Собака-спасатель: Подготовка и обучение

Собака-спасатель: Подготовка и обучение

М.И. Усов Собака-спасатель: Подготовка и обучение

ПРЕДИСЛОВИЕ

Произошло землетрясение. Пронесся ураган. В горах сошла снежная лавина. Живые, иной раз даже без малейшего повреждения люди задыхаются под развалинами или слоем снега. Спасатели могут ходить над ними и не подозревать об этом… А спасательные собаки?

Хотя среди тех, кто осуществляет помощь населению в районах стихийных бедствий, имеются опытные специалисты, даже они нередко оказываются бессильными. Поиски требуют продолжительного времени, а вероятность остаться в живых после нескольких часов пребывания в лавине или руинах невелика. Поэтому часто случается, что пострадавших обнаруживают слишком поздно, а иногда не обнаруживают и совсем.

В считанные минуты отыскать человека, находящегося под руинами, слоем грунта или снега, способны только специально обученные собаки. Поиск с собакой позволяет сэкономить время, что часто дает возможность спасти пострадавшему жизнь. Кроме того, сокращаются крупные материальные затраты на продолжительную работу многих спасателей. Поэтому проблема замены работы целого отряда спасателей использованием одной обученной собаки заслуживает серьезного внимания.

Автор книги — ветеран альпинизма, долгие годы работавший инструктором в альпинистских лагерях, участвовал во многих спасательных мероприятиях. За работу по организации службы поисково-спасательных собак он награжден медалью «50 лет служебного собаководства», медалью «Спасательной службы Чехословакии». Его статьи о поисково-спасательных собаках многократно публиковались в сборниках и журналах. В данной книге автор обобщает свой многолетний опыт, а также практику работы с собаками поисково-спасательной службы.

Книга поможет работникам спасательных служб многих ведомств и спасательных формирований в их нелегкой работе.


М.И. Ануфриков

Ответственный секретарь комиссии по спасательной службе Госкомспорта, заслуженный мастер спорта по альпинизму

СОБАКИ СПАСАЮТ, ПРЕДСКАЗЫВАЮТ, РАССУЖДАЮТ…

Памяти сенбернаров…

Для нахождения после стихийных бедствий пострадавших, которые оказались заваленными и невидимыми на поверхности, издавна прибегали к помощи обученных собак. Совсем недавно установлено, что в Средней Азии задолго до сенбернаров для этих целей применялись спасательные собаки, но подробных сведений о них немного. В горах Памиро-Алая у перевала Сандык на скале найден рисунок собаки, спасающей человека. Полагают, что на рисунке, которому не менее полутора тысяч лет, изображен легендарный пес-спасатель Аяс.

Могучие, выносливые и добродушные сенбернары спасали путников у перевала Большой Сен-Бернар в районе одноименного монастыря, построенного в Швейцарии в Х веке. Работа по выведению этой породы специально для спасения людей была начата в XIV веке. Судя по описанию и чучелу Старого Барри, хранящегося по сей день в музее города Берна, сенбернары тех времен мало походили на своих потомков. По своей конституции и поведению они больше напоминали современных среднеазиатских и кавказских овчарок.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Памяти сенбернаров…

Старый Барри стал символом собаки-спасателя.

Стоит напомнить, что только один Старый Барри за 12 лет своей работы спас 40 человек. По последним исследованиям сенбернары за период их службы в горах спасли не сотни, а тысячи людей. Они находили и спасали не только в лавинах, но и засыпанных снегопадом, обвалами, заблудившихся в пургу. Эту работу собаки выполняли совершенно самостоятельно. Найдя пострадавшего, они помогали ему прийти в сознание и добраться до приюта. Если это не удавалось, собаки возвращались в монастырь, поднимали тревогу и приводили людей к месту происшествия. Сохранилось несколько старинных изображений Барри со спасенным ребенком на его могучей спине. Бочонков же с ромом, как часто изображают на рисунках более позднего времени, сенбернары в период их «трудовой деятельности» на шее не носили.

Санитарные собаки

Санитарные собаки, предназначенные для нахождения и перевозки раненых, применялись в армиях многих стран давно. В период Русско-японской войны на собачьих упряжках успешно вывозили раненых с поля боя. В Первую мировую войну на ряде участков боевых действий собаки доставляли на передовые позиции медикаменты.

Во Второй мировой войне собаки кроме этих целей применялись в формированиях гражданской обороны. Например, только одна собака санитарной службы по кличке Ирма спасла после воздушных бомбардировок Лондона в руинах разрушенных зданий 17 человек. В истории не было такого массового и эффективного применения служебных собак, как во время Великой Отечественной войны в Советской армии. На счету четвероногих тружеников более 600 тысяч вывезенных с поля боя раненых воинов.

Санитарные собаки, не боясь выстрелов и взрывов, помогали находить раненых на пересеченной местности, в дыму, тумане и ночью, когда нахождение обычным путем невозможно. Такие собаки могли тщательно обыскивать местность, находясь на значительном расстоянии от своего вожатого, находить раненых, оповещать об этом и подводить санитаров кратчайшим путем. Для оповещения к ошейнику собаки подвешивалась специальная палочка (поноска-указатель), которую она брала в рот, возвращаясь к вожатому после нахождения раненого. Эти собаки работали в любую погоду, но находили пострадавшего только на поверхности.

Собаки поисково-спасательной службы

История нового применения собак для нахождения пострадавших под толщей завала такова. Во время Второй мировой войны швейцарские санитары для нахождения раненых применяли немецких овчарок.

С постройкой в послевоенные годы густой сети канатных дорог и развитием горнолыжного спорта в горы хлынула огромная волна спортсменов и туристов. Количество лавинных жертв заметно увеличилось. Тогда-то в Швейцарском альпийском клубе (ШАК) вспомнили былую славу сенбернаров и решили использовать оставшихся после войны санитарных собак для поиска людей в лавинах.

Результаты оказались положительными — после прохождения специального курса обучения собаки в первый же год спасли более 10 человек. Через несколько лет ШАК уже имел достаточное количество хорошо подготовленных поисковых собак и проводников.

Название собака поисково-спасательной службы (ПСС) близко наименованию английской ассоциации «Search and rescue dog association»: Однако и в самой Англии, преимущественно в Шотландии, бытует также другое название — лавинная собака, которое распространено и в других странах Европы. Бытуют и такие названия этих собак: поисковые, спасательные, захранные и др. К сожалению, до сих пор нет единого международного наименования собак этой службы, и, что еще важнее, — нет единых нормативов проверки уровня профессиональной подготовки проводника и собаки, а также их «четкого места», прав и обязанностей при работе в зоне ЧС.

Швейцарский опыт поисково-спасательных работ с собаками, организация их подготовки и подразделение на классы вскоре был перенят многими странами с небольшими поправками к их географическим и другим особенностям. В настоящее время во всех странах Европы спасательные службы успешно применяют собак, количество которых постоянно растет.

Служба спасателей-кинологов России

На обширной территории нашей страны случаются все виды стихийных бедствий. По данным Проблемной лаборатории снежных лавин и селей МГУ им. Ломоносова, около 20 % ее территории является лавиноопасной в связи с характером рельефа. Еще большую площадь занимают селеопасные районы.

Кроме увеличения концентрации людей в обжитых горных районах (Кавказ, Хибины, Урал), у нас, как ни в одной другой стране, происходит освоение и заселение новых районов Западной и Восточной Сибири. Их посещают многочисленные научные экспедиции, изыскательские партии и проч. В горах ведутся большие стройки, постоянно находятся тысячи туристов, альпинистов, других спортсменов. Очевидна необходимость усиления борьбы со всеми видами стихийных бедствий.

В 1972 году Федерацией альпинизма СССР было принято решение о создании общественной Службы поисково-спасательных собак (СПСС). Для осуществления этой задачи при Федерации была организована Комиссия по развитию СПСС, а в 1974 году с помощью Федерации служебного собаководства СССР разработана первая программа подготовки собак ПСС.

Русская методики подготовки собак ПСС имеет перед зарубежной ряд преимуществ: мы значительно ускоряем и облегчаем подготовку собак тем, что половину занятий проводим с закапыванием не статиста, а лишь предметов с его запахом. Трудоемкое вырывание для него в плотном снегу или грунте глубокой траншеи заменили закапыванием статиста в любом углублении рельефа с сооружением над ним каркаса из жердей с последующей засыпкой, что значительно ускоряет и облегчает работу. Наши собаки не только находят пострадавшего, но и оповещают об этом лаем и подводят проводника к месту нахождения, что очень важно в ночное время, при плохой видимости. Наши собаки находят человека не только под снегом, но и под слоем грунта, в лесном завале и других местах. Применение же некрупных собак (50–55 см в холке) облегчает их содержание, транспортировку и работу в глубоком снегу, руинах и завалах.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Служба спасателей-кинологов России.

Собаки предсказывают

Причина столь широкого использования собак ПСС во многих странах проста. Вероятность остаться живым после двух часов пребывания в глубине завала невелика, поэтому применение собак дает не просто экономию времени, а буквально — спасение человеческих жизней.

Природные возможности собаки, богатства ее психики используются человеком меньше чем наполовину. В урбанизированном обществе собаки служат в основном для развлечения, импозантных кинологических выставок. Потомок «серого волка» чахнет и вырождается в тепличных условиях города и от безделья. Как не повторить вещие слова Сент-Экзюпери! «Люди забыли эту истину… Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил».

Собаки предсказывают не только землетрясения, но и другие стихийные бедствия. Точнее сказать, собаки, как и другие животные, чувствуют и проявляют эту чувствительность своим необычным поведением. Чувствительность их к различным явлениям природы превосходит человеческую, как и обоняние, в сотни раз и больше, что вызывает крайнее удивление, непонимание и даже недоверие.

Вот что говорит об этом в научном плане известный английский сейсмолог Дж. Эйби: «Предсказания за день или более до землетрясений объясняются тем, что животные ощущают какие-либо предваряющие землетрясения, информации земной поверхности, которые находятся за пределами чувствительности человека»[1]. Следует добавить, что при тревоге, поднятой животными, форшоки, то есть какие-то тончайшие предвестники землетрясения, сейсмической аппаратурой не фиксируются. Безусловно, кроме запаховой информации собаки, обладая большим диапазоном к высокочастотным звукам, получают и звуковую.


Рассмотрим несколько случаев, когда собаки своим поведением предсказывали стихийные бедствия.


Случай 1. В горном швейцарском поселке снежная лавина засыпала пятерых крестьян. Немедленно к месту происшествия прибыли 2 пограничника с собакой. Пока отрывали вскоре обнаруженных четырех пострадавших, собака, самостоятельно обследовав большую территорию вокруг, начала разрывать снег на значительном расстоянии. Быстро с помощью лавинных лопат был извлечен с глубины 1 м пятый пострадавший… Дальше произошло необычное. Как бы предчувствуя приближающуюся опасность, собака сжалась в комок, подняла морду, прижала уши и жутко завыла. Через несколько минут после того, как спасатели вместе с пострадавшими покинули лавинный вынос, со склона сошла вторая лавина еще больших размеров, которая засыпала бы всех вместе.

Случай 2. Хозяин овчарки вернулся домой поздно, спать не ложился. Его жена читала, дочка спала в кроватке. Неожиданно собака рванулась с места, схватила девочку за рубашку и кинулась в дверь. «Такого никогда не было… взбесилась» — подумал хозяин. Он схватил ружье и вместе с женой выбежал на улицу. В этот момент дом сзади зашатался и рухнул. Затрясло, закачало, весь город стал рушиться на глазах. Так началось землетрясение в Ашхабаде.


Подобных примеров поведения собак можно привести множество. В отечественной литературе с 1972 г. зарегистрировано более двадцати стихийных бедствий, предсказанных аномальным поведением животных. Зафиксированы случаи «предсказания» собаками и другими животными землетрясений в Армении и Нефтеюрске. Большое число таких случаев за последние годы отмечено в странах Юго-Восточной Азии.

У собак различают несколько видов реакций психики перед бедствием.

1-й вид — общее возбуждение в результате неясной тревоги. Оно выражается в повышенной двигательной активности, вое, лае и т. п. 2-й вид реакции — целенаправленное поведение, связанное с появлением опасности в экстремальной обстановке. Животные бегут из помещений, покидают места обитания. Собаки обладают еще и другим видом поведения — преодоление страха, инстинкта самосохранения ради спасения почитаемого ими члена своего клана, которым собаки считают каждого хорошего хозяина. Во всех случаях собаки учуяли, услышали, уловили каким-то неизвестным нам чувством надвигающуюся опасность и проявили сложное поведение, то есть скомплексировали свое инстинктивное поведение с ярко выраженной рассудочной деятельностью.

К причинам, вызывающим аномальное поведение животных перед началом стихийных бедствий, относят: изменения в магнитных полях, появление инфра- и ультразвуков новых параметров, выделение из земной коры неулавливаемых человеком и приборами газов и запахов, электростатическое заряжение аэрозолей воздуха и другие, пока мало изученные.

Собаки рассуждают

«Ничто человеческое не чуждо животному», — сформулировал Ч. Дарвин то, о чем думал человек со времен Аристотеля. Не вдаваясь в полемику о том, на какой уровень разумных действий (который весьма различен у каждой особи) собаки способны, возьмем за основу определение академика Л.В. Крушинского, к тому же хорошего охотника и знатока собак.

Под способностью животных рассуждать или соображать, называемой в науке «элементарной рассудочной деятельностью» (ЭРД) будем понимать «выполнение животным в новой обстановке целесообразного поведенческого акта, осуществляемого на основе улавливания эмпирических законов окружающей среды»[2].

Поднятие тревоги лаем, визгом — также поведение инстинктивное. Но когда собака, преодолевая страх и инстинкт самосохранения, проявляет действия для спасения своего хозяина, — включается ЭРД. Сама привязанность, любовь и забота о хозяине включают элемент рассудочной деятельности, так как вырабатывается не на рефлексах, подкрепляемых дачей корма и теплого угла. В экстремальной обстановке землетрясения ЭРД, «дремлющая» в повседневной жизни, проявляется ярко и сопровождается соответствующим поведением, поступком.

О том, как развивать на занятиях и пользоваться ЭРД собаки в сложных условиях ЧС, методологических разработок не существует. Можно лишь пожелать, чтобы каждый проводник с первых шагов занятий с собакой не только знал об этом, но сумел бы использовать богатые возможности ее высшей нервной деятельности, помня, что всякая работа осуществляется на основе трех компонентов: инстинктах, обучаемости и рассудке. В повседневной жизни поведение собак и других животных представляет собой комплекс всех этих компонентов.

ОБОНЯТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА СОБАКИ

Обоняние — чутье

Современное учение об обонянии и запахах, содержащее еще неразрешенные вопросы, относится к наиболее сложным областям науки. Несмотря на многочисленные исследования, эта область знаний до сих пор пестрит «белыми пятнами». Излагаемые ниже сведения, так нужные для работы с собаками ПСС, — лишь самое необходимое в предельно сокращенной форме.

Запахи являются главным источником информации, получаемой собакой из внешней среды в течение всей жизни. Условные рефлексы на запах у нее вырабатываются скорее и легче, чем на любой другой раздражитель, сохраняются более стойко.

Характерными особенностями обонятельной системы собак, как и других млекопитающих, являются, помимо высокой абсолютной чувствительности к определенным веществам, большая скорость проведения высокоточного анализа, установление отдельных компонентов в сложных смесях, а также способность запоминания смесей многих компонентов и последующего их узнавания даже при частичном изменении состава. Более того, обонятельная система собак может обнаруживать сложные смеси запахов и узнавать их как единый стимул. Это уникальное свойство не требует разделения смесей на компоненты, что необходимо при анализах, производимых лабораторным путем. Способность обонятельной системы делать тонкие различия между смесями, содержащие одни и те же компоненты, но в различных соотношениях, делает ее особенно ценной информационной системой.

Обонятельная система млекопитающих обладает высокой чувствительностью к большому числу веществ. По определению кинолога-одоролога К. Сулимова, «обонятельный акт можно рассматривать как процесс перекодирования информации пахучих веществ в нервные импульсы, в результате анализа которых индивид получает необходимые сведения, после чего следует определенная поведенческая реакция при определенных условиях и внутреннем состоянии, включая индивидуальный опыт»[3].

Обоняние и чутье — понятия близкие, но не идентичные. Обоняние — это физиологическая способность животного организма к восприятию и различению запахов вообще. Чутье в широком смысле — способность животного обнаруживать какой-либо источник интересующего его запаха посредством органов чувств, преимущественно обоняния.

В собаководстве под чутьем понимают способность собаки обнаруживать совершенно определенный источник нужного запаха — человека, дичи, минерала и т. п. Охотники в понятие чутья вкладывают не только обонятельные способности, но также слух и зрение, которыми собаки всегда пользуются в комплексе, что значительно помогает им в работе.

Собаки «чуют ушами» благодаря определенной физической и физиологической закономерности. Например, на снежной поверхности звук, идущий от пострадавшего из снежного завала, испытывает полное внутреннее отражение, кроме небольшой конической зоны прямо над источником звука. Звуки, издаваемые пострадавшим, имеют длину волны значительно меньшую роста человека. Поэтому их может услышать только собака, чьи уши значительно ближе к поверхности снега. Прохождение голоса спасателей в глубь завала также затруднено. По этой причине при хорошей слышимости шагов, зондов — всего того, что движется непосредственно по снегу, пострадавший в завале не слышит голосов людей, но услышит лай собаки.

Собаки слышат лучше, чем люди за счет их повышенной чувствительности к высокочастотным звукам. Верхняя граница слухового диапазона у человека составляет около 20 тыс. Гц, у собаки — до 40 тыс. Гц. Поскольку собаки слышат более высокочастотные звуки, они реагируют на звуки технических приборов дистанционного переключателя ТВ-каналов, индикатора задымленности помещения, электронного ошейника против блох и других.

В среднем человек без труда различает несколько тысяч запахов, а опытный специалист — более десяти тысяч. Чутье характеризуется способностью собаки хорошо чуять только нужные в ее службе источники запаха. Другими словами, не всякое хорошее обоняние есть хорошее чутье, но хорошее чутье не может быть без хорошего обоняния.

Дрессировщику и проводнику важно понимать и «чувствовать», насколько сложный процесс происходит в организме собаки для обнаружения нужного запаха. Только тогда проводник станет чутким и внимательным к собаке во время поиска пострадавшего, поймет, почему благодаря «управлению» поиск иногда оказывается безрезультатным. Тогда будет понятным, почему нельзя тянуть и дергать поводок и вне работы, на прогулке, когда собака к чему-либо принюхивается, нюхает и, тем более, внюхивается. Ее мозговые центры, включая ЭРД, работают лишь при получении запаховой информации, без этого они бездействуют и слабеют, не говоря уже об ослаблении самого чутья. Важна не теория механизма взятия запахов, важна практика никогда не мешать работе обонятельного аппарата собаки.

Чутье-нюх — понятия и соответствующие им словарные значения не идентичны и не являются синонимами при оценке работы собак. В разговорном языке под «нюхом» кроме обонятельных способностей субъекта понимают ловкость найти что-либо нужное, его находчивость, смекалку.

Многие охотники употребляют это слово в значении «чутья» собаки. Однако «собачий нюх» — понятие более широкое и сложное. Оно включает целый комплекс индивидуальных акций поведения, таких как быстрая оценка и разгадывание сложной обстановки, предвидение ее изменений, ловкость в достижении цели и другие. Пользуясь на занятиях и спасательных работах понятием «чутье», как более определенным, четким, не следовало бы игнорировать и «нюх», расширяющий характеристику собаки в ее работе и повседневном поведении.

Из поведения животных, как диких, так и домашних, следует, что в зависимости от поставленной жизнью задачи, обстановки, уровня развития участвующих рецепторов и ЭРД целевые акции одного и того же животного будут значительно различаться. Так, делая лишь обход своей территории (двор, лес), собака или волк в спокойном состоянии при ориентировочном поведении используют в основном обоняние (нос). Но уловив запах «чужака» (человек, животное), автоматически включается чутье (нос + уши + глаза). Если при обходе территории «чужак» не обнаруживается, то определенные центры ЦНС возбуждаются дополнительно, и в работу включаются все резервы — нюх, ЭРД.

Начинающая собака делает поиск, пользуясь лишь обонянием (реагирует на все запахи вне участка и др.), чутье у нее еще не развито. Пройдя курс занятий ПСС, она начинает работать чутьем (разумеется, обоняние у нее не пропало — она воспринимает все запахи, но не нужные ей оставляет без внимания). Через 2 года работы она применяет для нахождения источника запаха (ИЗ) уловки и хитрости, то есть она обладает нюхом, что возможно лишь с включением в работу ЭРД.

