Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок.

Стивен К. Хайес Нин-дзютсу 4 Завещание воинов-невидимок

Об авторе

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Об авторе.

Автор этой книги признан наибольшим западным авторитетом по теории и практике легендарного японского Нин-дзютсу.

Стивен К. Хайес начал свой поиск просветления на пути воинов подростком на юго-востоке штата Огайо. Долгие годы личных лишений и упорного поиска привели его наконец к единственной в своем роде позиции в семье боевых искусств. На него была возложена ответственность распространить подлинные учения ночных воинов Синоби в англоязычном мире. Хайес представляет живой мост между безвременной мудростью Востока и излучающей энергию жизненной силой Запада, он соединяет прошлое с будущим. Он первый американец, которому была предоставлена честь, как личному ученику Великого Мастера Нин-дзютсу Масааки Хатсуми в Нода (Япония), изучить искусство, которое до начала 70-х годов было известно лишь некоторым счастливцам, которые достигли того, чтобы быть принятыми Великим Мастером в качестве учеников. В сентябре 1978 г. Хайес стал первым не-японцем, которому в истории Нин-дзютсу был присвоен титул Шидоши, т. е. «Учитель боевого искусства просветления».

Он получил разрешение в западном мире открыть филиал семьи Будзинкан-додзе Хатсуми. С тех пор Хайес изучает приспособленную к нашему времени форму искусства, которое спасло жизнь поколениям японских воинов. Между тем охватывающая весь мир сеть тренировочных центров представляет каждому интересующемуся возможность стать активной частью живых традиций и истории Нин-по.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Об авторе.

Благодарность

Как обладатель черного пояса и человек, обучивший множество учеников, я провел много лет в поиске пути, который привел бы меня к Истине Войны. Я представлял, как бы эта истина выглядела и как бы она проявилась в моей жизни. Действительность превзошла мои самые смелые ожидания, когда я стая учеником Великого Мастера и собрал воедино мои первые впечатления. Способности воина-ниндзя распространяются гораздо дальше, чем выработка мускульной силы и скорости, которые я к этому времени так интенсивно тренировал. Наконец я достиг своей цели: тот, кто стал моим руководителем и мастером, указал мне путь к непобедимости, к которому я всегда стремился. Мне понадобились годы только для того, чтобы бросить свои плохие привычки, чтобы я мог изучить основные приемы удивительных способностей, которыми мой учитель, казалось, овладел без труда. Эта книга — благодарность учителю боевого искусства Масааки Хатсуми. К сожалению, на этом пути мне нельзя описать все пути влияния воина на его окружение во всех подробностях. И все же, может быть, даже этого краткого вступления достаточно, чтобы воодушевить настоящих искателей истины на Пути Воина и обосновать подлинность знаний, полученных мною от доктора Хатсуми.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Благодарность.

Глава первая Правдивая история

Твое завещание вынуждает тебя помогать ищущему, защищать тех, кому угрожают, побеждать преобладающих в силе. Твой руководитель Нин-по, беззвучный метод осуществления твоей воли бездействия. Твое вознаграждение — духовный рост и активная роль в ходе вещей.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава первая.  Правдивая история

Глубоко укоренилось в прошлом таинственного народа Островов Восходящего Солнца историческое искусство невидимого воина ниндзя. В противоположность обычным, в нагнем обществе достаточно легко воспроизводимым методам борьбы Востока, почти невозможно найти точную точку отсчета, место или основателя и таким образом установить точную дату рождения Нин-дзютсу. Корейское Тай-кван-до можно без труда проследить от его рождения в 50-е годы, японское Дзюдо возникло в конце XIX столетия. Мы знаем основателей даже таких богатых традициями искусств, как бои с мечами.

Некоторые из этих видов боевых искусств можно проследить до XVI столетия.

До конца средних веков

Искусство Нин-дзютсу простирается более чем на тысячу лет и до времени, когда даже не было известных боевых японских каст самураев. Основной метод, позднее известный как Нин-дзютсу, именуемый на более высоком уровне Нин-no, рассматривался вначале как нетрадиционное искусство, с помощью которою можно было успешно преодолеть различные жизненные ситуации. То, что позднее должно было стать в высшей степени систематическим научным методом шпионажа и предотвращения или преодоления опасностей, начиналось как теневая антикультура, как вынужденная реакция на господствующие тогда политические, военные, экологические и социальные традиции.

Предшественники ниндзя

Искусство, возможно, берет свое начало в переплетении военных и религиозных совокупностей идей. Таким образом, с помощью природы, космических законов, психологии человека и философии был создан единственный в своем роде типично японский метод, который движется в созвучии с постоянным ходом вещей и цель которого состоит в том, чтобы гарантировать телесное и духовное испытание его сторонников.

Предшественниками ниндзя были, между прочим, дзе-нин и гедзя (военные переселенцы), ямабуси и сюгендзя (горные мистики). Кроме того, в их рядах находились бежавшие из Китая даосские мудрецы и офицеры, а также испытавшие неудачи японские буси, которые, после того как их покинула военная удача, оставались без родины и господ.

Первые ниндзя

Те люди, которые позднее должны были стать известными как ниндзя, часто привлекались в качестве военных советников правителей, которые, как известно, все время пытались поставить под свой контроль различные области Японии. Настоящий ниндзя был своего рода «приносящим счастье» для тех, кто имел достаточно власти и благоразумия, чтобы позволить семьям ниндзя мирно предаваться своим традициям и обычаям.

Связь ночных воинов с природой и их тяга к тому, что сегодня называют «оккультные силы», давали ценные представления, которые передавал ниндзя стратегам или политикам. Кроме того, он располагал надежными связными и надежными людьми, которые незаметно могли следить за военными запретными зонами, и тонким интуитивным чутьем, которое позволяло ему посмотреть в будущее и заранее узнать планы врага и стратегию.

Каждое поколение ниндзя передавало следующему свой опыт и тайные методы скрытого ведения войны. Так, в большинстве случаев возникли Нин-дяютсу-рю (традиции, направления, стили). Таким образом, Рю было основано не сразу, но образовывалось постепенно из накопления внешне не связанного опыта и развития. Краеугольный камень традиции Нин-дзютсу заложил Дайсукэ Тогакурэ (конец XII столетия), и позже она получила название Тога-курэ-рю — эзотерическое мироощущение воинов-призраков средневековой Японии. В традиции, называющейся Гекко-рю-Нин-дзютсу, развивались методы ведения ближнего боя, и эта традиция является старейшим стилем, который принадлежит к программе тренировок Будзинкан-додзе Великого Мастера Масааки Хатсуми. Она существовала во многих поколениях в местности Ига до того, как сторонники этого боевого искусства решили назвать свой метод по имени китайского беженца Чзао Гокая (Цзе Гекко). Однажды он показал свою революционную программу невооруженной борьбы японцам, чтобы таким образом отблагодарить хозяев дома, принявших его в свою страну.

Возникновение Рю

Другие Нин-дзютсу-рю возникли, когда, начиная с XIV века, политические и экономические связи стали нестабильными. Рю часто образовывались, когда семья была вынуждена плыть против течения военных и политических отношений, когда творческое мышление и оригинальное действие были последними возможностями, гарантирующими выживание.

Некоторые Рю активизировались только временами, чтобы помочь определенному властелину, вооруженным силам или религиозному ордену в специфических случаях. Выполнив свою задачу, Рю снова распускались. Некоторые стили ограничивались скорее одной местностью и соединялись узами по геополитическим причинам с другими Нин-дзютсу-рю этой местности. С другой стороны, другие полагались исключительно на опыт, знание и мудрость, которые накопил основатель клана за свою жизнь.

Исторически закрепленные японские Нин-дзютсу-рю были очень различными в отношении численности и важности. Имелись очень малые кланы, состоявшие из нескольких членов семьи, а другие имели согни членов, которые часто не знали друг друга и держались вместе исключительно из-за своей общей преданности предводителю.

Нижеследующий список содержит некоторые с исторической точки зрения важнейшие и влиятельнейшие Нин-дзютсу-рю, а также их руководителей, области действия и военные, а также политические связи:

Накагава-рю — область действия — округ Аомори. Организовал Накагава Кохаюато.

Хагуро-рю — центр в округе Ямагата, считается, что создана воинственными аскетами-сюгендзя горы Хагуро.

Усуги-рю — создатель Усами Суроганоками Садаюки (округ Ниигата) для удельного кггязя Уесуги Кеноша как военная шггионская организация.

Кадзи-рю — основана Кадзи Оминоками Кагэхидэ, учеником основателя Усуги-рю, но имела также связи с патриархами Хаттори-рю (провинция Ига).

Мацумото-рю — действовала в округе Тоихиги.

Мацуда-рю — действовала в провинции Ибацаки.

Коюо-, Нинко- и Такэда-рю основагга Такэдой Сингэн для агентурной работы. Эти Рю активно использовали шпионов, которые ггереодевались в бродячих монахов или торговцев.

Фума-рю Нин-по (округ Канагава) основана Фума Котаро и специализировалась в организации диверсий и партизанской войне.

Акиба- и Ихицэн-рю (округ Аихи) — основатель Хахисукэ Короку Масакатсу, знаменитый воин тех мест.

Мино-рю (округ Гифу) — создана во время господства Сайто Досан и охватывала группу Курокава-ниндзя местности Кота.

— Эгизэн-рго (округ Тайома) — основана Ига-ниндзей, которому удалось уйти от войск Ода Обунага.

Йосицунэ-рю (округ Фукуи) создан Йосицунэ Минамото. Эта Рю являлась смесью шпионских методов Исэ Сабуро и различных традиций ямабуси.

Ига-рю — также региональная традиция Нин-дзютсу, состоявшая из многих влиятельных семей, в том числе клана Хаттори и Момоти.

Нэгоро-рю — основана Сугинобо Мюосан, которому приписывалось изобретение деревянной пушки; Саша-рю готовила специалистов по огнестрельному оружию и взрывников; Натори-рю основал Натори Сандзюро Масатакэ, автор справочника «Со-нин-ки Нин-дзютсу». Все они располагались в округе Вакаяма.

Бицэн-рю — происходила из округа Окаяма.

Фукусима-рю (округ Симанэ) — создал Нодзиридзиро Дзиуэромон Наримаса.

Курода-рю (округ Фукуока) — поддерживала семью властелина Курода.

Нанбан-рю — действовала в округе Нагасаки.

Сацума-нин-по (округа Кагошима) поддерживала семью властелина Симацу.

За исключением немногих, эти Рю задолго до начала эпохи Мэйдзи (в 1868 г.) свернули свою деятельность.

После объединения и вынужденного мира в XII веке резко уменьшилась необходимость разветвленной информационной сети и упорной тренировки не на жизнь, а на смерть. Вследствие этого сократилось также число тех, кто был готов посвятить всю свою энергию существованию в духе Синоды.

Так же как сегодня лишним является существование французского подпольного движения, поскольку нет больше немецких частей, оккупировавших французскую область, так и с появлением «Века просвещения» больше не было потребности в первоначальных семьях ниндзя.

Отдельные аутентичные исторические Нин-дзютсу-рю, которые еще и сегодня имеются в Японии, возглавил живущий в городе Нода Великий Мастер Масааки Хатсуми. Остаткам других традиций теперь можно дивиться разве только в различных японских музеях и галереях. Доступные общественности свитки рукописей, документально подтверждавшие владельца как Великого Мастера, оружие или даже в некоторых случаях боевое снаряжение говорят о конце этого стиля.

Как только Рю заканчивала свою деятельность, последний Великий Мастер был обязан уничтожить все свитки и рукописи, чтобы таким образом сберечь добрую славу традиции от возможности в будущем нечестного обращения (трактовки). Но все же нередко это случалось. Материал оставался нетронутым или даже продавался несведущими наследниками, которые даже не осознавали важности своего имущества.

Современная история

В середине XIX века островная нация Японии стала открытой торговле и иностранному влиянию. Потомки когда-то могущественного Тогекава-клана, который правил Японией как военные диктаторы более 200 лет, передали свою власть правительству, и непосредственное господство снова досталось императорской семье. Военная каста самураев, которая более чем 700 лет заботилась о законе, порядке и стабильности, сразу была ликвидирована, и Великая Япония смогла подражать вновь открытой западной культуре.

Во время периода Мейдзи, последовавшем за «открытием Японии» (1868 г.), изменились два важных политических понятия: лицо и образ жизни страны. Первая цель нового правительства называлась «Фококу-кохей» — обогащение науки и укрепление армии. «Бунмей-каика» — означало открытие культуры; таким образом попытались перенять чужое мировоззрение, чтобы страну поскорее подвести к уровню современных западных наций. С древними традициями, такими, как боевое искусство или система ближнего боя, было покончено как с «йабан» (варварскими), и новые офицеры ориентировались исключительно на современную европейскую тактику.

Эта культурная революция забрала у военного искусства его военное значение и превратила его в виды спорта и системы упражнений для развития личности. Методы, помогавшие когда-то на поле битвы успешно отстоять собственную жизнь, распались на многочисленные системы: системы, которые сконцентрировались на отдельных ритуальных движениях и оставили только одно-единственное оружие или превратились в игры, которые признавали только ограниченное количество физических приемов, а все другие запретили. Разумная отработка борьбы, охватывавшая весь диапазон возможностей применения, была осмеяна как пережиток прошлого, как бесполезная трата времени в современный период.

Мастера борьбы, которые были пионерами в осуществлении перехода от жестких видов борьбы к методам самосовершенствования, сегодня имеют легендарную славу. Дзигоро Кано (дзюдо), Морихей Уесиба (айкидо) и Гитин Фунакоси (каратэ) воодушевили островную нацию своими новыми, безопасными, четко ограниченными и понятными вариациями когда-то ожесточенных, бескомпромиссных методов борьбы, при которой на тренировке бывали несчастные случаи.

«Эти новые боевые искусства», как часто подчеркивалось, являются преобразованием отживших, бессмысленных сегодня методов борьбы в «цивилизованные формы».

Не все великие мастера были согласны с этим преобразованием. Многие из старых воинов предупреждали постоянно об излишней поспешности и опрометчивости в решении таких вопросов в стране с древними традициями. Но их предупреждения в подавляющем большинстве случаев не были услышаны, а с наступлением XX столетия их призывы становились все реже.

