НЛО и ФБР. Секретные материалы правительства США

Маккаби Брюс "НЛО и ФБР" Секретные материалы правительства США

Предисловие

Не удивительно, что Брюс Маккаби, специалист в области оптической физики, часто получает приглашения в качестве консультанта для изучения кинолент, видеофильмов и фотографий с изображением неопознанных летающих объектов. Обладая тридцатилетним опытом профессиональной работы в нескольких секретных оборонных программах оптических исследований и развития новых технологий, таких, как Стратегическая оборонная инициатива (СОИ, или "Звездные войны"), он определенно знает свое дело. Он даже имел мужество публиковать в специализированных научных журналах статьи об НЛО — например, об известных фотографиях, сделанных в Макминвилле, штат Орегон, в 1950 году, или о материале, заснятом на кинокамеру с самолета над Новой Зеландией в 1978 году. Его работа о знаменитых появлениях НЛО в Галф-Бриз, штат Флорида, была отражена в книге "Видения над Галф-Бриз", написанной Эдуардом и Фрэнсисом Уолтерсами. Дополнительные исследования, другие фотографии и сообщения очевидцев подробно обсуждаются в книге Эдуарда Уолтерса и Брюса Маккаби "НЛО реальны: вот доказательства".

В этой новой книге д-р Маккаби высказывает свое понимание правительственных документов и правительственной лжи о феномене НЛО. Проживая в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия, он имеет свободный доступ к ряду архивов, откуда получена большая часть представленной здесь информации. Благодаря своей настойчивости в 1970-е годы, он сумел получить около.

1600 страниц документов ФБР в соответствии с принятым тогда законом о свободе информации (FOIA). В этой книге он показывает, что ФБР, в частности директор Джон Эдгар Гувер, вполне серьезно относилось и к сообщениям об НЛО, и к очевидцам этих событий. И это несмотря на многочисленные заверения о том, что тема НЛО "не входит и никогда не входила" в сферу интересов ФБР.

Хотя мои профессиональные интересы лежат в области ядерной физики, я выступал по всему миру с лекциями на тему "Летающие тарелки — это реальность". Мне приходилось отвечать на тысячи вопросов после лекций, во время телевизионных ток-шоу и интервью для газет и журналов. Многие вопросы относились к документам, особенно к очень спорным документам "Операции Мажестик-12", которые обсуждаются в моей книге "Строго секретно: операция Мажестик". Главная проблема с этими документами заключается в том, что мы не знаем их происхождения или, как выражаются исследователи документов, их источников. С целью избежать этой проблемы, д-р Маккаби пользовался только документами, источник которых хорошо известен, а именно — правительственными документами. В результате он получил возможность сосредоточиться на их содержании вместо того, чтобы доказывать их подлинность. Складывается впечатление, что ФБР проявило гораздо большую готовность поделиться документами об НЛО, чем Центральное разведывательное управление (CIA), Агентство национальной безопасности (NSA), Национальное управление космической разведки (NRO), Управление специальных расследований ВВС (AFOSI), Разведывательное управление ВМС (ONI) и командование ПВО (АГЖ).[1]

Важный аспект исследований д-ра Маккаби относится К перекрестным связям между ФБР и военными ведомствами, такими, как ВВС, в связи с феноменом НЛО.:Между представителями ФБР, Комиссии по атомной энергии, армии и ВВС проводились встречи и совещания в связи с появлением НЛО, особенно поблизости от строго секретных объектов, таких, как Национальная лаборатория Оук-Ридж в штате Теннесси, Национальная лаборатория в Лос-Аламосе и другие правительственные учрежения в штате Нью-Мексико. Люди, отвечающие за безопасность этих объектов, очень серьезно относились к проблеме НЛО, несмотря на публичные высказывания различных чиновников, старавшихся убедить общественность в обратном.

Важно также отметить, что лишь очень немногие из ранее совершенно секретных или зашифрованных (по коду специального доступа) документов об НЛО были открыты для исследования. Правительство имеет полное юридическое право отказывать в предоставлении таких документов, так как вопросы национальной безопасности, ле попадают под действие закона о свободе информации.

К сожалению, совершенно секретная информация не может обсуждаться в документах с грифом «секретно» или "для служебного пользования", поэтому мы не имеем представления о том, сколько ценных сведений содержится в еще нераскрытых, строго засекреченных документах.

Президентский указ 12958, который обретет силу закона в апреле 2000 года, значительно затруднит сохранение грифа секретности на многих материалах правительственных учреждений. Поэтому можно надеяться, что в ближайшем будущем д-р Маккаби получит гораздо больше документов для изучения.

Эта книга — не сенсационная чушь, которую печатают в бульварных газетах. Это трезвый взгляд на важную информацию, открывающий новую картину уди.

Вступление "Секретные материалы" существуют на самом деле!

Федеральное бюро расследований действительно занималось исследованием феномена неопознанных летающих объектов, которые назывались "летающими тарелками" или "летающими дисками" более 53 лет назад, когда началась современная эра НЛО.

Термин "Секретные материалы" был популяризирован в телесериале компании «Фоке», где описаны Приключения двух агентов ФБР, которые расследуют дела, слишком странные и запутанные для других со" трудников, — например, психические феномены, реинкарнацию, вампиризм и особенно НЛО. Сюжетные линии сериала закручиваются вокруг агента Фокса Маулдера, который не только верит в существование НЛО, но и подозревает, что его сестра была в младенчестве похищена инопланетянами и не вернулась на Землю. Он постоянно ищет доказательства этого предположения. С другой стороны, его напарница Дана Скалли скептически относится к паранормальным явлениям. Она пытается объяснить их привычными способами, даже когда становится очевидно, что она тоже принимает непосредственное участие в феномене НЛО.

Побочная сюжетная линия "Секретных материалов" связана с заговором молчания: некая засекреченная группа, действующая внутри правительства или отдельно от него, знает о реальности НЛО и прибегает к всевозможным ухищрениям, чтобы общественность не могла узнать правду. Отдельные доброжелатели снабжают Маулдера важными сведениями, но их одного за другим удивительной и еще во многом загадочной связи между ФБР и НЛО.

Доктор Маккаби — это, конечно, не агент Фоке Маулдер,[2] но он определенно открывает нам много нового о настоящих "Секретных материалах".

Июнь 1999 Стэнтон Фридмен

Глава 1. Связь НЛО

Я бы сделал это, но сначала мы должны получить доступ ко всем найденным дискам…

Дж. Эдгар Гувер, 11 июля 1947 г.

Телетайп в штаб-квартире Федерального бюро расследований в Вашингтоне внезапно ожил и начал шумно отстукивать срочное сообщение от оперативного сотрудника:

24 АПРЕЛЯ 1964 ГОДА, 17.37 ПО СТАНДАРТНОМУ ВРЕМЕНИ.

СРОЧНО.

КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР.

ОТ: SAC, АЛЬБУКЕРК 62, НЬЮ-МЕКСИКО.

ИНФОРМАЦИЯ О НЕОПОЗНАННОМ ЛЕТАЮЩЕМ ОБЪЕКТЕ.

НАД СОКОРРО, ШТАТ НЬЮ-МЕКСИКО.

В сообщении было дано описание объекта, замеченного Лонни Заморой, сотрудником полиции из Сокорро, штат Нью-Мексико, 24 апреля 1964 года. Замора видел неопознанный летающий объект и двух человекоподобных существ на земле в районе Сокорро. Затем объект с ревущим звуком поднялся в небо, оставив углубления в почве. Полицейский обратился за помощью по рации. Другие полицейские прибыли лишь через несколько минут после того, как неопознанный объект исчез в отдалении, и увидели своего коллегу бледным и потрясенным. Вскоре на место события прибыли сотрудники ФБР. Оперативный сотрудник Артур Бирнс провел неофициальную беседу с Заморой и на следующий день послал телетайпное сообщение в штаб квартиру ФБР. В течение двух ближайших недель он направил в штаб-квартиру еще несколько сообщений о результатах расследования этого инцидента (описанного далее в главе 23), который по сей день остается без объяснения.

Это всего лишь один из материалов в архиве ФБР ј 62-83894 о "летающих дисках" — в настоящих "Секретных материалах".

Но как это может быть? Конечно, ФБР не занимается такими глупостями, как НЛО и летающие тарелки. В настоящее время сотрудники ФБР не расследуют сообщения об НЛО (по крайней мере так они говорят). Но так было не всегда.

Факт: в июле 1966 года автор сценария популярной телепрограммы обратился к ФБР за помощью в подтверждении достоверности источника информации об НЛО.

Факт: Директор ФБР Джон Эдгар Гувер ответил, что "расследование сообщений о неопознанных летающих объектах не является и никогда не входило в сферу юридических полномочий ФБР".

Вопрос: Гувер солгал?

С 1980 года разгорелась жаркая дискуссия о том, что именно потерпело крушение в пустыне неподалеку от Розуэлла, штат Нью-Мексико, в начале июля 1947 года. 8 июля штаб авиации СВ США (до 18 сентября 1947 года авиация входила в состав сухопутных войск)[3] по указанию командующего авиабазой Розуэлла Уильяма Бланшара выпустил пресс-релиз, где утверждалось, что летающая тарелка потерпела крушение на территории ранчо, расположенного в Окрестностях базы, и ее остатки были собраны членами персонала базы под руко.

Под рукводством майора Джесса Мареела, офицера разведки, прикомандированного к авиабазе. В пресс-релизе говорилось, что обломки неопознанного летающего аппарата были направлены транспортным самолетом "в распоряжение высшего командования". Несколько часов спустя генерал-майор Клеменс Макмаллен, заместитель командующего Центром стратегического авиационного командования (САК) в Пентагоне, позвонил бригадному генералу Роджеру Рейми, командующему дивизией на авиабазе ВВС «Форт-Уорт», штат Техас. Полковник Томас Дюбоз, который в то время был адъютантом Рейми, ответил на звонок Макмаллена. В своем интервью, которое он дал 40 лет спустя, Дюбоз сообщил, что Макмаллен приказал Рейми замять дело, чтобы "газетчики наконец отстали от нас".

Генерал Рейми придумал объяснение. Он сообщил журналистам, что материал, обнаруженный в пустыне неподалеку от Розуэлла, был опознан как остатки метеорологического зонда. При этом он утверждал, что специальный рейс по перевозке найденного материала в Райт-Филд (ныне авиабаза «Райт-Паттерсон» в Дейтоне, штат Огайо) для последующего анализа был отменен.

Тридцать лет спустя Джесс Марсел вышел в отставку и рассказал исследователям НЛО о том, что, хотя генерал рассказывал журналистам о метеорологическом зонде, настоящий материал был отправлен в Райт-Филд специальным рейсом.

Исследователи прекрасно понимали, что для опознания остатков метеорологического зонда не требовалось больших профессиональных навыков. Их, конечно, не отправили бы в Райт-Филд для анализа и идентификации.

Но, спрашивали исследователи, может быть, Марсел ошибся в своих воспоминаниях? Может быть, не было никакого специального рейса, и загадочный материал действительно представлял собой обломки метеорологического зонда? Как выяснилось, ответ был похоронен в архивах ФБР.

Факт: 8 июля 1947 года в 18.17 местный агент ФБР в Техасе передал по телетайпу срочный рапорт, где сообщалось о находке объекта, напоминающего "высотный воздушный шар с радарным рефлектором". Однако "телефонный разговор… [с] РайтФилд не подтвердил это сообщение". В телетайпном сообщении также говорилось о том, что материал "был отправлен в Райт-Филд на специальном самолете для исследования". Таким образом, мы получаем косвенное подтверждение словам Джесса Мареела: специальный рейс не был отменен.[4]

Летом 1994 года в ВВС, по существу, признали, что Рейми солгал, когда сказал, что розуэллские материалы были обломками метеорологического зонда с радарной антенной. Согласно новому объяснению, эти материалы были частью ранее совершенно секретного проекта «Могол», предназначавшегося для засечки и обнаружения советских ядерных взрывов. Но и это объяснение не убедило многих исследователей НЛО, поскольку устройства слежения, создаваемые в рамках проекта «Могол», по существу, представляли собой группы соединенных между собой высотных воздушных шаров, похожих на метеорологические зонды. Фрагменты шаров и установленной на них аппаратуры были бы сразу же опознаны опытными специалистами ВВС, работавшими на авиабазе «Розуэлл». 24 июня 1997 года, накануне 50-летней годовщины первого пресс-релиза о появлении "летающих дисков", командование ВВС опубликовало еще одно объяснение розуэллского инцидента.

Как уже говорилось, согласно показаниям нескольких свидетелей среди обломков были найдены маленькие гуманоидные, но не человеческие тела. Представитель ВВС заявил, что на самом деле это были парашютные манекены, используемые для испытания механизма катапультирования на большой высоте. Такие антропоморфные манекены неоднократно сбрасывались над юго-западной территорией США во время летных испытаний в начале и середине 1950-х годов. Однако это объяснение было также отвергнуто уфологами, поскольку первые такие манекены начали проходить летные испытания лишь через шесть лет после розуэллского инцидента, и ни один из них не приземлялся в окрестностях Розуэлла.

Факт: Сразу же после первых опубликованных сообщений о летающих тарелках, начиная с показаний Кеннета Арнольда 24 июня 1947 года, журналисты направили в ВВС запрос о том, не может ли появление неопознанных летающих объектов объясняться разработкой нового секретного проекта летательных аппаратов. Ответ был отрицательным.

Факт: 8 июля 1947 года летающие тарелки наблюдались над военным аэродромом Мурок (ныне авиабаза ВВС "Эдварде") в Калифорнии. Это случилось в тот самый день, когда был выпущен пресс-релиз о розуэллском инциденте. Командование ВВС сразу же проявило серьезный интерес к неопознанным летающим объектам.

Факт: 9 июля 1947 года бригадный генерал Джордж Шульген, начальник отдела материального снабжения воздушной разведки, попросил ФБР оказать помощь в расследовании сообщений о летающих тарелках. Он хотел узнать, не являются ли эти сообщения результатом попыток советских агентов или прокоммунистически настроенных американцев "вызвать массовую истерию и страх перед секретным русским оружием". Достоверны ли показания свидетелей или они просто хотят прославиться? Есть ли в деле политическая подоплека? Генерал хотел, чтобы ФБР ответило на эти вопросы.

Шульген сообщил ФБР, что его ведомство задействовало всех своих ученых с целью определить, "может ли подобный феномен иметь место в действительности". В присутствии нескольких ученых и психолога он лично допросил одного пилота, видевшего неопознанный летающий объект. Подвергнутый интенсивному допросу, пилот "остался непреклонен в своем убеждении, что он видел летающий диск". Шульген сказал, что исследование проводилось "на основе предположения, что летающие объекты могут быть либо небесными феноменами, либо неизвестными механическими устройствами, управляемыми на расстоянии". Иными словами, летающие тарелки могли иметь либо чужеродное (читай — советское), либо природное происхождение. (Это был не последний раз, когда ФБР узнавало о возможности «небесного» происхождения.)

Генерал Шульген заверил ФБР в отсутствии оборонных проектов, которые могли бы объяснить сообщения о летающих дисках, и высказал предложение о более тесном сотрудничестве. Он сказал, что направит в ФБР "отчеты ученых и все находки, которые имеются в распоряжении различных подразделений ВВС", и "если ФБР проявит заинтересованность в сотрудничестве в этом вопросе", то он привлечет все силы и средства для "окончательного решения проблемы".

Два года спустя в одном известном журнале появилась статья с утверждением, что в разведке ВВС с большой неохотой относились к расследованию сообщений о летающих тарелках, поскольку многие офицеры считали, что эта тема не представляет никакого практического значения.

К тому времени в крупных газетах были опубликованы уже десятки статей о появлении круглых блестящих металлических объектов, окрещенных "летающими тарелками". Особняком стояло сообщение Кеннета Арнольда от 24 июня (первое, получившее широкую огласку, но так и оставшееся без объяснения), а также сообщение о девяти летающих тарелках, встреченных в воздухе 4 июля капитаном Е. Дж. Смитом и членами команды самолета компании "Юнайтед эрлайнс" (оно также осталось без объяснений). Много лет спустя исследователи НЛО, изучив многочисленные подшивки местных газет, обнаружили не десятки или сотни, а несколько тысяч подобных сообщений на всей территории США, а также в других странах. Большинство местных сообщений не было опубликовано в общенациональных газетах. Поэтому, когда генерал Шульген обратился в ФБР за помощью, никто в армии или правительстве США не знал об истинных масштабах ситуации.

Факт: Гувер сказал: "Я бы сделал это".

Заместитель директора ФБР Дэвид М. Лэдд полагал, что допросы свидетелей не принесут никакой пользы. По его словам, "было установлено, что подавляющее большинство сообщений о так называемых дисках — чистой воды мистификация". Однако Клайд Толсон, которого называли правой рукой Гувера, не согласился с ним. "Полагаю, нам нужно это сделать", — написал он Гуверу. Последний согласился с Толсоном, но на определенных условиях: "Я бы сделал это, но сначала мы должны получить доступ ко всем найденным дискам. К примеру, если взять "луизианское дело", там военные сразу же присвоили объект и не позволили нам сделать хотя бы поверхностную оценку".

Гувер требовал доступа ко всем дискам, поскольку считал, что именно ФБР, с помощью своих ученых и лабораторий, сможет определить происхождение дисков или их отдельных частей. Если некоторые части не были произведены в США, то оставалась вероятность, что диски являются формой саботажа или психологической войны против этого контакта.

Под "луизианским делом" Гувер имел в виду самодельное устройство, обнаруженное в Шривпорте, штат Луизиана, 7 июля 1947 года. Кто-то собрал модель летающей тарелки и подбросил ее на чужой участок, повидимому, желая пошутить. Агенты армейской разведки узнали об этом и изъяли модель для анализа, прежде чем у местного агента ФБР появилась возможность взглянуть на нее. Естественно, не было обнаружено ничего необычного: в основном механические и электрические детали, на многих из которых стоял штамп "Сделано в США". Этот случай был далеко не единственным, занесенным в архивы ФБР того времени. Очевидно, некоторые граждане сочли сообщения о летающих тарелках удобной мишенью для шуток и решили воспользоваться этой возможностью. В архивах перечислено около двух десятков подобных мистификаций среди сотен подлинных свидетельств.

Гувер формально одобрил рекомендацию Толсона; так начался двухмесячный период официального расследования, за которым последовали годы негласного сбора информации об НЛО через ВВС и другие источники. Все материалы сразу же засекречивались.

В 1976 году, когда я послал в ФБР запрос о наличии любых сведений, связанных с НЛО и попадающих под действие недавно изданного закона о свободе информации, то не ожидал получить вразумительный ответ. Явных доказательств того, что ФБР занималось расследованием дел об НЛО, никогда не существовало.

Одним из хорошо информированных людей был капитан Эдвард Дж. Руппельт, первый руководитель проекта "Синяя книга" (официальный проект ВВС по исследованию НЛО, который осуществлялся с 1952 по 1969 год). Он описал историю первых восьми лет исследований в своей книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах". По словам Руппельта, ФБР "никогда не проявляло официального интереса" к сообщениям об НЛО. Поэтому я был удивлен, узнав о том, что в секретных, материалах ФБР содержится более 1000 страниц документов, связанных с НЛО. Я обнаружил, что в архивах ФБР хранятся ранние отчеты, отсутствующие в материалах проекта "Синяя книга", который считается полным собранием официальных сведений и документов об НЛО, опубликованным под эгидой ВВС США. Еще больший интерес представляет тот факт, что в архиве ФБР содержатся мнения и комментарии, высказанные офицерами ВВС за первые годы исследований — например, о том, что "некоторые военные специалисты всерьез рассматривали возможность появления инопланетных кораблей над территорией США".

Глава 2. "Секретный материал — Х": реальные "секретные материалы"

Агенты посылали неофициальные рапорты о летающих тарелках в свою штаб-квартиру уже в течение нескольких недель, но 30 июля 1947 года во все местные отделения ФБР поступила следующая директива: "Вы должны расследовать каждое свидетельство или сообщение о летающих дисках с целью убедиться, являются ли они достоверными, воображаемыми или эта умышленная мистификация… Все поступающие сведения и результаты ваших исследований должны немедленно пересылаться в Бюро по телетайпу…"

В директиве особо оговаривалось, что агенты ФБР должны направлять копии своих рапортов следователям из ВВС. Согласно этой директиве, разведка ВВС имела "некоторые подозрения, что слухи о неопознанных летающих объектах распространяются подрывными элементами с целью нагнетания массовой истерии". Однако ВВС также сообщило ФБР, что с помощью буксирного троса можно прицепить к самолету несколько дискообразных планеров. Будучи высвобожденными, такие диски "набирают огромную скорость и опускаются к земле по пологой дуге". Появление столь нелепой гипотезы указывает на то, что по крайней мере некоторые исследователи считали тарелки реальными объектами и пытались понять, можно ли идентифицировать их как летательные аппараты иностранного производства.

За следующие два месяца агенты ФБР опросили более десятка свидетелей и не нашли доказательств подрывной деятельности, зато нашли свидетельства существования летающих тарелок. Вот несколько рапортов.

17 СЕНТЯБРЯ 1947 ГОДА ТЕМА.: ЛЕТАЮЩИЕ ДИСКИ СЕКРЕТНЫЙ МАТЕРИАЛ — Х.

Этот заголовок предваряет беседу агента ФБР с Фредом Джонсоном, изыскателем по профессии. Джонсон послал в ВВС письмо с утверждением, что он видел такие же объекты, как в опубликованном описании Кеннета Арнольда, и примерно в то же время (после полудня 24 июня).[5] ВВС обратилось к ФБР с просьбой допросить Джонсона.

Согласно докладу агента ФБР, Джонсон занимался изысканиями в районе горы Адаме во второй половине дня 24 июня. Увидев объекты, пролетающие в небе, он стал наблюдать их в телескоп (насколько известно, он был первым, кто пользовался телескопом для наблюдения летающих тарелок). Он подтвердил сообщение Арнольда в том, что касалось округлой формы и высокой скорости объектов, и добавил, что по его оценке их диаметр составлял около 30 футов. В поле они слабо покачивались, а перед тем, как исчезнуть в облаке, внезапно "встали на ребро". Когда объекты пролетали над ним, стрелка компаса беспорядочно вращалась во всех направлениях. (Это первое известное сообщение об электромагнитном воздействии летающих тарелок.) Джонсон сказал агенту ФБР, что он узнал о свидетель стве Арнольда лишь несколько дней спустя и написал письмо с целью «удостоверить» это свидетельство. Агент также отметил, что Джонсон "создает впечатление очень надежного человека, достойного доверия", который занимался изысканиями на северо-востоке США в течение сорока лет.

В проекте "Синяя книга" свидетельство Фреда Джонсона занимает особое место. Это первое из приблизительно 700 необъяснимых сообщений об НЛО, собранных на момент закрытия проекта в 1969 году.[6] Учитывая тот факт, что разница во времени между наблюдениями Арнольда и Джонсона составляет несколько минут, любознательный читатель может спросить, почему свидетельство Арнольда не считается первым, а Джонсона — вторым. Дело в том, что аналитики ВВС пришли к неожиданному выводу: оказывается, Арнольд видел мираж. Разумеется, вывод о том, что объекты, наблюдаемые Арнольдом и Джонсоном, попадают сразу в обе категории (объяснимых и необъяснимых), выглядит по меньшей мере странно. Это лишь один из примеров нелогичного отношения ВВС к сообщениям о неопознанных летающих объектах.

4 СЕНТЯБРЯ 1947 ГОДА.

КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР.

ОТ: SAC ФИНИКС, АРИЗОНА.

ТЕМА: СООБЩЕНИЯ О ЛЕТАЮЩИХ ДИСКАХ.

Это начало письма, направленного в штаб-квартиру ФБР, где содержится интервью с Уильямом Роудсом из Финикса, штат Аризона, который сделал две фотографии летающей тарелки неподалеку от своего дома.

Объект на фотографиях имел значительное сходство с объектами из описания Кеннета Арнольда. Роудс отдал негативы ФБР и получил уведомление о том, что их передадут в распоряжение разведки ВВС и что он, возможно, больше никогда не увидит их. Так и случилось.

Через полтора года эти фотографии были опубликованы в разведывательном отчете, который первоначально проходил под грифом "совершенно секретно" и был озаглавлен "Анализ инцидентов с летающими объектами в США". Этот отчет был опубликован совместно с Управлением воздушной и морской разведки. В нем говорится, что "фотографии были изучены экспертами, подтвердившими их подлинность". (Этот документ, который обсуждается в главе 5, был рассекречен лишь в 1985 году.)

11 АВГУСТА 1947 ГОДА ТЕМА: ЛЕТАЮЩИЕ ДИСКИ СЕКРЕТНЫЙ МАТЕРИАЛ — Х.

Это начало телетайпного сообщения из Портленда, штат Орегон, где говорится о том, что бывший пилот ВМС дважды видел таинственный летающий объект вечером 6 августа 1947 года. Пилот пролетал неподалеку от аэропорта Трай-Сити в Миртл-Крик, штат Орегон, на высоте около 400 футов, когда впервые увидел блестящий сферический объект на высоте, которую он оценил от 5000 до 8000 футов. Объект двигался по восходящей траектории в восточном направлении со скоростью около 1000 миль в час, не оставляя за собой инверсионного следа.

После исчезновения объекта пилот посадил свой самолет, но через некоторое время снова взлетел, выполняя тренировочный полет со своим пассажиром, курсантом летного училища. В полете он опять увидел сферический объект, удаляющийся на большой скорости. По его оценке диаметр объекта составлял примерно 30 футов; по оценке курсанта диаметр сферы достигал 50 футов. Этот второй объект улетел вверх на огромной скорости и скрылся из виду в течение 45 секунд. Во время наблюдения небо было совершенно ясным и солнце стояло низко над западным горизонтом.

СРОЧНО, 13 СЕНТЯБРЯ 1947 ГОДА ЛЕТАЮЩИЕ ДИСКИ…

Это телетайпное сообщение содержит следующие строки:

"Начальник полиции города Портленд, штат Орегон, утверждает, что примерно в 17.15 по местному времени он наблюдал объект, похожий по размеру на метеорологический воздушный шар, который, казалось, был сделан из алюминия или другого блестящего металла. Объект быстро пролетал над Портлендом с северо-запада на юго-восток на высоте, приблизительно оцениваемой в 10 000 футов. Затем объект стал уходить к югу и исчез вдали примерно через минуту. Его также наблюдали Другие офицеры портлендской полиции… проводится расследование".

Рапорт, последовавший за сообщением, начинается с заголовка "ЛЕТАЮЩИЕ ДИСКИ, СЕКРЕТНЫЙ МАТЕРИАЛ — Х". Там представлены показания нескольких полицейских, дежуривших в юго-восточной части Портленда, которые видели объект, летевший с северо-запада.

Связавшись по рации с другими полицейскими, находившимися дальше к югу, они попросили их проследить за объектом, но те не успели этого сделать. Сам начальник полиции Леон Дженкинс сказал, что сначала принял объект за метеорологический зонд, но "дальнейшее наблюдение убедило его в том, что это исключено, так как скорость полета была очень высокой". По его словам, "пока [объект] поворачивал на юг, его форма как будто начала меняться и на мгновение стала яйцеобразной. Он исчез через 30 секунд.

15 АВГУСТА 1947 ГОДА, 17.45 ДИРЕКТОРУ ФБР, СРОЧНО.

В "Секретных материалах" о летающих дисках содержится много показаний, собранных ВВС и затем переданных в распоряжение ФБР. Сюда входят многочисленные показания пилотов, полисменов и обычных людей. В большинстве случаев, кроме одного, объекты находились на довольно большом расстоянии от наблюдателей.

Случай, о котором идет речь, произошел с А. К. Ури и его сыновьями, жившими в каньоне Снейк-Ривер у водопада Твин-Фоллс, штат Айдахо. Примерно в 13.00 13 августа 1947 года Ури "послал мальчиков к реке принести канат из лодки. Когда ему показалось, что они слишком задерживаются, он вышел из сарая, где хранились инструменты. Ребята стояли примерно в 300 футах от него и смотрели на небо. Ури тоже поглядел вверх и увидел летающий диск". Этот странный объект летел на высокой скорости вдоль каньона, глубина которого здесь составляла около 400 футов, а ширина — 1200 футов. Объект летел примерно в 75 футах над ложем каньона и то поднимался, то опускался, как бы повторяя контуры холмистой земли внизу.

По оценке Ури, длина объекта составляла около 20 футов, ширина и высота — 10 футов; по обоим бортам просматривалось нечто вроде сопел или выхлопных дюз. По форме он был похож на котелок с плоским дном и куполообразной верхней частью. Ури полагал, что из-за голубого цвета его было бы очень трудно разглядеть на фоне неба, но он был хорошо заметен на фоне стен каньона. За объектом тянулись два огненных следа цилиндрической формы, похожие на выхлопы ракетного двигателя. Когда объект пролетал над деревьями, их кроны не раскачивались, а скорее закручива лись, и это дает основания предполагать, что под ним находилась воздушная воронка. Ури и его сыновья наблюдали за объектом в течение нескольких секунд, пока он не исчез за деревьями примерно в миле от них. Он оценил скорость объекта как 1000 миль в час.

ФБР узнало, что Ури и его сыновья были не единственными свидетелями появления летающей тарелки 13 августа 1947 года. Бывший шериф Л. У. Хоукинс со своим спутником находился возле дамбы Салмон-Ривер, примерно в 40 милях юго-западнее Твин-Фоллс; они видели в небе два круглых блестящих предмета, летевших на огромной скорости. По словам Хоукинса, через некоторое время они услышали звук, напоминающий отдаленный рев двигателя.

Свидетельства очевидцев, о которых упоминается в этой главе, составляют лишь малую часть "Секретных материалов" ФБР. Мы расскажем и о других, но сначала необходимо поведать историю секретного расследования ВВС, предпринятого с целью установить истинную природу НЛО.

Глава 3. Секретное расследование ВВС

…реальные, а не воображаемые или фиктивные…

Генерал-лейтенант Натан Твининг сентябрь 1947 г.

В течение июля, августа и сентября 1947 года в штабквартиру ФБР поступило более двух десятков рапортов и других документов ВВС, связанных с НЛО. Считается, что все эти рапорты и документы находятся в архивах проекта "Синяя книга", однако некоторые из них были обнаружены только в архиве ФБР.

В одном из таких документов содержится ранняя оценка "ситуации с летающими тарелками". Он не имеет даты и подписи, но его расположение во временной последовательности архива указывает на то, что он был составлен в конце июля, после сбора и анализа первых сообщений.

После детального изучения докладов, отобранных по принципу надежности и достоверности, было сделано несколько выводов:

а) Ситуация с летающими тарелками не является плодом воображения или неправильной интерпретации природных феноменов. Летающие объекты действительно существуют.

б) Отсутствие запросов от высшего руководства, по сравнению со срочными и настоятельными запросами, приходившими сверху в связи с другими, более ранними событиями, придает дополнительный вес предположению о том, что это отечественный проект, о котором знает президент и другие лица, отвечающие за безопасность страны.

в) Чем бы ни являлись эти объекты, об их физических характеристиках можно сказать следующее:

1. Поверхность объектов обладает внешними признаками металла, что указывает по меньшей мере на металлическую оболочку.

2. Когда объект оставляет след, он представляет собой светлую голубовато-серую дымку, похожую на выхлоп ракетного двигателя. В противоположность ракетным двигателям твердотопливного типа, описанным в большинстве случаев, одно наблюдение указывает на двигатель жидкостного типа.

3. Согласно общему мнению, объекты имеют круглую или эллиптическую форму с плоским дном и куполообразной выпуклостью на вершине. Размер объектов в большинстве оценок соответствует размеру С-54 или "Констеллейшн".[7]

4. В некоторых сообщениях упоминаются два триммера, расположенных сзади и симметрично относительно оси движения объекта.

5. Иногда сообщается о наблюдении одновременно нескольких объектов (от 3 до 9), летящих в четком строю с большой скоростью.

6. При полете объекты покачиваются в горизонтальной плоскости, возможно, они выполняют "змейку".[8]

Вполне возможно, что эта сводка была написана подполковником Джорджем Д. Гарреттом из Управления разведки ВВС в Пентагоне, который 19 августа 1947 года сообщил офицеру связи ФБР специальному агенту Рейнольдсу, что, хотя высшие чины в министерстве оказали "огромное давление" на разведку ВВС с целью определить причину появления неопознанных летающих объектов над Швецией летом 1946 года, эти же выс шие чины "проявили полное безразличие" к появлению таких же объектов над Америкой. По словам Гарретта, многие свидетели были "опытными наблюдателями, достойными доверия", и это означало, что "они видели нечто вполне реальное". Отсюда он сделал вывод, что "кто-то в правительстве знает все об этих объектах".

Предположения подполковника Гарретта заставили ФБР обратиться с дальнейшими вопросами к командованию ВВС; необходимо было убедиться, что сотрудники Бюро не тратят время впустую, расследуя секретный проект Министерства обороны.

Бригадный генерал Шульген, первоначально контактировавший с ФБР, обещал навести справки. 5 сентября 1947 года генерал Шульген сообщил: "Полный обзор исследовательской деятельности по нашей линии позволяет утверждать, что в военно-воздушных силах США не ведется никаких работ над созданием объектов, чьи характеристики были бы сходны с теми, которые приписываются летающим дискам".

Хотя Гарретт и автор вышеозначенного документа (возможно, тоже Гарретт) ошибались в своем предположении, что летающие диски были частью секретного проекта ВС США, вывод об информированности членов высшего командования, скорее всего, был обоснованным. Говоря конкретнее, если материалы, обнаруженные в начале июля в окрестностях авиабазы Розуэлл (см. главу 1), действительно были остатками инопланетного космического корабля, то несколько высших правительственных чиновников и членов командования (генералов с четырьмя звездами и людей, находившихся в их непосредственном подчинении) не нуждались в визуальных свидетельствах для доказательства реальности летающих тарелок. Они имели вещественное доказательство этого факта.

Затем, после "первого шока открытия", представители высшего командования осознали, что они нуждаются в свидетельствах очевидцев, чтобы узнать места наиболее частого появления неопознанных летающих объектов и «тактику» их поведения. Если они хотели получить свидетельства очевидцев и при этом строго ограничить доступ к розуэллским материалам, перед ними стояла двоякая цель: во-первых, приступить к тайному расследованию, а во-вторых, официально отрицать любые доказательства реальности летающих тарелок. В свою очередь отрицание могло производиться двумя способами: либо заявлять об отсутствии убедительных доказательств, либо вести себя так, словно доказательств не существует. С этой целью они особо подчеркивали важность сбора визуальной информации.

С другой стороны, если нижние чины (бригадные генералы, полковники, капитаны и так далее) самостоятельно, без намеков сверху, приходили к выводу о наличии потенциальной угрозы, исходящей от летающих тарелок, и начинали собирать и анализировать информацию в процессе своей обычной разведывательной деятельности, высшее командование могло даже не касаться этой темы.

Таким образом, если розуэллские материалы действительно имели внеземное происхождение, процитированный в начале этой главы документ свидетельствует о том, что к концу июля меры безопасности были приняты и над вещественным доказательством опустился "железный занавес".[9]

Предположим, что инопланетный летательный аппарат действительно был обнаружен в июле 1947 года, и ограниченный круг лиц (президент, представители высшего командования и ведущие ученые) по какой-то причине решили, что факт его существования должен храниться в абсолютном секрете. Тогда логично спросить: почему в ранних секретных документах ВВС, опубликованных за последние 20 лет, нет никаких упоминаний о вещественных доказательствах? Человек, незнакомый с правилами составления совершенно секретных документов, мог бы ожидать подобных упоминаний, однако в аутентичных правительственных документах, опубликованных до сих пор, нет никаких намеков на крушение инопланетного корабля. Фактически в некоторых документах даже указано на отсутствие каких-либо материальных остатков крушения. Доказывает ли это; что розуэллские материалы не являются остатками внеземного летательного аппарата? Нет, и вот почему.

Если существование вещественных доказательств скрывалось на высочайшем уровне военного и гражданского командования, то ссылки на отсутствие доказательства в правительственных документах могут указывать на то, что их авторы либо не принадлежали к "внутреннему кругу" осведомленных лиц, либо получили соответствующий приказ. Естественно, что сотрудник военной разведки, получивший такой приказ, не остановится перед ложью для сокрытия улик. В следующих главах, где речь пойдет о розуэллском инциденте, я объясню, почему идея о сокрытии улик согласуется с имеющейся информацией.

Хотя в этой книге высказывается неоднозначное отношение к гипотезе инопланетного происхождения розуэллских материалов, мое мнение по поводу свидетельских показаний вполне однозначно. Его можно сформулировать так: некоторые люди в правительстве давно знали об истинном значении свидетельских показаний, но предпочли не говорить об этом американскому народу. Они похоронили это знание в своих "Секретных материалах".

Пока агенты ФБР допрашивали свидетелей и собирали информацию, разведка ВВС упорно работала, стараясь найти некий смысл в сообщениях о летающих тарелках. Летом 1947 года (точная дата неизвестна, возможно, в конце июля или в начале августа) генерал Шульген попросил Управление материально-технического обеспечения (АМС) авиабазы «Райт-Филд» (ныне авиабаза "Райт-Паттерсон") в Дейтоне, штат Огайо, проанализировать свидетельства, собранные разведкой ВВС, и высказать обоснованное мнение. В АМС было подразделение технической разведки под кодовым названием Т-2 и инженерное подразделение под названием Т-3. Сотрудники этих отделов были научно и технически квалифицированными специалистами ВВС, чья работа заключалась в анализе иностранных летательных аппаратов для определения уровня технологии и боевых характеристик.

Некоторые сотрудники Т-2 и Т-3 уже интересовались сообщениями о летающих тарелках, пос кольку они принимали участие в изучении конструкции тарелкообразного летательного аппарата "с низким аспектным отношением", существовавшего в чертежных разработках немецких ВВС во время Второй мировой войны. Эти чертежи и даже некоторые ученые, работавшие над ними, были переправлены в США для послевоенных исследований. Они знали, что другие немецкие ученые вместе со своими чертежами были захвачены и попали в Советский Союз. Напрашивалась мысль, что разработки по чертежам осуществлялись военным ведомством либо в США, либо в Советском Союзе. По крайней мере, специалисты из Т-2 и Т-3 были более склонны признать такую возможность, в отличие от большинства людей, считавших, что для полета самолету необходимы крылья и общая Т-образная форма.

Получив запрос, эти сотрудники проанализировали свидетельства очевидцев и написали секретный отчет, который, за подписью командующего АМС генераллейтенанта Натана Твининга, был направлен генералу Шульгену. Письмо, датированное 23 сентября 1947 года, выражало общее позитивное отношение и даже содержало некоторые словесные формулировки отчета, обнаруженного в архиве ФБР (частично приводится в начале этой главы). Согласно письму, выбор ученых и инженеров АМС был основан на материалах допросов, предоставленных генералом Шульгеном. Там не упоминается о какой-либо другой информации, кроме свидетельств очевидцев.

По мнению специалистов, "феномен представляет собой нечто реальное, а не вымысел или попытку ввести в заблуждение". Было также отмечено, что "в целом объекты имеют дискообразную форму, а их размеры соответствуют размерам среднего самолета". Упоминалось о металлическом блеске и круглом или эллиптическом сечении корпуса с плоским дном и куполообразным выступом в верхней части.

Объекты характеризовались "очень высокой маневренностью и отсутствием шума в полете". В письме говорится, что "при нынешнем развитии технологии США возможно — при условии капитальных конструкторских и инженерно-технических работ — построить пилотируемый летательный аппарат тарелкообразной формы, который сможет совершать полеты в радиусе 7000 миль на субзвуковой скорости". По мнению ученых и инженеров АМС, конструкция летающих тарелок была основана на хорошем понимании принципов аэродинамики в сочетании с высокотехнологичными материалами и новым, более совершенным устройством реактивного двигателя. Иными словами, существование летающих тарелок представлялось не только возможным, но и вполне вероятным!

В письме подразумевалось, что объекты могут иметь "отечественное происхождение, будучи результатом совершенно секретного проекта, неизвестного АМС". С другой стороны, рассматривалась более тревожная возможность, а именно, что "некая иностранная держава изобрела двигатель, возможно, ядерного типа, устройство которого находится за пределами наших текущих возможностей". Однако "отсутствие материальных доказательств в форме обломков крушения" помешало АМС с уверенностью идентифицировать летательный аппарат, Далее в письме содержалась рекомендация об учреждении секретного проекта для координации между Вооруженными силами, ВМС, Комиссией по атомной энергии, Объединенным комитетом по научно-исследовательским и конструкторским работам (RDB), научным консультативным советом ВВС (AFSAB), проектом «РАНД» с целью изучения сообщений о летающих тарелках. И наконец, в письме говорилось о том, что АМС "продолжит расследование в рамках своих полномочий для более точного определения природы данного феномена". Письмо заканчивалось сообщением о том, что EEI (основные разведывательные данные) будут "немедленно сформулированы для передачи по оперативным каналам". (Эти EEI были необходимы для того, чтобы помогать оперативникам военной разведки по всему миру собирать информацию о летающих тарелках иностранного производства, особенно советских и стран советского блока.)

Ссылка на "отсутствие материальных доказательств" подразумевает, что розуэллские материалы либо не имели ничего общего с летающими тарелками, либо, если имели, что Твининг не знал об этом. Есть еще третья возможность: Твининг и аналитики АМС знали о достоверности розуэллских материалов, но не могли упоминать об этом в письме, проходившем под обычным грифом секретности.

Могло ли быть так, что Твининга не поставили в известность о розуэллских материалах? Да, могло. Твининг хорошо понимал, что он не знает обо всех военных исследованиях, проводившихся в США. Из письма следует, что объекты могут иметь "отечественное происхождение" и быть "результатом совершенно секретного проекта, неизвестного АМС". Это хороший пример, иллюстрирующий защиту совершенно секретной информации в государственных учреждениях.

Информация с грифом "совершенно секретно" часто фрагментировалась или разделялась на отдельные «блоки», и человеку открывали доступ только к тем материалам, в которых он нуждался для выполнения своей задачи. Лишь несколько человек в верхних эшелонах правительства и военных ведомств знало все — или почти все — о секретных исследованиях. Они определяли уровень информированности своих сотрудников и предо ставляли им "особый доступ" только к необходимой информации. Такая система дробления информации была разработана во время Второй мировой войны для защиты сведений о ядерном оружии и других секретных технологических проектах (например, о радаре, бомбовом прицеле и дистанционном взрывателе).

Хотя генерал-лейтенант Твининг возглавлял АМС, он находился в подчинении у членов высшего командования (генералов с четырьмя звездами, таких, как начальник штаба ВВС США генерал Карл Шпаатц в 1947 году и генерал Хойт Ванденберг в 1948 году). Следовательно, он знал, что даже в АМС могут существовать проекты, известные высшему командованию, но неизвестные ему в соответствии с принципом ограниченного доступа к абсолютно секретной информации. Далее, судя по содержанию письма, он пришел к логичному предположению, что бригадный генерал Шульген тоже не знает о проекте, который привел к созданию "ситуации с летающими тарелками".

Остается еще четвертая возможность. Твининг знал, что розуэллские материалы имеют внеземное происхождение, но люди, составившие и напечатавшие письмо, переданное ему на подпись, не знали об этом. Сотрудники Т-2 и Т-3, писавшие письмо, основывали свои выводы на свидетельских показаниях, полученных от генерала Шульгена. Они упоминали об отсутствии вещественных доказательств и о возможности существования секретного проекта, который находится "за пределами нашей компетенции". Вполне возможно, что, получив это письмо, Твининг просто подписал его, не исправляя утверждений об отсутствии вещественных доказательств в "секретном проекте".

Наиболее важным в письме Твининга представляется то обстоятельство, что к концу сентября 1947 года аналитики из технической разведки ВВС пришли в выводу, что летающие тарелки являются "реальными неопознанными объектами". Важно знать об этом раннем выводе, поскольку уже через несколько лет, когда проблема летающих тарелок приобрела широкую огласку и стала политизированной, ВВС публично объявило о том, что все свидетельские показания, включая самые ранние, имеют вполне прозаическое объяснение. Как мы убедимся, это заявление было ложным или ошибочным.

Разведка ВВС была серьезно обеспокоена тем, что Советский Союз мог получить преимущество перед США благодаря продолжению новаторских разработок немецких авиационных инженеров Вальтера и Рейнера Хортонов. Хортоны изобрели летательный аппарат, основным конструкционным элементом которого был не фюзеляж, а широкое крыло с изогнутым передним краем — так называемое "летающее крыло". Исследователи из ВВС задавались вопросом, мог ли Советский Союз действительно сконструировать такой летательный аппарат и, в случае положительного ответа, каким образом такой аппарат мог появиться над территорией США. Штаб ВВС направил в службу контрразведки (CIC) запрос о судьбе братьев Хортон, а также о любой информации из иностранных государств, которая могла бы объяснить происхождение летающих тарелок. В дополнение к запросу в контрразведку были направлены EEI, упомянутые в конце письма генерала Твининга. Эти EEI, рассекреченные армейской службой безопасности (ASA) лишь в 1994 году, доказывают, что ВВС проявляло серьезное беспокойство по поводу поразительных летных качеств неопознанных летающих объектов. Ранее секретное письмо, обнаруженное в архиве 970-го оперативного отдела CIC и датированное 20 октября 1947 года, в частности гласит:

1. К сему прилагаются EEI, составленные на авиабазе «Райт-Филд», штат Огайо, в связи с недавним появлением летающих тарелок над территорией США.

2. Доводим до вашего сведения, что АМС в Райт-Филд проводит исследование по этому вопросу и сооружает модели для последующих испы таний в аэродинамической трубе. При конструировании моделей используются свидетельства очевидцев. АМС придерживается мнения, что некие объекты, условно названные летающими тарелками, действительно существуют.

Из этого документа явствует, что специалисты АМС считали тарелки реальными летательными аппаратами. Далее он подтверждает, что около 50 лет назад ВВС сооружало модели летающих тарелок для испытания в аэродинамической трубе.

В документе EEI специалисты из АМС обсуждали работу братьев Хортон и предполагали, что Советы, возможно, ускорили работы по созданию "летающего крыла" и, таким образом, обогнали США в области авиационной технологии. Хотя это предположение в конечном счете оказалось неверным, оно вызвало значительное замешательство в последующие годы, когда сотрудники АМС и офицеры среднего звена ВВС пытались определить, являются ли летающие тарелки иностранными летательными аппаратами или космическими кораблями с другой планеты.

28 октября 1947 года, в тот самый день, когда 970-й оперативный отдел CIC разослал EEI своим агентам, отдел материально-технического обеспечения AFI под руководством генерала Шульгена подготовил сводный меморандум, основанный на списке основных разведывательных данных, предоставленном АМС. Меморандум был составлен для подведения промежуточного итога сообщений о летающих тарелках. Большая часть этого меморандума, скорее всего написанная подполковником Джорджем Гарреттом, представляет собой дословную копию списка разведывательных данных АМС. В меморандуме Гарретта курсивом выделены слова, которые он добавил к оригинальному документу:

"Сообщения о так называемых летающих тарелках, или объектах дискообразной формы были получены от многочисленных наблюдателей из разных мест, таких, как США, Аляска, Канада, Венгрия, остров Гуам и Япония. Рапорты поступали от квалифицированных специалистов, включая кадровых офицеров ВВС. Наблюдения проводились как на земле, так и в воздухе".

Летом 1947 года было лишь несколько газетных сообщений о летающих тарелках, появившихся над территорией других стран. Это дало скептикам, не обладавшим доступом к информации ВВС, повод для утверждений, что летающие тарелки не могут иметь инопланетное происхождение, так как в противном случае они появлялись бы и над территорией других стран. Однако из меморандума мы можем узнать то, что AFI и ЦРУ знали уже в 1947 году: тарелки наблюдались и в других странах. В приведенном абзаце также указано, что не все наблюдатели были «обычными» людьми, не способными отличить летающую тарелку от природного феномена. Многие из них были кадровыми офицерами ВВС.

В черновике меморандума подполковника Гарретта дословно воспроизводится список "обычно сообщаемых характеристик":

1. Относительно плоское днище и высокая отражающая способность.

2. Абсолютное отсутствие звука, если не считать отдаленного рева при выполнении особо сложных маневров с большой перегрузкой.

3. Крайне высокая маневренность и очевидная способность к свободному парению.

4. Овальное или круглое сечение с куполообразной выпуклостью на вершине.

5. Отсутствие инверсионного следа (за исключением нескольких случаев).

6. Способность быстро исчезать на высокой скорости либо буквально растворяться в воздухе.

7. Способность появляться внезапно, как будто спикировав с огромной высоты.

8. По разным оценкам размер объектов чаще всего соответствует размерам самолетов типа С-54 или «Констеллейшн».

9. Способность к быстрому и согласованному движению в относительно плотном строю (при наблюдении нескольких объектов).

10. Способность к маневрам уклонения указывает на ручное управление или на способ дистанционного направления, который находится за пределами современных технологических возможностей.

11. При определенных условиях объекты могут проделывать в облаках отверстия шириной до полумили. Этот феномен наблюдался лишь в одном случае [sic!].

Этот документ говорит о том, что в распоряжении ВВС было достаточно достойных доверия свидетельств для составления списка вполне конкретных и часто поразительных характеристик. Хотя эти характеристики не были опубликованы и появлялись лишь в секретных документах, они не были тайной для гражданских исследователей НЛО. Особый интерес представляют пункты 2, 3, 6, 7 и 10. В то время в США не было бесшумных летательных аппаратов, и лишь вертолеты могли зависать в воздухе, но их маневренность оставляла желать лучшего. Таким образом, пункты 2 и 3 не соответствуют качествам летательных аппаратов того времени. Пункты 6 и 7 указывают на то, что объекты могут двигаться с огромным ускорением и становиться практически невидимыми для наблюдателя.

Существуют многочисленные свидетельства о внезапном появлении, исчезновении или "скачках в пространстве", выполняемых НЛО, но до недавних пор у гражданских уфологов (людей, исследующих свидетельства об НЛО и занимающихся изучением этого феномена) не было никаких видеоматериалов — только показания очевидцев. Однако ныне существует несколько видеозаписей НЛО, разгоняющихся и движущихся с огромной скоростью.[10] В пункте 9 указано, что объекты находятся под разумным контролем, а не являются каким-то необычным, ранее неизвестным природным феноменом.

В черновике меморандума Гарретта говорится, что первые наблюдения НЛО происходили в середине мая 1947 года (до инцидента с Кеннетом Арнольдом). Пик активности пришелся на начало июня, а последние сообщения пришли из Торонто 14 сентября. Далее там сказано, что "в целях анализа и оценки" объекты рассматривались как "управляемые летательные аппараты советского происхождения". (Примечание: Гарретт и аналитики из АМС должны были исходить из предположения, что объекты находятся под разумным контролем, поскольку они выполняют маневры уклонения.)

Отдел АМС в Райт-Филд был не единственным разведывательным учреждением ВВС, серьезно относившимся к сообщениям о летающих тарелках. Документы, рассекреченные в течение последних 10 л„т, доказывают, что AFOIN (здесь и далее под аббревиатурой AFI) выполнял собственное исследование этого феномена. Ранее секретный отчет AFI под названием "Анализ сообщений о летающих дисках", составленный поздней осенью 1947 года, был основан на визуальных свидетельствах, а также на нескольких сообщениях, поступивших из службы радарного контроля. "Наблюдатели в основном достойны доверия, а в некоторых случаях свидетельства очевидцев перекрестно подкрепляют друг друга", говорилось в отчете. Характеристики неопознанных летающих объектов, перечисленные в отчете AFI, в целом такие же, как в сводном меморандуме АМС, включая "способность парить и появляться неожи данно, словно на выходе из глубокого пике; исчезать или растворяться, возможно, за счет резкого увеличения скорости; быстро группироваться в строй и предпринимать маневры уклонения".

Согласно отчету AFI, были предприняты следующие действия:

1. Подробный анализ показаний очевидцев (большинство осталось без объяснения).

2. Наведение справок во всех учреждениях и организациях, которые могли разрабатывать новейшую секретную модель круглого летательного аппарата (ответ везде отрицательный).

3. В АМС отправлен запрос с предложением дополнительно проанализировать данные и составить собственное мнение (АМС ответило письмом генерала Твининга от 23 сентября).

4. В ФБР отправлен запрос с предложением рассмотреть возможность подрывной коммунистической деятельности (таковой не обнаружено).

5. В Метеорологическую службу США отправлен запрос с предложением дать оценку свойствам неопознанных объектов и определить, являются ли они метеорологическими зондами (ответ отрицательный).

6. Анализ вероятности того, что иностранное государство (например, Советский Союз) могло обогнать США в технологической гонке.

AFI не обнаружило доказательств того, что какаялибо страна могла изобрести летательные аппараты, обладающие столь уникальными свойствами. Аналитики также отметили, что, если бы даже иностранная держава изобрела и построила такой аппарат, это не объяснило бы появление неопознанных объектов над территорией Северной Америки. Потенциально враждебная страна едва ли стала бы устраивать испытания своих новых самолетов там, где они могли потерпеть крушение или попасть под обстрел ПВО США Несмотря на неспособность определить природу или источник неопознанных летающих объектов, аналитики.

AFI пришли к выводу, что "летающие диски, очевидно, представляют собой нечто реальное и осязаемое, хотя вещественные доказательства, такие, как обломки крушения, в настоящий момент недоступны". Хотя некоторые свидетельства могли быть результатом наблюдения природных или рукотворных феноменов, "вероятность того, что некоторые наблюдатели действительно видели дискообразные объекты, сравнимые по размерам с известными типами летательных аппаратов, не может быть исключена".

Иными словами, AFI пришло к выводу, что летающие тарелки реальны и, возможно, не являются летательными аппаратами иностранного производства. Отчет AFI заканчивается следующим утверждением: "Управление разведки ВВС США продолжит сбор и анализ всех сообщений о появлении летающих объектов, огней, следов и т. д., с целью разрешить ту проблему, которую они собой представляют".

18 декабря 1947 года руководитель AFI генерал Джордж К. Макдоналд написал письмо генерал-майору Креиджу, возглавлявшему управление НИОКР ВВС США. В письме выражалось общее мнение AFI о летающих тарелках (они реальны и нуждаются в исследовании) и далее говорилось, что генерал Макдоналд согласен с предложением генерала Твининга организовать специальный проект для расследования и анализа этого фено мена. 30 декабря 1947 года генерал-майор Крейдж направил командующему АМС генералу Твинингу директиву с предписанием учредить на авиабазе «РайтФилд» специальный проект под кодовым названием «Знак». Цель проекта заключалась в "сборе, сравнении, оценке и распространении по всем заинтересованным правительственным учреждениям любой информации, связанной с атмосферными явлениями и феноменами, которая может быть интерпретирована как имеющая отношение к национальной безопасности США".[11]

Хотя первые приготовления к запуску специального проекта в АМС начались за несколько недель до начала нового, 1948 года, официально он стартовал 22 января. Проект немедленно столкнулся с проблемами: вопервых, с недостаточным финансированием, а во-вторых, сотрудников приходилось «заимствовать», снимая людей с выполнения других проектов. Тем не менее уже через несколько недель армия и ВВС направили первые официальные запросы об информации по летающим дискам. Меморандум армейской разведки представлял собой сокращенный вариант документа АМС-EEI, который мы обсуждали ранее. Меморандум разведки ВВС, выпущенный в феврале 1948 года, не был основан на EEI. В сущности, он представлял собой запрос о базовой свидетельской информации, такой, как время и место, погодные условия, имена свидетелей, число объектов, их скорость, размер и т. д.

Так началась двадцатилетняя эпопея, в ходе которой ВВС попыталось исследовать "царство невозможного" — летающих тарелок. Свидетельские показания произвели на сотрудников проекта «Знак» такое сильное впечатление, что примерно через семь месяцев они попытались убедить начальника штаба ВВС генерала Ванден берга в том, что летающие тарелки являются межпланетными космическими кораблями. Однако Ванденберг отверг эту идею и исключил межпланетные корабли из списка приемлемых объяснений. Его реакция оказала негативное воздействие на специалистов ATIC и заставила их искать другие объяснения (неверная идентификация, ошибка восприятия, иллюзия, умышленная мистификация), которые они сами в большинстве случаев не считали корректными. Возможные основания для отказа и его влияние на историю исследования НЛО обсуждены далее в главе 5.

Как мы убедимся, к тому времени ФБР больше не принимало участия в расследовании феномена летающих тарелок. По крайней мере официально.

Глава 4. Крышки от мусорных баков и сиденья для унитазов

Агенты ФБР официально расследовали сообщения о летающих тарелках в течение месяца; затем расследование было свернуто, так как вокруг него сложилась несколько скандальная ситуация.

В августе 1947 года агенты ФБР узнали, что просьба о помощи, исходившая от ФБР, была не вполне искренней. В письме генерал-лейтенанта Стратемейера, заместителя начальника штаба разведки ВВС, направленном в адрес командующих разведкой 1, 2, 4, 10, 11 и 14-го полков ВВС, он утверждал, что ФБР привлекли к расследованию с целью "избавить перечисленные подразделения ВВС от расследования многочисленных сообщений о неопознанных летающих объектах, которые на поверку оказываются крышками от мусорных баков, сиденьями для унитазов и прочей ерундой". Иными словами, "в то время как офицеры ВВС и ПВО будут допрашивать ответственных наблюдателей, ФБР будет заниматься предметами, обнаруженными гражданскими лицами на земле", то есть всеми случаями мистификации и умышленного обмана.

Письмо с грифом "для служебного пользования", датированное 3 сентября 1947 года, было передано в отделение ФБР в Сан-Франциско подполковником Дональдом Спрингером. Агент послал копию документа в штаб-квартиру ФБР со следующим замечанием: "Возможно, Бюро сочтет необходимым подробнее обсудить с командованием ВВС вопрос о формах расследования, а также высказать свои замечания по поводу неуместных шуток, мягко говоря, оскорбительного содержания".

27 сентября директор Дж. Эдгар Гувер написал письмо генерал-майору Макдоналду. В письме он упомянул о "крышках от мусорных баков, сиденьях для унитазов и прочей ерунде", продемонстрировав таким образом, что ФБР проникло в суть тайных намерений ВВС по поводу расследования неопознанных летающих объектов. Гувер указал, что он "не может допустить, чтобы время и труд нашей организации растрачивались подобным образом", и проинформировал генерала о том, что ФБР больше не будет заниматься расследованием сообщений о летающих дисках. Вместо этого Бюро направит все рапорты и материалы расследований в распоряжение ВВС.

1 октября штаб-квартира ФБР разослала во все свои отделения бюллетень ј 57: "Все дальнейшие рапорты и материалы, связанные с летающими дисками, следует немедленно направлять в ВВС, и агенты Бюро больше не должны предпринимать никаких следственных действий в связи с этим делом". Так закончился период «официального» расследования. За это время агенты ФБР опросили немногим более двух десятков свидетелей. Примерно в 25 % случаев были выявлены поддельные устройства и модели летающих тарелок.

Бюллетень не положил конец сбору данных о тарелках по линии ФБР и не закрыл "Секретные материалы". В письме оперативному агенту в Сан-Франциско, датированном 20 февраля 1948 года и озаглавленном "ЛЕТАЮЩИЙ ДИСК, СЕКРЕТНЫЙ МАТЕРИАЛ — Х", директор ФБР утверждал, что впоследствии Бюро будет собирать информацию от свидетелей, добровольно предлагающих ее, и передавать ее в ВВС, а также "принимать любую информацию, добровольно предоставленную разведкой ВВС". Именно эта последняя фраза делает архив ФБР очень важным для исследователей НЛО, так как в последующие годы представители ВВС снабжали ФБР информацией, скрытой от общественности, и, что еще важнее, ФБР сохранило эту информацию.

Хотя период официального расследования завершился, агенты ФБР допросили еще несколько свидетелей осенью 1947 года. В марте 1948 года в ФБР поступил запрос от Кеннета Уэрри, сенатора штата Небраска, с просьбой прокомментировать наблюдение летающего диска, описанного в письме одного из его избирателей, жителя городка Бенкельман. Согласно письму (в этой книге оно публикуется впервые), 13 марта 1948 года, в 14.30, некий человек (его имя в документе закрашено черным) услышал шум, похожий на отдаленный звук мотора или поезда. Он посмотрел на небо.

"На первый взгляд [объект] напоминал инверсионный след высоколетящего самолета. Но белая полоса в небе не изменяла свою форму и направление движения. Она двигалась гораздо быстрее, чем любой самолет, который мне приходилось видеть. Насколько я могу описать это зрелище, оно было похоже на локомотив, движущийся на большой высоте с огромной скоростью. Ракета (или то, что это было) находилась достаточно высоко над горизонтом и тем не менее быстро скрылась из виду. Серебристая полоса в небе двигалась слитным движением, как если бы она ставляла одно целое".

Свидетель видел, как объект двигался с востока на запад, и полагал, что он мог пролететь над Денвером, штат Колорадо. Письмо заканчивалось следующими словами:

"Я пишу об этом не потому, что оно может оказаться очередным летающим диском, или как вы их там называете, я просто видел это и подумал, что если я могу как-то помочь [sic!], то лучше написать вам, а уж вы направите это письмо куда следует. Если это не противоречит правилам и если возможно, мне хотелось бы получить ответ".

Гувер написал свидетелю, что он направил его письмо "секретарю Национального комитета обороны в Вашингтоне, округ Колумбия". Предположительно, оно попало в штаб-квартиру ВВС, а оттуда было переправлено сотрудникам проекта «Знак» на базе «Райт-Паттерсон». Однако проверка главного каталога проекта "Синяя книга", где, как считается, перечислены все сообщения начиная с 1947 года, не обнаружила записи об этом инциденте.

С апреля по июль 1948 года ФБР имело лишь несколько контактов с ВВС по поводу летающих тарелок. Но затем произошло необычное событие. Во второй половине дня 11 августа 1948 года в Хэмеле, штат Миннесота, два мальчика, восьми и десяти лет, увидели серебристый объект диаметром примерно два фута, похожий на две тарелки, соединенных по ободу. Этот вращающийся объект со свистом коснулся земли, отскочил и на какое-то мгновение повис в воздухе, а затем умчался прочь. Испуганные ребята прибежали к родителям и рассказали о том, что они видели. Родители накрыли "место посадки" старым рукомойником и сообщили об инциденте местному почтмейстеру. У почтмейстера, видимо, не было оснований сомневаться в правдивости мальчиков, поэтому он связался с местным агентом ФБР, который допросил ребят у них дома. Он видел углубление в почве, там где тарелка коснулась земли.

Агент отослал свой рапорт местному представителю разведки ВВС. Поскольку на земле остались следы, ВВС сочло возможным и желательным прибегнуть к помощи лаборатории ФБР для анализа почвы. Результаты оказались неутешительными. В образце почвы не оказалось частиц металла или следов радиоактивности, кроме того, он не подвергался тепловому воздействию.

В то время никто не сомневался в свидетельстве мальчиков, но год спустя один из аналитиков ВВС, которым под давлением начальства приходилось так или иначе объяснять каждый случай, пришел к следующему выводу: "По всей вероятности, это выдумка, которая не заслуживает дальнейшего рассмотрения".

В середине 1948 года ФБР оставило "крышки от мусорных баков и сиденья для унитазов" далеко позади и не выказывало никакого интереса к летающим тарелкам. Однако избавиться от них оказалось не так просто. Лишь год спустя ФБР организовало в прессе утечку информации о том, будто в разведке ВВС пришли к выводу, что тарелки являются летательными аппаратами советского производства. Как и почему это случилось — тема следующих нескольких глав, где описана происходившая в ВВС тайная внутренняя борьба по вопросу о внеземном происхождении НЛО.

Глава 5. Проект «Знак» и оценка внеземной угрозы

В течение большей части 1948 года "Секретные материалы" ФБР находились в дремлющем состоянии и снова пробудились только в январе 1949 года. С другой стороны, ВВС вело активное расследование, иногда дело почти доходило до объявления боевой готовности. Хотя ФБР оставалось в стороне, важно знать, что происходило в этот период времени, поскольку ход расследования в значительной мере определил характер контактов между двумя ведомствами в последующие годы.

Как мы уже говорили, существовало две группы разведки ВВС, участвовавшие в анализе свидетельских показаний. Одна группа, которая здесь называется AFI (см. список сокращений), имела штаб-квартиру в Пентагоне. AFI собирала аналитическую информацию, связанную с военными разработками в области аэронавтики. Оттуда рассылались копии в АМС для независимой экспертной оценки в подразделениях Т-2 и Т-3. В доступных для изучения архивных документах содержатся намеки на то, что эксперты AFI разделились на две «фракции», тех, кто предполагал, что свидетели видели реальные объекты, имеющие важное значение, и тех, кто считал свидетельские показания ошибочными и бессодержательными (в конце концов, "вещественных доказательств" не существовало). Поскольку именно AFI установила связь с ФБР, последствия временного возвышения одной или другой «фракции» нашли отражение в архивах этого ведомства. (Документы AFI были пе реданы в Национальный архив только в 1975 году, многие из них впервые публикуются в этой книге.)

Вторая группа разведки, известная под названием Т-2, или "аналитический отдел", входила в состав АМС на авиабазе «Райт-Филд». В 1948 году группа Т-2 была переименована в Центр воздушной технической разведки (ATIC), а сама авиабаза в Дейтоне, штат Огайо, получила название "Авиабаза ВВС Райт-Паттерсон". (Впрочем, базу называли «Райт-Филд» еще много лет после того, как название изменилось.) Проект «Знак» и его преемники, проекты «Грудж» и "Синяя книга", находились под контролем ATIC. Проекты «Знак» и «Грудж» плохо финансировались, а их сотрудники «заимствовались» из других служб. Низкий уровень финансирования ограничивал возможности сбора данных и время анализа, но не ограничивал энтузиазм участников проекта.

Как упоминалось ранее, несколько исследователей, принимавших участие в проекте «Знак», уже некоторое время изучали дискообразные летательные аппараты "с низким аспектным соотношением" в силу своего интереса к их аэродинамическим качествам. Они также принимали участие в анализе немецких военных исследований по проекту создания бескрылого летательного аппарата. Возможно, эти исследователи относились к свидетельствам очевидцев серьезнее, чем большинство людей, так как они уже знали, что аппараты, имеющие тарелкообразную форму, могут летать.

Персонал AMC/ATIC анализировал данные и посылал копии своих отчетов в AFI. Эти отчеты, вместе с многими материалами AFOSI, где проводилась большая часть допросов свидетелей ("сырье" для анализа), были переданы в Национальный архив в 1975 году.

