Ноосферная научная школа в России. Итоги и перспективы

Александр Иванович СубеттоНоосферная научная школа в России: итоги и перспективы

Введение

Монография «Ноосферная научная школа: итоги и перспективы» написана по мотивам научного доклада с одноименным названием, выполненным автором на юбилейном симпозиуме «Ноосферная научная школа: итоги и перспективы» (посвященном 75-летию автора), состоявшемся в Смольном институте РАО 10 февраля 2012 года.

Такие постановка проблемы и ее анализ выполнены впервые в отечественном науковедении. Автор надеется, что представленная концепция – лишь только начало для осмысления перспектив развития Ноосферной научной школы и Ноосферизма в мире и в России.

Автор выражает признательность за участие в обсуждениях и внесенный вклад в развитие этой концепции И.Г.Асадулиной, В.Н.Бобкову, С.К.Булдакову, В.Н.Василенко, А.А.Горбунову, С.И.Григорьеву, Л.А.Зеленову, Г.М.Иманову, И.В.Катковой, Е.М.Лысенко, А.П.Лешукову, В.Т.Пуляеву, В.И.Патрушеву, А.А.Полухину, О.А.Рагимовой, Ю.Е.Суслову, Н.П.Фетискину и другим, в том числе О.А.Бодровой , за выполненный электронный набор книги и техническое редактирование.

...

Президент Ноосферной общественнойакадемии наук Субетто Александр Иванович

25 марта 2012 года.

1. Понятие научной школы

Научная школа – категория науковедения, которая имеет достаточно расплывчатое содержание. Выделим следующие ее характеристики:

1)  научная школа представляет собой сообщество (группу, коллектив) ученых, которых объединяет какая-то весомая научная идея, гипотеза, теория, разработка которой и служит общим делом такой научной школы;

2)  научная школа является носителем преемственности в развитии науки, т. е. может рассматриваться как носитель системного наследования в системогенетике науки;

3)  научные школы могут иметь разные масштабы, есть научные школы парадигмального уровня, такие, например, как научные школы Ньютона, Эйнштейна, Н.Бора, Пригожина, но есть научные школы локального уровня, причем, как уровня страны, так и уровня отдельных вузов или научно-исследовательских институтов;

4)  научные школы могут иметь одного или несколько лидеров; научные школы парадигмального уровня в свою очередь представляют собой совокупности научных школ локального уровня, имеющих своих лидеров;

5)  научные школы представляют собой своеобразные научно-инновационные механизмы, их возникновение всегда связано с развитием и внедрением новых научных идей и противостоянием тем «противникам» новой идеи, которые всегда появляются, выражая собой консервативные силы в развитии науки. Э.Н.Елисеев, Ю.В.Сачков и Н.В.Белов писали в 80-х годах XX века, что «новые идеи как бы возвышаются над ранее устоявшимися представлениями, служат задаче их диалектического отрицания» [1] ;

6)  научные школы – носители потоков научных идей, которые выступают формой развития теоретических концепций. «Согласно Ф.Энгельсу , гипотеза является формой развития естествознания. Новые идеи входят в исследования практически всегда как гипотезы, и они сразу же подвергаются строжайшим испытаниям на истинность. Выявление непреложного содержания в наших теоретических представлениях и установление их адекватности объективной реальности в ходе анализа результатов материально-практической деятельности – далеко не одноразовый акт»; [2]

7)  научные школы, таким образом, дифференцируются по масштабам выдвинутых научных идей, их революционно-парадигмальному потенциалу. Особым типом научной инновации выступает обобщение. Новые идеи в науке «как более обобщенные», как правило, влекут за собой перестройку самого фундамента научных знаний, т. е. инициируют парадигмальную революцию в системе научного мировоззрения. В книге «Потоки идей и закономерности развития естествознания» (1982) упомянутые выше Э.Н.Елисеев, Ю.В.Сачков, Н.В.Белов — подчеркивают, что «обобщенные представления науки характеризуются более опосредованной связью с непосредственно данным человеку в опыте и эксперименте, с фиксируемыми в эксперименте данными измерений», причем «обобщенные формы» в науке «информационно более емки и характеризуются богатством внутренних возможностей для отображения материальной действительности, ее отдельных объектов и процессов» [3] .

2. Постановка вопроса о Ноосферной научной школе в России

Постановка вопроса о Ноосферной научной школе в России сама по себе обладает научной новизной, она совершается впервые в истории научной мысли России, в отечественном науковедении [4] .

Правомочна ли сама по себе такая постановка? Что собой представляет Ноосферная научная школа в России, каковы ее генезис и основания? Можно ли говорить о Ноосферной научной школе как носителе потока научных идей, расширяющих поле ноосферной парадигмы научной рефлексии и обобщения научных знаний? Можно ли рассматривать российскую ноосферную научную школу как явление планетарного или всемирно-исторического масштаба? Каковы локальные ноосферные научные школы и как они соотносятся с главным парадигмальным «стержнем» российской ноосферной научной школы? Этот ряд вопрос – далеко не полный, и его можно продолжить.

Автор считает, что в начале XXI века, в начале 2012 года, когда остался год до празднования 150-летнего юбилея со дня рождения Владимира Ивановича Вернадского (1863–1945), создателя учения о биосфере и учения о ноосфере, когда мы опираемся на мощный поток научных исследований в той или иной постановке по ноосферной тематике, который возник в конце 50-х годов XX века, но набрал особые мощь и размах в 90-х годах XX века и в первом десятилетии XXI века, мы можем ответить на первый вопрос утвердительно.

За прошедшие почти 100 лет, если взять за точку отсчета формулировку В.И.Вернадским понятия «живое вещество» и начало разработки теоретической концепции биосферы, в России сформировалась Ноосферная научная школа, не имеющая аналогов в других странах мира и обладающая всемирно-исторической, планетарной значимостью не только для развития мировых науки и культуры, но и для выработки стратегии развития человечества в XXI веке и в более отдаленном будущем. Несомненно, Ноосферная научная школа в России – это школа парадигмального типа, несущая в себе революционные изменения в системе научного мировоззрения, идеологии XXI века, в научной картине мира. Формой её революционных последствий стала вернадскианская революция в системе научного мировоззрения, которая развернулась в конце 90-х годов XX века.

3. Исток генезиса Ноосферной научной школы – творчество В. И. Вернадского, сферное учение Русского космизма

Первый цикл становления

Генезис Ноосферной научной школы в первую очередь связан с творчеством В.И.Вернадского, особенно в период 1915–1945 гг., т. е. в последние 30 лет его жизни, а также с потоком идей Русского Космизма, в частности со сферным учением Русского Космизма, начало становления которого связано с предложенным в 1848 г. Н.Г.Фроловым концептом интеллектосферы [5] . В 1902 году известный русский географ Д.Анучин выдвинул понятие антропосферы. В это же время Н.Ф.Федоров размышляет о своеобразном «номогенезе сознания», а К.Э.Циолковский по сути впервые выдвигает свой антропный принцип, состоящий в том, что «сознание человека или его явление не является случайным, а было необходимостью для земли, для целого мира, как необходим разум для природы…» [6] .

И хотя понятие «ноосфера» было выдвинуто Леруа, затем подхвачено и развито в теолого-научном построении концепции эволюции от «преджизни» до «сверхжизни» Пьером Тейяром де Шарденом [7] , подлинно научное учение о ноосфере было создано в России В.И.Вернадским и соответственно им впервые была сформулирована концепция категории ноосферы, как научной категории, вытекающей из того его научного метода, который он назвал эмпирическим обобщением. Если и у Леруа, и у Тейяра де Шардена ноосфера трактуется только как сфера разума, то В.И.Вернадский, оставляя определение ноосферы, как сферы разума, как только одного из смысловых измерений категории ноосферы, значительно его расширяет, определяет ноосферу как новое состояние биосферы, в котором научная мысль, как планетарное явление, коллективный человеческий Разум становятся фактором геологической, биосферной эволюции. Иными словами, у Вернадского ноосфера не противостоит биосфере, а есть сама биосфера, но в новом качестве – качестве ноосферном. Анализ автора всех определений ноосферы, данных В.И.Вернадским [8] , позволяет констатировать наличие в его учении о ноосфере своеобразной ноосферной диалектики — диалектики взаимодействия смысловых измерений категории ноосферы. В «Философских мыслях натуралиста» он подчеркивал, что у эволюции биосферы есть своя цикловая ритмика, отражающая собой неоднократный переход биосферы в новое эволюционное состояние, что и в современную эпоху, «за последние 10–20 тысяч лет, когда человек, выработав в социальной среде научную мысль, создает в биосфере новую геологическую силу в ней не бывшую», происходит новый переход биосферы в новое состояние: «биосфера перешла или, вернее, переходит в новое эволюционное состояние – в ноосферу, перерабатывается научной мыслью социального человечества» [9] .

Каковы главные характеристики учения о ноосфере В.И.Вернадского? Первое. Это естественнонаучная концепция ноосферы , вытекающая из концепции биосферы и живого вещества В.И.Вернадского , а также его теоретической системы о геохимических циклах в биосфере и геохимической энергии.

Второе. Это теоретическая концепция логики трансформации биосферы в ноосферу. Ф.Т.Яншина, на основе анализа работ В.И.Вернадского по ноосфере, выделила 12 условий становления ноосферы в будущем [10] .

Третье. Это концепция живого вещества , положение о физико-химическом неравенстве правизны и левизны в живом веществе, из которого вытекало свойство неэвклидовости геометрии живого пространства.

Четвертое. Понимание того, что ноосферный этап, т. е. ноосфера, – это «новый геологический период на нашей планете », который по-новому ставит вопрос перед человеком об его ответственности за саму свою мысль в планетарном выражении, потому что она может управлять огромными энергетическими потоками, вызывающими огромные изменения в биосфере и в целом на Земле. В ноосфере, – писал В.И.Вернадский,  – «человек впервые становится крупнейшей геологической силой. Он может и должен перестроить свою жизнь трудом и мыслью, перед ним открываются все более и более широкие творческие возможности. Здесь перед ним встает новая загадка. Мысль не есть форма энергии. Как же она может изменять материальные процессы? Этот вопрос научно до сих пор не решен» [11] .

Пятое. Это учение о будущей автотрофности человечества. В.И.Вернадский в письме к Б.Л.Личкову подчеркивал, что идея прогресса и автотрофности человечества «связана с учением о живом веществе. Мне кажется, мы присутствуем при огромном геологическом перевороте – создании автотрофного позвоночного. Последствия его будут огромны». [12]

Шестое. Это представление о совпадении начала ноосферогенеза на Земле с началом антропогенеза , появлением Homo Sapiens – человека разумного.

Седьмое. Это выделение развития современной науки как особого этапа в логике ноосферогенеза на Земле и вытекающее из этого положения положение об особой ответственности науки за ноосферогенез в XX веке и в более отдаленном будущем.

Восьмое. Положение, что «создание ноосферы из биосферы», как «природное явление, более глубокое и мощное в своей основе, чем человеческая история», «требует проявления человечества, как единого целого», что это есть «неизбежная предпосылка» [13] становления ноосферы. Это позволило А.И.Субетто сформулировать, в развитие этого положения, теоретическое утверждение Ноосферизма, чтоноосфера есть ноосферная межэтническая кооперация всего человечества, позволяющая реализовать ноосферную гармонию на Земле.

Девятое. Это утверждение, что основные положения ноосферного учения, по мысли В.И.Вернадского , созвучны идеям научного социализма, и поэтому путь к ноосфере в будущем пролегает через социалистическое устройство жизни [14] .

В.И.Вернадский задумал большую книгу «О ноосфере», но выполнить свой замысел не успел, но в целом анализ его работ позволяет утверждать, что он оставил тот теоретический фундамент, на котором выросла Ноосферная научная школа в России. Можно определить цикл работ В.И.Вернадского по биосфере, живом веществе и ноосфере («Живое вещество», 1922; «Биосфера», 1926; «Автотрофность человечества», 1925; «Научная мысль как планетное явление», 1938; и др.), весь период его творчества с 1915 по 1945 гг., как вернадскианский цикл становления Ноосферной научной школы.

4. Второй цикл становления Ноосферной научной школы в России. Научная школа Н. Н. Моисеева

Второй цикл становления Ноосферной научной школы – это период приблизительно с конца 50-х годов до середины 90-х годов XX века.

В период жизни Вернадского большинство ученых, с кем он взаимодействовал, сотрудничал, включая его известного ученика А.Е.Ферсмана, не смогли оценить особую значимость работ великого ученого по биосфере и ноосфере. Исключение составили П.А.Флоренский и Б.Л.Личков, с которыми Вернадский находился в переписке и активно обсуждал понятие ноосферы.

Возрождение научных идей, связанных с ноосферогенезом, с теорией ноосферы происходит в 1955-56 годах , благодаря деятельности крупного ученого-почвоведа член-корреспондента АН СССР В.А.Ковды, который, будучи директором департамента точных и естественных наук ЮНЕСКО в 1955–1961 гг., организовал Международный проект глобальных исследований проблем опустынивания (1955–1956) и Международной биологической программы. Именно в этот период, когда пришло осознание к ученым мира, что «воздействие человечества на природу, – как писал академик РАН А.Л.Яншин,  – приобрело глобальный характер и продолжает возрастать, причем и масштабы и темпы антропогенных нарушений окружающей среды намного опережают уровень знания о процессах, происходящих в различных системах» [15] , впоследствии это состояние совокупного разума человечества В.П.Казначеев назвал «интеллектуальной черной дырой», была востребована «теория биосферы В.И.Вернадского», которая не имела «аналогов в мировой мысли» [16] .

В конце 50-х годов и в 60-х годах учение о ноосфере уже присутствует в философско-футурологических построениях нашего отечественного ученого-палеонтолога И.А.Ефремова, представленных им читателю с помощью своих научно-фантастических романов «Лезвие бритвы», «Час быка» и других. Концепция коммунистического общества, представленная в «Час быка», имеет у И.А.Ефремова ноосферное измерение. Эпоха коммунизма и эпоха ноосферы у него совпадают, одна не может существовать без другой .

В 70-х – 80-х годах XX века в СССР большой вклад в развитие учения о ноосфере В.И.Вернадского внесли Н.Н.Моисеев, В.П.Казначеев, А.Д.Урсул, Н.Ф.Раймерс, М.М.Камшилов, Э.В.Гирусов и другие.

Н.Н.Моисеев создал концепцию коэволюции человечества и биосферы и такую коэволюцию рассматривал как синоним ноосферы . Хотя автором понятия «коэволюция», очевидно, является Н.В.Тимофеев-Ресовский, выдвинувший его в 1968 году. [17] Очевидно, можно говорить о коэволюционной парадигме ноосферогенеза, которую разрабатывал академик РАН Н.Н.Моисеев. Он в работе «Коэволюция человека и биосферы: кибернетические аспекты» (1986) писал: «…центральная проблема – изучение условий общения, и прежде всего условий стабильности существования человека в его доме – планете Земля. Но этот дом все время изменяется действиями людей, живущих в нем. Так возникает представление о коэволюции, т. е. о совместном развитии человека и окружающего его мира, т. е. биосферы… Сами идеи о необходимости такого порядка, который бы обеспечил гармоническое совместное развитие человека и природы, уже давно были присущи отечественной философской мысли; течение это получило название «русский космизм» [18] . Коэволюционную парадигму экспликации ноосферного развития, по Н.Н.Моисееву, в той или иной интерпретации поддержали А.Д.Урсул, В.А.Кутырев, В.Н.Сагатовский и другие отечественные философы и ученые.И все ж таки, на наш взгляд, коэволюционная трактовка ноосферы является неадекватной содержанию ноосферы, как нового состояния биосферы, в котором человеческий разум становится частью ее гомеостатических механизмов. Она может рассматриваться только как момент ноосферогенеза XXI века. Поскольку любая эволюция сложной системы подчиняется системогенетическому закону системного времени и гетерохронии систем (ЗСВГС) [19] , она есть всегда гетероэволюция, и как гетероэволюция включает в себя коэволюцию как момент своей динамики. В «Ноосферизме» (2001) А.И.Субетто писал: «… «коэволюция» не снимает вышеуказанное противоречие. Любая эволюция всегда есть гетероэволюция […], как система взаимодействующих эволюций («каналов эволюции» по меткому определению Н.Н.Моисеева [20] ). Поэтому коэволюция есть момент эволюции, ведущая к появлению новой системы – носителя эволюции. Коэволюция человечества и Биосферы, как раз, по моему мнению, диалектически «снимается» переходом ее в эволюцию новой системы – ноосферы, в которой совокупный разум человечества, отдельных обществ превращается в «биосферный разум», т. е. в разум, репрезентирующий не только человечество, но и Биосферу как суперорганизм» [21] . Близкую к авторской концепции гетероэволюции Биосферы занял Г.П.Мельников, который через свои открытия в системологии приходит к выводу, что выход человечества на арену эволюции Биосферы был предустановленным и что человеческий совокупный разум и появляется как «надорган» Биосферы, выполняющий функцию ее «разума», по аналогии с тем, как мозг человека выполняет функцию «надоргана» в организме человека [22] .

Особенностью концепции ноосферы Н.Н.Моисеева является абсолютизация им дарвиновской парадигмы эволюции, закона конкуренции и механизма естественного отбора, которые он положил в основу своей теории универсального эволюционизма. Он писал в 1986 году, что за основу «теории ноосферы» «может быть принят язык дарвиновской теории» [23] . По нашей оценке, это сузило методологический базис его рефлексии, привело к отрицанию возможности регулирования социоприродных отношений. Признавая особую роль в будущем коллективного интеллекта человечества, он вводил понятие «направление», чтобы подчеркнуть, что человечество не может управлять ноосферным развитием, а только направлять по определенному руслу развитие биосферы. Думаю, что понятийная оппозиция в научном дискурсе Н.Н.Моисеева «управление – направление» есть ложная оппозиция, в котором управление трактуется очень узко, ведь «направление» – это тоже «управление», только «мягкое управление», то «мягкое управления», модель которого в свое время разрабатывал Ю.А.Шрейдер.

Важным в концепции Н.Н.Моисеева является положение о том, что становление ноосферы составит целую «эпоху ноосферы» [24] . Очевидно, именно Н.Н.Моисеев впервые продекларировал необходимость создания теории ноосферы. «И, наверное, первый шаг, который человечество должно совершить на пути перехода в ноосферу, состоит в создании теории ноосферы. Я имею в виду, – писал он, – превращение общефилософского, или, точнее, общенаучного учения В.И.Вернадского в современную теорию, т. е. в теорию, которая, обладая собственным инструментарием, позволяла оценить возможные последствия тех или иных крупномасштабных человеческих действий. И на пути создания теории ноосферы, даже, можно сказать, ее первой главой должно стать изучение мелких изменений, непрерывно происходящих в биосфере. При этом очень важно выделить факторы антропогенного воздействия и изучить их влияние на характеристики биосферы… это – путь создания системы математических моделей, имитирующих функционирование биосферы как единого организма» [25] . Интересно, что в значительной мере эту программу создания такой системы математических моделей, правда, еще далекой от завершения, реализовала в 90-х годах XX века исследовательская группа ученых АН СССР – РАН, возглавляемая К.Я.Кондратьевым (хотя он относился к учению ноосферы В.И.Вернадского скептически, и, однако, был другом Н.Н.Моисеева) [26] .

Важным моментом в поиске механизмов становления ноосферы в концепции Н.Н.Моисеева является положение о « системе Учителя». «И так куда же идти и как идти?» – задавал он себе и читателю вопрос. И отвечал, что «решающую роль здесь предстоит сыграть все тому же институту, который я назвал «Учитель». Именно этому институту наши далекие предки обязаны тем, что они стали людьми, тем, что человечество есть сегодня, всем достижениям цивилизации, своей моралью и нравственностью… Когда я слово «Учитель» пишу с большой буквы, то имею в виду всю систему воздействия на человеческое сознание, его психику, воздействия, которые оказывает на него семья, школа, общественная среда… В системе «Учитель» центральной фигурой является сам учитель. В эпоху ноосферы его личность станет играть решающую роль… Проблема строительства системы «Учитель» общепланетарная. И в наступающем веке именно ей, я думаю, будут посвящены мысли и усилия ученых и государственных деятелей, всех передовых людей, обеспокоенных будущим человеческого общества. «Мыслить по-новому» этот принцип своевременен сегодня во всех сферах деятельности» [27] (выдел. мною, С.А.). Влияние идей Н.Н.Моисеева на развитие учения ноосферы во второй половине XX века огромно. Думаю, с учетом специфических черт, характерных для моисеевской концепции ноосферогенеза, можно и правомерно говорить о локальной научной школе Н.Н.Моисеева, входящей в состав Ноосферной научной школы в России.

5. Второй цикл становления Ноосферной научной школы в России. Научная школа В. П. Казначеева

Большой и несомненно оригинальный вклад в развитие Ноосферной научной школы в России внесли В.П.Казначеев и его ученики. Автор думает, что весь комплекс научных идей и результатов, полученных В.П.Казначеевым и его соратниками и учениками, позволяет говорить о локальной ноосферной научной школе В.П.Казначеева, которая отличается от моисеевской школы и вносит свой огромный вклад в развитие Ноосферной научной школы в России.

В 80-е годы – 90-е годы В.П.Казначеев создает работы: «Учение о биосфере» (1985), посвященную анализу основных идей В.И.Вернадского, «Космическая антропоэкология» (1988), «Экология человека» (1988), «Учение В.И.Вернадского о биосфере и ноосфере» (1989), «Возможные пути ноосферного освоения приполярных территорий» (1989), «Проблемы живого вещества и интеллекта» (1995), «Проблемы человековедения» (1997), «Здоровье нации, просвещение и образование» (1996), совместно с Е.А.Спириным — «Комплексные проблемы экологии человека и социальной экологии» (1987), «Феномен человека: Комплекс социоприродных свойств» (1988), «Космопланетарный феномен человека. Проблемы комплексного изучения» (1991), совместно с А.В.Трофимовым — «Новые данные о взаимодействии человека с информационным полем Земли в приполярных районах» (1992), «Энерго-информационные взаимодействия в биосфере» (1992), «Проблемы новой космологии (1994), «Полевая форма живого вещества – перспектива XXI века», «Интеллект планеты как космический феномен» (1997).

Каковы главные характеристики системы воззрений научной школы В.П.Казначеева в том виде, как она сложилась в 80-е – 90-е годы XX века, и затем получила развитие в первом десятилетии XXI века, на логику происходящего ноосферогенеза?