Одним из таких людей был мастер Такакагэ Мацутаро Иситани, семья которого 300 лет занимала высокие посты Тюнин в Ига-Ниндзя-Рю Хансо Хаттори. Как 26-й Великий мастер Нин-дзютсу-Куки-Синдэн-рю-Хаппо Хи-Кэн (секретное боевое искусство), Иситани категорически отказывался «опошлить» свою систему, созданную в свое время Ицумо Кандзя Йоситэру, сделать бессодержательным свой метод, чтобы таким образом приспособить к интересам толпы, которые к этому времени больше склонялись к спортивному соревнованию или чему-то в этом роде.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Современная история

Поиск укромного места вынудил Иситани поступить на работу ночного сторожа на спичечной фабрике семьи Такамацу в Кобэ; это было место, которое давало ему лучшую возможность тренировок в своих секретных специальных упражнениях, которые родились в далеком и темном прошлом. Без учеников и додзе Великий мастер Куки-Синдэн-рю смирился с тем, чтобы провести остаток своего земного существования как живой анахронизм. Он был готов, как и другие Великие Мастера, уничтожить все записи и оружие, чтобы никакие узурпаторы ими не воспользовались.

Работа на фабрике Такамацу свела его с юным сыном хозяина. Между ними сложились отношения учителя и ученика, и однажды Такакагэ Мацутаро Иситани осознал, что он нашел своего горячо желанного наследника: это был юный Тосицугу Такамацу. Он был уже опытным учеником Кото-рю-Коппо-дзютсу и Синдэн-Фудо-рю-Дакэн Тай-дзютсу — двух искусств, которые он изучал у своего дедушки Синрюкэн Масамицу 'Года.

Юный Такамацу был в восторге от возможности изучить еще и особенности Куки-Синдэн-рю у своего нового наставника. Во время, которое давно лишилось истинных идеалов воина, у них были отличные отношения ученик-учитель. Вначале Иситани учил Тосицуго Такамацу методу Хап-по, состоявшему из 8-ми частей. Метод содержал следующие искусства:

1. Тай-дзютсу (ближний бой без оружия),

Хихо-дзютсу — (техника прыжков),

Наланагэ — (метание веревки).

2. Коппо-дзютсу (техника ломания костей),

Дзю Тай-дзютсу — (техника захвата).

3. Йари-дзютсу— (техника приемов с копьем),

Нагината-дзютсу (техника приемов с алебардой).

4. Бо-дзютсу (борьба с шестом),

Дзе-дзютсу (техника с коротким шестом),

Ханбо-дзютсу (борьба с палкой).

5. Сэнбаннагэ (метание цени),

Токэн-дзютсу (метание холодного оружия (клинка, меча)).

6. Ка-дзютсу (огонь и взрывчатые вещества),

Суй-дзютсу (техника использования воды).

7. Хику Йо Ганряку Хэйхо (военная тактика, архитектура укреплений и проникновение во вражеские замки).

8. Онсин-дзютсу (искусство становиться невидимым),

Хэнсо-дзютсу (переодевание).

После этого он преподает своему юному ученику методы Хикэн (тайная техника с мечом), методы борьбы Куки-Синдэн-рю с кэном (мечом), с кодати (короткие клинки) и дзюттэ (металлическая палка для защиты от меча).

Тосицугу Такамацу даром ничего не давалось, он упорно тренировался, пока не овладел всеми видами техники и после этого получил в наследство рукописи, оружие и титул 27-го Великого Мастера традиции Куки-Синдэн.

Ребенком Тосицугу Такамацу был передан от одной приемной матери другой. Девять раз менялись эти матери-воспитательницы! О счастливом детстве здесь не может быть и речи, что означает слово «безопасность» — этот ребенок никогда не испытал. Так Такамацу вырос твердым, с крепким характером юношей. Об этом свидетельствует старая газетная статья из Кобэ. Она описывает, как 14-летний юноша однажды без постороней помощи отделал целую группу напавших на него старших по возрасту хулиганов. Юный Такамацу мог положиться исключительно на своих дедушку и бабушку, они были единственными, к кому он мог обратиться за помощью.

Синрюкэн Масамицу 'Года, дедушка Тосицугу Такамацу, в свое время был в своем родном городе инструктором школы обучения владения мечом Токигава-Согун. Менее известно было то, что Тода также был 32-членом цени Великого Мастера традиции Тогакурэ-рю-Нин-дзютсу. После того как он обучил своего внука методам Кото-рю и Син-дэн-Фудо-рю, он тренировал его тайному искусству ночных воинов Тогакурэ: взбирание, подкрадывание и методы бегства — тренировались вместе с техникой владения оружием и боевым искусством без оружия, в которых Такамацу тренировался уже с детства.

Так как в возрасте 21 года из-за разорванной барабанной перепонки (это ранение — результат одной из многочисленных битв в юности) он был признан непригодным к военной службе, Такамацу решил искать свой собственный путь. Мысль о карьере на спичечной фабрике поблекла перед приключениями, которые его ожидали на другой стороне моря, в Китае — стране, которая рассматривалась тогда как жизненно важная для будущего Японии. Такамацу бродил по этой огромной стране с севера на юг и при этом имел многочисленные возможности применять свое боевое искусство для защиты своей жизни.

После бурных лет в Китае и некоторого времени, проведенного в дикой горной местности в Японии, он возвратился в 1919 г. домой, чтобы учиться, и на горе Хихэй под Киото выучиться на Миккё (таинственное учение) — монаха школы Тэндай-рю.

В возрасте 30 лет Тосицугу Такамацу прошел мир воина и мир духовных сил и стал признанным мастером обеих сфер деятельности.

Такамацу тренируег Хатсуми

Масааки Хатсуми начал боевую тренировку в возрасте 7 лет. Вначале он тренировался с Бокуто (деревянный меч) своего отца, затем во время Второй мировой войны пробовал себя во всех популярных японских боевых искусствах и дошел до степени мастера по каратэ, айкидо и дзюдо. Военные искусства и театр были основным интересом юного Масааки. После Второй мировой войны он все же с ужасом констатировал, как быстро и жадно американские оккупационные части освоили различные техники дзюдо.

Американцы использовали свой внушительный размер тела и свои естественные атлетические задатки, чтобы за месяцы обучиться тому, для чего японцам нужны были годы. Но какой смысл имела тренировка системы, результаты которой могли превзойти другие только с помощью своей физической силы? «Где-то все же должен быть истинный боевой вид борьбы, который давал бы силу выйти победителем из всех ситуаций», — думал юный учитель боевого искусства.

Его Кобудо (тренер) сообщил ему наконец об учителе по имени Тосицугу Такамацу из города Кашивабара на Западе местности Ига. В надежде найти наконец мастера, который мог бы преподнести ему живое боевое искусство, а не вид спорта для физического оздоровления или застывшую систему безжизненных ката-форм, юный Хатсуми отправился через остров Хонсю, чтобы разыскать учителя, которого он до этого времени искал напрасно.

Такамацу, опытный в бою ветеран, давно перешагнул за 60, когда впервые встретил молодого человека, который должен был стать его духовным продолжателем и следующим Великим Мастером Нин-дзютсу. Для Такамацу первая встреча была свиданием с очень старым другом. В стихотворении для Масааки Хатсуми он писал:

В прежние времена я был превосходным воином
традиции Коппо-дзютсу. Я был мужественным
и пылающим, как огонь, даже в борьбе с
опасным хищным зверем.
Мое сердце, похожее на дикие
цветы лугов, и в то же время
прямое и правдивое, как
бамбук.
Даже 10 тысяч врагов не могут
вселить в меня страх. Кто же
все-таки на свете, кто ради
моего сердца воина поддержит
жизнь?
И вот пришел Ты!
Ты, посланный мне богами войны.
Я ждал тебя всегда.

В течение долгих лет Масааки Хатсуми мучил себя упорной тренировкой под руководством ниндзя — Великого Мастера с добрым сердцем и руками зверя. Наконец он получил в наследство титул Великого Мастера новой Рю воинов, которую олицетворял его учитель Тосицугу Такамацу.

Глава вторая Пять элементов отступления

В учениях природы

ниндзя находит мудрость,

мистические воины становятся

шелестом листьев,

запахом земли,

вкусом моря. Так он должен делать то, что должен

сделать,

и продолжать жить,

чтобы праздновать каждый новый день.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава вторая.  Пять элементов отступления

Легендарное боевое искусство Нин-дзютсу развилось в горной и болотистой местности Японии, далеко от феодального императорского города Киото. Так как исторический ниндзя всегда боролся против превосходящих сил, а враг к тому же часто состоял из лучше вооруженных, численно сильно превосходящих правительственных солдат, задача которых была поставить под военный контроль местность, — было особенно важно лучше знать силы природы и ход времен года и уметь использовать это знание. От этого зависело выживание! Социальные и религиозные бунтари, породившие мудрости Синоби, превратились в истинных мастеров этого искусства.

Для того чтобы учения можно было передать дальше простым способом младшим членам семьи в ситуациях, угрожающих жизни, нужно было вспомнить эта спасительные знания. Ниндзя из юго-западной Японии создали ряд моделей, связанных с природой. Эти модели использовались как коды для упрощения понимания и вспоминания. Однако это делалось не для того, чтобы попытаться все возможные методы со всеми их физическими подробностями втиснуть в различные категории.

Две системы — обе сегодня известны под именем «Теория пяти элементов» — содержат мудрости ниндзя, которые позволили им использовать природу в свою пользу.

Го-Дай

Го-Дай (Пять элементарных форм явлений) имеет большое значение для понимания методов борьбы ниндзя. Он происходит от Нин-по-Миккё, тайного учения, происхождение которого можно найти в духовных учениях тантры далеких Гималаев. Оно охватывает следующие определения кодов:

Чи — Земля (твердый (вещество)),

Суй — Вода (жидкости),

Ка — Огонь (превращение энергии),

Фу — Воздух (газообразное вещество),

Ку — Пустота первичная, эфирная (неземная) субстанция (вещество).

Го-Гео

Другая теория пяти элементов, Го-Гео (Пять превращений элемента), происходит от китайских даосских учений. Как официальный культурный обмен, так и тайные передачи китайских военных и священников, которые после падения династии Танг (Х столетие) в Японии оказались в безопасности, способствовали распространению этого знания в Стране Восходящего Солнца.

В противоположность системе Го-Дай, которая пыталась установить элементы в длительно изменявшемся мире, в категории Го-Гео ссылаются на теорию полярностей (противоположностей) Ин и Йо (Инъ и Ян по-китайски) и пытаются установить циклы превращений, которые происходят непрерывно в материальной плоскости.

Пять основополагающих превращений получили следующие определения кодов:

Суй — Вода (растворяющая),

Моку — Дерево (растущее),

Ка — Огонь (испаряющий, исчезающий),

До — Земля (уплотняющая, укрепляющая),

Кип — Металл (отверждающий).

Важно еще раз указать на то, что эти пять основных кодов являются только символами, используемыми, чтобы представить различные ступени, которые проходит каждое вещество (материя). Поэтому нельзя понимать их как словесные образы (как деревья, скалы, вода и т. д.). Все феномены должны терпеливо сносить эти циклические превращения. Эти стадии ни в коей мере не существ уют рядом как пять изолированных, самостоятельных процессов, напротив, они описывают переход от одной стадии в следующую. Этот процесс не имеет ни начала, ни конца.

Наблюдатель поэтому должен остерегаться того, что цикл начинается в момент, когда он впервые замечает подъем или спад энергии. Каждая ступень процесса превращения ведет автоматически к следующей. Все образуют серию никогда не закачивающихся, друг с другом связанных отношений. Вода (понижающаяся, конденсация) готовит дерево. Дерево (стремящийся вверх, рост) готовит огонь. Огонь (расширяющаяся, сводная энергия) готовит прочную землю. Земля (стягивающая, плотность) дает металл, а металл (отверждающая тенденция) снова производит воду.

Эта естественная система кодов пяти элементов может применяться как при медицинских процессах лечения и для укрепления силы воли, так и для анализа судьбы отдельных наций.

Готон-по

Если изменяют перспективу или ход этой эволюции, то устанавливается ряд деструктивных или ограничивающих тенденций. Так вода (текучесть) может погасить огонь, огонь (очищающая энергия) размягчить металл, металл (прочность) повалить дерево, дерево (рост) вспахать землю, а земля (плотность) запрудить воду. Эти логические дальнейшие превращения символизма Го-Гео являются базой Готон-по, метода пяти элементов спасения феодальных ниндзя.

Так как семьи ниндзя принадлежали к нелегальной антикультуре и правящая структура власти самураев не жалела усилий, чтобы их уничтожить, то для самозащиты и предохранения от серьезной опасности отдельные члены кланов проводили скрытые действия против превосходящих вражеских сил. Классическое ведение войны при этом было не только нелегальным, но перед существенным соотношением сил просто невозможным. По этой причине ниндзя должен был учитывать все мыслимые техники выживания, от психологической хитрости через черный порох собственного изготовления до слияния с элементами природы.

Рассматривая практически, Готон-по могла служить путеводной звездой для ниндзя, чтобы стать невидимым для врага. Ночные воины могли спрятаться между глыбами (обломками породы), в земле, на деревьях или в воде, не применяя при этом огня и дыма или металлических предметов, чтобы повысить возможность успеха при отступлении. Это и есть явное применение теории пяти элементов Готон-по.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава вторая.  Пять элементов отступления Готон-по

Дотон-дзютсу — использование элемента земли при бегстве. Этот пункт содержит знание о географических данных места, использование естественного окружения для маскировки и стратегическое использование местности для устрашения или обезоруживания преследователей. Кораблевождение, различная техника ходьбы и бега, способность обращаться со всеми типами транспорта. Это дальнейшие (в том числе современные) составные части Нин-дзютсу — Дотон-дзютсу.

Суитон-дзютсу — использование элемента воды для побега. Эта часть теории Го-Гео показывает как при помощи стоячих или текучих вод можно проникнуть во вражеские земли или покинуть их, использование воды для маскировки и использование потока и поверхности воды или искусственно вызванных наводнений для ограничения мобильности противника. Методы ориентации под водой, техника ныряния, бесшумное плавание и практическое знание обращения с лодками дополняют Суитон-дзютсу.

Катон-дзютсу — применение элемента огня для успешного отступления. Этот аспект Готон-по содержит как применение дыма и огня как отвлекающего маневра, так и необходимые знания для изготовления и применения взрывчатых веществ. С XVI века в эту категорию входит также обращение с огнестрельным оружием.

Мокутон-дзютсу — применение дерева и растений для помощи при бегстве. Деревья и кустарник могут быть использованы как укрытие или место для постов наблюдения, а также могут служить препятствием для больших скоплений тяжеловооруженных солдат или всадников.

Изготовление натуральных лечебных средств или растительных ядов и обширные знания о структуре и строении деревьев — это тоже аспекты Мокутон-дзютсу.