Факт: В ранее совершенно секретном исследовании, написанном примерно через девять месяцев после начала проекта «Знак» и рассекреченном лишь в 1985 году, аналитики AFI подтвердили вывод, сделанный осенью 1947 года, а именно — что летающие тарелки были реальными объектами. Еще важнее то обстоятельство, что, согласно капитану Эдварду Руппельту в "докладе о неопознанных летающих объектах", составленном летом 1948 года, эксперты ATIC попытались убедить генерала Хойта Ванденберга, начальника штаба ВВС, что летающие тарелки являются межпланетными космическими кораблями!

Неужели это возможно? Разве все сообщения о летающих тарелках не являются плодом вымысла, ошибки или мистификации? Именно это нам внушали в течение долгого времени, не удивительно, что теперь этому верят не только скептики и журналисты, но и подавляющее большинство обычных людей. Однако в 1948 году мнение специалистов AFI и ATIC было совершенно иным, и вот почему: в их распоряжении оказались десятки показаний надежных свидетелей, включая офицеров ВВС и других военных, — показаний, которые так и остались без объяснения. Многие из этих показаний были получены по официальным каналам благодаря информационным запросам, таким, как EEI, разосланным в начале 1948 года в подразделения ВВС, ВМФ и ВС США по всему миру.

В начале 1948 года генерал-майор Чарлз П. Кейбелл сменил генерал-майора Макдоналда на посту начальника разведуправления ВВС. 27 февраля 1948 года, через месяц после официального начала проекта «Знак», подполковник Гарретт, действуя от имени генерала Кейбелла, написал письмо с конкретными инструкциями по составлению докладов о наблюдении летающих тарелок. Письмо начиналось так:

1. Политика ВВС заключается не в игнорировании сообщений о неопознанных летающих объектах и атмосферных феноменах, а в сборе, сопоставлении и оценке информации по этому вопросу.

2. В соответствии с этой политикой, АМС является подразделением ВВС, предназначенным для сбора, сопоставления, оценки и распределения по заинтересованным правительственным ведомствам любой информации, связанной с наблюдением неопознанных летающих объектов и атмосферных феноменов, которые могут быть интерпретированы как имеющие отношение к национальной безопасности США.

В отличие от уже рассматривавшихся EEI со списком разведывательных требований, инструкции, прилагаемые к этому письму, включали доклады о местонахождении, времени и погодных условиях, именах и профессиональной принадлежности наблюдателей, фотографиях, количестве наблюдаемых объектов, их цвете, форме, скорости, звуке, высоте, маневрах и т. д. Иными словами, в этом письме запрашивалась конкретная информация, связанная только с визуальными наблюдениями объектов в атмосфере. В письме указывалось, что, вместо направления рапортов в штаб-квартиру AFI в Пентагоне, для экономии времени их следует направлять непосредственно в специальный офис MCI-AXO-3, подразделение ATIC на базе «Райт-Паттерсон». Затем АМС отсылало копии рапортов и анализов в AFI. Решение генерала Кейбелла ускорить процесс анализа, посылая исходную информацию непосредственно в АМС, означало, что AFI приходилось полагаться на АМС в получе нии отчетов и анализов. Эта процедура позволяла АМС эффективно контролировать материалы, поступавшие в AFI. (Два с половиной года спустя генерал Кейбелл обнаружил, что она оказала негативное воздействие на исследование НЛО. Он узнал, что скептически настроенные исследователи из ATIC придумывали объяснения для всех случаев, не утруждая себя тщательными обоснованиями, и посылали эти объяснения в AFI. Генерал убедился, что они солгали ему, когда заявляли о своем непредвзятом отношении к исследованиям.)

К началу марта проект «Знак» полным ходом осуществлялся в ATIC. Были проанализированы рапорты от 1947 года и получены новые. Согласно микрофильмам материалов проекта "Синяя книга", хранящимся в Национальном архиве, к тому времени ATIC собрал и обработал приблизительно 130 докладов. Однако в начале 1996 года был обнародован правительственный документ, где предполагается, что ВВС скрыло (или потеряло) некоторые сообщения о наблюдениях НЛО.

Нижеследующий документ является расшифровкой стенограммы совещания AFSAB от 18 марта 1948 года. Хотя большая часть этого совещания была посвящена презентации различных образцов новой авиационной технологии и проектам технической разведки, полковник Говард Маккой, командующий разведкой АМС, посвятил несколько минут обсуждению необычного разведывательного проекта ATIC.

"У нас есть новый проект — проект "Знак",который может показаться вам следствием так называемой массовой истерии летом прошлого года, когда все говорили о неопознанных летающих объектах или дисках. Но это не повод для насмешек. Мы получили более 300 рапортов, которые не были опубликованы в печати — в том числе от очень компетентных специалистов. Например, от доктора К. Д. Вуда, а также от многих пилотов военной и гражданской авиации, людей с большим опытом. Мы тщательно изучаем каждый рапорт. Я даже не могу сказать вам, как много мы готовы отдать за то, чтобы один из этих дисков потерпел крушение, и мы смогли бы узнать, что они собой представляют на самом деле".

Поскольку полковник Маккой возглавлял разведку АМС и, следовательно, нес ответственность за выполнение проекта «Знак», важно понимать то, что он сказал… и то, о чем он промолчал.

Маккой говорит об этом проекте в легком, почти извиняющемся тоне. Полагаю, он выбрал такой подход потому, что его аудитория состояла из ученых, большинство из которых не принимало участия в расследовании свидетельств об НЛО и знало о них только из публикаций в прессе. Научное сообщество в целом скептически относилось к сообщениям о летающих тарелках, поскольку в средствах массовой информации эта тема освещалась в ироническом или сенсационном тоне, а ВВС не опубликовало никаких убедительных доказательств их существования.

Возможно, с целью развеять предубеждение, полковник Маккой заявил, что проект «Знак» не является "поводом для насмешек". Упоминание о большом количестве ("более 300 рапортов, которые не были опубликованы в печати") довольно странно, поскольку в микрофильмах проекта "Синяя книга" перечислено лишь 130 рапортов, собранных к марту 1948 года, и большинство из них было опубликовано. Вероятно, полковник просто ошибся. Но если воспринимать его слова буквально, это означает, что более 160 рапортов за девять месяцев исследований (июнь 1947 — март 1948 года) отсутствуют в архивах "Синей книги".

Чтобы придать своим словам дополнительный вес, Маккой упоминает имя д-ра Карла Д. Вуда, выдающегося ученого, возглавлявшего авиационно-инженерный факультет Колорадского университета (в декабре 1947 года д-р Вуд сообщил о том, что видел странный летательный аппарат, оставлявший за собой след, не похожий на след обычного реактивного самолета. К сожалению, объект находился слишком далеко и д-р Вуд не сумел разглядеть его очертания). Замечание Маккоя о тщательном изучении поступающих рапортов указывает на серьезное отношение АТ1С к проблеме НЛО.

Его заключительная ремарка ("Я даже не могу сказать вам, как много мы готовы отдать за то, чтобы один из этих дисков потерпел крушение, и мы смогли бы узнать, что они собой представляют на самом деле") свидетельствует об уверенности в том, что диски являются плотными физическими объектами, иначе ни о каком «крушении» не могло быть и речи. Можно также догадаться, что силам ПВО и ВВС не удалось сбить хотя бы один объект (если бы это были обычные летательные аппараты, то ВВС уже располагало бы вещественными доказательствами).

Есть по крайней мере две возможных интерпретации «желания» полковника Маккоя. Во-первых, он, будучи всего лишь полковником, ничего не знал о розуэллских материалах (иными словами, Твининг и другие представители высшего командования не сообщили ему об этом). Во-вторых, есть более зловещее предположение: Маккой знал, но ему было приказано ввести своих слушателей в заблуждение, чтобы избежать любого нежелательного интереса, который мог возник нуть среди ученых, если бы они узнали о существовании прямых доказательств реальности летающих тарелок.[12]

В течение следующих семи месяцев 1948 года АМС собрало около 100 свидетельских показаний, согласно табличной сводке в специальном рапорте 14 проекта "Синяя книга" (опубликован в 1955 году). Большая часть этих показаний осталась без объяснения. По словам Руппельта в его книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах", некоторые показания были среднего качества, запутанные, но не вполне убедительные. Однако значительная часть показаний принадлежала людям, в чьей надежности нельзя было сомневаться. Руппельт процитировал свидетельство трех ученых, которые в течение 30 секунд наблюдали "круглый объект, хаотически перемещавшийся по небу на большой скорости в районе секретного испытательного полигона Уайт-Сэндс", рапорт команды самолета С-47 о "трех неопознанных летающих объектах, быстро проследовавших с востока на запад на большой высоте", а также любопытное сообщение из Голландии, где несколько человек видели объект в форме ракеты с двумя рядами иллюминаторов вдоль борта. Руппельт написал, что это последнее сообщение, скорее всего, было бы оставлено без внимания, если бы четыре дня спустя НЛО похожего вида едва не столкнулся с самолетом DC-3 компании "Истерн эрлайнс". Это ссылка на знаменитое "свидетельство Чайлса-Уиттеда" от 24 июля 1948 года. В 2.45 утра; во время полета на высоте 5000 футов в районе Монтгомери, штат Алабама, капитан Кларенс Чайлс и второй пилот Джон Уиттед увидели бескрылый объект, имеющий форму ракеты с иллюминаторами, сиявшими голубым светом. В документе ФБР, датированном 31 января 1949 года (далее мы подробно обсудим его), приводится короткое резюме:

"В июле 1948 года неопознанный летательный аппарат был замечен капитаном и вторым пилотом компании "Истерн эрлайнс", а также несколькими пассажирами самолета, пролетавшего над Монтгомери, штат Алабама. По свидетельству очевидцев, летательный аппарат был необычной формы, без крыльев, и в целом напоминал "ракетный корабль" из комиксов. В рапорте сообщается, что объект, превосходивший размерами самолет DC-3, имел иллюминаторы и летел со скоростью примерно 2700 миль в час. Он появился из грозового облака перед самолетом "Истерн эрлайнс" и почти сразу же исчез в другом облаке, едва избежав столкновения. Никаких звуков или атмосферных возмущений замечено не было".

Пилоты сообщили следователям ВВС, что объект имел иллюминаторы квадратной формы, в хвостовом конце наблюдался выхлоп или пламя вишневого цвета. После расхождения с самолетом он, казалось, увеличил скорость, а затем исчез в облаках.

Обратите внимание, что по оценке пилотов скорость объекта примерно на 2000 миль в час превышала среднюю скорость полета самолетов того времени, но все же значительно уступала скорости метеора или метеорита. И разумеется, метеоры не летают горизонтально в облаках на высоте 5000 футов.

Два других свидетельства, по-видимому, подтверждают это наблюдение. По словам Руппельта, "штурман на авиабазе Роббинс в Мэконе, штат Джорджия, со общил, что видел в небе пятно очень яркого света, двигавшееся на высокой скорости". Проверка по карте показала, что НЛО, едва не столкнувшийся с авиалайнером, должен был пролететь в районе Мэкона, примерно в 200 милях от Монтгомери. "Когда НЛО видели в последний раз, он поворачивал в сторону Мэкона".

Второе сообщение поступило от пилота, пролетавшего над Северной Каролиной, который сказал, что видел яркую "падающую звезду" в направлении Монтгомери; этот инцидент произошел почти одновременно с наблюдением Чайлса-Уиттеда. Разумеется, "падающая звезда" не могла пролететь в нескольких сотнях футов от самолета, а потом снова подняться в облака. Метеор, летевший так низко, должен был упасть на землю, следовательно, объект, который они видели, не был метеором.

Это свидетельство стало последней каплей, во всяком случае для AFI. Необходимо было что-то предпринять и наконец выяснить, что это за объекты. Согласно официальным документам из "Синей книги", эксперты из AFI и ATIC к тому времени собрали более 200 показаний, большинство из которых они не могли объяснить. Генерал-майор Дж. Кейбелл хотел получить четкий анализ этих показаний. 27 июля 1948 года он распорядился о том, чтобы отдел воздушной оценки AFI в Пентагоне подготовил исследование, где определялась бы "тактика летающих объектов" и "вероятность их существования".

В ответ на эту директиву отдел оценки составил документ, где предлагалось наиболее вероятное объяснение и содержались рекомендации по поводу дальнейших действий. Исследователи ATIC из проекта «Знак» тоже отреагировали на свидетельство Чайлса-Уиттеда и начали составлять собственный документ под названием "Оценка ситуации". Из сведений, доступных для изучения, не ясно, было ли это прямой реакцией на письмо генерала Кейбелла от 27 июля, или они сделали это по собственной инициативе. Как мы убедимся в дальнейшем, в их отчете о свидетельстве Чайлса-Уиттеда были сделаны гораздо более смелые выводы, чем в документе AFI.

Отставной капитан ВВС Кевин Рэндл в своей книге "Архив НЛО" сообщил интересную историю, связанную с "Оценкой ситуации", которую он слышал во время разговора за обедом в 1986 году.[13] Человек, рассказавший историю, тоже был офицером запаса ВВС. Он сообщил Рэндлу и нескольким другим слушателям, что он служил на авиабазе «Райт-Филд» в 1948 году и знал, что после наблюдения Чайлса-Уиттеда "Оценка ситуации", составленная в ATIC, была направлена со специальным курьером генералу Ванденбергу в Пентагон. В ней подразумевалось внеземное происхождение неопознанных летающих объектов. По словам этого офицера, в первом варианте "Оценки ситуации" содержался не только перечень необъясненных инцидентов, но и ссылка на материальные доказательства, обнаруженные в Нью-Мексико.

Когда сотрудники ATIC получили этот первый вариант обратно, они обнаружили, что абзацы с упоминанием о материальных доказательствах были отмечены для исключения из документа. Подчинившись указанию начальства, они переписали документ, опустив ссылку на материальные доказательства. Тем не менее они по-прежнему были уверены в своем выводе даже на основании свидетельских показаний. Согласно информанту Рэндла, 5 августа второй вариант «Оценки» снова оказался на столе у Ванденберга и снова был отвергнут — на этот раз из-за отсутствия веских доказательств.

К сожалению, у нас нет независимого подтверждения истории этого человека (ныне покойного), равно как и документальных свидетельств, из которых следовало бы, что сотрудники ATIC знали о "материальных доказательствах" внеземного происхождения летающих тарелок.

Хотя подтверждения варианта "Оценки ситуации" с упоминанием материальных доказательств на данный момент не существует, есть подтверждение варианта, где вывод о внеземном происхождении НЛО основан только на свидетельских показаниях. Руппельт написал об этом в своей книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах". Он назвал документ просто «Оценкой», без ссылок на предыдущие варианты. История Руппельта соответствует тому, что сказал информант Рэндла о втором варианте, за исключением небольших расхождений в датировке.

В опубликованной версии своей книги Руппельт пишет, что он лично читал «Оценку» с выводами о внеземном происхождении неопознанных летающих объектов, основанными на показаниях ученых, пилотов и других достойных доверия наблюдателей. Руппельт не указал в своей книге точную дату, когда «Оценка» была отправлена на одобрение генералу Ванденбергу, но отметил, что это случилось в конце сентября 1948 года. Однако более точная дата имеется в черновике рукописи его книги, который стал доступным для исследователей лишь несколько лет назад.

В черновике перечислено десять свидетельских показаний, проанализированных в "Оценке ситуации"; лишь три из них опубликованы в книге Руппельта. Один из неопубликованных случаев произошел рядом с Центром ядерных исследований в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико (это место сыграло важную роль в последующей истории исследований НЛО). Согласно черновику Руппельта, "группа людей ожидала самолета на посадочной полосе в Лос-Аламосе, когда один из них заметил в небе какой-то странный отблеск. Это был плоский круглый объект, находившийся высоко над северным горизонтом. Его вид и относительные размеры были примерно такими же, как у десятицентовой монеты, поставленной на ребро с небольшим наклоном в 50 фу тах от наблюдателя". Этот случай произошел 23 сентября 1948 года — ровно через год после отправки письма генерала Твининга, где говорилось о реальности летающих тарелок.

Поскольку "Оценка ситуации", которую видел Руппельт, включала описание этого случая, можно прийти к выводу, что она была составлена и направлена генералу Ванденбергу после 23 сентября, а не в августе, как указывает информант Рэндла.

По словам Руппельта, "Оценка ситуации" получила гриф "совершенно секретно" и была направлена по командной цепочке генералу Ванденбергу, который отверг ее на том же основании, что и Рэндл — из-за отсутствия веских доказательств. Затем несколько ученых и офицеров, принимавших участие в проекте «Знак» отправились в Пентагон для личного обсуждения "Оценки ситуации" с Ванденбергом. Они попытались убедить генерала, что их аналитические выкладки однозначно свидетельствуют о реальности межпланетных летательных аппаратов. Однако, согласно Руппельту, Ванденберг повторно ответил отказом. Если, как указывает Рэндл, ученые знали о существовании "вещественных доказательств", не остается ничего иного, как предположить, что Ванденберг приказал им больше никогда не упоминать об этом в любом документе.

Теперь давайте предположим, что сотрудники проекта «Знак» действительно ничего не знали о вещественных доказательствах, но логическим путем и совершенно искренне пришли к выводу о внеземном происхождении НЛО. Почему Ванденберг не принял этот вывод? В конце концов, они были признанными специалистами в своей области, прекрасно разбиравшимися в иностранных технологиях авиастроения. У них были веские основания для такого вывода, но генерал Ванденберг после продолжительной беседы сказал им примерно следующее: "Извините, но вы ошибаетесь". Зачем говорить специалистам, что они ошибаются, нес мотря на целый год напряженных исследований? Неужели их доводы действительно не убедили Ванденберга или у него была другая причина для отказа? Не пытался ли он что-то скрыть?

Поскольку на момент выхода этой книги вышеперечисленные вопросы остаются без ответа, я могу лишь предположить, что генерал Ванденберг не хотел принимать вывод об инопланетном происхождении НЛО, так как иначе этот вывод, со всеми вытекающими последствиями, стал бы частью официальной политики ВВС. Естественно, что в случае утечки информации у этого ведомства возникли бы крупные проблемы. Пришлось бы признать перед американским народом, что над страной летают инопланетные корабли, а ВВС ничего не может с этим поделать.

Отказ Ванденберга был очень важной поворотной точкой, или, как сейчас говорят, "знаковым событием" в истории секретного расследования ВВС. Отказавшись принять "Оценку ситуации", Ванденберг заложил основу для убеждения, что НЛО, или летающие тарелки, не могут быть официально признаны летательными аппаратами внеземного происхождения.

Можно представить, что гражданские ученые и военные специалисты, работавшие над проектом «Знак», были разочарованы, возможно, даже удручены этим отказом. Им было известно, что Ванденберг, в силу своего высокого положения, знает такие вещи, о которых им приходится только гадать. Их недоумение могло усугубляться еще и тем, что они уже рассмотрели и отвергли такие версии, как "секретный проект правительства США" и "новая модель иностранного летательного аппарата". Возможно, они подумали, что Ванденберг не согласился с их выводами просто потому, что иначе он не смог бы справиться с последствиями. Но каковы бы ни были причины отказа, их отправили домой, словно провинившихся школьников — возможно, с приказом найти другие объяснения. Чуть позже поступило распоряжение уничтожить все копии "Оценки ситуа ции" (по-видимому, последнюю сохранившуюся копию прочитал Руппельт три года спустя, но потом она тоже была уничтожена).

Когда генералы с четырьмя звездами приказывают, нижние чины слушают и подчиняются. Летающие тарелки обладали всеми признаками плотных, механически управляемых объектов, а не естественных феноменов или человеческой фантазии v Поэтому, если они не могут иметь внеземное происхождение, то должны быть… летательными аппаратами или управляемыми снарядами, созданными руками человека.

К началу октября исследователи ATI С/проекта «Знак» снова начали всерьез рассматривать возможность того, что тарелки являются сверхсекретным проектом военного или гражданского ведомства США — проектом, о котором Ванденберг, возможно, и знает, но не хочет ничего говорить. Проблема заключалась в обосновании этого объяснения. В течение предыдущих девяти месяцев сотрудники проекта «Знак» посылали запросы о летающих дисках и воздушных феноменах в многочисленные военные и гражданские разведывательные учреждения (ВВС, ВМС, сухопутные войска, военная контрразведка, ФБР и т. д.). Теперь они собирались попробовать еще раз. 7 октября 1948 года, возможно, лишь через несколько дней после того, как "Оценка ситуации" была отвергнута, полковник Маккой направил в ВМС, армию США и ЦРУ письмо следующего содержания:

"В настоящее время по линии разведки проводится расследование всех сообщений о неопознанных атмосферных феноменах. До сих пор не было обнаружено конкретных свидетельств, позволяющих точно идентифицировать какой-либо из объектов, фигурирующих в свидетельских показаниях. Происхождение так называемых летающих дисков пока остается не ясным. Существует возможность, что некоторые объекты имеют отече ственное происхождение — то есть являются неустановленными моделями наших последних разработок в области аэронавтики, находящимися на разных стадиях испытаний.

В тех случаях, когда позволяют соображения безопасности, просим вас сообщать по адресу… [длинный почтовый адрес] любую полезную информацию, которая может указывать на отечественное происхождение неопознанных объектов.

Ваше сотрудничество может оказать огромную помощь в составлении ясной картины событий, которая позволит отличить отечественные разработки от любых летательных аппаратов иностранного производства".

Разумеется, исследователи ATIC не получили вразумительного ответа на это письмо. Тот факт, что полковник Маккой снова приступил к поискам отечественного проекта для объяснения феномена НЛО, явно не согласуется с предположением, что он или его сотрудники знали о каких-либо вещественных доказательствах реальности НЛО. Если исходить из предпосылки, что кто-то из участников проекта «Знак» знал о существовании вещественных доказательств, то призыв о помощи, который содержится в письме Маккоя, можно рассматривать как хитроумный прием для отвлечения внимания.

Поскольку летающие тарелки не укладывались в рамки отечественных проектов, но казались вполне реальными, они должны были иметь иностранное происхождение. Единственное объяснение иностранного происхождения НЛО, к, которому могли прийти исследователи, заключалось в том, что Советский Союз продвинул немецкую авиационную технологию времен Второй мировой войны так далеко, как нельзя было и представить. Однако исследователи не могли до конца согласиться с этим объяснением. Да, они были уверены, что.

Советский Союз обладает высокоразвитой технологией самолетостроения, но они не могли поверить, что, если даже Советы изобрели сверхсовременный летательный аппарат, его решили испытать над территорией США, где он мог потерпеть крушение или подвергнуться массированной атаке сил ПВО.

Аналитики оказались перед трудной дилеммой. Объекты не разрешалось определять как то, чем они, по всей видимости, и являлись: летательные аппараты внеземного происхождения. В то же время объекты не были американскими и, логически говоря, не могли быть советскими. Они казались реальными, но аналитиков вынуждали отрицать эту реальность. Так качество расследования, предпринятого ВВС, начало ухудшаться, и этот процесс, с небольшими перерывами, необратимо продолжался до конца 1951 года.

Ни один из ныне доступных документов не указывает на то, что "Оценка ситуации" была ответом на запрос генерала Кейбелла от 27 июля 1948 года. Ни в одном документе нет даже намека, что Кейбелл вообще знал об "Оценке ситуации". Напротив, все имеющиеся материалы свидетельствуют о том, что Кейбелл, не был поставлен в известность о выводах АМС, пока он не запросил их в письме от 3 ноября того же года, когда прошло уже больше месяца после того, как «Оценка» была отвергнута Ванденбергом.

Возможно, Кейбелл знал об «Оценке», но не доверял свое знание письменным документам. С другой стороны, исследователи проекта «Знак», будучи отдельным звеном командования, независимым от AFI, могли действовать совершенно самостоятельно, создавая "Оценку ситуации", а потом просто обошли AFI и направили свои выводы Ванденбергу по каналам АМС. (Еще один вариант: сотрудники проекта «Знак» составили и послали "Оценку ситуации" просто для того, чтобы прощупать почву, то есть для того, чтобы выяснить, устроит ли «инопланетное» объяснение представителей высшего командования.)

Генерал Кейбелл получил из AFI ответ на свой запрос от 27 июля. 11 августа ему вручили предварительное сообщение, где говорилось о методах анализа, "которые используются при подготовке персонала проекта «Знак» в штаб-квартире АМС для изучения феномена неопознанных летающих объектов, с целью их полной идентификации".

Окончательный ответ пришел в виде приложения к письму от 11 октября, написанному полковником Бруком Алленом, руководителем отдела воздушной оценки AFI. В нем говорилось лишь о реальности наблюдаемых объектов и предполагалось их иностранное (советское) происхождение. Хотя у нас нет прямых доказательств, факт тесного сотрудничества между аналитиками AFI и ATI С позволяет предположить, что сотрудники API, написавшие ответ Кейбеллу, знали об "Оценке ситуации" и об отрицательной реакции генерала Ванденберга. Поэтому они составили свой отчет таким образом, чтобы его нельзя было отвергнуть сразу. В определенном смысле этот отчет можно считать «кузеном» документа ATIC. Он имел гриф "совершенно секретно", который был снят лишь в середине 1980-х годов.

I. Согласно директиве от 27 июля 1948 года по теме "Идентификация летающих тарелок", было проведено исследование для определения тактики неопознанных летающих объектов и возможности их существования.

II. Прилагаемое исследование, озаглавленное "Анализ инцидентов с неопознанными летающими объектами в США", было составлено в попытке ответить на поставленные вопросы.

III. Был произведен исчерпывающий анализ всей информации по этой теме, находящейся в распоряжении данного отдела и отдела разведки АМС. Для наиболее полного освещения всех аспектов ситуации к работе были подключены специалисты по аэронавтике и квалифицированные сотрудники технической разведки.

IV. В силу скрытной и трудноуловимой природы объектов, данное исследование представлено в виде предварительного отчета, который может быть пересмотрен при поступлении новой информации.

V. Были сделаны следующие предварительные выводы:

1. Следует признать, что некоторые виды летающих объектов наблюдались в действительности, хотя их конструкция и происхождение не поддается точному определению. В интересах национальной безопасности было бы неразумно игнорировать возможность того, что некоторые из этих объектов могут иметь иностранное происхождение.

2. Исходя из предположения, что объекты могут быть определены как иностранные или созданные на территории США, но финансируемые за счет других стран летательные аппараты, возможные причины их появления над территорией США требуют тщательного анализа. Предлагается несколько объяснений, а именно:

а) Объекты были созданы с целью поколебать уверенность США в атомной бомбе как наиболее мощном и современном оружии для ведения войны.

б) Объекты были созданы для выполнения фотографических разведывательных миссий.

в) Объекты были созданы для испытания на прочность системы обороны ПВО США.

г) Объекты были созданы для ознакомительных полетов над территорией США.

д) Рекомендуется ограничить доступ к материалам этого исследования персоналом разведки ВВС США.

С таким анализом ситуации генерал Ванденберг вполне мог согласиться. Хотя составители документа пришли к выводу о реальности летающих тарелок, в нем нет никаких намеков на их внеземное происхождение. Со всяческими оговорками ("может быть", «возможно», "вероятно") в нем предлагается идея летательных аппаратов иностранного (читай — советского) происхождения. Ранее совершенно секретный документ, приложенный к этому письму и озаглавленный "Анализ инцидентов с неопознанными летающими объектами в США", был совместно опубликован в декабре 1948 года Управлением разведки ВВС и штаб-квартирой разведки ВМС как "исследование отдела воздушной разведки ј 203" (рассекречен в 1985 году).

Составленный в стандартном формате для таких документов, он гласит, что свидетельства очевидцев действительно представляют веский довод в пользу реальности летающих тарелок. В основном тексте говорится об анализе 210 свидетельских показаний, и о том, что среди наблюдателей есть "опытные сотрудники Метеорологического бюро США, военные и гражданские пилоты, инженеры, связанные с различными исследовательскими проектами, и сотрудники коммерческих авиалиний". Иными словами, это были люди, достойные высокого доверия, определенно не искатели сенсаций, мистификаторы или городские пьяницы.

В резюме содержится более двух десятков необъясненных сообщений, включая два случая, расследованием которых занималось ФБР: свидетельство Уильяма Роудса (его фотографии НЛО были воспроизведены в отчете) и показания офицера полиции из Портленда. Другие свидетельства принадлежали метеорологам, ученым, частным пилотам (включая Кеннета Арнольда), пилотам коммерческих авиалиний и военной авиации.

Несколько случаев представляют особый интерес. 12 ноября 1947 года второй помощник капитана на танкере ВВС «Тикондерога», находившемся в 20 милях от побережья Орегона, в течение 45 секунд наблюдал, как "два летающих диска, за которыми тянулись огненные полосы, напоминающие выхлоп ракетных двигателей", перемещались по "низкой пологой дуге" со скоростью, оцененной в 700–900 миль в час. Далее, 5 апреля 1948 года:

"…три опытных наблюдателя из геофизического отдела Уотсоновской лаборатории (штат НьюЙорк) сообщили о том, что видели круглый неопознанный объект неподалеку от базы ВВС Холломэн в штате Нью-Мексико. Он двигался на большой высоте и, казалось, маневрировал на высокой скорости. Объект находился под наблюдением в течение примерно 30 секунд и исчез внезапно".

Двадцать пять дней спустя (30 апреля) пилот ВМС, пролетавший в районе Анакостии, штат Мэриленд, увидел "светящуюся желтую сферу диаметром от 25 до 40 футов", которая "двигалась со скоростью примерно 100 миль в час на высоте 4500 футов". Далее, 1 июля того же года:

"…двенадцать дисков были замечены майором Хаммером над базой ВВС «Рапид-Сити». Диски были овальной формы, диаметром примерно 100 футов и летели со скоростью более 500 миль в чар. Опустившись с высоты 10 000 футов, эти диски совершили скользящий разворот на 30–ЧОё и с большим ускорением стали набирать высоту, пока не скрылись из виду".

При наличии таких сообщений не удивительно, что исследователи проекта «Знак» пришли к убеждению о физической реальности и внеземном происхождении летающих тарелок.

В документе не упомянуты шесть из десяти наблюдений, которые, согласно черновику рукописи Руппельта, содержались в "Оценке ситуации" ATIC. Это можно считать свидетельством того, что документ является не просто измененной версией «Оценки». К сожалению, не имея копии «Оценки», мы не можем точно знать, насколько значительны расхождения в этих двух документах.

Согласно опубликованному документу, из 210 проанализированных свидетельств лишь 18 получили конкретное объяснение. Из них "три оказались мистификациями и еще два исходили от ненадежных свидетелей"; остальные были вызваны искренним заблуждением либо неспособностью наблюдателя правильно понять, что он видит на самом деле. Таким образом, содержание отчета противоречит официальной позиции ВВС, которая заключается в том, что большинство сообщений можно объяснить, а многие являются откровенной мистификацией.

Тем временем сотрудники проекта «Знак» пытались оправиться от полученного удара. Хотя Ванденберг исключил возможность инопланетного происхождения летающих тарелок, его запрет не распространялся на возможность существования космических кораблей, созданных иностранным государством. В письме от 22 октября полковник Уильям Р. Клингерман, который в то время исполнял обязанности руководителя отдела разведки АМС и был одним из исследователей проекта «Знак», предложил провести специальное исследование с целью определения технических требований, предъявляемых к созданию космических летательных аппаратов. Согласно письму Клингермана:

"…наш отдел учитывает возможность того, что некоторые из неопознанных летающих объектов, якобы наблюдавшихся над территорией США и иностранных государств, могли быть экспериментальными космическими кораблями или моделями, созданными с целью развития технологии строительства космических кораблей. Если подобные аппараты наблюдались в действительности, то, вероятнее всего, они представляют собой продукт иностранной, а не внеземной технологии".

Хотя Клингерман употребил сослагательное наклонение ("Если подобные аппараты наблюдались в действительности…"), совершенно ясно, что он был готов дойти до границ здравого смысла со своим предположением, будто некая страна значительно опередила США в технологическом развитии и уже проводит эксперименты с космическими кораблями. Скорее всего, он сам не верил, что кто-то на Земле мог создать такие аппараты. Тем не менее он был достаточно уверен в реальности летающих тарелок и готов тратить правительственные средства даже на изучение возможности их земного происхождения. Письмо Клингермана можно рассматривать как свидетельство того, что гипотеза "космических кораблей" серьезно рассматривалась исследователями ATIC.

3 ноября 1948 года, ознакомившись с совершенно секретным отчетом AFI, генерал Кейбелл направил начальнику АМС (им недавно стал генерал-лейтенант Джозеф Макнарни) письмо, где указывал, что проект «Знак» был учрежден под его руководством. Далее Кейбелл сообщил следующее: "Представляется несомненным, что некоторые объекты наблюдались в действи тельности. Принадлежность и происхождение объектов в настоящее время не поддается определению. Таким образом, крайне важно приложить все усилия с целью получить убедительные доказательства отечественного или иностранного происхождения этих объектов. По соображениям национальной безопасности такие доказательства необходимы, чтобы предпринять соответствующие контрмеры".

В течение последних месяцев журналисты крутились неподалеку от штаб-квартиры ВВС, пытаясь выяснить, что нового удалось узнать о летающих тарелках за год исследований. Одним из особенно настойчивых репортеров был Сидней Шаллетт, автор многих сенсационных публикаций в популярном журнале "Сатедей ивнинг пост". Кейбелл отреагировал на настойчивость Шаллетта рекомендацией в письме генералу Макнарни от 3 ноября 1948 года, где говорится, что "ВВС следует информировать общественность о текущем положении вещей". Далее он пишет: "На сегодняшний день люди действительно получают очень мало реальной информации. Газетчики уже готовы взять дело в свои руки и приписать нам все, что им придет в голову. Молчание с нашей стороны больше неприемлемо".

Кейбелл завершил свое письмо просьбой к АМС прислать "основные выводы и рекомендации по поводу того, какие сведения можно сообщить журналистам. Необходимы также ваши рекомендации, какие сведения лучше сообщить сразу же, а какие лучше придержать, пока пресса не проявит активный интерес к ним". (Просьба прислать основные выводы АМС позволяет предположить, что Кейбелл не знал об "Оценке ситуации".)

8 ноября полковник Маккой подробно ответил на запрос Кейбелла о точке зрения АМС. Когда вы будете читать этот документ, помните о том, что один или несколько сотрудников Маккоя, работавших под его руководством над проектом «Знак», были авторами уже обсуждавшейся "Оценки ситуации", поэтому Маккой почти наверняка знал о гипотезе внеземного происхождения НЛО и о негативной реакции генерала Ванденберга. Он учитывал тот факт, что гипотеза внеземного происхождения была исключена из списка возможных объяснений, в котором остались летательные аппараты (пилотируемые или беспилотные) иностранного производства, неправильная интерпретация природных феноменов, ошибки восприятия и галлюцинации (психологические проблемы), а также мистификации и попытки умышленно ввести в заблуждение.

Ответ Маккоя представляет собой коллективное мнение экспертов по аэронавтике, принимавших участие в работе над проектом «Знак».

1. Пытаясь прийти к выводу о природе инцидентов с неопознанными летающими объектами над территорией США, мы провели исследование примерно 180 случаев. Сведения, полученные и~ первоначальных сообщений, дополнялись новой информацией по результатам допросов очевидцев, письменных свидетельских показаний и личных расследований, предпринимаемых сотрудниками нашего отдела в особых случаях, когда обстоятельства указывали на возможность получения важной информации.

2. Описываемые объекты попадают в следующие общие группы классификации, в соответствий с их формой или физической конфигурацией:

а) Плоские диски круглой или эллиптической формы.

б) Летательные аппараты в форме торпеды или сигары, без крыльев или стабилизаторов, видимых в полете.

в) Сферические объекты, иногда имеющие форму воздушного шара.

г) Светящиеся шары без какой-либо определенной формы.

Это ранее секретное письмо (рассекречено в 1986 году) гласит, что сотрудники проекта «Знак» проанализировали около 180 случаев наблюдения НЛО (на 30 меньше, чем в анализе отдела воздушной разведки в Пентагоне). Согласно письму, некоторые круглые или шарообразные объекты были идентифицированы как высотные зонды, другие имеют «астрофизическую» природу, третьи являются следствием расстройства воображения, а четвертые могут представлять собой умышленную мистификацию. (Поскольку точный процент случаев не обозначен, создается впечатление, будто значительное количество сообщений было объяснено с достаточной достоверностью. Это противоречит пентагоновскому документу, где утверждается, что лишь 10 % случаев (18 из 210) нашли убедительное объяснение.)

В письме Маккоя говорится, что ATIC собирается привлечь к исследованию видного астрофизика, который будет изучать свидетельские показания с целью выделить природные феномены, такие, как звезды, планеты, метеоры и т. д. (вероятно, речь идет о докторе Дж. Аллене Хайнеке, который был консультантом ВВС по астрономии с 1948 по 1969 год). ATIC также инициировал "исследование психологических проблем… в координации с лабораторией воздушной медицины, которая входит в состав АМС". Это исследование было предпринято с целью идентификации сообщений, которые можно логически объяснить умственными отклонениями или неспособностью точно определить природу наблюдаемых феноменов. Далее Маккой пишет:

6. Хотя вышеперечисленные меры способствуют объяснению многих инцидентов с неопознанными летающими объектами, некоторое количество сообщений не поддается логическому объяснению. До сих пор не было получено никаких физических доказательств существования неопознанных объектов и феноменов.

Здесь мы снова обнаруживаем вывод о реальности, по крайней мере некоторых неопознанных летающих объектов. Утверждение об отсутствии физических доказательств предполагает, что Маккой либо не знал о розуэллских материалах, либо знал, но специально умалчивал о них. Если справедливо первое предположение, это еще одно доказательство режима строжайшей секретности вокруг вещественных доказательств.

В следующем абзаце Маккой пишет, что различные виды наблюдаемых феноменов не связаны с проектами "отечественного происхождения", а также о том, что хотя аппараты тарелкообразной формы можно заставить летать, они будут иметь "плохие летные характеристики в сочетании с малым радиусом действия и низкой высотой полета" при наличии доступных способов движения (пропеллер или реактивный двигатель). Затем полковник Маккой упоминает о другой, более неожиданной возможности:

8. Возможность того, что наблюдаемые объекты являются летательными аппаратами с другой планеты, не была оставлена без внимания. Однако осязаемые свидетельства, которые могли бы поддерживать такую возможность, полностью отсутствуют. Частота наблюдений по отношению к фазам наибольшего сближения Земли с планетами Меркурием, Венерой и Марсом, была отображена в виде графиков. Периодические вариации количества инцидентов обнаруживают определенную связь с кривыми сближения планет, но это может быть обычным совпадением.

Письмо доказывает, что аналитики ATIC всерьез рассматривали внеземную гипотезу. Они не пожалели времени на составление графиков несмотря на то обстоятельство, что подавляющее большинство астрономов было уверено в отсутствии разумной жизни на Марсе и Венере.

В письме также отмечается периодичность наблюдений, обнаруживающая некоторое сходство с периодичностью сближения планет, но эта кажущаяся корреляция в наблюдениях 1947–1948 годов не сохранилась в последующие годы.

Это письмо можно назвать призраком "Оценки ситуации", отвергнутой генералом Ванденбергом. В нем не говорится, что внеземная гипотеза оказалась несостоятельной, а просто утверждается, что при отсутствии осязаемых свидетельств она не может быть принята. Отсюда следует вывод, что, невзирая на качество визуальных свидетельств, внеземная гипотеза может быть принята лишь при наличии вещественных доказательств — обломков летательного аппарата или тел инопланетян.

Полковник Маккой приходит к следующим выводам:

I. В большинстве проанализированных случаев наблюдатели действительно видели некий летающий объект, который они не могли отнести к обычным летательным аппаратам в пределах своего личного опыта.

II. Пока нет убедительных доказательств того, что неопознанные летающие объекты, за исключением тех, которые были идентифицированы как зонды или воздушные шары, являются реальными летательными аппаратами.

III. Хотя факт наблюдения некоторых летающих объектов не подлежит сомнению, точная природа этих объектов не может быть установлена до получения физических доказательств, таких, как обломки крушения.

Эти три абзаца свидетельствуют о том смятении, которое царило в умах специалистов после того, как генерал Ванденберг отклонил "Оценку ситуации". В пун ктах I и III Маккой признает, что наблюдатели действительно видели некие летающие объекты, однако в пункте II он говорит об отсутствии доказательств того, что эти объекты (если не считать воздушных шаров) являются "реальными летательными аппаратами". Означает ли это, что наблюдатели видели нереальные летательные аппараты, которые им казались реальными? Или это означает, что наблюдатели видели реальные объекты, которые не были летательными аппаратами (например, самолетами)?

И наконец, полковник Маккой отвечает на вопрос генерала Кейбелла о том, какие сведения и в какой последовательности можно сообщить журналистам:

11. Не рекомендуется сообщать прессе информацию о тех объектах, которые мы пока не можем идентифицировать и по поводу которых мы не можем представить убедительных выводов. В том случае, если журналисты будут настаивать на официальном заявлении, предлагается сообщить, что многие из наблюдаемых объектов оказались метеорологическими зондами или небесными телами, а по всем остальным случаям в данное время проводится тщательное расследование.

Очевидно, полковник Маккой не считал благоразумным сообщать американскому народу правду о результатах расследования НЛО. Посоветовав генералу Кейбеллу ограничиться отговорками (что равнозначно лжи), Маккой рекомендовал командованию ВВС уклоняться от трудных вопросов, которые могли бы возникнуть в случае признания, что многие свидетельства нельзя объяснить в терминах известных объектов или феноменов. В сущности, рекомендации Маккоя определили основной формат пресс-релизов ВВС в связи с проблемой летающих тарелок на ближайшие 20 лет.

Информационная политика ВВС сводилась к следующему:

I. Открыто обсуждать свидетельства очевидцев, получившие убедительное объяснение.

II. Формулировать свои заявления таким образом, чтобы у читателей сложилось впечатление, что большинство случаев легко объясняется обычными причинами.

III. Намекать на то, что продолжающееся исследование обязательно выявит природу всех неопознанных летающих объектов.

ГУ. Не обсуждать свидетельства, не получившие объяснения.

V. Утверждать, что очевидцы, показания которых нельзя объяснить, просто не располагали достаточной информацией для объяснения (этот пункт был добавлен сравнительно недавно).[14]

30 ноября 1948 года генерал-майор Кейбелл снова обратился к проблеме общения с прессой в письме к бригадному генералу Е. Муру ("Динти"), заместителю командующего Управлением разведывательной информации. В письме, озаглавленном "Об огласке инцидентов с летающими тарелками", упоминалось о выводе API ("некие летающие объекты действительно наблюдались, хотя их природа и происхождение пока что остаются не ясными"), а также сообщалось, что "в настоящее время мы не располагаем достаточной информацией для дальнейших действий, за исключением повторных попыток определить природу и происхождение этих объектов".

Отметив "возросшее давление со стороны представителей американской прессы с требованиями предать огласке результаты расследования", Кейбелл сказал, что он "попытался отговорить журналистов от публикации статей на эту тему", так как статьи будут "чисто спекулятивными и, возможно, вызовут новый вал сообщений о неопознанных летающих объектах, что затруднит дальнейший анализ и оценку ситуации". Он завершил письмо рекомендацией "информировать заинтересованные агентства о том, что ВВС проводит тщательное расследование всех достоверных наблюдений" и просьбой о том, чтобы министр обороны Джеймс Форрестал наделил ВВС правом "оказывать прессе содействие в подготовке газетных статей".

Оказывать прессе содействие в подготовке газетных статей? Означает ли это, что Кейбелл испытал духовное преображение и теперь был готов снабдить журналистов всей необходимой информацией о ходе расследования? Или это означает, что, «помогая» журналистам, Кейбелл надеялся установить некий контроль над содержанием публикаций?

Сидней Шаллетт в конце концов добился своего. Он получил одобрение на публикацию статьи о летающих тарелках от министра обороны, министра ВВС и начальника штаба ВВС (генерала Ванденберга), попросившего разведку ВВС оказать ему содействие в работе.

5 января 1949 года капитан Бартон Инглиш, заведующий отделом рецензий и планирования в Управлении общественных связей, написал меморандум для директора управления Стивена Лео, озаглавленный "Статья Сида Шаллетта о летающих тарелках". Капитан Инглиш предложил ввести "определенные ограничения на использование Шаллеттом секретных документов и архивных материалов":

1. Он не должен иметь доступ к любым документам с грифом "совершенно секретно".

2. Ему нельзя разрешать копировать любые документы, происходящие из иностранных источников, независимо от грифа секретности.

3. Копии, сделанные с отечественных документов, должны быть засекречены в таком же порядке, как и оригинальные документы; их также нельзя выносить из здания.

Итоговые выводы разведки ВВС по материалам различных отчетов должны остаться неизвестными для Шаллетта. В случае использования иностранных документов или конкретной информации из отчетов, не следует указывать точное место или район наблюдения, ограничиваясь общими указаниями, такими, как «Европа» или «Азия».

Капитан Инглиш также объявил, что перед публикацией статья Шаллетта будет проверена и отрецензирована в его отделе.

13 января 1949 года Стивен Лео написал письмо генерал-лейтенанту Бенджамину Шидлоу, который был заместителем командующего АМС, сообщив ему о прибытии журналиста, которого он называл "нашим другом Сидом Шаллеттом". (Очевидно, Шаллетт имел тесные связи с ВВС.) Лео сообщил Шидлоу, что Шаллетт "заручился поддержкой министра обороны, министра ВВС и начальника штаба ВВС" и что он провел несколько дней, разговаривая с чиновниками в Пентагоне, прежде чем отправиться в АМС. Лео попросил Шидлоу обеспечить встречу журналиста с полковником Маккоем и сообщил, что "генерал Ванденберг хочет, чтобы он побеседовал с сотрудниками, участвующими в проекте".

Далее он написал:

"Шаллетт уже изучил два тома коротких сводок по инцидентам, которые имеются у нас, включая инциденты 1-177, и теперь хочет познакомиться с третьим томом (насколько мне известно, ваши сотрудники уже подготовили его). Нам также хотелось бы" чтобы он сопровождал полевую исследовательскую группу, если такой случай представится во время его пребывания у вас. Он дал понять, что хотел бы поговорить с кем-нибудь из гражданских лиц, предоставлявших информацию для этого проекта; мы поставили его в известность, что контакты такого рода осуществляются с разрешения полковника Маккоя.

Наши сотрудники разведки провели телефонное совещание с офисом Маккоя, сообщив ему о предстоящем визите Шаллетта и о том, с какими материалами он был ознакомлен. Единственное ограничение по знакомству с проектом — закрытый доступ к общим выводам и рекомендациям разведки ВВС".

Шаллетт получил необходимое содействие со стороны ВВС и к концу января 1949 года познакомился с большинством материалов, составленных по показаниям очевидцев. Ему, без сомнения, было оказано высокое доверие, однако циник может заметить следующее: на самом деле разведка ВВС стремилась избежать огласки расследования, поскольку, по словам генерала Кейбелла в его письме от 30 ноября 1948 года, это "вызовет новый вал сообщений о неопознанных летающих объектах, что затруднит дальнейший анализ и оценку ситуации". Поэтому разведка ВВС решила оказать Шаллетгу содействие с целью прямо или косвенно повлиять на его выводы и приглушить общественный интерес к сообщениям о летающих тарелках. Впрочем, какими бы ни были причины для сотрудничества, факт остается фактом: в статье Шаллетта, опубликованной в мае 1949 года (она обсуждается далее в главе 9), реальность летающих тарелок отрицается практически на сто процентов.

Проект «Знак» формально завершился в середине января 1949 года, но сбор и анализ разведывательных данных продолжался под новым названием — проект «Грудж». В последующие месяцы многие старшие сотрудники проекта «Знак» были переведены для работы над другими проектами. Оставшиеся сотрудники нижнего звена не занимались практически ничем, кроме сбора и архивирования поступающих сообщений, а также работали над итоговым отчетом, резюмирующим выводы и открытия проекта «Знак».

Качество расследования в рамках проекта «Грудж» быстро ухудшалось по мере того, как в АМС росли скептические настроения. По сути дела, это была реакция на отказ Ванденберга согласиться с логическими выводами, представленными в "Оценке ситуации". Если летающие тарелки не могли быть внеземными аппаратами, если они не являлись результатом отечественных разработок или устройствами советского производства, значит, это иллюзии, ошибки восприятия и плоды воображения. В таком случае, стоит ли возиться с ними?

Хотя исследовательская деятельность проекта «Знак» постепенно затухала в конце 1948 — начале 1949 года, API в Пентагоне продолжала поддерживать интерес к неопознанным летающим объектам. 4 февраля 1949 года генерал-майор Кейбелл выпустил "Меморандум управления воздушной разведки ј 4", озаглавленный "Необычные летательные аппараты", с целью "сформулировать требования, предъявляемые Управлением воздушной разведки к информации о наблюдении необычных летательных аппаратов и неопознанных объектов в атмосфере, включая так называемые летающие диски" и "установить процедуры сообщения такой информации".

В этом многостраничном документе определялись методы составления докладов и конкретизировалась полезная информация в связи с наблюдением (дата, время, место, погодные условия и т. д.), наблюдае мым объектом или объектами (форма, размер, расстояние, скорость, цвет, звук и т. д.) и наблюдателем или наблюдателями (профессия, увлечения, степень доверия, наличие досье в полиции или ФБР и т. д.). Детальность требований к информации, изложенных в этом меморандуме, дает понять, как серьезно в AF1 относились к расследованию свидетельств об НЛО.

14 октября 1948 года подполковник У. Эрл-младший направил письмо в отдел планирования и сбора информации армейской разведки. В письме говорится: "Исследование, предпринятое командованием материально-технического обеспечения ВВС, привело к выводу, что появление так называемых летающих дисков и других неопознанных объектов в атмосфере происходит через регулярные интервалы, и сейчас наступает начало очередного периода активности". Далее в письме содержится просьба, чтобы "все материалы о неопознанных объектах по возможности оперативно направлялись в АМС". Подразделениям армейской разведки рекомендуется "инициировать следственные действия с особым акцентом на фотографические материалы и вещественные доказательства по каждому факту наблюдения".

7 ноября 1948 года полковник Р. Ф. Эннис, выступая от лица командующего армейской разведкой, составил следующий меморандум для генералов, командующих армиями, размещенными в континентальной части США: "Управление материально-технического обеспечения ВВС сообщило о том, что появление "летающих дисков" и/или других неопознанных объектов в атмосфере происходит через регулярные интервалы, и сейчас наступает начало очередного периода активности. Просим ваше командование проявлять повышенное внимание к любым сообщениям о неопознанных летающих объектах, особенно подкрепленным доказательствами в виде фото- или киноматериалов".

Уже через месяц предсказание АМС подтвердилось неожиданным образом: над несколькими секретными военными объектами на юго-западе США наблюдались странные зеленые огни, пролетающие по небу. Эти новые появления НЛО произошли как раз в тот период, когда ФБР снова начало втягиваться в расследование, имеющее прямое отношение к летающим тарелкам.

Глава 6. Защита жизненно важных объектов

Директор ФБР, Эдгар Гувер, хотел отделаться от "проблемы летающих тарелок", и это ему удалось, по крайней мере на один год, пока аналитики ВВС бились над загадкой НЛО и пытались раскрыть ее. Но тарелки и "неопознанные феномены в атмосфере" не хотели сдаваться. Вместо этого они появлялись над стратегическими объектами США, включая секретные институты и полигоны, где конструировались, испытывались и хранились атомные бомбы.

Одним из таких объектов был Оук-Ридж, штат Теннесси. Во время Второй мировой войны Министерство обороны США устроило в Оук-Ридж закрытый военный полигон площадью 59 000 акров, где проводились секретные эксперименты, необходимые для создания атомной бомбы. Эти эксперименты, как и производство расщепляющихся материалов для атомного оружия, все еще осуществлялись в 1949 году. Естественно, что правительство хотело защитить Оук-Ридж от шпионов и диверсантов, и эта задача была возложена на ФБР. Полигон и его окрестности находились под тщательным наблюдением.

10 ЯНВАРЯ 1949 ГОДА.

КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР.

ОТ: SAC НОКСВИЛЛ, ТЕННЕССИ.

ТЕМА: ПОЯВЛЕНИЕ "ЛЕТАЮЩИХ ДИСКОВ" НАД ОУК-РИДЖ.

СЕКРЕТНЫЙ МАТЕРИАЛ — Х.

Так начинается письмо, направленное в штаб-квартиру ФБР, которое заставило Гувера и его агентов вернуться к "разбору полетов"

К. К. Максуэйн, оперативный сотрудник ФБР в Ноксвилле, штат Теннесси, послал это письмо вместе с двумя фотографиями, на которых якобы изображалась летающая тарелка, появившаяся над Оук-Ридж в июле 1947 года. Агент получил фотографии от Джорджа Рэтмена, главного следователя отдела безопасности Комиссии по атомной энергии (АЕС) в Оук-Ридж.

Согласно письму, Рэтмен взял на себя труд найти и забрать около двадцати отпечатков, которые фотограф раздарил своим друзьям. Он собрал все фотографии по требованию полковника Клайда Гессера, главного инженера проекта NEPA в Оук-Ридж. Гессер также попросил Рэтмена посоветовать людям, которые имели фотографии, "никому ничего не рассказывать о них". Правда, Гессер не объяснил, почему это было сделано лишь через полтора года после фотографирования.

Впоследствии Рэтмен связался с ФБР и попросил сообщить результаты анализа фотографий. Агент Максуэйн ответил, что "в соответствии с инструкциями Бюро, активного расследования по этому вопросу не проводилось". Тем не менее Максуэйн счел "целесообразным переговорить с полковником Гессером перед отправкой фотографий в ФБР". Важность этого письма заключается не в передаче фотографий, а скорее в том, что именно полковник Гессер рассказал ФБР о расследовании, предпринимаемом разведкой ВВС.

В своем сентябрьском письме 1948 года, где рекомендовалось учредить специальный проект для изучения летающих тарелок, генерал Твининг говорил о нескольких военных исследовательских проектах, руководство которых необходимо информировать о ходе расследования. Проект NEPA принадлежал к их числу, поэтому полковник Гессер, который сам был сотрудником АМС, знал о некоторых (хотя и не обо всех) результатах расследования. Он сказал агенту Максуэйну, что "ничего не знает о природе летающих тарелок, за исключением того обстоятельства, что многие чиновники ВВС считают их рукотворными летательными аппаратами, а не природными феноменами".

Гессер полагал, что "значительное количество информации в связи с этими аппаратами было собрано разведкой ВВС, и в настоящее время проводятся обширные исследования на авиабазе «Райт-Филд». Он также сказал, что ВВС относится к делу очень серьезно и что исследования проводятся в режиме строгой секретности, поскольку командование не сочло целесообразным ознакомить его с предварительными выводами. Насколько ему известно, у ВВС не было частей или обломков летающих тарелок, пригодных для анализа. По его мнению, лучшим имеющимся на тот момент свидетельством были "телефотографии, которые сейчас находятся в распоряжении инженеров на базе «Райт-Филд», но он не знал, насколько четкими были эти фотографии.

Полковник Гессер сказал, что летающие тарелки, или «ракеты», могут лететь на определенной высоте, следуя изгибам рельефа, что указывало на их оснащенность "радиоальтиметром или другим контрольным устройством". (Здесь уместно вспомнить свидетельство А. К. Ури и двух его сыновей от 13 августа 1947 года, которые видели в каньоне Снейк-Ривер летающую тарелку, повторявшую контуры холмистой местности внизу.) Гессер также знал о нескольких наблюдениях инверсионного следа, оставленного неопознанными летающими аппаратами "на очень большой высоте". Он сам был очевидцем одного из подобных случаев, и больше всего его поразило то, что инверсионный след двигался "с невероятно большой скоростью".

Но наиболее зловещим было предположение Гессера о том, что НЛО являются советскими ракетами или реактивными аппаратами с ядерным двигателем. Он основывал свою догадку на содержании разговоров с ис следователями в «Райт-Филд» и изучении докладов, составленных агентами разведки в других странах. По его словам, "уже четыре года назад было известно, что русские экспериментируют с какими-то летающими дисками… Кроме того, представители ЦРУ в Центральной Европе и Южной Азии свидетельствуют, что русские проводили эксперименты с тарелкообразными летательными аппаратами или управляемыми снарядами, которые могут преодолевать огромные расстояния, а затем возвращаться на базу".

Для сравнения: военные эксперименты в США продвинулись лишь до стадии, "позволяющей с достаточной точностью послать управляемый снаряд к месту предполагаемого взрыва", без какой-либо возможности вернуть его обратно.

Гессер также утверждал, что "все объекты… обычно приближались к территории США с северного направления и улетали также на север", как если бы они прилетали в Америку через Северный полюс и возвращались обратно тем же путем. (Эта информация неточная, поскольку полеты «ракет», или летающих тарелок, наблюдались во всех направлениях. Однако Гессер явно верил в то, о чем говорил, поэтому ФБР тоже пришлось поверить ему на слово.)

Интересно отметить, что по словам Гессера появление неопознанных летающих объектов "дало толчок исследовательской программе ВВС по созданию летательных аппаратов с ядерным двигателем".[15] Он также утверждал, что "всеми службами были приложены огромные усилия с целью определить природу этих объ ектов… и принять решение о необходимости соответствующих защитных мероприятий".

Последние утверждения полковника Гессера свидетельствуют о том, что появление неопознанных летающих объектов действительно повлияло на ход исследований ВВС в области создания новых двигательных систем и оборонительных средств. Это решительно отличается от официальных заявлений представителей ВВС, которые в своих пресс-релизах постоянно подчеркивали, что большинство свидетельств можно объяснить, никакой "более совершенной технологии" не существует, а проблема летающих тарелок в целом не заслуживает серьезного внимания.

24 января 1949 года заместитель директора ФБР по безопасности Д. М. Лэдд резюмировал высказывания Гессера в двухстраничном меморандуме для Дж. Эдгара Гувера. Из меморандума явствует, что проблема летающих тарелок никуда не делась, что AFI собрало массу информации по этому предмету и что "обширные исследования в настоящее время проводятся на базе «РайтФилд». Там обсуждается возможность того, что тарелки являются "рукотворными летательными аппаратами с ядерным двигателем" и акцентируется предположение Гессера, что объекты могут быть "русскими управляемыми снарядами, которые способны преодолевать огромные расстояния, а затем возвращаться на базу". Сообщается также, что точная природа и происхождение объектов неизвестны, а большая часть доклада основана на выводах Гессера, изучившего много разведывательных сообщений по этому вопросу.

Хотя в доступных архивных материалах нет никаких упоминаний о немедленной реакции Гувера на эту информацию, она должна была произвести на него определенное впечатление. В конце концов, мысль о том, что основной потенциальный противник может без помех запускать над территорией США управляемые снаряды, звучит пугающе.

Тот факт, что ВВС, по всей видимости, пыталось скрыть истинные масштабы проблемы, должен был произвести на Гувера удручающее впечатление. Возможно, информация, полученная от полковника Гессера, в сочетании с появлением странных огней над военными объектами (см. следующую главу) убедила Гувера в необходимости приоткрыть завесу секретности и сообщить американской общественности об угрозе, нависшей над страной. Это трудно доказать, но есть веские основания предполагать, что Гувер именно так и поступил несколько месяцев спустя.

Глава 7. Огненные шары

За месяц до разговора агента ФБР с полковником Гессером различные учреждения, отвечающие за безопасность ядерных объектов на юго-западе США, внезапно столкнулись с непонятным и пугающим ночным феноменом: неоднократным появлением зеленых огней, движущихся по небу на высокой скорости над территорией секретных объектов.

Огни начали появляться в конце ноября 1948 года, словно выполняя предсказание подполковника Эрламладшего о предстоящем всплеске активности НЛО (см. окончание главы 5). Это были очень яркие желтовато-зеленые огни, чем-то напоминающие крупные метеоры, которые обычно называют «болидами». (Болиды гораздо крупнее и ярче метеоров, которые представляют собой частицы межзвездной пыли, сгорающие в земной атмосфере. Они могут иметь поразительно чистый цвет и порой выдерживают в атмосфере более 10 секунд до полного распада. Болиды наблюдаются на всей территории земного шара, но очень редко появляются над одним местом чаще одного раза в год.)

Зеленоватые огни, появлявшиеся над секретными объектами, можно было бы считать болидами, если бы не три странных и пугающих характеристики: их цвет был необычным, их видели по многу раз в месяц поблизости от военного атомного полигона в Нью-Мексико, и больше они нигде не наблюдались. Хотя вскоре ста ло ясно, что это вовсе не болиды в обычном смысле слова, их по привычке продолжали называть "зелеными болидами".

Первые огни, появившиеся в небе над Нью-Мексико, были приняты наблюдателями за армейские осветительные ракеты зеленого цвета, поэтому на них не обратили особенного внимания. Однако после серии наблюдений 5 декабря от идеи об осветительных ракетах пришлось полностью отказаться. Охранники военных объектов в районе Альбукерка и Лас-Вегаса, штат НьюМексико, видели более десятка зеленых светящихся шаров, пролетевших в общем направлении с севера на юг в промежутке между 19.30 и 23.30. Некоторые свидетели были охранниками базы «Сандия» (ныне Национальная лаборатория «Сандия» возле Альбукерка), где хранились атомные бомбы. Эти наблюдения привлекли внимание разведки. На следующий день подполковник Доил Риз, командующий 17-м окружным отделом Управления специальных расследований ВВС (AFOS1) на авиабазе «Киртленд» в Альбукерке, приступил к активному расследованию, исходя из предположения, что огненные шары каким-то образом связаны с попыткой заговора и саботажа.

Как только началось расследование AFOSI, неопозт нанные летающие объекты снова напомнили о себе. 6 декабря в 22.55 охранник базы «Сандия» увидел зеленый огненный шар, летевший с севера на юг. Следующим вечером другой охранник в Лос-Аламосе, штат НьюМексико, видел огненный шар, двигавшийся в том же направлении.[16]

Сотрудники AFOSI, Мелвин Ниф и Джон Столл, проверили каждое учреждение в округе, откуда могли быть выпущены зеленые осветительные ракеты. Резуль тат везде был отрицательный. Ниф и Столл хотели лично увидеть хотя бы один "огненный шар"; с этой целью вечером 8 декабря они поднялись на борт небольшого одномоторного самолета. В 18.35, пролетая на высоте 5000 футов в окрестностях Лас-Вегаса, они увидели светящийся объект, возникший словно из ниоткуда. В течение 2–3 секунд он свободно парил в воздухе, затем внезапно потускнел и устремился вниз, оставляя за собой след из красновато-оранжевых искр. Наблюдатели сошлись во мнении, что это явление "определенно не напоминало шаровую молнию".

На следующий день агент Ниф связался с д-ром Линкольном Лапасом, директором Института метеорографии при университете штата Нью-Мексико. Д-р Лапас обладал допуском к совершенно секретной информации и сотрудничал с ВВС во время Второй мировой войны на испытательном полигоне Уайт-Сэндс. Описание неопознанного объекта в изложении Нифа заинтересовало его, и он приступил к еженощному наблюдению метеорного потока Геминид, который был виден в то время над территорией США.[17]

По мнению д-ра Лапаса, основанному на многолетних наблюдениях, метеоры Геминид не были особенно яркими и не имели зеленого оттенка. В письме Дойлу Ризу, написанном 13 декабря, Лапас говорит, что наблюдения, проведенные им 9-12 декабря, подтвердили его точку зрения. Далее он пишет, что "за весь период моих наблюдений Геминида и других метеорных потоков, начиная с 1 декабря 1926 года… всего 414 наблюдений… я ни разу не видел метеоров зеленого или зеленовато-желтого оттенка".

Ночью 12 декабря 1948 года Лапас тоже стал очевидцем НЛО. Проезжая в автомобиле вместе с двумя офицерами ВВС восточнее Лас-Вегаса, он увидел ярко-зеленый свет, который появился внезапно и в течение 2–3 секунд летел по горизонтальной траектории с севера на юг.

Вскоре выяснилось, что это тот самый "огненный шар", который наблюдали в Лос-Аламосе. Это позволило Лапасу определить маршрут объекта с помощью триангуляции. Его расчеты показали, что объект преодолел расстояние около 25 миль на высоте примерно 10 миль со скоростью от 8 до 12 миль в секунду. (Обычные метеоры и болиды сгорают в верхних слоях атмосферы на высоте около 50 миль.) Никакого звука слышно не было, хотя доктор Лапас утверждал, что при значительных размерах болида звук должен быть ясно слышен. В конце своего письма подполковнику Ризу от 13 декабря он пишет: "Теперь я убежден, что различные инциденты с "осветительными ракетами", о которых стало известно в AFOSI, имеют не метеорную природу".

Разведывательные учреждения, отвечавшие за безопасность и защиту атомных объектов, по всей видимости, не были утешены мнением д-ра Лапаса, что зеленые светящиеся шары не являются обычными болидами. Джерри Максвелл, оперативный агент ФБР в ЛосАнджелесе, попросил агента ФБР в Эль-Пасо навести справки на военном полигоне Уайт-Сэндс и узнать, не проводились ли пробные пуски ракет в периоды наблюдения светящихся шарообразных объектов. Ответ был отрицательным.

Максвелл сообщил подполковнику Ризу, что "ФБР отрабатывает все возможные версии, связанные с этими феноменами". Вскоре Максвелл присоединился к доктору Лапасу и нескольким сотрудникам AFOSI для ночного наблюдения в горах к западу от Лос-Аламоса 19 декабря 1948 года. К сожалению, они пришли на день раньше, чем следовало бы. Если бы они наблюдали за небом следующим вечером, то увидели бы нечто действительно поразительное: зеленый огненный шар, который менял направление.

Это произошло в 20.54 20 декабря 1948 года. Очевидцами были охранники, стоявшие на посту в двух разных местах вокруг лаборатории в Лос-Аламосе. Проанализировав их описания, доктор Лапас 30 декабря написал подполковнику Ризу следующее письмо:

"Установлено, что огненный шар, дважды наблюдавшийся Уилсоном, Труатгом, Стрэнгом и Скиппером, появился на высоте как минимум 10 миль и опустился под углом 45 градусов к вертикали [согласно оценке Труатта] до высоты примерно 2, 3 мили над точкой наблюдения Стрэнга и Скиппера. Достигнув этой высоты, огненный шар выровнялся и далее летел горизонтально на отрезке длиной примерно 7,5 мили, двигаясь со скоростью 3–4 мили в секунду [с неравномерным ускорением]. Следует отметить, что нисходящий отрезок траектории огненного шара наблюдался только инспектором Труаттом, но он абсолютно уверен в точности своих показаний. Никаких звуков не было слышно, хотя расстояние от огненного шара до наблюдателей в низшей точке полета не превышало нескольких миль. Я без колебаний готов удостоверить, что объект, наблюдавшийся Уилсоном, Труаттом, Стрэнгом и Скиппером 20 декабря, не являлся болидом или метеором".