1. Это космопланетарное измерение ноосферогенеза. Данный взгляд на ноосферогенез совпадает полностью с тем, что позже в 2006 году И.Ф.Малов и В.А.Фролов назвали «Космическим меморандумом организованности живого вещества» или «Меморандумом Вернадского-Чижевского», который А.И.Субетто в его названии был расширен и переименован в « Меморандум С.Н.Булгакова – В.И.Вернадского – А.Л.Чижевского», поскольку одним из первых заявил о космической природе хозяйства человечества на Земле С.Н.Булгаков [28] . В.П.Казначеев и Е.А.Спирин при этом подчеркнули «кардинальную противоречивость становления ноосферы и человека как ее создателя. На космопланетарный процесс ноосферогенеза, – отмечали они, – ложится печать возможного социоприродного апокалипсиса» [29] , поскольку, на что обратил внимание А.Печчеи в 1981 году, «разлаживается такой важнейший саморегулирующийся механизм, как способность природы к регенерации» [30] . В.П.Казначеев и Е.А.Спирин в книге «Космопланетарный феномен человека» (1991) подчеркивают, что космопланетарная природа ноосферогенеза была продекларирована В.И.Вернадским и они только развивают этот «системный планетарно-космический аспект проблемы, поставленной В.И.Вернадским » [31] . «…определяя биосферу как естественно-природное явление, В.И.Вернадский в основе его видит, прежде всего, процесс – космопланетарную эволюцию Земли и деятельности живого вещества как главного фактора этой эволюции. Биосфера в условиях Земли является своеобразным вместилищем живого вещества, включая его как основу. В этом плане она предстает как сложная саморегулирующаяся космопланетарная система, новая оболочка Земли. Напомним, что географическая оболочка формируется в пространстве, входящем в области поверхности суши и океана. Биосфера же, активно поглощая солнечную энергию и космические излучения, превращает ее компоненты в высокоорганизованные живые биокосные тела» [32] (выдел. нами, С.А.).Важным моментом в казначеевской концепции космопланетарного измерения ноосферогенеза является « принцип косомлогического дополнения» или принцип «Великого дополнения» [33] . « Принцип дополнительности может быть распространен, – пишут В.П.Казначеев и Е.А.Спирин,  – и на исследование неразрывной связи (всеединства) человека, монолита жизни и универсума. В этом случае его следует обозначить как принцип космологического дополнения (или Великого дополнения). Суть данного принципа в том, что всякое масштабное исследование явлений физического мира необходимо соотносить с соответствующими исследованиями живого вещества и человека как разумной формы жизни […]. В настоящее время этот принцип начинает воплощаться в исследованиях по космической антропологии, в частности при изучении солнечно-земных связей…» [34] (выдел. нами, С.А.).Космическая антропоэкология, интенсивная разработка которой отечественными учеными под руководством В.П.Казначеева приходится на 1985–1997 гг., становится важнейшим компонентом казначеевской теории ноосферогенеза. Здесь наследие А.Л.Чижевского, особенно разработки его по гелиобиологии и по теории солнечно-земных связей, получают свое оригинальное развитие, в том числе через концепцию солнечно-бассейновых единиц – таксономических единиц биосферы, по В.П.Казначееву, дающую новый импульс развитию нового научного направления – космического землеведения [35] .

2. Развитие теории живого вещества, введения понятия «разумное живое вещество», под которым понимается человечество как часть монолита живого вещества Биосферы. В.П.Казначееву и возглавляемой им группе отечественных ученых удалось создать достаточно глубокую теоретическую систему учения о живом веществе на планете Земля, как части теории ноосферы.Теория живого вещества, включает в себя и гипотезу интеллекта как «функции космического пространства, космического живого вещества» [36] . Здесь В.П.Казначеев и А.В.Трофимов признают, что в этой гипотезе интеллекта они сближаются с «панпсихизмом К.Э.Циолковского (это положение созвучно идеям Н.Ф.Федорова […] из «Философии общего дела»), который дает возможность природе самоувидеть, самооткрыть свое настоящее, прошедшее и будущее, свою аксеологию. Это свойство философски остается недостаточно изученным и открытым, но мы придерживаемся именно такой позиции» [37] .В.П.Казначеев впервые поставил вопрос о двойственной вещественно-полевой природе живого вещества, из которого слагается Биосфера. Он писал в работе «Здоровье нации. Просвещение. Образование» (1996): «Из наших опытов, а также экспериментов Тарга и Джана в США, Поппа в Германии, Патрика Дро во Франции следует, что иная форма живого вещества организована, по-видимому, на основе полевой формы материи. О том, что живое вещество может быть организовано из субатомно-полевого конструкта писал частично И.Пригожин… Клетка, по нашим представлениям, совмещает в себе белково-нуклеиновую форму, которая хорошо видна под микроскопом и которая изучается физико-химическими методами, с иной полевой солитоно-голографической организацией живого вещества. Спрашивается, какая из этих двух форм живого вещества является ведущей: белково-нуклеиновая или полевая? Генетики всегда основывались на белково-нуклеиновой материи. Приведенные эксперименты свидетельствует, что решает выбор генома из клетки, из хромосомной ниточки 1 м. 20 см. полевая форма живого вещества. Какое поле, какой солитоно-голографический вариант пойдет в геном, таким и будет активный набор генной клетки (яйца). Во время оплодотворения яйца сперматозоидом происходит объединение двух полевых форм. Это объединение связано с окружающей геокосмической средой. Об этом говорят наши эксперименты во время событий на Юпитере. Оказывается зарождение человека в полевом конструкте потом существенно будет имитировать его биологическую жизнь» [38] (выдел. нами, С.А.).Отметим, что к данному выводу в 1993 году приходит, идя в своей логики системогенетики, А.И.Субетто. В «Социогенетике» (1994), исходя из открытых им системогенетических законов дуальности управления и организации (ЗДУО) систем и закона спиральной фрактальности системного времени (ЗСФСВ) он выдвинул гипотезу «существования «полевой» двойной спирали ДНК, «портретирующей» ее биосубстратную организацию. При этом спираль по биоинформационным каналам связана с генетической памятью биосферы Земли в целом. А поскольку биосфера как надсистема живых систем «помнит» длинную циклику биосферно-земных и космических процессов, включая синхронизацию и гармонизацию процессов Солнечной системы и Галактики, планет Солнечной системы и Земли…, постольку в момент «зачатия» человеческого зародыша происходит не только замыкание генетического управления в рамках полового диморфизма (женщина и мужчина), но и через «мужчину» как канал связи с надсистемами (в рамках концепции ЗДУО) с памятью биосферы… В этой гипотезе действует предположение, что биосфера как живой организм, адекватный всей Земле, программирует биосферную циклику эволюции человеческой популяции, включая волны зодиакальных психотипов человечества» [39] .

3. Концепция интеллектуальной «черной дыры» в познании живого вещества, которая становится важнейшим основанием логики движения человечества к экологической гибели. В.П.Казначеев предупреждает человечество: «…если научный мир будет познавать живое вещество в прежнем темпе, то отставание будет нарастать и нарастать. В конечном итоге мы попадем в интеллектуальную «черную дыру»… Земной шар – это наш космический корабль. Он летит в космическом пространстве. Сроки суицида, сроки его гибели от экологических и других катастроф также сочтены и составляют по самым оптимистическим прогнозам 90-100 лет. Скорость познания причин этой гибели современной наукой становится сравнимой, критической и даже отстающей. В результате на планете возникают «черные дыры» познания». Таким образом, если для изучения косного вещества еще имеется запас времени, то для изучения живого вещества такого резерва нет. Сформулируем два обобщающих фундаментальных неравенства: V эволюции косного вещества < Vпознания,V эволюции живого вещества > V познания.В общей научной картине мира объемы знаний о живом и косном веществе существенного различны. Если все научные, практические знания принять за 100 %, то оказывается, что 95 % – это знания о косном веществе. На долю живого вещества приходится примерно около 5 %. Человеку в научной картине мира посвящено менее 1 % знаний» [40] . А.И.Субетто назвал сформулированную В.П.Казначеевым технократической асимметрией человеческого познания и Разума (ТАР), которая актуализирует проблему преодоления интеллектуальной «черной дыры» в познании законов, механизмов в эволюции живого вещества, в том числе разумного живого вещества, представленного человечеством на Земле.

4. Развитие смыслового поля категории ноосферы. В.П.Казначеев подчеркивает, что ноосфера «включает в себя социальные и природные явления, взятые в их целостности, в их единстве и противоречиях. Становление ноосферы определяется социально-природной деятельностью человека, его трудом и знаниями, то есть тем, что относится к космопланетарному измерению человека…» [41] (выдел. нами, С.А.). Он вводит положение о « кардинальной противоречивости становления ноосферы и человека как ее создателя». На космопланетарный процесс ноосферогенеза ложится печать «социально-природного апокалипсиса», в первую очередь связанная с тем, что наблюдается разлаживание такого «важнейшего саморегулирующегося механизма, как способность природы к регенерации» (выдел. нами, С.А.), т. е. вследствие того, что антропное давление на природу приблизилось к переделам компенсаторных возможностей Биосферы («закон компенсаторной функции Биосферы» А.Л.Чижевского ). В качестве критического замечания необходимо отметить, что оценка человека как «создателя ноосферы», не совсем отвечает логике ноосферогенеза, которую пытался воссоздать в своем учении В.И.Вернадский. Переход Биосферы в Ноосферу является частью закономерности глобальной эволюции Жизни на Земле, которая породила ноосферный этап эволюции, носителем которого стал антропогенез, то есть становление на Земле человеческого Разума. Человек не создает ноосферу, а является активным агентом трансформации Биосферы в Ноосферу. Причем, сам этот процесс трансформации зависит от того, насколько коллективный разум человечества быстро осознает себя как Разум Биосферы и произведет соответствующую переоценку своих духовности, нравственности, системы ценностей и выйдет на такую социальную логику своего развития, которая бы органично встраивалась в логику эволюции Биосферы в ее ноосферном качестве.

5. Концепция живого космического пространства, которая, по В.П.Казначееву, формируется на «работах отечественных космистов Н.Ф.Федорова, К.Э.Циолковского, А.Л.Чижевского, В.В.Налимова и на экспериментах по трансперсональным связям». [42] Живое космическое пространство, по Казначееву, бытийствует «в виде полевых потоков живого космического вещества», носителями которых могут быть «спин-торсионные поля, информационная сущность которых проявляется и в биологических системах» [43] . Природа этого живого космического пространства, как считает Казначеев, во многом остается неизвестной, но, при этом, добавляет: «…нужно принять неизвестное как действительное и считать его живым, поскольку оно, по-видимому, все-таки движется, развивается, совершенствуется, как-то размножается и обладает свойствами, которые в своих бесконечных проявлениях имеют немало общего с нашим интеллектуальным свойством» [44] . Через категорию живого космического пространства, и соответственно потоков «живого космического вещества» в его полевой форме, он формирует гипотезу зарождения белково-нуклеинового животного мира, «гетеротрофных биосферных образований» через некий «процесс обращения полевых форм космической энергии в материализованные тела» белковой жизни [45] . Именно поэтому, заключает В.П.Казначеев, «космос представляется живым» [46] , по сути, повторяя определение Космоса, как живого тела, выполненное С.Н.Булгаковым в «Философии хозяйства» в 1912 году. Подытоживая эту линию Русского Космизма, А.И.Субетто в послесловии сформулировал презумпцию «живого космического вещества» или презумпцию «всеоживленности Космоса сущего» [47] , подводящую еще одно основание под Живую Этику Русского Космизма и становящегося Ноосферизма в XXI веке. Концепция живого космического пространства в изложении В.П.Казначеева включает в себя гипотезу двойственности или дуальности взаимодействия двух физических пространств – пространства Эйнштейна-Минковского и пространства Козырева. В первом пространстве действует постулат Эйнштейна о постоянстве скорости света (С=const), а во втором пространстве наличествует мгновенная скорость синхронизации вращения тел, независимо от разделяющего их расстояния в Космосе (на базе этого постулата была создана Н.А.Козыревым [48] энергетическая теория времени). Двойственность этих пространств, по Казначееву, есть пространственная экспликация двойственности бытия двух форм живого вещества.

6. Развитие положения В.И.Вернадского о будущей автотрофности человечества. Будущий ноосферогенез, по Казначееву, связан с движением человечества к автотрофности. Он считает, что «по расчетам… источников энергии, ресурсов воздуха и воды на земном шаре при сегодняшних темпах потребления человечеству осталось всего лет на 50–60. Таким образом, планета Земля как космическое образование выходит все больше и больше… к грани фазового перехода. … человечество находится,  – указывает он, – в диктатуре экологических кризисов, репродуктивного дефицита, очень глубокого информационного кризиса, поскольку диссимметрия знаний все углубляется… Куда может вывести человечество фазовый переход? Здесь есть спасительный путь – выход на автотрофность человечества. Автотрофность – значительная опережающая идея российского естествознания, одна из существенных в понимании живого вещества. Автотрофность основана на том, что человек, внедряясь в мир микроструктур, атомных и молекулярных, сможет, подобно хлорофиллу, наладить первичный синтез органических вещества для питания животных и собственных нужд. Таким образом, можно разгрузить 30 или 50 процентов поверхности планеты, ее пахотных и запасных земель и освободить живое вещество планеты, с которым мы находимся в самом большом противоречии. В этом случае мы войдем в достаточную согласованность с геологическим временем и в определенный синхронизм с астрономическими процессами» [49] .

7. Космическая антропология. Фактически В.П.Казначеев за 80-е – 90-е годы со своими учениками создает космическую антропологию, развивая гелиобиологию А.Л.Чижевского, используя теорию причинной механики Н.А.Козырева, в частности его теорию «энергии-времени», обобщая законы функционирования живых систем и Биосферы как живой макросистемы, такими обобщениями стали законы Вернадского – Бауэра и закон компенсаторной функции Биосферы А.Л.Чижевского. Казначеевская парадигма человековедения – это и есть космическая антропология, системообразующим фактором которой становится «космопланетарный феномен человека», и которая является продолжением всего, что было наработана русским человековедением в пространстве Русского Космизма, как потока научных идей и планетарно-устремленной мысли русского человека в рамках Эпохи Русского Возрождения [50] .В рамках космической антропологии выделяются разделы:• «допороговой экологии», базирующейся на концепции «слабых экологических связей» и их роли в эволюции человека;• социоприродных измерений человека;• экономики человека с выделением категорий «человекопотребления» и «природопотребления», с расчетом суточного баланса времени в семье, позволяющем вскрыть механизм человекопроизводства и дефолта в репродуктивном потоке человекопроизводства;• концепции оценки социально-трудового потенциала отдельных популяций;• популяционной валеологии;• концепции ноосферогенеза с постановкой проблемы ухода из ловушек научно-технической цивилизации как «цивилизации смерти» [51] .В.П.Казначеев и Е.А.Спирин, соединяя два биогеохимических принципа В.И.Вернадского (принцип 1: биогенная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к максимуму проявления; принцип 2: эволюция видов в геологическом времени, приводящая к устойчивым видам, направлена на возрастание биогенной миграции атомов в пределах биосферы) с двумя биофизическими законами функционирования биосистем Э.Бауэра ( законы Вернадского – Бауэра ), а также принцип Реди («все живое от живого»), формулируют «предположение о том, что единство организованности монолита живого вещества определяется и существованием целостного «биосферного генома» [52] . Предположение о существовании биосферного генома имеет своим следствие второе предположение, что «специфическую генетическую память отдельностей (форм) живого вещества следует рассматривать не как отдельные изолированные линии, а как компоненты целостности» [53] . Гипотеза генетической иерархии наследования в геологической эволюции Биосферы, верхний уровень которого эксплицируется биосферным геномом, полностью соответствует системогенетической картине мира, вытекающей из системогенетики, по А.И.Субетто.

Особой вехой в развитии казначеевской научной школы стало создание в 1994 году Международного научно-исследовательского института космической антропоэкологии имени Н.А.Козырева (МНИИКА), директором которой стал В.П.Казначеев. «Вестник МНИИКА» стал научной трибуной этой школы. Эту научную школу украшают имена таких ученых, как Е.А.Спирин, Л.П.Михайлова, В.И.Кислых, А.В.Трофимов, А.П.Карманов, Ю.Ю.Марченко, Н.Р.Деряпа, А.А.Кисельников, И.Ф.Мингазов, А.Н.Дмитриев, Н.П.Толоконская и другие. Научная школа В.П.Казначеева развивается. В первом десятилетии XXI века вышла целая серия работ этой школы: «Думы о будущем» ( В.П.Казначеев, 2004), «Ноосферная экология и экономика человека» ( В.П.Казначеев, А.А.Кисельников, И.Ф.Мингазов, 2005), «Цивилизация в условиях роста энергоемкости природных процессов земли» ( В.П.Казначеев, А.Н.Дмитриев, И.Ф.Мингазов , 2007), «Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете Земля» ( В.П.Казначеев, А.В.Трофимов, 2004), «Проблемы космоноосферной футурологии» ( В.П.Казначеев, А.Н.Дмитриев, И.Ф.Мингазов, 2005). В 2009 году, 21 мая, в Новосибирске состоялся Российский форум, посвященный 85-летнему юбилею В.П.Казначеева «Духовные, биологические и социальные основы природы человека», на котором с докладами выступили В.П.Казначеев, Н.П.Толоконская, А.И.Субетто, А.А.Кисельников, В.В.Пузырев, М.Б.Штарк, Л.Е.Панин, Ш.А.Амонашвили. Материалы Форума представлены отдельной книгой с оноименным названием, изданной в 2011 году [54] .

6. Второй цикл становления Ноосферной научной школы в России. Научная школа А. Д. Урсула и научная школа социальной экологии

В 80-х – 90-х годах происходит формирование научной школы А.Д.Урсула. Сама школа А.Д.Урсула выросла из научной школы социальной экологии, существенный вклад в становление и развитие которой внесли Н.В.Тимофеев-Ресовский, Н.Ф.Раймерс, П.Г.Олдак, К.М.Завадский, А.С.Мамзин, Г.А.Югай, Р.С.Карпинская, И.С.Лисеев, В.Д.Комаров, А.Л.Яншин, Э.В.Гирусов, М.Я.Лемешев и другие.

Ведущей линией социальной экологии была мысль о коэволюции социосферы и биосферы, которая впервые была выражена Н.В.Тимофеевым-Ресовским. Ее философской основой стала активно развивающаяся – научная школа биофилософии Р.С.Карпинской-И.С.Лисеева, итогом развития которой стала коллективная монография «Биофилософия» (1997).

А.Д.Урсул, как философ, ставит вопрос об « экологических мерах» [55] , которые во взаимодействии биосферы и социосферы, определяют коридор развития социосферы внутри биосферы как макроэкосистемы. Собственно говоря, за «экологическими мерами» просматривается действие гомеостатических механизмов Биосферы и Земли как суперорганизмов. Интересной является поставленная А.Д.Урсулом проблема социоприродной прогрессивной эволюции («социоприродного прогресса»), несмотря на ограничивающее действие термодинамических законов. «Мы полагаем, – писал он, – что, несмотря на формулируемые ими ограничения все же совместный прогресс общества и природы, а точнее некоторой ее части, вполне возможен. Общество в состоянии стимулировать прогрессивное развитие определенной части природы за счет другой ее части, которая должна деградировать. Поэтому в принципе всегда можно сформировать такую социоэкосистему, в которой и общество и часть природной среды получит совместное прогрессивное развитие, но в более широкой системе энтропия все же будет расти. Вот почему мы полагаем, что по отношению к этой прогрессивно развивающейся системе «общество – природа» можно говорить о социоприродном прогрессе, в остальных же случаях, когда вектор совместного изменения не столько определен, имеет смысл употреблять термин «социоприродное развитие». Задача всякого разумно направляемого социоприродного развития, т. е. коэволюции общества и природы, заключается в ориентации вектора развития в сторону уменьшения регрессивных и усиления, ускорения прогрессивных изменений» [56] .

Каковы главные характерные основания научной школы А.Д.Урсула? 1.  Это коэволюционная парадигма [57] , которая нами уже анализировалась при оценке особенностей научной школы Н.Н.Моисеева. По нашей оценке, эта парадигма отражает антропоцентризм в научном и философском мышлении, и в целом – в культурах европейского типа. Нет пока понимания, что между частью и целым, между человечеством и Биосферой не может быть коэволюции, а может быть вхождение человечества в целостность Биосферы и космического мироздания, в «метафизический коммунизм мироздания», по С.Н.Булгакову, как разума этой целостности, с выходом на управление социоприродной (социобиосферной) эволюцией с учетом действия ее законов.

2.  Это трактовка ноосферы только как сферы разума, в которой главенствует «наука глобального масштаба» [58] . А.Д.Урсул отрицает трактовку ноосферы как нового состояния Биосферы. И.В.Ильин и А.Д.Урсул в «Эволюционной глобалистике» (2009) пишут: «Ноосфера должна формироваться в основном не за счет превращения в нее биосферы, а в результате установления коэволюционных отношений социосферы с биосферой, которую важно сохранить в ее естественном виде с тем, чтобы далее она эволюционировала по своим природным законам. Человечество обязано уменьшить свое воздействие на биосферу до приемлемых значений, т. е. до примерно нескольких процентов изъятия биопродукции биосферы. Это означает уменьшение примерно на порядок» [59] . Правда, остается вопрос, как это сделать, если рыночно-капиталистическое человечество уже с конца 80-х годов XX века вышло за пределы устойчивого развития, и как считает А.П.Федотов [60] оказалась в пространстве антропогенно перегруженной Земли, и требует перехода к экологическому социализму, на базе которого только и может возникнуть «Земная ноосферная цивилизация»?

3.  Определение ноосферогенеза в XXI веке как движение (восхождение) человечества через устойчивое развитие (УР). «Планетарный переход к УР», по А.Д.Урсулу, есть «начало ноосферогенеза», и является «не превращением биосферы в ноосферу», а представляет собой «сохранение биосферы на этапе перехода к УР и становления ноосферы». « Идея сохранения биосферы вместо ее превращения в ноосферу – это самая глубинная, сущностная черта стратегии УР, и в этом – одно из важнейших отличий учения о ноосфере в его классической форме (основоположники и комментаторы их идей) и учения о ноосфере этапа неклассического, связанного с включением идей УР в учение о ноосфере, которое в этом формате имеет смысл именовать ноосферологией» [61] .Итак, в своей концепции ноосферогенеза А.Д.Урсул отказывается от всех основных положений учения о ноосфере В.И.Вернадского, сужает трактовку ноосферы до будущей «сферы разума», становление которой еще впереди, выдвигает на передний план концепцию устойчивого развития, которое трактуется как «коэволюция социальной ступени и окружающей ее природной среды на планете и во Вселенной» [62] .При этом, ноосфера определяется как отдаленное будущее в развитии человеческого общества и его взаимодействия с природой. И.В.Ильин и А.Д.Урсул пишут: «Ноосфера представляется как область будущего существования человеческого общества и его взаимодействия с природой, в которой разумная деятельность станет определяющим фактором социоприродного развития и которая сформируется в случае его выживания через переход к УР. В своей зрелой форме ноосфера видится как система коэволюции природы и общества, в котором наивысшего развития достигнет человеческий разум в своих различных формах и в целом, сформируется коллективный ноосферный интеллект, восторжествуют принципы и идеалы гуманизма, и будет обеспечено устойчивое и безопасное во всех отношениях развитие на планете и в космосе» [63] . Здесь наблюдается явная редукция богатого содержания категории ноосферы В.И.Вернадского, фактически игнорируется ноосферная диалектика. Фактически, концепция устойчивого развития И.В.Ильина и А.Д.Урсула как момента ноосферогенеза так или иначе ставит проблему управляемой социоприродной эволюции как единственной модели устойчивого развития, поставленной и теоретически раскрытой в «Ноосферизме» (2001).

4.  Информационная доминанта в ноосферогенезе будущего, трактовка ноосферы как инфоноосферы. А.Д.Урсул известен, как ученый-философ, много своих работ посвятивший «информационной гипотезе освоения мира» и начинающейся эре освоения космоса человеком. Он справедливо подчеркивает, что «появление социальной ступени эволюции» имеет «глубинную информационную природу», поскольку «распространение человечества по пространству планеты и космоса – это, в конечном счете, овладение информацией и негэнтропией окружающего мира» [64] . Отметим, что данное положение является близким концепции информационной эволюции живого на Земле, представленной А.И.Субетто в 1989 г [65] . А.Д.Урсулом были написаны работы: «Освоение космоса (философско-методологические и социологические проблемы)» (1967), «Человечество, Земля, Вселенная: философские проблемы космоса» (1977), «Глобальные проблемы и космонавтика» (1988), «Развитие информатики и информатизация общества» (1989), «Информатика, кибернетика, интеллект» (совместно с В.Г.Пушкиным, 1989), «Категории современной науки» (совместно с В.С.Готтом, Э.П.Семенюком, 1984), «Перспективы экоразвития» (1990), «Путь в ноосферу: Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации» (1993), «Обеспечение безопасности через устойчивое развитие» (2001), «Природа безопасности» (2008), «Экологическая безопасность и устойчивое развитие» (2008), «Универсальный эволюционизм (концепции, подходы, принципы, перспективы)» (совместно с Т.А.Урсул, 2007), «Становление космоглобалистики» (2010), «Эволюционная глобалистика (концепция развития глобальных процессов)» (совместно с И.В.Ильиным, 2009).В 1990 году А.Д.Урсулом была организована общественная организация «Академия ноосферы», которая стала центром становления научной школы. «Лицо» этой школы составляют такие ученые, как М.А.Мунтян, Ф.Д.Демидов, И.В.Ильин, Т.А.Урсул, В.Н.Василенко и др.

