Джон Р.У. Стотт Великий Спорщик

Джон Р.У. Стотт Великий Спорщик

Предисловие

Название этой книги «Великий Спорщик». Но оно дано не для того, чтобы показать, что Христос был неуживчивым и сложным человеком, а для того, чтобы дать читателю понять, что для провозглашения Своей истины Он часто вступал в споры. Многие из Его наставлений начинались с дискуссий с раввинистическими богословами тогдашнего иудаизма. Его оппоненты с Ним не соглашались, но не могли переубедить его.

Моя цель в исследовании тех споров, в которые вступал Христос, такова: пояснить, о чем именно шел разговор, показать, что эти вопросы до сих пор злободневны, и доказать, что ту позицию, которую в дискуссиях каждый раз занимал Христос, в дальнейшем всегда отстаивали евангельские христиане. Далее, в двух вступительных статьях, я поясняю, почему считаю это исследование полезным.

В первой из них я попытался защитить дело богословского определения. Сегодня оно кажется весьма неблагодарным. Нехристианский мир весь пропитан духом прагматизма и во всеуслышание заявляет, что до смерти устал от непрактичных богословских рассуждений церкви. И в некоторых современных церквах царит тот же самый дух. Многие уже оставили надежду на доктринальную стабильность, не говоря уж о доктринальном согласии. Поэтому–то я и попытался обнажить корни такого враждебного отношения к богословскому определению и доказать, что мы все–таки должны заниматься подобными вещами и не оставлять этого дела.

Во второй вступительной статье я выступаю в защиту евангельского христианства. Таким образом, сначала я отстаиваю необходимость продолжать заниматься богословским определением, а потом пытаюсь призвать всех нас определить христианство «по–евангельски». В статье дана краткая (но, как мне кажется, необходимая) справка об исторических корнях и употреблении самого термина «евангельский». Однако больше всего меня заботят не имена и термины, а истина и, в частности, та доктринальная позиция, которую занимают так называемые евангельские христиане. То, как мы сами себя называем или как называют нас другие, — совсем незначительная мелочь по сравнению с великими доктринами, согласно которым мы стремимся жить, а также по сравнению с вопросом, действительно ли они истинны. Совокупность доктрин, которых мы придерживаемся, обычно называется «евангельской верой». Не будем выяснять, правильное это название или нет. Здесь важно не название, а сама сущность. А мы заявляем, что сущностью этой является библейское, изначальное, фундаментальное христианство. Мы верим (как я знаю, довольно убежденно и, как я надеюсь, в смирении), что наша вера есть истинная вера Христова, как Он преподал ее апостолам и особенно как Он защищал ее перед Своими противниками и оппонентами.

Поэтому главы, идущие за вступительными статьями, посвящены исследованию тех споров, в которые вступал Христос. Я не стремился дать исчерпывающее толкование. Я лишь попытался уделить внимание тем основным разногласиям, которые (как мне кажется) доминировали в Его время, да и сейчас остаются все еще злободневными, а именно: характеру христианского Бога и христианской религии; авторитету и предназначению Писания; пути к спасению; нравственности и поклонению, угодным Богу; сущности христианского долга перед миром и главному устремлению жизни каждого христианина. По каждому из этих вопросов Иисус Христос выразил свое несогласие с учением либо фарисеев, либо саддукеев, и по каждому из них евангельские христиане не могут согласиться с другими общинами сегодняшней церкви. Вообще, как я и пытаюсь доказать в своей книге, если соединить вместе те истины которые излагал и отстаивал Христос во время диспутов то в результате получится достаточно полное изложение того, что обычно называют «евангельской религией».

Итак, я отсылаю эту книгу к читателям с усердной молитвой и надеюсь, что Бог простит мне ее несовершенства, удалит оттуда все допущенные ошибки, чтобы они не нанесли никому вреда, и признает все ее истины Своими, чтобы они могли кого–то благословить.

Джон Стотт

ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ СТАТЬИ

В защиту богословского определения

Цель, поставленную в этой книге, определить очень просто. Она написана для того, чтобы попытаться доказать, что евангельское христианство и есть христианство подлинное, истинное, изначальное и неискаженное, и доказать это учением Самого Иисуса Христа.

Такая попытка разъяснить и выделить некий определенный вид христианства у кого–то вызовет неодобрение, у иных опасение, а у некоторых даже раздражение. Посему позвольте мне сразу же предугадать и, возможно, предотвратить некоторые из критических замечаний, которые, скорее всего, появятся у читателей.

Неприязнь к догматизму

Дух века сего весьма недружелюбно настроен по отношению к приверженцам любой догмы. У нас не в почете те, кто непреложно формулирует свои взгляды и неизменно их отстаивает. И каким бы образованным, смиренным и искренним ни был человек с твердыми принципами, ему сильно повезет, если удастся избежать обвинений в предубежденности и догматизме. Сегодня считается, что по–настоящему великий ум наряду с признанием непреложных истин должен быть одновременно свободным и открытым — достаточно свободным, чтобы усваивать всякую свежую мысль, появляющуюся на горизонте, и достаточно открытым, чтобы продолжать это делать до бесконечности.

Что же нам на это сказать? Мы должны ответить, что историческое христианство по сути своей догматично, потому что называет себя верой откровения. Если бы христианство было всего лишь собранием философских и этических идей человечества (подобно индуизму), догматизму в нем не было бы места. Но если Бог (как утверждают христиане) говорил «издревле… в пророках, а в последние дни… говорил нам в Сыне» (Евр. 1:1) Своем, то почему мы называем догматиками тех, кто сам верит в Его Слово и побуждает к тому же остальных? Если Божье Слово, которое можно прочесть и принять и сегодня, действительно существует, то разве не было бы величайшей глупостью и грехом не воспринимать его всерьез?

Конечно же, тот факт, что Бог говорил с людьми и что Его откровение записано в Книге, не означает, что христиане знают все. Боюсь, что иногда мы производим впечатление таких вот всезнаек, и тут нам необходимо Божье прощение за самоуверенную претензию на всеведение, ибо мы не знаем всего. Тот перевод 1 Ин. 2:20, где говорится: «Вы… знаете всё», почти наверняка неверен. Лучшие переводы звучат так: «Все вы знаете» или «У всех вас есть знание». Иоанн утверждает, что у всех христиан есть какие–то знания, а не то, что некоторые христиане обладают всем знанием.

В том же послании апостол признается, что по отношению к будущей жизни «еще не открылось, что будем» (1 Ин. 3:2). Точно так же Моисей, которому были даны уникальнейшие откровения от Бога, восклицал: «Владыка Господи, Ты начал показывать рабу Твоему величие Твое и крепкую руку Твою…» (Втор. 3:24). В том же ключе апостол Павел, из посланий которого церковь и по сей день пытается черпать глубину и основательность его учения, сравнивал наше имеющееся частичное знание с бессмысленным лепетом ребенка и мутным отражением в тусклом стекле (1 Кор. 13:9–12). Если уж Моисей в Ветхом Завете и Павел с Иоанном в Новом так вот смиренно признаются в своем неведении относительно большей части истины, то кто мы такие, чтобы объявлять себя всезнайками? Нам еще раз нужно услышать отрезвляющие слова Иисуса: «…не ваше дело знать времена или сроки…» (Деян. 1:7). Он говорил тогда о тех временах и сроках, «которые Отец положил в Своей власти». Этот же принцип применим и к остальным сферам истины. Пределы нашего знания установлены не в соответствии с тем, что нам хотелось бы узнать, но в соответствии с тем, что Богу угодно было нам открыть.

Пожалуй, самое удачное выражение этого принципа можно найти во Второзаконии: «Сокрытое принадлежит Господу Богу нашему, а открытое — нам и сынам нашим до века…» (Втор. 29:29). Здесь вся истина поделена на две части: сокрытое и открытое. Нам сказано, что сокрытое принадлежит Богу. И поскольку оно принадлежит Богу и Он не счел нужным открывать его нам, то не следует пытаться вырвать у Него сокровенные знания; нужно удовлетвориться тем, что есть. С другой стороны, сказано, что «открытое принадлежит нам и сынам нашим до века». Значит, поскольку Бог отдал эти знания нам и они теперь наши, Он хочет, чтобы мы сами обладали ими и передавали их грядущим поколениям. Иными словами, Бог хочет, чтобы мы радовались тому, что теперь принадлежит нам (ибо Он открыл нам это), и не желали того, что принадлежит только Ему (ибо Он многое оставил сокрытым). Мы должны быть догматиками по отношению к тому, что было явственно открыто Богом, и оставаться агностиками по отношению к тому, что открыто не было; именно такое сочетание догматизма и агностицизма нам так трудно сохранить. Беды начинаются, когда наш догматизм вторгается в сферу сокрытого или когда агностицизм затемняет открытое. Нам по–настоящему необходимо, «познавая лучшее» (Флп. 1:10), научиться различать эти две сферы истины: сокрытое и открытое. Человек, говорящий о чем–то «Я не знаю», проявляет духовную зрелость в той же степени, что и другой человек, говорящий о чем–то ином «Я знаю» (но это только при условии, что первый имеет в виду часть сокрытого, а второй — часть открытого знания).

Итак, христианский догматизм ограничен (или должен быть ограничен) определенными рамками. Он не является претензией на всеведение. Однако, если речь идет об истинах, ясно открытых в Писании, христиане не должны сомневаться или извиняться. Новый Завет полон догматических утверждений, начинающихся со слов «Мы знаем», или «Мы уверены», или «Мы убеждены». Если вы в этом сомневаетесь, прочитайте 1 Ин., где глаголы со значением «знать» встречаются около сорока раз. Они звучат радостной уверенностью, которая, к сожалению, утрачена сегодня во многих церковных общинах и которую нам так нужно обрести вновь. Профессор Джеймс Стюарт писал: «Ошибочно будет утверждать, что смирение исключает убеждения. Честертон Г. К. однажды мудро высказался о том, что сам же назвал „смещением смирения": „Сегодня мы страдаем оттого, что смирение не на своем месте. Скромность умеряет теперь не уверенность в себе, а веру в свои убеждения, и это вовсе не нужно. Человек задуман сомневающимся в себе, но не в истине, ибо это извращение. Мы, того и гляди, породим людей столь скромного ума, что они не поверят в арифметику"[1]». — «Мы всегда должны оставаться скромными и смиренными, — продолжает профессор Стюарт, — но неуверенными и сомневающимися в Евангелии — никогда!»[2]. Вряд ли можно назвать верным такое определение догмы, как «высокомерное высказывание собственного мнения». Если человек придерживается догмы, это совсем не значит, что он преисполнен гордыни или самодовольства.

Мы вполне можем утверждать, что свободный и открытый ум, так горячо одобряемый в наши дни, является не только благословением. Несомненно, нужно оставаться открытыми и восприимчивыми по отношению к тем вопросам, которые не определены точно в Писании, чтобы наше понимание Божьего откровения углублялось и дальше. Кроме того, нужно уметь отличать доктрину оттого, как мы ее толкуем или формулируем (кстати, не всегда верно). Но когда Библия учит о чем–либо с предельной простотой и ясностью, культ открытого разума становится признаком не духовной зрелости, а духовной незрелости. Тех же, кто никак не может решить, во что же им верить, кто «колеблется и увлекается всяким ветром учения», Павел называет «младенцами» (Еф. 4:14, греч. nepioi). И характерной чертой «времен тяжких», в которые мы живем, как раз является преобладание людей, «всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2 Тим. 3:1,7).

Интересную иллюстрацию этому дал Г. К. Честертон в своей «Автобиографии». Он описывает Х. Г Уэллса как человека, «реагировавшего на все слишком стремительно», постоянно находившегося в состоянии противодействия и, по–видимому, неспособного самостоятельно прийти к твердым, прочным убеждениям. Дальше Честертон пишет: «Мне кажется, он считал, что разум нужно держать открытым именно для того, чтобы он все время оставался открытым. Я же абсолютно убежден, что открывать разум — как и рот — нужно лишь для того, чтобы сразу же закрыть его, положив туда что–то полезное»[3]. Самьюэл Батлер придерживался того же мнения, хотя представлял себе разум не в виде открытого или закрытого рта, а в виде комнаты: «Открытый разум сам по себе неплох, но нельзя открывать его настолько, чтобы стало невозможно там хоть что–нибудь удержать или выставить оттуда нежеланных гостей. Он должен иметь возможность иногда запирать свои двери, а то не будет житья от сквозняков».

Ненависть к конфликтам

В ненависти к конфликтам сказывается дух века сего. Иными словами, для плохого отношения к нам уже достаточно того, что мы придерживаемся догмы. «Но если уж вы решили быть догматиками, — продолжают наши критики, — то, по крайней мере, держите свой догматизм при себе. Стойте себе на своих четких принципах (если вам угодно), но не трогайте всех остальных людей с их убеждениями. Будьте терпимы. Заботьтесь о своих делах и предоставьте людям возможность заниматься тем, что им по душе».

Можно выразить эту точку зрения по–другому. Нас призывают всегда оставаться позитивными — если нам это необходимо, то догматически позитивными, — но изо всех сил избегать негативной реакции на что–либо. «Защищайте свои убеждения, — говорят нам, — но зачем же нападать на убеждения других?» Приверженцы такой политики забыли о двойной обязанности пресвитера–епископа, который должен был «и наставлять в здравом учении и противящихся обличать» (Тит. 1:9; ср.: 2 Тим. 3:16,17). Они не прислушались также и к словам Кл. Льюиса из его письма к Д. Б. Гриффитсу: «Ваши индусы — просто прелесть. Но послушайте: есть ли хоть что–нибудь, что они отрицают? Для меня загвоздка всегда была именно в этом: найти хоть какоенибудь утверждение, которое они признали бы ложным. Но ведь истина непременно предполагает такое отрицание!»[4]. Эта вторая точка зрения (противоположная нетерпимости) естественно возникает из первой. Кстати, обычно они появляются вместе. Очень легко быть терпимым по отношению к убеждениям других, если у самого нет твердых убеждений. Но нам не стоит уступать такой позиции. Нам необходимо отличать терпимость разума от терпимости духа. Христианин всегда должен оставаться терпимым в духе, оставаться любящим, прощать и терпеть, стремиться найти другим оправдание, видеть их не в худшем, а в лучшем свете, ибо истинная любовь «все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор. 13:7). Но как можно быть терпимым по отношению к тому, что Бог ясно назвал либо благом, либо злом?

Конечно, любой нормальный человек не любит конфликтов, и нам нужно всячески избегать таких споров, которые завязываются исключительно ради того, чтобы спорить. «От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры» (2 Тим. 2:23), — писал апостол Павел. Стремиться к конфликтам — значит быть «зараженным страстью к состязаниям и словопрениям», мрачной страстью, подобной духовной болезни (1 Тим. 6:4; греч. noson означает «нездоровый», «больной»). Таких вещей, скорее всего, нужно избегать. Кроме того, нужно уклоняться от всякой обиды и ожесточения, от того, что называется odium theologicum (богословской одиозностью. — Примеч. пер.) и пятнает страницы истории церкви: от дебатов, пропитанных желчью, когда участники не гнушаются личными оскорблениями и злобными выпадами. Но от самих конфликтов нам никуда не деться, ибо мы призваны к «защищению и утверждению благовествования» (Флп. 1:7).

Пожалуй, наилучшим доказательством того, что конфликт является иногда пусть несколько болезненной, но необходимостью, будет пример нашего Господа Иисуса Христа. Он Сам был великим спорщиком. Он не был «человеком широких взглядов» в популярном смысле этого слова и вовсе не собирался одобрять любые мнения по любому вопросу. Напротив, как мы увидим в дальнейших главах этой книги, Он постоянно вступал в дискуссии с религиозными деятелями Своего времени: книжниками и фарисеями, иродианами и саддукеями. Он назвал Себя Истиной и сказал, что пришел свидетельствовать об истине и что эта истина сделает Его учеников свободными (Ин. 14:6; 18:37; 8:31,32). И, будучи преданным истине, Он не боялся публично выступать против общепринятых доктрин (если знал, что они неверны), обнажать неправду и предостерегать Своих последователей от лжеучителей (Напр.: Мф. 7:15–20; Мк. 13:5,6,21–23; Лк. 12:1). Кроме того, Он выражался довольно резко, называя лжеучителей «вождями слепыми», «волками в овечьей шкуре», «окрашенными фобами» и даже «порождениями ехидниными» (Мф. 15:14 и 23:16,19,24,26; 7:15; 23:27 и Лк. 11:44; Мф. 12:34 и 23:33).

Апостолы также не избегали споров и конфликтов, как это видно из новозаветных посланий, и призывали своих читателей «подвизаться за веру, однажды преданную святым» (Иуд. 3). Подобно своему Господу и Учителю, они считали нужным предупреждать церкви о лжеучителях и увещевали их твердо стоять в истине.

Кстати, они вовсе не думали, что все эти действия несовместимы с любовью. Например, Иоанн, апостол любви, перу которого мы обязаны высшим подтверждением того, что «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:16), и чьи послания изобилуют призывами к взаимной любви, безоговорочно заявляет, что всякий человек, отвергающий Иисуса как Мессию, есть лжец, обманщик и антихрист (1 Ин. 2:22; 2 Ин. 7). Точно так же Павел, воспевающий великую хвалу любви в 13–ой главе 1 Кор. и называющий любовь плодом Святого Духа (Гал. 5:22), в то же самое время произносит суровую анафему на всякого (человека или ангела), кто осмелится извратить Евангелие Божьей благодати (Гал. 1:6–9).

Складывается впечатление, что наше поколение далеко отошло от этой страстной ревностности по истине, которая была присуща Христу и Его апостолам. Но если бы мы сильнее любили Божью славу, если бы больше пеклись о вечном благе для душ человеческих, то не уклонялись бы от споров и конфликтов, необходимых, если на карту поставлена истина Евангелия. Заповедь апостолов предельно ясна. Мы должны действовать «истинною любовью» (Еф. 4:15; греч. aletheuontes en agape): не идти в любви без истины, не пребывать в истине без любви, но держать и ту и другую в равновесии.

Призыв сомкнуть ряды

Третий довод против попыток очертить христианскую веру слишком четко или слишком узко основан на современном положении в мире. Нам напоминают, что христианство все больше сдает свои позиции[5]. Бурный рост населения перекрыл число людей, ежегодно обращающихся к вере, да и, кроме того, набирают силу антихристианские сообщества. Все еще существует воинствующий коммунизм. В некоторых странах ислам заявляет о том, что на его сторону переходит больше людей, нежели на сторону христианства. Древние религии Востока пробудились ото сна, и их возрождение, кое–где сопровождающееся безудержным национализмом, отбрасывает христианство как религию никому не нужных иностранцев. К тому же на Западе усиливается течение обмирщения, засасывающее в свою мощную воронку как отдельных людей, так и целые общества. И вот тут–то нам говорят, что ввиду этой многоликой угрозы христианской вере нам, конечно же, просто необходимо сомкнуть свои ряды. Мы больше не можем позволять себе роскошь разногласий. Мы боремся за само свое существование. Мы должны стоять вместе — или погибнуть.

К примеру, вот что явило нам (как это, может быть, ни странно) перо профессора Арнольда Тойнби. Будучи восьмидесятилетним стариком и все еще называя себя агностиком, он, тем не менее выразил в своей последней книге надежду на то, что возрождение исторических религий остановит шествие современной технологии, обесчеловечивающей все вокруг. Однако, помимо надежды, он выражает еще и страх: «Злым гением религий более высокого порядка… всегда была их застарелая страсть к фракциям и безудержная злоба, с какой они цеплялись за свои склоки». Именно этой приверженности к разделениям он приписывает отчуждение западного человека от «религии его предков». Но сейчас, пишет он, произошла «нежданная и исключительно важная перемена сердца», и в качестве свидетельства он приводит экуменическое движение и aggiornamento Римско–католической церкви. Он полагает, что «эта перемена сердца убрала с дороги извечный камень преткновения», и далее продолжает: «Интересно, какой будет эта перемена — постоянной или временной? Все зависит от ответа на этот вопрос, но на нынешнем раннем этапе новой эры мы не можем быть уверены в том, что перемена будет долговечной»[6].

Этот призыв сомкнуть ряды звучит очень трогательно, и мы не можем оставаться к нему равнодушными. Кроме того, в нем содержится много того, с чем мы согласны от всего сердца. Некоторые из наших разногласий вовсе не являются необходимыми, их бесспорно можно называть грехом, из–за которого мы теряем силы, оскорблением Богу и помехой для распространения Евангелия. По моему собственному убеждению, зримое единство церкви (в каждом регионе или стране) является правильным, согласно Библии, и желаемым в практическом отношении — и мы должны активно к нему стремиться. В то же самое время мы должны задать себе простой, но принципиальный вопрос. Если мы хотим объединенным христианским фронтом встретить врагов Христа, каким именно христианством мы будем противостоять этим врагам? Единственным оружием, с помощью которого можно победить противников Евангелия, является само Евангелие. И будет по–настоящему трагично, если в пылу своего желания победить мы выроним из рук то единственное эффективное оружие, которое у нас только есть. Объединенное христианство, которое нельзя будет назвать истинным христианством, никогда не одержит победы над нехристианскими силами, оно само падет перед ними.

Дух экуменизма

Я совсем не хочу одним махом осудить все экуменическое движение или все действия Всемирного совета церквей, к которым оно привело. Напротив, многое из того, что было достигнуто с помощью взаимопонимания и таких проектов, как Христианская помощь, является благим и полезным. Скорее я пытаюсь описать то, что, пожалуй, можно назвать «экуменическим мировоззрением». Согласно такой философии, ни один отдельный человек или церковь не обладают монополией на истину. Однако у каждого христианина, какой бы точки зрения он ни придерживался, есть свое понимание истины, а значит, и свой вклад в общую жизнь церкви. Следовательно, приверженцы такого взгляда надеются, что однажды все христианские церкви соберутся вместе и соединят свои разные понимания. И хотя сейчас нам весьма сложно представить то попурри, которое получится в результате, многие считают, что в конце концов именно к этому и нужно стремиться. Поэтому вполне естественно, что желание евангельских христиан определить некоторые истины таким образом, чтобы другие мнения исключались, часто представляется экуменистам как неверное и вредное.

Я приветствую решение, принятое третьей Ассамблеей Всемирного совета церквей, состоявшейся в Нью–Дели в 1961 году. В состав необходимых условий членства во Всемирном совете было решено включить упоминание (правда, неопределенное) как о Троице, так и о Писании[7]. Это, безусловно, был шаг в верном направлении. Но условия членства остались минимальными. В самом деле, по сравнению с так называемыми католическими исповеданиями (с Апостольским, Никейским и Афанасьевским символами веры), не говоря уже о великих исповеданиях Реформации XVI столетия, они оказываются весьма скудными. Такое стремление отыскать «минимальный общий знаменатель» заставляет думать (хотя подобные предположения часто отрицались), что, к сожалению, экуменисты весьма безразлично относятся к открытой Богом истине. Кроме того, в результате у них появилась любовь к двусмысленным утверждениям, скрывающим глубокие и искренние разногласия; и это в конечном итоге не принесло никому ничего хорошего. Неопределенность выражений просто закрывала собой изъяны. Какое–то время все выглядит красиво и аккуратно, ведь трещины, пусть и временно, не видны. Но и будучи прикрытыми, они остаются трещинами. Однажды они вдруг снова проявятся на поверхности и, скорее всего, будут еще шире и глубже, чем прежде. Нечестно и вредно представлять все так, как будто разные мнения — это на самом деле просто разные способы сказать одно и то же.

О такой необходимости откровенно признавать различия во мнениях очень своевременно говорил писатель–иезуит Френсис Кларк в своей книге «Жертва евхаристии и Реформация»[8]. И хотя, насколько мне известно, эта книга подверглась суровой критике, особенно в Европе, в ней с тщательностью ученого исследуются разногласия верующих времен Реформации по отношению к католической мессе. Ф. Кларк считает, что сторонники Реформации противостояли «не только практическим злоупотреблениям и популярным предрассудкам, связанным с жертвенником [как провозглашал Ньюмен в «Трактате ХС» и как многие полагали вслед за ним], но и утвержденному богословию мессы в том виде, как она была принята тогда в Римско–католической церкви»[9]. Конфликт XVI века, продолжает Кларк, фактически представлял собой «несовместимость двух систем мышления, основанных на совершенно разных и непримиримых между собой изначальных принципах»[10]. В заключение автор пишет: «Существуют книги по экуменизму, которые, стараясь никого не обидеть, стремятся хоть как–то прикрыть разногласия в убеждениях среди христиан. Однако нужны книги, которые оказали бы нам великую услугу, разъяснив, почему возникли эти разногласия и что они означают. В перспективе дело экуменизма выиграет гораздо больше, если честно посмотрит на корни разногласий, нежели если предпочтет не обращать на них внимания. Трезвый и честный взгляд таких авторов, как епископ Нилл, способных распознать несовместимость двух доктринальных позиций и указать на ее причину, в конечном итоге окажется более полезным, нежели благожелательный, но неразмышляющий экуменизм писателей, которые, глядя на две противоположные друг другу доктрины, объявляют их взаимодополняющими, называя их различными аспектами одной и той же истины, или разными цветами широкого спектра христианского свидетельства»[11].

Но подобная демонстрация единства на публике — это всего лишь игра, где надо притворяться, это не жизнь в реальном мире. Конечно же, все мы можем только благодарить Бога за ослабление жестких правил и за новое осознание Писания в Римско–католической церкви. В результате всего этого многие католики начали понимать библейские истины лучше и глубже, чем когда–либо раньше, и некоторые, повинуясь своим убеждениям, покинули свою церковь. II Ватиканский собор дал такую свободу истолкования Священного Писания в церкви, что никто не знает, что из этого выйдет. Мы молимся о том, чтобы под Божьей рукой все это привело к глубокой трансформации, согласно учению Библии. Однако в некоторых местах возникает тревожная обратная тенденция — богословский либерализм, который по решительности можно сравнить с самыми радикальными либералами протестантских традиций. Возможно также, что вообще победа отойдет к силам реакции.

Нам приходится с сожалением признать, что поскольку Рим горделиво заявляет о своей постоянной неизменности (semper eadem, всегда тот же. — Примеч. пер.), ни одна из его определенных когда–то доктрин официально еще не получила нового определения. Это логическое следствие притязаний Рима на непогрешимость. Всем понятно, что если какое–то высказывание непогрешимо, то изменить его невозможно. Мы должны по крайней мере отметить, что какие бы изменения и преобразования там ни произошли, в них не было ни малейшего открытого отрицания каких–либо утверждений или доктрин, принятых в прошлом. Не было никакого публичного и покаянного признания прошлых грехов и ошибок, хотя и для церкви, и для каждого отдельного человека покаяние является незаменимым условием примирения. Вместо этого современные богословы Рима колеблются между прогрессивными и консервативными веяниями, обнажая тем самым болезненное напряжение внутри церкви. Время от времени Рим обращается со словами ободрения к ученым–богословам, изучающим Библию, и это позволяет надеяться, что когда–нибудь Католическая церковь наконец позволит Писанию рассудить и изменить в ней все, что необходимо. Но тут же эта трепещущая надежда оказывается задушенной реакционными высказываниями «старой гвардии».

Поразительным примером стал так называемый символ веры «Божьего народа», составленный папой Павлом. Всем, кто считает, что сейчас между Римско–католическими и Реформатскими церквами нет явно видимой разницы, необходимо тщательно взвесить следующие обстоятельства.

Был последний день июня 1968 года. Около пятидесяти тысяч человек собралось на площади святого Петра в Риме на празднование мессы, которая должна была отметить конец «года веры», провозглашенного папой Павлом, а также начало шестого года его «царствования». Это происходило за несколько дней до того, как в Уппсале открылась четвертая Ассамблея Всемирного совета церквей, — некоторые наблюдатели считают этот факт значительным. Папа воспользовался этим событием, чтобы провозгласить исповедание веры, которое он сравнил с исповеданием, произнесенным апостолом Петром в Кесарии Филипповой. Он решил это сделать, как он сказал, из–за некоторого «беспокойства, появившегося в определенных кругах в связи с верой», а также потому, что «даже католики позволяют себе поддаться некоему стремлению к переменам и новшествам». Он начал с расширенного объяснения Никейского символа веры, излагая историческую веру всей церкви в «единого Бога, Отца, Сына и Святого Духа». Затем последовали слова о Марии, матери Иисуса, где в самых ясных выражениях говорилось о ее постоянной девственности, непорочном зачатии и телесном вознесении. Далее было сказано: «Мы верим, что блаженная Матерь Божия, новая Ева, Матерь церкви, и на небесах продолжает оставаться Матерью по отношению к членам Тела Христова, содействуя рождению и росту Божьей жизни в душах искупленных». Затем небесная Церковь была названа «множеством собранных вокруг Иисуса и Марии в раю»[12].

В этом исповедании также содержалось бескомпромиссное утверждение непогрешимости папы и епископов: «Мы верим в непогрешимость Преемника Петра, когда он учит ex cathedra как Пастырь и Учитель всех верных, каковою непогрешимостью несомненно осенены и епископы, когда они вместе с папой исполняют высшее служение». Из этого ясно, что новое понятие «коллегиальности», объемлющее всех епископов, не отменило учения о непогрешимости, но расширило его. Далее провозглашалась единственность Римско–католической церкви: «Мы лелеем надежду на то, что те христиане, которые еще не вошли в общение с единственной единой Церковью, однажды объединятся в одно Стадо с единым Пастырем»[13].

Ближе к концу исповедания речь зашла о мессе, и папа недвусмысленно подтвердил доктрину пресуществления и жертвы евхаристии: «Мы верим, что месса… это Голгофская Жертва, во время причастия присутствующая на нашем жертвеннике. Мы верим, что… хлеб и вино, освященные священником, преобразуются в тело и кровь Христа, во славе Царствующего на небесах. Мы верим, что таинственное присутствие Господа за всем тем, что продолжают воспринимать наши физические чувства, является истинным, реальным и существенным. Христос может таким образом присутствовать в этой Святыне только посредством преобразования в Его тело самой сущности хлеба и преобразования в Его кровь самой сущности вина, оставляя неизменными только те качества хлеба и вина, которые могут ощущаться нашими органами чувств. Это таинственное преобразование Церковь справедливо называет пресуществлением… В самой же реальности, независимо от нашего сознания, хлеб и вино перестали существовать после освящения, и перед нами оказываются драгоценные тело и кровь Господа Иисуса в обличий элементов причастия — хлеба и вина… Единственное и неразделенное существование Господа во славе на небесах… остается и присутствует после Жертвы в блаженном Причастии, которое, находясь в святилище, является живым сердцем каждой из наших церквей. И это наш счастливый долг — почитать и любить в блаженном воинстве, которое видят наши глаза, воплощенное Слово, Которого мы не видим, и Того, Кто, не покидая небес, являет Свое присутствие среди нас»[14].

Провозглашение этих совершенно небиблейских традиционных взглядов, связанных с Девой Марией, папой римским и католической мессой, крайне прискорбно слышать, особенно когда они звучат непосредственно вслед за истинным учением Библии о Троице, как будто и то и другое было одинаково истинно, значительно и подтверждено Писанием.

В свете всего сказанного, сегодня между протестантами и католиками должна существовать не показная видимость единства, а откровенный и серьезный диалог. Некоторые протестанты считают, что вести разговор с католиками — значит идти на компромисс с совестью, но это не обязательно так. Греческое слово, от которого происходит слово «диалог», употребляется в книге Деяний, когда идет речь о рассуждении и доказательстве в разговоре с людьми. Такой диалог (для протестанта) преследует двойную цель: во–первых, можно внимательно послушать католика и постараться понять, что же он говорит, чтобы потом не вступать в бесплодный и бесконечный бой с собственной тенью. Во–вторых, протестант может ясно и твердо свидетельствовать о библейской истине, как он ее видит и понимает.

В таком диалоге богословское определение совершенно незаменимо. Два разных человека не смогут понять убеждения друг друга, если сначала не постараются как можно яснее выразить свои собственные взгляды. Многие дискуссии с самого начала обречены на провал как раз из–за недостатка понимания. «Есть много людей, предпочитающих вести свои интеллектуальные битвы в „условиях плохой видимости", как сказал об этом доктор Фрэнсис Л. Пэттон»[15]. Нам необходимо лучше определять свои термины, а не избегать такого определения. Это единственный способ разогнать туман.

Неприязнь к догматизму, ненависть к конфликтам, любовь к терпимости, призыв сомкнуть наши ряды, а также дух экуменизма — вот что мешает отнестись без предубеждения к теме данной книги. Но Христианская церковь, как поместная, так и Вселенская, задумана Богом как церковь, исповедующая свою веру. Церковь — это «столп и основание истины» (1 Тим. 3:15). Открытая Богом истина уподоблена здесь зданию, и церковь призвана быть ее основанием, «фундаментом» (то есть держать истину на себе, чтобы ее нельзя было сдвинуть с места), а также ее «столпом» (то есть подпирать и держать истину высоко, чтобы все могли ее видеть). И как бы недружелюбно ни был настроен дух века сего по отношению к открытому исповеданию истины, церковь не имеет права отказаться от задачи, возложенной на нее Богом.

В защиту евангельского христианства

В первой вступительной статье я попробовал доказать, что попытка дать определение тому, что мы называем христианством, — дело не только вполне законное, но, более того, мудрое и даже необходимое.

Допустим, что читатель со мной согласился. Тогда почему христианство нужно обязательно определять как евангельское? Это второй предварительный вопрос, который нам нужно рассмотреть. В ответ на него я собираюсь дать (и попытаюсь обосновать) четыре положения о термине «евангельский».

«Евангельский» означает «богословский»

Нередко можно слышать, как слово «евангельский» употребляется в качестве синонима к слову «евангелизационный». Один из моих коллег недавно получил письмо с приглашением выступить на одном из собраний. В этом письме говорилось, что, поскольку все члены собрания — христиане, им «не нужно ничего евангельского»! Конечно же, писавшие имели в виду, что от моего коллеги не требовалось евангелизационной проповеди и призыва к покаянию. Но не надо путать термины «евангельский» и «евангелизационный». Слово «евангелизационный» означает деятельность по распространению Евангелия, и мы вполне можем его использовать, говоря о евангелизационных службах и евангелизационных кампаниях. С другой стороны, слово «евангельский» означает то богословие, которое апостол Павел называл «истиной Благой Вести» или «истиной Евангельской» (Гал. 2:5,14). В идеальном варианте эти два слова, конечно же, неразрывно связаны, потому что и то и другое содержит в себе корень «евангел», то есть Евангелие. Поскольку, строго говоря, евангельский христианин — это человек, верующий в учение Евангелия, а евангелист — это человек, провозглашающий эти истины, то кажется просто немыслимым, что кто–то может быть первым, не являясь при это вторым, и наоборот. Однако в реальности евангелизм и евангельское христианство нередко оказываются разлученными. И многие из тех, кто заявляет о своей особой приверженности к евангелизму, не подписываются под доктринами, которые отличают евангельских христиан. С другой стороны, не все евангельские христиане проявляют ревностное желание заниматься евангелизмом, то есть благовестием. Но как бы то ни было, книга эта посвящена не практическим вопросам евангелизма (разве только в какой–то степени об этом пойдет речь в седьмой главе), а евангельскому христианству, богословским убеждениям евангельских христиан.

Важно добавить, что евангельские доктрины и люди, их придерживающиеся, найдутся практически во всех Протестантских церквах. Например, есть англиканские евангельские христиане, евангельские христиане–пресвитериане, евангельские христиане–методисты. Вообще, евангельские верующие нередко ощущают гораздо большую духовную близость с евангельскими христианами других деноминаций, нежели с прихожанами своей собственной церкви, не придерживающимися евангельских доктрин. Ибо такая близость есть настоящее общение «в благовествовании» (ср.: Флп. 1:5), союз тех, кто верит в его истину, радуется его благодеяниям и рассказывает о нем другим. В результате появились такие межденоминационные образования, как Всемирное сообщество евангельских христиан и Международное сообщество студентов–христиан. Это также означает, что, по мнению многих, реальное и глубокое разделение в современном христианстве (по крайней мере, среди протестантов) существует сегодня не между епископальными и неепископальными общинами (неважно, пресвитериане это или прихожане независимой церкви), не между так называемыми государственными и свободными церквами, не между баптистами и педобаптистами (баптисты, которые поддерживают доктрину о крещении младенцев. — Примеч. ред.), не между арминианами и кальвинистами, а между евангельскими христианами и всеми остальными.

Но я забегаю вперед, потому что приписываю богословское значение слову «евангельский», не попытавшись подкрепить его исторически. Латинское прилагательное evangelicus употреблялось еще в начале истории церкви, когда речь шла о Евангелии. Например, Августин провозглашал, что «кровь христиан есть семя плода Евангелия» (semen fructuum evangelicontm)[16].

Однако только с приходом Реформации на континент это слово (на латинском или на немецком) вошло во всеобщее употребление; с его помощью описывали приверженцев Реформации. Сначала для их обозначения употреблялись такие выражения, как ecclesia reformata, emendata, repurgata (церковь реформированная, измененная, очищенная. — Примеч. пер.). Хотя их излюбленным термином для описания самих себя стало слово evangelici (сокращенное от evangelici viri — мужи евангельские), по–немецки: die Evangelischen. Сам Лютер способствовал распространению этого слова. Папская булла 1521 года, отлучившая его от церкви, назвала его последователей лютеранами. Это привело Лютера в ужас. «Пожалуйста, не прибегайте к моему имени, — писал он. — Называйте себя не лютеранами, но христианами… Учение это не мое; меня ни за кого,не распинали… Почему я, жалкий мешок с червями, должен давать свое бессмысленное имя детям Христовым?»[17] Помимо слова «христиане» (а реформаты начали называть католиков–нереформатов «псевдохристианами»), Лютер взял на вооружение и слова «евангельские христиане». В 1524 году он писал: «Воистину евангельский верующий не будет бегать туда–сюда, но будет крепко держаться истины до конца»[18]. Еще через год он написал: «Люди остаются хорошими евангельскими христианами, пока верят в то, что слово Евангелия будет пасти и утучнять их»[19].

В своих лекциях по Посланию к Галатам, прочитанных в 1531 году, он уже мог оглянуться на «начало евангельской реформации» (cause evangelicae)[20]. Он провозглашает своими соратниками–верующими тех, «кто может похвалиться», что принадлежит к «мужам евангельским» или к «исповедующим Евангелие» (evangelicos)[21]. В своем Комментарии[22] Лютер приравнивает их к тем, кто «освободился от тирании папства» и вошел в свободу Христа.[23]

Еще одно немецкое слово получило широкое употребление — reformiert (реформированный. — Примеч. пер.). Оба слова, и evangelische и reformiert, не только были взаимозаменяемыми синонимами в течение практически всего XVI столетия, но нередко появлялись и в сочетании. Даже намного позднее, в 1690 году, герцоги Брунсвикские называли всю немецкую протестантскую церковь «evangelishe–reformierte» — «евангельско–реформатской». Однако к концу XVI века, когда лютеране и кальвинисты все заметнее начали расходиться, первых, уже более конкретно, стали называть «евангельскими верующими», а вторых — «реформатами». В 1602 году Поликарп Лейзер Дрезденский различал, по его собственному выражению, три религии: евангельских христиан, которых называют «лютеранами»; кальвинистов, которые называют себя «реформатами», и папистов, которые называют себя «католиками». Но через два столетия термин «евангельские христиане» стал общим и для лютеран, и для реформатов. Таким образом, Evangelische Kirche (Евангельская церковь. — Примеч. пер.) в Пруссии (1817) была объединенной церковью лютеран и реформатов, в то время как Evangelische Kirche Deutschlands (Евангельская церковь Германии. — Примеч. пер.), основанная в 1948 году, включает в себя все протестантские церкви Германии — объединенную, лютеранскую и реформатскую.

В Англии употребление латинского слова evangelicus можно проследить, по крайней мере, до времен Джона Уиклифа. Его называли doctor evangelicus, а к моменту своей смерти, в 1384 году, он оставил незаконченный труд «Opus Evangelicum». Там подчеркивался авторитет Писания, и работа эта оказала серьезное влияние на Я. Гуса в Богемии. Оксфордский словарь английского языка указывает 1532 год как дату первого употребления соответствующего английского слова: тогда сэр Томас Мор упоминал об «euaungelicalles» в своей книге «Опровержение ответа Тиндала» («The Confutation ofTindale's Answere»).

Мы встречаем это слово (правда, снова по–латыни) в письме Томаса Кранмера, написанном в 1537 году швейцарскому ученому и реформатору Иоахиму Вадиану. Контекст тут оказывается особенно интересным, потому что в то время сам Кранмер все еще находился в преддверии Реформации, не будучи еще евангельским христианином в полном смысле слова. Вадиан еще раньше послал ему шесть книг, в которых была предпринята попытка развенчать мысль о телесном присутствии Христа в элементах причастия. Отвечая ему, Кранмер твердо отстаивал «католическую веру… что касается реального присутствия»[24]. Он взывал к Вадиану, прося его «согласиться и объединиться в христианском союзе, все усилия положить на установление оного… чтобы мы могли общими силами распространять как можно шире единое, здравое, чистое евангельское учение [Evangelicam doctrinam unam, sanam, puram], согласное с дисциплиной первой церкви»[25].

В XVIII веке этот термин стал употребляться по отношению к методистам и их последователям как внутри Англиканской церкви, так и вне ее. В то же самое время удивительные Божьи дела, связанные с именами Уэсли и Уайтфилда, стали известны повсюду как «евангельское пробуждение».

В свете всех исторических событий, бегло упомянутых выше, нас не должно удивлять, что теперь термины «евангельское христианство» и «евангельские верующие» обладают самыми различными оттенками значения. В тех странах Европы и Латинской Америки, где крепко утвердилась Римско–католическая церковь, они практически являются эквивалентами слов «протестантство» и «протестанты». В континентальной Европе термин «евангельские церкви» (например, в Скандинавии и Германии) будет означать «лютеранские» в противовес «реформатским церквам» (например, во Франции, Голландии и Швейцарии), которые корнями уходят в учение Кальвина[26]. Однако подобные примеры современного употребления термина «евангельские верующие» нам следует считать отклонениями от нормы. Классическое значение этого названия связано с богословием Евангелия, о котором заговорили еще во времена Реформации; да о нем говорит и сама Библия. Именно в своем классическом смысле слово «евангельский» и употребляется в этой книге.

«Евангельский» означает «библейский»

Если слово «евангельский» описывает конкретное богословие, то это богословие является библейским. Евангельские христиане доказывают, что они — просто христиане, верящие в Библию, и, чтобы быть таким вот библейским христианином, необходимо быть именно евангельским христианином. Подобные выражения могут показаться высокомерной претензией на исключительность, но это их искреннее убеждение. Несомненно, евангельские христиане воистину желают быть именно библейскими христианами, ни больше ни меньше. Они не стремятся сформировать отдельную христианскую партию. Они не хотят цепляться за какие–либо правила или установки ради того, чтобы сохранить «чистую партийную линию». Напротив, они всегда выражали готовность изменить и даже оставить любые или все свои драгоценные убеждения, если им докажут, что убеждения эти не соответствуют Библии.

Посему единственным путем к объединению церквей евангельские христиане считают путь библейской реформации. С их точки зрения, реальной надеждой для тех церквей, которые желают объединиться, может быть лишь всеобщая готовность вместе обратиться к авторитету Писания и с помощью Библии рассудить и изменить все, что необходимо.

Поскольку это так, евангельские христиане не могут подписаться под модной экуменической мыслью о том, что в каждой церкви есть кусочек истины и что всю истину целиком не собрать, пока все церкви не сложат воедино эти свои кусочки. Д–р Дж. И. Пакер со свойственной ему ясностью подытожил это так: «Добавляя что–то к евангельскому богословию, мы тем самым непременно что–то у него отнимем. Дополняя его, мы не обогатим, а, напротив, только обедним его. Так, например, если добавить к нему доктрину о посредничестве священников, то придется упразднить учение об абсолютной достаточности посредничества нашего Господа и Первосвященника. Если дополнить его доктриной о том, что для спасения необходимы человеческие достижения, то какую бы форму эта доктрина ни приняла, сама собой исчезнет истина о том, что для спасения совершенно достаточно жертвы, принесенной за нас Христом… Данный принцип применим от начала до конца. Все, что несколько шире евангельского христианства, на самом деле оказывается меньше и уже его. Евангельское богословие, в его сущности, невозможно дополнить. Его можно только отрицать»[27].

Это утверждение о том, что евангельское богословие — это библейское богословие, означает, что имеется в виду богословие всей Библии. Случалось, евангельских христиан обвиняли в том, что они пользуются Писанием избирательно, в своих целях. Но если это действительно происходило, то в те моменты евангельские христиане изменяли своей истинной сущности и своему свидетельству, ибо евангельские христиане свидетельствуют обо всем Писании, во всей его полноте, — по словам Павла, «обо всей воле Божьей» (Деян. 20:27).

«Евангельский» означает «изначальный»

Если евангельское богословие — это библейское богословие, то это значит, что оно не является неким новоиспеченным «-измом», т. е. современным христианским течением, но представляет собой древнее, изначальное богословие. Это новозаветное христианство. Более того, все те отличительные доктрины, на которых так настаивают евангельские христиане, можно найти в записанном апостолами учении Самого Христа. Кстати, именно Его учению я и собираюсь посвятить дальнейшие главы этой книги. Я надеюсь показать читателю, что все те вопросы, по поводу которых Христос вступал в споры и дебаты со Своими современниками, особенно с фарисеями и саддукеями, остаются предметом горячих дискуссий и по сей день. Евангельские же христиане просто пытаются сохранить верность тем принципам, которые особо подчеркивал Христос.

То же самое можно сказать и об апостолах, которые впоследствии развили эти принципы. Мы утверждаем, что евангельская вера — это апостольская вера. По крайней мере, мы признаем единственный в своем роде авторитет апостолов Иисуса Христа и готовы подчиниться их учению. Мы видим, что апостолы считали свои наставления мерилом для всех людских мнений. Павел ожидал от своих читателей послушания.

Он наставляет фессалоникийцев, чтобы они были осторожны и «удалялись» от тех, кто не живет «по преданию, которое приняли от нас», и «кто не послушает слова нашего в сем послании» (2 Фес. 3:6,14). Точно так же Иоанн, обращаясь к церкви или даже церквам, которым не было покоя от лжеучителей, предупреждал их, что «всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет Бога; пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына» (2 Ин. 9). Вполне возможно, что тогдашние лжеучителя были гностиками и заявляли о своем особом, эзотерическом знании. В своих собственных глазах они были прогрессивными мыслителями, ушедшими далеко вперед. Они–то не застряли в скучной канаве вместе с серой толпой обычных христиан. Однако Иоанн не обманывается их громкими фразами. Долг христианина, настаивает он, не в том, чтобы «продвигаться», а в том, чтобы «пребывать»; не в том, чтобы «преступать» апостольскую веру, но в том, чтобы крепко укорениться и оставаться в ней.

Новозаветные авторы часто и настойчиво призывают своих читателей сохранять верность изначальному апостольскому учению. Чтобы почувствовать общую силу их увещеваний, необходимо — даже если кому–то это покажется скучным — вспомнить хотя бы самые главные примеры:

Павел:

«Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или посланием нашим»

(2 Фес. 2:15; ср.: 3:6; Рим. 16:7).

«Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали»

(1 Кор. 15:1, 2; ср.: 16:13; Флп. 4:9; Кол. 2:6).

«Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема»

(Гал. 1:8, 9).

«О, Тимофей! Храни преданное тебе…»

(1 Тим. 6:20; ср.: 4:6).

«Держись образца здравого учения, которое ты слышал от меня… Храни добрый залог Духом Святым, живущим в нас»

(2 Тим. 1:13, 14; ср.: 2:2).

«А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен»

(2 Тим. 3:14; ср.: Тит. 1:9).

Петр:

«Вы есть «возрожденные… от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего во век… Слово Господне пребывает во век. А это есть то слово, которое вам проповедано»

(1 Пет. 1:23–25).

«Для того я никогда не перестану напоминать вам о сем, хотя вы–то и знаете и утверждены в настоящей истине. Справедливым же почитаю, доколе нахожусь в этой телесной храмине, возбуждать вас напоминанием… Буду же стараться, чтобы вы и после моего отшествия всегда приводили это на память»

(2 Пет. 1:12–15).

Послание к евреям:

«Посему мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть»

«Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их… Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь…»

(13:7, 9).

Иоанн:

«Возлюбленные! Пишу вам не новую заповедь, но заповедь древнюю, которую вы имели от начала. Заповедь древняя есть слово, которые вы слышали от начала»

(1 Ин. 2:7).

«Итак, что вы слышали от начала, то и да пребывает в вас; если пребудет в вас то, что вы слышали от начала, то и вы пребудете в Сыне и в Отце… Это я написал вам об обольщающих вас»

(1 Ин. 2:24, 26; ср.: 3:11; 4:6; 2 Ин. 5,6).

Иуда:

«Возлюбленные!., я почел за нужное написать вам увещание — подвизаться за веру, однажды преданную святым»

(3).

Откровение Иоанна:

«Вам же и прочим, находящимся в Фиатире, которые не держат сего учения [то есть учения Иезавели, „называющей себя пророчицей"] и которые не знают так называемых глубин сатанинских, сказываю, что не наложу на вас иного бремени; только то, что имеете, держите, пока приду»

(2:24,25).

Все эти отрывки проникнуты поразительным единодушием. Авторы говорят об определенной сумме открытых Богом знаний, которые называются по–разному: «Благой Вестью», «верой» или (более полно) «верой, однажды преданной святым», «истиной», «образцом здравого учения», «преданиями», тем, «что вы слышали от начала» и «добрым залогом». Именно всё это апостолы «проповедывали», «передавали», «учили» и «вверяли» церкви, чтобы о молодых христианах можно было сказать, что они «слышали», «приняли», «познали» и «уверовали» с тем, чтобы «знать» истину, «иметь» ее, «стоять» в ней, «утверждаться» в ней и в результате быть «спасенными» ею. Новозаветные авторы пишут церкви затем, чтобы «напомнить» ей о своей изначальной проповеди. Они призывают верующих «приводить ее на память», не «отпадать», но «быть особенно внимательными» к ней, «следовать» ей, «пребывать» в ней, крепко «держаться» ее и «хранить» ее как драгоценное сокровище, ревностно «подвизаясь» за нее против всех лжеучителей.

Такой взгляд в прошлое вызовет у многих наших современников чувство страха. Им кажется, что подобная позиция обрекает христианскую церковь на застой, а христианскую веру — на бесплодие. Они говорят, что хотят идти в ногу со временем, придерживаться современных, а не древних взглядов, оставаться гибкими, не втискиваться раз и навсегда в старые, застывшие формы. Они с одобрением вспоминают французскую поговорку: «Не меняются только глупцы и мертвецы».

Понятно, что полное сопротивление всяческим переменам тоже ошибочно. Время не стоит на месте. История — это и есть изменение. Например, в области научных открытий и социальной справедливости христиане вовсе не должны препятствовать прогрессу, напротив, им нужно быть в самом авангарде, идти впереди всех. В прошлом христианская церковь часто оказывалась реакционной, цеплялась за интеллектуальные предрассудки, уже не выдерживавшие никакой критики, защищала бастионы своих привилегий и поощряла неравенство в социальной системе. С ее стороны все это было одним из самых страшных предательств Христа. За подобные вещи мы заслуживаем суровой критики, и нам необходимо смиренное покаяние.

Однако христиане вовсе не должны приветствовать все изменения подряд, без разбора. Апостольское учение Нового Завета в переменах не нуждается. Мы обязаны не отодвигать это учение в сторону, а крепко его держаться, не видоизменять его, а хранить его в первозданной чистоте.

Хотя древность христианской веры и является для многих камнем преткновения, но это как раз такой камень, который нельзя убирать с дороги. Христианство — это Сам Христос вместе с пророческими и апостольскими свидетельствами о Христе. Все оно стоит на исторических событиях (рождение, жизнь, смерть, воскресение, вознесение и сошествие Святого Духа) и на исторических свидетельствах очевидцев. В данном случае ни эти события, ни свидетельства о них невозможно изменить или заменить чем–то другим. Мы живем в XX столетии, но привязаны к I веку. Все, что сказал и сделал Иисус Христос, остается уникальным и неизменным. То же самое можно сказать и об авторитетном учении апостолов, Его избранных свидетелей и посланцев. В Нем, Воплощенном Слове, и в апостольском свидетельстве о Нем Божье самооткровение людям достигло своей полноты (ср.: Евр. 1:1–4; 2:1–4). И в каждом поколении церковь призвана твердо держаться этого завершенного Откровения, которое, благодаря Божьему провидению, запечатлено для нас в Писании. Именно в этом смысле каждый христианин остается (или должен оставаться) консерватором, потому что он обязан неизменно (консервативно) хранить истину, переданную ему Христом и апостолами. Однако во всем остальном — что касается церковных и социальных структур, формы служения и литургии, христианской жизни и миссионерской деятельности, да и многого другого — христианин обязан быть настолько радикальным, насколько его призывает к этому Писание, и волен быть настолько радикальным, насколько Писание это позволяет.

Итак, христианство — вещь старая и с каждым годом становится еще старее. Но оно еще и молодо, ибо обновляется каждое утро. Как сказал об этом Иоанн: «Возлюбленные! Пишу вам не новую заповедь, но заповедь древнюю, которую вы имели от начала… Но притом и новую заповедь пишу вам, что есть истинно и в Нем и в вас: потому что тьма проходит и истинный свет уже светит» (1 Ин. 2:7,8). Слова Иоанна о заповеди применимы и ко всему остальному христианству. Оно и старо и ново одновременно. Мы заметили его древность. В каком же смысле оно оказывается и новым тоже? Иоанн без обиняков отвечает нам, что оно ново, потому что истинно. Ибо все, что истинно, всегда ново. В нем есть некая непричастность ко времени, которая сохраняет его вечно новым. Кроме того, христианство ново потому, что принадлежит новому времени. «Тьма [века сего] проходит», говорит Иоанн, а «истинный свет [нового времени] уже светит». Так что все, принадлежащее отжившему миру, оказывается старым и отойдет вместе с этим ветхим миром. Однако все, что принадлежит миру новому, тоже является новым и пребудет вместе с молодым миром вовек. Мы должны пристальнее вглядеться в эту новизну.