Следующее наблюдение состоялось 28 декабря. Маршрут полета НЛО снова пролегал в горизонтальной плоскости с северо-востока на юго-запад, но на этот раз он был голубовато-белого цвета. Перед исчезновением объекта он оставил за собой инверсионный след, наблюдавшийся в небе в течение нескольких минут. Свидетели происходившего наблюдали, как этот след бледнел и рассеивался на ветру. После чтения подобных описаний легко можно понять, почему Лапас не считал зеленые огненные шары обычными метеорами.

Разведывательные учреждения, ответственные за безопасность секретных военных объектов, устроили дискуссию; главная цель ее заключалась в определении организации, которая возглавит расследование. К концу декабря расследование перешло под контроль AFOSI, и с тех пор сотрудники ФБР попросту "принимали участие" в совещаниях, где обсуждалась проблема зеленых огненных шаров. Такие совещания регулярно проводились в течение следующих двух лет.

Испытывали ли сотрудники разведки серьезное беспокойство в связи с этими инцидентами поблизости от закрытых военных объектов? Можно не сомневаться в этом, учитывая положение дел в мире, "холодную войну" и шпиономанию.

В те годы Советский Союз наращивал военное и политическое давление на соседние страны, чтобы они присоединились к России или стали ее сателлитами, образуя барьер между советской империей и западными странами. Обстановка постепенно накалялась, и Советы не собирались сбавлять темп. Годом раньше Чехословакия была вынуждена присоединиться к коммунистическому блоку. Продолжалась блокада Берлина, начавшаяся в апреле 1948 года. Кто мог сказать, где и каким оружием Советы ударят в очередной раз? Было известно, что советские ученые лихорадочно работают над созданием атомной бомбы. Кроме того, когда русские оккупировали Восточную Германию, они вывезли с собой немецких ученых-ракетчиков и образцы управляемых реактивных снарядов. Что, если следующим советским оружием станут управляемые снаряды с атомными боеголовками?

В то же время США показывали зубы, недвусмысленно намекая на то, что, если разразится война с Советами, они применят атомное оружие. Два года назад, в декабре 1946 года, президент Трумэн учредил Комиссию по атомной энергии для управления программой производства атомного оружия. Трумэн собирался грозить русским "большой бомбой", чтобы сдерживать их агрессивные намерения. Однако для того чтобы угроза превратилась в реальность, было необходимо, чтобы в США появился достаточный запас атомных бомб.

В 1945 году существовали только две атомные бомбы… и обе они были взорваны летом того же года. Производство бомб возобновилось после войны, и его скорость немного возросла, сдерживаемая главным образом нехваткой расщепляющихся материалов. К концу 1946 года у США было девять атомных боеголовок. К концу 1947 года — уже тринадцать, а к концу 1948 года — пятьдесят.

Конструкция бомб разрабатывалась в Лос-Аламосе. Расщепляющийся материал производился на ядерной станции в Хэнфорде, штат Вашингтон, и на заводе в Саванна-Ривер в Южной Каролине. Отдельные части и расщепляющиеся материалы направлялись на базу «Сандия» в Альбукерке (примерно в 60 милях от Лос-Аламоса) для сборки. Собранные бомбы перевозились в Форт-Худ, штат Техас, и складировались в специальном хранилище, известном как база «Киллеин». Эти объекты были главными мишенями для советских шпионов, поэтому любой потенциально угрожающий феномен подлежал тщательному расследованию.

Появление летающих тарелок, а потом зеленых огненных шаров стало холодным душем для разведывательных ведомств США по завершении периода послевоенной эйфории. Неужели противник действительно совершил^ "квантовый скачок" и обогнал отечественную ракетную технологию? Могли ли зеленые шары быть советскими управляемыми снарядами, направленными против наших оборонных объектов? Никто не сомневался в том, что они существуют на самом деле. Но что они собой представляют?

Меморандум полковника Юстаса Поланда, датированный 13 января 1949 года и направленный командующему разведкой 4-й армии США в Форт-Хьюстоне, штат Техас, демонстрирует высокий уровень озабоченности и содержит несколько теорий.

"Наши учреждения в Нью-Мексико крайне обеспокоены этими феноменами. Они придерживаются мнения, что некое иностранное государство производит "пробные выстрелы" стратосферных [sic!] аппаратов, снабженных устройствами самоуничтожения. Более того, они считают, что, когда аппараты будут опробованы и усовершенствованы, на смену устройствам самоуничтожения могут прийти боеголовки.

Другая вероятная теория заключается в том, что наблюдаемые феномены представляют собой результат экспериментов по радиологической войне, выполняемых враждебной силой или государством, то есть воздействие лучей может оказаться смертельным, или же они послужили причиной нескольких авиакатастроф, недавно произошедших в этом районе.

Выдвигалось еще одно предположение: вполне вероятно, что правительство США проводит совершенно секретные эксперименты на одном из закрытых военных объектов".

Меморандум заканчивался предложением "созвать ученый совет для изучения ситуации", поскольку "необъяснимые инциденты, особенно возникающие в окрестностях секретных учреждений, не могут оставаться без внимания".

Вскоре грянул гром. Более сотни людей видели зеленый огненный шар в западном Техасе, Нью-Мексико и Колорадо вечером 30 января 1949 года. Согласно письму командующего авиабазой «Киртленд» директору AFOSI (копия направлена в ФБР), "общее количество наблюдений превышает 100… В АЕС, AFSWP (программа разработки специальных видов оружия ВС) и местном командовании 4-й армии встревожены возможными последствиями феномена".

Разумеется, они были встревожены, поскольку не могли доказать, что это не новейшие советские управляемые снаряды, проходящие испытания для бомбардировки тех самых объектов, где конструировались и изготовлялись наши атомные бомбы.

На следующий день оперативный агент ФБР в СанАнтонио, штат Техас, послал в штаб-квартиру ФБР письмо, которое начиналось таким образом:

"31 ЯНВАРЯ 1949 ГОДА.

КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР.

ОТ: SAC САН-АНТОНИО, ТЕХАС.

ТЕМА: ЗАЩИТА ЖИЗНЕННО ВАЖНЫХ ОБЪЕКТОВ.

На последнем еженедельном разведывательном совещании с участием G-2 [армейская разведка], ONI [Разведывательное управление ВМС], AFOSI [Управление специальных расследований ВВС] и ФБР в штаб-квартире 4-й армии США обсуждалась проблема неопознанных атмосферных феноменов, иначе известных как "летающие диски", "летающие тарелки" и "огненные шары". Эта тема считается совершенно секретной по определению как армейской разведки, так и разведки ВВС".

В этом двухстраничном документе описывается история нашествия "зеленых огненных шаров" — феномена, который удостоился грифа "совершенно секретно" от сотрудников армейской разведки. Но сначала агент ФБР дает краткую сводку предыдущих событий:

— "Хорошо известно, что в течение последних двух лет из разных районов страны поступали многочисленные сообщения о неопознанных воздушных феноменах, которые на газетном жаргоне назывались "летающими дисками" или "летающими тарелками". Первые такие сообщения были отмечены в Швеции,[18] и тогда же возникло предположение, что объекты неизвестной природы имеют советское происхождение".

Агент описал свидетельство Чайлса-Уиттеда от 24 июля 1948 года о "ракетном корабле", который "появился из грозового облака перед самолетом компании "Истерн эрлайнс" и почти сразу же исчез в другом облаке, едва избежав столкновения" (описано в главе 5), прежде чем перейти к основной теме своего письма:

За последние два месяца поступило много сообщений о наблюдениях непонятных феноменов в окрестностях секретного атомного объекта в Лос-Аламосе, штат Нью-Мексико, где эти феномены, по всей видимости, проявлялись особенно часто. В течение декабря 1948 года 5, 6, 7, 8, 11, 13, 14, 20 и 28-го числа непонятные феномены в окрестностях Лос-Аламоса наблюдались сотрудниками AFOSI, гражданскими и военными пилотами, охранниками объекта, а также отдельными гражданами. 6 января 1949 года другой похожий объект был замечен в том же районе.

Доктор Линкольн Лапас, известный метеоролог [следовало бы сказать — специалист по метеографии], в целом руководил наблюдениями в ок рестностях Лос-Аламоса, пытаясь выяснить характеристики непонятных феноменов. До настоящего времени было получено мало конкретной информации.

В дневное время наблюдались феномены, которые, по предварительной оценке, напоминают инверсионный след, оставленный реактивным летательным аппаратом. В вечернее и ночное время неопознанные объекты имели форму ярко-зеленых огней, похожих на зеленый сигнал светофора или зеленый неоновый свет. В некоторых сообщениях указывается, что появление и исчезновение огней сопровождалось красной или оранжевой вспышкой. Согласно другим сообщениям, наблюдались также огни красного, белого, голубоватобелого и желтовато-зеленого цвета. При движении огней иногда наблюдается след из красноватых искр.

Спектральный анализ одного из огней показывает, что он может представлять собой соединение меди, используемое в ракетных экспериментах, которое полностью разлагается после взрыва, не оставляя следов. Отмечается, что в районе наблюдения феноменов не обнаружено каких-либо необычных следов или обломков.

Далее агент описывает маршруты и скорость движения огненных шаров и делает заявление, которое могло шокировать Гувера:

Согласно сообщениям, большинство объектов двигалось по курсу восток-запад, с вероятностью приближения из северного квадранта, что может быть последним этапом большого кругового маршрута, если местом их происхождения является Россия…

Как будто этого недостаточно, в полном соответствии с мнением полковника Гессера о том, что объекты имеют советское происхождение, агент сообщает, что доктор Лапас перечислил полдюжины причин, "по которым объекты не могут иметь метеоритное происхождение" и что…единственный вывод, к которому удалось прийти до сих пор, заключается в том, что это либо природные явления, которые не наблюдались ранее, либо объекты, изготовленные человеком. Нам неизвестно о научных экспериментах в США, которые могли бы привести к появлению подобных феноменов.

Реакция Гувера на сообщения об огненных шарах не содержится в доступных для изучения архивах ФБР. Однако можно предположить, что, после сравнения этой информации со словами Гессера, Гувер пришел к логическому выводу, что управляемые атомные снаряды из России нацелены на наши атомные объекты.

1 февраля полковник Юстас Поланд снова написал командующему армейской разведкой о "необычных огнях, недавно наблюдавшихся в окрестностях ЛосАламоса". В меморандуме говорится, что "в силу необъяснимости этих феноменов они стали источником озабоченности как для нас, так и для представителей АЕС и AFOSI". Поэтому Управление безопасности в Лос-Аламосе рекомендовало представителям "трех заинтересованных ведомств" (армии, АЕС и AFOSI) "провести совещание по этому вопросу с участием видных ученых". Совещание было назначено на 16 февраля.

Очевидно, командующий не проявил такой же озабоченности, поскольку в его ответе указано, что «необъяснимость» происходит только из-за недостатка информации и что "нет никаких оснований полагать, будто наблюдаемые явления связаны с неизвестными видами летательных аппаратов". (Словосочетание "неизвестные летательные аппараты" в данном контексте означает летающие тарелки.) В другом меморандуме, выпущенном Командованием военной разведки, указано, что представители АЕС тоже не испытывали беспокойства: "консультация с АЕС показывает, что они не дадут официального одобрения на проведение такого совещания, поскольку не считают его достаточно оправданным".

10 февраля в штаб-квартиру ФБР поступило письмо от оперативного агента в Эль-Пасо, где вкратце излагается пугающая гипотеза доктора Лапаса:

"Доктор Лапас выдвинул теорию… в соответствии с которой объекты являются управляемыми снарядами, летающими на высоте примерно 25 миль со скоростью около 15 миль в секунду. Снаряды, по-видимому, управляются агентами, расположенными через различные интервалы, которые могут навести снаряд на цель, а затем взорвать его… По мнению доктора Лапаса, Советский Союз или какая-то другая страна испытывает это оружие без боеголовок, приводя в действие механизм самоуничтожения на высоте около 10 миль. Лапас предполагает, что по завершении периода испытаний снаряды будут укомплектованы атомными боеголовками".

Однако армейская разведка не могла согласиться с теорией Лапаса о русских управляемых снарядах, поскольтку в армии и ВВС были убеждены, что США находятся по крайней^ мере на одном уровне, если не значительно опережают СССР в производстве атомного оружия и управляемых снарядов дальнего действия. Более того, они не верили, что Советский Союз мог действительно испытывать свои управляемые снаряды над территорией США. (Поломка или крушение снаряда могло привести к утрате технологического преимущества; риск намного превосходил любую возможную выгоду.) Таким образом, несмотря на мнение Лапаса, большинство офице ров разведки считало "огненные шары" необычными, но все же природными феноменами.

Наблюдения неопознанных объектов привлекли внимание Теодора фон Кармана, знаменитого математика, который был председателем AFSAB (научно-консультативного комитета ВВС). 11 февраля 1949 года он написал генералу Кейбеллу письмо, где сообщил, что, несмотря на свое крайне скептическое отношение к летающим дискам и другим неопознанным летающим объектам, на него произвело впечатление качество наблюдений огненных шаров и анализ доктора Лапаса. Он рекомендовал ВВС прибегнуть к мерам научного исследования и попытаться провести объективное измерение характеристик летающих шаров.

В своем ответе на письмо фон Кармана адъютант генерала Кейбелла сообщил, что специалисты AMC/ATIC уже связались с д-ром Лапасом и предложили "му должность консультанта по астрофизике в рамках проекта «Грудж».

Однако Лапас, живший в штате Нью-Мексико, не мог работать в тесном контакте с сотрудниками АМС в Дейтоне, штат Огайо, поэтому он рекомендовал на эту должность доктора Дж. Аллена Хайнека, профессора астрономии Государственного университета штата Огайо.

Задача Хайнека заключалась в предоставлении возможных астрономических объяснений для наблюдения необычных объектов, включая зеленые огненные шары.[19]

Адъютант Кейбелла также написал, что 20 % из 210 свидетельских показаний удалось отождествить с реальными объектами — в основном это были воздушные шары и метеорологические зонды. (Это составляет примерно 40 из 210, однако в "Анализе инцидентов с неопознанными летающими объектами на территории США", который мы обсуждали в главе 5, говорится только о 18 случаях, получивших объяснение.) Что касается остальных, то у исследователей не было никаких осязаемых свидетельств иностранного происхождения неопознанных объектов как внутри страны, так и за ее пределами. Более того, "возможность иностранного происхождения объектов особенно сомнительна для наблюдений на территории США, иначе придется искать объяснения, выходящие за рамки современных представлений об аэронавтике".

Адъютант Кейбелла не дал прямого ответа на рекомендацию фон Кармана об "объективных измерениях", но указал, что специалисты AMC/ATIC анализируют показания и пытаются объяснить их.

16 февраля в Лос-Аламосе состоялось совещание, цель которого заключалась в выработке общего похода к проблеме огненных шаров. На совещании присутствовали представители 4-й армии, AFSWP (программа разработки специальных видов оружия ВС), ФБР (агент Максвелл), АЕС и Калифорнийского университета, который «руководил» работами в Лос-Аламосе по контракту с Министерством обороны и Комиссией по атомной энергии. Наиболее известными учеными среди присутствующих были д-р Эдвард Теллер и д-р Норрис Брэдбери, директор лос-аламосской лаборатории. Д-р Лапас как эксперт по астрономии и метеорографии фактически вел совещание. Он начал с обсуждения характеристик обычных метеоров, а затем описал отличительные особенности огненных шаров, включая необычный цвет и движение в горизонтальной плоскости.

Совещание продолжалось несколько часов, и на нем было затронуто несколько разных тем для обсуждения. Возможно, один из наиболее загадочных фактов заключался в следующем: хотя в течение декабря, января и февраля метеорная активность на большей части территории США была близка к средней, зеленые огненные шары не наблюдались нигде, кроме Лос-Аламоса, ЛасВегаса и Западного Техаса. Другой особенностью, смущавшей экспертов, включая доктора Теллера, было полное отсутствие звука, хотя материальные объекты, движущиеся в атмосфере со скоростью несколько миль в секунду, должны были создавать ударную звуковую волну.[20] Теллер предположил, что огни имеют нематериальную природу — возможно, являются оптическим феноменом. На этом совещание закончилось, оставив больше вопросов, чем ответов.

Следующий доклад о неопознанных летающих объектах поступил в ФБР от оперативного агента в СанАнтонио. Согласно этому докладу, на еженедельных разведывательных совещаниях ведутся дискуссии о природе зеленых огненных шаров.

Агент упоминает о совещании 16 февраля, на котором присутствовал Эдвард Теллер, далее он говорит, что.

"…1 ноября 1948 года офицерами армейской разведки от высшего военного командования была получена следующая информация: ВВС считает, что появления неопознанных летающих объектов происходят периодически и скоро наступит новый период активности. Далее, 14 февраля 1949 года, высшее командование дало понять, что в конечном итоге естественное происхождение изучаемых феноменов будет установлено".

Нет никакого объяснения, почему представители высшего командования полагали, будто "естественное происхождение изучаемых феноменов будет установлено", несмотря на твердо высказанное мнение д-ра Лапаса. Может быть, они принимали желаемое за действительное. Возможно, они стремились избежать трудной политической ситуации, которая сложилась бы в том случае, если бы они признали, что огненные шары не являются естественными феноменами.

Дальнейшее содержание письма и вовсе не утешительно. Фактически разведывательным ведомствам могло показаться, что ситуация выходит из-под контроля, потому что "загадочные огни" несколько раз видели.

"…к северу от базы «Киллеин» в окрестностях совершенно секретного объекта Кемп-Худ, штат Техас… Аналитики пришли к выводу, что огни, наблюдавшиеся в районе базы «Киллеин», сходны с феноменами, ранее отмеченными в Лос-Аламосе и неподалеку от базы "Сандия"…"

Иными словами, ночные светящиеся объекты, которые сначала видели там, где конструировались (ЛосАламос) и изготавливались (база "Сандия") атомные бомбы, теперь видели там, где хранились атомные бомбы. Не следует забывать, что эти наблюдения были строго ограничены территорией двух юго-западных штатов США. Некоторым агентам разведки могло показаться, что зеленые огненные шары следуют по маршруту атомных бомб. Далее в письме говорится:

"Есть основания полагать, что вышеупомянутые феномены могут быть связаны с секретными экспериментами, проводящимися неким правительственным учреждением США, так как считается, что они продвинулись в технологии создания управляемых снарядов дальше, чем любая другая страна".

Письмо оперативного агента ФБР от 22 марта 1949 года показывает, какое беспокойство испытывали офицеры безопасности и агенты разведки в связи с этими инцидентами. Они признавали, что огненные шары являются реальными объектами или феноменами, и старались найти наиболее вероятное (или наименее невероятное) объяснение происходящего. Они отвергали теорию о советских управляемых снарядах, несмотря на мнение д-ра Лапаса. Теория о естественном происхождении тоже казалась им неубедительной, независимо от мнения высшего начальства. Далее, они прекрасно понимали, что несмотря на допуск к совершенно секретным материалам, они просто не могут знать обо всех совершенно секретных экспериментах, которые проводятся в вооруженных силах США. Таким образом, единственное оставшееся объяснение (поскольку теория о внеземном происхождении была уже отвергнута генералом Ванденбергом) заключалось в том, что эти объекты были секретными экспериментальными устройствами, проходившими испытания в рамках одной из военных программ правительства США.

Примерно в то же время, пока Гувер переваривал ракетную теорию полковника Гессера и узнавал о зеленых огненных шарах над атомными военными объектами на юго-западе США, ФБР получило 50 копий "меморандума ј 4" генерала Кейбелла от 15 февраля 1949 года (упоминается в конце главы 5). Могло сложиться впечатление, будто генералитет ВВС буквально жаждал получить новую информацию о "необычных летательных аппаратах".

Происходящие тревожные события заставили ФБР существенно изменить свою политику по отношению к летающим тарелкам. Помощник Дж. М. Лэдда составил меморандум, где ФБР рекомендуется распространить новую директиву среди своих агентов по всей стране. В меморандуме есть следующий абзац, указывающий на источник озабоченности для Бюро:

"[Полковник Гессер]… недавно в конфиденциальном порядке сообщил, что разведка ВВС считает летающие диски рукотворными объектами, а не природными феноменами, и что уже четыре года назад было известно о русских экспериментах с летательными аппаратами тарелкообразной формы. Далее полковник Гессер определил, что большинство летающих дисков, — наблюдаемых на территории США, прилетает с севера и улетает в том же направлении, что подкрепляет гипотезу об их советском происхождении".

В меморандуме упоминается о недавнем получении "значительного количества экземпляров меморандума воздушной разведки от 15 февраля 1949 года, озаглавленного "Необычные летательные аппараты" и предназначенного для распространения в наших местных филиалах". (О серьезности намерений AFI свидетельствует хотя бы тот факт, что в ФБР было направлено сразу 50 экземпляров меморандума, а не один, для последующего снятия машинописных копий.) Меморандум закан чивается утверждением о том, что проблема летающих дисков "имеет важное значение для национальный безопасности страны, и наши полевые агенты должны собирать как можно больше информации по данному вопросу и всячески способствовать усилиям ВВС".

25 марта ФБР выпустило для своих оперативных агентов "бюллетень ј 38 от 1949 года", который гласит:

"Обращаем ваше внимание на бюллетень ФБР ј 57 от 1 октября 1947 года о прекращении расследования любых сообщений о летающих дисках.

Для конфиденциального сведения: из надежного и достойного доверия источника стало известно, что летающие диски являются скорее управляемыми снарядами, а не природными феноменами. Также стало известно, что в течение последних четырех лет в СССР ведутся эксперименты с летающими дисками неизвестного типа.

Командование разведки ВВС снабдило Бюро прилагаемой копией меморандума от 15 февраля 1949 года, озаглавленной "Необычные летательные аппараты" и проходящей под грифом "для служебного пользования". Копия предоставляется в ваше распоряжение, чтобы все агенты, работающие в вашем отделении ФБР, были ознакомлены с информацией, представляющей интерес для ВВС по данному вопросу.

Согласно бюллетеню ј 57, о котором упоминалось выше, ваши сотрудники не должны заниматься самостоятельным расследованием сообщений о летающих дисках, однако любая информация, полученная от свидетелей на добровольной основе, должна упорядочиваться на основе прилагаемого меморандума для дальнейшей отправки в ВВС".

Ситуация вокруг летающих дисков и огненных шаров должна была казаться довольно противоречивой для ФБР. С одной стороны, AFI хотело получать инфор мацию о наблюдениях "необычных летательных аппаратов" (летающих тарелок) и огненных шаров. В AFI их явно считали реальными объектами, а некоторые офицеры ВВС полагали, что это советские управляемые снаряды. С другой стороны, многие не могли поверить в реальность советских экспериментов над территорией США и делали выбор в пользу секретных испытаний отечественных аппаратов. Но зачем ВВС нужна свидетельская информация о собственных секретных проектах? И, словно этого было недостаточно, "высшее командование" склонялось к мнению о естественном происхождении огненных шаров, в противоположность авторитетному мнению доктора Лапаса.

Что мог подумать бедный агент ФБР, столкнувшийся с такой противоречивой информацией?

Глава 8. Совершенно надежный источник

4 апреля агент ФБР в Сан-Антонио, штат Техас, направил в штаб-квартиру письмо с сообщением об очередном инциденте.

"Огни неизвестного происхождения наблюдались 6, 7, 8 и 17 марта 1949 года офицерами службы внешней охраны, дежурившими примерно в 1000 ярдах к востоку от ограды базы "Киллеин"…"

Много месяцев спустя сотрудники проекта «Грудж», пытавшиеся объяснить все наблюдения летающих тарелок и огненных шаров, пришли к выводу, что огни от 6, 7 и 8 марта были метеорами. Однако наблюдение от 17 марта осталось без объяснения. Свидетелями были офицеры 2-й бронетанковой дивизии, которые в течение часа наблюдали за полетами восьми крупных огней красного, зеленого и белого цвета, похожих на вспышки сигнальных ракет и летавших в основном по прямым линиям.

31 марта в 23.50 другой свидетель видел светящийся объект, который, судя по описанию, отличался от всех остальных. Он был таким необычным, что агент ФБР не пожалел времени на изложение подробностей:

"…светящийся объект, размером примерно с баскетбольный мяч, красновато-белого цвета, за которым тянулся огненный след, наблюдался юго западнее базы «Киллеин», примыкающей к КемпХуд, штат Техас. Наблюдателем был лейтенант Фредерик Дэвис, командующий взводом роты С 12-го бронетанкового батальона, который входит в систему охраны Кемп-Худ, чьей функцией является защита объектов, расположенных на базе «Киллеин».

По словам Дэвиса, объект находился на высоте примерно 6000 футов, двигался параллельно земле и пролетел прямо у него над головой на высокой скорости. Он был виден в течение 10–15 секунд и неожиданно исчез высоко в небе, хотя и не набирал высоты. Инцидент не сопровождался какими-либо звуками или запахами. Ночь была ясная, видимость хорошая. Объект пролетел почти над взлетно-посадочной полосой базы «Киллеин».

Сразу же после наблюдения, когда Дэвис попытался связаться со своей штаб-квартирой, он слышал на линии только потрескивание статического электричества, что, по его утверждению, можно объяснить радиопомехами".

Этот случай числится под ј 326 в большом списке примерно из 13 000 свидетельских показаний, собранных в рамках проектов «Знак», «Грудж» и "Синяя книга". Как известно, после отказа Ванденберга от теории внеземного происхождения НЛО, у исследователей ATIC осталось только два объяснения: природные феномены или управляемые снаряды иностранного (то есть советского) происхождения. Однако в данном случае они не могли поверить, что над базой «Киллеин» летала советская ракета. Следовательно, это должно бьшо быть природным феноменом. Поэтому исследователи определили неопознанный объект как метеор, несмотря на низкую высоту полета и отсутствие звука.

В том же письме оперативный агент ФБР в СанАнтонио обратил внимание руководства на радиопередачу известного репортера Уолтера Уинчелла:

"М-р Уолтер Уинчелл в своей вечерней воскресной радиопередаче от 3 апреля 1949 года утверждал, что летающие диски, наблюдавшиеся над территорией США, определенно имеют советское происхождение".

Очевидно, это привлекло внимание разведывательных учреждений, отвечавших за безопасность секретных военных объектов, потому что офицер разведки 4-й армии связался с агентом ФБР в Сан-Антонио и попросил его предоставить дополнительную информацию.

"4 апреля 1949 года отдел G-2 4-й армии связался с нашим офисом и поинтересовался, есть ли у нас какая-либо информация, подтверждающая или опровергающая свидетельство Уинчелла.

Учитывая интерес и озабоченность командования 4-й армии, на которую возложена защита жизненно важных объектов в Лос-Аламосе, на базе «Сандия», в Эль-Пасо и в окрестностях Кемп-Худ, предлагается допросить м-ра Уинчелла и выяснить источник его информации касательно советского происхождения летающих дисков".

Ответ Гувера на предложение агента пришел 26 апреля:

"В ответ на ваш запрос об информации, подтверждающей или опровергающей свидетельство Уолтера Уинчелла в его радиопередаче от 3 апреля 1949 года, просим вас обратить внимание на оперативный бюллетень ј 38 от 25 марта 1949 года, озаглавленный "Летающие диски".

Строго конфиденциально, для вашего сведения: данные, которые содержатся в бюллетене ј 38, были получены от полковника АМС, который в свою очередь получал информацию от людей, активно участвовавших в исследовании этой проблемы.

Относительно источника утверждений Уолтера Уинчелла: Бюро не собирается предпринимать никаких официальных или неофициальных мер в связи с его высказываниями".

Почему Гувер не хотел узнать источник информации Уинчелла? В конце концов, Уинчелл был, пожалуй, наиболее влиятельным радиокомментатором своего времени. Он не стал бы выступать с подобными заявлениями, не имея на руках доказательств или хотя бы совершенно надежного источника сведений. И разумеется, любые доказательства того, что русские запускают управляемые снаряды над территорией США, имели бы огромное значение для ФБР, так как это повлекло бы за собой важные политические последствия для всей страны. Можно представить себе, какой был бы переполох, если бы ФБР предоставило президенту Трумэну неопровержимые доказательства советских экспериментов над территорией США и полного бессилия американских ВВС!

Теперь, много лет спустя, мы можем догадаться, почему Гувер не хотел допрашивать Уинчелла: он сам был "совершенно надежным источником" информации для известного репортера.

Звучит абсурдно? Давайте подумаем. Уинчелл и Гувер были очень хорошо знакомы в течение многих лет. Уинчелл активно комментировал подвиги Гувера на внутреннем фронте в 1930-е годы, когда ФБР боролось с организованной преступностью. Теперь перейдем к сути заявлений Уинчелла: летающие тарелки — это управляемые снаряды или ракеты советского производства. Это не соответствовало официальной позиции ВВС, но именно об этом конфиденциально сообщил в ФБР полковник Гессер несколько месяцев назад. Гувер, разумеется, был в курсе дела. Он также был знаком с теорией доктора Лапаса, который придерживался мнения о советском происхождении зеленых огненных шаров. Поэтому в утверждениях Уинчелла для него не могло быть ничего нового.

Разумеется, возможен вариант, что Уинчелл получал информацию от чиновников из ВВС. Однако я считаю это маловероятным. В таком случае Гувер не знал бы, откуда произошла утечка сведений, и, скорее всего, распорядился бы на всякий случай допросить репортера. С другой стороны, если Уинчелл получал информацию непосредственно от Гувера, никаких сомнений не возникало. И, разумеется, директор ФБР не хотел, чтобы оперативный агент в Сан-Антонио хотя бы заподозрил, кто является поставщиком сведений для Уинчелла.

Почему Гувер решил использовать Уинчелла? Возможно, он был обеспокоен неспособностью военного командования и самого президента серьезно отреагировать на то, что воспринималось наиболее осведомленными людьми, работавшими над этой проблемой, как "постоянная и реальная угроза жизненно важным объектам". Может быть, Гувер решил воспользоваться "четвертой властью", чтобы надавить на правительство и заставить его предпринять более решительные шаги.

Однако правительство не отреагировало на заявления Уинчелла. Почему? Разве президент и все остальные не были обеспокоены советской угрозой? Разумеется, они были обеспокоены. И можно представить, что в случае подтверждения полетов советских ракет над территорией США, это привело бы к очень резким заявлениям, если не к началу войны.

Конечно, если президент и члены высшего командования знали, что странные огни представляли собой нечто иное… возможно, нечто, от чего нельзя было защититься, нечто связанное с внеземным разумом, то они не слишком беспокоились из-за советской угрозы. Вместо этого они старались всячески принизить важность свидетельских показаний и наблюдений, публично объявляя о том, что всему этому можно найти естественное объяснение.

Это подтверждается дальнейшими событиями. В течение нескольких дней после радиопередачи Уинчелла пресса проявляла повышенную активность, требуя подтверждения. ВВС и правительственные чиновники дружно отрицали возможность советского происхождения летающих тарелок и уверяли, что беспокоиться не о чем.

Через три недели произошло два очень «удобных» события для ВВС (удобных в том смысле, что они помогли приглушить общественный интерес к НЛО): был выпущен отчет проекта «Знак», а через три дня в "Сатедей ивнинг пост" вышла статья Сиднея Шаллетта о расследовании, предпринятом разведкой ВВС. В обеих публикациях возможность внеземного происхождения летающих тарелок вообще не рассматривалась или упоминалась как гипотеза, не выдерживающая серьезной критики.

Общественное мнение снова затихло на некоторое время. Давление на ВВС существенно уменьшилось.

Но сообщения об НЛО продолжали поступать.

Глава 9. ВВС: "Их не существует". НЛО: "Мы вернулись!"

Пока разведывательные учреждения преодолевали нервную встряску из-за огненных шаров, а представители ВВС публично опровергали заявления Уинчелла, в окрестностях одного из военных полигонов произошло совершенно достоверное, хотя и необъяснимое дневное наблюдение НЛО.

Свидетельство Чарлза Мура и четырех солдат срочной службы ВМС в Аррее, штат Нью-Мексико, неподалеку от военного полигона Уайт-Сэндс, убедило многих людей не только в реальности летающих тарелок, но и в том, что они являются продуктом высокоразвитой технологии, которая на тот момент была недоступна для любого государства на земле.

24 апреля около 10.30 утра по местному времени Чарлз Мур — дипломированный инженер, специалист по аэрологии и сотрудник проекта ВМС по запуску высотных исследовательских зондов — отслеживал зонд, запущенный десять минут назад. Внезапно он и еще один сотрудник ВМС заметили другой объект, движущийся по небу в направлении зонда. Объект был крупным и достаточно ярким для наблюдения невооруженным глазом. Мур следил за ним с помощью теодолита, которым он пользовался для наблюдения за высотным зондом.

В объективе теодолита предмет имел грубую эллиптическую форму с соотношением максимального диаметра к минимальному примерно 2,5:1. Он двигался по высокой дуге, сначала появившись на юго-западе по азимуту примерно 210 градусов с возвышением 45 градусов. Он быстро пролетел в восточном направлении, миновав азимут 127 градусов при возвышении 60 градусов (примерное местонахождение солнца), а затем повернул на север. Далее он двигался в северо-восточном направлении, одновременно поднимаясь и увеличивая скорость. Объект был виден не более минуты, а затем исчез вдали.

В начале наблюдения, по оценке Мура, объект двигался с угловой скоростью примерно 5 градусов в секунду; его угловой размер составлял примерно 0,02 градуса. Мур считал, что высота полета составляла около 300000 футов (60 миль), что давало длину объекта около 100 футов и скорость около 18 000 миль в час, но если высота полета была меньше, то размеры и скорость соответственно уменьшались. (Поскольку измерялся лишь угловой размер и угловая скорость, расчетный размер и скорость пропорциональны оценке расстояния.) К примеру, если бы объект летел на высоте 100 000 футов, то его длина составляла бы 30 футов при скорости примерно 6000 миль в час.

Мур запустил другой зонд, который через полтора часа взорвался на высоте примерно 93 000 футов, пролетев всего лишь 13 миль по горизонтали от места запуска. Поскольку на высоте 93 000 футов не могло быть сильного ветра, Мур направил срочное сообщение в Центр специальных разработок ВМФ, где оно вызвало большой интерес. Это сообщение также фигурирует в архиве ЦРУ и проекта "Синяя книга" как не получив- шее удовлетворительного объяснения (в архиве ФБР его нет).

Через три дня, 27 апреля 1949 года, директор AFI доложил заместителю командующего ВВС о статусе проекта по изучению НЛО. Он также послал в 1C (Объединенный комитет по разведке[21]) официальный отчет, озаглавленный "О неопознанных воздушных объектах". В отчете.

содержалось краткое резюме результатов исследований по проекту «Знак», снабженное интерпретацией, или "особым мнением", основанным на новой политике скептицизма по отношению к сообщениям об НЛО.

Итоговый результат содержался в приложении к отчету, которое гласит:

1. На 10 марта 1949 года в рамках проекта «Знак» всего зарегистрировано 256 инцидентов с участием неопознанных объектов в атмосфере. Большинство из них произошло на территории США, но есть много сообщений из иностранных источников. В каждом случае наблюдатели допрашивались сотрудниками исследовательской группы, а результаты анализировались техническим персоналом.

2. По каждому инциденту составлялись краткие сводки для направления основной информации во все заинтересованные ведомства и учреждения.

3. Крайне малое количество детальных наблюдений и непредсказуемый характер инцидентов сильно ограничивает возможности идентификации. Данные о неопознанных воздушных объектах позволяют выделить следующие группы наблюдений:

Диски — 13,3 %; объекты сферической и эллиптической формы (включая огненные шары) — 43 %; объекты цилиндрической формы — 6 %; крылатые объекты — 2,5 %; объекты, чья форма отличается от вышеперечисленных — 32,2 %.

Согласно этому отчету, для сортировки наблюдений по форме объектов, их скорости и направлению полета, а также для соотнесения с расположением ракетных полигонов, аэродромов, аэропортов, радарных станций, маяков, метеорологических станций, площадок пуска высотных зондов, небесными феноменами и известными путями птичьих перелетов использовались графические методы. Предварительный психологический анализ сообщений в аэромедицинской лаборатории АМС показал, что "значительное количество инцидентов можно объяснить как обычные случаи, получившие неправильную интерпретацию в результате ошибок восприятия". Метеорологическая служба изучила первые 172 сообщения и известила, что 24 из них можно сопоставить с запусками метеорологических зондов. В отчете говорится, что "профессор Хайнек, видный астрофизик из Университета штата Огайо и директор университетской обсерватории… указывает на то, что 30 % из первых 200 сообщений можно с уверенностью связать с астрономическими феноменами, а 45 % можно объяснить атмосферными феноменами, наблюдением высотных зондов и других объектов, сделанных руками человека".

Хотя это указывало на возможность объяснения по меньшей мере 75 % всех наблюдений, возможность того, что некоторые объекты могут быть "космическими кораблями или атмосферными аппаратами, запускаемыми с космических кораблей", заставила их заключить контракт с корпорацией «Рэнд» для выполнения "специального исследования, анализирующего такую возможность", а также для "предоставления информации относительно конструкции и основных характеристик, теоретически присущих аппаратам такого рода". Однако ученые корпорации «Рэнд», проанализировав все сообщения, — пришли к выводу, что "во всех описанных случаях нет ничего, что противоречило бы рациональному объяснению".

В отчете AFI упоминается о том, что некоторые наблюдатели могли видеть шаровою молнию, но при этом делается оговорка, что "термин "шаровая молния" имеет неопределенный статус, и далеко не все убеждены в существовании подобного феномена". После описания зеленых огненных шаров приводится мнение д-ра фон Кармана:

"Эта проблема находится скорее в плоскости исследований верхних слоев атмосферы, чем в плоскости интересов разведки". В отчете также говорится, что "правдоподобные, но необъяснимые свидетельства, подразумевающие существование летательных аппаратов необычной формы, возможно, с атомным двигателем, должны рассматриваться совместно Комиссией по атомной энергии и самыми компетентными специалистами по аэродинамике".

Отчет завершается следующими соображениями:

17. Большинство свидетельств достоверно в том смысле, что очевидцы действительно наблюдали некие объекты или световые феномены.

18. Несмотря на недостаток конкретных подробностей в свидетельских показаниях, можно прийти к выводу, что большая часть инцидентов вызвана неправильной интерпретацией метеорологических и высотных зондов с сигнальными огнями и/или электронным оборудованием, метеоров, болидов, а также планеты Венера.

19. По ряду свидетельств, полученных из надежных и заслуживающих доверия источников, не удалось найти приемлемое объяснение. Некоторые описания можно отнести к категории необычных, природных феноменов, но в других есть конфигурации и характеристики движения, указывающие на высокоразвитую аэродинамическую технологию. Несколько необъяснимых инцидентов выглядят совсем неправдоподобно.

20. Маловероятно, что какое-либо иностранное государство стало бы демонстрировать свое новейшее воздушное оружие через многократное безрезультатное проникновение в воздушное пространство США.

Последнее замечание свидетельствует о том, что авторы отчета отвергали гипотезу о советских управляемых снарядах, как это делали аналитики ATIC и про екта «Знак» в прошлом. Они признавали существование необъяснимых инцидентов, которые "выглядят совсем неправдоподобно"; под этим подразумевалось, что описания были настолько подробными, а наблюдаемые объекты так сильно отличались от любых воздушных аппаратов, созданных руками человека, что казались невероятными.

Два дня спустя ВВС официально объявило о результатах своего первого расследования инцидентов с летающими тарелками. Отдел общественных связей Министерства обороны совместно с ВВС выпустил меморандум для распространения в средствах массовой информации. Меморандум описывался как "резюме предварительных исследований, предпринятых командованием МТО ВВС на авиабазе «Райт-Филд» в Дейтоне, штат Огайо", и был озаглавлен "Проект "Летающие тарелки"". Он представлял собой отредактированный вариант последнего отчета по проекту «Знак», который был завершен в феврале, когда расследование инцидентов с летающими тарелками и огненными шарами официально перешло под юрисдикцию проекта «Грудж». Поскольку названия обоих проектов были засекречены, общественности предложили другое название, говорившее само за себя.

В этом меморандуме, как и в отчете Объединенного разведывательного комитета, указывалось на необъяснимые инциденты и не исключалась возможность того, что некоторые наблюдения НЛО могут представлять собой нечто совершенно новое. Таким образом, его можно рассматривать как "последнее напутствие" исследователей проекта «Знак», которые в горячие сентябрьские дни 1948 года пытались убедить генерала Ванденберга в инопланетном происхождении летающих тарелок. С другой стороны, в меморандуме содержится недвусмысленный намек на то, что все необъяснимые инциденты со временем получат объяснение. Складывается впечатление, что Министерство обороны и ВВС постарались обеспечить "техническую поддержку" статье об НЛО, подготовленной Сиднеем Шаллеттом.

Можно ли считать обычным совпадением, что статья Шаллетта в "Сатедей ивнинг пост" появилась лишь три дня спустя? В своем письме директору отдела общественных связей от 25 апреля 1949 года генерал Кейбелл указал на то, что, хотя Шаллетта "просили не торопиться со статьей", он все равно написал ее и, вероятно, "за ним последуют другие". Шаллетт получил доступ к материалам AMC/ATIC о летающих тарелках, и Кейбелл не видел "оснований для отказа в таком же [доступе] для других корреспондентов". Далее он продолжает, называя черновик меморандума, о котором говорилось выше, "прилагаемой статьей":

"Поскольку в прилагаемой статье содержатся главным образом те же самые материалы, которые были переданы Шаллетту, нет никаких оснований отказывать в том же другим корреспондентам, столь же заинтересованным и в равной степени ответственным. С другой стороны, можно не сомневаться, что широкая огласка этой статьи приведет к потоку сообщений от «ненормальных» людей и распылению наших исследовательских ресурсов и снижению их эффективности. Наши усилия должны быть сосредоточены на сообщениях из надежных источников, не подогреваемых различными спекуляциями в прессе".

В заключение генерал Кейбелл сообщил, что он не возражает против выпуска меморандума, но, по его мнению, документ следует направить в отдел общественных связей вместо широкого распространения в качестве пресс-релиза. Очевидно, в Министерстве обороны думали иначе, и меморандум получил широкую огласку.

Согласно тексту меморандума, с начала проекта "Летающие тарелки" 22 января 1948 года в ВВС было.

изучено более 240 отечественных и 30 иностранных свидетельств о наблюдении НЛО. После года исследований.

"…с помощью нескольких других правительственных и частных учреждений, а также имея в своем распоряжении лабораторные мощности базы «Райт-Филд», сотрудники проекта "Летающие тарелки" отождествили около 30 % наблюдений как с известными воздушными объектами или атмосферными феноменами. Ожидается, что дальнейшее изучение инцидентов в связи с запусками воздушных шаров, метеорологических зондов и т. д. даст прозаические ответы по меньшей мере на такое же количество небесных загадок.

Ответы были и еще будут получены в результате изучения таких факторов, как эксперименты с управляемыми снарядами, метеорологические и другие атмосферные зонды, воздушные шары, астрономические феномены, полеты военных и коммерческих самолетов, стаи перелетных птиц, вспышки осветительных ракет, подделки и мистификации, оптические иллюзии, массовые галлюцинации и т. д.".

Однако ВВС признавало, что "в истории с летающими тарелками по-прежнему остаются вопросы". Считалось "крайне маловероятным", что любое иностранное государство могло создать аппараты типа летающих тарелок, а "визиты с Марса, Венеры или отдаленных планет, принадлежащих к другим звездным системам рассматривались как практически совершенно невероятные".

Чем же были неопознанные летающие объекты?

"[Хотя]… до сих пор не было получено определенных и убедительных доказательств, подтверждающих или опровергающих существование по крайней мере некоторых из остающихся неопознанных объектов, как реальных летательных ап паратов неизвестного происхождения и необычной конфигурации, исчерпывающие исследования не выявили каких-либо тревожных возможностей".

В 22-страничном отчете было описано несколько наблюдений, обсуждались методы исследования и возможные объяснения. Затем читателям предлагался следующий вывод:

"Летающие тарелки" — это не шутка, но и не повод для тревоги среди населения. Многие инциденты уже получили объяснение: метеоры, воздушные шары, птицы в полете, экспериментальные устройства и т. д. Некоторые вопросы еще остаются; задача отдела технической разведки АМС заключается как раз в том, чтобы заполнить пустые места".

Иными словами, никаких настоящих выводов сделано не было. Вместо этого ВВС заверило встревоженных граждан: не беспокойтесь, мы работаем над этим! Ответы скоро появятся. Им было нужно, чтобы общественность поверила, что все находится под контролем. Однако если в ВВС и отделе общественных связей Министерства обороны считали, что публикация меморандума о проекте "Летающие тарелки" в сочетании со статьей Шаллетга эффективно приглушит интерес к НЛО, то они ошибались. Признанием того, что значительная часть инцидентов остается без объяснения, и не исключив полностью гипотезу о межпланетных летательных аппаратах, ВВС оставило открытой дверь для самых фантастических спекуляций. Проницательные репортеры сразу же осознали это обстоятельство. Один из них сделал гипотезу о неземном происхождении летающих тарелок краеугольным камнем своих дальнейших публикаций. Этот автор, которого звали Дональд Кейхо, стал одним из наиболее громогласных критиков позиции ВВС по отношению к летающим тарелкам в последующие годы.

Публикация меморандума об исследовании проблемы НЛО могла на какое-то время утешить прессу и читающую публику, но она не произвела впечатления на службу безопасности в Форт-Худ и на базе «Киллеин». За два дня до пресс-релиза они четырежды наблюдали необъяснимые феномены в промежутке от 21.20 до 21.40 по местному времени, а на следующий день еще девять раз между 20.30 и 21.30. Охранники могли бы подумать, что огненные шары и летающие тарелки решили "нанести упреждающий удар" авторам меморандума. Ниже приводится краткая сводка, иллюстрирующая различные типы наблюдавшихся феноменов:

27 АПРЕЛЯ.

1: 21.20. Маленькое пятно тускло-фиолетового цвета; при первом наблюдении неподвижное, в 6–7 футах над землей и в 10–12 футах от двух свидетелей. Затем объект удалился в западном направлении, был виден в течение 60 секунд; не издавал звука и запаха, прошел через ветви дерева, что позволило определить его местонахождение и приблизительные размеры, полет горизонтальный.

2: 21.25. Объект размером с бейсбольный мяч, круглый, ярко-белый, без отблеска, при первом наблюдении был виден в 6–7 футах над землей, на расстоянии 200 ярдов. Полет горизонтальный по окружности вокруг свидетелей. Светящийся объект был круглым, но "имел сужающийся выступ наподобие антенны длиной 2–4 дюйма, вершина конуса находилась сзади".

3: 21.37. Объект размером с серебряный доллар цвета нержавеющей стали, без отблеска, при первом наблюдении находился на расстоянии 100 футов от четырех наблюдателей, в 6–8 футах над землей; приближался к наблюдателям по зигзагообразному маршруту, поднимаясь и опускаясь, не издавал звука и запаха, не оставлял следа.

4: [время не указано], сходный с ј 3.

28 АПРЕЛЯ.

1: 20.30–20.50. 1 наблюдатель, 4 объекта, наблюдаемые отдельно с пятиминутными интервалами, каждый в течение 3–5 минут. Двигались медленно, слегка поднимаясь и опускаясь, видимый размер с теннисный мяч на расстоянии вытянутой руки [диаметр примерно 10 футов, если расстояние составляет 100 футов, пропорционально больше или меньше при увеличении или уменьшении расстояния до наблюдателя], белый цвет сменялся красным, затем зеленым.

2: 20.30. 1 наблюдатель, 1 объект, наблюдавшийся попеременно с пятиминутными интервалами в течение 1,5 часа; горизонтальный полет в южном направлении со скоростью 3 мили в час, диаметр приблизительно 10 дюймов, белый цвет, сменившийсякрасным.

3: 20.37. 4 наблюдателя, 8 или 10 огней, наблюдавшихся с пятиминутными интервалами, каждый в течение около 5 минут, двигались в южном направлении на низкой скорости, постоянно поднимаясь, затем сделали разворот, видимый размер с теннисный мяч на расстоянии вытянутой руки [диаметр примерно 10 футов, если расстояние составляет 100 футов], один объект имел сзади конусообразный выступ, цвет белый, затем красный и зеленый.

4. 20.40. 1 наблюдатель, 1 яркий объект над верхушками деревьев, размером с бейсбольный мяч на расстоянии вытянутой руки, низкая скорость, цвет белый с красными проблесками.

5. 21.00. 1 наблюдатель, 4 огня размером с теннисный мяч на расстоянии вытянутой руки, двигались в южном направлении со скоростью примерно 5 миль в час, первый объект был белым, затем красным и зеленым, три других объекта не меняли цвета [белый].

6. 21.10. 1 наблюдатель, 1 объект размером с бейсбольный мяч на расстоянии вытянутой руки, рас стояние оценено в 300 ярдов [то есть диаметр объекта составлял примерно 90 футов], наблюдался в течение 8-10 минут, неподвижный [цвет не сообщается].

7. 21.10. 1 наблюдатель, 1 объект размером с бейсбольный мяч на расстоянии вытянутой руки, белый, двигался в северном направлении, был виден в течение около 2 секунд, оценка скорости — 75 миль в час, по описанию похож на 75-ваттную лампочку на расстоянии 50–75 футов.

8. 21.30. 2 наблюдателя, 1 объект длиной 10–15 дюймов, наблюдался в течение 5–6 минут, двигался в южном направлении со скоростью примерно 10–15 миль в час, цвет белый, затем красный и зеленый.

9. 21.30. 1 наблюдатель, 1 объект, появлявшийся трижды в течение 3, 2 и 1 минуты [приблизительно], двигался в западном направлении со скоростью примерно 5 миль в час, видимый размер с бейсбольный мяч на расстоянии вытянутой руки, цвет яркобелый, затем красный.

В пресс-релизе, выпущенном ВВС совместно с отделом общественных связей Министерства обороны, было подчеркнуто, что в конце концов все инциденты с НЛО получат четкое объяснение. Таким образом, сотрудники проекта «Грудж» оказались под дополнительным давлением: для каждого наблюдения они старались выбрать несколько описательных подробностей, которые, взятые отдельно от остальных, могли обеспечить более или менее приемлемое объяснение. Поскольку наблюдения охранников не были галлюцинациями, в объяснениях должны были фигурировать реальные объекты или феномены. После недолгих размышлений аналитики проекта «Грудж» объявили, что огни, наблюдавшиеся 27 апреля, были птицами, а огни от 28 апреля — вспышками сигнальных ракет или фейерверков.

Но другой инцидент, случившийся на следующий день после выпуска пресс-релиза, был настоящим для исследователей. Он произошел не в окрестностях военной базы или другого секретного объекта, но имел важное значение, поскольку дело было днем, а не вечером или ночью. В 17.45 в окрестностях Таксона, штат Аризона, несколько свидетелей видели сигарообразный объект, двигавшийся с северо-востока на юго-запад в течение примерно 12 минут. Объект имел металлический блеск и отражал солнечные лучи. Казалось, что он вращается в полете и "медленно покачивается, словно старый аэроплан". Он летел беззвучно, не оставляя выхлопа или инверсионного следа. Наблюдатели не видели крыльев, двигателей или "каких-либо других выпуклостей". По приблизительным оценкам скорость объекта составляла 300–600 миль в час. За неимением лучшего аналитики проекта «Грудж» предпочли оставить этот случай без объяснения.

Первая часть статьи Сиднея Шаллетта была опубликована 30 апреля, через три дня после выпуска пресс-релиза о результатах исследования ВВС. Вторая часть появилась в печати еще через неделю. В своей первой статье, озаглавленной "Можно ли верить в существование НЛО и чему можно верить?", Шаллетт высказал очень критичное отношение к свидетельствам очевидцев, называя их "великими паникерами". Он пользовался такими словосочетаниями, как "полное сумасбродство" и "грозные уродцы". По его словам, ВВС с большой неохотой втянулось в расследование свидетельств об НЛО из-за общественного ажиотажа летом 1947 года.[22]

Шаллетт также утверждал, что на основании материалов, полученных им в разведке ВВС, нет ни малейших оснований полагать, будто летающие тарелки являются продуктом технологического развития человечества или пришельцами с других планет. Иными словами, по мнению Шаллетта, все сообщения о летающих та релках принадлежали к трем основным категориям: ошибки восприятия и неумение точно определить природные или рукотворные феномены, галлюцинации и психические отклонения либо мистификации и заведомая ложь с целью добиться известности.

Во второй статье Шаллетта, отстаивающей положения первой статьи, было продемонстрировано, как даже опытные наблюдатели, например военные или гражданские пилоты, могут быть обмануты или введены в заблуждение. Основной вывод: подавляющее большинство свидетельств об НЛО относится к ошибкам и заблуждениям, ВВС держит все под контролем, вам абсолютно не о чем беспокоиться, В общем, не волнуйтесь и будьте счастливы!

В пресс-релизе ВВС утверждалось, что летающие тарелки — это не шутка, и подчеркивалось, что исследователи ATIC уверены, но не могут доказать, что все инциденты, не получившие объяснения, связаны с природными феноменами. Это утверждение оставляло хотя бы крайне незначительную надежду на то, что некоторые инциденты могут получить иное толкование. С другой стороны, в статьях Шаллетта представлено более категоричное мнение, более "точно соответствующее убеждениям сотрудников проекта «Грудж» (от полковников и ниже) на тот момент. Они были вполне уверены, что, поскольку летающие тарелки не могут быть нашими, иностранными (советскими) или иметь инопланетное происхождение, то они должны быть естественными феноменами, галлюцинациями или мистификациями и, следовательно, их нельзя считать важными для ВВС. Как мы убедимся впоследствии, генерал Кейбелл и другие представители высшего командования не разделяли это убеждение.

После публикации статьи Шаллетта исследовательские работы по проекту «Грудж» стали постепенно сворачиваться, и сам проект фактически прекратил свое существование в августе 1949 года. Однако анализ ранее полученных сообщений, упомянутых в пресс-релизе.

ВВС, продолжался, поскольку аналитики знали, что рано или поздно они должны будут предоставить объяснения для каждого инцидента.

Для скептиков уменьшение интереса ВВС к проблеме летающих тарелок выглядело логично: если нет поводов для беспокойства, зачем расследовать какие-то сообщения? Однако для ФБР, имевшего источники информации в разведке ВВС и знавшего о ситуации с зелеными огненными шарами, это было гораздо больше похоже на маскировку.

Глава 10. Наблюдатели, достойные доверия

Список «незначительных», однако по-прежнему необъяснимых феноменов, наблюдавшихся на юго-западе США, продолжал пополняться. Согласно сводке наблюдений, составленной подполковником Дойлом Ризом в мае 1950 года, к концу апреля 1949 года общее количество наблюдений в окрестностях уже упоминавшихся военных объектов в Нью-Мексико и Техасе составляло более 50. Из этого количества около полутора десятков имели отметку "диски или их варианты", означавшую, что некоторые неопознанные объекты обладали внешними признаками летательных аппаратов. По словам Риза, очевидцами этих инцидентов были "ученые, агенты отдела специальных расследований USAF, военные и гражданские пилоты, инспекторы охраны в ЛосАламосе, военный персонал и многие другие люди различных профессий, чья благонадежность не вызывает сомнений".

Список Риза включает свидетельство Чарлза Мура (отнесенное к разряду очень надежных), но не включает другое, более важное наблюдение, которое произошло месяцем позже, поскольку оно произошло далеко за пределами его исследовательских полномочий — возле устья Роуг-Ривер, штат Орегон. Это наблюдение имеет важное значение не только из-за квалификации наблюдателей, но и потому, что они сообщили об увиденном только в свою местную службу безопасности и в AFOSI.

Во второй половине дня 24 мая 1950 года пятеро человек, трое мужчин и две женщины, находились на рыбалке в лодке неподалеку от устья реки Роуг-Ривер, штат Орегон. Примерно в 17.00, осматривая реку в 8-кратный морской бинокль в поисках плещущейся рыбы, они заметили странный круглый объект, приближавшийся с северо-востока. В течение двух с половиной минут объект парил перед ними, а затем умчался на юг на высокой скорости. Небо было ясным, солнце светило в спину наблюдателям. Для невооруженного глаза он имел вид блестящей монетки с плоской поверхностью, параллельной земле. Расстояние до объекта составляло не более 2 миль, высота полета — около 1 мили. Наблюдатели не слышали никакого шума.

Двое свидетелей, конструктор и механик аэродинамической трубы, были сотрудниками исследовательской лаборатории «Эймс» в Моффетт-Филд к югу от Сан-Франциско.[23] Они попеременно наблюдали за происходящим в бинокль, каждый в течение примерно одной минуты. По их словам, объект был круглым и тонким по отношению к его диаметру, похожим на блин с чем-то вроде вертикального стабилизатора в задней части корпуса. Они не видели крыльев, антенн, сигнальных огней, пропеллеров или реактивных двигателей. Согласно отчету AFOSI:

"Объект выглядел круглым и блестящим, похожим на 50-центовую монету, наблюдаемую снизу и расположенную горизонтально. Его цвет был серебристым… Перед тем как м-р… [имя вычеркнуто в рассекреченной копии оригинального документа] передал бинокль м-ру… объект совершил поворот вдоль вертикальной оси, без покачивания и предварительного виража… Выступающий конец объекта выглядел складчатым и загрязненным по сравнению с остальной поверхностью".

Выступающий конец объекта выглядел "складчатым и загрязненным", но никаких выхлопных сопел замечено не было. Затем объект удалился в юго-восточном направлении, "набрав скорость, сравнимую со скоростью реактивного самолета" всего лишь за несколько секунд и без всякого шума.

Примерно через три недели сотрудники лаборатории «Эймс» сообщили об инциденте в службу безопасности Моффетг-Филд. Оттуда был направлен рапорт в AFOSI с просьбой прислать агентов для расследования.

В 1952 году, по предложению проекта "Синяя книга", Бэттелловский мемориальный институт выполнил статистическое исследование сообщений о летающих тарелках в промежутке между 1947 и второ, й половиной 1952 года. Главная цель исследования, которое получило название проект «Аист», заключалось в определении [наличия или отсутствия] существенных различий между свидетельствами очевидцев, получившими объяснение, и теми свидетельствами, которые не могли быть объяснены в контексте повседневных феноменов. Ученые, работавшие в сотрудничестве с исследователями ATIC, сначала проанализировали каждое свидетельство на предмет его достоверности. Они преуспели в объяснениях гораздо лучше, чем это удалось ВВС в 1948 и 1949 году: из 3201 изученных свидетельств около 70 % было отождествлено с природными или рукотворными феноменами. Около 10 % наблюдений содержало слишком мало информации для более или менее уверенных выводов. Однако примерно 20 % наблюдений с достаточным количеством информации для анализа все-таки не поддавалось разумному объяснению.

Из этих 20 % ученые отобрали дюжину, по их мнению, наиболее характерных для изучаемого феномена. Лучшим было наблюдение от 24 мая 1950 года в устье.

Роуг-Ривер: двое главных свидетелей были технически образованными специалистами и, судя по информации из личных дел, надежными и уравновешенными людьми. К последнему отчету своего исследования, который в проекте "Синяя книга" называется "Специальным отчетом ј 14", ученые приложили два грубых наброска, основанных на словесном описании, с изображением двух ракурсов круглого объекта с толщиной гораздо меньше диаметра, без крыльев, хвоста и выступающих двигателей, но с подобием «складчатого» стабилизатора в задней части.

Показания свидетелей о форме объекта были совершенно ясными: он не был ни обычным летательным аппаратом, ни галлюцинацией. Может быть, попытка розыгрыша? По-моему, это абсолютно исключено, так как сотрудники лаборатории «Эймс» сообщили об инциденте в службу безопасности Моффетт-Филд. Если бы они хотели прославиться или устроить мистификацию, то обратились бы в прессу, на радио или телевидение. Люди, чья работа зависела от сохранения режима секретности, едва ли стали бы умышленно вводить в заблуждение службу безопасности собственной лаборатории. Более того, нет никаких доказательств, что об этом инциденте когда-либо упоминалось в популярной литературе. Очевидно, свидетели не сообщили о случившемся никому, кроме офицера службы безопасности в Моффетт-Филд, который затем обратился в AFOSI. Следователи AFOSI допросили всех свидетелей, а также побеседовали с другими сотрудниками лаборатории «Эймс». В результате бьша установлена высокая степень надежности свидетельских показаний.[24]

Считается, что в микрофильме проекта "Синяя книга" в Национальном архиве содержатся все свидетельства очевидцев, собранные ВВС. В этом микрофильме говорится о двух инцидентах, случившихся 24 мая 1949 года. Один из них, под названием "Случай ј 402", получил объяснение как «самолет». Второй, без порядкового номера, объясняется как "воздушные змеи". Отсутствие порядкового номера, согласно рукописной сопроводительной записке, объясняется пропажей «карточки». Это означает, что копия отчета AFOSI, первоначально направленная в распоряжение проекта «Грудж», бьша удалена из материалов расследования за много лет до того, как они были перенесены на микрофильм и переданы в Национальный архив. К счастью, оригинал отчета AFOSI хранился не в штаб-квартире проекта "Синяя книга", а в штаб-квартире AFOSI, поэтому когда ВВС рассекретило совместные материалы исследований, я смог найти записи об этом инциденте в том разделе микрофильма, где содержались материалы AFOSI.

Вы можете спросить, как сотрудники проекта «Грудж» объясняли это появление НЛО, наблюдавш геся несколькими очевидцами? Во-первых, случайно (,или умышленно?) они разделили его на две части и анализировали каждую отдельно. В деле под ј 402 содержится интервью с одной из двух женщин, оказавшихся на месте происшествия. Согласно отчету AFOSI, эта женщина была допрошена 8 августа (последней из свидетелей). В частности, там сказано:

"…24 мая 1949 года, примерно в 17.00, она и еще четыре человека, находившиеся на рыбалке на Роуг-Ривер поблизости от Элефант-Рок и примерно в 1,5 мили от автодорожного моста Голд-Бич, штат Орегон, наблюдали объект круглой формы, серебристого цвета, размером примерно соответствующим самолету С-47. Когда другие свидетели впервые привлекли внимание миссис… [имя вычеркнуто] к этому объекту, ей показалось, что он находится на расстоянии от 3 до 4 миль. Он приближался с востока, но потом повернул на юго-запад. Скорость объекта при мерно соответствовала скорости самолета С-47. Он не производил шума, не маневрировал и не оставлял за собой инверсионного следа. Свидетельница заявила, что она плохо разбирается в устройстве самолетов, поэтому ей было трудно оценить скорость или высоту полета. Сравнение, проведенное свидетельницей между объектом и самолетом С-47 объясняется ее знакомством с этим типом летательных аппаратов. Ее сын показывал ей С-47, когда они пролетали над Голд-Бич".

На основе этих показаний сотрудники проекта «Грудж» идентифицировали объект как «самолет», поскольку "не было приведено никаких данных, которые могли бы указывать на то, что объект НЕ является самолетом". Такая идентификация могла "сойти за объяснение" лишь потому, что они, во-первых, игнорировали утверждение свидетельницы о круглой форме объекта и, во-вторых, анализировали ее описание отдельно от показаний других свидетелей.

Для объяснения показаний четырех других свидетелей сотрудники проекта «Грудж» пользовались информацией, полученной от следователя AFOSI, который навел справки в ближайших аэропортах. Выяснилось, что в том районе не было никакого по крайней мере регулярного воздушного сообщения. Однако агент узнал о том, что "радарные воздушные змеи", которые представляли собой воздушные шары, поддерживающие тонкие металлические радарные отражатели, дважды в день запускались с военной радарной станции в окрестностях Сан-Франциско. Он написал в своем рапорте:

"Эти устройства состоят из алюминиевого листа ромбовидной формы со стороной около 5 футов, с двойными треугольными ребрами в верхней части. Они запускаются в атмосферу с помощью наполненных газом воздушных шаров диаметром приблизительно 2 фута. Когда устройство поднимается на достаточно большую высоту, рас ширение газа приводит к взрыву воздушного шара, и устройство, для простоты называемое "воздушным змеем", сворачивается и начинает планировать к поверхности. Возможно, одно из таких устройств, запущенных с радарной станции, могло быть отнесено далеко на север и пролететь над Голд-Бич, штат Орегон".

Вот откуда появилась официальная версия о "воздушных змеях" (не знаю, почему в объяснении использовалось множественное число). Теперь достаточно очевидно, что пятеро свидетелей 24 мая 1949 года видели "радарный воздушный змей", не так ли?

Подумайте еще раз. Из описания можно понять, что "радарный воздушный змей" не имеет форму диска или монеты. Далее, такой «змей» в полете поддерживается одним или несколькими воздушными шарами, которые были бы замечены наблюдателями, так как их диаметр лишь немного меньше самого устройства; кроме того, он не может двигаться быстрее ветра. Если бы «змей» планировал к земле, как сказано в рапорте, то наблюдатели увидели бы его падение, а не разгон до высокой скорости с последующим исчезновением.

Как бы нелогично это ни звучало, аналитики проектов «Грудж» и "Синяя книга", действовавшие по поручению и под контролем ВВС, официально приняли "воздушных змеев" в качестве объяснения этого инцидента.

Однако ученые из Института Бэттелла лучше разбирались что к чему. Они не приняли объяснение ВВС, и я тоже.

Я обнаружил другую причину, в силу которой это объяснение является неприемлемым. Аналитики исходили из предположения, что «змей», запущенный в окрестностях Сан-Франциско, отнесло ветром на северо-северозапад на расстояние около 300 миль. Через 30 лет после того как AFOSI закрыло расследование по этому делу, я заново открыл его и довел до конца, изучив метеорологические архивные записи для побережья Северной.

Калифорнии и Орегона. Из них явствует, что в день наблюдения, как и в предшествующий день, ветры на всех высотах в этом районе дули с запада на восток и не могли отнести воздушный шар от Сан-Франциско на север, к устью Poyr-Ривер. Агент AFOSI, проводивший следствие по этому делу, имел возможность убедиться в этом еще в 1949 году. Очевидно, он решил закончить расследование, как только ему показалось, что есть «удобное» объяснение.

Тот факт, что этот вариант был принят в качестве «официального», не оставляет сомнений, что сотрудники проекта «Грудок» не гнушались придумывать любые объяснения. Это было прискорбным следствием отказа генерала Ванденберга от "Оценки ситуации" в 1948 году.