7. Ноосферная кибернетика

Следует отметить, что в 70-х – 80-х годах происходило и становление научного направления, которое автор склонен назвать ноосферной кибернетикой. К сожалению, становление ноосферной кибернетики так и не получило своего завершения, и она ждет своего развития в XXI веке уже в теоретической системе Ноосферизма.

Наиболее полно заявка на становление ноосферной кибернетики была представлена в сборнике « Кибернетика и ноосфера» (1986) [66] , в которой впервые была выполнена рефлексия над возможными аспектами кибернетических основ становящейся теорииноосферы (авторы – А.Л.Яншин, Б.С.Соколов, В.Г.Афанасьев, Э.В.Гирусов, Г.П.Аксенов, А.Г.Назаров, Л.В.Голованов, М.Н.Руткевич, С.С.Шварц, Н.Н.Моисеев, Г.Н.Алексеев, В.М.Капустян, Б.Г.Кухаренко, Б.С.Флейшман, О.Б.Третьяков, Б.Е.Большаков, Н.П.Федоренко, Н.Ф.Раймерс, Б.Ф.Славин, В.С.Чесноков, И.И.Адабашев).

Нужно отметить, что основные начала кибернетики как науки были заложены тектологией (общей наукой об организации) А.А.Богданова приблизительно за 30 лет до появления слова «кибернетика» и начал кибернетики, как науки, заложенных творчеством Н.Винера. Сам Норберт Винер трактовал кибернетику как науку об управлении и связи в машинах и в живых организмах. Его знаменитая книга «Кибернетика, или управление и связь в животном и машине» [67] увидела свет в 1948 году. Кибернетика Винера уже на первом этапе своего развития открыла механизмы самоорганизации и воспроизводства систем на достаточно формализованном языке, дуальность онтогенетической и филогенетической систем обучения в прогрессивной эволюции, которая затем А.И.Субетто была развита в концепции системогенетического закона дуальности управления и организации систем (ЗДУО) [68] , важность нелинейных обратных связей, наметил возможные пути становления гомеостатической кибернетики или гомеостатики [69] , создания кибернетической концепции устойчивых форм [70] . Н.Винер уже в этой книге указал на особую роль «гомеостаза», «гомеостатических механизмов» в продолжении жизни и в целом функционировании живых систем [71] .

Поэтому учение о биосфере – ноосфере, как живой макросистеме, равновеликой по своему масштабу планете Земля, на современном этапе развития не могла не включить в себя кибернетику, как важнейшее основание, позволяющее более глубоко теоретически осмыслить гомеостатические механизмы или гомеостатические управления в глобальной эволюции планеты Земля и Биосферы, как суперорганизмов.

А.Г.Назаров (старший научный сотрудник Института почвоведения и фотосинтеза АН СССР) в статье «К понятию организованности ноосферы» прямо поставил задачу « кибернетизации понятий биосферы-ноосферы ». Он писал: «Какие бы дефиниции кибернетики в их приложении к анализу ноосферной проблематики мы не брали, суть остается неизменной: процессы преобразования биосферы в ноосферу под воздействием человеческой деятельности и складывающиеся региональные биосферно-ноосферные общности можно взять в качестве объектов для изучения их теоретическими методами кибернетики, ее вычислительными средствами и модельными экспериментами. В решении глобальных проблем учение о биосфере-ноосфере и кибернетика тесно взаимосвязаны. Близость их рождения во времени – в эпоху научно-технической революции – и сходство методологических посылок не случайны, а вызваны объективной необходимостью управления сверхсложными биосоциальными системами, преодоления информационных барьеров, познания процессов развития человеческой личности, общества, его взаимодействия с биосферой и ее грядущим состоянием – ноосферой» [72] (выдел. нами, С.А.). На основе анализа «экологической сущности биогеохимического круговорота» Э.Г.Назаров выделил 3-и его структурно-функциональных уровня, отражающих «пространственно-временные уровни организованности биосферы»:

• экосистема (отдельные биогеоценозы);

• экологический регион биосферы (биогеохимические сопряжения экосистем и биогеоценозов);

• биосфера (сопряжения эколого-биосферных регионов суши океана) [73] .

При этом, «экорегионы» рассматриваются как «клетки» (аналоги клеток в живом организме) Биосферы . В его оценке, «биогеохимическая цикличность» является важнейшей категорией, описывающей «биосферно-ноосферную целостность» и, таким образом, – категорией кибернетики в «ее приложении к проблемам биосферы и ноосферы» [74] . Э.Г.Назаровым предложена « модель структуры ноосферного комплекса» [75] . Он поставил проблему научной разработки «информацио-управляющей сущности организованности ноосферы». Он подчеркивал: «В формировании организованности ноосферы закономерно отражаются многие стороны организованности биосферы. Однако становление нового качества – ноосферной реальности – вызвано новыми, отсутствующими в биосфере «человеческими» силами: человеческой деятельностью, научной мыслью и нравственностью. Они актуализировали именно информационные процессы и процессы управления, которые стали сущностными в создании и сохранении ноосферной организованности. В связи с этим теорию управления можно рассматривать в рамках более общей теории биосферы – ноосферы» [76] .

Появляется новая ноосферно-кибернетическая экспликация научного управления, выходящая за пределы представления о научном управлении только, как о научном управлении социально-экономическим развитием. Теперь, в ноосферной парадигме, « научное управление – это прежде всего управление всем природно-народнохозяйственным целым, всеми составляющими биосферно-ноосферной целостности», причем, при этом, «формы же ноосферной организованности, по-видимому, неисчерпаемы, как и бесконечен путь деятельностного человеческого познания окружающей действительности» [77] (выдел. нами, С.А.). Из этого вытекает «деятельностная сущность учения о биосфере и ноосфере» [78] , которая, в нашей интерпретации, и служит философско-теоретическим основанием становления ноосферной кибернетики. Условием для реализации этой перспективы служит только социализм, социалистическое общество, которое «руководствуется передовой научной идеологией» [79] .

В коллективной и достаточно противоречивой рефлексии перечисленного научного сообщества, ставшего автором работы «Ноосфера и кибернетика» (1986), нам представляется выделить следующие положения в становлении ноосферной кибернетики: 1)  «исследование взаимосвязи ноосферы и кибернетики – новое направление в современной науке» (А.Л.Яншин), при этом «кибернетический подход» позволит повысить эффективность в «интеграции знаний о научной картине мира» и в становлении «ноосферной концепции» [80] ;2) обогащение за счет кибернетического подхода системных основ ноосферной концепции. Академик АН СССР Б.С.Соколов отмечает, что «человек стал управляющей сердцевиной биосферы» и это есть «эмпирическое обобщение». Из этого следует, что трансформация биосферы в ноосферу есть «кибернетический процесс огромной сложности», и что человек, овладевая учением о ноосфере, начинает глубже понимать «тенденции развития грядущей цивилизации» [81] .3)  ноосфера, – это, по В.Г.Афанасьеву, «расширяющийся в силу расширения и углубления влияния человека на природу компонент вселенной, специфической особенностью которого является социальный охват, причастность к общественной, форме движения и зависимость от нее» [82] (выдел. нами, С.А.).«Ноосфера уверенно расширяет свои космические границы» [83] ;4) ноосфера, по Э.В.Гирусову, – объективная необходимость развития общества в качественно новое состояние, она – закономерное продолжение освоения людьми организованности биосферы», причем «организованность биосферы, объективно присущие ей закономерности развития» следует рассматривать «как природные предпосылки ноосферы», а «развитие средства кибернетического моделирования сложных процессов, основанные на использовании мощных вычислительных комплексов» [84] – как кибернетические предпосылки ноосферы. Понятие ноосферы относится «ни к разряду чисто социальных, ни к разряду естественных», «оно – социоестественное, включающее в себя социальные и природные явления в их оптимальном единстве» [85] . Э.В.Гирусов напоминает определение коммунизма, данное К.Марксом в «Философско-экономических рукописях»: « Коммунизм как положительное упразднение частной собственности… и в силу этого как подлинное присвоение человеческой сущности человеком и для человека… есть действительное разрешение противоречия между человеком и природой» [86] (выдел. нами, С.А.). В этом плане учение о ноосфере становится механизмом становления коммунизма как «действительного разрешения противоречия между человеком и природой», что, по-своему, уже осознал В.И.Вернадский. И ноосферная кибернетика в нашей интерпретации должна стать одним из механизмов такого «действительного разрешения»;5)  ноосферная кибернетика включает в себя «энергоэнтропику биосферы и ноосферы» (Г.Н.Алексеев), использует «закон устойчивости» проявляющийся в двойственных формах своей реализации – энергетической и негэнтропийной [87] . Отметим, что это направление, намеченное в 80-х годах XX века Г.Н.Алексеевым [88] , в 90-х годах XX года и в первом десятилетии XXI века нашло развитие в концепции эргодинамики и на ее основе устойчивого социоприродного развития В.В.Бушуева и В.С.Голубева [89] .

Н.П.Федоренко, Н.Ф.Реймерс в рамках предмета научного анализа «ноосфера и кибернетика» поставили вопрос о тех ограничениях, которые предъявляет хозяйствующему на Земле человечеству как целому Биосфера как глобальная живая целостная система. «Целостные системы реагируют на нарушения как целое. Биосфера и живое вещество планеты – всеобщие, невероятно сложные образования со всеми чертами целого. К ним так и нужно подходить. Человечество лишь часть биосферы. Если изменится целое, нет никакой гарантии, что такое изменение оставит место для существования всех частей, в том числе и человечества. Подобная игра с огнем в условиях недостаточного знания объективных законов взаимодействия между природой и человеком неоправданно опасны» [90] . Опираясь на политэкономическую новацию П.Г.Олдака [91] , в которой было предложено рассматривать общественное развитие в «трехмерной» области – <природа – общество – экономика>, они поставили вопрос о новом системном видении самих основ экономической науки и соответственно экономики-хозяйства, в которой учитывалось бы целостность биосферы, ресурсы которой экономика-хозяйство потребляет. Фактически Н.П.Федоренко и Н.Ф.Раймерс подошли тогда вплотную к постановке проблемы становления ноосферной экономики, но этот теоретический шаг не сделали. Отметим, что ими были поставлены вопросы о снижении энергоемкости хозяйства и переключении его на «автотрофные» источники (от Солнца и других естественных источников), к созданию «многоэтажного» сельского хозяйства на «принципах закрытого грунта», к снижению «изменений глобальной хозяйственной поляризации» на Земле, к запрету «переэксплуатации водных ресурсов» в экономически развитых регионах и к созданию условий «глобальной территориально-экологической оптимизации» [92] .

Появление в Сибири в 80-х – 90-х годах научной школы гомеостатики, лидером которой стали В.И.Астафьев и Ю.М.Горский, можно трактовать как продолжение становления кибернетических оснований ноосферогенеза в России. Ю.М.Горский и В.И.Астафьев во «Введении» к «Гомеостатике» (1990) прямо определяют гомеостатику как новое направление в развитие кибернетики. В рамках исследований по гомеостатике были получены результаты определяющие «новый виток развития учения о гомеостазе и гомеостатах»: 1. «Гомеостаз проявляется не только в живых организмах, но и в природных системах, в общественных явлениях и в больших искусственных системах»;2. «Ядерную зиму» можно рассматривать как результат разрушения основных природных гомеостатов и разрывов действующих между ними балансирующих связей»;3. Выявлена «возможность при модели – гомеостатических структур отображать механизмы антогонистических взаимодействий между их частями (раскрыты исключительные свойства такого управления)»;4. Сформулировано положение: «целенаправленное управление противоречиями в гомеостатических структурах может обеспечить как ультраустойчивость системы, так и повышение качества ее функционирования»;5. «Объединение гомеостатов и гомеостатические сети означает выход на вопросы моделирования союзнических, партнерских, конкурентных и конфликтных отношений в сложных системах» [93] .Если учесть, что Биосфера и планета Земля обладают гомеостатическими механизмами и являются, с позиций этого основания, суперорганизмами, то гомеостатика или гомеостатическая кибернетика могут рассматриваться как важные основания становящейся ноосферной кибернетики. В концепции гомеостатики, по Ю.М.Горскому, гомеостат трактуется как « информационная единица жизни», поскольку он является своего рода инвариантом, который может реализоваться в «организме» «на разных материальных носителях» и «на разных уровнях организма» [94] . Гомеостаты в организме «объединяются («склеиваются») между собой по определенному принципу в сети отношений, которые могут относиться («в условиях нормы») к типам» – союзнических, партнерских, конкурентных, нейтральных и комбинированных отношений. «Гомеостаты могут объединяться в сложные иерархические сетевые структуры» [95] .Свой вклад в развитие этого научного направления внесли Ю.М.Горский, В.И.Астафьев, В.В.Бородкин, А.С.Бондарев, Е.Т.Мажолис, А.П.Дубров, А.К.Черкашин, Н.И.Моисеева, А.М.Степанов, В.В.Масленников, Л.Х.Гаркави, Е.Б.Квакина, И.Т.Кругликов, Ю.Г.Теняков, С.Ю.Родионов, В.А.Павлов, В.Л.Ярославцев, К.П.Бутейко, Я.И.Гонджилашвили, Э.Л.Брелидзе, Г.А.Хохобашвили, Л.О.Саникидзе, Л.Н.Волков, Е.А.Файдыш, Б.Н.Кифоренко, С.И.Кифоренко, М.Ю.Чернышев, В.В.Черепанов, Н.И.Кулши, Р.Л.Сатановский. Автор согласен с Ю.М.Горским, который понимая будущее значение гомеостатики для становления «теории ноосферы», писал: «Чтобы идти к теории ноосферы, необходимость которой становится все более очевидной, прежде всего, потребуется создать достаточно универсальный язык или систему языков для представления общих знаний. Трудно сказать, каким должен быть этот язык. По крайней мере, ключевыми понятиями такого языка, вероятно, должны быть: гомеостаз, изменчивость, противоречие, цель, информация, управление и т. д., а производными – модели кооперативных, конкурентных и конфликтных отношений. С позиции гомеостатики, вероятно, удастся объяснить устойчивость различных систем природы, начиная от атома, молекулы и клетки. Гомеостатические системы, как матрешки, вложенные друг в друга, образуют сложнейшую систему мироздания, в которой действует законы симметрии и асимметрии. Проявления этих законов в отношении состава, структуры и функций различных систем в значительной степени будут определять их постоянство, изменчивость и гибель. Имеющиеся знания о гомеостатах, их свойствах, возможностях «склеивания» их разными отношениями, об опасности возникновения патологий свидетельствуют о том, что гомеостатика должны войти составной частью в теорию ноосферы. Однако пока это может рассматриваться как планы на отделенное будущее», – отмечал Ю.М.Горский в 1990 г. (выдел. нами, С.А.).

8. Концептуальная экология Н. Ф. Реймерса как первый шаг на пути становления ноосферной экологии

В 1992 году вышла в свет работа известного российского эколога Николая Федоровича Реймерса «Надежды на выживание человечества: концептуальная экология», а вслед за ней, в 1994 году – « Экология (теория законы, правила, принципы и гипотезы) ». Автор считает, что появление этих монографий можно считать поворотным пунктом в развитии общей экологии. И оно обозначило собой определенную веху в становлении ноосферной экологии, и все это – можно рассматривать как важный момент во втором цикле развития Ноосферной научной школы.

Какие важнейшие результаты были представлены в этих работах, которые вносили свой вклад в биосфероведение и ноосфероведение? Перечислим их в форме назывных предложений.

1.  Развернутая экспликация структуры биосферы в категориях различного типа сфер (геологических оболочек), что может одновременно рассматриваться как развитие «сферного учения Русского Космизма» по А.И.Субетто [96] . Н.Ф.Реймерс выделил: эубиосферу, маринобиосферу, аквабиосферу, гидробиосферу, аэробиосферу, геобиосферу, мегабиосферу, альтобиосферу, парабиосферу, артебиосферу, апобиосферу и т. п. При этом он вводит понятия «подсферы» и «надсферы» [97] .

2.  Экспликация глобальной экологии как «учения об экосфере Земли как планеты взаимодействующей с биосферой» [98] , что требует синтеза на новой системной основе биологической экологии, социальной экологии, экологии культуры и даже «экологии духа» [99] . Новая парадигма синтеза экологического знания определяет экологию, как науку, которая уже «выросла из коротких штанишек, надетых на нее Э.Геккелем» [100] . «Но мировая наука, – справедливо заметил Н.Ф.Реймерс,  – ее формальные институты не сшили для экологии нового костюма не только из-за высокого престижа, но даже из признания в качестве равной среди равных. Экологию в современном понимании – мегаэкологию – встретили в научном сообществе в штыки, одновременно прикрывшись ею же как модным жупелом. Связано это, прежде всего с корпоративностью научных дисциплин, их оторванностью друг от друга, инерционностью отраслевого мышления» [101] . «Глобальная экология выходит за рамки биосферы, изучая всю экосферу планеты как космического тела» [102] .

3.  Систематизация всего здания экологического здания в виде соответствующей системы различных типов экологий, которую Н.Ф.Реймерс представил в форме «структуры современной экологии» [103] .

4.  Систематизация общесистемных законов и принципов, определяющих ограничения и закономерности экологических и биолого-эволюционных процессов [104] . Следует отметить, что многие общесистемные обобщения Н.Ф.Реймерса перекликаются со многими положениями системогенетики по А.И.Субетто. [105] Например, сформулированный им «общий системогенетический закон», по которому «природные (а возможно и все) системы в индивидуальном развитии повторяют в сокращенной и нередко в закономерно измененной и обобщенной форме эволюционный путь развития своей системной структуры», совпадает со сформулированным А.И.Субетто системогенетическим законом спиральной фрактальности системного времени или «обобщенным законом Геккеля ». В монографии «Творчество, жизнь, здоровье и гармония» (Этюды креативной онтологии)» (1992) А.И.Субетто писал: «Второй субъектный закон движения творчества – есть закон отражения интеллектуального филогенеза в интеллектуальном онтогенезе. Имеется предположение, что он является «калькой» более общего системогенетического закона, определяющего процесс программирования онтогенеза систем в системном наследовании. Прошлое в форме структуры порождающей системы через наследственные инварианты как бы переводит хроно-цикловую и топо-квалитативную структуры (в рамках рассмотренного выше единства пространства, качества и времени) филогенеза в подобные структуры онтогенеза» [106] (выдел. нами, С.А.). Этот закон «фиксирует наличие специфической горизонтально-временной (или горизонтально-цикловой) фрактальности развития (временная структура эволюции повторяется во временной структуре жизненного цикла системы), но как бы в обращенной форме: чем дальше по времени в прошлом отстоят от настоящего циклы, тем больше они «сжимаются», и чем ближе к настоящему, тем больше они [по продолжительности] приближаются к реальному времени» [107] . В дальнейшем была создана целая концепция закона спиральной фрактальности системного времени, вошедшая в теоретическую систему системогенетики [108] .

Важным является закон (принцип) энергетической проводимости, по которому «поток энергии, вещества и информации в системе как целом должен быть сквозным, охватывающим всю систему или косвенно отзывающимся в ней» [109] . Н.Ф.Реймерс выдвинул гипотезу о «характерных временах транзита энергии и обмена веществ во всех природных системах мира » [110] .

Н.Ф.Реймерс формулирует закон периодичности строения системных совокупностей, или системно-периодический закон [111] , по нашей оценке, воспроизводящий периодический закон строения вещества, открытый Н.А.Морозовым в конце XIX века.

5.  Предупреждение, что возможное повышение среднеглобальной температуры на 10 °С может оказаться катастрофичным для механизмов саморегуляции Биосферы и на Земле. Связывая термодинамическое правило Вант-Гоффа – Аррениуса, Ле Шателье – Брауна с тремя биогеохимическими принципами В.И.Вернадского, Н.Ф.Реймерс предупреждает человечество: «Поскольку, согласно третьему биогеохимическому принципу В.И.Вернадского, живое вещество находится в непрерывном химическом обмене с космической средой, его окружающей, и создается и поддерживается на нашей планете космической энергией Солнца, биосферная солнечно-земная связь с нарушением первых двух биогеохимических принципов В.И.Вернадского и принципа Ле Шателье – Брауна резко изменяется. Космические воздействия могут из системы поддержания биосферы планеты превратиться в агенты, ее разрушающие. Процесс может стать саморазвивающимся и необратимым. Пока биосфера еще находится в обратимом состоянии, но угроза ее самодеструкции все время растет [112] . Далее он подчеркивает: «Эволюция человека пошла по пути межэкосистемного отбора вплоть до освоения всей биосферы. Поэтому исторический процесс с точки зрения биологии – сплошная цепь массовых размножений людских популяций. Превентивных механизмов сохранения среды человечество не выработало, что с превращением его в глобальную силу грозит ему самоуничтожением» [113] (выдел. нами, С.А.). 6.  Положение об энтропийных рамках жизни на Земле. При этом, Н.Ф.Реймерс подчеркнул, что «минимум энтропии (наше замечание: и соответственно – максимум негэнтропии и структурной информации в системе, С.А.) возникает при неравномерном распределении вещества в системе. Человеческая деятельность нарушает эту неравномерность, делая живое вещество гомогенным, или даже сдирает «живую кожу» с лика Земли, видоизменяет энтропийные и негэнтропийные процессы» [114] . Биологическая эволюция наращивала негэнтропию живого вещества биосферы, ее структурность. И только социальная эволюция, выйдя из лона эволюции живого, приобрела характер роста энтропийного давления на природу, предел которому наступил. «Закон исторического развития биосистем уже не работает или работает не в полной мере, так как роль биотического воздействия на среду относительно снизилась. Доминирует преобразующая человеческая деятельность. В этом свете вслед за прямым уничтожением видов следует ожидать самодеструкции живого» [115] .

7.  Положение об ограниченности дарвиновской парадигмы объяснения механизмов биологической эволюции. Н.Ф.Реймерс указал, что «равномерно линейная дарвиновская эволюция нереальна». Эволюция живого на Земле была «каскадным процессом», отмечал он, была «эволюцией эволюций» на каждом уровне иерархии природных систем» [116] . Он указывает на « правила усиления интеграции биологических систем» И.И.Шмальгаузена [117] , за которыми стоит открытый позже А.И.Субетто закон сдвига в прогрессивной эволюции от доминанты закона конкуренции и механизма отбора к доминанте закона кооперации и механизма интеллекта». [118] 8.  Императив экологизации науки и всего корпуса знаний, реализация которого преступно запаздывает. Анализируя расходы на науку в США в 1989 году, Н.Ф.Реймерс отметил, что из 132,4 млрд. долларов, которые были потрачены в США в этом году на науку, «на исследования в области охраны живой природы страна потратила всего 50 млн. долларов (примерно 0,03 % от расходов на науку). Это в 100 раз меньше, чем расходы на молекулярную биологию и биомедицину. На природоохранную биологию расходы составили всего около 1 млн. долларов» [119] .9.  Признание, что во взаимодействии человечества и Биосферы, кроме действующей саморегуляции, которая характерна для Биосферы как глобальной экосистемы, необходима сознательная человеческая регуляция. И.К.Лисеев в своей статье «Философские идеи Н.Ф.Реймерса и философия экологии сегодня» (2011) подчеркнул, что по Н.Ф.Реймерсу, «область управлении взаимодействием общества и природы должна быть на первом плане» [120] .Н.Ф.Реймерс категорию ноосферы и учение ноосферы не использовал в своих построениях, но фактически, с позиций Ноосферизма, в своих разработках теоретической системы концептуально и глобальной (мета-) экологии он фактически заложил фундамент ноосферной экологии.

