Нарушение правил или Еще раз и Шерлок Холмс, и Зигмуд Фрейд, и многие другие

Виктор Мазин Нарушение правил или Еще раз и Шерлок Холмс, и Зигмуд Фрейд,[1] и многие другие

Однажды нам довелось говорить о Конан Дойле, и его творении, Шерлоке Холмсе. Мне казалось, что Фрейда не интересует легкое чтиво подобного рода, и был удивлен, когда выяснилось совершенно обратное, – Фрейд прочел этого автора очень внимательно. По-видимому, интерес Фрейда к этому типу литературы обусловлен тем, что доказательство построенное на деталях, может быть полезно в психоанализе при восстановлении истории детства.

Человек-Волк[2]

Встречное движение «реально» жившего человека и «вымышленного» персонажа стремительно, чему способствует музеефикация, увековечивание их предметного мира, их частных «прижизненных» музеев. В настоящее время число посетителей Музея Шерлока Холмса на Бейкер стрит 221b в Лондоне, пожалуй, превышает число таковых в Музее Фрейда на Марисфилд гарденз, 20 в Лондоне. Предметный мир Фрейда представлен огромной библиотекой, собранием древностей, фотографиями, репродукциями, кушеткой, креслом и т. д. На Бейкер стрит мы видим не менее реальные вещи: скрипку, на которой играл Шерлок Холмс, склянки, в которых он смешивал препараты, карты местностей, которыми он пользовался, книги, которые он читал, трубки, которые он курил, трость, которую он брал с собой, парик, который изменял его внешность, книги, которые он написал, стакан, из которого он пил, саквояж, с которым он покидал свой дом-музей, кресло, в котором он отдыхал, картины и фотографии, которые он разглядывал, перо, которым он писал, лупу, которая помогала ему различать детали и т. д. Нужно сказать, что первые изображения жилища Холмса на Бейкер стрит, где он жил с 1881 по 1904 гг., появились в «Странде» еще в 1891 году. «Да, вот так они и сидели здесь, в этих креслах, Уотсон и Холмс», – забывшись, говорит мой друг.

§ 1. ВСЁ ДЕТАЛИ, АНАЛИЗ И ДЕДУКЦИЯ

Человек-Волк обращает внимание на особый интерес, проявляемый Зигмундом Фрейдом и Шерлоком Холмсом к мелочам. Незначительные детали могут оказаться весьма существенными следами, ведущими к искомому. Искомое же – истории желания, разворачивающиеся в сновидениях, симптомах, ошибочных действиях, фантазиях, бредовых построениях, ложных показаниях, преступлениях – во всех этих нарушениях правил, правил, предписанных принципом реальности, заставляющим отложить получение удовольствия, отказаться от него, чтобы избежать наказания, чтобы угомонить на время приступающий страх.

Мелочь, нечто едва заметное, необходимо различить, увидеть, но прежде нужно признать значение ускользающей от взора детали: «– У вас поразительная способность замечать мелочи, – сказал я. – Просто я понимаю их важность», – ответил Шерлок Холмс своему другу доктору Уотсону.[3] Все важно для Фрейда в сновидении. Случайностей нет. Неважных вещей нет, «в качестве объекта внимания следует брать не сновидение во всем его целом, а лишь отдельные элементы его содержания».[4] Все важно для Фрейда в анализе душевной жизни пациента, в ходе которого жизнь эта разбирается на элементарные составные части, обнаруживающие элементы влечений в отдельности, в изолированном виде,[5] в связи с их напряжением, источником, целью и объектом.

Доказательство построенное на деталях, уже известное Артемидору, открывает Фрейду дорогу к толкованию сновидений, к значению, назначению и предназначению сновидения. Психоаналитик интерпретирует сновидение en detail, а не en mass. Именно эта процедура разложения сновидения на составные элементы ставит его в оппозицию большинству снотолкователей, что нарушает еще и правило категорического восприятия [Pragnanz].[6]

Анализ предполагает расчленение сцены события. Фрагментация позволяет установить связь с другими сценами. Пересборка частей позволяет реконструировать их значение, (вос)создать его в контексте проводимой интерпретации. Однако, прежде части эти нужно различить, выявить, подметить. Детектив, идеальный детектив, как говорит Холмс, должен обладать тремя качествами: уметь наблюдать, на основе наблюдений строить выводы и обладать знаниями. В начале своей научной карьеры, в физиологической лаборатории Зигмунд Фрейд получает от своего наставника Эрнста Вильгельма Брюкке, пронзительный взгляд которого будет преследовать его даже во сне, практически тот же завет: наблюдать – делать открытия – строить теории.

Пристальный взгляд, внимательное наблюдение позволяют увидеть едва заметные следы. Это могут быть отпечатки исчезнувших пальцев, ступни ушедших ног, печать профессии на костюме или пепел выкуренной сигары. «Я написал несколько небольших работ. Одна из них под названием „Определение сортов табака по пеплу“ описывает сто сорок сортов сигарного, сигаретного и трубочного табака».[7]

Стоит оглядеть сцену еще раз. Стоит опросить свидетелей еще раз. Это «еще раз» должно дать отклонение от повторения. «Практика свидетельствует о том, что если допрашиваемый говорит неправду, то, как бы он ни готовился к ложным показаниям, предусмотреть все детали того или иного обстоятельства он не может и потому вынужден импровизировать их в ходе допроса. Вновь давая показания на том же допросе через некоторый промежуток времени или на следующем допросе, допрашиваемый обычно не может вспомнить детали своих показаний или старается „улучшить“ их. В результате обнаруживаются противоречия, подтверждающие, что допрашиваемый… дает ложные показания».[8] Нельзя дважды повторить одно и то же. И все же, повторение, стремление к точному воспроизводству показаний – подозрительно. Признак бессознательного, возможного бессознательного сопротивления вызывает подозрение. Частичная амнезия оказывается в большей степени правилом, чем феноменальная память: «забывание есть настолько естественное явление, что следователя должно настораживать не то, что свидетель или потерпевший, по его заявлению, забыл обстоятельства, а то, что допрашиваемый слишком легко сообщает подробности происшедшего довольно давно факта. Чаще всего это свидетельствует о заученных показаниях».[9] Однако, повторение истории, повторение сновидения может обнаружить новые детали, улики, пропущенные ранее: «рассказ пациентки при втором посещении не обнаружил противоречия с тем, что я услышал в первый раз, но те дополнительные детали, которые в нем содержались, разрешили все сомнения и трудности».[10]