Глава 11. Не волнуйтесь, все в порядке

5 мая 1949 года, лишь через пять дней после успокоительного пресс-релиза ВВС с опровержением всяческих домыслов о летающих тарелках и за две с половиной недели до инцидента в устье Роуг-Ривер, описанного в предыдущей главе, в Кемп-Худ, штат Техас, состоялось секретное совещание.

Целью совещания была дискуссия на тему продолжающегося появления "необычных огней и других феноменов". Почему? Потому что к этому времени количество инцидентов настолько возросло, что люди, отвечавшие за безопасность базы «Киллеин», были очень обеспокоены. Согласно отчету AFOSI, на предыдущих еженедельных разведывательных совещаниях в апреле сотрудники AFOSI, ONI, ФБР, ASWP (программа разработки специальных видов оружия ВС на базе "Киллеин") и представители 4-й армии спорили о том, какое ведомство должно осуществлять общий контроль над расследованием. (Если помните, такой же спор состоялся в декабре 1948 года по поводу расследования появлений НЛО в районе Лос-Аламоса.) Было решено, что представители AFOSI, ASWP и 4-й армии будут расследовать инциденты в различных зонах Кемп-Худ, за которые они отвечают. Сотрудники ФБР не принимали в этом участия, поскольку ФБР было уполномочено расследовать только акты гражданского саботажа или диверсии.

Как мы уже говорили, главной темой очередного совещания стало повторяющееся появление странных огней. Согласно отчету AFOSI, участники обсуждали возможность того, что наблюдатели могли принять за НЛО светлячков или другие природные явления из-за недостаточного опыта. Участники сошлись во мнении, что "необходима новая, более точная и упорядоченная система наблюдений".

Представители 4-й армии и ONI "выразили сильную обеспокоенность неизвестными феноменами, так как считали некоторые свидетельства вполне достоверными и убедительными; даже если отбросить все сомнительные сообщения, остается достаточное число непонятных проявлений, которые вызывают обоснованную тревогу".

С другой стороны, представители ASWP не были обеспокоены, поскольку считали, что они приняли достаточно серьезные меры для обеспечения безопасности. Они верили, что "странные огни вскоре получат логическое объяснение".

Представители ФБР вели себя уклончиво и не высказали определенного мнения. От офицеров армейской разведки поступило предложение создать специальную наблюдательную команду "из опытных артиллеристов", которая будет каждую ночь дежурить в окрестностях базы.

В следующие две недели 4-я армия составила и привела в действие специальный план наблюдения. Это был очень скрупулезный план, который начинался с обоснования его необходимости:

"КОМУ: Всем членам артиллерийской тактической группы.

1. Вы знакомы с тем фактом, что в течение прошлого года поступали многочисленные сообщения о феномене, появлявшемся над различными участками территории США и получившем название "летающие диски" или "летающие тарел ки". Министерство сухопутных войск получило достаточно достоверных сведений по этому предмету для того, чтобы оправдать проведение тщательного расследования.

2. В последние несколько недель этот феномен периодически проявлялся над южной частью закрытой военной зоны Кемп-Худ. Ваша задача будет заключаться в точном определении следующей информации:

а) Существует ли этот феномен, и если да, то до какой степени?

б) Описание феномена.

в) Его местонахождение, высота и продолжительность.

г) Если феномен производится каким-то механизмом или лицами на земле, изъять механизм и задержать нарушителей.

3. Поскольку этот проект проходит под грифом «секретно», вы не можете обсуждать любую фазу операции или вашей работы в связи с операцией с кем-либо, кроме ее непосредственных участников".

Согласно плану, предполагалось расставить в нескольких местах группы наблюдателей, поддерживающих постоянную связь с командным пунктом. Каждый раз при появлении «феномена» первый, увидевший его, должен был привлечь внимание остальных, а затем они начнут наблюдать группой, записывая точные направления и угловые возвышения, которые затем будут использованы для триангуляции и оценки размеров.

Во время очередного еженедельного совещания 19 мая представители 4-й армии объявили о предварительных результатах, и все присутствующие согласились, что "новая система наблюдения обеспечивает точные результаты и четко указывает, что неизвестные феномены в районе Кемп-Худ не могут быть отнесены на счет естественных причин".

Сотрудники проекта «Грудж» не принимали участия в этих наблюдениях.[25] Их выводы уже были опубликованы в пресс-релизе ВВС и Министерства обороны, и они решили, что больше не нуждаются в свидетельской информации. Лишь через несколько недель подробное исследование, предпринятое 4-й армией, показало, что странные огни не являются природными феноменами. Обеспокоило ли это аналитиков из ATIC/AMC? Ни в малейшей степени, как выяснило ФБР уже в конце мая.

Для ФБР эти армейские эксперименты еще раз подтвердили догадку: неопознанные объекты имеют советское происхождение. Возможно, Гувер счел оправданным нарушить режим секретности и через Уолтера Уинчелла оповестить американских граждан о том, что мы фактически находимся под атакой со стороны русских.

Согласно внутреннему меморандуму, написанному одним из агентов ФБР, 26 мая Гувер получил телеграмму от Уинчелла. Эта телеграмма была получена самим Уинчеллом от небезызвестного Роберта Рипли, который верил, что он обнаружил "единственную подлинную японскую летающую тарелку в этой стране". Уинчелл хотел, чтобы ФБР подтвердило или опровергло эту информацию. Агент ФБР связался с кем-то из армейской разведки (G-2), и ему сообщили, что "у нас нет никаких сведений относительно японских летающих тарелок на территории США или где бы то ни было".

В архиве ФБР нет указаний на дальнейшую судьбу "японской летающей тарелки". (В конце концов выяснилось, что это был один из "огненных шаров", запускаемых японцами во время Второй мировой войны для «бомбежки» западного побережья США.) Однако в архиве содержатся некоторые сведения о мнении сотрудников ATIC в связи с продолжающимися появлениями летающих тарелок:

"Этот вопрос обсуждался 27 апреля 1949 года с полковником… [имя вычеркнуто] из Управления специальных расследований ВВС, который сообщил, что он сам интересовался летающими тарелками и тому подобными вещами, и, насколько он смог определить через свои надежные источники в командовании ВВС, там нет достоверной информации в связи с феноменом летающих тарелок. Он сообщил, что собирается навести справки среди сотрудников базы «Райт-Филд» с целью определить, есть ли там какая-либо информация, связанная с захватом японской летающей тарелки.

Полковник… сообщил [речь идет о последней декаде мая], что ни в одном отделении ВВС нет никакой информации в связи с находкой или захватом летающих тарелок и других неопознанных летательных аппаратов на территории США. Полковник… объяснил причины задержки тем обстоятельством, что ему пришлось действовать через своих доверенных лиц, а не по обычным каналам, откуда он, скорее всего, получил бы шаблонный ответ".

Иными словами, не волнуйтесь, все в порядке.

"Нет никакой информации в связи с находкой или захватом летающих тарелок и других неопознанных летательных аппаратов…" А чего еще можно было ожидать? Архивные документы свидетельствуют о том, что сотрудники ATIC (полковники и ниже) не знали о каких-либо обломках крушения летающих тарелок, а если и знали, то определенно не собирались сообщать об этом человеку, который не обладал допуском к подобной информации.

Как насчет высказывания полковника о том, что "в командовании ВВС… нет достоверной информации в связи с феноменом летающих тарелок"? На первый взгляд отсюда следует, что у ВВС не было никаких доказательств реальности летающих тарелок. Такое утверждение должно было озадачить ФБР, поскольку лишь четыре месяца назад, в январе 1949 года, полковник Гессер заявил о наличии достоверной информации, указывающей на советское происхождение неопознанных объектов. Затем последовал ряд неоспоримых свидетельств о феномене "зеленых огненных шаров" в окрестностях секретных военных объектов, а д-р Лапас выдвинул теорию о русских управляемых снарядах. И наконец, имелись последние наблюдения по линии 4-й армии, доказывающие, что объекты не являются природными феноменами. С учетом всех этих сведений как можно было утверждать об отсутствии достоверной информации?

Сотрудники ATIC могли "честно и откровенно" заявить об отсутствии достоверной информации просто потому, что они не верили в надежность свидетельских показаний. В то время, поздней весной 1949 года, проект «Грудж» действовал на основании предпосылки, что все инциденты можно объяснить как ошибки восприятия, природные феномены, иллюзии и мистификации.

По крайней мере одним человеком, искренне верившим в естественное происхождение зеленых огненных шаров, был доктор Джозеф Каплан, профессор физики из Геофизического института, штат Калифорния, член научно-консультативного совета ВВС. В то время он исполнял обязанности научного консультанта АМС. Каплан впервые услышал о зеленых огненных шарах в феврале 1949 года и обратил внимание д-ра фон Кармана на это явление, а также на работу д-ра Лапаса. Затем фон Карман направил генералу Кейбеллу письмо, где просил его о более полном расследовании инцидентов (см. главу 7).

Кейбелл попросил д-ра Каплана подключиться к исследованию проблемы. В начале июля он запросил Каплана о ходе расследования, и тот ответил, что показания охранников произвели на него большое впечатление и что особенный интерес вызывает необычный зеленый цвет неопознанных объектов. Каплан указал, что вспышки зеленого цвета характерны для вечерней зари в пустыне при определенных метеорологических условиях.[26]

Таким образом, д-р Каплан предполагал, что зеленые огненные шары могут быть разновидностью полярного сияния на меньшей высоте и в более южных широтах. Однако он признавал, что это предположение не объясняет наблюдаемые траектории полета неопознанных объектов. Каплан упомянул о том, что д-р Норрис Брэдбери, директор лаборатории в Лос-Аламосе, предложил провести в сентябре совещание для обсуждения инцидентов и добавил, что он собирался присутствовать на совещании, чтобы представить свою гипотезу ионизации атмосферы в качестве возможного объяснения.

16 августа 1949 года агент ФБР в Сан-Антонио снова упомянул об инцидентах в окрестностях военных объектов:

"Я прилагаю к сообщению ряд копий отчетов, полученных в последнее время и касающихся так называемых летающих дисков, или неестественных феноменов, часто наблюдаемых в окрестностях Кемп-Худ, штат Техас. Разумеется, это в первую очередь касается разведки ВВС. В настоящее время местное отделение анализирует материалы и уничтожает их в том случае, если там не обнаруживается ничего, представляющего потен циальный интерес для ФБР. Следует указать, что сохранение этих материалов может привести к быстрому накоплению очень обширного архива. Если Бюро считает эту практику разумной, то она будет продолжена".

В архиве ФБР не содержится ответа на это письмо, как и копий отчетов, направленных агентом из СанАнтонир.

К счастью, эти отчеты сохранились в архиве AFOSI. В каталоге наблюдений подполковника Доила Риза перечислены инциденты в окрестностях Кемп-Худ/базы «Киллеин» (под грифом СН/КВ): 6, 7 и 8 мая, 11, 28 июля (3 раза) и 30 июля (2 раза), 10 августа (8 раз), 11, 12 (2 раза), 14 и 20 августа. Таким образом, менее чем за четыре месяца было собрано 22 отчета; не удивительно, что оперативный агент в Сан-Антонио беспокоился о перерасходе бумаги.

Интересно отметить, что в каталоге подполковника Риза больше нет записей об инцидентах в Форт-Худ, хотя он заканчивается маем 1950 года. (Означает ли это, что "зеленые огненные шары" сочли свою миссию на этом объекте завершенной?) Однако из каталога явствует, что инциденты в районе Лос-Аламоса и базы «Сандия» продолжались. В мае 1949 года было 5 случаев, в июне 5, в июле ни одного и в августе 10. Весь следующий год неопознанные объекты наблюдались по нескольку раз в месяц. Это вынудило ВВС разработать план наблюдений, результатом которого стало фотографическое доказательство реальности летающих тарелок. Но это доказательство впоследствии было конфисковано.

Глава 12. В небе звездочка сияла

С начала мая до конца 1949 года ФБР практически не занималось проблемой НЛО. В штаб-квартиру ФБР поступила копия наблюдения пилота ВМС и 2–3 сообщения от гражданских свидетелей. За тот же период, согласно каталогу проекта "Синяя книга" в Национальном архиве, сотрудники проекта «Грудж» получили около 250 сообщений, 2 из которых обсуждаются в этой главе.

Одно сообщение, полученное ФБР, впервые публикуется здесь, поскольку оно иллюстрирует класс объектов, очень часто встречавшихся, за годы наблюдения НЛО, но практически не обсуждавшихся в печати из-за их незначительных размеров.

Имя свидетеля было вычеркнуто из документа ФБР, поступившего в открытое пользование. Вот что писал свидетель:

"Сегодня во второй половине дня случилось происшествие, о котором я, после некоторого размышления, решил сообщить. Прежде всего должен заявить, что я не хочу никакой огласки этого инцидента и всего, что с ним связано. Если вы сочтете, что он не представляет особого интереса для ФБР, прошу вас уничтожить это письмо.

Я летел из Кларк-Филд в Паркерсбург. Когда я находился примерно в четырех милях по прямой юго-западнее Паркерсбурга, то внезапно заметил ярко-желтый объект, летевший прямо мне навстречу. При моей скорости 100 миль в час встречная скорость составляла не менее 150 миль в час. Я испугался, но через 2–3 секунды объект уже миновал мой самолет, пролетев примерно на 100 футов ниже и на 50 футов правее. Благодаря темно-зеленому фону растительности внизу, я смог очень четко различить очертания объекта и увидеть некоторые характерные особенности.

Цвет — ярко-желтый, канареечный.

Длина — от 15 до 18 дюймов.

Диаметр — примерно 4 дюйма в самой широкой части.

Он напоминал ракету; в сущности, он имел такую же форму и пропорции, как фюзеляж самолета "Локхид Х-90"

Крыльев не было, но имелись вертикальные и горизонтальные стабилизаторы сзади на 1/3 of длины ракеты.

Никаких видимых двигателей или следов полета не наблюдалось. Не было пропеллера, инверсионного следа, дыма или реактивного выхлопа.

Передняя часть ракеты была очень узкой с игольчатым носом; длина иглы составляла примерно 6 дюймов. Задняя часть была тупой и имела грубо прямоугольную форму, как корма фюзеляжа реактивного самолета.

Объект как будто утратил тягу и начинал опускаться, когда пролетал мимо; с другой стороны, он мог быть запущен с высоты, заметно большей, чем высота моего полета.

Это произошло 25 сентября 1949 года в 14.45.

Я летел на высоте 3450 футов над уровнем моря.

Мой полет проходил по курсу 60 градусов (В — СВ), а ракета летела почти на запад по курсу 240 градусов.

Видимость была исключительно хорошей (30 миль)".

В письме также описывался тип самолета, на котором летел свидетель ("Лускомб 8А" NC 1440K) и точное местоположение инцидента. Оно было перепечатано и направлено директору отдела специальных расследований ВВС в Пентагоне. Однако в архиве сообщений, собранных аналитиками проекта «Грудж», оно не фигурирует.

Тем временем сотрудники армейской разведки и AFI, охранявшие "жизненно важные объекты", продолжали наблюдать за появлениями НЛО. Центр воздушной технической разведки больше не занимался расследованием инцидентов, и, несмотря на просьбу армии, не прислал в Кемп-Худ опытного наблюдателя. Более того, новый директор ATIC — полковник Хэродд Уотсон, занявший этот пост в июле 1949 года, с большим скепсисом относился к проблеме НЛО. Под его руководством персонал проекта «Грудж» занимался лишь анализом предыдущих сообщений. Их целью было объяснить каждое сообщение, чтобы оправдать публичные высказывания в меморандуме ВВС от 29 апреля 1949 года.

Поскольку ATIC не принимал участия в армейских «экспериментах», ни один наблюдатель оттуда не смог засвидетельствовать успех этих экспериментов, проводившихся вечером 4, 6, 7, 8 и 23 мая. Соответственно, никто из сотрудников проекта «Грудж» не принимал участия в триангуляции (локализации) НЛО.

Это произошло вечером 6 июня, когда наблюдатели, расположенные на двух отдельных постах в Кемп-Худ, увидели парящий оранжевый свет. По их оценке, он находился в 3 милях от одного наблюдательного поста и в 4,5 мили от другого, на высоте около 1 мили. Приблизительный размер, рассчитанный на основе расстояния и измерения углового размера объекта, составлял 30 на 70 футов. После парения он начал двигаться в горизонтальной плоскости, а затем распался на мелкие частицы. Продолжительность наблюдения составляла около трех минут. Несколько месяцев спустя аналитики проекта «Грудж» в своих попытках объяснить все появления НЛО называли его "воздушным шаром".

Д-р Лапас продолжал обрабатывать сообщения очевидцев о зеленых огненных шарах. 17 августа 1949 года он направил подполковнику Ризу новый отчет, где с большой подробностью описывались попытки определить наличие частиц меди в атмосфере после появления огненных шаров. Следы меди действительно были обнаружены, но не было убедительных доказательств того, что они могут иметь внеземное происхождение. Д-р Лапас указывал на необходимость повысить точность исследований, поскольку, если будет установлена четкая связь между частицами меди и появлением зеленых огненных шаров, можно будет с уверенностью утверждать, что это не метеоры. Он также резюмировал результаты анализа наблюдений в июне, июле и начале августа. По его словам, в большинстве сообщений указывалось на строго вертикальные траектории огненных шаров, в отличие от горизонтальных, наблюдавшихся ранее. И то и другое было необычно и нехарактерно для метеоров.

Армия и ВВС прилагали все необходимые усилия для сохранения режима секретности относительно наблюдений НЛО в штате Нью-Мексико, но информация все равно просачивалась наружу. В номере "Лос-Анджелес тайме" от 30 августа 1949 появилась статья о летающих тарелках, которые видели над полигоном Уайт-Сэндс, где испытывались новейшие ракеты. Согласно статье, несколько техников видели странные объекты, пролетавшие над территорией полигона во время очередной серии испытаний. В одном случае неопознанный объект летел рядом с ракетой. В статье также имелся краткий пересказ свидетельства Чарлза Мура, о котором подробно говорилось в главе 9.

Появление статьи в "Лос-Анджелес тайме" заставило армейскую разведку, отвечавшую за безопасность и режим секретности полигона Уайт-Сэндс предпринять расследование с целью выяснить, откуда произошла утечка информации. Виновником оказался ученый-ракетчик из ВМФ, коммандер Роберт Маклахлин. Хотя капитан Эдвард Дэчменд, возглавлявший отдел общественной информации, был очень недоволен, коммандер Маклахлин не понес никакого наказания за нарушение режима секретности. Более того, через полгода он написал журнальную статью об этих событиях.

В начале сентября 1949 года новое открытие, казалось, подтвердило предположение о том, что огненные шары и летающие тарелки являются советскими аппаратами с атомным двигателем: самолет со специальным оборудованием, пролетавший над- северной частью Тихого океана, обнаружил облако радиоактивной пыли. В течение следующих нескольких дней движение облака тщательно отслеживалось, а его состав подвергался детальному анализу. В результате исследователи пришли к неутешительному выводу: теперь у русских есть атомное оружие. Никто не знал, насколько совершенными могут быть советские системы доставки вооружений. Действительно ли они могут доставить атомную бомбу на юго-запад США?

Месяц спустя, после наблюдений в районе горы Паломар, теория о том, что летающие тарелки пользуются атомным топливом получила новое подкрепление. В октябре неопознанные объекты, пролетавшие на высокой скорости, наблюдались над обсерваторией, где разведывательное управление ВМС установило станцию слежения за космическими лучами, снабженную самописцами и счетчиками Гейгера. 14 октября в 13.14 один наблюдатель видел около полутора десятка объектов, пролетавших мимо. Объекты имели серебристый оттенок, у них не было крыльев или стабилизаторов, но в полете они издавали странный шум. По визуальной оценке расстояние до них составляло не более 1 мили. Техник, проверявший счетчики Гейгера через несколько часов после инцидента, обнаружил, что во время наблюдения самописец зашкаливал за пределы измерительной ленты.

Через несколько дней, 17 октября в 7.20 утра, сотрудник Паломарской обсерватории, проверявший счетчики Гейгера, увидел маленькую черную точку, пролетавшую под облачным покровом, высота которого составляла примерно 7000 футов [2130 метров]. Одновременно с этим самописец «обезумел» и начал беспорядочно раскачиваться взад-вперед. ВМФ и ВВС немедленно поставили в известность об инциденте. Третье наблюдение высокоскоростного объекта без хвоста или крыльев никак не повлияло на показания счетчиков Гейгера. В связи с этим было выдвинуто предположение, что 14 и 17 октября мог произойти сбой в электрической системе обсерватории.

Двое техников, следивших за работой оборудования, были уверены, что резкие скачки в измерениях не являются следствием сбоев в электроснабжении. В ВМФ заинтересовались этими наблюдениями и даже провели эксперимент, в ходе которого проверялось воздействие. обычного самолета, пролетавшего над Паломарской обсерваторией, на работу счетчиков Гейгера. Как и ожидалось, никакого воздействия не было.

Теперь уже гораздо больше людей верило в существование летающих тарелок с атомными двигателями. Несколько месяцев спустя специальное оборудование, установленное на горе Паломар, было демонтировано для более тщательного исследования, во время которого обнаружился разболтанный зажим предохранителя. При тряске или покачивании самописец начинал двигаться беспорядочным образом. Техники не смогли определить, являлось ли это обстоятельство причиной аномальных показаний приборов в дни наблюдения НЛО.

Продолжающиеся необычные феномены в штате НьюМексико стали темой совместного разведывательного совещания, состоявшегося 14 октября в Лос-Аламосской национальной лаборатории. Это совещание первоначально планировалось на сентябрь, и о нем упоминал доктор Каплан в своем июльском письме генералу Кейбеллу (см. главу 11). Оно было проведено по просьбе доктора Норриса Брэдбери, директора лаборатории.

За месяц до этого по поручению генерала Хойта Ванденберга геофизический отдел Департамента научных исследований и развития ВВС обратился к новому командующему АМС генерал-лейтенанту Бенджамину Гидлоу с просьбой приступить к изучению необычных феноменов. Эта задача была возложена на Кембриджскую исследовательскую лабораторию АМС в Бостоне (AFCRL). Представители лаборатории тоже прибыли на совещание в Лос-Аламос.

Некоторые из присутствующих были светилами военной науки: доктор Теллер, которого называли "отцом водородной бомбы" (как мы помним, он присутствовал на первом совещании, посвященном проблеме зеленых огненных шаров, в феврале 1949 года), Станислав Улэм, работавший вместе с Теллером над созданием водородной бомбы, астрофизик Георгий Гамов, знаменитый автор теории "Большого взрыва" и ядерного синтеза элементов. Также присутствовали д-р Линкольн Лапас, д-р Брэдбери, двое физиков из Лос-Аламоса и представители разведывательных учреждений: подполковник Доил Риз и капитан Мелвин Ниф из AFOSI, майор Л. К. Хилл из 4-й армии, директор AFCRL майор Фредерик Одер, майор К. Кольстер из ASWP на базе «Сандия», начальник службы безопасности в ЛосАламосе Сидней Ньюбергер. ФБР было представлено ответственными оперативными агентами в Альбукерке.

(Фил Кладридж) и Лос-Аламосе (Джерри Максвелл). В намерения д-ра Каштана входило изложение теории Лапаса, чтобы заручиться поддержкой военных в учреждении исследовательского проекта.

Как принято на секретных совещаниях, сначала были оглашены инструкции службы безопасности. Обсуждаемой теме было присвоено кодовое название «Грудж», хотя сами сотрудники проекта «Грудж» на встрече не присутствовали (как мы помним, исследовательская деятельность по этому проекту завершилась несколько лет назад). Затем д-р Лапас перечислил основные наблюдения на базе «Сандия» и в районе Лос-Аламоса, а также главные элементы своего доклада на февральском совещании. В его изложении четко выделались две возможности: природные или рукотворные феномены. Ученые не отвергали вторую возможность, но отказались от гипотезы д-ра Каплана о полярном сиянии по причинам, которые сам Каплан перечислил в своем письме генералу Кейбеллу: сияния не локализованы, обычно наблюдаются в гораздо более высоких широтах и не движутся по горизонтальной траектории.

Хотя д-р Каплан не смог убедить присутствующих, что огненные шары представляют собой некую разновидность полярного сияния, но ему удалось добиться успеха в поддержке нового проекта для более точных и объективных наблюдений. Было рекомендовано "оперативно разработать и осуществить проект с целью фотографических, звуковых и математических наблюдений на постоянной основе".

Наконец-то через десять месяцев после первых сообщений о зеленых огненных шарах идея тщательного исследования получила поддержку у людей, пользовавшихся значительным влиянием. Д-р фон Карман попросил д-ра Каплана выступить со специальным докладом о наблюдениях огненных шаров на совещании AFSAB, состоявшемся 3 ноября 1949 года. На этом совещании д-р Каплан представил краткую историю наблюдений и подвел итог аналитических работ д-ра Лапаса. Он при вел убедительные аргументы в пользу того, что огненные шары являются реальными объектами, в противоположность галлюцинациям и ошибкам восприятия. Далее он сообщил, что написал отчет по результатам наблюдений. Отчет был направлен генералу Кейбеллу, который в свою очередь направил его в управление AFCRL, где "разрабатывалась программа необходимых наблюдений для получения фотографий и спектров". Каплан не представлял свою гипотезу полярных сияний на совещании AFSAB; вместо этого он просто сказал, что считает огненные шары некой новой разновидностью природного феномена.

7 ноября директор AFCRL майор Фредерик Одер направил свой отчет о совещании в Лос-Аламосе командующему АМС генерал-лейтенанту Бенджамину Гидлоу. Вот сокращенный вариант отчета (примечание: начальником штаба ВВС был генерал Хойт Ванденберг):

"В соответствии с инструкциями, содержавшимися в секретном письме начальника штаба ВВС командующему АМС (тема "Световые феномены), […] нижеподписавшийся присутствовал на совещании в Лос-Аламосе, посвященном необычным феноменам, наблюдавшимся на севере штата Нью-Мексико. Поскольку эти феномены, имевшие вид зеленых огненных шаров, наблюдались только в указанном районе и только с 1947 года, руководство служб безопасности и разведывательных учреждений проявило обоснованное беспокойство. Тот факт, что феномены наблюдались независимо, компетентными и заслуживающими доверия сотрудниками, не оставляет сомнений в их реальности.

Первая часть совещания была посвящена итоговой презентации всех собранных и упорядоченных данных, имеющих отношение к зеленым огненным шарам. […]

Во время второй части совещания состоялась дискуссия, где ученые предлагали различные объ яснения и выдвигали гипотезы, связанные с наблюдаемыми феноменами. Окончательных выводов сделано не было.

В заключение присутствующие пришли к выводу, что текущая информация о феноменах недостаточно полна и объективна для серьезного научного анализа. По общему мнению инструментальные наблюдения (особенно фотографии, триангуляция и спектроскопический анализ) совершенно необходимы.

Д-р Каплан… [собирается предложить на следующем заседании AFSAB], чтобы ВВС учредило специальный проект для исследования феноменов. Основную исследовательскую группу должны составить специалисты AFCRL под общим руководством АМС.

Мы придерживаемся мнения, […] что ресурсов AFCRL достаточно для проведения данного исследования при условии стабильного финансирования, поставках необходимого оборудования и выдачи соответствующих допусков для научного и технического персонала. Поскольку феномен, очевидно, имеет атмосферную природу, его изучение входит в компетенцию AFCRL".

(Примечание: когда майор Одер приступил к составлению этого письма, д-р Каплан уже представил свой доклад по огненным шарам на заседании AFSAB.)

Согласованные действия д-ра Каштана и майора Одера закончились успехом. 9 декабря заместитель генераллейтенанта Гидлоу написал письмо с рекомендацией о продолжении работ по программе геофизических исследований ВВС и предложением одобрить необходимое финансирование. 20 декабря 1949 года полковник Бенджамин Хольцман, действуя от лица военного директора AFSAB генерал-майора Дональда Патта, составил согласительный меморандум, где было указано, что "до одобрения советом по исследованиям и развитию необходимо подготовить план-проект и утвердить бюджет".

Все было готово для первого инструментального поиска неопознанных феноменов (огненных шаров и летающих тарелок). К сожалению, дело продвигалось медленно, а средства не были выделены в нужном объеме. Тем не менее в своем майском письме 1950 года АМС сообщало генералу Папу о "начале работ над проектом на ограниченной основе, с использованием персонала и оборудования, имеющегося на базе ВВС "Холломан"". В письме, в частности, говорится об "использовании фототеодолитов для определения траекторий и фотографических записей", спектрографических камерах и радиоспектральных анализаторах.

Так было положено начало проекту с очаровательным названием «Огонек». В ходе работ по этому проекту один из упоминавшихся в письме теодолитов предоставил доказательство существования летающих тарелок. Но это доказательство было либо скрыто, либо оставлено без внимания.

Глава 13. Проект «Грыдж» против гипотезы инопланетного происхождения

Через шесть дней после того, как генерал-майор Патт одобрил проект «Огонек», произошло очень важное событие в истории НЛО. Согласно автору одной журнальной статьи, информация, собранная ВВС, доказывает, что летающие тарелки являются аппаратами внеземного происхождения. Это сенсационное утверждение, опубликованное в январском выпуске журнала «Тру», звучало тем более правдоподобно, что его высказал отставной авиатор из корпуса морских пехотинцев, майор Дональд Кейхо — независимый репортер, который впоследствии стал одним из наиболее последовательных критиков информационной политики ВВС в отношении НЛО. В своей статье, озаглавленной "Летающие тарелки существуют на самом деле", Кейхо сообщал, что он пришел к такому выводу после изучения официального меморандума ВВС и Министерства обороны (так называемый проект "Летающие тарелки"), разговоров со свидетелями и представителями разведывательных учреждений. Далее он утверждал, что летающие тарелки являются космическими кораблями нескольких видов, посещавшими Землю по крайней мере в течение последних ста лет.

Журнал «Тру» появился на прилавках на следующий день после Рождества 1949 года, и средства массовой информации немедленно выстроились в очередь за статьей. Она появлялась на первых страницах газет и журналов по всей территории США. (Редактор журнала.

"Тру" впоследствии утверждал, что эта конкретная статья была самой читаемой и широко обсуждаемой за всю историю американской прессы.) ВВС не замедлило выступить с заранее подготовленным опровержением.

Публикация меморандума по вымышленному проекту "Летающие тарелки" и статьи Сиднея Шаллетта не заглушили общественный интерес к сообщениям о летающих тарелках. Отдельные репортеры знали, что ВВС не было "втянуто в расследование сообщений о неопознанных объектах, поступавших от гражданских лиц", как утверждалось в статьях Шаллетта, но проявило интерес к НЛО из-за показаний собственных свидетелей — пилотов и техников. Эти репортеры полагали, что проект "Летающие тарелки" на самом деле предназначался для того, чтобы отвлечь внимание от реального положения вещей, в чем бы оно ни заключалось.

Поскольку в официальном отчете не утверждалось, что все свидетельства получили объяснение, и говорилось о продолжении исследований, оставались открытыми три возможности, последние две из которых содержали в себе потенциальную угрозу:

Первая: правительство США. разработало такую секретную технологию, что командование ВВС не могло публично обсуждать ее и фактически отрицало ее существование (ситуация, сходная с работами по созданию бомбардировщика «Стеле» в более недавнее время).

Вторая: русские разработали совершенно новую, технологически совершенную систему вооружений, с потенциально катастрофическими последствиями для стран "свободного мира".

Третья: разумные существа из космоса посещают Землю со своими целями.

Вооружившись этими тремя возможностями, репортеры начали докучать командованию AFI и ATIC, пытаясь выяснить, как продвигается расследование в последнее время. Они понимали, что материалы исследований, стоявшие за любой из этих возможностей, можно использовать для "статьи года", которая будет иметь сенсационный успех. Единственный ответ, полученный из ВВС, сводился к тому, что исследования продолжаются.

В конце августа 1949 года новая статья о тарелках, наблюдавшихся в районе полигона Уайт-Сэндс, подстегнула интерес прессы. Некоторые репортеры, включая Дональда Кейхо, предприняли собственные расследования. Они путешествовали по стране и разговаривали со свидетелями, которые, как выяснилось, в большинстве своем были достойными доверия людьми, видевшими невероятные вещи.

Разумеется, командование ВВС было хорошо осведомлено о деятельности репортеров и понимало, что "назревает нечто крупное". Оставались неясными лишь два момента: кто напишет статью и где она будет опубликована.

Весной 1949 года сотрудники ATIC прекратили тщательное исследование новых свидетельств. Вместо этого они сосредоточились на анализе старых свидетельских показаний и подготовке итогового отчета проекта «Грудж». Этот отчет должен был завершить проект в соответствии с официальной политикой ВВС о рациональном объяснении всех инцидентов с участием НЛО. Работа была закончена в августе, но пока что осталась невостребованной. Незадолго до публикации статьи Кейхо (согласно Руппельту, в его книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах") ATIC подготовил план ответной реакции на любую сенсационную статью об НЛО, которая первой попадет в газетные киоски. Поэтому, когда появилась статья в журнале «Тру», ВВС было во всеоружии.

27 декабря 1949 года, на следующий день после триумфа Дональда Кейхо, ВВС добавило ложку дегтя в бочку меда, осуществив первую часть своего плана. Состоялась пресс-конференция, общий смысл которой сводился к тому, что все случаи наблюдения НЛО являются мистификациями, галлюцинациями и неправильной идентификацией известных объектов. Было также сделано следующее заявление:

ВВС завершило свой специальный проект по исследованию и оценке сообщений о так называемых летающих тарелках на том основании, что все свидетельства очевидцев можно объяснить наблюдением природных феноменов. Завершение проекта, выполнявшегося специальными подразделениями ВВС, было согласовано с командованием ВМФ и сухопутных войск.

Командование материально-технического обеспечения ВВС работало в тесном сотрудничестве с разведкой по вопросу летающих тарелок. У нас, вероятно, имеется наиболее полный из когда-либо составленных архивов об инцидентах с участием неопознанных летающих объектов, но в нем не содержится ничего нового или неожиданного, а тем более — никаких свидетельств, указывающих на внеземное происхождение этих объектов.

Продолжение проекта признано необоснованным, поскольку анализ новых инцидентов лишь подкрепляет уже имеющиеся выводы.

Затем ВВС привело в действие вторую часть плана: было объявлено, что секретный отчет проекта «Грудж» через несколько дней будет рассекречен и предан широкой огласке. Очевидно, высокое начальство считало, что публикации отчета будет достаточно, чтобы навеки покончить с историями о летающих тарелках. Однако это было ошибкой.

По сравнению с впечатляющей статьей Дональда Кейхо 400-страничный отчет проекта «Грудж» выглядел неубедительно. Многие объяснения были натянутыми или просто надуманными. Вместо тихого решения проблемы возникла еще большая неразбериха и непонимание того, что же происходит на самом деле.

Согласно отчету, сотрудники проекта «Грудж» изучили 228 свидетельств из 244 доступных для анализа. Это на 42 меньше, чем итоговые результаты работ по проекту «Знак» (240 отечественных и 30 иностранных свидетельств), хотя к августу 1949 года в архиве имелись сведения "примерно о 375 инцидентах". Анализ еще 131 случая не появился в итоговом отчете просто потому, что сотрудники проекта «Грудж» считали пустой тратой времени изучение новых сообщений, как две капли воды похожих на старые. Там-также не упоминается о примерно 70 наблюдениях НЛО в период с августа по декабрь 1949 года. Разумеется, репортеры не знали о содержании этих новых наблюдений, так как информация о них была рассекречена лишь много лет спустя.

Командование ВВС заявило, что все инциденты е НЛО можно объяснить и что отчет проекта «Грудж» убедительно свидетельствует об этом. Хотя на первый взгляд результаты отчета поддерживали это утверждение, наиболее проницательные репортеры остались при своем мнении. В отчете было сказано, что с помощью консультанта по астрономии д-ра Хайнека (см. главу 7) удалось идентифицировать 32 % случаев как астрономические феномены. (Многие из зеленых огненных шаров были объявлены метеорами, несмотря на особое мнение д-ра Лапаса.)

С помощью экспертов из метеорологической службы ВВС и AFCRL сотрудники проекта «Грудж» идентифицировали 12 % неопознанных объектов как метео рологические зонды или высотные воздушные шары типа «Скайхоук». Далее они пришли к выводу, что около 72 % из 228 случаев можно объяснить, а в 13 % случаев просто недостаточно информации для анализа. Это означало, что эксперты не смогли объяснить 15 % наблюдений неопознанных летающих объектов (34 из 228). Однако это не остановило аналитиков проекта «Грудж». В последнем приложении к отчету содержится перечень возможных объяснений для необъяснимых случаев.

Это приложение создало проблему для ВВС, поскольку журналисты, которые ознакомились с ним, выражали сильное сомнение в его объективности. Объяснения выглядели, мягко говоря, натянутыми, а в некоторых случаях просто ошибочными. Руппельт в своей книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах" упоминает один хороший пример подхода к изучению сообщений очевидцев.

В ноябрьском рапорте 1948 года, проанализированном д-ром Хайнеком и специалистами метеорологической службы, пилот ВВС сообщал о наблюдении мерцающего белого света над авиабазой «Эндрюз» неподалеку от Вашингтона. В течение десяти минут он преследовал светящийся объект, который совершил несколько поворотов, а потом "удалился в направлении побережья". Ему удалось заметить темный овальный объект размером меньше его самолета. "Не могу сказать, то ли свет был направлен на объект, то ли весь объект светился мерцающим светом", — сообщил он. Свидетели, наблюдавшие с земли, подтвердили его показания: они видели свет и самолет, преследующий его. Хайнек пришел к выводу, что объект не является астрономическим феноменом, а метеорологическая служба доложила, что это не воздушный шар или зонд. Это не остановило сотрудников проекта «Грудж». Официальное объяснение — летчик видел воздушный шар.

Руппельт комментирует реакцию журналистов на подобные объяснения, вспоминая свой разговор с одним репортером, которому удалось получить копию отчета.

По его словам, отчет выглядел впечатляюще, но это впечатление складывалось в основном из тенденциозности, нелогичных доводов и откровенных попыток любым способом объяснить все сообщения об НЛО. Он лично считал отчет неудачной попыткой отвлекающего маневра, предназначенного для маскировки реального положения вещей.

Поскольку в итоговом отчете проекта «Грудж» имелись объяснения для всех инцидентов с участием НЛО, были сделаны следующие выводы:

"1. […] неопознанные летающие объекты не представляют непосредственной угрозы национальной безопасности США.

2. Сообщения о неопознанных летающих объектах являются результатом:

а) слабо выраженной массовой истерии, или "послевоенного нервного синдрома";

б) вымыслов и мистификаций с целью добиться известности в обществе;

в) психических отклонений и галлюцинаций отдельных людей;

г) неправильной идентификации различных объектов, имеющих природное или рукотворное происхождение".

Вот так, после двух с половиной лет исследований, начиная с лета 1947 года ВВС публично заявило, что летающие тарелки и связанные с ними необычные феномены — это сущая чепуха. Свидетельства очевидцев имели столь ничтожное значение, что работы по исследовательскому проекту пришлось свернуть. (При этом ВВС благоразумно умалчивало о том, что проект фактически завершил свое существование полгода назад.) Теперь обычные граждане вместе с большинством людей, работавших в вооруженных силах, ATIC, API, AFOSI и ФБР могли лишь гадать, действительно ли ВВС потеряло интерес к НЛО или же этот интерес был тщательно замаскирован.

Факт: В АМС объявили, что окончание работ по проекту «Грудж» завершило расследование ВВС по проблеме летающих тарелок.

Факт: Это ложь.

Факт: Полтора года спустя генерал-майор Кейбелл признал, что итоговый отчет проекта «Грудж» был "ненаучной и бесполезной ерундой".

Факт: Лишь две недели спустя правительственные разведывательные учреждения получили директиву, предписывающую докладывать о всех наблюдениях НЛО и других необычных феноменов. 12 января 1950 года генерал Кейбелл направил в разведывательные ведомства новый меморандум относительно формы сообщений о "необычных летательных аппаратах". Согласно меморандуму, "в будущем любая информация, полученная по этому вопросу, должна рассматриваться с таким же вниманием, как разведывательная информация на другие темы".

Расследование не закончилось, и самые убедительные доказательства еще предстояло обнаружить.

Глава 14. Рыцарь в сияющих доспехах

Несмотря на опровержения ВВС сообщения о летающих тарелках и связанных с ними феноменах никуда не делись. Согласно "партийной линии", утвержденной в декабре 1949 года, НЛО не являлись аппаратами внеземного происхождения, поскольку все свидетельства очевидцев получили объяснение в рамках проекта «Грудж». Разумеется, на самом деле ничего подобного сделано не было, но даже ФБР не могло устоять перед убедительностью "партийной линии".

В конце марта 1950 года в штаб-квартиру ФБР поступила докладная записка от Гая Хоттела, ответственного оперативного агента в штате Вашингтон, где утверждалось, что "следователь ВВС" сообщил мистеру Хоттелу о трех потерпевших крушение летающих тарелках с девятью телами 3-футовых инопланетян, обнаруженных в штате Нью-Мексико. Выяснилось, что это сообщение было основано на мистификации, но в то время ФБР не знало об этом. Важность этого сообщения заключается в реакции Дж. Эдгара Гувера. Он попросил своего заместителя Д. М. Лэдда направить в ВВС запрос о том, "что собой представляют летающие тарелки". Гувер хотел получить "краткое заключение о возможности существования подобных объектов или хотя бы о том, что думают о них специалисты из ВВС". Иными словами, похоже, что Гувер был вполне оправданно озадачен противоречивыми заявлениями официальных лиц из военно-воздушных сил.

Агент С. У. Рейнольде, отвечавший за связи с ФБР, который почти три года назад, в самом начале расследования, переписывался с генералом Шульгеном, теперь встретился с представителями AFI майором Боггсом и подполковником Дж. В. Хирном и услышал от них следующее:

"В конце прошлого года ВВС прекратило свой секретный исследовательский проект по определению природы летающих тарелок. О прекращении работ над проектом было официально объявлено для прессы в декабре 1949 года. Мне сообщили, что итоговый пресс-релиз был согласован с командованием сухопутных войск и ВМФ. Причина завершения работ, по словам майора Боггса и подполковника Хирна, заключалась в том, что после двух лет исследований более 3/4 инцидентов, связанных с летающими тарелками, оказались ошибками в идентификации ряда природных феноменов и хорошо известных объектов, таких, как воздушные шары с подсветкой или метеорологические зонды.

Подполковник Хирн указал, что командующие различными подразделениями ВВС отвечают за безопасность личного состава и материально-технических средств на своих участках. Все поступающие сообщения о летающих тарелках рассматриваются командиром соответствующего уровня, а его рапорт направляется в Управление разведки ВВС как информация разведывательного характера.

Майор Боггс и подполковник Хирн склоняются к мнению, что источником многих сообщений о летающих тарелках в настоящее время являются статьи в газетах и журналах. Они неоднократно подчеркивали, что сейчас ВВС не проводит активного расследования с целью определить природу или сам факт существования летающих тарелок".

Этот уклончивый ответ тем не менее подразумевает, что ВВС в целом утратило интерес к проблеме летающих тарелок. Хотя сообщения продолжали поступать, но центрального пункта для их анализа больше не существовало, так как большая часть предыдущих свидетельств получила объяснение и проект «Грудж» был закрыт. Любой анализ проводился на месте события, а затем информация направлялась в отдел разведки по обычным каналам. Хирн и Боггс не сообщили ФБР о том, что ATIC может делать с уже собранными и поступающими свидетельствами очевидцев. О реакции Гувера на эту «отписку» тоже ничего не известно.

Другая статья в журнале «Тру» вступала в прямое противоречие с официальной политикой ВВС в изложении Боггса и Хирна. В мартовском выпуске 1950 года содержалась статья коммандера Роберта Маклахлина, который руководил работами по испытанию новых управляемых снарядов для ВМФ на сверхсекретном военном полигоне Уайт-Сэндс. Как мы помним, именно он организовал утечку информации об инцидентах в УайтСэндс предыдущим летом (см. главу 12). В своей статье под названием "Как ученые следили за летающими тарелками" он рассказывает о попытках проследить за полетом летающей тарелки во время испытаний управляемых снарядов. По его словам, в 1948–1949 годах он и его команда в Уайт-Сэндс несколько раз наблюдали НЛО. Об одном из них, наблюдении Чарлза Мура, уже упоминалось в предыдущих главах. На основе расчетов по результатам измерений, проводившихся на полигоне Уайт-Сэндс, он пришел к выводу, что тарелки не являются природным феноменом, и высказал мнение, что это "космические корабли, управляемые разумными существами".

Спор о реальности летающих тарелок снова стал «горячей» темой для журналистов в начале апреля 1950 года, как реакция на поток сообщений в предыдущем месяце (в марте ВВС получило более 30 свидетельских показаний о наблюдении НЛО). В "Нью-Йорк тайме" от 4 апреля появилась статья, где утверждалось, что летающие тарелки реальны и представляют собой секретные военные самолеты американского производства.

Дискуссия разгорелась с такой силой, что реакция последовала даже из Белого дома. Согласно "Нью-Йорк тайме" от 5 апреля, пресс-секретарь Белого дома Чарлз Росс "разрушил элемент реальности, который начал вкрадываться в последние сообщения о летающих тарелках" своим утверждением, что "никто […] ничего не знает о них, включая президента". Росс признал, что ВМФ проводил эксперименты с летательным аппаратом в форме диска (круглый "летающий блин" XF-5-И на пропеллерной тяге), но он не мог быть источником сообщений о летающих тарелках. Росс также указал на то, что ни одно иностранное государство не запускало летающие тарелки над территорией США.

Четыре дня спустя в «Тайме» появилась другая статья о реакции президента Трумэна: "Президент сказал, что он вместе со всеми остальными озадачен потоком сообщений о странных и удивительных зрелищах в небе, поступающих в последнее время". Согласно статье, "если командование ВВС полагало, что публикация официального отчета [материалов проекта "Грудж"] положит конец спекуляциям, то оно недооценивало степень общественного интереса и силу воображения. Количество теорий только умножилось…" В газетной статье обсуждались такие теории, как:

а) американское секретное оружие;

б) иностранное (русское) секретное оружие;

в) метеорологические зонды;

г) планеты и метеоры;

д) оптические иллюзии;

е) пришельцы с других планет.

Представители ВВС энергично отрицали вероятность пунктов а, б и е, но их доводы не звучали убедительно ни для журналистов, ни для читающей публики.

Две недели спустя, 22 мая, ФБР получило конфиденциальный документ, где было четко высказано офици альное мнение проекта «Грудж» о летающих тарелках. Он был написан как "внутренняя рецензия" на публичные высказывания капитана Рикенбейкера, знаменитого пилота, чьи слова цитировались в прессе: "В этом что-то есть, поскольку очень много надежных свидетелей сообщало о них [летающих тарелках]… Однако если они существуют на самом деле, то вы можете быть уверены, что это наше изобретение".

Документ показывает, как цинично сотрудники ATIC относились к сообщениям о летающих тарелках. Он начинается с короткой справки о наблюдениях необычных атмосферных феноменов в древности. После упоминания о "призрачной ракете" в Швеции в 1946 году авторы переходят к современным наблюдениям и реакции ВВС:

"В ВВС долгое время проводилось тщательное исследование каждого из сотен инцидентов с неопознанными летающими объектами. Было обнаружено, что примерно 75 % наблюдений можно ассоциировать с известными причинами, такими, как метеорологические зонды, воздушные шары, самолеты, метеоры и т. д. Было сделано публичное заявление, отрицающее саму возможность существования летающих дисков или тарелок, но это не повлияло на интенсивность потока новых сообщений. В сущности, это привело многих людей к убеждению, что высшее военное командование пытается скрыть эксперименты с новыми видами вооружений.

Для объяснения сообщений об атмосферных феноменах над территорией США было выдвинуто много гипотез: космические корабли, советские управляемые снаряды или летательные аппараты, (возможно, с атомным двигателем), отечественные эксперименты с новым оружием, природные феномены, массовая истерия и другие психологические факторы.

Хотя нельзя категорически исключить гипотезу о космических кораблях внеземного происхождения, это представляется крайне маловероятным по ряду причин. Существование любых форм жизни на других планетах весьма сомнительно, а уровень технического развития, необходимый для запуска пилотируемых или автоматических аппаратов от одной планеты к другой, на несколько порядков превосходит современный. Визиты инопланетных кораблей в прошлом, несомненно, привели бы к контактам с людьми — либо после посадки, либо в результате крушения. Однако никаких свидетельств таких контактов не сохранилось".

Затем в документе отвергается гипотеза о советских управляемых снарядах ("У нас нет абсолютно никаких доказательств…") и гипотеза о секретном оружии отечественного происхождения. Он заканчивается следующим образом:

"Таким образом, продолжающийся поток сообщений об атмосферных феноменах можно объяснить массовой истерией, вызванной напряженностью текущей международной ситуации, верой в способность науки творить чудеса и заявлениями некоторых известных людей, намекающих на создание нового оружия. Такие заявления, какие приписываются, например, капитану Рикенбейкеру, часто подаются журналистами в самой сенсационной форме. Это заставляет людей наблюдать за небом, и любой объект, который они не могут опознать, немедленно называется "летающей тарелкой".

Поскольку этот документ точно отражал мнение специалистов ATIC, не удивительно, что исследовательская деятельность фактически прекратилась.

Весной и летом 1950 года ФБР получило лишь несколько сообщений об НЛО. Но в конце августа агент ФБР А. М. Белмонт составил сводку по текущей ситуации с зелеными огненными шарами, из которой явствует, — стоит ли удивляться? — что ВВС не прекратило свое расследование.

23 АВГУСТА 1950 ГОДА.

ИНФОРМАЦИЯ О ФЕНОМЕНАХ В НЬЮ-МЕКСИКО.

1. AFOSI выразило озабоченность в связи с продолжающимися проявлениями непонятных феноменов, которые описываются как зеленые огненные шары, диски и метеоры, в окрестностях секретных военных учреждений в штате Нью-Мексико.

2. Доктор Лапас, специалист по метеорам из Университета Нью-Мексико, утверждает, что феномены имеют не метеорное происхождение.

3. AFOSI заключило контракт с компанией "ЛэндЭйр Инкорпорейтед" для научного исследования непонятных феноменов.

Наблюдения атмосферных феноменов, происходивших поблизости от секретных объектов, регистрировалось ВВС начиная с декабря 1948 года. Феномены были разделены на три основные категории:

1. Зеленые огненные шары и объекты в форме дисков, кругов и полумесяцев, движущиеся на высокой скорости и испускающие зеленый свет.

2. Диски и другие круглые уплощенные объекты, движущиеся на высокой скорости и испускающие ярко-белый свет (или отраженный свет).

3. Метеоры и атмосферные феномены, сходные с метеорами, движущиеся на высокой скорости и меняющие свой цвет.

Вышеперечисленные объекты или феномены, согласно сообщениям, часто меняют цвет от ярко-белого до янтарного, красного и зеленого.

В окрестностях секретных объектов в штате НьюМексико начиная с 1948 года отмечено приблизительно 150 случаев наблюдения вышеуказанных феноменов. В ряде случаев очевидцами становилось несколько человек, наблюдавших неопознанные объекты примерно в одно и то же время. Показания этих людей большей частью достойны доверия.

Д-р Линкольн Лапас, директор Института метеорографии при Университете штата Нью-Мексико, представил свой анализ ряда наблюдений 23 мая 1950 года. В результате своего исследования он пришел к выводу, что примерно половина зарегистрированных феноменов имеет метеорное происхождение. Другие феномены, обычно называемые зелеными огненными шарами или дисками, по его мнению, являются результатом секретных испытаний новейших управляемых снарядов отечественного производства, которые проводились в окрестностях военных объектов.

Д-р Лапас указал на то, что, если он ошибается в своей интерпретации, нужно немедленно организовать самое тщательное расследование. По его расчетам, при наблюдаемой скорости движения зеленых огненных шаров и дисков, они могут долететь от Урала на территории СССР до штата Нью-Мексико менее чем за 15 минут. В связи с этим он предполагает, что наблюдаемые феномены могут быть результатом запусков управляемых снарядов с военных баз на Урале.

На основе исследований д-ра Лапаса и расследования, предпринятого ВВС, был сделан вывод, что проявление необычных феноменов в окрестностях секретных военных объектов дает повод для озабоченности. ВВС заключило контракт с корпорацией "Лэнд-Эйр Инкорпорейтед" из Аламогордо с целью научного исследования природы дисков и зеленых огненных шаров. В сводке, предоставленной AFOSI 19 августа 1950 года, было указано, что неопознан ные объекты по-прежнему наблюдаются поблизости от секретных военных объектов.

ВВС совместно с "Лэнд-Эйр Инкорпорейтед" установило ряд наблюдательных пунктов в окрестностях Уонна, штат Нью-Мексико, с целью фотографирования и определения скорости, высоты и природы необычных феноменов, называемых зелеными огненными шарами и дисками. 24 мая 1950 года сотрудники "Лэнд-Эйр Инкорпорейтед" наблюдали от 8 до 10 неопознанных объектов или атмосферных феноменов. Программа наблюдения на круглосуточной основе получила название "Проект "Огонек"".

Альбукеркское отделение в письме от 10 августа 1950 года сообщает, что на данный момент не достигнуто никакого успеха в попытках выяснить истинную природу феномена, известного как зеленые огненные шары и диски. Сотрудники проекта «Огонек» проинформированы о юридических полномочиях в области шпионажа и государственного саботажа; была достигнута договоренность о том, что любая дополнительная информация в рамках данного проекта, которая может представлять интерес для Бюро, будет передаваться в кратчайшие сроки.

Можно представить, что эти новости озадачили Дж. Эдгара Гувера, которому лишь пять месяцев назад официально сообщили, что ВВС "прекратило дальнейшие исследования", а летающие тарелки являются "природными феноменами".

Майор Боггс и подполковник Хирн (см. начало этой главы) не сообщили агенту ФБР о продолжающихся наблюдениях неопознанных объектов и о том интересе, который испытывало AFOSI к новым сообщениям в конце 1949-го и первой половине 1950 года, — возможно, потому что они сами не знали об этом. Как известно, в это время ATIC не выказывал официального интереса к летающим тарелкам. Однако этот интерес возобновился, когда Боггс и Хирн сообщили в ФБР о меморандуме бригадного генерала Эрнеста Мура из AF1, поддерживавшем официальную директиву генерал-майора Кейбелла. Этот меморандум гласит:

"1 ИЮЛЯ 1950 ГОДА.

МЕМОРАНДУМ ДЛЯ:

ДИРЕКТОРА ОТДЕЛА ВОЗДУШНОЙ ОЦЕНКИ.

ДИРЕКТОРА ОТДЕЛА ВОЗДУШНЫХ ЦЕЛЕЙ.

ДИРЕКТОРА ОТДЕЛА ИСПЫТАНИЯ ВООРУЖЕНИЙ.

ТЕМА: НЕОПОЗНАННЫЕ ОБЪЕКТЫ.

Новые сообщения о наблюдении неопознанных летающих объектов свидетельствуют о том, что этот феномен имеет достаточно постоянный источник. При завершении проекта «Грудж» было особо оговорено, что нельзя игнорировать возможность иностранного происхождения неопознанных объектов или феноменов. Следовательно, отдел воздушной оценки должен продолжать отслеживать поступающие сообщения и относиться к каждому инциденту в соответствии с оценкой ситуации в каждом конкретном случае".

В меморандуме генерала Мура указано, что, несмотря на официальное закрытие проекта «Грудж» в декабре 1949 года, разведка ВВС рекомендовала сотрудникам АТ1С продолжать анализ инцидентов на тот случай, если НЛО окажется иностранным (то есть советским) летательным аппаратом.

Шесть дней спустя генерал-майор Кейбелл, послал директиву полковнику Хэролду Уотсону, возглавлявшему работы по проекту «Грудж»:

7 июля 1950 года.

Посылаю вам эту справку вместе с майором Пьяченцей в надежде избежать лишней бумажной работы по составлению официальной совместной директивы. Мнение генерала Кейбелла относительно проекта исследования летающих тарелок в общем и целом заключается в следующем:

а) Он считает, что решение о закрытии проекта ["Грудж"] и публичное заявление об отсутствии интереса к расследованию со стороны ВВС, возможно, было ошибкой.

б) Наши инструкции, аннулировавшие длинный список писем, направленных в различные учреждения, были опубликованы 12 января 1950 года под названием "Информация о необычных летательных аппаратах". В последнем абзаце этого документа всем адресатам рекомендуется продолжать относиться к поступающим сообщениям как к разведывательной информации и обрабатывать их в установленном ^порядке. Мы продолжаем получать сообщения подобного рода из многих источников в ВВС и других ведомствах.

в) По мнению генерала Кейбелла, мы должны восстановить (если он был прекращен) процесс анализа получаемых сообщений. Генерал ожидает, что АМС выполнит свою часть обязательств по обеспечению воздушно-технической разведки. Он подчеркивает, что в прежнем виде (технические группы, разъезжающие по стране и расспрашивающие очевидцев) проект не должен быть восстановлен, а также выражает желание, чтобы факт продолжающегося интереса ВВС к проблеме летающих тарелок не был предан огласке и не сопровождался никакими фанфарами [курсив подчеркнут в оригинале].

г) По словам генерала Кейбелла, мы должны занять такую позицию, что, если в будущем обстоятельства потребуют от нас чрезвычайных действий в этом направлении, мы могли бы объявить, что все это время спокойно занимались анализом поступающих сообщений.

д) В соответствии с этой концепцией мы будем немедленно передавать в АМС все сообщения о летающих тарелках. Вы можете направлять свои запросы о дополнительной информации по обычным каналам. Мы также будем отслеживать входящие сооб щения Госдепартамента, ЦРУ, сухопутных войск и ВМФ на предмет полезной информации для дальнейшей передачи в АМС.

е) Обычные газетные статьи нужно анализировать без направления каких-либо запросов в адрес их авторов. Информация, полученная непосредственно от гражданских лиц, может быть принята к рассмотрению после проверки надежности источника.

ж) На запросы от агентств новостей и отдельных журналистов относительно продолжения расследования ВВС по проблеме летающих тарелок нужно давать общий ответ в том смысле, что АМС заинтересовано в любой информации, дающей возможность для проведения воздушно-технической разведки, и точно так же интересуется сведенияи о летающих тарелках, как и любой другой важной информацией. Обработка информации, о летающих тарелках производится по обычной процедуре и никак не отличается от другой разведывательной деятельности.

Возможно, изложение оказалось даже более подробным, чем это необходимо. Если после прочтения вы все еще не уверены, какие действия следует предпринять, позвоните мне, и я постараюсь разрешить ваши затруднения".

Вот так: откровенно и без обиняков начальник AFI дает понять, что он недоволен отношением АМС к проблеме летающих тарелок. Можно представить, что полковники и капитаны повскакали со стульев и отдали честь, когда наконец-то получили прямой приказ сделать хоть что-нибудь для разнообразия.

Два месяца спустя генерал Кейбелл немного модифицировал эту директиву. Относительно пункта в он указал, что на самом деле хочет иметь исследовательские команды и что "АМС должно под свою ответственность направлять эти команды туда, куда считает необходимым".

Кейбелл не только фактически приказал АМС воссоздать проект «Грудж», но и выпустил еще один меморандум, посвященный сбору разведывательной информации. 25 сентября этот меморандум был направлен директору ФБР, нескольким командующим сухопутными войсками и ВВС в звании генералов, в разведку ВМФ, Госдепартамент и ЦРУ. Помимо обычных рекомендаций, касающихся деталей описания каждого инцидента, там содержалась просьба как можно быстрее отправлять информацию по назначению с помощью электронных средств и снабжать ее сопроводительным рапортом. Более того, было "желательно,! чтобы любая деятельность по передаче и анализу информации не предавалась огласке". Иными словами, это важный материал, и мы заинтересованы в его получении, но давайте не говорить об этом кому попало — например, обычным американским гражданам.

Генерал Кейбелл сыграл роль "рыцаря в сияющих доспехах", который спас расследование НЛО из мрачной темницы проекта «Грудж». К сожалению, через год обнаружилось, что он не добился особого успеха. Полковник Уотсон и большая часть сотрудников проекта «Грудж» были настроены крайне скептически по отношению к НЛО. Они не изучали сообщения об инцидентах, поступающие из AFI. Отчеты редко регистрировались. Год спустя, когда проект возглавил капитан Эдвард Руппельт, он обнаружил, что многие отчеты пачками лежали в картонных коробках, а другие просто потерялись.

Неудовольствие Кейбелла бездействием ATIC не удивительно, учитывая количество и качество сообщений, получаемых АМС и передаваемых в ATIC для анализа. Отчеты за 1950 год начинаются со 2 января. В январе и феврале поступило по десятку сообщений, и более 30 в марте. После этого они продолжали поступать со средней скоростью 20 в месяц, так что за год их количество составило 240. Большая часть инцидентов с НЛО происходила на территории США, но были сообщения из отдаленных стран, таких, как Чили, Япония и Кипр. В ретроспективе это выглядит так, словно новая волна нашествия НЛО охватила весь мир.

Читатель может представить себе, какое недоумение царило в журналистской среде при виде контраста между большим количеством сообщений от пилотов и ученых, которые верили, что видели что-то действительно необычное, и официальной позицией ВВС, согласно которой ничего необычного не происходило. Положение еще больше запутывалось из-за ложных сообщений о "крушении летающих тарелок".

Как отделить зерна от плевел? Эту проблему можно было решить только с помощью постоянных исследований, надежных данных и кропотливого анализа.

Надежные данные — вот что должен был предоставить проект «Огонек». И это было сделано. К сожалению, данные были оставлены без внимания или подверглись умышленному замалчиванию.

Глава 15. Гори, гори ясно

…никакой информации получено не было.

Д-р Л. Элтерман.

…объекты наблюдались в значительных количествах.

Из сообщения для д-ра Мирарни.

Усилия д-ра Каплана и майора Одера по запуску проекта для исследования огненных шаров принесли плоды весной 1950 года. Был подписан полугодовой контракт с корпорацией «Лэнд-Эйр», которая разместила фототеодолиты на военном полигоне Уайт-Сэндс. Кроме того, «Лэнд-Эйр» должна была установить круглосуточное наблюдение в одном из пунктов Нью-Мексико, определенном ВВС. Операторам фототеодолитов в Уайт-Сэндс предписывалось фотографировать любые необычные объекты, пролетающие мимо.

Исследования начались 24 марта 1950 года. Согласно каталогу наблюдений, составленному подполковником Ризом из 17-го отдела AFOSI на базе ВВС «Киртленд», на юго-западе США было зарегистрировано много инцидентов, в том числе вокруг авиабазы «Холломан». По штату Нью-Мексико данные за 1949 год распределились следующим образом: база «Сандия» (Альбукерк) — 17 сообщений, в основном во втором полугодии; район Лос-АлаМоса — 26 инцидентов, равномерно распределенных по всему периоду наблюдений; авиабаза «Холломан», а также Аламогордо/район Уайт-Сэндс — 12; другие районы на юго-западе Нью-Мексико — 20 (всего 75 инцидентов). Данные по тем же районам за первые три месяца 1950 года: база «Сандия» — 6 (все в феврале); Лос-Аламос — 8; авиабаза «Холломан», а также Аламогордо/район Уайт-Сэндс — 6; другие районы на юго-западе Нью-Мексико — 6 (всего 26 инцидентов). При таком количестве наблюдений ученые были вполне уверены, что они смогут «поймать» огненный шар или летающую тарелку.

21 февраля на авиабазе «Холломан» был установлен наблюдательный пост: два человека с фототеодолитом, телескопом и кинокамерой. Дежурство осуществлялось только с восхода до заката, и в течение первого месяца наблюдатели не заметили ничего необычного. Потом ученые решили установить круглосуточное наблюдение, которое продолжалось шесть месяцев: специалисты «Лэнд-Эйр» дежурили у фототеодолитов и кинокамер, а сотрудники авиабазы управляли спектрографическими камерами и приемниками радиочастот. Проект «Огонек» начинался с большими надеждами на решение загадки летающих тарелок и огненных шаров.

Полтора года спустя, в ноябре 1951 года, руководитель проекта «Огонек» д-р Луис Элтерман, ранее работавший в лаборатории атмосферной физики (одно из подразделений AFCRL), написал итоговый отчет. Согласно этому отчету, проект «Огонек» потерпел полную неудачу: "…никакой информации получено не было". Он рекомендовал закрыть проект, и его предложение было принято.

Но действительно ли проект потерпел неудачу? Неужели не было собрано никакой информации? Согласно отчету ФБР, представленному в прошлой главе, сотрудники «Лэнд-Эйр» видели от 8 до 10 неопознанных объектов. Разве это не «информация»? Давайте внимательнее посмотрим на проект «Огонек».

Согласно д-ру Элтерману, еще до начала проекта «Огонек» из Уонна, штат Нью-Мексико, поступило "аномально большое количество сообщений", так что было решено установить там наблюдательный пост. Почему было выбрано это место, остается для меня загадкой. Оно находится примерно в 120 милях от Лос-Аламоса, в 90 милях от базы «Сандия» и почти в 150 милях от авиабазы «Холломан» в Аламогордо. Собирались ли они проводить триангуляцию по очень длинной базовой линии от базы «Холломан» до Уонна или фактически пытались избежать наблюдений? Эти вопросы навсегда останутся без ответа.

Так или иначе, это было ошибкой. После запуска проекта «Огонек» частота инцидентов резко уменьшилась. В списке наблюдений проекта "Синяя книга" по базе «Холломан» числится одно наблюдение в апреле, одно в мае и одно в августе. В других местах происходило то же самое. Фактически за период с 1 апреля по 1 октября (срок первого контракта с "Лэнд-Эйр) произошло лишь 8 наблюдений НЛО в штате Нью-Мексико по сравнению примерно с 30 наблюдениями за предыдущие полгода.

Этот факт отражен в итоговом отчете проекта «Огонек», где говорится об очень небольшом количестве наблюдений. Однако гораздо большую важность представляет одно обстоятельство, случайно или умышленно не отраженное в отчете: проект «Огонек» был удачным.

Чтобы понять, где именно автор итогового отчета сказал неправду, приведем один отрывок. Комментируя "первый контрактный срок, с 1 апреля по 15 сентября", д-р Элтерман пишет:

"Некоторая фотографическая активность наблюдалась 27 апреля и 24 мая, но обе камеры ничего не зафиксировали, поэтому никакой информации получено не было. 30 августа 1950 года, во время запуска ракеты с самолета «Белл», несколько людей наблюдали атмосферные феномены над базой ВВС «Холломан», однако ни «Лэнд-Эйр», ни сотрудники проекта не были вовремя оповещены об этом, и, соответственно, никаких результатов не получено. 31 августа 1950 года некоторые феномены снова наблюдались после запуска V-2. Хотя было потрачено много пленки, триангуляция не была выполнена надлежащим образом, так что снова не было получено никакой значимой информации".