9. Третий цикл развития Ноосферной научной школы: становление научной шкалы Ноосферизма

Третий цикл развития Ноосферной научной школы автор связывает со становлением научной школы Ноосферизма. Это позволяет начало третьего цикла связывать с периодом 1997–2001 гг., который заканчивается появлением авторской монографии «Ноосферизм».

Но генезис ноосферизма в авторской логике связан с уже подготовленными в период с 1970 по 1997 годы такими теоретическими блоками, как: [121]

• квалитативизм, как синтетическая философия качества, и квалитология как наука о механизмах и закономерностях становления и развития качества любых объектов и процессов;

• «метаклассификация», как наука о механизмах и закономерностям классифицирования;

• системогенетика, как наука об общих закономерностях наследования в эволюции различных системных миров;

• концепция общественного интеллекта;

• концепция Русского Космизма, включающая в себя «сферное учение» (введение этого понятия и раскрытие этого учения выполнено в начале 90-х годов А.И.Субетто);

• концепция закона опережающего развития человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе – основы социалистического общества, реализующего ноосферный императив развития [122] ;

• концепция Синтетической Цивилизационной Революции;

• концепция образовательного общества [123] ;

• концепция гуманизации российского общества;

• положения экологического социализма и экологической экономики;

• синтетическая квалиметрия и квалиметрия жизни;

• концепция социального кругооборота качества;

• теория фундаментальных противоречий человека.

Автор в монографии «Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив» (1990) подчеркивал, что «второе фундаментальное противоречие человека» – «противоречие между человеком и природой» может быть разрешено только в социалистическом обществе с ноосферным вектором развития. Он указывал, что в социалистическом обществе с ноосферным вектором развития «господство человека над природой означает не внешнее, грубое господство, которое оборачивается рабством и ведет к экологической смерти, а означает господство через подчинение природе и управление ноосферным развитием на основе знания законов развития природы (биосферы) и собственной природы. Таким образом, закон опережающего развития качества человека, качества педагогических систем и общественного интеллекта имеет общегуманную природу, определяя условия поступательного разрешения фундаментального противоречия человека и соответственно условия ноосферогенеза. Так, социалистический императив сливается воедино с ноосферным императивом и в этом проявляются общегуманные истоки учения о социализме» [124] .

Важным событием на этом этапе становления оснований Ноосферизма стала публикация «Манифеста системогенетического и циклического мировоззрения и Креативной Онтологии (в форме постулатов)» (1994), в котором раскрывались не только теоретические конструкторы системогенетики, «инвариант системы законов преемственности и обновления в развитии, отражающий «общее» для разных областей научного знания» [125] , рефлексосистемогенетика, но и механизмы прогрессивной эволюции мира как «Творческой Эволюции», взгляд на Природу как «Самотворящую Природу, как Природу – Пантакреатор» [126] . В «Манифесте» показывалось, что «Самотворение Природы с объяснительным механизмом этого ее свойства на базе системы системогенетических законов определяет Новый Креационизм как Креационизм Космического масштаба без Сверхразума, стоящего над Природой и творящего ее» [127] .

Постулат 32 утверждал: «С позиций Онтологического Творчества как фундаментального свойства Бытия Природа и есть Сверхразум, она есть Бог. Но этот Разум, тождественный всей Природе, включая и неживую Природу, он неантропоморфен, он есть разум с определенной условностью, где главной его характеристикой выступает Онтологическое Творчество. Природа разумна в смысле наличия в ней Творческой Эволюции как формы ее бытия» [128] .

В Постулате 40 показано, что «Космогоническая интеллектуализация есть нарастание проективного начала в Космосе, в Природе, как своеобразного Неприродного начала, отрицающего стихийность. Космогоническая интеллектуализация есть преодоление Стихийности в Космогонической Эволюции, перевод ее на новый структурный уровень… Человечество на рубеже XX и XXI веков стоит перед выбором космического масштаба. Оно есть интеллект Космоса, Земли, Биосферы. Его функция – управление будущим через управление гармонией Творчества Человека и Творчества Природы – Онтологического Творчества. Императив выживаемости, стоящий перед человечеством, – это императив скачка в космогоническом собственном самоопределении, за которым последуют и биосферное самоопределение, и цивилизационное самоопределение… Это означает возложение на себя ответственности за будущее Природы на Земле, а значит и за собственное будущее» [129] . А это и означает переход к Ноосферной Истории и к Ноосферной Эволюции.

Термин «ноосферизм» автором впервые был введен в написанной осенью 1996 года статье «Ноосфера и социализм (Вернадский как социалистический мыслитель)», опубликованной в «Ульяновской правде» 15 мая 1997 года. В этой статье автор писал: « Становящийся ноосферизм, как учение об управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта, выдвигает на передний план образование и просвещение, более того ставит вопрос, что «общество будущего», в форме которого может появиться динамическая социоприродная гармония, есть образовательное общество. Образовательное общество – это есть общество, в котором образование экспансируется на все общество в целом, становясь главной «технологией» выживания любых организаций в «мире изменений» [130] (выдел. нами, С.А.). В 1999 году вышла книга в форме монографического исследования автора «Россия и человечество на «перевале» Истории в преддверии третьего тысячелетия», в котором была выделена «Часть IV» под названием « Ноосферизм и философия экономики. Экономика качества и эко-экономика ». В разделе « Ноосферизм: новая интеграция общественного интеллекта и мировоззрения» ноосферизм рассматривался как «теоретическая система, сложный научный комплекс и новая философская система, которые включают в себя не только учение о ноосфере как теории эволюции биосферы в ноосферу под воздействием человеческого разума, но и учение об общественном интеллекте, концепции управляемой социоприродной эволюции и образовательного общества» [131] . При этом подчеркивалось, что вводимая категория общественного интеллекта резко отличается от трактовки Н.Н.Моисеева «коллективного интеллекта». Если Н.Н.Моисеев определял интеллект как «особое свойство мышления, присущее его высшей форме у человека», то, по автору « интеллект» – это особый эволюционный механизм, «в котором в отличие от механизма селекции, отбора, как механизма с «запаздывающей обратной связью», действует «опережающая обратная связь», «управление будущим» [132] . Автор уже в 1997–1999 гг. обозначил критическую позицию по отношению к господствующему взгляду на ноосферу как синоним коэволюции человечества и биосферы: «Коэволюция не есть синоним ноосферы, как трактует Моисеев Н.Н., а только есть этап ноосферогенеза. Она диалектически «снимается» переходом ее в эволюцию ноосферы, в которой совокупный разум человечества, отдельных обществ превращается в «биосферный разум», т. е. в разум, репрезентирующий не только человечество, но и Биосферу как суперорганизм» [133] . Тогда же автор поставил проблему теоретического осмысления « общей тенденции ноосферизации экономики» [134] , «становления ноосферной экономики в XXI веке как условия выживания человечества, в том числе экономики человека, экономики общественного интеллекта, экономики образовательного общества» [135] . «Конец XX века демонстрирует исчерпание потенциала рынка в пространстве динамики социоприродной гармонии. Это ставит проблему, – писал автор в 1997 году, – стратегического управления экономическим развитием цивилизации с наращиванием регулятивных функций плановых механизмов с выходом на « образ» Неклассического управления как циклического управления, включающего в себя управление стихийностью развития. Дилемма плановости и стихийности «снимается» новой парадигмой Неклассического управления» [136] (выдел. нами, С.А.).

Ноосферизм как целостная теоретическая, концептуальная система (в первом приближении) была развернута А.И.Субетто в монографии « Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм» (2001) [137] . Автор впервые заявил о Ноосферизме как «проблемно-ориентированном научном комплексе – теоретической системе, развивающей учение о ноосфере В.И.Вернадского», в котором, наряду с основными положениями, закономерностями становления ноосферы, раскрываются и те «опасности», «барьеры», «которые связаны с антиноосферными системами ценностей человечества и рыночно-капиталистическими формами организации хозяйства» [138] . Автор во «Введении от автора: О ноосферизме» писал в 2001 году: «Если бы меня спросили назвать три основные фигуры, перевернувших видение человечества на себя и на свое будущее, инициировавших революционные процессы в изменении человеческого бытия за последние 200 лет, то я бы назвал Карла Маркса, Владимира Ильича Ленина и Владимира Ивановича Вернадского. Но, если бы спросили назвать три главные фигуры в истории русской науки за последние 300 лет, вызвавших парадигмальные изменения в культуре и науке, то я бы назвал Михаила Васильевича Ломоносова, Александра Сергеевича Пушкина и снова Владимира Ивановича Вернадского. Эти три фигуры определили три парадигмальные революции и цикла (в универсальном значении цикла) в развитии русской науки и русской культуры в целом: ломоносовскую парадигмальную революцию и соответственно парадигмальный цикл (от средины XVIII века до 20-х – 30-х годов XIX века), пушкинскую парадигмальную революцию и соответственно парадигмальный цикл (20-е – 30-е годы XIX века – 20-е годы XX века), вернадскианскую парадигмальную революцию и соответственно 20-е – 30-е годы XX века – начало, возможный конец в 20-х – 30-х годах XXI века). Если ставить вопрос о переворотах в основаниях мировой науки за 300 лет, т. е. в ее новейшей истории, то можно выделить «ньютоновский переворот», затем «менделеевско-эйнштейновский переворот», и, наконец, «вернадскианский переворот» [139] .В этой монографии А.И.Субетто развил определение Ноосферизма. Ноосферизм – это есть: 1) «соединение учения о социализме и коммунизме и учения о ноосфере, он есть развитие учения о ноосфере В.И.Вернадского, связанное с более глубоким исследованием оснований становления будущей ноосферы со стороны человека, т. е. антропогенных, социальных, экономических, политических оснований, дополняющих естествоведческую позицию В.И.Вернадского и его последователей» [140] ;2) «теоретическая система философско-научных, социологических, научно-экономических взглядов, раскрывающая законы и закономерности, принципы и императивы становления социоприродной гармонии в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества. Принцип управляемости входит в систему принципов Неклассичности: принципов дополнения, антропных принципов. Он противостоит сложившейся парадигме стихийной Истории, которой в конце XX века подписала «приговор» Природа, Биосфера в форме наступивших Пределов в виде первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы» [141] ;3) «отказ человечества от рыночно-капиталистической формы своего бытия» [142] ;4) «не только теоретическая система, комплекс наук и теорий, но и особый тип бытия человечества, новая парадигма Истории – Неклассической, Управляемой Истории, но в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества» [143] ;5) «эпоха Кооперации» или по Ефремову – «Эпоха встретившихся рук» [144] .

Теоретическая структура Ноосферизма в «Ноосферизме» (2001) включила в себя теоретические «блоки»: 1.  Концепцию императива будущего ноосферогенеза только в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества [145] . Поэтому основаниями этой концепции и теоретическими блоками Ноосферизма стали учение об общественном интеллекте и концепция образовательного общества [146] .2.  Синтетический эволюционизм, исходящий в своих концептуальных построениях, по А.И.Субетто, из синтеза дарвиновской, кропоткинской и берговской парадигм [147] . В «систему законов глобального эволюционизма» вошел « космогонический закон интеллектуализации Вселенной, ее «оразумления» [148] , который, в свою очередь, предстает как следствие закона сдвига от доминанты закона конкуренции и механизма отбора к доминанте закона кооперации и «механизма интеллекта», при этом «интеллект» рассматривается как эволюционный механизм, противостоящий механизму «естественного отбора». «Интеллект» как «управление будущим», через рост своей значимости в прогрессивной эволюции, олицетворяет собой рост роли управления в ней. По отношению к социальной эволюции – истории человечества – «закон интеллектуализации» или «оразумления» приобретает трактовку, по автору, « закона роста идеальной детерминации в истории как всемирно-исторического закона», при этом этот закон есть закон роста роли в истории общественного интеллекта как «закон роста управленческого начала в исторической детерминации, закон становления человечества как субъекта истории» [149] .3.  Концепция первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, которая поставила Пределы всем основаниям и ценностям Стихийной (рыночно-капиталистической) истории, поставила проблему эпохи перехода к Неклассической, Управляемой Истории в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества. Одновременно, это преобразование, автором трактуется как смена доминант: переход от доминанты стихийной детерминации в истории к доминанте идеальной детерминации через общественный интеллект, начинающий управлять стихийностью.Бытие человечества в форме Неклассической, Управляемой Истории, по А.И.Субетто, и есть Тотальная Неклассичность будущего бытия человечества, концепция которой также входит в систему оснований Ноосферизма, и включает в себя расширение рядов «принципов дополнительности (дополнения)» и «антропных принципов».4.  Концепция закона кооперации как космогонического закона – закона космогонической прогрессивной эволюции . По А.И.Субетто, « объяснительный механизм «эволюции» как понятие опирается на представление о «паре законов», взаимодополняющих друг друга и образующих динамическую гармонию – симметрию – асимметрию законов конкуренции и кооперации. В организмических системах асимметрия представлена усилением роли закона кооперации и ослаблением действия закона конкуренции и отбора, в популяционных системах асимметрия сдвигается в сторону доминирования закона конкуренции» [150] .5.  Представление о «4-х-уровневой схеме эволюционного восхождения Космоса – видимого мира» [151] , калиброванного «Большими Взрывами» как взрывами эволюционного творчества. На 4-м уровне – «витке-спирали» космогонической эволюции, а это есть «спираль Истории или Социогенеза» [152] переживаемая нами эпоха предстает как « Большой Соционоосфернокооперационный Взрыв» [153] , определяющий собой переход от доминанты закона конкуренции к доминанте закона кооперации, и наступающая эпоха предстает как ноосферная история в виде «кооперационной истории». На глобальном уровне основанием ноосферогенеза становится глобальная межэтническая кооперация, в которой этнос предстает как держатель гармонии между человеком и «кормящим ландшафтом» (по Л.Н.Гумилеву ).6.  Концепция Синтетической Цивилизационной Революция, которая представляет собой революцию в основаниях Внутренней Логики Социального развития (ВЛСР) и соответственно в основаниях ноосферогенеза во второй половине XX века [154] . В эту революцию вошли шесть взаимосвязанных цивилизационных революций – системная, «человеческая», интеллектно-инновационная, квалитативная, рефлексивно-методологическая и образовательная революции.7.  Концепция глобальной гармонии, экологического и духовного здоровья человечества, популяционной и глобальной валеологии через призму ноосферогенеза [155] .Автор подчеркивал в 2001 году, что « Ноосферогенез в эпоху Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества опирается на индикаторы здоровья как меры социоприродной эволюции. Здоровье в его различных измерениях как «потоковая норма», норма биогенетической, этногенетической, социогенетической динамики, служит основанием синтеза, «схождения» управления качеством жизни и управления социоприродной эволюцией. Валеология как новая интегративная наука о здоровье и как своеобразный мониторинговый механизм в социогенетической логике придает этому направлению новые смысложизненные основания» [156] . При этом, по А.И.Субетто, «общественный интеллект не выполнит предстоящую миссию гармонизатора социоприродной эволюции, если в арсенал его действий в системе механизмов социобиосферного гомеостаза не будет входить мониторинг здоровья, всей «пирамиды здоровья». С этих позиций с учетом будущих перспектив развития валеологии очевидно можно и нужно говорить о валеологическом «срезе» Большой Логики Социоприродной Эволюции и соответственно Логики Ноосферогенеза» [157] .8.  Концепция Самотворящей Природы в системе Ноосферизма. По автору, эта концепция вытекала из системогенетической и циклической картины мира и концепции Креативной Онтологии [158] . А.И.Субетто в этой концепции показывает, что в «космогенезе проявляется своеобразный космо-эволюционный номогенез – космогоническая закономерность появления человека как наблюдателя Вселенной, но не только наблюдателя, а и ее творца, после того, как он появился. Природа – Пантакреатор порождает Человека – Пантакреатора, ксомиурга, творящего новый Космос – техносферу (данную характеристику человеку дает и Н.Ф.Федоров, и Н.А.Бердяев)» [159] . Поэтому « появление разума (ноосферного монолита) в космоэвлюции предстает как результат творческой эволюции Природы, высшего проявления ее самотворящего начала. Возникнув, Разум усиливает творящее начало в Природе, выступает уже по отношению к ней как выделившийся Пантакреатор». 9.  Система «Живой или Космической этики русского Космизма и ноосферизма». [160] Автором доказано, что основные ценностные основания «Живой Этики», написанной Е.И.Рерих, частично совместно с Н.К.Рерихом, совпадают с ценностными основаниями «Русского Космизма как духовно-интеллектуального сосредоточия русской культуры и духа» [161] . Живая этика есть ноосферная этика» [162] . Еще в 1997 году в «Послесловии» к монографии В.П.Казначеева «Проблемы человековедения» автор сформулировал принцип будущего синтеза Ноосферного или Неклассического человековедения – презумпция «живого космического вещества» или презумпция «всеоживленности Космоса сущего». Выстроенная в «Ноосферизме» (2001) система Живой Этики ноосферизма является развернутой этической системой этой презумпции.10.  Русский космизм, его сферное учение как основание становления Ноосферизма в XXI веке [163] .11.  Концепция гуманизации общества и образования как Ноосферной или Неклассической гуманизации [164] . Ноосферная или Неклассическая гуманизация трактуется автором как важнейшая составляющая Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества. А.И.Субетто подчеркнул, что « Бифуркация истории несет в себе смысл бифуркации Гуманизма. Человечество выживет, если на смену Классическому, эгоцентричному Гуманизму, апологетирующему через либерализм спонтанность, стихийность Истории (пример – системы воззрения Тойнби, Хайека, Поппера, Бжезинского, Фукуямы и т. д.), придет Неклассический, экоцентричный Гуманизм, определяющий Ответственность человека и общественного человека за судьбу всего живого на Земле, Гуманизм, ставящий в центр своих систем ценностей управляемость социоприродной эволюцией. Неклассический гуманизм несет в себе смысл метаморфоза от ЭГО-центризма к ЭКО-центризму» [165] .12.  Концепция ноосферной несостоятельности капитализма и капиталократии, которая может воплотиться в форме капиталистической (по генезису) и экологической (по основанием) гибели человечества в XXI веке [166] . Автором в «Ноосферизме» (2001) была подчеркнут «антиноосферизм финансово-капиталистической глобализации по мондиалистскому сценарию» [167] . Данная концепция базируется на теории капиталократии, разработанной автором в 1998–2000 гг [168] . В концепции показано, что « Принцип Большого Эколого-Антропного Дополнения, как важнейший принцип теоретической системы ноосферизма», «имеет свое капиталистическое «измерение» [169] . «Капиталистический человек или «Homo Capitalus» обречен на экологическую смерть. Спасти его может только отказ от культа «Капитала-Бога» и переход на систему «ноосферно-социалистических ценностей» [170] и соответственно на ноосферно-социалистические основания жизни.13.  Концепция «Ноосферы будущего» на основе образовательного общества [171] . Автором в «Ноосферизме» доказывается, что « Ноосферное общество, ноосферное человечество есть в первую очередь образовательное общество, образовательное человечество, именно потому, что опережающее развитие качества человека и качества общественного интеллекта, являясь законом Бытия ноосферных гомеостатических механизмов, может быть реализовано только при опережающем развитии социального института образования его качества. Императив образовательного общества есть «своеобразная проекция» ноосферного императива» [172] .

14.  Концепция ноосферного качества жизни [173] .

Ноосферизм, в определении А.И.Субетто, является «компонентом развития вернадскианской революции» [174] . Он «расширяет основания рефлексии над логикой ноосферогенеза человечества, дополнения естествоведческие, натурфилософские основания, которые обеспечиваются комплексом наук естествознания, социологическими, культурологическими, духовно-нравственными, экономическими, философскими комплексами знаний» [175] .

