О чувствах

Ошо. О чувствах

Часть І Осознание природы эмоций

Эмоции непостоянны. Поэтому они и называются эмоции [от лат. тотiо — движение]. Эмоции постоянно меняются. В один момент ты грустишь, в другой — счастлив; в один момент испытываешь гнев, в другой — сострадание. В один момент ты испытываешь любовь, в другой — полон ненависти; утром все было прекрасно, вечером все хуже некуда.

И так день за днем. Это не может быть твоей природой. Должна быть какая-то связующая нить. Так, глядя на гирлянду, ты видишь цветы, но не видишь нити, на которой они держатся. Цветы — всевозможные эмоции (гнев, печаль, боль, счастье, страдание), гирлянда — наша жизнь. Цветочная гирлянда — наша жизнь. Не может быть, чтобы не существовало связующей нити, — в таком случае ты бы просто давно распался на части. Что же это за путеводная нить?

Вначале о главном. Механика ума

Твои эмоции, чувства и мысли управляются извне. Сегодня это знание, которым мистики владели тысячелетия назад, признала наука. Содержимое твоего ума не есть ты. Единственная проблема в том, что ты себя идентифицируешь со своим умом.

Например, тебя кто-то оскорбляет и ты злишься. Ты думаешь, что злишься ты, но с научной точки зрения оскорбление действует как дистанционное управление. Человек, который тебя оскорбил, управляет твоим поведением. Твоя реакция — реакция марионетки.

Сегодня ученые умеют вводить электроды в определенные центры мозга. Это совершенно невероятно. Хотя мистикам это было известно несколько тысяч лет назад, наука только недавно обнаружила, что в мозгу есть сотни центров, контролирующих наше поведение. Электрод можно ввести в определенный центр, например центр гнева. Никто тебя не оскорбляет, не унижает, ничего тебе не говорит; ты спокойно сидишь, но кто-то нажимает на кнопку устройства дистанционного управления — и ты начинаешь злиться!

Кажется, для злости нет никакой причины. Возможно, ты найдешь этому какое-то объяснение. Если ты видишь, что по коридору идет человек, и вспоминаешь, что он тебя оскорбил, ты, по крайней мере, находишь какое-то объяснение, чтобы утешить себя, — ты не сошел с ума. Но спокойно сидеть и вдруг почувствовать злость без всякого повода…

Таким же точно образом тебя можно сделать и счастливым. Ты спокойно сидишь — и вдруг начинаешь смеяться. Ты оглядываешься по сторонам — если кто-то тебя увидит, он подумает, что ты сошел с ума. Никто ничего не сказал, ничего не произошло, никто не поскользнулся на кожуре от банана. Почему ты смеешься? Ты постараешься дать приступу смеха разумное объяснение. Самое удивительное, что в следующий раз происходит то же самое. Логические обоснования, в которых ты находишь утешение, — не ты сам. Они похожи на грампластинку.

Читая о научных исследованиях этих центров, я вспомнил свои студенческие дни. Я был участником межуниверситетских дебатов; были представлены все университеты нашей страны. Присутствовали также участники от Санскритского университета г. Варанаси. В присутствии участников от других университетов они, как правило, чувствовали себя не очень уверенно. Зная древние писания, санскритскую поэзию и драму, они, однако, не были знакомы с современным миром литературы, искусства, философии, логики. Неуверенность в себе проявляется порой очень странно…

После того как я закончил выступление, к кафедре вышел представитель Санскритского университета. Чтобы скрыть неуверенность и произвести впечатление на аудиторию, он начал свою речь цитатой из Бертрана Рассела — он просто выучил ее. У санскритских студентов прекрасная память — как ни у кого. Но он очень боялся выступать публично. Он не знал ничего о том, о чем хотел сказать, ничего не знал о Бертране Расселе. Если бы он процитировал что-нибудь на санскрите, он ощущал бы себя гораздо уверенней.

Посередине цитаты он запнулся. Я только что закончил выступление и сидел рядом. Повисла тишина, от волнения он вспотел. Просто чтобы помочь ему, я сказал: «Начни сначала». Что я мог еще сделать? Он находился в каком-то ступоре. Я сказал: «Если не можешь вспомнить, начни сначала. Возможно, это поможет».

И он начал снова: «Братья и сестры…» И снова запнулся на том же самом месте. Это уже становилось смешно. Весь зал начал кричать: «Сначала!» Он оказался в очень трудном положении. Он не мог ни продолжить фразу, ни стоять молча. В том и в другом случае это выглядело бы слишком глупо. Он был вынужден начать сначала. И он снова начал с самой первой фразы: «Братья и сестры…»

На протяжении пятнадцати минут мы слышали только одну эту фразу, снова и снова. Когда отпущенное ему время вышло, он подошел и сел рядом со мной. Он сказал: «Ты мне все испортил». Я ответил: «Я старался тебе помочь». Он был возмущен: «И это ты называешь помощью?» Я сказал: «Ты бы так или иначе попал впросак. Но так, по крайней мере, ты доставил аудитории удовольствие. Ты должен радоваться! И почему ты выбрал это высказывание? Когда я говорил: «Начни заново», не нужно было начинать с самого начала. Это высказывание можно было просто опустить».

Прочитав о результатах научных исследований, я узнал, что речевой центр похож на граммофонную пластинку. Однако с одним весьма странным отличием. Сняв иголку с граммофонной пластинки, ты можешь поставить ее на то же самое место. В примере с речевым центром она всегда будет возвращаться к самому началу.

Можешь ли ты в таком случае считать себя хозяином своих слов? Хозяином своих чувств? Хотя в тебя не вживлены электроды, на биологическом уровне происходит то же самое.

Ты видишь определенного типа женщину, и твой ум мгновенно реагирует: «Какая красивая!» Это не что иное, как устройство дистанционного управления. Женщина действует просто как устройство дистанционного управления, соединенное с электродом. Речевой центр просто воспроизводит слова: «Какая красавица!»

Ум — это механизм. Это не ты сам. Он запоминает поступающую извне информацию и соответствующим образом реагирует. Единственное отличие между индуистом и мусульманином, христианином и иудеем — разные граммофонные пластинки. Человеческая природа — одна и та же. Устройство для воспроизведения граммофонных пластинок, будь они иудейские, санскритские, персидские или, может быть, арабские, — одно и то же. Для него не важно, санскритская это пластинка или иудейская.

Все ваши религии, все ваши политические идеи, все ваши культурные ценности — всё это пластинки. В разных ситуациях используются разные записи.

В жизни раджи Дходжа, одного из мудрейших царей Индии, был замечательный случай. Он был очень благосклонен к мудрецам. Его сокровищница была открыта только для одной цели — собрать всех мудрецов страны, чего бы это ни стоило. Столицей его царства была Уджайна. При его дворе было тридцать самых известных людей страны. Это был самый пышный двор во всем царстве.

Одним из членов двора раджи Дходжа был один из величайших поэтов мира — Калидаса.

Однажды появился бросивший двору вызов человек, заявивший, что он владеет тридцатью языками. Он сказал: «Я слышал, при вашем дворе собрались со всей страны самые мудрые люди. Тому, кто угадает, какой из тридцати языков мой родной, я дам тысячу золотых монет. Кто не угадает, должен будет отдать тысячу золотых монет мне».

Любой человек знает: так как изучение любого языка, кроме родного (англ. «mother tongue», «материнский язык»), требует усилий, ты никогда не сможешь научиться говорить ни на одном языке, как на своем родном. Знали это и собравшиеся при дворе великие ученые. Изучение родного языка происходит естественно. Тебе даже не нужно его учить. Тому, чтобы ты начал на нем говорить, способствует вся окружающая тебя обстановка. Это естественный процесс. Поэтому даже немцы, называющие свою страну «отечеством» (англ. «fatherland») — большинство стран использует слово «родина» (англ. «motherland»), — не называют свой язык отеческим (англ. «father tongue»). Язык называется родным («материнским»), так как ребенок впервые слышит его от матери. Отец дома практически не говорит! Всегда говорит мать; отец всегда только слушает.

Многие приняли брошенный им вызов. И этот человек начал говорить на тридцати языках — несколько фраз на одном языке, несколько на другом. Понять, какой язык его родной, было очень сложно. Он действительно в совершенстве владел всеми этими языками. На каждом из них он говорил, как если бы это был его родной язык. Все тридцать великих ученых проиграли спор. Спор продолжался тридцать дней. Каждый день один ученый принимал вызов и… проигрывал. Они высказывали свое предположение, но человек каждый раз неуклонно отвечал: «Нет, это не мой родной язык».

Наступил тридцать первый день… Раджа Дходж непрерывно спрашивал Калидасу: «Почему ты не принимаешь вызов? Поэт знает язык, как никто другой». Калидаса ничего ему не отвечал. Тридцать дней он наблюдал, пытаясь определить, на каком языке этот человек говорит с большей свободой и удовольствием. Однако он так и не смог обнаружить никакой разницы.

На тридцать первый день Калидаса попросил раджу Дходжа и всех мудрецов собраться у входа во дворец. К дворцу вела длинная лестница; когда этот человек ступил на последнюю ступень, Калидаса столкнул его вниз. Летя по ступенькам кубарем вниз, он, исполненный гнева, закричал.

И тогда Калидаса сказал: «Это и есть твой родной язык».

В гневе ты не можешь себя контролировать. Он не ожидал, что против него используют в споре такую тактику. Это действительно был его родной язык. Глубже всего в его уме хранилась запись его родного языка.

Один из моих профессоров — он объездил весь мир и учил в разных университетах — часто говорил: «Я испытывал трудности в других странах только в двух случаях — когда в кого-то влюблялся или когда с кем-то боролся. В подобные моменты ты нуждаешься в родном языке. Выражение любви на другом языке кажется поверхностным. Бранясь с кем-то на другом языке, ты не получаешь того удовольствия». Он добавил: «Наиболее значительные из этих ситуаций в большинстве случаев связаны с одним и тем же человеком! Человек, которого ты любишь, — он же человек, с которым ты вынужден сражаться».

Он был прав: на языке, который не является для тебя родным, все звучит немного поверхностно — ты не можешь ни спеть прекрасную песню, ни от души выругаться. В обоих случаях выходит что-то невразумительное.

Ум — механизм записи событий извне и соответствующего на них реагирования. Это не ты сам. К сожалению, психологи считают, что ум — это все. Это означает, что ты лишь собрание поступающих извне впечатлений. Что у тебя нет обладающей отдельным существованием души. Сама идея о душе — и та привнесена извне.

Этим и отличаются мистики. Они полностью принимают результаты современных научных исследований об уме. Но в отношении человеческой сущности точка зрения ученых неверна. В отличие от ума, осознание не привнесено извне и не является просто идеей — ученым так и не удалось обнаружить какой-либо отвечающий за осознание мозговой центр.

Главная задача медитации — позволить тебе осознать, что такое ум. Ты можешь понять, что гневное состояние ума — просто пластинка. Ты можешь вспомнить, что печальное состояние ума — просто пластинка. Та или иная ситуация приводит в действие устройство дистанционного управления, и ты ощущаешь печаль, гнев, разочарование, беспокойство, напряжение — это реакция ума, это приходит извне. Ты всего лишь наблюдатель. Эта реакция — не твоя.

Искусство медитации — в том, чтобы научиться осознанию и бдительности. Ощутив гнев, не подавляй его; позволь ему, проявиться. Просто осознавай. Воспринимай его как нечто внешнее. Постепенно прекращай идентифицировать себя со своим умом. Тогда ты сможешь обнаружить свою истинную индивидуальность, свое существо, свою душу.

Обретение такого осознания и есть просветление — ты становишься просветленным. Ты больше не находишься во тьме, ты перестаешь быть марионеткой в руках ума. Теперь ты хозяин, а не слуга. Ум больше не реагирует на происходящее автоматически. Теперь ему нужно твое разрешение. Ты перестаешь злиться, когда кто-то тебя оскорбляет.

Как говорил своим ученикам Гаутама Будда: «Гневаться настолько глупо, что просто непостижимо, как разумные человеческие существа продолжают это делать. Кто-то другой что-то делает, и вы впадаете в гнев. Он может что-то не так сказать или сделать, он может предпринять попытку вас оскорбить — это его право. Если вы реагируете на это, вы становитесь рабами. Говоря оскорбляющему вас человеку: «Вы получаете удовольствие от того, чтобы меня оскорбить, я — от того, чтобы не впадать в гнев», вы ведете себя как хозяин».

Если хозяин в тебе не кристаллизовался, у тебя нет души, ты просто граммофонная пластинка. Когда, повзрослев, ты станешь опытней, люди будут считать, что ты стал мудрей — на самом деле ты просто становишься ослом, груженым книгами.

Мудрость состоит только из одного — знать немногое, но знать одно, и это одно — осознание и его отличие от ума.

Просто наблюдай за мелочами. Ты будешь удивлен. Люди продолжают делать каждый день одно и то же. Они решают что-то сделать, они сокрушаются, что чего-то не сделали. И так каждый день. Ты снова и снова совершаешь поступки, приносящие тебе страдания, печаль, беспокойство, как если бы ты был абсолютно беспомощен. Ты и будешь продолжать оставаться беспомощным, пока не отделишь ум от осознания.

Отделение осознания от ума— величайшая революция, которая может произойти с человеком. Когда это происходит, твоя жизнь превращается в настоящий праздник— тебе больше не нужно делать ничего, что причиняет тебе вред или делает тебя несчастным: Теперь ты можешь делать и делаешь только то, что приносит тебе радость и удовлетворение и превращает твою жизнь в произведение искусства.

Это возможно, только если ты пробудил внутри себя хозяина. Пока хозяин крепко спит, роль хозяина играет слуга. Этот слуга — даже не твой; его создал окружающий мир. Он следует законам этого мира.

Это трагедия всей человеческой жизни: ты спишь, а над тобой господствует окружающий мир, приспосабливая твой ум к своим нуждам. В этом случае твой ум — просто марионетка. Когда осознание становится пламенем, оно сжигает рабскую зависимость, которую создал ум. Самое большее счастье для человека — быть хозяином своей судьбы.

Ум — не твой друг. Занимает он свое место или претендует на роль хозяина, ум — не твой друг. Борьба за истину, свободу и счастье — не борьба с миром; это борьба с умом-марионеткой. Это очень просто.

У Калила Джебрана есть замечательная история.

Крестьяне в селах, чтобы защитить свой урожай, ставят в огороде пугало. Для этого одну палку привязывают к другой. Получается очень похоже на крест. Они накручивают на него какую-то одежду, а на место головы надевают глиняный горшок. Одежда и две руки создавали впечатление, что за урожаем кто-то наблюдает. Для животных этого было достаточно.

Джебран рассказывает: «Однажды я спросил у такого пугала: «Я могу понять крестьянина, который тебя сделал, — ты ему нужен. Я могу понять бедных животных— у них недостаточно ума, чтобы понять, что ты ненастоящий. Ты стоишь здесь в дождь, солнце, жару и холод — зачем?»

И пугало ответило ему: «Ты не знаешь, в чем заключается для меня удовольствие. Отпугивать этих животных — удовольствие, стоящее того, чтобы страдать от дождя, солнца, жары и мороза. Я отпугиваю тысячи животных! Я знаю, что я не настоящий, что внутри меня ничего нет. Меня это не волнует. Мне приносит радость пугать других».

Я хочу у тебя спросить: «Хотел бы ты быть похожим на это чучело — не имея ничего внутри, внушать людям страх, дарить счастье и уважение? Жить только для других? Заглядываешь ли ты когда-нибудь внутрь себя? Есть ли кто-нибудь дома? Заинтересован ли ты в том, чтобы найти хозяина дома?

Хозяин здесь. Если он спит, ты можешь его разбудить. Как только ты пробудишь в себе хозяина, твоя жизнь заиграет новыми красками и зазвучит новыми звуками. Ты впервые по-настоящему почувствуешь, что такое жизнь.

Дверь в жизнь открывается не через ум, но через сердце. Величайшая проблема, с которой сталкивается современный человек, — то, что он чрезмерно полагается на ум и полностью отрицает, даже осуждает сердце. Чувства не приветствуются, но подавляются. Человек, который следует своим чувствам, считается слабым и незрелым. Человек, который следует своим чувствам, считается несовременным. Поскольку приверженность эмоциям повсюду осуждается, человек начинает бояться своих чувств. Человек учится отключать чувства. Сердце становится просто органом, которое закачивает и очищает кровь.

Впервые в истории человечества сердце было сведено до чисто физиологического уровня. Истинное сердце скрывается за физиологией сердца. Наука не может его обнаружить, ибо оно не является частью физического тела. Ты должен узнать о нем от поэтов, скульпторов, художников, музыкантов. Тайным знанием о нем владеют мистики. Как только ты узнаешь, что внутри тебя есть пространство, не загрязненное культурой, обществом, образованием — свободное от идей буддизма, христианства, ислама, не запятнанное всем тем, что происходит с современным обществом, девственно чистое, как только ты прикасаешься к этому источнику своего существа, твоя жизнь переходит на новый уровень.

Этот уровень — божественный. Уровень ума и не-ума — уровень человека и животного. Божественный уровень, уровень сердца, лежит за пределами ума. Сердце — то, что связывает нас со всем остальным.

Все разработанные мной медитативные техники предназначены для одной цели: привести тебя от головы к сердцу, вытащить тебя из болота головы к свободе сердца, любым образом заставить тебя осознать, что ты — не только голова.

Голова — замечательный механизм; используй его. Он должен служить твоим чувствам. Ум служит чувствам, все уравновешено. Не откуда-то извне, но из твоих внутренних источников в тебе возникают огромный покой и радость. Это преображает не только тебя, но и окружающих — каждый человек открывает для себя в общении с тобой что-то новое.

Подавление и контроль — корни эмоциональной обусловленности

Каждый ребенок, рождаясь, чувствует весь мир — он еще не умеет себя от него отделять. Мы учим его этому постепенно. Мы даем ему имя, внушаем ему личностные качества и амбиции — мы делаем из него личность. Этот процесс постепенно усугубляется воспитанием, образованием, религиозным обучением. Ребенок начинает забывать, каким он был в утробе матери — когда он еще не был врачом или инженером. У него не было имени; он не существовал отдельно. Он существовал как единое целое со своей матерью. Материнская утроба была для него всем его миром.

Ребенок в материнской утробе не беспокоится о том, что случится с ним завтра. У него нет ни денег, ни бизнеса, ни банковского счета. Он — безработный, у которого нет квалификации. Он не знает, когда сменяются времена года, когда наступает день и ночь; он живет в полной невинности, в глубокой уверенности, что все будет хорошо. Если сегодня все хорошо, так же должно быть и завтра. Он так не «думает», это его внутреннее чувство, ведь он еще не знает слов. Ему известны только чувства и настроения. Он всегда пребывает в радостном настроении — абсолютная свобода без какой бы то ни было ответственности.

Почему, выходя из утробы матери, ребенок причиняет матери такую боль? Почему ребенок плачет, когда рождается? Попробуй взглянуть на эти вопросы поглубже — они могут помочь тебе раскрыть великие тайны жизни. Ребенок не хочет выходить из материнской утробы потому что она стала его домом. Он не отмечает время; девять месяцев — почти вечность. Сколько он себя помнит, он всегда находился в утробе. Теперь его дом у него неожиданно забирают. Его выбрасывают, выгоняют, а он изо всех сил сопротивляется. Он цепляется за материнскую утробу. Это проблема. И чем больше он остается внутри, тем больше мать страдает от боли, мать хочет, чтобы он быстрее родился. Но ребенок цепляется. Все без исключения дети плачут, когда рождаются.

Говорят, что в момент рождения смеялся только Лао-цзы. Такое возможно. Он был необычным, сумасшедшим человеком с самого начала. Поскольку он не знал, что в это время нужно плакать, он смеялся. Он оставался таким всю свою жизнь. С этого необычного инцидента начинается история его удивительной жизни. Все были потрясены — ведь раньше при рождении никто не смеялся. Хотя эта история может оказаться и просто мифом. Люди, которые изучали Лао-цзы и писали о нем, могли решить, что и его рождение не могло быть обычным. Момент его рождения должен быть такой же, как и его жизнь, — не вписывающийся ни в какие рамки. Возможно, это просто миф. Так или иначе, это исключение из правила.

Почему ребенок плачет, когда рождается? Потому что у него забирают его дом, его мир рушится — он неожиданно оказывается в незнакомом мире среди незнакомых людей. С каждым днем его свободы становится все меньше, а ответственности — все больше. Поэтому ребенок продолжает плакать. В конце концов он обнаруживает, что свободы больше нет, есть только ответственность и обязанности; он становится похож на вьючное животное. Он видит это со всей ясностью невинности. Разве можно его за это осуждать?

Психологи считают, что поиски истины, Бога, рая основываются на опыте пребывания ребенка в материнской утробе. Он не может этого забыть. Даже если он забывает об этом, это переживание хранится на подсознательном уровне. Они снова ищут тех прекрасных дней, когда они ощущали абсолютную свободу и полное расслабление.

Некоторым это удается. Я называю это просветлением. Можешь называть это как угодно, смысл не меняется. Материнской утробой для человека, достигшего просветления, становится весь мир. Ты можешь расслабляться, можешь наслаждаться, можешь петь, можешь танцевать. Ты обладаешь бесконечной жизнью и вселенским сознанием.

Но люди боятся расслабиться. Они боятся довериться. Они боятся слез. Они боятся всего необычного, всего выходящего за пределы мирского. Сопротивляясь, они сами роют себе могилу и никогда не получают экстатических переживаний, являющихся их правом по рождению.

Человек, живущий в Лос-Анджелесе, приходит на прием к психиатру. Хотя в его регистрационной карточке записано имя Хайми Голдберг, он представляется как Наполеон Бонапарт.

— Итак, в чем проблема? — спрашивает врач.

— По правде говоря, док, все прекрасно. Моя армия сильна, мой дворец великолепен, моя страна процветает. Единственная проблема — моя жена Жозефина.

— В чем же проблема? — спросил его врач.

— Она считает, что она миссис Голдберг, — воскликнул пациент, воздев в отчаянии руки.

Из-за своих проблем, напряжений и беспокойства он потерялся в толпе и стал кем-то другим. Но в глубине души он понимает: это всего лишь роль, которую он играет. Это создает в нем глубокий психологический надлом. Понимая, что это не его истинное «я», он не может играть роль до конца. Он также не может найти свое истинное «я». Он вынужден играть свою роль, ведь она дает ему все: средства к существованию, семью, детей, уважение, власть. Он не может всем этим рисковать. Поэтому он продолжает играть роль Наполеона Бонапарта.

Постепенно он начинает в это верить. Он вынужден верить — иначе ему тяжело будет играть роль. Лучший актер — тот, кто забывает о себе и становится единым целым со своим персонажем; тогда его любовь и плач становятся настоящими, слова — не продиктованными ролью. Они исходят из самого его сердца. Если ты должен играть роль, ты должен глубоко ей проникнуться. Ты должен стать ею.

Каждый играет свою роль, понимая, что это не его истинное «я». Это создает надлом или беспокойство. Это лишает возможности для расслабления, доверия, любви, какой-либо общности. Ты оказываешься в изоляции. Это дело твоих собственных рук.

То, что мир полон страдания, — неестественное положение дел. Блаженство должно быть естественным и универсальным.

Почему так тяжело и страшно показывать свои истинные чувства и даже просто быть собой?

Так трудно показывать свои чувства оттого, что на протяжении тысяч лет тебе внушали подавлять свои чувства. Это стало частью вашего коллективного бессознательного. Несколько тысяч лет вам говорили не быть собой. Быть Иисусом, Буддой, Кришной, но никогда — собой. Быть кем-то другим. Это вошло в твою кровь.

Глубоко укоренившееся неприятие себя стало частью тебя самого. Тебя осуждали все священники. Они говорили тебе, что ты грешник, что ты был рожден во грехе. Единственное, на что ты можешь надеяться, — что тебя спасет Иисус или Кришна. Ты не можешь спасти себя сам. Ты обречен; все, что ты можешь, — молиться, чтобы тебя спасли Кришна или Иисус. Ты просто пыль. Ты абсолютно бесполезен. Ты причислен к скверне. Вот почему тебе так сложно и страшно показывать свои чувства. Тебя учили быть лицемером.

Лицемерие вознаграждается. Говорится, что честность — лучшая политика. Политика*. Политикой становится даже честность. Почему? Потому что честность вознаграждается. Но что, если честность не вознаграждается? Тогда лучшей политикой становится лицемерие. Все зависит от того, что лучше работает — что делает тебя богаче, приносит тебе больше уважения, что безопаснее или удобнее в той или иной ситуации, что тешит твое это. Вот как определяется лучшая политика. Это может быть честность, это может быть лицемерие; одно или другое используется просто как средство.

Удачной политикой стала даже религия. Она превратилась в нечто вроде страховки — ты совершаешь благие поступки, ходишь в церковь, жертвуешь деньги бедным — ты готовишься к переходу в другой мир. Ты открываешь в раю банковский счет. Ты думаешь, что тогда тебя встретят как дорогого гостя. Что ангелы будут кричать «Аллилуйя», танцевать и играть на арфах. Величина этого банковского счета зависит от того, сколько ты совершил благих дел. Религия тоже стала бизнесом. Твоя истинная сущность подавлена.

Люди, которым удалось подавить свои чувства, пользуются большим уважением. Их называют святыми — а это настоящие шизофреники. Они нуждаются в лечении! Чудо, если хотя бы один из ста таких «святых» окажется святым. Остальные девяносто девять — просто мошенники. Я не говорю, что они пытаются тебя обмануть; они обманывают себя. Это несчастные люди.

Я знал в Индии многих махатм, которых, как никого другого, уважали массы людей. Они раскрывали мне свои сердца — у меня были с ними очень близкие отношения. Они хуже обычных людей.

Посещая заключенных, чтобы учить их медитации, я был поражен: это люди намного лучше, невиннее и проще, чем ваши святые. Даже те, которые получили пожизненный срок. Ваши святые умны и коварны. Единственное, на что они способны, — это подавлять свои чувства. Естественно, вследствие этого в их жизни образуется надлом. У них есть две жизни: одну они выставляют напоказ, другую — истинную — не видит никто. Они боятся признаться в этом даже самим себе.

В меньшей степени — ведь ты не святой — это касается и тебя. Тебя пока еще можно вылечить. Твоя болезнь еще не приняла хроническую форму. Сейчас она пока похожа на обычную простуду; она легко может пройти.

Но все находятся под влиянием этих так называемых святых (на самом деле — сумасшедших). Они подавили половое влечение, подавили гнев, подавили жадность. Внутри у них все кипит. Их жизнь — настоящий кошмар. Они не знают, что такое тишина и покой. Их улыбки — ненастоящие.

В индуистских писаниях есть много историй о том, что, когда великий святой стоит на пороге просветления, боги, чтобы проверить его, посылают к нему прекрасных женщин. Не представляю, зачем богам беспокоить этих бедных парней. Мучающий себя голодом, истязающий себя, стоящий на голове, подавляющий свои чувства аскет… он не причинил никому вреда, кроме себя самого. Почему боги должен посылать ему испытание? Они должны ему помочь! Но они посылают красивых обнаженных женщин, и эти женщины танцуют вокруг него и совершают непристойные движения. Конечно, он становится их жертвой. Он пленен их красотой. Как будто боги могут препятствовать тому, кто стоит на пороге просветления. Это просто нелепо! Вместо того чтобы противодействовать, они должны помогать.

Такие истории не следует понимать буквально; это важные символы и метафоры. Попадись они Зигмунду Фрейду, он бы пришел от них в полный восторг. Они полностью подтвердили бы его теорию психоанализа.

На самом деле ничего этого не было; это были лишь проекции их подавленных чувств. Это были их подавленные желания — они подавляли свои желания так долго, и теперь они стали настолько сильны, что стали воплощаться у них перед глазами.

Святые в Индии учат не сидеть в течение определенного времени на месте, на котором сидела женщина. Считается, что от такого места исходит опасность. Глупо, правда? И это учителя человечества. Это люди, которые заставили тебя бояться твоих собственных чувств — так как ты не можешь эти чувства принять. Поскольку ты их отвергаешь, возникает страх.

Прими их. Проблема не в твоих чувствах. Проблема в тебе! Вместо того чтобы подавлять эмоции, научись искусству гармонизации энергии. Ты должен стать оркестром. Да, если ты не знаешь, как играть на музыкальных инструментах, ты будешь создавать шум и сведешь с ума соседей. Но если ты знаешь, как играть на инструментах, ты создашь божественную музыку. Ты можешь принести на Землю что-то неземное.

Жизнь — это великий инструмент. Ты должен научиться на нем играть. Ничто не должно быть уничтожено, урезано, подавлено, отклонено. Жизнь, которая была дарована тебе, прекрасна. То, что ты не можешь получать от нее удовольствие, означает, что ты еще недостаточно искусен. Мы принимаем нашу жизнь как данность, и в этом наша ошибка. Нам дана редкая возможность. Нам был дан жизненный потенциал; наша задача — научиться его реализовать.

Используй для этого все возможные ресурсы. Можно научиться преображать гнев в сострадание, жадность — в щедрость, секс — в любовь. Любой вид энергии можно превратить в полярно противоположный (ибо он уже потенциально присутствует).

Тело содержит в себе душу, материя содержит в себе ум. Мир включает в себя рай, тлен включает в себя Божественное. Первый шаг, чтобы обнаружить это, — принять себя. Ты не должен стать Иисусом. Ты не должен стать Буддой или кем-то еще. Ты должен быть собой. Жизни не нужны копии; она любит уникальность. Ты можешь предложить ей себя только как уникальное явление. Она способна принять тебя в качестве подношения лишь как уникальное явление. Не как подражание Иисусу, Кришне, Будде, Мухаммеду. Подражатели отвергаются. Будь самим собой. Уважай себя. Люби себя. Начни наблюдать свою энергию. Ты — это огромный мир! Постепенно, когда в тебе разовьется осознание, ты научишься все расставлять на свои места. Твой мир перевернут вверх ногами, это правда. Но с тобой самим все в порядке. Ты не грешник — несколько действий, чтобы перевернуть с головы на ноги твой мир, и ты станешь прекрасным явлением.

Расскажи, пожалуйста, о подавлении чувств о том, как от этого можно избавиться. Что это такое, и если лучше чувства не подавлять, почему мы продолжаем это делать?

Подавление чувств — неисполнение жизненного предназначения. Это совершение того, чего ты никогда не хотел. Ты становишься человеком, которым ты не являешься. Это способ саморазрушения. Подавление чувств — это самоубийство, очень медленное, но очень верное. Это медленное отравление. Подавление чувств — самоубийство, выражение чувств — жизнь.

Если ты подавляешь свои чувства, значит, ты вообще не живешь. Жизнь — выражение, творчество, радость. Если ты живешь такой жизнью, какой жизнь хочет, чтобы ты жил, ты живешь естественно.

Не бойся священнослужителей. Слушай свои инстинкты, свое тело, свое сердце, свой ум. Полагайся на себя. Следуй за тем, что тебе подсказывает твоя интуиция, и ты никогда не будешь в проигрыше. Живя такой естественной жизнью, однажды ты обязательно оказываешься перед вратами Божественного.

Твоя природа божественна. То, к чему тебя зовет твоя природа, — это то, к чему тебя зовет жизнь. Не слушай тех, кто вливает тебе в уши яд. Следуй зову твоей природы. Да, этого недостаточно, так как есть еще высшая природа. Но высшее проявляется через низшее. Цветок лотоса цветет в грязи. Из тела рождается душа, из секса — трансцендентная мудрость.

Из пищи рождается осознание. На Востоке мы говорим: Аннам Брахм, пища — это Бог. Что это означает? Низшее связано с высшим, поверхностное с глубоким.

Священники учат подавлять в себе низменное. Их рассуждения очень логичны. Единственное, о чем они забывают, — факт, что жизнь нелогична. Они очень логичны, и тебя это привлекает. Вот почему ты следовал за ними и прислушивался к тому, что они говорят столько столетий. Идея, будто для обретения высшего не следует прислушиваться к низшему, обращена к твоему уму. Она кажется логичной. Если ты хочешь подняться вверх, ты не должен опускаться — это очень разумно. Единственная проблема — жизнь нелогична.

Несколько дней назад я разговаривал с одним врачом. Он проводил групповые семинары, и иногда наступали моменты, когда вся группа погружалась в молчание. Происходило это всегда очень неожиданно. Эти редкие моменты тишины были необычайно прекрасны. Он говорил: «Они такие непостижимые, эти моменты. Мы ими не управляем, не думаем о них, просто они иногда появляются. Когда они наступают, группа ощущает присутствие чего-то великого, высшего, непостижимого. В такие моменты все как один вдруг замолкают». Его логика подсказывала ему: «Возможно, было бы неплохо, если бы я провел в тишине полностью весь семинар». Он начал думать: «Если эти редкие моменты столь прекрасны, как помочь их максимально растянуть?»

Я сказал ему: «Ты мыслишь логически, но жизнь нелогична. Если ты будешь оставаться в тишине в течение всего процесса, эти моменты никогда не наступят».

Жизнь — это единство противоположностей. Если днем ты тяжело работал — рубил лес — ночью ты глубоко спишь. Теперь подумаем логически. Следующим утром ты можешь подумать: «Хотя я вчера весь день работал и очень устал, ночью я глубоко спал. Если завтра я буду весь день отдыхать, мой сон будет еще глубже». На следующий день ты откидываешься в кресле и ничего не делаешь. Думаешь, тебе обеспечен хороший сон? Ты будешь спать даже хуже, чем обычно! Вот почему люди, которые не очень заняты днем работой, могут страдать от бессонницы.

Жизнь нелогична, природа нелогична. Она дарит сон целый день скитающимся из одного города в другой, нищим. Она дарит хороший сон рабочим, каменотесам, лесорубам. Они весь день тяжело работали и устали. Благодаря этой усталости они погружаются в глубокий сон.

Это всего лишь один из примеров. Чем больше ты энергетически истощен, тем больше ты нуждаешься во сне (восполнить запасы энергии ты можешь только во время глубокого сна). Если твоя энергия истощена, ты порождаешь ситуацию, в которой погружаешься в глубокий сон. Если ты вообще не работаешь, в этом нет необходимости. Ты не использовал даже ту энергию, которая у тебя есть. Энергия дается тем, кто ее использует.

Врач, с которым я разговаривал, продолжал мыслить логически: «Если семинар будет полностью проходить в тишине…» Но тогда даже те редкие моменты тишины исчезнут, а все участники группы будут вести внутренний диалог. Хотя внешне они сохраняют тишину, их ум изнутри взрывается. Они тяжело работают, выплескивают наружу свои эмоции — они истощены. Затем наступает момент, когда они истощены настолько, что ничего не могут из себя выжать. В этот момент неожиданно происходит контакт — нисходит тишина.

После работы — отдых. После эмоционального выплеска — тишина. Это закон жизни. А жизнь, как я уже об этом говорил, очень нелогична. Если ты действительно хочешь себя обезопасить, выбирай опасный путь. Если хочешь жить по-настоящему, будь готов умереть в любой момент. Это антилогика жизни! Если ты хочешь быть действительно искренним, ты должен идти на риск.

Например, поскольку тебя учили никогда не гневаться, ты считаешь человека, который никогда не гневается, очень любящим. Ты неправ. Человек, который никогда не гневается, любить не способен. Гнев и любовь идут рука об руку. Время от времени гнев — если он по-настоящему любит — испытывает каждый человек. Но этот гнев прекрасен — он рожден любовью! Это гнев, который не вызывает обиды. Ты даже ощущаешь благодарность по отношению к человеку, который испытывает гнев. Приходилось тебе когда-нибудь переживать нечто подобное? Если ты любишь кого-то, что-то сделал и этот человек гневается — гневается по-настоящему, — ты благодарен ему за это, ведь он любит тебя так сильно, что может позволить себе гнев. Почему иначе он бы это делал? Если ты не хочешь «дарить» другому человеку энергию своего гнева, оставайся вежливым. Если не хочешь ничего отдавать или рисковать, улыбайся.

Сможешь ли ты сохранять спокойствие и не разозлиться, если твой ребенок собирается прыгнуть в пропасть? Сможешь ты не вскипеть и не закричать — и продолжать улыбаться? Это невозможно!

Есть история:

При дворе царя Соломона две женщины сражались за ребенка. Обе заявляли на него свои права. Сложилась очень сложная ситуация. Как было ее решить? Ребенок был слишком мал и не мог ничего сказать.

Соломон посмотрел на них и сказал: «Я знаю, что я сделаю — я разрежу ребенка пополам. Это единственный способ. Я должен быть беспристрастен и справедлив. Нет ни единого доказательства, что ребенок принадлежит одной из вас. Поэтому я как царь принял решение — чтобы разделить этого ребенка между вами обеими, нужно разрезать его тело пополам».

Женщина, которая держала ребенка на руках, продолжала улыбаться, она была счастлива. Вторая женщина после этих слов царя была готова его убить! Она словно потеряла рассудок. Она сказала: «Что ты такое говоришь? Ты сошел с ума?» Она была в ярости. Она просто пришла в неистовство! Само воплощение гнева. Наконец она сказала: «Если это справедливость, я отказываюсь от своих прав. Пусть ребенок остается с этой женщиной. Этот ребенок принадлежит ей. Это не мой ребенок!» По щекам у нее текли слезы.

И тогда царь сказал: «Этот ребенок твой. Забирай его. Женщина, которая пыталась отобрать у тебя ребенка, — обманщица».

Когда ты любишь, ты можешь впадать в гнев. Если ты любишь, ты можешь себе это позволить. Если ты себя любишь — а иначе ты просто не живешь настоящей жизнью, — ты никогда не будешь подавлять своих чувств. Ты будешь выражать все, что бы тебе ни давала жизнь, — печаль, радости, взлеты и падения, дни и ночи — открыто.

Все, чему тебя учили всю твою жизнь, — быть лицемером. Ты испытываешь злобу, но продолжаешь искусственно улыбаться. Если в тебя возникает ярость, ты ее в себе подавляешь. Ты никогда не бываешь с собой искренним.

Подлинная история из жизни:

Джо и его маленькая дочь Мидж отправились в парк аттракционов. По дороге они остановились перекусить. Когда они остановились в парке перед огромным киоском с хот-догами, Мидж было начала: «Папочка, я хочу…» Джо оборвал ее и накормил попкорном.

Когда они подошли к киоску с мороженым, Мидж начала снова: «Папочка, я хочу…» Но Джо снова ее перебил. На этот раз он сказал: «Знаю я, чего ты хочешь! Ты хочешь мороженого».

«Нет, папочка, — взмолилась Мидж. — Я хочу в туалет».

Это то, что она хотела сказать с самого начала. Но ее никто не слушал.

Подавлять собственные чувства — значит не прислушиваться к своей природе. Это способ саморазрушения.

Двенадцать скинхедов в куртках Levi's и полном обмундировании заходят в паб.

Они подходят к бармену и говорят:

— Тринадцать пинт горького пива.

— Но ведь тебя вас двенадцать.

— Послушай, нам нужно тринадцать пинт пива.

Бармен принес пиво, и они сели за столик. Лидер скинхедов подходит к маленькому старику-китайцу, который сидит в углу, и говорит:

— Вот ты где, папаша. Держи пиво.

Маленький старик сказал:

— Спасибо, сынок, ты очень щедр.

— Все в порядке, мы не имеем ничего против того, чтобы помочь инвалиду.

— Но я не инвалид.

— Ты им станешь, если не купишь нам еще одну порцию.

Вот что такое на самом деле подавление чувств; это то, что делает тебя ущербным. Это ослабляет тебя, это тебя разрушает. Это восстанавливает тебя против самого себя. Это способ создания внутреннего конфликта. Человек, который находится в конфликте с самим собой — человек очень слабый.

Общество сделало большое дело — восстановило всех против самих себя. У тебя ни на что не хватает энергии. Замечаешь ли ты это в себе? Ты постоянно борешься с самим собой. Общество тебя надломило. Оно превратило тебя в шизофреника. Ты просто плывешь по течению. Ты не знаешь, кто ты, ты не знаешь, куда ты направляешься, ты не знаешь, что ты здесь делаешь. Это приводит тебя в замешательство. Из этих сумятицы и хаоса рождаются великие лидеры — Адольф Гитлер, Мао Цзэдун, Иосиф Сталин. В условиях невероятных хаоса и сумятицы появился Папа Римский. Ты сломлен.

Открыто выражай свои чувства. Но помни: это не то же самое, что безответственность. Веди себя благоразумно. Ты никому не должен причинять вреда своим поведением. Человек, который не может причинить вред себе, никогда не причинит вред другому. Человек, который способен причинить вред себе, — опасен. Если ты себя даже не любишь, ты опасен — ты можешь причинить вред. Ты будешь причинять вред.

Если у тебя плохое настроение или депрессия, твоя депрессия и плохое настроение передаются окружающим. Когда ты счастлив, ты хочешь, чтобы все вокруг были счастливы. Потому что счастье возможно только в мире, где счастливы все люди. Если ты живешь в радости, ты хочешь, чтобы так жили все, — это истинная религиозность. Жизнь в радости становится благословением.

Подавление чувств делает тебя ненастоящими. Секс, гнев и жадность благодаря этому из твоей жизни не исчезнут. Просто поменяются названия. Они перейдут на уровень подсознания. Уйдут глубоко внутрь. Конечно, тогда они обретут над тобой большую силу. Задача психоанализа — вывести то, что сокрыто глубоко внутри, на поверхность. Если они поднимаются на уровень сознания, ты можешь от них освободиться.

Один друг спрашивает другого — француза, который остановился в Англии, — как у него дела.

— Все хорошо, за исключением одного. Если я отправляюсь на вечеринку, хозяйка не говорит, где находится писсуар.

— А, Жорж, не бери голову. Это наша английская притворная стыдливость. Вместо этого она тебе скажет: «Не хотите ли помыть руки?» И это будет означать то же самое.

Француз это про себя отметил. В следующий раз, когда он отправился на вечеринку, хозяйка его спросила:

— Добрый вечер, мистер Дюпон, не хотите ли помыть руки?

— Нет, спасибо, мадам, — ответил Жорж. — Я только что уже сделал это под деревом в передней части сада.

Вот что происходит; меняются только названия. Ты сбит с толку; ты не знаешь, что есть что. Но меняются только названия. Это сводит людей с ума.

Ваши родители и общество разрушают вас, вы разрушаете своих детей. Это замкнутый круг. Кто-то должен этот замкнутый круг разорвать.

Если вы правильно меня понимаете, я пытаюсь вывести вас из замкнутого круга. Не сердитесь на своих родителей — они сделали все, что могли. Не переносите это на своих детей. Научите их выражать свои эмоции. Помогите им стать более настоящими. Они будут вам за это безмерно благодарны. Они станут целостными личностями. Они будут знать, чего они хотят.

Если ты четко знаешь, чего ты хочешь, ты можешь к этому стремиться. Если ты не знаешь, чего ты по-настоящему хочешь, как ты можешь к этому стремиться? Ты следуешь за любым человеком, который подсказывает тебе новые идеи. Приходит лидер, который может тебя аргументированно убедить, и ты начинаешь за ним следовать. Ты следовал в своей жизни за многими людьми, и эти люди тебя разрушили.

Следуй своей природе.

Каждое поколение разрушает следующее. Эта ситуация будет продолжаться до тех пор, пока ее кто-нибудь не изменит.

Ты говоришь о том, чтобы быть «естественным», — но разве сама человеческая природа не является проблемой, если позволить ей открыто выражать себя? Не будут ли наши порывы и эмоции создавать нам проблемы в отсутствие, скажем, религиозных норм и правил поведения?

Первое, что важно понять, — человечество находится под властью проклятия. Мы не позволяем себе доверять своей природе. Нам всегда говорили: «Доверишься своей природе — обязательно ошибешься», «Не идите на поводу у своих чувств». Недоверие, ограничение, контроль «Человеческая природа в сущности своей порочна» Не вероятная глупость! Человеческая природа не порочна человеческая природа божественна. Единственное, откуда происходит порок, — из ограничений. Позволь мне тебе это объяснить.

Ты когда-нибудь видел, чтобы животные собирались на войну? Они всегда сражаются в одиночку — собака Пакистана не сражаются с собаками Индии, вороны Востока не сражаются с воронами Запада. Они не настолько глупы. Да, иногда они между собой схватываются. Это нормально. Они сражаются за свободу. Но они всегда делают это в одиночку. Это не мировая война.

Что делаете вы? Вы не позволяете людям выплескивать гнев. Результат этого — люди продолжают накапливать и подавлять гнев. Затем они однажды взрываются, и разгорается мировая война. Необходимость в широкомасштабной войне возникает каждые десять лет. Кто несет ответственность за эти войны? Так называемые святые и моралисты, добродетели человечества, люди, никогда не позволявшие себе быть естественными.

Вы когда-нибудь видели, чтобы собаки друг друга убивали? Да, иногда они друг с другом сцепляются — но не больше. Единственное животное, которое убивает себе подобных, — это человек. Вороны не организуют войны, чтобы убивать ворон, львы не убивают львов. И только человек убивает себе подобных. Что произошло с человеком? Он опустился ниже животных? Если да, то кто в этом виноват? Единственное, чем мы отличаемся от животных, — отсутствием у них святых и моралистов. А также индуистов, мусульман, христиан. У них нет мечетей, храмов, библий, вед — всего этого. Это единственное отличие.

Сохранились еще примитивные общества, где умы не отравлены моралью, где убийства никогда не совершались Это дети природы. Если ты живешь естественно, ты пребываешь в гармонии. Иногда ты впадаешь в гнев, но это естественно — это минутная реакция.

Человек, который в любых обстоятельствах контролирует свой гнев, очень опасен. Опасайся таких людей — они способны на убийство. Если твой муж никогда не выходит из себя, сообщи о нем полицию! То, что твой муж иногда выходит из себя, — естественная человеческая реакция. Не стоит этого бояться. Если твой муж никогда не выходит из себя, однажды он может наброситься на тебя и задушить. Он словно превратится в одержимого. Убийцы на суде всегда говорят: «Мы совершили преступление, но мы были одержимы». Одержимы чем? Взрывом собственного бесконечно подавляемого подсознания.

Замечал ли ты когда-нибудь простой факт? Если собаке показать фотографию красивой суки, она не проявит никакого интереса. Собаки не «бабники». Они любят сук, но не любят фотографии. Чтобы создать порнографию, нужны святые. Они подавляют половой инстинкт, естественный инстинкт, говорят, что это грех. Но половой инстинкт, который они подавляют, находит выход.

Видом красивых женщин, переходящих дорогу, насладиться сложно. Что же делать? Запрись в комнате, полистай журнал Playboy. Об этом никто не узнает. Можешь спрятать его в Библии, притвориться, что ты читаешь Библию. Порнография есть только у людей. Это простые факты.

Кто сделал человека таким? Примитивные племена порнографией не интересуются. Женщины повсюду расхаживают обнаженными. Они ничего не боятся. И после этого ты говоришь, что живешь в цивилизованном обществе? Женщина не может пройти по улице, чтобы ее не ущипнули за зад. Тем более — выйти ночью на улицу. И ты называешь это цивилизованным обществом? Люди одержимы мыслями о сексе.

Почему это происходит? У животных тоже есть половой инстинкт, он они не одержимы; они естественны. Когда секс превращается в одержимость, он принимает извращенные формы. Причина — учения моралистов.

Так называемые религиозные люди никогда не доверяли человеческой природе. Они не верят в жизнь. Но они всегда говорят о вере. Они верят только в законы и правила; они не верят в любовь. Все их разговоры о Боге — пустые. Они верят в суды и полицию. Они верят в ад. Они верят в порождение страха и жадности. Будьте моральны и благочестивы, и вы вкусите все прелести рая. Или будете вечно гореть в аду. Они манипулируют человеческими умами.

Я верю в тебя, я верю в твою природу. Я верю в природу животных. Да, если оставить человеческую природу как она есть, иногда будет проявляться гнев. Это свойственно человеку. Это прекрасно. Это позволит избежать войны.

Как утверждает психология, оружие — это фаллический символ. Так как ты не можешь проникнуть в тело женщины, ты проникаешь с помощью оружия в тело врага. Оружие— это фаллический символ. Прекрасно любить женщину, безобразно проникать в тело врага с помощью оружия. Таков, однако, порядок вещей.

Посмотри, к чему привела жизнь по нормам и правилам. В каком состоянии сегодня находится человечество. Невротический мир, большой сумасшедший дом. Вот к чему привели твои правила, перфекционизм, идеализм, мораль. Вот что получилось из твоих приказов — мир превратился в сумасшедший дом. И ты продолжаешь бояться ада до сих пор. Это замкнутый круг.

Например, если ты заставляешь человека соблюдать пост, его начинают одолевать мысли о еде. Чтобы он не прорвался к кому-нибудь на кухню, ты приковываешь его цепями. Ты говоришь, что, если бы ты этого не сделал, он был бы опасен — он бы прорвался к кому-нибудь на кухню. Поскольку ты не можешь ему доверять, ты приковываешь его цепями. Ты продолжаешь заставлять его голодать. Потом ты начинаешь все больше и больше бояться, что он сойдет с ума. Это замкнутый круг! Почему он так одержим мыслями о еде? Потому что ты слишком сильно настаивал, что он соблюдал пост.

Сознательно голодать — неестественно. У животных иногда такое случается; но у них нет философии голода. Иногда это происходит. Собака, если она чувствует себя плохо, не ест. Это естественно. Она не ест, потому что ей не хочется. Она слушается своих ощущений; у нее нет правил. Ее никто не учил голодать. Она пойдет и поест травы; трава помогает вызвать рвоту. Ее никто этому не учил. Пока не проголодается — есть не станет. Она следует своей природе. Хочет есть — ест, не хочет — не ест. Это то, что я называю настоящей жизнью!

Если не хочешь есть, не ешь — я не против голода. Я против философии голода. Например, не вводи в обычай правило голодать каждое воскресенье. Это глупо. Как ты можешь решить, что не будешь хотеть есть каждое воскресенье? Что, если, например, ты не захочешь есть в пятницу? Что тогда ты будешь делать? Ты заставишь себя что-нибудь съесть.

Хочешь есть — ешь. Не хочешь есть — не ешь. Слушай свои ощущения. Это поможет тебе прийти в согласие со своей природой.

Человек, который пришел в согласие со своей природой, — человек религиозный. Мое определение религии — согласие с природой. Это также значение индийского слова дхарма, «внутренняя природа». Доверяй своей природе. Ибо тебя учили подавлять твою природу, ты считаешь религию негативной. Женщины и мужчины держатся за руки в религиозном месте? Это опасно. Мы не можем доверять женщинам, мы не можем доверять мужчинам. Это опасно, это игра с огнем. Человек должен построить вокруг людей и возможностей выражения ими чувств китайскую стену.

Я же доверяю природе. Я не верю в ваши законы. Ваши законы развратили все человечество. Довольно! Старые, прогнившие религии должен быть обращены в пепел. Должна появиться совершенно новая, жизнеутверждающая концепция — религия любви, а не закона, религия природы, а не дисциплины, религия единства, а не совершенства, религия чувств, а не разума. Хозяином должно стать сердце — тогда все встанет на свои места.

Если ты можешь доверять своей природе, вскоре ты станешь счастливым, спокойным, веселым и радостным. Природа — это радость. Посмотри вокруг. Видел ли ты когда-нибудь цветок, который был бы похож на твоих святых? Может, радугу, облако, звезды, пение птиц, отражение света в воде? Мир — это радость. Это удивительная по своей красоте музыка.

Стань ее частью! Доверься своей природе. Это сделает тебя ближе к космической природе. Это единственный способ. Ты — часть Космоса. Если ты доверяешь себе, ты доверяешь Космосу. Вот как это происходит. Все начинается с малого. Не доверяя себе, ты не доверяешь самой жизни.

Я не говорю, что в твоей жизни всегда будут только одни цветочки. Нет, но это и хорошо. Я также не говорю, что твоя жизнь всегда будет сладкой. Часто она будет очень горькой. Это законы диалектики жизни. Я не говорю, что у тебя всегда все будет хорошо. Иногда свои дела будут идти очень плохо. Но одно я могу сказать точно: если тебе будет хорошо или плохо, тебе будет хорошо или плохо по-настоящему. Тебе можно будет доверять. Например, если ты разгневан, люди могут быть уверены, что твой гнев — настоящий. Если ты любишь, ты любишь по-настоящему.

Помни: человек, не знающий, что такое гнев, любить не способен. Не бывает роз без шипов. Если ты не можешь горячо гневаться, ты не можешь горячо любить — ты остаешься холоден. Ты боишься любви.

Однажды ко мне пришел человек, который сказал, что, занимаясь любовью, он не может ощутить оргазм. Здоровый молодой человек! Самое большее— он испытывал локальный оргазм. Локальный оргазм, однако, не столь важен. Если оргазм тотальный, если энергией пульсируют все фибры твоего существа, ты на мгновение становишься частью целого. Ты забываешь о себе. Ты больше не эго. Ты растворился. У тебя больше нет ограничений.

Я спросил его: «А как у тебя обстоят дела с гневом?» Он был удивлен: «Почему ты меня об этом спрашиваешь? Единственная моя проблема — то, что я не могу глубоко любить». Я возразил: «Забудь о любви. Вначале мы должны разобраться с гневом. То, что ты не можешь глубоко любить, означает, что ты не можешь по-настоящему гневаться». Все обстояло именно так. Он воспитывался в очень религиозной семье. Подавлять или контролировать свой гнев его учили с раннего детства. Он настолько в этом преуспел, что уже даже этого не замечает. Он делал это подсознательно. Он был очень сдержан. Его все уважали — он во всем добивался успеха. Но это не касалось его личной жизни. Он не умел любить.

Я сказал ему: «Начни с гнева. Когда ты подходишь к тому, чтобы достичь состояния пика (оргазма), ты не можешь себе это позволить. Ты боишься, что в таком случае может выйти наружу и подавленный гнев».

