Крестный путь

Хосе-Мария Эскрива КРЁСТНЫЙ ПУТЬ

Предисловие


Проникни в раны Христа Распятого1.

Когда духовные дети отца Хосемарии Эскривы просили у него совета, как построить внутреннюю жизнь, ему было достаточно передать им свой собственный опыт, указав путь истинного служения Богу, по которому он шел всю свою жизнь и который привел его к высочайшей духовности. Его любовь ко Христу всегда была реальностью – осязаемой, прочной, сердечной, сыновней, вдохновляющей.

Основатель Opus Dei постоянно и с неотразимой убедительностью внушал, что христианская жизнь заключается в стремлении следовать за Христом – в этом ее секрет. И добавлял: «Сопровождать Его так близко, чтобы жить с Ним, как те первые двенадцать; так близко, чтобы уподобиться Ему»2. Поэтому он всегда советовал неустанно размышлять над страницами Евангелия, и те, кто имел счастье слушать его объяснения отдельных эпизодов из жизни Христа, видели их реальными, живыми, учились входить в события как их участники.

Среди всех евангельских повествований отец Эскрива особенно подробно и любовно говорил о смерти и воскресении Христовых. Здесь, как и в других важнейших местах, он всегда обращал внимание на Богочеловечество Христа, Который своим страстным желанием приблизиться к каждому из нас открыл наши души со всей их человеческой немощью и божественным сиянием. «Поэтому, – говорил он, – я всегда советую читать книги, посвященные Страстям Господним. Эти писания, полные искреннего сострадания, заставляют вспомнить о Сыне Божием – Человеке, как и мы, и истинном Боге, Который любит и Который страдает в теле Своем во имя избавления мира»3.

Христианин по-настоящему обретает зрелость и становится сильным рядом с Христом и Марией, Его Матерью.

Свое видение сцен Голгофы основатель Opus Dei воплотил в книге «Крестный путь».

Он хотел бы, чтобы эта книга стала опорой во время сокровенных раздумий над Страстями Господними, но никогда и никому не навязывал ее как текст для «упражнений в христианской набожности». И это – благодаря его великому уважению к свободе совести каждого и к внутренней жизни каждой души. Ни одному из своих сынов он не препятствовал в поиске собственного пути, ведущего к той высокой духовности, которая неотделима от Opus Dei.

Это новое, посмертное издание произведения отца Эскривы, как и прежние, призвано помочь в молитве, чтобы с помощью Божией пробудить в душе раскаяние – любовь-страдание, и с ним – благодарность Господу, Который искупил нас Своей кровьюЧ. С этой целью в книгу включены «Страницы раздумий», взятые из проповедей и бесед отца Эскривы, в которых он стремился говорить только о Боге и ни о чем кроме Бога.

«Крестный Путь» – не скорбное повествование. Отец Эскрива много раз повторял, что корни христианской радости имеют форму креста. И если Страсти Господни – путь скорби, то одновременно они и дорога надежды, и победа. В одной из своих проповедей он сказал: «Думай о том, что Бог хочет видеть тебя в радости, и что если ты со своей стороны приложишь все силы, то будешь счастливым, очень счастливым, счастливейшим из всех, хотя ни на секунду не оставит тебя твой Крест.

Но этот Крест – уже не эшафот, а трон, на котором царствует Христос. И рядом – Его Мать – наша Мать. Богоматерь пошлет тебе силы, в которых ты нуждаешься, чтобы с решимостью следовать по стопам Ее Сына»5.

Альваро дель Портильо.

Рим, 14 сентября 1980 г.

Праздник Воздвижения Креста Господня.

Господь мой и Бог мой,

Под вселюбящим взглядом Матери нашей.

Мы готовы сопровождать Тебя.

По пути страдания,

Ставшего жертвой за нас и искуплением нашим.

Хотим выстрадать все то, что выстрадал Ты, Вручить Тебе наши грешные, но сокрушенные сердца, Ибо Ты, безвинный умрешь за нас, – Бесконечно виновных.

Матерь моя, Дева скорбящая,

Помоги же и мне пережить те горькие часы, Которые твой Сын решил провести на земле, Чтобы мы, слепленные из глины, Воскресли, наконец, In libertatem gloriae filiorum Dei – В свободе славы сынов Божиих.

Стояние первое.

Христа приговаривают к смерти Минуло уже десять часов утра. Процесс подходит к концу, а доказательств вины нет.

Судья, зная, что враги выдали Его из зависти, предлагает нелепый выход: выбрать между Вараввой – преступником, обвиняемым в краже и убийстве, и Иисусом, назвавшимся Христом. Народ выбирает Варавву. Пилат восклицает:

– Что же я сделаю Иисусу? (Мф 27, 22).

Все отвечают:

– Да будет распят!

Судья упорствует:

– Какое же зло сделал Он?

Снова в ответ неистовые вопли:

– Распни Его! Распни Его!

Пилат пугается усиливающегося волнения толпы. Он посылает принести воды и умывает руки на глазах у народа, говоря: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы (Мф 27, 24).

После того как Христос был подвергнут бичеванию, Его передали для распятия.

Замолкли разъяренные глотки. Наступила тишина. Такая тишина, как если бы Бог был уже повержен.

Иисус один. Позади остались те дни, когда Слово Богочеловека дарило свет и вселяло надежду в сердца людей, те толпы больных, исцеленных Им, то ликование, когда с триумфом входил Господь в Иерусалим, сидя на кротком ослике. Если бы люди уже тогда захотели откликнуться на любовь Божию! Если бы ты и я уже тогда познали день Господень!

Страницы раздумий.


1


Иисус молится в саду: Pater mi! Отче Мой! (Мф 26, 39) Abba, Pater! Авва Отче! (Мк 14, 36). Бог есть мой Отец, хоть и послал мне страдания. Он глубоко любит меня, хоть и причиняет мне боль. Иисус страдает, чтобы выполнить Волю Отца. А я, жаждущий исполнить Священную Волю Божию, следуя дорогой Учителя, – смогу ли стиснуть зубы, если страдания будут сопровождать меня в пути?