Деталь (может быть) не важна сама по себе. Однако, она может выполнять роль прикрытия, маскировки. Она может отвлекать внимание от другой детали. Большое может прикрывать маленькое. Маленькое может прикрывать большое. Значение может смещаться. Деталь не существует изолированно, она указывает на другие детали, она дает показания не (только) о себе, но о других. Устанавливаются ассоциативные связи. Необходимо дать возможность свидетелю, пациенту, потерпевшему снять контроль за скольжением мысли по ассоциативным цепочкам – таково основное правило психоанализа, о котором не должен забывать и криминалист: «нельзя перебивать свидетеля, торопить его, предлагать держаться „ближе к делу“. Нужно учитывать, что для некоторых людей… для восстановления в памяти какого-либо обстоятельства необходимо использовать ассоциативные связи, вспомнить предшествующие и последующие факты, отдельные моменты, увидеть и узнать какой-либо предмет, относящийся к событию».[11] Уже в работе с одной из своих первых пациенток, Эмми фон Н. (1889–1891), Фрейд понимает, что он ничего не добьется тем, что будет прерывать ее повествование; он понимает, что нужно слушать истории во всех деталях [in jeden Punkte][12] от начала до конца. Необходимо разговорить человека, создать условия вербализации, обнажить ненаказующее пространство признания, в котором симптом утрачивает свою силу перед могуществом выговаривающего его слова.[13]

Движение от общего к частному указывает на метод: дедуктивный или аналитический. Поиск причин, движение от явного содержания к скрытому – цель науки со времен Аристотеля.

Результат может оказаться невероятным: «Сколько раз я говорил вам, отбросьте все невозможное, то, что останется, и будет ответом, каким бы невероятным он ни казался»,[14] ведь «правдоподобие не обязательно для истинного, а истина не всегда правдоподобна […das Wahrscheinliche nicht notiwendig das Wahre sei und die Wahrheit nicht immer wahrscheinlich]».[15] Важны факты, и не важно тождественны ли связи между ними логике сознания, соответствуют ли они событиям в материальной реальности. Факты важны. «Дорогой Уотсон, проанализируйте факты, – сказал он с легким раздражением. – Вы знаете мой метод».[16]

Факт – деталь, событие, совокупность деталей, стечение обстоятельств, расположение объектов. Факт – основание науки, будь то материальная улика, психоделическое видение или (ф)акт высказывания типа «мир есть совокупность фактов». Факты, их чувственное восприятие становятся одним из оснований научной мифологии по меньшей мере со времен Френсиса Бэкона. Через два столетия, во времена, когда начинают писать Зигмунд Фрейд и Конан Дойль вера в научное знание окончательно утверждается в своих силах. Теперь, впрочем, эмпиризм, эксперимент, факты, следы, улики необходимо подлежат мыслительной переработке. Эмпиризм сходится с рационализмом. Науки умножаются. Зарождается психоанализ. Зарождается криминалистика. Ее развитию способствуют и Зигмунд Фрейд, и Конан Дойль. Можно предположить, что криминалистика появляется тогда, когда исследовательский интерес смещается с преступного деяния на личность преступника, на стремление осмыслить особенности человека-преступника, выявить специфику его поведения, его психологии. Одним из начал криминалистики становится опубликованная в 1876 году книга Чезаре Ломброзо «Человек преступный».

Криминалистика и психоанализ зарождаются приблизительно в одно и то же время в связи с попыткой понять психологию человека-невротика и психологию человека-преступника.[17]

Совершенно уместным может показаться вопрос, почему Фрейд не писал ни о преступлениях, ни о психологии преступника?[18] На этот вопрос можно найти, как минимум, четыре ответа:

во-первых, Фрейда интересует человеческая психика как таковая, психический аппарат человека и особенности его функционирования – Фрейд стремится создать не просто «невротику», но новую научную психологию, метапсихологию;

во-вторых, граница между невротиком и «просто несчастным» человеком размыта, более того, полиморфно-перверсивная конституция инфантильной сексуальности и стадийная история психо-сексуального развития предполагают запрограммированную комплексность и бесконечную вариантивность динамики психогенеза;

в-третьих, с 1897 году реальное преступление, реальное соблазнение, реальная травма уступают место бессознательным фантазиям, не в последнюю очередь на тему преступления, на тему преступного разрешения семейного романа, иначе говоря, реальное преступление отступает в психоанализе на второй план: «каждый» может убить, чтобы найти реальное основание для своей вины («констатирование того, что возрастание бессознательного чувства вины может сделать человека преступником, было неожиданностью, и все же это несомненный факт. У многих преступников, особенно у молодых, можно доказать наличие сильного чувства вины, которое существовало до преступления. Оно является, таким образом, не следствием, а мотивом преступления, как если бы ощущалось облегчение в возможности связать это бессознательное чувство вины с чем-то реальным и актуальным»[19]), или, иными словами, согласно известной формуле Лакана «психоанализ дереализует преступление, не освобождая преступника от ответственности»;[20]

в-четвертых, некоторые следопыты-редукционеры полагают, что в основе психоанализа, в основе фрейдовского самоанализа лежит тайна, семейная тайна Фрейдов, связанная с преступлением, а именно с участием в распространении фальшивых рублей дядей Зигмунда Фрейда Иосифом.[21]

Люди с делинквентным поведением не могут решать свои конфликты с помощью невротических защит, они не расстаются психотическим образом с реальностью, они не конвертируют свои проблемы на тело, они не прибегают к изощренной, но регламентированной законом сексуальности, они не берут в руки скрипки, ручки, кисти, дирижерские палочки, смычки, краски, балетные тапочки, они прихватывают с собой ножи, ножницы, пистолеты, ремни, веревки, таблетки снотворного, скальпели, целлофановые пакеты и преступают закон, преодолевая, как правило, барьеры нарциссического периода, заживляя на мгновение инфантильные травмы.

Если невроз – обратная сторона перверсии (и наоборот), то делинквентность – обратная сторона психоза (и наоборот).

Вокруг каждого отклонения разворачивается свой тип дискурса: неврозологический, психозологический, сексопатологический, юридический.

Кстати, у делинкветного свой способ избежать паранойи:

– Паранойя не нужна?

– Своя есть.[22]

§ 2. РАЗМЕТАЯ СЛЕДЫ

Психология преступника выдает преступника, и он оставляет на месте преступления следы. Значение следа в общей картине преступления обретается только впоследствии, и потому а priori важен каждый след. След может оказаться не играющим роли, слишком общим, слишком распространенным:

– Ну что тут?