Кинтон-дзютсу — применение элемента металла для отступления. Использование металлических предметов как вспомогательных средств при побеге.

Эта категория содержит все инструменты, которые применяются, чтобы выйти из закрытых или забаррикадированных домов или крепостей (или проникнуть в них). Помощь в лазании (взбирании), а также все возможные виды оружия, позволяющие освободиться от противника.

Менее очевиден более глубокий смысл Готон-по, который касается превращения одного рода энергии в другой. Это относится к тому, чтобы на основе природной мудрости нейтрализовать силу врага, направить в другое русло или, по крайней мере, вызвать у врага неправильное, но абсолютно достоверное впечатление.

Свободная, растущая энергия дерева ведет к свободной, расширяющейся энергии огня, которая при данных обстоятельствах проявляется как скорость и сила и может очень быстро истощиться. Воин должен замедлить свои действия (земля) и сконцентрироваться на удержании своих позиций, используя пусть даже снижающие скорость, но сберегающие энергию тенденции элемента вода, которые превращают жесткую технику борьбы в соответствующие плавные (ровные) движения.

В этом месте следует вспомнить еще и о том, что теория пяти элементов Го-Гео основана на системе символов окружающего мира, которые ни в коем случае нельзя понимать буквально. «Металл производит воду, которая позволяет возникнуть дереву, но все же подчиняется огню, который со своей стороны будет побежден водой» — эта фраза означает только то, что твердость при случае может перейти в мягкость, а мягкость в состоянии производить энергию, текущую вверх.

Тенденция в направлении твердости побеждается более легкой, свободно расширяющейся энергией, которая в свою очередь снова побеждается такими качествами, как «текучесть». Как и все другие техники Нин-дзютсу, Го-Гео также является мощным инструментом, который может привести к познанию просветления.

Дотон-дзютсу (использование земли)

Укрытие за скалой

Скала и тень, которую она отбрасывает, — хороший пример применения Дотон-дзютсу-принципа (метод бегства с использованием земли). В сравнении с пустынной местностью это идеальная возможность стать невидимым (фото 1). Резкая противоположность между светом и тенью скрывает ниндзя от возможности быть увиденным врагом, даже когда он движется (фото 2). Черный боевой костюм едва заметен, даже когда ниндзя частотно покидает тень (фото 3), так как темные контуры трудно отличить от тени; это возможно особенно тогда, когда наблюдатель вынужден защищать свой взгляд от острых солнечных лучей (фото 4). Таким образом ниндзя может оставаться лежать незаметным в укрытии, пока не пройдет опасность.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Укрытие за скалой
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Укрытие за скалой

Подкарауливание часового

При применении Дотон-дзютсу ниндзя становится частью предмета, хорошо известного (скучающему) часовому, и потому малоинтересного. Часовой многократно проходил мимо каменного сооружения без того, чтобы что-либо произошло. Таким образом понятно, что он считает его «безопасным» и уделяет ему только умеренное внимание. Такие «скучные» объекты представляют для ниндзя отличные укрытия (фото 1–4).


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Подкарауливание часового
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Подкарауливание часового

Укрытие в низкой растительности

При этом применении Дотон-дзютсу (земля — метод бегства) ниндзя используют плоскую вымытую водой лощину за косогором (склоном). Крепко прижимаются к земле и позволяют растению спрятать их так, как это делают они в скалах. Для любого противника ниндзя становится незаметным (фото 1–4). Слияние с окружением как средство стать невидимым обычно логически зависит от состояния окружающего мира, служащего укрытием.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Укрытие в низкой растительности
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Укрытие в низкой растительности

Взбирание на отвесную скалу

При взбирании на отвесную скалу тело распластывается по скале и максимально расслабляется (фото 1). Конечности вытягиваются, так что не только мускулатура, но и кости должны нести вес лежащего тела (фото 2). Три из четырех конечностей всегда надежно закреплены (фото 3–6), в то время как четвертая продолжает искать вверху новую опору, таким образом тело все еще имеет достаточно опоры, и воин может без опасности для себя еще раз проверить на прочность новую позицию для руки или ноги. Этот трехточечный метод взбирания имеет то преимущество, что позволяет довольно бесшумный подъем.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Взбирание на отвесную скалу
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Взбирание на отвесную скалу

Преодоление стены

Чтобы избежать плена или бесполезного столкновения, ниндзя может использовать метод Дотон-дзютсу, чтобы «перебежать» через стену и таким образом избавиться от своих преследователей (фото 1–4). Если бежать очень быстро, то момент инерции тела достаточно высок, чтобы подскочить на вертикальную стену, тело с ногами подтянуть вверх и таким образом преодолеть трудное препятствие.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Преодоление стены
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Дотон-дзютсу.  (использование земли) Преодоление стены

Суитон дзютсу (использование воды)

Убежище в пруду

Вода является идеальным местом, чтобы избежать вражеского взора или убежать, так как обычно никто не думает о том, что этот элемент можно использовать как убежище, и потому не ищут там беглеца. С помощью тонкой трубки, имеющей вид трости из камыша, под водой можно дышать: при этом следует попытаться стать частью воды, затаиться и не вызывать своими резкими движениями предательские волны на поверхности воды (фото 1–2).


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Суитон дзютсу.  (использование воды) Убежище в пруду

Катон дзютсу (использование дыма и огня)

Отвлечение и запугивание

В те времена, когда все здания строились из дерева, рисовой бумаги и соломы, использование огня или дыма вселяло в людей ужас (фото А). Огнестрельное оружие и взрывчатые вещества стали следующим важным аспектом Катон-дзютсу (фото В).


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Катон дзютсу.  (использование дыма и огня) Отвлечение и запугивание

Мокутон дзютсу (использование дерева)

Лазание по стволу

Чтобы не быть обнаруженным, ниндзя с помощью соответствующей техники может взобраться по стволу дерева или столбу. Эта способность сегодня так же важна, как и прежде.

Согласно описанной здесь технике вскарабкивания, тело должно держаться прямо (вертикально) и близко к стволу (фото 1–2), так, чтобы ступни вклинивались в дерево под давлением тела (а не быстро иссякающей мускульной силы ног) (фото 3–4), в то время как руки цепляются за выше расположенные выступы. Если они найдены, то ноги толчком поднимают тело вверх.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Мокутон дзютсу.  (использование дерева) Лазание по стволу
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Мокутон дзютсу.  (использование дерева) Лазание по стволу

Кинтон-дзютсу (использование металла)

Инструменты и оружие

Кагинава (веревка альпиниста с бросаемым якорем) (фото А) используется как вспомогательное средство для транспортировки материалов или тяжелых предметов снаряжения.

Сюко (рука-крюк) (фото В); в Тогакурэ-рю служат как средство вскарабкивания. С их помощью ниндзя вонзается в неровности поверхности. Сюко никогда не вбивается в гладкие поверхности. В противоположность бытующему сегодня мнению, Сюко применялись не всеми Нин-дзютсу-рю. Более того, это было секретное изобретение семьи Тога-курэ провинции Ига.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Кинтон-дзютсу.  (использование металла) Инструменты и оружие

Шурикэн (метательные лезвия) — пожалуй, самые известные из легендарных инструментов ниндзя, хороший пример для творческого мышления при использовании принципов Кинто-дзютсу.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Кинтон-дзютсу.  (использование металла) Инструменты и оружие

Тетсубуси (железные шипы, колючки) — другой вариант Кинтон-дзютсу (методы спасения бегством с помощью железа). Представленные экземпляры выставлены в Музее Ниндзя города Уэно (провинция Ига). Тетсубуси оставлялись на пути бегства, чтобы задержать преследователя и поранить его.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Кинтон-дзютсу.  (использование металла) Инструменты и оружие

Глава третья Плавные движения

Быстрый кулак,

сильный удар стопой

все многочисленные

приемы

это только первый шаг

на пути к непобедимости.

Почему же столь многие

слишком быстро готовы

прекратить обучение и

обрубить корни, хотя они едва

стали на тропу.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава третья.  Плавные движения.

Как только ученик постиг основы искусства самозащиты, наступило время совершенствовать свои навыки дальше, приспосабливая их к своей личности, пока они не станут частью его самого. Па этой стадии сливаются искусство и личность, и тело может реагировать естественным образом.

Этот процесс может протекать двумя различными способами. Так, например, ученик может приспособить себя к искусству: усваиваются отдельные движения, и тело принимает эти новые привычки так же, как и при обработке ката. По ученик может и искусство приспособить к своему телу. Смысл и детали техники усваиваются, и телу таким образом предлагаются новые стартовые возможности движений, как это вырабатывается при тренировке Вадза (основные техники).


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава третья.  Плавные движения.

Ката-метод изменяет движения ученика изнутри, давая совершенно новые возможности для освоения уже знакомых ситуаций. Этот метод также может привести к подавленности и фрустрациям из-за того, что ему кажется, что он вынужден изучать заново что-то давно знакомое.

Вадза-метод изменяет вид движений тела снаружи, предлагая в то же время новые дополнительные возможности, чтобы овладеть известными ситуациями. Этот метод может также привести к фрустрации, что и в этом случае объясняется тем, что тело, уже обученное таким неконструктивным образом, должно привыкнуть к новым стартовым возможностям движений.

Подлинного успеха в боевых искусствах достигают лишь тогда, когда меняются как внутренне, так и внешне. Если ограничиваться только двумя основными методами, это неизбежно повлечет определенные трудности, и успех будет неполным. Если даже в таком случае быстрее проявятся первые результаты, то это можно объяснить только тем, что другая сторона обучения еще не заявила о себе, чтобы посеять сомнение в теле и духе.

Котцу

Ключ к успеху в методах самозащиты Нин-дзютсу следует искать в Котцу (сущность, экстрат) — правильных методах тренировки.

Комбинируя принципы движений тела с их возможным применением, ученик развивает взвешенные реакции, правильные и действенные как в динамике тела, гак и в защитной технике. При такой практике ученик уже после своих первых часов тренировки может показать конкретные действенные результаты, принимаясь при этом за пос-

[…]

предугадать развитие ситуации. Другими важными ритмическими аспектами являются изменяющийся чувственный уровень обоих противников и физический уровень с его меняющимся мускульным напряжением и расслаблением.

Ритцудо, наконец, есть не что иное, как игра причины и следствия в борьбе. Первый выпад побуждает противника уклоняться и нанести контрудар либо схватить руку нападающего. Эти движения становятся соответственно действием, вызывающим реакцию, и так далее. Это взаимодействие противоположных сил продолжается до тех нор, пока не завершится борьба.

Полноценная тренировка

При правильном изучении техники самозащиты и особенно при осваивании этих навыков ученик знакомится с тремя важными тесно переплетенными между собой факторами, которые гарантируют ему победу в реальной схватке. Вся его тренировка могла быть сконцентрирована в од-ном-единственном из этих пунктов, но даже этот метод имеет все же значительные недостатки сравнительно с концепцией полной тренировки.

Механика — наиболее эффективные реакции тела в ответ на нападение, этот аспект соединяет в себе такие физические подробности, как работа стопой, боковое уклонение и удаление, правильное использование тела как оружия, а также применение действенной тактики и стратегии.

Динамика есть не что иное, как эффективное применение механики. Этот аспект охватывает правильное применение энергии, ритма и плавности движений, силы и гибкости, соотношение скорости и способности чувствовать действие и приспосабливаться к нему.

Намерение — полная уверенность в ясно осознанной цели: победа и полное подчинение механики и динамики телу; этот аспект говорит о сохранении присутствия духа, которым нужно обладать, если речь идет о технике, основанной на применении насилия. Непременная жажда победы преодолевает страх и границы и дает состояние духа, которое способно не только видеть победу как единственный возможный результат, но даже представить не может поражения.

Это тройное взаимодействие ученик может осознать с помощью двух различных видов упражнений: на автоматизацию навыков и с применением силы.

Упражнения на автоматизацию навыков

Упражнения на автоматизацию ограничиваются проработкой конкретного движения или душевного состояния и дают ученику возможность упражняться все это время без малейшей опасности. Достижение автоматизма тренируется отдельно от сознания, чтобы ученик мог сконцентрироваться на совершенствовании лишь части приема, не отвлекаясь на возможные детали применения этой техники, которые могли бы возникнуть в случае реальной самообороны. Эти изолированные упражнения развивают навыки, которыми непременно нужно овладеть прежде, чем перейти к отработке боевых упражнений.

Изучение отдельного движения

Тренирующийся все время повторяет однотипное движение от исходной позиции и стремится в совершенстве овладеть им. На показанном здесь примере он пытается изменить траекторию движения руки нападающего противника во время выпада. В то время как нападающий хочет ударить тренирующегося правой рукой в лицо (фото 1–3), тот уходит из-под удара влево (фото 4), перехватывает его руку контрударом и отводит ее от первоначального направления удара (фото 5+6).


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения

Это практическое упражнение ограничивается отражением удара; дальнейшие удары и контратаки сознательно исключаются. Речь идет лишь о том, чтобы освоить перехват выбрасываемой вперед руки. На фото (7+8) мы видим, как нападающий возобновляет атаку. Обороняющийся отклоняется в другую сторону, отражает надвигающийся кулак и таким образом изменяет траекторию удара (10+11).


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения

Оборона и контрудар

Каждой технической комбинацией можно овладеть посредством изучения отдельных движений. Как только агрессор начинает нападать (1+2), его рука отражается в сторону контрударом (3), затем защищающийся перехватывает инициативу и наносит удар ребром ладони по шее (4–7). Противник возвращается на исходную позицию и возобновляет нападение аналогичным образом. При этом он не пытается перехитрить или отбить его контрудар.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Оборона и контрударНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Оборона и контрудар

Удары и их отражение (стр. 80–81)

Оба ученика обмениваются ударами и отражают их. Движения плавно перетекают друг в друга. На примере этого упражнения описывается отражение удара ступней; так же просто можно тренировать различные виды ударов кулаком и их отражение. Как только нападающий хочет нанести удар стопой (1–2), защищающийся поднимает свою переднюю ногу, отражает выпад ноги противника и отбивает ее в сторону (3–4). Теперь противники меняются местами (5–6); другой ученик отражает удар противника (фото 7). Комбинация повторяется сначала (фото 8-11).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Удары и их отражение (стр. 80–81)Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Удары и их отражение (стр. 80–81)

Комбинированные удары

Оба партнера попеременно повторяют определенную комбинацию ударов для освоения техники защиты. Нападающий делает выпад левой частью тела, защищающийся уклоняется и наносит контрудар (3–4), затем отражает второй удар снизу (9-13) и наконец, делая выброс вперед вверх, наносит заключительный удар. В итоге противники меняются местами и воспроизводят сцену нападения, на этот раз партнер берет на себя роль защищающегося.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Комбинированные ударыНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Комбинированные удары


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Комбинированные ударыНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Комбинированные удары

Задержка и бросок (стр 88–91)

При этом упражнении должна совершенствоваться техника захвата кисти. Отрабатывая такой прием, ученики стремятся избежать первых ролей. Обратите внимание, что каждый раз, когда ученик брошен на землю, он не отпускает руку бросившего его противника, а обхватывает ее, как это показано на четвертом этапе, чтобы обеспечить себе возможность сразу же сделать заключительный контрбросок.