Верным знаком моего богосыновства будет, если Ты поступишь со мной как со Своим Сыном. И тогда, как и Он, я смогу стонать и плакать в одиночестве моей Гефсимании и, распростершись на земле, осознавая ничтожество свое, воззвать ко Господу из глубины души: Отче мой! Авва Отче… Да будет так!


2


Арест – venit hora: ессе Filius hominis tradetur in manus peccatorum; пришел час; вот, предается Сын Человеческий в руки грешников (Мк 14, 41). Значит, и у грешника есть свой час? Да, как и у Бога – вечность!

Цепи Иисуса! Цепи, которыми Он позволил сковать Себя, свяжите и меня, заставьте терпеть вместе с моим Господом, ведь ради этого уничижается мое смертное тело…

Почему? Третьего не дано – или я отвергну его, или оно развратит меня. Лучше быть рабом Господа, чем рабом своего тела.


3


Во время «суда» Iesus autem tacebat; Иисус молчал (Мф 26, 63). Затем Он отвечает на вопросы Каиафы и Пилата… С Иродом, непостоянным и развратным, – ни одного слова (Лк 23, 9): грех сладострастия развратил его так, что не услышать ему голоса Спасителя.

Если борешься за правду с такими, как он, молчи и молись, укроти плоть и жди.

Ведь и в душах, которые кажутся безвозвратно потерянными, до последнего мгновения сохраняется способность полюбить Бога.


4


Все готово для объявления приговора. Пилат издевается: ессе rex vester! се, Царь ваш! (Ин 19, 14). Иудеи отвечают в ярости: нет у нас царя, кроме кесаря (Ин 19,


15).


Господь! Где Твои друзья? Где сподвижники? Они оставили Тебя. Бегство, которое длится вот уже двадцать веков… Все мы бежим от Креста, Твоего Святого Креста.

Кровь, скорбь, одиночество, неутолимый голод душевный – вот спутники твоего «царства».


5


Ecce Homo! Се, Человек! (Ин 19, 5). Сердце сжимается, созерцая Богочеловечество истерзанного Господа.

Его спросят: отчего же на руках у тебя рубцы?

И он ответит: оттого, что меня били в доме любящих меня (Зах 13, 6).

Смотри на Иисуса. Каждый клок Его одежды – это укор, каждый удар плетью – основание для раскаяния в твоей и моей обидчивости.

Стояние второе.

Иисус несет Крест Северо-западнее Иерусалима, недалеко от города, есть небольшой холм: на арамейском он называется Голгофа; locus Calvariae – Лобное место – на латыни.

Смиренно идет Иисус на казнь, к которой Его приговорили. Ни один не пожалел Его, и упала на плечи тяжесть позорного креста. Но любовь сделает этот Крест престолом царства Его.

Жители Иерусалима и чужестранцы, пришедшие сюда на Пасху, теснятся на улицах города, по которым проходит Иисус из Назарета, Царь иудейский. Толпа гудит, затихая лишь на короткие мгновенья – каждый раз, когда Христос поднимает глаза и останавливает взор Свой на ком-либо:

– Если кто хочет идти за Мною, возьми крест сбой, и следуй за Мною (Лк 9, 23).

С какой любовью обнял Иисус деревянный крест, от которого Он примет смерть!

Разве не правда, что когда ты перестаешь бояться Креста или того, что люди называют крестом, когда поручаешь свою волю Воле Божией, ты обретаешь счастье и освобождаешься от озабоченности, физических и моральных страданий?

Воистину легок и сладок Крест Иисуса. Под ним не придаешь значения боли. Одно важно: радость от сознания, что мы – соспасители со Христом.

Страницы раздумий.


1


Готовится кортеж… Иисус – под градом насмешек и издевок, летящих отовсюду. Он, Который шел по миру, делая добро и исцеляя от болезней (ср. Деян 10, 38).

Теперь Его, Иисуса, учителя добра, вышедшего навстречу тем, кто так от Него далек, отправят на эшафот.


2


Кортеж снарядили праздничный, процессию устроили пышную. Долгой и безжалостной пыткой хотят увенчать судьи свою победу.

Смерть Иисуса не будет мгновенной… Она будет долгой, но только для того, чтобы боль и любовь слились в ней со всемилостивой Волей Отца. Ut facerem voluntatem tuam, Deus meus, volui, et legem tuam in medio cordis mei; Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце (Пс 40(39), 9).


3


Чем глубже познаешь Христа, тем сильнее ощутишь Его покровительство, которое даст тебе силы на земле и вечное блаженство.

Но нужно решиться вверить себя выбранному пути: с Крестом на плечах, улыбкой на устах, со светом в душе.


4


Внутренний голос говорит: «Тяжело же ярмо, которое ты добровольно взвалил на себя!». Это голос дьявола, тяжесть твоей гордыни.

Проси у Господа смирения и тогда поймешь слова, сказанные Иисусом: Iugum enim meum suave est, et onus meum leve; Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф 11, 30), которые вольно я трактовал бы так: Мое ярмо – это свобода, Мое ярмо – это любовь, Мое ярмо – это единение, Мое ярмо – это жизнь, Мое ярмо – это сила.


5


Бытует одна разновидность страха Креста, Креста Господня: когда Крестом начинают называть любые неприятности, сопровождающие нас в жизни, и не умеют переносить их с чувством сынов Божиих, со взглядом духовным. Вплоть до того, что валят кресты, которые устанавливали по дорогам наши деды!…

Страсти Господни превратили Крест из символа кары в символ победы. Крест есть эмблема Искупления: in quo est salus, vita et resurrectio nostra; через него наше спасение, наша жизнь и наше воскресение.

Стояние третье.

Иисус падает первый раз Крест давит, гнетет своим весом плечи Господа.

Толпа растет. Легионеры уже с трудом сдерживают волнение бушующей массы, которая, как река, вышедшая из берегов, залила улицы и переулки Иерусалима.

