Султана вызывают в Смольный

Данцик Балдаев Султана вызывают в Смольный Записки кинолога

Султана вызывают в Смольный (Вместо предисловия)

В тот день по графику я дежурил у себя в питомнике служебно-розыскных собак. «Питомник», между прочим, неофициальное название. Помню, как привязался ко мне однажды ретивый штабист: «Запомните, лейтенант, нет никакого питомника! Есть Восьмое отделение Управления уголовного розыска!» Позднее нас перекрестили в 10-е, а затем и в 12-е отделение. Так что «питомник» — все одно и привычнее, и роднее.

На дежурстве ты безотлучно сутки. Здесь и бутерброды пожуешь, и чайку заваришь. Вот и в этот раз. Подошло время обеда, и мы со старшим инструктором Федором Ивановичем Тихомировым сели пить чай, тут же в дежурке. Но вскоре дверь распахнулась. Вошел Володя Богданов — второй наш старший инструктор. А вслед за ним, как будто робея, порог переступил широкоплечий коренастый человек в темно-синем плаще. Тихомиров подался ему навстречу, протягивая обе руки:

— Скорпионыч, старина, какими судьбами?

— Да вот, решил тебя проведать, — широко улыбнулся незнакомец. — Пустишь?

Так мне довелось познакомиться с самым знаменитым, наверное, в Ленинграде проводником служебно-розыскных собак (СРС) Петром Серапионовичем Бушминым.

Все мы, молодые кинологи, слышали о нем. Это человек-легенда. Сколько остроумно и талантливо раскрытых преступлений на его счету! Сколько фашистских диверсантов он обезвредил в блокадном Ленинграде! И это — человек-загадка… На реке Крестовка, напротив питомника, обретал крохотный круглый островок. Почему наши старики называли его не иначе как «остров Бушмина», так и осталось тайной. Зато мы хорошо знали другое. В вольере № 2, в том ряду, что слева от административного корпуса, жил прежде знаменитый Султан — розыскная собака Бушмина.

Султана (а вернее, чучело его) я видел только в милицейском музее, где он теперь поселился навсегда. Кажется, это была единственная служебная собака, которая умерла в питомнике естественной смертью, от старости. Когда Султан уже не мог работать, его по личному распоряжению комиссара милиции Соловьева перевели «на пенсию», сохранив за ним довольствие и его вольер.

Все молодые кинологи знали и еще одну поразительную вещь. Султана разрешили похоронить в питомнике, под одним из четырех кедров. Хотя территорию и здание бывшего Санкт-Петербургского яхт-клуба наше подразделение уголовного розыска занимало еще с 1924 года, такого здесь раньше не случалось.

Но кедры срубили под корень в 1971 году, когда на месте питомника строили «Свердловку», больницу для партноменклатуры. Так что новые корпуса — вроде памятника четырехлапому сыщику. А может, и другим СРС, и всему питомнику, которого уже нет…

На правах хозяина я предложил Богданову и Бушмину чаю. Включенный репродуктор транслировал выступление какого-то обкомовского деятеля. Он с пафосом вещал о наших новых грандиозных успехах. Однако эта речь вызвала у Бушмина, бывшего уже на пенсии, довольно грустные воспоминания. Возможно, этому способствовала и наша весьма скудная трапеза. Вместе с ним мы неожиданно перенеслись в блокированный фашистами город…

В декабре 1941 года его с Султаном вызвали в Смольный, где была совершена кража. В сопровождении чекистов их провели в подвал, на продуктовый склад. Бушмин не верил своим глазам. Верно ли, что Ленинград в блокаде? Правда ли, что горожане тысячами умирают на рабочих местах, на улицах, в своих квартирах, а милиционеры — на своих постах? Конечно, правда. И он это знал. Специально выделенные грузовики не успевают собирать трупы. Люди едят людей. Для борьбы с людоедством создан уже спецотдел, как в 21-м году!

Здесь же, в Смольном, полки склада буквально забиты ящиками с фруктовыми соками, лимонами, апельсинами, яблоками, грушами, вином, водкой, коньяком. Мясо в тушах. Окорока на крюках. Палки копченых колбас по стенам висели гроздьями. Пройти удавалось с трудом из-за наставленных в проходе бочек с маслом, медом и рыбой.

У Бушмина, еле таскавшего ноги от голода, закружилась голова, началась икота, потекли слюнки. Как и у Султана, тоже обалдевшего от такого обилия забытых или совсем незнакомых запахов.

Но работа есть работа. Немного покрутившись, Султан взял след от окна склада и уверенно направился в помещение, где располагались снабженцы. Там он без промедления бросился к светловолосой молодой женщине и схватил ее за полу рабочего халата. Она с криком отшатнулась. Бушмин дал команду «Ко мне!» — и пес тут же отпустил ее. Работа была закончена.

Вскоре энкаведешники имели уже полную картину преступления. Молодая работница через подвальное окно передавала продукты голодающим родственникам. Л помогал ей один из охранников — ее ухажер.

После войны Бушмин случайно узнал об их судьбе. На них списали недостачу продуктов еще на двух складах, прикрыв расхитителей покрупнее. Судили по закону военного времени и расстреляли. А объявления о приговоре для острастки развесили в «чреве» и других точках «штаба революции».

Первый раз за всю службу проводником, говорил Бушмин, не было у него гордости за Султана. Опись того продуктового склада, пожалуй, самый страшный обвинительный приговор. Только не девчонке, вычисленной Султаном, а жившим здесь припеваючи партийным шишкам. Дети умирали, а здесь ни в чем себе не отказывали. Хочешь сыра? Да вон же головки — не перечесть! А, может, лучше сгущеночки? Пожалуйста, что угодно!

Шоколад, печенье в коробках и пачках… Только не споткнись, «ум, честь и совесть», об мешок с картофелем! Они ведь в проходах понатыканы, чтобы ни пяди родного склада не пропадало без дела…

За поимку «опасного преступника» тут же последовала награда. Бушмина накормили пустым мясным супом с картофелем и крупой. На второе подали лапшу с котлетой, да еще компот из слив — на третье. Для голодного Султана принесли с полведра пищевых «отходов» с хлебом, кашей, макаронами, рыбой и мясными хрящами. Но Бушмин не позволил Султану съесть это все сразу, чтобы не по» губить друга. Попросил какую-нибудь банку В объемную жестянку из-под томата перелил еду из ведра и осторожно отнес в машину, на которой их привезли в Смольный. Напоследок — получил небольшую круглую буханку пшеничного хлеба, испеченную в Смольнинской пекарне, немного сахара, масла, полкружка колбасы, пачку «Казбека» и коробок спичек. Все это просто фантастическое в голодающем городе богатство он сложил в свою противогазную сумку, где обычно лежали только блокадная пайка, ложка да блокнот для рапортичек о деяниях великого Султана.

— Петр Серапионович, как это вы так подробно, так хорошо запомнили все, что находилось на этом окладе в Смольном? — не удержался и спросил я, когда он умолк.

— Жаль, что тебя здесь в блокаду не было, — отрезал Бушмин не без ехидства. — Тогда бы не спрашивал… А голодный глаз — он все видит. Даже один грамм. Когда тебя обвешивают или пайку хлеба делят. Поголодай с мое, тогда и поймешь…

Пришлось мне извиниться. Но Бушмин, не держа обиды, продолжил рассказ, который, оказывается, еще не совсем был окончен.

В Смольном в этот день неожиданно встретил он свою знакомую, Аню. Девушка работала в кондитерском цехе, пекла для партийного начальства и больших военных чинов пирожные, торты и пряники с медом. Жила молоденькая кондитерша в казарме, как и весь обслуживающий персонал Смольного, в том числе и охрана из НКВД.

Аня тайком передала Бушмину четыре прямика. И хотя молодой охранник засек это, но сделал вид, будто ничего не заметил. Он все время неотлучно был при Бушмине, и проводил после до ворот, где Скорпионыча и Султана ждала машина.

Покатили по улице Воинова. Она вполне могла бы называться «ждановской трассой». Бушмин знал от дежуривших здесь милиционеров, что с этой трассы, шедшей далее по набережной и Кировскому проспекту на Каменный остров к «нулевке», даче Жданова, трупы умерших ленинградцев убирались в первую очередь. Их оттаскивали в переулки, забрасывали в скверы и садики и засыпали снегом, дабы не омрачали взоры партийных боссов, не действовали им на нервы. Смольный и «нулевка», «пятерка» и «двадцатка», где вольготно, а то и с девочками из обслуги, проводила блокадные уикэнды номенклатура высшего и среднего звена, а охрана едва успевала закапывать упаковки от деликатесов и пустые коньячные бутылки, конечно, не знали, что такое голод.

Достопамятными пряниками из Смольнинской пекарни Бушмин угостил тогда Султана, который не раз спасал его от смерти в схватках с бандитами и вражескими лазутчиками. Медовый вкус того декабрьского пряника Бушмин помнит до сих пор…

— Сейчас бы на свою пенсию жить так, как смольнинские начальники в блокаду, — усмехнулся Скорпионыч, заканчивая рассказ. — И вам, ребята, того же желаю!

ДИНА МЕНЯЕТ ХОЗЯИНА 

Знакомство

В хозяйстве моих родителей, потомков древних скотоводов, жили четыре крупные монгольские, овчарки. Я был к ним очень привязан. Уже в два-три года ел вместе с ними из больших чугунов творог, сметану или суп из мелко нарезанного ливера и мяса, приправленного мукой, крупами, молодой крапивой и другими полезными травами. За столь тесную дружбу с собаками, охранявшими наших овец, меня не раз наказывала мать и мои молоденькие тетки.

Тем не менее эта привязанность сохранилась навсегда. Собака была у меня даже в детском доме имени Октябрьской революции для членов семей врагов народа, куда я попал после ареста отца. Своего пса кормил остатками пищи из столовой. Повара звали меня «наш собашник». Не было у меня собаки только в годы учебы в Иркутском художественно-педагогическом училище, да с 1941 но 1948 год — во время службы в армии.

После демобилизации я был направлен для работы в органы внутренних дел, а в июне 1956 года меня перевели в питомник служебно-розыскных собак Ленинградского уголовного розыска, который находился на проспекте Динамо, дом 1. Начальник питомника, Никифор Федорович Горбачев, закрепил за мной СРС по кличке Дина, оставшуюся в это время без проводника. Работавший с нею прежде Фярит Тангалычев недавно перевелся на должность участкового и ушел из питомника.

Дина встретила меня недоверчиво. Она напряженно вглядывалась в каждого входившего через калитку в питомник, ожидая хозяина. Я же, подолгу стоя возле ее вольера, старался как можно ласковей разговаривать с нею.

Скоро я стал выпускать ее в небольшой прогулочный дворик, а затем и на дрессировочную площадку, где находились бум, лестница, двухметровый забор, лабиринт в два этажа с высоким потолком. Здесь же росли несколько сосен, березы и даже четыре плодоносящих кедра.

Прошла неделя. Я угощал Дину кусочками сушеного мяса, сахаром и конфетами. Снова и снова ласково беседовал с ней. Взяв ее на поводок, выводил за территорию питомника, совершая длительные прогулки. Милиционеры, вожатые других собак, Дину не кормили, и я носил пятилитровые бачки-кастрюли к ней в вольер.

Все шло к тому — мы должны были подружиться. Но однажды я увидел, что Дина чем-то сильно обеспокоена. Она тщательно нюхала воздух и землю в первом дворе. А потом, подойдя к въездным воротам с калиткой, которые были прикрыты снизу широкой доской, начала вдруг рыть подкоп под это заграждение. Кое-как удалось ее успокоить. Чем было вызвано такое волнение, я догадался быстро. Фярит Тангалычев не раз звонил мне, спрашивал о Дике, очень переживал за нее. Я просил его не появляться в питомнике, он обещал. Но в тот день все-таки нарушил наш уговор: пришел к ветврачу Кириллу Ивановичу за советом и лекарством для своей комнатной собачки. Дина мгновенно учуяла его.

Пришлось вновь начинать почти с нуля. Я даже позвонил Фяриту в 49-е отделение милиции, где он работал теперь, и поругал его, отвел душу. Фярит извинился.

Чтобы отвлечь Дину от воспоминаний о его визите, пришлось покрутиться. Я не отдавал ей никаких команд, только кормил, предоставляя полный покой. Через некоторое время она поняла, должно быть, что я не такой уж плохой человек. И даже стала ласкаться: «став на задние лапы, клала передние на мои плечи, лизала мне лицо, руки. Я гладил ее по голове, спине, почесывал за ушами и щекотал соски, так как сукам это всегда нравится. Знал это по своей таксе Нэпе, которую я приютил, вернувшись из детдома в Улан-Удэ.

Теперь, завидев меня утром, Дина уже приветливо помахивала хвостом, повизгивала, призывая прогуляться с нею по питомнику и за его пределами. Постепенно она свою любовь и привязанность с Тангалычева перенесла на меня, перестала чувствовать себя осиротевшей, брошенной и забытой. Вновь стала игривой и жизнерадостной, какой и была прежде. Хорошо выдрессированная СРС, очень крупная для сук, с широкой глубокой грудью, несколько полноватая для своих пяти лет, чепрачной, красивой масти, она была и весьма «опрятная особа». Почувствовав вскоре во мне своего друга и хозяина, сильно привязалась ко мне. На занятиях добросовестно исполняла все мои команды голосом и жестом. Чрезвычайно любила воду. Выросшая в Лисьем Носу, на берегу Финского залива, еще щенком у прежних хозяев привыкла к ней. Стоило мне в первое время чуть зазеваться, как она уже плавала в реке Крестовке, на берегу которой располагался питомник.

На другом берегу, на Каменном острове, находился загородный дворец знаменитого купца Елисеева — Масляный луг, дом 1. Когда в Ленинград приезжал Джавахарлал Неру, его поместили в этом дворце. Утром он спросил свою охрану и сотрудников 9-й службы УКГБ: «Что это за собаки лаяли всю ночь? Из-за них я плохо спал». Наши компетентные, товарищи десятилетиями привыкшие к вранью, без запинки отвечали: «На той стороне — научно-исследовательский медицинский институт, где имеются собаки для экспериментов и другие подопытные животные, содержащиеся в виварии». Поверил им премьер-министр Индии или нет — неизвестно, но больше вопросов на эту тему не задавал.

Место на Крестовском острове, где устроили питомник, было очень удобно по своему ландшафту для дрессировки собак. Здесь имелись городские и одновременно пригородные условия. Я кидал в воду различные предметы. Дина азартно вылавливала и приносила мне палки, резиновые мячики, грелки. Заброшенный в речку футбольный мяч она не могла захватить зубами и носом доталкивала до берега, где я брал его в руки. За это полагалось лакомство — крохотный кусочек сушеного мяса, а иногда и кубик пиленого сахара.

Когда Дина окончательно привыкла ко мне, нас стали направлять на патрулирование в составе милицейских групп Ждановского райотдела внутренних дел.

Первая совместная операция

На кольце трамвая 25-го маршрута, у Кировских островов, по выходным в теплые летние дни очень оживленно. Многие приезжают в парк целыми семьями, чтобы провести время на природе, покататься на лодках или послушать концерт на открытой эстраде. Мы же, с Диной и постовым милиционером 34-го отделения были в тот августовский вечер на патрульном обходе. Неподалеку от трамвайной остановки услышали крик:

— Сумку! Сумку с деньгами вырвали!

Мы бросились на этот вопль. И успели вовремя. Дамочка в белой блузке с мощным синяком под глазом указывала на крепкого парня в зеленой куртке, бегущего за отошедшим трамваем. Ему бы лишь ухватиться за поручень и забраться на открытую площадку последнего вагона.

Трамвай, набирая скорость, быстро уходил. Однако грабителю удалось поймать поручень и одной ногой вскочить на подножку. Я пустил Дину на задержание, пробежав с ней метров тридцать, пока она не поняла, кого надо «откомпостировать». По команде «Фас!» собака легко догнала трамвай и ухватила преступника за ногу. От боли он разжал руку и упал, ударившись об асфальт. Голова была разбита в кровь, он потерял сознание. Дина, не обращая на это внимания, покусала его в нескольких местах. Если бы я, подбежав, не дал команду «Ко мне!», она могла бы загрызть его насмерть.

Попросив милиционера вызвать «скорую», так как задержанный не мог. идти, я попытался найти свидетелей. Все очень опешили — подошел трамвай. Но все же один пожилой мужчина сказал:

— Я видел, как он неожиданно ударил эту дамочку по лицу.

— Кулаком! — уточнил мужчина помоложе в клетчатом пиджаке. — Прямым ударом, как на ринге, я тоже видел.

— А когда она закрыла лицо руками, — сказала девушка с длинной косой, — вырвал сумочку и побежал.

Я быстро записал их фамилии и адреса. Как выяснилось вскоре, это была большая удача.

После лечения в больнице задержанный, по фамилии, кажется, Малышев, был осужден на пять лет. А его родители накатали на меня жалобу в прокуратуру «О допущенных Д. Балдаевым покусах собакой нашего единственного сына, студента Торфяного техникума». Почти два месяца мне пришлось писать объяснительные. Выручили только свидетели, которых я успел все же отыскать в вечерней суматохе на трамвайной остановке.

Это было первое задержание, проведенное Диной после нашей встречи с ней. Оно лишний раз подтвердило хорошо известное мне правило: я несу за ее действия, говоря юридическим языком, всю полноту ответственности.

Воровская разборка

Все тот же август 1956 года. Мы снова в патруле с моей красавицей Диной и тремя милиционерами. Прогуливаемся, неспеша, но Кировским островам, присматриваясь и прислушиваясь. Начинает темнеть. Идем по широкой аллее и слышим вдруг шум, крики, мат. Бежим к ресторану. На площадке перед «Поплавком» — одинокий фонарь высвечивает довольно мрачную картину. Мелькают только тени дерущихся. Сколько их? Десять, двадцать? Нет, кажется, больше.

Даю Дине команду «Голос!» и под ее лай команду дерущимся:

— Ложись! Пускаю собаку!

Милиционеры начали свистеть, но увлеченная яростной потасовкой явно криминальная братва не обращала на наши сигналы никакого внимания. Четверо или пятеро уже валялись под ногами дерущихся. На моих глазах один из них начал подниматься и тут же рухнул снова, получив сильнейший удар носком ботинка в подбородок.

Не было у нас тогда ни малогабаритных радиостанций, ни «демократизаторов» — резиновых дубинок. С такой оголтелой оравой, нам не совладать. Я попросил одного из милиционеров сбегать в ресторан, позвонить и попросить подкрепление. Но его опередили. Какая-то женщина уже сообщила о побоище в 43-е отделение милиции. И наш посланец тут же вернулся.

Вчетвером, как могли, мы окружили дикую, бьющуюся насмерть толпу. В суматохе милиционер указал мне парня с ножом в руке. Крикнув: «Бросай нож!», я выстрелил над его головой, одновременно дав команду Дине.

Слыша непрестанную брань, она вся дрожала от нетерпения, даже несколько раз вставала на дыбы, опираясь шеей на широкий ошейник. Наконец получив сигнал «Фас!», ободренная и возбужденная выстрелом, в какие-то доли секунды в прыжке вцепилась зубами в правую руку бандита, который едва не всадил в нее нож. Все было сделано точно. Нож — на земле, а она все еще не могла успокоиться — и сильно покусала громилу. Только нам в этот момент было уже не до него.

Наша цель — не выпустить дерущихся из «жидкого оцепления» до прибытия подмоги. Двое уже пытались убежать, но Дина догнала, а милиционеры пинками кованых яловых сапог, полученных по репарации из Германии, загнали обратно на «поле битвы». Я вновь спустил Дину с поводка, и она «повеселилась» от души, бегая вокруг блатарей, кусая и сшибая с ног. А я кричал: «Ложись!» и, делая подсечки, помогал Дине своими тяжелыми сапогами…

Наконец мы уложили на дорожку восемнадцать урок, что, впрочем, подсчитали позднее. Один из них хотел выбросить или подобрать нож, но милиционер, заметив его движение, ударом каблука придавил ему пальцы, и тот взвыл от боли. Другой, лежавший с краю, сообразив, что нас мало, решил дать деру. Вскочил, но через пять-шесть шагов Дина в прыжке распорола ему на спине пиджак вместе с кожей. Бандит повалился на бок и заорал во все горло.

Милиционеры быстро приступили к обыску и вскоре обнаружили два ножа. А потом и третий, складной, из белого металла, весь в крови. Один из лежавших был мертв. Блондинистый верзила, державшийся обеими руками за распоротый живот, начал громко стонать: «Ой, убили, ой, убили…» Еще один корчился вблизи — тоже ранен, в брюшную полость. И третий, уткнувшись лицом в землю, прижимал руки к животу. Среди этого скопища полуживых и мертвых милиционеры нашли две окровавленные передние ножки от стула.

Эти пятнадцать минут, пока под крик и стоны, мат и вопли раненых ждали дежурную автомашину-линейку, показались мне вечностью. Приехали всего четыре сотрудника вместе с шофером-милиционером и начали грузить задержанных, под их оханье-кряхтенье, в фургон. Когда появилась «скорая», очередной камикадзе вознамерился удрать через кусты. Я снова пустил Дину на задержание. Она догнала его метрах в двадцати пяти от места столкновения. Я ринулся за ней. Но тут сержант схватил меня за руку и так «шепнул», что услышали находившиеся чуть в стороне врачи: «Да не беги ты! Пусть она его как следует потреплет!»

Пиджак на смельчаке, когда я вел его обратно, свисал клочьями. Зажав правую покусанную руку, он, что-то бормоча, стонал. Разъяренная Дина, почувствовав запах крови, то и дело норовила ухватить его за «седалище». Врачи перевязали ему обе руки, после чего милиционеры посадили его в свою машину с залитыми кровью сиденьями.

Вскоре линейка вернулась за второй партией. И снова отправилась в 43-е отделение, куда уже вызвали вторую «скорую». Прибыла опергруппа из Ждановского ОВД, которой милиционеры передали два кустарно изготовленных ножа, по типу финских, и складной заводского производства, да две ножки от стула — вещдоки. Дина, пущенная мною на обыск местности, присоединила к этой коллекции еще одну финку, шляпу серого цвета и кастет. Прибыла спецгруппа «с площадки» — с Дворцовой площади, из Управления милиции. Был составлен протокол осмотра места происшествия. Наконец появилась «дубовозка» и увезла труп.

После выяснилось, что Дина основательно покусала членов четырех воровских шаек. Они собрались в «Поплавке» отметить юбилей пахана. Изрядно выпив, что-то не поделили и принялись выяснять отношения единственным известным им способом. Почти все ранее были судимы, за исключением двух-трех. С виду мирная и ласковая, Дина, при ликвидации этой воровской разборки показала себя настоящим бойцом. На телах восьми урок оставила неизгладимую память о себе. И уж наверняка на всю жизнь выучила подчиняться команде: «Ложись, пускаю собаку!». Жаль только, что нескольким уголовникам все же удалось убежать.

Милиционеры 43-го отделения не скрывали, как благодарны Дине за помощь. Особенно поражены были двое молодых ребят, ни разу не видевшие прежде работу СРС по окарауливанию большой группы задержанных, когда она пускает в ход свои острые клыки. Один из них, желая выказать ей свою признательность, достал из кармана мятую, расплющенную шоколадную конфету и протянул Дине. Она свирепо рыкнула на него. Я взял конфету и угостил мою красавицу с большими цыганско-еврейскими темно-карими глазами. Это была заслуженная награда.

Поминки

В октябре Дина заболела. Она часто трясла головой и повизгивала со стоном. Ее осмотрел врач ветслужбы питомника Кирилл Иванович Мелузов и обнаружил опухоль в раковине правого уха.

— Рак, — сказал тихо.

Дина очень страдала, а мы не в силах были ей помочь. Несколько раз вместе с Кириллом Ивановичем возили ее в клинику Ветеринарного института на Московском проспекте, 112, только и там не могли ничего сделать.

Мне было жаль мою Дину. Она чувствовала свою близкую смерть. Широким, теплым, влажным языком лизала мои руки, как обреченная, глядя на меня своими умными, красивыми, но уже потускневшими глазами, из которых текли слезы. Она перестала принимать пищу, слабея день ото дня. От страшной боли стонала, как человек, и тихо скулила. До слез больно было смотреть на это. Чтобы прекратить ее дальнейшие мучения, Мелузов ввел ей сильный яд, и она скончалась на моих руках.

