Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном

Странник Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном


На правах новой книги Карлоса Кастанеды, в качестве славянского, русифицированного варианта учения магии толтеков!


Загадка сознания: автору этой книги сквозь пространство и время удалось подключиться к энергетическому потоку тайной линии знания мексиканских магов-толтеков и длительный период «плыть», идти в этом потоке. Автор попал в завораживающий, волшебный мир магических приключений, который впервые описал известный мистик Карлос Кастанеда. Однако знания, переданные старым магом-индейцем доном Хуаном Кастанеде и через его удивительные книги всем людям, в нашей стране обрели весьма оригинальные формы.

Как мексиканская магия приживается и развивается на территориях славянских народов в личном опыте одного из российских духовных искателей и последователей толтеков? К.

Книга во многом посвящена самому волнующему и захватывающему путешествию в неизвестном — магии сновидений. В ней идёт речь о духовном поиске и развитии человека посредством осознанных снов.

В авторском описании отражен личный практический опыт: ловушки пути, встреча с неорганическим существом огненного типа, видение шаблона, таинственные превращения, контакт с союзником, разгадка главной тайны самого дона Хуана, разоблачения, опасности и др.

Впервые подробно описан энергетический кокон и точка сборки нашей планеты Земля!

Эзотерические знания, полученные Странником, могли бы стать российским вариантом магического пути «новых видящих», если бы не внезапное вмешательство неких таинственных, «странных», провидческих Сил. Однако путь сновидений создан, явлен и провозглашён!


Моим родителям, которые наделили меня свечением осознания, я посвящаю эту книгу.


Воины знают, что ветер нагваля — это реальный ветер, который способен унести человеческую жизнь.

Это ветер, который сдувает с земли всё; это ветер, который извещает о появлении тела сновидений; это ветер, которым союзник «бросает» воина; это ветер, дующий из трещины между мирами.

Карлос Кастанеда


Предисловие к новому изданию

Перечитывая старое издание своей книги, я испытывал странное ощущение того, что писал её как бы совсем другой человек, а не я. Моё сознание говорило: ты не мог так писать, мыслить, жить, ты не мог быть таким. Но память упрямо нашёптывала: да, так с тобой всё и было. Ты окунулся в самую настоящую магию. И ты был таким наивным… Ну надо же! И это действительно всё о моей прошлой магической жизни?

В связи с обнаруженным раздвоением — разногласием между моим «Я» прошлым и «Я» настоящим — мне захотелось многое переделать, изменить, переписать, дополнить. Кажется, внутренняя речь привела меня даже к тому, чтобы переписать свою книгу полностью, заново, и это была бы другая книга. Возможно, во мне заговорила знакомая авторская болезнь неудовлетворённости. Но думаю, что дело обстоит иначе: в собственном духовном восприятии многие описанные вещи и магические эпизоды предстают передо мной сейчас не только в новом свете, но и вовсе в ином виде и качестве. Наверное, это закономерно, ведь не только читатель, (и это, к сожалению, не скажешь о каждом), но и автор духовно вызревает, меняется, растёт.

Что ж… я сильно изменился и стал другим. А значит претерпело изменение и моё прошлое. Я, безусловно, давно вырос из коротких и детских штанишек совсем недетских игр в магию. Но я не отрекаюсь от своего магического прошлого и не буду придавать ему новые оттенки и смыслы. Несмотря на неприятие, я в значительной степени постарался оставить настроение и основу своего писания прежними. На память. Как духовный фотоальбом. Альбом для читателя, и, очень надеюсь, для просмотра полезный…

Мехико-Берлин-Москва-деревня Рождество.

1998–2007 г. Странник


Предисловие

Магия толтеков — это ураганный ветер, упругий, плотный, всасывающий вихрь, всесметающий на свою пути! Он способен дерзко ворваться и расстроить, сломать всю рутинную жизнь человека… Он рисует потрясающие, захватывающие возможности, открывает сказочные горизонты и дали и наполняет косное сознание свежестью, восторгом и небывалым, вдохновляющим оптимизмом!

Оказывается, то, что «располагается», возлегает, пребывает совсем рядом, близко — и в том числе такая доступная область нашей психики, как сновидения, — скрывает от нас самое настоящее чудо и невероятную тайну!..

Путь духовного развития через сновидения для нашего искателя до сих пор остаётся непроторенным, необкатанным, невыясненным путём. Тем не менее, «донхуановская» магия — учение древних толтеков, изложенное нагвалем К. Кастанедой, — пришла в Россию уже давно, всерьёз и надолго. Она же явилась во многом основополагающей по духовной работе с собственными снами. Мексиканская магия в целом, и магия сновидений в частности, ворвалась в коллективное сознание, пленила, очаровала уже тысячи и тысячи — десятки тысяч! русскоязычных читателей.

Самые первые (и последующие) многочисленные поклонники К.Кастанеды обратились к своей ночной жизни. Они жадно бросились смотреть на свои руки во сне, чтобы выведать главную тайну сновидений и подтвердить в своём личном опыте достоверность учения толтеков. У многих ничего не получилось. Некоторые научились видеть сновидения осознанно. Но текучка повседневных дел и власть быта вернула их жизнь в обычное и привычное русло. И лишь немногие из последователей К. Кастанеды начали серьёзный, кропотливый поиск, встав на путь одинокого воина. Тревожный путь, полный опасностей, приключения и риска. К этому числу принадлежит и автор, взявший псевдоним «Странник».

Эта книга пишется не случайно и не вдруг по собственному хотению. Ничто не выдумано. Наоборот, мне пришлось о многом умолчать, соблюдая тайну личной истории. Пожалуй, всё было гораздо драматичнее, занимательнее, трагикомичней. Как это может только изобразить нам сама жизнь. Неожиданным толчком к работе над этой книгой послужило впечатляющее сонное видение некой Снежной Королевы — женщины в белом — и целый ряд последующих «случайных» событий и обстоятельств, которые оказались не случайными.

Приглашаю читателя к вдумчивому, неспешному, непредвзятому размышлению над проблемами магии толтеков и сновидческого пути в России.

Ну, а кое-что из неусвоенных, невыученных или давно позабытых уроков и мне, и читателю неплохо будет и вспомнить и повторить.

Перелистнём странички дневника моего личного опыта, поиска и осмысления, человека с русскими корнями, ставшего под влиянием книг Карлоса Кастанеды магом-сновидящим. Давайте спустимся в подвал моего прошлого.


Прыжок

Я стою перед большим военным вертолётом. Мощные лопасти прокручивают воздух вокруг. Вихрь режет, бьёт меня в грудь и, кажется, оторвал бы, поднял и откинул бы назад. Но тяжесть парашютных сумок за спиной и на груди придавливает меня к земле.

Инструктор почему-то сказал, что самое главное сесть в вертолёт, а там всё будет в порядке. Я же считал основным другое: первое — чтобы парашют раскрылся; второе — чтобы удачно приземлиться. Но может быть ему виднее…

Как я попал сюда? Что привело меня в эту «десантную» группу?

Несколько лет я скрупулёзно вспоминал и пересматривал всю свою жизнь. Это очень эффективная магическая практика. Но последний год шло очень мощное противодействие пересмотру. Словно кто-то специально мешает быть свободным.

Ко всему прочему приходилось отвлекаться от личной практики для того, чтобы заниматься с другими людьми. Судьба постепенно выводила меня и на такую работу. И я ощущал её пользу, ведь каждый человек, как в зеркале, отражается в других людях. Обострялись болезни, периоды взлетов, открытий, находок, оптимизма и вдохновения сменялись полосой тоски, неудачи и отчаяния.

К. Кастанеда на определенном этапе прыгает в пропасть, чтобы проверить себя и подвести итоговую черту над частью пройденного пути. Я искал собственное символическое отображение этому. Я искал то, чтобы могло послужить для меня новой точкой отсчёта для дальнейшего роста и толчком, способным пробить нарастающую силу сопротивления. Это подобно серфингу на морских волнах. Пловец, удерживаясь на доске, балансирует на воде, чтобы не перевернуться. Он сознательно выбирает новую силу (волны), чтобы двигаться дальше. Пловец постоянно рискует, но он знает, как действует ветер и морская волна!

И я нашёл для себя такой толчок — прыжок с парашютом. Я должен закончить пересмотр своей жизни и быть внутренне готовым уйти из неё перед лицом смерти. Чтобы духовно родиться, надо внутренне умереть! Атрибутика прыжка отвечала всем необходимым требованиям — это не должно быть похожим на самоубийство, но должен быть хоть и минимальный, но смертельный риск. Такая ситуация усугублялась тем, что у меня не было ни начальной парашютной подготовки, ни соответствующих знаний. Это должно быть максимально страшно.

Символически я намеревался после полного пересмотра выйти на новый энергетический уровень с копией своей жизни (которую я подсуну своей смерти!) с более глубоким осознанием всесильного, неотвратимого закона всеуничтожения. К тому же для активации сновидений я хотел использовать харную (пупочную) животную энергию страха, чтобы сдвинуть точку сборки дальше…

…Или на этом закончить свой путь и уйти в Сновидение навсегда. Путь бесконечен, никогда не бывает достаточно… Я даже в сознании прокрутил худший вариант, что я буду делать при этом со своей точкой сборки.

Неожиданно выползла старая змея — подсознательная программа самоуничтожения. Я просто устал от борьбы. Какая разница рано или поздно. Смерть может придти в любую минуту и не спросит, готов ли ты? Лучше уж раньше, ты устал… Эту змею суицида я прорабатывал ранее в дыхательной технике ребёфинга.[2] Она зародилась ещё во внутриутробном периоде, я знал о ней. Эта змея приползла и в самом начале практики снов. Теперь она наряду с другими силами появилась снова, встала в позу кобры и гипнотически смотрела на меня неподвижными стеклянными глазами. Подсознательно я хотел разбиться!

Расписываюсь в документе аэроклуба о том, что инструктор не несёт за меня ответственности и — очень интересное выражение — или какая-нибудь неодолимая сила и фатальное стечение обстоятельств… не исключают смертельной опасности или неизбежности и т. д… Именно неведомые Силы… Ранее рассказывали, что совсем недавно какую-то девушку после прыжка ветром унесло очень далеко, при падении она запуталась в верхушках высоких деревьев, сорвалась и в конечном итоге разбилась насмерть. Всё решают и расставляют по своим местам именно некие Силы! Одному парню на инструктаже было слишком весело. Он много смеялся, и я подумал, не случилось бы что с ним. Кроме змеи большой, толстой и старой, со мной моя энергия, вдохновение, вера, любовь, ощущение Духа, мой ангел-хранитель, союзники и помощники из снов, наработанные молитвой.

Надеваю парашютный шлем, на котором шариковой ручкой кто-то написал моё имя: «Терентий — Тамбов 95» — это хороший знак…

В день перед прыжком я медитировал на свою смерть. Я отчётливо видел себя в гробу. Представлял, как меня выносят и суетятся, реакцию близких знавших меня людей, слышал их голоса. Я — мертвый и я незримо присутствую. Я — сознание, невидимый свидетель. Очень хотелось, чтобы на моих похоронах играла гитара Джипси Кинга. Так много с этими мотивами связано… Но это слишком вызывающе оригинально. В тексте К. Кастанеды имеется штрих о навязчивой мелодии, которая не даёт ему покоя, которая всё звучит и звучит, вызывая у него непонятную щемящую грусть, тоску, одиночество и любовь. И дон Хуан — мудрый учитель магии — сказал Карлосу, что он будет умирать под эту музыку. Я исследовал этот вопрос. У меня есть мелодия моей смерти…

В ночь перед прыжком я ждал ключевого информативного сна.


…Садимся по очереди в вертолет. Летающий аппарат затрясся, плавно оторвался от земли и, легко покачиваясь, стал набирать высоту. От нарастающего гула и высотного перепада заложило уши. Уже далеко внизу плоскость земли кренилась то вправо, то влево. Я сижу в тесном пространстве напротив распахнутой двери в воздушную бездну. Моё тело туго перетянуто лямками парашютных ремней. Вертолет ревёт, гудит, вибрирует. Плохо слышно. Он делает очередной вираж, раскачивая мою точку сознания. Инструктор поочерёдно выпускает группы наружу. С земли видно, как они бутончиками разносятся по воздуху и распахиваются в небе праздничным фейерверком. У одного «летуна» что-то заклинило и срабатывает запасной парашют.


Я переворачиваю страницы своей копии жизни. Ты можешь рассматривать некоторые кадры или фрагменты под увеличительным стеклом, отмечая отдельные штрихи, детали. А можешь сразу охватить в один миг всю свою жизнь целиком. Таков эффект расширенности и свёрнутости сознания и его тайна. Вот почему перед смертью в краткие мгновения человек может вспомнить свою прошлую жизнь сразу, целиком. Как много в духовном понимании мне дали мексиканские маги!

С фотографии детства на меня смотрит маленький мальчик с испачканными в шоколаде ручками. А вот он же, но уже в школьной форме старшеклассника, который хочет казаться взрослым. Молодой человек в разных обличьях, ролях и масках…. Меняется тело, а я тот, который внутри, остаюсь прежним? Кто я?

Я — тот, который во снах! Наконец-то, я стал меняться. Приходит ощущение, что ты в теле, но ты есть не тело. Ты просто есть! И начинаешь смотреть и наблюдать своё тело как нечто отличное от себя. Это интересно, это рождает странные чувства, это бывает приятно… С чего же всё началось? И хотя вот они ранние и очевидные знаки — повороты судьбы, но «судьба моя лихая давно наперекос»…

А началось всё с первого и главного урока. Тогда я долгое время лежал в постели, почти не вставал, и, наконец, понял, что мне никто не поможет — ни врачи, ни экстрасенсы, что болезнь моя упрямо и неизбежно приведёт меня к смертельному исходу. Болезнь то сильно, как железными тисками, сдавливала меня, то ненадолго отпускала с тем, чтобы потом зажать ещё сильнее. Она измотала меня! Вопрос заключался только во времени — год или два. Я устал от долгой бесконечной борьбы за своё здоровье. Помню, жуткая предсмертная безысходность охватила меня. Я почуял запах смерти. И в этой безысходности уже было смирение. Никто и ничто не могло меня спасти! И знание этого было ужасно. Вообщем, однажды после мучительных терзаний я полностью сдался! Что я мог поделать?! Я перестал бороться. Полная и абсолютная сдача — вот самый первый урок Бога. И, вдруг, что-то произошло, оборвалось внутри. Я сам невольно морщусь, когда люди нагнетают на себя много мистики. «Мне показали, ко мне прислали, мне дали, меня ведут». «Кто и где эти «они»? Ты всё выдумываешь. Ты просто живешь…

Но случилось нечто значительное и важное. Меня коснулся Дух. В то время я ничего не знал о духовном мире и о «духовности» вообще, и ни во что не верил. Однако я смутно почувствовал «нечто». Это как невидимый Ангел — чуть коснулся тебя нежным и тёплым крылом и давно пролетел дальше, а ты всё не можешь понять, что же случилось. Понимаешь, что в твою жизнь вторглось что-то великое, грандиозное, но в то же время оно вошло так тихо и неприметно, и поэтому не можешь ничего понять и себе объяснить. Это ещё подобно долгим последним звукам волшебного колокольчика. Он уже отзвенел, но ты продолжаешь слышать неясный звон — то ли он ещё есть, то ли тебе чудится…

Таков Дух. Ты не можешь что-либо доказать. Всё основано на каких-то смутных предчувствиях, таинственных и непонятных ощущениях, вроде бы случайных явленных знаках, но ты понимаешь, что это очень и очень важно для тебя и не можешь отмахнуться.

К тому же, вдруг, вскоре, будто невидимый дирижер взмахнул волшебной палочкой и целый оркестр, о существовании которого ты ранее и не предполагал, заиграл целую симфонию — события вокруг тебя начали ускоряться, меняться, уплотняться и двигаться с потрясающей скоростью. Всё вокруг меня пришло в необыкновенное движение: обстоятельства, вещи, события, встречи.

Это сейчас я могу многое «видеть», слышать, чувствовать и знать. Но тогда, когда двери моего духа или моей души были плотно закрыты и даже забиты большими ржавыми железными гвоздями — мой дух спал в летаргии — я представляю себе грандиозность вторжения в ту мою жизнь таинственного провидения.

И случилось. Меня словно куда-то «повело». Сразу появилась надежда на излечение, я почему-то знал, куда надо ехать и где эту надежду обрести. Обнаружилась целая цепь случайных неслучайностей (или неслучайных случайностей) — я стал постепенно выздоравливать.

В это время (период горбачёвской перестройки) в стране началось обновление и возрождение духовной культуры и православия. В страну хлынул поток всего духовного: литература, иностранные посланники и учителя. Образовывались многочисленные духовные центры, группы, религиозные общества. И я в свою очередь начал собственный хаотический поиск, еще не зная, что и где искать. Как в сказке: «Пойди туда, не знаю куда, найди и принеси то, не знаю что». Дух подталкивал, и я без разбора начал жадно вбирать в себя, заглатывать всё «духовное» — и в первую очередь запретную ранее литературу. Одновременно знакомился с различными центрами, людьми и наставниками и впускал в себя неведомые энергетические потоки и духовные струи. Долго, очень долго мне не давали пить и держали взаперти. И обнаружилась жажда, сильная, ненасытная жажда духовных знаний. И чем больше я пил эти знания — тем больше мне хотелось.


…Пора прыгать. Мне почему-то не страшно. На удивление и к моему разочарованию животного страха я не испытываю. Странно, во мне нет даже волнения. Спрашиваю сидящую рядом девушку. Кричу ей в ухо: «Страшно?»

Она, сглатывая слюну в пересохшем горле, — «Очень!» Думаю: «Почему же мне не страшно?»

Быть может потому, то меня уже ничто не связывает по большому счету на этой земле. Что-то осталось, оставил. Отец, мать, дочка… Нет никакой заинтересованности в людях. Да, конечно, любовь, грусть, благодарность, но не привязанность. Со мной моя копия жизни. Надо прыгать. Там, в воздушной пустоте, среди холодных потоков и вихрей — это же ветер нагваля! — необъятно распластались невидимые иссиня-тёмные и серые громадные крылья мифического Орла Свободы. Пропустит ли? Или склюнет мою точку сборки? Земля с высоты орлиного, птичьего полёта. Встаю, чуть сгибаясь под тяжестью сумок до дрожи в коленках, и двигаюсь в очереди парашютистов. Люди передо мной один за другим исчезают в дверном проёме. Я не волнуюсь. Там, дальше, голубой воздух и за туманами внизу зеленеет плоскость земли.

Толчок ослабевшей в бездействии ступнёй. Прыжок в неизвестность и!.. чувствую характерную фрустрацию сознания (точки сборки). Это как прыжок в небытиё, в никуда, в смерть, утробу, сон. Завис…


…Эх, пути — дорожки. На перекрёстке. Духовные учения манят, заманивают, соблазняют, рекламируют себя. «Хотите бессмертие? Идите к нам. У нас так здорово!» «Нет, лучше к нам, — кричат другие. — Здесь у нас такое блаженство, что и представить себе не можете.» Третьи перебивают: «А у нас вы научитесь летать, проходить сквозь стены и излечитесь от всех болезней. Хотите быть сильным и здоровым?» Кто же не хочет? «Открываем всего за один сеанс «третий глаз» — доносится с другой стороны. — Вы будете видеть будущее своё и других людей!»

Я стою на перепутье в лабиринте большого духовного рынка в центре громадной базарной площади и слышу весь этот галдёж, торговлю, бойкую распродажу различных идеалов и не знаю к кому подойти. И это хочется купить, и то хочется попробовать. «Ой, нет, это не плохо, но ещё успею, вот возьму там, чуть подальше… и как же заманчиво, привлекательно блестит!»

Так мы выбираем путь, или путь выбирает нас? Самой первой моей духовной книгой оказался кришнаитский том «Источник вечного наслаждения» — привлекло название. Я его не осилил, прочитав всего страниц 50. Потом попался Б. Сахаров с его открытиями в себе чудесных способностей. Это меня захватило, и я начал свою первую в жизни духовную практику — концентрацию на кончике носа. Обстоятельства были таковы, что мне не нужно было выделять специальное время для этого упражнения. В той своей жизни я никогда бы не нашёл такого времени. Всё — дела! Но время было — я ездил на работу в Москву пригородной электричкой минут 45 (45 мин. туда, 45 мин. обратно). А поскольку в пути заниматься нечем, я начал практиковать регулярно. Через месяц или два в носу стал ощущать сильные, горячие вибрации, приливы энергетических волн. Я испугался и бросил своё занятие. Были разного рода интересные эффекты, запахи, прозрения и прочее. Потом я прочитал об учителе П. К. Иванове. Очень понравилось. У знакомой (она недавно умерла) узнал о группе, где занимаются по его системе. Начал работать с телом, параллельно пробовал делать йоговские растяжки и читал всё, что спонтанно привлекало или хаотично попадалось под руку. Меня ожидало много открытий, новых свежих, незнакомых спрятанных во мне чувств, эмоций. Заговорило и стало пробуждаться моё тело и то смутное нечто, что пребывало внутри этого тела. Были пробы, ошибки, перекосы, заново приобретенные болезни.

Не бывает в пути всё гладко, складно и хорошо. Особенно, если, как у меня, путь начат неправильно и дисгармонично. Если кто-то пишет о своих высоких достижениях и успехах, о том, как у него всё сложилось замечательно и здорово, извините, — я не верю. Такой автор нечестен, не искренен перед собой, скорее всего, попал в духовную ловушку, либо сознательно скрывает собственные ошибки и не хочет признавать заблуждения.

Тебя заманили во что-то духовное. Ты начинаешь делать. Открываются новые неизведанные перспективы, переживаются сладкие чувства. Но потом, вдруг, сыпятся удары, один за другим следуют энергетические пробои, настигают неудачи — тебя, оказывается, о чём-то не предупредили, или ты не понял. Не увидел, нужным образом не осмыслил, или понял совсем не так. Ты наломал дров и выходит сам и виноват. Великий Учитель и Его великое учение никак не может быть повинным в твоих ошибках!

Что говорить! если даже на таких широких и проторенных миллионами людей столбовых дорогах, как буддизм и христианство, также имеется немало ям, опасностей и ловушек. Что говорить, если ты отправился в незнакомый путь в одиночку и практически наощупь, вслепую. Это всё равно, что отправиться в плаванье на корабле в буйный и мятежный океан без рулевого, капитана и штурмана. Но в тот незабвенный и славный период я был доверчив, глуп и наивен, как и все подобные искатели в это обновленное духом (и последующее!) время. Я продолжал уединённо плыть и доверял лишь своему опыту, хоть и прислушивался к некоторым опытным наставникам. Что делать? Материализм, антидуховность, антирелигиозное воспитание, впитанное с молоком матери, неверие, незнание, отрицание очевидного, школьно-институтско-марксистско-ленинское образование! Поэтому мне надо было дойти до всего самому, а не верить кому-то на слово. Постепенно я перешел на регулярную восточную медитацию. Читал Шри Чинмойя, Ауробиндо, Вивекананду. Двери в новый мир передо мной широко распахнулись, и Бог Шива приветливо кивнул мне: «Ну, смелее… — проходите!» Поток новых ощущений захватил меня. Я стал чувствовать себя волшебником из сказки. В медитации на меня нисходил то божественный покой нирваны, то сладкое блаженство, то детская безмятежность, то необычная любовь по всему. Я летал под музыку. Чувство полёта было почти физическим. Я парил высоко над собой и в параллельных космических пространствах, теряя ощущение тела. Чуден мир музыки. Мне, казалось, что я обрёл тайный заветный ключ к различным желанным духовным состояниям и стал хозяином всей гаммы возвышенных, благодатных чувств.

Всё просто. Захотел божественного покоя — сконцентрировался на макушке головы — и вот покой. Пожелал нирваны — 30 минут медитации на третьем глазе — пожалуйста, нирвана. Любовь? Нет ничего проще, медитация по Шри Чинмойю с визуализацией в сердце цветка — вот тебе и любовь. Но период восторгов и восхищения стал прерываться, пока не закончился совсем. Где? Верни! Тянул я жадно руки к Шиве и грозной матери Кали.

В то же время рядом с глубоким покоем я стал чувствовать особую нервозность и раздражительность. И порой моё духовное наслаждение почему-то резко переключалось на состояние волнения, спешки и беспокойства. Подспудно также давали о себе знать напряжённость, настороженность и мелкие житейские страхи. В йоге я перетянул сухожилие и позвоночник и два месяца «отходил». На ивановском закаливании я перекупался в проруби и, усугубив простуду босохождением по снегу, серьёзно застудил мочевую систему. В сухом голодании по учению Иванова же разрушил эмаль зубов. Испортил сердце йоговской задержкой дыхания (болело больше года). От регулярных медитаций обнаружилось сильное внутричерепное давление в голове. Не редки и часты были перевозбуждение нервной системы и бессонница. Но периоды тоски, отчаяния и неудач сменялись очередной эйфорией, оптимизмом, приливом сил и вдохновением. Учения не виноваты в моих ошибках, а на ошибках учишься, приобретаешь опыт и растёшь!

…Я продолжал свои беспорядочные духовные исследования. Стал читать ещё больше и попутно экспериментировал уже с другими системами, периодически возвращаясь к старым. На фоне изучения различных духовных систем и религий я убедился и утвердился в главном: все духовные учения говорят по-разному, но про одну и ту же истину. Все пути ведут к Богу! Тогда я сделал для себя окончательный вывод: во-первых, истина есть! Существуют различные формы изложения, разные подходы, непохожие внешне интерпретации. Но! При сравнительном анализе утверждается одно и то же. Всё едино. И во-вторых, в мире действуют одни и те же духовные законы, и духовный фундамент религий состоит из одних и тех же валунов — идея смерти, воспоминание себя и своей жизни, тема смирения, сдачи и т. д.

Другое открытие было более личное. Я не мог остановиться в выборе чего-то одного. Я не задерживался надолго в какой-нибудь духовной группе, центре. Меня непрестанно влекла новизна и свежесть всё новых и новых открытий. Я много колесил по разным религиозным центрам и присматривался к их людям, но не находил своего. Глубоко в душе все эти привлечённые неким центром или общиной искатели оставались для меня чужими. Иногда пройдя вместе короткий путь, мне было грустно расставаться с ними. Я всё более чувствовал себя одиноким странником. Чужим, отрешённым и «ничейным». Конечно, шла и моя необходимая бытовая жизнь. Одинокий странник ещё не отшельник. Постепенно меня вынесло на всеобъемлющего мудреца Ошо. И в очередной раз захватило. Этот человек дал мне очень и очень много. Это отвечало моему стилю принять и пользоваться сразу всем накопленным духовным потенциалом и опытом поколений. Но через некоторое время я расстался и с Ошо. Его последователи попались на крючок своего же восприятия: они читают только Ошо, смотрят на видео Ошо, делают, умиляются, мыслят и поступают по Ошо. Я вновь чужой и одинокий.

Стал разрабатывать свои интегральные схемы. Любое описание религии накладывает на восприятие мира своё уникальное ограничение. И на определенном этапе мне становится тесно находиться в рамках одной конкретной схемы. Так, возможно, зарождался путь сновидений. Было и многое другое — знакомство с кришнаитами, шричинмойцами, буддистами, тренинги, семинары, беседы и пр.

Кришнаиты мне казались слишком экзотическими, христиане — раболепными, непримиримыми и всюду высматривающими происки дьявола; ошовцы — сладострастными, шричинмойцы — мягкотелыми «тряпками», асахаровцы — властолюбивыми, ивановцы — примитивными, йоги — горделивыми и самоуверенными и т. д. и т. п. Я всё-таки закопался в духовных учениях, завис.


…На миг я завис в воздухе. Это тот самый момент перед смертью, когда вся твоя жизнь может проскочить перед мысленным взором за секунду. Дёрнул купол, озираюсь вверх — кажется, раскрылся. И, вдруг, вспомнил, что всё это уже было. Буквально. Было во сне. Мой энергетический двойник уже парил, прыгал, считывал будущее, тренировался задолго до этого прыжка в осознанных сновидениях. А сейчас я только повторяю и проживаю наяву уже случившиеся в сновидении фрагменты накатывающегося на меня будущего. Ведь тело сновидения — это я сам. Вот почему мне было не страшно.

Так… сначала проверить, хорошо ли раскрылся парашют… Хорошо! Дальше… не забыть отключить запасной. Осторожно вынимаю из крепления шнур. Теперь главное — приземлиться. Но об этом не думаю. Я в полете! Как это похоже на полёты во сне! Точка сборки, как в невесомости, несётся, парит!.. Тащу стропы вниз, разворачиваюсь вправо, влево. Ощущение пустоты, шири, воздушных потоков. Чувствую себя пушинкой. Мне бы крылья! Я и так, как на крыльях. А внизу приближается рельефная карта земли. И время здесь другое. Меня заносит, ветер нагваля[3] несёт…


…Меня несло дальше по духовному пути. Собственно говоря, это ещё и не был путь, а хаотический поиск. Знакомство с учениями и их последователями: даосы, Гурджиев, дзен-буддизм, Шри Романа, дианетика, психоанализ, гештальт и трансперсональная психология… Именно Духу я обязан тем, что лечу сейчас в воздухе с пересмотренной копией своей жизни.

Копия жизни… После полного пересмотра я сжигал свой личный архив. Один в лесу у большого костра. Я дотащил сюда на тележке два тюка: фотоальбомы, старые письма, открытки, документы, дипломы, записи, дневники, грамоты, рисунки, видеокассеты, всю свою прошлую литературную писанину, напечатанные некогда в местной газетке рассказики. Теперь всё это мне не нужно. Всё, что когда-то хранил, берёг, собирал, было мило и дорого. Я прощаюсь со своим Эго. А то, чего доброго, как у пресловутого Карлоса, весь этот нелепый багаж отправится на коротких уродливых ножках за мной, станет преследовать и сдерживать меня на пути к Свободе!

Как же всё давно и недавно было! Как чья-то чужая посторонняя и странная жизнь. И есенинский «чёрный человек» тенью мелькает стороной за плечом. Идёт отслоение тягостных, ненужных эманаций. Огонь сжигает мои фотографии в разных обличиях и ролях, фото знакомых и любимых мною некогда людей. Уже сгоревшие в огне, они ещё долго держат изображение, словно не хотят со мной прощаться, затем чернеют, нехотя скручиваются и остаются уже только в моей голове. Но я их отпускаю. Навсегда.

Всё это было со мной? Нет, всё это было не со мной. Моя жизнь началась совсем недавно, — и с тех пор, как её коснулся сам Дух. Всё мирское уйдёт, исчезнет. Со мной останутся только наработанные духовные энергии. Реален только мой духовный поиск. Всё, что было до этого — мираж. Я сделал ещё одно открытие. Обычно свои лучшие годы жизни, впечатления и воспоминания человек обнаруживает в детстве, юности, ранней молодости. Когда свежо восприятие, когда полон сил и энергии. Я же обнаружил всё самое лучшее, светлое и прекрасное только с тех пор, когда тот невидимый Ангел пролетел надо мной и коснулся крылом, и небесный дирижёр взмахнул палочкой — когда я отправился на поиск Бога. И только тогда началась моя жизнь — она стала густой, сочной, яркой, интересной! В ней появился глубокий смысл. А Бог, оказывается, был всегда близко.


…Земля близко! Уже накатывает, неумолимо наезжает! Замечтался. Надо успеть правильно развернуться. Запоздало тяну стропу парашюта вниз. Не успею. Как быстро земля приближается! Сейчас «шмяк!» и переломы ног и в лепёшку! Так… Соображай скорее. Главное — ступни и колени вместе. Подтягиваюсь на стропах, а земная твёрдая плоскость снизу уже с силой бъёт в ноги. Попал на кочку. Она хорошо спружинила. Меня бросило вбок, и я завалился на спину. С мягкой посадкой! Лежу довольный и «хрюкаю». Жив и невредим. Не встаю, наслаждаюсь моментом. Кто-то подбежал: «Что случилось? Сломал что-нибудь?» «Нет, нет, всё в порядке!» Это тот парень, которому на инструктаже было слишком весело. А с ним, действительно, вышла неприятность: он приземлился в болотце и с головы до ног был мокрый и в зелёной грязи.

Я научился внимать своим сновидениям, особенно перед критическими событиями жизни. Сны многое рассказывают. Они заблаговременно сообщают уникальную информацию о событиях будущего. Полезно расспрашивать о снах и своих близких людей. Информация может транслироваться и через них. Немаловажно и умение правильно обращаться со сновидными образами и сюжетами. Их надо правильно дешифровать. Незадолго до моего парашютного прыжка одной моей знакомой приснилось, что у меня не раскрылся парашют. В данном случае — её сон выразил часть её страха за меня, а не видение будущего.

Дух может посылать тебе предупреждающую информацию и через незнакомых людей, либо через близких, но на значительных расстояниях. Так Он являет свои Знаки. Предостерегает об опасности.

…Я лежа перекатился со спины на живот, стал тянуть стропы и гасить купол, который от внезапного порыва ветра стал вздыматься.

Ну что ж, на этот раз проскочил мимо хищного Орла. Впереди Сновидение в деревне. Жив пока!


Встреча (1)

Так мы ищем путь, или Силы сами находят нас? Я расскажу о первой встрече, которая произошла со мной на фоне моего начального случайного духовного поиска. Хочу выделить именно это слово — «Встреча». Встречаются двое: искатель и некая духовная Сила. Встреча может произойти в самых разных условиях при самых разнообразных ситуациях. Надо хорошо понимать разницу между просто прочитанной книгой, пусть даже оставившей в тебе яркий след и впечатление, и книгой, через которую ты выходишь на прямой контакт с большой неясной и таинственной Энергией, которая, вдруг, открывается тебе всей своей мощью, заворачивает в свои воздушные вихри-воронки, кружит, вертит, закручивает и, ломая и разметая все обстоятельства твоей жизни и судьбы в целом, уносит куда то в неизвестное…

Подобное случилось со мной, когда я встретился с книгами известного мистика и в прошлом ученика настоящего мексиканского мага Карлоса Кастанеды. Вначале это был журнал «Вокруг света», который я взял полистать от скуки и в котором обнаружил отрывок про одного американского студента, гуляющего по пустыне Мексики со старым и мудрым индейцем и ведущего с ним диалоги. Прочитав быстро главу, я обнаружил, что глубоко во мне нечто странное проснулось, шевельнулось, «навострило ушки», пришло в движение. Стала оживать некая связующая магическая нить между мною и тем содержанием, с которым я только что ознакомился. А я не знаю, что это. Странное ощущение. Оно встрепенулось слегка и затихло. Но душевный, трепетный отклик проявился явно. Это похоже на то, как если бы гуляешь в толпе и, вдруг, тебя касается запах. Он такой до боли знакомый и родной, трогает, будит какие-то очень милые и близкие воспоминания. Но не можешь вспомнить. Встревоженный, ты останавливаешься, чтобы почувствовать и осознать этот запах лучше, ищешь его. Но он давно растаял, его нет, он смешался со многими другими и унёсся уже далеко. А ты в растерянности и недоумении ещё стоишь в толпе спешащих людей и неизвестно отчего тихо грустишь.

Странным ещё было и то, что этот фрагмент про индейца и студента не отличался своей оригинальностью или остротой сюжета. Но какая-то струна моей души была осторожно и бережно задета. Так случилось начало Встречи. Прошло время.

Вроде бы случайно среди другой эзотерической литературы мне стали попадаться не толстые книжонки в мягких обложках автора со странной испанской фамилией — Кастанеда (моя ассоциация с Испанией — кастаньеты). Вспомнил, что один отрывок я уже читал ранее в журнале. Случайно столкнувшись с магическим, завораживающим миром дона Хуана, я уже сам стал жадно искать и ждать появляющиеся на книжном рынке работы Кастанеды. Я уподобился кладоискателю, который долгое время фанатично перебирал, перерывал кучу хлама, земли и дерьма и, вдруг, наткнулся на оброненные кем-то впопыхах драгоценные камни возле клада, и, наконец, на сам кованый сундук, скрывающий несметные сокровища. Трясущимися от возбуждения руками постепенно камушек за камушком, я доставал свои драгоценности, вожделел перед богатством и воровато оглядывался. И с удивлением обнаружил, что клад этот никому не нужен, его никто не замечает, и он мне достался одному! Так, не долго думая, следуя на зов неясной магической Силы, я отправился в путь. Я поверил ей. Я смело влился в поток магического сознания самых первых поколений искателей неокастанедовского типа первой русской волны.

Была зима и много снега. Дон Хуан в старой солдатской незавязанной шапке-ушанке, в рваной телогрейке и валенках шёл впереди меня по глубоким российским сугробам уверенным, размашистым шагом, увлекая меня всё дальше и глубже…

Я стал перечитывать и «перепахивать» труды Кастанеды по множеству раз, открывая для себя всё новые и новые знания, горизонты, перспективы, возможности. Это был клад без дна! По крупицам я собирал всё, что касалось сновидений, конспектировал тезисы, цитаты, высказывания. И, однажды, стал, наконец, следовать указаниям дона Хуана практически. Как вы уже догадались, вся многообразная магическая практика начинается с «рук».

День за днём я вожделённо ждал ночи и ложился спать с твёрдым намерением осознанно посмотреть во сне на свои руки, сверяя своё устремление с опытом ученика Карлоса. Мне стало особенно интересно жить! Прошла неделя, другая, месяц — ничего не выходило. Я не отчаивался и продолжал практику. Временами и необычно для себя стал замечать за собой некий странный волевой заряд, какую-то особую незнакомую уверенность в том, что я обязательно добьюсь своего и у меня всё получится. Эта уверенность перерастала в спокойную, непоколебимую твёрдость — всё равно выйдет, пусть даже на это уйдёт вся моя жизнь. Иногда она восходила до таких невероятных размеров и масштабов, будто для меня вообще нет ничего невозможного: я чувствовал в себе силы остановить поезд, сдвинуть земной шар с оси…

Стал заметно меняться характер сновидений. Они стали напряжёнными беспокойными. Я часто просыпался, вздрагивал. Во снах я всё время куда-то спешил: на поезд, электричку, автобус, самолёт; и всё время опаздывал, пытался догнать. То искал туалеты, или, находясь в тесной комнате, не мог из неё никак выбраться, пытаясь выбить окно и выйти наружу. Прошёл ещё приблизительно месяц…

И вот во мне, внутри меня что-то надорвалось, как бы сломалось. Я почувствовал бесконечную усталость и разочарование в себе и своей практике. Меня охватила глубокая тоска, безнадёжность и невиданной силы уныние. Мне захотелось умереть. Приходили даже мысли о самоубийстве. Я не то, чтобы забросил практику — я просто не мог её выполнять. И я перестал стараться, намеревать… Охлаждение к дону Хуану было временное. Параллельно я увлекался другими духовными областями познания.

Но вот, однажды, (как это часто бывает, когда отпускаешь себя — законы движения точки сборки)… Я лёг спать. Мне что-то снилось. Потом были сны поярче про мою работу, как я хожу, общаюсь с коллегами. Это сменилось следующим сюжетом — я плыву на лодке по лесному ручью мимо елей, и было в этом сне уже нечто для меня необычное. Поразила отчётливость, контрастность, реальность и ясность происходящего. Наконец, я выбрался на яркую солнечную поляну и с удивлением обнаружил, что я нахожусь не во сне — я не сплю! Добился! Получилось! Я радостно взмыл вверх и в воздухе легко посмотрел на свои руки в полёте. Они были красивей обычного. Я осознал себя во сне!

Мой первый осознанный сон оказался длинным и относился к категории так называемых «Больших» снов или «Снов жизни». Исполненный особой силой такой сон может стать ключом ко всей жизни человека, его судьбе или служить разгадкой какого-то важного длительного этапа жизни сновидца. Большой сон отражает крупные повороты судьбы, основные её вехи.

Из такого сновидения человек может черпать энергию, силу, оптимизм и вдохновение всю свою жизнь!. Такой сон не обязательно должен быть осознанным. За всю «личную историю» Больших снов сновидящему может присниться не более нескольких. Сон жизни нельзя никому рассказать ни в коем случае, иначе он теряет силу.

Мой первый осознанный сон мне приснился под утро. Когда я проснулся и стал собираться на работу, меня настигало понимание того, что со мной случилось нечто очень важное, значительное и невероятное. Какая-то вселенская тайна вдруг распахнулась передо мной. Работая, я не мог переставать об этом думать, осмысляя и сопоставляя произошедшее со своим прежним опытом, но так и не охватил ту громадную ценность и последствия своего потрясающего переживания. Я чувствовал в себе силу, энергию и вместе с тем несколько возбужденный, надрывный оптимизм. Я жаждал ещё больших тайн и волшебства! Я снова кинулся к дону Хуану…

Присутствовало во мне ещё одно смутное состояние: чувство лёгкой вины, ощущение преждевременно сорванного запретного плода в самопознании. Словно я влез в область таинственного сада без разрешения и вкусил недозволенный фрукт с того самого дерева знания, которое сразу стало меня выделять и отличать от других людей, которые про всё это не знают. В то время как невидимый, но всевидящий Бог назидательно грозил мне пальцем…

С каким бы оптимизмом и вновь приобретённым вдохновением я не возобновил регулярную практику снов — второй осознанный сюжет реализовался только через 2,5 месяца. Затем ночные осознания стали являться всё чаще, пока снова не возник перерыв.

К этому времени я превратился в увлечённого сновидца-фанатика. Я громко вслух выкрикивал намерение ветру; записал собственным голосом кассету волевых установок типа «…Я всё равно осознаю себя во сне, с полной решимостью…» и слушал её перед засыпанием. Я читал специальный лист подобного текста с нарастающей категоричностью и уверенностью (по методу гипнотизёра В. Леви). Я придумывал цикл молитвенных взываний об осознании в соответствии с наставлениями дона Хуана Кастанеде, которые произносил каждые два часа (они наиболее глубоко действуют на подсознание). Наяву я часто останавливался, смотрел на свои живые руки и по сторонам, потом снова на руки. Тем самым я готовил себя к энергетической настройке сновидения. То же самое я проделывал и во сне. Много было подобных изобретений. А в магазинах уже появился прибор в виде шлема со специальными датчиками, который своими звуковыми и зрительными сигналами стимулировал ночное осознание. Однако он помогал не всем.

Как-то в самом начале ночи я долго не мог уснуть — трудности с засыпанием самое распространённое состояние начинающего сновидящего. Наконец, уснул. Снилось мне, как я засыпаю и не могу заснуть — мне мешают. Данный тип сновидений о засыпании внутри самого сна является весьма любопытным и сюжетно многообразным и характерен в начале пути Сновидения.

В этом сне я лежал в тёмной комнате, похожей на свою, и очень хотел спать, чувствовал себя истощённо и пытался заснуть. Но мой сосед (по квартире), будто мне назло, включал назойливо и нагло всевозможные звуковые приборы: радио, магнитофон, телевизор; и не давал мне спать. Продолжалось это долго и нудно. Наконец, я не выдержал, вскочил с кровати и сорванным, истерическим голосом с особой слабостью и раздражительностью закричал на него! Сосед нагло и насмешливо ответил. После короткого провала в сознании магическая Сила толкнула, дёрнула и стала меня куда-то уносить. С размаху во сне развернуло, и на большой скорости я почувствовал себя летящим над тёмным лесом. Вскоре движение замедлилось, и я опустился в полном сознании на лесную дорожку Сновидения. Для контроля посмотрел на руки — всё было, как обычно, но на левой руке не было золотого кольца. Следуя указанию дона Хуана для страховки возврата в физическое тело, наяву я носил тесное золотое кольцо на пальце, которое при затерянности в параллельных астральных пространствах отдавало пульсацией (в палец) и призвано было замкнуть мою путешествующую автономную энергетику на мою спящую, безвольную плоть.

Встреча… Встреча с Силой. Она держит и уносит тебя. Куда?! Ты отдаёшься ей легко, бездумно, легкомысленно, наивно. Тебя поглощает тайна, жажда, поиск, приключение, романтика. Ты не знаешь, что ждёт тебя впереди — ведь, это так серьёзно! — проход к полной свободе в виде высоко парящей одинокой птицы или инвалидная коляска, открытие всех тайн мира или психиатрическая клиника, блаженство богопознания, познания запредельного нагваля или постаревшая мать, склонившаяся над твоим гробом…

Я посмотрел на свои руки в том сне, и они выглядели обычными. Это было одно из моих первых сновидений (или настоящее Сновидение), а не простое ночное осознание, и о разнице чуть позже. Погружаясь дальше в лес, я увидел плывущую на меня (не очень) большую человекообразную голову. Мне стало почему-то не по себе. От головы, как на чертеже, спустились линии — разметки, и произошла «дорисовка» до неприятного человека. Я в этот период выполнял задачи по сновидящему Е. Цветкову и попросил у «человека» подарок. Но это был не сон! Противная личность невольно буркнула: «вот, ещё, каждому давать…» И скрылась в лесном шалаше, закрыв за собой калитку из веток. Я чувствовал себя необъяснимо плохо, это было вызвано тем местом, в котором я оказался. Стал ощущать скрытую опасность. Тёмный лес подёрнулся и трансформировалося в рельефный, слизистый трубопровод, окружавший меня своим пористым объёмом. Тогда я закричал: «Эй! Есть ли тут у меня друзья?!» Такая методика также описана у сновидящих Гардфилд, Цветкова. Мой призыв был услышан — со всех сторон ко мне стали стягиваться, хищно приближаться пренеприятные энергетические формы, теневые контуры, отдалённо напоминающие человеческие существа. Они подобно голодным вампирам хотели жадно присосаться ко мне. И я услышал тихий, вкрадчивый, внутренний Голос: «не надо бояться… «они» просто хотят погреться в твоей энергии». Не надо мне этого хищного «просто»! При приближении мрачных существ ощущение дискомфорта, тревоги, опасности, чуждого, инородного влияния нарастало. Это чувство трудно описать словами, можно только испытать самому (но лучше этого не делать). В «простых» осознанных снах это не так. В сновидение же искатель ощущает энергопотоки напрямую, непосредственно, ведь он сам является чистой энергией. Сновидение — это очень серьёзно! Мрачные, тусклые «фигуры» придвинулись ко мне уже достаточно близко, некоторые уже пытались коснуться или задеть меня. Поток незнакомой мне в нашем мире, нечеловеческой энергии усилился. Ни с чем подобным я не сталкивался ранее! Хуже всего, их энергия была явно не совместима с моей. Чужеродная энергия, исходящая от «существ», оказывала на меня жуткое давление и вызывала вибрации крайнего страха, в спазме ужаса я стал задыхаться. И с большим усилием, собрав последние остатки сил, я успел оторваться и взмыть вверх, подальше от этого гиблого, гнетущего места. Через секунду прожигающей молнией я вздрогул в своём физическом теле с ощущениями горячей рези, тошноты, слабости, неприятной специфической дрожи, особенно в конечностях. Я определённо вызвал к своей персоне чей-то нездоровый интерес. Несколько дней мне было нехорошо, мутило и подташнивало. Правда, не столь сильно…

В одной из многочисленных бесед с Карлосом дон Хуан объясняет ученику, что значит вызвать нездоровый интерес к себе в чужом незнакомом нам мире. Эта ситуация, утверждает он, подобна тому, как если бы перед нашим лицом, в нашей квартире неожиданно на паутинке спустился неразумный паучок. Скорее всего, мы бы его убили…

В сновидение попасть гораздо труднее, чем в простой осознанный сон. Нужен особый толчок Силы, повышенная энергия или энергетический носитель — лазутчик. Но в данном пространстве нагваля и значительно опаснее. «Сосед», который меня будил, и оказался тем самым толчком для крайнего сдвига моей точки сборки в сновидение в вышеприведенном примере. Этот сосед — я сам, который создал силу внутри себя. А моя команда (работа по осознанию), как известно, со временем становится командой Орла…

Многие сновидцы не отличают осознанный сон от сновидения по дону Хуану, хотя он постоянно указывает на это различие. Я тщательно и серьёзно исследовал этот запутанный вопрос. Сначала он показалось мне простым. Я думал, что простые сновидения так ими и остаются, а осознанные это и есть сновидения Силы в терминологии дона Хуана. Но опыт и практика постепенно высветили данное различие. Недостаточно осуществить полный сдвиг точки сборки на уровень ночного осознания. Осознанный (ясный) сон в этом случае может так и остаться простым личным и типичным для сновидящего переживанием. Некоторые ясные управляемые сны искателей по уровню вообще относятся к разряду просоночных состояний сознания. Донхуановское сновидение нечто гораздо большее. Это движение точки сборки за пределы своего обычного восприятия, за рамки энергетических проекций, за пределы собственой типичной области энергетического кокона. Это реальные миры с их реальным «населением». Наличие энергии в них! — вот главное отличие от простого пусть даже осознанного сна. В последнем случае сновидящий имеет дело с собственными фантомами, призраками, иллюзиями и воображением. За такими сновидческими проекциями в реальности нет ничего.


Приведу основные признаки Сновидения:

— особое непривычное, необычное, новое ощущение статуса или положения своей точки сборки (сознания);

— генерация особой, специфической, инородной энергии и её восприятие напрямую, которое трудно описать и передать словами;

— невозможность сразу интерпретировать (обработать в восприятии) объекты Сновидения, или необычность и странность самих объектов (вспомните странный образ рыбо-птицы во Сновидении Кастанеды);

— необходимость наличия гораздо большей, повышенной энергии, чтобы попасть в Сновидение; толчок магической Силы или влияние энергии лазутчиков;

— невозможность пройти, проникнуть сквозь чужую сновидческую фигуру (исключение составляет пространство чужого человеческого сновидения, в котором можно оказаться случайно);

— особое, энергетическое чувство осознания себя чистой, плавающей энергией (на начальном уровне проявляется в виде инерционности движения, «неповоротливости» и т. д.);

— миры сновидения, их образы стабильны и неизменны в восприятии и остаются такими же по очередному возвращению в них — основной главный признак. (свои и чужие сны неустойчивы, изменчивы, текучи).


…Заснул не сразу. После короткого сна проснулся от необычного давления сверху. Оставался в дрёме, плавающее давление локализовалось в области груди. Через миг оказался в осознании. Я подплывал на лодке к причалу. Вечер. Поднялся на пирс. Взглянул на руки. Усилилась энергетика. Ещё большую энерготрансляцию генерирует и языковой замок на гортань. Всё освещено слабым голубым светом. «Поплыл» в энергетическом теле по причалу с инерцией движения. Здание, похожее на водный порт. Пронзил толстую стену, ощущая фактуру железобетона. Светло. Большой вокзальный зал. Люди, пассажиры. По направлению ко мне движется обычный молодой мужчина с усиками в плаще и шляпе. Хочу остановиться, но мешает инерция передвижения. Сталкиваюсь с этим человеком и не могу сквозь него пройти. Не пускает. Это не сон! Столкновение особое энергетическое, как двух воздушных шаров. «Прохожий» отлетает дальше и удивлённо озирается. Затем решительно идёт на меня, пытаясь вглядеться в моё лицо. Взгляд вызывающе подозрительный. Как новичок, я решаю не рисковать и на всякий случай удираю в своё тело. Действительно, рядом с нами параллельно сосуществуют различные энергетические миры, похожие и вовсе непохожие на наш. Существуют целые астральные города, в которых живут люди, ходит свой транспорт и т. д. На непривычные же (в восприятии) пространства мы всё равно накладываем собственную проекцию известного, принятого, узнаваемого.

Шло время, я набирал опыт. Цепь неслучайных случайностей — событий выстраивалась вокруг меня определенным образом, скрытый смысл которых я в то время осмыслить не мог. Но пришёл момент, когда своему духовному поиску я решил посвятить всю свою жизнь. Я решил, что дорога сновидений — это мой путь развития. Началось уже не хаотическое и случайное приобретение знаний. Я уже выстраивал свою систему духовного познания и практики, отбирая и исходя из того, что максимально будет работать на сновидения.

Я стал искать сновидящих и встречаться с людьми, у которых появился подобный опыт. В основном у многих он был связан с К. Кастанедой. Я ездил по различным кастанедовским группам, наблюдал, сравнивал. Опыт обнаруживался разный, противоречивый. Приходилось со всем этим долго разбираться.

Я видел и понимал, что все эти увлечённые маги-сновидящие, и я в том числе, сильно обусловлены энергетически, чтобы всерьёз идти путём сновидений. С другой стороны, было очевидно, что все эти люди в группах, общаясь и упражняясь совместно и по отдельности — просто играют в магию Карлоса Кастанеду. Они придумали себе такую детскую игру, исходя из его описаний, и их жизнь стала немного занимательнее и интересней. По-другому быть не могло — группы созданы искусственно, без вмешательства Духа. А без Духа, как говорил дон Хуан, нет и не может быть серьёзной игры.

Требуется много работать, многое превзойти в себе, от многого отказаться, многое преодолеть. Играть легче. Руководитель одной из таких групп с дрожащими от волнения руками и бегающими растерянными глазами намекал мне, что он двойной человек, нагваль, — но сам не разобрался со многими аспектами пути. А мои вопросы его приводили в плохо скрываемое, нервное замешательство.

Недолго длилась эйфория обмена опыта с российскими сновидящими. Даже с ними меня больше ничего не связывало.

Тогда я решил круто изменить свою жизнь, уйти с работы, бросить всё, серьёзно встать на путь одинокого воина и отдать себя полностью тропе сновидений.

Так закончилась Встреча. Или только началась?!


Колдовской перекрёсток

Встреча только началась! Встреча только началась, а я уже на скорости приближался к колдовскому перекрёстку. С одной стороны передо мной всё отчётливее вырисовывались, обозначались принципы и законы непостижимого нагваля, а с другой — сновидения стали выдавать сплошные сюрпризы, загадки, неясности, головоломки. Тайны сновидений похожи на матрёшку. Открываешь одну матрёшку, а в ней другая. Думаешь, вот она видимая и конечная истина. Открываешь её, а внутри этой матрёшки скрывается новый секрет. Взламываешь и его, надеясь на проникновенное, окончательное познание, а там новая тайна. И так без конца…

Днём после обеда дома прилёг на диван. Заснул. Вышел на уровень осознания. В этом сне также был день. Летел по городу вдоль высотных домов, но город был незнакомый. Заметил открытое окно — сыграло любопытство, и я залетел в чужую квартиру приблизительно пятого этажа. Прошёл на кухню, при этом неловко задел обеденный стол таким образом, что последовал громкий звук, а я почувствовал в бедре самую настоящую боль от удара! Из коридора донёсся женский голос: «Вася, ты пришёл? Сейчас я иду и мы будем обедать!» Не дожидаясь разоблачения, вылетел через окно на улицу. Кто этот Вася и куда я попал? В чужой сон или в чью-то явь?

Заснул в своей постели ночью. Точку сборки качнуло на осознание: я парил вдоль городской улицы. Ранний вечер. Заглянул в некую рабочую контору, пройдя сквозь стену. Обычное офисное помещение. Стоят в ряд столы, за которыми сидят сотрудницы. Подсев к одной девушке, я стал ей подробно объяснять и доказывать, что она сейчас находится в своём сновидении, что всё это рабочее место ей снится, что сейчас ночь, а сама она спит у себя дома. Лицо девушки от деловой озабоченности стало меняться к осмысленному выражению и крайнему удивлению и страху. Вдруг она растворилась, исчезла! Проснулась в своей кровати?

Сновидения постепенно стали для меня обретать всё более убедительную и достоверную реальность. В них кипит самая настоящая жизнь и не только твоя! Бывало, что во сне я попадал в воздушные потоки. Это были самые настоящие ветры. Ветры нагваля. Причём они могли быть холодными, горячими, прохладными, прожигающими, влажными или сухими, пустынными. И дули они по-разному, прямым и ровным направлением или прерывисто, с завихрениями. И всё это я отчётливо ощущал, чувствовал!

Пространство Сновидения представляет собой текучую плотную, упругую либо прозрачную, мягкую энергию. Но порой грубая материя и физическая, предметная твёрдость странным образом упрямо даёт о себе знать. Например, в осознанных снах несколько раз при различных ситуациях, понимая, что я сплю и вижу сновидение, я производил такие манипуляции. Я придвигался к стене некого помещения и отдавал себе отчёт в том, что передо мной «стена сновидения», за формой которой простирается движущаяся энергия, а значит я с лёгкостью могу пройти сквозь эту стену. Ведь во сне это делается очень просто, и сам я это проделывал тысячу раз. Но не тут-то было! Когда я тыкал в стену сначала пальцами рук, потом плечом и всем телом и с каждым разом всё сильнее и сильнее, с такой же нарастающей силой я ощущал нерушимую, непоколебимую твёрдость стены и боль сотрясения! Стена сновидения проявляла грубую материальность (???)!

Действуя в нагвале, всё чаще в своём опыте, я подтверждал достоверность учения толтеков в тех или иных признаках, рубежах, энергетических проявлениях. Сокровища мексиканских магов — реальны! А основополагающий постулат толтеков утверждает, что за основу жизни и существования необходимо брать не биологический, плотно-материальный организм, а в первую очередь наличие или присутствие световой структуры сознания. Данный тезис объективен, безусловен и абсолютен. Вселенная напичкана бесконечным множеством разнообразных видов и форм разумного сознания!

И наяву я стал ощущать энергетические поля. Как справедливо отмечал дон Хуан, когда маг набирает силу, его точка сборки начинает принимать нисходящие энергопотоки. Это переживается как мимолётная печаль, грусть, подташнивание, несильные головокружения — такими эффектами сопровождаются колебания и энергетическая настройка точки сборки на нужные эманации. Первоначально не доверяя своему опыту, подтверждающего законы волшебного, магического мира, я в конечном счёте не мог не принимать и не верить ему!

Однажды после астральной борьбы в Сновидении, борьбы, при которой один из лазутчиков обжёг, обдал меня леденящим холодом, я почувствовал и те самые энергетические волокна, исходяшие у меня, как и описывал дон Хуан, из нижней части живота. Именно этими энергетическими щупальцами мы и «схватываем», и удерживаем, и воспринимаем этот наш мир. Именно эти волокна представляют собой нашу волю. И как выглядят и чувствуются эти волокна (длинными или короткими, толстыми или тонкими, слабыми) — такова и наша сила воли!

И эти сокровенные знания толтеков представляют собой объективную энергетическую реальность — я это полностью подтверждаю! Сновидения развивают неукротимую волю, которая способна вывести мага из пространства его личных иллюзий и проекций в иную энергетическую достоверную данность. Энергетический мир — суть нашей жизни…

Как-то целых полночи я никак не мог себя осознать во сне. Полночи за мной неистово гонялись неорганические существа. При этом я сам их выманил. Я выдавал порциями (и вовсе не осознанно) такой сильный страх, что кормил им целую группу. Ведь страх, как известно, это самая любимая, изысканная энергетическая пища союзников магов. В испуге я продолжал убегать и также жадно и неотвязно, как приклеянный хвост, меня преследовали. Наконец, я успокоился и пришёл в осознанное состояние, союзники отстали. Я оказался в Сновидении и стал изучать обстановку. Я находился в неких непонятных коридорах, по которым и продолжал своё движение. И тут я встретил группу неких разумных существ, с которыми возникло общение. Мне было привычней воспринимать эти существа в виде человеческих контуров, а их очевидная разумность утвердила меня в моём восприятии. Однако, в ходе общения, как это ни странно, выяснилось, что это именно они гонялись за мной и кормились моей энергией, именно от них я убегал!.. Тогда я воспользовался уникальным случаем разузнать у этих неорганических существ некие секреты сновидения, которые не описаны у самого Кастанеды… А ещё позднее я оказался по ощущениям в неком подземном бункере, по виду, как мне показалось, бронированным. Здесь обитали различные формы женских энергий, весьма соблазнительные на вид, но я не искусился и продолжал движение далее с целью исследования. Через некотрое время попал в тупик и стал в осознании «виснуть» в тесном пространстве. Однако притяжение прошлых женских энергий настигло меня, я возвратился в бункер (причём минуя значительное расстояние!) и к своему удивлению обнаружил, что все формы пространства и недавно явленных мне энергий остались стабильными, прежними, неизменными, такими же как они были при первом моём посещении — это не сон, не мои проекции!

Плоскость, объём сна и яви для меня постепенно сливались, стягивались в единую реальность. Объективным оставалось моё осознание. Тайна сновидений по-прежнему завораживала, манила, неодолимо влекла, притягивала. И однажды я пережил опыт, очень похожий на опыт мага и бенефактора Кастанеды дона Хенаро в молодости, в период начального проявления дубля. Сновидение было очень сложным, явственным и очень живым…

В это время я всё ещё работал на фирме. И как-то в обеденный перерыв в отсутствии других сотрудников я прилёг на диван в холле, чтобы расслабиться. И не заметил, как уснул. Меня разбудил негромкий звук включившейся холодильной установки. Я встал на ноги, но с каким-то странным потрескивающим звуком, словно треснуло стекло. Посмотрел на часы, перерыв заканчивался. Надо было работать. Сейчас придут сотрудники и начальство. Я взглянул на диван и обомлел — на диване лежал я и нагло продолжал спать! Тогда я в спешке пытался себя разбудить, ведь я мог получить от начальства разнос. Я протянул к себе руки… Однако на собственное пробуждение почувствовал некий запрет. Тогда я в испуге стал метаться, не зная что делать. Мимо меня, спящего на диване, по холлу стали проходить сотрудники, начальники… Тогда я, пробуждённый, стал к ним приставать и просить о помощи. Я просил разбудить меня или подсказать, как мне вернуться в самого себя — я не знал и не мог это сделать! Меня никто не слушал или пренебрежительно не замечал! Тогда я в отчаянии вышел на улицу и автоматически побрёл к своему дому. От места работы до моего жилья было всего 15 минут ходьбы. Я зашёл в свою квартиру и тут меня, как мячик на резинке, «оттянуло», отбросило. Я проснулся. Но где бы вы думали? Я проснулся у себя дома, в квартире! Тогда я быстро побежал на свою работу, чтобы как-то оправдаться у своего начальства за свою ленность. Я ворвался в холл и, проходя мимо дивана, увидел опять себя, продолжавшего беззаботно дрыхнуть! И тут я окончательно проснулся… Тотчас же пошёл по кабинетам, чтобы осторожно выведать, был ли я замечен и, если это необходимо, объяснить начальнику свой отдых в рабочее время. Ни один из сотрудников, проходящих мимо меня, спящего, меня не видел!

Матрёшка сновидений…

Я приблизился к одной из самых главных магических загадок — тайне сновидений. Я прибыл на тот самый запутанный, колдовской перекрёсток, на котором сон и явь пересекаются. На котором дубль видит самого себя во сне, а всё в этом мире и мир и сам человек, действующий в нём, представляет собой лишь только сон!


Существуют ли духовные ловушки?

Предполагаю, что читатель этой книги может быть самым убеждённым сторонником тезиса «Все пути ведут к Истине, Любви и Свободе!», но в то же время он не может не понимать, что на каждом духовном пути имеются свои препятствия, рискованные повороты и опасности. Не может он и не учитывать, что каждый путь предполагает ложные, ошибочные ходы, тупики и блуждания в русле данного потока сознания. Однако в этом случае подобные блуждания рассматриваются всего лишь как временные и подразумевают всё же обнаружение правильного направления и быструю устремлённость к желанным рубежам в дальнейшем…

Да, духовное развитие есть не беззаботная счастливая прогулка в летнем цветущем саду, наполненном свежими ароматами спелых сладких фруктов и цветов. Точнее, — не только это. Однако понятие о духовной ловушке следует значительно дополнить и расширить. Как же её в таком случае понимать?

Если существует абсолютная, ослепительно сияющая Истина, то, естественно, должны образоваться и быть и различной степени отблески этой истины, удалённые от неё также в различной мере. Обратимся к примеру с громадными башенными часами. Он позволит нам охватить суть распространённых духовных ловушек.

Используя творческое воображение, допустим следующую сказочно-фантазийную ситуацию…

Вы — пребываете в активном духовном поиске и стремитесь к неким духовным уровням и идеалам. Очевидно, что ухватить желанную жар-птицу нелегко, вы продолжаете экспериментировать, пробовать, искать, но, несмотря на преходящие эффекты, искомого по-прежнему не обретаете…

И вдруг вы неким тайным образом узнали — вам открылось, вам рассказали, вы случайно обнаружили старинный фолиант, вы встретили тайного наставника… В общем, вы узнали, что в неком старом городе находятся большие башенные сказочные часы. И если разыскать этот город, обнаружить в нём эти часы, то стоит ранним утром встать лицом к их циферблату, узнать, сколько времени, дождаться солнечного полдня — как вы сразу обретаете всё-всё самое желанное. На часах проступает ослепительный светоносный лик, и сам Бог исполняет все ваши желания! Вам стоит всего лишь добраться до этих волшебных часов, взглянуть на стрелки и погрузиться в солнечный полуденный свет. Что ж, неплохой образ и символический замысел духовного поиска…

И вот вы некими правдами и неправдами добрались до нужного города и даже нашли городскую площадь с чудесными часами, вы почти у цели… Вы знаете, что главное в вашей жизни узнать своё время — для этого и служат часы. Вам также известно, что истина сияет ярким, насыщенным Светом…

Вы уже видите башенные часы, уже приближаетесь и приблизились к ним. Вы почти у конечной цели духовного путешествия. Как вдруг! Небольшая дверца задней стороны сказочной башни открывается и перед вашим взором неожиданно появляется человек. Он выглядит очень привлекательно и обаятельно — вызывает полное доверие — и представляется привратником, хранителем, смотрителем волшебных часов. Он радостно улыбается вам, словно ждал вас уже давно, именно вас, и приглашает войти…

Близость волшебных часов успокаивает вас, а их духовное величие обнадёживает — истина рядом, а смотритель так сильно располагает к себе. Ведь он страж самой главной Тайны! Он — человек знания!

В свою очередь, хранитель, убедившись, что вы уже вошли в башню, начал вдохновенно живописать, открывать неожиданные и весьма оригинальные знания про внутреннее устройство часов. «Взгляните, — восторженно и восхищённо восклицает он. — Перед вами обнажённая истина, как она есть. И только вам она сможет быть доступной!» При этом вы осознаёте собственную исключительность. Истина открылась именно вам и в такой уникальной форме, о которой ещё не знает никто…

А привратник не даёт вам опомниться — он нагружает, впечатляет, показывает, обращает внимание на всё новые и новые интересные детали. «Обратите внимание, — открывает он с таинственным видом, — перед вами главный маховик. Именно он приводит в действие сказочные часы. А вот шестерёнки, канаты, винты, верёвки… Видите, как всё искусно увязано и взаимосвязано и как самым чудесным образом действует! А вот лестница вверх к циферблату — давайте руку, не бойтесь! Я поведу вас к Свету!»

Вы уже давно забыли о главном, о том, для чего служат сами часы и что вам нужно узнать самое главное — «сколько времени?», вы верите привратнику, ведь он — волшебник, уникальный специалист, видящий! Вы верите, что это и есть путь к Свету и стрелкам часов — через заднюю дверцу! И тогда вы полностью доверяетесь смотрителю часов, протягиваете ему свою руку и отправляетесь в сказочное путешествие…

Вы будете двигаться по винтовой лестнице очень долго. Долго и долго. И очень часто останавливаться в пути. Смотритель периодически будет обращать ваше внимание на отдельные части усложнённого часового механизма и восхищённо «чмокать». Восхищаться будете и вы…

Иногда вас будет настигать смутное подозрение, некая внутренняя тревога и на поверхности сознания оформится вопрос: «А зачем я здесь? Я до сих пор так и не узнал, в каком положении находятся стрелки часов. И почему я не вижу чистого, солнечного света, а по-прежнему двигаюсь в полумрачных переходных площадках и тёмных туннелях?» Тем не менее, смотритель, обнаружив ваше замешательство, тут же успокаивает вас: «Вы приобретаете и получите не просто знание о времени, которое показывают эти часы, вы узнаете, как работают сами часы — оцените столь уникальную значимость и важность этих эзотерических знаний!» В итоге вы продолжаете двигаться, в действительности не двигаясь к цели совсем! А хранитель продолжает распылять воображение, увлекать, удивлять, вдохновлять, поражать, восторгать, убеждать. Он создаёт в вас полное ощущение того, что истина доступна, а желанное так близко…

Однако даже на самой верхушке заднего подъёма сказочной башни изнанка циферблата не показывает время и остаётся тёмной стороной и путём во мраке в целом. Духовный искатель движется в тупик, а ещё точнее — не движется вовсе!

Таков общий замысел духовной ловушки. Ловушка — это сети, западня, энергетическая паутина, яма, непроходимый лабиринт… Ловушкой может оказаться не только отдельный ошибочный ход на отдельном участке пути, а САМ ПУТЬ В ЦЕЛОМ! Имеются духовные пути, которые никуда не ведут! И таких путей очень много!

Существуют «ловцы света сознания». Их «Хозяину» и им самим требуется живая энергетическая пища. Ловцы разбрасывают повсюду свои сети и очень искусно заманивают в них.

Есть ли смысл утверждать, что приобретённые духовным искателем знания, искажённые тьмой на ложном пути, не являются знаниями, что они в конечном итоге бесплодны?

Стоит ли подчёркивать, что наш духовный путешественник, рискуя в любую минуту сорваться со скользкой старой лестницы вниз, так никогда и не увидит света Любви и Истины? И ничего не получит.

А что если привратником или смотрителем окажется маг-толтек или сам «новый видящий» дон Хуан?!


Астральный удар

Эту историю я пока скрою. Достаточно сказать, что я был прямым активным участником её событий. Трагическое и комическое в ней настолько смешаны, что выдумать её невозможно — только сама жизнь может сложить, сплести столь неповторимый узор сюжетной линии.

Обозначу лишь концовку. Я и мой представительный, импозантный товарищ Сергей Алексеевич обидели одного человека. Обидели, этого не заметив, словом, самым естественным для нас образом. Человек, которого мы обидели, оказался на редкость высокоэнергетичным от природы. Ответной его реакцией стал непроизвольный, но мощный поток отрицательных эмоций в наш адрес. Этакая взрывчатая, гремучая смесь обиды, гнева и ненависти по отношению к нам (нечто вроде сильного проклятья). Под этим влиянием, ничего не подозревая, мой авторитетный друг при дополнительном стечении обстоятельств умирает, а я начинаю стремительно приближаться к инвалидной коляске, теряясь в догадках «почему?» И вот тут на арену событий выступил второй нагваль. Но сначала о первом.