Нюх — элементарная рассудочная деятельность

Получение запаховой информации и возможность двигательной активности являются необходимыми условиями для полноценной жизнедеятельности собак, как и других животных. По этой причине проявление ЭРД у них связывается именно с этими физиологическими функциями. Проявление у всех животных ЭРД происходит в затруднительных, экстремальных ситуациях, когда инстинктивное поведение и индивидуальное научение не обеспечивают выполнения новых в их жизни акций, в новых условиях окружающей среды. Экстремальная ситуация характеризуется измененной афферентацией (импульсы в ЦНС от органов чувств) и наличием фактора риска.

Острота чутья

Нет ни одного вида ощущений, который нельзя было бы развить посредством тренировки. Именно систематическая, регулярная тренировка по нахождению источника нужного запаха является лучшим средством для того, чтобы собака обладала хорошо развитым, острым чутьем. Способность обнаруживать искомый запах у тренированных собак в несколько раз больше, чем у нетренированных.

Острота чутья определяется величиной пороговой концентрации улавливаемого запаха и способностью так его перерабатывать, чтобы точно дифференцировать искомый запах от других и определить его местонахождение. Поэтому острота чутья собаки зависит не только от чувствительности обонятельных клеток, но и от анализа запаховой информации в перерабатывающих отделах мозга.

У собаки на первом месте по степени развития стоит обоняние, на втором — слух, на третьем — зрение. Не случайно поэтому обоняние первым из дистантных анализаторов начинает и последним заканчивает функционировать в ее жизни. Несмотря на это, комплексный раздражитель, образованный из зрительного и обонятельного компонентов, воспринимается нервной системой собаки в слитном виде как единый синтетический раздражитель, а не сумма составляющих его компонентов. Интеграция обонятельного и зрительного анализаторов определяется тесной функциональной связью зрительной и обонятельной систем.

Временное обострение обоняния собаки можно вызвать некоторыми искусственными приемами. Метод стимулирования заключается в том, что за несколько минут перед поиском с собакой играют, бегают — повышают ее общую нервную активность. До подачи команды «Ищи!» в течение нескольких секунд возбуждающе почесывают ее шерсть, произносят кличку с нарастающей интонацией. Перед самым пуском носовые отверстия собаки прикрывают рукой, что заставляет ее после удаления руки сделать максимально глубокий вдох. Эти приемы часто помогают ей с места уловить запах даже подпороговой концентрации.

Преобладающий тип поведения

В нахождении собакой ПСС пострадавшего помимо чутья участвует целый комплекс сенсорных систем. Кроме рассудочной деятельности не меньшую роль играет поисковая способность собаки, ее двигательный аппарат на основе преобладающего ориентировочно-поискового поведения[4]. Ему, начиная с щенячьего возраста, предшествует ориентировочная реакция, которая позже совершенствуется и преобразуется путем воспитания, обучения и тренировки. В отечественной литературе за отсутствием точного понятия и термина встречаются и другие, близкие им названия «ориентировочно-исследовательская», «обонятельно-поисковая» и проч. Среди различных видов поведения, проявляемых при внешних и внутренних раздражениях ЦНС, чаще какое-то одно у собаки бывает выражено более ярко, является преобладающим.

Ориентировочный тип поведения на новые или необычной силы раздражители проявляется в виде познавательных рефлексов путем принюхивания, прислушивания, рассматривания, облизывания, раскапывания. В процессе научения с накапливанием условных рефлексов ориентировочная реакция проявляется умереннее и, соединяясь с ними, обеспечивает собаке ориентирование в новой жизненной обстановке. Эта реакция в зависимости от условий научения и жизнедеятельности собаки видоизменяется и заменяется новой — чаще всего ориентировочно-поисковой, оборонительной и другими.

Сроки возникновения и степень проявления первоначального ориентировочного рефлекса и перехода его в зрелое, например ориентировочно-поисковое, поведение зависит от степени анатомической и физиологической зрелости соответствующих органов. Ориентировочная реакция проявляется у щенят с первого дня жизни сначала на запаховые и вкусовые раздражители. На запаховые — ориентировочная реакция отличается сразу стойкостью и четкой выраженностью, что имеет жизненно важное значение.

Вслед за развитием обонятельных, вкусовых и тактильных анализаторов происходит постепенное созревание и включение других — слухового и зрительного. Эти дистантные анализаторы воспринимают и обрабатывают отдаленные сигналы, благодаря чему расширяются и усложняются связи щенка с окружающей средой. Его свободное передвижение по местности и развитие двигательного аппарата является новым этапом в жизни. Улавливание запаховых и всех других раздражителей тесно связуется, переплетается с двигательными реакциями, формируя сложное поисковое поведение.

Стесненные «квартирой и поводком» самые богатые врожденные качества щенка не развиваются, а угнетаются и глохнут. По этой причине из щенка с лучшими «выставочными» родословными, выращенного до годовалого возраста в городской квартире, труднее сделать собаку ПСС, чем из бездомной дворняги, у которой все эти врожденные качества не угнетались, а развивались в естественных условиях жизни.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Преобладающий тип поведения.

Поиск «верхним чутьем»

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Преобладающий тип поведения. Поиск «верхним чутьем»

Поиск «нижним чутьем»

Ориентировочно-поисковое (ОП) поведение обеспечивает животным в естественных условиях нахождение добычи, пищи, воды и проч. В процессе жизнедеятельности и научения особи эта реакция обусловлена множеством условных рефлексов и образует комплексы с другими реакциями поведения. Работа служебных и охотничьих собак «верхним и нижним» чутьем, их совмещение целиком осуществляется на ориентировочно-поисковой реакции. Для собак всех служб эта реакция имеет первостепенное значение.

На основе ОП развивается такое поведение, как «чувство направления» — нахождение собакой за сотни километров своего дома, спасательной станции; «чувство опасности» — присутствие врагов собаки, опасных мест на рельефе и проч. При обучении, тренировке и постоянной работе ОП поведение переходит на более высокую ступень — поисково-обследовательское.

Хотя эта реакция потенциально присуща многим собакам, у некоторых она может быть выражена слабо и не быть преобладающей. Определение степени ее выраженности очень важно при приобретении собак и выборе методики их обучения.

Поисково-обследовательское (ПО) поведение характеризуется тем, что если при ОП собака более или менее быстро только ищет и находит невидимого пострадавшего, то при ПО она именно «обследует» самым тщательным образом данный участок, на котором может и не быть пострадавшего. Делает это она не по команде, а лишь с легких побуждений своего проводника. При таком обследовании с затрачиваемым временем не считаются. Если пострадавших на участке не оказалось, то результат работы не менее важен — проводник расписывается в документе: «На обследованном участке пострадавших нет».

Но бывает и так, что запах подпороговой концентрации, обычно не улавливаемый, при проявлении собакой ПО поведения аккумулируется в ее обонятельном аппарате — концентрация достигает пороговой и пострадавший «чудом» обнаруживается. Это поведение обычно проявляется у собак зрелого возраста. Именно они могут выполнить качественно «детальное обследование», тогда как молодые собаки чаще, подняв нос, стараются уловить запах верхним чутьем.

Реакция привязанности — сложное поведение собаки в форме ласкания, послушания, ожидания, следования за хозяином и проч. Это — врожденное поведение на основе «наследства», полученного от многовекового общения и совместных действий человека с собакой. Привязанность, подкрепляемая заботой и вниманием, — важнейшая реакция, основа прочного контакта дрессировщика с собакой, без которого невозможно ее обучение. Это поведение лежит в основе швейцарского метода подготовки собак ПСС. Работа спасательной собаки возможна лишь при хорошо развитой привязанности, так как в тяжелых и опасных условиях собака ищет и находит незнакомого ей пострадавшего, получая от этого удовлетворение и радость.

Каким бы острым чутьем ни обладала собака, работа сводится к нулю без ее информационных связей с проводником. Эти двусторонние связи сложны, динамичны и многоканальны. У служебных собак они почти целиком вырабатываются дрессировкой, у охотничьих в значительной степени — за счет врожденных реакций и натуральных условных рефлексов, образующихся на естественные свойства и качества безусловных раздражителей. Например, у собаки образуется натуральный условный рефлекс на внешний вид, голос, индивидуальный запах, определенные действия проводника и его помощника. Исключительно важным в работе с собакой является обратная информационная связь: от собаки — к человеку. Трудность и сложность такой связи обусловлена тем, что собака ПСС, как и других служб, хотя и может хорошо различать запаховые оттенки, но не умеет на них реагировать и оповещать, например, в завале живой человек или труп.

Научить собаку по-разному реагировать на различные запаховые раздражители и является задачей ее обучения. Для того чтобы проводник имел возможность своевременно и точно понимать все действия собаки, связанные с ее работой, запаховая информация, воспринимаемая и перерабатываемая обонятельным анализатором собаки, должна условно-рефлекторным путем включать соответствующие сигналы зрительного или слухового характера, доступные восприятию человека. По существу почти вся специальная дрессировка собак и развитие их породных качеств в использовании запахового анализатора сводится к выработке у них рефлексов и натуральных реакций, обеспечивающих обратную связь от собаки к человеку. Такая связь осуществляется путем перевода животным воспринимаемой запаховой информации на язык зрительных и слуховых сигналов.

Чтобы такая связь была надежной, а передаваемая информация достоверной, выработку у собаки сигнального поведения необходимо проводить с учетом формирующегося при этом стереотипа рабочего состояния, обеспечивая равновесие между возбудителями и тормозными процессами. Поэтому, например, не всякий сигнал, который может быть выработан у собаки искусством дрессировщика, оказывается целесообразным, и далеко не любая техника дрессировки является рациональной для обучения собак ПСС.

Биоритмы в работе, связанной с чутьем, играют для собаки важную роль. Игнорирование их не позволит сделать поиск эффективным, максимально использовать ее служебные возможности. Биоритмы — периодическое чередование состояния большей активности физической, психической, чутья и понижения активности — подразделяют на внешние и внутренние. Проявление внешних связано с периодами солнечной активности, временами года, временем суток и другими циклическими явлениями.

Внутренние биоритмы действуют под влиянием нервно-гуморальной системы, желез внутренней секреции. Особое значение для чутья имеет суточный биоритм, образующий периоды наибольшей работоспособности и вялости. Выделяют максимальную активность — утреннюю (с 8 до 12 час.) и вечернюю (с 18 до 24 час), уменьшение и минимум активности — в середине дня и ночные часы. Эти часовые данные очень приблизительны и корректируются поправками на индивидуальность собаки и конкретные условия окружающей среды.

Сложная система биоритмов требует четкого соответствия их чередования с объемами и сложностью даваемой собаке работы. Нарушение этого соответствия приводит к общим заболеваниям организма, ослаблению остроты чутья, неврозам.

Срыв чутья — частичный или полный выход из строя обонятельных способностей собаки для совершения работы, осуществляемой совместно с другими сенсорными системами. Он сводит на нет самый высокий уровень ее подготовки и мастерство, приобретенные за годы работы, сводя на нет и шансы нахождения собакой задыхающегося в завале пострадавшего.

Простейший и быстро проходящий срыв — это общефизическое переутомление или от продолжительной работы верхним и нижним чутьем. Не менее опасно перенапряжение нервной деятельности, приводящее к неврозу. Перегревание и переохлаждение, понижая остроту чутья во время работы, могут привести впоследствии к заболеваниям как дыхательных путей, так и всего организма.

Следует всегда учитывать, что собака получает большую дозу ядовитых веществ по сравнению с человеком, так как примеси обычно оседают, движение воздуха в приземном слое слабее, что затрудняет его очищение.

Если собака подвержена длительному воздействию одного и того же запаха, ощущение его слабеет, позже она может перестать его ощущать вообще. Происходит адаптация к этому запаху, объясняемое снижением интенсивности нервных возбуждений, передаваемых от рецепторов в мозг. Для того чтобы собака могла вновь его ощущать, необходимо вывести ее на некоторое время из зоны действия этого запаха.

От адаптации следует отличать общее утомление во время продолжительного поиска в связи с большой физической и нервной активностью при мышечной нагрузке, улавливании и переработке запаховой информации. Поэтому во время продолжительной работы через каждые 50 минут собакам надо давать 5-10-минутный отдых.

Вредное влияние на чутье собак оказывает засорение органов дыхания грунтовой, снежной пылью и дымом. Более вредное воздействие, вызывающее функциональные расстройства нервной системы и всего организма, оказывают газы и аэрозоли ядовитых химических соединений. Например, вдыхание собакой даже непродолжительное время выхлопных газов машин резко понижает ее чутье, может привести к заболеванию и гибели. При рините и других заболеваниях дыхательных путей собаке предоставляется покой, так как качество ее поисковой работы будет ниже среднего, а напряжение больных органов приведет к обострению заболевания. Перевозка (даже не быстрая) на большие расстояния из одного часового пояса в другой нарушает биоритм организма и остроту чутья.

Установлено, что отсутствие в пище собак витамина А, большие примеси острых приправ (перец, хрен и др.) значительно ослабляют их чутье. Обонятельный аппарат собак чрезвычайно чувствителен к внешним раздражителям, даже съеденные несколько кусочков острого сыра ослабляют на некоторое время остроту ее чутья.

Собака ПСС — это точнейший прибор, поэтому и обращаться с ней надо именно как с точнейшим прибором.

Загадки запахов

В природе существует огромное количество различных пахучих веществ животного, растительного и минерального происхождения. Все эти вещества, вызывающие ощущение запаха, называют пахучими, или одорантами, которые по продолжительности их действия делят на стойкие и нестойкие.

Для обнаружения собакой любого стойкого и сильного одоранта необходимо, чтобы он не был изолирован от окружающей среды. Никакая собака самой высшей квалификации не обнаружит запах, если он находится внутри заваренной стеклянной посуды или на дне текущей реки. Для взятия запаха собакой необходимо, чтобы источник запаха, то есть выход пахучих частиц в окружающую среду, был открытым. Однако при самой большой концентрации испускаемого одорантом запаха воздействие адсорбента — поглощающего запах вещества — и окружающей среды может быть настолько неблагоприятным, что окажется ниже его пороговой концентрации — наименьшей концентрации одоранта, вызывающего ощущение запаха — для данной собаки, в данный момент. Пороговая концентрация обычно выражается количеством молекул вещества на 1 см3 воздуха и для разных запахов различна.

Губительными для взятия собакой запаха факторами являются, кроме упомянутого блокирования, следующие:

1) толстый слой среды-адсорбента (грунт, снег и др.), через который запах не выходит на поверхность;

2) штормовой ветер, рассеивающий и уносящий запах мгновенно. Поэтому для обнаружения собакой запаха необходимы не только сам одорант, но и следующие элементы:

одорант – наличие ИЗ – пороговая концентрация – взятие запаха собакой

Дифференцирование запахов, ощущаемых собакой, происходит лишь при согласованной работе ее воспринимающего и анализирующего отделов высшей нервной системы. Только в этом случае собака может выделить нужный запах из множества других, в том числе очень к нему близких или более сильных, отдифференцировать индивидуальный запах человека. Из многих однородных предметов она находит именно тот, которого дрессировщик едва коснулся кончиками пальцев, даже после того, как его держали другие люди.

Хорошая собака розыскной службы при взятии следа человека выделяет его запах из сотни других, которые могут быть более свежими. На способности собак дифференцирования запахов основано использование их для выборки искомого человека по запаху, оставленному им на предмете.

Любопытно, что собаки, быстро и безошибочно отличая из сотни человек запах искомого, не могут отличить друг от друга индивидуальные запахи двух однояйцовых близнецов. Это говорит о том, что индивидуальный запах человека предопределен генетически, так как только однояйцовые близнецы имеют одинаковую генетическую конституцию и почти одинаковый индивидуальный запах. Когда собаке давали занюхать запах одного из близнецов, она уверенно шла по следу другого. Однако, если близнецы, проложив общий след, расходились в разные стороны, собака шла по следу того близнеца, запах которого она занюхала.

Запах человека — совокупность его индивидуального запаха, включающего запахи выделений потовых и сальных желез, слущенного эпителия и веществ, выделяемых при легочном и тканевом дыхании. Кроме этого в него входят бытовые, производственные и другие примеси, остающиеся, главным образом, на одежде и обуви, а также запах употребляемой косметики, лекарств и проч.

Запах человека, представляющий собой весьма сложный букет, зависит не только от числа составляющих его компонентов, но и их количественных соотношений. Их состав может изменяться не только в отношении количества, но и качества, что зависит от внешних и внутренних факторов. К первым относятся температурные и другие метеоусловия внешней среды. Ко вторым — изменения интенсивности обмена веществ при напряженной работе, употреблении лекарств и пахучих блюд, различных заболеваниях. Изменение его может также вызвать накопление кожных выделений, когда входящие в их состав мочевина и летучие жирные кислоты начинают разлагаться.

Запах тела человека отличается от запаха, оставленного им на предметах, количественно и качественно. Последнее отличие объясняется тем, что компоненты индивидуального запаха человека специфичны и в силу своей летучести долго оставаться на предметах не могут. Из них остается лишь более стойкая часть, имеющая несколько иное качество.

Запахи разлагающихся кожных выделений также специфичны, кроме того в этом случае могут преобладать бытовые и производственные запахи. Эти обстоятельства и позволяют собакам отличать запах человека от его запаха на предметах и от человеческого трупа.

Насколько остро чутье опытных собак при дифференцировании запаха человека от трупа свидетельствует следующий случай.

Путник укрылся на ночь в небольшой пещерке. Утром, выйдя из своего укрытия, он попал под камнепад и погиб. Вскоре прибыл спасатель с собакой. Она быстро подвела к пещерке, где ночевал погибший… Как рассказал спасатель, собака прошла в нескольких метрах от окоченевшего трупа, но не остановилась, а повела дальше на запах живого человека. Он хорошо сохранился в пещерке, как в «воздушной кладовке». Ученая и умная собака выполнила «закон спасателя» — сначала к живым, потом к мертвым. На трупе же не было запаха живого человека.

При работе с собакой следует учитывать, что запах человека хорошо адсорбируется и сохраняется шерстяной и шелковой тканью, хуже бумажной и синтетической. Его запах хорошо адсорбируется почвой, сухой древесиной, особенно сильно древесным углем. Запахи подвергаются разрушению от воздействия лучей солнца, кислорода, озона и ряда других агентов. Поэтому в розыскной службе в зависимости от давности проложенного человеком следа, то есть от того, насколько ослаблен его запах к моменту проработки собакой, принято подразделять следы на свежие, нормальные и старые (более 3 часов).

Человек как «источник запаха» имеет много схожего с животными. Это относится и к выделению летучих компонентов в окружающую среду. Многие из них несут информацию о виде, поле, индивидууме, его физиологическом, функциональном и эмоциональном состоянии. Помимо постоянных признаков индивидуума, эти компоненты могут отражать и временные, случайные — место недавнего пребывания, съеденную пищу, нарушение работы какого-либо органа или всего организма.

Загрязнение одежды пострадавшего сильно пахнущими веществами — бензин, технические масла, различные химикаты — затрудняют его нахождение. Хотя собака ощущает вместе с ними и запах самого человека, но она хуже реагирует на него как на нужный запах. Происходит своего рода аносмия, как у легавой — на запах следа зайца.

Для того чтобы собака уловила запах на каком-то расстоянии, его концентрация в воздухе между источником и собакой должна быть не ниже пороговой. При полной неподвижности воздуха, что в реальных условиях почти никогда не бывает, запах на поверхности земли распространяется путем диффузии равномерно во все стороны, в форме неправильной сферы. Скорость диффузии не постоянная, она зависит от атмосферного давления, температуры воздуха, молекулярного веса пахучих частиц и других факторов. Распространение запаха при отсутствии ветра происходит также и путем конвекции, то есть вертикального перемещения воздуха между верхними и нижними слоями атмосферы, происходящее от их неравномерного нагревания. Она также не постоянна и зависит от вышеперечисленных факторов.

Перемещение воздуха с запаховыми частицами вверх уменьшает их количество в приземном слое, затрудняет взятие запаха собакой. Разумеется, что на учебных занятиях дрессировщик не будет вычислять, по какому из законов выходит запах. Его задача в том, чтобы понимать эти законы, не действовать вслепую и не требовать от собаки невозможного — обнаружить запах там, где его концентрация ниже пороговой или его нет совсем. В реальной же обстановке спасательных работ при «безнадежной ситуации» иногда следует прекратить безрезультатные поиски и переключить внимание туда, где пострадавших еще можно обнаружить и спасти.