Во–первых, все древнее необходимо заново понять. Сказав, что Божье откровение достигло своей кульминации и полноты во Христе и в апостольском учении о Христе, мы совсем не имели в виду, что теперь нам все известно и учиться больше нечему. Святой Дух продолжал и все еще продолжает учить Божий народ. Но мы должны правильно понять Его роль, ибо Он не дает нам новые откровения, но освещает и приближает к нам то, что уже открыто. Откровение произошло в истории, когда Бог раскрыл нам Себя в Иисусе Христе. Дух же Святой как бы отдергивает покрывало с людских умов, чтобы они могли увидеть, что открыл им Бог во Христе. Бог не приготовил церкви никаких новых откровений; скорее, Он хочет, чтобы церковь постепенно проникала в то, что открыто издревле. Кстати, именно это и происходило на протяжении всех столетий. Шаг за шагом, иногда с помощью болезненных конфликтов и разногласий, Святой Дух, Дух истины, помогал церкви все глубже осознавать сущность библейской веры, и по мере этого и убеждения церкви, и само слово, которое она несла в мир, становились все яснее и чище. История церкви — это история споров, в которых еще и еще раз определялись истины Писания с тем, чтобы исключить мнения тех, кто ставил эти истины под сомнение, искажал их содержание или отрицал их.

Во–вторых, все издавна открытое необходимо по–новому применить. От христианства часто отмахиваются, считая его уже не имеющим реального значения для современности. Однако в этом виновато не христианство, ибо его истины и принципы верны вовеки. Виновата церковь, которой часто не удается по–новому применить их к сегодняшней ситуации. Те люди, что вдумчиво изучают Библию, всегда изумляются, насколько она применима к нынешнему положению дел. И задачей христиан–проповедников и учителей является показать эту значимость Писания для современности. Проповедь включает в себя не только разъяснение, но и применение библейских истин. Проповедовать — значит соединять вовеки неизменное Божье Слово с вечно меняющимся миром людей. И тот факт, что древность христианства многим представляется камнем преткновения, должен еще больше заставить церковь трудиться над тем, чтобы выявлять подлинную новизну нашей веры, проповедуя всегда новое слово из древней книги.

В–третьих, все старое необходимо по–новому пережить. Иисус, появившийся в истории, — это Христос веры, Которого мы знаем и любим, Которому мы доверяем и подчиняемся. Всякий раз, ощутив еще одно переживание спасительной силы Христа, христианин может сказать: «Он „вложил в уста мои новую песнь — хвалу Богу нашему" (Пс. 39:4)». Пожалуй, одним из излюбленных сравнений, к которому прибегают изобретатели невероятной теории о том, что Бог мертв, является пример с телефонной линией, когда обрывается связь. Ну допустим, телефонный разговор прерывается из–за обрыва линии. Но разве мы при этом должны немедленно заключить, что человек на другом конце провода вдруг умер? Все дело в том, что старое необходимо освежать, если нам хочется, чтобы оно всегда оставалось новым: старое серебро нужно чистить, старую дружбу хорошо укреплять, старые воспоминания оживлять, давно принятые решения принимать заново, а старые истины (как и все остальное) восстанавливать.

Каждому христианину известна тенденция к духовному застою. Только если мы заново ощутим и примем наше наследие во Христе, старая вера сможет стать новой для нас и другие увидят ее именно такой. Как сказал об этом П. Т. Форсит, проповедник «должен быть оригинальным втом смысле, что истина должна быть его собственной истиной, — но не в том, чтобы она была только его и ничьей больше. Нужно различать новаторство и свежесть. Проповедник должен быть оригинальным не в том смысле, что все его идеи абсолютно новы, но в том, что они свежи. Проповедник рассматривает неувядаемое наследие Церкви и ее вечную веру в Христа и определяет смысл и значение всего этого для своего собственного характера и для времени, в которое он живет»[28].

История церкви запятнана то и дело проявляющимся неумением удерживать одновременно и старину и новизну христианской веры. Иногда церкви успешно удавалось хранить древнюю веру, но никак не получалось соединить ее с обновляющимся миром. В другие времена она решительно настраивалась на общение с новым миром, но в процессе этого забывала о необходимости сохранять старую веру во всей ее чистоте. Мы уже сказали о том, что все древнее надо заново принимать и применять. Теперь же нам нужно подчеркнуть, что наряду с тем, что церковь пытается говорить с современным человеком о действительно насущных для него вещах, она непременно должна сохранять древнюю, изначальную, апостольскую веру.

Всякое подлинное реформаторское движение в какой–то момент обязательно возвращало христиан к новозаветным нормам. Самым замечательным примером этого является Реформация XVI века — радикальная попытка с Божьей помощью очистить церковь от всего, что наросло на ней и осквернило ее за Средние века. Реформаторы вполне ясно осознавали свою задачу. Они не были ни иконоборцами, ни новаторами. Перед ними стояла цель: изменить церковь таким образом, чтобы она отвечала требованиям Божьего Слова. Как сказал впоследствии, в начале XVII века, Ланселот Эндрюс, renovatores modo sumus, поп novatores — «мы не новаторы, но восстановители»[29].

Особенно интересно будет заметить, что попытки реформаторов восстановить изначальные истины Нового Завета, тем не менее были как опасные нововведения подвергнуты жесточайшему осуждению со стороны их противников. Это обвинение было с негодованием отвергнуто. Реформаторы заявили, что, напротив, их учение подлинно, ибо взято из самой Библии, а новаторами как раз являются приверженцы папы римского. Поэтому–то Лютер и написал следующее: «Мы не учим ничему новому. Мы лишь повторяем и утверждаем древние истины, которым учили и апостолы, и все благочестивые учителя, жившие до нас»[30]. Английские реформаторы тоже высказывались без обиняков. Хью Латимер восклицал: «Вы же говорите, сие есть новое учение. А я говорю вам, что это учение древнее»[31]. Епископ Джон Джоуэл усиленно подчеркивает эту мысль в своей знаменитой «Апологии» (1562). Например: «То, что мы несем вам сегодня, — не наше учение. Не мы писали его, не мы открыли его, не мы измыслили его. Мы несем вам лишь то, что еще до нас принесли древние отцы церкви, апостолы, Сам Спаситель Христос»[32].

Евангельские верующие, хотя и признают необходимость новых формулировок и толкований, с другой стороны, решительно настроены на то, чтобы оставаться преданными исторической вере, которую они хотят по–новому сформулировать и истолковать. На сегодняшний день необходимо перевести Евангелие на язык и наречие современного мира, перевести его в те формы мышления, которые существуют сейчас. Но настоящий перевод никогда не является новым произведением. Переводчик лишь тщательно переносит на другой язык то, что уже написано или сказано.

Поэтому глупо и нехорошо обвинять евангельских христиан в том, что они ввели в мир некую новоиспеченную религию, в то время как единственной их целью является восстановление изначального христианства — не просто религии времен Реформации или отцов первой церкви, но веры самого Нового Завета. Когда д–р Билли Грэм однажды проводил Христианский евангелизационный фестиваль в Лос–Анджелесе в августе–сентябре 1963 года, журнал «Таймс» процитировал слова одного служителя епископальной церкви, сказавшего: «Мне кажется, он отбрасывает всю церковь на пятьдесят лет назад». Вспоминая об этом в своем обращении к пасторам Лос–Анджелеса, Билли Грэм заметил: «Надо сказать, я несколько разочарован. Вообще–то, я хотел отбросить церковь на тысячу лет назад». Он вполне мог сказать и «на тысячу девятьсот»!

«Евангельский» означает «фундаментальный»

Если слово «евангельский» описывает определенное богословие, которое, как мы выяснили, является библейским, а значит, оригинальным в том смысле, что оно изначальное, то такое богословие особенно выделяет все то, что является фундаментальным. Мне не очень–то хочется употреблять это слово, поскольку оно тесно связано с термином «фундаменталист», который сейчас в церковных кругах часто оказывается весьма неприглядным ярлыком. Сам этот термин мне не нравится, ибо для многих он ассоциируется с обскурантизмом, эмоционализмом и другими ужасающими формами религиозной эксцентричности и фанатизма. Однако его первоначальное значение не только не содержало этих негативных оттенков, но служило определением для людей, особенно настаивавших на всем том, что является фундаментальным, и верных всему фундаментальному в библейском христианстве.

Слово «фундаменталист», по всей вероятности, впервые появилось в 1923 году в связи с серией брошюрок и листовок на злобу дня, выпущенных в Америке в 1909 году. Их выпускали на средства двух состоятельных братьев, которых звали Лайман и Мильтон Стюарт. Целиком серия состояла из шестидесяти пяти брошюр и разошлась миллионными тиражами. Называлась она «Основы» («The Fundamental) и освещала такие фундаментальные, т. е. основные вопросы, какбогодухновенность Библии и ее авторитет (первые двадцать брошюр), божественность Христа, Его непорочное рождение и телесное воскресение, Дух Святой, грех, суд и искупление, оправдание и перерождение, проповедь, благовестие, церковь и возвращение Христа. Авторами брошюр были хорошо известные евангельские писатели Северной Америки и Британии, такие, как Б. Б. Уорфилд, Р. А. Торрей, А. Т. Пирсон, Дайсон Хейг, Роберт И. Спир, Джеймс Орр, У. Х. Гриффит Томас, Кемпбелл Морган, епископы Дж. С. Райл и Хендли Моул[33].

В Оксфордском словаре английского языка сохранилось раннее значение слова «фундаментализм», означавшего «строгую приверженность традиционным ортодоксальным убеждениям… которые считаются фундаментальными в христианской вере». В качестве примера такого фундаментального убеждения там приводится вера в непогрешимость Библии. Это важно. Сегодня слово «фундаменталист» является определением, обычно употребляющимся по отношению к тем, кто, по мнению окружающих, рассматривает Библию как–то уж очень странно. Он «верит, что каждое отдельное слово Библии истинно в буквальном смысле», — говорят нам. Или еще: «Бог вдохновил авторов книг Библии, как будто они были просто Его магнитофонами» — и тому подобное. Надо сказать, что евангельские христиане верят в богодухновенность и небесное происхождение Писания (хотя и понимают, что некоторые его части следует понимать в переносном смысле, и не поддерживают механических теорий по поводу того, как именно были вдохновлены авторы библейских книг). Однако доктрина об авторитете Библии — это лишь одна из нескольких фундаментальных доктрин, в которые верят евангельские христиане: о Боге, Христе и Святом Духе, о грехе и спасении, о церкви и таинствах, о поклонении, нравственности и благовестии, о смерти и грядущей жизни.

Именно потому, что на карту поставлены фундаментальные основы веры, евангельский христианин не может последовать своему естественному желанию отойти подальше от споров и конфликтов и провести остаток дней на каком–нибудь далеком острове в тишине и покое. Он также не может принять мнение, существующее в более молодых церквах и гласящее, что все это — чисто западные конфликты и разделения и нечего приносить их в Африку, Азию и Латинскую Америку. Напротив, никакая церковь, никакой отдельный христианин не могут избежать боли, связанной с этими дебатами и принятием решений по данным вопросам, если, конечно, они не хотят полностью сойти с пути ответственного, серьезного христианского ученичества.

Нам необходимо объяснить, уточнить и рассмотреть это упорство евангельских христиан по отношению к фундаментальным основам христианства с двух сторон.

Во–первых, данное упорство не означает, что все христиане должны во всех мельчайших деталях скрупулезно следовать только нашей конкретной системе. Наше понимание фундаментального относится к тому, что четко определено Библией. Однако мы признаем, что не по всем вопросам Библия высказывается одинаково ясно и однозначно. Такие вещи, как способ крещения, характер служения и формы поклонения нельзя считать фундаментальными. Вообще, если в одинаковой степени преданные, в одинаковой степени смиренные христиане и церкви, которые в равной степени верят Библии и ее изучают, вдруг приходят к разным выводам по каким–то вопросам, то эти вопросы необходимо считать второстепенными, а не основными, периферийными, а не центральными. Вместо того, чтобы настаивать на них как на первостепенных, их следует рассматривать как нейтральные. Необходимо уважать честность друг друга и признавать основательность толкований каждого. Было бы неплохо, если бы мы придерживались принципа, высказанного неким Рупертом Мельдениусом в начале XVII столетия, которого впоследствии с одобрением цитировал Ричард Бакстер: «In necessariis unites, in nonnecessariis[или dubiis] libertas, in omnibus caritas», то есть «в главном — единство, в не главном [то есть в тех вопросах, где возможны сомнения] — свобода, во всем — милость».

Второе пояснение заключается в следующем: упорно отстаивая фундаментальные основы веры, евангельские христиане не пытаются отстаивать какие–то конкретные их формулировки. Например, было бы ошибкой предполагать, что единственным боевым кличем евангельских верующих является призыв «Назад к Реформации!» Как бы высоко мы ни ценили благочестие, ученость и смелость бойцов Реформации, как бы мы ни благодарили Бога за Его благодать, действовавшую и в них и через них, наше уважение к ним не является слепым, беспрекословным почитанием. Мы не верим в их непогрешимость. Мы готовы в отдельных моментах отойти от их взглядов, исповеданий и формулировок. Идти «назад к Реформации» мы желаем лишь потому, что полагаем, что Реформация, в общем и целом, представляла собой ту богословскую позицию, к которой мы пришли бы, отправившись «назад к Библии». То же самое можно сказать и о других попытках обобщить евангельское богословие. Систематическая теология обладает большой ценностью. Но мы знаем, что библейская истина больше и выше любых попыток ее систематизировать.

Итак, вот на чем всегда стояли и стоят евангельские верующие. Они утверждают, что евангельское христианство является богословским по характеру, библейским в своей сущности, исторически изначальным и фундаментальным. Некоторые из его существенных принципов, которые защищал и утверждал Сам Иисус Христос, изложены в дальнейших главах этой книги.

1. РЕЛИГИЯ: явление естественное или сверхъестественное?

Популярный образ Христа как «милого, нежного и кроткого Иисуса» не отвечает действительности. Он просто неверен. Конечно же, Христос был исполнен любви, сострадания и нежности. Но, кроме того, разоблачая ложь и обличая грех, особенно лицемерие, Он вступал в споры. Христос был великим спорщиком. Евангелисты то и дело рассказывают о Его постоянных разногласиях с лидерами тогдашнего иудаизма. И мы будем рассматривать эти разногласия, чтобы увидеть, какие принципы Он так ревностно отстаивал, и чтобы убедиться в том, что мы сами стремимся придерживаться именно этих принципов.

Первый спор, который мы будем анализировать, начался с вопроса саддукеев насчет воскресения из мертвых. Этот вопрос удивительно актуален и сегодня, потому что за ним кроется еще более глобальная проблема: является ли религия сверхъестественным или естественным явлением. Но и это еще не все: данный вопрос затрагивает не только характер христианской религии, но и характер христианского Бога. Так что он по–настоящему фундаментален.

Саддукеи и их современные преемники

Однако перед тем как анализировать вопрос саддукеев, давайте сначала побеседуем о них самих. Они представляли собой небольшую, но влиятельную партию иудеев, возникшую во времена династии Маккавеев (II — I вв. до Р. Х. — Примеч. ред.). По большей части, саддукеи были образованными, богатыми жрецами–аристократами, проживавшими в Иерусалиме. Семьи первосвященников состояли из саддукеев, так что Лука справедливо отождествляет «ересь лакейскую» с первосвященником и его коллегами (Деян. 5:17). В политическом отношении они были непопулярны (хотя и пользовались влиянием), ибо сотрудничали с римскими оккупационными властями. С точки зрения богословия, они были консерваторами, так как признавали только закон Моисея (хотя в очень формальном и буквальном смысле) и отрицали предания старцев, так почитаемые фарисеями. Таким образом, «у фарисеев имелось подробное учение, описывающее бессмертие, воскресение, ангелов, бесов, небесную жизнь, ад, промежуточное состояние между смертью и воскресением и царство Мессии; саддукеи же по отношению ко всему этому были агностиками»[34]. Иосиф Флавий, иудейский историк первого столетия, кратко подытожил эту разницу между двумя основными религиозными партиями. Фарисеи, писал он, «верят, что человеческие души бессмертны», в то время как саддукеи «отнимают у нас веру в бессмертие души» и вместо этого учат, что «душа умирает вместе с телом»26[35].

Эти богословские разногласия фарисеев и саддукеев точно запечатлены евангелистами. Марк упоминает о том, что саддукеи «говорят, что нет воскресения» (Мк. 12:18). Точно также Лука записывает в Книге Деяний: «Саддукеи говорят, что нет воскресения, ни Ангела, ни духа, а фарисеи признают и то, и другое» (Деян. 23:8; ср. 4:1,2).

Посему мы вполне могли бы назвать саддукеев «модернистами» древнего иудейства, хотя с богословской стороны саддукеи были консерваторами, так как признавали только закон Моисея, но они все же читали его аирiеddе la lettre (буквально. — Примеч. пер.). Они упорно не замечали силы живого Бога, открывавшейся им в Писании. Они в буквальном смысле слова отвергали все сверхъестественное.

Их современными преемниками являются люди, движимые идеями научного материализма. Вот какие вопросы задают «саддукеи XX столетия»: «Разве наука не доказала, что Вселенная является закрытой, механической системой, и тем самым разве она не отбросила всякую необходимость в Боге?»; «Разве мы не должны объяснять всю информацию, накопленную человеческим опытом, в свете естественных процессов — с тем, чтобы отвергнуть саму возможность сверхъестественного?»; «Разве сама религия не является естественным явлением, вызванным отчасти физиологическими, отчасти психологическими причинами, и именно поэтому разве неправда, что религия доказывает вовсе не существование Бога, в которого можно верить, но расстройство желез или эмоциональную неустойчивость верующего?»; «Даже если мы все еще можем, в каком–то смысле, верить в Бога как Творца и Управителя естественного порядка, не пора ли нам избавиться от старомодных представлений о том, что этот Бог когда–либо сверхъестественным образом вмешивался в человеческую историю, не говоря уже о том, что Он до сих пор способен в нее вмешаться?»

Это типичные вопросы «современных саддукеев». С ответами на них нам придется подождать. Давайте сначала посмотрим, как Иисус отвечал своим оппонентам (см.: Мк. 12:18–27; Мф. 22:23–33; Лк. 20:27–38). Однажды саддукеи подошли к Христу и начали: «Учитель! Моисей написал нам…». Обратите внимание: они цитировали Пятикнижие, находившееся у них в особом почете, и, кроме того, считали, что слова Писания должны иметь применение в их жизни («Моисей написал нам…»[36]). Саддукеи имели в виду конкретный закон о женитьбе и семьях братьев, живущих вместе (Втор. 25:5 и дал.). Согласно этому закону, овдовевшая и бездетная женщина не должна была выходить замуж «на сторону за человека чужого», но ее деверь, брат умершего мужа, должен был взять ее в жены, чтобы «созидать дом брата своего». Заданный саддукеями вопрос был, таким образом, основан на моисеевом законе. В Новом английском переводе Евангелия от Марка так передаются их слова:

Было семь братьев: первый взял жену и, умирая, не оставил детей. Взял ее второй и умер, и он не оставил детей. Также и третий. Брали ее за себя семеро и не оставили детей. После всех умерла и жена. Итак, в воскресении, когда они вновь вернутся к жизни [саддукеи имели в виду то воскресение, в которое верили фарисеи, но которое они сами отвергали], чьей женою она будет? Ведь все семеро имели ее женой[37].

Несомненно, саддукеи считали себя ужасно умными. Им казалось, что с помощью этой гипотетической ситуации они одним махом разоблачат всю нелепость учения о воскресении. Они собирались вдоволь посмеяться. Доводы их заключались в том, что жизнь создает столько аномалий, что продолжать ее после могилы было бы немыслимо. Жизнь после смерти просто увеличит и умножит проблемы предыдущей жизни. Возьмите несчастную женщину, которую они обрисовали Иисусу. Вокруг нее столпилось бы семеро мужчин, и каждый из них ожесточенно оспаривал бы свое право владеть ею. Что же ей делать? Отвергнуть всех семерых (что было бы несправедливо по отношению к ней самой) или всех, кроме одного (что было бы нечестно по отношению к остальным шестерым)? Или на небе будет разрешено многомужество и она сможет быть женой всем семерым одновременно? Саддукеям казалось, что этой проблеме нет разрешения. Они полагали, что загнали Иисуса в угол и заперли Его там дилеммой, от которой невозможно убежать.

Иисус начал и закончил Свой ответ недвусмысленным разоблачением их ошибки. «Вы заблуждаетесь! — сказал Он (Мк. 12:24). — Вы весьма заблуждаетесь» (ст. 27). Должен признаться, что Его прямота действует на меня прямо–таки освежающе. Иисус не начал с комплиментов в адрес собеседников (как, наверное, поступили бы мы сами). Он не стал выискивать в их словах важное зерно истины или вносить свое ценное замечание в текущие богословские прения. Нет. Саддукеи «заблуждались», вернее, «весьма заблуждались» — то есть совершали серьезную и печальную ошибку.

Далее Иисус объяснил причину их заблуждения. По Его словам, они ошибались, потому что были невежественны. «Приводитесь в заблуждение, потому что не знаете…» (ст. 24). Эти образованные аристократы, священники и вожди Израиля, веровавшие в закон Моисея и считавшие себя исключительно умными, на самом деле не знали двух истин: они не знали «ни Писаний, ни силы Божьей» (ст. 24). Незнание Писания было непосредственной причиной ошибочных выводов о воскресении. Однако самой значительной, основной причиной этого невежества было то, что они не знали Божьей силы. В этом порядке мы и рассмотрим обе причины (хотя Сам Иисус сделал это иначе). Это значит, что стих 25 нам пока придется пропустить.

Незнание Писания

Мы не будем уделять этому вопросу слишком много внимания, потому что высший авторитет Писания — это тема следующей главы. Однако кое–какие комментарии необходимо сделать уже сейчас.

В общем, Иисус усмотрел, что корнем саддукейской ереси является незнание Писания. (Большинство ошибочных доктрин в сегодняшних церквах, особенно таких, которые вызывают ненужные споры, точно также возникает из–за невежества или неуважения по отношению к Библии.) Исключительно важно отметить, что в Своих столкновениях как с фарисеями, так и с саддукеями Иисус всегда прибегал к Писанию как к арбитру для любых дебатов, как к окончательному, Верховному суду. Всякий раз, когда они подходили к Нему с вопросом, Он обычно отвечал встречным вопросом, ссылаясь на Писание. Например, когда один из учителей закона спросил Его о вечной жизни, Иисус ответил ему так: «В законе что написано? Как читаешь?» (Лк. 10:26). Когда фарисеи заинтересовались Его взглядами на развод, Он тут же сказал им в ответ: «Не читали ли вы..?» и «Что заповедал вам Моисей?» (Мф. 19:4; Мк. 10:3). Тоже самое происходило и с саддукеями. «Разве не читали вы в книге Моисея?» — упросил Он их (Мк. 12:26). У Иисуса, на первый взгляд, было много общего с Его оппонентами: они процитировали Писание — Он процитировал Писание; они упомянули Моисея — Он тоже упомянул Моисея. Однако в то же самое время Он не мог не огорчиться их неверному пониманию Библии: они настолько искажали смысл Писания, что их понимание можно было приравнять к невежеству.

В частности, Иисус процитировал из Исх. 3:6 отрывок о горящем кусте, где Бог называет Себя Моисею «Богом Авраама, Богом Исаака и Богом Иакова». По словам Иисуса, в этом имени Бога, которое Он Сам дал Себе, уже заключена мысль о воскресении, ибо «Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых» (Мк. 12:26, 27), здесь, с одной стороны, необходимо заметить, что речь идет не просто о выживании древних патриархов, но и об их воскресении. Христос начал Свой ответ словами: «А о мертвых, что они воскреснут…» (ст. 26). Это основано на том, что, согласно Писанию, человек, созданный Богом, — это цельное существо, в коем тело нераздельно с душой, чье предназначение не может исполниться только в бессмертии души, ибо для него также необходимо и телесное воскресение.

Рассмотрим и вторую сторону вопроса. Справедливы ли доводы Христа? Даже если Бог назвал Себя «Богом Авраама, Исаака и Иакова», почему нужно обязательно делать вывод о воскресении? Может, здесь просто имеется в виду, что Он является Богом истории, Богом, открывшим Себя сменявшим друг друга патриархам? «Бог наших отцов есть Бог их наследников рода».

Однако нет. Божье имя подразумевает большее, гораздо большее. Доводы Иисуса основаны не только на предложении: «Я Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова» и уж, конечно, не на временной форме глагола в этом предложении (потому что, в любом случае, в еврейском оригинале здесь вообще нет глагола), но вытекают из контекста. Бог, обращающийся здесь к человеку, является одновременно вечным Богом, Который существует Сам по Себе и открывает Себя людям как «Сущего», и Богом завета, заключенного с Авраамом, Исааком и Иаковом. С Авраамом Он заключил «завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя» (Быт. 17:7), а потом подтвердил этот завет Исааку и Иакову (ср.: Исх. 2:24). Кроме того, обетования заключенного завета были слишком велики, чтобы исполниться еще при жизни патриархов, — и они это знали. Согласно Посланию к евреям, они были «странниками и пришельцами на земле», которые «стремились к лучшему [отечеству], то есть к небесному» (Евр. 11:13–16). Итак, называя Себя Моисею «Богом Авраама, Исаака и Иакова», Господь имел в виду не только то, что Он был их Богом уже в течение многих столетий, но и то, что Он и по сей день остается их Богом и будет Им до конца, сохраняя заключенный с ними завет и оберегая их Своей непоколебимой любовью. Бог древнего обетования был Богом вечного исполнения этого обетования. «Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо [как добавляет Лука] у Него все живы» (Лк. 20:38). Все люди были сотворены и избраны именно для того, чтобы жить для Него и у Него.

Немыслимо было бы заключить, что такое предназначение не исполнится, что его оборвет смерть. Бог Авраама, Исаака и Иакова Сам является живым Богом, а живой Бог — это Бог живых.

Итак, таков был первый ответ Иисуса на вопрос саддукеев. Они не знали Писания. Как говорит об этом Лука, «а что мертвые воскреснут, и Моисей показал…» (Лк. 20:37). Несмотря на свое хваленое почтение к Моисею, саддукеи отвергли свидетельство самого Моисея. Их разум помутился либо из–за предубеждения, либо из–за стремления объяснить все рациональным способом, либо из–за влияния греческой культуры. Они перестали подчиняться Божьему откровению.

Незнание Божьей силы

Однако самой главной причиной ошибки саддукеев было невежество другого рода: они не знали не только Слова Божьего, но недооценивали и Божью силу.

По всей видимости, они на самом деле были уверены в том, что одного их вопроса о законе женитьбы для братьев будет достаточно для развенчания понятия «воскресения». Они полагали, что жизнь после смерти принесет с собой такие проблемы, которые невозможно будет разрешить. Они надеялись, что этот рассказ о женщине с семью мужьями позволит им посмеяться над учением о воскресении и навсегда исключить его из обсуждения. Иногда мне кажется, что я почти слышу, как они подавляют довольные смешки.

Но одновременно у меня возникает искушение посмеяться над их невероятной наивностью. Ибо их доводы основаны на ложном предположении о том, что если жизнь после смерти существует, то она точно такая же, как и жизнь предыдущая. По всей видимости, саддукеи и подумать не могли, что Бог способен сотворить иной порядок существования, новую другую жизнь, где неразрешимые земные проблемы нашли бы свое разрешение. Они недооценивали Божью силу.

Фарисеи, наверное, смутились бы от заданного саддукеями вопроса, ибо их представления о грядущей жизни были сугубо материалистическими. Например, «земля непременно вернет всех мертвых, которых принимает сейчас, чтобы сохранить; она никак не меняет их вида, но как приняла, так и вернет»[38]. Поэтому «всевозможные загадки о воскресении были любимым развлечением саддукеев — и часто порядком смущали фарисеев»[39]. Но подобные вопросы не смущали Иисуса, потому что Он знал, что, благодаря Божьей силе, жизнь после воскресения будет совершенно иной. «Когда из мертвых воскреснут, — сказал Он, — тогда не будут ни жениться, ни замуж выходить, но будут, как ангелы на небесах» (Мк. 12:25).

Согласно повествованию Луки, Иисус объяснял это следующим образом: «Чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны ангелам и суть сыны Божий, будучи сынами воскресения» (Лк. 20:34–36). Здесь Иисус следует иудейской традиции и разделяет историю на два века, век настоящий и будущий, «сей век» и «тот век». Он подчеркивает, что жизнь в «веке том» будет значительно отличаться от жизни в нынешнем веке: «Чада века сего женятся и выходят замуж». С другой стороны, «сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых [никто из людей не достигает этого сам, но некоторые, по Божьей благодати, «сподобятся»] ни женятся, ни замуж не выходят». А почему? Потому что «умереть уже не могут». А почему? Потому, что «они равны ангелам и суть сыны Божий, будучи сынами воскресения».

Другими словами, новый век будет населен новыми существами, которые будут жить новой жизнью при совершенно новых обстоятельствах. Люди будут подобны ангелам. Смертные станут бессмертными. Говоря словами апостола Павла, они «воскреснут нетленными» (1 Кор. 15:52). Посему необходимости в продолжении рода больше не будет. Заповедь «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт. 1:28), данная людям при сотворении мира, будет отменена. А поскольку продолжение рода является одним из основных предназначений брака, люди уже не будут жениться. Это не значит, что исчезнет любовь, ибо «любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13:8). Однако любовь выйдет за рамки сексуальности, и личные взаимоотношения людей не будут ни исключительными по характеру, ни физическими по своему выражению.

И все это — новая жизнь в новом окружении, в новом веке — совершится благодаря Божьей силе, которую саддукеи недооценивали.

Современные дебаты

У саддукеев много последователей — таких же умных, таких же глупых. Некоторые из них почти слово в слово повторяют доводы своих предшественников. Они изображают «воскресение» в карикатурном виде с целью полностью развенчать даже само это понятие. Они говорят о нем в грубо материалистических тонах, как будто «воскресение» это то же, что и возвращение к жизни с помощью искусственного дыхания. Им представляется, что под «воскресением» христиане понимают чудесное материальное восстановление земного тела, которое затем возобновит свою прежнюю жизнь и функции. Они скептически спрашивают о том, что же будет с теми, чьи тела были разорваны в клочья при взрыве (в нашем столетии это был самый распространенный вопрос во время мировых войн), или с теми, чьи тела были кремированы и в виде пепла развеяны по ветру. И они на самом деле полагают, что подобные вопросы должны повергнуть христиан в смущение и тем самым развенчать учение о воскресении как абсурдное и нелепое! Они никак не поймут, что, согласно Новому Завету, воскресшее тело (хоть оно и сохранит какую–то связь с прежним, земным телом) будет совершенно иным, что сила Божья даст людям новые и славные тела. Слыша их незрелые суждения, вспоминаешь, как апостол Павел бранил коринфян, когда те спрашивали его: «Каким же образом воскреснут мертвые? В каком теле они явятся?» «Безрассудный!» — отвечает одному из них апостол. — То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет. И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое какое; но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело… Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное» (1 Кор. 15:35–38,42–44).

Другими «современными саддукеями» являются научные материалисты, о которых я упоминал уже раньше. Их взгляд на реальность ограничен лишь тем, что могут воспринять пять человеческих чувств. Они отрицают все, что невозможно доказать на опыте. Они полагают, что Вселенная — это закрытая, саморазвивающаяся система, которую можно объяснить, лишь исходя из нее самой, и которая управляется так называемыми естественными законами. Из этого следуют, по их мнению, два логических вывода.

Во–первых, у них не остается места для Бога. В прежние столетия в мире науки было принято разделять естественный закон и вмешательство Бога. Естественный закон должен был объяснять наиболее явные процессы, в то же самое время оставляя место для Бога в тех сферах, где такого закона (пока) не было заметно. Согласно этой точке зрения, великий Бог творения «съежился» и превратился только в простого «Бога белых пятен». Один из самых явственных тому примеров мы найдем в письме Исаака Ньютона, в котором он писал магистру своего колледжа в Кембридже так: «Суточное вращение планет невозможно объяснить силою тяготения. Для того, чтобы они так вращались, необходимо вмешательство руки Божьей»[40]. Иными словами, естественный закон (в данном случае, закон о силе тяготения) объясняет вращение Земли вокруг Солнца, но вокруг своей оси ее вращает Бог. Как замечает профессор Коулсон, «подобные заявления могут привести к катастрофе». Если Бог всего лишь «затыкает» собой белые пятна, то по мере продвижения науки и заполнения этих белых пятен, Бога постепенно вытеснят из Его собственной Вселенной.

Но христианский Бог никогда и не был «Богом белых пятен», даже если некоторые христиане и представляли Его именно таким. Когда маркиз де Лаплас «услышал упрек Наполеона за то, что не упомянул Бога в своем великом труде, посвященном небесной механике», он справедливо ответил ему: «Государь, у меня нет необходимости в этой гипотезе»[41]. Своими словами он вовсе не отрицал существование Бога, ибо сам был христианином. Он отвергал именно попытки использовать Бога в качестве затычки для научных «щелей». Таким же образом во время дебатов с Т. Г. Хаксли в I860 году, на знаменитом заседании Британской ассоциации в Оксфорде, епископ Самьюэл Уилберфорс ошибочно утверждал, что дарвиновская теория эволюции является попыткой «низвести Бога с Его престола»[42]. Совсем не обязательно заключать, что дарвиновская теория пыталась достичь чего–либо подобного и, тем более, что ей это удалось. В своем заблуждении христиане нередко стремились сохранить ту или иную «территорию» от вторжения науки и тем самым «отстоять» эту территорию для «Бога». Отчасти именно поэтому такие люди, как Джулиан Хаксли, с презрением отбрасывают само понятие «Бога»: «Понятие Бога как сверхъестественной личности является всего лишь способом объяснить неизвестное, используемым для того, чтобы заткнуть прорехи там, куда еще не дошла научная мысль»[43]. Несомненно, нам придется согласиться с профессором Дональдом Маккеем, сказавшим, что этот «спор заслуживает забвения, ибо на самом деле прения шли не между наукой и христианством, а между неверными взглядами обеих сторон»[44].

Существует и второе логическое заключение, выводимое научными материалистами из мнения о том, что Вселенная управляется естественными законами. Они отрицают а prioriуже саму возможность сверхъестественного. «Чудес быть не может, — утверждают они. — Следовательно, чудес не бывает». Такую позицию обычно называют «натурализмом». Для приверженцев натурализма сказать о ком–то, что он «верит в сверхъестественное», является почти оскорблением. Если кто–то из них и исповедует христианскую веру, то его христианство оказывается начисто лишенным всего чудесного.

Как же нам ответить таким критикам, которые сначала удаляют Бога из всех естественных процессов, а затем начисто отбрасывают все сверхъестественное? Лучше всего повторить слова Самого Христа: «Заблуждаетесь, не зная… силы Божьей» (Мф. 22:29).

Прежде всего, Бог Библии — это Бог природы, Сам давший (и дающий) ей последовательность и порядок. Теория о «Боге белых пятен» была удобной для объяснения всего непонятного. Она провела произвольную границу между тем, что поддавалось и не поддавалось (в данное конкретное время) рациональному научному объяснению. Бог сохранялся для разъяснения всего непонятного и изгонялся отовсюду, где достаточно было науки. Если наше представление о Боге так убого, мы воистину заслужили презрительное замечание Джулиана Хаксли: «Гипотеза Бога больше не имеет никакой прагматической ценности для объяснения и понимания природы. Более того, часто она стоит на пути лучшего и более истинного объяснения. В практическом смысле, Бог становится похожим не на правителя мира, а на последнюю, бледнеющую улыбку вселенского Чеширского Кота»[45].

На самом деле, ни один христианин, верящий словам Библии, не может принять разделение между естественным законом и божественным вмешательством, которое лежит в корне всех этих заблуждений. Ибо естественный закон — это не альтернатива Божьему вмешательству, но отличный способ указать на присутствие Бога во Вселенной. Так называемые естественные законы просто описывают упорядоченность природных процессов, которую подметили ученые.

Христиане же объясняют эту упорядоченность Божьим постоянством. Далее, если какой–то процесс можно истолковать с научной точки зрения, это вовсе не значит, что Бог здесь ни при чем или Его просто нет. Умение дать чему–нибудь научное толкование, скорее, означает умение «вслед за Богом думать Его мыслями», по словам астронома Кеплера, и постепенно осознавать Его пути и способы действия.

Сама Библия должна была удержать нас от мысли о том, что Бог просто «затыкает щели» неизвестного людям или оперирует подобно машине. Ведь Бог Библии живет не только в «белых пятнах», а наполняет Собою любое место, каким бы оно нам ни казалось — пустым или полным. «„Не наполняю ли Я небо и землю?" — говорит Господь» (Иер. 23:24). И природные процессы оказываются не автоматическими механизмами, а результатом Его собственных действий. Так, например, в Библии сказано, что Бог во Христе «держит все словом силы Своей» и «все Им стоит» (Евр. 1:3; Кол. 1:17). Если это так во всей Вселенной, то это так и на планете, где мы живем. «Господня земля и что наполняет ее», ведь Бог обещал, что «впредь во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратятся» (Пс. 23:1; Быт. 8:22; ср.: Деян. 14:17). Сам Иисус в Нагорной проповеди подтверждает, что это Бог Отец «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5:45). Он есть Бог как природы, так и истории; Он руководит всеми передвижениями племен и устанавливает пределы обитания народов (Ам. 9:7; Деян. 17:26). Он Сам дает «всему жизнь и дыхание и все», так что «мы Им живем и движемся и существуем» (Деян. 17:25,28). Он дает жизнь и низшим творениям, кормит животных и птиц, одевает полевые лилии (Пс. 103:27—30; Мф. 6:26—30).

Конечно, все это ненаучные и даже наивные слова. Во внимание не принимается второстепенная причинность, и существование и связь всех вещей, от величайших до самых малых, объясняется непосредственно постоянной Божьей деятельностью. Но это, тем не менее, остается правдой. Научный и библейский взгляды на мир не противоречат, а дополняют друг друга. Каждый из них объясняет что–то такое, что не объясняет другой. Придется нам согласиться с профессором Коулсоном: «Либо Бог присутствует во всей Вселенной, а не в каких–то там прорехах, либо Его вообще там нет… Если мы не можем увидеть Бога, анализируя то, к чему пришла наука, нам надо привести Его туда с самого начала и никогда не выпускать Его из виду. Мы поступили неверно, резко противопоставив науку и религию… Из создавшегося положения есть только один выход: провозгласить, что наука является одним из аспектов Божьего присутствия…»[46].

Как только мы это уясним, то поймем, как же отвечать материалистам. «Именно по этому вопросу христианин сможет возразить научным гуманистам, — замечает профессор Коулсон. — Это не значит, что христианин отвергает их науку. Но он справедливо порицает узость их мышления… Отрицание Бога практически всегда является результатом того, что человек закрыл один глаз. Может быть, как раз для этого Бог и дал нам не один, а два глаза»[47].

Итак, Бог, открытый в Писании, — это не волшебник или маг, каждое движение которого является чудом. Обычно Он действует согласно естественным законам, установленным Им Самим. В то же самое время Он не скован природой или ее законами. Было бы неразумно предположить, что творение теперь управляет собственным Творцом. Он способен отойти от установленного Им Самим порядка, и, как говорит Библия, иногда Он так и поступает. Но Его чудеса не рассеяны по Библии равномерно, а расположены там как бы гроздьями. Их очевидное предназначение — объявить о наступлении нового этапа Божьего Самооткровения Его избранному народу[48]. Своими конкретными, сверхъестественными делами спасения, откровения и суда Он как бы «творчески вмешался»[49] в Свой собственный мир.

Христианство — религия воскресения

Давайте возьмем, к примеру, воскресение — ведь именно к нему придрались саддукеи. Естественный процесс, установленный Богом отчасти в результате сотворения и отчасти суда, включает в себя рождение, рост, старение, смерть и разложение. Это природный цикл. Он касается и человека: «Прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3:19). Поэтому само понятие «воскресения» уже является сверхъестественным. При воскресении Христа естественный процесс физического тления был не только остановлен, не только повернут вспять, но фактически заменен, вытеснен полностью. Вместо того, чтобы рассыпаться в прах, Его тело было преображено в новый, исполненный славы сосуд для Его души. Вообще Новый Завет называет воскресение Иисуса высшим проявлением Божьей силы. В своей молитве за ефесских христиан Павел просил о том, чтобы очи их сердца просветились и они познали неизмеримое величие Божьего могущества в нас, «верующих по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых…» (Еф. 1:18–20).

В сущности, христианство — это религия воскресения. Понятие «воскресения» находится в самом его центре. Если его изъять, христианства не будет. Позвольте мне показать, почему это так.

В Новом Завете говорится о трех различных видах воскресения.

Во–первых, воскресение Христа. Через тридцать шесть часов после смерти Его душа (побывавшая в преисподней, в обиталище мертвых) и его тело (лежащее на каменном возвышении в гробнице) вновь соединились. В то же самое время Его тело было «воскрешено». Это значит, что оно было преображено в то, что Павел называет телом Его славы (Флп. 3:21), и наделено новыми и доселе неизвестными силами. В этом воскресшем теле Христос вырвался из гробницы, проходил через закрытые двери, являлся Своим ученикам, исчезал и, в конце концов, несмотря на законы тяготения, вознесся на небеса, скрывшись из людского поля зрения.

Во–вторых, телесное воскресение. Новый Завет учит, что воскресение Христа является одновременно и доказательством нашего телесного воскресения в последний день и образцом того, как это произойдет. Как Он воскрес, так воскреснем и мы; это будет обязательно и произойдет именно так, как уже было однажды. Апостол Павел совершенно ясно говорит об этом: «Как мы носили образ перстного [т. е. Адама], будем носить и образ небесного [т. е. Христа]» (1 Кор. 15:49). А когда Христос вернется, то «уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его» (Флп. 3:21). В великий день Христова возвращения и нашего воскресения нам будут даны тела, подобные Его телу.

В–третьих, воскресение грешников. Подчеркивая тот факт, что христианство является религией воскресения, я имею в виду не только то, что христиане всего лишь вспоминают воскресение Христа, произошедшее девятнадцать с половиной столетий назад, и с нетерпением ждут всеобщего воскресения мертвых. Между свершившимся воскресением Христа и грядущим телесным воскресением происходит еще одно воскресение — нынешнее духовное (хотя и не менее сверхъестественное) воскресение грешников. Сам Иисус говорил, что принять вечную жизнь — значит перейти от смерти к жизни, воскреснуть из мертвых: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь. Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут» (Ин. 5:24,25). Апостол Павел объясняет это подробнее: «И вас, мертвых по преступлениям и грехам вашим, в которых вы некогда жили… Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, — благодатию вы спасены, — и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе» (Еф. 2:1–6).

Что именно представляет собой это третье воскресение? Что это — приукрашенное и преувеличенное описание того, что происходит, когда люди решают начать жизнь заново? Нет. Нельзя приравнивать воскресение, совершаемое Божьей силой, к изменениям, происходящим по решению человека! Это совершенно разные вещи. В Евангелии говорится, что процесс под названием «обращение в христианство» есть не что иное, как воскресение из мертвых, избавление от духовной могилы, куда завели нас грехи и провинности. Это наделение человека новой жизнью, которая называется «жизнью вечной» и которую человек проводит в общении с Богом, так что христиане — это воистину люди, «ожившие из мертвых» (Рим. 6:13; ср.: 2 Кор. 5:15). Это значит, что человек «восстает из гроба», воскресает к жизни, возвышается к небесам. Это чудо, такое же сверхъестественное чудо свыше, как и воскресение тела. Оно происходит не против природы. Оно вообще находится вне природы, выше ее, поскольку ни один человек не способен поднять себя из могилы и дать себе новую жизнь. «После грехопадения Адама состояние человека таково, что он не может обратиться и своей собственной естественной силой подготовить себя к тому, чтобы уверовать и призывать Божье имя»[50]. Будучи воскрешенным Богом из духовной смерти, христианин живет обновленной жизнью. Будучи «воскрешенным со Христом», он стремится «искать горнего, где Христос сидит одесную Бога» (Кол. 3:1).

Эти три воскресения являются неотделимой частью Евангелия, проповеданного Павлом. К тому же они появляются уже в учении Иисуса. «Сыну Человеческому… должно… быть убиту, — говорил Он, — и в третий день воскреснуть» (Мк. 8:31). Точно так же и все люди воскреснут в последний день. Да и вообще, «что мертвые воскреснут, и Моисей показал» (Лк. 20:37). А пока «Сын оживляет, кого хочет», пробуждая в вечную жизнь тех, кто был духовно мертв по своим грехам (Ин. 5:21 и дал.).

Кроме того, каждое из трех воскресений является чудом, сверхъестественным событием и совершается силой Божьей. Так, например, Христос воскрес из мертвых именно «по действию державной силы Его» (Еф. 1:19). Павел хотел все больше познавать именно «силу воскресения Его», и именно эта сила могущественно действует во всех верующих (Флп. 3:10; Еф. 1:19,20). И когда Христос вернется, именно эта Божья сила «уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все» (Флп. 3:21).

Сегодня церковь Иисуса Христа столкнулась с глубоким кризисом веры. На карту поставлено не что иное, как сама сущность и характер христианства: является ли христианская религия естественной или сверхъестественной? Совершаются многочисленные попытки избавить христианство от всякой веры в сверхъестественное, переписать его заново, вычеркнув? оттуда все эти несовременные чудеса. Но подобные попытки останутся бесплодными, ибо руководит ими заблуждение. Нельзя создать что–либо заново, если для этого сначала придется полностью его разрушить.

Подлинное христианство — христианство Христа и Его апостолов — это сверхъестественное христианство. Это не прирученная, безвредная этика, состоящая из пары–тройки нравственных постулатов и слегка приправленная религией. Напротив, это религия воскресения, жизнь, существующая силой Бога. Та сила, что воскресила Христа из мертвых и однажды поднимет из могилы и нас, сейчас способна дать нам новую жизнь, преобразить наш характер и поведение или (говоря словами, взятыми из англиканской погребальной службы) «воскресить нас из смерти греха в жизнь праведности».

Кл. Льюис однажды удивительно емко подытожил суть того выбора, который лежит перед церковью. Сразу после начала Второй мировой войны в письме к сестре Пенелопе он писал:

«Для меня подлинный выбор лежит… между религией с настоящими сверхъестественными чудесами и спасением, с одной стороны, и всеми разбавленными, модернистскими ее вариантами, с другой»[51].

Таков старый спор между Иисусом Христом и саддукеями. И сегодня циничные, «современные саддукеи» все также продолжают упорствовать: «Воскресения нет!» И сегодня Иисус Христос все также отвечает им: «Вы весьма заблуждаетесь, не зная ни Писаний, ни силы Божьей».

2 . ВЫСШИЙ АВТОРИТЕТ: предания или Писание?

Мы уже отметили, что Иисус Христос постоянно вступал в споры с церковными лидерами Своего времени. Те делали попытки постоянно Его критиковать, Он же изобличал их резко, открыто и прямо. Там, где это было необходимо, Он, ни минуты не колеблясь, публично разоблачал их точку зрения или предупреждал людей об их лжеучении. «Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской», — говорил Иисус Своим ученикам (Мф. 16:6). В предыдущей главе мы рассматривали разногласия Христа с саддукеями относительно характера религии. В настоящей главе мы разберем, как Он спорил с фарисеями о том, что же является авторитетным источником в этой религии.

После вопроса о самой религии (который подразумевает разговор о существовании Бога и Его делах) следующим наиболее важным является вопрос об авторитетах. Знакомясь с чьим–то учением, мы взвешиваем авторитетность данного человека и на основании этого решаем, принимать нам его слова или нет. Поэтому не нужно удивляться, что в один прекрасный день священники, старейшины и книжники подошли к Иисусу и — совершенно справедливо! — спросили:

«Какою властью Ты это делаешь? И кто дал Тебе власть делать это?» (Мк. 11:28) В данном случае Христос стал спорить с этими людьми не потому, что Иисусу не понравился сам вопрос, а потому, что Он почувствовал неискренность за их словами. Но хотя мотивы их были не из лучших, сам вопрос был вполне справедлив.

То же самое происходит и в сегодняшнем христианском мире. Хотя у всех церквей имеется много общего, между ними существуют и глубокие, давние разногласия — особенно между теми церквами, которые называют себя «католическими» и «православными», с одной стороны, и теми, что называют себя «реформатскими» или «протестантскими», с другой; между христианами под знаменем «либерализма» или «радикализма» и христианами, которые называют себя «евангельским христианством». Поскольку эти разногласия уже существуют, как же нам решить, какой церкви верить, за какой из них следовать? В результате все упирается в вопрос об авторитете. И на самом деле люди задают целый ряд вопросов, например, вот таких: «На каком основании вы верите в то, во что верите, и учите тому, чему учите? На каком основании вы принимаете те или иные доктрины, а другие отвергаете? И кто дал вам эти основания? От чего зависит ваш выбор — от личного мнения, от убеждений каждого или от вероисповедания той или иной церкви? Или существует некий критерий, некий объективный образец, с помощью которого можно оценить и взвесить учения всех церквей и христиан? Существует ли такой вот беспристрастный арбитр, разрешающий все споры? Есть ли в природе какой–нибудь подлинный авторитет, чьи суждения окончательны и не подлежат сомнению?»

От этих общих вопросов мы переходим к вопросу конкретному и исключительно важному. Вот в чем он состоит. Каждая церковь, какой бы «физиономией» она ни обладала, в той или иной степени опирается на авторитет Библии. Но является ли Библия единственным источником учения церкви? Или церковь имеет право дополнить авторитет Писания авторитетом преданий, или традиций? Конечно, слово «предания» в христианском контексте обозначает лишь то, каким образом христианство «передается» от одного поколения верующих к другому. Если бы так передавалось лишь одно Писание, то слова «Библия» и «предание» были бы синонимами, и в этом отношении не возникало бы никакой проблемы. Но поскольку в действительности каждое поколение — как это и должно быть — толкует христианскую веру, стремясь разъяснить и применить ее в своей повседневной жизни, то потомкам передается как вера (Писание), так и ее толкование (предание, традиция). Поэтому Писание и предание — это разные вещи. И, значит, возникает вопрос: каковы взаимоотношения между Писанием и преданиями?

Хотя сегодня этот вопрос весьма актуален, возник он не в наше время. Он был яблоком раздора еще между фарисеями и саддукеями много лет назад. Вот как об этом писал Иосиф Флавий: «Я только упомяну, что фарисеи передали народу, на основании древнего предания, множество законоположений, которые не входят в состав Моисеева законодательства. Ввиду этого–то саддукеи совершенно отвергают все эти наслоения, требуя обязательности одного лишь писаного закона и отнимая всякое значение у устного предания».[52]

Взгляд фарисеев на предания

В предыдущей главе мы видели, как Иисус перед саддукеями защищал точку зрения фарисеев, утверждая, что религия является не естественной, а сверхъестественной. Сейчас мы увидим, что Он становится на сторону саддукеев против фарисеев и утверждает, что авторитетом в религии являются не предания, а Писание. Однако Иисус не стремился раздуть их традиционные распри, не был Он и перебежчиком с одной стороны на другую. Ибо в обоих случаях, хотя Он и поддерживал совершенно разные группы людей, позиция Его оставалась неизменной: Он вновь обращался к Писанию. Он упрекнул саддукеев в том, что они заблуждались, и объяснил эти заблуждения незнанием Писания. Фарисеев же Он упрекнул в том, что своими преданиями они «устраняют Слово Божие» (Мк. 7:13).

Теперь нам нужно пояснить цитату из Иосифа Флавия, приведенную выше. Фарисеи упрямо цеплялись за все унаследованные ими предания. Они верили, что «предания старцев» (хотя их и передавали из уст в уста и они не были запечатлены в законе) были даны Моисею Самим Богом на горе Синай вместе с заповедями. Таким образом, согласно убеждением фарисеев, существовало два параллельных Божьих откровения: запечатленный закон и устные предания, в равной степени важные и авторитетные.

Во II столетии до Р. Х. эти устные предания были записаны и получили форму Мишны. Она состоит из шести разделов и включает в себя законы, касающиеся сельского хозяйства, праздников, супружеских отношений, а также гражданские, криминальные и обрядовые законы. Впоследствии ко всему этому добавилась Гемара, представляющая собой толкование Мишны. Вместе Мишна и Гемара составляют еврейский Талмуд.

Можно привести несколько цитат, чтобы показать, насколько ревностно и набожно фарисеи относились к этому собранию преданий. В одном из Таргумов еврейских раввинов (Таргум — это арамейский перифраз Ветхого Завета) даже сказано, что Бог «днем занят изучением Писания, а ночью — изучением Мишны»[53]. Позднее раввины говаривали: «Писание — это вода, Мишна — вино, а Гемара — приправленное вино»[54].

Таким образом, фарисеи как бы заглушали Писание массой традиций и преданий; саддукеи же подрывали авторитет Писания своими поверхностными толкованиями. Проще говоря, фарисеи прибавляли к Слову Божьему, а саддукеи убавляли от него. И то, и другое — дело вредное и опасное.

Давайте же теперь обратимся к спору Христа с фарисеями. Марк записал его так (Мк. 7:1–13; ср.: Мф. 15:1–9):

Собрались к Нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима; и, увидевши некоторых из учеников Его, евших хлеб нечистыми, то есть неумытыми руками, укоряли.