– Еще один разлагающийся трансвестит… Похоже его пришибли молотком, как и остальных. Это нам о чем-нибудь говорит?

– Еще бы. У любого яхтсмена в Южной Флориде на яхте есть молоток. След может оказаться значимым:

– На лице покойного ожоги от сигареты. Рядом нашли окурок сигареты с гвоздикой.[23]

Даже отсутствие материальных следов на месте преступления оставляет возможность предполагать по сцене преступления наличие тех или иных следов психологических: маньякальность, психопатия, фиксация на том или ином частичном объекте, бред преследования, дисфория и т. д.

Преступник, как и всякий субъект уникален. Уникален своими психическими констелляциями. Он – собрание (пред)определенных кодов, коллекция (пред)определенных идентификаций, архив (пред)определенных поведенческих паттернов, реестр (пред)определенных жизненных сценариев. Уникальность не в единственности, но во множественности. В единственности множественность.

На сцене, там, где желания связывают субъекта с другими, возникает густая аффективная завеса. Поиск свидетелей, анализ и самоанализ уникального субъекта не вызывает доверия, доверия к себе, доверия своим чувствам. Шерлоку Холмсу этот феномен хорошо известен: «самое главное – не допускать, чтобы личные качества человека влияли на ваши выводы. Клиент для меня – некоторое данное, один из компонентов проблемы. Эмоции враждебны чистому мышлению».[24] Известен этот феномен и Зигмунду Фрейду: следует избегать контрпереноса, следует избегать замутнения картины пациента своими аффектами; таково одно из главных правил психоаналитической терапии: придерживаться позиции воздержания [Abstinenz], удерживаться от реченедержания, неподвластной властной логотерапии.

Разум противопоставляется чувствам (по меньшей мере со времен Платона). Разум – инструмент отцовской, культурной прогрессии в царство духа [Geistigkeit], в империю представлений, суждений, воспоминаний, в эмпирею правил, поддающихся кодировке и декодировке субъектами конвенциональной коммуникации, в эмпирею отвлеченную от эмпирии. «А разум я, как известно, ставлю превыше всего», – говорит Шерлок Холмс.[25] «Логос – наш Бог», – проводит черту аналогии Фрейд.

При всей бесконечной исключительной индивидуальности каждого человека, существуют некие серии желаний, позволяющие обнаружить обладателя тех или иных психологических следов. «– Кто-то назвал человека животным, наделенным душой. – Уинвуд Рид хорошо сказал об этом, – продолжал Холмс. – Он говорит, что отдельный человек – это неразрешимая загадка, зато в совокупности люди представляют собой некое математическое единство и подчинены определенным законам. Разве можно, например, предсказать действия отдельного человека, но поведение целого коллектива можно, оказывается, предсказать с большей точностью. Индивидуумы различаются между собой, но процентное отношение человеческих характеров в любом коллективе остается постоянным».[26] Отдельный человек – неразрешимая загадка и для себя. Он не может не лгать желанию, он не может не лгать другому.

Материальный след как «немой» свидетель не лжет, он, как обнаружил Ганс Гросс, – свидетель неподкупный: «С каждым успехом криминалистики падает значение свидетельских показаний [которым присущи возможность ошибки, одностороннее понимание, злая воля, клевета и т. д.] и одновременно повышается значение реальных, т. е. вещественных доказательств».[27] Человеческому же свидетелю доверия нет. Человек говорит, и, стало быть, имеет шанс на уклонение, на дефлексии, на клинамен, на ложь. Не лжет только один свидетель – тот, кто молчит, кто может хранить молчание подобно мальчику-аутисту свидетелю преступления.[28] Вопрос ложного обхода, точнее лжи как основополагающего кода истины обретает фундаментальное значение в психоанализе, и фундаментальность эта приводит к снятию значения, поскольку речь пациента оказывается и тотальной ложью, и тотальной истиной одновременно. Если в криминалистике на субъективные показания надежды мало и идет сбор достоверной информации – материальных следов, то каждое высказывание пациента – это след его желания, след, ведущий к истине.[29] След никогда не может стать «немым» свидетелем в полном смысле слова. Он именно говорящий свидетель. За след говорит выслеживающий его следопыт-следователь.

По следу устанавливается объект, устанавливается путем его идентификации, в ходе которой «подлежащий установлению объект, свойства которого отображены в следе, сравнивается (практически сравнивается отображение объекта в следе) с объектом, который по обстоятельствам дела мог оставить имеющиеся следы».[30] Идентификации создают психокрипты, следы экскоммуникативных актов. В криминалистике идентификационные следы могут быть представлены,[31] во-первых, признаками внешнего строения (следами ног или транспортных средств, например); во-вторых, признаками состава и структуры объектов (например, следами крови или краски); в-третьих, признаками функциональных навыков и двигательных привычек (например, особенностями почерка или устной речи).

В психоанализе «изначально» особое значение получают другого рода следы, следы мнесические, о чем свидетельствует одна из наиболее важных, из появившихся на заре психоанализа, формул – «истерики страдают, главным образом, от воспоминаний». Память, как можно было увидеть, не очень-то надежное свидетельство. Впрочем, порой значимыми оказываются и идентификационные признаки из «третьей группы»: так свидетельством в пользу египетского происхождения Моисея становится его косноязычие, тот факт, что у него – трудности с языком [Moses soll «schwer Sprache» gewesen sein].[32]

Событие преступления – преодоление одного закона другим. Устанавливается новый закон, новый порядок. Преступление закона «не убий» это и установление своего индивидуального закона. Нет, даже не индивидуального закона, но Высшего Закона, Закона Судьбы. Преступник кажется себе всемогущим. Он убивает, потому что может. Им движет рука Всевышнего. Его направляет голос Небес Психического Автоматизма. Не себя ради он его совершает, но ради Другого.

Преступление может обнаруживать себя, оставляя как материальные следы (по меньшей мере следы способа убийства), так и следы-черты психологии убийцы. Так психолог-криминалист специальный агент Сэлби Янгер дает портрет одного серийного убийцы на основании коллективного образа маньяка: «…он вообще стандартный убийца, он – шизофреник, у него комплекс мессии, он абсолютный психопат…»[33] Событие преступления не может быть бесследным, иначе оно не становится событием, событием, коммуникативным (ф)актом мира, даже если факт этот принадлежит области виртуальных происшествий в воображаемом. Так галлюцинация выносит своего уникального очевидца в другое пространство, в другое время. В одном из таких случаев человек принимает своего племянника за офицера СС и совершает физическое убийство. Бессознательная нагрузка мнесических следов в области зрительного восприятия искажает, точнее перекрывает работу системы сознание-восприятие. Между тем, сцена преступления – это сцена переноса [Ubertragung], то есть она имеет место здесь и сейчас, но при этом в силу неправильного связывания [falsche Verknupfung] – племянник = офицер СС – она не имеет места здесь и сейчас, она разворачивается там и тогда, и в этом смысле реальное убийство – ирреально, а племянник – жертва агнозии, ошибочного восприятия, переноса, реальный субстрат разворачивающегося галлюциноза.