Напомню, что одно из значений понятия нагваль определяет двойного человека, т. е. мага, который обладает энергетической конфигурацией, состоящей из четырёх сфер, включающей ёмкость и возможности целых двух отдельных людей, взятых вместе. На практике по многочисленным показателям нагваль превосходит обычного человека во много (в 10-100 и более!) раз. Это относится к его выживаемости, привлекательности, устойчивости, мудрости, неуязвимости и т. д. Если он ещё при этом развивается через Сновидение — то обретает непостижимые способности, становится полностью недосягаемым и неописуемым.

В этой главе я буду пользоваться вышеобозначенным понятием нагваль. В учении Хуана-Кастанеды понятие нагваль обладает ещё одними дополнительными смыслами. Одновременно нагваль является руководителем группы магов, предводителем и наследником линии знания, передаваемого из поколения магов в последующие поколения. Такой маг активно взаимодействует и постигает Дух. Сам Дух также именуется нагвалем.

Нагваль — очень редкое явление человеческой природы. Почему мир, Бог создаёт такие редкие людские исключения неизвестно. «Видящий»[4] может прожить долгую жизнь и «видеть», прозревать энергетическую сущность очень многих людей, но двойной человек может так и не встретиться или встречаться крайне редко. Я же «случайно» оказался сразу среди двух нагвалей.

С первым нагвалем Мишей я давно уже много лет работал бок о бок. После первоначальных притирок и трений мы оказались в хороших дружеских отношениях. Его отличало повышенное чувство справедливости и желание придти на помощь в трудную минуту. Русский нагваль Михаил — коренастый, широкоплечий круглолицый парень — не подозревал за собой ничего особенного и необычного. Он попивал водочку и периодически от неё же, родимой, побаливал. Тихо, мирно, как все, жил и я. Зарабатывал деньги, в помине не слыхивал ни о какой эзотерике, и, тем более, о доне Хуане с Карлосом Кастанедой. За разными прочими удовольствиями жизни не проглядывался иной смысл существования.

Когда места будущих театральных представлений касается таинственный и вездесущий Дух, всё готовится и преображается заранее. Издалека от меня, из-за кулис, из-за занавеса, из Сибири в Москву приехала женщина-целитель, женщина-нагваль по имени Мария. Она выглядела очень обаятельной, симпатичной и молодой и, казалось, обладающей неопределённым возрастом, приблизительно от 30 до 40 лет (в действительности же ей было тогда 48). В лице Марии просматривались черты молдавского типа — чёрные густые ресницы, тёмные глаза, но тело было не тёмным, а отличалось белой здоровой кожей, отдающей теплом и энергией.

Женщина-нагваль представляла собой прямую передачу знаний от старой бабки, колдуньи-знахарки, по линии целительства и занималась лечением людей в рамках русской народной магии. Линия настоящих русских целителей — колдунов. Такие целители не нуждаются в рекламе, они не лезут на телевидение и в газеты, как большинство современных свежеиспечённых экстрасенсов. В настоящее время в России группы магов по кастанедовскому типу отсутствуют. А отдельные искусственно созданные центры и коллективы «русских толтеков» совсем не имеют под собой никакой реальной почвы и основы. А вот линии русского целительства прямой передачи в России существуют. Говорят, что если такой целитель-нагваль за всю свою жизнь не «увидит» нагваля-преемника, то некому будет передать свои знания. В этом случае он будет сильно мучиться перед своей смертью. Вот почему Мария, как только «увидела» моего Мишу — тот лечил у неё что-то — сразу «зацепилась» за него, как за возможного наследника. Но Миша оказался крепким орешком, упёртым парнем, к тому же, жена, двое детей. Хочу, говорит, жить обыкновенной жизнью, и водочку продолжает попивать. Вскоре, нагваль Мария уехала к себе в Сибирь.

Настало время развязки сюжета. Я активно занимался практикой сновидения, подумывал об увольнении с работы и выходил на путь одинокого, независимого воина.

И вдруг меня серьёзно прихватило, и не пойму отчего. По началу было похоже на радикулит. Искривления в нижней части позвоночника сопровождались острыми болями в области поясницы с отдачей в ноги. Ходить становилось всё труднее, наклоняться и разгибаться тоже. Похоже, дело шло к параличу и инвалидности. Пошли всевозможные лечения, больницы, доктора, лекарства и народные средства. А болезнь прогрессирует. Долго мучился. В этот самый момент занавес неожиданно для меня открылся и на сцену выступила та самая женщина-нагваль Мария, объявившаяся в очередной раз в Москве.

Только когда я сделал полный пересмотр своей жизни, я многое увидел, все сложные ходы своей судьбы, всю свою жизнь как с высотного фокуса охватил сразу. Полевой зверёк копошится в нас между ближайшим кустом и двумя запасными лазейками в норку, и считает, что всё знает про свою жизнь. Одинокая птица, высоко летящая, видит всю землю, весь замысел в целом, всю судьбу обозревает. Многое мне открылось. Понял, где Дух действовал, через какие лабиринты меня проводил, где учили-натаскивали, к чему готовили. Что вспоминалось ранее, как незначительное, мелкое, ненужное и даже ошибочное, неожиданно преобразилось, приобрело свою значимость, выстроилось в стройную разумную систему.

И вот из опыта и знания — от нас мало что зависит. Это нам кажется, что мы такие умные, самостоятельные. Многое можем планировать, делать. Мы — дети неразумные! Сила, Дух, Бог, если захочет, проведёт через все коварные ловушки, препятствия и опасности и многим наделит. А не захочет — споткнёшься на ровном месте и расшибёшься насмерть. Я отдан Силе, я отдан Богу…

В период стремительно развивающейся болезни я уже знал кое-что, но ничего ещё не видел, не понимал глубоко.

Бог повелел залатать меня нагвальной энергией. Кстати сказать, до этого в своей жизни я не знал, что такое долгая и серьёзная болезнь вовсе (меня могут понять только очень больные люди). Нагваль Мария посмотрела на меня раскосым, периферийным взглядом — я знал, что это — она не просто смотрела на меня, она просматривала мою энергетическую сферу, она меня «видела». Целитель удивилась силе астрального удара, по её словам, ни с чем катастрофически подобным она до сих пор не встречалась. Назвала точную причину моего заболевания и приступила к лечению, уповая на Дух. Дух был «согласен»…

Я и ранее по жизни обращал внимание на странное свойство некоторых людей обладать периферийным зрением. Раскосый взгляд таких людей намного более проницательнее и необъяснимо глубже. Словно тебя просвечивают рентгеновскими лучами. Ничего невожможно скрыть от такого человека.

Потихоньку я восстанавливался. Дыра в моём энергетическом коконе стягивалась, закрывалась и вскоре была полностью заделана, но тело ещё долгое время страдало. Я пришёл в норму только через мучительные четыре года! В период лечения проявлялись любопытные магические феномены. Я чувствовал энергетическое тело женщины-нагваля на расстоянии (в условленное для планируемого сеанса время). Энергия очень явно толкала меня в бок и входила в тело. Мария приходила ко мне и во сне, не подозревая, что я уже не новичок в магии и могу контролировать посторонний к себе интерес. Во сне у моего двойника, а не у моей дневной личности, она интересовалась более откровенным отношением к себе и завышала плату за лечение, наблюдая мою реакцию…

Интересный знак был дан нам с моим другом Мишей (а свёл меня с Марией именно он). В благодарность за лечение мы угощали женщину-нагваля в отдельном кабинете ресторана. И между собой и при ней непомерно расхваливали её целительские способности. В конце ужина сами пошли ей за кофе. Неожиданно кофеварка, словно обрела человеческое сознание, и так сильно, по очереди (!) нас облила водой, что мы очень удивились. Я, как знаток Кастанеды, говорю Михаилу: «Понял, почему так случилось?». Он подумал и говорит, вытираясь, — понял. Вижу по его лицу, что он понял нечто своё, другое (в дальнейшем он стал хорошо разбираться в духовных вопросах). Я же принял приблизительно такое послание: «через неё Я (Дух) тебя лечу, а не она»… Два разных сообщения через кофеварку вышло, мне и нагвалю Михаилу.

Я много беседовал с Марией. Эта женщина донхуановского магического уровня. Я расспрашивал её про энергетический кокон, про то, как «видится» точка сборки, про сновидение и многое другое. Сам думал, размышлял, прояснял для себя отдельные ньюансы и позже выверил и подтвердил в своём личным опыте. Кастанеда в ту пору во мне жил, трепетал и расцветал, несмотря на болезнь. Параллельно всё равно сновидел, хотя нагваль и предостерегала меня от этого. Но я думал по-своему: сновидение мне даст силу, энергию и полное исцеление.

После астрального удара я не мог физически работать и почти год не вылезал из «больничных». А когда Мария залатала мою «пробоину», я вышел на работу. Вскоре я посетил астролога. Он снова меня предупредил, — будешь, говорит, из тела продолжать выходить — тело физическое и здоровье своё сильнее разрушишь. Опять не послушал. Стою на своей идее, которая заключается в том, что сновидение уплотняет личную энергию и наделяет силой. Летаю себе в сновидческих мирах. Однако предупреждения и знаки шли, и в том числе от других людей — не понял, не увидел, не услышал. Ослеплен я учением дона Хуана и его сновидением! Только много позже я окончательно и детально разобрался с этим нелёгким вопросом.

Похоронили Сергея Алексеевича. Всё предстало как во сне, как какая-то игра в похороны. Вот был он высокий представительный, внушительных размеров человеком, с животом солидным, а теперь вдруг, ни с того ни с сего, лежит себе неподвижным студнем в гробу, высохший жёлто-зелёный. Как вещь. Рука его и ногти на пальцах этой руки сплошного жёлтого одинакового цвета, как у манекена из магазина. Ботинки, пиджак осели и выглядят не по размеру и неуклюже одетыми. Мать моего бывшего друга, пожилая женщина, вся в слезах, толи ему, толи нам что-то всхлипывая, причитает: «За что?!» Всё было приличным, благородным и в начале поминок. Никто не смеялся — отдавали память покойному. Но через час знакомые, друзья покойного, уже подвыпившие, стали разговаривать каждый о своём — живые о живом. Мыслил я, к чему этим людям о смерти задумываться, они никогда не умрут — бессмертные они. Сам же ехал домой, проникал, погружался, медитировал о смерти.

Друг мой, Сергей Алексеевич, после своего ухода часто ко мне в сон приходил. Незадолго перед своей смертью он, полушутя, спросил меня: «А правда, там что-то есть?», подразумевая под «что-то» загробную жизнь. Я уже знал тогда, что «там» не что-то, а много чего есть! Но разве расскажешь, объяснишь материалисту? Я свято хранил свою тайну познания.

Сергей Алексеевич в своём теле снов после смерти, как я наблюдал, стал другим. Тупой, несоображающий, с низким уровнем осознания и привычными, автоматическими реакциями и ответами. Дело в том, что тело сновидений любого человека без точки сборки и практики при жизни обладает собственным уровнем сознания, и крайне низким, неразвитым. А покойный, приходя в мой сон, будто всё хочет меня о чём-то спросить, получить, наконец, объяснения.

А правда, там что-то есть?..

Как ни странно, мой умерший друг Сергей неосознанно помогает мне понимать, что я во сне. Я, как его вижу, вспоминаю — Серёга-то умер, это же сон! Дальше сразу на свои руки гляжу для контроля и настройки, ну, а потом свои магические задачи выполняю.

Покойный был нашим общим другом с нагвалем Михаилом. Миша, конечно, подключал своего засекреченного целителя Марию для срочной экстренной помощи ещё живому Сергею Алексеевичу. Но Дух не захотел! Внешне случился между ними какой-то разлад, непонимание и Мария снова уехала…

Когда сновидящий практикует, его точка сборки постоянно в действии, движении. При этом она увлекает за собой световые волокна и деформирует энергетический кокон (шар). Шар «раскрывается», и в него могут легко войти отрицательные, разрушительные вибрации из «внешнего» мира и нанести смертельный удар по телу или вызвать серьёзные болезни.

Практикующий сновидение должен быть очень внимательным и предельно контролировать себя, свои действия, а также поступки других (что называется сталкингом). Необходимо соблюдать моральные качества безупречности и стремится к духовной чистоте. Этого в начальном периоде практики сновидящий как раз и не может.

Контролировать себя очень трудно. В любом случае нужна внимательность и крайняя осторожность при общении с другими людьми!

А меня вынесло на уровень третьих энергетических врат сновидения по дону Хуану. Со смертью друга и астральным ударом, я понял, что моя магическая практика является делом нешуточным. И всё же я был окружён романтической аурой, верой в чудо, волшебство, удачу, и мною управляли — дерзость, риск, азарт, вожделение и желание, и предвкушение всё новых и новых тайн. Ещё не было длительного опыта и глубокого знания. Я был излишне самоуверен, а теперь, как я вижу, — просто наивен, бездумен и глуп! Продолжая выстраивать приобретённые знания под свою систему занятий по К. Кастанеде, я надеялся через несколько лет выйти на уровень четвёртых сновидческих врат. Я сновидел, а не видел осознанные сновидения в стиле Лабержа![5]

Я неправильно начинал… Мы живём среди реальных сил, энергий, малых, больших и могучих, а себя мы считаем разумными существами. Но на самом деле ничего не знаем о жизни. Полубессознательные, спящие наяву, мы ничего не замечаем, даже ветра…

Как-то я попал в один из кастанедовских снов, им описанных. Типично деревенский пейзаж, сельхозтехника разбросана. Небольшой агрегат. Мне неодолимо захотелось нажать большую красную кнопку на нём, и я нажал. Агрегат вздрогнул…

Ветер больших перемен уже дул мне в лицо. Звенья быстротечных лихих событий последовательно сомкнулись в цепочку. И свежий воздушный вихрь новой жизни, наконец, полностью выбил меня из привычной, однообразной, рутинной и такой накатанной колеи.

Не скрою, не без самосожаления, ностальгии и грусти я увольнялся с высокооплачиваемой работы на инофирме. Я расставался со своим обыденным миром, чтобы встать на путь одинокого воина. Ты отдаёшь себя Богу — а это трудно — теперь он начинает вести тебя по жизни.

В моих планах было уехать на весь тёплый, с весны по осень, сезон в деревню, в которой я много лет не был; поселиться в старом деревянном домике, давно умерших деда с бабкой, пожить отшельником и отдаться магическим практикам на природе по дону Хуану и, конечно же, увлекательным путешествиям в сновидениях!

Меня вела Сила. Что-то ещё держало в городе, мелкие дела. Оборвал все связи с людьми, отношения, затемнил, затуманил мотивы своих поступков и планов, чтобы исчезнуть, раствориться и стереть личную историю. Уже начал пересмотр своей жизни. Но это не так просто. Мы живём и вынуждены существовать среди людей, в социуме. Ни одну женщину я в начале не смог позвать с собой в магический и волшебный мир снов. Женщины шарахались от меня, когда я «раскрывался», подозревая лёгкое помешательство (а ведь, именно они значительно способнее нас, мужчин, к практике сновидения!) Мой путь и удел одинокой птицы…

Положительным было то, что на первые несколько лет жития у меня имелись деньги. Быстро на удивление, в один день рассчитался с работы. А при расчёте в бухгалтерии в кабинете мне неожиданно был явлен знак — напутствие. Хмурый и незнакомый бухгалтер предложил взять, «подарил» как ненужный (?!) («Хотите — заберите себе»), «ничейный» (?!) первый толстый том К. Кастанеды! У меня такого ещё не было, а имелись две книжонки в мягких обложках, вошедшие в первый том. В благодарности к Духу я принял бесплатно бесценный дар.

Один, без семьи, без поддержки и опоры, без работы, без друзей, знакомых и наставников, больной, тогда ещё почти инвалид, с неясной и смутной надеждой (на что?!), но с плотно составленным графиком донхуановских практик я уехал в деревню. Сюда, в деревню я буду ежегодно приезжать на весь тёплый сезон для практики и жизни.

Так я стал одиноким воином…


Деревенский калейдоскоп (1)

Деревушка моя затерялась за лесами, среди болот и полевого раздолья. После лета «зимует» всего пять домов. Сколько таких на Руси полузаброшенных, полупустых деревень с одинокими бабками. Почти совсем высохли русские, самобытные, крестьянские корни. Однако многие ветхие лачуги со временем превращаются в крепкие дачные постройки с участками земли для жителей областного города, которым тоже не хватает денег. И городским людям приходится «выживать» за счёт своих огородиков. Лицо русской земли показывается не в столицах, где пышно процветает капитализм, а вот в таких вот убогих деревнях, забытых богом. Каждый год здесь от водки умирает кто-нибудь, в основном не очень старые мужчины. Россия времён христианского странничества, когда по дорогам бродили калеки, кликуши и юродивые, так и не изменилась и по-прежнему больна.

Деревня, Русь! Кажется, ты ещё жива, видится, ты тихо вымираешь.

Мой деревенский дом, обветшалый и старенький — не большой и не маленький, обычный, каких много в России, был некогда выстроен для крестьянской семьи с коровой, курами и поросёнком. Здесь меня нянчили 2-3-летнего мои незабвенные предки — дед и бабка. Сюда на природный простор я приезжал каждое лето вместо пионерского лагеря. Обыкновенный порядок вещей: бревенчатые, тёмные от времени стены, залатанная дранками крыша, резные оконные рамы (наличники), чердак с засохшими бабочками, комнаты и всяческие закуточки внутри со старинными сундуками и кадками, крытый «двор» с хлевом и шестом для кур, заваленка, крыльцо. «На-златом-крыльце-сидели-Царь-с- Царевной…» И двери, которые скрипят неподражаемо, каждая на свой лад. «…Сапожник-портной-кто-ты-будешь- такой?» Кто ты такой???

Я приехал сюда со своей магической идеей. Я тайком в себе и с собой привёз дона Хуана. Отчуждённо, но с любопытством смотрел на здешних людей. Хоть и не был я в своей деревне очень долго, некоторые меня помнили. Всегда так — планируешь одно, строишь себе один образ действий, а жизнь вносит свои коррективы и поправки, а то сам Дух и вовсе расстроит и поменяет все твои планы. Любая идея, воплощаяясь, материализуясь, претерпевает непредвиденные изменения.

Соседи по дому слева от меня, мужчина и женщина, обоим за 50 — семья деревенских алкоголиков. Очень хорошие люди, но типично русской болезнью заражены — периодическое запойное пьянство по неделе или месяцу. Он, Григорий, — чернобровый коренастый еврей, располагающий к себе повествовательной вкрадчивой откровенностью. Она, Любушка, сухая, хрупкая, очень некрасивая, но чем-то обаятельная и добрая женщина, волосы цвета соломы с проседью, глаза выцветшие, голубые с «паутинкой»; грубый, не к месту большой мужской нос. Бог явно обидел мою соседку. Её лицо в целом, да и фигуру, стругал явно не мастер столярных искусств, который мог бы своими стамесками подчеркнуть изящество тех или иных линий в рисунке губ, подбородка, выделить формы носа и разреза глаз, детализировать проволоку бровей и ресниц. Всё лицо Любушки смазано и грубо. У неё нет лица, потому что Любушку кое-как, впопыхах производил на божий свет дровосек — всего лишь несколькими грубыми ударами топора. И она, обделённая мужским вниманием, а порой и презрением, сильно от этого страдала, и наконец, стала с молодости сильно пить. Но я отношусь к ней с особой теплотой и нежностью, она мне дорога и мила, потому что помню её ещё с раннего детства. Она приходилась старшей сестрой моего деревенского друга, уехавшего навсегда жить в какой-то далёкий сибирский город. Люба — дорожка к моему детству. Первые деревенские гуляния и поцелуи с девчатами среди природы, когда уже сам чистый воздух как сладкий поцелуй; гитара, первые пылкие влюблённости, острота переживаний, романтика, трепет чувств… Соседка Люба — инвалид II группы по сердцу. И как её больное бедное сердце выдерживает месячные запои, когда она уже со второй недели ничего не ест, а живёт исключительно на водочном питании — непонятно! Две кошки и две большие замечательные собаки в этой семье. Один пёс дворняга, похожий на колли — первый раз такого разумного встречаю — не любит, когда кто-то рядом смеётся. Встаёт на задние лапы, а передними колотит в грудь смеющегося. Вторая собака серьёзная — немецкая овчарка, она служила в польской таможне Такая же умная, будто воплощённый по ошибке в собачье тело человек! Навязчиво будет тебе тыкаться в ноги, пока не кинешь ей камень или палку. Принесёт. Привыкла она служить. Вообщем, магические собаки. Вот только эта бедная живность, бог весть, чем кормится, когда хозяева уходят в крутой «штопор», и сами по месяцу ничего не едят и к концу запоя даже не могут встать с постели. В связи с тем, что каждый год кто-то в деревне от водки умирает, я по приезду в первую очередь о Любушке беспокоюсь, жива ли моя соседка?

Затвор затвором, а полное отшельничество в начале моей деревенской жизни никак не получалось. Перешагивал через самоотречение — нужно было к людям обращаться, чтобы с деревенским бытом помогли освоиться. Чтобы напомнили мне: что, почём и как. По дороге в магазин, в соседнюю деревню прицепился ко мне вольноопределяющийся парень лет тридцати, Юрка. Лицо треугольное, брови обгорелые, а зубы чёрные от папирос и чайного чефира. Не хотел, а разговорился с ним. Он работает у здешнего фермера, на краю деревни. Тот ему не платит, а кормит и жильё даёт. Юрка — сирота из-под Петербурга, в какой-то «общаге» прописка есть. Но, говорит, в деревне прожить легче. И скитается Юрка по деревням. Была, рассказывает, у него родная тётка, но та от него отказалась. Глубокой это для него оказалось раной, поскольку об этом только мимоходом рассказывая, он не смог на лице скрыть жалость к себе и чуть не заплакал. Живёт Юрка — не думает о будущем. Я пожалел парня, пригласил его в свой дом, угостил. Юрка-то мне и помог с деревенским бытом освоиться, напомнил, как косить траву, дрова колуном колоть, с печкой обращаться и т. д. Я потом от него стал отмахиваться, своё магическое одиночество соблюдал, и он заобиделся…

Лучше всех в здешних местах косил траву худощавый мужичонка Володька Гусев, с подпрыгивающей походкой. Чтобы так косить, надо родиться и вырасти в деревне. Пройдёт косой с утра, как бритвой по щеке — начисто. Трава ложится ровно. Искусство!

Но ближе к делу, к дону Хуану. Я это отступление специально сделал. «Здесь вам не равнина, здесь климат иной…» Здесь вам не мексиканские пустыни. Здесь леса, болота, комары да змеи, озёра, кабаны, волки, коршуны. Здесь русский Дух, здесь Русью пахнет! И корни мои здесь.

Полночь. В комнате полумрак. Я лежу на диване, на котором всегда спал мой дед. Думается, не спится. С мыслью — «всё-таки надо заснуть», почувствовал вдруг какую-то странную резь в теле. Открыл глаза. Надо мной в полный рост стоит человек в маске палача в балахоне, который носили когда-то члены американской группы «ку-клукс-клан», истребляющие неугодных людей, в частности, негров. И этот палач-мститель большим острым колом больно тыкает в моё тело и пытается выковырять меня из моей физической оболочки. Ясно вижу его в полутьме, чувствую реальную щемящую боль. Что-то сразу мне подсказало, что если я сохраню свою лежачую позу, останусь в безопасности. Страшно, но не очень. Представьте: ночь, заброшенная среди синих, дремучих лесов деревня, и я один в старом, запустелом, необжитом доме с непонятными звуками, стуками и шорохами на чердаке, за печкой и за стенкой. Кошки? Мыши? А может быть не они, или не только они?.. И неизвестно, откуда взявшийся, страшный палач возле тебя и не во сне! Рехнуться можно, «крыша» поедет (как точны наши выражения! Едет крыша — сдвигается наша точка сознания!) Неподготовленный человек может в такой ситуации отреагировать неоднозначно, и точно тогда «поедет» точка сборки… А я в это время знал, что передо мною не галлюцинация! Их вообще у меня никогда не было. Однако многое я в своём сознании уже проработал, поэтому остаюсь в основном спокоен. Дон Хуан указывает на определённый класс неорганических существ, которые реально сделать нам ничего не могут, но напугать могут сильно, до седых волос и даже до смерти!

Лежу, но беспокойство моё усиливается. Хочу разобраться, выяснить, но не могу встать. Я необъснимо скован, повязан, склеян. Слышу сзади женский голос в движении (летает возле, за спиной): «Ой, ну чего же ты не выходишь? Всегда такой активный…»

Я: «Кто это?» Голос: «Это опытный и опасный маг!»

В голосе звучат нотки поддержки, доброты, помощи. «Маг» продолжает меня больно расковыривать. Уже впадая в панику и всё более доверяясь этому поддерживающему женскому голосу, я кричу: «Что он от меня хочет? Помоги мне!»

Сам усилием воли встаю физически с дивана и включаю в комнате свет. На часах 0.30. Никого. Очень тихо, подозрительно тихо. Просто угрюмая, зловещая тишина! Знаю, что «Они» ещё здесь, подле меня. Молюсь в ночи…

Много было разных «гостей». Я научился использовать энергию страха для перемещения своей точки сборки. Страх — очень мощная и ценная энергия для сновидца. Надо уметь его трансформировать. Настоящий страх исходит из пупочного энергетического центра. Как верно — животный страх! Именно такой я и хотел вызвать в себе и использовать в парашютном прыжке — не получилось. Для неподготовленного человека страх может стать разрушительным — точка сборки произведёт отмашку в крайне нежелательную энергетическую область. И что потом? А потом — психическое потрясение, сумасшествие, временное или полное, окончательное с соответствующими последствиями. Либо тяжёлые болезни тела. Хочу пояснить основное отличие двух типов страха: один грудной, эмоциональный, сформированный ранее, во многом надуманный; он связан с собственной проекцией, выражается боязнью, испугом, восприятием неизвестного, незнакомого и потому, возможно, опасного. Такой страх имеет разведывательную, поисковую природу. Это, чаще всего, распространённое воспритие темноты, неясных фигур, которые нам кажутся угрожающими, абстрактный страх смерти, страх перемен, и даже — страх страха… Другой вид страха представляет собой более обоснованное, плотное и прямое энергетическое явление. Он переживается в том случае, когда жизни человека всерьёз угрожает настоящая опасность. Когда хотят убить, уничтожить, захватить, съесть. Когда существует опасность сорваться в пропасть, застрять между рельсами, по которым движется поезд… И когда мы напрямую (при непосредственном контакте) сталкиваемся с определенным типом неорганической, чужеродной энергии, который проявляется именно в практических занятиях магией. В последнем случае нас сразу начинает трясти, колотить, бить дрожь. Мы испытываем при этом чудовищный ужас. Невыразимый ужас от того, что сама нечеловеческая природа данного чужеродного, планетного сознания — хищная, агрессивная, захватническая, всасывающая, уничтожающая. Свет нашего сознания хотят поймать, утащить во всепоглощающую адскую тьму, всосать, выпить — и такая природа зловещей неорганики и такие мотивы и повадки неорганических существ очень хорошо и точно описаны у Кастанеды! Встречаясь с подобной неорганикой, мы не можем реагировать по-другому — этот вид страха распространяется на клеточный уровень, он является всепронизывающим вплоть до туалетного недержания, до седых волос и катастрофического старения организма. Редко кому «повезло» испытать такой страх. Но представить его можно — вообразите, что некое первобытное, людоедское племя вас захватило и собирается съесть заживо. В область такого страха мага первоначально толкают «союзники»…

Помню, как через (в большей степени эмоциональную) энергию страха я научил своего двенадцатилетнего племянника Артёма осознавать себя во сне. У парня был немотивированный страх темноты. Распространённое явление в таком возрасте. Я это «увидел» и использовал. Мы с Артёмом начали искать его страх. Я специально посылал его сначала в тёмные места, потом в ночной лес, и там он искал свой страх в себе. Приходит. Спрашиваю: «Нашёл? И где?» Рассказывает: «В голове моей страх.» «Нет, — говорю, — иди ищи дальше.» Снова приходит и сообщает, что он в груди. «Нет!» — отвечаю. Спрашиваю: «Может в пятках?» Смеётся. Снова выступает эзотерика нашего русского языка своей точностью, говорят — «сердце в пятки ушло» — эмоциональная энергия страха из груди распространяется до пяток ног. Через некоторое время Артём пишет мне в письме: «дядя Терентий, у меня во сне такое, будто я наяву и не во сне… Твоё задание спросить имя у прохожего выполнил. Что делать дальше?…»

Животный страх — это очень мощная энергия.

А всякой демонической нечисти в параллельных мирах — видимо, невидимо! И многие из неё могут быть вполне реальными, действующими, а не являться нашими сновидческими фантазиями. Отличить помогает опыт, знания и некоторые приёмы.

Все эти существа давно описаны в сказках и русских былинах. Вот только наше положение точки сборки не позволяет их увидеть и воспринимать. Человеческая личность отгорожена, закрыта собственным сознанием от энергетического мира. И это неспроста: взломай резко, убери заградительную стену или барьер сознания, и обычный человек не выдержит ошеломляющего натиска и, скорее всего, погибнет. И если через практику снов любопытствующий начинает самостоятельно соваться в невидимый и неведомый магический мир в одиночку, да ещё по Кастанеде и без молитвы — тогда держись! «Запугают, зашугают и на дно уволокут» (по В. Высоцкому). Если ещё пасуешь, даёшь слабину, то доведут до худого или даже до сумасшествия. Сам я вначале предостаточно натерпелся. Но потом, потихоньку, молитвой себя очистил. А в молитве, оказывается, великая сила заложена.

В свой первый сезон в родных краях только некоторые из деревенских, коренных узнали и вспомнили меня. Не приглянулась мне одна старая бабка, и поговорили мы как-то нехорошо. Спустя день, лежу в кровати, лицом к стене в деревенской своей комнате. Ещё не заснул. Чётко осознаю, что не сплю, знаю, где и как лежу, сколько времени и т. д. Вдруг, слышу звук мягких шажков по полу. Так, думаю, кошка откуда-то явилась. Понимаю, что никакой кошки в комнате быть не может, двери закрыты и других щелей нет. Спокоен, и повернуться боюсь. Прыгнул кто-то, мягкий и пушистый, ко мне в кровать. Лежу, не двигаюсь. Вижу перед собой большую чёрную кошку, в которой обнаруживалось что-то притягательно женственное, пластичное, подозрительно ласковое. Словно это не совсем кошка, а ещё и обаятельная влюблённая девушка. Ползёт она медленно ко мне, прямо к шее. По чёрным глазам настроение не угадать. И неожиданно, в броске как вцепится когтями в горло — боль острая! — и давай драть. Боль натуральная, леденящая, пронзительная — какие тут могут быть «проекции»! Спокойно лежать и наблюдать, как тебе до крови горло грызут и раздирают артерии, никак не получается. Руками (больно, противно, отвратительно) с усилием отодрал от своей шеи я эту чёрную девушку-кошку. Руки, шея, грудь мои изодраны, исцарапаны когтями и зубами. Отбросил зверя, а она опять яростно нападает. Злобно шипит. Бился я с ней некоротко. Наконец, с трудом полностью отцепил и выбросил за окошко. Лежу, не могу успокоиться, всё болит, жжёт, особенно горло. Встал, подошёл к зеркалу — внешне никаких ран, царапин и порезов, а по ощущениям я словно раненый. Думаю себе, здесь дело энергетическое. Чувствую, что у меня на шее большая часть энерговолокон порвана. Помолился, поразмышлял и заснул под утро. На следующий день я, полный подозрений, иду к той самой нехорошей бабке, заговариваю, в лицо всматриваюсь, пытаюсь определить, не колдунья ли она, не она ли в виде чёрной кошки нападала на меня. Вроде, нет…

Целый день в лесу собирал ягоду под впечатлением от нападения. Домой ехал электричкой, чернику отвозил. Дай, думаю, себе шею залатаю. Стал мысленно порванные горловые волокна воспроизводить, собирать, дыханием энергию туда посылать и сращивать поражённые участки. Более часа налаживал. Хорошо стало. Приехал в город только к позднему вечеру, осознал кое-что. На всякий случай приёмчик один из народной магии совершил, да, видно, поздно. Через несколько дней в городе со мной беда случилась, но это другая история, о ней позже…

Мудрый дон Хуан, конечно же, в очередной раз оказался прав — обычный человек от опасностей защищён собственной глупостью. Он совершенно не видит реальных сил и влияний вокруг, и в том числе тонких воздействий, направленных на себя. И никогда не увидит, даже если его жизни будет угрожать смертоносное вмешательство…


Пересмотр

Через год после увольнения я заехал в организацию получить денежный остаток в бухгалтерии. Зашёл на прежнее место работы — всё изменилось! Наш старый офис переоборудован под склад, друзей, коллег, знакомых разогнали, сократили. В жизни ничего нет постоянного. А я в пути…

На «зимних квартирах», дома, в городе я начал основательный и полный пересмотр своей прошлой жизни. Постепенно, не сразу я оборвал все отношения с окружающими меня людьми. Знакомых, которые могли бы запросто позвонить мне по телефону и поговорить со мной, оставалось всё меньше и меньше. Я стремился исчезнуть из этого мира, не оставляя следов…

Однако, гуляя по своему небольшому городу, я неизбежно сталкивался с бывшими приятелями. Это претит одиночеству воина и сковывает его действия. В целях эксперимента с отстранённостью я брал встретившихся на улице людей в рамку периферийного зрения, — они что-то говорили и рассказывали мне — и видел, что все они являются призраками, фантомами, которые мешают мне на пути к Свободе.

Пытался уехать из города и переехать в другой, чтобы начисто стереть свою личную историю, но ничего не вышло.

Стал поворовывать. Я воровал у людей самое ценное. То, чем все они дорожат больше всего на свете. Сначала я обокрал случайного попутчика по дороге в Москву. Потом пошло и поехало. Я крал у людей их личные истории и присваивал себе. Эти чужие биографии я демонстрировал впоследствии другим, как свои собственные. И однажды заметил, что сам я стал потихоньку исчезать, растворяться…

В этот период в моих сновидениях присутствует обилие знакомых, друзей, просто знаменитых людей: артистов, политиков…

Я купил доски и сколотил для магического пересмотра деревянный ящик. Ещё с юности во мне присутствовало стремление к оригинальному; оно и нарисовало в уме приблизительный план жизни на ближайшие несколько лет. Я побрею голову наголо и буду большую часть времени проводить в ящике, вспоминая всю свою жизнь, пока не отрастут длинные волосы.

Воспоминание своей жизни сопровождал магическими ритуалами. Для открепления от бесполезных энергетических связей проводил очистительное дыхание.

Жизнь — зебра. Иногда, сидя в ящике, я отчётливо ощущал запахи прошлых событий, слышал голоса знакомых людей из давно позабытых сцен, чувствовал вкус… Но потом наступали периоды, когда пересмотр шёл тяжело, с сильным сопротивлением со стороны жизненных обстоятельств и тела. Разгребая свой личный бумажный архив, я с удивлением обнаружил некий собственный жизненный план, клятвенное обещание самому себе, записку, написанную, когда мне было 17 лет! Почти все положения и тезисы, изложенные на старом листке, были очень глупыми и наивными, с притязаниями на будущую жизнь необычную, оригинальную, интересную. К примеру, там были изложены такие идеи, как: «побывать в Африке», «выучить грузинский язык и язык глухонемых (?)», «прочитать все труды В. И. Ленина, К. Маркса и Ф. Энгельса», «не носить чуба (?)», но от последнего заключительного заверения меня чуть не снесло со стула: «Прожить ровно 60 лет, не более, и застрелиться в свой день рождения на юбилей!».

Может быть, я и не воспринял бы всерьёз такие свои юношеские бредовые зароки, если бы не занимался проблемами сознания вплотную. Подобная программа, составленная в юности, в особенности последний тезис, может оказать мощное влияние на подсознание, и вплоть до трагических последствий. Дон Хуан подчёркивает, что именно ранние, давно позабытые и данные в детстве и юности зароки и обещания тормозят и сковывают личную силу. Мне потребовалось приложить немало усилий, чтобы отменить свои прежние отрицательные установки.

Так не бесплодно я просиживал в своём ящике, периодически и целенаправленно выезжая на духовные групповые тренинги и семинары в рамках своей работы по пересмотру. Групповая работа имеет свои эффекты и положительную сторону.

Воспоминание прошлой жизни — очень кропотливая, деликатная работа. Вся жизнь практикующего как бы прокручивается кинолентой на мысленном экране. Это многосерийный фильм. Вы можете быть потрясены, просмотрев его до конца, вы можете местами плакать, смеяться, возмущаться, не соглашаться, протестовать. В этом фильме действует главный герой и очень талантливый актёр. И это — вы! Подчеркну — очень важно провести пересмотр правильно. В магическом стиле К. Кастанеды это не только мощная, но и опасная, непредсказуемая практика.

На воспоминание жизни уходят годы. Если провести полный пересмотр неправильно… Практикующий обрывает все связи с социумом и становится «одиноким воином». Он один в этом мире, он погружается в космическое одиночество. Он постепенно отпускает свою точку сборки, оперативное сознание становится не привязанным и начинает своё движение. Но куда? Оборвать мысленный диалог — ещё не всё. Вы точно знаете, куда поедет ваша «крыша»? И вы точно уверены, что к свободе? А как насчёт липкой энергетической паутины множества слизистых, мрачных и тягостных, ужасающих миров сознания, которым в планетарной системе нет числа. Не ходите, дети, бездумно в магию гулять…

У Карлоса был рядом всемогущий дон Хуан, который «видел» и предвидел весь процесс. У российского сновидящего такого нет. Он без помощи и поддержки. Точка сознания такого «воина» сдвинется в неправильное положение. Он станет холодным, отчуждённым, безразличным, отстранённым, безжалостным. Близкие ему люди и родные окажутся чужими. И это вслед за эмоциональным оскуднением и аутизмом — весьма серьёзный симптом! — положит начало психического заболевания — шизофрении и глубокой депрессии… Наш «воин» этого не заметит и отследить коварное движение сознания не сможет!

Здесь очень много тонкостей. А главное требуется чувствовать и знать, что хочет Дух.

Я имел ошибочный подход в начале практики, но Бог научил и вразумил меня. Параллельно я начал работать с раскрытием сердечного центра, с молитвой — это спасло меня.

Воспоминание — многослойная сложная работа. Я усовершенствовал эту методику, исходя из современных приёмов духовной работы.

Пересмотр даёт нам очень высокий уровень и качество осознания. Вы почти готовы к полёту… У вас в руках копия вашей жизни — документ или билет, по которому вы после смерти сможете миновать хищный клюв рокового Орла. Это билет для пропуска в иные миры с полным сознанием и, в конечном счёте, для сохранения своей жзини. Однако, если пересмотр выполнен не верно, старуха в чёрном — ангел смерти, может придти к вам в сон и подсказать нечто тайное, или посмеяться над вами, вернув вам вашу бумагу…

И всё-таки путь, если он — Путь, должен вывести меня к Свободе. К Свободе и Любви! Нам двигаться по-другому никак нельзя.

Как не спешил я рассчитаться со своим прошлым, чтобы стать свободным, будущее накатывалось на меня. Без Духа нет игры, и сам Дух помогал мне возвращать старые долги…


В Киев! (сон в ночном поезде)

Я когда-то был в Киеве…

Звенит гитара Джипси Кинга. Она бряцает, она рвёт струны моей души. Она выдёргивает жилы из моего сердца. Моё сердце то ликует, прыгает, то трепещет, тоскует и щемит. Оно жаждет свободы. Оно просит любви…

Сознанию подвластно всё. Сжимаю время. Я возвращаю время назад, прокручивая киноплёнку жизни. Мчусь стремительно в не своё и уже моё прошлое. В Мексику! В то самое место к утёсу возле ущелья, где ещё стоит беспомощный, жалкий и растерянный Карлос и провожает глазами партию магов дона Хуана, улетающих в бесконечность и покидающих эту землю навсегда…

Сгустился вечер. Торжественно замерла южная природа. Я стою невидимый за выступом огромного валуна горной породы и тоже пристально вглядываюсь вверх. Маги — светящиеся сферы — медленно выстраиваются в ряд. Вот они образуют журавлиный клин в небе…

Моё сердце разрывается от одиночества, тоски и любви. Ах, как больно бьют по мне гитарные струны! Вот оранжево—жёлтые шары разворачиваются в пол-оборота, чтобы сделать прощальный круг над землей.

И там, в их птичьем клину, среди вспышек света, я замечаю один незанятый интервал. Понимаю, что мне необходимо обязательно успеть. Ведь это пустое место предназначено для меня. И пока маги торжественно дрожат и мерцают огнями свеч вдали мексиканского неба своего последнего полета, я снова сжимаю время. Время, вперед!


В моих руках оказывается телефонная трубка, из которой слышится живой голос моей дочери. Моей уже почти взрослой дочери, которую я до сих пор так и не знаю. Я разговариваю всё ещё с той покинутой несмышлёной удивленной малышкой. «… Папочка, тапочки…»


Тогда после тяжелого окончательного разрыва с женой в большом городском киевском парке я обернулся в последний раз на своего ребёнка. Дочурка сидела в складной коляске, лицо её было не по годам сосредоточенное, серьёзное, взрослое, словно она что-то осмысляла, но по-прежнему личико выглядело очень милым, симпатичным и родным. Падали охапки больших жёлтых листьев, словно опахала. В чистом осеннем украинском воздухе стояла надрывная грусть.

Лишив в дальнейшем дочку внимания, любви, заботы, я тем самым вырвал из неё остриё духа. Так рекомендовал мне дон Хуан. Но это неправильно! Я не залатал дыру в своём энергетическом коконе, а подавил, спрятал глубже боль разлуки и свою отцовскую любовь к дочке.

В трубке телефона: «Да, приезжай… мы встретим тебя с мамой…» Не называет папой. Конечно. Здрасте, через много лет. Папа объявился.

Чужая сторона. Сейчас и вовсе заграница…

В руках оказывается билет в славный город Киев. И застучали колеса. И в этом стуке я вновь слышу гитарный ритм. Он едет за мной. Рвут, теребят в завораживающем ритме струны цыгане. Их звуки перекатываются по рельсам и отдают под спину гулом колёс—ударных. «Тэн-тэд, тэн-тэд…» Музыка жизни продолжается во мне и вокруг. Она тревожит и будит воспоминания. Кажется, этим ребятам доподлинно известно, что такое настоящая тоска, грусть и любовь…

Ошибки. Лихие повороты судьбы. Срывы. Долги. Я вытанцовываю зигзаги своего прошлого. Счета должны быть закрыты. Мне надо спешить. Ведь там, в пустынно-кактусной Мексике, продолжают свой прощальный вираж маги…

Сон в ночном вагоне. Моя точка сборки легко раскачивается.[6] Очередной качок и я — в осознанном сне! Просто вышел, тихо выплыл из поезда, оставив в нём покачивающееся тело и пошёл колобродить. Я иду, потерянный и одинокий, а за мной следует моя печаль и всё та же гитарная музыка. По украинской нехоженой сновидной территории.

Потом наблюдаю сложный сюжетный монтаж кадров, состоящий из комбинации прошлого и будущей встречи. Я и моя дочь. Я встретил свою неприкаянную брошенную много лет назад малышку одну, без мамы. Она не плачет. Она просто смотрит на меня смышлёно и всё-всё понимает. Знаю, что я должен снова её удочерить, прижать, приласкать, поцеловать и вновь обрести. Но одновременно осознаю, что уже не смогу это сделать. Слишком поздно. Мне надо уезжать надолго, насовсем, навсегда. Ничего уже не вернуть, не возвратить. Поздно. Просто увидеть в последний раз. Моё сердце тоскливо и раскаянно сжимается, как побитая хозяином, виноватая собака. Я всматриваюсь в дочкино лицо и, вдруг, вижу, что на самом деле это не она, а я сам, только такой же маленький, её возраста. Все родственники одно время в один голос говорили, что дочь сильно похожа на меня. Это я тогда потерял и бросил себя самого! Боль разрыва обжигает меня, и я просыпаюсь в отчаянной тоске под стук колес и тихих, душевных гитарных ритмов.

Подъезжаем к Киеву… Перрон. Цветы. Официальные сухие поцелуи в щёки. Дочь Аня почти с меня ростом. Обыкновенные, какие-то будничные разговоры. «А у вас тепло… А ты не постарела (жене)… Как ты подросла (дочери)…» И приблизительно тоже самое в ответ.

Летнее открытое кафе. Шампанское. Жареные куры—гриль. Моя бывшая жена и впрямь не изменилась. Больше десяти лет не виделись. Или так кажется. Тайком наблюдаю за дочкой. Аня подчёркнуто доброжелательна ко мне, но чуть капризна с мамой. Потом я у них дома. Чай, торт, телевизор. Моя внутренняя музыкальная тональность остаётся прежней. Внутри: ностальгия, гитара, надрыв, нежность прикосновения к прошлому, юность, зовущие к любовному прощанию струны…

Внешне спокоен, разговорчив, будничен. Неожиданно за небрежным разговором узнаю, что дочь после нашего с женой развода действительно оказалась одна, даже без мамы. У бабушки с дедушкой. Совсем, как я в своё время! Её мама (моя бывшая жена) выходила замуж повторно, и дочь моя мешала новому браку…

Погружаюсь глубже в печаль. Сон в поезде как всегда точен. Прячу выступающие слёзы в глазах за смехом над чем-то комичным, идущим по телевизору. Нагваль Хулиан — учитель дона Хуана — делал наоборот, он скрывал свой смех над молодым и наивным учеником под фальшивыми рыданиями.

А мою внутреннюю гитарную музыку заело, как старую пластинку на одном месте. И вынесло на другую звуковую дорожку. На экране телевизора показывали клип Ирины Салтыковой, и лилась и проникала в душу простая, незатейливая грустная песенка «Ты вчера сказал привет…»

Я рассматриваю детский фотоальбом своей взрослой дочери. И вижу ту самую фотографию, которая мне очень нравилась, — Вот мы какие, господи! — которая умиляла, вызывала нежность и отцовскую любовь. Дочурка в сидячей коляске. Кулачки маленькие сжаты. Усталая от детских дел головка опущена на плечо. Глазки закрыты. Спит сидя. «Я пришла в этот удивительный и прекрасный мир для счастья. Любите меня. Я уникальна и красива, правда? Любите. Знаю, вы радостно ждали меня…»


Любите меня. Я вышел в этот… Родители, где вы? Что с тобой, папа? Где ты, мама? Почему ругаетесь? Почему вы перестали любить друг друга, а вместо любви яростно ссоритесь? Почему вы не любите меня, почему бросили?

Так было и со мной. В раннем детстве и старше, когда родители окончательно развелись. Сон в поезде. Она, моя дочь, — это я. Аня повторила мою судьбу…

Следующим утром гуляли по прекрасному, летнему Киеву уже вдвоём. Странное, непривычное ощущение «я — отец». Родственные энергии. Городской зоопарк. Волнуются, беспокоятся за решёткой звери. Волнуюсь и я, говоря слова прощения дочери на лавочке. Вижу, и в её глазах проступает слёзная жидкость. Пауза. Боимся расплакаться хором. Сменили поспешно тему…

Проводы. Прощание. Вокзал. Отправил дочку на автобус к маме домой раньше. До отправления моего поезда ещё целый час. Решил побродить ещё немного в одиночестве. Снова хлынула на меня нудная, глупая, грустная, незамысловатая песенка «Ты вчера сказал привет…» Завертелась назойливо. Стал в голове крутиться снова и снова назойливый мотив. И вдруг стрела мысли, словно пущенная коварным врагом из-за невидимой засады, смертельно пронзила мне сердце. Я так остро, надрывно, внезапно осознал, что жизнь не пишет черновиков! Что ничего вернуть невозможно. Не проработать никакими дыхательными упражнениями, тренингами, воспоминаниями и просиживанием в ящике. Не исправить, не переделать. Можно только оплатить счёт жизни. Но возвращённый долг несоизмерим с потерей.

С пронзительным пониманием необратимости данной ситуации дикое невыносимое звериное отчаяние и тоска охватили меня. И эта безумная, безудержимая энергия во мне закипела, забурлила, стала искать выход и готова была взорвать меня изнутри.

Страстные, неукротимые побуждения стали требовать немедленно нечто предпринять, сделать, совершить. Захотелось ударить рукой по дереву с такой мощной силой, чтобы рука разлетелась в щепки. Я не подозревал ранее, что способен носить в себе такие буйные, разрушительные эмоции. Возле летнего кафе находилось большое сборище молодых парней, разгорячённых вином. Подумал, лучше я оторвусь на полную катушку в драке. Один против десятерых. Чувствую такую силу в себе, что смогу уложить всех, меня не остановишь встречным ударом!…А, Бог с ними… Но, как найти выход разрушительной энергии? Что мне делать с этой тяжелой, невыносимой, неземной тоской? Напиться по-русски до смерти!?

Усилием воли сдерживаю себя от разрушительных действий. Пора к поезду. Молюсь на ходу. Отпустило.

Испытываю ностальгическую нежность к тому, что оставляю в этом городе и к самому Киеву. Снова стук колёс. И вновь Джипси Кинг… уносит меня в мою магическую жизнь. Всё туда, назад к дону Хуану…


Бегу. Всё бегу к тому самому месту. Ты помнишь его. Моё тело снов стало легче. Я готов лететь с магами. Однако старый предводитель партии магов нагваль дон Хуан уже взял курс за горизонт. Ещё успеваю увидеть хвост косяка последнего, замыкающего отряд, улетающего насовсем мага. Это был Сильвио Мануэль. Самый таинственный, скрытный и сказочный из всех магов. Он послал мне прощальную вспышку света, но может это мне только показалось. Я опоздал. Последние толтеки улетели. В это время оставленный магами Карлос уже прыгнул в пропасть…


А я не могу очнуться. Опоздал… Пребываю в той же самой тоске и растерянности Кастанеды. А может быть, он — это тоже я? Или просто не пришло ещё мое время? А что, если?.. — меня сразила неожиданная догадка.

Вдруг меня настигло осознание — то самое «вдруг» пронзающего понимания — когда точка сборки уходит глубже влево, к сердцу, любви. Вдруг я понял что-то очень важное и, пожалуй, самое-самое главное. Одновременно я вижу над собой в небе птицу. Ту самую птицу свободы, которая, пролетая, никогда не возвращается, не оборачивается и не позовёт больше, если пролетит мимо…


Негромкий разговор

Из семейной истории. Мой деревенский, легендарный дед Иван от природы крепкий телом и сердцем — он прожил 95 лет — был лесником. В возрасте за 40 в лесу его укусила сукотная (беременная) гадюка, укус которой является неотвратимо смертельным. Он не придал этому значения, поскрёб ранку перочинным ножичком и пошёл дальше. Спустя некоторое время по счастливой случайности на лесной дороге его нашли в крайне тяжёлом состоянии. Отвезли на телеге к бабке-знахарше, в другую деревню, и та заговорила укус. Всё последующее время он отлёживался на печке, испытавая дикие, непереносимые боли. Поражённая нога его распухла до невозможности. Моя тётка Мария, тогда ещё девчонка, сидела подле него и впоследствии описывала нам его мучительные переживания. Между прочим, всегда от природы очень скрытный и замкнутый дед от боли развязал свой язык и рассказал Марии всю свою оригинальную биографию и жизнь, о которой до сих пор никто и не знал, даже его жена (моя бабка). Чтобы избавиться от мук дед даже помышлял застрелиться — в семье имеется легенда о том, что он где-то тайно прячет старинный револьвер, инкрустированный алмазами. Но дед отлежался и выжил. И осталась от раны своеобразная татуировка на ноге в виде змеиного окаймления, на память. Говорят, если бы не заговор знахарши, — помер бы.

Не было бы деда — не было бы меня!

Задумавшись, я босым шагаю из леса к деревне и, подходя к мосту через речку, случайно бросаю взгляд под ноги. Впереди, всего лишь в полметре, по зелёной траве на встречу мне смело скользит гадюка (уж не задумалась ли и она о тайнах бытия, как и я?) Чуть не столкнувшись, мы останавливаемся напротив друг друга. Вдруг что-то происходит. Вероятно неожиданный испуг резко сдвигает мою податливую точку сборки в некую мистическую позицию, и мы начинаем… общаться, разговаривать! Осознаю, что произошедшее не относится к воображению. Я отчётливо понимаю её язык, а она — мой. Возникшее общение, скорее, выглядело обменом информации телепатическим.

Я не придумывал, а буквально и наверняка читал её мысли. А она прочитывала и воспринимала мои.

Отдельные читатели меня могут обвинить в излишнем подражении магическому опыту мистика Карлоса Кастанеды, которому довелось безмолвно общаться с волшебным оленем. Однако очевидно, что подобная возможная критика исходит из непонимания; непонимания того, в чём заключается духовный путь. А сформированый в энергетическом поле земли, проложенный прежними поколениями людей путь (дорога, проход, поток сознания) именно и состоит в том, что человек, который отправился по данной конкретной дороге и которому удалось на нужный поток настроиться — и повторяет, заново переживает одни и те же состояния, прозрения, преодолевает одни и те же рубежи, до него уже пройденные, описанные, известные. Новичок проживает и проходит тропу по-своему, при своих обстоятельствах, но в той или иной степени он её — по-вто-ря-ет! И ничего удивительного в этом нет. В магическом мире дона Хуана умеют разговаривать растения, деревья, а змеи и подавно. Мир всё время оставался магическим и волшебным. Это ты был тупым. Через путь сновидений ты приближаешься к тайнам этого мира, и он тебе открывается магическим!.. В мире, природе всё насыщено живым сознанием. Живёт, думает, разговаривает земля, переговариваются птицы, мыслят деревья — ты раньше ничего не видел, не слышал и не замечал. Мы продолжаем с тобой жить в волшебном мире!

…Я и гадюка стояли напротив и смотрели друг на друга. Получился приблизительно такой разговор. Она: «Ну что, дашь мне проползти? Или как? Хочешь потрогать меня, поиграть? Попробуй. Но должна тебя предупредить…» Клянусь, на «лице» (морде, голове), в глазах (!) змеи было столько разумных мыслей! Случались даже паузы в диалоге, как у людей. Я: «…Боюсь тебя, но мне так интересно и любопытно; как ты живешь? Я никогда так близко не видел ядовитой змеи в природе. Почему ты ползёшь из деревни, что ты там делала? Куда ты? Пожалуй, моё любопытство пересилит мой страх, но ты уж, не очень-то, я не причиню тебе зла…» Так мы продолжали смотреть друг на друга и разговаривать. У неё тоже возникло любопытство ко мне, я показался ей странным. Но настроение гадюки стало меняться! «Решай быстрее, мне некогда, я спешу, тут опасно, рядом деревня.» В её глазах вместе с весёлой игривостью и интересом ко мне появилась угроза: «Ты со мною всё-таки не шути, я укусить могу!» Тогда я прервал контакт, поклонился ей и уступил дорогу, обойдя полукруг — «Ну, что ж, ползи, моя хорошая…» Гадюка поползла к лесу. А я пройдя метра два по направлению к деревне, остановился и оглянулся. Интуитивно остановилась и оглянулась и моя опасная знакомая. С шипением гадюка торопливо «выкрикнула» мне: «Ну, что там у тебя ещё? Уж не собираешься ли ты напасть на меня сзади? Учти, я умею принимать малейшие импульсы и очень ловка…» «Да, нет, — ответил я вслух по возможности беззаботно. — Это я так…» И зашагал к своему деревенскому дому.

В нашем энергетическом мире нет ничего невозможного. Всё определяется положением точки сборки или позицией восприятия. Умение понимать язык зверей и птиц является магической реальностью. Стоит сместить чуть дальше и глубже точку сознания и проникаешь на иной, закрытый, недоступный для тебя ранее уровень, и диалог с животным или растительным миром тогда становится возможным. Надо только знать куда попасть — в этом весь секрет. У меня это вышло случайно. Кстати, ещё один парадокс и эффект сознания. Долго ли живёт букашка, жук, бабочка? Конечно же, нет. А долго ли живём мы, люди? У всех по-разному, но в целом — «да» и «нет». Иногда нам кажется, что жизнь тянется очень медленно, рутинно, монотонно, длительно. Как вдруг, оглянувшись на своё прошлое, мы чувствуем, что наша жизнь была всего лишь кратким отлетевшим мигом, коротким сном! И вот перед нами разворачивается очередная тайна — эффект сжатия сознания — мы живём со всем этим творением одинаково. Жизнь каждого живого существа представляет собой целостное, законченное, самодостаточное содержание, соотносительное, соизмеримое единичному сознанию. Не бывает чьей-то короткой или более длинной жизни. Мы все в этом смысле равны!

Вообще, по моему убеждению, те самые воображаемые, проецируемые разговоры людей с любимыми кошками и собаками и их ответное «понимающее поведение» и умные реакции и есть приближение точки сборки к тому самому месту, к той самой позиции, где настоящий, натуральный разговор и диалог с ними возможен!

Вспоминаю и другой «разговор», а точнее словесное послание…

От дождей стала протекать крыша моего дома. И я намеревался идти в ближайший посёлок, чтобы в сельском магазине купить моток смолинистой толи, и в дальнейшем залатать течь. До посёлка было целых пять километров, тем более их предстояло пройти пешком — попутные машины в это время ходили крайне редко. И я с тягостным настроением представлял, сколько на всё это уйдёт времени: час туда и ещё более трудный час или полтора с тяжёлой ношей на спине обратно. Хотел обнаружить в доме какую-либо подсобную деревянную тележку, но не нашёл. В общем, ближайшая перспектива меня явно не радовала. Вышел солнечным утром из дома и как только обречённо взял курс на посёлок, отчётливо услышал крикливое, гаркающее словесное послание: «Р-радуйся! Р-радуйся! Пр-р-роизойдёт!» Скрипучий поощряющий голос — нечто среднее между мужской и женской речью — отчётливо звучал не в моём сознании-представлении, источник звука был явно внешним — мне кричали откуда-то сзади, в спину. Я обернулся и никого не обнаружил. «Пр-р-роизойдёт! Говор-р-ю!» — снова раздался голос. На это раз я увидел говорящего, а точнее, говорящую — ею оказалась дробными порциями выкрикивающая слова и слова, обращённые лично ко мне! — большая деревенская чёрнокрылая ворона! Она по-хозяйски сидела на трубе на крыше моего дома и высокомерно глядела на меня. Я застыл в недоумённом удивлении. А ворона, каркнув будто для прочистки горла: «Кар-р-р!», продолжила: «Повтор-р-ряю для дур-р-рака. Пр-р-роизойдёт!» Причём тональность её речи была напутственная, оптимистическая. Я словно очнулся, взмахнул на неё рукой и отправился в дорогу.

Не успел я пройти и десяток метров, как откуда не возьмись, подъехал грузовик и остановился возле меня. «До посёлка далеко?» — спросил незнакомый, залётный шофёр.

«Близко, давай покажу!» — радостно откликнулся я. Через двадцать минут я уже вместе с шофёром заносил тяжеленный моток толи в свой дом. Ай-да ворона!

В энергетической структуре человека в груди, рядом с сердцем имеется ма-аленький такой подцентрик. Когда он активизируется, то человек начинает понимать язык зверей и птиц.

…В другой раз, я шёл краем леса и искал первую землянику. Как всегда босой. Почему-то вспомнилось описание из прочитанного в книге о Шри Ауробиндо. Индийский учитель разъяснял своему ученику по поводу его сна о змее, и предупреждал, что змею палкой лучше не дразнить. Как только я вспомнил этот фрагмент, так сразу увидел перед собой на кочке свёрнутую лениво клубком чёрную гадюку. Мне так захотелось потормошить, позлить её палкой и «пообщаться»! Но я послушался Шри Ауробиндо.

А как-то, стоя в траве, я всё-таки не удержался и стал заигрывать голыми ногами с ужом. Но, вглядевшись пристальнее, обнаружил свою халатность и различил — это гадюка. В ужасе отскочил. Почему она меня не ужалила? Сила, и вправду, хранит нас, но мы не знаем как!


Прыгающая точка сборки

Всё чаще со мной стали происходить и прочие странные, а порой и невероятные вещи. Я продолжал погружаться глубже, всё глубже в поток сознания толтеков. Я хотел достичь дна и вынырнуть с тайным магическим знанием! Имелась возможность и захлебнуться и утонуть…

С некоторого периода стоило мне только ненадолго прилечь и закрыть глаза, как моя точка сборки «прыгала» с соответствующими ощущениями головокружения, близкими к потере сознания! Она прыгала резко, пружинисто, «далеко», как лягушка. Прыжок ощущался над головой по направлению вниз куда-то за спину. Это состояние трудно передать словами, поскольку «то», что «прыгало» было одновременно мною самим… И всё-таки в этом прыжке «оно» (и моё внутреннее я!), подобное резиновому шнуру, удерживалось, сдерживалось, что не позволяло моей точки сборки оторваться и отлететь насовсем. Как только после очередного глубокого качка сознания я в недоумении вскакивал с дивана, некое подобие энергетической резинки возвращало меня к прежнему обычному состоянию. Молодой Кастанеда также переживал похожие спонтанные, непредсказуемые сдвиги, которые его сильно пугали. Они были, например, связаны со звуком пролетающего мимо самолёта, «уносящим» его сознание, при других условиях. Дон Хуан заключил, что его душу забрал, украл некий дух…

А лягушка моего сознания и не думала успокаиваться. Однако меня это не столько пугало, сколько озадачивало, беспокоило. Тем не менее лягушка сознания научила меня чувствовать, ощущать свою точку сборки! А её ощущать можно только при резком сдвиге или движении. Например, при покачивании, раскачивании тела в поезде, гамаке, качели или в кружении, в самом начале подъёма скоростного лифта и пр. Странности «прыгающего» сознания в повторяемым опыте открыли мне следующую тайну точки сборки, не описанную у толтеков.

Точка сборки является не только единственным оперативным инструментом сознания, принимающим активное участие в восприятии, благодаря способности «собирать» (группировать) соответствующие блоки эманаций. Она не только фокусирует и впускает в индивидульную энергетическую сферу человека и мага различные световые потоки, накапливая личную силу, — и не только умеет сдвигаться, прыгать и двигаться, настраиваясь на новые, неведомые позиции и миры… Но сама она — световое пятно повышенной яркости — есть точка нашего существования, отдельная живая, разумная сущность! В известной степени человек, как сознание, — это его точка сборки! Знание этого оказалось бесценным…

А в моём случае точка сборки прыгала, занимала и осваивала новые позиции в связи с будущими событиями — в ближайшее время я планировал жить на деревьях в целях исследования сознания и Сновидения. И моя точка сборки уже предвкушала, предвосхищала и приближала такой период — она подготавливалась, занимала свои позиции заранее. Но это мною было вычислено и осмыслено позже…

Снаряжение — а это корсет, гамак, различные крепления и страховочные канаты — для жизни на деревьях мною были закуплены заранее в городе и привезены в деревенский дом. Искать в лесу подходящее место пришлось долго. Я ни как не мог обнаружить удобных для этого дела деревьев. А те деревья, которые подходили, не попадали под другие условия — на меня могли выйти случайные грибники или просто гуляки из близлежащих деревень. Место должно находиться в глухом, безлюдном, отдалённом лесу. И также не все деревья подпадали под мой магический план. Сосны, например, хоть и были крепкими и мощными, способными меня удержать, не позволяли на них забраться: их ветви начинались слишком высоко. Ветви елей и ёлок были неудобными, колючими, к тому же достаточно неустойчивыми и чрезмерно упругими. Другие деревья также обладали либо неудобством, либо своей слабостью. Наконец, в одном дальнем, нехоженом лесу я набрёл на то, что мне было нужным. Это оказался очень удобный веточный стык на большой высоте нескольких мощных, близко выросших друг к другу берёз…

И вот с запасом провизии дней на пять и с тёплой одеждой при помощи снаряжения я завис высоко-высоко на раскидистых мощных берёзовых ветках в дремучем лесу…

Ощущение, я вам доложу, — необыкновенное! Восприятие и самосознание — удивительные! Я затерялся, растворился в невесомости среди воздушной энергетической паутины. Землю почти не видно. А сверху сквозь листву обрушивается неожиданная близость неба. Ощущения шири, дали, высоты, расширения сознания вызывает восторженное чувство. А густая сеть веток деревьев, обозреваемых повсеместно, будто убаюкивало; зарождало чувство защищённости и неуязвимости. Зелень и весёлое щебетание птиц услаждали и радовали взор и слух. Убаюкивало и радовало и беззаботное покачивание тела от порывов тёплого, ласкового, летнего ветра в поле сознания берёз. И таким может быть ветер нагваля! Я самым сказочным образом неожиданно ввалился, проник в неведомый, интересный, оригинальный мир. Я стал ближе к сознанию обезьян, живущих на деревьях и скрывающихся от врагов. Я также приближался к мировосприятию больших лесных птиц, свивающих свои гнёзда на лесных верхушках, и пропитывался их сознанием свободы. Время резко останавливало свой ход, и я ещё становился лемуром — тропическим зверьком, известным своей ленью, пассивностью, заторможенностью. Однако в начале своей новой жизни мне никак не удавалось расслабиться. Страх сорваться вниз присутствовал ежеминутно. Кто знает, каковы и насколько надёжны эти корсеты и крепления? Он проявлялся особенно, когда я менял положение тела или место (я подготовил на высоте два места — одно для ночного сна в гамаке, а другое для дневного времяпровождения в корсете). Часы не взял с собой намеренно, ориентировался по световому дню. Но неглубокие зарубки на стволе для отсчёта времени наносил перочинным ножом. В общем, первые день и ночь оказались несколько нервными, спал урывками или почти не спал, опасаясь за свою жизнь. Отрывочно снились падения — открылась энергоматрица первобытного человека. Но постепенно стал привыкать. Сознание наполнялось воздушностью, легковесностью, прозрачностью. Я «отпустил» себя! Спешить было некуда, и я наслаждался одиночеством и неуязвимостью. Мир, такой знакомый и простой ранее, открылся мне незамедлительно и стал показывать мне свои новые, чарующие, совсем незнакомые стороны. Я наблюдал поведение птиц, я рассматривал всевозможных букашек, ползущих неспешно по ветке, летающих насекомых, я подолгу удерживал своё внимание на самих ветках и многочисленных листках, и каждый из листьев содержал собственный уникальный рисунок. Все листья были не просто немного похожи друг на друга — они выглядели совершенно по-разному!.. Я наблюдал за небом, облаками. Покачиваясь от ветра на ветках, я ощущал малейшие ньансы воздушного порыва и давления. Я становился необыкновенно чувствительным! У всех существ, мною наблюдаемых, были свои дела, но никто никуда не спешил! И все они были живыми… Время сильнее затормозило, замедлило свой ход. И где-то на третий день я обнаружил, что дерево, на котором я проживаю, тоже живое… Оно — разумное существо, да ещё какое!.. Я стал чувствовать настроения берёзы — они менялись! Дерево реагировало буквально на всё! На свет или тьму, на ветер и погоду, на воздух и давление, на влажность. Утром, днём и вечером берёза была разной! Она, вообще, обладала собственным неповторимым индивидуальным характером! Потому что я чувствал и «видел», что другие деревья ведут себя несколько иначе. Моя берёза обладала главным — сознанием, которое в своих проявлениях было весьма и весьма разнообразным! У меня с ней оказалось немало общих эманаций, что означало полноправное общение и взаимопонимание! Поначалу я ей не понравился. Дерево относилось ко мне с недоверием, подозрением. Оно капризничало, шевелилось, проявляло недовольство. Но вскоре, убедившись, что я не причиняю ему зла, покорилось, угомонилось и согласилось меня принять! С деревом возникал самый полноценный контакт, которое со временем становился всё глубже и яснее. Берёза сильно влияло на моё сознание. Собственно, кто мы такие, люди? Мы очень смешные, суетные существа, вечно находящиеся в беспокойном неудовлетворённом движении в поисках чего-либо. Сознание деревьев принципиально иного рода. Оно безмятежное, спокойное, замедленное, глубокое, стабильное. Оно полностью лишено человеческой суеты. Чтобы войти в поле сознания дерева, нам требуется длительное время. Мы, люди, должны значительно погасить свою активность, войти в унисон. И это очень трудно, ведь мы так динамичны…

Моя берёза утихомиривала меня. Точка моей сборки настраивалась на позицию дерева. Я принимал по своим эманациям такие же энергии, как и она, и заражался, пропитывался глубинным покоём. Такое непривычное ощущение новой позиции сознания! Да, что говорить про сознание дерева, я стал чувствовать, что и ветер… Да! И сам ветер является также разумным, живым! Ветер нагваля… А однажды я услышал, как текут соки и стучит живой пульс моей дорогой берёзы…

Любопытно, но и птицы стали ко мне привыкать и располагались всё ближе и ближе. А какое их разнообразие в лесу! В глазах пестрит!

В третью ночь мне удалось во многом освободиться от своих страхов возможного падения, и я хорошо отоспался. Приходилось кратковременно дремать также и днём. Самое загадочное и прекрасное время в природе — это часы полночи и самого раннего утра. А на четвёртый день я неожиданно и спонтанно оказался в Сновидении наяву!

Я шёл по дневному лесу в полном сознании. Я двигался по той самой лесной улице, которая приближала меня к заколдованому перекрёстку ИЗ ПОЗИЦИИ СНА! Сначала я увидел, что внутри ствола каждого из деревьев и по веткам вверх и вниз движется по особым каппилярам превеликое множество светоносных частичек. Они фосфорецировали. А потом я «увидел», что каждое дерево, большое и маленькое, низкое и высокое, и даже кустарники заключены в некое подобие прозрачного арбуза. Каждый арбуз имел тёмную корку и своеобразную внутреннюю розоватую «мякоть» с бледными прожилками и затёмнёнными продольными полосами. Внутри, в центре арбузов пребывало тусклое свечение, напоминающее семечку или пух. Причём каждому виду деревьев соответствовала своя форма семечки. А на поверхности такого арбуза, несмотря на значительную вытянутость и длину самих деревьев, на приблизительной высоте всего лишь не более полуметра или метра располагался любопытный плавающий глаз повышенной светимости — точка сборки растений!