Изможденное тело Иисуса шатается под тяжестью огромного Креста. Вселюбящее сердце с трудом, поддерживает жизнь в истерзанном теле.

Справа и слева Господь видит множество людей, бредущих, как стадо овец без пастуха. Он мог бы назвать всех по именам – нашим именам. Среди них есть те, кто отведал Его хлебов и рыб, кто был излечен от болезней, кто внимал Ему у озера, на горе, у входа во Храм.

Страшная боль пронизывает душу Иисуса, и Господь от истощения лишается чувств.

Ты и я не в силах сказать ни слова: ведь мы уже знаем, почему так тяжел Крест Иисуса. Мы оплакиваем свое убожество и черную неблагодарность человеческого сердца. В глубинах души зарождается истинное покаяние, которое спасет нас от греха, одолевающего нас. Иисус упал, чтобы мы восстали – раз и навсегда.

Страницы раздумий.


1


Грустишь?… Ты потерпел поражение даже в этой пустяковой схватке?

Так радуйся! Потому что в следующей, с помощью Божией и нынешним смирением, – победишь!


2


Пока есть борьба, самоотверженная борьба, – есть внутренняя жизнь. Это то, о чем просит нас Господь: проявлять любовь к Нему в делах, даже в малых каждодневных заботах.

Кто превозмог в малом, победит и в большом.


3


«Этот человек умирает. Уже ничего не поделаешь…».

Это было давно, в больнице, в Мадриде. После исповеди, когда священник хотел дать умирающему цыгану поцеловать распятие, тот стал кричать, да так, что нельзя было его успокоить:

– Своим смрадным ртом не могу целовать Господа!

– Ну, а если в скором времени тебе придется обнимать и целовать Его там, на небе?

Видел ли ты когда-нибудь более достойный восхищения образ покаяния?


4


Ты говоришь, но тебя не слушают. А если и слушают, то не понимают. Ты не понят!…

Пусть так. Но, в любом случае, для того твой крест и есть образ и подобие Креста Христова, чтобы ты трудился, не надеясь на понимание. Другие поймут тебя.


5


Сколько людей из тщеславия и пустого воображения мечутся и страдают, но совсем не так, как Христос!

Крест, который ты должен нести – божествен. Оставь суету мелочных переживаний, а если однажды попадешь в эту ловушку, исправься тотчас: тебе для этого достаточно вспомнить, что Он вынес несравнимо больше из любви к нам.

Стояние четвертое.

Иисус встречает Марию, Свою Святую Мать Едва поднявшись после первого падения, Иисус встречает Свою Святейшую Мать у дороги, по которой Он шел.

С безграничной любовью смотрит Мария на Иисуса, и Иисус смотрит на Свою Мать. Их взгляды встречаются, и их сердца вливают друг в друга всю свою боль. Душа Марии наполняется горькой печалью, печалью Иисуса Христа:

Да не будет этого с вами, все проходящие путем! взгляните и посмотрите, есть ли болезнь, как моя болезнь, какая постигла меня…! (Плач 1, 12).

Но никто не заметил, никто не обратил внимания; только Иисус.

Сбылось предсказание Симеона: И Тебе Самой оружие пройдет душу (Лк 2, 35).

В горьком одиночестве Страстей Господних Богоматерь дает Своему Сыну целебный бальзам нежности, единения, верности; полная их слиянность – в воле Божией.

Руками Марии ты и я тоже хотим прикоснуться к Иисусу, утешить Его, подчиняясь всегда и во всем Воле Его Отца, нашего Отца.

Только так познаем сладость Креста Христова и обнимем его со всей силой Любви, победоносно неся его по всем дорогам Земли.

Страницы раздумий.


1


Кто же не заплачет, видя Мать Христа в таких чудовищных муках?

Ее Сын изранен… А мы, малодушные, далеки от Него, мы сопротивляемся Божественной Воле.

Мать и Пресвятая Владычица, научи меня произносить «да» так, как произносишь его Ты, как возвестил Иисус перед Своим Отцом: Non mea voluntas… Не Моя воля, но Твоя да будет (Лк 22, 42).


2


Сколько мелочности! Сколько обид! Во мне, в тебе, во всем роде человеческом…

Et in peccatis concepit ме mater mea; Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя (Пс 51(50), 7).

Появившись на свет, мы, как все, несем вину наших праотцов. Затем – свои собственные грехи: бунты невольные, вольные… и свершенные.

Чтобы очистить нас от этого разложения, Иисус решился на уничижения и стал рабом (ср. Флп 2, 7). Родившись от непорочного зачатия нашей Покровительницы, Своей Матери, Матери твоей и моей, прожил тридцать лет в тени. Вместе с Иосифом работал как один из многих. Затем проповедовал. Творил чудеса… А мы заплатили Ему Крестом. Нужны ли еще мотивы для покаяния?


3


Иисус ждал встречи со Своей Матерью. Сколько воспоминаний детства! Вифлеем, далекий Египет, Назарет. И теперь Он хочет, чтобы Она была рядом с Ним!

Мы нуждаемся в Ней!… Во мраке ночи, когда маленький ребенок боится, он кричит: мама!

Так и я должен без конца взывать сердцем: Матушка! Мама! Не оставляй меня.


4


Тебе остается малая часть пути, чтобы с детской доверчивостью забыться в объятиях Отца твоего. Пока ты еще не прошел ее до конца – не волнуйся и крепись.

Придет день, когда ты осознаешь, что нет другого пути, чем Он – Иисус, Его Святая Мать и таинства, которые Он нам оставил.


5


Если наши души пребывают в вере, то земным удачам мы придаем весьма относительное значение, как это делали святые. Господь и Его Мать не оставят нас и всегда, когда это необходимо, придут, чтобы наполнить сердца своих сынов миром и уверенностью.

Стояние пятое.

Симон помогает Иисусу нести Крест Иисус обессилен. Его шаги становятся все неувереннее, а солдаты торопятся побыстрее закончить дело; поэтому, когда через Еврейские ворота кортеж выходит из города, они окликают идущего с поля человека по имени Симон Киринеянин, отца Александра и Руфа, и приказывают взять Крест Иисуса (ср. Мк 15, 21).