Выход запаха на поверхность

Для того чтобы запах человека, оказавшегося под слоем грунта, снега, был взят собакой на поверхности, он должен сначала пройти через этот слой, обладающий определенной плотностью, которая может блокировать его выход или быть настолько хорошим адсорбентом, что поглотит большую часть запаха.

Различают 4 основных типа сред, через которые запах выходит из завала.

1. Руины строений, лесные завалы. Обломки разрушенных строений, стволы деревьев, перемешанные между собой в результате землетрясения или урагана, оставляют такие крупные щели, что свободное прохождение по ним запаха человека возможно через толщу 10 и более метров. В холодную погоду выход запаха на поверхность усиливается в силу закона конвекции. К факторам, затрудняющим взятие собакой запаха, относятся обилие бытовых предметов с запахом человека, задымленность воздуха от пожарищ, большое количество пыли.

2. Комбинированные завалы. Обломки разрушенных строений, стволы деревьев, перемешанные с мокрым грунтом или снегом в результате схождения селевого потока или лавины влажного снега, затрудняют выход запаха на поверхность. Он происходит активней по щелям у выступающих крупных обломков дерева и камней. Затрудняют взятие запаха быстрое уплотнение грязевой массы и смерзание снега.

3. Лавинный вынос, снежный занос. Слой снега, образовавшийся после указанных бедствий, имеет различную структуру и запахи пропускает по разному. Наиболее благоприятным для выхода запаха на поверхность является крупный, не влажный и не смерзшийся, комковатый снег, в котором имеется достаточно крупных сквозных пор. Осложняют прохождение запаха большая влажность и плотность, пылевидная структура, ледяная корка на поверхности и чрезвычайно изменчивое состояние снега.

4. Примером лесного завала служит поиск лесорубов на Алтае…

После ураганного ветра и грозовых дождей в предгорьях на большом участке сошли лавины, повалило лес. По данным лесничества на заваленном участке работали 3 лесоруба. Завалы были смешанного характера — поваленные, поломанные стволы деревьев, сучья, перемешанные с влажным лавинным снегом. Начавшая с проводником поиск собака проваливалась с головой в кедровые ветки, перемешанные со смерзшимся снегом. Передвигалась с трудом, тяжело дыша. Трудное физически и опасное передвижение собаки и проводника затрудняли ориентирование, четкое ведение поиска. Проводник растянул палатку и приказал собаке прекратить поиск.

Утром смерзшийся снег крепко держал сучья и ветки — идти было легко. Собака чутко принюхивалась, в основном нижним чутьем. Двигалась медленно, останавливаясь, засовывая нос между ветвями… Шел второй час поисков. Но проводник не понукал, не подгонял ее искать быстрее. Поднималось солнце, таяла ледяная корка на снегу. Вот тут и набросилась на завал собака, громкий лай — первый лесоруб найден. Через полчаса, ободренная нахождением первого, собака нашла и двух остальных лесорубов.

Физическое объяснение выхода запаха для взятия его собакой таково. За несколько ночных часов запах человека достаточно диффундировал массу завала. Ранним утром при наиболее низкой температуре воздуха усилилась его конвекция. Лучи поднявшегося солнца растопили ледяную корку завала, и запах лесорубов оказался на поверхности.

Не менее важна и «физиологическая» сторона. Утром и днем собака делала поиск в несколько раз лучше, чем вечером по той причине, что «само чутье» у нее было в несколько раз острее. Дорога к месту происшествия, физическая перегрузка при передвижении по трудному и опасному завалу, новизна для нее самого завала оказали на собаку, как и на всякую бы другую, отрицательное влияние. Произошла генерализация ЦНС вместо необходимой для ведения эффективного поиска ее концентрации, то есть сосредоточения всех сил и внимания для одной цели — нахождения запаха человека.

Проводник во всех отношениях поступил совершенно правильно, выбрав такую тактику поиска.

По свидетельству А.П. Орлова, основоположника отечественной Службы рудорозыскных собак, зафиксированы случаи взятия собаками запаха руды, находящейся под слоем воды, над которой лежал вдобавок слой болотной почвы.

Это весьма сложный и нечасто происходящий из-за соотношений метео- и геоусловий процесс: запах руды насыщает воду — насыщенная запахом вода по «закону фитиля» (явление капиллярности) поднимается сквозь почву на ее поверхность и распространяется в воздухе. Поэтому произвести поиск в среде, где под ногами хлюпает вода, — дело далеко не пустое. При очень низкой, «подпороговой» концентрации запаха собакам помогает аккумулирование его обонятельными органами.

Влияние ветра

Наиболее благоприятные условия для переноса запаха ветром создает ровная открытая местность с невысоким растительным покровом. Таким образом, при работе собаки верхним чутьем, когда она производит «первичный» поиск, ветер — облегчающий фактор.

Однако, при переходе собаки на «тщательный» поиск, когда она пользуется нижним чутьем, ветер чаще вредит. Установлено, что с удалением от источника запаха количество получаемой запаховой информации уменьшается пропорционально квадрату расстояния. Но не удаленность источника является главной причиной ослабления запаха, а именно неблагоприятная скорость и характер ветра. Оптимальной для работы собаки нижним чутьем считается его скорость до 0,5 м/сек. Уменьшение получения запаховой информации при сильном ветре происходит не только от механического рассеивания запаховых частиц, но также из-за их химического преобразования под действием увеличенного количества кислорода и озона.

При поисковой работе всегда следует учитывать, что максимум запаха собака получает не при прямом встречном ветре, а встречно-боковом под углом около 30°. Это объясняется анатомическим строением обонятельного аппарата животных, благодаря чему, находясь в движении, они обследуют с помощью чутья при таком ветре гораздо большую территорию, чем при прямом встречном.

Влияние других метеоусловий

Когда собака ПСС завершает поиск пострадавшего, определяя его точное местонахождение, и работает в основном нижним чутьем, на успех этой операции кроме ветра влияет целый ряд факторов. Важнейший из них — влажность воздуха, увеличение которой помогает ее работе. Объясняется это тем, что с повышением влажности замедляется процесс десорбции, то есть запаховые частицы медленнее срываются с поверхности почвы и продолжительнее распространяются в окружающем воздухе.

Низкая влажность отрицательно влияет на обонятельный аппарат собаки, иссушая слизистую оболочку носовой полости. Мелкий моросящий дождь, повышая влажность воздуха, влияет положительно. Сильный и грозовой дождь смывает запах с поверхности, но не препятствует его выходу из глубины грунта и снега. Отрицательное действие оказывает образование в воздухе озона, который активно разрушает запаховые частицы.

Высокая температура поверхности почвы и воздуха влияют на работу собаки отрицательно. Разогретая поверхность почвы способствует более активному протеканию химических реакций окисления запаховых частиц. Кроме этого, от нагретой почвы нагревается приземной слой воздуха, происходит активная конвекция и уменьшение концентрации запаха внизу. Нагревание же воздуха, кроме активизации указанных процессов, ведет к перегреванию организма собаки, иссушению слизистой оболочки носа, одышке и утомлению.

ПОДГОТОВКА СОБАКИ ПОИСКОВО-СПАСАТЕЛЬНОЙ СЛУЖБЫ

Требования к собаке

Какой должна быть собака ПСС, видно из случая, который произошел с овчаркой Аяксом. После катастрофы в горах, когда лавина застигла в пути 11 школьников и 2 учителей, овчарка работала 96 часов подряд. Спасая людей, она скребла когтями и разрывала плотно спрессованный снег, пока не свалилась от изнеможения. У собаки оказались обмороженными лапы. Спасатели отнесли Аякса в горную хижину, чтобы сделать перевязку. Но его нельзя было удержать под крышей. Собака кидалась на запертую дверь хижины, пытаясь вырваться наружу. В конце концов Аякса выпустили, и он стремглав помчался к месту лавины. С израненными лапами Аякс нашел еще одного человека, заживо погребенного в снежной могиле…

Выполнение собакой такой тяжелой, самоотверженной работы возможно лишь при наличии у нее хороших врожденных данных, развитых и закрепленных специальной подготовкой. Собака ПСС должна обладать острым чутьем, хорошим слухом и зрением, силой и выносливостью, густым, но недлинным шерстным покровом. Лучший вариант — средние ростовые данные, 45–55 см в холке, облегчающие собаке передвижение по труднопроходимому рельефу, завалам; сильный, уравновешенный подвижный тип ВНД; крепкий, крепкий-сухой тип конституции; ориентировочно-поисковый тип поведения. Она не должна быть агрессивной и злобной к незнакомым людям, собакам и другим животным, — быть добронравной.

Хотя ПСС служба не из простых, она не требует, чтобы для нее выбирались собаки какой-то особой породы, непременно с «богатыми» родословными. Для этой службы могут использоваться колли, служебные лайки, немецкие овчарки и другие породы, а также различные метисы. Наукой установлено, что наибольшей жизненной потенцией (жизнестойкостью) и адаптивными способностями обладают именно лайкоиды — многочисленные разновидности лаек и близкие им породы.

Из служебных пород, бесспорно, лучшей для ПСС является колли. Собаки этой породы прекрасно производят все виды поиска, никогда не проявляют агрессивности к незнакомым людям. Они обладают большим «интеллектом», то есть ярко выраженной рассудочной деятельностью. На родине этих собак, в Шотландии, имеется 4 разновидности породы — колли длинношерстный, гладкошерстный, бородатый и бордер. Лучшей для поисковой службы является бордер колли. При хорошей видимости эти небольшие собаки (рост в холке — 50 см) работают самостоятельно, находясь от проводника на большом расстоянии.

Служебные лайки за свои труды вошли в историю нашей страны. Во время Великой Отечественной войны не было лучше санитарных и упряжных собак, чем лайки. В настоящее время собаки этой породы состоят на «службе» в наших Вооруженных силах, высоко ценятся они и за рубежом. Для применения в ПСС в любом районе страны лайки недостатков не имеют. Чукотских лаек, как более сильных и выносливых, целесообразней использовать в северных и восточных районах, оленегонных (ненецких) можно применять повсеместно. По выносливости, «проходимости» в завалах, активности и подвижности в работе пород, подобных лайкам, нет.

Необязательно приобретать именно щенка, можно взять и взрослую, хорошо выращенную и развитую собаку в возрасте до 2 лет. Как правило, кобели более энергичны и выносливы при работе в трудных условиях, суки — более тщательны в поиске, меньше реагируют на отвлекающие раздражители.

Каждая собака имеет свои индивидуальные особенности поведения, — выполняемой работы, передвижения и др., то есть свою собственную «манеру». Каждая собака имеет свои положительные и отрицательные стороны. Поэтому главное — это не выискивание каких-либо выдающихся собак, а их правильная, серьезная подготовка. Понятие «подготовка» включает в себя все виды воздействия на собаку, которые обеспечивают готовность ее к служебному использованию, и практически составляют единый комплекс: выращивание, воспитание, содержание, обучение, тренировка.

Индивидуальные нервно-психические особенности дрессировщика оказывают сильное воздействие на выращиваемого щенка, который обычно уподобляется своему «вожаку», но не всегда и в равной степени. Своевременное воспитание — залог успеха любого щенка. Но приобретая взрослую собаку, необходимо учитывать уже сложившиеся ее индивидуальные нервно-психические особенности, их совместимость с особенностями дрессировщика.

Воспитание щенка

Даже очень хорошие врожденные качества собаки могут полностью проявиться лишь при правильном воспитании и начальной подготовке с щенячьего возраста. Рост и развитие организма животных происходит интенсивней в весенне-летний период.

Хотя выращивание щенка (обеспечение хорошего роста и физического развития) и воспитание (формирование здоровой нервной системы и определенного типа поведения) — понятия самостоятельные, они неразрывно связаны между собой и не могут осуществляться изолированно. В процессе нормального развития и жизнедеятельности организма физические и психические начала теснейше связаны. Практика показывает, что от собаки, плохо развитой физически, нельзя ожидать крепкой нервной системы, уравновешенной психики.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Воспитание щенка.

К необходимым качествам собаки ПСС, которые следует развивать с самого раннего возраста, относятся:

• интерес и настойчивость в нахождении источника запаха человека;

• смелость в преодолении естественных преград;

• активность в работе;

• чувство ориентирования в незнакомой местности;

• безразличное отношение к диким и домашним животным;

• неприхотливость к пище и содержанию;

• способность работать в любое время суток, в тяжелых метеоусловиях.

Общими принципами обучения и воспитания щенка являются следующие:

1) чего не должна делать взрослая собака, того нельзя разрешать и щенку;

2) этот период является самым ответственным потому, что «ранний опыт», приобретенный в щенячьем возрасте, влияет на поведение и работу собаки в течение всей ее жизни;

3) ошибки, допущенные дрессировщиком при выращивании и воспитании, исправить позже почти невозможно;

4) нельзя допускать «бездельничанья» и перегрузки занятиями. Постоянно поддерживать и развивать у собаки интерес, азарт к нахождению ИЗ человека — упражнения для поискового навыка давать «не досыта», делать стимулирующие интервалы.

Поиск спрятанного или зарытого источника запаха человека (закопки) должен всегда и везде заканчиваться его нахождением. Лучше, если на первых же занятиях подрастающая собака найдет 1–2 трудные закопки, чем большее количество простых. Но если собака самостоятельно найти их не может, дрессировщик должен ей в этом помочь наведением или другим способом. При нахождении, дрессировщик поощряет ее гораздо в большей мере, чем при выполнении любого другого приема. Только при этих условиях у собаки вырабатывается интерес и настойчивость в поиске. При ненахождении закопки или слишком легком нахождении интерес к поисковой работе пропадает.

Для развития чутья: во время ежедневных выгуливаний спускать собаку с поводка; не препятствовать обнюхиванию разных предметов, кроме нечистот; маскировать и закапывать апортировочные предметы.

Каждое утро делать с собакой 20-30-минутный кросс. Во время него собака посылается не менее 20 раз за далеко брошенным апортировочным предметом, что дает ей возможность пробежать за это время расстояние в 5 раз большее, чем пробежит дрессировщик. Это является прекрасным упражнением для всего организма. В дальнейшем приучают собаку не подносить предмет, не бегать с ним, а, подав голос, возвращаться к дрессировщику.

Не реже раза в неделю совершать продолжительные прогулки: зимой — на лыжах, летом — с ночевкой в полевых условиях. Во время прогулок собака делает прыжки в высоту и длину, преодолевает лесные завалы и другие препятствия. Делать все это она должна не по принуждению, а на основе естественного стремления к движениям, которое постоянно стимулируется и поощряется дрессировщиком. При такой методике у собаки вырабатывается необходимая для работы активность и смелость. Для закаливания организма собака должна плавать в любую погоду (только в чистом водоеме), ночевать зимой — в снежной норе, летом — под крылом палатки.

Хотя чувство ориентирования на местности у собак гораздо сильней, чем у человека, оно, как и всякое чувство, совершенствуется путем упражнений и тренировок. С этой целью следует постоянно менять маршруты прогулок, брать собаку с собой в многодневные походы по новым местам с разнообразным рельефом.

Все средства физического развития и закаливания молодого организма собаки следует применять так, чтобы не было физических перегрузок и переохлаждения, что может явиться причиной различных заболеваний. Необходимо соблюдать осторожность и при психических нагрузках. Перегрузки приводят к срыву нервной деятельности, неврозам. Методика и техника подготовки молодой собаки по ОКД, выборке запаха, обыску местности — общепринятые.

Важное значение как для работы так и содержания самой собаки имеет обучение ее не проявлять агрессивного отношения к домашним и диким животным. Обучать этому надо с щенячьего возраста, так как собаку с «проявившимся» инстинктом преследования убегающего животного отучить от этого почти невозможно. Не реагировать вообще на животных, являющихся сильным запаховым и зрительным раздражителем, собака в силу своего инстинкта не может. Достаточно, чтобы, принюхавшись к нему на расстоянии, она сразу же от него отвернулась и подошла по зову к дрессировщику.

Схема обучения собаки этому контрастным методом на длинном поводке такова:

1) собаку проводят несколько раз мимо и вокруг стада или одиночного животного (корова, коза), чтобы она привыкла к новому для нее запаху и виду животного;

2) приближаются к нему на расстояние 10–15 метров, останавливаются и начинают с собакой играть. При попытке собаки приблизиться к животным ее подзывают к себе, поощряют лакомством; если она не слушается, одергивают поводком;

3) приближаются к животным настолько, чтобы они начали удаляться. Если собака пытается преследовать, отвлекают ее внимание командами, одергивают поводком;

4) тренируют собаку спокойно проходить мимо и следовать за удаляющимися животными до тех пор, пока она сможет выполнять этот прием без одергивания поводком.

Пресечение преследования кошек и охотничьей дичи производится такими же методами: отвлечением, физическим воздействием, поощрением при подходе к дрессировщику. Ни в коем случае нельзя наказывать собаку после того, как она, побегав за животным, самостоятельно вернулась к дрессировщику.

Содержание собаки

Содержать как подрастающих, так и взрослых собак лучше всего в открытом вольере или на огороженном дворе с утепленной будкой. Такое содержание имеет очень важное значение для того, чтобы не изнежить собаку и сохранить у нее подшерсток, без которого она не выдержит продолжительной работы на холоде. Содержать собак в вольере рациональнее не индивидуально — по одной, а всех вместе — командой по 3–5 штук. Такое групповое содержание имеет следующие преимущества:

1. При одном и том же размере участка и расходе сетки для вольера каждая собака получает «жилой площади» в 3–5 раз больше.

2. Живя вместе, они не скучают, резвятся, играют (особо важно для молодых), свыкаются друг с другом.

3. Отпадает проблема содержания собаки при отлучке дрессировщика из дома на продолжительное время — кормление и уход осуществляет другой проводник команды.

4. Кормление и уход может осуществляться поочередно одним из дрессировщиков.

5. Собак не нужно специально выгуливать.

6. Щенки в большом вольере получают прекрасные условия для физического развития и закаливания.

7. Вольер одновременно может служить учебной площадкой для молодняка, для этого в нем устанавливается бум, барьеры и другие снаряды.

Внутри вольера в утепленной бытовке готовится пища, хранятся продукты и снаряжение. Для временной изоляции каждая из собак может быть помещена в отсек вольера. Такой «вольерно-групповой» вид содержания из расчета 20 м2 на каждую собаку прекрасно зарекомендовал себя на практике во всех отношениях.

Подшерсток собаки сохраняется и в том случае, если она содержится в неотапливаемой части дома или на веранде, лоджии. При достаточно продолжительных занятиях и тренировках собаки в холодное время года подшерсток может сохраниться и при содержании в обычной квартире. Этому способствует расположение ее места в наиболее холодной части квартиры, но не на сквозняке. Подстилка собаки не должна быть излишне теплой — вполне достаточно мешковины, под которую, если пол холодный, подкладывается деревянный щит.

Правила кормления, достаточно освещенные в литературе, для собак ПСС следует дополнить следующими: пользоваться натуральными пищевыми продуктами, включающими сырое мясо на костях — еженедельно, свежие овощи — ежедневно не менее 10 % кормового рациона, растительные жиры — не более 25 % от общего количества жира. Кормовые концентраты, очень удобные для обращения, использовать лишь на спасработах и в других необходимых случаях. Кормление ими постоянно изнеживает пищеварительный аппарат собаки, после чего обычный грубый корм плохо поедается и усваивается.

Утром после пробежки-выгула, когда собака выполняет несколько упражнений, ей дают для «пробуждения желудка» 2–3 сушки или сухарика. Обед после учебных занятий — 40 % объема дневного рациона, ужин — 60 %. Хороший дрессировщик принимает пищу в одно время с собакой, поблизости или рядом, чтобы видеть друг друга. Норма дневного кормления такова, чтобы миска после него была чисто вылизана, сытая собака сама бы от нее отошла, не прося добавки. Лучше, если собака — с «худобой», потому что лишний вес, как и у человека, ведет к снижению работоспособности и преждевременному старению.

Собака ПСС ест всегда и везде только из своей миски, рук хозяина, членов его семьи, помощника. Инстинктивное подбирание пищи с земли трудно преодолимое у некоторых собак, ведет к снижению качества ее поиска, так как в руинах зоны ЧС продуктов питания бывает предостаточно. Поедание каких-либо «аппетитных», но загрязненных ядовитыми веществами продуктов приводит к отравлению и гибели собаки.

Отбраковка

Чтобы оценить пригодность взрослой собаки к ПСС, используются следующие приемы. Собака в течение нескольких дней обучается безупречно находить замаскированный травой или снегом апортировочный предмет с запахом ее дрессировщика. Затем на участке размером 10 х 10 м предмет с этим же запахом зарывают в грунте на глубину половины штыка лопаты, в снегу — на штык. В нескольких метрах от нее с целью отвлечения вскапывают поверхность лопатой (ложные закопки). Если собака после нескольких попыток не может найти источника запаха, это говорит о дефекте ее чутья — временном или постоянном.