Я не ушёл от своей берёзы слишком далеко. Она не позволила мне этого сделать. Как только я стал выходить за пределы её поля сознания, она, как мне показалось, своими эманациями, словно щупальцами, притянула, возвратила меня к себе, на своё место. Я «проснулся».

После пятой зарубки на дереве я стал всё более маяться. Затекало тело. Мне неодолимо хотелось движения, ходьбы, бега, хотелось размять кости и растянуть мышцы и сухожилия. Я стал сильно уставать. Я устал так жить… И я задумал проститься с приютившей меня берёзой. За своим снаряжением и другим хозяйством я решил придти чуть позже. И после непродолжительной, дневной дремоты я слез с дерева, чтобы отправиться домой в свою деревню. Но как только я достиг земли…

Ранее привычный, физический мир просто яростно набросился, обрушился на меня! Сам лес и его обитатели поразили меня своей живостью и плотностью населения. Всё, что было и существовало «внизу» и «вверху», обрело свою удивительнейшую явь. Оно всячески и на разные тона шипело, шелестело, кричало, визжало, пело, пищало, трепыхалось и трещало! Весь лес превратился в огромное сознание. «Оно» кишило повсюду… Я пробирался по лесу, и во мне звучало тысячи голосов, шумов и шорохов. Я чувствовал это не столько слухом, сколько своим непосредственным «энергетическим осязанием», словно разнообразные шевеления и звуки били мне не по ушам, а по всему телу одновременно! Деревья, особенно живые деревья, сверкали и провожали меня своими глазами. И как я раньше не замечал этот мир?! Мир рехнулся!

А когда я выбрался на лесную поляну, то и здесь меня поджидали невероятные сюрпризы. Мир сошёл с ума, он стал полностью другим. Изменилось всё — воздух, земля, небо. Я словно уменьшился в росте, в то время как облака стали плоскими и спустились ниже. Я мог их достать рукой! Деревья вытянулись и казались огромными, невероятных размеров. Сама земля из твёрдой и зелёной, превратилась в рыхлую, белёсую и мягкую. Я был к ней значительнее ближе, чем ранее. Я был не на ней, а в ней! Я погружался в её энергию ногами по самое колено и двигался в этой земле, как переходят вброд реку. Я был счастлив и опьянён! И пьяной была земля. Она покачивалась из стороны в сторону, а я шёл в ней, преодолевая её упругость и также покачивался, как на палубе корабля в неспокойном море. Ничто не было узнаваемым — изменилось всё, а сознание моё при таких раскачиваниях пребывало в состоянии небывалой беззаботности и покоя. Мне теперь некуда было спешить. Отныне я знал, что всё-всё успею. Я стал стабильным, а не суетливым, как раньше. Моя точка сборки ещё прыгала, и где-то за спиной в зарослях веток оставленной мною берёзы ещё путались, находились мои эманации. Дерево меня не пускало. Белая берёза влюбилась в меня! Но мне было всё равно. Я не узнавал этот мир. И в то же время я твёрдо знал, что ничего не изменилось, мир остался прежним. Он был таким же, как и всю мою прошлую жизнь. Мир не стал иным. Это что-то навсегда изменилось во мне самом. Это я стал — другим!


Рождение пути сновидений

Путь сновидений только оформляется, не ясно вырисовывается. В необъятной и непостижимой духовной области особняком стоят открытия, которые проясняют очень многое. Позволяют нам глубоко понять те внутренние процессы, которые происходят с человеком в его духовном поиске, объясняют главные духовные законы. То, что может быть понято и объяснено, должно быть понято и объяснено. Дальше существует предел, далее следует и проявляется невозможность понимания и ограниченность человеческого разума. За этой чертой начинается божественная и непостижимая тайна Духа и невозможность выразить и передать духовное переживание словами.

Основополагающими знаниями и открытиями для меня стали: теория энергетических центров — чакр из индийских йоговских учений, понятие об эгрегоре русского духовидца Даниила Андреева и его описательная структура многослойности тёмных и светлых миров сознания; схема течения энергий, меридианы и акупунктура даосов, родовые матрицы Станислава Грофа,[7] теория энергии и змеиной силы Кундалини, влияния раннего детства, разработанные Зигмундом Фрейдом и современным психоанализом; и, конечно же, открытия древних мексиканских магов-индейцев — учение о точке сборки. Рождение пути сновидений в России связано, несомненно, с учением дона Хуана-Карлоса Кастанеды.

Моя главная тенденция в духовном поиске — это невозможность себя втиснуть в какие-то одни конкретные рамки определённой религии, магии или духовной системы; невозможность ограничивать себя и зависеть лишь только от одного описания мира. Хотите вы или не хотите, сколько бы не говорил дон Хуан о том, что надо освободиться от всех описаний мира, чтобы сделать свою точку сборки подвижной и видеть энергию напрямую — он даёт своё собственное и очень определённое толтековское описание. Таков парадокс и ловушка восприятия.

Я хочу свободы. Пришло время и мне стало тесновато в рамках и толтековской магической системы. К тому же, я увидел в ней один главный и существенный недостаток. Всё более прояснялось, что в магии Кастанеды отсутствует некое очень значительное звено — как впоследствии выяснялось — самое-самое важное звено! Постепенно я стал нарабатывать, прочищать, выявлять собственный Путь Сновидения, в основе которого долгое время по-прежнему лежало учение дона Хуана.

Да и было бы глупым не использовать некоторые современные методы и практики, если очевидно, что они оказывались особенно эффективными в работе по развитию сновидений. Дон Хуан жил в своё историческое время. Нельзя слепо копировать и подражать древним индейцам. Неразумно примерять их реальность, образ жизни, быт и природные условия на нашу современную русскую действительность. Из современных, научных психотерапевтических методов, активно воздействующих на сновидения, назову, к примеру, психодраму, холотропное дыхание, гештальт-психологию. Они мощно сдвигают точку сборки.

Глупо и неправильно копировать и подражать героям Карлоса Кастанеды. Это быстро окажется игрой, к тому же рискованной и опасной; детской игрой, а не серьёзным духовным поиском. Необходимо осознавать, что толтековская традиция имеет свою специфику. Дону Хуану было уже крайне трудно с учеником Карлосом — современным городским молодым человеком, студентом университета. Ведь старый индеец пользуется всё теми же старыми, устаревшими методиками, как его учили когда-то.

Кто хочет серьёзно следовать путём сновидений, а не играть в Карлоса Кастанеду, должен понимать, что новый путь, помимо своей магической основы, складывается в настоящее время из многих различных знаний.

Любое мистическое учение, религиозное или магическое, рождается, появляется, совершенствуется не просто, не вдруг. Оно адресуется людям с определенным типом сознания, связанным с конкретным историческим развитием общества, бытом, местностью, психологией, речью и даже погодными условиями. И когда сокровенное знание без живого носителя, мастера или учителя (а лишь только по книгам!), без привязки к конкретному географическому месту бездумно переносится, перетягивается, например, в Россию, — последствия могут быть очень печальными для его последователей. Так при внедрении индийской йоги на территорию славян у бога Шивы на здешней земле могут вырасти очень большие уши. И страшные зубы. И он, бог Шива, если повнимательней в него вглядеться, будет иметь явное сходство с кем-то другим, уже явно не Богом, а совсем наоборот, и даже противоположным ему. Но люди невнимательны…

Сначала я интуитивно понял, что все человеческие духовные достижения и идеалы проходят через и сквозь сновидения, потом это подтвердилось, выверилось личным опытом и знаниями. По кусочкам склеивал я свою духовную систему снов, по крупицам собирал знания. Пропускал, отсеивал, анализировал, вынашивал годами.

Мною замечена тенденция, что определенная часть эзотерических духовных книг, и по сновидениям в частности, пишется при минимальном личном авторском опыте. Без глубокого его переосмысления. Прочитав много литературы по указанному вопросу такой «писатель» собирает всё в кучу и начинает что-нибудь выдумывать, используя ту или иную основу. Такая основа может быть психоаналитическая, магическая… При этом как бы забывается, что духовная проблематика не есть предмет интеллектуального кабинетного постижения! И тогда кочуют из книги в книгу одни и те же примеры, переписанные друг у друга, про то, например, как Тартини сочинил музыку, а ученый Элиас Хоу изобрёл швейную машину первоначально в своём сновидении. Перетираются, мусолятся одни и те же шаблонные мысли, идеи, термины и понятия из Карлоса Кастанеды. По большому счёту нашим самозаявленным авторам-«толтекам» сказать абсолютно нечего, они ничего не достигли, их опыт сновидений остаётся самым минимальным и неглубоким, но чувство собственной важности распирает и не позволяет осознать свою никчемную данность. Необходим длительный личный практический опыт, надо много пройти, надо съесть пуд соли, надо набить шишек, выстрадать, пропустить через себя, и лишь только потом, глубоко переосмыслив свой опыт и при наличии неких действительных достижений, может быть, вынести этот свой опыт и собственное достижение на всеобщее обозрение. Ну, а, если постижение и качественно новый уровень осознания отсутствует, стоит ли изводить бумагу и мусорить читательское сознание и без того уже современной поп-эзотерикой перегруженное? Имеет ли смысл призывать к тому, в чём ещё сам окончательно не разобрался?


Предпосылками к созданию системы духовного развития через сновидения явились:

— открытия древних мексиканских магов (Карлос Кастанеда), тибетских мастеров, даосских йогов и христианских мистиков;

— ограниченность любого описания мира;

— возможность наличия такой системы, которая гармонично и лояльно, использовала бы весь накопленный духовный опыт людей и современные научные наработки;

— рутина, однообразие, безперспективность жизни (Гоголь: «Скучно вы живёте, Господа!»);

— альтернативный ориентир — поиск свободы и Любви, открытие чудесного, волшебного; удивительные возможности человека, открываемые через сновидения (Кастанеда: «Сон — это лазейка в иные миры»); зов Бога и тайны Духа.


В детстве для меня и для многих из нас мир казался волшебным чудом. Я верил во все сказки, во всех сказочных героев, духов, домовых и эльфов. Я думал, что они существуют на самом деле. И всё вокруг меня было новым, свежим, загадочным, непознаваемым и значительным. Я ложился спать в детстве со сладкой мыслью, предвосхищением, что-то будет «завтра?!» И следующий день оказывался, действительно, оригинальным, неповторимым и непохожим на остальные. Жить было очень интересно! Но я рос, грубел, притуплялось восприятие, и я разочарованно убеждался в том, что мир гораздо проще и сказки существуют только для детей. Постепенно и незаметно, как и у всех взрослых, жизнь приобретала свою монотонность, рутинность и однообразие. Какая скука… Как скучно же и бессмысленно существовать не имея глубокого смысла жизни! Подумать только, как серо живёт человек! За всю его жизнь — всего 5–7 знаменательных, значительных событий: рождение, возможная любовь или увлечённость, создание семьи (женитьба), появление ребёнка, пенсия и, наконец, — смерть… Можно добавить сюда: защиту докторской диссертации, юбилей, появление внука, внезапное обогащение или дорогостоящее приобретение… Однако в глобальном масштабе это остаётся таким преходящим и мелким. Подумать только, человек рождается, женится, совокупляется, ходит на работу и зарабатывает деньги и умирает! Слышу в этом некое тоскливое, отчаянное, тихое гоголевское разочарование:

Скучно вы живёте, Господа…


Человек разбит на две главные части. Он расщеплен надвое. На внешнее и внутреннее, явное и скрытое, тело и энергию, животное и человеческое, сознательное и бессознательное, личность и сущность…

И неизведанный путь, который увлекает за собой человека, резонирует с этими частями и вступает в согласие с ними или несогласие. В известной степени любое эзотерическое учение воздействует комплексно и на разум, и на эмоции, и вызывает соответствующее интутивное прозрение у человека.

Путь духовного развития через сновидения, как и любой другой путь, каждый человек должен для себя переоткрывать заново. В моём случае к магическому пути сновидений по Кастанеде таинственно примешалась мистическая христианская молитва. Она мне очень многое показывала, страховала, предупреждала, открывала видение…

Всё чаще и чаще я прибегал к осмыслению магии толтеков. Путь сновидений по Кастанеде не давал мне удовлетворения, не насыщал, он сопровождался ненасытной, непрестанной жаждой. И чем больше в моей практике присутствовало удивительных эффектов, тем больше мне хотелось — просто какой-то бег за чудесными переживаниями в замкнутом лабиринте! После грандиозных энергетических прорывов я неминуемо возвращался к прежним духовным состояниям. Для повышения уровня осознания приходилось изыскивать всё новые и новые средства, применять новые методики, менять стили и направления духовной деятельности. Но всё повторялось… Одновременно моё рвение сопровождалось перекосами, дисгармониями, временными психическими девиациями, выплесками агрессии, депрессиями и болезненными прострелами души и тела. Я вновь и вновь обращался к описанию толтеков, выверял их тезисы, утюжил вдоль и поперёк каждый сантиметр каждой страницы книг Кастанеды с целью более глубокого осмысления.

Постепенно молитва — и только она! — стала средством чистого духовного видения.


Путь сновидений, как и остальные духовные пути, должен быть красивым, гармоничным, уравновешенным. Он должен быть также путём любви на практике. Правильный путь раз-ви-тия потому и считается таковым, что должен именно раз-ви-вать! Способствовать всё большему равновесию, покою, счастью, и внутренней удовлетворённости, а не наоборот!

Не прост, очень не прост этот заманчивый, сказочный и волшебный путь сновидений!

Да и сам я начинал свой сновидческий путь очень дисгармонично, неправильно и поэтому не избежал многих ошибок.

Психическая и духовная деятельность — очень хрупкий сложный инструмент, тончайшая сфера. Она требует мягкой, ювелирной, нежной работы, гармоничного бережного подхода. Грубое вмешательство в подсознание может навсегда испортить его сложный механизм.

Баланс. Шаг влево — шаг вправо. Без грубых волевых вмешательств.

У каждого пути есть свои опасности, ловушки, труднопреодолимые препятствия и тупики. Особенно, это справедливо для путей новых, необкатанных, особенно это относится к пути сновидений…

А может ли сам путь быть полностью одной духовной ловушкой???

Путь духовного развития через сновидения чреват и опасен в первую очередь ещё и тем, что на нём возможно максимальная активность нездорового воображения. При этом сознание радикально дезориентируется! Тема разного уровня ночного осознания и доступности тех или иных магических состояний всё более запутывается. Этому способствует хоть и не столь частое, но как бы осторожное появление на нашем книжном эзотерическом рынке уже наших российских неокастанедовских сновидящих. Люди в действительности ничего не достигли на этом пути, кроме небывалого по масштабам чувства собственной важности, но они воображают себя «видящими». Они выдумывают книги на данную тему. А спросите их, преодолели они хоть самые первые врата сновидений за свою многолетнюю практику — если они знают, что это такое? Не признаются. Подобные «маги» либо намеренно вводят своих читателей в заблуждение, либо искренне обманываются сами. Последнее — наиболее вероятней.

Константирую факт: все современные работы на тему магии толтеков после Кастанеды — это детские писания. Один «исследователь» травит себя химическим мескалином, чтобы только убедиться в существовании в своём теле энергий и просоночных состояний. Это можно легко сделать и без разрушения своей печени! Другой автор, не разобравшись с проблемами сознания и во имя «высокой духовности» советует читателю есть на ночь побольше селёдки и не пить воды, чтобы осознать себя во сне. Какая глупость! Третий, скрывая или полуоткрывая свой личный опыт сновидения, пытается его отсутствие компенсировать набором интеллектуальной эквилибристики, а попросту ложной информацией и фантазией. Тем самым, старается создать туман вокруг себя и вызвать ложное представление о его «всезнании» и якобы высокой продвинутости по пути снов. К тому же он оказывается ещё и «видящий». Очень странно: «видящие», не преодолевшие самые первые врата сновидений, растут как грибы. Они с ловкостью подгоняют свой малый, ограниченный опыт под второй и третий энергоуровень сновидения. И обязательно обильно сдабривают свои «недостижения» и жалкие потуги ментальными фантазиями. Некоторые из них пребывают в процессе активного саморазрушения тела, например, выводят из строя собственные почки — я это «увидел», но не догадываются.

Бедные, неискушённые в мире снов читатели. Они вынуждены кушать всё, что им подают. Все эти невкусные, полусырые, наспех приготовленные, полусваренные без соблюдения кулинарных рецептов каши!

Опытный сновидец сразу увидит и поймет, что за такой писаниной ничего нет, ни опыта, ни знаний. Стоит человеку несколько десятков раз (пусть даже сотню) осознать себя во сне, как он уже спешит поведать об этом миру и пишет книгу.

Скучно вы живёте, господа… Даже во сне…

Практическая реализация состояния осознания во сне и наяву — отдельная, обширная тема.[8] Разобраться с ней мне подробно помогли вовсе не легендарные маги донхуановской группы, а христианская мистика. Путь толтеков не является прямым и истинным.

На любом духовном пути нельзя обойти всеобщий закон Любви! Без развития духовного сердца любой путь — это будет путь ошибок и заблуждений…

Сам я в начале пути сновидений не избежал многих глупостей и коварных ям, но хоть я и не спешил об этом поведать миру, хочу встать на защиту российских начинающих сновидящих — кто не искал, тот не находил!


О начальных заблуждениях. Когда у меня появился опыт ночного осознания, я стал бродить по разного рода кастанедовским группам и беседовал с людьми-сновидцами. Обнаружилась полная неразбериха в характере и уровнях этого уникального переживания. А самое главное, подобное никак не укладывалось в донхуановскую схему семи врат сновидений.

Кто-то быстро прошёл первые врата, кого-то вынесло сразу на третий уровень, другой метит себя уже в четвёртые позиции. Ещё в ту пору я задумался, в чём же тут дело?

Во-первых, черты и характер индивидуальной практики определяются степенью развития и соотношением энергетических полей сновидящего. По вопросу же врат сновидений по дону Хуану — ещё проще.

Если вы тешите себя иллюзиями, что находитесь на уровне вторых, третьих и даже четвёртых сновидческих врат, проведите простой эксперимент. Отложите сейчас чтение. Сядьте или ложитесь, как вы привыкли, и минут через 15–20 выйдите в осознанный сон… Ведь именно первичное осознание сна по желанию и является ещё только подступом, (но не преодолением!) самого первого энергоуровня — НЕОБРАТИМОГО УРОВНЯ, не допускающего впоследствии никаких откатов назад! Преодолением же самого первого барьера станет устойчивая способность сохранять образ любого объекта во сне. Ну, как, получилось? Удалось себя осознать? Про стабильность сонных видений я даже и не говорю…

Думаю, что нет. Очевидный вывод: вы не преодолели самых первых врат. Скорее всего, вы только приблизились к ним и, самое вероятное, приблизились только временно!

Обычный, нормальный человек настолько обусловлен энергетически, что будет проходить эти начальные сновидческие врата всю свою жизнь, так и не преодолев их перед смертью! Такова наша реальность.

Донхуановская схема сновидных энергоуровней хоть и верна, но верна только в рамках магии. Существуют и иные пути. Наш опыт ясных снов и прохождение последующих ступеней не соизмерим с опытом двойного человека — нагваля Кастанеды. Но глупо полностью опираться на эту энергетическую донхуановскую лестницу. Имеется другая лестница. А в гонке за энергией мы всегда будем упускать главное — любовь…

Любовь — самая чистая, прозрачная, светоносная энергия! Любовь вне и над всеми остальными энергиями. Она — вне магических ступенек. Она — сам Дух, Бог! И такая Любовь нас, обыкновенных людей, не нагвалей, не высокоэнергетичных от природы, может поднять неизмеримо выше, мимо астральных миров магов, сразу в царство чистого Духа!

Ну, а когда человек, так и не преодолев самых первых врат, начинает повествовать о своих «достижениях» и писать книгу на кастанедовскую тему и учить людей, то он уподобляется первокласснику, делающему выводы о школьном и высшем образовании в целом. Отсюда многие ляпсусы.

Как я убедился, бесполезность толтековского знания в смысле практического применения очевидна. Она требует от человека более чем повышенного энергопотенциала. К чему обладать знаниями, которые бесполезны?! — взывает к читателю сам Кастанеда.

Ошибок и заблуждений на пути сновидений очень много. Их не избежать. Славянские сновидцы-романтики, смело и необдуманно рискуя, ринулись прокладывать дорожки в небесные сферы над территорией бывшего Советского Союза. Они слышат Зов, их манят дали… Куда всё это приведёт?

Сновидческий путь — новый, непроторенный. На мой взгляд, если он вообще может быть энергетически проложен, то должен иметь двухэтапную основу.

I-й этап символически обозначу «Свобода». На этом уровне сновидец открывает для себя увлекательный мир обычных и осознанных снов, учиться работать с ними. Осваивает молитву и раскрывает своё духовное сердце.

II-й этап — более высокий, продвинутый и называется «Любовь». Он заключает прогрессирующие уровни работы с молитвой и со снами. Раскрыв сердце, сновидящий продвигается по пути сновидений с любовью…

Уместен вопрос: что выше, любовь или свобода? Любовь, несомненно, выше свободы. Потому что она уже включает, уже несёт в себе полную и абсолютную свободу, но есть ещё шире, глубже и непостижимей. Любовь есть главная тайна мироздания.

За внешними образами сновидений простирается многое, очень многое, которое пока мы постигнуть и увидеть не можем. Я не могу начать сразу с любви, сразу с высокого. Слишком практичен, трезв и алчен мой ум. Передо мной на горизонте простирается осознанное моё сновидение, реальное преодоление смерти и достижение других возможностей. Бессмертие, просветление, богореализация так далеки — осознанные сновидения рядом! Но я не могу и обойти закон Любви.

Сновидения, как духовные переживания, изначально построены на всеобъемлющей божественной космической любви!

Тщательно отслеживая свои сны, я заранее вижу будущие события, движения, порывы своей души, вмешательство разных сил в мою жизнь.


Итак, путь снов таинственно, туманно, неясно вырисовывается, мерцает некой туманной млечной звёздной дорожкой в тёмном небе России. Ведущей в никуда?

Да и есть ли он в самом деле этот путь? Возможен ли? Может быть, в действительности никакого сновидческого пути и нет, а есть мираж? Хотя бы потому, что всё нам это только снится. Хотя бы потому, что путей вообще не бывает, а есть путник…


Мне приснился ключевой сон. Я гоню, стегаю лошадь — свою судьбу. Мчусь я в тележке, спрашиваю лошадку: «Правильно ли едем? Доедем ли?» Загнанная, неохотно она оборачивается, говорит человеческим голосом вроде: «Не очень… Фрры!.. Не совсем правильно, но можно пока так». Заехали в болотистую местность. Я всё рвусь вперёд, боюсь не успею. Прошёл по доске через трясинку. Площадочка. Откуда не возьмись, человек выходит и говорит остерегающе: «Дальше, нельзя. Там болото. Без провожатого не пройдёшь…»

Собирал я свою систему снов, складывал, но опускал главное, чего нет у самого дона Хуана. Тропу магии неожиданно пересёк путь религии. Но длительное время эти пути я не смогу различить, они в моём дальнейшем духовном поиске ещё долго будут замысловато и невероятным образом переплетаться, сочетаться, скручиваться и одновременно сосуществовать. А есть ли и в чём заключается отличие данных путей? Фундаментальный, глобальный, принципиально важный вопрос, который следует знать каждому магу! О главном, о недостающем звене — в главе «Встреча» (2).

Наверное, есть такие люди, которые не читали Карлоса Кастанеду. Его книги бесспорно остросюжетны, интересны, занимательны, привлекательны, оригинальны. Но, не в этом дело. Поражает другое — это не вымысел! Это подтверждается личным опытом и знаниями автора. Это открывает человеку удивительные, волшебные, неописуемые возможности, горизонты и перспективы перед лицом Бога.

Путь сновидений — ах! какие возможности!


Встреча (2)

Пустынные индейские муссоны и южные мексиканские ураганы рвали и теребили моё тело сновидений. Они кидали меня то в холод, то в жар, оставляя короткую передышку в затишье. Я ел экзотические мексиканские блюда, смачно сдабривая их острым соусом «Чили». Я бродил с доном Хуаном по Соноре среди гигантских кактусов, и большое метровое сомбреро защищало меня от палящего оранжевого южного солнца-диска. Я расшевеливал далёкой тропической экзотикой притуплённые засорённые чувства и хотел всё больших приключений и остроты жизни. После острой чужой пищи росла моя жажда…

Но, вдруг, подул… Даже не подул, а тронул теплом, обнял с нежностью, знакомый до боли, родной свежий милый ветерок. Он окутал меня своей прозрачной воздушной любовной тканью и позвал домой…

И я вернулся. Вернулся, как блудный сын и припал к русской земле.

Здесь русский Дух, здесь Русью пахнет!

И здесь на русских просторах, в необъятной шири на извилистых ухабистых широких полевых и узких лесных дорогах я встретил Странника…

О Страннике сём сказ простой и краткий. Он ходит по дорогам России с молитвой Иисусовой и ищет Бога. «Господи, Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Всё!

Однажды в осознанном сне, много позже самой встречи со Странником, тот самый лёгкий русский ветерок показал мне свою силу. Он бережно поднял и понёс меня вначале осторожно, над городом, но потом со скоростью космической ракеты. Сквозь звёздные галактики…

Об этой встрече писать сложно. Это была даже не книжка, а невзрачная тонкая книжонка в мягкой обложке, купленная случайно, походя, в киоске у метро. И ощущение того, что произошло нечто очень и очень важное, осмыслено было только годы спустя. Настолько это влияние оказалось незатейливым, бережным, ненавязчивым. Совсем не сравнимое с ураганной Силой — нагвальным ветром дона Хуана.

В то время я параллельно следовал практике духовно-оздоровительной системы Порфирия Иванова. Работал над укреплением тела. Стояла сухая морозная зима. Жгучие морозы крепчали. Отдыхал в санатории на окраине Москвы. Притарабанил с собой два больших ведра, и под удивлённым взглядом отдыхающих выходил босоногим в любую стужу в одних плавках на снег и обливался холодной водой. Периодически отказывался от питания в местной столовой и проводил несколько дней «сухое» голодание, то есть без питья воды. А потом неожиданно обжирался едой и просил добавки у официанток.

В этот период я ездил по музеям и читал всю «эзотерику» подряд. Попавшаяся под руку у метро в киоске книжонка называлась «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». По христианству я до сих пор ничего не читал. Оно мне казалось пресным, неоригинальным и неинтересным. И вот — Странник. Он сошёл со страниц книги, как живой и явственно предстал передо мною. И возникло странное ощущение, будто бы я был с ним знаком очень и очень давно, но потом всё позабыл.

Мне почему-то так захотелось этой русской удали, тоски, свободы и любви к Богу, что я, не задумываясь, отправился вместе с ним. И не откладывая, начал совершать, творить Иисусову молитву в сердце.

Сколь это было смешно и наивно тогда, но со мною что-то сделалось. Ночью, сквозь сон я почувствовал своё сердце, любовь к чему-то. И в последующие дни неожиданно превратился в одержимого человека и отправился на поиски нового странного, любовного и неясного зова. Я стал вдруг ездить по московским монастырям и скупать подряд всю христианскую литературу, которую посчитал мистической и для себя полезной. Сам же думал — что это со мной, «крыша» поехала? Однако заключил для себя: разумно было бы, наконец, поглубже познакомиться и с христианской религией, нашим русским православием.

Закончился отпуск. Я вышел на работу, но от случая к случаю продолжал эксперименты с Иисусовой молитвой в сердце, как меня научил Странник.

Сколько благодатных ощущений, вдруг, стало стучаться и являться мне! Сколько открытий, пришедших неизвестно откуда! Все напряжённости, тревоги, заботы, волнения исчезли разом. Я прикоснулся к познанию Бога (самого Духа!), и привычно давившая в моей душе многопудовая тяжесть — настолько привычная, что я за многие годы не отделял её от себя, слился с нею — сбросилась мгновенно. Я стал лёгким как воздушный шарик. В нежном трепете и благоговении я стал таять, растворяясь в необъятной волшебной неописуемой Любви ко всему миру. И это сопровождалось озарением — как раньше я был слеп?! Лёгкость, невесомость в теле и невыразимая абсолютная внутренняя свобода! Как сухи, чёрствы и бессильны здесь слова! И я зашагал по дорогам России — по полям и лесам — с сердечной молитвой вместе со Странником. И лихая забубённость, ощущение полного счастья и абсолютной свободы, некая дикая удаль охватили меня! Ведь, вот у меня есть сердце и это так много (!), что больше ничего не надо, ни еды, ни денег, ни красивой одежды… И буду я бродить босой по земле и ощущать Бога. Буду преданно любить. Ведь Бог заключает в себе всё-всё-всё! Он есть — и жизнь, и смысл, и счастье, и свобода, и любовь. Так буду я его искать в глубокой тоске бесконечно вместе со Странником, бесконечно вкушать его небесные дары и блаженство и отдам ему всю свою жизнь без остатка…

В другой раз, я вышел из пригородной электрички, в которой творил сердечную молитву, и пережил такое долговременное глубинное блаженство, что уже, находясь дома, жалко было ложиться спать. Было очень поздно, а я сидел на кровати с потаённой дуринкой в глазах в сладком наслаждении и неизвестно отчего был счастлив…

Многое открылось мне через другие книги по христианской мистике. А как искусно в них описан опыт сновидений и тайные практики. Как ярко и сильно оживают, расцветают сновидения на этом эзотерическом пути! Я стал читать, вчитываться и размышлять. Странник оставлял меня, но уходил не надолго. Периодически я то продолжал, то прекращал свои эксперименты с сердечной Иисусовой молитвой. Меня несло и бросало к другому — к магии, в которой, как известно, Бог отсутствует, либо он представляет «шаблон», иллюзию или абстрактный, безличный Дух. Я был щепкой в бурной горной реке.

Потихоньку начинал пробовать соблюдать православные посты и регулярное молитвенное «правило». Параллельно делал йогу и читал Кастанеду.

Я творил молитву на ходу, и сладкий холодок держался в моём сердце. Ощущение новое, свежее, сладкое, необычное. Что за сласть такая, эта молитва?! Словно медовая эссенция разливается от сердца, от его верхушечки по всему телу — всё в тебе и вокруг становится сладким, и сам делаешься сахарным, приторным. Чувство столь неописуемое. Горячие токи заходили по телу.

Иногда сердце раскрывалось настолько, что я обнаруживал в себе новые, незнакомые реакции. Как-то на рынке я увидел нищего инвалида без ног, собирающего подаяния. Боль и сострадание к нему пронзили меня настолько сильно, что мне сейчас же, в сию же минуту захотелось отдать ему всё, что я имею — все деньги, вещи, квартиру, снять с себя одежду. Если бы не вмешался мой трезвый и скептический ум, я бы отдал ему все деньги, которые были при мне на рынке. Подал милостыню больше обычного… Столь внезапное проявление духовной Любви оказалось отнюдь не состоянием безжалостности и пустой, безличной, холодной отстранённостью толтеков…

Очень похожее, но несколько иное чувство охватило меня в церкви, на службе, когда я смотрел на скульптуру распятого Христа, в особенности на его голову, охваченную колючей терний. Моей голове почему-то сделалось также больно, как было больно ему, в тех же самых местах. Словно и у меня на голове оказалась колючая проволока и я испытывал её уколы…

Бывало не раз, как после молитвы весь воздух делался упоительным, дышащим теплом, нежностью и бесконечной любовью. Как легко дышалось в эти драгоценные минуты! Я шёл сквозь эту прозрачную, волшебную, розовую дымку, сливался с нею, терял ощущение физического тела, растворялся и совместно с тихим блаженством утрачивал чувство времени…

Иногда, сердце моё смолкало и становилось притуплённым и бесчувственным. Но глядишь, вскоре оживало.

Наконец, я начал свой первый длительный пост совместно с молитвой. Никогда не забуду, как после благодатной трепещущей молитвы, я вышел на улицу гулять, и что тут внезапно со мною сделалось! Такая пронзительная, глубокая и неповторимая радость вдруг напала, набросилась, обрушилась на меня извне и откуда-то изнутри — она в меня вбежала, вселилась — что не могу вам описать! Я шёл по улице, и был город. И он гремел, звучал, и были прохожие, которые ни о чём не догадывались и не подозревали, что я даже могу сойти с ума от счастья. А я был безумно и бесконечно счастлив и радостен от того простого факта, что я есть, я жив, существую. Всего лишь от этого… Оказывается, всё так просто. И этого так много. Это так необыкновенно много, что у меня есть сердце. Что существует истина, правда, Бог! И что Бог есть любовь! И какой же ранее я был смешной и глупый дуралей, что обо всём этом ничего не знал. А сейчас — знаю! А сейчас неожиданно это всё мне открылось, хлынуло необычайным бесконечным потоком, что, боюсь, не вынесу, я, возможно, не понесу сразу столько много радости и любви! Не смогу вытерпеть столь громадного, необъятного счастья. Сколько же веселья, и это всё мне выпало одному! А они, эти люди, прохожие, проходят в спешке и безразличии мимо и ничего про всё это, что я познал и познаю, не знают, не замечают… и даже не догадываются и даже не могут себе совсем чуть-чуть представить, что их счастье пребывает рядом, совсем близко от них, — оно разлито по всему миру! Оно стоит в воздухе — стоит протянуть руку, стоит только заглянуть в своё сердце… Это как прорыв гигантской плотины. Живёшь обыкновенно, среди людской суеты и в неведении, делаешь всё, что делают все остальные люди, испытываешь умеренные «средние» чувства — смеёшься, грустишь, спишь, волнуешься о мелочах быта. Получаешь разнообразные мелкие удовольствия от жизни. Стремишься ко всему тому, к чему стремятся и все. И не выходишь за пределы условной границы. Как вдруг! «Неосторожно» молитвой открываешь своё сердце, оно распахивается настежь и такая неожиданная лавина возвышенных и благодатных чувств прорывается сквозь все границы и сметает все барьеры на своём пути! И вливаются безмолвные знания. Светоносные знания И удивлялся я.

Саму книжонку «Рассказы странника» в порыве любви я подарил случайному знакомому. Кинулся купить такую же себе — а её уже не было, раскупили. Наконец, через год нашёл, и повторилось — тут же снова подарил. Купил в третий раз, дал почитать «Рассказы» — не вернули. А мне не жалко, а наоборот, любовно. Спустя время снова приобрёл книжку и опять дал почитать — затерялись «Рассказы». Необычная какая-то эта книга. Странный этот сам человек — Странник.

На работе шум, суета, нервозность. Я закроюсь в кабинете ото всех, помолюсь, выйду. Иду и, будто я волшебный король из сказки: кругом все галдят, спешат, раздражительность нервно мечется в воздухе и заражает сознание; а на меня сверху нисходит царственный, величественный, божественный покой, и люди вокруг меня спокойными и умиротворёнными делаются…

Незабываемой вышла встреча со Странником. И всё та же цепь случайных неслучайностей опутала, окружила меня. И встреча эта длилась поначалу долго. И влияние Странника было сильное, но умудрилось стать незаметным и ненавязчивым. «Встреча» происходила, не оторвано и отдельно от всего со мной происходящего, а как-то «случайно» незатейливо вписывалась и вплеталась в мою жизнь.

Уже рвали и теребили меня мощные, буйные, мексиканские ураганы, и терял я в вихре и чужеродной пыли странника. Но глядь, вдалеке на дороге, кажется, вновь он, опять маячит. К нему снова страстно бегу. Он же такой незамысловатый, простой, ничего не говорит, а идёт себе по дороге и тоска в глазах по Богу и слеза… Кинусь к нему в ноги, как к вновь обретённому другу и кровному брату. Прости, говорю, что бросил тебя. А он не в обиде, весь любовью и молчаливым согласием и пониманием окутанный.

Я первый свой большой пост целых два месяца держу — всё блаженство, радость, покой да удаль. Кончился пост — я молитву свою не бросаю. А какие чудные сны мне снились! Залы белые, чистые, зеркальные; много солнца и яркого света, птицы пели, музыка волшебная играла, и чувства непередаваемые! И наяву сильные, страстные, любовные порывы испытывал. Господи, услышь меня! Уверовал, узнал, постиг через молитву, что ЕСТЬ БОГ! И как Его вы не скрывайте, не прячьте, не маскируйте; как не искажайте Его бесконечную Любовь, не подменяйте и не доказывайте мне, что будто бы Бога в природе нет или Он — «всего лишь» — матрица — всё будет враньём, обманом!!! Да, уверен, и тот, кто разглагольствует и подменяет живого Бога безличной Силой, поймёт всю тщетность своих «доказательств». Бросит всё и пойдёт за Любовью…

…Вскоре после поста, ни с того ни с сего, а может быть, закономерно, такое вселенское уныние на меня нашло, такая безнадёжность этого всего моего молитвенного делания на меня напала, что руки сами опустились устало. Тело сделалось разбитым, утомлённым, горло начало сильно щемить, ломить. Сердце стало тупым, бесчувственным, холодным, неприятным. Жизнь мгновенно превратилась в пресную, скучную и бессмысленную штуку. В бесполезную вещь, предмет. Всё опротивело, ко всему охладел. И чегой-то, думаю, я в дурь попёр, в христианство.

В этот самый момент ко мне и подкрался сам дон Хуан. Наконец, объявился! Ну, и где ты раньше был? Смеяться начал старый индеец надо мной. «Дух, — сказал он мне, — безличный, холодный и абстрактный. Его умолить и упросить ни о чём невозможно. Бог — бесполезен. Таких дураков, которые по церквям и домам молятся, и у нас в Мексике хватает. Сновидение — вот реальная Свобода. Мы, маги, практичны, мы видим энергию!»

Я сразу послушался дона Хуана. Бросил всю свою христианскую практику и о Страннике даже не пожалел. Один без меня он снова зашагал по дорогам России в поисках своего Бога. А я стал искать свободу…

«Кастанеда» — полоса тёмных «туалетных» напряжённых снов и неудовлетворяющих сновидца сюжетов. Мало в них солнца и света.

Много разного со мной чего происходило — всё не опишешь. Только напало на моё тело вскоре состояние плохое, болезненное, тягостное. Ничего конкретно одно не болит, а сразу всё тело ломит-крутит, тяжестью предсмертной наливается. Подумал — может смерть моя близится? В Пскове «случайно» оказался на экскурсии в Псково-Печерском Свято-Успенском монастыре. Захотелось мне спросить местного монастырского отрока. Нет ли здесь у вас, спрашиваю, какого-нибудь старца местного — ясновидящего, чтобы он сказать мне мог, что со мною происходит и что ожидает меня в будущем. Поморщился снисходительно отрок. Есть, говорит, такой старец, да только он не принимает, а на письма отвечает и всё-всё только по письму наперёд рассказывает. Всю жизнь человека читает по почерку и видит насквозь. И не ясновидящий он называется, а прозорливый батюшка (будущее прозревает). Я с сомнением: «Неужели ответит, если я напишу?» Он мне с явным пренебрежением к нашей мирской грешной жизни: «У нас такого не бывает, чтоб не отвечал». И про всё незамедлительно я старцу отписал.

По приезду в Москву, по знакомству попал к опытной очень старой бабке-гадалке. Она еле ходит. Та картишки старенькие, чуть ли не до дыр протёртые раскинула, свечечку зажгла. Воск расплавленный на воду стала лить, он в узоры и картинки превращается. По всему выходит, что жить мне осталось мало, смерть моя близка — вот, что открыла мне колдунья. Я, бормочет дряхлая гадалка, никогда, никого не обманываю, всё верно говорю. Вот, тыкает в карты, тёмное пятно и смерть в твоей квартире. А здесь, говорит, убийца твой виден, парень рыжий, и показывает на восковую фигуру в воде. Смотрю, — глазам своим не верю! — и действительно, на разлитом воске оформляется фигура парня с рыжей шевелюрой, рубашка у него в клетку с короткими рукавчиками. Ну, и дела! А что за смысл колдунье мне врать? Ей уже за 80, она уже одной ногой сама в могиле стоит. И придумывать назло не будет, тем более, что денег за своё гадание она не берёт. Вылетел я от неё в пылком смятении. Видать, интуиция про смерть свою меня не подвела. Я сновидения свои развивал. А они наделяют сновидящего повышенным интуитивным знанием. Сон — это информация о будущем важном событии, это уже явленное, предвиденное, на астральном уровне уже случившееся. Потому и наяву мы начинаем догадываться, подозревать нечто…

Со страхом и надеждой ждал я томительно письма от старца из монастыря. Пришло, наконец, послание. Читаю жадно, помимо всего прочего, про смерть тоже указывается! Но в отличие от бабки не так грозно, конкретно и категорично, а понимать можно по-разному. Однако ж, печатный листок о загробной жизни в письмо вложен, и намёки в тексте на смерть имеются. Крутил я, вертел информацию и от бабки и от старца и получается мне скоро умирать, но вроде есть небольшая надежда.

Сник я, плохо, нервно спать стал. Мысленно прощаюсь с жизнью, а не хочу гибнуть-умирать да и всё! Чувства предсмертные проносились и к земле придавливали. Беспокойство, страх, сопротивление, неприятие обнаружилось. И странная зависть к людям. Какая несправедливость, — я умру, а они будут продолжать жить без меня! Так не годится… Но бабка-гадалка дала заговор, да и старец кое-чем обнадёжил.

Всегда поздно я возвращался с работы и стал, как разведчик в стане врага, ко всему вокруг внимательным. Худо дело, но опасность кое-как миновала. Оговорился и сберёг себя молитвами. Но смерть на лестничной площадке случилась — умерла пожилая женщина — соседка…

Старец тот православный христианский прозорливый от Бога (ясновидящий) оказался всем старцам — старец. Он, отец Иоанн, известен на всю Россию и единственный в своём роде — по масштабу современный Серафим Саровский!

Повезло мне случайно! Смерть мимо прошла. Беды и несчастья на пути сновидений на меня снова обрушились. И однажды не выдержал и отцу Иоанну письмо опять написал. Вот тут, тот самый лёгкий русский ветерок меня поднял и со скоростью ракеты во сне унёс. В далёкие и волшебные дали. Ответил старец, предупредил об одной серьёзной опасности, наставил и прочее. Не все рекомендации его я выполнил, но стал регулярно практиковать христианскую молитву и уже сам многие свои заблуждения увидел, ошибок и опасностей дальнейших избежал. Со Странником больше не расставался. Я ему многим обязан. По большому счёту, он мне на коварном магическом сновидческом пути жизнь спас, от инвалидности вылечил. И хоть я по-прежнему во всё лезу, и всё хочу знать про «духовное» и использовать, чувствую и вижу — страхует Странник меня, защищает от беды. Вторая «встреча» оказалась для меня очень ценной и дорогой.

Я теперь через Странника выхожу на всё более глубокое постижение себя и мира. А главное заключается в том, что Странник мне всё про этого дона Хуана поведал, и этого индейского «дона» увидеть и понять помог. Но не отпустит меня от себя коварный толтек. И долго, очень долго меня будет держать он своими когтистыми, хищными лапами!

Странник мне на пути сновидений продолжает помогать…

…Можно прожить год, два, десять и двадцать лет, и жизнь твоя будет течь рутинно, незаметно, серо, однообразно и ничего значительного не будет происходить в твоей судьбе. Так можно прожить много жизней.

И вот, когда кажется, что в твоей скучной и нудной биографии уже ничего не случится, вдруг может произойти «Встреча». Она может обнаружиться посредством тонкой, непривлекательной на вид брошюры. Неожиданно события вокруг тебя ускорят свой темп, на повышенной скорости понесутся, зацепят, потянут за собой и произведут новые. Жизнь примет удивительный, лихой поворот. Вдруг обнаружится скрытый смысл вещей и окружающего тебя мира. События не только стремительно ускорятся и уплотнятся, они логически свяжутся, начнут вытекать друг из друга и немыслимым образом подстроятся под твой смутный поиск Бога — Бог сам выйдет к тебе навстречу! Отныне в твою жизнь войдёт нечто необычайное и волшебное. Откроется тайная дверца, и ты с трепетом пройдёшь за неё. И вступишь в чарующую бесконечность! Любовь, безусловная духовная Любовь, — самая главная тайна вселенной! — начнёт открывать перед тобой тайну за тайной и необыкновенным образом будет исполнять все твои сокровенные желания, и даже те, о реализации которых ты не мечтал даже во сне…

…После Великого поста на Пасху с лёгкостью тела и души поехал в монастырь Сергиева Посада. Ранее на постройку древних храмов указывал сам Дух и зачастую посредством сновидений. Церкви и монастыри всегда выстраивались в особых мистических зонах земли, в самом центре очень мощных нисходяще-восходящих просветляющих энергопотоков. Церковные службы становились связью земли с духовным небом. Да и архетиктурное искусство древних зодчих было эзотерическим процессом. Своей общей неповторимой аурой и конфигурацией, а также отдельными плоскостями и объёмами храм создаёт мистическое углубление в пространстве и вызывает и направляет уникальную духовную энергию на верующих, которая выражается в особом радостном приподнятом настроении, доходящего до восторга. А подобные эстетические переживания прекрасного наиболее интенсивно развивают тело сновидений.

Добрался до места. Светло, хорошо, празнично, солнечно. Красиво очень! Наверно, над куполами храмов и церквей летали ангелы. Но мне захотелось показать себя. Захотелось скрестить шпаги знаний и поспорить с кем-нибудь из здешних служителей культа. Ведь я так много знал, чего не знали они: про чакры и точку сборки, про матрицы и сны. Я с демоническим видом подсел к одному человеку в униформе, быть может монаху или семинаристу (и был мне ответ!). И неожиданно мне сделалось необыкновенно хорошо! Благодать спустилась и окружила меня своей волшебной, мягкой, прозрачной тканью. Я полюбил всё вокруг с удвоенной силой. Состояние моей внутренней лёгкости, счастья и свободы невероятно усилилось. В такой радостный миг мне показалось совершенно абсурдным и глупым о чём-то спрашивать, спорить и что-либо доказывать или выяснять. Уважительно и со смирением я отсел подальше от монаха…


Прощание с доном Хуаном?

Когда я стал следовать путём Карлоса Кастанеды, несмотря на то, что я перечитывал его книги десятки раз, испытывая очередные мистические погружения и открывая всё новые и новые измерения, ослепление магией, пленение тайной, первые успехи в сновидении, мешали мне взглянуть на магов непредвзято и объективно. Ошибки, болезненные состояния, преграды, опасности на пути заставили меня задуматься, а правильно ли я иду? Правилен ли этот путь вообще или с ним что-то не в порядке? Не будем пока проводить глубокий анализ тайного знания толтеков. Обзорно глянем на его носителей. Кто они, что за люди такие? Ведь мы, следуя их путём, вольно или невольно копируем их действия, реакции, поступки, состояния. Духовный путь именно потому и является строго заданным и ограниченным энергетическим направлением, что все его последователи повторяют, проходят одни и те же рубежи, испытывают те же самые переживания, которые испытывали ещё древние толтеки десять тысяч лет назад!

Мы многое знаем о магах в кастанедовском описании и в общем, и по отдельности о некоторых из них, и даже о прошлых поколениях — предшественниках современных толтеков. Последние маги дохуановской группы, безусловно, наделены многими достоинствами. Они таинственны, непредсказуемы, загадочны, непостижимы, отрешены, мудры. Владеют многими глубокими знаниями жизни и чудесными способностями; высокоэнергетичны, неуязвимы, отличаются силой и здоровьем. Они будто бы и не лишены таких человеческих чувств, как печаль, любовь, тоска… Но уж как-то, наряду с суровостью самого старого нагваля, предводителя магической группы, выступает их общая черта — безжалостность!

БЕЗЖАЛОСТНОСТЬ, как известно, есть самый первый и главный принцип магии толтеков:

— «все маги безжалостны» (из кн. 8, гл. «Перемещение точки сборки»);

— «воин всегда магичен и безжалостен» (из кн. 8, гл. «Скачок мысли);

— «перед каждым магом стоит задача достичь места без жалости» (из кн. 8 гл. «Место без жалости»);

— «безжалостность стала первым принципом магии» (из кн. 8, гл. «Перемещение точки сборки»);

— «настало время продолжить разговор о безжалостности — главной предпосылки магии» (из кн. 8 гл. «Место без жалости»);

— «безжалостность — это состояние бытия. Это определённый уровень намерения, которого достигает нагваль» (из кн. 8, гл. 5);

— «каждый нагваль развивает тип безжалостности, специфический для него одного» (кн. 8, гл. 4).


В магии безжалостность выдаётся за некое совершенное состояние и достижение. И очень странным мне показалось то, что «безжалостность» — это хорошо. Безжалостность логичнее понимать, как отсутствие сострадания, жалости к ближнему, отсутствие сопереживания, неспособность почувствовать чужую боль, как свою. Это очень похоже на жестокость, холодность, немилосердие, отсутствие любви, цинизм… Может быть, термин «безжалостность» является не точным переводом, и в действительности представляет собой то самое идеальное духовное состояние отрешённости и непривязанности к миру и людям, о котором говорится во всех религиозных описаниях, и это также чувство бесстрастности в христианстве? Давайте разберёмся.

Дон Хуан говорит о пути любви. По пути с сердцем идти легко и радостно! Однако так сказать о любви, значит ничего не сказать или не знать о ней. Во всех толстых книгах Карлоса Кастанеды о любви упоминается всего лишь скороговоркой, мимоходом, в очень коротких тезисах и не более пятнадцати раз! Конечно, если бы о любви не говорилось вообще — то не было бы ни учения, ни пути. Однако всегда имеется большая разница между неким теоретическим духовным построением и описанием мира, и тем, как это описание, путь, учение реализуется на практике обыкновенными живыми людьми. Следуют ли путём любви маги практически?

Самый поверхностный взгляд на этот вопрос, к нашему удивлению, откроет нам, что вовсе не следуют! Совсем. Маги жестоки, немилосердны, несострадательны, очень грубы и действительно безжалостны! Их сердца наглухо закрыты! Кажется, они отсутствуют. Прежде всего, маги одержимы. Они одержимы накоплением и приобретением всё большей и большей силы и энергии. Они даже ради этого готовы отнять энергию у собственного маленького беззащитного ребёнка и даже убить человека! Чудовищная, беспредельная алчность и звероподобная жестокость! И это на пути с сердцем? Они готовы убить не просто постороннего человека, а своего товарища из группы, воина, такого же, как и они, искателя свободы. Что это за свобода такая, которая сопряжена с неимоверной хищностью?! Да и куда, в какие энергетические пространства, могут в таком случае вывести мага подобные развитые звериные энергии? Куда угодно, и, скорее всего, в чёрный задний проход самого дьявола, но определённо и точно не в светлые, чистые и прекрасные миры духовной Любви!

Донья Соледад готова убить своего сына из-за энергии, она считает его своим смертельным врагом. По сценарию дона Хуана она пытается отнять силу и убить самого Карлоса. Заговорщиками даже определено место, куда нужно будет спрятать труп. «Сестрички» также чуть не убивают Кастанеду, опять-таки, всё из-за той же силы и энергии. Ла Горда поясняет Карлосу:

«Маги тренировали себя, чтобы выпить твою жизненную светимость, как стакан содовой» (из кн. 5, гл. 3).

Причём «сестрички» ведут себя как настоящие злые, хищные колдуньи. Особенно впечатляет эпизод нападения молодой ведьмы Розы:

«Она хихикнула, как ненормальная, и стала покусывать мой бок. Её маленькие острые зубки лязгали, её рот кусал, отрываясь и закрываясь в нервных спазмах. Я (Карлос) чувствовал смесь боли, физического отвращения и ужаса. Я задыхался» (из гл. «Сестрички», кн. 5 «Второе кольцо силы»)

Просто какой-то неприкрытый сатанизм, вампиризм!

В отношениях между группой учеников, называемой «Хенарос», и сестричками также присутствует непримиримая смертельная вражда. Маги готовы отобрать часть определённой энергии — остриё даже не у чужих, а у собственных детей! Остриё это часть положенной энергии в виде любви, внимания, заботы о своём сыне или дочке. Когда оно отбирается, маг становится полностью безразличным, равнодушным к своему ребёнку… Зато он обретает дополнительную энергию! Какая безжалостность! Имя которой — обыкновенный цинизм и жестокость.

«Дон Хуан вёл меня (Ла Горду) к тому, чтобы сделать это: и в первую очередь мне необходимо было отказаться от любви к своим двум маленьким деткам. Я должна была сделать это в сновидении. Шаг за шагом я училась не любить их, но нагваль сказал, что это бесполезно. Надо научиться ещё и не заботиться о детях. Когда эти малютки, девочки перестали что-либо значить для меня, я должна была, мягко поглаживая их по голове, позволить своей левой стороне вытащить у них энергию» (из кн. 5, гл. 3).


Жажда приобретения силы, энергии и сомнительной свободы доходит у магов до звериной злобной страсти. Для толтеков нередки состояния неуравновешенности, капризов, приступов гнева, ненависти. Многие маги Кастанедой откровенно именуются свирепыми и смертельно опасными!

«Дон Хуан описывал южных женщин, как двух мастодонтов, устрашающего вида»; «Западные женщины временами были безумны, но в другое время представляли собой воплощение жестокости» (из кн. 6, ч. 3, гл. 9);

Дон Хуан «вновь и вновь подчёркивал, что воины его партии являются точной копией воинов его бенефактора, но некоторые женщины ещё более свирепы…» (из кн. 6, ч. 3, гл. 10).

О женщине-маге Ла Каталине из команды нагваля Хулиана, которая, по словам дона Хуана, является им родственницей, нечто вроде тетушки или старшей сестры, старый нагваль высказывается следующим образом:

«У неё гораздо больше общего с древними видящими…

Я (Карлос) спросил у дона Хуана, в значительной ли степени знания Ла Каталины отличаются от его собственных.

— Мы в точности одинаковы, — ответил он. — Она несколько больше похожа на Сильвио Мануэля или Хенаро. По сути, она — их женский вариант. Но, разумеется, будучи женщиной, она неизмеримо более агрессивна и опасна, чем они оба (!)» (из кн.7, гл. 9 «Сдвиг вниз»)

Предельная жестокость, свирепость, опасность, агрессивность, враждебность… Такова традиция толтеков. Таков единый поток магического сознания.


Да, о какой любви вообще может здесь идти речь!? Ведь подобные примеры в описании Кастанеды не единичны, они многочисленны. Они определённо отражают факт действующих и развиваемых энергий! Отдельные маги или их ученики пребывают в тяжёлом, гнетущем или просто сумасшедшем состоянии. Думаю, весьма неприятное впечатление осталось от встречи с женщинами «западного направления» не только у Карлоса, знакомившегося с ними, но и у читателя. Полоумны, крайне агрессивны и психически ненормальны, неуравновешенны некоторые новые ученицы и из «сестричек». Причём заметьте, их агрессия не является открытой, она непредсказуема, замаскирована, — это, в конечном счёте, называется подлостью и коварством… Список негативных примеров можно продолжить. Со своими учениками маги ведут себя крайне жестоко и грубо. Их принято унижать, запугивать, оскорблять, а в прошлом даже дарить союзникам — обыкновенное предательство! Над учениками смеются. Дон Хуан откровенно рассказывает Карлосу, что маги прошлого и он сам в том числе, подвергались ещё более грубым издевательствам и розыгрышам со стороны своих учителей.

И дона Хуана и его учителей, когда они были в своё время учениками, избивали до полусмерти — хорошенькая учёба у толтеков!

Молодого дона Хуана встретили «самые крупные индейские женщины, каких он когда-либо встречал. Они были угрюмы и мрачны… Когда он попытался пройти мимо них, они зажали его между своими огромными животами, схватили за руки и начали избивать. Они швырнули его на землю и уселись сверху, едва не раздавив ему грудную клетку. Они продержали его без движения почти 12 часов» (из кн. 6, ч. 3, гл. 9)

Ох, уж эти «любящие» толтеки!

Очевидно, что описание ученичества самого Карлоса можно считать всего лишь лёгкой прогулкой по цветочной поляне.

Какими же однотипными энергиями — неизменными в своём КАЧЕСТВЕ — пропитана вся деятельность толтеков и как их обозначить? Одна сторона данных энергий прослеживается явно — это агрессия, хищность, алчность. Это определённо тёмная, нечистая, тяжёлая вибрация. Второй же признак проявления энергетических наводок пути толтеков отражается неизбежно присутствующим страхом, ужасом, смятением…

Вся описанная традиция толтеков выстроена на страхе! Молодого дона Хуана много лет держат в плену, запугивая зловещим союзником. Его избивают чуть ли не до смерти женщины из группы его учителя. А когда тебя бьют и могут на самом деле убить то, что, кроме страха, можно тогда испытать? Дон Хуан боится своего циничного, безжалостного учителя нагваля Хулиана, который способен в любой момент подстроить любую пакость, жестокий розыгрыш. Ученики дона Хуана смертельно боятся своего бенефактора дона Хенаро, а ученики Хенаро до жути страшатся «доброго» Хуана. Сам Кастанеда готов в ужасе бежать без оглядки при упоминании одного только имени — «Хенаро»! Старый нагваль страшным запугиванием вовлекает в обучение чёрной магии «сестричек». Некоторые от страха чуть не сходят или даже полностью сходят с ума! Страхом пропитано в магии толтеков буквально всё: обучение, энергетические контакты, практика, путешествие в их миры, отношения между собой… Страх — это безусловный атрибут и неизменное качество тёмных энергий, с которыми взаимодействуют маги. Это не эмоциональный, а очень глубокий, мощный, животный, энергетический страх. Он обладает такой разрушительной силой, что при этом весь кокон трещит и разваливается, а практикующий мочится и накладывает в штаны! И подобное происходит со всеми, кто вступил на скользкий, тёмный путь сомнительного и опасного познания. И совсем к месту Кастанеда дополняет своё описание некоторыми другими фрагментами. После окончательного ухода магов группы дона Хуана у самого Кастанеды и его соратницы Ла Горды возникли вполне обоснованные страхи и серьёзные подозрения в отношении своего учителя, которые заключались в том, что он манипулировал ими и мог совершить с ними ещё более зловещие и разрушительные вещи. Как подчёркивает Кастанеда, они чувствовали себя «подопытными свинками». Использует энергию страха дон Хуан и при вербовке новой девушки-нагваля. Своим физическим полётом он намеренно запугал её буквально до бесчувствия, а когда сильно запугаешь, человеком потом очень легко управлять. Сами же неорганические существа, с которыми маги добиваются намеренного контакта, вообще питаются энергией страха, зла; они вызывают дрожь, тряску, ужас… Всё на пути толтеков пропитано энергией страха!

Созидательная, положительная энергия Любви противоположна энергии страха! По-настоящему любящий духовный учитель с целью обучения совершенно не способен «показывать», демонстрировать страх своему ученику, чтобы дать ему некий толчок к развитию. Духовная любовь абсолютно неэгоистична, бескорыстна, безусловна, жертвенна. Она полностью лишена агрессии и не способна нести собой какую-либо угрозу! Данное проникновенное качество истинной Любви хорошо отражено в высказывании Иисуса Христа о том, что если тебя ударили в одну щёку, подставь другую. Глубокий эзотерический смысл безусловной духовной любви именно в этом и заключается. Любящий не может ответить на агрессию. Он не в состоянии нанести ответный удар. Ну, нет в нём абсолютно никаких угрожающих, злобных реакций! Нет подобных энергий. Чтобы «показывать» энергии страха, учитель должен такими зловещими, пугающими энергиями обладать, т. е. пребывать в состоянии подключения к данным вибрациям. А где их взять действительно (не маскировочно!) любящему человеку? В его поле сознания энергии страха и агрессии — полностью отсутствуют…

Как уже подчёркивалось, страх и хищность являются двумя основными признаками демонической, тёмной световой энергии. Всё! Так, в отличие от неописуемой и многомерной духовной Любви — чистой, светлой энергии, — примитивен отражённый, серый свет…

Если встать в роль неискушённого в эзотерике человека, который заведомо и не отвергая и не принимая бездоказательно, вслепую существование чёрной магии, станет объективно, беспристрастно изучать и исследовать описания толтеков, то обнаружится единственный разумный вывод. Исследователь магии неминуемо воскликнет:

Если чёрная магия и существует в действительности, то она и должна быть именно таковой, как описано в книгах Карлоса Кастанеды! Потому что хуже, страшнее, отвратительнее, ужаснее, более дико и низко на этом антидуховном пути уже — дальше некуда! Впрочем, для полноты картины не хватает единственного завершающего штриха — кровавого жертвоприношения младенца… Все настоящие маги-толтеки не способны любить, потому что являются именно безжалостными! И опровергать данный многократно повторяемый и очевидный, упрямый факт может только фанатик и психически неадекватный человек!

И, наконец, рассмотрим непосредственное, конкретное описание «безжалостности» человеком, её пережившим.

В восьмой книге Кастанеды «Сила безмолвия», в главе «Место без жалости», можно обнаружить очень точное авторское описание безжалостности. Автор обозначает это состояние дословно:

«И это определённо НЕ БЫЛО ДОБРОТОЙ (!). Скорее, это было ХОЛОДНОЕ БЕЗРАЗЛИЧИЕ, ужасающее отсутствие жалости»

Я также в различных аспектах неоднократно переживал это состояние и подтверждаю данный опыт в своей личной практике!

Состояние безжалостности очень точно дополняется следующими фразами, приписываемыми дону Хуану:

«Воин не испытывает сочувствия ни к кому» (из кн. 5, гл. 6);

«Воины не способны чувствовать сострадания» (из кн. 8, гл. 2).

К сведению доверчивого и обманутого Кастанедой искателя, сострадание, сердечное сопереживание есть синоним духовной Любви!

В гл. 5, кн. 8 Кастанеда дополняет описание безжалостности выражениями: «я стал холоден и расчётлив»; «находился в холодной ярости». Дон Хуан уже из своего собственного опыта определяет безжалостность, как «состояние предельного безразличия», т. е. бездушия, чёрствости и цинизма (в кн. 8, гл. «Намерение и внешность»). При этом читателя загоняют в угол и привязывают к уровню животного сразу, не оставляя ему иного выбора:

«Находясь в положении саморефлексии, — продолжал дон Хуан, — точка сборки собирает мир ложного сострадания» (из кн. 8, гл. 4)

Почему состраданию обязательно приписывается ложь? А что, не ложного, а искреннего, бескорыстного, сердечного сострадания совсем не бывает?

Таким образом, отсутствие доброты и сострадания, а также холод и безразличие — это зловещее состояние полного отсутствия любви. А равно как с любовью полностью не совместима и «холодная, расчётливая ярость». К абсолютному отсутствию духовной Любви — вот к чему стремятся толтеки, вот их жуткий идеал! Вот почему на многочисленных примерах различных деяний, стремлений и поступках магов-толтеков мы наблюдаем этот явный, очень характерный признак и искусно замаскированный описательный факт.

Кастанеда мастерски перевёл стрелки восприятия читателя и очень жёстко зафиксировал его на том аспекте, что безжалостность одновременно является отсутствием жалости к самому себе, т. е. имеется в виду отсутствие чувства собственной важности (эго). Но при этом скрыто, замаскировано ещё нечто более важное! Отсутствие чувства собственной важности возможно только при двух условиях или состояниях — при одновременном наличии состояния любви или при его полном отсутствии. Безжалостность толтеков — идеальное состояние в магии — это негативный уровень достижения, отсутствие какой-либо любви вообще…

А духовная жалоба, просьба лежит в основе молитвенного искусства и развивает духовное сердце. На всех духовных путях настоящей Любви сердечность, жалость, сострадание намеренно — развивают, а не подавляют! К любви стремятся…

Духовная любовь есть очень тёплое, нежное, доброе, сострадательное, созидательное чувство! Отсутствие этих качеств, отсутствие хотя бы одного из этих качеств есть отрицание любви; указывает на состояние абсолютной не-любви.

Безжалостность по толтекам — это полное отсутствие духовного сердца, любых сердечных энергий; это заурядный цинизм, бездушие, бесчеловечность и жесткость! Это эпогей хищного сознания. Именно такого магического уровня достигли такие учителя-толтеки, как Хенаро и Хуан. Безжалостность — состояние демоническое…

Дон Хуан также связывает позицию точки сборки в месте без жалости с безмолвным знанием или, точнее, с доступом к безмолвному знанию, но обратите внимание на следующее высказывание старого учителя:

«внутри каждого человеческого существа есть гигантское ТЁМНОЕ (!) озеро безмолвного знания» (из кн. 8, гл. «Место без жалости»).

Теперь понятно, какое это место? Естественно, состояние не-любви может вести только к тёмному, демоническому знанию, но не как к просветлённому…

Поразительно и то, что дон Хуан учит молодого Карлоса маскировать собственную безжалостность нагваля! Если ты продвигаешься действительно подлинным путём Сердца, к чему это состояние скрывать??? Любовь — это полная открытость, искренность, честность, доверие! Скрывать, маскировать (темнить!) принято нечто нехорошее! Налицо ещё более зловещие признаки безжалостности, которые дон Хуан открывает ученику, — когда маг по-настоящему безжалостен (т. е. у него уже нет никакого духовного сердца), то его глаза покрываются тонкой мерцающей плёнкой. И чем он безжалостнее (читай — бессердечней!), тем сильнее вспыхивает и светится это плёнка. Совсем как в фильмах ужасов про Дьявола — чем зловещее и циничнее демонические планы, тем сильнее злорадные вспышки в его глазах! Это многовековые народные наблюдения и знания! Состояние маскировки безжалостности так хорошо дополняют принципы сталкинга — будь безжалостным, но обаятельным, будь мягким, но СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНЫМ!

Быть смертельно опасным — это нечто вовсе несуразное, несовместимое с путём настоящей Любви. Но, видите ли, все толтеки бодро шагают «по пути Сердца». Так пытается нам преподнести лукавый Кастанеда…

Нет, никак не является любящим и сам дон Хуан — он только кажется, воспринимается таким в романтическом ореоле ложного читательского восприятия. На то старый нагваль одновременно и великолепный сталкер, мастерски маскирующий свою демоническую суть. Да он в этом откровенно признаётся и сам! Перед уходом из этого мира дон Хуан сообщает своему единственному наследнику нагвалю Карлосу, что он ему безразличен, а он, дон Хуан, только выполняет волю Духа. Ему всё равно, что будет с его учеником, у него нет к нему ни сострадания, ни любви.

Приведу для сравнения — а всё познаётся в сравнении! — какой нежной заботой, любовью и трогательной теплотой проникнуты отношения между учителем и учеником в одной из восточных традиций. Индийский мистик Йогананда вспоминает встречу со своим гуру (будущим учителем).[9]


«О мой родной, ты пришёл! — вновь и вновь повторял он (учитель) на бенгали, голос его дрожал от счастья, — как много лет я ждал тебя!

Мы слились в молчании, слова казались излишними, красноречие беззвучной песней текло от сердца учителя к сердцу ученика. Безошибочная интуиция говорила, что гуру знает Бога и поведёт меня к нему… В глазах учителя была неизмеримая нежность.

— Я дарю тебе свою безусловную любовь. Подаришь ли ты мне такую же любовь? — он смотрел на меня с детской доверчивостью.

— Я буду любить вас вечно, гурудев! Обычная любовь эгоистична, она коренится во тьме желаний и их удовлетворении. Божественная любовь не имеет условий, границ и изменений…»


У христианских старцев не принято словесно выражать свою любовь ученикам, они просто безмолвно и непрерывно излучают её. Они доказывают её делом, они жертвенно отдают свою кровь-энергию им. До изнеможения и пота без пищи, воды и сна сутками тайно молятся об их благополучии…

В свою очередь в традиции толтеков маги-учителя предстают носителями иных, противоположных энергий. Дон Хуан своего учителя Хулиана называет «дьяволом», «ужасающим нагвалем». Он вспоминает: «казалось, от одного его присутствия для меня мерк дневной свет. Иногда он, бывало, фокусировался на мне и мне тогда казалось, что моя жизнь висит на волоске» (из гл. 11, кн. 9) Ученик толтеков — это комар, которого хочется прихлопнуть, убить, раздавить и размазать по стенке; он мишень для непрестанных грубых насмешок и издевательств. И тот столь угрожающие, враждебные наведённые энергии на себе отчётливо ощущает. Вот такие жуткие энергии передаются из поколения в поколения магов…

Другой жуткий пример безжалостности в действии:

Учитель дона Хуана нагваль Хулиан втянул молодого ученика в жёсткий розыгрыш, в результате которого его цинично, бесчеловечно избили (соратники учителя!) и он «весь истекал кровью и с трудом добрался до дверей дома. Когда Олинда (женщина-маг) рассказывала его бенефактору (Хулиану) о произошедшем, то его желание рассмеяться было настолько сильным, что ему пришлось скрывать свой смех, притворившись рыдающим» (из кн. 6, ч. 3, гл. 10)

Да… ученика избили до крови и смерти, а его учитель реагирует безудержным смехом, ему очень смешно! Ну, что это, как ни бесчеловеческая, звериная, сатанинская дикость?

Такие жуткие и очень характерные признаки одних и тех же энергий. Они повторяются снова и снова и передаются из поколения в поколения всё новых и новых толтеков!

И, наконец, сам дон Хуан вынужден откровенно признаться своему единственному наследнику его тёмных знаний:

«Я могу сказать также, что меня начинает тошнить от одного лишь твоего присутствия» (из кн. 8, гл. «Перемещение точки сборки»).


Не остаётся в долгу и ученик Карлос. В ответ на особенно мощный агрессивный натиск своего учителя он реагирует соответствующим образом:

«Я видел, как ко мне подходит дон Хуан. И ненавидел его. Я хотел разодрать его в клочья. Я убил бы его… осталось одно — безудержный гнев на дона Хуана» (из кн. 1, гл. 7). В других местах:

«В эти мгновения я его (дона Хуана) ненавидел! Так хотелось съездить ему по физиономии и уехать восвояси» (из кн. 2, гл. 14);

«На меня накатила волна враждебности к дону Хуану…» (из кн. 3. гл. 7).