Ибо фарисеи и все иудеи, держась предания старцев, не едят, не умывши тщательно рук; и, пришедши с торга, не едят, не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей. Потом спрашивают Его фарисеи и книжники: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб? Он сказал им в ответ: Хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исайя, как написано: „Люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим". Ибо вы, оставивши заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное. И сказал им: Хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание? Ибо Моисей сказал: „Почитай отца своего и мать свою", и „Злословящий отца или мать смертию да умрет". А вы говорите: кто скажет отцу или матери: „корван, то есть дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался", тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей, устраняя Слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое сему подобное.

Толчком к этому спору послужили укоры фарисеев, увидевших, как некоторые из учеников Иисуса ели хлеб нечистыми руками (ст. 2). Греческое прилагательное koinos означает «общий, общепринятый», то есть имеется в виду, что руки учеников были «нечистыми, согласно общепринятому обряду». Марк добавляет от себя, что ученики ели неумытыми руками. Важно понять, что речь шла не о здоровье или гигиене, а об исполнении обряда очищения. В стихах 3 и 4 Марк довольно пространно поясняет сущность этого обряда для своих читателей–язычников. «Фарисеи и все иудеи [ибо фарисейские принципы были среди них популярны], — пишет он, — держась предания старцев, не едят, не умывши тщательно рук». Особенно «пришедши с торга», добавляет Марк, они «не едят, не омывшись» — ведь на базаре можно подцепить какую угодно нечистоту и пакость, и вполне возможно, что как раз в тот момент ученики Иисуса только что вернулись именно оттуда (Мк. 6:56). Но это еще не все. «Есть и многое другое, чего они приняли держаться», например, обрядовое «омовение чаш, кружек, котлов и скамей».

Марк ничуть не преувеличивал, говоря о настойчивости фарисеев по отношению к омовению рук. В своей книге А. Эдершайм приводит пример, показывающий всю строгость, с какой соблюдалась эта традиция[55]. «Несоблюдение сего, — пишет он, — равнялось совершению скверного плотского греха». Согласно фарисейскому учению, считалось, что подобный проступок неизбежно приведет к обнищанию или к другим подобным бедам и несчастьям. Кроме того, «хлеб, съеденный нечистыми руками, считался ничем не лучше грязи и отбросов».

Итак, фарисеи подошли к Иисусу и спросили: «Зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?» (ст. 5). Больше всего нас интересует ответ Господа, и его мы рассмотрим с особой тщательностью. Прежде всего, Ему было что сказать насчет их взглядов на очищение и Он применил к ним слова Бога, сказанные Израилю через пророка Исайю: «Люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня…» (ст. 6,7, цит. Ис. 29:13). Поклонение фарисеев Богу было тщетным потому, что оно было лишь внешним. Двигались только губы, сердце оставалось неподвижным. В последующих главах мы поговорим об этом подробнее; речь пойдет о том, что, по сути своей, христианская нравственность и поклонение исходят изнутри.

Далее Иисус упоминает об отношении фарисеев к преданиям. На этом мы сейчас и сосредоточим свое внимание. В противовес фарисейским взглядам, Иисус выставил три важных принципа. Во–первых, Писание дано нам Богом, а предания составлены людьми. Во–вторых, придерживаться Писания нужно обязательно, а преданий — по личному выбору каждого. В–третьих, Писание обладает высшим авторитетом, а предания ему подчинены. Далее мы рассмотрим каждый из этих принципов по очереди.

Писание дано Богом, предания составлены людьми

Что говорит Иисус о преданиях? Фарисеи назвали их «преданиями старцев» (ст. 3, 5), однако Иисус назвал их «заповедями человеческими» (ст. 7) и «преданием человеческим» (ст. 8).

Эти слова немедленно выбили почву у фарисеев из–под ног. Как мы уже видели, они верили, что и Писание, и предания были в равной степени древними: и то и другое было дано Моисею, и то и другое было небесного происхождения. Христос не разделял этого мнения. Напротив, Он четко отделил Библию от преданий. С одной стороны, есть то, что «Моисей сказал» (ст. 10), а с другой, — то, что «вы говорите» (ст. 11). На первый взгляд, Иисус просто противопоставляет друг другу две разные иудейские традиции или два разных течения философской мысли — Моисея и старцев. Но Сам Он рассматривал это различие совсем не так. Для Него Моисей и старцы были несопоставимы. Старцы были людьми, склонными ошибаться, приверженцами человеческих традиций. Устами же Моисея говорил Сам Бог. Поэтому все, что «вы говорите», является «словом, которое вы установили» (ст. 11,13), или «преданием человеческим» (ст. 8). Однако то, что «Моисей сказал» — это «заповедь Божия» (ст. 8, 9, 10), «слово Божие» (ст. 13). Чтобы вообще не оставалось никаких сомнений, обратите внимание на то, что фраза «Моисей сказал» (ст. 10) в Мф. 15:4 передана как «Бог заповедал», и такое отношение к Писанию было характерным как для Самого Иисуса, так и для Его апостолов. Для них фразы «Писание говорит» и «Бог говорит» означали одно и то же[56].

Таким образом, на основании авторитета Самого Господа мы можем видеть разницу между Писанием и преданиями — как между запечатленным Божьим Словом и всеми человеческими толкованиями и домыслами.

Иными словами, можно сказать, что в Писании признается только одно «предание», только одна «традиция» — и это само Писание. Ибо слово «предание» (paradosis) означает то, что передается из поколения в поколение, и Бог с самого начала задумал так, чтобы Его Слово, единственное в своем роде Божье откровение, данное пророкам и апостолам, передавалось верующими из поколения в поколение. Поэтому апостол Павел писал Тимофею: «Что [ты] слышал от меня… передай верным людям, которые были бы способны и других научить» (2 Тим. 2:2). От Павла — к Тимофею, от Тимофея — к верным людям, а от них — к другим. Вот в чем заключается подлинная апостольская традиция — в постоянной передаче апостольского учения. По этой записанной апостольской традиции первая церковь научилась судить о всяком учении, подвергая его проверке, заповеданной им апостолом Павлом, а именно: церковь должна была проверять, соответствует ли то или иное учение «преданию, которое приняли от нас» (то есть от апостолов) (2 Фес. 3:6). В Комментарии на отрывок из Второго Послания к Тимофею (2:2) Генри Альфорд сказал: «Писание — это Божий способ закрепления предания так, чтобы оно оставалось достоверным, сколько бы ни прошло времени»[57].

Следовательно, поскольку Иисус различал между старцами и Моисеем, мы тоже должны разделять апостольские предания (то есть Писание) и церковные предания (то есть учение церкви). Вместе с Иисусом мы тоже должны сказать, что первое дано Богом, а второе — составлено людьми.

Писание обязательно, предания — по личному выбору каждого

Когда мы следуем за Христом в том, что отделяем Писание от преданий, мы должны остерегаться того, чтобы не перегнуть палку. Иисус не отрицал огульно все человеческие предания и традиции, вообще запрещая Своим ученикам чтить любые людские постановления и следовать им. Он всего–навсего поставил предания на отведенное им место — то есть на второстепенное. И если эти предания не противоречат Писанию, Он позволил людям самим выбирать, следовать им или нет.

Как раз этого–то фарисеи и не делали. Согласно второй части цитаты из Мк. 7:7 (ср.: Ис. 29:13), они «учили учениям, заповедям человеческим». Слово, обозначающее здесь «учение», по–гречески звучит как didaskalia. Суит Х. В. в своем Комментарии определяет его как означающее «четкое наставление или указание направления»[58]. Другими словами, фарисеи брали свои собственные, унаследованные от предков, но по сути человеческие постановления и учили им как авторитетным библейским доктринам. Они пытались навязать другим то, чего Бог не включал в Свои заповеди. Таким образом, они возвышали свои предания, приписывая им такой же авторитет, каким обладали лишь заповеди, данные Богом. Тем самым они фактически настаивали на том, что исполнение их преданий необходимо для спасения. Однако человеческие предания не являются такими «учениями», в которые всем нужно верить, которым все должны повиноваться.

Возьмем, к примеру, фарисейский обряд очищения. Нет ничего плохого в том, чтобы помыть посуду, из которой мы собираемся есть, или помыть руки перед едой. С точки зрения гигиены, такая практика весьма похвальна. С точки зрения соблюдения обрядов, это вполне невинные действия. Безусловно, ничего противоречащего Писанию здесь нет. В то же самое время, это не заповедано Богом в Его Слове, и посему фарисеи не имели никакого права возвышать подобные обряды до уровня Божьего повеления и превращать их в обязательные для всех.

Очень похож на все это был и фарисейский обычай Корвана. Обычай этот предполагал соблюдение клятвы, и в Божьем законе говорилось, что клятвы нужно исполнять. Но фарисеи вышли за границы Писания и сами разработали подробные наставления, в результате которых в некоторых ситуациях, как сказал об этом Иисус, они «попускали» человеку нарушать закон (ст. 12). Это очень выразительное слово. Оно показывает, что фарисеи вели себя как арбитры и судьи нравственности. Они разрешали и запрещали людям те или иные поступки, но на это Бог не давал им никакого права.

Итак, Иисус настаивал на том, что эти предания (которые не являлись требованиями Писания, но в то же самое время не противоречили ему), хотя и безвредны, но, тем не менее, не обязательны для всех. Поскольку они являются «заповедями человеческими», их никогда нельзя выдавать за «слово Божие» и предписывать всем. По отношению к ним человек свободен.

Поскольку Иисус не стал ни оправдывать поведение Своих учеников, ни упрекать их за расхождение с фарисейским преданием и обрядом, то это, «по крайней мере, показывает, что Иисус достаточно равнодушно относился к исполнению традиций»[59]. И в данном случае Он осуждал именно настойчивые попытки фарисеев «ввести соблюдение преданий в ранг важной необходимости»[60].

Именно в этом и заключается учение о достаточности Писания, которое так хорошо понимали сторонники Реформации. Англиканская церковь очень ясно выражает его в своих «Статьях». Статья VI «О достаточности Священного Писания для спасения» гласит следующее: «Священное Писание содержит в себе все необходимое для спасения: посему если то или иное постановление невозможно прочесть в Писании или доказать из Писания, нельзя требовать ни от одного человека, чтобы тот веровал в него как в учение христианской веры, и нельзя почитать его необходимым для спасения». Это не означает, что у церкви вообще нет ни авторитета, ни власти. Предания, не противоречащие Писанию, вполне допустимы, но их нельзя превращать в обязательные. Статья XX «Об авторитете и власти церкви» гласит: «Церковь обладает властью устанавливать обряды и ритуалы… Однако церковь не должна предписывать ничего, что противоречило бы запечатленному Слову Божьему… Поскольку церковь не должна предписывать ничего вопреки Писанию, то, несмотря на то что церковь свидетельствует и хранит Священное Писание, она не должна заставлять людей считать, что любое постановление, кроме Писания, является необходимым для спасения». Различие проведено очень четко. Ни при каких условиях церковь не имеет права установить что–либо вопреки Писанию. Кроме Писания (то есть дополнительно к нему), она может ввести определенные правила, однако помня о том, что исполнение этих правил не может быть навязано людям в качестве непременного условия спасения.

Пожалуй, стоит показать все это на наглядном примере В Англиканской церкви по традиции всякому верующему, принимающему крещение, перекрещивают лоб в знак того, что после крещения он «не будет стыдиться исповедовать веру в Христа распятого». Также по традиции во время свадебного обряда невеста принимает кольцо от жениха. По традиции во время погребальной службы гроб с телом вносят в церковь. По традиции служители церкви на время службы надевают особые одежды. Ни одна из этих традиций не заповедана нам в Писании. В то же время ни одна из них не противоречит Библии. Поэтому они вполне позволительны — если только людям не говорят, что эти традиции даны нам Богом, и если исполнение их не становится обязательным для спасения.

Все, что сказано здесь о церквах, относится и к отдельным христианам. Возможно, мы особо ценим какие–то предания или традиции, верования или обряды. Например, мы разработали программу, носящую отчетливый пророческий характер (а это тоже принадлежит к категории преданий, поскольку является толкованием Писания), или мы приняли для себя определенные правила и традиции: молитву, чтение Библии, посещение собраний, причастие, пост и христианское пожертвование. И если наши правила и традиции не противоречат Писанию, то мы свободны их придерживаться, — и это наше личное мнение, личное установление. Но мы не имеем права превращать свои традиции в жесткие правила для других. В противном случае мы обнаружим, что «учим учениям, заповедям человеческим». Мы должны предоставить другим людям свободу отвергнуть их.

Писание обладает наивысшим авторитетом, предания подчинены ему

Третий принцип, а именно, принцип высшего авторитета Писания, Иисус показал на примере учения фарисеев о Корване.

Корван — это транслитерация еврейского слова, довольно часто встречающегося в Ветхом Завете и означающего дар или приношение, освящаемое для Бога. Когда какой–то предмет или денежная сумма объявлялись Корваном, это не означало, что эти деньги или предмет тут же и сразу же нужно было отдать для служения Богу в храме. Объявлялся не столько сам факт даяния, сколько намерение отдать. «Обычно имелось в виду, что ту или иную сумму или тот или иной предмет надо было теперь считать Корваном»[61]. Затем иудейская традиция развилась таким образом, что если что–то однажды объявлялось Корваном, то впоследствии уже ничего нельзя было изменить: нельзя было отдать то, что считалось Корваном, для какой–либо иной цели. (Это объясняет бунт иудеев по поводу того, что Пилат построил свой знаменитый акведук на деньги, считавшиеся Корваном.) Далее, если произнося какую–нибудь клятву, человек употреблял слово «Корван», эта клятва считалась абсолютно нерушимой. Более того, фарисеи «прямо утверждали, что такая клятва остается нерушимой, даже если ее исполнение приведет к нарушению закона»[62].

Речь в этом споре Христа с фарисеями идет о молодом человеке. Этот юноша либо необдуманно, либо по соображениям набожности дал клятву насчет своих денег. Он назвал эти деньги Корваном, и, таким образом (согласно традиции), они не могли быть истрачены ни с какой иной целью, даже если речь шла о содержании престарелых родителей. Эдершайм упоминает об особом рассуждении в Мишне о том, может ли Божья заповедь почитать родителей отменить такую клятву[63]. В конце концов, Мишна дает на этот вопрос отрицательный ответ. Однако Господь Иисус, очевидно, считан справедливым и верным противоположное решение. Для Него вопрос был ясен, потому что разрешил его еще Моисей, дав израильтянам четкую заповедь и предостережение (Мк. 7:10). Заповедь гласила: «Почитай отца своего и мать свою», а предостережение — «Злословящий отца или мать [насколько же больше тот, кто делает зло отцу или матери!] смертию да умрет» (ср.: Исх. 20:12; 21:17). «А вы, — продолжает Иисус, явно подчеркивая контраст между фарисейским учением и учением Моисея, — вы говорите, что если человек, давши клятву, отдал свое богатство» (Перифраз 11–го стиха), то ему можно «и не почтить отца своего или мать свою» (Мф. 15:6). Таким образом, «вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей, устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили» (Мк.7: 12, 13). Кроме того, вы «делаете многое сему подобное», то есть тот же самый принцип устранения Писания преданием можно найти и в других ваших поступках.

Наверное, сейчас было бы полезно сопоставить второй и третий принципы, утверждаемые здесь Христом. Второй заключается в том, что те предания или традиции, которые не противоречат Писанию (например, омывание рук и посуды), позволительны, если остаются при этом необязательными. Третий принцип заключается в том, что традиции и предания, противоречащие Писанию (например, клятва о Корване, следствием которой явилось непочтение к родителям), нужно с твердостью отвергать. Ибо Писание всегда обладает высшим авторитетом, а предания должны ему подчиняться.

Иисус повторяет этот третий принцип три раза, чтобы ни у кого не осталось сомнений. Стих 8: «Вы, оставивши заповедь Божию, держитесь предания человеческого». Стих 9: «Хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание?» Стих 13: «Устраняя Слово Божие преданием вашим, которое вы установили». Каждый раз Иисус противопоставляет человеческие предания и заповеди Божьи и запрещает нам «оставлять», «отменять» и «устранять» Слово.

Божье ради того, чтобы «держаться» своего предания и «соблюсти» его. Вообще–то, мы должны поступать как раз наоборот! Наш долг в том, чтобы «держаться» Слова Божьего, «соблюдать» его и, если необходимо, «оставить», «отменить» и «устранить» для этого наши человеческие предания и традиции. Еще яснее это проступает в рассказе Матфея об этой истории, где ключевым понятием является слово «преступление», то есть нарушение закона или заповеди. Фарисеи спрашивают: «Зачем ученики Твои преступают предание старцев?» Иисус отвечает им: «Зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?» (Мф. 15:2,3).

Преступление фарисеев, должно быть, уже понятно вам. Да, они не хотели ничего плохого. Они утверждали, что устные предания были «оградой для Торы», то есть защитным оплотом, призванным сохранить закон в его цельности, «однако на самом деле предания вмешивались в закон, искажая его»[64]. Более того, на практике они, по всей видимости, предпочитали свои собственные предания, так что раввин Иехония говорил: «Слова Соферима (т. е. книжников)… более любимы, нежели слова Торы (т. е. закона)»[65].

Иисус твердо противостоял такой тенденции. Он настаивал, что, когда Писание расходится с преданием, Писание всегда стоит выше предания. Например, Божье Слово о почитании родителей должно перевесить человеческую традицию клятвы о Корване (Мк. 7:11). Этот принцип Иисус провозглашал и применял снова и снова. То, что Он с почтением подтверждал богодухновенность и высший авторитет ветхозаветных Писаний, не подлежит сомнению. Например, в Нагорной проповеди и в Своем учении о соблюдении субботы и о разводе Он отодвинул все накопленные иудеями предания и вернулся прямо к запечатленному Божьему Слову. Для него Писание всегда оставалось высшим арбитром. «Разве не читали вы? — спрашивал Он, — Что написано в законе?» Именно то, что написано, то, что можно прочесть, — то есть учение Писания — должно являться высшим авторитетом в каждом споре и разрешать все разногласия.

Теперь мы сможем сопоставить и совместить все три принципа, изложенные Иисусом в Его споре с фарисеями. Он утверждал божественность[66], достаточность и высший авторитет Писания. Это означает, что Иисус подтвердил достаточность Писания без добавления к нему каких–либо обязательных традиций и преданий, а также его высший авторитет, согласно которому и должны оцениваться все предания. А основанием, на котором Христос возвел две эти истины, является божественное происхождение и богодухновенность Писания; предания — это слова человеческие, но Писание — Слово Божье.

Теперь от библейского принципа мы обратимся к примеру из истории.

Приверженцы Реформации и высший авторитет Писания

Взаимоотношения между Писанием и преданиями были одной из главных причин разногласий во времена Реформации. Обе стороны принимали божественное происхождение и авторитет Библии. Спорили они не об этом. Вопрос заключался в том, является ли Библия единственным авторитетом, достаточно ли будет ее учения, без каких–либо внебиблейских дополнений, для спасения и превосходит ли ее авторитет даже самые древние предания и традиции церкви.

Рим утверждал, что нет. Подобно фарисеям, он сильно полагался на так называемые «неписаные предания». Действительно, во взглядах на предания и традиции у фарисеев и римских католиков тогда было много общего. И те, и другие верили, что их предания богодухновенны, как и Писание. Фарисейские предания начинались со времен Моисея; католические — со времен Христа. Таким образом, в Мишне раввин мог провозглашать следующее: «Моисей принял (устный) закон на горе Синай и передал его Иисусу Навину; тот передал его старейшинам, старейшины — пророкам, а пророки — мужам великой синагоги». Точно также в Риме утверждали, что его предания были «приняты апостолами из уст Самого Христа или из уст самих апостолов, когда им говорил Святой Дух»[67]. Четвертое собрание Трентского Собора в 1546 году постановило: «Писание и предания должны приниматься церковью как равные по авторитету». Далее сказано, что Собор «принимает и почитает с равным восхищением» как Писание, так и предания. В результате Римско–католическая церковь не попыталась измениться согласно требованиям Писания и исключить из своей системы предания и традиции, касавшиеся, например, девы Марии, мессы, священнослужителей, чистилища и индульгенций, — предания, которые разрослись за много столетий, хотя в Писании их либо нет вообще, либо есть прямые им опровержения.

Приверженцы Реформации думали иначе. Sola Scriptura — «только Писание» — было одним из камней, на котором они строили свое учение. Они знали, что у первой церкви было достаточно оснований для того, чтобы раз и навсегда определить и закрыть канон Нового Завета. Утверждение этого канона (причем, делая это, церковь не наделяла книги Библии каким–то дополнительным авторитетом, а просто признавала авторитет, присущий им изначально) означало, что между апостольским преданием и преданиями церковными была проведена четкая граница, что апостольские предания книг Нового Завета являются каноном, стандартом, меркой, по которой всегда нужно проверять церковные предания и традиции. Приверженцы Реформации также знали, что отцам первой церкви это тоже было известно. «Все споры отцов первой церкви с еретиками касались того, что сказано в Писании, — писал Кранмер, — …но когда речь шла о том, чего нет в Писании, они никогда не обвиняли человека в ереси»[68]. Значит, их меркой была Библия.

Тот же самый вопрос о Писании и предании был упомянут Хью Латимером в его знаменитой «Проповеди о плуге», прочитанной возле собора св. Павла 18 января 1548 года. В ней он назвал дьявола «самым усердным епископом и прелатом во всей Англии», который «никогда не покидает своей епархии» и является «наиусерднейшим проповедником во всем королевстве». И везде, где бы ни поселился дьявол, продолжал Латимер, «где бы ни проходил его плуг, там выносятся книги — и вносятся свечи, убираются Библии — и достаются четки… провозглашаются человеческие предания и законы — и отменяются предания Божьи и Его святое Слово»[69].

Однако процитированные мною документы Реформации и антиРеформации принадлежат XVI и XVII столетиям. А что происходит сейчас? Остались ли Римско–католическая и Протестантская церкви на тех же самых позициях, что и триста–четыреста лет тому назад?

Современные тенденции в Римско–католической церкви

Сначала давайте взглянем на позицию Римско–католической церкви. Одним из самых важных документов, принятых II Ватиканским собором (1962–1965), была догматическая конституция «О Божественном откровении». В шести главах конституции содержится учение совета о самом откровении, о том, как оно было передано людям, о богодухновенности Писания и его толковании, о Ветхом Завете, Новом Завете и о Писании в жизни церкви.

Многое там можно только горячо приветствовать. Например, туда включено прямое подтверждение о полной богодухновенности Писания. Согласно параграфу 11, Римско–католическая церковь «верит, что книги как Ветхого, так и Нового Завета во всей их полноте, во всех их частях являются священными и каноническими, поскольку они были написаны под вдохновением Святого Духа… и, значит, автором их является Бог… Следовательно, поскольку все, написанное вдохновенными авторами библейских книг, должно приниматься нами как сказанное Святым Духом, то нужно признать, что книги Писания твердо и верно и без ошибки преподают нам истину, которую Бог пожелал включить в Священное Писание ради нашего спасения».

Еще одной особенностью догматической конституции является то, что она с новой силой призывает верующих посвящать себя изучению Библии. На протяжении столетий чтение Библии простыми прихожанами Римско–католической церкви не поощрялось, а порой даже и запрещалось. Однако теперь Писание получило в этой церкви свободу — и последствия этого предсказать трудно. Параграф 22 гласит: «Все верные христиане должны иметь свободный и легкий доступ к Священному Писанию». В сноске к нему мы читаем следующий комментарий: «Это, пожалуй, самое крупное нововведение в конституции. Это первый официальный документ, принятый церковью со времен первых столетий, который провозглашает доступность Библии для каждого»[70].

В следующем параграфе конституции богословов призывают «посвятить свои силы… исследованию и толкованию Божьего Слова», чтобы «как можно больше служителей Божьего Слова могли наилучшим образом нести духовную пищу Божьему народу…».

Последний параграф (26) заключает: «Итак, именно таким образом, через чтение и изучение священных книг, пусть „Слово Господне распространяется и прославляется" (2 Фес. 3:1) и да наполняются сердца людей все больше и больше сокровищами откровения, вверенного церкви». Кроме того, совет выражает надежду на «новую волну духовного оживления благодаря возросшему благоговению перед Божьим Словом, которое „пребывает вовеки"».

Итак, Римско–католическая церковь, самая консервативная церковь мира, несмотря на все ее уверения в своей неизменности, несмотря на упомянутые выше реакционные заявления и уверения папы римского, все–таки замесила библейскую закваску в свое древнее тесто. Вполне возможно, что она окажется неспособной остановить ее полное действие. Что ж, посмотрим!

На первый взгляд кажется, что II Ватиканский собор подтверждает концепцию Трентского собора о том, что Писание и предание являются двумя отдельными и независимыми частями Божьего откровения. Параграф 10: «Священные предания и Священное Писание составляют одно священное Слово Божие, переданное церкви». Параграф 21: «Церковь… всегда считала Писание вместе со священными преданиями высшим авторитетом веры и будет считать так всегда».

В то же самое время, если копнуть поглубже, можно увидеть незаметную, но значительную перемену. Автор введения к конституции Р. А. Ф. Маккензи рассказывает, что «появление этого документа на свет было весьма драматичным». По всей видимости, предварительный вариант конституции, представленный совету Богословским комитетом, был подвернут такой суровой критике на первом заседании (в ноябре 1962 года), что папа Иоанн назначил новую, объединенную комиссию для переработки текста. Этот пересмотренный текст, подвергнувшийся дальнейшим изменениям на третьем заседании, был принят почти единогласно на четвертом заседании в 1965 году.

Основное различие между первым вариантом и окончательным документом составляет толкование взаимоотношений Писания и преданий. Изначально первая глава документа была озаглавлена «Два Источника Откровения», имея в виду Писание и предания. В окончательной версии, однако, эту главу заменили две другие. Первая была посвящена самому откровению, а вторая — тому, как оно передается, и там «нет четкого разделения Писания и преданий как двух отдельных „источников"»[71]. Вместо этого они уподоблены двум ручьям, вытекающим из одного источника. Параграф 9: «Между священными преданиями и Священным Писанием существуют тесная связь и общение. Ибо и Писание, и предания берут начало из одного и того же Божественного источника, образуют определенное единство и стремятся к одной и той же цели». По всей вероятности, это означает, что наравне с Писанием существует еще один авторитет — традиционное церковное толкование Библии. В последний момент к этой главе по просьбе папы Павла было добавлено еще одно предложение[72]: «Церковь черпает свою уверенность обо всем, что открыл нам Бог, не только из Священных Писаний». А вот фраза, взятая из документов Трентского Собора: «Поэтому и священные предания, и Священное Писание мы должны принимать и почитать с равным уважением и ревностностью».

Эта последняя фраза может привести нас к печальному выводу, что ничего не изменилось. Однако перемены есть, хотя бы в том, как расставлены акценты. В утверждении папы Павла не говорится, что Римско–католическая церковь считает своими авторитетами равно Писание и предания (как это было сказано в Тренте); здесь сказано, что «церковь черпает свою уверенность обо всем, что открыл нам Бог» как из Писания, так и из преданий. В данном случае предания все–таки занимают второстепенное, дополнительное место, ибо, если их используют в качестве подтверждения, они оказываются не альтернативой Писанию, но его толкованиями, существующими параллельно с Библией. Мы знаем, что этот вопрос (о том, являются ли предания отдельным авторитетным источником откровения или дополнительным течением) «был предметом многочисленных споров на Совете» и что «большинство отцов церкви предпочло не склоняться ни на ту, ни на другую сторону»[73].

Однако решение по этому вопросу рано или поздно придется принять. Римско–католическая церковь не сможет вечно пребывать в нерешительности и колебаниях, не зная, какой точке зрения последовать. Уже сейчас в Конституции заметно это колебание между двумя мнениями; некоторые ее положения кажутся противоречащими друг другу. Профессор Фредерик Грант в своем «Ответе» на этот документ вполне справедливо пишет: «Если бы эта Конституция хоть что–нибудь сказала об основаниях таких доктрин, как вознесение блаженной Богоматери, хотя бы то, что такие доктрины основаны на истинном предании, — это уже было бы значительным прояснением для многих интересующихся. И, может быть, это позволило бы начать диалог с целью прояснить критерии истинности того или иного предания, а также выбрать мерки, согласно которым следует по–новому оценить внебиблейские учения и, если возможно, вновь определить их в категорию набожных воззрений, где (по мнению многих) им и следует находиться, — но никак не в категорию библейской догмы»[74].

Ко всему сказанному следует добавить еще одно соображение. Даже если преданиям теперь отведено второстепенное место и сказано, что они не дополняют, а лишь толкуют Писание, — а это шаг вперед по сравнению с советом в Тренте — этого далеко не достаточно. С богословской точки зрения, мы должны пойти еще дальше (подобно Христу) и сказать, что все внебиблейские предания подвержены ошибкам и подлежат исправлению с помощью Писания. С прагматической точки зрения довольно опасно утверждать, что предания — это церковное толкование Писания, само по себе обладающее авторитетом: ибо как нам узнать, какие предания ложны, а какие истинны? Во времена Христа существовали соперничавшие между собой школы раввинов, и, чтобы установить истину, Он всегда обращался к самому Писанию. В католической церкви тоже существовали и существуют соперничающие богословские традиции. И вот, для того чтобы отличить истину от лжи, подлинное от поддельного, Римско–католическая церковь обращается к magisteriwn (который, как предполагается в церкви, дан ей Христом), — то есть к авторитету в учении, которым наделен, прежде всего, папа римский: ведь его высказывания ex cathedra считаются непогрешимыми. Поэтому–то папа Пий IX и осмелился утверждать: «Предание — это я». По сути дела, Писание опять оказывается подчиненным преданию, и окончательным авторитетом снова становится церковь. Но мы должны настаивать на том, чтобы все было как раз наоборот, как настаивал на этом Господь Иисус, а именно: провозглашать, что высшим авторитетом в христианстве является Писание, ибо в нем — Бог, говорящий через Писание. И если предания передаются из уст в уста, открыты для добавлений и искажений и часто противоречивы, то Писание записано, навеки закреплено и всегда последовательно.

В то же самое время нам можно и нужно благодарить Бога за эти первые, пробные признания высшего авторитета Библии, которые «проклевываются» в конституции, подобно первым подснежникам, предвещающим конец холодов и начало весны. По крайней мере, теперь, наконец, у нас есть возможность вступить с католиками в разговор, обратиться от предания к Писанию. Теперь мы можем попросить их доказать нам, что их предания действительно являются вполне законными разъяснениями Писания, а не простыми добавлениями к нему, от которых можно отмахнуться или которые противоречат Писанию. Тогда они должны быть отвергнуты.

Современные течения в Протестантских церквах

О Римско–католической церкви, пожалуй, хватит. А что можно сказать о церквах, принявших учение Реформации? К сожалению, Протестантские церкви в середине XX столетия не высказываются по этому вопросу ясно и бескомпромиссно. На самом деле, мы стали свидетелями аномального явления: в то время, как Католическая церковь начинает признавать учение Реформации о высшем авторитете Писания, Протестантские церкви, по всей видимости, начинают отходить от своего исторического причала.

Например, на Консультационном совете по единению церквей, собравшем в Соединенных Штатах восемь различных протестантских деноминаций, имеющих в своем составе около двадцати четырех миллионов членов, было заявлено: «Мы не можем больше опираться на Писание как единственный источник Божественной истины, но должны оказывать большее признание удивительному богатству накопленных христианских традиций». Это запутанное утверждение способно легко ввести в заблуждение. Признавать удивительное богатство накопленных христианских традиций — это хорошо и правильно. Но для этого вовсе не нужно прекращать «опираться на Писание как единственный источник Божественной истины».

Я рад сообщить, что официальная позиция Англиканской церкви гораздо лучше. Хотя в англиканских кругах иногда говорят, что Писание, предания и разум составляют «одну нить, скрученную втрое», которая сдерживает и направляет церковь, и хотя в церкви есть те, кто считает эти три «составляющие» равными по авторитетности, тем не менее, официальные положения продолжают утверждать высший авторитет Писания, уделяя преданиям и разуму довольно важное место лишь в его толковании. Так, например, доклад, изданный в 1958 году Ламбетской конференцией и посвященный Библии, содержал в себе такое вот ободряющее высказывание: «Церковь находится не „над" Писанием, а „под" Писанием и вот в каком смысле: канонизация Библии состояла не в том, что церковь наделила авторитетом те или иные книги, а в том, что она признала их авторитет, изначально им принадлежавший. А почему? Эти книги несли в себе свидетельство апостолов о жизни, учении, смерти и воскресении Господа и апостольское толкование этих событий. А церковь должна всегда подчиняться этому апостольскому авторитету»[75].

Несколько практических выводов

До сих пор мы размышляли о библейском принципе (утвержденном Иисусом во время Его спора с фарисеями) и рассматривали примеры из истории (почерпнутые из официальных церковных документов, древних и современных). Теперь необходим практический вывод для того, чтобы привязать наше обсуждение церковного принципа авторитетности к реальности сегодняшнего дня. Я хотел бы предложить вам три соображения насчет того, какое место принадлежит преданиям и традициям.

Во–первых, мы должны провести еще более четкую грань между Библией и преданиями. У большинства христиан есть ряд излюбленных убеждений и привычек; некоторые из них мы, может быть, переняли у родителей, а некоторые — еще с детства усвоили как нечто принятое в нашей церкви. Многие из нас приняли это без особых рассуждений, все сразу. И евангельские верующие в этом смысле не являются исключением. Например, для нас «не прикасайся», «не вкушай», «не дотрогивайся» (Кол. 2:21) часто превращаются в «не кури», «не пей», «не танцуй». Я не хочу здесь обсуждать, следует нам все это делать или нет. Я просто хочу сказать, что в Писании не содержится четких указаний по поводу этих привычек. Значит, эти запреты относятся к разряду «преданий евангельских старцев»; они не являются частью Божьего Слова. Ни один христианин не может уклониться от обязанности подумать, прежде чем придерживаться библейских преданий и принимать ответственное решение по каждому из этих вопросов. После этого он свободен либо воздерживаться от той или иной привычки, либо нет, действуя по своему разумению. Но он не имеет никакого права навязывать свои убеждения другим людям или осуждать тех, кто с ним не согласен. Нам нужно вновь и вновь повторять самим себе то, что повторял Христос, обращаясь к фарисеям: «Писание обязательно для всех, а предания — по выбору каждого».

Во–вторых, мы должны ценить предания такими, какие они есть, а не за те качества, которыми они не обладают. В своем стремлении утвердить высший авторитет Писания евангельские христиане часто относились к преданиям с презрением. Но нам не стоит презирать или отвергать их все без разбору. Некоторые из них являются церковными формулировками библейской истины. Символы веры и вероисповедания христианских церквей принадлежат именно к этой категории традиций. И они обладают великой ценностью. Более того, мы верим, что историческим развитием преданий руководил Сам Святой Дух. Профессор Джеймс Орр в своей книге «Развитие догмы»[76] доказывает, что, по мере того как шли столетия и церковь уясняла для себя доктрину за доктриной, хронологический порядок осознания этих доктрин одновременно был логическим порядком. Начала она с необходимых предварительных сведений и с Самого Бога, потом перешла к обсуждению взаимоотношений между тремя Личностями Троицы и двойной природы Христа. Далее последовали великие учения о человеке, грехе, благодати, искуплении и спасении. Разве мы погрешим против истины, если скажем, что в этом процессе постепенного осознания и уяснения видна рука Святого Духа? Нам нужно отказаться от богословского радикализма (стремящегося заменить «изношенные» категории древних формулировок на что–то совершенно новое) хотя бы потому, что он не оказывает должного уважения преданиям и традиции (в смысле исторического богословия), а значит, и действию Святого Духа. Однако ко всему сказанному необходимо добавить, что даже эти прославленные исторические предания не являются священными и неприкосновенными по сравнению с Библией. Ибо хотя Святой Дух участвовал в появлении на свет и того и другого, мы должны отличать Его работу откровения (в авторах книг Писания) от просвещения или озарения (в истолкователях Библии). Церковные символы веры и вероисповедания нельзя считать непогрешимыми. Их можно критически рассматривать и изменять по мере того, как Святой Дух проливает для нас новый свет на истины Писания. Единственными непогрешимыми формулировками истины являются формулировки самой Библии.

В–третьих, мы должны без колебаний подчинять предания Писанию. Это касается как церквей, так и отдельных верующих.

Каждая церковь должна постоянно менять себя, пересматривая свои традиции в свете Писания и по необходимости внося поправки. Это особенно важно, если церкви стремятся к объединению. Евангельские христиане придерживаются разных убеждений о сущности христианского единства, а также о том, нужно ли вообще ставить целью достижение явного и органического единства христианских церквей. Но все согласятся с тем, что никакое стремление к объединению не будет угодным Богом и полезным для церкви, если оно не содержит в себе и тенденции к изменениям. Истинное единство всегда будет единством в истине, а истина — это истина Библии. Если бы лидеры церквей сели вместе, открыв свои Библии, и четко отделили апостольские предания (то есть библейские) от церковных традиций (которые в Библию не входят), и согласились бы подчинить последние первым, то есть требовать от всех исполнения Писания, но оставлять друг другу свободу по отношению к традициям, — мы сразу смогли бы сделать серьезный шаг вперед.

Именно на таком разделении упорно настаивал профессор Оскар Кулльманн. «Существует… разница между апостольскими и церковными преданиями, — писал он, — и первые являются основанием для последних. Поэтому нельзя считать, что они равны»[77]. Это различие существует из–за уникальности апостольского служения, которое первая церковь безоговорочно признавала: «Закрепление христианского канона Писания означает, что сама Церковь в какой–то момент провела четкую и определенную границу между периодом апостолов и периодом церкви, между временем закладки основания и временем строительства, между апостольской общиной и церковью епископов, — другими словами, между апостольским преданием и преданием церкви. Иначе формирование канона было бы бессмысленным». Результатом такого разграничения, выраженного в закреплении канона, стало появление в церкви нормы, или критерия, позволяющего судить обо всех учениях, появившихся после смерти апостолов. Тем самым мы вовсе не отменяем служение учения в церкви; мы просто смиренно ограничиваем сами себя. «Окончательно закрепив канон Писания, церковь вовсе не отреклась от своего служения учения, но обеспечила будущее этого служения, дав ему высшую норму и авторитет».

Обязанность подчинять предание Писанию лежит не только на церковных общинах, но и на каждом отдельном христианине. Чувствуется настоятельная необходимость в том, чтобы все мы с еще большим смирением и усердием изучали Писание, стремясь подчинить весь свой разум, волю и жизнь тому, что Бог сказал в Своем Слове. Только так мы сможем научиться жить согласно тому, что сказано в Писании, и «не мудрствовать сверх того, что написано» (1 Кор. 4:6).

3. ПИСАНИЕ: цель или средство?

Иисус дважды спорил с иудеями о Писании. Первый их разговор мы обсудили в предыдущей главе. Речь там шла о сущности Писания как запечатленного Слова Божьего, и, следовательно, о его превосходстве над человеческими преданиями и о том, что его одного достаточно для спасения. Второй разговор, к которому мы обратимся сейчас, касается, прежде всего, предназначения Писания: зачем Бог дал его людям.

Иисус Христос ставил Писание на очень и очень высокое место. Он недвусмысленно подтверждал его божественное происхождение и авторитет. Но, кроме того, Он предостерегал нас против опасности слишком уж возвысить Библию (что и делали иудеи) и превратить ее в самоцель. Бог предназначил Писание для того, чтобы указывать людям на Христа и вести их к Нему. Оно задумывалось не как конечная цель, но как средство достижения этой цели.

Этот спор Христа с иудеями (об истинном предназначении Писания) не забыт и в богословских дебатах нашего времени. Как мы уже видели, некоторые люди принижают Писание, не принимая его (как принимал его Иисус) в качестве Божьего Слова. В то же самое время есть и другие, которые чересчур возвышают Библию и относятся к ней с почти суеверной набожностью. Они настолько поглощены самим Писанием, что упустили из виду цель его существования — являть людям Христа. Они вполне заслуживают прозвища «библиепоклонники», потому что ведут себя так, как будто не Христос, а Писание является предметом их почитания и поклонения.

Евангельские христиане очень высоко ставят (или должны ставить) богодухновенность Писания (так к Библии относился и Сам Христос). Но мы должны быть внимательными, чтобы не навлечь на себя обвинений в «библиепоклонничестве», а если кто–то все же укорит нас в этом, должны будем суметь опровергнуть подобные упреки. Своими поступками и словами необходимо ясно показывать, что, в конечном итоге, мы преданы не самому Писанию, но Христу, о Ком это Писание свидетельствует.

Вот как упрекал Христос Своих современников:

Исследуйте Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне. Но вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь (Ин. 5:39,40).

В этих стихах Иисус кратко сказал и о божественном происхождении Писания, и о его практическом предназначении.

Божественное происхождение Писания

«Они свидетельствуют о Мне», — сказал Он, тем самым подразумевая, что свидетельство Писания дано нам свыше.

Чтобы понять силу Его слов, нам придется рассмотреть их в контексте. Большая часть Ин. 5, откуда и взята наша цитата, посвящена свидетельству о Христе, которое подтверждает истинность нашей веры в Него. Глава начинается с описания субботнего дня в Иерусалиме. Место действия — купальня под названием Вифезда, неподалеку от Овечьих ворот. Здесь Иисус исцелил одного паралитика, пролежавшего больным тридцать восемь лет. «Встань, — сказал ему Иисус, — возьми постель твою и ходи» (ст. 8). Иудеи немедленно подняли шум. Во–первых, они упрекали бывшего паралитика за то, что он нарушил субботу, взяв свою постель (ст. 10). Далее они упрекали Иисуса за то, что Он исцелил больного человека, нарушив субботу (ст. 16).

В последовавшем разговоре Иисус подробно разъяснил им, что творит подобные дела вместе с Отцом (ст. 17). Бог дал ему двойное право — воскрешать мертвых (ст. 21) и творить суд (ст. 22). Иисус провозгласил, что всякий слушающий Его слова и верующий в Пославшего Его тут же получает вечную жизнь и освобождается от суда; такой человек уже перешел от смерти в жизнь (ст. 24).

Произнеся эту потрясающую истину, Господь Иисус повторил ее еще раз, с еще большей силой. Мертвые уже слышат Его голос и, услышавши, оживают и встают из своих духовных могил (ст. 25). Таким образом, происходит своеобразное отсеивание, потому что Отец дал Сыну как власть иметь жизнь в Самом Себе, так и власть производить суд (ст. 26, 27). Далее, в Судный день, все, находящиеся в гробах (слово «все» в тексте находится под особым ударением), услышат Его голос и выйдут из могил. Тогда–то и будет завершен процесс отсеивания, ибо одни войдут в «воскресение жизни», а другие — в «воскресение осуждения» (ст. 28, 29).

Это двойное право, которое Иисус провозглашал Своим (власть воскрешать мертвых и судить), заставляло иудеев сделать недвусмысленный вывод о том, Кем Он Себя считал, — и они немедленно сообразили, что Он имеет в виду. Неудивительно, что они хотели убить Иисуса за Его слова, которые сочли богохульными (ст. 18). Ибо и давать жизнь, и судить имеет право только Бог. Тем не менее, Иисус осмеливался утверждать, что Ему дана подобная власть. Уже тогда, по Его словам, Он воскрешал некоторых к жизни, а других судил. А в последний день Его право давать жизнь и творить суд достигнет своей кульминации.

Но могли ли люди поверить в подобные заявления? К этому–то вопросу и обращается сейчас Иисус. Он начинает с того, что опровергает возможные обвинения в гордыне и своевольной претенциозности. Он утверждает, что действует не от Своего имени, но от имени Бога. Он ищет не Своей воли, но воли пославшего Его Отца (ст. 30). Точно так же (ст. 31) Он не полагается только на Свое Собственное свидетельство (ибо никто не может свидетельствовать сам о себе), но на то, что говорит о Нем Бог. Стих 32: «Есть другой, свидетельствующий о Мне, и Я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о Мне». Этот albs (другой) есть Бог–Отец. Конечно, были и свидетели–люди. Был Иоанн Креститель (ст. 32), «светильник, горящий и светящий» (ст. 35). Был Иоанн, автор четвертого Евангелия, которое целиком является свидетельством о Христе (Ин. 20:31). Но заявления Иисуса о Самом Себе имели такое колоссальное значение, были настолько велики, что Ему нужно было свидетельство посильнее, нежели свидетельство людей. Ему было нужно свидетельство свыше.

И вот какое свидетельство Он представил: «Впрочем, Я не от человека принимаю свидетельство… Я же имею свидетельство больше Иоаннова… Пославший Меня Отец Сам засвидетельствовал о Мне» (ст. 34, 36, 37).

Каково же тогда это свидетельство Отца о Сыне? В какую форму облечено это свидетельство свыше? Иисус поясняет, что оно носит двойной характер — оно выражено в делах и в словах. Во–первых, в делах. «Дела, которые Отец дал Мне совершить, самые дела сии, Мною творимые, свидетельствуют о Мне, что Отец послал Меня» (ст. 36; ср.: 14:10,11). Итак, сверхъестественные чудеса Иисуса были одной стороной Отцовского свидетельства о Нем, ибо сотворены они были силою Бога–Отца. Однако Божье свидетельство принимает еще одну форму. «Пославший Меня Отец Сам засвидетельствовал о Мне» (ст. 37) — теперь уже не косвенно, через совершаемые чудеса, но неким прямым, непосредственным образом: «Сам». Более того, глагол «засвидетельствовал» в оригинальном тексте стоит в настоящем совершенном времени, которое означает, что свидетельство началось уже в прошлом и остается в силе по сей день, в настоящем. Каким образом можно узнать это свидетельство? Бог не подавал голоса («гласа Его никогда не слышали»), не являлся людям в видении («лица Его не видели»), но дал запечатленное Слово, которое можно принять, но вы — увы! — «не имеете слова Его, пребывающего в вас». Это, очевидно, «потому что вы не веруете Тому, Которого Он послал» (ст. 37, 38). «Исследуйте Писания… Они свидетельствуют о Мне. Но вы не хотите придти ко Мне…» (ст. 39, 40). Таким образом, Писание — это слово Отца, не пребывавшее в иудеях, Отцовское свидетельство, которое они прочли, но отвергли.

Как Христос рассматривал Писание

Если проанализировать главу, которую мы только что читали, ход мысли становится вполне понятным. Иисус утверждал очень серьезные вещи, когда говорил, что имеет власть воскрешать мертвых и судить, ибо такое может делать только Бог. Когда от Него потребовали доказательств, Он заявил, что у Него достаточно свидетельств, чтобы подтвердить подобные высказывания, — и это не Его собственные слова о Себе, не свидетельства людей, а свидетельство свыше. Это Божье свидетельство было явлено отчасти в сверхъестественных чудесах, которые Он творил по воле Отца, но, большей частью, в запечатленных словах Писания.

Итак, вот как Иисус рассматривал Писание. Свидетельство Библии и есть Божье свидетельство. И главной причиной того, что христиане верят в божественное происхождение Библии, является это утверждение Самого Христа.

Более того, Он постоянно этому учил. Он с почтением и полным одобрением относился к Писаниям Ветхого Завета, подчинялся им и проявлял такое отношение к ним в течение всей Своей жизни и служения, включая и период времени после Своего воскресения из мертвых. Согласно евангелисту Иоанну, Он говорил, что «не может нарушиться Писание» (Ин. 10:35), а Матфей записал Его слова о том, что «ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф. 5:18). Он без колебаний принимал все Писание и верил, что оно истинно. Он с уверенностью предсказал, что Его собственный народ отвергнет Его, предсказал и Свои страдания, смерть и воскресение, ибо так было написано. Он повиновался заповедям и применял принципы Писания в Своей повседневной жизни. Он добровольно занял позицию смиренного послушания всему, что записано в Библии. Слова gegraptai (написано) Ему было достаточно, чтобы разрешить любой вопрос (см.: Мф. 4:4,7,10). Он понимал Свое служение в свете пророчеств Ветхого Завета, признавая и провозглашая Себя одновременно Сыном Человеческим из Книги Даниила и страдающим Рабом Господним из пророчества Исайи. По меньшей мере с двенадцати лет Он чувствовал, что Писание влечет Его душу, вызывая в ней внутреннее побуждение исполнить то, что там для Него предначертано. Отсюда Его удивление: «Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лк. 2:49)

Отсюда же то, о чем писали евангелисты: «Начал учить их, что Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену… и быть убиту, и в третий день воскреснуть»; «Сын Человеческий идет, как писано о Нем»; «Вот, мы восходим в Иерусалим, и совершится все написанное через пророков о Сыне Человеческом» (Мк. 8:31; 14:21; Лк. 18:31). Неудивительно, что апостол Павел позднее написал, что Христос «был послушным даже до смерти» (Флп. 2:8). Когда Петр попытался предотвратить арест Иисуса в Гефсиманском саду, Иисус укорил его: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Мф. 26:53,54).

Кроме того, Христос явно ожидал, что другие люди тоже должны верить и исполнять то, во что Он Сам верил и что исполнял, почитая авторитет Писания. Как мы уже видели, споря с религиозными лидерами, Он как само собой разумеющееся принимал то, что Писание является высшим авторитетом и судьей. Он постоянно обращался к иудеям с вопросом: «Разве вы не читали?..» Незнание Писания привело саддукеев к заблуждению и ошибке; фарисеи споткнулись, когда перестали ему повиноваться. А некоторым из Своих же собственных учеников Иисус уже после воскресения говорил: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» И затем, добавляет Лука, Он, «начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лк. 24:25–27; ср.: ст. 44–47).

Это послушание Писанию, это настоятельное желание, чтобы и другие его исполняли, шло от веры Иисуса в то, что слова Писания были словами Самого Бога. Он соглашался с тем, что книги Библии написали люди, но не сомневался в том, что их рукой водил один всемогущий Автор. Ему было все равно, сказать ли «Моисей говорил» или «Бог говорил» (см.: Мк. 7:10; Мф. 15:4). Он мог процитировать слова автора Быт. (2:24) как слова, сказанные Самим Творцом (Мф. 19:4,5). Точно также Он сказал: «Хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исайя, как написано…», — а затем привел прямую речь, произнесенную Господом Богом (Мк. 7:6; см.: Ис. 29:13). Люди, написавшие книги Нового Завета, убедились в двойном авторстве Писания именно со слов Самого Иисуса. Для них не было существенной разницы в том, чтобы сказать: «Бог… говоривший издревле отцам в пророках [т. е. через пророков]» (Евр. 1:1) или «изрекали его [пророчество] святые Божий человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Пет. 1:21). Говоря через людей, Бог не уничтожал их личность; и когда люди говорили от Bofa, они не искажали Слово небесного Автора. Бог говорил. Люди говорили. Нельзя отделять эти две истины друг от друга.

Итак, Иисус Христос подтвердил авторитет Ветхого Завета. Не было ни одного случая, чтобы Он отвергал написанное или хоть чуть–чуть намекал на Свои сомнения в небесном происхождении Библии. Осуждал Он только то, что люди либо не знали Писания, либо искажали Его[78]. Кроме того, Иисус подготовил все необходимое для написания Нового Завета. Он поставил двенадцать избранных учеников (к которым уже после Своего воскресения добавил Павла) Своими апостолами (то есть особыми посланцами), дав им в течение трех лет возможность интенсивно обучаться и изучать опыт свидетелей и участников событий. Он наделил их Своей личной властью, посылая их проповедовать во имя Его. Наконец, Иисус обещал им, что они получат необыкновенное вдохновение от Святого Духа, Который напомнит им все, чему научил их Христос, и наставит на всякую истину.

Итак, христианин принимает Библию из–за Христа. Сам Христос считал ее Божьим Словом и Божьим свидетельством.

Возвращаясь к Ин. 5:39,40, мы заметим, что размолвка Иисуса с иудеями произошла не из–за их мнения о Писании, а из–за того, как они Писанием пользовались. Они тоже принимали его как источник Божьего откровения (хотя и не имели Божьего Слова, «пребывающего» в них — ст. 38). Однако они не поняли его предназначения. Давайте же сейчас посмотрим, что они делали, а потом — что они должны были делать. Таким образом, мы увидим контраст между неверным и верным использованием Писания.

Неверное использование Писания

Во–первых, действия тех иудеев показывали, как нельзя пользоваться Писанием. Греческий глагол в ст. 39 стоит в повелительном наклонении: «Исследуйте Писания» (и так действительно можно передать сказанное в оригинале). Однако вероятнее всего, что он должен быть поставлен в изъявительном наклонении: «Вы исследуете Писания». Большинство английских переводов Библии передают это слово именно так, и получается, что Иисус не побуждает иудеев к действию, а констатирует факт[79]. Но что же может быть плохого в изучении Писания? А вот посмотрим.

Иудеи того времени скрупулезно изучали Писание. Они знали, что обладают «великим преимуществом» — им было «вверено слово Божие» (Рим. 3:1,2). Ни с каким иным народом Бог не общался так, как с ними: народы и племена не знали Божьих уставов (Пс. 147:8,9). Поэтому Израиль высоко ценил Писание, радуясь Божьему Слову, «как получивший великую прибыль» (Пс. 118:162), говоря, что оно «вожделеннее золота и даже множества золота чистого, слаще меда и капель сота» (Пс. 18:11).

Это побуждало их «исследовать» Писание. Это же греческое слово в Новом Завете употребляется в тех случаях, когда речь идет о Боге или Христе, испытующем человеческие сердца, или о Духе Святом, проницающем глубины Божьи (Рим. 8:27; Откр. 2:23; 1 Кор. 2:10). Оно выражает самое тщательное и терпеливое старание. Но как же так, может спросить читатель, разве это не самое похвальное занятие? Разве мы не должны изучать Библию? Разве плохо было бы, если бы и мы были так же ревностны в исследовании Писаний? Конечно, это было бы замечательно! Но Иисус упрекает их совсем не за это.

Их ошибка становится видна, когда мы дочитываем (но в изъявительном наклонении), предложение, сказанное Иисусом, до конца: «Вы исследуете Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную» (Ин. 5:39). Иисус недоволен не тем, что иудеи «исследуют» Писание, а тем, что они при этом «думают». Он упрекает их не за то, что они изучали Писания, а за то, что изучение было для них самоцелью. Они неверно истолковывали задуманное Богом предназначение Писания, — ведь оно указывает не на само себя, а на Христа.