Трасология утверждает: «событие преступления приводит к возникновению множества самых разнообразных следов… Следы возникают на месте преступления, на потерпевшем и на самом преступнике».[34] Основная задача трасологии такова: заставить след заговорить, заговорить правду; по следу нужно идентифицировать предмет, который его оставил. Правда эта – совпадение «конфигурации следа» и оставившего его объекта. Собственно говоря, на этом базируется трасология, к ведению которой «относятся такие следы, которые возникают в результате изменения в состоянии предмета и, кроме того, отображают внешнее строение другого предмета, вызвавшего данное изменение».[35] Идентификация в психоаналитическом смысле также предполагает след в душе от взаимодействия с другим субъектом. Более того, именно эти следы конституируют собственно субъекта, который получает свое как присвоенное.[36] В психоанализе идентификация предполагает регистрацию следов в психике за счет присвоения качеств другого лица. Присвоение – нарушение правил, прав собственности, прав живой личности.[37] Один из распространенных методов защиты, к которой прибегает преступник – это идентификация с агрессором: насильник проделывает со своими жертвами все то, что проделывали с ним в детстве. Иначе говоря, «виновен» тот, кого здесь нет, кто уже, возможно, сам умер, убит, ушел в монастырь, сидит в лагере и т. д. Материальный убийца в этом случае – жертва не только насилия, но и жертва защитного механизма, установившего преступные узы идентификации.

Очередная идентификация может изменить все поведение в целом, может привести к исчезновению – по крайней мере временному[38] – (бывшего) субъекта. Так, психиатр-криминалист Джейк Найман «помогает» своему пациенту профессору математики Максу Тиндеру выбраться из следующей ситуации: однажды утром Макс Тиндер понял, что жизнь его – «одно огромное неразрешимое математическое уравнение, и он решил, что некоторое приключение может заставить его по-другому смотреть на вещи. Он убил семь человек за одиннадцать дней». Доктор Найман убивает своего пациента, выносит его по ту сторону неразрешимого уравнения/жизни, идентифицируется с ним и подчиняет себя случаю: что выпадет, орел или решка, то и предопределяет его выбор в каждой ситуации.[39]

По следу восстанавливается сцена. По детали представляется целое. Холмс сравнивает работу детектива со знаменитым принципом корреляции органов Кювье: «Подобно тому, как Кювье мог правильно описать целое животное, глядя на одну его кость, наблюдатель, досконально изучивший одно звено в цепи событий, должен быть в состоянии точно установить все остальные звенья, и предшествующие, и последующие».[40] Это восстановление, способность увидеть отсутствующее целое – преимущество умозрения перед зрением, разума перед чувством. Холмс продолжает: «Мы еще не поняли многих вещей, которые можно постичь только разумом. Посредством умозаключений можно решить такие задачи, которые ставили в тупик всех, кто искал их решения с помощью своих чувств».[41] Идентификация целого по частям является одним из видов трасологической идентификации. «Что можно узнать о человеке по его уху? – Если сделать анализы, – многое. Пол, группу крови, было оно изъято у живого, или мертвого. Похоже, это ухо было отрезано ножницами».[42]

След, улика, улика, след, след, улика, след, улика, след, след, след, улика: язык человеческий в унитазе, сигарета с гвоздикой рядом с трупом, ухо в траве, пять апельсиновых зернышек в почтовом конверте, характер шва на трупе, бумага изготовленная в Богемик, частички кожи насильника под ногтями жертвы, след от целлофанового пакета на шее, антиквариат в доме убитых, жертвы – успешные молодые белые женщины…

Зачастую оставленный след – не случайная оплошность преступника, но – его подпись, автограф: куколка бабочки Черной вдовы, песня «Красная шапочка» по телефону, поза куклы у трупа девушки, имя «ангела» на смертоносной пуле, визитная карточка Fantomas, инфантильные послания вырезанные из газет, кровавый знак на стене… Подпись может указывать на еще одно желание – быть обнаруженным. Нет, нет, не только быть пойманным, но и узнанным, признанным, знаменитым, обрести власть, контроль, внушить страх, включить в свою игру других, вовлечь их в круг своего преступного закона. Однако, «дело с каждой минутой проясняется. Не достает только нескольких звеньев, чтобы восстановить ход событий».[43]

Речь шла о дедукции и анализе. Анализе, безусловно, отсылающим к химии. Безусловно, «потому что работа, при помощи которой мы вводим в сознание больного вытесненное им в его душе, означает разложение, разделение и напоминает по аналогии работу химика над организованной материей… Мы учим понимать его [больного] состав этих очень сложных душевных образований, сводим симптомы к обусловливающим их влечениям, указываем больному на эти, до того неизвестные ему мотивы влечений в его симптомах подобно тому, как химик выделяет основную материю, химический элемент в соли, в которой этот элемент невозможно было распознать, благодаря его соединениям».[44] Шерлок Холмс проводит ночи напролет в лаборатории, согнувшись над ретортами и пробирками. В свое время, как известно, он собирался целиком отдаться занятиям химией.

§ 3. СЦЕНА ЖЕЛАНИЯ И МЕСТО ПРОИСШЕСТВИЯ

В результате разложения целого на части, в результате анализа Зигмунд Фрейд обнаруживает тайну сновидений. Тем временем Шерлок Холмс обнаруживает тайну преступления. Тайны эти – желания. 24 июля 1895 года Зигмунд Фрейд видит сновидение, которое впоследствии обретет свое название «Об инъекции Ирме», которое станет основополагающим в психоанализе, поскольку в нем обнаруживается тайная движущая сила сновидения – желание. Желание исполненное. Впрочем, всегда уже посредством заместителей – суррогатов, будь то квазигаллюцинаторный объект сновидения или жертва сексуального маньяка. Детали, важные для обнаружения тайны, конституируют желание.