Для проверки слуха на расстоянии 5-10 м от собаки дрессировщик, приближаясь и удаляясь, произносит несколько раз шепотом ее кличку. Эти упрощенные способы проверки в полевых условиях позволяют обнаружить самые грубые дефекты чутья и слуха и ни в коей мере не дают их точной оценки в каких-либо баллах.

Проверка двигательного и вестибулярного аппарата собаки производится во время ее бега, прыжков и хождения по бревну. Нередко в силу каких-либо внутренних факторов (нездоровье собаки) или внешних (отвлекающие раздражители) она может не проявить своих истинных способностей. Если при проверке собаки у дрессировщика возникают подобные подозрения, через 3–4 дня делают повторную проверку в измененной обстановке, — место, время суток, погодные условия и прочее.

Отбраковка по породному принципу не производится. Для работы хорошая «дворняга» — лучше породистых с родословными и медалями.

Возраст и служба

Высшее мастерство, близкое к мудрости и человека, и собаки, приходит лишь в зрелом возрасте. Только в зрелом возрасте собака ПСС может выполнять свою сложную работу, даже при некотором физическом ослаблении организма. Ее работа не требует большой силы и быстроты реакции, как в защитных и караульных службах. ПСС ближе к таким «интеллигентным» службам, как работа легавых, пастушьих собак. Поэтому умные и умелые проводники продлевают срок службы своих собак до 12 и более лет.

Интерес к жизни, выполняемой работе создает психическое здоровье как у людей, так и животных.

Мажорное состояние, настроение сохраняют его на долгие годы. Содержание собаки ПСС на привязи, блоке, вполне нормальное для собак других служб, совершенно недопустимо. Злоба, агрессивное поведение старят чувствительную психику спасательной собаки. Передача взрослой собаки из рук в руки, купля-продажа разрушают у собаки ПСС сложный психический мир.

Требования к дрессировщику

Важнейшим качеством дрессировщика является умение наблюдать за постоянно меняющейся окружающей обстановкой: силой и направлением ветра; температурой и влажностью воздуха; наличием и перемещением в районе занятий с собакой посторонних людей, домашних животных, транспорта; словом, за всем тем, что мешает занятиям, — запаховые, звуковые, зрительные отвлекающие раздражители. Все это не должно ускользать от его внимательного взгляда, все это необходимо для правильной оценки обстановки и соответствующего управления собакой. Дрессировщик должен быть своего рода следопытом и разведчиком, проявлять максимум внимания к поведению собаки. На всех занятиях и тренировках он должен быть выдержанным, терпеливым и настойчивым в достижении поставленной цели.

Дрессировщик и помощник должен иметь достаточную теоретическую подготовку в области физиологии, психологии, этологии, методике и технике подготовки собак. Они должны обладать высокими моральными качествами. Обман собаки, грубость, безволие и мягкотелость несовместимы с работой по воспитанию, обучению и тренировке. Несовместимы также с этой работой две крайности общения с собакой — только «языком команд» или очеловечивая собаку, словословить с ней. В их согласованной работе методика — последовательность введения и отработки приемов, их продолжительность и нормативы курса ПСС — всегда неразрывны с техникой — умением в каждом конкретном случае воздействовать на собаку при выработке нужных навыков так, чтобы они вырабатывались быстро и держались прочно.

Смелость, находчивость, решительность, самоконтроль при подготовке собак — обязательные качества дрессировщика и помощника действенны лишь при любви к своему четвероногому другу, любви к их совместному благородному делу.

Психогенное воздействие в зоне ЧС на людей с физическими травмами, только с психическими и прибывших после бедствия (спасатели, работники других служб) различается. Больше других нарушается психика у пострадавших 2-й группы. Они испытывают, кроме угнетающего созерцания искалеченных людей, поражающих разрушений, разрыв с внешним миром, самой жизнью. Нет воды, освещения, телефона, радио, телевидения и проч. Травмирует психику отсутствие определенной информации о случившемся бедствии, продолжении его или прекращении. При предсказуемых бедствиях, то есть когда люди заранее узнают о реальности бедствия по радио, поведению животных или из других источников, в ответ на это проявляются различного типа реакции, вплоть до срыва нервной деятельности, неврозов.

Наиболее распространенными реакциями психики в последнем случае бывают: страх, растерянность, беспорядочные действия, потеря ориентировки, непонимание обстановки, эйфория, распространение паники. В противоположность этому у людей другого типа нервной деятельности проявляются вялость, пассивность, безразличие, состояние оглушенности и оцепенения.

Эта «общая психическая атмосфера», царящая в зоне ЧС, оказывает воздействие и на проводников, и на собак.

Снаряжение собаки и место занятий

Специальное снаряжение собаки включает шлейку стандартного образца, обшитую красной материей, с карманами на застежках. Она служит страховочным поясом, к которому в опасных местах пристегивается страхующая веревка. Такая шлейка позволяет видеть собаку на любом рельефе с большого расстояния; доставлять записки, медикаменты, другие небольшие предметы. С ее помощью осуществляется буксировка лыжника, саней с грузом.

Длинный капроновый поводок, толщиной 5–6 мм, красного цвета, кроме своего основного назначения, используется в качестве лавинного шнура, а также для различных вспомогательных целей (страховка, транспортировка). Специальные чулки-»бахилы» с отверстиями для когтей служат для защиты лап на участках, засоренных острыми предметами, жестком насте, горном леднике.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Снаряжение собаки и место занятий. Собака-спасатель: Подготовка и обучение Снаряжение собаки и место занятий.

Снаряжение собаки:

1 — шлейка плотно прилегает к шерстному покрову — это не позволяет задевать и цепляться за остряки завала,

2 — бахилы крепят выше скакательных суставов резинкой — завязки шнурка будут задевать за неровности завала.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Снаряжение собаки и место занятий. 2 — бахилы крепят выше скакательных суставов резинкой — завязки шнурка будут задевать за неровности завала.

Загнутые под прямым углом края миски позволяют легко закрепить ее для кормления.

На учебных занятиях каждый дрессировщик имеет в своей сумке следующее:

• 3 полиэтиленовых помеченных крупными цифрами пакета, где строго фиксированно хранятся заколки стандартного объема (нательная рубашка, штаны) с различными запахами; 1-й пакет — запах дрессировщика собаки, 2-й пакет — запах члена его семьи или помощника, 3-й пакет — запах незнакомого собаке человека;

• пакет с красными лоскутами для маркировки местности и сантиметровой клеенчатой лентой для точного определения глубины закапывания;

• пакет с лакомством для пищевого поощрения собаки.

Указанные пакеты необходимы для сохранения запаха закопок, предотвращения загрязнения их другими запахами и с целью гигиены. Если нет специального пинцета, вынимать и убирать закопки в пакеты можно деревянной рогулькой. Желательно также иметь целлофановую пленку или старый плащ, защищающий от влажного снега, грунта при закапывании на занятиях статистов. Для зарывания закопок и статистов вполне пригодны обычные штыковые и совковые лопаты.

Место для занятий по спецкурсу в отличие от дрессировочной площадки, где могут быть проведены лишь несколько начальных занятий, называется учебным плацем. Это местность с пересеченным рельефом, островками кустарника, группами деревьев — все это облегчает маскировку и закапывание источников запаха, приближает обстановку к реальной. Сплошной лес мешает наблюдению за действиями собаки и дрессировщика, естественному движению воздуха. Плац должен иметь укрытие, из которого не видны производимые на нем закопки.

В первой половине учебного курса для обучения каждой собаки отводится участок размером 30x30 м. Со второй половины курса размер его увеличивается до 70x70 м. Чтобы никакие запахи не переносились с одного участка на другой, все они располагаются цепочкой поперек основного направления ветра. Таким образом, размер плаца зависит от количества обучаемых на нем собак и, соответственно, количества участков. Учебная группа должна иметь несколько плацев, так как проводить занятия на одном и том же (учитывая обмен участками между расчетами) больше 3 раз подряд нельзя. У собак вырабатывается привычка искать только на знакомом ей участке, к тому же площадь его загрязняется отвлекающими запахами.

Учебный плац должен отвечать следующим требованиям:

1) на начальном обучении поиску он не должен быть подвержен воздействию отвлекающих факторов, которые мешают выработке у собаки первоначального навыка. К ним относятся: запаховые — различного рода задымленность, выхлопные газы автомашин, бытовые отбросы и др.; звуковые — шум от автотранспорта, железной дороги, людей и домашних животных; зрительные — любые движущиеся предметы, попадающие в поле зрения собаки;

2) снег и грунт не должны быть засорены острыми предметами (стекло, железные обрезки и проч.), химическими веществами (минеральные удобрения, промышленные отходы);

3) в горных районах склоны должны быть безопасными в отношении камнепадов, селевых потоков и снежных лавин.

Транспортировка собак к месту назначения — важнейшее звено в комплексе каждой спасработы. Она проводится максимально быстро без ущерба для собак.

Доставка собаки на автомашине, самолете — это сильнейшие звуковые, обонятельные, зрительные раздражения, нагрузка на вестибулярный аппарат, то есть перегрузка всех рецепторов, всей нервно-психической системы. Неподготовленную собаку это просто-напрасно выведет из строя, она не сможет работать. Поэтому собак ПСС необходимо постепенно приучать к указанным раздражителям, во время транспортировки соблюдать определенные профилактические меры. Доставка собаки своим ходом — самый простой, дешевый и надежный вариант, если расстояние не превышает 10 км. Тренированная собака после такого перехода не устает, но ей перед стартом надо дать 10-минутную передышку.

При доставке автотранспортом обоняние собаки может быть выведено из строя выхлопными газами, запахом жидкого топлива. При наличии этих вредных газов собака начинает учащенно дышать, чихать, стремиться к окну или щели, откуда в кабину проникает чистый воздух. Простейший способ избежать отравления — дать собаке возможность высунуть нос в окно. Так же следует поступать и при транспортировке вертолетом, где на собаку, кроме того, воздействует сильный звуковой раздражитель. Шум винтов и турбин при воздушной доставке больше воздействует при посадке и высадке, чем в салоне самолета, где собаки обычно ведут себя спокойно. К сильным звуковым раздражителям собака должна быть подготовлена заранее, путем постепенного приучения. При проявлении возбуждения или угнетения и трусости собаку следует отвлечь игрой, успокаивающим тоном, лаской и лакомством.

Наибольшую опасность для собаки представляет не само пребывание в каком-либо виде транспорта, а подходы и ожидания на станциях и вокзалах (возможность отравления собаки выхлопными газами автомашин).

Терминология: о «дрессировке» и «обучении»

На условных рефлексах, по команде — путем «дрессировки» вырабатываются простейшие приемы ОКД, как у кролика стучать лапами в барабан. При подготовке собак по спецкурсу ПСС пользуются понятием и названием «обучение».

Профессиональное и бытовое понятие «дрессировка животных» означает выработку простейших условно-рефлекторных навыков. Сложные поведения — цепные условные рефлексы требуют участия более сложного механизма ЦНС. Разница между выработкой навыка стучать лапами по барабану — у зайца и сложным поисковым навыком собаки ПСС — большая. Поэтому для этой и других сложных служб пользуются понятиями «обучение-тренировка».

В литературе по психологии и этологии существует научная классификация различных видов научения: ассоциативное, инструментальное, импринтинг, инсайд и другие. Для проводника при подготовке собаки к спасательной работе нужно и просто интуитивно «чуять», что у собаки происходят в голове в каждый момент. Научение поисковым навыкам у разных собак происходит по-разному и по «механизму», и по времени. У одних это поисковое поведение заложено генетически, у других генетически есть только расположенность к нему, у третьих выработку его обеспечивает благоприятное влияние среды в период роста и воспитания, условия среды в период обучения.

Закон Дурова

Выступая против того, чтобы заставлять животных контрастным методом «кнута и пряника» выполнять нужные действия, Дуров пояснял: «Мой способ дрессировки, который я называю эмоциональным, то есть воздействующим непосредственно на разум, сознание животного, построен на другом принципе. Принцип этот, наталкивание животного на определенное движение — творчество, то активное, светлое творчество, которым жизнь идет вперед… Но творчество задерживается страданием. Оно возбуждается радостью. Поэтому мой способ не допускает болевых ощущений, ибо боль заставляет тупеть сознание…»[5].

«…Эта непонятная, чудесная передача психики, — продолжает далее Дуров, — мыслей, чувств, желаний несомненно существует. Из нее-то я и исхожу при работе и она-то и кладется в основание моего метода дрессировки. Животное благодаря радостной, творческой обстановке, вступает со мной в психический контакт и уже заранее смутно предчувствует, предугадывает, что мне от него нужно, что оно должно сделать».

Приведенные высказывания Дурова не исчерпывают, разумеется, всей его системы психического управления поведением животных, которые он разрабатывал с участием академика В.М. Бехтерева.

Пусть приведенные здесь слова великого знатока животных будут для спасателя-кинолога «первым законом».

Производя поиск в трудных метеоусловиях продолжительное время и не находя ИЗ, молодые собаки часто приходят в состояние замешательства и вялости. При проявлении собакой подобного поведения или беспокойства и нервозности проводник должен дать ей небольшой отдых, лакомство, ободрить. Во время отдыха собаки он незаметно зарывает какой-либо предмет со своим или незнакомым запахом и дает ей возможность быстро его найти. Этим приемом он восстанавливает ее бодрое настроение, желание и уверенность найти ИЗ. Молодым собакам следует давать каждый раз лакомство и при нахождении ИЗ. Весьма важно, чтобы с собаки, которой предоставлен даже пятиминутный отдых, была снята шлейка — это даст полный отдых и быстрое восстановление сил.

Подобно надетой шлейке и жилетке проводника, оказывающих на собаку стимулирующее воздействие как дополнительный условный сигнал, так и «разговор с собакой» перед началом и во время поиска активизируют ее работу. Этот прием, дающий положительные результаты лишь при хорошем контакте с собакой, не имеет никакого отношения к «антропоморфизму». Никакая собака, хотя и выполняющая большое количество команд проводника, лишь как на условные звуки, не воспринимает человеческую речь. Но всем известно, один угрожающий взгляд человека или собаки заставляет другую собаку поджать хвост, обойти стороной или зарычать и броситься в драку. Посредством жеста, позы и биополярных сигналов передаются и другие намерения и мысли от одного организма к другому — но далеко не всегда. Добрый, ласковый взгляд заставляет подойти к вам даже незнакомую собаку, но опять — не всегда, а лишь при психической близости и «настрое» каждого организма в данный момент. Эффект также — в интонации голоса, улавливаемой собакой во много раз лучше, чем человеком, а также — ультразвуковой части речи, совершенно невоспринимаемой человеком. Надевая на собаку шлейку, проводник, например, говорит бодрым, уверенным тоном: «Сейчас мы найдем этого парня, Алтай!» и т. п. Это помогает работе всегда!

Интонация и жест

Стандартная команда голосом, являющаяся для собаки условным раздражителем, — лишь пусковой механизм начала поиска. Слуховые способности собак гораздо выше человеческих. Поэтому на учебных занятиях команды голосом подаются громкостью «ниже средней», «спокойной» интонацией. Громкий голос и приказная интонация — это «резерв» для работы в зоне ЧС при большом шуме, отвлечении собаки чем-либо посторонним и проч. «Общим языком», то есть языком общения между дрессировщиком и собакой в сложном процессе поиска-нахождения пострадавшего, является интонация и жест. Даже в лексически выразительнейшем языке любого народа, по данным американского психолога Ф. Сюлже, значимость слов составляет лишь 7 %, интонация — 38 %, жесты — 55 %. При встрече двух незнакомых волков, собак, людей «разговор» начинается посредством зрения, а не слуха. Оба партнера воспринимают друг друга по виду, дополняя интонацией нескольких слов.

Жест, в расширенном понимании, включая движения тела и выражение лица — выразительнейшее средство общения и у людей, и у животных. Это относится к жесту естественному, эмоциональному, но не надуманному стандартному «жесту дрессировки» (как команды «Ко мне!», «Лежать» и др.). Стандартная команда жестом удобна и хороша на учебной площадке ОКД, но не для спецкурса ПСС и других сложных служб в полевых условиях. Здесь жест обогащается эмоциональной напряженностью, выразительностью движений дрессировщика «от носа до пяток».

Для полного контакта и взаимопонимания надо «слиться с собакой», работая как один организм.

При сложных, напряженных действиях, как на охоте, в альпинизме люди общаются кроме голоса «языком невербальным», который для собаки — не просто команда, а средство для «прямого» понимания без слов — биокоммуникации.

Интонация, упрощенно подразделяемая на ласковую, одобряющую, обычную, приказную и угрожающую, имеет десятки других тонов и оттенков, например, — ободряющую, успокаивающую, возбуждающую, командную и др. Одна и та же голосовая команда при изменении интонации условно-рефлекторно может воздействовать по-разному. Необычная интонация вызывает действия, не соответствующие лексическому значению команды, подаваемой собаке. В сложных ситуациях лексика голосовой команды затмевается «невербальным языком» при участии ЭРД и биополя. Только с положительной эмоцией, делая поиск в трудных и опасных условиях заинтересованно, как «любимое дело», а не вынужденное — по команде, собака, желая также угодить своему «вожаку», ищет и находит пострадавшего.

Например, после нескольких часов безуспешных поисков, когда силы проводника и собаки на исходе, делают передышку. Проводник дает собаке ее любимое лакомство, сам пьет крепкий чай, закуривает. Дальше следует не команда, а именно «разговор»: «Алтай! Ал-тай, самый ум-ный, са-мый сильный!.. Сейчас мы его-о най-де-ем! Ал-та-ай, а ну да-вай, давай!..» и т. п. Удачное употребление интонации — могучий импульс, пробуждающий большую потенциальную силу: и физическую и психическую.

Слова «разговора» могут быть и другие, собака все равно понимает не их, а «интонацию» и «невербальность». Эти элементы, как музыка «волшебной флейты», делают чудеса. Это и ободрение, и возбуждение, и подзадоривание, и призыв… Глаза собаки загорелись, ноздри раздуваются, она делает прыжок… Несколько минут яростного поиска — пострадавший найден.

Невербальный язык больше доступен таежному охотнику, который близок к природе, слышит, «как трава растет», а собака понимает и слушается без слов. В английском языке существуют и употребляются в жизни понятия — thought-reading, thought-transfer, thought-wave, смысл которых понять не трудно. В русском обиходе эти понятия неуклюже переводимые как «чтение чужих мыслей, передача мысли на расстояние, мысленная волна» не внушают доверия, приравниваются к нереальному или «магии». Ученые относят этот вид неязыкового общения, как и жесты, запахи, к так называемому «невербальному языку», без условной звуковой лексики. Игнорировать близость «вербального языка» с «невербальным» было бы нарушением метода изучения единства «природы вещей».

Практический вывод — выработку у собаки ПСС всех навыков проводите не на «абстрактных» для нее условных раздражителях — командах, а на «естественных» действиях, жестах. Например, начинать обучение раскапывать — с раскапывания самим проводником, командой «Копай!» лишь сопровождая это действие. Это разновидность «подражательного метода», когда собака подражает не другой собаке, а дрессировщику.

Именно понимание психики собаки, понятные ей интонация и жесты создают взаимопонимание, прочный контакт и привязанность. Одна из форм проявления хорошего контакта — подача собакой голоса в ответ на свист проводника при плохой видимости на большом расстоянии при любых обстоятельствах. Это — пример выполнения не условной команды, а контакта на расстоянии.

Контакт и привязанность

Собаки, как и люди, обладают в разной степени контактностью и привязанностью. Но для большинства и тех и других замена в течение курса обучения одного дрессировщика другим крайне нежелательна во всех отношениях. У любой собаки полный контакт бывает только с одним дрессировщиком/проводником. Упомянутая «передача психики», позволяющая собаке работать по классу «люкс», возможна только при одном постоянном проводнике.

Контакт и привязанность собаки вырабатываются в процессе воспитания, обучения и общения с ней. Без контакта, то есть тесной связи, взаимопонимания в действиях, обучение невозможно вообще. При одинаковых условиях, у одного и того же дрессировщика контакт с разными собаками бывает различный, что зависит не от породы собаки, а от нервно-психических особенностей обоих. На привязанности, то есть чувстве близости, симпатии и преданности дрессировщику целиком основан швейцарский метод обучения. Для выработки прочного контакта необходимо знать типологические особенности ВНД собаки, ее характер и поведение; относиться ласково, но требовательно; быть заботливым и внимательным, особенно в трудной обстановке. Однако всегда и везде дрессировщик — старший, «вожак», доминант… Но доминантность дрессировщика не должна угнетать психику собаки, подавлять ее активность, самостоятельность, инициативу. Однако она должна всегда «быть в руках».