Защищающийся сгибает правую руку партнера, используя при этом кисть как рычаг, (1–2) и бросает нападающего на пол (фото 3). Тот крепко держит правую руку обороняющегося (фото 4), оставляя ее под контролем, разворачивается на спине и таким образом снова оказывается на ногах (фото 5). Затем кисть идет вверх, нападающий использует ее как рычаг (фото 6), и защищающийся падает на пол (фото 7). Он тут же уходит из-под действия рычага (8), но при этом контролирует пальцы противника, снова встает и применяет довольно болезненную технику рычага на левой руке противника (фото 9). Он позволяет противнику опуститься (фото 10). Тот второй раз выворачивается, контролируя левую руку защищающегося (11–12), снова встает (фото 13) и делает захват (фото 14–15). Защищающийся выворачивается (16–17) и захватывает при этом правую руку нападающего (18). Упражнение повторяется многократно.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Задержка и бросок (стр 88–91)Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Задержка и бросок (стр 88–91)

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Задержка и бросок (стр 88–91)Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Задержка и бросок (стр 88–91)

Захват оружия

Это упражнение, включающее выпад и захват, выполняется сниндзя-ханбо. Нападающий делает выпад (фото 1), защищающийся уклоняется в сторону (2) и перехватывает палку. Затем он использует силу рычага, чтобы через свою отставленную в сторону ногу пригнуть противника к земле (3–6) и вырвать у него оружие (7). Затем партнеры меняются ролями, и прежний защищающийся становится нападающим (8): он делает выпад палкой в верхнюю часть туловища, противник уклоняется (9), захватывает палку, выполняет оборонительный бросок (10–12) и разоружает противника. Затем они возвращаются в исходную позицию и упражнение начинается сначала (13–14).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Захват оружияНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Захват оружия

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Захват оружияНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Захват оружия

Боевые упражнения

Боевое упражнение полностью имитирует схватку при максимальном использовании динамики тела. Хотя боевые упражнения можно осваивать и как упражнения на автоматизацию навыков, цели, преследуемые выполнением обоих типов упражнений, все же различны.

Отражение удара с ножом

Нападающий делает выпад своим оружием в верхнюю часть туловища противника (1–2); в последний момент тот уклоняется и наносит контрудар по той руке противника, в которой находится нож (фото 3). Затем он кулаком левой руки наносит противнику удар под ребро, чтобы вывести его из равновесия (4–5), и в конце концов отражает попытку нападающего найести контрудар левой рукой (6–7). Он проходит под вытянутой рукой с ножом и при этом ударяет противника предплечьем в подбородок (8–9), из этой позиции его легко опрокинуть и бросить на землю (10–12), взять под контроль, придавить коленом (фото 13), а затем разоружить (14).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Отражение удара с ножомНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Отражение удара с ножом

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Отражение удара с ножомНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Отражение удара с ножом

Последовательность техники отражения

Защищающийся уклоняется от удара кулаком, который наносит нападающий (1–3). Далее последний схватывает правое плечо своего противника (4–5) и наносит удар ногой (6–7), который блокируется (8–9); тогда нападающий снова бьет правой ногой (10–11), но противник его снова останавливает (12), а затем переходит в контратаку (13–17). Нападающему все же удается схватить противника (18) и нанести удар (19). Защищающийся ни в коем случае не отражает эту попытку; он позволяет, чтобы его бросили на землю, но перед этим блокирует правой рукой руку противника, готовую к захвату (20), а затем взмахом бросает его лицом на землю (21–22).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Последовательность техники отраженияНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Последовательность техники отражения

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Последовательность техники отраженияНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Последовательность техники отражения

Сила удара, зависящая от движения тела

Защищающаяся тянет противника на себя, используя при этом инерцию его движения. Она позволяет телу противника пролететь вперед (1–3). Затем она бьет лопаткой в плечо нападающего (4–5), обездвиживает его с помощью силового удара локтем и в заключение подгибает его правое колено (8-10). Наконец она кладет правую руку сбитого с ног противника на свое правое колено, в то время как левое давит на его плечо рядом с плечевым суставом (11). Из такого захвата нападающий освободиться не может.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Сила удара, зависящая от движения телаНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Сила удара, зависящая от движения тела

Уход из-под удара и контрудар

Защищающийся уклоняется от наступления и ударов своего противника с помощью плавных уклончивых шагов или разворота туловища, одновременно нанося контрудары. В ответ на выпад атакующего стопой (1–3) защищающийся уходит в сторону (4) и наносит контрудар кулаком в голову (5). Ответный удар нападающий также наносит в голову (6–7), защищающийся снова уклоняется в сторону (8–9), отбивает выброшенную вперед руку в сторону (10–11), захватывает затем голову противника несколько дальше ушей (в это время большие пальцы давят на глазные впадины) (12–15), опускается на землю (16) и перебрасывает противника через себя (17). В заключение противник полностью выходит из строя вследствие применения приема «когтистая лапа».

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Уход из-под удара и контрударНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Уход из-под удара и контрудар

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Уход из-под удара и контрударНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Уход из-под удара и контрудар

Контратака с низкой позиции

На неровной местности защищающийся пригибается и делает выпад вперед, чтобы отразить удар палкой, направленный горизонтально (1–3) его противником, поднимается и отбивает руку, в которой находится оружие (4–5). Чтобы не допустить полуразворот противника, он снова опускается на землю (6–7) и делает выпад с низкой позиции вперед к колену опорной ноги противника (8–9). Затем он толкает нападавшего на землю (10–11). Чтобы не дать ему возможности нанести удар свободной ногой, он хватает другую ногу и отводит ее по направлению к скале (12–14). Резкий удар в лицо (15–17) и выкручивание крепко удерживаемой ноги завершают борьбу (18–19).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Контратака с низкой позицииНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Контратака с низкой позиции

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Контратака с низкой позицииНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Контратака с низкой позиции

Реакция на попытку применения силового приема нападающим

Защищающийся уклоняется от выпада правой, перемещая свое тело назад вправо (1–2). Затем он уклоняется вторично, чтобы достичь внутренней стороны левой руки нападающего (3–4), и старается обезопасить себя контрударом против выброшенной руки (5–6). Третий удар отражается подобным образом (7-10). Затем, с помощью удара Шиканкэн (кулак с вытянутыми костяшками) в плечевой сустав противника, защищающийся переходит к контратаке (11–12). Удар предплечьем в голову парализует противника и позволяет применить болевой прием на плечевом суставе (16–17). Попытка нападающего избавиться от применения силы (фото 18) заканчивается ударом Китэнкэн в шею противника (19–20). В заключение следует удар коленом по ребрам (21–22). Если противник падает (23–25), то защищающийся хватает вытянутую руку, поднимает над поверженным противником (26–28) и, используя бедро как опору, выкручивает лежащему на земле плечевой сустав (29–30).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Реакция на попытку применения силового приема нападающимНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Реакция на попытку применения силового приема нападающим

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Реакция на попытку применения силового приема нападающимНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Реакция на попытку применения силового приема нападающим

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Реакция на попытку применения силового приема нападающимНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Реакция на попытку применения силового приема нападающим

Использование местности в ходе борьбы

Нападающий наносит стоящему справа колющий удар (1–2). Позади защищающегося находится отвесная скала. Он отклоняется от направления удара, хватает руку, в которой находится нож (3), притягивает противника к себе и правым локтем наносит контрудар в подбородок (4). Он проходит под вытянутой вверх рукой с ножом (5), тяжестью своего туловища давит на выкрученную руку и бьет противника лицом о поверхность скалы (6–7). Затем он закручивает противнику руку за спину (8), бьет локтем в висок (9) и всем своим весом опускается на ногу противника (10–11).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Использование местности в ходе борьбыНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Использование местности в ходе борьбы

Отражение удара с применением руки как рычага

Нападающий хватает защищающегося за плечо, чтобы лишить его возможности уклониться от удара кулаком (1–2). Последний наклоняется, позволяет кулаку пролететь мимо и одновременно наносит удар Шакокэн (тыльной стороной ладони) по нижней челюсти нападающего, что является шоковым приемом (3). Затем он использует руку в качестве рычага (4–5) и с помощью подсечки бросает врага на землю (6–7). В довершение весом всего тела ломает локтевой сустав вытянутой руки (8–9).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Отражение удара с применением руки как рычагаНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Отражение удара с применением руки как рычага

Ряд приемов для выпада и захвата

Нападающий наносит удар кулаком левой руки (1–2), а защищающийся отражает его в сторону контрударом (3). Затем нападающий наносит удар ногой (4). Защищающийся уклоняется назад (5) и бьет по ноге противника (6). Тот хватает защищающегося, чтобы бросить его на землю (7–8). Последний оставляет схватившую его руку, а затем делает Китэнкэн (удар ребром руки по шее противника) (9-10). После этого он захватывает руку противника (11) и выкручивает по правилам Урагиаку (болевой прием, во время которого сустав выгибается вовнутрь) (12–13). Врагу удается освободиться от этого захвата (14–15), но защищающийся, пользуясь вращательным движением, продолжает выкручивать сустав руки и таким образом делает Омотэгиаку (болевой прием, во время которого сустав руки выкручивается наружу) (16). Удар ногой повергает нападающего на землю (17–19) И наконец защищающийся всем своим весом падает на согнутый локтевой сустав противника (20–22).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Ряд приемов для выпада и захватаНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Ряд приемов для выпада и захвата

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Ряд приемов для выпада и захватаНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Изучение отдельного движения Ряд приемов для выпада и захвата

Глава четвертая Куноити, смертельный цветок

Случается, что

уступка является признаком силы,

за улыбкой скрывается внутренняя мощь,

а мягкое прикосновение

становится ударом,

сбивающим с ног убийцу.

Это также важное поучение,

которым даже сильнейший из воинов

не должен пренебрегать.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок.

В 1561 г. в знаменитой битве при Каванакадзима был убит японский полководец Моритоки Мочизуки. Его жена Чииомэ пошла под защиту дяди своего умершего супруга, могущественного сегуна Такэда. Вместо того чтобы вступить в религиозный орден и вести спокойную жизнь монахини, как это было принято в таких ситуациях, динамичная вдова Мочизуки продолжала поддерживать изо всех сил устремления к власти великого даймё Такэда.

В ответ на его просьбу она согласилась создать сеть агентов куноити (ниндзя-женщины), которая должна была стать одной из эффективных и секретных сетей периода сэнгокудзидай (период войны между провинциями).

Согласно идее сегуна Такэда, Чииомэ Мочизуки готовила группу хорошо обученных мико (женщин-прислужниц храмов), которые наряду с обычными задачами шпионажа, наблюдения или выполнения поручений в местности Кай (теперь Яманаши), где находились владения Такэда, могли быть использованы в провинции Шинано (ныне Цитата).

В стратегическом отношении эта провинция была особенно важна, так как и сегун Такэда, и его соперник кэншин Усуги рассматривали ее как важную цель в своих будущих завоеваниях. Во время своего господства Такэда придавал большое значение службе своих шпионов ниндзя. Он вербовал их как из своих собственных подданных, так и из рядов своих противников.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок.

Куноити были всего лишь еще одним звеном в его цепи информаторов. Они оказывали ему услуги при сборе информации или перепроверке сведений других агентов. Юные служительницы храмов могли без труда разъезжать по стране и вступать в контакт с местными агентами, не вызывая подозрений. Таким образом они позволяли увеличивать власть и осведомленность рода Такэда.

Чииомэ основала свою подпольную школу в Нацу, в селении в Чииса-Гун (в провинции Шинцу, сейчас Нагано), и начала свою работу в качестве руководителя школы женщин-ниндзя. Поскольку мико всегда должны были быть незамужними молодыми девушками, Чииомэ Мочизуки начала выискивать подходящие кандидатуры в рядах многочисленных осиротевших и бездомных из-за гражданской войны детей. Тренер куноити стала матерью для каждой осиротевшей девочки, которая оказалась в провинции Шинцу. В глазах жителей Нацу Чииомэ была дружелюбной, сердечной женщиной, которая пыталась изо всех сил оградить юных, одиноких девочек от нищеты, дать им дом и передать им духовные ценности.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок.

Девочек обучали традициям, обязанностям и знанию мико, девственниц, которые прислуживали священникам Шинто. Наряду с этим основным образованием воспитаницы Чииомэ подвергались также идеологической обработке, которая потом гарантировала абсолютную преданность. Девочкам постоянно напоминали о том, кто вызволил их из нищеты и дал им эту новую жизнь. Воспитанницам постоянно предлагалось вспоминать о своем детстве, помнить, кто был виновен в их прежней нищете, кто их предал, кто нашел их в этот несчастный период их жизни и подарил им новую жизнь, когда все казалось потерянным. Девочек постоянно убеждали, что их единственный шанс выжить состоял в том, чтобы поддерживать тесные узы со своими сестрами и проявлять безоговорочную преданность Чииомэ Мочизуки.

На третьей стадии образования руководительница обучала своих учениц, как добыть ценную информацию, как правильно оценить ситуацию, как с помощью ложных слухов перессорить людей друг с другом, как обнаруживать оставленные лодки, как передавать важные новости дальше другим мико-куноити, как переодеваться и как, если необходимо, использовать женские чары, чтобы манипулировать мужчинами. После окончания тренировки и идеологической подготовки в Ниндзя-Академии в Нацу девочки становились активными агентами подразделений куной ти Мочизуки.

Такие хорошо обученные агенты были способны добывать важную информацию из обеих вожделенных провинций. Кроме того, Чииомэ позволяла своим агентам подробнейшим образом выспрашивать путешественников, которые пересекали соответствующие территории, что давало ей возможность всегда быть в состоянии воссоздать точную картину политической и военной ситуации для сегуна Такэда. Для того чтобы сохранить в тайне деятельность сети куноити, роль Чииомэ Мочизуки оставалась известной только самому военачальнику — этой тайной он никогда не делился ни с одним из своих сотрудников.