Потеря Дины стала для меня тяжелым ударом. Видя мое состояние, начальник питомника Никифор Федорович Горбачев предложил мне написать рапорт на очередной отпуск. Труп Дины отправили как казенное имущество на ветеринарной машине-труповозе в «Освенцим» — Митрофаньевское шоссе, 29, где находился «Утильзавод».

Перед отпуском я устроил поминки, пригласив проводников-кинологов Алексея Яковлева и Михаила Воробьева. Сел с нами за стол и Алексей Ланцов. Был еще кто-то, но теперь уже не могу припомнить.

За многие годы работы и дружбы с собаками я убедился, что судьба их во многом сходна с человеческой. Находясь всю жизнь рядом с людьми, собака как бы очеловечивается. А некоторые из них настолько умны, что имеют лишь один недостаток — не говорят. Поэтому, как практик, я не согласен с академиком Павловым, который совершенно не допускал способности собаки к мышлению. Некоторые действия собак подводят к выводу, что они вполне разумны. Собака чувствует и понимает, кто ее любит, кто к ней безразличен, кто из людей ее не любит или боится. Собака может хитрить, капризничать, скучать, страдать, притворяться, делать запасы продуктов, звать куда-либо, плакать со слезами, звать на помощь, жаловаться, ревновать. Она хорошо читает ауру человека, очень чутко воспринимает интонацию его голоса, его мимику. Она может, наконец, прислушиваться к музыке, которая ей нравится, может радоваться, грустить, ожидать, играть с любимой игрушкой, дразнить.

Мы говорим: сколько людей, столько и характеров. То же и у собак. У опытного дрессировщика Алексея Яковлева, которого я пригласил на поминки Дины, была СРС по кличке Кир. Так вот этот Кир в период ученичества отказывался брать зубами металлические предметы. Показывал, стало быть, характер. На занятиях же у нас использовались винтовочные обрезы, изъятые в разные годы у бандитов. Они применялись для приучения молодых собак к звукам выстрелов. Обычно стреляли холостыми. Сначала на большом удалении от СРС, но с каждым днем стреляющий подходил все ближе и ближе к тренировочной площадке. И, наконец, наступал момент, когда выстрел звучал уже над самым ухом Кира. С этим «ученик» довольно скоро примирился.

Но по программе предстояло еще отыскать спрятанный обрез и принести проводнику. Этого Кир не хотел делать ни за какие лакомства. Тогда Яковлев придумал обматывать обрез винтовки тканью или бумагой. Дело пошло на «троечку». Ведь в реальных условиях никто не будет специально для Кира упаковывать орудие преступления. Яковлев на каждом новом занятии начал уменьшать обвязку обреза, пока она не стала чисто символической — только бечевка или узенькая полоска ткани. И Кир умудрялся брать зубами только за эту бечевку или за колечко материи. Но терпение проводника все же победило. Кир в конце концов, переломив свой характер, отыскивал любой металлический вещдок и тут же приносил его Яковлеву.

Итак, Кир подружился с металлом. А у кинолога появилась еще она проблема. При поиске стреляной гильзы, Кир брал ее зубами, оставляя следы. Это могло помешать и затруднить научно-техническому отделу проведение баллистической экспертизы. И Яковлев потратил немало времени, чтобы убедить Кира: не всякий металл следует хватать зубами. В итоге он приучил его поступать так, как поступают все опытные СРС, то есть при обнаружении именно гильзы садиться возле нее и подавать сигналы лаем, как при команде «Голос!»

Поминая Дину, мы говорили и о других наших четвероногих помощниках. У второго моего гостя, не менее опытного кинолога, Михаила Воробьева, была СРС по кличке Мухтар (отсюда и появился Мухтар в известной повести писателя Израиля Меттера). Примечательной особенностью Мухтара была его нелюбовь к паркетным полам, покрытым бесцветным лаком. Он помнил, как еще в щенячьем возрасте у него разъезжались лапы на блестящей и очень скользкой поверхности. Поэтому Мухтар, ставший уже опытной служебно-розыскной собакой, задержавший десятки опасных преступников, ходил по такому полу с крайней осторожностью, пригибая спину и подгибая под себя лапы.

Ланцова на Динины поминки я не приглашал. Пришел он без приглашения, но не выгонишь же человека, раз явился с соболезнованием… У нас в питомнике СРС он появился после службы в охране Ленинградского мясокомбината, что на Московском шоссе, 13. Невысокого роста, русый, с белесыми глазами, вертлявый и ужасно голосистый. Любил выпить сверх всякой меры, но у него была где-то в горкоме или обкоме партии большая «мохнатая лапа», перед которой пасовал даже начальник Управления милиции Ленинграда комиссар милиции И. В. Соловьев. Наш Горби, как бы сейчас сказали, или начальник питомника СРС Никифор Федорович Горбачев, будучи человеком наблюдательным и неплохим психологом, при первой же встрече понял, что принимать Ланцова нельзя. По лицу было видно. Но «телефонное право» действовало тогда в полную силу, и Ланцов стал кинологом.

Коллеги его недолюбливали, в том числе и я. Была у Ланцова СРС по кличке Даго, светлой масти, с длинным туловищем, на коротких крепких лапах. Досталась ему готовенькой — в наследство от кинолога, ушедшего в отставку из-за фронтовых ранений. Даго был очень злобным и хорошо ходил по следу.

Как-то Ланцов тренировал его у разборного дощатого препятствия. Даго не слишком удачно преодолел его. Не долго думая, Ланцов дал ему сапогом пинка под зад, не заметив, что в это время подошел ветврач и стал свидетелем такого «прогрессивного» метода дрессировки. «Ланцов! — крикнул Мелузов грозно. — Еще раз увижу, как ты, скобарь, бьешь ногой собаку, вобью тебя самого колом и землю, по-скобарски!» Когда Ланцов явился в питомник полупьяным, его отстранили от службы и послали домой — досыпать и приходить в себя. Было после и коллективное разбирательство, где на первый раз ему простили этот грех. Затем случилась «театральная история», похожая на анекдот.

Даго, работая по следу, нашел два билета в театр и, естественно, передал их проводнику. Ланцов решил подзаработать и продал билеты у входа в театр. На его несчастье потерпевший помнил номера мест. Купившие билеты у Ланцова были задержаны оперработниками и тут же назвали продавца. За такую нечистоплотность наш Горби твердо решил избавиться от Ланцова. Но вновь сработала мощная «лапа» и опять все закончилось проработкой на собрании проводников-кинологов, где ему объявили выговор, хотя, по-моему, надо было объявить благодарность Даго…

Однако в третий раз он «спекся» окончательно. Прибыв первым по вызову на крупную квартирную кражу, Ланцов потолкался по комнатам, заглянул во все закоулки и, когда приехала опергруппа, заявил старшему:

— Первоначальная обстановка нарушена. Применить Даго не могу.

Эх, если бы Даго мог заговорить… Но чудо все же произошло. Едва Ланцов произнес эти слова, как в кармане его брюк что-то пронзительно и громко зазвенело.

— А ну, покажи, что у тебя там? — попросил капитан.

Рядом стояли хозяева ограбленной квартиры.

— Смелее, смелее! — приказал капитан.

Пришлось вытащить маленький изящный будильник иностранного производства.

— Да что тут такого… — оправдывался Ланцов. — Когда шел сюда, на лестнице он валялся. Вот и поднял.

— Ложь! — заявил хозяин квартиры. — До вашего приезда часы стояли на полке книжного шкафа.

И все домочадцы в один голос это подтвердили.

Надо было судить негодяя и дать за служебное преступление, как совершившему кражу, шесть лет лишения свободы. Но Ланцов, опозоривший коллектив питомника, беспощадно борющийся с преступностью, часто с риском для здоровья и самой жизни, уже в который раз отделался легким испугом. Опять-таки благодаря властной «лапе-заступнице» он был просто уволен из органов милиции. Так мы избавились наконец от этого «позвоночника» и уголовника, проворовавшегося, как выяснилось позже, еще на мясокомбинате.

Через пару лет Ланцов спился окончательно и умер в больнице «В память 25 октября». На похороны его никто из питомника не ходил.

Всего этого мы еще не знали на поминках Дины. А через два-три дня я встретился с Фяритом Тангалычевым, который не смог приехать на поминки, и он рассказал мне об истинной причине гибели СРС. Примерно за год до его ухода из питомника участковым (только там можно было получить квартиру для разросшегося семейства) он с Диной выезжал для ликвидации притона уголовников на улице 1-го Мая в поселке Парголово. Обитатели притона, когда милиционеры вошли в дом, оказали сопротивление и он пустил Дину на задержание. Она припечатала лапами одного из воров к стене. Но у бандита наготове был кусок резинового шланга с вставленным в него стальным стержнем, и он успел нанести ей страшный удар по голове, в область правого уха. Уже теряя сознание, Дина все же удержала преступника, который попытался бежать через открытое окно первого этажа…

— Я любил ее, как дочку, — заключил Фярит. — Вместе мы освободили город почти от шестидесяти мерзавцев.

Мысленно я прибавил к этим шестидесяти еще полтора десятка. Неплохой итог короткой собачьей жизни.

Прощай, Дина.

Я ВЫБИРАЮ ШАФРАНА 

Наш общий дом

После возвращения из отпуска Горбачев направил меня в Нальчик. Ехал я не один, а с крупной светло-серой овчаркой по кличке Ройд. Она уже прошла ускоренную тренировку в районном клубе служебного собаководства, а в Питер попала из Ашхабада, где выращивалась до четырнадцатимесячного возраста.

В Нальчикской спецшколе милиции ветслужба сочла моего Ройда «непригодным для работы и содержания в климатических условиях Ленинграда», и посчитала целесообразным передать его курсанту Атакулиеву из Ашхабадского горотдела милиции. Таким образом, посланный в школу для повышения квалификации, я остался без СРС.

Но через несколько дней мне было предложено вместе со старшим инструктором капитаном Головиным съездить в Ставрополь для покупки собаки в местном клубе. Из всех показанных нам собак мне особенно понравилась немецкая овчарка по кличке Шафран. Возраст 11,5 месяцев, темно-серой масти с темно-желтым подпалом, явный сангвиник. Крупные темные глаза, четко стоящие уши среднего размера. С ним после окончания школы я и вернулся в Ленинград.

Жил я тогда при питомнике, на проспекте Динамо, дом 1. На первом этаже корпуса для персонала занимал две комнаты, 17 и 6 квадратных метров. В меньшей, которая была моей спальней, помещалась кровать и небольшой столик. В другой стояла оттоманка с двумя валиками и тремя подушками, обеденный стол, четыре Стула, платяной и книжный шкафы, сервант, телевизор и радиоприемник с проигрывателем. В моем казенном жилье было печное отопление, зато три окна выходили в сад.

Шафран очень любил бывать у меня дома. Его место находилось рядом с круглой печкой на полу с толстой подстилкой. Но Шафран предпочитал отдыхать на оттоманке, застеленной чистым покрывалом или простыней. Заслышав мои шаги в коридоре, он быстро спрыгивал и занимал место на своей подстилке. Я, щупая рукой теплую лунку на оттоманке, с укором говорил:

— Шафран, как тебе не стыдно забираться с грязными лапами на чистую простыню!

Слушая мои упреки, он поджимал уши и виновато отворачивал голову в сторону. Но стоило мне улыбнуться и оказать: «Ну, хорошо, думаю, ты меня понял», как он вскакивал, виляя хвостом подходил ко мне и начинал ласкаться.

Когда я отдыхал на оттоманке, Шафран иногда тихо забирался на нее и ложился за мной, к стене. Потом, как бы забывшись, упирался всеми четырьмя лапами в подушки и пытался столкнуть меня с оттоманки. И однажды ему это удалось. «Иди на свою кровать», — «проворчал» он.

Позже я уступил ему оттоманку. Он часто спал там на спине, смешно задрав ноги или свернувшись калачиком, иногда во сне тихо лаял, и был, похоже, очень доволен этой маленькой победой.

…В городе между тем случилось очередное криминальное происшествие. Из комнаты гражданки Александры Керзиной на Большом проспекте Петроградской стороны путем подбора ключей украли наручные часы «Победа» и 400 рублей.

Это был первый выезд Шафрана. Я доставил его на место преступления, и он подтвердил, что совсем не случайно занимал первые места по дрессировке в Нальчикской школе милиции. Он уверенно взял след и спустился по лестнице во двор. Там свернул к арке и, пройдя под ней, вышел на Большой проспект. Вскоре — мы уже в парадной дома 40, где он принялся царапать передними лапами дверь коммунальной квартиры № 1.

На звонок открыла пожилая грузноватая женщина. Обнюхав ее, Шафран спокойно направился по коридору к черному ходу и вышел во двор дома. А там без промедления устремился к группке юнцов, кучковавшихся возле садовой скамейки, и набросился на Бориса Васильева, проживающего неподалеку. Тот пытался вырваться и бежать, но Шафран успокоился лишь «передав его в руки закона».

Мы вернулись в отделение. В моем рабочем журнале появилась запись: «Вор посажен в камеру, часы и деньги возвращены под расписку потерпевшей. Расследование ведет Ждановский ОВД, старший оперуполномоченный Н. Горбатенко».

Настроение у меня и других участников розыска было хорошее, даже радостное. Только Шафран не знал одной детали. Перед выходом на место происшествия старейший оперативник, капитан Черепанов, собиравшийся вскоре на пенсию, сказал мне:

— Балдаев, не надо мучить собаку. Вряд ли она кого-нибудь найдет. Все затоптано…

Когда капитан вышел из комнаты, лейтенант Сенченко достал из своего стола круглые очки с гибкими дужками. Повертев их в руках, он предложил посадить Шафрана за письменный стол очкарика Черепанова. Я дал Шафрану команду сесть на стул. Затем положил его передние лапы на стол. Между ними всунул лист бумаги и перьевую ручку. И, наконец, водрузил на его морду очки, заправив мягкие дужки за уши. Зрелище вышло на редкость забавное. Все в кабинете покатывались от смеха. В очках Шафран выглядел очень солидно.

Тут открылась дверь и появился капитан Черепанов. Сенченко, указав на Шафрана, весело бросил:

— Черепанов, можешь хоть сегодня уходить в отставку. Замена тебе есть. Ты ведь свой оперативный нюх потерял, а он — только приступил к работе. Прошу любить и жаловать!

Эти слова просто взбесили Черепанова и он крикнул Сенченко:

— Как был придурком, так и остался! И шутки у тебя идиотские! А ты, Балдаев, на три порядка глупее своей собаки! — и. вылетел из кабинета, хлопнув дверью.

Поостыв, Черепанов понял, что это была просто разрядка, и зла на нас не держал. Через месяц вместе с другими работниками Ждановского ОВД, Сенченко и меня (правда, без Шафрана) пригласили на товарищеский ужин по случаю ухода капитана в отставку. Вскладчину мы преподнесли ему фотоаппарат, электросамовар с памятной гравировкой и чайный сервиз на шесть персон. Но до сих пор нет-нет да и вспоминаю я, не без чувства стыда, нашу неудачную шутку по отношению к старому оперработнику, не раз смотревшему в лицо смертельной опасности.

Кролики и «бабий бунт»

Сейчас уже, пожалуй, можно утверждать: это рядовое, незначительное на первый взгляд, происшествие останется в истории. И нашей литературы, и нашего кино. Именно с этого эпизода, случившегося 13 января 1959 года и рассказанного мною впоследствии писателю Израилю Меттеру, начинается знаменитый фильм «Ко мне, Мухтар!», где роль кинолога исполняет удивительный артист Юрий Никулин.

В тот день на Капсюльном шоссе у дома № 21 нашу группу встретили начальник 26-го отделения милиции Калининского района капитан Владимир Игнатьев с двумя операми и гражданка Лидия Полозова. Пострадавшая, лет тридцати пяти, в теплом стеганом бушлате, увидев Шафрана, так обрадовалась, что, казалось, готова была его расцеловать.

— Запугала меня гражданочка вконец, — усмехнулся, как бы извиняясь, Игнатьев. — Если не вызовите, говорит, «сыскную ищейку», буду жаловаться самому высокому начальству.

— И в сарай свой не допускала, — добавил один из оперов.

— И не пустила бы без ищейки! — решительно подтвердила Полозова.

Пока я, как всегда перед работой, выгуливал Шафрана, Лидия Александровна ходила рядом, рассказывая о своей беде. Вдова, одна растит сына. Приходится трудновато, но все же сумела выкроить деньжат и купила мальчишке кроликов. Пусть возится, коли нравится, лишь бы не болтался со всякой шантрапой. И вот — какой-то ворюга позарился на них, уволок из сараюшки.

Шафран взял след на земляном полу, возле пустой клетки и повел меня вдоль вереницы сараев. Потом пересек пустырь, превращенный в свалку, и направился к одноэтажному дому — Челябинская улица, 30. За нами неотступно следовали два оперативника — Кашкинов и Слюсаренко.

На звонки долго не открывали. Потом нам все же отворил низенький толстячок в черных трусах и голубой майке, которого мы явно подняли с постели. Шафран обнюхал его и устремился на кухню. Квартира была коммунальная, но довольно редкой планировки. Два входа, две прихожие, две отдельные комнаты, но кухня — общая. На плите — две большие кастрюли. Но лишь в одной из них варилась тушка кролика…

Оперативники приступили к осмотру квартиры и опросу жильцов, а я, положив Шафрана рядом, сел на кухне и, вытащив стандартный бланк, принялся писать акт о применении СРС. Не успел, однако, вывести и трех строк, как Шафран зарычал. А когда я взял в руки поводок, стремглав бросился во вторую, полутемную прихожую. Там горела лампочка, дай бог в 15 свечей, да и та запыленная.

Не ожидали хозяева такой встречи. Получилось: они — в дверь, а на них — зверь. Шафран сходу вцепился кому-то в правую руку выше запястья. Мужчина в сером ватнике закричал от боли, попятился к стене. С нее со звоном слетело ведро и какой-то ящик. А затем на хозяина и хозяйку, стоявшую рядом, со стены рухнуло, накрыв их, как зонтик, большое оцинкованное корыто.

На крики и грохот из соседней квартиры прибежали оперативники. Задержанный Николай Баранов, от испуга никак не мог прийти в себя. Стуча зубами, не в силах унять дрожь, так и не сумел попасть ключом в замочную скважину своей комнаты…

Едва Слюсаренко распахнул дверь, Шафран бросился к стоявшей в углу круглой печке. Заглянул за нее — и достал пялку с кроличьей шкуркой. (В кинофильме Мухтар извлекает ее из-под кровати).

— Ты украл кроликов? — спросил Слюсаренко.

— Ваша взяла, — выдавил Баранов.

Супругов вывели из дома и рассадили по разным машинам, чтобы отвезти в отделение. А к нам подскочили мальчишки и вызвались показать сараи Баранова. Их у него оказалось четыре. Там стояли бидоны и лейки, двуручные пилы лежали вперемежку с канистрами и разным столярным инструментом. В уголовном мире таких называют «кардунами» — тащат все, что попадается на глаза и под руку.

Соседи, в основном женщины, не скрывали возмущения:

— Судили его раз, мало показалось!

— Выселять таких надо! — подхватила другая.

Осмотрев бегло саран, где было полно явно ворованного, капитан Игнатьев приказал сараи опечатать. Из дома в это время раздались странные крики и мы поспешили туда.

Оказывается, несколько женщин устроили самочинный обыск в комнате Барановых. Перетряхнули постель, залезли в буфет, начали рыться в комоде. Многие находили свое белье с метками, пропадавшее с веревок: простыни, пододеяльники, наволочки, даже детские одеяльца, а то и чайники, кухонную посуду, шкурки исчезнувших когда-то кроликов.

— Немедленно положить все на место! — крикнул Игнатьев.

Реакция была совершенно неожиданной. Похватав вещи, женщины бросились к выходу. Оба оперативника мгновенно блокировали своими телами дверной проем, как амбразуру. Но возмущенные «дамы» не хотели с этим смириться: набрасывались на живой щит, яростно пытаясь прорваться со своими, так «удачно и быстро найденными вещами». По молодости и неопытности Слюсаренко и Кашкинов попробовали отбирать у них шмотки, но это только подлило масла в огонь.

Комната все более смахивала на палату буйно помешанных. Взлохмоченчые соседки «кардуна», со сбившимися на плечи платками и шалями, почуяв свое кровное, ни за что на свете не желали покидать помещение с пустыми руками.

— Мне что, стрелять, что ли? — заорал Игнатьев. — Дождетесь! Немедленно успокоиться! Сейчас запишем ваши фамилии и адреса, сделаем опись вещей. И вернем их вам, клянусь!

Только после этого удалось кое-как прекратить бедлам. Крепко зажав в руке свою наволочку или чайник, «бунтовщицы» одна за другой подходили к Слюсаренко, который составлял опись.

— Хорошо еще, что вовремя увезли этого коллекционера чужих простыней, — заметил Игнатьев, — а то народные массы разорвали бы его на куски. Не хуже твоего Шафрана…

Найдя удобное местечко на кухне, я снова принялся за акт о применении СРС по данному преступлению. Дикий, оглушительный крик заставил меня вскочить: его слышали, наверное, даже на улице. Я бросился в первую прихожую, где оставил только что СРС: Шафран, в глухом наморднике, положив передние лапы на плечи моложавой соседки Баранова, озлобленно рычал ей в лицо. Перепуганная насмерть особа эта, среднего роста, в белой блузке и темней юбочке, прижалась спиной к стене и дрожала всем телом.

— Ко мне! — скомандовал я.

Шафран, отпрыгнув, сел у моей левой ноги, все еще угрожающе рыча, недовольный, что не дали «повеселить» красотку.

Отправляясь составлять акт. я дал Шафрану команду «Лежать!», которую он исполнил. Предупредил всех в прихожей, чтобы не подходили к нему, не гладили, не ласкали, не разговаривали и тем более — не давали ничего съестного.

— Почему собака набросилась на вас? — спросил я соседку Баранова.

— Сама не знаю, я просто проходила мимо, — заикаясь, ответила она.

Посмотрев на ее правую руку, я заметил что-то белое между пальцами, какую-то массу, и попросил разжать ладонь. Там оказался кусочек булки с маслом. От испуга она крепко сдавила его, масло и вылезло наружу.

— Уважаемая соседка неуважаемого негодяя! — сказал я. — Я, кажется, всех предупреждал и вас также: не подходить к собаке и не угощать ее ничем. Собаки уголовного розыска не берут пищу из чужих рук. Вы не послушались. Ваше счастье, что Шафран был в наморднике, иначе пришлось бы вам ехать в больницу.

Немного успокоившись, она призналась, что хотела поблагодарить Шафрана за разоблачение соседей, надоевших ее семье пьянками и скандалами. Если бы не Шафран — долго еще мыкались бы, так как обратиться в милицию боялись. Придерживая рукой порванную юбку, подавленная тем, что ее уличили во лжи, молодая женщина быстро ушла в свою комнату. А я подумал: «Слава богу, что все ограничилось юбкой…»

Когда я смотрю теперь по телевизору ленту «Ко мне, Мухтар!», каждый раз невольно вспоминаю встречу в питомнике с писателем Израилем Меттером, его беседы со мной и другими кинологами. И немного жалею, что в фильме нет «бабьего бунта», хотя зрелище это было бы, на мой взгляд, весьма впечатляющим.

Дрессировка по свободной программе

Когда я брал Шафрана домой, то нередко обучал его, так оказать, по свободной, внеслужебной программе. Научил и различным цирковым номерам. Он довольно скоро освоил у меня прыжки через руку, ногу, спину. Умел ходить и кружить вместе со мной на задних лапах под музыку, когда я ставил пластинку на радиолу. Выписывая «Правду», «Известия» и «Комсомолку», я аккуратно складывал их стопками на журнальный столик. Регулярное «чтение» газет стало и для Шафрана интересным занятием.

Однажды, когда у меня были гости, они смогли в этом убедиться. Разговаривая с ними, я сидел на диване, а Шафран, не любивший, когда у меня кто-то гостил, ревниво следил за каждым их движением, лежа у дверей комнаты и загораживая, на всякий случай, «чужакам» дорогу к бегству.