Какое значение имеют эти важнейшие качества составляющих «общий язык» без слов видно из следующих примеров.

Спасработник с собакой переходил ледник с закрытыми снегом трещинами. Вдали гремело — приближалась гроза. Внезапно грохнуло рядом. В тот же миг снежный мост, на котором стояли, рухнул, и они оказались на дне трещины. Трещина не глубокая, но стены отвесные, гладкие и скользкие… Проводник поднял собаку над головой и крикнул: «Вперед!» Собака прыгнула, но соскользнула с края трещины… Еще раз… и проводник услышал над собой лай. Команда «Домой!» — и через час собака привела за собой группу людей.

Охотник с собакой возвращался домой через горный отрог. Когда через него перевалили, собака вдруг взвизгнула, прижала уши и понеслась вниз… Охотник услышал шум, но поздно. Снежная лавина сбила его с ног, понесла вниз. Когда охотник пришел в сознание, почувствовал на лице горячее дыхание. Он расширил ход, прорытый собакой, и выбрался из снежной могилы…

Бывалые собаководы знают, на что способна контактная, любящая и умная собака. В приведенных случаях собаки, преодолев «инстинкт самосохранения», не убежали куда попало, как обычно поступают собаки без достаточной привязанности, а каждая по-своему стала выручать хозяина из беды.

Весьма важно, что в обоих случаях собаки приняли самостоятельное решение, то есть в сложной, угрожающей обстановке проявили большую самостоятельность. Специфика обучения собак ПСС заключается в том, чтобы сделать ее максимально самостоятельной. Для развития этого ценного качества все виды принуждения, угрожающая интонация и жесты должны быть сведены до минимума. В трудных метеоусловиях, дымных руинах, горах, когда собака не видит и не слышит проводника, заставить ее производить поиск принудительно, по команде — совершенно нереально.

Вся работа собак ПСС основана на самостоятельном ориентировочно-поисковом инстинкте и инстинкте свободы. «Рефлекс свободы, — указывал И.П. Павлов, — есть общее свойство, общая реакция животных, один из важнейших прирожденных рефлексов. Не будь его, всякое малейшее препятствие, которое встречалось бы животным на своем пути, совершенно прервало бы течение его жизни. И мы знаем хорошо, как все животные, лишенные обычной свободы, стремятся освободиться…[6].

«Вымуштровать» собаку безотказному выполнению, как в цирке, серии приемов легче, чем обучить самостоятельному, активному поиску. Из практики хорошо известно, что чем собака больше порабощена, то есть чем больше угнетено ее самостоятельное поведение и рассудочная деятельность, тем труднее ее подготовить для ПСС.

В приведенных поступках собак на основе контакта и привязанности к хозяину именно в трудной обстановке и проявилась их рассудочная — полезная человеку деятельность. В том, что животные мгновенно, без специального обучения смогли принять правильное решение, и заключается незаменимая ценность ЭРД как механизма приспосабливания в многообразных, постоянно меняющихся условиях окружающей среды. Вряд ли смогли бы проявить себя так, независимо от породы, «комнатные» или «цепные» собаки, ЭРД которых скована образом жизни. Лучший способ изучения и развития рассудочных действий давать собакам чаще задачи на сообразительность на учебных занятиях, прогулках, создавая обстановку, близкую экстремальной.

На поисково-спасательных работах, проходящих всегда в напряженной, экстремальной обстановке, собаки часто проявляют настолько разумное поведение, что оно кажется «чудом». Из вышесказанного следует:

1) собака ПСС — это не только точнейший прибор, индикатор запаха, но и разумный помощник, к поведению которого надо внимательно присматриваться и больше доверять;

2) в период обучения — избегать «муштровки» собаки, которая тормозит развитие и проявление у нее рассудочной деятельности.

Обучение собаки

К специальным навыкам ПСС относятся: поиск вещей «пострадавшего», поиск «пострадавшего», подача голоса при нахождении, раскапывание найденного ИЗ, за что выставляются оценки по балльной системе. Собаки обучаются также подводке дрессировщика к найденным источникам запаха. Для методического облегчения спецкурс ПСС максимально приближен к программам других спецкурсов клубов собаководства. С этой целью введены вспомогательные приемы — выборка чужой вещи, поиск по этому же запаху «пострадавшего» и его вещей.

Согласно «Программы» (см. приложение) составляется план занятий: ежедневный, недельный, месячный. Всякий план обязательно корректируется ходом учебного процесса. Всегда и везде учитываются индивидуальные особенности дрессировщика и собаки, уровень их контакта. Не менее важен учет места проведения занятий, метеоусловий и других факторов, влияющих на процесс обучения.

Все нужные навыки постепенно формируются на основе первоначально выработанных условных рефлексах. В ПСС стадии их выработки имеют также психо-методические особенности. 1-я стадия — выработка первоначального навыка — связывается с «закладкой» интереса к поиску/нахождению запаха человека, пользуясь игровым элементом. 2-я стадия — закрепления и усложнения навыка — для постоянной заинтересованности «азартить»[7] собаку, давать нагрузку «не досыта», чтобы собаке постоянно хотелось искать еще. 3-я стадия — совершенствование навыка до безотказного выполнения в разнообразных, сложных условиях — нагрузка до полной выкладки, «чтобы узнать потолок» возможностей данной собаки. При максимальной нагрузке во избежание нервного срыва и более тяжелого, продолжительного заболевания ЦНС — невроза — строго следить за поведением собаки.

Обучение собак выборке чужой вещи производится так же, как в защитно-караульной службе. Но выбранный предмет желательно не подносить к дрессировщику, а лишь обозначить взятием его в рот или подачей голоса. Это нужно для того, чтобы в реальной обстановке, найдя одежду или снаряжение, собака не покидала это место, которое в сложных метеоусловиях может быть потеряно, а пронюхивала бы вокруг, где может оказаться и сам пострадавший человек. В основе выработки всех навыков лежит не «принуждение», а «наталкивание» на нужные действия, пробуждение интереса к нему.

Начальное обучение собаки поиску «пострадавшего» и его вещей проводится так же, как при обучении обыску местности. Затем вводятся усложнения. У собак вырабатывают навык нахождения зигзагообразным поиском в направлении против ветра зарытых помощника дрессировщика и двух вещей с его запахом. Условными раздражителями при выработке навыка являются команда «Ищи!» и жест — выбрасывание руки в направлении посыла собаки на поиск. Вспомогательные условные раздражители — команда «Вперед!», восклицание «Хорошо!». В качестве зарываемых вещей используются нательное бельё помощника (планы, рубашка), ношенное не менее суток.

Чтобы собака не подносила к дрессировщику найденных вещей в тот момент, когда она нашла, дрессировщик энергично дает команду «Голос!» и жест рукой. Если для собаки это трудновыполнимо, дается вспомогательная команда голосом и жестом «Сидеть!», вещи привязываются к вбитым колышкам или кустарнику. После закрепления у собаки начального навыка нахождения помощника и его вещей на площади 30x30 м, ее постепенно увеличивают до размеров 70x70 м, глубину закапывания увеличивают до зачетной. Важным моментом для занятий является четкая маркировка углов учебного участка красными флажками, хорошо заметных дрессировщику со старта.

Занятия на одном участке не следует проводить больше трех раз подряд, иначе у собак вырабатывается привычка искать только в знакомых им местах. Во втором периоде занятий на учебном участке с целью усложнения поиска, кроме обычных закопок вещей помощника, делаются «ложные закопки», то есть вскапывание поверхности без зарывания вещей.

Самое главное, что не должен забывать дрессировщик на всех занятиях — поддерживать у собаки постоянный интерес к поиску. Иногда собаке надо дать отдохнуть, иногда — развлечь игрой или переменой обстановки. Поиск всегда и везде должен заканчиваться нахождением источника запаха. Если собака не в состоянии найти его самостоятельно, дрессировщик помогает ей подведением к закопке. Если забыто место закапывания, он должен незаметно подбросить дополнительную вещь (варежку, носовой платок).

На начальном этапе обучения поиску собака поощряется лакомством и одобрительными восклицаниями после каждого нахождения ИЗ. Позже лакомство дается только при особенно быстром и четком выполнении. При нахождении укрытого помощника дают и дрессировщик, и помощник, что повышает заинтересованность собаки нахождениям, ускоряет выработку начального навыка.

Хороший дрессировщик постоянно держит собаку в своем биополе, не допуская ее отвлечения на ненужные раздражители, стимулируя поиск ИЗ бодрящей, побуждающей интонацией. Играют роль не слова команды, а нужная интонация — в данный момент. Чтобы ее «держать в руках», одних команд и окликов недостаточно. Команда «Ищи!» лишь пусковой механизм начала поиска, как, например, сигнал «Старт!» для бегуна. Он сделал рывок… дальше бежит под одобрительную интонацию болельщиков.

В связи с тем, что на закапывание человека по сравнению с вещью идет значительно больше времени и невозможно в сырую погоду, половина занятий может без ущерба проводиться на одних вещах. При закапывании человека в снег или грунт перед лицом его оставляют свободное пространство для дыхания — «воздушную кладовку». Для этого «пострадавшего» кладут головой под хвойный шатер молодой елочки или сооружают над головой свод из глыб снега, досок. При зарывании в очень сыпучий снег и грунт над головой закапываемого ставят обыкновенную плетеную корзину или деревянный ящик с щелями для воздуха, исключающими гипоксию.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Обучение собаки.

Схемы учебных поисков:

1. средний этап — «пострадавший» и две его вещи,

2. последний этап испытания — 2 незнакомых «пострадавших»

Безупречная подача голоса является важнейшим навыком ПСС, поэтому собаки с дефектами голоса и так называемые «молчуны» отбраковываются. На занятиях и в работе собаки в ответ на какой-либо раздражитель (чужая собака и проч.) лают инстинктивно. Поэтому в ПСС от собак требуется при нахождении «пострадавшего» не беспорядочное облаивание, а строго определенная, трехкратная подача голоса. Приступать к отработке этого навыка следует с первого же занятия. Для того чтобы научить собаку трехкратно подавать голос и закрепить этот навык, достаточно всякий раз после третьей его подачи, моментально воскликнув «Хорошо!», сунуть ей в рот лакомство. Сильно возбудимым собакам после третьей подачи можно сунуть в рот рукавицу, зажать рот рукой. В зависимости от поведения собаки выполнение этого приема по команде голосом и жестом целесообразно чередовать с раскапыванием источника запаха. Оральное сигнальное поведение — лай, вой проявляется у собаки, как и у волка для подзыва вожака стаи, при нахождении нужного ИЗ.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Обучение собаки. 2. последний этап испытания — 2 незнакомых «пострадавших» Собака-спасатель: Подготовка и обучение Обучение собаки. 2. последний этап испытания — 2 незнакомых «пострадавших»

Укрытие «пострадавшего» на учебных занятиях:

1 — с перекрытием из жердей, досок;

2 — в рыхлом снеге, грунте с деревянным ящиком;

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Обучение собаки. 2 — в рыхлом снеге, грунте с деревянным ящиком;

3 — в нише глубокой траншеи, забрасываемой снегом

Раскапывание интересующего собаку источника запаха заложено в ее инстинкте. Но собака может быть и не заинтересована в зарытой дрессировщиком вещи. Поэтому с первых же занятий собаку обучают раскапыванию по команде «Копай!», сочетая его, по обстановке, с подачей голоса. При выработке этого навыка зарывают любимый апортировочный предмет или крупную кость на глубину 15–20 см, и дрессировщик, разрывая ее своей ногой, подает команду «Копай!». В дальнейшем его движения ногой будут служить собаке жестом для раскапывания источника запаха без команды голосом. Иногда дрессировщику приходится брать лапы собаки в руки и, копая ими, повторять «Копай!», «Хорошо!». За энергичное раскапывание собака поощряется, но грызть и переносить найденный предмет не разрешается. При раскапывании нор грызунов и нечистот дается команда «Фу!». Закрепив первоначальный навык раскапывания источника запаха с одновременной подачей голоса, предмет с знакомым собаке запахом заменяется другими, незнакомыми.

На заключительном этапе дрессировки весь комплекс выработанных у собаки навыков поиск — раскапывание — голос доводится до автоматической слитности, то есть они сливаются в единый комплексный поисковый навык. Чтобы добиться этого, в процессе занятий нужно постепенно прибавлять к знакомому собаке приему следующие (знакомые ей в отдельности) и многократно повторять их в строго определенной последовательности. Так, для выработки вышеуказанного комплекса соответствующие команды «Ищи!», «Копай!», «Голос!» всегда и везде подаются собаке только в данной последовательности. При соблюдении этого правила после многократных повторений вырабатывается определенный динамический стереотип — комплексное действие организма, полученное на нескольких раздражителях в строго определенной последовательности — и собака будет выполнять все три приема лишь по одной команде «Ищи!». В психофизиологии это называется цепным условным рефлексом. Прибавление каждого следующего приема к начальным следует делать не на стадии выработки первоначального навыка, а лишь после его прочного закрепления. Выработка у собаки комплексного навыка поисковой работы возможна лишь при строгом соблюдении основных принципов обучения: системность, регулярность, последовательность, постепенность перехода от простого к сложному.

Одним из видов тренировок собак, стимулирующих и разнообразящих повседневные, являются соревнования: какая собака находит ИЗ быстрей, какая делает более четко оповещение и подводку. Только регулярные тренировки сохраняют все приобретенные навыки и совершенствует их.

Принципы обучения

Системность — установление определенного порядка на основе планомерного расположения и взаимной связи ее частей, которые бывают и не близкими, по своему существу. Системность обеспечивает выполнение самой трудной работы, превратив «бездорожье» в удобную для продвижения «дорогу». В зависимости от выбранного направления системы могут различаться.

Система подготовки конкретной собаки ПСС состоит в том, чтобы, пользуясь данной книжкой и другими, составить собственную систему подготовки — с учетом своих конкретных условий, своих личных способностей, индивидуальности своей собаки. Все должно быть «разложено по полочкам» и как в библиотеке с миллионами книг библиотекарь не ищет нужную книгу, а благодаря системе их расположения лишь поднимает руку и снимает с полки.

Регулярность — равномерное и правильное выполнение по времени действий: кормления, учебных занятий, тренировок и др. Всякий здоровый организм и собаки и человека без часовой стрелки, подсознательно и в силу явления биоритмии стремится к регулярности своей жизнедеятельности. Она обеспечивает здоровье и максимально активную деятельность. Результаты учебных занятий и тренировок без их регулярности весьма незначительны и сводятся на нет. Больше того, нерегулярный образ жизни приводит к ослаблению и нарушению физической и психической деятельности, заболеваниям и преждевременному старению собаки.

Последовательность, ярко выраженная в выработке у собаки поискового комплекса «Ищи — копай — голос — веди», следует неукоснительно применять на всех учебных занятиях и тренировках. Непрерывное следование одного действия за другим в определенном порядке — необходимое условие выработки динамического стереотипа во всякой деятельности. Важно, чтобы выработка у собаки нового сложного навыка делалась из закономерного вытекания последующего действия из предшествующего с включением в работу рассудочной деятельности.

Постепенность перехода от простого к сложному и качественно и количественно известна всем на примере личного изучения математики, игре в волейбол или хождению с рюкзаком.

Избежать ошибок при подготовке и работе с собаками ПСС помогает четкое представление и использование в практике «законов» 1-й и 2-й сигнальной системы. Это избавляет и от мешающих антропоморфизма и упрощенчества «дрессировки» только на условных рефлексах. Обе эти системы — способы регуляции поведения человека и животных в их жизни. Весь окружающий мир воспринимается головным мозгом в виде сигналов, улавливаемых или непосредственно органами чувств как ощущения формы, запаха, звука — 1-я сигнальная система, или посредством знаковой системы письменного языка — 2-я сигнальная система.

Благодаря тесному взаимодействию обеих систем 1-я сигнальная система человека качественно отличается от собачьей и других животных. Но «именовать» 2-ю сигнальную систему, передающую социально-исторические ценности посредством только языка, только в человеческом обществе, — «высшей» не совсем верно, так как первобытные и некоторые обитающие ныне племена живут без письменного языка, передавая свой опыт потомству. Возможно, и у собак, имеющих с человеком общение через биополе, невербальный язык, рассудочную деятельность, есть какое-то «дополнение» к 1-й сигнальной системе. Для обучения и работы с собакой важнее не название «дополнений», а понимание собаки не только по глазам, но по «кончику ее хвоста». Важно и умение вырабатывать, при необходимости, и рефлексы 2-го, 3-го порядка.

При выработке у собак навыков ПСС одновременно подается команда голосом и жестом, более понятным ей, как «общий» — невербальный язык. Команда только голосом — чисто условное звукосочетание, непонятное и человеку, незнающему данного языка. Случается обучать собаку выполнять прием по команде жестом позже, посредством уже выработанной голосовой команды. Рефлексы, выработанные на основе ранее приобретенных навыков, не подкрепляемые безусловными раздражителями, — это условные рефлексы 2-го, 3-го и большего порядка. Образование условного рефлекса 2-го порядка видно на примере обучения собаки работать по жестам при управлении ее поведением на расстоянии. Навыки обыска местности вырабатываются по принципу формирования условных рефлексов 2-го и 3-го порядков. Этим методом можно вырабатывать весь комплексный поисковый навык. Если же каждый навык вырабатывается отдельно, а затем соединяется в единый, то метод называют «комплексированием».

Подводка к найденному источнику запаха является заключительным этапом обучения собаки по клубной программе. Она состоит в том, чтобы собака, обнаружив ИЗ, трижды подала голос, затем, подбежав к находящемуся на расстоянии дрессировщику, подала еще раз голос и по команде «Веди!» подвела его к месту нахождения. Метод выработки этого комплексного навыка (рефлекс 2-го порядка) таков. Дрессировщик держит собаку на длинном поводке у старта. Помощник на виду у них удаляется на 10–12 м и прячется. Дрессировщик командой «Ищи!» посылает собаку на поиск. Найдя без затруднений помощника, собака подает голос. Дрессировщик подзывает собаку к себе. Если она плохо реагирует на зов, подкрепляет команду поводком. Вернувшись к дрессировщику, собака еще раз подает голос. Дрессировщик укорачивает поводок, дает команду «Ищи!» — «Веди!» и следует за собакой Так повторяется до тех пор, когда собака будет подводить по одной команде «Веди!». Подведя дрессировщика к помощнику, собака получает лакомство. Этим завершается комплексный поисковый навык из 4 приемов: поиск — раскапывание — голос — подводка.

Тренировочные занятия по подготовке к испытаниям следует проводить на участках с пересеченным рельефом. Чем он более пересеченный, тем более сложное движение воздушных потоков на поверхности. Тренировки с закапыванием человека проводятся по следующей методике. После выборки вещи незнакомого собаке помощника, который в дальнейшем будет «пострадавшим», дрессировщик и собака удаляются в укрытие, исключающее видимость участка. В это время «пострадавший» заходит на участок с одной из боковых границ не ближе 20 м от старта и закапывает на зачетную глубину две свои вещи на расстоянии одна от другой 20–30 м.

Снег (грунт) слегка утрамбовывается. В качестве отвлекающих запахов на расстоянии 5-10 м от зарытых вещей делаются 2 «ложные закопки» и петли следов второго помощника. Затем в конце участка второй помощник зарывает «пострадавшего». Поблизости делаются еще 2–3 «ложных закопки».

Дрессировщик с собакой выходят на старт. По сигналу инструктора он отстегивает поводок и посылает собаку командой «Ищи!» на поиск. Сам дрессировщик следует в 10–15 м за собакой по средней линии участка, отходя не более 10 м в сторону. Если собака пытается выйти за границу участка, он привлекает ее внимание кличкой и руководит дальнейшим поиском командой и жестом. Собака должна начать поиск зигзагообразными параллелями с расстоянием между ними 5–7 м и показать вблизи старта уменье работать «челноком». В дальнейшем, если она взяла запах верхним чутьем, то может, прекратив «челнок», устремиться к нему напрямик. При нахождении «пострадавшею» и его вещей она должна, начав раскапывать, подать трехкратно голос и подвести к ним дрессировщика. Полное раскапывание всех ИЗ делает дрессировщик лопатой. Точно так же проводятся и сами испытания собаки для получения диплома по клубному спецкурсу ПСС.