Средневековая Япония знает много историй, связанных с женскими организациями, подобными описанной выше Коба-ниндзя-рю под руководством Чииомэ Мочизуки. Любой член клана был готов отдать свою жизнь, чтобы обеспечить безопасность или выживание группы. Каждый мужчина и каждая женщина здесь обладали своими особыми способностями и имели свое особое задание. Нередко женщины, свободные от заданий и бывшие вне подозрений, отправлялись в места, где присутствие их сотоварищей-мужчин могло вызвать подозрения и недоверие. Это делало женщин особенно ценными в качестве шпионок и осведомительниц.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок.

Тренировка куноити

Средневековые куноити обучались почти так же, как и их боевые соратники-мужчины. Прежде всего и больше всего внимание уделялось утонченным аспектам ближнего боя. Тактику боя и партизанской борьбы, пригодную для мужчин-ниндзя, при подготовке женщин заменяли приемами манипуляции и тренировкой интуиции в связи с их большими способностями в области практической психологии.

Подготовка к активной службе естественно включала основательную профессиональную подготовку по боевым методам Нин-дзютсу и Тай-дзютсу (самозащита без оружия), Бо-дзютсу и Ханба-дзютсу (фехтование шестом и палкой), Танто-дзютсу (борьба с ножом), Яри-дзютсу (фехтование копьем) и Кэн-дзютсу (фехтование мечом).

Отдельные приемы борьбы приспосабливались к специфической ситуации более слабого тела женщин и содержали среди прочего приемы спасения бегством и отражения более сильного противника-мужчины, нападения же на часовых или военные позиции оставлялись ниндзя-муж-чинам.

Современная тренировка куноити учитывает телесную хрупкость женщин. Тай-дзютсу позволяет им использовать естественные способности и приспосабливаться к особенностям ситуации, так что часто более маленькие или физически слабые ученицы Синоби могут одолевать опасные для жизни столкновения с естественной грацией. В этом ниндзя видит дополнительную возможность, в то время как тот, кто думает формально, оценил бы это как слабость.

Естественно, что и сегодня, как и в прошлые времена, необходимо приспосабливаться и учитывать новые возможности в развитии женской самозащиты. Так, например, необходимо приспосабливать технику работы ногой к повседневной одежде и обуви тренирующихся. Узкие юбки или платья, а также туфли на высоких каблуках выдвигают те же проблемы, как в свое время свободно свисающие кимоно, зори (сандали) и гета (деревянные туфли). Если принять во внимание различия в силе между средней по сложению защищающейся женщиной и нападающим мужчиной, то окажется, что любая тактика, основанная на приемах, требующих в основном физической силы, является ошибочной и неадекватной.

Важный аспект самозащиты женщины-ниндзя заключается в использовании приемов, которые рассматриваются скорее как грубые. На Западе женщины сегодня придерживаются установки бить по возможности мягче, сохраняя при этом доброе отношение к противнику. Впрочем, это имело место и в средневековой Японии.

Маленьких мальчиков учат грубости и неуступчивости в спорте, в то время как девочкам того же возраста рекомендуют дома быть по возможности сдержанными и уживчивыми. Издавна мужчину рассматривали как кормильца, в то время как на женщину смотрели как на ту, кто несет мир и согласие. Эта связанная с культурными традициями и биологическим предрасположением установка часто находится в резком противоречии с абсолютной необходимостью защиты при угрожающей опасности.

К сожалению, неподготовленному человеку, будь это мужчина или женщина, требуется слишком много времени, чтобы понять, что посягательство на его жизнь является не просто игрой и что требуется эффективная защита. Если наконец в сознание пришла мысль: «Это серьезно, и я должен (должна) что-то делать!» — во многих случаях бывает уже слишком поздно.

Старое учение Тогакурэ-рю-Нин-дзютсу не давало права опасному агрессору (нападающему) больше считаться членом человеческого общества и рекомендовало считать таких индивидуумов нелюдями, злобными демоническими силами или бешеными дикими зверями, которых нужно уничтожать всеми имеющимися в распоряжении средствами. Своим нечеловеческим поведением они сами уничтожили свое право считаться людьми.

Подобно тому как тело способно производить как здоровые, так и болезненные раковые клетки, которые, если им не воспрепятствовать, могут разрушить весь организм, так и общество тоже может порождать здоровых членов и болезненно агрессивных, стремящихся к бессмысленному разрушению индивидуумов. Все люди должны оцениваться по их внутренним ценностям, и с ними соответственно следует обращаться.

Каждый, кто является достаточно ценным, имеет право вести счастливую, здоровую, целенаправленную жизнь, и должен осознавать опасное для жизни достойных внимания членов человеческого общества безумие каждого, кто является убийцей или бессовестным преступником. Такие циничные типы и сами не лучше, чем разрушительные силы, представителями которых они являются.

Методы тренировки Тай-дзютсу для куноити

Следующие примеры показывают приемы Тай-дзютсу, приспособленные для ниндзя-женщин. Они особенно годятся для физически более слабых, более хрупко сложенных личностей, которым, кроме того, мешает узкое платье. Типичная ситуация: женщина-ниндзя должна вывести из строя более сильного нападающего-мужчину.

Отражение удущающего захвата сзади

Это пример из учебной программы будзинкан-додзе для женщин, атакованных сзади с удушающим захватом предплечьем. Нападающий охватывает ее шею и пытается тянуть ее назад к земле (фото 1). Куноитипальцами через плечо наносит колющий удар в глаза противника (фото 2–3), чтобы упредить его удущающий захват. Как только он хватает ее руки, чтобы оттянуть их от своего лица (фото 4), она принимает устойчивое положение (фото 5), затем всей тяжестью тела падает назад на вытянутую ногу противника (фото 6–7) и ломает ему при этом коленный сустав или вынуждает его упасть на землю лицом вниз (фото 8). В заключение она проводит верхнюю часть своего тела под вытянутой рукой противника (фото 9), выполняет болевой прием на локте нападающего (фото 10), благодаря чему может ударить нападающего лицом о землю (фото 11).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удущающего захвата сзадиНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удущающего захвата сзади

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удущающего захвата сзадиНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удущающего захвата сзади

Защита с ножом

Физически более сильный нападающий пытается отнять у атакованной женщины поднятый для защиты нож (фото 1–2). Его превосходящие физические силы не допускают проведения болевого приема в отношении запястья его руки, а узкое кимоно делает невозможным применение ножной техники.

Атакуемая переводит свою руку в исходную позицию и оттягивает бедра назад и вниз, дальше от ножа (фото 3). Это движение позволяет ножу пересечь запястье противника без приложения большой мускульной силы со стороны защищающейся (фото 4), и одновременно она становится вне досягаемости возможных ударов ногами со стороны противника. Затем она ускальзывает в сторону, приспосабливается к движениям нападающего и движется при этом так, что он не может схватить ее.

Пока противник движется, она ножом снова режущим движением пересекает его запястье, одновременно рывком оттягивая свою правую руку (фото 5). Тут же, прилагая всю силу туловища, она наносит удар локтем в висок стоящего напротив агрессора (фото 6–7). Удар кулаком по вытянутой руке с обратной стороны ломает сустав локтя противника (фото 8–9), что и решает исход борьбы.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Защита с ножомНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Защита с ножом


Отражение удушающего захвата с последующим удержанием

Нападающий душит стоящую напротив женщину и, кроме того, хватает ее за правое запястье (фото 1–3). Вместо того чтобы покориться превосходящей силе противника, куноити ударяет его по шее приемом урасюто Китэнкэн (удар ребром руки) (фото 4) и при этом использует для своего удара силу противника, который тянет ее к себе. Ее большой палец при выполнении этого приема тесно прилегает к другим пальцам, чтобы обеспечить им лучшую опору.

В противоположность известному в каратэ удару ребром руки, в Нин-дзютсу при выполнении китэнкэн кулак до последнего момента остается закрытым и только перед ударом раскрывается (фото 8). Защищающаяся выигрывает от краткого состояния оцепенения противника и освобождает свою руку из захвата (фото 10), поворачивает тело в сторону, чтобы ослабить удушающий захват, и наконец полностью освобождается от захвата.

Затем атакуемая снова поворачивается назад (фото 11) и наносит удар по нижней части высоко поднятого плеча противника (фото 12–14). Противник, получивший удар, окончательно выводится из строя ударом предплечья в нижнюю часть живота (фото 15–16), и атакованная может убежать.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Защита с ножомНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Защита с ножом

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Защита с ножомНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Защита с ножом

Отражение захвата запястья руки и удара

Нападающий мужчина крепко держит своими руками оба запястья рук атакуемой женщины и хочет ладонью ударить куноити в лицо (фото 1–2). Атакованная защищается от удара, проскальзывая за схватившей рукой противника (фото 3). Она выходит на позицию сбоку от своего противника, толкает его коленом в подколенную впадину его передней ноги (фото 4–6) и таким образом без усилий пригибает его к земле (фото 7) и при этом держит свою спину по возможности ровно, застывая в устойчивой позе. Противник поневоле (если не хочет упасть плечом и лицом на землю) должен отпустить захват, чтобы приостановить удар. Удар голенью в лицо поднимающегося противника завершает борьбу (фото 8-12).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата запястья руки и удараНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата запястья руки и удара

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата запястья руки и удараНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата запястья руки и удара

Ханбо — отражение удара ногой полукругом

Защищаясь, обороняющаяся держит перед собой ханбо (палку) (фото 1). Более крупный нападающий пытается ударом ноги полукругом (как в каратэ) переступить через палку и голову атакуемой (фото 2–3). Не применяя для отражения удара физическую силу, она уклоняется и, выполняя прием, концом палки бьет в нижнюю часть колена противника (фото 4). Затем другим концом палки она ударяет в подколенную впадину все еще вытянутой ноги нападающего (фото 6–7) и, используя рычаг, бросает таким образом противника на землю. В заключение атакованная ранит ногу лежащего на животе противника у коленного сустава, сильно прижимая его с помощью палки (фото 8).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Ханбо — отражение удара ногой полукругомНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Ханбо — отражение удара ногой полукругом

Отражение удерживающего захвата

Атакованную крепко держат за оба запястья и толкают назад (фото 1). В ответ на это она опускает бедра, поднимает ногу вверх и наносит тупой удар пяткой по находящейся сзади ноге напавшего (фото 2–4). Если после этого тот делает выпад вперед, она наносит ему два удара Шакокэн (удары кулаком) по нижней челюсти (фото 5), впивается ногтями больших пальцев в десны верхней челюсти (фото 6) и сразу же давит большими пальцами вперед. Таким крайне болезненным способом она растягивает рот противника (фото 7). Как только противник попытается вытянуть голову вверх, чтобы избежать давления, атакованная наносит Цу-зуки (удар в лоб) по носу и верхней губе (фото 8). При выполнении этого приема должны быть резко напряжены мускулы шеи, кроме того, в этот прием вкладывается весь вес тела. Затем защищающаяся блокирует переднюю стопу противника, наступая на нее (фото 9), стремительным ударом колена бьет по передней части голени, чтобы свалить противника (фото 10–12). При падении у него ломается сустав стопы, прочно удерживаемой на земле.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удерживающего захватаНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удерживающего захвата

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удерживающего захватаНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удерживающего захвата


Освобождение от захвата корпуса

Нападающий прыгает вперед и захватывает корпус женщины (фото 1–3). Одной рукой она оттягивает голову противника вверх и давит острием ногтя на чувствительную к боли ткань его ушной раковины (фото 4–6). Когда нападающий немного приподнимает голову, чтобы избежать этой боли, его останавливают ударом локтя в висок (фото 7–9). После чего женщина крепко вцепляется в нос противника (фото 10–11) и с большой силой оттягивает его назад (фото 12–14). Затем следует удар ребром руки по незащищенному горлу противника (фото 15–17), в результате чего тот падает на землю (фото 18).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удерживающего захватаНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удерживающего захвата

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удерживающего захватаНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение удерживающего захвата

Отражение захвата удержания

Нападающий хватает женщину и закручивает ее левую руку за спину, чтобы удерживать ее под угрозой боли и увести (фото 1). Атакованная скользит правой ногой вперед (фото 2) и таким образом изменяет угол своей закрученной руки, уменьшая тем самым боль. Кроме того, напавший выводится вперед и теряет равновесие. (Правильное выполнение этого движения требует большой гибкости; только лица, знающие юнан-тайсо (упражнения на разминку) Нин-дзютсу или другую подобную йоге систему, могут овладеть этим приемом. Здоровое тело — первый шаг к эффективной самозащите.)

Затем куноити резко перемещает свой корпус в другом направлении (фото 3) и при этом, подняв свободную руку вверх, вырывается из рук неустойчиво стоящего противника. Одновременно она давит своим коленом на колено противника и перемещает свой вес вперед (фото 4). Атакованное колено повреждается, и враг падает (фото 5). С этого времени казавшаяся слабой женщина находится в явном преимуществе.

Внимательно наблюдая за противником (фото 6), она поднимается (фото 7), приближается к нему (фото 8), поднимает правую ногу и в тот момент, когда он хочет подняться (фото 9), наносит ему жесткий тупой удар пяткой в лицо (фото 10–11), что и заканчивает борьбу (фото 12).


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата удержания
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата удержания
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата удержания
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата удержания

Отражение удушающего захвата двумя руками

Нападающий хватает женщину обеими руками за горло, чтобы задушить ее (фото 1–2). В ответ на это куноити падает коленом на среднюю часть плюсны противника и таким образом ломает ему кости стопы (фото 3). Затем, поднимаясь, она головой наносит ему удар снизу по предплечью, в результате чего (фото 4–6) удушающий захват разрывается. Удар коленом (фото 7) парализует переднюю ногу противника (фото 8). Теперь, когда атакованная убегает, он не может ее преследовать. Куноити проводит свою ногу наружу относительно пораженной ноги напавшего (фото 9), хватает его за нижнюю губу и волосы ногтями вытянутых пальцев (фото 10–11) и толкает его на землю через свою выставленную вперед ногу (фото 12–14).

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата удержанияНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата удержания

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата удержанияНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава четвертая.  Куноити, смертельный цветок. Отражение захвата удержания

Глава пятая Сила намерения

Когда подлинно ищущий

слышит о таинственных способностях

воинов синоби,

он вынужден попробовать сам.

Когда обыватель слышит об этом учении,

он дискутирует с другими об этом.

Когда ограниченный слышит об этом,

он поднимает это на смех

и качает неодобрительно головой.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Глава пятая.  Сила намерения.

