протыкает, не давая тем самым опухоли развиться, а затем почему бы ей преблагополучнейшим образом не пересотворить это буйное, враждебное ей в своих действиях тесто во вполне кроткие, подчинившиеся ее воле блинчики или лепешки?

А сангвиник Евгения Львовна, страстный садовод и постоянный реформатор на всем беспредельном просторе своих шести приусадебных соток? Почему бы ей не повырубать мотыгой хищные корни сорняков, перелопатив с этой благой целью грядку до глубины чуть ли не в метр? И почему бы ей потом эти извлеченные омерзительные щупальца-корни не стащить в компостную яму и не пересыпать едкою золою? Так и получится у нее, что обезвреженные враги, трансформированные ее мудрой мыслью, превратятся в свою противоположность и через некоторое время верой и правдой кинутся служить ей уже в качестве удобрения!

Надеюсь, что за отдельными деревьями-примерами вы не опустили из виду тот лес, ту целостную композицию, которую мы с вами выстраиваем на этом занятии: развивая не только конкретные навыки, но и нечто более существенное, глобальное в нашей жизни — нашу способность к образному мышлению. То есть вся эта работа, которую мы проделали на занятиях и которую, я уверен, вы неоднократно прорепетируете дома, направлена на гармонизацию столь важного элемента нашей приемо-передающей субстанции, как правое полушарие. И вот теперь нам с вами следует перейти к разработке очередной из тем в нашем перечне приемо-передающих устройств. Как вы сейчас уже догадались, после капитального разговора на предыдущих занятиях о такой системе, которая подключена к нам и к которой подключены мы, как эгрегор, пришел черед для самого крупного из доступных человеку «устройств» — пришла пора для разговора о ноосфере.

Если переводить дословно, то ноосфера — это сфера разума. Но если говорить по существу, то это информационное поле Земли, которое вбирает в себя, конечно же, и все те эманации разума и безумия, которые накопило человечество. Более того, она содержит информацию и о том, чего люди еще не знают. Но, наряду с производными разума, ноосфера вбирает в себя также и все наши эмоции, всю жизнь чувств — к сожалению, и в черных клубах гнева, ненависти, скорби, но, слава Всевышнему, также и все то радостное, эмоционально солнечное, что порождается обитателями планеты. Ноосфера содержит в себе и все, что хранится или хранилось в памяти поколений настоящих и ушедших уже из жизни, она содержит в себе информацию и о том, что еще когда-то станет содержанием нашей памяти. Одним словом, это океан безграничной по своим объемам информации, в который мы погружены, и как хорошо было бы для начала хотя бы то знать, что мы — обитатели этого океана!

Что практически следует из сказанного? То, что в первозданной чистоте мы должны содержать все те каналы, которые существуют в нашем организме и целенаправленно служат нашим взаимоотношениям с ноосферой. Служат — значит, работают в обе стороны: и на прием информации от ноосферы, и на выдачу информации в нее же. Что это за каналы? Человечеству они известны уже достаточно давно, время знакомства измеряется тысячелетиями. Это биоэнергетические каналы, расположенные в строго определенном порядке в нашем организме, это тысячи и тысячи биоактивных точек, которые играют роль соединительных клемм между внутренними органами человека и ноосферой, в которую он погружен, и это 7 основных чакр и множество чакр второго и третьего рангов, которые являются важнейшими центрами регуляции наших взаимоотношений на разных планах человеческой конструкции с породившим нас Мирозданием.

Существует еще один чрезвычайно важный аспект взаимоотношений каждого человека уже не с ноосферой, но со всем беспредельным, бесконечным Космосом — это резонансные, топографические возможности, заложенные в ДНК, но данной совершенно особой темы мы сейчас касаться не станем.

Какие выводы следуют из разговора о биоактивных точках, энергетических каналах, пронизывающих тело человека, и о чакрах в качестве организующих образований? Очень простые и чрезвычайно практичные, а именно: все названные реалии должны содержаться в максимальной чистоте.

Что следует для этого предпринимать? Прежде всего, попрошу посредством то ли приборчика Леднева, то ли другим способом прочистить все доступные нам биоактивные точки, да не просто так, беспорядочно, а передвигаясь, согласно атласу Леднева, от одной аномалии в своем здоровье к другой, вычищая и убирая из биоактивных точек все те забивающие их энергетические блоки, которые нам только удастся обнаружить. Возможны варианты: это может быть прохождение каналов не по принципу ликвидации тех или иных недугов, которые вы у себя обнаружите, но и путь классической китайской акупунктуры вдоль всех жизненно важных каналов согласно ее канонам. Вполне возможно, что у вас не будет названного мною приборчика (так же, как не сразу удалось его купить и мне), но достаточно широко распространена схема его изготовления, простая для любого умельца, увлекающегося электроникой, и можно изготовить этот работящий аппарат самостоятельно; вполне вероятно также использование и всех других электроакупунктурных устройств. Я искренне советую не пожалеть времени для этой имеющей стратегическую важность работы по прочистке широчайшей и богатейшей сети абонентских подключений к ноосфере. Прошу заметить, что некоторые из наших биоактивных точек забиты, зашлакованы нашими «радениями» по отношению к родному организму столь капитально, что их состояние можно сравнить разве лишь с колодцем, который сначала старательно забросали ветвями, обрезками досок, затем насыпали сверху песок и камни, а в довершение ко всему тщательно забетонировали выход из оного — вот тут и осуществляй посредством подобного «канала» связь с ноосферой! Она и рада бы посылать нам ценные указания и в ответ получать все доброе, на что мы способны, да никак…

Приведу достаточно выразительный пример: считая себя достаточно продвинутым в названном отношении гражданином, я, тем не менее, попросил дочку пройтись, согласно атласу, по некоторым из моих каналов, и каково же было наше с ней сердитое поначалу удивление, когда иные из точек не поддавались очищающему воздействию на протяжении многих часов! Действительно, это была каторжная работа по пробиванию и разборке монолитно, с применением арматуры, зацементированных колодцев.

Да, иные из каналов и точек проходились в считанные минуты, но те приснопамятные точки, о которых я сейчас поведал как о памятниках моего невежества первых десятилетий жизни, заставили задуматься о многом. Рассказываю об этих печальных эпизодах своей биографии для того, чтобы предостеречь от самодовольной беспечности в данном отношении (как и во всех других, впрочем) и читателей этой книги, и слушателей этих курсов: вполне возможно, что их уровень зацементированности клемм, соединяющих их с ноосферным коммутатором, находится в состоянии, навряд ли лучшем, чем оно было у меня до того периода ремонтно-взрывных работ.

Могут быть и другие способы активизации биоактивных точек — например, регулярный отдых на коврике, из которого торчат тысячи иголок (12 ООО таковых выступает из коврика, которым пользуюсь я уже на протяжении долгих лет). При том, что базовое расстояние между каждым острием составляет 6 миллиметров, это означает, что, с какой бы степенью точности мы ни улеглись своею спиной — разумеется, очень спокойно, равномерно укладываясь сразу всей плоскостью спины на иглы, все равно — подавляющее большинство биоактивных точек, расположенных на спине, и значительная часть проходящих там энергетических каналов окажутся задействованными и активизированными посредством кончиков игл.

Разумеется, очень хороши для активизации биоактивных точек также все те меры, которые насчитывает в своем репертуаре суджок-терапия и шиацу: конечно же, эти прекрасные способы весьма эффективны при лечении широчайшего спектра заболеваний, но мы-то с вами стремимся убить сразу двух зайцев, и вторым из них, как это понятно, является подготовка биоактивных точек, а также энергетических каналов к открытому без помех диалогу с ноосферой.

Обратимся теперь к разговору о чакрах. Напомню, что в свое время мы уже занимались их возжиганием и гармонизацией их совместной, коллективной трудовой деятельности в нашем благословенном организме и в не менее лучезарной голове. Сейчас вполне практически рассмотрим и деятельность этих органов, специализированных на регуляции наших взаимоотношений, на безупречном осуществлении прямых и обратных связей между нашими потрошками, с одной стороны, и ноосферой и Космосом — с другой, рассмотрим в плане оказания помощи им в осуществлении этой их благородной профессиональной деятельности. Замечу здесь, что в своих предыдущих работах я уже рассказывал об энергетической очистке и подзарядке чакр. Замечу также, что именно означенной деятельностью мы с курсантами регулярно занимаемся во время медитативного бега, поэтому сейчас я лишь тезисно напомню моим слушателям и моим постоянным читателям то, что им известно, для того чтобы ввести эти полезные сведения в контекст сегодняшнего занятия — совершенствования наших взаимоотношений с ноосферой, с той всепланетарной оболочкой, в которую мы погружены, и резонансный контакт с которой способен многократно увеличить наши духовные возможности.

Сначала — о необходимой прочистке чакровых образований: напоминаю, что мы мысленно пересекаем каждую из наших семи основных чакр горизонтальной поверхностью размером всего-то с бесконечность. Но как бы беспредельно велика она ни была, число градусов окружности всегда остается 360. Представляем себе, что на этой поверхности, лицом вверх, лежит часовой циферблат с числом 12 над центром лба, а затем, соответственно, цифры 1, 2, 3, 4 и т. д. вправо по часовой стрелке через каждые 30 градусов вплоть до числа 11, которое и замыкает круг непосредственно около числа 12. После данного «определения на местности» приступаем к активным действиям. Посылаем сильный импульсный выстрел лазерного луча, летящего из бесконечности в бесконечность через центр верхней чакры и далее по румбу 1. Проходя через чакру, он стремительно открывает ее для вселенских контактов — образно говоря, деблокируя чакру от всего того косного, чем мы сподобились ее «наградить» в своем общении с нею. Затем точно такой же мощный точечный выстрел луча из бесконечности в бесконечность — в направлении румба 2 через чакру и новое облегчение в связи с ее возникшей открытостью близлежащему и беспредельному Космосу. Далее — аналогичные выстрелы через центр чакры из бесконечности в бесконечность с равномерными промежутками времени через числа 3, 4, 5 и т. д. до 12.

Мне уже приходилось раньше писать, и мы это постоянно практикуем на занятиях, что свет лазерного луча может как соответствовать свету чакры, так и выбираться нами произвольно. Таким образом, мы осуществляем в горизонтальных плоскостях очистку всех чакр сверху донизу. Впрочем, никто не может нам помешать установить и произвольную очередность этой очистки — например, сначала первой чакры, затем — седьмой, второй, шестой и т. д.: все зависит от наших желаний и степени той важности, которую мы придаем работе той или иной чакры.

Напоминаю также, что подобная работа лучше всего осуществляется во время движения. Из практики известно, что на очистку, причем вариативную, с помощью различных по цвету лучей, уходит время, эквивалентное пробежке приблизительно на 3 километра.

Теперь приступаем к подзарядке, к энергетизации уже очищенных чакр. Напоминаю о принципе «пучков Будкера». В Новосибирске академик Будкер в свое время предложил гениально простое решение для тысяче-или миллионнократного усиления мощи разгоняемого в синхрофазотроне пучка элементарных частиц: вместо того чтобы гонять их по многокилометровому кольцу, новосибирский ученый предложил пустить навстречу друг другу два пучка для того, чтобы они столкнулись на встречных скоростях! Я уж не говорю о том, что при подобном решении размер кольца был уменьшен с 1 километра до 1 метра, и прежнее сооружение, требовавшее многомиллиардных затрат и долгих лет неимоверно точной работы по своему исполнению, теперь преспокойно могло уместиться на площади размером с письменный стол. Для меня здесь еще более важным является прин цип оптимизации решаемой задачи, что есть, как мы помним, ведущий принцип всех решаемых Вселенной задач, всех протекающих в ней процессов.

Так вот: именно принцип пучков Будкера мы и будем использовать для подзарядки своих чакр. Как конкретно? А так, что к центру чакры, на этот раз по вертикали, с двух полярно-противоположных сторон — из беспредельных высот Космоса и одновременно из неизмеримых глубин его же — со скоростью света друг другу навстречу устремляются два энергетических пучка, которые сшибаются и выделяют свою неистовую, исполинскую энергию как раз в центре подзаряжаемой нами чакры. По отношению к каждой из них мы осуществляем 12 равномерно исполняемых столкновений встречных пучков. Относительно светового наполнения этих ударяющихся энергопотоков повторю лишь то же, что уже говорил по поводу очистки чакр, — то есть что это может быть моноцвет, присущий именно данной чакре; это может быть моноцвет, характерный для другой чакры, но в данном случае полезный к применению ради гармонизации всей структуры нашей индивидуальности; это может быть обработка произвольно избранными цветами. Все дело — в наших ощущениях, в наших внутренних потребностях при осуществлении этого суперважного по своим последствиям процесса. Аналогичное предшествующему будет и решение о порядке, о последовательности энергетизации одной чакры за другой: опять же, порядок произвольный. И то же самое я повторяю об условиях подзарядки чакр: по многолетнему опыту, оно будет оптимальным в условиях пробежки, и опять-таки, на всю эту процедуру потребуется время, необходимое, чтобы пробежать со средней скоростью приблизительно 3 километра.

Разумеется, и прочистку, и энергетизацию чакр мы с вами будем неоднократно проводить во время наших занятий медитативным бегом. Тем не менее, это ни в коем случае не отменяет вашей самостоятельной работы — напротив, предполагает регулярные и активные тренировки, во имя единства и ради слияния с наиболее универсальной, с наиболее могущественной изо всех тех оболочек, в которые мы погружены, частью которой мы являемся, и которая, вместе с тем, является нашей неразрывной частью!

Внимание: завершая сегодняшнее столь важное занятие, мы проведем медитацию, также имеющую принципиальное значение для нашей истинной ориентации во всем мире.

Просим электрика до минимума убавить в зале свет, все удобно садятся, расслабившись, сняв даже признаки какого бы то ни было напряжения со всех мышечных систем, глаза полузакрыты, руки повернуты ладонями кверху, свободно лежат на коленях. Начинаем.


Медитация 23. Вселенский рост

(Аудиозапись 18. Пахельбель. Канон)


Каждый из нас представляет себя спокойно стоящим на земле, расставив ноги на ширине плеч. Дышим легко и спокойно. Но вот замечаем, что с каждым вдохом, который мы вбираем в грудную клетку, рост наш и объемы наши заметно начинают возрастать. Мы дышим легко и ровно, а рост наш происходит все быстрее и быстрее. Он уже приобретает ритм стремительного увеличения нашего тела, нашей головы во всех измерениях, и вот уже та площадка, на которой мы стояли, видится маленькой-маленькой где-то внизу, и вот уже каждый из нас — исполин с могучей грудью — высится высоко-высоко над самыми многоэтажными зданиями. Мы продолжаем уверенно, ровно и весело вдыхать и выдыхать, и рост наш ускоряется экстремально. Вот уже где-то далеко внизу, переливаясь мириадами золотых огней, лежит между нашими стопами родимый город, а на уровне наших глаз не торопясь проплывают облака, и хотя внизу уже темно, они ярко освещены лучами опускающегося за горизонт солнца.

Мы дышим и продолжаем все с тою же скоростью увеличиваться в своем гигантском росте. Вот уже оказывается, что внизу, между нашими исполинскими стопами, от края и до края — от Балтики до Тихого океана — распростерлась Россия. Мы отчетливо видим, сколь громадна эта страна: если западная часть ее погружена в тем ноту, то на востоке уже разгорается рассвет, поднимается предрассветное золото следую щего дня. Мы продолжаем расти, и наша голова уходит все выше и выше, и вот уже весь наш маленький, такой прекрасный в своей голубизне Земной шарик видится нам на фоне мириадов яростно пылающих в аспидно-черном Космосе звезд. Он освещен чудотворными лучами нашего доброго светила-солнышка, а вокруг него, этого чуда света, этой нашей Родины, неторопливо перемещается по своей орбите шар Луны — весь в оспинках своих кратеров и океанов.

Наша голова — уже на равном отдалении от крошки Земли и кипящего огненными протуберанцами Солнца, лицом мы ощущаем животворный жар, исходящий от этой прародины и нашей Земли, и всего живого на ней.

Останавливаемся в своем росте. Спокойно и уверенно вбираем в себя не просто солнечный жар, но поглощаем всем объемом своего тела те таинственные икс-лучи, которые великий русский ученый Чижевский, Леонардо да Винчи XX века, как называли его, определил в качестве обертона всех жизненных процессов. Мы наливаемся силой и всемогуществом до максимальных пределов своего естества, мы заряжаемся ими подобно тому, как аккумулятор вбирает в себя всей своей емкостью электроэнергию. Свое задание мы выполнили: мы достигли того оптимума, которого ждет от нас ноосфера — та тончайшая, беспредельная в своих возможностях оболочка мыслящей материи, окружающая нашу живую планету.

С каждым выдохом наш объем и наш рост уменьшаются. Спокойно и быстро мы возвращаемся к своему исходному состоянию. Вот уже Земля едва-едва умещается в поле нашего зрения, а вот уже и Россия приветствует нас — пока мы осуществляли свое космическое путешествие, освещенная граница заметно передвинулась к Западу. Вот отчетливо пламенеет под лучами разгорающегося восхода Урал — становой хребет нашей родины. Мы вернулись в свой город. С каждым выдохом рост наш — все меньше и меньше, уже голова — на уровне крыши близлежащего высотного дома, и вот мы уже стоим, крепко опираясь ногами на ту площадку, с которой стартовали в свой удивительный полет. Да, рост наш, наши габариты вернулись к прежнему объему, но та невероятная энергия плодотворных икс-лучей, которые мы вобрали в себя, когда обладали гигантским телом, она вся осталась в нас, она сконцентрировалась до неслыханной плотности. Каждый из нас — уже совсем не тот, каким он был не столь еще давно, перед этим космическим полетом…

Мы сидим, мы недвижимы, только вздымается и опускается грудь при каждом вдохе и выдохе. Мы вслушиваемся в себя — нового, необыкновенного, как бы родившегося вновь: для новой жизни с новыми возможностями.

Пальцы сжать — разжать, сжать — разжать, сжать — разжать. Глаза открыли. Всего доброго, до следующего занятия!

Десятое занятие

Суггестивные техники введения исцеляющих мыслей и эмоций в естество человека (или растений, или животного). — Медитативная очистка печени. — Важные суггестивные задания на дом. — Медитация «Эгрегор — наши предки и потомки». — Принципы изменения ситуации. — Важные задания на дом для работы с отвесом. — Роль мест силы на Земле для медитативной работы.


На предыдущем занятии мы весьма серьезное внимание уделили проблеме введения в транс того человека, которому решили помочь. Перед тем немалое время на всех предыдущих занятиях отдали практике отключения внимания, введению в измененное состояние сознания самого себя. Попытаемся по этой же дороге продвинуться несколько дальше. Сегодня мне хочется работать с вами над техникой внушения благих намерений, устремлений, чувств, мыслей в подсознание того человека, кого вы решили поддержать. Сразу же встает огромной важности вопрос: а что, да если технику, с которой я вас сейчас познакомлю, вы или кто-либо другой, кому вы о ней поведаете, начнут практиковать с отрицательными намерениями, начнут использовать ее ради внедрения вредных для другого человека намерений и поступков?

Сразу же отвечаю на это совершенно справедливое опасение: предлагаемая сейчас техника исходит из того, что именно дающий изначально в свои передающие устройства вводит то желание, которое и стремится передать человеку, их воспринимающему. Это означает, что отрицательный посыл он устремляет, прежде всего, на себя. Нужно ли ему подобное саморазрушение?

Далее: допустим, что предлагаемая техника каким-либо образом попадет в руки к такому моральному уроду, который готов даже саморазрушиться, лишь бы принести зло в чужую судьбу (пусть у меня хата сгорит, лишь бы искры от пожара на соседскую крышу улетели). В этом случае сразу предупреждаю: формулу, которую предлагаю вам для позитивной работы, я построю таким образом, что да, злое пламя спалит хату злоумышленника, но к дому человека невинного языки огня не протянутся, и более того — даже в том случае, если злоумышленник сумеет после постигшей его беды вновь отстроить свой дом, то и на этот раз, и на следующий, и во все другие разы его строение будет самовозгораться по непонятной как будто причине, а на самом деле по причине абсолютно ясной: тот, кто вознамерится добрые техники, предназначенные для вхождения в резонанс с силами небесными, употребить с ненавистными целями, своими собственными действиями обречет себя на попадание в антифазу с могущественнейшими вибрациями нашей ноосферы.

Надеюсь, сказанного достаточно. И вот теперь начинаем с полным осознанием своей ответственности работать на внедрение благих, исцеляющих эмоций, мыслей, действий в естество человека (или растения, или животного), который нуждается в помощи. Для начала вам надлежит вспомнить и отчетливо представить себе, что такое шестеренка или зубчатое колесо. Поскольку далеко не все из нас имеют дело с техническими устройствами, то предлагаю вспомнить, что каждый из нас видел хотя бы раз в жизни: открытые для ремонта часики, в корпусе которых вращаются, каждая на своей оси, многочисленные шестеренки различных размеров. Пример с часиками оказывается удачным еще и потому, что мы вспоминаем при этом, что каждое из этих зубчатых колесиков своими зубцами входит соответственно в зубцы другого или других зубчатых колесиков. Таким образом, получается, что вращение одной шестеренки методом зацепления зубцов побуждает вращаться и другую, сопряженную с ней шестеренку. Но заметим при этом, что контактное вращение осуществляется у них в противоположных направлениях, ибо если правая шестеренка вращается по часовой стрелке, то левая, которую она зацепляет, естественно, вращается в направлении, обратном тому, которое избрано шестеренкой ведущей.

Итак, первый шаг сделали, образ шестеренки в своем воображении создали. Сделали, следовательно, и второй шаг: представили себе две самостоятельные, каждая на своей оси, но зацепленные зубцами шестеренки. Теперь сделаем третий, весьма ответственный шаг, требующий действительно развитого образного мышления: каждую из шестеренок представим себе не в виде плоского колесика, но в качестве зубчатого вертикального цилиндра. Даю каждому из вас специальное время для того, чтобы четко представить себе шестеренку в виде высокого зубчатого цилиндра, а также еще дополнительное время для того, чтобы представить себе два вертикальных цилиндра с зубцами по поверхности, зацепленных, соединенных друг с другом таким, следовательно, образом, что зубцы одного из них по всей вертикальной поверхности входят в зубцы другого, расположенного рядом с ним и совмещенного с ним сцеплением точно так же вертикально расположенных зубцов. Не стану говорить, так как это само собою подразумевается, что каждый из зубчатых цилиндров вращается на своей собственной вертикальной оси, проходящей через его геометрический центр, и что вращение одного цилиндра, скажем, в правую сторону, соответственно, вызывает вращение другого, соединенного с ним, в левую сторону.

Теперь закроем глаза и потренируемся в работе с соответствующим мыслеобразом: совместное, согласованное, одновременное вращение двух сцепленных друг с другом своими расположенными вертикально зубцами цилиндрических шестеренок.

Хорошо, потренировались, посмотрели на эту объемную картину со стороны.