Отношение к отдельным соратницам, «верным» помощницам дона Хуана Кастанеда выражает соответствующим образом:

«Я был так раздражён, что чуть не потерял контроль над собой. Мне хотелось проломить ей (женщине-магу) голову» (из кн. 6, ч. 3. гл. 10)

Ещё пару типичных примеров:

«Пока дон Хуан говорил, я ужасно разозлился и на него, и на Хенаро. Ни с того, ни с сего я пришёл в бешенство и принялся что было мочи на них орать» (из кн. 7, гл. 9 «Сдвиг вниз»);

«Я снова почувствовал прилив злости по отношению к дону Хуану» (из кн. 3, гл. 5).

А вот пример отношений современных толтеков между собой, причём он взят не из эпизода нападения «сестричек» на Кастанеду, а, так сказать, из «рабочей» атмосферы их общения:

«Я ударил Лидию и Розу. Они согнулись от боли. Ла Горда бросилась на меня с яростью дикого зверя. Я никогда не видел её такой разъярённой. Она вложила в этот бросок всю свою концентрацию. Если бы она меня ударила, я бы умер на месте. Она промахнулась лишь на какой-то дюйм». После такого душевного «разговора» Ла Горда подчёркивает, что они (сестрички), оказывается, «были безупречными воинами» (из кн. 6, гл. 2).

«У Паблито произошла смертельная схватка с Лидией… Но она ударила его головой в середину лба и чуть не убила его» (из кн. 5, гл. 4).

Совсем не лишним будет добавить пример из обучения учеников магов. Из наставлений дона Хуана при знакомстве Карлоса с женщинами-магами (западного направления) его группы:

«Если им взбредёт в голову меня избить, он (дон Хуан) не сможет их остановить. Они могут вытворять со мной всё, что захотят, но только не убивать» (Вот спасибо!) (из кн. 6, гл. 10)


…По пути с сердцем идти легко и радостно. Спроси, есть ли у этого пути сердце?

Очевидно, и бесспорно следующее: у пути толтеков нет никакого сердца, и маги этот факт маскируют самым искусным и тщательным образом. Они говорят о пути любви, но это определённо является коварным обманом в целях сокрытия подлинной демонической сути разрушительного и очень опасного содержания.

Сам я, занимаясь практикой сновидений по Кастанеде, особенно, когда сильно и часто спонсировал осознанные сновидения, удивлялся, почему во многих сюжетах моих снов вылезает, проступает столь частая символика чёрной магии. Ведь мои помыслы, идеалы и побуждения чисты — свобода, полёт, Дух! Понял. Ответил сам дон Хуан. Практика снов пропитана, пронизана, окрашена тёмными настроениями древних сновидящих — чёрных магов! И это мягко сказано Карлосу, чтобы его не напугать. Для меня самого явилось открытием: истоки учения — в чёрной магии! Именно, древние маги открыли и использовали практику сновидений. А для них было очень характерным такие повторяемые черты, как стремление к власти, корысть, ненасытная жажда наживы, помрачение ума, алчность, коварство, крайняя жесткость и пр. Они даже баловались людоедством, были готовы сожрать человека живьём, чтобы обрести его силу, и, естественно, вызывали леденящий ужас! Но как очевидно, «новые» видящие-толтеки не далеко ушли от своих тёмных, жутких предшественников. Очиститься от своего мрачного наследия невозможно, как не переориентируй и не меняй свои цели и идеалы — это останется всего лишь в голове! Поскольку сами основы полученного разрушительного знания — а значит энергетические качества «союзников» и соответствующих тёмных пространств, — остаются прежними. И такая данность не скрывается в описании Кастанеды!

«Новые видящие» унаследовали жуткое знание полностью, напрямую, целиком! И об этом имеется не менее десяти откровенных цитат! Вот только пара высказываний, которые приписываются самому дону Хуану:

«Я должен отдать должное магам древности. Ибо они первыми обнаружили ВСЁ ТО, ЧТО МЫ ЗНАЕМ И ИСПОЛЬЗУЕМ СЕГОДНЯ» (в кн.9, гл.1);

«Традиция использования союзников — я уже рассказывал тебе о ней — берёт начало НЕПОСРЕДСТВЕННО ОТ ДРЕВНИХ ВИДЯЩИХ…» (в кн.7, гл.6)


И вновь мы наблюдаем маскировку: разделение толтеков на «старых» и «новых» является искусственным!

Лично сам дон Хуан несёт тяжёлый груз своего чёрного наследия: это всяческие ритуалы, трюки и секреты откровенно чёрной магии. Тыквы-горлянки, ящерицы, тычинки-пёрышки, употребление и курение психотропных веществ (дымок, мескалин). Старый нагваль не просто показывает эти тёмные приёмы своим ученикам, он ими активно пользуется! Христианский старец отец Иоанн, который отвечал на мои письма, обладает даром предвидения, полученным от Бога. По письму он прозревает всю суть и жизнь человека. Жалко и смешно выглядит дон Хуан, зашивающий рты ящерицам и поедающий невкусные, отвратительно горькие, жгучие, разрушающие печень и мозг, кактусы, чтобы только узнать прошлое или будущее, в сравнении с современным христианским старцем. Нет, новые маги совсем не очистились от своих чёрных влияний, потому что это уже заложено в их практиках. Потому что это невозможно. Весь секрет заключается и в использовании одних и тех же общих эманаций, и в движении точки сборки в одном и том же направлении, и в достижении ею одних и тех же миров, пространств.

Мастера-буддисты, приезжая в Москву, и проводя свои семинары, неизменно подчёркивают, что нужно обязательно проследить всю линию передачи знания вплоть до первоисточника. Чтобы узнать, насколько оно, учение, знание — является чистым. Ранее мне это казалось странным. Почему это так важно? Дело в том, что сознание, являясь столь универсальной и уникальной световой энергией, обладает всепронизывающей, всепроникающей, действующей способностью. Как и отмечалось ранее, оно — заразительно! Оно наделяет, окрашивает (заражает!) своими специфическими уровнями и качествами единичное, индивидуальное сознание того человека, который вступает с ним в прямой энергетический контакт посредством практики или даже только чтения! Точка сборки любопытствующего искателя при этом собирает те же самые эманации, те же пространства, тот же свет сознания, носителями которого явились самые первые и все последующие поколения данного пути! Всё на данном пути окрашивается соответствующим качеством и уровнем — тёмным или светлым!

И если энергии первоисточника некого конкретного пути являются тёмными, нечистыми, грязными — то это будет определённо означать, что и таков весь путь! И это, при условии интереса и личной привлечённости к данному пути, будет одновременно означать — загрязнение собственной энергосферы! Тогда берегись! Вхождение в такой энергопоток равнозначен тому, чтобы вылить на себя ведро провонявших помоев — потом не отстираться, не отмыться!

Сделаю небольшое отступление о работе эгрегора.[10] После того, как за самыми первыми основателями некой духовной системы следуют люди, нарабатывается всё более мощный общий разумный энергетический потенциал. Он в дальнейшем может вести, защищать, подчинять себе, а также влиять на своих последователей. В соответствии с сформированным качеством вложенных, развитых световых энергии (светлых или тёмных) по отношению к духовным искателям эгрегор будет либо агрессивным, захватническим, либо защищающим, созидательным. Хищный эгрегор, подобно всасывающей трубе, способен сверху полностью накрыть сознание доверчивого человека, изолировать его. Лишить того проникновенного понимания, которое противоречит ментальной концепции самого эгрегора. Мне лично, на примере оздоровительной системы П. К. Иванова было очень интересно наблюдать работу эгрегора в подобном воздействии. Как-то я разговаривал с «чистой» ивановкой, и пока шла речь о практике в рамках учения Порфирия, разговор шёл гладко, хорошо и сопровождался взаимопониманием. Но как стоило мне начать расхваливать метод углехождения, впечатление от которого я получил недавно, так с этой женщиной резко произошли заметные перемены. Эгрегор Иванова сдвинул её точку сборки в полосу невосприятия моей информации. Глаза её сделались стеклянными, лицо неподвижным, и я уверен, что она меня не слышала, хотя я очень красочно и эмоционально повествовал о своём опыте. Со стороны это было похоже на гипноз, зомбирование. Чем ниже эгрегор, тем жёстче и насильственнее он действует на своего сторонника.

Эгрегор толтеков зомбирует современных людей ещё глубже и катастрофичней!

Если нас что-то привлекает или сильно влечёт к некому конкретному духовному знанию или учению, значит, в нас самих есть нечто такое, что соответствует данному типу сознания. Мрачные световые энергии группируются с себе подобными, а просветлённые, по возможности, изыскивают чистый свет. «Кастанеда» привлекает именно тех духовных искателей, которые были лишены, обделены любовью с самого раннего детства; которые росли в обстановке неприятия и грубого, жестокого обращения… Именно поэтому с самого раннего возраста они нацелены на то, чтобы найти альтернативный способ существования в неком ином, придуманном мире. И такой волшебный мир они для себя обретают уже во взрослом возрасте у Кастанеды. Однако магия толтеков явно не добавляет таким искателям духовной чистоты. Она очень легко и быстро развивает духовную алчность и те, не задумываясь, отправляются в поход за сомнительными знаниями. Таковы я сам и все последователи К. Кастанеды. С другой стороны, любители магии толтеков — это также романтики, искатели волшебства, сказки и чуда. Однако, оказывается, что стремление к тайне и свободе может незаметно сочетаться с нечистым чудодейством и потребностью во власти. А сама тайна и свобода могут быть тайной и свободой планетарного мрака, по Кастанеде — «тёмного моря осознания»…

Вот почему, в конечном счёте, так важно отслеживать первоисточник пути. Вот почему буддисты учат нас прослеживать чистоту учения вплоть до самого начала. И об этом, конечно же, знают все христианские мистики. Будда чист. Сам Иисус Христос, русское православное христианство — чистейшая духовная жемчужина, прозрачнейший алмаз! Учение дона Хуана-Кастанеды, увы, запятнано — и это мягко сказано! Отсюда и тёмные влияния. Отсюда мои (и других людей) символы чёрной магии во снах. Отсюда и все начальные состояния всех последователей Кастанеды: некая первичная взбудораженность, фанатичная увлечённость вплоть до восторга, ощущение «всезнания», возбуждённость, всенарастающая алчность и неудовлетворённость, одновременное эмоциональное оскудение, холодность, жестокость, немилосердность, безжалостность; безразличие к себе и людям, блокировка духовного сердца, зависть, беспокойство, нервность и т. д. и т. п.

Признаюсь и каюсь. Когда я обкатывал свою первую лекцию по сновидениям, я построил её строго по законам магии К. Кастанеды, то есть неправильно. И тем самым, вызвал на всю аудиторию очень сильное нисхождение отрицательной энергии. Это сказалось почти на каждом посетителе, но по-разному. У одного впоследствии заболел сын. На другого напали беспричинная тревога и страх. У двух женщин пошёл сильный натиск инкубов, что-то с головой ещё у одного, неудачи у последних. Так действует эгрегор арендатор-Хуан-Кастанеда в России! Кстати, когда я только знакомился с кастанедовскими группами, мой целитель женщина-нагваль, которая в то время меня лечила и «вела», — а я «сидел» на её энерговолокне — всегда знала, где я и с кем я. Когда я посещал указанные группы, нагваль сразу чувствовала мощный поток негативной энергии, который, естественно, не способствовал моему выздоровлению. «По каким тёмным местам ты лазишь?» — возмущалась целительница! Я смог вылечиться благодаря параллельной работе с молитвой.

Помню также, как в начальный период настройки своих сновидений, когда я активно просматривал свои руки во сне, я обращался и к другой женщине — экстрасенсу, по поводу своего нездоровья. Экстрасенс «посмотрела» меня и сказала, что мои руки по локоть чёрные. Я стяжал чёрную энергетику! По-существу то, чем я занимался по Кастанеде, и было натуральной чёрной магией!

Наконец, я сам увидел отрицательную энергию от этого эгрегора: возбуждение, нетерпение, тоска, страсть, зависть в тонкой форме. Это также тонкие виды самовлюблённости, алчности, тщеславного сладострастия, щемящая жажда тайны и приключения. В начале эти тёмные энергии кажутся нормальными, естественными, их трудно обнаружить и определить как демонические. Но подобная повторяемость не мудрена — транслируются всё те же влияния и наводки чёрных настроений древних магов — но уже на нас с вами, читатель! Вот почему строго копировать сей путь нельзя. Это очень разрушительно и опасно! Путь сновидений, энергетический след в поле сознания земли, проложили первые толтеки — чёрные маги — и от этого никуда не деться. Так действует точка сознания.

И всё-таки мне пока не хочется полностью прощаться с доном Хуаном и путём сновидений… Да и старый маг ещё длительное время не отпустит меня.

Практичность новых видящих подкупает и отвечает нашему современному уму. Ведь они, приобретая всё больше силы, видят энергию. Как она течёт во вселенной. Они ничего не придумывают, видят то, что есть на самом деле, отслеживая то, каков есть в действительности сам мир. И казалось бы, этим своим практичным видением не оставляют нам надежды для беспочвенной веры в Бога. Христианство и другие религии, основанные на вере, выглядят несостоятельными, наивными и глупыми. Может быть, всё было бы именно так… Если бы в их знании отсутствовал Безличный и Абстрактный Дух, Намерение. Дух, который они увидеть не могли. С ним приходилось работать опосредственно, ведь его нельзя ни увидеть, ни почувствовать. Но ведь именно сам Дух является главной и решающей силой на сцене жизни человека (по дону Хуану: без духа нет игры, ведь именно он сдвигает точку сборки). В христианстве Бог есть Любовь. Я долго и мучительно думал и размышлял, где истина, что более верно. Абстрактный безличный Дух, которого нельзя умолить и упросить, или вселюбящий Бог, который отвечает на наши молитвы? Если верно первое, то дело заключается в наличии необходимой энергии, а молитва бесполезна, и маги правы, а всё христианское православие заблуждается (?!). Если правильным является то, что Бог есть любовь, то христианство истинно, молитва действенна, а вопрос энергии остаётся второстепенным, вторичным, и с магами что-то не то, не в порядке. Как быть? На тот период мой критический, материалистический ум больше склонялся к практицизму толтеков. Но окончательный ответ и прозрение пришли из опыта и обретённого знания — много-много позже!..

И религиозное и магическое описание представляет собой особую энергетическую данность. При этом и магическое, и религиозное учение есть объективная реальность одновременно! Однако она вовсе не является одной и той же! А, напротив, предстаёт принципиально различной — пути учений по своим целям и направлениям прямо противоположны!

Да. Маги видят энергии, структуры и пространства. Однако они полностью отвечают только их данному качеству и уровню! То, что видят толтеки, — это только «их» миры, «их» энергии, «их» структуры, а не миры, и энергии вообще! Это очень ограниченное видение нижних духовных энергопластов ноосферы земли. Вселенная устроена совсем по-другому…

При такой данности общая духовная ориентация, во многом, представляет собой вопрос выбора. Хочешь существовать в хищных, теневых, устрашающих мирах, среди дикого, агрессивного сознания и сам уподобиться хищнику, что ж — это твой выбор… Однако твоё существование станет крайне бедным! Ты будешь в ужасе убегать от более энергетически сильных преследователей и взращивать свою силу для пожирания более слабых. Ты станешь очень алчным, прожорливым. Ты будешь копить, копить, копить… Ты будешь охотиться за Силой. Станешь всё более возбуждённым и беспокойным, потому что энергии всегда будет не хватать… Но учти, когда-нибудь съедят и тебя самого, сделают энергетическим питанием. А свет твоего сознания навсегда утащат в подземелье, в котором властвует плотный, мрачный, тягостный огонь неорганического сознания — в чёрный мир. Кстати, толтеки любят собирать чёрный мир и считают это достижением на своём пути…

Но существует и иная альтернатива магии! Развитие светоносного бессмертного тела на религиозном пути настоящей Любви! Обретение всё большей гармонии, покоя и удовлетворённости. Неописуемые просветлённые миры радости, блаженства и совершенного счастья. Сказочные путешествия вне тела не в хищной вселенной дьявола, а в чудесной вселенной волшебной Любви!

Поначалу любящего Бога, любовь будет увидеть нельзя, а вот почувствовать можно! И как! Но потом искатель сможет убедиться в том, что Бог есть абсолютная реальность. Он есть изумительный, несказанный Свет чистого сознания!

Подумай хорошенько, читатель, в каком мире ты хочешь жить — в жестоком, безличном и холодном или в мире, полном любви?!

И однажды я всё понял про дона Хуана! Мне в этом помог мой любимый Странник. Через молитву я прикоснулся к самой великой, грандиозной тайне — тайне божественной любви и бытия. И я понял главное: дону Хуану, во всём его долгом магическом пути было не дано увидеть и узнать эту сокровенную тайну Духа. Маги обманулись…

О высоких уровнях божественной Любви писать и говорить трудно. Но кто её испытал и прикоснулся к ней, знает — что нельзя никого убить, когда ты любишь. Ни зверя, ни птицу, ни даже пчелу, срок которых истек. Это такое необыкновенное большое, нежное, чистое и возвышенное чувство, что никого не убьёшь, даже если тебе надо будет выжить и самому нечего есть. Ты, скорее, сам отдашь жизнь за любую тварь. Ты не только убить никого не сможешь, но и не в силах будешь никого обидеть и оскорбить! Вот почему христианский старец преподобный Силуан плачет по небрежно убитой им мухе целых три дня… Мне жалко магов. Все они лишены самого сущего, самого главного — божественных энергий. Одухотворённые, просветлённые, высокие вибрации именуются в христианстве благодатью. Это чувства неописуемой любви и счастья. Бедные одинокие маги! Они приближались к истине своими окольными и долгими дорогами и окончательно заблудились в планетарном мраке. Путь к Духу, Богу прост и прям — через духовное сердце, через любовь. Вот почему сам дон Хуан со своими самыми высокими седьмыми вратами и впечатляющим огнём изнутри, по утверждению магов из группы Кастанеды, оказался в ловушке… Он так и не пришёл к Кастанеде после своего ухода. Вот почему сам К. Кастанеда, находясь уже в возрасте дона Хуана, на пороге уже собственного «ухода», не может ничего поведать миру. Он сам ничего не достиг, ему нечем похвастаться! Все восторги и возбуждения по поводу пути толтеков необоснованны и бессмысленны. На пути без сердца достижения ограничены, невелики и невысоки.

Христианские святые, уходящие после смерти в мир духа, в бессмертие, давали о себе знать своим ученикам и другим людям. Ведомые любовью, они продолжали (и продолжают!) оказывать помощь. Дон Хуан — исчез, «застрял». Обманывая других, маги обманули сами себя. Если проводить сравнительный анализ духовных достижений христианства и учения дона Хуана, то выводы будут явно не в пользу толтеков. Христианство, безусловно, выше, чище. Но некоторым искателям ближе Кастанеда. Пока… До поры до времени.

Так что же делать? Конец пути сновидений? Прощай, дон Хуан?

Подождите…

Я следую путём сновидений пятнадцать лет. Если бы не тайное знание древних магов, мой практический ум никогда бы не поверил в правду и истинность религий. Я бы никогда не предпринял серьёзный духовный поиск…

Я продолжаю двигаться тропою сновидений. И долго опытно со всем этим разбираюсь. Уже разобрался с главным!

Всё-таки, нет… Я не хочу расставаться с чудесным и волшебным миром, в котором чудо подстерегает буквально на каждом шагу. Но только не по дону Хуану…

Я не хочу отнимать у читателя и магическое описание. Но истина дороже. Отведём толтекам своё место и поблагодарим их за добытые тайные знания. Давайте только их переосмыслим и осознаем их суть. Они могут дать толчок к глубокому познанию! Давайте будем развивать своё сердце, и, следуя дорогой сновидений, сделаем её не на словах, а на практике, путём Любви!


Жмурки

Являются ли наши чувства, переживания, эмоции и ощущения объективными в смысле собственной подлинности, достоверности, действительности?

По-другому: является ли субъективное восприятие каждого человека настоящим, реальным, самодостаточным, а значит одновременно и — объективным?

Для самого субъекта оно является таковым и, бесспорно, объективно на все сто процентов. Такая данность справедлива даже в случае иллюзорного, обманчивого восприятия, при котором, например, ветка дерева на земле принимается за змею, а пень в темноте — за волка. Переживаемый страх перед возможным нападением будет реальным. Все наши переживания, вся наша психическая жизнь — реальна!

А как с этим обстоит дело в сновидении?

В жизни каждого человека бывают такие мгновения, минуты и даже периоды, когда по неизвестным причинам острота восприятия неожиданно повышается — звуки слышатся необычайно отчётливо и резко, музыка заставляет сильно сопереживать, все краски и цвета окружающего мира выглядят неповторимо насыщенно, сочно, ярко. Сам мир с его пространственной конфигурацией меняется самым оригинальным образом. Изменяется перспектива восприятия. Фокус зрения от резкости к ещё большей контрастности чуть плавает, воспринимающие предметы, здания, объекты выставляются, выпячиваются иными сторонами, они будто наваливаются. Существование приобретает удивительную глубину и окраску. Такой мир манит, будоражит.

Замедлится движение, выставяя себя напоказ, изменится освещённость предметов, станут звонче звуки, вытянутся, исказятся материальные объёмы. Они станут ненормально плоскими или необычайно толстыми, наполненными. Физический мир обернётся в волшебный, загадочный, сказочный. И ты заметишь это и смело вступишь в такой мир, в котором каждый миг проживания никогда не повторяет последующий. И станешь ЖИТЬ по-настоящему!

Погружения в «объективную реальность» в такие минуты становятся сладостными и восхитительными. Жизнь начинает себя показывать во всей своей подлинной неподражаемой красе. Приходит ощущение того, что ты пребываешь словно во сне, в удивительном текучим энергетическом мире, в котором возможно непредсказуемое «всё»! Это точка сборки сдвинулась на уровень тела сновидения, и не во сне, а наяву…

Сместить своё оперативное сознание на этот психоделический уровень является одной из духовных задач. И совсем не важно в какой плоскости будет функционировать наша психика — в сновидении или в яви. Наши чувства и ощущения в обоих случаях остаются подлинными и реальными!

Смысл духовной работы я по-прежнему вижу в развитии сновидений, т. е. в развитии своего энергетического тела или тела снов. Поэтому я продолжаю экспериментировать с данной составляющей в различных стилях и направлениях. Другой параллельной взаимосвязанной целью является умение управлять своей точкой сборки, искусство сделать её подвижной, чтобы вывести её из узкой, ограниченной области локализации.

И такому замыслу, по моему представлению, полностью отвечала практика, именуемая «жмурки».

Дело в том, что очень жёсткую, привычную фиксацию нашего сознания-восприятия в самой значительной степени обеспечивает физическое зрение. Как утверждает психология, именно посредством визуального восприятия мы получаем до 70–90 % информации из окружающего мира.

Практика «жмурки» отключает данный принимающий канал с тем, чтобы включить, задействовать и активизировать иные эманации, а значит изменить прежнюю позицию точки сборки — устаревшую «команду Орла».

Выполнение техники «жмурки» я запланировал на несколько дней, которые проводил в городской квартире, не выходя всё это время по понятным причинам на улицу. На мой заказ моя мама сшила мне специальный, плотно облегающей шлем, а точнее некую маску из мягкой, толстой, непроницаемой чёрной материи. Поначалу, в целях полного уединения я собирался снять номер в городской гостинице, но обнаружились проблемы. Во-первых, я должен был для питания выходить из номера, а это было затруднительно. Во- вторых, если никуда не выходить, кто-то должен был готовить или приносить мне пищу. Вообщем, нужен был помощник, поводырь или человек, приготавливающий и приносящий мне еду. И таким помощником, но домашним, стала моя мама. И вот дома с утра я надел магический шлем, твёрдо намереваясь его не снимать в ближайшие несколько дней…

Темнота в сознании обнаружилась довольно привычная. Периодически она сопровождалась слабым радужным свечением — тоже достаточно знакомое состояние, которое проявляется, когда жмуришь глаза от солнца или плотно закрываешь веки для того, чтобы уснуть. Однако в то же время непривычность ситуации не заставила себе долго ждать, хотя она была и ожидаемая, представляемая, планируемая. Но предварительно воображать новые обстоятельства — это одно, а испытывать их — нечто другое.

Прежде всего, в моём сознании выставилось подавленное ранее, неучтённое прежде ощущение пространства — необычное, непривычное чувствование. Я стал определённым сознательным пятном, сосредоточенным в кромешной, необъятной, непроглядной тьме. Пространственное ограничение как бы снялось, и точка сборки сдвинулась. Это послужило первоначальным толчком к желанной свободе сознания. Когда говорят об органах восприятия, то почему-то называют в первую очередь только пять рецепторов — зрения, слуха, осязания, обоняния и вкуса. Причём три последних у нас, как правило, задействуются всего лишь периодически, нечасто. Но помимо ушей, языка, носа, кожи и глаз каждый человек располагает ещё нечто большим! Постепенно у меня стали проявляться и другие и такие же необходимые для жизни, скрытые ранее тайные механизмы существования. Естественно, хорошо представляя себе расположение мебели и предметов в своей квартире, я первое время всё равно неуклюже натыкался то на стул, то на край дивана… Были затруднения и с приёмом пищи. Но позже на второй-третий день стало проявлять свою активность и некое опережающее интуитивное знание. Причём оно реализовывалось в комплексе, но можно было дополнительно к пространственной отдельно говорить и об интуиции — осязательной, слуховой и обонятельной.

Словно я предварительно посылал некие сканирующие сигналы или импульсы в пространство, «ощупывал» ими объекты — своеобразный эхо-локатор — и сличал и ориентировался по их отражению. Но мои поисковые сигналы измеряли не только длину, объём и высоту невидимых объектов, они были ещё и разведывательными «слуховыми» и «обонятельными» образами. Незамеченные, подавленные прежде мелочи, детали приоткрывали свою неоценимую значимость, они стали главными информаторами. Я мог чувствовать настроение позвонившего в дверь незнакомого человека, не видя его. Я безошибочно узнавал любые, казалось бы знакомые, движения и состояния своей мамы. Они были незнакомо-узнаваемыми! Оригинальными, отчётливыми, энергетически «усиленными» стали разговоры по телефону. Слуховой канал преобразился! Самодостаточный мир звуков незамедлительно явил своё неоценимое преимущество. В отсутствии канала зрительного восприятия тут же активируется слуховой поиск — точка сборки считывает малейшие звуковые колебания, шумы, шорохи. То, что ранее воспринималось как бессмысленый звуковой фон — который вовсе не удостаивался внимания — стал источником ценной информации. Звуковой порог и чувствительность в целом повысились коллосально! Теперь каждый ничтожный звук усилился до элементарных смыслов, из которых складывалось представление об окружающем мире.


Почти сразу и очень отчётливо проступило значение и осязания. Осязательная «оболочка» является наиболее важной и плотной составляющей в энергетическом теле сновидений. Я ощупывал, касался, «прикасался» к миру буквально! Мир дан нам во многом в ощупывании. Мы лепим этот мир! А скульптурный образ этого мира в нашем сознании является не менее важным, чем все остальные. Странным образом изменилось и само время — оно как бы растянулось, зависло, стало другим. «Чувство времени» — а им обладает каждый человек — стало энергетическим явлением! Оно стало тем самым колесом времени, описанным у Кастанеды. При этом маг-сталкер умеет выбирать и находить по своему желанию различные «бороздки» (детали) восприятия, а не сковывать себя каким-то одним, привычным, субъективным временным ограничением. Нехватку желанной и привычной зрительной способности, зрительную пустоту, визуальный голод и вакуум заполнили десятки других ощущений и чувствований, которые ранее просто напрочь отсутствовали в моей жизни и сознании — я открыл для себя буквально новые, неведанные, потрясающие энергетические измерения! Пусто место не бывает.

Подвёргся изменению и процесс моего мышления. Обычно в нашей логической категориально-мыслительной, умственной деятельности присутствует и картинное, образное, визуальное мышление (мышление в картинках). В моём случае такое мышление обновлялось, дополнялось и другими психическими чувственными образами…

Пожалуй, наиболее странным начальным впечатлением оказалось первое пробуждение в темноте, когда глаза не открываются или условно открываются, но во мглу.

Кстати сказать, имеется и другой вариант техники «жмурки». В этом случае изолируются (покрываются непроницаемой тканью) не сами физические глаза, а плотно занавешиваются все окна и затыкаются все щели в комнате с тем, чтобы в квартиру совершенно не проникал никакой свет.

В связи с этим вспоминается один любопытный случай. Одному парню предстояло идти в гости на молодёжную попойку в студенческом общежитии. А до этого в местной газете ему попалась статья о том, что в городе выявлена партия контрабандной, «палёной» водки, от которой уже более десяти человек ослепли… В гостях пили водку, а после вечеринки парня уложили в какую-то отдельную комнату. С утра он проснулся, открыл глаза и… Ничего, кроме густой тьмы, не увидел. Ослеп от палёной водки! — с ужасом пронеслось у него в голове. Он встал и наощупь начал искать дверь, чтобы срочно обратиться за помощью. Долго тыкался. Каково же было облегчение, когда дверь сама распахнулась, впустила резкий свет, к нему пришли друзья, и он стал видеть! Оказывается, до этого в этой комнате печатали фотографии и полностью изолировали пространство от света…

В моей же тьме сильную активность получили и сами внутренние зрительные образы. Как и ожидалось, они стали более насыщенными, яркими и контрастными. Периодически даже следовали световые, цветные вспышки в сознании. «Ткань» сновидений значительно уплотнилась, укрепилась. Ночные сновидения встрепенулись, расцвели, ожили! Образы стали более устойчивыми и живыми. А переход в явь отличался от сна не столь резко и принципиально. Это говорило о том, точка сборки вышла на уровень сновидений и наяву.

Несмотря на то, что новые измерения сулили мне ещё более оригинальные открытия и прогрессирующее энергетическое развитие, я не стал пребывать слишком долго в состоянии «жмурок». И причина этого заключалась в следующем…

Когда-то я читал о людях, по-разным причинам попавшим на долгое время без световых приборов или возможности развести огонь в подземные или горные пещеры. Они также претерпевали сильные трансформации сознания, теряли ощущение времени и пр. Но их ситуация была, естественно, более катастрофическая, нежели мои планируемые в домашнем комфорте «жмурки». Так вот, те люди, которые очень долгое время (а сколько?) пребывали без света и впоследствии выбирались на открытую освещённую территорию — слепли… на некоторое время или навсегда! Видимо, каким-то образом сильно подавлялись зрительные нервы, либо они «перегорали» при внезапном освещении. Незадолго до своей практики я сходил к окулисту (как бы на приём) и, между прочим, поинтересовался, сколько времени человек может пребывать во тьме, в полном отсутствии света без опасности повреждения зрительных рецепторов. Вопрос застал врача в расплох, врач не ответил мне!

На четвёртые сутки я снял свою магическую маску и осторожно, щуря глаза, сквозь ресницы посмотрел на «мир». Он был не такой, как прежде, но оставался ещё и визуальным!

А толчок сновидениям впоследствии был дан немалый! Мне являлись новые оригинальные образы. Оставаясь в просоночном состоянии, в полудрёме я ощущал острые запахи, явственно осязал настоящий холод или тепло, с соответствующими сильными «физическими» реакциями; ощупывал приближающие фигуры. Зачастую это были наощупь очень странные фигуры, например, — люди (парень или девушка), но с необычно длинной шеей (на целых полметра), или они сами обладали ненормальной высотой; это могли быть причудливые звероподобные существа с очень длинными ушами, либо сплошь волосатые, либо совершенно лысые, и т. д… Полностью также, как наяву, я переживал ожоги в конечностях или явные удары-сотрясения — задевание ноги о порог (спотыкание), ощущение резкого «проваливания» (оступления), или удары головы о низкий свод в результате неловкого вхождения в комнату. Наконец, к моему удивлению, наяву сами руки и ноги вместе и по отдельности стали выдвигаться, вылезать, выступать из рук и ног физических… При этом отчётливо чувствовалось освобождение (снятие, отнятие, высовывание) энергетических конечностей от физических, с характерными осязательными ощущениями колкости, рези, давления, стянутости. А однажды выпуклой волной вдруг вылез, выдвинулся из физического мой энергетический живот…

Подобные переживания и эффекты проявлялись разнообразно и непредсказуемо, но вот, что любопытно — все эти психические образы не были ирреальностью и сонной фантазией! Они для меня были самыми достоверными, подлинными! Более того, все они переживались и открывались в моём восприятии на качественно новом, невероятно обострённом уровне. В сновидениях кипит жизнь более реальная и настоящая, чем жизнь условной яви!!!

Образы сновидения — не бессмысленны! Они являются носителями информации о другой «яви», не менее, а более (!) реальной яви наступающих казуальных потоков будущих событий! Психические образы сновидения (и я уверен, что абсолютно все!) не есть отсутствие какой-либо энергии, а представляют собой необходимые составляющие элементы и символы открывшейся мне тайны. Тайны причинно-следственной кармической судьбоносной энергии. Более тонкой и прозрачной энергии, незримо действующей в нашем мире, чем все остальные нам знакомые!


Сновидения периодически открывали мне свои загадки. А сколько ещё невероятного и чудесного мне удалось обнаружить — у тайны сновидений отсутствует дно!


Немного о сознании и сновидениях

Сознание — вечно, тело — временно. Сознание — первично, тело — вторично. Разумнее заниматься проблемами и вопросами сознания. Сознание имеет свою «механику», свои принципы, свои законы. Различные проявления сознания сопровождаются теми или иными эзотерическими процессами. Когда мы начинаем размышлять и задумываться о сути, содержании или природе сознания, то мы сразу сталкиваемся с неодолимым барьером и основной проблемой и трудностью понимания. Точнее с полной (вне опыта) невозможностью понимания! И самое первое препятствие его осмысления и тайна сознания заключается в том то, что мы не можем определить, точно назвать или обозначить более конкретно, что такое сознание! Свойство высокоорганизованной, утончённой, эзотерической материи; некая первичная структура, форма отражения объективной действительности, точка повышенной яркости, единство психических процессов, позволяющих контролировать свои действия и поступки; вспышка осознания, субстанция и т. д. Всё это абстрактно, расплывчато и, в конечном счёте, ничего не выражает. Тем не менее, подобные названия в обиход введены, существуют, чтобы как-то оперировать данным понятием и обозначить те или иные духовно-энергетические реалии и карты развития.

Сознание является абсолютно не определимым! Сознание полностью недоступно для интеллекта. Его невозможно даже «почувствовать», «ощутить» в самом себе. Но в процессе развития — и только в духовном опыте! — оно может быть выявлено, обнаружено, исследовано и осмыслено.

Сознание в своём проявлении многомерно, неописуемо, многообразно, множественно. Но, пожалуй, среди этого бесчисленного множества единственной основополагающей сутью, сущностью сознания будет особое «ощущение» или «чувствование», которое заключается в особого рода осведомлённости, информативного знания человека о том, что он — есть, существует, живёт! Уже только одно это может быть затруднительным для понимания или только казаться понимаемым или казаться весьма странным…

Но к пониманию сознания можно приблизится и иным способом. Через физический свет. Сознание — это свет! Но Свет невидимый, нефизический, духовный, проникновенный, всепронизывающий… Невероятное и самое чудесное разнообразие сознания проявляется именно как всевозможные световые энергии, направленные световые потоки, действующие и проистекающие (по эманациям) в энергетической вселенной по всем мыслимым и немыслимым направлениям. Эти потоки и создают отдельные локальные энергетические индивидуальности и поддерживают «ощущения» жизни…

Итак, сознание неопределимо, можно лишь его почувствовать, узнать его тайны опытным путём, но описать невозможно. И в то же время подступиться к нему, описать и определить его необходимо и возможно через понятие о световой энергии.

Сознание неуловимо, непроницаемо, но охватить, «схватить» (разумом) его можно ещё в сравнении в границах его самого, т. е. в области действия светового потока… Проще говорить, и говорят об различных УРОВНЯХ и КАЧЕСТВАХ световых энергий. Ведь свет духовный, как и свет физический, бывает разным. Он может быть слабым или мощным, интенсивным или разреженным. Существуют многие уровни сознания в сравнительном смысле более высокой или низкой планки. Есть разные уровни сознания дерева, собаки, дельфина, человека. Сознание растительное, животное, человеческое. Естественно, что «человеческое» сознание трёх перечисленных последних уровней будет самым высоким. Это очевидно. Имеются уровни сознания самого человека — сон, бодрствование, просоночное состояние… При этом уровень сознания дневной бодрственной жизни, конечно же, преобладает над ночным состоянием спящего человека. Есть качественно разные уровни сознания различных психических частей человеческой личности: умственный уровень, эмоциональный, инстинктивный… Собственным сознанием обладают даже физиологические органы. В эзотерической области справедливо различают уровни сознания печени, селезёнки, сердца. Своё уникальное сознание имеют даже клетки тела и такие микрочастицы, как молекулы, атомы, фотоны физического света, кварки, протоны…

Сознание способно проникать на атомный и вселенский уровень, от электрона до мега-галактики! Мы можем почувствовать себя кровяным шариком, двигаться в русле сосуда, видеть и узнать опытным путём, как течёт кровь по сердечно-сосудистой системе. И можем неожиданно стать самой землёй, почувствовать её сознание. Это зависит от позиции точки сборки и от уровней собирания, фокусирования световых энергий. Сознанием обладает каждая космическая звезда, планета. И ведь недаром, они по-разному и в различных световых спектрах светятся! Непостижимым уровнем наделена и наша земля-матушка. Сознательна и природа, включая стихии воды, воздуха, огня… Сознанием обладает даже камень…

Говорят также о единичном, отдельном и коллективном, групповом или массовом сознании… о религиозном, магическом, научном… Уровней сознания существует превеликое множество, и естественно, все уровни отличаются друг от друга. Сознание вездесуще. Но вслед за мудрым доном Хуаном стоит повторить —

ЧТОБЫ СУЩЕСТВОВАТЬ, ЖИТЬ, не обязательно обладать биологическим организмом! Можно его совсем не иметь. Главный критерий наличия жизни — это наличие или обладание светом сознания, локальной световой энергией! Собственно, на этой уникальной данности и основан весь замысел всех духовных систем и религий. С необратимой потерей биологического организма после своей окончательной смерти каждый человек может продолжить свою жизнь. И продолжить своё существование более полноценно и качественно, чем на земле! В свою очередь, сон, по утверждению древних греческих мудрецов, является малой, т. е. обратимой смертью — прекращением, прерыванием дневного сознания только лишь на время. Засыпая, мы теряем сознание, а точнее, сильно снижаем его уровень. Но по пробуждению, мы обретаем, восстанавливаем свойственный нам прежний уровень заново. В случае же смерти, вернуться к прошлому дневному уровню нам не удасться — с каким уровнем осознания мы преодолеем смертельную черту, с таким и будем существовать…

В повседневной жизни индивидуальный свет сознания человека проявляется как внимание.[11] Представьте: нечто было скрыто от вашего сознания, оно (существуя) совсем не существовало для вас, в вашем восприятии. И вдруг вы на «это» обратили внимание и оно стало очевидным, существующим, стало для вас подлинным и реальным! Что же произошло? Обратить внимание означает сфокусировать и направить на объект свой внутренний свет, и высветить, обнаружить, выявить этот объект! Именно высветить… Свет сознания — это реальность. А такие выражения русского разговорного языка: как «светило науки», «свет истины», «ваше сиятельство», «прояснить ситуацию», «просветление», «озарение», «святость», «святой» не являются художественными сравнениями, а скрывают свою эзотерику — они указывают на реальность и конкретику духовного света, которым обладает каждый человек — носитель такого света! Причём высветить, прояснить можно не только физический предмет, но и вопрос, идею, тему…


В известной мере «видеть» и «знать» — это видеть и знать ранее от тебя скрытое, невидимое. Проведите простой эксперимент. Начните на прогулке вдруг видеть (обращать внимание!) на деревья, растущие вдоль вашей улице, в городе, посёлке… развивайте и удерживайте восприятие деревьев. Оставайтесь в нём подольше, изыскивайте всё новые и новые детали существования деревьев. У вас возникнет очень странное и непривычное ощущение… Вероятно, вы даже мысленно воскликнете: и как я раньше всего этого не замечал и не видел! Вы и в самом деле станете «видеть» и приблизитесь к пониманию «видения» энергий толтеков…

Как отмечалось ранее люди носят и несут в себе свет разного уровня, однако помимо различных уровней сознания, немаловажным (и в духовном смысле, безусловно, даже более значительным!) играет роль КАЧЕСТВА сознания.

И неизменные качества различных световых энергий также очевидны и представляют собой обширное разнообразие. И в этом случае аналогия с физическим светом остаётся прямой.

Почему для понимания света духовного, невидимого, правомерно использовать характеристики света физического?

Да потому что духовный свет является первообразом, прообразом природного! И он в своём распространении обладает теми же способностями к точечному излучению и преломлению.

Также, как и природный, духовный свет может быть чистым, светлым, прозрачным, ясным, ярким, а может обладать различными теневыми и серыми оттенками. Он может иметь КАЧЕСТВЕННО иную природу и выглядеть и оставаться таковым по сути — грязным, теневым, тёмным, тусклым, серым, бледным, и, как это не странно звучит по отношению к свету, даже — чёрным! Известное народное и духовное выражение «Светлые» и «Тёмные» Силы (грязная, нечистая Сила, нечисть!) снова получает своё подспудное, эзотерическое и очень важное значение. Эти теневые световые энергии качественно и принципиально отличаются от потоков чистого света! Тёмные энергии обладают различной степенью загрязнения, но в целом они несут в себе соответствующую энергетическую суть. Они, в отличии от чистых, просветлённых энергий, обладают противоположным воздействием на субъект восприятия!

Задам весьма важный и значительный вопрос (на засыпку) всем любителям Кастанеды и нашим современным практикующим толтекам:

А каким светом необходимо просветлять своё энергетическое тело? Какой по качеству свет надо накапливать в своей энергоструктуре? И какой свет уплотняют в себе маги-толтеки, тёмный или светлый?

Думаю, что этот простой вопрос у всех поклонников Кастанеды вызовет значительное затруднение. Поэтому пусть пока он останется информацией к размышлению…


Кто-то лезет из кожи и стремиться разбогатеть. Кто-то тратит все силы и энергию, чтобы стать большим ученым, начальником. Глупые дети! Они так и не наигрались в детские игры — деньги, власть и т. д. Амбиции духовного человека должны быть намного выше — потенциально он способен сохранить собственную уникальную индивидуальность сознания даже после своей смерти, и это абсолютная реальность. Нет, человек не обречён. У человека есть уникальная возможность преодолеть смерть. Жить, полноценно жить после своей биологической смерти! Что может сравниться с этой чудесной, волшебной возможностью?! И мой личный опыт подтверждает такую всеобщую духовную перспективу! Через осознанные сновидения.

И если уж быть алчным — до денег, до власти… — то быть по большому счёту алчным. К чему разменивать, расходовать свою жизнь по мелочам? Ведь жизнь одна. Станем лучше не алчными, а сверхжадными людьми! И отправимся в уникальный, увлекательнейший и интереснейший поиск, в поиск самого себя с целью обнаружения ЧИСТОГО СОЗНАНИЯ!

Сновидения нашей жизни — носители сознания. Но их почему-то принято считать нереальным явлением, остаточным, незначительным, запутанным и фантазийным эффектом психической жизни человека. Ошибаетесь, господа учёные!

Правда, наука постепенно вырастает из детских коротких штанишек, но ей уже никогда не догнать эзотерику. Действительно, и некоторые современные научные исследования уже показали, что наше спящее физическое тело активно реагирует на чувства и события, проявляющиеся в сновидении. При оргазме во сне, например, в теле происходят такие же изменения, как и наяву (эрекция, учащение пульса и дыхания); при сонном кошмаре следуют аналогичные дневной яви реакции. Вывод прежний — сновидения есть особая реальность. И давно пора договориться, либо сон называть явью, либо нашу физическую деятельность и весь окружающий «действительный» мир именовать одной большой коллективной иллюзией, сновидением. Впрочем, некоторые эзотерические концепции так и делают. Но в не зависимости от частоты смены дневных и ночных состояний остаётся одно…

Сознание — единственная реальность! Всепронизывающий, всепроникающий Свет!

Уникальность этого света можно обнаружить и проследить в самой обыденной жизни. Свет незримо пребывает среди нас! Взгляните на счастливые лица детей. Их лица как бы светятся! Они ещё не отягощены, не омрачены проблемами взрослых людей. Тёмные или светлые энергии передаются другим людям. Помню, я познакомился с женщиной, которая удивила меня своей похожестью (и внешней и внутренней!) на мелкого хищного зверька-грызуна. Это запечаталось в выражении её лица, глаз, оскале зубов, вороватых и хитрых реакциях, осторожной манере держаться, общаться… Я был очень поражён, когда узнал, что она работает на звероферме по выращиванию мелкого пушного зверя: хорёк, соболь, куница… Зверьки «заразили» её своим сознанием. Они сдвинули её точку сборки в место, где находятся сами!

Как часто бросается в глаза похожесть внешняя и даже внутренняя домашней собаки и её хозяина. А муж и жена («одна сатана»), долго живущие вместе, становятся одним целым — одно и то же положение точки сборки. Причём более гармоничный и уравновешенный супруг смещает, приводит в равновесие точку сознания партнёра.

Осторожно! Свет сознания очень заразительный!

Отметим и сформулируем один из главных законов духовного света — закон Абсорбции-Эмиссии (приёма, впитывания, поглощения и излучения, наведения, передачи):

Световые энергии способны наводить, передавать, распространять и заражать своим тем или иным качеством!

Не подставляйте себя бездумно под неведомые световые потоки! Особенно это относится к чтению эзотерической литературы. Особенно и в самой значительной степени это относится к практике. А вдруг данные световые энергии являются тёмными, грязными? В таком случае можно получить инфекцию, заболеть, заразиться! И несколько лет не хватит, чтобы отстираться, очиститься и выздороветь впоследствии!

Через духовные книги может произойти энергетическое подключение. Вы станете впускать в себя некие энергии… задайте себе насущный вопрос: каково их качество???

Свет сознания может переходить от человека к человеку порциями (частью потока фотонов). Просветлённый духовный учитель также может осознанно передавать знания своему ученику в виде сгустка невидимого света, всего лишь только жестом, через предмет, цветок. И даже на расстоянии. Он может сдвигать точку сборки ученика чуть дотрагиваясь, мягко, бережно, едва прикасаясь к ней. Почему же индейский маг дон Хуан столь сильно колотил бедного Карлоса промеж лопаток, что у того перехватывало дыхание и шла носом кровь?

Перейдём к несколько иному аспекту сознания сновидений. Когда мне приходилось объяснять людям, как монтируются сны, делая упор на их реальности, многие возражали мне. Ведь во сне, приводили они свой довод, представленны не сами чувственные переживания (вкус, запах…), а память, воспоминания о них в дневном, бодрствующем мире! Да, это так. Но дело в том, что и наяву мы не воспринимаем мир непосредственно, напрямую. Наша обработка этого мира чувствами, ощущениями и мыслями всё время запаздывает. Каждый последующий миг настоящего всё время ускользает от нашего внимания. И наяву мы продолжаем вспоминать, вспоминать, вспоминать, вспоминать этот материальный мир! И об этом неплохо описано у Кастанеды.

Толтеки подарили нам «механику» процессов сознания, осознания, восприятия и сновидения. Спасибо им. Однако почти всё было известно и до них. За исключением учения о точке сборки. Точка сборки — это вспышка сознания, навечно затухающая со смертью…

И в люцидных сновидениях существуют различные уровни осознания.

Более 15 лет я веду самостоятельные исследования в области сновидений. Этого мало, чтобы делать серьёзные выводы о пути сновидений. Но определённый этап пройден и кое-что очевидно.

Свет сознания есть сущность жизни. Предположим, человек родился в коме, прожил всю свою жизнь в бессознательном состоянии, (т. е. без-сознания) и, не выходя из этого состояния, умер. Вопрос — жил ли он в действительности? Едва ли такую жизнь можно назвать жизнью, а точнее говоря — он попросту не жил.

Нет, обладание физическим телом явно не даёт гарантий того, что мы будем жить полнокровной жизнью, что мы будем вообще жить…

А вот, чем больше у человека света сознания, чем плотнее и насыщеннее в нём световые энергии — тем больше в нём будет жизни, тем больше он будет живым!

Что же получается? Все многовековые религиозные учения, которые опровергаются, «разоблачаются», отрицаются современной наукой, оказываются истинными? И они несут собой глубочайшее откровение о человеке и жизни? Безусловно и абсолютно! Именно поэтому мировые религии так и живучи, непреходящи. У человека есть уникальная возможность через свой личный опыт это постичь. Через религию, через духовное, через сновидения…

Как же в таком случае обстоит дело с магией? Оставим пока этот вопрос…

А вот отношение к науке следует определить более яснее. Опасность «занаучивания» состоит именно в том, что человек (учёный, исследователь) подменяет или умаляет свой личный духовный опыт интеллектуальными поисками, изобретениями, догадками, умственными построениями и концепциями, сбором информации и её обобщением. В то время как у такого человека (учёного) имеется личная возможность сохранить своё индивидуальное сознание после собственной смерти. Вместо этого, променяв свою неповторимую жизненную возможность на интеллектуальную эквилибристику, он умрёт как обыкновенный человек. Смерть равняет всех. Земля одинаково принимает трупы президентов и бомжей, королей, учёных и нищих. Прописные духовные истины! По высказыванию одного из великих людей, опасность «занаучивания» состоит в следующем: если человек войдёт через заднюю дверь в громадные башенные часы и посвятит всю свою жизнь изучению всей их сложной механики, то он непременно узнает много интересного и нового. Но наступит время смерти, а такой учёный так и не узнает главного. Он так и не ответит на вопрос — так сколько же времени?!

Так, сколько же времени на ваших часах, господа научные работники, философы, мыслители, психологи, доценты и профессора???

Вы, дорогие мои интеллектуалы, упустили самое главное! Исследовать необходимо самого себя, собственное сознание, а не внешние объекты. Вы безнадёжно потеряли себя самого в этом «яростном и бушующем мире»! Где же, вы пребываете сами, где ваше «я», ау?

Мистике, духовному познанию пою я славу!

Человек состоит из многих разрозненных частей и энергетических слоёв. Склеивает, собирает их точка сборки! Позиций её — множество. Наиболее привычные нам: я — социальная личность, я — физическое тело (почти незнакома), я — тело сновидений (позиция доступна не многим)… Именно точка сборки, смещаясь на подсознательный уровень, и переносит и проецирует световые энергии в сновидения, просветляя их! Делая более чистыми.


Чем больше света сознания, тем качественнее и обильнее жизнь — всё заключает в себе сей сознательный Свет! Любые чудеса и сокровища мира!

Нам свойственно говорить о количестве прожитых лет. И мы постоянно забываем о качестве жизни. Качество архиважно!


Во всеобщем отношении к сновидениям обнаруживается парадокс: то, что мы считаем нереальным, иллюзорным, незначительным, не стоящим нашего внимания и как бы не существующим, на самом деле есть жизнь более высокого уровня (при условии перенесения сознания); и чем качественнее наши сновидения, тем насыщеннее и полнее наша жизнь наяву, в физическом мире! Таким образом, практика сновидений убивает сразу двух зайцев — она есть одновременно и практика жизни в целом. Она есть ответ на вопрос — что такое жизнь и зачем она человеку дана?

Сознание — неуязвимо и вездесуще! У каждого человека имеется скрытое, внутреннее знание собственной неуничтожимости, неумираемости. Оно зачастую проявляется во сне. В сновидениях меня нередко зарубали насмерть. В меня стреляли, причём я чувствовал в своём теле вонзившиеся пули, мне отрубали голову… Но при этом я ощущал себя по-прежнему действующим и живым! Бессмертным! Таковы неуязвимые свойства нашей автономной энергии.

Человек живёт только одной жизнью, ничего не зная про свою тайную ночную деятельность. Да и эта дневная жизнь достаточно скучна, убога, сера и бедна. Путь сновидений дарит человеку ещё одну новую полноценную жизнь, одновременно преображая старую! Неплохо иметь сразу две яркие жизни вместо одной бедной?!


О времени. Время есть акт сознания. В детстве время кажется долгим, длинным. Оно обладает теми самыми внутренними измерениями, который с течением жизни взрослый человек утрачивает. Но утрачивает не необратимо. К старости время непостижимо сжимается, ускоряется. Время имеет свои циклы, периоды ускорений и замедлений. Оно может скручиваться, свёртываться и разворачиваться. Оно не одно и то же сейчас и, скажем, 100 лет назад. Когда пребываешь в ожидании, время тянется медленно, и оно незаметно пролетает, когда нам живётся весело и интересно. Время можно самому сужать, раздвигать, останавливать (например, в молитве). Можно в теле сновидений путешествовать в реальное будущее или прошлое. В самом сне — иное время. Трудно вообразить, как секунда может хранить в себе целую вечность. Один миг и вечность могут быть равноценны, соизмеримы, равны.

За секунду перед смертью мы можем увидеть всю свою жизнь, как на ускоренной видеоплёнке. И в ту же секунду смертельной опасности можно попасть в особое состояние — раздвинуть время. Секунда может казаться целым обычным часом. В таком состоянии можно успеть многое сделать. Оно связано с открытием полового и пупочного энергоцентров, и активно используется в восточных единоборствах. Войдя в это измерение, воин может нанести с десяток ударов противнику, в то время как тот всего лишь один ответный удар. Возможно состояние, когда времени нет вовсе, потому что нет движения, но нет и покоя. Время ещё один аспект и загадка сознания.

Задумывался ли читатель, что наша жизнь по своей сути есть очень простая и примитивная штука! Мы двигаемся, дышим, совокупляемся, отправляем естественные надобности, едим, думаем и переживаем эмоции, чувства и ощущения. Всё! Я работал с различными аспектами и сторонами нашей примитивной жизненной сути и переносил их в осознанное сновидение. Я ел — испытывал вкус во сне, я нюхал, дышал, чувствовал во сне холод, тяжесть, бегал, имел во сне сексуальное переживание и т. д. Поразительным оказалось то, что всё это испытывалось и переживалось мною гораздо в более остром восприятии, качественнее, чем наяву! Сновидения отражают малейшие детали, оттенки, привычки, самые малые порывы и движения нашей души! Такие порывы обретают повышенные смыслы.

Но кто или что переживает жизнь наяву и во сне? И наяву и в управляемом сновидении наше сознание не обладает физическим телом. У него там есть, так называемое, тело снов. Именно это энергетическое (эмоционально-чувственное, психическое) тело и испытывает всё на более высоком уровне. Это надо испытать!

Для меня эти первые открытия были особенно удивительными и восторженными. Ведь я — человек в прошлом с сугубо материалистическим, антирелигиозным подходом, воспитанием и образованием!

Описания К. Кастанеды с его магическими чудесами и волшебными эффектами оказались не суперфантастическим романом, а живой реальной возможностью человека! Я узнал это из опыта и практических знаний. Ох, уж эта простая, непростая магия, находящаяся на кончиках наших пальцев!

Я стал сновидящим и воином Света, а мой меч — световой луч.

Даёшь Свет на пути?!


Трансформации, превращения

Почему, стремясь к свободе, я должен себя ограничивать только одним описанием мира, а не пользоваться всем накопленным человечеством духовным богатством? Ведь что-то лучше наработано в одной духовной системе, иная часть истины глубже отражена в другой… Не исключением для меня является и сам К. Кастанеда. Мне стало также тесно и в его рамках. Я разыскал и отработал много технических приёмов из других эзотерических концепций — они отлично работают на сновидение. Ведь меня в первую очередь интересует работа именно на этом пути.

Дыхательными техниками я занимаюсь много лет. Это мощное активное средство работы со своим энерготелом. Я бы мог посвятить отдельную книгу этому направлению, этой области в разных контекстах, но буду ближе к магии снов.

Я много экспериментировал различным образом с разным видом дыхания. Тип дыхания определяет соответствующий сдвиг и положение точки сборки. Особенно сильно это явление наблюдается в групповой работе. Общее энергополе группы создаёт более мощный толчок сознания. Но случаются удивительные сдвиги сознания и при работе в одиночку.

Свой хаотический поиск я начал с учения П. К. Иванова. Сначала я ходил в группу, руководитель которой был «интеграл» — йога плюс «Иванов» плюс всё остальное. Вращался так же в группах «чистых» ивановцев, не признающих никаких духовных примесей. Между ними существует непонимание и противостояние. Руководитель интегральной группы — йог — мне понравился. Он учил вдоху жизни Иванова по йоговски, через задержку дыхания. Я занялся таким дыханием, были интересные ощущения и открытия, но вскоре стало болеть сердце. Я не сразу разобрался, что это от задержки дыхания. Сердце болело долго. Потом моё бедное сердце стало болеть уже от обливаний холодной водой, и система уважаемого мною П. К. Иванова меня выплюнула. Тем не менее, учение Иванова успела резко усилить моё тело сновидений, а сердце я потом восстановил работой с молитвой.

По теме дыхательных упражнений я хочу привести малоизвестные высказывания известного духовного учителя Г. Гурджиева:

«Вопрос: Полезно ли выполнять дыхательные упражнения?

Ответ (Гурджиева): В Европе люди из-за этой проблемы потеряли голову. В течение 5 лет я зарабатывал на жизнь тем, что лечил несчастных, которые нанесли ущерб своему здоровью, используя различные дыхательные методики. Ваше обычное дыхание механическое. Вы вдыхаете механически необходимое количество воздуха. Если это количество превышает положенное, воздух не может вступать в сочетание, как следовало бы; необходима правильная пропорция. Когда ваше дыхание искусственно, вы подвергаетесь риску вдохнуть другие субстанции, а не те, которые полагались бы, так как пропорция не соблюдена, и в тело проникают ненужные энергии.

Искусственно контролируемое дыхание, которое широко применяется, ведёт к дисгармонии. Из этого следует: чтобы избежать ущерба, который может вызвать это искусственное дыхание, необходимо соответствующим образом изменить другие элементы. Без глубоких знаний это невозможно.

К примеру, изменяя наше дыхание, мы вносим изменение в ритм лёгких, но так как всё взаимосвязано изменению начинают подвергаться и другие ритмы. Если мы продолжаем дышать таким образом в течение долгого времени, меняется ритм всех органов.

В тысячу раз предпочтительнее не прикасаться к нашему механизму и оставить его действовать даже в плохом состоянии, чем пытаться внести глубокие изменения без солидных знаний. Человеческий организм представляет собой очень сложный механизм, в котором многочисленные органы имеют свои ритмы и все они взаимосвязаны друг с другом. Необходимо или изменить всё, или не трогать ничего. Иначе это, скорее, отрицательно, чем положительно скажется на здоровье. Дыхательные упражнения в том виде, в котором они сегодня практикуются, являются причиной многочисленных болезней. Только в исключительных случаях, когда человек чудом прекращает пользоваться неправильной системой, ему удаётся избежать зла. Если человек пользуется этими упражнениями в течение долгого времени, то результаты оказываются весьма печальными. Если кто-то из вас проводит эти эксперименты с дыханием, рекомендую прекратить это, пока не поздно…»


Пожалуй, достаточно. Лучше не скажешь. Предупреждение относится к регулярным дыхательным упражнениям. А вот так называемые дыхательные «психотехники» основаны на естественных типах дыхания. Они-то как раз и нужны сновидцу. Они могут эффективно проработать (и лучше со специалистом) тяжёлые блоки в энерготеле и прочистить подавленные в прошлом психические травмы.

На эту тему личного опыта у меня предостаточно. Остановлюсь на отдельных эпизодах. В Кисловодске я «случайно» посетил семинар по ребёфингу. Ребёфинг представляет собой психотерапевтическую сессию, основанную на специальном дыхании и предназначенную, в первую очередь, для погружения во внутриутробные переживания с целью их проработки. Группа оказалась интересной. Моё сознание сразу вынесло в область разнообразных мистических переживаний. Но самое интересное заключалось не в этом. На этом семинаре я впервые начал чувствовать, ощущать свою точку сознания!

В один из дней семинара, надышавшись по определённой методике в группе, я расслабился и вдруг услышал пронзительный и в чём-то эротический женский крик, который и толкнул мою точку сборки со своего насиженного места. Так проявилось коллективное групповое энергополе. Известно, что резкий, неожиданный звук способствует смещению сознания. Я расслабился, т. е. отпустил свою точку сборки (а мы её постоянно привязываем), и нечто случилось. Так учишься тонкостям работы со своим сознанием. Кстати, идея непривязанности к людям, вещам, миру звучит в каждой религии, духовной системе. Крик сильно сдвинул мою точку сборки — это оказалась область мощнейшей, неукротимой, звериной агрессии. Сдвиг точки сборки — вниз! Если сновидец с такими глубокими, не проработанными зонами вступает в область сновидения, то это становится саморазрушением! А я по ощущениям превратился в хищного зверя (тигра, леопарда), причём раненого и пребывающего в предсмертной яростной агонии. Я рычал, бился, рвал и раздирал всё вокруг. Инструкторы (как мне стало известно позже) моментально растащили вокруг меня людей. И я злобно выдал всю свою отрицательную энергию и звериную агрессию вовне: в пол, подушки, матрацы. Я неодолимо хотел разодрать и «съесть» лежащую рядом женщину и уже задел её своими «лапами с когтями» — бедную женщину еле успели унести в сторону. А она тоже пребывала в собственном трансе. Наконец, отрицательная энергия вышла полностью. Выплеск закончился. Освобождение. Я пришёл в себя и заметил, что рядом нет моей знакомой соседки по дыхательному деланию. По некому своему «звериному» остаточному наитию я чувствовал, что всё же будто её «съел», и она пребывает и переваривается в моём животе и стоит кусками в горле. Тогда во мне заговорила человеческая личность и совесть, мне стало стыдно, что я её «съел». Предположил, что я, быть может, в своей неконтролируемой ярости её сильно задел. Тут вспомнил, как перед сеансом она меня спросила: «Первый раз? Ты не буйный?» «Нет, — говорю. — Я — добрейшей души человек.» А тут такое!.. После этого воспоминания мне стало очень смешно. Я начал безудержно хохотать. Смеялся я очень долго. Некоторые начали думать, что я сошёл с ума.

Так случается капсулирование нового миниблока (стыд), и отмашка точки сборки (из агрессии в смех). Дело в том, что наше сознание подобно маятнику. И надо знать его законы. Необходимо их учитывать и уметь сохранять свою точку сборки в гармонии и равновесии. Об этом ещё предупреждали христианские мистики. Если струна музыкального инструмента перетянута, то она при игре порвётся. Если она недостаточно натянута, то не будет звучать! Спасибо и древним толтекам — видящим. Они подарили нам учение о точке сборки. Мы можем работать со своим сознанием с более глубоким пониманием и знанием его законов.

Я добивался интересных эффектов и в парной и в одиночной дыхательной работе. Изобретал всё новые и новые подходы. Дышал в голодании, в специальных йоговских позициях — асанах и т. д. Однажды в целях прочистки, дома лёжа на диване, как только я выдал порцию «вентилирующего» дыхания, так мгновенно обнаружился благоприятный, уникальный момент раскрытия моей энергетической системы; энергия мощным потокм хлынула на меня, тело невероятным образом сильно скрутило, и я начал особенно эффективную работу с телом по ликвидации энергетических блоков.

Позже я прорабатывал внутриутробные энергетические матрицы в институте трансперсональной психологии, получил сертификат и проводил семинары по холотропному дыханию[12] сам. Было также очень много переживаний. Трансперсональная психология — это искусство работы с изменёнными состояниями сознания (ИСС). Это научное описание религиозного опыта, это картография позиций точки сборки. Это область познания на стыке между религиозными учениями и современной наукой. Эта психология ни как антитезис религии (как обычно), а как мост между религиозным знанием и научно-материалистическим познанием. Это также является моей позицией с явным предпочтением всё же в сторону духовного религиозного опыта и практических знаний. Но я не стал трансперсональным психологом, и для этого в процессе пути сновидений у меня появились весьма существенные аргументы…[13]

В духовной системе сновидений весьма эффективными могут оказаться и другие психотерапевтические методы, такие как психодрама (очень мощно смещает точку сборки), психоанализ, гешталь- и аналитическая психология и пр.

Внутриутробные и различные паранатальные состояния сознания прошлого реальны и хранятся в нас пожизненно. Позже, работая с другими людьми, я с интересом наблюдал, как эти мощные подсознательные программы закладываются в основу характера, в модель поведения человека и его жизненные установки.

Характерно, что у некоторых народов возраст человека исчисляется не с начала рождения, а уже с момента зачатия, т. е. учитывается внутриутробное существование. Новорожденному — уже год!

Кратко суть внутриутробных энергетических матриц сводится к тому, что человек не рождается как чистый лист бумаги. Сознание формируется уже в момент зачатия и реально не только существует во внутриутробном периоде, но и претерпевает значительные трансформации. Кстати, это давно было известно и магам-толтекам и христианским мистикам. И если данный внутриутробный период и последующие (роды и первые годы жизни) протекают явно патологически, то закладываются самые мощные отрицательные подсознательные программы. Они отпечатываются в сознании навсегда. И поскольку они самые первые, значение их очень высоко. Всё влияет при зачатии(!) нового человека на его сознание: домашняя обстановка, характер, настроение родителей, питание, обстоятельства жизни, эмоции и т. д. Базовые перинатальные матрицы — самые важные первичные аспекты жизни человека. Эти, чаще всего, отрицательные, программы являются доминирующими в поведении, стиле и образе жизни уже взрослой личности.

Отрицательный аспект третьей базовой перинатальной матрицы с её патологическим скатологическим (контактом со своими биологическими выделениями и отходами) прохождением сильно выражен у последователей духовно-оздоровительной системы Г. Малахова. Поклонники этой системы находят некое тонкое удовольствие и наслаждение в наблюдении, ковырянии и даже употреблении своих биологических отходов. Внешне это выглядит как работа по очищению своего физического тела. Корни же столь странного пристрастия к такой «духовно-оздоровительной работе» лежат глубже, в патологии родового процесса и в дальнейшей психической регрессии-деградации.

Но я на этот период пребывал более не в поле влияний трансперсональной психологии, а в энергетическом поле толтеков, и меня занесло на уровень пятых магических врат сновидений — я пережил самое настоящее превращение в птицу, оборотничество! Описанный ранее в этой главе эпизод превращения спонтанно перекочивал в мою книгу «Алмаз сознания», и я не буду его приводить здесь повторно, а лучше поведаю о том, как я превратился в женщину…

Это случилось на сеансе ребёфинга, на второй день сессии. Я испытывал глубокие погружения в закрытые от меня прежде эзотерические пласты подсознания. Все участники разделились на пары по признаку противоположности пола, и мы приступили к выполнению специальной техники «роды», которая имитирует сам процесс женских родов.

Моей напарницей оказалась худощавая симпатичная молодая женщина. Я сел на пол и раздвинул ноги. А женщина по предварительному замыслу села ко мне спиной, и прижавшись теснее, постаралась свернуться. Таким образом, ей предстояло попасть в матрицу собственного рождения и пережить состояние новорождённого, а рожать ребёнка предстояло мне! Мы достаточно быстро вошли в дыхательный унисон, обрели единую вибрацию и очень хорошо чувствовали друг друга. А общая энергетическая атмосфера группы явно способствовала, чтобы наши точки сборки незамедлительно погрузились в мистические позиции и начали считывать собственное прошлое…

На общем фоне коллективного мужского и женского покрикивания и придыхания, которое расшевеливает слои подсознания, я слышу и своё страстное дыхание и чуть истерическое тонкое всхлипывание моей напарницы. Энергия наполняет и объединяет нас! Она создаёт ощущение избыточности, целостности и самодостаточности. Это чувство развивается…

А-а-а… Ха! А-а-а… Ха! Следует совместный захлёбывающийся длинный вдох и нервный короткий выдох.

А-а-а… Ха! А-а-а… Ха!

А как микроскопически точно я чувствую свою напарницу! Какая ювелирная точность настройки. Я ощущаю малейшие оттенки её настроения, переживания. И, вероятней всего, она также хорошо ощущает и меня. Она — некая дыхательная сознательная составляющая — словно перестала быть частью, отдельной от меня, а стала неотъемлемой частью меня самого, стала мною — она — это я! Я слился с женщиной, но что это? Никакой женщины больше не существует! А вместо неё я чувствую свой громадный живот, она — мой живот! В моей утробе что-то вырастает, надувается, напрягается, выпячивается и бъётся… В моём животе пребывает странный двигающийся живой комок — ой, он делает мне больно! Он плавает, требует, перемещается, дёргается конечностями, колышется и просится, ломится наружу. Во мне пребывает зародыш!

А-а-а… Ха! А-а-а… Ха!

Я давно уже утерял свою личность. Я перестал быть мужчиной! Напарница стала мною. А я стал её женской сущностью — мы поменялись сознанием! Ну, что за мистические метаморфозы?!

А-а-а… Ха! А-а-а… Ха!

Меня распирает… Всё больше и больше… Чувство тяжёлой ноши неимоверно напрягает всё моё тело. Вплоть до судорог, вплоть до холодного пота, вплоть до вздувающихся жил на висках…

А-а-а… Ха! А-а-а… Ха! — в неимоверных потугах слышатся наши общие дыхательные стоны, переходящие в страдательные крики и рыдания…

А-а-а… Ха! А-а-а… Ха!

Как же мне хочется высвободить из себя этот неимоверный тягостный внутренний груз. Он не даёт мне покоя! Мне очень больно! Какую же острую боль мне приносит этот ребёнок. Это — мальчик!

Не могу нести, я не в силах больше сдерживать столь тягостную ношу! Ощущение переполнения достигает кульминации, и я с силой тужусь, напрягаю живот и выдавливаю источник физической боли… Он не выходит! Что делать??? Мне плохо… я задыхаюсь… Я умираю… Я задохнусь окончательно и точно умру!

А-а-а… Ха! А-а-а… Ха! — нет сил дышать более! Ну? Ну? Выходи же!