Преступление в фантазийной реальности гомологично преступлению реальности в сновидении. Конвенциональная логика повседневной реальности преодолевается паралогикой преступления, нарушения порядка принципа – обыденной – реальности. Сверхдетерминированность преступного события вводит множественный порядок логики желания. Желания, возникающего во взаимодействии с другими действующими на сцене лицами. Желание требует соучастия другого. Желание присваивается. Присваивается, как известно, как дискурс другого.

Так доктор Найман[45] присваивает желание своего пациента профессора Тиндера, так он присваивает желание-и-дискурс умирающей от передозировки героина Шерли («Джейк, ты не хочешь взять такую милую девочку как я, засунуть ее в багажник и увезти отсюда») и переносит его на Сандру Томас (она оказывается в багажнике его автомобиля, поставив психиатра-криминалиста перед выбором: «я не хочу быть больше Сандрой Томас, я лучше умру, я лучше буду с тобой. Что ты скажешь?» – «Нужно бросить монетку»); так он присваивает желание-и-дискурс Сандры Томас («у меня такое ощущение, что я могу умереть прямо сейчас, просто улететь навстречу солнцу, стать вздохом, который ты слышишь, когда шумит листва на деревьях…») и переносит его на Элис Томас. Желание «Наймана» смещается по дискурсивным означающим: Тиндер – Шерли – Сандра – Элис. Доктор Найман лишь скользит по другим объектам как пассивный переносчик желания, как собирающий психопыльцу мотылек. Однако, случай – как нарушение правила («дело не в науке, дело не в экономике, дело в случайности. Вот где настоящие возможности, даже ученый не может предсказать, орел выпадет, или решка. Но это и здорово») – повторяется в процессе идентификации, случай повторяется в процессе подбрасывания монеты; случайность становится навязчивым повторением, и «репринтом» случая профессора-пациента Макса Тиндера. Случай ритуализируется и доктор Найман становится заложником нового, сфабрикованного правила. Принятие решения, принятие Решения, перепоручается Абсолютному Господину – Смерти. Сбой программы (неизвестно как легла монета в руке Элис Томас) приводит его в отчаяние. Ритуал продвигает его от навязчивого состояния к паранойе, от нарушения правил к установлению правил новых.

Желание преступника реализуется на сцене. Лифт, лесозащитная полоса, амбар, пустырь, подвал, чердак, комната в мотеле, загородный дом, ванная комната, подворотня. Желание сновидца реализуется в сновидении. Желание связано с травмой, с нарушением правил принципа удовольствия. Травма рождает желание. Так в одном случае ребенок – свидетель того, как его отец снимает кожу с лица мамы, так в другом случае ребенок сам сжигает свою наркоманку мать, так в третьем случае ребенок получает по зубам в тот момент, когда психопат отгрызает голову курице. Остается ждать ретроспективного фантазирования и результатов последействия. Нужно справиться с травмой. В какой-то момент может прийти пора выйти на сцену «самому».

Сцена – место происшествия. Впрочем, психографическая сцена, воспроизводящаяся по мнесическим следам оказывается более стабильной вопреки вероятной постоянной перерегистрации, чем материальная сцена происшествия. Последняя недолговечна, и потому осмотр места происшествия для криминалиста – дело, во-первых, незаменимое (следователь становится очевидцем, он вписывает себя в сцену), во-вторых, – неповторимое (материальные следы имеют тенденцию исчезать). Так герой фильма «Банка смерти»[46] Майкл Сенфорд видит сцену преступления – автомобиль с включенными фарами на обочине ночного шоссе. В сновидениях, бреду, гипнотическом трансе он все более и более отчетливо видит эту сцену, как кажется, все более и более жуткую, все более и более детализированную, все более и более реальную. В конце концов, в этой сцене не хватает лишь одной детали – лица убийцы. Эта нехватка в режиме сновидения может указать на отсутствующее лицо – лицо первое, я, Майкл Сенфорд. Однако, вся эта сцена – покрывающее воспоминание [Deckerinnerung], точнее – покрывающая галлюцинация, желание которой – спрятать другую сцену, сцену из детства. По мере активации мнесических следов в гипнозе (к которому склоняет психиатр Гарриет: «по-сути, глаза это камеры, а мозг – как бы пленка. Все, что мы видим, чувствуем, касаемся, все хранится неопределенный период времени… Наш мозг бомбардируется постоянно словами и образами… Все это идет прямо в подсознание до конца вашей жизни. Человеческий мозг это как суперкомпьютер, мистер Сенфорд, он запоминает пять тысяч битов информации с каждым взглядом и запоминает все»), сцена восстанавливается: автокатастрофа, маленький Майкл в шоке удаляется от призывов о помощи своего друга, придавленного перевернувшейся машиной. В вытесненной сцене убийца – действительно я, Майкл, не подавший руку помощи другу.

Сцена преступления может оставаться открытой, подобно ране, дающей чувство жизни кровоточащей психотравме, связующей узами идентификации жертву и параноика-убийцу: «Скажи мне, Джана, почему ты тогда не умерла вместе с ними? Ты думала, что ты особенная? Я спас маленькую девочку. Ты задумывалась, для чего я тебя спас? Ты думала, что в ту ночь я не заметил, что ты прячешься там, в темноте? Между прочим, я сразу тебя почуял… Я уже получил от тебя то, что мне нужно, Джана. В ту ночь я оставил тебя в живых. Разве это ничего не значит?… Ты была моим путем к побегу. Когда меня поймали, ты стала моим окном в мир. Мы вместе, сцеплены во времени, привязаны к месту преступления. Мы связаны узами, подобно Еве и Змею… Все, что ты видела, пробовала на вкус, ощущала, переживала, я переживал вместе с тобой. Не говори мне, что ты не чувствовала этого. Что-то вопило за гранью твоих чувств… Я оставил тебя в живых, чтобы жить с тобой во внешнем мире. В ту ночь ты впустила меня в свою душу, и ты уже не выпустишь меня. Куда ты, туда и я. Я вижу то, что видишь ты. Вспомни это, когда в следующий раз будешь смотреться в зеркало».[47]

Движение на сцене действующих лиц вычерчивает криптографию субъекта. Криптографию Конан-Дойля и криптографию Зигмунда Фрейда, в частности. Крипты структурируются в сновидении: Ирма Зигмунда Фрейда = (Эмма + Ирма + Марта) + Фрейд (в сновидении всегда я). Я многообразно. Крипты структурируются и в литературном образе Шерлока Холмса Артура Конан-Дойля = (Джордж Бадд + Уильям Резерфорд + Джозеф Белл) + Конан Дойль («Если и был Холмс, так это я сам», – говорит, в согласии с принципом Бовари-Флобера, Конан Дойль).