И он сказал мне: «Что ты такое говоришь? Я всегда мечтал убить свою женщину. Я мечтал задушить ее, убить ее, занимаясь с ней любовью. Я боюсь, что, если я утрачу над собой контроль, я не смогу удержаться от искушения».

Гнев, который он так долго в себе подавлял, обрел огромную силу. Он слишком боялся потерять над собой контроль. Как он мог любить? Это невозможно. Если ты не любишь — ты не живешь.

Общество, цивилизация, где царствуют механизмы подавления, потерпели неудачу. Ты этого еще не понимаешь.

Я слышал замечательную историю:

Будучи в Советском Союзе важной персоной, Хрущев признавался, что Сталин иногда обращался с ним как с придворным шутом или клоуном и приказывал ему: «Танцуй гопак». И Хрущев признавался: «Я танцевал». Когда он это говорил, кто-то из толпы всегда выкрикивал: «Почему вы позволяли ему делать из себя идиота?» Тогда Хрущев спрашивал: «Кто задал этот вопрос? Встаньте!»

Выдержав среди неизбежного всеобщего молчания паузу, Хрущев заключал: «Вот поэтому, товарищи, я и танцевал».

Из страха перед смертью. Твои священники, как и Сталин, — представители не жизни, но смерти. Они калечат жизнь. Кажется, что твои священнослужители — пособники дьявола. Они разрушают умы людей. Это невероятный в своих масштабах тайный сговор. Они отрывают тебя от твоих чувств. Ты не знаешь, что ты чувствуешь. Поэтому ты всегда ищешь того, кто бы сказал тебе, что делать, и не доверяешь своим чувствам.

В твоем детстве родители говорят тебе, что делать и чего не делать. В школе эту роль выполняет учитель, в университете — профессор. В обществе это политик, лидер, начальник. Все говорят тебе, что делать и чего не делать. Поскольку ты не знаешь, как следовать зову своего сердца, ты всегда ищешь, кому бы ты мог подчиниться. Ты всегда от кого-то зависишь.

Это опасно и непростительно. Так быть не должно.

Ко мне приходят люди и говорят: «Скажи нам точно, что мы должны делать». Почему ты не можешь слушать свое собственное сердце? У тебя внутри кипит жизнь. Источник, ключ — у тебя внутри. Обрати свой взгляд вовнутрь. Я могу рассказать тебе, как это сделать, научить тебя способам, как это сделать. Но я не могу это сделать за тебя. Библия — истинное знание, истинная книга — у тебя внутри. Следуй ее наставлениям. Следуй зову своего глубинного естества, и ты обретешь свободу и счастье. Свободный человек счастлив; несвободный человек никогда не может быть счастлив. Быть рабом — не твое предназначение.

Стоит мне начать погружаться в свои чувства, — например, в гнев, — мое тело начинает бесконтрольно трястись. Что-то вроде вызывающего вибрацию во всем теле эмоционального спазма. Хотя я это не ощущаю как проблему, я не уверен.

Нет, это не проблема. Это хорошо. Это нормальная реакция (конечно, если не подавлять инстинкты тела).

Реакция тела на то, что твой ум переполняют эмоции, должна быть соответствующей; они должны происходить параллельно. То, что реакция тела отсутствует, свидетельствует о подавлении инстинктов тела. Инстинкты тела подавлялись в течение нескольких столетий. Людей учили заниматься любовью практически неподвижно. Особенно это касалось женщин — считалось, что, если женщина начнет двигаться, мужчину это может испугать.

Из-за этого страха мужчина заставлял женщину оставаться во время занятий любовью неподвижной. Иначе женщина могла бы прийти в исступление, почти обезуметь. Начав скакать и извиваться, она превратила бы занятие любовью в оргию, о чем узнали бы все соседи. Мужчина боится.

Его страх даже глубже. Он боится, что женщину, если она действительно начнет двигаться, не сможет удовлетворить ни один мужчина. Энергия любого мужчины ограничена. Мужчина может получить только один оргазм. Женщина, в отличие от мужчины, может получать множественный оргазм — шесть, девять, двенадцать раз подряд. Мужчина оказывается практически бессилен. Любой мужчина, даже с сильной потенцией, оказывается несостоятелен, если женщина начинается двигаться.

Женщины не знали, что такое оргазм, на протяжении нескольких веков. В некоторых культурах исчезло даже само это слово. Лишь в последние несколько десятилетий слово снова вошло в обиход. В некоторых языках даже нет такого слова. Например, такого слова — даже слова-аналога — нет в языке хинди. Какое издевательство над телом!

Например, если ты боишься, твое тело дрожит. Как дрожат на ветру листья. Так, как дует страх-ветер. Это естественная реакция тела. Эмоция означает движение. А значит — ей должно соответствовать движение тела.

Это способ контролировать эмоции — если ты контролируешь тело, ты контролируешь эмоции. Если у тебя на глазах выступают слезы, а ты стараешься этому помешать, перестать плакать помогает само это усилие.

Уильям Джеймс — один из создателей известной теории Джеймса-Ланге об эмоциях. Обыкновенно мы думаем, что человек вначале испытывает страх, затем — в страхе бежит. Ланге и Джеймс утверждают обратное: человек бежит и потому испытывает страх. Если ты прекратишь бежать, прекратится и страх. В известном смысле они правы. Тело и ум находятся в равновесии. Так, когда ты занимаешься любовью, твое тело начинает двигаться, это происходит и когда тебе в голову приходят фантазии. Тело и ум функционируют вместе (если не препятствовать естественному ходу событий).

Ощущаешь ты любовь, гнев или страх, тело должно реагировать. Каждому ощущению, каждой эмоции должно соответствовать движение тела. Это естественная реакция. Не делай из этого проблемы. Наслаждайся этим, позволь себе это… никакого подавления. Например, если у тебя трясутся руки и ты говоришь себе, что должен это прекратить, что это плохо выглядит, что ты не трус, так почему же у тебя трясутся руки, — ты заставляешь свое тело вести себя неестественно.

Сотрудничай со своим телом! И вскоре ты заметишь, что оно очень тонко и изысканно отзывается на каждую эмоцию. Таков мой совет. Если ты занимаешься любовью — люби неистово. Любовь — занятие, в которое должно быть вовлечено все твое существо. Ты должен получать не только сексуальный оргазм. Тебе нужен оргазм духовный. Все твое существо должно быть взволновано, взбудоражено, доведено до пика. Любовь — что-то вроде экстаза. Ты не понимаешь, что происходит. Как если бы ты находился под действием наркотиков или был пьян.

Любовь — сильнейший наркотик. Внутренняя химия. После неистового секса ты впадаешь в глубокий сон. Ты как будто умираешь. Полностью прекращается деятельность ума. Когда к тебе возвращается сознание, тебе кажется, что ты воскрес.

Каждый акт любви — всегда распятие и воскрешение. Так как удовлетворение от таких занятий любовью огромно, повторять такой опыт каждый день нет необходимости. Люди занимаются «любовью» слишком часто. Почему? Потому что они не получают удовлетворения.

Древнейший индийский текст о сексуальной любви Кама-Сутра Ватсьяяны гласит: если ты неистово по-настоящему занимаешься любовью, одного раза в год достаточно! Для современных умов это кажется практически невозможным. Никакого подавления чувств. Ватсьяяна — первый в мире сексолог. Первым привнес в секс медитацию. Он прав. Если в занятии любовью ты действительно доходишь до высшей точки, одного раза в год вполне достаточно. О полученном тобой удовлетворении ты будешь вспоминать в течение нескольких месяцев.

Так что не делай из этого проблемы. И путь все будет, как оно есть.

Большие мальчики не плачут, хорошие девочки не кричат — особенности выражения эмоций

Любовь, сострадание, симпатия, доброта. Замечательные женские качества. И есть также качества мужские. Это качества воина, смелость. Это качества жесткие, человек должен быть, как сталь. Мужские качества развивались в процессе войн, женские — дома, с детьми и мужем. Женщина жила в совершенно другом мире. Мужчины постоянно воевали; за три тысячи лет Земля пережила пять тысяч войн. Как если бы их единственным занятием было убийство.

Мир разделился на две части. Мужчина строил свой собственный мир, женщина создавала мир в его тени. И это очень прискорбно — чтобы быть целостными, женщина и мужчина должен иметь как мужские, так и женские качества. Мужчина и женщина должен уметь быть мягкими, как лепесток розы, и жесткими, как оружие. Если ситуация требует от тебя быть оружием — ты готов; если ситуация требует от тебя быть лепестком розы — ты готов. Гибкость, позволяющая балансировать между лепестком розы и оружием, делает твою жизнь богаче.

Женщина и мужчина— части единого целого; они должны обладать одними и теми же качествами. Их мир должен быть единым целым. Не следует определять общечеловеческие качества как мужские или женские.

Человек, которого превращают в «стопроцентного мужчину», многое теряет. Он становится жестким и бессильным. Он практически превращается в труп. Женщина, забывшая о том, как быть своевольной и жесткой, обречена стать рабой. Роза не может бороться с оружием.

Совершенный, целостный человек еще не родился. Были мужчины и были женщины. Я стремлюсь к тому, чтобы на Земле появился такой целостный человек — с прекрасными качествами женщины и бесстрашными, мятежными, храбрыми качествами мужчины. Мужские и женские качества — части единого целого.

Как мы воспитываем своих детей? Если маленький мальчик хочет играть в куклы, его немедленно одергивают: «Как не стыдно! Ты же мальчик! Ты мужчина. Не будь девчонкой!» Если маленькая девочка пытается влезть на дерево, ее немедленно одергивают: «Слезай! Девочки так себя не ведут!» Женщин и мужчин разделяют с самого детства. Страдают и те, и другие. Лазать по деревьям — это удовольствие. Почему женщина должна себе в нем отказывать? Влезть на дерево, когда светит солнце, дует ветер, поют птицы… Если ты не знаешь, что это такое, ты многое пропустила. Только потому, что ты женщина. Не нужно запрещать женщинам проявлять смелость. Волнение, испытываемое, когда взбираешься на горы и переплываешь океаны, — отчасти духовное.

И не запрещайте маленьким мальчикам плакать. Не говорите: «Ты мужчина; веди себя как мужчина». Слезы — это прекрасный опыт. Слезы дают выход переполняющим тебя эмоциям. Они дают выход переполняющим тебя положительным или отрицательным эмоциям. Подавляя слезы, ты подавляешь вызвавшие эти слезы эмоции. Природа создала женщин и мужчин абсолютно одинаковыми. У них одинаковые, одного и того же размера слезные железы. Но если плачет мужчина, его все осуждают: «Ты ведешь себя, как женщина».

Он должен ответить: «Что я могу сделать? Слезные железы дала мне сама природа. Это она ведет себя, как женщина. Я здесь ни при чем. Я просто наслаждаюсь своей природы. Это мое право».

Все человеческие свойства общие.

Мужчины, в которых развили определенные качества, не способны любить. Им говорили: «Ты должен быть сильным. Ты не должен показывать свои эмоции. Нельзя быть сентиментальным». Как же ты можешь ожидать, чтобы такой неэмоциональный, несентиментальный, не дающий своим чувствам волю человек мог любить? Мужчина, который не знает, что такое любовь, несчастный человек. То же самое касается и женщин.

Я хочу, чтобы исчезли все различия. Все естественно заложенное природой в человеке — будь то женщина или мужчина — должно быть разрешено. Тогда у нас будет более богатый духовно мир, состоящий из более духовно богатых людей. Мужчина думает, женщина чувствует. Чувство иррационально. У женщин, в отличие от мужчин, очень развито воображение. Женщина живет чувствами. Она живет в мечтах. На пути к истине это качество, полезное для драматургов и поэтов, представляет собой огромное препятствие. Истина — не воображение или чувства. Это твое существо.

Женщина верит воображению. Это не ее вина, это ее природа. Женщина отличается от мужчины. Мужчины обычно во всем сомневаются; они больше, чем женщины, способны к науке. Но в смысле воображения с женщиной, если дать ей волю — а надо сказать, ей не давали волю веками, — не сравнится ни один поэт, художник, музыкант или танцор. Она может сделать нашу планету красивой. Она может наполнить ее песнями, танцами, любовью.

Но так как мужчина, к несчастью, лишил ее свободы, она не может жить своей жизнью. Половину человеческого рода просто вычеркнули из жизни.

Думаю, это было сделано из страха. Женщина с ее воображением внушает мужчине страх. Он боится, потому что понимает — если, получив свободу, она сможет проявлять свои творческие способности, он не сможет с ней соперничать. Его эго и чувство превосходства в опасности. Он отказывает женщине в получении образования из страха, что лишится своего превосходства, что все его великие художники и поэты окажутся ничтожными.

Мужчине постичь высшую истину мешает ум, женщине — чувства. Все это препятствия. Их необходимо отбросить. Они одинаково уводят от истины (просветления). Их действие абсолютно одинаково. Мужчина должен отбросить логику, женщина— чувства. Они должны отбросить то, что мешает им на пути.

Могут ли женщина и мужчина найти общий язык? Моя жена восстает против разума. Мои попытки рассуждать разумно она называет «рационализацией». Что значит рассуждать разумно? И что такое рационализация? Это одно и то же?

Я понимаю твою проблему. Мужчина — это ум, женщина — эмоции. Отсюда и сложности в общении. Они всегда друг на друга кричат. Но поскольку у них совершенно разный взгляд на одно и то же, они друг друга не слышат.

Наверное, именно поэтому они друг другу и интересны. Это полярные противоположности, встречающиеся положительный и отрицательный электрические" заряды. Поэтому общение между ними крайне затруднено, практически невозможно.

Мужчина всегда говорит на языке разума. Женщина всегда говорит на языке сердца. Это два разных языка. Как, например, немецкий и китайский.

Муж говорит жене во время ссоры: «Дорогая, давай не будем ссориться. Давай рассуждать разумно».

«Ну уж нет, — отвечает разгневанная жена. — Всякий раз, когда мы обсуждаем что-то разумно, я проигрываю!»

Женщина готова рассуждать разумно только в одном случае — если она готова проиграть. Об этом знает каждая женщина. В том, чтобы рассуждать разумно, мужчина — дока. Тогда, чтобы не проиграть, женщина начинает плакать — ты проиграл. Плачет твоя любимая женщина… какой теперь смысл с ней спорить? Ты говоришь: «Хорошо, ты права». Слезы — давний, проверенный способ. Это даже уже не вопрос, кто прав. Это вопрос «кто кого».

Единственный способ для мужчины и женщины общаться — отбросить ум и эмоции. Ты как бы слегка погружаешься в медитацию. Медитация — это не ум и не эмоции; это выход за пределы. Это выход за пределы ума. Медитация — за пределами ума и эмоций. Это единственная возможность общения между женщиной и мужчиной. Другой возможности нет.

Попытки рассуждать разумно женщина называет рационализацией. Повышенную женскую эмоциональность мужчина называет сентиментальностью. Это слова осуждения. Рационализация и сентиментальность — когда ты называешь так женскую эмоциональность — слова осуждения. Женщина и мужчина чувствуют себя правыми. Просто это два разных взгляда. Нет правых, нет виноватых. Мысль ошибочна. Состояние безмыслия, не-эмоций истинно.

Когда ты любишь женщину и женщина отвечает тебе взаимностью, это общение. Потому что в этой любви есть медитация.

То, что ты обычно подразумеваешь под любовью, — преходяще. Ты не можешь ее удержать. Медовый месяц быстро проходит. Вначале, когда вы влюблены, все идет хорошо. Вы во всем друг с другом согласны. Вы прекрасно друг друга понимаете. Но после того, как проходит медовый месяц… эти мелочи… вам даже стыдно об этом говорить.

Практически каждый день ко мне приходят пары на грани разрыва. Я спрашиваю: «Что случилось?» И мужчина говорит женщине: «Ты скажи», она говорит: «Нет, ты скажи». Им стыдно. Повод ничтожный, тривиальный, какая-нибудь мелочь. Например, женщина хотела купить платье, а мужчине не понравился цвет и он сказал: «Если ты наденешь это платье, я никуда с тобой не пойду!» Глупо, причем со стороны обоих. Однако это может стать причиной серьезной ссоры. Вспоминаются старые обиды. Мгновенно всплывают существующие различия. Кинжалы обнажены. Они сделали из мухи слона. Они продолжают друг друга обвинять: «Ты не прав. Все твои попытки рассуждать разумно — просто рационализация».

Я не говорю, что твои попытки рассуждать разумно — разумные рассуждения — на девяносто девять процентов рационализация. Я также не говорю, что эмоции, которые испытывает женщина, — только эмоции — на девяносто девять процентов сентиментальность. Ум, будь то женский или мужской, очень искусен. Ум очень изворотлив.

Пятидесятилетний мужчина женился на тридцатилетней женщине. Среди их окружения брак вызвал разговоры. На вопросы о разнице в возрасте новоиспеченный муж отвечал: «Это вовсе не плохо. Когда она на меня смотрит, она чувствует себя на десять лет старше. Когда же на нее смотрю я, я чувствую себя на десять лет моложе. Выходит, что нам обоим сорок!»

Это рационализация. Способ скрыть истинное, реальное положение дел. Это очень тонкий, искусный способ. Ты можешь рационализировать все что угодно. Ты даже можешь пытаться называть это разумными рассуждениями. Это не так. Для этого ты должен быть объективным и беспристрастным.

Однажды ко мне пришел мужчина. Он был деканом факультета университета по исследованию паранормальных или парапсихологических явлений, написал много книг. Он подошел ко мне и сказал: «Я пытаюсь доказать, что реинкарнация — научная истина».

Я ответил ему: «Пока ты это не доказал, ничего об этом не говори. Это выдает твою предвзятость. Ты заранее признал идею о том, что это научная истина. Осталось только это доказать. Это не объективно и не научно. Это не рационально. В глубине души ты индуист — если бы ты был мусульманином, ты бы пытался научно доказать, что реинкарнации не существует. Ум индуиста или ум мусульманина — не ум ученого. Мусульманин в реинкарнацию не верит. Свою веру он пытается доказать с помощью науки. Ты пытаешься доказать свою веру с помощью науки. Это рационализация».

Человек чистого разума — человек без веры. Он беспристрастен, у него нет идей априори. Он подходит к вопросу объективно. Ответ заключается в самом вопросе. Если втайне у тебя есть желание что-то доказать, ты это докажешь. Ценой научной объективности. Это рационализация.

То же самое касается эмоций. Эмоции — это искренность, сентиментальность — манипуляция. Ты научилась манипулировать. Женщина знает: если она заплачет, она выйдет из спора победительницей. Заплакать не всегда легко, но она старается. Ее слезы не настоящие. Они вызваны искусственно.

Чувствительность (сентиментальность) — эмоция, вызванная с целью манипуляции. Рационализация — манипуляция умом (как сентиментальность — манипуляция эмоцией). Если ты рационален, действительно рационален, ты станешь ученым. Если ты действительно, по-настоящему эмоциональна, ты станешь поэтом. Это прекрасно. Истинный диалог, однако, по-прежнему невозможен. Но, надо отметить, вести его станет значительно легче. Если сентиментальность и рационализация ситуацию усложняют, эмоции и ум — облегчают. Конечно, трудностей не избежать. Но появляются сострадание и попытка друг друга понять. Мужчина старается понять точку зрения женщины рационально, женщина — эмоционально. Как и прежде. Но появляется сострадание.

Первый шаг— отбросить рационализацию и сентиментальность. Шаг второй — отбросить также ум и эмоции. Только тогда, в состоянии экстаза и медитации, возможно общение. В нем нет мужчины и нет женщины. Это молитва.

Мой психотерапевт однажды сказал мне: мы можем увязнуть не только в уме, но и в наших чувствах. Что нужно отбросить чувства, выйти за их пределы. Я думаю об этом до сих пор — обычно я руководствуюсь в своей жизни эмоциями. Что бы ты на это ответил?

За совершение действий ответственны три центра — голова (ум), сердце, человеческое существо. Первый центр, голова, самый поверхностный уровень. Его главная функция — мышление; если ты в кого-то влюбляешься, ты думаешь: действительно ли я влюбился? Если ты решаешь: «да», кажется, я влюблен, ты говоришь: «Я думаю, я тебя люблю». Ты думаешь.

Обычно мужчина в первую очередь полагается на ум. От этого есть своя польза — благодаря этому были создаешь даны все технологии, науки, ядерное оружие. Возможно, вскоре это приведет к всемирному краху. Женщина доверяет сердцу. Она не может сказать: «Я думаю, я тебя люблю». Это невозможно! Она просто говорит: «Я люблю тебя». Ей этого достаточно.

Между умом и сердцем лучше выбрать сердце. С сердцем связано все самое прекрасное. Голова — хороший механик. Но это не принесет тебе счастья. Ум не даст тебе счастья, радости, безмолвия, невинности, любви, красоты — всего того, что делает твою жизнь богаче. Это может дать только сердце.

Верно также и то, что сказал твой психотерапевт. Так же как люди увязают в своих мыслях, ты можешь увязнуть в своих чувствах. Возможно, однако, он не осознавал, что существует еще более глубокий уровень. Этот уровень — человеческое существо. Качества, которые он может даровать, — счастье, внутреннее безмолвие, спокойствие, уверенность в себе, уравновешенность, чувствительность, осознание… определенное прозрение в божественность существования.

Вначале начни доверять сердцу. Но не останавливайся на этом. Это временная ночевка, караван-сарай. Это не конечная цель. Откройся своему существу. Это тайна медитации. Сосредоточена твоя жизнь вокруг сердца или ума — не важно. Ты можешь раскрыть свое существо с помощью медитации. Медитация — путь к центру твоего существа. Ты есть оно. Вопрос о том, чтобы увязнуть в чем-нибудь, не стоит. Кто и в чем может увязнуть? Есть только ты и твое абсолютное счастье.

Этот вопрос задала женщина. То, что она боится, — естественно; всю свою жизнь она руководствовалась эмоциями. Достичь своего существа легче, когда твоя жизнь сосредоточена вокруг сердца. Ты не лишишься руководства; оно тебе просто больше не понадобится. В тебе откроется такая ясность… Руководство нужно слепым. Теперь ты сможешь видеть даже то, что не видно обычному глазу. Ты обретешь новые переживания.

Тебе не о чем беспокоиться! Твои опасения вполне понятны. Ты думаешь, что если отбросить чувства, то лишишься таким образом руководства. Ты не знаешь, что существует более глубокий уровень, на котором нет необходимости в руководстве. Твое руководство на этом уровне — ты сама. Ты обретаешь просветление. Ты не проиграешь; не нужно беспокоиться.

Но женщина — это всегда женщина.

Группа женщин решила повысить свои интеллектуальные способности. Никаких разговоров о детях, мужьях или зятьях! Только политика и социальные вопросы — Польша, Сальвадор, Афганистан, взрывы. Затем одна из них сказала: «А как насчет красного Китая?»

«Он мне так нравится, так нравится! — не выдержала Сара. — Особенно на красивой белой скатерти».

Женщина чувствует и думает по-другому. Ты беспокоишься: как можно отбросить чувства? Не нужно ничего отбрасывать. Это произойдет само собой, просто научись искусству медитации. Это похоже на то, как опадают с дерева сухие листья. Я наблюдал это только вчера, сидя на веранде, — сухие листья осыпались, словно дождь под порывами сильного ветра.

Когда твоя медитация станет глубже, твои мысли и чувства начнут исчезать. Она превратит тебя в спокойную заводь. В очень спокойной заводи даже можно увидеть свое лицо. Никаких эмоциональных или умственных усилий; это делает все более настоящим, истинным, целостным, чистым. Любовь достигает своего пика. Так же, как и интеллектуальные способности.

Знать, что собой представляет твое истинное существо, — то же самое, что обнаружить смысл жизни. Понять цель, ради которой ты пришла сюда, на эту Землю. Раскрыть смысл бытия.

Моя девушка говорит, что я не уделяю ей достаточно внимания. У меня тихий, спокойный характер. Хотя внутри у меня бушуют сильные эмоции (гнев и любовь).

Быть спокойным и тихим — твой путь; не заставляй себя делать то, чего ты не хочешь; не насилуй свою природу. Слушай себя и свое сердце! Конечно, ты можешь заставить себя стать очень общительным. Но удовлетворения тебе это не принесет. У тебя женский склад ума. Твоя природа пассивна. Любого рода активность для тебя разрушительна. Сконцентрируйся на главном. Ты должен оставаться спокойным, собранным, уверенным в себе. Для тебя лучше держаться в стороне.

Эмоции бывают двух видов — активные и пассивные. Ты никогда не станешь великим любовником. Ты можешь стать только великим получателем любви. Это дар; ты не можешь создать его сам. Ты можешь только его принять. Ты можешь только принимать. Ты не можешь участвовать в жизни активно. Ты должен ждать. Пока жизнь не придет и не постучится тебе сама в дверь.

Твоя жизнь — это ожидание. Не активные поиски, сильное желание или жажда. Ожидание. Как у женщины. Она никогда не делает в любви первого шага. Она ждет, пока первый шаг сделает мужчина. Она даже не говорит: «Я тебя люблю». Она ждет, чтобы первым ей сказал эти слова мужчина. Тогда она или принимает, или отвергает. Но она никогда не берет в руки инициативу. Женщина, которая берет в свои руки инициативу, — женщина мужского типа. Ей нужен мужчина женского типа.

Когда я говорю о женщине и мужчине, я имею в виду не чисто физиологический аспект. Это было бы очень поверхностно. Существуют люди разного типа. Есть много мужчин женского типа, есть много женщин мужского типа. Если мы этого не понимаем, возникают проблемы.

Настоящая женщина — женщина по своей сути — тебя не удовлетворит. Фактически, это будут однополые отношения. Тебе нужна очень активная женщина, женщина-мужчина. Такую женщину ты сможешь полюбить по-настоящему. Она будет полностью тебя дополнять, она вдохнет в тебя жизнь. Она станет активной вместо тебя.

Активный подход к истине или жизни — не для тебя. Ты должен оставаться пассивным — пассивным, но бдительным. Я не говорю — пассивным и вялым. Я говорю — пассивным и бдительным… никуда не ходить, ничего не делать, просто наблюдать. Сохранять полное осознание. Больше ничего делать не нужно.

Не старайся произвести впечатление. Это естественная тенденция человеческого ума — мужчина хочет доказать любимой женщине, что он очень активный, агрессивный, мужественный. Ты обманываешь свою природу, ты обманываешь любимую женщину; это никогда не сделает ее счастливой. Будь собой. Только тогда возможны близкие, глубокие отношения.

Удовлетворение приносит только истина. Твоя девушка сама решит, что ей делать. Она влюбилась в монаха. Тебе нужно было жить в монастыре. Но ты живешь в мире.

Оставайся самим собой. Обман рано или поздно вскроется. Расслабься и будь собой. Люди любят правду. Никаких пустых слов. Это полезно для твоего здоровья. Это принесет тебе покой. Это полезно для твоего духовного роста. Это поможет твоему любимому человеку лучше тебя понять.

Я не умею выражать свои потребности. Я скрываю это за обобщениями, разумными рассуждениями, хорошими манерами. Если я пытаюсь говорить о том, что я чувствую, получается искусственно.

Эмоции, чувства выразить невозможно. Легко выражает себя только ум. Он изобрел для этого всевозможные способы. Если ты что-то чувствуешь, проблема невозможности выразить это словами возникает автоматически.

Ты просто это осознаешь. Слова бессильны.

Не расстраивайся и не беспокойся. Просто помни: чувства не так легко выразить, как мысли. Язык — средство для выражения мыслей. Совершенно отличается от него мир чувств. Просто помни: чувства невозможно выразить адекватно. Нет повода беспокоиться!

Проблема не в тебе. Первый раз за долгие годы ты что-то почувствовал. Ты был слишком рациональным. Первый раз твое сердце открылось, и вместе с ним открылся новый мир. Не зная языка этого мира, ты чувствуешь себя в нем безграмотным. Это происходит с каждым. Грамотность — сфера ума. Когда твое сердце раскрывается, ты вдруг чувствуешь себя безграмотным. Но очень скоро ты приспосабливаешься.

Сердце — не голова. Оно никогда не будет таким расчетливым и искусным. Оно устроено иначе. Это как в любви — все, что бы ты ни сказал, кажется глупым. Вы просто держитесь за руки. Или обнимаетесь. Ты говоришь: «Я не могу об этом сказать — я могу просто этим быть». Объятие как один из способов быть. Или ты плачешь, и у тебя из глаз текут слезы; у тебя от радости нет слов. Ты танцуешь или поешь… Все это непрямые способы.

Они обнаружат себя сами; не беспокойся. Ты просто должен изучить новый язык, новую семантику, новую грамматику. Ты ничего не можешь с этим сделать. Ты должен в это погрузиться, стать немного безрассуднее. Твой ум будет говорить тебе, что ты глупеешь на глазах; но ты должен стать немного сумасшедшим! Сердце найдет свои пути. Совершенно отличные от путей ума.

Сейчас, когда твое сердце открылось в первый раз, ты можешь почувствовать разницу. Ум — искусен и развит; сердце совершенно непознанно. Ощущение, что ты выражаешь свои чувства искусственно, вызывает именно это несоответствие — это не так!

Наслаждайся своими чувствами. Выражай их своими поступками. Мелочи говорят о многом. Ты можешь не уметь что-то сказать любимой женщине, но ты можешь подарить ей цветы. Просто на нее посмотреть. Женщины прекрасно это чувствуют. Не нужно говорить слишком много. Женщина любит глазами. Это одна из проблем — мужчина думает: «Я так влюблен, все, что я говорю, — прекрасно». Женщине просто не интересно! Она знает, когда ты говоришь то, чего не чувствуешь. Иногда она все понимает, даже если ты ничего не говоришь. Просто по тому, как ты на нее смотришь, держишь ее руку, сидишь с ней рядом, не произнося ни слова.

Она обладает интуицией. Она более дикая и естественная, чем мужчина; в этом ее прелесть. Если по крайней мере половина человечества — нецивилизованная и дикая, у человечества есть надежда. Надежда, что другая половина человечества шагнет к отсутствию цивилизации.

Разве женская готовность выражать, выставлять нежные чувства на показ — не смелость? Можешь ли ты что-нибудь сказать о смелости и мудрости сердца как о качествах, противоположных авантюрным и научным качествам ума?

Путь сердца — прекрасен, но опасен. Путь ума безопасен, но обыден.

Мужчина избрал самый безопасный и самый короткий путь. Женщина избрала самый прекрасный, но самый извилистый и опасный путь эмоций, чувств, настроений. Так как миром до сих пор правят мужчины, женщины ужасно страдают. В обществе, созданном мужчинами и подчиняющемся законам логики и разума, женщине нет места.

Женщине нужен мир сердца. В обществе, созданном мужчинами, для сердца нет места. Мужчинам нужно научиться быть более сердечными. Ум (интеллект) привел человечество к мировому краху. Уничтожил гармонию природы, экологию. Создал замечательные механизмы, но уничтожил прекрасных людей. Сердце должно присутствовать во всем.

Дорога к твоему истинному, сокровенному «я» лежит через сердце. Ум — кратчайший путь вовне, сердце — к твоему истинному «я».

Вот почему так важна любовь. Это прямой путь к благочестию, медитации, вечной жизни. Чтобы обратиться к сокровенному, истинному «я», вначале нужно прийти к сердцу.

Упор, который я делаю на любви, имеет духовную причину. Мужчина может обратиться к сердцу без всякого труда. Его просто неправильно воспитали; это просто обусловленность. Ему говорили, что он должен быть сильным, мужественным, суровым — весь этот вздор. Мужчина не плачет, не позволяет дать выход печали или радости в слезах. Слезы — это для женщин. Мужчины никогда не плачут.

Для чего нужны слезы? Слезы необходимы! Это чрезвычайно важный язык. В некоторые моменты свои чувства иначе чем слезами не выразить. Например, слезы может вызвать сильная радость. Слезы — символ переполняющих чувств. Или тебе может быть настолько грустно, что ты не можешь выразить печаль в словах; слезы тебе помогут. Это одна из причин, почему женщины реже сходят с ума, чем мужчины. Они могут расплакаться, избавиться от мучительного чувства в любой момент; они могут ненадолго сходить с ума каждый день. Мужчина продолжает копить в себе эмоции — и однажды взрывается! Женщина поступает более мудро.

Мужчины совершают самоубийства чаще, чем женщины. Это немного странно — женщины редко совершают самоубийство. Зато они чаще, чем мужчины, об этом говорят. Мужчины, которые никогда не говорят о самоубийстве, совершают самоубийство в два раза чаще. Мужчина продолжает подавлять чувства — «держит лицо». Но всему есть предел — наступает момент, когда он уже больше не способен этого выносить.

Поскольку сердце — прямой путь к твоему истинному «я», мужчин нужно учить быть более сердечными. Ты не можешь игнорировать сердце. Женщина находится в лучшем положении; она может идти напрямую от сердца к своей сущности. Вместо того чтобы признать это потрясающее качество, мужчина женщину осуждает. Возможно, на то есть причины; возможно, он осознавал в женщине некоторое превосходство — превосходство любви.

Логика не может быть выше любви. Ум не может быть выше сердца. А ум может быть очень неистовым и жестоким. Так было веками. Мужчины подавляли, били, осуждали женщин. Как следствие— мужчины лишили себя возможности возвышения сознания. Они бы тоже могли научиться искусству движения наверх; они могли бы следовать тому же пути. Поэтому я всегда говорю: освобождение женщин — это также освобождение мужчин. Это даже скорее освобождение не женщин, но мужчин.

Да, женщины сильней любят… но они также должны осознавать: существует другая сторона медали. Мужской склад ума логичен, женский — нелогичен. Это не страшно, это просто ошибка; это можно исправить. Вот почему путь сердца, любви прекрасен, но опасен. Обратная сторона любви — ненависть; обратная сторона любви — ревность. Поэтому, если женщина впадает в ненависть или ревность, вся красота любви исчезает. Все, что остается у нее в руках, — это яд. Этим ядом она отравляет себя и всех, кто ее окружает.

В любви нужно быть бдительным — ты можешь впасть в пучину ненависти. Вершины любви и пучины ненависти — совсем рядом; они повсюду окружают вершины. В них очень легко соскользнуть. Возможно, именно поэтому многие женщины решают больше не влюбляться. Возможно, поэтому мужчины решили забыть о сердце и жить головой… потому что сердце слишком ранимо. Его очень легко обидеть. Его настроение меняется, как погода.

Если ты действительно хочешь обучиться искусству любви, ты должен все это помнить, спасти любовь от падения в пучины ревности и ненависти. Иначе ты не сможешь открыть свою сущность.

Женщина должна перестать ненавидеть, она должна перестать ревновать. Мужчина должен больше любить, он должен отбросить логику. Он может ее использовать; логика утилитарна. Логика полезна в научной работе, но не в отношениях между людьми. Мужчина должен следить, чтобы логика не стала для него единственным путем — она должна оставаться инструментом, который он использует, когда это необходимо. Женщина должна следить, чтобы не впадать в ненависть или ревность. Иначе она разрушит свое самое драгоценное сокровище — любовь. Оба — женщина и мужчина — должны глубже погружаться в любовь. Чем глубже они погружаются в любовь, тем больше они приближаются к своей сущности.

Она рядом с нами. Это сущность абсолютно чистой, безусловной любви. Абсолютно живая, осознанная, сознательная любовь мгновенно превращается в революцию; она отворяет врата к сокровенной святыне сущности. Достичь твоей сущности — значит обрести все, что тебе может дать жизнь — все ее ароматы, красоты, радости, благословения.

Эмоции и тело

Твое тело — не просто материя. Подавление чувств распространяется на всю его структуру. Когда ты подавляешь гнев, в твое тело проникает яд. Он проникает в мышцы, проникает в кровь. Подавление — явление не только ментальное, но и физическое. Ты — это не «тело и ум»; ты тело-ум. Ты одно целое. Все, что происходит с телом, влияет на ум, все, что происходит с умом, влияет на тело. Тело и ум — аспекты одного и того же существа.

Например, если ты разгневан, что происходит с телом? Каждый раз, когда ты злишься, в кровь выбрасываются ядовитые вещества. Если бы их не было, ты бы не мог достаточно выйти из себя, чтобы разозлиться. В твоем организме есть специальные железы, вырабатывающие определенные вещества. Теперь это научно доказанный факт. Это не философия. Твоя кровь отравляется. Вот почему, когда ты разгневан, ты можешь сделать то, на что в обычном состоянии не способен. Разозлившись, ты можешь сдвинуть большой камень — обычно ты этого сделать не сможешь. Потом ты даже поверить не можешь, что сдвинул, поднял, бросил этот большой камень. Когда ты вернешься в обычное состояние, поднять этот камень ты уже не сумеешь. В твоей крови циркулировали определенные химические вещества; ты находился в состоянии подъема — в действие была приведена твоя энергия.

Если впадает в ярость животное, оно просто впадает в ярость. У него нет по этому поводу моральных принципов; оно просто выплескивает гнев. Если ты гневаешься, ты гневаешься так же, как животное. Но есть общество, этикет, мораль, тысяча вещей. Гнев нужно подавлять. Ты не должен показывать, что ты злишься. Ты должен картинно улыбаться, вымучивать из себя улыбку, подавлять гнев. Что происходит с телом? Тело готово к бою — столкнуться лицом к лицу с опасностью и бороться с ней или от нее бежать. Тело готово действовать; гнев — просто готовность к действию. Тело готово к проявлению агрессии.

Агрессия или насилие — высвобождение энергии. Но ты не можешь себе этого позволить — это неудобно. Что происходит с мышцами, готовыми к проявлению агрессии? Им причиняется вред. Энергия толкает их к агрессии, а ты этому препятствуешь. Возникает конфликт. В твоих мышцах, в твоей крови, в тканях твоего тела. Они готовы что-то выразить, а ты им мешаешь. Ты их подавляешь. Ты причиняешь вред своему телу.

И так — с каждой эмоцией. Это продолжается годами. Ты причиняешь вред твоему телу, в частности — нервной системе; она теряет чувствительность. Нервная система поражена. Она перестает функционировать естественно.

Посмотри на грацию тела любого животного. Что произошло с человеческим телом? Почему оно не столь же грациозно? Грациозно, пластично каждое животное — почему же не пластично, не грациозно человеческое тело? Что с ним случилось? Это твоих рук дело. Ты уничтожил его природную естественность. Оно стало инертным. Яд — в каждой части твоего тела. В каждой мышце твоего тела — подавленные гнев, сексуальность, скупость, ненависть, ревность. Все чувства и эмоции подавлены. Ты болен.

Как говорят психологи, мы одели тело в броню. Если ты позволяешь себе выражать гнев, что ты делаешь? Ты сжимаешь зубы; ты хочешь сделать что-то ногтями или руками. Это животные инстинкты. Например, тебе хочется что-нибудь разрушить. Пальцам рук, если ты ими ничего не делаешь, причиняется вред; они теряют свое изящество. Они становятся неживыми. Внутри у них яд. В твоем прикосновении, когда ты пожимаешь руку, нет жизни.

Ты можешь это почувствовать. Прикоснись к руке маленького ребенка — отличие едва уловимо. Если ребенок не хочет давать тебе руку, это нормально; он просто ее отдернет. Он не будет тебе давать неживую руку. Он просто ее отдернет. Если он даст тебе руку, ты почувствуешь, что его рука в твоей руке как будто тает. Как если бы он вложил в нее всего себя. Вся любовь, которую только можно выразить, — в одном прикосновении.

Но тот же самый ребенок, когда подрастет, станет пожимать руку так, как если бы его рука была мертвым инструментом. Он перестает себя полностью в это вкладывать. Появляются блоки. Например, ты блокируешь гнев. Чтобы твоя рука могла выражать любовь, снова стать живой, ты должен пройти через агонию. Гнев, если ты не даешь ему выход, блокирует энергию. Блокируется все твое тело. Если ты кого-то обнимаешь или прижимаешь кого-то к груди, это не тоже самое, что прижимать к сердцу. Это не одно и то же. То, что ты прижимаешь кого-то к груди, — явление физическое. Но твое сердце, защищает броня, блокирующая эмоции, и человек по-прежнему остается на расстоянии; нет никакого сближения. Если ты действительно прижимаешь к себе человека — если на тебе нет брони и между тобой и этим человеком нет стены, — твое сердце растворяется в его сердце. Происходит встреча.

Твое тело будет окутано тонким чувством удовольствия. Ты всегда будешь ощущать тонкую вибрацию удовольствия. Удовольствие означает, что твое тело в гармонии. Ничего больше. Твое тело подчиняется музыкальному ритму. Удовольствие — это не наслаждение; наслаждение — нечто, получаемое извне. Удовольствие означает быть собой — живым, абсолютно энергичным, полным жизни. Удовольствие — тонкое ощущение музыки вокруг и внутри тела. Когда твое тело течет или струится, словно река.

Когда я чувствую печаль, гнев или беспокойство, у меня появляется соответствующее физическое ощущение в желудке или солнечном сплетении. Иногда, когда я очень расстроен, это ощущение не дает мне уснуть или лишает меня аппетита. Что ты можешь об этом сказать?

Поскольку желудок — единственное место, где мы можем прятать, подавлять эмоции, мы все носим в желудке много мусора. Ты прячешь, подавляешь эмоции в желудке.

Ты хочешь заплакать — твоя жена умерла, твоя возлюбленная умерла, твой друг умер, — но это будет нехорошо выглядеть. Это выглядит, как если бы ты был слабым. И ты это подавляешь. Куда деваются свои слезы? Ты прячешь их в желудке. Это единственное пустое, свободное пространство в теле. Если ты прячешь в желудке… Мы все подавляем множество эмоций — любовь, сексуальность, печаль, гнев, слезы, даже смех. Мы разучились смеяться, смех кажется грубым, даже вульгарным — во многих культурах громкий смех — признак невоспитанности. Мы подавили все. Из-за этого подавления ты не можешь глубоко дышать. Если ты будешь глубоко дышать, подавленные эмоции могут высвободить свою энергию. Ты боишься. Ты боишься дышать животом.

Каждый ребенок, когда он рождается, дышит животом. Посмотри на спящего ребенка: поднимается, ходит вверх-вниз не грудь, а живот. Ни один ребенок не дышит грудью; все дышат животом. Они абсолютно свободны. Их желудки, животики свободны от подавления. Эта пустота, свобода проявляется в красоте тела.

Если в животе слишком часто подавляются эмоции, тело разделяется на две части — нижнюю и верхнюю. Ты больше не единое целое. Нижняя часть тела существует сама по себе. Утрачена гармония; в твое существо вошла двойственность. Ты не можешь быть красивым, ты не можешь быть привлекательным. У тебя не одно, а два тела. Ты не умеешь грациозно ходить, ты просто передвигаешь ноги. Если бы у тебя было одно, а не два тела, ноги бы тебя несли сами. Когда твое тело разделено на две части, ты должен передвигать ноги. Ты должен тащить тело как груз. Ты не можешь наслаждаться плаванием, ты не можешь наслаждаться прогулкой, ты не можешь наслаждаться бегом. Чтобы изменить эту ситуацию, необходимо, чтобы тело снова обрело гармонию. Необходимо восстановить гармонию; пространство живота, заполненное следами подавленных эмоций, должно быть полностью очищено.

Чтобы очистить пространство живота, необходимо очень глубокое дыхание — когда ты глубоко вдыхаешь и выдыхаешь, пространство живота избавляется от содержащихся в нем эмоций. На выдохе живот опустошается. Вот почему глубокое дыхание так важно. Упор делается на выдохе.

Если у тебя был запор, он внезапно исчезнет. Запор — следствие подавления в животе эмоций. Ты слишком контролируешь работу желудка. Если ты будешь продолжать подавлять эмоции, у тебя будет запор. Запор — болезнь скорее ментальная.

Но помни: я не разделяю тело и ум. Это два аспекта одного и того же явления. Ум и тело — не два разных явления; твое тело — психосоматическое явление. Ум — тонкая часть тела, тело — грубая часть ума. Они оказывают друг на друга взаимное влияние; они функционируют параллельно. Ты подавляешь ум — на путь подавления становится тело. Освобождаешь ум — освобождается тело. Вот почему я так настаиваю в разработанных мной медитациях на катарсисе. Катарсис — это процесс очищения.

* * *

В Индии мы называем солнечное сплетение Манипура; это центр всех твоих эмоций и чувств. Мы продолжаем подавлять наши эмоции в манипуре. Манипура означает «алмаз» — жизнь ценна тем, что в ней есть: эмоции, чувства, смех, слезы, улыбки. Все это богатства жизни, поэтому третья чакра, третий энергетический центр называется манипура, алмазная чакра.

Этот драгоценный алмаз есть только у людей. Животные не могут смеяться; они не могут плакать. Слезы — феномен, характерный для человека. Красота и поэзия смеха и слез — прерогатива человека. У животных — только два центра, или чакры; муладхара, сексуальный центр, или центр жизни, и свадхистана, хара, центр, откуда жизнь покидает тело. Животные рождаются и умирают; между двумя этими событиями не происходит ничего значительного. Если ты точно так же только рождаешься и умираешь, ты — животное, ты не человек. У многих миллионов людей только эти две чакры.

Нас учили подавлять наши чувства. «Наши эмоции не приносят прибыли» — будьте практичны, будьте тверды; не будьте ранимы и мягки, иначе вас будут эксплуатировать. Будьте тверды! По крайней мере, делайте вид. Распространяйте вокруг себя ауру страха. Не смейтесь — если вы будете смеяться, вас не будут бояться. Не плачьте — ты плачешь, значит, ты боишься. Не показывайте свою слабость. Не нужно показывать свои недостатки.

Подави свой третий центр, и ты станешь солдатом — не мужчиной, а солдатом. Чтобы расслабить этот центр, в Тантре проделывается большая работа. Эмоциям нужно дать волю. Если ты хочешь плакать, ты должен плакать; если хочешь смеяться — смейся. Ты должен научиться выражать свои эмоции — только благодаря твоим чувствам, эмоциям, твоей чувствительности ты получаешь вибрацию, благодаря которой возможно общение.

Ты этого не замечал? Можно произнести как угодно много слов и ничего не сказать; но когда у тебя по щеке катится слеза, этим все сказано. Слезы намного красноречивей. Что не могут сказать слова — выразят слезы. Ты можешь сказать: «Я очень счастлив», но твое лицо будет выражать обратное. Если ты по-настоящему, заразительно смеешься, говорить ничего не нужно — все скажет смех. Ты видишь своего друга, и твое лицо искрится, сияет радостью.

Нужно постараться развить третий центр. Это поможет расслабить напряженный и возбужденный ум. Дай волю своим чувствам; больше прикасайся, смейся, чувствуй, плачь. И помни: ты не можешь сделать больше, чем необходимо. Ты не сможешь выплакать даже одну лишнюю слезу. Так что не бойся и не скупись.

Когда я начал медитировать, я заметил, что мое тело и связанные с ним ощущения сильно изменились. Мои ощущения, моя походка, то, как я на себя смотрю, когда принимаю душ, — практически неузнаваемы! Означает ли это, что тело следует за умом и что сердце влияет на ум?

Человек — не машина, а живой организм. Это очень важно понять. Машина состоит из запчастей, организм — из частей тела. Машину можно разобрать на запчасти. Ты можешь снова ее собрать — машина будет функционировать. Организм — нет. Организм — живое существо; все его части взаимосвязаны.

Любые изменения на уровне тела, ума, сердца или сознания меняют весь организм. Составляющие органического живого существа — не просто собранные воедино части тела.

Машина — просто набор деталей. Организм — нечто большее. Это «нечто большее» — твоя душа. Она пронизывает все существо. Потому любые изменения, где бы они не происходили, затрагивают все твое существо.

Поэтому существуют разные системы. Например, йога — одна из наиболее известных систем, предназначенных для тех, кто стремится к самореализации. Но она в первую очередь работает с позами тела. Это огромное достижение — те, кто ее создали, совершили практически невозможное. Они обнаружили, в каких позах меняется в нужном направлении деятельность ума, сердечный ритм, становится более или менее острым сознание. Позы разработаны таким образом, чтобы, работая исключительно с телом, оказывать влияние на все твое существо.

Это долгий, тяжелый, утомительный труд. Ведь тело — совершенно неосознанная часть твоего существа. Упражнять тело, принимая неестественные, странные для него позы, — тяжелый труд. Авторы йоги обнаружили, что жизнь слишком коротка, чтобы работать со всеми позами тела, и они первыми в мире задумались над продлением человеческой жизни.

Трудность в том, что тело, человека — пусть даже ты работал с ним всю жизнь и пришел к определенному состоянию — смертно. Получая новое тело, ты вынужден начинать все сначала; ты не можешь начать с того, на чем остановился в прошлой жизни. И поскольку это стало большой трудностью, йогины начали думать о том, как продлить человеческую жизнь.

Например, все знают о позе лотоса, в которой сидит Будда. Это очень известная поза. Сегодня уже доказано: когда ты сидишь в позе лотоса, выпрямив спину и полностью расслабив тело, сила притяжения земли оказывает минимальное воздействие. Сила притяжения, которая тебя убивает. Чем большее воздействие оказывает на тебя сила притяжения, тем ты ближе к могиле. Как утверждал Альберт Эйнштейн: если бы было возможно создать корабли, перемещающиеся со скоростью света, люди, которые бы путешествовали в них, не старились. Когда они вернулись бы через пятьдесят лет на Землю, никого из их современников не осталось бы в живых. За исключением одного или двух на смертном одре. Путешественники в пространстве должны вернуться в том же самом возрасте.

Скорость света останавливает старение. Однако это только неподтвержденная гипотеза. Поскольку на скорости света все сгорает, создать корабль, который бы перемещался со скоростью света, очень трудно. Не существует материала, из которого можно было бы изготовить такой корабль. Это кажется невозможным.

Эйнштейн ничего не слышал о йоге. Так как йогин находится за пределами силы притяжения, он может вернуться на землю в том же самом возрасте — вот почему йогин не стареет. Это намного практичнее и научнее. Это не просто гипотеза. Тысячи йогинов жили дольше обычных людей. Они просто сидели в этой позе.

Причина интереса йогинов к методам продления жизни — в избрании очень медленного средства преображения — тела. Но и с помощью тела люди достигали просветления. Все, что они делали, — изучали и практиковали определенные позы тела. В определенных позах ум функционирует определенным образом. В одной позе ум перестает функционировать, в другой становится очень бдительным. И так далее.

Ты можешь это наблюдать в повседневной жизни. В зависимости от мыслей, эмоций, настроения тело принимает определенную позу. Изменить эту взаимосвязь невозможно. Возьмем, к примеру, такого человека, как я, — если ты свяжешь мне руки, я не смогу говорить! Я просто не смогу ничего сделать — жестикуляция слишком тесно связана для меня с выражением эмоций. Каждая рука связана с соответствующим полушарием мозга: левая рука — с правым полушарием, правая — с левым. Руки — продолжение мозга. Всякий раз, когда бы я ни говорил, я говорю с помощью двух средств: с помощью слов и с помощью рук. Каждый жест помогает выразить определенную идею. Если ты свяжешь мне руки, я не смогу ничего сказать. Я пробовал это на практике — говорить действительно было очень трудно. Хотел сказать одно, получилось совсем другое. Причина — в нарушении ритма жестикуляции.

В тебе все взаимосвязано, начиная с низшего и заканчивая высшим. Йога работает с телом — это долгий и трудный процесс, возможно, не имеющий будущего без помощи и участия науки будущего. Лишь при участии и с помощью науки может произойти скачок. Йога — одна из древнейших придуманных человеком наук. Ей по меньшей мере пять тысяч лет. Йога требует слишком многого. Современный человек не способен уделять ей так много времени; нужно найти более быстрые способы.

Если ты работаешь с умом, это более быстрый и более легкий путь, чем работа с телом. Все, что от тебя требуется, — бдительность и осознание. Никакого психоанализа — это только излишне затягивает процесс. Процесс занятия йогой рано или поздно заканчивается. Психоанализ не заканчивается никогда — каждый день ум продолжает создавать новый мусор; ум очень продуктивен. Пока ты анализируешь свои сны, ум продолжает создавать новые. Он настолько искусен, что даже может создавать сон в сне. Все это очень сложно. Конечно, анализ всего этого мусора немного помогает. Но это бесконечный процесс.

Те, кто действительно работают с умом, работают с вниманием, свидетельствованием, — если ты наблюдаешь ум, он постепенно становится спокойнее. Прекращается сумятица. Когда ум становится спокойнее, тело проходит через удивительные изменения — что и произошло с человеком, задавшим этот вопрос. Твое тело начнет себя вести по-другому. Изменятся твои жесты и твоя походка. Когда становится спокойным твой ум, становится спокойным твое тело — ты ощущаешь непривычный прилив энергии и спокойствие. Раньше у тебя никогда не было такого тесного контакта с телом. Препятствием к осознанию тела служит постоянно занятой ум.

Теперь, когда ум успокоился, осознание распространилось на тело. Взгляд, походка, жесты Будды иные. Они не идут от ума. Тело больше не следует за умом. Оно следует за осознанием, внутренним качеством твоего существа. Когда в твоем теле начинают происходить изменения, наблюдай их. Радуйся. Будь внимательней — тогда изменений будет больше. Будь осознанней, и ты заметишь — осознанность начнет проявлять твое тело. Став внимательней и осознанней, ты почувствуешь больше любви и сострадания к своему телу; ваши отношения станут более близкими и интимными. До сих пор ты его просто использовал. Ты даже никогда не сказал своему телу «спасибо» — хотя оно служило тебе всеми возможными способами. Это хороший опыт. Теперь нужно его углубить. И единственный способ сделать это — быть более бдительными.

От головы к сердцу, к сущности — путь назад к сердцу

Общество не хочет, чтобы ты был человеком сердца. Обществу нужны головы, не сердца.