— Шафран, принеси, пожалуйста, «Известия», — попросил я.

Он нехотя поднялся, медленно прошлепал в другую комнату и вскоре появился, таща в зубах свежий «орган Верховного Совета».

— Вот это да! — изумилась гостья, далекая от сферы моей профессиональной деятельности.

— Спасибо. А теперь, Шафран, принеси «Комсомолку»!

Вскоре газета лежала передо мной.

На этот цирк я, конечно, потратил немало времени. Хотя по сути все достаточно элементарно. Газеты были разложены на три стопки: левая — «Правда», средняя — «Известия», правая — «Комсомолка». В первое время я давал команду: «Апорт «Правда»! И показывал рукой на левую стопку, кладя на верхнюю газету кусочек сушеного мяса. Чтобы он не хватал зубами всю стопку, я укладывал специально верхние номера так, чтобы они немного свисали над нижними. Если Шафран правильно исполнял команду, я, взяв у него «Правду», давал ему еще один кусочек сушеного мяса.

На «Известиях» лежал сахар, и при доставке этой газеты Шафран, награждался им. Опознавательным знаком «Комсомолки» стало печенье. Шафран имел двойную выгоду от работы с газетами: съедал положенное сверху лакомство да еще получал от меня такое же. «Грамотность» Шафрана сильно забавляла моих знакомых, особенно женщин.

Затем я приучил Шафрана «читать» газету. Держа ее перед ним, давал команду: «Голос!» И он начинал лаять. После этого изменил команду на жест, то есть двигал перед его глазами развернутую газету вправо и влево, а он, как бы читая, подавал голос. И, наконец, вместо команды «Голос!» начал применять команду «Да здравствует». Шутки ради давал ее после с добавлениями. Например: «Да здравствует наш ветврач Кирилл Иванович Мелузов!», «Да здравствует вкусная и здоровая пища!», «Да здравствует красавица Валентина!» или «Да здравствует наш Никита Сергеевич!», «Да здравствует наш вожатый собак Сергей Потапович Кузьменко!» В общем, к словам «да здравствует» можно было лепить что угодно, а Шафран заливался громким радостным лаем, и непременно поощрялся за это каким-нибудь лакомством.

Понимаю теперь, подобные шуточки в те времена могли плохо кончиться. К счастью, все обошлось. Видно, народ в питомнике СРС подобрался надежный, хорошо знающий, где следует искать настоящих преступников.

Шуба для гида

По четвергам проводились занятия с СРС. Обязательно присутствовал начальник питомника, старшие инструкторы и ветврач. Шла работа по следу, обыску местности, поиску гильз и вещей, выборка человека со следа, вещи, вещи с вещи. И, конечно, — полоса препятствии: преодоление лестницы, забора, бума, ямы, «мышеловки». Непременно — задержание (с выстрелом, без выстрелов) одного или группы в три-четыре человека, чтобы СРС не забывала служебные навыки и постоянно была в боеспособном состоянии. Я работал с Шафраном на полосе препятствий, когда услышал поблизости знакомый чеканный голос:

— Ты, размазня пушкинская, до чего довел Гида! Ты же кормишься за счет него, зарплату получаешь!

Это гремел наш ветврач Кирилл Мелузов.

Взглянув на дорожку между вольерами, я увидел проводника-кинолога из Пушкинского РОМ Саню Шувалова. На поводке он держал свою собаку по кличке Гид. Выглядела она удручающе: грязная, нечесаная, с блеклой шерстью, бока ввалились, словно ее год не кормили. Рядом стоял Кирилл Иванович и сокрушенно крутил головой:

— Вот что, гигант мысли, эрзац комбедовский, сейчас же приведи собаку в порядок! Иначе никакого отпуска тебе не отломится. Сначала вымой ванну, налей из кухни теплой воды, выкупай, высуши и причеши! Мыло получишь у Кузьменко. А в таком состоянии я собаку не приму.

— Товарищ майор, я на бюллетене был, — пробормотал Шувалов, — болел целую неделю. Вы уж простите…

— А кто же в это время собаку кормил?

— Иногда — я, — заюлил Шувалов, — иногда — старшина Маршалков, Гид его знает…

Кирилл Иванович уже не слушал.

Когда настало время обеда, кинологи, направляясь в дежурку, наблюдали, как Шувалов неохотно и неумело приводит в порядок Гида. Подошел и Виктор Романов, выпускник ветинститута, способный оперативник, близкий друг Кирилла Ивановича.

— Ты, Саня, карикатура на работника милиции, — усмехнулся он, присматриваясь к действиям Шувалова. — Причем карикатура в самом вульгарном и похабном виде… Написал бы уж лучше рапорт о добровольной отставке. Всю пушкинскую милицию позоришь.

— Какого черта ты привязался! — огрызнулся Шувалов. Подумаешь, специалисты собрались.

Шофер-милиционер, привезший Шувалова вместе с Гидом, был свидетелем «торжественной» встречи его пассажира и коллеги. За чаем в дежурке он признался:

— Я думал, Шувалова только у нас в райотделе не любят, как блатняка, у которого родственник в райкоме. А оказывается, у вас еще похлеще его жучат. Вот что значит дурак.

В начале декабря приехал Санька Шувалов, как всегда на мотоцикле с милиционером. Получил, как обычно, месячный паек для СРС по суточной норме четвертого рациона МВД СССР, в который входили: 400 г мяса, 600 г крупы (овсяной или перловой), 23 г животного жира, 200 г овощей и 20 г соли. Таким образом, за месяц получалось: 12 кг мяса, 18 кг крупы, 6 кг овощей, 690 г жира и 600 г соли — всего общим весом 37 килограммов.

Погрузив все это в коляску мотоцикла, Шувалов заглянул в дежурку питомника за своим водителем. Но там сидел только дежурный — старший лейтенант Шанин. Мало того, что Александр Иванович был прекрасный кинолог, но еще и человек удивительно жизнерадостный, веселый, с какой-то мужицкой хитрецой. Я многому у него научился.

В дежурке взгляд Шувалова неожиданно остановился на новехоньких овчинных полушубках: почти два десятка чернели в ряд на вешалке, в том числе и мой.

— Чьи шубы? — поинтересовался он.

Шанин деловито пояснил:

— Полушубки личного состава и наших розыскных собак. Должны использоваться во время засад в зимнее время. Чтобы собак не заморозить. И в будках подстилать, когда 25 градусов и ниже. По последнему приказу МВД недавно получили.

Шувалов удивился:

— Для собак шубы выдают! Ерунда какая-то?…

— Можешь верить, можешь не верить, твое дело, — вполне натурально обиделся Шанин. — Зато уж мой Памир мерзнуть не будет.

Шувалов подумал-подумал и (направился прямиком на второй этаж, где находился кабинет Мелузова. Кирилл Иванович, как заместитель начальника питомника, занимался всеми хозяйственно-снабженческими вопросами. А в тот день совсем зарылся в бумаги: составлял бухгалтерский отчет в ХОЗу УВД. Но, услышав, как хлопнула дверь, поднял голову и довольно своеобразно приветствовал гостя:

— Шувалов, говорят, с твоим грозным появлением все ворье разбежалось из Пушкина и Павловска. Это правда или шутка?

— Не до шуток мне, — ответил ему Шувалов, занятый одной мыслью. — Лучше вы, товарищ майор, выдайте мне две шубы. Для меня и моей собаки. Согласно нового приказа МВД, как говорил мне Шанин. Вот только он номер его позабыл…

Мелузов, зная веселый характер Шанина, да и сам не чуждый шутки, не стал разочаровывать пушкинского горе-кинолога. Только заметил, снова наклоняясь к счетам:

— Ты, Шувалов, не состоишь в штате кинологов Управления уголовного розыска. Ты же в штате Пушкинского РОМ. Вот пусть ваш старшина-хозяйственник и едет на Бобруйскую, получает. Был бы ты у нас в штате, я тебе сейчас же выдал шубы.

Приехав в Пушкин, Шувалов на другой день обратился к старшине-хозяйственнику. И сказал ему, что необходимо получить в городе, на складе, два полушубка — на него и на Гида. После долгих препирательств и споров ему, как ни странно, удалось убедить сильно сомневающегося старшину. Через неделю тот отправился на машине за обмундированием для недавно принятых на службу сотрудников. На складе ему выдали все, что полагалось: шинели, мундиры, шапки, рубашки, белье, ремни, обувь и фланелевые портянки (в них, как в пеленках, выросли все дети в милицейских семьях, я всегда отдавал фланель тем своим товарищам, у кого были малыши).

Естественно, Саша, старший кладовщик, выдал старшине только один полушубок.

— Вы забыли еще шубу для райотделовской служебно-розыскной собаки, согласно приказа МВД. Так что не зажиливайте! — услышал вдруг он.

Оскорбленный глупыми намеками, кладовщик вытаращил глаза.

— Ты меня что, дураком или круглым идиотом считаешь? Вот сними свой полушубок и отдай собаке! Понял или нет?

Старшина привез обмундирование в Пушкин. Когда Шувалов напомнил о шубе для своей собаки, опозоренный в глазах кладовщика склада ХОЗу старшина заметил:

— Хотел я получить полушубок для твоего пса. Но старший кладовщик мне ответил: «Пусть ваш собачник сам приезжает. Выдам только ему под расписку».

Обрадованный Шувалов отправился в Ленинград, на Бобруйскую улицу. Когда подошла очередь — протянул свое удостоверение и сказал Саше Суханову.

— Вы вчера не выдали старшине из Пушкинского РОМ полушубок для моей служебно-розыскной собаки. — Это — согласно приказа МВД. Так выдайте мне лично, под расписку.

Саша, фронтовик, всегда спокойный и вежливый, буквально взбесился. И, перейдя на язык классического русского мата, который я вынужден здесь смягчить, выпалил:

— Вы что, в Пушкине, все охренели?! Вчера один идиот требовал, согласно хрен знает какого приказа шубу для собаки, сегодня — второй приперся! Да вы что там, шкуру собачью пропили, и псине теперь на улицу не в чем выйти?…

Вскоре после этой истории наведался в Пушкин старший инструктор питомника майор Богданов с проверкой — и ужаснулся. Грязь в вольере, позеленевшая вода в питьевом бачке. Отощавший, нечесаный, немытый Гид, потерявший всякие служебные навыки. И никакой документации о работе. Как был выдан Шувалову «Журнал применения СРС» с чистыми страницами, так они и остались пустыми.

Порасспрашивал сотрудников РОМ и начальство. Одна, говорят, польза от Шуваловской деятельности — в отлове пьянчуг. Но для этого держать служебно-розыскную собаку, способную раскрывать преступления — неоправданная роскошь. Заключение Богданова было безвариантным: надо избавляться от такого деятеля, по недоразумению занимающего штатную единицу кинолога. Увольняли, однако, Шувалова с трудом.

Выиграл от этого прежде всего Гид. У него появился новый проводник — старшина Михаил Маршалков. Давно работающий в Пушкине, большой любитель собак. Он и шуваловского Гида после регулярной тренировки превратил в нормальную СРС, которая помогала задерживать воров и убийц, а не только подвыпившее хулиганье…

Номенклатурные дети

Второго мая 1960 года на двух легковых автомашинах «Волга», пятеро загулявших отпрысков знатных родителей с девицами прикатили в Петродворец. Поставив машины возле дворца, они отправились повеселиться в Нижний парк к фонтанам. По дороге заглянули в буфет и приняли еще спиртного.

В Нижнем парке возле знаменитого «Самсона» одному из них приглянулась скульптура. Покрутившись около мраморной женщины и похихикав, великовозрастный недоросль вскочил на пьедестал, а потом, подбадриваемый компанией, забрался выше и сел на плечи «даме». Веселью сотоварищей не было предела. Гогот стоял просто лошадиный…

И тут появился милицейский патруль. Их было трое: петродворцовый кинолог Федор Апполонов, милиционеры Худоешко и Латышенков. Они увидели «озорника» уже на статуе. Он весело корчил обезьяньи рожи, размахивал руками и болтал ногами. Потом — резко наклонился вперед, и… мраморная голова обломилась, упав на землю.

Лейтенант Федор Апполонов, старший патруля, подойдя к пьедесталу, приказал: — Немедленно спуститься вниз!

— Эй, ментошки, — обрадовалась «обезьяна», — быдло деревенское! Пшел отсюда! Кругом — марш!

Апполонов хлестанул его плетью по ногам. Любитель статуй взвыл. Подключились остальные милиционеры, стаскивая оболтуса вниз. Тот бешено сопротивлялся, заехал кулаком в лицо Худоешко и Апполонову. Тогда лейтенант ребром ладони рубанул ему по шее, отключив на несколько секунд, которых оказалось достаточно, чтобы завернуть «весельчаку» руки за спину.

Пьяная компания неистовствовала, пытаясь вырвать дружка. Видно, хотелось еще что-нибудь сотворить, показать, что никого не боятся. Один — схватил отломанную голову статуи и с победным кличем швырнул ее в канал, соединяющий фонтан «Самсон» с Финским заливом…

На свистки патрульных прибыла помощь, подбежал старший оперуполномоченный Владимир Урбан, милиционер Работягов и еще один. Возмущенные граждане, человек пять-шесть, видевшие, так сказать, «оскорбительное отношение к «даме» и яростное сопротивление этой пьяной компании, помогли доставить их всех, почти волоком, в дежурку Петродворцового райотдела милиции. Там патруль подсчитал свои раны и потери. Дочери знатных родителей во время схватки расцарапали лица Апполонову, Худоешко и Латышенкову (последнему оторвали еще и пуговицы на мундире).

Пока составляли протокол и записывали показания свидетелей, «золотая молодежь» поливала (всех, кто был в милицейской форме:

— Эй, плебей, ты не милиционер, а деревенский лапоть! Последний день здесь работаешь! Завтра снимешь форму! — кричала одна из девиц.

— Мы найдем на вас управу! За избиение порядочных людей — повыгоняют с треском и пересажают! — орал какой-то юнец.

— Не на тех нарвались! — визжала еще одна девица. — За нас и ваше начальство полетит.

Но «плебеи» продолжали невозмутимо документировать происшедшее. Любитель мраморных женщин, после установления личности, был водворен в камеру. Фамилии и адреса остальных тоже были записаны, после чего их отпустили, и в дежурке, где только что стоял гвалт, похлеще базарного, наконец наступила тишина.

— А где голова? — спросил вдруг Апполонова дежурный. — Придется вам, мужики, прогуляться.

И патруль снова отправился в парк. По дороге решили, кто выполнит операцию. Ивану Худоешко, как самому молодому, пришлось раздеться на берегу канала, что тотчас собрало толпу любопытных. Трижды нырял он, пока отыскал мраморную голову. Она была в сопровождении свиты гуляющих в парке граждан торжественно доставлена в Петродворцовый РОМ как вещдок.

А через два с половиной-три часа прибыла «делегация» из горкома КПСС, прокуратуры, УВД Ленинграда и начался допрос с пристрастием дежурного по отделению Немытько, его помощника Апполонова, Худоешко, Работягова, Латышенкова, Урбана. Причем «делегатов» не интересовали факты — они обвиняли. Обвиняли их в избиении задержанной и доставленной в дежурную часть пьяной компании горкомовско-обкомовских оболтусов. После «разбирательства» они да своих черных машинах с цифрами «66» в номерах, которые не имеет права останавливать ГАИ, укатили, увозя и балбеса, изуродовавшего произведение искусства — народное достояние. Но, очевидно, вверху лучше знали, что и какому народу дозволено…

Позднее, в ходе следствия, загадочным образом исчезли объяснения граждан, помогавших задержать «детишек» ленинградской партноменклатуры. Но опытный опер Федор Апполонов тогда же переписал их адреса в свой блокнот, что в дальнейшем сказало ему неоценимую услугу: только благодаря этому его не уволили из милиции и не осудили. Следствие умышленно затягивалось. Рапорта работников милиции совершенно не брались во внимание и рассматривались как «показания заинтересованных и крайне недобросовестных свидетелей и сотрудников милиции одного райотдела».

Искалеченную мраморную даму оценили в восемь тысяч рублей и через полмесяца на ее месте появилась другая, очень похожая на прежнюю. И тоже старой работы. Мраморную голову увезли в Ленинград, где она и исчезла навсегда…

* * *

Мы с Шафраном еще ничего не знали о майских событиях в Нижнем парке, а, оказывается, они коснулись и нас. Уже девятого мая был подписан приказ о нашем откомандировании в Петродворцовый РОМ, так как местный кинолог, лейтенант милиции Федор Апполонов был отстранен от работы «за нарушение социалистической законности» (в чем заключалось это «нарушение», читателю уже известно).

Мои знакомые дворники

— Милиция! Это старший дворник говорит. Тут у торгового ларька замки поломаны…

— Где ларек?

— На углу Красного проспекта и улицы Аврова. Поняла… Жду.

Повесив трубку, дежурный по Петродворцовому РОМ, старший оперуполномоченный, капитан Владимир Урбан сказал, чтобы мы с Шафраном быстро собирались. Это заняло две-три минуты, и мы втроем отправились на место происшествия. На календаре — 6 ноября 1960 года.

Вообще, будь моя воля, я бы издал указ об обязательном обучении всех российских дворников «Азбуке криминалиста». Времени на это много не потребуется, а польза была бы громадная. К чему это? А к тому, что едва мы подошли к торговой палатке, работавшей от ресторана, сразу выяснилось: применить способности Шафрана не удастся. Первоначальная обстановка была полностью нарушена собравшимися возле палатки четырьмя дворниками и сторожем ресторана. И ругать их было уже бесполезно…

Неизвестные учинили в палатке погром, и не столько украли, сколько нашкодили. Обычно так поступают подростки. С полок сброшены коробки с шоколадом и конфетами, печенье и вафли. На полу и на прилавке — пролитый коньяк, шампанское и другие вина. Многие бутылки без пробок — отпита половина, треть или четверть, в горлышки некоторых всунуты ветки от веника, что валялся на полу. Халат продавца разорван пополам… Капитан принялся за составление протокола осмотра места происшествия, а я пригласил четырех дворников в качестве свидетелей и понятых.

Было очень холодно, за двадцать градусов. Хотя Урбан возражал, я решил на свой страх и риск угостить задубевших от мороза женщин остатками коньяка. В палатке нашлись и стаканы. Подняв один из них с пола, я вымыл его коньяком из открытой бутылки и сказал Урбану:

— Торгаши из ресторана все равно спишут на воров больше, чем они украли, нашкодили и испоганили. А остатки коньяка и вина еще и продавать в розлив начнут…

Выпили наши подмерзшие понятые с удовольствием, закусив шоколадом, тоже с пола. Быстро разрумянились. До этого угрюмо молчавшие — начали шутить, смеяться. А самая молодая спросила у меня:

— Можно взять шоколада и конфеток своим детям?

— А вот это уже будет называться кражей, — объяснил я. — И так, угощая вас, я нарушил закон.

— Тогда хоть выпили бы с нами чуток, для сугрева, — предложила старший дворник. — Нарушать — так вместе!

Шафран все это время лежал в дальнем углу палатки на телогрейке продавца, внимательно наблюдая за происходящим.

— Мы с ним на работе, — сказал я, кивнув в сторону СРС, — нам выпивать нельзя. Пока мы тут сидим, может произойти или уже произошло более серьезное преступление. И нам с ним придется немедленно туда выехать. И быть как стеклышко…

Сторож ресторана, который не уберег палатку от разграбления, был пьян и сказал лишь, что все начальство живет в Ленинграде. Но никто из них так и не появился, а у сторожа даже телефона директора не было. Дворники расписались в документах, разгромленную палатку опечатали.

Спустя некоторое время были установлены восемь подростков, участвовавшие в этой и еще одной краже. Там они подобрали ключ к ларьку, где также интересовались в основном конфетами, шоколадом, печеньем да лимонадом… Шафран не позволил им уйти от наказания. Все они были из интерната для трудновоспитуемых.

Встречая меня в Петродворце, дворники «угощавшиеся» в торговой палатке, вежливо здоровались и вспоминали о том происшествии. И я иногда вспоминаю этих работящих женщин, вытесненных из родных деревень глупой политикой, выполнявших вручную тяжелую работу, особенно зимой на уборке снега, никогда не пробовавших хорошего вина и редко покупавших детям лакомства…

СРС «принимает парад»

Где мы только ни побывали с Шафраном за время совместной службы. Попадали не раз и в солдатские казармы.

26 апреля 1961 года нас снова вызвали в воинскую часть. Причем не очень надеясь на нашу помощь. А случилось тут вот что: ночью сняли все колеса у автомашины «ГАЗ-69».

Шафран быстро развеял сомнения скептиков. Взяв след от «разутой» машины, вскоре привел на второй этаж казармы. И замер у дверей. Пущенный затем на обыск местности — обнаружил за забором части все похищенные колеса.

— Ну, а может ваш Шафран указать конкретно, кто это сделал? — спросил командир, с любопытством и уважением поглядывая на собаку.

— Если вы доверите ему «принимать парад», — сказал я.

— Действуйте! — после некоторого раздумья ответил подполковник.

По моей просьбе личный состав построили на плацу в три шеренги, в каждой — по тридцать человек, интервал между шеренгами — пять метров. Перед началом выборки я обратился к солдатам:

— Сейчас служебно-розыскная собака по запаху, сохранившемуся на этих колесах, будет искать среди вас виновного в краже. Прошу этого человека добровольно выйти из строя, так как эта собака не ошибается. Невиновные могут не беспокоиться.

Пару минут я дал им на раздумье. Слышно было, как кто-то произнес: «Ну прямо цирк…» Но никто так и не шелохнулся.

По моей команде Шафран, взяв след, начал обнюхивать стоящих в первой шеренге. Любопытно было смотреть на лица. Кто оставался невозмутим, кто — с испугом поглядывал на Шафрана, деловито обходящего строй. В общем, у многих проглядывал неподдельный интерес. Шафран обогнул первую шеренгу, перешел ко второй, миновал трех человек, потом четвертого… И неожиданно потянул за полу гимнастерки пятого. Тот пнул Шафрана ногой: ты, мол, ошибся, пес! В ответ Шафран мгновенно вцепился ему в живот!.. Хорошо еще, что в пасть попал широкий солдатский ремень, однако прокусить брюхо Шафран все-таки успел.

— Рядовой Арсеньев, выйти из строя! — приказал командир части.

— Товарищ подполковник, — вмешался я, — если рядовой Арсеньев сомневается в работе служебно-розыскной собаки, можно перепроверить. Пусть он встанет в любую шеренгу и в любое место по собственному выбору, а я повторно направлю Шафрана от колес…

Все молчали. Потом Арсеньев, держась за укушенный живот, тихо произнес:

— Вы что, хотите из меня все кишки вытянуть? Не ошиблась псина. Я спрятал колеса…

Под конвоем Арсеньева отвели в санчасть, где ему была оказана медицинская помощь.

В те времена привлечение кого-либо из военнослужащих к уголовной ответственности грозило командиру части большими неприятностями. Могли понизить в должности, в звании, или вообще уволить из армии «без пенсии и мундира». Поэтому командир попросил никуда не сообщать об изобличенном Шафраном преступнике — он лично накажет его в дисциплинарном порядке. Хорошо зная армейские обычаи, я согласился и не составил по этому случаю акт о применении СРС.

Труп на болоте

Наверное, эти случаи из практики было бы лучше представить в форме дневника. Ведь большей частью они основаны на записях в моем рабочем журнале. Вот еще одна запись.

13.06.1961 года нам позвонили после полудня — на 16-м километре Варшавской железной дороги грибниками обнаружен труп женщины.

Вскоре мы с Шафраном прибыли туда. Убитая, без одежды, с множественными колото-резаными ранами и петлей из капронового чулка на шее, лежала посреди густо заросшего болота. Трава вокруг местами была примята.

В одном из таких мест Шафран обнаружил след, двинулся вперед и, пройдя около трехсот метров, поднял мокрый лифчик. Затем свернул к путейской казарме, рядом с железнодорожной платформой «16-й километр».

Вслед за СРС оперативная группа вошла в барак, где ютились несколько семей и одинокие путейцы. Шафран, обнюхивая одного за другим всех, кто там был, бросился в конце концов на рабочего Тихомирова. Его тут же задержали.