Архиепископ Темпл отмечает, что слово «исследовать» в данном случае «еще не предполагает духовного проникновения в суть сказанного, а означает скрупулезный анализ». Уэсткотт добавляет, что слово это обозначает «те детально тонкие, въедливые изыскания, которые можно увидеть в аллегорических и мистических толкованиях Мидраша». Так, например, книжники, в чьи обязанности входило переписывать священные книги и учить по ним, подвергали Писание самому тщательному разбору. Они взвешивали каждый его слог. Они дошли до того, что сосчитали количество слов и даже букв в каждой книге. Они посвящали себя этой работе не только ради вящей точности при переписывании, но и потому, что по собственной глупости полагали, что в таких вот точных знаниях и заключается вечная жизнь[80]. Подобно некоторым современным читателям Библии и авторам библейских комментариев, они оказались настолько поглощены словами, что упустили выраженную ими истину. Их волновала не сама суть Писания (они вообще ее не понимали, не говоря уже о принятии и послушании), а только значения слов и образов. Они считали, что стоит только хорошенько исследовать, познать, выучить наизусть и цитировать Слово Божье, — и вечная жизнь будет у них в кармане.

Уэсткотт приводит пример такого чрезмерного увлечения ученостью и знаниями. «Гиллель говорил: …больше Торы [т. е. закона] — больше жизни (Прит. 3:1–4)… Тот человек, что вложил в себя слова Торы, вложил в себя жизнь грядущего мира». В современном переводе библейских текстов говорится: «Вы изучаете Писания, ибо считаете, что через них обретете вечную жизнь» (Ин. 5:39). Эти современники Иисуса не были похожи на знатных иудеев из города Верии, которые не удовольствовались простым чтением Библии, но занимались этим «со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это [то есть то, что проповедовал им Павел] так» (Деян. 17:11). Нет никакого сомнения в том, что они хотели убедиться в истинности проповеди Павла и, убедившись, поверить в Христа, Которого он им проповедовал. Но у иудеев, с которыми разговаривал Иисус, не было таких благородных побуждений. Они просто исследовали Писание. Они воображали, что обладать Писанием — значит обладать жизнью. Их изыскания были самоцелью. И как раз в этом они жестоко обманывались.

Верное использование Писания

Посмотрев на поведение иудеев (или на то, как неверно они использовали Писание), мы можем теперь подумать о том, как же им следовало поступать (или как верно его использовать). Следующая фраза Господа говорит как раз об этом: «Они [Писания] свидетельствуют о Мне. Но вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь» (Ин. 5: 39). Так Он разъяснил, для чего Бог дал людям Писание. Оно само является не конечной целью веры, но средством, ведущим человека к этой цели — к обретению жизни во Христе. Это значит, что оно является свидетельством о Христе, существующим для того, чтобы люди приходили к Нему и имели жизнь. Однако иудеи ничего этого не поняли.

Во–первых, они должны были увидеть в Писании Христа. Мы уже знаем, что библейское свидетельство — это и есть свидетельство Бога. Теперь нам предстоит увидеть, что это Божье свидетельство указывает на Христа. Вообще, в появлении Писания на свет задействованы все три Ипостаси Святой Троицы, ибо Писание — это не что иное, как свидетельство Отца о Сыне через Святого Духа.

Конечно же, Иисус имел в виду Писания, которые мы сейчас называем Ветхим Заветом. Ветхий Завет — это книга надежды, книга неисполненного желания. От начала до конца она ведет нас к появлению Христа. Многие ее обетования, данные Аврааму, Моисею или пророкам, находят свое исполнение во Христе (см.: 2 Кор. 1:20). Закон Ветхого Завета со всеми его неумолимыми заповедями был для людей «детоводителем ко Христу», содержавшим их всех под стражей, в несвободе, даже в плену до прихода Освободителя–Христа (Гал. 3:23 — 4:7). Жертвоприношения Ветхого Завета, день заднем напоминавшие о том, что прощения грехов не бывает без пролития крови, предваряли собой единственную в своем роде жертву и пролитую кровь Агнца Божьего (Евр. 9:22). Цари Ветхого Завета, со всеми их слабостями, предвосхищали совершенное правление Мессии — Царство праведности и мира. А ветхозаветные пророчества все указывали на Него. Так, например, Иисус Христос и есть то семя жены, что будет поражать змея в голову. Он и есть то потомство Авраама, в котором благословятся все племена земные. Он и есть та звезда, что взойдет от Иакова, тот жезл, что восстанет от Израиля (Быт. 3:15; 12:1–3; Чис. 24:17). Кроме того, Иисус Христос является священником по чину Мелхиседека, царем из рода Давидова, рабом Господа Бога, который пострадает и умрет за грехи своего народа, Сыном Божьим, Который примет в наследство все народы, и Сыном Человеческим, грядущим с облаками небесными, Которому дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему вечно (Пс. 109:4; Иер. 23:5,6; Ис. 52:13 — 53:12; Пс. 2:7–9; Дан. 7:13,14). Прямо или косвенно, Иисус Христос является главной темой Ветхого Завета. Поэтому–то Он и мог впоследствии изъяснять Своим ученикам «сказанное о Нем во всем Писании» (Лк. 24:27).

Современникам Иисуса выпала великая честь, ибо им было позволено своими глазами увидеть исполнение накопленных пророчеств. «Ваши же блаженны очи, что видят, и уши, что слышат, — говорил Иисус Своим ученикам, — ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали» (Мф. 13:16,17). Однако неверующие иудеи не видели Его. Они не видели Его даже в Писании. Несмотря на все свое усердие в исследовании Библии, они упустили в ней самое главное.

Если Христос является центром и сердцем Ветхого Завета, что же говорить о Новом — там это еще более очевидно. Евангелия рассказывают о Его годах на земле, Его рождении от девы, Его безгрешной жизни, о Его словах, исполненных благодати, и могущественных делах, о Его смерти, посредством которой Он взял на себя грехи мира, о Его славном воскресении и вознесении на небеса. Книга Деяний повествует о том, как в День Пятидесятницы Он даровал нам Святого Духа, а также о том, что Иисус делал и чему учил Святым Духом через апостолов. Послания еще полнее раскрывают перед нами Его ни с чем не сравнимую славу — славу Его как Богочеловека, славу спасения и грядущего царства — и объясняют, как мы должны жить в свете этих истин. Книга Откровение заставляет нас поднять глаза от земли и человеческой истории и взглянуть на небеса, где Христос вместе с Богом–Отцом восседает на предвечном престоле, и даже заглянуть в конец дней, когда Он вернется в величии и примет всю власть и царствие. И, тем не менее, находятся люди, которые читают всю Библию, и Ветхий, и Новый Завет, но так и не осознают, что первоначальное предназначение Писания — свидетельствовать об Иисусе Христе!

Библия наполнена Христом. Некоторые английские комментарии говорили об этом так: «В Англии все дороги, переулки и тропинки, соединяясь друг с другом, в конечном итоге, ведут в Лондон. Точно так же все книги и главы Библии, все ее стихи, сочетаясь и перекликаясь друг с другом, в конечном итоге, ведут к Христу».

Две ошибки иудеев

Итак, первым несчастьем иудеев — современников Иисуса — было то, что, исследуя Писание, то самое Писание, что свидетельствует о Христе, они не смогли увидеть этого Христа, о Котором Писание говорит так последовательно и неизменно.

Второе их несчастье заключалось в следующем: им нужно было прийти к Христу, чтобы иметь жизнь. Мы уже много раз сказали, что Библия свидетельствует о Христе. Но зачем нам дано это библейское свидетельство? Оно дано не только для того, чтобы увидеть Христа, но затем, чтобы мы могли прийти к Нему и принять от Него жизнь. Итак, истинное предназначение Библии заключается в том, чтобы свидетельствовать о Христе с такой силой и ясностью, чтобы мы прежде всего могли Его увидеть, а затем уверовать в Него и иметь жизнь вечную. Таким образом, жизнь приходит от веры, а вера — от свидетельства.

Иоанн сам говорит об этом в конце своего Евангелия: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин. 20:31). Апостол Павел пишет почти то же самое во 2 Тим.: «Священные писания… могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса» (2 Тим. 3:15). Так что, как видите, Иисус и Его апостолы учат одному и тому же. «Спасение» или «жизнь» дается во Христе. Посему Писание представляет нам Иисуса как Спасителя, как Дающего жизнь для того, чтобы пробудить в нас веру в Него.

Иудеи должны были прийти к Иисусу за жизнью. Но они этого не сделали. Отчасти так произошло потому, что они были слепы: «Вы думаете, — сказал им Иисус [имея в виду, что зря думаете], — через них [т. е. через Писания] иметь жизнь вечную». Но, кроме того, иудеи были еще и упрямыми: «Вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь» (Ин. 5:40). Эти слова Христа: «Вы думаете» и «Вы не хотите» о многом нам говорят. Они показывают, что поступки людей определяются не только их разумом или пониманием, но и волей. Вполне возможно, что иудеи пользовались богословием для того, чтобы оправдать свое нежелание прийти к Христу.

Теперь–то мы понимаем всю трагичность и глупость этой второй их ошибки. Иудеи относились к Писанию как к своей окончательной цели, а не как к средству достижения этой цели. Для них Писание было предметом академического изучения, а не практическим руководством к действию. Они воображали, что вечную жизнь можно найти в Писании — в то время как ее можно обрести только во Христе, о котором Писание свидетельствует. Как сказал об этом Маркус Додс: «Писания не дают жизнь… они ведут к Единственному, Кто способен ее дать»[81]. Поскольку они свидетельствуют о (греч. peri) Христе, логично будет заключить, что мы должны идти к (греч. pros) Христу.

Простой пример поможет нам увидеть эту невероятную глупость иудеев — да и всех тех, кто читает Библию, но никогда не отрывается от нее, чтобы взглянуть на Христа. Представьте себе, что мы всей семьей решили отправиться на природу и устроить пикник в прелестном местечке под названием, скажем, Зеленый холм. Мы прыгаем в машину и отъезжаем в нужном направлении. Какое–то время спустя справа по дороге мы видим огромный указатель «Зеленый холм». И что же? Неужели мы все немедленно вылезем из машины, примостимся отдохнуть и устроим пикник вокруг этого столба–указателя? Да конечно же нет! Это было бы нелепо. Мы уезжаем туда, куда направил нас указатель, в Зеленый холм, — и уже там нас ожидают бутерброды с чаем и чудесный отдых.

Библия тоже является указателем — не Зеленого холма, а Голгофского холма, где Христос умер за грешников. Она указывает нам путь к Богу, к прощению, к небесам, к святости, ибо являет нам Христа, Который и есть путь ко всему, что мы только что назвали. Конечно, мы, христиане, часто собираемся вместе вокруг Библии. Но на этом мы не останавливаемся. Мы не располагаемся вокруг придорожного столба. Христос, а не Библия, является Тем, в Кого мы верим, — а значит, и центром нашего общения.

Так что евангельских христиан нельзя назвать библиепоклонниками. Если мы и высоко ценим Священное Писание (а так оно и есть), то происходит это не ради самого Писания, а только потому, что оно несет в себе свидетельство Отца о Христе. Юноша бережет фотографии и письма любимой потому, что они говорят ему о ней. Точно так же христиане любят Библию потому, что она содержит в себе портрет Христа и говорит с нами о Нем.

Предполагать, что спасение заключено в какой–то книге, также глупо, как считать, что здоровье заключено в рецепте на лекарство. Если мы захворали и врач прописывает нам необходимые лекарства, неужели он делает это для того, чтобы мы, отправившись домой, читали и перечитывали этот рецепт, изучали его, выучили наизусть? Может, нам следует вставить его в рамку и повесить над кроватью? Или лучше порвать его на мелкие кусочки и принимать по одному обрывку три раза в день после еды? Но это же просто абсурд, что видно с первого взгляда! Сам рецепт нас не вылечит. Он и выписан–то был для того, чтобы сходить с ним в аптеку, купить нужное лекарство и принимать его. В Библии же содержится Божий рецепт для человеческих душ, зараженных грехом. В этом рецепте указано одно–единственное лекарство, способное спасти нас от смерти. Иными словами, в нем сказано об Иисусе Христе, Который умер за нас и вновь воскрес. Но мы же не поклоняемся Библии, как будто она может нас спасти. Мы идем ко Христу. Ибо основное назначение Библии — отправить нас к Христу и убедить нас выпить ту воду жизни, что Он предлагает всякому приходящему.

Все сказанное Христом о Библии можно повторить и по отношению к таинствам, а именно, к крещению и Вечере Господней. Их функции и назначение одинаковы. И Писание, и таинства являются Божьими указателями (Писание — с помощью записанных слов; таинства — с помощью «видимых слов», то есть зрительных образов), переключающими наше внимание с самих себя на Христа. Иисус Христос предстает перед нами — в Писании в словах или видимым образом в таинствах — как Спаситель грешников. Но ни Писание, ни таинства нельзя превращать в самоцель. И то и другое является лишь средством к достижению цели — обретению спасения (понимаемого в полном, новозаветном смысле этого слова) во Христе. Таким образом, и то и другое оказывается проводником благодати, посредством которой Бог предлагает нам Свою милость, — ведь и Писание, и таинства являют нам Христа и подогревают нашу веру в Него. На самом деле, «таинства действуют как проводники благодати потому — и только потому, — что Бог замыслил их (как и Свое Слово) для того, чтобы они вели к вере»[82]. Поэтому евангельские христиане должны всячески опровергать любую попытку относиться к Библии или к таинствам ex opere operate. Ни чтение Библии, ни совершение крещения или святого причастия не несут с собой гарантированного, автоматического благословения. Чтение и проповедь Божьего Слова не дадут собранию никакой пользы, если не будут «растворены верою слышавших» (Евр. 4:2; ср.: Рим. 10:17). И таинства церкви не принесут никакой пользы неверующему человеку: ведь если они являются «видимыми словами», их тоже нужно «растворять» верой.

Поэтому чересчур углубляться в чтение Книги, с одной стороны, или отдавать все свое внимание исключительно хлебу, вину и воде, с другой, означало бы неверно относиться к Писанию и к таинствам и использовать их не так, как предназначил Бог. Можно быть суеверным по отношению к Библии — так же, как и по отношению к Святым дарам причастия, — но нельзя допустить, чтобы кто–нибудь из нас попал в эту ловушку. Это не означает, что мы недооцениваем Библию или церковные таинства. Не надо забывать, что они задуманы и даны нам Богом. Но надо помнить также, что Бог даровал нам все это для того, чтобы являть Христа пред очами наших сердец, привлекать наши взоры к Нему и пробуждать в нас веру в Него. И Библия и таинства существуют не ради того, чтобы существовать. Они существуют ради Христа.

Когда человек, ни разу не видевший бинокля, впервые берет его в руки, он, скорее всего, не сразу поймет назначение данной вещи и начнет смотреть на него, даже не догадываясь, что сей диковинный предмет создан для того, чтобы смотреть через него и полнее увидеть и оценить красоты окрестностей. Так же и люди не осознают истинного предназначения Писания и таинств, которые являются своеобразным биноклем, увеличивающим для нас Иисуса Христа. Нам нужно смотреть не на них, а через них. Взгляды наши должны быть устремлены на Христа.

Необходимость послушания

Так как же нам с вами избежать этих глупых ошибок, совершенных иудеями в дни земной жизни Господа? Для этого неплохо напомнить самим себе о некоторых простых фактах.

Во–первых, просто иметь Библию недостаточно. Меня поражает огромное количество суеверий, таящихся в человеческом сердце. Есть люди, чье знакомство с Библией заключается в том, что она стоит у них на полке в книжном шкафу. Они полагают, что само ее присутствие каким–то образом вносит в дом атмосферу святости. Может быть, с нею связаны какие–то сентиментальные воспоминания, если это семейная реликвия, награда за успехи в воскресной школе или подарок ко дню конфирмации. Некоторые с замиранием сердца торжественно называют ее «Святой Библией». Будь она потоньше, многие наверняка таскали бы ее с собой «на счастье» как какой–нибудь амулет.

Кроме того, просто читать Библию или слушать, как ее читают в церкви, недостаточно. Чтение Библии, поодиночке или всей общиной, не должно становиться самоцелью. Если читать Библию только для того, чтобы ее читать, никакого толку не будет, да и особой добродетели в этом нет. Толк будет лишь тогда, когда человек по–настоящему знакомится через Библию с Иисусом Христом. Чтение Библии как «великого литературного произведения» тоже не слишком много вам даст. Библия появилась не для того, чтобы ее читали как обычную художественную книгу; Бог создал ее в качестве свидетельства о Христе, чтобы убедить нас прийти к Нему. Всякий раз, когда мы читаем Библию самостоятельно, всей семьей или на церковном служении, необходимо, чтобы среди нас царило радостное ожидание и надежда через Писание встретиться с Христом.

В–третьих, просто изучать Библию недостаточно. Некоторые христиане и сегодня, подобно древним иудеям, ежедневно «исследуют Писание». Библия кажется им любопытнейшим учебником. Они гордятся своими обширными библейскими познаниями и мгновенно разгадывают те вопросы кроссвордов, где упоминается Библия или ее персонажи. Подобно Аполлосу, они «сведущи в Писании». Они не один раз прочли его от корки до корки, а многие отрывки даже выучили наизусть. Прекрасно! Но накапливать библейские знания — это одно, а расти в личном познании Иисуса Христа, знать Которого и означает иметь вечную жизнь, — совсем другое.

Нет, нужно, чтобы мы повиновались Библии. Наилучший способ почитать Писание как Божье Слово — это делать то, что оно говорит. А если мы исполняем то, что там сказано, то будем постоянно возвращаться к Христу, чтобы привнести все, что нам необходимо. Нам никогда не будет достаточно лишь просто исследовать Писание; мы будем искать в нем Христа и не успокоимся, пока не отыщем Его. Тогда Ему не придется упрекать нас, как упрекнул Он когда–то Своих современников–иудеев: «Вы исследуете Писание. Вы читаете положенные на каждый день отрывки. Вы даже учите стихи наизусть и заявляете, что усердно изучаете Библию. Но придти ко Мне за вечной жизнью вы не хотите».


Итак, в стихах из Ин. 5, которые мы рассматривали в этой главе, Иисус показывает, что Писание, во–первых, дано нам свыше и, во–вторых, имеет практическое значение. О небесном происхождении Библии мы узнаем из свидетельства о ней Самого Христа. О ее практическом значении мы узнаем из свидетельства Писания о Христе. Таким образом, Христос (живое Слово) и Писание (запечатленное Слово) взаимно свидетельствуют друг о друге. Поскольку Христос свидетельствует о Библии, мы верим тому, что она говорит. Поскольку Писание свидетельствует о Христе, мы идем к Нему.

4. СПАСЕНИЕ: по заслугам или по благодати?

Каждая религия должна ответить на два самых главных вопроса: на каких авторитетах она основывается и какой путь спасения проповедует. Иными словами, всякий религиозный человек просто должен спросить себя: во–первых, как мне узнать, во что верить, и, во–вторых, как мне обрести мире Богом? Эти вопросы, в какой–то степени, одинаковы для всех религий. Уже само то, что люди их себе задают, показывает, что человечество, в общем, осознает свою ограниченность — ограниченность разума (поскольку разум имеет пределы — как же нам познать Бога?) и характера (поскольку человек грешен — как ему подойти к Богу?).

Божья инициатива

Отвечая на оба вопроса, христианин обратит внимание своего слушателя на Самого Бога и скажет, что Бог взял инициативу в Свои руки и сделал для человека то, что тот не в состоянии был сделать для самого себя. На чей авторитет я могу положиться, чтобы узнать, что истинно, а что нет? Ответ: из того, о чем Бог говорил с людьми. А как мне спастись? Ответ: Бог совершил наше спасение. Эту Божью инициативу христиане называют словом «благодать». Благодать — это Божья любовь к тем, кто ее не заслуживает. Благодать — это заботливая любовь, которая не брезгует наклониться к грешнику и спасти его. Перед тем, как двинуться дальше, давайте посмотрим пристальнее на некоторые аспекты этой двойной Божьей инициативы, этой благодати.

Во–первых, в каком–то смысле она уже принадлежит прошлому. Это Его деяние началось в вечности, последовательно развертывалось в истории народа, избранного Богом, и окончательно свершилось в Иисусе Христе. В Нем Божья инициатива достигла своей вершины, можно даже сказать, что своего завершения.

Эта истина о том, что Божье дело спасения окончательно свершилось во Христе, передается в греческом Новом Завете одним словом, а именно: наречием hapax (или ephapax). Обычно оно переводится как «однажды» — не в смысле «как–то раз», а в значении «раз и навсегда». В «Лексиконе» Гримма–Тейера сказано, что «подобно латинскому слову semel, это греческое наречие употребляется по отношению к уже совершенному делу, результаты которого остаются неизменными навсегда и повторять которое нет необходимости». В Новом Завете это наречие употребляется по отношению как к откровению, так и к искуплению. Так, например, Иуда говорит о вере, «однажды преданной святым» (Иуд. 3). С другой стороны, апостолы Петр и Павел, а также неведомый нам автор Послания к евреям употребляют слово hapax, описывая искупительную смерть Христа. Например, «что Он умер, то умер однажды для греха» (Рим. 6:10); «Христос… однажды пострадал за грехи наши» (1 Петр. 3:18); «Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею. И как человекам положено однажды умереть, а потом суд, так и Христос, однажды принесши Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится…» (Евр. 9:26–29).

Итак, можно сделать вывод, что Бог сказал Свое Слово раз и навсегда — и Христос тоже пострадал раз и навсегда. Это означает, что как христианское откровение, так и христианское искупление сходным образом находят свое свершение во Христе. Ни к тому, ни к другому ничего нельзя добавить, не оскорбив при этом Христа. Ибо добавляя хоть что–либо к свершившемуся Божьему делу, мы либо принижаем ни с чем не сравнимую славу Христа–Богочеловека, либо сомневаемся в том, что Его жертвы достаточно для нашего спасения. Это и есть две скалы, на которых была основана вся протестантская Реформация: Божье откровение в Его Слове (без всяких дополнений в виде человеческих преданий) — и спасительная жертва Христа без добавления каких–либо человеческих заслуг. Настоящим паролем Реформации были две фразы: sola scriptura — по отношению к Писанию и sola gratia — по отношению к спасению («только Писание» и «только благодатью». — Примеч. пер.).

Во–вторых, в каком–то смысле, Божья инициатива принадлежит и сегодняшнему дню. Хотя все сказанное и сделанное Богом во Христе совершилось в прошлом, оно не оказалось похороненным в истории. Хотя это и завершенное дело, оно, тем не менее, остается современным. Ибо плоды запечатленного Божьего Слова и свершившегося Божьего дела во Христе можно видеть и вкушать сегодня. Более того, особая миссия Святого Духа в сегодняшнем Новом Завете заключается как раз в этом: применять к нынешней жизни верующих все богатства запечатленного Христова Слова и Его свершившегося спасения. То, что Бог когда–то завершил во Христе, Он передает сегодня нам Своим Духом. Ведь именно Святой Дух освещает наш разум, чтобы мы могли осознать все, сказанное Богом во Христе. И тот же самый Дух зажигает в нас веру, чтобы обрести все, сделанное Богом во Христе.

Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что Святой Дух говорит посредством того, что уже сказано, и действует посредством того, что уже сделано. Новых откровений больше не будет; впереди лишь постепенное, все более глубокое осознание всего, что Бог открыл нам во Христе (и в апостольском свидетельстве о Нем). И не надо ждать еще одного искупления; нам предстоит постепенно овладевать всем тем, что Бог совершил и дал нам во Христе.

В–третьих, Божья инициатива в обеих сферах (в откровении и искуплении) и в обоих ее аспектах (будучи одновременно и свершившейся и современной) является сверхъестественной. Вот почему первую главу мы начали с вопроса о том, естественна или сверхъестественна христианская религия. Это необходимо было решить с самого начала, чтобы потом перейти к вопросам об авторитете и спасении. То, что Бог сказал и сделал в Иисусе Христе, реальной личности, жившей в истории, включало в себя события, которые были зримо и явно сверхъестественными. Воплощение (которое предполагало и непорочное зачатие — ибо именно так Бог решил войти в человечество), могущественные чудеса, спасение, воскресение, вознесение и сошествие Святого Духа — все это невозможно объяснить с человеческой или научной точки зрения. То же самое можно сказать и обо всем, что Бог говорит и делает Святым Духом сегодня. И если мы понимаем истину, как она есть в Иисусе, то это происходит не из–за нашей природной суперсообразительности, а благодаря озарению свыше: «Не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах…»; «Бог, избравший меня от утробы матери моей… благоволил открыть во мне Сына Своего»; «Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа»; «Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (Мф. 16:17; Гал. 1:15,16; 2 Кор. 4:6; 1 Кор. 12:3). Точно также, если мы стали новыми людьми во Христе, искупленными и возрожденными, то произошло это не из–за человеческого усилия, упорства или старания, но по Божьей благодати: «Ибо благодатию вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела…»; «Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою…» (Еф. 2:8–10; 2 Кор. 5:18).

Поразмыслив немного над некоторыми параллелями между авторитетными основаниями нашей веры и спасением, теперь мы можем безраздельно посвятить себя разговору о спасении.

Спасение и оправдание

Вопрос о спасении исключительно важен. В своей книге «Христианство, справедливо так называемое» («Christianity Rightly So–Called»[83]) американский писатель С. К. Крейг определяет три отличительные черты истинного христианства. Наиболее значительной из них является то, что христианство «называет себя религией искупления». Доктор Крейг совершенно прав. От этого утверждения невозможно отмахнуться. Христианство действительно является религией спасения.

Конечно, всем известно, что слово «спасение» нынче не в моде. Некоторые прихожане в церкви до того щепетильны, что отказываются его употреблять. Но уже сам факт, что одних это слово забавляет, а других вгоняет в краску, доказывает, насколько современная церковь отдалилась от библейского учения. Ведь вся Библия целиком и есть Heilsgeschichte, то есть история спасения. Спасение во Христе — это главная тема, идущая через все Писание от начала до конца и повествующая о том, как живой Бог по Своей благодати принял меры по спасению человечества — и сделал это.

Что же означает слово «спасение»? Это великое слово. Только его срочно нужно освободить от всех узких значений и понятий, к которым его зачастую сводят. Спасение — это не то же самое, что прощение. Оно больше и выше. Оно подразумевает весь Божий замысел для человека и состоит, по крайней мере, из трех этапов. Первый этап — это освобождение от вины и осуждения за грехи, бескорыстное и полное прощение, а также наше примирение с Богом и усыновление нас как Божьих детей. Второй этап — это постепенное освобождение от тяжкого греха, которое началось с нашего нарождения в Божью семью и продолжается, пока мы преображаемся Христовым Духом в образ Христа. Третий этап — это окончательное избавление от греха, живущего как в нашей собственной человеческой природе, так и в окружающем мире, когда в последний день мы обретем новые, исполненные славы тела и начнем жить в новых небесах и на новой земле, где пребывает праведность.

Кроме того, эти три этапа (или три времени) спасения — прошедшее, настоящее и будущее — в Новом Завете связываются с тремя главными событиями спасительной миссии Иисуса: Его смертью, Его воскресением (и последовавшим сошествием Духа) и Его грядущим возвращением в силе и славе. Павел называет эти при этапа оправданием, освящением и прославлением.

Сейчас мы вплотную займемся первым этапом — оправданием и посмотрим, что сказал Иисус по этому поводу в Своем очередном разговоре с фарисеями. Во второй главе мы видели, как Он упрекнул фарисеев за то, что они «устраняют Слово Божие преданием». Сейчас же мы увидим, что они точно также пытались свести на нет Божье дело искупления. Теперь Христос сердится на них не за то, что они слишком уж возвышают свои предания, а за их чрезмерную уверенность в собственном благочестии. Его неодобрение по отношению к ним явственно чувствуется в притче о фарисее и мытаре.

Сказал также к некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других, следующую притчу: Два человека пришли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! Будь милостив ко мне, грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

(Лк. 18:9–14).

Пожалуй, лучше всего мы сможем понять эту притчу, если начнем с конца, со слова dedikaidmenos, то есть «оправданный» (ст. 14). Именно в этом слове Иисус подытожил все великие благословения, которые, вернувшись домой, получил мытарь, а фарисей упустил. Вообще–то, доктрину об оправдании мы привыкли связывать с именем апостола Павла. Но учение апостола предвосхищено уже здесь, в Евангелии, — да и вообще было бы неверно проводить разделительную черту между Павлом и Иисусом, о каком бы учении ни шла речь. В Лк. слово «оправдывать» встречается еще два раза, и каждый раз речь идет о человеческом самооправдании. Сначала мы встречаем законника, который задавал Христу вопросы, «желая оправдать себя»; чуть позднее Иисус, обращаясь к фарисеям, говорил: «Вы выказываете себя праведниками перед людьми» (Лк. 10:29; 16:15).

Не стоит удивляться тому, что Иисус говорит об оправдании, ибо эта тема довольно часто возникает в Ветхом Завете. «Оправдание» — это юридический, официальный термин, заимствованный из судебных процессов. Легче всего его будет понять по контрасту с противоположным термином — «осуждение». Ветхозаветным судьям было дано наставление: оправдывать благочестивых и осуждать беззаконных, то есть безвинного провозглашать невиновным, а преступника — виновным. Кроме того, им было сказано: «Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного — оба мерзость пред Господом» (Втор. 25:1; Прит. 17:15).

Этот экскурс в Ветхий Завет поможет нам осознать, какой ужас и негодование вызвали у фарисеев слова Иисуса о том, что грешный мытарь «пошел оправданным в дом свой более, нежели тот» (Лк. 18:14). Как мог Иисус одобрять такую неслыханную несправедливость? Да ведь этими самыми словами Он приписывал Богу как раз те действия, которые названы в Библии «мерзостью пред Господом»! Разве Бог не провозгласил в Исх. раз и навсегда: «Я не оправдаю беззаконника»? Как же можно даже помыслить том, чтобы Он «оправдывал нечестивого»? (Кстати, Бог все время это и делает, если принять к сведению утверждения апостола Павла в Послании к Римлянам — Исх. 23:7; Рим. 4:5).

Вот каковы фундаментальные вопросы о спасении. Ответы на них мы найдем — пусть даже лишь в зачаточном состоянии — в нашей притче, а целиком на них отвечает весь Новый Завет. Чтобы понять притчу получше, давайте сначала посмотрим на двух ее героев. Они представляют две категории людей, с которыми Иисус постоянно и очень тесно общался во время всего Своего земного служения.

Фарисей и мытарь: контрастный портрет

Мытарей — сборщиков налогов — повсюду презирали как по политическим, так и по нравственным соображениям. Поскольку работали они на ненавистных римлян, их считали предателями своего народа. Ну и, кроме того, они наживались на том, что им удавалось содрать со своих несчастных жертв помимо предписанных налогов и сборов.

Фарисеев же почитали почти так же единодушно, как презирали мытарей. Взгляды фарисеев на религию и этику признавало большинство их сограждан. И с политической, и с нравственной точки зрения они придерживались строгих правил настолько же, насколько мытари игнорировали какие бы то ни было правила. Они отказывались идти на компромисс с римскими оккупантами и решительно ограждали себя от всякой скверны, как они ее понимали. «Примыкая к фарисейскому клану, человек давал два обета… первый обет — давать десятину со всего съеденного, купленного или проданного; второй — никогда не пользоваться гостеприимством 'am–ha'ares (то есть простолюдинов) и соблюдать все законы обрядового очищения»[84]. Они «проповедовали соблюдение Закона и грядущий мир блаженства, даваемого в награду за послушание… Из–за всего этого фарисеи становились все более гордыми, официальными и немилосердными. Они презирали простой народ»[85]. Наглядный пример их уверенности в собственной праведности и непременном спасении можно найти в так называемых Псалмах Соломона: «Совершение правды и неправды — дело рук наших». И снова: «Всякий, делающий праведное, обретает жизнь от Господа»[86].

В притче, рассказанной Иисусом, у обоих героев оказывается много общего. Оба были мужчинами. Оба «пришли в храм помолиться». Оба встали на молитву, как и было принято у иудеев. Оба помолились. Оба начали молитву с одного и того же слова: «Боже!»

Но вот тут–то сходство и заканчивается. Если взглянуть поглубже, можно заметить, что они радикально отличались друг от друга в четырех важных моментах.

Во–первых, они совершенно по–разному думали о самих себе. Это видно из того, как они молились. Фарисей сказал: «Боже! Я… я… я… я… я…». Если бы грамматика русского языка предписывала нам обязательно употреблять местоимение «я» со всяким глаголом первого лица единственного числа (как, например, в английском языке), то в этой короткой молитве мы насчитали бы их целых пять штук. Мытарь тоже упомянул о себе — однажды, — но даже не в именительном падеже. Он не считал себя подлежащим, главным действующим лицом, сделавшим или способным сделать все необходимое для завоевания Божьей благосклонности. Он даже не посчитал себя достойным вообще обращаться к Богу. Скорее, он чувствовал себя нищим просителем, объектом для Божьей милости: «Боже! Будь милостив ко мне грешнику!»

Что наши герои думали о себе, видно и потому, в какую категорию каждый из них выделил себя. Фарисей начинает молитву так: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди». Лука уже в какой–то степени подготовил нас к этому вопиющему высокомерию своим предварительным замечанием: «Сказал также к некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других, следующую притчу» (Лк. 18:9). Из Талмуда мы можем заключить, что слова, вложенные Иисусом в уста фарисея, совсем не были преувеличением. Там мы прочтем о некоем раввине Симеоне бен Иехое, который говорил: «Я видел детей грядущего мира, и их немного. Если их всего трое, я и мой сын — в их числе. Если их всего двое — это я и мой сын»[87].

Мытарь тоже считал себя единственным в своем роде — однако не по благочестию, а по греховности. «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!» — в греческом Новом Завете перед словом «грешник» стоит определенный артикль. Мытарь настолько явно осознает свои прегрешения, что и не пытается сравнивать себя с другими. Он знает лишь свою великую нужду в милости. Он говорит языком истинного покаяния. Апостол Павел, обратившийся фарисей, в этом похож на него. Павел говорит о себе так: «Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый… во мне первом показал все долготерпение» (1 Тим. 1:15,16).

Таким образом, фарисей пытался привлечь внимание Бога к своим достижениям, которые представлялись ему несравненными, выдающимися. Мытарь, наоборот, воздержался от подробностей; ему было достаточно назвать себя «грешником».

Во–вторых, их различные мнения о самих себе проявились и в той позе, которую они приняли для молитвы. Действительно, оба они, по еврейскому обычаю, стояли. Но стояли они по–разному. Фарисей стоял прямо, гордо выставляясь напоказ, и хотя словами он взывал к Богу, наделе молился он «сам в себе», или «самому себе» [ pros heauton (ст. 11) — греч.]. Мытарь же молился, «стоя вдали». Может быть, он не осмелился даже войти в храм, так как считал себя недостойным стоять в доме Божьем. Возможно, он остался на одном из дворов храма. И, стоя там, он «не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!» Хотя Иисус, рассказывая притчу, был совсем немногословен, Он ясно указывает на то, что даже тело мытаря выражало покаянное смирение. Ноги его не посмели войти в святилище. Подобно Моисею возле горящего куста, он знал, что недостоин приблизиться (Исх. 3:4,5). Мытарь опустил глаза от стыда; он мог бы повторить молитву Ездры: «Боже мой! Стыжусь и боюсь поднять лицо мое к Тебе…» (1 Езд. 9:6). Рукой он скорбно ударял себя в грудь, признавая свою вину, «как евреи делают до сих пор во время самой торжественной части исповеди в День очищения»[88]. А уста его произносили сокрушенные слова глубокого раскаяния.

В–третьих, ввиду их различного мнения о самих себе, совсем неудивительно то, что они оказались в неодинаковом положении перед Богом. «Сказываю вам, — сказал Иисус, намеренно подчеркивая Свои заключительные слова, — что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот». Фарисей был осужден, а мытарь оправдан. Теперешнее положение и вечная судьба одного и другого отличаются так же, как различны небеса и ад.

И в–четвертых, все это из–за одного фундаментального различия между этими людьми: они возлагали свои надежды на спасение на совершенно разные объекты.

Чтобы по–настоящему это осознать, нам важно понять, что и фарисей и мытарь оценили себя (фарисей, по крайней мере, оценил свое внешнее поведение) совершенно справедливо. В их словах не было ни лжи, ни преувеличения. Фарисей был точно таким, каким себя описал: религиозным и праведным. Что касается религии, он ходил в храм молиться, постился и отдавал десятину. А эти три религиозные обязанности — молитва, пост и десятина — повсеместно считались тогда самыми главными. Сам Иисус в Нагорной проповеди ясно дал понять Своим ученикам, что они должны молиться, поститься и быть щедрыми (Мф. 6:1–18).

Фарисей делал даже больше, чем от него требовалось. Согласно закону, евреи обязаны были поститься два раза в год (в День Очищения и в День памяти о разрушении храма Соломона). Наш фарисей постился «два раза в неделю». Согласно закону, иудеи должны были давать десятину от всего, что получали своим трудом, го есть от своего урожая и скота. Фарисей же мог похвастаться, что отдает десятую часть «от всего, что приобретает». Поступая таким образом, он исполнял один из своих обетов, ибо в Мишне о фарисеях сказано, что они «дают десятину от всего, что едят, всего, что продают, и всего, что покупают»[89].

Мытарь же был жалок. Он назвал себя «грешником», вернее, «Грешником». И нет никаких причин сомневаться в том, что он был именно таким, каким себя называл. Он был отверженным — и с политической, и с нравственной точки зрения.

Так как же тогда Иисус мог объявить праведного фарисея осужденным, а нечестивого мытаря — праведным? Где же справедливость?!

Мы получим ответ на этот вопрос, когда заметим следующее: фарисей был осужден не потому, что был праведным, а потому, что искал праведность в самом себе. В любом случае, вся его праведность была чисто внешней. «Бог знает сердца ваши» (Лк. 16:15). Сумей Фарисей заглянуть себе в сердце, он немедленно убедился бы в том, что его уверенность в собственной безукоризненности весьма и весьма шатка.

Точно также и с мытарем. Он был оправдан не потому, что был грешником, но потому, что, признав себя грешником, виновным и заслуживающим осуждения, он воззвал к Богу о милости.

Одним словом, оба они были грешниками и заслуживали осуждения. Но лишь один из них признался в этом и умолял Бога помиловать его. Именно поэтому Иисус мог сказать фарисеям еще более поразительную вещь: «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21:31). И это не потому, что они были мытарями и блудницами (сам по себе грех не служит пропуском в Божье Царство), но потому, что смирились, признав свой грех, покаялись и уверовали.

Итак, это четвертое различие между фарисеем и мытарем наделе оказывается самым главным. Речь идет о том, на кого они возлагали свои надежды на спасение. Фарисей «уверен был о себе, что он праведен, и уничижал других» (Лк. 18:9). Мытарь и вовсе забыл о других — настолько глубоко он переживал свою вину — и уповал исключительно на милость Божью.

Вообще, чем больше размышляешь об этих двоих, тем яснее становится то, что они совершенно противоположно представляли себе положение человека перед Богом. Фарисей настолько упивался своей преувеличенной праведностью, что он считал себя вполне достойным не то, что для молитвы — и, конечно же, не для покаяния, — но для благодарения! «Боже! Благодарю Тебя…», — начал он. Вне своего контекста, отдельно, эти слова являют собой вполне обнадеживающее начало для любой молитвы. Если бы только дальше он сказал так: «Благодарю Тебя, ибо Ты — великий Бог» или «…зато, что Ты обильно благословил меня всем», — все было бы хорошо. Вместо этого он благодарил Бога за свои дела и достижения. Как сказал об этом Эдершайм: «Он благодарил не за то, что принял от Бога, но за грехи других людей, которыми те были от него отделены; а также за свои благочестивые дела, которыми он был отделен от всех других»[90]. Похожая уверенность в собственном благочестии видна и в словах раввина Симеона, который утверждал даже, что если авраамова праведность и искупила все предыдущие поколения, он, Симеон, своими делами сам искупит все последующие поколения до конца мира![91]

А на что надеялся мытарь? Он, без сомнения, стыдился своего прошлого и искренне желал сделаться лучше. Но ему и в голову не пришло, что его молитва, или покаяние, или решимость стать достойным человеком, или искренность уже обеспечивают ему Божью благосклонность. Он и не думал на них надеяться. Нет! Он согрешил перед Богом. Он оскорбил Бога. Только Божья милость могла спасти его от наказания, от осуждения, которое он, несомненно, заслуживал. И на эту милость Божью он возложил свое упование, зная из Ветхого Завета, что Господь есть «Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый» (Исх. 34:6; Пс. 102:8–13).

Бот в чем они различались: фарисей взывал к справедливости на основании своего предполагавшегося благочестия; мытарь же признал, что не совершил ничего достойного, и умолял лишь о милости. Иисус подытожил ситуацию одним из Своих любимых изречений: «Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18:14).

Милость, а не собственное благочестие

Наверное, совсем не случайно, что вслед за этой притчей тут же следует рассказ о младенцах, которых принесли к Иисусу (Лк. 18:15–17). Увидев их, ученики Христа (сами далеко не лишенные фарисейского духа) вознегодовали на тех взрослых, которые пришли с детьми. Они еще не научились, подобно детям, смиренно полагаться на кого–то, кто сильнее, — а ведь принимает Бог только таких людей. Именно этого и не хватало фарисеям. Поэтому Иисус подозвал учеников к Себе и сказал: «Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Бо–жие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Лк. 18:16,17).

Итак, Иисус продолжает учить, подчеркивая то, что спасение дается Богом и дается даром. Так называемый «злой раб» в одной из притч настолько увяз в своих долгах государю, что «не имел, чем заплатить». Тогда его государь из жалости «отпустил его и долг простил ему» (Мф. 18:23–35). Так и Божье прощение: это дар, который нужно принять, а не награда, которую нужно заслужить. «Если бы ты знала дар Божий, — сказал Он еще раньше одной самарийской женщине, — и Кто говорит тебе: „Дай Мне пить", то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую» (Ин. 4:10). И снова, на этот раз обращаясь к иудеям, не верящим в Него, он говорил: «Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий…». Спросили Его тогда: «Что нам делать, чтобы творить дела Божий?». Иисус же ответил им: «Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Ин. 6:27–29). Перед нами тот же самый контраст, который мы уже видели в притче о фарисее и мытаре. Вечная жизнь — это дар, а не зарплата. Она дается даром, а не по заслугам. Она становится нашей не за «дела» и «труды», но лишь тогда, когда мы «принимаем» и «верим». Путь спасения открыт верой, а не добрыми делами.

То же самое основное различие между двумя объектами надежды или гордости (человеческие достижения и Божья милость) находит свое самое поразительное новозаветное воплощение в судьбе Савла Тарсянина, фарисея, ставшего христианином. «Мы… — пишет он, — хвалящиеся Христом Иисусом и не на плоть надеющиеся» (Флп. 3:3), тем самым противопоставляя две разные половины своей жизни. Раньше он был Савлом, фарисеем, надеявшимся на плоть; теперь же он — Павел, христианин, хвалящийся только Христом Иисусом. Под «плотью» он подразумевает все, чем являлся сам в себе, чего добился своими силами, каким сделали его Родители и учителя и каким он (и, как ему казалось, вполне успешно) сделал себя сам. Чтобы развеять всякие сомнения, он раскладывает перед нами все то, что в совокупности составляло его «плоть»: свое еврейское происхождение, иудейское образование, религию, искренность, ревностность и праведность (Флп. 3:4—6).

Как раз такими вещами и гордились фарисеи. И тут же: «Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа и найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере…» (Флп. 3:7–9). Шестикратное упоминание Христа является свидетельством дерзновенного облегчения, которое испытывает Павел. Всю свою жизнь он полагался на себя, считая себя праведным, а сейчас все доверил Христу. Или, говоря иными словами, он начал полагаться на Божью милость, явленную во Христе, поскольку между верой мытаря в Божью милость и верой Савла во Христа существенной разницы нет.

Значительность смерти Христа Кроме того, в этом вопросе о спасительной вере между мытарем и нами тоже нет никакой разницы — разве то, что мы с вами знаем о Божьей милости гораздо больше, чем мог знать о ней мытарь. Ведь мы живем уже после смерти Христа, в которой Божья милость и получила свое наивысшее выражение. Поэтому сегодня кающийся грешник надеется на Божье прощение не на основании некоей общей и немного абстрактной Божьей милости, а на основании конкретного распятия Иисуса Христа. Ибо хотя Божья милость видна во всей спасительной миссии Иисуса, хотя в этой миссии Его рождение, жизнь, смерть, воскресение, вознесение и дар Святого Духа нераздельно связаны между собой, все же Новый Завет утверждает, что для уничтожения наших грехов Ему пришлось умереть. Именно на кресте Он понес наши грехи в Своем теле и заплатил за них. Именно Его кровь, символ добровольно отданной жизни, может очистить нас от грехов и сейчас. И только благодаря Его смерти вместо нас мы получили возможность жить. Только благодаря тому, что Он стал за нас проклятием, мы можем унаследовать благословение. Только благодаря тому, что Он претерпел наше наказание, мы можем быть оправданы — но… если помолимся молитвой мытаря[92].

Хотя полное значение смерти Иисуса будет разъяснено нам только позднее, в новозаветных посланиях, сущность и необходимость этой смерти была Ему ясна уже тогда. Он, по меньшей мере, дважды совершенно недвусмысленно высказывался о характере и предназначении Своей смерти. Во–первых, Он сказал, что пришел «отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10:45). Во–вторых, чашу причащения Он назвал Своей «Кровью… Нового Завета, за многих изливаемой во оставление грехов» (Мф. 26:28). Таким образом, именно этой кровью, пролитой во время жестоки, искупительной смерти, и будет заключен новый завет между Богом и человеком, и в условия этого завета войдут прощение грехов и избавление от греха. Поскольку Своей смертью Он собирался добиться именно этого воистину эпохального результата, неудивительно, что она занимала такое большое место в Его мыслях. Христос должен пострадать, повторял Он, ибо так было написано о Нем в Писании. Именно для этого «часа» Он и пришел в мир, и на смерть Он пойдет добровольно, и ничто не сможет отвратить Его от избранного пути. Как Добрый Пастырь, Он отдаст жизнь за Своих овец. Никакой человек не сможет силой отнять у Него жизнь. Он сам отдаст ее. У Него есть власть отдать Свою жизнь и власть опять принять ее (Ин. 10:11, 18). Более того, Своей смертью Он привлечет к Себе всех людей, даже язычников. Так же, как пшеничное зерно перед тем, как принести плод, должно упасть в землю и умереть, и Ему предстоит умереть, чтобы умножился плод (Ин. 12:24, 32).

Иисус был настолько уверен в том, что Его смерть занимает центральное место в Божьем замысле, что даже установил особую Вечерю для постоянного ее поминовения. Это чрезвычайно значительно: единственный регулярный обряд, установленный и заповеданный Иисусом, прежде всего посвящен Его смерти. Ведь хлеб и вино должны были символизировать именно Его смерть, Его тело, преданное за нас, и его пролитую кровь. И наказывая ученикам «сие делать в Мое воспоминание», Иисус хотел, чтобы Его искупительная смерть вновь и вновь являлась каждому поколению, чтобы она была «предначертана» перед их глазами. В этом, по словам апостола Павла, и заключается предназначение проповеди (см.: Гал. 3:1). Кроме того, это одна из целей причащения. Как служение словом, так и отправление таинства делает Христову смерть современной, снова и снова представляя ее не Богу (ибо сама жертва была принесена на кресте раз и навсегда), но людям (ибо все, чего Он достиг Своей смертью, и сейчас доступно для каждого).

Далее, когда во время Своего служения Христос сказал людям, что они должны уверовать в Него Самого, Он говорил это как их Искупитель, отдающий Себя в жертву. Достаточно будет привести два самых ярких примера. Во–первых, «как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:14,15). Во–вторых, «истинно, истинно говорю вам: если не будете есть плоти Сына Человеческого и пить крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную…» (Ин. 6:53,54). Итак, верить во спасение — это значит взирать на Сына Человеческого, вознесенного на кресте; это значит есть плоть и пить кровь Бога, принесшего Себя в жертву за грехи людей.

Эти живые образы, связанные с Иисусом, не только помогают нам увидеть Того, в Кого нужно уверовать, чтобы спастись (т. е. Христа распятого), они также показывают, что в самой этой вере нет нашей заслуги. Ибо нет особой добродетели в том, чтобы просто смотреть; вся добродетель заключена в Том, на Кого мы смотрим.

И в том, чтобы есть и пить, нет ничего особенного. Все особенное содержится в Нем, от Которого мы вкушаем. Ричард Хукер замечательно сказал об этом: «Бог действительно оправдывает верующего, но не потому, что вера достойна поощрения, а потому, что Тот, в Кого мы верим, достоин того, чтобы в Него верили»[93].

Евангельские таинства

Если спасение дается нам не по добрым делам и не благодаря нашей вере, то можно сказать также, что тот, кто просто принимает церковные таинства, его не дождется. Таинства делают спасение наглядным; но принести его человеку сами по себе они не могут. Однако в качестве наглядных символов они помогают нам осознать как сущность, так и условия спасения.

Рассмотрим сначала характер спасения. Крещение — это обряд очищения. Вода крещения символизирует одновременно «небесное омовение»[94] и дар Святого Духа, которые вместе и составляют спасение, — Христос умер именно для того, чтобы дать их нам. Точно также хлеб и вино причащения являются видимыми, наглядными символами тела Христова, преданного за нас, и Его крови, пролитой за наши грехи. Оба эти таинства проповедуют нам одно и то же Евангелие спасения через распятого Христа.

Кроме характера спасения, таинства подчеркивают и его условия. Что делает человек, принимающий крещение? Да ничего, абсолютно ничего! Как раз наоборот, что–то делают с ним. Если крещение осуществляется полным погружением, этого человека окунают в воду. Если это крещение обливанием, на человека воду либо брызгают, либо выливают. В любом случае, ему остается лишь пассивно принимать таинство. Нигде в Новом Завете нет случая, чтобы кто–нибудь крестил себя сам. С самого первого крещения в День Пятидесятницы и до наших дней проповедуется одно и то же слово: «Покайтесь, и да крестится (буквально: будет крещен) каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Духа» (Деян. 2:38). Лишь Иисус Христос может дать человеку прощение и дар Святого Духа. Поэтому кающийся грешник крестится в Его имя, чтобы все вокруг увидели, что он с верой принимает эти дары Христовы.

То же самое можно сказать и о Вечере Господней. То, что произошло в горнице накануне распятия, вовсе не было театром одного актера и одиннадцати зрителей. Апостолы тоже принимали участие в происходившем; они не просто смотрели. А в чем заключалась их роль? Лишь в том, чтобы принимать все, что давал им Христос. Он преломил хлеб — они его ели. Он взял чащу — они отпили из Нее. Таким образом, в хлебе и вине Иисус оставил церкви вечный символ Своей жертвенной смерти. Однако когда мы едим и пьем, в наших действиях содержится еще один немеркнущий символ — наглядная демонстрация того, что такое спасительная вера. Хлебопреломление ярко являет нам великие слова Иисуса, уже процитированные выше: «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную» (Ин. 6:54).

Позвольте еще раз повторить, что хотя таинства и делают спасение наглядным, они, тем не менее, автоматически его не обеспечивают. Августин называл их «verba visibilia», то есть «видимыми словами», а Хукер — «знамениями, к которым добавлены обетования». Так что мы принимаем очищение и дар Святого Духа не простым внешним актом погружения в воду; и от Христа распятого мы вкушаем, не просто принимая хлеб и вино во время причащения. Все это происходит верой в Божьи обетования, символически выраженные в таинствах; верой, характер которой, по Божьему замыслу, проявляется в том, как смиренно и доверчиво мы вкушаем Его дары. Но нельзя путать символы таинств с теми обетованиями, которые они обозначают. Можно принять символ, не приняв при этом обетования, — или принять обетование, не принимая при этом символа. Посмотрите, например, что говорится о крещении в Вестминстерском исповедании: «Хотя пренебрежение этим установлением или презрение к нему есть великий грех, однако благодать и спасение не соединены с ним настолько неразрывно, чтобы человек не мог возродиться или спастись без крещения; — или чтобы всех, принявших крещение, без сомнения можно было бы назвать спасенными»[95]. Таким образом, Оксфордский словарь английского языка совершенно прав, утверждая, что слово «евангельский» «употребляется по отношению к тем протестантам, которые считают, что сущность Евангелия состоит в учении спасения по вере в искупительную смерть Христа, и отвергают всякое влияние на спасение как добрых дел, так и церковных таинств».

Оправдание и его плоды

Библейский путь к спасению ясен. И для фарисея с мытарем, и для Савла (Павла), и для нас с вами он один и тот же: Бог принимает грешников не из–за каких–то их собственных свершений или предполагаемых заслуг, но лишь по Своей милости, на основании завершенного дела Иисуса Христа, в которое мы и веруем Его благодатью.

Эта вера в искупление, совершенное Иисусом Христом (она и является путем спасения), ведет нас к еще двум благословениям, о которых упорно и радостно толкуют евангельские христиане. Первое из них — это «священство всех верующих».

В ветхозаветные дни священники были совершенно особой кастой, им принадлежали такие привилегии, которых не было у остального народа. Например, они могли приносить жертвы, которые не разрешалось приносить никому другому, а также имели доступ к Богу, входя в скинию или храм, в то время как все остальные толпились снаружи. Во Христе деление на «священников» и «простой народ» упразднено. Христос раз и навсегда принес единую жертву за грехи, а затем вошел в Божье присутствие. Теперь Он весь Свой народ превращает в «священников» (см., напр.: 1 Пет. 2:5,9; Откр. 1:6). Теперь мы «имеем дерзновение входить во святилище» — все, от самого малого до самого великого, без различий — «посредством крови Иисуса Христа» (Евр. 10:19). Более того: хотя жертвы за грех больше не требуется (ибо искупительной жертвы Христа было достаточно для того, чтобы покрыть все грехи), тем не менее, существуют еще жертвы хвалы, благодарения и посвящения, которые мы как «священство святое» должны постоянно приносить Богу (1 Пет. 2:5; Евр. 13:15; Рим. 12:1).