Далее — следующий этап: вертикальную ось правого из этих вращающихся цилиндров и составляет вертикальная же ось вашего собственного организма, то есть вся эта высокая шестеренка вращается вокруг вас по часовой стрелке. А второй зацепленный с вами цилиндр вращается по вертикальной оси, проходящей через центральную ось того человека, которому вы хотите внушить нечто очень доброе, положительное, конструктивное — во имя его исцеления. Задание непростое, тем не менее, вполне выполнимое, и я попрошу вас представить себе вас обоих, то есть себя и его, с лицами, обращенными в одну сторону, в то время как окружающие вас цилиндрические шестеренки, тесно сцепленные друг с другом, вращаются в противоположных направлениях.

Очень важно, чтобы мы натренировали этот мыслеобраз до полного автоматизма: вращение в противоположные стороны двух зубчатых цилиндров, осями которых являются вертикали, и одна из них — это ось, проходящая через ваше темечко, а вторая — через темечко вашего подопечного. Поскольку технически безупречное исполнение этого мыслеобраза является обязательным, снова и снова тренируем и тренируем этот динамический мыслеобраз.

Хорошо, мы вышли на стадию автоматической работы с этим важным, однако предварительным упражнением. Вот теперь-то и наступает пора для перехода к решающим действиям. Что для этого требуется? Прежде всего, совершенно отчетливое представление того, в чем именно нуждается человек, которому вы собираетесь помочь. Положительные импульсы, которые вы способны ему передать, могут быть направлены либо в сферу укрепления каких-либо его нравственных качеств (допустим, укрепление решимости, воли к преодолению недуга, уверенности в благополучном исходе лечения и т. д.), либо в область конкретного органа, той или иной из функциональных систем его организма. Введя себя в состояние измененного сознания (а вы уже хорошо умеете это делать), вы с максимальной яркостью формулируете свой посыл ему и одновременно, с максимальной же яркостью, представляете себе либо то состояние, которое хотите ему внушить, либо тот здоровый, безупречный во всех отношения орган, каким хотите видеть этот орган у него.

Теперь — внимание! Продолжая вращать обе шестеренки, каждую из них вы постепенно мысленно уменьшаете до уровня приблизительно высоты ваших коленей. Конкретно говоря, это означает, что вращаются в сцепленном состоянии цилиндры внизу размерами примерно в одну третью — одну четвертую часть от изначальной их высоты. А тем временем вы мысленно открываете также, подобно дверце буфета, район его солнечного сплетения и одновременно открываете, подобно дверце буфета, район своего солнечного сплетения, и то содержимое, тот мыслеобраз, тот посыл, который с предельной яркостью сформулирован вами предварительно, бережно и не потревожив его, переносите из сердцевины своего существа в сердцевину его естества. После чего обе дверцы закрываются, и велением вашей воли зубчатые шестеренки вырастают до изначального размера по высоте, все так же продолжая вращаться.

Важнейшее дело сделано!

Сейчас, когда вы уже отчетливо представляете себе всю последовательность технического исполнения данной операции, но перед тем, как вы приступите к ее спокойной и неторопливой отработке, ввожу эту очень важную и эффективную процедуру в общий контекст наших медитативных занятий. Является совершенно необходимым, во-первых, и формулу исцеляющего мыслеобраза, и формулу волевого посыла обязательно согласовать, до мельчайших деталей и до полного согласия, во всех подробностях, с вашим подопечным. Во-вторых, после согласования обязательным действием является введение его в транс любым из применяемых вами способов. И уже только после осуществления этих подготовительных этапов вы начинаете работать на суггестивном уровне, то есть на уровне бессловесного внушения, тщательнейшим образом, без помарок, выполняя процедуру вращения зубчатых цилиндров, которую мы с вами сейчас столь тщательно отработали. И снова и снова: эффективность нашего положительного воздействия на того, кто нуждается в помощи, будет тем выше, чем лучше будут отрегулированы все наши приемо-передающие энергоинформационные устройства, о чистоте и гармонии которых мы позаботимся и на каждом занятии, и при выполнении каждого из домашних заданий.

В любом деле необходимо бывает время от времени остановиться и оглянуться. Я предлагаю остановку сделать именно сейчас, чтобы сравнить, насколько вырос уровень сложности тех медитативных практик, которыми мы сейчас занимаемся, по сравнению с нашим стартовым началом, когда мы впервые осваивали технику самоконцентрации с помощью, например, одновременного представления сразу обеих своих ладоней. Или выдоха, ритмично направляемого в точку дянь-тянь. Да, прогресс — налицо, но, как мы уже хорошо знаем, нет пределов совершенствованию. В чем смысл, цель нашего совершенствования? Во-первых, в том, чтобы стало лучше жить самому себе. Во-вторых, этот прогресс нужен вашим ближним, тем, кого вы считаете продолжением самих себя — не обязательно только в родственном плане: это нужно вашим единомышленникам, сторонникам, продолжателям того дела, которое вы считаете благородным. Это нужно — возьмем крупнее — не только вашему эгрегору, но и всему человеческому сообществу, более того: нашей многострадальной матери — планете Земля. Для того чтобы иметь возможность повести решающее наступление на силы косности, силы зла, на все темное, что омрачает нашу жизнь, мы и готовим себя со всей возможной тщательностью, образно говоря, неуклонно и последовательно накапливая на рубеже атаки все новые и новые могущественные и даже сверхмогущественные резервы.

Сейчас вернемся к столь существенной основе всех наших дальнейших достижений, как абсолютное здоровье нашего физического тела. Надеюсь, мы не забыли, но напротив, неоднократно повторяли со всем возможным тщанием очистку такого важного генерала в иерархии систем здоровья, как позвоночник. Сегодня поработаем еще с одним из иерархов нашего здоровья — с печенью. Этот орган, который называют иногда портальным сердцем, выполняет бессчетное количество функций по оздо ровлению и нормальному функционированию нашего организма, деятельности нашего мозга. Но, Боже мой, в сколь чудовищном пренебрежении у нас, беспечных хозяев этого уникального органа, он пребывает!

Не буду говорить обо всех даже важнейших функциях печени — говорить придется слишком долго, остановлюсь лишь на одной — на мой взгляд, суперважной: на очистке крови, протекающей через нее, от ядов, которые в качестве отходов жизнедеятельности поступают в кровь буквально от всех без исключения клеточек, органов и отдельных систем нашего организма. То есть печень играет роль серьезнейшего очистного сооружения. Само собой разумеется, что если фильтр не функционирует, то грязь, отходы, яды, непрерывно поступающие в кровь — ибо организм-то живой! — минуя эти бездействующие фильтры, поступают во все части нашего организма, поражая и дезорганизуя тем самым и весь организм в целом, и прежде всего — деятельность таких определяющих уровень нашего здоровья органов, как, например, почки, поджелудочная железа и самое сердце.

Приведу еще раз свой излюбленный пример-сравнение: возможна ли работа автомобиля, фильтры которого не проходили бы регулярную очистку или замену из-за накопления в них забивающих их мельчайших частиц грязи, содержащихся даже в сверхчистом топливе? Вопрос, само собою, риторический. Но ведь автомобиль-то вон каких деньжищ стоит, а сам себе я достался бесплатно. Бесплатно-то бесплатно, но когда прикинем, в какую сумму выльется лечение, то схватимся за голову (если она, конечно, еще сохранилась на наших плечах) и судорожно примемся за лечебные процедуры. Не было бы поздно…

Итак, сегодня на медитативном уровне поработаем с печенью. Способ работы нам хорошо известен — визуализация. Исходное положение: представляем себе печень в виде схематического треугольника, расположенного вершиной вверх в правом подреберье. Этот схематический треугольник, в свою очередь, двумя линиями, идущими от вершины к основанию, делим на три меньших треугольника, включенных в большой общий… Действия — следующие.


Медитация 24. Очищение печени


Вызываем из космических высей чистый, яркий, золотой солнечный шарик — точно такой же, каким работали и с позвоночником, и направляем его через темя непосредственно на верхушку нашего многострадального органа. Теперь начинаем работать с самым правым из треугольничков в печени. Солнечный шарик движется вниз по правому его ребру, вбирая в себя, впитывая всю омерзительную грязь, забившую этот многострадальный орган. Буквально на глазах бурый цвет печени меняется на светло-малиновый — вслед за ходом очищающего шарика. Вот солнечный сгусток дошел до основания треугольника и повернул налево, вбирая в себя всю билирубиновую смазку, выедая ее буквально на глазах. Там, где он прошел, остается прекрасный цвет, сродни малиновому. А шарик, отяжелевший от грязи, тем временем начинает восхождение по внутренней стороне этого треугольника, с трудом поднимаясь вверх и осуществляя функции чистильщика. Вот он уже добрался до вершины, и в светлой, чистой рамке, оставшейся после его прохода, находится омерзительно бурая середина правого треугольничка. Начинаем посредством этого же шарика, наподобие стирательной резинки, убирать грязь из центра правого треугольничка, и вот он уже весь радостный, чистый, трепещущий, ярко и контрастно, празднично смотрится рядом со своими соседями. Тем временем перегруженный грязью и шлаками очистительный шарик мы отправляем наверх через темя в беспредельный Космос — куда-то в тартарары, в черную дыру, где вся эта омерзительная грязь аннигилируется.

Получаем с небес второй — молодой, свежий, яркий — солнечный шарик, который беззаботно скользит по световоду вниз, проникает через темечко в наши недра и оказывается на вершине общего треугольника. Его задача — убрать грязь из среднего сектора. Подобно предыдущему чистильщику, он скользит сначала по правой части периметра среднего треугольника, выедая всю бурую билирубиновую массу, затем движется по основанию треугольника, затем, заметно отяжелев, подымается по левой части серединного треугольничка.

Далее процедура все та же — подобно пылесосу, он вычищает всю загрязненную сердцевину обрабатываемого сектора, после чего с трудом поднимается по известному уже световоду, уносит всю эту грязь в тартарары, уничтожая там это свидетельство нашей безграмотности и беспощадного отношения к своим же собственным центральным органам.

А тем временем уже третий солнечный шарик спускается нам в темя, проникает к вершине общего треугольника, 2/3 которого уже радостно трепещут, излучая праздничный малиновый цвет, а левая доля по-прежнему пребывает в грязном полумраке. Солнечный шарик осуществляет свою миссию старательно и методично, подобно своим предшественникам, сначала очищая правую часть левого треугольника, затем — его основание, затем поднимается вдоль левого ребра. После этого по известной схеме вычищает всю грязную середину и удаляется со всеми отбросами к месту вселенской свалки, чтобы там навеки сокрыть следы наших преступных по отношению к себе деяний. Навеки? Неужели и рубца не останется в нашей глупой памяти?

Вглядываемся в этот жизнерадостно трепещущий, избавившийся от многолетних многотонных залежей непробиваемой замазки орган: видим, как через многочисленные протоки поступает в него отработанная организмом кровь и как уходит через это мощное и чистое портальное сердце она, расщепив в печени без каких бы то ни было помех всю химическую грязь, все яды, которые мы беспечно вваливаем в свой организм. Печень заработала, задышала, ожила! Слава нам, вовремя осознавшим свой долг перед своим же организмом!..

Сейчас мы поработали с вами на хорошем медитативном уровне, но вы должны знать, что существуют и более сложные практики медитации по очистке внутренних органов, в которых немалую роль способна сыграть специально подобранная для подобных процедур музыка. Но прежде всего вы должны твердо-натвердо усвоить, что медитативные практики следует постоянно практиковать после того, как мы провели прямую и честную очистку плотного тела печени на самом что ни на есть конкретном физическом уровне с помощью той методики, которую я столь тщательно излагал еще в «Трех китах здоровья». Здесь, как и во всех других случаях, не будем выдвигать формулу «или-или» — или очистка на материальном плане, или очистка на уровне воображаемом. Нет, формула здесь выглядит так: «и-и», что означает «и то, и другое». Никаких противопоставлений не может существовать в нашем столь многосложном комплексном устройстве. Я знаком с трудами некоторых из новомодных целителей, которые с пренебрежением, закавычивая, употребляют словосочетание «этажи нашего здоровья» (это мое словосочетание). Без тени сомнения они утверждают, что существует только один-единственный центральный регулирующий механизм в организме, и стоит лишь добиться его правильного функционирования, как больше уже ничего и не потребуется. При всей своей деликатности я подумал, ознакомившись с подобными речениями: «А если бы подобному философу во время футбольного матча бутса противника да заехала бы с размаху по голени, расколов на ней надкостницу! Так обратился бы он в подобном случае к скорой и скорейшей помощи ради ремонта этого «этажа», либо же по-прежнему парил бы в высях своей безэтажной философемы?» Короче говоря, тоннель следует рыть, конечно же, по единому плану, но с обеих сторон: и от периферии, и от центра.

А сейчас, в продолжение и развитие только что полученного навыка того трансового воздействия, которое называется суггестивным, то есть бессловесным, способом внушения, мы запишем два задания на дом.

Задание первое. Зная, например, что ваш ребенок не пылает особым энтузиазмом в изучении английского языка, вы употребите полученный вами навык для того, чтобы этот энтузиазм народился. Что будем делать? Дождемся ночи, когда дитя, некоторое время повозившись у себя в постели, наконец отключится от своих дневных переживаний и крепко уснет, и спокойненько приляжем рядом с ребенком. (Конечно же, мы могли бы рядом просто сидеть, но для воображения лучше, если ваши оси будут проходить параллельно одна другой и на небольшом друг от друга расстоянии.) В порядке предварительной подготовки к этому трансовому воздействию вы, само собой разумеется, весьма серьезно продумаете на уровне логическом и прочувствуете на уровне образном ту радость и то удовлетворение, которые испытывает человек, открывший для себя огромный спектр новых возможностей в связи с овладением языком другого народа — особенно в связи с освоением того международного языка, каким в наши дни стал английский. Какие вы найдете логические формулы, какую форму эмоционального переживания — это абсолютно ваше дело, дело человека творческого, весьма далеко уже продвинутого в лучшем смысле этого слова. И так ночь за ночью вы, на протяжении целой недели, целеустремленно воздействуете на смещение интересов у вашего дитяти в необходимую сторону.

После этого переходим к следующей стадии данного суггестивного воздействия: в бодрствующем состоянии. Что вам мешает, к слову сказать, провести аналогичную работу во время совместного с ребенком завтрака или обеда? Более того: какие могут быть препятствия к тому, чтобы вы прокручивали вашу и его шестеренки по всем этапам этой работы уже на автоматическом уровне, где бы и когда бы вы ни оказались рядом со своим ленивым наследником? А в результате вы с внутренним (не обязательно проявляемым внешне) чувством серьезного удовлетворения, которое всегда появляется как следствие хорошо исполненной работы, начнете отмечать появление, одной за другою, хороших и отличных отметок по английскому языку в дневнике вашего малолетки.

Задание второе будет аналогичным по своим целям, но техника исполнения окажется совершенно иной. В какой-то степени, она напомнит вам методику работы с постулатами. Что требуется? Проходя по улицам того поселка, где вы снимаете дачу, или по улицам того села, где вы живете постоянно, обратите внимание на какого-либо пса-бедолагу, посаженного хозяином на цепь или беснующегося за забором охраняемого им двора. От вас требуется зародить посредством своего воображения золотой шарик позади своего пупка, затем переслать его через сердечную чакру непосредственно в центр головы — туда, где, по научным данным, находится гипофизарная система, а по восточным суждениям — аджна-чакра, отвечающая за работу нашего интеллекта.

Какое же пожелание должны вы заранее подготовить для трансплантации его в структуру этого осатаневшего от чувства голода, беспощадных комаров и желания исполнить свой сторожевой долг Полкана? Ваш постулат будет включать в себя эмоции спокойствия, доброжелательности, но также и четкое и жесткое повеление послушать тишину, прекратить ее возмущение своим лаем и воем. Вы совершенно целеустремленно должны заготовить подобный коктейль во всех тех структурах, которые участвуют в наполнении золотого шарика.

После того как начинка будет изготовлена, вы из своей аджна-чакры напрямую транслируете или, если угодно, телепортируете этот заряд в соответствующую аджна-чакру разъяренного и оголодавшего Рекса, который готов буквально удавиться от ненависти по отношению к вам, дерзко остановившемуся напротив охраняемой им территории и глазеющему на него. Далее вы, отчетливо представляя себе этого же пса, льстиво и миролюбиво, по-приятельски машущего вам хвостом, и отправляете свой заряд-постулат по маршруту через его сердечную чакру в его чакру витальную, где его и растворяете. Не приходится и говорить, что во время этой трансплантации вы не просто сохраняете абсолютное спокойствие, но и находитесь в великолепно поддерживаемом состоянии измененного сознания.

Особо замечу в данном месте своего повествования, что великий русский дрессировщик Дуров именно таким способом побуждал небезызвестную Каштанку буквально творить чудеса: согласно выбранной наугад из множества других записке, она подбегала точно к такой-то двери, нажимом на рукоятку отворяла ее, приближалась именно к такому-то креслу, вскакивала на него, затем — на стол, затем возвращалась к гостям, прихватив такой-то предмет, и т. д. и т. п. Да, конечно, Дуров был необыкновенным человеком и умел с пронзительной ясностью в своем воображении создавать именно такие модели поведения животного, которые одаренная талантом восприятия Каштанка и вос принимала. У нас-то подобного опыта — не в пример меньше, чем у великого дрессировщика, который подобные опыты ставил неоднократно под протокол в присутствии великих мира сего (в том числе — и академика Бехтерева), но ведь и задачу перед собой мы ставим попроще: всего-то-навсего телепатировать псу дружелюбное по отношению к вам отношение в данное время и в данном месте. И уверяю вас: коль скоро вы отработает свою программу, находясь в уравновешенном трансовом состоянии, столь скоро и Шарик-Рекс не сможет противиться явно ощущаемому им, неизвестно откуда для него взявшемуся потоку симпатии к вам.

Потренировавшись несколько раз, продемонстрируйте свои успехи либо барышне, за которой вы дотоле безуспешно ухаживали, чтобы поразить ее воображение, либо своим детишкам, которым требуется видеть в вас непререкаемый авторитет. И еще раз предупреждаю вас о том, что вы подходите к этому тонко ощущающему эмоции человека зверю даже без намека на возможную эманацию страха. Ваша вера со своей силой, уже наработанная вами квалификация сотворят чудо. Конечно же, это еще далеко не умиротворение разбушевавшегося океана, хорошо известное нам из Евангелия, но это уже шажок по направлению в ту самую сторону.

Ян Пэйп, пастух из штата Техас, прославился тем, что один управляется с 80 коровами и 5 быками. Каким образом он этого добивается? Заглянув как-то к Яну, его друзья увидели, что он спокойно отдыхает в тени, изредка указывая хлыстом своему «помощнику» — быку по кличке Мак, куда следует вести все стадо парнокопытных. И Мак выполняет все в лучшем виде. Ян пояснил, что он посылает свою мысль быку-вожаку, указывая нужное направление. Мысленно же он подстегивает животных, пытающихся уйти в сторону. Об этих феноменальных способностях техасского ковбоя рассказала американская газета «Чикаго сан». Спрашивается: чем вы хуже пастуха Яна?

У нас были повторения работы с плотным телом. Сейчас повторим — на новом уровне — работу на накопление резервов с помощью глубинных потенциалов нашего эгрегора. Напомню, сколь многосложной и многослойной является структура этого образования. Сейчас мы еще более усложним понятие о ней, и не только в плане теоретическом, но и с выходом на самую что ни на есть реальную практику. Начинаем работать. Просим электрика притушить свет в зале до самого возможного минимума. Сидим, расслабив все мышцы, полузакрыв глаза. Никакие перетяжки в одежде не отвлекают нас от погружения, никакая внутренняя жвачка не мешает нашей внутренней концентрированной работе.


Медитация 25. Эгрегор — наши предки и потомки

(Аудиозапись 19. Странники в ночи)


Мы представляем себя сидящим в большом зале, расположенном в средневековом замке — например, в Королевском краковском дворце, расположенном на высоком холме, господствующем над десятками километров близлежащих лесов и равнин. Наш большой зал обшит потемневшим от времени благородным дубовым деревом. Настенные восковые свечи в светильниках позволяют увидеть ряды пустых пока скамеек и массивных дубовых стульев вокруг огромного прямоугольного стола в центре просторного зала, но оставляют таинственный полумраке отдаленных углах. Каждый из нас видит себя сидящим в одиночестве в торце этого стола, чья поверхность отшлифована даже уже и не десятилетиями, а пролетевшими над нею бессчетными веками.

Где-то высоко над нами на колокольне, звучно и размеренно, раздаются торжественно следующие один за другим удары тяжелого колокола — задумчивые и, в то же время, радостные. Неожиданно, как по мановению волшебного жезла, распахиваются массивные двери, и в темноте начинают появляться люди. Неторопливо, с интересом оглядываясь вокруг, они входят в зал и начинают рассаживаться на стульях вдоль стен. Затаив дыхание от изумления, вы всматриваетесь в них, широко раскрыв глаза, потому что таких людей и такие одежды вы никогда прежде не встречали: идут под лохматой шапкой волос бородатые люди, некоторые из них едва прикрыты шкурами, которые облегают их мощные торсы, на других — груботканые одежды. Глаза их настороженно поблескивают, ноздри жадно вбирают в себя незнакомые им запахи. Их женщины — они ниже мужчин ростом, и черты их лиц значительно тоньше — почти не скрывают своей наготы. У многих из них на груди повязаны венки из незнакомых вам цветов, у некоторых в волосах кокетливо поблескивают яркие бусы из просверленных ракушек. Иные из них ведут за руку своих малышей… В безмолвии, семья за семьей, они вливаются в этот огромный зал и, с интересом вглядываясь в его обстановку, в огни, горящие на стенах, безмолвно рассаживаются поодаль от вас…

Проходит совсем немного времени, и в ту же массивную дверь просторного парадного королевского зала начинают проходить другие люди — совсем из иной исторической эпохи: это одетые уже в пошитые костюмы и платья крестьяне, горожане, купцы, воины — такие, какими мы знаем их по мифам и преданиям, дошедшим до вас из тысячелетий и веков, когда уже зародилась письменность, и тут вы начинаете кое-что понимать: ведь этот зал вашего воображения наполняют, волна за волной, ваши предки, те далекие предтечи вашего рода, которые послали вперед, в вечность, в качестве эстафеты свои гены, свои мысли, чувства, свой жизненный опыт, свой дух, который и реализовался, материализовался, в конце концов, в вас. О, Боже мой, на плечах скольких же поколений стоим мы, каким маленьким звенышком в какой огромной цепи людей, живших раньше нас и передавших нам в наследие свою жизнь, мы находимся!