При осмотре Тихомирова оперативники обнаружили брызги крови на волосах головы, на плечах нижней рубашки. В помещении, где он жил — замытые следы крови на стенах, кухонной плите, а в щелях пола — грязь, смешанная с кровью.

— Откуда все это взялось? — спросил старший группы.

— Ничего не знаю, — отвечал Тихомиров.

Я вышел с Шафраном на крыльцо. Ярко светило солнце. Кругом буйствовала зелень. Но неизвестная ничего этого уже не увидит никогда. Кто отправил ее в царство вечной ночи, я не сомневался, однако, отрабатывал полную программу, пустил Шафрана на обыск местности. Он обследовал территорию вокруг казармы в радиусе 60–70 метров. И не напрасно. Вскоре передо мной лежала окровавленная мешковина — ею замывали пол, рубашка-бобочка и вафельное полотенце — тоже в крови.

И в доме оперативники времени не теряли. В печной золе раскопали орудия убийства — стамеску и гаечный ключ.

…Позднее, при расследовании, было установлено, как все произошло. Ранее судимый за убийство Тихомиров познакомился с дояркой совхоза «Пулковский». Вместе приехали в казарму, где он жил. Тихомиров предпринял попытку изнасиловать женщину. Но она оказала сопротивление. Тихомиров ударил ее стамеской, а затем — гаечным ключом по голове. Одел на шею жертвы капроновый чулок — и ночью вынес труп из дома, а потом оттащил волоком на болото.

Невольно подумалось, сколько месяцев или даже лет экономит мой Шафран оперативникам, следователям… Уголовное дело № 405, возбужденное Варшавским линейным отделом милиции, передали в прокуратуру Ленинграда. Горсуд приговорил насильника и убийцу к «вышке».

Поджигатели бывают разные

Продавец магазина в местечке Заячий Ремиз Петродворцового района, как это часто бывает, жила в том же доме, где помещалась ее «торговая точка». 24 июля 1960 года, около часа ночи, к ней постучались двое неизвестных.

— Открой, мать! Пара бутылок водки нужна!

— В такое время не имею права, — ответила продавщица.

— Ну, стерва! Мы тебе устроим. Навек запомнишь!..

Незнакомцы принесли от стоящего неподалеку стога две охапки сухого сена, бросили у деревянной стены магазина, подожгли и скрылись в лесу.

Сено вспыхнуло разом. Краска на стене загорелась. Продавщица подняла крик, на который сбежались соседи. Общими усилиями пожар потушили.

Нам сообщили во втором часу ночи. Я тоже был на дежурстве, но без Шафрана. В этот вечер при патрулировании в Нижнем парке Петродворца он порезал лапу о дно разбитой бутылки.

В милицейском «газике» отправились втроем: старшина Латышенков, шофер и я. Быстро опросив в Заячем Ремизе продавщицу и других свидетелей, выяснив, в каком направлении скрылись злоумышленники, мы на своем фургоне въехали в редкий лес с кустарником, не включая фар. Белые ночи уже миновали и было темно. Ехали медленно, прислушиваясь к ночной тишине. У развилки дороги, ведущей к станции Старый Петергоф, услыхали крики, нецензурную брань. Тотчас выскочили из машины.

Подойдя поближе с разных сторон, увидели, как двое неизвестных пытаются сбить с ног третьего. Тот, похоже, был пьян, но упорно сопротивлялся. Я рванул к ним, крикнув: «Стой! Руки вверх! Милиция!» В это время подбежал Латышенков с пистолетом. Тут у меня и мелькнула мысль, почему бы не использовать нападавших в качестве «конвоя» для доставки пьяного к нашей машине. Если они согласятся, следовательно, они не знакомы с этим человеком. А коли откажутся, то мы с Латышенковым, у которого масса под 95 килограммов, справимся и со всей троицей.

Начал с психологической подготовки. Схватив жертву за плечо и тряхнув, принялся громко отчитывать:

— Ты за что, пьянь, напал на этих людей? Что они тебе сделали?

Те смотрели растерянно. Не давая им опомниться, крикнул:

— Граждане, помогите отвести задержанного к машине!

Видя, с каким рвением они бросились выполнять эту просьбу, я уже почти не сомневался, что это грабители. Притворившись полным чуркой, я даже вежливо пригласил их в свидетели для привлечения пьяного «за мелкое хулиганство». Не знаю, что уж они испытывали, но доволокли его и в качестве «свидетелей» уселись сами. Машина тронулась. Чуть протрезвевший «задержанный», тыча пальцем в одного из добровольных конвоиров, начал кричать, что на том «надет его пиджак и что эти шакалы отобрали у него часы».

По горькому опыту я знал, что некоторые русские малокультурные и малоразвитые люди, увидев мою бурят-монгольскую физиономию, начинают пухнуть от чувства превосходства. Считают азиатов за низший сорт, чуть ли не приматами. А раз они так думают, так хотят, всегда иду им навстречу. И это их радует. Поэтому, продолжая играть свою роль, я принялся говорить пьяному: «Хватит дурака валять! Сам с кого угодно можешь снять пиджак, морду набить и отобрать часы!» Конвоиры, слыша такое, удовлетворенно помалкивали, прикидывая, как им повезло с этим совсем тупым ментом. Латышенков мгновенно подключился к игре и прикрикнул на «задержанного»: «Заткнись, пьяная рожа! Нечего на честных людей всякую напраслину городить!»

Когда автомашина подъехала к дверям Петродворцового РОМ на улице Морского десанта, 1, мы с Латышенковым вышли первыми и встали так, чтобы никто не драпанул. Шофер присоединился к нам для подстраховки.

— Ребята, — попросил я добровольных «конвоиров», — помогите затащить этого забулдыгу в дежурку. Оформим на него документы и шофер отвезет вас, куда скажете.

Как только мы все оказались в дежурной части РОМ, остальное уже было делом техники, не требовавшим больших усилий. У растерявшихся «конвоиров», истошно кричавших: «Это не честно, это не честно!», — были моментально изъяты пиджак и часы. Крывших меня матом, извивающихся в руках помощника дежурного, старшины Латышенкова и шофера задержанных почти волоком растащили по разным камерам. Пьяного отвели в комнату для инструктажа и развода дежурного наряда, где он проспал до утра на любезно предоставленных вместо матраса четырех телогрейках.

Этой ночью у нас больше не было вызовов. Мы сидели с Латышенковым в дежурке.

— Как ты думаешь, это они подожгли магазин? — спросил вдруг старшина.

— Утром вызовем продавщицу и узнаем, — ответил я.

Здесь же были лейтенант Федор Апполонов и старший сержант Алексей Работягов.

Немного помолчав, старшина снова спросил:

— А знаешь, как меня называет жена, если мы с ней поругаемся?

— Ну и как?

— «Поджигатель».

— И что же ты поджег, старшина? — усмехнулся Алексей Работягов. — Может быть, рейхстаг?!

Все рассмеялись. А Латышенков неожиданно помрачнел.

— Лучше бы рейхстаг, пли магазин какой-нибудь, чем Большой Петергофский дворец Грех на душу взял…

Позднее я попытался узнать все что можно о старшине милиции Николае Ивановиче Латышенкове. Родился он в 1915 году в деревне Стинделемиха Черноярского сельсовета Новоржевского района Калининской области. Русский, из крестьян, в 1928 году окончил четыре класса неполной средней школы. Первого мая 1940 года поступил в первый отдельный дивизион Рабоче-Крестьянской милиции. Членом ВКП(б) стал в 1944 году. По приказу № 289 7 марта 1942 года в составе 1-го дивизиона РКМ был эвакуирован в тыл для охраны оборонных объектов. Вернулся на прежнее место службы, в Петергоф (Петродворец), 4 октября 1944 года.

Слушали мы его в ту ночь, затаив дыхание. В 1941 году, когда немецкие войска с боями подходили к Петергофу, начальник отделения милиции (фамилию его Латышенков забыл) получил приказ из Ленинградского обкома партии: поджечь дворцы Петергофа, чтобы не достались фашистам.

Начальник отделения собрал девять своих сотрудников. Каждому выдали бидоны и ведра с керосином и бензином. Два сотрудника отказались выполнять приказ. Начальник пригрозил им расстрелом на месте по законам военного времени. И даже вытащил из кобуры револьвер…

Сотрудники плакали: «Такую красоту губить, что они там, в Ленинграде, с ума посходили, что ли! Да отобьем мы у немцев Петергоф, нельзя это уничтожать своими руками!» Тем не менее, подчинились и они.

Бензин начали разливать сначала в помещениях верхних этажей. По признанию Николая Ивановича, у него тоже дрожали руки и текли слезы. Начальник отделения приказал открыть окна дворца, чтобы горело быстрее. Он сам ходил по уникальным залам, распахивая повсюду окна и двери. Потом все запылало… Полы из ценных пород, шторы, росписи, мебель…

Наконец, вечером все участники акция крепко напились. Крыли самих себя самыми жуткими словами, какими богат русский мат.

А затем этот же спецотряд направился поджигать дворцы в Александрию и Знаменку. Уже слышен был приближающийся гул артиллерии. Повсюду царила паника. В райкоме, исполкоме тоже жгли — свои документы. В Ленинград еще ходил паровик и многие подались туда со своими манатками…

— Но ведь всюду пишут, что немцы бомбили Петергоф и они подожгли дворцы, — прервал я рассказ Николая Ивановича.

— Пусть хреновину не порют! — огрызнулся он. — Немцы тут ни при чем. Может быть, они бы все из дворцов вывезли к себе в Германию. И это было бы не так страшно, как то, что натворили мы!

…Наступило утро. Закончилось наше дежурство, и началось следствие по делу о поджоге сельмага в поселке Заячий Ремиз. Завершилось оно на редкость быстро. Продавщица опознала поджигателей магазина. Ими оказались задержанные опергруппой «добровольные конвоиры» — братья Владимир и Евгений Лисичкины. Первый из них, дважды судимый уже за кражи, получил на этот раз десять лет строгача. Младший, Евгений, тоже имевший ходку в зону, за хулиганство — шесть лет усиленного режима. Ограбленному ими рабочему Кировского завода Олегу Викторову возвратили пиджак и наручные часы. Мы со старшиной Латышенковым извинились перед ним за наш маленький, но неприятный для него спектакль.

Так сошлись одной ночью в Петергофе истории двух поджогов.

Вечеринка после смотра

В конце июня я с Шафраном приехал из Петродворца в питомник на смотр и соревнования областных и пригородных кинологов, ежегодный, согласно приказу. В программе было практически все: работа по следу, обыск местности с целью обнаружить человека или вещь, выборка, общий курс дрессировки. В комиссию, дававшую оценку кинологу и его СРС, входили непременно начальник питомника, старшие инструкторы, ветврач, два опера Управления уголовного розыска и сотрудник штаба ГУВД.

До соревнований кинологи со своими четвероногими помощниками прошли перед комиссией. Затем мы все выстроились в ряд. Комиссия высказывала замечания, выставляла оценки по десятибалльной системе. Словом, все шло как всегда. Но вот настал черед высказаться по итогам смотра нашему ветврачу. Речь его оказалась просто разгромной. Кирилл Иванович с кавалерийской лихостью (он и правда служил в кавалерии) разнес в пух и прах кинологов Бокситогорского, Волховского. Кингисеппского, Киришского, Лодейнопольского, Лужского, Подпорожского и Приозерского горрайотделов внутренних дел. Столь же сурово оценил проводников СРС Кронштадтского и Пушкинского РОМ. А затем приказал мне выйти из строя.

— Посмотрите на товарища Балдаева! — сказал он. — Его рабочий комбинезон выстиран и отглажен. Проводник перепоясан ремнем с портупеей, при табельном оружии в кобуре, сапоги блестят. Он в форменной фуражке, подстрижен коротко, по-мужски. Тщательно выбрит. Ему не хватает только парадных белых перчаток и «Встречного марша»!

От смущения показалось, что у меня покраснели уши. Так было неловко. У нас в Бурятии говорят: «Хвалят громко только хана или дурака». Этим Кирилл Иванович и занимался с таким упоением, что хотелось куда-нибудь убежать.

— Обратите теперь внимание на его служебно-розыскную собаку! — продолжал Мелузов. — Ухожена. Причесана. Шерсть лоснится. С какой любовью и преданностью смотрит на проводника его верный Шафран. Товарищ Балдаев готов в любую минуту выехать с Шафраном на происшествие. И дело не в смотре! — Он умолк, я облегченно вздохнул, решив, что он наконец иссяк. И ошибся. — Нет. дело совсем не в смотре! — повторил Мелузов, словно отыскав потерянную нить. — Я проверял лично в Петродворце вольер его служебной собаки. Будка, лежанка, пол и стены вымыты и протерты. Никакой паутины и пыли. Металлическая сетка покрашена, лежанка застелена чистым душистым сеном. В стенном шкафчике две-три чистые списанные простыни для протирки мокрой шерсти после мытья или дождя. Поводок следовой, строевой, шлейка — все это аккуратно развешено в вольере. Порядок — как в хорошем доме!.. Поэтому меня вовсе не удивляет, что начальник Петродворцового райотдела майор Кузнецов, умный человек, опытный юрист, просит начальника питомника товарища Горбачева не отзывать кинолога Балдаева в Ленинград. И я его понимаю. Товарищ Балдаев со своим Шафраном с 9 мая по сегодняшний день, то есть менее, чем за два месяца, задержал шесть уголовных преступников. Можете сами поинтересоваться в журнале учета у старшего инструктора товарища Богданова по номерам возбужденных уголовных дел…

Пишу об этом не ради хвастовства. В этой речи, подставьте в нее вместо моей другую фамилию, — весь Мелузов. Тем не менее, с легкой руки Кирилла Ивановича на смотре мы с Шафраном получили десять баллов, а на соревнованиях — диплом первой степени. Дипломы второй и третьей степени достались кинологам из Волосовского и Всеволожского горрайотделов. На все ушло три дня. Все это время мы с Шафраном находились дома, в моих постоянных апартаментах при питомнике. Я спал на своей кровати, в шестиметровой комнатке, а Шафран блаженствовал на любимой оттоманке — в семнадцатиметровой «гостиной».

Вечером в последний день соревнований к нам нагрянули гости — обмыть мой диплом пришли Мелузов и вожатый Сергей Потапович Кузьменко. Деньги у меня были. На стол — две бутылки грузинского коньяка и две — водки. На закуску — килограмм буженины и ветчинной колбасы, пару лимонов, хлеб. Кузьменко принес со своих грядок, которые устроил в бывшем выгуле у хоздвора питомника, лук, редис, укроп, петрушку — сделал шикарный салат. Полбанки сметаны для него я одолжил в милицейском общежитии оперполка в другом крыле дома.

Шафрана пришлось отвести в вольер, иначе бы он изнервничался, охраняя меня от гостей и ревнуя к ним.

После третьего тоста я пожурил малость своего гостя:

— Дорогой наш, Кирилл Иванович! — сказал я. — Признаюсь, когда вы меня расхваливали перед областниками, как жениха на смотринах, было неловко. Многие из них еще салаги, работают проводниками год-два, не больше. У них же еще все впереди. Поднаберутся опыта, и будут у них собаки не хуже моего Шафрана…

Кирилл Иванович молчал и внимательно слушал. А я вспомнил, как мой Шафран, запертый сейчас в полном одиночестве в своем вольере, днем удивлял участников соревнований. Богданов заставил нас с ним показать работу по следу без следового поводка, то есть выдать «высший класс» работы по слепому следу. За нами шли кинологи-областники, они видели, как Шафран четко прорабатывал углы влево, вправо и зигзаги на следу, и подобрал все три контрольные вещи. А в конце полуторакилометровой трассы сделал выборку со следа, очень интеллигентно, легонько взяв за полу пиджака разыскиваемого, кося на меня глазами и ожидая сигнала «откомпостировать» его по полной форме… И, как я почувствовал, остался очень недоволен, не получив такого сигнала.

— Я сказал правду! — заговорил вдруг Кирилл Иванович, и в голосе его звучала обида. — Собаки в жутком виде, совсем не ухожены. Общая дрессировка еще ничего, но работа по следу и выборке… У этого скобаря из Подпорожья собака вообще забита, гнать его пора! Едут в Ленинград, хоть бы постеснялись, в хламье! Надо сказать Богданову, чтобы почаще наведывался в область и гонял как следует этих туземцев…

— А этого лодейнопольского разглядели? — усмехнулся Кузьменко. — По виду сущий ханыга, со спитой красно-синей мордой. Как у него собака работает?

— Конечно, хреново! — тут же отреагировал Мелузов и добавил: — Каков проводник, такова и его собака, это же копия…

Когда гости разошлись, я отправился к вольерам и привел Шафрана. Приласкал, угостил вкусным и вскоре он уже спал на «своей», отвоеванной когда-то у меня оттоманке.

Через день за нами приехал мотоциклист оперполка, Слава, как и я, откомандированный в Петродворец. Шафран привычно устроился в коляске и мы с ветерком покатили снова в «чудесный город дворцов и фонтанов» охранять здоровье, жизнь и имущество его граждан.

Интимные подробности

Не раз в сыскной практике сталкивался я с недоверием к собаке. Даже следователю поначалу трудно к этому привыкнуть. Как так он, человек разумный, тратит массу времени, собирая по крохам улики, путаные показания свидетелей — только бы напасть на след преступника, а собака за каких-то полчаса беготни и тыканья носом в разные углы, — спокойно хватает злоумышленника за мягкое место и тащит на скамью подсудимых.

Предубеждение нередко подталкивает к мысли: что, если СРС ошиблась? Не того схватила. Люди-то ошибаются сплошь и рядом, почему же у собаки невозможен прокол? Расскажу одну историю, где такое предубеждение, как говорится, имело место.

Дело было так. 7 июля 1962 года в транспортное отделение милиции Балтийского вокзала вошла стройная молодая женщина в легком ситцевом платье — продавщица привокзального ларя. Светловолосая, пышногрудая, лет двадцати пяти. Заявила дежурному, что только что подверглась нападению и была изнасилована неизвестным.

— Где это случилось?

— На полосе отчуждения… После работы шла домой через пути. Навстречу мужчина, по той же тропинке. Когда поравнялись, он пропустил меня, а потом набросился сзади, зажал рукой рот, сдавил шею… Я пыталась кричать, но он сказал: «Молчи, сука! Заорешь — совсем придушу!»

— Вы сможете его узнать?

— Нет, было темно.

Дежурный позвонил на Литейный — вызвал проводника со служебной собакой. Выехал я с Шафраном. Вместе с нами отправилась незнакомая женщина, небольшого роста, в плаще и синем берете — следователь прокуратуры, поскольку убийства и изнасилования — прокурорские статьи.

В отделении познакомились с потерпевшей. На редкость хороша собой. Зовут ее Вера, родом из Псковской области. Здесь вышла замуж, есть дочь, а муж в бегах — скрывается от алиментов.

Идем на место происшествия. Вера показала пролом в дощатом заборе, через который вышла на пути. Это совсем близко от вокзала. Пока мы говорили, Шафран неожиданно сунулся мордой ей под подол. Ах, как некрасиво! Объяснение простое: если у женщины месячные, собака это тут же учует…

Следователь Анна Петровна, вглядываясь в темноту, деловито осматривала заросли бурьяна у забора и штабель с рельсами. Каждый их ряд был переложен старыми шпалами. В общем, укромное местечко, и насильник это учел.

— Прошу всех отойти в сторону, метров на десять, — сказал я и пустил Шафрана на поиск.

Покрутившись в бурьяне за штабелем, он вернулся и сел передо мной. В зубах — обрывки ткани. Включил фонарик — женские трусики, разорванные пополам. На них пятна.

Даю команду «След!». Шафран сразу же направляется к стоящей поодаль группе, где Анна Петровна, оперативники и Вера. На нее он и собирается наброситься. Но я останавливаю командами «Фу!» и «Ко мне!»

Снова пускаю на поиск следа. Шафран, молодец, быстро сообразил, что от него требуется. И, отыскав уже другой след, повел нас по тропинке. Возле железнодорожных путей свернул направо, потом вновь вышел на тропинку. Хвост держит почти параллельно спине. Это хороший признак. Значит, след четкий.

Остальные едва поспевают, а Шафран возбужденно ускоряет темп. Даю команду «Тише!» и он снисходительно замедляет ход. Впереди виднеется вагонное депо. Полная Анна Петровна тяжело дышит. Невольно думаю: «Зарабатывал бы твой мужик прилично, не бегала бы, спотыкаясь, за собакой в такую темь…»

Огибаем здание депо. Шафран тянет меня в широкие ворота. И без заминки — к двери. В коридорчике сворачивает налево. Еще одна дверь. Поблескивающая свежей краской, с табличкой «Такелажники». Притормаживаю Шафрана, уже царапающего дверь. Жду, пока вваливается наш «хвост» — два опера, следователь и Вера.

Распахиваю дверь и впускаю Шафрана. В просторном помещении не менее двадцати рабочих. Вытаращенные глаза устремляются на СРС и меня в милицейской форме. Сейчас я могу на секунду поставить себя на их место. Первое, что приходит в голову: доблестный пограничник с верным Джульбарсом выследил нарушителя, укрывшегося в депо…

Но Шафран пока только возбужденно нюхает воздух. Верхним чутьем ищет единственный запах. Наконец все сошлось. И он резко устремляется вперед. Обегает большой деревянный стол с тремя железными кружками и чайником. Обнюхивает двух оцепеневших работяг и кидается на стоящего у окна здоровенного парня с рыжими усиками. Хватает его моментально и жестко. В зубах СРС остается солидный кусок его черной спецовки. А парень с испуга валится на подоконник, едва аде разбив стекло.

Придерживая разгоряченного успехом Шафрана, краем глаза вижу, как Анна Петровна удивленно качает головой. Похоже, она впервые при задержании преступника, которое проводит СРС.

Напряжение спадает. Оперативники закуривают, улыбаются. Они явно довольны четкой работой Шафрана. Анна Петровна тоже достала из кармана плаща «Беломор». Вера, широко раскрыв глаза, смотрит на своего обидчика, только что вычисленного Шафраном.

— Кто здесь старший? — громко спрашиваю я. К нам подходит лысеющий мужчина лет пятидесяти — бригадир грузчиков. Один из оперов записывает с его слов первичные данные на задержанного: фамилия — Протасов, имя — Иван.

— Я — следователь из прокуратуры, — говорит бригадиру Анна Петровна. — Где бы мы могли побеседовать?

Он ведет ее в свою каптерку. Там — столик, табуретки, шкаф, по стенам какая-то документация. Анна Петровна плюхается на табурет и просит бригадира закрыть дверь.

Минут через пять они выходят. Анна Петровна направляется ко мне.

— Надо сделать выборку с трусиков потерпевшей, — сухо произносит она. — Для закрепления факта опознания.

Шепчу ей на ухо: «Насильник в расколе, надо все документировать». Но она неумолима, а она сегодня — руководитель группы.

— Уважаемый старший следователь, — говорю я тогда. — Ваше слово — закон. И мы с Шафраном с огромным удовольствием исполним вашу просьбу. Пусть только товарищи грузчики построятся…

По команде бригадира трудовой коллектив вытянулся в одну шеренгу. Я предложил Ивану Протасову занять любое место. Потом попросил всех убрать руки за спину. Некоторые не без ехидства улыбались. Достав из кармана злополучный вещдок, я поднял его над головой и объявил:

— Прошу добровольно выйти из строя того, кто порвал эту тонкую материю! Служебно-розыскная собака Ленинградского уголовного розыска будет применяться с запаха этих розовых трусиков без намордника. Поэтому порвавший их может остаться на всю жизнь не мужчиной. Всем понятно?

Минуты три я держал паузу при мертвой тишине. Потом снова поднял светло-розовый «флаг»:

— Вся наша оперативная группа ждет! — это прозвучало как последнее предупреждение.

Затем, промедлив еще минуту, начал, не торопясь, подносить интимнейшую часть Вериного туалета к носу Шафрана. Тот от нетерпения подрагивал и лязгал зубами.

— Это я порвал их! Это — я, я! — раздался сдавленный крик. Втянув шею чуть ли не в грудную клетку и подняв руки, Протасов выскочил из шеренги.