Однажды, когда я посетил университет в Варанаси, я беседовал с одним из известнейших индийских ученых того времени, доктором Хазари Прасадом Двиведи. Глава факультета искусств, он возглавлял собрание, на котором я должен был выступать. Я спросил его: «Вы никогда не задумывались, почему вас называют головой, а не сердцем?»

Он ответил: «Вы задаете странные вопросы». Тогда он был в преклонном возрасте, сейчас он уже умер. Он сказал: «Меня никто никогда в жизни не спрашивал: "Почему тебя называют головой, а не сердцем?"» Он подумал и сказал: «Это очень хороший вопрос. Вы заставили меня задуматься. Называть сердцем, а не головой — верней и правильней».

Общество делится на руки и головы. Ты не замечал, что рабочих называют «руками»? Бедных рабочих, работающих своими руками, работников физического труда, называют «руками». Стоящих над простыми рабочими называют «головами». «Сердцем» же не называют никого. Момент, когда ты начинаешь ощущать движение сердца, очень важен. Сердце намного важнее, чем голова. Твоя голова — набор заимствованных идей.

Но не твое сердце. В своем сердце ты не христианин и не индуист. Твое сердце — настоящее и неиспорченное. Между сердцем и головой — пропасть. Еще один шаг — от сердца к сущности, — и ты дома. Конец пути.

Перейти от головы к сущности не может никто. Их ничто не связывает. Они друг с другом незнакомы! Твоя голова ничего не знает о твоей сущности, твоя сущность ничего не знает о твоей голове. Они — как незнакомцы, живущие в одном доме. Их пути не пересекаются; они никогда не встречаются.

Сердце — это мост. Часть сердца знает сущность, часть — голову. Сердце — как станция на полпути. Когда движешься к своей сущности, сердце может стать остановкой на ночевку.

Из сердца можно увидеть сущность; вот почему философы не становятся мистиками. Мистиками становятся поэты, художники, скульпторы, певцы, музыканты, танцоры — они ближе к сущности. Но нашим обществом управляют головы — головы способны зарабатывать деньги. Это очень эффективно — машины всегда более эффективны. Они могут выполнить все свои желания. Твоя энергия начинает функционировать в голове и обходить сердце.

Сердце важнее всего. Это врата к твоей сущности, источнику вечной жизни. Я бы хотел, чтобы все университеты мира учили людей осознавать сердце — осознавать безмерные, окружающие нас радость и красоту.

Но сердце не может выполнять твои эгоистические желания. Это проблема. Оно может дать тебе потрясающее переживание любви, алхимическое изменение. Оно может проявить в тебе все самое лучшее. Но оно не даст тебе власть, деньги, престиж.

Продолжай переходить от головы к сердцу, и чуть больше рискнув — от сердца к сущности. Это самая основа жизни.

У Тургенева есть замечательный рассказ — «Дурак».

Жил-был на свете дурак. Он постоянно попадал впросак. Что бы он ни говорил, над ним начинали смеяться — даже если то, что он говорил, было правильно. И поскольку он слыл дураком, считалось, что все, что он говорит или делает, полная ерунда. С таким же точно успехом он мог бы цитировать мудрецов.

Он пошел к старому мудрецу и сказал, что хочет наложить на себя руки. «Это постоянное осуждение невыносимо — я так больше не могу. Помоги мне найти выход, или я покончу с собой».

Старый мудрец засмеялся. Он сказал: «Никакой особой проблемы нет. Тебе не из-за чего тревожиться. Делай, что я скажу, и возвращайся через неделю — на все отвечай «нет». Начни спрашивать всех и каждого. Если кто-то говорит: «Посмотри, какой красивый закат!», тут же его спрашивай: «Где красивый закат? Я ничего не вижу — покажи! Что такое красота? Никакой красоты нет, все это вздор! Требуй доказательств; скажи: «Покажи мне, где ты видишь красоту? Дай мне ее потрогать. Дай мне ее определение». Если кто-то скажет: «Какая прекрасная музыка!», тут же у него спрашивай: «Что такое прекрасное? Что такое музыка? Дай мне точное определение. Я ни во что такое не верю. Все это глупость! Музыка — это просто шум».

И так — со всем. И через семь дней приходи. Стань плохим. Задавай вопросы, на которые нет ответа: что такое красота, что такое любовь, что такое прекрасное? Что такое жизнь, что такое смерть, что такое Бог? Спустя семь дней дурак вернулся к мудрецу в окружении толпы. Он был прекрасно одет. На голове у него был надет венок. Мудрец спросил: «Что случилось?»

И дурак ответил: «Случилось чудо! Весь город считает меня мудрецом. Все думают, что я великий философ. Я заставил всех замолчать. Люди меня боятся. Они боятся сказать при мне слово. Любое их слово я превращаю в вопрос. Твой фокус удался!»

Мудрец спросил: «Кто эти люди, что пришли с тобой?»

И он ответил: «Это мои ученики — они хотят научиться у меня мудрости!»

Вот так. Ум всегда говорит «нет». Всему и вся. Ум атеистичен. Он никогда не говорит «да».

С сердцем все наоборот. Если ум говорит «нет», сердце говорит «да». Конечно, лучше говорить «да». Невозможно всегда говорить «нет». Чем чаще ты говоришь «нет», тем больше ты закрываешься. Тем меньше у тебя энергии. Ты умираешь — даже если люди считают тебя великим мыслителем. Это как медленное самоубийство!

Если ты говоришь «нет» красоте или любви, ты умираешь. Если ты говоришь «нет» всем и вся, ты исчезаешь. Твоя жизнь утрачивает смысл.

Это то, что происходит с современным умом. Современный человек стал слишком часто говорить «нет». Отсюда вопросы: «В чем смысл жизни? Для чего мы живем?» Мы говорим «нет» Богу, мы говорим «нет» жизни после смерти. Мы говорим «нет» всему, ради чего люди жили веками. Мы доказали: все ценности, ради которых жило человечество, ничего не стоят. Мы сами навлекли на себя страдание. Жизнь становится все невыносимее. Мы живем только потому, что мы трусы; будь это не так, мы бы давно покончили жизнь самоубийством. Мы продолжаем жить, потому что не можем этого сделать. Мы боимся смерти. Мы живем из страха.

Лучше быть позитивными. Чем мы позитивнее, тем больше мы приближаемся к сердцу. Сердце не знает языка отрицания. Сердце никогда не спрашивает: «Что такое красота?» Сердце просто наслаждается. Оно не может дать этому определения. Это невыразимый, необъяснимый опыт. Язык и символы бессильны. Сердце не спрашивает, что такое любовь. Оно прекрасно это знает. Ум знает только вопросы, сердце — только ответы. Ум может только спрашивать.

Вот почему у философии нет ответов, только вопросы, вопросы и вопросы. Из каждого вопроса вырастает тысяча и один вопрос. Сердце не задает вопросов — это одна из тайн жизни — у него есть ответы на все вопросы. Но ум не слушает сердца; язык сердца — это язык тишины. Никакого другого языка сердце не знает — а ум ничего не знает о тишине. Ум — это всегда шум. Бессмысленная, рассказанная идиотом история — полная шума и ярости, ничего не значащая история.

Сердце знает, что такое смысл. Оно знает, что такое радость жизни. Сердце умеет радоваться. Оно никогда не задает вопросов. Поэтому ум считает, что сердце слепо. Ум полон сомнения, Сердце полно доверия; это полярные противоположности.

Поэтому лучше быть позитивными. Но помни: позитивное связано с негативным — две стороны одного и того же явления.

Я здесь не для того, чтобы учить тебя путям сердца, — да, я использую их, но лишь как средство, чтобы увести тебя от ума. Я использую сердце как лодку, чтобы перевезти тебя на другой берег. Когда ты достигнешь другого берега, лодка тебе будет не нужна; никто не ждет, что ты будешь нести ее на голове.

Цель — выйти за пределы двойственности. Выйти за пределы «нет» и «да». «Да» есть, если есть «нет»; «да» не свободно от «нет». Иначе какой оно имеет смысл? «Да» есть, только если есть «нет», запомни — невозможно всегда говорить «да». «Да» и «нет» — полярные противоположности, они дополняют друг друга на тонком уровне. Между ними — тайный сговор. Они поддерживают друг друга, держат друг друга за руки. Они не могут существовать отдельно. «Да» имеет смысл только потому, что есть «нет»; «нет» имеет смысл только потому, что есть «да». Ты должен выйти за пределы этой двойственности.

Я не учу тебя позитивному способу жизни. Я не учу тебя негативному образу жизни. Я учу тебя пути выхода за пределы. Все двойственности нужно отбросить — двойственность ума и сердца, двойственность материи и ума, двойственность мыслей и эмоций, двойственность позитивного и негативного, двойственность мужского и женского, Инь и Ян, дня и ночи, лета и зимы, жизни и смерти… всех дуальностей. Дуальность должна быть отброшена, потому что ты — за пределами дуальности.

Первые проблески высшего появятся, когда ты начнешь отходить от «да» и «нет». Вот почему высшее абсолютно невыразимо; ты не можешь сказать «нет», ты не можешь сказать «да».

Но если ты выбираешь из негативного и позитивного, выбирай позитивное — отойти от «да» легче, чем отойти от «нет». «Нет» дает меньше пространства; это мрачная тюремная камера. «Да» шире; «да» более открыто и уязвимо. Отойти от «нет» очень сложно. Очень мало свободного пространства, ты окружен, закрыт со всех сторон. Все двери и окна закрыты. «Нет» — закрытое пространство. Самое глупое, что только может сделать человек, — жить отрицательными эмоциями. Так живут миллионы людей. Современный человек живет отрицательными эмоциями. Как в рассказе Тургенева — когда он живет отрицательными эмоциями, он чувствует себя прекрасно. Его эго удовлетворено.

ЭТО — созданная из кирпичков «нет» тюремная камера. Если стоит выбор между позитивным и негативным, выбирай позитивное. По крайней мере, ты получишь большую свободу действий; откроются несколько дверей и окон, ты сможешь ощущать дождь, солнце и ветер. Ты увидишь проблески неба, звезды и луну. До тебя начнет доноситься аромат цветов. Ты начнешь испытывать радость от жизни. Перейти от «да» к выходу за пределы намного легче.

Переходи от «нет» к «да», от «да» — к выходу за пределы. За пределы позитивного и негативного. За пределами нет позитива и негатива; — запределье — это благочестие, это просветление.

Возможно ли, чтобы мы действовали и от головы, и от сердца, или эти двое должны быть в тотальном разводе? Должны ли мы сознательно выбрать один из этих путей?

Сердце и голова — это механизмы. Поэтому все зависит от тебя. Ты не голова и не сердце. Ты можешь идти от головы, ты можешь идти от сердца. Конечная цель, конечно, будет разной. Направления сердца и головы — диаметрально противоположные.

Голова привыкла думать, размышлять, философствовать. Она знает только слова, логику, аргументы. Но она абсолютно бесплодна; она не может родить истину. Истина не нуждается в философских исследованиях, аргументах, логике. Истина очень проста; все усложняет ум. На протяжении многих веков философы пытались отыскать истину с помощью ума. Но у них ничего не получилось. Они создали великие системы мысли. Я изучал все эти системы.

Сердце тоже механизм, но иной, чем голова. Сердце можно назвать эмоциональным инструментом, ум — логическим. Все теологии и философии созданы умом; из сердца исходят молитва, преданность, чувствительность. Язык сердца — это язык эмоций.

Слово «эмоция» несет в себе положительный оттенок. Это движение. Сердце активно, но слепо. Оно действует быстро, у него нет причины ждать. Ему не нужно думать. Но с помощью эмоциональности истину не найти. Эмоции — такое же препятствие, как и логика. Логика — мужской аспект, сердце — женский. Истина не имеет ничего общего с мужским и женским аспектами. Истина — это твое сознание. Ты можешь наблюдать твой ум, ты можешь наблюдать биение твоего сердца. Они могут быть определенным образом связаны…

Общество устроено так, что голова должна быть хозяином, а сердце — слугой. Наше общество— творение мужского ума и мужской психологии. Сердце — епархия женщины. Мужчина относится к женщине как к рабыне, голова относится к сердцу как к рабу. Мы можем изменить ситуацию с точностью до наоборот. Сердце может стать хозяином, голова или ум — слугой. Если выбирать между этими двумя, лучше чтобы хозяином было сердце, голова — слугой.

Есть вещи, на которые не способно сердце, и, конечно, то же самое касается и головы. Голова не умеет чувствовать. Она не может любить, ощущать. Сердце не может быть рациональным, размышляющим. Сердце и ум всегда находились в конфликте. Этот конфликт — символ конфликта и борьбы между мужчиной и женщиной. Разговаривая со своей женой, ты должен знать — разговор, как и спор, невозможен, рациональное решение невозможно. Женщина думает сердцем. Она перескакивает с одного на другое. Она не умеет спорить, она умеет плакать. Она не умеет мыслить разумно, она умеет кричать. Она не умеет приходить к компромиссу. Сердце не может понять язык ума.

Здесь различия даже не в физиологии; сердце и голова расположены на расстоянии всего нескольких дюймов. Дело в их качествах. Это как два полюса.

Мой путь описывают как путь сердца. Но это не так. Сердце может дать тебе грезы, галлюцинации, иллюзии, сладкие сны. Но оно не может тебе дать истину. Истина — за пределами ума и сердца; она — в твоем сознании. Так как сознание за пределами сердца и ума, оно может гармонично использовать их оба.

В некоторых случаях ум даже опасен — у него есть глаза, но нет ног, он парализован. Сердце может функционировать в определенных пространствах. У сердца есть ноги, но нет глаз; оно слепо. Оно действует с очень большой скоростью. И все это вслепую! На всех языках мира любовь называют слепой. Но это не любовь слепа, это у сердца нет глаз.

Когда твоя медитация станет глубже, а твоя идентификация с сердцем и головой исчезнет, ты почувствуешь, что становишься треугольником. Твоя сущность — в заключенной в тебе третьей силе — сознании. Поскольку и сердце, и ум оба принадлежат сознанию, оно управляет ими очень легко.

Я обычно рассказываю историю о живших в лесу у села слепом и хромом нищем. Они были соперниками, даже врагами. Попрошайничество — это бизнес. И однажды лес загорелся.

Хромой нищий не мог убежать — он не мог двигаться, хотя у него были глаза и он мог видеть, куда бежать. Слепой нищий, наоборот, мог бежать очень быстро. Но как он мог найти места, не охваченные огнем?

Оба могли сгореть в лесу заживо. Ситуация была настолько экстремальная, что они мгновенно отбросили свою вражду. Это был единственный способ выжить. Слепой нищий посадил себе на плечи хромого. Они спаслись. Один был ногами, другой — глазами.

Нечто подобное происходит и с тобой: голова — это глаза, сердце — инстинкт. Их нужно объединить. Здесь я хочу подчеркнуть — сердце должно быть хозяином, ум — слугой.

У тебя на службе великое ценное качество — твой ум. Тебя нельзя обмануть, тебя нельзя использовать, тебя нельзя ввести в заблуждение. У сердца — женские качества: любовь, красота, грациозность. Ум необуздан. Сердце намного более цивилизованно, более невинно.

Сознательный человек использует ум как слугу, а сердце — как хозяина. Это очень просто. Если ты не идентифицируешь себя с умом или сердцем, ты — просто свидетель. Ты видишь, какие качества необходимо развить, какие качества являются целью. Как слуга, ум может помочь эти качества реализовать. Но умом нужно управлять. Сейчас, как, впрочем, и на протяжении многих веков, все происходит наоборот: слуга стал хозяином. Подлинный хозяин, настоящий джентльмен, настолько вежлив, что даже не сопротивляется; он принял рабство добровольно. Результат: планета Земля сошла с ума.

Мы должны изменить человеческую алхимию.

Мы должны привести себя в порядок изнутри. Это произойдет, когда приоритеты выбирает сердце. Оно не может выбрать войну или ядерное оружие; оно не способно нести смерть. Сердце — сама жизнь. Когда ум на службе у сердца, он должен делать то, что решит сердце. При правильном руководстве ум способен на все; иначе он может сойти с ума. У ума нет ценностей и приоритетов. Он не придает ничему значения. Для ума нет красоты, нет любви, нет изящества — только рассуждения.

Это чудо возможно, только если ты не идентифицируешь себя с сердцем и умом. Наблюдай свои мысли — когда ты их наблюдаешь, они исчезают. Наблюдай свои эмоции и чувства — они, как и мысли, исчезают, когда ты их наблюдаешь. Твое сердце невинно, как сердце ребенка. Твой ум — такой же великий гений, как Альберт Эйнштейн, Бертран Рассел, Аристотель.

Но проблема намного больше, чем ты можешь себе это представить. Обществом управляют мужчины; мужчины создают правила игры, женщины им следуют. И такие условия продолжаются миллионы лет.

Изменения, происходящие в отдельно взятом индивидууме, — когда сердце снова возведено на престол — затрагивают всю общественную структуру. Такая возможность существует. Но для этого необходимо одно важно условие: ты должен себя наблюдать. Те, кто делает это, свободны от идентификации с сердцем и умом. Поскольку они могут наблюдать эмоции, у них есть абсолютная уверенность: «Я — не мои эмоции». Они умеют наблюдать мысли; они делают простой вывод: «Я — не мой мыслительный процесс».

«Тогда кто же я?» — Чистый наблюдатель, свидетель. Ты достигаешь вершин осознания, ты становишься сознательным человеком. Когда весь мир спит, ты бодрствуешь. И значит нет никаких проблем. Твое освобождение расставит все на свои места. Сердце должно быть снова возведено на престол. Если подобные изменения произойдут во многих людях — появится новое общество. Ты даже себе не представляешь, насколько тогда все изменится.

Полностью изменится наука. Она перестанет создавать оружие, способное уничтожить на Земле все живое. Она больше не будет служить смерти. Жизнь человека станет радостнее, богаче, удовлетвореннее. Причина — полное изменение системы ценностей. Ум будет функционировать по-прежнему, но направлять его будет сердце.

Мой путь — путь медитации. К сожалению, я должен использовать язык. Поэтому я говорю, что мой путь — это путь медитации — растущего осознания, находящегося за пределами сердца и ума. Это путь к появлению на Земле нового человека.

Когда я слушал, как Ты говорил об уме, в сердце и сущности, о том, что для того, чтобы что-то получить, нужно что-то отпустить, у меня возник вопрос: «Означает ли это, что я должен отказаться также и от любви?» Является ли любовь чувством, которое человек будет испытывать всегда? Расскажи, пожалуйста, о чувствах, любви и сущности.

Я могу говорить на эту тему очень долго. Но вначале я хочу спросить тебя: знаешь ли ты, что такое любовь? Что ты боишься потерять любовь? Люди живут фантазиями…

Однажды произошел такой случай. Два хороших старых друга крепко подрались. Их привели в суд. Судья не мог этому поверить. Это был маленький город, в котором все друг друга знали. Судья спросил: «Что случилось? Из-за чего вы подрались?»

Один сказал другому: «Скажи ты».

Другой ответил: «Нет, ты скажи».

Тогда судья сказал: «Кто-нибудь из вас что-нибудь скажет? Это не вопрос этикета. Я должен знать, что произошло». Но оба молчали. Тогда судья решил быть с ними твердым: «Говорите — или я брошу вас обоих в тюрьму».

Тогда один из них сказал: «Мне так стыдно… Мой друг сказал мне, когда мы сидели-на берегу реки, что он хочет купить корову. Я сказал ему: "Даже не думай! Твоя корова может забрести на мое поле и вытоптать весь урожай. И нашей дружбе придет конец. Я убью твою корову"».

Мой друг ответил: «В тебе говорят нервы. Если я захочу, я могу купить не одну — десять коров. Посмотрим, что ты сделаешь, когда они будут иногда забредать на твое поле. Если ты убьешь мою корову, я сожгу твой урожай!»

И пошло-поехало. Тот, у кого было поле, нарисовал поле пальцем на песке. Он сказал: «Это мое поле. Пусть твоя корова на нем только появится. И ты увидишь, что произойдет».

Тогда второй сказал: «Ваша честь, этот человек привел ко мне на поле пять коров и сказал: «Что ты теперь будешь делать?» И мы начали драться. На самом деле ни коровы, ни поля у нас не было. Я не мог избить его коров, он не мог сжечь мой урожай. Нам очень стыдно. Поэтому никто из нас не хотел говорить первым».

«Сущий вздор! — воскликнул судья. — Ты не засеял поле, он не купил корову. И у вас обоих переломы!»

Ты спрашиваешь, потеряешь ли ты любовь. А она у тебя есть? Вначале купи корову!

Я знаю — у тебя ее нет. Иначе ты бы не задал этот вопрос. Вот почему я говорю так уверенно.

Вопрос, тем не менее, — важный.

У человека как индивидуума три уровня существования: физиология — тело; психология — ум; сущность — вечное «я». Любовь может существовать на всех трех уровнях. У нее могут быть разные качества. На уровне тела, физиологии — это сексуальность. Ты можешь назвать это любовью — слово «любовь» кажется прекрасным и поэтичным. Девяносто девять процентов людей называют «любовью» секс. Секс — физиологический, биологический процесс. В него вовлечены твои гормоны, твоя химия.

Вы влюбились в женщину или мужчину. Вы можете точно сказать, чем этот человек вас привлек? То, что ты не можешь видеть «я» этого человека, — очевидно. Ты не знаешь даже себя. Ты не знаешь психологию этого человека. Читать мысли другого человека — задача нелегкая. Что ты чувствуешь? Тебя тянет к человеку на уровне гормонов, химии, физиологии. Это вопрос не любви, но химии.

Только подумай: женщина, которую ты любишь, идет к врачу и меняет пол. У нее начинают расти борода и усы. Ты по-прежнему будешь ее любить? Ничего, кроме химии и гормонов, не изменилось. Куда же ушла твоя любовь?

Чувствующих немного глубже всего один процент. Художники, поэты, танцоры, музыканты, певцы обладают повышенной чувствительностью. Они могут чувствовать красоту ума, чувствительность сердца. Потому что они сами живут на этом уровне.

Запомни: твое понимание, видение обусловлено твоим «уровнем» жизни. Если ты живешь на физическом уровне, в другом человеке тебя может привлечь только тело. Это физиологическая стадия любви. Музыкант, художник, поэт живут на другом уровне. Они не думают, но чувствуют. Так как они живут сердцем, они могут чувствовать сердце другого человека. Это то, что обычно называют любовью. Это редкость. Может быть, один процент.

Почему значительное большинство людей не переходят на второй уровень? Потому что он пугающе прекрасен… и это проблема. Прекрасное тонко. Это не железо. Оно сделано из очень тонкого стекла. Если зеркало упало и разбилось, его не склеить. Люди боятся любви — стадия любви так же пугающе переменчива, как и прекрасна. Чувства — как цветок розы. Лучше, если роза — пластиковая. Она никогда не завянет. Ты можешь каждый день ее протирать, и она всегда будет свежей. Можешь побрызгать на нее французскими духами. Если она поблекнет, ты можешь ее еще раз покрасить. Пластик — один из самых прочных материалов в мире. Он крепкий и долговечный; поэтому люди останавливаются на физиологическом уровне. Он искусственный, но стабильный.

Поэты и актеры влюбляются почти каждый день. Их любовь — как цветок розы. Пока он цветет, он красивый, живой, ароматный. Его поливает дождь, его колышет ветер, ему дарит свет солнце. Но к вечеру он может отцвести. И ты ничего не можешь с этим сделать. Любовь сердца — как ворвавшийся в комнату свежий ветер. Она более глубокая. Ты не можешь поймать ветер. Очень немногие настолько смелы, чтобы жить настоящим моментом. Поэтому они предпочитают любовь, в которой они могут быть уверены.

Я не уверен, какой из этих двух видов любви ты знаешь — большинству людей известен скорее первый вид, возможно, второй. Ты думаешь: что станет с твоей любовью, когда ты доберешься до своей сущности? Ты боишься.

Конечно, она уйдет — но ты ничего не потеряешь. Взрастет любовь нового уровня, такая, что бывает один раз среди миллионов людей. Только такую любовь можно назвать состоянием любви.

Первую любовь можно назвать сексом. Вторую любовь можно назвать любовью. Третья любовь — состояние любви — это качество, она безадресная, ты сам становишься любовью. Это не обладание, и ты никому не позволишь обладать тобой. Это качество любви — радикальная революция. Оно крайне сложно даже для восприятия.

С точки зрения сущности, это просто аромат состояния любви. Но не бойся. Твое беспокойство небеспочвенно — то, что ты понимаешь под любовью, уйдет. Любовь, которая придет ей на смену, — безгранична и бесконечна. Любовь без привязанности. Любить одного человека — намеренно себя обеднять. Ты сможешь любить многих. Ты будешь удивлен, сколько ты получишь новых ощущений!

Вот почему я против брака. Если люди хотят, они могут жить вместе всю свою жизнь. Но это не должно быть узаконенной необходимостью. Люди должны получать в любви как можно больше переживаний. Они должны избавиться от чувства собственничества. Оно разрушает любовь. Они не должны также становиться объектами собственничества. Это разрушает любовь.

Все человеческие существа достойны любви. Не нужно привязываться на всю жизнь к одному человеку. Это одна из причин, почему все люди на Земле выглядят такими скучными. Почему они не могут смеяться, почему они не могут танцевать? Их сковывают невидимые цепи — семья, брак, муж, жена, дети. Они обременены обязанностями. Ты хочешь, чтобы они после этого смеялись, улыбались, танцевали и радовались? Ты хочешь невозможного.

Любовь должна быть свободной. Это возможно, только если ты обнаружишь в медитации свою сущность. Это не практика. Я не говорю вам: «Отправляйтесь сегодня вечером для практики к женщине или мужчине». Так у тебя ничего не получится. Ты можешь только потерять своего партнера. Это не вопрос практики. Это вопрос обнаружения твоей сущности.

Когда это происходит, ты обретаешь качество безусловной и беспристрастной любви. Ты просто любишь. Твоя любовь распространяется вначале на людей, затем на животных, птиц, горы, деревья, звезды. Ты начинаешь любить жизнь. Это наш потенциал. Тот, кто его не реализовал, — прожил жизнь зря.

Да, кое-что ты потеряешь. Но это того стоит. Ты обретешь гораздо больше, чем мог себе представить, по сравнению с тем, что ты потерял.

Чистое, безличностное состояние любви — следствие глубокого погружения в свою сущность, следствие медитативности и безмолвия, божественной глубины внутри твоего существа. Я просто пытаюсь тебя убедить. Не бойся потерять то, что у тебя есть.

Моя задача — убедить тебя перейти от физиологии к психологии, от ума к сердцу. Затем — от сердца к сущности. Это отворяет врата к высшей сущности бытия. Это невозможно описать, на это можно лишь указать — палец, указывающий на луну.

Но не беспокойся. Ничего, что имеет ценность, ты не потеряешь. Ничего, кроме своей нищеты, хвоей ничтожности.

Часть II Эмоциональное благополучие — возвращаем себе нашу внутреннюю гармонию

Ближайший путь к сердцу, сущности бытия — осознание. Если ты себя осознаешь, твои мысли и эмоции становятся более глубокими. Переходя от эмоций к мыслям, от мыслей к безмыслию — чистому осознанию, — ты приближаешься к своей сущности и сущности бытия.

У мыслей и эмоций одна и та же энергия. Но она движется не в направлении центра, а по окружности или периметру. Чем ближе к окружности, тем дальше от тебя.

Отступай шаг за шагом назад. Это путь к источнику, и этот источник — все, что тебе нужно… Это источник звезд, Солнца и Луны. Это источник всего.

Как и все люди, ты движешься по периметру. Ты уходишь от самого себя. Это та же энергия, что и энергия осознания, только направленная вовне. Ты узнаешь много нового, но ты никогда не узнаешь самого себя.

Для возвращения к себе используется та же самая энергия. Познание себя должно стать единственной целью каждого интеллигентного человека в мире; иначе ты можешь знать весь мир, но ничего не знать относительно самого себя.

Выбор за тобой.

Первый шаг — приятие

Величайшее желание в мире — желание внутренней трансформации. Деньги, власть, авторитет— ничто; величайшее желание — так называемая жажда духовного. Если ты охвачен этим желанием, у тебя никогда ничего не выйдет. Трансформация возможна. Но не благодаря желанию. Трансформация возможна благодаря расслаблению в ситуации, как она есть. Трансформацию вызывает безусловное приятие себя.

Нам нужно всерьез этим заняться, ведь это сердце всеобщей ситуации.

Человек страдает, человек мучается — все ищут состояния счастья, состояния единства с жизнью. Человек чувствует себя одиноким, неукорененным. Отсюда желание снова зацепиться за существование корнями, снова стать зеленеющим, снова стать благословенным.

Нам нужно кое-что понять. Абсолютное единство с сознанием иди жизнью — единство с самим собой. Для этого мы не должны ничего отвергать. Это первое, что нужно понять.

Например, сейчас ты испытываешь реальный страх. Если ты его отвергаешь, ты его подавляешь, ты наносишь твоей сущности раны. Ты боишься взглянуть правде в глаза. Но это факт, это реальность. Если ты перестанешь смотреть своему страху в глаза, он не исчезнет. Ты ведешь себя как страус. Завидев врага или смертельную опасность, страус прячет голову в песок. Но враг от этого не исчезает. Страус становится перед врагом лишь еще более уязвимым. Думая, что врага нет — ведь он никого не видит, — страус избавляется от страха. Фактически он подвергает себя еще большей опасности; незамеченный враг — опасней.

Если бы страус не прятал голову в песок, можно было бы что-нибудь сделать. Люди делают то же самое. Если ты чего-то боишься, ты стараешься этого не замечать — но это факт, ты не принимаешь часть твоей сущности. Ты разделил сам себя на части. Затем однажды ты не захочешь принять гнев, потом не захочешь принять жадность. И так далее. Негативные эмоции не исчезают оттого, что ты не хочешь их воспринимать. Ты сам разрушил свою целостность. Чем более ты себя разрушаешь, тем более ты несчастен.

Целостность — первый шаг на пути к блаженству. Вот то, на чем снова и снова настаивают все мистики: целостность — это блаженство. Нужно принимать все. Не нужно ничего отвергать. Если ты что-то отвергаешь, ты создаешь проблемы и проблемы становятся все более сложными.

Это просто — если ты боишься, что ты делаешь? Ты признаешь: «Да, я боюсь». Это все! Если ты признаешь свою трусость — это уже смелость! Только смелый человек может сознаться в своем страхе — ты уже на пути к трансформации. Итак, первое— не отвергать ничего, что может быть пережито на опыте.

Чтобы это осуществить, сознание должно перестать отождествлять себя с навязчивыми неподвижными идеями. Это второе. Если твой ум держится за идеи о том, кто ты есть, он не принимает реальность, которая противоречит этим идеям. Если у тебя есть идеи о том, каким ты должен быть, ты не можешь принять себя таким, какой ты есть. Если у тебя есть идея о том, что ты должен быть смелым, тебе трудно принять свое малодушие. Если у тебя есть идея о том, чтобы быть очень сострадательным человеком — таким, как Будда, — ты не можешь принять свой гнев. Это идеал, который создает проблемы.

Нет идеала — нет проблем. Если ты трус, будь трусом! Поскольку у тебя нет идеала быть смелым, ты себя не осуждаешь — ты не отвергаешь, не подавляешь свой страх.

Если ты загоняешь страх в подсознание, он будет продолжать создавать тебе проблемы. Это как загнанная внутрь болезнь. Если она проявляется — есть возможность, что она исчезнет. Если болезнь проявляется — это хорошо. Это путь к исцелению — тогда она получает контакт с солнцем и свежим воздухом и может быть исцелена. Если ты не позволяешь ей выйти на поверхность, загоняешь ее вовнутрь, она превращается в рак. Даже незначительная болезнь может стать опасной, если ты ее подавляешь.

Никогда нельзя подавлять болезнь. Однако подавление естественно, если у тебя есть идеал. Например, если у тебя есть идеал хранения целибата, проблемой становится секс. Это легко заметить. Если у тебя нет идеала хранения целибата, ты не отказываешься от секса. Между тобой и твоей сексуальностью нет разделения. Между ними установлено единство. Это единство, союз, приносит тебе радость.

Основа счастья — единство с самим собой всегда.

Итак, второе, что необходимо помнить, — откажись от идеалов. Только подумай — если у тебя есть идеал, ты должен иметь три глаза. Из-за того, что у тебя два, а не три глаза (так должно быть — как подсказывает тебе твой идеал), возникает проблема. Ты хочешь, чтобы у тебя был третий глаз. Ты создал неразрешимую проблему! Наибольшее, что ты можешь, — нарисовать третий глаз на лбу. Но нарисованный третий глаз — просто нарисованный третий глаз; это фальшивка.

Идеалы делают людей фальшивыми. Получается абсурд: хотя идеал людей — не быть фальшивыми, фальшь приносят именно идеалы. Если исчезнут все идеалы — исчезнет фальшь. Почему существует фальшь? Это следствие наличия идеалов. Чем выше идеал — тем больше фальши. В Индии больше лицемеров, чем где-либо в мире. Почему? Потому что на протяжении многих веков Индия жила великими идеалами. Безумными, странными идеалами…

Например, джайнистский монах недоволен, если он не может, как мифологический Махавира, есть очень редко. Говорится, что из двенадцати лет Махавира ел только один год. Т. е. он ел один раз в двенадцать дней. Если это твой идеал, ты обрекаешь себя на большое несчастье. Если это не твой идеал — никаких проблем.

Причина проблемы — идеал. Пойми это. Христианского монаха эта проблема не беспокоит. Джайнистский монах постоянно страдает — он не может достичь идеала; он терпит неудачу.

Если ты действительно, по-настоящему чист, ты не потеешь. Это джайнистская идея. Теперь у тебя есть эта глупая идея! Твое тело будет продолжать потеть, ты будешь продолжать страдать.

Чем больше у тебя идеалов, тем более ты лицемерен — если ты не можешь достичь идеала, ты должен притворяться. Отсюда происходит фальшь. Если бы мы принимали реальность такой, как она есть, в мире не было бы лицемерия. Если мы живем тем, что есть, а не тем, что мы «должны» или «обязаны», откуда может взяться лицемерие?

Однажды кто-то меня спросил: «Ты не лицемер? Ты живешь в комфорте, у тебя прекрасный дом, замечательная машина. Ты живешь, как король». Он не понимает, что означает слово «лицемерие». Все, чему я учу, — жить как можно лучше. Я не лицемер. Я живу сообразно тому, чему учу. Лицемерием было бы, если бы я учил жить в бедности, а жил во дворце. Но я не учу жить в бедности; это не моя цель. Я живу естественно: жить в удобстве и комфорте — очень естественно. Не жить в комфорте, если это возможно, — глупо. Другое дело, если это невозможно. Живи комфортно в условиях, которые тебе доступны.

У меня в жизни бывали разные ситуации. Но я всегда чувствовал себя комфортно. Когда я был студентом, мне, чтобы добраться до университета, нужно было пройти четыре мили. И мне это нравилось! Каждый день я проходил эти восемь миль с большим удовольствием. Начав работать учителем, я стал ездить в университет на велосипеде. И это мне тоже нравилось. Не важно, какой была ситуация — был у меня велосипед или «Мерседес-Бенц». Я чувствовал себя комфортно. Комфорт — умственное отношение, отношение к жизни. Бывало, я жил очень бедно. Когда я стал преподавателем в университете, я жил в комнате без окон и вентиляции. Я платил за нее двенадцать рупий в месяц. И я не испытывал никаких проблем. Мне она даже нравилась. Я извлекал из настоящего момента все, что было возможно. Я выпивал его до дна. Я не желал ничего большего и ни о чем не сокрушался. Я радовался всему, что бы ни происходило. Ты не можешь сказать, что я лицемер. У меня нет идеалов, у меня нет категорий «обязан» и «должен». Есть только то, что есть. Я этим живу.

Итак, второе — отказ от представлений о себе. У людей всегда слишком много представлений о том, какими они должны быть. Быть трусом, если ты хочешь быть смелым — ужасно. Но трусость — это реальность. А идеал — просто идеал, фантазия.

Откажись от идеалов и фантазий в пользу реальности, чтобы обрести единство с самим собой. Все, что ты отвергал, вернется, подавлял — выйдет на поверхность. Ты почувствуешь себя как единое целое.

Например, если я считаю себя «добрым» человеком, я не могу принять и осознать гнев. «Добрые» люди не злятся. Чтобы привнести в мое сознание единство, я должен понимать, что я лишь практическая, сиюминутная реальность. Иногда я злюсь, иногда грущу. Иногда радуюсь, иногда ревную. Принимай все происходящее. Тогда ты сможешь обрести целостность. Это самое важное.

Моя задача и цель — избавить тебя от всех идеалов. Ты пришел ко мне с идеалами; ты хочешь, чтобы я их поддержал. Возможно, ты для этого сюда пришел. Но это не моя работа. Моя задача состоит как раз в обратном: помочь тебе принять то, что есть, и забыть все свои фантазии. Я хочу, чтобы ты стал более практичным и реалистичным. Чтобы ты пустил в землю корни — в жажде, стремлении к небу ты совершенно забыл о земле.

Небо открыто лишь тем, чьи корни глубоко в земле. Дерево, если оно хочет расти высоко в небо, шептаться с облаками и звездами и играть с ветрами, должно пустить корни глубоко в землю. Итак, первое — пустить корни в землю. Чем сильнее и глубже корни, тем выше дерево.

Все, что я пытаюсь сделать, — помочь тебе пустить корни глубоко в почву истины. Истина — это твоя сущность. Когда это произойдет, неожиданно начнут происходить изменения, ты начнешь расти. Идеалы, к которым ты всегда стремился и которых никогда не мог достичь, начнут претворяться в жизнь.

Если человек принимает реальность как она есть, напряжение исчезает. Страдание, беспокойство, отчаяние растворяются. Когда нет беспокойства, напряжения, шизофрении, разделения, — неожиданно возникает радость. Неожиданно возникает любовь. Возникает сострадание. Это очень естественно. Единственное, что необходимо, — избавиться от блоков, или идеалов. Чем человек более идеалистичен, тем больше у него блоков.

Да, страх, малодушие, гнев приносят тебе боль — это негативные эмоции. Только так, не отвергая, а принимая негативные эмоции, можно достичь гармонии. Отвергая негативные, болезненные эмоции, ты становишься слабей. Ты будешь находиться в состоянии постоянной внутренней войны, гражданской войны, в которой одна рука сражается с другой и в которой ты просто растрачиваешь силы.

Ты должен запомнить главное — приятие психологической боли отворяет врата к выходу за ее пределы. Ты должен принять все, что причиняет тебе боль; ты должен вести с ней диалог. Она — это ты. Другого способа избавиться от боли не существует; единственный способ — ее принять.

Таким образом, ты раскроешь огромный потенциал. Гнев и трусость, как и страх, — это энергия. Все, что с тобой происходит, обладает огромным количеством скрытой энергии. Если ты ее принимаешь, она становится твоей. Ты становишься сильней, ты начинаешь становиться свободней. Твой внутренний мир расширяется.

Психологическая боль заканчивается, как только ты принимаешь ее во всей ее полноте. Психологическая боль существует не из-за присутствия того, что ты называешь «болезненным». Боль порождается твоим толкованием реальности. Постарайся это понять. Психологическая боль — твое собственное творение. Боль причиняет не трусость, а идея о том, что трусость — это неправильно. Трусость осуждает твое эго. Из этого осуждения и толкования возникает боль. Трусость превращается в боль. Ты не можешь ее принять, ты не можешь ее уничтожить или отвергнуть. Ничто не уничтожается только потому, что ты это отвергаешь; рано или поздно тебе придется с этим столкнуться. Это будет снова и снова нарушать твой покой.

Ты не принимаешь факты трусости, гнева, страха, печали. Тем самым ты причиняешь себе боль. Наблюдай себя. Стань огромной экспериментальной лабораторией. Просто представь: ты один, темно, вокруг никого нет, тебе страшно. Ты заблудился в джунглях, ты сидишь ночью на дереве. Рычат львы. У тебя — два варианта. Первый — взять себя в руки. Это вариант, в котором страх причиняет боль. Даже если ты держишь себя в руках.

Совет второй: наслаждайся своим страхом. Пусть твой страх станет медитацией. Это естественно — темная ночь, рычат львы, тебя подстерегает смертельная опасность. Наслаждайся. Преврати твою дрожь в танец. Дрожь, если ты ее принимаешь, — это танец. Ты будешь удивлен: если ты становишься дрожью, боль исчезает.

Если ты позволяешь себе дрожь, вместо боли ты ощущаешь огромный подъем энергии. Это именно то, чего хочет твое тело. Почему возникает дрожь? Дрожь вызывает в теле химический процесс. Он вызывает рефлекс «бей или беги» и высвобождает энергию. Это дает ощущение огромного подъема энергии. Это крайняя мера. Ты начинаешь дрожать — значит, ты начинаешь согреваться.

Вот почему в холодную погоду ты дрожишь. Почему ты дрожишь? Ведь тебе не страшно. Тело автоматически дрожит от холода, чтобы согреться. Это естественная реакция тела. Внутренние ткани дрожат от холода, чтобы согреться. Когда, ощущая холод, ты подавляешь дрожь, это становится болезненной реакцией.

То же самое и со страхом. Тело пытается подготовиться. Оно готовит тебя к встрече с опасностью. Оно выбрасывает в кровь химические вещества. «Бей или беги». Энергия понадобится в любом случае.

Наблюдай красоту страха. Страх— попытка подготовить тебя к тому, чтобы принять вызов. Вместо того чтобы принять вызов и понять природу страха, ты его отвергаешь. Ты говоришь: «Ты, такой великий человек, дрожишь? Помни: душа бессмертна, смерти нет. Ты бессмертная душа — и дрожишь? Помни: смерть не может тебя уничтожить, оружие не может тебя ранить, огонь не может тебя сжечь. Помни это и не бойся».

Ты порождаешь конфликт. Чтобы подавить страх, ты привносишь в естественный процесс страха неестественные идеи — ты привносишь в него идеалы. И поскольку это вызывает конфликт, то причиняет боль.

Не беспокойся, бессмертна душа или нет. Сейчас истина в том, что тебе страшно. Живи настоящим моментом. Это избавит тебя от боли. Страх — тонкий танец энергий. Он не твой враг, он твой друг. Но толкование тобой происходящего оказывает тебе медвежью услугу. Раскол, который ты создал между своими чувствами и своим «я» — твоим «я» и страхом, гневом, — делит тебя надвое. Ты становишься одновременно наблюдателем и объектом наблюдения, ты говоришь: «Я, наблюдатель, здесь, боль, объект наблюдения, — там». Боль порождает эта двойственность.

Ты — не объект наблюдения и не наблюдатель. Ты наблюдатель и объект наблюдения одновременно.

Не говори: «Я чувствую страх». Это неправильно. Не говори: «Мне страшно». Это тоже неправильно. Скажи просто: «Я — страх. В этот момент я — страх». Никакой двойственности!

Говоря: «Я чувствую страх», ты себя от него отделяешь, ты воспринимаешь свой страх как бы со стороны. Это основа двойственности. Скажи просто: «Я — страх». Если есть страх, ты — страх. Если ты чувствуешь любовь, ты — любовь. Если гнев — ты гнев.

Это то, о чем снова и снова говорит Кришнамурти: «Наблюдатель — одновременно объект наблюдения». То же касается и переживаний. Не создавай разделения между субъектом и объектом. Это главная причина всех несчастий.

Осознание всего как оно есть — ключ к разгадке сокровенной тайны твоей сущности. Не говори, что это хорошо, не говори, что это плохо. Если ты говоришь о чем-то, что это хорошо, возникает привязанность. Когда ты говоришь о чем-то, что это плохо, возникает отторжение. Страх — это страх, это не хорошо и не плохо. Не оценивай его. Пусть будет страх! Благодаря этому осознанию вся психологическая боль исчезает, как капли росы на утреннем солнце. Остается девственно-чистое пространство. Это единство, Дао, или Бог. Это то, что остается, когда исчезает боль, а наблюдатель становится объектом наблюдения, — это опыт состояния любви, или просветления, можешь называть это как угодно.

В этом состоянии нет наблюдателя/судьи/контролера, нет «я». Есть только переживание и опыт, которые меняются каждую секунду. Это может быть радость, сострадание, разрушение, страх, печаль, одиночество. Ты не должен говорить: «Мне грустно». Лучше скажи: «Я — грусть». Первое высказывание предполагает, что ты себя от этого чувства отделяешь. Нет «я», которое бы переживало это чувство. Есть только само это чувство.

Помедитируй над этим, это и есть чувство как таковое.

Нет «я», которое ощущает страх, «я» есть страх. В другие моменты это может быть что-то другое — ты не отделен от момента, в который возникает эмоция; есть только эмоция. С ней невозможно ничего сделать. Нет никого, кто мог бы что-нибудь с ней «сделать».

Прекрасно все, даже безобразное, принимаешь ты это или нет. Отвержение или приятие ни на что не влияет — все так, как оно есть. Если ты это принимаешь, это вызывает у тебя радость, если нет — причиняет боль. Реальность от этого не меняется. Психологическая боль — твое собственное творение. Отвергая истину, ты помещаешь себя в тюрьму. Истина освобождает, но ты ее отверг, потому это произошло. Ты продолжаешь заточать себя в тюрьму, отвергая истину.

Истина от этого не меняется. Отвергаешь ты ее или принимаешь — не важно. Меняется лишь твоя психологическая реальность. Всегда есть два варианта — радость или боль, здоровье или болезнь. Если ты отвергаешь истину, это дискомфорт и болезнь. Ты отрезаешь от своей сущности огромный кусок; это оставляет раны. Если ты принимаешь истину, это здоровье, радость и целостность.

Истина не лишает никого свободы; это не ее качество. Но когда ты отвергаешь истину, ты закрываешься. Это своего рода паралич.

Но помни: сама по себе идея освобождения — уже идеал. Свобода — это не идеал, это следствие принятия себя, кем бы ты ни был. Это следствие; это не цель. Ее достижение не требует огромных усилий. Это происходит естественно. Если ты не можешь принять свою трусость, как это может происходить естественно? Ты не можешь принять любовь, ты не можешь принять страх, ты не можешь принять грусть.

Почему люди не могут расслабиться? Какова основная причина их постоянного хронического напряжения? Это основная причина — на протяжении многих веков твои так называемые религии учили тебя отвергать. Они учили тебя отрекаться: ты должен изменить то, ты должен изменить это. Только тогда Бог сможет тебя принять. Ты не можешь принимать людей, с которыми ты живешь, ты не можешь принять себя. Как же тебя может принять Бог?

Жизнь тебя уже приняла. Поэтому ты здесь. Иначе бы тебя здесь не было. Это мое главное тебе наставление. Жизнь уже приняла тебя. Ты не должен ничего делать, чтобы ее заслужить. Тебе это уже не нужно. Расслабься и наслаждайся тем, каким тебя создала природа. Если природа заложила в тебя трусость, возможно, в этом что-то есть. Доверься ей и просто это прими. Что плохого в трусости? Или в страхе? Страха не ощущают только идиоты. Увидев на дороге змею, ты тут же отпрыгнешь в сторону. Не испугается лишь дурак или идиот. Если ты умен, ты как можно быстрее отпрыгнешь в сторону. Это абсолютно нормально. Это помогает тебе защитить себя.

Но ты продолжаешь настаивать. Ты не слушаешь, что я говорю. Принимай все, что бы я ни говорил; приятие — ключ к преображению.

Я не говорю, что ты должен себя принять, чтобы преобразиться, — невозможно принять себя, если в глубине души ты хочешь трансформации. Ты говоришь: «Хорошо, если это поможет преображению, я себя принимаю». Но это не приятие; ты упускаешь главное. Ты по-прежнему, как и прежде, хочешь трансформации. Где здесь приятие, если я тебе его гарантирую? Ты используешь приятие как средство. Цель — свобода, преображение, достижение самореализации, нирвана. Где здесь приятие?

Приятие должно быть беспричинным, немотивированным, безусловным. Только тогда оно сделает тебя свободным. Оно приносит великую свободу и радость. Но свобода — это не цель. Приятие — другое название свободы. Если ты действительно, по-настоящему принимаешь, если ты понимаешь, что я имею в виду под приятием, — это свобода. Мгновенная и немедленная.

Ты не получаешь свободу после того, как ты однажды себя принял, нет. Приятие себя — уже свобода. Сразу же исчезает психологическая боль.

Попробуй. Это проверяется на практике. Это не вопрос веры. Ты долго боролся со своим страхом — попробуй его принять, и ты увидишь, что произойдет. Спокойно сядь, прими его и скажи: «Мне страшно, значит, я — страх». В этом медитативном состоянии на тебя начнет нисходить свобода. Если приятие полное — ты обретаешь свободу.

Иногда, когда всплывают темные стороны моего ума, меня это пугает. Мне очень сложно их принять. Я кажусь самому себя грязным, испытываю чувство вины. Не мог бы Ты это как-то прокомментировать?

Первое и главное, что ты должен понять, ты — не ум. Если ты идентифицируешь себя с прекрасным, ты не можешь перестать идентифицировать себя с безобразным; это две стороны одной и той же медали. Ты либо принимаешь их, либо не принимаешь — ты не можешь их разделить.

Все проблемы человека — от желания выбрать сторону красивого, прекрасного. Человек хочет выбирать просветы и не хочет выбирать темные облака. Он не знает, что просветов не существует без темных облаков. Чтобы появился просвет, нужно темное облако.

Выбор — это беспокойство, выбор — это создание проблем. Ты должен прекратить выбирать. Есть ум, у ума есть темные и светлые стороны. Что с того? Что тебе это дает? Почему ты должен об этом беспокоиться?

Как только ты перестаешь выбирать, твои тревоги и беспокойство исчезают. Как следствие возникает великое приятие. Такова природа ума. Ты не ум, это не твоя проблема. Будь ты умом, проблемы не могло бы быть в принципе. Кто бы тогда в этом случае выбирал? Кто бы старался понимать, что такое приятие, и принимать?

Ты разорван на части. Ты — просто свидетель. Ничего больше. Ты — наблюдатель, который идентифицирует себя со всем, что кажется ему приятным. Ты забываешь, что неприятное следует за приятным, как тень. Приятная сторона тебя не беспокоит, ты просто ею наслаждаешься. Проблема возникает, когда о себе заявляют полярные противоположности — тогда ты разрываешься на части.

Ты сам породил эту проблему. Твое падение — падение свидетеля, начавшего себя идентифицировать.

Библейская история падения — миф. Истинное падение происходит, когда ты начинаешь себя идентифицировать.

Хотя бы иногда пробуй оставлять свой ум в покое. Помни: ты — это не он. И ты очень сильно удивишься. Ты будешь очень сильно удивлен. Как только ты перестаешь себя идентифицировать, твой ум начинает терять свою силу — его сила происходит от твоей самоидентификации. Это высасывает твою кровь. Когда ты начинаешь отстраняться — твой ум над тобой уже не властен.

День, когда ты перестанешь отождествлять себя с умом, пусть даже на короткий момент, — день откровения. Ум просто умирает; его больше нет. Он был, и вдруг его нет. Ты пытаешься его искать, но вокруг ничего нет. Есть только одна пустота.

«Я», или эго, исчезает с исчезновением ума. То, что остается, — осознание, в котором нет «я». Самое большее — ты можешь назвать это чем-то вроде «я есть», — но не «я есть». Чтобы быть более точным, это просто «есть» без всякого намека на «я». Как только ты понимаешь, что такое это «есть», оно становится всеобщим. Исчезает ум — исчезает эго. Очень многое, что казалось тебе важным, что тебя беспокоило, исчезает. Проблемы, когда ты пытался их решать, только еще больше усложнялись; проблемой становилось все. Казалось, выхода нет.

Напомню тебе одну историю. «Гусь снаружи». Она связана с «есть», о котором мы говорили, и с умом.

Учитель дает своему ученику коан для медитации:

Маленький откормленный гусь попал в бутылку. Так как он продолжал и продолжал расти, скоро ему стало тесно. Выбраться из бутылки он не мог — горлышко бутылки было слишком узким. Задача — не убив гуся и не разбив бутылку, достать из бутылки гуся.

Это немыслимо. Что ты можешь сделать? Достать гуся из бутылки, не разбив последнюю, — невозможно. Или же ты можешь его убить; достанешь ты его в этом случае живым или мертвым — не имеет значения. Но этого делать нельзя.

Хотя ученик день за днем упорно медитирует, решение не приходит — фактически, его нет. Уставшего, совершенно измученного, его вдруг осеняет… он вдруг понимает: учителя не могут интересовать гусь и бутылка; это символ.

Ты — гусь, ум — бутылка. Когда ты наблюдатель, свидетель происходящего, это возможно. Если ты не наблюдаешь свой ум, ты можешь начать себя с ним идентифицировать.

Ученик бежит к учителю и говорит, что гуся в бутылке нет. Учитель на это говорит: «Ты все понял правильно. Так держать. Гуся в бутылке никогда не было».

Способа решения задачи с гусем и бутылкой нет. Это символ. Иначе бы учитель ее тебе не давал. Что это еще может быть? Взаимодействие между учеником и учителем в первую очередь касается ума и осознания.

Осознание — это гусь; он не находится в бутылке ума, как ты считаешь. Ты спрашиваешь, как его оттуда выпустить. Найдутся дураки, которые помогут тебе с техниками, как это сделать. Я называю их дураками, потому что они ничего не поняли — гуся в бутылке нет и никогда не было. Поэтому вопрос о том, чтобы выпустить его из бутылки, не стоит.

Ум — вереница мыслей, мелькающих перед тобой на экране мозга. Ты — наблюдатель. Но ты начинаешь идентифицировать себя с тем, что кажется тебе приятным, и так ты попадаешься на удочку того, что кажется тебе неприятным.