Дальнейшим шагом в развитии научной школы Ноосферизма стала научная конференция «Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке» (с изданием коллективной монографии с одноименным названием) [176] , проведенная в 2003 году, в честь 140-летия со дня рождения В.И.Вернадского. Ее участниками стали ученые России и Украины, занимающиеся в той или иной мере ноосферной тематикой: Н.Н.Александров, Е.П.Борисенков, С.К.Булдаков, Ю.П.Григорьев, С.И.Григорьев, В.В.Дмитриев, В.В.Зубаков, В.А.Золотухин, Н.Л.Жданова, В.П.Казначеев, Л.Л.Каменик, И.Ф.Кефели, А.Е.Кулинкович, В.Н.Купин, И.А.Колесникова, Т.В.Карсаевская, Л.С.Марсадолов, В.Г.Немировской, А.А.Овсейцев, В.Т.Пуляев, В.Н.Сагатовский, А.И.Субетто, В.Ю.Татур, Л.Г.Татарникова, В.А.Фролов, В.В.Чекмарев, А.И.Чистобаев, Ю.В.Яковец и другие. А.И.Субетто в работе «Ноосферизм и вернадскианская революция: к модели выхода человечества из эколого-капиталистического тупика Истории» (2003) было указано, что диалектика Внутренней Логики Социального Развития (ВЛСР) и Большой Логики социоприродной Эволюции (БЛСЭ) «привела человечество в точку «бифуркации» его Истории и эволюции системы «Человечество – Биосфера». Возникла уже первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы. Сформировался императив БЛСЭ – императив выживаемости человечества в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества. Этот императив несет в себе синтез ноосферного и социалистического императивов… именно данная проблемная ситуация в истории человечества является особым основанием востребования учения о ноосфере В.И.Вернадского и его трансформации в ноосферизм…» [177] . «Наступает время последнего Испытания Человечества: или прорыв к «ноосфере будущего», к ноосферизму – ноосферному социализму, либо его капиталистическая гибель» [178] .В.Т.Пуляев сформулировал проблему формирования « ноосферного антропоцентризма», обратив внимание на то, что « человек ноосферный» «может быть адекватно понят и корректно описан только в рамках его целостности, представляющей собой интегративное единство (синтез) природы, социума, психики человека, культуры» [179] . Отсюда, по В.Т.Пуляеву, возникает проблема синтеза учения о биосфере и ноосфере В.И.Вернадского с теорией А.А.Ухтомского «о Доминанте мозга», раскрывающей способность к активности отдельных индивидов чисто на природном (биолого-психологическом) уровне» и с теорией этногенеза Л.Н.Гумилева, с его «парадигмой пассионарности этноса», поскольку в центре этих теорий «стоит человек во всей его целостности» [180] , человек, как биосоциальное существо. В.Т.Пуляев показал, что движение от «человека экономического» к «человеку ноосферному и экологическому» и есть движение к «человеку человечному» [181] .С концепцией В.Т.Пуляева перекликается концепция антропокосмизма В.Н.Сагатовского. Он отметил, что « антропокосмизм – системообразующий принцип ноосферного мировоззрения», в основу которого закладывается « идея развивающейся гармонии» [182] . В центре «антропокосмизма» – «настрой любви», «назначение человека в соборном и софийном доопределении мира» [183] . Антропокосмизм как духовный феномен, по В.Н.Сагатовскому, позволит выработать и реализовать «новую глобальную – ноосферную и антропокосмическую – стратегию» [184] .В.В.Зубаков и А.Е.Кулинкович одновременно, причем в разных понятийных системах и логиках, приходят к доказательству направленности глобальной эволюции к появлению ноосферного этапа в развитии Биосферы на Земле. По В.В.Зубакову, в соответствии с методологией темпоральной периодизации истории Земли «биосферотемп» сменяется «ноосферотемпом» [185] .А.Е.Кулинокович, используя концепцию системогенетического закона дуальности управления и организации систем (ЗДУО) и паст-футуристического диморфизма, по А.И.Субетто, выстроил октавную («Орфееву») систему ритмологии прогрессивных эволюций, доказывая «существование в Мироздании когерентного (взаимосогласованного) ритмико-событийного поля» [186] . На этой базе им выстроено «уравнение Рока» истории Вселенной, Галактики, Земли и ее ноосферы, которое показывает с математической точностью наступление ноосферного «таймфиниа» [187] .В.Ю.Татур, обобщая основания современного ноосферогенеза во всех основных блоках комплекса наук, сформулировал ряд важнейших положений:•  «клеткой биосферы стал биогеоценоз». «Теперь уже в науке человек слился с природой, но с природой, имеющей четкую организацию, как многоклеточный организм» [188] ;•  «научные представления о биосфере, как о сложной самоорганизованной многоклеточной системе» требуют перехода от «принципа управления территориями» к «управлению живыми клетками биосферы – биогеоценозами, частью которых является человек» [189] ;•  требуется «переход к новому природно-государственному устройству», на базе которого человек научается управлять социоприродной эволюцией, когда «самоорганизация станет осознанным процессом, руководимым человеком по законам природы; [190]•  государство будет состоять из «биосферных губерний», совокупность которых составит «единое целое живого организма» [191] ;•  научной доктриной ноосферного управления является Тринитаризм, как «Учение о Троичности Целого» и одновременно «учение о Животворении, о Целостности и Динамичном Основании Жизни» [192] .На этой конференции были поставлены проблемы и намечены решения: феномена гормезиса, возможности генетического дефолта в эволюции биосферы и эволюции человеческого разума ( В.П.Казначеев ), логики моделирования процесса становления ноосферы ( А.А.Овсейцев ), всюдности, вечности, безначальности жизни ( В.А.Фролов ), экологии гуманитарного сознания в контексте ноосферогенеза ( И.А.Колесникова ), становления ноосферной экономики ( Ю.П.Григорьев, А.И.Субетто ), ноосферного права ( В.В.Кобляков, А.И.Субетто ), становления ноосферного образования ( С.К.Булдаков, Т.В.Карсаевская, Н.А.Беляков, А.П.Щербо, М.Т.Ермоленко, В.В.Чекмарев, В.И.Столбов, Г.П.Корнев, Ю.А.Кустов, Ю.К.Чернова, Г.В.Ахметжанова, А.В.Долматов, Л.Г.Татарникова ), развития теории биогеохимических циклов в биосфере ( Е.П.Борисенков, В.В.Куриленко, А.И.Чистобаев ).Юбилейная конференция, посвященная «вернадскианской революции» послужила мощным толчком осмысления ноосферизма, как основания развития вернадскианской революции в системе научного мировоззрения человечества, стала пространством диалога по направлениям развития ноосферного научного движения в России.В книге «Думы о будущем» (2004) В.П.Казначеев дал высокую оценку развитию «идеи В.И.Вернадского о ноосфере» до уровня становления Ноосферизма как целостной системы, реализующей синтез всех наук. Он писал: «В «Ноосферизме» (2001) [193] показано, что понятие ноосферного будущего человечества может быть правильно осознано на основании новой парадигмы эволюционизма, в которой синтезируются дарвиновская, кропоткинская и берговская парадигмы эволюционизма и которая позволяет осознать механизмы своеобразного «оразумления» Космоса, неизбежно приводящие к появлению человеческого разума на Земле. Задача отечественных ученых – довести дело развития учения о ноосфере В.И.Вернадского до ноосферогенетического синтеза всех наук, имя которому – ноосферизм» [194] .Это означает, что уже к 2004-му году признание научной школы Ноосферизма набирает обороты. К.Маркс подчеркивал во второй половине XIX века: «…естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука» [195] . Становление Ноосферизма представляет собой ноосферно-сфокусированный синтез такой единой науки, прогноз которой дал К.Маркс около 140 лет назад.

10. Развитие научной школы Ноосферизма

Последнее десятилетие (2001–2011 гг.) ознаменовалось переходом научной школы Ноосферизма в стадию своего зрелого развития.

В «Непрошеных мыслях» (Книга первая, 2002) автор так определил программу развития Ноосферизма в форме ответов на вопросы [196] :

1. Главный вопрос философии ноосферизма.

2. Онтология ноосферизма.

3. Гносеология ноосферизма.

4. Аксиология ноосферизма.

5. Праксиология ноосферизма.

6. Системная онтология мира.

7. Классификационная онтология мира.

8. Циклическая онтология мира.

9. Квалитативная онтология мира.

10. Креативная онтология мира.

11. Антропизация мира. Теория наблюдателя.

12. Философия Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества. Ноосферизм как тотально-неклассическая форма бытия человечества в целом.

13. Социальная философия ноосферизма. Диалектика логик исторического материализма и исторического идеализма.

14. Философские основания синтеза ноосферных знаний. Системогенетика ноосферизма.

15. Ноосферизм как гармонизация бытия космического человечества.

16. Вклад русской философии в философию ноосферизма.

17. О сходстве и различии философского космизма и философии ноосферизма.

18. Философия свободы в системе философии ноосферизма.

19. Философия преемственности ноосферного разума.

20. Философия ноосферной безопасности. Проблема ноосферных нормативов качества жизни.

Было, при этом, подчеркнуто, что «главный вопрос», который решает ноосферизм, как новая форма бытия человека, – это «вопрос обеспечения управления динамикой социоприродной гармонии со стороны человечества, т. е. управления гармонией системы «Человечество – Биосфера – Земля» [197] . А один из возможных ответов на вопрос «Какой главный вопрос решает философия ноосферизма?» может быть такой: «вопрос соотношения бытия человека и бытия ноосферы, вопрос смысла бытия человека в ноосферном измерении» [198] .

Выполнением этой программы стала серия монографий автора и его научных соратников, в том числе:

• по концепции становления ноосферного разума: монографии А.И.Субетто «Разум и Анти-Разум» (2003), « Критика «экономического разума» (2008), « Свобода. Книга первая. Критика «либерального разума» (2008);

• по философии свободы в системе ноосферизма – А.И.Субетто «Свобода. Книга первая. Критика «либерального разума» (2008);

• по теории ноосферного управления – коллективная монография А.М.Немчина, А.И.Субетто, Е.Ю.Суслова, Ю.Е.Суслова «Теоретические основы и методология социально-экономического управления России XXI века: ноосферный аспект» (2007);

• по ноосферно-социологическим основаниям трансформации общества в XXI веке – коллективная научная монография « Социогенетические основания трансформации общества» (2004, под научной редакцией А.И.Субетто ), соавторами которой стали такие известные ученые как В.Г.Немировский, Н.А.Кармаев, В.Я.Ельмеев, М.В.Попов, О.Д.Волчек, В.Б.Сапунов, В.Н.Еремин, К.И.Шилин, А.Л.Васильев, И.Г.Асадулина, Д.М.Мехонцева, П.Е.Валивач и другие;

• по теории ноосферного социализма: монографии А.И.Субетто – «Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива» (2004), « Ноосферный социализм как форма бытия ноосферного человека (основания теории ноосферного социализма)» (2006), « Манифест ноосферного социализма» (2011), «Владимир Ильич Ленин: гений русского прорыва человечества к социализму» (2010), «Апостол социализма» (2009).

С 2007 года на базе Государственной полярной академии по инициативе А.И.Субетто стал функционировать Международный Ноосферный Северный Форум «Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке». За период с 2007 года по 2012 год было проведено 3 форума (2007, 2009, 2011) и издано 3 тома коллективных монографий (каждый том по 2 книги), в которые вошли представленные материалы по научным докладам участников Форумов.

Форумы стали формой консолидации Ноосферной научной школы России. Участниками Форумов и авторами коллективных монографий с одноименным названием стали такие видные ученые, как В.П.Казначеев, А.М.Немчин, В.Ю.Татур, Е.Г.Слуцкий, Н.Н.Лукъянчиков, П.Г.Никитенко, Л.Д.Гагут, Ю.Е.Суслов, Г.М.Иманов, К.М.Басангова, В.Н.Василенко, А.А.Горбунов, Л.С.Гордина, О.А.Грунин, А.А.Музалевский, И.Г.Асадулина, В.Б.Самсонов, Ф.С.Чаусов, Е.М.Лысенко, И.И.Колисник, О.А.Рагимова, Т.К.Донская, Л.Г.Татарникова, О.Л.Краева, А.Е.Чугунов, В.В.Чекмарев, Л.Г.Никифоров, С.В.Рянжин, Д.А.Субетто, Н.В.Петрова, Т.А.Тарасов, Е.И.Боровокв, Н.В.Ловелиус, Ю.Л.Матвеев, И.А.Рогачев, А.Н.Ласточкин, О.Е.Баксанский, В.Б.Сапунов, А.Ф.Бугаев, И.И.Рудяк, А.А.Понукалин, В.Н.Бобков, С.И.Григорьев, В.И.Патрушев, В.В.Михайлов, В.В.Бушуев, В.С.Голубев, А.М.Тарко, О.И.Феклистов, Л.А.Колпащиков, А.И.Дзюра, Т.А.Молодиченко, Г.Н.Паранина, В.Н.Бычков, А.А.Алтуфьева, В.М.Чистяков, Л.А.Пестрякова, А.П.Гудыма и многие другие, более 100 участников и авторов.

Важными документами Форума стали: «Ноосферная Хартия Севера» [199] , и Обращение ученых ноосферного крыла к мировому сообществу: «Разрушение мировой цивилизации в XXI веке еще можно предотвратить» [200] . Авторами Обращения стали С.В.Авдеев, О.С.Анисимов, О.В.Баландина, В.К.Батурин, Г.Т.Галиев, А.А.Горбунов, С.И.Григорьев, А.М.Егорычев, Г.М.Иманов, В.Н.Иванов, В.Ф.Куликов, В.Н.Миргородский, Б.В.Пальчевский (Белоруссия), В.И.Патрушев, А.И.Субетто, Ю.Е.Суслов, Ю.П.Сурмин (Украина), А.Н.Чупров, В.И.Цой (Казахстан).

В Ноосферной Хартии Севера, принятой единогласно на Первом Международном Ноосферном Северном Форуме 23 ноября 2007 года, прозвучало предупреждение всему мыслящему человечеству: «…хозяйственное освоение северных территорий, шельфа Северного Ледовитого океана, несет в себе огромный риск биосферной катастрофы Севера, которая вызовет цепную реакцию необратимых последствий, негативных для жизни человечества». Форум потребовал «введения мониторинга по всем параметрам гомеостатических механизмов Севера с широким оповещением его данных широкой обществебнности». В статье 7.4 Хартии указывалось, что «Человечество спасет Любовь к Природе, к Биосфере, к Планете Земля – своей эволюционной колыбели. Земля, Природа многие тысячелетия пестовали человеческий разум. И, наконец, наступили его «роды». И как любые «роды», они смертельно опасны. Эволюция поставила человеческому разуму «экологический тест», пройдя который он или погибнет, или возродится в новом качестве – духовно-экологическом, ноосферном. Экологическая проблема Севера – часть этого «экологического теста».

В «Обращении ученых ноосферного крыла» прозвучал призыв к человечеству осуществить в XXI веке ноосферный прорыв, поскольку сложившиеся «практики» хозяйствования человечества на Земле – «принципиально неверные, разрушительные, неэффективные» [201] . Возник императив к человечеству – императив демонтажа «принципиально негодной для всех, саморазрушающейся либерально-рыночной онтологии» [202] и «перехода к Ноосферной истории на базе доминирования закона Кооперации и общественного интеллекта как социально-интеллектуальной системы управления Будущим на стратегических горизонтах его целенаправленного конструктирования и воплощения в жизнь общими усилиями, общим Трудом всех людей на такое же общее Благо» [203] . В «Обращении» звучал призыв: «Пора действовать! Времени на мирового масштаба перемены становится все меньше и меньше, человечество может и не успеть уйти от края пропасти самоуничтожения в том случае, если его активность по переходу в Новую Цивилизацию будет такой же слабой, как ныне. Мы из России обращаемся к человечеству – давайте будем достойны своего космического предназначения и высокой ответственности Разума, которые заложены в нас всем ходом развития Вселенной. Неужели нам суждено экологически погибнуть, гоняясь за призраком личной наживы, чтобы на могильном камне человечества рука какого-либо космического пришельца написала слова: «Здесь похоронено человечество, в котором каждый хотел счастья только для себя самого»?» [204] .

В 2004 году, благодаря инициативе ректора Гейдара Мамедовича Иманова, Смольный университет, ныне Смольный институт, Российской академии образования (СИ РАО) взял курс на становление на своей базе университета новой формации – ноосферного университета. Эта долгосрочная стратегия стала предметом внимания формирующегося ноосферного образовательного движения в России. С 2009 года на базе Смольного института РАО стали проводится ежегодные всероссийские научные конференции с участием представителей других стран на тему: « Ноосферное образование в евразийском пространстве». Проведено 3 конференции в 2009, 2010, 2011 годах с изданием коллективных научных монографий с одноименным названием. По материалам этих конференций издано три тома коллективных монографий «Ноосферное образование в евразийском пространстве», причем II-й и III-й тома в виде 2-х книг (таким образом 5 книг 3-х томного собрания). Участниками конференций и коллективных монографий стали такие ученые как В.П.Казначеев, Л.Д.Гагут, А.В.Савка, А.Ф.Бугаев, Н.В.Петров, Г.Н.Дульнев, И.И.Колисник, О.П.Краснова, И.П.Арефьев, З.И.Колычева, Г.М.Иманов, А.И.Субетто, А.А.Горбунов, Н.К.Морозов, Д.А.Субетто, Л.В.Столбовая, Е.М.Лысенко, В.Н.Турченко, К.И.Шилин, А.Куманова, С.Денчев, В.П.Пилявский, В.Н.Василенко, С.И.Григорьев, В.И.Патрушев, А.А.Полухин, С.П.Позднева, Л.А.Гореликов, Л.Н.Засорина, Л.Г.Татарникова, В.А.Золотухин, В.И.Франчук, Ю.Е.Суслов, Л.А.Михайлов, В.П.Панасюк, И.И.Рудяк, Л.Л.Горбунова, Н.В.Петров, М.М.Третьяков, В.Г.Егоркин, О.Л.Краева, О.А.Рагимова, Г.И.Атаманова, И.И.Зарецкая, И.В.Каткова, В.П.Тимофеев, Т.А.Молодиченко и другие, более 100 участников.В первом томе – первой коллективной монографии А.И.Субетто в своем посвящении «Посвящается УЧИТЕЛЮ XXI ВЕКА!» отмечал: «В начале XXI века фигура Учителя становится судьбоносной. Человечество оказалось в состоянии первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы. Спастись человечество от экологической гибели сможет только через переход к новой, ноосферной эпохе, в которой каждый человек и все соборно будем нести ответственность за развитие социоприродной гармонии. Спастись человечество может только через «ноосферу будущего», только спасая окружающую природу, ее разнообразие от хищнического истребления в результате слепого, неуемного природопотребления. И в этой логике спасения первое слово за учителем, за «системой Учителя» в новом качестве – ноосферном, т. е. за Ноосферным образованием и за Ноосферным Учителем! Кому как не России, в евразийском пространстве которой родилось учение о ноосфере, благодаря творчеству В.И.Вернадского и его последователей, не показать пример спасительного ноосферного прорыва, начиная через становление ноосферного образования!» [205] . На указанных конференциях и в монографическом (3-х томном) цикле получили постановку и развитие следующие научные направления научной школы Ноосферизма:•  ноосферная педагогика (Г.М.Комарницкий, В.Г.Егоркин и другие);•  ноосферное воспитание (И.П.Арефьев); •  ноосферная антропология (О.Г.Кириллова, А.В.Князев, В.П.Казначеев, А.И.Субетто, О.П.Краснова и другие); •  ноосферная экология (В.П.Казначеев, В.Н.Василенко, Г.М.Иманов, Е.А.Сущенко и др.).•  ноосферное естествознание (В.Л.Погодина, Д.А.Субетто, А.И.Субетто, И.В.Каткова, и др.); •  концепция живого знания (К.И.Шилин); •  ноосферная социология (А.И.Субетто, С.И.Горигорьев, В.И.Патрушев, В.И.Франчук, и др.); •  ноосферный институционализм (В.И.Василенко, Г.М.Иманов, О.А.Рагимова); •  концепция индивидуальной «ноосферы» человека в образовании и просвещении (В.П.Казначеев, О.Л.Краева); •  ноосферная психология (А.И.Субетто, С.П.Позднева, Р.В.Маслов, Е.А.Ковалев и др.); •  ноосферная познавательная модель (С.А.Вишнякова, И.А.Бирич, О.Т.Панченко и др.); •  ноосферная парадигма педагогической валеологии (Л.Г.Татарникова, Е.А.Ковалев, О.А.Рагимова и др.).

Важным событием стало, в соответствии с решением Первого международного Ноосферного Северного Форума (2007), создание в 2009 году Ноосферной общественной академии наук (НОАН), которая к настоящему времени имеет в своих рядах около 120-ти членов. Президентом НОАН был избран А.И.Субетто, первым вице-президентом стал Г.М.Иманов, вице-президентом – А.А.Горбунов. В академии появились региональные отделения – Московское (председатель – В.Н.Бобков), Костромское (председатель – Н.П.Фетискин), Саратовское (председатель – И.И.Колисник), Ленинградское (председатель – В.Г.Егоркин), Петербургское (председатель – В.Н.Бычков). Ноосферная общественная академия наук дала дополнительный импульс развитию исследовательской деятельности по разным направлениям ноосферного научно-образовательного комплекса и созданию ноосферной научной библиотеки.С 2006 год начало издаваться 13-томное Собрание Сочинений А.И.Субетто «Ноосферизм». По состоянию на начало 2012 года были опубликованы 9-ть томов: •  в 2006 году: •  Том I. «Введение в ноосферизм. Ноосферизм: движение, идеология или новая научно-мировоззренческая система?» (644с.);•  Том II. «Капиталократия. Мифы либерализма и судьба России. Глобальный империализм. Ноосферно-социалистическая альтернатива. Разум и Анти-Разум» (694 с.).•  Том III. «Россия в XXI веке в контексте действия ноосферного и социалистического императивов» (Ч82с.).•  в 2007 году: •  Том IV. Книга 1 . «Ноосферное или Неклассическое человековедение»: поиск оснований» (554 с.);•  Том IV. Книга 2. «Ноосферное или Неклассическое человековедение: поиск оснований» (446 с.);•  Том V.Книга 1 . «Ноосферное или Неклассическое обществоведение: поиск оснований» (508 с.);•  Том V . Книга 2. «Ноосферное или Неклассическое обществоведение: поиск оснований» (628 с.);•  Том VII . «Системология образования и образованиеведение» (520 с.);•  в 2008 году: •  Том VI. Книга 1. «Образование – высший императив ноосферного или устойчивого развития России в XXI веке» (500 с.);•  Том VI. Книга 2. «Образование – высший императив ноосферного или устойчивого развития России в XXI веке» (436 с.);•  в 2009 году: •  Том VIII. Книга 1. «Квалитативизм: философия и теория качества, квалитология, качество жизни и качество образования» (392 с.);•  Том VIII. Книга 2. «Квалитативизм: философия и теория качества, квалитология, качество жизни и качество образования» (334 с.);•  в 2011 году: •  Том IX. Книга 1. «Синтетическая квалиметрия» (620 с.);•  Том IX. Книга 2. «Синтетическая квалиметрия» (522 с.);Кроме того, А.И.Субетто были опубликованы монографии, развивающие отдельные теоретические концепты Ноосферизма: «Образовательное общество как форма бытия ноосферного общества и реализации стратегии развития образования в России в XXI веке (развитие теоретической системы Ноосферизма)» (2006, 198 с.); «Эпоха Великого Эволюционного Перелома» (2007, 88 с.); «Доктрина духовно-нравственной системы ноосферного человека и ноосферного образования» (2008, 98 с.); «Эпоха Русского Возрождения в персоналиях. Том I. Титаны Русского Возрождения» (2008, 500 с.); «Требования к развитию системы непрерывного профессионального образования как базы стратегии ноосферного развития в начале XXI века» (2008, ЧЧс.); «Теоретическая экономия в начале XXI века – к новым основаниям синтеза экономической науки в систем Ноосферизма» (2009, 98 с.); «Наука и общество в начале века (Ноосферные основания единства)» (2009, 210 с.); «Теория фундаментализации образования и универсальные компетенции (ноосферная парадигма универсализма)» (2010, 556 с.); «Эпоха Краха рынка, капитализма и либерализма: ноосферно-социалистический прорыв или экологическая гибель человечества?» (2010, ЧЧс.); «Ноосферный формат устойчивого инновационного развития России в XXI веке (совместно с А.А.Горбуновым, 2010, 33 с.); «Ноосферный прорыв в будущее России в XXI веке» (2010, 540 с.); «Самоутверждение России как лидера в ноосферном прорыве человечества» (2011, 22 с.); «Исповедь последнего человека» (2011, 354 с.).В работе «Теоретическая экономия в начале XXI века – к новым основаниям синтеза экономической науки в системе Ноосферизма» (2009) были раскрыты:• императив парадигмальной революции в экономической науке в Эпоху Великого Эволюционного Перелома;• систематизация «вызовов, предъявляемых к теоретической экономии» со стороны Истории и Природы в начале XXI века;• империалистичность как сущностное свойство капитализма и капиталократии, формируемое «несамодостаточностью воспроизводства капитала» и приведшее к появлению глобального империализма, как начала краха капиталистической системы;• концепт глобальной пирамиды капиталократии и концепция монетарной, электронной революций и «революции ТНК» в ее эволюции;• положение о единстве пирамиды капиталократии, пирамиды отчуждения капитала и денег и пирамиды рынка;• положение о единстве «белого» и «теневого» капиталов, о криминальном характере мировой финансовой капиталократии;• конфликт между императивом долгосрочного управлении социоприродной эволюцией и поведением экономических субъектов как «центров прибыли»;• проблема существования специфических социально-экономических законов, отражающих «особенное» в функционировании страновых (национальных) экономических систем;• внутренние вызовы к экономической науке XXI века, обусловленные фундаментальными противоречиями в современном развитии человечества;• переживаемый кризис экономической теории как кризис «экономического разума» в XXI веке;• ноосферные основания синтеза экономической науки в XXI веке, в том числе – парадигма управления ноосферным развитием, принцип «управляющего разума» и теория общественного интеллекта;• ноосферная экономика как экономика на базе ноосферной культуры и ноосферного образования;• ноосферная экономика как экономико-хозяственной основание управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества, имеющее ноосферно-технологический базис.А.И.Субетто выдвинул главный принцип идеолого-стратегического поведения России – «Спасение России возможно только в логике идеологии спасения человечества от экологической гибели, которую Россия может дать миру» [206] .Одновременно, под эгидой Ноосферной общественной академии наук был издан ряд коллективных монографий ноосферной направленности:•  в 2009 году :• «Человек и общество в России начала XXI столетия: ноосферное измерение, безопасность и социальная эффективность развития» (134 с.; авторы – В.К.Батурин, С.И.Григорьев, А.М.Егорычев, В.П.Казначеев, В.Л.Макаров, В.И.Патрушев, А.И.Субетто; •  в 2010 году: • «Контуры грядущей цивилизации» (192 с.; авторы – О.С.Анисимов, Г.В.Атаманчук, В.К.Батурин, С.И.Григорьев, А.М.Егорычев, В.П.Казначеев, В.Л.Макаров, В.И.Патрушев, А.И.Субетто );• «Человек и общество: ноосферное развитие» (492 с., авторы – О.С.Анисимов, Г.В.Атаманчук, В.К.Батурин, В.Н.Василенко, С.И.Григорьев, А.А.Громыко, Л.С.Гордина, А.А.Горбунов, М.М.Гузев, А.М.Егорычев, Г.М.Иманов, В.П.Казначеев, И.В.Козиков, В.Л.Макаров, Ю.Г.Марченко, В.И.Патрушев, А.И.Субетто, В.П.Турченко, А.Д.Урсул ).Таким образом, начала создаваться ноосферная научная библиотека и на ее базе – интеллектуальное пространство научного диалога участников ноосферного научного движения. Это позволило увеличить поток защищаемых кандидатских и докторских диссертаций по ноосферной проблематике.