А люди тем временем идут и идут, вливаясь в этот просторный зал, который оказывается не столь уж велик, потому что свободных мест в нем остается все меньше и меньше. Вот уже заполняют его известные нам по нашим песням и сказкам былинные герои, добры молодцы и красны девицы Киевской Руси и Великого Новгорода, шумной нетерпеливой толпой вваливаются в дверь казаки Ермака и Разина, бунтовщики Болотникова и Пугачева, а вон уже и суворовские солдаты, а за ними — кавалеристы и разночинцы, а вот уже рабочие и предприниматели из железного XIX века, а за ними следуют люди, уже вовсе нам знакомые: ведь иной из тех, кто родился на пороге XX века, столь резко ускорившего всю мировую историю человечества,

дожил и до наших дней или ушел из жизни совсем недавно. Вот я вижу среди них своего отца — ровесника века, который был одним из четырнадцати детей в семье сибирского крестьянина-старообрядца и который испытал в течение своей жизни все изгибы и повороты, выпавшие на долю нашего Отечества: Гражданская война, служба в армии, увлечение идеями мировой революции и репрессии, работа в промышленности и участие в Великой Отечественной войне, счастье полувековой супружеской жизни, полнокровная семья с детьми и внуками и бытовые мытарства и унижения, к которым он всегда относился философски-спокойно, потому что главными для него были идеи общечеловеческого счастья. Уже четверть века с тех пор, как он ушел от нас, но для меня его духовный облик не меркнет, и более того: глядя на его старые фотокарточки, я вижу, что с каждым годом все больше и больше становлюсь похож на него, и всегда, практически без каких-либо исключений, в трудные моменты своей жизни я ощущаю его спокойное и доброе присутствие рядом с собой…

Вот сейчас, когда этот зал заполнен не десятками и десятками людей, но десятками и десятками предшествующих нам поколений, когда он ломится от присутствия тех, кого мы не знаем и знать практически не могли, но которые поддерживали из тысячелетия в тысячелетие, из века в век, из года в год движение жизни — нашей собственной жизни, мы уже по-новому начинаем понимать, что сообщество людей, в которое мы входим, что понятие «эгрегор» становится многократ объемнее, чем было у нас до того, оно получило еще одно измерение — протяженность во времени. И вот в просторном королевском замке мы сидим друг против друга и с нескрываемым интересом вглядываемся каждый каждому в глаза. О, Боже, сколь разнообразны и прихотливо неповторимы те люди, естественным продолжением судьбы которых стала наша собственная жизнь! И с каким жадным любопытством вглядываются они в нас: так вот, в конечном счете, ради кого и ради чего они рождались, росли, страдали, были счастливы, так вот кому — нам! — они передали божественную искру своего внутреннего пламени… Глубокий внутренний переворот, вначале еще до конца не осознаваемый, словами не проявленный, совершается в нашей душе, потому что воочию, всем существом мы ощущаем ту невероятную поддержку, которая сконцентрирована на каж дом из нас, и ту великую ответственность — не подвести, — которая ложится на совесть также каждого из нас!

Но что это? Почему все эти люди, которые так пристально и так заинтересованно разглядывали нас, вдруг перевели взгляды куда-то в другую точку пространства? Почему они всматриваются с неменьшим, чем прежде, любопытством в то, что совершается у нас за спиной?

Оглядываемся: оказывается, в этом громадном зале для королевских приемов, позади того отшлифованного веками стола, в торце которого мы сидим, как раз за нашей спиной, есть еще одна парадная, щедро украшенная резными узорами богатая дверь. Она бесшумно отворилась, и в нее один за одним входят совсем еще молодые юноши и девушки. Кто же это? Господи, да это же наши дети, те, которым мы, в свою очередь, передадим эстафету жизни! Конечно же, первых из них мы не можем не узнать, хотя каждый из них выглядит несколько необычно. В чем же эта разница с повседневностью? Вот они сидят в первом ряду позади меня — мои сыновья и дочери. Ах да, разница — в том, что на их лицах нет и следа привычных, суетных для каждого забот: ни политические страсти, ни экономические трудности, ни сложности вхождения в новый для себя — первый! — производственный коллектив, ни время школьных уроков — одним словом, ничто из повседневности не озадачивает их лица, ибо на них — нескрываемый интерес и глубокое понимание того, что они оказались лицом к лицу с чем-то великим, ранее ими конкретно не представляемым, — слиянием с истоками своего народа и своего рода, продолжателями которого они являются. Но что это? Двери открываются снова, и входит еще одна группа. Кто они? Так, этих внуков своих — и больших, и совсем еще маленьких — я знаю, но кто это движется вслед за ними? Они, весело переговариваясь, входят, свободно рассаживаются, их одежды для меня во многом являются странными и неожиданными — как, наверное, и мои для них. Из их речений и обрывков уловленных мною фраз многое мне непонятно, но понятным и привлекательным является главное: их ясные глаза, их сильная уверенная стать здоровых людей, их спокойные добрые отношения между собой…

А вслед за ними в зал вливаются и вливаются все новые и новые поколения — те, которые видят мою жизнь точкой отсчета своего существования, и каждый из нас сидит перед той дверью, которая открыта и не может закрыться, потому что бессчетное количество предков, давших нам жизнь, толпится за нею. И позади нас дверь также, слава Богу, не может затвориться — столь много стоит за нею тех, кого еще нет, но кто придет нам на смену, порожденный нами.

И вот сейчас понятие «эгрегор» становится для нас окончательно завершенным, ибо у него во времени есть не только начало, но и продолжение, а сердцевиной, средоточием этого великого непрерывного потока жизни является каждый из нас. И вот теперь-то каждый из нас воочию видит, реально ощущает свои корни, свою родословную, особенности того духовного склада, к которому он принадлежит и который его сформировал. И каждый из нас отныне чувствует так, что сильнее этого ничего быть не может, ответственность, которую он несет на своих плечах за все, что будет происходить после него — ведь даже небольшое угловое отклонение от истинной цели чревато катастрофическими последствиями сходом времени, которое вспять не повернешь…

Я попрошу каждого из нас еще раз, как в ускоренном кинофильме, прокрутить перед своим внутренним взором от начала до конца ту пленку, которую мы сейчас посмотрели. Прокрутить ее вновь для того, чтобы с предельной концентрацией и осознать, и почувствовать ту связь времен, тот поток из прошлого в будущее, который придает нам силы даже тогда, когда мы на сознательном уровне их не ощущаем, и который требует от нас предельной чистоты и ответственности. Так, еще и еще раз прогоняем перед внутренним взором прошлое и будущее своего родового эгрегора, настоящее которого воплощается в нас и только в нас!

А теперь давайте круто, на 180 градусов, перевернем бинокль и посмотрим на положение дел уже не в некой гипотетической державе, безумно и бездумно руководимой, разворовываемой до нитки представителями левополушарного объединения, — взглянем на самих себя: разве не столь же бездарно живем мы сами? Разве не в столь же нищенской мере используем залежи своих полезных ископаемых, которые много ценней, чем нефть, железо, уран и уголь? Разве не столь же беспечны мы в отношении развития своих регионов, то бишь приемо-передающих энергоинформационных устройств? Короче говоря: имеющий уши да услышит!

И вот сейчас, когда мы уже столь глубоко понимаем свою ответственность, столь много умеем, мы продолжим работу на новом уровне по пересозданию обстоятельств своей жизни. Почему я говорю «продолжим», а не «начнем»? Да по той простой причине, что запускать в Космос соответствующие постулаты со своими доверительными поручениями мы начали чуть ли ни с первого занятия. Да потому, что работу по ликвидации катастрофических катаклизмов в нашем регионе мы проводили уже неоднократно. Да потому — и очевидно, это самое главное, — что мы исходили, исходим и будем исходить из такой установки: «Измени себя, и с тобой изменится весь мир», а можно и в более традиционной формулировке: «Спасись сам, и с тобою спасутся тысячи».

Да, мы уже сейчас способны осуществлять свои замыслы с гораздо большей степенью вероятности, чем до начала занятий. Более того: замыслы наши, в значительной степени, стали уже другими — более серьезными, ибо мы в значительной степени освободились от комплекса неполноценности, комплекса пожизненных неудачников, который, независимо от осознания или от неосознания этого факта, постоянно пригибал нас к земле, резко ограничивая горизонты личности.

И вот теперь начинаем действовать исходя из уровня своих реально возросших возможностей. Повторим то, что уже умеем, но на новом, более высоком уровне. Прежде всего, войдем в то состояние, которого мы достигали с помощью «Секрета Калиостро». Это нужно нам для того, чтобы в состоянии радостного, приподнятого настроения быть готовыми к максимальному раскрытию своего потенциала. Повторяю: нам нужно не просто спокойное сосредоточенное состояние духа, но состояние сознания, измененное в сторону повышенного тонуса.

Порядок проведения того ритуала, который мы обозначили кодом «Секрет Калиостро», напоминать не буду, так как он давно уже должен был стать не просто нашей привычкой, но и более того — второй натурой, а с течением времени — и первой. Итак, даю всего одну минуту для вхождения не просто в трансовое состояние, но в состояние радостного транса. Для закрепления успеха, как мы помним, нам необходимо будет составить колечки из большого и среднего пальцев на обеих руках.

Итак, первое волшебное слово произнесено — трансовое состояние, позволяющее нам, по желанию, либо вообще отключать мыслежвачку (она же — «бетономешалка», она же — суетная ассоциативная работа сознания), либо сконцентрироваться на том одном-единственном, что является насущным для нас в данный момент.

Произносим второе волшебное слово: работа с мыслеобразами, визуализация. Что означает это по отношению к стратегической теме пересоздания себя, пересоздания обстоятельств? Вы должны абсолютно отчетливо, въяве увидеть то, чего хотите добиться. Я уже неоднократно говорил, что было бы великолепно, если бы вы сумели объединить в одно целое — подобно тому, как это делается в народных заговорах, эффективность которых подтверждена веками — работу воображения со словесной формулой. Что это значит конкретно? Это значит, что вы с превосходной степенью наглядности и четкости практически одновременно представляете себя таким и в таких обстоятельствах, каким вы хотите быть и в каких обстоятельствах находиться. Сначала вы в деталях прорабатываете все, что только возможно: от своей осанки — до запаха своих духов; от своего лица, источающего впечатление уверенности и радостного состояния духа — до доброжелательного окружения высококвалифицированных своих сотрудников. То есть вы отчетливо формируете в своем сознании ту цель, которой хотите достичь.

Напоминаю важнейший из принципов попадания в цель, который называется «Принцип амазонки»: не та амазонка точнее попадает в цель, которая долго в нее целится, но та, которая представляет себе с наибольшей яркостью свою стрелу уже торчащей в самой сердцевине цели. Поэтому в данном решении — «так-то и так-то изменить себя, таким-то и таким-то образом изменить свои обстоятельства» — я акцентирую наше внимание на необходимости после обязательной предварительной работы представить себе результаты с максимально возможной яркостью в качестве уже выполненных, уже достигнутых. Именно предельно ясный мыслеобраз и является тем мощным ледоколом, который разламывая, круша, подминая под себя, раздвигая в стороны многометровые льдины жизненных помех, прокладывает через торосы помех канал чистой воды для яхты нашего желания. Снова и снова повторяю: для достижения подобных возможностей нам нужно трудиться и трудиться, халява не проходит никак. Мы помним, сколько трудов требуется для создания волшебного булатного меча. Но когда эти труды вложены не в чудо-меч, а в создание Богочеловека, то возможности человека приближаются к божественным. Подобно Творцу, человек становится способен материализовать свои мысли, свои чувства, свои желания.

И сейчас прозвучит третье волшебное слово: «установка»!

Что стоит за этим словом? Ни в коем случае не вялое колебание на тему с вариациями «может быть, сделать, а может быть, и не делать?» Нет, установка — это одержимость, это истовость, это неколебимая вера, это убежденность в том, что цель безусловно будет достигнута, что победа обязательно будет одержана, что задача, какой бы она ни была степени сложности, будет решена!

К счастью, у нас есть прекрасные примеры того, как установка подобной степени накала позволяла людям добиваться того, чего другие и представить не могли. Вот один из самых ярких примеров победы над всем и вся такой установки, которая помогла и человеку стать другим, и самые грозные обстоятельства на своем пути преодолеть.

Замечательный, вошедший уже в легенду человек, путешественник Линдеман, решил доказать прежде всего себе, а затем — и всему миру, что возможно отдельному человеку на крошечной лодчонке пересечь океан. Та морально-волевая подготовка, которую заранее проделал этот дотоле обыкновенный человек — такой же, как и все остальные на планете, такой же, как и мы с вами, эта подготовка прошла в два этапа: первый — абсолютная ликвидация образа неудачника, человека, у которого может что-либо не ладиться или не заладиться; второй этап — это постоянное и мощное внедрение во все пласты своего естества установки всего из двух слов: «Я справлюсь!»

Существует немало способов пересоздать образ неудачника — слабого и неуверенного в себе человека: например, это взгляд на те неудачи, которые преследовали вас, через перевернутый бинокль, когда те людишки, которые мешали вам, те ситуации, в которых вы путались ногами, как в противопехотных заграждениях из закрученной беспорядочно проволоки, мелкими и ничтожными покажутся где-то в отдалении… Какую роль в вашей жизни великана, собственно говоря, могут играть подобные микроскопические помехи?

Может быть и другой вариант: вы закладываете в сценарий для видеофильма свою предыдущую жизнь в качестве пути к неизбежному успеху. Рассмотрев его, вы вычеркиваете все те ситуации, которые к успеху не ведут, и склеиваете друг с другом в единый сценарий только те эпизоды, которые воплощают в себе ваше продвижение в желаемом направлении. И конечно же, в этом сценарии главным героем являетесь вы — в том идеальном образе, которого вы и должны достичь, в который вы и должны воплотиться.

Да: и разглядывание, с хладнокровным аналитическим подходом к делу, тех микроскопических помех и ничтожных при 12-кратном уменьшении неудач, и режиссерская работа над сценарием своей жизни — все это требует затрат труда и времени, но мы уже знаем, что тысячеслойный булатный клинок сам собой не создается.

И снова: через какие только нечеловеческие трудности ни прошел в своих путешествиях Линдеман, но он одержал над ними — и над собою! — такую победу, крупнее которой, в масштабах человеческой жизни, нет и быть не может! Он пересоздал себя, выражаясь «высоким штилем», из твари дрожащей в небожителя. Почему я говорю «небожителя»? Да потому, что жизненное назначение любого, поднявшегося в своем развитии выше обычных людей, заключается в том, чтобы этим людям помогать — либо своим примером в качестве идеала, либо практически. И теперь, после того как Линдеман показал, что человек способен выжить в самых тяжелых, в самых катастрофических обстоятельствах — среди ураганных ветров и 12-балльных штормов, после того как он доказал, что губит человека не вода, а его собственный страх перед стихией, после этого тысячи и тысячи людей, попадающих в аварийные обстоятельства, не потеряют голову и, опираясь на его пример, смогут сохранить свою жизнь.

Подытоживаю: медитация с опорой на все гигантские возможности, дотоле сокрытые в нас и ныне развернутые и реализованные, безупречная работа с мыслеобразами и с усиливающими их действие ясно сформулированными логическими постулатами, страстная в своей одержимости и, вместе с тем, опирающаяся на холодную, несгибаемую волю установка — такова та триада, которая способна пересоздать нашу личность, нашу судьбу, обстоятельства, являющиеся важными для многих и многих далеких и близких нам жителей нашей многострадальной планеты.

Сейчас мы, уже достаточно подготовленные подмастерья славных дел, практическими занятиями подкрепим ту теорию, которой сейчас занимались. Мы достаем из портфелей или карманов прибор, с которым никогда не расстаемся — я имею в виду отвесик. И вот с помощью маятника, войдя в трансовое состояние, мы получим однозначно четкий ответ насчет того направления, в котором каждый из нас, обладающий своей неповторимой индивидуальностью, должен будет двинуться по своей судьбе.

Каким образом мы проведем эту работу? А таким вот: рисуем на листке бумаги круг с точкой посередине и обозначаем на нем целый ряд секторов, которые получают свое наименование. Предположим: производственная деятельность, научная деятельность, предпринимательская деятельность и т. д. Войдя втрансовое состояние, устанавливаем отвесик над центром круга и замечаем, в какой из секторов переместятся его колебания. После этого рисуем новый круг, тоже с точкой посередине, и разбиваем его, в свою очередь, на такие сектора, которые являются подразделениями основного стратегического направления. Например, если это научная работа, то в сфере гуманитарной, естественнонаучной, математики и программирования и т. д. и т. п. Далее, в третьем круге, мы сектора разбиваем уже исходя из того, что отвес дал нам определение двигаться в сторону углубленного постижения, например, биологических наук. И т. д. и т. п. Сказанное, разумеется, касается и детализации всех остальных секторов возможной для вас деятельности.

А теперь — задание посложнее, хотя, опять-таки, с помощью маятника. Краткое предисловие к новому виду работы: вы помните, я как-то сказал, что сила моя — в открытости моей. Вот и сейчас я не стану сохранять в тайне то, что позволяет человеку значительно увеличивать могущество своих воздействий в каких бы то ни было направлениях (само собой разумеется, речь идет только о положительных воздействиях, о наказаниях за использование полученных знаний во имя зла я уже говорил и сейчас повторяться не стану). Так вот: все ваши и все наши коллективные медитации, любая работа с запуском постулатов, каждый из приемов исцеления человека после введения его в трансовое состояние и т. д. и т. п. — одним словом, все позитивные воздействия многократно эффективней осуществляются, если базой для их проведения являются так называемые места силы на Земле. Что скрывается под этим термином? Подобно тому, как существуют провальные, гиблые, геопатогенные зоны, точно так же на Земле существуют и места силы, где энергетика — по разным причинам, о которых сейчас говорить не будем — является значительно более высокой, чем в окрестных, даже близ расположенных местностях. И вот задание вам: рисуете схематический план своего квартала, своего поселка, сво его района и т. д., а затем, с помощью маятника-отвесика, находите на своем плане (или, если угодно, на географической карте, которой вы можете воспользоваться) наиболее активно выраженные места силы.

Задание: рисуем, каждый в отдельности, схематически выраженный план нашего Выборгского района и отыскиваем в нем наиболее яркие места силы. На следующем занятии сверяем поданные мне через старост планы, и там, где число показаний с вашей стороны будет наиболее густым, в свое время проведем мощную медитацию. А если кому угодно, то может проделать ту же самую поисковую работу и по плану-карте всего нашего города. Я-то знаю, где находится наиболее мощное по своей энергетике место силы, но, разумеется, до поры до времени этого не скажу. Мне интересно будет увидеть, насколько далеко вы продвинулись в своих поисково-информационных возможностях за время наших занятий.

Всего доброго, до встречи на следующем занятии!

Одиннадцатое занятие

Воспитание разума — обязательный этап совершенствования наших приемо-передающих устройств. — Уровни отражения мозгом объективного мира: от ощущения до концепции Мироздания. — Отлет языка слов от языка действительности. — Язык действительности, продемонстрированный мне после тайфуна на Кубе. — Упражнения на развитие разнонацеленных полушарий коры головного мозга. — Алгоритм включения внутренних резервов для выхода из трудной ситуации. — Овладение сверхвозможностями мозга: работа с отвесом и практика народных заговоров.


После всего вышеизложенного название сегодняшней темы — «Воспитание разума» — прозвучит, разумеется, парадоксально: какие, спрашивается, могут быть продуктивные занятия с тем самоуверенным, самовлюбленным, узким, ограниченным Самодуром-самодержцем, развенчанию которого было уделено нами на всех предшествующих занятиях так много сил и времени? Да, конечно, в свете изложенного ранее тема звучит даже нарочито парадоксально, но, вместе с тем, и вполне объяснимо, и логично. В самом деле: сколько усилий мы затратили на усовершенствование всех приемо-передающих устройств, расположенных внутри организма (напоминаю, что «Исцеление человека» по существу все посвящено приведению в порядок, к идеальному состоянию всех контуров и внутренних систем организма, способных звучать в резонанс с Землей и Небом)! Последовательно мы проработали и все наши наружные, сопряженные с нами контуры, в которые мы стремимся вписаться совершенно органично: это круг супружеских и семейных отношений, это система эгрегоров, в которые так или иначе мы вовлечены, это наше максимально полное вхождение в ноосферу и далее — в беспредельный Космос, чистой и неразрывной частицей которого мы стремились стать. В этом контексте совершенно закономерно подошел черед гармонизации и столь удивительного устройства, каким является наш мозг во всех его подразделениях, в том числе, и прежде всего, в усовершенствовании и оптимизации работы коры его больших полушарий. И левого, ответственного преимущественно за логически-абстрактное мышление, и правого — регулятора фантазий и образов. И их обоих — в дружественном, солидарном взаимодействии, результатом которого может явиться наша способность творить в прямом смысле слова чудеса, не более и не менее.

Мы с вами хорошо знаем, что любой орган должен функционировать, причем активно и регулярно, обязан находиться, выражаясь спортивным языком, в тренированном состоянии. Это касается, например, кишечника — Боже мой, какие терзания, и физиологические, и психологические, доставляет его неритмичная работа! Это касается, например, и печени — если этот многофункциональный орган, к которому я отношусь с глубочайшим восхищением и уважением, из-за нашей безалаберности и темноты попадает в беспомощно-бездеятельное состояние, сколько же грубых искажений в деятельности всего организма наступает: от ослабления питания нервной системы, отключенной от потребления столь необходимой ей глютаминовой кислоты, до отравления практически всех органов, снабжаемых кровью, так как они получают эту кровь, не отфильтрованной от ядов. А взять, например, руку в многообразии ее возможностей — от мускульных до манипуляционных: пускай попробует не потренировать подвижность пальцев хоть несколько дней профессионал-пианист! Класс его игры сразу же снизится. Пускай прервет регулярную работу над силой и скоростью удара боксер — это значит, что у него появляются все шансы быть, просто говоря, побитым на ринге. Пусть отойдет от своего тяжелого ежедневного труда кузнец-молотобоец или мастер лесоповала — очень скоро его рука уподобится тем бледным хворостинкам, которые вместо рук болтаются вдоль тела у иных так называемых интеллигентов… А репродуктивная — проще сказать, половая система? Разве отсутствие регулярной нагрузки не сказывается на ней самым губительным образом — аденомой предстательной железы у мужчин, разного рода фибромами у женщин? Не скрою, что когда на днях мне пришлось биолоцировать одного достаточно крепкого еще мужчину, я спросил его: чем объяснить явно наблюдаемый у него простатит? Каковы его взаимоотношения с женой? Он, помявшись, сказал, что супружеских отношений у них практически нет и перспектив их возобновления не видно. Тогда я поставил перед ним отнюдь не риторический вопрос: в такой ситуации почему бы ему, коль скоро он не желает разрушать свое семейное гнездо, не найти крепкую вдовушку, чтобы регулярно благодетельствовать ее и, вместе с тем, избежать угрозы хирургического вторжения в свое святая святых?

Орган рождает функцию, функция рождает орган.

Такой уникальный орган, как мозг, с его удивительными, уникальными функциями, нуждается в максимально регулярных напряженных тренировках практически всех своих бесчисленных подразделений.

Мы не станем сейчас воспроизводить анатомо-физиологическую картину строения мозга с определением зон, отвечающих за те или за иные функции нормальной жизнедеятельности организма и психики. Мы двинемся иной дорогой: рассмотрим иерархию, структуру, последовательность, этажи, уровни функций головного мозга, отражающих действительность. Иначе говоря: существует объективный мир, расположенный вне нашего сознания, и существует сложнейшая система — мозг, в которой этот объективный мир так или иначе отражается. Так вот: каковы же ступеньки возрастающей сложности переработки сигналов, идущих от этого мира, нашим мозгом?