При выработке у собаки навыков ПСС дрессировщики нередко допускают следующие ошибки:

1. Проведение начальных занятий по поиску на участке сильно загрязненном отвлекающими запахами, что затрудняет выработку навыка.

2. Долгое занятие с собакой на одном и том же участке, в результате чего она, привыкнув к нему, плохо ориентируется и делает поиск на новом, незнакомом ей.

3. Однотипное закапывание помощника и предметов — на одинаковом расстоянии друг от друга, в одних и тех же местах учебного участка.

4. Частое наведение собаки на источник запаха, то есть излишние подсказки, которые необходимы лишь на первых занятиях.

5. Излишнее сдерживание собаки поводком для соблюдения правильных зигзагов «челночного» поиска. Частое понукание собаки и недоверие ее чутью.

6. Применение на занятиях одного и того же помощника и его вещей, в результате чего собака привыкает искать лишь этот знакомый ей запах.

7. Закапывание в качестве вещей не ношеного белья помощников или употреблявшегося на занятиях долгое время и потерявшего запах.

8. Нарушение последовательности подачи команд при выработке комплексного поискового навыка «Ищи — копай — голос — веди».

Нахождение незнакомца. Собака, сдавшая испытания по клубному спецкурсу ПСС, — это полуфабрикат. На службе собаки должны находить ИЗ под более толстым слоем различных сред и разном направлении ветра. И, самое главное, дифференцируя запах человека от запаха его вещей, находить его всегда первым. Эти навыки совершенствуются путем постепенного увеличения глубины закапывания ИЗ по заранее составленному плану тренировок, посылая собаку на поиск в разных направлениях по отношению к ветру.

Принцип обучения нахождению незнакомого «пострадавшего» заключается в том, что вместе со знакомым собаке по запаху человеком закапывается незнакомый. Собака, легко находя знакомого, постепенно приучается находить и незнакомого «пострадавшего», то есть переключается на нахождение любого незнакомца. Добронравность собаки для этого обязательна.

Обонятельная рецепция собаки ПСС одинакова на запах человека как знакомого, так и незнакомого. При поиске незнакомцев она не дифференцирует запахи людей.

Последовательность «переключения».

1. Дрессировщик с собакой в укрытии. После маскировки его помощников на учебном участке он выходит с собакой на старт и руководит поиском.

2. Знакомый собаке помощник вместе с незнакомым замаскированы на участке рядом в одной траншее. Дрессировщик пускает собаку на поиск, и она находит обоих помощников по знакомому запаху одного из них.

3. Помощники маскируются с таким расчетом, чтобы незнакомый находился ближе к старту и под меньшим укрытием, чтобы при поиске собака обнаружила сначала его.

4. Оба помощника маскируются на одинаковом от старта удалении с расстоянием друг от друга 3 метра, которое позже увеличивается. Собака без особого затруднения находит и знакомого и незнакомого.

5. После того как собака будет легко находить одного незнакомого помощника в различных местах участка, маскируются и закапываются новые незнакомые собаке люди и вещи с их запахом.

В связи с тем, что запах человека отличается от его запаха на вещах, собаки, легко дифференцируя их, нередко предпочитают находить сначала человека, а потом его вещи без всякого обучения. Чтобы собаки всегда и везде находили сначала самого человека, не обращая внимания на вещи с его запахом, рекомендуется следующая методика поэтапных занятий. В них используется привязанность собаки к дрессировщику — сильнейший стимул для быстрой выработки многих навыков. Поиск производится в направлении навстречу ветру.

1-й этап. Собака, дрессировщик и его помощник на старте. Дрессировщик передает собаку помощнику и, двигаясь по середине учебного участка, на виду у собаки разбрасывает налево и направо несколько предметов. Он возбуждает собаку, произнося ее кличку, затем прячется на расстоянии 25–30 метров от старта. Помощник подает команду «Ищи!», отпускает собаку, которая в возбужденном состоянии, не обращая внимания на предметы, устремляется в направлении дрессировщика и быстро его находит.

2-й этап. Собака находится в укрытии и не видит разбрасывания предметов и закапывания дрессировщика. На этом и последующих этапах заход людей на участок делается с его задней или боковых сторон. Это осложняет поиск собаки, так как пойти по запаховому следу со старта она не может.

3-й этап. После того, как у собаки будет закреплен навык находить сначала человека, закапывают вместе помощника и дрессировщика.

4-й этап. Вместо помощника закапывается незнакомый собаке человек, затем 2 незнакомца. На участке разбрасываются предметы с отвлекающим запахом дрессировщика, которые собака находит только после незнакомых людей.

В зависимости от конкретной обстановки и поведения собаки можно несколько изменить план занятий, этапы сжать или растянуть введением промежуточных. Всякий раз, когда собака находит первым человека, она поощряется усиленной порцией лакомства, восклицаниями «Хорошо!» и др. Все попытки разыскивания предметов до нахождения человека «гасятся» командами «Вперед!», «Ищи!», ни в коем случае не «Фу!».

Для обучения и тренировки каждой собаки нахождению «незнакомца» требуется большое количество статистов, запах которых собаке неизвестен. Один и тот же статист может быть использован не более 3-х раз с недельными перерывами.

Особенности поведения

Среди собак, отобранных для подготовки по курсу ПСС, встречается большое разнообразие по типу ВНД, реакции поведения, индивидуальным особенностям. У собак с преобладающей пищевой реакцией поведения начальный поисковый навык можно выработать лишь с помощью подкрепления лакомством после каждого нахождения источника запаха. Со временем у них обычно пробуждается и ориентировочно-поисковое поведение. Занятия лучше проводить с голодной собакой, лакомство дается небольшими кусочками. На первом этапе обучения подкрепляются все поисковые действия, на втором, с упрочением условного рефлекса — лишь отдельные, которые собака выполняет четко, без ошибок.

В жизни редко встречаются чисто выраженные типы поведения, обычно они — смешанные. Отмечены случаи, когда собаки с пищевым поведением на равнине в горах ярко проявляли ориентировочно-поисковые. После спуска их вниз реакции поведения чередовались.

Для обучения собак с преобладающей ориентировочной реакцией хорошие результаты дает подражательный метод. На раздражители, отвлекающие собаку во время занятий, вырабатывают торможение путем постепенного приучения к ним. Занятия начинают на закрытой местности с отсутствием отвлекающих факторов. По мере выработки условных рефлексов проявление ориентировочных — слабеет. На раздражители сверхпороговые — по силе или продолжительности — в ЦНС собаки возникает запредельное торможение, охраняющее нервные центры от перевозбуждения.

При ориентировочно-поисковом поведении со зрительной выраженностью собаки отвлекаются на движущиеся объекты, — автомашины, домашний скот и другие отвлечения от работы по запаху. Начальные занятия с такими собаками следует проводить на пустынной местности, в темное время суток, постепенно приучая не реагировать на движущиеся предметы.

У некоторых собак реакция привязанности к хозяину делает их при поиске несамостоятельными, пассивными. Для избавления от этих недостатков проводнику следует проявлять минимальную ласку, корм собаке дают другие проводники, давать ей больше общаться с собаками в отсутствии проводника.

Существуют различия в методике обучения собак и различных типов ВНД, возраста, пола, воспитания, физической подготовленности, индивидуальных черт. Каждый проводник должен изучить и чувствовать индивидуальность своей собаки, как самого себя. Есть двойники, как у людей, так и у собак по внешности, но нет двойников по поведению. Общим в последовательности совершенствования будет «формула»:

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Особенности поведения.

Спецкурс в спасслужбах

Для подготовки собак ПСС в профессиональных службах вышеприведенные приемы и правила следует дополнить. В первый же день занятий проверяется умение проводников пользоваться индикаторами ядовитых веществ, их исправность.

Если собака еще не приучена подносить брошенный предмет по команде «Апорт!», обучать ее этому не следует, так как в дальнейшем, при обыске местности, она не должна подносить найденного, а лишь оповещать о находке лаем. Для выработки этого навыка в момент нахождения собакой апортировочного предмета нужно подбежать к ней, посадить и, помахав перед носом найденным предметом, вызвать подачу голоса. При обучении обыску местности для собак ПСС весьма важен навык «посыла» ее в нужном направлении на 15–20 метров по команде «Вперед!», «Ищи!» и жесту выброшенной руки.

У некоторых собак апортировка вырабатывается с трудом, однако, их поисковые способности могут значительно превосходить хороших «апортировщиков». По сути дела, поиск пострадавших на обширной территории основывается на ориентировочно-поисковом инстинкте, диких предков собаки отыскивать пищу для пропитания. Это поведение дрессировщик должен умело направить на нахождение людей, дав свободу инстинкту и природным способностям собаки. В этом заключается главная трудность обучения собак ПСС — максимально использовать инстинкт, не теряя в то же время управления их поиском. Собаки ориентировочно-поискового типа поведения в пищевом подкреплении при нахождении ИЗ не нуждаются.

Челночный поиск помогает собакам ПСС не только обнаружить верхним чутьем ИЗ пострадавшего в потоке воздуха и нижним при «тщательном поиске». Он дает возможность использовать встречный ветер под разными углами, что значительно облегчает нахождение ИЗ. В зависимости от индивидуальных особенностей собаки навык «челночного» поиска, кроме апортировки, можно вырабатывать и другими способами. Например, с вялой или слишком возбудимой собакой, отвлекающейся внешними раздражителями, нужно бегать по линии «челнока», держа ее на поводке с применением контрастного метода дрессировки. Другой метод заключается в том, что дрессировщик, оставив собаку на старте, отбегает на 15–20 метров поперек направления ветра и подзывает ее к себе. Собака бросается к дрессировщику и обычно обгоняет его. Как только собака пробежит в этом направлении 10–15 метров, он останавливается и бежит по зигзагу «челнока» в противоположную сторону, опять подзывая ее к себе. Собака вновь его догоняет и перегоняет и т. д.

Вариант обучения «подводке» без помощника и поводка заключается в том, что дрессировщик на виду у собаки бросает апортировочный предмет на 10–12 метров и после небольшой выдержки посылает ее на поиск. Когда собака находит предмет, он подает на расстоянии команду «Голос!», затем подзывает ее — снова «Голос!» и, дав команды «Ищи!», «Веди!», следует за ней к месту нахождения. Для собак с дефектом в подаче голоса, но обладающих хорошими поисковыми способностями, оповещение о найденном источнике запаха и подводка к нему делается с помощью поноски-указателя, которая подвешена на ее ошейнике.

При всех перечисленных и других вариантах выработки поисковых навыков главное внимание обращается на заинтересованность собаки нахождением. Обучение ее поиску в спасслужбах проводится не после ОКД, а с первых же дней занятий и продолжается параллельно с ним до испытаний. Если в течение 3–5 дней собака не проявила к нахождению ИЗ интереса, значит, она для ПСС не годится.

Для проведения занятий учебную группу делят на команды с постоянными составом по 3–5 дрессировщиков с собаками в каждой. При такой организации дрессировщик не нуждается в специальных помощниках, при надобности ими могут быть члены его же команды. Не работающие в это время собаки обычно внимательно наблюдают за работающими, что дает возможность использовать подражательный метод дрессировки, особенно эффективный для молодых собак. Такая организация позволяет одному инструктору проводить занятия с 2–3 командами, которые к концу учебного года хорошо срабатываются и образуют коллектив, способный слаженно работать в зоне ЧС.

Из многолетней практики следует, что наиболее целесообразно для закопки как источник запаха применять нательное белье с запахом определенной силы и проводить на нем половину всех занятий. Нательная рубашка или штаны, ношенные не менее суток, называются «стандартными закопками». При выполнении «носящим» интенсивной физической работы этот срок сокращается до 2-х часов. Совершенно нет необходимости закапывать на занятиях более крупные предметы. Закапывание же человека следует производить во второй половине учебного года. Применение каждым дрессировщиком трех «стандартных закопок» с различными запахами позволяет постоянно разнообразить задание для собак. Например, четыре дрессировщика одной команды, обмениваясь закопками, дают этим возможность каждой собаке на одном занятии работать с двенадцатью различными запахами. При необходимости можно обмениваться закопками и между командами.

Технические приемы значительно экономят расход времени для учебных занятий большой группы. Удобен способ разбрасывания закопок на большой площади с кузова грузовой автомашины. След от колес не оставляет запахового следа и служит заметной границей между участками для занятий каждой команды и расчета. Для заброски на большое расстояние применяется механическое катапультирование.

Для стационарных полигонов, плацев хорошо зарекомендовала себя методика В.К. Карпова[8]. По ней на полигоне сооружается разветвленная сеть крытых траншей. Их тупиковые отсеки, расположенные на различной глубине, имеют отверстия диаметром 10–15 см, которые идут на поверхность земли и закрыты решетками. Над отверстиями делаются завалы «руин», «леса» и проч. Помощники в роли «пострадавших» проникают в тупиковые отсеки и регулируют выход своего запаха согласно запланированного для каждой команды, каждого расчета. Завалы на поверхности и тупиковые отсеки для смены обстановки изменяются. Этот метод сберегает драгоценное время занятий, позволяет работать собаке на незаслеженной поверхности рельефа.

Специальная подготовка собак ПСС, которая проводится параллельно с тренировкой для повышения класса, включает приучение: 1) к взрывам и выстрелам, 2) огню и дыму, 3) запаху крови и трупа.

Без сигнальных ракет не обходится ни одно поисково-спасательное мероприятие, поэтому к резким звукам собаку следует приучать постепенно с раннего возраста, начиная с ударов в ладоши и трещотки. Позже — совершать с ней прогулки вблизи тиров и стрельбищ. При артиллерийских выстрелах, например обстрелах лавинных склонов, собак следует удалять на расстояние вместе с проводниками, которые отвлекают их игрой и различными приемами. Один из них состоит в том, что проводник, сидя на земле, прячет голову собаки себе под мышку и одобряет ее поведение лаской, успокаивающим тоном. Собаки, никогда не слышавшие орудийных выстрелов, нередко убегают от них на несколько километров и из-за срыва нервной деятельности (невроза), теряют работоспособность. Спокойная реакция большинства собак на звук грома и охотничьих — к ружейным выстрелам — это привычка, выработанная в филогенезе, то есть в течение жизни многих поколений.

По отношению к огню собаки не имеют инстинктивного страха, так как в онтогенезе (в своей жизни) с пожарами у них нет отрицательных ассоциаций. Это обстоятельство не облегчает их поиск в зоне пожаров, а затрудняет, так как ожог лап и других частей тела будет жестоким уроком на всю жизнь. Привычная осторожность собак к огню костра (из филогенеза) не облегчает этот вопрос, так как опасен не сам огонь, в который никакая собака не полезет, а неожиданное падение горящих обломков, огненные смерчи, горячие газы, град искр и проч. Единственно, чему можно и нужно обучить собак для избежания указанных опасностей, это — спокойно следовать рядом с проводником как на поводке, так и без него.

Попав впервые в своей жизни на задымленное пожарище, даже бывалые, опытные собаки откажутся работать или вскоре выйдут из строя, наглотавшись дыма. Молодые и возбудимые — сгоряча подпалят шерсть, обожгут лапы, после чего долго будут бояться запаха дыма. В основе приучения собак к задымленному участку лежит общеизвестный принцип дрессировки — постепенный переход от легкого к трудному, от простого к сложному. В начале тренировок задымленность на участках должна быть минимальной, и, постепенно ее увеличивая, приближают к уровню задымленности в «реальной обстановке» лишь через 2–3 месяца. Дым от сжигания материала, содержащего ядовитые химические соединения, может вызвать отравление не только собаки, но и проводника. Дым даже без ядовитых примесей (дерево, солома) является для собаки сильным отвлекающим раздражителем, затрудняющим нахождение «пострадавших». По этим причинам, тренировки на задымленном участке должны проводиться с соблюдением следующих правил:

1. При разведении костров для создания на месте поисков задымленности пользоваться не загрязненным топливом — хворостом, соломой и проч. При сжигании обрывков толя и других отбросов на строительных свалках пользоваться индикаторами для определения в дыму примесей серы, фосфора и других ядовитых веществ.

2. Для избежания попадания в зону густого дыма, получения ожогов молодые, сильно возбудимые собаки берутся для поиска на поводок.

3. С первых же тренировок собак следует приучать избегать сильных потоков дыма, обходить их и брать запах сбоку или пережидать «дымовую волну».

4. Если собака, попав в зону густого дыма, начала чихать, она не способна обнаружить даже сильный источник запаха. Для восстановления чутья ее выводят с задымленного участка и выгуливают на чистом воздухе.

Такую же передышку, успокоение дают собаке при перевозбуждении ее какими-либо сильными раздражителями, — звуковыми, световыми и проч. При нарушении нервно-психического равновесия у собаки заметно слабеет чутье, поиск.

Запах травмированного пострадавшего с кровотечением отличается от обычного запаха человека, что может смутить и сбить собаку с толку, если она встречается с ним впервые. Собаки реагируют на кровь человека почти так же, как на кровь животных, поэтому на занятиях вполне можно пользоваться кровью, взятой, например, с бойни. На поисковых занятиях с этим новым для собаки запахом помощник проводника прикалывает к своей одежде пропитанную кровью домашних животных тряпку. Она должна быть пропитана не менее чем за 2 часа до занятий для того, чтобы с кровью произошли, как в реальной обстановке, определенные химические реакции. На этих занятиях проводник тщательно наблюдает за изменением поведения собаки, обнаружившей запах человека с кровью. Ни в коем случае нельзя позволять собаке при нахождении помощника лизать тряпку с кровью.

Горная подготовка

Качество работы собак ПСС значительно, снижается на необычном для них рельефе местности и в других непривычных условиях. Поэтому тренировка собак классов «В» и «С» должна включать и горную. Наиболее простым методом этой подготовки является сопровождение собакой дрессировщика на горных маршрутах различной сложности со строгим соблюдением правил передвижения в горах. На рельефе средней трудности наилучший путь собака выбирает сама. На трудных и опасных, — где срыв ведет к падению, она берется на страховку.

На скальных маршрутах наибольшую опасность представляет образовавшийся на поверхности лед, который собака зрительно не замечает. Преодолевая крупные скальные осыпи, собака без затруднения прыгает с камня на камень. На осыпях мелких, которые «плывут» под ногами, многие из них испытывают страх, и неприязнь. Самыми неприятными как для проводника, так и для собаки являются средние осыпи, с качающимися под ногами камнями, трещинами, в которых молодые и возбудимые собаки ломают ноги. Облегчающий прием для занятий на таких участках — пользование микрозакопками.

Тающий пористый фирн и снег даже на крутых склонах для собак трудности не представляет. На крутых ледовых склонах лапы собак не держат, и они переправляются проводниками по веревочным «перилам» и в рюкзаке, как через трещины. Заслуживает внимания факт, что старые, опытные собаки ПСС обладают, как и многие животные высокогорья, удивительным чувством обнаружения «скрытых» от человека опасностей, — припорошенных снегом трещин, готовых рухнуть снежных карнизов и др. Этой, еще не объяснимой наукой, способности следует уделять внимание.

Горные речушки глубиной по пояс человеку собаки преодолевают вплавь или перепрыгивая с камня на камень. Большинство собак умеют плавать от рождения, но не все могут плавать продолжительное время. Тренировка в воде обычно производится с помощью многократных бросаний в нее апортировочных предметов. Неприязнь собак к воде всегда связана с отрицательными эмоциями, испытанными в раннем возрасте — обычно, когда с целью «обучить плаванию», их насильно бросали в водоем. Избавиться от этого недостатка можно лишь постепенным приучением с пищевым подкреплением и ассоциацией с приятным — игрой и плаванием вместе с дрессировщиком, который должен плыть всегда так, чтобы видеть собаку.

Отрицательное влияние высоты над уровнем моря из-за понижения атмосферного давления и нехватки кислорода преодолевается, как и у человека, постепенной акклиматизацией и тренировками на различных высотах. Поведение в высокогорье у разных собак — индивидуально. Так, одна из наших собак, не отличавшаяся внизу ни силой, ни выносливостью, свободно поднималась несколько раз на вершину Эльбруса (5633 м над уровнем моря), тогда как другие, более сильные, выше 4500 м не шли. Критической высотой является 4000 м над уровнем моря, выше которой большинство собак теряют аппетит, становятся вялыми или, наоборот, возбудимыми. При правильной акклиматизации — постепенном приспосабливании организма к новым климатическим условиям — собаки совершенно нормально выполняют поиск и другие приемы на высоте 5000 м.