Осознание не может существовать в рамках двойственности, ум не может существовать вне двойственности.

Ум двойствен, осознание не-двойственно. Поэтому просто наблюдай. Я учу не решениям, я учу решению: сделай шаг назад и наблюдай. Держи свой ум на расстоянии. Это касается как приятного и красивого, так и неприятного. Воспринимай все как бы со стороны, как будто смотришь фильм. Но люди идентифицируют себя даже с героями фильмов…

Я видел людей, которые смотрели фильмы и плакали! Хорошо, что в кинотеатре темно; это избавляет их от чувства стыда. Я спрашивал своего отца: «Ты видел? Парень с твоей стороны плакал!»

Он говорил: «Весь зал плакал. Такая сцена…»

Но там ничего не было, кроме экрана. Никого не убили, не произошло никакой трагедии — просто мелькающие на экране картинки. И люди плачут, смеются. Они практически выпадают из жизни, они становятся частью фильма. Они идентифицируют себя с героями фильма.

Мой отец говорил мне: «Если у тебя возникают вопросы о реакции людей, ты не можешь получать удовольствие от фильма».

Я говорил: «Я могу получать от фильма удовольствие. Но я не хочу плакать, я не получаю от этого удовольствия. Я не хочу становиться частью фильма. Эти люди стали частью фильма».

У моего дедушки был старый парикмахер, у которого была зависимость от опиума. Что можно было сделать за пять минут, занимало у него два часа. Он непрерывно говорил. Они были друзьями с детства. Я до сих пор вижу дедушку сидящим на стуле старого парикмахера… он был любителем поговорить.

У людей, зависимых от опиума, есть одно качество: они любят рассказывать о себе. Дедушке не оставалось ничего, как только поддакивать: «Да, правда, удивительно…»

Однажды я ему сказал: «Что бы он ни сказал, ты говоришь: «Да, правда, удивительно». Даже когда он несет полную несусветицу».

Он сказал: «Чего ты хочешь? Этот человек — наркоман». Для бритья он использовал опасную бритву. «Что ты хочешь, чтобы я сказал человеку, который держит у моего горла острый нож! Сказать ему «нет»… он меня убьет! Он это знает. Иногда он мне говорит: «Ты никогда не говоришь «нет». Ты всегда говоришь «замечательно». Я ему говорю: «Ты должен понимать — ты всегда находишься под действием опиума. Обсуждать что-то с тобой, тем более не соглашаться, невозможно. Ты держишь нож у моего горла и хочешь, чтобы я говорил тебе «нет»!»

Я спросил у своего дедушки: «Почему ты не найдешь другого парикмахера?» Ведь в селе столько парикмахеров! Работа, которую можно сделать за пять минут, занимает у него два часа. Он мог сбрить полбороды и сказать: «Сиди здесь, я скоро приду» и вернуться через час. Увлекшись разговором, он совершенно забывал о сидящем у него в кресле клиенте. Вернувшись на рабочее место и увидев дедушку, он восклицал: «Бог мой, ты все еще здесь сидишь!»

На что мой дедушка отвечал: «Что я могу сделать? Не могу же я пойти домой с наполовину сбритой бородой!» На вопрос моего дедушки, где он был, парикмахер отвечал: «У меня был такой интересный разговор. Я совершенно о тебе забыл. Хорошо, что моему собеседнику нужно было уходить; иначе ты бы просидел здесь целый день».

Иногда он забывал закрыть парикмахерскую на ночь. Забыв остановиться перед дверью, чтобы ее закрыть, он шел домой. Иногда в это время в парикмахерской на стуле его ждал клиент. Тогда кто-то должен был ему сказать: «Можешь идти домой; раньше следующего утра он здесь не появится. Он забыл закрыть парикмахерскую, он забыл о тебе. Он спит у себя дома».

Иногда брошенный им клиент злился. Как правило, это были клиенты, попадавшие в его парикмахерскую в первый раз. В таком случае он обычно говорил: «Успокойся. Можешь мне не платить. Я сбрил тебе половину бороды; ты можешь идти. Я не хочу спорить. Платить мне не нужно; я не прошу даже половину платы».

Но никто не может уйти с наполовину сбритой бородой. Или с головой, постриженной наполовину. Ты просишь его сбрить бороду, а он начинает брить голову. Когда ты это замечаешь, уже поздно. Тогда он тебя спрашивает: «Что ты хочешь, чтобы я сделал теперь?» Ведь четвертая часть работы уже сделана. Можно довести дело до конца или оставить так. Ты говоришь, что не хотел, чтобы я тебя остриг, это моя вина, и я должен понести наказание. Поэтому денег с тебя за мои услуги я не возьму».

Он был опасен! Но как говорил по этому поводу мой дедушка: «Да, он опасен. Но он очень мил. Я настолько себя с ним идентифицирую, что не могу представить, что, если он умрет раньше меня, я смогу пойти в другую парикмахерскую. Просто не могу этого себе представить… Этот человек был моим парикмахером всю мою жизнь. Скорее я перестану брить бороду».

Но к счастью, мой дедушка умер раньше парикмахера, сидящего на опиуме.

Мы отождествляем, идентифицируем себя со всем подряд. Идентифицируя себя с персонажами фильмов, люди причиняют себе страдание. Если они не получают то, с чем они себя отождествляют, они страдают.

Идентификация, или отождествление, — главная причина страдания. Идентификация всегда связана с умом.

Отойди в сторону, дай пройти уму.

Ты поймешь: никакой проблемы нет. Гуся в бутылке никогда не было. Тебе не нужно убивать гуся или разбивать бутылку.

Иногда я думаю — действительно ли я хочу избавиться от своих проблем? Вместо того чтобы с ними бороться — принять их. Кажется, часть моего существа идентифицирует себя с этой борьбой. Идея оставить проблемы такими, как они есть, пугает.

Это правда — люди цепляются за свои болезни. За все, что причиняет им страдание. Они говорят: «У нас есть обиды, мы хотим от этих обид избавиться». И они продолжают создавать обиды. Они боятся, что, освободившись от обид, перестанут быть самими собой.

Понаблюдай за людьми — они всегда цепляются за свои болезни. Они говорят о них как о чем-то важном. Люди говорят о своем плохом настроении и болезнях больше, чем о чем-либо еще. Послушай их, и ты поймешь: им нравится об этом говорить.

Каждый вечер ко мне приходят люди, и я должен слушать — много лет я наблюдал их лица и слушал! Им это нравится! Они мученики… болезнь, гнев, ненависть, там проблема, здесь проблема, жадность, амбиции. Это просто сумасшествие — они говорят, что хотят от всего этого избавиться, но ты смотришь на их лица и понимаешь: это приносит им удовольствие. Что будет им приносить удовольствие, когда эти проблемы исчезнут? Если их болезни исчезнут, если они выздоровеют, им будет не о чем говорить!

Люди ходят к психиатрам, они продолжают об этом говорить — о том, что они посетили того, этого учителя, того, другого психиатра. На самом деле им нравится говорить: «Они не смогли ничего со мной сделать. Я все тот же. Никто не смог меня изменить». Они как будто хвастаются своими успехами!

Я слышал об одном человеке, страдающем ипохондрией, который постоянно говорил о своей болезни. Его обследовали, и ничего у него не нашли, так что ему никто не верил. Каждый день он ходил к врачу, чтобы сообщить, что он в серьезной опасности.

Врач вскоре осознал: этот человек находит у себя болезнь, стоит ему о ней где-нибудь услышать. Если он прочтет о какой-нибудь болезни в журнале, на следующий день он уже у врача, совершенно больной. У него налицо все симптомы. Тогда врач сказал ему: «Не надоедайте мне. Я читаю те же журналы и слушаю те же программы, что и вы. И на следующий день вы приходите ко мне с этой болезнью».

Этот человек сказал: «Думаете, вы единственный врач в этом городе?»

Хотя он перестал ходить к этому врачу, его отношение к болезням не изменилось. Люди умирают, умер и он. Перед смертью он попросил жену написать на надгробной плите несколько слов. Эта надпись сохранилась до сих пор. Там написано большими буквами: «Теперь вы мне верите?»

Люди получают от своего страдания удовольствие. Я иногда думаю — что они будут делать, если их страдание исчезнет? Им будет настолько нечем заняться, что они начнут совершать самоубийства. Если ты поможешь им избавиться от одного страдания, на следующий день они придут с другим. Это мое наблюдение. Только ты помогаешь им избавиться от одного — появляется другое. Причина — глубоко укоренившееся цепляние за страдание. Они что-то от этого получают — это как вложение и прибыль.

Что такое вложение? Если обувь тебе жмет, ты это остро ощущаешь. Когда обувь тебе по ноге — ты расслабляешься. Если обувь тебе по ноге, ты забываешь не только о ноге. Исчезает «я». Счастливое сознание и «я» несовместимы! «Я» может существовать лишь при несчастном, страдающем уме; «я» — квинтэссенция твоего страдания. Если ты действительно готов отказаться от «я» — страдание исчезнет. Если нет — ты будешь продолжать страдать. Если ты встал на обреченный на провал путь саморазрушения, никто не сможет тебе помочь.

В следующий раз, когда ты соберешься идти ко мне со своей очередной проблемой, спроси себя: «Действительно ли я хочу ее решить»? Ибо — и ты должен это осознавать — я могу тебе дать решение. Действительно ли ты заинтересован в том, чтобы ее решить? Или ты просто хочешь о ней поговорить? Когда ты говоришь о ней вслух — ты хорошо себя чувствуешь.

Загляни внутрь себя, спроси себя, и ты поймешь: страдание существует потому, что ты его поддерживаешь. Ничто не может существовать, если ты не даешь этому пищу. Не даешь свою энергию.

Кто заставляет тебя отдавать свою энергию? Энергия нужна даже для того, чтобы грустить. Чтобы явление печали как таковое существовало, ему нужно дать энергию. Вот почему после приступа грусти ты чувствуешь себя таким истощенным. Что же случилось? Ты ничего не делал — почему же ты чувствуешь себя таким истощенным? Ты можешь подумать, что после приступа грусти ты полон энергии. Нет, это не так.

Помни: всем негативным, отрицательным эмоциям нужна энергия. Они истощают. Положительные эмоции, положительное отношение к жизни — генератор энергии; они дают энергию. Когда ты счастлив — в твоем распоряжении энергия всего мира. Правы люди, которые говорят: «Когда ты смеешься, с тобой смеется весь мир. Если ты плачешь, ты плачешь один». Это абсолютная правда. Если ты настроен позитивно, жизнь дает тебе энергию. Потому что, если ты счастлив, с тобой счастлив весь мир. Ты не тяжелое бремя, ты цветок; ты не камень, ты — птица. За тебя счастлив весь мир.

Когда ты сидишь со своей печалью, мертвый, как камень, и лелеешь свою печаль, ты один. С тобой никого нет, ты оторван от жизни. Это сильно истощает, ты тратишь свою энергию попусту.

В приступе грусти или другой отрицательной эмоции ты сильней ощущаешь эго. Если ты радостен и счастлив — ты забываешь об эго. Когда ты счастлив, «я» исчезает. Ты больше не оторван от жизни. Когда ты испытываешь гнев, грусть или жадность, когда ты уходишь в себя и снова и снова бередишь раны — ты оторван от жизни. Ты — один, ты ощущаешь свое «я». Когда ты ощущаешь свое «я», кажется, что жизнь по отношению к тебе враждебна. Но это только кажется. Если ты считаешь всех и каждого врагами, ты будешь вести себя соответствующим образом.

Если ты принимаешь свою природу и растворяешься в ней, ты движешься с ней в такт. Всеобщая песня — твоя песня. Всеобщий танец — твой танец. Ты живешь, ты не ощущаешь: «Я есть», ты ощущаешь: «Мир есть. Я — лишь волна, приход и уход, бытие и небытие. Я приду и уйду. А мир останется. Я — часть целого».

Иногда оно принимает формы, иногда — нет. То и другое — прекрасно. Иногда оно появляется в теле, иногда исчезает. Так и должно быть. Жизнь — это ритм. Приняв форму, ты должен ее оставить. Иногда ты должен быть активным и деятельным, иногда пассивным. Жизнь — это ритм.

Смерть — не враг. Это просто смена ритма. Скоро ты родишься юным и энергичным. Смерть необходима. Смерть — не умирание; это сметание пыли, это способ родиться заново. Воскрес не только Иисус. Воскресают все.

На месте старых листьев, которые сбросил стоящий за моим окном миндаль, появились новые. Это пример. Если дерево будет цепляться за старые листья и у него не будут появляться новые листья, оно сгниет. Зачем создавать конфликт? Старое уступает место новому. Новое приходит, старое уходит.

Ты не умираешь. Старые листья опадают, лишь чтобы уступить место новым листьям. Здесь ты умираешь, там — рождаешься; здесь исчезаешь — там появляешься. От формы к бесформенному, от бесформенного к форме; от тела к его отсутствию — и наоборот; покой-движение, движение-покой. Таков ритм. Беспокоиться не о чем. Поверь!

Гнев, депрессия, печаль — ветви одного дерева

В гневе как таковом нет ничего плохого. Гнев — часть нашей жизни; он приходит и уходит. Но когда ты его подавляешь, это становится проблемой. Ты продолжаешь его накапливать. Тогда это уже не вопрос прихода и ухода; гнев становится твоим существом. Ты не просто иногда злишься; ты готов сорваться в любую минуту. Ты совершаешь поступки, о которых потом скажешь: «Я не был похож на самого себя».

Проанализируй это выражение — «не похож на самого себя». Как ты можешь быть непохожим на самого себя? Однако это выражение — очень точное. Подавленный гнев превращается во временное помешательства Ты себя не контролируешь, тебя захлестывает гнев. Это выше тебя — ты чувствуешь себя беспомощным, ты ничего не можешь сделать, гнев вырывается наружу. Хотя такой человек может быть и не рассержен, он живет в гневе.

Если ты встанешь в стороне от дороги и понаблюдаешь за людьми, ты поймешь, что люди бывают двух типов. Просто понаблюдай их лица. Человечество на Земле делится на два вида. Первый, грустный тип выглядит очень поникшим. Другой, гневный тип кипит злобой. Этот тип готов взорваться по любому поводу.

Гнев — активная печаль; печаль — пассивный гнев. Это два аспекта одного и того же.

Понаблюдай за самим собой. Когда ты обнаруживаешь, что грустишь? Это происходит в ситуациях, в которых ты не можешь злиться, — твой начальник что-то тебе говорит, но ты не можешь злиться — ты можешь потерять свою работу. Ты должен улыбаться. И ты грустишь, ты пассивен.

Муж приходит с работы и по малейшему поводу выплескивает свой гнев на жену. Просто людям нравится злиться. Им кажется, что они что-то делают. Когда тебе грустно, кажется, что-то неприятное сделали тебе, ты — на получающем, или пассивном, конце. Тебе что-то сделали, а ты не смог ответить. Чувство гнева — немного приятнее. После вспышки гнева ты чувствуешь себя приятно расслабленным. Ты жив! Ты на что-то способен! Конечно, ты не можешь позволить себе этого с начальником. Поэтому ты вымещаешь свой гнев на жене.

Жена ждет, когда вернутся из школы дети. Вымещать на муже гнев — неблагоразумно. Он может с ней развестись. Так как он глава семьи и жена от него зависит, злиться на него опасно. И она ждет детей. Они придут из школы, и она сможет их наказать — для их собственного блага. Что сделают дети? Они запрутся в своей комнате, разбросают и порвут на части книжки, накажут своих кукол или собак, будут мучить своих кошек. Они должны что-то сделать. Каждый, чтобы не скатиться в печаль, должен что-то сделать.

У печальных людей, которых ты видишь на улице, лицо даже приняло определенное выражение. Они совершенно беспомощны. Они не могут найти, на кого выплеснуть гнев. Выше по лестнице люди гневные. Чем дальше — тем больше. И наоборот. Ниже по лестнице люди печальней.

В Индии можно наблюдать — неприкасаемые, низшая каста, выглядят печальными. И посмотри на браминов. Они всегда в гневе; их может вывести из себя любая мелочь. Так как ниже неприкасаемых нет никого, на кого они могли бы выплеснуть свой гнев, они печальны.

Гнев и грусть — два аспекта одной и той же подавленной энергии.

В гневе как таковом нет ничего плохого. Люди, которые гневаются и забывают об этом в следующий момент — хорошие люди. Они энергичные, любящие, дружественные, сострадательные. Людей, которые постоянно сдерживают свои эмоции, контролируют себя, хорошими назвать трудно. Они стараются показать, что они лучше, чем они есть. Но в глазах у них — гнев. Он — в их лицах, в каждом их жесте — в их разговорах, их поведении, их походке. Они кипят злобой. Они готовы взорваться в любой момент. Они убийцы, преступники, настоящие злодеи.

Гнев — естественная реакция. В нем нет ничего плохого. Это лишь вызывающая у тебя раздражение ситуация, на которую ты живо реагируешь. Ты не уступаешь; это ситуация, которую ты не можешь принять; ты хочешь сказать «нет». Это протест. И в этом нет ничего плохого.

Посмотри на ребенка, когда он злится. Посмотри на его лицо! Оно настолько красное и гневное — он готов тебя убить. Он говорит: «Я с тобой больше не разговариваю! Все!» В следующую минуту он сидит у тебя на коленях. Он все забыл. Он не носит в себе то, что он сказал в порыве гнева. Это не стало балластом в его уме. Да, в порыве гнева он что-то сказал. Но гнев прошел, сказанное забыто. Это была моментная вспышка. Он в ней не завяз. Дети очень легкие и отходчивые. Волна появилась и исчезла. Он не будет носить этого в себе. Если ты ему напомнишь — он рассмеется. Он скажет: «Все это ерунда!» Он скажет: «Я не помню». Он скажет: «Я действительно это сказал? Не может быть!» Это была вспышка.

Надо это понимать. Человек, который живет настоящим моментом, гневается, радуется, грустит. Он не носит всего этого в себе. Человек, который контролирует себя и не позволяет проявиться эмоциям, — опасен. Он не будет злиться, если ты его оскорбишь; он сможет сдержаться. Скоро он накопит столько гнева, что сделает что-то по-настоящему плохое.

В моментальной вспышке гнева нет ничего плохого — в некотором смысле это даже хорошо. Это значит, что ты еще жив, ты адекватно реагируешь на ситуацию. Когда ты чувствуешь, что на ситуацию нужно реагировать гневом, — ты реагируешь гневом. Если ты чувствуешь, что на ситуацию нужно реагировать радостью, — ты реагируешь радостью, твоя реакция зависит от ситуации. У тебя нет предубеждения за или против. Нет идеологии как таковой.

Я не против гнева. Я против накопления гнева. Я не против секса. Но я против сдерживания сексуальности. Реакция, которая тянется из прошлого, — это болезнь.

Раньше ее называли меланхолией. Сейчас ее называют депрессией. В развитых странах она приняла размеры эпидемии. Даваемые ей объяснения варьируются от химических до психологических. Кажется, в рядах пострадавших от депрессии оказывается все больше людей. Что такое депрессия? Реакция на унылый мир? Спячка во время «зимы нашего недовольства»?

Человек всегда живет надеждой, будущим, ожиданием рая. Он никогда не живет настоящим. Золотое время — всегда впереди. Это помогает ему поддерживать энтузиазм; все лучшее — впереди. Все стремления должны исполниться. Удовольствие от ожидания, предвкушения — огромно.

В настоящем он страдает; он несчастен. Все — завтра. Завтра — день силы.

Но ситуация изменилась. Прежняя ситуация была не самой лучшей. Завтра — исполнение желаний — никогда не наступало. Человек умирал с надеждой — даже во время смерти он надеялся на будущую жизнь; он никогда не знал, что такое смысл жизни или радость.

Он просто терпел. Главное для него было — пережить сегодняшний день. После него должно наступить завтра.

Религиозные пророки, спасители, мессии обещали людям всевозможные радости в раю. Политические лидеры, общественные идеологи, утописты обещали то же самое — не в раю, но на земле, в далеком будущем, когда общество переживет всеобщую революцию, не будет ни бедности, ни правительства, а человек будет абсолютно свободен.

Те и другие по существу удовлетворяют одни и те же психологические потребности. Идеологи, политики, утописты, социологи обращаются к материалистам. К тем, кто не разделяет материалистическую точку зрения, обращаются религиозные лидеры. На самом деле они говорят об одном и том же: все свои стремления и мечты исполнятся. Все свои несчастья кажутся в сравнении с ними ничтожными. Отсюда — весь энтузиазм в мире.

Депрессия как явление появилась недавно. Причина — утрата надежды и веры в завтрашний день. Не оправдали себя, потерпели неудачу политические идеологии. Возможности, что люди обретут равноправие, правительств не стало, твои мечты и желания исполнились, — нет. Это стало огромным шоком. Вместе с тем человечество стало более зрелым. Человек может ходить в синагогу, мечеть или церковь — но это лишь социальный конформизм. Он также не хочет оставаться в таком подавленном и угнетенном состоянии один; он хочет быть вместе с толпой. Но он знает: рая нет. Спаситель не придет.

Индуисты ждали возвращения Кришны пять тысяч лет. Он не просто обещал, что придет. Он обещал, что придет, когда наступят страдание и несчастье. Он обещал, что придет, когда зло восторжествует над добром, а простых, добрых, невинных людей будут использовать хитрецы и лицемеры. Он сказал: «Я буду являться в каждую эпоху». За пять тысяч лет он, однако, не явил ни единого знака.

Когда Иисуса спросили, когда он вернется на землю, он сказал: «Очень скоро». Это понятие растяжимое. Но не две тысячи лет.

К идее о том, что несчастье, боль, страдание исчезнут, больше не взывают. Идея о том, что есть Бог, который заботится о нас, кажется просто шуткой. Посмотри на то, что происходит в мире.

Люди живут в бедности. Это реальность. Но есть в бедности и хорошее: она не заставляет отказаться от мечты, она не убивает надежду, она внушает энтузиазм. Бедные люди живут надеждой. Они верят: «Черная полоса закончилась; скоро будет светлая». Но ситуация изменилась. Помни: проблема депрессии не приняла размеры эпидемии в неразвитых странах. Люди, живущие в них, еще надеются — и только жителям развитых стран, у которых все есть, всегда чего-то не хватает. Рай на земле недостижим. Не поможет ни утопия, ни бесклассовое общество.

Они достигли цели. Причина депрессии именно в этом. У них нет надежды. Завтра для них — черный день. Послезавтра — еще хуже.

То, о чем они мечтали, было прекрасно. О том, что это за собой повлечет, они никогда не думали. Они получили все, о чем мечтали. Но чем им пришлось за это заплатить… Если человек беден, он хочет есть. У богатого человека нет аппетита. Чем быть богатым и страдать от отсутствия аппетита, лучше иметь здоровый аппетит и быть бедным. Твои серебро, золото, доллары тебе не помогут.

У тебя есть все. Но надежда и чувство голода, которые подвигали тебя на борьбу, исчезли, ты — у цели. Но как я уже много раз говорил: «Самое большее разочарование ты испытываешь, когда ты добился того, чего хотел». Потому что ты не осознавал последствий. У тебя много миллионов долларов, но ты не можешь спать.

Когда Александр Великий был в Индии, он встретил в пустыне обнаженного мистика. Он сказал: «Я Александр Великий!»

Мистик ответил: «Не может быть».

«Что за вздор!» — возмутился Александр. «Перед тобой Александр Великий собственной персоной! Здесь стоит моя армия».

Мистик отвечал: «Я видел твою армию. Тот, кто называет себя «Великим», величия пока не достиг — ведь величие делает людей скромными. Это совершенный, полный провал».

Надо сказать, Александр учился логике у Аристотеля. Поэтому он не мог слушать весь этот мистический вздор. Он сказал: «Я во все это не верю. Я завоевал весь мир».

Тогда мистик его спросил: «Если бы ты захотел здесь, в пустыне, пить, на много миль вокруг не было бы воды, а я предложил бы тебе стакан воды — что бы ты смог за него отдать?»

«Я отдал бы тебе полцарства», — отвечал Александр.

Но мистик сказал: «Я не отдам его тебе за полцарства. Или у тебя остается твое царство, или ты получаешь стакан воды. Ты не можешь нигде найти воду — ты умираешь. Что ты будешь делать?»

Александр сказал: «Конечно, я отдам тебе царство».

Мистик в ответ рассмеялся; он сказал: «Вот цена твоего царства — стакан воды! Ты думаешь, ты завоевал весь мир? С сегодняшнего дня ты должен начать говорить, что ты завоевал стакан воды!»

Человек, который достиг своих самых заветных целей, осознает: его жизнь изменилась совсем не так, как он ожидал. Например, всю свою жизнь ты старался заработать деньги, думая, что однажды сможешь жить расслабленно. Но напряжение и дисциплина стали для тебя образом жизни — в конце жизни, когда у тебя есть все, что ты хотел, ты не можешь расслабиться. Привычные тоска, напряжение, беспокойство не дают тебе расслабиться. Ты не победитель, ты — проигравший. Ты разрушаешь чувства, ты разрушаешь здоровье, ты теряешь аппетит. И поскольку у тебя нет времени ни на что, кроме зарабатывания долларов, — ты разрушаешь свое чувство прекрасного.

Ты гоняешься за деньгами — откуда у тебя время взглянуть на птиц в полете? Или розы? Увидеть человеческую красоту? Ты откладываешь это на неопределенное будущее, когда у тебя будет все и ты сможешь расслабляться и наслаждаться. Но к этому времени ты становишься некоего рода дисциплинированным человеком — слепым к розам, красоте, неспособным понимать музыку, танцы, поэзию.

Единственное, что ты хорошо знаешь и понимаешь, — это доллары. Но доллары не приносят удовлетворения.

Причина депрессии именно в этом. Вот почему это проблема развитых стран. В развитых странах есть также и бедные. Но они не страдают от депрессии. Дать надежду богатому человеку, чтобы избавить его от депрессии, — невозможно. У него есть больше, чем ты можешь ему предложить. У него есть все. Его состояние по-настоящему вызывает сочувствие. Всю свою жизнь, не думая о том, к чему это приведет, он зарабатывал деньги. Он не мог представить, что потеряет то, что делает его счастливым, — он откладывал все это на потом. У него не было на это времени. Так как это была жесткая ситуация, он должен был быть жестким. В конце жизни он понимает: его сердце мертво, его жизнь не имела смысла. Он не видит возможности что-то изменить. Чего он в этой жизни не видел?

Наслаждение или удовольствие нужно подпитывать. Это целая наука. Это искусство. Конечно, чтобы научиться ощущать красоту жизни, нужно время. Но человек, который гоняется за деньгами, врат Божественного избегает. В конце дороги, когда впереди только смерть, он понимает, что сбился с пути.

Он прожил несчастную жизнь. Он надеялся, что что-то изменится и… терпел. Теперь, когда впереди только смерть, надеяться не на что. Страдание, которое человек накапливал и терпел всю жизнь, созревает.

В некотором смысле, самый богатый человек— самый несчастный человек в мире. Быть богатым и не быть несчастным — большое искусство. Быть бедным, но духовно богатым — другая сторона этого искусства. Есть бедные люди, очень богатые духовно. У них ничего нет. Их богатство — глубокий, многомерный опыт жизни. И есть богатые, абсолютно несчастные люди, у которых есть все. В глубине своей души они мертвы.

Поскольку эта проблема не затрагивает бедных, это не депрессия общества. Это естественный закон, и люди должны это знать. Раньше не было столько людей, у которых было все, но внутри была пустота, и такой необходимости не было.

Дело номер один — найти смысл в настоящем моменте. В твою жизнь должны прийти любовь и радость. Тогда ты можешь все; и тебе не помешают доллары. Вместо этого, отметая остальное в сторону, думая, что за деньги можно купить все, ты гоняешься за долларами. Приходит день, и ты обнаруживаешь, что это не так. Но уже поздно.

Это вызывает депрессию.

На Западе проблема депрессии стоит особенно остро. Хотя на Востоке есть богатые люди, для них всегда было открыто другое измерение. Если дорога, ведущая к богатству, подходила к концу — они двигались дальше. Выбирали другую дорогу. Это просто витало в воздухе.

На Востоке бедняки довольствуются тем, что есть. У них нет амбиций. Богатые люди поняли: однажды наступит день, когда им придется отказаться от всего, что у них есть, и отправиться на поиски истины. На Западе дорога заканчивается тупиком. Конечно, ты можешь вернуться назад, но от депрессии это тебя не спасет, тебе нужна другая дорога.

Гаутама Будда, Махавира, многие другие мистики Востока были необычайно богаты. Для них это было тяжелое бремя. Прежде чем тебя унесет смерть, ты должен что-то понять — бесстрашные, они отказались от всего. Их отречение было неправильно истолковано. Они отказались от всего, так как не хотели тратить на деньги и власть ни одной лишней секунды. Потому что были на вершине и поняли, что там ничего нет. Высшая ступень лестницы ведет в никуда; это лестница, которая ведет в никуда. Пока ты находишься посредине или в начале лестницы, у тебя есть надежда — у тебя есть перспектива. Если ты на высшей ступени лестницы, тебя ожидает лишь безумие или самоубийство. Или лицемерие — и ты будешь улыбаться до самой смерти. Но глубоко в душе ты будешь понимать: ты прожил жизнь зря.

На Востоке проблема депрессии никогда так остро не стояла. Бедные научились наслаждаться тем малым, что у них есть, богатые поняли: мир у их ног ничего не стоит — нужно отправляться на поиски смысла. У них был прецедент; на протяжении тысяч лет люди отправлялись на поиски истины и находили ее. Отчаянию и депрессии не было места — ты должен двигаться в неизвестном направлении. Когда они начинали исследовать новое измерение, что можно назвать путешествием вовнутрь или к своему собственному «я», — все, что было ими утрачено, начинало возвращаться.

Запад очень остро нуждается в медитации; иначе депрессия убьет людей. Людей талантливых — достигших богатства, власти, всего, чего они хотели. И эти талантливые люди в отчаянии. Наиболее талантливые люди больше не испытывают по отношению к жизни энтузиазма! Становится страшно. Люди, которых назвать талантливыми сложно, напротив, полны энтузиазма. Но у них даже нет талантов, чтобы добиться власти, богатства, положения. И поскольку им кажется, будто им чинят препятствия, — они страдают. Им ничего не остается, кроме как разрушать, и они из чувства мести прибегают к ненужному насилию и становятся террористами. Потерявшие смысл жизни богатые люди готовы повеситься. Их сердца перестали биться уже давно. Они живые трупы — почитаемые, хорошо одетые, но совершенно пустые.

Положение на Западе по сравнению с Востоком куда хуже — хотя некоторые считают, что, поскольку Восток живет в бедности, положение Запада лучше. По сравнению с тем, насколько несчастными себя ощущают богатые, бедность — не такая большая проблема. У бедного человека есть, по крайней мере, мечты и надежды. У богатого человека ничего этого нет. Что необходимо — грандиозное медитативное движение, вовлекающее всех людей.

На Западе люди, страдающие от депрессии, ходят к психоаналитикам, психиатрам, а также всевозможным, страдающим от депрессии еще больше, чем их пациенты, шарлатанам — естественно, ведь они целый день слушают рассказы о бессмысленности, депрессии, отчаянии. Видя стольких талантливых людей в столь плачевном состоянии, они начинают терять дух. Они не могут помочь; они сами нуждаются в помощи.

Возможно, если бы они видели, что есть люди, не страдающие от депрессии, — наоборот, видели бы людей счастливых, — в них бы зародилась надежда. Теперь они могут получить все. Можно медитировать и не беспокоиться.

Я не учу отречению от богатства или чего бы то ни было. Пусть все будет как есть. Добавь в свою жизнь только одно. До настоящего момента ты привносил в свою жизнь только материальное. На этот раз добавь что-то к своей сущности — что-то, что создаст чудо. У тебя откроется новое дыхание.

Ситуация не безвыходная. Решение очень простое, хотя проблема серьезная.

Я не богата, у меня нет всего, что мне нужно. Тем не менее я подавлена, одинока, сбита с толку. Могу я что-нибудь с этим сделать?

Если ты подавлена, оставайся подавленной; ничего специально не делай. Что ты можешь сделать? Поступки, совершенные в подавленном состоянии, лишь все ухудшат. Ты можешь молиться Богу, но ты будешь делать это так уныло, что сможешь вогнать своими молитвами в депрессию даже Бога! Пожалей бедного Бога! Твоя молитва — молитва унылого человека. Всем твоим поступкам сопутствует уныние. Это приведет лишь к еще большему смятению и разочарованию. От того, что ты не можешь с этим справиться, ты чувствуешь себя еще более подавленной. Так может продолжаться бесконечно.

Останови развитие депрессии на первой стадии. Зачаточная стадия депрессии прекрасна. Вторая — фальшива. Третья — как далекое эхо. Не создавай их. Первая стадия депрессии прекрасна. Ты подавлена, такой в этот момент тебе является жизнь. Ты подавлена. Просто прими это. Жди и наблюдай. Поскольку в мире нет ничего постоянного, это не может продолжаться долго. Мир — это поток. Мир не может изменить свой основной закон для тебя, чтобы ты всегда оставалась в депрессии. Ничто не длится вечно; все движется, все меняется. Жизнь — это река; она не может остановиться для тебя, только для того, чтобы ты всегда оставалась в депрессии. Жизнь — это бег. Если ты понаблюдаешь себя в состоянии депрессии, ты заметишь: ощущения депрессии не одни и те же. Ничего не делай, просто наблюдай. Это преображение благодаря недеянию.

Прочувствуй депрессию, испей ее, живи ею, это твоя судьба, — и ты почувствуешь, что она исчезла. Тот, кто может принять даже депрессию, не может быть подавлен. Депрессия — это неприятие: «То плохо, это плохо; этого не должно быть, того не должно быть; это должно быть не так». Все отвергается, отрицается — не принимается. «Нет» — основной подход; отвергается даже счастье. Даже в счастье такой человек найдет «что-то не то». У тебя обязательно появятся сомнения, тебе будет казаться, что что-то не так. Ты счастлив, поэтому тебе кажется, что что-то не так: «Я счастлив просто потому, что я помедитировал несколько дней? Это невозможно».

Такой человек «не принимает» ничего. Если ты смогла принять свою печаль, одиночество, депрессию, смятение — ты от них избавилась. Приятие — освобождение или избавление. Тем самым ты выбиваешь из-под депрессии почву.

Попробуй следующее: Каким бы ни было твое умственное состояние — прими его. Подожди, пока оно пройдет само. Ничего не делай. Почувствуй красоту момента, когда состояние твоего ума меняется. Это похоже на восход и закат солнца. Это происходит снова и снова. Не нужно с этим ничего делать. Если состояния твоего ума меняются сами по себе— можешь оставаться беспристрастным, твой ум может быть где-то далеко. Солнце восходит — солнце садится; подавленное состояние, депрессия приходит, счастье уходит, ты не вовлекаешься. Все уходит и приходит само; состояние приходит, изменяется, уходит.

В состоянии смятения лучше подождать и ничего не делать, пока оно не пройдет. Оно пройдет! В мире нет ничего постоянного. Нужно только запастись терпением. Не торопиться.

Я часто рассказываю одну историю. Будда шел через лес. Был жаркий полдень. Он захотел пить и сказал своему ученику Ананде: «Мы проходили небольшой ручей. Возвращайся и набери в нем для меня немного воды».

Ананда вернулся. Но ручей был очень маленький и грязный. Через него что-то перевозили, вода была взбаламучена. Со дна поднялась вся грязь. Вода для питья не годилась. Ананда подумал: «Придется возвращаться с пустыми руками». Он вернулся и сказал Будде: «Вода в ручье стала совсем грязной. Ее нельзя пить. Разреши мне пойти вперед. В нескольких милях отсюда есть река. Лучше я наберу воды там».

Но Будда сказал: «Нет! Возвращайся к ручью». Так как Ананда не мог ослушаться Будду, он пошел, но неохотно. Он думал, что только потеряет время. И он тоже хотел пить. Но Будда приказал ему идти. Он пошел к ручью, вернулся обратно и сказал: «Зачем ты настаивал, чтобы я вернулся? Эта вода для питья не годится».

Но Будда отправил Ананду обратно.

Когда Ананда пришел к ручью в третий раз, вода была прозрачной. Грязь и опавшие с деревьев сухие листья унесло течением. Ананда засмеялся. Он набрал полный кувшин воды. Обратно он шел пританцовывая. Упав к ногам Будды, он сказал: «Способы, которыми ты учишь, — прекрасны. Ты преподал мне хороший урок: так как все непостоянно, все, что нужно, — это терпение».

Это главный урок Будды: все течет, ничто не постоянно. Беспокоиться не о чем. Возвращайся к тому же самому ручью. Теперь все должно измениться. Ничто не остается неизменным. Будь терпелив, возвращайся снова и снова. Грязь осядет, листья унесет, и через несколько минут вода будет чистой.

Возвращаясь к ручью во второй раз, Ананда спросил Будду: «Ты настаиваешь, чтобы я шел, — могу я что-нибудь сделать, чтобы вода стала чистой?»

Будда сказал: «Прошу тебя, ничего не делай; ты сделаешь только хуже. И не входи в воду. Жди на берегу. Если ты войдешь в ручей, вода только взбаламутится. Пусть ручей спокойно несет свои воды».

Ничто не постоянно; жизнь — это поток. Гераклит сказал, что нельзя войти в одну реку дважды. Это невозможно, потому что река течет; все меняется. Течет не только река. Меняешься или течешь и ты. Ты — течение реки.

Наблюдай непостоянство. Не торопись; не старайся успеть все. Жди! Ничего не делай! И если ты можешь ждать — произойдет трансформация. Само это ожидание — трансформация.

Когда я начинаю осуждать себя за неосознанность, гнев, тупость, зависть, за то, что я не ценю красоту жизни, это повергает меня в депрессию. Кажется, чем больше я начинаю осознавать свое поведение, тем больше впадаю в депрессию. Не мог бы Ты рассказать о самоосуждении, что это такое и откуда приходит?

Это способ не меняться. Уловка ума — вместо понимания энергия направляется на осуждение. Изменения происходят благодаря пониманию, а не осуждению. Ум очень коварен — как только ты что-то замечаешь, ум сразу же набрасывается и начинает это осуждать. Не на понимание направляется вся энергия — на осуждение. Но осуждение не поможет. Оно может вызвать только депрессию и гнев. Но гнев и депрессия ничего не изменят, ты лишь будешь вращаться в этом порочном кругу снова и снова.

Понимание освобождает. Ничего не осуждай, ни о чем не беспокойся. Старайся понять. Если я что-то говорю и тебя это задевает — это моя цель — задеть тебя, — ты должна понять, почему это тебя задевает.

Посмотри на это под разными углами; Но это невозможно, когда ты себя коришь, ты уже решила, что поступила плохо; ты не оставила себе шанса.

Исследуй проблему. Переспи с ней ночь. Если ты сможешь это сделать — ты можешь от нее избавиться. Способность понимать проблему и избавиться от нее — два разных названия одного и того же.

Если я понимаю проблему, я могу от нее избавиться. Если я не понимаю проблемы, я не могу от нее и избавиться.

Это касается всех. Вы тут же набрасываетесь на проблему, вы говорите: «Это неправильно, во мне этого не должно быть. Я повел себя недостойно. То неправильно, это неправильно», вы вызвали у себя чувство вины. Теперь вся ваша энергия направлена на это.

Избавить вас от этого чувства — моя задача. Не принимайте на свой счет все, что происходит. Ничего личного. Так работает ум. Зависть, собственничество, гнев — работа ума. Это универсальный механизм.

Ум хочет, чтобы его хвалили или осуждали. Только так. Если тебя хвалят или осуждают, ты чувствуешь, что ты неординарен. Ловкий трюк! Оба варианта беспроигрышны — будь ты святым, великим святым или величайшим грешником, твое эго довольно. Ты неординарен в любом случае.

Ум даже слышать не хочет, что ты заурядная, обычная личность— проблемы в отношениях, зависть, гнев — обычны. Это как волосы. У кого-то их больше, у кого-то меньше, у кого-то они черные, у кого-то рыжие — все это не важно. То же и с проблемами. Человеческие грехи и добродетели ординарны. Но эго хочет чувствовать себя неординарным. Оно именует тебя ужаснейшим или величайшим.

Ты говоришь сама себе: «Ты не должна отчаиваться. Это не ты, это бросает тень на твою репутацию, ведь ты такая красивая девушка! Откуда депрессия?» Вместо того чтобы понять, ты судишь, ты осуждаешь.

Депрессия — это подавленный гнев. Слово депрессия — слово говорящее. Пресс — значит давить. Когда ты слишком часто подавляешь гнев, он превращается в печаль. Печаль — негативная ипостась гнева. Печаль больше присуща женщинам. Если ты перестанешь ее подавлять, она превратится в гнев. Ты на что-то злилась, — возможно, даже в детстве, — но никак это не выражала; отсюда депрессия. Постарайся это понять!

Так как проблема депрессии — на самом деле не проблема, ее невозможно решить. Настоящая, истинная проблема — гнев. Продолжая осуждать депрессию, ты борешься с тенью.

Подумай, откуда происходит твоя депрессия. В тебе заключен гнев — по отношению к матери, отцу, самой себе, окружающему миру. Так как считается, что гневаться плохо, с самого детства ты старалась улыбаться. Тебя научили этому очень хорошо. Ты натягивала на себя улыбку, ты подавляла гнев. Теперь ты не можешь от него избавиться — вот что такое депрессия.

Давай гневу выход. Как только гнев выйдет на поверхность, депрессия исчезнет. Замечала ли ты когда-нибудь, насколько хорошо иногда становится после вспышки гнева?

Выполняй медитацию гнева каждый день… достаточно двадцати минут в день. На третий день ты уже будешь приступать к выполнению этого упражнения с нетерпением. Это принесет тебе огромное облегчение… ты увидишь: твоя депрессия исчезнет. Ты впервые по-настоящему улыбнешься. В состоянии депрессии ты не могла улыбаться, ты притворялась.

Так как человек не может не улыбаться, он вынужден притворяться — но это очень ранит. Это не делает тебя счастливой; но это напоминает тебе, насколько ты несчастна.

Если ты это осознаешь — хорошо. Все, что причиняет нам боль, приносит пользу. Люди настолько больны, что даже то, что приносит им пользу, причиняет им боль. Но это хорошо.

Можно ли осознавать себя во время приступа гнева? Это чувство проносится, как тысячи диких лошадей. Я так от него устал! Ты можешь мне помочь?

Твоя проблема — проще простого. Ты слишком все преувеличиваешь! Гнев такой силы просто бы тебя испепелил! Откуда взялся этот тысячный табун диких лошадей?

Слышали историю о том, как Мулла Насреддин нанимался на корабль? Один из трех служащих, которые беседовали с ним, спросил: «Сильный циклон, приливные волны, корабль начинает тонуть, — что ты будешь делать?»

Мулла сказал: «Никаких проблем. Я поступлю с технической точки зрения правильно — я остановлю корабль и брошу якорь».

Второй служащий сказал: «А если придет вторая приливная волна? Что ты будешь делать?»

Мулла сказал: «То же самое — брошу еще один якорь; они есть на каждом корабле».

Третий служащий спросил: «А если придет еще одна приливная волна?»

Мулла отвечал: «Вы зря тратите мое время. Я сделаю то же самое — опущу еще один якорь».

Первый служащий спросил: «Но, простите, откуда вы возьмете столько якорей?»

Мулла сказал: «Вы задаете странные вопросы. А откуда взялись все эти приливные волны? Оттуда же! Если ты можешь представить приливные волны, почему я не могу представить якоря? Ты посылаешь приливную волну — я бросаю якорь».

Гнев очень слаб. Если ты подождешь и понаблюдаешь, ты увидишь, что это не «тысяча диких лошадей». Маленький осел — сравнение более подходящее. Наблюдай его, и он постепенно пройдет. Он придет и уйдет. Все, что ты должен, — запастись терпением и не вовлекаться.

Гнев, ревность, зависть, жадность, чувство соперничества…. все наши проблемы ничтожно малы. Их раздувает наше эго. По-другому оно не может; его гнев тоже должен быть великим. Тогда эго чувствует себя великим. Великий гнев, великая жадность, великое страдание, великие амбиции…

Но ты — не эго, ты лишь наблюдатель. Стой в стороне, пусть мимо несется тысяча лошадей: «Посмотрим, насколько быстро они пронесутся мимо». Не нужно беспокоиться. Они примчались, они и умчатся.

Но мы не упускаем случая взобраться даже на маленького осла; мы сразу же на него запрыгиваем! Чтобы метать гнев и молнии, тебе не нужна тысяча диких лошадей. Достаточно простой мелочи. Позже ты будешь над этим смеяться.

Наблюдай, не вовлекаясь. Как если бы ты смотрел телевизор. Перед тобой что-то мелькает — наблюдай. Не предполагается, что ты сделаешь что-то, чтобы подавить, предупредить или уничтожить это. Никто от тебя не ждет, что ты вытащишь меч и убьешь злодея. Да и откуда ты возьмешь меч? Оттуда же, откуда возникает гнев. Все это воображение.

Наблюдай, ничего не делай за или против, и ты будешь удивлен — что казалось очень большим, оказывается на самом деле очень маленьким. Все преувеличивать — наша привычка.

Маленький мальчик, не старше трех лет, прибегает домой и говорит маме: «Мама, мама, за мной, рыча, бежал огромный лев! Но я от него убежал. Он был совсем близко. Когда он уже собирался на меня наброситься — я от него оторвался».

Выглянув за дверь, мать увидела маленькую, виляющую хвостом собаку. Она посмотрела на сына и сказала: «Томми, я говорила тебе уже миллион раз — не преувеличивай!»

«Миллион раз» — преувеличивать мы умеем очень хорошо. Твои проблемы, если ты перестанешь их преувеличивать, — незначительны. За дверью стоит несчастная маленькая собака. Не нужно от нее убегать; твоя жизнь вне опасности.

Гнев, который у тебя возникает, не собирается тебя убить. Он возникал у тебя много раз. Но ты жив и здоров. Это тот же самый гнев. Сделай то, чего ты никогда не делал раньше. Вместо того чтобы в него вовлекаться, вместо того чтобы с ним бороться, на этот раз попробуй наблюдать за гневом со стороны. Как, например, если бы это был гнев другого человека. Гнев исчезнет буквально в считанные секунды. Когда гнев исчезает без борьбы, он оставляет после себя состояние любви и покоя.

Ты не тратишь свою энергию на борьбу с гневом. Чистая энергия — это наслаждение; я цитирую Уильяма Блэйка: «Энергия — это наслаждение». Просто энергия. Без приложения. Но ты не позволяешь энергии быть чистой. Гнев, ненависть, любовь, жадность, желание… ты всегда куда-то ее направляешь; ты никогда не оставляешь ее в ее чистоте.

Каждый раз, когда внутри у тебя что-то возникает, ты можешь почувствовать чистую энергию. Просто наблюдай ее, и осел уйдет. Может подняться немного пыли. Но эта пыль тоже осядет сама; тебе не нужно ничего делать. Просто жди. Не отвлекайся, и скоро ты почувствуешь себя окруженным чистой энергией. Энергией, не направленной на гнев, подавление или борьбу. Конечно, энергия — это наслаждение. Если ты знаешь секрет наслаждения, ты наслаждаешься каждой эмоцией.

Тогда каждая эмоция — огромная возможность. Если ты будешь просто наблюдать — на тебя прольется дождь наслаждения. Все эмоции постепенно исчезнут; они больше не вернутся — они не приходят незваными. Внимательность, бдительность или осознание — разные названия одного и того же процесса, в котором ты являешься свидетелем. Это ключевое слово.

Мисс Джонсон, английская учительница, сказала: «Сейчас мы будем давать определения. Если ты даешь определение, ты объясняешь, что это такое. Уэсли, какое определение ты дашь «отсутствию осознания»?

Уэсли ответил: «Это последнее, что я снимаю перед сном!»

Мы все находимся в этой ситуации! Мы все неосознанны; никто никого не слушает.

Это очень странный мир. Если ты осознан — всюду происходят чудеса. Так как ты редко, очень редко осознан, ты их не видишь. Ты не спишь, держишь глаза открытыми большую часть времени. Это, однако, не означает, что ты осознан, ты лишь притворяешься, что бдителен. Это означает, что ты делаешь вид, будто ты бдителен. Но внутри у тебя столько смятения и мыслей… столько диких лошадей… Как ты можешь что-то увидеть? Что-то услышать? Хотя свои глаза открыты, они не видят. Уши открыты, но они не слышат.

Странно, что природа создала уши и глаза разными. Ты не можешь закрыть уши, но можешь закрыть глаза. Чтобы закрывать и открывать глаза, у тебя есть веки. А как же насчет ушей? Природа не побеспокоилась об этом, потому что знала: ты настолько погружен в себя, что тебе это просто не нужно. Ты глухой! Ты ничего не слышишь или слышишь то, что хочешь.

Я слышал такую историю: однажды после воскресной церковной службы проповедник остановил человека, громко храпевшего во время проповеди. Он сказал ему: «Это не правильно! Когда я давал проповедь, ты спал».

Тот человек сказал: «Я прошу прощения. Этого больше не повторится».

Проповедник сказал: «Пожалуйста. В церкви спало много людей, а ты им мешал. Я беспокоюсь не о том, что ты не слышал мою проповедь, но об остальных прихожанах. Ты так громко храпел, что мог их разбудить. Я повторяю одну и ту же проповедь каждое воскресенье. Если ты будешь продолжать их будить, у меня прибавится работы. Я должен буду каждый раз готовить новую проповедь. Я всегда использовал одну и ту же проповедь, и никто не возражал — ее никто не слышал».

Ты заходишь в церковь и видишь, что люди спят, — это место для сна, отдыха от мира, его напряжений, мирских забот. С точки зрения духовности, люди спят двадцать четыре часа в сутки. Тебе снится жадность, тебе снится гнев, ты настолько их преувеличил, что сам же попал в их сети.

Тот, кто владеет простым искусством внимательности, владеет всем. Испытываешь ты гнев, страсть, жадность или похоть — не важно. Это может быть любая болезнь. Лекарство одно и то же. Просто наблюдай ее, и ты от нее избавишься. Наблюдай, как ум постепенно опустошается. И однажды ум исчезнет. Ум не может существовать без гнева, страха, ненависти, любви.

Наблюдая, ты не просто избавляешься от гнева. Ты избавляешься от части твоего ума. Однажды ты «пробуждаешься» и обнаруживаешь, что ума нет, ты — просто наблюдатель на холме. Это самый замечательный момент. Только тогда начинается настоящая жизнь!

Корни ревности

Что заставляет тебя ревновать? Собственнический инстинкт. Ревность — это следствие. Ты любишь женщину (мужчину), ты хочешь обладать ею (им) из страха, что, возможно, завтра она (он) уйдет к другому (другой). Страх завтрашнего дня разрушает день сегодняшний. Это порочный круг. Если это разрушение постоянно, другой человек рано или поздно начинает искать нового партнера. Когда мужчина начинает искать другую женщину или женщина уходит к другому мужчине, ты думаешь, что твоя ревность была обоснованна. На самом деле именно твоя ревность всему виной.

Первое, что ты должен помнить, — не беспокойся о завтрашнем дне. Хватит и дня сегодняшнего!

Тебя любят — радуйся! Живи полно своей любовью в настоящем! Тогда от тебя никто не уйдет. Ревность только отталкивает; партнера удерживает с тобой только любовь. Ревность твоего партнера тебя только оттолкнет; его любовь может тебя удержать.

Не думай о том, что будет завтра. Если ты думаешь о том, что будет завтра, ты не живешь полной жизнью. Живи днем сегодняшним, забудь о дне завтрашнем. Пусть все идет своим чередом. Помни: день завтрашний рождается из дня сегодняшнего. Если сегодняшний день настолько прекрасен и благословен — зачем беспокоиться?

Мужчина, которого ты любишь, женщина, которую ты любишь, может однажды найти кого-то еще. Быть счастливым — объяснимое желание человека, но твоя женщина счастлива с другим. Счастлива она с кем-то другим или с тобой — не важно. Она счастлива. Как ты можешь разрушить ее счастье, если ты ее любишь?

Если ты действительно любишь, даже если твой партнер счастлив с кем-то другим, ты счастлив. Если женщина ушла от тебя к другому, ты счастлив и благодарен этой женщине. Ты говоришь ей: «Ты совершенно свободна; будь счастлива, и я буду счастлив. Не важно с кем, главное, чтобы ты была счастлива». И мне кажется, что она скоро к тебе вернется… Кто оставит такого мужчину?

Чувство собственничества и ревность разрушают все. Нужно осознавать, к чему это ведет. Ты разжигаешь огонь. Чем больше ты ревнуешь, ненавидишь и злишься, тем больше отталкиваешь своего партнера. Тебе это не поможет — это простой расчет. Ты сам разрушаешь то, что хочешь сохранить. Это глупо.

Пойми простую истину: люди есть люди. Иногда они устают все время быть с одним человеком. Будь реалистом; хватит жить иллюзиями. Все люди иногда начинают скучать — это не означает, что любовь ушла. Это просто означает, что нужны небольшие перемены. Это полезно для здоровья твоего и партнера. Вам обоим нужно немного друг от друга отдохнуть. Почему ты не можешь это сделать сознательно? «Мы друг от друга устали, почему бы нам неделю друг от друга не отдохнуть? Я люблю тебя, ты любишь меня, и поскольку мы это знаем, нам нечего бояться».

Даже если вы отдохнете друг от друга один день, ты почувствуешь, что. твоя любовь перешла на другой, более высокий и глубокий уровень. Это мое личное наблюдение. Ты даже не почувствуешь печали, естественной, когда вы живете вместе.

Не считай своего партнера своей собственностью. Не нарушай его частное пространство. Уважай его достоинство.