В чудовищных муках Страстей Господних это, конечно, была очень небольшая помощь.

Но для Иисуса было достаточно одной улыбки, одного слова, жеста, одной капли любви, чтобы Он щедро излил Свое благодарение на душу друга. Пройдут годы, и дети Симона, став христианами, будут известны и уважаемы среди своих братьев по вере – а началось все с неожиданной встречи во Кресте.

Я открылся не вопрошавшим обо Мне; «Меня нашли не искавшие Меня» (Ис 65, 1).

Иногда Крест является тем, кто не ищет его: то Христос Сам взыскует нас. Если ты вдруг окажешься перед Крестом, неожиданным и поэтому еще более пугающим, и сердце твое воспротивится, – не давай ему утешения. И, полный благородного сострадания, когда твое сердце попросит о нем, скажи тихонько, как на исповеди: сердце, сердце… на Крест! Сердце… на Крест!

Страницы раздумий.


1


Ты хочешь знать, как отблагодарить Господа за то, что Он сделал для нас?…

Любовью! Нет другого пути.

Любовь оплачивается любовью. Но неподдельную любовь дает только самоотречение.

Итак: не бойся! Воспрянь духом! Отвергни себя и бери Его Крест. И наверняка воздастся тебе любовью за любовь.


2


Еще не поздно, еще не все потеряно… Даже если ты решил, что – все. Даже если этому вторили тысячи «прорицателей», даже если на тебя нацелены насмешливые и недоверчивые взгляды… Настал подходящий момент, чтобы взять Крест: искупление происходит – сейчас! – ведь Иисусу так нужны помощники.


3


Чтобы увидеть человека счастливым, любящее, благородное сердце не останавливается ни перед какими жертвами. Чтобы утешить страдающую душу, душа истинная побеждает антипатии, помогает естественно, без жеманства… А Бог?

Неужели Он заслужил меньшее, чем кусок мяса да горсть грязи?

Научись перебарывать свои капризы. Встречай препятствия трезво, без преувеличений, кривляний, без… истеричности. Этим ты облегчишь Крест Иисуса.


4


Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама; ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее (Лк 19, 9-10).

Закхей, Симон Киринеянин, Димас, центурион…

Теперь ты знаешь, почему тебя нашел Господь. Отблагодари Его, но… opere et veritate – делом и истиной.


5


Как от всего сердца возлюбить Святой Крест Иисусов?… Пожелай его!… Проси сил у Господа, чтобы Он вживил его во все сердца по всему необъятному миру! А затем исправляйся с радостью; старайся любить его, вслушиваясь в биение тех сердец, которые еще его не полюбили.

Стояние шестое Сердобольная женщина отирает лицо Иисуса Нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его (Ис 53, 2-3).

И это идет Сын Божий… Безумный… от Любви!

Женщина по имени Вероника пробралась через толпу, неся белый сложенный платок, и с состраданием отерла им лицо Иисуса. Господь оставил три отпечатка Своего Святого Лика на этом платке. Возлюбленное лицо Иисуса, которое улыбалось детям, преображенное славой на горе Фавор, сейчас затуманено страданиями. Но эти страдания суть наше Сретение; этот пот и эта кровь, заволакивающие и размывающие черты лица Его, – наше Очищение.

Господи, я решился покаянием сорвать жалкую маску, которую я навлек на себя своими мелочными заботами… Так и только так, путем созерцания и искупления, моя жизнь станет неподдельным подобием Твоего жизненного пути. Мы все более и более будем походить на Тебя.

Станем другим Христом, ipse Christus, тем же Христом.

Страницы раздумий.


1


Грехи наши стали причиной Страстей Господних: той пытки, которая изуродовала возлюбленный облик Иисуса, perfectus Deus, perfectus homo – совершенного Бога, совершенного человека. И суета наша не позволяет нам созерцать Господа, делая призрачным и зыбким Его Образ.

Когда наш взор затуманен, глаза замутнены, нужно выйти на свет; Христос сказал:

Ego sum lux mundi! Я свет миру! (Ин 8, 12). И добавил: кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.


2


Обращайся к Богочеловечеству Иисуса… И Он вложит в твою душу ненасытную жажду,

«безрассудное» вожделение созерцать Его Лик.

В этом страстном желании, которое невозможно утолить на земле, не раз найдешь свое утешение.


3


Сказано у Святого Петра: Как от Божественной силы Его дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества (2 Петр 1, 3-4).

Это обужение наше, однако, не означает, что мы перестали быть людьми… Да, мы – люди, но испытывающие отвращение к тяжкому греху. Люди, ненавидящие мелкие ошибки. Люди, каждый день проявляющие свои слабости, но помнящие о всесилии Божием.

А раз так, то ничто не сможет остановить нас: ни угождение людям, ни страсти наши, ни, тем более, упорствующая в своей низости плоть, ни гордыня, ни одиночество.

Христианин никогда не бывает одинок. Если чувствуешь себя покинутым, это потому, что не хочешь взглянуть на Христа, Который сейчас проходит так близко… И, возможно с Крестом.


4


Ut in gratiarum semper actione maneamus! Боже Мой, благодарю Тебя за все: за то, что препятствует мне, за то, чего я не понимаю, за то, что заставляет меня страдать.

Чтобы отбить все лишнее от большой глыбы мрамора, необходимы удары. Так и Бог ваяет в душах образ Своего Сына. Возблагодарите Господа за это!


5


Если нам, христианам, плохо, – то потому, что мы не вкладываем в свою жизнь весь ее божественный смысл.

Там, где рука чувствует уколы шипов, глаза видят великолепный букет роз, напоенный ароматом.

Стояние седьмое.

Иисус падает во второй раз Уже за городской стеной Иисус, оглушенный криками толпы, подталкиваемый грубыми ударами солдат, падает во второй раз.

Телесное изнеможение и душевная горечь тому причиной. Все людские грехи, и мои тоже, давят непомерным бременем на Его Богочеловечество.

Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились (Ис 53, 4-5).

Иисус потерял силы, но Его падение подняло нас, Его смерть нас воскресила.

На наше бесконечное упорство во зле Иисус ответил несгибаемым стремлением искупить нашу вину Своим всепрощением. И чтобы никто не отчаялся, Он снова с трудом поднимается, обняв Крест. Трудности и поражения больше не разделяют нас с Ним. Как слабый младенец смущенно устремляется в крепкие объятия отца, так мы с тобой обнимаем ярмо Иисусово. Только покорность и раскаяние превратят слабость человеческую в божественную силу.

Страницы раздумий.


1


Иисус падает под тяжестью бревна… Мы – под гнетом земной суеты.

Он предпочел рухнуть, но не выпустил Крест из Своих рук. Так исцеляет Христос неспособность любить, которая нас уничтожает.


2


Уныние – почему? Из-за твоего убожества? Из-за постоянных поражении? Из-за большой-большой ямы, которой ты не ожидал?

Будь искренен. Открой сердце. Еще не все потеряно. Ты еще можешь идти вперед, с большей любовью, с большей нежностью, с большей силой.

Укройся под божественным покровом: Бог есть твой любящий Отец. Он твой хранитель, та пристань, где ты смело можешь бросить якорь, что бы ни происходило на поверхности житейского моря. Там ты найдешь радость, силу, оптимизм, победу!


3


Ты сказал: Отец, мне очень плохо. А я шепнул тебе на ухо: бери на свои плечи часть Креста, хотя бы самую малую. Если и тогда не справишься – оставь его целиком на плечах Всесильного Христа. И с этого момента повторяй вместе со мной:

Господи, Боже милостивый, в Твои руки вручаю прошлое, настоящее и будущее, малое и большое, ничтожное и великое, преходящее и вечное. И сохраняй спокойствие!


4


Как-то я себя спросил: чье мучение больше – того, кто принимает смерть во имя веры от рук врагов Господа, или того, кто тратит свои годы, самоотверженно, без оглядки трудясь с одной только целью – служить Церкви и людям, и, состарившись с улыбкой, уходит из этого мира незамеченным… Для меня мучение без зрителей героичнее.

Это твой путь.


5


– Чтобы следовать за Господом, общаться с Ним, мы должны растоптать себя во имя смирения – так, как выжимается виноград в давильне.

Если мы топчем в себе наше ничтожество – а оно и есть мы – тогда Он свободно поселяется в наших душах. Как в Вифании, Он обращается к нам и мы к Нему в дружеской доверительной беседе.

Стояние девятое.

Иисус падает в третий раз На склоне Голгофы, когда остается всего сорок-пятьдесят шагов до вершины, Господь падает в третий раз. Иисус не держится больше на ногах: последние силы покинули Его, и Он недвижимый лежит на земле.

Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца беден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен (Ис 53, 7).

Все против Него… И горожане, и пришлые, и фарисеи, и солдаты, и первосвященники… Все – палачи. Его Мать – моя Мать – Мария – рыдает.

Иисус исполняет Волю Своего Отца! Бедный: Он наг… Великодушный: что Он может еще отдать? Dilexit те, et tradidit semetipsum pro те; Возлюбившего меня и предавшего Себя за меня (Гал 2, 20).

Боже мой, сделай так, чтобы я возненавидел грех и соединился с Тобой, обняв Святой Крест, чтобы и мне в свою очередь исполнить Волю Твою… Нагим, сбросившим все соблазны земные, ни на что не смотрящим, кроме как на Славу Твою…

Отдавшись Тебе с щедростью, не утаивая в себе ничего, вознесусь вместе с Тобой в полноте жертвоприношения.

Страницы раздумий.


1


Господь уже не может подняться: так тяжел груз нашей греховности. Как мешок, волокут Его к эшафоту. Он не сопротивляется, молчит.

Смирение Иисуса, уничижение Бога, Который поднимает и возвышает нас. Теперь ты понимаешь, почему я посоветовал тебе бросить свое сердце на землю, чтобы другим было мягко ступать.


2


Как трудно подняться на Голгофу!

Ты тоже борешься с собой, чтобы не сойти с выбранного пути… Эта борьба есть чудо, истинное свидетельство любви Божией, которая хочет, чтобы мы были сильными, ибо virtus in infirmitate perficitur; сила Моя совершается в немощи (2 Кор 12, 9).

Господь знает, что, когда мы чувствуем себя слабыми, мы прибегаем к Нему, больше молимся, безжалостней умерщвляем плоть, усиливаем любовь к ближнему. Так возрастает в нас святость.

Возлюби же Бога за то, что Он позволил существовать соблазнам… и за то, что ты борешься с ними.


3


Хочешь идти рядом, совсем близко с Христом?… Открой Святое Евангелие и читай Страсти Господни. Но только читать – мало. Жить! Разница огромна. Читать -значит вспоминать что-то, что произошло; жить – значит сейчас пребывать в происходившем, стать одним из участников тех событий.

Тогда дай своему сердцу распахнуться, чтобы оно приблизилось ко Господу. А когда почувствуешь, что оно уклоняется, что ты трусишь, как и другие, – проси прощения за малодушие, свое и мое.


4


Кажется, что весь мир обрушивается на тебя. Вокруг тебя нет ни проблеска надежды на выход. В этот раз уже не удастся одолеть трудности.

Но ты опять забываешь, что Бог есть твой Отец: Всемогущий, Всезнающий, Всепрощающий. Он не в состоянии причинить тебе ни толики зла. То, что тебя тяготит, – тебе во благо, хотя твои плотские глаза пока что слепы.

Omnia in bonum! Все Во благо! Господи, пусть еще раз, как и всегда, исполнится Твоя Наимудрейшая Воля!


5


Теперь понимаешь, как же ты заставил страдать Иисуса? Ты полон скорби: как просто просить у Него прощения и оплакивать твои прошлые предательства! Ты не можешь сдержать в груди страстное желание покаяться!

Хорошо. Но не забудь, что дух покаяния заключается прежде всего в исполнении долга, ежеминутного, – чего бы это ни стоило.