В принципе, выборка была блажью Анны Петровны. Проверено десятки раз — Шафран не ошибается. Но следователь не могла в это поверить. Поэтому и пришлось нам с Шафраном поучаствовать в маленьком представлении.

В машине на обратном пути всегда — то подведение итогов, то исповедь. И Анна Петровна оттаяла, призналась: если бы не мы с Шафраном, везла бы она сейчас в свою прокуратуру не раскрытое дело, а голый протокол. И добавила: «Сколько людей прошло по этой тропинке. Так легко было вашему помощнику ошибиться…».

Однако Шафран не ошибся. Это подтвердил вскоре и опытный судмедэксперт Николай Живодеров.

— Я взял мазки с шаловливо-агрессивного отростка насильника, — весело сообщил он мне. — И с экстравагантного вещдока. И у прелестной потерпевшей. И что же? Они идентичны по флоре и фауне!..

Роковая развязка

Осенью 1962 года мне пришлось перейти оперуполномоченным в Управление уголовного розыска Ленинграда. Моего Шафрана передали тосненскому кинологу Василию Развязкину. У него по неизвестной причине недавно погибла собака Спартак.

Мне и раньше не нравился этот человек. Злой, хитроватый. Если для собаки злость — достоинство, то для человека — недостаток. Грубый и говорливый… Не мне одному казалось: типичный сельский куркуль, пришедший в милицию ради какой-то корысти.

Гибель Спартака так и осталась загадкой Невелика даль это Тосно — сорок минут на машине. Но труп Спартака не был доставлен в питомник для ветэкспертизы. которую обычно проводил Кирилл Иванович. В акте же районного ветпункта говорилось: причина гибели — кровоизлияние. Развязкин сам и зарыл где-то Спартака. Акт вызывал сильные сомнения у Кирилла Ивановича, но он ничего не мог сделать. Спартак был «на балансе» в области.

Прошло полгода или чуть больше после коего ухода из питомника. И тут Развязкин привозит Шафрана к Мелузову — заболел, мол…

Кирилл Иванович, увидев Шафрана, остолбенел. А осмотрев его, понял: собака потеряла зрение и обоняние. «Как же ты, свинья страхорылая, искалечил лучшую розыскную собаку! — и Мелузов, схватив Развязкина за гимнастерку, крепко встряхнул. — Так тебе это не сойдет! Куда только смотрит тосненский кадровик? Во время войны я расстрелял бы тебя на месте как вредителя!».

По словам свидетеля этой сцены Владимира Богданова, таким он Кирилла Ивановича еще не видел.

Позднее я попытался выяснить все, что можно было, об этом горе-кинологе. Поступив в милицию, он поначалу как-то старался, хотел удержаться. В Тосненском РОМ вспоминали, как Развязкин со Спартаком раскрыл кражу меда с пасеки. Спартак при работе по следу отыскал бидон, припрятанный злоумышленником. На месте находки устроили засаду. Любитель сладкого явился за добычей. Ему дали взять, бидон. А затем Развязкин пустил Спартака на задержание. Вор был опытный, уже отсидел раз в колонии. Он знал: собаки иногда остаются на кинутой вещи — и сбросил на бегу пиджак. Спартак действительно остановился. Поднял пиджак, встряхнул его и, отшвырнув, вновь погнался за его хозяином. И догнал…

Но это, пожалуй, и все. Единственный случай, когда Развязкина не ругали. Все остальное — никуда не годилось. Пьянка. Главный метод «работы» со служебно-розыскной собакой — удар сапогом. Так было и с Шафраном. И тот несколько раз покусал его за это, А что еще мог Шафран? Проводить с ним воспитательные беседы? Заставить открыть хотя бы элементарный учебник? Или пролаять ему номер моего служебного телефона?

Соединил заключение Кирилла Ивановича с тем, что удалось выяснить мне, — картина получилась немудреная и гнусная. Тосненский могильщик сначала отбил Шафрану почки. Мало того, колотил и по голове. Собака совсем захирела, шерсть поблекла, ослабло зрение. Наверняка, и Спартака постигла подобная участь. Только Шафран по документам был питерским, числился за питомником, и убийца привез его умирать в Ленинград…

Четвероногий ас сыска, в которого я вложил столько сил, энергии и ласки, Шафран был признан негодным даже для сторожевой службы, И списан. И сдан, как госимущество, на утильзавод на Митрофаньевском шоссе, 29, где с него равнодушно содрали шкуру.

Такова человеческая благодарность собаке за многолетнюю помощь в очистке города от уголовников. Таков печальный финал.

А что же убийца? Впоследствии был он все же изгнан из милиции за дела, как говорится, несовместимые. А смерть его оказалась едва ли не хуже собачьей: он окончательно спился и умер зимою на каком-то пустыре.

МОЙ АМУР 

В сводках не значится…

Два года я работал в отделе уголовного розыска на Литейном, 4. Два года не был в питомнике на проспекте Динамо, только позванивал друзьям. Но никогда не забывал о нем. И как только представилась возможность — вернулся. Встретили меня, как старого друга. Вскоре уже казалось, будто меня никуда и не переводили. Только своей розыскной собаки еще не было…

Появление в питомнике овчарки Амур связано для меня с четырнадцатилетней Леной Герасимовой. Энергичная, сообразительная, Лена любила собак, увлекалась дрессировкой и частенько наведывалась в питомник. Иногда — прокладывала след для тренировок СРС, прятала вещи, которые находили собаки. Подружилась с кинологами, стала почти «дочерью питомника».

Жила она в коммуналке с мамой и, увы, — соседом пьяницей, скандалистом и сквернословом, которого быстро возненавидела. Как-то показала мне листок, с переписанными ею изречениями великих: «Опьянение есть добровольное сумасшествие» (Аристотель), «Девять десятых из всего числа преступлений, пятнающих человечество, совершается под влиянием вина» (Лев Толстой).

Сколько же надо было натерпеться от этих пропойц, чтобы в четырнадцать лет переписывать и хранить не веселые песенки, стихи о любви, а суровые истины, вроде: «Привычка к алкоголю является большим злом для человечества, чем война, голод, чума вместе взятые» (Чарльз Дарвин).

По совету Лены, у одной из ее подруг и была куплена питомником за 120 рублей овчарка Амур. Мне собака понравилась. Чепрачной масти со светлым подпалом на груди, животе и лапах, с широкой грудью, крепким костяком, хорошим поставом головы.

Контакт с ним я нашел быстро. Амур — настоящий обжора. Съедает не менее полуторной нормы государственного собачьего пайка! Ну да на здоровье, раз требует молодой организм.

Дрессировке поддается легко. Все наши коронные «рядом», «сидеть», «лежать», «ползи», «ко мне», «апорт», «голос» и т. д. и т. п. схватывает только что не на лету. Ни высоты, ни выстрелов — не боится. К кошкам, овцам, коровам, лошадям и птицам — равнодушен. Сплошные плюсы…

Чем дальше мы продвигались, тем больше их обнаруживалось. Амур активно идет на задержание одного человека и группы. Быстро осваивает команду «след», работая верхним и нижним чутьем.

Вот только, выяснилось, порядочный задира — любит драться с другими собаками. Пришлось отучать. Беспокоили меня, поначалу, и физические недостатки. Сломан кончик правого нижнего клыка. Имеет небольшой завал уха. Однако оказалось, что делу это не помеха.

Собаки бывают очень капризные, с большим самолюбием, умные, глупые, трусливые — и злобно-трусливые, идущие по следу нижним чутьем или верхним, а есть и тем и другим. Они способны обманывать…

Эта «черточка» проявляется и у моего Амура. Учу его отыскивать среди разбросанных на земле спичек ту, что в его отсутствие я потер между пальцами и бросил в траву. Амур очень старательно ищет и вскоре приносит мне спичку. Однако быстрота, с которой он решает задачу, кажется подозрительной. Тогда я отмечаю свою спичку с торца химическим карандашом. И вновь пускаю Амура на поиск. Он опять, сделав вид, будто нюхает, опустив голову к траве, медленно кружит по поляне. Вновь приносит спичку на языке, и, как полагается в этом случае, садится передо мной. Спичка без моей отметки. Даю команду в угрожающем тоне. Амур закружил по поляне. После довольно долгого поиска, уже по спирали, он, наконец, приносит то, что нужно, и получает лакомство и команду «Гуляй!» — одну из самых любимых.

Мы выходим на набережную реки Крестовки. Там встречаем кинолога Бориса Рыбакова, и вместе направляемся к питомнику. Амур, получивший команду «Гуляй!», справляем свои дела у забора, подняв левую лапу, так как он правша. И следуя за нами, продолжает гулять, иногда обнюхивая траву и землю в интересующих его местах.

— Дон Сергеевич, а вы когда-нибудь задумывались, почему кобели при малой нужде поднимают ногу? — спрашивает вдруг Рыбаков, кубанский казак и большой балагур.

— Ну, допустим, чтобы не обмочить переднюю лапу, господин есаул!

— Отнюдь! Они соблюдают технику безопасности! Их предок некогда остановился побрызгать на забор во время сильного ветра. А забор возьми да и свались на него. С тех пор все кобели, вот уже тысячи лет, передают это правило друг другу из поколения в поколение.

Амур подходит к нам и неожиданно садится передо мной. Я рукой показываю ему — «гуляй». Мы с Рыбаковым проходим еще несколько шагов. Амур же, сделав небольшой круг, опять садится передо мной. Я повторяю команду, однако он, сделав еще кружок, в третий раз садится, уставившись на меня. Тут только замечаю: в углу его пасти что-то торчит.

— Дай! — приказываю я.

Через секунду в руке у меня оказывается мятая пятирублевка. Рыбаков хохочет:

— Теперь понятно, почему вы с Амуром так любите здесь гулять! И много он за день находит?

Пришлось поблагодарить Амура за находку: отдал ему весь небольшой запас сушеного мяса и два кусочка пиленного сахара. На амурскую пятерку — покупаю по килограмму сахара и конфет. На тренировках Амур работает все лучше и лучше, соответственно и лакомства из моих карманов исчезают без задержки.

У него оказывается сильная хватка. На одной из тренировок ставлю задачу своему молодому помощнику Василию Циоту: проложи след, заберись на дерево, пусть Амур тебя поищет. Амур находит его и, при задержании, подпрыгнув, отрывает каблук кирзового сапога. Вася очень обижен, приходится успокаивать. Сам виноват: «по-человечески» забраться на дерево было лень, повис на ветке, подогнув ноги. А Амур — собака серьезная. Хорошо еще за икру не тяпнул!

Выпускник юрфака Василий Циот недолго пробыл кинологом — перевелся на Литейный, в дежурную часть ГУВД. Но о том, какую роль играют наши четвероногие питомцы в раскрытии преступлений — не забыл. И как-то решил отметить это в обычно предельно лаконичных сводках. Так уж было заведено — в сводках за истекшие сутки СРС не упоминались, только должности — фамилии старших опергрупп, раскрывших преступления. Циот предложил начальнику дежурной части Василию Ивановичу Бегунову, изменить эту практику, но встретил резкий отпор. Повздорив с ним, затаил обиду и перевелся в 24-е отделение милиции.

Не думаю, что дело просто в борьбе за краткость сводок. Так почему же о «сотрудниках» на четырех лапах и с кличками не хотят упоминать? Неловко просто, что какая-то kynos[1] обскакала homo sapiens[2]. И все же еще одна строчка, когда преступление раскрыто СРС, была бы вовсе не лишней.

Амур был талантлив. И всего за четыре месяца, с сентября по декабрь 1964 года, мы подготовились к штатной розыскной работе.

Боевое крещение он прошел 5 января 1965 года. Я находился с ним на суточном дежурстве в ГУВД на Литейном, 4. За эти сутки Амуром были раскрыты две кражи в Ждановском районе, задержан один из грабителей (впоследствии нашли и четырех его соучастников). В ту ночь мы помогали очень толковому и въедливому оперуполномоченному лейтенанту Феликсу Сорицу.

На мой взгляд, в предыдущем абзаце есть все, что должно быть и в сводке. Пусть собака никогда не узнает об этом отличии. Но мы, люди, не должны упускать случая отблагодарить ее.

«Обком партии» и «промтовары»

Любой милиционер знает: охрана места происшествия — святое дело. Хорошо бы, об этом помнили все. Разбросал преступник вещи, бумаги — не трогайте. Не спешите убирать в шифоньер или сейф. Кинул окурок — не торопитесь подметать.

Вот три заповеди для попавших на место преступления: «Не тронь! Не ройся! Не топчи!». Однако и трогают. И роются. И затаптывают следы. Причем не только зеваки или граждане в шоке. Грешат этим и «профессионалы».

Знаменитый «Скорпионыч» вспоминал, как перед прорывом блокады, его с Султаном снова вызвали в Смольный. Привели в большой кабинет на втором этаже, показали мощный сейф.

— Из этого сейфа пропали очень важные документы, — сказал энкаведешник. — Можете что-нибудь предпринять для их розыска?

Бушмин осмотрел сейф. Он не был взломан, никаких царапин — не заметно. Неизвестно: похищены документы, или просто потеряны по халатности?

Удивило количество чиновников, в сталинских френчах, или при погонах. Они жужжали, шептались. До него долетали только обрывки фраз о «шпионе, окопавшемся в Смольном», «умудрившемся проникнуть сюда фашистском лазутчике»… Захотелось сказать капитану: «Если вы предполагаете, что в кабинете побывал лазутчик, то почему разрешили находиться здесь всем этим людям?». Но промолчал. Понял: когда хватились документов, командовали не чекисты, а партаппаратчики, и пока не перетряхнули все, что можно, охране вообще ничего не сообщали. Какая уж тут первоначальная обстановка!

Султан хоть и великий сыщик, но ему нужен один след. А их в этом кабинете, где чуть ли не весь Обком и Военный Совет фронта перебывали, столько… Пусти сейчас Султана на задержание — он, чего доброго, пролетев по ковровым дорожкам «штаба революции», вцепится в какого-нибудь пухлого товарища, скажем, Жданова…

— Нет, — твердо заявил Скорпионыч. — Султан здесь бессилен. Не за что зацепиться. Первоначальная обстановка нарушена полностью.

С тем и уехали. Осталось Бушмину неведомо: похитил ли бесценные бумаги фашистский шпион, или рассеянный партаппаратчик по ошибке, либо по другой, менее извинительной причине завернул в нее добрый кус копченой колбасы из смольнинских «блокадных» подвалов.

Жданову, можно сказать, повезло. А вот кое-кому и досталось…

Выезд в Колпино 9 февраля 1965 года мне хорошо запомнился. И не из-за какой-то особой сложности, нет. Рядовое дело, кража из промтоварного магазина. А памятен он — все той же «первоначальной обстановкой»…

По вызову мы прикатили туда с Литейного. Старший лейтенант Эрик Красиков — во главе группы. А младший среди нас — наверное, мой Амур.

У дверей магазина № 33 «Колпинторга» — три оперуполномоченных уголовного розыска, участковый инспектор, эксперт-криминалист и заместитель начальника райотдела милиции капитан Дмитрий Климов.

— Кто ответственный за охрану места происшествия? — спрашиваю я.

Тишина. Повторяю вопрос.

— Вообще-то я, — наконец отзывается лейтенант, — это мой участок…

— Кто из вас до нашего приезда заходил в магазин?

Снова молчат. Потом Климов ответственно заявляет:

— Никто. Ждали опергруппу с розыскной собакой.

После этого, вполне удовлетворившего меня, ответа, прошу всех отойти от дверей метров на двадцать. А сам, с Амуром, захожу в торговый зал. Грабители вырезали стекло на входной двери и существенно почистили полки.

Амур на следовом паводке. Тщательно осматриваем место происшествия. Осторожно заглядываем за прилавок. Там валяются прозрачные пакеты с мужскими рубашками. Освещаю пол. Кое-что есть: размазанные отпечатки обуви. Рукой показываю их Амуру и даю команду «След!».

Амур почти сразу же тянет к двери магазина. Толкает ее передними лапами и мы оказываемся на улице. Здесь мой друг начинает нервно суетиться. Усиленно ищет на мостовой с мокрым снегом уже заложенный в память запах. Неужели потерял? Нет. Вдруг резко поворачивает влево от дверей и… хватает зубами за полу зимнего пальто молодого оперуполномоченного. Тот отшатывается, инстинктивно поднимая руки, кричит: «Ты что?».

Попридержав Амура командой «Ко мне», спрашиваю:

— Зачем же врать? Что вы делали там, за прилавком?

Опер, все еще пятясь, с обидой выкрикивает: «А что, я один там был? Все там были!».

Толпящиеся у магазина граждане-зеваки хохочут.

Это — час позора Колпинского РОМ. Причем на глазах горожан. Сгоряча бросаю капитану:

— Вы профессионально негодный работник, товарищ Климов! Организатор сборища болванов у дверей этого магазина!

И Эрик Красиков тоже не стесняется в выражениях:

— Черт подери, мы из главка прикатили сюда, за сорок пять километров, чтобы на ваши дурацкие мины посмотреть? — ехидно спрашивает он. — Теперь понятно, почему Колпинский РОМ обвешан «глухарями». Вам не в сыске работать, а свиньям хвосты крутить!

Желая сбить накал, молодой опер показывает товарищам дырку на пальто от клыка Амура. Эрик реагирует мгновенно:

— Благодари бога и скажи спасибо Дону Сергеевичу, что еще вовремя придержал собаку, иначе ты бы убавил в весе ровно на полкило!

Короче, из-за полного нарушения первоначальной обстановки безграмотными действиями коллег мне с Амуром и Эрику здесь больше делать нечего.

А вслед за нами, дня через два-три, прикатила на Литейный «телега» от капитана Климова. Жалоба — на наше «нетактичное, хамское и высокомерное поведение в присутствии жителей г. Колпино». Не был забыт и Амур, «допустивший порчу нового зимнего пальто» одного из очень оперативных работников.

Однако все обошлось. Может, потому, что в Колпинском райотделе появился еще «глухарь». А возможно, и благодаря тому, что мать Эрика работала в ленинградском горкоме или исполкоме. Она, кстати, тоже любила жаловаться. Как-то обратилась даже к начальнику ГУВД Соколову, имевшему прозвище «банщик», недовольная тем, что оперативники, якобы, спаивают ее сына. На одном из собраний в Красном зале, на седьмом этаже, «банщик» перед всеми нами грозно объявил: «Если кто-то из вас будет спаивать товарища Красикова, тот или те будут немедленно уволены. Это мое первое и последнее предупреждение!»

Помню до сих пор, как на обратном пути из Колпино, в машине, глядя на отдыхающего Амура, Красиков говорил: «Надо было тебе, собачара, брать след самого Климова и припечатать как положено. Чтобы учил подчиненных…».

Всем, кто приглашает ищейку, не следует забывать: служебно-розыскная собака — единственный представитель правоохранительных органов, с которым нельзя договориться. Которого нельзя подкупить. И у которого нет «своих», кроме проводника. Поэтому ему, в отличие от нас, грешных, глубоко безразлично, какая вывеска на месте происшествия: «Промтовары» или «Обком партии», и кого «компостировать» — Климова или Жданова…

Явление участкового народу

Тогда еще не было групп захвата, спецназа и подразделении по борьбе с терроризмом. Их функции нередко выпадали на долю служебно-розыскных собак. Если сегодня здание, где, взяв заложников, засел террорист, штурмуют крепкие ребята в масках и бронежилетах, то в те времена на такое частенько пускали собаку. И первая пуля была предназначена ей…

6 апреля 1965 года мое дежурство на Литейном проходило на редкость спокойно. Никому в райотделах в этот день не требовался кинолог с четырехлапым сыщиком. Хотя звонков к дежурному по городу подполковнику Бегунову было, как всегда, порядочно. Но вот, около трех часов, позвонил Георгий Смолкни, заместитель начальника отдела уголовного розыска по области:

— Можете срочно выделить сотрудника с собакой?

— Нет проблем, — ответил Бегунов. — Балдаев на месте.

— Значит мне повезло. Рад снова поработать с ним и его Амуром.

Слышу по динамику в комнате дежурного наряда вызов: «Старший лейтенант Балдаев, на выезд!» — и бегу за Амуром… Работать с Георгием Павловичем было всегда надежно. Сказывалась фронтовая закалка, и характер играл не последнюю роль. В машине, которая мчала нас на юг, он дает вводную:

— Слыхал про деревню Новая?

— Уж очень редкое название, — улыбаюсь, — не доводилось.

— Мотай на ус. В области этих Новых деревень — аж восемь штук, мы же едем в ту, что в Тосненском районе. Там какой-то алкаш заперся в доме и палит в окно из охотничьего ружья.

На месте были в четыре. На деревенской улице, поодаль от дома, где засел преступник, виднелась машина Тосненского ОВД. Рядом толпятся местные оперативники, не предпринимая никаких действий.

— Сколько выстрелов он сделал? — спрашивает Смолкни у тосненцев.

— Пятнадцать-двадцать.

— Пока он кого-нибудь не подстрелил, — надо брать! — решает подполковник.

Довольно неожиданным показалось мне поведение местных милиционеров: они стояли метрах в пятидесяти, словно посторонние, словно это не их земля. Складывалось впечатление, что им, как обычным зевакам, просто любопытно было поглазеть на наши действия (а возможно, и смерть или увечье). Особенно выделялся один молодой участковый: холеный, откормленный. Новая шинель, как на параде.

— Товарищ Балдаев, кого вы хотели бы взять для прикрытия? — спрашивает Смолкин, поставив мне задачу.

И я неожиданно машу рукой в сторону франтоватого лейтенанта: «А вот его!»

Прячась за сараями и домами, иду с Амуром кружным путем к дому Митрохина. Из него вдруг грохочет сначала один выстрел, потом другой. Но Митрохин стреляет из окна, выходящего на юго-запад, мы же приближаемся к нему с севера.

Выстрелы возобновляются, когда мы перебежками подбираемся к стене. Возле сарая — лопата. Осторожно вставляю ее в щель между створками окна — и начинаю выламывать раму. Выстрелы прекращаются. Я замираю, Амур весь в напряжении…

На наше счастье, Митрохин, перезарядив ружье, снова начинает палить. Наконец, рама вылетает — Амур в прыжке проникает в дом. Я — за ним!

На ходу тащу из кобуры пистолет и пускаю Амура на задержание. Он влетает в комнату и сбивает Митрохина с ног. Бросаюсь к нему вырываю ружье. В это время гремит выстрел:

Митрохин успел нажать на спусковой крючок, картечь летит в сторону окна.

Совершенно неожиданно для меня в доме оказывается подполковник Смолкин. Он проник в него с самой опасной стороны и помогает мне связывать руки стрелку.

Выводим из дома чуть помятого и покусанного «героя», выносим и его ружье 16-го калибра. И тут нас ожидает первый «сюрприз». Оказывается, тосненские оперативники прекрасно знали, что Митрохин душевнобольной, но молчали. Знай это мы — действовали бы иначе. Опера сажают Митрохина в машину, которая отвезет его в больницу.

Только теперь я вспоминаю о молодом лейтенанте. Озираясь, он выходит из-за сарая, вполне надежного укрытия. Селяне встречают «явление участкового пароду» смехом и выкриками:

— Смотрите, наш участковый выползает!

— Под дровами прятался!

— Зачем нам такой участковый? Только шкуру свою бережет!..

Накоротке Георгий Павлович проводит совещание с руководством Тосненского ОВД. Вмазывает им, ведь попросту подставили меня, не сообщив, что Митрохин на психучете. Ружье не конфисковали, пока у него не обострилась болезнь. И предлагает уволить из милиции «отважного» участкового за проявленную трусость в присутствии многочисленных свидетелей — селян. Тосненское начальство без звука сдает недавнего посланца комсомола — и сразу соглашается.

Я курю, стоя рядом. Амур — лежит у моих ног. Один тосненский «смельчак» подходит поближе.

Амур поднимает голову и подозрительно смотрит на него.

— Что же ты не пристрелил этого гада? — усмехается коллега. — Нам бы хлопот поменьше было. А то ведь вылечат, а он снова что-нибудь выкинет…

— Надо было тебе самому проявить инициативу, — говорю я. — Ты же мог вместе со мной и собакой влезть в окно и пристрелить его?

Амур вдруг поднимается.

— Сидеть! — приказываю я, и поворачиваюсь к советчику. — А я не бандит и не палач. Расстреливать душевнобольных — не моя профессия.