В судорожном спазме я, наконец, разряжаюсь от бремени — тот самый миг внезапного и долгожданного облегчения! Однако нет сил ощущить расслабление… Но меня настигает покой… освободилась…


А-у… у-а! А-у… у-а! — что это? Ведь никто не дышит! А моё дыхание приходит в норму. Это же блеющий голос моего ребёнка! Как странно… Он живой! Я родила!..

Чувствую к ребёнку какую-то жалость, отстранённую сердечность и в то же время странную сухость и безразличие… и зачем я тебя родила?..

Я, мужчина, обнаружил себя женщиной. Состояние роженицы не оставляло меня.


И ещё долго не мог я успокоиться и придти в себя. Мне не хотелось иметь ребёнка…

Даже после дыхательного сеанса странные мысли и гнетущие переживания не покидали меня. «Меня бросил любимый мужчина, и я не хочу иметь сына от него, я оставлю его в роддоме…»


Дыхательный сеанс подкинул мне загадку сознания. Что это значило?.. Где побывала моя точка света? В моей прошлой жизни? Но человек располагает только единственной судьбой.

Несколько часов я чувствовал смятение и жуткий дискомфорт в своей душе. Наконец, энергетический разрыв во мне определился и закрылся. Световые эманации стянулись и замкнулись. Внезапное отчаянное прозрение сверху вниз пронзило всё моё существо!


Я родил самого себя! Я вошёл в далёкое прошлое своей матери, стал ею и в сознании пережил рождения самого себя, как это было в действительности!

Я был в сновидении наяву собственного внутриутробного прошлого и появления на свет.

Вот таким одиноким, нелюбимым, отверженным я и пришёл в этот мир. Я узнал об этом из кладовой памяти родового сознания. Но с этих пор я свободен от этой клейкой формы — от матрицы рождения.

Орёл! Попробуй меня проглотить!


Деревенский калейдоскоп (2). Похороны

От областного города едете на машине минут 40, у одного большого села с дороги повернёте налево, и километров 15 двигайтесь мимо нескольких мелких деревенек. Доедете до другого небольшого посёлка. Дальше немного пешком ещё километров пять, и, как выйдете из леса по просёлочной дороге, слева увидите вереницу домов, 15–20, не больше. Это моя деревенька. Так вот, ещё не всё. Встаньте спиной к речке, а лицом к деревне, и пройдите за дома по полю. Пройдёте один лес, дальше будет другой. Никуда не сворачивайте, а идите прямо через пролесок. И вот, за полянкой, перед озером в одном уютном местечке и увидите — мою могилку…

Не каждый человек может похвастаться такой тщательной подготовкой к своим похоронам и собственным захоронением. Спланировать и провести самопогребение редко кому удаётся. У меня получилось. Воистину, нет ничего невозможного для человека! Поскольку, был я одиноким воином и со всеми распрощался уже давно, на похороны свои я решил никого не приглашать. Единственной моей отрадой был тот факт, если случится мне лежать в моей могилке навеки, то буду я похоронен на своей милой и родной земле, где лежат мирно мои дед и бабка.

Тщательная подготовка к этому важному мероприятию заключалась в том, что я по плотно составленному плану отрабатывал ряд серий кастанедовских и шаманских практик на природе в течение всего лета. И последним пунктом плана значилось собственное захоронение в земле. Своими похоронами я предусматривал ряд задач. Провести краткий и основной пересмотр своей жизни и «захоронить», скрыть своё прошлое в земле, которое мне мешает на пути к свободе. Второй важной задачей была работа со смертью, т. е. мне следовало войти во всё более глубокие уровни её постижения. Смерть есть духовная и невыразимая тайна, которую я должен был осмыслить, максимально приблизиться. Поэтому похороны должны были приближаться к настоящим… И последней задачей стояло — подлечить земной энергией свою пробоину от астрального удара в коконе земляной энергией — согласно дону Хуану известно, что земля лечит — и, конечно же, наблюдать сновидения.

С кастанедовскими практиками работал долго, остервнело и упрямо. Много чего было… Близятся мои похороны. Начинают происходить некоторые странные вещи. Через сновидения сознанием вхожу в союз-контакт с земной энергией, и прут-вылезают символы чёрной магии: сюжеты про демоническую нечисть, на тему инцеста и сексуальных контактов с животными. Странно, думаю, помыслы мои чисты, стремлюсь я к свободе, не надо мне ни денег, ни славы, ни власти над кем, а почему-то магия получается чёрной. Спишем пока на ошибки народной интерпретации.

Пишу в дневнике — похороны свои планирую на послезавтра, в воскресенье. И как-то от этой записи хорошо стало на душе. Вот ведь, смертью своей могу распоряжаться, планировать, как великий йог. Взял с собой два литра молока (выходил на полное голодание), нашёл местечко поукромнее, чтобы никто не набрёл на меня и не мешал «умирать». И начал копать могилу. Похороны — дело не шуточное, тем более, когда они твои; явление в народе не частое. Копал добросовестно, глубоко, по-настоящему, разные слои земли проходил. Мысли разнообразные следовали. Вот она земелюшка родимая, нас вырастила и забирает себе Всех заберёт!. Я старался, чтобы всё было подлинно. Чтобы всё прочувствовать неспеша. А хитрый мой ум, подлая обезьяна, начал вперед забегать, фантазировать, как я уже в этой могиле хоронюсь, всё постигаю, возрождаюсь из пепла, и лечу на крыльях свободы мимо Орла в гордом своём духовном величии.

Если под умом понимать любую не контролируемую мыслительную деятельность, то чем больше я выслеживал свой ум, тем больше удивлялся пародийной его природе… Ведь недаром индийские мудрецы называют человеческий ум обезьяной. Ум прыгает взад и вперёд, кривляется и передразнивает сам себя — не даёт нам истину постичь!

Копал я долго. С непривычки все руки истёр, сухожилия вздулись, а выкопал всего половину могилы. Из графика вышел. Непростое это дело.

Пишу дома на дневниковой странице: «похороны мои переносятся на понедельник»…

На следующий день докопал, ещё лучше продумал своё обустройство: дно чуть ветками обложил, напилил веток потолще и приспособил «крышу» так, чтобы она плотно прилегала к телу; насыпь могильную сделал большую, крест из прутьев поставил. А там, где должны находиться мои ноги, оставил малюсенькую щель для воздуха, которую потом листьями прикрыл. В общем, могила вышла на радость отменная. Не понравилось только, что мальчишки деревенские на меня случайно набрели. И здесь люди — не скрыться! Умереть спокойно не дают! «Чего, дядь, копаешь?» — спрашивают. «Да ловушку на кабана» — отвечаю. Ушли. Сходил в дом, простился мысленно, записку на всякий случай родственникам в шкафу оставил, где мою могилку найти. Мало ли что случится. Игры со смертью дело не шуточное. Ближе к полночи, тайком от деревенских — знаете как в деревне, ничего не утаишь, всё про всех знают — ушёл «умирать». Иду, темно, ночной лес другой, нежели днём. Тверские леса большие, с болотами и зверями. С волками, лисами, кабанами, барсуками и рысями. И хищными большими птицами — коршунами, совами… То над головой что-то огромное гикнет, ухнет и сорвётся, то кто-то ломанётся невдалеке, и понесётся гулко, ломая ветки. Страшно! «А чего, думаю, мне бояться. Я ж умирать иду!» Встал перед своей могилкой на колени, молиться начал по русскому обычаю, вдруг сзади раздался резкий, пронзительный крик, как в сказке, — звериный или птичий — не разобрать. Решил, не буду оборачиваться, плохая примета. Залез, захоронился хорошо, без пищи и воды, но потеплее оделся. И вот лежу я в могиле…

Словом, будто умер я. Лежу в сырой могиле, глубоко, и всё по-настоящему. Прохладно. Земелька влажная, тело погребенное. А всё-таки живой я! Всё слышу. Не могу пока осмыслить этого. Ритмы временные чувствовал. Только на третьи сутки ночь и день стал путать. Слышу, то зверь какой-то цапает, роет что-то наверху, то один раз показалось, будто разговор человеческий — грибники, наверное, проходили. Птицы какие-то кричали. Ветер шумел. Всё как в былине. Однажды услышал, как дождик по насыпи бьёт. И тут меня сильный испуг и даже ужас прошиб. Показалось мне, что крышу свою я сделал недостаточно прочную, не из толстых веток. А насыпь на могилу сделал большую, крутую, тяжёлую. Сейчас, думаю, песок намокнет, ветки не выдержат и меня «готовенького» на самом деле и засыплет. Вот и выйдет всё по-настоящему, всерьёз, как и спланировал… Я читал где-то, что если кто, как я, начинает со смертью заигрывать — то добром это не кончается. Нет, думаю, не буду вылезать, будь, что будет. Суждено мне помереть здесь — значит так надо. Тем более, всё у меня как раз готово. Жизнь свою прошлую я быстро прошёл мысленным взором и жду уже без страха.

Никогда не думал, что звуки всяких букашек, червячков и жуков земляных могут быть такими громкими. Потом начались шуршания и шорохи вовсе непонятные. Кто бы это мог быть? Далее спал и о смерти думал — вот и вся моя работа. Но земля потихоньку мою точку сборки тянет, смещает. Ага, вот и гости земляные. Вижу, не во сне, как появились какие-то человечки. Оговорюсь, никогда психически не страдал, галлюцинаций и видений не было. Сознание ранее не помутнялось. Всегда разумно различаю свои состояния, тем более никогда не перепутаю сон с явью.

Человечки эти маленькие происходили из подземных сфер. Выглядели они уродливо, злобно, но на меня посматривали с любопытством. Думаю, есть же здесь всё, и жизнь своя, и миры разные земляные. Это только поверхностный слой земли, а уйди глубже, наверняка, то обнаружишь то самое пекло и ад. Оказывается, не враньё всё это в христианстве, а мы насмехались. Выходит, правильно — душа грешника тяжелая, вниз, в землю проваливается. А там его поджидают, руки волосатые когтистые от нетерпения потирая. Святые подвижники к небу взлетают. Верно, писал духовидец Д. Андреев о том, что тело физическое нам служит вроде спасательного круга. Умирает, отбрасывается оно, и душа тонет, уходит на дно адово.

Символика чёрная из снов предыдущих стала понятна. Уродцы-карлики несколько раз приходили, глядели на меня и уходили. Не лезли ко мне. Думаю: а я чего буду лезть на рожон? У меня другие задачи. Я о смерти размышляю и земле свою точку сборки сместить дальше не даю. И если открою я тайну смерти, то тайна жизни сама передо мной распахнётся. Сновидения интересные были. Ярко вижу нашу речку — вода очень чистая, прозрачная — и громадная царь-рыба плывёт на меня. Золотая рыба — исполнительница желаний! Рыбачья страсть меня охватила до возбуждения, я к рыбе, а она громадную пасть открыла и!.. Мрак! Земля. Могила!

Лежу по-прежнему захороненный, но я есть! Существую! Как же смерть постичь? Мой ум думает и не может понять смерть. Ум есть — смерти нет. Смерть на самом деле придёт — ума не будет. Как такое противоречие примирить и осмыслить? Неразрешимая загадка. Размышлял, думал, входил во всё более глубокие слои. Не умом думаем — сознанием! Не мыслительная эта деятельность, а медитация на смерть. Будда посылал своих учеников на кладбище медитировать подолгу, размышлять о смерти. Разум наш бессилен понять истину и смерть. А сознанием своим постичь можно и нужно…

…Есть не хотелось, а пить желательно бы (я напился перед захоронением). Близилось время Возрождения. Сказал себе: Пора? Вылез кое-как из могилы, в теле слабость, — оказалось раннее утро, часов 5–6. Но чувство непередаваемое. Иду босой по тёплым лужам, радуюсь, что вот я живой опять, возродился и, действительно, что-то сбросил с себя и оставил в земле. Птицы лесные поют, солнышко милое, лаковое восходит, тепло, легко и хорошо необыкновенно! Добрался домой, напился, поел, записку свою предсмертную прочёл — глупой и наивной она показалась — сжёг. А когда лёг спать, такое блаженство меня охватило неописуемое! В виде кожного удовольствия соприкосновения тела с постельным бельём. Не знал я, что такое бывает.

Радость и жизненное счастье можно из таких незначительных мелочей черпать, а мы, сухие и безчуственные, ничего не замечаем вокруг, только нудим и недовольство проявляем.

Деревенские откуда-то пронюхали про некую могилку. Ко мне почему-то с расспросами. Это, говорю, случайно видел, как деревенские мальчишки собаку свою захоронили. И отстали от меня. Теперь на могилку свою гуляю ежегодно.

А я вот он, жив пока!


Р.S. Практика эта очень серьёзная и её самостоятельно проводить никому не рекомендую. По многим разным причинам…


Как я был оборотнем (снова сдвиг вниз)

В далёких потаённых складах человеческой психики дремлет зов предков, тайна поколений людского рода, дикая животная природа, буйные звериные инстинкты. Моя точка сборки снова неожиданно срывается вниз.

Раскачав своё сознание шаманскими практиками, я добрался туда. Попробовал ещё одну. Туда, где мрак и хищная ночь. Где все поедают друг друга. Где цокают, хрюкают, рычат и чавкают. Где острые когти и клювы раздирают сухожилия, глотки, и рвутся вены. Льётся рекою кровь. Где под давлением тяжелых зубов ломаются кости, вонзаются клыки в чужую красную плоть, и ночь оглашается воплями и яростным рёвом. Туда, где идёт невидимая ночная борьба за жизнь.

Если у тебя чуткое ухо, проницательный глаз, светящийся в темноте, острый нюх — то ты можешь выжить!

Там в густом ночном лесу вершатся свои трагедии, победы и спасения. Там действует вечное правило «охотник-жертва» и правит великий закон джунглей. Там идет нескончаемая великая… Охота! Там всё охвачено намерением: я тебя съем!

Ночь. Луна низко вывалилась над деревней. Так низко, что деревня напряженно сжалась, стала меньше и затаилась в ожидании… Замер в подозрительном молчании мой деревянный домик. Мне не спится. Луна не даёт мне спать. Она лезет ко мне в окно. Она будоражит странные энергии. Она насильственно вваливается в комнату и заливает меня своим жутким синим светом. Луна призывает меня к безумству. Я весь залит ее фосфоресцирующем светом. Я наполнен им. Я беспокоен, нервен, возбужден. Я — синяя тень, призрак. Я сладострастен. Луна поднимает меня с постели. «Иду!» — отрывисто и хрипло отвечаю я луне. Нет, не сошел я с ума — знал, что делаю. Но близок к безумию. Моя точка сборки могла легко выбиться из-под контроля. Невидимая, манящая в лес, сила выталкивает меня из дома и уводит в густой мрак. Я становился оборотнем пока ещё в человеческом теле.

Я продирался сквозь толщу кустов и веток деревьев. Дикие животные энергии постепенно наполняли меня. Эти силы стремительно росли. Стал терять ощущение своего тела. Меня охватило Намерение. Я стал хищным, кровожадным и опасным. Дикие, необузданные, звериные энергии фонтанирующе поднимались во мне и разворачивались животным экстазом. По телу бежала мистическая сладострастная дрожь. Дрожь — эманация тёмного моря сознания, к которой я подключился!

Я вышел на лесную поляну. Голубой воздух светился. Здесь полная круглая луна обрушилась на меня, и я… завыл. Сначала протяжно, жалобно, словно от голода. Будто заклинание, песня-прелюдия к охоте. Но потом мой вой стал нечеловеческим душераздирающим звериным воплем, который сменился страшным рёвом. Я жаждал кровавой битвы.

Я сидел по волчьи, расставив «лапы», и, обезумев, драл свою глотку звериными отчаянными звуками. Я вложил в них всё, что накопил за долгие годы своей жизни. Всё, что опускалось и наслаивалось на дно моей психики, что подспудно тревожило и грызло меня изнутри незаметно. Меня не стало. Я исчез. Остался только мой дикий крик, от которого бы у людей забегали мурашки и похолодела бы спина. В свои адские вопли я вложил вызов судьбе и смерти, все свои накопленные страдания и отчаяние, боль потери, тотальные чувства неудовлетворённости и бесконечного одиночества. Спонтанные порывы моей души вмещали и плач, и рыдания, и тоску по свободе, и жажду жизни и смерти. Это вылилось в длинную первобытную песню о своей судьбе. Я рассказывал, жаловался Духу…

Дикие энергии продолжали изливаться из меня. Пальцы напрягались, изгибались и выворачивались. Спина вытягивалась. Глаза расширялись и закатывались. Я по-прежнему сидел на задних лапах и чувствовал себя одиноким, раненым и страшным зверем — громадным диким волком. Я ощущал себя оборотнем, волком-оборотнем. Вервовольфом. Да я и был по сути им!

Я чувствовал в себе такую мощную силу, что готов был разодрать медведя в клочья. И словно пьяный или робот-убийца со встроенной смертельной программой стал бродить по ночному лесу в поисках кого-нибудь…

Трещали и хрустели под ногами ветки. Птичьи крики вопили и предупреждали об опасности. Опасным был я. Полубезумный и с рёвом я продирался всё глубже в лес. Я жаждал соперника, крови, я неистово желал битвы…

Никого не было. Я распугал всех лесных жителей в округе на многие километры. Возможно, они понимали, что это кричит человек. Они чуяли мой запах. Это было столь необычным для них — зверочеловек. Незнакомое опасно и всегда пугает. Оборотни очень опасны. (Ха, ха серебряная пуля может вылечить…)

В тишине ночного леса мой рёв простирался на десятки километров, вселяя ужас и страх в его обитателей.

Наполненный животной силой, продолжая рычать, я вывалился к озеру. За камышиной чащей мой острый глаз заметил огонёк. Я потянул воздух и учуял дымок. Там возле костра сидели люди, туристы. Злой и коварный замылом возник в моей голове. Я осторожно и хищно стал пробираться к ним…

Напуганные рычанием одинокого "раненого медведя", туристы сидели смирно и тихо, напряжённо вслушиваясь в паузы. Настороженно переговаривались. Среди них оказался охотник или просто человек с ружьём.

Он выстрелил наугад в темноту, где хрустнула ветка, и стоял я, как хищник подстерегающий свою жертву в засаде. И тогда я ломанулся оттуда вглубь леса, услышав за спиной ещё два выстрела и эхо от них. Погони не было, меня боялись. Не помню, как бежал и добрался до дома. Но уснул быстро, внезапно обессилевший. Спал крепким, беспробудным сном. Проснулся с тяжёлой головой и подавленной памятью о своей ночной тайной жизни. Оборотень во мне больше не просыпался и не задирал свою пасть.

Но теперь я знаю, что он существует…[14]


Деревенский калейдоскоп (3)

Вращается калейдоскоп, составляются цветные стекляшки, всплывают картинки прошлого…

Милая моя деревушка плавной линией выставилась на пригорке. Я вдыхаю в себя свежий запах трав, скошенного сена и прочего деревенского состава. После тесных городских комнат чувствую расширение сознания — чисто, привольно, просторно! Ноги соскучились по земле, огрубели в обуви.

Что-то ведёт, не оставляя выбора. Ты только следуешь Силе. Можно ошибаться, обнаруживать тупики, и не находить выхода, но потом неожиданно вновь обретать путь. Бывает, бродишь по дремучему лесу и нет ему конца и края, вдруг обнаруживаешь, хоть и изрядно заросшую травой, но всё-таки лесную дорогу. Значит здесь раньше кто-то ходил и ездил. Думаешь, куда-нибудь она должна вывести. Идёшь по ней и… постепенно дорога исчезает, зарастает совсем осокой и кустарником, далее густо растут деревья — дальше нет движения, нет пути! Обман. Точно также обстоит дело и с тропинками энергетическими, духовными. Не все духовные пути ведут к истине и свободе, и многие из них заводят в окончательный тупик!

Повернём калейдоскоп, заглянем в окуляр.

Приехал повторно в деревню на весь тёплый сезон. Умерло двое не очень старых мужиков от водки, дядя Коля и дядя Боря. Знал их — хорошие, душевные, добрые были люди! В остальном, всё в деревне тихо и без изменений, а главное моя дорогая соседка Любушка — дорожка в моё милое деревенское детство — жива и здравствует! Можно погрузиться в одиночество. Когда резко отключаешь себя от потока информации (телевизор, радио, газеты, книги, общение), точка сознания начинает себя странно и интересно вести. Она начинает дробные сдвиги и готова к движению. Ведь именно всевозможные информативные каналы во многом и привязывают, принуждают наше сознание пребывать в одной и той же надоедливой области. Один американский экспериментатор Джон Лилли даже придумал определённое устройство, которое позволяет максимально выключить все каналы, все органы чувств, чтобы выйти из полосы повседневности и попасть в полосу мистическую. Его замыслу отвечала специальная ванна, непроницаемая для звуковых, зрительных и осязательных сигналов. А длительное пребывание в ней отпускало точку сборки… Однако новые измерения, которые собирались сознанием, не всегда могут быть благостными. Зачастую, напротив, они становятся ужасающими. Например, пожизненно заключённый преступник в одиночной камере через длительное время может сойти с ума — зачастую так и происходит. Отключение от всех информационно привычных потоков приводит к необратимому движению в энергетическую область демонических наваждений. Сновидящему необходимо раскачать свою точку сознания, но нужно делать это очень бережно, гармонично и правильно. Сновидения «любят» одиночество.

Я с людьми общаюсь мало. Не мешает мне ни косарь Володька Гусев, ни батрак Юрка, ни мои соседи Гриша с Любой. Гусев всё лето косит траву для своей коровы, выкашивая многие деревенские пятачки, включая место около моего дома. Или валяется пьяный на какой-нибудь дороге. Сердечница Люба и её сожитель Гриша по-прежнему длительно «штопорятся». Запил и бедный бездомный одинокий батрак Юрка. Когда он выпьет, то любит вспоминать, как его кто-то когда-то давно любил…

Но дон Хуан меня торопит. Смерть, говорит, за левым плечом тебе дышит в шею…

Периодически из большой главной комнаты я уходил ночевать во «двор» на сеновал. Сновидения любят новые, непривычные места. Стоял тёплый вечер. На сеновале уютно, душисто и хорошо. Я сладко потянулся и вошёл в дрёму. Как вдруг что-то над головой (очередная трудность описания) начало мелкой дробью меня долбить. Оставаясь в полусне, с сохранённым сознанием и внутренне готовый ко всяким неожиданностям, я знал, что, прежде всего, необходимо оставаться спокойным. На меня нисходила какая-то сила. Она имела свойства сжатого, плотного воздуха и долбила, дробила сначала голову, потом шею. Нечто похожее на отбойный молоток. В это время лежал на животе, лицом вниз. Я решил остаться в этой позе и понаблюдать, что будет дальше. Долбёжка увеличилась. «Ого, — подумал я. — Этак может и убить!» Боль была порядочная, но вызванное в теле давление всё же происходило от молотка не металлического, а воздушного, поэтому я вытерпел. Я оставался спокойным и расслабленным, и эта Сила постепенно рассеялась или ушла… Возможно, многие грубые энергии хотят проявиться через нас, войти, захватить, воспользоваться, особенно это было верно в моём случае, при котором человек встаёт на неизвестный ему, неизведанный путь.

Я хожу целыми днями по лесным дорогам босиком и трогаю мягко и нежно ногами землю. Я хочу почувствовать толчок земли. Ноги мои перед сном гудят, в подошвах и икрах приятно ходит энергия. И вот, вскоре после одного из таких длительных босохождений и попыток войти в контакт с сознанием Земли, я лёг спать на бабушкину кровать. Перед сном я хорошо разогрел, расслабил ступни и провалился в дрёму. Меня разбудил и чуть всего не снёс на пол мощный удар в ноги. Если бы не страховочные спинки высокой бабушкиной кровати, я бы легко слетел с неё. Откуда этот силовой толчок, действительно от Земли? К сожалению, я не сумел использовать этот энергетический удар, чтобы отправиться в очень далёкое путешествие, потому что не знал как…

Встряхну-ка ещё калейдоскоп своей деревенской жизни.


…Шёл вдоль реки. Что-то любопытное привлекло моё внимание, заинтересовало на другом, противоположном берегу. Оно поблёскивало и странно копошилось. Вероятно, это был некий зверёк. Стал пытливо, пристально вглядываться, одновременно с желанием приблизить фокус восприятия, чтобы рассмотреть получше. Вдруг нечто-то вытянулось из меня (и это был тоже я!), и я мгновенно оказался на другой стороне реки! И продолжал рассматривать замысловатый узор куста, который шевелился от ветерка и отбрасывал, отражал странное свечение. Опомнившись, осознав свой невероятный перелет, я в смеси большого удивления и в испуге был тут же оттянут назад, и обнаружил себя стоящем на прежнем месте.

Интересная мозаика. Всматриваюсь в окошечко дальше…


Мой дед умер лет 20 назад. Сколько его помню с детства, у него была такая привычка — после еды садиться в деревянное кресло и удовлетворённо дремать. Сам того, не ведая, подобной медитацией он очень хорошо развил энергетический центр манипуру, ответственный за отделение и развитие астрального тела. А прожил он очень долго. У обычных людей психическое тело после смерти долго не существует. Вследствии своей неразвитости конгломерат его полей, как всякая недолговечная энергия, теряет свою целостность, он расползается, расслаиватся, разлагается и в конечном счёте бесследно исчезает. Мой же дедушка до сих пор проживает на своём прежнем месте, в своём родном деревенском доме, в котором поселился и я! И я со своим умершим дедом встречался! Ещё ранней весной перед отъездом в деревню в Сновидении я перенёсся в наш деревенский дом. В нём плавала энергетическая форма моего деда, таким, как я его запомнил. А в первый день по приезду, я лёг на бабушкину кровать и стал засыпать, но сквозь дрёму почувствовал «дышащую», живую энергию — кто-то стоял надо мной. Открыл глаза и увидел дедушку! Ты же давно умер! От неожиданности и страха я выбил свою точку сборки с нужной для контакта позиции и очнулся. В дальнейшем я поставил себе цель поговорить с дедом, войдя в осознанное сновидение. У меня это получилось, но дедушка никак не реагировал на мой запрос, а бездумно продолжал плавать, перемещаться по дому, как бы охраняя дом или проверяя, всё ли на месте. Вероятно, это была астральная оболочка, которая начала терять свою целостность. Дух покинул её. Если бы мой дедушка практиковал сновидение или эзотерическую молитву, то мы смогли бы неплохо пообщаться, и я узнал бы о его загробном мире много интересного. В дальнейшем, я всё же захотел ещё раз его увидеть, но он куда-то пропал. Оказывается, я случайно «выкурил» его из дома. Несколько дней подряд я окуривал себя по дон Хуану. Несколько дней подряд, используя пчелиный дымарь, я окуривал и себя и всю комнату густым дымом от можжевельника и сосны. Дым стоял так плотно, что в полуметре ничего уже не было видно. И, испытывая удушье, просиживал в этом дыму, очищая свою ауру, свой кокон. Потом недоумевал, куда же делся мой дедушка? И, наконец, понял — я его выкурил! Призраки, как известно, не любят и не переносят дыма. Вот почему в церкви, чтобы избавить помещение от нечистой силы, жгут ладан.

Так продолжал я жить одиноким воином, выполняя все указания и советы дона Хуана. Но деревенские похороны не пропустил. Умерла одна местная, не очень старая бабка. Была она длительное время сумасшедшая — свихнулась от алкоголизма. Дети ждали её смерти долго, надоело им с ней возиться. Она запросто могла уйти в лес и бродить в нём неделями, пока её грязную, оборванную не находили. Тогда её посадили на цепь… Мне был очень любопытен факт её блуждания — в действительности блуждала её точка сборки и в только одной ей известных оригинальных мирах. Когда она ещё была свободной, я пытался с ней общаться. И она проникалась ко мне доверием, но выразить то запредельное, что она переживала, ей не удалось. Но я узнал, куда она путешествовала… Смерть раскрывает сущность каждого человека и ставит свою печать. По лицу умершего можно отчётливо определить, как жил человек. Я всматривался в старушечье лицо в гробу и поражался стремительному колдовскому превращению. В момент своей смерти она мгновенно состарилась ещё лет на 20. И это поразительным образом вызывало страх. Словно всю свою жизнь была она злой колдуньей, и колдовские чары удерживали её от старения. Однако смерть выдула из её тела демонический дух, и оно резко впустило в себя старость. Казалось, это было лицо бабы-яги. Лицо осунувшее, страшное, чёрное, повидавшее на своём веку много зла. Эта ведьма летала на сатанинские шабаши, питалась негативной психической энергией и страданиями людей, пила кровь…

Нет. Не была умершая ведьмой… Это алкогольный зелёный змей, не упускающий из своих давящих колец свою жертву, водил её по своим тёмным подземельям пыток, страданий и ужасов. И печать этих путешествий колдовской маской застыла на лице. Демонический Змей не отпускал её и безумную. Напротив, Он уже алчно предвкушал и твёрдо знал, что этот человеческий свет сознания скоро полностью станет его пищей — деревенская бабка обрекла себя на вневременное и окончательное существование в гнетущих, мрачных сводах живых неорганических туннелях! Её точка сборки уже никогда не попадёт в светлое духовное пространство.

Похороны произошли быстро, как обыденно-деловое мероприятие. Словно и не человека похоронили, а вещь какую-то не нужную закопали. Так мне показалось. Дочка для приличия коротко всплакнула. Был человек, и нет его, бесследно исчез. Моё присутствие на кладбище здорово меня укрепило в моих идеалах и целях. Думал, правильно, что я от этого бренного мира отказался, отрёкся и отдал себя Силе.


В сознании вспыхивают иные картинки деревенского прошлого.

Продолжаю я свою кропотливую работу и ни на кого не обращаю внимания. Однако всё же стали меня беспокоить соседи, семья Любы, — приходили деньги занимать. Длительный запой у них. Я деньги давал. Спустя время, замечаю, совсем затих их дом. Прохожу мимо, а в нём пустынно и мёртво. Уж не умерли ли от отравления, думаю? Надо зайти, глянуть. Раз такое дело, преступлю своё правило одинокого воина не вмешиваться в жизнь других людей. Зашёл, вижу, лежат живые, но совсем обездвиженные — очень им плохо. Купил тогда две бутылки водки и начал их по системе постепенно из запоя выводить, давая всё меньшие и меньшие дозы. А они внутренне встрепенулись, вдохновились. Радостно кивали в знак согласия с моей системой. Оживать стали. А у меня в это время, как назло, Сновидение пришло в активность. И жалко было привязывать своё сознание и обращать его на посторонние предметы. Но жалко было и Любушку… А в ней неожиданно алкогольный бес встрепенулся и задрал кверху свою голову — захотелось Любе выпить водки в два раза больше нормы. Не дал. Спорили. Я на своём стою. Иначе какой смысл? Лёг спать. Глаза закрыл. Вижу надо мной большое страшное любино лицо зависло. Всё перекошенное и искажённое злобой. Меняется, пугает, набрасывается на меня. Это мощный володёр или бес, пожирающий её сознание. Любина откормленная алкогольная лярва. Мешаю я ей пожирать живую энергию. Но я этого страшного жирного беса не боюсь. Даже не реагирую. Но из тела не выхожу — так он мне ничего не сделает. Долго любин бес неистово метался, стращал, но, наконец, улетел к своей хозяйке, исчез. Вот так умрёт моя дорогая Любушка, и её бедную душу (читай — тело сновидений) утащит эта противная сущность в самое пекло, на самое кошмарное дно тяжких, гнетущих и ужасающих андреевских пространств, и будет она там, родная, маяться — томиться безвременно…

Сколь мощной и реальной может быть нечистая, злая Сила — отдельной, разумной, персонифицированной! — известно не только во всех религиях и шаманских традициях, но даже и в практической современной психологии! В отдельных психотерапевтических сеансах с клиентом возможно наступление такой критической ситуации, при которой бесы полностью подавляют волю человека и проявляют себя наиболее зримо, отчётливо, явно и независимо от захваченного ими человеческого сознания. Такое состояние именуется одержанием, одержимостью. Одержимостью явным, конкретным злом! И за ним можно наблюдать вполне обычным, не мистическим, объективным, физическим зрением со стороны. Из современных психологических описаний:[15]

«В середине сеанса психотерапии лицо «одержимого» иногда вдруг болезненно кривится и принимает выражение «маски зла», в глазах появляется дикий блеск. Руки и тело вдруг начинают странно извиваться, голос меняется, приобретает звучание «потустороннего». Когда такому состоянию позволено развиваться, сеанс психотерапии иногда приобретает поразительное сходство с церковным изгнанием нечистой силы…»


А мои соседи из запоя так и не выбрались! И запили по новой. Гриша даже в колдовстве и дьяволизме меня обвинил. Понимаю, что это уже не его «личная» реакция, а активность тех самых сознательных энергий в нём, которые и поработили его душу. И в очень странные позиции сдвинулась точка сборки моих соседей.

Я их кормил грибным супом. И гриб, который съела Люба, оказался сознательным, он переместился с кровью по вене в руку и стал ей оттуда, как радиопередатчик, транслировать особые сигналы. Люба получила информацию о том, что я в действительности колдун, демон… Не далека моя прозорливая от алкоголизма Любушка была от истины! Мне через неё шли знаки, которые я не видел! А потом мою соседку забрали на летающую тарелку, и инопланетяне хотели увезти её на свою планету. Но Люба испугалась и не далась. Как она потом рассказывала, ей пришлось приложить, включить всю свою волю. В это время любин муж в лесу на горке тоже инопланетян встретил…

Удалось мне наблюдать оригинальное движение сознания и на другом примере. Как исследователь, я к подобным фактам пристрастен. Приехал из города мой старый деревенский друг Сергей — он не живёт в деревне, а использует свой дом в качестве дачи. И приехал также в послезапойном состоянии. Как же удивительно стало блуждать его сознание! Какие чудесные, невероятные, «правдоподобные» истории и приключения я из него выудил и от него услышал! Его «достоверная», фантазийная ирреальность самым умопомрачительным образом накладывалась, проецировалась на окружающее в настоящем времени. И самым странным образом была для него абсолютной действительностью.

Его ожидали в засаде с длинными блестящими ножами с целью пленения. В него неоднократно стреляли, пытаясь убить. Он слышал, его преследовали заговорческие голоса — ему было дано заранее разоблачить все коварные замыслы противника. Он показывал мне на дорогу: «Вон видишь, стоят, меня ждут!» Там, конечно же, никого не было. Он участвовал в старинных дуэлях. Причём его удивительные повестования сопровождались такими уникальными подробностями, которые выдумать невозможно, их надо «видеть»…

Для всех людей у него открылась «белая горячка», но для меня он пребывал в Сновидении наяву! Переубедить или убедить его в том, что ничего подобного в настоящий период не происходит было невозможно! И я уже сам знал наверняка, что, если моя точка сборки заняла бы такую же позицию, то я собрал бы именно такой же мир…

Богата наша Русь сновидящими… А любые субъективные путешествия сознания остаются для каждого человека реальными, подлинными, настоящими.

У меня подобные уникальные переживания были своими, магическими. Но я в свой внутренний мир, в свои планы и тайны по-прежнему никого не допускаю.


Третий нагваль

Везёт же мне на нагвалей! Маги-видящие всю свою жизнь (по несколько десятков лет!) разыскивают энергетически двойных людей, чтобы вовлечь их в свою магию и замкнуть на них линию своих знаний — ведь эти сущности такая редкость! — а я в непродолжительный срок встречаюсь по счёту уже с третьим нагвалем! Такова воля Духа.

Я охотился за Силой, я брал энергию у земли, леса, реки, воздуха, солнца. И чем больше маг черпает силы, тем больше она производит дополнительной энергии. Сила производит силу!

Сила вела меня… Я часами бродил по лесу. Русский лес — это скопище точек сборок трав, кустов и деревьев!

Лес — это одно единое, монолитное, колоссальное, гигантское живое сознание! Погружаясь в которое теряешься, сливаешься с волшебной явью.

В лесу чувствуешь себя как в сказке! Он непредсказуем. В нём всё такое трепетно живое… Лес успокаивает, умиротворяет, вливает жизнь, непрестанно открывает всё новые и новые маленькие тайны.

Я о лесе могу рассказывать очень долго! Как часто на меня выходили лисы — прелюбопытные и очень осторожные существа! Это почти слепые животные, которые ориентируются в лесу в большей степени за счёт своего острого нюха и слуха. Но когда ветер является непопутным и недоступным для получения обонятельной информации, дикие лисы могут вплотную приблизится к человеку. В особенности к такому как я — я всегда двигался босиком, мягко, тихо и бережно ступая на землю. В такие мгновения я замирал, внутри меня всё смеялось, и продолжал ждать, когда же лисичка меня заметит. Подойдёт близко. Поднимет свою лисью морду, взглянет подслеповатыми хищными глазками, потянет в недоумении воздух… А я всё тот же застывший, как неживой, и не шелохнусь. И вдруг, чу! Понесётся прочь, ломая ветки и виляя свои пушистым рыжим хвостом!

Однажды днём шёл краем леса. В кустах зашуршало, и ветки ломались с такой громкой и мощной силой, что я не сомневался, сейчас на поляну выкатит крупный зверь — медведь, не меньше! Я остановился как вкопанный. Леденящие мурашки пробежали по спине. Моей защитой оставался лишь пронзительный первобытный крик — только он мог парализовать и испугать дикого хищника. Зверь, который явно не унюхал моё присутствие, приближался. Секунды растянулись до минут. Моё напряжение росло. Наступила кульминация. Каково же было моё удивление, когда на поляну выбрался небольшой пушной зверёк, хорёк или куница. Но я уже по инерции в ужасе завопил что есть силы, сам испугавшись собственного крика! Бедный зверёк в ужасе всего лишь в метре-полтора от меня сжался и замер. Я читал по его морде его мысли. Это была не морда! Это было лицо. Столь человеческого испуга у животного я до сих пор не наблюдал. Мне так стало его жалко… Через две-три секунды паралич страха отпутил нас обоих, внезапно сжатый тональ (разум), распрямился и каждый пошёл по своим делам…

Наблюдая лес, я поражался, насколько точны сказочные описания. Например, близ болотистой местности существуют такие кочки, которые очень сильно напоминают человечьи головы. Длинные, ниспадающие прямые волосы из травы, исходящие именно из макушки, так похожи на причёску человека! А серое земляное лицо и короткая шея убеждаю тебя: это же лесные духи — лешии!

Я страстно люблю лес! Я без него погибаю, он наделяет уникальной энергией. Иногда всё же мне чего-то недоставало. Меня преследовала какая-то длительная, непрекращающаяся душевная боль, поднывающая печаль, глубокая неудовлетворённость. Именно так работает мистическая эманация Орла толтеков. С такой болью и неотвязной тоской я мог сутками бродить по лесу. И в такие периоды передо мной вырисовывался очень странный образ. Я ощущал, представлял, предчувствовал, что где-то совсем рядом сидит дикий волк. Он одет в голубые обтёртые джинсы и с голым волосатым торсом сидит по-человечьи на пне, закинув ногу на ногу и отбросив в сторону свой серый хвост. В одной лапе он держит пачку сигарет «мальборо», а между когтями другой лапы находится тлеющая сигарета. Волк задумчиво подносит её к пасти и тихо затягивается, рассеянно выпуская клубы голубого дымка. Тёмные волчьи глаза наполнены грустью. Ему очень одиноко. Он не знает чем и как жить дальше. Он курит, курит, курит…

Этот образ всё отчётливее проявлялся в моём сознании. Так отчётливо, что казалось, вот я сейчас зайду поглубже в чащу и всё это увижу! Я совсем не удивлюсь и запросто присяду на соседний пенёк. Моё появление также не произведёт никакого впечатления и на волка. Он продолжает грустить. Тогда я подойду к нему и попрошу закурить. Он небрежно вытащит длинным когтем сигарету и толстой лапой молча протянет её мне. И так мы будем понимающе курить вместе, грустить и долго молчать. К чему слова, когда и так всё ясно? Когда мы полностью понимаем друг друга?

Несомненно, образ волка, печального одинокого волка, отражал моё собственное внутреннее психологическое и энергетическое состояние. Таким волком был я сам…

И вот, однажды, в одно из таких моих волчьих лесных гуляний Сила вывела меня на лесную поляну и я увидел необыкновенно здоровенную сосну. Из соснового мощного торса-ствола, который не обхватишь руками, выросло сразу четыре полноценных крупных дерева. Эта сосна обладала четырьмя энерго-секторами одновременно, она оказалась нагвалем — деревом-нагвалем! И я решил незамедлительно познакомится с ним, и стал регулярно его посещать с целью созерцания. Очевидно, что жизнью на деревьях я уже был предуготовлен к прямому контакту.

Я приходил к нагвалю по несколько раз в неделю, садился на пень метрах в десяти-пятнадцати от него и, успокаивая свой ум, приступал к созерцанию. Я внимательно разглядывал структуру дерева, стволы, ветки. Я наблюдал его ширину, цвет, объём… Восторгался мощью. А когда я пытался измерить его высоту, у меня нередко кружилась голова. Почти сразу у меня возникло ощущение необыкновенной энергии дерева. Энергия была очень колоссальной. Мне было просто очень приятно вот так сидеть в поле нагваля и ничего не делать, не желать, не суетиться… Когда мне случалось дней пять не приходить к нагвалю, появлялась неудовлетворённость. Мне чего-то не хватало. Меня тянуло к сосне. Скоро возникло ощущение того, что и нагваль меня узнаёт и хочет видеть. У дерева я проводил полтора-два часа. Иногда впадал в полудрёму. При этом в сознании вставал образ моей сосны. Со временем он становился всё более отчётливым и контрастным. Стоило только закрыть глаза, как нагваль тут же рисовался в воображении и оставался неизменным… Мне казалось, что в этом и должна состоять моя практика. Научившись сохранять в сознании образ этого мира в одном из его живых объектов, человек сможет сохранять его и в сновидении…

Казалось и само дерево помогает мне в этом. Однажды в созерцании я задремал и увидел, как из середины ствола или середины стволов неожиданно вышла некая женщина. Она выдвинулась вперёд и просто оставалась стоять между сосною и мною. Выглядела она очень странно. Лицо походило на лисью морду — вытянутый, острый нос, узкие глаза и лукавое выражение. Уникальность её модной причёски состояло в том, что её волосами служили скрученные и стоящие вверх тонкие ветки с маленькими пучками зелёных иголок на концах. Всей её кожей или покрытием служила тонкая женственная розовато-коричневая сосновая кора. В остальном её объём оставался изящной женской фигурой молодой женщины. Это была женская сущность сосны — женщина-нагваль! Но в исходящей от неё, направленной на меня энергии появилось нечто подозрительное, коварное, угрожающее…

Внешне безобидное видение меня почему-то застало врасплох и сильно напугало! Я тут же раскрыл глаза — передо мной продолжала стоять сосна-нагваль. Я снова быстро закрыл и открыл глаза — таинственная женщина не исчезала. В моём теле забила мелкая дрожь, захотелось тут же встать и немедленно в панике бежать от этого колдовского места. Однако я обнаружил, что парализован — что привело меня в ещё большее расстройство! Но я услышал успокаивающий, шуршающий голос, который оказал на меня гипнотическое, притягивающее воздействие И сам голос был необычным. Он был похож на шум ветра, на шорох качающихся от ветра деревьев, как некий шумовой текучий фон, но в нём ясно различались слова, обращённые к моей персоне:

Боиш-ш-ш-шься… Вс…ш-ш…тань. Приблиз-ж-ж…ся ко мне… Я научу тебя с-с… сновидению. Обними меня! Обними меня! — повелительно приказало дерево. И как только обнимеш-ш-шь и запомниш-ш-шь наш-шу встреч-ч-чу, так поймёш-ш-ш-шь… Ты окаж-ж-жышь-ш-шься в… Ссс… новидении…

И как мне не было страшно, я не смог не повиноваться. Я решительно встал с пня и в странном равнодушном отстранении подошёл к женщине-нагвалю и обнял её. Как только я её обнял, мгновенно почувствовал — иначе не назовёшь! — жидкую прохладную вибрирующую клейкую силу во всём теле. Словно это оказалась прозрачная сосновая смола, которая каплями проступает у настоящей сосны из ствола. Клей удерживал меня, ощущался противным, отвратительным, слизистым и вызывал озноб и мелкую дрожь. Потом женщина исчезла, а я всё никак не мог «отклеется». Наконец, я освободился от вязкости и тут же решил бежать домой. Но не тут-то было! Некая сила по-прежнему не пускала меня от дерева! И тут я обратил внимание на пень, на котором сидел. Я сидел там по-прежнему, но, съехав вниз, сидел на земле, завалившись и облокатившись на пень! Тут же я был втянут в тело, и в жутком ознобе очнулся — меня дёрнуло током! В недоумении и обессиленный, я едва смог отправиться домой. Я словно рагрузил большой вагон металлолома в одиночку. Об использовании силы сосны в сновидении и не могло быть и речи. Слишком опустошительно и разрушительно подействовала на меня энергия лиса-нагваля. Страх, который она несла, был настолько глубоким, неимеющим дна, — он проникал на уровень костей — что подобный мне испытывать ранее не приходилось! Это как будто тебя живьём едят людоеды… Кажется, дух всё-таки показал мне, что такое животный страх, который я ранее искал. И физически я бы никогда и ни за что не вступил в подобный прямой контакт! И всё-таки, когда память о встрече с третьим нагвалем ослабла, я соблазнился…

Уже зимой дома, в городе в засыпании я вспомнил и вызвал в себе ощущение объятия сосновой лисицы — клейкую вязкую дрожь… И тут же в полном осознании оказался стоящим в снегу у дерева-нагваля. Очень холодно, стоял жуткий, всепронизывающий мороз! Спустя секунду некий страховочный канат выдернул меня и возвратил в тело. Дрожь ещё рапространялась по рукам и ногам, и неприятно подташнивало. Пришло мгновенное понимание, что не я подпитываюсь и забираю энергию у нагваля-сосны, а она у меня! После этого Сновидения я несколько дней еле передвигал от усталости ноги… И я решил полностью оборвать контакт.

А может быть я оказался ещё слишком слаб сам, чтобы иметь таких энергетически мощных союзников?

В таком случае вернуться к женщине-лисице сновидения мне предстояло из нового повышенного энергоуровня.

Дайте мне силы! Для познания вошебного мира. Ещё и ещё!


Тело сновидений

Тело сновидений является нашей единственной уникальной энергетической составляющей — абсолютно реальной личной энергией — заключающей в себе нашу силу или слабость, здоровье или нездоровье, те или иные психические состояния.

Само понятие тело («цело») подразумевает некий отдельный, целостный, самодостаточный объём.

Мы привыкли тело сновидений считать чем-то иллюзорным, и значит как бы несуществующим, потому что во сне оно часто меняет свои формы, отражая или подчёркивая различное содержание. В сновидении мы можем быть большими и маленькими, мы может предстать ангелом, животным, птицей, разными людьми и даже предметом. Но таковы свойства чистой энергии! Она способна меняться и преображаться. Но физическое тело также подвержено изменению! Оно непрестанно преображается, но делает это очень длительно, постепенно, незаметно. Мы не в состоянии проследить такую замедленную трансформацию. Из грудного ребенка мы, например, превращаемся в худощавого юношу или девушку, затем во взрослого толстяка или полную женщину, и, наконец, становимся высохшими стариком или старухой. Однако это никого не удивляет, и мы не ставим под сомнение реальность существования физического тела! С эзотерической точки зрения физическое тело является лишь видимой, затвердевшей, сгущённой, плотной, грубой частью общей энергии человека. Сутью же последней, и первичной сутью, остаётся тело сновидений. Плоть есть всего только следствие эффекта духовного света сознания. Более того…

Тело сновидения никуда не исчезает по пробуждению! Оно активно проявляется, вмешивается в существование дневной, разумной личности, даже нередко подавляя личность и нажимая на кнопки пульта управления всем человеком.

«…Сны анализируют в поисках смысла, их считают плохими предзнаменованиями, но никто не видит, что события, происходящие в них, так же реальны, как и наш обыденный мир…» — согласимся с доном Хуаном, но не полностью. От себя весомо добавлю: события сновидения предстают ещё более реальными, значительными и важными, чем дневные!


Обратимся к наиболее точным и популярным названиям тела сновидения, которые отражают те или иные аспекты его проявления, существования и действия:

— тонкое тело (оккультизм),

— тело желаний (оккультизм),

— тонкий ум (буддизм),

— энергетическое тело (магия, шаманизм),

— второе тело (магия),

— сущность (учение Гурджиева),

— душа (христианство),

— астральное тело (оккультизм),

— другой (К. Кастанеда),

— дубль (развитое тело снов, К. Кастанеда),

— двойник (энергетическая копия физического тела) в магии и оккультизме,

— сумасшедший родственник (К. Кастанеда),

— внутренний человек (очень точное название в христианском описании),

— эмоциональное тело (оккультизм, эзотеническая психология),

— подсознание (научная психология, психоанализ),

— психическое тело (эзотерическая психология),

— фантом, призрак, дух (оккультизм).


Я длительное время наблюдал и исследовал тело сновидений. Как в самом себе, так и в других людях. Удивительно, но какой же проникновенной силой и властью обладает свет сознания! Как трудно менять свои прошлые мировоззренческие установки. Однажды впущенные те или иные по своему качеству и уровню световые энергии уже просто не исключить, не выключить из сознания. Такие энергии начинают властвовать… Многократно анализируя автономность и конкретную энергетическую и целостность, и разумность тела сновидений, в своём опыте и опыте других, во многом всё ещё оставаясь, придерживаясь материальных взглядов, я продолжал сомневаться в присутствии, существовании, действии этого тела, и это несмотря на упрямые многократно повторяемые факты!..

Тело сновидений живёт внутри нас, внутри нашей личности — мы об этом не знаем, или не обращаем на это внимание. А точнее нам неизвестно о целостности, отдельности и разумности этой составляющей. Лишь в сновидениях, выйдя из ограничений своей физической оболочки, наш двойник получает некоторую свободу. Он разыгрывает собственный сновидческий театр, придумывая на ходу актёров, роли и персонажи, и сам участвует в ночных театральных действах. Психическое тело создаёт пространство сна вокруг себя. В разнообразной оккультной, магической и религиозной литературе существует множество описаний о двойнике, подчёркнуты его основные отличия от нас, как личности, описаны многие признаки. Двойник имеет удивительные способности. Он умеет летать, проходить сквозь стены, встречаться с умершими и т. д. Это верно. Но и наяву он, и порой интенсивно, ощущает, чувствует, переживает, реагирует и перемещается или проецируется! Порфирий Иванов однажды на вопрос «кто же он?» очень просто ответил: «я — тот, который во мне». Я бы из своего опыта и знаний сказал почти тоже самое: «я — тот, который во сне!».

С точки зрения рассмотренного ранее Света сознания, тело сновидений является неким голографическим объёмом, фантомом, сформированным внутри энергетической эго-структуры человека; это конгломерат психических энергий — инстинктов, чувств, ощущений, эмоций, представлений и примитивных реакций и мыслей. И что немало важно, — НАКАПЛИВАЕМЫХ, УПЛОТНЯЕМЫХ, СВЯЗАННЫХ переживаний! Тело сновидений представляет собой СЕРЫЙ И МНОГОЦВЕТНЫЙ СВЕТ СОЗНАНИЯ, это только отражение чистого сознания, это только ТЕНЬ! Уровень и качество света сознания этой внутренней энергии соответствует ребёнку приблизительно пяти лет…

Именно поэтому существует очень значительная духовная проблема — ТЕЛО СНОВИДЕНИЙ НИ У КОГО НЕ РАЗВИТО! Оно требует очищения, просветления, развития и уплотнения чистым светом сознания! Именно такое развитое тело сновидений вырастает до уровня третьего тела, именуемого дублем в магии и духовным телом в религии. Именно оно способно на невероятные действия и возможности, именно оно способно превзойти саму биологическую смерть…

У меня довольно длительно было особое «видение» людей в виде их тел сновидений, как неких внутренних детей. Это они внутри физических тел взрослых ведут себя по-детски — капризничают, обижаются, удивляются, нервничают, раздражаются, гневаются, радуются, влюбляются, грустят…

А однажды я имел возможность наблюдать, как тело сновидений способно опережающе действовать отдельно от своего носителя. Влажной, сырой зимой я, прогуливаясь по городу, осмысливал проблемы сновидений. Мне навстречу шёл, покачиваясь, человек. Он был изрядно пьян. Вдруг я «увидел», как от него отделилась бесплотная энергетическая копия его тела, которая стала шествовать впереди него. Она была «одета», как и хозяин, имела такое же лицо и также пошатывалась — тело сновидений этого человека также оказалось пьяным! Более того, я заметил, что фантом стал очень агрессивным и начал меня атаковать. Располагая оперативным запасом времени, который мне подарило моё «видение» я, не дожидаясь, когда пьяный и в самом деле набросится на меня, без труда свернул в сторону и избежал пьяной агрессии…

Тело сновидений обладает собственным уровнем сознания, но, увы, как отмечалось выше — не высоким, детским. Современное общество всё делает для того, чтобы развивался разум, личность, но почти ничего не остаётся нашему психическому телу. Его развитию служат религиозные духовные учения. Чтобы быть зрелой личностью, необходимо в первую очередь развивать именно его…

Я часто наблюдал своего двойника и изучал его поведение и повадки. Порой он ведёт такие умные и длительные разговоры на духовные и философские темы, что можно подумать, что у него высокий интеллект. Но это не так. Это всего лишь копирование, подражание взрослой личности. Неразвитый «другой» достаточно механичен, он следует типичным реакциям и привычкам (и эмоциональным и физическим), которые свойственны дневной личности. Но у двойника имеются свои собственные мысли! Я даже их считывал, контролировал, воссоздавал после пробуждения. Мыслительная цепочка его весьма коротка. Она состоит всего лишь из одного, максимум двух звеньев. Но он думает! И у него есть свои тайны и возможности, которых нет у нас, социальных единиц цивилизованного общества.

Психическое тело очень любит всё новое и тут же берёт это новое на вооружение, используя в сновидении. Но он не забывает и самое давнее прошлое, а также быстро привыкает к повседневным, рутинным действиям, распорядку дня и образу жизни в целом в мире физических объектов.

Как-то раз я (умышленно) проспал свои регулярные утренние физические упражнения. И, оставаясь лежать в кровати, находясь в просоночном состоянии, наблюдал и чувствовал, как мой двойник встал (без физического тела), вступил в пространство знакомой комнаты и начал делать привычный комплекс упражнений для физического тела. Любопытен и тот факт, что этим двойником был одновременно и я сам!

Другой раз, лёжа перед сном, я видел, как мой «другой» сильно резвился, приподнимался над телом и, потом весело играл на придуманной тут же гитаре. Я даже слышал отчётливые ритмичные гитарные звуки!

При ином похожем случаи мой внутренний малыш поднялся из тела, сел, оставаясь в нём наполовину, и, сложив руки вместе, стал молиться. Молодец!

Наблюдать за своим двойником, а также проживать его жизнь очень интересно. В своё время у меня открылась любопытная способность, которую условно можно назвать «яснонюхание» или «нюхоясновидение». В просоночном состоянии, осознанном сне или наяву (реже) я мог понять характер предстоящих событий, встреч с людьми, отношений по различным запахам. Повернувшись в определённую сторону наяву, я мог определить, что из интересующего меня, там ждет. Здесь целая наука и она связана со специальным развитием тела сновидений. Я не стал сознательно углублять именно эту способность, потому что, к сожалению, приходится выбирать задачи поважнее. Бывало, человек только подумает обо мне, захочет со мною встретиться, а я его уже «увидел» или «унюхал».

Русская народная магия несколько отличается от мексиканской. Однажды по методике Е. Цветкова в одном из осознанных снов я попросил себе мёда (мёд — символ большого счастья наяву), мне дали кружку — и я попробовал. Вкус мёда во сне оказался настолько острым и явственным, что я из-за остроты ощущения испугался — как бы не выбиться из осознания! Спустя некоторое время наяву у меня было длительное переживание необыкновенного «сладкого» счастья (спустилось из снов)! Какова магия? Причём характер такого дневного переживания выглядел очень необычно, и описать его очень трудно. Будто всё внутри меня и вокруг было пронизано необъяснимой всепронизывающей медовой субстанцией, которую я чувствовал и вбирал в себя. Этакая «сладкая жизнь» в буквальном смысле слова. Ничего подобного ранее мною испытано не было! Несколько раз я повторял этот приём во сне и ощущал эффект наяву, правда, в менее острой форме. Путь к обнаруженной «халяве» закрывали некие силы.

Вот другой опыт.

…Как-то лежу с утра в дрёме. Правая рука отделилась от моей же правой физической руки, как будто я вытащил её из высокой перчатки. Мою астральную руку немедленно с энтузиазмом, радостно пожала чья-то чужая невидимая человеческая рука!

Работа с телом сновидений не сложная и очень интересная. Для активации ночного осознания надо осознавать свои чувства и ощущения наяву. Например, отслеживать запах и вкус, фиксироваться на позах физического тела, контролировать эмоции…. Тогда наши сны оживут (и не только осознанные) и наполнятся более качественной жизнью. У нас появится вторая жизнь, не менее интересная, но даже превосходящая первую. Духовный свет сознания и осознания заключает в себе беспредельное, неограниченное качество! И одновременно с высветлением тела сновидений обладатель его невероятно уплотняет собственную жизнь — чем больше света сознания — тем больше жизни!

Для понимания уровня и качества света, а также для осмысления того, в чём заключается сама жизнь, рассмотрим, к примеру, существование дикого лесного зверя. Пусть это будет волк. Определённо, что жизнь волка в сравнении с человеческим бытиём (по уровню и качеству) будет крайне бедной, ущербной, примитивной и ограниченной. Волк лишён целой массы тонких, светлых переживаний и уточнённых восприятий (музыки, различных искусств, любви…), которые так свойственны человеку. Жизнь волка примитивна и ограничена всего лишь хищной ориентацией — съесть кого-либо по-слабей себя и набить свой голодный желудок. А также убегать в страхе и ужасе от зверей сильнее его или от вооружённых людей. Агрессия и страх — вот все и всего лишь две основы волчьего существования! На человеческую любовь он, естественно, не способен… Очевидно, что сознание волка не выходит за пределы области восприятия тёмных, тяжёлых, затемнённых световых энергий. Нечистая, демоническая энергия по качеству своего выражения очень проста — страх и агрессия…

Различные УРОВНИ И КАЧЕСТВА СВЕТА СОЗНАНИЯ выявляются только в сравнении и определяют качество и глубину жизни…

Энергетическое тело отражает болезни физического тела. Работая со своим двойником во сне, можно оздоровить и вылечить себя наяву. Однажды у меня было серьёзное нагноение левой стопы. Опухоль долго не проходила. Тогда я нацелился заранее вылечить себя во сне. И в первом же осознанном сновидении я замазал (в воображении) больную подошву, освободив её сначала от грязи. Через несколько дней нога выздоровела наяву! Таким же способом можно лечить болезни других людей, манипулируя с их телами снов ночью.

Уникальная связь «физическое тело — энергетическое тело» отразилась в моём управляемом ясном сне «Гусиная лапка». Все знают сказку про нехорошего мальчика Нильса. Его уменьшил гном, превратив в лилипута, и Нильс был вынужден путешествовать на своём домашнем гусе.

Незадолго до целительного дыхательного занятия, которое я должен был провести со своей ученицей, мне снится ясный сон на тему сказки про Нильса. Но я был гусём! Злой мальчик хотел поймать меня и поджарить с яблоками. Однако я долго бежал от него и всё никак не мог убежать; наконец, медленно поднимаясь в воздух, полетел. Нехороший мальчишка успел бросить в меня камень. Он попал мне налету в левую лапку. Я почувствовал не сильную боль. И почти одновременно проявилась боль в моей левой человеческой ноге моего спящего тела, в ступне.

Парный оздоровительный сеанс прошёл эффективно. Но в процессе его я воспринял часть нездоровой энергии своей ученицы и впитал, вобрал в своё тело. На следующий день у меня заболело именно то самое место на моей ступне (лапке), в которое злым Нильсом во сне был брошен камень! Там образовалась красная кожная сыпь — след от удара. Удивительно, как всего лишь в одном символе сновидение отразило и точное место будущего поражения и его характер: гусиная лапка — гусиная кожа! Через несколько дней я вылечил-снял эту болячку молитвой.

В этой главе я не задался целью провести исследование психического тела. Я описываю всего лишь отдельные, наиболее характерные признаки этого тела и эффекты. Вот некоторые другие магические возможности и аспекты.

«Другой» называется именно так, поскольку обладает несколько иным восприятием. Он отличен от дневного «я». «Другому» свойственны не только особая пластичность и превращаемость, так характерная для локальной энергии, но и иновременность — во сне принципиально другое время. Другой может за считанные секунды пережить тысячи переживаний, которых хватит на десятки жизней дневной личности. Таков эффект временного сжатия, скрученности, плотности света сознания! Иная странность «другого», например, заключается в его неуязвимости. Двойник может подвергаться десяткам различных видов страха и в то же время совсем не бояться реальной смерти хозяина. Потому что он, наш двойник, не умирает, а остаётся существовать после смерти человека. Для большинства людей, к сожалению, ненадолго. «Другой» по-другому смотрит на нашу жизнь и на наше физическое тело. В критических ситуациях, порой, отделившись от физического, психическое тело испытывает странное безучастное равнодушие по отношению к умирающему хозяину. «Другому» как бы всё равно, что «там» происходит. Катастрофическое он наблюдает со стороны. А иногда он даже не хочет возвращаться назад, когда его умирающий хозяин оживает, воскрешается… Я обращал внимание на поведение «другого» непосредственно перед физической смертью. (на примере других людей). Он может даже дурачиться или кривляться. Или слушать тяжёлый рок!

Двойники разных людей способны пересекаться, встречаться и знакомиться друг с другом в пространстве общего сновидения задолго до реальной физической встречи их хозяев — личностей. И более того, даже обмениваться различной информацией о себе и впечатлениями друг о друге! Именно в таких случаях, когда люди впервые физически видят друг друга и знакомятся, они испытывают странное ощущение — кажется, я где-то его видел!

Многое может быть известно нашему двойнику! Люди и не подозревают, что давно дружат в сновидениях и с другими людьми и с неорганическими сущностями…

А, пожалуй, самой бесценной способностью психического тела вообще, является то, что оно может и проникать в будущее и действовать и влиять на все будущие события в сновидении задолго их наступления в жизни человека наяву! Но это отдельная обширная тема.

Умение намеренно использовать своего энергетического двойника неоценимо в получении любой скрытой информации из самых отдалённых источников, в физическом присутствии которых нет нужды. Вы просто посылаете своего двойника в нужный район и даёте ему конкретное задание. Это можно даже делать вне ночного осознания в простых, неосознанных снах — достаточно только провести определённую предварительную практику перед сном и уметь запоминать сонные картины!

Такая «обыкновенная» магия!

Кстати, доступ к двойникам других людей и работа с ними, а также считывание чужих сновидений, возможны и в бодрственном состоянии. Тело сновидений — это наивный доверчивый ребёнок, у которого можно всё расспросить и узнать, попав к нему ночью в сон… А практика перенесения с уровня сознания личности на уровень подсознания (двойника) относится к искусству психотерапевта и гипнотизёра. Или мага.

…Для обыкновенных людей этот физический мир является единственным местом их жизни. Здесь они чувствуют, думают, едят, совокупляются и умирают. Можно представить себе качество жизни мастера-сновидящего, для которого наш мир представляет всего лишь одну реальность из миллионов возможных и доступных. Всего лишь только один вариант…

Трудно представить и осознать, что по уровню и качеству жизни сами люди могут отличаться друг от друга в той степени, в которой отличается собака от человека.

Тело сновидений — важный, первостепенный аспект нашей жизни, но оно является всего лишь носителем… Носителем нашего высшего Духа и самой первой ступенькой к Его познанию.

Приведу любопытную особенность из личного опыта. Если раньше я мог представлять какие-либо собственные действия, движения, путешествия, то это так и оставалось мечтанием, воображением. С некоторых пор подобные представления сопровождаются реальным движением энергетического тела внутри физического. Оно двигается, выступает за границы физической оболочки и готово к конкретному путешествию или выполнению определённого задания.

Существует много эффективных способов развития тела сновидений. Такие как физические растягивающие упражнения, обливания холодной водой, голодания, но прямым его развитием является, безусловно… Нет, как раз не магический перенос на уровень этого тела своей точки сборки. А максимально действующий эзотерический метод молитвы! В этом вопросе дон Хуан не то, чтобы дал маху, а… Но об этом попозже.

Тело сновидений требует высветления, но я напомню прежний сущий вопрос: А каким светом надо очищать и наполнять своего двойника??? Где и откуда его брать?


Чем больше, дольше и чаще будут проецироваться, собираться, наводится в нас нужных световых энергий, тем сильнее будет развиваться и больше уплотнятся наше энергетическое тело. И однажды появится принципиально иная духовная составляющая, которая одновременно станет нами самими — светоносное внутреннее тело! Мы являемся звёздами, космическими вспышками; мы — носители духовного Света!

Проблемы ночного осознания до сих пор подробно никто не рассматривал. Они плохо, недостаточно отражены даже у Кастанеды… Более того, Кастанеда намеренно утаил действие некоторых важных вездесущих глобальных законом сознания.

Развитие тела сновидений похоже на рост и развитие цыплёнка в курином яйце. Когда приходит время, окрепший птенец, смело взламывает скорлупу, выбирается наружу и обретает новое существование и дальнейшее развитие в нашем прекрасном мире. Согласно описанию толтеков, человеческие энергии структуируется подобным же образом. Тело сновидений каждого человека заключено в энергетическую сферу, напоминающую яйцо. А правильно развитому двойнику не составляет труда освободиться от старой и уже ненужной яйцевидной оболочки и обрести новую удивительную жизнь в бесконечных пространствах разнообразных энергетических вселенных. Таких же реальных, как и наш прошлый грубый, материальный мир.


Однако в рамках магии толтеков на практике мы — обычные люди — имеем большую возможность повредить скорлупу яйца преждевременно, нежели вырастить до конца своего внутреннего птенца (тело снов).

Но и у избранных магов, обладающих повышенными энергоресурсами, имеется достаточно проблем!

Казалось бы, в соответствии с магической установкой наша личная энергетическая обусловленность не оставляет нам шансов летать в сновидениях, развиваться духовно через сны и идти путём свободы.

Да, можно всю жизнь играть в Кастанеду и всю жизнь проходить, преодолевать первые врата сновидений.

Но шанс есть! Более того, у нас обыкновенных людей, имеется возможность превзойти уровень великих магов-сновидящих!

И этот выход подсказывает мне сам Дух, Бог…


Магия и религия (тайна планеты Земля)

Я почти уверен, что самый опытный читатель-эзотерик, а также практикующий духовный искатель, в особенности следующий путём магии (или шаманизма), осознаёт себя достаточно компетентным и знающим в вопросах эзотерики человеком. Но он не знает самого главного! Он не знает о принципиальных различиях пути магии и религии. И в данном случае речь идёт не о формах, не о внешне ритуально-обрядовых действиях на том или ином пути — речь пойдёт о сути и подлинной эзотерике! Удивительно, как мы, порой, накапливая знания, упускаем духовную основу, базу, скелет, структуру. Если не будет подобного фундамента или костяка, то не на чем будет удерживать приобретённые знания. Итогом станет при кажущейся поверхностной организации разрозненной информации — хаос в сознании! Не развитому, а всего лишь нормальному, здоровому интеллекту свойственно отбирать и учитывать главное на общем фоне второстепенного…

По-прежнему совмещая магическую практику с молитвенной религиозной, я продолжал обращаться к писанию Кастанеды — библии от дона Хуана! Описание толтеков мне казалось вершиной мудростью. В ту пору я ещё не осознавал, по крайней мере глубоко, в чём состоит суть магии толтеков. Тёмные предчувствия и болезненные состояния души и тела заставляли меня погружаться в магию всё глубже, акцентируюсь на тех или иных аспектах подробней. Учение казалось безупречным! И тогда, как только я открывал книги Кастанеды, на страницах стал проступать светлый лик моего христианского учителя — Странника! Особенно светились его волнистые волосы и длинная седая борода. Он безмолвно улыбался и посылал мне вспышку света и после этого исчезал. Свет отдельной яркой порцией входил в мой лоб, и в голове возникала очень приятная мягкая вспышка. Она заключала собой световой блок безмолвного знания и замыкала определённые эманации. Причём часть уже принятого светового потока не исчезала, не растворялась бесследно в моём сознании, а продолжала храниться таким образом, что я в любое время мог к ней обратиться. Я мог неспеша «распечатать» световую «посылку», то есть оформить информацию, заключённую в ней, в идеи и перевести в слова. Большая часть моей книги по теме магии толтеков — это продукт «распечатки»…

Постепенно с каждым проявлением лика Странника на страницах книг Кастанеды и с каждой очередной полученной от него световой порцией, смысл любой магии в целом и мексиканской магии в частности, стал для меня проступать всё отчётливее и яснее — я стал видеть световые потоки, действующие за теми или иными текстами!

В этой главе я распечатаю один отдельный блок безмолвного знания, относящегося к вопросу различения. И следует начать издалека…

Читатель! Готов ли ты своим сознанием уйти в далёкое прошлое, столь далёкое, что трудно себе вообразить? Я помогу тебе в этом путешествии.

Религиозный Дух — всеобщий, первозданный, созидательный, вечный, бесконечный и чистый световой поток — пребывал в космическом пространстве и даже вне него — всегда! Он есть прозрачный и ослепительно сияющий Свет духовной безусловной Любви! Вне причин и следствий. Вне времени и пространства. Он, воплощённый во вселенной Религиозный Дух, является первичным и действовал задолго до проявления Духа Магии…

Представьте себе первозданный космос — мы устремляемся в прошлое на пять миллиардов лет назад!