Ступенька первая: ощущение. Наши органы чувств, многочисленные рецепторы, расположенные на поверхности и в глубине тела, постоянно несут нам, в центральный воспринимающий и перерабатывающий орган, информацию на своем уровне. Вот мы погрузили руку в холодную воду. Идет ощущение холодка от ее влаги, от зыбкости структуры. Наши глаза приносят множество информативных сообщений зрительного ряда: например, от этой лампы исходит яркий, даже ослепительный, несколько желтоватый свет. Отправив ложку с борщом в рот, мы получим богатейшую гамму вкусовых ощущений. Нос принесет нам информацию о широчайшем спектре запахов, окружающих нас, и ощущения этого ряда являются, очевидно, важнейшими для тех существ, обоняние которых развито не в пример сильнее нашего — скажем, для собак. Наши уши несут нам почти безмерную информацию в диапазоне от 20 Гц до 20 кГц, благодаря этому мы живем в звучащем мире, и т. д. и т. п.

Среди братьев наших меньших существуют и такие, у которых есть рецепторы, отсутствующие у нас: так, змеи способны улавливать инфракрасное тепловое излучение; так, летучие мыши ориентируются в окружающем их пространстве посредством излучения и получения сигналов, подобных тем, которые посылают и получают радары — то есть они представляют собою живые биолокационные системы. Но и этот класс отнюдь не исчерпывает всей возможной палитры ощущений: известны люди, способные отлавливать в окружающей их среде сигналы грозящей им опасности, и эти, допустим, атавистические, но вполне реальные способности, при наличии определенных задатков, поддаются тренировке. Само собою разумеется, что в этот же класс первичной информации мы обязательно должны ввести подчас необыкновенно тонкие, не поддающиеся грубым для них словесным определениям сигналы, идущие в мозг от внутренних органов. Полагаю, что изложенное в предельно кратком, тезисном виде сообщение является достаточно ясным для системного изложения.

Вторая ступенька: восприятие. Этот уровень вбирает в себя, в качестве единого, целостный комплекс ощущений. Как, к примеру, воспринимаем мы такое замечательное явление природы, как рассвет? Это восприятие и утренней свежести, и мягкости красок, и кристально чистой росы, на которую выходим мы босыми ногами. Это, что греха таить, и первоначальное утреннее ощущение некоторой невыспанности, которое, однако, тает, как туман, под лучами утреннего солнца, при чудесных в своей деловитой озабоченности трелях мелких пташек-канашек, перекрываемых громоподобным карканьем пары ворон, спешащих куда-то по своим делам и заодно выясняющих семейные отношения… Смею надеяться, что определение и этой ступени наших информативных возможностей в особых комментариях также не нуждается. Разве что особый раздел в этой теме составит наше восприятие — допустим, неожиданно появившегося перед нами незнакомого человека. В данном случае необходимо будет заметить, что мужское и женское восприятие различаются качественно: женщины, как правило, отметят и запомнят такие детали и подробности в облике незнакомца — а еще лучше, незнакомки, — как узор на ткани ее платья, до которых мужчинам, даже спецразведчикам, и за сто лет не дозреть. Зато мужчины воспримут эту новую личность более целостно, более сущностно — например, с позиций продолжения возможных отношений с этим человеком (конфликтных или благоприятных).

Следующий иерархически более высокий уровень — это уже представление, то есть многосложная картина действительности, вбирающая в себя широкий комплекс восприятий и ощущений плюс к тому, что чрезвычайно важно в ряде случаев, и ценностный момент, то есть осмысление значимости этого многосложного явления для себя лично. Ретикулярный центр в мозгу, одно из древнейших образований, которое мгновенно позволяло животному определить опасность встреченного им объекта для собственной жизни (или нейтральные его качества), по наследству, естественно, передано и человеку. Это включение в столь серьезную мозговую работу, как создание представлений о действительности, именно категории ценности есть акт вполне закономерный — с позиции сохранения рода. Здесь заметим, что данное разделение на качественно отличающиеся ступени познания есть акт достаточно условный, так как на каждой ступени уже в той или в иной мере вступают в действие и все иные воспринимающие и передающие информационные сигналы.

И то, что в восприятие мужчиной незнакомца уже в значительной степени примешивается ценностный элемент, есть вполне естественный ответ на исконную задачу сохранения семьи, которая поставлена Природой перед кормильцем-поильцем и защитником своего рода. Разумеется, с течением тысячелетий и десятков тысяч лет представление о ценности эволюционировало, и появление в нашей жизни таких категорий, как доброта, гуманизм, альтруизм, есть, безусловно, свидетельство хоть и непростой, но, тем не менее, существующей эволюции человеческого сообщества.

Однако вернемся к термину «представление». У меня — так же, как и, допустим, у соседского Шарика — имеется представление и об Эльзе Абрамовне, его хозяйке, и о том загородном участке, охранять который Шарик призван беззаветно, и о климатических условиях этого года, определяющих, в немалой степени, порядок сельскохозяйственных хлопот Эльзы Абрамовны, а следовательно, и сытость Шарика, и вообще — обо всем этом немалом районе от шоссе и до шоссе, за пределами которого Шарику передвигаться опасно, так как там простирается владение свирепого, почти безумного кавказца, регулярно срывающегося с цепи, а с другой стороны — визгливого забияки Ральфа. Но, в отличие от Шарика, я представляю себе расположение поселка и за пределами пересечения двух дорог, и я знаю, что если сяду на электричку или на автобус, то окажусь в совершенно иной природной среде, именуемой городом. Более того: в отличие от Шарика, мне несложно представить себе разницу между социализмом, обходившимся на протяжении десятилетий без человеческого лица, и криминогенным капитализмом, который вдохновенно возводят олигархи-временщики, воодушевляемые бессмертным лозунгом: «После нас — хоть потоп».

Таким образом, в представление, в качестве существенного его составного элемента, уже закономерно входит и осмысление получаемых нами ощущений и восприятий.

И это замечательно, ибо представляет собой качественно новую ступень развития живой материи, то есть способность к получению и переработке информации на новом, более высоком уровне.

И это же новое состояние вполне может обернуться — и сплошь да рядом оборачивается — искажением истинной, объективно сущей, действительной информации, что ужасно! Впрочем, об этом — несколько позже.

Далее мы вырываемся на космогонические просторы, то есть наше мозговое устройство, преодолевая рамки, в которых оно существует в условиях животного мира, обретает новые возможности: перерабатывать полученную информацию на уровне обобщения, абстракции, мысли, уже способной оторваться от конкретной чувственной основы этой информации. И чудо: эти обобщения могут быть выражены посредством языка слов. Иначе говоря, если изначальные сигналы воздействуют, согласно терминологии И. П. Павлова, на первую сигнальную систему, то у человека, наряду с нею, появляется уже и вторая сигнальная система, способная оперировать сигналами, знаками, словами, обозначающими явления уже на уровне общих, обобщенных, то есть абстрактных их признаков.

Я не хотел бы упрощать картину различия мира животных и мира человека, представляя ее в виде резкой черты или непроходимой стены. Здесь, как и на всех других ступенях развития, существуют взаимопроникающие процессы. Так, например, весьма серьезные исследователи установили, что дельфины и киты способны посредством мобильно развитой системы звуков, находящихся в сверхвысоком диапазоне частот, передавать друг другу весьма обширную и разнообразную информацию. Также серьезные ученые, исследовавшие язык собак, установили до 200 различных достаточно обобщенных понятий и оценок, которыми пользуются наши четвероногие помощники; большая часть сигналов, зарегистрированных у собак, относится к таким областям действительности, как голод, агрессия, секс и желание погулять — то есть к тем сферам их жизни, которые наиболее насущны для них.

С другой стороны, среди представителей человеческого сообщества обнаружены племена (в частности, в отдаленной индонезийской провинции Мириан-Джаян на востоке архипелага), которые при общении пользуются не речью, но жестами и знаками. Что из того, что представителей этих племен — не более 53 семейств: все равно это люди, наши современники, хотя навыки их жизни не продвинулись далее каменного века.

Американские и русские ученые уже на протяжении ряда лет активно изучают язык высших приматов. Более того: обезьян шимпанзе обучают языку жестов — тому самому, с помощью которого объясняются глухонемые люди. Роджер Сатс выпустил книгу, в которой описывает свою работу по обучению шимпанзе языку глухонемых. Среди шимпанзе, первыми научившихся языку жестов, была юная Орши. В 1979 году, когда она достаточно повзрослела, ей отдали на воспитание 10-месячного шимпанзе Луиса. Исследователи умышленно прекратили разговаривать с Орши на языке жестов в присутствии малыша и стали ждать, что будет дальше. И она стала учить Луиса языку глухонемых!

В России одна годовалая самка шимпанзе, которую начали обучать символам, за 4 года овладела 160 знаками; другая самка, обучавшаяся с 4-месячного возраста, за год усвоила 80 знаков; третью обучали сразу после рождения, и она за 3 месяца усвоила 90 знаков.

Вот значение некоторых знаков, усвоенных шимпанзе: «фрукт», «запах», «шар», «идти», «бежать», «обнимать», «открывать», «пить», «чистый», «я», «ты», и даже «жаль»! Эти шимпанзе могли по своей инициативе сочетать знаки, образуя подобия предложений: «подойти открой», «ты щекотать я» и т. п. Подобные методы общения между приматами и человеком описала Э. Сусевич-Рембо из университета американского штата Джорджия. В книге «Обезьяний язык и человеческое мышление» она показала, что язык общения обезьян достаточно сложен, и хотя обезьяны, в силу анатомических особенностей, не могут генерировать звуки, как это делают люди, они могут нажимать на кнопки с символами на специальной клавиатуре и таким образом общаться с исследователем. В интервью газете «Нью-Йорк Тайме» Элели рассказала, что обезьяны очень любят смотреть телевизор, и больше всего им нравятся видеофильмы, снятые во время работы или прогулок; когда они видят на экране себя, они приходят в неописуемый восторг. Из художественных и документальных фильмов они явно предпочитают те, в которых есть обезьяны или нечто похожее на них — например, кинофильм «Тарзан» с эпизодами, где появляется обезьянка Чита, или «Снежный человек», потому что главный персонаж похож на большую обезьяну. И тем не менее, именно вторая сигнальная система, то есть система, опирающаяся и перерабатывающая сигналы первой системы, есть атрибут именно человека и человечества.

Появление в эволюции отражательных способностей мыслящей материи второй сигнальной системы — это, с одной стороны, величайшее благо, ибо она позволяет людям обмениваться уже обобщенными результатами переработки информации. Каждая наша фраза представляет собой концентрацию чувственного опыта, возведенного до степени абстракции. Чего уж проще, например: «Передай мне, пожалуйста, солонку с того края стола», а ведь здесь уже — и обобщенное представление о солонке, то есть мне совершенно не обязательно сообщать, что речь идет о стеклянном восьмиграннике с углублением посередине (именно такова солонка в данном случае), что я не угрожаю, не требую, а прошу. Здесь уже находится и обобщение понятия «стол», ибо мне совершенно не обязательно сообщать, что речь идет о конструкции из досок и ножек, специфически закрепленных и покрытых, к тому же, такой-то материей, и т. д. и т. п. А если речь идет о передаче сугубо абстрактных категорий — таких, как математические формулы? Если разговор касается тончайших сфер политики, экономики или психологии?.. Само собой разумеется, что в подобной и во многих других ситуациях без второй сигнальной системы как приемо-передающего универсального устройства человечеству.

Но, с другой стороны: раз возникнув в качестве отражения и обобщения процессов, совершающихся в реальной действительности, язык слов, продукция второй сигнальной системы в целом, приобрела некую самостоятельность и начала формировать свое существование по собственным законам. Таким образом, мы подошли к такому парадоксальному положению, когда приходится констатировать, что язык слов — это совсем не то же самое, что язык самой действительности. Здесь возможен отлет одного от другого настолько значительный, что наша доверчивая опора на язык слов не только уведет нас от резонанса с великими законами действительности, но напротив: мы окажемся в антифазе по отношению к ним, в прямом противоречии с закономерностями, по которым развивается окружающий нас мир и мир нашей внутренней сущности.

«Язык дан дипломату, чтобы скрывать свои мысли» — этот классический афоризм великого дипломата Талейрана как нельзя лучше формулирует сказанное выше, а я еще и продолжу: да, язык может значительно искажать содержание человеческих мыслей, но и эти мысли, в качестве отражения, могут иметь мало оощего с породившей их реальностью. Так о каком же нашем резонансе с Землей и Небом в подобной ситуации может идти речь? Я напомню: отлет может начаться уже на стадии первичного обобщения и все возрастать и возрастать вплоть до диаметрального противостояния истинному положению вещей на каждой из следующих ступеней познания вплоть до формулирования идей общих и далее опорных, фундаментальных, мировоззренческих об устройстве Вселенной и предназначения в ней человека.

Поскольку язык является одной из важнейших стихий бытия, в которую мы оказываемся погружены на все время своего существования, поскольку он есть орудие познания и освоения действительности, мы должны постоянно стремиться к тому, чтобы не было разрыва между языком слов и языком действительности — разрыва ни в точности, ни в богатстве оттенков. Осмелюсь остановиться на этой суперважной теме с определенной степенью подробности и детализации ввиду ее особой важности для нашего бытия.

Начну с простейших недоразумений, которые возникают из-за различия восприятия одних и тех же слов разными людьми с разным жизненным опытом. Так, например, поэт С. Куняев в свое время гордо провозгласил в одном из своих стихотворений: «Добро должно быть с кулаками», полагая — по-моему, совершенно справедливо, — что свои принципы надо уметь защищать. Но вот эта строка попала на глаза известному пушкинисту, и он только руками развел в недоумении: почему добро (под этим словом он понимал нажитое имущество) должно быть с кулаками (под этим словом он понимал классово-острое обозначение зажиточных крестьян)? И действительно: почему только у мироедов должно быть богатство? Эпизод хоть и анекдотический, но уверяю: из самой что ни на есть реальной практики.

Конечно, многочисленные примеры из отчетов местной прессы, которые так любили цитировать в журнале «Крокодил» (скажем, такой: «Не успела доярка сойти с трибуны, как на нее залез директор») — это признак неопрятного, неаккуратного обращения с родным языком, которое навеки отлито в классическую формулу русского фольклора «Таскать вам не перетаскать», рожденную завершенным дураком, способным перепутать сбор урожая с похоронами, то есть далеко-далеко отклонявшимся в своем понимании действительности от истинного положения вещей.

Ну ладно, то был законченный дурак. А как же назвать людей, которые сознательно искажают смысл действительности?

Вот цитата из официозной некогда газеты «Известия». Президенту Советского Союза на первом съезде Советов депутаты задали вопрос, что именно случилось в Тбилиси, где армия выступила против народа, как это могло случиться, и кто должен за такое отвечать? «Я скажу прямо: армия должна делать свое дело. Такова точка зрения Политбюро и Правительства. Мы должны все сделать, чтобы никогда не доходило до этого. Говорят: как появились там войска? Вы знаете, вот я думаю, когда мы наши войска приглашаем на помощь милиции, для того чтобы не произошло такого, что случилось в Сумгаите, чтобы как-то сохранить порядок, наверное, это надо обсудить…» и т. д. и т. п. Если это не уход от прямого вопроса, то что это иное, как не изворотливость и не стремление скрыть истину?

В 1992 году резкое повышение цен у нас назвали «либерализацией». В 1998 году подписан указ о резком сокращении работников бюджетной сферы. Как он называется? «Об оптимизации численности». А другие перлы: нулевой рост, замедление темпов падения, максимально гарантированный минимум, реструктуризация, секвестр и т. д. и т. п.?

Конечно, авторы «максимального минимума» отнюдь не дураки — напротив, это выдающиеся умники по сокрытию истинного положения вещей, мастера «стабилизации», одним словом. Не потому ли они поступают так, что, пользуясь языком слов, можно не только скрыть, но и извратить суть действительности? Умники подобного рода — явление интернациональное. Формула «гуманитарная акция НАТО», которая покрывала разрушительную войну против Югославии — разве не того же происхождения?

Случаются, и далеко не так уж редко, ситуации разного толкования языка слов из-за чисто грамматических особенностей. Так, например, резолюция номер 242 Совета Безопасности ООН 1967 года содержала требования к Израилю освободить территории, захваченные им в ходе войны. Но поскольку в английском тексте резолюции слову «территории» не был придан определенный артикль, то это дало основание израильской стороне, формально заявляя о своем признании резолюции, на деле долгие годы отказываться от существа ее, согласно которому требовалось вернуть все территории. Вот тебе и роль маленькой-маленькой служебной приставки к слову для жизни большого-большого взрывоопасного региона целой планеты…

Да, владение языком слов на любом уровне — дело весьма непростое. Боец Денисов во время Великой Отечественной войны прославился на весь Ленинградский фронт умелым, дерзким взятием так называемых «языков» — то есть пленных, способных сообщить ценные сведения. И когда на всефронтовом совещании ему был задан вопрос, как ему удается выполнять свою работу так здорово, он краснел, потел, разводил руками, издавал неловкие междометия и потом, обрадовавшись, предложил: «Давайте, я вам лучше еще одного «языка» приведу!» В этом каламбуре, порожденном самой жизнью, отчетливо проявилось, что владение языком есть наука более трудная, чем даже смертельно опасное овладение «языком».

Извините за смелость примера, который я сейчас хочу привести, но он, как мне кажется, наглядно будет свидетельствовать о том, сколь разным бывает язык слов и язык действительности, когда их источник продуцирует их одновременно. Если молодой возлюбленный слышит от любящей его подруги судорожное: «Нет, нет, не надо!», — но при этом она отчаянно и самозабвенно привлекает его к себе, спрашивается, совпадает ли хоть в какой-то мере то, что она беспомощно лепечет, и то, чего она отчаянно вожделеет?

Подвинемся по ступеням эволюции еще выше: после абстрактной мысли (например: жизнь — это хорошо) возникает следующий этап: общечеловеческая идея.

Что будем понимать под общечеловеческой идей? Например, все — в человеке, все — для человека, это идея гуманизма. Или, например: и вся-то наша жизнь в этой юдоли печали есть лишь подготовка к достойному переходу в царство небесное. Полагаю, не имеет смысла оговаривать особо, какая возможность коренится в истинности или в неистинности этой общей идеи для отлета абстрактной мысли от действительно объективных реальных условий жизни человечества в резонанс с законами Земли и Неба.

И само собой разумеется, что на следующей ступени развития мышления — там, где уже определяются опорные научно-мировоззренческие категории, сколь велика цена неточного решения!..

Постараемся подняться с уровня бытового мышления на уровень мышления идеологического. Нужно ли напоминать, каких невероятных жертв стоила человечеству слепая некритичная вера в те или в иные идеологические догмы, на поверку оказавшиеся неверными? И легче ли нам от того, что общества, ориентирующиеся на различные, но при этом враждебные и друг другу, и человеческой природе цели, при столкновениях исчезали и разрушались — сразу или через некоторое время? Ведь проливалась человеческая кровь, ведь уходили из жизни миллионы и миллионы людей! Такова цена неверных абстракций, реализуемых через идеологические словесные формулы. Не благо человека, понимаемое широко, в качестве полноты реализации человеческих возможностей, но стремление к реализации догматов, возникших и существующих самостоятельно, самодостаточно, по своим собственным законам — такова беда, которую несет с собою возможность отлета обобщения от реальной почвы, от действительности, его породившей.

Исключительно в силу научной добросовестности я вынужден здесь сказать, что и те правила, из которых исходит религия, так же далеки от тех законов, которые резонировали бы с языком действительности. Прекрасно осознавая гнев, который породит подобное заявление у отцов Церкви, я, тем не менее, исхожу из суда неимоверно более высокой иерархии — из суда исторической практики. И именно исходя из критериев действительности смею утверждать, что благороднейшие каноны Христа были не только не реализованы, но и грубо искажены отцами-правителями Церкви. Иначе чем объяснить такие преступные деяния, организованные христианством, как средневековые походы «по освобождению земли господней», как иначе объяснить неслыханный террор средневековой инквизиции, как вообще можно говорить о благотворном воздействии религии, если в мировых войнах сражались друг с другом и жесточайшим образом уничтожали друг друга правоверные христиане?

Лично у меня нет и тени сомнений в существовании высших сил божественного разума, породившего и Вселенную, и человечество, и этому пониманию я надеюсь уделить такое количество сил, которого заслуживает эта проблема, но при этом у меня также нет и тени сомнений в том, что принципы божественного разума, исповедуемые пророками и посвященными, были искажены правящими деятелями Церкви — вольно или невольно, что их слова весьма далеки от того языка, которым говорила и говорит с людьми действительность через наиболее продвинутых сыновей человечества…

Подходя к наиболее высокой изо всех возможных ступеней обобщения — к теории Мироздания, смею полагать, что мы еще только приближаемся к истинной картине. Мне известны современные — слава Создателю, идущие с различных сторон и от разных, не знакомых друг с другом творцов — картины мира, основанные на первичности информации и, как кажется, практика, осуществляемая на базе подобных парадоксальных, для традиционного взгляда, представлениях, подтверждает истину тех, кому она открылась. Человечество, если оно не уничтожит само себя своим агрессивным потребительским настроем, своим беспощадным отношением к тому маленькому шарику, на котором все мы живем, надеюсь, сможет перейти к разработке недр неслыханного по богатствам и по своему объему шара — своей головы, и в конце концов перейдет в состояние благотворного резонанса с тонкими вибрациями породившей нас Вселенной.

Тема противостояния, несоответствия языка слов и языка действительности столь важна для данной книги, что ей уделено здесь немалое место. И в завершение ее позволю себе некое лирическое отступление.

Какое-то количество лет тому назад, по поручению Союза писателей, мне ловелось работать на Кубе. Я был поселен в отеле, выходящем своим фасадом прямо на грандиозную морскую набережную, и каждое утро, примерно в 6 часов, когда вставало солнышко, я совершал пробежки вдоль этой набережной, протянувшейся более чем на 10 километров — туда и обратно. Не стану сейчас рассказывать о том, какое это было наслаждение — бежать сквозь солнце и свежий морской бриз, приветствуя рыбаков, спортсменов, шумливых школьников. Остановлюсь на другом: на нагрянувшем тайфуне неслыханной силы. Его предвестием стали неожиданно, в безветрии поднявшиеся на высоту шестого этажа молчаливые волны, с грохотом обрушившиеся на набережную. А затем, в течение двух суток, неистовой силы ураган свирепствовал так, что развалил стену одного из отелей и задавил там портье; все входы и выходы моего отеля были укреплены мешками с песком, чтобы здание не залило морскими волнами, нагнетаемыми бешеным ветром.

Через несколько дней, когда ветер стал утихать, я возобновил свои пробежки. Поскольку волны, загодя поднявшись, обрушивались и катились до самых домов, мой путь был, разумеется, зигзагообразен; я огибал эти волны. И вот в одно из возвращений, примерно в двухстах метрах от отеля, когда громадная волна с грохотом обрушилась на парапет, и я быстро-быстро побежал к домам, мимо моей головы пронеслось с неистовой силой какое-то черное ядро и с пушечным грохотом разбилось неподалеку у моих ног. Естественно, я отпрыгнул, а рабочие, которые находились на лесах этого здания, со смехом спустились вниз и подобрали выброшенный волною расколотый кокосовый орех.