Многие из старых легенд о ниндзя рассказывают о невероятных мистических способностях, которыми непобедимые воины провинций Ига и Кога превосходили своего врага. Наряду с Нин-дзютсу имеются еще и другие боевые искусства, о которых говорят, что они также вышли за известные пределы физического пространства и овладели более высокими таинственными силами. Действительно, истории о внутренних силах (Ки, Ци), используемых в других видах спортивной борьбы, увлекательны и волнующи.

К сожалению, поиск сверхъестественных сил у многих мастеров — только признак того, что ищущий на самом Деле недоволен ролью, определенной ему от рождения, и очень хотел бы изменить ее. Если бы в нашем теле могла возникать какая-то «сила», способная делать нас неуязвимыми, то, без сомнения, весь мир уже давно лежал бы у наших ног. Хотя для кого-то это могло бы звучать очень привлекательно и он не смог бы устоять перед искушением, но в конце концов этот легкий и короткий путь оказался бы ложным, потому что такая сила не может находиться вне физического плана.

Если вообще подобная «таинственная сила», благодаря которой можно было бы многократно увеличить боевые способности, существует, то ее источник, без сомнения, имеет телесную природу. Между тем, прежде всего следовало бы сконцентрироваться на функционировании тела и потоках энергии в нем и установить, как это все связано с другими силами, или допустить существование иной реальности, что позволило бы надеяться получить ключи, которые дали бы возможность выйти за пределы телесного уровня.

Какими бы привлекательными ни казались бы так называемые космические методы, невозможно достичь контроля над духовным или душевным уровнем до тех пор, пока не удастся полностью овладеть своей «телесностью». К несчастью, эта истина многими известными религиями, боевыми искусствами и философскими системами просто игнорируется.

Это правда, что существует потусторонний источник силы наших нормальных телесных способностей, и он может стать нам доступным. Однако этот факт большинством многочисленных современных мастеров боевых искусств упускается из виду, и они в конце концов полагаются лишь на силу своих мускулов, прочность костей и еще на скорость, хотя эти способности по мере старения постепенно иссякают.

Активизация «сверхфизических» способностей не может начаться, пока ученик не станет мастером физических приемов боевого искусства ниндзя; никакой путь не проходит мимо этого. Вы не можете строить что-то на шестом этаже, если до этого не создали солидный фундамент, первый этаж и расположенные на нем другие этажи. Подобным же образом вы не можете рискнуть подойти к изучению духовных и эзотерических сил, не располагая до этого солидными знаниями и внутренним опытом тренировки тела. Если не учитывать этого, то разочарования неизбежны.

Постоянно растущее сознание

Если заняться исследованием возможностей «сверхфизической» техники (приемов), то суть здесь в основном в способности исключить сознание, направленное на собственную личность. Речь идет о том, чтобы сконцентрироваться на широкой гамме влияющих факторов. Начинающий в основном обращает внимание на эффективность своих собственных механических защитных движений, и ему кажется, что внешне трудно сконцентрироваться на чем-либо, что находится вне радиуса действий руки. После нескольких лет тренировки ученику обычно удается все легче расширять свое сознание и обращаться все дальше к тем сложным факторам, которые определяют возможный результат схватки.

Развитие боевых способностей ниндзя — это процесс, который охватывает целый ряд ступеней. Каждая дополнительная ступень делает доступными для ученика новые возможности, которые ни в коей степени не очерчены ясно, и их нельзя достичь с помощью испытаний на баллы. Легко узнаваемых промежуточных ступеней нет. Вместо этого имеются какие-то отдельные несущественные пересечения идей и понятий, которые на самом деле могут быть опознаны только на практике, когда в своем развитии человек уже продвинулся вперед и может оглянуться назад на пройденный путь.

Первая ступень

Концентрация на собственных физических способностях определяет первую стадию. Во время этого учебного периода основное внимание уделяется основным принципам метода борьбы Нин-дзютсу с оружием и без оружия, физическому овладению Кихон-гата (начальная школа). В это время концентрируются на том, чтобы автоматически усвоить приемы, ориентируются на них и приспосабливают их к собственным возможностям.

Необходимо стремиться к глубоким знаниям основ. Хотя эффективная самозащита Нин-дзютсу всегда содержит моменты, связанные с личными особенностями, все же внимание во время этого первого периода тренировки прежде всего должно быть обращено на подражательное освоение приемов и на учет допустимой нагрузки на тело. Не меньше внимания обращают на создание определенных рефлекторных реакций и на технически безупречное повторение изученного.

Вторая ступень

Вторая ступень отличается концентрацией на собственных реакциях, а также на противнике и его образе действий. Как только ученик овладел техническими основами боевого искусства и в состоянии различать пинки, броски, удары, уколы мечом и т. д., он начинает применять свои вновь приобретенные способности. При этом основное внимание в схватке следует уделять правильному расстоянию от противника, реакции на его приемы и спонтанным решениям. Таким образом ученик может полностью продемонстрировать эффективность и превосходство своих приемов. Итак, уметь адекватно реагировать — основная цель этой стадии личного развития ниндзя-воина.

Третья ступень

Третью ступень отличает концентрация на способности контролировать и направлять общую энергию схватки в определенное русло. Как только ученик усвоил механическую часть приемов и овладел искусством применять в соответствии с усвоенными правилами свои способности на практике, он может переходить к следующей ступени, так как теперь пришло время развивать способности склонять противника к действиям, которые внешне кажутся для него невыгодными.

Такие классические понятия, как «нападающий», «защищающийся», «прием», «контрприем», перед лицом такой стратегии отходят на задний план. Борьба теперь больше не рассматривается как схватка между двумя или несколькими независимыми индивидуумами — это единое целое, в котором поток энергии непрерывно переходит от одного к другому. На этой ступени ученик переходит на уровень, когда он вынужден своими движениями отвечать на движения противника, когда субъект и объект соединяются и становятся единым целым с энергией борьбы.

Четвертая ступень

Четвертую стадию отличает концентрация на способности найти надежное убежище в центре энергии боя. Эту ступень очень трудно, если не невозможно, точно описать словами, так как она позволяет ученику выйти за обычные принципы и стратегии борьбы. Кто дошел до этой стадии, может производить впечатление, будто он обладает различными дополнительными энергиями, которые позволяют ему «обходить правила» и изменять в свою пользу то, что признается неизменным. Контрпринципы Кио-дзютсу-Тэнкан-хо (методы для изменения восприятия правильного и ложного) дают ученику представления, необходимые для того, чтобы понимать, когда медлительность и слабость могут победить скорость и силу, и как можно успешнее встретить проводимый противником прием, сохраняя в наступлении осознание.

Мир пустоты

Некоторые люди, продолжающие поиск сверх этих четырех следующих друг за другом ступеней, попадают в огромный мир свободы и силы «без усилия» — Ку-но-Сэйкай (мир без специфического восприятия). Этот мир таинствен и сложен для восприятия. Непосвященному он, возможно, кажется даже устрашающим. Этот «мир пустоты» не представляет пятой ступени, скорее речь идет о том, чтобы полностью оставить любые ступени. Здесь воин как бы становится волшебником, для которого больше не действительны общепризнанные границы борьбы. К большому неудовольствию многих западных учеников, нет никакой возможности сократить путь к этим горячо желанным духовным способностям воина. Упражнения с силой Ки, приемы для повышения уровня осознания или потенциала Ци бесполезны, если на первом месте не находится мастерство искусства ближнего боя. Такое подведение фундамента так же бессмысленно, как строительство заводского здания без знания о том, какой товар будет в нем изготавливаться. Несмотря на указанные ограничения, имеется ряд упражнений, которые могут послужить кратким введением в тонкости более высокого уровня боевого искусства. Существенным условием здесь является то, что достигнута и усвоена ступень внутренней сущности технических приемов. Хотя это ознакомление ни в коем случае не заменяет длительную, упорную тренировку и своей значимостью не умаляет ее ученик все-таки может получить некоторое представление о той ступени сознания, к которому в конце концов ведут его набирающие силу физические навыки.

Упражнение 1

Становление единым целым с усилиями противника

Чтобы получить представление об энергии, которая необходима, чтобы прочувствовать наступательные движения противника, ученики могут тренироваться в боевом спонтанном упражнении, которое будет выполняться заранее оговоренным образом. Здесь достигается успех в применении определенной техники, а затем партнеры меняются ролями, и оговоренная ситуация повторяется.

Чтобы передать ученикам переживание успеха, первые упражнения этого вида должны быть простыми и обеспечивающими успех. Таким образом легче ощутить естественное проведение приема и почувствовать его правильное выполнение.

Техника чередования

Нападающий выступает вперед и правой прямой бьет в лицо или по высоко поднятым рукам атакованного (фото 1–2), который уклоняется в сторону от нападающей руки. Как только опасность позади, он делает шаг вперед и делает удар снизу по верхним ребрам противника (фото 3–5).

В продвинутом варианте этой техники уклонение и контрудар сливаются в единое целое, а выполнение на счет «раз-два» заменяется плавным чередованием приемов и контрприемов.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 1. Техника чередования
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 1. Техника чередования

Техника чередования — уклоняющийся нападающий

Нападающий, как и в прежнем примере, бьет вперед. Атакованный, как описано выше, пытается защищаться (фото 1–2), но на этот раз нападающий чувствует, что партнер проводит контрудар, и отводит верхнюю часть туловища в сторону к противоположной руке защищающегося (фото 3). Свободная рука нападающего способна при необходимости изменить направление контрудара. Пока нападающий по инерции своего первоначального движения уходит все дальше вперед, защищающийся заменяет предполагаемый прямолинейный удар кулаком на удар согнутым локтем и таким образом поражает уклоняющегося противника (фото 4–6).


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 1. Техника чередования — уклоняющийся нападающий
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 1. Техника чередования — уклоняющийся нападающий

Упражнение 2

Тонкие энергии

Чтобы приобрести опыт владения тонкими энергиями, которые проявляются при отражении атаки на более высоких уровнях, ученики тренируются, проводя борьбу в очень замедленном темпе. Таким образом они учатся понимать, что борьба представляет собой единое целое, в котором энергия приходит и уходит. Они могут видеть, что представление о независимых друг от друга противоположно направленных энергиях не соответствует истинным фактам.

Достижение такого понимания энергетического процесса в борьбе — первая цель этого упражнения: исход борьбы здесь не важен, и ни в коем случае не следует стараться обыграть партнера. Перед началом основной части упражнения следует несколько минут тренировочного времени выделить на разминку.

Наряду с классическими упражнениями, такими, как упор лежа или бег на месте, особую ценность представляет тренировка мускулатуры рук. Во время упражнения следует дышать глубоко и равномерно и при каждом вдохе осознавать входящую в тело энергию, а при каждом выдохе вы Должны чувствовать, что освобождаетесь от привнесенных мешающих влияний. Исследуйте энергию, появляющуюся между ладонями.

Вдох и выдох, увеличение и уменьшение напряжения энергетического поля собственного тела должны соответствовать положительной и отрицательной части цикла смены напряжения. В дальневосточных странах этот цикл представлен в философии, связанной с понятиями Инь и Ян, когда крайности постепенно превращаются в свою противоположность. Описанное упражнение позволяет подготовленному спортсмену приобрести конкретный опыт, связанный с подобием энергии нападения и защиты. Кто нападающий: партнер, который забирает энергию у другого, или тот, кто отводит в сторону чужую энергию?


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Тонкие энергии

Разминка перед тренировкой на повышение чувствительности

Для того чтобы увеличить циркуляцию крови и усилить чувственные ощущения, крепко потрясите руками и кистями рук (фото 1–5). После того как руки будут расслаблены, поднимите их на высоту груди, при этом ладони должны располагаться друг против друга. Проверьте, насколько далеко вы сможете во время тренировки развести руки, не уменьшая ощущения повышенного тепла между ними. Приближайте ладони друг к другу (но они не должны соприкасаться), затем снова медленно разводите их (фото 6–8); выполняйте руками движение, напоминающее лепку снежного кома (фото 9-12). При этом обращайте внимание на ощущение тепла, проявление электромагнитных сил притяжения и отталкивания и все другие ощущения, которые появляются при разведении ладоней. Попытайтесь ощутить воображаемый энергетический ком между ладонями.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Разминка перед тренировкой на повышение чувствительностиНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Разминка перед тренировкой на повышение чувствительности

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Разминка перед тренировкой на повышение чувствительностиНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Разминка перед тренировкой на повышение чувствительности

Упражнение на ощущение энергии

Сохраняя повышенное осознание электромагнитной энергии, станьте перед своим партнером по тренировке, удерживая руки на высоте груди. Приблизьте свои ладони к ладоням партнера настолько, чтобы вы могли почувствовать его энергетическое поле (фото 1). Поэкспериментируйте! Исследуйте, насколько далеко вы можете отодвинуть свои руки, не ослабляя при этом энергетического поля. Начинайте медленно двигать руки вперед, осознавая, как повышается энергетическое давление или как отодвигаемая рука партнера увлекает за собой вашу руку.

Слегка согнув колено, проверьте, достаточно ли велико ваше осознание энергии между ладонями, чтобы вы могли управлять своими движениями, полностью доверившись свободному потоку энергий.

Ученики, которые уже продвинулись в этом упражнении, закрывают глаза, чтобы таким образом лучше сконцентрироваться на восприятии энергии.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Упражнение на ощущение энергииНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Упражнение на ощущение энергии

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Упражнение на ощущение энергииНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 2. Упражнение на ощущение энергии

Упражнение 3

Оставаться слегка вне радиуса действия противника

К этому внешне прогрессивному методу обращаются для того, чтобы свести на нет далеко достающие удары противника. Если удар нельзя ни отбить в сторону, ни нанести контрудар, то стремящуюся вперед энергию просто сводят на нет перед собой в пустоте, вместо того чтобы отпрыгнуть в сторону или попытаться нанести удар с помощью приемов защиты или подавить.

Натренированный воин молниеносно отступает назад, так чтобы быть почти в направлении удара, все же постоянно оставаясь вне радиуса действия нападающего; итак, удар исключен. Это действие нельзя сравнить с защитой нырком верхней части тела боксера; здесь речь идет о том, что нужно избежать движения всего тела, чтобы избежать удара (или пинка). Превосходящий в силе воин остается достаточно близко, чтобы удары нападающего только на волосок не достигли цели, или умышленно позволяет частице энергии нападающего попадать в его тело — он позволяет противнику поверить, что тот полностью достиг цели.

Эта тактика подстрекает противника постоянно концентрироваться на своем ошибочном намерении вместо того, чтобы отойти назад и прекратить бессмысленную акцию.