Следует отметить, что ноосферное научное движение определялось не только коллективом, консолидировавшимся вокруг Ноосферной общественной академии наук. Оно охватывает разные научные школы, формирование которых происходило в Москве, Ульяновске, Пензе, Иваново, Казани, Твери, Нижнем Новгороде, Новосибирске, в Якутии, в Алтайской области. Важным событием 3-его цикла развития Ноосферной научной школы в России стало появление книги из серии «Русский путь», издаваемой Русским Христианским гуманитарным институтом (РХГИ), – «В.И.Вернадский: pro et contra» (Антологии литературы о В.И.Вернадском за сто лет (1898–1998), составителем которой стал А.В.Лапо [207] .А.Л.Яншин в «Послесловии» еще раз предупредил различного рода последователей учения о ноосфере В.И.Вернадского , склонных к редукции богатой смысловыми измерениями категории ноосферы. Он писал: «Первой необходимой предпосылкой и условием создания ноосферы В.И.Вернадский считал рост научной мысли и целесообразное, основанное на научном понимании преобразование биосферы в социальном труде человечества, преобразование, обеспечивающее соблюдение законов ее сохранения. Вместе с тем в его учении нельзя видеть сциентистское превознесение мощи разума и воли человечества. Дело, в том, что для В.И.Вернадского ноосфера есть продолжение биосферы, закономерная фаза ее эволюции, необратимый этап эволюционного процесса. Именно забвение этого, характерное для гуманитарного и социалогического мышления, согласно В.И.Вернадскому, приводит к искажению понимания действительного положения человека в биосфере, к разрыву и противопоставлению исторических форм жизни человечества природе, к умалению роли биосферы в жизни человечества» [208] (выдел. нами, С.А.).В.И.Моисеев подчеркнул важную особенность эволюции совокупности научного знания, в которой концентрируется ее ноосферная функция. «Пока идет время, биосфера развивается в ноосферу, накапливая свое вещество – научную, на разумных основах перестроенную организацию живого и косного вещества» [209] .А.П.Огурцов обратил внимание на ту линию рефлексии В.И.Вернадского, которая определяет прогресс науки как путь человечества к ноосфере [210] .К.М.Хайлов в работе «Жизнь» и «жизнь на Земле»: две научные парадигмы» подчеркнул, что «мышление», следовательно – интеллект, выполняет в «современной биосфере решающие – управленческие функции» [211] .

Интересным явлением в развитии Ноосферной научной школы в России в начале XXI века стало творчество Л.С.Гординой и ее соратников, связанное с проектом Ноосферной этико-экологической Конституции человечества (получившей сокращенное наименование Ноо-Конституции ) и с созданием Ноосферной духовно-экологической Ассамблеи мира (НДЭАМ) (президент – Л.С.Гордина ), призванной обеспечить широкое обсуждение этого проекта в мире. Ноо-Конституция получила широкое обсуждение в мире. Хосе Аргуэльес (Австралия), президент Института Галактических Исследований Фонда Закона Времени, отмечал осенью 2009 года: «Ноо-Конституция в последней редакции – принципиальный инструмент по достижению ноосферы и установлению истинно ноосферной цивилизации. Первый Ноосферный Всемирный Конгресс, поддерживающий Ноо-Конституцию и поддерживаемый Ноо-Конституцией, является первым шагом, который делается навстречу создания единой планетарной цивилизации. Этот шаг возвратит Землю на ее законное место в пространстве космического сознания» [212] . Мишель Биллоре (Франция), руководитель представительства НДЭАМ во Франции, подчеркнула, что, по ее мнению, Ноо-Конституция призвана «помочь людям осуществить переход «Биосфера – Ноосфера», предлагая то, что Человечеству не хватает больше всего: чувство собственного Единения, собственной Эволюции и собственного Будущего» [213] . Алекс Брук-Красны (США), депутат законодательного собрания штата Нью-Йорк, обратила внимание, что человечеству нужна «концепция жизнесберегающей социальной технологии» и что она предлагается автором Ноо-Конституции, что мир нуждается в «преодолении потребительского отношения человечества к природе» и эта установка отражена в Ноо-Конституции. [214]

В целом, отмечая позитивное значение самого факта появления Ноо-Коснтитуции и ее широкого обсуждения среди заинтересованных лиц в мире, в первую очередь объединившихся вокруг НДЭАМ, нельзя не отметить и ее дискуссионные положения.

Первым ее недостатком является принятое определение ноосферы, данное Л.С.Гординой, как автором Ноо-Конституции, которое противоречит смысловым измерениям категории ноосферы по В.И.Вернадскому. По Л.С.Гординой, «ноосфера – это Универсальное (Вселенское), семантическое (смысловое) поле Сознания» [215] . Данное определение – спорное, оно не может считаться научно доказанным, хотя оно повторяет гипотезу В.В.Налимова о существовании онтологического семантического вакуума семантического поля), связанного с категорией Небытия, как предельной формы существования сущего, и порождающего «тексты мира», с гипотезой Г.Б.Двойрина о существовании единой голографической информационной структуры Вселенной и с гипотезой И.И.Юзвишина о существовании «информационно-кодовых структур единого распределенного информационно-сотового пространства» в Космосе [216] . Все указанный гипотезы, включая и гипотезу Л.С.Гординой (этот ряд авторов и гипотез может быть продлен), « воссоздают идею существования Абсолюта, разворачивающего свое содержание в эволюции и в определенном смысле как бы предвосхищающего пути этой эволюции» [217] . В «Ноосферизме» принят постулат («посыл»), « что Мир не знает каким он будет. Но в систему законов глобального эволюционизма входит космогонический закон интеллектуализации Вселенной, ее «оразумления» [218] . В этом теоретическом положении Ноосферизм развивает глобальный эволюционизм В.И.Вернадского и представляет дополнительную аргументацию о закономерном характере появления ноосферного этапа в эволюции Биосферы Земли.

Второй недостаток Ноо-Конституции – это игнорирование ею социально-глобальной расколотости мира, наличия конфликта между системой глобального империализма мировой финансовой капиталократии и ноосферно-социалистической альтернативой объединения человечества. На этот недостаток указал и В.П.Казначеев в своем отклике на статью Л.С.Гординой в журнале «Дельфис» № 2, 3 за 2004 год. Он писал: «В настоящее время геополитическая, экономическая система планеты (взаимодействие цивилизаций и геополитических полюсов) уже превышает уровень выхода из глобального кризиса капиталократии, где не только поверхность, недра, вода, воздух – все превратилось в некую категорию товара. В то же время население стран используется лишь как инструмент различных геополитических правителей, по существу, владельцев (собственников) богатства планеты. Вероятно, нужен глубокий социально-ноосферный анализ и формирование путей выхода из такого кризиса… Не исключено, что такая социально-экономическая «погода» будет отрицать идею ноосферно-духовной экологической глобалистики. Возможны серьезные контрольно-цензурные и текущие социально-демографические препятствия, ведь экологический и социально-демографический кризис планеты нарастает очень быстро» [219] (выдел. нами, С.А.).

Могут быть указаны и другие недостатки Ноо-Конституция, например, то, что она так и не стала коллективным документом научного академического сообщества России, а осталась в основном авторским документом Л.С.Гординой.

И, однако, сам факт появления проекта такой Ноо-Конституции – несомненно, есть явление положительное, возбудившее широкую дискуссию в мире насчет ноосферной альтернативы будущего человечества в XXI веке. По крайней мере, она впервые в истории философии права поставила проблему создания всемирного ноосферного этико-экологического права, призванного обеспечить «создание общечеловеческого гражданского общества, сохраняющего свою планету, как священную обитель жизни Человека и Человечества» [220] .

Крупным явлением в истории Ноосферной научной школы, в 3-ем цикле ее развития, стала разработка А.П.Федотовым ноосферной глобалистики. По его определению, предложенная им теоретическая система глобалистики «гармонично синтезирует основы социально-экономического и философского учения Маркса и основы учения Вернадского о биосфере и ноосфере и развивает этот гармоничный синтез для наступившей эпохи антропогенно перегруженной Земли». [221] А.П.Федотов сформулировал шесть аксиом своей концепции глобалистики, которую можно назвать ноосферной глобалистикой: (1) о высшей цели человечества, (2) об антропогенном пределе Земли, (3) о гибели космических цивилизаций, (4) об остановке в запредельном мире экономического роста, (5) о встраивании в заведомо обреченный мир отдельной страны, имеющей иную социально-экономическую систему, (6) о переходе к более совершенной эколого-социально-экономической системе. Интересно, что первая аксиома А.П.Федотова полностью совпадает с формулировкой императива выживаемости, по А.И.Субетто, как императива перехода к цивилизации управляемой социоприродной эволюции. Первая аксиома утверждает: «Высшая цель человечества состоит в создании новой, управляемой, научно и духовно организованной Земной цивилизации, функционирующей в условиях Земли с ограниченными возможностями и условиях угрозы природных катастроф планетного и космического происхождения» [222] . Третья аксиома подчеркивает гибельность продолжения стихийной парадигмы история на базе частной капиталистической собственности и рынка. В формулировке А.П.Федотова она представлена так: « Любая космическая цивилизация, Земная или внеземная, оставленная на стихийное, неуправляемое развитие, растрачивает свою творческую энергию на бессмысленную борьбу внутри «общества» за планетное господство и материальное богатство, выходит за «антропогенные» пределы своей планеты и погибает на ранней стадии своего развития» [223] . Чтобы этого избежать, необходим переход человечества к «Земной ноосферной цивилизации» на базе экологического социализма, с особым статусом социального института науки, как «решающей силы» XXI века [224] . При этом, по А.П.Федотову, экологический социализм – «это классический социализм (общественная собственность, плановое народное хозяйство, возвышение разума и духа над капиталом), установивший гармоничное, равновесное взаимодействие человечества с биосферой» [225] . А.П.Федотов показал, что «впервые пришедшая к нам эпоха антропогенно перегруженной Земли» обозначила «исчерпание капитализмом своего исторического ресурса», которое проявилось в «фундаментальных закономерностях динамики саморазрушения мира», поставивших проблем «реконструкции мира» «радикального, интеллектуально-революционного» содержания [226] .

С.И.Григорьев и его научная школа поставила проблему социокультурного витализма и социологии жизненных сил, решение которой входит в теоретическую, концептуальную систему становящейся неклассической и одновременно ноосферной социологии и соответственно в теоретическую систему Ноосферизма [227] . С.И.Григорьев и А.И.Субетто, объясняя, чем обусловлен неклассический императив трансформации всей совокупности научного социологического знания, подчеркивали, что «центральным звеном в системе тотальной неклассичности выступает новый человекоцентризм бытия, в котором человек начинает нести ответственность за динамику социоприродной гармонии, берет на себя ответственность за управление этой динамикой. «Управление» как императив, а более точно сказать, «управляемость» эволюцией бытия в форме управляемой социоприродной эволюции, становится доминирующей характеристикой неклассичности, противостоящей нынешней стихийной форме бытия, а также философии, его защищающей, как «бытия неуправляемого», стихийности истории, в которых человек, провозгласив себя «господином мира», вторым после бога, по христианской доктрине, не ведает, что творит, продолжает жить в «стихийной истории». Даже Страшный суд, Апокалипсис в христианской картине мира предстает в своей мифолого-метафорической сущности как уход человека от ответственности за свою историю» [228] . Социология жизненных сил или «виталистская социология» предстает как «движение к неклассической социологической культуре» [229] , при этом категория «жизненные силы» призвана раскрыть «реальное существование в определенном социальном пространстве и времени» [230] . С ее помощью неклассическая социология призвана исследовать и измерять с помощью социальной квалиметрии также показатели качества человека и определенных социальных общностей, как «способность выживать, охранять свою жизнь в меняющихся условиях», способность «воспроизводить, «выращивать» себе подобных», способность «эффективно работать в производственно-экономической сфере», «возможности улучшать свою жизнь (здоровье, благосостояние, социальный статус, уровень, качество жизни и т. д.) и т. д. [231] . Виталистская социология, опираясь на «новое миропонимание, научную картину мира», «становление новых парадигм социологического мышления, неклассической социологии», имеет своим предназначением «формирование цивилизации управляемой социоприродной эволюции в будущем» [232] . Наряду с постановкой проблемы становления ноосферной социологии в это же время происходит разработка основ будущей ноосферной парадигмы политэкономии или теоретической экономии, благодаря исследованиям Р.И.Косолапова, П.Г.Никитенко, А.А.Горбунова, Н.Н.Лукъянчикова, Л.Д.Гагут, О.А.Грунина, А.И.Субетто и других.П.Г.Никитенко в работе «Ноосферная экономика и социальная политика: стратегия инновационного развития» (2006) поставил проблему становления ноосферной экономики и соответствующей социальной политики в Республике Беларусь [233] . В основу ее решения он заложил, по его словам, «три основные фундаментальные социально-экономические теории цивилизационного развития человечества»:• «ноосферную теорию с ее критерием приоритетного развития разума человека и человечества и инновационной деятельности по развитию постиндустриальных (ноосферных) производительных сил и совершенствованию производственных отношений, обеспечивающих сохранение природы для будущих поколений»;• «неомарксистскую теорию, рассматривающую развитие науки, особенно гуманитарной, как главной производительной силы, которая используя, различные формы собственности, обеспечит устойчивый рост ВВП»;• «неокейнсианскую теорию с ее представлением о сильной и эффективной роли государства в общественном воспроизводства системы Природа– Человек – Общество с максимальной занятостью трудоспособного населения» [234] .П.Г.Никитенко, С.Ю.Солодовников в работе «Социально-экономические системы Беларуси и России: эволюция и перспективы» (2008) еще раз подчеркнули ключевое положение ноосферогенеза XXI века – научный труд есть основа ноосферной экономики [235] . Но чтобы «процесс накопления всеобщего (научного) труда» осуществлялся непрерывно, т. е. «путем непрерывного познания действия законов и сил природы и общества» [236] , требуется образовательное общество, как форма бытия ноосферного общества, по А.И.Субетто. Н.Н.Лукъянчиков и Л.Д.Гагут предложили концепцию экономико-организационного механизма ноосферного развития, в основе которого лежит принцип «неистощительного природопользования, экологической безопасности и развития экономики на базе высоких, ресурсосберегающих и экологических безопасных технологий» [237] . Реализация этого принципа подкрепляется системой экологических программ, системой оценки «ассимилционного потенциала окружающей среды», разработкой системы экологических ограничений на хозяйственную деятельность, а также системы экологических налогов и платежей [238] .Н.Н.Лукъянчиковым был предложен «Планетарный кодекс развития человеческой цивилизации», представленный в форме 10-ти «наставлений». В «десятом наставлении» он подчеркнул, что «углубляющиеся духовный и экологический кризисы, все увеличивающаяся несправедливость в мире» свидетельствуют «о тупиковом пути нынешнего развития человеческой цивилизации» и необходим переход «на ноосферный путь развития с построением новой общественно-экономической формации» [239] , которую он, следуя А.И.Субетто, назвал «ноосферным социализмом». Об историческом предназначении России, связанном с построением ноосферного социализма в XXI веке, Н.Н.Лукъянчиков размышляет в книге «Об историческом предназначении России». [240] Им было подчеркнута необходимость ноосферной парадигмы технологического прорыва России, который бы осуществлялся по специальным «Президентским программам», в число которых бы входили программы по «раскрытию тайны Николы Тесла (1856–1943 годы) по получению дешевой энергии из пространства вселенной», по «переходу человечества на автотрофный способ питания» [241] , по социально-экономическому развитию Сибири и Дальнего Востока [242] .

В этот же период А.К.Адамов выдвигает свою концепцию ноосферологии, в которой предлагает свой проект «ноосферной республики» и «ноосферной демократии», правда, редуцируя понятие ноосферы только до понятия «5-й оболочки Земли» в форме «комплекса условий жизни человечества и других живых объектов, построенных людьми из натуральных объектов и объектов, созданных по идеям разума и трудом человеческих рук», [243] т. е. до понятия «антропосферы» или «сферы разума», что, как было нами показано выше, вступает в противоречие с категорией ноосферы в теоретической концепции В.И.Вернадского. Интересно, что А.К.Адамов берет на вооружение понятие ноосферизма, предложенное А.И.Субетто, подчеркивая, что «Учение В.И.Вернадского о ноосфере есть учение ноосферизма. Оно составляет основу ноосферологии, теории совершенствования социальной организации людей, человеческой разумно-трудовой эволюции материи и Вселенной». Ноосферология, по А.К.Адамову, при этом, «есть система цельного знания человечества, обобщающая законы гносеологии, ноосферной демократии, ноосферной общественно-экономической формации и все виды творчества. Образование ноосферных республик, – подчеркивает он, – представляет собой естественный закономерный процесс развития материи вообще и конкретно – человечества» [244] . Близко к постановке проблемы ноосферной глобалистики, основания которой имеются уже в теоретической системе глобального эволюционизма В.И.Вернадского, а также, в нашей оценке, в теоретических построениях А.П.Федотова, приблизился Х.А.Барлыбаев. Он, как и А.Д.Урсул, рассматривает устойчивое развитие как «переходную ступень учения о ноосфере» [245] , в то время как мы утверждаем, что единственной моделью устойчивого развития является управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта и образовательного общества, т. е. ноосферное развитие. Однако, несмотря на указанное замечание, он правильно ставит вопрос о ноосферных основаниях устойчивого развития на фоне глобализационных процессов. Эти основания, как императивы устойчивого развития, выстраиваются в порядке: (1) «нравственное возрождение людей как исходное обязательное условие»; (2) «обеспечение экологической безопасности»; (3) «экономические преобразования как основа формирования устойчивого общества»; (4) «реализация политических предпосылок устойчивого мирового развития» [246] ;(5) «трансформация наук для устойчивого развития» [247] . Осуждая в скрытой, неявной форме рыночно-капиталистическое природопотребление, называя его «иррациональным», «неконструктивным», Х.А.Барлыбаев ставит проблему становления « устойчивого общества» через ликвидацию «иррациональных потребностей человека», «изживание иррационального, неконструктивного потребления» в целях обеспечения «нормального функционирования земной природы» [248] . Для этого необходим отказ от рыночной экономики, конкурентная борьба внутри которой «ложится непосильным бременем на природные ресурсы и внутренней духовный мир самого человека», наблюдается тенденция ухода «в сторону от гармонии с природой, от физического и духовного совершенствования» [249] . Х.А.Барлыбаев обратил внимание на проблему секретности, питаемую рыночной борьбой и в конечном итоге – частной капиталистической собственностью. «История показывает, – замечает он, – что множество промышленных секретов, утаиваемых от внимания и контроля общественности, оказываются античеловечными и антибиосферными», поэтому становление устойчивого общества и тем более – ноосферного общества требует «устранения тех видов промышленных и коммерческих секретов, которые, опосредованно или непосредственно, отрицательно влияют на окружающую среду» [250] .

Ю.В.Сафрошкин, представитель Центра ноосферных знаний в Ульяновске, предложил концепцию системного аттрактора ноосферного будущего и его отражения в национальной идее России [251] , определяя «Концепцию Ноосферизма» по А.И.Субетто как «самый молодой аттрактор будущего» из рассматриваемых в книге, «устойчиво входящий в мировую культуру лишь с XX века» [252] . При этом, и Ю.В.Сафрошкин редуцирует понятие ноосферы до ее трактовки, как сферы разума, критику которой мы уже дали выше. Системный аттрактор, по Ю.В.Сафрошкину, это синтез трех аттракторов – гуманизма(Г), как значимой общественной Концепции, коммунизма (К) как концепции, устремленной «к предельным вершинам человеческой истории» [253] , связанной с раскрытием творчества человека, раскрепощением созидательного труда, и ноосферизма . При этом, их различие – это различие в доминантах: •  ноосфера — это Сотворчество Природы, Общества и Человека;•  коммунизм — это Сотворчество Общества, Человека и Природы;•  гуманизм — это Сотворчество Человека, Общества и Природы [254] .Ноосферизм, по Ю.В.Сафрошкину, «не имеет фундаментальных (трудно устранимых) Противоречий» с обеими Аттракторами Будущего (АБ) – партнерами – коммунизмом и гуманизмом, «признавая их лидерство (не только по возрасту) в Сотворчестве Познания и Практики, соответственно, общественных и личностных аспектов Развития» [255] .Достоинством концепции Ю.В.Сафрошкина является то, что по этой концепции, она аккумулирует в себе всю интеллектуальную историю человечества, как историю поиска достойного звания «человек» Будущего, справедливо социального устройства бытия людей. Теоретическое обеспечение «системного аттрактора ноосферного будущего» Ю.В.Сафрошкин связывает со становлением «МЕГАнауки», которая может иметь название «Холистики» или «Ноосферологии» [256] . Такая постановка совпадает со взглядом А.И.Субетто на одно из важных смысловых измерений Ноосферизма как стратегии синтеза всех научных знаний (всех наук) в XXI веке в единую науку, прогноз появления которой был дан еще К.Марксом. По Ю.В.Сафрошкину, к целям такой «МЕГАнауки» относятся: (1) выявление, формулировка и предложение «путей и Методов восстановления и Развития Гармонии многоуровневых экономических и социокультурных условий Бытия человечества на Земле – с желательным повышением среднего Качества Жизни людей»; (2) опережающая постановка «фундаментальных проблемных вопросов (непосильных частным Наукам) к будущим этапам развития», поиск и предъявление обществу «пока не поздно» «способов решения и предотвращения глобальных Проблем («рецессии», потепления, вмешательства в геном и клонирование человека, сверхтемпы внедрения виртуалистики в реальную Жизнь…)» [257] и др… «МЕГАнаука», по Ю.В.Сафрошкину, должна включать в себя: (1) «Мегаэстетику как учение об онтологических регулятивах Красоты», причем – «в более широком секторе Развития общественных Процессов, чем интересует традиционное искусствоведение» [258] ;(2) «философию и языкознание», которые бы поддерживали «Методологию и Структуру Меганауки как интегративной базы Синтеза исторического опыта Общества, формирования и верификации основополагающих слов, Понятий, общенаучных Категорий Познания (Развитие, Синтез, Система и др.)»; (3) «Синтез-этику», которая бы поддерживала в Меганауке «Систему ограничений тех направлений и таких масштабов спонтанного Творчества Разума, которые ведут к негативным, неконтролируемым или непредсказуемым последствиям» [259] ;(4) «Диалектика как ядро общего Учения о Развитии, вместе с Синергетикой» [260] ;(5) «частные науки, специализирующиеся на конкретных уровнях Организации Материи или/и фрагментах Мира: от Физики и Химии до человековедения (психология, медицина…) и обществоведения». [261]Ю.В.Сафрошкиным сделана попытка, с помощью Интернет-сети, организации «коллективного социального Творчества», направленного на формирование системного аттрактора ноосферного развития, участниками которого стали В.В.Анненков, А.А.Беденко, А.Д.Богданов, В.Л.Калмыков, А.И.Лищинский, А.А.Овсейцев, А.Ф.Лопин, И.И.Кондрашин и др. Отметим, что постановка проблемы становления меганауки была выполнена в СССР в 60-х годах XX века Б.Г.Кузнецовым и она, по А.И.Субетто , входит в генезис Ноосферизма.