К чему я это рассказываю? К тому, что назавтра, в это же самое время и на этом же самом месте, с точностью до одного метра, когда я опять-таки возвращался назад, и снова над парапетом поднялась гигантская волна, и я опять отбежал от нее к домам, волна медленно и спокойно опустилась передо мной и вынесла к моим ногам целую и хрупкую электрическую лампочку! Звеня, она прокатилась передо мной и, невредимая, осталась лежать…

Совпадение места и времени было настолько очевидным, два этих контрастных сигнала были настолько не случайны, что длительное время, без преувеличения сказать — несколько месяцев, я все ломал себе голову: что же именно хотела сказать мне действительность такими двумя различными посылами? И когда понял, громко расхохотался!

Мне было предложено понять, что язык действительности существует. Не какое-то отдельное сообщение передали мне, но сделали самый крупный из возможных шагов: показали, что окружающий нас мир способен разговаривать с нами, подавать нам сигналы, и неимоверной глупостью с нашей стороны является невнимание к этому первичному языку. Ах, какие мы мастера отгадывать нюансы и оттеночки слов, и какими же стали профанами в своем понимании языка первичного… А ведь сейчас, если говорить спокойно и объективно, человечество избрало путь на еще большее удаление от праязыка: чего стоит виртуальный мир и виртуальная реальность, в которой живут уже сейчас не тысячи, а миллионы наших современников! Куда уж дальше идти, если появился даже виртуальный секс…

Небольшое резюме: не иллюзорное, но реальное понимание мира — вот цель, к которой должны мы стремиться, думая о возможностях такого могучего приемо-передающего устройства, каким является наш мозг, размышляя о действиях нашего разума и наших эмоциях, согласных с реальной действительностью. Только в этом случае возможен резонанс человека с теми великими силами, которые определяют жизнь Земли и Неба и согласие с которыми способно сделать человека воистину могущественным созданием. Действительность безгранична, бесчисленным является количество языков, на которых она изъясняется, с помощью которых способна и стремится установить с нами контакты. И не является ли смешной затеей сводить всю эту всеобъемлющую реку лишь к словесному языку, являющемуся на деле только одним из множества впадающих в нее ручейков?

Таким образом, мне кажется, ясно, почему великое благо, дарованное человечеству, а именно — способность к обобщениям, способность к абстракциям все более высокого порядка, осуществляемая посредством второй сигнальной системы, является лишь потенциальным благом. На деле же абстракции сплошь да рядом оборачиваются для человека и человечества бедами и поражениями практически на всех иерархических ступенях мышления: от бытового до бытийного. Коль скоро верной является формула «Сознание есть осознанное бытие», столь верно и то, что неверное осознание бытия есть причина всевозможных конфликтов и жертв на всех уровнях: от семейного до планетарного.

Но почему же совершается подобное отклонение, что вызывает подобные ножницы между языком слов и языком действительности? Где корень подобного по-настоящему трагического положения дел? Ведь существуют же в реальности люди, которые настолько точно вписаны в реальные закономерности, а не в химерные условия, диктуемые иллюзиями и миражами, что они способны творить то, что на бытовом языке называется чудесами. Я выделю здесь лишь умение удивительных людей, именуемых хилерами (не только филиппинских, не только бразильских, но и отечественных — русских), своими вибрациями повторять вибрации тел исцеляемых ими людей и, проникая внутрь их организма, извлекать оттуда пораженные опухолями участки внутренностей. Спрашивается, почему же подобные деяния являются достоянием лишь исчезающе малого процента людей, почему подавляющее большинство из нас подобного дара лишены? Ведь физиологическое устройство, ведь построение всех приемо-передающих блоков у всех людей от Природы изначально одинаково?

Дисгармония в мышлении начинается и закрепляется — настойчиво напоминаю тезис первого занятия — посредством всей существующей ныне в так называемых цивилизованных странах системы воспитания и образования. Смысл этой «системы» заключается в том или сводится к тому, чтобы, начиная с малышового возраста, во-первых, всеми возможными способами подавлять поисковую активность явившихся на этот свет граждан, во-вторых, чтобы подавить гармонические отношения между двумя полушариями коры головного мозга: той, которая отвечает за воображение и фантазию, и той, которая ответственна за логическое мышление, за способность к абстракциям и дисциплину разума.

Практически все рожденные нормальными дети наделены от Природы поразительным многообразием талантов, причем каждый индивид одарен своим собственным набором.

Так куда же деваются и как подавляются эти заложенные в нас удивительные качества?

А происходит это таким образом: образование, начиная с самых юных лет и до конца дней человеческих, как закон, почти не имеющий исключений, направлено на то, чтобы: а) человек зубрил, запоминал, вдалбливал бы в свое сознание наборы уже готовых истин, заданных раз и навсегда, не подлежащих пересмотру; б) чтобы он, спаси Господь, не развивал интереса к самостоятельному поиску, не научился искать причинно-следственные отношения между явлениями, не развивал бы ни аналитической остроты мысли, ни восторженного полета фантазии.

Разделенному на десятки тысяч узко обозначенных профессий обществу как бы не нужны люди, мыслящие и чувствующие широко, универсально; той «цивилизации», в условиях которой мы проживаем, нужны узконаправленные функционеры-специалисты — на их обучение и времени, и средств требуется несравнимо меньше, чем на развитие и воспитание людей-универсумов, да кроме того, люди-винтики гораздо безопасней для потребительского общества, чем люди-универсумы, способные осмыслять причинно-следственный ход событий в мире.

Так называемому современному обществу гораздо проще и эффективней для своих целей выращивать людей физиологически активных, но заторможенных, малоразвитых во всех сферах социально-психической деятельности. Таковы истинные, глубинные причины, из-за которых воспитание и обучение (образование и последующая переподготовка, решающие узкопрофессиональные, прагматические задачи) ни в коей мере не направлены на развитие, на раскрытие воистину божественного потенциала людей.

В этих условиях, если возможности образного мышления, способного давать нам целостное, комплексное представление об окружающем нас мире, практически не развиваются вовсе, а напротив, выбиваются и уродуются до уровня так называемого поп-искусства и «ужастиков»-триллеров, выше которых подыматься рядовому обывателю не рекомендуется, то логическое мышление, способность к абстракциям, базирующаяся в отделах левого полушария, уродуется, консервируется, низводится лишь до самодовольного запоминания как можно большего числа уже затвержденных, общеизвестных истин.

Я не утопист и не тешу себя розовыми иллюзиями о возможности некоего гуманитарного переворота, при котором нынешняя «цивилизация» обретет иные приоритеты: от культа потребления вещей и услуг перейдет к культу человека — такого, каким он способен быть. Тем меньше надежд на подобный поворот в той ситуации, в которой мы сейчас оказались, когда отнюдь не человек доминирует в государственной «стратегии».

Какие из вышеозначенной ситуации следуют выводы для нас с вами? Первый и основной: это, разумеется, совершенно иной подход к воспитанию и развитию собственных детей. Эта тема столь обширна, что здесь и сейчас можно обозначить лишь основной тезис — коль скоро мы являемся действительно ответственными за их судьбу родителями, столь скоро мы обязаны их врожденную многосторонность, универсальность, гениальность не гасить всеми прямыми и казуистическими средствами, выработанными господствующей «цивилизацией» на протяжении тысячелетий, но пестовать и взращивать. Второй вывод касается нас с вами, грешных, застигнутых осознанием жестокой и беспощадной ситуации на той стадии нашего развития, на которой мы находимся сейчас. Как тренировать подсознание и все связанные с ним устройства, мы себе уже представляем достаточно отчетливо. Сейчас перед нами во весь свой исполинский рост встает необходимость тренировать, воспитывать и перевоспитывать свое сознание во всех его ипостасях и функциях.

Это могут быть самого разного типа упражнения на тренировку логики, на парадоксальное решение, казалось бы, нерешаемых задач. Как, например, соединить 4 точки, образующие квадрат, тремя линиями, не отрывая карандаш от бумаги, либо же соединить 9 точек, образующих квадрат, не отрывая карандаш от бумаги, 4 линиями. Здесь могут быть и разного рода задания на тренировку образного мышления — представить себе что-либо конкретное, чего вы сейчас не видите, например, собственную ладонь, затем посмотреть на нее, затем представить ее в деталях.

Возможен целый комплекс упражнений на развитие всех аспектов образного мышления. К примеру, ощутить себя шариком, который вырвало из рук девочки во время весеннего шумного празднества в городе и понесло вверх; например, осознать себя курицей на насесте со всеми ощущениями по поводу дня прошедшего; отношений с петухом или с соседней хохлаткой, со всеми ощущениями, связанными с ночными шорохами: не хорек ли там скребется, с соответствующим оттенком смертельного ужаса, например, с ощущением подступающего к выходу созревшего яйца, и т. д. Можно представить себя слепцом, который вышел из дому и должен добираться на трамвае до необходимого ему места назначения: как ощущает он людей с позиций человека, лишенного зрения, но с обостренными иными органами чувств — например, осязанием и т. д. и т. п.

Здесь же следует провести тренировку и более высокого уровня, то есть разгадывание загадок, в которых, как известно, сочетается парадоксальное логическое мышление и мышление образное (к счастью, сборников загадок издано уже немало).

Тренировка — постоянная, напряженная — сознания обязательно сочетается в нашей постоянной практике со взаимодействием сознания и подсознания. Мы знаем, что мозг, хорошо устроенный, стоит значительно больше, чем мозг, хорошо наполненный. Что значит «хорошо устроенный» применительно к конкретным обстоятельствам?

Допустим, нам нужно решить какую-то сложную задачу, найти выход из трудной ситуации. Каким будет наиболее общий и последовательный алгоритм задействования наших же могущественных внутренних резервов? Прежде всего, войдем в медитативное состояние, с помощью которого вначале обретем спокойствие, снимем напряжение в эмоциональной сфере, то есть избавимся от весьма высокого процента искажающих факторов при принятии решения.

Далее, убрав прежнюю взвинченность, препятствующую принятию мудрого решения, постараемся, рассуждая безупречно логически, бесстрастно выявить причинно-следственные отношения, чтобы найти и четко обозначить подлинный источник возникшего противоречия.

После этого — опять-таки, бесстрастно — находим альтернативу данной нежелательной ситуации и разрабатываем определенный алгоритм, то есть последовательность действий по реализации своего решения.

И вот только теперь, в завершение, включаем все могущество всех отделов головного мозга и, прежде всего — эмоциональную, страстную доминанту для осуществления безэмоционально выработанной программы.

Итак, мы смоделировали сейчас последовательность ликвидации практически любой из возможных конфликтных ситуаций: от невинной размолвки влюбленных до кровавой композиции, возникшей в отношениях между враждующими государствами, — разумеется, в том случае, если конфликт желательно трансформировать в мирное сосуществование. Повторяю для закрепления: работа на успокоение подсознания посредством медитации, далее — напряженный труд левого полушария, далее — объединенные усилия и левого, и правого полушарий, но и это — еще не все!

Для разрешения конфликта, для решения любой задачи вообще, как нам известно, мы способны привлечь силы не только свои собственные, личные, но и всемогущество также и нашего эгрегора — вплоть до воздействия — исключительно во благо! — сил не только ноосферы, но и космогонических усилий окружающей нас Вселенной. Нужно ли напоминать здесь еще раз хорошо уже нам известную практику постулирования, тем более — постулирования коллективного?..

И более того! Исходя из также уже хорошо нам знакомого принципа, согласно которому никакое явление нельзя оценивать по одномоментному его временному срезу, но надо выждать определенное время, чтобы стал ясен его глубинный смысл (притча о колченогом мальчике), не будем нагнетать отрицательные эмоции, если разрешение ситуации, на первый взгляд, нас и не устраивает.

После того как нам удалось — с отчетливым пониманием смысла того, что мы делаем, натренировать и гармонизировать взаимоотношения левого и правого полушарий головного мозга, мы получаем большой шанс для того, чтобы овладеть возможностями, которые в повседневном быту считаются сверхвозможностями. Само собой разумеется, что к этому времени мы также развили и гармонизировали работу и всех других своих приемо-передающих устройств как внутри своего организма, так и вне его.

Способности сверхтонко чувствовать, сверхмогущественно, за счет собственных сил, действовать, преодолевать категории пространства и времени — все это не аномалия. Это норма для того человечества, которое благодарно и критично способно опереться на весь, без исключения, предшествующий опыт — во имя своего настоящего и будущего.

Мы не раз уже говорили о тех волшебных возможностях, например, которые дает нам овладение маятником. На мой взгляд, существует 8 ступеней возрастающей сложности для получения информации относительно объективного мира. Причем каждая ступень имеет еще подразделения «а» и «б» — то есть для себя и для других.

Все начинается с получения относительно простой информации — идет ли мне данный продукт (тут же — идет ли данный продукт Петеньке, Мишеньке, Витеньке и т. д.), далее — идут ли мне эти сопровождающие меня по жизни предметы: очки, кошелек, украшения, и т. д. (идет ли крестик, бантик, ракетка Анечке, Манечке, Танечке и т. д.).

Далее речь идет о вещах более крупных — о помещениях, о взаимоотношениях с людьми, о событиях, о поисковых проблемах, и кончается все это, по степени сложности, общением с усопшими душами — своих родственников и чужих. Не упрощая проблемы, подчеркну, что в объем поисковых вопросов, конечно же, могут входить и нахождение ответов информационно-научного плана.

Существует огромная, почти уже не поддающаяся регистрации литература по поводу ответных реакций индикаторов разного рода, в том числе и маятника, в руках человека. Не буду касаться сейчас уже совершенно смешных, отсталых представлений о том, что ничего этого не может быть, так как не может быть никогда, — спорить с подобными вертодоксами1 уже скучно. Лично я взял бы подобного слонопотама за ручку и отвел бы к одному из великолепно функционирующих колодцев, вырытых там, подчас в неожиданных местах, где индикатор, которым я пользовался, начал подавать соответствующие сигналы. На этом этапе — для меня, во всяком случае — обсуждение проблемы было бы закрыто. Существуют, однако, серьезные дискуссии сугубо научного плана. Сторонники одной распространенной парадигмы говорят о волновом соответствии, своего рода резонансе, который вы улавливаете между собой и, скажем, помидором, биолоцируемым вами на предмет его соответствия или несоответствия вам. Сторонники иной парадигмы исходят из взаимодействия полевой сущности человека с информацией, заключенной в ноосфере: благодаря существованию всеобщей полевой взаимосвязи, человек, входя в особое, измененное состояние сознания, начинает взаи.

Ироническое название людей, с удивительной легкостью меняющих свои взгляды. — Примеч. ред.


модействовать с информацией, существующей во Вселенной. На мой скромный взгляд, не существует никакого противоречия между первой и второй парадигмами: у некоторых индивидуумов лучше развиты одни механизмы, у других — иные, у третьих — и те и другие механизмы способны работать в оптимальном состоянии, причем переход человека к взаимодействию со средой, которую он хочет познать, далеко не обязательно сопровождается сознательным вхождением в трансовое состояние — подобное включение может срабатывать и автоматически. Полагаю, что здесь не может быть никаких догм, так как разнообразие индивидуальностей безгранично, и количество комбинаторных сочетаний различных приемопередающих устройств у каждого человека, конечно же, очень велико.

Выражая неподдельный восторг по поводу тех замечательных разработок, которые объясняют природу данного феномена, я, однако, подхожу к нему в данном случае с иной стороны — со стороны готовности человека быть включенным в мировое информационное поле. Великолепное состояние и координационное содружество левого и правого полушарий, которым мы сейчас занимались, — разумеется, в координации со всеми другими контурами, — есть важнейшее условие для получения информации, несущей максимально объективный характер. Работать с отвесиком можно в режиме «да — нет», но можно работать и по специально расчерченному на сектора кругу, это не принципиально, принципиально изначальное условие: ваша готовность к восприятию информации. Для того чтобы ее обрести, вам надо войти в привычное уже медитативное состояние.

Более чем вероятно, что вначале маятник работать у вас не станет. Во-первых, никаких огорчений по этому поводу испытывать не стоит, потому что у вас достаточно много других талантов. Во-вторых, это дело наживное: попросите кого-либо из тех, у кого дела с маятником обстоят нормально, во время ваших попыток положить вам на плечо руку и таким образом индуктировать свое доброе квалифицированное состояние. Я видел своими глазами, как наша маленькая по росту, скромненькая по виду девчушка-десятиклассница, мило улыбнувшись, положила свою миниатюрную ручку на плечище громадной по габаритам американки, и у той тотчас же начало получаться упражнение с телекинезом — она смогла, не прикасаясь к металлическому футляру из-под гаванской сигары, гонять его по журнальному столику слева направо одним лишь колебательным движением рук над футляром. А до того — ну хоть умри! — ничего у нее не выходило.

Наша с вами задача — подготовить свой аппарат к безупречной работе. Подготовка эта заключается в достижении каждым из входящих в устройство блоков оптимальных результатов. А уж какие чудеса наяву воспоследуют за этим — вопрос, как говорится, очень интересный.

Пойдем дальше: искусство заговора есть реальное доказательство чудесных возможностей, доступных человеку. До сих пор речь шла о вхождении в мировое информационное поле. В завершение же темы остановимся на одном из реальных способов пересотворения действительности посредством работы мозга.

Что такое заговор? Это словесная формула, посредством которой человек, обладающий определенными способностями, добивается наглядных практических результатов — например, убирает пупковую грыжу у ребенка, или примиряет враждующих, или ставит охранную стену вокруг дома, чтобы злые люди в него не проникли, и т. д. и т. п.

Любопытное дело получается! Когда умные, настроенные на выздоровление пациента, а не на свои собственные амбиции врачи не могут справиться с каким-либо заболеванием, они отправляют страждущих к бабкам. И в самом деле: чаще всего заговорами владеют именно бабки, то есть немолодые уже женщины, и как правило, почти без исключения не знающие грамоты или почти не знающие. В том-то и секрет, в том-то их и сила, что они, слава Богу, не прошли через костоломку общеобразовательной школы, которая, вдалбливая ребенку в качестве основной добродетели зубрежку, фундаментально подавляет в его психике как аналитическое поисковое начало (а как без подобного острого интереса к действительности стать настоящим травником?), так и яркое образное мышление, и разрушает высокую гармонию между формой и содержащимся в ней смыслом. Те люди, женщины по преимуществу, которым удалось сохранить в себе и естественно развить с течением лет дарованные нам Природой богатства, являют собою аналог филиппинских хилеров, только те работают пальцами, а эти — силой слов, информационно трансформирующих ту же, что и у хилеров, вполне материальную реальность.

Прошу понять меня правильно: как среди хилеров есть люди высокообразованные, так и заговорами могут работать те, кто с жадностью овладевает духовными, интеллектуальными богатствами мира. Я очень надеюсь на то, что мои читатели, слушатели, имеющие дипломы не только об окончании школы, не только вузовские дипломы, но подчас и дипломы «остепененных» ученых, вполне способны так переналадить свою субстанциональную структуру, что заговоры будут активом и для них. Что для этого требуется, мы уже знаем, а теперь должны познать и сокровенную суть именно заговоров, — таких, какими они сложились во многовековой практике знахарей, ведунов, колдунов, какими отшлифовались в течение долгой успешной практики. Чтобы дальнейшее восприятие основной мысли шло без сучка без задоринки, начну с примеров. Вот текст, которым с успехом пользуется молодой, профессионально образованный, очень талантливый целитель Дима Ефремов. (Дима этот текст мне передал, когда ему шел всего лишь двадцать первый год).

Хлебушек из теста. Тесто из муки.

Закрывайтесь, раны, от моей руки. Под горою камень Алатырь стоит. А под ним студена реченька бежит.

И с собой уносит боль твою и хворь. Закрывайтесь, раны — усмиряйся, боль. Хлебушек из теста. Тесто из муки.

Закрывайтесь, раны, от моей руки. Аминь! Аминь! Аминь!

Еще пример — из заговоров не столь уж древних, но весьма эффективных:

«Как эта шапка на молоке подымается и опадает, так пусть уходит ссора между моими детушками. Аминь! Аминь! Аминь!»

Надеюсь, что при всем различии приведенных примеров нечто общее и весьма существенное в них уже проглядывается. Удалось ли вам найти это общее? Для надежности решения приведу еще один пример:

«Отпирайте, отпирайте! Отперли, отперли! Запрягайте, напрягайте! Поехали, поехали! Едут, едут!»

Чтобы все стало до конца понятным, добавлю, что заговор этот повивальная бабка произносит, подходя к реальным дверям, за которыми мучается родами женщина.

Теперь, думаю, все стало на свои места: в этом и во всех других заговорах логическое сообщение или приказ сочетается с яркой образной картиной, создаваемой словами, а то еще и предельно наглядной: отворяющиеся двери. Глубинный смысл этого сочетания, как мы ясно видим, заключается в совместной работе обоих полушарий как у целителя, так и у больного — страдающего, нуждающегося в помощи. Таково самое ядро заговора, как мы понимаем, вбирающее в себя согласованную гармонизованную силу и левого полушария, и правого полушария, и особо акцентированную деятельность волевого центра, и подключение сюда же, к работе, высших сил — через знаковое употребление особых слов.

Языческие по своему происхождению, заговоры, уходящие своими корнями не только в исторические, но в доисторические глубины жизни нашего народа, легко адаптировались к некоторым из христианских ритуалов, и это понятно. Дело в том, что и молитвы, и подготовка к богослужению, и завершающие богослужение словесные формулы — все это, в значительной степени, служит для концентрации внимания верующих. Естественно поэтому, что, сплошь да рядом, целитель, знахарь или даже колдун, перед началом своей работы, обращаясь к молитве, вводил в трансовое состояние сначала себя, а затем — и доверившегося ему болящего. Точно так же троекратное «Аминь» — по установившейся уже в народном быту практике, являлось сигналом к завершению процедуры.

Между прочим, это весьма любопытный и показательный факт, свидетельствующий о том, что одними и теми же каналами, объективно существующими в человеческой природе, пользуются самые различные духовные системы. Именно абсолютная тождественность приемов, применяемых этими различными системами верований, и позволяет спокойнейшим образом сосуществовать в одном и том же заговоре молитвенному зачину: «Во имя Отца и сына и святаго духа», например, или молитве «Отче наш», или любой другой молитве, обращенной к тому или другому святому, или персонально к Пантелеймону Целителю, с последующим беспримесно чистым обращением к символам языческой веры и поклонения. Те знахари, те бабки, которые успешно лечили и лечат заговорами различные недуги физического и психического происхождения, исходят из главного: человек должен быть здоров, а догмы их волнуют в чрезвычайно малой степени.

Заговорное искусство раньше составляло, да и сейчас составляет, значительную часть внутренней народной жизни. Мне кажется, трудно найти более интересную тему, чем эта, не только для специалиста-этнографа, но и для любого из тех русских людей, которым интересна система верований и ценностей народа, от которого он произошел. Это тем более интересно, что магические формулы, применяемые во всем мире, имеют много общего между собой, следовательно, имеются все основания для того, чтобы говорить о близости тех объективных причин,

вызвавших к жизни те или иные формы заклинаний или заговоров.