Если ты это переживешь — иногда вы сможете друг от друга отдыхать и возвращаться. Вы не будете беспокоиться. Прожив неделю с другими женщиной и мужчиной и вернувшись друг к другу, вы будете удивлены. Вы оба узнали что-то новое. Неожиданно у вас может быть еще один медовый месяц. Вы узнали кое-что новое, вы полны сил. Новый опыт — это всегда хорошо. Чтобы исчезла ревность, нужно понимание.

* * *

Ревность — одна из наиболее распространенных областей психологического невежества относительно себя, невежества относительно других. Хотя люди думают, будто знают, что такое любовь, это не так. Из-за того, что они не понимают, что такое любовь, рождается ревность. Понимая под «любовью» некоего рода чувство собственничества, они не осознают одного простого факта — если ты получаешь над человеком власть, ты его убиваешь.

Ты не можешь получить власть над жизнью другого человека. Ты не можешь зажать его в кулаке. Наоборот — ты должен опустить руки.

Но неправильный порядок вещей сохранялся веками; он настолько укоренился, что мы не можем отделить любовь от ревности. Фактически, это одна и та же энергия.

Например, если твой любимый мужчина встречается с другой женщиной, ты ревнуешь, тебя это беспокоит. Если ты не ревнуешь — это беспокоит тебя еще больше: ты начинаешь думать, что ты больше его не любишь. Ведь если бы ты его любила, ты бы его ревновала. Любовь и ревность слились в единое целое.

На самом деле, любовь и ревность — полярные противоположности. Дух, который может ревновать, не может любить — и наоборот, любящий дух не может ревновать.

Не воспринимай чувство ревности как проблему. Попробуй посмотреть на него со стороны.

Чувство ревности — побочный продукт брака.

В мире птиц и животных ревности нет. Иногда они вступают за объект своей любви в борьбу, но это намного лучше. Это намного естественней, чем сжигать свое сердце ревностью.

Брак — это изобретенный институт; вот почему у нас нет природных способностей жить в браке. Но общество сочло необходимым узаконить отношения между возлюбленными. Ведь любовь относится к сфере мечтаний, а это ненадежно — сегодня она здесь, завтра нет.

Вы хотите обезопасить себя на всю жизнь. Сейчас вы молоды, но скоро состаритесь, и вы хотите, чтобы ваши жена или муж были с вами в старости и в болезни. Но для этого вы должны пойти на компромисс. А если есть компромисс — есть проблема.

Брак — это подозрительность. Муж сомневается — его или нет родившийся у них ребенок. Он не уверен до конца. Это знает только мать. А поскольку он никак не может в этом убедиться, он закрывает женщину дома. Это единственная альтернатива, единственный способ отрезать ее от общества. Не давать ей образования. Потому что образование дает крылья, возможность мыслить, а значит — восстать. Женщины не получают даже религиозного образования. Ведь религия порождает святых, а общество, веками управлявшееся мужчинами, не могло представить, чтобы женщина была выше мужчины.

Мужчина пресек для женщины все возможности развития. Она была просто инкубатором по производству детей. Женщина не была признана равной мужчине ни в одной мировой культуре. Во всем мире женщин всегда подавляли. Чем больше их подавляли, тем больше бурлила внутри них энергия. Так как, в отличие от мужчин, у них не было никаких свобод, все их подавленные чувства, мысли и эмоции превратились в ревность. Женщина постоянно боялась, что муж может ее оставить и уйти к другой женщине. Тогда она осталась бы без образования и средств к существованию. С самого детства ее воспитывали слабой и несамостоятельной.

В индийских писаниях говорится, что в детстве девочку должен защищать отец; девушку в юности — муж; женщину в старости — сын. Ее защищают от рождения до самой смерти. Восстать против этого мужского шовинистского общества она не может; она может лишь искать в нем недостатки. Здесь она ошибается редко.

Когда мужчина влюбляется в другую женщину, его отношение к предыдущей женщине меняется. Они становятся чужими. Ее поработили, сделали неспособной к жизни и бросили. Вся ее жизнь — это агония. Из этой агонии рождается ревность.

Ревность — гнев слабых, тех, кто не может ничего сделать, но кипит изнутри. Тех, кто хотел бы сжечь весь мир, но не может ничего, кроме как плакать и стенать. Пока брак не станет музейным экспонатом, эта ситуация будет продолжаться.

Сейчас больше нет необходимости в браке. Возможно, он был полезен в прошлом, возможно — нет. Он был лишь оправданием подчинения женщин. Что бы там ни было, застревать в прошлом нет никакого смысла. Хорошее или плохое — его уже не вернуть!

Брак противоречит эволюции человечества и всем нашим ценностям — свободе, любви, радости.

Чтобы полностью лишить женщину свободы, мужчина создал религиозные писания. Он заставил ее желать рая, бояться ада и следовать правилам. Правила предназначены только для женщин. Позволить женщинам продолжать жить в отравляющей атмосфере ревности — значит подорвать их психологическое здоровье. Психологическое здоровье женщин в свою очередь оказывает влияние на психологическое здоровье человечества. Женщина должна стать независимой.

Смерть института брака станет на Земле великим, праздничным событием — если ты любишь жену или мужа и хочешь всю жизнь прожить вместе, тебе никто не мешает. Отказ от института брака возвращает тебе индивидуальность. Теперь ты свободна — ты не должна спать с мужчиной только потому, что он твой муж и имеет на тебя право. Если женщина занимается любовью с мужчиной потому, что она должна, — это проституция! Причем профессиональная.

В других случаях у тебя есть шанс что-то изменить. Профессиональная проституция в браке опасна, так как ты не можешь ничего изменить. Особенно шанс что-то изменить должен быть у тебя, если ты выходишь замуж или женишься в первый раз. Опыт нескольких браков за плечами принесет тебе зрелость; может быть, тогда ты найдешь подходящего партнера. Под подходящим партнером я не имею в виду человека, «созданного специально для вас».

Созданные друг для друга женщина и мужчина — миф. Под подходящим партнером я имею в виду другое. Если у тебя есть опыт, ты знаешь, как разрушить отношения и как создавать любящую, радостную, мирную, счастливую жизнь. Жизнь с разными людьми — абсолютно необходимая подготовка для правильной жизни, для создания любящих отношений.

Начни с нескольких любовных связей. Ты можешь завести их в своем университете или колледже. Ты не должен спешить — мир велик, и каждый человек прекрасен по-своему.

Получив некоторый опыт, ты начинаешь осознавать, какого типа женщина или мужчина может стать тебе другом — не господином или рабом. Дружбе не нужен брак. Она намного выше.

Ты получил чувство ревности по наследству. Ты должен многое изменить — не потому, что я так сказал, ты сам понимаешь — нужны серьезные перемены.

Например, во всем мире была распространена идея, что, если муж иногда встречается с другой женщиной или жена встречается с другим мужчиной, это разрушит брак. Это совершенно не так. Наоборот — если бы муж и жена отдыхали друг от друга в выходные, это сделало бы их брак только крепче — потому что твой брак не нарушает твою свободу. А твой партнер понимает необходимость в разнообразии. Это человеческая потребность.

Священники, моралисты и пуритане ввели идеалы и заставляют вас им следовать. Сделать вас всех идеалистами — их мечта. Мы находились в мрачной тени идеализма десять тысяч лет. Я реалист. У меня нет идеалов. Понять реальность и быть с ней в гармонии — единственный правильный путь.

Как понимаю это я, если брак — не жесткая несвобода, а дружба, жена может сказать тебе, что встретила замечательного молодого мужчину и хочет провести с ним выходные. «Если хочешь, я могу тебя познакомить. Ты тоже его полюбишь». Если муж не лицемер, он скажет: «Твое счастье — мое счастье. Наслаждайся. Я знаю — насладившись новой любовью, ты вернешься обновленной. Новая любовь вдохнет в тебя свежую энергию. На следующей неделе то же сделаю я».

Это дружба. Когда они возвращаются домой, они могут обсудить, что это был за мужчина, что он оказался не настолько хорош… Он может рассказать ей о женщине, которую встретил… Дом — это убежище. Дикие и свободные, иногда вы можете взмывать в небо и возвращаться. Ваш партнер будет вас ждать — чтобы разделить с вами свои впечатления.

Все, что нужно, — это немного понимания. Это не имеет ничего общего с моралью. Это просто более разумное поведение.

Вы прекрасно знаете — какими бы замечательными ни были женщина или мужчина, рано или поздно они начинают действовать вам на нервы. Та же география, та же топография, тот же пейзаж… Ум человека не создан для моногамии или однообразия. Хотеть разнообразия совершенно естественно. Это не противоречит твоей любви. Чем больше ты знаешь других женщин, тем больше ценишь свою собственную — твой опыт обогащается, понимание углубляется. Чем больше ты знаешь других мужчин, тем лучше понимаешь своего мужа. Идея ревности исчезает — вы оба свободны, вы ничего друг от друга не скрываете.

С друзьями мы делимся всем. И в первую очередь — прекрасными моментами, моментами поэзии, музыки, любви. Делиться ими необходимо. Это обогатит вашу жизнь. Между вами может установиться полная гармония. Не вступая в брак, вы можете прожить вместе всю жизнь.

Ревность существует, пока брак существует как основа общества.

Предоставь мужчине от всего сердца полную свободу. Скажи ему, что ему не нужно ничего скрывать: «Скрывать — значит оскорблять. Это значит, что ты мне не доверяешь». То же касается и мужчины. Он может сказать: «Ты так же свободна и независима, как и я. Мы вместе, чтобы быть счастливыми. Мы сделаем друг для друга все. Но мы не хотим быть друг для друга тюремщиками».

Даровать свободу — это счастье, пользоваться свободой — это счастье. Вы можете быть очень счастливы. Но вы превращаете эту энергию в борьбу, ревность, страдание.

Это просто: если ты понимаешь самого себя, ты понимаешь своего партнера. Разве ты не видишь во сне других людей? Увидеть во сне мужа или жену — большая редкость. Люди никогда не видят во сне своих партнеров по браку. Они на них уже насмотрелись! Что же, даже ночью, во сне ты несвободен?

Вам снятся жены и мужья ваших соседей. Ты должен понимать: мы создали неправильное общество, не соответствующее человеческой природе. Желание разнообразия — основное качество любого разумного человека. Чем человек умнее, тем больше ему нравится разнообразие— существует определенная связь между умственными способностями и желанием разнообразия. Например, корова довольствуется травой одного вида; она ест одного вида траву всю свою жизнь. Она не обладает разумом, чтобы узнавать новое, открывать новые пространства, осваивать новые территории.

Поэты, художники, актеры, танцоры, музыканты — все это люди, хорошо знающие, что такое любовь. Но их любовь не направлена на всех. Только на людей, им знакомых. Это интеллигентные люди. Это творческая часть нашего общества. Не хотят ничего менять только дураки. Ведь тогда им снова придется учиться. Научившись чему-то один раз, дурак живет с этим всю жизнь. Это может быть жена, муж, машина — не важно. Ты знаешь одну женщину, как она ворчит, ты привык. Это зависимость. Если твоя женщина перестанет тебя пилить, ты не сможешь спать ночью — что случилось? Может быть, что-то не так?

Один из моих друзей постоянно жаловался мне на свою жену: «Она всегда в плохом настроении. Хоть не приходи домой… Я вынужден проводить время в клубах. Но рано или поздно мне приходится возвращаться домой. А там она».

Я ему на это сказал: «Сделай вот что в качестве эксперимента. Она слишком серьезная и все время ворчит, и я просто не могу представить, что ты приходишь домой с улыбкой».

Он сказал: «Легко сказать. Как только я ее вижу, внутри у меня все холодеет. А ты еще говоришь — улыбаться».

Я сказал: «Сделай сегодня то, что я тебе скажу, просто в качестве эксперимента: купи красивые розы и самое лучшее, какое только найдешь в городе, мороженое. Когда будешь входить домой — улыбайся и напевай песню».

Он ответил: «Хорошо. Но думаю, это ничего не изменит».

Я сказал: «Я пойду с тобой — и посмотрим».

Он очень старался. Много раз по дороге к его дому он начинал смеяться. Я его спрашивал: «Почему ты смеешься?»

И он говорил: «Это из-за того, что я делаю. Я думал, ты предложишь мне с ней развестись.

А ты посоветовал мне вести себя так, как если бы у меня был медовый месяц!»

Я сказал: «Постарайся представить, что у тебя сейчас медовый месяц».

Он открыл дверь, там стояла его жена. Он улыбнулся и сам над собой рассмеялся. Его жена застыла на месте. Он отдал ей цветы и мороженое, и я вошел.

Его жена не могла поверить своим глазам. Когда он ушел в ванную, она меня спросила: «Что случилось? Он никогда не улыбался, никогда мне ничего не дарил, никогда никуда меня не приглашал. Он никогда не давал мне почувствовать, что он меня любит. Произошло какое-то чудо?»

Я ей ответил: «Ничего не случилось; вы оба вели себя неправильно. Когда он выйдет из ванной, обними его».

Она переспросила: «Обнять?»

Я сказал: «Именно! Ты дала ему многое. Теперь просто обними. Он твой муж, вы решили жить вместе. Живите радостно или так же радостно проститесь. Нет никаких причин страдать… жизнь слишком коротка. Зачем портить друг другу жизнь?»

В это время муж вышел из ванной. Увидев, что она колеблется, я ее подтолкнул. И она обняла мужа. Он был настолько шокирован, что упал на пол! Он не мог и вообразить, что она собирается его обнять.

Я помог ему подняться. Я спросил: «Что случилось?»

Он ответил: «Я просто не мог представить, что эта женщина может поцеловать или обнять. Я ошибался! Когда она улыбнулась, она была так прекрасна!»

Два человека, живущие вместе в любви, должны помнить: отношения развиваются, принося все больше радости. Достаточно просто посидеть молча рядом. Это возможно, если отбросить старую идею о браке. Все, что больше чем дружба, — противоестественно. Формально зарегистрированный брак обречен. Подчинить любовь закону невозможно.

Любовь — высший закон. Ты должен обнаружить его богатство, его красоту. Ты не должен просто повторять, как попугай, все эти великие достижения, делающие людей носителями высшего сознания на этой планете. Тебе нужно самому пережить их на опыте.

Если один из партнеров начинает двигаться в правильном направлении, второй рано или поздно к нему присоединяется. Потому что они оба хотят любви, но не знают, как к ней прийти.

Что жизнь не данность, а любовь — искусство, не учат ни в одном университете; ты должен учиться всему с самого начала. Мы должны обнаружить все богатства жизни сами. Одно из величайших богатств жизни — любовь. Но вместо того, чтобы стать попутчиками в поисках любви, красоты, истины, люди тратят время на ревность и борьбу.

Будь немного осознанней, начни с себя — не жди действий со стороны твоего партнера. Он тоже изменится. Улыбнуться, разделить свое счастье с тем, кого ты любишь, ничего не стоит.

Мне кажется, что ревность возникает не только в романтических отношениях. Может быть, правильней это назвать «зависть». Это значит, что, если у кого-то есть что-то, чего у меня нет, я чувствую себя ущемленным. Не мог бы Ты рассказать об этом виде ревности?

Мы всегда все сравниваем. Нас так учили. У кого-то больше денег, у кого-то лучше дом, кто-то более харизматическая личность. Если ты сравниваешь себя и других, итог всегда один — зависть. Это побочный продукт сравнения.

Если ты перестанешь сравнивать себя и других, зависть исчезнет. Если ты знаешь, кто ты есть, в этом нет никакой нужды. Хорошо, что ты не сравниваешь себя с деревьями, иначе ты бы почувствовал острую зависть — почему ты не такой, как они? Почему у тебя нет цветов, как у них? Почему жизнь с тобой так сурова? Хорошо, что ты не сравниваешь себя с птицами, горами, реками, иначе бы ты страдал. Ты обусловлен сравнением себя только с людьми, ты не сравниваешь себя с павлинами и попугаями. Иначе твоя зависть росла бы все время; она мешала бы тебе жить.

Сравнивать себя с другими очень глупо. Каждый человек уникален и неповторим. Как только ты это осознаешь — зависть исчезает. Каждый уникален и неповторим: ты — просто ты, таких, как ты, не было и не будет. Тебе не нужно быть похожим ни на кого другого. Жизнь не создает копий.

В кучку сгрудившихся во дворе кур ударил перелетевший через забор футбольный мяч. Петух вразвалку подошел к нему, внимательно рассмотрел его и затем сказал: «Девочки, я, конечно, не жалуюсь, но посмотрите, какие они там несут яйца».

У соседа всегда все лучше. Розы красивей, трава зеленей, все кажутся счастливыми — все, за исключением тебя. Ты постоянно сравниваешь. То же самое касается и других людей. Они тоже сравнивают себя с другими. Они думают, что трава у тебя зеленей — так действительно кажется издалека, — а жена красивей. Ты от нее устал, ты не можешь представить, почему ты позволил этой женщине заманить себя в ловушку, ты не знаешь, как от нее избавиться, — а сосед может завидовать, что у тебя такая прекрасная жена! Ты можешь точно так же завидовать своему соседу, хотя он чувствует по отношению к своей жене то же самое.

Все завидуют всем. Мы сами создаем себе ад — мы становимся очень слабыми.

Пожилой фермер оценивает последствия наводнения.

— Хирам! — кричит ему сосед, — Твоих свиней унесло вниз по течению.

— А свиней Томпсона? — спрашивает фермер.

— Их унесло тоже.

— А Ларсена?

— Тоже.

— Фу-ух! — вздохнул он, воспрянув духом. — Все не так плохо, как я думал.

Когда всем плохо — тебе хорошо. Когда все счастливы и преуспевают, тебя это угнетает. Почему ты в первую очередь думаешь о других? Потому что не позволяешь себе жить своей собственной жизнью.

Ты не позволяешь себе быть счастливым, ты не позволяешь раскрыться своей сущности, ты ощущаешь пустоту. Ты смотришь на всех и вся вокруг, так устроено зрение. Ты знаешь себя изнутри и видишь других извне — это создает зависть. Ты видишь только внешнюю сторону. Они видят тебя извне, и они знают себя изнутри — это создает зависть.

Тебя никто не знает изнутри. Ты знаешь, что ты ничто, что ты никому не нужен. А другие кажутся такими счастливыми. Их улыбки могут быть искусственными. Но как ты можешь это знать? Может быть, они улыбаются от души. А ты знаешь, что ты улыбаешься не от души, твоя душа может плакать и стенать.

Только ты знаешь себя изнутри, и больше никто. В других людях ты видишь только внешнюю сторону. Но все люди, в том числе и ты, стараются подавать себя с лучшей стороны. Все это внешнее.

Есть одна суфийская древняя история:

Жил человек, который был очень несчастлив. Каждый день он молился Богу: «Почему я? Почему все выглядят счастливыми, и только я один страдаю?» Однажды, когда его охватило отчаяние, он взмолился Богу: «Ты можешь дать мне страдание любого другого человека, я готов его принять. Только забери мое. У меня больше нет сил его выносить».

В ту ночь ему приснился удивительный сон. Ему приснилось, что в небе явился Бог. Он всем сказал: «Приходите и приносите все свои страдания в храм». Ибо каждый устал от своего страдания — каждый человек иногда просит Бога: «Я готов принять страдание любого другого человека — только забери мое; я не могу больше его выносить».

И, уложив в мешок все свои страдания, все отправились в храм. Все были необычайно счастливы. Пришел день, которого они так ждали. Их молитвы были услышаны. Этот несчастный тоже торопился в храм.

И Бог сказал: «Положите свои мешки у стены». Когда все положили у стены свои мешки, Бог сказал: «Теперь вы можете выбирать. Каждый из вас может взять любой мешок».

И тут произошло самое удивительное — несчастный, который всегда молился, поспешил забрать свой мешок, пока его кто-нибудь не взял! И точно так же поступили все остальные. Они сделали это с радостью.

Почему? Во-первых, мешки других людей оказались такими же большими. У некоторых они были даже больше.

Причина вторая — каждый привык к своему страданию. Взять на себя страдание кого-то другого… кто знает, какие страдания лежат в мешке? Зачем лишний раз волноваться? Свои страдания ты уже знаешь, ты к ним привык, ты научился их переносить; зачем выбирать неизвестные страдания?

Все разошлись довольные. Ничего не изменилось, каждый унес свое страдание с собой. Все были счастливы, что смогли забрать свои мешки.

Утром этот человек обратился к Богу с благодарственной молитвой: «Благодарю Тебя за то, что ты послал мне этот сон; я больше никогда не буду ни о чем просить. Все, что бы Ты мне не дал, для меня благо; для того Ты мне это и дал».

Завидуя, ты постоянно страдаешь, ты становишься слабым. Ты начинаешь притворяться, начинаешь выдумывать то, чего у тебя нет. То, чего у тебя не может быть.

Твое поведение становится все более и более искусственным, ты соревнуешься с другими людьми, подражаешь им. Что еще тебе остается? Если у кого-то есть что-то, чего нет у тебя, и у тебя нет возможности это получить, единственный способ — чем-то это заменить.

Джим и Нэнси прекрасно провели лето в Европе. Где они только не были — Париж, Рим… Единственное, что омрачило их путешествие, — прохождение таможни. Ты знаешь — таможенники досматривают личные вещи. Они открыли сумку и достали три парика, шелковое белье, духи, краску для волос… Все это было очень неприятно. И это еще была сумка Джима!

Загляни в свой мешок! Ты найдешь много ненастоящего и искусственного. Почему не быть непосредственным и естественным? Быть естественным тебе не дает зависть.

Человек, которого мучает зависть, живет в аду. Перестань сравнивать себя с другими — и слабость, зависть исчезнут.

Чтобы перестать сравнивать себя с другими, нужно начать развиваться самому. Другого выхода нет. Становись самим собой, развивайся. Ты должен стать самим собой. Люби и уважай себя таким, какой ты есть, и перед тобой откроются небесные врата. На самом деле, они были открыты всегда. Просто ты этого не замечал.

Я подозреваю свою жену, хотя знаю, что она ни в чем не виновата. Помоги мне избавиться от моих подозрений.

Это означает, что ты не доверяешь в чем-то самому себе. Если ты не можешь доверять самому себе, ты не можешь доверять своей жене — ты проецируешь твое недоверие на окружающих. Вор считает всех ворами. Это естественно. Потому что он знает только себя.

Ты судишь других по себе — ты знаешь: если рядом с тобой нет твоей жены, ты можешь себе кое-что позволить. Ты знаешь, что ты будешь флиртовать, отсюда — страх: «Я на работе, кто знает, может быть, моя жена флиртует с соседом». Потому что ты хорошо знаешь, чем ты занимаешься со своей секретаршей; проблема в этом.

Поэтому ты говоришь: «Я подозреваю свою жену, хотя она невиновна». Пока у тебя не исчезнет недоверие к самому себе, ты будешь ее подозревать. Это никак не связано с твоей женой; проблема — в тебе.

Отправившийся в короткую деловую поездку коммивояжер долго не возвращался домой. Каждые несколько недель он посылал своей жене телеграмму: «Не могу вернуться, все еще покупаю». Каждый раз он присылал одну и ту же телеграмму: «Не могу вернуться, все еще покупаю». Так продолжалось три или четыре месяца, пока его жена не прислала ему телеграмму: «Лучше возвращайся домой. Я продаю то, что ты купил!»

Вот как бывает в жизни.

Супружеская пара обсуждает вчерашнюю дикую вечеринку.

«Дорогая, мне очень неудобно, но это с тобой я занимался в библиотеке любовью вчера вечером?» — спрашивает муж.

Задумчиво на него посмотрев, его жена спросила: «Во сколько точно?»

Прежде всего ты не доверяешь себе. Возможно, ты слишком себя подавлял. Если ты что-то в себе подавляешь, ты начинаешь проецировать это на других. Человек с инстинктом убийцы боится, что его убьют; он становится параноиком. Человек, склонный к насилию, думает: «Люди, которые меня окружают, чересчур склонны к насилию. Я должен быть настороже».

Поскольку люди не верят самим себе, они не могут доверять никому — жене, отцу, матери, другу, сыну, дочери. Это как хроническая болезнь. Истинная причина в том, что ты не можешь принять себя таким, какой ты есть.

Ты должен себя принять. Тогда ты сможешь также принять других людей. Это реально. Ты можешь заинтересоваться другой женщиной, твоей жене может понравиться другой мужчина. Если ты принимаешь это в себе, ты примешь это в своей жене.

В том, что ты можешь это принять, нет ничего неправильного. Твоей жене тоже может понравиться другой мужчина. Но если ты не принимаешь это в себе, ты не примешь это в других.

Для меня святой — тот, кто может простить всех и вся. Потому что он знает самого себя. Но ваши святые не умеют прощать. Они продолжают изобретать все более и более технологически совершенные ады. Почему? Потому что они не могут принять самих себя.

Они рассказывают историю о молодом привлекательном адвокате, хваставшемся, что он может соблазнить любую женщину. Однажды на работу в офис взяли очень красивую девушку-секретаря. Она отказала всем мужчинам, которые пытались за ней ухаживать.

Молодой адвокат похвастался, что если на кон поставят достаточно денег, он готов соблазнить ее на спор.

Когда его спросили, как он это докажет, он сказал, что запишет все действо на магнитофон, который спрячет под кроватью.

Когда ставки были сделаны, он назначил ей свидание. В конце вечера она оказалась в его кровати — под которую он наклонился, чтобы включить магнитофон.

Через несколько минут, сама того не зная, поддерживая его репутацию, девушка громко закричала: «Продолжай целовать ее, милый, продолжай целовать ее!»

Адвокат наклонился под кровать и произнес, словно в зале суда: «Разрешите уточнить: девушка говорила о левой груди».

Хуже подозрительного, самонадеянного ума ничего нет. Он забеспокоился: «Продолжай целовать ее, милый, продолжай целовать ее!» Продолжать целовать кого? Это было не очевидно, могли возникнуть подозрения.

Так уж устроен ум. Ум искусен, подозрителен, расчетлив. Он живет сомнениями. Сфера ума — это сфера сомнений.

Это не вопрос доверия жене. Это глобальный вопрос доверия. Сфера ума — это сфера сомнений. Это его пища. Если ты не знаешь, как отключать ум, когда это нужно, и слушать сердце, — ты не умеешь доверять.

Доверие — это уже сфера сердца. Ум не умеет доверять; поэтому мы все живем головой. Мы не доверяем, даже когда говорим, что доверяем. На это указывает уже то, что мы настаиваем. Мы хотим доверять, мы делаем вид, что доверяем, мы хотим, чтобы окружающие верили, что мы доверяем, но мы не доверяем. Когда речь заходит о доверии, ум бессилен. Ум — это механизм сомнений; ум — это знак вопроса. Ты должен научиться тому, чего общество никогда не умело, — слушать сердце. Общество не учит пути сердца, оно учит пути ума. Оно учит науке — логике, математике и т. д., — но все это лишь умножает сомнения.

Сомнение — двигатель науки. Для науки сомнение — благо. Но наука все более и более развивалась, а человек стал слаб. Любовь чуть ли не стала мифом, исчезла гуманность. Любви больше нет. Как такое возможно? Сердце перестало биться.

Ты только думаешь, что любишь; ты решаешь это головой. Но голова не способна любить.

Начни медитировать. Избавься от постоянной внутренней болтовни. И постепенно твой ум успокоится. Займись чем-то, где не задействован ум, — например, танцами. Если это танец — погрузись полностью в танец. Забудь себя в танце. Тогда снова включится сердце.

Займись музыкой. И постепенно тебе откроется мир сердца. Сердце — это всегда доверие. Ум не умеет доверять, сердце — сомневаться.

От страха к любви

Только подумай, какие абсурдные вопросы задают люди: как любить, как танцевать, как медитировать? Как жить? Они обнажают внутреннюю бедность. Человек, который постоянно все откладывает, забывает простые вещи.

Каждый ребенок знает, как любить, каждый ребенок знает, как танцевать, каждый ребенок знает, как жить. Он рождается с этим знанием. Он должен только начать жить.

Вы когда-нибудь замечали, что, если маленький ребенок видит, как ты плачешь, он обязательно подойдет. Он не будет спрашивать, почему ты плачешь, не будет много говорить. Он просто положит свою руку на твою руку. Чувствовал ли ты когда-нибудь прикосновение ребенка? Только ребенок умеет прикасаться с таким чувством — он умеет прикасаться. С возрастом люди черствеют. От их прикосновения ничего не исходит. Ребенок в свое прикосновение вкладывает всего себя. Это доброта, это нежность, это посыл.

Мы рождаемся со всем, что нужно для жизни. Чем больше ты живешь — тем больше ты приспособлен к жизни. Это награда. И наоборот — чем меньше ты живешь, тем меньше ты приспособлен к жизни. Это наказание.

Целостность, которую ты должен обрести, заключена в в тебе самом, ты должен постоянно наблюдать свою жизнь и отбрасывать все сиюминутное. Хотя оно может казаться очень привлекательным, оно бесполезно. Отбрось его! Приглядись к моментам, возможно, не столь увлекательным. Вечность, несущая в себе покой, не может быть очень увлекательной. Дарующей блаженство — да. Но не увлекательной. Вокруг нее нет шума. Вечность — это тишина. Чтобы ее различить, ты должен развить осознание.

Страх— часть осознания. В нем нет ничего неправильного. Страх просто напоминает о смерти; мы здесь ненадолго. Страх говорит: мы здесь не навсегда, еще несколько дней — и ты уйдешь.

Страх приводит людей к религии. Животные не религиозны, потому что они не знают страха. Животные не знают, что они умрут, они не могут быть религиозны. В отличие от животных, люди знают, что умрут.

Смерть подстерегает тебя в любой момент — ты можешь умереть в любой момент. Это вызывает страх. Здесь нечего стесняться. Но здесь снова включается эго: «Нет! Ты — и боишься? Боятся только трусы. А ты не трус».

Боятся все! Дай волю своему страху, ты должен понять только одно: когда ты даешь волю своему страху, когда ты боишься, наблюдай его. Наслаждайся им. И страх исчезнет, ты почувствуешь центр твоей сущности, не затронутый страхом. Ураган пронесся мимо. Где-то глубоко внутри у тебя неприкосновенный центр циклона.

Дай волю своему страху. Не нужно с ним бороться. Просто наблюдай то, что происходит. Продолжай наблюдать. Ум боится, тело боится. Но глубоко внутри у тебя сознание, которое просто наблюдает. Оно незапятнанно, словно цветок лотоса. Когда ты этого достигнешь, ты обретешь бесстрашие.

Бесстрашие — это не отсутствие страха. Бесстрашие — не смелость. Это осознание своей двойной природы. Одна твоя часть вечна, другая — смертна. Боится та твоя часть, которая смертна. Той твоей части, которая бессмертна, бояться нечего. В этом заключена глубокая гармония. Ты можешь использовать страх в своей медитации. Используй в медитации любые эмоции, которые у тебя возникают, и ты не будешь ими обусловлен.

Самая сильная эмоция, которую я испытываю, — это ненависть к смерти. Я хочу убить ее раз и навсегда!

Ненавидеть смерть — значит ненавидеть жизнь. Их невозможно разделить. Жизнь и смерть неразлучны. Их разделение — совершенная абстракция. Жизнь заключает в себе смерть, смерть заключает в себе жизнь. Это полярные противоположности. Они друг друга дополняют.

Смерть — пик жизни. Если ты ненавидишь смерть, как ты можешь любить жизнь? Это большая ошибка — люди, которые думают, что они любят жизнь, ненавидят смерть. Но если они ненавидят смерть, они не могут жить. Способность жить полно приходит, только когда ты готов умереть. Это всегда связано. Если ты живешь вяло, ты так же и умрешь. Если ты живешь интенсивно, полно, опасно, ты умрешь в состоянии сильного оргазма. Смерть — это крещендо. В момент смерти жизнь подходит к своему пику. Оргазм в момент смерти несравним с оргазмом во время полового акта. По сравнению с радостью, которую несет в себе смерть, меркнут все радости жизни.

Что же такое смерть? Смерть — исчезновение эго, ложной сущности. Частично, в меньшей степени, смерть также можно пережить в любви; отсюда красота любви. Когда наступает момент смерти, ты на какое-то время исчезаешь, тебя больше нет. На какое-то время ты стал частью целого. Ты в гармонии с целым миром, ты больше не волна в океане. Ты — сам океан.

Вот почему все оргазмические переживания — океанические переживания. То же самое происходит в стадии глубокого сна — эго исчезает, ум не функционирует, ты переживаешь изначальную радость. Но все это несравнимо со смертью. Сон — это маленькая смерть. Потому что утром ты проснешься снова. Если сон был глубоким, ты переживаешь радость в течение целого дня — качество спокойствия сохраняется глубоко в сердце. Если ночью ты хорошо спал — день пройдет хорошо. И наоборот: если ночью ты плохо спал — день не задастся. Ты будешь чувствовать себя раздраженным без всякой причины, ты будешь злиться по пустякам. Ты будешь злиться не на кого-то конкретно — просто злиться. Причина — твоя энергия раздергана, ты ощущаешь себя лишенным опоры.

Смерть — большой сон. Жизнь со всей ее суматохой… семьдесят, восемьдесят, девяносто лет суматохи, и все жизненные несчастья, радости, беспокойства просто исчезают. Их больше нет, ты возвращаешься к изначальному единству жизни, ты становишься частью мира. Твое тело исчезает в земле, твое дыхание исчезает в воздухе, твой огонь возвращается к солнцу, вода — в океаны, твое внутреннее небо встречается с внешним небом. Это смерть. Как можно ее ненавидеть?

Это какое-то недопонимание. Наверное, ты считаешь смерть твоим врагом. Смерть не враг, смерть — лучший друг. Смерть нужно радушно принимать, ждать с любящим сердцем. Если ты будешь считать смерть врагом, ты все равно умрешь — твое нежелание ничего не изменит, умирают все, — но ты умрешь в агонии, так как ты будешь сопротивляться. Борьба и сопротивление лишат тебя всех радостей, которые несет с собой смерть и только смерть. Смерть, которая могла бы стать великим экстазом, превратится в простую агонию.

Если агония становится слишком сильной, ты теряешь сознание. Вынести это и не потерять сознание могут только единицы. Поэтому девяносто девять процентов людей умирают в бессознательном состоянии. Они сражаются до конца. Когда они больше не могут бороться, они теряют сознание. Они умирают бессознательной смертью.

Смерть в бессознательном состоянии — большое несчастье. Потому что ты не помнишь, что произошло. Ты не помнишь, что смерть — врата к Божественному. Ты проходишь через эти врата в бессознательном состоянии, ты пропустил великую возможность.

Вот почему мы до сих пор не помним прошлые жизни. Только если ты умираешь в сознании, когда нет промежутка, ты ничего не забудешь. Ты будешь помнить твою прошлую жизнь. Это очень важно. Если ты помнишь свою прошлую жизнь, ты не совершишь тех же ошибок. Иначе ты будешь вращаться в одном и том же порочном круге. Ты будешь питать одни и те же надежды, совершать одни и те же глупости и думать, что совершаешь их впервые. На самом деле ты допускал одни и те же ошибки миллионы раз. Но каждый раз, когда ты умирал, в твоем сознании образовывался пробел. Обрывалась твоя связь с прошлым. И каждый раз жизнь начиналась с начала.

Вот почему ты не можешь стать буддой. Чтобы не совершать одних и тех же ошибок, нужно осознавать прошлое. И постепенно ошибок не станет, ты начнешь осознавать, что существует порочный круг, — тогда ты сможешь так же постепенно из него выбраться.

Если смерть была бессознательной, таким же будет и рождение; так как смерть и рождение — разные стороны врат. С одной стороны двери написано «рождение», с другой — «смерть». Как вход и выход.

Вот почему ты не помнишь, как ты родился. Ты не помнишь, как провел девять месяцев в утробе, ты не помнишь, как проходил через родовые пути, ты не помнишь, какое страдание тебе пришлось пережить. Ты не помнишь, что пережил родовую травму. Но ее воздействие все еще ощущается — это на всю жизнь.

Чтобы понять механизм ее воздействия, ты должен вспомнить тот момент. Как это сделать? Ты настолько боишься всего, что связано с моментами рождения и смерти, что тебе мешает уже один этот страх.

Ты говоришь: «Самая сильная эмоция, которую я испытываю, — это ненависть к смерти. На самом деле, ты ненавидишь жизнь. Люби жизнь, и ты полюбишь смерть. Смерть несет с собой именно жизнь. Смерть — не враг жизни. Смерть — созревшее семя жизни. Смерть не сваливается на тебя из ниоткуда — она созревает, расцветает в тебе.

Видел ли ты когда-нибудь, как умирает настоящий человек? Надо сказать, увидеть такое — большая редкость. Если ты все же станешь свидетелем смерти такого человека, ты будешь поражен — смерть делает человека прекрасным. Никогда прежде за всю свою жизнь он не был так прекрасен — в детстве ему мешало неведение, в юности — страсть. Перед лицом смерти все это исчезло само. Детское неведение и юношеское сумасшествие ушли. Несчастья и болезни старости ушли. Ибо человек освободился от тела. Из самой сокровенной его сущности возникает огромная радость. Она заполняет его целиком.

Когда умирает настоящий человек, в его глазах виден потусторонний огонь. На его лицо ложится печать неземного величия. Ты можешь ощутить безмолвие человека, без борьбы и сопротивления медленно соскальзывающего в смерть. Он благодарен жизни за все. Чувство испытываемой им глубокой признательности буквально ощутимо.

Вокруг него — особое пространство. Так должны умирать все. Излучаемое им чувство свободы буквально пригвождает окружающих к месту.

На Востоке это всегда важное событие — каждый раз, когда умирает мастер, собираются тысячи, иногда миллионы людей. Просто побыть рядом, ощутить окружающую его атмосферу, услышать песню, которую он споет в последний раз, увидеть свет, который излучается, когда душа расстается с телом. Это очень вдохновляет.

Сегодня ученые хорошо знают: в процессе расщепления атома высвобождается огромное количество энергии. Когда душа покидает тело, энергии высвобождается значительно больше. Они были вместе миллионы жизней — и сейчас наступил момент, когда они должны расстаться. В этот момент высвобождается огромное количество энергии. Выброс энергии может стать приливной волной для тех, кто хочет ею воспользоваться. Они получат невероятные экстатические переживания.

Смерть не нужно ненавидеть. Я знаю: смерть ненавидит не только человек, который задал этот вопрос. Ее ненавидят практически все. Потому что у нас очень неправильная философия: смерть — враг жизни. Это не так. «Смерть приходит и забирает жизнь». Полная чушь! Смерть — это завершение жизни.

Если ты прожил красивую жизнь, смерть многократно это умножает. Если ты прожил жизнь в любви, смерть дает очень острое переживание любви. Если ты провел жизнь в медитации, смерть возвышает твое сознание. Смерть — это кульминация: если ты прожил жизнь неправильно, ты ощутишь это усиленным во сто крат. Смерть — концентрированный итог. Если всю жизнь ты прожил в гневе, в момент смерти ты увидишь внутри себя огненный ад. Если ты жил в ненависти, смерть умножит ненависть. Что делает смерть? Многократно умножает. Смерть — это зеркало.

Смерть не нужно ненавидеть. Иначе ты упустишь жизнь.

Ты говоришь: «Самая сильная эмоция, которую я испытываю, — это ненависть к смерти». Это напрасная трата энергии.

Люби жизнь. Не будь пессимистом. Негативный настрой никуда не ведет. Не нужно ненавидеть тьму, люби свет. Направь всю твою энергию на любовь, и она обязательно к тебе вернется. Если ты любишь свет, однажды ты осознаешь, что тьма — лишь отдыхающий свет.

Не нужно следовать совету так называемых святых и ненавидеть мир. Люби жизнь и этот мир. Потому что, когда твоя любовь достигает пика, Божественное открывается тебе здесь и сейчас. Обычно она скрыта. Она скрыта в реках, горах, деревьях, людях — в твоей жене, в твоем муже, в твоих детях. Если ты ненавидишь мир, бежишь от него, ты бежишь от Божественного.

Будь оптимистом! Сосредоточь всю свою энергию на положительном. Пессимизм — плохой стиль жизни; жить только отрицательными эмоциями не может никто. Под влиянием негативных эмоций люди только совершают самоубийство. Все пессимисты — самоубийцы. Только любовь к жизни ведет тебя к реальности.

Ты говоришь: «Самая сильная эмоция, которую я испытываю, — это ненависть к смерти. Я хочу убить ее раз и навсегда!»

Ты не можешь этого сделать. Никто не может этого сделать, это невозможно. Это не в природе вещей. Смерть предопределена уже в тот день, когда вы родились. Ее никак не избежать. Единственный способ — уничтожить рождение. Ты уже умер! Ты умер в тот день, когда родился, — смерть предопределена рождением. Если ты действительно не хочешь снова умирать, ты должен что-то сделать, чтобы больше не рождаться.

Это главный вопрос восточной философии — как сделать так, чтобы не перерождаться. Есть способы, как больше не перерождаться. Если желание исчезает, ты больше не приходишь в этот мир. Это желание заставляет тебя рождаться в теле; это клей, который приклеивает тебя к телу. Когда одно тело исчезает, желание создает другое. И так далее… Избавься от желания — и рождаться больше не будет нужды. Нет рождения — нет смерти. Жизнь вечна — нет рождения, нет смерти.

Знание того, что нет рождения и нет смерти, — лучшее лекарство. Это особенность восточной философии, прозрения Востока. И помни: бороться со смертью невозможно. Однако можно прекратить рождаться. Но что происходит? Мы любим рождаться, мы любим жизнь, поэтому мы ненавидим смерть. Ты сам загоняешь себя в тупик.

Ты говоришь: «Я хочу ее убить!» Если ты действительно хочешь убить смерть, прими ее. Прими ее полностью — само это приятие уничтожит смерть. Потому что умираешь не ты, а твое эго. Если ты полностью принимаешь смерть, ты отказываешься от эго. Тогда смерти нечего делать; ты сделал за нее ее работу. Что может у тебя отнять смерть? Твои деньги, твою жену, твоего мужа, твоих друзей, твой мир. Не привязывайся ко всему этому — что тогда смерть сможет у тебя отнять? Смерть заберет твое эго, твою идею «я существую как отдельный индивидуум».

Но то же самое ты можешь сделать сам. Это то, для чего нужна медитация. Прими волевое, сознательное решение: «Я уничтожу эго, я не буду к нему привязываться». Если ты не будешь больше привязываться к эго — что останется?

Ты уже умер. Только те, что уже умерли, победили смерть. Это позволяет им жить полной жизнью.

Каждый раз, когда я чувствую, что мне кто-то очень нравится, когда я чувствую, что я действительно готов влюбиться, мне становится страшно. Это происходит даже тогда, когда это чувство взаимно, так что я не думаю, что это страх оказаться отвергнутым. Это какой-то более глобальный страх. Помоги мне, пожалуйста, понять, что происходит.

Любовь всегда делает человека нервным. На то есть причины. В отличие от твоих способностей, всех твоих умений и знаний, лежащих на сознательном уровне, это происходит бессознательно. Любовь — чувство, лежащее на подсознательном уровне, — ты не знаешь, что с ней делать.

Происходящее на подсознательном уровне в девять раз сильней происходящего на сознательном. Оно просто оглушает. Вот почему люди боятся чувств. Они их сдерживают, так как боятся, что они создадут хаос. Так и произойдет, но этот хаос прекрасен!

Если есть необходимость в порядке, есть необходимость и в хаосе. Если необходим порядок, используй сознательное, ум; если необходим хаос, используй подсознательное. И да здравствует хаос!

Целостный человек — тот, кто может использовать и то и другое, — тот, кто не смешивает сознательное с подсознательным, а подсознательное с сознательным. Что-то можно выполнять только на сознательном уровне. Например, заниматься арифметикой можно только на сознательном уровне. Но это не касается любви или поэзии; это чистое подсознание. Оставь в этих вопросах в стороне сознательный уровень.

Это сознательное пытается тебя от чего-то удержать. Ему кажется, что идет что-то большое, похожее на приливную волну; сможет ли оно выжить? Оно пытается этого избежать, оно пытается оставаться в стороне; оно хочет спрятаться, убежать. Но это неправильно. Из-за этого люди перестают быть живыми, становятся скучными. Истоки жизни лежат в подсознательном. Сознательный уровень носит лишь утилитарный характер. Это не есть радость жизни. Он хорош, если ты думаешь о том, как заработать средства к жизни. Жизнь происходит из подсознательного, из неизвестного, а неизвестное всегда пугает.

Дай ему волю. Помочь тебе в этом — моя задача. Как только ты начнешь получать от этого удовольствие, твоя нервозность исчезнет. Тебе не нужно ничего контролировать; тебе не нужно быть в полной готовности двадцать четыре часа в сутки.

Однажды китайский император отправился навестить великого Мастера дзэн. Мастер дзэн катался по полу и смеялся, смеялись также его ученики — было похоже, что он рассказал какую-то смешную историю. Император почувствовал себя неудобно. Он не мог поверить своим глазам — их поведение было слишком невоспитанным. Он не смог заставить себя промолчать. Он сказал мастеру: «Это невежливо! Я от тебя такого не ожидал. Ты что, забыл о приличиях? Ты катаешься по полу и смеешься, как сумасшедший».

Мастер внимательно посмотрел на императора. У того был с собой лук; в те дни императоры были воинами и носили с собой лук и стрелы. Он сказал: «Скажи мне только одно: ты всегда держишь лук туго натянутым?»

Император отвечал: «Если мы всегда будем держать лук натянутым, он потеряет эластичность. Мы не сможем его использовать. Поэтому мы отпускаем тетиву, если он нам не нужен».

Тогда мастер сказал: «Я делаю то же самое».

Иногда нужно все отпустить. Не следовать никаким формальностям. И любовь — это такое расслабление. Не нужно быть в полной готовности двадцать четыре часа в сутки. Если ты работаешь, используй сознательный ум; будь бдительным и расчетливым. Ты должен быть квалифицированным, способным, эффективным. Но это только прагматичная часть жизни. Если ты закончил работу — расслабься. Время подсознательного; дай ему волю, «сойди с ума».

Иначе тебя ждет порочный крут. Ты подавляешь свою энергию, нервничаешь. Подавленная энергия с еще большей силой вибрирует у тебя внутри. Ты чувствуешь себя еще более возбужденным; чем больше ты нервничаешь, тем больше подавляешь эмоции, и так далее. Чем больше ты подавляешь эмоции, тем более возбужденным себя чувствуешь — и наоборот. Нужно разорвать этот порочный круг. Просто сделай рывок.

Расскажи, пожалуйста, о том, как связаны чувство вины и страх. Иногда их трудно разделить.

Страх — естественная реакция, чувство вины создали священники. Чувство вины — дело рук человека. Как нам известно, страх — один из основных человеческих инстинктов. Если бы не было страха, мы бы не смогли выжить. Страх — естественная реакция. Благодаря чувству страха ты не опускаешь руку в огонь. Благодаря чувству страха ты сворачиваешь налево или направо, каким бы ни был закон страны. Или не выпиваешь яд. Или, если тебе сигналит водитель грузовика, убегаешь с дороги.

У ребенка, у которого нет чувства самосохранения, нет шансов выжить. В этом случае чувство самосохранения жизненно необходимо. В нем нет ничего плохого. Защищать данную тебе драгоценную жизнь — твое право. Страх же просто тебе помогает. Страх — проявление ума. Не боятся только дураки; таких людей нужно защищать. Иначе они или утонут, или сгорят, или выпрыгнут из окна.

Страх — это проявление ума: если ты видишь на дороге змею, ты отпрыгиваешь в сторону. Это не трусость, это простое благоразумие. Но у этого естественного явления есть и другая сторона. Это патологический страх. Это страх того, чего обычно человек не боится, хотя можно найти доводы и для чрезмерного страха.

Например, человек боится заходить в дом. Доказать ему логически, что он не прав, невозможно. Он говорит: «Где гарантия, что дом не рухнет?» Да, дома рушатся, значит, и этот дом может рухнуть. Люди умирают под обломками. Никто не может дать абсолютной гарантии, что этот дом не обрушится — может произойти землетрясение, все, что угодно. Другой отказывается путешествовать, потому что боится крушения поезда. Третий боится ездить в машине. Четвертый боится летать самолетом.

Если ты боишься чего-то подобного, это неразумно. Тогда ты должен также бояться своей кровати — почти девяносто семь процентов людей умирают в своих кроватях — т. е. самым опасным местом в мире должна быть кровать! Тогда, с точки зрения логики, ты должен находиться от своей кровати как можно дальше. Другое дело, что ты не сможешь так жить.

Страх, который стал чрезмерным, — это патология. Это всегда использовали политики, священники, всякого рода угнетатели. Чтобы легче использовать людей, они сделали страх патологическим. Священники заставили тебя бояться ада. Только загляни в священные писания! С каким огромным наслаждением они описывают муки! Должно быть, их читал и Адольф Гитлер; должно быть, он почерпнул свои идеи в писаниях, описывающих ад. Он не был настолько гениален, чтобы изобрести всевозможные зверства и концлагеря самому. По-видимому, он нашел их в священных писаниях — эту работу за него уже сделали священники. Он просто применил это на практике. Он был поистине религиозен! Священники говорили только об аде, который ждет после смерти. Гитлер сказал: «Зачем так долго ждать? Я создам ад на Земле!»

То, что инстинкт страха можно использовать, священники поняли очень рано. Человек может быть настолько испуган, что он припадет к ногам священников и будет их молить: «Спаси нас! Только ты можешь нас спасти». Но священники согласятся их спасти, только если они будут им следовать. Если они будут следовать ритуалам, предписанным священниками, те их спасут. Из страха люди следовали всевозможным глупостям и суевериям.

Хорошо научились пугать людей и политики. Если людей напугать, ими можно управлять. Это судьба целых наций. Индийцы боятся пакистанцев, пакистанцы боятся индийцев. И так далее… Но это ужасно глупо! Мы боимся друг друга, а наш страх используют политики. Политик заявляет, что спасет тебя в этом мире, священник — в ином. Это сговор.

Страх создает чувство вины — точнее, его создает не сам страх, это происходит с помощью священников и политиков. Они порождают у тебя патологический страх. Человек так слаб и чувствителен, естественно, он боится. Он сделает все, что ты ему скажешь, — прекрасно понимая, что это глупость, — но кто знает? Из страха, чтобы себя спасти, человек может сделать все что угодно. Так как вызванная у тебя патология неестественна, против нее восстает твоя природа. Тогда ты делаешь что-то естественное. И это вызывает у тебя чувство вины.

Чувство вины означает наличие у тебя в уме неестественной идеи о том, как все должно быть. Но однажды ты делаешь что-то естественное, что-то, что противоречит твоей идеологии. Из-за этого возникает чувство вины. Тебе становится стыдно, ты чувствуешь себя недостойным, ничтожным человеком.

Но ты не можешь изменить людей, внушая им неестественные идеи. Священники могли эксплуатировать людей, но не изменить их. Да они к этому и не стремились; все, чего они хотели, — подчинить тебя навсегда. Они создали у тебя совесть. На самом деле, это не твоя совесть, это совесть, созданная религией. Они говорят: «Это неправильно». Все твое существо может подсказывать тебе, что в этом нет ничего неправильного, но они говорят, что это неправильно. Они гипнотизируют тебя с самого детства. Гипноз практически стал частью твоего существа. Он во многом тебя сдерживает.

Так, они говорили, что секс — это "неправильно. Но как абсолютно естественное явление, секс тебя привлекает. В этом нет ничего плохого. Секс — всего лишь часть твоей природы. Но твоя совесть говорит: «Это неправильно». Тебе ничего не остается, как себя сдерживать. Ты разрываешься на две части, ты не способен принять решение; и так происходит всегда. Если ты решаешь провести время с женщиной или мужчиной, тебя будет мучить совесть: «Ты совершил грех!» Если ты уступишь, тебя будет мучить твоя природа: «Ты меня подавляешь!» — тебя терзают с двух сторон. В любом случае, что бы ты ни выбрал, ты будешь страдать. Если ты будешь страдать — ты придешь к священнику за советом. Чем сильней страдание, тем сильней жажда избавления.

Прав был Бертран Рассел: если дать человеку полную свободу от так называемых совести и морали, если помочь ему стать естественным, целостным человеком — умным, понимающим, живущим согласно своему пониманию, а не чьему-нибудь совету, — так называемые религии исчезнут.

Я абсолютно с ним согласен. Так называемые религии когда-нибудь обязательно исчезнут. Если люди не страдают, они не хотят избавления. По мнению Бертрана Рассела, религия исчезнет с лица земли. Здесь я с ним не согласен. Исчезнут только так называемые религии. Когда так называемые религии исчезнут, впервые в истории мира появится возможность возникновения истинной религиозности. Не будет христиан, не будет индуистов, не будет мусульман— только тогда распространится новый вид религиозности. Люди будут жить по своей собственной совести. Не будет чувства вины, не будет сожалений, ведь они ничего не меняют в людях. Люди остаются такими же; происходят лишь поверхностные, внешние изменения. Ничто существенно не меняется благодаря страху, чувству вины, раю, аду. Все эти идеи оказались несостоятельными. Мы жили в извращенном мире; мы создали эту ситуацию сами. Люди продолжают меняться только внешне — индуист становится христианином, христианин становится индуистом. И ничто не меняется. Все осталось, как было.

Раскаявшаяся проститутка заявляет перед Армией спасения:

(дело происходит на углу улицы в субботу вечером, свои слова она сопровождает ударами в большой барабан):

«Я была грешницей!»— кричит она (бум!) «Я была дурной женщиной (бум!) Я пила! (бум!) Играла в казино! (бум!) Была проституткой! (бум!) Выходила на улицу в субботу вечером и поднимала шум! (бум! бум! бум!) Что я теперь делаю по вечерам в субботу? Стою здесь и бью в этот чертов барабан!»