Во время второго контрактного периода, с 1 октября 1950 года по 31 марта 1951 года, никаких аномальных явлений зафиксировано не было — как будто феномен отреагировал на установку наблюдательных постов и переместился в другое место. Сообщения об НЛО поступали из разных частей страны и даже из других районов штата Нью-Мексико, но только не с базы «Холломан». Отсутствие ценных наблюдений было достаточной причиной для прекращения контракта. После окончания контракта разгорелась дискуссия о том, что делать с полученными данными и стоит ли продолжать наблюдения в более «мягком» режиме, с меньшими усилиями. Поздней весной 1951 года было принято решение прекратить любые наблюдения. В ноябре 1951 года Элтерман рекомендовал "больше не тратить время и средства". Так и было сделано.

Но как быть с наблюдениями на авиабазе «Холломан» в апреле и мае 1950 года. Согласно — Элтерману, никакой информации получено не было. Насколько оправдано это утверждение?

На мой взгляд, оно является совершенно неоправданным. Некая информация определенно была получена, когда квалифицированные наблюдатели одновременно следили за неопознанными объектами из нескольких разных мест. Еще больше информации было получено, если кто-то из этих наблюдателей вел съемку с фототеодолитом или кинокамерой. Это полезная информация, даже если "триангуляция не была выполнена надлежащим образом". Но мы знаем, что по крайней мере один раз триангуляция была выполнена, только Элтерман не упомянул об этом.

Далее в своем отчете д-р Элтерман указывает на серьезный недостаток оперативного плана для проекта «Огонек». Ученые, работавшие в рамках проекта, знали, что им, возможно, придется анализировать кино- и фотоматериалы, но, согласно Элтерману, по контракту было выделено недостаточно средств для анализа пленок. После разговора с м-ром Уорреном Коттом, руково дившим действиями «Лэнд-Эйр», Элтерман рассчитал, что для анализа пленки и сравнительного исследования, которое "докажет, что эти записи не содержат существенной информации", понадобится не менее 30 дней и такое же количество человек. По словам Элтермана, для этого анализа "по контракту не было выделено достаточных средств".

Все это, мягко говоря, вызывает удивление. К чему устраивать масштабные поиски неопознанных объектов с помощью кино- и фотоаппаратуры, если нет денег даже для анализа пленки? Что это за научный проект? Чего они хотели с самого начала — добиться успеха или потерпеть крах?

Утверждение Элтермана о том, что сравнительное исследование записей должно доказать отсутствие существенной информации, звучит так, будто он уже пришел к выводу, что пленки не будут иметь никакой практической ценности. Можно ли назвать такое исследование беспристрастным?

Ближе к концу отчета Элтерман подкрепляет свой тезис об отсутствии существенной информации, предлагая ряд объяснений для неопознанных объектов: "Многие наблюдения соотносятся с природными феноменами, такими, как полеты птиц, планеты, метеоры, и, возможно, облака необычной формы".

Обычный читатель итогового отчета по проекту «Огонек» может согласиться с мнением д-ра Элтермана. Лишь проницательный человек поймет, что Элтерман фактически не доказал истинность своих утверждений, хотя он, предположительно, располагал фотографическими материалами, которые могли бы послужить доказательством… если они не доказывали что-то другое.

Д-р Энтони Мирарчи не был "обычным читателем". Да, он скептично относился к существованию НЛО, но это отношение распространялось и на неубедительные объяснения. В 1950 году он был руководителем отделения по оценке состава атмосферы в GRD/AFCRL. Проект «Огонек» начинался под его руководством. Однако в октябре 1950 года он вышел в отставку и не участвовал в работах по проекту, когда д-р Элтерман писал свой итоговый отчет. Возможно, д-р Мирарчи даже никогда не видел этого отчета.

Д-р Мирарчи посетил авиабазу «Холломан» в конце мая 1950 года и запросил краткий отчет о наблюдениях 27 апреля и 24 мая, о которых упоминает Элтерман (см. выше). К счастью для "искателей истины", копия этого отчета сохранилась на микрофильме в Национальном архиве, где она была обнаружена в конце 1970-х годов, спустя много лет после бесславного завершения проекта. Как можно убедиться, этот документ опровергает точку зрения Элтермана.

"1. В ответ на запрос д-ра Э. О. Мирарчи во время его текущего визита на базу «Холломан» была предоставлена нижеследующая информация.

2. Утром 27 апреля и 24 мая в окрестностях базы наблюдались воздушные феномены. Наблюдения с помощью фототеодолитов «Аскания» проводили сотрудники корпорации «Лэнд-Эйр», участвующие в специальном исследовательском проекте. Было доложено, что объекты наблюдались в значительном количестве — до 8 одновременно. Сотрудники, проводившие наблюдения, являются профессионалами высокого класса: достоверность их показаний не подлежит сомнению. В обоих случаях были сделаны фототеодолитные снимки.

3. Отдел обработки информации базы «Холломан» проанализировал снимки от 27 апреля и составил доклад, копию которого я прилагаю вместе с пленкой для вашего сведения. Сначала мы полагали, что можно провести триангуляцию на основе снимков от 24 мая, поскольку фотографирование проводилось на двух отдельных наблюдательных пунктах. Пленки были сразу же проявлены и направлены в отдел обработки информации. Однако там пришли к выводу, что на пленках за фиксированы два разных объекта, поэтому триангуляция невозможна.

4. В настоящее время мы больше ничего не можем вам сообщить по данному вопросу".

Автор этого письма неизвестен (нет подписи). Доклад отдела обработки информации, приложенный к письму, гласит следующее:

"Объекты, наблюдавшиеся в ходе теста МХ776А 27 апреля 1950 года.

Лейтенант [имя вычеркнуто], 15 мая 1950 года.

1. Согласно разговору с полковником Бейнсом и капитаном Брайантом, была получена нижеследующая информация.

2. Расшифровка пленки с наблюдательного поста Р1О позволила определить азимуты и углы возвышения для четырех объектов. Кроме того, на пленке был записан размер изображения.

3. На основании этой информации и азимутального угла, взятого со станции М7, были сделаны следующие выводы:

а) Объекты находились на высоте примерно 150000 футов.

б) Объекты находились над хребтом Холлрман, между авиабазой и пиком Тулароза.

в) Диаметр объектов составлял приблизительно 30 футов.

г) Объекты двигались с неопределенной, но весьма высокой скоростью".

[подпись]

Уилбур Л. Митчелл, математик Отдел обработки информации.

Итак, четыре неопределенных объекта — проще говоря, НЛО, — пролетели на высоте 150 000 футов над полигоном Уайт-Сэндс. Диаметр каждого из них составлял примерно 30 футов. Это наблюдение было очень похоже на сообщение Чарлза Мура в прошлом году. Мог ли он, как и операторы «Лэнд-Эйр», совершить ошибку? Маловероятно. Слежение за быстродвижущимися объектами и вычисление ракетных траекторий было частью их профессии. Как утверждает автор письма, "сотрудники, проводившие наблюдения, являются профессионалами высокого класса: достоверность их показаний не подлежит сомнению".

Весной 1950 года у человечества не было аппаратов, которые могли бы летать на высоте 150 000 футов. В таком случае что же это было? Как это объяснить?

Сравните этот доклад с утверждением из отчета Элтермана, который говорит, что "обе камеры ничего не зафиксировали, поэтому никакой информации получено не было".

Вполне возможно, что Элтерман получил исходную информацию о наблюдениях 27 апреля и. 24 мая из того самого письма, которое было ответом на запрос д-ра Мирарчи. Однако он ни словом не обмолвился о наиболее важном результате проекта «Огонек»: триангуляция от 27 апреля содержала информацию о высоте и размерах объектов. Может быть, он не знал о докладе отдела обработки информации? Или знал, но специально умолчал о главном результате наблюдений?

В своей книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах" Эдвард Руппельт более подробно описывает события 27 апреля 1950 года на базе «Холломан». По его словам, в тот день операторы как раз закончили сеанс слежения за полетом управляемого снаряда и начали вынимать кассеты с пленкой, когда кто-то заметил странные объекты, летевшие высоко в небе. Посты наблюдения были снабжены телефонной связью, поэтому остальные наблюдатели получили оперативное оповещение.

К несчастью, все камеры, кроме одной, были разряжены, а НЛО скрылись из виду прежде, чем операторы успели зарядить новую пленку. Согласно Руппельту, "на единственном фотоснимке был виден темный объект с размазанными очертаниями. Все, что можно было доказать на основании этого снимка, — это наличие какого-то объекта, пролетавшего на большой высоте". Очевидно, Руппельт не знал о триангуляции, проведенной с помощью фототеодолитов.

Руппельт также упоминает о наблюдении 24 мая и о невозможности триангуляции в силу того факта, что две камеры были направлены на разные объекты (эти слова были написаны в феврале 1951 года, за год до того, как он стал руководителем проекта "Синяя книга"): "В архивах АМС не содержится анализа этих пленок, но там упоминается об отделе обработки информации в Уайт-Сэндс. Позднее, когда я занялся расследованием НЛО, то сделал несколько звонков в попытке определить местонахождение пленок и анализов".

К сожалению, Руппельт не добился успеха, хотя с помощью "майора, который проявил большую готовность к сотрудничеству", он все же связался с двумя людьми, которые анализировали пленку то ли от 24 мая, то ли от 31 августа, то ли обе пленки (см. выше высказывание Элтермана относительно наблюдения от 31 августа). Руппельт пишет:

"Сообщение [майора] было таким, как я и ожидал — ничего конкретного, за исключением того, что НЛО являются неизвестной величиной в уравнении. Он сказал, что, после ввода поправки в данные, полученные с двух камер, они смогли приблизительно оценить скорость, высоту полета и размер объекта. НЛО летел "выше 40000 футов со скоростью более 2000 миль в час; его диаметр составлял более 300 футов". Он предупредил меня, что эти цифры лишь предварительные и, возможно, рассчитаны на основе ошибочной поправки. Таким образом, они ничего не доказывали. Единственное, что можно утверждать с уверенностью, — в воздухе действительно что-то было".

Очевидно, Руппельт недооценил важность этого наблюдения. Что с того, если оценки скорости, размера и расстояния были ошибочными — ведь там действительно было нечто большое, необычное и движущееся на высокой скорости, иначе операторы просто не потрудились бы заснять это. Поскольку Руппельт, судя по всему, не знал о триангуляции, проведенной 27 апреля, остается лишь гадать, стал бы он отрицать ценность и этой пленки, как "ничего не доказывающей".

Сообщение для д-ра Мирарчи заканчивается списком примечаний, где указано, что два рапорта ("Дата-Рэд" ј 1 и 2) и три пленки (Р-8 и Р-10 от 24 мая и Р-10 от 27 апреля) были переданы ему вместе с картой хребта Холломан, на которой, как можно предположить, было отмечено расположение камер наблюдения. На полях есть надпись от руки: "пленка направлена на хранение в AFCRL" и еще несколько каракулей, не поддающихся расшифровке. Недавние попытки- обнаружить эти пленки закончились ничем.

Кстати говоря, в большом каталоге наблюдений проекта "Синяя книга" указано, что во всех четырех наблюдениях, перечисленных Элтерманом, было "недостаточно информации" для оценки.

Частота наблюдений в штате Нью-Мексико в конце 1950 года упала почти до нуля и оставалась низкой в течение 1951 года. Большинство случаев появления НЛО отмечено в районе авиабазы «Холломан». Наиболее важный из них произошел 16 января в Артезии (проект «Огонек» еще продолжался, но его сотрудники не имели отношения к этому случаю). Ранним утром два инженера ВМФ, выполнявшие работы по специальному проекту, запустили огромный шар-зонд «Скайхоук» в окрестностях Артезии. Ближе к концу дня он вызвал целую серию сообщений об НЛО в Западном Техасе, но важные события произошли утром, пока шар еще находился поблизости от аэропорта Артезии.

Примерно в 9.30 утра инженеры наблюдали за шаром, который к тому времени находился на максимальной высоте 110000 футов. Шар диаметром примерно 100 футов дрейфовал в восточном направлении со скоростью 5 миль в час. Затем наблюдатели увидели другой круглый объект, появившийся в ясном небе неподалеку от шара; судя по всему, он опустился сверху. Этот объект имел молочно-белый оттенок и был значительно крупнее шара «Скайхоук». Примерно через полминуты он скрылся из виду.

Инженеры проехали на несколько миль к западу от Артезии, в район аэропорта, чтобы продолжить наблюдение. На этот раз они наблюдали за шаром вместе с начальником аэропорта и другими людьми. Все свидетели видели два тускло-серых объекта, на большой высоте приблизившихся к шару с северо-востока, сделавших вокруг него поворот на 300 градусов, а затем удалившихся в северном направлении. По сравнению с шаром оба объекта имели примерно такой же размер, как тот, который наблюдался ранее. Сначала они летели на расстоянии примерно 7 своих диаметров друг от друга, а когда сделали резкий поворот вокруг шара, то, как показалось наблюдателям, "встали на ребро" и исчезли из виду до тех пор, пока вновь не выровнялись в горизонтальной плоскости. Объекты двигались на высокой скорости и, миновав шар-зонд, скрылись в течение нескольких секунд.

В большом каталоге наблюдений проекта "Синяя книга" этот случай отмечен как не подкрепленный достаточной информацией — очевидно, потому что прошло больше года, прежде чем сотрудники проекта «Грудж» узнали о нем (январь 1952 год) и никакого расследования предпринято не было.

Хотя д-р Мирарчи вышел в отставку в октябре 1950 года и не участвовал в составлении итогового отчета проекта «Огонек», его интерес к летающим та релкам и зеленым огненным шарам нисколько не уменьшился.

Четыре месяца спустя он вернулся "в дело" по собственной инициативе, а еще через три года его действия едва не стоили ему серьезных неприятностей с властями.

В середине января 1951 года в журнале «Тайм» появилась статья, написанная известным ученым, д-ром Эрнером Лидделом из Лаборатории военно-морских исследований в Вашингтоне. В этой статье д-р Лиддел утверждал, что он изучил примерно 2000 сообщений об НЛО, и, по его мнению, единственными более или менее правдоподобными были описания шаров-зондов «Скайхоук», об истинной природе которых большинство очевидцев не имело представления. Судя по всему, д-р Лиддел не знал о нескольких инцидентах с участием специалистов, которые сами запускали такие шары-зонды.

Очевидно, д-р Мирарчи счел своим гражданским долгом опровергнуть утверждения Лиддела, так как через две недели он выступил с публичным ответом на статью.

По сообщению агентства новостей "Юнайтед Пресс" от 26 февраля 1951 года, Мирарчи заявил, что, после исследования более 300 сообщений о летающих тарелках, он пришел к выводу, что это были советские летательные аппараты, фотографировавшие объекты и полигоны, имеющие отношение к атомному оружию.

Согласно статье "Юнайтед Пресс", сорокалетний ученый, который "более года занимался совершенно секретным исследованием необычных феноменов", однозначно утверждал, что никакие зонды и воздушные шары не могут оставлять за собой инверсионный след. Другой довод против д-ра Лиддела — воздушные шары нельзя увидеть в ночное время.

Мирарчи также объяснил, — как ученые "собирали частицы пыли с аномально высоким содержанием меди, которая не могла появиться из какого-либо иного источника, кроме двигательного устройства летающей тарелки".[27]

Мирарчи рассказал, что "огненные шары или летающие тарелки", как он сам их называл, регулярно наблюдались в районе Лос-Аламоса, пока он устанавливал систему фототеодолитов для измерения скорости, размеров и расстояния до объектов… но таинственным образом перестали появляться, когда аппаратура была готова к работе. Впрочем, он упомянул о двух случаях, когда удалось получить документальное подтверждение: фотографию круглого светящегося объекта и кинопленку, на которой в течение полутора минут можно было видеть "быстро летящий объект, оставляющий за собой инверсионный след".

По словам д-ра Мирарчи, он отдавал себе отчет, что многие инциденты связаны с наблюдением воздушных шаров и зондов, но "существование летающих тарелок подтверждается столь многочисленными доказательствами, что не подлежит сомнению". Он сказал, что не в силах понять, как ВМФ [то есть д-р Лидцел] может отрицать существование этого феномена.

Выступление д-ра Мирарчи закончилось обвинениями в адрес правительства. По его словам, правительство "совершало акт самоубийства", отказываясь открыто признать, что летающие тарелки реальны и, скорее всего, имеют советское происхождение.

Сильные слова! Настолько сильные, что через два с лишним года д-ру Мирарчи пришлось поплатиться за них. Согласно одному документу ВВС, рассекреченно му в 1991 году, в самый разгар "холодной войны" и охоты за шпионами (имеется в виду 1953 год, когда были казнены супруги Розенберг, передавшие русским секретные материалы о производстве атомного оружия) ФБР обратилось в ВВС с запросом, следует ли привлечь д-ра Мирарчи к ответственности за нарушение режима секретности.

Фредерик Одер, сыгравший важную роль в запуске проекта «Огонек» (см. главу 12), в письменном виде ответил, что, поскольку Мирарчи передал в прессу некоторые сведения под грифом «секретно» или "для служебного пользования", это "могло причинить серьезный ущерб внутренней безопасности страны […] как с точки зрения престижа нашего правительства, так и в смысле раскрытия нашего интереса к определенным засекреченным проектам".

Однако бригадный генерал У. М. Гарленд, командовавший АМС в 1953 году, решил не давать ход этому делу, поскольку, по его мнению, информация д-ра Мирарчи не имела практической ценности. По словам генерала, теория о советском происхождении летающих тарелок "уже развенчана и в лучшем случае представляет собой личное мнение, что нельзя считать секретной информацией". Иными словами, генерал Гарленд не считал летающие тарелки и зеленые огненные шары советскими аппаратами, хотя и не сказал, чем они являются по его мнению.

Возможно, генерал Гарленд снял Мирарчи "с крючка" спецслужб благодаря рекомендации, предписывавшей рассекретить и опубликовать результаты проекта «Огонек» в декабре 1951 года, лишь через месяц после составления итогового отчета.

Однако в архивах АМС не содержится никаких записей о том, что материалы были рассекречены. Более того, в феврале 1952 года в Управление разведки поступило письмо из Управления исследований и развития, содержавшее противоположную рекомендацию:

"Секретариат научно-консультативного совета предложил не рассекречивать проект по ряду причин, главной из которых является отсутствие научно обоснованного объяснения "огненных шаров" и других феноменов в отчете по итогам проекта ["Огонек"]. Некоторые известные ученые по-прежнему считают, что наблюдавшиеся феномены имеют рукотворное происхождение".

В другом письме, направленном из Управления разведки в адрес исследовательского отдела Управления исследований и развития и датированным 11 марта 1952 года, содержится еще один довод в пользу сохранения режима секретности:

"Мы считаем, что предание огласке этой информации в ее нынешнем виде вызовет лишние спекуляции и породит необоснованные страхи среди населения, как это происходило после опубликования предыдущих пресс-релизов о неопознанных летающих объектах. В этом нет абсолютно никакой необходимости, особенно если реального решения проблемы найдено не было".

Иными словами, в разведке ВВС понимали, что многие люди видят сквозь дымовую завесу прежних объяснений и хотят получить реальные ответы; если же таких ответов не найдено, то лучше промолчать.

Через год с лишним после того, как Мирарчи ответил Лидделу, в журнале «Лайф» была опубликована статья о летающих тарелках (она обсуждается в главе 19). Авторы статьи описывают некоторые наблюдения НЛО, заставившие командование ВВС учредить исследовательский проект «Огонек». Из сотен писем, полученных редакцией в связи с этой статьей, одно было отправлено капитаном Дэниэлом Макговерном, который написал: "Я был очень тесно связан с работами по проектам «Грудж» и «Огонек» в Аламогордо, штат Нью Мексико, так как возглавлял фотографическую службу авиабазы ВВС «Холломан». Я лично видел несколько неопознанных летающих объектов; что касается их формы, скорости и размеров, то в вашей статье все указано правильно".[28]

Зеленые огненные шары или похожие на них объекты время от времени наблюдались в различных местах и впоследствии, но их больше никогда не видели так часто и помногу, как на юго-западе США в 1948–1950 годах. Тогда никто не мог сказать, что же они собой представляют.

И сейчас тоже.

Глава 16. Тарелки над Оук-Ридж

Лето и осень 1950 года были важным периодом в истории феномена НЛО. В июне была опубликована первая книга на эту тему: "Летающие тарелки существуют на самом деле" Дональда Кейхо. В книге развивалась тема его статьи, опубликованной в журнале «Тру» полгода назад. Кейхо утверждал, что командование ВВС скрывает вещественные доказательства внеземного происхождения летающих тарелок, так как специалисты по психологии поведения опасаются, что их опубликование может вызвать панику, сходную с массовой истерией в начале 30-х годов, вызванной радиопьесой "Войны миров" в постановке Орсона Уэллса.

Тем не менее определенная информация просачивалась наружу — например, в виде статьи коммандера Маклахлина о появлении НЛО над полигоном УайтСэндс. Кейхо подозревал, что подобные утечки допускались для того, чтобы подготовить человечество к главной новости. Кроме того, он полагал, что появление летающих тарелок тесно связано с взрывами атомных (обычных ядерных) бомб, которые впервые проходили испытания в Уайт-Сэндс. По его мнению, инопланетяне хотели помешать нам уничтожить Землю водородными (термоядерными) бомбами.

За период времени между публикацией журнальной статьи Кейхо и публикацией его книги произошли важные внутриполитические и международные события, повлиявшие на отношение ФБР к проблеме летающих тарелок. "Холодная война" разгорелась в полную силу. Блокада Берлина была снята, но русские тем временем установили послушные режимы в странах-сателлитах — Восточной Германии, Польше, Чехословакии, Венгрии и Югославии. 25 июня 1950 года 60-тысячная армия Северной Кореи вторглась в Южную Корею, и началась корейская война. Советский Союз и Китай активно поддерживали Северную Корею. Южнокорейская армия, плохо подготовленная к нападению, дрогнула перед мощным натиском, поэтому через два дня президент Трумэн направил в Южную Корею десантный корпус армии США. На следующий день северокорейцы захватили Сеул; генерал Макартур доложил, что северокорейская армия совершенно деморализована и не может оказывать серьезного сопротивления противнику. Вскоре Трумэн распорядился о вводе в Корею сухопутных войск. Так начался первый крупный вооруженный конфликт после Второй мировой войны.

В конце января 1950 года президент Трумэн объявил о начале работ по созданию водородной (термоядерной) бомбы. Гонка за «супербомбой» началась (Советский Союз выиграл ее в 1953 году). Внезапно повсюду стали ловить и разоблачать шпионов. В феврале 1950-го Клауса Фукса арестовали за передачу секретов атомной (ядерной) бомбы советским агентам. Шпионская деятельность Фукса во многом обеспечила успешное испытание атомной бомбы, проведенное Советским Союзом в 1949 году. Директор ФБР Гувер послал президенту Трумэну личный отчет о поимке Фукса в Великобритании и о его признании в шпионаже для СССР.

Через несколько дней сенатор Маккарти объявил, что в Госдепартаменте работает более 200 членов коммунистической партии. Еще через пять месяцев, почти одновременно с началом корейской войны, арестованные Гарри Годц и Дэвид Грингласс дали показания о шпионской организации, возглавляемой супругами Розенберг, которые передавали Советам секретные мате риалы по атомной программе США еще во время Второй мировой войны. Вся эта шпионская шумиха вполне могла повлиять на отношение ФБР к проблеме НЛО, так как командование ВВС проявляло серьезную обеспокоенность появлением огненных шаров и летающих дисков в окрестностях атомных хранилищ и полигонов, а полковник Гессер открыто утверждал, что летающие тарелки являются иностранными управляемыми снарядами.

Вскоре после публикации книги Кейхо, 5 августа 1950 года, в районе Грейт-Фоллс (штат Монтана) летающие тарелки впервые были четко засняты на кинопленку. В ВВС, разумеется, хотели посмотреть пленку, но не хотели давать ее владельцу Николасу Мариано никаких намеков на свой особый интерес к этому предмету. Согласно документу AFOSI, агент, который вышел на связь с Мариано, "предпринял все меры предосторожности, чтобы не пробудить в нем интерес, подозрение или иную реакцию, которая могла бы привести его к выводу, будто ВВС пересмотрело свое ранее сформулированное отношение к неопознанным летающим объектам".

В последующие годы эта пленка вызвала много жарких дискуссий. Представители ВВС утверждали, что два объекта, изображенные на ней, являются реактивными истребителями, однако Николасу Мариано они вовсе не напоминали реактивные самолеты. Когда он впервые увидел их, объекты находились довольно близко; они казались круглыми и вращающимися. К сожалению, когда он достал свою камеру и подготовился к съемке, объекты значительно удалились, поэтому на пленке они видны как два маленьких, светлых овальных пятнышка. Они не похожи на самолеты, и проведенные через несколько лет научные эксперименты подтвердили, что реактивные самолеты, снятые при таких же обстоятельствах, могут быть опознаны как таковые. Тем не менее представители ВВС упорно продолжали твердить свое, даже когда было доказано, что единственная пара реактивных самолетов пролетала над местом съемки лишь через десять дней после инцидента.

Все это время ФБР негласно следило за ситуацией с летающими тарелками и огненными шарами. Как мы помним, в конце августа 1950 года агент Белмонт направил заместителю директора ФБР Д. М. Лэдду меморандум, где были подытожены последние события в связи с НЛО. 9 октября Лэдд в свою очередь направил Гуверу меморандум, где говорится: "На текущий момент ВВС не сообщило нам о каких-либо новых подвижках в связи с этим проектом" (имеется в виду проект "Огонек").

Очевидно, представители ВВС предпочли не сообщать агентам ФБР о наблюдениях с участием нескольких свидетелей и съемке неопознанных объектов 30 и 31 августа. Лэдд также провел прямое сравнение между сообщениями о летающих тарелках и войной в Корее, которая на тот момент развивалась неблагоприятно — но, по крайней мере, северокорейская армия еще не сбросила в море войска ООН и США.

"Согласно нашим данным, с июня по сентябрь поступало в среднем 34 сообщения [об НЛО] в месяц. Эти сообщения оперативно передавались в AFOSI. Обзор архивов Бюро не указывает на увеличение количества сообщений об этих феноменах в связи с войной в Корее".

Наверное," Гувер был рад узнать об этом. Однако вопрос о происхождении непонятных феноменов в окрестностях секретных военных объетов оставался открытым, как и вопрос о том, какие действия предпринимает разведка ВВС по этому поводу. Лэдд ограничился следующим комментарием:

"В прошлом AFOSI сообщало нам, что по результатам расследований большинство сообщений находило простые объяснения: метеорологические зонды, падающие звезды, атмосферные феномены и различные воздушные объекты. Дальнейшие исследования не обнаружили никаких признаков того, что наблюдаемые феномены могут быть "космическими кораблями" или аппаратами с других планет или из какого-либо иностранного государства.

Согласно данным AFOSI, получаемые ими сообщения не указывают на периодичность или другую схему проявления феноменов. Они продолжают осуществлять исследования по этому вопросу и будут сообщать обо всем, что может представлять интерес для ФБР".

ФБР снова дали понять, что ВВС по-прежнему интересуется странными феноменами и осуществляет секретное расследование, хотя многие наблюдения можно объяснить. Поскольку версии инопланетного и иностранного происхождения снова исключались, оставалось лишь гадать, зачем расследовать галлюцинации, мистификации и ошибки восприятия.

Тема летающих тарелок внезапно вновь приобрела остроту в начале сентября, после публикации второй книги на эту тему. Она называлась "Что стоит за летающими тарелками" и ее автором был Фрэнк Скалли. В то время как Дональд Кейхо опирался в своей работе на официальные источники и наблюдения, Скалли выстроил свою книгу на слухах о крушении летающих тарелок. По его словам, целых три летающих тарелки потерпели крушение и были изучены учеными из правительственных лабораторий.[29] Анализ показал, что это поистине фантастические устройства, пилотируемые маленькими человекоподобными существами.

В книге Скалли утверждалось, что эта история была впервые рассказана нефтепромышленником Сайласом Ньютоном во время его лекции в Денверском университете 8 марта 1950 года, а сам автор занимался расследованием обстоятельств.[30]

Впоследствии выяснилось, что Сайлас Ньютон был хитроумным шутником. Он говорил, что узнал подробности этой истории от другого человека, который в свою очередь называл себя одним из правительственных ученых, исследовавших обломки летающей тарелки. Скалли, похоже, так и не понял, что все это сплошной вымысел (впрочем, обман был доказан лишь много лет спустя).

Книга Скалли вызвала большой ажиотаж и возродила общественный интерес к летающим тарелкам. Особую достоверность ей придавал таинственный "правительственный ученый", подтверждавший факт крушения НЛО.

Кроме того, Скалли жестко критиковал ВВС и многие правительственные учреждения, обвиняя их в полной некомпетентности, "двойных нравственных стандартах" и официальной цензуре. История Скалли выглядела так фантастично^ что подверглась осмеянию даже в падких на сенсации газетах и журналах. С другой стороны, более рациональный подход Дональда Кейхо был не так живописен, зато убедил больше людей.

Учитывая то обстоятельство, что обе книги появились в разгар "холодной войны", не удивительно, что Гувер проявил особый интерес к писаниям Фрэнка Скалли. Всегда на страже против коммунистической подрывной деятельности, Гувер направил своему ответ ственному оперативному агенту в Лос-Анджелесе срочное телетайпное сообщение:

13 ОКТЯБРЯ 1950 ГОДА.

ТЕМА: ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ.

ВАМ ПРЕДПИСЫВАЕТСЯ ОСТОРОЖНО НАВЕСТИ СПРАВКИ.

ЧЕРЕЗ ВАШИХ ОСВЕДОМИТЕЛЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ФРЭНК СКАЛЛИ.

АВТОР КНИГИ КАВЫЧКИ ОТКРЫВАЮТСЯ ЧТО СТОИТ.

ЗА ЛЕТАЮЩИМИ ТАРЕЛКАМИ КАВЫЧКИ ЗАКРЫВАЮТСЯ ТЕМ ЖЕ.

САМЫМ ФРЭНКОМ СКАЛЛИ КОТОРЫЙ АКТИВНО УЧАСТВОВАЛ.

В КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ТРИДЦАТЫЕ ГОДЫ.

НА ТЕРРИТОРИИ ВАШЕГО ОКРУГА.

Очевидно, SAC в Лос-Анджелесе не ответил сразу же, поскольку Гувер послал другой запрос 17 октября и еще один — 18 октября. В архиве ФБР по "летающим дискам" нет документа, где упоминалось бы о реакции на запросы Гувера или о том, действительно ли Фрэнк Скалли симпатизировал коммунистам.

В тот самый день, когда Гувер инициировал расследование деятельности Фрэнка Скалли, ФБР получило первую информацию о странных событиях, происходящих в окрестностях еще одного "жизненно важного объекта": Национальной лаборатории Оук-Ридж, штат Теннесси. Уильям Грей, ответственный оперативный агент по округу Ноксвилл, сообщил, что радар засек неопознанные летающие объекты над Оук-Ридж, родным домом проекта NEPA по созданию летательных аппаратов с ядерным двигателем — проекта под руководством полковника Гессера.

19 октября, пока ФБР еще не разобралось, что же происходит над Оук-Ридж, Гувер получил от Лэдда новую информацию о деятельности ВВС:

"Вопрос о летающих тарелках обсуждался нашим оперативным агентом [имя вычеркнуто] с генерал-майором Джозефом Ф. Кэрроллом из AFOSI 16 октября 1950 года. Генерал Кэрролл сообщил, что, насколько ему известно, в ВВС не проводится работ по созданию каких-либо летающих тарелок или летающих дисков. Он подтвердил, что ВВС проводит испытания высотных ракет и новых реактивных самолетов. По его словам, эти испытания могут объяснить некоторые сообщения о летающих тарелках, но далеко не в таком количестве, какое наблюдается в последние два года. Далее генерал Кэрролл сообщил, что специальная программа ВВС для исследования сообщений о летающих тарелках и тому подобных вещах была возобновлена в Райт-Филд и что любая информация, представляющая потенциальный интерес для Бюро, будет направлена в ФБР".

Вспомним, что генерал-майор Кейбелл из AFI потребовал, чтобы АМС возобновило исследования и анализ поступающих данных в ATIC. 25 сентября 1950 года ФБР получило от Кейбелла копию меморандума, регламентирующего форму сообщений о "необычных летательных аппаратах". Этот меморандум, о котором мы уже упоминали, отражал новые веяния. Командование ВВС снова в частном порядке противоречило своим публичным заявлениям о том, что сообщения об НЛО не заслуживают внимания. На самом деле оба ведомства — и ВВС, и ФБР — обнаружили, что инциденты в районе Оук-Ридж заслуживают самого пристальноговнимания.

Еще в январе 1949 года полковник Гессер сообщил ФБР о двух фотографиях НЛО, сделанных в районе Оук-Ридж летом 1947 года. Это был первый инцидент. Второй произошел около полудня 25 мая 1949 года. Несколько свидетелей видели плоский металлический объект, пролетавший в небе со странным потрескивающим звуком. Третий инцидент произошел в 19.00 20 июня 1949 года. Несколько человек наблюдали три объекта — два прямоугольной формы и один круглый — пролетавшие над Оук-Ридж.

После этого до 1 марта 1950 года в небе над ОукРидж не наблюдалось ничего необычного. В 23.15 Стюарт Эдкок, радиолюбитель из Ноксвилла, обладавший некоторым опытом в радарной технологии, связался с местным агентом ФБР м-ром Ройби и сообщил, что он обнаружил необычный объект с помощью активного радиолокатора военного образца. Объект кружил на высоте около 400 000 футов над Оук-Ридж. Эдкок доложил о новом контакте на следующий день примерно в 23.15. На этот раз объект находился на высоте около 100 000 футов. Армейская контрразведка CIC и AFOSI направили своих представителей в дом Эдкока вечером 2 марта, и около полуночи они своими глазами увидели отраженный радарный сигнал, указывающий на присутствие неопознанного объекта на большой высоте.

В течение следующих нескольких дней радар Эдкока время от времени указывал на присутствие объекта. Местные агенты CIC и AFOSI не были специалистами по радиолокации, но радарное устройство Эдкока почему-то показалось им не особенно надежным. (Для помощи в расследовании пригласили специалиста, но он прибыл лишь 8 марта, через два дня после того, как Эдкок уехал из города.) Радарная станция, установленная в местном центре тренировки ВМФ, не обнаружила ничего в том районе, где Эдкок сообщал о радарной мишени, но ее оборудование не было приспособлено для засечки объектов на большой высоте. Был выполнен совместный эксперимент с использованием радаров Эдкока и ВМФ. Оба прибора засекли движение двух самолетов, летевших на высоте около 2000 футов, поэтому можно было не сомневаться, что радар Эдкока работает нормально.

Последнее радарное обнаружение высотного объекта произошло утром 6 марта, после чего Эдкок уехал из города по неизвестной причине. Местный агент AFOSI попытался связаться с Эдкоком, но неудачно, и расследование закончилось 8 марта. Никаких выводов о при роде наблюдавшегося объекта (если он вообще существовал) не последовало. Агент Ройби доложил в штабквартиру ФБР, что самое тягостное впечатление на него произвело то обстоятельство, что "ни одно ведомство не пожелало принять на себя ответственность за сложившуюся ситуацию и предпринять какие-либо действия для подтверждения или опровержения потенциальной угрозы". Он также указал, что местные разведывательные учреждения отреагировали на сообщение об «угрозе» лишь через несколько часов после того, как получили его. Очевидно, лаборатория в Оук-Ридж была далеко не так хорошо защищена от шпионов и саботажников, как хотелось бы думать тем, кто отвечал за ее безопасность.

Семь месяцев спустя, 12 октября 1950 года, в 23.25 по местному времени, радиолокационная станция Ноксвиллского аэропорта внезапно засекла 11, "а возможно, и больше" неопознанных радарных целей, движущихся в запретной зоне для полетов над Оук-Ридж. На этот раз реакция была быстрой. В 23.30 командующий РЛС вызвал истребитель F-82. Через 9 минут самолет поднялся в воздух. Истребитель был наведен на две цели и, согласно показаниям радара, замкнулся на них, но пилот ничего не видел. Наземные наблюдения также не обнаружили присутствия в небе каких-либо объектов. В течение следующих ни радарные, ни визуальные наблюдения не выявили ничего необычного. Но потом "плотину прорвало".

15 октября в 15.25 три сотрудника службы безопасности Оук-Ридж и вахтер видели крайне странный объект, который они описывали как воздушный змей с длинным тонким хвостом, движущийся в атмосфере поблизости от запретной зоны. Казалось, он выполнял какие-то управляемые маневры.

Одновременно с визуальными наблюдениями, на экране РЛС в Ноксвилле появились странные цели. Истребитель снова был поднят в воздух по тревоге, и пилот снова ничего не заметил. В главном каталоге наблюдений проекта "Синяя книга" сказано, что аналитики ATIC не смогли объяснить этот случай.

На следующий день, около 13.30, Джон Айсбелл, сотрудник службы безопасности из патрульного отделения Оук-Ридж, увидел серебристо-белый сферический объект, летевший на большой высоте с юго-запада на северо-восток над запретной зоной. Второй инцидент произошел в тот же день "ровно в 14.55". Айсбелл и двое других патрульных заметили тот же самый сферический объект, приближавшийся с северо-востока на меньшей высоте и с более низкой скоростью. Объект, вращавшийся вокруг своей оси, описал широкую дугу в юго-западном направлении и исчез. Через две минуты он появился на юго-западе, но уже на гораздо большей высоте, и с огромной скоростью устремился на северовосток.

Патрульный немедленно сообщил о случившемся по телефону в штаб-квартиру, где радар нащупал нечеткую цель на самой границе запретной зоны. Истребитель F-82 был поднят в воздух.

Очевидцы на земле сообщили, что самолет прилетел примерно через пятнадцать минут после исчезновения объекта. (Аналитики ATIC впоследствии идентифицировали неопознанный объект как воздушный шар, несмотря на упоминание о вращении вокруг собственной оси, огромную скорость полета и странный маршрут движения.) Вечером, когда стемнело, некоторые охранники слышали странные громкие звуки, доносившиеся с неба.

В тот же день, 16 сентября, агент CIC решил, что настало время дать оценку сложившейся ситуации. Он написал рапорт, где упоминались инциденты в 1947 и 1949 годах и описывались недавние события. В контрразведке к этой информации отнеслись очень серьезно и тщательно проверили личные дела очевидцев с целью "удостовериться в их здравомыслии, благонадежности и преданности правительству США". Не было найдено никаких причин для сомнения в показаниях этих свидетелей, многие из которых были профессиональными охранниками.

CIC и другие разведывательные учреждения обсудили ситуацию и попытались сделать некоторые выводы. Отчет об этой дискуссии представляет собой интересное чтение в свете дальнейших попыток аналитиков ATIC объяснить свидетельские показания любым возможным способом.

При знакомстве с этим документом складывается впечатление, что различные службы безопасности, принимавшие участие в расследовании, отчаянно хотят найти нечто новое и убедительное для объяснения случившегося.

"По общему мнению представителей отдела безопасности АЕС (Оук-Ридж), службы безопасности проекта NEPA (Оук-Ридж), патрульной службы Оук-Ридж, ФБР (Ноксвилл), радиолокационной службы и истребительной эскадрильи ВВС (Ноксвилл) и AFOSI (Ноксвилл), в настоящее время не представляется возможным дать адекватное объяснение ОБЪЕКТАМ, НАБЛЮДАВШИМСЯ НАД ОУК-РИДЖ. Такие объяснения, как мистификация, массовая истерия, воздушные шары любого рода, стаи перелетных птиц, опавшие листья, рои насекомых, атмосферные феномены, отблески, воздушные змеи, предметы, брошенные с земли или принесенные ветром и прочие естественные происшествия были отвергнуты в силу:

а) одновременного визуального и радарного наблюдения объектов;

б) высокой надежности свидетельских показаний;

в) детального сходства описания объектов по показаниям разных людей;

г) невозможности всех вышеперечисленных объяснений".

Как следует понимать слова о "невозможности всех вышеперечисленных объяснений"? Что это значит? Повидимому, составитель документа хотел таким образом подчеркнуть полную неприемлемость предложенных объяснений. Но чем же тогда были эти объекты? Агент CIC продолжает:

"В общем спектре мнений по данному вопросу можно выделить три линии рассуждений. Вопервых, эти объекты являются физическими феноменами и имеют научное объяснение; во-вторых, это экспериментальные объекты неизвестного происхождения, управляемые электроникой. Третья гипотеза сходна со второй за исключением вывода о том, что объекты служат для деморализации и замешательства населения. Фантастические гипотезы в целом отвергаются.

В поведении объектов можно отметить две характерных особенности. Во-первых, их видели два дня подряд примерно в одно и то же время, а во-вторых, маршруты их полета в основном проходили по оси северо-восток — юго-запад, что примерно соответствует ориентировке геоморфологических структур [хребтов] окружающей местности".

Фантастические гипотезы в целом отвергаются?

Не удивительно, что "фантастические гипотезы" не нашли отражения в официальном отчете. Однако тот факт, что они были отвергнуты, означает, что их ктото выдвигал.

Далее в отчете высказывается здоровый скептицизм по поводу отношения ATIC к подобным сообщениям. В частности, ставится под сомнение «идентификация» аналитиками ATIC фотографии 1947 года, когда они пришли к выводу, что это лишь изъян пленки:

"Было привлечено внимание к фотографии неопознанного летающего объекта, сделанной в.

1947 году. Представители Комиссии по атомной энергии сообщили, что сотрудники исследовательской лаборатории ВВС в Райт-Филд, штат Огайо, идентифицировали его как каплю воды на фотографии. Поскольку объект не напоминает другие капли воды [при съемке на объективе] и поскольку на второй фотографии виден тусклый след, оставленный первым объектом, некоторые представители АЕС сомневаются в обоснованности такого заключения. Они также считают заслуживающим внимания то обстоятельство, что аналитики ВВС не вернули негатив пленки".

Службы безопасности, как и представители других ведомств, вполне оправданно могли сомневаться в обоснованности выводов ATIC. В архивах проекта "Синяя книга" можно видеть, что радарные наблюдения НЛО назывались "особенностями радиолокационного наблюдения": первое наблюдение от 16 октября было идентифицировано как самолет, а второе — как воздушный шар (несмотря на то что в обоих случаях описание объекта было одинаковым). Лишь — наблюдение от 15 октября, о котором упоминалось выше, числится среди неопознанных.

Копии отчета CIC были направлены в штаб-квартиру ФБР. Возможно, ознакомившись с ними, Гувер пришел к заключению, что летающие тарелки перенесли центр своей активности с запада США, где конструировались и хранились атомные бомбы, в Оук-Ридж, где изотоп урана И-235 извлекался для использования в военных целях, а также изучалась возможность применения атомной энергии в конструкции двигателей летательных аппаратов.

Странные звуки, о которых сообщалось в показаниях очевидцев, тоже были частью наблюдаемого феномена. Майор Роннинджер, старший инструктор в Оук-Ридж, сообщил, что 15 октября примерно в 15.00 он услышал звук, похожий на рев реактивного двигателя. Вместе с еще одним человеком они внимательно осмотрели небо в поисках самолета, но ничего не обнаружили. На следующий день охранники лаборатории сообщили, что около 20.00 они несколько раз слышали звук, похожий на выхлоп реактивного двигателя. Каждый раз звук продолжался примерно три с половиной секунды. "Судя по скорости затухания звука, нечто с большой скоростью поднималось вертикально в небо на реактивной тяге. Ни один из охранников не заметил на небе ничего необычного".

К 16 сентября Оук-Ридж уже бурлил от новостей, но это было только начало. Через четыре дня в 16.55 Ларри Риордан, начальник службы безопасности в контрольной зоне Х-10, стал очевидцем необычного явления. Проезжая на автомобиле к своему дому, он увидел объект, который сперва принял за "воздушный шар, потерявший свою корзину". Объект имел круглую форму, но "сходился к днищу нечеткими складками, и что-то еще свисало внизу". Диаметр объекта составлял 8-10 футов, а цвет его был свинцовым или серо-стальным. Объект вроде бы не двигался, но поскольку Риордан проезжал мимо и видел его лишь в течение нескольких секунд, он не был уверен в этом. Он твердо заявлял, что это не метеорологический зонд, но это Может быть особый воздушный шар, запущенный с расположенной неподалеку экспериментальной сельскохозяйственной фермы, принадлежащей Университету штата Теннесси.

В тот же день в 15.27 радиолокационная станция Ноксвиллского аэропорта обнаружила две радарные цели в окрестностях того места, где проезжал Риордан. Пилот, поднятый по тревоге истребителя, в течение полутора часов осматривал местность, но так ничего и не обнаружил.

23 октября в 16.30 Фрэнсис Миллер, сотрудник лаборатории Оук-Ридж, ехавший на своем автомобиле на работу, увидел странный объект, находившийся на расстоянии примерно полмили от него и на высоте между 1000 и 2000 футов. Он был похож на "блестящий алюминиевый диск" и двигался в юго-юго-восточном направлении. Миллер видел его лишь в течение нескольких секунд.

Впоследствии было обнаружено, что счетчики Гейгера, расположенные поблизости от места наблюдения, зарегистрировали всплеск альфа- и бета-излучения. Цель этих счетчиков заключалась в оперативном определении любой утечки радиации из лаборатории Оук-Ридж. Однако в тот день никакой утечки не было. Специалист из отдела безопасности труда изучил показания счетчика, но никак не смог объяснить их.

Такая связь между радиацией и появлением НЛО напоминала случай в районе Паломарской обсерватории, описанный в главе 13. Неизвестно, были ли показания счетчика Гейгера результатом воздействия жесткого излучения или же присутствие НЛО вызвало кратковременный сбой в электрических цепях счетчика. Этот случай не числится в архивах проекта "Синяя книга".

Вечером 24 октября два свидетеля, находившиеся довольно далеко друг от друга, видели "свет в небе". Первым из них был мистер Уильям Фрай, заместитель директора NEPA по безопасности. Он со своей семьей заехал в драйвин[31] и ждал, когда начнется кино, и тут, случайно посмотрев на небо, увидел ярко освещенный объект.

Вот что Уильям Фрай рассказал следователю из CIC:

"То, что я увидел, сначала показалось мне необычно яркой звездой. Я продолжал наблюдать, зачарованный ее блеском, когда она внезапно изменила цвет с красноватого на ярко-желтый, а потом на ярко-голубой. [Его жена и сын тоже видели это. ] Через несколько секунд я услышал самолет, пролетающий прямо над головой по направлению к Оук-Ридж. Позднее выяснилось, что это был один из истребителей F-82 из эскадрильи ВВС, расквартированной поблизости от аэропорта Тайсон-Макги…

[Затем Фрай подошел к телефону и позвонил кому-то с просьбой подтвердить его наблюдение, но собеседник не мог видеть происходящего из-за холмов и деревьев. ] Возвращаясь к своему автомобилю, я встретил друга… сказавшего мне, что он тоже наблюдал за объектом, который продолжал оставаться примерно в том же месте. Через некоторое время мне показалось, что объект переместился на север; это заставило меня выбрать фиксированный наблюдательный пункт с целью определить, меняется ли высота и направление движения объекта. Мне показалось, что объект колеблется, двигаясь с юга на север и обратно; угол отклонения составлял от 5 до 10 градусов.

Периодические изменения цвета по-прежнему были заметны, но видимый размер объекта постепенно уменьшался, как будто он отдалялся от нас. Примерно в 19.18 по моим часам он совсем исчез. По словам жены, ее наблюдения полностью совпадали с моими. Самолет F-82 продолжал совершать облет местности примерно до 19.15. Погодные условия были превосходными: полное безветрие и безоблачное небо, если не считать слабой и отдаленной дымки над горизонтом.

На следующее утро, приехав на работу, я рассказал о случившемся [имя вычеркнуто], направленному в Оук-Ридж по проекту NEPA, но не стал делать никаких публичных или официальных (служебных) заявлений по поводу этого необычного объекта".

Однако Фраю пришлось сделать официальное заявление, поскольку он оказался не единственным свидетелем. Майор ВВС Лоуренс Боллуэг тоже видел необычный светящийся объект. Вот что он сообщил:

"Вечером 24 октября 1950 года, примерно в 18.55, я услышал, как над моим домом в районе Вудленда пролетает самолет. Мне стало любопытно, и я вышел на улицу, чтобы понаблюдать за ним в бинокль. Глядя на самолет, я заметил в западном направлении объект, который сначала принял за звезду, но при более пристальном наблюдении я увидел, что он быстро меняет цвет с красного на голубой и белый. Сначала он очень медленно двигался в северо-западном направлении по отношению к остальным звездам. Объект был слишком мал, и даже с биноклем, я не смог различить какие-либо детали. Он скрылся из виду около 19.20. Моя жена тоже наблюдала объект в течение некоторого времени".

Затем Уильям Фрай узнал, что- РЛС тоже зарегистрировала нечто необычное. Ему сказали, что неопознанный объект появился на экране в 18.30 на высоте примерно 5000 футов в том же районе, где происходило визуальное наблюдение. Радарная цель исчезла в 19.20. В полном отчете для следователя CIC говорится, что цель впервые появилась в 18.23, двигаясь к запретной зоне, а в 18.26 по тревоге был поднят истребитель, но летчику так и не удалось ничего обнаружить.

С учетом того обстоятельства, что из-за преломления света в атмосфере может показаться, будто расположенная низко над горизонтом звезда или планета мерцает или меняет цвет, может возникнуть искушение отождествить неопознанный объект с планетой Венерой, которая видна как очень яркая звезда на западе через час после заката, наступившего в 18.00 по местному времени. Однако из-за двух деталей описания это объяснение становится неприемлемым. Во-первых, майор Боллуэг упоминал о том, что светящийся объект двигался по отношению к звездам. Поскольку Боллуэг пользовался биноклем для наблюдения, точность его описания возрастает.

Далее объект должен был иметь довольно крупные размеры, поскольку Уильям Фрай, не пользовавшийся биноклем, тоже заметил движение. Далее, по словам Боллуэга, с его точки наблюдения объект был расположен над телефонным столбом, отстоявшим примерно на 100 ярдов от наблюдателя. Это означало, что угловое возвышение объекта превышало 5 градусов. Согласно следователю CIC, Фрай определил возвышение объекта в 30–40 градусов над линией горизонта. При таком возвышении атмосферная рефракция не может изменять цвет небесных тел и вызывает лишь «мигание» звезд независимо от углового возвышения.

И наконец, это объяснение не годится просто потому, что в тот период времени Венера находилась ниже горизонта, а над ним в этом секторе небосвода не было достаточно ярких звезд. Исчезновение радарной цели одновременно с меняющей цвет «звездой» позволяет предположить, что НЛО представлял собой некий металлический объект, паривший над районом ОукРидж. Это еще один инцидент, который не числится в архивах проекта "Синяя книга", как и последующие октябрьские события.

Примерно через шесть часов, между 2.00 и 3.00, 25 октября на экране радара появилось несколько медленно движущихся объектов, похожих на предыдущий. 26 октября в 5.00 полковник Эдвин Томпсон слышал периодический шум, похожий на работу реактивного двигателя, сходный со звуками, о которых сообщалось 15 и 16 октября. Он не видел никаких самолетов или других летательных аппаратов.

Три дня спустя семь человек, ожидавших рейса в аэропорту Ноксвилла, "видели объект, летевший на юго-запад с большой скоростью. [Имя вычеркнуто], имевший большой опыт полетов, был очень взволнован и утверждал, что это не самолет. По его словам, объект был круглым и оставлял за собой дымный след".

Два сообщения о наблюдении НЛО поступили 5 ноября. В 9.29 утра на радаре был замечен объект, летевший над запретной зоной со скоростью 80 миль в час. Истребитель предпринял попытку перехвата, а затем следовал за объектом на расстоянии около 20 миль. Пилот доложил об отсутствии визуального контакта.

Два с половиной часа спустя, в 11.55, Дон Патрик из NEPA видел объект очень странной формы, летевший на малой высоте над горным хребтом. Его форма быстро менялась от грушевидной до эллипсоидной, но общий размер оставался неизменным. Он казался полупрозрачным, но имел четкие очертания на фоне неба и дальних облаков.

Сначала Патрик подумал, что это воздушный шар, но потом решил, что изменение формы и быстрое движение исключает такое объяснение. Он сказал следователю CIC, что "ядро [центральная треугольная часть объекта] оставалась неизменной, в то время как остальная часть быстро меняла форму и как будто удлинялась при быстрых движениях объекта". В списке наблюдений НЛО проекта "Синяя книга" этот инцидент числится среди не получивших объяснения.

В попытке объяснить происходящее, следователь CIC обратился к м-ру Дж. Холланду, руководителю метеорологического отдела АЕС в Оук-Ридж, с просьбой предоставить информацию о запусках воздушных шаров в периоды наблюдений неопознанных объектов. Совпадений не обнаружилось. Единственный объект, похожий на воздушный шар, наблюдался 20 октября, но и это не согласовывалось с данными метеорологичес кого отдела. Относительно радарных сигналов, поступавших в течение последнего месяца, м-р Холланд сказал, что луч радара может отражаться от участков ионизированного воздуха. Если поблизости произошел крупный выброс радиоактивных веществ, этого может оказаться достаточно для ионизации. Однако сам Холланд не думал, что такой выброс действительно имел место.

Согласно отчету следователя CIC, метеорологический отдел согласился выполнить исследование с целью определить, мог ли "выброс радиоактивной энергии" вызвать отражение радарного луча. О результатах этих исследований ничего не сообщается.

29 ноября, между 17.00 и 23.00, радарные цели вернулись в район Оук-Ридж. Опять были вызваны истребители, и опять ничего необычного не было обнаружено. Однако в 19.00 того же дня самописцы счетчиков Гейгера, расположенных в запретной зоне, зарегистрировали аномальный всплеск альфа- и гаммаизлучения, не соотносившийся с известными источниками. По-видимому, это переполнило чашу терпения чиновников, отвечавших за безопасность Оук-Ридж. Они провели двухдневное совещание, где обсуждались "неполадки в работе" РЛС раннего обнаружения, принадлежавшей командованию ПВО в Ноксвилле. Представителей AFI попросили расследовать ситуацию и прислать новое радарное устройство для сравнения.

Предположение о том, что некоторые радарные цели могли появиться в результате ионизации воздуха жестким излучением, показалось убедительным ответственному оперативному агенту ФБР в Ноксвилле Дж. Грею. 4 декабря он позвонил в штаб-квартиру Бюро и сообщил, что неопознанные радарные цели могли быть следствием выбросов радиоактивного материала. На следующий день Гувер послал в Ноксвилл срочное телетайпное сообщение:

Необходимо предпринять усилия для сбора всех фактов, имеющих отношение к возможным радиотехническим помехам, возникшим в результате ионизации атмосферных частиц. Проведите тщательное исследование с целью определить, связан ли инцидент, имевший место северо-восточнее Оливер-Спрингс с предполагаемыми неполадками радарной станции в Ноксвилле.

К сожалению, какая-либо информация об инциденте в Оливер-Спрингс либо отсутствует, либо не была рассекречена. Мы не располагаем и ответом на телетайпное сообщение Гувера.

5 и 6 декабря состоялась дискуссия о технических аспектах радарных наблюдений с участием специалистов ATIC и офицеров разведки. Они пришли к выводу, что неопределенные цели скорее всего были "радарными ангелами" — отражениями объектов на земле, возникающими в результате температурной инверсии в атмосфере, которая отклоняет вниз радарное излучение. Однако это лишь отчасти объясняло природу наблюдавшихся феноменов.

5 декабря, примерно в 12.50, жена одного из офицеров службы безопасности увидела в небе необычный объект, пролетавший над почтовым отделением ОукРидж. Женщине показалось, что он находился в 2 милях от нее и летел на высоте примерно 500 футов. Объект был покрыт светлым полированным металлом вроде алюминия, ярко блестевшим в солнечных лучах. Он был круглым и уплощенным, похожим на диск для метания. Она видела объект в течение минуты, и все это время он летел прямо на восток.

10 минут спустя другая женщина видела тот же самый или очень похожий объект, летевший на запад. Агент AFOSI, расследовавший этот случай, узнал, что небо в тот день было ясным, а скорость ветра составляла 6 миль в час. Никто не производил запусков воздушных шаров или метеорологических зондов.

Агент также узнал, что в то время в воздухе находилось два самолета, но оба они пролетели примерно в 14 милях к югу от очевидцев. В ATIC через некоторое время пришли к выводу, что обе свидетельницы видели самолет.

Хотя аналитики ATIC сводили большинство инцидентов к рутинным происшествиям (радарные помехи, шары, самолеты) и оставили без объяснения лишь два случая в районе Оук-Ридж, местные военные чиновники и ученые относились к делу гораздо серьезнее. Они планировали начать собственное расследование.

Подполковник Джон Худ, ведущий специалист по наладке оборудования из АМС, очертил контуры плана в меморандуме от 5 декабря, озаглавленном "Технические подходы к проблеме НЛО". Для начала он предложил установить счетчики радиации на большой площади. Когда зарегистрированных аномалий будет достаточно, чтобы выявить некую закономерность, данные со счетчиков следует сравнить с данными визуальных наблюдений и выяснить, "влияет ли изменение радиационного фона на появление наблюдаемых объектов". Он также предложил заказать переносные счетчики Гейгера, которые можно будет брать в районы наблюдения аномальных объектов. Кроме того, он предложил выделить для исследований специальный самолет, оборудованный магнитометрами и счетчиками Гейгера. Магнитометр будет фиксировать любые местные флуктуации магнитного поля, связанные с НЛО. В список его предложений входили также усовершенствованные радары, позволяющие определять азимут, высоту и расстояние до объекта. Начало осуществления этого плана было назначено на конец декабря.

Следующим событием в районе Оук-Ридж стало очередное появление множественных радарных целей, которые "заглушали радиосигналы в районе, расположенном непосредственно над объектами, принадлежащими правительственной Комиссии по атомной энер гии… Эти объекты не поддавались идентификации по радарному изображению, а точный перехват целей, выполненный истребителем ВВС, не дал никакого результата".

Последний более или менее значительный инцидент над Оук-Ридж произошел 18 декабря, примерно в 8.30 утра. Несколько групп людей, ехавших на работу в разных автомобилях, видели необычный объект, пролетавший в запретной зоне над Оук-Ридж. Офицерам ВВС, находившимся в одном из автомобилей, он показался похожим на яркое отражение от самолета, летящего на очень большом расстоянии.

Примерно в то же время несколько сотрудников проекта NEPA ехали по соседней дороге. Они видели объект в течение 30 секунд, пока он не исчез за близлежащими холмами. Они описали его как яркое круглое пятно, которое светилось сильнее, чем полная луна. Объект находился примерно в 30 градусах над горизонтом и двигался в северо-западном направлении. Очевидцы наблюдали странный световой эффект на поверхности объекта: он "стал темнеть, начиная с сектора от 7.00 до 9.00 часов по периметру; потемнение постепенно распространялось, пока весь свет не сосредоточился в секторе примерно от 1.00 до 3.00 на небольшой части диаметра круга. В последние секунды перед исчезновением объект был похож на крупную звезду".

Примерно в то время, когда план полковника Худа должен был вступить в действие, произошло еще два незначительных события в районе Оук-Ридж. 20 декабря это было лишь радарное определение без визуального контакта, а 16 января свидетели приняли за НЛО несколько звезд, расположенных близко к линии горизонта.

Нашествие неопознанных объектов на Оук-Ридж закончилось, если не считать одного наблюдения поздней осенью 1951 года. К тому времени исследовательский проект тихо скончался. Произошло, по сути дела, то же самое, что случилось с проектом «Огонек» в штате Нью-Мексико: как только местные ученые и службы безопасности решили приступить к детальному исследованию, доказывающие реальность НЛО, те бесследно исчезали.

Хотя вполне возможно, что некоторые радиолокационные определения были вызваны погодными аномалиями и "радарными ангелами", возникающими из-за температурной инверсии в атмосфере, визуальные наблюдения объяснить значительно сложнее.

Глава 17. Готовность номер один: летающие тарелки

Один из наиболее важных документов о секретном расследовании ВВС был написан в ноябре 1950 года. Он не имеет отношения к ФБР, но подкрепляет идею о том, что правительство скрывало (и продолжает скрывать) убедительные доказательства внеземного происхождения НЛО.

Из предыдущих глав должно быть понятно, что командование ВВС придерживалось системы двойных стандартов в отношении НЛО. Иногда представители ВВС говорили сотрудникам ФБР или общественности, что проблема НЛО не стоит выеденного яйца, поэтому никаких исследований не проводится. В других случаях представители ВВС сообщали ФБР, но не общественности, что расследование продолжается, поскольку наблюдение неопознанных объектов возле "жизненно важных учреждений" и военных баз требует внимания и должно получить объяснение.

Согласно специальному отчету 14 проекта "Синяя книга", написанному в 1953 году, за этот период времени примерно 20 % сообщений об НЛО не получили никакого объяснения. Оставались три возможности объяснения (природные феномены исключались): внеземные летательные аппараты, иностранные (советские) управляемые снаряды или "массовая истерия". Сотрудники ATIC отвергали внеземную гипотезу как неприемлемую, несмотря на особое мнение некоторых из них. Гипотеза о советских управляемых снарядах после недолгого рассмотрения тоже была отвергнута. Оставалась лишь "массовая истерия", вызванная общественным напряжением того времени. Таков был вывод ATI С, оглашенный в мае 1950 года в ответ на публичные высказывания капитана Рикенбейкера (см. главу 14).

С другой стороны, вывод о "массовой истерии", был не слишком приятным для самих аналитиков, так как это подразумевало, что пилоты ВВС и коммерческих авиалиний, докладывающие о наблюдении неопознанных летающих объектов, находились в «истерическом» состоянии. Но исключение "массовой истерии" означало возврат к первым двум объяснениям. Тогда было принято соломоново решение: непонятные инциденты можно было бы объяснить, если бы у аналитиков было больше информации. Иными словами, оставшиеся 20 % сообщений об НЛО можно объяснить, а как именно — уже другое дело.

ФБР слышало это «объяснение», как и теорию об управляемых снарядах, из уст офицеров среднего и нижнего звена (от полковников и ниже) в Пентагоне. Но на совершенно секретном уровне все выглядело по-другому.

Далее на сцене появился Уилберт Б. Смит, ученый, работавший в канадском Министерстве транспорта. Он имел степень магистра естественных наук по электрической инженерии и создал в Канаде сеть станций для измерения изменений в ионосфере, которые имеют важное значение для длинноволновых радиопередач. Когда Смит впервые услышал о летающих тарелках, наблюдавшихся не только в США, но и в Канаде, он начал обдумывать идею летательных аппаратов, использующих магнитное поле Земли для создания реактивной тяги. К осени 1950 года он пришел к выводу, что летающие тарелки, по-видимому, являются небольшими летательными аппаратами внеземного происхождения, прилетающими на Землю с большого космического корабля-носителя, который находится на удаленной орбите.

Смит выполнял секретную работу для канадского Министерства транспорта и имел доступ к совершенно секретным материалам. В сентябре он принимал участие в конференции по электронике, проходившей в Вашингтоне, а незадолго до этого прочитал книги Дональда Кейхо и Фрэнка Скалли. Согласно его собственным записям, во время своего визита в Вашингтон он с помощью канадского посольства встретился с известным специалистом по системам ракетного управления д-ром Робертом Сарбахером. Смит хотел знать, какие усилия предпринимаются в США для решения проблемы летающих тарелок.

Во время Второй мировой войны д-р Сарбахер выполнял кое-какие военные исследования, но к 1950 году он больше не работал на правительство. Однако как человек "за доллар в год",[32] он сохранял допуск к секретным материалам и консультировал исследователей на авиабазе «Райт-Паттерсон». Они сообщили ему о некоторых новых событиях в расследовании феномена летающих тарелок.

В рукописных заметках, датированных 15 сентября 1950 года, Смит вспоминает, что д-р Сарбахер сказал ему: а) летающие тарелки существуют, и сведения о крушении неопознанных объектов, которые содержатся в книге Скалли, являются, по существу, правильными; б) они имеют внеземное происхождение и в) главные материалы по летающим тарелкам имеют более высокий доступ секретности, чем материалы о водородной бомбе, которая на тот момент была наиболее засекреченной из известных общественности программ правительства США.

Два месяца спустя, 21 ноября, Смит написал совершенно секретный меморандум для канадского Минис терства транспорта, в котором он предложил предпринять исследование с целью определения возможности использования магнитного поля Земли для движения летательных аппаратов, а также выдвинул предположение о том, что "наши работы по исследованию геомагнетизма могут стать связующим звеном между современным уровнем развития техники и той технологией, которая лежит в основе так называемых летающих тарелок".

Затем Смит резюмировал свой разговор с д-ром Сарбахером следующим образом:

1) информация по этому вопросу засекречена сильнее, чем материалы по созданию водородной бомбы;

2) летающие тарелки существуют на самом деле;

3) их modus operand! неизвестен, но небольшая группа под руководством "д-ра Ванневара Буша" пытается определить, как они работают;

4) тема летающих тарелок считается чрезвычайно важной.

С учетом того, что эта информация содержится в ранее совершенно секретном документе, к ней нужно относиться серьезно. Нескольким исследователям НЛО удалось поговорить с д-ром Сарбахером в начале 1980-х годов, незадолго до его смерти. Одним из них был я.

Сарбахер сообщил мне, что хотя он лично не видел летающую тарелку, но знал инженеров, работавших на базе «Райт-Паттерсон» в конце 40-х годов, которые рассказали ему об обломках крушения и телах инопланетян. Судя по их словам, инопланетяне имели хрупкое сложение и чем-то напоминали насекомых. Сарбахер сказал, что не знает, почему эта информация по-прежнему сохраняется в строгом секрете в 1980-е годы.

Он также вспомнил, что д-р Ванневар Буш, д-р Джон фон Ньюманн и д-р Роберт Оппенгеймер входили в круг ученых, работающих над проблемой летающих тарелок. Эти люди, разумеется, были одними из лучших ученых своего времени, причем Буш считался "лучшим из лучших", поскольку он был организатором практически всех военных исследований в США в период Второй мировой войны.