Стояние десятое.

С Иисуса срывают Его одежды Когда Господь поднялся на Голгофу, Ему дали немного уксуса, смешанного с желчью, – своего рода наркотик, чтобы как-то уменьшить муки распятия. Но Иисус только пригубил его, дабы отблагодарить за милостивую услугу, а пить не захотел (ср. Мф 27, 34). Он идет на смерть в абсолютной свободе Любви.

Затем солдаты срывают с Христа Его одежды.

От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места; язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и несмягченные елеем (Ис 1, б).

Палачи берут Его одежды и делят на четыре части. Но хитон оказался тканый, без швов, и тогда они сказали:

– Не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет (Ин 19, 24).

И опять сбылось сказанное в Писании: Делят ризы мои между собою, и об одежде моей бросают жребий (Пс 22(21), 19).

Этот грабеж, хищничество и есть наибольшая нищета. Ничего не оставили Господу, кроме деревянного бревна Путь к Богу – Христос; но Христос на Кресте, и, чтобы подняться ко Кресту, нужно иметь свободное сердце, отрекшееся от всего земного.

Страницы раздумий.


1


На пути от претории до Голгофы Иисус терпит оскорбления обезумевшей черни, жестокость солдат, насмешки синедриона… Издевки и поношения… И ни одной жалобы, ни одного слова протеста. Даже когда бесцеремонно срывают с тела одежды.

Вижу бессмысленность попыток самооправдания: любые слова здесь тщетны. Цель одна: трудиться и страдать в молчании за Господа моего.


2


Изъязвленное тело Иисуса как одна кровоточащая рана…

И по контрасту приходят на память столько любви к комфорту, столько прихотей, столько пустого томления, столько мелочности… И эта постыдная забота о своем теле.

Боже! Через Страсти Твои и через Крест Твой дай мне силы, чтобы подавить в себе эти чувства и вырвать из себя все, что отделяет меня от Тебя.


3


Тебе, падшему духом, повторю одну вещь, очень утешительную: тем, кто делает то, что ему по силам, Бог не отказывает в своей милости. Господь есть Отец, и если один из Его сынов говорит Ему от всего сердца: Отец мой Небесный, я здесь, помоги… Если он обращается к Матери Божией, Которая есть наша Мать, он выйдет из трудного положения.

Но Бог требователен. Он просит любви истинной; Он не приемлет предателей. Нужно быть верным борьбе духовной, и значит – быть счастливым на земле через величие самопожертвования.


4


Настоящие препятствия, которые тебя отделяют от Христа – гордыня, чувственность, – преодолеваются молитвой и покаянием. Молиться и умерщвлять плоть – это значит заботиться о других и забыть о себе. Если живешь так, то увидишь, как бульшая часть твоих неудач исчезнет.


5


Когда каждый из нас борется, чтобы воистину быть ipse Christus – самим Христом, тогда в жизни каждого переплетается человеческое и божественное. Все наши усилия – даже самые незначительные – становятся достоянием вечности, ибо едины в самопожертвовании с Иисусом во Кресте.

Стояние одиннадцатое – Иисус пригвожден ко Кресту Теперь распинают Господа и вместе с Ним двух разбойников, одного – справа и другого – слева от Него. Между тем, Иисус говорит:

– Отче! прости им, ибо не знают, что делают (Лк 23, 34).

Это любовь, которая привела Иисуса на Голгофу. И на Кресте все жесты и все слова Его – от любви, ясной и сильной.

Как Предвечный Первосвященник, без отца, без матери, без родословия (Евр 7, 3), открывает Он Свои объятия всему человечеству.

Вместе с ударами молотка, пригвождающими Иисуса, снова звучат слова Святого Писания: пронзили руки мои и ноги мои. Можно было бы перечесть все кости мои. А они смотрят, и делают из меня зрелище (Пс 22(21), 17-18).

– Народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне (Мих б, 3).

И каждый из нас, убитый горем, чистосердечно говорит Иисусу: я Твой, и Тебе вручаю себя, и добровольно пригвождаю себя ко Кресту на перекрестках мира, душу отдаю Тебе, Твоей Славе, Спасению и соспасению всего человечества.

Страницы раздумий.


1


И вот Иисуса пригвоздили к древу. Палачи безжалостно исполнили приговор. Господь уже неподвижен в Своей безграничной кротости.

Не было необходимости в таких мучениях. Он мог бы избежать горестей, унижений, насилия над Собой, неправедного суда, и позора эшафота, и гвоздей, и раны, нанесенной копьем… Но Он захотел выстрадать все это ради тебя и ради меня. А мы – сумеем ли ответить взаимностью?

Очень возможно, что в какой-то момент, перед распятием, слезы набегут на твои глаза. Не сдерживай себя… Но постарайся, чтобы эти слезы вылились в какое-то решение.


2


Так люблю Христа во Кресте, что каждое изображение распятия – как сердечный укор Моего Бога: Я терплю, а ты… малодушничаешь. Я люблю тебя, а ты забываешь Меня.

Я взываю к тебе, а ты… отвергаешь Меня. Я, Предвечный Первосвященник, здесь переношу все из любви к тебе… А ты стонешь даже при малейшем унижении.


3


Как прекрасны эти кресты: на вершинах гор, больших монументов, соборов!… Но Крест нужно воздвигать и в самом мироздании.

Иисус хочет быть поднятым на вершину везде: в грохоте фабрик и мастерских, в тиши библиотек и в шуме улиц, в покое полей, в семейном уединении, на собраниях, стадионах… Там, где христианин проживает свою жизнь достойно, он должен воздвигнуть Крест Иисусов, который все привлечет к себе.


4


Спустя много лет один священник сделал чудесное открытие: он понял, что Божественная Литургия – это действительно настоящая работа, operatio Dei, труд Божий. И в тот день, служа ее, чувствовал боль, радость и усталость. На себе испытал изнурение от божественного труда.

Христу тоже стоила усилий Его первая Литургия: Крест.