Если «священство всех верующих» является первым плодом оправдания, то вторым его плодом будет «уверенность в спасении» — то есть данная Богом уверенность в том, что во Христе грехи наши прощены, мы обрели мир с Богом и Он дал нам вечную жизнь. Такую уверенность нельзя назвать самонадеянностью, ибо надеемся–то мы как раз не на себя, не на свои заслуги, но только на искупление, совершенное Христом, понесшим наши грехи и заплатившим за наше спасение.

Некоторые возражения

И все–таки путь спасения, провозглашенный Иисусом Христом и Его апостолами как дар Божьей милости, а не награда за заслуги, несмотря на все его великие и дивные благословения, подвергался и подвергается многим критическим атакам. Поэтому, наверное, было бы справедливо заключить эту главу, взвесив некоторые из основных возражений, высказанных в адрес Божьего замысла искупления.

1. Кто–то считает такой путь спасения нечестным. Нечестность при этом совершается не с Божьей стороны, а с нашей. «Встать рядом с мытарем и повторять его слова о том, какие мы несчастные грешники, можно только скрестив пальцы за спиной в знак беззастенчивого вранья», — говорят нам. «Это гротескный язык религиозного прошлого, — продолжает критик. — Сегодня в это невозможно поверить».

Неужели? Тогда поверить придется — и это все, что я могу сказать. Если я не могу искренне повторить молитву мытаря, это доказывает лишь то, что я до сих пор фарисей. Но однажды Святой Дух совершит Свое дело и обличит нас, грешников, во грехе, и нам будет совсем нетрудно вторить смиренному, покаянному языку простолюдина. Смирение — это синоним честности, а не лицемерия. Это не нарочито притворное самоуничижение, а точное описание того, какой я есть на самом деле. Действительно, нам нелегко видеть себя такими, какими нас видят другие. Но как только мы начинаем видеть себя Божьими глазами — видеть свое пренебрежение Божьей волей, бунт против Его любви, свою самовлюбленность и гордыню, — мы тут же осознаем, какое справедливое Божье наказание ожидает нас за грехи. И вот тогда–то слова мытаря не только перестают казаться нечестными, но становятся единственно возможными словами молитвы.

2. Кое–кто утверждает, что все это мрачно. «Ваше Учение об оправдании, к сожалению, слишком уж подчеркивает грех, — говорят нам. — Даже если отождествлять себя с мытарем честно, это просто нездорово.

Такое ощущение, что вы заставляете нас вечно барахтаться в греховности. Вы как будто помешались на грехе! Просто патология какая–то!»

Напротив, евангельские христиане, серьезно относящиеся к понятию греха и стремящиеся оставаться верными библейскому учению о грехе и спасении, являются всего–навсего реалистами. Люди отходили и отходят от евангельского христианства часто именно из–за легкомысленного отношения к греху. Однако только «глупые смеются над грехом» (Прит. 14:9). Весь ужас греха, согласно Писанию, заключается в том, что суть его — это человеческий бунт против Бога, нашего Творца, Господа и Судии, а также против своего ближнего, которого мы призваны любить, которому должны служить. Кроме того, если от греха нельзя было избавиться никаким иным способом, а только смертью Божьего Сына, то, должно быть, дело это по–настоящему серьезное. Кстати, ведь это ложные пророки «врачуют легкомысленно» раны Божьего народа, «говоря: „Мир, мир!", — а мира нет» (Иер. 8:11).

3. Говорят, что все это эгоистично. «Разговоры о грехе мрачны, а разговоры о спасении — эгоистичны, — утверждают некоторые. — Вам, христианам, только бы шкуру свою спасти».

Это возражение настолько поверхностно, что на него и внимания–то обращать не стоит. Но позвольте мне спросить: неужели больной человек, идущий к врачу за помощью, — себялюбец? Или эгоистично выбежать из дома, когда в нем пожар? Мне кажется, и то и другое диктует нам самый обычный здравый смысл. Эгоистично это или нет, можно судить по тому, как человек распоряжается жизнью, которую ему спасли. Христианин, милостью Божьей получивший вечную жизнь, оказывается в объятиях Христовой любви, и ему ничего больше не остается, как провести всю свою оставшуюся жизнь в служении Богу и людям (2 Кор. 5:14,15; см. NEB: «Любовь Христова обязывает нас к этому…»).

4. Говорят, что это несправедливо. «Спасение по одной милости, без всякой зависимости от каких бы то ни было заслуг — это просто несправедливо. Фарисей был праведным. Мытарь был грешником. Это же ужасно: Иисус объявил мытаря праведным, хотя как раз праведным он и не был. Это серьезное преступление против справедливости».

Но ведь, как мы видели, фарисей был праведным лишь внешне. Внутри он оставался точно таким же грешником, как и мытарь, — хотя и не признавался в этом. Они оба были грешниками. Ни тот, ни другой не любил Бога всем своим существом и не любил ближнего, как самого себя. Однако лишь один из них признал, что это так, и возопил к Богу о милости. Это и составляло часть разногласий Иисуса с фарисеями: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония» (Мф. 23:27,28). И снова: «Вы выказываете себя праведниками перед людьми, но Бог знает сердца ваши…» (Лк. 16:15).

Итак, если вы на самом деле просите справедливости, то оба они, и фарисей и мытарь, — да и вообще все люди — должны быть осуждены. Только искупительная смерть Христа дала Богу возможность провозглашать нечестивых праведными, не поступаясь при этом Своей святостью. Благодаря кресту Христову, Бог может доказать, что является одновременно «праведным и оправдывающим [т. е. провозглашающим оправданным] верующего в Иисуса» (Рим. 3:26). Получить то, что мы заслужили, равно осуждению. Бог же предлагает нам то, что заслужил для нас Иисус, — оправдание.

5. Говорят, что этот путь спасения «попахивает» antinomian (противоречие. — Примеч. пер.), то есть подрывает нравственность и поощряет беззаконие. «Евангельское учение весьма опасно, — заявляют клеветники. — Если грешник может быть спасен вне зависимости от своего характера, поведения и стремления к благочестию, то исчезает главное побуждение к праведности. Более того, поощряются грех и легкомыслие и возникает серьезное препятствие на пути к социальному прогрессу».

Этот довод не нов; он был известен еще в дни апостола Павла (Рим. 6:1–11). По всей вероятности, противники апостола тоже протестовали: если спасение дается только по благодати, а не по заслугам, то почему бы не «оставаться во грехе, чтобы умножилась благодать»? Вот уж воистину устаревшее возражение! Ответ Павла и сейчас не менее убедителен, чем тогда. Он гласит, что спасение предполагает единение с Христом. Ведь Бог принимает нас именно «во Христе». А если человек «во Христе», то он — «новая тварь»; старая жизнь прошла, а новая началась (см.: 2 Кор. 5:17). Иными словами, это единение со Христом, совершенное Богом по вере и скрепленное крещением, означает единство с Христом, особенно в Его смерти и воскресении. Далее, смерть Его была, прежде всего, смертью для греха, так что «мы умерли для греха: как же нам жить в нем?» Такая мысль противоречит сама себе. А воскресение Христа привело Его в «новую жизнь», в которую мы тоже должны идти, поскольку духовно были воскрешены вместе с Ним. Вообще, как только мы уразумеем, что именно (благодаря единению со Христом) с нами произошло, мы обязательно начнем «почитать себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе» — и будем жить в соответствии с этой истиной.

Посему, хотя наши дела не могут нас спасти, без них мы тоже спастись не можем. Добрые свершения являются не путем к спасению, но подлинным и незаменимым свидетельством того, что спасение состоялось. Иаков настаивает, что вера, не выражающаяся в делах, мертва (Иак. 2:14–17; ср.: Еф. 2:8–10, «не отдел… на Добрые дела…»); такую веру не назовешь настоящей, спасительной и живой. Подлинная вера говорит так: «Я покажу тебе веру мою из дел моих» (Иак. 2:18). По словам Павла, это «вера, действующая любовью» (Гал. 5:6). Таким образом, Павел и Иаков ни в коей мере не противоречат друг другу. Они всего лишь подчеркивают разные аспекты христианства. Павел особо выделяет веру, выражаемую делами; Иаков же — дела, Проистекающие из веры.

6. Некоторые говорят, что все это «бесчеловечно» и принижает достоинство людей. «Учение евангельских христиан оскорбляет человека, — высказываются они. — Послушать их, так человек — это некое анемичное, вялое существо, безвольно выходящее из борьбы и беспомощно ищущее взглядом кого–нибудь, кто сделает за него то, что ему полагается сделать самому. Ну уж, по крайней–то мере, свободный выбор у человека есть; и если он решает следовать за Христом, то хотя бы этим он, наверное, все же содействует своему собственному спасению?»

Однако Сам Иисус достаточно ясно говорил, что те люди, которых Он пришел искать, были «погибшими» (см., напр.: Лк. 19:10). Вообще, именно поэтому Он, собственно, и пришел найти и спасти их. Как писал позднее Павел, если примирения с Богом можно было бы достичь нашим собственным послушанием закону, «то Христос напрасно умер» (Гал. 2:21). Заявлять подобное — все равно, что унизить Христа, а это посерьезнее, чем оскорблять человека. Но учение о неспособности человека спасти себя и о Божьей незаслуженной милости вовсе не наносит нам никакого оскорбления. Авторы отчета «Католичество» выражают свое мнение о том, что ортодоксальный протестантизм виновен в «двух радикальных ошибках». Одна из них заключается в том, что учение о предельной порочности человека предполагает «полное разрушение imago Dei (образа Божьего. — Примеч. пер.) в человеческой природе»[96]. Но это замечание неверно. Что бы там ни написали некоторые протестантские богословы, ни один христианин, верящий Библии, не станет отрицать, что человек, несмотря ни на что, все еще остается сотворенным «по подобию Божьему», поскольку об этом говорится в Послании Иакова (Иак. 3:9). Божий образ в человеке искажен, но не разрушен. Однако искажен он действительно со всех сторон. Именно это имеется в виду под «предельной порочностью» — предельность означает здесь не степень испорченности, но ее масштаб. Поэтому мы не отрицаем, что человек сохраняет в себе образ Божий, пусть и оскверненный; не отрицаем мы и того, что при новом рождении этот образ восстанавливается (Еф. 4:24; Кол. 3:10). Однако мы полностью отвергаем мысль о том, что человек сам может достичь спасения или хотя бы внести сюда свою лепту. Это, может быть, и унизительно для людей, но это факт.

Мы также не согласны с тем, что человека в его естественном, неискупленном состоянии можно побуждать к поклонению Богу. Ибо ему нечего предложить До тех пор, пока он сначала хоть чего–нибудь не примет. Именно поэтому оба евангельских таинства, да и само Евангелие, ведут нас, прежде всего, к осознанию и приятию благодати. Например, во время причащения мы не можем ни в коем виде «предложить» Христа или каким–либо образом участвовать в Его Самопожертвовании; вместо этого мы принимаем Его духовно, верой. И только приняв — и благодаря тому, что приняли, — мы уже можем предлагать себя, свои души и тела в живую жертву Богу. Как сказал об этом епископ Ридли в ответе, написанном им во время суда над ним, «Христос принес одну совершенную жертву за грехи всего мира, ни один человек не может повторить эту жертву; однако существует причащение — угодная Богу жертва хвалы и благодарения».

Кроме такой вот жертвы хвалы и благодарения, нам совершенно не стоит употреблять язык жертвоприношения в связи со служением хлебопреломления. Ибо человек, совершающий это служение, вовсе не является священником, закалывающим жертву на алтаре; это служитель, раздающий вечерю с общего стола. Люди подходят к причащению, прежде всего, как нищие, как тот мытарь — с протянутой рукой. Мы объявляем себя недостойными даже подобрать крошки под Христовым столом. И отдать себя Его служению мы сможем только потом, уже после того, как примем от Его щедрости; и то, что мы отдадим, будет полностью зависеть от того, что мы приняли.

Все эти шесть возражений, в конечном итоге, оказываются попытками оправдать чье–то нежелание следовать за истиной. Настоящая причина того, почему учение об оправдании по благодати через веру так непопулярно, кроется втом, что это учение наносит жестокую рану нашей гордыне. Оно отнимает у нас все основания для похвальбы. «Где же то, чем бы хвалиться? Уничтожено» (Рим. 3:27). Вместо этого, «хвалящийся хвались Господом» (1 Кор. 1:31). Евангелие незаслуженной благодати заставляет нас признаться в том, что мы «нищие духом», духовные банкроты, совершенно неспособные заплатить за собственное спасение; более того, «несчастны, и жалки, и нищи, и слепы, и наги» (Мф. 5:3; Откр. 3:17). Оно опускает нас как раз туда, где нам так не хочется быть, — рядом с отверженным мытарем, взывающим: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!» Профессор Натаниэль Миклем из Мэнсфилдского колледжа в Оксфорде написал об этом гак: «Самое скандальное место (т. е. камень преткновения) евангельской религии… заключается не в догме или символизме, но в том нестерпимом оскорблении, какое она наносит человеческой гордыне. „Господь, рука моя пуста; прильну к подножию креста" — вот чего никак не может выговорить образованный, культурный человек; он не чувствует нужды в таком вот безоглядном спасении. Поэтому все рассказы о том, как Величие Бога приняло облик Слуги, кажутся ему чепухой или мифической выдумкой… Вот что сказал Господь: „Мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие"; в этом–то и кроется причина отвращения культурных людей к евангельской религии»[97].

Однако мы не можем избежать этого камня преткновения, ибо он лежит в самом сердце евангельского христианства. Лютер был прав, называя оправдание верой «главной статьей всего христианского учения, которая творит воистину подлинных христиан»[98]. Поддерживает его и Кранмер: «Вот какой вере учит Святое Писание: сие есть крепкая скала и основание христианской религии; это учение подтверждают все древние столпы Христовой церкви; это учение провозглашает и распространяет истинную славу Христову и наземь повергает все человеческое тщеславие; того, кто отвергает сие учение, нельзя считать ни подлинным христианином, ни возвещателем славы Христовой, но врагом Христа и Его Евангелия и возвещателем человеческой суетности»[99].

Второй Ватиканский Собор не уделил внимания учению о спасении. Как бы то ни было, если оправдание действительно является «главной статьей всего христианского учения», очень странно, что в «Документах Второго Ватиканского Собора» о нем вообще никак не упоминается. В обширном 44–страничном алфавитном указателе этого слова нет вообще. Правда, там упоминается «спасение», однако статьи о нем включают в себя провозглашение центрального места креста и необходимости веры. Так, например, в «Декларации об отношении церкви к нехристианским религиям» сказано: «В своей проповеди Церковь обязана провозглашать крест Христа как знамение Божьей всеобъемлющей любви и источник всякой благодати»[100]. А вот что написано о происхождении веры: «Поскольку никто не может спастись, прежде не уверовав… первостепенным долгом священников является проповедовать Евангелие всем людям… Ибо Словом о спасении в сердцах неверующих загорается искра веры, а в сердцах верующих им же поддерживается пламя веры»[101].

Что касается меня самого и Англиканской церкви, к которой я принадлежу, то я глубоко благодарен за то, что англиканская церковная служба так ясно выражает учение об оправдании по вере и смиренную зависимость человека от Божьей милости. Следуя Литании Кранмера, каждый прихожанин волей–неволей оказывается на месте мытаря, ибо Кранмер снова и снова вкладывает нам в уста слова: «Помилуй нас, несчастных грешников». Во время причащения, когда мы вспоминаем милость Божью в смерти Иисуса Христа, мы говорим: «О милосердный Господь, мы подходим к Твоему столу, уповая не на свою праведность, но на Твою многообразную и великую милость». А уже вкусив хлеб и вино, мы просим Бога принять нас, «не считая наши заслуги, но прощая наши прегрешения во Христе Иисусе, Господе нашем». Признаюсь, что мне очень нравится видеть, как человек, принимающий причастие, склоняется пред Господним столом. В этом состоит для меня образ христианина. Не воин, размахивающий мечом, не бегун, готовый пробежать дистанцию, не земледелец, кладущий руку свою на плуг и, вопреки дождям и ветрам, не оглядывающийся назад, — хотя все эти образы христианина верны. Нет, не они, но кающийся грешник, коленопреклоненный, с поникшей головой и опущенными долу глазами, чьи Руки пусты, открыты и протянуты вверх, чтобы принять Божий дар.

Я не знаю более поразительного примера, чем тот, что однажды услышал от Чарлза Симеона. На одной из еженедельных вечеринок в Кембридже кто–то спросил его: «Что вы считаете главным признаком возрождения?» На это Симеон ответил: «Первый и необходимый признак — это отвращение и ужас по отношению к самому себе. Ничто другое не заменит этого проявления истинной перемены сердца… Мне бы хотелось чаще видеть среди нас такой вот смиренный, сокрушенный, покаянный дух. Это тот самый дух, что принадлежит грешникам, обвиняющим самих себя… Это покаяние в прахе и пепле более всего угодно Богу… Покажите мне сокрушенного сердцем христианина, и я предпочту его общество любому другому… Позвольте мне рассказать вам, что я иногда ощущаю, когда остаюсь в этом вот кресле один с Богом, отгороженный от всего мира… Я оказываюсь наедине с Богом вместо того, чтобы очутиться запертым в аду, — хоть и являюсь грешником, заслуживающим адского пламени. Случись мне получить то, что я заслужил, я оказался бы в мрачных обителях отчаяния и муки. Там я мог бы размышлять о вечности — вечности! — без какой–либо надежды на побег или освобождение. От всего этого я избавлен благодатью Божьей, хотя вполне мог бы быть лишен ее по моим грехам, скажем, пятьдесят четыре года назад. Когда я думаю обо всем этом, мысли эти иногда ошеломляют и захватывают меня. Если бы мне было позволено произнести последние слова перед смертью, я сказал бы только то, что сказан сейчас. Стремитесь жить в этом духе отвращения к самим себе, и пусть он станет отличительным признаком вашей жизни и поведения»[102].

Согласны мы в этом с Симеоном или нет, мне все же кажется, что это хорошая проверка, является ли наша религия воистину евангельской или нет.

Этот великий евангельский принцип незаслуженного спасения, наглядно показанный Христом в притче о фарисее и мытаре и извлеченный из забвения во время Реформации, сегодня вновь оказался у церкви не в чести. Мы, конечно, говорим о нем иногда; но проповедей на эту тему почти не читают. Простой прохожий на улице ничего о нем не знает; да и прихожане церквей зачастую знают о нем не больше.

Тем не менее, это один из главных отличительных признаков христианства. Все другие религии в мире, по сути своей, основаны на человеческих заслугах. Даже если некоторые из них учат о Божьей милости, они все же подчеркивают, что милостив Бог только к тем, кто этого заслужил. Только христианство провозглашает, что Бог милостив к недостойным, к грешникам, которым нечем оправдать или защитить себя, — и они могут полагаться лишь на то, что сделал для них Христос, и взывать: «Боже! Будь милостив ко мне, грешнику!»

5. НРАВСТВЕННОСТЬ: внешняя или внутренняя?

Мы рассмотрели четыре темы, вызывавшие споры между Иисусом Христом и его современниками, иудейскими начальниками: религия, источник авторитета, Писание и спасение. Мы видели, что, в противовес фарисеям и саддукеям, Иисус учил, что религия не естественна, а сверхъестественна (жизнь в Божьей силе), что источником авторитета являются не предания, а Писание (ибо предания написаны людьми, а Писание исходит от Бога), что Писание само по себе есть не цель, а средство (указывающее нам на Христа, чтобы мы обрели в Нем жизнь) и что спасение дается не по человеческим заслугам, а по милости Божьей.

Пятой темой их разногласий можно назвать нравственность. Это логически следует за всем, что мы уже рассмотрели, потому что в определенном смысле нравственность является частью спасения, поскольку спасение, наряду с оправданием, включает в себя и освящение, подразумевает не только Божье прощение и принятие, но и святость жизни. Так в чем же заключается сущность праведной жизни? Как ее достичь? Как нам узнать в любой конкретной ситуации, какой поступок будет верным, а какой неверным? От чего зависит то, чисты мы или нечисты в Божьих глазах?

Старая и новая нравственность

Все это очень важные вопросы, и то, как отвечали на них фарисеи, разительно отличалось от того, что говорил Иисус Христос. И сегодня на эту тему ведутся жаркие дискуссии, особенно когда речь заходит о так называемой «старой нравственности» и «новой». Нам с вами нужно хотя бы вкратце разобраться, что это такое, чтобы увидеть, проливают ли разговоры Христа с фарисеями какой–либо свет на современные дебаты.

Во–первых, несколько определений и пояснений. «Старую нравственность» обычно называют «предписательной», потому что правила и законы в ней заданы еще до того, как человек начинает действовать. «Новая нравственность», в свою очередь, называется «ситуативной», потому что (согласно логике ее приверженцев) не предписанные правила, а сама ситуация будет определять поведение человека. Защитники «новой (или ситуативной) нравственности» отвергают «старую (или предписательную)» по двум основным причинам. Во–первых, потому что она авторитарна. Это нравственность, открытая в Божьих законах и подкрепленная Божьими уставами, так что правильное поведение определяется внешним авторитетом, имя которому «Бог». С другой стороны, ситуативная этика, как нам говорят, не опирается ни на какой авторитет, а стоит лишь на присущей ей внутренней разумности.

Во–вторых, «старую нравственность» отвергают Потому, что она абсолютна. Законы — вещь жесткая, объясняют нам, а жизнь слишком сложна, чтобы управляться четкими правилами. Вот «новая нравственность», например, управляется любовью, а любовь может приспособиться к «конкретно существующим взаимоотношениям во всем их своеобразии»[103].

Новые моралисты не только разъясняют свою позицию. Они утверждают, что и Иисус Христос, и апостол Павел были с ними заодно. Они считают, что Сам Иисус по Своей любви несколько раз нарушал закон, особенно относительно субботы. И им нравится цитировать некоторые крылатые фразы Павла. Например: «мы не под законом»; «конец закона — Христос» или «любовь есть исполнение закона». Полагая, что заручились как Божьей, так и апостольской поддержкой, они, не стесняясь, изгоняют само понятие закона из сферы деятельности христианской этики.

На данный счет нужно сказать только одно, а именно: в жизни и учении Иисуса мы не найдем такого резкого противопоставления между законом и любовью, о каком говорят новые моралисты. Это противопоставление является ложным, а они настойчиво подталкивают нас сделать выбор, который Библия вообще не предлагает и не предписывает. Конечно, Иисус говорил, что любовь должна быть превыше всего. С этим мы согласны. Но при этом Он не отвергал закона. Если Он чему–то и противился, так это неверным толкованиям закона книжниками, а не самому закону. Напротив, Он Сам повиновался закону всю Свою жизнь. Он ясно сказал, что пришел не нарушить закон, но исполнить. Более того, Он дерзновенно повторил слова Бога из Исх. 20:6 о том, что «любящие Меня соблюдают заповеди Мои» и добавил, что ученики должны любить Его и соблюдать Его заповеди (Ин. 14:15, ср.: 1Ин.5:3).

Одержимость фарисеев

Одна из ошибок новых моралистов заключается в том, что они не различают понятий «закон» и «законничество». Законничество — это злоупотребление законом, когда последний либо объявляется путем к спасению, либо становится кодексом чисто внешнего поведения, либо и тем и другим одновременно. Иисус обличал фарисейское законничество, а не Моисеев (т. е. Божий) закон. Ему не нравилась нравственность фарисеев не потому, что они считали закон авторитарным (данным свыше), и не потому, что он был для них абсолютным (а значит, жестким), а потому, что он относился лишь ко внешнему поведению. На самом деле они фактически преуменьшали авторитарные и абсолютные требования закона. Они попытались сделать его менее пугающим и более удобным в обращении, переписав его в виде свода правил, созданных людьми. В результате, они соблюдали закон совсем не по велению сердца, — а ведь именно это, прежде всего, интересует Бога.

Давайте посмотрим, как Марк описывает происшедший однажды между Иисусом и фарисеями разговор (Мк. 7:1–23):

Собрались к Нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима, и увидевши некоторых из учеников Его, евших хлеб нечистыми, то есть неумытыми руками, укоряли. Ибо фарисеи и все иудеи, держась предания старцев, не едят, не умывши тщательно рук; и, пришедши с торга, не едят, не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей. Потом спрашивают Его фарисеи и книжники: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб? Он сказал им в ответ: хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исайя, как написано: «люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим». Ибо вы, оставивши заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное. <…> И, призвав весь народ, говорил им: слушайте Меня все и разумейте. Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека. Если кто имеет уши слышать, да слышит! И когда Он от народа вошел в дом, ученики Его спросили Его о притче. Он сказал им: неужели и вы так непонятливы? Неужели не разумеете, что ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его? Потому что не в сердце его входит, а в чрево, и выходит вон, нем очищается всякая пища. Далее сказал: исходящее из человека оскверняет человека, ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство — все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека.

Мы уже использовали этот отрывок во второй главе, чтобы показать, что Господь думал о взаимоотношениях Писания и преданий. Спор разгорелся, когда фарисеи увидали, как некоторые из учеников Иисуса, вероятно, после возвращения с рынка (Мк. 6:56), ели «нечистыми, то есть неумытыми руками» (Мк. 7:2). Далее Марк объясняет читателям из язычников (ст. 3,4), что фарисеи — да и вообще «все иудеи», следовавшие популярному фарисейскому учению, — скрупулезно «держались предания старцев», особенно что касалось омовения рук перед едой, а также омовения чаш, кружек, котлов и скамей. После такого пояснения Марк продолжает свой рассказ. Фарисеи подошли к Иисусу и спросили (ст. 5): «Зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?» Нам важно отметить, что фарисеи фактически задавали два вопроса. Первый был общим вопросом о том, почему ученики Иисуса не придерживаются древних преданий. Второй касался конкретной традиции очищения и того, почему ученики ее не соблюдают.

В последовавшем затем разговоре Иисус отвечает и на первый, и на второй вопрос. Он начинает со слов пророка Исайи (Ис. 29:13) как с пророчества о фарисеях. В нем затронуты обе темы. Бог властно обличает Свой народ, тонущий в фарисействе, как за их поклонение (они воздавали Ему славу лишь устами, но не сердцем), так и за их учение (они учили не Божьим заповедям, но заповедям человеческим). Взяв этот ветхозаветный текст за основу, Иисус начинает произносите проповедь, в которой разворачивает и объясняет эти две темы. Сначала Он говорит о месте преданий в нашей жизни, а потом о том, что такое нечистота, а значит, и что такое очищение. Во–первых (в ст. 6–13), Он подчиняет предания Писанию, как мы и разобрали во второй главе. Во–вторых (в ст. 14–23), Он утверждает, что осквернение, а значит, и очищение, которые действительно имеют значение, носят не внешний, обрядовый, но внутренний, нравственный характер. В глазах Бога оскверняет человека не пища, которая попадает ему в желудок, а грех, исходящий из его сердца.

Портрет фарисеев, изображенный евангелистом, точен и справедлив. Фарисеи I столетия по Р. Х. были потомками Хасидим («набожных мужей»), живших века за два до них. Слово «фарисеи» означает «отделенные»; оно вошло в употребление, когда они «отделились от партии саддукеев при дворе маккавейских правителей и Иоанна Гиркана (135–105 до Р. Х.)»[104]. Фарисеи решительно сопротивлялись все более возраставшему греческому влиянию. Согласно одному из наиболее важных принципов их мировоззрения, «они считали, что природное и духовное соотносятся таким образом, что нечистота может легко передаваться от одного к другому». Таким образом, «тело плохого человека было нечистым, и прикосновение к нему могло осквернить душу другого человека»[105]. Этот постулат естественным образом привел их к созданию сложных обрядовых установлений, которые позднее были собраны в шести разделах Мишны. «Они ставили себе целью оставаться такими же чистыми в повседневной жизни, какими были священники в Божьем храме»[106].

Одним из самых заметных постановлений, касающихся ритуального очищения, было постановление об омовении рук. «Кто легкомысленно относится к омовению рук, — гласило одно установление, — тот сгинет с лица земли». Именно так мыслили все фарисеи. Эдершайм описывает, с какой строгостью соблюдались обряды, а также замечает, что Хиллель и Шаммай, два великих учителя, возглавлявшие соперничавшие школы и жившие незадолго до Христа, хотя во многом расходились, тем не менее, были едины в вопросе об омовении рук и в соблюдении «восемнадцати уставов», которые иудей должен был соблюсти, чтобы очиститься от оскверняющего контакта с язычниками[107].

Поэтому не стоит удивляться, что «фарисеи… соблазнились» (т. е. оскорбились) (Мф. 15:12), увидев, что ученики Иисуса едят неумытыми руками, и услышав последовавшее учение.

Что же сказал Иисус? Ответ Господа, приведенный Марком в гл. 7 (ст. 14—23), делится на две части: сначала Он обращается к толпе, а затем — к ученикам. Народу Он говорит: «Слушайте Меня все и разумейте. Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека» (ст. 14,15). Этими словами Иисус утверждает фундаментальный принцип: нечистым и скверным в глазах Бога человек становится не из–за того, что входит в него, а из–за того, что из него исходит. Тот же самый принцип Он разъясняет более подробно по просьбе Своих учеников, оставшись с ними наедине (ст. 17–23). Посетовав на то, что даже ученики почти ничего не поняли, как и окружавший их народ, Иисус сказал: «Неужели не разумеете, что ничто, извне входящее в человека, не может осквернить его» в то время, как «исходящее из человека оскверняет человека». Иисус поясняет ученикам то, чего не объяснил толпе, а именно: контраст между тем, что входит и что исходит. Входит в человека пища. Она не может его осквернить, ибо «не в сердце его входит, а в чрево, и выходит вон» (ст. 19) — этими словами (добавляет Марк) Иисус объявляет, что «очищается всякая пища», фактически отменяя этим ветхозаветные уставы о чистой и нечистой пище. С другой стороны, «исходящее из человека» — это грех. Именно он оскверняет людей, ибо исходит из сердца (ст. 20, 21).

Далее идет неприглядный перечень, состоящий из тринадцати пороков. Первый из них — «злые помыслы» — кажется мне наиболее общим и покрывает все остальные. Может быть, Христос имел в виду враждебные мысли о Нем Самом, которые фарисеи таили в сердце как раз в тот момент, когда так настоятельно пеклись о должном внешнем очищении. Далее следуют четыре слова во множественном числе (означающем неоднократное совершение беззакония) и восемь слов в единственном числе (подчеркивающем греховное состояние сердца или греховность самого поведения). «Все это, — заключает Иисус, — зло». Более того, оно «извнутрь исходит и оскверняет человека» (ст. 23).

Вкратце приведя ответ Христа ученикам, мы теперь должны подумать, что же он означает. В общем, фарисеи были просто одержимы исполнением внешнего, обрядового очищения: чистые руки, чистая пища, чистые сосуды. Иисус же, с другой стороны, подчеркивал, что нравственность, по своей сути, является внутренней, что Бога больше интересуют не руки, но сердце.

Из этого, да и из других разговоров о нравственности, которые произошли между Иисусом и фарисеями, можно извлечь четыре вывода. Ниже мы их и приводим.

Рождение свыше совершенно необходимо

В рассмотренном нами отрывке вроде бы Иисус ничего не говорит о рождении свыше. Но именно из этой Его проповеди берет начало уверенность евангельских христиан в том, что новое рождение абсолютно необходимо. Поскольку все злое, что люди говорят и делают, исходит из сердца, то перемены в поведении зависят от внутренних изменений.

Трудно понять людей, цепляющихся за доктрину о том, что в основе своей человек — хорошее, доброе существо. Удивительно, как можно продолжать ее проповедовать после двух опустошительных мировых войн и особенно после ужасов, породивших и сопровождавших вторую из них. Еще труднее понять тех, кто приписывает эту доктрину Самому Иисусу Христу, ибо Он не учил ничему подобному. Это настолько важный вопрос, что нам придется на нем остановиться. Что думал и говорил Иисус о человеческой природе?

Во–первых, необходимо сказать вот что: Он учил об изначальном достоинстве человека. И хотя нигде в Библии не записана именно такая формулировка, нет сомнений, что Иисус принимал учение Ветхого Завета о том, что Бог сотворил человека по Своему образу и подобию, одарив его множеством способностей — мыслительных, нравственных, общественных и духовных — и выделив его из животных. И несмотря на греховность и развращенность людей (которые мы рассмотрим чуть ниже), Иисус, по всей видимости, считал, что человек до сих пор сохраняет в себе некоторые остатки прежней славы. Поэтому Он говорил о ценности человека. Он утверждал, что люди гораздо ценнее овец, что они более драгоценны, чем множество малых птиц (Мф. 12:12; 10:31). А самым непререкаемым доказательством того, как высоко Иисус ценил человека, была Его собственная миссия, которую Он предпринял единственно ради людей. Как пастух, потеряв одну овечку и обнаружив пропажу, сначала горюет о ней, а затем решительно отправляется на поиски, несмотря на все преграды и опасности, — так и Бог горюет о заблудших и погибших «человеках», а затем посылает Иисуса Христа, Доброго Пастыря, отыскать и спасти их. Эти поиски приведут Его к кресту. «Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец» (Ин. 10:11).

Пожалуй, ничто так ясно не доказывает драгоценность человека в Божьих глазах и любовь Бога к людям, как смерть Божьего Сына ради их спасения. Как сказал об этом Уильям Темпл: «Моя ценность заключается в том, насколько я дорог для Бога; а дорог я Ему бесконечно, ибо за меня умер Христос»[108].

Тем не менее, наряду с учением об изначальном человеческом достоинстве, Христос проповедовал и о существующей деградации человечества. Еще Ветхий Завет учил, что «нет делающего добро, нет ни одного» (Пс. 13:3). Иисус подхватил это учение и подтвердил его. Дважды или трижды Он назвал Своих современников «родом лукавым и прелюбодейным» (см.: Мф. 12:39; Мк. 8:38) — лукавым из–за их неверия и непослушания, а прелюбодейным — из–за того, что вместо живого Бога они обратили свою любовь и верность к идолам собственноручного изготовления.

Иисус говорил так сурово не только о людях Своего времени; Он имел в виду все человечество в целом. Так, например, в Нагорной проповеди, Он сказал: «Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф. 7:11). Это высказывание особенно поразительно, потому что из него можно заключить, что грешные люди способны творить благое, в то же самое время в устах Иисуса они все же получают определение злых. Значит, даже когда люди в свои самые лучшие минуты действуют по благородному велению родительской любви, Иисус все равно называет их злыми.

Иисус подтвердил такой взгляд на человеческий грех и развращенность всеми Своими учениями о том, насколько заблудшим и больным является человек (см.: Лк. 15:3–7; Мф. 9:12). Его яркие образы — пастырь, ищущий потерявшихся овец; врач, исцеляющий немощных, — с одинаковой силой говорят нам как о безнадежном состоянии человека, так и о необыкновенной драгоценности людей в глазах любящего Бога.

Особенно заметно это в споре об осквернении, произошедшем между Иисусом и фарисеями. Позвольте мне привлечь ваше внимание к тому, что Он говорит в этом отрывке (Мк. 7:20–23) обо всех и каждом из людей, процитировав его буквальный перевод с греческого: «Исходящее из человека оскверняет человека; ибо извнутрь, из сердца человеков, исходят злые помыслы… все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека». В оригинале перед каждым словом «человек» стоит определенный артикль, на который нельзя не обратить внимание. Он означает, что Иисус Христос описывает здесь не какого–то всем известного злодея, но каждого из нас. Он рассказывает не о каком–нибудь диком племени, погрязшем в темноте, отсталости и язычестве. Напротив, Он говорит как раз о таких людях, которые, пусть в разной степени, но были образованными, культурными, нравственными и религиозными, — о фарисеях, с одной стороны, и о Своих учениках, с другой!

Иисус учил, что в глубине каждого человеческого сердца скрыты уродливые семена всех мыслимых грехов — «злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство» (Мк. 7:21,22). Все тринадцать пороков суть зло, а исходят они из сердца человеческого, из сердца каждого человека. Вот какого мнения Иисус был о греховной человеческой природе.

Итак, согласно Его словам, все наши злые мысли, речи и поступки совершаются, прежде всего, не из–за нашего окружения; не являются они также и вредными привычками, которые мы приобрели от плохих учителей, в плохой компании или насмотревшись на дурные примеры. Конечно, нельзя сказать, что окружение, образование и чужой пример не играют никакой роли; ведь их влияние, как в плохую, так и в хорошую сторону, весьма велико, и христиане должны быть активными во всех этих сферах, чтобы усиливать благое влияние и устранять дурное. А говорим мы (как учил Иисус давным–давно) то, что определяющей силой в жизни человека является его наследственная сущность и что подлинным источником злых помыслов и дел является его злое сердце, его природа, искореженная эгоцентризмом. Как сказал Бог через пророка Иеремию за несколько столетий до рождения Христа: «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено; кто узнает его?» (Иер. 17:9).

Любимым образом нашего Бога, с помощью которого Он пытался показать нам, что слова и дела людей Управляются их сердцами, был образ дерева и его плодов. «По плодам их узнаете их», — говорил Он о лжепророках. И еще более подробно: «Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые… Итак, по плодам их узнаете их» (Мф. 7:16–20). Не нужно долго гадать, чтобы понять, что имеет в виду Иисус, потому что в другом отрывке Он разъяснил все прямо: дерево — это сердце или сущность человека, а плод — его слова и дела. Как состояние дерева определяет качество приносимого им плода, так и сердце человека определяет его поведение. Отсюда: «Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста» (Мф. 12:34). Мы говорим злые слова и совершаем дурные поступки, потому что внутри нас греховное сердце, дурная сущность; злые помыслы и деяния исходят как раз оттуда, изнутри, из сердца.

Современный психоанализ только подтвердил ветхозаветное учение, одобренное Христом, потому что он еще больше обнажил жуткие тайны человеческого сердца. Психология и жизненный опыт говорят нам, что наш подсознательный разум (который приблизительно соответствует тому, что Библия называет «сердцем», то есть является ядром нашей личности, источником мыслей и чувств) похож на глубокий колодец, дно которого покрыто толстым слоем грязи. В обычное время, оставаясь на дне, грязь эта надежно укрыта от посторонних глаз. Но когда воды колодца возмущены, особенно если возникают сильные эмоции, эта мерзкая, тошнотворная грязь всплывает на поверхность: ярость, злоба, жадность, похоть, зависть, злорадство, жестокость и мстительность. Эти низкие страсти, дикие и зловещие, подымаются из тайных сердечных источников, становясь все заметнее и заметнее. И если в нас есть хоть капля нравственной чувствительности, мы подчас не можем преодолеть потрясения, ужаса и отвращения к тем гнусным порокам, что находятся в безднах нашего внутреннего «я».

Из этого принципа (гласящего, что именно сердце человека управляет его руками, то есть наша природа определяет наше поведение) Христос делает вывод о том, что разрешить такую ситуацию может только «радикальное» средство — средство, способное проникнуть в самый корень {radix) проблемы. А корнем проблемы как раз и является сердце. Значит, подлинно нравственное поведение начинается с того, что человеку дают новое сердце. И Иисус говорил, что подобное возможно: «Для того, чтобы получить хорошие плоды, нужно хорошее дерево». И тогда произойдет следующее: «Добрый человек выдает доброе из запасенного в сердце добра» (Мф. 12:33; Лк. 6:45).

Эту мысль Иисус развил еще полнее, беседуя с Никодимом (Ин. 3:1–21). Важно отметить, что Никодим был фарисеем. В то же самое время, он представлял собой лучший образец того, что могло породить фарисейство. По всей видимости, он не страдал лицемерием, которое пропитывало большую часть фарисейской религии. Напротив, он предстает перед нами искренним и смиренным искателем истины. Однако именно ему Иисус сказал следующее: «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия… Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше» (ст. 3, 6, 7). Новое рождение, пояснил Он, есть рождение andthen — это наречие может означать как «с самого начала, заново», так и «сверху, свыше» (подобно завесе в храме, которая разодралась сверху донизу — Мк. 15:38). Возможно (как считают некоторые комментаторы), Иисус намеренно подобрал слово с двумя значениями, потому что это новое рождение одновременно является и вторым рождением, и рождением от Бога, новым началом и Божьим чудом. «Родиться свыше» (ст. 3, 7) — это значит «родиться от… Духа» (ст. 5, 8). Значит, это рождение заново является глубочайшей внутренней переменой, ибо Бог вселяет в нас новую жизнь, наделяет нас новой природой, дарит нам новое сердце. И хотя, по всей вероятности, подобное могло произойти и происходило с людьми и в ветхозаветные времена, тем не менее, Ветхий Завет описывает это как одно из величайших благословений, которые принесет Новый Завет: «И дам вам сердце новое и дух новый дам вам… Вложу внутрь вас Дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих…» И снова: «Вложу закон мой во внутренность их и на сердцах их напишу его» (Иез. 36:26,27; Иер. 31:33).

В этом новом рождении и новой жизни, которая наступает вместе с ним, роль Святого Духа является самой главной. Именно Дух возрождает человека заново. Именно Дух вселяется в каждого вновь рожденного верующего (см., напр.: 1 Кор. 6:19; Рим. 8:9) и освящает его. Вот почему Павел называет святость «плодом Духа». Может быть, он вторит Самому Христу и Его учению о деревьях и плодах. В любом случае, девять удивительных добродетелей, которые далее перечисляет апостол: «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:22,23) — это качества, производимые в нас Самим Святым Духом, который взращивает их в душе христианина, как фрукты в саду.

Это значит, что христианин должен быть похож на плодовое дерево, а не на рождественскую елку! Ибо пестрые елочные украшения всего–навсего привязаны или подвешены к дереву, а плоды на нем растут. Иными словами, христианская святость — это не искусственно раздутый людьми урожай, но естественный процесс плодоношения, происходящий силой Святого Духа. Беседуя со своими учениками на Тайной Вечере, Иисус развил эту мысль: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5). Доктор Дж. У. С. Уанд, бывший епископ Лондона, очень точно и кратко выразил эту истину, говоря, что святость «не есть трудоемкое приобретение наружного благочестия, но выражение жизни Христа, идущее изнутри».

Эти великие доктрины — о непременной обязательности нового рождения для обретения новой жизни, а также о действии Святого Духа как при возрождении, так и при освящении — поистине являются наиважнейшими для евангельских христиан. Они неотделимы от Христова учения о том, что зло, — а значит, и нравственность, — по сути своей, исходит изнутри и носит внутренний характер. Епископ Райл сказал об этом так: «Мы полагаем, что для выздоровления от такой могучей духовной болезни требуется могучее духовное лекарство… Нам страшно не хотелось бы укреплять любимое человеческое заблуждение о том, что для исцеления будет достаточно совсем немногого: похаживай в церковь да принимай причастие — тут подлатай, там подштопай, тут побели, там позолоти, слегка отполируй, чуть подкрась снаружи, и готово… Но на самом деле нам нужны, ни больше ни меньше… Божья благодать и Святой Дух, полностью обновляющий сердце… Я считаю, что многие не могут ни понять, ни оценить евангельскую религию именно потому, что абсолютно ничего не знают о том, насколько человек грешен, и не знают учения о первородном грехе. Евангельское учение, как и само его основание, Библия, держится на четком представлении о первородном грехе»[109].

Здесь, мне кажется, будет уместно вставить слово предостережения, — вернее, слово евангельской самокритики и даже покаяния. Случалось так, что совершенно справедливое учение о необходимости нового рождения и о том, что истинная святость без него невозможна, приводили евангельских христиан к нежелательным последствиям. Пожалуй, лучше всего будет назвать их словом «пиетизм». (Привожу его здесь за неимением лучшего термина, ибо в разные исторические моменты оно обозначало самые различные тенденции, как положительные, так и отрицательные.) Я его использую, чтобы обозначить такой вид набожности, который ведет к отказу брать на себя какую–либо общественную и даже нравственную ответственность. Человек, придерживающийся такой «пиетистской» позиции, о которой я говорю, рассуждает примерно следующим образом: «Если благочестие — это плод Святого Духа, естественное порождение сердца, обновленного постоянно пребывающим в нем Святым Духом, то это и есть самое главное, а все остальное не имеет значения. Незачем учить христиан благочестивому поведению, оно придет к ним само, естественным путем. Далее, нет никакого смысла стремиться воспитывать нравственность в неверующих или пытаться добиться улучшения социального порядка, ведь и нравственное, и общественное обновление являются автоматическим следствием личного обновления и без него произойти не могут».

Я вовсе не считаю, что намеренно сгустил краски. Время от времени евангельские христиане действительно начинали и начинают думать и говорить нечто подобное. Одно время я и сам так думал. Но подобные воззрения — это не что иное, как ложный вывод из истинного учения. Каким бы жизненно важным — более того, совершенно необходимым! — ни было рождение свыше для того, чтобы обрести доступ в Божье Царство и стать благочестивым человеком, его нельзя назвать панацеей от всех трудностей христианской жизни или мандатом, отменяющим всякую личную ответственность. У нас есть иные обязанности по отношению как к возрожденным, так и к не возрожденным свыше, то есть по отношению как к христианам, так и к неверующим.

Возьмем для начала верующих. Говоря, что освящение является естественным результатом рождения свыше, я вовсе не имею в виду, что этот результат появляется автоматически. Подлинно возрожденный христианин все еще способен вести себя дурно и легкомысленно, совершать страшные грехи, ошибаться во взаимоотношениях с другими людьми и становиться причиной семейных неурядиц. Это очевидно как из Нового Завета, так и из наблюдений за жизнью наших собратьев–христиан, — к тому же, нам это известно и на собственном опыте. Именно отсюда эти подробные нравственные наставления, данные в Посланиях: укрощать свой язык, трудом зарабатывать себе на хлеб, уметь прощать, быть честными, справедливыми, добрыми и гостеприимными, а также о целомудрии и взаимных обязанностях мужей и жен, родителей и детей, хозяев и слуг по отношению друг к другу. Но разве апостолы писали эти наставления не христианам, не возрожденным верующим? Именно им! Видимо, апостолы не считали святость рожденных свыше людей чем–то само собой разумеющимся; они шли к этой святости с помощью подробных назиданий, наставлений, примера своей собственной жизни и молитвы.

А как же быть с неверующими? По отношению к ним у нас тоже имеются христианские обязательства. Было бы неверно утверждать, что поскольку ключом к нравственности и справедливости является только рождение и поскольку общественное обновление зависит отличного обновления, то будет бесполезно как учить неверующих праведности, так и заниматься усовершенствованием социальных структур. Мы не имеем права говорить, что единственный долг христианина состоит в том, чтобы проповедовать Евангелие спасения, а нравственная и общественная праведность появятся потом сами, естественным образом.

Я говорю, что у нас нет такого права, потому что Писание не дает его нам. Поэтому если евангельских христиан занимает только личное обращение и личная праведность, то они не соответствуют своему званию христиан, живущих по Библии. Почему? Нам нужно помнить, что живой Бог библейского откровения является не только Спасителем и Отцом Своего народа, но и Творцом, Господом и Судией всего человечества. К тому же Он — праведный Бог, любящий благочестие и желающий, как показал нам Амос (см.: Ам. 1:3–2:5), чтобы в каждом человеческом сообществе, в языческих народах, наравне с Израилем и Иудой, люди жили праведно, а зло получало свое наказание. Точно также родители–христиане должны с самых ранних лет воспитывать своих детей «в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6:4) и учить их нравственности, не дожидаясь, пока те исповедуют обращение к Христу. Далее, каждому государственному аппарату, даже самому безбожному и мирскому, Бог предназначил наказывать злодеев и награждать законопослушных граждан — и тем самым сдерживать зло и поощрять добро во всем обществе, христианское оно или нет (см.: Рим. 13:1—5; 1 Пет. 2:13,14). Кроме того, так как человек влияет — или может влиять — на окружающую его обстановку гораздо сильнее, нежели она способна влиять на него, да и в процессе становления человека наследственность играет гораздо большую роль, нежели окружение, все это не оправдывает бессердечно–равнодушного отношения человека к тому, что его окружает. Ибо окружение также оказывает на людей большое влияние (что бы ни подразумевалось под словом «окружение»: политическая тирания, социальная несправедливость, расовая дискриминация, безработица, нищета, недостаток жилья, истощение или плохое медицинское обслуживание). Но даже если дурное окружение не оказало на нас пагубного влияния, все равно будет только хорошо и правильно, если мы сделаем то, что от нас зависит, для его улучшения. И все это не только ради собственного удобства, но и ради простой любви и справедливости. Так что христианин должен стремиться быть не только хорошим свидетелем, но и хорошим гражданином. Если он пытается распространить Благую Весть о спасении верой в Иисуса Христа, о рождении свыше и новой жизни, он должен также присоединиться к борьбе против социальной несправедливости и политического угнетения и тем самым внести свою, пусть небольшую лепту в установление такого общественного порядка, который обеспечивает свободу, справедливость, сохранение человеческого достоинства и благосостояние для всех.

Бог смотрит в сердце

Второй вывод, который можно сделать, прочитав разговор Иисуса с фарисеями о нравственности, заключается в том, что Бога, прежде всего, интересует состояние человеческого сердца. «Ибо извнутрь, — говорил Христос, — из сердца человеческого, исходят злые помыслы… Все это зло извнутрь исходит…» (Мк. 7:21,23). И еще раз: «Бог знает сердца ваши» (Лк. 16:15).

Вообще, некоторые из недобрых дел, перечисленных Христом, не только исходят из сердца, но и остаются там в виде внутренних, тайных грехов. Так, «злые помыслы» могут вырваться наружу в дурных словах или поступках; однако они остаются злыми, даже если внешнего взрыва не происходит. Зависть может привести к краже, ревность — к множеству других грехов; но и зависть, и ревность все равно являются злом, даже если никогда не выходят за пределы наших мыслей и желаний. Точно также гордыня обычно выдает себя высокомерным взглядом и тщеславными замашками. Однако даже если гордецу удается сохранять смиренный вид, скрытая внутри гордыня все равно остается мерзостью перед Господом. Так что желания сердца (или, как говорил Павел, «похоть плоти») сами по себе являются злыми в глазах Бога, вне зависимости от грехов языка или скверных поступков, которые они же нередко и порождают.

Это подводит нас к поразительным словам, с которыми Иисус обратился к ученикам в Нагорной проповеди. Он сказал вот что: «Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5:20). Но ведь фарисеи были, по–своему, очень и очень праведными. Они сосчитали, что в законе содержится 248 заповедей и 265 запретов и скрупулезнейшим образом все их соблюдали (ну, по крайней мере, внешне!). Так что они могли утверждать (подобно Савлу Тарсянину, фарисею), что «по правде законной — непорочны» (Флп. 3:6).

Как же тогда Иисус мог настаивать на том, чтобы праведность Его учеников превосходила праведность фарисеев, да еще и предупреждать их, что, в противном случае, им не войти в Божье Царство? Ответ отыскать нетрудно. Несмотря на ревностное стремление фарисеев к праведности, они судили о ней весьма поверхностно. Все свое внимание они уделяли внешнему исполнению закона (как они его понимали) и воображали, что этого достаточно. К тому же, они обильно приправили этот закон своими собственными, традиционными толкованиями.

Так вот, в Нагорной проповеди Иисус проповедует, что Божьи требования еще выше, а взгляд Его — гораздо острее и проникновеннее, чем предполагали фарисеи. Он тут же разворачивает перед ними шесть похожих наставлений (Мф. 5:21–48), каждое из которых начинается с одной и той же фразы: «Вы слышали, что сказано… А Я говорю вам…» Многие считают, что тем самым Иисус вводил новый закон, а значит, противоречил прежнему закону и, в конечном итоге, отменял его. Однако эти утверждения весьма далеки от истины. Вообще, само предположение, что Он мог задумать что–то подобное, изначально является настолько невероятным, что можно отбросить его как совершенно невозможное. Прежде всего, такое предположение противоречило бы тому благоговейному, уважительному повиновению Писанию, которое Иисус сохранял в течение всей Своей жизни. Но, более того, Он Сам только что (в ст. 17) провозгласил, что пришел не для того, чтобы «нарушить закон или пророков… но исполнить». А далее Он торжественно добавил, что «доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (ст. 18), и предупредил Своих слушателей: «Кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном» (ст. 19). В свете таких слов было бы просто нелепо доказывать, что Иисус противоречил закону.

Нет, Иисус противоречил совсем не закону, но преданиям, не тому, что «написано», а тому, что «сказано», не Божьему Слову, но ложным его толкованиям, в которых были повинны фарисеи и саддукеи. Они то и дело пытались уменьшить вескость Божьего закона, чтобы подогнать его под свои мерки: либо ограничивали его заповеди, либо расширяли сферу дозволенного. Сейчас будет уместно процитировать профессора С. И. Б. Крэнфилда из Ру[110]: «Для всех, кто пытается найти оправдание в Законе, типично следующее: в конечном итоге, они непременно изменяют или искажают Закон, чтобы избежать его требований и свести его власть на нет». Потому–то Иисус и говорил, что праведность христиан должна превышать праведность фарисеев. Фарисеи вмешивались в закон, искажая его, чтобы смягчить его неумолимость; однако последователи Христа должны принять его во всей его полноте и силе, со всеми его требованиями.