Уже проявилось и осветило чёрную бездну солнце — основа нашей галактики. Уже затвердели и осветились собственным светом и начали вращаться и двигаться по собственным траекториям древние планеты: Сатурн, Юпитер, Венера… Мерцают и падают звёзды, стремительно летают оранжевые и красно-фиолетовые кометы. Пронзают космическую плоть голубые метеоры и жёлтые астероиды. И затухают в дали. Колышется, сгущается и рвётся на куски звёздная туманность. Притягиваются и рассеиваются осколки мелких небесных тел, многоцветные сгустки космической пыли и газовые образования. Незримо перемещаются таинственные глобальные чёрные дыры, готовые проглотить любую звезду, любое самое огромное космическое тело…

Космос — необъятен! Нет верха и низа. Нет дна. Нет левой и правой стороны. Смотри, не потеряйся в нём! А направь лучше свой взор на планету, на которой живём мы с тобой — на планету Земля. В ту пору там пребывает темнеющее небытиё, абсолютное «ничто», пустота, дыра — нашей планеты ещё нет в этом космосе!

Однако уже вершится грандиозное космическое совокупляющее действо. Солнце — наша звезда необъятной световой мощи — берёт на себя глобальную мужскую роль и выстреливает свои мощные сияющие эманации от себя вглубь вселенной и замыкается с эманациями планеты Венера, которая выступает в женской роли. Происходит разряд титанической силы! Их колоссальной, невообразимой мощи тела сотрясаются в экстазе и вместе с ослепительной громаднейшей вспышкой происходит очередной космический взрыв. Так около пяти миллиардов лет назад образовалось плазменное, пылающее жгучим космическим огнём, наша планета. Но это лишь только зачатие. Свет сознания нашей Земли уже явился, он представляет собой планетарное сознание. С этого этапа плазменное ядро начнёт стягивать из космоса и сгущать, уплотнять разнообразный космический материал: малые тела, астероиды, туманности, газы… Развитие новой планеты будет длиться ещё миллионы и миллионы нескончаемых лет… До тех пор, пока не выплавится, не образуется материальное тело земли. И ещё бесконечные миллионы лет оно будет остывать…

Так, пройдя периоды глобального космического зачатия, минуя зародышевую форму и периоды младенчества и юности, Земля к нашему времени обрела известную нам форму земного глобуса — космического материального шара. И уже давно на своей поверхности она произвела и явила различные формы отдельных живых существ, весьма и весьма разнообразные в своих световых локализациях. Земля обладает титаническим общим светом сознания и отдельной оперативной вспышкой света — глобальной точкой сборки. Земля есть планетарное высокоразумное, сверхсознательное существо, разум которого и его ментальные мотивы почти не доступны для понимания жалким человеческим мозгом. Все живые существа, пребывающие в поле сознания земли, как органические, так и неорганические, есть продукт земной жизнедеятельности, её намеренного воспроизведения… В настоящее время Земля вступила в космическую фазу своей второй молодости или начальной зрелости — от детского периода полубессознательности она перешла в стадию максимальной осознанности. Планета продолжает развиваться… Ноосфера земли представляет собой энергетический шар или кокон (внешний круг) с пятном повышенной яркости на его поверхности (малый круг справа):


Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном Магия и религия (тайна планеты Земля)

Следует подчеркнуть, что ещё до периода становления своего материального тела, у земли уже был грандиозных (для нас) размеров энергетический кокон. Он после космического взрыва был явлен мгновенно, как только земное ядро проступило во вселенскую материю. Энергетический кокон за пределы материальной планеты земли проступает (всего лишь?) не больше, чем на несколько тысяч километров. А глобальная точка сборки земли представляет собой приплюснутую минисферу повышенной яркости. Она для нас, скорее, является не сферой, а светящейся плоскостью и по своим размерам приблизительно соответствует площади Московской области. Со времён вселенского зачатия точка сборки земли не находится в строго определённом фиксированном положении. Она, пребывая в плавающем состоянии, в разные периоды своего становления всё больше отдалялась от своего пылающего плазменного центра, пока не заняла зону на поверхности кокона (на рисунке в правом верхнем углу общей сферы). С появлением человеческих цивилизаций в разное время и последовательно она проецировала, фокусировала световые потоки по эманациям, направленных на территорию древней Индии, Египта, Мексики и Греции. В настоящее время точка сборки земли устойчиво пребывает над территорией России. К этому есть целый ряд обоснований, рассмотрение которых уведёт нас в сторону от задачи и цели данной главы.

У современной земли имеется «тело сновидений» (нефизическое, энергетическое тело). Естественно то, что по своей мощи и масштабам оно несопоставимо с психическим телом человека. Тем не менее, земля по подобию всех живых существ также спит и бодрствует. Ритмическая смена состояний «сна» и «яви» земли не затрагивает нашу жизнь. «Ночные» и «дневные» ритмы имеют большое значение для самой планеты в перспективах её дальнейшего развития и существования. Ко всему прочему, смена её биоритмов не относится к суточным или годичным периодам вращения-обращения, а связана с иными планетарными влияниями. Земля спит и бодрствует поочерёдно в течение шестидесяти лет: 60 лет она спит, 60 лет — бодрствует.

Ядро земли есть небывалой силы и неслыханной для человека мощи планетарное «Эго». Оно есть космический магнитный центр притяжения, который всасывал и всасывает, поглощал и поглощает в себя всё, что только возможно. Любые энергии, малые и большие, титанические и сверхгигантские (по отношению к нам), попадающие в сферу влияния магнитного ядра, немедленно или постепенно втягиваются и перерабатываются. Фактически поедаются и перевариваются. Отдельное планетарное эго, непостижимое для человеческого разума, столь прожорливо и ненасытно, что вообразить себе его силу невозможно. Несравненная мощь его притяжения грандиозна и ни с чем нам известным несопоставима! Не забудем, что мы продолжаем вести речь всё ещё в рамках вселенского масштаба…

Материальное тело земли обладает не только проникновенным разумом. Как живой, глобальных размеров организм, она (на физическом плане) обладает и неким подобием человеческих физиологических органов. Как-то: руды, каменные породы и металлы, скрытые в глубине земли, принадлежат её костям, солевые океанические и морские воды соответствуют работе почек, огненное ядро — своеобразная ненасытная планетарная утроба относится к желудку… Особое внимание следует обратить на энергетическую структуру разумной сферы земли — на энергетический кокон.

Энергетическое ядро представляет собой мощнейший сгусток плазменной энергии абсолютно чёрного цвета по форме очень сильно напоминающий паука (в дальнейшем энергоцентр земли мы будем обозначать как Паук сознания, Паук земли и т. д.). Паук расположился в самом центре планеты, в её огнедышащем ядре и по своим размерам (в длину и ширину), он превышает тысячу километров! Стоит ли напоминать, что Паук сознания земли (для человека) является сверхмудрым, сверхразумным глобальным космическим существом. Он не только ловок, хитёр, сверхмогущественен и проникновенно мудр — единичный свет сознания любого живого существа для него является крупинкой риса или манки (в зависимости от энергетической ёмкости самого существа). Именно поэтому прожорливый энергетический Паук нуждается хотя бы в солидных порциях или горстях живой «крупы». И он запасает впрок не только желанные пищевые горсти… Вся энергетическая структура земной ноосферы представляет собой своеобразную энергетическую сеть или паучью паутину, которая призвана ловить малейшую вспышку или точку живого сознания, отлетающую в момент смерти организма. Вся паутина планетарного Паука фактически является продолжением его цепких лапок. Паук доволен и полностью удовлетворён — вся органическая жизнь принадлежит только ему и является его непрекращающимся энергетическим питанием.

Паук Земли не подменяет собой тёмного и хищного Орла толтеков, но подчёркивает отношение любого единичного сознания с земным разумом. Понятие о Пауке уточняет и конкретизирует ситуацию человека, который мечтает о посмертном спасении. И хотя магический Орёл по своему замыслу также отвечает тёмной, хищной и всепоглощающей вселенной толтеков — всевластию глобального Паука — Орла следует отнести к символу эгрегора мексиканских магов…

Рассмотрим подробней энергетические владения Паука. Вся ноосфера земли есть особый мрачный энергетический костяк, который представляет собой замкнутые круговые туннели. Они расходятся от центра к периферии, как от брошенного в воду камня. Сквозь них поперёк проходят некие протуберанцы, также представляющие собой полые трубки. Общая картина энергетического каркаса имеет следующий вид (со светящейся точкой сборки земли в правом верхнем углу):


Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном Магия и религия (тайна планеты Земля)

Паук — ядро, вся остальная энергосеть является скелетом, основой, костями ноосферы земли. К своей энергетической паутине Паук очень чувствителен. Всё в ноосфере движется вокруг Него и всё этой паутиной неизбежно притягивается! Энергетический каркас Земли требует бесконечного уплотнения, уплотнения, уплотнения… Любая локальная движущаяся энергия неизбежно действует всего лишь в данной ограниченной сфере. Для своего существования, развития и дальнейшей жизни эго земли (Паук) нуждается в колоссальном количестве энергетической пищи! В умопомрачительном объёме живого света сознания планетарных масштабах! Паук сознания ни в коей мере не смеет пропустить самую ничтожную микроскопическую точку живого сознания некого существа. Он дорожит самым мизером, потому что этот мизер составляет элементы его глобального питания. Особенно самой изысканной и вкусной для него энергетической пищей является свет сознания людей. Он готовил, выращивал её для себя самого ни один десяток тысяч лет!

Дополним и расширим понятие о духовной ловушке: вся земная планетарная энергетическая паутина с восседающим по центру паучьим разумом есть огромная, колоссальных размеров западня!

Я задумался… Слишком мрачная для человека вырисовывается картина. И хотя я не сомневаюсь в её реалиях, для меня всё-таки было очевидно и то, что энергетика Земли должна обладать и просветлёнными эманациями духовной Любви.

— Она обладает ими! — услышал я знакомый голос Странника, возникшего из блока света, к которому я сейчас подключён. — Эманации всекосмической Любви локализованы в центральной точке земного ядра. Однако эти эманации накрыл (но не поглотил, они для него недоступны!) хищный Паук земного сознания.

— Что же так несправедливо? — неуверенно среагировал я. — Получается, что наша планета является только глобальным прожорливым хищником и не способна на созидание и любовь?

— В настоящее время (а оно по космическим масштабам) будет длиться ещё невероятно долго, — ответил Странник, — Паук земной ноосферы наиболее активен и алчен. Но каким путём, по какому энергетическому направлению (в соответствии с Магическим или Религиозным Духом) будет развиваться в дальнейшем Земля, ещё не определилось. Во многом это будет зависеть от Её сознания, воли и Её выбора. Она может продолжать ненасытно пожирать любые доступные ей энергии и выращивать для себя всё новую и новую световую пищу; и кормить и развивать собственного Паука. В этом случае у Земли образуется магический дубль, который после материальной смерти «тела земли» продолжит своё существование и будет участвовать в космических процессах глобального разрушения в свите вселенского Дьявола — «бога»-разрушителя Шивы. А может уничтожить, а точнее трансформировать своего Паука в грандиозное духовное светоносное тело и после материальной смерти способствовать утверждению космических законов созидания и добра…

— В настоящее время, — продолжил разъяснение Странник, — тело сновидения земли по форме и энергетически хищному, агрессивному содержанию остаётся Пауком. Именно энергетический Паук путешествует в кармических потоках космического будущего планеты и сталкивается со вселенским домостроем, — когда наша земля спит. Именно Паук в своём сне встречается и контактирует с другими космическими планетарными энергетическими телами и существами других звёзд и планет. Конечно же, сновидения Земли и внетелесные каузальные похождения-полёты Паука по нашей галактике по величине и объёму ни в коей степени несравнимы с ночными действиями человеческого тела сновидения. Но сновидения необходимы планете, они нужны для обработки информационных потоков из космического будущего, а без сновидений Земля не сможет развиваться. Но сейчас вот уже как 23 года земля не спит, она бодрствует. А Паук её сознания сидит на своём месте в центре своей паутины и наиболее интенсивно всасывает и перерабатывает бесчисленную массу разнообразных живых световых энергий, измеряемую в тоннах. Представляешь, вес в тонны для лёгкого невесомого света?! Это сколько надо света, чтобы он столько весил!

Настоящие пауки, как известно, умеют мгновенно перемещаться в пространстве. Наблюдал ли ты когда-нибудь, как они лихо, как с парашютом, падают вниз, успевая протянуть свою паутинку-эманацию и на ней зависнуть? А как они быстро и жадно устремляются к запутавшейся в его паутине мухе и с какой ловкостью умерщвляют её и обволакивают нитями-волокнами, чтобы потом припрятать себе на ужин!

Планетарный Паук представляет собой не просто аналогию или художественное сравнение. Он есть энергетическая данность, реальность! В топке Его громадной утробы перевариваются и сжигаются не десятки и не сотни триллионов! различных органических существ, счёт идёт в секстиллионах (1021)!..

Да. У Земли имеется возможность умерить паучью алчность и развиваться по пути космической Любви. Тем более, что в настоящее время Россия представляет собой духовное сердце планеты. Именно над Россией транслируются через точку сборки земли наиболее одухотворённые просветлённые потоки из космоса… И во многом это вершится благодаря молитвам христианских святых. Именно над территорией славян действует обязательный и всеобщий духовный закон Молитвы. Отдельные проникновенные молитвы людей обладают свойством фокусироваться в единый чистый энергетический поток такой значительной силы, которая способна созидательно влиять даже на глобальные планетарные циклы и процессы. Даже на всю галактику!


Странник, благодарю тебя за разъяснения, а мы с читателем продолжим путешествие в сознание Земли. Я вглядываюсь в световую посылку от Странника пристальнее, чтобы полностью распечатать её самому. Я — принтер. И я — спринтер, потому что едва успеваю бежать впереди развивающегося сознания планеты.

И если нам с читателем удалось отправиться в путешествие на несколько миллиардов в древнейшее прошлое, то переместиться «всего» на сотни миллионов лет назад нам не составит и труда.

Земля уже давно остыла. Энергетическая паутина сформирована и распущена Пауком в разные стороны на более чем в двадцать тысяч километров от центральной точки… Земля покрылась твёрдой и толстой плёнкой — корой. Ещё бушуют и хаотически перемещаются океанские воды, сходятся и раскалываются континенты. Плавают и трещат образованные ледники. Вздымается и пучится земная твердь, и образуются горы. Но на Землю вступила жизнь! В первозданных океанических водах появились всевозможные водоплавающие и земноводные, от крошечных амёб, моллюсков и медуз — до первобытных зубастых акул, дельфинов и необъятных тупоносых кашалотов. Жизнь выплеснулась и на сушу! Словно густой мохнатой зелёной шерстью земная поверхность покрылась высокими травами, кустами и толстенными, раскидистыми деревьями. Миновала пора всяких «бронто-», «птеро-» «дактилей» и «завров». Органическая жизнь на земле набирает обороты и расцветает. Тишина дремучих, непроходимых джунглей и заросших равнин периодически оглашается пронзительными первобытными рыками тигро-львов и гигантских носорогов. Воют громадные гиены и волки. Чавкают в грязных водоёмах панцирные крокодилы. Слышится на все лады птичий щебет — в небе летают первые пернатые. Кишат насекомые, шипят змеи, совершают молниеносные броски на свою жертву удавы поразительной толщины и длины. Протягивают к зелёной листве свои длинношейные головы жирафы, взлетают и замирают в высоком прыжке антилопы, убегают от стаи волков сайгаки. Сотрясают землю мамонты, стада тяжеленных буйволов… Прыгают, раскачиваются и гулко кричат в первобытном лесу человекообразные обезьяны, ковыряются в крупной муравьиной груде мощные волосатые гориллы. Да, жизнь пришла на землю давно, основательно и на долгое-долгое время…

Дух Любви — религиозный Дух — по-прежнему носится в космическом мироздании и присматривает за своим Творением. «И сказал Бог, что это хорошо весьма». Но Дух ещё не коснулся земли, было очень рано. На землю первым вступит Дух магии, шаманизма! Точнее, магический Дух в ту древнюю пору на нашей планете уже давно явлен. Он явлен одновременно с органической жизнью.

Дух магии — это царство голодного дикого зверя-хищника. Дух магии диктует поедать друг друга. Борьба за выживание — «съешь сам или съедят тебя самого; нападай или беги!» — вот единственный принцип существования жизни дочеловеческой эры, эры жестокости и диких звериных инстинктов…

Земное, воздушное и водное сознание той древней эпохи, сознание растительное и животное, является крайне низким, тёмным, неразвитым, бедным и ущербным. Ему очень далеко до более просветлённого сознания современного человека. Такому сознанию совершенно чуждо и незнакомо состояние любви — жертвенности, сопереживания, сочувствия, сострадания (как тут не вспомнить о толтеках, стремящихся к свободе от всего этого человеческого)!

Сознание диких растений и зверей полностью соответствует сознанию его производителя. Именно такое магическое сознание произвёл, установил и утвердил на поверхности земли сам демонический Паук! Паук радуется, Паук торжествует — его пища стала столь разнообразной — едва успевай рассовывать её и запасать по тёмным туннелям. Всё осядет, сгорит огнём и переварится в его жутком огромном желудке!

Планетарное сознание, тускло поблёскивая из хищных туннелей, отличается непостижимой для человека глубиной, стабильностью и покоем — ведь ему миллиарды лет! Какая мощная, неодолимая супергигантская Силища! Вся органическая жизнь движется вокруг него и для него…

Необходимо до конца осмыслить несложные понятия демонического и божественного. «Демоническое» есть отдельность, частность, индивидуальность, световая локальность. Ну, а принципом всякого и любого эго является захват, подчинение, потребление, агрессия — существование и развитие за счёт других существ и в ущерб им. Большинство демонических световых энергий отличается своей мрачностью, бледностью, тусклостью, неинтенсивностью свечения. Однако не всякое отдельное эго является по своей природе демоническим. Для духовно зрелой действующей индивидуальности возможен принципиально иной уровень существования — желание и способность отдавать, жертвовать, помогать, поддерживать других и делиться — проявлять высокое божественное сознание. Существа, обладающие такой способностью, отличаются особой световой чистотой, прозрачностью, светоносностью и яркостью!..

Однако сам Паук сознания Земли чрезвычайно светоносен! В то же время он пустотен, и пустота его является всепоглощающей и бесконечно хищной. Она негативна. Дело в том, что высшее демоническое сознание обладает высокой степенью концентрированности пожираемого им живого света. Такой свет по своей природе остаётся агрессивным. Его максимальное сосредоточение проявляется ярким свечением, но при этом оно сохраняет качество отражённого света. В свою очередь, множество неорганических подчинённых помощников Паука обладают самой мрачной световой структурой и проживают в столь же мрачных всёпоглощающих туннелях (каркаса земли). Их главная задача — усердно искать, захватывать, собирать и заготавливать для планетарного Паука пищу — ни один мотылёк не проскочит мимо их пристального, хищного внимания. Причём подобный захват не означает немедленного пожирания, демоническая неорганика действует на опережающее будущее. Она живёт очень долго, ей спешить некуда. И она своими эманациями или невидимыми энергетическими волокнами просто «привязывает», приклеивает, замыкает на свои тусклые владения локальный свет различных разумных существ, чтобы неизбежно и необратимо втянуть этот живой свет в свои структуры. Да и сами отдельные неорганические создания Паука питаются всевозможной жизнью других…

Агрессивное сознание на земле и в земле питается агрессивным сознанием — оно однотипно, оно одной крови!

Но из дикого звериного сознания стал постепенно вырастать на земле Человек… Он будет развиваться из животного сознания и совершенствоваться миллионы лет! За эту эпоху произойдут серьёзные изменения. Человек совершит небывалый скачок в развитии мозга и взойдёт на качественно иной уровень мышления. Другой параллельной линией его исторической эволюции будет всё большая эмоциональность. Неизвестно из какого источника на поверхность ещё дикого звериного сознания первочеловека начнут пробиваться первые зачатки нежности, влюблённости, сочувствия и сопереживания по отношению к своим соплеменникам. Подобные состояния, казалось бы, для развития и выживания совершенно бесполезны… Но они почему-то стали постепенно проявлять свою активность, и первобытный человек однажды войдёт в глобальную эпоху обретения «человечности»… Со временем обнаружится всё более отчётливая граница между бессознательным и сознательным, моральным и аморальным, животным и человеческим, созиданием и разрушением, добром и злом…

А пока среди самых первых людей на земле утвердила свою абсолютную власть Магия в её самой примитивной форме — шаманизма. Мы, наконец, добрались до конкретных структур.

Магические учения и знания являются самыми древнейшими на земле. Их возраст насчитывает 40 тысяч лет тому назад и более.

Первобытный человек, естественно, по-прежнему проживал в жесточайших условиях борьбы за существование и выживания в дикой природе, что, как мы уже знаем, является единственным принципом животного и демонического сознания.

Достаточно быстро человек пришёл к естественному и очевидному пониманию того, что существовать в стаде, общине, племени гораздо выгоднее, чем бороться за свою жизнь в одиночку. И хотя в результате ежедневного, того самого разрушительного животного страха, средняя продолжительность жизни первых людей редко превышала планку в 25 лет, жизнь в общине позволила столь короткий срок значительно увеличить. И в основном за счёт разделения обязанностей в группе себе подобных, изобретения орудий труда и охоты и овладения огнём…

Представьте себе племена первых разумных людей. Небывалую активность в развитии получает родовое эго. Всё по-прежнему сопротивляется существованию первочеловеческому племени — необычайно бурный натиск природных стихий (зной, засуха, холод, жажда, ураганы, наводнения…), скудность питания или длительное отсутствие какой-либо пищи вообще, непрекращающаяся возможность попасть в лапы и пасть дикого зверя, наступить на ядовитую змею, смертельная болезнь от укуса вредоносного насекомого и т. д. и т. п. И вот в таких жесточайших условиях племенного, родового выживания появляются самые первые шаманы…

Примитивное сознание человека той стадии созрело для того, чтобы воспринимать неорганический разум земли, гораздо более высокоразумный, всесильный и всезнающий, чем человеческий. В ту пору человек ещё не был способен на логическую мыслительную деятельность, он мыслил при помощи ощущений, эмоций и внутренних зрительных картинок. И уже достаточно хорошо освоил знаковую звуковую перворечь. Такое мышление уже было достаточным для приёма уникальной информации, транслируемой из неорганического источника, а также для передачи её своим соплеменникам. Проводниками, носителями и связующим звеном с неорганическим туннельным сознанием явились всевозможные нематериальные «лазутчики» и «союзники», так хорошо описанные у Кастанеды. Мы уже знаем, что они приходят из мрачного каркаса ноосферы земли и за ними стоит могущественный планетарный Паук хищного сознания. Однако в ту далёкую пору человек пребывал в полном неведении и не имел никакого выбора.

Всё чаще под влиянием спонтанного качка точки сборки отдельных перволюдей, а также в результате пробных приёмов галлюциногенных растений, человек попадал своим сознанием в некие необычные пространства, из которых он стал получать некие конкретные знания по поводу выживания. Данная разнообразная информация относилась к тому, где лучше остановиться на стоянку, в каком месте лучше проживать племени, как и где найти более выгодную территорию для охоты, как сделать орудия, какие травы есть для исцеления и здоровья и что следует делать, чтобы получить новые знания в дальнейшем… В результате таких таинственных контактов, один-два человека из всего племени оказались в более выгодном положении. Они, всё ещё находясь на животном уровне сознания, получили не только личное преимущество в борьбе за выживание, но и способствовали выживанию всего племени и отдельных его особей. Первые шаманы со временем устойчиво закрепили подобную энергетическую связь с неорганическим разумом земли. Они стали передавать её по наследству. Из поколений в поколения последующих первобытных людей передавались тайные знания и именно через тех людей, на которых указывал тем или иным способом магический Дух Земли. Ограниченные линии шаманского или магического знания распространились на многих континентах земли. Так появились первые шаманы… Они отличались повышенной физиологической выживаемостью, выносливостью и силой и были способны выдержать любой разрушительный натиск. Они продолжали получать от неорганических сил выгодную информацию. Естественно, сравнительно быстро шаманы стали пользоваться заслуженным уважением соплеменников. Им несли подарки, своё имущество, скот, охотничьи трофеи. Им поклонялись. Очевидно и то, что любой шаман ощущал свою исключительную миссию и развивал свою алчность. Таким образом, шаман явился центральной фигурой первобытных племён, единственный принцип жизни которых остался прежним — выживание и борьба…

Стоит ли говорить о том, что и неорганический разум планеты в виде его отдельных разнообразных энергетических форм и самого Паука сознания, был крайне заинтересован в как можно большом и частом сохранении и выращивании наиболее ценного светового сырья, каким стал человек в отличие от его звериных собратьев?

Можно было бы констатировать начало того самого процесса и негласного соглашения, который многим позже люди назовут «продажей собственной души дьяволу» или «магическим контрактом», но… У человека в ту пору просто не было выбора, — религиозный Дух любви ещё не пришёл на землю — и поэтому о контракте с демоническим сознанием Паука говорить преждевременно. Да и понятие «демонического» также не имело никакого смысла, потому что у человека отсутствовало сознание «божественное». Тем не менее, совершенно ясно и определённо одно: знания, транслирующие из хищных, тяжких и гнетущих энергетических трубопроводов земной ноосферы имели вполне однозначную цель — помочь человеку в развитии с тем, чтобы впитать и всосать его сознание в себя потом, тем самым непрерывно укрепляя эго планеты…

Отложим в памяти и подведём под магией и шаманизмом итоговую черту:

Магический Дух и магические знания целиком отвечают уровню борьбы за выживание и оперируют только двумя взаимосвязанными признаками одной единственной энергии, по качеству демонической — страх и агрессия, ужас и злоба. В магическом мире побеждает тот, у кого железнее хватка, сильнее челюсти, прочнее когти и острее клыки. Но клыки и когти со временем изнашиваются… Магия — это бесконечная, безудержная возбуждённая гонка за силой! Но сколько бы много ты не накопил энергии, всё равно найдётся тот, кто сильнее тебя и ты окажешься в его хищных лапах. Уж насколько доны Хенаро и Хуан представляются могущественными и неуязвимыми магами! А всё равно нашёлся Арендатор, древний толтек, который своей хитростью и силой подчинил всю группу магов, и продолжал паразитировать на энергии целого поколения нагвалей. Но и сам Арендатор для Паука Земли является всего лишь мушкой, аппетитной жирненькой мушкой, которую он непременно слопает! Что такое для Паука каких-нибудь несколько сот или тысяч лет!

Подобная ситуация и с первыми шаманами, и с человечеством в целом продолжалась десятки тысяч лет… Магия совершенствовала свои формы, но суть её оставалась прежней. Однако с некого периода человек приблизился к своему внутреннему Духу настолько близко, что превратился в существо, способное любить, делиться и отдавать. И столь духовные всплески не могли быть не замечены вселенским Духом Любви. Человек созрел! Человек вырос из детских штанишек магии… Он стал «гомо сапиенсом» — современным человеком! Это случилось несколько тысяч лет назад. Настала эра милосердия, любви и сострадания. Эра человечности. Пришло время ступить на землю религиозному Духу и научить человека любить! Человек нуждался в принципиально ином пути, пути любви. Для этого хотя бы одна точка сборки одного воплощённого человека должна была достичь центра. Но не центра земной ноосферы и Паука сознания — ни в коем случае! — а своего, собственного духовного центра. Тогда световая дорожка к эманациям Любви будет проложена и такое её движение смогут повторить остальные. Требовался Путь Любви! И тогда религиозный Дух через наиболее близких и зрелых своих посредников или даже через воплощение себя самого! явил миру и путь настоящей духовной Любви!

Так на земле после магического было явлено религиозное знание. Любое магическое учение происходит «из» и «от» неорганического Паука земли и заканчивается его липкой, клеящей паутиной. Земля спускает свои знания и наделяет собственными энергиями только для того, чтобы в дальнейшем своё порождение забрать и необратимо поглотить. И этот непреложный факт подтверждает сам дон Хуан. Как древние, так и новые толтеки, считают Землю первоисточником. Именно Она является энергетической матрицей всех магов!

Согласно дону Хуану, «толтеки считают землю первоначальным источником всего, что мы собой являем!

— И в этом они не ошибались. Земля — действительно первичный источник всего» (из кн. 7, гл. 14 «Толчок Земли»);

«Осознание магов прекратится, так же как прекращается осознание неорганических существ (естественно Земли!)… Маги древности считали, что осознание неорганического существа такого типа продолжается, пока жива земля (!). Земля — это их матрица… Для меня это совершенно разумное утверждение» (из кн. 10, гл. 13 «Неорганическое осознание»).

Из принципиально иной основы исходит Религия! Да, конечно же, человеческий организм составлен из многих эманаций земли, но это не вся его часть. Она не сущностная, а наиболее плотная и грубая. Религиозные знания отталкиваются от другого первоисточника и рассматривают человека как внеземное и космическое существо! В действительности первоисточником человека является не Земля(!), а сущий, вселенский центр космической божественной Любви — осознайте разницу! Происхождение религиозного знания — неземное! Оно открывает людям дорогу в безраздельный, сверкающий, торжественный космос! А не в хищную вселенную Паука и в его тёмное море осознания!

На фоне продолжающейся яростной схватки и борьбы за существование на землю однажды пришло религиозное знание. Оно проявилось приблизительно три с половиной тысяч лет назад через пророка Моисея — передавшего людям моральный закон от Бога. Позже через Будду был открыт закон сострадания, и, наконец, свой Свет явил миру Иисус Христос и окончательно утвердил закон духовной Любви. Так в жизнь человека пришла религия, и люди стали искать любовь на её чистых путях.

Эзотерико-религиозный путь представляет собой прозрачнейший и чистейший луч духовного Света, который простреливает мимо и сквозь липкую паутину Паука земного сознания и не затрагивается ею! Многочисленные религиозные мистики — воины чистого Света — устремились по этому лучу за пределы земной ноосферы в космические пространства, наполненные любовью. За ними пошли другие люди. Много людей. Это стало чувствительным, сокрушительным ударом по Пауку.

И если ранее, до пришествия религиозного Духа, Паук на земле властвовал всем живым безраздельно… Если ранее гигантским магнитом он притягивал всех людей как металлические пылинки, и не было у людей никакого выбора — преодолеть закон абсолютного планетарного притяжения было невозможно… Если ранее самый развитый свет сознания был обречён на всасывание и исчезновение в мрачных энерготуннелях, то теперь!

Что же тут стало твориться с Пауком? Он был взбешён! Ведь он стал терять наиболее драгоценный живой свет сознания людей, тех людей, которые осознали всю тщету, безысходность и мрак магических путей и обратились к религии. Растительное и животное сознание по-прежнему принадлежало Пауку полностью, но вот человеческое… Конечно же, «взбешённость» и «ярость» являются не теми словами, которые применимы к состоянию Паука Земли. Его сознание для нас немыслимо стабильно, проникновенно и неуязвимо. И всё же… С тем, чтобы как-то вернуть себе хотя бы часть энергетической пищи Паук проявил и проявляет (!) небывалую активность. Он стал изыскивать новые, всё более совершенные, красивые и привлекательные формы для магии. Он стал создавать всё новые и новые магические учения, открывать тайные описания и распространять их среди людей. Он стал весьма и весьма искусно маскировать зловещую суть магии, окружая её романтикой, чудесами, поэтикой и волшебством. Так была рассекречена тайная линия знания дона Хуана и популяризирована по всему миру Кастанедой. Только на привлечении доверчивых искателей к учению толтеков Пауку сознания удалось вернуть себе десятки и сотни миллионов человек, которые, вне всяких сомнений, стали и станут его пищей! А взять хотя бы ещё трансперсональную психологию, магию в научной обёртке, другие течения и описания современного шаманизма — много, очень много людей зацепились энергетической паутиной опять! Добавьте к этому и то, что демоническое сознание использует даже религиозные формы для маскировки магического содержания. Это во многом относится к различным выхолощенным йоговским учениям, популярным у нас в стране. В общем, Паук успокоился и отчасти себя реабилитировал. В значительной части.

Путь магии и религии никогда и нигде не пересекается. У них противоположные цели и направления. Это как две параллельные линии одна над другой, повёрнутые относительно друг друга под углом в 90 градусов. Магия и религия оперирует принципиально и качественно разными энергиями, целями, пространствами, посредниками, идеалами…

Путь религии — путь к духовной любви; путь магии — к её полному отсутствию. И этот абсолютный факт на примере магии толтеков мы ещё разберём подробней.

С приходом в наш мир Религии у человека появился выбор. До этого выбора не было. С этих пор, человек может по-прежнему соблазняться и привлекаться различными магическими описаниями, не осознавая её демоническую суть. Но он в состоянии соприкоснуться и с ещё нечто более высоким, чистым и возвышенным.


Человек существует среди отблесков вечного Света Истины. Человек живёт во лжи. Чего только стоят популярные эзотерические концепции «равнозначности», «недвойственности», «нейтральности» или «абстрактности» качественно различных энергий! Они, конечно же, исходят от Паука…

С самого раннего детства каждому человеку хорошо известно, что белое и чёрное, холодное и горячее, любовь и угроза (страх) — это не одно и тоже. Известно каждому взрослому и то, что процесс поглощения (захвата) и излучения (отдачи) отражают принципы энергий прямо противоположного действия и качества. Собственно, не стоило бы и останавливаться на столь простом вопросе, если бы не распространённые Пауком по всему миру магические учения, скрывающие и камуфлирующие столь очевидные вещи… Если вы переживаете любовь (а равно чувствуете направленную любовную волну на себя самого), то, естественно, будете пребывать в успокоении, вдохновении, благости, защищённости и радости. Если же на вас будет направлена некая агрессивная энергия (с целью захвата, потребления, уничтожения), то вы таким же естественным и очевидным образом отреагируете только двумя известными способами: либо ответной враждебностью, либо страхом…

Всё очень просто. Но человеческий интеллект не любит простоты. Ему нравится некие усложнённые, изящные ментальные теории. От их длительного переваривания ум получает удовольствие.

Например, чтобы в целях маскировки уравнять понятия светлых и тёмных сил, а также светлых и тёмных энергий, в коллективное сознание введена следующая «хитрая» теория их равнозначности, одинаковости… Да, — утверждает она, — действующие энергии по своему качеству различны, но за всеми ними стоит одна единственная безличная энергия абсолюта, которая стоит выше над всяким дуализмом и пребывает вне понятий добра и зла, светлого и тёмного. Очень умно, не правда ли? Но что это за безличная, абстрактная энергия, она знакома вам? Она хоть раз была вам доступна?

Вы с ней не сталкиваетесь никогда и ни при каких условиях, потому что такой не существует! Но человек, принявший к сведению подобную концепцию недвойственности, начинает делать вид, что для него всё едино, что его любят, что его бьют кирпичом по голове… В этом случае человек удаляется из реальности и начинает жить в своём придуманном, воображаемом мире. Он становится психически не адекватным, как и все серьёзно больные люди. Человек забывает, что подобные концепции существуют только в его уме и ничего общего не имеют с энергетической реальностью, опытом и переживанием. Энергетический дуализм есть наша обусловленная данность. Но не будем слишком долго вести философские беседы на эту тему, а обратимся к конкретике. По счастью, для читателя (или, к сожалению, для некоторых), автор является практиком, реалистом. И поэтому, не мудрствуя лукаво, обратимся к описанию энергетического кокона, шара или яйца, данного в магическом учении толтеков.

Итак, модель сознания — кокон!

Дон Хуан посвящает достаточно много времени рассмотрению этого вопроса. Энергетический шар — это всё, чем изначально располагает каждый человек, а любые энергии различного качества локализуются и в нём и во вне не абстрактно, а очень конкретно! Совсем не имеет смысла вдаваться в детали и подробности, достаточно понять главный смысл и принцип локализации и развития тех или иных энергий. Энергетическая схема в описании Кастанеды является несложной.

Всё необъятное, окружающее человека пространство пронизано эманациями, которые распространяются по мыслимым и немыслимым направлениям. По этим эманациям струятся и распространяются различные световые энергии. Эманации — вечны, они собраны в пучки, а каждый такой пучок есть непрерывный поток световой энергии невероятной мощи. Хитросплетение таких пучков дон Хуан сравнивает с брошенным вверх клочком сена. Возражений нет.

Энергетический шар (или кокон) человека замкнут на эти всеобщие эманации и локализован среди определённой, отдельной их части. Сам кокон составлен из различных многочисленных наложенных друг на друга (или вложенных друг в друга) слоёв — их более тысячи. А эти слои, в свою очередь, представляют собой также эманации — особые световые волокна. Причём следует различать внешние и внутренние, большие и малые эманации. Внутренние и малые, естественно, локализованы внутри кокона. Остальные эманации принадлежат бесконечности энергетической вселенной. Согласно Кастанеде, накопление (или фокусирование) различных энергий в кокон в принципе очень просто. Точка сборки собирает, выделяет, отбирает и сводит в пучок отдельные световые энергии и тем самым замыкает внешние эманации на соответствующие внутренние, природа которых идентична, качественно едина. В результате такого процесса организуется единый энергетический поток. При этом в кокон наводятся те или иные (по качеству!) энергии. Они-то и распространяются и накапливаются в индивидуальной структуре (мага или религиозного мистика). Всё, весь принцип! И в подтверждении именно этого принципа в описании толтеков Кастанеда даёт достаточно много тезисов и не в одной только книге. Автор счёл нужным привести лишь некоторые из них в примечании.[16] А вот на следующую ключевую фразу дона Хуана о различной световой локализации кокона стоит обратить особое внимание:

«Хотя человеческие существа и кажутся видящему светящимися яйцами, но яйцевидная форма — лишь внешний кокон — оболочка светимости, скрывающая крайне интригующую, захватывающую, гипнотизирующую сердцевину, состоящую из концентрических колец желтоватой светимости цвета пламени свечи… Дон Хуан объяснил, что ЯЙЦЕВИДНАЯ ОБОЛОЧКА, казавшаяся такой яркой, НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛА ТУСКЛОЙ. СВЕТИМОСТЬ ИСХОДИЛА ИЗ СИЯЮЩЕЙ СЕРДЦЕВИНЫ. Оболочка же фактически затемняла это сияние» (из кн. 6 «Дар Орла», гл. «Женщина-нагваль»)

Весьма существенное дополнение к строению кокона. Оно не представляет собой одинаковую световую однородность! Эманации, составляющие его, по качеству световых потоков, по качеству световых энергий не одни и те же! У кокона имеется световой первоисточник. Кокон обладает ослепительно сияющим Центром и остальной более тёмной периферией. Иначе говоря, все эманации, все световые энергии, к которым имеет доступ человек (и в повседневной жизни и потенциально) подразделяются только на светлые, просветлённые и тёмные, затемнённые. Абстрактных, «нейтральных», «никаких» или «просто» энергий — не бывает! Они различны по качеству, и качество это, несмотря на промежуточное разнообразие, представлено только в двух видах или типах. Сам дон Хуан дополняет такую данность:

«Эманации органической полосы обладают особым качеством… Они прозрачны и светятся собственным светом, в них есть некая специфическая энергия… Другие эманации значительно темнее и не так пушисты. В некоторых вообще нет света и они непрозрачны по качеству» (из кн. 7, гл. 10 «Большие полосы эманаций»).

Таким образом, накопление энергии это ещё не всё! Самый главный вопрос заключается именно в том, каково само качество принимаемого светового потока! И с этим вопросом имеет смысл разобраться подробней, так как он напрямую связан с различием путей магии и религии.

Проследить качество световых энергий не составит нам и труда — для этого вовсе не нужно быть «видящим». Возьмите любой источник света, ограниченный в неком тёмном пространстве. Им может быть комнатная лампочка, горящая свечка, спичка, уличный фонарь, светящийся в ночи… И проследите за распространением и локализацией исходящего света. Во всех случаях вы обнаружите всего две основные зоны — внутренний сияющий центр и распространяемую от него замкнутую область более тёмного, рассеянного света. Последняя, переходя от света мрачного к более тёмному, заканчивается полной тьмой.

Обратите внимание, центральный свет кокона является наиболее чистым, сияющим и мощным, но далее, распространяясь, он ослабевает, преломляется, отражается, бледнеет. По мере удалённости от центра он всё больше и больше затемняется, рассеивается, расходуется, заземляется, отягощается, уничтожается, разрушается, поглощается и захватывается всенаступающей тьмой периферии. Тьма наступательна. Она как бы жадно набрасывается на свет с целью его уничтожения. И по самым краям кокона тьма — максимальна и всесильна — она, наконец, расправилась со светом, окончательно его поглотила и уничтожила! Такова природа тёмных сил, она агрессивно-захватническая. Просветлённые энергии центра составлены из чистых, ослепительно ярких эманаций — изучающих, отдающих свой свет — любовь есть отдача! В противовес этому созидательному процессу мрачные световые энергии несут собой противоположное качество — разрушения и уничтожения! Процессы излучения и поглощения света жизни есть ни одно и то же!

Центральные эманации — легковесны, прозрачны и ясны. Тёмные силы представляют собой очень низкие, тяжёлые, грубые и плотные вибрации. Такую очевидную данность мы прослеживаем на модели самих толтеков и подтверждаем её здравой логикой и естественными базовыми законами природы и сознания.

Что ж… остаётся подчеркнуть, что вся главная энергия, что сам первоисточник заключён, максимально сгущён и сосредоточен именно в центре человеческого существа! Именно в центре человеческого кокона заключён Свет духовной Любви, наиболее чистые, интенсивные и яркие световые эманации! Более того, этот центр соответствует не центру земли и Пауку, и не только энергетическому центру человека, а центру космическому, вселенскому. Туда, к первоисточнику, наиболее естественно и разумно посылать свою точку сборки с тем, чтобы собирать и развивать такой свет Любви… Искать энергию где-то помимо центра, удерживать и вести точку сборки на периферии есть непростительная ошибка и глупость.

Стоит ли акцентироваться на этом столь простом вопросе различения центра и периферии? Для многочисленных обманутых любителей и последователей Кастанеды всё-таки — стоит! Бросьте камень в стоячую воду (пруд или лужу). От центра начнут расходится волны вокруг. Вопрос по физике за пятый школьный класс: «Где пребывает главная сила, где локализован первоисточник всего сферического водного энергетического возмущения?»

Погружать свою точку сборки необходимо именно в центр, в ослепительно сияющий свет Любви. Именно этим светом необходимо очистить тень своего тела сновидения и выплавить на его базе духовное светоносное тело. Именно этому полностью отвечает созидательный путь религиозной Любви. Учиться отдавать, служить, жертвовать и любить… А не потреблять, захватывать и копить! Путь Любви простой, прямой и созидательный — это путь единственно правильной трансформации собственного эго. На диаграмме общее направление движения точки сборки к центру будет выглядеть так — оно центростремительно — к Высшему Сознанию и чистому Свету:


Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном Магия и религия (тайна планеты Земля)

Полностью очевидно то, что, собирая точкой сборки центральные самые яркие световые эманации, — эманации Любви — мы замыкаем внутренние волокна на соответствующие световые волокна космические, внешние и! Описать то, что происходит в этом случае в этой главе автору лучше и не пытаться!

А «технически» при таком подключении Свет всеобщей, всекосмической, божественной и неописуемой Любви вливается в кокон религиозного мистика самым активным потоком! И быстро, очень быстро, сравнительно быстро появляется светоносное тело — духовное золотое или алмазное тело, по всем чудесным параметрам значительно превосходящее дубль толтеков! Превосходящее и в главном, и в отдельных частных волшебных проявлениях. Духовная Любовь — вот подлинное чудо!

Естественным является и то, что чем больше и чаще точка сборки будет пребывать в этой чудотворной, волшебной позиции, тем быстрее кокон и энергетическая копия физического тела (двойник) примет, зальётся, высветится и уплотниться самым чистым и ярким Светом Любви. Образуется иное, (после физического и энергетического) третье тело…

Религиозный путь — стремление к духовной космической Любви — это путь добра и созидания. Имеет смысл немного конкретизировать таинство замыкания на любовные световые эманации. Прежде всего, следует отметить, что религиозный мистик (и в данном случае христианский мистик) не разыскивает, не копит никакую энергию и не охотится за силой! Он открывается для чистых потоков Любви! Это принципиальная разница. А для этого он служит Богу и отдаёт, отдаёт, отдаёт. Учится бескорыстно жертвовать. И когда в такой отдаче он восходит на уровень совершенного бескорыстия, божественный Свет самым естественным образом наполняет его! Адепт любви попадает в сказку, ему открывается бессмертие. Алмазное тело существует вечно и не ограничено земным разумом. То, что на примитивном уровне борьбы и выживания выглядело совсем бесполезным — Любовь!!! — и даже глупым с точки зрения магии, начинает вдруг показывать, открывать своё Таинство и действенное Чудо. Христианский мистик проникает за фактуру всего и вся, он оказывается у начала всех начал, в первоисточнике всех энергий! Пребывать в состоянии Любви означает пребывать в причине всех причин, в причине всего существования от комара — до необъятного космоса! Это значит управлять всеми событиями физического и энергетического мира! Христианский мистик уверен и знает, что он храним любовью, потому что смотрит на жизнь из принципиально иной, запредельной позиции. Он знает, что всем Творением правит любовь. Он знает, что мир устроен сверхразумно и сверхмудро. Он прозревает и видит во всём величие Бога-творца. Он уподобляется самому Творцу! И он также знает, что кирпич на его голову уже не упадёт. И змея никогда не укусит, а дикий зверь не набросится. Быть у истоков жизни — значит ею управлять. Управлять жизнью других существ, помогая им постичь Бога и Его совершенную, безусловную Любовь. Обладатель светоносного тела Любви с лёгкостью преступает все законы физического мира…

Как же происходит таинство кристаллизации духовного тела более конкретно? Это продемонстрируют нам следующие диаграммы (стрелками показано направление движения точки сборки и внешнего энергетического потока):


Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном Магия и религия (тайна планеты Земля)

Духовно-эзотерический религиозный путь — это ключ к тайному энергетическому входу в эго-структуре человека, ключ к тайной сердечной дверце. Христианская молитва открывает духовное сердце, погружается в него, и точка сборки стремительно устремляется к центру человеческого существа и центру вселенной! Причём она движется, скользит наиболее естественно, легко и свободно! Нет никакой иной практики в достижении центра, чем уникальное чудо молитвы! Молитва — это световод, коммутатор, проводник к волшебным эманациям космической Любви! Можно всю жизнь жадно копить энергию на пути магии и кроме саморазрушения ничего не получить, никаких уровней и достижений. Молитва же открывает человеку свои умопомрачительные тайны почти сразу!

Молитвенный поток с лёгкостью и нежностью «сдувает» сознание к центру. Уникальный космический Свет по центральным эманациям обрушивается на человека и… наполняет практика блаженством, радостью, любовью — самыми чистыми, созидательными и прекрасными энергиями. Кастанеда приучил своих читателей к тому, что энергии проявляются только в том случае, когда охватывает дрожь, когда трясёт, колотит, выворачивает, рвёт, когда испытываешь страх и ужас — вот это настоящие, реальные, ощутимые энергии! Да, они реальны. Но более реальными и сущностными энергиями являются энергии любви, счастья и радости! Хотя бы потому, что они первичны по отношению к грубым, тяжёлым, плотным и тёмным вибрациям. Хотя бы потому, что Любовь вообще превыше всего! И нет в целой вселенной более практичной, полезной, выгодной и эффективной энергии, чем любовь! Именно Свет чистой, безусловной Любви создаёт духовное тело, тело Воскресения, золотое тело Христа. К сожалению, ограниченный объём книги не позволит остановиться на этой оригинальной теме. Однако следует подчеркнуть, что духовное тело религиозных мистиков — это подлинное бессмертие и абсолютное осознание. Обладателя такого золотого тела могут разрубить топором на отдельные куски, он их с лёгкостью соберёт в прежнюю живую плоть. Приблизительно это совершил Христос после своего распятия… Духовное тело способно манипулировать и преобразовывать любые физические энергии, управлять любым видом материи, временем, любым пространством. А внетелесные путешествия сознания при этом достижении являются умопомрачительными и внеземными, в такой далёкий космос, который ни в коей степени не сопоставим с мрачными мирами Паука — его хищной вселенной…

В соответствии с магической установкой, подавляющее большинство людей — это битые, дырявые или треснутые горшки, которые не способны ни на какие достижения. Но это только так по Кастанеде. Согласно учению Религии, каждый человек — это уникальное космическое существо, способное на бессмертие и Любовь! Это божественная индивидуальность! Человек действительно не приспособлен Творцом к пути магии — пути разрушения и зла. Закон Созидания и Добра, закон Любви, есть всеобщий, фундаментальный принцип всего мироздания! Религия предназначена для масс, магия — для жалкой кучки хищников в человеческом обличии! Путь магии — это тупик, ловушка. Кстати, в этом признаётся и сам дон Хуан…


Все магические учения созданы величайшим Эго Земли — Пауком сознания — от этого никуда не деться! Масштабы такого планетарного Эго превосходит наше понимание. Паук никогда и никого не наделяет чем-либо просто так, бескорыстно. И то развитие, которое он предоставляет и к которому подталкивает сам, те энергии, которые он отдаёт — в дальнейшем в усиленном и переработанном виде служат его же собственному ненасытному потреблению. Это абсолютный закон! Земля дала, земля — взяла.

Величайшая мистификация Карлоса Кастанеды заключается в том, что ему удалось создать внешне убедительное для доверчивых читателей описание пути обретения свободы магами, которые всю жизнь черпают энергию в мрачных трубопроводах Паука Земли и контактируют со столь же тёмными силами. Это иллюзия, которая служит обманом. Можете ли вы представить себе такую муху, которая по собственному желанию летит к паучьей паутине, влетает в неё, дёргается в ней, всё более опутываясь липкими волокнами, и потом обретает «свободу»…

Нет, достопочтимый и могущественный планетарный Паук-Демон! Я — воин Света — объявляю вам войну! А тайны твоей хитроумной и коварной магической ловушки будут раскрыты.

На диаграмме путь магии можно изобразить следующим образом, он центробежный, избегающий центра:


Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном Магия и религия (тайна планеты Земля)

На схеме сразу бросается в глаза — маги не взаимодействуют, не контактируют с духовным центром! Они бесконечно гоняют свою точку сборки по тёмной периферии, наматывая на своё тело сновидений тёмные и липкие волокна. Они замыкают своё сознание на те эманации, из которых составлена паутина Паука Земли. Такое общее направление пути является бегом белки в колесе по кругу, это бесчисленные тупиковые лабиринты, из которых нет выхода…

Прежде всего, выделим и подчеркнём самый базовый, фундаментальный принцип магии толтеков — магический закон законов: накопительство, приобретение, захватывание, поиск и стяжание всё большего и большего количества энергии и силы! Это целиком отвечает примитивному уровню борьбы и выживания в хищной вселенной неорганического Паука на энергетическом плане.

Дон Хуан в самом начале обучения Кастанеды всячески соблазняет ученика силой, могуществом и повышенной энергией:

«Сила — это как раз то, что тебе сейчас нужно!» (из кн. 1, гл. 3)

Практически сразу старый индеец загоняет своего ученика на примитивный уровень первобытного существования:

«Я вернул тебе твой старый охотничий дух», т. е. пробудил низшее животное сознание.

«Я — охотник, — сказал он. — Все охотники были могущественными людьми…» (из кн. 3, гл. 6).

Кто такой охотник? Это человек, который выслеживает другие живые существа с целью убийства и потребления. Это очень просто. Охотиться — это единственный смысл и условие существования диких зверей, кровожадных хищников. В сущности, любой человек в роли охотника есть самый коварный, самый хитрый и самый (с помощью оружия) сильный хищник среди всех остальных зверей. Ни один зверь не способен убить другое животное на расстоянии. Человек это может сделать хотя бы при помощи пущенной из лука стрелы. Он может поставить капкан… Начать охотиться для современного человека означает пробуждать в себе дикие звериные инстинкты и опуститься до животного сознания. Это и есть деградация. Такому уровню полностью и отвечает магия. Человек представляет собой уникальное эволюционирующее существо, занимающее промежуточное звено в природе между сознанием дикого зверя и сознанием божественного. С приходом религиозных учений у человека появился выбор — либо деградировать вниз, либо устремиться к Свету духовной Любви. Однако дон Хуан столь простую и очевидную суть превозносит, романтизирует, искусно маскирует, поэтизирует:

«Охотник свободен, текуч и непредсказуем». Он идёт по миру бережно, не оставляя следов… (из кн. 3 гл. 8).

«Воин охотится за силами» (из гл. 10)

Но как не романтизируй и не приукрашивай стиль воина как охотника, хищная, потребительская его суть останется прежней…

«Я уже говорил тебе, что воин — это безупречный охотник, который охотится за силой. Если охота его будет успешной, он может стать человеком знания» (из гл. 11);

«Охотник за силой ловит её, а затем накапливает как свою личную находку. Его личная сила таким образом растёт и может наступить момент, когда воин, накопив огромную личную силу, станет человеком знания… Ты не обладаешь достаточной личной силой» (из гл. 12).

С самого начала обучения всё более отчётливо проступает самый главный базовый принцип магии — идея накопления. Эта идея утвердится окончательно во всех книгах Кастанеды и станет основой всей магии толтеков, всех стимулов, уровней и стилей их поведения. Карлос вопрошает:

«С какой стати, дон Хуан, я должен хотеть обладать силой?» (из гл. 12) Возможно ученик на интуитивном уровне понимает, что любая идея накопления противоречит состоянию любви. Но дон Хуан настаивает и продолжает жёстко внедрять в сознание этот принцип:

«Воин запасает свою личную силу… Каждое новое движение ты будешь добывать в борьбе за силу» (из гл. 13);

«Дон Хуан сказал, что единственное, чем я должен интересоваться, — это накоплением личной силы» (из гл. 14).

Постепенно в процессе открытия магических тайн старый нагваль открывает уникальные возможности человека знания, видения, сновидения, дубля… но всё с этих пор, любые достижения ученика, а равно как недостижения будут упираться в достаток или нехватку энергии. Энергия станет определять в магии всё и вся! Энергия, энергия и ещё раз энергия! Копить, копить, копить… С одной стороны, мы наблюдаем массированное искушение тайными знаниями и чудесами, — а подобного хочется всё сильнее и сильнее. С другой — все желанные магические уровни будут требовать от ученика всё большого и большого количества энергии:

«Для того, чтобы научиться воспринимать другие миры, — необходимо накопить энергию» (из кн. 9, «От автора»);

«Пока у тебя всё равно недостаточно личной силы, чтоб всем этим воспользоваться…» — непрестанно напоминает своему ученику дон Хуан (из кн. 4. ч. 1, гл. 1).

«Накопленная таким образом энергия служит своего рода трамплином для невообразимого путешествия» (из кн. 8, гл. 4);

«Единственное преимущество магов над обычным человеком заключается в том, что они накапливают энергию» (из кн. 8, гл. 4);

«Среднему человеку недостаёт энергии для занятий магией, — продолжал дон Хуан. — Если он использует лишь имеющуюся у него энергию, он не сможет постичь миры, которые воспринимают маги… Подумай об этом так: всё это время ты учился не магии, но скорее — умению сохранять энергию… Нагваль — это мужчина или женщина с экстраординарной энергией» (из кн. 8, «Введения»).

Да не копить надо энергию, а учиться её отдавать, любить, делиться!

«Он (Сильвио Мануэль) убеждал меня быть экономным и использовать каждую крупицу моей энергии, ничего не расходуя напрасно» (из кн. 6, гл. 15);

«Я обладаю энергией, и это делает меня неуязвимым. Чтобы понять, тебе необходимо самому накопить достаточное количество энергии» (из кн. 7, гл. 2);

«Если воин намерен накопить достаточно энергии для того, чтобы научиться видеть, он должен стать скрягой в отношении своей энергии» (кн. 7, гл. 4).

Маги насквозь пропитаны алчностью, они одержимы накопительством, энергетическим потреблением. Если человек дрожит над каждым «граммом» своей энергии, то он становится беспокойным, возбуждённым и всегда неудовлетворённым. Жадные люди ненасытно копят деньги и складывают их в банки стеклянные и банки-организации, маги копят энергию. Принцип один и тот же — разницы ни какой! Причём толтеки являются не просто алчными, их хищность восходит до неимоверной степени — дикой, звериной кровожадности. Вспомним всё те же многочисленные примеры: отнятие энергии даже у своего родного ребёнка, попытки магов убить друг друга из-за обладания всё той же энергии и т. д.

Запомни искатель! Любая энергия вторична и не определяет духовного уровня человека! Она может соответствовать, следовать за духовным развитием, но она не определяет его!

Идея «накопления» жёстко внедряется и в читательское сознание в соответствии со всё тем же определённым повторяемым шаблоном:

«Всё дело в энергии… если видящий обладает достаточной энергией… Если мы обладаем избыточной энергией…» (из кн. 7, гл. 10);

«Тебе необходимо вести безупречную жизнь и накопить большое количество избыточной энергии!» (из кн. 7, гл. 12);

«В зачёт идёт только одно — безупречность, т. е. количество свободной энергии» (из кн. 7, гл. 6).

Внешне такое оригинальное и привлекательное понятие, как безупречность, является в действительности всего лишь мерой самого примитивного количества жадного энергетического накопления!

«Нам остаётся лишь одно — стать скрягами в отношении энергии, добывая её любыми доступными способами везде, где только возможно» (из кн. 9, гл. 2).


Такова самая общая неизменная установка магии толтеков.

Толтеки — это энергетические вампиры, которые высасывают энергию отовсюду, где только возможно. Они способны и на внезапный физический агрессивный выпад! Арендатор — маг древности — вообще открыто паразитирует на всей линии знаний дона Хуана. Он живёт за счёт энергии нагвалей, которую цинично скачивает из их коконов.

Чтобы понять, почему именно данный принцип накопления был положен в основу магии, откуда возникла такая насущная потребность, необходимо вновь обратится к идее центра и периферии. Центр не принадлежит Пауку земли. Но именно в центре энергетического кокона человека заключена максимальная световая насыщенность, плотность и чистота! Абсолютная Любовь и счастье, бессмертие и вечность. Именно здесь, в центре, тотально локализованы идеальный уровень и абсолютное качество световой энергии — выше и лучше во всём бесконечном космосе не бывает! Именно в центре кокона пребывает совершенное Осознание, абсолютное сосредоточение и пересечение в единой точке всех духовных идеалов и достижений вместе взятых! Именно в центре — максимум Знания-Существования-Сознания-Блаженства. Здесь максимум жизни! Энергетический центр человека — это единственное духовное сокровище, по ценности превышающее все денежные капиталы, драгоценности и клады мира! Центр можно (весьма бледно) сравнить с глыбой чистого золота в одну тонну…

И вот смотрите, магия, изначально явившись человеку с самых древних, первобытных времён, в ту пору играла весьма позитивную, прогрессивную роль. Шаманские знания, транслируемые от Эго Земли, отличали и выделяли человека среди остального животного мира. Через первых шаманов всё человечество постепенно возвысилось над дикой природой и стало её хозяином. На фоне существования диких зверей-хищников магия способствовала развитию людей — делала сильнее, хитрее, коварнее, искуснее. Она среди агрессивного сознания делала и сделала человека самым неуязвимым и выживаемым существом, несмотря ни на что; самым могущественным хищником на планете. Но с тех самых пор магия, меняя собственные формы, так и не изменила своей примитивной подлинной сути! Уже давно не имеет смысла быть всех сильнее и хитрее, чтобы перегрызать друг другу глотки и пожирать энергии других. Имеет смысл не выживать, а любить…

И вот представьте себе такой образ: перед человеком в форме круга возлегает огромное поле. В его центре расположено то самое духовное сокровище — глыба чистого золота. Искомое — максимум Света Осознания. Вокруг же центра разбросано множество мелких монет в одну, пять и десять копеек — жалкая мелочь и бледный отблеск центрального Света. До прихода Религии человек ничего не знал о внутреннем золоте. Он собирал по кругу, на периферии всю эту мелочь и на фоне диких зверей «богател» (энергиями, силой, умом). Но на Землю однажды вступила Религия и открыла человеку знание о золотоносном центре. С этих пор, следуя религиозному пути, человек без всяких обходных манёвров и лабиринтов, в состоянии отправиться сразу к центру, достичь его и по кускам откалывать себе золотые слитки, а не бесконечно собирать мелочь вокруг…

Из этого становится очевидным, почему магический путь принуждает человека непрестанно копить и откуда возникала потребность накапливать. У пути толтеков нет подключения к золотоносным эманациям Любви. Тёмные энергии периферии являются дешёвыми монетами по сравнению с качеством чистого и светоносного центра — золотого слитка. Свет магии ущербный и неполноценный, и чтобы как-то восполнить подобный недостаток, в целях его сгущения и уплотнения, тёмного света надо набирать очень много. Очень много. Бесчисленное и нескончаемое множество! Но пятикопеечные монеты по ценности никогда не приблизятся к золотой глыбе. Чтобы обрести хоть самый малый золотой слиток, необходимо собрать почти всю денежную мелочь тёмной периферии — на это у человека не хватит и сотни жизней! Для обычного человека получить световой дубль также не реально, как перепрыгнуть высотный дом… В то же время религиозный мистик в сравнительно короткое время выплавляет в своём коконе алмазное тело, которое есть доступная и близкая реальность. Магия — это иллюзия, обман, абсурд и глупость! Магия — это куриное яйцо без желтка, солнечная система без солнца, жизнь без любви… С точки зрения человека, магия — это духовная и психическая регрессия. Назад по эволюционной линии и вниз от человечности — к тёмному животному и растительному сознанию! Магия — это глобальная ловушка…

Как же в случае магии толтеков такая духовная деградация происходит конкретно на описательном примере ученика Карлоса и других магов?

Толтеки стараются изо-всех сил впитывать, вбирать в свои энергетические структуры низкие, мрачные и тяжёлые энергии того самого растительного и животного сознания на практике. Они пожирают отвратительно горькие и жгучие кактусы (пейот), катастрофически при этом разрушая свою печень. Они курят различные психоделические растительные смеси, необратимо губя сердце и мозг. Они смещают свою точку сборки вниз в позицию дикого звериного сознания, пропитываясь хищными агрессивными вибрациями. Такая практика давно известна, как оборотничество. Толтеки превращаются в ворон, койотов (волков — существ, наиболее отличающихся своей агрессией). Они впитывают ещё более низкое сознание комаров, червяков — жуткая деградация! А энергии всё не хватает и не хватает, а так многого хочется… Они вступают в энергетический контакт с природными духами и земными стихиями, свет сознания которых предельно мрачный. И, наконец, вступают в прямое непосредственное взаимодействие с неорганическими существами, так называемыми «союзниками», у которых эманации любви отсутствуют полностью, абсолютно, по определению. Эпогей духовного падения! А энергии всё мало и мало, алчность выращена уже до титанических размеров. Денежная мелочь периферии никак не приблизит к богатству золотого слитка центра и никогда не насытит.


Обратите внимание на то, как дон Хуан жёстко загоняет, возвращает современного человека, дух которого давно стал религиозным и способным на любовь, опускает на уровень более примитивный и животный:

«Наш способ восприятия — это способ, свойственный хищнику, — однажды сказал мне дон Хуан» (из кн. 9, гл. 1).

Да это не наш, не человеческий способ, а установка чёрных толтеков-хищников!

«Дон Хуан объяснил, что, по мнению магов, вселенная населена хищниками» (из кн. 9, гл. 5).

И снова речь идёт не о вселенной вообще, а об отдельных и очень ограниченных мирах!

«Человек по природе хищник… тебе важно прийти к чувству полного безразличия. Ты отправишься на поиски человека, находя, как хищный зверь из породы кошачьих, кого-то, на кого можно напасть» (из кн. 10, гл. 12).

Потрясающее откровение!


Все маги, и толтеки в особенности, взаимодействуют и имеют дело исключительно только с хищными, чужеродными и самыми тяжёлыми, мрачными энергиями, лишёнными каких-либо сердечных порывов и устремлений.

Как воздействуют на начинающего мага подобные энергии? Мы может данный процесс отследить достаточно тщательно на примере учёбы Карлоса Кастанеды.

Враждебные энергии вызывают страх и ужас, смятение и отчаяние, судороги и спазмы, и в первую очередь в животе — главной энерготочке магии. Взаимодействие с ними связано с колоссальным перенапряжением, с недержанием мочевого пузыря и кишечника, с холодной дрожью, жаром, тряской и болью. С множеством разнообразных болевых ощущений в теле. С множеством психических отклонений, с галлюцинациями, бредоподобными состояниями, с расщеплением и шизофренизацией психики.

Что же в таком случае делают маги-толтеки со своим внутренним центром духовной Любви?

Пропитываясь низкими, тёмными вибрациями всё больше и больше, сосредотачивая свою точку сборки на периферии (всё равно какой и где!), они свой центр постепенно блокируют, изолируют не только самым естественным образом… Они открепляются от центральных эманаций дополнительно и намеренно. И этому зловещему процессу демонизации способствует сам сформированный ранее магический поток сознания толтеков! В учении дона Хуана-Кастанеды духовное сердце отсутствует даже в теории! Однако позиция восприятия духовной божественной Любви в книгах Кастанеды хорошо показана…

Дело в том, что если бы дон Хуан заявил слишком открыто и определённо, что любовь является совершенно бесполезной для мага энергией, что любить «неэффективно» и глупо, то это было бы слишком зловещим и разоблачающим заявлением. Магические знания, являющиеся для современного человека абсурдными, вынуждены искусно маскироваться, скрывать свою злую, демоническую суть. Именно поэтому в учении подчёркивается то, что путь должен быть путём сердца. Именно поэтому в отношении духовной любви при обучении ученика Карлоса дон Хуан совершает очень ловкий, хитроумный манёвр, как в теоретическом, так и в практическом аспекте.

Собственно, я сам очень многое простил бы дону Хуану и оставался бы по-прежнему самым ярым и «первым толтеком России», если бы не факт очень подлого, коварного обмана. Обмана в малом и большом, обмана прямого, очевидного и скрытого, замаскированного. Смотрите!

В седьмой книге Кастанеды «Огонь изнутри» в восьмой главе «Положение точки сборки» мы обнаружим цитату о переживании космической любви. Вот она:

«Мною двигала БЕСКОНЕЧНАЯ ВСЕОХВАТЫВАЮЩАЯ ЛЮБОВЬ. Я жаждал быть с ними (с людьми), молиться с ними Господу».

Откроем в этой же книге и главу «Человеческая матрица» — там ещё более подробно описаны высокие, просветлённые, духовные состояния:

Дон Хуан «отправил меня парить в радужном СВЕТЕ, в ЛУЧЕЗАРНОМ ИСТОЧНИКЕ МИРА и дивной БЛАГОДАТИ. Этот свет был небом, оазисом в окружающей меня черноте»;

И ещё: «Описать словами всё великолепие того, что я созерцал, не было никакой возможности, но понять, что именно делает это столь прекрасным, я тоже не мог. Затем я подумал, что ощущение красоты порождается чувством ГАРМОНИИ, МИРА, ПОКОЯ и столь долгожданной БЕЗОПАСНОСТИ. Дышать было так легко, я вдыхал и выдыхал, пребывая в состоянии абсолютного покоя. Какое ДИВНОЕ ИЗОБИЛИЕ! Без тени сомнения я знал — это есть БОГ, ИСТОЧНИК ВСЕГО СУЩЕГО, и я встретился с Ним лицом к лицу. И я знал — Он любит меня. БОГ ЕСТЬ СУТЬ ЛЮБОВЬ И ВСЕПРОЩЕНИЕ — это я тоже знал. СВЕТ омывал меня, я был ОЧИЩЕН И СПАСЁН. Я не был властен над собой, я рыдал…»

И дополнительно в той же главе: «Я вышел на мост. Человеческая матрица словно специально меня там дожидалась. Я увидел её — ДИВНЫЙ ТЁПЛЫЙ ЯНТАРНЫЙ СВЕТ. Я упал на колени, но это не было продиктовано набожностью, а явилось физической реакцией на чувство БЛАГОГОВЕНИЕ. Зрелище человеческой матрицы было в этот раз ещё более удивительным, чем когда-либо…»

Кастанеда называет своё видение Бога ещё «человеком, воплощающим в себе всю сумму добра».

Итак, позиция восприятия духовной Любви существует. И Карлос переживал во всей своей полноте её высокие, чистые духовные энергии: БЕСКОНЕЧНУЮ ВСЕОХВАТЫВАЮЩУЮ ЛЮБОВЬ, СУЩИЙ СВЕТ, ЛУЧЕЗАРНЫЙ ИСТОЧНИК МИРА, ДИВНЫЙ ТЁПЛЫЙ ЯНТАРНЫЙ СВЕТ, ЛЮБОВЬ, БЛАГОГОВЕНИЕ И ВСЕПРОЩЕНИЕ. Он ощущал неописуемую красоту, покой, гармонию, благодать, защиту и безопасность. Он проживал чудные, высочайшие, Божественные энергии неэгоистической любви — чувства защиты и спасения, жертвенность, потребность отдавать, служить, сострадать… Карлос достиг «источника всего сущего», «лучезарного источника мира» — светоносного центра!

Любовь — это ослепительнейший Свет, который можно наблюдать из позиции эго-личности как форму, и при более глубоком погружении — как чистую световую энергию! В гл. «Человеческая матрица» мы обнаруживаем указание на без-образность этого волшебного Света:

«Человеческую матрицу можно видеть в двух различных образах, — начал он, — как только мы сели, — в образе человека и в образе света. Всё зависит от сдвига точки сборки. При поперечном сдвиге ты видишь образ человека, при сдвиге в среднем сечении человеческой полосы матрица — это СВЕТ».

Заметим и подчёркнём при этом ещё раз, — пусть читателя не путает сочетание слов «образ света», с таким же успехом «видение» кокона можно назвать образом кокона — но Карлос видел и БЕЗ-ОБРАЗНЫЙ, БЕСФОРМЕННЫЙ, ТОЧЕЧНЫЙ СВЕТ, ЧИСТУЮ ЭНЕРГИЮ! А это восприятие Света в состоянии толтековского видения…


Да этот же чудо-свет и есть искомое, самое желаемое, идеальное состояние реализации на всех правильных духовно-религиозных путях, самая конечная цель и смысл всего развития!!!