Уникальность проявляется в порождении: в психоанализе (Зигмунда Фрейда), в Шерлоке Холмсе (Артура Конан-Дойля). Холмс: «Мой мозг, – сказал он, опершись локтями о ручки кресла и соединив перед собой кончики растопыренных пальцев, – бунтует против безделья. Дайте мне дело! Дайте мне сложнейшую проблему, неразрешимую задачу, запутаннейший случай – и я забуду про искусственные стимуляторы. Я ненавижу унылое, однообразное течение жизни. Ум мой требует напряженной деятельности. Именно поэтому я и выбрал для себя свою уникальную профессию, точнее, создал ее, потому что второго Шерлока Холмса нет на свете».[48] Нет на свете и второго Зигмунда Фрейда, создавшего невозможную профессию попечителя человеческих душ [Seelesorger]. Мортон Гилл проводит всю жизнь в стремлении постичь психоанализ и в конце жизни обнаруживает тайну: психоанализ – наука одного человека, то есть наука созданная одним человеком об одном человеке. Однако, если человек когда-нибудь поймет, как работает психический аппарат одного человека, по каким законам действуют психические процессы, тогда возникает возможность понять действие этих самых законов применительно к другому. Уникальность – нарушение правил.

Познание требует другого. Расщепление необходимо. Необходим перенос. Необходима, вновь и вновь необходима вторичная стадия зеркала. Фрейду нужен Флисс. Фрейду нужен читатель. Конан-Дойлю нужны Холмс и Уотсон. Протагонист и помощник.

Расщепление вызывает (в памяти) (параноидно-шизоидную) историю о двух тенденциях, о светлой и темной стороне души, о добродетельном и преступнике. Шерлок Холмс вспоминает наставника Фрейда Иогана Вольфганга Гете: Schade, dass die Natur nur einnen Menschen aus dir schuf, denn zum wurdigen Mann war und zum Schelmen der Stoff [как жаль, что природа сделала из тебя одного человека: материала в тебе хватило бы и на праведника и на подлеца].[49]

Факты могут вводить в заблуждение. Человек выбирает те или иные факты, оставляя другие за пределами интерпретации. Даже очевидные факты могут обманывать: «Как я уже вам сказал, дело мне вполне ясно. Но все-таки мы можем ошибиться, доверившись слишком очевидным фактам. Каким бы простым поначалу ни показался случай, он всегда может обернуться гораздо более сложным. – Простым! – в изумлении воскликнул я. – Конечно, – ответил Холмс с видом профессора, демонстрирующего ученикам интересного больного».[50]

§ 4. ДОКТОРА ПРАКТИКУЮТ

Введение в дедуктивный метод Холмса открывается словами: «Шерлок Холмс взял с камина пузырек и вынул из аккуратного сафьянового несессера шприц для подкожных инъекций. Нервными длинными белыми пальцами он закрепил в шприце иглу и завернул манжет левого рукава. Несколько времени, но недолго он задумчиво смотрел на свою мускулистую руку, испещренную бесчисленными точками прошлых инъекций. Потом вонзил острие и откинулся на спинку плюшевого кресла, глубоко и удовлетворенно вздохнул».[51]

Эта история конца прошлого века – при всех различиях – повторяется в биографии литератора-доктора Конан-Дойля и доктора-литератора Зигмунда Фрейда.[52]

Итак, Шерлок Холмс «вонзил острие и откинулся на спинку плюшевого кресла». Не оказывается ли в результате вся остальная история лишь его галлюцинозом? Впрочем, вопрос этот применительно к литературе, к области фантазии оказывается пустым. Таким же оказывается и вопрос о реальности и фантазийности применительно к психоанализируемому событию. К такому выводу приводит Зигмунда Фрейда отказ от теории раннего соблазнения (1897 г.) через пару лет после стремительной истории с кокаином.

Употребление наркотиков – нарушение правил, уход от отцовского принципа социализирующей реальности к материнскому принципу удовольствия. Более того, это нарушение нормы, полагаемой традицией: «Наше общество в качестве веществ, вызывающих эйфорию выбрало алкоголь, кофеин и никотин, хотя алкогольные психозы отнюдь не безвредны. Мы выбираем наши яды на основе традиции, а не на основе фармакологических данных. Общественное мнение определяет, какие наркотики дозволены и приписывает химическим препаратам моральные качества».[53]

Уход от Закона отца – вторичная сепарация. Если первая сепарация – отделение отцом ребенка от матери – была необходима «во благо» социализации, то вторая это десоциализация и ресоциализация: кокаин облегчает Фрейду общение с Шарко, а Холмсу помогает пережить отсутствие дела, отсутствие возможности погрузиться в сферу абстракции, в империю умозрительных конструкций – «представлений, умозаключений, воспоминаний» – уйти от «унылого, однообразного течения жизни», анестезировать боль, причиняемую реальностью,[54] выйти из темной ночи меланхолии, приступы которой захватывают и Фрейда, и Холмса. Именно при меланхолии и неврастении (помимо зависимости от морфия и алкоголя, истощения, пищевых расстройств, сифилиса и др.) рекомендует Фрейд прием кокаина. «Холмс лечился от тоски и приступов меланхолии кокаином; когда же на его работу начинали действовать побочные эффекты, он этот препарат принимать прекращал; затем, после того, как он побывал вне вызывающего паранойю мира, то вернулся в Лондон к своим делам, и достиг вершины своей славы уже без наркотиков, если не считать табак».[55] Фрейд также достигает зенита своей славы уже без так называемых наркотиков, лишь табак остается его непреодоленной зависимостью, когда он переезжает в Лондон. Тот факт, что кокаин – а не только работа, связанная с навязчивым анализированием, работа детектива, работа аналитика – способен вызвать параноидный психоз был известен Фрейду. Об этой особенности он пишет в письме Ференци в 1916 году. Впрочем, и прекращение приема кокаина может вызвать параноидный психоз. Кокаин – фармакон, лекарство и яд: он «представляет особый интерес, так как его воздействие служит как моделью болезни, так и моделью терапии».[56]

Атака/защита, преследователь/преследуемый сталкиваются в сцене преступления, преступник против детектива, аналитик против пациента.

И вновь за работу: «Он стряхнул с себя навеянные наркотиками туманные грезы и бился над какой-то новой загадкой»[57] Работа также может отринуть принцип реальности в пользу принципа удовольствия – работа может быть гомологична наркотику: «Для меня напряженная работа, обилие дел подобны своеобразному наркозу… Погружаясь в мир науки, я отвлекаюсь от грустной действительности».