Возьмем, к примеру, то, что разрешалось законом и что фарисеи стремились распространить еще шире, за рамки дозволенного. Закон позволял развод в том случае, когда муж обнаруживает в жене «что–нибудь противное» (Втор. 24:1–3). Однако предания все больше и больше поощряли такое его толкование, согласно которому развод мог произойти из–за любого произвольного каприза мужа. Согласно Мф. 19:3, фарисеи спросили Иисуса: «По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?». В ответ Иисус напомнил им о том, зачем вообще была создана семья и каково ее предвечное предназначение (согласно Быт.), а потом, по всей видимости, ограничил позволительную причину развода только супружеской неверностью (Мф. 5:31,32). Далее, закон позволял возмездие в судебных разбирательствах; это было сделано для того, чтобы дать судьям какую–то основу для наложения наказания, а также для того, чтобы ограничить максимальную степень такого наказания и ввести принцип соответствия кары самому преступлению («око за око, зуб за зуб»). Однако предания распространяли этот принцип и на личные взаимоотношения и с его помощью оправдывали личную месть. Иисус настаивал, что такое толкование до неузнаваемости искажало закон, что, согласно личной этике христианина, мы должны принимать несправедливость без сопротивления, не пытаясь возместить нанесенный ущерб (Мф. 5:38–42).

Книжники стремились не только расширить сферу дозволенного законом, но и ограничить его неудобные запреты. Так, например, закон Божий говорил: «Возлюби ближнего своего». В преданиях слово «ближний» истолковывалось в узком смысле и распространялось только на собратьев–израильтян, — иногда даже, более того, только на личных друзей. Таким образом, книжники, в конечном итоге, превращали заповедь «Возлюби ближнего своего» в совсем иную: «Люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего» (чего в самом законе, конечно же, нет). Как пишет Х. М. Скотт, «фарисейская этика учила израильтян ненавидеть язычников, как личных врагов»[111]. Иисус воспротивился подобным установлениям и вместо этого провозгласил истинный смысл заповеди — слово «ближний» подразумевает и врагов тоже: «Я говорю вам: любите врагов ваших…» (Мф. 5:43–48). Подобным же образом книжники ограничили еще одну заповедь. «Не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои», — говорили они, как будто Господь всего–навсего запрещал некоторые клятвы, а другие позволял. Но Иисус не принимал никаких ограничений. Напротив, Он сказал, что истинным смыслом заповеди было «не клянись вовсе». Все обещания нужно сдерживать, а христианин должен быть настолько честен, чтобы ему не требовалось подкреплять свои слова клятвой: «Да будет слово ваше: „да, да", „нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого» (Мф. 5:33—37).

Принцип остается тем же самым и по отношению к двум другим заповедям, о которых упоминает Иисус.

Касались они убийства и прелюбодеяния. Как это принято и в сегодняшней поверхностной нравственности, так и предания старцев ограничивали запреты самим актом преступления. Однако Иисус подчеркнул, что закон имеет в виду нечто большее. Гневная мысль и оскорбительное слово тоже являются нарушением заповеди об убийстве и подставляют нас под угрозу суда и наказания. Точно также похотливый взгляд уже равен прелюбодеянию, ибо «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5:21–26 и 27–30).

Эти шесть примеров не оставляют нам сомнений в истинном смысле слов Иисуса о том, почему праведность христиан должна превышать праведность фарисеев. Христианская праведность принимает все, что говорит закон, не пытаясь уклониться от его требований. Она признает, что сфера действия закона простирается не только на сами слова или поступки, но и дальше, на человеческие помыслы и побуждения сердца. Фарисейская праведность была внешним подчинением человеческим преданиям; христианская праведность — это внутреннее послушание разума и сердца открытой нам Божьей воле.

Сейчас необходимо добавить, что «новой нравственности» свойственны тенденции, похожие на те, к чему склонялась нравственность фарисейская (хотя и не идентичные ей). Конечно, приверженцы «новой нравственности» утверждают как раз противоположное. Они считают, что Иисус подходил к закону гораздо более либерально, нежели Его противники (взгляните хотя бы на то, как Он «нарушал субботу» и как реагировали на это возмущенные фарисеи). А далее они утверждают, что их слова, обращенные к защитникам «старой нравственности», ничем не отличаются от того, что Иисус говорил фарисеям. Однако мы не согласны с тем, что Иисус нарушал субботу или собирался это сделать (ибо Он признавал, что суббота утверждена Богом). Все, что Он сделал, — это преступил некоторые из традиционных постановлений старцев касательно субботы, чтобы таким образом показать истинный смысл Божьей заповеди. Но мы вернемся к этому позднее.

Безусловно, между фарисейской и новой нравственностью существует радикальное различие. Оно заключается хотя бы в том, что первая была абсолютистской и предписательной, а вторая является относительной и ситуационной. Тем не менее, есть один момент, который позволяет нам провести между ними параллель. Он заключается в том, что и та и другая нравственность, в конечном итоге, преуменьшают требования закона. Как утверждал Иисус, фарисеи были виновны в том, что неверно истолковали закон и, тем самым, «разбавили» его. Учение новой нравственности идет еще дальше и настаивает, что категория закона Для христиан всецело отменена. Христианин не находится «под законом» ни в каком смысле, говорят они. Нетронутым остался единственный закон, а именно: всеобъемлющий закон любви. Он один является абсолютом; других абсолютов нет. «Не предписано ничего, кроме любви» — таков лозунг новых моралистов.

«Ничто другое не способно сделать поступок, слово или мысль хорошей или дурной»[112].

Нужно быть справедливыми к новым моралистам. Они — по крайней мере, лучшие из них — не поощряют нравственную вседозволенность. Некоторые из них даже полагают, что требования любви не мягче, но строже, нежели заповеди закона. Так, доктор Робинсон подчеркивает, что «казуистика любви должна проникать глубже, а взгляд ее должен быть острее и требовательнее, чем любое слово закона»[113]. Однако его высказывания сомнительны, потому что новая нравственность отвергает все абсолюты, кроме любви, в то время как старая нравственность стремится удовлетворить требования как любви, так и закона одновременно. Более того, нет никаких сомнений в том, что в популярном понимании новая нравственность гораздо менее требовательна по сравнению со старой (неважно, кто именно в этом повинен); ведь даже древний запрет на прелюбодеяние можно отбросить, если блудник искренне верит, что его действия продиктованы любовью.

В этом случае христианин, опирающийся на Библию, просто не может не подчеркнуть, что в христианской нравственности Нового Завета (называйте ее «новой» или «старой» — все равно) любовь и закон не являются несовместимыми, — и уж, конечно, взаимоисключающими. Ибо любовь нуждается в том, чтобы закон направлял ее. Было бы наивно утверждать, что любви не нужно никакого ориентира извне, ибо «в нее изначально встроен нравственный компас, позволяющий ей интуитивно постигать глубочайшие нужды другого человека и отвечать на них»[114]. Неужели новые моралисты забыли, насколько человек грешен? Любовь тоже не безукоризненна. На самом деле иногда она бывает даже слепой. Поэтому Бог и дал нам заповеди, чтобы прочертить тропы для любви. Пять заповедей второй скрижали закона как раз и говорят нам о способах выражения любви. Отсюда и слова апостола Павла: «Любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: „не прелюбодействуй", „не убивай", „не кради", „не лжесвидетельствуй", „не пожелай чужого" и все другие заключаются в сем слове: „люби ближнего своего, как самого себя". Любовь не делает ближнему зла; итак, любовь есть исполнение закона» (Рим. 13:8–10; ср.: Гал. 5:14; 6:2). Любовь не является окончанием закона (то есть не отменяет его). Любовь есть исполнение закона (то есть подчиняется ему). И, говоря о любви и законе, Новый Завет провозглашает, что тот, «кто любит, — соблюдает закон», а не наоборот.

Так почему же тогда Павел в Рим. 6:15 говорит, что христианин «не под законом» (ведь его слова как раз подтверждают правильность выводов новых моралистов)? Апостол действительно неоднократно повторяет это выражение, но никогда не подает его как простое отрицание, не оставляет его вне контекста. Всегда добавляется (или, по крайней мере, подразумевается) контраст. Вообще, любое отрицательное высказывание понять невозможно, если не знаешь, чту ставится в сравнение. Например, если я скажу, что кто–то из моих знакомых «на человека не похож», вам никак не узнать, что я имею в виду. Может, я даю своему знакомому необычайно лестный комплимент и хочу сказать, что он просто ангел. А может, я обливаю его презрением, говоря, что он грязен, как скотина, мрачен, как туча, или худ, как щепка. Помню, как однажды я поверг своих друзей в настоящий ужас, когда, вернувшись из поездки в Америку и Австралию, заявил, что «не принимал ванну уже семь недель». Они уж было собрались отчехвостить меня за непростительное презрение к гигиене, но я вовремя успел ввернуть, что «зато каждый день принимал душ»! Так вот, каждое отрицательное утверждение может привести к заблуждению, если его не рассматривать в свете положительного высказывания, с которым оно сравнивается.

Как уже было сказано, апостол Павел никогда не оставлял свои отрицания «в воздухе». Его высказывания о том, что христианин — «не под законом», не означали, что для христианина закон полностью отменяется. Здесь имеется в виду, что христианин перестает искать в законе свое оправдание и освящение. В любом случае, подобные его действия были бы бессмысленны из–за «бессилия» закона. Павел пишет: «Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего…» (Рим. 8:3). Отсюда мы можем видеть, что слабость закона заключается не в нем самом, но в нас. Из–за своей греховной натуры мы не в состоянии сами соблюдать закон. А поскольку мы не можем его соблюсти, он не может ни оправдать нас, ни освятить. Вместо этого Бог сделал для нас и в нас то, что не способен был совершить закон. А сделал Он это, послав в мир Своего Сына и Своего Духа. Он оправдывает нас смертью Своего Сына и освящает нас Духом, живущим внутри нас (Рим. 8:3,4). Таким образом, Бог принимает нас не благодаря нашим же попыткам исполнить закон, но благодаря делу спасения, совершенному Христом. Точно также Его путь к святости состоит не в наших усилиях соблюсти закон, но во внутренней работе Святого Духа.

Вот такой двойной смысл заключается в словах Павла о том, что мы «свободны» от закона и должны твердо стоять в той свободе, которую даровал нам Христос (Рим. 8:2; Гал. 4:5; 5:1). Именно это он имеет в виду, говоря о том, что мы «не под законом». Теперь мы можем понять его отрицательное высказывание благодаря положительным дополнениям. Что касается нашего оправдания, то это — «вы не под законом, но под благодатию» (Рим. 6:14,15; ср.: Гал. 5:3,4). Что до нашего освящения, то «если же вы духом водитесь, то вы не под законом» (Гал. 5:18; ср.: ст. 23). Это значит, что наше оправдание зависит не от закона, но от благодати, а освящение — не от закона, но от Святого Духа. За оправданием и освящением христианин приходит не к закону; за тем и другим он идет к благодати. Ибо «закон» — это наши собственные усилия быть послушными; «благодать» — это спасительная Божья инициатива, свершившаяся через Его Сына и Его Духа[115].

Но даже если мы теперь освободились от закона — поскольку он не является ни основой нашего оправдания, ни средством достижения святости, — это вовсе не значит, что закон перестал быть нормой нашего поведения. Все как раз наоборот. Хоть мы и оправдываемся не по закону, но по благодати, тем не менее, Бог оправдывает нас, «чтобы мы стали праведными, как того требует закон» (Рим. 8:4). Аналогично, хотя мы идем к святости с помощью Духа, а не закона, тем не менее, освящая нас, Дух Святой делает не что иное, как пишет закон в наших сердцах (Иер. 31:33; 2 Кор. 3:3). Контраст между Ветхим Заветом и Новым заключается не в том, что там закон, а здесь нет закона, но в том, что в Ветхом Завете закон был записан на скрижалях (внешний нравственный кодекс), а в Новом он записан в сердцах, т. е. это внутреннее действие Святого Духа. Таким образом, соблюдение закона хотя и не является основанием нашего оправдания, тем не менее становится его результатом; и хотя он не утверждается путем достижения святости, он составляет самую сущность освящения. Самьюэл Болтон, пуританин, подытожил учение Павла о законе и Евангелии в следующей эпиграмме: «Закон посылает нас к Евангелию, чтобы мы получили оправдание, а Евангелие отсылает нас назад, к закону, чтобы узнать, в чем заключается долг оправданных людей»[116].

Итак, если Павел в одном месте пишет, что «во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь» (Гал. 6:15), а другом месте, что «обрезание ничто и необрезание ничто, но все в соблюдении заповедей Божиих» (1 Кор. 7:19), то тем самым он не противоречит сам себе. Ибо новая тварь (или новое рождение) пробуждает в человеке новую ревностность и тщательность в соблюдении Божьих заповедей. Вообще, Иоанн утверждает, что «грех есть беззаконие», а одним из непременных признаков рождения свыше является то, что мы не упорствуем в этом грехе, но вместо этого повинуемся Божьим установлениям (см.: 1 Ин. 2:3–5; 3:4–10, 22–24; 5:1–5, 18).

А когда Святой Дух пишет Божий закон в наших сердцах, Он, прежде всего, дает нам внутреннее осознание и понимание этого закона, а также пылкое желание его соблюдать. Язык новообращенного, совершенно несовместимый с понятиями новой нравственности, звучит так: «Как люблю я закон Твой! Весь день размышляю о нем»; «по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием»; «повеления Господа праведны, веселят сердце» (Пс. 118:97; Рим. 7:22; Пс. 18:9.).

Итак, мы вновь возвратились к сердцу, к различию между фарисейской и христианской праведностью, к Христовой заповеди соблюдать Божий закон, причем не из–под палки и чисто внешне, но с готовностью, внутренне подчинив закону весь свой разум, волю и сердце.

Нравственность выше обрядов и установленных порядков

Третий вывод, который можно сделать на основании спора Христа с фарисеями по поводу нравственности, касается ее сравнения с обрядами. Фарисейское представление об осквернении и очищении было связано, по большей части, с выполнением определенных обрядов. Они скрупулезно придерживались правил о том, что можно, а что нельзя есть. Кроме того, посуду, в которой пища готовилась и подавалась на стол, сначала полагалось очистить с неукоснительной церемониальной точностью. И фарисей никогда не стал бы есть нечистыми (то есть не вымытыми) руками. Итак, и пища, и посуда, и руки должны были быть чистыми.

Некоторые из этих правил были действительно Божьими законами, и по отношению к ним у Иисуса не было никаких возражений. Другие постановления, хотя и содержались в «преданиях старцев», а не в Писании, тем не менее, не противоречили Писанию, — а значит, соблюдать их или не соблюдать было личным делом каждого. Однако будучи поглощены ритуальными и церемониальными обычаями, фарисеи стали считать нравственность чем–то внешним, — вообще, для них она была связана, в основном, с телесным очищением. Поэтому–то Христос и говорит, что человек оскверняется, прежде всего, тем, что исходит из него, из его сердца. Иными словами, чистота, которой хочет Бог, прежде всего, является не ритуальной (чистота пищи, посуды, рук), но нравственной (святая жизнь).

Несколько поразительных тому примеров вы найдете в Евангелии от Мф. 23:13–29, где Иисус неоднократно произносит скорбные слова «Горе вам!», обращаясь к фарисеям и книжникам: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! Очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их» (ст. 25, 26). Господь был недоволен вот чем: фарисеи заботились о ритуальном очищении своих чаш и блюд, но совершенно не беспокоились о том, что пища и питие в этих очищенных чашах и блюдах были нечистыми с нравственной точки зрения, потому что приобретены были путем лжи и жадности. Фарисеи же слепо не замечали в этом ничего особенного.

И опять: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина [то есть вы скрупулезно отсчитываете десятину с любой травки, которая растет у вас на огороде], и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (ст. 23). Здесь Иисус вовсе не подстрекает их нарушить закон о десятине. Скорее, Он упрекнул их за отсутствие чувства меры и равновесия. Божий закон содержит как церемониальные установления, так и нравственные заповеди. Но, по Его словам, первые не равны вторым по значительности: нравственное гораздо важнее ритуального. Однако в своем рвении соблюсти церемониальные правила фарисеи позабыли о «важнейшем». И так слепы они были, так упорно не замечали этого перекоса, что Иисус с ноткой юмора сравнил их с людьми, тщательно процеживающими питье из своих чаш. Они старательно вылавливают малюсенькую мошку, а потом идут н случайно проглатывают целого верблюда! (ст. 24).

Но, пожалуй, наиболее бросающиеся в глаза случаи, гДе проявилась эта ложная скрупулезность иудейских начальников, произошли в конце земного служения Христа (см.: Ин. 18:28; 19:31). Желая есть пасху, фарисеи отказались войти в преторию (где Иисус предстал перед судом Пилата), «чтобы не оскверниться»; желая не нарушить субботу (главный день праздника), оставив троих казненных на крестах, они попросили Пилата перебить им ноги, чтобы ускорить их смерть и снять тела с крестов в пятницу. Они не осознавали чудовищную непоследовательность своих действий: старательно пытались избежать сравнительно небольшого осквернения, в то время как совершали отвратительное преступление, замыслив и осуществив убийство Христа Божьего. Епископ Райл сказал об этом так: «Первосвященники и их пособники подняли много шума по поводу пасхального празднования в то самое время, когда собирались умертвить истинного Агнца Божьего, — о Котором, собственно, и возвещал праздник Пасхи!»[117].

Легко смеяться над фарисеями, забывая, что дух фарисейства далеко не мертв и сейчас. Все те, чьи понятия о грехе, нравственности и религии поверхностны и ограничиваются лишь внешним, для кого соблюдение обрядов важнее нравственности — это фарисеи XX столетия. Кто–то сводит свою религию к небольшому собранию аккуратных и простых правил — к примеру, короткое «время наедине с Богом» каждый день и церковная служба по воскресеньям — и воображает, что больше от него ничего не требуется.

Некоторые говорят и ведут себя так, как будто бы для христиан самое главное дело — воздерживаться от таких вещей, как сигареты, алкоголь и декоративная косметика. В мире существуют такие общины, которые даже отлучают прихожан от церкви за их употребление. Но все это — «мята, анис и тмин» наших дней, травки с огорода евангельских христиан. Хотя каждый христианин и должен принять свое личное решение по подобным вопросам, посоветовавшись с собственной совестью, было бы нелепо приравнивать их к «важнейшему в законе».

Другие специализируются на общественных и национальных табу, касающихся манеры поведения, речи или одежды. И если кто–то одет не в точном соответствии с тем, что считается правильным стилем одежды, или произносит слова с неправильным ударением и ставит не те окончания, или не умеет правильно держать вилку и пользоваться ножом, его немедленно начинают презирать и игнорировать.

Но, пожалуй, худшим из зол является то, как часто мы судим о других исключительно по их внешности. Если женщина выходит из комнаты, то начинаются комментарии, как только за ней закрывается дверь: «Ну, совсем непривлекательная!»; «А одежда–то! Просто тряпки какие–то!»; «А накрасилась–то!»; «Кожа у нее неважная!». Вот и получается, что человека принимают (или не принимают) в зависимости оттого, какой у него (или у нее) цвет лица, во что он одет или какой у Него длины ресницы!

Таковы обличья современного фарисейства. Это все Равно, что мы подошли бы к Иисусу и спросили: «Господи, а почему такой–то и такой–то ест неумытыми руками?». Это не что иное, как судить о людях по чисто внешним критериям, вместо того, чтобы взглянуть на их нравственную сущность. Это значит, что мы забыли простую истину: человек оскверняется не тем, что у него снаружи, а тем, что исходит изнутри, — злыми помыслами своего сердца.

Люди важнее вещей

Споря с фарисеями о нравственности, Христос подчеркнул не только первостепенность внутреннего по сравнению с внешним, нравственного по сравнению с церемониальным, но и то, что личное важнее безличного. Одним словом, Иисус учил, что люди важнее вещей.

Стоит заметить, что практически все перечисленные Христом пороки (см.: Мк. 7:21–23), кроме двух последних — гордости и безумства — это прегрешения против людей. Иисус упомянул здесь нарушения пяти заповедей, записанных на второй скрижали (убийства, прелюбодеяние, кражи, злословие [злоба], зависть), и добавил коварство, лихоимство и непотребство. Несомненно, Он перечислил именно эти пороки не случайно. Он показал, что наши нечестивые сердца не только восстали против Бога, но и враждуют с нашими же ближними. Сосредоточившись на внешнем исполнении обрядов, фарисеи забыли не только о нравственности, но и о любви. Их педантичность по отношению к обрядовым тонкостям сопровождалась требовательным, критичным, злобным, презрительным отношением к людям. Поэтому Иисус учил о том, насколько важны социальная справедливость и, особенно, истинная забота о людях. Дважды Он процитировал слова пророка Осии: «Милости хочу, а не жертвы» (Ос. 6:6). Другими словами, по Божьим меркам, сострадание намного перевешивает обрядовые правила и установленные обычаи — люди значат неизмеримо больше, чем вещи. Иисус применил этот библейский принцип два раза, и каждый раз это вызывало гнев фарисеев.

Первый раз — было нарушение субботы. Однажды в субботу Он и Его ученики шли засеянным полем и, по всей видимости, ученики на ходу срывали колосья, растирали их в руках и ели зерна. Фарисеи сильно этому воспротивились, скорее всего, утверждая, что срывать колосья — это все равно, что жать, а растирать их в ладонях — все равно, что молотить; и то и другое было работой, а работа по субботам запрещена (Мф. 12:1–8). Немного позднее, войдя в синагогу, Иисус исцелил человека с сухой рукой (Мф. 12:9–15). В обоих случаях Он был движим любовью. Он хотел, чтобы проголодавшиеся люди поели, а больные исцелились. Более того, Он заботился о них настолько, что нарушил правила, установленные книжниками, чтобы помочь нуждающимся. «Если бы вы знали, что значит: „Милости хочу, а не жертвы", — сказал Он фарисеям, — то не осудили бы невиновных» (Мф. 12:7). В конце концов, они сами отводили свой скот на водопой в субботу (Лк. 13:15) и отправились бы вызволять упавшую в яму овцу, даже если бы это случилось в субботу. Так что же, у них было больше жалости к животным, чем к людям? Более того, хотя они и не позволяли Иисусу исцелять и делать добро в субботу, сами они в этот день были готовы делать зло и совещались, «как бы погубить Его». Поэтому–то Он и задает им такой вопрос: «Должно ли в субботу добро делать или зло делать? Душу спасти или погубить?» (Мк. 3,4). Своими словами Он обнажает их лицемерие.

Еще раз Иисус процитировал слова пророка Осии, когда речь зашла о братании с грешниками. Когда Левий Матфей покаялся и обратился, он пригласил своих друзей и соратников на обед, чтобы они могли познакомиться с Иисусом. Увидев Иисуса в такой компании, фарисеи ужаснулись, ибо одна из клятв, которые они давали при вступлении в фарисейское братство, гласила, что фарисей никогда не должен быть гостем в доме простолюдина. Но вот перед ними Иисус — он сидит в доме грешника и ест с ним! Отвечая им, Иисус сравнил Себя с врачом, а грешников с больными, а потом опять процитировал Осию: «Пойдите, научитесь, что значит: „Милости хочу, а не жертвы"» (Мф. 9:9–13).

В обоих случаях — и когда речь шла о соблюдении субботы, и когда Иисуса увидели в обществе с грешниками — фарисеи были донельзя возмущены, потому что Он нарушил их правила. Он же делал все это потому, что любовь для Него была добродетелью, превосходящей все другие. Иисус непритворно заботился о голодных, больных и грешных; и для того, чтобы послужить им, был готов преступить фарисейские традиции. Я лично не верю, что Он нарушал закон Моисея. Но даже если бы кто–то смог убедительно доказать обратное, это все равно не дало бы новым моралистам никаких оснований заявлять, что Иисус отменил закон или даже не обращал на него внимания. Самое большее, что можно сказать по этому поводу, заключается в следующем: если в какой–то ситуации два Божьих закона вступают в противоречие (что иногда случается в нашем грешном мире), то верх берет закон любви. Так это было и в случае с Корваном, ибо почитание родителей важнее, нежели исполнение поспешной клятвы, так как люди важнее вещей. Именно об этом и говорится в любимой цитате Иисуса: «Милости хочу, а не жертвы».


Мы видим, что представление фарисеев о нравственности было поверхностным, потому что смотрели они только на внешнее. Поэтому всякие нынешние попытки свести религию или нравственность к чисто показному благочестию или к нескольким ограниченным правилам тоже будут лишь одной из форм современного фарисейства. И евангельские христиане далеко не застрахованы от таких склонностей. Однако одним из отличительных признаков подлинно евангельской веры является учение о том, что грех и нравственность — явления не внешние, но внутренние, что человек оскверняется тем, что исходит из его сердца, что рождение свыше обязательно для новой жизни и что поэтому Богу угодны только религия и нравственность от сердца.

6. ПОКЛОНЕНИЕ: устами или сердцем?

Христиане верят, что истинное поклонение — это самый возвышенный и благородный вид деятельности, к которому только и способен человек по благодати Божьей. Поэтому особенно печально сознавать, что и поклонение стало предметом разногласий. К сожалению, это так. Понятно, что Бог ищет Себе поклонников (как сказал Иисус), но вот каких поклонников? Понятно, что человек должен поклоняться Богу (как неоднократно говорит Библия), но каким именно должно быть это поклонение? Не всякое поклонение одинаково угодно Богу, в чем бы оно ни заключалось. Напротив, та же самая Библия, которая подчеркивает обязанность человека поклоняться Богу, добавляет, что бывают такие случаи, когда поклонение становится «мерзостью» в Божьих глазах и Он «ненавидит», «презирает», «не выносит» его и поэтому отвергает (см.: Ис. 1:12–14; Ам. 5:21–24).

Две исходные предпосылки

Иисус, обращаясь к фарисеям Своего времени, повторил Ветхозаветный текст, в котором обличался Израиль еще в VII и VIII вв. до Р. Х. Он процитировал слова пророка Исайи (29:13) как пророчество, имея в виду то, что эти слова предрекали фарисейское лицемерие. Но вместе с тем в них содержится и общий принцип, открытый Богом по отношению к поклонению, который был в равной степени применим как к фарисеям, так и к их предкам:

Он сказал им в ответ: Хорошо пророчествовал о вас лицемерах Исайя, как написано: «люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня…»

(Мк. 7:6,7).

За этими словами скрываются две исходные предпосылки — их разделяли как фарисеи, так и Сам Христос — которые и должны быть основанием для современных дебатов о поклонении.

Первая из них заключается в том, что поклонение — это деятельность, изначально свойственная человеку. Цитируя Исайю, Иисус сказал: «Люди сии чтут Меня…» Бог был недоволен жителями Иерусалима (а Христос — фарисеями) не потому, что они почитали Бога, а потому, что делали они это неправильно. Все люди должны чтить Бога, воздавать Богу ту славу и честь, которая по праву принадлежит Ему. Вообще, сущность поклонения заключается именно в этом; это подразумевается в самом слове «поклонение». Оно означает, что Бог достоин того, чтобы склониться пред Ним, что только так мы можем признать Его абсолютное превосходство и несравненное достоинство. В поклонении мы предстаем пред Ним как творения, чтобы почтить Его как нашего Творца; как грешники, чтобы почтить Его как нашего Спасителя; как дети, чтобы почтить Его как Отца; как слуги, чтобы почтить Его как Господа. Поэтому поклонение — это не какое–то произвольное занятие, которое можно дополнительно внести в расписание, если оно тебе нравится, или вообще проигнорировать, если оно тебе не по душе. Скорее, это обязанность, потому что подразумевает признание простых фактов.

Вторая предпосылка, содержащаяся в словах Исайи и Христа, заключается в следующем: кроме того, что поклонение вообще присуще человеку, оно также является совместной деятельностью: «Люди сии…» (или «народ сей…»). Конечно, есть место и личному поклонению, когда человек в уединении славит Бога и возносит Ему хвалу (напр., Мф. 6:6, где сказано: «Когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне»). Однако в данном случае Иисус говорит о чем–то публичном, общем, о том, как Божий народ поклоняется своему Богу, собравшись вместе. Иисус упомянул об этом, как о деле само собой разумеющемся. Наверное, можно смело сказать, что Он никогда не замышлял «нерелигиозного христианства».

Значит, в Своем дальнейшем разговоре с фарисеями Иисус упрекает их не за то, что они поклонялись, и не за то, что поклонялись они сообща, собравшись вместе, но за качество этого поклонения, за формализм, за лицемерие: «Хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исайя…». Они поклонялись не по–настоящему, а лишь актерствовали, притворялись. Честь, которую они воздавали Богу, была фальшивой, а не подлинной. Основное различие здесь — между поклонением устами и поклонением сердца. Поклонение можно выражать устами (так оно и есть, по крайней мере, в собрании верующих). Но состоит оно не из слов. Как нравственность, угодная Богу, есть дело не рук, но сердца, так и поклонение, угодное Богу, состоит не в звуках, но в смиренной, восхищенной преданности сердца. Фарисейское поклонение осуществляется языком; христианское — сердцем.

Что же тогда отличает истинное христианское поклонение?

Разумное поклонение

Первой отличительной чертой христианского поклонения является его разумность; в него полностью включено наше сознание. Ибо «сердце», о котором говорится в Писании, подразумевает не только чувства (хотя в наше время его понимают именно так). На библейском языке «сердце» — это стержень человеческой личности; нередко оно употребляется таким образом, что на первый план выходит как раз разум, а не чувства. Так, например, наставление из Прит. 23:26: «Сын мой! Отдай сердце твое мне» часто толкуют как просьбу о нашей любви и преданности. На основании этого текста прочитано множество проповедей о ревностном, искреннем ученичестве. Но на самом деле этими словами нас призывают слушать, внимать, сидеть тихо и подмечать; нас призывают здесь не столько к преданности, сколько к сосредоточенности. Это особенно ясно видно в книге Притчей, где написано, что сердце должно склоняться к «размышлению» и быть «мудрым» (см.: Прит. 2:2; 23:15).

Однако можно процитировать и такие места Нового Завета, где слово «сердце» означает нечто большее, чем любой «разум». Довольно будет и одного примера. Обращение Лидии, женщины из Асии, торговавшей багряницею в Филиппах, Лука описал следующим образом: «Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел» (Деян. 16:14). Иными словами, Он открыл ее понимание, чтобы понять и принять Евангелие.

Конечно, «сердце» включает в себя больше, чем только «разум», — но никак не меньше. Итак, поклонение сердца — это разумное поклонение. Любить Бога всем сердцем означает любить Его и всем разумом.

Это подводит нас к первому фундаментальному принципу христианского поклонения, а именно: для того, чтобы поклоняться Богу, мы, прежде всего, должны Его знать. Однажды в Афинах Павел наткнулся на жертвенник с надписью «Неведомому Богу». Но он объявил, что эти слова противоречат самим себе. Поклоняться неведомому богу невозможно: ведь если не знаешь бога, то и не знаешь, какое поклонение ему нужно. Именно поэтому Павел сказал философам: «Сего–то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам» (Деян. 17:22 и далее).

Тот же принцип ясно проступает в разговоре Иисуса с женщиной–самарянкой у колодца Иакова. К тому моменту религиозная жизнь самарян и иудеев уже в течение 700 лет развивалась совершенно независимо друг от друга. Причины этого разделения носили политический характер: ведь самаряне были народом, появившимся в результате смешения израильтян с иностранцами из Месопотамии, которые поселились в Палестине приблизительно в VIII в. до Р. Х. (см.: 4 Цар. 17:24 и далее). Однако в духовном плане это произошло потому, что самаряне и иудеи руководствовались разными Писаниями. Самаряне принимали Пятикнижие, однако отвергали все последующие откровения, данные Богом через пророков. Поскольку у самарян был закон, но без пророческих книг, их знание Бога неизбежно оказалось неполным. Именно об этом говорил Иисус, обращаясь к женщине у колодца: «Вы [то есть самаряне] не знаете, чему кланяетесь, а мы [то есть иудеи] знаем, чему кланяемся, ибо спасение [то есть обещанный Мессия] от иудеев. Но настанет время, — продолжал Иисус, — и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в… истине…» (Ин. 4:22,23). Итак, «истинное поклонение» — это «поклонение в истине»; это поклонение Богу Отцу, который во всей полноте и окончательно открылся нам в Своем Сыне Иисусе Христе.

Если поклонение самарян было (по меньшей мере) обедненным из–за того, что они отвергали пророческое учение, то большая часть иудейского поклонения была испорчена приверженностью к обрядам. В сущности, это было поклонение языка (проговаривание бессмысленных слов), а не сердца (когда все сознание человека восхищается живым Богом). Во времена Исайи те люди, чей язык восхвалял Бога, но сердце далеко отстояло от Него, сравнивались со слепцами и пьяницами: ведь они сами не знали и не понимали того, что говорили. Как мог Господь принять их поклонение, если они и слышать не хотели Его Слово, с которым Он обращался к ним через Своих пророков? Точно также фарисеи отвергали свидетельство Христа о Своем Отце; поэтому их поклонение не могло исходить из сердца.

Именно поэтому английские приверженцы Реформации и дали своему народу «Книгу общей молитвы» на вульгарном, как они выражались, языке — то есть не на латинском, а на английском, который «могли понять люди». Кроме того, они основательно начинили эту Книгу молитв отрывками из Писания. Так что если кто–то придет на службу в Англиканскую церковь, он обязательно услышит Слово Божье. Оно звучит в уроках из Ветхого и Нового Заветов, в псалмах и библейских песнопениях, в цитатах из Писания и упоминаниях о нем в молитвах и в проповеди — и таким вот образом доносится до людей. Все это было сделано намеренно, ибо реформаторы знали, что именно Слово Божье побуждает людей к поклонению Богу. Так, например, и в Вечерней, и в Утренней молитвах прихожан захватывает ритм, подобно маятнику переносящий их от Слова Божьего к человеческому ответу на него и обратно. Бог говорит словами Писания и призывает Свой народ к покаянию. Община отвечает на это, исповедуя свои грехи. Бог говорит через священника, произносящего «отпущение грехов», то есть через провозглашение Его прощения, основанное на.

Божьих обетованиях. Община отвечает хвалебными псалмами. И опять Бог говорит с людьми уроками из Писания. Община отвечает песнопением, исповеданием веры и сбором десятин и пожертвований. И этот принцип разумного, библейского поклонения, которым руководствовался Кранмер при составлении «Книги общей молитвы», в равной степени применим и к хорошо организованному служению в так называемой «свободной» церкви, где поклонение является «ответом» на Божье Слово.

Проповедь вовсе не выпадает из общего служения поклонения; более того, она незаменима, по крайней мере, если это настоящая проповедь, то есть объяснение и толкование Писания. Ибо Писание — это Божье откровение, а поклонение — это благочестие. Писание и поклонение нераздельны, ибо первое пробуждает и вдохновляет последнее. То же самое можно сказать и о таинствах. Строго говоря, сами по себе таинства не являются поклонением, как и проповедь сама по себе. И проповедь, и таинства направлены не на Бога, а на человека. Они провозглашают (проповедь Устно, а таинства зрительно) славу Божьей благодати в спасении грешников. Поэтому, хотя сами по себе они и не являются поклонением, тем не менее, они подводят нас к тому, чтобы мы склонились перед Богом и выразили свое восхищение Тем, Кто отдал Себя за Свой народ и сегодня также отдает ему Себя.

Если Бог ищет Себе таких поклонников, которые приближаются к Нему своими сердцами и поклоняются Ему в истине, это значит, что, отправляясь в церковь, нам нив коем случае нельзя забывать дома свою голову. Ныне покойный д–р Руфус М. Джонс однажды получил письмо, автор которого протестовал против такого вот упора на разумность христианства. Этот человек писал так: «Всякий раз в церкви мне хочется отвинтить голову и положить ее под стул, потому что на религиозных собраниях все, что находится у меня выше воротничка, оказывается совершенно бесполезным»[118]. По всей видимости, он очень мало понимал, какое именно поклонение угодно Богу.

Поэтому нам нужно с осторожностью относиться ко всем проявлениям эмоциональной, эстетической или экстатической формы поклонения, в которой не участвует разум, — особенно если утверждается, что именно эти формы поклонения превосходят все остальные. Нет и нет! Единственное поклонение, угодное Богу, — это поклонение сердца, а поклонение сердца — это разумное поклонение. Это поклонение разумному Творцу, Который сотворил нас разумными и дал нам Свое откровение, требующее осознания затем, чтобы мы могли поклоняться Ему разумно, «всем разумением своим».

Поэтому совершенное поклонение Богу может существовать только на небесах, а не на земле, ибо лишь на небесах Бога можно ясно увидеть и познать: «И рабы Его будут служить Ему. И узрят лице Его, и имя Его будет на челах их» (Откр. 22:3,4). Поскольку здесь мы видим Его «как бы через тусклое стекло», даже самое лучшее наше поклонение непременно будет несовершенным. Но когда на небесах мы увидим.

Его лицом к лицу, мы сможем поклоняться Ему такому, Какой Он есть.

Но пока мы на земле, в поклонении должен присутствовать разум. Мы должны смиренно слушать чтение и проповедь Божьего Слова, чтобы расти в познании Бога. Кроме того, нам нужно оставаться сосредоточенными, внимательными ко всему, что мы говорим или поем, чтобы поклоняться Богу, Каким мы знаем Его уже сейчас.

Духовное поклонение

Поклонение сердца является не только разумным, но и духовным. Нагляднее всего эта мысль просматривается в разговоре Иисуса с самарянкой. Мы уже увидели, что в течение семи столетий между иудеями и самарянами шло соперничество, часто яростное и жестокое. Одним из главных камней преткновения в богословском отношении был спор о том, в каком месте должно поклоняться Богу. Об этом самарянка у колодца и сказала Иисусу: «Отцы наши поклонялись на этой горе [то есть горе Гаризим], а вы говорите, что место, где Должно поклоняться, находится в Иерусалиме». Иисус отвечал ей: «Поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу., истинные поклонники будут поклоняться Отцу в Духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин. 4:20–24).

Этими словами Иисус учил, что сущность нашего поклонения должна соответствовать характеру Бога, Которому мы поклоняемся. Если это разумное поклонение разумному Богу, то это и духовное поклонение Богу–Духу. По контрасту с самарянами (отвергавшими три четверти Ветхого Завета) христиане поклоняются «в истине»; по контрасту с фарисеями (большими специалистами по внешним ритуалам) христиане поклоняются «в духе». Поскольку «Бог есть дух», наше поклонение Ему не привязано ни к какому конкретному месту или форме и не зависит ни от чего подобного. В своей сущности поклонение, угодное Богу, является внутренним, а не внешним; духовным, а не обрядовым; делом сердца, а не языка. Оно заключается не в движениях наших рук, согласно определенному ритуалу (даже если сами движения и грациозны и элегантны). Оно состоит в стремлении нашего духа к Богу в любви и послушании.

Тем самым я вовсе не хочу сказать, что церковные здания нам не нужны. По крайней мере, в тех странах, где климат не отличается мягкостью, они весьма удобны, даже необходимы. Но Бог не привязан к зданиям; еще меньше Он связан с какими–то отдельными частями этих зданий. Даже в ветхозаветные дни, когда Бог снизошел к человеческой слабости и поместил Свою видимую славу — «шекину» — на крышку ковчега в святая святых, духовно мудрые израильтяне знали, что это был всего лишь символ Божьего присутствия, а не Сам Бог. Как сказал Соломон, посвящая свой храм Господу: «Поистине, Богу ли жить на земле? Небо и небо небес не вмещают Тебя, тем менее сей храм, который я построил!» (3 Цар. 8:27).

Однако хотя Бог и не привязан к зданиям, Он привязан к Своему народу, которому Он дал торжественнейший завет: «И буду их Богом, а они будут Моим народом». Этот завет сопровождался и обетованием о том, что Он никогда «не оставит и не покинет» Свой народ. Иисус Христос подтвердил это обетование Божьего присутствия с Новым Израилем: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них», «Се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 18:20; 28:20).

Значит, если мы хотим унаследовать эти обетования и ощущать Божье присутствие в нашем поклонении, то самым главным является не место, а те люди, что находятся вокруг нас; не какая–то из поместных церквей, но Церковь; не здание, но народ Божий. Всякий раз, когда верующие сходятся вместе, в здании или на открытом воздухе, в церкви ил и в скромной лачуге, в величественном соборе или в мрачных катакомбах, исполняются следующие Божьи слова: «Вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам ангелов, к торжествующему собору и Церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства, и к Ходатаю нового завета Иисусу, и к Крови кропления, говорящей лучше, чем Авелева» (Евр. 12:22–24).

Все, что мы сказали о зданиях, одинаково применимо и к формам поклонения. Мы не хотим сказать, что внешние формы поклонения являются ненужными или неверными, как, собственно, и церковные здания. Действительно, поклонение сердца может быть беззвучным, и в своих церковных службах нам, наверное, стоит побольше времени уделять молчанию. Но для того, чтобы мы воистину могли поклоняться все вместе, поклонение должно находить свое выражение в словах. Это может быть какая–то установленная форма хвалы и молитвы или что–то спонтанное. И то и другое может быть свободным и искренним выражением сердечного порыва. Но и то и другое также может скатиться до уровня языческих заклинаний. Внешние обряды и ритуалы безвредны, даже полезны, если являют собой истинное учение (а не то, что Кранмер назвал «темным и тупым», имея в виду нечто бессмысленное или смутное), а также если они являются подлинным выражением внутреннего поклонения.

Позвольте мне привести простой пример. В некоторых церквах прихожане, желая помолиться, становятся на колени. Это не обязательно. Другие христиане во время молитвы сидят или стоят. Те верующие, что предпочитают молиться на коленях, делают это потому, что для них эта поза истинно подтверждает учение о величии Бога и малости человека в Его глазах. Она также дает им возможность в почтении смириться перед Господом. В то же самое время бывает и так, что человек встает на колени, но внутренне так и не преклоняется перед Христом и не подчиняет свое сердце и волю Его заповедям.

Так на самом деле бывает; более того, так бывает довольно часто. Внимательный читатель Библии не сможет не заметить ее частых предостережений против внешней религиозности. Мы уже видели, как Христос применил по отношению к фарисеям те слова пророка Исайи, которыми Бог обличал Иудею в свое время. Поклонение фарисеев также было всего лишь внешней религиозной показухой. Та же самая тревожная нотка звучит и во многих других местах Писания: «Жертвы Ты не желаешь, — я дал бы ее; к всесожжению не благоволишь. Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже»(Пс. 50:18,19).

Современная церковь ничуть не меньше нуждается в подобных предостережениях. Красочные обряды, пышные процессии и великолепная музыка не станут угодными Богу или полезными человеку, если в них не заключено нечто большее, — а именно, духовное поклонение.

Евангельские христиане не всегда соглашаются друг с другом по вопросу о том, какое место в поклонении должна занимать красота. Некоторые в своем стремлении подчиниться библейским предостережениям зашли, пожалуй, слишком далеко в сторону суровости и скуки или даже небрежности. Другие обнаружили, что внешняя красота или прелесть звуков музыки могут быть вполне совместимыми с внутренним состоянием человека. То же самое можно сказать и о других внешних моментах, сопровождающих поклонение. Некоторые евангельские христиане не видят ничего страшного в том, чтобы хлопать в ладоши, раскачиваться в такт музыке и громко выкрикивать: «Аллилуйя!» Другие предпочитают, чтобы совместное поклонение было более сдержанным и почтительным, помня о том, что мы должны «служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огонь поядающий»(Евр. 12:28,29). Поскольку Бог сотворил нас всех разными и наделил различными темпераментами, нам нужно уважать друг друга и в подобных вопросах предоставлять друг другу свободу. Однако все мы должны упорно настаивать на одном (ведь этому учит Писание, это же говорил и Иисус): во всем, касающемся Бога, живущего на небесах, главное место занимают не наши слова, но то, что в сердце; не наши тела, но наш дух.

Однако духовное поклонение предполагает нечто большее. Оно означает не только то, что наш дух поклоняется Богу, но и то, что к поклонению нас побуждает Дух Божий. Истинное «обрезание — [это] мы, — пишет апостол Павел, подчеркивая жизненно важное различие между иудейским и христианским поклонением, — служащие Богу Духом»[119]. Когда мы приходим к Отцу, вдохновление Святого Духа так же важно, как и ходатайство Сына, ибо «чрез Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе» (Еф. 2:18). Вся христианская молитва происходит благодаря Христу и при помощи и вдохновении Святого Духа. Дух «подкрепляет нас в немощах наших» и помогает нам взывать: «Авва, Отче!», наделяя нас сознанием того, что мы — Божьи дети (Рим. 8:26,27; 8:15,16; Гал. 4:6). Кроме того, истинное поклонение, в каком–то смысле, не свойственно человеческой натуре, ибо человеческая природа эгоистична, а поклонение все сосредоточено на Боге. Только Святой Дух способен поднять нас выше самих себя и обратить наши взоры и желания на Бога. И если поклонение пробуждается Божьим Словом (как мы уже видели), то это именно Святой Дух с помощью Божьего Слова вызывает его в нас. Нам нужно часто молиться так: «Всемогущий Боже, Тебе открыты все сердца, известны все желания, и ничто не скроется от Тебя. Очисти помышления наших сердец вдохновением Святого Духа, чтобы мы могли совершенно любить Тебя и достойно возвеличивать Твое святое имя Христом, Господом нашим».

Духовное поклонение — это внутреннее поклонение, вдохновленное Святым Духом Божьим в духе человека.

Нравственное поклонение

Истинное поклонение является не только разумным и духовным, но и нравственным. Кроме разума и Духа в нем также участвует и совесть.

Стоит заметить, что перед тем, как описать самарянке, каких «поклонников Отец ищет Себе», Иисус сказал ей: «Пойди, позови мужа твоего и приди сюда». Когда та отвечала, что мужа у нее нет, Иисус продолжал: «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала» (Ин. 4:23; 16—18). Перед тем, как она поклонится Богу так, как расскажет ей немного погодя Иисус, ее грех должен был быть обличен, исповедан и прощен.

Вот почему совместное поклонение верующих почти всегда начинается с исповедания грехов и покаяния. Например, в Вечерней и Утренней молитвах Англиканской церкви есть непременное «покаянное вступление»; а перед таинством причащения там читают Десять Заповедей (целиком или в сокращенной форме), за которым следует исповедание греха. Этим мы признаем, что перед тем, как поклоняться Богу, нам нужно покаяться перед Ним, перед тем, как встать в радостной хвале, нам нужно склониться в смиренном раскаянии. Ибо сказано «Кто взойдет на гору Господню или кто встанет на святом месте Его? Тот, у кого руки неповинны и сердце чисто…» (Пс. 23:3,4; ср.: Пс. 14). Нельзя вступать в чертоги небесные в лохмотьях греха и вины.

Снова и снова авторы библейских книг подчеркивают, что поклонение, не соединенное с нравственностью, совершенно неугодно Богу: «Жертва нечестивых — мерзость перед Господом», «Неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание гласу Господа? Послушание лучше жертвы и повиновение лучше тука овнов», «Ненавижу, отвергаю праздники ваши и не обоняю жертв во время торжественных собраний ваших… Пусть, как вода, течет суд, и правда — как сильный поток!», «К чему Мне множество жертв ваших? — говорит Господь. — Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота… Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня… И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу; ваши руки полны крови. Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро; ищите правды; спасайте угнетенного; защищайте сироту; вступайтесь за вдову» (Прит. 15:8; 1 Цар. 15:22; Ам. 5:21,24; Ис. 1:11–17).

Несомненно, такие вот снова и снова повторяющиеся наставления просто необходимы. Всемирная история не раз осквернялась людским стремлением к религии без нравственности или к набожности без любви. Иногда совесть верующих оказывалась настолько черствой или ослепленной, что они допускали элементы зла в своем поклонении и даже отождествляли их с благочестием. Наверное, самым ужасным примером этого была омерзительная практика ритуальной проституции. Но Богу не менее отвратительны и такие моменты, когда восхваление Господа смешивается с несправедливостью по отношению к людям. Во время религиозного бума в Израиле в VIII веке до Р. Х. пророк Амос упрекал тех, кто исправно посещал местные святилища; ведь, по его словам, эти люди «на одеждах, взятых в залог, возлежат при всяком жертвеннике, и вино, взыскиваемое с обвиненных [то есть взыскиваемое несправедливо], пьют в доме богов своих» (Ам. 2:8).

То же самое делали и фарисеи во времена нашего Господа. Они посещали и храм, и синагогу. Они исследовали Писания. Они постились, молились и давали милостыню. Их одежды, слова и манеры были до невозможности религиозными. Однако сердца их были исполнены греха, жадности и гордыни. Иисус говорил, что они «поедают дома вдов», но при этом «напоказ долго молятся» (Мк. 12:40). Точно также некоторые прихожане нынешних церквей регулярно отправляются на церковные службы, в то же самое время заключая нечестные сделки, прелюбодействуя, раздувая в себе злобу на обидевшего их человека или раздумывая, как ему отомстить.

Мы должны отвергнуть всякую претензию на религиозность, которая не сопровождается праведностью. Если кто–то хвалится небывалыми мистическими переживаниями, но не повинуется Божьим нравственным нормам, все эти слова — ложь и самообман. Причины тому должны быть понятны. Они касаются самого Божьего характера: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине… Кто говорит: „Я познал Его", но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины… Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме» (1 Ин. 1:5,6; 2:4, 9). Контраст, постоянно подчеркиваемый апостолом Иоанном, заключается между словесным исповеданием и нравственной действительностью, между тем, что мы говорим, и тем, кто мы есть. Религия без праведности тщетна. Вера без дел мертва.

Принцип, скрытый в этом неразрывном союзе поклонения и нравственности, состоит в том, что поклонение — это нечто гораздо большее, нежели пение гимнов и произнесение молитв. Гимны и молитвы, если они существуют сами по себе, — это всего–навсего слова и звуки. Если же они исходят из сердца, то выражают даже нечто большее, чем хвалу, воздаваемую Богу разумом и духом. В сжатой, конкретной форме в них — весь смысл нашей жизни и ее главное стремление. В час воскресного поклонения в церкви вложено то, чему была посвящена вся неделя. Наша жертва хвалы — это символ того, что мы посвятили Богу всего себя, свою душу и тело.


Споря с фарисеями о поклонении, Христос огорчался из–за того, что их религия была формальной и поверхностной. Он назвал ее «лицемерием», притворством. Они поклонялись Богу только устами, — а значит, оно было пустым, не исходящим из сердца. «Тщетно чтут Меня», — сказал Иисус, цитируя Исайю.

Совсем не так, как фарисеи, христиане поклоняются Богу: они поклоняются сердцем. И какую бы внешнюю форму оно ни принимало, по сути своей оно всегда остается разумным (в нем участвует сознание), духовным (в нем участвуют и дух человека, и Божий Святой Дух) и нравственным (неразрывно связанным с совестью и с направлением всей жизни человека). По словам Иисуса, именно таких «поклонников Отец ищет Себе».

7. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: устраниться или взять на себя?

Как ученики Иисуса должны относиться к тем, кто не следует за Ним? Разные люди относятся к ним по–разному; также по–разному относились к неверующим и христиане всех предыдущих столетий. Что же нам делать? Презирать их? Бояться? Сторониться? Терпеть? Осуждать? Или стараться служить им? В чем заключается истинная обязанность церкви по отношению к миру?

И опять мы видим, что по этому вопросу между фарисеями и Иисусом Христом существовали фундаментальные разногласия. И опять нам придется спросить себя, какими являются наши собственные взгляды: христианскими (ибо их проповедовал Христос) или фарисейскими (ибо они являются современным вариантом того, чего придерживались фарисеи в дни нашего Господа)?

Об этих разногласиях так пишет Лука в своем введении к притчам о заблудившейся овце, потерянной монете и блудном сыне: «Приближались к Нему все мытари и грешники слушать Его. Фарисеи же и книжники роптали, говоря: „Он принимает грешников и ест с ними"» (Лк. 15:1,2).

На первый взгляд такая реакция фарисеев на поведение Христа по отношению к мытарям и грешникам может показаться удивительной, потому что фарисеи всегда ревностно искали себе последователей. Сам Иисус упоминал об их неутомимости: «Обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного» (Мф. 23:15).

Но поиски прозелитов и благовестие — это не одно и то же. Сделать человека прозелитом — значит «переместить» его в наши мнения, в наши культурные обычаи, «затолкать» его в наши общепринятые рамки. Благовествовать — значит провозглашать Божью Благую Весть об Иисусе Христе для того, чтобы люди уверовали в Него, обрели в Нем жизнь и, в конечном итоге, стали похожими на него, — а не на нас. Человек, ищущий, кого бы обратить, делает это ради того, чтобы расширить свою собственную крошечную империю. Благовестником же движет забота об истинном благе человеков, — а значит, и забота о Божьем имени, Его Царстве, Его воле и Его славе.

Фарисеи неутомимо искали прозелитов. Они обожали втягивать людей в свой круг и подчинять их своему влиянию. Но, по словам Иисуса, тем самым они губили новообращенного: «Когда это случится, [вы] делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Мф. 23:15). Ибо, будучи мастерами по обращению, фарисеи совсем не умели благовествовать. Во–первых, у них не было Евангелия, а, во–вторых, жалости к людям. Так что когда грешники и мытари начали приближаться к Иисусу, они вместо того, чтобы радоваться, возроптали.

Нам необходимо понять, что же кроется за столь Разным отношением к грешникам со стороны Христа и со стороны фарисеев.

Отношение фарисеев

Семя, из которого возникло фарисейство, было очень даже хорошим. Это было ветхозаветное учение о том, что церковь — это святой Божий народ.

Фарисеи, да и все остальные иудеи, знали, каким образом Израиль стал отличаться от всех иных народов, живущих под солнцем. Бог избрал Авраама и его потомство и заключил с ними завет, обещая стать их Богом. Он подтвердил этот завет Исааку, Иакову и потомкам Иакова, так называемым «детям Израилевым». Он обновил этот завет на горе Синай после того, как избавил израильтян от египетского рабства. «Вы будете Моим народом, — сказал Он, — а Я буду вам Богом». Более полно это звучало так: «Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исх. 19:5,6).