5


Перед началом работы положи на стол или рядом с рабочими инструментами распятие.

Время от времени обращай взор к нему… Когда придет усталость, твои глаза обратятся к Иисусу и появится новая сила, необходимая, чтобы продолжить работу.

Потому что распятие больше, чем портрет кого-либо из родных, любимых тобой: родителей, детей, жены, невесты… Он есть все: твой Отец, твой Брат, твой Друг, твой Бог и Любовь твоих возлюбленных.

Стояние двенадцатое.

Смерть Иисуса на Кресте Надпись в верхней части Креста называет «вину»: Иисус Назорей, Царь Иудейский (Ин 19, 19). И все, кто проходит мимо, оскорбляют Его и глумятся над Ним.

– Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста (Мф 27, 42).

Один из разбойников выступает в Его защиту:

– Он ничего худого не сделал (Лк 23, 41).

И потом обращается к Иисусу со смиренной просьбой, полной веры:

– Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! (Лк 23, 42).

– Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю (Лк 23, 43).

Рядом с Крестом стоит Мария, Его Мать, вместе с другими святыми женами. Иисус смотрит на Нее, затем на Своего ученика, которого Он так любит, и говорит Матери:

– Жено! се, сын Твой.

Потом говорит ученику:

– Се, Матерь твоя! (Ин 19, 26-27).

Погас свет небесный, и земля погрузилась во тьму. Было около трех часов дня, когда Иисус воскликнул:

– Eli, Eli, lamma sabachtani?! Боже Май, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?! (Мф.


27, 46)


Затем, зная, что сейчас все совершится, и чтобы исполнить сказанное в Писании, говорит:

– Жажду (ин 19, 28).

Солдаты смачивают в уксусе губку и, надев ее на стебель иссопа, подносят к Его устам. Иисус, пригубив уксус, восклицает:

– Совершилось! (Ин 19, 30) Завеса в храме раздралась, и земля сотряслась, когда Господь воззвал величественным голосом:

– Отче! в руки Твои предаю дух Мой (Лк 23, 46).

И, сказав, испустил дух.

Возлюби самопожертвование, которое есть источник внутренней жизни. Возлюби Крест, который есть алтарь самопожертвования. Возлюби боль до последнего глотка, как Христос.

Страницы раздумий.


1


Et inclinato capite, tradidit spiritum; И, преклонив главу, предал дух (Ин 19,


30).


Господь испустил дух. Много раз слышали ученики сказанное Им: Meus cibus est…

Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его (Ин 4, 34). И Он исполнил все до конца, с терпением, покорностью, отдав Себя без остатка…

Oboediens usque ад mortem; Смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной (Фил 2, 8).


2


Крест. Тело, пригвожденное ко древу. Рана в боку… С Иисусом остались только Его Мать, несколько женщин и один отрок. Апостолы? Где они? И те, кто был вылечен Им от болезней: хромые, слепые, прокаженные?… И те, кто ликовал при Его появлении?… Никто не откликается! Христос окружен безмолвием.

Ты тоже можешь когда-нибудь прочувствовать одиночество Господа на Кресте. Ищи тогда поддержку в Том, Кто умер и воскрес. Найди убежище в ранах на Его руках, Его ногах, Его груди. И возродится воля твоя, чтобы начать сначала и пуститься в путь с возросшей решимостью и энергией.


3


Есть ложное представление о Господе на Кресте как о разгневанном, непокорном.

Извивающееся тело, словно угрожающее людям: вы Меня сокрушили, но Я брошу в вас Мои гвозди, Мой крест и Мои тернии.

Те, кто так мыслит, не познали дух Христа. Он вынес все, что только возможно, и смог столько потому, что был Богом! Но любил Он еще больше, чем терпел… И даже после смерти дозволил копьем открыть еще одну рану, чтобы ты и я нашли убежище рядом с Его вселюбящим сердцем.


4


Сколько раз я повторял слова из евхаристического гимна: Peto quod petivit latro роеniтепs; Прошу о том, о чем просил кающийся разбойник, – и каждый раз испытывал потрясение: надо просить, как тот раскаявшийся разбойник!

Он осознал, что действительно заслужил эту чудовищную кару… И одним словом завоевал сердце Христа, и разверзлись ему Небесные двери.


5


На кресте висит безжизненное тело – Господа. Народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь (Лк 23, 48).

Сейчас, когда ты в раскаянии, обещай Иисусу, что – с Его помощью – ты не распнешь Его опять. Скажи с верой. Повтори еще и еще раз: возлюблю Тебя, Боже, потому что с того времени, как Ты родился, Ты покоишься в моих объятиях, уверенный в моей преданности.

Стояние тринадцатое Иисуса снимают с Креста и передают Матери Переполненная горем Мария – рядом с Крестом. И Иоанн вместе с Ней. Уже темнеет, евреи торопят, чтобы быстрее сняли Господа с Креста.

После того как от Пилата было получено разрешение, которого требовали римские законы для погребения казненных, на Голгофу приехал Иосиф, член совета, человек добрый и правдивый, не участвовавший в совете и в деле их, из Аримафеи, города Иудейского, ожидавший также Царствия Божия (Лк 23, 50-51). С ним был также Никодим, приходивший прежде к Иисусу ночью, – и принес состав из смирны и алоя, литр около ста (Ин 19, 39).

Они не были известны как последователи учителя, не были свидетелями Его великих чудес, не сопровождали Его при триумфальном въезде в Иерусалим. Но сейчас, в тяжелую минуту, когда другие бежали, они не побоялись прийти к своему Господу.

Вдвоем взяли они тело Иисусово и передали в объятия Его Святой Матери. С новой силой охватила боль Марию:

– Куда пошел возлюбленный твой, прекраснейшая из женщин? куда обратился возлюбленный твой? мы поищем его с тобою (Песн 6, 1).

Пресвятая Мать Божия есть наша Мать, и мы не хотим и не можем оставить Ее одну.

Страницы раздумий.