Зачин заговора, как правило, начинается со стандартной формулы молитвенного введения, что означает и для целителя, и для исцеляемого подключение к тем высшим силам, которые начинают сейчас действовать через знахаря. Бог и Богородица могут в заговоре встретиться с языческим Белесом или мифологическим Ильей Муромцем, суть обряда едина: названное лицо должно пользоваться высоким авторитетом в глазах знахаря и, следовательно, его обращение является предельно искренним. А не тот ли самый принцип с успехом действует в современной рейки-терапии, когда перед оказанием помощи близкому человеку целитель обращается с истовой просьбой к высшим силам помочь ему в лечении, а высшими силами могут быть и Господь, и Святые иерархи, и Абсолютный разум, и даже Солнышко ясное — лишь бы целитель безоговорочно верил им.

Богатейшая, почти не поддающаяся квалификации практика заговоров в настоящее время имеет уже и весьма богатую, и многообразную теорию с позиции самой высокой научной точки зрения, вплоть до привлечения к теме учения о хрональных полях, учения о едином информационном поле Вселенной, о биополях как многокомпонентной голограмме и т. д. Согласно идее В. Н. Илюшина, весь опыт человека, его знания, привычки, психические переживания хранятся в его биополе в качестве голограммы. Если слова заговора так или иначе резонируют с этими голограммами, то действие их является эффективным и реальным.

Еще одно любопытное сопоставление. Согласно славянской мифологии, существует вот такое соответствие между частями человеческого тела и природой: плоть — это земля, кровь — вода, волосы — трава, кости — камень, дыхание — ветер и т. д.

Не наблюдается ли здесь связь с глубоким убеждением древнекитайской медицины о пяти основных элементах Мироздания (дерево, металл, вода, огонь, земля), которые коррелируют с теми или с иными внутренними органами?

Болезнь или неприятность, от которой надо избавиться, чаще всего аннигилируется, уничтожается в качестве живого зловредного существа. Посредством заговора она отсылается в места как можно более далекие, то есть отторгается от недужного человека. Не является ли подобный акт созданием информационного фантома с последующей его ликвидацией?

Но это — огромная и самостоятельная тема, а нас же, напоминаю, интересуют сейчас те аспекты медитативной работы, которые позволяют эффективно реализовать наши внутренние резервы. Поэтому, с сожалением отрываясь от бесконечно глубокой, многообразной, интересной проблемы, обратимся к практике заговоров, возможной на базе наших достижений по развитию и гармонизации разных отделов головного мозга.

На что нужно обратить внимание в нашей теме? На то, что слово и обряд (то есть определенное реальное действие) при осуществлении заговора должны быть единым целым. Это значит, что заговор произносится в строго определенном месте — например, на меже или на пороге, и в определенное время — на стыке дня и ночи или ночи и утра. Интересно заметить, что заговор произносится приглушенным голосом, даже шепотом. И заметим, кстати, такую подробность, которая демонстрирует единые корни происхождения и народной, и так называемой официальной медицины: знахарей во многих местах называли шептунами, а слово «врач» происходит из древнерусского корня «врати» — то есть говорить. Это значит, что действительно врачующая медицина начинается с тех возможностей, которые сокрыты в особом слове, несущем концентрированную, предельно точную информацию, способную менять действительность в сторону, необходимую Мастеру. Еще и еще раз подтверждается фундаментальная необходимость единства языка слов и языка действительности.

Всего доброго, до встречи на следующем занятии!

Двенадцатое занятие

Нормализация альфа-ритма в мозгу. — «Окорение коры» головного мозга. — Преодоление смерти — центральная тема завершающей встречи. — Ступени нашего курса как последовательно восходящий путь к заключительному занятию. — Душа человека и необходимость постоянного совершенствования ее соответственно гармонии Мироздания. — Рациональные доказательства возобновления жизни души. — Три кита отношения к грядущей смерти своего физического тела. — Некоторые технологические особенности перехода человека из одного состояния в другое. — Завершающая медитация.


Торжественно сообщаю, что мы с вами подошли к заключительному занятию. И так как именно конец всякого дела должен являться его венцом, его гармоничным, последовательным и, в то же время, парадоксально-неожиданным венцом, мы и будем исходить из принципа «Конец — делу венец». Что же это будет сегодня за парадоксальный венец? Поскольку разговор сегодня у нас по своему значению — чрезвычайно важный, мы должны к нему хорошо подготовиться, настроить свои принимающие устройства на максимально чистый и полный, без помех, прием. Поэтому начало занятия посвятим предельно тонкой и точной, можно сказать, прецизионной настройке своей воспринимающей аппаратуры.

Прежде всего, приведем к состоянию абсолютной благостности и ровной, ритмичной, равномерной работы альфа-ритмы коры головного мозга. Именно их спокойствие и является условием для минимального количества помех, идущих изнутри из-за неупорядоченных шумов в коре головного мозга. Итак, приступаем к нормализации альфа-ритма. Проведем несколько коротких, но весьма емких медитаций.

Свет в зале притушен, наши глаза полуприкрыты, все до единой мышцы расслаблены. Несколько вдохов-выдохов с паузами-задержками между ними по системе «график крепостной стены», и мы уже — в состоянии измененного сознания.


Медитация 26. Я — Травинка


И вот теперь силой воображения мы перенесены в лес, залитый ярким летним солнышком. Начинаем мгновенно работать по теме перевоплощения себя в травинку. Вот мы уже чувствуем, как колышемся вперед или назад, влево или вправо под воздействием любого легчайшего дуновения ветерка, вот мы с радостью и наслаждением вбираем в себя потоки ослепительных фотонов от солнышка, вливающих в нас своим искрящимся светом безмерно радостное животворящее ощущение присутствия в мире, бытия. И одновременно мы ощущаем вибрирующий поток соков земли, поднимающийся от корней к нашей элегантно заостренной и ласково наклоненной к земле верхушке — сколько же это миллионов лет должно было пройти, чтобы возникла столь совершенная форма, чтобы образовался столь сочный, богатый, интенсивный зеленый цвет, чтобы возникла столь совершенная система взаимодействия стихий Земли и Неба в каждом из сущих на планете обитателей, и во мне — в гибкой и в то же время несгибаемой травинке!

Ветерок колышет меня, солнышко посылает благодатные лучи, земля напояет своими соками — это моя жизнь, это неизбывная моя радость! Я живу ею, я живу в ней…

Прошу каждого из нас полностью раствориться в этом прекрасном, благодатном мироощущении.

Теперь приступаем к медитации несколько иного образного ряда, но также имеющей своей целью абсолютное упорядочение альфа-ритма в коре головного мозга.


Медитация 27. Я — Ручей

(Аудиозапись 20. Чайковский. Концерт № 1. Вторая часть)


На этот раз каждый из нас является ручейком. Пересоздаем свое естество в текучую природу воды. Мы полностью свободны, изо всех законов Природы для нас сейчас важнейшим является гравитационный, то есть мы направляемся туда, где ложе для нашего русла оказывается ниже, и никаких других законов мы не признаем, поэтому мы полностью свободны, полностью раскрепощены, у нас нет никаких жестоких догматов, мы не связаны ничем, кроме сладкого обязательства катиться, течь туда, куда влечет нас один-единственный, сверхмогучий, всепроникающий во Вселенную закон, и мы наконец-то понимаем до конца, что свобода — это не просто осознанная необходимость: это радостное следование такому могучему закону, который действительно всемогущ, и следование которому только и дает ощущение полета, свободы, радости движения и — всемогущества.

Еще бы не всемогущество! Вот на пути нашего движения лежит упавшее поперек ручья дерево. Может быть, его подпилили бобры; или сломала буря; может быть, подточило время. И что же, эта преграда, эта плотина, этот лесной великан может меня остановить, прекратить, пресечь мой бег? Да нет же, я нырну под него, я разольюсь шире, я найду другие русла и каналы, я весело и находчиво найду возможности для того, чтобы продолжить свой радостный бег, который продлится до тех пор, пока я не сольюсь с руслом ручья несравненно более широкого и полноводного, а потом уже, не отделяя себя от его вод, войду живой частью в поток речки, которая вбирает в себя множество ручьев и родниковых вод, а потом мы, все вместе, сольемся уже в русле большой реки, потом уже станем водами могучей судоходной реки, несущей свои волны к огромной массе воды — к синему морю!

Нет мне преград, и в этом — моя радость, моя сила, моя свобода. И еще: как не радоваться мне тому богатству, той смене самых разнообразных впечатлений, которые сопутствуют мне на моем пути? Вот я бегу по затемненному, илистому участку леса и вбираю в себя все богатство вод, растворяющих залежи торфяников, а ведь эти пласты хранят в своей памяти все то, что было здесь еще миллионы лет назад, а вот теперь русло выносит меня на радостный, солнечный песчаный перекат, и сколько же тепла и света вбирают в себя мои воды! Я бегу, я теку, я несу в себе и память тысячелетий, и мгновенные всполохи каждого мгновения всегда нового своего существования. Я — ручей, я — воплощение свободы, основанной на полном единении с законами Мироздания, я — воплощение движения, символ жизни, концентрация великой памяти обо всем, что было на планете, и того, что происходит сейчас…

И еще одна новая медитация, но все с той же целью — упорядочения альфа-ритмов, которое, как вы помните, нужно нам сейчас для максимально точного, адекватного восприятия той важнейшей информации, которая будет получена вами сегодня и которая — я это знаю — станет началом нового миропонимания, точкой отсчета нового этапа вашей жизни. Итак, очередная медитация с мысле-образом «я — облако».


Медитация 28. Я — облако


Ощущаем невесомость, парение в воздухе и в то же время настойчивое стремление к движению. Запоминаем это удивительное состояние, сочетание чувств — с одной стороны, абсолютного покоя, с другой стороны, неодолимого стремления двигаться и изменяться. Легкий-легкий ветерок чуть погоняет нас вдоль воздушного течения, и мы действительно непрерывно изменяем свою форму, но отчетливо замечаем, что эта текучесть, изменчивость внешнего облика нисколько не меняет нашего существа, естества, сути. У нас, плывущих над прекрасной, неповторимой по многообразию своих ландшафтов планетой, которую мы видим от одного беспредельного горизонта до другого, нет какого-то отдельного мыслящего органа: нет, мы воспринимаем действительность всю целиком, всей без исключения своей субстанцией. Отметив это, мы — пребывая одновременно в состоянии передвигающегося по небу облака и человека, сидящего в этом зале с полупритушенными лампами, — начинаем идентифицировать, отождествлять, сливать воедино удивительное мироощущение облака со своими возможностями. Да, облако отражает весь свой внутренний мир и весь окружающий его внешний мир целостно — можно даже сказать, голографически, ибо каждая мельчайшая частица отражает объективный мир точно так же, как и вся структура облака, вместе взятая. Вновь вспоминаем один из великих опорных законов диалектики: закон отрицания отрицания. Согласно этому всеопределяющему закону, развитие совершается по стадиям синтез — анализ — синтез. Да, воспринимающие возможности облака целостны, а в каждом из нас существует бесчисленное количество специализированных зон, каждая из которых по-своему отражает окружающий его мир. И уровень совершенства воспри ятия того мира, в который мы погружены, частью которого и сами являемся, не только весьма различается качественно между разными органами чувств, например, но он весьма отличен и количественно. Что это значит?

Да, мы в качестве тяжелого и в то же время невесомого облака совершаем неторопливый и, вместе с тем, стремительный полет над красавицей Землей; под нами проплывают и исчезают где-то вдали пашни и леса, петли рек и тоненькие линии шоссейных дорог, еле заметные коробочки домов, просыпанные по Земле в каком-то странном порядке, и оставляющие за собою длинные белые следы в воздухе, озабоченно ревущие авиалайнеры. Да, каждый из нас — облако, но каждый из нас — и человек, осмысляющий закономерности и векторы развития того мира, в который мы пришли. И всем своим естеством мы понимаем, что человек в том виде, в котором он существует сейчас, представляет собою вторую ступень всеобщего развития. Если первая воплощала синтез, то вторая, человеческая, стадия представляет собой воплощение анализа, дифференциации, различия многообразных отражающе-познающих устройств.

Дело не только в том, что зрение приносит иную информацию, чем слух, но и в том, что у одних из нас зрение плохонькое, зато слух и тактильные ощущения обострены: у других же весьма развиты органы обоняния. Войдя, например, в многоэтажное здание после вас, они с легкостью, подобно собакам, найдут вас по запаху порошка с витамином Be, который вы когда-то, месяц назад, положили в наружный карман пиджака, да так и забыли его принять. (Имеется, правда, и такой вариант, когда одинаково плохо работают сразу все органы чувств. К сожалению, вариант достаточно распространенный.)

И вот каждый из нас, человек-облако, проплывая над красавицей планетой, имея возможность мыслить долго, мудро, всеобъемлюще, несуетно, приходит к такому неизбежному выводу, как понимание неизбежности появления, с ходом времени, третьего этапа — то есть нового синтеза, то есть способности к целостному восприятию, но уже обогащенному и продвинутому блистательным совершенным развитием всех без исключения отдельных составляющих этого целого. И вот здесь-то, в небе, во время своего медлительного и, вместе с тем, стремительного передвижения в бесконечных воздушных просторах голубой планеты, мы — всем естеством своим, не одним только разумом, но всеми без исключения клеточками своими, всеми, до последней молекулы своей, до каждого составляющего нас атома — воспринимаем основной постулат того курса, который мы сегодня завершаем теоретически, но практику которого будем продолжать до беспредельно далекого конца дней своих.

Как вспыхнувшая в ночи молния ярко озаряет все на Земле вплоть до самого маленького листика, так и мы осознаем с предельной обнаженностью: да, задача выйти на уровень нового синтеза таким, каким, например, является колос по отношению к отдельному зерну, могучий дуб — по отношению к тому желудю, из которого он вырос, — эта задача должна быть решена по возможности полно и каждым из нас. Решая ее, мы вливаемся в могучий поток вселенского развития, которое осуществляется непрестанно, виток за витком, вверх по спирали. Да, свобода есть осознанная необходимость, и осознав до конца смысл и направление эволюции синтез — анализ — синтез, мы становимся миллионократ могущественней, чем до того, ибо оказываемся в стремнине общемирового развития. И собственно говоря, все те приемо-передающие энергоинформационные устройства, развитию и совершенствованию которых мы посвятили столь много времени на этих курсах и в этой книге, в своем идеальном развитии как раз и позволяют нам выйти на тот уровень нового синтеза, которого и требует от нас закон всемирной эволюции. Так и получается, подобно чуду: летит-плывет по голубому небу облако, воплощение синтеза первой ступени, и оно же является воплощением каждого из нас — человека, который уже вышел на уровень нового, удивительного синтеза, вобравшего в себя все богатства, достигнутые в процессе этапа анализа, дифференциации отдельных свойств и возможностей.

Летит облако, плывет по небу и воплощение в нем того Богочеловека, который сумел выйти на следующий виток развития мировой материи и мирового духа в их неразрывном единстве. Передвигается в голубой дымке это нерукотворное чудо. И чудом этим является каждый из нас.

Попрошу вас не менее минуты оставаться в ощущении радости от того удивительного прорыва в будущее, который только что был нами совершен.

Да, мы уже неплохо подготовились к восприятию того действительно важного, в масштабах целой жизни, материала, который будет сегодня доложен высокому собранию. Но поскольку, как известно, маслом кашу не испортишь, предлагаю прием, который поможет нам подготовиться к воспоследующему изложению еще лучше. Тот прием, который мы сейчас освоим, я попрошу вас запомнить и употреблять по отношению к себе каждый раз, когда, ввиду исключительной важности темы, вам потребуется особо пристальная концентрация внимания и необходимость схватывания самой сути новизны, с которой вы знакомитесь. Любопытно заметить, что посредством этого приема мы не только способны будем без каких бы то ни было сложностей расщепить ядро проблемы, но и фактически дословно сможем запомнить предлагаемый вниманию текст хоть в письменном, хоть в словесном его выражении.

Назначение медитации, которую мы сейчас достаточно быстро проведем, заключается в том, чтобы отсечь все суетное, не относящееся к предмету непосредственного нашего внимания, и получить, тем самым, возможность для концентрации на главном. Как осуществляется практически эта медитация, которой мы дадим кодовое название «Окорение коры»? Итак, проделываем 5–6 строго определенных дыхательных упражнений, может быть, даже повторим по рисунку крепостной стены автоматическое для нас энергетическое дыхание номер один, а может быть, сконцентрируем внимание сразу на двух своих ладонях, а может быть, быстро просчитаем от одного до тридцати, одновременно меняя огненные символы-числа на затылке — одним словом, оперативно вводим себя в легкое трансовое состояние.

Что делаем после этого? Подносим левую руку клевой лобной доле головы, делаем короткое вращательное движение и вместе с ним резко высвечиваем мыслеобраз: кора левой лобной доли прекращает свои беспорядочно студенистые вибрации и по своей твердости и застылости уподобляется коре какого-либо из крупных деревьев — например, дуба. После этого такой же скользящий жест осуществляем правой рукой, и в твердую кору, лишенную мелких колебаний, превращается кора правой лобной доли. Затем последовательно осуществляем ту же процедуру с левой теменной частью, затем — с правой теменной частью, затем — с левой затылочной частью, а после нее процедуру осуществляем по отношению сначала к левой височной доле коры полушарий своего головного мозга, а затем — и к правой.

Так мы подготовили себя к ясному, четкому, лишенному каких-либо помех восприятию материала любой сложности. С абсолютной легкостью мы воспримем и смысл информации, и все особенности ее внешнего изложения. Для освобождения же от «окорения» все нужно будет проделать в обратной последовательности. Сами-то подумайте: если в подобном состоянии мы пойдем отсюда, лишившись чудесной способности к ассоциативному мышлению, к восприятию мира во всем его многообразии и пестроте? Зачем нам это нужно?

Таким образом, мы хорошо подготовили свои воспринимающие устройства к итоговому занятию наших курсов. Название последнего занятия формулируем так: «Преодоление смерти».

Для того чтобы эта тема полностью легла в контекст всего курса и виделась действительно в качестве венца уже возведенного здания, вспомним еще раз, какие были в нем возведены этажи, по каким ступеням мы поднимались.

Фундаментом, платформой нашего курса является неколебимое убеждение в единстве устроения Вселенной. Это единство проявляет себя в том, что от бесконечно малого до бесконечно великого все во Вселенной состоит из атомов, которые жизнедействуют по одним и тем же законам. Оно определяется также и абсолютной изоморфностью, то есть подобием в устройстве структур — всех без исключения, ибо по спирали осуществляется вращение молекул, по спирали выстроены цепочки жизни ДНК, спиралевидное строение присуще грандиозным галактикам, каждая из которых насчитывает десятки и сотни миллионов объектов. Из этого факта абсолютного единства закономерностей, проявляющих себя на всех, без исключения, уровнях грандиозного Мироздания, следует абсолютно неукоснительный и неопровержимый вывод о том, что человек должен быть соразмерен этому всеобщему единству, должен вписываться без искажений и помех в эту вселенскую гармонию. И убеждение в необходимости именно такого порядка вещей побуждает нас с полной определенностью сформулировать свою задачу: по мере всех своих сил и даже превосходя их видимые возможности, содействовать ликвидации помех в этой великой вселенской гармонии — на уровне физических, психических и социальных структур человека и человеческого сообщества. Наша цель — жить в резонансе с Землей и Небом. Именно такова философская формула, определившая фундамент, на котором один за другим начали возводить мы этажи нашего здания.

Далее, в полном соответствии с объективной реальностью, мы обозначили систему приемо-передающих энергоинформационных устройств человека — тех, которые именно и обеспечивают его связь и единство со всеми процессами, совершающимися в безграничном Космосе. Он породил человека и человечество, и органической, естественной, согласной с его положениями частицей мы являемся, должны являться! Мы обозначили весьма сложную структуру этих устройств, которая отнюдь не сводится к работе одних лишь полушарий коры головного мозга человека. О, сколь много и смехотворных, и одновременно трагических заблуждений и бедствий в жизни человека и человечества связано с этим убогим, усеченным представлением о его столь укороченных-де возможностях!..

Далее, этаж за этажом, мы принялись за возведение полноценной структуры каждого, без исключения, нашего приемо-передающего устройства, начиная с клеточного уровня и внутренних органов и завершая работой с эгрегорами и всемогущей ноосферой, частицей которой являемся мы и которая, в свою очередь, является одним из важнейших составных элементов нашей энергоинформационной системы.

Параллельно с этим строительством мы отрабатывали, одну за другой, техники, направленные на умение отключать сознание, которое активно стремится подавлять полноценную работу других приемо-передающих устройств, а также техники, служащие умению концентрировать все свое внимание на одной-единственной заданной точке мышления, что миллионократно усиливает эффективность мышления — подобно тому, как луч лазера, направленный в фокусируемую точку, миллионократ могущественней, чем целая группа лампочек, рассеивающих свой свет во все стороны.

Суперважным умением, которое мы освоили затем, явилась работа с мыслеобразами, визуализация: она является последовательным развитием умения концентрировать свое внимание исключительно на решении одной-единственной задачи. Работа с мыслеобразами позволила нам не только увеличить суммарную мощность обоих полушарий коры головного мозга, но и овладеть активным воздействием на улучшение как собственного здоровья, так и здоровья доверившихся нам людей. Что чрезвычайно важно, эта работа вывела нас на практику пересоздания обстоятельств. И можно ли в этом контексте представить себе деятельность более актуально насущную, более существенную для самой жизни миллионов и миллионов человек, чем овладение процессами, подавляющими грядущие катастрофы, в том числе и столь грандиозные, как тектонические подвижки?..

И умение входить (и вводить других) в трансовое состояние, и работа с мыслеобразами во всей широчайшей палитре возможностей ее применения, и совершенствование всех наших приемо-передающих энергоинформаци онных устройств (в том числе и Самодура-цензора, самовлюбленного Диктатора) — все это, как мы понимаем, является не самоцелью, но техническими средствами для осуществления наших решающих установок и главной из них — пересоздания человека и окружающих его обстоятельств во имя гармоничного, оптимального, плодотворного существования в резонанс с обертонами Земли и Неба, которые породили нас, и в любви и согласии с которыми мы обязаны существовать.

Таковы были предыдущие этажи того здания, по которому все выше и выше в овладении новыми умениями мы поднимались. И вот теперь, говоря о человеке, его философии и его надлежащем быть поведении, соответствующем философии абсолютной слиянности с Космосом, мы вышли на принципиально иную, чем это принято в повседневности, концепцию того, что же такое есть человек. Какая именно субстанция, понимаемая под термином «человек», и должна стремиться к оптимально-гармоничному соответствию этим вселенским закономерностям? Формулирую сразу: человек — это не тело, в котором живет душа, но душа, которая время от времени меняет свою телесную оболочку, переселяясь после физической смерти из одного тела в другое, долженствующее родиться, и так далее неоднократно. Целью души является эволюция, самосовершенствование. И следовательно, именно душа наша и должна развиваться так, чтобы устремления ее были бы направлены как раз именно к согласию, к созвучию, к звучанию в унисон великой вселенской симфонии. Само собою разумеется, что двигаться в благом направлении наша душа способна лишь при технически-неукоснительном исполнении ее устремлений нашим физическим телом.