Изучение этой тактики следует начинать только внешне медленно. Требуется много времени и практического опыта, пока точное знание, как обращаться с такими факторами, даст вам возможность установить свою скорость. Только после основательной подготовки в замедленном темпе скорость постепенно повышается до реального темпа борьбы.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 3.

Погашение агрессивной энергии удара кулаком

На этом примере нападающий наносит партнеру удар кулаком в голову (1–5). Последний амортизирует экспансивную энергию удара, оттягивая голову назад и при этом постоянно оставаясь вне радиуса действия удара противника. Человек, которого атакуют, полностью концентрирует внимание на приближающемся кулаке. В конце концов, нападающий хочет ударить противника в грудную клетку левой рукой (6). Этот второй удар противник парирует аналогичным образом (7–9). Следующий удар ведущей рукой нацелен в голову. Далее атакуемый выбрасывает вперед руку, зажатую в кулак (10–12). Разумеется, защиту от всевозможных комбинаций ударов и наступлений можно практиковать таким же образом. Так же как и до того, атакуемый уходит из-под удара противника, делает выпад, причем колено отставленной назад ноги согнуто и перемещается в сторону вместе с бедром.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 3. Погашение агрессивной энергии удара кулаком
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 3. Погашение агрессивной энергии удара кулаком
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 3. Погашение агрессивной энергии удара кулаком
Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 3. Погашение агрессивной энергии удара кулаком

Упражнение 4

Тренировка в боевых условиях

Каждый раз, когда вы со своим партнером по тренировке изучаете особенности военного искусства, не забывайте, что повторение приемов самозащиты или же боевых упражнений уже при полном понимании и с оглядкой на все возможные аспекты (дистанция, время и т. д.) тоже важно. Подобное повторение при постоянном стрессе во время боя в высшей мере необходимо.

Этому аспекту, к сожалению, не всегда уделяется должное внимание; слишком часто в основе тренировок усматривают лишь выработку техничности и автоматизма. Но при этом многие, к сожалению, упускают, что во время борьбы не на жизнь, а на смерть решающее значение имеют не технические тонкости, но ваша решимость и воля к победе.

Остерегайтесь опасности обучаться боевым приемам только в так называемых спарринг-битвах (тренировочных). Показанные здесь молниеносные, но, к сожалению, неэффективные приемы, связанные с избытком предшествующей танцующей работы ног (стопы) или с опасно близкой позицией, подстрекающей партнера, таят значительно больше недостатков, чем преимуществ.


Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 4. Тренировка в боевых условиях

Используйте свою фантазию, когда тренируетесь с партнером. Ясно, что свою тренировку вы хотели бы представить по возможности интересной, но не поддавайтесь плохой привычке полагаться только на небольшие уловки или на длинные сложные серии приемов. Попытайтесь сконцентрироваться на своих чувствах. Как бы вы среагировали, если бы каждое из ваших действий могло бы привести к ранению или смерти? Обращайте внимание на подробности и всегда упражняйтесь с полной концентрацией.

Хотя многие мастера боевого искусства не желают признать (но это так), что интенсивная, полностью сознательная и длящаяся только 5 минут боевая тренировка, как правило, приносит больше пользы развитию способностей тренирующегося, чем поверхностный, длящийся 20 минут спарринг (тренировочный бой). Своей физической подготовкой вы можете заняться позже. Итак, ни в коем случае не совершайте тяжелой ошибки разбавить свою боевую тренировку спарринг-упражнениями, которые, может быть, и приносят немалую, но все же менее эффективны.

Упражнение 5

Осуществить силу намерения

Иногда опытные воины с помощью своих натренированных сверхчувственных ощущений могут осуществить силу целенаправленного намерения. Эта способность тренируется не изолированно; многие часы упорной тренировки ближнего боя являются только предпосылкой для достижения этой области сознания.

Продвинутым ученикам уже можно с помощью следующей техники дать краткое представление, как обрести это неопределенное, кажущееся почти невероятным чувство.

Осуществление намерений

Несколько учеников, из которых одни подкрадываются сзади к другим, реципиентам, — выстраиваются следующим образом.

Реципиенты образуют крут, повернув спины к центруй закрыв глаза. Подкрадывающийся стоит в центре круга. Он выбирает одного как «жертву» и целенаправленно концентрируется на том, как он медленно подкрадывается и нападает сзади (1). При этом он тратит столько времени, сколько необходимо. Ожидающие реципиенты расслабляются и концентрируются на своих чувствах и впечатлениях об ощущениях шума, движении воздуха, даже изменении температуры (при непосредственной близости нападающего), которые могут дать возможную информацию о нападении (2).

Подкрадывающийся приближается к жертве бесшумно (3) и имитирует медленный удушающий захват (4).

Как только реципиент ощущает подкрадывающегося за собой, он поднимает руку, чтобы показать, что он почувствовал его (6).

Если реципиент ошибочно поднимает руку, никто не среагирует на него. После некоторого времени напрасного ожидания он снова опускает свою руку. Он только знает, что поддался влиянию ложных впечатлений. Но если реципиент все же не ощущает приближение подкрадывающегося, то он «удушен».

Тогда упражнение прерывается, и «жертва» берет на себя роль подкрадывающегося.

Обязательной предпосылкой для удачи этой тренировки является то, чтобы подкрадывающийся интенсивно концентрировался на своем намерении, так как, в сущности, это упражнение — не что иное, как чистая тренировка способности к концентрации. Двигая все тело по возможности бесшумно, он излучает свое намерение, чтобы таким образом привлечь к себе внимание реципиента.

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 5. Осуществление намеренийНин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Упражнение 5. Осуществление намерений

Послесловие Интервью со Стивеном К. Хайесом

Нин-дзютсу 4. Завещание воинов-невидимок. Послесловие.  Интервью со Стивеном К. Хайесом.

Следующее интервью с Шидоши Хайесом было включено в эту книгу, чтобы читателю дать представление о работе автора и о значении его искусства. Некоторые очень критические вопросы и его ответы взяты из различных дискуссий, которые Шидоши вел во время своих регулярных тренировочных семинаров и курсов на Западе.

Вопрос: Почему Вы поселились в такой отдаленной сельской местности, как здесь в Огайо или в Кумамото в Японии? Разве не способствовало бы интересам Вашего искусства, если бы Вы поселились где-либо на восточном или западном густонаселенном побережье?

Хайес: Я хотел бы жить в здоровом окружении. Здесь у меня свое собственное водоснабжение, земля плодородная, мы выращиваем свои собственные овощи, и имеется много дерева для топки зимой. Связь с природой всегда была основным пунктом образа жизни ниндзя, и это относится также и к нашему времени.

Вопрос: Не трудно ли находить учеников в таком отдаленном месте?

Хайес: Ученики должны находить нас, а не наоборот. Если это и связано с некоторыми трудностями — то это дополнительное преимущество, так как таким образом к нам приходят те, кто обосновывает свой выбор. Наше боевое искусство — слишком ценно для того, чтобы делать его массовым. Я бы не стал обучать Нин-дзютсу того, кто пришел бы ко мне лишь потому, что, мол, местность для тренировки чисто случайно находится поблизости от его места жительства.

Вопрос: Как много людей согласны принять эти дополнительные трудности, чтобы отправиться к Вам и изучать Ваше искусство?

Хайес: Здесь не важны цифры, особенно если учесть усилившуюся с 1980 г. рекламу. Могу только заверить вас, что учеников у нас всегда более чем достаточно, чтобы заполнить наш зал для тренировок. Они приходят отовсюду, из всех штатов и из других стран.

Вопрос: Все ли ученики живут вместе с Вами в школе?

Хайес: Нет. Это было бы не в созвучии с духом подлинных традиций. Мы не культурное общество и не коммуна, где ученики могут найти защиту от действительности реального мира. Я уверен, что ведение успешной жизни является частью тренировки ниндзя.

Мне кажется, я должен сказать, что я традиционен, так как мое боевое искусство преследуется более чем 1300 лет японской истории.

Вопрос: Так ли это, что сегодня Нин-дзютсу сильно коммерциализировано?

Хайес: По-моему, это как раз наоборот: несмотря на многообразие возможности купли-продажи, которым располагает Нин-дзютсу, все еще трудно найти мое искусство и стать в нем мастером. Ученик должен завоевать себе дорогу в жизнь Нин-по.

Что действительно на Западе чрезмерно коммерциализировано, — так это не слишком важные побочные аспекты искусства: все те элементы, которые лишь слегка относятся к истинному духу военных традиций ниндзя, — глуповатые игры, изобретенное оружие, фантастические костюмы, а также ужасно преувеличенные сплошь нереалистические фильмы, в которых ложно представляется красота и сила моего искусства. Многочисленные книги и статьи, часто написанные людьми, которые только воображают себя учителями, наводнили рынок. Но в действительности они не имеют понятия об истинном Нин-дзютсу.

Возможно, Вы имели в виду эти вещи, когда спрашивали о чрезмерном рынке. Как я уже сказал, это вообще не имеет ничего общего с подлинным Нин-дзютсу.

Вопрос: Несмотря на Ваше актерское образование, Вашу работу каскадером в Японии и Вашу очевидную славу — быть единственным американцем, который имеет достаточно опыта, чтобы стать техническим директором ниндзя-фильма, Вас напрасно до сих пор искали в многочисленных кинофильмах о ниндзя. Почему?

Хайес: Производители фильмов неоднократно предлагали мне участвовать в так называемых «ниндзя-фильмах». Но когда я смотрел киносценарий, каждый раз мне быстро становилось понятным, что то, что я должен делать в этом фильме, имело мало общего с искусством, которому я здесь обучаю. Как ученику, мне было бы стыдно, если бы я видел, как мой учитель перед камерой унижает свое драгоценное искусство во второклассном фильме. Таким образом, до сих пор я отклонил все предложения.

Но фильм, который описывал бы истинную суть Нин-дзютсу, я жду напрасно до сегодняшнего дня.

Вопрос: Будете ли Вы все-таки участвовать в фильме, если, как Вы говорите, будет показана истинная суть Нин-дзютсу?

Хайес: Если мне позволяет время — да! Я надеюсь что-либо исправить, если там будет сделана попытка исказить картину моего искусства. Однажды появится режиссер, который не пожелает делать глуповатый, стереотипный ниндзя-фильм и выпустит фильм, соответствующий всем пунктам нашей традиции воинов.

Вопрос: Какое у Вас представление о себе как о мастере боевого искусства? Чувствуете ли Вы себя обязанным традициям или современности?

Хайес: Собственно, я хотел бы избежать такого ограниченного, снабженного ярлыком образа мышления. Если вы вынуждаете меня к одной из двух точек зрения, то мне кажется, я должен сказать, что я традиционен, так как мое боевое искусство преследуется более чем 1300 лет японской истории. Действительно, традиционнее не бывает.

С другой стороны, меня можно считать поборником современных идей, так как один из важнейших принципов Нин-no основывается на том, чтобы всегда быть на высоте развития и совершенствовать сознание для новых нетрадиционных идей.

Это предохраняет Нин-дзютсу от того, чтобы стать отжившим старинным искусством. Поэтому я, в созвучии с истинной сутью искусства, могу тренироваться в современной одежде, при естественном окружении и в современных условиях, и все же быть сторонником традиции.

Вопрос: Почему Вы все время указываете на то, что Ваше боевое искусство касается столь многих поколений? Это так важно?

Хайес: История узаконивает искусство, подвергая его многим испытаниям. Только успешное преодоление этих препятствий гарантирует выживание Рю.

Предшествующие поколения нашей школы из-за экономического, политического и военного давления вынуждены были развивать реалистическую, многообещающую боевую систему, чтобы обеспечить выживание. Эффективность системы решает жизнь или смерть своих сторонников. Неэффективная техника умерла на поле битвы; таким образом, все лишнее безжалостно исключено из долго накапливающейся сокровищницы знаний членов Рю.

Вопрос: Могут ли современные мастера боевого искусства проводить исследования и таким образом развивать свою собственную систему Нин-дзютсу?

Хайес: Нет, это невозможно. Где бы вы имели возможность испытывать мучительные или смертельные приемы вновь изобретенной теоретической системы? По окончании серии испытаний для перепроверки эффективности ваших ударов кулаком, ударов палкой или уколов ножом перед вами лежала бы целая гора трупов!

Ясно, что такое смелое предприятие сегодня запрещено морально и законом. Но так как этот путь закрыт, нам не остается ничего другого, как отказаться от результатов испытаний, которые оставили нам наши предшественники. Наши Рю-предки вынуждены были браться за оружие против агрессоров, которые угрожали их жизни.

Мы, их последователи, можем только изучать их опыт и выводы.

Вопрос: Не может ли новое искусство проводить испытания защитного снаряжения на полный контакт? Какие относительно надежные условия все же гарантировали бы эффективность этого искусства — и таким образом его признание? Если бы техника не обещала успех, то она определеннонедолго оставалась бы в арсенале воина.

Хайес: Ринг — неподходящее место для испытания ориентированного на борьбу искусства самозащиты. Для этого есть много причин. «Относительно надежные условия», которые, с одной стороны, морально оправдывают все в целом и удерживаются в пределах легальности, с другой стороны — препятствуют полному использованию сил бойца.

Наконец, контрагенты на рынке знают, что речь идет не об их жизни, если они проиграют в борьбе. Уровень силы духа в соревновании, таким образом, существенно отличается от силы духа в борьбе не на жизнь, а на смерть.

Также следует учитывать, что защитное снаряжение позволяет ослабленное восприятие опасной техники с другой стороны, дает в распоряжение защищающемуся защиту, которой он обычно не имеет. Затем ученик может проигнорировать различные действенные в реальности виды техники только потому, что они не действуют с боксерскими рукавицами. Ринг и улица — два в корне различных мира, которые не имеют ни малейшего отношения друг к другу.

Вопрос: Нельзя ли создать новое практическое искусство, если взять только лучшие техники или приемы из целого ряда исторических боевых систем и составить единое целое?

Хайес: В отличие от бытующего мнения, сегодня только очень немногие подлинные боевые искусства ориентированы на борьбу. Большинство сегодняшних боевых систем превратились в виды спорта или развития физических способностей.

Еще далеко не определено, возможно ли вообще слить воедино техники из весьма различных искусств в единое целое. Всегда требуется какой-либо ясно осознанный ключевой элемент, фундаментальная сущность, вокруг которой обретает форму то или иное искусство.