Итак, доктор-литератор и литератор-доктор так или иначе, но оказываются в пределах текста, текста своих героев, литературных персонажей и прототипов, пациентов и пациенток. Они – основатели новых жанров: детективного и психоаналитического, основатели новых типов дискурса, новых виртуальных текстопорождающих машин. Погружение в текст обнаруживает его квазигаллюцинаторный характер. Как известно, «Толкование сновидений» Зигмунд Фрейд писал будучи в состоянии близком к галлюцинаторному. Он погружается в психический аппарат. Он приближается к неизвестному, здесь требуются «вспомогательные представления».[58] Он представляет себе этот аппарат в виде систем оптических стекол подзорной трубы, фотоаппарата, микроскопа. Увидеть, заглянуть, понять, направить один психический аппарат в другой, сделать так, чтобы эксгибционизм оптического протеза был приведен в действие.

Глаз может быть и объектом приложения кокаина – глаз отца, Якоба Фрейда.[59] Операция ведет к анестезированию его всевидящего ока, к его символической кастрации, к замещению обрезания. Она ведет к отцу, наставляющему на интеллектуальное становление, к прогрессии от образа (чувственной) матери. К интеллектуальной работе. Шерлок Холмс берет лупу. Зигмунд Фрейд берет ручку. Начинается навязчивое анализирование.

Дело разрешается. Временное спокойствие устанавливается. История, похоже, заканчивается. Дело, кажется, закрывается. Можно отвлечься.

«– Как несправедливо распределился выигрыш! – заметил я. – Все в этом деле сделано вами. Но жену получил я. А слава вся достанется Джонсу. Что же остается вам? – Мне? – сказал Холмс. – А мне – ампула с кокаином.

И он протянул свою узкую белую руку к несессеру».[60]

«Lieber Schur, Sie erinnern sich wohl an unser erstes Gesprach. Sie haben mir damals versprochen mich nicht im Stiche zu lassen wenn es so weit ist. Das ist jetzt nur noch Qualerei und hat keinen Sinn mehr [Мой дорогой Шур, Вы, разумеется, помните наш первый разговор. Вы обещали мне, что не оставите, когда придет время. Теперь я только переживаю муки и смысла продолжать это нет]… Я ввел ему подкожно два сантиграмма морфина]».[61]

Литература

Гросс Г. 1908 Руководство для судебных следователей. СПб, с. XIII.

Конан Дойль А. 1886 «Скандал в Богемии»//1966 т.1 из с. с. в 8 тт. М.: Огонек.

Конан Дойль А. 1887 «Пять апельсиновых зернышек»//1966 т. 1 из с. с. в 8 тт. М.: Огонек.

Конан Дойль А. 1888 «Знак четырех»//1966 т. 1 из с. с. в 8 тт. М.: Огонек.

Криминалистика 1963 МГУ. Отв. редактор А. Н. Васильев.

Лакан Ж. 1953 Функция и поле речи и языка в психоанализе. М.: «Гнозис». 1995.

Самохвалов В. П. 1998 «Многоличностные проблемы и футурология личности»// Кабинет-Kris. Искусство и наука. СПб.: ИНАПресс.

Фрейд 3. 1883 «Письма к невесте». М.: «Московский рабочий» 1994.

Фрейд 3.1900 Толкование сновидений. М. 1913.

Фрейд 3. 1918 Человек-Волк.//Человек-волк и Зигмунд Фрейд. Киев, 1995.

Фрейд 3. 1915 «Женщина, которой казалось, что ее преследуют» («Описание паранойи»)//Знаменитые случаи из практики психоанализа. М. 1995.

Фрейд 3. 1918 «Пути психоаналитической терапии»//Методика и техника психоанализа, СПб: «Алетейя», 1997.

Фрейд 3.1923 «Я и оно». М., Метгэм, 1990.

Фрейд 3.1939 «Человек Моисей и монотеистическая религия». М.: «Наука», 1993.

Человек-Волк «Мои воспоминания о Зигмунде Фрейде»//Человек-волк и Зигмунд Фрейд. Киев, 1995.

Byck R. 1974 Introduction//Cocaine Papers. NY: А Meridian Book.

Musto D. 1974 Sherlock Holmes and Sigmund Freud//Cocaine Papers. NY: А Meridian Book.

Chartier J.-Р. 1993 Psychanalyse & Criminologie//L'арроrт freudien. Elements pour une encyclopedie de la psychanalyse. Р.: Bordas. Sous la direction de Pierre Kaufmann.

Forrester J. 1997 Truth Games. Harvard University Press.

Freud S. 1895 Studien uber Hysterie, Fischer Verlag, 1997.

Freud S. 1939 Der Mann Moses und die monoteistische Religion. Verlag Allert de Lange. Amsterdam.

Rand N., Torok М. 1997 Questions for Freud. The Secret History of Psychoanalysis. Harvard University Press.

Shur М. 1972 Freud: living and dying. NY: International Universities Press.

Примечания

1

Эти действующие лица неоднократно сводились на страницах исследовательских работ, на теле – и киноэкранах. И потому – «еще раз». Еще раз – на страницах-экранах. Зигмунд Фрейд и Шерлок Холмс, несмотря на вымышленный характер одного и реальный характер другого, обречены на мифологическое существование, обречены на жизнь референциальных аттракторов, на бесконечное повторение и уподобление, обречены на сближение. Бессмертие обеспечивается навязчивым характером повторяющегося «еще раз»: так воскресает через десять лет на страницах Шерлок Холмс после смертельной схватки с профессором Мориарти, так воскресает под пером все новых и новых биографов Зигмунд Фрейд. Неудивительно в этой связи, что аналитическая философия вымысла избирает именно Шерлока Холмса для примера виртуального существования: Холмс если и не существовал, то мог бы существовать при других обстоятельствах. Холмс живет в виртуальных мирах читателей. Холмс оживает всякий раз, когда свидетельствует его друг Уотсон: великий сыщик несведущ в философии, астрономии и политике, кое-что знает из ботаники, хорошо разбирается в геологии и химии, отлично – в уголовной и судебной хронике, он – «скрипач, боксер, фехтовальщик, адвокат, злостный кокаинист и курильщик» (Конан-Дойль А, 1887 «Пять апельсиновых зернышек», с. 370).

2

Человек-Волк, 1995, с. 150.

3

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех». С. 154.

4

Фрейд 3. 1900 «Толкование сновидений», с. 86.

5

Фрейд 3. 1918 «Пути психоаналитической терапии» с. 202—3.