Таким образом, мы подошли к полному, ясному, абсолютному пониманию того, где и как осуществляется тот резонанс, к которому мы стремимся во имя того, чтобы человек был вписан в Мировой порядок, а не выламывался из него, не противоречил бы ему, саморазрушая себя и нанося кровавые раны своей Матери-Земле.

В процессе эволюции индивидуальной человеческой души существует некая парадоксальная, на первый взгляд, загадка: почему вновь народившийся человек не помнит о своих предбывших существованиях в других телесных формах и, в связи с этим, почему не имеет сознательной возможности двигаться вперед от той именно точки отсчета, на которой остановился в предбывшем существовании? Сколь разумен был бы подобный порядок, как кажется, ибо не было бы новых падений, не совершалось бы новых, подчас тяжких, грехов — короче говоря, не опускалась бы душа ниже уже когда-то достигнутого ею достаточно высокого предела. Полагаю, однако, что подобное беспамятство есть прежде всего инструмент сурового отбора, отсева тех, кто, может быть, случайно, в силу доброго окружения прожил свою жизнь спокойно и благостно. Какая, собственно говоря, заслуга его души в подобной незлобивости и доброте?

Не могу не вспомнить разговор со своим старшим сыном, тогда еще подростком, когда мы возвращались из альпинистского лагеря Узункол, расположенного среди белоснежных вершин Кавказского хребта. Какие законы свято освоили мы тогда, за время пребывания среди братства альпинистов? Абсолютная взаимоподдержка и взаимовыручка во всех мыслимых и немыслимых ситуациях, которая проявлялась в том, что каждый готов был в любую секунду подстраховать при восхождениях или спусках другого, подчас рискуя при этом собственной жизнью. Эта взаимоподдержка проявлялась также и в том, что когда группа после неимоверно тяжелых трудов располагалась на бивак, никто не ныл и не демонстрировал своей сверхособой усталости, но делом чести и доблести являлось стремление веселой шуткой поддержать других, рассмешить неожиданной остротой, первому раздуть костерик или завести примус для разогрева пищи, неожиданно для всех вспомнить о дате рождения кого-либо из восходящих и преподнести ему изящный подарок в виде заранее отлитой из кристаллически прозрачного льда фигурки горного тура и т. д. и т. п. На самой базе в Узунколе, само собою разумеется, никаких запоров на деревянных домишках не существовало, никакие тумбочки с личными вещами, само собою разумеется, никогда не запирались. И вот, когда мы должны были уже спускаться в долину, Сергей сообщил мне, вдохновенно сверкая очами: «Я теперь всю жизнь буду жить по законам альпинистов!» И я ответил ему, что это было бы замечательно, но никакого труда не составляет ангельское поведение среди ангелов, а вот попробуй-ка ты вести себя подобным же образом даже не среди обитателей преисподней, но среди обычных людей… К моей отцовской радости, очень многое из кодекса жизни и чести альпинистов мой старший сын не растерял и несет это благородство через свою весьма непростую жизнь ученого, писателя, общественного деятеля, но, Боже ж ты мой, сколь заметный процент известных мне альпинистов, нравственно безупречно проявлявших себя по всем статьям среди белоснежных вершин, с их грозными камнепадами и лавинами, спустившись с гор в города и долины, ведет себя так, как и принято жить в городах и долинах, и знаю я среди них, увы, и самых откровенных барыг, и алкоголиков, и даже уголовников.

Надеюсь, совершенно ясен внутренний смысл моего лирического отступления об альпинистском лагере Узункол и кодексе жизни, принятом в нем под реальным воздействием самих обстоятельств: там нельзя не быть святым, ибо только взаимная самоотверженность позволяет одолевать суровую мощь ледяных вершин. Так вот именно ради того, чтобы слабые, по своей внутренней сущности, души, которые в благоприятных обстоятельствах будут являть собой рыцарское благородство, а среди озверевшей от запаха крови разгульной толпы легко могут оказаться и жестокими палачами, именно ради проявления реального богатства, определяющего неколебимую сердцевину, ядро индивидуальной души, мы и рождаемся каждый раз без памяти о прошлом отрезке своей жизни.

Без памяти — это не значит «вне связи»! Связь-то как раз и существует, причем непрерывная, и чем выше по ступеням совершенствования будет каждый из нас подниматься в этой своей очередной «командировке», тем больше он приблизится к решению основной задачи, которая и поставлена перед ним Мирозданием, Абсолютным разумом или Господом Богом — как это кому привычней называть. И побуждение к отличному решению именно данной задачи как раз является сверхцелью и этой книги, и наших курсов.

Однако у нас, детей рационального века, возникает безусловная потребность в доказательстве того, что жизнь души возобновляется снова и снова каждый раз в другом физическом облике. Я не стану ввязываться сейчас в богословские диспуты с Церковью и анализировать причины, согласно которым объявляется вечным пребывание души после смерти то ли в аду, то ли в раю — по заслугам в период пребывания в этой юдоли скорби, то бишь на Земле. Замечу лишь, что из Нового Завета отцам Церкви не удалось до конца удалить информацию о том, что Иисус Христос явился новым воплощением души Иоанна Крестителя. И честно говоря, меня гораздо больше интересуют реальные факты, подтверждающие непрерывное движение и эволюцию человеческой души. В этой связи, прежде всего следует обратить внимание каждого из интересующихся доказательствами на весьма обширный ряд печатных источников, посвященных реинкарнации, в которых достоверно, на серьезной протокольной основе зарегистрированы факты, когда человек неожиданно начинает вспоминать события и лица из своей прошлой жизни. Особенно впечатляют те факты, когда ребенок побуждает своих родителей отправиться в совершенно не знакомую им местность, даже в другую страну, где их чадо в таком-то и таком-то доме называет тех, кто там жил или живет, указывает, как на совершенно знакомые ему, на предметы, о нахождении которых дотоле в этой жизни, разумеется, он и ведать не ведал.

Смею сказать, что однажды был достаточно поражен, несмотря на свою внутреннюю подготовленность, тем эпизодом, который разыгрался буквально у меня на глазах — в бане, которую руководимая мною школа психофизического совершенства «Единство» арендовала на 17-й линии Васильевского острова в доме номер 38.

Это были очень богатые по содержанию, веселые по форме занятия, во время которых чередовались разного рода водные процедуры, массаж, посещение парилки с крутым паром, купание в бассейнах с весьма холодной водой, медитативные упражнения, хоровое и индивидуальное пение. В добрые времена на каждом занятии присутствовало до 40–50 человек, включая мелких детишек, которым был отведен «лягушатник» с теплой водой. И вот однажды прибегают ко мне в парилку взволнованные слушатели и просят немедленно пройти в общий зал: «Там с Верой такое происходит, такое..» Спускаюсь, иду к Вере. Она лежит на полотенце, постеленном поверх двух сдвинутых вместе мраморных, на железных ножках, помывочных скамеек. Только что ей провели замечательный общий массаж с употреблением горячей воды и мыла, и вдруг она, выключившись из окружающей обстановки, впала в некое измененное состояние сознания и начала громко и торжественно, выразительно и с чувством произносить монологи на совершенно не понятном никому из окружающих языке.

Филолог по образованию, я без труда воспринял эту звучную красивую речь в качестве языка, несомненно, относящегося к романской группе. Правда, это не был ни итальянский, ни французский язык. Моя энергичная команда побудила кого-то из слушательниц, собравшихся вокруг со ртами, открытыми от изумления, метнуться в предбанник за бумагой и пишущей ручкой, и мне удалось достаточно подробно застенографировать несколько фраз из ее монолога, который так же внезапно оборвался, как и начался. Вера открыла глаза и с превеликим недоумением стала разглядывать тесный круг слушателей, собравшихся вокруг массажного столика. На ее вопрос, в чем дело, в чем причины столь пристального внимания к ее скромной особе, я спросил ее: изучала ли она когда-либо иностранные языки? Она с недоумением ответила, что да, когда-то давно, в школе — так же, как и все, с малым энтузиазмом, сколько-то лет подряд увиливала от занятий английским языком, который так никогда ей в жизни и не пригодился. Я спросил ее, естественно, и о ее национальности, этнографических корнях, происхождении, на что она, с нарастающим недоумением, отрубила: «Нет, не была, не имею, не привлекалась, город Вышний Волочек, среднее, Полиграфмаш, пом. мастера». Короче говоря, ни сном ни духом она не ведала о причине нашего столпотворения и нашего любопытства к ее анкетным данным.

Какова была история расшифровки моих стенографических записей? Поскольку скоропись непонятных речений велась, естественно, на русском языке с неизбежными сокращениями, поскольку скорость карандаша, разумеется, отставала от скорости произносимых, да еще непонятных слов, то моя бумага для лингвистов, к которым я обращался за расшифровкой, явилась в полном смысле слова китайской грамотой. Я совсем уже отчаялся разгадать эту тайну, но помог случай. Дело в том, что когда-то, в давние времена, со мною в одной группе на филфаке училась Луиза М. Не называю ее фамилии, так как этот одаренный человек был практически слепым. Вывезенная когда-то из республиканской Испании еще ребенком, она, в связи с потерей зрения, естественно, мир воспринимала на слух, и естественно, с моей запиской она познакомилась не с помощью глаз, а выслушав меня по телефону. Помолчав, она попросила меня продиктовать то же самое помедленнее. А надо сказать, что в нашу группу русской филологии Луиза перешла с классического отделения, и вот последовал ее вердикт: конечно, это латынь, но не литературная, а бытовая, к тому же, с признаками южных диалектов. «И речь в твоем отрывке, как я поняла, идет об очень сильных проливных дождях, которые могут погубить посевы, в связи с чем следует принести жертву Богам… Но где же ты, русист, сумел откопать подобный подлинник древнего диалекта?»

Когда она узнала, что я «откопал» этот бесценный для науки документ в мыльном отделении бани на 17-й линии Васильевского острова, то растерянно помолчала, потому что прежде я не был замечен в подобных розыгрышах, а тезаурус, то есть банк информационных данных ее, не был готов к подобной информации. Поэтому, пробормотав нечто невразумительное, Луиза вежливо пожелала мне всего лучшего и предложила впредь ей звонить таким тоном, который напрочь отбивал охоту к следующим звонкам.

Сейчас она живет в Испании, и я не знаю, помнит ли об этом эпизоде, но диалект древнего, ныне уже не существующего языка, столь отчетливо прозвучавший перед десятками пораженных сим удивительным фактом членов школы «Единство», является для меня, очевидца и участника этого события, фактом весьма многозначительным. Кто бы и что бы ни говорил ныне о невозможности реинкарнации, мне он будет попросту скучен и неинтересен.

Можно было бы приводить и другие факты, которые безусловно свидетельствуют о том, что жизнь души не ограничивается временными отрезками пребывания ее только в этом, нынешнем теле. Все это — случаи из целительской практики, когда выявление причины тягостного нынешнего состояния человека связывается с поисками беды, опалившей душу задолго до того, как родилась ее нынешняя телесная оболочка. Особенно ярко помнятся мне два случая избавления женщин от депрессии и неврозов, после чего выздоровление их пошло на лад, хотя до сеансов реинкарнации не помогали абсолютно никакие средства. В основе каждого из этих потрясений, переживших в душевной памяти новое появление на свет, лежало присутствие матери при жутких, чудовищных актах умерщвления ее ребенка, причем она лишена была возможности кинуться на помощь. В одном случае ребенок, игравший на улице средневекового городка, был нанизан на копье воином какой-то орды, ворвавшейся в этот городок на бешено летевших конях, в другом — юная женщина, одна из бесчисленных наложниц турецкого султана, родившая мальчика, видела, как на ее глазах, по научению завистливых и злобных соперниц, новорожденного бросили со скалы в бушующее море… Выявление в период реинкарнации этих неожиданных страшных актов из предшествующих биографий исцеляемых женщин и последующая работа над растворением в их памяти этих ужасающих рубцов привели к тому, что психика женщин, вполне благополучных в данном своем существовании, восстановилась до нормы.

Какие еще можно привести свидетельства, что субстанция души существует и после смерти того физического тела, в котором эта душа находилась? На мой взгляд, одним из достовернейших свидетельств в пользу этого является сама возможность контактов с душами. Существует уже немало литературы (в том числе и научной, что опирается на протоколированные, безупречно зарегистрированные факты общения, в том числе и с помощью радио, и телепринимающих устройств), но, опять-таки, я предпочту опираться на случаи, свидетелем и участником которых был либо сам, либо люди, которым верю абсолютно. Так, например, близкий мой друг, болгарский журналист Любен Георгиев рассказывал при встрече, что как-то по дороге в городок Петрич, где жила тогда знаменитая прорицательница бабка Ванга, он на своей машине подвез случайную попутчицу, голосовавшую на шоссе.

Будучи старинным и добрым знакомцем бабки Ванги, Любен попросил разрешения у нее поучаствовать за ужином и в разговорах его случайной попутчице. Ванга не стала возражать и, более того, вдруг прервав течение мирной беседы, во время трапезы обратилась к попутчице Любена:

— Послушай, здесь сейчас находится душа твоего покойного отца Марка. Его беспокоит: нашлась ли после его кончины пропавшая корова, которую долго искали, да так и не могли найти?

У Любена от удивления, как он рассказывал, чуть не открылся рот, а его попутчица, нимало не будучи поражена, согласно закивала головой и попросила передать отцу, что все в порядке, капризную животину нашли в соседнем селе, и теперь она вновь водворена в свое стойло… (Кстати, о Ванге: по нелегкому признанию акад. Н. Бехтеревой, именно общение с нею перевернуло ее прежние представления о мозге и привело к мнению, что они были раньше весьма узки, укорочены. И еще о Ванге: некий отечественный фокусник оповестил через «АиФ» весь мир о своей разгадке ее тайны: оказывается, все сведения о пациентах Ванге заранее докладывала служба болгарского КГБ!..

Прости его, Господи, хоть и ведает этот гигант мысли, что творит.)

Тот же Любен передал мне в свое время записи, сделанные на русском языке его однофамилицей, поэтессой Татьяной Георгиевой.

Одинокая, замкнуто живущая женщина, эта поэтесса целый год занималась в свое время на курсах, где желающих обучали науке общения с усопшими родителями. И вот, по словам Татьяны, однажды на канал для восприятия, неожиданно для нее, вышла душа совершенно не знакомого ей дотоле мужчины, который спокойно и доверительно начал ее расспрашивать о том, как приходят к ней поэтические образы, как оформляются они в стихотворные строки, потом этот же, хорошо воспринимаемый ею мужской голос сообщил ей, что и он не чужд поэтического творчества, и попросил ее записать под его диктовку те стихотворения, которые сложились у него в условиях совершенно иного существования, чем прежде, когда его душа жила в теле Владимира Высоцкого.

Передавая мне эти листки, потому что Любен знал о наших добрых взаимоотношениях с Владимиром Высоцким (знал и то, что первый в жизни барда официальный концерт довелось проводить именно мне на сцене клуба песни «Восток»), Любен Георгиев сказал: «Фальсификация здесь невозможна по той простой причине, что Татьяна не владеет русским языком, и поэтому сама сочинить эти строки она просто физически не в состоянии. Кроме того, обрати внимание на чисто московские арготизмы, которых она попросту не может знать, даже если бы владела классической русской речью».

Надо сказать, что эти никому дотоле не известные строки, телепортированные из неведомого нам мира, где обитают души после смерти, я отдал на экспертизу наиболее уважаемым, известным знатокам творчества Владимира Высоцкого, которые знают и о поэте, и о его произведениях все, что только можно знать. Текстологический анализ показал, что переданные строки, по своей лексике и грамматической структуре, чрезвычайно похожи на черновые записи, на первые наброски, которые были весьма характерны для процесса возникновения песен-стихов при жизни нашего замечательного барда.

Продолжаю ряд примеров, хотя и приведенных, на мой взгляд, уже достаточно для того, чтобы показать, насколько я сам внутренне убежден в том, о чем говорю, для того, чтобы эта моя убежденность, базирующаяся не на слепой вере, но на незыблемых фактах, передалась бы и вам, моим читателям и слушателям курсов. А убежденность эта будет крайне необходима нам для принятия к выполнению реальной программы, совершенно закономерно вытекающей из данного феномена. Итак, продолжаю.

На девятый, затем и на сороковой день после того, как ушла в иные пределы бывшая моя супруга Пелагея Алексеевна, которую все наши общие друзья и знакомые знали и любили под именем Полина, я вышел с ее душой на контакт. Для того чтобы быть совершенно уверенным именно в этом контакте, а не в том, что я беседую сам с собою, сам себе задаю вопросы и сам же отвечаю на них, чтобы исключить в принципе подобную дезинформацию, первым из вопросов, которые я задал, был такой, ответа на который я заведомо не имел, и поэтому сам себе подсказать ничего не был в состоянии. Вопрос был сниженно прост и заземлен: «Где находится потерянное мною портмоне с вложенной в него зарплатой?» Дело в том, что я дома перерыл буквально все, что только возможно, в поисках злосчастно пропавшего и столь необходимого, как это легко можно понять, предмета.

И получил ответ: «Ищи в боковом кармане старой лыжной куртки».

Я немедленно отправился в кладовку, где должна была висеть эта вышедшая из обихода вещь, сунул руку в карман и обнаружил там портмоне с пропавшей зарплатой… Я так и не могу объяснить — память полностью стерта — каким образом деньги оказались там, но, получив однозначный ответ подобного рода, я уже не сомневался в подлинности канала, по которому пошла информация.

Сеансов связи, если можно так сказать, было немало, все ответы на свои вопросы я тогда записал, и должен сейчас сказать, что время подтвердило истинность ответов почти на 100 процентов. Я задавал вопросы и о развитии событий в России, и в Ленинграде, и в своей семье, спрашивал о судьбе и ее развитии своих детей и своей собственной, и надо сказать, что жить мне в последующие годы было значительно проще, чем многим и многим другим, ибо мне помогли со всей возможной ясностью видеть ход событий.

Но все это подтверждалось потом; мне же хотелось бы вспомнить о том письме, которое было получено мною примерно через месяц после описанных событий.

Дело в том, что одна женщина, которая давно была ко мне неравнодушна, узнав об уходе Полины из жизни, также на девятый день с помощью своей знакомой, несомненно обладавшей талантом ясновидения, вышла на связь с ее душою. Глубоко почитая Полину при жизни, она обратилась к ней за благословением и разрешением на замужество со мною. И вот какой ответ описывает она в этом полученном мною письме:

«Не мешай, уходи из канала связи, ты создаешь помехи, потому что в эту минуту я как раз с ним беседую; об этом замужестве и не помышляй, его судьба через три года будет связана с другой женщиной, о которой я ему уже рассказала».

Такой-то вот ответ, такое-то вот подтверждение, причем совершенно неожиданное, подлинности моего выхода на общение с душой, активно жизнедействующей после ухода из своего тела, причем способной увидеть события с горизонтов, которые расположены намного выше, чем при ее земной жизни.

И еше один важнейший из важных для моей личной судьбы пример: когда, на 90-м году своего пребывания в этом мире, утомившись от невероятно трудной в нем жизни, в иные миры отошла душа моей матери, то на 9-й день после ее кончины я вышел на связь с нею и совершенно неожиданно для себя получил от нее в жесткой, едва ли не в ультимативной форме такие сведения и предложения по поводу необходимости, как бы это помягче сказать, реорганизации и качественного совершенствования своей дальнейшей судьбы, которые я обязан был принять не только к сведению, но и к неукоснительному исполнению. Смело могу утверждать, что день 6 апреля 1998 года явился для меня точкой отсчета не столько нового быта, сколько качественно нового бытия.

И что интересно: открыв уши для тех сигналов, которые ниспосылаются нам, которые вещает нам язык самой действительности, я снова и снова убеждаюсь в том, сколь права была в своей резкости, непривычной для нее при жизни, моя мать, и сколь правильным, разумным, своевременным явился поворот на новый курс, потребованный ею от меня — ради моего же (а может, и не только моего) блага.

Перехожу от примеров к тем выводам, которые из них следуют.

Душа после физической смерти человека не умирает. Кстати, на фотоснимках совершенно удивительного ясновидца из Барнаула Владимира Михайлова, полученных им с помощью своего фотоаппарата «Зоркий», видно, как душа отлетает от тела после клинической смерти человека — это очень непростая по структуре, но, тем не менее, четко организованная полупрозрачная субстанция, внешне похожая на схематически выполненный рисунок очень крупной бабочки.

Что следует из факта продолжения жизни души?

Следует самое главное: душа наша (а не только человек в его нынешнем обличья) как можно более должна соответствовать определяющей мировой идее, идеалу Мироздания, той великой гармонии, которая исповедуется в концентрированном виде в тексте «Отче наш».

Смысл нашей жизни — в стремлении ко все более полному соответствию этой абсолютной идее. Умирая физически, человек отдает своей душе и все свои нравственные достижения, до которых сумел подняться, и все свои недостатки, которые умаляют его человеческую ценность при новом проявлении души.

Возвращая душу на Землю, ей дают возможность себя совершенствовать. Это временное пребывание с целевым заданием уменьшения груза недостатков, а не увеличения, наращивания их.

Мне не хотелось бы пользоваться здесь широко распространенным термином «карма» только потому, что из-за многообразия трактовок это слово утратило однозначную четкость термина. Наглядности ради воспользуюсь здесь лишь впечатляющим мыслеобразом (не моим): давайте сравним свою судьбу, предназначение с сосудом, который наполняется нашими недостатками, аналогично тому, как функционирует, скажем, ночной горшок. И чем больше в этом сосуде отходов нашей жизнедеятельности, то бишь грехов, тем увесистей он становится и тем тяжелее в случае необходимости его приподнять, чтобы от накопившихся отбросов его освободить. И если представить себе душу плавающей по волнам тонкого мира, то наполненный доверху горшок, который эта душа должна поддерживать на плаву, в конце концов, утягивает ее вниз, в самые подвальные слои бытия.

Само собой разумеется, что сосуд пустой или почти не заполненный, находясь в связке с плавающей в волнах тонкого мира душою, напротив, играет роль своеобразного спасательного круга в океане иных миров. А для того, чтобы еще более наглядно визуализировать разговор о карме, в качестве объемного сосуда предлагаю и такую модель: в определенных обстоятельствах наполненный благостными деяниями совершенной души этот же сосуд сможет выполнить предназначение своего рода шара Монгольфьера — то есть воздушного шара, способного поднимать прикрепленный к нему груз все выше и выше, от одного горизонта к другому. Человек, чья душа действительно идеально соответствует мировым вибрациям, становится великим посвященным, или в другой, более привычной нам терминологии, — святым, и в период своего последнего пребывания на Земле он личным примером преподносит всем нам урок, как именно надлежит жить тому, кто стремится жить в резонанс с Землей и Небом, и со всей наглядностью демонстрирует, в случае практической необходимости, те возможности, которыми наделен человек, когда они реализуются. Надо ли, в связи с этим, вспоминать таких наших великих предшественников, как Иисус Христос или Будда?..