В общем, не обязательно все военные искусства проходят один и тот же путь, чтобы достичь того же результата. Нужно только взглянуть на радикально различные движения и теории Дзю-дзютсу, отдельных стилей Каратэ, Кэн-дзютсу или Айкидо, не говоря уже о многочисленных китайских системах. Я не сторонник современных тенденций создавать новые синтетические боевые искусства.

Нельзя игнорировать взаимосвязи, которые существуют между всеми элементами конкретной конфликтной ситуации.

Вопрос: Вы постоянно подчеркиваете важность наличия реальной боевой ситуации. Разве не следовало бы логике вещей, если бы вы испытали действенность своей системы в одной из многочисленных малых войн наших дней?

Хайес: Это только случай, когда вы собираетесь мириться с неизбежными фатальными выводами, которые представляет Вам Вселенная, когда вы без необходимости вмешиваетесь в бесполезное кровопролитие. Всегда имеются люди, которые свои теории с воодушевлением желают испытать в грозных малых войнах или уличных междоусобицах. Их недостаточная прозорливость разрушает и их жизнь, практически без исключения.

Подлинное боевое искусство состоит из чего-то более существенного, чем механическая техника. Нельзя игнорировать взаимосвязи, которые существуют между всеми элементами конкретной конфликтной ситуации. Обычные категории, такие, как «правильно» или «ложно», «превосходить» или «уступать», блекнут или исчезают слишком часто в свете космической истории.

К сожалению, такие понятия, как универсальный ход вещей или неизменное намерение Вселенной, при решении конфликтов чаще всего рассматривают слишком общо. Это происходит от того, что большинство людей, работая своими кулаками, даже не знают о существовании таких вещей и не верят в то, что опытные учителя могут помочь им в решении их проблем тогда, когда осознают смертельную опасность, в которой они находятся. Многие учителя вдалбливают своим ученикам техники, которые в случае реальной опасности не дают ни малейшего шанса выжить против настроенного всерьез противника. Они упорно продолжают цепляться за отжившие идеи и передают их своим ученикам, так, как было всегда, при этом они сознательно не обращают внимания на свои недостаточные познания в истории или в слабых местах своей системы. Это, по-моему, один из негативных аспектов современных боевых искусств.

Вопрос: Многие считают, что Нин-дзютсу — военное искусство 80-х годов точно так же, как дзюдо своей наивысшей точки достигло в 50-е годы, каратэ пережило бум в 60-е, а кунфу как искусство торжествовало в 70-е. Как могло возникнуть подобное предположение, учитывая незначительное количество черных поясов Нин-дзютсу?

Хайес: Это утверждение относится к влиянию Нин-дзютсу на все сообщество боевых искусств. При этом не обязательно играет роль то, как много людей практикует Нин-дзютсу и имеется ли в каждом городе школа. Нин-дзютсу — одно из немногих оставшихся боевых искусств, которые концентрируются на чистую самозащиту, не жертвуя свои знания спортивной подготовке или методу физической подготовки.

Мы уже начинаем видеть предвестников нового сознания в литературе по боевым искусствам и средствам создания совершенного, превосходного борца. Это одно из прямых следствий, которые порождены Нин-дзютсу. Многих мастеров боевых искусств больше не устраивает грубость исключительно механической техники. С них достаточно поверхностных, усиливающих эгоизм соревнований или ложной славы, которая гарантирована владельцу черного пояса.

Аспектам тренировки личного осознания теперь уделяют усиленное внимание — это оружие, психология, помощь элементов природы и всех остальных факторов, которые могут гарантировать успех. Наконец, боевые искусства, кажется, должны возвратиться на путь «военных» искусств.

Второй аспект, который уже подробно обсуждался в данной книжной серии, а также во время многих семинаров — это прагматическая сторона духовной практики. Такая практика — необходимая весьма важная составная часть подлинного боевого искусства: ни в коем случае она не должна рассматриваться как второразрядная или оставлена из-за незначительных знаний учителя.

Ученики вынуждены постоянно слышать известные клише о «духовных аспектах» боевых искусств, но до сих пор только немногие учителя попытались передать эти знания своим ученикам в доступной форме.

Вопрос: Вы первый ниндзя не-японец, которому за все времена Великий Мастер Нин-дзютсу передал титул Шидоши. Как Вы себя чувствуете, когда слышите о внезапном появлении учителя-самозванца, который необоснованно утверждает, что распространяет то искусство, которое Вы принесли на Запад?

Хайес: Еще в июле 1980 г. в журнале «Черный пояс» я отмечал, что я удивлен, что еще нигде какая-либо предприимчивая особа не открыла школу ниндзя и там не выдает немного каратэ и тренировку с оружием за Нин-дзютсу. Тогда я действительно был удивлен, так как феномен раньше повторялся во всех других искусствах. К этому времени в Штатах еще не было никого, кто заявил бы официальное притязание обучать Нин-дзютсу.

К сожалению, теперь это полностью изменилось, и рынок сегодня перенасыщен потоком самозванных, абсолютно неквалифицированных учителей Нин-дзютсу. Их прельщает популярность искусства. При этом я не могу понять, почему ученики верят подобным «учителям», да еще и платят им, хотя те не располагают Верительной грамотой, не имеют никакой связи с признанным мастером Нин-дзютсу и являются не чем иным, как живой противоположностью компетентному учителю.

Я отправился в Японию, чтобы там изучать Нин-дзютсу вообще… и вскоре оказалось, что Масааки Хатсуми — единственный, кто олицетворяет это искусство на своей родине.

Вопрос: Не может ли потенциальный ученик спросить у своего мастера о полномочии на обучение до того, как решится на тренировку у него?

Хайес: Совершенно ясно, что каждый, кто обучает Нин-дзютсу без подлинной лицензии Великого Мастера, автоматически подозревается, что он хочет обмануть своих учеников. Эти лица часто рассказывают своим ученикам, что их мастер умер до того, как передал им документ на право обучения, что старый учитель был против традиции выдавать кому-либо письменное удостоверение. Другие же поступают еще проще: они идут в ближайшую типографию и заказывают там удостоверение мастера!

Вопрос: Ученики могут чувствовать себя уверенно, если только изучают Нин-no в Будзинкан-додзе доктора Хатсуми?

Хайес: К сожалению, в последнее время даже это больше не является гарантией: после появления моих книг некоторые американцы и европейцы сознательно избегали учителей с лицензиями Запада и обращались к Японии, к курсу у доктора Хатсуми или одного из его помощников. Там они достигали какой-либо низкой ступени ученика или даже просто делали моментальный снимок, который потом был доказательством, что данный «Мастер» был в Японии и там обучался Нин-дзютсу с мастером Хатсуми.

Я даже слышал, что есть люди после одного из моих курсов в Америке или Европе, которые снимались на память и это представляли как доказательство, дающее им право обучать на их родине искусству Будзинкан-додзе. Как видите, нужно всегда быть начеку и быть чертовски внимательным.

Вопрос: Вы ведете себя так, как будто Нин-дзютсу-рю Вашего учителя является единственным, которое еще имеется. Разве не возможно, что выжили еще и другие Рю?.

Хайес: Хотя различные писатели охотно хотели бы нас убедить, что в Японии имеются еще и некоторые активные Ниндзя-рю, но это печальная правда, что все они стали жертвами после самурайского века. Когда я жил в Японии, я посещал несколько додзе и многие говорят, что якобы обучают Нин-дзютсу. Каждый раз я был разочарован. Хэйшичиро Окусэ, находящийся на пенсии бюргермайстер города Ига-Иэно, является лишь стареющим исследователем исторических рукописей Нин-дзютсу и ни в коем случае не практиком, как это пытается заверить популярная англоязычная книга о ниндзя.

Тэншии Шодэн Катори Шинто Рю, изображенная двумя различными авторами ниндзя-романов как школа Нин-дзютсу, в действительности очень формальная, богатая традициями школа боевых искусств самураев. Когда учителя говорят там о ниндзя, то только затем, чтобы объяснить, как от него защищаться, но не о том, как им стать. Ученики Катори-Шинто воспринимали как дерзость и оскорбление, если бы они узнали, что их путают с ниндзя.

Юмио Нава, еще один учитель, который, как говорят, обучает Нин-дзютсу, — торговец старинными вещами, который выдает себя за Нин-дзюту-Кэнкука (исследователь Нин-дзютсу). Правда, действительно каждое субботнее утро в спортзале своего родного города он обучается обращению с короткой цепью и палкой дзо. Но он сам ни в коем случае не выдает эту классическую тренировку Будо за Нин-дзютсу.

Эти разочаровывающие открытия я сделал во время последних 10 лет, когда жил в Японии и имел возможность осмотреться в этой стране. Я уверен, что какой-либо американский мастер боевого искусства, мечтающий о том, чтобы открыть свою независимую школу ниндзя, опубликование этих фактов воспримет с недовольством, даже со злобой, но факты дают мне право говорить об этом. Каждый может слетать в Японию и убедиться в моей правоте.

Сам я отправился в Японию ни в коем случае не за тем, чтобы там, чего бы это ни стоило, тренироваться с Масааки Хатсуми, хотя, в конце концов, это произошло. Я отправился туда с простой мыслью, чтобы изучать это искусство у того или иного учителя. Многие разочарования привели меня наконец к доктору Хатсуми — единственному, кто имеет право быть учителем боевых искусств ниндзя, которые еще имеются в Японии. Как таковой он признается представителями местных боевых искусств, а также образовательными организациями и средствами массовой информации.

Я отправился в Японию, чтобы изучать Нин-дзютсу вообще… и вскоре оказалось, что Масааки Хатсуми — единственный, кто олицетворяет это искусство на своей родине. С момента этого открытия я стал верным сторонником этого человека.

Вопрос: Многие мастера боевых искусств считают, что вид ниндзя в маске оставляет крайне негативное впечатление. Маска предполагает, что ее носитель считает, что анонимность дает ему право действовать безнаказанно, как ему заблагорассудится. Какое влияние это имеет на детей, которых, как известно, Нин-дзютсу очаровывает?

Хайес: Это, пожалуй, точка зрения. Наши школьные учебники полны историй, которые рассказывают детям, как люди, которых мы чтим как героев, пользовались «масками анонимности», чтобы избежать преследования римской армии, ранние христиане проводили свои тайные собрания в катакомбах. Это знает каждый христианин. Вспомните также о том, что повстанцы Бостона по случаю своей известной «чайной партии» переодевались в индейцев. Из протеста против безудержного налогообложения вышла независимая нация США.

В многочисленных войнах действовавшие в подполье черные рынки были единственным источником дохода, который был в распоряжении многих невинных людей. Французское движение сопротивления во время войны, побег Далай Ламы из захваченного коммунистами Тибета, бегство негров из рабства на Север перед гражданской войной — все это дополнительные примеры, которые ясно доказывают, что сохранение анонимности — нередко единственная возможность, чтобы сохранить собственную жизнь. Выживание семьи часто требует необычных методов: это единственная причина для масок в нашем образе жизни Нин-дзютсу.

Вопрос: Имеются ли в Вашей деятельности учителя Нин-дзютсу вопросы, которые Вас беспокоят? Каковы отрицательные стороны Вашего успеха?

Хайес: Во-первых, я действительно иногда не чувствую себя слишком успешным: когда я рассматриваю способности своего учителя, я при всем желании не могу так делать. Все равно, в какой бы ранг меня ни возвели, я постоянно должен считать себя ищущим в пути. Естественно, имеются и менее значительные обстоятельства, которые меня не слишком радуют, — частично это из-за рекламы, которая достается моему искусству и мне в последнее время. Я понимаю, что таких неудобств нельзя избежать. При изучении Нин-по следует привыкать к тому, что все следует рассматривать как часть тренировки.

К сожалению, случались некоторые курсы, из-за которых я в полном смысле слова должен был применять силу. При этом я был вынужден сразить не одного, а нескольких незрелых участников курса, так как эти люди своими негативными установками подстрекали к тому, чтобы испытать, действительно ли действует мое искусство. Совершенно ясно, что они делали это (но я этого терпеть не могу), чтобы причинить кому-либо боль только для доказательства действительности боевой системы Нин-дзютсу. Для наших методов надежный «спарринг» невозможен. Неизбежно будут переломы костей и другие ранения. Тренировка в боевых условиях — не игра.

Кроме того, я очень сожалею, что длительное время не могу ответить лично на письма, которые идут ко мне с пяти континентов, — каждый месяц мы получаем сотни писем. По этой причине мы создали команду сотрудников, чтобы отвечать на вопросы интересующихся Нин-дзютсу. Мне бы хотелось иметь возможность вникнуть в вопросы этих людей, но, к сожалению, мой график мне этого не позволяет. Мне остаются мои книги и личная тренировка для передачи моих взглядов.

«Подлинное искусство, которое успешно выдержало испытания временем, всегда готово; оно ожидает всех тех, кто хотел бы изучить образ жизни воинов ниндзя».

Вопрос: Как бы Вы описали смысл тренировки Нин-дзютсу одним предложением?

Хайес: Нин-дзютсу ищет радость свободы и удовлетворение духа, которые достигаются тогда, когда понимают действие космических законов в природе.

Вопрос: Это современное определение или оно относится к историческому Нин-дзютсу?

Хайес: Это путь; он всегда так выглядел и не изменится в будущем. Искусство безвременно; только личности, которые олицетворяют его, приходят и уходят в течение времени.

Вопрос: Какой бы Вы дали совет читателям этой книги, которые хотели бы интенсивно заниматься практикой Нин-дзютсу?

Хайес: К сожалению, имеется очень немного способных учителей древнего Нин-дзютсу. Найти их-дело нелегкое, но нельзя отказываться от поиска. Подлинное искусство, которое успешно выдержало испытание временем, всегда готово; оно ожидает всех тех, кто хотел бы изучить образ жизни воинов ниндзя. Естественно, это означает, что следует отказаться от многих удобств и быть вынужденным изменить свой образ жизни, быть может, даже покинуть свой родной город или свою страну. Но это знание для всех тех, кто действительно хотел бы получить его. Каждый, кто интересуется практикой Нин-дзютсу, сперва должен вступить в общество «Тени Ига», основанное в 1975 г., — организацию, которая занимается распространением информации о подлинном японском Нин-дзютсу. Дальнейшие подробности можно получить непосредственно в обществе. Пишите нам:

SHADOWS OF IGA NINJA SOCIETY

Р.О.Box 1947

Kettering

OHIO 45429-0947 USA

В Германии и Австрии распространением Нин-дзютсу занимается INAG. Дополнительно информацию можно получить по следующему адресу.

ASIA SPORT CENTER

Sekretariat der INAG

Philipp-ReiB-StraBe 13/А

D-6057 Dietzenbach 2

Хайес Стивен К