Тренировка

Целью тренировки является закрепление и совершенствование навыков, выработанных при обучении. При ее отсутствии и редком служебном использовании в коре головного мозга собаки возникает угасательное торможение, в результате чего выработанные навыки постепенно утрачиваются. Поэтому главная задача тренировки — сохранять рабочую форму, не допускать утрачивания выработанных навыков. Вторая задача — в дальнейшем совершенствовании навыков путем увеличения глубины закапывания источников запаха и усложнения условий их нахождения. Физическая тренировка включает бег, прыжки, плавание и обязательно — буксировку лыжника.

Большое количество, но нерегулярное и бессистемное выполнение любых упражнений не только не повышает мастерство собаки, но часто вызывает отрицательное отношение и к тренировкам, и к работе.

Тренировки собак должны проводиться строго по плану, 2–3 раза в неделю, с полной выкладкой, но без переутомления длительными и однообразными упражнениями, которые «отбивают интерес», ведут к заболеванию нервной системы — неврозам. Зарывание человека в снег на глубину более 2 метров производится в глубоких траншеях на лавинном выносе или снежном заносе. Специфическим моментом при тренировке поиску имеет любовь собаки не только к своему проводнику, но людям вообще. Хорошая поисковая собака, найдя и раскопав незнакомого ей человека, визжит и прыгает от радости. Такое поведение собаки как «добронравность» надо поощрять не только восклицаниями «Хорошо!» и лакомством, но и проявлением такой же радости самим проводником и его помощником.

В плане тренировки с «полной выкладкой» чередуют с «неполной», «не досыта», трудные — «предварительные закопки» предметов — с легкими на помощниках. Такое чередование нагрузок заставляет собаку постоянно ждать следующие занятия с радостью и нетерпением.

На спасработах в трудных метеоусловиях, когда пострадавший находится на большой глубине, обнаружение его запаха затруднено, собаки должны уметь делать кроме «первичного» поиска без поводка и «тщательный» поиск на длинном поводке «челноком» или другими способами. Достоинством первого вида поиска является обследование большой площади за короткое время и быстрое нахождение пострадавшего, покрытого тонким слоем снега или грунта. Второй вид позволяет тщательно обследовать площадь поисков не только собакой, но и проводником, который может обнаружить на поверхности мелкие, почти не пахнущие предметы (монета, пуговица), помогающие найти пострадавшего. При «тщательном» поиске проводник подводит собаку к границам замаркированного участка, которые определить самостоятельно она не может. Тренировки по этому поиску особенно полезны для собак молодых и быстровозбудимых. Выполнение приема требует от проводника высокого мастерства: он должен одновременно зрительно обследовать поверхность, держать собаку на поводке, руководя поиском, и не стеснять ее свободы. Хороший результат обучения поисковой работе дает предварительная проработка различных приемов на «лабораторном поиске».

Занятия на участках, засоренных острыми предметами, проводиться не должны. Однако в жизни работать в таких условиях приходится, — куски стекла и железа в руинах строений, острые камни в лавинном выносе и т. д. Если собаки не подготовлены к такой работе, то с первых же шагов, порезав лапы, не только не смогут найти пострадавшего, но и вообще выйдут на долгое время из строя. Поэтому на этих участках должно быть проведено несколько специальных тренировок. В учебном плане на них отводится время, когда нельзя делать закапывания — отсутствие снега, мерзлая земля. В качестве учебного плаца используются строительные свалки, районы сносимых строений и т. п. Источниками запаха являются как люди, так и различные закопки, которые прячут под плиты, куски железа, фанеры. Собаки работают обязательно в прочных бахилах. Собаке ни в коем случае не дают раскапывать, для чего проводник, следуя за ней на возможно близком расстоянии, при попытке раскапывания выполняет эту работу всегда сам. Крытые траншеи с «колодцами» позволяют делать закопки без риска травмирования. В них можно пользоваться запахом крови, трупа, собранных предварительно на адсорбент или в емкость.

При глубоком закапывании помощника в снегу на потолке снежной ниши — «воздушной кладовке» образуется ледяная, блокирующая выход запаха корка, которую необходимо периодически соскабливать.

Общими будут правила:

1) собака должна находить сначала живых людей, потом трупы и, если необходимо, определенные вещи;

2) всякая специализация повышает качество работы. Поэтому целесообразно специализировать и собак ПСС, подразделяя их на «лавинные» и «руинные».

Эта специализация начинается с первых учебных занятий по разным методикам. Руинных собак обучают находить только людей, пищевое подкрепление — минимальное. Лавинных — стандартные закопки, с пищевым подкреплением. Тренировки в условиях сильных звуковых и световых раздражителей обязательны для собак обеих специализаций.

Тренировка собак любого класса не ограничивается физическими и техническими упражнениями — психический тренинг составляет ее органическое целое. Поиск на «страшных» участках рельефа; пурга, ливень, ураган; гром, молнии и пожарища; артиллерийский обстрел, грохот разрушений и крики пострадавших — ко всему этому собака должна быть приучена.

Правила обучения и тренировки — это всего лишь «азбука», которая каждым дрессировщиком дополняется и используется с учетом особенностей своей собаки и региона, где эти занятия проходят.

Правила обучения и тренировки:

1. Установить прочнейший контакт с собакой на основе досконального знания всех особенностей ее поведения, индивидуального подхода, дружеского, но требовательного отношения. Быть с ней уравновешенным, обращаться ласково, больше общаться. Дрессировщик и собака — неразрывное целое, будущий «расчет».

2. Заниматься только с совершенно здоровой собакой, находящейся в рабочей форме. Кормить ее не менее чем за 2 часа до занятий или после него.

3. Условный раздражитель, то есть команду всегда подавать за 1–2 секунды до безусловного — механического подкрепления («челночный» поиск, подводка). Пищевое подкрепление, то есть лакомство давать на протяжении всего занятия, одинаковыми порциями (нахождение, раскапывание и др.).

4. Повторять с собакой каждый прием в зависимости от сложности и ее поведения от 5 до 15 раз в день, интервалы между ними — 3–5 мин. Давать ей отдых, чередовать выполнение «нелюбимых» приемов с «любимыми».

5. Команды голосом подавать четко, умеренно громко, повелительно. Команды и жесты — всегда строго единообразны, без дополнительных слов, окриков и движений. Правильно применять различные интонации.

6. Использовать не только безусловные и условные рефлексы, но и рассудочную деятельность собак. Быть максимально внимательным к их поведению при поиске — собаки могут совершать полезные действия, которым их не обучали. Излишняя подача команд дрессировщиком делает собаку безынициативной.

7. Слияние (комплексирование) приемов «поиск — раскапывание — подача голоса — подводка» всегда и везде производить в строго определенной последовательности. Только при этом отдельные приемы образуют единую цепь и выполняются собакой после многократных повторений автоматически слитно.

8. Развивать и постоянно поддерживать у собаки интерес к нахождению источника запаха. Поиск на сложном рельефе, в трудных метеоусловиях лишь как выполнение команды не приносит результатов.

Поддерживать у собаки бодрое, рабочее состояние, но без перевозбуждения.

9. Систематически менять место занятий, время суток, источники запаха, среду (снег, грунт и др.), метеорологические и другие условия, в которых производится поиск.

10. Поиск источника запаха всегда заканчивать его нахождением. При этом поощрять собаку, кроме лакомства, восклицанием «Хорошо!», выражением радости, лаской, игрой.

Виды и типы поиска, которые приводятся ниже, весьма условны и схематичны. Они являются лишь основой для творческого решения, принимаемого в каждой конкретной обстановке реального поиска, их комбинаций, но никак не постоянным шаблоном. С собакой ПСС можно выполнять 2 вида поиска: «первичный» — всегда без поводка, и «тщательный» — обычно на длинном поводке или без него, держа собаку от себя на расстоянии не более 10 м. На спасательных работах посредством этих видов поиска проводник с собакой может делать 4 типа обследования площади, производимые обычно в той же последовательности, в какой они перечислены.

1. «Предварительное обследование» делается собаками «первичным» видом во время разведки, когда проводники только намечают зоны «А» и «Б», или направление «коридоров». Его цель — обследовать наибольшую площадь за кратчайший срок. При нем собаке подается команда «Ищи!», и проводник, занимаясь осмотром поверхности, ее поиском не руководит. Собака, пользуясь полной свободой (рефлекс свободы), обыскивает местность в угодном ей направлении. Этот тип обследования применяется также на переходах, когда есть предположение, что пострадавшие могут находиться на пути следования или вообще нет уверенности, где их надо искать.

2. «Основное обследование»[9] производится также «первичным» видом, но проводник уже руководит поиском, в то же время не стесняя инициативы собаки. Он обычно применяется, когда поиск делается на более определенной площади или намеченному «коридору». «Основное обследование» является наиболее распространенным видом работы собак ПСС. Проводник управляет поиском собаки командой «Ищи!» и жестом выбрасываемой руки в нужном направлении. Он побуждает собаку с учетом направления ветра делать поиск зигзагами или по другим линиям.

3. «Детальное обследование» является самым доскональным из упомянутых типов, которое осуществляется всегда «тщательным» поиском по линиям зигзагов (челноком) или другим линиям. Его цель — обследовать участок так, чтобы быть уверенным в отсутствии на нем пострадавших. При работе с молодыми, возбудимыми собаками всегда применяется длинный поводок. Для собак уравновешенных, опытных, класса «В» и «С» необходимость в этом обычно отпадает — проводник руководит поиском командой «Ищи!» и жестом выбрасываемой руки. В подозрительных местах он побуждает собаку раскапывать по команде «Копай!» и тщательно принюхиваться. Этот тип обследования применяется на совершенно определенных участках — зонах «А» и «Б», границы которых маркируются красными флажками.

4. «Повторное обследование» применяется тогда, когда «детальное» результатов не принесло, но есть основания считать, что на данной площади имеются пострадавшие. Случается, что производившая здесь поиск собака не могла их обнаружить из-за слишком глубокого погребения, тяжелых метеоусловий, своих индивидуальных особенностей, ошибок проводника и другим причинам. При этом наиболее трудном типе обследования в зависимости от обстановки могут применяться все вышеприведенные типы в их различных комбинациях. Работу эту выполняет другой, наиболее опытный проводник и лучшая собака обычно в несколько измененном направлении предшествующего поиска. «Повторное обследование» может произвести и тот же самый проводник с собакой, проходя уже обследованную ими площадь в обратном направлении.

Техника поиска

Каким бы способом ни доставлялись к месту катастрофы собаки, им дают 10-минутный отдых, во время которого намечается план и тактика поисково-спасательных работ. Собакам дают выгуляться, вдоволь напиться и 100–200 г мяса или рыбы, если они получали пищу задолго до выхода. Во время поиска собака не должна быть голодной, но накармливать ее досыта также не следует. Основное кормление производится после работы, вечером. Небольшая же порция пищи стимулирует ее нервную деятельность, вводит организм в рабочую форму. Во время этого отдыха дыхательные пути собаки очищаются от пыли, выхлопных газов и других дорожных запахов. После этого им надевают шлейки, на лапы — защитные бахилы. Проводники надевают прочную, хорошо защищающую от ожогов и травм обувь, защитную каску, рукавицы.

У собак холерического типа ВНД не допускают доминирования процесса возбуждения, которое мешает работе самих собак и управление ими. Умелый проводник регулирует деятельность ЦНС собаки своим волеизъявлением, интонацией.

Продолжительность работы собак ПСС без отдыха зависит от множества факторов, в том числе от класса подготовленности и возраста собаки, ее рабочей формы и самочувствия в данный момент, сложности выполняемой работы (сила запаха, движение воздуха, метеоусловия и проч.), типа поиска, умения и опытности проводника и т. д. Известны случаи, когда собаки работали 8 и более часов без отдыха. Обычно же требуется передышка через каждый час работы, чтобы очистить нос, лапы и шерсть, напиться и проч. При работе в руинах жилых домов у собак может произойти адаптация к бытовым запахам.

Известный альпинист и горноспасатель Чехословакии И. Галфи так отозвался об этой стороне дела: «Успешность спасения жизней зависит прежде всего не от спасателей и не от их собак, а от того, насколько быстро они достигнут места происшествия».

Вот почему особенно актуальным представляется подготовка собак ПСС непосредственно в районах, подверженных землетрясениям и снежным лавинам.

Основными причинами вялого поиска собаками являются следующие:

• нездоровье собаки (общее или органов обоняния);

• переутомление при транспортировке и работе;

• «нежелание» собаки работать (психогенный срыв);

• неблагоприятные метеоусловия (мороз, жара);

• блокирование выхода запаха на поверхность (мокрый снег и др.);

• чрезмерная задымленность, загрязнение воздуха другими вредными примесями;

• унос запаховой информации ураганным ветром;

• чрезмерное загрязнение обследуемой площади отвлекающими запахами;

• слишком большая глубина, на которой находится источник запаха (подпороговая концентрация).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В Швейцарских Альпах два врача засвидетельствовали смерть жертвы лавины. Однако по настоянию проводника лавинной собаки, утверждавшего, что она может быстро найти в лавине только живого человека, пострадавшего отправили в госпиталь, где ему была возвращена жизнь…

Полвека назад в горах Северной Осетии я впервые был участником поисково-спасательных работ и тем же летом сам попал в снежную лавину. Вместе с товарищами я очутился под слоем влажного снега. Сознание возвращалось медленно, туманно. Последняя четкая мысль в лавине «смерть». Придя наконец в себя, я долго пытался понять, где верх, а где низ. Тело сжато, как в гипсе, дышать невероятно трудно, полная тьма.

Хотя слой снега над нами был не такой уж толстый, он быстро уплотнялся, смерзался. Выбраться самостоятельно было невозможно. Помогло счастливое обстоятельство — один из нас оказался лишь слегка присыпанным, мог шевелиться. Вскоре он почувствовал через трещину воздух, выбрался на поверхность. Все были связаны между собой альпинистской веревкой, поэтому сумели быстро раскопать одного за другим.

Когда я доплелся до тропы на морене, силы иссякли. Я лежал лицом на земле, гладил рукой травинки и через слезы улыбался жизни. Если раньше я иногда крестился, чтобы порадовать бабушку, то сейчас перекрестился впервые не поэтому… В Москве я завел собаку и в честь нашего спасения назвал именем той лавинной вершины — Бубис. Дьявол, в образе лавины, был недоволен нашим избавлением — вскоре он уничтожил камнепадом наш красивейший в ущелье альплагерь «Медик».

Летят годы… Годы, собаки, люди. Всякий раз, когда я смотрю на двуглавую громаду Эльбруса, белоснежные поля его склонов, мысли роятся и теснят друг друга… И всегда почему-то всплывают в памяти высеченные на камне слова: «Спешите делать добро. Ф.П. Гааз. 1780–1853».

Это имя я узнал еще дошкольником, но глубину слов постиг только после снежной могилы.

Глобальное распространение спида и рака, наркомании; терроризм и захват заложников, невиданные в истории, пополнены пиратской пересадкой человеческих органов, болезнями от радиоактивного и электронного воздействия. Утрачивается психофизиологическая основа гармоничной, здоровой жизни, теряется духовное и физическое равновесие человека из-за нездорового сдвига — чрезмерного, неконтролируемого технического развития. Биосфера «тает» одинаково и для человека, и для животных.

… Так размышлял я, лежа снова в снежном завале четверть века спустя после первого. Я мог спокойно размышлять, потому что сам был спокоен. Хотя надо мной был двухметровый слой снега, это были всего лишь учения спасателей Чехословакии, с которыми мы сотрудничаем много лет. Собаки же Горской Службы — хорошие работники…

«Человек прошел мимо своего богатства, то есть мимо животного мира… и пошел по пути механических изобретений», — указывал В. Дуров, великий знаток не только мира животных, но и мира человека. Если выведенные в прошлом классические породы собак соперничали с волком и в беге, и в хватке, то современные, подобно нынешним сенбернарам, страдая одышкой, пользуются автомашинами и лифтами. Вот почему для таких служб, как спасательная, розыскная возрождаются биологически сильные породы, — оленегонный шпиц, чехословацкий волчак, детекторные собаки.

… На спасработах случается всякое. Бывает, что люди гибнут, потеряв в непогоду видимость и ориентировку, выбившись из сил…

Хорошо помню первый случай, когда моя собака спасла людей. Закончив инструкторскую работу с альпинистами под Эльбрусом, я направился через перевал в Сванетию. Со мной была Итка, небольшая лаечка. Несколько дней шли ливни, потом прояснело. Когда мы добрались до перевала, загрохотал гром, и опять полило как из ведра. Сванетия лежала в облаках и тумане. Ручейки превратились в речушки, речушки — в реки. Переправившись с трудом через одну из них, я присел передохнуть.

Итка, беспокойно поскулив, вдруг скрылась куда-то в туман. Через несколько минут я услышал ее возбужденный лай. Вернувшись на мой зов, она тыкалась носом в колени, лаяла, всем своим поведением выражала беспокойство. Я порядком устал и не придал этому значения. Тогда собака опять убежала. Потом примчалась с лаем и еще настойчивее тыкалась и поддавала носом.

Когда, отдохнув, я двинулся по тропе, Итка взвизгнула и скрылась в прежнем направлении. Обеспокоенный отсутствием собаки, я был вынужден вернуться. Вскоре сквозь туман на крохотном островке посередине реки я увидел двух человек, лежащих неподвижно. Вода быстро поднималась, и вскоре их смыло бы бурное течение…

Мир делят на части, науку на разделы — для удобства. В реальной жизни нет такого деления, поэтому теоретики часто попадают впросак, мысля только физиологически или математически. Но, «зелено дерево жизни»! Теоретически Итка в силу инстинкта, на холоде и под дождем, должна бы стремиться в укрытие; условно-рефлекторно, будучи послушной, выполнять команду «Ко мне!». Но в «чрезвычайной» для нее обстановке доминировало генетически фиксированное поведение пастушьих собак и рассудочность развитая при работе с альпинистами. В основе этих действий лежал «ориентировочно-поисковый» тип поведения, самостоятельность характера.

Что явилось стимулом у собаки для доминирования поискового поведения над двумя другими, как и у вышеупомянутого Аякса? Радость проводника от нахождения пострадавших, интерес к самому поиску, может, что-то еще? Хотелось бы получить ответ на это от читателя.

В заключение стоит еще раз напомнить: для работы спасателя важны не только поисковые качества собак. В напряженной обстановке спасательных работ они часто самостоятельно выполняют настолько разумные действия, что людям это кажется чудом. Данные современной науки и практики подтверждают, что поведение собак основывается не только на инстинктах и условных рефлексах, они способны проявлять сложную рассудочную деятельность. В процессе подготовки и работы необходимо поощрять такие проявления, развивать самостоятельность, инициативу. Богатые природные возможности собак не исчерпываются способностью улавливать запахи, находить их источники. И если в будущем изобретут приборы более чувствительные, чем чутье собаки, они никогда не заменят Нам четвероногих тружеников.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Положение о подготовке спасателей-кинологов с собаками поисково-спасательной службы

Одобрено:

Научно-методическим советом ССК АСФ.

20 июля 1998 г.

Флесс Д. А.


Утверждаю:

Председатель исполкома АСФ России.

5 февраля 1999 г.

Кавуненко В. Д.


В странах Европы, где для спасения пострадавших при стихийных бедствиях широко применяются собаки поисково-спасательной службы (ПСС), единых правил и нормативов испытаний не существует. Это объясняется как особенностями каждой страны, так и отсутствием общеевропейской координирующей организации.

Нормативы для поиска в снежной среде.

Собака-спасатель: Подготовка и обучение Положение о подготовке спасателей-кинологов с собаками поисково-спасательной службы. Нормативы для поиска в снежной среде

Ниже для сравнения приводятся нормативные требования к собакам ПСС на испытаниях в Горноспасательной службе Чехословакии (ХС), Швейцарском альпийском клубе (САК), Ассоциации поисково-спасательных собак Великобритании (САРДА) (время в двух последних не лимитируется) и Ассоциации спасательных формирований России (АСФ).

Класс «А» Программа подготовки.

В учебную группу, состоящую из 8-10 «расчетов», зачисляются лица не моложе 18 лет с собаками[10], имеющими подготовку по ОКД. Чистота породы и родословная не требуются. Продолжительность обучения: при ежедневных занятиях в профессиональных кинологических центрах — 2 месяца (152 часа), или прохождение двух учебных сборов.


Теоретические занятия (2 часа)

Требования, предъявляемые к собакам и кинологам. Место занятий, учебный инвентарь и снаряжение. Навыки и приемы, команды голосом и жестом. Методика обучения обыску местности и нахождению источников запаха (ИЗ) на поверхности, замаскированных, зарытых на различную глубину. Раскапывание, 3-х кратная подача голоса, подводка к найденному ИЗ. Соединение всех этих навыков в единый сложный навык методом «комплексирования». Количество и качество запаха, «стандартная закопка». Запах человека, «переключение» с поиска закопок на поиск людей. Техника закапывания помощников. Меры безопасности и оказание первой медицинской помощи.