Чего проще, на модели энергетического кокона, описанным самим доном Хуаном, проследить эзотерику процесса. Точка сборки Кастанеды проникла в ослепительный центральный Свет, настроила внешние прозрачные эманации и соответствующие внутренние, замкнула их, и световые энергии созидающей любви хлынули в кокон потоком! В такой позиции попребывать бы подольше всего лишь пару-другую десятка раз и всё! Человек бы стал обладателем бессмертного светоносного тела несусветных чудесных способностей, существование которого бы вершилось в неописуемых, беспредельных, прекрасных и просветлённых мирах, независящее от смерти нашей планеты. Но…

Но после столь удивительных и волшебных духовных погружений коварный дон Хуан объявляет Кастанеде, что это была всего лишь «человеческая матрица», шаблон, «бесполезный статический слепок бесполезных энергий»! «Великий» учитель-толтек дон Хуан язвительно смеётся над высочайшими переживаниями космической Любви. Он всячески высмеивает «глупую» набожность, наивность и легкомыслие своего подопечного… Какая циничная демоническая насмешка, коварство и подлость уже над нашим читателем!

А читатель, по своей наивности и полной доверчивости верит «доброму» дону Хуану…


«Матрица» — это все самые добрые, положительные, сердечные, чистые и прекрасные (реальные!) энергии, понимаете? Это так даётся в описании самим Кастанедой… Бери эти энергии и «накапливай»!

Нет! Согласно учению толтеков, такие энергии бесполезны, неэффективны, бесплодны, и вообще они служат так… для кратковременной передышки перед далёким и увлекательным приключением магов в неизвестное. Это духовная Любовь-то статичный энергослепок???

Как же легко обмануть читателя! Божественная Любовь — это тотальное вселенское излучение-отдача, в котором отсутствует какое-либо «эго», какое-либо ограничение, отдельность! Любая форма представляет собой некий ограниченный объём. Но Любовь Бога столь неограниченна, вездесуща и проникновенна, что в ней нет и не может быть никаких форм, матриц, штампов, клише, шаблонов! Любовь есть Свет абсолютной Истины.

В седьмой книге, в главе «Положение точки сборки» дон Хуан, подготавливая читателя к обману, подчёркивает:

«По обоим краям человеческой полосы находятся странные скопления мусора… На левом краю — духовность, религиозность, всё, что связано с Богом…» И с духовной Любовью! — следует добавить. Любовь для магов — это в действительности мусор! Вот таким образом незатейливо профанируется, обесценивается самая величайшая тайна творения… Ко всему прочему, следует добавить, что, побывав в позиции восприятия духовной Любви за все тринадцать лет обучения всего (приблизительно) семь раз, Карлос остался в полном неведении и беспамятовстве о своём столь чудном переживании. Почему? Так действует магический поток — у толтеков нет энергетического контакта-подключения с центральными эманациями Света Любви. Именно поэтому позиция абсолютного духовного совершенства, идеального Осознания у толтеков подавлена настолько сильно, что о ней даже не помнят. И в традиции толтеков принято данную позицию «показывать» в бессознательном состоянии ученика с единственной целью её окончательного и необратимого блокирования! Так учителя-маги очень жёстко программируют своих учеников на полное открепление от эманаций Любви. Так обстоит дело у толтеков с их внутренним светоносным центром в целом!

Кроме того, в то время как религиозные мистики погружаются в Свет Любви интенсивно и глубоко, получая все его волшебные качества, ученики-толтеки наблюдают его весьма отдалённо, из блокированной позиции. Но и при этом даже они переживают хоть и подавленный, но духовный экстаз. Можете ли вообразить себе всю духовную мощь, силу и глубину центрального Света при непосредственном, прямом погружении!?

Характерно для магии и то, что избранным Пауком Земли будущим адептам учителя-толтеки совсем не предоставляют право выбора. Они действуют очень грубо, жёстко и бесчеловечно, загоняя ученика в роль жертвы. Вначале учитель использует всевластвующий магический взгляд, который гипнотизирует и покоряет личность.

«Пристальный взгляд в правый глаз — это не обычный взгляд, — сказал дон Хуан. — Скорее, это насильственный захват другого человека через его взгляд» (из кн. 4, ч. 3, гл. 2);

«Хороший охотник гипнотизирует жертву глазами, — продолжал дон Хуан. — Взглядом он действительно сдвигает точку сборки жертвы, и все его глаза направлены на мир только в поисках пищи» (из кн. 8, гл. 4)

Типичная психология дикого зверя!

А потом происходит следующий зловещий тайный процесс ещё более жёсткого зомбирования. Нагваль-учитель бьёт наивного человека по спине, по точке сборке и тем самым переводит его на полусознательный, подсознательный уровень. Человек становится крайне безвольным, податливым и очень внушаемым — с ним можно делать всё, что угодно. После этого он ничего помнить не будет.

«С помощью удара нагваля толтеки изменяли состояние осознания учеников… при этом сам человек становился покорным до беспомощности» (из кн.7, гл. 7).

Удар нагваля это мощный, массированный хищный захват человека. В кн. 8, гл. «Безупречность нагваля Элиаса» учитель Элиас прыгнул на девушку (Талию), как лев, нанеся ей мощный удар по точке сборки… её точка сборки начала беспорядочно перемещаться». А в гл. 4 «Нисхождение Духа» нагваль Элиас нанёс сокрушительный удар по точке сборки Талии, что создало серьёзную угрозу её здоровью».

Ещё наиболее впечатляющий пример последствий удара нагваля по девушке, которую дон Хуан насильственно завербовал и грубо, безжалостно подчинил своей воле:

«Затем дон Хуан нанёс ей мощный шлепок между лопатками, буквально выбив весь воздух из её лёгких. Какое-то мгновение она не смогла дышать и потеряла сознание. Придя в себя, она обнаружила, что находится внутри дома. Из носу у неё сильно шла кровь, дыхание было учащённым, глаза нефокусировались… Затем он открыл ей правило… Она поняла сразу всё, что он говорил» (из кн. 6, гл. 11)

Наконец, подобный опыт самого Карлоса после неожиданного и сильного удара дона Хуана описывается так:

«В ушах зазвенело. На какой-то миг у меня перехватило дыхание — мне показалось, что он повредил мне лёгкие. Каждый вздох был для меня настоящей мукой» (из кн. 8, «Введение»).

Любопытно, что во всех подобных описаниях будущий ученик толтеков сразу всё безропотно, безоговорочно принимает, не в состоянии противостоять удару. Это относится и к вербовке своих новых учеников и учителем Элиасом (женщины Талии), и учителем Хулианом. Аналогично (в кн. 6, гл. 11) вербовалась Хулианом, например, и женщина Олинда, которая после удара нагваля «приняла правило полностью. Не осталось ни сомнений, ни колебаний».

Что же учитель-маг делает с сознанием ученика более конкретно помимо словесного внушения?.. Являясь носителем чёрной эманации Орла, соединяющей с самой утробой Паука Земли, учитель замыкает эту эманацию на кокон наивного человека. Навсегда. Всё! С этих пор человек становится рабом тёмных знаний и вынужден следовать пути магии… И уже на продвинутых стадиях эта эманация хищной вселенной Паука будет транслировать ему ужасающие демонические состояния — жуткое бескрайнее космическое одиночество, беспредельное отчаяние, нечеловеческую печаль и нескончаемую дрожь во всём теле.

«Дон Хуан говорил, что единственным выражением боли является дрожь, приходящая из самых глубин вселенной, как если бы одна эманация Орла была болью. Дрожь воина бесконечна… Я ощутил эту дрожь» (из кн. 6, гл. 15)

И это вместо Любви, блаженства и радости!..


Я ожидаю один очень своевременный вопрос от самого проницательного читателя и самого искушённого специалиста по магии Кастанеды. Ну?..

Вопрос весьма существенный и состоит в следующем. Если центр человека соответствует центру вселенной, то в таком случае и центр планеты земли должен соответствовать этому же центру, ведь земля является более глобальным существом, а все эманации земли автоматически включают в свой диапазон абсолютно все эманации человеческого кокона. Да, это одновременно так. Однако следует прояснить ситуацию. О духовном центре земли и человека — центре космической Любви — правомерно говорить лишь в том случае, когда он доступен потенциально — в ближайшем или отдалённом будущем. Иначе о нём упоминать не имеет смысла. Для каждого человека через молитву божественная любовь — сам Бог — является доступной. Но это не так для нашей планеты! И хотя вся земля пронизана эманациями любви, сама Земля не является любящей, т. е. она не пребывает в состоянии Любви! Её духовный центр изолирован, блокирован и замкнут сам на себя. И не дай бог, попасть туда! Потому что это то самое пекло, преисподняя, ад — огненная утроба Паука, огонь которой самый тяжёлый, жгучий и плотный! Однако Земля может стать любящей. Например, через миллион или миллиард лет. Для нас такие сроки нереальны. Чтобы следовать путём любви Земле надо молиться и тем самым сместить свою точку сборки внутрь, к своему центру. В этом случае точка сборки соберёт самые чистые и светлые эманации космоса, и центр земли будет разомкнут. При этом Паук будет уничтожен, а жизнь на Земле для всех живых существ на ней будет неописуемым и умопомрачительным раем! Люди не будут нуждаться в грубой материальной пище, а будут питаться всенасыщаемым нектаром Любви (автор его пробовал и знает, что это такое!). Все люди будут свободны и счастливы! Они будут способны летать физически и общаться с другими существами телепатически при помощи только мысли. А мысли людей будут так чисты, созидательны и прекрасны! Даже дикие звери… Никто не будет поедать друг друга! Львы будут обслуживать и помогать антилопам, зайцы дружить с лисами… Все животные не будут поедать даже сознание растений — земля будет изобиловать сочными плодами и фруктами, на всех хватит. Приближайте царство любви на Земле! Возможно и, скорее всего, именно о таком благодатном и волшебном периоде жизни на Земле упоминается в библии на примере Адама и Евы, пребывающих в эдемском саду. Об этом периоде также известно и в индуизме как о золотом веке человечества — сатье-юге. А начать молиться Земля может хотя бы следующим образом… Во-первых, её сознание закроет и прекратит распространять все магические и шаманские учения. Во-вторых, она начнёт «выращивать» людей-молитвенников и сосредотачивать их на определённой территории. Именно через них она сведёт мощный фокус чистых световых энергий, в результате чего глобальный космический поток сместит точку сборки Земли к её центру и Любви…

Такова суть магии. Таковы принципиальные различия путей Магии (Периферии) и Религии (Центра). На диаграмме показаны направления столь разных путей на общей эволюционной линии развития. Духовный центр назван Алмазом. В связи с привычным читательским вниманием перемещаться слева — направо, правая и левая человеческая полоса восприятия кокона толтеков поменяла названия (направление движения точки сборки влево, к центру стало правосторонним, а правостороннее направление получило имя левой стороны):


Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном Магия и религия (тайна планеты Земля)

С точки зрения просветлённого, зрелого, религиозного сознания магия — это далёкое первобытное прошлое, детство человечества! В настоящее время магические учения не могут не вызывать насмешку. Маги-толтеки, чтобы достичь «абстрактной» свободы, вынуждены объединяться в группы по 16 человек, и даже в этом случае у них обнаруживаются большие проблемы. Религиозные мистики достигают спасения в светлых мирах сознания в одиночку, поскольку имеют дело со светоносным, самодостаточным центром.

Естественно, что и духовные идеалы столь разных учений весьма и весьма различны. А духовные идеалы это очень и очень серьёзно! Ведь именно они являются конкретными энергетическими структурами, каналами и проводниками к тем или иным энергетическим источникам, которые обеспечивают соответствующее подключение или неподключение (блокировку)! Духовный идеал представляет собой главный критерий и уровень высших достижений, которому в учении подчинено всё остальное! Всё выстраивается, группируется вокруг духовного идеала. К духовным ценностям Центра принадлежит всего лишь один идеал, который можно выразить как Любовь-Осознание, Осознание-Любовь, или Сострадание-Осознание. Заманчивых, привлекательных и таких соблазнительных идеалов магии очень и очень много, как-то: абстрактная свобода, чудесные приключения, чудеса и волшебные способности вообще, здоровье тела и т. д. Но только не Любовь! О Любви в магии, конечно же, в целях маскировки упоминается, но она остаётся где-то на самом-самом дальнем, бледном плане и будто не нужна совсем. Убери все тезисы о любви из описания Кастанеды — и ничего в учении не изменится, вся структура магии толтеков останется прежней. Однако если изъять идеал божественной любви из христианского учения, то не будет самого учения…

Душевным надломом, каким-то болезненным внутренним надрывом, безысходностью и печалью проникнуты многие интервью писателя К. Кастанеды. Вчитайтесь в его одно из последних комментарий не задолго до смерти. Оно отражает финальное состояние мага-толтека и нашего современника:

«…Бог не любит тебя, поверь мне. Вселенная является хищнической. Она производит глубокие волны печали, которые накатывают на меня… И дрожь, бесконечная дрожь… Даже путь с сердцем здесь не слишком помогает…» (Лос-Анжелес, 3 августа 1997 года).

Какое отчаянное разочарование сквозит в этих словах! Вижу в этом откровенном высказывании великую трагедию человека, так и не нашедшего любви на своём духовном пути. В 1998 году Карлоса Кастанеды не стало… Но.

Духовное развитие — не страх и дрожь, а счастье и радость!

«Бог не любит тебя, поверь мне» — это так только в магии! Это только для тех людей, которые по немыслию соблазнились тёмными магическими дорожками.


НЕ ВЕРЬТЕ, ЛЮДИ, КАРЛОСУ КАСТАНЕДЕ!

ВСЕЛЕННАЯ ПРОНИЗАНА БОЖЕСТВЕННОЙ КОСМИЧЕСКОЙ ЛЮБОВЬЮ!

Всё!


«Э-э… Нет. Подожди! — вмешался в моё сознание Странник. — Ты забыл об одном заключительном штрихе…»


Ах, да… Магия не бывает белой, серой, зелёной, фиолетовой или серо-буро-малиновой. Теории о белой и чёрной магии — это мифы и сказочки для наивных детей, внедрённые Пауком в коллективное сознание людей. Вся, любая и каждая магия и шаманизм — чёрная! А магов не чёрных не бывает. Ну что тут не ясно?!


Аспекты практических занятий магией толтеков

В самом ли деле занятия магией толтеков, а пока придётся напоминать, занятия чёрной магией — это увлекательнейшее путешествие к свободе, истине, счастью и любви?

Действительно ли учение дона Хуана позволяет реализовать вдохновенный, созидательный прорыв? Если «да», то к каким энергиям и реалиям?

Кастанеда непрестанно маскирует конкретику. Фактические эпизоды и переживания он обильно сдабривает мудрыми тезисами о жизни, энергетическую реальность окутывает аурой волшебства, чуда и романтики.


Проследим же проявление различных энергий магии в более живом, действительном и свершившемся воплощении на примере ученика Карлоса Кастанеды. Тёмные энергии действуют на адепта магии сразу на нескольких уровнях — психологическом, физическом, психическом и духовном.

На психологическом уровне человек, пойманный в ловушку магии, всё более восторгается магическими знаниями, он вожделеет, алчет, жаждет. Он теряет рассудок, перестаёт различать очевидную границу между тёмным и светлым, добрым и злым. Он становится фанатичным и одержимым. Ловушка магии устроена таким образом, что описанные чудеса кажутся очень близкими и доступными!.. И однажды человек входит в нескончаемый замкнутый тупиковый лабиринт магического пути и начинает копить энергию… Конечно же, копеечная мелочь не может заменить золотого слитка, поэтому психологически человек испытывает всё большую и большую неудовлетворенность, ненасыщаемость, беспокойство и возбуждение, фанатизм и страстность. А духовная жажда всё растёт и растёт, и нет этому конца…

С другой стороны, любого человека, вставшего на путь магии, станут преследовать необъяснимые страдания. Ведь путь любой магии угнетает и подавляет духовный, религиозный, внутренний Дух Любви! И на фоне пристрастности и одержимости человек это будет периодически чувствовать, ощущать, но, к сожалению, не отдавать себе в этом отчёта и не осознавать…

Кастанеде удалось показать на своём же живом примере, как на пути толтеков личность сопротивляется всё более полному подавлению человеческой способности любить. Один характерный пример в описании, в котором Карлос знакомится с позицией духовной космической Любви и высоких положительных энергий воплощённого добра:

«Со всей страстностью, на какую я только был способен, всматривался в этот свет. Он как бы сконденсировался, обретая форму, и я увидел очертания человека. Сияющего человека, от которого исходило благословение, любовь, понимание, искренность и истина. Человека, воплощавшего в себя всю сумму добра… Я рухнул на колени. Я жаждал поклоняться воплощённому Богу, но тут вмешался дон Хуан… Дон Хуан меня высмеял. Он сказал, что я набожен и легкомысленен, что из меня мог бы получиться дивный священник… Всё, что он (дон Хуан) говорил (о человеческой матрице), причиняло мне САМЫЕ НАСТОЯЩИЕ СТРАДАНИЯ (!!!), однако его, похоже, мало трогала глубина моих переживаний» (из кн. 7 гл. «Человеческая матрица»).

Мы также можем проследить и другую сторону неприятия пути чёрной магии. Кастанеда в ответ на грубое давление дона Хуана неоднократно описывает свою реакцию протеста и сопротивления, доходящих даже до внезапных приступов ярости, гнева и агрессии на своего учителя (цитаты уже приводились в главе этой книги «Прощание с доном Хуаном?»).

А когда коварный учитель принуждает Карлоса к взаимодействию со злыми, тёмными, разрушительными силами (неорганическими существами), то реакция следует незамедлительная:

«Энергия, необходимая для перемещения точки сборки мага, находится в мире неорганических существ, — сказал дон Хуан, будто желая поскорее отделаться от этого. Моё сердце чуть не остановилось. Я почувствовал головокружение и был вынужден топать ногами по земле, чтобы не потерять сознание (!)» (из кн. 9, гл.).

На физическом же уровне признаки разрушения и натиска тёмных энергий на примере ученика Карлоса являются ещё более ярко выраженными и конкретными. Обычный человек не в состоянии выдержать таких колоссальных нагрузок и перенапряжений. Мне даже не стоило выискивать специальные примеры, они описываются почти в каждой главе, почти на каждой странице… Благодарю, Карлос, за откровение!

Перед нами энергии чёрной магии, как они есть, на практике. Взгляните беспристрастно. Предлагаю небольшое попурри по магии толтеков:


«У меня начались сильные позывы к рвоте… Меня мучила невыносимая жажда»,

«В этот момент я ощутил сильные судороги…»,

«Страшно колотилось сердце…»,

«У меня начались конвульсии, затем я бился головой об пол… Трясся и вздрагивал… Орал и подпрыгивал» (из кн. 1, гл. 20);

«Почти сразу я начал потеть… и мышцы живота стали судорожно сокращаться… Я стучал зубами от приступов накатывавшей волнами нервной неконтролируемой дрожи… Слегка болела голова, был расстроен желудок, и я чувствовал острые мигрирующие боли в кишечнике…» (там же, гл. 3);

«Дон Хуан действовал с такой быстротой и ловкостью, что когда я отдёрнул руку, кровь уже лилась ручьём из глубокого пореза. Он опять схватил мою руку, поднёс к горшку и выжал в него побольше крови… Я чувствовал, что куда-то соскальзываю. Я был близок к обмороку» (из кн. 1, гл. 3).


Какая дьявольская, зловещая практика на пути «любви»!

«Я так затрясся, что едва держался на ногах»,

«Я задыхался. Я потерял равновесие и упал» (из кн. 1. гл. 4);

«Я чувствовал непередаваемое физическое отвращение, близкое к отчаянию» (из кн. 1. гл. 5);

«Мне стало совсем плохо. Голова раскалывалась от боли. Меня окутала чернота… опять замутило… дыхание было болезненно горячим. Оно душило меня»,

«Голова была тяжёлая… навалилась усталость, невероятная усталость, и после ужина я снова лёг спать» (из кн. 1, гл. 6);

«Меня подташнивало, кружилась голова» (из кн. 1, гл. 8);

«Казалось, из меня ушли все силы. Всё тело болело. Мускулы одеревенели от напряжения. В голове был полный хаос» (из кн. 1, гл. 11);

«Меня начала бить дрожь. Хотелось вскочить и убежать» (из кн. 2, гл. 6);

«У меня закружилась голова, глаза непроизвольно закатывались… во всём теле появился неприятный жар. Я хотел изменить позу, но уже не мог двигаться. Уши буквально лопались от давления» (из кн. 2, гл, 7);

«Меня затрясло, зубы начали стучать» (из кн. 2. гл. 11);

«Я чувствовал головокружение и тошноту, меня вырвало…»,

«Меня затрясло. По спине пробежали нервные спазмы. В голове появилась тяжесть, особенно в затылке» (из кн. 2, гл. 13);

«Брюшной пресс стал твёрдым от напряжения» (гл. 2, гл. 16).


Кстати, обратите особое внимание на характерные повторяемые ощущения в животе — главном жизненном энергоцентре, позже мы откроем их тайну.

«Вибрация стала настолько сильной, что я почувствовал, — сейчас меня вырвет… Меня скрутила судорога»,

«Скорчившись под собственной блевотиной, совершенно беспомощный, я решил, что настал мой конец, и заплакал… В животе были ужасные спазмы» (из кн. 2, гл. 16);

«Меня начала бить сильная дрожь» (из кн. 2, гл. 17).


Боже, к каким энергиям по своей глупости стремятся доверчивые начинающие «маги», обманутые К. Кастанедой!

На пути настоящей любви христианский мистик постепенно обретает духовное, благостное очищение и исцеление всего биологического организма!

«В то же мгновение в животе моём возникло ощущение пустоты. Это было ужасное мучительное чувство падения, очень неприятное и изнурительное» (из кн. 2, гл. 17);

«По спине прокатилась холодная волна, мышцы живота непроизвольно напряглись, и всё тело судорожно дёрнулось» (из кн. 3, гл. 4);

«Этому способствовало странное ощущение под ложечкой. Дискомфорт стал настолько острым, что я встал… Я был удручён. В ушах звенело. К голове приливал неприятный жар» (из кн. 3. гл. 15);

«Затем я ощутил странную боль в центре живота… Я ахнул и с громким криком опрокинулся на спину… по мышцам живота прошли судороги… Я ощутил озноб. Сердце начало колотиться… чувствовал сильную боль во всём теле. Сидеть я больше не мог и завалился на бок» (из кн. 4, ч. 1, гл. 1);

«Я чувствовал, что теряю сознание. Давление в животе было настолько интенсивным, что меня вырвало» (из кн. 4, ч. 1, гл. 2);

«Моя нервозность стала неконтролируемой… я перестал ощущать своё тело. Рот мой непроизвольно открылся, глаза закатились… лицо у меня становилось всё твёрже и твёрже, пока оно не стало лицом трупа с желтоватой кожей, накрепко приросшей к черепу» (из кн. 4, ч. 2. гл. 3);

«Меня начало охватывать чудовищное возбуждение. Я был не в силах совладать с собой: мои кишки судорожно двигались… Расстройство желудка заставило меня вскочить и помчаться в кусты…» (из кн. 4, ч. 2. гл. 6);

«Напряжение было огромным. Я свалился на землю, хватая воздух ртом. Мышцы моего живота были так напряжены, что я не мог дышать» (из кн. 4, ч. 3, гл. 3);

«Говорить я не мог… Желудок был расстроен… в ушах у меня стоял гул, кружилась голова» (из кн. 5, гл. 6).


Вообще-то, у автора нет никакого желания мучить читательское внимание подобными откровениями, а их ещё очень и очень много. Таковы реалии эффектов и проявлений демонических энергий. Такова их разрушительная суть. Потерпим ещё совсем немного:

«Я чувствовал подавленность, дышать было трудно», «моё тело начало конвульсивно подёргиваться… какая-то часть меня наблюдала за тем, как другая часть меня тряслась» (из кн. 6, ч. 1, гл. 3);

«Какая-то необъяснимая сила разрывала меня на части. Я не мог дышать, и всё покрылось мглой» (из кн. 6, ч. 1. гл. 4);

«Я проснулся на рассвете с невыносимой тяжестью в голове. Это походило на сильное давление в ушах. Я чувствовал тяжесть также на висках и в горле. Я ощущал жар не только в голове… хотелось позвать на помощь… Я задыхался, хрипел, кашлял» (из кн. 6. ч. 2, гл. 6);

«Я почувствовал мощную вибрацию, идущую сквозь меня, и решил, что это мои смертные судороги… дрожь пробежала по всему телу» (из кн. 6, ч. 2, гл. 8);

«Я ощутил, как по телу моему пробежала дрожь, мне показалось, что я вот-вот упаду в обморок… Я отчаянно боролся с тошнотой», «Меня охватило такое отвращение, что я начал терять сознание» (из кн. 7, гл. 15);

«Необычный зуд в солнечном сплетении делал дыхание поверхностным и болезненным» (из кн. 9, гл. 2);

«Меня поразила потеря энергии, и то, что казалось мне приступами жара, по-существу, представляет собой порывы энергии» (из кн. 9, гл. 7).


В мире зла выживает сильнейший, если ты недостаточно силён, то, по словам дона Хуана, «пропадёшь, начнёшь сохнуть, худеть и бледнеть». А таких людей — самое подавляющее большинство — человек не создан для контакта с разрушительными и злыми силами! Его высшее предназначение — любить! И обрести в любви счастье и бессмертие. На пути настоящей любви путник движется в принципиально ином направлении. Всё чаще его сознание настигают тёплые, ласковые, нежные, умиротворяющие энергетические волны. Он становится всё более уравновешенным, удовлетворённым и спокойным…


Одновременно на психическом уровне человека, следующего магическим путём, преследуют жуткие дисгармонии, психическая деградация, активность животного сознания и крайняя неуравновешенность:


«Невыносимый ужас, который я испытал, длился, казалось, вечность. Я задыхался и скулил. Пот жёстким панцирем замерзал на коже»,

«Я оставался без движения, парализованный абсолютным ужасом»,

«Мой опыт был устрашающим, не понимаю, как я не умер от страха» (из кн. 1, гл. 4);

«Меня охватил нестерпимый ужас. Ненависть и обиду сменила тоска» (из кн. 1, гл. 6);

«Затем сознание вытеснил гнетущий страх», «страх сменился чувством покинутости и обречённости» (из кн. 1, гл. 8);

«Последствием было сильное возбуждение, тревога и беспокойство» (из кн. 1. гл. 10).


Дело в том, что энергии магии действуют всегда угнетающе и разрушительно на психику человека. Они усиливают все самые негативные черты человеческой личности. Наблюдается мощнейший всплеск «эго». В то время как религиозный путь такие негативы сглаживает, нейтрализует и усиливает самые светлые, благостные и созидательные состояния.

«В результате я испытал глубокое психическое расстройство… Этому способствовал невыносимый ужас… В период сильнейшего волнения и тревоги на смену пришёл пик испытанного мною ужаса», «Было действительно страшно. Я хотел убежать… Я был вне себя от страха… Я ощутил такой дикий страх, что онемел… Моментально мой страх вырос до бесконечности… Я хотел завизжать и зарыдать, удрать или упасть в обморок» (из кн. 1, гл. 11);

«Да я просто оцепенел! Никогда в жизни не испытывал такого дикого ужаса» (из кн. 2, гл. 7).


Напомним читателю, что демонические энергии являются крайне примитивными, и обладают всего лишь двумя основными крайними признаками — страх и агрессия. Только Любовь представляет собой подлинную тайну! Она неисчерпаема. На всём протяжении существования цивилизованного человечества отдельные художники, писатели, скульпторы, танцоры, поэты пытаются её отобразить и не могут!

«Меня охватил страх» (из кн. 2, гл. 11);

«Жуткая паника охватила меня» (из кн. 2, гл. 14);

«Меня захлестнула волна вполне рационального страха… Я похолодел, внутри меня всё сжалось, меня охватила жуткая тревога» (из кн. 2. гл. 16);

«Странная сила ввергла меня в состояние дикого неуправляемого ужаса» (из кн. 3, гл. 4);

«Дон Хуан обладал коварной способностью из состояния полнейшей удовлетворённости мгновенно загнать меня в состояние дикого ужаса» (из кн. 3, гл. 7);

«И тут вдруг меня охватил дикий ужас… Я ощутил ужас, от которого по всему телу прошла холодная волна» (из кн. 3, гл. 9);

«Я был практически в панике… Две-три минуты у меня ушло на то, чтобы вернуть себе дар речи. Нервные судороги пробегали по мышцам живота, не давая мне внятно говорить», «У меня возникло странное чувство испуга. Живот сжало», «Ужас буквально душил меня… В течение секунды мой испуг был безграничным (из кн. 3, гл. 14).


Отдаёт ли любитель Кастанеды себе отчёт в том, что столь явные разрушительные признаки являются наиболее характерными и часто повторяемыми, а не относятся к отдельным исключениям?

«Волосы мои самым натуральным образом встали дыбом. Секунду я был парализован» (из кн. 3, гл. 17);

«Как бы там ни было, но мой страх был вне всяких пределов… Это ощущение швырнуло меня в состояние полнейшей паники. Я закричал. Мой крик прозвучал захватывающим дух воплем… по спине бегали мурашки, заставляя меня непроизвольно дёргаться» (из кн. 4, ч. 3. гл. 3);

«Я проснулся в ужасе, не в состоянии дышать» (из кн. 6, ч. 1, гл. 2).


Я прошу большое прощение у той части здравомыслящих читателей, которым и так давно всё ясно и которым не требуется такого количества цитат и примеров разрушения психики человека на пути толтеков. Однако позвольте мне всё-таки продолжить, поскольку я знаю, насколько захватывающей, властной и подавляющей силой на сознание обладают книги Кастанеды на целый ряд отдельных искателей. Такое обилие цитат, возможно чрезмерное, есть не что иное, как попытка дезомбирования, распрограммирования сознания многочисленных последователей учения толтеков. Быть может они, пойманные на крючок, серьёзно задумаются и осознают, куда и к чему они по своей глупости стремятся…

«Я вновь погрузился в состояние дискомфорта и страха… Я внутренне затрясся от невыразимого ужаса. Мне показалось, что кровь в моём теле кипит… потому что давление приблизилось к точке взрыва» (из кн. 6, ч. 2, гл. 8);

«Эти улыбки почему-то наполняли меня ужасом. Я уже совсем было принялся орать от страха, когда дон Хуан ударил меня по спине» (из кн. 7, гл. 4);

«Всего за несколько секунд мой страх и подозрительность выросли до неимоверных размеров. Сердце колотилось, меня прошиб пот» (из кн. 7, гл. 5);

«Моё тело непроизвольно подпрыгнуло. Мой страх был так велик, что на глаза навернулись слёзы» (из кн. 10 «Введения»).

В другом подобном эпизоде: «…этому способствовал небывалый ужас, на несколько недель подорвавший моё здоровье».


И отдельное, особое внимание следует обратить на более эзотерический момент, он касается непосредственного энергетического контакта с неорганическими существами:

«Единственное, что меня беспокоило, это всё чаще повторяющееся ощущение некоторой помехи, что-то вроде приступов страха или дискомфорта»;

«Я обнаружил, что неизменно сталкиваюсь лицом к лицу с глубоким, непонятным страхом; он был тёмным и навязчивым, неотступно преследуя меня, заставляя меня ёжиться» (из кн. 9).


Дон Хуан называет страх истинным кошмаром пути. У Карлоса встают дыбом от страха волосы, холодеют конечности, «разрывается» и исчезает сердце, не выдерживает кишечник и мочевой пузырь, он теряет сознание… Но не таков путь любви!

Следует отметить, что в подобных повествовательных откровениях Кастанедой вмонтирована одна очень опасная и коварная установка. Кастанеда как бы выставляет себя на посмешище, словно говоря: «Ну, вот такой я пугливый и нервный дурак. И сопротивляюсь обретению желанной свободы. Но ты, читатель, конечно же, не такой!» В результате зловещая, угрожающая реальность магических сил воспринимается читателем крайне несерьёзно и легкомысленно. Духовный искатель, небрежно почитывая Кастанеду в домашней умиротворённой обстановке, лёжа на диване, снисходительно, лениво и высокомерно посмеивается: «Вот я бы на его месте ничего не боялся! Чего там страшится? Я б сразу — к свободе…» Нет, бесспорно, читатель отличается от ученика Карлоса. Он и в самом деле не такой, как глупый Карлос. Он — другой, не нагваль. А это означает, что он в десятки раз слабея Кастанеды. В действительности же, любитель магии толтеков не дома на диване, а в конкретной и реальной обстановке, вступивший в прямой контакт с магическими энергиями, уже через несколько месяцев сошёл бы с ума, получил бы серьёзное пожизненное психическое заболевание, погрузился бы в тяжёлую многолетнюю депрессию, стал бы инвалидом психическим, физическим, погиб бы…


При воздействии магических сил на духовном уровне в сознании практикующего магию толтеков проявляются различные серьёзные болезни внутреннего духа, такие состояния отличаются особой глубиной, деградацией и длительностью… Они проявляются крайне неуравновешенностью и сменой настроений, приступами гнева, некой надрывностью и душевным надломом, тяжёлой депрессией, безысходностью, желанием самоубийства и разнообразными психическими расстройствами. Перед нами жуткие, демонические состояния из описания Кастанеды:


«Это было длительное, очень болезненное и тревожное состояние»;

«Я забыл, что я человек! От безнадёжности меня охватила такая печаль, что я заплакал» (из кн. 1, гл. 2);

«Это была странная смесь воодушевления, страдания и страха» (из кн. 2, гл. 8);

«Приехал я в этот раз для того, чтобы сказать дону Хуану, что накапливающийся эффект установки «видеть» стал сказываться на моём состоянии. Мне всё чаще становилось не по себе, я почти постоянно ощущал беспричинное смутное беспокойство, уставал не утомляясь» (из кн. 2, гл. 14);

«Я почувствовал какую-то подавленность… Я сделался угрюмо-раздражительным… Я впал в состояние подавленности и какой-то иррациональной прострации» (из кн. 2,гл. 16);

«На меня накатила какая-то неописуемая мука. Я непроизвольно застонал» (из кн. 2, гл. 17);

«Я забился в припадке истерического хохота. Тело встряхивали судорожные нервные спазмы» (из кн. 3, гл. 18);

«Я хохотал всё сильнее и сильнее и довёл себя до истерики» (из кн. 3, гл. 18);

«Страдание охватило меня и снизошло чувство невыразимого одиночества» (из кн. 3. гл. 20);

«Я чувствовал себя утомлённым и безучастным. Было ощущение безразличия… Я чувствовал не испуг, а необъяснимую печаль. Мне хотелось плакать»,

«Я продолжил бороться, пока не начал задыхаться… какая-то неконтролируемая ярость овладела мной и достигла такой степени, что я рычал и визжал, как животное» (из кн. 4, ч.1, гл. 3);

«Я уже чувствовал, что готов открыть источники неземной печали, заставившие меня неконтролируемо плакать», «Тут меня охватила неконтролируемая ярость», «У меня вновь вспыхнул приступ ярости» (из кн.6, гл. 5);

«Меня всего трясло, как в припадке эпилепсии. Руки метались вокруг, описывая самые невероятные траектории», «Я начал тихонько всхлипывать. А потом разозлился так, что взревел от ярости» (из кн. 7, гл. 5);

«Разрушительные ощущения, которые я испытал, не раз заставляли думать, что я серьёзно болен. Полная потеря координации во времени и пространстве, болезненные нарушения умственного сосредоточения, галлюцинации и видения страшных мест и людей, которые воспринимались как совершенно реальные. Тогда я не мог избавиться от мысли, что теряю рассудок»,

«Я ощутил всплеск чрезвычайной агрессивности, мышечной силы и дерзости» (из кн. 7, гл. 8);

«Я захохотал, и смех мой был настолько же истерическим, насколько и страх… Страх мой достиг апогея. Я принялся подпрыгивать на месте и рычать, как зверь… Мой страх стал бесконечно сильнее и опустошительнее, чем всё когда-либо испытанное мною в обычной жизни» (из кн. 7, гл. 15);

«Эмоциональный срыв приближался с каждой секундой. Начало подташнивать, и зрение моё стало туннельным… Я ощутил ужасающее неудобство. Внутренний зуд, словно все мои органы горели в огне», «Всё моё существо пронзила странная дрожь, словно нервы мои были обнажены и кто-то дёргал за них. Ощущение было подобно агонии» (из кн. 7, гл. 17).


Если б читатель знал, о какой дрожи идёт речь! Если б он самую малость представлял себе воздействие хищной вселенной дьявола и эту демоническую эманацию-вибрацию!.. Автор переживал подобную жуть и знает, о чём пишет. Но столь адское состояние и неописуемое, безысходное страдание человеческого духа, который попался в лапы планетарного Паука, за маскировочным фоном романтики и поэтики, читателем совсем не просматривается…

«Я дрожал от страха, напряжения и гнева… Мною овладела глубочайшая апатия. В этот момент меня не смогла бы взволновать даже гибель, грозящая мне» (из кн. 8, гл. 3);

«Я понимал объяснение дона Хуана… тем острее становилось моё чувство потери и подавленности. В какой-то момент я искренне решил покончить с собой прямо сейчас. Я чувствовал себя обречённым», «Моё раздражение сделало меня очень агрессивным» (из кн. 8, гл. 4).


Обратите внимание на то, как остро мучается, мечется, ищет выход внутренний дух в человеке, которого насильно погружают в магию толтеков и необратимо лишают любви!

«Невероятное чувство непритворного уныния обрушилось на мои плечи и заставило меня закричать от боли» (из кн. 9, гл. 9);

«Я оцепенел. Затем меня охватил приступ ярости… Мою грудь переполнила холодная подступившаяся к горлу ярость, готовая взорвать меня… Моё нутро было готово разорваться от напряжения… Моё сердце стало биться так сильно, что я почувствовал его пульсацию в желудке» (из кн. 9, гл. 11).


Гнев, ярость, агрессия, как известно, — второй самодостаточный показатель демонической энергии.

«Потом я впал в состояние глубокой печали. Какое-то необычно отрешённое чувство, широко простирающаяся тоска, возникло из этой полутьмы, может быть, из ощущения, что я пойман в ловушку. Я так устал, что хотел уйти» (из кн. 10, гл. 10).

Вот именно! Пойман в ловушку чёрной магии!

На прямую духовную деградацию указывает эпизод, произошедший с Карлосом, в котором его сознание опускается на уровень собаки, он, как животное, вместе с собакой прыгает на четвереньках, они бегают и мочатся друг друга. Её дополняют другие позиции точки сборки: превращение в ворону, детализация мира комара, восторженный, осатанелый бег в голом виде по пустыне со старой колдуньей Ла Каталиной в восприятии червяка…

Абсурдность прогресса, как его понимают толтеки (в действительности жуткой регрессии!), усиливается тем, что учителя Хенаро и Хуан при этом «смеялись от переполнявшей радости за меня (Карлоса), потому что видели, что мне удалось продвинуться далеко вперёд по пути знания» (из кн. 7, гл. 9). И это при сдвиге в позицию червяка!

Уже одних этих позиций вполне достаточно для того, чтобы до животного уровня отяготить своё сознание на всю оставшуюся жизнь. Опускаться до сознания вороны и даже червяка или комара — это предельная степень духовной деградации, бессознательности и тупости — ещё ниже уже невозможно!

«Когда наша (Карлоса и Ла Горды) ярость выдохлась, нас начал охватывать страх — потому что мы были лицом к лицу с пугающей возможностью того, что дон Хуан мог сделать с нами и ещё более разрушительные вещи (!)» (из кн. 6, гл. 6).


Некоторые положительные состояния ученик Карлос, бесспорно, переживает. Понимание чёрного мага будет очень примитивным и ограниченным, если мы станем его представлять только в состоянии агрессии и ужаса. Он впитывает, уплотняет низшие, тяжёлые вибрации и периодически ощущает силу в теле, что даёт ему состояние некой радости и вдохновения. Однако, подобные моменты кажущегося счастья при демонической трансформации всегда связаны с самыми неустойчивыми и преходящими настроениями, с особой пристрастностью, азартом и надрывом.

И в заключении несколько тезисов о процессе осознания мага на пути толтеков. Магическое осознание очень и очень ущербно и неполноценно.

Дело в том, что пути магии и религии отвечают качественно иным, разным состояниям осознания. Христианские мистики стремятся к духовной (бескорыстной) любви, и когда они её достигают, то одновременно пребывают в состоянии абсолютного осознания. Напомним, что только любовь является совершенным, идеальным, тотальным осознанием, и такое осознание — созидательное, доброе, мягкое, тёплое, благостное. Иными характеристиками обладает осознание в магии. Оно есть одновременно состояние безжалостности — полное отсутствие любви — которому присущи такие признаки, как предельное безразличие, холодная ярость, расчётливость, отсутствие тепла и доброты. Такое осознание является циничным, металлическим равнодушием, высшим демоническим состоянием. Именно поэтому к цитате Кастанеды в кн. 7, гл. 4: «Превыше всего новые видящие ценят глубокое осознание, не окрашенное никакими эмоциями» — следует добавить следующее: в магии ценится осознание, никак неокрашенное тёплотой и нежностью любви.

Ранее мы рассматривали два взаимосвязанных аспекта света сознания — качество и уровень. И если понятие «качество» оперирует такими критериями, как темнее или светлее, чище или грязнее, плотнее или прозрачнее; то «уровень» имеет свои собственные сравнительные характеристики: выше, ниже; ближе к внутреннему центру, дальше от него; выше к духовному небу, ниже к плоскости земли. Когда мы исследуем тот или иной процесс осознания, нам удобнее использовать показатель «уровень». Абсолютный уровень осознания относится только к духовному центру. Это божественный уровень. Уровень человека будет, безусловно, намного-намного ниже. Обычный человек не осознаёт себя, он способен к осознанию лишь только потенциально. На протяжении всей его жизни счёт спонтанных осознаний идёт на минуты или даже секунды. Ещё более низким уровнем сознания обладают животные и птицы, к осознанию они не способны совсем! Самое бесконечно низкое сознание (а не осознание) имеют растения, насекомые… И если человек, несмотря на невысокий уровень осознания, хотя бы осмысляет своё место и последовательность на временной и событийной линии собственного существования — он отдаёт себе отчёт в том, что происходило с ним в прошлом и ориентируется, что будет с ним в будущем, он способен к самооценке, учёту ошибок и планированию, — то звери и птицы такой способности полностью лишены! Они действуют инстинктивно, полубессознательно, рефлекторно и оперируют всего лишь текущими событиями существования. О сознательной памяти и сравнительной оценке в этом случае не может быть и речи! Таков уровень животных и птиц. Именно поэтому, когда толтеки посылают свою точку сборки в позиции растений, животных и птиц и тем самым вбирают в свои структуры свет подобного качества, они крайне занижают, заземляют, обесценивают уровень собственного осознания. Оно становится гораздо ниже уровня человеческого. Именно поэтому, чтобы поднять самый общий уровень, магу приходить копить и копить, копить и копить, копить и копить. И лишь только самые редкие маги и только в конце своего длинного разрушительного пути в результате такого непрестанного накопления обретают высокий уровень осознания. Уровень высшего демонического осознания, лишённый любви.

Обратимся к опыту осознания ученика Карлоса. Он выглядит весьма и весьма странным. Карлос постоянно забывает о том, что с ним происходит, он не помнит, что было с ним только что, он не знает, превращался ли он в ворону физически, он не помнит прыгал ли он в пропасть, он постоянно забывает о собственных действиях, настроениях. Он расспрашивает о себе самом у других людей. Что это за уровень «осознания»? Определённо он не выше, а ниже обычного, человеческого!

«За годы, проведённые с доном Хуаном, в памяти моей накопилось изрядное количество разрывов» (из кг. 7, гл. 17).

Нормальный человек осознаёт себя гораздо лучше, он помнит, что с ним было месяц назад, он готов воссоздать в памяти любую впечатляющую картину или ситуацию своей жизни. Ложные установки дона Хуана при этом доходят до смешного, до абсурда, а читатель Кастанеды совершенно не способен выявить очевидный обман. Считается, что удар нагваля переводит ученика на уровень «повышенного» осознания. «Повышенного» по сравнению с чем? Естественно, подразумевается, что оно выше уровня обычного, повседневного человеческого восприятия. Но каким образом оно может быть «повышенным», если уже через секунду после входа в это состояние или выхода из него, ученик ничего не помнит! Он мгновенно забывает, что было «до» и что было только что недавно. Он пребывает в полном бесспамятовстве, бессознательности! Абсурд! Это вообще не осознание, а крайнее занижение уровня человеческого сознания! Приведём простой пример из кн. 8. гл. «Четыре настроения сталкинга» из эпизода, в котором дон Хуан манипулирует «повышенным осознанием» ученика Карлоса:

«Он вывел меня из такой глубокой погружённости, что я забыл, с чего всё началось. Я ошеломлённо уставился на дона Хуана и признался, что не имею ни малейшего понятия о том, что они говорили или делали со мной за минуту до этого… Чувство, владевшее мною несколько секунд назад, я вспомнить не мог».

Мы наблюдаем очевидное отупение, а не «повышенное» осознание! Дон Хуан при этом даёт какие-то нелепые объяснения о том, что при ударе нагваля точка сборки ученика задействуют эманации, которые ранее собирались по краю, что впоследствии память утрачивается в результате того, что движение точки сборки в этом состоянии непредсказуемо, что надо постараться всё вспомнить… Скрывается подлинная и очевидная суть: при ударе нагваля точка сборки не только погружается вглубь (на уровень тела сновидений), но и несколько «вниз». Весь магический поток сознания толтеков жёстко задаёт такое направление. Он толкает точку сборки начинающего вниз — в нижние, полубессознательные области животного и растительного энергетического уровня. Вот почему Кастанеда многое не может вспомнить о себе самом! А любая попытка «вспомнить» означает возвращение сознания на столь заниженные уровни. И они переживаются весьма болезненно:

«Каждый раз входя в состояние повышенного осознания, я не переставал изумляться тому, насколько различны две стороны моего существа… (Одна из них — животная!) И в то же время в этом ощущении присутствовало пугающее чувство печали и тоски» (из кн. 7 «Предисловия»).

Конечно же, нет ничего более печальнее и тоскливее, чем с человеческого уровня падать до животного!


Таким образом, процесс осознания в магии толтеков имеет обратное регрессирующее направление движения и его правильнее было бы назвать не о-сознанием, а «от-сознания»! К настоящему прогрессирующему высшему осознанию двигаются религиозные мистики, погружаясь в любовь…

Таков магический поток тёмного сознания. В таком жутком направлении он жёстко заставляет двигаться.

Таковы в целом жуткие, разрушительные, грязные, низкие и тяжёлые энергии, действующие в магии Кастанеды в реальности! Такова сама реальность, которая остаётся неизменной в независимости от того, кто с нею соприкасается — люди далёкого, близкого прошлого или же современные маги…

Именно поэтому настоящими шаманами или магами могут быть только люди с исключительными энергетическими ресурсами, люди, которые относятся к редким человеческим исключениям. Обычный человек перед натиском столь устрашающих и враждебных сил не устоит и погибнет. Но если даже каждый человек и мог бы следовать магическим путём, это было бы крайне безрассудным и глупым. Почему? Об этом позже. Путь чёрной магии закрыт для обычного человека и в том смысле, что на этом разрушительном пути он ничего не добьётся. Никаких достижений, уровней и способностей ему не обрести. Абсолютный закон! «Развиваться» по Кастанеде означает зря потратить свою жизнь.

Путь духовной Любви — это путь созидания, очищения, просветления, добра, радости и исцеления. Это верный путь ко всё большему и большему счастью и настоящей небывалой свободе! Обмануть людей, заморочить им голову так просто…


Час инкуба (бесы, неорганика и др.)

Я начал беречь свою сексуальную энергию. Я подавлял в себе всякие эротические порывы. В связи с наставлениями дона Хуана, я стал скрягой в области секса. Старый нагваль подчёркивал, что сексуальная энергия нам нужна для практики сновидения, и я строго следовал его указаниям.

В моих сновидениях всё чаще стали обнаруживаться привлекательные женщины, под разными предлогами провоцирующие меня к интимному сближению. Я крепился. Постепенно моё тело снов, мой «сумасшедший родственник», становилось всё более неуправляемым. Ночи я проводил в мистических бдениях, чтобы коварные демоны в очаровательных женских обличиях не смогли меня искусить. Бывали моменты, когда я ослаблял контроль, в таких случаях страсть обуревала моим телом сновидения. Во сне я мог, например, обнаружить вдруг себя с некой женщиной, при этом мы оба порывисто, быстро и страстно скидывали с себя одежды, чтобы соединиться. Тогда я успевал вмешаться в ход дальнейших событий и намеренно обрывал сюжет. Однако порой даже в полном сознании в подобных сновидениях я не мог справиться с эротическими порывами энергетического двойника.

И, наконец, полностью скинув соблазнительные эротические формы, стал приходить — ОН! — в своём истинном обличии. Большой, сплошь в тёмной, грубой, жёсткой шерсти и с длинными когтями — инкуб! Он приходил периодически и мучил меня. Но самое худшее, он самым наглым образом ненасытно отбирал у меня половую энергию. Чаще всего он являлся в полночь и делал своё гнусное дело. Я был полностью бессилен перед ним. Договориться с ним было не возможно. Что я только не предпринимал! Я делал попытки его разговорить, задобрить, сражался с ним, сопротивлялся, «вешал» астральные замки, «интегрировался» с ним со всеприятием, не выходил, сколько мог из тела, бодрствовал ночами. Ничто не помогало! Эта сильная хищная страшная отвратительная ненасытная тварь — бес похоти, питалась моей самой основной жизненной силой. За два года сексуального дисгармоничного воздержания я привлёк к себе эту агрессивную мощную энергетическую сущность. Иногда в ночь она приходила по нескольку раз. Я неуклонно слабел, истощался…

В христианском Добротолюбии я обнаружил, что «демоны, касаясь во время сна срамных членов нашего тела, возбуждают страсть блуда», отчего происходят «истечения». В моём личном опыте это было так…

Женщина — нагваль Мария сказала мне, что в моей половой чакре сидит очень сильная астральная сущность и забирает на себя большую часть моей энергии.

Многие мужчины и женщины бесполезно ходят по урологам, невропатологам, сексопатологам и не подозревают, кто на самом деле является причиной их резкого (или постепенного) ухудшения здоровья.

Можно бесконечно спорить по поводу реальности существования подобных инкубов или иных бесов. Можно даже согласно современной психоаналитики снов отнести их к плоду моего воображения, фантомной части моего «Я». Но инкуб алчно, остервенело отнимал у меня мою реальную живую энергию и здоровье! Причём это строго соответствовало его приходу. Я худел и терял силы. Но уже начинал пробовать молиться… Молитва — это световод! Она просветляет все тёмные энергии…

И однажды инкуб исчез навсегда, оставив во мне ощущение, что кто-то помог мне от него освободиться, и я не знаю, кто этот мой чудесный спаситель…

Хотя в эзотерике считается, что инкуб появляется перед женщинами в мужском обличии, а перед мужчинами — в женском, чаще всего инкуб (или суккуб) представляет собой женщину (мужчину) с одновременным наличием женских и мужских половых признаков. Это наблюдение я проводил и по сновидениям других людей. В духовном контексте появление и развитие инкубов связано с неправильной практикой полового воздержания, и, в частности, по дону Хуану.

Личный опыт убеждает, что среди множества временных мыслеформ в наших снах присутствуют вполне реальные и конретные сущности с разным УРОВНЕМ сознания, и КАЧЕСТВОМ воздействующей силы.

А вот курьёзный случай. Неочищенное молитвой от страстей наше тело снов — «сумасшедший родственник», плохо управляемо даже в полно осознанном сне.

…В одной из комнат административного здания (в ясном сне) я увидел стоящую у стенки девушку. Похотливое желание шевельнулось во мне, но я решил себя контролировать. Я подошёл к девушке и решил проверить кто она, подозревая в ней суккуба (инкуба). Рядом стояла группа молодых ребят. Я заговорил с девушкой, и уже помимо своей воли стал её сексуально ласкать. И в то время как моё тело снов, приходило в возбуждение и производило более откровенные жесты и движения по отношению к ней, я, сохраняя своё сознание и отдавая себе отчёт в происходящем, одновременно разоблачающе закричал, обращаясь к ребятам: «Вот он, суккуб — сволочь!»…

Появление определённого типа неорганических существ в сонных сюжетах сопровождается чувством особого страха, дрожью, тряской. Страх и дрожь — это естественная реакция организма на угрозу, на намерение захватить и утянуть твой свет сознания; сделать его чьей-то энергетической пищей. Подобной неорганики гораздо больше в обыкновенных снах, в ясных снах они — редкость. Но в простых сновидениях существуют многие природные механизмы защиты от прямых негативных, отрицательных трансляций. В люцидном же сне сновидящий такие защиты бездумно отбрасывает, что очень рискованно. А неорганика, описанная Кастанедой, привлекается самой магической практикой сновидящего, так как ориентирована на непосредственный контакт с ним. Энергетические хищники тогда слетаются к магу, как пчёлы на мёд. Начинающий практик, следуя описанию К. Кастанеды, может не выдержать агрессивного натиска, психических и энергетических перегрузок. На пути сновидений толтеков я часто сталкивался с подобными чужеродными лазутчиками.

Сон «две мамы» продемонстрирует это.

В невысоком осознании я выделился из тела. Поднялся как обычно с кровати в своей квартире и пошёл на кухню. В теле (снов) нарастало необъяснимое волнение, страх, дрожь. На кухне стояла моя мама. В этом факте ничего не было удивительного, если бы меня не стало всего «колотить». Во мне закралось подозрение. Специфический страх усиливался. Я посмотрел в коридор — там стояла ещё одна мама. Тогда я понял, кто передо мной. Сознание тут же выбилось из-под контроля — сработала страховка… Дон Хуан справедливо предупреждает о том, что самые свирепые лазутчики прячутся именно под масками наших близких.

Всплеск, активность всевозможных астральных помощников и союзников очень характерно для сновидящего. Они реально толкают нашу точку сознания и могут даже помочь выйти в осознанный сон, особенно, если сновидец этим озабочен. Но такие толчки и раскачки расщепляют психику, делают сознание личности дисгармоничным. Очень часто (по ощущениям) на скорости мою точку сознания буквально таранили и с такой силой, что я вскакивал с постели! А одна объявившаяся в сонной дрёме женщина-помощник стала медленно, хищно вытягивать меня из тела, я, ощутив неприятную вибрацию, обнаружил её скрытые действия, вздрогнул и проснулся…

Точку сборки может сдвигать в ясный сон и сам Дух. В этом случае такие сновидения отличаются особой чистотой, чёткостью, яркостью восприятия и удивительной стабильностью сознания.

Почему же всё-таки сновидения принято считать чем-то несерьёзным, ложным, несамостоятельным? Действительно, это отчасти справедливо в отношении большинства из нас. Потому что мы сами себя не знаем! А наши сны — это наше сознание, мы сами, встреча с самим собой и столкновение с неведомыми самостоятельными частями общего света сознания. «Сумасшедший родственник», не очищенный молитвой от страстей, едва успевая отлететь от тела, попадает во власть многочисленных тёмных сущностей — бесов. Тогда он начинает разыгрывать собственную психическую драму или битву, из которой временно выходит победителем или терпит поражение. Соответственно выстроится и его ближайшее будущее наяву. Как правы христианские мистики, которые пребывают в непрерывном осознании и внимании к чужеродным, астральным воздействиям! Они управляют свои будущим, высветляют его, делают чище, лучше, прекрасней! Вот почему так важна молитва духовного очищения. Само магическое название тела сновидений — «сумасшедший родственник», очень хорошо и точно показывает данный аспект: изначально энергетический двойник является именно сумасшедшим, одержимым, страстным, неуправляемым. Он требует просветления!

С определённого уровня для сновидящего всё становится серьёзным и настоящим. Сновидение — его вторая реальная жизнь.

Бесы (или летуны) провоцируют нас на выплеск отрицательных эмоций и съедают наши живые энергии. В сновидениях они могут принимать самое разное обличье. Но я заметил, что для некоторой их части в их поведении и голосе характерна особая вредность, насмешливость, ирония, гнусавая тональность, а также дерзость и наглость.

…В ясном сне одну женщину я спросил, доходят ли мои молитвы до Бога? «Нет, — ответила она. «Почему?» «Потому что у тебя уши большие!» Я машинально потрогал свои уши. Они оказались обыкновенными. И я понял, что она насмехается надо мной — бес!

В другом сюжете осознанного сна некие тёмные личности задержали меня и сказали, что мне осталось жить всего два месяца. Я спросил, почему так мало, ведь я стремлюсь к Богу! Бесы озадачились, а это были именно они. В воздухе появился белый экран, и на него спроецировалось изображение мультяшек: медвежонок в русской национальной одежде кормит из деревянной ложки плюшевого бельчонка. Бес прокомментировал: «Потому что ты в детстве плохо ел манную кашу…»

В следующем сне и даже не во сне, а в полуяви, я услышал гнусавый голос, который сказал, что у меня рак мочевого пузыря и жить осталось недолго. Представляю реакцию человека, слепо верующего в сны, без знаний символики, творческого подхода к ней и общей духовной ситуации человека. В моей коллекции имеются управляемые сновидения на восемь и более страниц. Сюжеты отличаются особой изобретательностью, занимательностью и логической незавершённостью. Я их обозначил для себя, как тип бесовских снов — демонические нападки-наваждения. Чаще всего именно в подобных сюжетах мы и «находим» воспоминание своих «прошлых жизней».

Можно было бы согласится с современной психологией в том, что так называемые бесы есть всего лишь наши собственные энергетические наработки, длительные и устойчивые наработки сознания, получившие свою волю и различную степень осознания. Но это не так! Уникальный духовный опыт христианско-мистического познания открывает нам тайну этих тёмных существ. Они более независимы, автономны и самостоятельны, чем принято думать, и способны переходить от человека к человеку, способны даже предстать перед целой группой людей, т. е. они являются не столько ограниченно «внутренними», сколько объективно «внешними»! Это также разные виды неорганических существ по дону Хуану. Существуют ещё более мощные и разумные типы этих существ, наработанные группами, целыми обществами людей, государствами. Существуют даже живые персонификации различных световых энергий планетарного уровня. Можно представить их силу! Это будет трудно. Из опыта общения и контакта с многочисленной неорганикой я обнаружил большое отличие в степени разумности и сознания отдельных её представителей. Одни несут несуразицу и не могут ответить вразумительно на простой вопрос. Другие представляются и кажутся высокоразумными и влиятельными. Это подтверждает сам дон Хуан, называя три основных типа неорганических союзников:

«..Существа первого типа совершенно бесполезны, они ничего не могут дать, потому что ничего не имеют. Существа второго типа — устрашающие, эти способны только пугать. И третьего типа — владеющие дарами…».

Да простит меня читатель, что я не удержался и решил ниже привести столь длительный, но впечатляющий фрагмент работы не из своего опыта, а из психотерапевтического сеанса психолога Станислава Грофа со своей пациенткой Флорой. Пример, столь яркий и убедительный, полностью подтверждает, насколько неорганические сущности, силы зла, могут быть мощными, всевластвующими, а также реальными и объективными! Достоверность происходящего усугубляется и тем, что процесс бесстрастно, непредвзято ведётся современными психологами-исследователями, а проявляется не среди суеверных и малограмотных людей.

У пациентки Флоры было тяжёлое сочетание психических симптомов и психологических проблем. Она — самоубийца, наркоманка, алкоголичка, лесбиянка; участвовала в ограблении и убийстве, неоднократно сидела в тюрьме. Наиболее неприятным её симптомом был лицевой спазм. В общем, она — человек безнадёжный…


«… В[18] первые два часа третьего сеанса тоже не происходило ничего необычного. Переживания были такими же, как на предыдущих сеансах. Внезапно она пожаловалась, что боль от лицевого спазма становится невыносимой. Прямо на моих глазах спазм гротескно увеличился, и её лицо превратилось в нечто, чему лучше всего подходит наименование «маска зла». Она заговорила глубоким мужским голосом, и всё в ней так изменилось, что трудно было связать то, как она выглядела теперь, с её обычным видом. Её глаза горели непередаваемым злом; руки сжались в когтистую лапу.

Чужая энергия, вошедшая в её тело, и голос представились как зло. «Он» прямо обратился ко мне, приказывая мне оставить Флору в покое и не пытаться ей помочь. Она принадлежит ему, и он накажет каждого, кто попытается ступить на его территорию. Затем последовал явный шантаж, поток зловещих откровений относительно того, что произойдет со мной, с моими коллегами и с нашей исследовательской программой, если я не послушаюсь.

Трудно описать зловещую атмосферу, вызванную этой сценой. Присутствие чего-то чуждого в комнате ощущалось совершенно явственно. Воздействие шантажа и чувство сверхъестественного события усиливалось тем, что пациентка не могла в своей повседневной жизни иметь доступа к части информации, которую «голос» использовал в этой ситуации.

Я оказался в состоянии огромного эмоционального стресса, имевшего метафизические измерения. Хотя я и сталкивался с подобными проявлениями ранее, они никогда не были столь реалистическими и убедительными. Мне было трудно контролировать свой страх, готовность воспринять присутствие зла как реальность и сильное желание вступить в активную психоделическую и духовную борьбу. Я наскоро пытался сообразить, как лучше всего вести себя в этой ситуации. В какой-то момент я поймал себя на мысли о том, что следовало бы иметь в терапевтическом зале распятие как орудие терапии. Моя рационализация звучала так, что мы являемся свидетелями проявления юнгианского архетипа, для которого Крест может быть подходящим архетипическим противоядием.

Но скоро мне стало ясно, что мои эмоции, будь то страх или агрессия, делают ситуацию и эту сущность более реальными. Я не мог удержаться от воспоминаний о телефильме «Звездный путь», где чуждая сущность питалась человеческими эмоциями. Я понял, что необходимо оставаться спокойным и сосредоточенным. Я решил погрузиться в медитативное состояние, держа Флору за её скрюченную руку и, пытаясь представить её себе такой, какой она была раньше. В то же время я старался визуализировать капсулу света, охватывающую нас обоих, основываясь на полярности света и зла. Это длилось около двух часов! С субъективной точки зрения это были самые длинные часы в моей жизни, если не говорить о моих собственных психоделических сеансах.

В конце концов, рука Флоры расслабилась, и она вернулась в своё обычное состояние; это изменение было столь же резким, как внезапное появление этого особого состояния. Я скоро обнаружил, что она ничего не помнит о том, что происходило в эти два часа. Позже в своём отчёте она описывала первые два часа и затем продолжала описание, переходя к тому, что происходило после «состояния одержимости». Я серьёзно задумался, следует ли обсуждать с ней то, что происходило во время ее амнезии, и решил отказаться от этого. Не было никаких причин вводить столь мрачную тему в её сознание. К моему глубокому удивлению, сеанс привёл к удивительному терапевтическому прорыву. Флора избавилась от суицидальных наклонностей и по-новому оценила жизнь. Она перестала пить, отказалась от героина и барбитуратов и стала ревностно посещать встречи маленькой религиозной группы в Катонсвилле. Лицевой спазм почти прошел; по-видимому, энергия его разрядилась во время двухчасового поддержания «маски зла». Хотя боль иногда возвращалась, но столь незначительная, что это не требовало никакого лечения…»


Такой пример в психотерапевтических практиках многих и многих психологов, целителей, священников не единичный! Более того, во множестве и множестве различных эзотерических (шаманских, религиозных) описаниях при разнообразных условиях поражает некоторая его повторяемость.

Очень хочется задать вопрос тем самым духовным провокаторам или людям полностью дезориентированным, которые стараются размыть грани между добром и злом и причислить откровенно демонические энергии и сущности к энергиям «никаким», «абстрактным», «безличным» — вы продолжаете утверждать, что белый цвет и чёрный, что излучение и поглощение — это одно и то же??? Полная глупость, абсурд, некомпетентность, самообман! По всем оптическим законам распространения нефизического и физического света световые энергии не могут быть «нейтральными»! Они определённо несут собственное КАЧЕСТВО либо излучения (светоносное качество отдачи), либо поглощения, рассеяния (качество тусклого света, качество захвата).

Тёмные, нечистые энергии — неизменные в подобном качестве — объективно существуют и действуют в мире!

Какое отношение приведённый фрагмент одержимости духом зла имеет к сновидениям? — Прямое. Мы сталкиваемся с этими сущностями во снах лицом к лицу… Хватит ли у начинающего сновидящего смелости, энергии и воли противостоять столь мощным силам зла, бесам — во сне и наяву?

Наши умершие друзья, родственники, некогда близкие и знакомые нам люди также широко представлены в сновидении. Следует отметить, что степень их сознания зависит от уровня развития их энергетических тел при жизни. Поэтому зачастую их сознание невысокое.

Сны встреч с умершим могут быть насыщены особыми чувствами и переживаниями, оставлять сильное впечатление. Никогда не забуду сон одного пожилого человека, который, наконец-то, через долгое время в осознанном сне встретил свою горячо любимую давно умершую мать… Она жаловалась на то, что ей слишком тяжко, душно. По всем признакам это была действительно она…

Подчеркну, что если в своём сне вы встретите кого-нибудь из своих умерших знакомых, то это вовсе не обязательно могут быть именно они. Под формами умерших любят также прятаться всё те же пресловутые демонические существа.

Остановлюсь на проблеме сложности подтверждения существования жизни после смерти. В доказательство её одновременно должны участвовать два человека — две станции, на передачу и приём сообщения. То есть умерший (передача) информирует человека здесь, в нашем мире (приём) о жизни «там». Сложность процесса заключается в том, что эти двое одинаково должны иметь высокую степень осознания и духовного развития. Уходящий в небытиё умерший должен уйти в смерть с полным сознанием и уметь сохранить своё «я» за смертельной чертой — а это уже крайняя редкость! Человек же на приёме, принимающий информацию, должен также уметь в нужную ночь осознать себя во сне и оставаться в этом состоянии. Это непросто. Впрочем, ему достаточно хорошо помнить своё сновидение. Но и это нечасто получается. Вот почему такая информация отрывочна, случайна, фрагментарна и не стабильна. В то же время во всей мировой духовной практике и эзотерических описаниях имеется масса примеров, подтверждённых тем или иным способом наяву. Речь, например, идёт о тех случаях, когда в сон человека приходит умерший, сообщает о том, что в таком-то месте спрятал деньги и просит их забрать. Сновидящий разыскивает это место — там действительно спрятаны деньги! Немало примеров имеется и в христианской мистике. Посредством сновидений люди обнаруживают вдруг мироточивые иконы где-нибудь в отдалённом здании. Однако, стоит ли убеждать кого-либо в столь очевидной духовной истине существования сознания после смерти?

Ведь даже при наличии достоверных и многочисленных доказательств и фактов наличия неорганического сознания человек с устойчивой материалистической картиной мира, скорее всего, останется «при своих».

Совместное сновидение — задача третьих энергетических врат по дону Хуану является ещё более трудно выполнимой для очень многих сновидящих — должны быть подготовлены одновременно сразу двое. Поэтому это лишь изредка случается…

В своём опыте мне удалось посетить иное (не своё) пространство сновидения одной женщины и действовать в нём. По случайности эта женщина хорошо запомнила сюжет и рассказала мне о том, что я ей приснился. Сюжет полностью совпал с тем, что видел и делал я в её сне. Тем более, что мы на этот период были влюблены друг в друга.

В нашем сознании звучит много разных внутренних голосов. Но они не всегда принадлежат нам, а могут быть — чужими. Мы их не замечаем, тем более не различаем, они же в свою очередь способны искусно вплетаться в наше мышление. Некоторые из них могут даже диктовать свои условия, отдавать приказы и вовсе не условно и не символически, столкнуть в пропасть. Зачастую, подобные голоса формируют, как сами сюжеты сна, так и действия, поступки нашего энергетического тела, которое, являясь пятилетним малышом, очень внушаемое, гипнабельное. На этом построен весь гипноз и постгипнотическое воздействие. Опытный гипнотизёр, минуя личность человека, воздействует сразу на его внутреннего ребёнка — тело снов. Я с эффектом пробовал этот приём на людях, чтобы окунуть их в опыт осознанного сновидения.

Я много раз отслеживал проявление коварного Голоса Сновидения. Существует несколько видов этого Голоса, и самый коварный и гибельный из них представляет собой трансляцию демонического сознания из тягостных, мрачных энерготуннелей с целью подчинения.

Голоса и наводки неорганики на пути развития сновидящего могут звучать и наяву и даже диктовать такие разрушительные указания, которым не подчиниться невозможно. Без очищения сознания молитвой — это рискованные и опасные игры в магию К. Кастанеды. В соответствии с указанием такого «эмиссара» один «искатель» и «маг» наяву бросился под поезд. В кармане одежды трупа обнаружили записку — «ушёл искать новое тело…».

В одном осознанном сне я попал в здание и плыл по каким-то служебным коридорам. Мужской голос, подстраиваясь под моё мышление, бубнил, где свернуть, что сделать и т. д. Обнаружив, что это голос вовсе не мой, я выплыл из здания, встал на ноги и громко задал вопрос вверх: «Эй, ты кто, эмиссар?». Голос, который недавно диктовал мне свои условия, сник, притих, замолчал. Казалось, он попал в затруднительное положение. То ли он не знал, что означает слово «эмиссар», то ли прикидывался, то ли был вообще неуполномочен отвечать на мои вопросы.

Одним из направлений моей сновидной магической работы в то время было выспрашивать, узнавать секреты и тайны практики у разных существ. Например, я выведывал информацию о том, что мне лично делать, чтобы гармоничней сместить точку сборки на осознание. Некоторые духи открывались мне. Только намного позже я понял, что это была практика опасностей и заблуждений.

А в том сне с «эмиссаром» я продолжал его пытать и задавать вопросы. Вначале он отвечал уклончиво, туманно и, наконец, не выдержал моего напора и удалился, исчез.

Даосы утверждают, что в печени человека живут добрые духи, которые всячески стараются помочь ему в жизни. Они приносят счастье. Если человек живёт не благочестиво и аморально, эти духи уходят, покидают хозяина. Только добрыми делами и хорошими поступками человек может снова привлечь их назад. Я всегда стараюсь вести сталкинг, выслеживать свой ум и, особенно, эти разные внутренние голоса.