Согласно Смиту и Сарбахеру, на совершенно секретном уровне отношение к летающим тарелкам было очень серьезным. Следующее телетайпное сообщение, обнаруженное в архиве ФБР, указывает на тот уровень важности, который разведывательные учреждения часто придавали сообщениям об НЛО.

Как мы помним, 5 декабря Гувер послал телетайпное сообщение, в котором он просил оперативного агента в Ноксвилле расследовать "радиолокационные помехи" в Оук-Ридж (см. предыдущую главу). Три дня спустя в штаб-квартиру ФБР поступило следующее сообщение от оперативного агента в Ричмонде, штат Виргиния:

"8 ДЕКАБРЯ 1950 ГОДА, СРОЧНО ТЕМА: ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ.

К нам поступило конфиденциальное сообщение из армейской контрразведки в Ричмонде с просьбой тщательно отслеживать любую информацию, связанную с так называемыми летающими тарелками. Местный отдел CIC ссылается на инструкции командования разведки ВВС, о причинах… Управление AFI также ничего не знает о причинах, но любая информация, полученная здесь, должна немедленно передаваться по телефону в штабквартиру этого ведомства. CIC сообщает, что сведения должны рассматриваться как строго конфиденциальные и не подлежащие распространению".

Не странно ли, что армейская контрразведка просит тщательно отслеживать сведения об объектах и феноменах, которые, по утверждению ATIC, могут получить объяснение и не представляют угрозы для национальной безопасности США? Должны ли мы прийти к заключению, что в CIC не могли придумать лучшего занятия, чем гоняться за призраками и галлюцинациями? Конечно нет! Телетайпное сообщение доказывает, что командование AFI в Пентагоне, разославшее инструкции о «готовности1», считало тему летающих тарелок не просто важной, а исключительно важной.

И не зря, потому что летающие тарелки и другие неопознанные феномены многократно наблюдались поблизости от секретных объектов. Из сообщения также явствует, что командование AFI хранило свой интерес в полном секрете — "…сведения должны рассматриваться как строго конфиденциальные и не подлежащие распространению".

Создается впечатление, что даже посвящая ФБР в суть дела, местный агент CIC нарушил режим секретности. О высочайшем уровне секретности свидетельствует и тот факт, что ни армейская контрразведка, ни местное управление AFI ничего не знали о причинах "готовности ј 1". Очевидно, причина была известна лишь нескольким представителям высшего командования, которые выпускали инструкции для своих подчиненных, даже обладавших правом доступа к совершенно секретной информации, на основе "необходимого знания".

Телетайпное сообщение поднимает по меньшей мере два взаимосвязанных вопроса: зачем была объявлена "готовность ј 1" и почему именно 8 декабря? Ни на один из этих вопросов в настоящее время нельзя точно ответить, поскольку материалы CIC и AFI в связи с этими событиями просто не удалось обнаружить даже после тщательных поисков. Однако я предполагаю, что речь шла о возможном крушении летающей тарелки немного южнее границы между Мексикой и Техасом 6 декабря 1950 года или же о странном инциденте, который едва не привел к объявлению чрезвычайного положения в стране.

Первое предположение основано на показаниях отставного полковника ВВС, который сказал, что летающая тарелка была обнаружена на экране радара и ее полет отслеживался над территорией Техаса вплоть до крушения немного южнее мексиканской границы. Разумеется, в архиве проекта "Синяя книга" об этом ничего не сказано, точно так же как о розуэллском инциденте 1947 года. Однако там есть записи о наблюдениях НЛО 6 декабря 1950 года: одно над авиабазой ВВС «Вестовер» в Массачусетсе, а другое в ФортМайерсе, штат Флорида. Последний случай не получил объяснения.

История о странном происшествии, которое заставило Министерство обороны США перевести вооруженные силы в состояние повышенной боевой готовности утром 6 декабря, известна не полностью, но доступные подробности весьма интересны.

Для начала следует помнить о том, что в те времена глобальная политическая ситуация была далеко не такой стабильной, как сейчас. Россия и Китай являлись мощными противниками и провозглашали своей целью ниспровержение капитализма в демократических странах. Война в Корее рассматривалась как первое реальное военное состязание между коммунизмом и капитализмом, и для Южной Кореи и США она развивалась далеко не лучшим образом.

С самого начала войны американское правительство беспокоила реакция Китая на попытки Объединенных Наций сохранить независимость Южной Кореи. Это беспокойство возросло в сентябре 1950 года после того, как генерал Макартур высадился в Инчхоне и успешно оттеснил северокорейскую армию к 38-й параллели (будущей северной границе Южной Кореи). По приказу Макартура экспедиционный корпус США вторгся в Северную Корею, чтобы развить успех. Наконец 25 ноября китайцы устроили контратаку силами 200-тысячной армии, а в следующем месяце это число удвоилось. Силы Объединенных Наций, вдвое уступавшие противнику по численности, вновь оказались перед угрозой полного поражения. Обстановка в США была близка к панической.

Президента Трумэна тревожила возможность расширения военных действий и даже начала Третьей мировой войны с применением ядерного оружия. Объединенный комитет начальников штабов (куда входили высшие чины всех видов вооруженных сил) разослал командующим воинских частей США по всему миру предупреждение о высокой вероятности начала новой мировой войны. Именно в это опасное и пугающее время была замечена большая группа "неопознанных летательных аппаратов", приближающаяся к США с северного направления.

Существуют три опубликованные версии того, что произошло утром 6 декабря.

Первая версия содержится в автобиографии госсекретаря Дина Ачесона под названием "Очевидец Творения".

Вторая версия, опубликованная в книге Уолтера Искасона и Айвена Томаса "Мудрые люди", основана на интервью с Ачесоном и немного отличается от его.

Третья версия изложена во втором томе книги "Мемуары Гарри С.Трумэна. 1946–1952: годы надежд и испытаний".

Давайте сначала обратимся к автобиографии Ачесона. По его словам, утром 6 декабря.

"…вскоре после моего прибытия в Госдепартамент заместитель министра обороны Ловетт позвонил с докладом и инструкциями от президента. Наша система раннего радиолокационного предупреждения в Канаде обнаружила группы неопознанных объектов — предположительно самолетов — движущихся на юг по курсу в направлении Вашингтона (расчетное время полета 2–3 часа). Все системы обороны и перехвата переведены в состояние боевой готовности. Я получил распоряжение проинформировать премьер-министра [имеется в виду премьер-министр Великобритании Клемент Этли], без каких-либо рекомендаций и комментариев. Телефонные линии Пентагона были закрыты для всех входящих звонков, кроме связанных с чрезвычайными обстоятельствами в системе национальной обороны, поэтому он не мог перезвонить нам.

Перед тем как он повесил трубку, я спросил, верит ли он, что обнаруженные объекты являются советскими бомбардировщиками. Он ответил, что нет. Позвонив Оливеру Франку, я повторил сообщение. Он спросил, не отменил ли президент свою встречу с Этли в 11.30, и получил отрицательный ответ. Мы согласились встретиться здесь. Перед тем как закончить разговор, он спросил о цели моего сообщения. Я ответил в том смысле, что у человека, который предупрежден заранее, есть время помолиться. Когда я повесил трубку, в комнату ворвался один из старших сотрудников [Госдепартамента].

Не знаю, каким образом до него дошли слухи о последних событиях — возможно, из Пентагона. Он хотел позвонить своей жене и сказать, чтобы она немедленно уезжала из города, а также перенести в подвальное помещение некоторые важные архивные материалы. Я запретил ему и то и другое. Потом я предложил ему дать устное обе щание ни с кем не говорить о случившемся под страхом немедленного административного ареста. Он успокоился и благоразумно выбрал первое. Когда мы добрались до Белого дома, Ловетт сообщил мне, что неопознанные объекты исчезли. По его мнению, это могли быть крупные стаи перелетных гусей".

Перед знакомством со следующими версиями необходимо сделать несколько важных замечаний. Ачесон говорил о "группах неопознанных объектов — предположительно самолетов — движущихся на юг по курсу в направлении Вашингтона". По его словам, расчетное время полета составляло от 2 до 3 часов. При том, что максимальная скорость советских бомбардировщиков того времени составляла 300 миль в час, это означало, что они находились лишь в 600–900 милях от Вашингтона. В конце Ачесон говорит, что он подъехал к Белому дому примерно в 11.30; там заместитель министра обороны успокоил его и высказал свое мнение о природе неопознанных объектов.

Следующая версия истории, которая содержится в книге "Мудрые люди", основана на интервью с Ачесоном.

"Утром 6 декабря он на какое-то мгновение подумал, что его худший кошмар [о мировой войне] воплотился в действительности. В 10.30 утра Боб Ловетт позвонил ему из Пентагона и в своей лаконичной манере сообщил следующее: "После окончания нашего разговора вы больше не сможете связаться со мной. Все входящие звонки будут заблокированы. В стране скоро может быть объявлено чрезвычайное положение. Нам сообщили, что в настоящее время над Аляской находится большая группа советских самолетов, летящих на юго-восток. Президент хочет, чтобы британский посол был проинформирован об этом и предпринял любые меры, которые он считает необходимыми для безопасности премьерминистра Этли. Мое сообщение закончено, и я собираюсь положить трубку". "Минутку, Боб, — перебил Ачесон. — Ты сам веришь этому?" «Нет», — ответил Ловетт и отключился. Ачесон сел в кресло в своем кабинете и стал ждать развития событий. Вскоре пришел один из старших сотрудников, попросивший разрешения позвонить своей жене и распорядиться о переноске некоторых архивов в подвал здания. Ачесон попытался успокоить его. Через несколько минут Ловетт позвонил снова и спокойно сообщил, что радарные цели оказались не советскими бомбардировщиками, а стаями гусей".

По этой версии период повышенной готовности был очень коротким и составлял лишь несколько минут. Однако, если совместить информацию о времени Из первой и второй версий о начале и завершении событий (10.30–11.30 утра), мы видим, что тревога продолжалась около часа.

Во второй версии более конкретно говорится о местонахождении объектов: их обнаружили над Аляской, более чем в 3000 миль от Вашингтона. Если это было действительно так, то советским бомбардировщикам понадобилось бы больше 10 часов, чтобы добраться до Вашингтона.

Вот что написал президент Трумэн о том же эпизоде:

"Незадолго до того, как мы отправились на утренний брифинг, заместитель министра обороны Ловетт позвонил из Пентагона и доложил, что на радарных экранах некоторых наших станций раннего обнаружения на дальнем Севере обнаружены большие группы приближающихся самолетов неопределенного происхождения. Для разведки была поднята эскадрилья истребителей, а все части ВВС в Новой Англии и за ее пределами были переведены в состояние повышенной боевой готовности. Но примерно час спустя, во время моей встречи с Клементом [Этли], Ловетт известил меня, что первое сообщение было ошибкой. Какое-то специфическое явление в атмосфере Арктики нарушило работу радара".

Судя по версии президента Трумэна, объекты скорее были замечены к северу от восточного побережья США, а не над Аляской. Тот факт, что в воздух была поднята эскадрилья истребителей, указывает на серьезное отношение к инциденту авиационного командования на континентальной части США (САС). Объяснение Трумэна немного отличается от версии Ачесона: здесь мы узнаем, что радарные показания были вызваны "каким-то специфическим явлением в атмосфере Арктики".

Неопубликованная версия этого события содержится в расшифровке официальной стенограммы встречи между Трумэном и Этли, которая сохранилась в библиотеке Трумэна.

"В этот момент [встречи] в комнату вошел м-р Конелли и передал президенту доклад заместителя министра обороны Ловетта. М-р Ловетт сообщил о том, что «тревога», о которой президента проинформировали час назад в связи с предполагаемым появлением большого количества неопознанных самолетов, приближающихся к северо-восточному побережью США, была вызвана ошибочной интерпретацией атмосферных явлений. Президент сообщил премьер-министру о том, что полученное сообщение о самолетах было ошибочным. Премьер-министр выразил свое облегчение и удовлетворение".

В этой версии, основанной на стенографической записи, а не на воспоминаниях прошлых лет, говорится о том, что неопознанные объекты приближались к северо-восточному побережью США. Это противоречит утверждению Ачесона о том, что объекты были обнаружены над Аляской, — конечно, если речь идет об одной группе объектов. Далее, здесь указано, что Ловетт предложил Трумэну в качестве объяснения "ошибку радаров, связанную с необычными атмосферными явлениями". Но он же, по словам Ачесона, говорил о "стаях гусей". Какое из объяснений было правильным? А может быть, существовало другое объяснение?

Очередной вариант истории содержится в сообщении службы новостей "Интернэшнл ньюс сервис".

"6 декабря 1950 года, Вашингтон.

Предупреждение о надвигающемся нападении с воздуха привело к ложной тревоге в столице США. Сигнал воздушной тревоги не включался, но штаб гражданской обороны был поставлен в известность о том, что в начале дня к севера от побережья штата Мэн радары обнаружили неопознанный летающий аппарат. Позднее официальный представитель ВВС заявил, что в воздух был поднят перехватчик и что вскоре неизвестный самолет был опознан как С-47 американского производства, приближавшийся к континенту со стороны Гус-Бей, полуостров Лабрадор. Было сказа но, что подобные предупреждения полезны для подтверждения эффективности наших систем противовоздушной обороны. Официальные лица в Министерстве обороны отказались комментировать этот инцидент".

В этом сообщении, предположительно основанном на заявлении ВВС, говорится об одной радарной цели, которая к тому же впоследствии оказалась самолетом американского производства. Есть упоминание о заливе Гус-Бей и полуострове Лабрадор, но об Аляске ничего не сказано.

Как выясняется, предполагаемая воздушная атака все же имела последствия на Аляске. В газете "НьюЙорк тайме" 7 декабря появилось сообщение из Анкориджа, штат Аляска:

"Весь военный персонал на Аляске вчера был приведен в состояние полной боевой готовности, но официальные представители ВВС заверили, что приказ был просто "мерой предосторожности". Военная полиция устраивала облавы на солдат, самовольно отлучившихся от части, а в кинотеатрах и на радиостанциях передавались специальные сообщения, что все военнослужащие должны вернуться на свои посты. Через несколько часов на улицах Анкориджа не осталось ни одного военного. Официальные лица на авиабазе ВВС «Элмендорф» заявили, что тревога была объявлена в связи с ожесточением военных действий в Корее. По его словам, состояние повышенной готовности будет продолжаться еще несколько дней".

Еще одно доказательство нервозности, царившей в официальных кругах, содержится в выпуске газеты "Вашингтон пост" от 10 декабря 1950 года, где говорится, что "президент Трумэн серьезно обдумывает объявление чрезвычайного положения на территории страны, что может привести к всеобщей мобилизации".

Стаи гусей? Атмосферные явления в Арктике? Одиночный самолет С-47? А может быть, что-то еще? До 1987 года ВВС не раскрывало никакой информации об этом событии, но и впоследствии исследователям удалось узнать совсем немного.

6 декабря полковник ВВС Чарлз Уинкл, заместитель директора отдела планирования, составил для министра обороны Джорджа Маршалла меморандум о событии:

"ТЕМА: ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА б ДЕКАБРЯ 1950 ГОДА, 10.30.

1. Начальник ПВО Континентального авиационного командования (САС) уведомил командный пост штаб-квартиры ВВС, что в 10.30 утра станция РЛС обнаружила ряд неопознанных летающих аппаратов, приближавшихся к северо-восточному побережью США, и что у наблюдателей не было никаких оснований считать эти самолеты дружественными.

2. Эта информация была подтверждена и дополнена в 10.40. По радарным контактам было установлено, что около 40 самолетов, находящихся на высоте примерно 32 000 футов, летят по курсу 200 градусов, в непосредственной близости от Лаймстоуна, штат Мэн.

3. После объявления тревоги части ПВО были немедленно приведены в состояние боевой готовности.

4. Администрация президента была поставлена в известность о происходящем. В ответном звонке бригадный генерал Лэндри сообщил, что президент уведомлен, а также:

а) Вся информация по этому вопросу будет обнародоваться только командованием ВВС.

б) Президентская администрация не будет давать никаких комментариев.

в) Содержание пунктов а и б должно быть передано в секретариат министра обороны.

5. В 11.04 начальник ПВО Континентального авиационного командования доложил, что первоначальный контакт с целями потерян, а на радарных экранах, по-видимому, отражаются данные только о дружественных самолетах.

6. Командование ПВО направило эскадрилью истребителей-перехватчиков в район первоначального контакта".

Техническая информация, которая содержится в этом документе, довольно скудная, но некоторые детали ставят под вопрос все предыдущие объяснения. Сопоставляя информацию из разных источников, я прихожу к выводу, что объекты впервые были обнаружены в направлении Гус-Бей (полуостров Лабрадор, примерно 500 миль к северо-северо-востоку от Лаймстоуна, штат Мэн). Первая оценка расстояния была сделана при их приближении к 200-мильному пределу чувствительности поискового радара на северо-восточном побережье США. Затем операторы следили за этими объектами в течение 10 минут и определили, что они движутся на юго-юго-запад курсом 200 градусов. Следуя данным курсом, они должны были пролететь над восточными территориями США.

Объекты должны были выглядеть как "убедительно плотные" движущиеся цели на радарном экране. Если их обнаружили за 200 миль от Лаймстоуна, а 10 минут спустя они уже находились "в непосредственной близости от Лаймстоуна", их скорость составляла около 1200 миль в час; если их обнаружили за 100 миль, скорость составляла 600 миль в час. Но даже такая скорость была бы чересчур высокой для советских бомбардировщиков того времени (их максимальная скорость составляла примерно 300 миль в час).

Утверждение о том, что "у наблюдателей не было никаких оснований считать эти самолеты дружествен ными", означает, что чиновники Континентального авиационного командования не смогли определить приближающиеся самолеты по известным летным планам или связаться с ними по радио. Через 10 минут после первоначального контакта операторы радаров сообщили примерно о 40 объектах, движущихся на высоте 32 000 футов. Очевидно, показания радаров не давали никаких оснований для сомнений: операторы были вполне уверены в том, что это неопределенные, но плотные цели, летящие на большой высоте. Этот вывод разительно отличается от заключения, к которому они могли бы прийти, если бы радарный сигнал показывал медленно движущуюся стаю гусей, атмосферные феномены или одиночный С-47. Гуси, атмосферные феномены и самолеты С-47 не летают со скоростью 600 миль в час.

Согласно меморандуму Уинкла, контакт с целями был потерян в 11.04 или примерно через 20 минут после того, как объекты приблизились к Лаймстоуну. Если бы объекты продолжали лететь курсом 200 градусов с такой же скоростью — к примеру, 600 миль в час, — то за это время они вышли бы за пределы зоны обнаружения радара в Лаймстоуне, что объясняло бы потерю контакта.

Но самое странное утверждение в этом документе — "на радарных экранах, по-видимому, отражаются данные только о дружественных самолетах". Что значит «по-видимому»? Они не могли утверждать с уверенностью? Они не могли отличить свои самолеты от чужих? Нас просят поверить, что они подняли в воздух звено истребителей и поставили страну на грань чрезвычайного положения только потому, что не смогли точно определить тип летательного аппарата?

Резонно ожидать, что если бы к границе США с севера приближалось сразу 40 "дружественных самолетов", то кто-то должен был знать об этом. Существует расписание полетов и индивидуальные летные планы. В конце концов, самолеты должны были отреагировать на вызовы по радиосвязи, которые делались неоднократно, начиная с момента их обнаружения. Местное командование ПВО должно было получить либо летные планы, либо результаты радиосвязи, чтобы без нужды не поднимать в воздух свои истребители.

Если самолеты были «дружественными», то почему заместитель министра обороны Роберт Ловетт сказал Ачесону о стаях диких гусей над Аляской, которые нарушили работу радаров? Почему тот же Ловетт сообщил президенту, что радарные цели появились в результате "необычных атмосферных явлений"? Почему представители ВВС сообщили репортерам, что весь шум поднялся из-за одного самолета С-47?

Вероятно, эти объяснения были предложены высшему командованию после бесед с людьми, принимавшими непосредственное участие в радарном слежении и срочном вызове самолетов. Может быть, высшие должностные лица чувствовали себя неловко в связи с очевидным промахом в работе ПВО и не хотели признать допущенную ошибку? Я в этом сомневаюсь. А может быть, президент и заместитель министра обороны получили информацию о реальной природе неопознанных объектов, но даже много лет спустя, в своих мемуарах, эти джентльмены предпочли не сообщать об услышанном? —

Должны существовать другие, еще не рассекреченные документы ВВС, проясняющие ситуацию 6 декабря. Однако основываясь на доступной информации в сочетании с тем фактом, что CIC получила предписание оперативно отслеживать любую информацию о летающих тарелках лишь через два дня (см. начало этой главы), я предлагаю другое объяснение. Радарные цели были летающими тарелками.

Одним из наиболее зловещих последствий события, подобного тому, которое произошло 6 декабря 1950 года, могла стать новая мировая война. Если бы мы или русские ошибочно приняли группу неопознанных летающих объектов за вражеские бомбардировщики и, считая нападение неизбежным, подняли бы в воздух свои самолеты с атомными бомбами, результат был бы непредсказуемым. Полагаю, высшие правительственные чиновники учитывали такую возможность.

Дальнейшие неудачи ВВС в оперативном определении неизвестных летательных аппаратов во многом повлияли на участие ЦРУ в расследовании сообщений о летающих тарелках полтора года спустя.

Глава 18. "Мне солгали"

В "Секретных материалах" ФБР содержится мало сведений за 1951 год — может быть потому, что этот год вообще был «неудачным» на сообщения об НЛО. В главном каталоге проекта "Синяя книга" есть 240 записей за 1950 год и всего лишь 171 за 1951-й.

В январе 1951 года, когда ФБР добавило в свой архив копию статьи в журнале «Лук», основанной на интервью с директором ATIC, полковником Хэролдом Уотсоном. Как мы помним, этот человек, практически единолично свернул работы по проекту «Грудж» в 1949 году. Он сделал это несмотря на недвусмысленный приказ генерала Кейбелла о продолжении исследований. Возможно, он принял решение закрыть проект из-за плохого финансирования, а может быть, считал расследование сообщений о летающих тарелках пустой тратой времени. Как бы то ни было, во время интервью полковник Уотсон твердо следовал "партийной линии": все сообщения можно объяснить естественными причинами и никаких летающих тарелок не существует.

Статья Роберта Консидайна, озаглавленная "Летающие тарелки — постыдная мистификация", характеризует свидетелей НЛО как "добросовестных лунатиков", "новых верующих" и «сумасбродов», а их сообщения называются "результатом "холодной войны"", "признаками массовой истерии", «миражами» и «галлюцинациями». В целом эта статья напоминает переработанную статью Сиднея Шаллетта почти двухлетней давности.

В меморандуме ФБР, где упоминается статья Консидайна, сказано, что она подшита в архив "для сведения". Можно только гадать, что думали об этой статье сотрудники ФБР после всего, что им пришлось испытать, за последние два года: пугающие сведения от полковника Гессера, таинственные феномены в штате НьюМексико и серия появлений НЛО над Оук-Ридж.

Через месяц после статьи Консидайна в журнале «Тайм» появилась публикация ученого из ВМФ, доктора Эрнера Лиддела, где он утверждал, что все достоверные наблюдения НЛО связаны с высотными шарамизондами «Скайхоук». Затем последовало несколько газетных статей, в которых д-р Энтони Мирарчи критиковал Лиддела и говорил о советском происхождении летающих тарелок (см. главу 15).

Единственное телетайпное сообщение об НЛО в 1951 году поступило в штаб-квартиру ФБР 20 октября. В нем говорилось о серии радарных и визуальных наблюдений в Форт-Монмуте, штат Нью-Джерси. Сообщения от 10 и 11 сентября связаны с радарными сигналами от неопознанных объектов, которые либо парили в воздухе, либо летели с большой скоростью. Примерно в то же время пилот учебного самолета видел НЛО, пролетавший в небе над ним. У нас нет никаких свидетельств, подтверждающих реакцию ФБР на эти сообщения. Однако в ВВС проявили такой интерес к происходящему, что инцидент в Нью-Джерси вошел в историю исследований НЛО.

Как мы помним, около года назад директор AFI, генерал-майор Дж. Кейбелл, распорядился восстановить проект «Грудж». Он возложил ответственность за анализ сообщений на полковника Хэролда Уотсона, бывшего пилота-испытателя, который был руководителем проекта «Грудж». Кейбелл был серьезно озабочен определением истинной природы НЛО. Он сообщил Уотсону и его заместителю, полковнику Фрэнку Данну, что его следует немедленно ставить в известность о любых более или менее значительных инцидентах с НЛО.

К сожалению, Уотсон и его сотрудники небрежно отнеслись к этому поручению. Когда было получено сообщение об инциденте в районе Форт-Монмута, Уотсон даже не сообщил об этом генералу Кейбеллу. Однако его подчиненные полагали, что генерал захочет получить объяснение, поэтому они постарались придумать что-нибудь убедительное. Из телетайпного сообщения они знали, что неопознанные летающие объекты наблюдались на радарах местной радиошколы ВВС. Это дало им повод утверждать, будто операторы радаров были неопытными, а пилот не обладал достаточным навыком воздушных наблюдений. Такое объяснение вполне удовлетворило Уотсона, и он уже готовился направить его генералу Кейбеллу.

К несчастью для Уотсона, средства массовой информации узнали об инциденте, и 28 сентября вышли статьи об НЛО с аршинными заголовками, которые и стали первым источником информации для генерала Кейбелла. Разумеется, генерал был сильно рассержен и немедленно захотел провести брифинг о ходе расследования. Поскольку никакого расследования не было и в помине, Уотсон в пожарном порядке отправил в Форт-Монмут двух сотрудников проекта «Грудж». Им никогда не приходилось заниматься полевыми расследованиями, но, чтобы умиротворить генерала, они сделали вид, будто с самого начала планировали это сделать. ("Да, генерал. Разумеется, мы собирались отправиться туда".)

Уже в Форт-Монмуте двое сотрудников ATIC узнали, что генерал Кейбелл собирается провести брифинг сразу же по окончании расследования. Они допросили операторов РЛС, пилота и пассажиров самолета. Доводы в пользу реальности НЛО выглядели достаточно убедительно, и это лишь усиливало их недовольство. С их точки зрения, репортерам нельзя было позволять брать интервью у пилота и публиковать статью, потому что: а) многие люди считали, что НЛО имеют внеземное происхождение, а интерес к инциденту со стороны разведки мог вызвать тревогу; б) полковник Уотсон сделал сообщение для прессы о закрытии проекта в надежде, что журналисты потеряют интерес к теме НЛО.

Генерал Кейбелл знал, что Уотсон сообщил журналистам о завершении проекта, но, по его мнению, Уотсон лгал с целью скрыть реальную исследовательскую деятельность. Кейбелла устраивало, если Уотсон лгал репортерам, пока он говорил правду самому Кейбеллу. Однако в результате инцидента в Форт-Монмуте генерал узнал, что Уотсон говорил правду репортерам и лгал ему.

Двое офицеров ATIC улетели в Вашингтон и доложили о своем «расследовании» генералу Кейбеллу в ходе специального совещания в Пентагоне. Выслушав их доклад о происшествии в Форт-Монмуте, Кейбелл осведомился, как обстоят дела с продолжением работ по проекту «Грудж». Поскольку полковник Уотсон отсутствовал (он не входил в группу расследования и не прилетел на совещание вместе с офицерами ATIC), один из них решил, что можно "выложить все начистоту". Он сказал генералу, что проект «Грудж» фактически приказал долго жить. Аналитические исследования прекратились. Каждое сообщение об НЛО объяснялось наиболее удобным способом, после чего объяснение направлялось в Вашингтон. Архивы пришли в беспорядок, многие подшивки были сложены в коробки и убраны с глаз долой, некоторые документы просто потерялись.

Генерал Кейбелл наконец-то осознал, что произошло. Нижние чины буквально восприняли официальную догму командования ВВС о том, что летающих тарелок не существует, а сообщения об НЛО не заслуживают внимания. Они перестали серьезно относиться к работе над проектом, даже получив приказ о его восстановлении летом 1950 года. Хуже того, чтобы скрыть свое бездействие, они лгали начальству в течение многих месяцев и даже лет, когда докладывали, что проект «Грудж» осуществляется полным ходом.

Генерал Кейбелл был очень рассержен. "Мне солгали!" — повторил он несколько раз полковникам из своего штаба. Он хотел, чтобы ложь немедленно прекратилась и расследование было продолжено. По мнению генерала Кейбелла, пока оставались хоть какие-то невыясненные вопросы, проект «Грудж» должен был продолжаться. В декабре 1949 года генерал критиковал итоговый отчет проекта, назвав его "ненаучной и бесполезной ерундой". (Правда, при этом он не объяснил, почему он сам ничего не предпринимал по этому поводу в течение полутора лет.) В противоположность официальным выводам, Кейбелл заявлял: "Любой может понять, что мы не имеем удовлетворительного ответа на поставленный вопрос".

Много лет спустя, в личной памятной записке, где содержалась большая часть сведений, изложенных на предыдущих страницах, Эдвард Руппельт охарактеризовал Кейбелла как "человека, преданного идее". Сам Кейбелл в автобиографии "Человек из разведки: воспоминания о войне, мире и ЦРУ", написал, что он "напоминал своим людям, что им нужно исходить из предпосылки о реальности существования летающих тарелок, поскольку противоположный метод (этого не может быть) с самого начала не приведет ни к чему хорошему".

Человек, возглавлявший разведку ВВС, распекал своих подчиненных за то, что они восприняли официальные высказывания своего командования как буквальную истину и не выполнили прямых указаний, связанных с продолжением расследования и качественным анализом поступающих сведений. Когда генерал говорит, полковники слушают. Проект «Грудж» был реорганизован, и человеком, ответственным за его реорганизацию, был назначен капитан Эдвард Руппельт.

Руппельт принял руководство над проектом «Грудж» в конце сентября 1951 года. Он немедленно начал строить планы на будущее. Начиная с раннего периода существования проекта «Знак», он был первым директо ром, четко придерживавшимся методов научного исследования, с минимумом предрассудков и предубеждений. От своих сотрудников он требовал только одного: чтобы они относились к работе серьезно и непредвзято. В его план реорганизации входила работа по найму с научными консультантами. Это получило одобрение, и ATIC заключил контракт с Бэттеловским мемориальным институтом в Колумбусе, штат Огайо, для анализа сообщений об НЛО с помощью наиболее совершенных компьютерных методов того времени и для разработки стандартной формы отчета о наблюдении НЛО.

В начале 1952 года реорганизация формально завершилась, и проекту было присвоено новое название, которое появлялось в прессе при каждом новом инциденте с НЛО в течение следующих 17 лет: проект "Синяя книга". Были разработаны новые планы для доказательства реальности летающих тарелок с помощью особых методов фотографии, радиационного " спектрографического анализа. Это было заметным улучшением методического подхода к решению проблемы.

Однако, если бы командование разведки ВВС знало о том, что случится через шесть месяцев, оно бы ни ограничилось сменой названия проекта и приобретением нескольких новых камер.

Оно бы подготовилось к общенациональному «нападению» летающих тарелок.

Глава 19. 1952: год НЛО

Об одном этом годе, в течение которого ATIC получил более тысячи сообщений о неопознанных летающих объектах, можно написать целую книгу под названием "1952: год НЛО". Материал, представленный в этой главе, отражает лишь ничтожную часть событий этого поразительного года.

В течение последней половины 1951 года важные перемены произошли не только в ATIC, но и в командовании разведки ВВС в Пентагоне. Генерал Джон Э. Сэмфорд сменил генерала Кейбелла на посту директора API (Кейбелл занял должность директора Объединенного комитета начальников штабов в Пентагоне; через год с небольшим он вышел в отставку и стал заместителем директора ЦРУ). Новый директор AFI вскоре узнал, что тема НЛО интересует государственных чиновников самого высокого уровня.

В ATIC тоже произошла кадровая замена: на смену полковнику Уотсону пришел полковник Фрэнк Данн. Практически сразу же он спросил у Сэмфорда, не обладает ли США секретным оружием, которое может объяснить сообщения о летающих тарелках. Ответ снова был резко отрицательным.

3 января 1952 года бригадный генерал Уильям М. Гарленд, занимавший должность заместителя директора AFI, написал для генерала Сэмфорда секретный меморандум под названием "Предполагаемые действия для определе ния природы и происхождения феноменов, связанных с сообщениями о необычных летающих объектах". Вот начало этого меморандума:

"1. Продолжающиеся сообщения о необычных летающих объектах требуют целенаправленных действий для определения природы и происхождения этого феномена. До сих пор основная деятельность сводилась к сбору и оценке сообщений от случайных наблюдателей по всей стране. Результаты имели сомнительную ценность, а непоследовательность и противоречивость, присущие подобным сообщениям, не позволяли подтвердить или опровергнуть выдвигаемые утверждения".

Здесь мы видим, как генерал из разведки ВВС признает, что у AF1 не было оснований для опровержения сообщений об НЛО. Однако официальные представители ВВС на протяжении нескольких лет утверждали, что у них есть такие основания — иными словами, все сообщения можно объяснить, не выходя за рамки повседневных явлений. Ясно, что когда речь шла о летающих тарелках, люди "внутреннего круга" были более откровенны в общении друг с другом, чем с американскими гражданами.

К этому времени обращение к призраку "советской угрозы" для легитимации запросов о действии и выделении средств стало почти стандартной процедурой. Генерал Гарленд тоже оправдывал дополнительные усилия, которые он собирался приложить, указывая на потенциальную советскую угрозу:

"2. Логично сопоставить сообщения о необычных летающих объектах с известным уровнем развития авиации, реактивных двигателей, ракет и управляемых снарядов дальнего действия в Германии и СССР. В этой связи следует заметить, что определенные немецкие изобретения, такие, как "крыло Хортона", реактивная тяга и дозаправка в воздухе, в сочетании с широким применением управляемых снарядов типа «Фау-1» и «Фау-2», повышает вероятность немецкого или советского происхождения неопознанных объектов. Вышеупомянутые изобретения были сконструированы и частично приведены в действие в период с 1941 по 1944 год, а в конце войны попали к Советам. Есть доказательства того, что немцы работали над этими проектами еще в 1931–1938 годов. Поэтому можно предположить, что немцы на 7-10 лет опережали США в развитии ракетных технологий, реактивных двигателей и летательных аппаратов на основе "крыла Хортона". Эксперименты по дозаправке в воздухе проводились в США начиная с 1928 года, но эта процедура была окончательно отлажена и введена в действие лишь в 1948 году".

Обратите внимание, как умело генерал описывает возможную угрозу, исходящую от советских аппаратов, основанных на немецких военных достижениях. Он даже приходит к выводу, что преимущество СССР перед США в производстве новейших самолетов может составлять от 7 до 10 лет. Однако он нигде не упоминает, что этот аргумент был отвергнут в предыдущие годы, поскольку:

а) исследователи ATIC и AF1 в 1947–1948 годах не могли согласиться с идеей, что Советы сильно опережают нас в развитии авиационных технологий;

б) даже если бы они сильно опередили нас, то никогда не стали бы проводить экспериментальные полеты своих новых самолетов над территорией США (мы не стали бы делать то же самое над территорией Советского Союза).

Возможно ли, что генерал не знал о неприемлемости "советской гипотезы"? Неужели ему не хватило соображения, чтобы понять, насколько нелепой кажется сама идея испытания новейших образцов советских са молетов над территорией США? Или он на самом деле сомневался в "советской гипотезе", но все равно пользовался ею, чтобы оправдать выделение средств на исследование НЛО? (Вскоре мы увидим, как двое исследователей воспользовались таким же приемом, чтобы получить деньги для поездки в Европу.)

Определив «правдоподобный» источник угрозы, генерал Гарленд продолжает:

"3. В свете указанных фактов и постоянных сообщений о необычных летающих объектах над разными участками территории США, особенно восточного и западного побережья, а также окрестностей секретных правительственных учреждений, связанных с производством и испытанием атомного оружия, необходимо предпринять решительные меры для определения природы этих объектов и по возможности их происхождения. Поскольку достоверно известно, что русские не проводили испытания атомного оружия до 1949 года, не исключена возможность, что СССР в ускоренном темпе развивал конструкторские схемы немецких летательных аппаратов с целью получить надежное средство доставки оружия массового поражения.

Иными словами, Советы могут обладать лучшими средствами доставки без достаточного количества вооружений, в то время как мы имеем превосходящее вооружение при сравнительно худших средствах доставки. Если Советы получат оружие и средства доставки в сочетании с развитой системой ПВО, они могут получить технологическое преимущество перед нами на достаточный срок, чтобы осуществить массированное воздушное нападение на США и их союзников. Одним из основных принципов советской международной политики было достижение технологического превосходства над западными странами, и немцы могли дать им такую возможность".

В этом абзаце генерал нажимает на две "болевые точки". Одной из них было упоминание о появлении НЛО и других феноменов (зеленые огненные шары) в "окрестностях секретных правительственных учреждений, связанных с производством и испытанием атомного оружия". Эти учреждения имели ключевое значение для разработки «оборонительного» атомного оружия. Хотя в ВВС публично отрицали, что инциденты с НЛО имеют важное значение, совершенно ясно, что "на самом верху" мнение было иным. Другой болевой точкой было обоснованное предположение о том, что Советы, уже обладающие ядерным потенциалом, могли иметь систему доставки, превосходящую по скорости и эффективности бомбардировщиков США и их союзников.

Генерал продолжает:

"4. С учетом вышеозначенных фактов считаю обязательным для ВВС немедленно предпринять решительные действия для определения природы и, если возможно, происхождения необычных летающих объектов. Предлагается следующий план действий:

а) направить в ATIC приказ о формировании как минимум трех специальных групп для работы с таким же количеством групп, подготовленных командованием ПВО, с целью получить радиолокационные снимки и обычные фотографии феноменов;

б) выбрать для этих групп пункты наблюдения, исходя из опыта уже имеющихся наблюдений на территории США (чаще всего неопознанные объекты наблюдались в районе Сиэттла, Альбукерка, и зоны Нью-Йорк — Филадельфия);

в) приступить к осуществлению первого этапа этого проекта в начале января 1952 года".

Генерал требовал решительных действий с видимой целью защитить США от советской военной угрозы.

Однако информация, которая содержится в меморандуме, написанном капитаном Руппельтом, позволяет предположить, что у генерала могли быть скрытые мотивы. Согласно Руппельту (из его личных бумаг), "генерал Гарленд был моим начальником в ATIC с осени 1952 года до моего ухода. Он был сравнительно убежденным сторонником внеземного происхождения НЛО; однажды, во время командировки в Сакраменто, штат Калифорния, ему самому довелось стать очевидцем. Он служил заместителем генерала Сэмфорда в Пентагоне до того, как пришел в ATIC…"

Поскольку Гарленд своими глазами видел НЛО, то вполне возможно, он уже знал, что советские самолеты тут ни при чем, и пользовался удобным предлогом лишь для того, чтобы организовать слежку за межпланетными космическими кораблями. Это предположение подкрепляется необычным поступком, который он совершил через месяц после составления секретного меморандума. Генерал предложил гипотезу внеземного происхождения НЛО авторам статьи в журнале «Лайф» (о ней мы расскажем позже).

Руппельт приступил к выполнению рекомендаций Гарленда, но дело двигалось медленно. К концу весны, когда работы по проекту "Синяя книга" наконец развернулись, он был буквально завален сообщениями о наблюдениях НЛО.

Исследовательские группы, о которых говорил генерал, так и не были сформированы, но план инструментального наблюдения за неопознанными объектами начал выполняться. Согласно "штабному отчету" проекта "Синяя книга", написанному в июле 1952 года, в июне командование ПВО направило заказ на радароскопы (специальные камеры, позволяющие делать снимки с экранов радара) для операторов станций РЛС.

В течение весны и лета специалисты ATIC разрабатывали стереокамеру с дифракционной решеткой для цветового анализа сфотографированных объектов. ATIC разместил заказ на изготовление 100 специальных ка мер с получением первых экземпляров уже в сентябре. Этими камерами планировалось снабдить военных и гражданских диспетчеров полетов, а также сотрудников службы наземного наблюдения. Очень жаль, что они прибыли, когда "большая паника" уже почти закончилась.

Первый намек на грядущие события появился 25 марта, когда в штаб-квартиру ФБР поступило свидетельство художника, проживавшего в Чикаго. Местный чикагский агент сообщил, что художник (его имя вычеркнуто в рассекреченном документе) связался с ФБР и описал следующий инцидент:

"…он увидел летающий диск в 9.00 6 марта 1952 года. М-р [имя вычеркнуто] заявил, что он смотрел в окно своего дома, которое выходит на юг, и внезапно заметил летающий диск на высоте примерно 7000 футов над Фуллертон-авеню. Угол возвышения диска над горизонтом составлял 45 градусов. Диск появился из облака на востоке, остановился и застыл неподвижно на долю секунды, а затем с огромной скоростью улетел на юг. По его словам, диаметр диска составлял около 6 футов; его цвет был белым, с голубоватым оттенком, похожим на алюминиевый. М-р […] так-. же утверждал, что он не видел выхлопа или инверсионного следа, а также не слышал никаких звуков, связанных с движением диска… Объект скрылся из виду примерно через 3 секунды после начала наблюдения, причем так быстро, что его очертания расплылись".

Оперативный агент в Чикаго сообщил, что он направил в AFOSI копию отчета об этом инциденте. Однако указанный документ почему-то не попал в архивы проекта "Синяя книга".

7 апреля в штаб-квартиру ФБР поступило новое сообщение, на этот раз из Нэшвилла, штат Теннесси.

Служащий ВМФ [его имя вычеркнуто цензурой], сообщил в ФБР о том, что в 22.20 13 марта 1952 года.

"…он стоял на заднем дворе и смотрел на луну, которая находилась в юго-западном секторе небо- свода. Внезапно он увидел объект, находившийся примерно в 20 градусах над горизонтом. По словам […], этот объект имел круглую форму при видимом размере около четверти лунного диска, насыщенного ярко-синего цвета. Объект перемещался с северо-запада на юго-восток и находился в поле зрения наблюдателя не более 3 секунд. […] утверждает, что объект двигался совершенно беззвучно. В момент наблюдения небо было безоблачным, звезды еще только начали появляться и основным источником света была полная луна".

Это еще одно свидетельское показание, которое не попало в архивы проекта "Синяя книга".

Через 10 дней после этого инцидента один из заместителей директора ФБР подшил к архиву копию статьи, появившейся в выпуске журнала «Лайф» от 7 апреля, — статьи, которая не скоро будет забыта.

Обложка журнала представляла собой неотразимое сочетание знойного секса и летающих тарелок. На ней была изображена мечтательная Мэрилин Монро с полузакрытыми глазами, в роскошном свободном платье, опущенном гораздо ниже плеч. Читателей заверяли, что перед ними "легенда Голливуда". В верхнем правом углу обложки красовалась надпись: "Новые доказательства реальности летающих тарелок".

Новые доказательства реальности летающих тарелок были предоставлены Г. Б. Даррахом-младшим и Робертом Джинной в статье под названием "К нам пожаловали пришельцы из космоса?". Ответ на этот вопрос, завладевающий вниманием читателя, был напечатан прямо под заголовком: "Представители ВВС теперь готовы.

признать, что многие инциденты с огненными шарами и летающими тарелками по-прежнему не поддаются объяснению, но теперь «Лайф» предлагает научные доказательства реальности межпланетных летающих тарелок".

Статья, основанная на репортерском расследовании Роберта Джинны, которым он занимался в течение одного года, содержала информацию непосредственно из архива ВВС. Джинна посетил ATIC 3 марта и с полного согласия капитана Руппельта и персонала проекта "Синяя книга" изучил ряд отчетов и анализов, причем некоторые документы были рассекречены по его просьбе. Затем авторы статьи взяли интервью у высокопоставленных чиновников ВВС в Пентагоне. Им сообщили, что ВВС предпринимает "постоянные меры разведывательного характера", пытается получить радарные и фотографические данные, а также "фрагменты или следы физического пребывания неопознанных объектов". Журналистам также сообщили, что ВВС впервые с декабря 1949 года предлагает "всем гражданам сообщать о необычных наблюдениях в ближайшее отделение военно-воздушных сил".

Авторы обсудили 10 ранее неопубликованных сообщений об НЛО и пришли к выводу, что их нельзя объяснить такими вещами и явлениями, как секретное оружие, атмосферные феномены, шары-зонды «Скайхоук», галлюцинации и психические отклонения. Далее они процитировали д-ра Уолтера Рейдда, немецкого ученого-ракетчика, который высказал мнение, что эти объекты "появились не из нашего мира". И наконец, коронная цитата из высказывания офицера разведки: "Чем выше вы поднимаетесь по служебной лестнице ВВС, тем серьезнее они относятся к летающим тарелкам". У читателя статьи вполне могло сложиться впечатление, что высшие чиновники ВВС уверены во внеземном происхождении НЛО.

Статья заканчивалась серией вопросов, каждый из которых ненавязчиво подталкивал читателей к наиболее очевидному ответу: "Какая сила заставляет их проноситься в небе с такой чудовищной скоростью? Кто или что находится на борту? Откуда они пришли? Почему они здесь? Каковы намерения существ, которые ими управляют? […] Где-то высоко в темном небе, возможно, сейчас находятся те, кто может ответить на все эти вопросы". Хотя авторы даже не упомянули о майоре Дональде Кейхо и о поразительном выводе, к которому он пришел в журнале «Тру» два с половиной года назад, можно не сомневаться, что он приветствовал их публикацию.

Утверждение о серьезном отношении к летающим тарелкам в высшем эшелоне ВВС было диаметрально противоположно многим предыдущим публичным высказываниям, но, разумеется, даже "на самом верху" никто не говорил о внеземном происхождении НЛО. Даже в частных разговорах внутри ATIC гипотеза "внеземного происхождения" не находила поддержки. В секретном ежемесячном рапорте о деятельности проекта "Синяя книга" капитан Руппельт написал: "Следует подчеркнуть, что выводы, сделанные в журнале «Лайф», не отражают позицию ВВС. Нет никаких доказательств, что эти объекты происходят из внешнего космоса".

Вообще-то Руппельт должен был выразиться конкретнее, сказав, что сотрудники ATIC/проекта "Синяя книга" не поддерживают выводы, сделанные в журнале «Лайф». Ведь позднее, в своей книге "Сообщения о неопознанных летающих объектах", он признавал, что другие чиновники ВВС поддерживали этот вывод. По словам Руппельта, некоторые "офицеры высокого ранга — настолько высокого, что их личное мнение было почти официальной политикой", действительно верили во внеземное происхождение летающих тарелок и высказывали такое мнение в беседах с Робертом Джинной.

Одним из них был не кто иной, как генерал Гарленд. Как мы помним, в своих личных бумагах Руп пельт упоминал о том, что Гарленд видел НЛО во время своего пребывания в Сакраменто, штат Калифорния. Руппельт также написал следующее: "[Генерал Гарленд] был той движущей силой, которая стояла за статьей в «Лайф». Он дал Джинне свои идеи и убедил руководство журнала в необходимости такой публикации".

Согласно данным из архива проекта "Синяя книга", статья в журнале «Лайф» была упомянута более чем в 350 газетах в США. В ATIC пришло ПО писем, связанных с этой статьей, а в редакцию журнала — более 700 писем. В письмах обсуждались уже известные инциденты с НЛО и выдвигались различные теории происхождения летающих тарелок. ATIC приготовился к наплыву новых сообщений об НЛО, но время для этого еще не настало. На следующий день после публикации разведка ВВС получила 9 сообщений, но потом их количество пошло на убыль.

В течение месяца разные газеты и журналы оживленно комментировали статью в журнале «Лайф». "НьюЙорк тайме" осудила Дарраха и Джинну за "некритичный подход к делу". Автор статьи в «Тайме» объявил, что в итоговом отчете проекта «Грудж» двухлетней давности содержатся объяснения любых сообщений об НЛО. К сожалению, он не знал, что генерал Кейбелл назвал этот отчет "ненаучной и бесполезной ерундой".

Слова Руппельта о том, что многие высшие офицеры ВВС верили в инопланетное происхождение летающих тарелок, находят косвенное подтверждение в ме-. морандуме, написанном 29 апреля 1952 года. Этот документ был составлен для того, чтобы оправдать поездку в Европу д-ра Стивена Поссони и подполковника Стерлинга — членов "специальной исследовательской группы", организованной для изучения "современных систем доставки", то есть в данном случае современных летающих аппаратов. Стивен Поссони, специалист по воздушной разведке со связями на высоком уровне в Пентагоне, и подполковник Стерлинг, руководитель специальной исследовательской группы, хотели отправиться в 5-недельную поездку по Европе с целью посетить военные учреждения в нескольких странах.

Их меморандум начинается с утверждения, что военно-воздушные силы могут сохранять свою эффективность лишь в том случае, если будут следить за развитием вражеских систем вооружения и работать на опережение противника. Однако, писали они, "у нас нет логичной и убедительной оценки развития советских средств доставки", и более того, "текущие оценки не отражают возможности того, что русские могли опередить США в разработке технологии управляемых снарядов". Затем в меморандуме говорится о деятельности специальной исследовательской группы и мимоходом упоминается о важном значении, которое придавалось проблеме НЛО:

"Специальная исследовательская группа предприняла обширное исследование возможностей СССР в области современных систем доставки. Цель исследования заключается в определении типа этих систем, их стратегических характеристик и, возможно, графика осуществления проектных и инженерно-конструкторских работ для их ввода в действие. В качестве важного "побочного продукта" мы надеемся, что это поможет пролить свет на неприятную проблему летающих тарелок".

Обращение к "советской угрозе" для оправдания поездки в; Европу в этом меморандуме очень похоже на уловку, использованную генералом Гарлендом в другом меморандуме, составленном четырьмя месяцами раньше.

Однако здесь аргумент против "гипотезы внеземного происхождения" обыгрывается для того, чтобы "гипотеза советского происхождения" выглядела более реальной. По существу, в документе говорится, что тарелки не могли прибыть с других планет или из дальнего космоса, потому что тогда астрономы увидели бы их приближение. Впрочем, авторы также указывают на трудность с "гипотезой советского происхождения":

"Несмотря на все сказанное, представляется невероятным, что Советский Союз обладает таким значительным преимуществом над США. Для того чтобы запускать летающие тарелки над территорией США, Советы должны опережать нас по меньшей мере на 20 лет. Они могли бы достигнуть такого превосходства лишь при осуществлении крупномасштабных разработок в полной изоляции, даже во время прошлой войны".

Иными словами, в меморандуме содержатся основания для того, чтобы отклонить обе гипотезы.

Нижеследующее высказывание представляется наиболее интересным, так как оно отражает образ мыслей «верхушки» ВВС:

"В связи с летающими тарелками исследовательская группа пытается разработать основу для плодотворного анализа. ВВС не может принять идею внеземного происхождения летающих тарелок, следовательно, они могут иметь советское происхождение".

Ну разве не забавно? Давайте еще раз посмотрим на последнее предложение и попробуем переписать его: [офицеры высокого ранга] ВВС не могут [официально] принять идею внеземного происхождения летающих тарелок, следовательно, [их просто игнорируют, поскольку есть очень слабая вероятность, что] они могут иметь советское происхождение. Тот факт, что Поссони и Стерлинг включили это высказывание в свой меморандум, означает, что «невозможное» может оказаться правдой.

С целью оправдать свою поездку в Европу для расследования сообщений об НЛО, Поссони сначала выдвинул аргумент против гипотезы внеземного происхождения, а затем высказал сомнения в невероятных достижениях русской ракетной и авиационной промышленности. Этот «обратный» аргумент сработал. Он получил поездку в Европу — возможно потому, что наиболее значительным человеком, которого ему предстояло убедить, был генерал Гарленс Г.

К концу апреля поток ежедневных сообщений начал возрастать; Руппельт[33] и сотрудники проекта "Синяя книга" связывали это со статьей в журнале «Лайф» и последующей шумихой, поднятой в прессе. Но Руппельт еще не знал, что нашествие летающих тарелок только начинается.

Будет поучительно перечислить количество объектов, наблюдавшихся ежемесячно, чтобы проследить за развитием событий.[34] Согласно "Научному исследованию неопознанных летающих объектов", которое представляет собой последний отчет об НЛО по заказу ВВС, выполненный Колорадским университетом в 1967–1968 го дах, ежемесячные цифры, начиная с сентября 1951 года и заканчивая июнем 1952 года, таковы: сентябрь — 16, октябрь — 24, ноябрь — 16, декабрь — 12, январь — 15, февраль — 17, март — 23, апрель — 82, май — 79, июнь — 148.

Неожиданный всплеск наблюдений в апреле, мае и июне очевиден. Что произошло? Может быть, люди начали чаще сходить с ума? Или нашумевшая журнальная статья заставила людей сообщать о любых необычных объектах, на которые они в других обстоятельствах не обратили бы внимания? Так думал Руппельт и сотрудники ATIC — по крайней мере, они так говорили, — но сейчас очевидно, что дело бьшо не только в этом.

12 мая ФБР получило очередную встряску. Неопознанные летающие объекты появились еще над одним "жизненно важным учреждением" — фабрикой по производству обогащенного урана для атомных бомб в Саванна-Ривер.

"СРОЧНО, КОМИССИЯ ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ США САВАННА 12 МАЯ 1952, 7.58, ФАБРИКА САВАННА-РИВЕР КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР ТЕМА: ЛЕТАЮЩИЙ ДИСК.

10 мая, примерно в 22.45, четыре сотрудника компании «Дюпон», работающие на фабрике в Саванна-Ривер поблизости от Эллингтона, штат Южная Каролина, увидели 4 объекта дискообразной формы, быстро пролетевшие над "зоной 400" с юга на север и исчезнувшие в отдалении. Приблизительно в 23.05 те же сотрудники заметили еще 2 похожих объекта, пролетевших с юга на север. В 23.10 1 объект приблизился с северо-востока и исчез в юго-западном направлении. Еще 1 объект, наблюдавшийся в 23.15, пролетел с юга на север. Судя по описанию, диски имели желтый или золотистый цвет, а их диа метр составлял около 15 дюймов. Все объекты двигались с большой скоростью на большой высоте, не издавая никаких звуков. Объект […], который приблизился с северо-востока, летел так низко, что должен был пройти на бреющем полете над высокими цистернами в пределах "зоны 400". Свидетели утверждали, что объекты немного отклонялись в полете влево и вправо, но в целом придерживались общего курса. Судя по скорости и высоте полета, наблюдение продолжалось не более нескольких секунд. Служба безопасности в Саванна-Ривер в настоящее время не проводит активного расследования этого инцидента и передает информацию в ФБР для любого решения, которое будет сочтено необходимым".

Из штаб-квартиры ФБР это сообщение бьшо немедленно направлено директору AFOSI. В списке проекта "Синяя книга" инцидент числится как "не получивший объяснения".

Новая статья об НЛО в журнале «Лук», появившаяся в начале июля, заметно отличалась от предыдущей, опубликованной полтора года назад. Как мы помним, в январском выпуске 1951 года Роберт Консидайн подверг теорию о внеземном происхождении летающих тарелок разгромной критике, заявив, что командование ВВС дало исчерпывающее объяснение, а все очевидцы — это мистификаторы, искатели славы или люди с психическими отклонениями.

Автор новой статьи, Дж. Роберт Москин, проявил более взвешенный подход к предмету. Он посетил штаб-квартиру проекта "Синяя книга" через две недели после публикации в журнале «Лайф» и встретил самый любезный прием. В своей статье он процитировал генерала Хойта, сказавшего, что, пока хотя бы одно свидетельство остается без объяснения, ВВС будет продолжать расследование проблемы. Москин вкратце изло жил планы проекта "Синяя книга" по сбору научных данных лучшего качества. Он указал, что многие секретные атомные объекты «посещались» НЛО, но при этом нет никаких доказательств того, что какое-то иностранное государство (то есть СССР) занимается воздушным шпионажем над территорией США, "хотя этот страх по-прежнему глубоко сидит в умах некоторых ответственных людей". Москин также подчеркнул, что ВВС оставило попытки объяснить сообщенияоб НЛО "послевоенным психозом", общественным напряжением или тягой к сенсациям. Теперь там были уверены, что ответ заключается в неправильной интерпретации известных вещей, оптических феноменах, объектах, сделанных человеком или объектах внеземного происхождения. Независимо от окончательного ответа из статьи Москина было ясно, что ВВС активно занимается расследованием, и это подтверждало сведения из статьи в журнале «Лайф» 2-месячной давности.

Хотя после нескольких месяцев организационной работы проект "Синяя книга" был готов к приему обычного потока сообщений от очевидцев, то, что случилось в июле, в несколько раз превысило его возможности. В предыдущие месяцы сообщения поступали с частотой раз в два дня или около того. Во второй половине апреля частота возросла до 2–3 сообщений в день и оставалась на этом уровне до конца июня. Затем количество сообщений увеличилось до 4, 5, 10 в день… а во второй половине июля со всех концов США и из некоторых других стран поступало до 20 сообщений в день.

Перечисление мест наблюдений НЛО звучит как урок по географии США. Начиная с утра 20 июля до полуночи 22 июля неопознанные летающие объекты наблюдались в следующих местах: Нью-Джерси (7), Колорадо (2), Иллинойс (2), Мичиган (2), Пенсильвания (1), Кентукки (1), Калифорния (3), Техас (5), Северная Каролина (1), Флорида (2), Джорджия (1), Миссури (1), Массачусетс (5), Мэн (1), Индиана (1), НьюМексико (1), Алабама (1), Орегон (1), Нью-Гемпшир (1), Южная Дакота (1), Нью-Йорк (1), Мэриленд (2), Виргиния (1) и Вашингтон (3). Поступило также 2 сообщения из Германии и по 1 сообщению из Мексики и Марокко. 14 из 51 были сообщениями от военных наблюдателей, причем 6 раз НЛО наблюдались в окрестностях авиабаз ВВС. С точки зрения сотрудников проекта "Синяя книга", ситуация с летающими тарелками начинала выходить из-под контроля.

Обстановка накалилась до предела, когда летающие тарелки были замечены над столицей США. По крайней мере, так показалось опытным диспетчерам Национального аэропорта вечером в субботу, 19 июля, и еще раз неделю спустя. Неопознанные цели появлялись на экранах 2 разных радаров — Национального аэропорта и авиабазы ВВС «Эндрюз». Эти цели представляли собой плотные «точечные» отражения, в отличие, от расплывчатых диффузных образов, характерных для "аномального распространения сигнала" или "радарных ангелов". Во время наблюдений в воздух поднимались истребители F-94, базировавшиеся на авиабазе «Ньюкасл» в Делавэре. Обычно летчики не видели огней, которые ассоциировались с целями, но было по меньшей мере 2 визуальных подтверждения. С другой стороны, пилоты гражданских самолетов, пролетавших поблизости, несколько раз сообщали о необычных движущихся огнях, как и наземные наблюдатели.

События начались примерно в 23.40 в субботу, 19 июля, когда на радаре Вашингтонского центра управления воздушным движением (WARTCC) в Национальном аэропорте появились цели, движущиеся в направлении авиабазы «Эндрюз». В 0.05 на пульт диспетчерского пункта авиабазы «Эндрюз» поступил звонок, в котором сообщалось о ярко-оранжевом объекте, движущемся на юг. Диспетчер, разговаривавший по телефону, посмотрел на юг и увидел "оранжевый огненный шар, оставлявший за собой искристый след… он был очень ярким и не похожим на все, что я видел раньше… он начал закладывать вираж, а потом вдруг улетел на невероятной скорости. Он исчез за долю секунды".

Человек, звонивший в диспетчерскую, видел то же самое. Несколько секунд спустя, диспетчер "увидел еще.

1 объект, похожий на первый. Он тоже начал закладывать широкий вираж, а затем исчез". В течение следующих 25 минут 5 сотрудников авиабазы видели еще.

2 светящихся объекта красновато-оранжевого цвета, беспорядочно двигавшихся в юго-восточном направлении. Продолжительность наблюдений составляла от 5 до 30 секунд. В 1.20 и в 1.25 быстро движущиеся огни оранжевого оттенка, оставлявшие за собой искристый след, наблюдались диспетчерами базы «Эндрюз». В 2.35 в WARTCC поступило сообщение от гражданского пилота, который сказал, что он видел 3 неопознанных объекта возле Херндона, штат Виргиния, к западу от Вашингтона. По его словам, "раньше я не видел ничего подобного".

Неделю спустя, 25 июля в 21.15 на радарах Вашингтонского центра управления воздушным движением появилось от 4 до 8 неопознанных объектов, описанных операторами радаров как "хорошие, четкие цели". Согласно отчету AFOSI, в 23.20 по тревоге были подняты в воздух два F-94 с авиабазы «Ньюкасл», и один, из пилотов.

"…сообщивший о визуальном контакте с объектом, как ему показалось сначала, настиг цель, но при наблюдении на радарном экране объект и F-94 двигались примерно с одинаковой скоростью. Однако, когда летчик попытался догнать объект, тот исчез одновременно из поля зрения и с экранов радара. Пилот F-94 доложил о "невероятной скорости объекта".

Следующим вечером произошел новый инцидент. 26 июля, в 20.15, пилот и стюардесса самолета авиакомпании "Нэшнл эрлайнс", летевшего на высоте 1700 футов со скоростью 200 миль в час, увидели светящийся объект, который показался им похожим на кончик зажженной сигареты (тускло красный), и пролетел "прямо над авиалайнером". По их оценке, скорость объекта составляла 100 миль в час. В 20.54 РЛС авиабазы «Эндрюз» засекла от 10 до 12 неопределенных радарных целей в районе Вашингтона. Через полтора часа, в 10.23, диспетчеры WARTCC определили 4 цели в разных участках над пригородами Вашингтона.

Согласно документу, рассекреченному лишь в 1985 году, чиновник Управления гражданской авиации, летевший на высоте 2200 футов в 22.46 увидел "5 светящихся объектов, изменявших цвет от белого до оранжевого". В том же документе сказано: "Некоторые пилоты коммерческих авиалиний сообщали о светящихся объектах, цвет которых изменялся от "кончика зажженной сигареты" до ярко-белого [по записям их переговоров с операторами ARTC]". В 22.38 командный пост ВВС был извещен о появлении неопознанных целей, и в 11.00 в воздух поднялись два F-94. В документе говорится, что "один пилот сначала видел 4 светящихся объекта, а потом 1 огонек прямо, по курсу, но не смог сблизиться с ним, поскольку светящийся объект неожиданно исчез".

Во время инцидентов 26 июля два сотрудника проекта "Синяя книга", один из которых был специалистом по радарам, находились в районе Вашингтона. Их быстро известили о радарных наблюдениях, и они прибыли на авиабазу «Эндрюз» вскоре после полуночи. По прибытии они смогли увидеть "7 хороших, плотных целей". Специалист по радарам связался с диспетчерами аэропорта и определил наличие слабой температурной инверсии в зоне наблюдения. Однако, по его мнению, инверсия была слишком слабой, чтобы вызвать появление таких четких целей, поэтому отдан приказ о втором вылете перехватчиков. Когда самолеты прибыли на место, цели "растворились в воздухе". Так заверши лась серия инцидентов в окрестностях Вашингтона, но для ВВС неприятности только начинались.

Насколько было известно общественности, первые признаки того, что происходит нечто необычное, выражались в резком увеличении количества сообщений о летающих тарелках в местной и национальной прессе. 19 июля в нескольких центральных газетах появились статьи, в которых публиковалось признание ВВС в связи с удвоением количества сообщений об НЛО по сравнению с предыдущими годами. Некоторые подробности инцидентов 19–20 июля просочились в прессу и были опубликованы 22 июля.

Капитан Руппельт, который в то время находился в Дейтоне, штат Огайо, не был поставлен в известность об этих инцидентах. 21 июля, когда он прибыл в Вашингтон по текущим делам, то все еще пребывал в неведении. Руппельт узнал о случившемся из утренних газет и немедленно начал обзванивать разных людей в попытке выяснить реальное положение вещей — ведь именно он отвечал за техническое обоснование всех пресс-релизов ВВС, имеющих отношение к НЛО.

К сожалению, вместо ответов Руппельт получил только новые вопросы. Его настроение явно не улучшилось, когда один генерал сообщил ему, что президент Трумэн хочет знать, в чем дело. Очевидно, некоторые из радарных целей находились над запретной зоной в окрестностях Белого дома, о чем было доложено президенту. Однако к вечеру Руппельт уже имел «ответ» для прессы: ВВС не дает никаких официальных комментариев до окончания расследования. На следующий день многие репортеры истолковали это как "упорное нежелание сообщать факты о случившемся".

Шумиха в прессе, связанная с появлением летающих тарелок и расследованием ВВС, нарастала день ото дня. Редакции провинциальных газет по всей стране были завалены сообщениями об НЛО. В качестве примера можно привести заголовок на первой полосе "Индиа наполис ньюс" от 28 июля: "Сотни людей в нашем штате видели летающие тарелки". В статье говорилось о том, что военные и офицеры полиции "в течение 4 часов записывали показания очевидцев".

Известия о вашингтонских инцидентах 25–27 июля лишь подлили масла в огонь. 28 июля многие газеты поспешили сообщить сенсационную новость от агентства новостей "Интернэшнл ньюс сервис":

"…пилоты реактивных истребителей переведены на 24-часовой режим боевой готовности к появлению летающих тарелок, с приказом сбивать их, если они откажутся приземлиться. Стало известно, что самолеты уже несколько раз поднимались в воздух и пытались сбить таинственные объекты, но не смогли приблизиться к ним настолько, чтобы пустить в ход оружие".

Ситуация приближалась к панической. Что- на земле — или за ее пределами — было причиной всех этих явлений? Газетчики и читатели хотели получить ответ, и не «скоро», а немедленно! Реакция ВВС не заставила себя долго ждать.

Несколькими днями раньше, 24 июля, полковник У. К. Смит из Управления разведки ВВС написал меморандум с оценкой сложившейся ситуации. Этот меморандум был написан в ответ на запрос генерала Сэмфорда, а затем лег на стол генералу Уайту, исполняющему обязанности начальника штаба ВВС. Согласно меморандуму, "всего с 1947 года поступило от 1000 до 1050 сообщений [об НЛО]", а нынешний поток сообщений является результатом публикации в апрельском номере журнала «Лайф» и последующей шумихи в прессе. В меморандуме утверждалось, что "география наблюдений не обнаруживает каких-либо закономерностей, из чего можно сделать вывод, что они носят случайный характер". Согласно записям полковника Смита, использованным при подготовке меморандума, всего было 180 необъясненных сообщений, из которых лишь 53 "происходят из достаточно надежных источников". Иными словами, количество необъясненных сообщений составляло более 20 %, В конце меморандума генерал Сэмфорд сделал приписку для генерала Уайта, в которой говорилось, что брифинг офицеров ATIC запланирован на 29 июля, "в любое время, когда пожелаете". Как выяснилось, генералу Сэмфорду «повезло», что он подготовил брифинг на этот день. Ему действительно пришлось провести брифинг — но не для генерала Уайта.