Постановка проблемы создания ноосферной теории социально-экономического управления в России XXI века была выполнена А.М.Немчиным, А.И.Субетто, Е.Ю.Сусловым, Ю.Е.Сусловым в монографии «Теоретические основы и методология социально – экономического управления России XXI века: ноосферный аспект» (2006). В ней были представлены [262] : • проблемный анализ развития человечества и концепция неклассической теории социально-экономического управления России XXI века;• теоретические основы неклассической теории социально-экономического управления;• методология неклассической теории социально-экономического управления России XXI века.В основу концепции «мета-основания перехода к управляемой социоприродной эволюции» была положена ноогенетика, по А.И.Субетто, как «системоэволюционная внутренняя логика нософерогенеза» с опорой на « принцип классифицированности мира — Космоса, Биосферы и социально-экономической реальности», системогенетику, системную, классификационную и циклическую онтологии мира [263] . В этой концепции « автотрофный императив развития человечества» получает широкую трактовку в форме становления и развития ноосферных (социобиосферных) гомеостатических механизмов, в которых социально-экономическо-политический квазигомеостазис становится частью биосферного гомеостазиса и не нарушает последнего [264] . При этом, возникает, на основе анализа логики системогенеза России как самостоятельной цивилизации, представление 3-х-уровневого возвышения «национальной идеи России»: от «объединения и зашиты всех православных народов (XVI–XIX века)» до «объединения всех эксплуатируемых народов» (XX век) и от нее – к «объединению и защите всех народов человечества от глобальной экологической катастрофы» [265] , т. е. к ноосферной национальной идее. «Объект» неклассической теории социально-экономического управления – общественного интеллекта – формализуется с помощью 7-и теоретических конструктов: (1) идеально-типического конструкта социально-экономической системы (СЭС); (2) идеально-типического конструкта социально-экономического управления СЭС; (3) типологии СЭС; (4) таксономии СЭС; (5) типологии разновидностей социально-экономического управления; (6) таксономии СЭС, специализирующихся на производстве услуг социально-экономического управления; (7) «Гиберно» – базисного объекта организации общественного интеллекта в неклассической теории социально-экономического управления (НТ СЭУ) [266] . При этом, ноогенетические основания НТ СЭУ предстают в виде иерархической системы оснований – системогенетических, метафизических («тринитаризм социально-экономического бытия», «фрактальная вложенность социально-экономических систем»), антропогенетических, экогенетических, квалигенетических, гиберногенетических, идеогенетических оснований, синтез которых воплощается в организации общественного интеллекта [267] . Объединяющими началами выступают понятия « Большого и Малого социально-экономических кругооборотов качества», опирающиеся на концепцию «социального кругооборота качества». [268] Вводится понятие «социально-экономическая реальность (СЭР)», которое раскрывается в контексте теории общественного интеллекта [269] . В работе предложены «методологический план и номологический базис «неклассической теории социально-экономического управления. Опираясь на принцип эколого-антропного дополнения в Ноосферизме, по А.И.Субетто, в монографии показывается, что «управление» Биосферой с позиций выживания человечества невозможно без управления социально-экономическим развитием с изменением систем ценностей и механизмов цивилизационного развития, без ограничения разрушающего действия рынка через увеличение роли плановых механизмов и управления эволюцией рынка и «экономик» как систем в целом» [270] .Разработанная неклассическая теория социально-экономического управления с учетом логики ноосферогенеза может рассматриваться как развитие ноосферной кибернетики, постановка которой была осуществлена в СССР в 80-х годах XX века.

В.Н.Василенко разработал концепцию ноосферного институционализма и ноосферной реальности, выстраивая особую систему понятий: «субъект ноосферы», «субъект природопользования», «деятельность поколений Человека разумного (Homo sapiens institutius»), «система экотехнополисного управления конституционных субъектов природопользования государства», «институциональные инструменты концепции ноосферизма», «безопасное жизнеустройство поселений», «экорента природопользования территории», «экотехнополис СПХТ (социо-природно-хозяйственной триады) государства», «средозащитные функции природной ренты», «экологический статус субъектов СПХТ», «ноосферное сочетание социальных, природных, техногенных факторов жизнеспособности поселений» и т. п. [271] Для концепции В.Н.Василенко центральной категорией стала « ноосферная реальность». В материалах научных форумов, посвященных ноосферизму, он постоянно ставил вопрос о « ноосферном реализме» в политике, экономике, правоотношениях граждан государств Земли, подчеркивал существование «парадокса ноосферного реализма знаний человечества о законах жизни в природе». Идеи В.Н.Василенко получили развитие в концепции ноосферной футурологии, разработанной совместно с Г.М.Имановым, а также в концепции стратегии устойчивого развития в ноосферной парадигме [272] .Ноосферная реальность, как показал А.И.Субетто [273] , в первую очередь не совсем есть реальность, а реальность, находящаяся в становлении. В этом состоит ее первое смысловое измерение. Второе смысловое измерение состоит в том, что ноосферная реальность есть «реальность глубокого модуса бытия, внутри которого рождается будущее в форме «ноосферы будущего» [274] , где действует «диалектика времени», как «диалектика прошлого, настоящего и будущего», позволяющая преодолеть распространенную «футурофобию» [275] . Третье смысловое измерение «ноосферной реальности» состоит в том, что это «современная реальность, где действуют интенции превращения человека в ноосферного человека, разума – в ноосферный разум, общественного интеллекта – в ноосферный общественный интеллект, общества – в ноосферное общество». При этом, «ноосферная реальность генетически вырастает как отрицание реальности глобальной экологической катастрофы» [276] . Четвертое смысловое измерение состоит в том, что «ноосферная реальность есть то будущее, которое сконцентрировано в современной реальности, и является ноосферным будущетворением, ноосферным творчеством человека, гармонически сопряженным с онтологическим творчеством природы. В этой реальности проявляется креативная онтология мира» [277] .Нельзя не отметить разработку концепции «ойкогеософии» В.А.Зубаковым, которая по многим положениям совпадает с теоретическими положениями Ноосферизма. Ставя вопрос об определении экоситуации, в которой находится человечество, он выделил две концепции ответов – «слабую» и «сильную».«Слабая» концепция ответа – «узко-рыночная» концепция, надеющаяся, что глобальную кризисную «экоситуацию» можно вылечить с помощью механизма рынка ( Тепфер: «… все обстоит не так уж и мрачно») и глобальной «экономики знаний» ( Л.Туроу ).Вторая концепция ответа – «научная», «сильная», она исходит из оценки, что мир находится в глобальном экологическом кризисе (ГЭК), либо уже в тотальной экологической катастрофе (ТЭК), либо на полпути от ГЭК к ТЭК, и что времени для научного поиска на ответ у человечества, его коллективного разума, осталось не более 50 лет. По этой концепции, В.А.Зубаков приходит к тому же выводу, что и А.П.Федотов, и автор, и Гудленд, Дейли и Эль-Серафи, что рыночная стратегия исчерпала себя, что необходим переход к сознательно-регулируемому гомеостазису общества с природой через эковсеобуч и человеческую революцию ( А.Печчеи). «Выжить можно, – пишет В.А.Зубаков,  – только овладев ойкогеософским мировоззрением и создав гомеостазис объединенного человечества с поддерживаемой им биосферой. Рыночный же «самотек» делает неизбежным смену человека киборгами…» [278] .Отметим, что вывод о возможном киборговом этапе в эволюции человечества на рыночно-капиталистическом пути, дающем шанс продолжить эволюцию в условиях биосферной катастрофы, на наш взгляд, является «опасным утопическим ходом мысли», «ложным и дезориентирующим человека», потому что «рыночный самотек» ведет человечество к экологической гибели и никакая цивилизация киборгов его не спасет и не сможет продолжить эволюцию человеческого разума на Земле» [279] .О.А.Рагимова, ученый-философ из Саратова, опираясь на теоретическую систему Ноосферизма, в том числе предложенные в ее рамках концепции ноосферной валеологии, глобальной гармонии и глобальной патологии, на концепцию ноосферного институционализма В.Н.Василенко , на концепцию валеологии Ю.П.Лисицина и В.П.Петленко, разработки представителей Русского Космизма, выдвинула «ноосферную концепцию социального здоровья поколений», раскрыла систему философских оснований такой концепции [280] . Категория «социальное здоровье поколений людей» напрямую «завязывает» проблематику здоровья с проблематикой устойчивого – ноосферного развития человечества, которая по внутренним основаниям означает устойчивую передачу социального здоровья поколений людей от одного поколения к другому. В этой концепции получили свои экспликации понятия здоровья, социального здоровья, социального здоровья поколений, ноосферного здоровья. К интересным концептуальным находкам О.А.Рагимовой можно отнести такие понятия, как «ноосферный потенциал здоровья» (в который вошли знание, осознание, деятельность по сохранению социального здоровья в человеческом обществе, которое накапливается и проявляется в культуре, а передается институционально) [281] , «ноосферная матрица здоровья» (выражение гармоничности физического, психического и духовного здоровья, при доминировании последнего), «ноосферная формула здоровья» [282] . Под ноосферным здоровьем О.А.Рагимова понимает «динамическое состояние адаптации поколений к меняющемся условиям жизни в биосфере планеты, проявляющегося в воспроизводстве здорового потомства, основ ноосоциодуховного благополучия населения» [283] . Система принципов обеспечения и развития социального здоровья поколений включила в себя 7-мь принципов: (1) ноосферо-биосфероцентрический принцип, отражающий собой положение о соподчинении законов антропосферы и социосферы законам биосферы; (2) принцип гармонии, определяющий единство и оптимальное взаимодействие антропосферы, социосферы и биосферы; (3) системный принцип, по которому антропосфера и социосфера определяются как подсистемы биосферы; (4) институциональный принцип, по которому социосфера выступает гармонизатором взаимодействия антропосферы с биосферой через социальные институты; (5) субъектный принцип, констатирующий активное влияние субъектов ноосферы на сохранение, формирование и укрепление социального здоровья поколений человеческого общества; (6) здоровьецентрический принцип, объявляющий высшим приоритетом сохранение здоровья; (7) онтогенетический принцип определяющий особенности развития отдельных поколений с учетом возрастной и половой структуры, культурных традиций взаимодействия с биосферой в зависимости от региона планеты («кормящего ландшафта» по Л.Н.Гумилеву ).

В концепции О.А.Рагимовой раскрыты роли социальных институтов семьи, образования, здравоохранения в механизмах обеспечения социального здоровья поколений, в гармонизации всех сфер жизнедеятельности людей. В этом пункте эта концепция может рассматриваться как развитие концепции популяционной валеологии В.П.Казначеева, в которой образование и просвещение становятся, через формирование «картин здоровья», направленных на формирование индивидуальной «ноосферы человека», механизмами поддержания и развития репродуктивного здоровья человеческих популяций, противостоящих процессам депопуляции и, следовательно, процессам демографической деградации (катастрофы) [284] , которые явно проявились в России в 1992–2012 гг.

Ряд персоналий вовлеченных в поток ноосферного научного движения в России может быть продолжен. В.Т.Пуляевым создан целый цикл работ по российскому обществоведению и человековедению в период с 2001 по 2012 годы, в которых линия рефлексии над логикой ноосферогенеза в России и в мире постоянно присутствует. В.Ф.Сержантов в своей концепции философской антропологии подчеркнул, уже в нашей оценке, наличие интенции ее перерастания в ноосферную антропологию. Он писал: «Идея В.И.Вернадского о переходе биосферы в состояние ноосферы, т. е. в фазу сознательно управляемого в своем развитии единства человека и природы, становится проблемой жизни всего человечества» [285] . И.И.Колисник, В.Б.Самсонов разработали оригинальную концепцию «простирания жизни» на основе биогеофилософского концепта определения жизни и культуры как пространство-временного феномена жизни, которое близко по своим основаниям социокультурном витализму, разрабатываемому С.И.Григорьевым и его научной школой в Алтае, и, конечно, входит неотъемлемой частью в философско-теоретические основания Ноосферизма. В.Г.Егоркин в последние годы своей жизни успели сформулировать подходы к становлению ноосферной педагогики. Е.М.Лысенко приблизилась в своих разработках к постановке становления ноосферной культуры как основания ноосферного образования, а А.А.Плолухин поставил проблему роли языкознания в ноосферогенезе XXI века. Г.М.Иманов увязал политику качества университетского образования с философией Ноосферизма. В разработанном им «Проекте создания университетского комплекса «Смольный университет Российской академии образования» (2008) он подчеркнул, что «идейной основой политики качества образовательной системы Смольного университета Российской академии образования (СУ РАО) является ноосферизм, а инструментом ее реализации – информационные и акмеологические технологии обучения» [286] . В.Н.Сагатовский создал целую философскую систему развивающейся гармонии, которая должна служить основанием ноосферогенеза XXI века «Создание ноосферы есть Общее дело, – отмечал он, – добровольно объединяющее всех его участников. Его духовной основой является фундаментальный настрой любви к миру, отношение к нему как к Дому и Саду» [287] . Ноосферный вектор в развитии философии хозяйства утверждает Ю.М.Осипов. Он еще в начале 90-х годов XX века обращал внимание на то, что «культура хозяйства определяется общей культурой. Ноосферное хозяйство – ноосферной культурой… Гражданин мира и ноосфера – это уже не обычный homo economicus. Быть просто экономически человеком недостаточно. Человеку надлежит стать человеком ноосферным и ноосферно-экономическим» [288] . А.В.Иванов, И.В.Фотиева, М.Ю.Шилин из Барнаула разработали концепцию «духовно-экологической цивилизации», которая, по их оценке, и является формой бытия ноосферной цивилизации [289] . О.Л.Кузнецов, П.Г.Кузнецов, Н.В.Маслова, научная школа РАЕН внесли огромный вклад в развитие энергетических проблем ноосферогенеза и ноосферного образования.

Все изложенное позволяет считать, что Ноосферная научная школа в России состоялась, в начале XXI века она стала носителем мощного научно-образовательного движения, выполняющего миссию той самой «системы Учитель» (Н.Н.Моисеев), которая призвана обеспечить свершение ноосферной человеческой революции и на ее основе становление эпохи ноосферного социализма. Опубликованный автором «Манифест ноосферного социализма» [290] показывает, что другой альтернативы экологического выживания кроме ноосферно-социалистической альтернативы у человечества в XXI веке нет.

11. Итоги и перспективы

Подведем итоги.

1. Эпоха Русского Возрождения, ее вернадскианский цикл, породили такой всемирно-историко-культурный феномен как «Ноосферная научная школа в России» (1915 – по настоящее время).

2. Ноосферная научная школа прошла 3-и цикла развития: 1915–1945 гг.; 1955–1998 г.; 1998 – по настоящее время.

Последний цикл ее развития происходит в пространстве вернадскианской революции в системе научного мировоззрения и ее итогом стал Ноосферизм, как новая научно-мировоззренческая система и стратегия ноосферноориентированного синтеза всех научных знаний, а также – как новая научная идеология XXI века и модель «ноосферы будущего» в виде управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества, на основе ноосферного экологического духовного социализма.

Ноосферизм стал и базой, и определенным «фокусом» третьего цикла развития Ноосферной научной школы.

Ведущую роль в пост-вернадскианское время в становлении и развитии Ноосферной научной школы в России сыграли А.Л.Яншин, Н.В.Тимофеев-Ресовский, И.А.Ефремов, Н.Н.Моисеев, В.П.Казначеев, А.Д.Урсул, В.Н.Сагатовский, А.И.Субетто, В.Т.Пуляев, Г.М.Иманов, А.А.Горбунов, В.Н.Василенко, В.Н.Бобков, С.И.Григорьев, В.И.Патрушев, В.Д.Комаров, И.Т.Фролов, И.К.Лисеев, О.Л.Кузнецов, Л.С.Гордина и другие.

3. Ноосферная научная школа в России включает в себя множество авторских научных школ и научных направлений, которые отражают собой принятые разные смысловые акценты при определении ноосферы, при оценке логики ноосферогенеза и его будущего в XXI веке.

Просматриваются следующие антиномии и соответственно теоретико-мировоззренческие полярные позиции:

Первая антиномия : ноосфера как новое состояние биосферы (новое ее качество), когда общественный интеллект становится частью социобиосферного гомеостаза, ((ноосфера как сфера разума, отделенная от биосферы и противостоящая ей;

Вторая антиномия: ноосферогенез возник вместе с появлением человеческого разума на Земле (ноосферный этап – закономерный этап в эволюции биосферы) ((ноосферогенез есть дело будущего, которое состоится после прохождения этапа становления устойчивого развития ( А.Д.Урсул, Х.А.Барлыбаев );

Третья антиномия: основой содержания становящейся ноосферы является коэволюция человечества и биосферы (природы) ((основой содержания ноосферы является управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта и образовательного общества (коэволюция не может быть основой ноосферного развития, потому что не может быть коэволюции между частью (подсистемой), каковой является человечество, и целым – биосферой (системой), коэволюция – это только момент гетероэволюции Биосферы и планеты Земля как суперорганизмов);

Четвертая антиномия: становление «ноосферы будущего» возможно на основе рыночно-капиталистических форм хозяйствования, при сохранении рынка ((становление «ноосферы будущего» требует перехода к ноосферному экологическому духовному социализму с усилением роли управления (и механизмов планирования) социально-экономическим и социоприродным развитием, при одновременном существенном ограничении рынка, в будущем – с полным отказом от него.

Указанные 4-е антиномии в развитии Ноосферной научной школы определяют то «поле научной дискуссии», которое будет основой ее теоретического развития в ближайшее будущее.

Перспективы развития Ноосферной научной школы в России и в мире огромны.

Они детерминируются действующим ноосферным императивом как императивом экологического выживания человечества.

Кроме ноосферно-социалистического Будущего для человечества других моделей Будущего не существует. Сохранение рыночно-капиталистического, природорасхитительного пути развития означает экологическую гибель человечества в XXI веке, с большой вероятностью до середины XXI века [291] .

Главные направления приложения интеллектуальных усилий ноосферно-научного поиска:

1. Продолжение разработки метатеоретической системы Ноосферизма, в частности таких ее направлений, как теория общественного интеллекта, ноосферная философия, в том числе теория ноосферного «управляющего разума», космоноосферная парадигма синтетического эволюционизма, ноосферное естествознание, ноосферное обществознание, ноосферное человекознание, ноосферное технознание, ноосферная парадигма науки об управлении.

2. Продолжение концентрации научных усилий, направленных на становление ноосферного образования и ноосферной педагогики.

3. Продолжение разработки ноосферных парадигм экономики, социологии, психологии, экологии с перспективой создания библиотеки ноосферноориентированных учебников, охватывающих ведущие учебные дисциплины для высшей школы и среднего образования.

4. Формирование основ ноосферной глобалистики, ноосферной геополитики, ноосферной парадигмы функционирования средств массовой информации.

5. Формирование системы духовно-нравственных основ, этической и эстетической системы ноосферного воспитания в российском обществе.

6. Формирование ноосферной идеологии как единственной научно идеологии для XXI века, с разрешением тех противоречий, которые выражены сформулированными выше антиномиями.

7. Развитие Ноосферной общественной академии наук (НОАН) как организационного механизма, обеспечивающего научно-теоретический диалог в интеллектуальном пространстве Ноосферной научной школы России.

Примечания.

1.

Елисеев Э.Н., Сачков Ю.В., Белов Н.В. Потоки идей и закономерности развития естествознания. – Л.: «Наука», ЛО, 1982. – ЗЧОс.; с.19.

2.

Там же, с. 17.

3.

Там же, с.19.

4.

В дальнейшем автор на свой вклад в Ноосферную научную школу будет указывать в третьем лице.

5.

Забелин И.М. Возвращение к потомкам. – М.: Мысль, 1988. – ЗЗ1с.; Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб.: КГУ им. Н.А.Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2001. – 537с.; с. 137 – 162.

6.

Циолковский К.Э. Грезы о земле и небе. – Тула: Приокск. кн. изд-во, 1986.

7.

Тейяр де Шарден П. Феномен человека. – М.: «Наука», 1987. – 240с.

8.

Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке (Коллективная монография) / Под научн. ред. А.И.Субетто. – СПб.: Астерион, 2003. – 592с.; Субетто А.И. В.И.Вернадский: от начала ноосферно-ориентированного синтеза наук – к вернадскианской революции в системе научного мировоззрения и к становлению ноосферизма (Серия: «Истоки Ноосферизма»). – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007. – 106с.

9.

Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М.: Наука, 1988. – 520с.; с.30.

10.

Яншина Ф.Т. Ноосфера В. Вернадского: утопия или реальная перспектива? // В.И.Вернадский: pro et contra. – СПб.: РХГИ, 2000, с. 639 – 643.

11.

В.И.Вернадский: pro et contra. Антология литературы о В.И.Вернадском за сто лет (1898–1998) / Под общ. ред. А.Л.Яншина – СПб.: РХГИ, 2000, с. 38.

12.

Мочалов И.И. Владимир Иванович Вернадский. – М.: Наука, 1982, с.245.

13.

Субетто А.И. В.И.Вернадский: от начала ноосферно-ориентированного синтеза наук – к вернадской революции в системе научного мировоззрения в начале XXI века и к становлению ноосферизма (Серия: «Истоки ноосферизма»). – Кострома; КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007. – 106с.; с. 85.

14.

Там же, с.40.

15.

Владимир Вернадский. Жизнеописание. Избранные труды. Воспоминания современников. Суждения потомков / Сост. Г.П.Аксенов; Худож. Б.А.Лавров; Фотохудож. Г.Е.Малофеев. – М.: Современник, 1993. – 688с.; с.6.

16.

Там же, с.7.

17.

Тимофеев-Ресовский Н.В. Биосфера и человечества // Бюллетень ЮНЕСКО. – 1968. – № 1.

18.

Моисеев Н.Н. Коэволюция человека и биосферы: кибернетические аспекты // Кибернетика и ноосфера. – М.: «Наука», 1986. – 160с.; с. 68.

19.

Субетто А.И. Сочинения в 13 томах. Ноосферизм. Том пятый. Ноосферное или неклассическое обществоведение: поиск оснований. В 2-х книгах. Книга 1 / Под ред. Л.А.Зеленова – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007. – 508с.; с.152.

20.

Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. – М.: Наука, 1987. – ЗОЧс.

21.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб., 2001, с. 18.

22.

Мельников Г.П. Функции разума в биосфере и его технические усилители. – Киев: Ин-т кибернетики АН УССР, 1990. – 24с.; с.14, 15.

23.

Моисеев Н.Н. Коэволюция человека и биосферы: кибернетические аспекты // Кибернетика и ноосфера. – М., 1986, с.70.

24.

Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. – М.: «Молодая гвардия», 1990. – З51с.

25.

Моисеев Н.Н. Коэволюция человека и биосферы: кибернетические аспекты // Кибернетика и ноосфера. – М., 1986, с.75.