Практические занятия (142 часа)

Тема 1 (46 часов). Обыск местности «челноком» на поводке и без него, закладка первоначального навыка. ИЗ кинолога и знакомого собаке помощника лежат на поверхности, позже маскируются. Занятия проводятся на площади 20x70 м, которая в дальнейшем постепенно увеличивается. Облаивание собакой найденных предметов без их подноски.

Команды: «Ищи!», «Голос!» и соответствующие жесты.

Тема 2 (18 часов). Раскапывание и оповещение 3-х кратной подачей голоса (серия из 3-х звуков), найденных ИЗ знакомого и незнакомого помощников, зарытых на глубину 1/3 зачетной[11]. Самостоятельное облаивание найденных ИЗ. Оба новых навыка отрабатываются в процессе совершенствования челночного поиска.

Команды: «Ищи!», «Копай!». Вспомогательная команда: «Голос!» и соответствующие жесты.

Тема 3 (27 часов). Подводка кинолога к ИЗ, ранее собаке незнакомым, зарытым на глубину 2/3 зачетной. Подводка вырабатывается с тремя уже отработанными ранее приемами. Совершенствование и шлифовка поиска, раскапывания, оповещения и подводки как одного сложного навыка, выполняемого собакой без вспомогательных команд.

Команды: «Ищи!», «Веди!» и соответствующие жесты.

Тема 4 (27 часов). Поиск пострадавших без реакции на разбросанные и зарытые предметы. «Переключение» с поиска предметов на поиск людей. ИЗ (2 помощника, ранее собаке не знакомых) зарыты на полной зачетной глубине. Площадь поиска равна зачетной — 70x70 м. Доведение выполнения комплексного поискового навыка до автоматизма. Приближение занятий к условиям испытаний, прикидка на время нахождения ИЗ. Команды: «Ищи!», «Веди!» и соответствующие жесты.

Тема 5 (24 часа). Тренировка собаки с целью безотказного нахождения незнакомых ей помощников на глубине, превышающей зачетную на 1/3. Площадь поисков также превышает зачетную. Максимальное приближение условий к реальной обстановке: неблагоприятный ветер, различное и неизвестное число ИЗ. Тренировка собак в разное время года и суток, на разнообразном рельефе, при различных метеоусловиях, отвлекающих раздражителях. Нахождение в этих условиях не менее 10 незнакомых собаке человек.


Испытания и аттестация (8 часов)

До начала испытаний руководитель учебной группы представляет судейской комиссии «оценочный лист», в котором, согласно программе, указаны оценки выполнения собакой каждого навыка-элемента и комплексного навыка «поиск пострадавших» по пятибалльной системе. Испытания проводятся в соответствии с «Правилами и нормативами» без оценки. Отметка «зачет» дает право на получение диплома ПСС класса «А».

Диплом действителен в течении 1 года со дня выдачи. Через год для его подтверждения проводится испытание-переаттестация.

Правила и нормативы

I

На испытаниях проверяется комплексный навык «поиска пострадавших» согласно «Программе подготовки — класс «А», включающей следующие элементы:

— обыск местности;

— раскапывание и оповещение;

— подводка кинолога к ИЗ.

Испытания проводятся на незагрязненном запахами и острыми предметами участке 70x70 м, желательно пересеченной местности. Участок должен обозреваться со старта, поблизости не должно быть отвлекающих запаховых и других раздражителей. Испытание каждой собаки проводится на новом участке.

В качестве ИЗ используются 2 незнакомых собаке помощника (неизвестный запах), которые зарываются на глубину:

— грунт — 40 см,

— снег — 70 см,

— руины строений — 150 см.

Максимальное время нахождения обоих ИЗ — 20 мин. За выполнение указанных нормативов судейская комиссия выставляет по безбальной системе отметку «зачет». Если нахождение ИЗ заняло большее время или собака не выполнила какого-либо элемента навыка, ставится отметка «повтор» и назначается время повторного испытания.

В зависимости от обстановки и поведения собаки кинолог имеет право проводить поиск на длинном поводке. Он может подзывать собаку к себе и направлять поиск в нужную сторону.

Испытания не проводятся во время сильного дождя и снегопада, при штормовом ветре, при температуре ниже -20 °С и выше +30 °С, за исключением северных и южных районов, где местные собаки имеют к этим условиям адаптацию.

II

Поиск производится в направлении навстречу ветру или с небольшим углом. С наветренной к старту стороны не должны находиться люди и другие сильные ИЗ. Во время подготовки участка к испытаниям кинолог с собакой находятся в укрытии, не позволяющем видеть действия помощников.

Границы участка обозначаются вешками с красными флажками. Для закапывания ИЗ 3 помощника выходят на участок со стороны противоположной старту. Закапывание производится на дальней от старта половине участка (на ближней проверяется «челнок») с расстоянием между ИЗ 20–25 м. Снег или грунт над ними слегка утрамбовывается лопатой. На расстоянии 5–7 м от зарытых ИЗ делаются две «контрольные закопки», то есть вскапывается около 1 м2 поверхности. Закончив закапывание, 3-й помощник удаляется с участка через его заднюю границу.

Через 10–12 минут, когда запах зарытых помощников диффундирует на поверхность, кинолог с собакой вызываются на старт. В левой руке он держит на поводке собаку, в правой — лопату. Во время испытаний кинолог управляет поиском собаки командой «Ищи» и жестом неограниченное число раз.

По сигналу судьи кинолог, отстегнув поводок, посылает собаку на поиск. Сам он движется по средней линии участка, отклоняясь влево и вправо не более 10 м. Для поворота собаки на границе участка подзывает ее и направляет к противоположной границе. Для выполнения собакой подводки кинолог должен следовать за ней на расстоянии не менее 10 м, а при обнаружении ИЗ — остановиться.

Собака должна сделать не менее 2-х «челноков» от средней линии в каждую сторону с расстояниями между параллелями 5–7 м. Если после нескольких «челноков» она обнаружила верхним чутьем ИЗ на расстоянии, то устремляется к нему напрямик. Раскопав поверхность и убедившись в нахождении ИЗ, собака самостоятельно подает трехкратно голос, возвращается к кинологу и по команде «Веди!», взятая на поводок, подводит к найденному ИЗ. Для облегчения «подводки» допускается подзыв собаки жестом или условным знаком. Если судья зафиксировал подход собаки к обнаруженному ИЗ по следу помощника с расстояния более 3-х м — нахождение не засчитывается. Собака в этот же день проходит повторное испытание на другом участке. При повторном «нахождении по следу» собаке назначается переподготовка, согласуя сроки судьи с инструктором и проводником.

Срок повторного испытания собаки при «срыве чутья, поведения» назначается по заявлению инструктора и проводника[12].

При извлечении «пострадавшего» собака, находясь в стороне, не должна проявлять к нему злобу или трусость. Во время испытаний производится один выстрел из ракетного пистолета. Место судьи не фиксировано, но не менее 10 м с подветренной от собаки стороны.

На испытаниях, как и на занятиях, кинолог и собака одеты в форму установленного образца: красная жилетка и шлейка с красным крестом.

Класс «В» Программа подготовки.

В учебную группу зачисляются кинологи с собаками, имеющими диплом класса «А». При подготовке на этот класс у собаки совершенствуется комплексный навык «поиск пострадавших» в усложненной обстановке. Основная тематическая нагрузка предназначена кинологам. Для получения класса «В» от собаки требуется кроме выполнения соответствующих нормативов, определенная «зрелость», стаж в спасательной службе не менее года. При подготовке на учебных сборах этот класс может быть присужден лишь на третьем по счету сборе.


Теоретические занятия (10 часов)

Организация отечественных и зарубежных спасательных служб. Особенности тактики и взаимодействие кинологических служб при крупномасштабных спасательных работах (Армения и др.). Классификация видов стихийных бедствий. Организация и техника поисково-спасательных работ. Топография и ориентирование в отдаленных районах. Сигнализация и виды связи, в том числе с помощью собак. Медицинская помощь и транспортировка пострадавших.

Возможности и пределы в работе собак ПСС. Содержание и кормление собак в полевых условиях. Страховка и обеспечение безопасности собак на поисково-спасательных работах. Транспортировка собак, ветеринарная помощь.


Практические занятия

Совершенствование навыков, указанных в программе класса «А» до безупречного выполнения в трудных метеоусловиях, на сложном рельефе, при отвлекающих раздражителях, в любое время года и суток. Особое внимание уделяется отработке «подводки», так как у собак на первом году обучения этот навык прочно еще не закреплен. Отработка приемов поиска собакой: без поводка; на длинном поводке; на коротком поводке. Применение этих приемов при «первичном» и «тщательном» виде поиска, в различных сложных и опасных ситуациях.

Кинолог должен овладеть следующими навыками:

• работать с собакой на лыжах (при необходимости);

• проходить с собакой горные маршруты, перевалы 2-й категории трудности;

• пользоваться альпинистским спасательным снаряжением;

• работать с картой, компасом; уметь составить схему поиска, кроки маршрута движения;

• владеть техникой реанимации с помощью прибора и без него;

• правильно оценить несложную аварийную ситуацию, определить зоны «А» и «Б»;

• правильно реагировать на поведение собаки и управлять се поиском;

• целесообразно применять собаку при сильно затрудняющих условиях работы.


Правила и нормативы

На испытаниях собаки проверяется комплексный навык «поиск пострадавших», согласно «Программе подготовки — класс «В» по той же методике, как и для класса «А». Нормативные требования усложнены лишь за счет глубины закапывания ИЗ. За время не более 30 мин. собака должна найти двух незнакомых ей помощников на глубине:

— грунт — 70 см,

— снег — 140 см,

— руины — 300 см,

не отвлекаясь на лежащие на поверхности и замаскированные предметы с запахом человека.

Испытания кинолога включают:

а) 1. ответы по билетам на теоретические вопросы.

2. сдача физ. нормативов:

• подтягивание: мужчины — 7 раз;

женщины — 2 раза;

• жим в упоре: мужчины — 8 раз;

женщины — 5 раз;

• «пистолет»: мужчины — 9 + 9 раз;

женщины — 6 + 6 раз;

• бег с собакой по пересеченной местности — 5000 м.

б) практические — сдача с собакой вышеуказанных нормативов на незнакомом участке с предшествующим «проигрыванием на столе» сложных спасательных ситуаций.

Класс «С» Программа подготовки.

К испытаниям на этот класс допускаются кинологи с собаками, имеющими стаж работы в спасательной службе и тренировках по классу «В» не менее года.

В документах кинолога должны быть отметки о выполнении поиска в нескольких незнакомых районах, во всех видах среды, ночных условиях. Получение высшего класса квалификации достигается путем максимального приближения тренировок к реальной обстановке спасательных работ в осложненных условиях.

Кинолог в любое время суток должен:

• быстро оценить сложную катастрофическую ситуацию, особенно при противоречивых показаниях очевидцев;

• правильно организовать спасработы при отсутствии основных средств (связь, транспорт, освещение, наблюдатели, вспомогательные работники и др.);

Собака должна:

• уверенно работать в ночное время, при плохой видимости, на задымленном участке;

• быть привычной к запаху крови пострадавших и нахождению их трупов.


Правила и нормативы

На испытаниях комплексный навык «поиск пострадавших» на глубине:

— грунт — до 100 см,

— снег — до 200 см,

— руины — до 400 см -

усложняются следующими моментами:

поиск ведется при ограниченной видимости на сложном рельефе площадью до 1000 м2, которая указывается кинологу на карте по сигналу «Спасработы!»;

• число ИЗ пострадавших кинологу неизвестно, время поиска не ограничено;

• в числе ИЗ должен быть «пострадавший» с запахом крови, один крупный предмет с запахом трупа;

• продолжительность поиска собакой предмета с перерывами для отдыха — до 6 часов.


Формы подготовки

Подготовка спасателей-кинологов с собаками ПСС класса «А» может проводиться по одной из приведенных организационных форм.

1. Клубы собаководства — продолжительность 4 месяца.

2. Профессиональная спасательная служба — 2 месяца.

3. Учебные сборы «лавинщиков» — 10 дней на пересеченном рельефе,

20 — на лавинных выносах.

10-дневные сборы

1. В учебную группу зачисляются лица, имеющие спортивный разряд по альпинизму (горные лыжи, горный туризм), собаки с дипломом ОКД.

2. Занятия проводятся ежедневно, продолжительность учебного дня — 8 часов, включая время на подходы к месту занятий, физическую тренировку собаки. Раскладка учебного времени:

5 часов (до обеда) практические занятия, 3 часа (после обеда) разбор практических занятий, индивидуальная работа с собаками, теоретические занятия.

3. Практические занятия включают: закладку первоначальных «вспомогательных» навыков, «обыск местности» и отработку безотказного (автоматического) выполнения навыков «общего послушания». Учет ежедневной успеваемости кинолога с собакой по каждому вырабатываемому навыку ведется в учебном журнале с выставлением оценок по пятибалльной системе.

4. Сборы завершаются «зачетом», на котором собака по сигналу кинолога должна выполнить следующие команды:

«Общее послушание»

— «Сиди!», «Лежи!», «Стой!» (остановиться в стойке) — с выдержкой при отходе кинолога на 15 м;

— «Ко мне» — с расстояния 15 м, «Рядом!» — в движении, без поводка;

— «Вперед!» — посыл собаки в указанном направлении на 10 м;

— «Пост!» — движение в вещам кинолога с расстояния 15 м;

— «Стой!» — остановка собаки при движении на расстоянии 10 м.

«Вспомогательные»

— «Голос» — 3-х кратная подача голоса с расстояния 15 м;

— «Копай!» — раскапывание зарытого предмета (запах любой);

Повременный план практических занятий[13]

Собака-спасатель: Подготовка и обучение II. Повременный план практических занятий[13]

** Подготовка собак производится по действующей с 1978 г. «Программе клубов служебного собаководства».


— «Веди!» — подводка к найденным ИЗ (разрешается подзыв).

«Обыск местности»

— «Ищи!» — поиск «челноком» 2-х замаскированных предметов (запах кинолога, его помощника) на площади 30x30 м с подачей голоса, раскапыванием и подводкой к найденному.

20-дневные сборы

1. В учебную группу зачисляются кинологи с собаками, имеющие за прохождение 10-дневных сборов оценку «зачет».

2. Заполнение учебного времени — аналогично 10-дневным сборам.

3. Практические и теоретические занятия проводятся согласно вышеприведенной «Программы».

4. Сборы завершаются сдачей испытаний по приведенным «Правилам и нормативам» и выдачей соответствующего документа.

Литература

1. Гиппенрейтер Е.Б. Международный семинар по спасению людей из лавин // Побежденные вершины. М., 1972.

2. Корытин С.А. Ориентация у собак и других животных // Клуб служебного собаководства. М., 1984.

3. Крушинский Л.В. Биологические основы рассудочной деятельности. М., 1977.

4. Мазовер А.П. Конституционные особенности собак // Охота и охотничье хозяйство, 1989. № 11.

5. Мариковский А.И. Животные предсказывают землетрясения. Алма-Ата, 1984.

6. Усов М.И. Собака поисково-спасательной службы. М. 1988.

7. Усов М.И. Служба поисково-спасательных собак // Побежденные вершины. М., 1981.

8. Эйби Дж. А. Землетрясения. М., 1982.

9. Бергман Е. Поведение собак. М., 1986.

10. Карпов В.К. О некоторых факторах, влияющих на обоняние служебных собак // Клуб служебного собаководства. М., 1987.

11. Усов М. Четвероногие спасатели // Клуб служебного собаководства. М., 1978.

12. Усов М. Подготовка собак поисково-спасательной службы // Клуб служебного собаководства. М., 1980.

13. Корытин С.А. Запахи в жизни зверей. М., 1978.

14. Соколов В.Е., Котенкова Е.В. Язык запахов. М., 1985.

15. Усов М.И. Четвероногие спасатели (по матер. период. печати) //Клуб служебного собаководства. М., 1981.

16. Усов М.И. Некоторые вопросы применения собак в поисково-спасательной службе // Клуб служебного собаководства. М., 1983.

17. Носов Н.А., Богословская Л.С. Ненецкая оленегонная лайка // Клуб служебного собаководства. М., 1991.

18. Служебное собаководство /Сост. В.Н. Зубко. М., 1987.

19. Усов. М.И. Собаки-спасатели // Турист, 1978. № 11.

20. Усов М.И. Четвероногие спасатели // Неделя, 1983. № 16.

21. Энциклопедия собаководства / Сост. В. Зубко, А. Алексеев. М., 1998.

22. Дуров В.Л. Дрессировка животных. Психологические наблюдения над животными, дрессированными по моему методу (40-летн. опыт.). М., 1924.

23. Карпов В.К. Подготовка собак поисково-спасательной службы в г. Чимкенте // Клуб служебного собаководства. М., 1991.

24. Карпов В.К. Обонятельная ориентация служебных собак и влияние метеорологических факторов на их работу // Клуб служебного собаководства. М., 1983.

25. Орлов А.П. Поведение собаки и дрессировка // Клуб служебного собаководства. М., 1980.

26. Прайор К. Не кричите на собаку, М., 1995.

27. Усов М.И. Дрессировка собак для поисково-спасательной службы // Служебное собаководство / Сост. В.Н. Зубко. М., 1987.

28. Усов М.И. Подготовка собак для поисково-спасательной службы // Все о собаке. М., 1992.

29. Усов М.И. Тренировки четвероногих спасателей // Военные знания. 1985. № 11.

30. Гай Д. Землетрясение в Армении: записки очевидца. М., 1989.

31. Карпов В.К. Некоторые особенности дыхания, обоняния и слуха у собак // Клуб служебного собаководства. М., 1990.

32. Окке М. Климатология приземного слоя. М., 1982.

33. Павлов И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения ВНД животных. М., 1923.

34. Усов М.И. Ищи, Байкал! // Военные знания. 1988. № 5.

35. Усов М.И. Работа спасателей с собаками ПСС // Все о собаке.

36. Усов М.И. Уроки Армении//Клуб собаководства. М., 1995.

37. Лосев К.С. По следам лавин. Л., 1983.

38. Усов М.И. В «Горской службе» // Турист. 1981. № 3.

39. Усов М.И. Особенности работы с собаками ПСС в горах // Клуб служебного собаководства. М., 1985.

40. Усов М.И. Собаки-спасатели // Клуб служебного собаководства. М., 1991.

41. Усов М.И. Собака поисково-спасательной службы. 2-е, доп. изд. М., 1996.

42. Фляйг В. Внимание, лавины! М., 1960.

Примечания

1

Здесь и далее источник цитаты см. в списке литературы (с. 141–142) под соответствующим номером. — Примеч. ред.

2

Мазовер А.П. Конституционные особенности собак // Охота и охотничье хозяйство, 1989. № 11.

3

Служебное собаководство /Сост. В.Н. Зубко. М., 1987.

4

Неточные названия и выражения, встречающиеся в литературе по собаководству, затрудняют понимание излагаемого вопроса темы. «Реакция поведения» — лексическая неточность. У животных, как и у человека, в ответ на получаемые нервной системой раздражения происходят определенные реакции организма. Реакций поведения не бывает, так как всякое поведение и есть цепь реакций. Правильно — «ориентировочный тип поведения», «ориентировочно-поисковое поведение». — Здесь и далее примеч. авт.

5

Дуров В.Л. Дрессировка животных. Психологические наблюдения над животными, дрессированными по моему методу (40-летн. опыт.). М., 1924.

6

Павлов И.П. Двадцатилетний опыт объективного изучения ВНД животных. М., 1923.

7

Другое охотничье название этого приема — «порскать». В служебном собаководстве вместо них употребляют казенное выражение «побуждать». Для ПСС очень подходит меткий, выразительный язык охотников, четко выражающий тонкости работы собак: «нестомчивость, засиженная, вязкость, полаз» и др.

8

Карпов В.К. Подготовка собак поисково-спасательной службы в г. Чимкенте // Клуб служебного собаководства. М., 1991.

9

Название принято на Всесоюзных сборах спасателей-кинологов взамен ранее употреблявшегося «грубый».

10

При служебном использовании «расчет» при одном кинологе может включать две и больше собаки.

11

Зачетная глубина закапывания в сантиметрах для различных сред указана в «Правилах и нормативах».

12

Изложенные 2 правила внесены для строгого выполнения на испытаниях решением НМС ССК от 5 февр. 1999 года.

13

Количество учебных дней в обоих планах дается из расчета 2 выходных в месяц.

Усов Мстислав Иванович