В машине Георгий Павлович молчит и хмурится. Потом вдруг, зло выругавшись, говорит:

— Видал деятелей?… В Ленинград звонят! Пусть, мол, псих постреляет, пока дураки с Литейного не приедут!

— Да черт с ними! — отвечаю я. — Хорошо хоть в Питер обратились, а не сразу в Интерпол…

Лангет в привокзальном ресторане

Утром 30 мая 1965 года я заступил на очередное дежурство по городу. Но не успел еще поставить Амура в вольер в первом, малом дворе Большого дома, как появился эксперт научно-технического отдела Эймар Генрихович Эзоп, весь обвешанный аппаратурой. И — вместо приветствия:

— Сергеич, едем в немецкую колонию, в Ломоносовский район. Там магазин грабанули…

Все на этом выезде сложилось на редкость удачно. Амур отличился, и через два часа грабители уже сидели в камере. А мы с Эймаром Генриховичем, развивая успех СРС, раскололи главаря шайки еще на тридцать (!) преступных эпизодов.

Окрыленные удачей, сели в «уазик» и направились в Бабигонский сельсовет, который прошлой ночью тоже подвергся нападению. Застаем там типичный разгром. Ящики письменного стола разворочены ломом. На полу — чистые бланки свидетельств о рождении и смерти, печати, штампы, документы, другие бумаги. Не оставили злоумышленники без внимания и магазин, расположенный в этом же доме: похищены продукты, спиртное.

За прилавком валялась на полу бумажная бобина от кассового аппарата. На двери кладовой были сорваны замки и накладки. Похоже, грабители не торопились, так как, вероятно, знали: пьяный сторож преспокойно почивает дома. Еще не протрезвев, он стоял, что-то бессмысленно бормоча, в толпе зевак.

Немаловажная деталь: в магазине была химловушка с «ментовской монетой». Ее ставили сотрудники Ломоносовского горотдела милиции. А штука вроде простая: обыкновенные монеты в небольшом ящичке, обсыпанные специальным порошком-красителем. Но, если хватануть их, на пальцах остается стойкий темно-красный цвет, по которому легко опознать преступника. Только в Бабигонском магазине побывали сведущие в воровском деле — химловушку они не тронули.

Выгуляв Амура, я попросил участкового, обслуживающего деревни Санино, Низино, Марьино, сопровождать меня при работе по следу, След Амур взял за прилавком, где запах сохраняется лучше из-за слабого проветривания.

Амур потянулся к выходу из магазина. Потом вышел на дорогу, ведущую к станции Новый Петергоф. Кинологу всегда интересно, куда поведет его сегодня СРС? Километра через три выяснилось: Амур намерен сводить меня в ресторан. Правда, привокзальный, но все равно лучше, чем в какой-нибудь грязный подвал или на чердак.

В зале ресторана светло, уютно. Амур довольно галантно обнюхивает посетителей. Я, придерживая поводок, иду чуть позади, стараясь не слишком пугать публику.

— Она жрать хочет! Прибежала сюда с ментами с голодухи! — неожиданно выкрикивает кто-то и припускает матом. Крик резанул меня по сердцу: краем глаза примечаю горлопана.

Амур, не обращая внимания на явное оскорбление, медленно продвигается между столиками. Впечатление такое, будто завсегдатай отыскивает знакомого, который пригласил его на ужин.

Самодовольный парень в сером костюмчике, лет двадцати, с маленькими глазками и татуировкой на правой руке сидел в середине зала, поглощая жареное мясо. И Амур, несказанно обрадованный встречей, тут же свалил его вместе со стулом. Виктор Осипов (а это был он) едва не подавился куском лангета. Из глаз его, должно быть, тоже «от радости», брызнули слезы. А может, стало жалко пиджака, за который крепко рванул хвостатый «приятель»?

Молодой и очень смышленый участковый (жаль, забыл его фамилию) — от меня ни на шаг. Указываю ему на Осипова: «К стенке!». Тот сразу же поставил любителя пожрать лицом к стене ресторана. Своими начищенными хромовыми сапогами заставил широко расставить ноги, обыскал, забрав документы и большой перочинный нож.

Мы с Амуром вышли из ресторана. Отстегнув поводок, снова даю команду «Ищи след!», пуская его в самостоятельный поиск. Амур прекрасно понял меня и принялся отыскивать «парный след», который длился из-за прилавка ограбленного магазина, где преступники вдвоем шарили в поисках коньяка и водки.

Случай не такой уж редкий, но всегда удивляющий: Амур поймал-таки и второй след. Снова, по его «приглашению», вхожу в зал ресторана, где сегодня по случаю воскресенья немало публики. При пашем появлении все затихают, внимательно наблюдая за происходящим.

Амур опять принялся не спеша обнюхивать клиентов. За столиком Осипова сидел еще один «молодец», съежившись, втянув голову в плечи, нервно шаркая дрожащими ногами. Схватив зубами за воротник, Амур и его опрокидывает на пол. Дальше все повторяется… Не доев свой лангет, Юрий Трофименко отправляется вслед за Осиповым к стене лицом и, после обыска, замирает там враскоряку.

В зале — гробовая тишина. Посетители даже перестали пить и закусывать. Оглянувшись, вместе с Амуром подхожу к столику, где сидит горлопан, встретивший нас матерком.

Командую: «Официант, ко мне!» Когда тот подлетает, приказываю:

— Рассчитайте этого мелкого хулигана.

Все выполняется махом. А участковый — прибавляет третьего задержанного к двум, стоящим у стены.

Подъехали Эймар Эзоп и начальник Ломоносовского УГРО Яковлев с двумя операми. Эймар Генрихович сияет, потирая руки: нашел в сельсовете и магазине «очень хорошие пальчики»…

— Ну, что, господа подонки! — говорит он, подходя к задержанным. — Теперь вас ожидает не ресторан, а высококалорийная баланда. Что поделаешь, уж коли воруете, нечего оставлять следы на земле! Ищите альтернативные способы передвижения…

«Спец» по социальной экологии

Порой розыскная собака, существо без речи и бюрократических инстинктов, выполняет некоторые обязанности, как сказали бы сегодня, социального эколога: обнаруживает негодяев и помогает изъять их из мира нормальных людей. Тем самым улучшая им бытовые условия, избавляя от стрессов.

12 августа 1965 года около часа ночи я с Амуром оказался во дворе дома № 59 по улице Народного Ополчения. За столом, где обычно мужчины резались вечерами в домино, одиноко сидел, положив голову на руки, человек средних лет. Уснул? Увы, навеки. Пиджака и обуви на нем не было. Рядом со скамейкой видны чьи-то следы.

Невдалеке, несмотря на поздний час, стояли человек десять — жители близлежащих домов. Спрашиваю у них, кто первым обнаружил труп, кто из них подходил к скамейке? Молчание. Повторяю вопрос… Наконец двое мужчин поясняют, что приняли сидевшего за пьяного и подошли к нему. Один начал его будить, но вскоре понял — надо звонить в милицию. Спрашиваю, видел ли кто-нибудь, когда с него снимали пиджак и ботинки? «Нет. Все пришли позже».

Обнаруживших труп прошу приблизиться на три метра. Даю понюхать Амуру видимые отпечатки подошв возле скамейки и командую: «След!»

— А ваша собака не покусает нас? — испуганно спросил мужчина в черном берете. — Ведь мы подходили к скамейке.

Похоже, он быстро сообразил, что к чему. Амур, взяв след, тут же попытался схватить зубами за пиджак его приятеля, а после новой команды «След!», обойдя вокруг стола, хотел наброситься и на него самого.

— А ведь права ваша собака! — не скрывает удивления «черный берет». — Я действительно обходил стол, рассматривая мертвого.

Мы с Амуром попали в трудное положение… Служебная собака не может задавать людям вопросы. Их должен задавать я, помочь ей.

Подумав, интересуюсь, какой у этих двоих размер обуви. Оказывается, у обоих — 43-й. С фонариком еще раз обшариваю землю вокруг скамейки. Мне повезло: чуть в стороне я нахожу хороший отпечаток с рисунчатой подошвой.

Понюхав его, Амур ведет опергруппу по улице Народного Ополчения. Миновали один дом, другой, третий… Наконец возле дома № 29 поводок ослабевает. Затем — снова натягивается, и вот мы стоим уже перед дверью квартиры.

Это коммуналка. На наш звонок отворяет женщина. Минуя се, Амур тянет пас к одной из комнат. Оперативники распахивают дверь…

В комнате двое пьяных мужчин. Вокруг — разгром, грязища.

— Где шмотки? — шагнул вперед милиционер.

В ответ — угрозы и мат. Прямой удар в челюсть — и матюжник в нокауте валится на кровать.

Амур бросается к другому, тот успевает закрыться грязным одеялом, от которого уже через мгновенье летят клочья…

Отзываю Амура. Мужчина, вмиг протрезвевший, весь мокрый, дрожащей рукой молча показывает на стенку. Там на гвозде висит темно-синий плащ и серый пиджак. Внизу стоят полуботинки. Вещи, снятые с трупа.

Выходим с Амуром из комнаты. В коридоре две пожилые женщины испуганно жмутся к стенке. И первый же вопрос, с надеждой:

— Теперь их посадят?

— Наверняка.

— Слава богу! На кухне ничего оставить нельзя. Воруют все, даже ложки! Входную дверь размолотили… А что в туалете творится? Водят пьяных мужиков, грязных баб. Потом, все измаранные, валяются на полу. Постоянные драки!

Стоим в прихожей. Из комнаты слышен голос оперативника:

— Ты знаешь, падла, что во время войны мародеров расстреливали на месте? Поганая морда! Загнать бы сейчас всю обойму в твой череп — и дело с концом! Колись, чей чемодан?!

Женщины благоговейно прислушиваются. Комментируют на свой лад:

— Давно надо было милиции к нам приехать и наподдавать им как следует!

Мародеров выводят. Багаж у них, как у солидных путешественников. Два новых чемодана… Новая вместительная спортивная сумка, еще куча всяких вещей. В отделении Кировского РОМ эти двое признаются в нескольких кражах и грабежах. Основная «специализация» — обирать подвыпивших и загулявших.

Возвращаемся в свой домик на Литейном, бижу рядом с шофером. Амур вальяжно развалился на заднем сиденье. Ну, чем не «спец» по коммунальной экологии? Обеспечил лет на пять спокойную жизнь в одной коммуналке и теперь отдыхает. Если бы не он, когда бы еще добрались до этих подонков…

Покаяние

Представьте Великую ночь под Рождество. Уже запели певчие «Христос вокресе из мертвых…» Уже зазвонили колокола во всех питерских церквах. И под этот радостный звон из всех щелей, нор-офисов и квартир повыползали нарушители законов божьих и человеческих, преступники и мошенники всякого рода и звания…

Куда спешат они? В храм? Вовсе нет! Потянуло их в ближайшие отделения милиции. Покаяться в преступлениях. Поскорее оформить явку с повинной.

Такого не будет, скажете вы, и вряд ли ошибетесь. Однако у большого мечтателя Аркадия Аверченко «Рассказ о колоколе», чей звон пробуждает в людях совесть и зовет добровольно покаяться, есть. Прекрасный рассказ!

А вспомнил я его в связи с происшествием, случившимся в нашем городе в канун иной «великой» ночи — 6 ноября 1965 года. За этим днем, если помните еще, неизбежно следовала очень великая и очень красная дата.

В милицию позвонили из храма. Только не в колокол, а по телефону, стоявшему за алтарем. И сообщили отнюдь не о массовом Покаянии:

— Взломана дверь в Дмитриевско-Коломяжской церкви. Похищено церковное вино и храмовые деньги.

Наша дорога к этому храму начиналась возле Большого дома. В видавшей виды полуторке шофер Иван Беляев, эксперт Валентина Бутакова и я с Амуром, тарахтя, въезжаем в Коломяги. Вот и Никитинская улица. Издали видна небольшая церковь. Ее венчает кокошник с крестом, вокруг которого маленькие главки. Над входом — одноярусная колокольня со шпилем. Нам машет Борис Иванов, старший оперуполномоченный 36-го отделения. Тоже только что приехал.

У входа в храм нас встречает сухощавый, низенький священник, представительный дьякон и один «штатский» средних лет — церковный староста.

После короткого разговора с ними каждый из опергруппы начинает заниматься своим делом. Теперь мы знаем: грабители покусились на церковь Святого Великомученика Дмитрия Солунского. Оттого она и называется Дмитриевской. Построена еще в начале века на средства прихожан.

Пока Амур сидит в салоне полуторки, я осматриваю храм. Хочу понять, откуда лучше запустить СРС по следу. В помещении за алтарем сломаны замки в двух шкафах. Из них злоумышленники забрали шесть бутылок кагора. На полу — одежда, журналы, книги. Все раскидано варварски — должно быть, искали еще вина. Амуру есть за что зацепиться…

Валя Бутакова, отыскивая отпечатки пальцев на дверях, скобах и засове, возится у главного входа. Двери довольно хлипкие, изрядно расшатаны. Состояние их чем-то напоминает нашу полуторку-«линейку» с небрежной надписью «милиция» на борту. Какой только халтурщик ее делал? Дверь в церковь двухстворчатая. Изнутри запирается на деревянный засов. Но щель между створками такая, что преступники легко перепилили засов обыкновенной ножовкой.

Борис Иванов опрашивает служителей культа. Записывает фамилии, адреса, показания для протокола. Тем временем я осматриваю подставки — на них были украденные копилки. Это простые деревянные столбики с небольшими столешницами. Пожалуй, отсюда и начнем. Я выхожу на крыльцо.

— Слышишь, Валя, — говорю Бутаковой. — Ночные посетители основательно пошуровали за алтарем. Там тебе может повезти! А вот отсюда, — показываю ей, — мы пойдем с Амуром, смотри не наследи…

Цепляю следовой поводок, скрученный «колбаской», за кольцо ошейника и вывожу Амура из салона «линейки». Даю ему выгуляться и подышать свежим воздухом несколько минут. И мы входим в церковь. Едва добираемся до середины, как слышится чей-то крик:

— Стойте! Остановитесь! Нельзя в храм с собакой! Сейчас же уходите!

Громче всех кричит староста. Все трое тут же начинают креститься, налагал кресты и на меня с Амуром.

Я, естественно, остановился. В это время из-за алтаря, обрабатывая светлые пятна сажей, а темные — порошком алюминия, вышла Бутакова. Ее появление в алтаре вызвало у священнослужителей настоящий столбняк. Опомнившись, они закричали уже хором: «Уходите с алтаря! Женщинам нельзя! Вы осквернили наш храм!»

Борис Иванов, надеясь их успокоить, пускает в ход дипломатию:

— Вы только не волнуйтесь, товарищи попы! Сейчас собака возьмет след и мы уйдем, испаримся. И никому ничего не скажем.

— А Богу?! — возопил батюшка. — Что я, перед ликом Господним лгать буду?

Было очень стыдно, особенно за себя. Я постарше и поопытней моих товарищей, а вот о том, что в церковь нельзя заходить с собакой, а женщинам появляться в алтаре, не имел ни малейшего понятия.

Да и откуда?… В Улан-Удэ, в первом классе, за месяц до масленицы учителя велели всем нам принести из дома церковные книги и иконы. Нас построили во дворе школы, где комсомольцы уже разожгли большой костер. Хором дружно вслед за учителями мы кричим: «Религия — дурман народа! Долой попов и лам! Смерть классовым врагам!» И под эти лозунги, смысл которых большинству из нас по малолетству непонятен, поклассно кидаем книги, свитки и иконы в костер.

Прямо передо мной корчится в огне старинный фолиант в кожаном переплете с красивыми бронзовыми, а может, и позолоченными застежками. Мне так хотелось вытащить его из огня и унести. Но комсомольцы, взятыми по случаю из соседней городской бани кочергами, все подправляли «дрова». Подцепили они кочергой и книгу с застежками и бросили в середину костра. Потом молодая учительница повела нас, первоклашек, к церкви и мы, стоя у ограды, дружно по команде вновь выкрикивали антирелигиозные лозунги, швыряли в старушек снежки и палки…

Выходит, не зря меня попросили из храма. Но все равно искать преступников надо. Я медленно начал обходить здание, присматриваясь к мельчайшим деталям и под одним из окон отыскал на цоколе след скольжения обуви. Под другим — то же, а земля притоптана. Значит выкрутимся: отсюда можно запустить СРС, не нарушая церковных канонов.

Я вернулся к главному входу, спеша обрадовать Иванова и Бутакову, а они сообщили малоприятную новость. Потерпевшие отказались от своей заявки о краже и будут вынуждены доложить о происшедшем высшим церковным властям и просить их о переосвящении храма. Что ж, впредь нам наука!

…По следу Амур, изгнанный из храма, нашел на удивление весело. Словно намекал: наши отношения с богами и их наместниками его мало волнуют. Его предназначение, пусть и с моей малой помощью, — искать нарушающих заповеди.

Сначала он обнаружил опорожненные церковные копилки, ножовку и приставную лестницу. Потом вывел меня и сопровождавшего нас милиционера к интернату для «трудных» подростков на улице Аккуратова. Здесь возле забора отыскал три пустые бутылки 0,75 литра из под «Кагора». А еще через несколько минут выкопал три начатые бутылки, забросанные ветками и палой листвой.

Если богу было угодно покарать злоумышленников — Амур сделал все, чтобы их отыскать. Нам оставалось только пройти на территорию интерната и установить их имена. Но даже этого не потребовалось: троица, обокравшая Дмитриевско-Коломяжскую церковь, уже была по причине сильного опьянения посажена директором интерната в изолятор…

Он позвонил, и два молодых воспитателя привели их. Мальчишки: тринадцать, четырнадцать, пятнадцать лет. Шалые глаза, красные от церковного вина лица. Не боятся, наверное, ни бога, ни черта… Но наша милицейская форма, и особенно Амур, их явно смутили. Они без всякого приказа встали у стены, будто приговоренные…

Хотя я и передал акт о применении СРС с тремя фамилиями Борису Иванову, уголовное дело не возбуждалось. Ведь священник, прошедший, как мне сказали, за веру через Воркутлаг, отказался от заявления о краже… Так Амур не только припер к стене юных грешников, но и уберег от кары, в этот раз.

Спасло ли это их в будущем от уготованной большинству питомцев интерната ходки в зону? Заставило ли раскаяться в содеянном? Не знаю.

Дай-то бог!

КОРТЕС ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ 

Школьная история

Овчарка Кортес-Кагор — четвертая и последняя моя розыскная собака.

Кому пришло в голову добавить к традиционной кличке название популярного некогда напитка — не знаю. Приобрели Кортеса через городской клуб и закрепили за молодым проводником Василием Кузнецовым.

Но характеры кинолога и Кортеса не совпали. Для такой серьезной собаки Василий оказался слабоват. Кортес-Кагор несколько раз набрасывался на него. И спасал кинолога только «глухой» намордник на пасти пса.

В питомнике знали, что Кузнецов не ладит со своей деревенской тещей и подшучивали:

— Тебе, Вася, только любимую тещу дрессировать!

— Погоняй-ка ее через двухметровый забор, по лестнице и в лабиринте.

— Только не снимай с нее намордник, пока она не отвыкнет от своих скобарских привычек…

Шутки шутками, но было очевидно: Кузнецов боится своей собаки. И как идти с ней на происшествие, если у него перед встречей с Кортесом лоб мокрый от страха?…

Начальник питомника Никифор Федорович Горбачев не сразу нашел выход. Поначалу хотел передать Кортеса за его сверхзлобу в охранный милицейский дивизион, сторожить городскую водопроводную станцию. Но потом вдруг круто поменял решение, и отдал приказ — закрепить Кортеса за мной. В придачу к уже числившемуся за мной Амуру… Хороший психолог, Горбачев, тем самым основательно задел мое профессиональное самолюбие.

И вот я знакомлюсь с Кортес-Кагором… Средних размеров двухлетний кобель, светломастный, в холке — 63 сантиметра. Нервная система, как говорится, будь здоров, вполне сформировавшийся характер. Недостатки — чрезмерное упрямство и сверхзлоба. Но недостатки ли это в нашем деле? Я, например, очень ценю злобных, отважных собак. Такие крайне надежны в розыскной работе, особенно при задержании вооруженных преступников. Кортес-Кагор совершенно не обращал внимания на выстрелы. Продолжал работу, как будто это всего лишь комариный писк… С таким четвероногим сыщиком стоило подружиться.

Кузнецов был рад, когда от него забрали Кортес-Кагора. Он получил взамен молодую собаку с покладистым характером и приступил к ее дрессировке. Я же узнавал новые подробности биографии Кортес-Кагора. Ничего обнадеживающего там не было. И наш ветврач. Кирилл Иванович Мелузов, открыл мне одну тайну. Кортес-Кагор, оказывается откусил указательный палец своей прежней хозяйке. И лишь быстрая и квалифицированная хирургическая помощь спасла ее от пожизненного увечья.

Так началась у меня «веселая» жизнь. Заступая на дежурство в Большом доме, я выезжал на происшествия с Амуром. А когда дежурил в питомнике — занимался дрессировкой Кортеса.

Однако, прежде чем приступить к ней, я вопросил вожатых собак и всех, кто будет дежурить в мое отсутствие, три дня не давать Кортесу пищи. Ставить только бачок с водой. А чтоб не позабыли — вешаю на вольер броское объявление: «Не кормить! Балдаев». Кортес, будто прочитав его, злобно рычит на меня, оскалив зубы, бросается на сетку…

На четвертый день впервые снова подхожу к вольеру.

— Здравствуй, Кортес-Кагор! — говорю ласково. И проталкиваю через сетку кусочек мяса. Даю ему обнюхать себя, повторяю: «Хорошо, Кортес, хорошо!».

Потом оставляю его в покое. Возвращаюсь минут через пятнадцать. Снова даю небольшие кусочки мяса и еще сахара. И всякий раз повторяю одно слово: «Хорошо!»

Для вечерней кормежки у меня целый план. Сначала кидаю через ограждение в дальний угол, к лазу в зимник, кусочек мяса. Кортес устремляется к нему. В этот момент я распахиваю дверь и ставлю на землю кастрюлю с ужином. Когда Кортес бросается к пей. дверь уже на запоре. Мой изголодавшийся ученик не просто ест свою похлебку, а буквально «молотит».

Чтобы забрать пустую кастрюлю, использую тот же прием, только на этот раз бросаю в вольер кусок сахара. Не избалованный лакомствами Кортес поддается искушению. Снова успеваю открыть дверь и забираю кастрюлю. Несу ее на кухню, как трофей. В общем, итогом первого дня общения с Кортесом я был доволен.

На другой день беру глухой намордник, по сути кожаный стакан с тонкими прорезями для воздуха, и кладу туда несколько кусочков мяса. Подношу его к сетке. Кортес тут как тут — уж очень вкусный запах…

Ну, была не была! Ведь когда-то это все равно придется сделать. Я осторожно приоткрываю дверь. Кортес тянется за лакомством и сует морду в «стакан», чтобы добраться до него… Кажется, получилось. Быстро закрепляю лямки намордника на шее моего строптивого ученика и захожу в вольер. Через отверстия проталкиваю в пасть тонкие, как карандаш, кусочки мяса. Кортесу это занятие по нраву. Он им увлечен, а я тем временем прикрепляю поводок:

— Ну что, Кортес, прогуляемся?

И мы действительно вместе выходим из вольера. Я поглаживаю его и повторяю: «Кортес, хорошо… Хорошо, Кортес, хорошо…» Встречные удивленно вскидывают брови. Неожиданно возникает Кузнецов. Бросает на меня взгляд, как на самоубийцу, и по моему взмаху мгновенно исчезает. А мы идем по питомнику. Вот уже миновали тренировочную площадку. Приближаемся к выходу. Неизвестно, что он выкинет в следующую минуту, но пока мой свирепый ученик мирно трусит впереди. И поводок у меня в руке…

Теперь Кортес знает: в глухом наморднике всегда есть мясо. И охотно сует в него морду. Это повторяется изо дня в день. Но я не расслабляюсь. Нахожу на складе электрошоковый аппаратик. И, выводя Кортеса на занятия, надеваю ему ошейник с контактами. На всякий случай.