26.

Кондратьев К.Я., Крапивин В.Ф., Филлипс Г.В. Проблемы загрязнения высокоширотной окружающей среды. – СПб.: НИИхимии СПбГУ, 2002. – 280с.; Кондратьев К.Я., Донченко В.К. Экодинамика и геополитика. Том I. Глобальные проблемы (К.Я.Кондратьев). – СПб.: 1999. – 1032с.; Ал. А.Григорьев, К.Я.Кондратьев. Экодинамика и геополитика. Том II. Экологические катастрофы. – СПб.: 2001. – 687с.; и др.

27.

Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. – М.: «Молодая гвардия», 1990. – З51с., с. 255, 256.

28.

Субетто А.И. Ноосферный прорыв России в будущее в XXI веке. – СПб.: Астерион, 2010. – 544с.; с. 307–309, 505 – 508.

29.

Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетарный феномен человека. Проблемы комплексного изучения. – Новосибирск: «Наука», Сиб. отделение, 1991. – ЗОЧс.; с.61.

30.

Там же, с. 47.

31.

Там же.

32.

Там же, с. 47, 48.

33.

Там же, с. 19.

34.

Там же, с. 19, 21.

35.

Там же, с. 41, 54, 55.

36.

Казначеев В.П., Трофимов А.В. Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете Земля: Проблемы космопланетарной экологии. – Новосибирск: Наука, 2004. – З12с., с. 57.

37.

Там же.

38.

Казначеев В.П. Здоровье нации. Просвещение. Образование / Предисловие А.И.Субетто. – М. – Кострома: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, КГПУ, 1996. – 248с.; с. 38, 39.

39.

Субетто А.И. Социогенетика: системогенетика, общественный интеллект, образовательная генетика и мировое развитие (интегративный синтез) – М.: Исследоват. центр проблем кач-ва подг-ки спец-ов, 1994. – 168с.; с.42.

40.

Казначеев В.П. Здоровье нации. Просвещение. Образование. – М. – Кострома, 1996, с.33.

41.

Там же, с. 183.

42.

Казначеев В.П. Проблемы человековедения / Научн. ред. и послеслов. А.И.Субетто. – М. – Новосибирск: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1997. – З6Ос.; с. 26, 27.

43.

Там же, с. 27.

44.

Там же.

45.

Там же, с.29.

46.

Там же, с. 28.

47.

Там же, 320.

48.

Козырев Н.А. Избранные труды. – Л.: Изд-во Ленинградск. ун-та, 1991. – ЧЧ5с.

49.

Казначеев В.П. Проблемы человековедения / Под науч. ред. и послесловие А.И.Субетто. – М. – Новосибирск, 1997, с. 219, 220.

50.

Субетто А.И. Эпоха Русского Возрождения в персоналиях. Том I. Титаны Русского Возрождения. – СПб. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2008. – 500с.

51.

Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетарный феномен человека. – Новосибирск, 1991, с. 253.

52.

Там же, с. 255, 256.

53.

Там же, с. 256.

54.

Духовные, биологические и социальные основы природы человека. Материалы российского форума, посвященного 85-летнему юбилею академика В.П.Казначеева. 21 мая 2009. Новосибирск / ред. Н.А.Толоконская. – Новосибирск: РАО «Институт человека», 2011. – 136с.

55.

Там же.

56.

Там же.

57.

См. Урсул А.Д. Перспективы экоразвития. – М.: Наука, 1990. – 270с.

58.

Ильин И.В. Урсул А.Д. Эволюционная глобалистика. Концепция эволюции глобальных процессов. – М.: Изд-во Московск. ун-та, 2009. – 192с.; с.141.

59.

Там же, с. 136.

60.

Федотов А.П. Глобалистика. Начала науки о современном мире. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 224с.

61.

Ильин И.В., Урсул А.Д. Эволюционная глобалистика. Концепция эволюции глобальных процессов. – М.: Изд-во Москов. ун-та, 2009, с. 125, 126.

62.

Там же, с.41.

63.

Там же, с. 183.

64.

Урсул А.Д. Космическая глобалистика в ракурсе информационной гипотезы освоения мира // Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания. Вып. 5 / Под ред. И.И.Абылгазиева, И.В.Ильина. Ответ. ред. Шестова Т.Л. – М.: МАКС Пресс, 2011. – З86с.; с.82.

65.

Субетто А.И. Генезис классификационной деятельности и информационная эволюция живого // Классификация в современной науке. Сборник научных трудов. Отв. редакторы А.Н.Кочергин и С.С.Митрофанова. – Новосибирск: «Наука», Сибирское отделение, 1989. – с. 162–167.

66.

Кибернетика и ноосфера – М. Наука, 1986. – 160с.

67.

Винер К. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. – М.: Наука, 1983. – ЗЧОс.

68.

Там же, с. 268.

69.

Субетто А.И. Социогенетика: системогенетика, общественный интеллект, образовательная генетика и мировое развитие. – М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1994. – 168с.

70.

Гомеостатика живых, технических, социальных и экологических систем (коллективная монография) / Авт.: Горский Ю.М., Астафьев В.И., Казначеев В.П. и др. / Ред. Ю.М.Горский, Л.Н.Волков, Н.И.Кулиц, М.Ю.Чернышев. – Новосибирск: Наука, СО, 1990. – З5Ос.

71.

Винер К. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине. – М.: Наука, 1983. – ЗЧОс.

72.

Там же, с. 31.

73.

Там же, с. 39.

74.

Там же, с.41.

75.

Там, с. 42, 43.

76.

Там же, с. 45.

77.

Там же, с. 49.

78.

Там же.

79.

Там же, с.51.

80.

Там же.

81.

Там же, с.13, 14.

82.

Там же, с. 15.

83.

Там же, с. 16.

84.

Там же, с. 23.

85.

Там же, с.27.

86.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 42, с. 116.

87.

Кибернетика и ноосфера. – М., Наука, 1986, с. 81–91.

88.

Алексеев Г.Н. Энергоэнтропика. – М.: Знание, 1983. – 192с.

89.

Бушуев В.В. Голубев В.С. Социоприродное развитие (эргодинамический подход). – М.: Изд-во ИАЦ «Энергия», 2007. – З26с.

90.

Ноосфера и кибернетика. – М.: Наука, 1986, с.131.

91.

Олдак П.Г. Современное производство и окружающая среда. – Новосибирск: Наука, 1979. – 192с.; Олдак П.Г. Сохранение окружающей среды и развитие экономических исследований. – Новосибирск: Наука, 1980. – 160с.

92.

Кибернетика и ноосфера. – М.: Наука, 1986, с. 135 – 138.

93.

Гомеостатика живых, технических, социальных и экологических систем / Горский Ю.М., Астафьев В.И. Казначеев В.П. и др. – Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1990. – З5Ос.

94.

Там же, с. 22.

95.

Там же, с.22, 30.

96.

Субетто А.И. Русский космизм и сферное учение // Стратегия выживания: космизм и экология. – М.: Эдиториал УРСС, 1997. – с. 42–56.

97.

Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества: Концептуальная экология. – М.: ИЦ «Россия Молодая» – Экология, 1992. – З67с.; с.22 – 31.

98.

Там же, с. 10.

99.

Там же, с. 11.

100.

Там же, с. 12.

101.

Там же.

102.

Там же, с.15.

103.

Там же, с. 16.

104.

Там же, глава 3 (с. 41 – 172)

105.

Субетто А.И. Системогенетические закономерности формирования и развития качества сложных объектов (системогенетика в теории качества объектов строительства). – Л.: 1983 – Деп. во ВНИИИС Госстроя СССР 25.09.84, рег. № 5309. – 199с.

106.

Субетто А.И. Творчество, жизнь, здоровье и гармония. (Этюды креативной онтологии). – М.: Изд. фирма «Логос», 1992. – 204с.; с. 82.

107.

Там же, с.86.

108.

Субетто А.И. Закон спиральной фрактальности системного времени как форма спирально-циклического эволюционного самоотображения в развитии мира // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А.Некрасова. Серия философские науки «Вопросы системогенетики». – 2006. – Том 12. – № 2 – с. 2–12.

109.

Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества. Концептуальная экология. – М., 1992, с. 53.

110.

Там же.

111.

Там же, с.58.

112.

Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества. Концептуальная экология. – М., 1992, с. 63.

113.

Там же, с. 83.

114.

Там же, с. 136.

115.

Там же.

116.

Там же, с. 137.

117.

Там же, с. 139.

118.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб.: ПАНИ, КГУ им. Н.А.Некрасова, 2001. – 537с.

119.

Реймерс Н.Ф. Надежды на выживание человечества. Концептуальная экология. – М., 1992, с. 226.

120.

Лисеев И.К. Философия. Биология. Культура (работы разных лет). – М.: ИФРАН, 2011. – З15с.; с. 168.

121.

Субетто А.И. Ноосферизм как новая научно-мировоззренческая система и стратегия синтеза научных знаний в XXI веке (научный доклад президента Ноосферной общественной академии наук, Заслуженного деятеля науки РФ, доктора философских наук, доктора экономических наук, профессора Субетто Александра Ивановича на заседании Межправительственного Высшего Ученого Совета (МВУС) в процессе защиты метатеоретической системы Ноосферизма на предмет присвоения ученой степени «Гранд Доктора философии» 29 ноября 2011 года, Санкт-Петербург). – СПб.: Астерион, 2011. – 12с.

122.

Субетто А.И. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта – социалистический императив. – М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1990. – 84с.

123.

Субетто А.И. Общественный интеллекта: социогенетические механизмы развития и выживания / Дисс. на соиск. учен. степ. д.ф.н. в виде научного доклада. – Н.-Новгород: 1995. – 54с.

124.

Субетто А.И. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических наук и качества общественного интеллекта – социалистический императив. – М., 1990, с. 73.

125.

Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических наук и качества общественного интеллекта – социалистический императив. – М., 1990.

126.

Там же, с.30.

127.

Там же, с.31.

128.

Там же.

129.

Там же, с. 38, 39.

130.

Субетто А.И. Ноосфера и социализм (Вернадский как социалистический мыслитель) // Ульяновская правда». – 1997. – 15 мая; «Знамя мира. Газета духовного единения (Томск). – 1997. – № 7(54). – с. 14, 15.

131.

Субетто А.И. Россия и человечество на «перевале» Истории в преддверии третьего тысячелетия – СПб.: ПАНИ, 1999. – 827с.; с. 567.

132.

Там же.

133.

Там же.

134.

Там же, с. 574.

135.

Россия и человечество на «перевале» Истории в преддверии третьего тысячелетия – СПб.: ПАНИ, 1999. – 827с.

136.

Там же.

137.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм – СПб.: КГУ им. Н.А.Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2001. – 537с.

138.

Там же, с. 2.

139.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм – СПб.: КГУ им. Н.А.Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2001. – 537с., с. 7, 8.

140.

Там же, с. 8.

141.

Там же.

142.

Там же.

143.

Там же, с. 10.

144.

Там же, с. 10.

145.

Там же, с. 21.

146.

Там же, с. 53 – 101.

147.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм – СПб.: КГУ им. Н.А.Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2001. – 537с., с. 15–38.

148.

Там же, с. 20.

149.

Там же.

150.

Там же, с. 29.

151.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм – СПб.: КГУ им. Н.А.Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2001. – 537с., с. 32, 33 (рис. 1)

152.

Там же.

153.

Там же.

154.

Там же, с. 66 – 101.

155.

Там же, с. 102–136.

156.

Там же, с. 129.

157.

Там же.

158.

Субетто А.И. Творчество, жизнь, здоровье и гармония (Этюды креативной онтологии). – М., 1992, 204с.; Субетто А.И. манифест системогенетической и циклической картины мира и Креативной Онтологии. – Тольятти, 1994, Ч8с.

159.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб., 2001, с. 171.

160.

Там же, с. 174.

161.

Там же, с. 179.

162.

Там же, с. 180.

163.

Там же, с. 179, 180; см.: Субетто А.И. Человековедческие основания… // В кН.: В.П.Казначеев. Проблемы человековедения / Научн. ред. и послеслов. А.И.Субеттто. М. – Новосибирск, 1997, с.320.

164.

Там же, с. 237 – 250.

165.

Субетто А.И. Человековедческие основания… // В кН.: В.П.Казначеев. Проблемы человековедения / Научн. ред. и послеслов. А.И.Субеттто. М. – Новосибирск, 1997, с. 241, 242.

166.

Там же, с. 331 – 381.

167.

Там же, с. 361 – 381.

168.

Субетто А.И. Капиталократия (философско-экономические очерки). Избранные статьи и интервью. – СПб.: ПАНИ, КГУ им. Н.А.Некрасова, 2000. – 214с.

169.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб., 2001, с. 355.

170.

Там же.

171.

Там же, с. 420.

172.

Там же, с. 422.

173.

Там же, с. 489 – 503.

174.

Там же, с. 504.

175.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб., 2001,

176.

Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке (коллективная монография) / Под науч. ред. А.И.Субетто. – СПб.: Астерион, 2003. – 592с.

177.

Там же, с. 49.

178.

Там же, с. 65.

179.

Вернадскианская революция в системе научного мировоззрения – поиск ноосферной модели будущего человечества в XXI веке (коллективная монография) / Под науч. ред. А.И.Субетто. – СПб.: Астерион, 2003. – 592с., с. 69.

180.

Там же, с. 71.

181.

Там же, с. 75, 76.

182.

Там же, с. 77, 79.

183.

Там же, с. 83.

184.

Там же, с. 84.

185.

Там же, с. 124.

186.

Там же, с. 134.

187.

Там же, с. 139.

188.

Там же, с. 240.

189.

Там же.

190.

Там же.

191.

Там же, с. 241.

192.

Там же, с. 242.

193.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб.: 2001, 537с.

194.

Казначеев В.П. Думы о будущем. Рукописи из стола – Новосибирск: Издатель, 2004. – 208с.; с. 27, 29.

195.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 124.

196.

Субетто А.И. Непрошеные мысли (Дневник философа: сентября – декабрь 2001 года). Книга первая. – Спб. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, КГУ им. Кирилла и Мефодия, 2002. – 224с.; с. 158.

197.

Там же.

198.

Там же, с. 159.

199.

Субетто А.И. Ноосферная Хартия Севера // Ноосферизм. Арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке. Итоговые документы (Первый Международный Ноосферный Северный Форум, 21–24 ноября 2007 года, С.-Петербург) / Под общ. ред. Председателя Форума Субетто А.И. – СПб.: 2007. – с. 5 – 15.

200.

Обращение ученых ноосферного крыла к мировому сообществу: «Разрушение мировой цивилизации еще можно предотвратить» / Авдеев С.В., Анисимов О.С., Баландина О.В. и др., всего 19 авторов // Ноосферизм: Арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке. Том II. Роль Арктики и Антарктики в стратегии ноосферного развития человечества и выхода из глобального экологического кризиса (коллективная научная монография в 2-х книгах). Книга первая. Под науч. ред. А.И.Субетто. – СПб.: Астерион, 2009. – 680с.; с. 17–31.

201.

Там же, с. 17.

202.

Там же, с. 25.

203.

Там же, с. 29.

204.

Там же, с. 31.

205.

Ноосферное образование в евразийском пространстве: Коллективная монография / Под науч. ред. А.И.Субетто. – СПб.: Астерион; Кострома: Изд-во КГУ им. Н.А.Некрасова, 2009. – 688с.; с. 3.

206.

Субетто А.И. Теоретическая экономия в начале XXI века – к новым основаниям синтеза экономической науки в системе Ноосферизма. – СПб. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2009. – 98 с.; с. 94.

207.

В.И.Вернадский: pro et contra / Сост., вступ. Ст., коммент. А.В.Лапо. – СПб.: РХГИ, 2000. – 872 с.

208.

Там же, с. 765.

209.

Там же, с. 735.

210.

Там же, с. 721 – 729.

211.

Там же, с. 709.

212.

Высказывания мировых ученых, политиков, общественных деятелей о Ноосферной этико-экологической Конституции человечества и ноосферном движении. – 2009 (из архива Л.С.Гординой материалы, любезно ею представленные автору в сентябре 2009 года), с. 2.

213.

Там же, с. 3.

214.

Там же, с. 5.

215.

Там же, с. 1.

216.

Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Реальность нереального. Вероятностная модель бессознательного – М.: «Мир идей», АО АКРООН, 1995, ЧЗ2с.; Двойрин Г.Б. Единая Голографическая Информационная Теория Вселенной. ЕГИТВ. – СПб.: ИНТАН, 1994. – 242с.; Юзвишин Н.И. Информациология. – М.: Радио и связь, 1996, 214с.

217.

Субетто А.И. Ноосферизм. Том первый. Введение в ноосферизм. – СПб., 2001, с. 20.

218.

Там же.

219.

Высказывания мировых ученых, политиков, общественных деятелей о Ноосферной этико-экологической Конституции человечества и ноосферном движении. – 2009 (рукопись), с. 1.

220.

Гордина Л.С. Ноосферная этико-экологическая конституция человечества, как правовая основа преодоления потребительского отношения к природному богатству Севера и Сибири Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке / Под научн. ред. А.И.Субетто и А.Т.Шаукенбаевой. Книга 2. – СПб.: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2007, с. 15.

221.

Федотов А.П. Глобалистика: Начала науки о современном мире. Курс лекций. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 224 с.; с. 19.

222.

Там же, с. 21.

223.

Там же, с. 23.

224.

Там же, с. 26, 28, 147.

225.

Там же, с. 28.

226.

Там же, с. 119.

227.

Григорьев С.И., Субетто А.И. Основы Неклассической социологии: новые тенденции развития культуры социологического мышления на рубеже XX–XXI веков. 2-е изд., доп. и перераб. – М.: РУСАКИ, 2000. – 208 с.

228.

Там же, с. 26.

229.

Там же, с. 85; см.: Григорьев С.И. Социология жизненных сил, индивидуальной и социальной субъектности в контексте поиска новой парадигмы социального мышления // Социальная работа, 1992, № 5; Григорьев С.И. Социологическая концепция жизненных сил человека: контекст развития социальной культуры на пороге XXI века (основные направления исследований). – М., 1999.

230.

Там же, с. 96.

231.

Там же, с. 96, 97.

232.

Там же, с. 125.

233.

Никитенко П.Г. Ноосферная экономика и социальная политика: стратегия инновационного развития. – Минск: УП «Издательский дом «Белорусская наука», 2006. – Ч79с.

234.

Никитенко П.Г. Ноосферная экономика как институциональный базис ноосферного развития человечества: белорусская модель развития // Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке / Под научн. ред. А.И.Субетто и А.Т.Шаукенбаевой. Книга 1. – СПб., 2007, с. 266.

235.

Никитенко П.Г., Солодовников С.Ю. Социально-экономические системы Беларуси и России: эволюция и перспективы. – Минск: «Белорусская наука», 2008. – 516с.; с. 209.

236.

Там же, с. 228.

237.

Лукъянчиков Н.Н., Гагут Л.Д. Экономико-организационный механизм ноосферного развития // Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в XXI веке / Под науч. ред. А.И.Субетто и А.Т.Шаукенбаевой. Книга 1. – СПб., 2007, с. 267.

238.

Там же, с. 272 – 275.

239.

Лукъянчиков Н.Н. Планетарный кодекс развития человеческой цивилизации. – М.: Экономика, 2010. – 46 с.; с. 39 – 41.

240.

Лукъянчиков Н.Н. Об историческом предназначении России. – Балашиха Московской обл.: Изд-во «Де-По», 2011. – 106с.; с. 58, 59.

241.

Там же, с. 71.

242.

Там же, с. 74 – 77.

243.

Адамов А.К. Ноосферология. – Саратов: Издат. центр «Наука», 2007. – 237 с.; с. 110.

244.

Там же, с. 127.

245.

Барлыбаев Х.А. Антропогенные факторы глобализации и устойчивого развития: социально-философский анализ / Автореф. диссертации на соиск. учен. степ. д.ф.н. Специальность 09.00.11 – социальная философия. – М.: ИФ РАН, 2011. – 51 с.; с. 29.

246.

Там же, с. 33.

247.

Там же, с. 44.

248.

Барлыбаев Х.А. Человек. Глобализация. Устойчивое развитие. – М.: Изд-во РАГС, 2007. – ЗЗ2с.; с. 221.

249.

Там же, с. 267.

250.

Там же, с. 268.

251.

Сафрошкин Ю.В. Системный аттрактор ноосферного будущего и его отражение в национальной идее России – Ульяновск: УлГТУ, 2010. – 127 с.

252.

Там же, с. 18.

253.

Там же, с. 15.

254.

Там же, с. 28.

255.

Там же, с. 29.

256.

Там же, с. 55.

257.

Там же, с. 57.

258.

Там же, с. 58.

259.

Там же, с. 59.

260.

Там же.

261.

Там же.

262.

Немчин А.М., Субетто А.И., Суслов Е.Ю., Суслов Ю.Е. Теоретические основы и методология социально-экономического управления России XXI века: ноосферный аспект. Монография / Под общей ред. А.И.Субетто. – СПб.: СПбГИПТ, 2006. – З2Ос.

263.

Там же, с. 92.

264.

Там же, с. 95.

265.

Там же, с. 159.

266.

Там же, с. 177.

267.

Там же, с. 178 – 179.

268.

Там же, с. 185, 186, 187.

269.

Там же, с. 269 – 299.

270.

Там же, с. 13.

271.

Василенко В.Н. Ноосферная стратегия России и мониторинг устойчивого развития Северных территорий // Ноосферизм: арктический взгляд на устойчивое развитие России и человечества в веке / Под общ. ред. А.И.Субетто и А.Т.Шаукенбаевой. Книга 1. – СПб., 2007, с. 305–328.

272.

Василенко В.Н. На пути к ноосфере. – Алмааты: КИСИ, 1997. – З89с.

273.

Субетто А.И. Ноосферный прорыв России в будущее в XXI веке. – СПб., 2010, с. 448 – 476.

274.

Там же, с. 462.

275.

Там же, с. 466, 467.

276.

Там же, с. 471.

277.

Там же, с. 476.

278.

Зубаков В.А. Эндоэкологическое отравление и стратегия выживания. – СПб., 2002, с. 9–11.

279.

Субетто А.И. Ноосферный прорыв России в будущее в XXI веке. – СПб., 2010, с. 517.

280.

Рагимова О.А. Философские основания ноосферной концепции социального здоровья поколений / Диссертация на соиск. учен. степ. д.ф.н. 09.00.11 – социальная философия – СПб.: БГТУ «Военмех» им. Д.Ф.Устинова, 2011. – 368 с.

281.

Там же, с. 87.

282.

Там же.

283.

Там же, с. 120.

284.

Казначеев В.П. Здоровье нации. Просвещение. Образование. – СПб. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 1996.

285.

Сержантов В.Ф. Природа человека и его судьба. Философская антропология. – СПб., 1994, с. 44.

286.

Проект создания университетского комплекса «Смольный университет Российской академии образования». – СПб., 2008, с.3.

287.

Сагатовский В.Н. Философия развивающейся гармонии. Фактические основы мировоззрения. Часть III. Антропология – СПб.: Петрополис, 1999. – 2888 с.; с. 280.

288.

Осипов Ю.М. Опыт философии хозяйства. – М.: МГУ, 1990, с. 298, 299.

289.

Иванов А.В., Фотиева И.В., Шилин М.Ю. Духовно-экологическая цивилизация. – Барнаул, 2000.

290.

Субетто А.И. Манифест ноосферного социализма. – СПб.: Астерион, 2011. – 108с.

291.

Субетто А.И. Исповедь последнего человека. – СПб., 2011. – З66с.

Субетто Александр Иванович