Сообщения об НЛО сыпались как снег на голову. 28 июля ATIC получил около 50 сообщений, 43 из которых относились к этому числу. Остальные были более ранними, задержавшимися по разным причинам. Несколько месяцев спустя сотрудники проекта "Синяя книга" установили, что в этот день был установлен абсолютный рекорд по числу наблюдений НЛО за всю историю исследований. В течение следующей недели частота сообщений уменьшилась в среднем до 10 в день, хотя этот уровень все равно считался очень высоким.

Однако 28 июля капитан Руппельт и его люди еще не знали о том, что волна сообщений пойдет на спад; они не знали, чего ожидать. Им вполне могло казаться, что инопланетяне вот-вот приступят к высадке массового десанта на Землю. Что тогда произойдет? Настоящая "Война миров"?

29 июля принесло очередные новости, включая еще одно доказательство того, что радар может засечь НЛО. Истребитель-перехватчик выполнял обычный тренировочный вылет с авиабазы «Селфридж», штат Мичиган, когда диспетчер наземного управления попросил пилота установить принадлежность объекта, появившегося на экране радара. Объект двигался в южном направлении над Седжноу, штат Мичиган, со скоростью 625 миль в час, что соответствовало возможностям реактивного истребителя. Может быть, это был просто канадский патрульный самолет, случайно нарушивший границу?

Пилот начал правый разворот, а второй пилот обнаружил радарную цель в 60 градусах по правому борту. Самолет продолжал разворачиваться, пока цель не оказалась прямо по курсу и радарный луч не замкнулся на неопознанном объекте. Преследование на высокой скорости продолжалось около 30 секунд. Второй пилот определил, что объект находится примерно в 4 милях впереди и летит на высоте 20 000 футов, практически на одном уровне с самолетом. Позднее он сказал, что видел, как "цель… испускала световые сигналы в четкой последовательности — белый, красный, голубоватозеленый. Это было единственное, что мы смогли опознать. Я служил бомбардиром, радарным наблюдателем и штурманом, но никогда не видел ничего подобного".

В это время служба наземного контроля объявила, что на ее радарном экране виден как самолет, так и неопознанный объект. Затем объект внезапно вышел из радарного захвата на радиолокаторе истребителя, и, прежде чем пилот успел отреагировать, лег на обратный курс. Диспетчер наземного радара, следивший за истребителем и целью, был поражен, когда увидел, как неопознанный объект сделал поворот на 180 градусов и полетел к канадской границе. F-94 устремился в погоню, но безуспешно, так как объект увеличил скорость, двигаясь беспорядочными рывками. Его точная скорость осталась неизвестной, так как радар определял его положение лишь раз в 10 секунд, после кругового обхода радиолуча. Однако в среднем за это время объект пролетал 4 мили (4 мили за 10 секунд = 1440 миль в час). Это вдвое превышало предельную скорость истребителя. Самолет преследовал объект около 20 минут, но затем пилот передал на базу, что у него кончается горючее и он должен совершить посадку. Когда самолет повернул назад, диспетчер наземного радара увидел, что скорость неопознанного объекта неожиданно снизилась до первоначальной.

В архивах проекта "Синяя книга" этот случай числится среди не получивших объяснения. Еще два похожих инцидента с НЛО произошли утром 29 июля возле Розуэлла, штат Нью-Мексико, и в Лос-Аламосе; в последнем случае с авиабазы ВВС «Киртленд» по тревоге был поднят истребитель.

Тем временем в Вашингтоне пресса бурно обсуждала сообщение о том, что пилоты ВВС получили приказ при необходимости открывать огонь по летающим тарелкам. Неужели это действительно так? События выходят из-под контроля? А может быть, одну летающую тарелку уже подстрелили? Все жаждали ответов, и Натан Твининг собирался ответить на некоторые вопросы.

Генерал Твининг, руководивший AM С в 1947 году, оставил этот пост в январе 1948 года (его сменил генерал Бенджамин Гидлоу) и теперь был начальником штаба ВВС. Твининг приказал Сэмфорду собрать пресс-конференцию для разъяснения официальной позиции военно-воздушных сил по отношению к НЛО. Утром 29 июля пресс-секретарь Сэмфорда объявил, что конференция по проблеме летающих тарелок состоится в Пентагоне во второй половине дня. Генерал Сэмфорд собирался ознакомить представителей средств массовой информации с частью того брифинга, который он подготовил для генерала Уайта.

В 16.00 началась самая длинная пресс-конференция после окончания Второй мировой войны. Она продолжалась почти полтора часа. Генерал Сэмфорд привел с собой нескольких экспертов по радиолокации, капитана Руппельта и человека, о котором упоминалось в главе 1, - генерал-майора Роджера Рейми, бывшего командующего 8-й дивизией на авиабазе ВВС «ФортУорт», штат Техас; это он придумал "метеорологический зонд" в качестве объяснения материалов розуэллского инцидента. Теперь он был начальником оперативного штаба ПВО.

Генерал Сэмфорд сообщил собравшимся журналистам, что, поскольку причиной инцидентов не являлось испытание новых видов отечественного оружия, ВВС было обязано расследовать их. Далее он сказал:

"Мы получили и проанализировали от 1000 до 2000 сообщений, поступивших к нам из всевозможных источников. К нашему удовлетворению, в подавляющем большинстве случаев нам удалось найти объяснение описанным событиям и явлениям. Однако в этой огромной массе информации иногда встречались сообщения от достойных доверия наблюдателей, утверждавших, что они видели невероятные вещи. Именно эта группа наблюдений является предметом нашего расследования. На сегодняшний день мы пришли лишь к одному достаточно твердому выводу: эти инциденты не обнаруживают никакой скрытой цели или схемы, которую мы могли бы истолковать как возможную угрозу национальной безопасности США".

Генерал Сэмфорд дал несколько ясных ответов на вопросы репортеров. Дискуссия сосредоточилась вокруг инцидентов в районе Вашингтона, хотя у Сэмфорда и его "команды поддержки" было недостаточно информации для того, чтобы определить их причину. Генерал Рейми предоставил некоторую информацию о вылетах истребителей, а Сэмфорд, опираясь на заключение специалистов по радиолокации, высказал мнение о том, что причиной появления радарных целей является "температурная инверсия" в атмосфере. Некоторые журналисты попытались нажать на него, требуя четкого ответа вместо «мнения», но генерал отказался дать четкий ответ. Зато он сказал, что ВВС "проводит тщательную проверку всех поступающих сообщений".

Генерал Сэмфорд отверг теорию внеземного происхождения НЛО, намекнув на то, что все инциденты, не получившие объяснения, были результатами природных феноменов. Однако он отказался пояснить, о каких именно природных феноменах идет речь; каждый раз, когда ему задавали вопросы о конкретных инцидентах, он ссылался на недостаток информации. На пресс-конференции не было очевидцев, даже сотрудников проекта "Синяя книга", которые находились на контрольно-диспетчерском пункте авиабазы ВВС «Эндрюз» во время радарных наблюдений НЛО 26 и 27 июля. (Как мы помним, они говорили о "7 хороших, плотных целях", а не об атмосферных возмущениях или "радарных ангелах".)

Из-за отсутствия очевидцев репортеры не могли устроить генералу "очную ставку" со свидетельскими показаниями. Некоторые представители прессы знали о свидетельствах пилотов ВВС и других военнослужащих, а также о появлении НЛО в окрестностях "жизненно важных учреждений". Они спросили генерала об этом, но он опять сослался на нехватку информации. От него смогли добиться лишь признания, что около 20 % сообщений об НЛО остается без объяснений, но это признание само по себе было довольно красноречивым.

На следующий день на первых полосах центральных газет под броскими заголовками появились статьи, сводившие все инциденты в окрестностях Вашингтона к. простому ответу, так необходимому для командования ВВС: воздух над земной поверхностью сильно нагрелся от летней жары, что привело к температурным инверсиям, которые в свою очередь стали причиной появления неопознанных радарных целей — больше ничего. Большинство журналистов, скептически относившихся к летающим тарелкам и склонных верить мнению специалистов, приняли этот простой ответ, хотя и с некоторыми исключениями.

В нескольких газетных статьях отражалась точка зрения меньшинства, а именно: официальные лица пытаются ввести общественность в заблуждение. Знаменитый журналист-обозреватель Дрю Пирс указал на то, что представители ВВС впервые признали совпадение радарного обнаружения с визуальными наблюдениями неопознанных объектов. Пирсон не побоялся предположить, что эти объекты происходят с другой планеты. Другие «несогласные» журналисты не заходили так далеко, но критиковали ВВС за похвальбу своими научно-техническими достижениями, хотя было ясно, что феномен летающих тарелок не нашел удовлетворительного объяснения.

В последующие недели и месяцы некоторые ученые и специалисты по радарам публично оспаривали объяснение вашингтонских инцидентов, однако их аргументы не обладали весом и убедительностью официального заявления генерала Сэмфорда и его подчиненных. Никто, кроме высокопоставленных чиновников ВВС, не обладал достаточно полной информацией, поэтому объяснение генерала нельзя было подвергнуть тщательной проверке.

Много лет спустя диспетчеры службы контроля над воздушным движением, принимавшие участие в инцидентах 26–27 июля 1952 года, в интервью с журналистами единодушно отвергали официальное объяснение. Они утверждали, что были хорошо знакомы с радарными образами, возникающими при аномальном распространении радиоволн, и что неопознанные объекты на экранах радаров ничуть не напоминали эти образы.

Возможно, командование ВВС посчитало, что прессконференция генерала Сэмфорда произвела недостаточно сильное впечатление на общественность. Генерал Ванденберг, отвечавший на вопросы журналистов на следующий день, выразил озабоченность в связи с продолжением "массовой истерии вокруг летающих тарелок". Ванденберг заверил, что объекты не являются внеземными кораблями или секретным оружием. Он сказал, что ВВС в течение нескольких лет исследует поступающие сообщения, и пока не удалось обнаружить никаких убедительных доказательств. Потом на телеви дении выступил генерал Рейми. Он повторил все сказанное Сэмфордом во время пресс-конференции и признал, что командование ВВС было вынуждено выступить с поспешными объяснениями, чтобы предотвратить массовую панику.

Сторонним наблюдателям могло показаться, что ВВС держит все под контролем, однако «изнутри» складывалось другое впечатление. Если бы журналисты знали, что говорили подчиненные генерала Сэмфорда своим коллегам в день пресс-конференции, у них бы не осталось сомнений в существовании правительственного заговора с целью скрыть реальное положение вещей.

Глава 20. Корабли с другой планеты

29 июля 1952 года, за несколько часов до пресс-конференции генерала Сэмфорда, руководитель отдела контрразведки из Управления генерального инспектора AFOSI Джилберт Леви решил связаться с AFI и выяснить, откуда прессе стало так много известно о недавних инцидентах с НЛО в окрестностях Вашингтона. Судя по всему, он подозревал, что кто-то нарушил режим секретности и допустил утечку информации. Леви доложил о результатах своего «расследования» генералу Кэрроллу, директору AFOSI. Его отчет содержится в разделе AFOSI из архивов проекта "Синяя книга", рассекреченных в 1975 году:

"1. В свете широкой огласки, сопровождающей [радарные наблюдения НЛО в Национальном аэропорте], я решил провести проверку с целью определить источник недавних утечек в средства массовой информации.

2. В отделении текущих расследований AFOIN [то есть в офисе генерала Сэмфорда], которое отвечает за контроль над распространением служебной информации, нам сообщили, что большая часть недавних публикаций появилась в результате радарных наблюдений неопознанных объектов в атмосфере, произведенных сотрудниками служб гражданской авиации в Национальном аэропорте начиная с 21.15 25 июля 1952 года. Наблюдения продолжались до 00.10 26 июля; операторы рада ров охарактеризовали неопознанные объекты как "хорошие, четкие цели". Количество целей составляло от 4 до 8.

3. 25 июля 1952 года два истребителя ВВС F-94 были подняты с авиабазы «Ньюкасл» с целью перехвата объектов, замеченных на радаре. Один из пилотов сообщил о визуальном контакте с неопознанным объектом и о сближении с ним, но на радарном экране объект и F-94 продолжали двигаться с примерно одинаковой скоростью. При попытке догнать объект визуальный контакт был утрачен вместе с радарным отражением. Пилот F-94 упомянул о "невероятной скорости" объекта.

4. Директор разведки сообщает, что в настоящее время не существует теории, объясняющей происхождение этих объектов, и они продолжают считаться необъясненными. Огласка в значительной степени была обусловлена контролируемыми утечками в прессу со стороны ВВС".

Как говорится, шила в мешке не утаишь. Перечитайте пункт 4. Директор разведки говорит, что не существует теории, объясняющей происхождение объектов, и они продолжают считаться необъясненными. Несколько часов спустя он сказал журналистам нечто совсем другое.

В отсутствие любой другой информации можно было бы предположить, что это ошибка. Может быть, Леви неправильно понял услышанное. Однако у нас есть другая информация, которая вполне согласуется с тем, что написал Леви. Она содержится в "Секретных материалах" ФБР — в документах, долгое время остававшихся скрытыми от американского народа.

В тот же день и, возможно, в то же самое время, когда Леви связался с AFI, ФБР также запросило у AFI информацию о последних инцидентах с летающими тарелками. Мистер Н. У. Филкокс, отвечавший за контакты с ВВС, договорился через офис генерала Сэмфорда о брифинге с "коммандером Рэнделлом Бойдом из отделения текущих расследований AFOIN, относительно расследования многочисленных сообщений о летающих дисках и летающих тарелках". (Это то же самое отделение, которое снабдило информацией Леви.) Вот что сказали Филкоксу:

"Коммандер Бонд сообщил, что командование разведки ВВС учредило на авиабазе «Райт-Паттерсон» Центр воздушной технической разведки (ATIC) с целью координации, сопоставления и исследования всех сообщений о летающих тарелках и летающих дисках. По его словам, в результате предварительных исследований было установлено, что история наблюдения летающих тарелок или похожих объектов насчитывает несколько веков и обнаруживает четкую закономерность: количество сообщений возрастает пропорционально общественной огласке инцидентов. Он сказал, что, если в газетах начинается, шумиха, граждане немедленно начинают звонить и сообщают даже об инцидентах, случившихся несколько месяцев назад".

Коммандер Бонд ошибся в своем утверждении, что ATIC был учрежден для расследования сообщений об НЛО. На самом деле Центр воздушной технической разведки на авиабазе «Райт-Паттерсон» предназначался для исследования зарубежной авиационной технологии, особенно советских летательных аппаратов. Некоторые сотрудники ATIC принимали участие в работах по проекту "Синяя книга". Заявление Бойда о том, что количество сообщений об НЛО возрастает пропорционально общественной огласке инцидентов, разделялось большинством его коллег, но его истинность так и не была доказана. Фактически в тот же период времени можно найти свидетельства в пользу обратного: через несколько дней после пресс-конференции ВВС газеты разразились целым потоком сенсационных статей, а частота сообщений заметно уменьшилась.

Далее в отчете агента Филкокса сказано следующее:

"По словам коммандера Бойда, все сообщения о наблюдении летающих тарелок были разделены сотрудниками Центра воздушной технической разведки на три основных категории:

1. Сообщения граждан, утверждающих, что они наблюдали летающие тарелки с земли. Описанные объекты различаются по внешнему виду, цвету и скорости движения. Эти наблюдения вызывают очень мало доверия, поскольку в большинстве случаев выясняется, что речь идет о галлюцинациях, игре воображения или о реальных и вполне понятных объектах, пролетающих по небу.

2. Сообщения гражданских и военных пилотов. Эти сообщения считаются более надежными, поскольку военные и гражданские пилоты обладают значительным опытом наблюдения воздушных объектов и не склонны к галлюцинациям. В обоих случаях пилоты, сообщающие о необычных объектах, подробно опрашиваются представителем разведки ВВС с целью получить как можно более полное описание наблюдавшихся объектов или феноменов.

3. Сообщения пилотов, подкрепленные радарными или визуальными наблюдениями с земли. Коммандер Бойд сообщил, что эта последняя категория составляет 2–3 % от общего количества сообщений и труднее всего поддается объяснению. Некоторые сообщения о визуальном контакте первоначально исходили от наземных наблюдателей, но впоследствии были подкреплены показаниями радаров. В таких случаях, по его словам, нет сомнений, что наблюдатели действительно видели в небе что-то необычное. Однако он добавил, что эти объекты все равно могут быть природными феноменами, которые отразятся на радарном экране в случае особых электрических возмущений в атмосфере".

Итак, согласно коммандеру Бонду, лишь 2–3 % наблюдений образуют «сердцевину» феномена. Это количество примерно соответствует 5 процентам (53 наблюдения из 1000), которые, по словам полковника У. Смита от 24 июля 1952 года, "исходят из надежных источников" (см. главу 19), Хотя и редко, были наблюдения (некоторые из них уже упомянуты в этой книге), которые абсолютно не поддавались объяснению, если исключить такие нелепые гипотезы, как одновременный приступ безумия у нескольких людей или одновременная поломка измерительных инструментов (радаров, теодолитов), причем сразу же после наблюдения и люди, и инструменты снова возвращались к норме.

Коммандер Бойд не сообщил ФБР, что на тот момент количество необъясненных наблюдений составляло примерно 20 %, куда входили 3 % самых загадочных. Есть мнение, что в остальных 17 % имелись детали, допускавшие возможность объяснения на основе резонных предположений. С другой стороны, 3 % наблюдений требовали совершенно необоснованных предположений, прежде чем давать какое-либо объяснение.

Далее в отчете Филкокса говорится:

"По его утверждению, летающие тарелки чаще всего наблюдались в местах с оживленным воздушным движением, таких, как Вашингтон и Нью-Йорк. Однако некоторые сообщения поступали из различных штатов США, а также из таких отдаленных мест, как Акапулько в Мексике, Корея и Марокко".

Стоит обратить внимание на высказывание коммандера Бойда, что тарелки чаще всего наблюдались в местах с оживленным воздушным движением, которые обычно плотно населены, поскольку один из основных аргументов против реальности летающих тарелок звучал следующим образом: "Если они реальны, то по чему их видят только неопытные наблюдатели в сельской глубинке, а не жители городов?" Согласно исследованию Бэттеловского мемориального института, которое завершилось через несколько месяцев после этого брифинга, существовала четкая корреляция между количеством наблюдений и местами расположения военных авиабаз и гражданских аэропортов. Однако это не означает, что там наблюдатели чаще принимали самолеты за летающие тарелки. Более вероятно, что люди, живущие в окрестностях аэропортов и на авиабазах, склонны чаще смотреть на небо, чем все остальные.

Много лет спустя, проанализировав исследование Бэттеловского института, я не обнаружил какой-либо корреляции между населенностью района и количеством наблюдений НЛО в этом районе. Иными словами, в местности с населением несколько сотен тысяч человек количество наблюдений за несколько лет могло быть таким же, как в местности с населением несколько миллионов человек. Это не то, чего следовало бы ожидать, если бы правы оказались скептики, утверждавшие, что большинство сообщений об НЛО имеет "ментальную природу" и является результатом галлюцинаций и других психических отклонений.

Далее в отчете агента Филкокса говорится:

"Он сообщил, что наблюдения из последней категории [категория ј 3 из вышеперечисленных] не получили удовлетворительного объяснения. Однако он указал на возможность того, что эти объекты все-таки могут быть природными феноменами или результатом локальных возмущений в атмосфере. По его мнению, нельзя полностью исключать возможность того, что наблюдаемые объекты могут быть кораблями с другой планеты, например с Марса. В настоящее время нет никаких доказательств этой теории, но тем не менее ее нельзя сбрасывать со счетов. По словам коммандера Бонда, командование разведки ВВС вполне уверено, что эти объекты не являются летательными аппаратами или управляемыми снарядами иностранного производства. Он сообщил, что в настоящее время проводятся интенсивные исследования неопознанных летающих объектов и что каждый раз, когда сообщения считались вполне достоверными, в воздух поднимались реактивные самолеты-перехватчики с целью получить более точное описание объекта. Однако недавние попытки показали, что, когда пилоты сближаются с неопознанными объектами, последние неизменно исчезают".

Что мы слышим? Космические корабли с другой планеты? Если бы журналисты каким-то образом узнали, о чем говорил подчиненный генерала Сэмфорда с агентом ФБР, то на пресс-конференции разразилась бы настоящая буря.

Обращаясь к прошлому, мы можем сказать, что высокопоставленный генерал солгал американскому народу, когда отверг гипотезу внеземного происхождения НЛО и высказал мнение, что инциденты в окрестностях Вашингтона можно объяснить температурной инверсией в слоях атмосферы. Это была ложь, поскольку он сам не верил в то, что говорил.

"В настоящее время не существует теории, объясняющей происхождение этих объектов", — так сказали Джилберту Леви. Может быть, генерал солгал для того, чтобы снизить накал массовой истерии в связи с летающими тарелками? Или он солгал, потому что некоторые неопознанные летающие объекты были опознаны как космические корабли внеземного происхождения?

Вскоре после пресс-конференции генерала Сэмфорда (см. предыдущую главу) правительственный ученый и консультант Стивен Поссони высказал свое мнение по поводу увеличения количества сообщений об НЛО. Как можно видеть, он исходит из предположения, что тарелки являются природными феноменами; это соот ветствует мнению Сэмфорда, высказанному на прессконференции, но противоречит его собственному апрельскому меморандуму, в котором предполагается, что тарелки могут быть аппаратами советского производства. Интересно также его упоминание о потеплении в северном полушарии Земли, если учесть, что документ был написан более пятидесяти лет назад.

"СЕКРЕТНО: 1 АВГУСТА 1952 ГОДА.

МЕМОРАНДУМ ДЛЯ ГЕНЕРАЛА СЭМФОРДА.

ТЕМА: ИНТЕРЕС ВВС США К ЛЕТАЮЩИМ ТАРЕЛКАМ.

Рискуя утомить вас этой скучной темой, я все же хочу представить несколько идей, которые могут оказаться полезными для выработки окончательного решения.

Что такое летающие тарелки?

Согласно одному из основных принципов эвристики,[35] человек склонен делать неизвестное постижимым, обращаясь к известному. Позвольте задать вопрос: "Какие известные феномены обладают наибольшим сходством с феноменом летающих тарелок?"

На основе известных фактов можно прийти к выводу, что поведение летающих тарелок очень похоже на проявление некоторых электромагнитных феноменов в атмосфере. Исходя из предположения, что тарелки представляют собой естественное явление, имеющее электромагнитную природу, и учитывая то обстоятельство, что подобные феномены нечасто происходили в человеческой истории, мы можем приступить к исследованию причины резкого роста количества сообщений о летающих тарелках в последнее время. (По сравнению с XIX веком количество сообщений возросло в 4000 раз, хотя, если ис ключить последние несколько месяцев, эта цифра уменьшается.) Поскольку наблюдения летающих тарелок впервые участились в 1946–1947 годах, будет разумно связать этот факт с предшествующими событиями, не имевшими аналогов в более ранние периоды человеческой истории. Перед всплеском наблюдений произошли следующие события:

1. Попадание радиоактивных частиц в верхние слои атмосферы в результате взрывов атомных бомб и производства расщепляющихся материалов.

2. Появление в верхних слоях атмосферы управляемых снарядов, ракет, новых шаров-зондов и, возможно, новых моделей самолетов.

3. Создание ударных волн в атмосфере в связи с преодолением звукового барьера реактивными самолетами.

4. Увеличение мощности радиопередатчиков и радарных сигналов; более широкое использование радиочастот; появление телевидения.

5. Засевание облаков специальными составами с целью контроля над погодой.

6. Резкое увеличение количества коммерческих и частных полетов.

Кроме того, современная эпоха характеризуется общим потеплением климата в северном полушарии. И еще одно обстоятельство: Солнечная система может проходить через область Вселенной, засоренную большим количеством космической пыли, что приводит к интенсивной метеорной бомбардировке.

Вполне возможно, что феномен летающих тарелок обусловлен не одним из этих факторов, а их сочетанием. Если тарелки имеют электромагнитную природу, то они связаны в основном с испытаниями атомных бомб: необычные явления происходят из-за столкновения радиоактивных частиц с очень маленькими метеорами в верхних слоях атмосферы. При сгорании метеорного металла естественная ионизация воздуха резко возрастает благодаря наличию радиоактивных частиц, что может привести к появлению газообразного шара, состоящего из ионизированных частиц и способного двигаться в атмосфере. Такая интерпретация появилась у меня после поучительной беседы с генералом Максвеллом, и я привожу ее здесь только для того, чтобы указать на один из возможных подходов в исследовании феномена.

Кстати говоря, температурные инверсии в районе Вашингтона не наблюдались в течение долгого времени, поэтому теория миража не объясняет последние наблюдения.

В чем заключается интерес военно-воздушных сил к этой проблеме?

1. Представителей ВВС будут регулярно вызывать "на ковер", пока не найдено удовлетворительного ответа на вопросы, интересующие прессу. Если активность летающих тарелок увеличится, давление со стороны средств массовой информации и даже конгресса будет весьма мощным.

2. Мы не можем полностью исключить возможность того, что летающие тарелки представляют собой реальную угрозу.

3. Если предположение о том, что феномен летающих тарелок хотя бы отчасти вызван экспериментами в области атомной энергии, окажется обоснованным, это может привести к новым открытиям в области средств дальнего обнаружения и к расширению возможностей воздушной разведки. […] Поэтому я предлагаю, чтобы до начала реализации программы ATIC был собран небольшой ученый совет из представителей соответствующих научных дисциплин, которых нужно ознакомить с содержанием архивных документов".

Я полагаю, что под "программой ATIC" здесь подразумевается исследование, выполненное Бэттеловским мемориальным институтом.

В начале августа ажиотаж вокруг НЛО пошел на спад. С 19 июля по 3 августа средняя частота сообщений была более 10, а после этого до конца августа составляла 5-10 сообщений в день. К концу сентября количество сообщений уменьшилось до 1–5 в день, несмотря на то что пресса поддерживала интерес к летающим тарелкам на высоком уровне. Через несколько месяцев сотрудники проекта "Синяя книга" определили, что частота сообщений фактически достигла максимума перед приказом сбивать НЛО и перед пресс-конференцией генерала Сэмфорда. Возможно ли, что летающие тарелки отреагировали на тот факт, что теперь реактивные самолеты при любой возможности отправлялись в погоню за ними?

Хотя частота сообщений уменьшилась, расследование ВВС осуществлялось полным ходом. В ATIC 8 сотрудников занимались только обработкой сообщений, а в Бэттеловском мемориальном институте для такой же работы назначили двух специалистов. Существовал также экспертный совет, который мог созываться при необходимости. ФБР официально узнало об этом 15 августа, когда из AFOSI поступил секретный меморандум с просьбой принимать сообщения об НЛО и отсылать их на авиабазу ВВС «Райт-Паттерсон». Через несколько дней представитель AFOSI на авиабазе ВВС «Боллинг» связался со штаб-квартирой ФБР и попросил немедленно передавать ему по телефону любую информацию, связанную с неопознанными летающими объектами.

Согласно меморандуму от 15 августа, "разведка ВВС серьезно озабочена проблемой [летающих тарелок], и мы будем благодарны Бюро за сотрудничество в оперативной передаче информации по этому вопросу". Через несколько дней обзор сообщений, поступающих от местных агентов ФБР, показал, что они не выполняют инструкции 1947 и 1949 годов, согласно которым им предписывалось сообщать о любых инцидентах с НЛО в местные отделения AFOSI, поэтому 29 августа была издана директива ј 83, где снова перечислялись и подтверждались эти инструкции. В этой директиве также было указано, что агенты ФБР должны только собирать основную информацию и направлять ее в AFOSI, поскольку за ход расследования отвечало командование ВВС, а не ФБР.

26 августа в ФБР поступил очень странный запрос: пожалуйста, выполните анализ кепки, сожженной летающей тарелкой.

Инцидент произошел во Флориде, поздним вечером 19 августа. Инструктор «Сонни» Десверджес и три подростка-бойскаута ехали вдоль западной границы ПалмБич; внезапно они увидели светящийся объект, который быстро опускался в лесок за придорожным полем. Десверджес решил остановиться и посмотреть на тот случай; если произошла авиакатастрофа. Прежде чем отправиться в лес, он сказал мальчикам, что, если он не вернется через 10 минут, они должны подойти к ближайшему телефону и вызвать полицию. Пока Десверджес приближался к краю леса, ребята видели свет его фонарика. Потом появился другой свет; красноватый огненный шар вылетел из ниоткуда и как будто сбил Десверджеса с ног. Затем красный светящийся объект полетел вверх и исчез. Испуганные дети побежали на ближайшую ферму, откуда фермер позвонил в полицию. Заместитель шерифа и еще один офицер приехали примерно через полчаса, как раз когда Десверджес нетвердым шагом выходил из леса. Он сказал, что лишился сознания при столкновении с летающей тарелкой, Когда они ехали в офис шерифа, Десверджес очнулся:| от потрясения и заметил, что его руки и лицо обожжены. Обгорела также кепка, которая впоследствии отправилась на анализ в лабораторию ФБР.

Ученые ФБР не обнаружили на кепке никаких следов инородного вещества и никак не могли объяснить возгорание. Впрочем, они не думали, что кепка горела в настоящем пламени. Бойскауты заверили, что до инцидента кепка находилась в отличном состоянии. Капитан Руппельт лично подключился к расследованию это го дела и послал образцы почвы для анализа в Бэттеловский мемориальный институт. Было установлено, что трава над водой в этой болотистой местности осталась неповрежденной, но корни обгорели.

Руппельт и сотрудники проекта "Синяя книга" обнаружили, что люди, хорошо знавшие Десверджеса, не доверяли ему. Многие считали, что он сам все подстроил. Следователи ВВС решили, что бойскауты ошибочно приняли за неопознанный объект огни летящего самолета, а все остальное было выдумкой. Однако они так и не смогли объяснить обгоревшую кепку и корни травы.

ФБР не хотело, чтобы общественность узнала хотя бы о минимальном участии Бюро в расследовании феномена НЛО. Поэтому, когда в журнале «Нью-Йоркер» от 6 сентября появилась статья, где утверждалось, что ФБР проводит определенные исследования по просьбе ВВС, сотрудники Бюро связались с AFOSI и офисом генерала Сэмфорда с целью выяснить, кто допустил утечку информации. Никто не знал, откуда у репортера могли появиться такие сведения. Тогда ФБР связалось с ATIC. Капитан Руппельт заверил, что сотрудники ATIC никоим образом не упоминают о ФБР в своей работе, и предположил, что репортер мог все выдумать. Он также добавил, что, насколько ему известно, к ФБР никогда не обращались с просьбой предоставлять информацию о летающих тарелках. (Это ошибочное мнение содержится и в его книге, написанной три года спустя.)

Наконец ФБР связалось с представителем ВВС по связям с общественностью. Он тоже отрицал любую возможность утечки информации в прессу через его ведомство. ФБР так и не узнало, откуда репортер получил свою информацию и был ли прав Руппельт в своем предположении.

Пока ФБР пыталось вразумить своих полевых агентов, как нужно обращаться с сообщениями об НЛО и в то же время не обнаруживать своего участия в расследовании, инциденты стали возникать гораздо реже, хотя и не прекратились. Чтобы получить представление о происходящем, давайте посмотрим на список количества сообщений от НЛО за каждый месяц в период с апреля по декабрь 1952 года: апрель — 82, май — 79, июнь — 148, июль — 536, август — 326, сентябрь — 124, октябрь — 61, ноябрь — 50, декабрь — 42. Очевидно, что произошло нечто странное, причем кульминация "странных событий" имела место в июле-августе. Всего в 1952 году было зарегистрировано 1501 сообщение о неопознанных летающих объектах — поистине это был год НЛО!

Не стоит и говорить, что аналитики проекта "Синяя книга" и Бэттеловского института были полностью загружены работой. Период времени между сообщением и его анализом мог составлять несколько месяцев. Так было и в случае со знаменитым инцидентом от 2 июля 1952 года, когда была сделана фотография НЛО, которая произвела большое впечатление на «посвященных».

Нэви Уоррент — офицер ВМФ и профессиональный фотограф Делберт Ньюхаус со своей семьей проезжали через штат Юта по дороге в Калифорнию. Они находились примерно в 7 милях от Тремонтона, когда миссис Ньюхаус увидела странные объекты, беспорядочно летавшие в небе. Она указала на них своему | мужу. После двадцатилетней службы в ВМФ, имея за плечами 2000 часов аэросъемки, он прекрасно знал, как выглядят обычные объекты в небе, и сразу же понял, что эти не были обычными. По словам Ньюхауса, они были круглыми и выглядели как две формы для выпечки, сложенные по ободу. Остановив машину на I обочине, он поспешил за кинокамерой, лежавшей в багажнике. Тем временем объекты начали отдаляться, и когда он наладил свою камеру, они уже находились на довольно большом расстоянии. На пленке они выглядели как темные пятнышки без каких-либо характерных черт.

Ньюхаус немедленно передал пленку в ВМФ для оценки и анализа. Сотрудники фотолаборатории ВВС на базе «Райт-Паттерсон» тоже изучили пленку. После нескольких недель работы они исключили птиц, воздушные шары и другие известные летательные аппараты. Никто не знал, что это такое. Сведения об этом необычайном происшествии распространились по инстанциям и в конце концов нашли свое место в "Секретных материалах". В меморандуме ФБР от 27 октября говорится:

"Разведка ВВС сообщила о других правдоподобных, но необъяснимых наблюдениях летающих тарелок. Там по-прежнему придерживаются мнения, что тарелки представляют собой оптические иллюзии или другие атмосферные феномены, однако некоторые военные чиновники серьезно относятся к возможности существования межпланетных кораблей.

Как вам известно, разведка ВВС ранее информировала Бюро о ходе расследования проблемы летающих тарелок. Все исследования осуществлялись Центром воздушной технической разведки, расположенной на авиабазе «Райт-Паттерсон» в Дейтоне, штат Огайо. Примерно 90 % сообщений о летающих тарелках после предварительного анализа оказывались вымыслами или хорошо известными объектами (шары, зонды, самолеты и т. д.), но небольшое количество сообщений из достойных доверия источников попрежнему остается без объяснения.

Полковник К. М. Янг, заместитель директора разведки ВВС генерал-майора Сэмфорда, 23 октября 1952 года сообщил, что Центр воздушной технической разведки располагает очень надежным свидетельством наблюдения НЛО. Фотограф ВМФ, путешествовавший по территории США на своем автомобиле, видел в небе ряд объектов, напоминающих летающие тарелки. Он сумел заснять своей кинокамерой примерно 35 футов пленки с изображением этих объектов. Он доброволь но передал пленку в Управление разведки ВВС, откуда она была направлена в ATIC. Специалисты Центра воздушной технической разведки после тщательного изучения сообщили, что на пленке можно видеть от 12 до 16 летающих объектов. Метеорологические зонды, облака и другие известные объекты полностью исключаются; в данный момент специалисты не в состоянии объяснить это чрезвычайно достоверное наблюдение. Единственный несомненный вывод — это не оптические иллюзии, так как оптические иллюзии не записываются на кинопленку.

По словам полковника Янга, командование разведки ВВС по-прежнему придерживается мнения, что летающие тарелки являются оптическими иллюзиями или природными феноменами".

Обратите внимание на фразу из первого абзаца: "…некоторые военные чиновники серьезно относятся к возможности существования межпланетных кораблей". Если бы газеты опубликовали это утверждение в 1952 году, то история исследования НЛО была бы совсем другой.

Отчет ФБР ясно свидетельствует о смятении, царившем в умах офицеров среднего звена разведки ВВС. Специалисты, изучившие пленку Ньюхауса, пришли к однозначному мнению, что возможность атмосферных феноменов и метеорологических зондов полностью исключается. Оптические иллюзии тоже не могли попасть на пленку. Тем не менее командование разведки ВВС выражало надежду — иначе не скажешь, — что летающие тарелки все-таки окажутся атмосферными феноменами или оптическими иллюзиями.

Однако этой надежде не суждено было сбыться. 23 января 1953 года, на брифинге для командования ПВО о ходе расследования инцидентов с летающими тарелками, сотрудники проекта "Синяя книга" в частных беседах признавали то, что никогда не решились бы приз нать открыто. На основе статистической выборки из около 1000 инцидентов с участием НЛО, полученных по военным каналам в 1952 году, аналитики пришли к выводу, что лишь 11 % сообщений можно объяснить с уверенностью. Остальные сообщения были отмечены как возможно объяснимые (17 %), вероятно объяснимые (29 %) и неизвестные (20 %). Существовала также отдельная категория для «неопределенных» сообщений — тех, по которым аналитики не могли принять какого-либо решения из-за недостатка информации (23 %). Учитывая то, что значительная часть этих сообщений исходила от служащих ПВО (пилотов, диспетчеров, операторов и т. д.), находившихся на дежурстве в момент наблюдения, высокопоставленные чиновники из штаба ПВО, отвечавшие за оборону США от советской атаки с воздуха, наверное, были сильно разочарованы, когда узнали, как мало наблюдений получило конкретное объяснение.

Следует отметить, что низкий процент раскрываемости сообщений об НЛО не был достоянием общественности. Каждый раз, когда разведка ВВС выступала с официальными заявлениями, категории «возможного», «вероятного» и «неопределенного» прибавлялись к случаям, получившим недвусмысленное объяснение. Таким образом создавалось впечатление, что в большинстве случаев (примерно 80 %) аналитики нашли достоверное и убедительное объяснение. Исходя из «логики» ситуации, представители ВВС затем могли объявить, что остальные 20 % случаев тоже могло получить объяснение, если бы о них было больше информации. Иными словами, они переквалифицировали «неизвестные» случаи в «неопределенные», для которых уже имелась отдельная категория, куда «неизвестные» не входили с самого начала.

Познакомившись с тем, что произошло в 1952 году, остается только удивляться, сколько раз летающим тарелкам нужно упасть на голову ВВС, чтобы их наконец признали реальными. Как получается, что люди с психическими отклонениями не считаются надежными свидетелями, а специалисты из разведки ВВС, которые так отчаянно старались разувериться в информации, стекающийся к ним отовсюду, были правы от начала до конца?

Может быть, приказ об утаивании информации исходил сверху, от военной и правительственной командной структуры. Может быть, там пытались скрыть нечто такое, о чем не следовало знать обычным гражданам? Еще одно правительственное разведывательное учреждение решило разобраться, что происходит на самом деле. Очень жаль, что это учреждение вступило в контакт с ВВС прежде, чем предпринять собственное независимое расследование.

В игру вступило ЦРУ.

Глава 21. Секретные материалы": версия ЦРУ

В Центральном разведывательном управлении тоже имелся свой архив таинственных и необъясненных случаев. Значительная часть этого архива относится к психическим феноменам, что составляет тему для отдельной книги. Для нас же особенно интересен раздел, посвященный неопознанным летающим объектам. Давайте посмотрим на обстоятельства его возникновения.

Наиболее важным следствием событий 1952 года была не шумиха, поднятая в прессе, а то, что происходило за закрытыми дверями. Как мы помним, в июле ATIC получил 536 сообщений об НЛО. Очевидно, такой поток сведений, особенно о появлении неопознанных летающих объектов над Вашингтоном, не мог не привлечь внимания директора ЦРУ Уолтера Беделла Смита. Он решил, что настало время разобраться в происходящем.

Возможность того, что объекты имеют внеземное происхождение или являются летательными аппаратами новой конструкции иностранного производства, не исключается, но вышеперечисленные специалисты считают ее близкой к нулю".

После этого меморандума ЦРУ проводило постоянный обзор и оценку сообщений об НЛО. Очевидно, не было обнаружено ничего интересного для этого ведомства, поскольку новые материалы об НЛО появляются в архиве ЦРУ только с 1952 года, когда проблему было уже невозможно игнорировать.

29 июля 1952 года, в тот самый день, когда генерал Сэмфорд проводил свою пресс-конференцию, помощник директора ЦРУ по научной разведке Ральф Кларк написал меморандум для заместителя директора. В меморандуме утверждалось, что ЦРУ "проводит постоянный обзор подобных сообщений в течение последних трех лет" и что для изучения ситуации была сформирована специальная группа.

Три дня спустя член этой группы Эдвард Таусс, руководитель отдела вооружений и оборудования в Департаменте научной разведки, отреагировал на запрос Кларка об "общей оценке" ситуации с летающими тарелками. По его словам, большая часть из примерно 1500 сообщений, полученных AMC/ATIC, получила объяснение, но около 100 сообщений из надежных источников остались необъясненными. Он указал на то, что сообщения из последней группы не вписываются в какую-либо определенную схему, и, по его мнению, "вполне вероятно, что при наличии более подробной информации все эти случаи тоже можно было бы объяснить". Тогда не возникло бы никакой надобности во вмешательстве ЦРУ. Однако Таусс сделал важную оговорку, которая во многом обусловила дальнейшее учас Начиная с 1947 года ЦРУ время от времени отслеживало сообщения о летающих тарелках, но происходило это случайно и нерегулярно. Меморандум, составленный 15 марта 1949 года, показывает, что по крайней мере один сотрудник ЦРУ остался безучастным к тем сообщениям, которые ему пришлось изучить.

В меморандуме предлагаются некоторые обычные объяснения (метеорологические зонды, метеоры, психологические эффекты) и исключается возможность секретных летательных аппаратов или управляемых снарядов отечественного или советского производства.

В другом меморандуме, датированном 31 марта 1949 года, упоминается о выводах проекта «Знак» (общие категории объясненных и необъясненных наблюдений) и далее предлагаются следующие возможности для необъясненных случаев:

"А. Природные земные феномены:

1. Метеорологические (шаровая молния).

2. Некая разновидность животного.

3. Галлюцинаторные или психологические феномены. Б. Рукотворные земные феномены. Новые модели летательных аппаратов. В. Объекты внеземного происхождения:

1. Метеоры.

2. Животные.

3. Космические корабли".

Меморандум заканчивается перечислением имен ученых, принимавших участие в исследовании, и их выводов в отношении необъясненных случаев.

"Исследование различных возможностей было произведено д-ром Лангмуром из GE (корпорации "Дженерал электрик"), д-ром Вэлли из МГГ (Массачусетский технологический институт), д-рбм Липпом (проект "Рэнд"), д-ром Хайнеком из Уни тие ЦРУ в решении проблемы неопознанных летающих объектов:

"Несмотря на вышеупомянутые факты, пока ряд сообщений остается без объяснения (межпланетные аспекты и иностранное происхождение полностью не исключаются из рассмотрения), осторожность требует, чтобы разведка продолжала следить за развитием ситуации в этой области".

Таусс рекомендовал продолжить наблюдение в координации с AMC/ATIC и сказал, что договорился о брифинге с сотрудниками ATIC на 8 августа. По его мнению, "не должно быть никаких внешних признаков интереса или участия ЦРУ, так как это может послужить поводом для паникерских сообщений в прессе, равно как и утверждений, что этот интерес «подтверждает» неопубликованные факты, которые находятся в распоряжении правительства США".

Меморандумы от 14, 15 и 19 августа, написанные несколькими членами исследовательской группы, содержат материалы, полученные ЦРУ от ATIC и в результате собственных исследований. Согласно меморандуму от 14 августа, ЦРУ провело свою проверку теории "секретного проекта правительства США". Председатель совета по исследованиям и развитию отрицал (на совершенно секретном уровне), что сообщения о летающих тарелках могут быть вызваны какими-либо отечественными разработками в области летательных аппаратов. Не удовлетворившись этим ответом, автор меморандума все же указал, что "два фактора, возможно, подтверждают это: во-первых, официальный приказ всем подразделениям ВВС перехватывать и сбивать неопознанные летающие объекты, а во-вторых, невероятный риск таких полетов на оживленных авиалиниях".

20 августа директор ЦРУ Уолтер Беделл Смит был поставлен в известность о ситуации с летающими тарелками. Он распорядился о подготовке меморандума для.

Совета национальной безопасности, где будет обоснована потребность в дальнейшем расследовании и даны предложения по координации усилий с другими ведомствами.

Документ, озаглавленный "Позиция ВВС в отношении летающих тарелок, изложенная ЦРУ на брифинге 22 августа 1952 года", содержит следующую информацию, основанную на визите в ATIC представителей ЦРУ:

"I. ВВС несет основную ответственность за исследование ситуации с летающими тарелками. Подразделение, которое проводит это исследование, является частью Центра воздушной технической разведки в Дейтоне, штат Огайо, и состоит из трех офицеров (под командованием капитана) и двух штатских. Они получают сообщения, анализируют и пытаются объяснить их. Разработана специальная форма рапорта о наблюдении, которая применяется в воинских подразделениях США по всему миру. Управление специальных расследований ВВС проверяет каждое сообщение с целью определить его аутентичность и надежность наблюдателя.

П. А. Командование ВВС официально отрицает, что летающие тарелки являются:

1) секретным оружием производства США;

2) советским секретным оружием;

3) внеземными пришельцами. II. Б. принято считать, что все случаи наблюдения летающих тарелок вызваны:

1) хорошо известными объектами, такими, как воздушные шары, самолеты, метеоры, облака и т. д., которые не были правильно опознаны наблюдателями;

2) атмосферными феноменами, которые в настоящее время недостаточно хорошо изучены, например рефракцией и отражениями, вызванными температурными инверсиями, ионизацией воздуха, шаровыми молниями и т. д.

III. He существует никаких доказательств, подкрепляющих мнение о том, что летающие тарелки являются материальными объектами, не попадающими в категорию II. Б(1).

IV. Исследование географии наблюдений летающих тарелок показывает, что чаще всего они появлялись в окрестностях секретных атомных объектов (что объясняется повышенной бдительностью людей, отвечающих за безопасность этих объектов). Предположение о том, что продукты атомного расщепления могли послужить своеобразным катализатором появления летающих тарелок, не было опровергнуто. Наибольшее количество наблюдений было сделано в окрестностях Дейтона, штат Огайо, где проводятся исследования этого феномена.

V. Из тысяч зарегистрированных сообщений о летающих тарелках, по утверждению ВВС, 78 % получили объяснение по категории Ц. Б(1) или II. Б(2), 2 % оказались выдумками и мистификациями, а остальные 20 % не получили объяснения, преимущественно из-за неясных и сбивчивых показаний очевидцев.

VI. ВВС особенно интересует аспект проблемы летающих тарелок, связанный с ведением психологической войны. В обзорных публикациях, предназначенных для прочтения в СССР, не было ни одного упоминания о летающих тарелках. С другой стороны, на территории США обнаружено несколько обществ «тарелочников». Доказано, что ключевые члены некоторых из этих обществ, играющих немаловажную роль в сохранении общественного ажиотажа вокруг летающих тарелок, являются людьми сомнительной благонадежности. Кроме того, эти общества в некоторых случаях финансируются из неизвестных источников. Командование разведки ВВС осознает, что повышенная нервозность в обществе, вызванная угрозой летающих тарелок, может превратиться в серьезную проблему в случае вражеского нападения с воздуха. Система ПВО не сможет действовать эффективно, если ВВС постоянно приходится поднимать в воздух самолеты для перехвата миражей, ошибочно принятых гражданами за вражеские самолеты".

Очевидно, мнение сотрудников проекта "Синяя книга", выраженное ими при встрече с исследовательской группой ЦРУ, существенно отличалось от мнения сотрудников AFI во время их совещания с представителями AFOSI и ФБР в Пентагоне (см. главу 20). Специалисты AFI признавали существование "основного ядра" наблюдений военных и гражданских пилотов, составлявших около 3 % от общего количества, которые остались без объяснения, что привело некоторых высших военных чиновников к мнению о внеземном происхождении летающих тарелок.

С другой стороны, аналитики проекта "Синяя книга", которые очень скептично, даже цинично относились к большинству сообщений об НЛО, не сообщили ЦРУ об "основном ядре" свидетельских показаний. Вместо этого представители ЦРУ услышали, что "20 % не получили объяснения, преимущественно из-за неясных и сбивчивых показаний очевидцев". Это была дезинформация, хотя, возможно, и неумышленная. Дело в том, что "основное ядро" (15 % от необъясненных случаев) содержало связные, точные и подробные показания, на основании которых аналитики пришли к мнению о невозможности идентификации неопознанных объектов с природными феноменами.

Вместо информации о том, что летающие тарелки чаще всего наблюдались в окрестностях аэропортов, добросовестно переданной ФБР коммандером Бондом, сотрудникам ЦРУ сообщили неверные сведения, что тарелки чаще всего видели в окрестностях Дейтона, штат Огайо. Аналитики проекта "Синяя книга" не рассказали ЦРУ о том, что каждый раз, когда преследующий истребитель сближался с летающей тарелкой, она неизменно исчезала. У ЦРУ должно было создаться впечат ление, что мнение аналитиков полностью совпадает с официальной позицией ВВС: возможно все, что угодно, кроме внеземного происхождения.

Почему аналитики проекта "Синяя книга" поступили таким образом? Из документов ФБР нам известно, что высшее командование в Пентагоне не исключало возможность внеземного происхождения НЛО. Мы также знаем, что в распоряжении персонала ATIC было достаточно надежных свидетельских показаний, не попадавших в категорию II. Б. Мы знаем, что "основное ядро" необъясненных случаев не содержало "неясных и сбивчивых показаний". Фактически исследование Бэттеловского мемориального института привело к противоположным результатам: необъясненные сообщения изобиловали подробностями, которые не вписывались в рамки повседневных явлений. С помощью статистического анализа ученые обнаружили, что чем дольше продолжалось наблюдение, чем больше подробностей и очевидцев того или иного инцидента, тем труднее оказывается его объяснить. (Примерно год спустя новое исследование, предпринятое Бэттеловским мемориальным институтом, позволило установить, что около 33 % сообщений, поступивших от военных наблюдателей, не поддается объяснению.) Несколько примеров подобных случаев было приведено в предыдущих главах. Тогда почему аналитики проекта "Синяя книга" вводили ЦРУ в заблуждение? Потому ли, что они сами не верили в возможность внеземного происхождения НЛО? А может быть, для того, чтобы помешать ЦРУ глубже разобраться в проблеме летающих тарелок и обнаружить то, что ВВС предпочло бы сохранить в тайне?

Хотя в документе содержится неточная информация, в нем есть сведения, отсутствующие в других документах — например, упоминание о географическом исследовании, которое показывает, что летающие тарелки чаще всего появлялись в окрестностях секретных атомных объектов. Это противоречит официальному заявлению генерала Сэмфорда на пресс-конференции ("…инциден ты не обнаруживают никакой скрытой цели или схемы, которую мы могли бы истолковать как возможную угрозу национальной безопасности США").

Замечание о "публикациях, предназначенных для прочтения в СССР" (для советской прессы), где не содержалось никаких упоминаний о летающих тарелках, в то время как американские газеты были переполнены статьями об НЛО, указывали на несоответствие, которое могло сыграть на руку СССР, если бы русские решились на воздушную атаку. Суть этого несоответствия проясняется в предпоследнем предложении, где сказано, что "повышенная нервозность в обществе, вызванная угрозой летающих тарелок, может превратиться в серьезную проблему в случае вражеского нападения с воздуха", в то время как у русских такой проблемы не возникнет.

В последующие месяцы все это превратилось в три больших заботы для ЦРУ:

1) значительный рост количества сообщений о летающих тарелках, независимо от их «реальности», мог оказать негативное психологическое воздействие на американских граждан, особенно в период чрезвычайного положения в стране;

2) сообщения о тарелках могли служить своеобразной приманкой, отвлекающей часть авиации сил ПВО от защиты против вражеской агрессии (особенно если самолеты противника сначала появились бы на радарных экранах как "неопознанные летающие объекты");

3) резкое увеличение количества сообщений об НЛО могло нарушить работу каналов связи системы национальной обороны.

В документе ЦРУ следует обратить внимание еще на один момент: общества и отдельные граждане, занимавшиеся исследованиями феномена НЛО, подвергались тщательной проверке на предмет возможной подрывной деятельности против США. Упоминание о финансировании из неизвестных источников можно истолковать лишь одним способом: ЦРУ подозревало,

что некоторые группы или общества «тарелочников» получают финансовую поддержку от Советского Союза. Очевидно, в ЦРУ не знали, что ФБР уже искало доказательства подрывной деятельности в 1947 году, но так и не смогло ничего обнаружить. Однако в 1950-х годах и ЦРУ и ФБР внимательно следили за энтузиастами исследований НЛО. (Да, Большой Брат действительно следил за нами!)

К началу сентября сотрудники ЦРУ собрали достаточно информации для неофициального доклада д-ру Маршаллу Чэдуэллу, помощнику директора ЦРУ по научной разведке. В докладе говорилось об исследованиях, предпринятых с целью определить, "в какой мере предпринимаемые ныне усилия по решению проблемы соответствуют требованиям национальной безопасности" и какую дальнейшую работу следует провести в этом направлении. В своей резолюции Чэдуэлл говорит о том, что в настоящее время над проблемой трудится только Центр воздушной технической разведки под общим руководством Управления специальных расследований ВВС. Далее Чэдуэлл пишет:

"OSI [Департамент научной разведки в ЦРУ] приступил к расследованию, в полной мере осозг навая, что проблема уже получила тенденциозное освещение в прессе и многочисленных сенсационных сочинениях, где экстравагантные объяснения сочетаются со склонностью к чрезмерному упрощению рассматриваемых вопросов. Группа OSI провела консультацию с представителем отдела специальных исследований ВВС; обсудила проблему со специалистами, принимающими участие в особом проекте ВВС на авиабазе «Райт-Филд»; проанализировала значительный объем разведывательных донесений; проверила сообщения в советской прессе и радиопередачах и посоветовалась с тремя консультантами, каждый из которых является признанным экспертом в своей области.

OSI обнаружил, что исследование ATIC можно считать обоснованным, если его цель ограничена объяснением для каждого конкретного случая. Однако в нем нет даже попытки решения более фундаментального аспекта проблемы, а именно — точного определения природы феноменов, вызывающих сообщения о неопознанных летающих объектах, или разработки средств, с помощью которых эти феномены могут быть обнаружены и опознаны по своим визуальным или электромагнитным характеристикам. По мнению нашего консультативного совета, эти решения, скорее всего, можно найти на границе или немного за пределами наших нынешних знаний в области атмосферных, ионосферных и внеземных феноменов. Дополнительным фактором может служить рассеивание радиоактивных побочных продуктов атомного производства в верхних слоях атмосферы".

Консультативный совет рекомендовал создать исследовательскую группу для анализа основной свидетельской информации, определения степени участия специалистов различных областей науки и формулирования рекомендаций о дальнейшем ходе исследований.

Затем д-р Чэдуэлл подошел к сути проблемы с точки зрения национальной безопасности. На первом месте стоял психологический аспект. ЦРУ не смогло найти упоминаний о летающих тарелках в советских средствах массовой информации, так что русские не были «приучены» своей прессой и радиовещанием верить в НЛО. С другой стороны, постоянно подогреваемый интерес к НЛО и запросы о ходе расследования ВВС свидетельствовали в США о том, что значительная часть населения была "психологически подготовлена к восприятию невероятного. В этом факте заключается потенциал для нагнетания панических настроений и массовой истерии". Иными словами, если группа злоумышленников организует очередную шумиху в прессе, связан ную с появлением летающих тарелок, граждане США могут удариться в панику.

Вторым аспектом национальной безопасности была уязвимость перед атакой с воздуха. Существовала возможность, что поток сообщений о тарелках заставит ВВС и ПВО отвлечь часть сил (в первую очередь реактивных истребителей) на перехват ложных целей при угрозе реального нападения вражеских самолетов. Д-р Чэдуэлл предложил предпринять срочные шаги для совершенствования методов быстрого обнаружения и опознания неизвестных объектов или феноменов. По его мнению, разведывательные ведомства США должны были определить уровень советской информированности о летающих тарелках и принять меры для нейтрализации возможных провокаций со стороны советских агентов. Под «провокациями», очевидно, подразумевалось использование сообщений о тарелках для ведения психологической войны. И наконец, д-р Чэдуэлл рекомендовал Совету национальной безопасности дать указание ЦРУ приступить к расследованию по тем линиям, которые он обозначил.

По-видимому, меморандум д-ра Чэдуэлла был принят благосклонно, так как в начале октября он написал другой меморандум, в котором пришел к заключению, что "летающие тарелки представляют два элемента потенциальной угрозы для безопасности США. Первый связан с особенностями массовой психологии (паника, истерические настроения), а второй — с уязвимостью США перед нападением с воздуха". Затем Чэдуэлл дал следующие рекомендации:

а) Директор ЦРУ должен ознакомить Совет национальной безопасности с особенностями проблемы летающих тарелок и обратиться с просьбой о начале расследования.

б) Директор ЦРУ должен обсудить эту тему с членами Совета по психологической стратегии.

в) ЦРУ в сотрудничестве с Советом по психологической стратегии и другими заинтересованными ведомствами должно разработать и рекомендовать к принятию программу информационной политики с целью минимизировать последствия тревоги и возможной паники, вызванной сообщениями о неопознанных объектах.

Копия этого меморандума была направлена в консультативный комитет по разведке (IAC) и министру обороны Роберту Ловетгу (как мы помним, во время тревоги 6 декабря 1950 года он был заместителем министра обороны). 2 декабря д-р Чэдуэлл подытожил ситуацию в связи с директивой Совета национальной безопасности и включил в свой доклад для директора ЦРУ следующее высказывание, свидетельствующее о высоком уровне озабоченности происходящими событиями:

"Последние сведения, поступившие в ЦРУ, указывают на то, что дальнейшие действия были признаны желательными, и очередной брифинг компетентных сотрудников А-2 [воздушной разведки] и персонала ATIC состоялся 25 ноября. В настоящее время сообщения об инцидентах убеждают нас в том, что происходят события, требующие самого пристального внимания. Подробности некоторых инцидентов обсуждались между AD/SI [помощником директора Департамента научной разведки] и DDCI [заместителем директора ЦРУ]. Наблюдения неопознанных объектов на большой высоте, движущихся с высокой скоростью в окрестностях важнейших оборонных учреждений США, дают основания предполагать, что эти объекты не могут быть идентифицированы как известные природные феномены или летательные аппараты".

Обратите внимание, что брифинг 25 ноября состоялся через месяц после необъяснимого инцидента, случившегося с фотографом ВМФ Делбертом Ньюхаусом в Тремонтоне, штат Юта (см. главу 20). Стоит также отметить, что д-р Чэдуэлл не пользуется сослагательным наклонением. Он не говорит, что объекты могут иметь природное или рукотворное происхождение; напротив, он утверждает, что они не могут быть идентифицированы как известные природные феномены или летательные аппараты. Означает ли это, что он был вполне уверен в своих словах?

Далее Чэдуэлл пишет, что Департамент научной разведки собирается сформировать "группу консультантов, обладающих достаточно высокой компетентностью и общественным статусом, чтобы изучить проблему и убедить представителей соответствующих властей в необходимости немедленного исследования этой проблемы". Создается впечатление, будто Чэдуэлл был вполне уверен, что группа консультантов (как и он сам) придет к выводу о реальности неопознанных объектов, летающих вокруг военных баз США и в других местах.

Предложение Чэдуэлла было принято, и 4 декабря 1952 года Консультативный комитет по разведке провел брифинг по проблеме летающих тарелок. На совещании присутствовали представители ВВС, сухопутных войск, ВМФ, Госдепартамента, а также шесть представителей ЦРУ, включая доктора Чэдуэлла. Генерал Сэмфорд представлял AFI. Среди присутствующих также был Мефферт Куртц, исполнявший обязанности помощника директора ФБР.

По версии ЦРУ, Консультативный комитет по разведке в целом одобрил рекомендации д-ра Чэдуэлла и поручил ЦРУ подготовить обзор имеющихся свидетельств и научных теорий. Генерал Сэмфорд предложил сотрудничество по линии API. Продолжение работ зависело от результатов научных исследований.

В отчете Куртца для ФБР, написанном 5 декабря, содержится немного больше информации. Оказывается, д-р Чэдуэлл говорил о теории происхождения летающих тарелок, предложенной одним немецким физиком-атомщиком (его фамилия была вычеркнута из рассекреченного документа). Он также сказал, что недавнее наблюдение НЛО в Африке "предоставило некоторые до казательства в пользу того, что тарелки не являются метеорологическими феноменами, как официально утверждает командование ВВС". По словам Куртца, подробности сообщения из Африки не были обнародованы на совещании, но он попробует узнать их от представителей ВВС.

Согласно отчету Куртца, Консультативный комитет по разведке одобрил идею создания специальной группы ученых для исследования инцидентов и попытки установить природу НЛО. Работы должны осуществляться под руководством ЦРУ. Консультативный комитет по разведке не собирался вмешиваться, если не окажется, что тарелки являются "устройствами, которые находятся под управлением наших противников". (Предположительно, если бы оказалось, что тарелки находятся под управлением инопланетян, которые не являются нашими противниками, то IAC не стал бы вмешиваться.) 23 декабря Куртц сообщил, что в ЦРУ есть информация о взрыве в Африке, который был зарегистрирован сейсмографами. Источники "неизвестной надежности" связывали этот взрыв с летающей тарелкой.

В декабре д-р Чэдуэлл написал несколько меморандумов, из которых явствует, что случай с фотографом ВМФ Ньюхаусом в штате Юта и происшествие с инструктором бойскаутов Десверджесом (оба описаны в предыдущей главе) произвели на него большое впечатление. Он также встретился с несколькими учеными, высказавшими ему свое мнение. В целом они были согласны, что тема требует изучения, но, судя по меморандумам Чэдуэлла, не проявляли энтузиазма к исследованию сообщений о летающих тарелках.

В начале января 1953 года ЦРУ и ATIC (под руководством капитана Руппельта) стали готовиться к большому совещанию, которое должно было решить судьбу исследования феномена НЛО по линии Центрального разведывательного управления.

ЦРУ попросило доктора Г. П. Робертсона — выдающегося ученого, ранее работавшего в Принстоне и в Калифорнийском технологическом институте, — сформировать комиссию из "ведущих ученых и инженеров в области астрофизики, ядерной энергии, электроники и т. д. для обзора текущей ситуации". AFI и ATIC предложили свою поддержку, и капитан Руппельт со своими сотрудниками подготовил брифинг для ученых. К сожалению, исследование Бэттеловского мемориального института было еще далеко от завершения (оно закончилось примерно через год), поэтому результаты статистических анализов оставались недоступными.

Совещание началось в среду, 14 января. Среди присутствующих были д-р Робертсон, д-р Сэмюэль Годсмит (открывший спин электрона), д-р Луис Альварес (профессор физики, впоследствии нобелевский лауреат) и д-р Торнтон Пейдж (профессор астрономии). Через два дня на заключительное заседание прибыл д-р Ллойд Беркнер (физик и радиоинженер).

Представители от ATIC несколько недель готовились к этому совещанию, но из-за недостатка времени смогли подробно представить лишь около двух десятков сообщений об НЛО, которые они считали наилучшими. Среди них была кинопленка Ньюхауса и описание инцидентов в окрестностях Вашингтона.

Ученая комиссия, после нескольких часов исследований, пришла к выводу, что "в большинстве случаев можно предложить разумные объяснения, а с помощью дедукции и научных методов (и с учетом дополнитель ных данных) остальные случаи могут найти сходное объяснение". Одним из вопиющих примеров такого «объяснения» было заключение о том, что на пленке Ньюхауса запечатлена стая птиц. Мнение аналитиков ATIC, считавших, что объекты слишком яркие и не могут быть отражениями от птиц, осталось без внимания. А визуальное свидетельство Ньюхауса, который утверждал, что видел тарелкообразные объекты до того, как начал снимать, даже не было упомянуто.

Очевидно, за несколько дней ученые не смогли составить полную картину феномена, который продолжался уже пять лет и вызвал несколько тысяч сообщений очевидцев. Поэтому их выводы были основаны на недостаточной информации и ограниченном понимании рассматриваемого вопроса в сочетании с естественным предубеждением против необычных вещей, не вписывающихся в "научную картину мира". Еще одним примером ошибочного умозаключения, основанного на недостаточной информации, было мнение Торнтона Пейджа. Он утверждал, что летающие тарелки не могут быть внеземными космическими кораблями, поскольку такие корабли появлялись бы не в одной стране, а по всему миру. Ход мыслей Торнтона Пейджа был правильным, но почему-то никто не сказал ему, что летающие тарелки действительно появлялись по всему миру.

Ученая комиссия пришла к выводу, что, хотя летающие тарелки нельзя считать "реально существующими", они тем не менее представляют собой угрозу по причинам, о которых было сказано выше. Противник может воспользоваться запуском воздушных шаров и других устройств для создания панических настроений в обществе или заблокировать каналы связи сообщениями об НЛО перед реальным нападением с воздуха. Для уменьшения этой угрозы комиссия рекомендовала «развенчать» проблему летающих тарелок с помощью специальной образовательной программы для населения, где разъяснялись бы способы опознания обычных летающих объектов и атмосферных феноменов. Когда обман будет разобла чен, люди поверят, что все сообщения об НЛО можно объяснить, и потеряют интерес к летающим тарелкам.

Хотя рекомендация ученой комиссии не была выпол, нена в полном объеме, она дала результаты. В течение следующего года, после того как Руппельт вышел в отставку, проект "Синяя книга" превратился из активной аналитической программы в свое бледное подобие, причем исследованиями в области НЛО занималась другая организация (4602-я эскадрилья разведывательной службы ВВС). Деятельность проекта "Синяя книга" сводилась к разделению показаний очевидцев на две категории: получившие объяснение и не получившие объяснения. Затем документы сдавались в архив, без какого-либо изучения материалов из второй категории. Другой сферой деятельности проекта было устранение общественного ажиотажа в связи с сообщениями об НЛО. Каждый раз, когда представители прессы обращались к ВВС за разъяснениями, сотрудники проекта "Синяя книга" выдавали готовый ответ.

В течение следующего года ВВС выпустило две новые директивы, которые практически гарантировали режим секретности для военных, наблюдавших неопознанные летающие объекты. В этих документах предписывалось сообщать в прессу только о тех случаях, которые получили исчерпывающее объяснение. Военнослужащим, умышленно разглашавшим информацию об НЛО без соответствующего разрешения, грозил крупный штраф и тюремное заключение.