Однако Израиль ослушался Божьего гласа и нарушил свой завет с Ним, «доколе не сошел гнев Господа на народ Его, так что не было ему спасения» (2 Пар. 36:16) и не началось второе (вавилонское) рабство. Но и тогда — опять! — Бог вспомнил и обновил завет со Своим избранным народом, избавил его из плена и вернул в землю обетованную. Возвратившись, израильтяне были настроены как никогда решительно: они хотели стать особым народом, святым для своего Господа Бога. Они «отделились от народов иноземных к закону Божию» (Неем. 10:28). Они постановили не брать иноземных жен, не отдавать своих дочерей замуж за чужеземцев и не нарушать субботу, торгуя с соседними народами (Неем. 10:30, 31)[120].

Но возвратившиеся на родину пленники пошли еще дальше. Не вполне понимая сущность святости, которую требовал от них Господь, они начали культивировать ложный сепаратизм. Они забыли пророческое описание своей миссии: быть «светом для язычников» (Ис. 42:6; 49:6; ср.: Лк. 2:32). Вместо этого они устранились от всякого контакта с язычниками. Так и родилось фарисейство. Настоящее отделение началось, когда Палестину поглотила обширная империя Апександра Великого и в иудаизм начало просачиваться греческое влияние. Некоторые иудеи ему покорились (эллинисты); другие воспротивились (хасидеи — от слова hasidim, которое означало «набожные»). Из эллинистов вышли саддукеи; из хасидеев — фарисеи.

Уже само значение слова «фарисеи» прекрасно характеризует этих людей, ибо по–арамейски оно означает «сепаратисты». Фарисеи были замкнутой религиозной элитой своего времени. В своем решительном стремлении строго соблюдать закон, они сторонились всех и всяческих контактов, которые могли (по их мнению) их «осквернить». Исходя из этого принципа, им приходилось избегать не только язычников и не только иудеев–эллинистов, но даже простолюдинов, которые из–за незнания закона, несомненно, нарушали его, — а значит, как нарушители закона были людьми нечистыми.

В Евангелиях можно не раз заметить это презрительное и высокомерное отношение фарисеев к обычным людям. Так, например, встревоженные быстро растущей популярностью Иисуса, они приписали ее невежеству толпы. Они саркастически спрашивали: «Уверовал ли в Него кто из начальников или из фарисеев? Но этот народ невежда в законе, проклят он» (Ин. 7:48,49). Эта фарисейская брезгливость по отношению к нечистому стаду простолюдинов была так хорошо известна, что именно на ее примере Иисус объяснял, как верующие должны относиться к упорствующему во грехе (и поэтому отлученному от церкви) брату. «Да будет он тебе как язычник и мытарь», — сказал Иисус (Мф. 18:17), то есть нам нужно относиться к нему так, как относились к язычникам и мытарям фарисеи. Вообще, само выражение «мытари и грешники», знакомое всем читавшим Евангелия, заимствовано из фарисейского словаря. «Грешниками» они презрительно называли как раз не самую опустившуюся часть населения, но всех простолюдинов, не соблюдавших предания старцев и обряды, установленные фарисеями и их предшественниками. «Мытари» были добавлены в качестве конкретного примера общего понятия «грешники». Поскольку мытари (то есть сборщики налогов) находились на службе у язычников–римлян, они уже ipso facto, т. е. заранее были осквернены. Эти «мытари и грешники», по мнению фарисеев, были людьми безнадежными, полностью потерянными для всякого духовного общества. Неудивительно, что фарисеи ужаснулись, увидев, как Иисус пьет и ест вместе с этими отверженными и даже, по–видимому, радушно приглашает их в Свое общество (см.: Лк. 5:29–32; 15:1,2).

Сами фарисеи и помыслить не могли о подобном братании с «грешниками». Как раз, наоборот, они предпринимали все возможное, чтобы избежать такой ситуации. В своем кругу они были связаны узами тесного братства. Называя себя словом Haberim, то есть союзниками, они давали клятву исполнять все установления церемониального закона и преданий старцев. В частности (как уже упоминалось в одной из предыдущих глав), они торжественно клялись отдавать десятину со всего, что ели, пили, продавали и покупали; они обещали также никогда не входить в дом 'амна'ares (то есть простолюдина) и не принимать таких людей в качестве гостей, не есть их пищи, не давать им своей и так далее[121].

Итак, фарисейская доктрина святости, отделения от мира была неверной, искаженной. Вместо того, чтобы стремиться к святости в сердечных помышлениях, словах и делах, жить в любви к остальным людям и заботиться о них, фарисеи устранились от всякого возможного контакта с «грешниками» и презирали всех, кто не следовал их примеру. Они стали неким «святым клубом» — как называли ранних методистов — этаким замкнутым набожным кружком, практически вырванным из окружающего мира. К тому же, они стали жесткими и нетерпимыми; в них не было жалости к людям невежественным, грешным или нуждающимся.

Отношение Иисуса

Уже то, что «мытари и грешники» придвигались поближе к Иисусу, сразу же показывает нам, насколько Его отношение к таким людям отличалось от фарисейского. Вообще, фарисеи были донельзя возмущены Его свободным и непринужденным братанием с теми людьми, к которым сами они и близко бы не подошли. Даже Его собственные ученики сначала выказали в этом отношении фарисейский дух.

Евангелисты приводят множество примеров того, насколько отличалось христианское отношение к нуждающимся от фарисейского. Они подчеркивают, что Иисус Христос сострадал самым разным людям, как бы глубоко ни презирало и ни отвергало их общество.

Так, когда родители попытались принести своих детей к Иисусу, «чтобы Он прикоснулся к ним», Христовы ученики «не допускали приносящих». Им казалось, что Иисуса дети не интересуют, ибо детей «в древности… не любили так, как сейчас; их не окружал ореол восхищения и нежности; часто, даже слишком часто, их уделом были постыдная жестокость и черствое небрежение»[122]. Однако «увидев то, Иисус вознегодовал и сказал им: „Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть царствие Божие…" И, обняв их, возложил руки на них и благословил их» (Мк. 10:13–16).

То же самое произошло с Вартимеем, слепым и оборванным нищим, сидевшим у дороги возле иерихонских ворот. Услышав, что мимо проходит Иисус из Назарета, он начал кричать: «Иисус, Сын Давидов, помилуй меня!». Однако многие из толпы (включая некоторых учеников Иисуса?) «заставляли его молчать». Они велели ему умолкнуть, подразумевая тем самым, что у Иисуса не было времени на таких слепых нищих, как он. Он же отказался замолчать и еще громче закричал: «Сын Давидов! Помилуй меня!» Тогда Иисус остановился, велел привести Вартимея к Нему, спросил, чего он хочет, и вернул ему зрение (Лк. 18:35–43).

Один из шести запретов, налагавшихся на раввинов, состоял в том, что им нельзя было у всех на виду разговаривать с женщиной, даже (согласно сообщению одного из раввинов) со своей женой. Иисус проигнорировал это установление. Он свободно говорил с самарянкой возле колодца Иакова; и Его ученики, вернувшись из города и увидев их вместе, «удивились, что Он разговаривал с женщиною» (Ин. 4:27).

При встрече с блудницей фарисеи обычно отшатывались в праведном ужасе, подбирая полы своей одежды. Иисус же позволил одной из них не только подойти к Себе, но и омыть Его ноги слезами, вытереть их своими волосами, целовать их и помазать их миром, Фарисей по имени Симон, в гостях у которого был в то время Иисус, был просто шокирован (Лк. 7:36–50) В те дни можно было утверждать, что «иудеи с самарянами не сообщаются». Но Иисус оказался исключением из этого правила и отказался подчиниться этом} обычаю. Та, с кем Он вступил в разговор возле Иаковлева колодца, была для иудеев трижды презренной: она была женщиной, самарянкой и блудницей. Но Иисус не захотел презирать ее (Ин. 4:4–42).

В законе Моисея содержались очень подробные инструкции относительно проказы и прокаженных — несомненно, из соображений гигиены. Раввины пошли гораздо дальше всех указанных там мер предосторожности. Полагая, что прокаженные страдают в результате Божьего наказания, они относились к этим несчастным «с отвращением и даже швыряли в них камни, чтобы отогнать от себя»[123]. Иисус вел Себя как раз наоборот: Он относился к таким людям с состраданием. Когда один прокаженный подошел к Нему, встал перед Ним на колени и начал умолять о помощи, Иисус сделал нечто неслыханное. Он ни много ни мало «простер руку, коснулся его» и исцелил (Мк. 1:40–45).

Точно так же Он прикасался к больным. Когда к Нему приносили множество людей, пораженных самыми разными болезнями, Он, «возлагая на каждого из них руки, исцелял их» (Лк. 4:40). Особенно поразительной была Его забота о женщине, которая «страдала кровотечением двенадцать лет». Представления тогдашних иудеев о ее состоянии превосходили даже гигиенические правила моисеева закона. Однако когда она протиснулась сквозь толпу и прикоснулась к краю одежды Иисуса, Он, почувствовав при этом потерю сил, спросил, кто это сделал, но не для того, чтобы упрекнуть. Вместо этого Он обратился к ней с нежностью и отослал ее в здравии и с миром (Мк. 5:25–34). Его не останавливал и физический контакт с больными. Он даже взял за руку умершую девочку — ни один фарисей даже и помыслить не мог о подобном поступке! — и возвратил ее к жизни (Мк. 5:21–24; 35–43).

Наконец, перечислив всех, кого презирали и сторонились фарисеи, мы возвращаемся к «мытарям и грешникам». В молитве фарисея (притча о фарисее и мытаре) очень точно выражено его (и их общее) отношение к подобному сорту людей: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи или как этот мытарь» (Лк. 18:11). По их мнению, мытари принадлежали к той же категории, что и воры и прочие безнравственные люди; фарисеи ни за что не подумали бы принять приглашение отобедать в доме человека с такой дурной репутацией. Иисус же Сам пришел в дом Закхея, печально знаменитого в Иерихоне сборщика налогов, — что и вызвало соответствующую реакцию: «Он зашел к грешному человеку!» (в нарушение одной из фарисейских клятв). Когда еще один мытарь, Левий Матфей, ответил на призыв Христа последовать за Ним, он устроил Для Иисуса «в доме своем большое угощение», чтобы отпраздновать свое обращение; «и там было множество мытарей и других, которые возлежали с ними». И опять (что совсем неудивительно) фарисеи и книжники начали роптать, говоря: «Зачем вы едите и пьете с мытарями и грешниками?» (Лк. 5:27–30). Но Иисус пошел еще дальше. Он не только пировал в доме Левия Матфея, Он дерзнул даже включить этого самого мытаря в число Своих апостолов (Лк. 6:12–16)[124]. Он никоим образом не считал его нечистым и не чуждался близкого с ним общения.

Во всех этих историях, записанных евангелистами, мы видим, насколько широка была пропасть между Иисусом и фарисеями. Фарисеи чурались всех отверженных. Иисус же, напротив, приглашал их стать Его друзьями. Он прикасался к неприкасаемым.

Почему? В чем причина такого разногласия? На эти вопросы можно дать простой ответ: фарисеи прежде всего заботились о себе, о сохранении собственной чистоты, в то время как Иисус прежде всего заботился о других, о том, как «взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19:10).

Чтобы объяснить и оправдать Свою политику братания с грешниками, Иисус рассказал народу несколько образных притчей.

Для начала Он сравнил Себя с врачом, который вкладывает свои силы в исцеление больных и рискует при этом подхватить заразную болезнь. Именно так Он ответил на возмущенные расспросы фарисеев о том, почему Он ест и пьет с мытарями и грешниками. «Не здоровые имеют нужду во враче, — сказал Он, — но больные; Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мк. 2:15–17).

И опять, когда фарисеи возроптали, говоря: «Он принимает грешников и ест с ними» (Лк. 15:2), Иисус сравнил Себя с пастухом, потерявшим одну из ста своих овец. Пастух не махнет рукой на потерявшуюся овцу и не станет сидеть и ждать, что она, может быть, все же доковыляет до родного загона. Скорее, он оставит остальные девяносто девять, которым нечего бояться, и пойдет на поиски одной, заблудившейся, а потому находящейся в опасности. Он будет разыскивать ее, пока не найдет, а потом будет радоваться, что наконец отыскал ее, и захочет поделиться этой радостью с соседями и друзьями (Лк. 15:3–6). Одним словом, Иисус отличался от фарисеев «благодатью», той Божьей инициативой, которая сначала отыскивает, а потом спасает заблудшего грешника. Стивен Нилл писал: «Великий и удивительно честный еврейский ученый Монтефиоре, задавшись вопросом о том, какие моменты учения Иисуса были для него совершенно новыми (если такие, конечно, были), обнаружил, что новизна заключается как раз здесь. Раввины утверждали, что если грешник вернется к Богу, то Бог примет его. Но они никогда не говорили, что Божья любовь отправляется на поиски грешника туда, где он заблудился. Однако в Евангелии все именно так и есть»[125].

Как пастуху была дорога одна из ста его овец, так и женщине из следующей притчи была дорога одна из ее десяти монет. Может быть, эта drachma, серебряная монета, которую она потеряла, была для нее не просто Деньгами, но и имела какую–то иную ценность. Может, это было одно из ее украшений или одна из десяти серебряных монет, которые палестинские женщины в те дни носили в знак своего замужества, — что–то вроде современного обручального кольца. В любом случае, не найдя монету на месте, женщина решила ее отыскать. Ей даже в голову не пришло примириться с потерей. Вместо этого она зажгла лампу и подмела весь дом, усердно заглядывая во все уголки, пока не нашла свою пропажу. И также как радовался пастух, отыскав пропавшую овцу, так и женщина, найдя свою монету, обрадовалась и созвала подруг и соседей, чтобы и они радовались вместе с ней. Точно так же, заключает Иисус, «бывает радость на небесах», «радость у ангелов Божиих» даже об одном, всего одном кающемся грешнике! (Лк. 15:8–10) Этой–то радости и не было у фарисеев. Они не радовались; они роптали.

Самая длинная притча еще об одной пропаже (притча о блудном сыне) также подчеркивает фундаментальную истину о Божьем сострадании, но развивает эту тему еще глубже и вплетает сюда еще одну, второстепенную — о старшем брате. Божья благодать в служении Христа, уже показанная в притчах о враче, пастухе и женщине, теперь является нам и в образе отца. Совсем нетрудно узнать в блудном сыне «мытарей и грешников», а в старшем брате — самих фарисеев (Лк. 15:11–32).

Не стоит преуменьшать безнравственность младшего сына. Признаваясь после возвращения: «Я согрешил», он говорил правду. Он утратил наследство из–за собственной глупости и потерял всяческое достоинство из–за своего греха. Ниже опускаться было уже некуда. Он не только лишился всего имущества, но и сам оказался погибшим и заблудшим.

Но все это время отец высматривал его на дороге и не терял надежды. Его терпение не поколебалось. Любовь его не увяла. Он упорно ждал. И когда он наконец–то заметил вдали своего мальчика, возвращающегося домой, когда тот еще был далеко, отец сразу же «сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его».

Здесь опять подчеркивается инициатива благодати. Отец не стал дожидаться, пока сын дойдет до дома, а выбежал ему навстречу, чтобы привести его домой. Он не хотел, чтобы сын искупил свою вину, не захотел сделать его рабом (чего тот вполне заслуживал). Он мгновенно восстановил его во всех сыновних правах и почтил его перстнем, обувью и лучшей одеждой. Он даже не стал дожидаться, пока сын закончит каяться в грехах; он перебил его, отдавая слугам приказание устроить праздник.

Но как только отец и весь дом стали веселиться, на их пиршество упала мрачная тень: старший брат угрюмо отказался войти на праздник. Узнав о причине музыки и танцев, он рассердился и не захотел присоединиться к пирующим, несмотря на уговоры самого отца. Он обиделся на то, что его повесе–брату был оказан такой прием, — особенно потому, что его собственная сыновняя преданность казалась ему совсем неоцененной и невознагражденной. В его образе мы видим таких людей, которым религия представляется раздачей заслуженных наград, а само понятие благодати кажется несправедливым, даже безнравственным. Он не знал вины, которую нельзя было бы искупить человеческими достижениями; ему было незнакомо не заслуженное нами Божье прощение; не знал он и небесной радости о кающихся грешниках. Он был суровым, угрюмым, высокомерным в своей праведности и безжалостным. Пока другие веселились, он, надувшись, стоял в стороне. Короче, он был настоящим фарисеем. А о фарисеях Эдершайм писал вот что: «У них не было Благой Вести для погибших; им было нечего сказать грешникам»[126].

Для фарисеев Христово общение с грешниками было непозволительным компромиссом с грехом; они не понимали, что там происходило на самом деле. Они не видели, что это было выражением Божьего сострадания по отношению к грешникам.

Отношение христианской церкви

Переходя от I столетия к XX, нам нужно спросить себя, как же относится к таким вот отверженным, к изгоям нынешняя христианская церковь? По–фарисейски или по–христиански? Боюсь, что часто по–фарисейски. Это значит, что церковь склонна (и всегда была склонна) к тому, чтобы устраниться от мира и предоставить его самому себе. Евангельские церковнослужители тоже не избежали такой тенденции, хотя на самом деле это является отклонением от истинно евангельского характера. Можно привести много примеров и показать разные причины такого общего отношения к неверующим. Позвольте мне остановиться на четырех из них, которые представляются мне наиболее распространенными.

1. Первой причиной является простое, неприкрытое, фарисейское самодовольство, проистекающее из уверенности в собственной праведности. Так мыслит старший брат из притчи о блудном сыне (неважно, высказывает он это вслух или нет): «Пусть грешник варится в собственном соку. Он получает то, что заслужил; так ему и надо». Об этом прямо мы не говорим, но именно такими мы и предстаем перед всем остальным миром. Для человека постороннего церковь часто выглядит не радушным и приветливым домом, но местом запретов, самодовольной удовлетворенности по отношению к самим себе и сурового осуждения по отношению ко всем остальным. Неверующие иногда говорят, что в миру они находят больше дружелюбия, больше сострадания и понимания человеческой слабости, чем в церкви. Им кажется, что церкви не хватает тепла; подчас они находят ее даже бесчеловечной.

Говоря все это, я вовсе не призываю, чтобы церковь поощряла человеческие грехи или махнула рукой на необходимость покаяния. Просто мне очень хотелось бы, чтобы она предлагала людям то, что Дейвид Шеппард, во время своего служения в Семейном центре «Мэйфлауер», называл «неосуждающей дружбой». Иначе создается впечатление, что церковь существует для святых, а не для грешников. Действительно, состоит она из «святых» в новозаветном смысле этого слова: каждый христианин принадлежит Богу и «святому» («отдельному, особому») народу Божьему Но, будучи святыми, мы все же остаемся грешниками. Наша природа греховна, и ноги наши то и дело спотыкаются. Мы еще не достигли совершенства и не стали непорочными. Скорее, Божья благодать поставила нас на путь, идя по которому мы и характером, и поведением станем такими, какими Он нас уже видит, — а именно, Его святыми.

Так что «святость» церкви больше относится к ее положению и заключается, скорее, в ее принадлежности Богу, в ее призвании и грядущей судьбе, нежели в ее нынешней деятельности. Фарисейство — это ложная претензия на святость, ложный взгляд на церковь. Оно превращает ее в заповедник для безукоризненно респектабельных членов общества, в музей редких духовных экспонатов. Церковь перестает быть тем, чем призвана: госпиталем для выздоравливающих грешников, убежищем для беспомощных и общедоступной гостиницей для странников и пилигримов.

Аббат Миконни спрашивает, что произошло бы в средней поместной церкви, если бы в нее зашел недавно покаявшийся воинственный коммунист, воевавший с «опиумом для народа», или женщина с панели. «Примут ли их? — спрашивает он. — Или мы принимаем Марию Магдалину только потому, что про нее написано в Евангелии? Интересно посмотреть, что будет, если такая Мария Магдалина зайдет на одно из наших собраний! Мы читаем о том, как не хотели иерусалимские евреи–христиане принимать к себе Савлагонителя, когда тот появился перед ними в качестве новообращенного. Как мы удивляемся их поведению! Хотел бы я посмотреть на Савла, зашедшего на одно из наших церковных „братских общений!"»[127]

В этом ложном фарисейском взгляде на церковь есть еще один аспект. Фарисейство ведь проявляется не только в нравственном отношении; оно может принимать также социальные и национальные формы. Как это нередко и происходит. Если церковь устанавливает более узкие рамки членства, чем указано в Писании, она становится фарисейской. Церковь объединяется общей верой в Христа и общим участием в Святом Духе. Кроме этого, у членов церкви часто вообще нет ничего общего. Мы отличаемся друг от друга темпераментом, характером, образованием, цветом кожи, культурными обычаями, языком и великим множеством других вещей. И слава Богу, что это так! Церковь удивительно универсальна, в ней «нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского» (Гал. 3:28). Иными словами, во Христе все мы равны. Различия по национальности и положению в обществе, которые разделяют людей в других человеческих сообществах, не имеют места в сообществе христианском. Притащив в христианское братство классовые или расовые различия, мы погубим его. «Рыбак рыбака видит издалека», — вообще, в этом, конечно, есть доля правды, но это — не христианская пословица. Слава церкви состоит не в том, что все мы похожи друг на друга, а как раз в том, что все мы непохожи. Так что с холодностью отворачиваться от брата и отталкивать его лишь из–за цвета его кожи, длины волос или косноязычия — значит предавать Христа и присоединяться к фарисеям.

2. Второй причиной того, что церковь устраняется от мира, является подлинная (пусть и ошибочная) боязнь оскверниться. Это дух монашества. Не следует категорически его осуждать, ибо он является искажением благородного идеала. Начинается все с истинного библейского признания того факта, что «мир», человеческое общество, отвергающее Божье правление, является попросту злым. Далее возникает желание выслушать библейские наставления — выслушать и исполнить! — о том, чтобы не любить мир, не сообразовываться с ним, а хранить себя неоскверненным от него (1 Ин. 2:15–17; Рим. 12:2; Иак. 1:27). Но за этим следует неверный поворот. Подразумевается, что единственный эффективный способ сохранить себя в чистоте — это избегать общества мирских людей; единственный путь отвергнуть мирскую жизнь — это устраниться из мира. Желание благое, но выводы, к сожалению, совершенно ошибочные.

Говоря все это, я не хочу подвергать сомнению искренность монахов и отшельников. Мне также не хотелось бы преуменьшать все то, чем христианство обязано монашеским орденам. Хотя некоторые монастыри и были рассадниками греха и алчности, другие, наоборот, в прошлые столетия являлись островками христианской культуры в бурном море варварства.

Кстати, тех евангельских христиан, которые всегда отвергали монашество, позднее обвиняли именно в приверженности к нему. И, по моему мнению, это обвинение в какой–то степени справедливо. Так, например, д–р Юджин Л. Смит, исполнительный секретарь Нью–Йоркского отдела Всемирного совета церквей, писал: «Я начал видеть в них истинных монахов нашего века, озабоченных, прежде всего, сохранением веры во всей ее чистоте посреди гибнущего и распадающегося мира — и готовых принять, зачастую ничуть не сомневаясь, все жертвы и трудности, которые потребуется для этого перенести»[128].

Тем не менее, нам придется подчеркнуть, что монашество, какую бы форму оно ни принимало, не является истинным христианским идеалом. Поскольку оно представляет собой уход от мира, то становится выражением фарисейства; Иисус, наверное, предвидел эту опасность, когда просил у Отца: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла» (Ин. 17:15).

Надо добавить, что многие нынешние церкви и христиане, никогда не видевшие монастырскую жизнь изнутри, тем не менее, отличаются весьма «монашескими» взглядами. Это значит, что живут они в религиозном затворничестве, будучи отгороженными от всего мира. Они очень мало или почти совсем не заботятся о людях, не входящих в их собственный кружок, и заняты, в основном, самосохранением. Именно эта ошибка, больше чем все остальное, спровоцировала появление модного теперь «нерелигиозного христианства». Конечно, если под словом «религия» понимать пустой формализм и погруженность церкви только в свои заботы, то христианству действительно лучше стать «нерелигиозным». Видя в призыве к «нерелигиозности» борьбу с такими вещами, мы не можем не поддерживать это движение. Однако стоит заметить, что «религия» в смысле публичного, совместного поклонения Богу всегда будет нужным и законным выражением христианства. Но такое поклонение неугодно Богу, если существует само по себе, а христиане не желают жить в мире и быть ему свидетелями и служителями. Церковь, живущая только для себя, должна умереть. Она становится фарисейской, а не христианской. Воистину христианская церковь существует для Бога и для людей вокруг.

3. Третья современная форма фарисейства — которую по праву можно так назвать, ибо она отличается весьма неуравновешенным контактом с миром — касается взаимоотношений между благовестием и социальной активностью. В чем заключается Божий замысел (а значит, и обязанность церкви) по отношению к миру? Это вопрос был поставлен в декабре 1963 года на заседании Комиссии по Всемирной миссионерской деятельности и благовестию в Мехико. «Последовавшее обсуждение выявило наличие богословского вопроса, который остался неразрешенным. Спор снова и снова возвращался к взаимоотношениям между тем, что Бог делает для мира в церкви и с помощью церкви, и тем, что Бог делает в мире, по всей видимости, независимо от христианского сообщества. Можно ли провести границу между Божьим делом ежедневного провидения и Божьим делом искупления? Если спасение человеческой жизни и социальное примирение достигаются Богом через мирские учреждения, то в чем же роль и значительность веры? Если церковь должна быть так глубоко вовлечена в мир и его историю, в чем же тогда истинная сущность ее разобщения с миром? Мы смогли обозначить тезисы и антитезисы этой полемики, но не смогли отыскать путь к истине (которая, как нам кажется, лежит за ее пределами)… к более точному пониманию взаимоотношений между церковью и миром, как задумал их Бог»[129]. Перед тем как ответить на этот вопрос, нам надо ясно понять сущность как «евангельского тезиса», так и «экуменического антитезиса».

«Евангельский тезис» в своей крайней форме гласит, что главной Божьей заботой является спасение отдельных человеческих душ, что единственной обязанностью церкви является провозглашение Евангелия и что поэтому всяческой социальной деятельности, которая сродни «социальному евангелию», нужно тщательно сторониться. Когда подобное мнение высмеивается в карикатурном виде, обычно изображают миссионера в тропическом шлеме, стоящего под пальмой и проповедующего Евангелие группе полуодетых туземцев, почтительно сидящих вокруг него на земле. Он считает, что его служение заключается лишь в том, чтобы проповедовать (а читает он свои проповеди снисходительным, отеческим тоном), и отказывается что–либо кроме этого делать, даже вести христианскую образовательную или медицинскую работу. Мне кажется, что этот исключительный упор на личное спасение сейчас далеко не так распространен среди евангельских христиан, как это изображают наши критики. Тем не менее, в качестве примера Филипп Кроу цитирует некоего Р. Н. Каста, который в 1888 году настаивал, что деньги на миссионерское служение «были собраны для того, чтобы обращать к Богу души, а не для того, чтобы оттачивать чей–то интеллект»[130].

«Экуменический антитезис» в его крайней форме гласит, что, прежде всего, Бог заботится не о церкви, а о мире. И Его деятельность в мире, как нам говорят, заключается в том, чтобы установить shalom — «покой, мир». Однако shalom — это не личный душевный покой каждого отдельного человека. Профессор Дж. Г.Дейвис описывает его как «социальное явление», выражающее ту «всеобщность», ту гармоничность, которую Бог хочет дать обществу[131]. Согласно такому экуменическому мышлению, shalom — это почти то же самое, что Божье Царство и новое человечество. Вообще, революционные движения нынешнего мира, в результате которых старый порядок уступает место новому, рассматриваются как дело Самого Бога, обновляющего мир и тем самым распространяющего shalom, Божье правление и новое человечество.

Провозгласив, что таким образом Бог, прежде всего, связан с миром, а не с церковью, экуменисты идут дальше и определяют миссию церкви: по их словам, она заключается в том, чтобы понять, что именно Бог делает в мире, и тут же включиться в Его деятельность. «Если целью миссионерской деятельности является установление shalom, то нам нужно войти в сотрудничество с Богом, действующим в истории и обновляющим общество». И снова: «Церковь должна просто присоединиться к Христу в Его битве», то есть в битве против структур социальной несправедливости. Именно такой смысл заключается в фразе: «Пусть мир сам определит план действий для церкви!»

Такое стремление к лучшим социальным структурам заменяет (во многих современных экуменических кругах) стремление обращать отдельных людей к Богу; провозглашение Евангелия вытесняется неким диалогом между христианами и неверующими, в котором они участвуют на равных правах, делятся своими мыслями и находят общее решение. «Я был бы рад, — пишет д–р Дейвис, — если бы само слово „обращение" ушло из христианского обихода». Диалог же, который он предпочитает проповеди, оказывается одновременно трудным и опасным. «Вступая в диалог с буддистом, — пишет он, — и вступая в него открыто, я должен признать, что результат этого диалога предсказать невозможно ни для меня, ни для него. Буддист может признать Иисуса Христа своим Господом, но может случиться и так, что я признаю авторитет Будды, а может, оба мы просто станем агностиками».

Точно так же д–р Эрик Рутл и в своем Комментарии на книгу Джона Пеллоу «Бетонная деревня» («The Concrete Village»), где описывается его служение в восточном районе Лондона, писал (в журнале «British Weekly» за ноябрь 1967): «Ранние его книги все написаны в ключе традиционного миссионерского служения, когда церковь „давала" и „спасала" и распространяла духовное богатство. Эта книга написана в ключе современного миссионерства, когда церковь становится сетью реальных отношений между христианами и такими же реальными людьми, живущими неподалеку. Не „у нас есть то, что вам нужно! Придите и возьмите!", а „вот мой дар, а вот твой; давай сложим их вместе и посмотрим, что получится"». Еще более поразительно то, что д–р И. Эдмунд Перри, профессор истории и религии из Северо–Западного университета (Чикаго), в ноябре 1965 года заявил Американскому методистскому совету по благовестию: «Терпеть не могу разговоров о личном спасении. Христианство — это общественное понятие»[132].

Эти формы тезиса и антитезиса, хотя и являются противоположностями, тем не менее похожи друг на друга тем, что в обеих содержится элемент фарисейства. Ибо и та и другая сторона сообщаются с миром весьма ограниченно, однобоко, не так, как призваны к этому христиане.

То евангельское христианство, которое поглощено лишь спасением отдельных человеческих душ, не является подлинно евангельским. Это так, потому что такой подход трудно назвать библейским. Такие люди забывают, что Бог сотворил не бесплотные души, но существа, соединяющие в себе душу и тело, которые были названы людьми. Люди, кроме того, являются еще и общественными существами, и Бог заботится не только об их отношениях с Самим Собой и их вечной судьбе, но и об их телах и их обществе. Поэтому подлинно христианская любовь будет заботиться о людях, как о людях, стремясь служить им и не пренебрегая ни душой ради тела, ни телом ради души. Вообще–то, раньше евангельские христиане обычно не сторонились общественной деятельности или даже, при необходимости, деятельности политической. Пожалуй, образцами таких деятелей в Англии XIX века могут служить Уильям Уилберфорс, чья неустанная работа привела к отмене работорговли, а потом и к отмене самого рабства, и Энтони Эшли Купер, седьмой граф Шэфтсберийский, разработавший особые законы с целью улучшить условия труда углекопов и трубочистов на фабриках и рудниках. Мы уже видели, как ярко выделялось сострадание Христа к изгоям на темном фоне фарисейского безразличия. Сегодня среди нас тоже есть люди, от которых отшатывается общество — наркоманы, алкоголики, душевнобольные и старики — и которым необходимо то, что называется «полноценной заботой». Их нужды призывают евангельских христиан смело экспериментировать, пытаясь балансированно сочетать любовь, евангельскую истину и практическое служение.

Тот экуменизм, что поглощен исключительно вопросами социальной справедливости в своей борьбе за уничтожение расовой дискриминации, голода, нищеты и военного насилия, к сожалению, забывает христианскую истину, гласящую: «Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников»(1 Тим. 1:15),атакже Его четкое и ясное повеление, данное церкви: проповедовать покаяние и прощение грехов всем народам (Лк. 24:47). Кроме того, многие из богословских основ экуменизма являются, мягко говоря, крайне сомнительными.

Доктор У. Виссер'т Хуфт, бывший генеральный секретарь Всемирного совета церквей, сделал следующее замечательное заявление в Уппсале, в июле 1968 года, о взаимоотношениях между двумя христианскими задачами: «Что касается заметного трения между вертикальным толкованием Евангелия — как относящегося, прежде всего, к Божьему делу спасения в жизни отдельных людей — и его горизонтальным толкованием — как относящегося, прежде всего, к межчеловеческим отношениям в мире, — мне кажется, нам нужно перестать постоянно колебаться между этими двумя крайностями… Христианство, утратившее свое вертикальное измерение, утратило с ним и свою соленость и стало не только безвкусным само по себе, но и бесполезным для мира. Но христианство, которое использует вертикальное измерение как предлог уклониться от исполнения своей обязанности в обычной жизни людей, есть прямое отрицание Воплощения, отрицание Божьей любви к миру, явленной во Христе». И снова: «Нам должно быть ясно, что те члены церкви, которые на деле отрицают свою ответственность перед нуждающимися в любой части мира, так же повинны в ереси, как и те, кто отвергает то или иное учение христианской веры»[133].

4. Перечисляя примеры фарисейской отстраненности от мира в жизни современной церкви, мы уже упомянули о праведном самодовольстве, о монашеской самопоглощенности и затворничестве и о чрезмерном упоре либо на благовестие, либо на социальную деятельность — одно за счёт другого. Однако четвертой и, пожалуй, самой распространенной причиной нашей отстраненности от дел и забот мира является наша собственная лень, наш собственный эгоизм. Мы не хотим пачкать руки и брать на себя чьи–то страдания. И только Христово сострадание может преодолеть это наше упорное нежелание.

Конечно, сам мир воспитывает в своих гражданах львиную долю этого безответственного равнодушия. Он продолжает повторять вслед за Каином его слова: «Разве я сторож брату моему?» (Быт. 4:9). 13 марта 1964 года в Нью–Йорке произошло пугающее событие. Респектабельная, привлекательная молодая женщина по имени Китти Женовиз возвращалась домой с работы (она работала менеджером в баре). Было около 3.20 утра. Она припарковала машину возле дома и уже направлялась к входной двери, как вдруг на нее напал мужчина и пырнул ножом. Она закричала, зовя соседей на помощь. В доме зажглось несколько окон, и кто–то прокричал сверху: «Эй, оставьте ее в покое!» Нападавший посмотрел наверх, пожал плечами и зашагал прочь. Но поскольку свет снова погас, а на помощь к Китти так никто и не пришел, он вернулся и еще раз ударил ее ножом. Она снова закричала, опять зажегся свет, открылись окна, начали выглядывать люди. Тогда нападавший прыгнул в свою машину и уехал. Но поскольку вниз так никто и не спустился, этот мужчина снова вернулся, чтобы в третий раз ударить Китти ножом и убить ее. Первый звонок в полиции раздался только в 3.50. К этому времени Китти уже была мертва.

Когда полицейские опрашивали местных жителей, выяснилось, что, по крайней мере, тридцать восемь порядочных, законопослушных граждан среднего достатка слышали крики Китти о помощи и видели, как ее ударили ножом, но никто из них ничего по этому поводу не сделал. Она даже узнала одного из соседей в окне и позвала его по имени, но он не ответил. Почему, спрашивали полицейские, никто из этих людей не спустился, чтобы ей помочь? Некоторые признались, что не знают, почему. Одной домохозяйке показалось, что «это была просто обычная ссора любовников». Один мужчина ровным голосом объяснил: «Я тогда ужасно устал и пошел снова спать». Но лейтенант полиции Бернард Джейкобе сказал вот что: «Почти от всех свидетелей мы слышали одно и тоже слово: „вмешиваться". Люди просто говорили нам, что не захотели вмешиваться».

Самодовольная гордость своей праведностью и снобизм, боязнь оскверниться, искаженный взгляд на душу и тело, апатия. За этими четырьмя причинами устранения от мира кроется неверное представление о Боге. Бог, открывшийся нам в Иисусе Христе, — это любящий Бог. Он любит людей, которые ничем не заслужили любви. Он позволяет солнцу всходить равно как над праведными, так и над нечестивыми и посылает дождь на обманщиков так же, как и на людей справедливых. Он сотворил нас в единстве души и тела и заботится как о душах, так и о телах. И Он предпринял серьезные действия, принеся огромную жертву, чтобы дать нам избавление от греха. Он Сам вмешался в нашу нелегкую жизнь и глубоко проникся нашими печалями.

Сам Иисус Христос не оставался в стороне, не отказывался вмешаться и не прятался на небесах, чтобы избежать опасности. Он вошел в наш мир. Он принял нашу человеческую сущность. Он отождествил Себя с человечеством. Он подверг Себя всем нашим искушениям, скорбям и страданиям. Он водил дружбу с изгоями и получил прозвище «друга мытарям и грешникам» (Лк. 7:34). Он смирился, чтобы служить нуждающимся. Он омыл ноги Своим ученикам. Он никогда не отшатывался от нелегких ситуаций. И, в конце концов, Он был готов понести наши грехи и стать проклятием вместо нас.

А теперь Он говорит церкви: «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин. 20:21; ср.: 17:18). Миссия церкви отражает в себе миссию Сына, и обе они выражают характер Отца. В чем он заключается? Бог — это не только Судия, но и Спаситель. Он не раздает заслуженные награды, но наделяет нас милостью. Он — Пастырь заблудших овец, Врачеватель больных душ, Отец, обладающий бесконечным терпением. Теперь Он посылает нас в мир, как послал когда–то Христа — не для того, чтобы мы в страхе убегали и прятались, а для того, чтобы войти в страдания отчаявшегося человечества, прочувствовать и понять людские сомнения, трудности и печали, стать источниками Божьей любви, будучи одновременно и свидетелями и служителями, нести людям все облегчение, какое только возможно, и Благую Весть о спасении через смерть.

Христа и Его воскресение. Вот в чем заключается наша обязанность. Подлинным христианство будет лишь тогда, когда самоотверженно вмешается в жизнь мира; всякий уход в сторону — это фарисейство. «Как Господь наш принял нашу плоть, так Он призывает Свою церковь принять на себя безбожный мир». Иначе мы не сможем «всерьез относиться к Воплощению»[134].

Этот вывод подводит нас к одному из величайших парадоксов христианской жизни. Бог призывает всю церковь (и каждого ее члена) одновременно и участвовать в жизни мира, и отделиться от него, и «быть в мире», и быть «святыми». Он не хочет, чтобы мы жили в мире, оставив святость, или были святыми, оставив при этом мир. Мы призваны быть «святыми в мире»: воистину посвятить себя Господу, являя Его жизнь и святость в мире — в том мире, который Он сотворил и для искупления которого послал Своего Сына.

Только Божья сила может избавить нас от осуждения и зависти «старшего брата», отложного фарисейского страха оскверниться от общения с миром и от отстраненности, от нежелания вмешиваться. Вместо всего этого нам необходимо Христово сострадание. И пусть фарисеи современных церквей недовольно ропщут, если им так хочется; главное, чтобы при этом они могли сказать о нас с вами (как их предки говорили о нашем Господе): «Этот человек принимает грешников и ест с ними».

8. СТРЕМЛЕНИЕ ВСЕЙ ЖИЗНИ: к своей славе или к Божьей?

Скрытые мотивы играют большую роль в нашем ежедневном поведении. Важно знать не только, что именно делает тот или иной человек, но и почему он это делает. Современная психология старается познать основные человеческие мотивы. Промышленность и торговля изучают человеческую мотивацию для своих целей, прежде всего, для того, чтобы привлечь к себе хороших работников, а затем побудить их трудиться на совесть.

Конечно, ни один человек не узнает себя как следует до тех пор, пока не спросит сам себя о своих стремлениях. Что является главной движущей силой его жизни? Что преобладает и управляет им?

По большому счету, существуют только два основных жизненных стремления, к которым можно свести все остальные. Одно из них — это желание нашей собственной славы, а второе — славы Божьей. Четвертый евангелист описал их как непримиримые противоположности и таким образом раскрыл сущность фундаментального разногласия Христа с фарисеями, ибо они «возлюбили больше славу человеческую, — писал он, — нежели славу Божию» (Ин. 12:43).

Но что же такое «слава Божия», которую мы должны «возлюбить», всеми силами стремясь к ней? Само выражение по–гречески звучит несколько двусмысленно. Буквально оно читается, как «слава Бога». Вообще, подобные словосочетания, где одно из слов стоит в родительном падеже, можно понимать по–разному: не всегда понятно, где здесь подлежащее, а где дополнение. Возьмем сходную по структуре греческую фразу: «хвала Бога». Если слово, стоящее в родительном падеже, является подлежащим, то становится ясно, что Бог здесь главный и именно Он кого–то хвалит. Если же, с другой стороны, в родительном падеже стоит дополнение, то подразумевается, что Бог является объектом нашей хвалы (мы хвалим Бога). То же самое и с нашим выражением: «слава Бога». Если слово в родительном падеже рассматривать как подлежащее, то здесь имеется в виду слава, исходящая от Бога; если же рассматривать его как дополнение, то речь идет о славе, которую мы воздаем Богу. Некоторые переводы Библии предпочитают первый вариант и передают процитированный нами стих (Ин. 12:43) следующим образом: «они возлюбили больше славу человеческую, нежели славу от Бога». И лингвистически, и контекстуально это, несомненно, правильно. Тем не менее, можно утверждать, что этой фразе намеренно была придана некоторая двусмысленность и что Иоанн хотел выразить сразу оба ее значения. Конечно же, фарисеи были виновны в обоих грехах. Они желали, чтобы похвала и слава была воздаваема человекам, а не Богу, и хотели получать эту похвалу и славу от человеков, а не от Бога. В этом — вся вершина (и глубина) фарисейского безумия. Ибо все Писание учит, что Бог (а не человек) должен быть источником славы и Ему же должно воздавать всю славу и честь. Только Он один по праву может наделять других славой и принимать ее как должное. Нам нужно рассмотреть эту двойную истину и увидеть, насколько далеки были от нее фарисеи.

Слава Богу, а не человеку

Возлюбить славу Божию больше, нежели славу человеческую, значит стремиться воздать славу Ему, а не людям. Это значит желать того, чтобы все люди чтили Бога (а не нас с вами и не кого–то еще), желать, чтобы и мы, и все остальные воздавали Ему всю славу, которой Он достоин. Это значит исполнять все чаяния, выраженные в Молитве Господней («Отче наш!»), ревностно относиться к тому, чтобы святилось имя Господне, чтобы пришло Божье Царство, чтобы исполнилась Божья воля.

Будучи человеком, Иисус Христос буквально дышал этими желаниями. «Я не ищу Моей славы», — говорил Он. И снова: «Говорящий сам от себя ищет славы себе; а Кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем» (Ин. 8:50; 7:18). «Отче, — молился Он, — прославь имя Твое!» В этом была высшая цель Его жизни и служения, и в конце жизни Он смог сказать: «Я прославил Тебя на земле» (Ин. 12:28; 17:4).

В этом же самом стремлении заключался, пожалуй, самый главный секрет силы протестантской Реформации. Одним из самых существенных различий между религией, бывшей до Реформации, и религией Реформации было то, что первая во многих отношениях была направлена на людей, а для приверженцев Реформации в центре всего стоял Бог. Что касается авторитетов, они отвергали человеческие предания, потому что верили в то, что высшим и достаточным авторитетом является Божье запечатленное Слово. Что касается спасения, они отрицали необходимость человеческих заслуг, ибо верили, что дело спасения было раз и навсегда совершено Христом. Вот почему они так выделяли учение об оправдании только по благодати и только верой. Кранмер писал об этом в своем наставлении «О спасении человечества только Христом, Спасителем нашим, от греха и вечной смерти» так: «Сие учение возвещает и являет истинную славу Христову и повергает наземь суетную славу человеческую»[135]. Как раз поэтому сторонники Реформации отвергли и мессу. Само понятие мессы, которая, в каком–то смысле, являла собой жертву Христа, было для них бесконечно ненавистным, потому что в ней они видели поругание славы единственной и совершенной жертвы Христовой. Николас Ридди сказал, что подобные действия были «великим и нестерпимым бесчестием для Христа, нашего Спасителя». Кранмер употребил еще более сильные выражения и назвал мессу «величайшим богохульством и оскорблением, которое только можно нанести Христу»[136]. Причины всех этих реформаторских протестов были четкими и ясными. Подчеркивая, что авторитетом церкви должно быть только Писание (sola scriptura), а спасение грешникам несут только благодать и только вера (sola gratia и sola fides), они стремились к тому, чтобы слава воздавалась лишь одному Богу — soli Deo gloria!

Наверное, ни о ком из вождей Реформации нельзя сказать всего этого в большей степени, нежели о самом Жане Кальвине. Все его богословие было построено вокруг Божьего всевластия и Божьей славы. Вот как один из биографов Кальвина завершает рассказ о его жизни: «Кальвин скончался 27 мая 1564 года на закате солнца. Его похоронили очень просто, на кладбище в Пленпале. На его могиле нет надгробия. Так без славы умер человек, всю свою жизнь провозглашавший, что вся слава должна принадлежать только Богу»[137].

В этом благочестивом стремлении сторонники Реформации отвернулись от фарисейства. Ибо фарисеи были одержимы тщеславием. Они не заботились о том, чтобы воздать славу Богу; им самим хотелось славы. Они «возлюбили больше славу человеческую» [то есть свою собственную], нежели славу Божию». Позднее мы увидим, как это обеднило и испортило их собственную жизнь. Сейчас же надо приостановиться и посмотреть, сколько фарисейства гнездится даже в христианских сердцах. Вообще, в нашей греховной натуре столько гордыни, что даже в самые священные минуты мы вдруг обнаруживаем, что нами движет не столько стремление к Божьей славе, сколько личное тщеславие. Примеры нетрудно найти в нашем поклонении, благовестии и служении.

Подлинное поклонение сердца — это, пожалуй, единственная доступная человеку деятельность, в центре которой неизменно стоит Бог и которая больше всего возвышает и возвеличивает Бога. Поклоняться — значит воздавать Богу всю славу, которой только и достойно Его имя; это значит отдавать всего себя Богу и только Богу. Кто–то совершенно справедливо заметил, что поклонение, как ничто другое, избавляет нас от заразы эгоизма.

Но как неприметно и быстро тщеславие проникает в церковное поклонение! Пастор начинает гордиться тем, как умело он ведет служение. Проповедник гордится своим красноречием, хор и органист — своими музыкальными способностями, а община — своей набожностью: как же, мы же пришли сегодня в церковь! И вот именно в тот момент, когда все наше внимание должно быть поглощено исключительно Богом, когда настает время самозабвенного восхищения Им, мы снова думаем только о себе, гордясь собственной праведностью, чувствуя свою значительность и поздравляя себя с духовными успехами.

Подлинное благовестие тесно связано с настоящим поклонением. Павел сравнивает его со служением жертвоприношения, где благовестник превращается в священника, приносящего к Богу своих новообращенных (Рим. 15:16). Кроме того, благовестие — это и провозглашение Евангелия, которым люди спасаются из рабства эгоизма, подчиняя свою жизнь Богу. Однако большая часть нашего благовестия сосредоточена именно на людях. Наши плакаты рекламируют знаменитого евангелиста или его спонсора больше, чем Самого Спасителя. Мы начинаем гордиться тем, как славно у нас все организовано, или раздуваемся тщеславием, взирая на собственный благовестнический пыл.

Или возьмем в качестве третьего примера исполнение церковного служения. «Служить» — значит быть слугой, исполнять прозаичную, непритязательную, черную работу. Поэтому было бы уж совсем странно превращать служение в повод для хвастовства. Иисус специально разделил понятия «господствовать» и «служить», а также «властитель» и «слуга» и добавил, что первые два понятия относятся к язычникам, а вторые должны отличать Его последователей: «Вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10:42–45). Таким образом, в качестве своего образца христианский служитель должен брать не язычников (или фарисеев), которые предпочитали господствовать, но Христа, пришедшего послужить.

Я не отрицаю того факта, что со служением сочетается некоторая власть (см., напр.: 1 Фес. 5:12,13; 1 Тим. 3:5; Евр. 13:7, 17); мне просто хотелось бы определить и ограничить ее. Это власть, присущая здравому учению и последовательности в личном примере. Она никогда не становится авторитарной в том смысле, что один человек пытается властвовать над разумом, совестью или волей другого. «Пасите Божье стадо… не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример…» (1 Пет. 5:2,3). Однако фарисеи как раз и господствовали, держа людей у себя в подчинении. Такими же были и священники предреформационного времени, чья деспотическая власть держалась на всеобщей убежденности в том, что в их руках находятся ключи от небесных врат.

Иисус обличил тиранию фарисеев, обратив внимание людей на их любовь к громким титулам (которая сама по себе уже о многом говорит). Он настаивал на том, чтобы в той Церкви, чье основание Он заложил, люди не присваивали ни себе, ни кому другому никаких званий: «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос» (Мф. 23:8–10). Иными словами, в церкви обычные прихожане по отношению к священнослужителям не должны находиться в положении ребенка перед своим отцом, во всем зависящего от него; или в положении слуги перед своим хозяином, беспрекословно ему повинующегося; или в положении ученика перед своим учителем, безмолвно принимающего все, что ему говорят. Конечно, служители не вправе требовать подобного отношения к себе со стороны прихожан, да и ни один христианин не может требовать или принимать такое отношение к себе со стороны братьев или сестер. Подобные вещи вдвойне греховны. Во–первых, они нарушают христианское братство: «Все же вы — братья». Во–вторых, они предполагают, что человеку воздается то, что по праву принадлежит только Богу:

«Один у вас Отец (от Которого вы зависите), Который на небесах», «один у вас Наставник (Которому должно повиноваться) — Христос» и (мог бы добавить Иисус) «один у вас Учитель (чьим наставлениям вы можете верить) — Святой Дух». Таким образом, господство служителей церкви над прихожанами — это грех и против Бога, и против человека, и против Святой Троицы, и против братства верующих.

Уж кто–кто, а апостол Павел хорошо усвоил этот урок. Когда коринфская церковь раскололась на отдельные части, каждая из которых избрала себе вождем соответственно Павла, Аполлоса и Кифу, он пришел в ужас. Можно предположить, что еще один лозунг «Я — Христов» был не знаменем еще одной, четвертой партии, а восклицанием самого апостола. То есть если коринфяне упорно клялись в верности людям, то, по крайней мере, он, Павел, хотел ясно заявить: что касается его самого, то он принадлежит Христу! На самом же деле Христу принадлежали и коринфяне, хотя их поведение этому и противоречило. Они уверовали и были крещены во имя Христа, а не Павла. И они вовсе не принадлежали Павлу; как раз, наоборот, Павел и его собратья–апостолы принадлежали им: «Все ваше: Павел ли, или Аполлос, или Кифа, или мир, или жизнь, или смерть, или настоящее, или будущее — все ваше; вы же — Христовы, а Христос — Божий» (1 Кор. 1:10–13; 3:21–23).

Как было бы чудесно, если бы церковь последующих поколений помнила и исполняла эту Господню заповедь также ревностно, как и апостол Павел! Действительно, большинство взращенных Богом лидеров–христиан так же, как и Павел, не желали, чтобы люди носили их имена (я уже цитировал Лютера: «Пожалуйста… называйте себя не лютеранами, но христианами»). Но их последователи не всегда оказывались столь же здравомыслящими и скромными. Мы должны согласиться с чувствами, которые выразил по этому вопросу Джон Венн, ректор Клэпема, в начале прошлого столетия: «Наш благословенный Господь мудро наставлял нас не называть ни одного человека наставником. Бог желал бы, наверное, чтобы имена Кальвина и Арминия как лидеров церковных партий были бы преданы забвению — подобно телу Моисея. В том и должна быть заключена особая слава Церкви Христовой, что у нее лишь один Наставник и Господь, самый лучший, самый мудрый и самый высший. Становясь под знамена своей партии, мы тем самым покидаем Христовы знамена и впитываем в себя дух, гораздо более противный христианству, нежели любое отклонение от христианской веры по незначительным вопросам. Любовь к братьям была заповедана нашим великим Наставником как отличительная черта Его учеников. Но всякий раз, когда мы предаемся духу разделения и соперничества, эта любовь (которая, подобно любви Христовой, должна обнимать всех) сужается и застывает в тесных рамках; а христианский характер сводится к одной из форм себялюбия»[138]. И снова: «Как раскололся христианский мир, как нарушился его покой, когда различные церковные партии присвоили себе имена и доктрины отдельных служителей, прикрепив их на свои знаки отличия: я — кальвинист, я — арминианин, а я — лютеранин. Как бы хотел Господь, чтобы мы всегда помнили, что христиане — всегда Христовы!»[139]

Если еще раз оглянуться на все приведенные примеры проявления человеческого тщеславия, то становится видно, как оскверняются и наше поклонение, и благовестие, и служение всякий раз, когда с их помощью мы пытаемся воздать славу людям (то есть самим себе), а не Богу.

Слава не от Бога, а от человеков

Возлюбить Божью славу больше, нежели славу человеческую, значит еще и то, что мы будем искать одобрения у Бога, а не у людей.

Это тоже было проявленным стремлением Иисуса. «Не принимаю славы от человеков», — говорил Он (Ин. 5:41). Более того, нам известно, что Его презрел и даже отверг собственный народ, что умер Он настоящим изгоем, на римском кресте. Однако Бог утвердил Его, во время крещения и в момент преображения провозгласив Своим возлюбленным Сыном, в Котором было Его благоволение (Мк. 1:11), и, в конечном итоге, оправдал Его, воскресив из мертвых и вознесши на небеса (см.: Рим. 1:4; Флп. 2:9–11).

Однако стремления фарисеев были совсем иными. Они в первую очередь заботились о том, чтобы находиться большом почете у людей, а не у Бога, и это оказывало дурное влияние на каждый аспект их жизни.