Часть III Внимательность — ключ к трансформации

Перестать идентифицировать себя с мыслями легче, чем с чувствами. Ибо мысли по сравнению с чувствами более искусственны. Перестать идентифицировать себя с чувствами немного сложнее, так как они глубже. Они больше связаны с твоей биологией, химией, гормонами. Мысли — как бегущие облака. Они не являются частью твоей физиологии, химии, биологии. Другое дело чувства. Легко наблюдать действие теории относительности — сложно наблюдать гнев, любовь, жадность, амбиции. Причина — они глубже укоренены в теле. Но наблюдение — острый меч, он отсекает мысли, чувства, эмоции одним ударом. Ты узнаешь это на своем опыте, когда станешь заниматься медитацией. Тело, мысли, эмоции уходят куда-то далеко… все, что остается, — это наблюдение. Это и есть твоя истинная природа.

Установи небольшую дистанцию

Если ты можешь медитировать, если ты можешь создать небольшую дистанцию между твоим умом и сущностью, если ты можешь ощутить, что ты не есть ум, в тебе произойдет огромная перемена. Если ты не ум, ты не можешь быть ревностью, печалью, гневом.

Хотя они проявляются, они никак с тобой не связаны; ты не даешь им энергию. Из-за того что ты идентифицировал себя с умом, эти паразиты жили в твоей крови. Медитация означает, что ты больше не отождествляешь себя с умом.

Это не какой-то сложный метод, который могут выполнять лишь немногие. Все очень просто. В любой момент, в любое время спокойно сядь и наблюдай. Просто закрой глаза и наблюдай. Ты — свидетель. Не нужно ни о чем судить — то хорошо, это плохо, так не должно быть, должно быть так…

Никаких суждений, ты просто свидетель. Чтобы развить чистое осознание, понадобится время. Но когда это произойдет, ты будешь поражен: ум просто исчезнет.

Пропорция простая: если ты наблюдатель всего на один процент, девяносто девять процентов достается уму. Если ты наблюдатель на десять процентов, уму достается девяносто процентов. Если ты наблюдатель на девяносто процентов, то уму остается всего десять процентов.

Если ты стопроцентный свидетель, ум исчезает — нет ревности, нет печали, нет гнева — есть только тишина, ясность, блаженство.

Вначале попробуй наблюдать тело — как ты ходишь, сидишь, отправляешься спать, ешь. Начинай с более грубых переживаний, это проще, и постепенно переходи к более тонким. Начни наблюдать мысли, и когда у тебя появится достаточно опыта — начни наблюдать чувства. Когда освоишь и это, начни наблюдать настроение. По сравнению с чувствами, настроение более тонкое и неуловимое. Это более тонкий уровень.

Когда ты наблюдаешь тело, твои способности к наблюдению развиваются. Это чудо внимательности. Когда ты наблюдаешь мысли, твои способности к наблюдению развиваются; когда ты наблюдаешь чувства, способности к наблюдению развиваются еще больше. Если ты наблюдаешь свое настроение — твои способности к наблюдению совершенны. Ты — как свеча, которая горит сама и освещает все вокруг.

Обнаружение чистого осознания есть величайшее достижение духовности. Потому что осознание — или свидетель в тебе — это твоя душа; это твое бессмертие. Но никогда, даже на мгновение, не позволяй себе мысли: «Все, вот оно». Ибо в тот же самый момент ты это теряешь.

Наблюдение — это бесконечный процесс; ты всегда продолжаешь в нем совершенствоваться. Ты не можешь сказать: «Все, вот оно». Чем больше ты в него углубляешься, тем больше осознаешь, что это процесс бесконечный.

Люди наблюдают кого угодно, только не себя. Все люди наблюдают за другими людьми: что они делают, что носят, как выглядят — однако это самый поверхностный вид наблюдения. Он не приносит в твою жизнь ничего нового. Ты должен направить внимание на свои чувства, мысли, настроение — наконец, на самого наблюдателя.

Еврей сидит в поезде напротив священника.

— Скажите мне, ваша Святость, — спрашивает еврей, — почему вы носите воротничок наоборот?

— Потому что я Отец, — отвечает еврею священник.

— Я тоже отец. Но ведь я не ношу воротничок, как вы, — возражает еврей.

— Но я Отец для тысяч, — не сдается священник.

— Может быть, тогда вам носить задом наперед и брюки?

Люди очень наблюдательны по отношению к другим. Тебя легко могут рассмешить нелепые поступки других людей, но смеялся ли ты когда-нибудь над собой? Ловил ли ты себя когда-нибудь на том, что делаешь что-то нелепое? Нет, потому что ты за собой не наблюдаешь; вместо этого ты наблюдаешь за другими. И, надо сказать, это не приносит тебе никакой пользы.

Направь энергию наблюдения на преображение твоей сущности. Это может принести тебе столько радости и блаженства, что ты не мог об этом и мечтать. Этот простой процесс называется медитацией.

Любое твое действие может стать медитацией. Медитация — это все, что возвращает тебя к себе. Очень важно найти для себя свою собственную медитацию. Осознание того факта, что ты это сделал, принесет тебе огромную радость. Тебе никто это не навязывал, ты сделал это сам! И поэтому ты будешь заниматься ею с удовольствием. Чем серьезнее ты будешь ею заниматься, тем счастливее ты станешь. Ты станешь более спокойным, более вежливым, более уверенным в себе.

Вы все знаете, что значит наблюдать. Этому не нужно учить. Это лишь вопрос изменения объекта. Перенесите свое внимание на себя. Понаблюдайте свое тело — вы будете удивлены.

Я могу двигать рукой с вниманием, я могу двигать рукой без внимания. Ты ничего не заметишь, но я могу почувствовать разницу. Когда я двигаю рукой с вниманием, движение наполнено грацией, красотой, покоем. Во время ходьбы ты можешь наблюдать каждый шаг; ты получишь от этого двойную пользу — от ходьбы как от упражнения и от ходьбы как от великой и простой медитации.

Храм в Бодхгае, где обрел просветление Будда, был создан в память о двух драгоценных реликвиях… Одна — дерево бодхи, под которым сидел Будда. Чуть в стороне от дерева — небольшие камни, чтобы можно было медленно прогуливаться. Будда медитировал, сидел, а когда уставал — когда нужно было немного размять тело, — прогуливался по этим камням. Это была его медитация во время ходьбы.

Когда я был в Бодхгае — у меня там был медитационный лагерь, — я пошел в храм. Я увидел буддийских лам из Тибета, Японии, Китая. Все их внимание было направлено на дерево бодхи. И никто из них не выражал почтения камням, по которым Будда прошел многие мили. Я сказал им: «Это неправильно. Вы не должны забывать об этих камнях. Стопы Гаутамы Будды касались их миллионы раз». Я знаю, почему они не обращали на них никакого внимания. Они совершенно забыли, что Будда подчеркивал, что мы должны наблюдать каждое действие тела: сидим мы, ходим или лежим. Мы должны быть осознанны в каждый момент.

Это разовьет твою способность к осознанию. Это основа религиозности, все остальное — просто разговоры. Все, что тебе нужно, — освоить практику внимательности.

Как можно больше облегчить тебе этот путь — моя задача. Все религии занимаются прямо противоположным — они все только усложняют и отталкивают тем самым людей. Например, в буддийских священных текстах есть 33 000 правил, которым должен следовать буддийский монах; их невозможно даже запомнить! Пугает уже одно это число: «Все, на этом моя жизнь закончится!»

Найди одно подходящее тебе правило — этого достаточно.

У меня часто бывает очень плохое, печальное настроение. Но иногда, когда в таком настроении меня посещают мысли «Я неудачник», со мной вдруг случается приступ радости. В такие моменты я чувствую себя очень счастливым и иногда даже взрываюсь смехом. Плохое настроение мгновенно исчезает! Может быть, это как-то связано с тем, что Ты называешь «свидетелем»?

Твои взрывы смеха и свидетель определенно связаны. Потому что свидетель может видеть глупости не только других людей, но и твои собственные.

Он может видеть твое возбужденное настроение. До появления свидетеля ты себя с ним отождествлял; ты забыл, что это просто настроение.

Понаблюдай за людьми — все играют одну и ту же роль, повторяют одни и те же, заранее подготовленные диалоги. Что он скажет жене, если опоздает… он прекрасно знает, что никогда не смог бы ее обмануть, но продолжает совершать одну и ту же глупость.

Когда появляется свидетель, когда ты вдруг вспоминаешь, что ты — просто свидетель, ты начинаешь над собой смеяться. Надо же тебе было быть таким дураком!

Каждый день ты попадаешь в одну и ту же лужу, хотя каждый день решаешь этого не делать. Но поскольку соблазн слишком велик, ты обо всем забываешь. Ты утешаешь себя: «Еще один раз. С завтрашнего дня буду соблюдать данное себе обещание». Так было много раз. И если ты не позволишь свидетелю увидеть нелепые действия, которые ты совершаешь, — так будет всю жизнь.

Налицо тесная связь. Если ты наблюдаешь, ты начнешь смеяться над тем, какое у тебя серьезное лицо. И это на тебя еще никто не смотрит; ты можешь расслабиться! Но даже если на тебя кто-то смотрит, серьезное лицо не так уж красиво. Улыбающееся, радостное лицо намного лучше. Если ты собираешься быть актером, выбери по крайней мере хорошую роль!

Люди выбирают ужасные роли; их лица грустны и печальны, от них ничего не исходит. Это живые мертвецы. И они еще хотят, чтобы их все уважали и любили! На них даже не лают собаки; даже они не обращают на них внимания: «Пусть идет со своим несчастьем». У собак в этом отношении своя собственная идеология — так, они лают на людей в форме — полицейских, почтальонов, им очень не нравится форма. В них определенно очень силен бунтарский дух. Проходит целый отряд, целая армия, и все в одной форме? Собаки не могут сдержать чувства протеста. Но когда ты проходишь мимо с вытянувшимся, печальным лицом, чувства протеста не возникает даже у собак. Если бы ты только видел себя со стороны, ты бы не удержался от смеха: «Что у меня такое с лицом?!» Если ты внимательно понаблюдаешь, ты будешь поражен — собаки тоже над тобой смеются.

Возможно, ты этого не замечал. Когда в следующий раз у тебя будет приступ смеха, постарайся заметить: наблюдать смех легче, потому что это естественная реакция. Смех создает атмосферу покоя. Если ты смеешься от души — ум останавливается. «Первыми всегда смеются дураки». В такие моменты свидетель включается очень легко.

А теперь, для того чтобы рассмешить тебя, я расскажу тебе одну историю… и помни — наблюдай себя, когда ты смеешься.

Ученики первого класса играют в игру «Угадай животное». Учительница, вокруг которой сгрудились ученики, достает первую картинку. На этой картинке изображена кошка.

— Девочки и мальчики, кто может сказать, кто это? — спрашивает учительница.

— Я знаю! Я знаю! Это кошка, — кричит маленький мальчик.

— Очень хорошо, Эдди. Кто-нибудь знает, как называется это животное?

— Это собака, — громко говорит, так, чтобы его услышали, тот же маленький мальчик.

— Правильно. А это? — спрашивает учительница, держа картинку с изображением оленя.

В классе повисла тишина. Через одну или две минуты учительница говорит:

— Хорошо, дети, я дам вам подсказку. Ваши мамы называют так ваших пап.

— Я знаю! Я знаю! Это рогатый ублюдок! — кричит Эдди.

Выброшенному на необитаемый остров моряку удалось выжить благодаря дружбе с туземцами. Однажды вождь племени, его хороший друг, предложил ему свою дочь, чтобы он развлекся. Когда поздно той же ночью они занимались любовью, дочь вождя кричала: «Ога, бога! Ога, бога!» Польщенный, моряк подумал, что, должно быть, туземцы выражают так свой восторг.

Через несколько дней вождь пригласил моряка поиграть в гольф. Вождь попал в лунку с первого удара. Моряк, которому страсть как не терпелось испробовать новое выражение, восхищенно воскликнул: «Ога бога! Ога бога!»

Вождь повернулся к нему с изумлением на лице и спросил: «Что ты хочешь этим сказать — не в ту дыру?»

Когда Ты говоришь о любви и страсти, об энергии и истинности, я чувствую внутри теплый свет понимания — как будто раньше, в моменты ясности я видел проблески этой истины. Но когда Ты говоришь о беспристрастности и наблюдении, я ничего не чувствую. Я не могу понять этот парадокс. Как я могу одновременно любить и оставаться беспристрастным? Или раствориться в прекрасном — и оставаться в стороне?

То, что Ты говоришь о колебании между раем и адом, восторгом и отчаянием, для меня — правда жизни. И это приносит боль. Но если альтернатива этому — холодная, невозмутимая беспристрастность, я скорее выберу мой рай и ад, мою радость и печаль, напрочь забыв о наблюдении.

Ты должен понять, жизнь есть парадокс; именно благодаря своей парадоксальности она существует. Жизнь не логична, жизнь парадоксальна. Она — между рождением и смертью, днем и ночью, ненавистью и любовью, женщиной и мужчиной. Она между положительным и отрицательным электрическими зарядами. Она между Шивой и Шакти, между Инь и Ян. Посмотри вокруг, загляни внутрь себя — ты везде обнаружишь парадокс.

Если бы жизнь была логична, в ней не было бы парадокса. Но жизнь не логична. Ты можешь представить себе мир, в котором есть любовь и нет ненависти? Тогда не может быть и любви; если не будет ненависти, любовь исчезнет. Ты можешь представить мир, в котором есть только тьма и нет света или, наоборот, в котором есть свет и нет тьмы? Это невозможно. Мир, в котором есть только рождение — и нет смерти? Это было бы очень логично, но очень скучно.

Жизнь — это диалектика. Это единство противоположностей. На самом деле, эти противоположности — не противоположности. Они только такими кажутся — они друг друга дополняют. Ненависть и любовь — не два разных понятия; это одно и то же понятие любовь-ненависть. День-ночь, рождение-смерть, женщина-мужчина — одно и то же понятие. Это как горные вершины и долины Гималаев. Вершины не могут существовать без долин, а долины без вершин — они тесно взаимосвязаны. И так во всем.

Ты говоришь: «Я скорее предпочту мои рай и ад, радость и печаль, чем холодную, невозмутимую беспристрастность». Я не говорю тебе, что ты должен выбрать холодную, беспристрастную жизнь. Я говорю, что страстная любовь и холодная беспристрастность — парадокс. Тот же парадокс, который существует между рождением и смертью, ненавистью и любовью. Только страстный человек знает, что такое холодная беспристрастность. Ты будешь удивлен — ведь до настоящего времени тебе говорили в точности противоположное.

Тебе говорили, что Будда — беспристрастный, отстраненный, холодный. Что святой бесстрастен, а человек, живущий в миру, страстен. Что обычный человек живет страстями, а монах в монастыре — бесстрастной жизнью. Так было вплоть до настоящего времени. Это обедняло и монаха, и мирянина. Мирской человек знает только одну сторону противоположности. Это его беда. Ему знакомо только горение, пыл; он не знает свежей прохлады, которая известна Будде. Монах, наоборот, знает только эту прохладу, ему незнакомы радостное возбуждение, торжество страсти, эйфория, восторг.

Есть грек Зорба, который знает, что такое страсть, и есть идея о Будде — заметь — я говорю идея, — который знает только, что такое холодная тишина. Мы создали это разделение сами. Мы лишили целостности и мирянина, и религиозного человека, и тем самым их обеднили. А если человек не может быть целостным, он не может быть святым. Потому что он знает только одну сторону противоположности. Мы сделали их обоих несчастными.

Пойди на рыночную площадь, пойди в монастырь и сравни. Что можно увидеть в монастыре? Тупость, безжизненность, бесконечное страдание. В глазах монахов — ничего, кроме тупости. Ведь когда ты живешь на одном полюсе, ты теряешь остроту восприятия и ощущение богатства жизни.

Я считаю, что не нужно ничего выбирать. Если перестать выбирать, можно увидеть игру противоположностей. Оба конца спектра имеют право на жизнь. Да, ты должен быть страстным — глубоко, истинно, неистово, — так же, как ты должен быть невозмутимым, спокойным, хладнокровным. Ты должен любить, ты должен медитировать. Любовь и медитация должны быть нераздельны — они так же нераздельны, как горные долины и вершины.

У горных вершин — своя особая красота. Яркое солнце, девственный снег, кристально-чистый воздух, близость звезд, — кажется, их можно достать их рукой. На восходе горные вершины золотые, в полнолуние — серебряные. Но так же прекрасны и горные долины — бесконечная таинственная бархатистая мгла, звуки бегущей воды, тени деревьев. И те, и другие прекрасны.

Я учу тебя принимать, а не выбирать. Это придаст остроту твоим ощущениям. С одной стороны грек Зорба, с другой Гаутама Будда — я учу тебя подходу обоих. Те, кому нравится Зорба, этого не принимают. Они не могут принять подход Будды. Материалисты выступают против моей точки зрения, так как не понимают, зачем я привношу религиозность. Так называемые религиозные люди не понимают, как можно допустить любовь в жизнь религиозного человека. Они не понимают, как я осмеливаюсь говорить о теле и его радостях. Поскольку я говорю, что путь к высшему осознанию начинается с секса, против меня ополчились и те, и другие. Одни хотят запретить секс, другие — говорить только о высшем осознании. Но я принимаю жизнь в ее многообразии и полноте.

Лишь если ты принимаешь полностью — ты принимаешь; если ты что-то отвергаешь — ты пытаешься быть умнее, чем сама жизнь. Ибо жизнь ничего не отвергает. Твои святые пытаются быть умнее, чем сама жизнь.

Жизнь — единство противоположностей. Если ты любишь, скоро у тебя возникнет огромное желание побыть в одиночестве. Это чувствует каждый влюбленный. Если ты этого не переживал — ты не любил; в твоей любви не было страсти. Иначе у тебя бы возникло огромное желание побыть одному— посидеть в тишине, погрузиться в свои мысли, уйти в себя. Ибо страстная любовь тебя истощает, утомляет, опустошает. Ты хочешь восстановиться.

Как это сделать? Ты просто уходишь в себя, закрываешь глаза и забываешь обо всем… В такие моменты, когда ты погружаешься внутрь, накапливается твоя энергия. И ты снова полон сил! Тебя переполняет энергия, ты должен с кем-то ею поделиться. На смену желанию побыть одному приходит огромное желание быть вместе. Это ритм жизни.

Я не говорю тебе, чтобы ты выбрал холодную, бесстрастную жизнь. Я говорю тебе, что это два аспекта. Если ты хочешь жить полной, многогранной жизнью — как материя и дух, как душа и тело, как любовь и медитация, как исследование внешнего мира и путь внутрь, — ты не должен выбирать. Выбор — это смерть.

Вот почему люди в монастырях и на рыночной площади — живые мертвецы. Одни решили только выдыхать, другие решили только вдыхать. Дыхание нужно и тем, и другим; когда ты глубоко выдыхаешь, а значит — глубоко вдыхаешь, процесс дыхания совершает полный круг; затем глубокий вдох сменяет глубокий выдох. Но помни — если выдох неглубокий, вдох не может быть глубоким. Если вдох поверхностный, таким же будет и выдох. Они друг друга уравновешивают. Чем глубже ты выдыхаешь, тем глубже вдыхаешь — и наоборот. Вдох и выдох неразрывно связаны. Это то, чему я тебя учу.

Не нужно беспокоиться. Тебе нравится тема любви. Но позволь мне быть с тобой откровенным. На самом деле, ты не знаешь, что такое любовь. Если бы это было не так, ты бы понимал, что существует также другой полюс. Ты бы знал, что любовь порождает огромную потребность в одиночестве. Пребывание в одиночестве в свою очередь порождает огромную потребность быть вместе. Это истина, которой нужно учить каждого. Так как влюбленные этого не знают, они испытывают чувство вины, если они хотят побыть в одиночестве. Если один из партнеров хочет побыть в одиночестве, другой чувствует себя отвергнутым. Это совершенно неправильно. Если муж говорит: «Я хочу сегодня вечером побыть один», жена чувствует себя отвергнутой. Ей кажется, что она ему больше не нужна. Но это совершенно не так. Если жена скажет однажды: «Оставь меня одну», муж будет очень обижен; его мужское эго будет ущемлено.

Если ты говоришь своей возлюбленной: «Я бы хотел побыть один несколько дней, я бы хотел пойти один на несколько недель в горы», она может этого не понять — ей никогда не говорили, что любовь вызывает желание побыть в одиночестве. Если ты не будешь время от времени оставаться с самим собой, твоя любовь будет пресной. Она постепенно утратит свою естественность.

Принимай жизнь во всей ее полноте. Пылкая страсть — хорошо, беспристрастное сострадание — хорошо. Пусть они станут двумя твоими крыльями; не обрезай одно крыло, иначе ты не сможешь продолжать твой вечный одинокий полет.

Или, как называет это Плотин, полет от индивидуальной к универсальной душе. Тебе нужны два крыла.

Я учу тебя любви, я учу тебя медитации, — на самом деле я учу тебя их синтезу. Это не значит, что ты должен этот синтез создать. Этот синтез абсолютно естествен; ты только должен его не нарушать. Понаблюдай за собой — ты в этом убедишься, потому что я оперирую не идеологией, а фактами.

Увешанный многочисленными наградами русский солдат вернулся с финского фронта, где он проявил себя как настоящий герой. Он провел в горах несколько месяцев глухой зимой. За весь год это была его первая увольнительная.

К нему пришел журналист взять интервью. Подмигнув ему, журналист спросил: «Иван Петрович, скажите, что вы сделали во вторую очередь после того, как вернулись к жене после годичной разлуки?»

Капитан Иван ответил без колебаний: «Во вторую очередь? Снял лыжи».

Если ты слишком долго был в горах, как ты можешь сразу расстаться с лыжами?

Корабль заходит в порт после полугодового плавания в открытом море. Все женщины города сбежались на пристань, чтобы встретить своих мужей. Одна женщина махала рукой своему мужу, который сидел на носу корабля, и кричала:

— В.П! В.П!

И он отвечал:

— В.Т! В.Т!

— В.П! В.П!

— В.Т! В.Т!

Кто-то повернулся к женщине и спросил:

— Что значит это ваше В.П. В.Т.?

И она ответила:

— Я говорю: «Мы должны вначале поесть».

Трансформация или подавление: свобода быть человеком

Человек — единственное существо, которое может подавлять — или трансформировать — энергию. Больше никто этого делать не может. Подавление и трансформация — два аспекта одного явления, два пути.

У деревьев, птиц, животных такой возможности нет. Они не могут влиять на естественный ход событий. Делать что-то со своей энергией они не могут.

Это может только человек. Он может наблюдать себя со стороны — он может смотреть со стороны на свою энергию. Он может ее или подавлять или трансформировать.

Подавление — попытка не допустить, скрыть проявление определенного вида энергии. Трансформация — направление энергии в новое измерение.

Ты боишься потерять контроль — присутствует страх. Если ты потеряешь контроль, ты не сможешь ничего сделать. Я учу тебя новому виду контроля — контролю наблюдения самого себя. Не контролю управления умом — контролю наблюдения самого себя. Это высший вид контроля. Ты даже не замечаешь, что ты себя контролируешь, — настолько это происходит естественно.

Если ты выбираешь подавление, ты становишься неискренним, пустым внутри человеком. Если же ты не выбираешь подавление, но следуешь своим желаниям, ты становишься похожим на животное — более прекрасное, чем «цивилизованный человек», но животное. Не осознающее возможности развития, свой человеческий потенциал.

Если ты трансформируешь энергию, ты обретаешь божественные черты. И помни — когда я говорю «Божественное», я имею в виду оба аспекта, в том числе прекрасное в своей естественности дикое животное. Дикое животное не отвергается и не отрицается. Оно нас только обогащает — потому что оно более бдительно. Дикая природа, красота, все, что пыталась подавить цивилизация, естественно присутствует. Если ты преображаешь энергию, в тебе встречаются природа и божественное начало — естественная красота природы и высшее сострадание божественного начала.

Вот кто такой мудрец. В мудреце встречается Божественное и природа, тело и душа, то, что вверху, и то, что внизу, небо и земля.

Ты говоришь, что мы не должны ни подавлять эмоции, ни потакать им, что мы должны оставаться пассивными и бдительными в медитации. Очевидно, что для этого нужно определенное внутреннее усилие — но не будет ли это тогда также подавлением?

Нет! Это усилие, но не подавление. Не каждое усилие есть подавление.

Усилия можно разделить на три вида. Первый — усилие, связанное с выражением эмоции; например, когда ты выражаешь гнев. Второй вид усилия связан с подавлением. Когда ты выражаешь эмоцию, ты направляешь свою энергию на человека, на объект. Ты выплескиваешь ее на другого человека. Это усилие. Если ты подавляешь эмоцию, ты направляешь энергию к изначальному источнику — ты возвращаешь ее в сердце. Это тоже усилие, но в другом направлении. В первом случае энергия направляется вовне, во втором — внутрь.

Третий вид усилия — бдительность, пассивная бдительность — усилие, направленное в другое измерение. Энергия направляется вверх. Вначале с помощью усилия. Даже для того, чтобы находиться вначале в бездействии, нужно усилие. Постепенно, когда ты освоишься, это перестанет быть усилием. И когда это больше не усилие, ты становишься даже более пассивным, более магнетичным. Твоя энергия при этом направляется вверх.

Но вначале всегда нужно приложить усилие — поэтому не становись жертвой слов. Это создает проблемы. Мистики всегда говорили: не прилагай никаких усилий. Но вначале и это становится усилием. Когда мы говорим: «Без усилий», это означает не форсировать усилие. Пусть оно проявится через осознание. Если ты его форсируешь — ты создаешь напряжение. Если ты создал напряжение, энергия гнева не может быть направлена вверх; ты не можешь ее трансформировать. Напряжение — это всегда горизонталь; только ненапряженный ум может подняться вверх и парить, как облако.

Посмотри на плывущие без усилий облака — так же наблюдай и себя. Вначале — с усилием, но помни: оно должно стать ненапряженным. Тогда будет усиливаться твое осознание.

Это сложно выразить словами. Что ты сделаешь, если я предложу тебе расслабиться? Приложишь усилие. Тогда я скажу тебе, что ты не должен прилагать усилий, потому что, если ты прилагаешь усилия, ты создаешь напряжение и не можешь расслабиться. Я просто прошу тебя расслабиться. Ты теряешься и спрашиваешь: «Что ты имеешь в виду? Если я не должен прилагать никаких усилий, чего ты от меня хочешь?»

Тебе не нужно ничего делать. Но вначале это похоже на то, как если бы ты что-то делал. Я скажу: «Хорошо! Приложи небольшое усилие, но помни — потом ты должен будешь от него отказаться. Используй его, только чтобы начать. Ты не можешь понять, что значит ничего не делать, ты можешь понять, лишь когда тебе говорят, что делать. Поэтому используй вначале язык действия. Но только для того, чтобы начать. И помни — чем скорее ты откажешься от него, тем лучше».

Я слышал, что когда Мулла Насреддин был очень стар, он страдал от бессонницы. Он не мог спать. Он испробовал все — горячие ванны, успокаивающее, таблетки, сиропы, — все бесполезно. За него волновалась вся его семья — Мулла Насреддин не только не спал сам, но и не давал спать никому в доме. Ночь превращалась в полный кошмар.

Они отчаянно искали любое средство, любое лекарство, которое помогло бы Мулле уснуть. Потому что семья уже сходила с ума. Наконец они нашли гипнотизера. Тогда они пришли к старому Мулле очень счастливые и сказали ему: «Папа, ты можешь больше не беспокоиться. Это удивительный человек. Он избавит тебя от бессонницы всего за несколько минут. Он знает свое дело очень хорошо, так что не беспокойся. Больше нечего бояться. Наконец-то ты сможешь спать!»

Гипнотизер показал Насреддину часы на цепочке и сказал: «Вера творит чудо. Ты должен мне верить. Хоть самую малость. Просто верь мне, и ты погрузишься в глубокий сон, словно маленький ребенок. Смотри на эти часы».

И он начал раскачивать часы влево-вправо. Насреддин наблюдал за этим, а гипнотизер говорил: «Влево-вправо, влево-вправо. Твои уставшие веки смыкаются. Ты медленно засыпаешь, засыпаешь, засыпаешь, засыпаешь».

Все были счастливы. Глаза Муллы закрылись, голова опустилась, он спал, как маленький ребенок. Он стал дышать очень ровно. Гипнотизер взял деньги, приложил палец к губам — чтобы показать членам семьи, что они могут больше не беспокоиться, — и тихо исчез. Как только гипнотизер вышел из дома, Мулла открыл один глаз и сказал: «Этот чудак уже ушел?»

Он приложил усилие, чтобы расслабиться, поэтому расслабился «как ребенок». Он начал дышать ровно, закрыл глаза. Но это было всего лишь усилие. Он помог гипнотизеру. Он думал, что помогает гипнотизеру. Но так как с его стороны это было усилием, ничего не получилось. Ничего не могло получиться. Он так и не заснул. Если бы он ничего не делал, если бы он просто слушал, что говорит гипнотизер, и смотрел на часы, он бы заснул. С его стороны не требовалось никаких усилий; все, что от него требовалось, — пассивное приятие. Но даже для этого вначале нужно усилие.

Не бойся усилия. Начинай с усилия, но помни главное — потом от него нужно будет отказаться. Тогда ты сможешь прийти к тому пассивному осознанию, что творит чудо.

При пассивном осознании исчезает ум. Впервые раскрывается внутренний центр твоей сущности. И на это есть причина. Если ты хочешь что-то сделать во внешнем мире, нужно усилие. Но если ты хочешь что-то сделать в твоем внутреннем мире, усилие не нужно. Нужно просто расслабиться. Ничего не делать — такое же искусство, как способность что-то делать во внешнем мире.

Главное здесь — все та же пассивная бдительность. Но не цепляйся за слова. Начинай с усилия, просто держи в уме, что ты должен от него отказаться. И постепенно от него отказывайся. Но отказ от усилия — это тоже усилие — пока не наступит момент, когда это произойдет естественно. Тогда ты ничего не делаешь, просто пребываешь в присутствии. Это и есть то, что называют просветлением. Это состояние дает тебе все.

Ты говорил, что нужно игнорировать негативное содержимое ума, не давать ему энергию. Но мне сложно балансировать на лезвии ножа, не подавлять эмоции и не загонять их таким образом в подсознательное. Как можно научиться различать первое и второе?

Ты уже это умеешь, на это указывает твой вопрос. Ты прекрасно знаешь, когда ты игнорируешь, а когда подавляешь. Игнорировать — попросту не обращать внимания. Пусть все будет как есть. Тебя это не заботит, ты ничего не оцениваешь. Но ты замечаешь все как есть. Все остальное — не твое дело.

Если ты подавляешь — ты принимаешь активное участие, ты борешься со своей энергией, загоняешь ее в подсознание. Ты стараешься ее спрятать, ты хочешь удостовериться, что ее больше нет.

Например, возьмем гнев — просто сиди спокойно и наблюдай его. Не нужно больше ничего делать. Как долго это будет продолжаться? Думаешь, это что-то вечное и бессмертное? Это пришло, и это уйдет. Просто подожди. Не делай ничего ни за, ни против. Если ты делаешь что-то «за» или выражаешь свой гнев, ты, скорее всего, наживешь себе неприятности. Так как человек, который вызвал твой гнев, вряд ли занимается медитацией, — скорее всего, так оно и есть, — он отреагирует еще сильней. Это порочный круг. Ты злишься, ты разозлил другого человека, ты злишься еще больше. Рано или поздно твои гнев и злость превратятся в скалу ненависти и жесткости. В этом порочном круге ты теряешь осознание, ты можешь сделать что-то плохое, о чем потом будешь раскаиваться. Ты можешь кого-то убить или, по крайней мере, совершить попытку. А когда ничего уже нельзя будет вернуть назад, ты будешь удивляться: «Никогда не думал, что могу кого-то убить!» Но ты создал энергию, а энергия может все. Энергия нейтральна. Она может создавать, она может разрушать; она может осветить твой дом или сжечь его в огне.

Если ты игнорируешь — ты ничего не делаешь. Ты просто замечаешь свой гнев. Так же, как ты замечаешь дерево за окном. Нужно ли с ним что-то делать? По небу плывет облако; нужно с этим что-то делать? Гнев — такое же облако, плывущее по экрану твоего ума. Просто наблюдай за ним.

И, конечно, это не вопрос того, чтобы балансировать на лезвии ножа. Не делай из мухи слона. Все очень просто; нужно просто принять то, что есть. Не стыдись того, что ты злишься, не пытайся с этим ничего делать. Если тебе стыдно — ты уже начал действовать — можешь просто ничего не делать?

Наблюдай все, что возникает — печаль, гнев. И ты удивишься: если твоя внимательность — чистая, незагрязненная, — ты ничего не делаешь, просто наблюдаешь — гнев постепенно пройдет. Исчезнет печаль, останется лишь чистое осознание. Раньше осознание омрачал призрак гнева. Сейчас все это ушло вместе с гневом. Ты стал чище, ты никогда не был раньше Так спокоен. Печаль забирала твою энергию, не позволяла тебе быть по-настоящему счастливым, затуманивала твое осознание. Печаль, гнев, а также другие отрицательные эмоции «съедают» твою энергию. Если ты подавляешь отрицательные эмоции, ты не даешь им выхода, ты закрываешь их в подвале; им некуда бежать. Если бы они захотели бежать, ты бы их не выпустил. Они портят тебе жизнь. Днем они обусловливают твои действия, ночью становятся страшными кошмарами.

К тому же всегда есть возможность, что эмоция станет настолько сильной, что ты уже не сможешь ее контролировать. Ты продолжал подавлять эмоции, и облако сгустилось. Рано или поздно наступает момент, когда ты больше не можешь их контролировать. Тогда что-то происходит. Людям кажется, что это делаешь ты. Те, кто тебя знают, могут заметить, что тобой движет огромная сила. Ты ведешь себя как робот; ты совершенно беспомощен.

Ты насилуешь, убиваешь, совершаешь что-то ужасное — на самом деле все это делаешь не ты. Тебя заставляет это совершать все, что ты в себе накопил — против своей воли, независимо от того, чего ты хочешь. Ты знаешь, что то, что ты делаешь, — неправильно, ты говоришь сам себе: «Я не должен этого делать. Зачем я это делаю?» И продолжаешь.

Множество убийц во многих судах мира делали чистосердечное признание, заявляя, что они невиновны. Но суд не может этому верить. В это могу поверить я — наши суды и законы для этого слишком примитивны. Они не используют знание психологии. Это просто месть общества, облеченная в красивые слова. Фактически, они делают то же самое, что сделал этот человек. Он убил, теперь его хочет убить общество. Против него одного — суд, закон, полиция, тюрьма. Используя этот ритуал, мы пытаемся себе доказать: «Мы никого не убиваем, мы просто пытаемся предотвратить преступление». Но это не так.

Чтобы предотвратить преступление, закон должен в большей степени базироваться на психологии, психоанализе, медитации. Тогда ты поймешь, что это не человек делает что-то неправильно, — неправильно устроено общество. Общество устроено неправильно, потому что учит людей подавлять эмоции. А когда люди подавляют эмоции, однажды наступает момент, когда они их переполняют. Тогда они становятся абсолютно беспомощными. Они жертвы. Все преступники — жертвы, все судьи, политики, священники — преступники. Это традиция, сложившаяся веками.

Ничего не делай, просто игнорируй… это несложно, это очень просто. Например, у тебя в комнате стоит стул. Разве ты не можешь его игнорировать? Разве ты должен что-то с ним делать? Нет, тебе не нужно с ним ничего делать. Рассматривай так же со стороны и содержимое твоего ума: «Это гнев, это печаль, это страдание, это тревога, это беспокойство». И так далее, и так далее. Пусть все будет как есть. «Я беспристрастен. Я не собираюсь ничего делать за или против». И твои негативные эмоции начнут исчезать.

Если ты научишься этому, у тебя будет такая ясность… Твои прозрение и проницательность разовьются настолько, что это не только изменит твою личность, но и поднимет на поверхность подавленные эмоции, загнанные в подсознание. Если ты не подавляешь эмоции, они находят выход. Они хотели выйти в мир уже давно. Никто не хочет жить в подвале в темноте! Видя, что ты открываешь двери и им больше не нужно ждать ночи, пока ты заснешь, они начинают подниматься. Ты увидишь, как они поднимаются из подвала твоей сущности, из твоего сознания. Постепенно твое подсознание очистится.

Это настоящее чудо: если подсознание пусто, рушится стена между сознательным и подсознательным. Остается только категория сознательного. Если вначале соотношение между сознательным и подсознательным было один к девяти, теперь есть только сознательное. То есть твое осознание возросло десятикратно. И это только начало процесса; так же можно очистить и коллективное подсознательное. Точно так же можно очистить космическое подсознательное. Если ты сможешь очистить подсознательное полностью — достичь высшего осознания проще простого. Это будет для тебя так же естественно, как для птицы летать.

Перед тобой открытое небо. Ты не мог летать, потому что тащил на себе слишком много груза. Теперь груза больше нет — ты настолько легок, что на тебя не действует сила притяжения; можешь лететь теперь прямо к высшему осознанию. Ты можешь лететь к космическому сознательному, ты можешь лететь к коллективному сознательному.

Божественное рядом. Просто освободи демонов, которых ты загнал в подсознание. Освободи демонов, и окажется, что Божественное рядом. Это произойдет одновременно. Как только очистится нижняя часть, тебе откроется верхний мир.

И помни — я снова повторюсь — это просто.

Как связаны владение собой и контроль?

Это понятия-противоположности. Первое понятие подразумевает наличие некоего «я». Но никакого «я» не существует. Нет «я», которым можно было бы владеть. Есть только чистое осознание. В этой чистоте ты — часть целого; в этой чистоте ты сам — божество. Но никакого «я» по-прежнему не существует.

Само по себе понятие «владение собой» — неправильное. Но здесь ничего не сделаешь. Все понятия нашего языка неправильны в той или иной степени; нет адекватных слов, чтобы передать эти моменты полноты. Если есть контроль, значит, есть «я»; в случае контроля «я» даже более сильное, чем обычно. У человека, который себя не контролирует, «я», эго не такое сильное — как такое может быть? Он знает свою слабость.

Поэтому ты сталкиваешься со странным явлением — твои так называемые святые более эгоистичны, чем грешники. Грешники более человечны. Они также скромней. Святые из-за того, что они себя контролируют, — практически бесчеловечны — они думают, что они высшие люди, поскольку могут контролировать свои инстинкты, выдерживать длительные посты, годами или на протяжении всей жизни воздерживаться от секса. Они могут бодрствовать — не засыпая ни на секунду — несколько дней подряд, — такой контроль над телом и умом породил огромное эго. Оно питается идеей: «Я особый человек». Это питает их болезнь.

Грешник куда скромней. Он вынужден быть скромным; он знает, что не может ничего контролировать. Когда у него внутри поднимается злость — он злится. Когда у него внутри зарождается любовь — он влюбляется. Когда к нему приходит печаль — он грустит, ведь он не контролирует свои эмоции. Если он голоден — он готов сделать все, чтобы достать пищу; если нужно будет ее украсть — он готов ее украсть. Он обязательно что-нибудь придумает.

Известна такая суфийская история:

Мулла Насреддин и двое других святых отправились в паломничество в Мекку. Они проходили через одно село, их путь уже подходил к концу. У них почти закончились деньги. Они смогли купить только немного халвы. Им очень хотелось есть. Что делать? — делить они ее были не готовы — тогда это бы никого не спасло от голода. Тогда все они начали себя восхвалять: «Я более важен, поэтому нужно сохранить жизнь мне».

Первый святой сказал: «Я соблюдал пост, я много лет молился; из присутствующих здесь нет никого, кто был бы более религиозен или свят, чем я. Бог хочет, чтобы мне сохранили жизнь, поэтому дал эту халву».

Второй святой на это сказал: «Да, я знаю, ты великий аскет, но я великий ученый. Я изучил все писания, я посвятил всю свою жизнь служению знанию. Миру не нужны люди, которые могут только соблюдать пост. Что ты можешь делать? — только соблюдать пост. Можешь поститься на небесах! Миру нужно знание. Мир настолько невежествен, что не может позволить себе меня потерять. Ты должен отдать эту халву мне».

Вот что сказал на это Мулла Насреддин: «Я не аскет, я не могу похвастаться самоконтролем. Я не очень много знаю. Я обычный грешник, а я слышал, что Бог сострадателен к грешникам. Эта халва — моя».

Они долго не могли ни к чему прийти и наконец решили — все трое должны лечь спать голодными. «Пусть решит Бог — пусть он пошлет своему избраннику лучший сон».

Утром святой сказал: «Теперь со мной никто не может соревноваться уже точно. Отдайте мне халву — я целовал во сне стопы Бога. О чем еще можно мечтать?»

Но ученый на это только рассмеялся и сказал: «Это что! — Бог обнимал и целовал меня! Говоришь, ты целовал его стопы? Он целовал и обнимал меня сам! Где халва? Она моя».

Все посмотрели на Насреддина: «А какой сон приснился тебе?»

И Насреддин сказал: «Я бедный грешник, у меня был самый обычный сон. Даже не стоит о нем говорить. Но так как мы договорились, и ты настаиваешь, — хорошо, я скажу. В моем сне передо мной явился Бог и сказал: «Идиот! Что ты делаешь? Ешь халву!» Разве я мог его ослушаться? Халвы больше нет. Я ее съел».

Именно самоконтроль порождает тончайший вид эго. Он формирует гипертрофированное эго. Владение собой — совершенно другое явление; оно не связано с «я» или эго. Чтобы совершенствоваться, практиковаться в контроле, требуются огромные усилия. Это долгая борьба. Владение собой не нужно практиковать. Здесь не в чем совершенствоваться. Это не что иное, как понимание. Это никакой не контроль.

Например, ты можешь контролировать гнев, можешь его подавить. Об этом никто не узнает. Наоборот — люди будут восхищаться тем, как в ситуации, в которой каждый человек разозлился бы, ты оставался спокойным, собранным, невозмутимым. Но ты знаешь, что внутри у тебя все кипит. Твои невозмутимость и спокойствие — лишь кажущиеся. Внутри у тебя горит пожар. Но ты подавляешь свои эмоции, загоняешь их в подсознание, сидишь на них, как на вулкане.

Если человек контролирует себя, он себя подавляет. Он продолжает себя подавлять, а значит — продолжает накапливать отрицательные эмоции. Вся его жизнь превращается в свалку. Но рано или поздно — скорее рано, чем поздно — вулкан взорвется, есть предел тому, что ты можешь в себя вместить. Ты подавляешь гнев, сексуальное влечение, ты подавляешь свои стремления и желания — как долго это может продолжаться? Ты вмещаешь в себя какое-то определенное количество, после чего перестаешь контролировать, ты просто взрываешься.

Ваших так называемых святых — людей, которые постоянно занимаются самоконтролем, — легко спровоцировать. Достаточно их немного задеть — в них сразу просыпается дикое животное.

Их святость — не настоящая; у них внутри множество демонов, с которыми они научились кое-как справляться. Это несчастные люди, их жизнь — постоянная борьба. Это невротики, которые находятся на грани безумия. Их выводит из себя малейшая мелочь. Я не считаю, что они религиозны.

Человек по-настоящему религиозный ничего не контролирует и не подавляет. Если ты религиозный человек, ты стараешься понимать, а не контролировать. Ты становишься более внимательным, ты наблюдаешь в себе гнев, сексуальное влечение, жадность, ревность, чувство собственничества. Ты наблюдаешь— просто наблюдаешь — все то ужасное, что тебя окружает. Ты пытаешься понять, что такое гнев, и благодаря этому пониманию от него избавляешься. Если ты наблюдаешь гнев, он тает, как снег на восходе солнца.

Роль солнечных лучей выполняет понимание; внутри тебя восходит солнце, вокруг тебя плавится лед. Как если бы внутри у тебя горел огонь, который бы рассеивал тьму.

Человек понимания — не человек контроля. Наоборот. Он свидетель. К если ты хочешь наблюдать — ты должен перестать оценивать. Человек контроля постоянно оценивает и осуждает — «Это добро, это зло, это ведет в ад, это в рай». Он осуждает, восхваляет, оценивает. В противоположность человеку понимания человек контроля живет в ситуации выбора.

Невыбирающее осознание приносит истинное преображение. Эго нет, так как ты ничего не подавляешь. Понимание — явление внутреннее, субъективное. Это твое личное. Это подпитывается извне другими людьми, тем, что они о тебе говорят. Эго создает мнение других людей. Они говорят, что ты очень умный, они говорят, что ты святой, они говорят, что ты праведник — и ты, конечно, очень доволен. Эго культивируется внешним миром. Но люди говорят в глаза одно, а за глаза другое.

Как говорил Зигмунд Фрейд — если все люди решат говорить двадцать четыре часа в сутки правду и только правду, то дружбы на Земле не останется. Рассыплются все браки и любовные связи. Если решить, чтобы все люди говорили правду и только правду двадцать четыре часа… Когда к тебе в дверь постучит гость, ты не скажешь: «Проходи, пожалуйста, я тебя ждал. Я так давно тебя не видел! Я так по тебе скучал, где ты был?! Я так рад!» Ты скажешь правду. Ты скажешь: «Опять этот сукин сын! Когда же я наконец избавлюсь от этого ублюдка?» Это то, что ты думаешь на самом деле, но никогда не говоришь. Ты можешь сказать это только за спиной у того человека.

Наблюдай себя — что ты говоришь в лицо и что — за спиной. То, что ты говоришь у человека за спиной, — намного честней. Но эго очень слабо, оно зависит от того, что говорят люди, — оно настолько слабо, что на каждом эго впору писать: «Обращаться осторожно».

Безработные поляк Пьерацки, негр Одум и мексиканец Альварес живут вместе.

Однажды вечером Пьерацки пришел домой и заявил, что нашел работу. «Эй, вы, парни, разбудите меня завтра утром в шесть. Я должен быть на работе в шесть тридцать.» — походя бросил Пьерацки.

Когда Пьерацки заснул, чернокожий Одум сказал Альваресу: «Он получил работу, потому что он белый. Нас не берут на работу, потому что я черный, а ты метис». Они намазали Пьерацки ночью кремом для обуви и договорились разбудить его утром поздно, чтобы он очень спешил и ничего не заметил.

Когда Пьерацки пришел на следующее утро на работу, его начальник спросил:

— Вы кто?

— Вы наняли меня вчера, — ответил он. — Вы сказали, чтобы я пришел в половине седьмого!

— Я нанимал белого человека, а ты чернокожий!

— Я не чернокожий!

— А кто же ты тогда! Пойди и посмотри на себя в зеркало!

Пьерацки стремглав кинулся к зеркалу, увидел себя и воскликнул:

— Боже мой! Они разбудили не того человека!

Наше эго зависит от зеркала. Любые отношения, в которые ты вступаешь, каждый человек, которого ты встречаешь, выступают в роли зеркала. Эго продолжает тебя контролировать.

Почему тебя контролирует эго? Да потому, что контроль поощряется обществом, — если ты себя контролируешь, общество раздувает твое эго. Чем больше ты следуешь идеям общества, его пуританским взглядам, его морали, его идеям о святости, тем больше оно тебя превозносит. Тебя уважает все больше и больше людей; твое эго взлетает все выше и выше.

Но эго никогда не принесет тебе трансформации. Это явление, которое лишает тебя осознания. Человек, следующий во всем эго, попросту говоря, им одурманен; он не в себе.

Фернандо женился. Была пышная свадьба, вино текло рекой. Все было хорошо, пока Фернандо не потерял невесту. Оглядев гостей, он заметил, что его друга, Луиса, тоже нет.

Он обошел все комнаты. Когда он заглянул в комнату невесты, он увидел, что Луис занимается с его невестой любовью.

Фернандо бесшумно прикрыл дверь и на цыпочках прокрался к гостям.

— Быстрей! Быстрей! Все за мной! — закричал он. — Луиисссссссс так напииился, что думает, будто он — эээто яяя!

Эго устойчиво удерживает тебя в практически одурманенном состоянии. Ты не знаешь, кто ты, ты веришь в то, что говорят о тебе другие. Так как ты веришь в то, что они о себе говорят, ты не знаешь и их. Мы живем в иллюзорном мире.

Пробудись! Начни осознавать! Ты станешь хозяином своей жизни. Научись владеть собой. Это не имеет ничего общего с эго. Это должно быть абсолютно ясно.

Я не учу самоконтролю или самодисциплине. То, чему я учу, — это самопреображение и самоосознание. Я хочу, чтобы проявилась твоя свободная, как небо, истинная сущность.

Мысль, чувство, действие — пойми свой «тип»

Мысль — это обусловленность. Люди, которые погружены в свои мысли, живут в искусственном мире. Они живут в мире своих мыслей, мечтаний, представлений, желаний. Они постоянно куда-то бегут, не замечая людей, детей, птиц, цветов, деревьев; они не видят ничего.

Есть одна очень старая забавная история:

Микеланджело расписывал свод Сикстинской капеллы. Семь лет он работал, лежа на высоких лесах. Много раз он замечал, как днем, когда в церкви больше никого не было, приходила помолиться старая слепая женщина. Кто-то приводил ее и оставлял, и она часами молилась.

В один из дней Микеланджело решил немного отдохнуть, сел на леса и посмотрел вниз. В церкви была только одна эта женщина. Она как обычно молилась, на глазах у нее были слезы. У Микеланджело было шутливое настроение.

Он крикнул ей: «Я Иисус Христос. Скажи мне, чего ты хочешь. Я это исполню». Он ждал, что она скажет ему, чего она хочет. Но женщина подняла вверх слепые глаза и сказала: «Заткнись! Я обращаюсь к Твоей матери, а не к Тебе!»

Это обусловленность. Кому нужен Иисус? Если ты погружен в себя, в мыслительный процесс, ты закрыт. Тоннель закрыт. Ты движешься в тоннеле из твоих мыслей, который не имеет ничего общего с реальностью. Это просто твоя мысль, вибрация в твоем уме. Вот почему говорится, что, если ты слишком погружен в свои мысли, ты не можешь знать истину.

Все виды медитации предлагают в качестве выхода одно и то же — безмыслие. Мысли рождаются в уме, эмоции — в сердце. Если ты хочешь, чтобы возникло знание, нужно избавиться от мыслей. Если ты хочешь, чтобы возникла любовь, нужно избавиться от эмоций.

Люди готовы согласиться с первым, но никогда — со вторым. Многие люди считают эмоции и чувствительность обязательными. Чувствительность — это не любовь, мысли — это не ум. Есть два пути.

О двух путях — пути знания, или ума, и пути чувств, или любви, — говорят все мистики. Эти пути сходятся в одном. Если ты выбираешь путь ума, избавься от мыслей, чтобы ум мог свободно функционировать. Если ты выбираешь путь любви — отбрось чувствительность и эмоциональность. Ты можешь увидеть истину в зеркале сердца или ума. Выбери из этих двух одинаково совершенных путей тот, который тебе больше подходит.

Путь сердца — женский путь, путь ума, знания, медитации — мужской путь. Но ты должен помнить одно: ты можешь быть мужчиной биологически, но не психологически. Ты можешь быть женщиной биологически, но не психологически. Оцени себя с психологической точки зрения. Здесь решает психология, а не физиология. Многие женщины обнаруживают истину на пути знания, многие мужчины обнаруживают истину На пути любви.

И поэтому если физиологически ты мужчина, твой путь не обязательно путь знания. Женщина — это женщина и мужчина, так же как мужчина — это мужчина и женщина. У них много точек соприкосновения. Единственное отличие заключается в преобладании тех или иных качеств. У тебя есть мужские и женские качества. Ибо всеобщее единство есть абсолютное равновесие. Твои женские и мужские качества — биологические, физиологические, психологические — должны сочетаться; иначе ты не сможешь существовать. Они должны находиться в равновесии.

Посмотри на себя. Выясни, кто ты есть. Что тебя вдохновляет, что дарует тебе знание, что ты любишь? Что вызывает у тебя восторг, понимание, любовь? Что заставляет тебя петь от радости?

Альберт Эйнштейн не мог бы следовать пути любви. Потому что его радость — это его интеллект. Ты можешь предложить жизни только радость и ничего кроме радости. Это единственное подношение, которое ты можешь сделать, — ты не можешь поднести цветы с деревьев, но ты можешь поднести собственное цветение. У Эйнштейна был совершенный, прекрасный ум — это было его подношение. Это его цветок; он расцвел на его дереве.

Чайтанья и Иисус — совершенно разные люди. Они расцвели в любви» они открыли свое сердце. Это цветок, который поднесли они. Ты можешь поднести только свое собственное цветение. Для того чтобы расцвести, тебе нужно устранить препятствия.

Истинный ум свободен от какой бы то ни было обусловленности мыслями. Вот почему великие ученые говорят, что совершали свои открытия, когда переставали думать. Когда между мыслями образовывался интервал, промежуток. В этот интервал случалось прозрение — интуитивная вспышка, подобная удару молнии.

Ум становится ясным, когда останавливается мыслительный процесс. Это похоже на парадокс. Ум — твоя способность отражать реальность — становится ясным, когда останавливается мыслительный процесс. Энергия любви становится чистой, когда исчезают чувствительность и эмоции.

Это должен обнаружить на своем опыте каждый. Хотя иногда это определить очень сложно. Иногда встречаются пограничные случаи. Например, человек на сорок девять процентов женщина и на пятьдесят один процент мужчина. Или же наоборот. В таком случае очень сложно определиться. Утром это соотношение может быть сорок девять процентов на пятьдесят один, вечером уже другим. Ты — это поток. Утром ты можешь решить, что тебе подходит путь любви, а уже вечером — что тебе подходит путь знания.