1


Пришел спасти мир, а свои же отступились от Него перед Пилатом. Указал нам путь добра, а Его потащили по дороге Голгофы. Показывал пример во всем, а Ему предпочли убийцу. Родился, чтобы простить, а Его – без вины – приговорили к смерти. Пришел дорогой мира, а Ему объявили войну. Был Светом, а Его отдали во мрак тьмы. Нес любовь, а Ему заплатили ненавистью. Пришел, чтобы быть Царем, а Его короновали шипами. Сделался рабом, чтобы освободить нас от греха, а Его пригвоздили ко Кресту.

Воплотился, чтобы дать нам жизнь, а мы воздали Ему смертью.


2


Я не понимаю твоей «концепции христианина».

Думаешь, справедливо, что Господь умер распятым, а у тебя «все в порядке»?

Это «все в порядке» и есть тот тернистый путь, о котором говорил Иисус?


3


Не падай духом в своем апостольском служении. Ты не сломился, как не сломился Христос на Кресте. Не унывай!… Иди против течения, покровительствуемый Материнским Сердцем Пречистой и Пресвятой Заступницы: Sancta Maria, refugium поsтrим et virtus! Святая Мария, Ты мое убежище и моя крепость.

Будь спокоен. Выдержан… У Господа очень мало друзей на земле. Не спеши уйти из этого мира. Не уклоняйся от тяжести дней, даже если они кажутся очень долгими.


4


Если хочешь быть праведным, будь предан Святой Марии.

Пречистая наша Матерь – от явления Ангела и до смертной муки у подножия Креста – не имела Ты другого сердца и другой жизни, чем Сердце и Жизнь Иисусовы.

Припади к Марии с нежностью благоверного сына, и Она дарует тебе и преданность, и самоотречение, к которым ты стремишься.


5


«Ничего не стою, ни на что не способен, ничего не имею, я – ничто…».

Но Ты взошел на Крест, чтобы я смог взять от Твоих безграничных достоинств. К ним я присоединил – и они стали моими, потому что я сын Твой, – добродетели Матери Божией и Святого Иосифа. И овладел я достоинствами Святых и других праведных душ…

Тогда бросил взгляд на свою жизнь и говорю: Господи! Боже Милостивый, ведь это же ночь, полная мрака! Только изредка загораются яркие точки, по великой милости Твоей и моей малой отзывчивости… Все это, а другого у меня нет, посвящаю Тебе, Господи.

Стояние четырнадцатое.

Погребение тела Иисуса Недалеко от Голгофы, в небольшом саду, Иосиф Аримафейский распорядился вырубить для себя в скале новую гробницу. И поскольку был канун великой еврейской Пасхи, положили туда Иисуса. Затем Иосиф, привалив большой камень к двери гроба, удалился (Мф 27, 60).

Нагим пришел Иисус в этот мир и нагим нас покинул – даже погребен был в чужой гробнице.

Матерь Божия – моя Матерь – и женщины, которые следовали за Учителем из Галилеи, наблюдали все в безмолвии и потом тоже ушли. Наступила ночь.

Все прошло. Свершилось дело нашего Искупления. Теперь мы – дети Божии, ибо Иисус умер за нас, и Его смерть искупила нас. Empti enim estis pretio magno! Ты и я куплены дорогою ценою (1 Кор 6, 20).

Мы должны сделать жизнь нашу по образу жизни и смерти Христовых. Умереть, чтобы умертвить плоть, и покаяться, чтобы Христос жил в нас через Любовь. И следовать по стопам Христа с пламенным желанием соспасать души людей.

Положить жизнь свою за других. Только так можно жить жизнью Иисуса Христа, только так мы сможем превратиться в Него.

Страницы раздумий.


1


Никодим и Иосиф Аримафейский, тайные последователи Христа, выступают в защиту Его, занимая высокие посты (см. Мк 15, 43). В час одиночества, когда Он покинут и презрен всеми… Тогда проявили они audacter – героическую стойкость!

Я поднимусь вместе с ними к подножию Креста и с жаром моей любви прижму к себе холодное Тело, Труп Христов… Избавлю Его от гвоздей умерщвлением своей плоти и покаянием… Закутаю новой плащаницей моей чистой жизни и сокрою Его в моей живой и преданной груди, откуда никто не сможет вырвать Его. И там, Господи, отдохни!

Когда весь мир оставит и презрит Тебя – serviam! я послужу Тебе, Господи!


2


Не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа (1 Петр 1, 18-19).

Мы не принадлежим себе. Иисус Христос искупил нас Своими Страданиями и Своей Смертью. Мы – жизнь Его. Теперь есть только один способ истинной жизни на земле: умереть с Христом, чтобы воскреснуть с Ним, так чтобы мы смогли сказать вместе с Апостолом: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал 2, 20).


3


Страсти Господни – неисчерпаемый источник жизни. Иногда в нас возрождается светлый порыв, приведший Господа в Иерусалим. Иногда – боль агонии, завершившейся на Голrофе… Или – слава Его торжества над смертью и грехом. Но всегда любовь наша – радостная ли, скорбная ли – от Сердца Иисуса Христа.


4


Сперва думай о других. Так ты пойдешь по земле, – ошибаясь, конечно, это неизбежно, – но оставишь добрый след на ней.

И когда придет час смерти, а он неминуем, примешь ее с радостью, как Христос, потому что, как и Он – воскреснешь, чтобы получить в награду Его любовь.


5


Когда я чувствую себя способным на все мерзости и все грехи, которые совершали люди самые низкие, начинаю ясно сознавать, что преданность моя не так тверда…

Но это сомнение – одно из проявлений всемилостивой Любви Божией, которая заставляет меня, как младенца, еще крепче прижаться к моему Отцу, чтобы в Его объятиях, борясь ежедневно, не отступить от Него.

И я уверен, что Бог не отведет от меня руки Своей. Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя (Ис 49, 15).


ПРИМЕЧАНИЯ.


1 Путь, 288. 2 Друзья Божии, 299. 3 Там же. 4 Ср. 1 Петр 1, 18-19. 5 Друзья Божии, 141.

Эскрива ХосеМария