Дней через десять замечаю маленькие новшества. При моем появлении Кортес начинает чуть помахивать хвостом. Узнает, значит, и даже здоровается. Хороший признак. По сравнению с трехнедельной кузнецовской эпохой — явный прогресс. Тот надевал ему аж металлический намордник, запихивая внутрь, по моему совету, сушеное мясо. Только вкусная приманка почему-то не помогала: Кортес буйствовал. А наказывать его неопытный кинолог не решался. Боялся вызвать бурное озлобление.

А мы приступаем уже к изучению команд (до этого мой предшественник так и не добрался). Начинаем с простейшего — «Сидеть!» Погуляем немного, побегаем и снова — «Сидеть!» Кортес команду выполняет. Не слишком охотно, но все же… И получает награду.

Еще немного погуляли. Опять «Сидеть!» И тут он бросается на меня! «Электрошок» с батарейкой в противогазной сумке висит у меня на правом боку: провода, прикрепленные к поводку, выведены на контакты ошейника, но, честно говоря, я не ожидал броска, думал, мы уже прошли стадию, когда такое может случиться. Прикрыв лицо локтем, успеваю все же нажать вторую кнопку. Кортес, ошарашенно подпрыгнув, с перекошенной мордой отскакивает от меня…

Вот так подружились! Теперь я точно знаю: не скоро он будет настоящим сыщиком, как Шафран или Амур. У него полно еще завихрений в башке.

Первое его нападение настраивает меня на жесткий курс. Меняю батарею в аппарате, и при следующем его броске нажимаю уже четвертую кнопку. Эта посильней. Извини, но коли ты хочешь сделать мне больно — придется сделать больно тебе… Но включаю не сразу. Даю шанс опомниться. Одну-две секунды. Резко угрожающе командую «Фу!» Но Кортесу очень хочется съездить мне лапой по лицу. И «четверка» снова идет в ход. Такие стычки повторяются восемь или девять раз. И каждый раз, когда он получает порцию тока, в глазах у него боль и недоумение… Увы, «шуточки» не проходят.

В итоге команду «Фу!» он-таки усваивает, и тогда происходит коренной перелом в наших отношениях. От лихой игры необузданных инстинктов пора перейти к серьезному сотрудничеству.

Однако аппарат с батареей пока не снимаю. Когда не действует ласка и лакомство — приходится снова обращаться к нему.

Кортес оказывается большим любителем подбирать с земли кости с мясом. Наверное, этим грешат все собаки. Однако собаке-сыщику такое не только не к лицу, т. е. к морде, но и по службе не положено, просто опасно. А если сочную косточку с мышьяком подбросит преступник? Получив два или три удара электрошоком, Кортес перестает подбирать мясо и кости где попало. Почувствовав на своей шкуре, что со мной шутки плохи, начинает четко выполнять команды, хорошо реагируя на интонацию моего голоса и жесты. Друзья-кинологи шутят: «В матче Балдаев-Кузнецов счет 1:0».

Вскоре замечаю один любопытный штрих.

Этот своенравный Кортес работает с радостью. И одновременно — с каким-то суровым старанием. Совместимо ли это? Только ли страх перед загадочным наказанием порождает его рвение, или он действительно почувствовал во мне хозяина? Но в любом случае это заслуживает поддержки и благодарности. После «уроков» глажу его по голове, как примерного ученика. Щекочу за ушами, потчую мясом и сахаром. И, наконец, произношу самое приятное для СРС, вечно находящейся в напряжении, «под командой» (как солдат «под ружьем»), долгожданное — «Гуляй!»

Медленно, шаг за шагом, движемся вперед. У Кортеса вырабатывается выдержка. Появляется вполне приемлемая дифференциация: по команде он быстро переключается с одной реакции на другую. На это уходит порядочно времени и терпения, по результат очевиден. С каждым днем все заметнее успехи в выборке «вещи с вещи». Твердую пятерку могу уже поставить за «выборку человека с вещи и со следа». Вообще, к моей радости, как оперативника, он очень заинтересованно работает по команде «След!». Значит, живет в его собачьей душе природный сыщик. А ведь могли с таким, еще нераскрытым даром, запихать «вахтером» на водопроводную станцию… И такая участь была ему уготована. Поскольку просто обожает наброситься на злоумышленника. Вернее, пока лишь на кого-то из моих помощников, прокладывающих след…

Причем на задержание идет с большим азартом, со всей своей неуемной злобой и мощной хваткой. Я научил его приему, которого нет в обязательном курсе. Передними лапами обхватывать ноги задержанного, как клещами. Затем — удар грудью и головой. И преступник повален на землю. Кортес-Кагор отлично овладевает и этим приемом.

Однажды опять ловлю себя на мысли: Кортес не просто старательно выполняет мои команды, он делает это весело. Значит, не страх движет им. А это — победа! Мой необъявленный поединок с предшественником, поединок с собственным самолюбием близок к завершению. Можно подвести кое-какие итоги.

Главное, чего удалось добиться — полное доверие. Исключительно ко мне. А для СРС это — первый закон. Ко всем остальным он стал еще более нетерпимым. Теперь Кортес ждет моего появления по утрам, весьма приветлив и даже ласкается. Наш курс обучения был довольно долгим. Как-никак — восемь месяцев. Вдвое больше, чем ушло на подготовку Амура.

Наконец, настает день, когда я решаю выехать с Кортесом на происшествие. Пусть небольшое, и выезд по сути пробный. Но пора ему начинать. Задачка почти из учебника физики: «Если в школьном физкабинете вечером стоял кинопроектор стоимостью 400 рублей, а к утру он испарился, то каким образом это могло произойти? Кортес-Кагор, к доске!» Показываю экзаменующемуся след от скольжения обуви на стене под окном первого этажа. Кортес встает на задние лапы и тщательно обнюхивает его. Вид у него при этом почти как у мистера Холмса. Не хватает лишь толстой линзы на длинной ручке в лапах и трубки в зубах.

Никаких особых подвигов он в этот день не совершил. Но запись в моем журнале все-таки осталась: «С помощью СРС Кортес-Кагора опергруппой задержан ученик восьмого класса этой же школы Сергей Е. Расследование ведет оперуполномоченный Василеостровского РОМ тов. Школьников…»

Первую свою задачу мой ученик решил успешно. И никто уже не мог сказать, что он годен лишь на то, чтобы облаивать случайных Прохожих у ворот… Так началась карьера этого великолепного сыщика.

Встреча на поле боя

Пока шла дрессировка Кортес-Кагора, на происшествия я выезжал с Амуром. Мне показалось — мои Амур и мой Кортес испытывают чувство ревности. Они всегда очень внимательно обнюхивали меня, улавливая незримое присутствие друг друга. Но через некоторое время привыкли, признали — у них общий друг, хозяин и дрессировщик.

Только продлилось это недолго. В мае 1966 года какой-то злоумышленник отравил в Выборге Ральфа — служебно-розыскную собаку проводника-кинолога Лазурова. Овчарка страшно мучилась. Кирилл Иванович выехал туда сразу же после телефонного сообщения. Однако спасти собаку не удалось.

«Вынужден тебя раскулачить», — предупредил меня вскоре Никифор Федорович. Я был уверен — речь о Кортес-Кагоре. Я ведь и получил-то его как добавку. Но я ошибся. Решено было отобрать у меня моего любимца — Амура!

Дня три я ходил сам не свой. А тут еще прикатил из Выборга Лазуров. Увидел меня — просиял. И я бы сиял, если бы мне предложили такую собаку. Обещал поставить коньяк. Я его послал.

Горбачев меня успокаивал: «Данцик Сергеевич, у Лазурова нет опыта дрессировки. Быстро и хорошо новую СРС ему не подготовить. Можно было бы ему передать Кортес-Кагора. Но ты же лучше меня знаешь, какой у него характер… Уживутся ли они?…» Он был прав.

Расставался я с Амуром с болью в сердце. Потом с полгода видел его чуть ли не каждый день во сне. Сколько вместе пережито… Сколько преступлений раскрыто…

А действительно, сколько?

В рабочем журнале у меня хранится отчет только за 1965 год. Выездов на место происшествий — 82. Амур вступал в дело, т. е. применялся по следу — 56 раз. Обыскивал местность — 22 раза. Конвоировал преступников — 12. Делал выборку человека с вещи — 11 раз. К уголовной ответственности привлечено задержанных нами преступников — 30. Возвращено имущества потерпевшим гражданам на сумму 2484 рубля, привлечено за мелкое хулиганство — 21. Привлечено к административной ответственности — 58. Возбуждено уголовных дел — 22. Общий срок заключения, полученный задержанными Амуром преступниками — 126 лет. Тогда считалось, что каждый зэк за свой рабочий день дает государству прибыль а среднем — 12 рублей. Отбросим отказников, дни болезни и отдыха. Тогда за 245 рабочих дней 30 «амуровских» зека принесут доход — 88200 рублей. А за 126 лет — 10 636 920 рублей.

Да что там цифры!.. Скучал я без него, и он без меня. Вести доходили. Только Амур — это не Кортес. И Лазуров в течение двух недель нашел к нему подход. Но первая неделя была для моего преемника, по его словам, сущим адом. Амур только неподвижно сидел в вольере и отказывался от еды. Хотя по своей натуре был очень подвижным и обжористым.

* * *

…Побег военнослужащего, да еще с автоматом, в те времена — супер-ЧП. Это случилось в ночь на 2-е июля 1966 года под Выборгом. Военные перекрывают дороги, патрулируют станции и полустанки.

Утром с Литейного выезжает и наша группа. Возглавляет ее Борис Сафронкин, капитан милиции, замначальника областного уголовного розыска. Состав: четыре опера и Кортес-Кагор. В машине есть даже рация.

Доезжаем до поста ГАИ у реки Рощинка. Новостей нет. Повернув направо, снова двигаемся по шоссе в сторону Выборга. Вскоре получаем сообщение по рации. Местные жители видели человека с автоматом где-то между речушками Дреша и Черкасовка. В этот район, площадью примерно 15 кв. километров, уже направляются опергруппы Выборгского райотдела внутренних дел и военные для прочесывания местности.

Мы тоже устремляемся туда. Прибыв на место, подключаемся к прочесыванию. Я иду впереди, с Кортесом на следовом поводке. Минут через двадцать сквозь редкий лес вижу, как навстречу появляется группа сотрудников милиции. А в ней — человек с овчаркой…

И эта овчарка вдруг завиляла хвостом и рванулась ко мне. Словно нашла того, кого все здесь ищут… Она подпрыгивает на передних лапах, радостно повизгивает. «Не забыл все же меня!» Даже сердце защемило. Конечно, это был мой старый, надежный Амур…

Кортес мгновенно насторожился. Шерсть на его загривке вздыбилась. Ревнует новый свирепый помощник или решил, будто чужая собака приняла меня за дезертира? Того, что ищут военные, ищет милиция…

Машу рукой Лазурову: «Отходи в сторону! А то наши друзья еще сцепятся!» Он уже сам вое понял и натягивает поводок с рвущимся ко мне Амуром. Вот-вот, брат, служба! Не постоишь и не повспоминаешь былое…

Теперь движемся метрах в двухстах друг от друга. За нами — оперативники. Лес болотистый, с зарослями кустарника. Пересекаем два ржавых ручейка, выходим к шоссе, у Поцелуевой горы. У обочины бронетранспортер с крупнокалиберными пулеметами и взвод солдат. Метрах в трехстах — еще взвод.

Район поиска сужается практически до одного километра. Я и Лазуров без слов ощущаем вдруг, что сейчас и Амур, и Кортес-Кагор не то на экзамене, не то на соревнованиях? Похоже, и наши СРС это понимают. Верхним чутьем по встречному ветру Кортес обнаруживает что-то на Поцелуевой горе. Двенадцатиметровый поводок натянулся. Короткий взгляд в сторону Лазурова. Амур тоже тащит своего проводника к горе. Это происходит почти одновременно. Сомнений нет — там прячется человек. Обе служебно-розыскные собаки обнаружили это почти секунда в секунду.

Поцелуева гора — на самом деле небольшая возвышенность, густо поросшая лесом и кустарником. Отправлять туда собаку одну — опасно. Разгорается спор с подошедшей группой. У всех наизготовке пистолеты Макарова.

— Пускайте собаку, что ей будет! — настаивает один из молодых оперов.

— Если дезертир там и у него АКМ, — резко говорю я, — то он сначала перестреляет наших собак, а потом и нас, с этими «пукалками».

Меня поддерживает Сафронкин:

— Зачем мы будем таких классных собак гробить, — замечает он. — Горушка не крутая. Есть бронетранспортер, есть пулеметы. Начнет бегун стрелять — колеса БТР сделают из него кровавую лепешку.

К нам подходит воинская патрульная группа. Шесть человек с офицером. Сафронкин сообщает ему о своем решении. Старший лейтенант дает солдатам команду рассредоточиться и посылает одного к бронетранспортеру.

Посыльный не успевает добежать, когда мы с Лазуровым, выдвинувшись вперед со своими СРС, замечаем, как на высотке вдруг, раздвинулись кусты. На опушке появляется паренек с автоматом. Готовимся к худшему, беря его на прицел. Но он отбрасывает оружие в сторону, поднимает руки вверх.

Приближаемся к нему. Он затравленно смотрит на Амура и Кортеса. Потом неожиданно говорит:

— Мужики, закурить не найдется? Сигареты все сосмолил…

Я достаю пачку и выталкиваю сигарету. Стоящий чуть поодаль Лазуров с Амуром бросает на меня осуждающий взгляд. Пользуясь правом старшего, я предупреждаю его упрек:

— Мы с тобой свое дело сделали. А с этим безусым первогодком пусть разбираются его командиры.

Виктор, так зовут дезертира, жадно курит, когда подбегает офицер с солдатами. Они забирают автомат и ведут Виктора к бронетранспортеру. Мы тоже выходим на шоссе, где тоже закуриваем с выборжанами и военными. Потом прощаемся. БТР с солдатами и машина районной опергруппы, где Лазуров с Амуром, едут к Выборгу. А мы с Кортесом направляемся в Питер…

Было приятно, что Амур попал в хорошие руки. Лазуров мне понравился, как человек и кинолог. Безупречно порядочный и отважный от природы. Мы еще встретимся не раз, по только в питомнике. Не раз он поблагодарят меня за Амура, будет приглашать в гости, в любимый Выборг. Жаль, что побывать у него мне так и не удалось.

Дезертира-первогодка Виктора Лапунова судил военный трибунал. Свой побег он объяснил разгулом дедовщины и издевательствами, которые были обычным делом в этой воинской части.

Для меня выезд памятен прежде всего встречей с Амуром. И еще — первой и единственной совместной работой двух подготовленных мною четвероногих сыщиков. Мне не было за них стыдно…

На своей земле

«Неужели не было ошибок, промахов, неудач?» — наверняка подумает дотошный читатель. Увы, были. Не раз отчет о выезде на происшествие можно было закончить хотя бы так: «Шафран потерял след» или «Кортес-Кагор потерял след». Забывается такое не скоро.

Итак, Кортес-Кагор потерял след… В моем рабочем журнале за 13 сентября 1967 года несколько дипломатично сказано: «СРС вывела опергруппу на пр. Героев и у д. 7 работу прекратила». Прочитав это, можно подумать: Кортес устроил забастовку?…

Поначалу все шло штатно. От теннисного корта на Трамвайном проспекте, д. 14, где обнаружили убитого, Кортес вывел нас к дому № 26. Шел он медленно, тщательно принюхивался, делая зигзаги по асфальту в два-три и четыре метра. За нами, чуть поодаль, следовал начальник 14-го отделения милиции Кировского РОМ Илья Котоман и пара его оперов. Илья Семенович — профессионал высшего класса, прекрасно владевший оперативной обстановкой на «своей земле».

Выходим на проспект Героев. Кортес несколько обеспокоен. У дома № 7 останавливается. Потом начинает ходить кругами, зигзагами — на всю длину двенадцатиметрового следового поводка. Безрезультатно. Нужный запах пропал. Исчез, растворился, затерялся, забился в какую-то щель, или перебит другими — более сильными.

След утрачен. Отстегиваю ко всем чертям поводок. Пускаю Кортеса в свободный поиск. Но вскоре он с виноватым видом возвращается ко мне, садится напротив и начинает скулить, как бы оправдываясь: «Город такой большой. А нос у меня такой маленький…»

Илья Семенович сочувственно наблюдает, как Кортес ищет потерянный след и скулит, признаваясь в бессилии что-либо сделать. Котоман подходит к нам. Но выглядит вовсе не удрученным.

— Кажется, я знаю, кто замочил этого мужика, — неожиданно говорит он. — Есть в этом доме один прохиндей, подучетник… Проверим?

Впятером поднимаемся на третий этаж. Открывшая нам женщина, словно обрадована:

— Вы к нему! — и показывает дверь в конце коридора.

Входим в комнату. По стенам кляксы, точки и запятые от раздавленных клопов. На столе немытые тарелки и пустые бутылки… Замка в дверях нет. Болтается плохо прикрепленная ручка. На кровати спит пьяный. Это и есть ранее судимый Цыганов. Капитан, схватив его за руку, поднимает с грязной постели, приказывает одеваться.

Цыганов, сидя на кровати с ботинками в руках и ошалело глядя на нас, пошатываясь, мычит:

— Начальник, а у тебя от прокурора на арест… есть бумага? Чтобы, значит, меня… забарабать в твою лягавку?

— Сюда сам прокурор пожаловал, — усмехается Илья Семенович и обращается ко мне: — Товарищ Балдаев, подойдите, пожалуйста, к этому вшиварю зачуханному с уважаемым товарищем прокурором!

Вместе с Кортесом прохожу от двери к кровати, где сидит Цыганов.

— Вам помочь обуться? — спрашиваю его как можно более вежливо, склонившись в полупоклоне. — Наш «прокурор» за пять секунд натянет на вас башмаки, и зашнурует. Он у нас большой специалист в этом деле!

Кортес, уставившись на Цыганова, предупредительно рычит, показывая клыки. Цыганов, уже чуть более осмысленно глядя на него, начал медленно натягивать ботинок…

Через неделю, в мое дежурство, Илья Семенович звонит в Большой дом и поздравляет нас с Кортесом: Цыганов раскололся, назвал еще трех дружков, один из них живет в доме № 26 по Трамвайному проспекту, куда и привел нас поначалу Кортес. У него найден нож, которым было совершено убийство на корте.

Почему же так трудно было работать Кортесу в тот вечер? Дело в том, что после убийства все четверо заходили в дом № 26. Кортес-Кагор взял след группы, вычленил запах Цыганова и привел нас к его дому. Но по какой причине он потерял там след? Это так и осталось для меня загадкой…

Две фуражки

…Я не удивляюсь, когда капитан Борис Иванов вынимает из оперативной кобуры пистолет, хотя ночная дорога через совхоз «Пригородный» безлюдна. Затем — он дает команду Ильюшенко: «Достать оружие, загнать патрон в патронник и поставить пистолет на предохранитель». Капитан понимает, от кого сейчас зависит, отыщем ли мы подонка, нанесшего ножом удар в живот припозднившемуся прохожему? Это зависит только от четкой и спокойной работы Кортес-Кагора. И готов отойти на вторую роль — роль телохранителя четырехлапого сыщика.

Двигаемся мимо садовых участков молча. Но, я думаю, Борис вспомнил одну январскую ночь…

Девять километров шли мы тогда за Амуром по следу преступников, что совершили крупную кражу на предприятии. В поселке Каменка — из двора неожиданно выскочила собака и бросилась на Амура. Иванову пришлось ее застрелить. Иначе после стычки СРС было бы уже не до следа. Та же история — в Шувалове: выстрел… и мы продолжаем путь.

Не гуманно! Да, конечно. Но на всю жизнь запомнил я и другую ночь. Тогда вел нас по следу убийцы Шафран. И снова большой рыжий пес вылетел из-под забора и вцепился Шафрану в шею. От укуса находящуюся «при исполнении» СРС спас только толстый широкий ошейник. Я выстрелил псу в лопатку, оперативники — двумя выстрелами в голову прикончили агрессивную русскую гончую. Немного замешкавшись после нападения, Шафран по моей команде снова отыскал неуловимый, недоступный человеческим органам след. И через полтора километра подвел нас к обыкновенному, похожему на другие, стогу сена. Там и прятался убийца, недавно выпущенный из колонии.

Стрелял я в таких ситуациях не раз. Стрелял с нелегким сердцем. Но разве есть выбор? Вот что, к примеру, важнее: обезвредить двух мерзавцев, изнасиловавших школьницу в Смольнинском районе или потратить драгоценное время, вежливо отгоняя от Амура драчливую дворнягу?

…Кортес уверенно идет по следу. И выводит нас в поселок Каменка.

Третий час ночи, 14 октября 1967 года. Отправной точкой нашего движения стал перекресток улиц 2-я Никитинская и Главная в Коломягах. Закончится же оно, похоже, в воинской части. Это не было неожиданностью. На месте происшествия Кортес, пущенный на обыск местности, принес мне две фуражки с голубыми околышами. Внутри их капитан Иванов обнаружил инициалы владельцев, начертанные химическим карандашом.

Как только Кортес выбирается на грунтовую дорогу, я, по просьбе Бориса, отпускаю собаку с поводка. Даю команду: «тише!», чтобы показать молодому милиционеру Ильюшенко высший класс работы СРС. Кортес быстро приноравливается к скорости нашего движения. Даже останавливается метрах в тридцати и снисходительно поджидает.

Преступники махнули через забор, а мы идем к КПП. Там дежурят прапорщик и сержант. У сержанта вместо сапог на ногах старенькие кеды. Кобура у прапорщика болтается ниже ширинки. Форма измята, ворот распахнут. Красновато-синюшная физиономия делает его похожим на ханыгу-пропойцу, с которыми, увы, нередко приходится иметь дело.

— Вызовите нам дежурного по части, — обращается к нему капитан Иванов.

Прапорщик Рыбешников принимается звонить по телефону. Ему не отвечают. Он снова звонит. Идет уже пятый час утра, когда появляется наконец лейтенант. Форма изжевана. Сапоги в гармошку, как у деревенского гармониста, давно не видели обувного крема.

— Что вам здесь надо? — с порога заводится он. — Шляются по ночам! Да еще с собакой на привязи!

Ильюшенко еще недавно служил в конвойных войсках. Позднее, уже в 36-м отделении, он говорил мне: «Если бы не летная форма, я бы подумал, что это зачухованный зек-поднарник. Ну и морды у них! Только в бараке держать. Где-нибудь на дальняке, в тайге или тундре. Вот это «войско»!

Телефон у них тоже барахлит. Борис едва дозванивается в отделение. Сообщает, где мы находимся, и просит дать телефонограмму в прокуратуру ЛенВО. Чванливого дежурного по части очень обеспокоил этот звонок. Почувствовав это, Борис говорит:

— Раз сами не хотите помочь, вызовите командира части.

— Наш командир в отпуске, — отвечает лейтенант.

— Тогда вызовите кого-нибудь из заместителей!

Дежурный не спешит. Он и прапорщик с сержантом все посматривают на две фуражки у меня в руке. Собираясь выгулять Кортеса, я на всякий случай связываю их узким сыромятным ремешком, что ношу в кармане вместо наручников.

— Где вы их нашли? Зачем они вам? — спрашивает меня прапорщик.

— В милиции народ вежливый, — говорю я. — Все, что находим, всегда возвращаем хозяевам. Это наше правило.

Летуны явно тянут волынку. Сержант куда-то сбегал и, сняв кеды, вернулся уже в сапогах. Прапорщик застегнул мундир и подтянул ремень. Лейтенант приходит и уходит, каждый раз вызывая наружу прапорщика — «для переговоров».

Было ясно: они уже знают, чьи фуражки у меня в руках. Но никто не просит нас вернуть их владельцам.

— Мужики, может, вызовите сюда две головы для этих головных уборов! — предлагает им Борис Иванов.

— Не имею права! — заявляет лейтенант. — Вот прибудет замполит или помпотех, с ним и решайте.

Только к половине девятого приезжает замполит. И вслед за ним два военных прокурора — подполковник и старший лейтенант. Разговаривает с ними с глазу на глаз Борис Иванов.

Дело пошло. Живо построили на плацу чуть более ста человек. Все, как положено, в фуражках с голубыми околышами. Я не беспокоюсь — лишь бы собрали всех до одного.