То, как человек выглядит, иногда может вводить в заблуждение. Человек может выглядеть очень мужественно и при этом быть внутри очень мягким. Возможно, именно из-за того, что у него мягкое сердце, — из-за того, что он боится, что он слишком мягок, — он окружил себя броней силы и агрессии. Он боится, что его мягкость сделает его уязвимым, что, если он откроет свое сердце, его будут использовать и обманывать, что он ничего не добьется в этом соревновательном мире. Из-за этого страха он закрывается и возводит вокруг своего сердца Великую китайскую стену. Насколько он ощущает себя уязвимым, настолько же он агрессивен. Он может думать о себе, что он воин, что он очень твердый человек. Он может быть введен в заблуждение своей броней. Он создал этот обман для окружающих — но ты должен понимать одно: если ты роешь яму другим, в конце концов ты попадешь в нее сам.

Или, наоборот, человек может выглядеть очень-очень женственно — быть грациозным, мягким, элегантным, — а глубоко внутри быть очень опасным человеком — как, например, Адольф Гитлер, Бенито Муссолини или Чингисхан. Такое тоже может быть.

Если человек боится своей собственной агрессии, он пытается быть очень мягким. Он боится, что иначе никто не будет иметь с ним дело. Он очень вежлив, всегда здоровается и улыбается, знает этикет. Он скрывает свою агрессию, как кинжал или яд. Если у тебя есть кинжал, ты должен его спрятать, иначе с тобой никто не будет иметь дело. Ты не можешь носить его открыто. А если ты его где-нибудь спрячешь — скоро забудешь о нем сам.

Одна из задач учителя — помочь тебе обнаружить твой истинный потенциал. Не твою броню, не твой характер, не то, каким ты хочешь казаться, — твою истинную сущность. Тебя, каким тебя создала жизнь, а не ты сам или общество. Тогда и только тогда существует возможность развития.

Начинать работу над собой, продолжая носить броню, бесполезно, броня — нечто мертвое и потому не может развиваться. Может развиваться только твоя сущность. Неживые структуры развиваться не могут. Лишь то живое, что в тебе есть, может развиваться.

Есть два способа медитации. Первый — когда исчезает все движение — тогда ты сидишь совершенно неподвижно, как статуя Будды. Если исчезает движение — исчезает тот, кто его порождает. Он не может существовать без движения. Это медитация.

Или же — второй вариант — ты танцуешь. Ты танцуешь, танцуешь, танцуешь, пока не наступает момент такого экстаза, когда жесткое эго больше не может существовать. Это похоже на вихрь. Эго больше нет, есть только танец. Танцора больше нет, есть только танец. Это также состояние медитации.

Тем, кто следует пути любви, танец подходит идеально. Тем, кто следует пути знания, будет полезно сидеть без движения, как Будда.

Расскажи, пожалуйста, подробнее о различных типах людей. Кажется, многие люди не могут определить, к какому типу — эмоциональному или интеллектуальному — они относятся. Как можно определить свой тип точно?

Это сложно. Психология, например, выделяет три основных типа личности. Первый — это когнитивный, или интеллектуальный. Второй — эмоциональный, или эмотивный, и третий — активный.

«Интеллектуал» — тот, чье главное побуждение — знать. Он может отдать за знание свою жизнь. Тот, кто работает над изготовлением яда, может попробовать его, чтобы увидеть, что произойдет. Мы не можем себе это представить. Это кажется нам глупым — ведь он умрет! Для чего тебе знание, если ты умрешь? Что ты будешь с ним делать? Но интеллектуальный тип личности ставит знание превыше жизни. Знание означает для него жизнь, незнание — смерть. Знание — это его любовь. Не знать — значит быть бесполезным.

Сократ, Будда, Ницше искали истину о том, что есть жизнь, кто мы есть, — это было для них главным. Сократ говорил, что жизнь без знания не стоит того, чтобы жить. Если ты не знаешь, что такое жизнь, твоя жизнь не имеет смысла. Поскольку у нас нет потребности знать, что такое жизнь, это высказывание может показаться нам не столь уж значительным. Но это тип личности, который живет для того, чтобы знать. Знание — его любовь. Этот тип личности создал философию. Философия есть любовь к знанию.

Второй тип личности — эмотивный, чувствующий. Для этого типа знание, если он его не чувствует, бессмысленно. Для него важно только то, что он чувствует, — он должен чувствовать. Чувства рождаются в сердце, более глубоком центре личности, знание — в уме. К чувствующей категории относятся поэты, художники, танцоры, музыканты. Недостаточно одного знания. Знание сухо, в нем нет сердца. Другое дело — чувства! Интеллектуальный тип личности может разрезать цветок, чтобы посмотреть, что у него внутри. Поэт же этого сделать не может. Он может его любить, а как любовь может убить? Он может его чувствовать. Он знает, что только так, и никак иначе, можно получить истинное знание.

Даже если ученый, возможно, знает о цветке больше, поэт в это не верит. Поэт уверен в том, что его знание намного глубже. Ученый знает умом, поэт знает сердцем. Он ведет с цветком разговор от сердца к сердцу. Он не разрезает его, он не знает его химии. Он может не знать его названия или к какому виду он относится. Но он говорит: «Я знаю его сущность».

Китайский император заказал дзэнскому художнику Хуэй Хаю нарисовать для его дворца цветы. Хуэй Хай сказал: «Но тогда я должен жить среди цветов».

Но император ему ответил: «В этом нет необходимости. В моем саду есть любые цветы. Иди и рисуй!»

Но Хуэй Хай настаивал: «Если я не буду чувствовать цветы, как я буду их рисовать? Я должен знать дух. Его нельзя увидеть или потрогать руками. Поэтому я должен жить от них в непосредственной близости. Я должен жить к цветам очень близко. Сидя с закрытыми глазами, ощущать их дыхание, чувствовать их аромат. Иногда цветок — это просто бутон. Если цветок несвежий, вокруг него витает смерть. Иногда цветок — радостный, а иногда — грустный. Как я могу пойти и сразу начать рисовать? Я должен жить среди цветов. Каждый цветок рождается и однажды умирает — я должен знать всю его жизнь, я должен чувствовать его настроение.

Я должен знать, что он чувствует ночью, когда опускается тьма, и утром, когда восходит солнце. Что он чувствует, когда поют птицы. Когда налетает ветер и наступает затишье… Я должен узнать его очень близко — как друга, как спутника, как свидетеля, как любимую. У меня должна быть с ним очень тесная связь! Только тогда я могу его рисовать, но и тогда я не могу ничего обещать. Цветок может оказаться настолько многогранным, что я просто не смогу это воспроизвести. Поэтому я могу попытаться, но не могу ничего обещать».

Прошло шесть месяцев. Терпение императора начало иссякать. Он сказал: «Где этот Хуэй Хай? Все еще пытается общаться с цветами?»

Садовник ответил: «Мы не можем его беспокоить. Он настолько сроднился с цветами, что, когда мы проходим мимо, мы не чувствуем, что в саду находится человек — он сам стал растением! Он медитирует».

Прошло еще полгода. Император пошел к Хуэй Хаю и сказал ему: «Чем ты занимаешься? Когда ты уже начнешь рисовать?»

Хуэй Хай сказал: «Не мешай мне. Чтобы начать рисовать, я должен совершенно забыть о рисовании. Поэтому не мешай мне и не напоминай! Как я могу жить с цветами в тесной близости, если у меня есть цель? О какой близости может идти речь, если я нахожусь здесь как художник? Это полнейший вздор! Здесь не может быть никакой договоренности — и не приходи больше ко мне. Когда будет нужно, я приду к тебе сам, но я не могу ничего обещать. Нужный момент может и не наступить».

Император ждал три года. Хуэй Хай пришел сам, как и обещал. Он явился к нему в его королевский двор, император на него посмотрел. Он сказал. «Ничего рисовать не нужно… ты сам стал как цветок. Я вижу в тебе все цветы, которые когда-либо видел! В твоих глазах, твоих движениях, твоих жестах. Ты стал как цветок».

Хуэй Хай сказал: «Я пришел сказать, что больше не могу рисовать. Человека, который думал, что он художник, больше нет».

Это другой, эмотивный тип личности, который, чтобы знать, должен чувствовать. Чтобы почувствовать, интеллектуальный тип личности должен знать. Если он знает — он может почувствовать. Его чувства — это порождение знания.

И есть третий тип личности — активный, или созидательный. Он не может ограничиться знанием или чувствами. Он должен творить. Творение — его единственный способ познания мира. Если он что-то не создает, он этого не знает. Он познает только как творец.

Он живет действием. Что я имею в виду под «действием»? Есть много различных аспектов, но этот третий тип личности всегда ориентирован на действие. Он не спрашивает, что такое жизнь, он спрашивает: «Для чего нужна жизнь? Что мне с ней делать?» Если он может создавать или творить — проблем нет. Его созидательная энергия может быть направлена на самые разные объекты. Он может быть творцом человеческих душ или общественным деятелем, он может быть живописцем, — главное, чтобы присутствовало творческое начало. Например, тот же самый Хуэй Хай: это не активный тип личности, он полностью растворился в своих чувствах. Будь он активным типом, он бы рисовал. Он бы реализовал себя с помощью живописи. Итак, это были три типа.

Здесь важно понять следующее.

Во-первых, я сказал, что оба — и Будда, и Ницше — принадлежат к первому типу. Будда — адекватно, Ницше — неадекватно. Если интеллектуальный тип развивается, он становится Буддой. Но если он встает на неправильный путь, если он теряет главное, он становится Ницше. Он сходит с ума. Он не станет реализованной душой благодаря знанию. Он сойдет благодаря знанию с ума. Знание не приведет его к доверию. Он будет продолжать копить сомнения и в конце концов попадется в собственную ловушку. Он просто сойдет с ума.

Будда и Ницше, хотя и совершенно разные, принадлежат к одному и тому же типу. Ницше мог стать Буддой, Будда мог стать Ницше. Если бы Будда встал на неправильный путь, он бы сошел с ума. Если бы Ницше выбрал правильный путь, он стал бы реализованной душой.

Пример чувствующего типа — это маркиз де Сад и индийский мистик Мира. Если следовать пути любви правильно, любовь перерастает в любовь божественную; если нет — она превращается в сексуальное извращение. Де Сад принадлежит к тому же типу, что и Мира, но его энергия была направлена в неправильное русло, и он сошел с ума.

Когда чувствующий тип личности выбирает неправильную дорогу, он становится сексуальным извращенцем. Когда сбивается с правильной дороги интеллектуальный тип, он сходит с ума.

И, наконец, третий тип — тип действия: к этому третьему типу принадлежат Гитлер и Ганди. Если ты выберешь правильную дорогу, то станешь Ганди, если неправильную — Гитлером. Они оба привержены действию. Они не могут жить без того, чтобы что-нибудь не делать. Но действия могут быть безумными, как действия Гитлера. Он активно действовал, но его действия были деструктивны. Если активный тип личности выбирает правильный путь, он созидателен, если неправильный — деструктивен.

Это три чистых основных типа. Но чистые типы в жизни практически не встречаются. В каждом человеке смешаны все три типа. Так что это не вопрос, к какому типу ты принадлежишь; главное — определить преобладающий тип. Чистых типов не бывает, в тебе присутствуют все три типа. Если все три типа находятся в равновесии, это гармония; если нет — ты сходишь с ума. Определить это достаточно сложно, поэтому определи, какой тип в тебе преобладает, — это и будет твой тип.

Как определить, какой тип преобладает? Как определить, к какому типу я принадлежу, какой тип для меня наиболее важен? Из трех типов, которые присутствуют в человеке, есть более и менее важные. Ты должен запомнить два главных критерия. Первое: если ты интеллектуальный тип личности, в основе всех твоих переживаний лежит знание.

Например, интеллектуальный тип личности не может влюбиться с первого взгляда. Это просто невозможно! Вначале он должен этого человека узнать. Это долгий процесс. Прежде чем принять решение, он должен все основательно изучить. Из-за этого он упускает много возможностей — этот тип личности не может принимать решения быстро. Поэтому он обычно неактивен. Он не может быть активен, ибо к тому времени, когда он принимает решение, момент упущен. Пока он думает, время уходит. Когда он принимает решение, в нем уже нет никакого смысла. Он не может принять решение в нужный момент. Как он может быть активен? Это одна из бед нашего мира — те, что могут думать, не могут быть активными, те, что могут быть активными, не могут думать. Это одна из наших основных бед.

И помни — людей, у которых преобладает интеллектуальный тип, очень мало. Таких людей — максимум два-три процента. У них все всегда начинается со знания. Только тогда они чувствуют, что им это нужно, и только тогда они начинают действовать. Именно в такой последовательности — знание, переживание, действие. Он упускает возможности, но иначе он не может. Вначале ему всегда нужно все обдумать.

Этот тип личности никогда не принимает решение, пока не взвесит все за и против. Это второе. Люди этого типа — хорошие ученые. Они могут быть хорошими философами и экспертами.

Понаблюдай, с чего начинается твоя реакция на ситуацию. Это поможет определить твой преобладающий тип. Люди, относящиеся к эмоциональному типу личности, вначале чувствуют, потом анализируют. Они всегда думают во вторую очередь. Вначале они чувствуют. Они видят тебя и «решают», хороший ты или плохой. Они решают сердцем. Все решает первое впечатление, они о тебе ничего не знают. Обосновывающие это доводы они найдут потом.

Чувствующий тип решает заранее — рассуждает и думает он уже потом. Понаблюдай за собой: действительно ли ты, взглянув на человека в первый раз, решаешь, хороший он или плохой, любящий он или не любящий, а уже потом подводишь под это факты: «Да, я был прав, он действительно хороший. Я знал это всегда, а теперь я в этом убедился. Я говорил о нем с другими людьми. Он хороший человек — это точно». То, что он «хороший», ты решил еще в самом начале.

В данном случае логический силлогизм работает с точностью до наоборот. Вначале идет умозаключение, и только потом — сам процесс. Мыслящий тип никогда не делает умозаключение вначале. На первом месте у него всегда процесс и только потом — умозаключение.

Поэтому говорю тебе еще раз — продолжай себя наблюдать. Как именно принимаешь решение ты? Если ты относишься к активному типу личности, ты действуешь. Вначале ты действуешь, потом у тебя начинают появляться эмоции, и уже потом ты подводишь под это обоснование.

Я уже говорил тебе, что Ганди относится к активному типу личности. Он сразу же принимает решение — вот почему он говорит: «Это не мое решение, это решил за меня Бог». Он действует мгновенно, не думая, потому как он может сказать «Я решил»? Мыслящий тип всегда говорит: «Я решил». Чувствующий тип говорит: «Я так чувствую». Активный тип — Мухаммад, Ганди — всегда говорит: «Я не думаю и не чувствую. Я ничего не делал, это решение ко мне пришло». Откуда? Из ниоткуда. Если он не верит в Бога, он скажет: «Из ниоткуда! Оно просто во мне возникло. Откуда — я не знаю».

Если он верит в Бога, он скажет, что решение принял Бог. Бог решает все, поэтому Ганди просто выполняет волю Бога. Ганди может сказать: «Я ошибся, но это не было моим решением». Он может сказать: «Может быть, я сделал что-то не так, может "быть, я неправильно Его понял, может быть, я не сделал все, что мог, но это было решение Бога. Я должен был ему подчиниться». Это путь Ганди и Мухаммада.

Гитлер говорит в тех же самых терминах, но он выбрал неправильный путь. Гитлер тоже говорит: «С тобой говорит не Адольф Гитлер, с тобой говорит сам дух истории. Через меня с тобой говорит дух арийской расы!» И действительно, многим из тех, кто его слышал, казалось, что это говорит вовсе не Адольф Гитлер. Им как будто двигала какая-то великая сила.

С активными людьми такое бывает часто. Поскольку человек активного типа действует мгновенно, ты не можешь сказать, что он принимает решение, думает, испытывает эмоции. Он просто действует. Его действия настолько спонтанны, что ты не можешь даже представить, что движет тем, кто их совершает. Ведет его дьявол или Бог, но кто-то обязательно ведет. Гитлер и Ганди об этом думают, но только после того, как «принимают решение».

Итак, это были три типа. Если ты вначале действуешь, а потом испытываешь эмоции и думаешь, ты можешь точно определить свой преобладающий тип. Это очень помогает — тогда ты можешь идти прямо к цели; в противном случае твое развитие не будет ровным. Если ты не знаешь, к какому типу ты относишься, ты выбираешь пути, которые тебе не подходят. Если ты знаешь свой тип, ты знаешь что и как делать, с чего начать.

Понаблюдай, какая реакция обычно возникает у тебя первой, какая — второй. При этом вторая реакция может быть очень необычной. Например, активный тип личности может очень легко впасть в прямо противоположное состояние; то есть он очень легко может расслабиться. Способность Ганди к расслаблению была поистине удивительной — он мог расслабиться, где бы он ни находился. Это может показаться очень парадоксальным. Возможно, кто-то думает, что человек, который относится к активному типу личности, должен быть настолько напряжен, что он не может расслабиться. Это не так. Только активный тип может так легко расслабиться. Если мыслящий тип не может легко расслабиться, чувствующему типу расслабиться еще сложней. Но активный тип может расслабиться очень легко.

К какому бы типу личности ты ни относился, ты очень легко можешь перейти к противоположному состоянию. Это второй критерий. Это еще одно указание, помогающее определить твой преобладающий тип. Если ты можешь очень легко расслабиться, ты принадлежишь к активному типу. Если ты очень легко попадаешь в состояние безмыслия, ты относишься к мыслящему типу. Если ты очень легко попадаешь в состояние бесчувствия, ты относишься к чувствующему типу.

Это кажется странным, ведь обычно мы думаем: «Как чувствующий тип может войти в состояние бесчувствия? Или как мыслящий тип может войти в состояние безмыслия? Как активный тип личности может войти в состояние бездействия?» Это только кажется парадоксальным. Это один из основных законов жизни: противоположности, крайности прекрасно сосуществуют. Это как маятник больших часов, который качается вначале до конца влево, потом до конца вправо. А потом опять идет до конца влево. Когда он идет вправо, он накапливает импульс для движения влево. Когда он идет влево, он готов идти вправо. Противоположности, крайности естественно сосуществуют.

Если ты легко расслабляешься, ты относишься к активному типу. Если тебе легко дается медитация, ты относишься к мыслящему типу. Вот почему Будда мог так легко входить в состояние медитации. Вот почему Ганди мог так легко расслабляться. Ганди засыпал, как только у него выдавалось свободное время. Ганди засыпал очень легко.

Будда и Сократ могли входить в состояние безмыслия очень легко. Это кажется странным. Как активно думающий человек может избавиться от мыслей? Как он может войти в состояние безмыслия? Все, о чем говорил Будда, который принадлежит к мыслящему типу, — это безмыслие. Он был настолько активно думающим, что он до сих пор современен. Хотя прошло уже двадцать пять веков, Будда по-прежнему современен. Это уникальный случай. Даже мыслители нашего времени не могут сказать, что сегодня Будда уже не современен. Он опередил свое время на много веков, и сегодня он по-прежнему интересен. Будда обращается к мыслящему типу. Он говорит: «Войди в состояние безмыслия». Те, кто много думал, всегда говорили о том, чтобы избавиться от мыслей.

Чувствующий же тип должен войти в состояние бесчувствия. Мира и Чайтанья — пример чувствующего типа. Их души настолько широки, что они не могут ограничиться тем, чтобы направлять свою любовь всего на нескольких людей. Они должны любить весь мир. Это такой тип личности. Они просто не могут довольствоваться ограниченной любовью. Любовь безгранична.

Однажды Чайтанья пришел к своему учителю. Он достиг просветления, его имя было известно во всей Бенгалии. Он пришел к учителю веданты и припал к стопам учителя. Учитель, очень уважавший Чайтанью, был поражен. Он сказал: «Зачем ты ко мне пришел? Что ты хочешь? Ты достиг просветления, мне нечему тебя учить». Чайтанья сказал: «Я хочу обрести вайрагью, непривязанность. Я жил чувствами, теперь я хочу обрести бесчувствие. Помоги мне».

Чувствующий тип может обрести непривязанность, и Чайтанья выбрал этот путь. Рамакришна, который тоже был чувствующим типом, в конце обратился к веданте. Преданный всю свою жизнь богине-матери Кали, в конце жизни он стал учеником учителя веданты Тотапури, который посвятил его в мир без чувств. Многие люди говорили Тотапури: «Как ты можешь посвящать этого человека? Это чувствующий тип! Для него не существует ничего, кроме любви. Он может молиться, он может поклоняться, он может танцевать, он может входить в экстаз. Но он не может обрести непривязанность, погрузиться в мир без чувств». Тотапури сказал: «Все, о чем вы говорите, свидетельствует в его пользу. Я дам ему посвящение. Погрузиться в мир без чувств не может не он, а вы».

Итак, это второй критерий. Можешь ли ты погрузиться в противоположное состояние? Какая реакция возникает у тебя вначале, сменяет ли ее противоположное состояние? Обрати внимание на два эти момента. Ты должен делать это постоянно. Двадцать один день постоянно наблюдай эти два момента. Как ты реагируешь на ситуацию — какова твоя первоначальная реакция — и в какое состояние входишь потом? Безмыслие? Бесчувствие? Бездействие? В течение двадцати одного дня ты можешь определить твой тип — преобладающий тип, конечно.

Так как чистых типов не существует, два других типа в тебе напоминают тени. Чистых типов не бывает. В тебе есть все три типа, но только один из них наиболее важен. Если ты знаешь свой тип, твой путь будет очень легким и ровным. Ты не растрачиваешь свою энергию зря. Ты не тратишь свою энергию, выбирая пути, которые тебе не подходят.

Иначе, что бы ты ни делал, ты будешь создавать только смятение и разрушение. Тебя обогащает даже неудача, если она соответствует твоему темпераменту, — ты переживешь это, ты наберешься опыта. Поэтому даже неудача, если она соответствует твоему типу личности, — это благо.

Определи тип, к которому ты относишься, или же твой преобладающий тип. И уже тогда начинай работать. Тогда все будет легко.

Расскажи, пожалуйста, об универсальных медитативных техниках. Мне кажется, что я «чувствующий» тип, но я не уверен.

Чувствующий, или эмотивный, тип личности общается по-другому. Это общение на уровне энергии. Считается, что так общались многие святые. Святой Франциск Ассизский — самый из них известный. Теперь это признанная научная истина; сегодня многие исследователи во всем мире утверждают, что растения обладают намного более сильной чувствительностью, чем люди. Ибо людей отвлекает ум, интеллект. Человек разучился чувствовать; даже если он говорит «Я чувствую», на самом деле он думает, что чувствует.

Люди подходят ко мне и говорят: «Мы любим друг друга». Если я спрашиваю: «Вы действительно любите друг друга?», они пожимают плечами и говорят: «Ну, мы думаем, что мы любим друг друга». Чувство идет от ума. Это порождает смятение. Оно не рождается в сердце.

Но ученые-исследователи пришли к выводу, что не только птицы, но и растения, не только растения, но даже металлы обладают чувствительностью. Они чувствуют — и они чувствуют очень тонко. Они посылают сигналы или сообщения, но ты их не замечаешь. Сейчас ученые уже создали приборы, которые позволяют их замечать. Если они боятся, они начинают дрожать. Ты можешь этого не замечать, так как это происходит на тонком уровне. Даже когда нет ветра, детекторы показывают, что растение очень сильно дрожит. Если они счастливы — они переживают восторг; это показывают приборы. Приборы отмечают все оттенки чувств — боль, страх, гнев, ярость. С человеком произошла какая-то катастрофа на очень глубоком уровне. Он утратил связь со своими чувствами.

Если ты какое-то время говоришь с деревьями, птицами, животными, если ты не слушаешь ум, если ты его обходишь и действуешь напрямую, в тебе высвобождается огромное количество чувственной энергии. Ты станешь другим человеком, ты и представить себе не мог, что такое возможно. К тебе вернется чувствительность к боли и удовольствию.

Вот почему человечество отказывается чувствовать — ибо если ты чувствителен к удовольствию, ты чувствителен и к боли. Чем больше ты можешь ощущать счастье, тем сильнее ты чувствуешь несчастье.

Из-за этого страха несчастья ты закрылся. Этот страх способствовал тому, чтобы твой ум воздвиг препятствия, и теперь ты не можешь чувствовать. Если ты не можешь чувствовать — ты закрыт, ты не можешь быть несчастлив, но ты не можешь быть и счастлив.

Ты должен попробовать — это общение от сердца к сердцу похоже на молитву. Сначала попробуй этот вид общения на людях — скажем, со своим ребенком. Сядь тихо рядом со своим ребенком и прислушайся к своим чувствам. Не слушай ум. Сядь рядом со своей женой, подругой или мужем в темноте, возьмитесь за руки. Ничего не делайте, просто постарайтесь друг друга почувствовать. Вначале будет сложно, но скоро у тебя внутри включится новый механизм — ты начнешь чувствовать.

Некоторым людям это дается очень легко. Это значит, что их чувствительность еще не умерла. Для других это может быть сложно. Одни люди ориентированы на тело, другие — на сердце, третьи — на ум. Те, что ориентированы на сердце, могут вернуть себе чувствительность очень легко.

Тем, что ориентированы на ум, вернуть себе чувствительность сложней. Для них не существует молитвы. Будда Гаутама или Махавира, джайнистский мистик, жившие приблизительно в одно и то же время, были ориентированы на ум. Вот почему они никогда не учили молитве. Они были умными, хорошо владеющими логикой, интеллектуально подготовленными людьми. Они разработали систему медитации, но ни слова не говорили о молитве. В джайнизме нет и не может существовать молитв. Молитва есть в исламе — Мухаммад был человеком другого типа, ориентированным на сердце. Молитва также есть в христианстве — Иисус Христос был человеком, ориентированным на сердце. Есть молитва и в индуизме. Молитв нет лишь в джайнизме и буддизме. В этих подходах нет ничего даже отдаленно похожего на молитву.

Есть также люди, ориентированные на тело. Это скрытые гедонисты. Для них не существует молитвы или медитации — они только потакают желаниям своего тела. Это их главный способ стать счастливыми. Если ты человек, ориентированный на сердце, — если ты больше чувствуешь, чем думаешь, если тебя вдохновляет музыка, если тебя трогает поэзия, если тебя окружает красота и ты умеешь чувствовать, — молитвенные подходы — для тебя. Начни разговаривать с птицами и деревьями — и, конечно же, с небом. Это тебе очень поможет. Но это не должно идти от ума, это общение от сердца к сердцу. Тебе нужно установить отношения.

Вот почему люди сердца думают о Боге как об отце или возлюбленном — людях, с которыми они тесно связаны. Люди ума над этим смеются — что за вздор? Бог — отец? Где тогда мать? Они смеются, потому что не могут понять. Для них Бог — истина. Для людей сердца Бог — это любовь. Для людей тела Бог — это их мир — деньги, машина, дом, власть, престиж.

Человеку, который ориентирован на тело, нужен другой подход. Только недавно на Западе, особенно в Америке, для таких людей появился новый вид работ. Это работы, использующие чувствительность тела. Новый вид духовности появляется буквально на наших глазах.

В прошлом было два вида духовного подхода — подход, ориентированный на медитацию, и подход, ориентированный на молитву. Но никогда не было подхода, ориентированного на тело. Были люди, ориентированные на тело, но они всегда говорили, что религии не существует, — они отрицали молитву, они отрицали медитацию. Это эпикурейцы, гедонисты, атеисты, которые говорили, что Бога не существует, что у нас есть только это тело и эта жизнь. Но они не создавали религий.

Сейчас получает распространение новый подход к открытию сокровенной сущности жизни для людей тела — это прекрасно, потому что для таких людей нужна другая методология. Им нужен подход, который бы позволял их телу функционировать в религиозном ключе. Таким людям подходит Тантра. Им не подходят медитация и молитва. Должен существовать способ открытия своей сокровенной сущности через тело.

Так что, если ты человек, ориентированный на тело, — не отчаивайся. Есть способы достичь того же через тело; потому что тело — это тоже часть жизни. Если ты чувствуешь, что ты человек, ориентированный на сердце, попробуй молитвенный подход. Если ты думаешь, что ты человек, ориентированный на ум, — попробуй медитацию.

Ты разработал для современных людей новые виды медитации — каким типам личности они подходят?

Я разработал разные виды медитаций. Я старался создать методы, которые могли бы использовать все три типа личности. В них задействованы и тело, и сердце, и ум. В них соединены все три аспекта.

На людей, относящихся к разным типам личности, они действуют по-разному.

Человеку, который больше ориентирован на тело, эти методы понравятся сразу — но ему больше нравятся методы в той части, в которой они связаны с активностью. Такие люди подходят ко мне и говорят: «Все замечательно, активная часть метода замечательна. Но там, где нужно спокойно сидеть, — ничего не происходит». Они чувствуют себя благодаря этим методам намного лучше; они лучше чувствуют тело.

Для людей, ориентированных на сердце, важнее спокойная часть; освободившись от бремени, сердце начинает функционировать по-новому.

Третьему типу, человеку ума, нравится последняя часть — когда нужно просто спокойно стоять или сидеть, и это превращается в медитацию.

Мои медитации направлены на тело, сердце и ум. Начиная с тела, переходим к сердцу, а затем к уму, потом выходим за его пределы.

Через тело можно установить связь с жизнью. Ты можешь пойти на море и с удовольствием поплавать — но тогда просто стань телом, не вовлекайся в чувства, не думай, просто будь телом. Ляг на пляже, почувствуй песок и прохладу ветра.

Пробегись — как раз сейчас я читаю замечательную книгу «Дзэн бега» — эта практика подойдет людям, ориентированным на тело. Автор книги обнаружил: во время бега не нужно медитировать, медитация происходит естественно. Должно быть, автор — тип человека, ориентированного на тело. Никто не мог представить, что можно медитировать во время бега, — кроме меня, я сам люблю бегать. Это именно так. Во время бега — особенно очень быстрого — ум не может функционировать и останавливается. Чтобы думать, нужен удобный стул. Вот почему мыслителей зовут «кресельными философами». Они сидят и расслабляются в кресле, и тогда вся энергия направляется в ум.

Во время бега, наоборот, вся энергия направляется в тело. Ум просто не может думать. Когда ты бежишь, ты глубоко вдыхаешь, выдыхаешь, ты становишься телом. Ты просто тело и ничего больше, ты един со Вселенной. Твое тело и воздух, которым ты дышишь, становятся едины. Ты ощущаешь глубокую гармонию.

Вот почему людям всегда так нравились спортивные игры. Вот почему дети так любят бегать, прыгать, танцевать — потому что они просто тело! У них еще не развился ум.

Если ты чувствуешь, что ты тип, больше ориентированный на тело, бег тебе очень понравится: пробегай четыре-пять миль каждый день. Пусть это станет для тебя медитацией — ты станешь другим человеком.

Если же ты чувствуешь, что ты тип, больше ориентированный на сердце, — разговаривай с птицами. Наблюдай! Просто жди, спокойно сиди и будь открытым. И скоро птицы начнут к тебе слетаться. Скоро они будут садиться тебе на плечи. Не спугни их. Разговаривай с деревьями, камнями, пусть это будет эмоциональный, сердечный разговор. Рыдай, плачь, смейся. Смех и слезы исходят из глубины сердца, поэтому они лучше слов. Не нужно слов — чувствуй. Обними дерево, почувствуй его, стань с ним одним целым. Скоро ты почувствуешь, что сок течет не только в дереве, но и начинает течь в тебе. В свою очередь, биение твоего сердца отдается у дерева глубоко внутри. Ты должен попробовать это, чтобы почувствовать.

Если ты чувствуешь, что относишься к третьему типу, медитация — для тебя. Бег не поможет, ты должен спокойно сидеть, как Будда, ничего не делая. Ты настолько глубоко погружаешься в это состояние, что даже мысль воспринимается как действие и отбрасывается. Мысли будут продолжать появляться еще несколько дней, но ты продолжаешь сидеть и, не оценивая, наблюдать их, и они исчезают. Мысли исчезают, появляются интервалы, или промежутки. В эти интервалы у тебя могут быть вспышки прозрения своей сущности.

Вспышки могут идти от тела, сердца или ума. Это возможно, ибо твоя сущность включает в себя все три аспекта и выходит за их пределы.

Наблюдай облака — наблюдатель и объект наблюдения

Не оценивай — как только ты начинаешь оценивать, ты забываешь наблюдать. Как только ты начинаешь оценивать, ты перестаешь наблюдать, — ты начинаешь думать и вовлекаешься в мысли. Ты не можешь оставаться безучастным, стоя в стороне от дороги и просто наблюдая движение.

Не оценивай и не осуждай; что бы ни происходило в твоем уме, ты ничего не делаешь. Ты наблюдаешь свои мысли, как облака, плывущие по небу, — ведь ты не оцениваешь облака, которые видишь: это белое облако — мудрое, это черное облако — злое. Облака — это облака. Они не хорошие и не плохие.

То же самое и мысли — это просто небольшие волны на поверхности твоего ума. Наблюдай, ничего не оценивая, и ты удивишься. Когда способность к наблюдению станет устойчивой, мыслей будет становиться все меньше и меньше. Зависимость прямо пропорциональная; если ты можешь наблюдать пятьдесят процентов всего времени, пятьдесят процентов мыслей исчезает. Если ты можешь наблюдать шестьдесят процентов всего времени, остается всего сорок процентов мыслей. Если ты наблюдаешь девяносто девять процентов времени, только иногда промелькнет одиночная мысль — на дороге остался всего один процент всего движения. Пробок в часы пик больше нет.

Если ты стал свидетелем на сто процентов, ты стал как зеркало — ибо зеркало никогда не оценивает. Смотрит в него красивая или некрасивая женщина, зеркалу все равно. Смотрит в него кто-то или нет, поверхность зеркала одинаково ясная. Ни отражение, ни отсутствие отражения на нее никак не влияют.

Благодаря наблюдению ты становишься как зеркало. Это огромное достижение в медитации. Самая сложная половина пути пройдена, ты знаешь главное.

Теперь ты должен перейти от мыслей к эмоциям. Это более тонкий уровень — ты должен перейти от ума к сердцу. Ты делаешь то же самое — просто наблюдаешь. Ты будешь удивлен — свои эмоции начнут исчезать. Если ты грустишь, ты действительно грустишь, грусть охватывает тебя полностью. Если ты злишься — ты полон злости; злость пульсирует в каждой клеточке твоего тела.

Наблюдая свое сердце, ты понимаешь — теперь тобой не владеет ни одна эмоция. Печаль приходит и уходит, но ты не становишься грустным; счастье приходит и уходит, но ты не становишься счастливым. Что бы ни происходило в самых глубоких уровнях твоего сердца, на тебя все это совершенно не влияет. В первое время тебе даже кажется, будто ты стал хозяином своей жизни, ты больше не раб, которого толкает и тянет куда-то любая эмоция, любое чувство, любой человек по любому пустяку.

Ты предлагаешь наблюдать смену облаков настроения, но Ты также советовал быть полностью погруженным в то, что происходит. Мне нравится наблюдать облака гнева, печали, ревности. Но мне нравится отождествлять себя с состоянием счастья и радости, полностью в него погружаться. Должен ли я наблюдать настроение — или полностью в него погружаться? Я не могу связать это вместе.

Не мог бы Ты это как-то прокомментировать?

Никто не может связать это вместе. Ты должен выбрать что-то одно. Мой совет — наблюдать все одинаково беспристрастно. Печаль, гнев, зависть, счастье, любовь, радость — оставайся ко всему беспристрастным и наблюдай.

Твоя внимательность должна стать совершенной. Можешь идентифицировать себя с внимательностью, ибо это твоя природа. Дело не в том, чтобы перестать себя с ней отождествлять; это невозможно. Это присущая тебе природа. Это качество осознания — твоя сущность. Поэтому наблюдай все как смену облаков.

Я понимаю твою проблему. Ты хочешь отождествлять себя со счастьем и любовью, но не хочешь отождествлять себя с печалью. Ты не хочешь отождествлять себя со страданием. Но сделать такой выбор тебе не позволяет жизнь. Если ты действительно хочешь выйти за пределы ума и всех его переживаний — печали и радости, гнева и спокойствия, ненависти и любви; если ты хочешь выйти за пределы двойственности, ты должен их наблюдать. У тебя нет возможности выбирать. Если ты выбираешь, ты не сможешь наблюдать даже то, что ты хочешь. Поэтому просто наблюдай, это главное.

Вначале наблюдать приятное немного сложно… Ведь наблюдение отстраняет от переживания, которое проплывает, как облако. Тогда его нельзя удержать. Именно это ты делал до настоящего времени — цеплялся за то, что считал хорошим, и пытался избежать того, что ты считаешь плохим. Но это лишь создало путаницу. Это не принесло тебе успеха.

Лучшее, что ты можешь сделать, — это наблюдать. Если это кажется тебе сложным, есть альтернатива. Но она еще сложнее — ты должен идентифицировать себя с каждым проплывающим облаком. Если ты страдаешь — иди в своем страдании до конца. Если ты злишься — злись и делай любую глупость, какую тебе подсказывает злость. Если мимо проплывает облако безумия, будь безумным. Не упускай ничего. Если что-то приходит, присутствуй в этом, если уходит — отпускай.

Это тоже принесет тебе освобождение. Но это более сложный путь. Если хочешь поиграть с настоящей опасностью — идентифицируй себя со всем подряд. Но тогда не проводи различий между хорошим и плохим.

Если ты не проводишь различий, ты можешь отождествлять себя со всеми своими чувствами. Тебе понадобится на это неделя. И поскольку с нами происходит много событий, одной недели достаточно. Ты будешь полностью истощен. Если ты выживешь, мы встретимся с тобой снова… если не выживешь — прощай!

Но это опасный путь. Я не слышал, чтобы на нем кто-нибудь выжил. Ты хорошо знаешь, что приходит тебе на ум. Если тебе хочется лаять — лай, как собака, и не беспокойся, что о тебе подумают. Ты выбрал свой путь, и ты достигнешь освобождения… Возможно — полного освобождения; просветление и освобождение от тела случатся одновременно! Но это опасно.

И поскольку никто не знает, что может прийти тебе на ум, люди могут пытаться тебя предостеречь. Твои близкие — твои друзья, твоя семья, муж или жена — могут пытаться тебя предостеречь. Многих людей по всему миру члены их семей отдали в психиатрические больницы — они не видели другого способа их защитить. Это происходит везде.

Самая богатая семья в моем городе держала одного человека запертым в подвале их дома всю его жизнь. Все знали, что с ним что-то случилось, потому что он вдруг исчез. Но прошло много лет, и люди о нем забыли. Мне стало известно об этом случайно — один из моих учеников оказался сыном того человека, которого держали взаперти. Он часто приходил меня повидать, и однажды я спросил его о нем. Я сказал: «Я никогда не видел твоего отца».

Он очень огорчился и сказал: «Я не могу тебе врать, то, что произошло с моим отцом, легло мне на сердце тяжелым грузом. Так как моя семья была самой богатой семьей в городе, они хотели, чтобы никто знал, что они делают с моим отцом. Они его били; они держали его в подвале взаперти почти как дикого зверя. Он плакал, кричал, но его никто не слышал. Ему только сбрасывали через люк пищу. Все, что ему было нужно, ему сбрасывали через люк; никто не хотел его видеть».

«Но что он такого сделал?» — спросил я.

Он сказал: «Ничего особенного. Он просто сошел с ума. Он стал вести себя как ненормальный». Например, он мог пойти голым на рынок. Он не причинял никому вреда, он просто ходил голым на рынок. Но для его семьи этого было достаточно, чтобы держать его взаперти. Из-за этого его состояние только ухудшилось. О нем не заботились, его не лечили.

Поэтому, прежде чем начать идентифицировать себя со всеми своими идеями, подумай, как к этому отнесутся люди, — но если ты идентифицируешь себя со всеми своими эмоциями, ты можешь от них освободиться.

Идентифицируй себя со всем или не идентифицируй ни с чем. Но не выбирай. Первый путь — более безопасный. Наблюдай все беспристрастно. Не выбирай хорошее и не отбрасывай плохое. Нет ничего хорошего, нет ничего плохого; хорошо наблюдать, плохо не наблюдать.

— Доктор, — говорит домохозяйка, — я пришла поговорить с вами о моем муже. Мы женаты уже больше двадцати пяти лет. Он был хорошим мужем — счастливым, довольным, преданным. Но с тех пор как он стал посещать вас по поводу его головных болей, он стал другим человеком. Он не приходит домой вечером, никуда меня с собой не берет, ничего мне не покупает, не дает денег. Черт, он даже не смотрит на меня. Похоже, ваше лечение изменило его полностью.

— Лечение? Все, что я сделал, — выписал ему рецепт очков, — сказал врач.

Твою личность может изменить даже покупка очков. То, о чем я говорю, — не такая мелочь, как очки. Если ты начнешь отождествлять себя со всем, что ты видишь, ты столкнешься с большими трудностями. Лучше выбери более безопасный путь; именно этот путь выбирали все просветленные. Без сомнений, это самый безопасный путь.

Иногда после моментов ясности кажется, что старые знакомые — жестокость, зависть, ярость и так далее — возвращаются с новой силой. Как если бы они только ждали своего шанса.

Можешь ли Ты что-нибудь об этом сказать?

Я могу что-нибудь сказать, но жестокость, зависть, ярость от этого не исчезнут. От того, что я просто что-то скажу, ничего не изменится — ты питаешь эти чувства, ибо у тебя нет знания. Твое желание освободиться от них поверхностно, если у тебя нет знания.

Ты делаешь обратное тому, что я постоянно подчеркиваю. Ты не несешь свет, ты борешься с тьмой. Можешь безуспешно бороться с тьмой сколько угодно. Ты не слабее тьмы; просто твои действия не оказывают на нее никакого эффекта.

Тьма — это отсутствие. Ты не можешь прямо на нее воздействовать. Привнеси в нее свет — если ты привносишь свет, тьма не бросается бежать через все двери. Тьма — это отсутствие — появляется свет, и вопрос отсутствия больше не стоит. Тьма никуда не исчезает, она не обладает независимым существованием.

Я прочту твой вопрос: «Иногда после моментов ясности кажется, что старые знакомые — жестокость, зависть, ярость и так далее — возвращаются с новой силой. Как если бы они только ждали своего шанса».

Твоя ясность — вопрос момента. Если ты на какой-то момент привносишь свет, а затем задуваешь свечу, наступает тьма — она не ждала своего часа, просто ты потушил свет. Светоч осознания должен гореть постоянно; тогда не будет тьмы.

Эти чувства, которые ты считаешь очень опасными, слабы. Жестокость — нераскрытый потенциал любви. Это отсутствие любви. Но люди снова и снова продолжают заниматься глупостями. Чтобы не быть жестокими, они прилагают огромные усилия, чтобы подавить жестокость. Но в этом нет никакой необходимости. Ты на неправильном пути. Жестокость — это плохо, поэтому ты стараешься от нее избавиться. Я предлагаю тебе забыть о жестокости. Жестокость — это просто отсутствие любви; будь более любящим. Направь всю твою энергию, которую ты вкладываешь в подавление насилия, на любовь.

К сожалению, Гаутама Будда и Махавира использовали слово «ненасилие». Я понимаю проблему, с которой они столкнулись. Трудность заключалась в том, что под «любовью» люди понимали биологическую любовь; они использовали термин отрицания «ненасилие», чтобы избежать неправильного понимания. Но это только утверждает в убеждении, что ненасилие — это хорошо, а насилие — плохо. Но они боялись использовать слово «любовь» — и из страха, что слово «любовь» может вызвать в умах людей идею об обычной любви, использовали неудачное слово «ненасилие». Ненасилие практиковали на протяжении двадцати пяти веков. Большинство этих людей неживые. Их осознание, их понимание не расцвело. Одно неправильно использованное слово обрекло тысячи людей на невыносимые муки на протяжении двадцати пяти веков.

Я хочу, чтобы ты знал: любовь — позитивное явление. Любовь не означает лишь биологическую любовь. Ты тоже понимаешь это: ты любишь твою мать, твоего брата, твоего друга, и в этом нет никакой биологии. Это доступные каждому человеку переживания обычной, небиологической любви. Ты любишь розы — в чем здесь можно усмотреть биологию? Ты любишь музыку, поэзию, скульптуру, ты любишь смотреть на луну, — в чем здесь можно усмотреть биологию? Я привожу примеры из повседневной жизни, чтобы показать, насколько любовь многогранна.

Любовь лучше моментов ясности; поэтому будь более любящим — люби музыку, цветы, деревья, людей. Пусть твою жизнь обогатят всевозможные виды любви. Тогда исчезнут жестокость и насилие. Любящий человек не может причинить никому вред. Любовь не может причинить вред; Любовь не бывает жестокой.

Пока ты не трансформируешь энергию жестокости в любовь, она не исчезнет. Истинная любовь не знает ревности. Если любовь сопровождается чувством ревности, это не истинная любовь. Это биологический инстинкт.

При переходе на более высокий уровень — от тела к уму, от сердца к сущности — грубые чувства исчезают. Истинная любовь — любовь на уровне сущности — не знает, что такое ревность. Но как ты найдешь такую любовь?

Это проявление мира, покоя, внутреннего благополучия, счастья. Ты настолько счастлив, что хочешь поделиться своим счастьем, — это и есть любовь. Любовь — это не попрошайка. Она не просит: «Дай мне любовь». Нет, любовь — повелительница; она умеет только давать. Она никогда не ждет ничего взамен.

Будь внимателен, осознавай себя, свою сущность. Твой внутренний мир станет более спокойным, через тебя будет течь любовь.

Люди страдают от всех этих проблем. Проблемы разные — жестокость, ревность, боль, беспокойство, — но лекарство от всех этих болезней одно. Это медитация. Я также хотел бы тебе напомнить, что слова медицина и медитация — однокоренные. Медицина лечит твое тело, медитация — душу. Медитация — лекарство для твоих глубинных болезней.

Продавец вазелина обошел несколько домов и оставил их жителям некоторое количество образцов попросив, чтобы жители придумали остроумные способы применения вазелина. Теперь через неделю он обходит их, спрашивая, что же они придумали.

Состоятельный джентльмен, житель первого дома, сказал: «Я использовал его для медицинских целей. Когда дети царапают локти или колени, я его втираю».

Житель второго дома сказал: «Я использовал его для механических целей — смазывал велосипед и газонокосилку».

Житель третьего дома, небритый неряшливый рабочий парень сказал: «Я использовал его для сексуальных целей».

«Что ты имеешь в виду?» — спросил пораженный продавец.

«Ну, — сказал рабочий парень, — я обильно намазал его на ручку двери в спальню, чтобы туда не заходили дети!»

Руководствуясь своим подсознанием, люди используют одну и ту же вещь по-разному. Если они осознанны, они найдут только один способ применения.

Христианский миссионер в Японии пришел к величайшему мастеру Нань-Иню с Новым Заветом. Он был уверен, что, слушая замечательные высказывания Иисуса, особенно Нагорную проповедь, Нань-Инь обратится в христианство.

Мастер принял миссионера очень радушно. Тот сказал:

— Я пришел к тебе с моей священной книгой и хочу прочесть несколько строк… может быть, это изменит всю твою жизнь.

Нань-Инь сказал:

— Ты немного опоздал — я уже изменился. Преображение уже случилось. Но ты проделал долгий путь — прочти, по крайней мере, несколько предложений.

Миссионер начал читать, и через два или три предложения Нань-Инь сказал:

— Достаточно. Тот, кто написал эти строки, станет в следующей жизни Буддой.

Миссионер был поражен. Этот человек сказал:

— У Иисуса есть потенциал, чтобы стать Буддой?! Да Он единственный сын Бога!

Но Нань-Инь засмеялся и сказал:

— Именно в этом и проблема. Именно это и мешает ему стать Буддой. Пока он не откажется от этих абсурдных идей, он не раскроет свой потенциал. У него есть замечательные идеи, но есть и несколько глупых. Так как Бога нет, вопрос о его сыне не стоит. В будущей жизни он от них откажется — не беспокойся. Будучи человеком ума, он достаточно пострадал за свои идеи. Он был распят; это достаточное наказание. Но ты не должен цепляться за его глупые идеи.

— Но это основа нашей религии — Бог создал мир, Иисус — единственный сын Бога, рожденный Пресвятой Девой.

Нань-Инь снова засмеялся и сказал:

— Бедняга. Если бы он отказался от этих выдумок, он бы давно стал Буддой. Если ты где-нибудь его встретишь, приведи его ко мне, я покажу ему правильный путь. Нужно было не распинать его, а познакомить его с мистериями медитации.

Возможно, медитация — главное средство от всех наших проблем. Можно бороться с проблемами всю жизнь и так от них и не избавиться. Они будут поджидать тебя за углом, ожидая своего часа, — и, конечно, если они будут вынуждены ждать долго, они возьмут свое.

Медитация — это не работа напрямую с насилием, ревностью, ненавистью. Это просто свет, рассеивающий тьму.

Я заметил, что могу иногда наблюдать гнев, обиду, чувство неудовлетворенности; но смех охватывает меня внезапно, поэтому я не могу его наблюдать. Пожалуйста, расскажи немного о наблюдении в этом аспекте.

В известном смысле смех — уникален. Гнев, чувство неудовлетворенности, беспокойство, грусть… эти отрицательные эмоции никогда не охватывают тебя полностью. Грусть не охватывает тебя полностью, это невозможно. Любая отрицательная эмоция, поскольку она отрицательная, не может охватывать тебя полностью. Это под силу только положительным эмоциям. Смех — положительное явление, поэтому он уникален.

Осознавать смех сложно в силу двух причин. Во-первых, он налетает внезапно. Ты осознаешь его уже постфактум. Если только, конечно, ты не родился в Англии… там смех никогда не охватывает внезапно. Если ты рассказываешь шутку англичанину, он смеется дважды — первый раз он смеется просто из вежливости. Он смеется, потому что ты рассказал шутку и ждешь, что он будет смеяться. Он смеется, потому что не хочет тебя обижать. Уже потом, посреди ночи, когда он понимает смысл шутки, он смеется по-настоящему.

Разные нации ведут себя по-разному. Немцы смеются один раз — когда они видят, что смеются другие. Если они будут вести себя иначе, люди подумают, что они не поняли. Если они не поняли смысла, они никогда никого не спросят. Один человек был со мной рядом очень много лет — но он каждый день спрашивал: «Что случилось? Почему они смеются?» — он никогда не мог понять смысла шуток, но тоже смеялся за компанию. Немцы слишком серьезны, чтобы понимать шутки.

Если ты расскажешь шутку еврею, он не будет смеяться, а просто скажет: «Это старая шутка, которую ты к тому же рассказал неправильно». Это самые искусные шутники. Шуток, имеющих неиудейское происхождение, очень мало. Поэтому никогда не рассказывайте шутку еврею, потому что он обязательно скажет: «Я ее знаю, это очень старая шутка. Кроме того, ты рассказываешь ее не так. Вначале научись искусству рассказывать шутки». Но смеяться он не будет.

Смех как удар грома — налетает внезапно. Это механизм воздействия шутки. Почему она вызывает смех? Что такое психология шутки? Она создает определенный вид энергии; когда ты слушаешь шутку, твой ум начинает мыслить определенным образом, ты ждешь развязки. Ты ждешь логической концовки — потому что ум понимает только логику, — но в ней нет логики. Но концовка настолько смешная и нелогичная… энергия, сдерживаемая в ожидании конца шутки, выплескивается в смех. Это психология любой, даже самой скромной шутки.

Учительница маленькой церковной школы хочет отдать за правильный ответ на вопрос в качестве вознаграждения прекрасную статуэтку. Она решила задать простой вопрос через час после начала урока и отдать фигурку тому, кто даст правильный ответ.

Целый час учительница рассказывала девочкам и мальчикам все, что она знала об Иисусе Христе, — она рассказывала истории о Нем, о том, что у Него больше всего в мире последователей, как Его распяли, Его философию, Его религию. В конце она спросила: «А теперь скажите — кто величайший человек в мире?»

Маленький американский мальчик встал и сказал:

— Авраам Линкольн.

Учительница ответила:

— Хорошо, но подумай еще. Садись.

Когда учительница повторила вопрос; «Кто величайший человек в мире», руку подняла маленькая индийская девочка. Она ответила:

— Махатма Ганди.

Учительница расстроилась. Час усилий и все зря! И она ответила ей:

— Молодец, но подумай еще.

Тогда начал тянуть руку вверх совсем маленький мальчик.

— Да, кто, по-твоему, величайший человек в мире? — спросила учительница.

Он сказал:

— Иисус Христос. Это даже не вопрос.

Так как этот мальчик был евреем, учительница была озадачена. Он выиграл приз, и, когда все ушли, она отвела его в сторону и спросила:

— Разве ты не еврей?

Он ответил:

— Да, я еврей.

— Тогда почему ты назвал Христа?

Он сказал:

— В глубине души я знаю, что это Моисей. Но дело есть дело!

Шутка всегда заканчивается не так, как ты ожидаешь. И тогда все энергия неожиданно выплескивается в смех.

Вначале осознавать смех сложно, но не невозможно. Осознавать смех вначале сложно, но не невозможно. Так как это позитивное явление, потребуется чуть больше усилий. Но не перестарайся. Иначе тебе будет уже не до смеха! Это проблема. Если ты слишком стараешься сохранить осознание, тебе уже не смешно. Просто оставайся расслабленным, и когда, как волна в океане, накатывает взрыв смеха — спокойно наблюдай его. Но не позволяй свидетелю вмешиваться. Дай волю им обоим.

Смех — замечательное явление, от него не нужно отказываться. Но его никогда не рассматривали в таком контексте. Ты не найдешь ни одного изображения смеющегося Иисуса Христа, Будды Гаутамы или Сократа — у всех у них очень серьезное выражение лица. Я считаю серьезность болезнью. Чувство юмора делает тебя более скромным и человечным. Я считаю чувство юмора важной частью религиозности. Религиозный человек, который не может по-настоящему смеяться, не является по-настоящему религиозным. Ты вынужден ходить по лезвию ножа. Не сдерживай себя, дай волю смеху.