6

Правило это, хорошо известное из этологии, утверждает, что наше восприятие предпочитает простые, но полные смысла фигуры, так, например, два перекрещенных прямоугольника представляются не как пять элементов – квадратов, но как целостная фигура – крест. Синтетические операции преобладают в восприятии над операциями аналитическими.

7

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 154.

8

Криминалистика, с. 386.

9

Криминалистика, с. 385.

10

Фрейд 3. 1915 «Женщина, которой казалось, что ее преследуют» («Описание паранойи»), с. 31.

11

Криминалистика, с. 387.

12

Freud S.1895 Studien uber Hysterie, S. 80.

13

To есть пациент, преступник в отношении самого себя «событие вербализовал… перевел его в Слово, а точнее в эпос, с которым он связывает теперь истоки своей личности» (Лакан Ж., 1953, с. 25) Напомним, что французский глагол verbaliser имеет два значения: 1) вербализировать, облекать в слова и 2) протоколировать, составлять акт о наличии преступления. Эпос же – героическая история индивидуации. Внутренний Большой Рассказ о том. Как на Свет Появился Я.

14

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 189.

15

Фрейд 3.1939 «Человек Моисей и монотеистическая религия», с. 15, S. 30.

16

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 190.

17

Шартье полагает, что именно одновременность появления криминалистики и психоанализа не позволяет им лучше узнать друг друга (Chartier J.-Р., 1993, р. 490). Они – слишком близки, чтобы увидеть друг друга.

18

Такой вопрос задает в своей статье Шартье (Chartier J.-Р., 1993)

19

См. Фрейд 3. 1923 «Я и оно», с. 48. Кроме того, эта цитата указывает на буквальную неправомерность утверждения «Фрейд ничего не писал ни о преступлениях, ни о психологии преступников».

20

Quot. In Chartier J.-Р., 1993. р. 496.

21

Cf. Rand N. Torok М. 1997 Questions for Freud. The Secret History of Psychoanalyses, pp. 139–222.

22

Смотри к/ф «Нирвана» (Nirvana, 1997, dir. by Gabriele Salvatores).

23

Смотри к/ф «Могила 38» (Catherine's Grove, dir. by Rick King). Кино(сценарии) здесь возникают не просто как виртуальные истории, но еще и как результат анализа жизненных сценариев, еще и как прототип жизненных сценариев.

24

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 163.

25

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 263.

26

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 230.

27

Гросс Г. 1908 Руководство для судебных следователей. СПб. с. XIII.

28

Смотри к/ф «Молчаливая осень» (Silent Fall, 1994, dir. by Bruce Beresford).

29

Cf.ForresterJ. 1997.

30

Криминалистика, с. 45—6.

31

Криминалистика, с. 56.

32

Фрейд 3. 1939 «Человек Моисей и монотеистическая религия»

33

Смотри к/ф «Маньяк» (Serial killer, 1995. dir. by Pierre David)

34

Криминалистика, с. 119. Основные положения, обеспечивающие самою возможность трасологии таковы: 1) всякий материальный предмет уникален в своем строении; 2) при определенных условиях внешние признаки предмета отображаются на других предметах; 3) всякое отображение в следе – искажено (оно – зеркально, или оно «испорчено» влиянием других факторов)

35

Криминалистика, с. 119.

36

См. Фрейд 3. 1923 «Я и оно».

37

И здесь уже появляется смерть, смерть объекта в результате присвоения его желания: «поиски того, что существовало в субъекте до серийных комбинаций речи, что предшествовало рождению символов, приводит нас, наконец, к смерти, откуда существование его черпает все свое смысловое содержание. Именно как желание смерти утверждает он себя для других; идентифицируя себя с другим, он намертво фиксирует его в метаморфозе присущего ему облика [son image essentielle], ни одно существо не призывается им иначе, нежели среди теней царства мертвых» (Лакан Ж., 1953, с. 90).

38

См. Самохвалов В. П 1998 «Многоличностные проблемы и футурология личности».

39

Смотри «Совершенные американцы» (American Perfekt, 1997, dir. Paul Chart).

40

Конан-Дойль А. «Пять апельсиновых зернышек», с. 369 В связи с Кювье можно отметить, что как Конан Дойля, так и Фрейда находились под влиянием естествознания (Дарвина и Гексли, в частности). Другой общей линией влияния была философия позитивизма Г. Спенсера, Дж. Стюарта Милля.

41

Конан-Дойл А. 1887 «Пять апельсиновых зернышек», с. 369.

42

Смотри к/ф «Синий бархат» (Blue Velvet, dir. by David Lynch).

43

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 186.

44

Фрейд 3,1918, «Пути психоаналитической терапии» с. 202—3., S. 108—9.

45

Смотри к/ф «Совершенные американцы».

46

Смотри к/ф «Банка смерти» (The Killing Jar, 1996, dir. by Evan Crooke)

47

Смотри к/ф «Паранойя» (Paranoia, 1997, dir. by Larry Brand).

48

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 152.

49

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 263.

50

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 187.

51

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 151.

52

«Кокаин стимулировал рост двух блестящих исследователей – Зигмунда Фрейда и Шерлока Холмса». (Musto D., р. 357).

53

Byck R., 1974, р.XXXVI.

54

В работе «О кокаине» Фрейд посвящает анестезирующим свойствам кокаина последний абзац, а через месяц Карл Колер сделает свой доклад на офтальмологическом конгрессе в Гейдельберге, который принесет ему (а не Фрейду) славу.

55

Musto D. р. 360 Масто считает, что в течение трех лет. 1891–1894 Холмс лечился от кокаиновой зависимости, поскольку она стала препятствовать работе, кокаин начал влиять на «принцип тестирования реальности, его дедуктивных способностей. Он работал как компьютер, но извлекаемые из него данные невозможно было отличить от фантазии» (р, 364).

56

Byck R. р.XX.

57

Конан-Дойль А. 1886 «Скандал в Богемии», с. 286. 58Фрейд 3. Письмо невесте от 9.10.1883 («Письма к невесте», с. 85).

58

Фрейд 3. «Толкование сновидений», с. 383.

59

б апреля 1885 года Леопольд Кенигштейн, офтальмолог и коллега Зигмунда Фрейда, оперирует Якоба Фрейда. На операции, между прочим, присутствует отнявший у Фрейда пальму первенства анестезирующего кокаина Карл Коллер.

60

Конан-Дойль А. 1888 «Знак четырех», с. 263.

61

Shur М.1972 Р. 529.

Мазин Виктор Аронович