В дальнейшем количество наблюдаемых объектов колебалось в среднем от 500 до 1000 за один год. Представители ВВС продолжали утверждать, что лишь около 3 % случаев остается без объяснения, да и те можно было бы объяснить при наличии более полной информации. Это утверждение не имело под собой никаких оснований, так как через несколько месяцев после заседания "комиссии Робертсона" ученые Бэттеловского мемориального института пришли к противоположным выводам. Они обнаружили, что наблюдения наилучшего качества с наибольшим количеством информации труд нее всего поддаются объяснению. Самым очевидным примером является статистическая выкладка по наблюдениям военнослужащих за 1947–1952 годы: около 33 % этих наблюдений осталось без объяснения.

А что случилось с ЦРУ? Насколько можно судить по рассекреченным документам, начиная с 1953 года это ведомство совершенно утратило интерес к летающим тарелкам. Сотрудники ЦРУ собирали некоторые сообщения по всему миру и время от времени проводили оценку ситуации, но больше никогда уже не было официальной озабоченности, проявленной летом 1952 года, когда ATIC "развернул пелену перед их глазами"*.


* Некоторые сотрудники ЦРУ все же интересовались сообщениями о летающих тарелках в 1955 году, но не потому, что они считали тарелки внеземными космическими аппаратами или необычными феноменами. По словам историка ЦРУ Джеральда Хейнса (его статья была опубликована в научном журнале "Исследования в области разведки" весной 1997 года), их заинтересованность была вызвана убеждением, что сообщения о летающих тарелках появились в результате работ над секретным проектом ЦРУ. Целью этого проекта было создание высотного самолета-шпиона И-2, предназначенного для полетов на высоте 60 000-70 000 футов, что делало его практически невидимым для наземных наблюдателей того времени. Тем не менее сотрудники ЦРУ, принимавшие участие в работе над проектом, полагали, что наблюдатели действительно могли видеть И-2 ранним утром перед восходом солнца и вечером после заката, когда солнечные лучи, падающие на поверхность самолета, создавали яркие отражения — возможно, иногда красноватого оттенка из-за преломления света в атмосфере. Человек, увидевший отблеск с земли и посчитавший, что ни один самолет не может летать так высоко, сообщит о наблюдении летающей тарелки. Сотрудники ЦРУ полагали, что рост количества сообщений совпал с началом полетов И-2. Согласно д-ру Хейнсу, они считали, что полеты И-2 в конце 1950-х и в 1960-е годы вызвали до 50 % всех сообщений об НЛО. Однако статистическое исследование данных проекта "Синяя книга" и гражданских организаций, особенно тех наблюдений, которые происходили на рассвете и на закате, не обнаружило никакой связи между наблюдениями НЛО и полетами И-2, начавшимися в августе 1955 года.

Глава 22. Правительственные источники

В следующие несколько лет ФБР получало в среднем 1–2 сообщения в год (при том, что разведка ВВС получала в год до нескольких сотен сообщений об НЛО). Два отчета достойны упоминания в этой книге.

Ричард Расселл видел 2 летающие тарелки, когда ехал в поезде. Само по себе это не имело большого значения: были и другие сообщения о наблюдении НЛО из вагона поезда. Однако другие очевидцы, в отличие от Ричарда Расселла, не возглавляли Сенатскую комиссию по делам вооруженных сил. И в отличие от него, они не ехали в поезде по территории Советского Союза. Когда они рассказывали свои истории, мало кто обращал на них внимание. Но когда сенатор Расселл решил рассказать свою историю, ФБР и ЦРУ выслушали его очень внимательно. Согласно архивным материалам ВВС, ФБР и ЦРУ, произошло следующее событие.

Вечером 4 октября 1955 года сенатор Расселл, полковник Хэтуэй из штаба армии США, прикомандированный к Сенатской комиссии по делам вооруженных сил, Рюбен Эфрон, консультант комиссии, который вел записи и выполнял обязанности переводчика, а также некий бизнесмен (возможно, тайный агент ЦРУ) ехали в поезде неподалеку от Баку в. советском Азербайджане. Сенатор Расселл, который не очень хорошо себя чувствовал, был один в своем купе с выключенным светом. Остальные разговаривали в соседнем купе со включенным светом. Когда Расселл случайно посмот рел в окно, он увидел луч желтовато-зеленого света, вертикально поднимающийся к небу из какого-то отдаленного места, расположенного к югу от поезда. Свет двигался вверх с умеренной скоростью, затем вдруг изменил направление и устремился на север, пролетев непосредственно над едущим поездом. Расселл сразу же ворвался в соседнее купе и крикнул: "Посмотрите в окно! Я только что видел летающую тарелку!"

Люди, сидевшие в купе, ничего не видели, но теперь они выключили свет и все четверо стали смотреть наружу. "Я видел, как она появилась оттуда, — пояснил Расселл. — А вот и еще одна!" Второй светящийся объект в точности повторил маневр первого. Когда он исчез над поездом, сенатор Расселл сказал: "Мы видели летающую тарелку… я хотел, чтобы вы, ребята, тоже ее увидели, чтобы у меня были свидетели".

Словесные описания и рисунки, десять дней спустя представленные полковником Хэтуэем и м-ром Эфроном военно-воздушному атташе в Праге, свидетельствуют о том, что они видели круглый вращающийся аппарат с двумя стационарными огнями. Атташе написал отчет об услышанном и направил его в ВВС. Отчет начинается со следующих слов полковника Хэтуэя:

"Сомневаюсь, поверите ли вы, но мы это видели. Сенатор Расселл был первым, кто увидел эту летающую тарелку; он крикнул, чтобы мы посмотрели в окно, и мы [Хэтуэй и Эфрон] увидели вторую. Нам всегда говорили, что таких вещей не существует, но все мы видели это… Два огня с внутренней стороны диска оставались неподвижными, в то время как внешняя сторона вращалась. Аппарат был круглым и действительно с виду напоминал летающую тарелку. Он вращался по часовой стрелке. Перед тем как исчезнуть, диск немного поднялся вверх; при этом в его нижней части можно было наблюдать искры или короткие языки пламени".

К отчету приложен рисунок, на котором изображен объект с плоским дном и приподнятой частью или куполом наверху. Свидетели не заметили выступов или чего-либо, напоминающего крылья. В отчете военновоздушного атташе также содержится обычная разведывательная информация о советских самолетах, радарных станциях и железных дорогах, наблюдавшихся группой сенатора Расселла во время поездки. Он имел гриф "совершенно секретно" до 1959 года, затем был понижен до «секретного» и рассекречен лишь в 1985 году.

Вскоре после возвращения сенатора Расселла в США на сцену вышло ЦРУ. В течение следующего месяца агенты ЦРУ допрашивали свидетелей, а Герберт Сковилл, помощник директора по научной разведке, пытался выстроить общую картину из четырех описаний происшедшего, которые немного отличались друг от друга. Создается впечатление, что еще до бесед со свидетелями д-р Сковилл был более или менее уверен в невозможности наблюдения летающих тарелок. Он предположил, что они видели взлетающие вертолеты или реактивные истребители, и даже допустил возможность существования советского аналога "проекта У" — летательного аппарата круглой формы, возможность создания которого исследовалась канадской компанией AVRO по контракту с ВВС США. Руководитель отдела прикладных наук ЦРУ заметил, что если Советы действительно испытывают круглый летательный аппарат такого типа, то они заметно опередили отечественные разработки. Однако он сомневался в такой возможности, поскольку в разведывательных донесениях не содержалось никаких сведений о советском прогрессе в области создания круглых летательных аппаратов.[36]

ФБР впервые узнало об этом инциденте во время совещания Консультативного комитета по разведке, состоявшегося 18 октября. На этом совещании директор ЦРУ Аллен Даллес сообщил основные подробности наблюдения сенатора Расселла и других очевидцев. Помощник директора по связям с разведывательными учреждениями ФБР Мефферт Куртц написал, что большинство членов Консультативного комитета по разведке считают неопознанные объекты вертолетами или реактивными летательными аппаратами* но для окончательного вывода нужна более подробная информация.

Несколько недель спустя, 8 ноября, агент ФБР подытожил информацию, полученную от ЦРУ после опроса всех свидетелей. Сотрудники ЦРУ пришли к выводу, что единственным свидетельством, которое "поддерживает версию существования летающих тарелок или крайне необычных летательных аппаратов, являются показания полковника Хэтуэя". Было объявлено, что:

"Все остальные свидетельства можно объяснить наблюдением взлетающего реактивного самолета необычной конструкции [с вертикальным взлетом], ракеты или обычного реактивного самолета в крутом пике, за которым последовал резкий подъем под таким углом, что наблюдатели в поезде не могли видеть ничего, кроме выхлопа. Возможно, летательный аппарат принадлежал к разновидности с очень коротким или почти вертикальным взлетом".

Вывод, разумеется, заключался в том, что если остальные свидетельства можно объяснить, то свидетельство полковника Хэтуэя тоже имеет обычное объяснение, несмотря на то что он, возможно, был самым квалифицированным из наблюдателей.

Сравнение ноябрьской оценки 1955 года с первоначальными свидетельствами Хэтуэя показывает, как много информации было «слито», или опущено: различные важные элементы описания отбрасывались один за дру гим по мере необходимости, пока не было найдено подходящее объяснение. Возможно, самым удивительным в описании был факт вращения внешней поверхности летающей тарелки, в то время как два огня, словно «глаза», оставались неподвижными. Ясно, что любой летательный аппарат, изготовленный человеком и имеющий бортовые или хвостовые огни, при вращении увлек бы эти огни вместе с собой. Разумеется, эта часть описания была проигнорирована.

Вряд ли д-р Сковилл пришел к какому-либо иному выводу, кроме того, который содержится в его меморандуме для директора ЦРУ. Стоит обратить внимание, что этот меморандум был написан еще до опроса всех свидетелей.

Два года назад д-р Робертсон возглавлял группу, которая исследовала сообщения о наблюдении летающих тарелок над территорией США. Эта группа смогла объяснить почти все сообщения и пришла к выводу, что эти феномены не представляют угрозы для национальной безопасности США. Даже если нынешнее сообщение сенатора Расселла подтвердится, это не означает, что необычные летательные аппараты действительно появлялись над территорией США и послужили источником многочисленных спекуляций в прессе.

Статус "комиссии Робертсона" был настолько высоким, что д-р Сковилл ничуть не сомневался в ее способности объяснить "почти все сообщения" — чего она, разумеется, не сделала. Далее Сковилл убеждал директора ЦРУ в том, что даже если по какой-то случайности объект из описания сенатора Расселла окажется настоящей летающей тарелкой, это не означает, что тарелки действительно появлялись над территорией США. К счастью, наша цивилизация существует даже несмотря на подобную «логику».

Следующее сообщение, представлявшее интерес для ФБР, было сделано примерно год спустя сотрудником ФБР. (Скалли и Маулдер, обратите внимание!)

"[Имя вычеркнуто] 9 апреля 1956 года сообщила о следующем необычном происшествии, попадающем в категорию летающих тарелок. 5 апреля 1956 года […] уехала из Вашингтона на автомобиле вместе со своим женихом […], сотрудником Агентства национальной безопасности (АНБ), для встречи со своей семьей в Морвене, штат Северная Каролина. Около 5 утра 6 мая, проезжая по шоссе ј 1 к северу от Хендерсона, штат Северная Каролина, они увидели круглый объект, летевший на низкой высоте и приближавшийся к машине. Когда объект пролетел над машиной, они повернулись и успели заметить, как он набрал скорость и исчез в отдалении. Оба очевидца сознавали, что они видели нечто необычное, труднообъяснимое и не принадлежащее к категории оптических иллюзий. […] утверждала, что круглый объект, который она видела, вращался и светился таким образом, как будто содержал внутри серию огней, образовывавших зигзагообразный узор. Приближавшийся объект летел очень низко, на большой скорости и не издавал никаких звуков. По ее мнению, ширина объекта была по меньшей мере такой же, как ширина шоссе, а его толщина составляла от 2 до 4 футов. […], которая считается одной из наших лучших сотрудников, утверждает, что до этого случая она не верила историям о летающих тарелках, и если бы ее жених не видел то же самое, она бы склонилась к мнению, что у нее была галлюцинация. Она признает, что объект мог представлять собой некую оптическую иллюзию, однако наблюдателям он показался вполне реальным".

ФБР решило, что сотрудницу нужно расспросить еще раз, прежде чем передавать информацию ВВС. 12 апреля она повторила все сказанное в беседе от 9 апреля и добавила следующую информацию:

"Она сообщила, что видела объект в течение лишь нескольких секунд и что было еще довольно темно, хотя уже начало светать. Когда рассвело, небо было облачным, и примерно через полчаса после наблюдения пошел дождь. По ее словам, объект приблизился к автомобилю со стороны водителя на высоте не более 25 футов. Она не смогла оценить скорость объекта. Согласно описанию, объект имел овальную форму, голубоватый оттенок и был очень ярким. Он не издавал звуков, которые можно было бы услышать. Она сообщила, что ее жених может точно указать место наблюдения, поскольку он хорошо знаком с местностью в Северной Каролине, где они проезжали".

16 августа в разведку ВВС поступило письмо из ФБР, в котором содержалась вышеизложенная информация. Однако это свидетельство, исходившее из очень надежного источника, тоже куда-то запропастилось. Оно даже не значится в архивном списке проекта "Синяя книга".

В 1950-е и 1960-е годы в ФБР обычно поступало 1–2 сообщения в год, в то время как проект "Синяя книга", как упоминалось выше, получал сотни сообщений, а в 1957, 1965, 1966 и 1967 годах — более тысячи. Хотя ФБР не проявляло большой активности в сборе сообщений, оно получало письма от обычных людей, реагировало на них, в нескольких случаях проводило расследование и держало под наблюдением группы энтузиастов и отдельных видных исследователей феномена НЛО.

Последнее дело, расследованное агентом ФБР, достойно упоминания, потому что оно стало одним из самых важных наблюдений в истории НЛО, Это дело стало последней каплей для д-ра Дж. Аллена Хайнека, который был консультантом по астрономии для проектов «Знак» и "Синяя книга" с 1948 по 1969 год. До этого случая он очень скептично относился к идее о том, что летающие тарелки и другие неопознанные летающие объекты имеют инопланетное происхождение. Этот случай поколебал его уверенность. Хотя он по-прежнему сомневался, что тарелки являются космическими кораблями с других планет, теперь он полагал, что проблема НЛО заслуживает более тщательного исследования, чем то, которым занималась разведка ВВС. В результате этого инцидента, после завершения проекта "Синяя книга" в 1969 году, д-р Хайнек решил сформировать собственную исследовательскую группу — Центр исследований НЛО, который он основал в 1973 году. Он существует и сегодня под названием Центр исследований НЛО имени Дж. Аллена Хайнека.

Хайнек был не единственным человеком, которого заинтересовал этот случай. Майор Гектор Квинтанилья, в то время исполнявший обязанности директора проекта "Синяя книга", находился под таким глубоким впечатлением от случившегося, что написал об этом в секретном издании научного журнала ЦРУ "Исследования в области разведки", упоминавшемся в конце предыдущей главы. Тот факт, что агент ФБР тотчас прибыл к месту происшествия и подробно расспросил очевидца (хотя и на неофициальной основе), был важным фактором в установлении достоверности этого инцидента.

Глава 23. Свидетельство офицера полиции

Прошло уже несколько лет с тех пор, как ФБР получило последнее более или менее важное сообщение об НЛО, как вдруг, 25 апреля 1964 года, телетайп в вашингтонской штаб-квартире Бюро начал отстукивать срочное сообщение:

"24 АПРЕЛЯ 1964 ГОДА, 17.37 ПО СТАНДАРТНОМУ ВРЕМЕНИ.

СРОЧНО.

КОМУ: ДИРЕКТОРУ ФБР.

ОТ: SAC, АЛЬБУКЕРК 62, НЬЮ-МЕКСИКО.

ИНФОРМАЦИЯ О НЕОПОЗНАННОМ ЛЕТАЮЩЕМ ОБЪЕКТЕ.

НАД СОКОРРО, ШТАТ НЬЮ-МЕКСИКО.

По информации, полученной 24 апреля 1964 года от [полицейского] Лонни Заморы (характеризуется как зрелый, надежный, уравновешенный сотрудник, не склонный к выдумкам)… около 17.50 по стандартному времени, находясь в районе к югу от Сокорро, он заметил пламя в небе на юго-западе и решил проверить свое предположение о взрыве старого динамитного склада по другую сторону холма.

Проезжая, по пустынной местности примерно в 1 миле к югу от Сокорро, он заметил во впадине на расстоянии примерно 800 футов какой-то белый предмет, который сначала показался ему перевернутым автомобилем. Рядом с предметом находились два индивидуума, одетых, по-видимому, в белые комбинезоны.

Затем Замора проехал по проселочной дороге до места, расположенного примерно в 100 футах от объекта и в 20–25 футах выше его. Он услышал два или три громких хлопка с интервалом менее 1 секунды; затем раздался рев, и объект медленно поднялся в воздух по вертикали на языках оранжевого и голубого пламени. Когда он достиг высоты 5–6 футов, рев и пламя прекратились. Объект полетел почти горизонтально по прямой линии с очень большой скоростью и вскоре исчез за отдаленной горой.

Сильно испуганный, Замора быстро связался по рации с офисом шерифа округа Сокорро. Сержант Чавез и агент ФБР Бирнс, быстро прибывшие на место происшествия, увидели четыре маленьких выжженных участка неправильной формы и четыре прямоугольных углубления размером примерно 16 на 6 дюймов, образующие прямоугольник с длинной стороной около 12 футов.

Замора утверждает, что объект имел овальную форму, похожую на мяч для игры в регби, а его длина составляла примерно 20 футов. В центре объекта был расположен неразборчивый знак или надпись красного цвета высотой примерно 30 дюймов и длиной около 2 футов.

Других свидетелей, видевших объект, пламя при взлете или слышавших звук при взлете, не обнаружено.

В телетайпном сообщении было указано, что агент Бирнс немедленно поставил в известность о случившемся капитана Ричарда Холдера, командующего пунктом Стэлиэн-Рейндж при станции слежения за пусками ракет с полигона Уайт-Сэндс. Бирнс также упомянул, что к моменту отправки сообщения пресса начала проявлять значительный интерес к инциденту. В конце сообщения агента Бирнса подчеркивается, что ФБР "не проводит официального расследования", но он будет извещать штаб-квартиру о дальнейшем развитии событий.

Возможно, агент ФБР и не проводил официального расследования, но из сообщения явствует, что Бирнс сыграл в нем ключевую роль. Уже через полчаса после того как полицейский Замора обратился по рации за помощью в полицейское управление, агент Бирнс появился на сцене происшествия.

8 мая он составил резюме своих действий в связи с инцидентом 24 апреля:

"Во второй половине дня 24 апреля 1964 года ответственный оперативный агент ФБР Д. Артур Бирнс, работающий в Альбукерке, штат Нью-Мексико, находился по рабочему делу в полицейском управлении Сокорро.

Примерно в 17.45–17.50 Нип Лопес, радиооператор в офисе шерифа округа Сокорро, расположенного в 30 футах по коридору от полицейского управления, зашел в приемную полицейского управления.

Мистер Лопес сообщил сержанту Сэму Чавезу, что он только что получил вызов по рации от полицейского Лонни Заморы, попросившего послать людей к месту, расположенному примерно в 1 миле к юго-западу от Сокорро. Вызов был связан с неким неизвестным объектом, который "приземлился, а затем взлетел". Агент Бирнс закончил свою работу в полицейском управлении Сокорро приблизительно в 18.00, поэтому он смог прибыть на место происшествия, где уже собрались полицейский Замора, заместитель шерифа округа Сокорро Джим Лакки, сержант Чавез и полицейский Тед Джордан.

Следует заметить, что, по наблюдению агента Бирнса, близко знакомого с Заморой в течение примерно 5 лет, это здравомыслящий, трудолюбивый и уравновешенный полицейский, не имеющий склонности к выдумкам.

Офицер Замора был совершенно трезв, но немного возбужден после странного происшествия.

Агент Бирнс заметил четыре углубления в почве на "месте посадки" объекта, описанного полицейским Заморой. Эти углубления имели прямоугольную форму и одинаковые размеры, примерно 16 на 6 дюймов. Каждое углубление, казалось, было сделано каким-то предметом, погруженным в землю под углом от центральной линии. Глубина вмятин составляла около 2 дюймов; немного земли было вытолкнуто на внешнюю сторону от центра.

Внутри прямоугольника, образованного четырьмя углублениями, находилось три выжженных участка травы неправильной формы. Кустики травы, окружавшие выжженные участки, выглядели практически неповрежденными. Еще один такой участок находился за пределами прямоугольника.

На земле также были обнаружены три круглые отметины с гладкой поверхностью, примерно 4 дюймов в диаметре, заглубленные в песчаную почву примерно на 1/8 дюйма, как если бы крышку от банки несильно вдавили в песок.

Других людей в этом районе вечером 24 апреля 1964 года поблизости не находилось. Никто вокруг не заметил необычных объектов, которые могли быть — как-то связаны с показаниями полицейского Заморы.

Насколько известно, в пределах 1 мили от этого района нет никаких домов или других обитаемых жилищ".

В сообщении, датированном 30 апреля, агент Бирнс назвал Замору "способным и заслуживающим доверия полицейским, который после происшествия был совершенно трезв, но показался мне сильно напуганным". По словам Бирнса, когда он побывал на месте происшествия и увидел вмятины в почве, то сразу же связался с капитаном Холдером. Позднее тем же вечером капитан Холдер приехал туда, и они с Бирнсом произвели замеры выжженных участков. Затем они устроили подробную "неформальную беседу" с Заморой и узнали, что его наблюдение началось, когда он преследовал превысившего скорость мотоциклиста в районе Сокорро. Он увидел яркую вспышку и услышал грохот; это заставило его подумать о взрыве на старом динамитном складе по другую сторону холма. Тогда он перестал преследовать нарушителя и повернул на фунтовую дорогу, ведущую к складу. Впервые он заметил объект, когда поднялся вверх по склону холма. Объект показался ему перевернутым автомобилем, возле которого стояли два ребенка. Замора потерял его из виду на несколько секунд, продолжая ехать по пересеченной местности. Одновременно он сообщил по рации, что собирается проверить перевернувшуюся машину.

Когда он поднялся на вершину холма, то снова увидел объект внизу, в естественной впадине (арройо). Объект был овальной формы, стоял на двух опорах и имел красный знак или надпись на борту. Когда Замора выходил из машины, собираясь позвать «детей», которые скрылись из виду, он уронил свой микрофон и наклонился, чтобы поднять его. В этот момент он услышал "ревущий звук", исходивший от объекта, — шум, который начался на низкой ноте, а затем усилился и стал более высоким. Повернувшись, Замора увидел голубые и оранжевые языки пламени под объектом. Ему показалось, что объект вот-вот взорвется, поэтому он пустился бежать вокруг патрульного автомобиля, собираясь использовать машину и склон холма как прикрытие в случае взрыва. При этом он потерял очки.

На бегу Замора оглянулся и посмотрел назад. Через несколько секунд овальный объект поднялся вертикально над землей. Он пробежал еще около 50 футов и упал на землю, закрыв голову руками. Затем он осознал, что шум прекратился; приподняв голову, он увидел объект, удалявшийся на большой скорости. Тогда он встал, побежал обратно к машине, подняв очки на ходу, и вы- звал по рации Нипа Лопеса. Он попросил Лопеса вы- глянуть в окно, но из-за сильного волнения забыл сказать, что нужно смотреть в окно, выходящее на запад. (Окно в комнате Лопеса смотрело на северную сторону.) Замора попросил Лопеса немедленно прислать к нему сержанта Чавеза. Другие полицейские, вскоре прибывшие на место происшествия (Лакки, Джордан), услышали переговоры по рации и сразу же направились туда. Чавез, подоспевший через несколько минут, увидел бледного и взволнованного Замору, а также участки выгоревшей травы и углубления в почве там, где находился объект.

К часу ночи следующего дня агент Бирнс и капитан Холдер отпечатали содержание своей беседы с Заморой. В следующие дни представители сухопутных войск и ВВС проверили все важные объекты и учреждения в окрестностях Сокорро и не нашли никакого объяснения случившемуся. Проект "Синяя книга" был поставлен в известность об инциденте, и через пять дней в Сокорро приехал доктор Хайнек. Он опросил всех участников происшествия, но не смог прийти к каким-либо определенным выводам. Пять месяцев спустя он снова посетил Сокорро; этот визит тоже закончился безрезультатно. Некоторые люди считали, что полицейский Замора видел совершенно секретный военный летательный аппарат или, возможно, лунный посадочный модуль NASA, широко обсуждавшийся в прессе в то время. Очень немногие полагали, что это мистификация — вероятно, с целью привлечения туристов в Сокорро. Однако никаких доказательств этого обнаружено не было, и надежность показаний Заморы по-прежнему оставалась на высоком уровне.

Майор Гектор Квинтанилья-младший, директор проекта "Синяя книга", выказал особый интерес к этому случаю. Он был убежден, что Замора рассказал правду об увиденном и что это не мистификация. В своей статье, опубликованной в научном журнале "Исследования в области разведки", он написал следующее:

"Нет сомнения, что Лонни Замора видел объект, который произвел на него глубокое впечатление. Надежность и достоверность его показаний также не подвергается сомнению. Это добросовестный сотрудник полиции, настоящая опора общества, а также человек поднаторевший в распознавании воздушных транспортных средств в районе своей работы. Он озадачен тем, что ему довелось увидеть, и, честно говоря, мы тоже. За всю историю наблюдений этот случай наиболее хорошо задокументирован, однако, несмотря на тщательное расследование, мы все равно не в состоянии обнаружить летательный аппарат или признаки другого явления, испугавшего Замору до такой степени, что он оказался на грани паники.

В ходе предварительного расследования и в последующие месяцы были проведены всевозможные проверки и измерения. Уровень радиации на месте происшествия был замерен с помощью счетчиков Гейгера с авиабазы ВВС «Киртленд».

Мы проконсультировались с Контрольным центром слежения за воздушными зондами на авиабазе «Холломан». Все местные метеостанции и базы ВВС были проверены на предмет запуска шаров-зондов и других экспериментальных аппаратов. Во всем штате Нью-Мексико проверялись места взлета и посадки, а также маршруты вертолетов. Мы проверили расписание военных и гражданских воздушных перевозок в данном районе, а также опросили пилотов частных самолетов. Кроме того, были наведены справки в отделе воздушной разведки в Пентагоне и в командном пункте Белого дома. С командующим авиабазы «Холломан» была проведена длительная беседа относительно специальных проектов, осуществляющихся на территории базы. Были опрошены диспетчеры станции слежения за пусками ракет на полигоне Уайт-Сэндс. Были разосланы письма во все промышленные компании, принимающие участие в создании спускаемого лунного модуля. Эти компании проявили полную готовность к сотрудничеству, но не смогли сообщить никаких полезных сведений в связи с инцидентом. Образцы почвы с места происшествия были проанализированы в химической лаборатории ВВС.

Результаты расследования в целом оказались негативными. Не удалось обнаружить ни одного свидетеля. В тот день над данным районом не производились полеты самолетов или вертолетов. Радарные станции на авиабазе «Холломан» и в Альбукерке не зарегистрировали необычных сигналов, но радарный пост MTI [раннего опознания движущихся целей], ближайший к Сбкорро, был закрыт начиная с 16.00. В окрестностях не наблюдалось гроз или необычных метеорологических явлений; погода была ветреной, но ясной. На месте происшествия не было никаких отметин, кроме неглубоких следов, обнаруженных Чавезом и Заморой. Анализ почвы не выявил инородных веществ. Лабораторный анализ золы с выжженных участков не обнаружил химических соединений, которые образуются при сгорании топливадля реактивных двигателей.

Согласно наблюдению Заморы, перед своим исчезновением за горой объект летел со скоростью примерно 120 миль в час. По любым критериям, это не «межпланетная» скорость; не было также обнаружено никаких свидетельств того, что НЛО в окрестностях Сокорро имел внеземное происхождение или что он представлял угрозу для национальной безопасности США".

Вот пример хорошо задокументированного наблюдения с более чем достаточным количеством сведений для идентификации неопознанного объекта. По факту этого наблюдения было проведено самое тщательное расследование, однако опознать объект так и не удалось. Даже майор Квинтанилья признал свое поражение: он не смог найти объяснение для этого случая. Однако, по его словам, не было никаких доказательств внеземного происхождения объекта или того, что он представляет угрозу для национальной безопасности США. Мы вправе спросить, как он пришел к этим выводам, если принять во внимание, что объект остался неопознанным. Очевидно, главным аргументом была "не «межпланетная» скорость".

Майор Квинтанилья, в соответствии с официальной позицией ВВС по отношению к неопознанным летающим объектам, скептично относился к гипотезе внеземного происхождения НЛО, и этот скептицизм помешал ему признать, что Замора мог действительно видеть инопланетный корабль.

После публикации статьи Квинтанильи был предпринят ряд частных расследований этого происшествия. Два человека утверждали, что Замора видел новую (на тот момент) разновидность воздушного шара с накачкой горячим воздухом; пламя горелки вызвало шум, который он слышал, и оставило выжженные следы на земле. Это объяснение упускало из виду некоторые важные моменты в свидетельских показаниях Заморы и поднимало массу вопросов: например, почему полицейский не смог опознать большой воздушный шар? Можно лишь удивляться тому, с каким усердием отдельные люди пытались избежать признания очевидных вещей. Расследования, предпринятые после публикации статьи, исключили любую возможность рукотворных или природных феноменов. Что остается?

Объект оставил физические следы своего пребывания, включая выжженные участки и углубления в почве. Одной из странных особенностей происшествия была природа сгоревшего материала. Чавез потрогал золу лишь через несколько минут после старта НЛО и обнаружил, что она совершенно холодная. Выжженные участки не могли быть оставлены выхлопом реактивного двигателя ракеты любого известного типа, который сжег бы всю траву и подпалил окрестные кустарники. Возможно, это больше напоминало моментальный выброс раскаленного воздуха (или плазмы?), не успевший нагреть нижнюю поверхность объекта, но достаточно мощный, чтобы оставить выжженные следы на земле.

Еще один странный эффект, не упомянутый в официальных отчетах, был отмечен полицейским Тедом Джорданом. У него была 35-миллиметровая фотокамера, доставленная к месту происшествия через полчаса после события. На следующий день один из следователей ВВС попросил у него пленку с обещанием сделать для Джордана копии фотографий.

Через несколько недель Джордан осведомился насчет этой пленки и получил ответ, что ее так и не удалось проявить: она была засвечена каким-то излучением. Однако на следующий день после события сержант Чавез с фотоаппаратом «Полароид» делал моментальные снимки, которые получились хорошо. Кроме того, счетчик Гейгера, доставленный на место через двое суток, не зарегистрировал следов повышенной радиации. Может.

быть, это было радиоактивное вещество с очень быстрым периодом полураспада, которое засветило пленку в фотоаппарате, но уже на следующий день разложилось полностью?

Полицейский Замора был совершенно уверен, что он видел реальный, плотный, искусственный объект — большой летательный аппарат овальной формы, который летел беззвучно после первоначального «взлета». Он не был похож ни на какой самолет, воздушный шар или любой другой летающий объект, сделанный человеком. Но если он не был сделан человеком, то кто его сделал? И что он делал поблизости от Сокорро в тот судьбоносный день?

Глава 24. "Секретные материалы" в наши дни

Как мы могли убедиться, в конце 1940-х и в 1950-е годы ФБР опросило нескольких свидетелей и собрало массу информации, предоставленной в основном разведкой ВВС. ФБР также следило за деятельностью некоторых известных «контактеров» в 1950-е и 1960-е годы. Эти люди утверждали, что вступали в непосредственный контакт с пришельцами из космоса, которые обычно относились к ним благожелательно. ФБР собирало информацию о подобных случаях, поскольку отдельные «контактеры» заявляли о коммунистическом устройстве общества у инопланетян, а борьба с пропагандой коммунизма и коммунистической подрывной деятельностью, разумеется, в то время была одной из основных задач ФБР. Однако ни один «контактер» так и не был арестован за подрывную деятельность.

Через 30 лет после инцидента с Лонни Заморой в 1964 году в ФБР поступило лишь несколько сообщений от граждан о наблюдении неопознанных летающих объектов. Информация немедленно направлялась в разведку ВВС, за исключением одного случая, описанного ниже. ФБР часто получало информационные запросы от разных организаций, на которые обычно следовал стандартный ответ, что "расследование сообщений о летающих тарелках не входит в компетенцию ФБР" или что "расследование сообщений о неопознанных летающих объектах не является и никогда не входило в сферу юридических полномочий ФБР".

В 1970-е годы многие фермеры и владельцы ранчо в западных и юго-западных штатах США обнаруживали на своих полях тысячи голов крупного рогатого скота (и других животных), убитых и страшно изуродованных. В большинстве случаев у владельцев погибших животных и людей, проводивших официальное расследование, складывалось впечатление, что многие раны не могли быть нанесены хищниками или животными-падалыциками. Иногда сообщения о странных светящихся объектах или летающих тарелках поступали ночью, а на следующее утро люди обнаруживали погибший скот. В конце концов местные политики убедили ФБР провести расследование инцидентов. Хотя к концу 1970-х годов количество погибших и изуродованных животных исчислялось тысячами, отставной агент ФБР, который вел расследование, изучил лишь несколько случаев и пришел к выводу, что все увечья в конечном счете были нанесены хищниками. Итоговый отчет этого «следователя» не удовлетворил владельцев ранчо, которые хорошо знали, что хищники не способны наносить своим жертвам глубокие, почти хирургические резаные раны с четкими краями или сбрасывать их с большой высоты, ломая все кости. Тем не менее ФБР прекратило расследование этого таинственного феномена.

Во время своей президентской кампании 1976 года губернатор Джимми Картер сообщил, что он видел НЛО в штате Джорджия в 1973 году. Будучи осведомленным о продолжающихся дискуссиях на эту тему, он пообещал раскрыть все правительственные архивы, если станет президентом. (Очевидно, он не знал о том, что проект "Синяя книга" рассекретил свои материалы в 1975 году.) В июне 1977 года Джоди Поуэлл из администрации президента Картера инициировал поиск по линии исполнительной власти с целью выяснить, существует ли какая-то группа, координирующая поток информации об НЛО. В результате этого запроса Стэнли Шнейдер из отдела науки и технологии при Белом доме связался с ФБР, где ему сообщили следующую информацию:

"…что касается ФБР, то в сферу наших полномочий не входит проведение каких-либо расследований в связи с получением информации о наблюдении неопознанных летающих объектов. В силу отсутствия следственной юрисдикции, любая подобная информация направляется в распоряжение ВВС без каких-либо дополнительных действий со стороны Бюро".

Такова и нынешняя политика. Поэтому, если вы обратитесь в ФБР с сообщением о наблюдении НЛО, местный агент может принять ваше сообщение, а затем направить его в ВВС. Он может также послать копию в штаб-квартиру ФБР, где она присоединится к настоящим "Секретным материалам".

Во второй половине 1980-х годов некоторые исследователи НЛО занимались работой над документами, которые считались официальными отчетами о первых попытках сбора и изучения остатков крушения летающих тарелок (так называемые документы «MG-12», где говорилось о розуэллском инциденте, а также о специальной комиссии из 12 человек, собранной для изучения вещественных доказательств и определения правительственной политики в отношении НЛО). На документах стояли печати и грифы секретности. ФБР приступило к расследованию, которое, впрочем, быстро закончилось, когда представители ВВС выступили с разъяснением, что документы являются фальшивкой. Прошло уже более пятнадцати лет с тех пор, как эти материалы попали в руки исследователей, но до сих пор никто не смог установить их источник.

Прежде чем закрыть дело о связи между НЛО и ФБР, стоит упомянуть еще об одном случае, так как он дает ответ на вопрос, поднимавшийся в последние годы: с учетом того факта, что похищение человека считается государственным преступлением, какими будут действия ФБР, если человек обратится туда и заявит, что он был похищен инопланетянами?

"18 ЯНВАРЯ 1967 ГОДА.

НЕОПОЗНАННЫЙ ЛЕТАЮЩИЙ ОБЪЕКТ.

ЯКОБЫ [sic!] НАБЛЮДАВШИЙСЯ 17 ЯНВАРЯ 1967 ГОДА.

18 января 1967 года, в 4.10 утра м-р [имя и адрес вычеркнуты] сообщил о том, что он видел большой объект продолговатой формы, который опустился на улице перед ним, когда он шел домой из своей мастерской по ремонту телевизоров [название вычеркнуто] в Чесапике, штат Виргиния. Он считает, что его взяли на борт неопознанного объекта, который, по его словам, состоял из стеклоподобной субстанции и был прозрачным. Объектом управляло несколько индивидуумов, похожих на людей, чей рост не превышал 4 футов. Все они предположительно носили облегающие брюки и футболки. М-р […] полагает, что он был транспортирован на этом летательном аппарате на неопределенное расстояние и возвращен к месту взлета приблизительно час спустя.

М-р […] говорил связно, хотя находился в состоянии эмоционального напряжения. Он утверждал, что не употреблял спиртных напитков, но не может ясно вспомнить происходившее с ним. в период с 20.00 до 4.00. По словам м-ра […], он звонил из своей мастерской, хотя и не помнил, как он туда попал.

Вышеизложенное предлагается для вашего сведения".

Под этим сообщением есть немного зловещая приписка:

ПРИМЕЧАНИЕ. М-р […] сообщил эти сведения ночному дежурному, оперативному агенту [имя вычеркнуто] из отдела специальных расследований. Проверка по каталогу Бюро не выявила какой-либо информации, связанной с м-ром […].

Итак, если вы обратитесь в ФБР и сообщите о том, что были похищены инопланетянами, они могут проверить, не значится ли ваше имя в их досье, но не стоит ждать, что они проведут расследование.

Совершенно ясно, что свидетель отнесся к этому происшествию очень серьезно. Он не стал ждать начала рабочего дня и позвонил в ФБР в 4.10 утра, сразу же после своего «возвращения». Однако ФБР не отнеслось к его словам серьезно, поскольку нет никаких признаков того, что его сообщение было передано в ВВС; впрочем, многочисленные сообщения подобного рода имеют пометку "направлено в штаб-квартиру ВВС для ознакомления".

Глава 25. Никто не осмелится назвать это заговором

"Секретные материалы" ФБР, а также документы разведки ВВС показывают, что еще 50 лет назад некоторые сотрудники ВВС знали о реальности НЛО, то есть о том, что летающие тарелки являются осязаемыми объектами, чьи технические характеристики значительно превосходили возможности американских самолетов. Более того, в 1948 году аналитики проекта «Знак» пришли к выводу о внеземном происхождении летающих тарелок.

В 1952 году д-р Стивен Поссони указал: "Мы не можем полностью исключить возможность того, что летающие тарелки представляют собой реальную угрозу" (см. главу 20), а капитан Руппельт в своих личных записках признавал, что некоторые высшие чиновники в руководстве ВВС поддерживают гипотезу о внеземном происхождении НЛО.

Это подтвердилось в августе и октябре 1952 года, когда представители разведки ВВС сообщили ФБР о неофициальном мнении, высказываемом отдельными офицерами высшего звена (см. главу 21). Однако перед общественностью представители ВВС выступали "объединенным фронтом", последовательно утверждая, что все наблюдения НЛО можно объяснить природными феноменами и рукотворными объектами, а некоторые из них являются мистификациями или галлюцинациями. При этом отрицалось, что летающие тарелки представ ляют угрозу национальной безопасности США или имеют внеземное происхождение.

Возникает логичный вопрос: почему представители ВВС публично отрицали то, что подтверждали некоторые высокопоставленные офицеры на неофициальном уровне? Из-за отсутствия неоспоримых материальных доказательств? Из-за неуверенности высших генералов в убедительности таких доказательств? Или они знали о реальности летающих тарелок и организовали заговор молчания вокруг доказательств их существования, так как считали эту информацию слишком опасной для обнародования?

На эти вопросы нельзя ответить однозначно. В нашем распоряжении еще нет документов, указывающих на конкретные причины политики отрицания реальности НЛО. Можно лишь доказать, что командование ВВС действительно старалось спустить дело на тормозах, засекречивая все сообщения об НЛО и внутренние дискуссии на эту тему, а также выступая с публичными заявлениями о тщательном расследовании, которое пока не приносит никаких результатов.

Весьма вероятно, что нежелание ВВС идти на откровенность перед американскими гражданами с самого начала было обусловлено негативным отношением генерала Ванденберга, отклонившего "Оценку ситуации" в конце сентября или в начале октября 1948 года.

Этот поступок имел долговременные последствия, вынуждая аналитиков из разведки классифицировать все необъяснимые наблюдения как неизвестные (для них) отечественные проекты, иностранные (советские) летательные аппараты нового типа, ошибочную интерпретацию известных объектов и феноменов, выдумки, галлюцинации и мистификации.

Мы знаем, что аналитики отвергли первое объяснение, так как никто — даже высшие военные и правительственные чиновники — не имел сведений об отечественном проекте по созданию летательных аппаратов с техническими характеристиками летающих тарелок (ничего похожего не было обнаружено и в результате современных исследований ранее засекреченных материалов авиационных разработок в конце 1940-х — начале 1950-х годов).

Мы знаем, что в течение нескольких лет аналитики придерживались теории иностранного происхождения НЛО, пользуясь ею как оправданием для финансирования дальнейших работ. Однако этому объяснению никто всерьез не верил начиная еще с 1948 года, а после "нашествия НЛО" в 1952 году о нем как-то забыли.

Недопустимость "внеземной гипотезы" в сочетании с крайне малой вероятностью существования отечественных или иностранных проектов, объясняющих показания очевидцев, привела к логическому тупику: результаты анализа указывали на существование реальных объектов с признаками высокой технологии, но единственными разрешенными объяснениями были «мистификации», «галлюцинации» и "неверная интерпретация известных объектов". Можно сказать, что поступок Ванденберга знаменовал победу официальной политики над логикой.

Через полгода после того, как Ванденберг отклонил "Оценку ситуации", аналитики ATIC, работавшие над ее созданием, были переведены на работу в других исследовательских проектах. Оставшиеся сотрудники нижнего звена и новые «наемники», привлеченные к работе в последующие годы, быстро осознали, что те, кто выступает против официальной политики, не добьются "ни славы, ни повышения по службе", поэтому исследователи проекта «Грудж» относились к работе над сообщениями об НЛО как к пустой трате времени и проявляли рвение только по приказу сверху. Итоговый отчет проекта «Грудж» был профанацией научного исследования, где предлагались надуманные или смехотворные объяснения для непонятных случаев.

Теперь нам известно, что, несмотря на официальную позицию ВВС, в начале 1950-х годов некоторые высшие чиновники склонялись к «межпланетной», или «внеземной», гипотезе, даже если и не полностью разделяли ее. Однако американская общественность об этом не подозревала. "Политика Ванденберга" успешно осуществлялась и на волне ажиотажа во второй половине 1952 года: в то время как летающие тарелки казались абсолютно реальными и появлялись повсюду, генерал Сэмфорд публично заявлял, что все необъясненные наблюдения связаны с природными феноменами. Между тем его подчиненные из отдела разведки ВВС в Пентагоне говорили сотрудникам AFOSI об отсутствии какой-либо теории, объясняющей непонятные наблюдения, и сообщали представителям ФБР, что гипотеза внеземного происхождения НЛО рассматривается на серьезном уровне.

Создается впечатление, что настоящей целью генералов ВВС, выступавших с официальными заявлениями в июле и августе 1952 года (Сэмфорд, Ванденберг и Рейми) было не ознакомление общественности с реальной информацией о летающих тарелках, а нейтрализация набиравших силу панических настроений. Для этого им нужно было лишь стоять на первоначальных позициях и бесконечно повторять, что все инциденты с НЛО поддаются объяснению, а если и есть что-то непонятное, то лишь из-за недостаточно полной и достоверной информации (как мы теперь знаем, это чистая ложь).

В 1953 году ЦРУ предложило новую причину для отрицания реальности летающих тарелок, основанную на соображениях национальной безопасности. Если люди будут считать их реально существующими объектами, то количество сообщений резко увеличится, и это может привести к нарушению работы каналов связи и распылению сил ПВО, особенно в том случае, если прокоммунистические элементы в США организуют массу ложных сообщений перед настоящей атакой с воздуха.

Однако подобные доводы больше не приводились с начала 1960-х годов, поэтому можно подумать, что в ВВС наконец-то признали реальность летающих тарелок, по крайней мере к тому времени, когда появились результаты исследований Колорадского университета, проведенных в 1967–1968 годах. Но нет, этого не произошло. Хотя по результатам исследования треть случаев осталась без объяснения, ученые пришли к выводу, что в сообщениях об НЛО нет ничего нового или угрожающего, а большая часть непонятных наблюдений, по словам директора проекта д-ра Эдварда Кондона, связана с "неопытностью наблюдателей".

Возникает вопрос: действительно ли высшие чиновники в командовании ВВС объединили свои усилия с другими ведомствами в попытке скрыть информацию и дискредитировать сообщения о летающих тарелках? И если да, то почему они это сделали? Потому ли, что боялись выставить себя на посмешище, если откроется истинное положение вещей? Или по другой причине?

Давайте еще раз вспомним, с чего все началось. Через две недели после первых опубликованных сообщений об НЛО и всего через два дня после того, как с авиабазы ВВС «Розуэлл» поступило известие о находке остатков крушения летающей тарелки, представитель ВВС (генерал Шульген) запросил ФБР о помощи. Начиная с этого момента историю расследования ВВС можно интерпретировать двумя способами.

Первый способ — "интерпретация А" — основан на доступных документах из архивов проекта "Синяя книга", ФБР, ЦРУ, Госдепартамента, армейской разведки и т. д. В этих документах не говорится о существовании "вещественных доказательств" (фактически в некоторых секретных и в одном совершенно секретном документе указано, что таких доказательств не существует). Таким образом, "интерпретация А" основана на предпосылке, что у ВВС нет и никогда не было вещественных доказательств реальности НЛО. Это означает, что розуэллские материалы не были остатками инопланетного корабля и не было никакого крушения летающей тарелки в декабре 1950 года (см. главу 17) или в какое-либо другое время.

"Интерпретация Б" основана на предпосылке, в настоящее время недостаточно подкрепленной документами, фотографиями и видеоматериалами, что розуэллские материалы были остатками инопланетного корабля, возможно, с телами инопланетян. Эта интерпретация основана главным образом на многочисленных свидетельских показаниях, собранных за последние пятнадцать лет рядом исследователей, и на утверждениях таких людей, как д-р Сарбахер и Уилберт Смит. Давайте сначала рассмотрим "интерпретацию А".


Интерпретация А.

У ВВС НЕ БЫЛО ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ


Если вещественных доказательств никогда не было, то политику сокрытия информации можно интерпретировать следующим образом: исследователи ВВС и представители высшего командования, не менее озадаченные случившимся, чем все остальные, честно пытались найти объяснение, но так и не смогли этого сделать, поскольку данные наблюдений не были достаточно полными и достоверными. Не было никакого заговора с целью сокрытия "главной тайны"; показания очевидцев не давали никаких оснований говорить о реальности наблюдаемых объектов. Тем не менее командование ВВС продолжало строго дозировать информацию, чтобы свести к минимуму общественный интерес к проблеме НЛО.

Более реалистичная интерпретация политики ВВС основана на предположении, что высшее командование знало о существовании убедительных доказательств — просто эти доказательства не были «вещественными». Наличие убедительных доказательств косвенно подтверждается документами из архива ФБР за 1952 год, где говорится о том, что гипотеза внеземного происхождения НЛО по-прежнему рассматривается всерьез, меморандумом д-ра Стивена Поссони с указанием на возможность реальной угрозы со стороны летающих тарелок, а также личными записками капитана Эдварда Руппельта.

Можно строить догадки и рассуждать, что командование ВВС боялось признать реальность летающих тарелок, так как это означало признание собственного бессилия и неспособности контролировать ситуацию.

Если правительство и ВВС не могли разобраться в происходящем, то они по крайней мере могли приказать своим подчиненным делать вид, будто ничего серьезного не происходит. В таком случае должен был существовать план "сокрытия улик", требовавший молчаливого согласия со стороны AFI и сотрудников ATIC, обрабатывавших полученную информацию. Это можно назвать заговором с целью убедить американский народ, да и весь мир, в незначительности проблемы НЛО.


Интерпретация Б.

У ВВС С САМОГО НАЧАЛА БЫЛИ ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА


Это нокаутирующий удар. Если сведения о розуэллском инциденте (или о декабрьском инциденте 1950 года, когда контрразведку известили о боевой готовности, а страна оказалась на грани чрезвычайного положения) окажутся верными, если инопланетный корабль действительно потерпел крушение, а его остатки и, возможно, тела инопланетян, были увезены на секретную базу ВВС, то мы имеем дело с грандиозным заговором молчания, направленным против американского народа и свободы слова.

Но, как могут заметить некоторые читатели, в открытых архивных документах нет никаких намеков на "вещественные доказательства". Фактически в документах ВВС под грифом «секретно» наличие таких доказательств неоднократно отрицалось. Однако вспомним разговор Уилберта Смита с д-ром Сарбахером (см. главу 17). В совершенно секретном меморандуме Смита, посвященном этому разговору, говорится о реальности летающих тарелок. Д-р Сарбахер лично сообщил мне то, что ему рассказывали об остатках инопланетного корабля и телах пришельцев (похожих по строению на насекомых) на авиабазе «РайПаттерсон». Это свидетельство доказывает, что на совершенно секретном уровне люди говорили вещи, о которых они молчали на конфиденциальном уровне общения.

Если в документе под грифом «секретно» о чем-то говорится, это еще не значит, что все сказанное — чистая правда! Материалы или информация под грифом "совершенно секретно/особый доступ" не упоминаются в секретных документах, а иногда запрещен даже намек на их существование на более низком уровне секретности. На конфиденциальном уровне могут высказываться мнения, специально предназначенные для того, чтобы отвлечь слушателя или читателя от совершенно секретной информации. Поэтому генерал Твининг послал генералу Шульгену секретное письмо, где говорилось об отсутствии вещественных доказательств. Однако в следующий раз, связавшись с Шульгеном по совершенно скрытым каналам, он мог сообщить ему, что такие дока зательства существуют, но о них нельзя упоминать на конфиденциальном уровне или в беседах с людьми, не обладающими "особым доступом". Почему? Потому что допуском к секретной информации обладало гораздо больше людей, а чем больше людей знает о происходящем, тем выше вероятность утечки сведений. Далее, даже люди, имевшие допуск к совершенно секретной информации, знали только то, что им было необходимо знать. Они могли хорошо выполнять свою работу, получая приказы, но не спрашивая о причине этих приказов.

Если уж строить догадки, то давайте предположим, что высшее командование знало о реальности летающих тарелок-благодаря вещественным доказательствам. По остаткам аппаратов (и телам инопланетян) они не могли установить, откуда появились летающие тарелки и чем занимались их пилоты над территорией США. С целью выяснить это они распорядились о создании проекта для сбора и анализа информации.

Сотрудники проекта не знали о его истинном предназначении и, по сути дела, работали лишь для того, чтобы отделить «сигнал» (достоверные сообщения об НЛО) от «шума» (ложные и неподтвержденные сообщения). Однако, если бы они вышли за рамки своих полномочий и попытались определить природу «сигнала», это могло превратиться в проблему для высшего командования, заинтересованного лишь в промежуточных результатах, — ведь доказательствами оно уже располагало. Поэтому, если аналитики успешно определяли «сигнал» и выдвигали предположение о внеземном происхождении НЛО, результаты анализа отвергались из-за отсутствия убедительных доказательств, независимо от качества работы и достоверности исходной информации.

Возможно, нечто подобное произошло, когда генерал Ванденберг отклонил "Оценку ситуации" (см. главу 5) из-за отсутствия доказательств. Из-за отсутствия соответствующих документов мы не в состоянии ответить на вопрос, почему он это сделал.

Есть три возможности:

1) он не хотел, чтобы аналитики проекта узнали истину и поставили под угрозу совершенно секретные сведения, охраняемые на высшем уровне;

2) он знал о наличии убедительных доказательств, но опасался политических последствий, связанных с признанием их существования (вопросы вроде "что вы предпринимаете в связи с летающими тарелками, сэр?");

3) он не был убежден в существовании доказательств реальности НЛО или они казались ему неубедительными.

Мы не можем ответить на главный вопрос. Однако важно понимать, что, хотя в опубликованных документах ВВС и других ведомств, причастных к расследованию феномена НЛО, нет прямых указаний на внеземное происхождение летающих тарелок, такая возможность категорически не исключается. Можно сказать, что по рассекреченным документам история расследования ВВС предстала бы точно в таком же виде, даже если бы в Розуэлле действительно потерпел крушение инопланетный космический корабль, и сведения об этом были сразу же засекречены на самом высоком уровне, разумеется, с учетом того, что за все эти годы не было ни одной настоящей утечки информации или кражи "вещественных доказательств".

Но хватит гадать о возможности крушения летающих тарелок. Самые важные вопросы таковы: действительно ли в архивах ВВС и ФБР содержатся материалы, доказывающие реальность летающих тарелок (НЛО), и что высшее руководство ВВС знало об этом, но скрывало эти сведения от общественности?

Мой ответ — да! (Агент Скалли, возможно, будет удивлена, но агент Мауддер, несомненно, согласится.)

Что касается меня, то если в будущем правительственный или военный чиновник признает факт крушения летающей тарелки в окрестностях Розуэлла, или хранения тел инопланетян в "ангаре 18" авиабазы «РайтПаттерсон» в Дейтоне, штат Огайо, или испытания инопланетного летающего диска в "зоне 51" к северу от Лас-Вегаса, штат Невада, — я ничуть не удивлюсь!

Приложение

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ


ADK — командование ПВО.

ЛЕС — Комиссия по атомной энергии.

AFI — разведка ВВС.

AFOIN — отдел разведки ВВС в Пентагоне.

AFOSI — Управление специальных расследований ВВС.

AFCRL — Кембриджская исследовательская лаборатория.

АМС — в Бостоне.

AFSAB — Научный консультативный комитет ВВС. АМС — командование материально-технического обеспечения (МТО) ВВС. ARTC — Управление воздушным движением на маршруте полета. ASA — Армейская служба безопасности; Управление службы безопасности СВ. ASWP — программа разработки специальных видов оружия ВС.

ATIC — Центр воздушной технической разведки. САС — Авиационное командование на континентальной части США.

CIC — служба контрразведки. EEI — основные разведывательные данные; основные задачи по сбору (разведывательной) информации.

GRD — отдел геофизических исследований. IAC — Консультативный комитет по разведке. IC — Объединенный комитет по разведке. RDB — Объединенный комитет по научно-исследовательским и конструкторским работам. NEPA — проект по созданию летательных аппаратов с ядерным двигателем.

NRO — Национальное управление космической разведки. NSC — Совет национальной безопасности (СНБ). ONI — Разведывательное управление ВМС. ONR — Управление научно-исследовательских работ.

(НИР) ВМС. SAC — ответственный оперативный сотрудник.


ДОКУМЕНТЫ И ИСТОЧНИКИ


Цитаты, представленные в тексте этой книги, взяты из ряда источников, включая книги и документы. Архив ФБР по проблеме НЛО состоит примерно из 1600 страниц материалов, хранившихся в штаб-квартире ФБР с 1947 года. Их можно получить, направив в ФБР стандартный запрос в соответствии с законом о свободе информации или обратившись по адресу http://foia.fbi.gov/ufo.htm. в Интернете.

С историей участия ЦРУ в расследовании феномена НЛО можно познакомиться в Интернете по адресу www.cia.gov/csi/index.htm. Щелкните мышью на "Online Publications", затем на "Semiannual Edition ј 1, 1997" и, наконец, на "А Die-Hard Issue" Джерарда К. Хейнса.

Наиболее представительный правительственный веб-сайт по НЛО принадлежит ВМФ США по адресу www.history.navy.mil/faqs/faq29-l.htm. Там есть перекрестные ссылки на другие сайты, включая Агентство национальной безопасности, Министерство обороны, ФБР и ЦРУ.

В книге использовались материалы группы записи ј 341 в Национальном архиве (Колледж-парк, штат Мэриленд), где содержится большинство документов отдела разведки ВВС в Пентагоне (AFOIN, в этой книге чаще для простоты называемом AFI), а также группы записи ј 341.15, где содержатся архивы проекта "Синяя книга".

Многие документы Агентства национальной безопасности доступны по адресу www.nsa.gov.

Фонд исследований НЛО продает компакт-диск со всеми доступными сведениями АНБ и ФБР (адрес: Box 277, Mt. Rainier, MD 20712) за 15 долларов мижно сделать в Интернете по адресу www.FUROR.org.

Архивы проекта "Синяя книга" и отдела специальных расследований ВВС были скопированы на микрофильмы (имена вычеркнуты) в начале 1970-х годов. С ними можно ознакомиться в Национальном архиве. Ряд других документов, рассекреченных за последние 15 лет, также хранится в Национальном архиве в Адельфи, штат Мэриленд.

Примечания

1

Аббревиатуры учреждений и организаций, не имеющие широкого распространения, приведены в специальном списке в конце книги. В тексте для краткости сохранены латинские аббревиатуры. — Прим. пер.

2

Фоке Маулдер — агент ФБР, один из главных героев американского телесериала "Секретные материалы" ("Х-Files"). — Прим пер.

3

Для простоты далее в тексте авиация СВ США везде называется ВВС США. — Прим. пер.

4

30 лет спустя Оливер Уэнделл Хендерсон ("Паппи") подтвердил факт отправки специального рейса в Райт-Филд. Хендерсон был известным пилотом Второй мировой войны (30 боевых вылетов над Германией), который впоследствии получил назначение на авиабазу Розуэлл и пилотировал самолеты с учеными и армейскими наблюдателями во время испытаний атомных бомб в конце 40-х годов. Он имел допуск к совершенно секретным материалам.

В 1977 году он рассказал Джону Кромшредеру о своем участии в розуэллском инциденте. По его словам, именно он был тем человеком, который отвез в Райт-Филд материалы из Розуэлла. Более того, он сообщил, что лично видел обломки летательного аппарата и тела инопланетян. Четыре года спустя Хендерсон рассказал своей жене Сафо и дочери Мэри ту же историю. (Хендерсон умер в 1986 году.) Летом 1952 года, когда активность НЛО достигла максимума, генерал Рейми снова выступил в роли объясняющего, или разоблачителя. (Об этом подробнее рассказано в главе 19.)

5

Арнольд сообщил о том, что он видел округлые, плоские и блестящие объекты, летевшие в южном направлении с очень большой скоростью (по оценке — 1700 миль в час) мимо горы Райнер в штате Вашингтон. В полете эти объекты покачивались вправо-влево. Они скрылись из виду в районе горы Адаме, примерно в 50 милях к югу от горы Райнер. Хотя это свидетельство получило не менее десяти объяснений, ни одно из них не выглядит убедительным. (1 миля = 1609 м; 1 фут = 30,48 см. — Прим. ред.)

6

Проект "Синяя книга" (1952–1969) и его предшественники, проект «Знак» (1948–1949) и проект «Грудж» (1949–1952) являются единственными опубликованными результатами усилий ВВС по сбору и классификации сообщений об НЛО. Материалы этих проектов были микрофильмированы и сданы в Национальный архив в 1975 году.

7

Каждый из этих самолетов имел размах крыльев приблизительно 120 футов и длину 95 футов.

8

«Змейка» — одна из фигур высшего пилотажа с маневрами влево-вправо, напоминающими движение змеи.

9

..Как показано далее в этой книге, в конце 1940-х годов ВВС скрыло тот факт, что оно располагало достаточно полным доказательством реальности летающих тарелок, основанным лишь на свидетельствах очевидцев. Командование ВВС скрыло и другое обстоятельство: некоторые высшие военные чиновники верили во внеземное происхождение неопознанных летающих объектов. Это достоверно установленный факт независимо оттого, являлся ли розуэллский инцидент результатом крушения внеземного космического корабля.

10

См. раздел «Ускорение» в материалах Международного сетевого симпозиума уфологов (MUFON) 1996 года или в Интернете. Две из этих видеозаписей обсуждались в книге "НЛО реальны: вот доказательства" Эдуарда Уолтерса и Брюса Маккаби (Avon Books, 1997).

11

Обратите внимание на расплывчатую формулировку в конце предложения. Практически любой атмосферный феномен можно расследовать, если интерпретировать его как имеющий отношение к национальной безопасности. Где конкретное упоминание о летающих тарелках?

12

Полковник говорил на секретном совещании перед небольшим количеством людей, большинство из которых могло выполнять свою работу, не обладая доступом к информации о летающих тарелках. Важно понимать, что из-за ограничений для защиты секретных сведений невозможно обсуждать скрытую информацию На конфиденциальном уровне. В некотором случае нельзя даже упоминать о существовании такой информации в беседе с человеком, не имеющим соответствующего доступа.

13

Кевин Рэндл, "Архив НЛО". Warner Books, 1989.

14

Очень подробное исследование примерно 3000 свидетельских показаний, выполненное в 1952–1953 годах и представленное в специальном отчете 14 проекта "Синяя книга", подтверт ждает, что пункт V не выдерживает критики: многие очевидцы обладали более чем достаточной информацией для обычного объяснения, если бы такое объяснение было возможным. Однако представители ВВС продолжали пользоваться этим аргументом в своих публичных высказываниях.

15

Проект NEPA в Оук-Ридж стартовал в 1946 году. В 1948 году сотрудники секретного Лексингтонского проекта в Массачусетском технологическом университете проанализировали материалы NEPA и пришли к заключению, что, хотя нельзя дать никакой гарантии успеха, при наличии "достаточных материальных ресурсов и компетентных специалистов" в принципе возможно построить летательный аппарат с ядерным двигателем. Период времени, необходимый для разработки и испытаний, оценивался в пятнадцать лет.

16

Лаборатория в Лос-Аламосе, расположенная к западу от Санта-Фе и к северу от Альбукерка, была построена во время Второй мировой войны и была строго охраняемым объектом, где происходили работы по созданию первой атомной бомбы.

17

Несколько раз в год Земля проходит через космические области, «замусоренные» пылевыми облаками, которые представляют собой остатки кометного вещества. Метеорный поток Геминид (когда кажется, что метеоры появляются из района созвездия Близнецов) обычно проходит через орбиту Земли 10–12 декабря, хотя отдельные метеоры наблюдаются с 3 декабря.

18

Упоминание о сообщениях из Швеции связано с объектами, получившими название "призрачные ракеты", которые неоднократно наблюдались в 1946 году и, по мнению шведских военных, были советскими управляемыми снарядами. Совместное исследование, предпринятое военными специалистами Швеции и США, не выявило следов советского происхождения этих «ракет». Тем не менее некоторые свидетельства были настолько подробными и обстоятельными, что их нельзя было отнести к зрительным расстройствам или синдрому "послевоенного психоза". Многие наблюдаемые объекты представляли собой огни разного цвета, иногда искрившиеся в полете или оставлявшие за собой дымный след. Никаких объяснений со стороны специалистов не последовало (даже если таковые имелись).

19

Доктор Хайнек, скончавшийся в 1986 году, был консультантом ВВС по астрономии и астрофизике с 1948 по 1969 год. Хотя сначала его отношение к НЛО было очень скептическим, он постепенно осознал, что летающие тарелки являются реальным феноменом, заслуживающим исследования. В 1973 году он основал Центр по изучению НЛО (CUFOS) для сбора и анализа сообщений о неопознанных летающих объектах и других связанных с ними феноменах. Этот центр по-прежнему существует в Чикаго.

20

Отсутствие звука, несмотря на высокую скорость, является одной из постоянных особенностей летающих тарелок.

21

ЛС состоял из представителей нескольких военных спецслужб, Госдепартамента, ЦРУ и ФБР. Тем не менее в архивах ФБР нет сведений об этим инциденте.

22

Это неправда. Из доступных архивов ВВС явствует, что интерес командования привлекли свидетельства военных пилотов, а не общественный ажиотаж.

23

Исследовательская лаборатория «Эймс» помимо других вещей выполняет работы по конструированию новейших реактивных двигателей. Сотрудники лаборатории обладают допуском к информации с грифом «секретно» и "совершенно секретно".

24

Имена свидетелей неизвестны, поскольку они были вычеркнуты из документов AFOSI, прежде чем материалы были рассекречены и переданы в Национальный архив в 1975 году.

25

Возможно, они даже не знали о попытках 4-й армии сделать то, что раньше рекомендовал ВВС д-р фон Карман: повысить точность наблюдений и получить более объективную информацию.

26

Речь идет о зеленоватом свечении в верхних слоях атмосферы, создаваемом при столкновении электронов с атомами кислорода. В более интенсивной форме это свечение, называемое северным (и южным) сиянием можно наблюдать в высоких широтах, где электроны «выстреливаются» по магнитным линиям в разреженные верхние слои атмосферы.

27

Имелись в виду усилия д-ра Лапаса по сбору образцов воздуха в тех местах, где наблюдались зеленые огненные шары, для анализа содержания меди или медных соединений. Такие соединения горят "зеленым пламенем" или имеют характерный зеленоватый оттенок при нагревании. В одном случае действительно удалось обнаружить в пробе высокое содержание меди, но д-р Лапас не был уверен, что ее источником был зеленый огненный шар.

28

Журнал «Лайф», 28 апреля 1952 года.

29

История Фрэнка Скалли никак не связана с розуэллским инцидентом.

30

22 марта 1950 года Гай Хоттел, ответственный оперативный сотрудник по штату Вашингтон, написал Гуверу о трех разбившихся летающих тарелках. Это побудило Гувера направить в ВВС запрос о том, "что собой представляют летающие тарелки" (см. главу 14).

31

Кино для автомобилистов на открытом воздухе (фильм смотрят из автомобилей). — Прим. пер.

32

Человек "за доллар в год" — жаргонное выражение, обозначающее консультанта или государственного служащего с символическим окладом, обычно представляющего крупную корпорацию. — Прим. пер.

33

Руппельт охарактеризовал Поссони как «верующего», который имел канал связи с генералом Сэмфордом и путешествовал по США и Европе, изучая новейшие системы вооружений и собирая сообщения об НЛО.

34

Речь идет о суммарном количестве объектов по свидетельствам очевидцев. Впоследствии некоторые объекты были опознаны, поэтому не все они являются НЛО.

35

Эвристика (от греч. heurisko — отыскиваю, открываю) — спец. методы, используемые в процессе открытия нового (эвристич. методы). — Прим. ред.

36

Обратите внимание на сходство с периодом 1948–1949 годов, когда разведка ВВС рассматривала возможность того, что зеленые огненные шары и летающие тарелки являются советскими летательными аппаратами с атомным двигателем. Впоследствии эта возможность была отвергнута, поскольку аналитики не верили, что Советский Союз мог настолько опередить США в технологическом развитии.

Маккаби Брюс