Итак, вначале дай волю смеху. И наблюдай. Возможно, вначале это будет сложно — сперва ты смеешься, потом осознаешь. Ничего страшного. Мало-помалу этот разрыв будет становиться все меньше. Просто на это нужно время — скоро ты научишься осознавать смех в совершенстве, полностью.

И все-таки смех — уникальное явление. Не забывай: ни птицы, ни животные не смеются — смеяться может только человек, наделенный разумом. Мгновенно замечать нелепость ситуации — часть разума. Вокруг нас очень много нелепых ситуаций. Жизнь очень веселая; ты просто должен развить чувство юмора. Поэтому помни: продвигайся не спеша, не сдерживай смех. Научиться не сдерживать смех и осознавать его — великое достижение.

От всего остального — чувства неудовлетворенности, печали, разочарования — нужно отказаться, как от бесполезного. Не стоит чересчур с ними носиться. Не нужно их лелеять; просто осознавай их, и они исчезнут. Единственное, что нужно оставить, — это смех.

Помнишь, почему не смеялись Будда Гаутама, Иисус и Сократ? Они разучились смеяться, они относились к смеху как к отрицательной эмоции. Они упорствовали в осознании настолько, что исчез даже смех. Смех — очень важное и тонкое явление. Они все больше укореняются в осознании и — поскольку печаль и страдание исчезают с осознанием — совершенно забывают, что, возможно, что-то нужно сохранить. Я говорю о смехе.

Если бы Иисус умел смеяться, христианство не было бы полно страдания. Если бы Будда Гаутама умел смеяться, миллионы буддийских монахов, его последователей, не были бы такими печальными, безжизненными, скучными. Распространение буддизма по всей Азии лишило целую Азию красок жизни.

Не случайно буддизм избрал для одежд своих монахов бледный цвет. Бледный цвет — цвет смерти. Когда приходит осень и деревья обнажаются, листья бледнеют и начинают опадать. Остаются одни ветки. Эта бледность похожа на мертвенную бледность умирающего человека. Он умирает — процесс умирания начался, он будет мертв через несколько минут. Мы ничем не отличаемся от деревьев; мы ведем себя точно так же.

Буддизм смог повергнуть в печаль целую Азию. Я искал шутки, которые бы пришли к нам из Индии, и не нашел ни одной. Серьезные люди… всегда говорят о Боге, рае и аде, перерождении и философии кармы. Какие уж тут шутки! Когда я начал читать публичные лекции — я рассказывал о медитации, — я мог пошутить. Время от времени джайнистский или буддийский монах или индуистский проповедник подходили ко мне и говорили: «Вы так замечательно говорили о медитации, но эта шутка… Это все испортило. Все начали смеяться. Только они начали настраиваться на серьезный лад, как вы сами разрушили все свои усилия. В течение получаса вы пытались заставить их быть серьезными, а потом сами же все испортили, рассказав шутку! Зачем было шутить? Будда никогда не шутил, Кришна никогда не шутил».

Но я не Будда и не Кришна, меня не интересует серьезность. Наоборот, я вынужден шутить именно потому что они были серьезны. Я не хочу, чтобы все были серьезны, я хочу, чтобы все были веселы. Пусть в жизни будет больше смеха, чем серьезности.

Медитации и упражнения по трансформации

Примечание редактора: предполагается, что с каждой медитативной техникой или упражнением ты экспериментируешь в течение трех дней и смотришь, подходит ли оно тебе. Если ты не замечаешь изменений или техника не подходит тебе по типу, попробуй следующую. Вначале у нас нет ясности, и даже хотя упражнение или медитация могут нам нравиться, может оказаться, что они не приносят никакой пользы. И наоборот— мы можем всячески оправдывать свое нежелание экспериментировать с техникой или упражнением, которые могут принести нам наибольшую пользу!

С методами, представленными в этой главе, можно всячески экспериментировать — попробуй с ними поиграть и найди те, которые тебе подходят.

В основном тексте этой книги есть непрямые ссылки на активные медитации Ошо — техники, которые Ошо специально разработал для современных женщин и мужчин, живущих в быстро меняющемся, полном стресса мире. Эти медитации предназначены помочь человеку осознать эмоциональные и физические блоки и напряжения, препятствующие получению переживаний медитации, и избавиться от них. Перечень четырех основных техник, информация о каждой технике и указания, где узнать о них больше, — в конце этого раздела. Вот что говорит Ошо о знании, положенном в основу разработанных им медитативных техник:

— Все разработанные мною техники в основном начинаются с катарсиса. Все скрытое нужно вытащить на поверхность. Вместо того чтобы продолжать подавлять эмоции, выбери в качестве пути их выражение. Не суди себя. Принимай себя таким, какой ты есть, ибо любое осуждение порождает разделение…

— Это может показаться парадоксальным, но те, кто подавляют свой невроз, становятся все более и более нервными, тогда как те, кто сознательно выражают его открыто, от него избавляются. Если ты не будешь сознательно сходить с ума, ты никогда не будешь умственно здоровым. Р. Д. Лэнг, один из наиболее чувствительных людей на Западе, прав. Он говорит: «Разреши себе сойти с ума».

— Если ты сумасшедший, с этим нужно что-то делать. Я предлагаю осознавать это. Что говорят на этот счет древние традиции? Они говорят: «Подавляйте это, не давайте этому волю, или вы сойдете с ума». Я предлагаю дать этому волю; это единственный путь к благоразумию. Ты должен от этого освободиться. Или это будет отравлять тебе жизнь. Избавься от этого, выведи это из организма. Нравственность— это выражение эмоций. Подходить к этому нужно очень систематично и методично. Это способ сознательно сойти с ума.

— Ты должен сделать следующее: осознавай все, что ты делаешь, и ничего не подавляй. Это наука, и ей нужно учиться. Вместо того чтобы подавлять эмоции, выражай их.

Азбука наблюдения

Обычно осознанию мешают три проблемы. Это необычайно важно для каждого искателя понимания. Мы все осознаем постфактум. Вы были злы — ты ударил свою жену, а ты бросила подушку в своего мужа. Потом, когда ты успокаиваешься, ты осознаешь. Но теперь уже ничего не вернешь. Сделанного не воротишь — слишком поздно.

Ты должен помнить три главных момента. Первое — осознавай действие непосредственно в момент его совершения. Это первая сложность для человека, который хочет научиться осознавать. Гнев как дым. Научиться осознавать его, когда он в разгаре, — первая проблема — но это возможно. Приложив немного усилий, можно этому научиться. Вначале ты заметишь, что осознаешь момент, когда гнев уже ушел и ты успокоился; скажем, ты начнешь — осознавать по прошествии пятнадцати минут. Если ты будешь упражняться, ты сможешь осознавать через пять минут. Упражняйся больше, и ты будешь осознавать практически сразу — спустя одну минуту. Упражняйся больше, и ты будешь осознавать, как гнев исчезает. Упражняйся еще больше, и ты будешь осознавать гнев в самом его разгаре. Это первый шаг к осознанию действия в момент его совершения.

Сделать второй шаг сложнее, так как ты входишь в воду еще глубже. Второй шаг, или вторая сложность, — осознавать действие до его совершения — когда ты еще не совершил действие, но у тебя уже появилась мысль. Мысль в твоем уме появилась, но еще не была реализована. Она существует как семя, как потенциал; она может превратиться в действие в любой момент.

Для этого нужен немного более тонкий уровень осознания. Ты совершаешь грубое действие — избиваешь человека. Ты можешь в этот момент осознавать, но мысль об этом — намного тоньше.

В твоем уме проносятся незамеченными тысячи мыслей. Большинство этих бесконечных мыслей, однако, никогда не становится действием. В этом разница между грехом и преступлением. Преступление — это когда мысль становится действием. Ни один суд не может наказать тебя за крамольную мысль. Ты можешь думать о том, чтобы кого-то убить, но закон не может тебя за это наказать. Тебе может нравиться эта идея, ты можешь об этом мечтать, но пока ты не совершил действие, пока ты не претворил мысль в действительность — закон над тобой не властен. Только действие может считаться преступлением. Но религия пошла дальше. Она считает грехом мысль. Претворил ты ее в действие или нет — не важно, — ты совершил убийство в глубине души, ты себя запятнал.

Вторая сложность — заметить момент появления мысли. Это возможно, только если ты преодолел первую проблему, ибо мысль по сравнению с действием — более тонкий уровень. Но это достаточно грубый уровень, чтобы его заметить; просто нужно немного практики. Спокойно сядь и наблюдай свои мысли. Просто замечай все оттенки мысли — как она возникает, как она принимает форму, как она какое-то время пребывает, как она исчезает. Она становится гостьей, и затем, когда приходит время, она тебя покидает. Множество мыслей приходит и уходит; ты хозяин, к тебе приходит и от тебя уходит множество мыслей. Просто наблюдай это.

Не упражняйся с самого начала со сложными мыслями, начни с мыслей простых. Это облегчит тебе работу. Сядь в саду, закрой глаза и замечай каждую мысль — мысли у тебя есть всегда. Ты слышишь, как рядом лает собака, и сразу же начинаешь думать. Ты вспоминаешь собаку, которая была у тебя в детстве, как сильно ты ее любил, как она умерла и ты страдал. Потом приходит мысль о смерти, ты забываешь о собаке и вспоминаешь смерть твоей матери… потом ты вспоминаешь твоего отца… и так далее, и так далее.

И все из-за глупой собаки, которая даже не знает, что ты сидишь у себя в саду, и лает просто потому, что не знает, чем себя занять. Она не знает о тебе, она не лает для тебя специально, но все равно твои мысли цепляются одна за другую.

Наблюдай это, постепенно упражняйся с более сильными эмоциями. Ты злишься, ты ревнуешь, тебя обуревает жадность, — просто заметь, как у тебя появляется эта мысль. Это второй шаг.

Третий шаг — заметить сам процесс, прежде чем он стал мыслью, в итоге выливающейся в действие. Это самое сложное; сейчас тебе трудно это даже представить.

Мысли всегда предшествует чувство.

Это три этапа: чувство-мысль-действие. Ты можешь даже не осознавать, что каждая мысль порождается определенным чувством.

Если нет чувства, нет и мысли. Чувство находит воплощение в мысли, мысль находит воплощение в действии.

Теперь ты должен сделать практически невозможное — заметить это чувство. С тобой никогда не бывало такого раньше? Не зная почему, ты чувствуешь себя немного взволнованным; мысли, которая могла бы послужить причиной твоего волнения, нет, но ты взволнован. Это некое скрытое чувство.

Иногда ты чувствуешь грусть. Для этого нет никакой причины, нет никакой мысли, которая бы вызвала у тебя грусть; и тем не менее ты грустишь. Это означает, что это чувство пытается выйти на поверхность, из его семени пробиваются ростки.

Если ты можешь осознавать мысль, рано или поздно ты научишься осознавать тонкие оттенки чувства. Это были три проблемы. Если тебе это удастся — ты раскроешь свою сущность.

Действие отстоит от сущности дальше, чем мысль или чувство. Чувства скрывают твою сущность. Эта сущность универсальна. Эта сущность — цель всех, кто занимается медитацией. Эти три препятствия нужно преодолеть. Эти три препятствия — как три концентрических круга вокруг центра сущности.

Найди время и место и оставайся в покое. В этом заключается смысл медитации. Находи каждый день по крайней мере час, чтобы спокойно сидеть и ничего не делать, просто наблюдая себя. Вначале, когда ты присмотришься к себе, тебе станет очень грустно — ты увидишь только тьму и черные дыры. Ты почувствуешь лишь страдание, ты не ощутишь никакого восторга. Но если ты будешь упорно продолжать упражняться, однажды страдание исчезнет, и окажется, что за ним скрывается восторг.

* * *

Ты легко это поймешь, если начнешь с малого. Если ты отправляешься утром на прогулку, наслаждайся прогулкой — птицами, солнечными лучами, облаками, ветром. Но не забывай, что ты — зеркало; ты отражаешь облака, деревья, птиц, людей. Выходя на утреннюю прогулку, помни: ты не прохожий, ты наблюдатель. Постепенно ты войдешь во вкус. Это тончайшее явление, которое не терпит спешки. Здесь нужно терпение.

Ешь, пробуй пищу, но помни: ты наблюдатель. Вначале будет немного сложно. Вначале, если ты начинаешь наблюдать, ты прекращаешь есть, а если начинаешь есть — прекращаешь наблюдать.

Наше сознание — как оно есть сейчас — однонаправленно. Но это можно изменить: ты можешь есть и наблюдать одновременно. Ты можешь быть в себе и наблюдать сумятицу вокруг; ты можешь стать центром циклона.

Трансформируй страх

Страх обладает своей собственной красотой, изысканностью, чувствительностью. Это очень тонкое чувство. Хотя слово несет в себе негативный смысл, чувство, которое оно обозначает, очень позитивное. Бояться может только живое существо; неживой материи чувство страха неведомо. Страх — свидетельство жизни, изысканности, утонченности. Да здравствует страх!

Бойся, пусть страх сотрясает основы твоего существа — наслаждайся этим глубоким переживанием возбуждения.

Не нужно относиться к нему как-то особенно… не следует даже называть его страхом. Ибо в тот момент, когда ты это делаешь, ты формируешь свое отношение. Ты его осуждаешь; ты говоришь, что страх — это неправильно. Ты настороже, ты от него бежишь, ты отделяешь себя от него на очень тонком уровне. Поэтому не называй его страхом. Ты должен прекратить вешать ярлыки, это один из главных моментов. Просто наблюдай чувство как оно есть. Дай ему волю, наблюдай его со стороны.

Беспристрастное наблюдение со стороны — очень медитативное состояние. Будь упорен, не давай уму тобой манипулировать. Не позволяй уму использовать язык, слова, ярлыки, категории, так как это бесконечный процесс. Одно, как снежный ком, влечет за собой другое. Просто наблюдай это — но не нужно называть это страхом.

Пусть будет страх.

Бойся, дрожи — это замечательно. Забейся в угол, заберись под одеяло и бойся. Веди себя, как испуганный дикий зверь. Что делает маленький ребенок, когда он боится? Он плачет. Или дикий человек? Только у диких людей, когда они охвачены страхом, волосы стоят дыбом. Цивилизованные люди это переживание уже забыли; сейчас это просто превратилось в метафору. Мы думаем, что это просто слова. Но это не так. Это действительно происходит.

Если ты позволяешь страху тобой овладеть, твои волосы встают дыбом. Тогда ты впервые узнаешь, какое замечательное явление страх. Ты узнаешь, что в этой суматохе, в этом циклоне есть точка покоя, где тебя никто не может потревожить. А если тебя не может потревожить страх, тебя не может потревожить смерть. Тьма и страх повсюду вокруг, только небольшой центр полностью за их пределами. Ты не стараешься быть за пределами страха — ты позволяешь страху полностью тобой завладеть и вдруг ощущаешь контраст — ты осознаешь точку покоя. Страх — это врата, ведущие к твоей человеческой сущности.

Сделай то, чего ты боишься.

Всякий раз, когда у тебя возникает страх, помни: не нужно от него убегать, это не способ от него избавиться. Погрузись в него. Если ты боишься темноты, отправляйся темной ночью на прогулку. Это единственный способ преодолеть свой страх. Это единственный способ превзойти страх. Отправляйся поздно ночью на прогулку; для тебя нет ничего более важного. Посиди один, подожди, остальное сделает ночь.

Если чувствуешь страх — бойся. Не пытаясь избавиться от страха, скажи ночи: «Делай все, что хочешь. Я здесь». Ты увидишь — ты успокоишься через несколько минут. Тьма перестанет быть тьмой и превратится в свет. Это необыкновенно приятное ощущение. Ты можешь к нему прикоснуться — к его музыке, бескрайности, густой тишине. Ты будешь им Наслаждаться, ты скажешь: «Как же я был глуп, что боялся этого замечательного переживания!»

Никогда не беги от страха. Иначе это создаст блок, и ты не сможешь развить в этом направлении свою сущность. Страх — лучший советчик. Он указывает тебе, куда тебе нужно двигаться. Страх — это вызов. Он зовет тебя — «Иди!». В своей жизни ты будешь испытывать страх часто. Каждый раз принимай вызов, погружайся в страх. Никогда не беги от него, не будь трусом. Тогда ты однажды обнаружишь удивительные сокровища, которые скрывает страх. Так ты можешь развиваться многосторонне.

Помни: все живое вызывает страх. Неживое страх не вызывает, ибо в нем нет вызова.

Расслабься, наблюдай.

Если ты испуган — просто расслабься. Признай тот факт, что ты испытываешь страх, но ничего не делай. Просто не замечай его.

Наблюдай свое тело. В нем не должно быть никакого напряжения. Если в теле нет напряжения, страх исчезает автоматически. Страх создает в теле состояние напряжения, которое он мог бы использовать в качестве опоры. Если тело расслабленно, страх должен исчезнуть. Если человек расслаблен, он не может бояться. Ты не можешь испугать расслабленного человека. Даже если чувство страха и возникает, оно приходит и уходит как волна; оно не пускает корни.

Страх приходит и уходит, как волна, не затрагивая тебя. Это прекрасно. Если же он пускает корни и начинает расти, это похоже на рост раковой опухоли. Он разрушает тебя изнутри.

Поэтому, если ты чувствуешь испуг, следи, чтобы тело не было напряжено. Ляг на пол и расслабься, расслабление — это противоядие от страха. Страх придет и уйдет. Просто наблюдай.

Наблюдай безучастно. Принимай все происходящее как должное. Жаркий день? Что ты можешь с этим сделать, твое тело потеет, но ты должен терпеть. Скоро придет вечер и подует прохладный ветер. Расслабься и просто наблюдай это. Если однажды тебе это удастся — а это скоро произойдет, — ты увидишь, что, если ты расслаблен, страху не за что зацепиться.

Засыпай, умирая.

Ночью, прежде чем заснуть, лежа в постели в течение пяти или десяти минут, попробуй представить, что ты умираешь… делай это каждую ночь. Ты сможешь делать это в течение недели, тебе понравится. Ты будешь удивлен, сколько высвободится напряжения. Позволь телу умереть или, умирая, заснуть. И утром ты почувствуешь себя бодрым и полным энергии. Энергия гармонизируется.

Трансформируй гнев

Помни: когда мы направляем нашу энергию в гнев, она становится живой. Это не энергия в чистом виде; она зависит от нас. Если мы наблюдаем, мы это не поддерживаем. Через несколько секунд или минут энергия исчезает. Не найдя за что зацепиться, не найдя тебя, увидев, что ты далеко, наблюдатель на холме, она растворяется, исчезает. И это прекрасно. Это очень хороший опыт.

Когда видишь, как исчезает гнев, у тебя возникает огромное спокойствие — затишье после бури. Ты будешь удивлен тому, что каждый раз, когда возникает гнев и ты можешь его наблюдать, ты погружаешься в спокойствие, которого ты раньше никогда не знал. Ты погрузишься в такую глубокую медитацию… Когда гнев исчезнет, ты почувствуешь себя таким молодым, таким бодрым, таким невинным, каким ты никогда себя раньше не знал. Ты будешь даже благодарен гневу; ты не будешь на него зол, ведь это дало тебе новое замечательное пространство для жизни, совершенно новый опыт. Ты использовал его, ты превратил его в средство достижения своей цели.

Это пример творческого использования отрицательных эмоций.

Просто злись.

Когда ты злишься, нет нужды злиться на кого-то; просто злись. Пусть это станет медитацией. Закройся в комнате один; пусть весь твой гнев поднимется наружу. Если хочешь кого-то избить, побей подушку…

Делай все, что хочешь; подушка не будет возражать. Если ты хочешь ее убить, возьми нож и убей ее. Это поможет. Мы даже не представляем, какой полезной может оказаться подушка. Избей ее, выбрось ее. Если злость у тебя вызывает кто-то конкретно, напиши на подушке его имя или приклей к ней его фотографию.

Преврати гнев в медитацию и потом посмотри, что произойдет. Ты почувствуешь, как гнев исходит из всего твоего тела. Если не подавлять его, он заполнит собой каждую клеточку твоего тела. Гнев заполнит каждую пору твоего тела. Все твое тело сойдет с ума.

Не мешай этому.

Ты будешь чувствовать себя глупо и нелепо — гнев нелеп; ты ничего с этим не сделаешь. Поэтому оставь все как есть и наслаждайся гневом как явлением энергии. Ибо гнев — это явление энергии. Если ты не причиняешь никому вреда, в нем нет ничего плохого. Если ты будешь в этом упражняться, мысли о том, чтобы причинить кому-нибудь вред, скоро исчезнут. Можешь практиковать это каждый день — скажем, по двадцать минут каждое утро.

Наблюдай себя в течение всего дня. Так как ты избавился от энергии, нашедшей выход в виде гнева, ты станешь спокойнее; ставшая ядом энергия выведена из организма. Занимайся этим по крайней мере две недели — и спустя неделю ты будешь удивлен: ты перестанешь испытывать гнев, какая бы ситуация ни возникла.

Сбрось бремя с плеч.

Закройся в комнате, подумай об опыте гнева, когда ты сошел с ума. Вспомни его, переживи его заново. Это просто. Оживи его в памяти, переживи его заново. Не просто вспомни, оживи его в памяти. Вспомни, как тебя оскорбили, какой была твоя реакция. Проиграй эту ситуацию заново.

Твой ум как магнитофон, и этот случай тоже был в нем записан. Ты можешь пережить то же самое чувство. Твои глаза нальются кровью, тебя начнет лихорадить, ты снова все это переживешь — ты должен не просто вспомнить, ты должен снова это почувствовать. Это даст уму нужный сигнал, ты вернешься к этому случаю и переживешь его заново. Но ты не должен выходить из себя.

Начни с прошлого — это легко, потому что это игра, этой ситуации больше нет. Если ты можешь это сделать, ты сможешь это сделать в реальной ситуации, когда возникнет гнев. Такое воскрешение отдельных событий из прошлого очень полезно.

Неисцеленные раны есть у каждого. Заново переживая эти обиды, ты избавляешься от бремени. Если ты можешь вернуться в прошлое и завершить то, что не было завершено, ты избавишься от бремени прошлого, твой ум освежится — он избавится от сора.

Все, что не было завершено, нависает над твоим умом, как туча. Это оказывает влияние на тебя и на то, что ты делаешь. Эту тучу нужно рассеять. Вернись в прошлое и воскреси нереализованные желания, переживи заново обиды, которые тебя еще задевают. Так ты сможешь от них избавиться. Ты станешь более целостным. Научись сохранять невозмутимость в сложных ситуациях.

Буддийский метод «заметить трижды»

В буддизме есть особый метод, который буддисты называют «заметить трижды». Если возникает проблема — например, если кто-то вдруг чувствует гнев, ревность или жадность, — они отмечают ее три раза. Если возникает гнев, ученик должен сказать про себя три раза: «Гнев… Гнев… Гнев». Просто чтобы сосредоточить на этом свое внимание и не утратить осознание. После этого он снова возвращается к своим занятиям. Он ничего не делает с гневом, кроме того, что просто трижды его отмечает.

Поистине удивительно! Как только ты осознаешь, замечаешь беспокойство, оно исчезает. Оно не может тобой завладеть, ибо это может произойти, только если ты утратил осознание. Этот метод делает тебя настолько осознанным, что отделяет тебя от гнева. Он там, а ты здесь. Будда советовал поступать так со всем.

Учись бегать как маленький ребенок.

Начни утром бегать. Начав с полмили, потом мили; в конце пробегай по три мили. Во время бега задействуй все тело. Не нужно бегать, как будто на тебя надета смирительная рубашка. Бегай как ребенок, используя все тело — руки и ноги. Дыхание — глубокое, животом. Затем сядь под дерево, отдышись, пусть тебя обдует прохладный ветерок; ощути покой. Это необычайно полезно.

Мышцы расслаблены. Если тебе нравится плавать, можно плавать. Это полезно. Но в это также нужно вкладывать всего себя. Любое занятие, в которое ты можешь быть вовлечен полностью, будет полезным. Это не вопрос гнева или какой-либо другой эмоции. Главное — быть вовлеченным полностью; тогда ты сможешь испытывать как гнев, так и любовь. Тот, кто знает, что значит вкладывать всего себя, может применить это ко всему; чего это касается — совершенно не важно.

Работать с гневом напрямую сложно, поскольку он скрыт глубоко в подсознании. Поэтому ты должен действовать непрямо. Бег поможет избавиться от гнева и страха. Когда ты долго бежишь и глубоко дышишь, ум перестает функционировать, в права вступает тело. Посиди несколько минут в тени дерева, насладись прохладным ветерком. В уме никаких мыслей. Ты — тело, внутри которого стучит сердце; организм, который находится в гармонии с природой; ты словно животное.

В течение трех недель ты ощутишь глубинные изменения. Как только исчезнет, расслабится гнев, ты почувствуешь себя свободным.

Помни, что ты — источник.

Тебя кто-то обидел — в тебе вмиг вскипает гнев. Гнев направлен на того человека, который тебя оскорбил. Ты выплескиваешь свой гнев на другого человека. Он ничего тебе не сделал. Если он тебя обидел — что он сделал? Он тебя задел, он помог твоему гневу подняться наружу — но это твой гнев.

Источник гнева — не другой человек, а ты сам. Другой человек только задевает тебя. Но если у тебя внутри нет гнева, он не может выйти наружу. Если ты заденешь Будду, он лишь проявит сострадание. Он не отреагирует гневом, ведь он его просто не знает. Если ты бросишь ведро в пустой колодец, ты ничего не получишь. Если ты бросишь ведро в полный колодец, ты вытащишь ведро, полное воды. Но это вода из колодца. С помощью ведра ты ее всего лишь достаешь. Поэтому тот, кто обижает тебя, просто бросает в тебя ведро, и затем ведро возвращается, полное гнева, ненависти, кипящего внутри у тебя огня. Не забывай: ты просто источник.

Помни: ты — источник всего, что ты проецируешь на других людей. Независимо от соображений за и против, загляни внутрь себя, обратись к источнику ненависти. Сохраняй сосредоточенность, не переноси внимание на объект. Другой человек дает тебе шанс осознать свой собственный гнев — скажи ему сразу же спасибо и забудь о нем. Закрой глаза, загляни внутрь себя, обратись к источнику, откуда происходят любовь и гнев. Уйди в себя. Ты обнаружишь источник, откуда происходит гнев.

И любовь, и ненависть — все происходит из твоего источника. В момент, когда ты ощущаешь чувство гнева, любви или ненависти, обратиться к источнику легко. Так как это сильные эмоции, легко обнаружить их источник. Ты можешь обратиться к нему, используя их силу. Когда ты достигаешь точки покоя, перед тобой открывается иное измерение, иной мир. Используй для этого любовь, используй для этого ненависть, используй для этого гнев.

Линь Ци, один из величайших дзэн-мастеров, говорил: «В молодости я любил плавать на лодке. У меня была маленькая лодка, я плавал по озеру один. Это могло длиться несколько часов.

Однажды была прекрасная ночь, я медитировал в лодке, закрыв глаза. Но лодка, которую несло вниз по течению, ударила мою лодку. Мои глаза были закрыты, я подумал: «Кто-то в этой лодке ударил мою лодку». Я сильно разозлился. Я открыл глаза и уже было собрался сказать что-то в гневе этому человеку, как вдруг осознал, что лодка пуста! Я не мог выплеснуть свой гнев. На кого я мог его излить? Лодка была пуста, ее несло течением и прибило к моей лодке. Что я мог сделать? Я не мог злиться на пустую лодку».

Линь Ци продолжал: «Я опять закрыл глаза. Я все еще был зол — не зная, что делать, я закрыл глаза и вернулся мыслями назад. Эта пустая лодка помогла мне понять. Той безмолвной ночью я осознал суть, она стала моим учителем. Теперь, если кто-то оскорбляет меня, я смеюсь и говорю: «Эта лодка тоже пустая». И я закрываю глаза и ухожу в себя».

Трансформируй печаль и депрессию

Примечание редактора: как упоминает Ошо в своих более ранних книгах, по большей части наши печаль и депрессия связаны с подавленным гневом. Экспериментируя с методами предыдущего раздела, мы работаем с ними естественным образом. В этом разделе вашему вниманию предлагается еще несколько методов.

Учись обнаруживать внутреннюю улыбку.

Попробуй следующее, когда ты счастлив: когда ты сидишь и ничем не занят, расслабь свою нижнюю челюсть и слегка приоткрой рот. Дыши ртом, но неглубоко. Твое тело как будто становится пустым. Когда ты почувствуешь, что твое дыхание стало очень поверхностным, рот раскрылся, челюсть расслабилась, ты также почувствуешь, как расслабилось твое тело.

В этот момент начни чувствовать улыбку— не на лице, но на всей твоей внутренней сущности. Это не улыбка, которая появляется на губах, это экзистенциальная внутренняя улыбка.

Попробуй это сегодня вечером, чтобы узнать, что это такое, потому что это невозможно объяснить. Не нужно растягивать губы в улыбке; ты словно улыбаешься из живота. Это улыбка, это не смех. Она легкая, тонкая, нежная — как будто у тебя в животе расцвел маленький бутон розы и его аромат наполнил все тело.

Узнав однажды, что это такое, ты можешь быть счастливым двадцать четыре часа в сутки. Если тебе не хватает счастья, закрой глаза, вспомни об этой улыбке, и к тебе вернется это ощущение. Можешь сколько угодно вспоминать о ней и в дневное время. Она всегда с тобой.

Делай выбор.

Один суфийский мистик счастливо прожил всю свою жизнь — никто никогда не видел, чтобы он был невеселым, — он всегда смеялся, ароматом праздника была наполнена вся его жизнь. Когда он умирал — на своем смертном одре он все так же весело смеялся, — ученик спросил: «Ты нас удивляешь. Ты по-прежнему смеешься — как тебе это удается?»

Старик сказал: «Все очень просто. Я пришел к своему учителю, когда был совсем еще молод. Мне было только семнадцать лет, а я уже был несчастен. А мой семидесятилетний учитель сидел под деревом и смеялся без всякой причины. Ничего не происходило, рядом не было никого, кто бы мог его рассмешить. Он смеялся, держась за живот. Я спросил его: «Что с тобой? Ты сошел с ума?»

И он ответил: «Когда-то я был так же печален, как и ты. Но потом я понял: это мой выбор, это моя жизнь». С того самого дня каждое утро, когда я просыпаюсь, первое, что я делаю… прежде чем открыть глаза, я говорю себе: «Абдулла — это было его имя, — чего ты хочешь? Страдания? Счастья? Что ты выбираешь для себя сегодня?» И я всегда выбираю счастье».

Смех/Насыщение энергией земли/Танец.

Спокойно сядь, представь, что смеются свои внутренности, хохочет, смеется все твое тело. Начни раскачиваться в порыве смеха; пусть смех распространится из живота на все тело — смеются руки, смеются ноги. Забудься в нем. Смейся так двадцать минут. Если ты смеешься громко, не страшно. Иногда ты смеешься громко — иногда тихо. Ты должен смеяться двадцать минут. Затем ляг на землю или на пол; ляг на живот, вытянись на полу. Если погода теплая, лучше делать это на земле в саду. Еще лучше, если ты можешь раздеться догола. Ляг всем телом на землю, почувствуй, что земля — твоя мать. Растворись полностью в этом ощущении.

Двадцать минут смеха, затем двадцать минут глубокого общения с землей. Дыши с землей одним дыханием, стань с землей единым целым. Мы пришли из земли и однажды в нее уйдем. Двадцать минут насыщайся энергией земли — ибо земля даст тебе столько энергии, что твой танец приобретет другое качество, — потом двадцать минут танцуй. Это может быть любой танец. Включи музыку и танцуй.

Если это сложно, если погода холодная или у тебя нет частного пространства на свежем воздухе, можешь делать то же самое в своей комнате. Но лучше делать это на свежем воздухе. Если погода холодная, накройся шерстяным одеялом. Ищи различные средства и способы, но продолжай. Через шесть-восемь месяцев таких занятий ты заметишь значительные перемены.

Чем хуже, тем лучше.

Стань на сорок минут плохим — настолько, насколько это только возможно. Запрись, разбросай по комнате подушки. Отключи-телефон, скажи всем, чтобы тебя не беспокоили в течение часа. Повесь на дверь записку, чтобы в течение часа тебя не тревожили. Создай мрачную атмосферу. Поставь депрессивную музыку, почувствуй себя умирающим. Сядь и почувствуй себя плохим. Повторяй «нет» как мантру.

Представь сцены из прошлого — когда ты ощущал депрессию, не хотел жить и думал о самоубийстве, — приукрась их. Воссоздай заново эту ситуацию. Твой ум будет тебе мешать. Он будет говорить: «Что ты делаешь? Ночь так прекрасна, на небе полная луна!» Не слушай ум. Скажи уму, чтобы он возвращался позже, ибо сейчас ты полностью посвятил себя всему плохому. Плачь, рыдай, кричи, вопи, ругайся, делай все, что ты хочешь. Но помни одно — ты не должен быть счастливым. Не оставляй счастью ни малейшего шанса. Если поймаешь себя на обратном, немедленно дай себе пинка! Вернись назад, начни бить подушки, сражаться с ними. Будь отвратительным! Ты обнаружишь, что быть плохим в течение сорока минут очень сложно.

Это один из основных законов ума — если ты стараешься сделать что-то плохое осознанно, у тебя ничего не получается. Но ты все равно это делаешь — и если ты делаешь это осознанно, ты ощущаешь разделение. Ты это делаешь, но ты наблюдатель; ты не уходишь в это действие с головой. Возникает дистанция, и это прекрасно.

Через сорок минут резко из этого вынырни. Отбрось подушки в сторону, зажги свет, поставь красивую музыку и двадцать минут просто танцуй. Скажи: «Да! Да! Да!» — пусть это станет твоей мантрой. После этого прими хороший душ. Это поможет тебе избавиться от всего отрицательного и позволит принять позитивное отношение ко всему.

Действуй от противного.

Если ты часто гневаешься, сделай что-то противоположное, чтобы избавиться от пагубной привычки. Если ты избавляешься от пагубной привычки, высвобождается энергия. Если ты не используешь эту энергию, привычка снова возвращается; иначе куда может исчезнуть эта энергия? Поэтому всегда совершай что-то с точностью до наоборот.

Если тебе грустно, попробуй себя развеселить. Это сложно, потому что привычный путь — путь наименьшего сопротивления. Следовать ему легче. А чтобы себя развеселить, нужно приложить усилие. Ты должен осознанно дать бой мертвым привычкам твоего ума. То есть тебе нужно будет его перепрограммировать. Создать новую привычку быть веселым и счастливым.

Если ты не создашь новую привычку быть счастливым, вернется старая привычка. Ибо энергии нужен выход, ты не можешь ее этого лишить. Ты просто умрешь, ты задохнешься. Если энергия не становится любовью, она прокисает, горкнет и превращается в печаль и гнев. Печаль, как и гнев или несчастье, — не проблема. Проблема в том, чтобы снова не вернуться в прежнюю колею.

Поэтому живи немного более осознанно. И если ты обнаруживаешь, что возвращаешься к старым привычкам, тут же сделай что-то в точности противоположное. Не жди ни единой секунды! Это просто — нужно только уметь это делать. Просто нужно что-то сделать.

Что угодно. Можешь пуститься в танец или отправиться на длительную прогулку. И ничего, что вначале твой танец будет немного грустным. Это нормально — тебе грустно, как ты можешь сразу развеселиться? Начни танцевать в печальном настроении, грусть уйдет — ты привнес в свою грусть нечто новое. Раньше, когда ты был несчастен или тебе было грустно, ты никогда не танцевал. Ты загнал свой ум в тупик. Поскольку он оперирует только известным, он не знает, что думать. Появляется что-то новое, и ум уже неэффективен.

Мы все специалисты в том, что касается печали, гнева, несчастья. Ты боишься потерять этот действенный опыт.

Чувствуешь грусть — танцуй. Или встань под душ и наблюдай, как из твоего тела уходит грусть. Почувствуй, как вода смывает грусть, точно так же как она смывает грязь и пот. И посмотри, что произойдет.

Как трансформировать ревность

Если ты страдаешь от ревности, наблюдай, как она появляется — как она завладевает тобой, окружает тебя, омрачает твой ум, пытается тобой манипулировать. Как она подталкивает тебя к пути, которым ты никогда не хотел следовать, как она создает у тебя огромное чувство разочарования, как она разрушает твою энергию, как она погружает тебя в состояние депрессии. Просто наблюдай, как это происходит.

Просто наблюдай все как оно есть — без осуждения, без приятия, без оценок «за» или «против». Ты — независимый свидетель. У тебя должен быть очень научный подход к наблюдению.

Один из наиболее важных вкладов науки — неоценочное наблюдение. Ученый экспериментирует без выводов или оценок. Если у него уже есть в уме какая-то идея, он не ученый; эта идея повлияет на результат эксперимента.

Ты — ученый в своем внутреннем мире, твой ум — твоя лаборатория. Помни — наблюдай без осуждения. Не говори: «Ревность — это плохо». Как знать? Ты это слышал, но это то, что говорили другие люди. Это не твой опыт. У тебя должен быть экзистенциальный, эмпирический подход. Если ты не доказал этого экспериментально, ты не должен говорить «да» или «нет». Нужно полностью отказаться от суждений. И тогда наблюдай ревность как чудо.

Чтобы точно определить, что это такое, ты не принимаешь решение заранее. Что такое эта ревность? Что такое эта энергия, которая называется ревностью? Наблюдай ее, как если бы ты наблюдал цветок розы, — просто наблюдай ее. Если у тебя нет идеи, ты не обусловлен. Ясность обретается только теми, у кого нет идеи. Наблюдай ее, и она станет для тебя прозрачной, ты поймешь, что все это глупость. Если ты осознаешь, что ревность — это глупость, она исчезнет сама по себе. Тебе не нужно ничего делать.

Как наблюдать секс.

Занимайся сексом, в этом нет ничего плохого, но будь свидетелем. Наблюдай каждое движение тела; наблюдай игру энергии, как она уходит вниз; наблюдай оргазм, наблюдай то, что происходит, — как два тела движутся в одном ритме. Наблюдай, как бьется сердце, — оно стучит все сильней, наступает момент, когда оно стучит как сумасшедшее. Наблюдай теплоту тела; кровь циркулирует сильней. Наблюдай дыхание; оно становится бешеным и хаотичным. Понаблюдай, в какой момент ты начинаешь вести себя бессознательно. Понаблюдай, с какого момента ты не можешь вернуться назад. Тело действует настолько машинально, что ты теряешь контроль. За мгновение до эякуляции ты полностью теряешь контроль, и тело берет свое.

Наблюдай, как бессознательный процесс сменяет процесс сознательный. Момент, когда ты контролировал процесс и от которого ты мог вернуться назад, сменяет момент, после которого ты не можешь вернуться назад — тело взяло свое, ты потерял контроль. Наблюдай все, и ты заметишь миллион нюансов. Нет ничего сложнее секса — в нем полностью задействованы тело и ум. Не задействован лишь наблюдатель.

Свидетель всегда остается по другую сторону. Но такова его природа. Если ты обнаруживаешь это, ты стоишь на вершине холма, и тогда все происходящее в долине тебя не беспокоит. Ты просто наблюдаешь; о чем тебе заботиться? Все как будто происходит не с тобой.

От желания к любви.

Если у тебя возникает сексуальное желание, у тебя есть три пути. Первый — его удовлетворить — это обычный порядок вещей, все это делают. Второй путь — подавить его, вытеснить его из сферы сознательного во мрак подсознательного, бросить его в подвал твоей жизни. Это то, что делают ваши так называемые выдающиеся люди — махатмы, монахи. Оба пути направлены против природы, внутренней науки трансформации.

Третий путь — попробовать ступить на него решается редкое меньшинство — закрыть глаза, когда возникает сексуальное желание. Это очень важный момент: появление желания — проявление энергии. Это как восход солнца. Закрой глаза; это хороший момент для созерцания. Опусти внимание в сексуальный центр, где ты ощущаешь вибрацию, удовольствие, возбуждение. Ты — безмолвный свидетель, ты наблюдаешь, но не осуждаешь. Как только ты начинаешь осуждать, ты отвлекаешься. Точно так же, как только ты сосредоточиваешься на переживании удовольствия, ты соскальзываешь в бессознательное. Будь бдителен и внимателен, ты просто твердо удерживаешь свое осознание. Ты наблюдаешь свой сексуальный центр — какая в этом центре сосредоточена энергия?

Не навешивай ярлыки, слова все только портят. Даже если ты называешь это «секс», ты тут же начинаешь это осуждать. Само это слово носит осуждающий оттенок. Или, если ты принадлежишь к другому поколению, это слово стало для тебя священным. Так или иначе, оно всегда связано с эмоцией. А любое слово, с которым связана эмоция, становится препятствием на пути осознания.

Поэтому не давай ему определений, просто наблюдай, как вокруг сексуального центра сосредоточивается энергия. Возникает возбуждение — наблюдай его. Наблюдая его, ты ощутишь совершенно новое качество энергии, ты увидишь, как она поднимается вверх; она прокладывает в тебе путь. Когда она начнет подниматься вверх, ты ощутишь, как на тебя нисходит спокойствие, как тебя окружает благословение и благодать. И больше нет боли.

Это действует очень мягко, как бальзам. Чем сильней осознание, тем выше поднимется энергия. Если она может подняться к сердцу, что не очень сложно — это сложно, но не очень сложно, — если ты сохраняешь бдительность, ты увидишь, что она поднялась к сердцу, ты впервые узнаешь, что такое любовь.

Почувствуй свою боль.

Если кто-то тебя обижает, будь благодарен ему за то, что он дал тебе возможность почувствовать глубокую обиду. Он открыл в тебе эту рану. Она может быть причинена множеством обид, которые ты испытал. Другой человек может не быть причиной страдания, но процесс уже запущен. Закрой дверь в комнату, спокойно сядь, не испытывая по отношению к этому человеку гнева, однако полностью осознавая возникающее в тебе чувство — чувство обиды, что тебя отвергли, что тебя оскорбили. Ты будешь удивлен тем, что у тебя в памяти возникнет не только этот человек: перед твоим мысленным взором предстанут все мужчины и женщины, которые когда-либо тебя оскорбляли.

Ты не только начнешь их вспоминать, ты начнешь от них освобождаться, ты вернешься в прошлое. Почувствуй обиду, почувствуй боль, не избегай их. Вот почему во многих видах терапии пациенту предлагают не принимать никаких лекарств во время терапии. Причина простая — лекарства — способ убежать от страдания.

Не пытайся избавиться от страдания и боли. Вначале переживи их во всей их полноте. Это сложно — ты можешь начать плакать, как ребенок, ты можешь начать кататься по земле, у тебя могут начаться судороги. Ты вдруг можешь осознать, что из сердца боль распространилась по всему телу — что у тебя все болит, что все твое тело — сплошная боль.

Если ты можешь это пережить — а это очень важно, — начни это принимать. Не отказывайся от этого. Это очень драгоценная энергия, не отказывайся от нее. Поглощай ее, пей ее, принимай ее, зови ее, будь ей благодарен. Скажи себе: «В этот раз я не буду ее избегать, в этот раз я не буду ее отбрасывать, в этот раз я не буду ее отвергать. Я выпью ее, я приму ее как гостью. В этот раз я ее приму».

Это может занять несколько дней, но когда это произойдет, ты наткнешься на дверь, которая уведет тебя очень далеко. Ты встал на новый путь, ведущий к обретению нового вида сущности, — ибо как только ты перестаешь отвергать боль и принимаешь ее, ее энергия и качество меняются. Это уже не боль. Ты удивлен, ты не можешь поверить. Это просто невероятно — ты не можешь поверить, что страдание можно трансформировать в восторг, что боль может стать удовольствием.

Перестань быть обусловленным прошлым.

Печаль — та же самая энергия, которая может стать счастьем. Если ты не видишь, как расцветает твое счастье, ты грустишь. Ты грустишь, если видишь, что кто-то другой счастлив; ты думаешь: «Почему это происходит не со мной?» Это может случиться и с тобой! Здесь нет проблемы. Для этого ты должен перестать быть обусловленным твоим прошлым. Чтобы это произошло, нужно приложить немного усилий, чтобы раскрыть себя.

Начни свою медитацию поздно вечером. Представь, что ты не человек. Можешь выбрать любое животное. Нравится кошка — пусть будет кошка. Нравится собака — пусть будет собака… или тигр; это может быть любое животное, которое тебе нравится, мужского или женского рода.

Выбери животное и стань им. Передвигайся по комнате исключительно на четвереньках, стань этим животным. Пятнадцать минут наслаждайся этой фантазией. Если ты собака — лай и делай все, что обычно делает собака. Пусть это доставит тебе удовольствие! И ничего не контролируй, ведь собака не может контролировать. Собака абсолютно свободна, она делает все, что ей взбредет в голову. Не привноси в это человеческий момент контроля, ты собака и все тут. Пятнадцать минут броди по комнате, лай, прыгай.

Продолжай так семь дней. Это поможет — ты нуждаешься в животной энергии. Ты слишком цивилизован, и это тебе мешает. Это тебя парализует. Это хорошо в небольших дозах, но опасно в больших. Человек должен уметь быть животным. Если ты научишься быть диким хотя бы немного, твои проблемы начнут исчезать.

Так что несколько дней просто делай одно и то же: когда ты чувствуешь себя несчастным, медленно в это углубляйся; делай медленные движения — скажем, движения Тайцзи.

Если тебе грустно, прикрой глаза, пусть веко движется очень медленно. Медленно углубляйся в это, наблюдай все, что происходит вокруг. Ты настолько замедлен, что можешь видеть каждое волокно ткани.

Несколько дней выполняй медленные движения, вообще делай все медленно. Например, прогуливайся медленней обычного с того момента, как ты замедлил свой темп. Так же медленно ешь… пережевывай пищу тщательней. Если обычно у тебя уходит на еду двадцать минут, доведи это время до сорока минут; замедли этот процесс вполовину. Если ты открываешь глаза быстро, делай это медленней. Также вдвое медленней обычного принимай душ; и так — со всем.

Тогда твой организм тоже автоматически замедляется. Это один и тот же механизм — злишься ты, разговариваешь или гуляешь. Это не разные механизмы; это один и тот же органичный механизм. Замедляя свой темп во всем, ты будешь удивлен: в том числе замедлятся твои страдание и печаль.

Будда использовал этот подход для своих учеников и самого себя. Он предлагал медленно ходить, разговаривать, совершать каждое движение настолько медленно, как будто у тебя нет энергии. Происходит удивительное: замедляются твои мысли, желания, старые привычки. Продолжай так три недели.

Активные медитации Ошо

Ниже — перечень наиболее широко используемых Активных медитаций Ошо с кратким описанием. Каждая медитативная техника сопровождается специальной музыкой, написанной под руководством Ошо, чтобы систематизировать и поддержать каждую стадию процесса.

Динамическая медитация Ошо — медитация, состоящая из пяти стадий. Начинается она с глубокого, хаотического дыхания животом. Сопровождается катарсисом, энергетическим высвобождением, а также ощущениями покоя, сосредоточенности, праздника. Одна из наиболее физически сложных, а также эмоционально очистительных Активных медитаций Ошо. Ею лучше заниматься первым делом, как только ты проснешься.

Кундалини-медитация Ошо. «Сестринская» медитация по отношению к Динамической медитации. Эту технику обычно выполняют в конце дня или ранним вечером. Позволяет встряхнуться, легко и естественно — в танце — избавиться от стресса и напряжения. Завершается периодом безмолвного наблюдения.

Медитация Ошо Натараджа. Абсолютно расслабленно танцуй сорок пять минут в тишине и покое.

Медитация Ошо Надабрахма. Основанная на древнем тибетском методе, эта техника начинается с гудения. Мягко открывает все энергетические центры в теле, сопровождается грациозными, медленными движениями рук, завершается периодом молчания. Способствует сосредоточенности, исцелению, расслаблению.

Более подробную информацию, а также описание техник, включая демонстрацию видео разных стадий, смотри на www.osho.com/meditation.

Об Ошо

Большинство из нас живет в рамках времени, в воспоминаниях о прошлом и раздумьях о будущем. Очень редко мы соприкасаемся с настоящим, не имеющим никакого отношения ко времени: так бывает в мгновения восторга неописуемой красотой или в минуты неожиданной опасности, такие ощущения мы испытываем на свидании с любимым или от нежданного сюрприза.

Очень немногие способны освободиться от ограничений времени и ума, амбиций и соперничества и жить в мире вечности. Из этих немногих лишь некоторые попытались передать свой опыт людям. Лао-цзы, Гаутама Будда, Бодхидхарма… и наши современники Георгий Гурджиев, Рамана Махарши, Джидду Кришнамурти — соотечественники считали их чудаками и сумасшедшими при жизни; а после смерти их стали называть «философами».

С течением времени они превратились в легенды: их воспринимали не как обычных людей из крови и плоти, а скорее как мифологических героев, воплотивших наше коллективное желание покончить с мелочностью и банальностью, с бессмысленностью нашей каждодневной жизни.

Ошо — тот, кто сумел найти способ прожить жизнь вне времени, в единственном измерении — в настоящем. Он называл себя «истинным экзистенциалистом» и посвятил жизнь тому, чтобы пробудить у других стремление к поиску, к поиску выхода из мира прошлого и будущего, к обретению мира вечности.

Ошо родился одиннадцатого декабря 1931 года в Кушваде, штат Мадхья-Прадеш, Индия. С самого раннего детства в нем проявлялся бунтарский и независимый дух. Он настаивал на том, чтобы каждый шел к истине своей дорогой, а не руководствовался чужими знаниями и убеждениями.

Став просветленным в двадцать один год, Ошо закончил учебу в университете. В течение нескольких последующих лет он преподавал философию в университете города Джабалпур. Ошо совмещал преподавание с поездками по стране, встречался с людьми разной социальной принадлежности; в своих публичных выступлениях он бросал вызов ортодоксальным религиозным лидерам, ставя под сомнение традиционные верования.

Он невероятно много читал; он читал все, что мог найти, чтобы расширить свое понимание различных систем верований и психологии современного человека.

К концу шестидесятых годов Ошо начал развивать свои методы динамической медитации. Он утверждал, что современный человек настолько обременен устаревшими традициями прошлого и заботами о жизни насущной, что ему предстоит пройти через глубокий процесс очищения, прежде чем он сможет хотя бы открыть для себя состояние не-ума, состояние медитативной расслабленности.

На Западе впервые услышали об Ошо в начале семидесятых. К 1974 году в Пуне, Индия, была создана коммуна Ошо, и вскоре с Запада хлынул поток посетителей.

В своих беседах Ошо затрагивал практически все аспекты развития человеческого сознания. Он указывал, что главным в духовном поиске современного человека является не теоретическое понимание, а собственный опыт.

Ошо не принадлежит ни к одному течению: «Я — начало абсолютно нового религиозного сознания». Он говорит: «Прошу не искать связь между мной и прошлым, о прошлом не стоит даже вспоминать».

Беседы Ошо с учениками и искателями со всего мира были опубликованы в более чем шестистах томах и переведены на десятки языков мира.

Ошо покинул тело девятнадцатого января 1990 года. Он был отравлен агентами американского правительства в 1985 году во время тайного содержания под стражей за техническое нарушение иммиграционных законов.

Огромная коммуна Ошо в Индии продолжает оставаться самым большим духовным центром в мире, привлекая тысячи людей со всего земного шара, желающих принять участие в семинарах по медитации, терапии, совершенствованию тела и творческих способностей или просто желающих побыть в стране Будды.

Любую информацию можно получить по следующему адресу:

OSHO COMMUNE INTERNATIONAL.

17 KOREGAON PARK, PUNE-1, MS, INDIA.

TEL. 0212 628562. FAX.0212 624181.

Е-mail: cc.osho@oci.sprintrpg.ems.vsnl.net.in

Web site: http://www.osho.org

Международный Ошо-центр медитации и отдыха

Международный Ошо-центр медитации и отдыха — это место, где люди сами могут познакомиться с новым стилем жизни, наполненной большей энергией, релаксацией и радостью. Центр расположен примерно в сотне миль к югу от Бомбея в городе Пуна, Индия. Здесь предлагаются самые разные программы, разработанные для тысяч людей, приезжающих сюда каждый год из сотен стран всего мира.

Город Пуна изначально задумывался как курорт — место отдыха для махараджей и богатых британских колонистов. Сегодня Пуна — это процветающий современный город с высокоразвитой промышленностью, в котором находится несколько университетов. Ошо-центр медитации и отдыха протянулся более чем на сорок акров по загородной лесистой местности, известной как Корегаон-Парк. На его территории расположен комфортабельный отель, а в окрестностях расположено большое количество самых разных гостиниц. Также местные жители предлагают частные квартиры, где можно остановиться на срок от нескольких дней до нескольких месяцев.

Все программы отдыха основаны на представлениях Ошо о качественно новом человеке, который способен как творчески участвовать в повседневной жизни, так и расслабляться, впадая в состояние умиротворенности и медитации. Большинство программ проводятся в современных помещениях с кондиционерами. Они предусматривают несколько видов индивидуальных занятий, курсов и семинаров, на которых обсуждаются самые разные темы: творчество и искусство, холистические методы лечения, трансформация личности и терапия, эзотерические науки, «дзэн»-подход к спорту и отдыху, проблемы взаимоотношений и проживание важных жизненных этапов в жизни мужчины и женщины. Индивидуальные занятия и групповые семинары проводятся в течение всего года. Кроме того, составлено полное расписание ежедневных медитаций.

В меню уличных кафе и ресторанов, расположенных на территории центра, включены как блюда традиционной индийской кухни, так и самые разные интернациональные блюда. Все блюда готовятся из овощей, выращенных органическим способом на собственной ферме коммуны. Курорт обеспечивается очищенной, качественной водой.

Раджниш Бхагаван Шри