Они, между прочим, уже успели позавтракать. А у нас — пустые желудки. Но если б и пригласили в столовую — мы бы отказались принимать пищу в такой шараге…

Настает наш выход. Я с Кортес-Кагором стою перед строем и толкаю речь. Про тяжкое преступление в Коломягах, про фуражки, найденные там Кортесом, и про то, как он сейчас мигом отыщет их владельцев. Советую этим ребятам выйти самим и сделать добровольное признание представителям военной прокуратуры.

В ответ — тишина. Замполит командует: «Построиться повзводно, в колонну. Дистанция — пять метров». Такой уговор у нас был, для облегчения работы Кортесу.

И тут возникает идея: показать им цирковой номер. Подмигнув Иванову, приближаюсь к первой шеренге.

— Разрешите на пять минут вашу фуражку.

— прошу курносого летуна.

Тот страшно смущается, краснеет. Потом быстро выполняет мою просьбу.

Я поднимаю его фуражку:

— Всем видно? Сейчас я дам понюхать эту фуражку Кортесу, а ее владелец может стать в любую шеренгу, на любое место. Мы с Кортесом отойдем пока в сторонку. Чтобы ни он ни я не видели, куда пристроился паренек. Для слабосоображающих: этот солдат, скорее всего, не сделал ничего плохого и собака при выборке будет работать в наморднике. А вот при опознании настоящего преступника — уже без него…

Возвращаюсь через пять минут. Все замерли. Нарочно медленно поправляю намордник, затягиваю ремешки потуже. Не спеша подношу фуражку курносого солдатика Кортесу. Командую: «Нюхай! Ищи!»

Кортес, словно сознавая ответственность момента, неторопливо продвигается вдоль первой шеренги. Он не спешит, основательно обнюхивая каждого. В гробовой тишине инспектирует первую, затем вторую и третью шеренги. Поворачивает к четвертой. Проходит вдоль нее метр или два и — замирает. Затем все происходит молниеносно. Два-три шага назад, разбег, резкий прыжок! — и лапы СРС обхватывают ноги солдатика. Удар грудью, головой — и «нарушитель» на земле. Кортес начинает его «молотить»…

Бросаются врассыпную сначала стоявшие рядом, потом в панике разбегаются остальные. В радиусе двадцати пяти метров вокруг летуна, которого пытается растерзать Кортес, не остается никого.

— Кортес, ко мне! — командую я, и СРС, бросив насмерть перепуганного солдата, подбегает и садится у моей левой ноги. «Сидеть!» — приказываю я и подхожу к герою эксперимента.

— Прошу извинить за этот горький опыт, — говорю я. — Вы вели себя мужественно. Ни единого крика. Вы отважный человек. Еще раз прошу прощения, — и возвращаю ему фуражку.

Действия Кортеса произвели фурор. Только что не аплодировали. Наконец, все успокоились. Беру у Иванова фуражку, поднимаю вверх:

— Вы все только что убедились в четкой работе служебно-розыскной собаки. Прошу выйти владельца этой фуражки и добровольно сдаться военным прокурорам!

Буквально через минуту из той же четвертой шеренги неуклюже вываливается летун с согнутыми в локтях и поднятыми кверху руками. За ним — второй. В таком же виде. На лице старшего лейтенанта из прокуратуры написано: «Ничего похожего еще не видел…» А подполковник — широко улыбается:

— Ловко, ничего не скажешь!

— Берите, они ваши! — говорю я.

Борис Иванов вызвал машину. Она прибыла на удивление быстро. Подходит дежурным по части, заискивающе извиняется за неласковый прием. И жена от него уходит, и вообще он «не в настроении». Ладно. Жмем ему руку. Отыскиваю «летуна-испытателя». В окружении солдат он повествует о только что пережитом ужасе. Кто-то хвалит его, кто-то — подшучивает. Летуны расступаются, и я еще раз при всех извиняюсь перед ним:

— Я сразу определил, что вы человек с крепкими нервами, поэтому и обратился к вам. Закурим?

— Не курю, — тихо, словно извиняясь, отвечает он.

В машине Ильюшенко, вспоминая наш с Кортесом «цирк», то и дело улыбается. А потом вдруг говорит:

— Хорошая сегодня ночь была. И утро тоже. Я обо всем батьке напишу. Пусть на селе тоже посмеются… У нас в конвое караульные собаки были, но они совсем другие.

Приехав в питомник, рассказал о происшедшем другу, старшему инструктору Владимиру Богданову. Он доволен, что все закончилось благополучно. Но предупреждает:

— Ты будь все-таки поосмотрительней. Они могут на тебя жалобу в прокуратуру накатать. Хорошо хоть военным юристам твой эксперимент понравился. Да и немудрено: они в своей практике с таким эффективным методом раскалывания преступников, пожалуй, еще не сталкивались…

«Букет» преступника

Тонкую науку о запахах — одорологию — в Ленинградском уголовном розыске приветствовали немногие. Что, мол, нам хлопот мало: будем мы еще запахи от подошв всякой мрази в бутылки закупоривать! Но приказ есть приказ.

Я провел несколько занятий по министерской инструкции. Показал операм, как берутся образчики запахов со следов, как видимых, так и невидимых. Скажем, отпечаталась подошва на снегу, поднеси к следу капроновую (полиэтиленовых тогда еще не было) бутылку и втяни воздух, как жидкость в шприц. Заткни бутылку пробкой — и готово. Только руки не должны пахнуть бензином или табаком. Все просто. Раздал отделениям и поллитровые легкие бутылочки, тогда они были еще в диковинку.

Первый вызов «по науке» я запомнил на всю жизнь. Было это в ночь на 16 сентября 1967 года. Я дежурил на Литейном, и выехал с Кортесом по вызову в 36-е отделение милиции Выборгского РОМ. На столе капитана Бориса Иванова стояли знакомые капроновые емкости. Ночью ограбили продуктовый ларь от магазина № 26 Выборгского райпищеторга. Преступники изрядно натоптали на снегу. И Иванов вспомнил мои уроки одорологии. Наверное, впервые в истории ЛУРа были наполнены запахом бутылочки. В одной — запах со следа ботинка 40-го размера, в другой — 43-го. А через час, по заявлению граждан, задержали двух бомжей. Один из них — Захаров, четырежды судимый за кражи, второй — Галецкий, дважды судим. Теперь одорология и Кортес-Кагор должны были сказать свое слово. Предстояло сделать выборку и установить: причастны ли Захаров и Галецкий к ограблению ларька? Размеры их обуви были 40 и 43.

Разговор о предстоящей операции велся в присутствии Галецкого.

— Начальник! Давай бумагу! — вдруг раздался его громкий голос. — Следы 43-го размера — мои, и я не хочу испытывать судьбу. Меня при побеге такая же псина разделала… потом восемь месяцев на больничке проторчал. Хорошо еще совсем инвалидом не стал.

Ему дали бумагу, и он письменно признался в ограблении ларька, указав, где спрятано украденное.

С Захаровым пришлось повозиться.

Вторая емкость с запахом (так и хочется сказать «сорокового размера») хранила секрет.

На большой веранде 36-го отделения милиции (на Поклонной горе) собрали девять человек. Я разъяснил Захарову ситуацию. Его ли следы у Ларька или нет — определит служебная собака. Будет применен метод одорологии. И предложил ему встать в группу приглашенных граждан.

Кортес-Кагор понял — предстоит работа. Он медленно наполнялся злобой. Даже клацал зубами в глухом наморднике.

Пришли на веранду и человек «пять сотрудников милиции. Посмотреть — все-таки не каждый день такое зрелище. Был среди них и старшина-хозяйственник, давний друг капитана Иванова — еще в школе сидели за одной партой.

Я объявил собравшимся о начале «выборки» и попросил оставившего следы возле ларя на Большой Десятинной добровольно выйти из строя. Никакой реакции. Повторил призыв. Абсолютное молчание. Я поднес к носу Кортеса капроновую емкость и открыл пробку.

Кортес втянул запах и, получив команду «Ищи!», двинулся вдоль шеренги.

Захаров стоял последним. Кортес поравнялся с ним… Резко отступил назад… И через секунду, в прыжке, как клещами, передними лапами обхватил обе его ноги. Ударил головой, грудью и свалил его на пол!

Перепуганные добровольцы бросились врассыпную. И разбежались бы все, если бы предусмотрительный старшина не запер на ключ входную дверь.

Кортес-Кагор в глухом наморднике тщетно пытался хоть как-то ухватить клыком горло Захарова. А тот валялся на полу и что-то истошно кричал, пытаясь отбиться от собаки ногами, обутыми в кирзовые, еще лагерные сапоги.

— Ко мне! — приказал я.

Кортес оторвался от визжащего Захарова, нехотя подошел ко мне и сел рядом. Глаза его были налиты кровью. Он щелкал зубами и был чрезвычайно недоволен. Но дисциплина есть дисциплина.

Промахов за Кортесом не числилось. Но, по правилам, была необходима еще одна «выборка». Вторая и окончательная. Однако участники следственного эксперимента находились в шоке и категорически отказывались начать все сначала. Капитан Иванов, старшина и я принялись уговаривать их. Удалось это не сразу. Помогли своим личным примером зрители из сотрудников милиции. Они тоже встали в шеренгу среди граждан. Захарову я предложил выбрать любое место. Он мог даже окружить себя «толпой» из добровольцев, что он в конце концов и сделал.

Я уже собирался пустить Кортеса, как вдруг услышал:

— Товарищ Балдаев! Снимите с собаки намордник! — в приказном тоне обратился ко мне капитан Иванов. — Я знаю, что наши розыскные собаки не ошибаются.

— Правильно, — ответил я. — Моя собака не ошибается. Но вы представляете, что будет с подозреваемым? Он же через минуту станет инвалидом, а через две — Кортес просто разорвет его в клочья!

Капитан Иванов задумался, но ненадолго:

— Старшина! Принесите йод и весь имеющийся перевязочный материал! И позвоните в «скорую помощь»: пусть на всякий случай, пришлют машину.

«Добровольцы» слушали все это с видом обреченных на казнь. Каждый, я уверен, проклинал себя за согласие участвовать в таком оперативном мероприятии.

Появился старшина с большим никелированным медицинским ящиком, бинтами и тремя флаконами йода. Весело, как помощник палача, улыбаясь, отрапортовал:

— Скорая будет с минуты на минуту. Все готово…

Его прервал жуткий рев. Расшвыряв свою «охрану» на середину веранды вырвался Захаров. Его трясло. Заикаясь и страшно матерясь, он орал:

— Суки! Зверье проклятое! Человека готовы растерзать! Вам бы только замочить кого-нибудь, волки поганые! Ну — я! Я ломанул этот ларь! И за это вы, шкуры ментовские, меня хотите искалечить?! Загнать в инвалидный лагерь! Я — вор! И я требую сюда прокурора! Я — советский человек! А вы, мусора — все фашисты!

Диким взглядом он обвел опешивших милиционеров:

— А эти — гулеваны, фраера! Пришли, как в цирк! Поглазеть, как зверь будет меня раздирать. Всем вам крови охота!

И закрыв лицо руками, Захаров разрыдался…

Его увели. Метод одорологии доказал свою жизнеспособность.

После этой безобразной сцены все курящие задымили. «Добровольцы» давали выход эмоциям:

— Так этому ворюге и надо!

— Притворяется, подонок, на нашу жалость бьет!

— Нечего таких жалеть! Работать не хотят, любят за чужой счет жить.

Я заметил:

— Судя по татуировкам, он уже четыре раза судим, значит, вор в авторитете.

Заговорили и молчавшие до сих пор граждане:

— Отъел морду-то в тюрьме. Вон она у него какая гладкая да ровная…

— Такие гады меня прошлым летом в «Чародейке» обокрали.

Среди присутствующих и продавец злополучного ларя. Он узнал на Захарове свой серый пиджак из букле. И теперь просил то у Иванова, то у меня разрешения дать грабителю «по морде». Ему, конечно, отказали.

«Добровольцы» были в восторге от моего Кортеса. Говорили, что сначала опасались, а вдруг ошибется? Вдруг набросится и покалечит невиновного?

— Такого не бывает, — успокоил их я.

Но одорология не прижилась. По-моему, из-за слабой подготовки СРС в провинции. В Москве и Питере служебных собак обучали квалифицированно, а вот в глубинке — много хуже. Не исключаю и другого: не хотелось возиться оперативникам с какими-то там мягкими бутылками. А жаль…

Помимо инстинктов и рефлексов…

В тот день, 8 марта 1968 года, мы с Кортесом завершали суточное дежурство на Литейном. Наш последний выезд был на территорию слюдяной фабрики, расположенную на Прилукской улице. Преступники, выбив филенки в двери, проникли в помещение клуба и похитили магнитофон «Яуза».

Кортесу я дал команду на обыск местности. Вскоре он отыскал возле забора шестигранный металлический стержень, которым была взломана дверь. С нами на это происшествие выезжал старший оперуполномоченный Решетов. Ему я и передал вещдок. Он помог через несколько дней раскрыть эту кражу.

Дежурство наше закончилось. В девять утра нас доставили на машине в питомник. Я поставил Кортес-Кагора в вольер. Потом накормил его и отнес на кухню пустую кастрюлю. Заглянул в дежурку. Там уже хозяйничал только что заступивший на дежурство по питомнику один из наших ветеранов, участник войны Александр Иванович Шанин. А на Литейный машина увезла моего сменщика, молодого кинолога Михаила Чаенкова. Сделав записи в своем «Журнале учета работы проводника розыскной собаки», который хранился в столе у дежурного, я, пожелав Александру Ивановичу спокойных суток, пошел к остановке 45-го автобуса, чтобы ехать домой и отоспаться…

Не знал я тогда, что запись, сделанная мною в журнале этим утром, будет последней.

Через двое суток, по графику, я приехал в питомник в начале девятого. Нам с Кортесом предстояло вновь отправляться на Литейный и заступать на вахту по городу.

Как и положено, захожу в дежурку. Навстречу мне поднимается какой-то необычно сумрачный майор Богданов.

— Держись, Дон Сергеевич, — говорит. — Твоего Кортеса больше нет.

Я опешил. Потом рванулся к вольеру, где два дня назад оставил бодрого и веселого Кортес-Кагора. Меня догнал Владимир Сергеевич Богданов. И по дороге рассказал, что произошло. При утреннем кормлении СРС Кортес-Кагор не вышел из зимника. Зная, как свиреп он ко всем чужим, не рискнули зайти в вольер, чтобы узнать, в чем дело. А когда приблизились к зимнику с внутренней стороны — обнаружили пса лежащим на полу.

Я шел будто в тумане. В зимник мы вошли вместе. Слезы невольно выступили на глаза и к горлу подкатил комок, когда я увидел моего Кортеса бездыханным. Я поднял его с пола, поцеловал в холодный нос. Из полуоткрытого рта были видны клыки в оскале. На морде — четкая печать страдания. Глаза были закрыты, шерсть взъерошена на загривке. Понес его в ветпункт. Там ко мне подошли начальник питомника, ветврач и дежурный Саша Чурбаков.

Я бережно уложил Кортеса на кушетку. На душе было сквернее скверного: губы, руки, плечи тряслись. Откровенно говоря, спустя годы я так не печалился, когда хоронил некоторых людей…

Пока Богданов из дежурки звонил на Литейный, чтобы прислали машину, Кирилл Иванович осмотрел моего Кортеса. И высказал предположение о причине гибели — заворот кишок.

Прибыл «газик» с Литейного. Я положил в него Кортес-Кагора. Последний раз погладил и обнял дорогого, до конца преданного друга. Кирилл Иванович предложил съездить с ним в Ветеринарный институт на вскрытие, но я отказался — смотреть, как будут его резать… нет, лучше не видеть.

— Поезжай-ка ты домой, — сказал мне Никифор Федорович. — Даю тебе три дня. Приходи в себя…

Жил я тогда на Звенигородской, в коммуналке. Соседом у меня был судмедэксперт Николай Живодеров. Он хорошо знал Кортеса. Не раз мы вместе выезжали на происшествия, когда дежурили на Литейном. Дружил я и с другим соседом — Вадимом Шмаковым. Вечером мы втроем и помянули моего Кортеса.

— А ты расскажи о нем, тебе и полегчает, — сказал Вадим.

Странный, наверное, это был рассказ. Признание в дружбе, что ли, к очень странному существу. У него ведь не было страха, но зато была звериная, людоедская злоба ко всем людям, кроме меня. Сняв ошейник, его можно было пускать на задержание хоть целой толпы. На чужие выстрелы он не обращал внимания. Но стоило мне сделать выстрел перед пуском на задержание — он просто зверел, словно понимал — друг в опасности и надо его выручать…

С тяжелым чувством ехал я в питомник. По сути, принял уже решение: уйти на оперативную работу, новую собаку не брать.

В питомнике я узнал, что диагноз Кирилла Ивановича подтвердился. И даже прояснилось, почему произошла трагедия. Оказывается, в мой выходной, после кормежки СРС, в питомник, по просьбе дежурного по ГУВД, пришла на экскурсию большая группа, школьников. Кортес-Кагор, увидев множество незнакомых, научал бешено кружить по вольеру и бросаться на металлическую сетку. Возможно, кто-то из ребят и подошел слишком близко к вольеру, возможно, и дразнили его. Стерпеть такое Кортес, с его злобой, жесткой оборонительной реакцией, был не в силах Можно только догадываться, какие пируэты и акробатические трюки он проделывал, чтобы добраться до чужаков-обидчиков. В результате — заворот кишок… После этого случая всякие экскурсии в питомнике были запрещены.

Горбачев предложил мне проводить занятия с четырьмя молодыми кинологами из города и области. Занятия шли успешно, но решения уйти я не менял.

Даже спустя много лет вспоминаю Кортеса. А в первое время после гибели он мне нередко снился… Все-таки есть в собаках что-то помимо инстинктов и рефлексов. Что-то необъяснимое.

Возвращение Дины (Вместо послесловия)

Первый раз я увидел ее погожим летним денечком года четыре тому назад в нашем дворе. Я вывел тогда на прогулку «Тихона Хренникова». Так назвала моя жена длинношерстную болонку белой масти, которую подобрала в январскую стужу у станции метро «Купчино». Забавно, но наш Тихон Хренников, отмытый в трех ваннах, где он попросту спал, обессилев от голода и холода, быстро привык к этой кличке и отзывался и на имя, и на фамилию.

Мы чинно шли с Тихоном но двору, когда я заметил на детской площадке спящую под скамейкой овчарочку. Была она явно не из бродячих. Чепрачной масти, невысокая, очень красивая… И очень похожа на мою первую СРС — Дину. До того похожа, что даже сердце защемило на миг.

Мы сходили с Тихоном в магазин, немного погуляли и двинули обратно. И тут она снова попалась мне на глаза. Незнакомая и чем-то очень знакомая овчарочка стояла у бетонного столба с электролампой на верхушке. А когда мы приблизились, протянула правую лапу. То ли прося милостыню, то ли здороваясь.

С тех пор так и повелось. Каждый день она занимала пост у своего столба к протягивала каждому проходящему лапу. Кто-то приносил ей поесть. Кто-то зазывал в квартиру, «уда она шла охотно, а потом, покормив, выставлял обратно на улицу.

Вскоре выяснилось даже, откуда она взялась, почему облюбовала этот столб напротив наших окон. Привела ее, оказывается, к себе домой соседка по этажу, Нина Егоровна. Привела от железнодорожной станции. И у нее народилось трое щенят. Только все они были утоплены и выброшены в мусорный бак хозяином. А роженица выгнана на улицу.

Как-то Нина Егоровна, таясь от мужа, не знаю уж каким именем, окликнула ее с балкона. И овчарка решила: уходить ей от этого места, от этого столба никак нельзя. А вдруг снова позовут, вдруг пустят обратно?

Однако сосед настрого запретил жене встречаться с найденной ею собакой, буркнув: «Самим жрать нечего, а тут еще эту тварь кормить!» Так мне объяснила сама соседка, когда я ее упрекнул: «Собачка на тебя имеет надежду, а ты, милая, не соизволишь даже подойти да принести хоть хлеба кусок».

Похожая на Дину собака так и продолжала жить у столба. Так и протягивала, стоя на месте, лапу взрослым и детям. И все так же смотрела с грустью и надеждой на заветный балкон. Только теперь уже сомнений не было: не подаяние она собирает, а просится в дом.

Все это неделю или две наблюдала моя жена, Валентина Никитична. А потом тоже позвала бездомную к нам — накормить. Овчарочка, поднявшись с Валей на наш, пятый этаж, и увидев дверь, за которой она родила щенков, подошла к ней и начала быстро царапать передними лапами старую клеенчатую обивку.

Валя кое-как отвлекла ее от этих напрасных попыток и завела в нашу кухню. А потом сказала мне: «Собака-мать хотела увидеть своих детей. Мать есть мать». Безымянная и бездомная незнакомка быстро поела и легла в узеньком нашем коридорчике головой к двери, в ожидании, когда ее станут выпроваживать. И тут моя жена сказала: «Давай, Дон, возьмем ее, а? Она и собой хороша, и смышленая. Все нашему Тихону будет веселей! И нам не мучиться, в окно на ее страдания глядя…»

Так овчарочка покинула свой пост у бетонного осветительного столба. Назвал я ее, с согласия жены, — Дина, так как она все же была редкостно похожа на ту, первую, Дину, с которой я начинал свою работу в уголовном розыске. Словно кто-то там, на самом-самом большом верху, высмотрел все же мой дом и указал ей дорогу…

Новая Дина поминиатюрней прежней. Но той же масти. С небольшой красивой головой и большими выразительными глазами. Первые дни она не верила, что это теперь и ее дом. Приходя с прогулки, продолжала занимать место в прихожей, возле двери. Мы старались как-то развеять это «чемоданное» настроение. Гладили ее, подкармливали кусочками повкусней. Постелили старое ватное детское одеяло, чтобы помягче было исхудалым бокам.

Тихон тоже поддержал нас. Подойдя к Дине, лежащей на подстилке, дружески лизнул ее сперва в ухо, а потом и в глаз. Он даже сделал попытку поиграть с ней. Но она осталась безучастна, не веря все еще в душе, что ее судьба счастливо решена.

Дней через десять мы вчетвером отправились за моей пенсией в сберкассу. Дина на поводке у Вали. Тихон — у меня. Перешли на другую сторону улицы. Дошли до середины длиннющей девятиэтажки. И тут Дина забеспокоилась. А потом легла на асфальт — и ни с места. Я с Тихоном двинулся вперед, подавая ей пример. И никакого результата. Дина упорно отказывалась подняться с тротуара, несмотря на всяческие уговоры.

Пришлось буквально тащить ее за поводок, отдирая от асфальта. Прохожие уже обращали внимание. Валентина Никитична чувствовала себя неловко, могли подумать: увела дамочка у кого-то собаку, а та, умница, не желает идти с лиходейкой.

— Вот что, Валюша, — сказал я, подойдя к ним, — бери поводок Хренникова, и топайте домой. Скорей всего, кто-то уже уводил ее на поводке подальше от дома, а потом бросал. И она испугалась.

Валя, намотав оба поводка на ладонь, сказала:

— Дина, пошли домой!

Надо было видеть, с какой радостью вскочила та на ноги. Завиляла хвостом и с силой потянула поводок и Валю в сторону нашего дома.

Получив пенсию, я подошел к ларькам на углу, где меня ждали Валя, Дина и Тихон Хренников. Я купил всем четверым по мороженому. Только Тихон-привереда отказался есть и отвернул свою мохнатую мордашку в сторону. Ну, как хочешь…

Дина же с удовольствием и наслаждением работала языком, слизывая лакомство, которое держала в руке Валентина Никитична. Две старушки, наблюдая за нами, укоризненно шептали: «Детям есть нечего, а эти богачи собаку мороженым кормят. Когда Валя отошла от них, я угостил Дину остатками мороженого и улыбнулся. Припомнил вдруг напутствие Скорпионыча: «Чтобы вам так на свою пенсию жить, как жили смольнинские начальнички в блокаду…»

Пусть и не так, а все-таки живем. И еще, бог даст, поживем, верно, Дина?…

Примечания

1

Собака (греч.)

2

Человек разумный (лат.)

Балдаев Данцик Сергеевич