А тогда, когда приходит пора этой совершенной душе расстаться с бренной земной оболочкой, то уже в качестве иерарха, опекуна, способного направлять и поправлять дела населения целой планеты, она уходит в инстанции, напрямую связанные с Творцом.

После сказанного совершенно очевидным, на мой взгляд, должно предстать различие между успехами человека временными, так или иначе способными щекотать чувство его тщеславия в течение того относительно короткого периода, когда живет он в своем нынешнем теле на Земле, и шкалой, на которой отложены отметки для измерения его вечных успехов, то есть продвижения по пути совершенствования, которое соответствует законам Мирового порядка.

Чтобы быть правильно понятым, опять-таки, приведу выразительный, на мой взгляд, пример. Немалой известностью в современной России пользуется имя Бориса Березовского. Как только оно прозвучит, то уже в качестве постоянного эпитета в нашем сознании возникает, применительно к нему, загадочно-жестокое слово «олигарх».

Один из заметных богачей в масштабах всего мира, скромный в прошлом научный сотрудник, быстро возвысившийся до почетного звания член-корреспондента Российской академии наук, предприниматель, сумевший в смутную пору так называемых либеральных реформ в России приватизировать в свою собственность многомиллиардные ценности, созданные трудом целого народа, — чем не блистательный, совершенно выдающийся образец преуспевающего человека? По умению использовать в своих интересах неопределенные, расплывчато сформулированные, с точки зрения закона, обстоятельства (а его докторская диссертация, в общем-то, и была посвящена поиску оптимальных решений в условиях неопределенности), Борис Березовский весьма похож на еще более круп ную в мировых масштабах фигуру финансиста Дж. Сороса, виртуозно владеющего искусством увеличивать свое многомиллиардное состояние за счет вполне законной игры на разорение целых народов. С другой стороны, такие заметные в условиях России финансисты-бизнесмены, как Смоленский, Гусинский или Ходорковский, в свою очередь, были изоморфны, то есть подобны по своей хватке фигуре олигарха Березовского.

Да, эти люди преуспевали, практически как будто нет пределов, которые могут быть противопоставлены их желаниям — от скупки всех сколько-нибудь ценных мозгов планеты, чем успешно занимается, например, Сорос, определяя, тем самым, пути технологического развития человечества (в своих интересах, конечно), до скупки определяющих и перспективных политиков России во имя определения ее пути (в своих интересах, конечно) у Березовского. Казалось бы, куда уж выше, куда уж дальше?

Да, и выше, и дальше практически невозможно, если судить об этих категориях с позиций передвижения человеческого тела. Но вот как быть с иной точкой зрения, с той, которая была сформулирована несколькими абзацами выше — с позиций эволюции души? Значит, на одной чаше весов — человеческие жизни, разорение целого, великого прежде государства, буйно расцветший чертополох национальной розни, а на другой — доходный бизнес и немереные деньги, которые не пахнут…

Не идут в этой связи у меня из памяти выразительно написанные страницы из книги Владимира Мегре «Пространство любви» — те, на которых запечатлено восприятие своих греховных поступков человеком, когда ему еще при жизни, а не в гробу, довелось доподлинно увидеть, чего стоят поступки тела, не одухотворяемые высоким смыслом.

Цитирую:

«Картинки библейских изданий с изображением пьпок грешников на сковородках, самые жуткие сюжеты с чудовищами видеофильмов покажутся наивными, детскими сказочками по сравнению с тем, что нам довелось испытать. За все время своего существования человечество не смогло представить или сфантазировать подобное. Во всех библейских сюжетах, фильмах ужасов фантазия человеческая не идет дальше, чем показать истязание плоти всевозможными способами, но это ничто по сравнению с настоящим адом.

— Ну, а что может быть страшнее изощренных пыток плоти! Каким увидели ад Вы?

— Когда голубое свечение так ослабло, что дало возможность подняться из земли коричневатой дымке, и она окутала нас с ног до головы, мы оказались разделенными на две части.

— На какие части?

— Представь себе… Я вдруг стал состоять из двух составных частей. Первая часть — мое тело, обтянутое прозрачной кожей, через которую можно видеть все внутренние органы, сердце, желудок, кишечник, кровь, по жилам бегущую, и разные другие органы. Вторая часть — невидимая — состояла из чувств, эмоций, разума, желаний, болевых ощущений — ну, в общем, всего, что есть в человеке невидимого.

— А какая разница, вместе эти части или отдельно, если все равно это ты? Что такого страшного с вами произошло, если не считать прозрачность кожи?

— Разница оказалась невероятно значимой. Все дело в том, что наши тела стали действовать самостоятельно, независимо от разума, воли, стремлений, желаний. Мы могли наблюдать за действиями наших тел со стороны, при этом чувства и болевые ощущения оставались в нас, невидимых, но влияния на действия наших же собственных тел мы был лишены.

— Как сильно пьяные?

— Пьяные не видят себя со стороны, по крайней мере, в момент опьянения, а мы все видели и ощущали. Ясность сознания была необыкновенно четкой. Я видел, как прекрасны трава, цветы, река. Я слышал, как поют птицы и журчит ручеек, ощущал чистоту воздуха вокруг и тепло солнечных лучей. Но тела… Прозрачные тела всех стоящих в нашей группе вдруг гурьбой побежали к заводи ручья, заводь была похожа на маленькое озерцо, вода в нем была чиста и прозрачна, на дне — песочек, красивые камешки, мелкие рыбешки плавали в чистой воде. Наши тела подбежали к прекрасному маленькому озерцу и стали плескаться в нем. Они испражнялись в него, по-большому и по-маленькому испражнялись. Вода стала мутной и грязной, а они пили ее. Я видел, как по кишечнику моего тела втекает в желудок грязная, вонючая жидкость. Ощущения тошноты и отвращения охватили меня. И тут рядом с водоемом, под деревом, появились обнаженные тела двух женщин. Их кожа была такой же прозрачной, как и у наших. Женские тела легли на травку под деревом, нежась и потягиваясь под лучами солнца. Тело начальника охраны и мое подбежали к женским телам. Мое ласкало женское, получало от него взаимные ласки и вступило в половую связь с женским. Тело начальника охраны взаимности не получило и стало насиловать женщину. К нам подбежало тело одного из охранников, стукнуло мое камнем по спине, потом по голове, оно бил мое тело, но не оно, а я, невидимый, испытывал невыносимую боль. Охранник за ноги стащил мое тело с женского и стал сам ее насиловать. Наши тела быстро старели и дряхлели. Только что изнасилованная женщина забеременела, сквозь прозрачную кожу было видно, как в ее чреве зарождается и увеличивается в размере плод. Тело ученого, Бориса Моисеевича, подошло к беременной женщине, некоторое время оно внимательно рассматривало сквозь прозрачную кожу растущий плод и вдруг, засунув руку женщине во влагалище, стало выдирать из нее зародыш. Тем временем тело Станислава быстро таскало в одну кучу камни, с остервенением ломало небольшие деревца и строило из всего, что попадалось ему под руку, какое-то, похожее на домик, сооружение. Мое тело взялось помогать ему. Когда домик был почти построен, мое тело стало выгонять из него Станислава, он сопротивлялся, и наши тела начали драться. Я, невидимый, испытывал сильную боль, когда он бил мое тело по ногам, по голове. Мы привлекли своей дракой внимание других тел, и они сначала вышвырнули нас обоих из домика, потом сами стали драться между собой за него. Мое тело сильно подряхлело и на моих главах стало разлагаться, оно уже не могло двигаться и лежало под кустом, источая тошнотворную вонь. На нем появились черви, я ощущал, как они ползают по мне, проникают во внутренние органы, едят их. Я ясно чувствовал, как они грызут мои внутренности, и ждал окончательного разложения своего тела как избавления от невыносимых мучений. И вдруг из второй изнасилованной женщины вывалился плод, он стал расти на моих глазах, малыш встал на ножки, сделал свой первый робкий шажок, второй и, покачнувшись, шлепнулся на попку… Болевые ощущения от его падения я ощутил на себе и с ужасом понял, что это — мое новое тело, и ему придется жить… Жить среди омерзительных безмозглых тел, погоняющих себя и все окружающее. Я понял, что я, невидимый, никогда не умру и буду вечно созерцать и со всей ясностью осознавать мерзость происходящего, испытывать боль физическую и более страшную… С другими телами происходило то же самое: они дряхлели, разлагались и рождались вновь, и при каждом новом рождении наши тела лишь менялись ролями. Вокруг почти не осталось растительности. На ее месте возникали уродливые строения, ранее чистая заводь превратилась в смрадную лужу…

Александр замолчал. Рассказанное им у меня вызывало отвращение, но не жалость, и я сказал:

— Конечно, в отвратительной ситуации вы побывали, но вам, гадам, так и надо. Зачем к Анастасии было привязываться? Живет отшельницей в тайге, никого же не трогает, жилплощади не требует, пенсий, пособий всяких ей не надо, так зачем лезть к ней?

Александр не обиделся на мое высказывание в его адрес. Вздохнув, он ответил мне:

— Вот ты сказал — «побывали». Дело в том… Это невероятно, но дело в том, что я не вышел из нее полностью… Думаю, и те, кто находился в нашей группе, тоже не полностью вышли из нее.

— Что значит — не полностью? Ты же сейчас спокойно сидишь, в костре палкой помешиваешь.

— Да, конечно, сижу, помешиваю, но ясность осознания чего-то страшного осталась. Она страшит меня. Это страшное — не в прошлом, оно происходит с нами сегодня, сейчас происходит со всеми.

— С тобой, может, что-то и происходит, а со мной и другими все нормально.

— А тебе не кажется, Владимир, что ситуация, в которой мы побывали, — точная копия того, что творит человечество сегодня? Нам показанное в ускоренном темпе и миниатюре лишь отобразило наши сегодняшние деяния.

— Мне не кажется потому, что кожа у нас — непрозрачная, и тела наши нам подчиняются.

— Может быть, кто-то просто щадит нас и не дает осознать, увидеть полностью, что мы уже натворили и творить продолжаем. Ведь если осознаем… Увидим всю жизнь со стороны… Увидим неприкрытой разными лживыми догмами, оправдывающими вчера и сегодня творимое нами, не выдержим ведь, с ума сойдем. Внешне мы пытаемся выглядеть благопристойно, а творимое зло пытаемся оправдать собственной якобы непреодолимой слабостью. Не устоял перед соблазном, закурил, запил, убил, затеял войну в защиту каких-то идеалов, взорвал бомбу. Мы слабы. Так мы сейчас себя считаем. Есть высшие силы, это они все могут, все решают. А мы… Именно мы, спрятавшись за подобными догмами, можем творить все, что угодно, любую мерзость. И творим мерзость. Именно мы, каждый из нас, только по-разному, оправдываем сами себя перед собой. Но мне теперь абсолютно ясно: пока мое сознание не потеряло способность руководить моей плотью, только лично я должен отвечать за все ее действия…»

Не стану в свете изложенного интерпретировать линию судьбы вышеупомянутых мною. Смею лишь заметить, что в жизни мне повезло встречаться и работать с людьми действительно замечательными, уникальными, составляющими честь и славу не только своего народа, но, смею полагать, и всего человечества. С глубочайшим уважением к ним назову такие имена, как академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, по праву — почетный гражданин номер один Санкт-Петербурга; академик, президент Всемирной федерации астрофизиков Виктор Амазаспович Амбарцумян, режиссер Георгий Александрович Товстоногов, скульптор Михаил Константинович Аникушин. Мой жизненный путь пересекался с творческим путем таких удивительных людей, как Владимир Высоцкий, Булат Окуджава, Александр Галич, Юрий Визбор, и другими нашими выдающимися бардами, поскольку более четверти века мне довелось играть достаточно активную роль во всесоюзном движении авторской песни; не стану здесь называть других талантливых людей, поступки и поведение которых мог наблюдать с самого близкого расстояния, но вывод всегда был бы одним и тем же: их естественное самоуважение никогда не приводило к выспренному подавлению чувства достоинства собеседников.

Не скрою, мне было крайне неудобно, когда Д. С. Лихачев, провожая меня из своей квартиры, где мы обсуждали с ним некоторые аспекты нового издания «Слова о полку Игореве» в «Библиотеке поэта», снял с вешалки мое пальто и подал так, чтобы мне легче было в него забраться. «Да что вы, Дмитрий Сергеевич, да не нужно, да неловко, да я сам…»

— Это только швейцару в ресторане неловко подавать пальто, — с улыбкой возразил Дмитрий Сергеевич, — а мне помочь человеку доставляет удовольствие, так что не отказывайтесь.

Полагаю, что любой из действительно великих людей скромен и уважителен по отношению к другим по той простой причине, что отчетливо видит свою малость в сравнении с подлинным вселенским величием Абсолютного разума, рядом со всемогуществом того творческого начала Природы, которое нам привычно называть Богом, Вседержителем. Действительно крупный человек не может не видеть, не может не осознавать разницы между своим потенциалом и всемогуществом бесконечного Космоса, и отсюда — личная скромность, уважительность к другим людям, которые многим ли отличаются от него перед лицом бесконечности?

После всего сказанного, полагаю, можно достаточно ясно и четко определить основные задачи, решить которые следует перед лицом неизбежной смерти своего физического тела и продолжения жизни своей души. Когда уходим мы из этого данного нам в пользование временного убежища, когда удаляемся из тела? Либо тогда, когда сосуд наших поступков уже переполнен нечистотами, либо тогда, когда, подобно аэростату, он готов унести нас ввысь, когда все проблемы, предложенные нам для решения в этой жизни, нами благополучно преодолены. Классическим примером подобной полярности причин ухода является одновременная физическая кончина распятых на соседних крестах Иисуса Христа и разбойников: да, время ухода — одно и то же, но причины — диаметрально противоположны.

Так как же надлежит нам относиться к смерти с позиций необходимого резонанса нашей души с обертонами Мироздания?

Очень коротко резюмирую это представление о трех китах, на которых зиждется наше нынешнее, новое, по сравнению с прежним, отношение к смерти нашего физического тела.

Первое. Нам надлежит видеть себя, воспринимать себя владельцами бесценного достояния — собственной души, которая и представляет собою наше подлинное я. Нужно осознавать себя именно тем, кто ты и есть, то есть душой, временно пребывающей именно в данной телесной оболочке.

Второе. Готовить самому себе, то есть своей душе, нормальное будущее, благоприятное развитие, светлую эволюцию — первоочередная обязанность каждого из людей перед самим собой, то есть перед тем, кем человек является на самом деле.

В период нынешней «командировки» нужно постоянно и всемерно заботиться о приобщении к высшим ценностям. Что же касается так называемых бытовых удобств, то относиться к ним следует исходя из принципа «необходимо и достаточно» и уделять им внимание в той мере, в какой они способны содействовать совершенствованию наших духовных качеств.

Поясняю: конечно же, доброе здоровье — в качестве прекрасного фундамента для всех остальных свершений — безусловно, стоит увлеченных и добросовестных занятий; развитие производственных технологий, позволяющих высвободить время для занятий, способствующих развитию внутреннего потенциала личности — безусловно, замечательная сфера приложения своих сил и т. д. и т. п. Одним словом, все, что способствует переходу в этой жизни из царства необходимости в царство свободы, есть дело благое и действительно достойное высокого настроя души.

Третье. К смерти относиться следует спокойно, как к возвращению из командировки. Если жизнь была прожита достойно, то непременно будут и другие, еще более удачные посещения чудесного материального мира, дарующего нам, разумеется, не только испытания и страдания, но и удивительную палитру прекрасных ощущений и счастье полноты человеческого бытия, возникающее благодаря реализации своего потенциала. Да, спустя какой-то срок ушедшая из этого тела душа обретет новое земное пристанище. Иное дело, что качество новой обители, свою будущую судьбу мы закладываем сейчас и здесь, и, конечно же, весьма различающиеся в дальнейшем жизненные пути ждут «героя», заброшенного, по своим прежним «заслугам», в семейство завзятых алкашей, либо другого супруга — в условия доброй, веселой, согласной в своих действиях и намерениях семьи.

Некоторые из ясновидящих рассказывали мне, что я был настоятелем храма, примерно за 1700 лет до нашей эры, где-то на границе нынешних Туркменистана и Ирана, и в возрасте 89 лет был зарезан кочевниками за отказ отдать им ценности своего храма. Думаю, что прихожане этого храма жалели о моей смерти, но вот прошли века и тысячелетия, и я опять принялся за свое: там община насчитывала вряд ли более 500 человек, а тут уже изданы миллионы экземпляров моих книг, а сколько курсантов прошли через мои занятия! Где я присутствовал в это время, что делал, к чему меня готовили — не знаю, не могу сказать, но исходя из вышеизложенного твердо убежден, что не следует висеть тяжкой гирей своего горя на ногах у ближних, ушедших от нас в миры иные. Пусть они живут в нашей светлой памяти, но не надо ранить их души своим отчаянием — в значительной степени неразумным отчаянием.

Из сказанного понятно, что резонанс Земли и Неба мы стремимся создать гораздо более сложной и долговременной системой, чем жизнью одного человека в одном теле. Да, резко и значительно увеличить свои способности в данной жизни есть наша непосредственная, ближайшая, первоочередная цель, но мы видим ее в качестве составной части задачи несравненно более крупной.

Наряду с общими принципами отношения к смерти вообще, и смерти своего тела в частности, необходимо представлять себе также и некоторые, скажем так, технологические особенности перехода человека из одного состояния в другое, связанные с высвобождением души из своей бренной временной оболочки. В буддизме существуют специальные школы, которые очень серьезно готовят людей к приятию этого состояния. Тибетская «Книга мертвых», например, побуждает относиться к переходу с самым искренним уважением.

Согласно уже множественным свидетельским показаниям тех, кто по той или иной причине вернулся после клинической смерти в свое тело, человеческую душу на ее излете ожидает серьезнейшее испытание. Испытания этого не следует бояться — напротив, к нему нужно быть заранее готовым, чтобы не впасть в некий шок, последствия которого могут стать воистину плачевными. Что же это за испытание? Быстро, можно сказать, стремительно преодолев светлый коридор, улетающая от своего тела душа вдруг испытывает озарение ярчайшей вспышкой, своего рода взрывом света предельной интенсивности. И реакция души на эту ситуацию является важнейшей, поворотной для всей ее будущей эволюции. Сияния этого не нужно бояться, наоборот: требуется себя, свою душу отождествить с этим чистейшим, божественным светом, и тогда сразу же на несколько ступеней душа поднимается в своей эволюции вверх — может быть, даже до предела своего возможного развития. Растерянность же, неготовность воспринять себя в виде яркого напряженного сияния (что психологически совершенно объяснимо, к сожалению, по отношению ко многим и многим жизням), напротив, приводит к сбросу души едва ли не на исходные ступени эволюции.

Светлую жизнь без постоянного страха, в непрестанном и добром совершенствовании, без спеси и злобы, но в любви и доброжелательстве — вот что дает нам смена ориентиров, о которой и шла речь на нашем заключительном занятии. То есть мы пришли к самому высокому представлению о жизни в резонанс с законами Земли и Неба.

На прощание мы проведем заключительную коллективную медитацию, смысл которой — в том, чтобы именно сегодня, именно сейчас, когда мы вышли на новые горизонты бытия, максимально подпитать нас жизненными силами.


Медитация 29. Заключительная

(Аудиозапись 21. Мелодия к фильму «Шерлок Холмс»)


Все встали, образовали круг, руки — друг у друга на плечах. Наши тела образуют стену большой чаши, и вот со дна ее начал подыматься и клубиться зеленый туман. Вот он уже достиг середины наших икр, вот он поднялся уже до коленей, вот уже наши ноги полностью погружены в зеленую клубящуюся толщу тумана. Усилием воли все вместе начинаем раскручивать эту почти невесомую влажную массу по часовой стрелке. Раскручиваем все сильней и сильней, и вот уже вращающиеся по часовой стрелке клубы тумана образуют подобие зеленой воронки на уровне нашего пояса. Мы добавляем снизу все новые и новые порции зеленого клубящегося тумана, а воронкообразное вращение продолжается. Вот зеленый смерч достиг уровня нашей груди, вот поднялся до горла и продолжает, вращаясь, подниматься все выше и выше. Мы останавливаем его рост и, стоя безмолвно, надежно обнимая друг друга, начнем вбирать в себя, впитывать всей передней поверхностью тела этот животворный материализованный свет. Тот самый, который окрашивает все растения нашей планеты, воспринимающие, преломляющие солнышко с его всемогущей икс-компонентой жизни. Да, мы — люди, и хлорофилл, которым живы растения, — не наша субстанция, но мы вышли уже на такой уровень своего развития, что способны преломлять все и вся, что достигает нашей чудесной планеты. Мы можем пересоздавать себе во благо тонкие энергии, исходящие от минералов и камней, от растений и зверей, ибо мы уже неразрывны по своим глубинным устремлениям с Матерью-Землей и со всеми ее детьми.

Вращается могучая зеленая воронка, омывая и проницая наши тела, насыщая и напитывая нас живой силой, порожденной союзом Земли и Неба, приобщая нас к этой силе. Вращается, вертится воронка из зеленого тумана, стенки которой образованы нашими телами. Вращается зеленая воронка. Вращается, проникая в нас, тончайшая энергия самой жизни, света нашей зеленой планеты…

Идет время, наши аккумуляторы жизненной энергией закачаны полностью. Мы открываем кингстон в центре чаши, которую мы образуем, и в него, продолжая все также стремительно вращаться, начинает уходить, утекать зеленый туман. Вот он уже весь без остатка исчез туда же, откуда и появился, а мы все так же продолжаем стоять в обнимку друг с другом. Все те же, но уже и не те, ибо мы приобщились, причастились, напитались и пропитались до предела животворной энергией, порожденной союзом Земли и Неба.

Замеряю биоэнергетической рамочкой усредненный потенциал каждого из нас. Внимание… Рамка вращается бешено, как крылья вертолета, ее практически не видно. Да, 80 оборотов! Не правда ли, это несколько больше, чем те шести, с которыми мы явились впервые на наши занятия?

И для того, чтобы рост наших возможностей не прекращался, запишите одно из самых сложных медитативных упражнений в качестве домашнего задания. Да, работать будет нелегко, зато результаты будут поразительны!

Итак: сначала медитируем на вспышку яркой сферы из центра нашего солнечного сплетения и последующего ее сбегания к центральной точке. Тренируем импульс за импульсом в достаточно напряженном ритме: один цикл в секунду, и так — полминуты. Лучше — на бегу.

Трудно, но это мы уже делали, это мы уже умеем. А вот чего еще не умеем: представляем, что лицом к нам стоит огромная фигура, наш собственный фантом, и что ослепительная сфера, огненный шар, то взрывается, то схлопывается в точку, то есть пульсирует в его, фантома, солнечном сплетении.

Прошу: не откладывайте тренировку этой комплексной медитации в долгий ящик.

Завершились наши курсовые лекции, закончена книга, но остается обязательным наше постоянное совершенствование на избранном нами пути, остаются наши обязательства. Наши встречи, наша совместная работа будут продолжаться. До свидания, новых всем успехов!

Диктовка завершена в Храме Здоровья, возведенном на удивительном месте восходящей силы Земли.

Андреев Юрий