Во–первых, это не давало им покаяться. Они не верили в Иисуса потому, что боялись общественного мнения. «Как вы можете веровать, — спрашивал их Иисус, — когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?» (Ин. 5:44) Когда Иисус назвался Мессией, Сыном Божьим и Спасителем, они думали лишь об одном: «А что скажет Синедрион?» Тщеславие ослепило их и не позволило увидеть славу Христа! То же самое происходит и сегодня. «Боязнь пред людьми ставит сеть» (Прит. 29:25). Иисус Христос все еще продолжает наставлять Своих будущих последователей: «Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми ангелами» (Мк. 8:38).

Во–вторых, это мешало их свидетельству. То есть именно по этой причине большинство фарисеев не верили в Христа; но те немногие, кто все же уверовал в Него, оставались Его тайными последователями и не исповедовали свою веру открыто. Иоанн пишет, что к концу служения Иисуса «из начальников многие уверовали в Него; но ради фарисеев не исповедовали, чтобы не быть отлученными от синагоги, ибо возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию» (Ин. 12:42,43). Их взоры были обращены на людей. Но даже они не могли предвидеть те насмешки и презрение, которые достались бы им, исповедуй они веру в Христа открыто и при всех. Они же жаждали популярности и похвал. То же самое эгоистическое желание возвыситься в глазах окружающих затыкает рот многим нынешним христианам именно тогда, когда им нужно громко свидетельствовать о Господе. Кроме того, такое желание губит служение всякого проповедника, который больше заботится о том, как угодить своим прихожанам, а не Господу (их и своему). Повиноваться и служить «не в глазах только… как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога» (Кол. 3:22) — эта заповедь вполне применима не только к домашним слугам или современным служащим, но и к служителям Евангелия. Наше служение никогда не получит Божьего благословения, пока мы честно не махнем рукой на мнения других и не воскликнем: «У людей ли я нынче ищу благоволения или у Бога? Людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1:10).

В–третьих, от этого портилось их поведение в обществе. Все их манеры на людях были пропитаны тщеславием. Вот как описал это Иисус: «Книжники и фарисеи… все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища[140] свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах, и председания в синагогах, и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: „Учитель! Учитель!" (Мф. 23:2, 5–7; ср.: Мк. 12:38–40).

Таким образом, и в своей одежде, и в тех собраниях, что они посещали, и в местах, которые они занимали, и в почетных титулах, которыми их наделяли, — во всем этом они любили выделяться и принимать почет и уважение окружающих. Более того, они изо всех сил старались завоевать всеобщее восхищение.

В–четвертых, — и это было, пожалуй, самым серьезным — любовь к славе начисто губила их религиозную жизнь, их «набожность». Поэтому в Нагорной проповеди Иисус предостерегал Своих учеников, чтобы они не последовали дурному примеру фарисеев (Мф. 6:1–6, 16–18): «Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас», — говорил Он (ст. 1). В одном из переводов этот стих совершенно справедливо выделен в качестве отдельного вступительного абзаца. Это общее наставление о том, как творить благочестивые дела; вслед за ним Иисус перечисляет три конкретных примера, говоря о щедрости (ст. 2–4), молитве (ст. 5, 6) и посте (ст. 16–18). Все это весьма подчеркнуто соблюдалось фарисеями: все они давали милостыню бедным, проводили время в молитве и воздерживались от пищи по духовным причинам. Против самих этих дел Иисус не возражал. Напротив, поскольку каждое из трех Его наставлений–примеров начинается словом «Когда…» (а не «Если…»), то, по всей видимости, Он желал, чтобы Его ученики тоже совершали все эти добрые дела. В какой–то степени они выражают наш христианский долг: щедрая милостыня ближнему, которого мы любим и которому служим; молитва — Богу, от Которого мы во всем зависим; а пост — для нас самих как упражнение в воздержании и самодисциплине.

Значит, фарисейская и христианская набожности отличаются не тем, что именно должен делать человек, а тем, как и почему он это делает, — а также тем, каковы последствия его дел.

Это настолько важно, и то отличие, на которое указал нам Иисус, является настолько значительным для современной религиозной практики, что нам стоит остановиться и подробнее взглянуть на эти стихи.

Каждый из трех абзацев начинается одинаково. Сначала Иисус сравнивает два возможных способа (фарисейский и христианский) совершать благочестивые поступки, затем Он говорит о двух разных мотивах, которые могут за этими поступками стоять, и, в заключение, упоминает о двух альтернативных наградах за это.

Альтернативные формы религии

Он начинает с того, что называет две альтернативные формы набожности, а именно: тайное благочестие — и благочестие напоказ. Подробно, даже с ноткой юмора, Иисус описывает религиозную кичливость фарисея. Собираясь подать милостыню, тот оглушительно трубит, чтобы все заметили, как он щедр (Мф. 6:2). Становясь на молитву, фарисей выбирает себе самое заметное место в синагоге или прямо на улице (ст. 5). Постясь, он нарочито делает мрачное лицо, не умывается и не причесывается, а может, даже пачкает лицо пеплом, чтобы оно выглядело бледным и измученным от сурового воздержания, — и смотрит при этом весьма уныло (ст. 16).

Легко смеяться над этими иудеями–фарисеями; наше христианское фарисейство далеко не так забавно. Может, мы и не трубим перед собою, но нам нравится видеть свое имя в списках людей, прилежно отдающих десятины и пожертвования. Может, мы и не молимся на перекрестках, но нам нравится, когда за нами закрепляется репутация людей, дисциплинированных в своей молитвенной жизни. Может, мы и не надеваем рубища, не посыпаем голову пеплом, но уж если мы решили попоститься, то нам, конечно, хотелось бы, чтобы об этом узнали все.

С другой стороны, христианская набожность — это тайная набожность. Слово «тайно» заметно выделяется во всей этой части Нагорной проповеди, так как повторяется шесть раз. Так, в ст. 3,4 говорится, что если уж мы даем милостыню, то мы не только не должны никому рассказывать о своей христианской щедрости, но и не разрешать левой руке знать, что в этот момент делает правая. Это значит, что нам не нужно самодовольно напоминать себе о собственном поступке и поздравлять себя с таким достижением. Напротив, давая, мы должны как можно меньше думать о себе.

Для молитвы (ст. 6) нам следует отправиться в свою комнату и закрыть дверь — не только для того, чтобы никто не мешал и чтобы не отвлекаться самому, но и для того, чтобы никто нас не видел. И там, в уединении и тайне, мы и должны молиться своему Отцу, «Который втайне» (ст. 6).

Точно также во время поста (ст. 17, 18) нам следует умыть лицо и помазать голову. Это вовсе не значит, что мы должны делать со своим лицом и волосами что–то из ряда вот выходящее. Христианская набожность не занимается «лицемерием наоборот» и не заменяет унылую физиономию лучезарной улыбкой, не сходящей с лица ни при каких обстоятельствах. Нет, нам следует просто умыться и причесаться, как обычно. Тогда, не видя у нас на лице или в прическе ничего странного, никто и не догадается о том, что происходит втайне.

И в каждом случае показные благочестивые поступки оказываются обычными уловками фарисеев. Христианское благочестие обычно остается за кулисами.

Альтернативные мотивы

За этой разницей в форме и способе проявления благочестия кроются разные мотивы. Публично демонстрируя свою праведность, фарисей руководствуется одним побуждением: привлечь к себе внимание людей и завоевать их восхищение. В сущности, фарисеи были человекоугодниками. Они совершали добрые дела «перед людьми», при всех, «чтобы показаться пред людьми» (ст. 1, 5, 16), и творили милостыню, «чтобы прославляли их люди» (ст. 2).

Иисус обозначил это религиозное шоу словом «лицемерие». И когда Он велел Своим ученикам остерегаться «закваски фарисейской», то имел в виду не только само их учение, но и то, как они себя дели (ср.: Мф. 16:5–12 и Лк. 12:1—3). Слово hypokrites (лицемер) означает актера, который играет на сцене роль (ср. лицедей) и притворяется тем, кем на самом деле не является. На нем надета маска. Его внешность нельзя назвать настоящей; это всего лишь грим. Лицемер в религии — это то же самое. Он играет в «притворяшки» и делает это для того, чтобы все вокруг его увидели (греч. theathenai — ср. с русским словом «театр»). Значит, он дает театральное представление перед публикой. И делается это ради того, чтобы показать себя и сорвать побольше аплодисментов.

Трагедия всего этого заключается в том, что к щедрости, молитве и посту просто нельзя относиться подобным образом. Ибо они представляют собой реальные дела, совершаемые реальными людьми. Обратив их в притворство, мы погубим их. Милостыню дают для того, чтобы облегчить страдания неимущих. Молится человек затем, чтобы радоваться общению с Богом. Постимся мы для того, чтобы сдерживать себя ради какого–то духовного блага. Но лицемеру неинтересно подлинное предназначение этих дел. Он использует их для того, чтобы удовлетворить свое тщеславие. Он дает не для пользы другого, но для себя. Он молится не для того, чтобы искать Божьего лица, но ради собственной славы. Он постится не для того, чтобы научиться воздерживаться, но для того, чтобы показать себя. На деле он просто пользуется Богом и собратьями–людьми (или делами, предназначенными для того, чтобы чтить Бога и спасать их) в угоду собственному самодовольству. Он превращает религию и милосердие в показной парад, чтобы еще больше возвеличить свое «я».

Вряд ли можно чрезмерно преувеличить всю порочность такого поведения.

Если за фарисейской набожностью кроется себялюбие (стремление раздуть свою собственную славу), то христианами движет подлинное благочестие (стремление воздать славу Богу). Прежде всего, христианин осознает, что щедрость, молитва и пост важны сами по себе. Они существуют для того, чтобы выразить искреннее желание служить другим, искать Бога или воспитывать себя. В каком–то смысле, дальше этого нам и не нужно — да и не хочется — заглядывать. Тем не менее, придется сказать кое–что еще, ибо хотя, как мы уже сказали, щедрость, молитва и пост связаны, соответственно, с другими людьми, с Богом и с самим человеком, тем не менее, христианин также связывает все это с Богом. Он знает, что его долг по отношению к другим людям и к самому себе является частью его долга перед Богом, поскольку все, что бы он ни делал как христианин, совершается для того, чтобы угодить Богу, воздать Ему честь и славу. И поэтому, хотя для людей его милостыни, молитвы и пост остаются тайной, для Бога все это тайной не является. Напротив, как раз тогда, когда человек «втайне» творит милостыню, молится и постится, Бог видит все это и пребывает вместе с ним.

Заключенная здесь истина прекрасна: если мы творим дела своей религии перед людьми, то непременно низведем ее до самого омерзительного уровня. Если же мы творим эти дела перед Богом, то религия наша непременно обретет благородство. Это единственный способ сохранить ее реальной, неподдельной и истинной. Почему это так? Отчасти потому, что у нас таков Бог (Кто Он такой и Что Он — подумайте!). А отчасти потому, что Он «видит» не только внешний блеск, заметный всем вокруг, но и сердце; не только сам поступок, но и помышления и мотивы, кроющиеся за ним. Поэтому жить и действовать в присутствии Бога — значит жить в подлинной реальности, а совершать набожные дела перед людьми — значит просто давать представление.

Мне кажется, сейчас нам нужно сделать небольшое отступление. Некоторые верующие озадачены кажущимся противоречием между этим запретом творить дела благочестия на публике, чтобы все их видели (Мф. 6:1), и несколько более ранней заповедью Христа: «Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16). Так что же нам теперь, спрашивают они, творить добрые дела, чтобы люди вокруг их видели или нет? Однако все это противоречие является таковым только на словесном, поверхностном уровне. Чтобы пояснить это, нам нужно рассмотреть три момента.

Во–первых, эти два стиха относятся к совершенно разным аспектам нашей христианской жизни. Наша «набожность», которую не стоит выносить на публику, чтобы показаться перед людьми, — это милостыня, молитва и пост; эти обязанности могут и должны оставаться в тайне. С другой стороны, наш «свет», который должен сиять, дабы его видели люди, — это «добрые дела», дела милосердия, которые мы творим, когда кормим голодных, одеваем нагих и ухаживаем за больными; эти дела никак не спрятать от тех, для кого они совершаются.

Во–вторых, эти два стиха предостерегают нас против совершенно разных ошибок. Иисус сказал: «Так да светит свет ваш перед людьми», предупреждая грех трусости; а Его слова «Не творите милостыни перед людьми» были сказаны в противовес греху тщеславия. Как писал об этом А. Б. Брюс, мы должны «выступать вперед, когда возникает искушение спрятаться, и прятаться, когда возникает искушение показаться»[141].

В–третьих, несмотря на все эти различия, конечная цель у обеих заповедей одна, а именно: воздать еще большую славу Богу. Набожность наша должна быть тайной, а добрые дела — на виду у людей, чтобы они прославляли не нас, а Отца, Который на небесах.

Покончив с отступлением, мы можем теперь посмотреть на разные награды, причитающиеся за совершенные дела благочестия.

Альтернативные награды

Какое вознаграждение получает фарисей за свою тщеславную кичливость? Самый простой ответ на это — никакого: «Не будет вам награды от Отца вашего Небесного» (Мф. 6:1). Здесь говорится, что фарисей ничего не получит от Бога; однако отсюда вовсе не следует, что ему не будет вообще никакой награды. Он свое получит. Получит он ту награду, к которой стремился, ни больше ни меньше — похвалу людей. Какого вознаграждения ждет актер по завершении спектакля? Аплодисментов публики. Какой награды ждет религиозный лицедей? Да той же самой — аплодисментов! Но как только они стихают, больше ничего не остается. Вот в чем заключается смысл отрезвляющих слов Иисуса, повторенных Им трижды: «Истинно говорю вам: они уже получают награду свою» (ст. 2, 5,16). Это значит, что или «они уже получили свою награду» (и больше ничего не будет) или «они уже достаточно награждены». В греч. переводе применено здесь слово apecho[142]. Это слово часто употреблялось в те времена, когда речь шла о выдаче денежной расписки. По словам профессора Таскера, оно означает, что «все уже выплачено сполна»[143].

Христианин же, с другой стороны, поскольку он дает милостыню, молится и постится в тайне, не ожидает и не получает никакой награды от людей. Но Иисус обещал, что его наградит Небесный Отец. Кстати, в Евангелии от Матфея прямо так и сказано: «Воздаст тебе явно» (то есть открыто). Сравнение проводится не между тайным деянием и публичным вознаграждением, но между людьми (которые ничего не видят и никоим образом нас не вознаграждают) и Богом (Который делает и то и другое). Три раза Иисус подтверждает это: «Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (ст. 4, 6, 18). Некоторые христиане в ужасе отшатываются от этих слов. Они заявляют, что никакой награды им не надо, и даже отмахиваются от.

Господня обетования. Однако последователи Христа не вправе так своевольно распоряжаться учением своего Господа и Наставника. Если уж Иисус это сказал, то можно быть уверенными, что так оно и будет. Но вот что именно Он имел в виду?

Сложность возникает отчасти из–за слова «явно» — перед глазами сразу встает церемония публичного награждения где–нибудь в школе или институте, где все нам хлопают, — и отчасти из–за слова «награда» — нам представляется серебряный кубок, одобрительные хлопки по спине или конверт с деньгами; что–то другое нам очень сложно себе представить. Что же это за награда? Контекст не позволяет нам заключить, что ее будут вручать на некоей грядущей церемонии. Поскольку лицемер получает свое вознаграждение здесь и сейчас, я склонен считать, что и христианин тоже получит ее уже в настоящем. Разве такой наградой не может быть немедленное духовное благословение? Воистину щедры Божьи вознаграждения тем, кто искренне творит дела благочестия. Они втайне раздают милостыни и вместе с Богом тихо радуются удивительному открытию: оказывается, «блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20:35). Они молятся в уединенном месте и встречают там Бога, Который является, чтобы насытить их всеми благими дарами, освежить их дух и обновить их силу. Они постятся, никому об этом не говоря, и вознаграждены за это все возрастающей крепостью воздержания, а также радостью, покоем и свободой, которые и есть плоды воздержания.

Современное фарисейство и средство избавления от него

Теперь мы вполне оценили резкий контраст, который Иисус проводит в Нагорной проповеди между фарисейской и христианской набожностью. Они принимают различные формы (явную и тайную), руководствуются разными мотивами (стремлением прославить себя и желанием Божьей славы) и получают разные вознаграждения (людские аплодисменты и Божьи благословения). Ничто другое не смогло бы так явно показать, насколько глубоко пускает корни это ложное, фарисейское стремление искать славы человеческой прежде славы Божьей. Если оно не давало им покаяться, мешало их свидетельству и искажало их поведение на людях, то, кроме всего этого, оно полностью разрушало их личное благочестие.

Тот же самый фарисейский дух преследует всех детей Адама и сегодня. Легко критиковать современников Христа, не замечая при этом постоянных проявлений тщеславия в нас самих. Уж очень глубоко засела в нашей греховной сущности эта жажда людской похвалы. Скорее всего, это дьявол так исковеркал одну из основных психологических потребностей человека: быть нужным и быть любимым. Мы жаждем аплодисментов, искусно напрашиваемся на комплименты, добиваемся своего с помощью лести. Нам нужны человеческие рукоплескания; нам недостаточно нынешнего Божьего одобрения или Его слов в последний день: «Хорошо, добрый и верный раб!» Однако, как сказал об этом Кальвин: «Есть ли что более безумное, нет, даже более тупое, нежели предпочитать Божьему суду ничтожное людское восхищение?» [144].

По всей видимости, Иисус хочет сказать нам, что избавиться от тщеславия можно только в том случае, если мы признаем в нем форму идолослужения. «Друг от друга принимаете славу, — сказал Он Своим современникам–иудеям, — а славы, которая от Единого Бога, не ищете» (Ин. 5:44). Здесь Он намеренно и со значением называет Своего отца «Единым Богом». Этим самым Он говорит, что принимать «славу» как должное и давать ее по праву может лишь один Бог. Слава (или хвала) принадлежит только Богу и искать славы можно только у Него, именно потому, что Он — Бог. Как только мы это осознаем — осознаем, что слава всегда является Божьей, что только Он раздает ее и принимает, — для нас тут же станет очевидной та истина, что заменять Бога человеком в любом случае будет идолопоклонством. Это значит отнимать у Бога по праву принадлежащую Ему славу и самовольно наделять ею людей. А этим самым мы практически отрицаем, что Он один есть Бог.

Но почему же Бог является единственным законным обладателем этой славы? Почему лишь Он один может наделять ею других и принимать ее от людей?

Слава принадлежит по праву только Богу, потому что Он — наш Творец. Бог есть источник нашего бытия. Все материальное и духовное творение берет начало от Его воли и силы. Истина о том, что это «Он сотворил нас» (Пс. 99:3), — а не мы сами! — относится и к духовному, и к материальному миру. Сама наша жизнь находится в Его руке. Физически Он «дает всему жизнь, и дыхание, и все». Духовно Он тоже, благодаря Христу, «оживляет, кого хочет» (Деян. 17:25; Ин. 5:21; ср.: Ин. 10:28; 17:2 и т. п.). Поэтому христианин, живущий физически и возрожденный духовно, признает полную зависимость своей души и тела от Господа, дающего жизнь. И он никогда не устает повторять: «Благодатию Божиею есмь то, что есмь» (1 Кор. 15:10). Для него это не простое набожное притворство, но реальный факт. Смирение — это не что иное, как истина.

Исходит слава также только от Бога, ибо Он есть наш Судия. Иисус говорил и об этом: «Я не ищу Моей славы: есть Ищущий и Судящий» (Ин. 8:50). В конечном итоге, все мы ответим только перед Богом и лишь перед Ним нам придется отчитываться за свою жизнь. Значит, к Нему одному нужно идти за всяким оправданием или похвалой. Кроме того, только Он способен рассудить истинно, ибо Он справедлив и милостив, абсолютно нелицеприятен и знает все тайны всех сердец. Таким образом, если мы вдруг начинаем принимать славу от других людей или берем на себя обязанность наделять славой кого–то еще, то тем самым мы самовольно присваиваем себе Божье дело и воздвигаем «человеков» на место Бога–Судии.

Апостол Павел был прекрасным примером человека, искавшего только Божьей славы, то есть славы от Бога. Он научился быть глухим к человеческой лести и критике — не потому, что с самого начала был к ним невосприимчив (это далеко не так), но потому, что знал своего небесного Господа и Судию, перед Которым ему предстояло отчитываться и перед Которым сердце его было подобно открытой книге. Он жил в Божьем присутствии. Неоднократно в своих посланиях он призывал в свидетели Бога. Будучи слугой Христовым и хранителем тайн, открытых ему Богом, Павел знал, что должен оставаться верным своему призванию. Поэтому он и мог сказать: «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. Ибо хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне — Господь. Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1 Кор. 4:1–5; ср.: Рим. 14:1–12).

Каждый грех — это уступка первородному искушению стать подобным Богу. Это бунт против «божественности» Бога, гордое человеческое нежелание самому оставаться лишь человеком и позволить Богу быть Богом. Как сказал об этом Эмиль Бруннер: «Человек хочет оказаться на одном уровне с Богом и тем самым перестать от Него зависеть… Грех — это желание человека стать автономным; поэтому, в своем крайнем выражении, это не что иное, как отрицание Бога , и обожествление самого себя; этим человек избавляется от Господа Бога и провозглашает себя самого верховной властью»[145]. А тщеславие — это грех, больше всего походящий на идолопоклонство, потому что оно, в сущности, отнимает у Бога славу, принадлежащую Ему одному как Творцу и Судие.

Фарисейство внутри нас уступит место христианству только тогда, когда мы смиримся и признаем, что Бог есть Бог — наш Творец и Судия, наше Начало, из которого все мы исходим, и наш Конец, к Которому все мы придем. И тогда мы уже не будем, подобно фарисеям, жить в горизонтальном измерении (ища славы человеческой и воздавая славу «человекам»), но станем жить в измерении вертикальном (признавая, что лишь Бог вправе давать и принимать славу). Мы возлюбим славу Божию более, нежели славу человеческую. Избавившись от бремени и оков себялюбия, мы воистину познаем небесную жизнь на земле, ибо в центре нашей жизни будет вечный престол Божий.

ПОСТСКРИПТУМ: Иисус — Учитель и Господь

Джордж Ингл, уайлесденский епископ, однажды написал о «печальном положении разделенной Церкви», а также о еще более печальном зрелище «разделения… внутри одной поместной церкви». Дальше он добавил: «Преданность Церкви или даже какой–нибудь отдельной группировке внутри нее зачастую становится для нас важнее преданности Христу»[146].

Если бы я думал, что быть евангельским христианином — значит хранить верность «своей» группировке более, нежели Христу, я бы тут же перестал называть себя евангельским христианином. Мне противна уже сама мысль о том, чтобы подчинить Христа какой–либо группировке. Искреннее убеждение евангельского христианина заключается в том, что именно преданность Христу и побуждает его придерживаться евангельских взглядов[147].

В любом случае, именно этой теме и посвящена моя книга. Мы рассмотрели самые главные разногласия Христа с фарисеями и саддукеями и те истины, которые Он в этих спорах отстаивал. Он объяснял заблуждения саддукеев тем, что они не знали силы Божьей. В отличие от фарисеев, Он утверждал, что источником авторитета для нас должно быть только Божье Слово, без человеческих преданий, а принять нас в Свое присутствие Бог может только по Своей милости, без каких–либо заслуг с нашей стороны. Он учил, что нравственность и поклонение, угодные Богу, должны исходить из сердца, быть внутренними, а не только внешними. Он подчеркивал, что наш христианский долг — быть в мире, а не устраняться от него, что самым главным нашим жизненным стремлением должны быть поиски не собственной славы, но славы Божьей.

Все это становится очевидным из разногласий Иисуса с религиозными вождями того времени. И каждое из этих разногласий продолжается и по сей день. Ни один из споров до сих пор не прекратился. И перед нами стоит один–единственный вопрос: на чьей стороне окажемся мы? На стороне Христа или Его оппонентов? Каково наше христианство на самом деле? Является ли оно воистину христианским или оказывается только современным вариантом фарисейства или саддукейства?

В связи с этим мне самому во многом помогли некоторые из слов, произнесенных Иисусом во время последней Вечери, как раз после того, как Он омыл ноги Своим ученикам. Возвратившись на Свое место, Он сказал им: «Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то. Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу» (Ин. 13:13,14).

Слова «Учитель» и «Господь» были вежливыми формами обращения в разговоре с раввинами. И апостолы употребляли их, обращаясь к Иисусу Но теперь Он говорит, что по отношению к Нему это были не просто вежливые, почтительные слова: они выражали фундаментальную реальность. В Современном переводе Священных Писаний они переданы так: «Вы называете Меня Господь и Учитель, и вы правы, ибо так оно и есть». Он убеждал их, что действительно является именно тем, кем они почтительно Его титуловали.

Эти стихи раскрывают нам нечто чрезвычайно важное как о Христе, так и о христианах.

Что касается Христа, то здесь мы видим, что Он осознавал Себя Богом. Будучи простым галилейским крестьянином, плотником по профессии и проповедником по призванию, Он называл Себя Учителем и Господином всех людей. Он утверждал, что обладает над ними властью и имеет право говорить им, что они должны делать и во что верить. Этим самым Он явно (хотя и не напрямую) объявляет Себя Богом, ибо ни один обычный человек не может властвовать над умами и волей других людей. Чтобы исключить любые сомнения в истинности его слов, надо подчеркнуть, что, заявляя подобные вещи, Он не проявил ни малейшего признака слабоумия. Напротив, только что встав от ужина, Он перепоясался полотенцем, влил воду в умывальницу, опустился на колени и омыл ноги ученикам (ст. 4, 5). Тот, Кто назвал Себя их Учителем и Господом, смирился и стал им слугой! И именно в этом парадоксальном сочетании господства и служения, власти и смирения, высоких притязаний и кроткого поведения и заключается самое непререкаемое свидетельство того, что (по словам Иоанна в этом отрывке) «Он от Бога исшел и к Богу отходит» (ст. 3).

Во–вторых, те же самые стихи раскрывают нам, каким должно быть правильное отношение христиан к Христу. Они идут к Нему не только как грешники к Спасителю, но и как ученики к Учителю и как слуги к Господину — все это неразрывно связано. Он есть «наш Господь и Спаситель Иисус Христос»[148]. Так что же это значит, когда человек признает Иисуса Учителем и Господом?

Конечно же, все согласны с тем, что Иисус из Назарета был великим Учителем, а многие даже готовы вслед за Никодимом пойти еще на шаг дальше и назвать Его «Учителем, пришедшим от Бога» (Ин. 3:2). Далее, нам ясно, что одной из самых поразительных особенностей Его учения было то, с какой властью Он говорил. Он не спотыкался, не мямлил и не сомневался. Кроме того, Он никогда не говорил предположительно, неуверенно или как будто извиняясь. Нет, Иисус знал, что хотел сказать, и говорил спокойно, просто, непреложно. Именно это производило на людей такое сильное впечатление. Согласно Евангелиям, слушая Его, они «дивились учению Его, ибо слово Его было со властью» (Лк. 4:32; ср.: Мф. 7:28,29; 13:53,54; Мк. 1:22).

Из всего этого можно сделать лишь один логический вывод. Если Иисус, учивший вот так, со властью, действительно был Сыном Божьим, обретшим плоть, то мы должны преклониться пред Его властью и принять Его учение. Мы должны подчинить свои мнения Его взглядам, свое мировоззрение сделать таким, как у Него. Сюда входят и все Его учения. Некоторые из них мы уже рассмотрели в этой книге. Так, например, Он считал Бога Всевышним, Духовным, Могущественным Существом, Творцом, Правителем, Отцом и Царем, а человека — творением, созданным в образе Божьем, но теперь грешным, чье сердце настолько испорчено, что именно из него исходят все его злые помыслы, слова и поступки. Далее, как мы уже знаем, Христос учил, что Писание — это запечатленное Божье Слово, данное нам свыше, являющееся для нас наивысшим авторитетом и более чем достаточное для спасения; и предназначено оно, главным образом, для того, чтобы направить грешника к своему Спасителю, чтобы там и обрести жизнь. Еще Христос учил (хотя мы об этом и не говорили в данной книге) о Божьем суде, похожем на процесс просеивания пшеницы, который начинается уже в этой жизни и заканчивается со смертью. Он подтвердил, что, в конечном итоге, для людей существует только две страшные, вечные альтернативы — ад и рай, — и добавил, что судьбу человека, какой бы она ни была, изменить будет уже невозможно, ибо между адом и раем пролегает огромная пропасть.

Однако эти традиционные христианские истины сегодня ставятся под сомнение. Независимость, вездесущность и личностность Бога; ужасающая греховность человека; богодухновенность и авторитетность Писания; вечная и строгая реальность небес и преисподней — все это (и многое другое) не только подвергается сомнениям, но нередко и вовсе отвергается. Мы же утверждаем, что ни один человек, выбросивший эти простые евангельские истины за борт своей жизни, уже не может по–прежнему называть Иисуса «Учителем».

Были на земле и другие религиозные наставники, пусть и имевшие меньший авторитет, чем Иисус. Но Иисус пошел дальше всех, назвав Себя еще и Господом. Учитель наставляет своих учеников. Он может даже призывать их следовать его учению. Однако он не может приказать им согласиться с ним и уж, конечно, не имеет права требовать послушания. Однако все это делал Иисус, назвавший Себя Господом. «Если любите Меня, — говорил Он, — соблюдите Мои заповеди»; «Кто любит отца или мать… сына или дочь более, нежели Меня, недостоин Меня» (Ин. 14:15; Мф. 10:37). Он требовал от Своих учеников наивысшей любви и преданности, ни больше, ни меньше.

Итак, христиане видят в Иисусе Христе и своего Учителя, и своего Господа. Своего Учителя, наставляющего их в истине, и своего Господа, повелевающего ими. Мы гордимся тем, что не только учимся у Него, но и являемся Его слугами. Мы признаем Его право налагать на нас Свои требования и обязательства: «Если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу» (Ин. 13:14). Нам нужно принять от Господа Иисуса это слово «должны». Мы желаем не только подчинить свой разум Его учению, ной пленить свою волю в послушание Ему. А ведь именно этого Он и ожидает: «Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего» (Ин. 13:16). Поэтому Он призывает нас принять Его стандарты, которые полностью противоположны мирским, и измерять величие не успехом, но служением, не самовозвеличиванием, но самопожертвованием.

Поскольку мы с вами — греховные, самолюбивые люди, эта часть христианского ученичества кажется нам трудной. Нам нравится иметь собственные мнения (особенно если они не такие, как у всех) и высокопарно разглагольствовать о них перед людьми. Нам также нравится жить своей собственной жизнью, по собственным меркам и идти собственной дорогой. Короче, человек хочет быть сам себе хозяином, сам себе учителем и сам себе господином. Иногда люди защищают такую вот позицию, говоря, что отказаться от независимости в мыслях и мнениях и подчиниться кому–то другому просто невозможно, а даже если бы это и было возможно, то поступать так было бы глупо и ошибочно. Чарли Уотте из рок–группы «Роллинг Стоунз» выразил свое мнение так: «Я против организованной мысли в любой ее форме. Я против… любой организованной религии типа церкви. Я не понимаю, как можно заставить десять миллионов умов верить в одно и то же»[149]. Таково настроение, характерное для сегодняшних дней как в миру, так и в церкви. Это атмосфера самоутверждения и противления любым авторитетам. Нынешние люди не готовы верить во что–либо или что–то делать только потому, что этого потребовал какой–то авторитет. Но что, если этим авторитетом является Христос, а Христова власть — от Бога? Что тогда? Христианин может ответить на это только послушанием, смиренным и радостным, а также полным согласием разума и воли.

А как же мы с вами? Всегда ли мы так поступаем? Проверить себя довольно легко. Кто является нашим авторитетом во всем, во что мы верим и что делаем? На самом ли деле есть то, что мы сами думаем и сами хотим? Или мы полагаемся на то, что написал такой–то и такой–то профессор или сказал такой–то и такой–то проповедник? Или все же верим тому, что сказал Иисус Христос, — либо Сам лично, либо через Своих апостолов?

Может быть, нам и трудно следовать Его учению о Боге и человеке, Писании и спасении, поклонении и нравственности, христианском долге и вечной судьбе, небесах и преисподней. Но неужели мы дерзнем предпочесть наши собственные мнения и мерки Его стандартам и все равно называть себя христианами? Или мы осмелимся сказать, что Он Сам не знал, что говорил, был слабым и небезгрешным Учителем или даже приноравливался к общепринятым взглядам Своих современников, хотя и считал эти взгляды ошибочными? Такие предположения безобразно умаляют славу и честь Божьего Сына.

Конечно же, на нас лежит обязанность усердно исследовать Христово учение, разрешать его непонятные моменты и сложности, пытаться понять его и соотнести с нашими собственными условиями. Но главный вопрос, стоящий перед церковью, можно сформулировать очень и очень просто: является ли Иисус Христос Господом или нет? А если Он — Господь, то является ли Он Господом всего? Господство Христа должно распространяться во все сферы жизни тех людей, которые признали Иисуса Господом, включая их разум и волю. Почему разум и воля должны становиться исключением из Его всевластного правления? Ни одного человека нельзя назвать воистину обратившимся к Христу до тех пор, пока не произойдет его интеллектуального и нравственного обращения. Ни один человек не может обратиться интеллектуально, пока не подчинит свое сознание разуму Господа Христа, а нравственно — пока не подчинит свою волю воле Господа Христа.

Кроме того, такое подчинение является не рабством, но свободой. Или, скорее, это некое добровольное христианское рабство, которое и есть совершенная христианская свобода — свобода от капризов нашего «я» и от модных веяний в мире (и в церкви), свобода от зыбучих песков субъективизма, свобода для нашего разума и воли быть такими, какими задумал их Бог: не бунтующими против Бога, но покоряющимися Ему.

Я точно могу сказать, что Иисус Христос ищет сейчас мужчин и женщин с такими характерами и такого уровня, чтобы они могли серьезно воспринимать Его как своего Учителя и Господа и не просто величали Его этими почетными титулами из вежливости («Что вы зовете Меня: „Господи! Господи!" и не делаете того, что Я говорю?»), но на деле брали на себя Его иго, чтобы научиться от Него и «пленить всякое помышление в послушание Христу» (Лк. 6:46; Мф. 11:29,30; 2 Кор. 10:5).

От нас для этого потребуется, прежде всего, большее усердие в изучении Библии. Невозможно ни верить в Иисуса Христа, ни повиноваться Ему, если не знаешь, чему Он учил. Нынешняя церковь отчаянно нуждается в том, чтобы обычные, рядовые ее члены были гораздо лучше знакомы с Писанием. С какой любовью должен относиться ученик к драгоценному учению такого Учителя!

Кроме того, нам понадобится еще большее смирение для послушания. По своей природе мы терпеть не можем чью–то власть над собой и обожаем независимость. Нам кажется, что иметь собственное, независимое суждение и проявлять независимый дух — это просто замечательно. Да, так оно и есть, если под этим мы подразумеваем, что не хотим быть овцами, слепо идущими вслед за толпой, или тростником, который колышется от всякого дуновения общественного мнения. Однако стремление не зависеть от Иисуса Христа не является добродетелью. На самом деле, это грех, да что там — вопиющий грех для человека, называющего себя христианином. Христианин не вправе не соглашаться с Христом или не повиноваться Ему. Напротив, его величайшее желание состоит в том, чтобы сообразовать и свое мышление, и свою жизнь с учением Христа.

А разумность этого христианского подчинения заключена в уникальности нашего Учителя. Если бы Иисус Христос был простым человеком, было бы просто нелепо вот так покорить Ему свой разум и волю. Но поскольку Он — Сын Божий, то будет вопиющим грехом, если мы этого не сделаем. Слушаться Его велят нам и простой христианский долг и обыкновенный здравый смысл.

Я верю, что Иисус Христос обращается к церкви наших дней с теми же самыми словами: «Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то» (Ин. 13:13). Я молюсь о том, чтобы, выслушав Его слова, мы не захотели бы только из вежливости называть Его этими почетными титулами, но возжелали бы воздать Ему всю славу — своей смиренной верой и послушанием от всего сердца.


Список сокращений

Abbott The Documents of Vatican //edited by Walter М. Abbott and J. Gallagher (Chapman, 1966).
AV English Authorized Version (King lames), 1611.
Carus Memoirs of the Life of the Rev. Charles Simeon edited by William Carus (Hatchard, 1847).
Coulson Science and Christian Belief"by С. А. Coulson (OUP, 1955; Fontana, 1958).
Cranfield The Gospel according to St. Mark (Cambridge Greek Testament). Commentary by С. Е. В. Cranfield (CUP, 1959).
Edersheim The Life and the Times of Jesus the Messiah by Alfred Edersheim. 2 vols. (Longmans, 1883).
Farrar The Life of Christ by F. W. Farrar (Cassel, 1874).
JB Jerusalem Bible (Darton, Longman and Todd, 1966).
JBP The New Testament in Modern English. А translation by J. В. Phillips (Bles and Collins, 1958).
Josephus The Works of Flavius Josephus incorporating both The Wars of the Jews (AD 77–78) and The Antiquities of the Jews (с. AD 94). Translated by William Whiston (1737).
Moulton and Milligan The Vocabulary of the Greek New Testament by J. Н. Moulton and G. Milligan (Hodder and Stoughton, 1930).
NEB The New English Bible: New Testament (Oxford and Cambridge, 1961).
RSV American Revised Standard Version, 1946–52.
Scott Article 'Pharisees' by Hugh М. Scott in Hastings' Dictionary of Christ and the Gospels (Clark, vol. II, 1908, pp. 351–356).
Swete The Gospel according to St. Mark. Commentary by Н. В. Swete (Macmillan, 1898).

Примечания

1

Честертон Г. К. Ортодоксия. М: Политиздат, 1991. Гл. III.

2

Heralds ofGorfby James S. Stewart (Hodder, 1946), р. 210.

3

Autobiography by G. К. Chesterton (Hutchinson, 1937), pp. 223,224.

4

Letters of С. S. Lewis edited by W. Н. Lewis (Bles, 1966), р. 267.

5

Это происходит, однако, только на Западе. В других местах, например в Индонезии, в некоторых областях Центральной и Южной Америки, сегодня наблюдаются поразительные действия Святого Духа, обращающего людей к вере и взращивающего церкви.

6

Quotations from Experiences by А. Toynbee (OUP, 1969) published in The Times of 5 April 1969.

7

В результате условия членства теперь звучат следующим образом: «Всемирный совет церквей — это общность церквей, исповедующих Господа Иисуса Христа Богом и Спасителем, согласно Священному Писанию, и, следовательно, стремящихся вместе исполнить свое общее призвание во славу единого Бога, Отца, Сына и Святого Духа».

8

Clark F. Eucharistic Sacrifice and the Reformation. Darton, Longman and Todd, 1960.

9

Ibid., р. 509.

10

Ibid., р. 511.

11

Ibid., р. 522.

12

These quotations are taken from 'The «Credo» of the People of God' as recorded in The Tablet of 6 Iuly 1968, pp. 681–683.

13

These quotations are taken from 'The «Credo» of the People of God' as recorded in The Tablet of 6 Iuly 1968, pp. 681–683.

14

These quotations are taken from 'The «Credo» of the People of God' as recorded in The Tablet of 6 Iuly 1968, pp. 681–683.

15

J. Gresham Machen in Christianity and Liberalism (Macmillan, 1923), Eerdmans edition (1960), р. 1, quoting from Dr Francis L. Patton's introduction to William Н. Johnson's The Christian Eaith Under Modern Searchlights (1916).

16

Quoted by Latimer, Works, Parker Society Edition (CUP, 1844–45), vol. l,р. 361.

17

Works (St. Louis edition), Х. 370.

18

Works (Weimar edition), 10.3,354.4.

19

Ibid., 33.11.

20

А Commentary on St. Paul's Epistle to the Galatians, based on lectures delivered by Martin Luther in 1531 and published in 1535 ('Middleton edition' 1575, revised, James Clarke, 1953), р. 395 (on Gal. 4:12).

21

Galatians, р. 217, 482.

22

Galatians, р. 217 ( on Gal. 3:5) и р. 482 (on Gal. 5:13).

23

Эразм также упоминал о термине «евангельские христиане», Добавив вскользь к одному из предложений: «Ибо так они любят называть себя». Поэтому неудивительно, что в 1535 году правитель Саксонии употребил слово «евангельский» как противоположность термину «эразмов», чтобы отделить истинных реформатов от христианских гуманистов.

24

Он отказался от этой доктрины лишь в 1546 году.

25

Miscellaneous Writings and Letters of Thomas Cranmer, Parker Society Edition (CUP, 1846), pp. 342–344.

26

Именно потому, что слово evangelisch означает либо «протестант», либо «лютеранин», в Германии для обозначения христианина, придерживающегося евангельского богословия, некоторые начинают пользоваться другим словом — не evangelisch, а evangelikal.

27

Из обращения к Сообществу служителей евангельских церквей 20 марта 1961 г. Опубликовано под названием «Богословские трудности современного евангельского христианства» ("Theological Challenges to Evangelicalism Today ").

28

Positive Preaching and the Modern Mind by Р. Т. Forsyth (Independent Press, 1907Л р. 60.

29

Works, III (Oxford, 1843), р. 26.

30

А Commentary on St. Paul's Epistle to the Galatians (James Clarke, 1953), р. 53.

31

Works, vol. I, р. 30f.

32

Ibid., vol. II, р. 1034.

33

В 1958 году в ознаменование своего юбилея Библейский Институт в Лос–Анджелесе выпустил двухтомник, озаглавленный «Основы сегодняшнего дня» ("The Fundamentals for Today"). Это издание включает в себя все первоначально выпущенные шестьдесят пять брошюр, пересмотренные и отредактированные Комитетом во главе с д–ром Чарлзом Л. Файнбергом.

34

Article 'Pharisees' by Hugh М. Scott in Hastings' Dictionary of Christ and the Gospels (vol. II, 1908), р. 351.

35

From The Works of Flavius Josephus, translated by William Whiston (1737): The Antiquities ofthe Jews xviii.l .3,4 and The Wars of the Jews ii.8.14.

36

В качестве дальнейших примеров живого применения запечатленного откровения ср. Мк. 12:26 («…разве не читали вы… как Бог сказал ему» [т. е. Моисею]) с Мф. 22:31 («…не читали ли вы реченного вам Богом?»).

37

Саддукеи процитировали закон, по которому деверь должен был «восстановить семя [т. е. родить детей] брату своему» (Мк. 12:19). Здесь употреблен греческий глагол, который означали также «воскресение». Вполне возможно, саддукеи хотели подчеркнуть, что сами они верили лишь в одно воскресение — жизнь в потомстве: после смерти человек живет в своих детях.

38

Откровение Bapyxa 49:2,3 и 50:1,2.

39

The Gospel of Luke (The Century Bible). Commentary by Е. Earle Ellis (Nelson, 1966), р. 236.

40

Quoted by Professor С. А. Coulson in Science and Christian Belief (OUP, 1955), Fontana edition (1958), pp. 32, 33.

41

Coulson, р. 41.

42

Ibid., р. 27.

43

Religion without Revelation by J. Huxley (Ernest Benn, 1927), р. 12.

44

Science and Christian Faith Today by Donald М. Mac Kay (Falcon, 1960), pp. 3, 5.

45

Religion without Revelation (1927), 2nd edition (Parrish, 1957), р. 58.

46

Coulson, pp. 35, 44.

47

Ibid., pp. 103, 104.

48

О том, какое предназначение было у чудес, совершенных Христом через апостолов, см., напр.: 2 Кор. 12:12; Евр. 2:3,4.

49

The expression is Dr J. I. Packer's. It occurs in Guidelines (Falcon," 1967), pp. 22, 23.

50

Article Х, Of Free Will.

51

Letters of С S. Lewis edited by W. Н. Lewis (Bles, 1966), р. 170.

52

Josephus, Antiquities xiii. 10.6.

53

The Life and Times of Jesus the Messiah by А. Edersheim (Longmans, 1883), vol. II, р. 15.

54

Quoted in The Epistle of Paul to the Galatians (Tyndale New Testament Commentaries). Commentary by Alan Cole (Tyndale Press, 1965), р. 50.

55

Edersheim, vol. II, pp. 9, 10.

56

See The Inspiration and Authority of the Bible by В. В. Warfield (Presbyterian and Reformed Publishing Company, 1948), chapter VII (pp. 299–348), from an article published in 1899.

57

The Greek Testamentby Henry Alford (Rivington, 1849–61).

58

The Gospel according to St. Mark (Macmillan, 1898). Comment on Mk. 7:7.

59

Edersheim, vol. II, р. 15.

60

Swete. Comment on Mk. 7:3.

61

Edersheim, vol. II, р. 19.

62

Ibid., pp. 20,21.

63

Ibid., р. 20.

64

The Gospel according to St. Mark (Cambridge Greek Testament). Commentary by С. Е. В. Cranfield (CUP, 1959), pp. 233, 236.

65

Quoted by Swete in his comment on Mk. 7:9.

66

Я не пытаюсь сделать из Библии идола. Я употребляю этот термин в одном из его общепринятых словарных значений («обладающий божественными качествами, добродетелью или силой»), особо указывая божественное происхождение Библии как запечатленного слова Божьего.

67

The Creeds of Christendom by Philip Schaff (6th edition, Harper, 1931), vol. II, р. 80.

68

Cranmer, Works, I, р. 52.

69

Sermons of Hugh Latimer, Parker Society Edition (CUP, 1844), pp. 70, 71.

70

The Documents of Vatican II edited by Walter М. Abbott and J. Gallagher (Chapman, 1966), pp. 125, 126.

71

Abbott, р. 107.

72

Ibid., р. 117, note.

73

Ibid., р. 115, note.

74

Ibid., р. 132.

75

The Lambeth Conference 1958(SPCK, 1958), part 2, р. 5.

76

The Progress of Dogma, Hodder and Stoughton, 1901.

77

Chapter IV, 'The Tradition' (1953) in The Early Church by Oscar Cullmann (SCM Press, 1956), pp. 79, 80.

78

О том, как Иисус отверг неверное толкование Писаний книжниками, читайте в Мф. 5:21–48; комментарий к этим стихам вы найдете в главе 5.

79

The Revised Version, The Revised Standard Version, New English Bible, New International Version. [См. также: Современный перевод библейских текстов (Москва, 1993), издания «Книга Жизни» (Москва, 1992) и «Слово жизни» (Москва, 1994), Новый Завет в современном переводе. — Примеч. пер.)

80

О такой уверенности, которую иудеи черпали в простом обладании священными знаниями, см.: Рим. 2:17–20.

81

The Gospel of John (The Expositor's Greek Testament). Commentary by М. Dods (Hodder and Stoughton, 1897), adloc.

82

Dr J. I. Packer in an article on the sacraments published in Church Gazette, September/October 1962.

83

Tyndale Press, 1946.

84

Scott, р. 352.

85

Ibid., р. 353;cf.Jn. 7:49.

86

Ibid., р. 354. The references are Psalms of Solomon 9:7–15; 13:9; 14:1–6.

87

Edersheim, vol. I, р. 540.

88

Ibid., vol. II, р. 292.

89

Ibid., vol. II, р. 291.

90

Ibid., vol. II, р. 290.

91

Ibid., vol. I, р. 540.

92

Для ознакомления с новозаветным учением о «заместительной» смерти Христа, о том, что Он умер вместо нас и принес нам жизнь Своею смертью и благословение тем, что стал за нас проклятием, оправдание тем, что был осужден вместо нас, см., напр.: 2 Кор. 5:14,15 и 18–21; Гал. 3:10, 13,14; Рим. 8:1, 3; 1 Пет. 2:24.

93

Definition of Justification, chapter xxxiii.

94

Это выражение заимствовано из Службы крещения Англиканской церкви, 1662 г.

95

Chapter XXVIII, Of Baptism, 5.

96

Catholicity, А Study in the Conflict of Christian Traditions in the West, being а Report presented to Archbishop Fisher (Dacre Press, 1947), pp. 22–25.

97

Quoted from Christendom, а quarterly review, Autumn 1936 by J. К. van Baalen in The Chaos of Cults (Pickering and Inglis, 1957), р. 352.

98

Commentary on Galatians (James Clark, 1953), р. 143.

99

From the 'Homily on Salvation' (1547) in Book of Homilies and Canons, pp. 25, 26. Cf. Article XI, Of the Justification of Man: 'We are accounted righteous before God, only for the merit of our Lord and Saviour Jesus Christ by Faith, and not for our own works ordeservings: wherefore, that we are justified by Faith only is а most wholesome Doctrine, and very full of comfort…

100

Abbott, р. 667.

101

Ibid., pp. 538, 539. From the Decree on the Ministry and Life of Priests.

102

Cams, pp. 651, 652.

103

Honest to God by J. А. Т. Robinson (SCM Press, 1963), р. 114.

104

Scott, р. 351.

105

Ibid., р. 354.

106

Ibid., р. 351.

107

Edersheim, vol. II, pp. 9–14.

108

In Citizen and Churchman, р. 74, quoted by F. D. Coggan in his 'The New Testament Basis for Evangelism', а paper contributed to Evangelicals Affirm (Church Book Room Press, 1948), р. 23.

109

Knots Untiedby Bishop J. С. Ryle (Thynne, 1871), pp. 4, 5.

110

Cranfield, р. 244.

111

Scott, р. 354.

112

Quotations from J. А.Т. Robinson's Honest to God (SCM Press, 1963), pp. 114–119.

113

Honest to God, р. 118; cf Christian Morals Today, р. 42.

114

Honest to God, р. 115.

115

Отсюда контраст между «законом» и «благодатью» в Рим. 8:3: «Как закон… был бессилен, то Бог… ».

116

The True Bounds of Christian Freedom (1645) quoted by Е. F. Kevan in Keep His Commandments (Tyndale Press, 1964), pp. 28, 29. And see chapter XIX.5, 6 of the Westminster Confession for its clear statement of the permanent, binding authority of the moral law.

117

Expository Thoughts on the Gospels (Hodder and Stoughton, 1856). Comment on Jn. 18:28.

118

Quoted by John S. Bonnell in The Practice and Power of Prayer (Westminster Press, Philadelphia, 1954), р. 85.

119

Флп. 3:3; Наиболее надежные рукописи поддерживают именно такое чтение, а не «служащие Богу духом»; в греческом оригинале различие состоит в одной или двух буквах.

120

О том, как израильтяне брали в жены чужеземных женщин и отдавали своих девушек в жены иностранцам, тем самым «смешав семя святое с народами иноплеменными», см. 1 Езд. 9 и 10.

121

For the full details see Edersheim, vol. I, pp. 311, 312. Cf Also an early description of а Pharisee as 'one who separates himself from all uncleanness and from unclean food and from the people of the land who are not scrupulous in the matter of food' (article 'Pharisees' by D. Eaton in Hastings' Dictionary of the Bible, Clark, 1898–1904, vol. Ill, р. 826).

122

The Life ofChristby F. W. Farrar (Cassell, 1874), р. 448.

123

Farrar, р. 196.

124

В Мф. 9:9 Левий назван Матфеем, а в 10:3 он назван «Матфеем мытарем».

125

The Synoptic Gospelsby С. G. Montefiore (London, 1927), vol. I, р. cxviii and vol. II, р. 520. Quoted by S. С. Neill in Christian Faith Today (Pelican, 1955), р. 165.

126

Edersheim, vol. II, р. 253.

127

Revolution in а City Parish by Abbe G. Michonneau (Blackfriars, 1949), р. 21.

128

Quoted by R. Kenneth Strachan in The Inescapable Calling (Eerdmans, 1968), pp. 97–98.

129

From The Witness of the Congregation in its Neighbourhood, being the report of Section 111 of the meeting of the Commission on World Mission and Evangelism at Mexico, published in Witness in Six Continents edited by R. К. Orchard (Edinburgh House Press, 1964), р. 157.

130

Missions In The Modern World (Patmos Press, 1968), pp. 12, 13

131

Dialogue with the World by J. G. Davies (SCM Press, 1967), pp. 13, 14.

132

Quoted by Carl Henry in Evangelicals at the Brink of Crisis (World Books, 1967), р. 74.

133

The Uppsala Report /96<?edited by Norman Goodall (World Council of Churches, 1968), pp. 317, 318 and 320.

134

Witness in Six Continents, pp. 151, 158.

135

Homilies and Canons (SPCK, 1914), pp. 25, 26. The Homilies were first published in 1547.

136

Ridley's/I Piteous Lamentation in his Works, р. 52. Cranmer's Defence of the True and Catholic Doctrine of the Lord's Supper, 1550, in his Works (Thynne, 1907), Book V, ch. I, р. 232.

137

The Man God Masteredby Jean Cadier, translated by О. R. Johnston ( IVF, 1960), р. 176.

138

Letter to the Editor of the Christian Observer in 1803. This and the following quotation appear in John Venn and the Clapham Sect by Michael Hennell (Lutterworth, 1958), pp. 262, 263.

139

Sermons, vol. Ill, р. 192.

140

Имеются в виду две небольшие (ок. 2,5 см) коробочки кубической формы, одну из которых носили на лбу, а другую на левой руке. Внутри хранились четыре кусочка пергамента с написанными на них цитатами из закона.

141

The Synoptic Gospels (The Expositor's Greek Testament). Commentary by А. В. Bruce (Hodder and Stoughton, 1897). Comment on Mt. 6:1.

142

See examples of this use of apecho from the papyri and ostraca, given by Moulton and Milligan.

143

The Gospel According to St. Matthew (Tyndale New Testament Commentaries). Commentary by R. V. G. Tasker (Tyndale Press, 1961), р. 71.

144

The Gospel According to St. John. Comment on Jn. 12:43.

145

Dogmatics, //(Lutterworth Press, 1952), pp. 92, 93.

146

The Lord's Creed (Collins, 1964), pp. 9, 10.

147

Every evangelical could echo Charles Simeon's statement of his own position: 'As for names and parties in religion, he equally disclaims them all: he takes his religion from the Bible; and endeavours, as much as possible, to speak as that speaks' (Carus, р. 178).

148

Этот полный Его титул несколько раз встречается в Новом Завете. См., напр.: 2 Пет. 1:11; 3:18.

149

Reported in The Guardian, 19 October 1967.

Стотт Джон