После регулярной практики христианской молитвы через некоторое время я с радостью стал обнаруживать в себе новые вдохновляющие положительные голоса. Из целого космоса молитвой мы притягиваем к себе всё самое лучшее, светлое, любовное, доброе и прекрасное!

В критические моменты своей жизни вместо типичных ранее реакций обиды, самосожаления и отчаяния, я слышу голоса ободрения, оптимизма, помощи, защиты, уверенности и поддержки. Это действие уже отнюдь не тёмных, а светлых сил!

Может быть, ко мне вернулись те самые даоские духи добра, жившие в моей печени когда-то?


Новое магическое направление

С некоторых пор я открываю для себя всё новые и новые природные энергии. Природа насыщена живым сознанием! Сознательны реки, земля, воздух, огонь. В городе природное давно смешалось с искусственным, городская природа утеряла нечто важное, сущее. В деревне же стихии расцветают, живут, трепещут и буйствуют.

Я по-прежнему придерживаюсь собственной оригинальной системы — магическую практику сочетаю с христианской молитвой. Мною обнаружено: «голая» магическая техника заметно занижает, огрубляет, заземляет сознание. В то время как молитва утончает, просветляет и развивает восприятие вплоть до необыкновенной чувствительности. Но я не мог оставить своего незабвенного дона Хуана! А он продолжал меня подталкивать к магическому познанию.

Я занялся созерцанием различных стихий.

Огонь! Столь удивительное существо, как огонь, не замедлил приоткрыть мне свои тайны. Что может быть более чудесным и колдовским, как сидеть в одиночку у костра в ночном лесу?!


Слышать удовлетворённое потрескивание сухих горящих веток деревьев, перемешивающее неожиданным уханием ночных птиц; вдыхать дурманящий смолянистый запах дыма, наблюдать за улетающими высоко вверх весёлыми искрами; возжделённо погружаться в первозданную огненную субстанцию, всё явственнее различая малейшие оттенки — от ярко оранжевого и красного до бледно жёлтого и тёмного — полыхающего и фыркающего пламени. И время от времени корявой палкой переворачивать чернеющую печёную картошку, которой предварительно запасся и положил в походной рюкзачок. Подолгу созерцать огонь — крайне любопытное занятие. Он открывает глубоко подавленные матрицы памяти. Он соединяет с истоками человеческой жизни. Он наделяет собственной неповторимой энергией. Ум, всё больше погружаясь в огненную материю, как бы сгорает, перегорает сам, он замирает в восхищении. У костра, разведённого в раличное время, в разном месте и различными способами. — различная особенность, своеобразие. Костёр может капризничать! Несмотря на все созданные, благоприятные условия, он может не соглашаться, долгое время не загораться — огонь как бы упрямо не хочет появляться и выходить. Иногда он голоден и прожорлив чрезвычайно — что только не бросай в топку его желудка — всё будет мало, уничтожит и съест очень быстро. А иногда «шамкает» сгорающими ветками устало, вяло, лениво, нехотя… Иногда костёр весело и густо шипит — он весёлый! А порой он мрачный, тяжёлый или раздражительный, пламя нервно фыркает. У огня свои уникальные настроения и причуды! И как это я раньше не замечал?! Огонь — это самая настоящая живая сущность, он действующий и реальный — дух! С ним даже можно полноправно общаться… Он разговаривает на своём уникальном языке. Реагирует, соглашается или протестует, возмущается, предупреждает, угрожает, защищает, умиротворяет; согревает в холод, вдруг приходит в ярость или пребывает в удовлетворённом покое…

Оригинальный природный дух огня наделяет собственной энергией. Помимо естественного физического света, он также обладает невидимой световой вибрацией. И заражает своими КАЧЕСТВАМИ.

Неповторимые огненные свойства постепенно передаются и сознанию человека! Он обретает не только запредельные знания, полученные от духа костра, но и усиливает, вбирает в себя все его специфические настроения — страстность, порывистость, алчность, неуравновешанность, раздражительность, непредсказуемость, ненасытность, неугомонность, вспыльчивость, ярость, безжалостность и теплоту, мягкость и коварство. У человека слишком много общих эманаций с огненным духом!

Дух огня присутствует в каждом человеке — он вездесущен и неуязвим! Одновременно энергия огня символизирует и духовную трансформацию — преображение тела сновидений в светоносное, огненное тело, в котором уже сгорели и перегорели все низкие страсти и тёмные желания.

Здравствуй Дух огня! — с некоторых пор, после обнаружения в нём живой сущности, я обращаюсь к нему уважительно и как к равному.

Но дон Хуан меня торопит — в познании следует двигаться дальше. А не познакомится ли мне поближе с деревенской рекой? Согласно учению толтеков именно текучая вода способна сместить точку сборки с привычного места.

Наша речушка протекала совсем рядом с деревней. От моего дома до неё было всего 100–150 метров пологого спуска. Она походила больше даже не на реку, а на ручей — самые широкие протоки составляли всего не более двадцати — тридцати метров. Ширина же наиболее распространённого русла не выходила за пределы трёх-семи метров. Речушка и называлась — Шёстка, т. е. длиной всего лишь в шест или несколько шагов. Ручей также был и весьма неглубок, редко покрывал тело с вытянутыми руками, а в основном сопровождался отмелями по колено, по пояс или по шею. Путь от деревни к лесу проходил через эту реку по деревянному мостику. В этом месте, под мостом, ручей выказывал свою наиболее стихийную бурлящую и неугомонную природу — взглянешь вниз на быстрое течение, задержишь на нём своё внимание и закружится голова и вот-вот оступишься, упадёшь, если не отведёшь взгляд…

Подальше, за лесом протекала ещё одна река, та была совсем иного рода — спокойная, тихая, широкая, тёмно-синяя с чёрными заводями и застойными омутами. Она даже называлась очень точно — Тьма! Мой дед — психически здоровый человек и совершенно честный — достоверно рассказывал, что несколько раз на этой Тьме он видел хихикающих, плескающих в тёмном омуте русалок с очень длинными волосами, подобными зелёной речной тине. Правда, рыбьих хвостов он не приметил…

А ручей Шёст — в нём били холодные подводные ключи — мне оказался ближе не только по расстоянию, но и по духу. Именно в нём я ловил рыбу в далёком детстве. И по своему настроению он был какой-то милый, родной…

Река, как известно, очень текуча, она символизирует время жизни и ещё нечто более эзотерическое: ручей представляет собой энергетический поток, а также отражает смысл духовного пути и судьбу человека.

Сами реки значительно старше людей, городов и даже, возможно, некоторых цивилизаций! Многие из них обладают значительной протяжённостью. Таким образом, в отличии от людей, ограниченных в пространстве, они текут не только во времени, но и в пространстве. Конечно же, мой дорогой деревенский ручей Шёст являлся не столь глобальным и значительным. Но я пытался исследовать его длину пешком — для меня это оказалось предостаточным! Как и у огня, у Шёста обнаружилось уникальное своеобразие — он тёк то тихо, плавно и спокойно, то бурно и весело, то расширялся, то напряжённо сужался. Он везде проявлялся разумной сущностью! И эта по длине необъятная сущность в целом воспринималась мною — как оригинальное единое текучее и никогда не повторяющее себя самого — полноценное Сознание! У него были не только собственные настроения — умиротворённое, услаждающее слух тихое вечернее шуршание осоки, радостное журчание на изломах русла, особая грусть общего течения, острые живые влажные запахи, напоминающие тебе, что и ты, человек, — тоже пока ещё живой; в ручье дополнительно присутствовала и печальная обречённость мимолётности существования и тональность доверчивой невысказанности… Он как бы искренне жаловался или просто сообщал: вот видишь, какой я маленький и неширокоплечий, а вот ни в чём не уступаю и крупным рекам, и, понимаешь, полноценно здравствую, живу…

Ко всем прочему, Шёст обладал очень чистой и прозрачной водой. Он был доверчив и открыт для взгляда. И не только сам был живым, но и показывал жизнь внутри себя самого, как на ладони, в нём всё отчётливо просматривалось: всевозможные плавающие рыбки, скользкие плоские камни, ракушки, коряги, шевелящееся песочно-золотое дно, развивающиеся тины, как длинные тёмно-зелёные бороды водяных…

Именно Шёсту я и решил доверить свою точку сборки, поскольку представлял себе, насколько опасным может оказаться наблюдение текучей воды…

Для созерцания я выбрал уникальное, наиболее выгодное место далеко от деревни. Здесь локализовался речной порог, течение было наиболее бурное, но в то же время глубина воды не превосходила одного метра. Подходила и ширина участка — не более десяти метров. Утонуть не представлялось возможным, к тому же, такой невозможности отвечало обилие мягкой, густой тины по краям узких берегов, а также периодическое присутствие гладких каменных выступов.

И однажды я забрался на плоскую высохшую поверхность речного валуна, посередине Шёста, и приступил к длительному созерцанию бурного протока…

Какое великолепие! Какое удивительное погружение — вплоть до сладострастной жути! Ум тот час утихомирился, в моё сознание с невероятной силой ворвался шум бурлящего порога — как раньше я его не замечал! — а пузыри, воронки и водные вихри закружили и полностью овладели моим вниманием! Уже через небольшое время обнаружилась некая синхронность моего сознания и течения ручья. Оказывается, наше сознание такое же текучее! Оно способно течь и перемещаться, и порой на значительные расстояния. И оно течёт и перемещается на самом деле, но, к сожалению, не очень далеко. Но в сновидениях оно попадает в энергетические вихри грядущих событий…

Я продолжал вглядываться в кипящую, движущуюся водяную пену и углублялся в тёмные подводные воронки. Очень странное необычное ощущение! А потом время стало постепенно замедляться, течение останавливалось…

Я заметил, что белые пузырьки на поверхности воды уже не исчезают и не появляются и не несутся с такой быстротой, как прежде. Словно они выскочили за обычную временную рамку. Моё внимание выхватило один крупный пузырь, и в это время я почувствовал, что меня будто медленно оттаскивают за волосы головы в сторону. Пузырь продолжал бурлить, кипеть, незначительно менять объём, но он не стягивался течением вниз, а оставался колебаться на одном месте! В это время вода приобрела волнующуюся тёмно-фиолетовую окраску, а на её фоне, пузырь выглядел ещё более угрожающе ярким и клокочущим. Неожиданно он, взметнувшись вверх и резко увеличившись в размерах, собрал мужскую человеческую фигуру! Я наблюдал её как бы в замедленной киносъёмке и успел рассмотреть детали. Дух ручья, водяной!? Прежде всего, мне бросилась в глаза длинная седая борода, она покрывала всё тело незнакомца и состояла из многочисленных белых пузырьков, которые напоминали волосяные «завитушки». Борода также выглядела ниспадающей водяной пеной в целом. Я с изумлением перевёл взгляд на лицо водного духа. Сохраняя внешность типично русского старца, оно странным образом одновременно отражало и индейские черты — горбатый нос с глубокой перекладиной на межбровье и темнеющая кожа. Водяной человек придурковато улыбался. А потом вдруг кто-то резко переключил скорость кинопроектора — человек внезапно стал серьёзным, размахнулся и залепил мне оплеуху в правую щёку с такой силой, что я потерял сознание!

Через одну-две секунды я очнулся от холода и обнаружил себя скользящим по водному течению на спине вниз и барахтался в воде до тех пор — пока меня не отнесло к берегу и я не увяз в плотной тине. По счастью, я не успел нахлебаться воды, поскольку от удара откинулся назад лицом вверх. Весь в тине, как настоящий водяной, я выкарабкался на берег. Привет от дона Хуана!


Сталкинг Кастанеды: психология захвата

Пожалуй, самым главным, ведущим и определяющим психологическим состоянием каждого читателя книг по популярной эзотерике вообще, и работ Карлоса Кастанеды в частности, является настроение полной открытости, искренности и доверчивости. Ни одному подобному читателю не может придти в голову даже мысль или малейшее подозрение о том, что его, возможно, обманывают… Как такое может быть?! Чтобы в области эзотерической, глубинной, тайной, духовной, святой — и обман! И какой смысл в таком обмане?

Однако духовные ловушки и именно те ловушки, которые отлавливают не каких-либо отдельных, случайных представителей человечествого рода, а рассчитаны на массовое, глобальное, коллективное сознание, бесспорно, существуют! И, как это ни странно, в них попадает не только большинство любопытствующих, но и достаточно много и весьма образованных высоко интеллектуальных людей. Проникновенное планетарное сознание Паука Земли привыкло оперировать и манипулировать массовостью, отдельные духовные искатели, естественно, для него слишком микроскопически малы.

В описании магии толтеков, данное Кастанедой, немаловажную роль отводится практике сталкинга. Сталкинг (от англ. слова — выслеживать, наблюдать, следить, охотиться) — в магическом учении дона Хуана выступает в нескольких аспектах: как фиксация или закрепление точки сборки в новой позиции с целью гармоничного восприятия, как процесс осознания (текущего момента) и как практика поведения магов в социуме с целью введения в заблуждение других людей и сокрытия подлинных мотивов. В этой главе мы будем рассматривать сталкинг в последнем значении и попытаемся осознать сталкинг самого Кастанеды. А Кастанеда недаром учился у великих мастеров магии. Кастанеда — великолепный сталкер! Но сталкером сможет стать и наш читатель, если он попытается глубже вникнуть в уникальный материал данной части книги. Как и какой собственный сталкинг проводят с доверчивым читателем и дон Хуан, и Кастанеда, как они хитроумно вводят людей в заблуждение, как они охотятся за человеческим сознанием — мы и рассмотрим в этой главе.

Читатель Кастанеды не видит и не понимает, что во всём многотомном описании толтековской магии незаметно и намеренно вмонтированы многие специальные приёмы, эффекты, трюки и манёвры, относящиеся к искусству сталкинга по отношению к восприятию духовного искателя. Все эти скрытые от читателя тайные магические трюки служат единому общему замыслу — как можно сильнее и глубже заинтересовать и тем самым захватить читательское внимание, пробудить воображение. Мы обнаружим, откроем, высветим и покажем эти приёмы!

Любое духовное описание представляет собой запечатку определённых и очень конкретных энергий. Конкретных в своём качестве и уровне. Причём подобный энергослепок одновременно является не только носителем собственных энергий, но и служит посредником, проводником, контактёром по отношению к некому уже сформированому потоку духовного сознания. Иначе говоря, книги Кастанеды, проникая в сознание человека, взрывают изнутри его прежние представления о себе и мире и при условиях увлечённости обладают устойчивой тенденцией свои энергии внедрять, накапливать, развивать, уплотнять… И нигде-нибудь, а в индивидуальном объёме читателя — в его коконе. Светлые энергии наделяют, помогают, поддерживают, отдают, просветляют, а вот тёмные — постепенно, но безжалостно зах-ва-ты-ва-ют!

Таким образом, литературный сталкинг Кастанды в самую первую очередь является искусством захвата, удержания и порабощения живого человеческого света. Со страниц его книг восстают и протягиваются многочисленные тусклые и липкие волокна, они постепенно обволакивают кокон искателя. Это бесшумная работа Паука…

На протяжении всего длинного повествования Кастанеды можно смело выделить два общих стратегических манёвра.

И первый из них — незатейливое внедрение в сознание ИДЕИ НАКОПЛЕНИЯ ЭНЕРГИИ, о которой упоминалось ранее. Идеи очень вредной и опасной, неправильной идеи, которая кладётся в основание всего духовного поиска человека и служит в дальнейшем его полной духовной дезориентации. На гнилом и ветхом фундаменте невозможно построить добротный дом. Одновременно с учеником Карлосом читатель всё больше и больше проникается той самой ложной установкой, в соответствии с которой вершится всё «развитие» магов. Хочешь осознанных приключений в нефизических мирах сновидений? Копи энергию и получишь. Ах, что за увлекательные эти миры! Желаешь проникнуть в суть всех вещей и явлений и научиться «видеть»? Тебе потребуется накопить очень много энергии. Но если бы знал, как это здорово видеть энергию всех людей и мира в целом «как она течёт во вселенной»! Хочешь стать обладателем чудодейственного дубля? Это не так уж и сложно, вот только тебе потребуется энергии ещё больше. Ещё и ещё. Зато ты станешь неотразим, ты будешь настоящим волшебником! Читатель не может видеть и понимать, как незаметно действуют такие психологические рычаги захвата. Как постепенно он подсаживается на «Кастанеду», как на наркотик. Как непомерно развивается его духовная алчность, как заражается, пропитывается он тёмными энергиями, духовной инфекцией и постепенно становится, в конечном счёте, духовно (и психически!) больным человеком. Как духовный поиск в целом становится безудержной и потной гонкой за острыми переживаниями, а его смысл рассматривается в качестве свиньи-копилки. А Кастанеда продолжает незаметно давить на кнопки и рычажки. Он продолжает усиливать жажду волшебства и чуда, подогревая её романтикой и поэзией и, что немаловажно, создаёт ложное представление о доступности и близости всех этих чудес, а равно об уникальной возможности их использовании в личных целях. Всё очень просто — взял и сдвинул свою точку сборки и тут же тебе и чудеса, миры, уникальные способности, путешествия. Столь чудовищного выхолащивания и обесценивания духовной сути, а равно сведения таинства её на уровень механики, машины, вы не найдёте ни в одном эзотерическом описании! Человек низводится до винтика, вращающегося подшипника. Дополнительно загружается и интеллект — уму нужна пища. И он её получает! При этом те самые (столь близкие и доступные!) чудесные и волшебные перспективы, сказочные возможности и реалии становятся приманкой (куском сырого мяса) для привлечения дикого зверя к яме или замаскированному капкану. Да, Кастанеда обращается с читателем, как с диким зверем, потому что сам является носителем хищного сознания. Начинающего любителя-«мага» именно затравляют и заманивают. Его уже давно ведёт по жизни собственная возросшая духовная алчность, животный инстинкт, а не сердце. И вот однажды под воздействием грязного энергопотока толтеков происходит хаотический качок точки сборки, и наш любитель становится «профессионалом» — он получает свой самый первый опыт осознанного сновидения. Всё внутри него торжествует. Ему, как он считает, открылась главная тайна мира и он восклицает: «Как это здорово! Кастанеда — гений! Учение дона Хуана — высшая мудрость и вершина всех знаний!» С этих пор он ещё более преданно и беззаветно отдаёт своё сознание зловещим толтекам и попадает в железные лапы дона Хуана. С этого этапа дон Хуан — отец родной!

Всё! И с этих же пор духовный капкан захлопнулся, искатель пойман в ловушку, но этого даже и не подозревает! Таково коварство духовных ловушек вообще. И если обычный человек физически проваливается в яму и попадает в беду, то он это осознаёт и ищет выход и спасение. В случае же духовной ловушки никакого осознания своего бедственного положения не происходит. А довериться толтекам — это более серьёзная беда и даже катастрофа, нежели попасть в глубокую яму в действительности!

Итак, читатель продолжает увлекаться, восторгаться, соблазняться, будоражиться и возбуждаться обретёнными «глубокомысленными» и уникальными знаниями. Он приступил к практике. Он, что называется, «фанатеет». А мы обратим внимание на другой манёвр сталкинга Кастанеды — на особую ПРИТЯГАТЕЛЬНОСТЬ ТЁМНЫХ ЭНЕРГИЙ.

Тьма вообще обладает свойством психологической привлекательности. Сравните! Допустим, вы гуляете ясным солнечным днём и наблюдаете за окружающим. Все фигуры, предметы, вещи воспринимаются вами как очевидные и понятные объекты. В голове вашей лёгкость, умиротворённость и ясность. Но не такова природа ночной тьмы! Какой-нибудь трухлявый и совершенно бесполезный, никчемный пень создаст у вас ощущение некого удивительного живого существа, который шевелится, походит на… Он покажется таинственным, загадочным. Объект станет гипнотизировать вас, разжигать воображение, неодолимо притягивать к себе, вызывая потребность и жажду его познания. Таким качеством притягательности обладают все тёмные хищные миры сознания толтеков. Но при дневном ясном освещении пень остаётся всего лишь простым гнилым пнём, а равно такими же примитивными окажутся и все миры толтеков (и это мы ещё рассмотрим!). Такова вкратце психология восприятия тьмы.

Но подлинным и очень конкретным трюком сталкинга Кастанеды явилось само ОПИСАНИЕ ТОЛТЕКОВ, его особая уникальная ОРИГИНАЛЬНАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ. Любое описание представляет собой не просто некое ментальное пространство идей и концепций, оно становится очень конкретным миром субъктивного сознания каждого, вступившего в данное пространство. Оно становится реальным энергетическим полем, в котором человек начинает существовать. Такое описание проецируется на мир общеизвестный и овладевает сознанием полностью. Человек начинает мыслить в определённых терминах и смотреть на окружающее только через призму полученных понятий. И в этом нет большой беды — каждый человек на земле пребывает в собственном описательном мире — но нет большой беды в случае описания, исходящего из чистого духовного источника. А вот в отношении учения дона Хуана об этом сказать определённо нельзя! Тьма призвана искажать очевидные истины.

Каждое новое описание подобно картам географическим и картам игральным. Дон Хуан, давая своё описание мира, фактически приглашает вас сыграть с ним в карты. Но всё дело в том, что его карты меченые, краплёные. Войдя на его территорию, принимая правила его игры, используя его же карты, вы неминуемо проиграете. Вы незаметите, как он мухлюет, обманывает, как он тусует и подтусовывает выгодные ему понятия, смещая известные смыслы, набирая себе всё новые и новые очки. Однако он создаст в вас такое обманчивое представление, что выграли именно вы, а не он! Такой вот искусный и замечательный сталкинг! Нет, всё-таки эти толтеки — молодцы!

Рассмотрим отдельные примеры. Каждый человек с самого детства имеет представление о христианском аде. Ну что, ад есть ад. Он очень реален. Там предельно жарко, душно, тяжко. Попавшие туда мучаются безвременно. Пожалуй, это самое отвратительное место, какое можно себе представить! Отметим в памяти три известных основополагающих признака ада: невыносимость, мучительность, непереносимость этого места; конкретика и его реальность; и «вечность»…

Казалось бы, всё очевидно и просто. Но это не так в случае, если вы принимаете некую незнакомую, оригинальную концепцию, какой является описание толтеков. Вы теряетесь на новой территории, вам ничего неизвестно об окружающем, вам нужны дополнительные разъяснения, определения, названия. Войдя в чужой мир, вы забываете о своём прежнем, вы теряете представления о столь очевидных и простых вещах, которые для вас были ясными и понятными в прошлом. В новом мире вам требуется проводник, и дон Хуан к вашим услугам! Он всё покажет и расскажет, он даст всему имена и разложит всё по полочкам. Ведь он — новый видящий, и видит насквозь суть всех вещей и явлений. Вообще новые видящие — это уникальные люди.

Мир состоит из известных смыслов, но когда я ввожу новое имя для уже известного, я могу вкладывать в это известное свои, выгодные мне смысловые оттенки таким ловким, неприметным способом, что вы совсем не заметите подвоха. Пользуясь собственным описанием, я могу таким образом вас постепенно дезориентировать вплоть до состояния психически больного, невменяемого человека. Конечно же, путешествие по новому, непривычному миру всегда интересно. Но в этом незнакомом мире обычный стул, например, может неожиданно присвоить себе новое имя и показаться уже не стулом, а каким-нибудь «местом для сидения». «Надо же! — воскликнет про себя искатель, — а я и не знал об этом, какие потрясающие оригинальные знания я получил!» И продолжит свои неуверенные блуждания и «познания». В самом деле, на чужой («индейско-мексиканской») территории вам могут заморочить голову как трёхлетнему ребёнку, и вы, будучи взрослом, будете покупаться на самые дешёвые трюки восприятия. Это сталкинг. Вот смотрите…

В книгах Кастанеды описывается «чёрный мир». Что это за энергетическое пространство? Повествование не скрывает того, что это такое ужасное место, пребывать в котором крайне невыносимо и тяжко. А ещё? Чёрный мир является самостоятельным, независимым и самодостаточным, потому что находится в большой (отдельной) полосе эманаций. Ладно, а ещё что об этом известно? В чёрном мире отсутствуют эманации, отвечающие за время, там нет времени… Дон Хуан, погрузившись в чёрный мир ненадолго, постарел в нём на целых 10 лет. Но постойте! Это же полностью по всем основным признакам совпадает с описанием христианского ада! Собственно, сами толтеки в своём опыте полностью подтверждают! наличие ада и в его ужасном воздействии, и в его реальности (а не иллюзиорности), и, наконец, в его вневременности. Сам Кастанеда, попав в чёрный мир впервые, ужасается, насколько тот совпал с его религиозно-католическим представлением. Он так открыто и пишет о том, что подумал — он попал в ад! Таким образом, чёрный мир — это христианский ад, ад — это чёрный мир… Ад — пространство всепоглощающих чёрных энергий. «Место для сидения» по-прежнему осталось стулом, поменялись только имена для одного и того же.

Что же делают религиозные подвижники с адом? Они всячески стараются избежать его, не попасть туда даже на кратковременный срок, чтобы, не дай бог, не пропитаться его чёрными энергиями-эманациями. Пропитаешься — притянет! И вы знаете, существовать после смерти в аду, как-то не очень хочется… Более того, самый общий замысел религиозного пути в том и заключается, чтобы избежать ада!

А что делают толтеки с этим жутким пространством? Они в самую первую очередь учат своих учеников собирать ад, посылают туда точку сборки, чтобы собрать эманации этого мира зла, так как это якобы необходимо для мага и будто бы способствует его «развитию». Отбросьте в описании толтеков всю эту маскировочную шелуху про настройку эманаций, про отдельность «больших полос» и пр. Замените те фразы, где фигурирует словосочетание «чёрный мир» на общеизвестное и понятное всем слово «ад». И что тогда?

А тогда вы поймёте, что Кастанеда вас дурачит как самых несмышлёных и маленьких детей! Учителя Хенаро и Хуан веселятся после того, как глупый доверчивый Карлос, наконец, «собрал» ад. Они восторгаются: «Молодец! Растёшь!» Собрать ад — это считается большим прогрессом на пути толтеков. Маги не нашли ничего лучшего, как из всего доступного человеку выбрать самое-самое худшее и мрачное и торжествуют! Осознаёте ли вы теперь СТАЛКИНГ НОВОГО ОПИСАНИЯ. Искусство введения в заблуждение читателей и его крайнюю опасность?

Другой несложной пример. Так называемые, союзники магов или неорганические существа у Кастанеды также очень хорошо, точно и подробно описаны (а это мы ещё рассмотрим на конкретных цитатах чуть позже). Союзники представляют собой враждебное человеку, чужеродное, хищное, злое сознание, целью которого является захват живого человеческого света. Захват и удержание, захват и уничтожение, захват и поглощение в весьма мрачных и тягостных пространствах. Никакого оригинального открытия в таком повествовании совершенно нет! Любопытно и то, что и Кастанеда, и сам дон Хуан называют союзников созданиями «дьявольскими», «отвратительными». Однако в их описании такой простой принцип и откровенный смысл получает несколько иную, маскировочную окраску. Но — стул остаётся стулом! — замените во всём повествовании сталкера Кастанеды слова «неорганические существа», а равно как все незнакомые определения «лазутчики», «союзники», «эмиссары» на имена более известные и для понимания очевидные — демоны, бесы, черти. И что тогда?

А тогда вы обретёте чистое, непредвзятое видение сути вещей, как они были, есть и останутся таковыми всегда! Тогда вы к своему удивлению обнаружите, что оказываются маги обмениваются с бесами их мрачной энергией — это с чертями-то! Отдаются в полную власть демонам, чтобы получить их силу и способности. Они образуют с ними сообщества, они с чертями дружат! Бр-р-р!

Да, мои дорогие любители и последователи магии всевозможных толтеков (и ольмеков), таковы энергетические реалии! Таков незатейливый и непринуждённый эффект и сталкинг описательной новизны… Повторю, любое оригинальное, незнакомое описание позволяет как угодно и в каких угодно целях манипулировать сознанием людей с целью одурманивания, одурачивания и обмана.

Другим значительным трюком сталкинга Кастанеды является то, что я обозначил, как «ДЕМОНИЧЕСКАЯ ОТКРОВЕННОСТЬ». Почему «демоническая» и почему «откровенность» сейчас станет ясно.

Очень многие эпизоды, в которых описывается конкретика и реальность энергий и миров толтеков, приводится в том самом виде, которому эти энергии и миры соответствуют в действительности. По-другому, очень многие штрихи, признаки и уровни в целом одного единого жуткого, демонического содержания описываются Кастанедой открыто и очень откровенно, как они есть!

Свою энергетическую вселенную они открыто называют «хищной», а море осознания — «тёмным». Они уверены в том, что захваченное, порабощённое читательское сознание уже будет не в состоянии задать простой вопрос: «а вселенная Любви и светлое море осознание не бывает, только хищное и мрачное?» Конечно же, необходимо понимать, что и хищность, и тьма являются характерными признаками территории именно чёрных магов, а не всех мистиков вообще, и религиозных подвижников в особенности. Но в том всё и дело, что сталкинг ведётся непрерывно и не даёт читателю передышки и не позволяет ему обнаружить обман.

Вот для примера ещё несколько откровенных цитат из Кастанеды, из кн. 9 «Искусство сновидения», гл. 8 «Третьи врата сновидений»:

«Энергия, необходимая для перемещения точки сборки мага, находится в мире неорганических существ, — сказал он (дон Хуан), будто желая поскорее отделаться от этого…

— Это истина, — продолжал дон Хуан… Я понял дона Хуана лучше, чем сам ожидал до этого. Путешествие в мир неорганических существ всегда значило для меня ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ ЭНЕРГИИ. Я считал так задолго до того, как дон Хуан сообщил мне об этом…»

В этой же книге и главе читаем:

«Другой жизненно необходимой энергии для мага не существует. Для того, чтобы перемещать точку сборки так, как это делают они, магам необходим колоссальный объём энергии… Умение проникать в другие миры, видеть энергию, формировать энергетическое тело и ещё многое… Для всех этих дел МАГАМ НЕОБХОДИМО БОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО ТЁМНОЙ ВРАЖДЕБНОЙ ЭНЕРГИИ (!!!)».

Такие вот приводятся демонические реалии, да ещё с повторами-напоминаниями и приводятся они очень открыто, откровенно!

Отметьте, базовый принцип энергетического накопительства конкретизировался не просто обретением, но накоплением энергии вполне определённого качества и уровня. Дело в том, что светлые энергии «копить» невозможно, можно только тёмные, такова их природа. Просветлённым энергиям открываются, отдаются, служат. К ним взывают, обращаются, молятся…

В этой же книге 9, в главе 10 «Сталкинг сталкеров» имеется ещё одно подобное высказывание: «Для использования осознания как части окружающего мира сновидящие прежде всего должны путешествовать в мир неорганических существ. Затем им следует использовать эти путешествия как трамплин для накопления нужного количества этой ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ТЁМНОЙ ЭНЕРГИИ».

Обратите внимание на то, как действует данный приём (откровенности) сталкинга. Психологически любая откровенность, искренность, открытость работает очень просто — она вызывает ответную искренность, приятие и полное доверие! Духовные откровения совсем не дают читателю догадываться и подозревать нечто нехорошее. Иначе говоря, такой приём психологически выверен: он действует на ту часть личности человека, которая отвечает за согласие, примирение, приятие, соглашение. И эта сторона подспудно вырабатывает простую логику: раз толтеки столь открыто имеют дело с враждебными и тёмными энергиями (и мирами), то другого пути и других энергий не может быть. А демоническое они каким-либо образом превосходят и обретают свою долгожданную свободу. Однако подобная откровенность является демонической именно потому, что она служит очень конкретным маскировочным прикрытием и целям, скрывающей главную суть. Такая открытость всегда обращённая, превращаемая, незаконченная, она служит определённому замыслу. Ещё раз взгляните на конкретную ситуацию, обозначенную в книгах К. Кастанеды. Во всём разнообразном описании Кастанеда даёт, приводит, рисует главное — структуру, скелет, основу, фундамент, костяк чёрной магии. Структура эта очень проста и примитивна: жадно копить самые мрачные, зловещие и хищные энергии из ещё более тусклых и чужеродных миров — с одной стороны. С другой — отказ от духовного центра, чистого Света и от Любви. В самом деле, выбор можно сделать только один: или стремиться к Свету духовной Любви, или в планетарную бездну мрака. Или, или — третьего не дано!

Хотелось бы напомнить читателю о том, что способностью нормального обычного (даже ещё невысокого!) интеллекта (разума) является умение из всего обилия преподносимого материала отбирать и выхватывать самое важное, главное, структурное. Видеть структуру, скелет знания в самую первую очередь, а потом отслеживать всё остальное. И такой скелет во всех книгах К. Кастанеды просматривается весьма и весьма явно и отчётливо. «Не заметить», не выявить его может только либо психически неадекватный человек, либо человек с крайне низким уровнем интеллекта и мыслительной способностью. Я пытался читать книги одного из «специалистов» в области магии толтеков А. Ксендзюка и не мог… У меня в короткий срок сложилось такое впечаление, что автор не пишет книгу, а бредит, исторгает какой-то высокоумный шизофренический бред. Он зациклен, буксует на периферийных аспектах, на неких второстепенных мелочах, деталях и подробностях, но упорно не замечает и не хочет видеть главного, структурного! Именно такой задаче и служит сталкинг Кастанеды — полнейшая духовная дезориентация! Причём отдельные приёмы сталкинга работают совместно и действуют взаимосвязанно и синергетично. Мы перейдём к иным манёврам и приёмам сталкинга, которые задействуются в целях непосредственной маскировки уже так чётко обозначенной ранее структуры.

Совсем немного об ЭФФЕКТЕ ДЕТОНАЦИИ — взрыве откровений. Такой взрыв в сознании читателя вершит уникальный взгляд на мир и ситуацию человека в этом мире, который и представили нам толтеки. До книг Кастанеды подобные знания были засекречены и служили достоянием лишь только жалкой кучки чёрных магов. Теперь их тёмные знания открылись миру и стали доступной тайной для большинства. А тайна, как известно, в особенности тайна тьмы, всегда манит, зовёт, неодолимо притягивает…

Тайны чёрной магии требуют маскировки, приукрашивания, сталкинга. Иначе люди просто от неё отвернутся, потому что имеются светлые созидательные религиозные пути.

Самым прямым маскировочным целям (сокрытия главной структуры и замысла чёрной магии) служит приём «ОПЕРЕЖАЮЩИХ, УВОДЯЩИХ ОБЪЯСНЕНИЙ И ОПРЕДЕЛЕНИЙ»! Немного остановимся на том, в чём они состоят и как они работают.

А состоят они в многочисленных «сглаживающих» (плохое впечатление) оправдательных «но», в уже известной подмене имён и определений общеизвестных же вещей и понятий, в изящном и незаметном подмене смыслов (также знакомых и узнаваемых), в приёмах СОФИЗМА[19]

Дух всекосмической, вселенской Любви ловко подменяется мрачным планетарным Духом Земли — холодным, циничным, безжалостным! Сама Любовь искусно преподносится как бесполезный шаблон. Сопереживание и сострадание сводится до уровня их полного отсутствия и возводится в идеал безжалостности. Непомерная жадность и хищность древних магов подменяется состоянием противоположным — любовью.

В рамках этого же приёма имеется и такой манёвр, как ПЕРЕВОД СТРЕЛОК от себя или от какого-либо конкретного вопроса совершенно на другой объект или тему. Например, ученик Карлос захотел выяснить для себя, действительно ли магов древности можно отнести к чёрным. Дон Хуан с лёгкостью переводит стрелки, он заявляет о том, что на самом деле все люди являются чёрными магами — вещь абсурдную и рассчитанную на некомпетентных в духовных вопросах людей, но кажущуюся весьма уместной и мудрой.

«Кто такие чёрные маги?

— Окружающие нас люди являются чёрными магами. А поскольку ты с ними, то ты тоже чёрный маг» (из кн. 4, гл. 1)

Так ты, читатель, чёрный маг?

В другом подобном случае Кастанеда, казалось бы подлавливает дона Хуана на том, что тёмная энергетическая сторона в энергетическом коконе всё-таки есть. Ведь именно на ней фиксировались и её развивали древние маги. И чтобы вы думали? Дон Хуан просто не отвечает на вопрос, он не говорит ни да, ни нет. Он непринуждённо переводит стрелки и апеллирует к человечеству, которое по его мнению только разрушает, воюет, убивает, вершит зло и не способно к добру и созиданию. Такова витиеватость и неуязвимость психологии демонического.

Уводящие объяснения способствуют отвлечению читательского внимания от фиксации на главном. Часть их предназначена к тому, чтобы стереть, размыть грани между очевидными противоположностями. Например, во многих книгах Кастанеды достаточно много сам дон Хуан красочно и неоднократно живописал про то, какими ужасными, эгоистическими и отвратительными созданиями были первые толтеки, и тут же, параллельно на протяжении всего повествования следуют многочисленные оправдательные «но». Древние маги, оказывается, очень сильно любили жизнь, нет ничего равного их достижениям, они проникли в такие умопомрачительные тайны, они достойны восхищения и т. д. и т. п. Сознание искателя незаметно дезориентируется. Грани между разрушением и созиданием, добром и явным, отчётливым злом размываются, а добро и зло становятся равнозначными, взаимозаменяемыми. В итоге читатель приходит к полному абсурду: получается, что любить, что убивать — это одно и то же. А ведь согласно этой теории те первые толтеки, которые пожирали людей живьём, были людоедами, одновременно были и любящими людьми, т. к. «очень любили жизнь». В таком случае, к любящим следует отнести и известного серийного убийцу, маньяка Чикатило… Подобные оправдательные «но» действуют на сознание читателя навязчиво и периодически часто. Это те самые отвлекающие манёвры, которые заставляют фиксироваться, погружаться не в главный и конкретный смысл понятия, а в его пространные, отвлечённые абстрактные формы и подтексты, оторванные от реальности. Это, так сказать, перенесение веса, изящное смещение акцента с одного на другое по типу: «Казнить нельзя, помиловать», «Казнить, нельзя помиловать»…

Всевозможные ОПРАВДАТЕЛЬНЫЕ «НО» у Кастанеды или ментальные подпорки представляют собой весьма гнилые ментальные конструкции. Подобные посылки могут быть, как откровенно ложные, так и маскировочные. Вот пример открытой лжи. Дон Хуан, поясняя отличие новых видящих от старых, утверждает, что толтеки современного цикла «копят» энергию исходя из принципиально иных задач. Он говорит, что алчности в энергетическом мире не бывает, она якобы есть только принадлежность мира физического:

«Воин не отправляется в неизвестное, побуждаемый алчностью. Алчность работает только в мире обычной жизни» (из кн. 11, гл. «Важнейшие понятия из “Огня изнутри”»).

Открытый обман! Алчность — это, вообще, в первую очередь энергия, и только потом мир людей. Хотя бы потому, что всякая энергия первична по отношению к материи. Хотя бы потому, что в хищных мирах толтеков вообще идёт борьба за потребление чужой энергии и захвата сознания других существ… Отдельные «оправдания» столь нелепы, что достойно удивления, как подобное может принимать человеческий разум. Например, маги убивают животных (да и людей!), но при этом просят у них прощения. Как это здорово — какие милосердные люди! Какая трогательная любовная аура. Если вас, лично вас, читатель, я начну убивать, но в начале процесса попрошу у вас прощения за свою кровожадность, то вам от этого, конечно же, станет намного легче, вы мгновенно расчувствуетесь и безоговорочно примите роль жертвы — в этом нет сомнений. Такова сила любви к вам…

Другая часть маскировочных (уводящих) объяснений служит для загрузки сознания с той целью, чтобы увести внимание и направить его по иному мыслительному руслу. Этому, например, отвечают многочисленные определения магии, данные Кастанедой, вплоть до полного отрицания существования самого понятия магии, и уж тем более магии чёрной. Кастанеда на протяжении всего своего повествования определяет магию толтеков и как «расширение диапазона восприятия», и как «искусство управления точкой сборки», и как «способность видеть энергетическую суть вещей и явлений», и как «слияние с Намерением или очищение связующего звена с абстрактным Духом», и как «путь к Свободе», и как «способность сохранять энергию», и т. д. Обратите внимание, столь многие определения кажутся читателю самой искренней попыткой автора всерьёз, основательно и наиболее глубоко разобраться с аспектами и основами магии, уловить и осмыслить её главную суть. Вот он какой «добросовестный, честный, пытливый и проникновенный» исследователь Кастанеда! Но… Как уже очевидно, эти определения полностью относятся к сталкингу с целью сокрытия или отвлечения человека от её главной сути и демонической структуры! Размыть и свести главное к понятию второстепенного. Смешать центр с периферией. Другой характерный пример.

Толтеки — это маги-оборотни! Практика оборотничества — превращения в диких зверей и птиц — издревле и на протяжении всего существования цивилизованного человека считалась сугубо принадлежностью чёрной магии. Почему? Понимаю, что такой вопрос может задать только духовно дезориентированный поклонник Кастанеды, но ни как не здравомыслящий, нормальный человек. Оборотничество — это сдвиг точки сборки (сознания) ВНИЗ! То есть деградация с человеческого уровня до животного, инстинктивного, дикого. При таком регрессивном процессе точка сборки настраивает эманации на наиболее мрачные, тяжёлые и хищные энергии и вливает их в кокон. С течением практики подобные энергии уплотняются, распространяются, развиваются… Однако наряду с силой дикого зверя эта чёрно-магическая практика даёт одновременно толтеку и все-все качества и характеристики звериного сознания — кровожадность, коварство, непредсказуемость, дикую ярость и пр. Но посмотрите, каким незамысловатым способом Кастанеда маскирует столь очевидную демоническую суть. Оборотничество используется «только» в качестве расширения диапазона восприятия или для «расширения» сознания. Параллельно следует ловкий описательный ход о том, что новые видящие вообще протестуют против подобных древних порочных практик. В самом деле протестуют? Вовсе нет. И учитель Хулиан, и Элиас, и сам дон Хуан всеми этими «порочными» практиками пользуются самым активным образом! Какое глупое наивное оправдание и объяснение для столь же наивных читателей! При сдвиге «вниз» наблюдается не «расширение», а как раз снижение, заземление и ограничение сознания! Одновременно проводится и непрерывно ведётся и линия смешения, стирания различий, РАЗМЫТИЯ или СГЛАЖИВАНИЕ ГРАНИЦ.

Например, на фоне описания ужасов про древних видящих повествуется об Арендаторе — маге древности. Он паразитирует на энергии нагвалей всей линии знаний дона Хуана и растлевает всю линию тем, что открывает магам древние практики. Он — глобальный паразит, хищник! Ко всему прочему, по словам дона Хуана, Арендатор сам себя загнал в тупик и вынужден запасаться энергией. Но когда с ним встречается Карлос, он, после того, как с трудом преодолел свои страхи, вдруг убеждается, что у Арендатора очень чистые, глубокие глаза, которым нельзя не доверять. Читай он — «хороший», «добрый», неспособный на зло. А то, что он живёт уже под тысячу лет или больше (бросил вызов смерти) и познал запредельные тайны, вообще делает образ Арендатора духовным идеалом и примером для подражания. Эффективно действует описательный трюк, не так ли?!

Любитель Кастанеды изначально не способен охватить, сколь много обмана содержится в описании толтеков! Одной из разновидностей приёма уводящих объяснений являются НЕСОВМЕСТИМЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ. Их можно обозначить как оборотничество в ментальной сфере, ментальное оборотничество или оборотничество описательное. В духовной области познания имеются свои парадоксы, но в этом случае их отдельные противоречивые стороны существуют взаимосвязанно и одновременно. Дон Хуан же монтирует и транслирует через Кастанеду и в общую модель сознания и в отдельные познавательные направления иные — несовместимые противоречия, противорочия, которые связаны с обманом, ложью.

Со всей ответственностью заявляю Кастанеда обманывает своего читателя! Обманывает подло, гнусно… Взгляните, с какой непринуждённой лёгкостью дон Хуан вводит в заблуждение и Карлоса, и своих последователей:

«Однажды мне пришлось сделать выбор, уделять ли внимание неорганическим существам и тем самым идти по следам старых магов — или отказаться от этого. Мой учитель, нагваль Хулиан, помог мне решиться на этот отказ. И я никогда не пожалел о своём решении»

Обыкновенный обман, который можно обнаружить уже на следующей странице (!):

«Ты бывал когда-нибудь в мире неорганических существ, дон Хуан?

Бесчисленное количество раз (!)» (из кн. 9, гл. 4).

Отказался он… А в кн. 7, гл. 6 следует такое откровение:

«А у тебя есть союзники, дон Хуан?

Ты ведь знаешь. У меня есть союзники моего бенефактора».

Отказался… В этой же книге имеется описание о том, как союзники живут в коконе дона Хуана, а до этого указывалось на то, что они проживают в горлянках, подвешенных на поясах Хуана и Хенаро. Союзники уже много десятилетий являются неотъемлемой энергетической принадлежностью учителей-толтеков.

Отказался… Нельзя доверять лживым толтекам! Существует и такой путь к Истине — выявлять и изучать отдельные признаки и психологию демонического в целом. Исследовать, запоминать и отбрасывать! Другие простые (но, правда, ёмкие) примеры сталкинга…

Потребуются дополнительные цитаты к устройству модели сознания толтеков:

«Точка сборки подобна светящемуся магниту: перемещаясь в пределах человеческой полосы, она притягивает эманации и группирует их» ((из кн. 7, гл. 7);

«Маги древней Мексики объясняли, что точка сборки в её обычном положении принимает втекающий в неё поток полей энергии из вселенной в виде светящихся волокон, число которых необычайно велико» (из кн. «Тенсегрити», гл. «Сновидение»);

«Именно в этой точке (сборки) собирается восприятие человеческих существ… проходя сквозь точку сборки, волокна собираются в пучок под воздействием окружающего точку сборки сияния» (из кн. 9, гл. 1);

«Осознание начинается с постоянного давления извне на эманации, заключённые внутри кокона» (из кн. 7, гл. 5).

Обратите внимание на то, что сияние точки сборки в течении существования человека является постоянным, это главный показатель и сознания и жизни в целом. Давление внешних эманаций на кокон и восприятие вершится непрестанно. Световые потоки вливаются в кокон (и во сне и наяву) всё время. Энерговолокна группируются непрерывно.

При этом дон Хуана столь важную часть структуры энергетической модели сознания дополняет не менее важным элементом — разделением человеческой полосы (восприятия в коконе) на обширные правую и левую энергетическую сторону или область. Именно — ЭНЕРГЕТИЧЕСКУЮ, т. е. отвечающую внешним воспринимающим энергопотокам. Также очевидно и то, что левая сторона связана с восприятием светлых энергий и понятием человека о добре и Боге (центре кокона), а правая служит для приёма тёмных (периферийных) сил и представлением о зле. Однако тут же, параллельно следует ложная посылка. Дон Хуан относит обе стороны к бесплодным иллюзиям, идеям, образам и видениям, которые будто бы энергетически несостоятельны, т. е. не имеют под собой конкретной энергетической основы:

«По обоим краям человеческой полосы находятся странные скопления мусора — невообразимые кучи человеческого хлама. Этакий склад зловещих патологий… На левом краю — духовность, религиозность, всё что связано с Богом…» (из кн. 7. гл. «Положение точки сборки»).

А это означает, что во всех многочисленных и почти бесконечных позициях точки сборки (левой и правой стороны) — какая-либо энергия в кокон не генерируется! Но позвольте, как такое может быть?

Древние видящие, «увидев, насколько сильно меркнет это сияние точки сборки у людей, находящихся без сознания или при смерти, и как оно полностью исчезает у мертвецов, пришли к убеждению, что это сияние и есть свечение осознания… У мёртвого существа точка сборки бесследно исчезает, поскольку именно она вместе с окружающим её сиянием является основным признаком жизни и наличия осознания. (Кн. 9 «Искусство сновидения», гл. 1 «Маги древности»).


Отсутствие энергетической генерации посредством точки сборки — невозможно! Наводящие энергопотоки транслируются точкой сборки в кокон непрерывно! Полное прекращение работы (затухание) точки сборки равнозначно её отсутствию и возможно только у трупа!

Налицо несовместимые, взаимоисключающие посылы в подаче учения дона Хуана! И правая, и левая человеческая полоса, конечно же, генерирует энергию вполне определённого качества, а не является её отсутствием и ни как не являются всего лишь пустыми идеями и образами! Более того, для обоих полос это энергетическое качество различно и противоположно! И последнее означает только то, что все духовные энергии не безличны и абстрактны, и в своём коконе можно развивать и уплотнять отдельно либо энергию добра, либо энергию зла. Третьего не дано…

Профанация высоких божественных энергий очень характерна и естественна для учения чёрной магии. Но при этом одновременно отрицается и реальность конкретного воплощённого зла, тёмных энергий — дьявола. И если человек принимает идею отсутствия зла в своём конкретном энергетическом содержании, то он легко становится его пленником. Обнаружить и избежать его становится невозможным. На примере модели энергетического кокона мы наблюдаем знакомый эффект проявления демонического сознания: дать часть истины и тут же в последующем эту часть исказить, а читателя полностью запутать и дезориентировать. Другой пример, показывающий явный обман толтеков…

Живописуя про ужасы магов-толтеков прошлого и древние порочные и отвратительные практики, дон Хуан патетически восклицает:

«Даже в среде современных видящих встречается довольно много страшных примеров подобного рода практик!» (в контексте гл. 8, кн. 7 речь идёт, как о древних практиках в целом, так и о жуткой практике оборотничества — превращения в диких животных, в частности).

Глядите, дон Хуан как бы становится в защиту светлых идеалов новых видящих, он за чистоту рядов новых видящих Свободы. Он кипит искренним негодованием, возмущением, сожалением и протестом! Он подчёркивает, что оборотничество — «это зона истинного ужаса». Что это нечто «пугающее и рыщущее в темноте», что смерть в этой отвратительной позиции может настигнуть мага внезапно и т. д. И при этом читатель, естественно, искренне верит в честность и чистоту духовных порывов и устремлений хитрого нагваля. И зря. Описание рассчитано на самое детское, незрелое, неразвитое, наивное восприятие. Потому что серьёзный исследователь магии толтеков сможет легко обнаружить явный обман. Все современные, «новые» маги самым активным образом практикуют древние приёмы и способы, которыми пользовались «старые», и фактически ни чем не отличаются от древних толтеков.

«Я (Карлос) спросил, не может ли дон Хуан привести пример какой-нибудь из упомянутых древних практик. Он сказал, что за годы нашего общения демонстрировал мне их десятки раз (!)» (из кн. 7, гл. 6).

Если же отдельно брать ужасную и отвратительную практику оборотничества (известную человечеству как неприменный атрибут чёрной магии), то, как обнаружится в описании, все маги последнего времени и группы учителя Хулиана (и сам он), и группы дона Хуана — все они её интенсивно используют!

«Рассказывая о своём учителе (Хулиане), дон Хуан часто употреблял слово «диаблеро». Этим словом, которым, кстати, пользуются только индейцы Соноры, называют оборотня, который занимается чёрной магией и способен превращаться в животных — птицу, собаку, койота…» (из кн. 1, «Введения»).

А вот, что сообщает старый нагваль обманутому Карлосу о Ла Каталине — она самая опасная и свирепая женщина-маг из группы Хулиана и приходится всем последним (в описании) толтекам «родной тётушкой»:

«Дон Хуан сказал, что Ла Каталина обладает исключительным мастерством и в области зверя может делать всё, что угодно» (из кг. 7. гл. 9).

Коронным номером самого дона Хуана является превращение в ворону — сдвиг сознания в жуткую деградирующую энергозону. Что значит «коронным»? Это значит, что на протяжении десятилетий дон Хуан посылал своё сознание в область вороны, настраивал и закреплял соответствующие эманации и принимал в свой кокон все те энергопотоки, которые так свойственны этой хищной птице. Он глубоко пропитывался качествами и свойствами этих мрачных энергий — алчностью, хитростью, коварством, цинизмом и прожорливостью. Ведь недаром в народе ворону справедливо считают символом нечистой силы. Дон Хуан успел с этой низшей областью познакомить и Кастанеду и влить и в него столь грязные энергии.

«Он сказал мне, что провёл меня через это испытание, когда сдвигал мою точку сборки вниз при действии на меня растений силы. Затем он вёл мою точку сборки, пока я не смог выделить полосу эманаций вороны, что привело к моему превращению в ворона… Я опять задал дону Хуану вопрос, который задавал ему десятки раз. Я хотел знать, действительно ли я физически превратился в ворону, или просто думал и чувствовал, как она. Он объяснил, что сдвиг точки сборки в нижнюю область всегда приводит к полному превращению… Он признался, что моё превращение было действительно ужасающим по любым стандартам» (из кн. 7, гл. 8).

В нижние позиции точки сборки загоняет раз и навсегда уже некогда сформированный поток сознания толтеков. Таково его общее направление. А обширная область зверя отличается особой притягательностью, ведь человек некогда находился в первобытном состоянии и уже был животным — падать вниз во тьму всегда легче, чем поднимать по эволюционой лестнице выше к свету!


Демоническое сознание насквозь лживо и изворотливо!

О нагвале Хулиане, учителе дона Хуана, повествуется, как о моральном уроде, злодее, сластолюбце, развратнике, очень жестоком, коварном, бездушном и циничном человеке. В любую минуту он мог совершить самую гнусную подлость. Его называют настоящим дьяволом, оборотнем, так как он умеет превращаться в разных людей, да и в животных. Хулиан непрестанно врёт, вводит в заблуждение и своих учеников и тем более других окружающих его людей, скрывая свои истинные намерения. Он держит в страхе своих учеников. В описании достаточно одного лишь его взгляда на человека, чтобы тот заболел смертельно. Такие люди любить не способны. Очень типичное проявление демонического сознания! Хулиан безоговорочно является чёрным магом! Подобное демоническое сознание он принял от своих предшествующих учителей и передал дальше дону Хуану, Кастанеде, а через последнего всем читателям. Но… Вступают в работу те самые маскировочные «но». Включается сталкинг. Параллельно повествуется, что Хулиан многих людей излечил от болезней, он мог снять с себя рубашку и отдать его нуждающему, был скромным (так как скрывал свою целительскую способность, представляя целителями вместо себя женщин-учениц). Хулиана очень любили другие люди. Так он сильно располагал к себе. Был мастером общения, искренне интересовался нуждами и чаяними других. Вместе с его уходом из жизни вообще существование померкло, из жизни ушёл восторг и т. д. Ну, добротельный ангел, а не человек! Отметьте в целом, Хулиан и ангел, и дьявол чистой воды одновременно! Одним словом, — оборотень! Однако после общей тщательной «загрузки» взаимоисключающих, противоречивых несоместимых посылов у читателя вообще едет крыша, очевидные грани стёрты — читатель становится не в состоянии отличить чёрное от белого, внутреннюю жесткость, цинизм и бесчеловечность от показной любви.

Любящее сознание проявляется принципиально по-другому! В нём полностью отсутствуют противоречия и превращаемость. Реализованный религиозный мистик был любящим, милосердным, добрым и мягким человеком «вчера», таким же он является «сегодня», и таким же будет и «завтра» и через много лет… Ложь, превращаемость, противоречия для просветлённых энергий исключены абсолютно — помните об этом! Любовь — это полная открытость (без всяких подтекстов!), искренность и честность! В свою очередь демоническое сознание отличается крайней изворотливостью, неуязвимостью, оборотничеством, витеватостью, ловкостью, хитростью. Это очень скользкая, «змеиная» логика. Тёмное сознание непрестанно «оборочивается», подставляет одно вместо другого. Именно за счёт подобного приёма оно и существует и остаётся неразоблачимым. Попытайтесь настоящему фанатику Кастанеды, фактически духовно больному человеку, ослеплённому чудесами, доказать, что он угодил в ловушку и приведите примеры из серии «откровенной» реальности. Он тут же найдёт вам цитаты, несущие собой противоположный смысл, не понимая, что они служат обману. А рассмотрение подобных (несовместимых!) противоречий приведёт оппонентов к вязкости, детализации, пробуксовке спора и в итоге к его саботажу и невыяснению сути. Но, как видно, психология демонического и высокого, просветлённого сознания отличается принципиально.

Вообще, если духовный искатель начнёт исследовать магию Кастанеды под правильным углом зрения, то он может обрести для себя весьма ценные эзотерические знания и выйти на уровень серьёзного специалиста в области популярной эзотерики. Он может стать уникальным психологом-демонологом, обрести оригинальную способность духовного «видения» и в дальнейшем прозревать энергетическую основу абсолютно всех остальных духовных путей!

Уводящие, оправдательные объяснения — основа ложных посылок. Их можно представить как некие минидыры или миниямы, в которых вязнет, буксует внимание. Едва читатель успевает догадываться или подозревать столь явную тёмную природу, как ему не дают опомниться. Сначала повествуется о злой ужасающей природе тех энергий, с которыми вступают в контакт толтеки, потом утверждается, что они «просто» энергии, «просто безличные» силы, не злые и не добрые, а «никакие». А потом вдруг открывается, что они всё-таки «враждебные», «тёмные», «отрицательные» и пр. При этом внимание читателя растерянно блуждает на поверхности — границы размыты — читатель теряется. Смысловой акцент переносится то на откровенную действительность, то на оправдательные теоретические ложные «доводы», то снова на реальность с последующей фиксацией на лжи. Со лжи на откровенность. То туда, то обратно. Выявить, проследить обман практически невозможно. Читатель испытывает массированный оговор, он путается, и фактически теряет рассудок, ум, способность к логическому мышлению, не оторванному от опыта. Таково воздействие на сознание тёмных энергий. Таков сталкинг…

Рассмотрим один серьёзный вопрос, наглядно демонстрирующий коварное СМЕЩЕНИЕ СМЫСЛОВ и ПОДМЕНУ ПОНЯТИЙ. Речь пойдёт о человеческой форме. Маги активно манифестируют необходимость её потери. Освобождение от неё несёт магу свободу. Дон Хуан определяет «человеческую форму», как некий связывающий клей, как «неодолимую силу настройки эманаций, зажжённых свечением осознания в том месте, где располагается точка сборки человека в нормальном состоянии…

Благодаря практике воина его точка сборки в определённый момент начинает сдвигаться влево… Первоначальный же сдвиг видящие очень точно назвали потерей человеческой формы, поскольку он знаменует собой начало неумолимого движения точки сборки прочь от её исходной позиции, в результате чего необратимо утрачивается наша привязанность к силе, делающей нас человеческими личностями» (из кн. 7 «Огонь изнутри», гл. 14 «Накатывающаяся сила»)

В контексте этого и других повествований человеческая форма является, прежде всего, эго-формой, неким закостенелым панцирем, клеем ограничения. Очевидно то, что она может выступать только в двух аспектах — в роли эфирной матрицы физиологического организма человека как биологического вида, и как эго-личность в целом со всеми её частными повторяемыми психическими реакциями, привычками и поведенческими моделями. В самом деле, освобождение от такой формы, от своего «эго», выглядит позитивно, убедительно и мудро. И читатель это хорошо видит и понимает. Он глубоко усваивает данную идею! А теперь обратите на смысловой перенос и изящную подмену. Как только идея осела в сознании… в силу вступает самая зловещая, самая подлая и коварная подмена. В главе «Человеческая матрица» человеческая форма получает образ бога, становится бесполезным энергослепком или штампом и стоящая за этим образом (самая реальная и самая практическая в мире!) энергия Любви обесценивается. Она становится также бесполезной — от неё следует освободится… При поверхностном взгляде необходимость потери человеческой формы будто бы сохраняется, и она по-прежнему будто бы несёт позитивный и созидательный аспект. Но всё в действительности оказывается не так! Дело в том, что в энергии духовной бескорыстной, неэгоистической, безусловной Любви какое-либо «эго», какая-либо форма от-сут-ст-ву-ет! В божественной любви нет и не может быть никаких штампов, клише, матриц, форм… Любовь Бога — чистый, ослепительно сияющий без-образный и вездесущий Свет! Но в учении толтеков потеря человеческой формы на практике незаметно становится потерей Любви, освобождением от человеческой способности любить.

Толтеки утверждают, что от всего человеческого необходимо освободиться. Однако смысловой акцент весьма утончённо и изящно переносится с человеческого, как эго-личности, с человечности, как способности любить. Человеское и человечность смешиваются и путаются. Очень ловкая подмена, не правда ли?

Данный манёвр сталкинга включает и следующий отдельный частный приём: введение к одному и тому же понятию разных терминов в целях пробуксовки сознания — «человеческая форма», шаблон, «человеческая матрица»… При попытки углубления в вопрос, отражают ли эти термины одно и то же понятие, выяснить что-либо окончательно становится невозможным. Сознание буксует на многих отдельных смысловых подтекстах.

А вот перед нами и другой типичный пример подмены и смещения смыслов — он более неприкрытый, простой и очевидный.

Все образы, представления и картины, данные в сновидении, а равно, как и в «сновидении наяву», толтеки подразделяют на два типа. За первым типом какие-либо энергии отсутствуют совсем. Их справедливо можно отнести к иллюзиями, бесплодному воображению, преходящим фантазиями и т. д. С этим (отчасти) можно согласиться. Второй же тип образных форм представляет собой генерацию различной энергии, такие образы и формы, которые к иллюзиям отнести никак нельзя. Очевидно то, что любая воспринимаемая форма может быть либо энергетичная, либо неэнергетичная. Всевозможные союзники воспринимаются толтеками в различных формах, чаще всего в виде злобных зверей или уродливых человекообразных фигур. При этом дон Хуан подчёркивает, что за такими формами восприятия стоят живые, конкретные, реальные энергии. Согласимся с этим. А теперь перейдём к образу Бога в позиции восприятия, так называемой, «человеческой матрицы». Вполне очевидно то, что и за этим образом генерируется очень конкретная и реальная энергия — да ещё какая! Однако, нет… В данном случае этот образ у толтеков обесценивается и почему-то рассматривается как иллюзия, как бесполезная, пустая форма. Происходит плохо скрываемая подмена высоко энергетичного образа неэнергетичным. И этот обман никем не замечается! Откуда такая неприкрытая ложь, и почему она не фиксируется читательским вниманием? Читатель загипнотизирован и ослеплён… Хотя является очевидным, что та или иная форма напрямую связана с качеством или характером соответствующего энергетического содержания. А это означает то, что разрушительные, агрессивные энергии вы никогда не соберёте в образ Бога, а равно как и божественную любовь никогда не сможете интерпретировать в качестве диких зверей или монстров.


Книги Кастанеды — это неисчерпаемый материал для выявления обмана! Находится в зоне непрерывного сталкинга означает заблуждаться, обманываться, дезориентироваться.

Дьявол не любит пристального вглядывания. Такова природа тёмного света. Когда мы привносим свет своего внимания и удерживаем его на отдельных вопросах и аспектах, тьма рассеивается и то, что она маскировала, — обнажается, открывается, обнаруживается…

Кастанеда весьма эффективно и часто использует и такой приём сталкинга, который можно обозначить, как ПРИЁМ ОТСТРАНЕНИЯ, ОТБЕЛИВАНИЯ, СРАВНЕНИЯ, выгораживания по типу «Мы — не такие!» Общий замысел этого оригинального трюка заключается в том, что искусственно создаётся некая разграничительная линия или чёрный фон от которого можно выгодно отталкиваться в дальнейшем. Данный сталкинг Кастанеда проводит про всем своим книгам. Он служит, можно сказать, смягчению или ослаблению впечатления от демонической откровенности.

Да, утверждается об учителе Хулиане, это настоящий дьявол. Но параллельно рисуется портрет нагваля Элиаса, который на фоне Хулиана выглядет совсем не таким демоничным, а очень внимательным, спокойным, добрым и отзывчитом магом. Он был настолько отстранённым, что мог отказать даже от даров силы. Элиас защищал молодого дона Хуана от циничных нападок Хулиана. Вообщем, нагваль Элиас является замечательным человеком. Тем самым как бы утверждается, что в магии негативы бывают, но, скорее, как нечто исключительное. Таким образом, описание об Элиасе значительно смягчает жуткое впечатление о дьяволе-Хулиане… Таким же искусственным разграничением служит деление толтеков на старых и новых. И в данном случае наиболее отчётливо проявляется смысл демонической откровенности. Чем сильнее сумеет дон Хуан очернить и опорочить древних магов, тем лучше, светлее и праведнее будут выглядеть новые видящие на их отвратительном фоне. Каким бы серым и мрачным не был бы сам образ, чёрный фон его неизбежно приведёт к осветлению. Таков эффект восприятия.

Другой приём сталкинга, применяемый Кастанедой, можно условно назвать ПОПУЛЯРИЗАЦИЕЙ тех ИМЁН, которые имели в прошлом и всегда будут иметь явно выраженный негативный характер. Известные понятия: «чёрный маг», «ведьма», «колдунья», «дьявол», «черти» отражают суть носителей демонического сознания. Однако в описании Кастанеды к подобным именам приучают, привыкают. Они подспудно теряют свою зловещую суть (потому что «на самом-то деле» не такие!) и обретают либо некую фольклорную, ироническую окраску, либо утверждаются в гордом, дерзком своём величии, как духовные идеалы Свободы и Любви.

Столь искусные намеренно выстроенные, хитрые приёмы, конечно же, не в состоянии проследить ни один читатель.

К ним можно добавить безусловно эффективно действующую на воображение маску РОМАНТИКИ, ПОЭТИКИ, НОСТАЛЬГИИ ПО ЧУДЕСНОМУ. Кастанеда весьма уместно и дозированно использует стихи, романтизирует чёрную магию, активно снабжает описание яркими вывесками и девизами о свободе, любви, тайнах и чудесах окружающего мира.

Упомянутые выше трюки и манёвры служат единственной цели — маскировке!

Вся магия толтеков в изложении Кастанеда выглядит неким деревом, ствол которого является чёрным, грязным и гнилым. Вся энергетическая структура учения толтеков является крайне непривлекательной, практики разрушительными, а цели — абсурдными. Именно поэтому давно отжившее, высохшее, неплодоносящее дерево толтеков — магия — требует полупрозрачных покрывал и цветных полотен, которыми занавешивается ствол, чтобы его гниение не было заметным. Кастанеда вынужден искусственно прикручивать к трухлявым веткам полусгнившего дерева пышную, пластиковую, зелёную листву, которая также способствует сокрытию. А вокруг развешиваются броские цветные объявления и транспоранты: «Даёшь Свободу!», «Даёшь приключение в волшебном мире!»…

Духовное видение состоит именно в том, чтобы сквозь внешние, поверхностные слои и пласты проникнуть во внутреннее и сокровенное и обозреть и выявить суть. Автор очень надеется на то, что после прочтения всей его книги, его читатели сами станут непревзойдёнными сталкерами и самыми настоящими видящими!


Прорыв к чистому Свету!

Знаю…


Я теперь знаю главное! Мне открылась эзотерика религиозного пути, пути, который кажется столь известным. Нет, он определённо незнаком духовным искателям!


Знаю, уверен…


Я уверен, что это самый настоящий путь духовной Любви — любовь не способна к обману! — который мне даст многое… Наряду с магическими блужданиями всё чаще в моё сознание и в мою практику бережно вторгался христианский старец — Странник.


Знаю, уверен, прозреваю…


Я прозреваю будущее. Обозреваю общий замысел пути Любви и его отдельные рубежи. Я наблюдаю духовную лестницу![20] Она ведёт к чистому Свету. Но труден путь. Ловушки расставлены на каждом шагу. Одна из них — глубокая, чёрная яма, вырытая толтеками. Дон Хуан ещё крепко держит меня своими когтистыми пальцами и подталкивает к краю… Так будет долго.


Знаю, уверен, прозреваю, предвосхищаю…


Предвосхищаю, изыскиваю и погружаюсь в новую практику — уникальную эзотерическую практику осознания дыхания. Она считается самодостаточной и выводит на новые, повышенные энергетические уровни только в том случае, если выполняется по возможности непрерывно в течении 21 дня. А я нахожусь — в деревне. Мои соседи надолго затихли, а больше мне никто не может помешать.

Суть практики несложная: удерживать внимание на собственном дыхании. Дышать осмысленно и по возможности удерживать осознанность как можно чаще и дольше…


Знаю, уверен, прозреваю, предвосхищаю, что когда придёт время…


Кажется, время пришло. Я дышал… Дышал жизнью. На прогулках и по лесу, и вдоль реки, и пребывая на солнечных полянах, и на длинных извилистах сельских дорогах… И дома.

Жизнь вливалась в меня. А какой чистотой и вдохновляющей силой обладает природный воздух! Осознание дыхания позволяет проникать в глубокий пласт существования. Дыхание — весьма ёмкий процесс. Внутри него имется множество микроощущений, которые с течением времени вырастают до крупных масштабов. Элементы дыхания охватывают многие сферы — ритмическую, тактильную, временную, объёмную, энергетическую, температурную, а также относятся к глубине и направлению распространения воздушных потоков. Я знакомился с различными воздушными эссенциями, субстанциями — утончённое сознание извлекало их отовсюду. Я ощущал воздух каждой клеточкой тела. Оно трепетало, оно оживало… Незамедлительно открылась жизнь удивительных сказочных существ эльфов. Они все состояли из радости и различной плотности воздуха и мелькали, носились на маленьких прозрачных крылышках в воздушном пространстве. Они порхали, перелетая от одного полевого цветка к другому. Но стоило к вечеру воздуху сгуститься, как они исчезали неизвестно куда. Прятались в бутонах ароматных лепестков?

Как мало я раньше знал о жизни! Как мог я не подозревать такого изобилия, такой насыщенности жизнью!

Жизнь есть дыхание… Дух, дуновение, ветер. О, нет, это не грубый ветер нагваля! Это ласковый, добрый, тёплый, нежный и солнечный ветер любви!

Поразительно! Я испытывал-переживал сотни оттенков воздушной стихии! Будоражущий эфир раннего утра — когда хочеться беситься, кружиться и прыгать от вливающейся в тело радостной силы; нежнейшее тепло вечернего воздуха — оно любовно целует тебя, оно — любит; влажный запах осоки — оживляет, будит, тревожит, приводит в движение какие-то сокровенные глубины души далёкого, первобытного существования; весёлая и прозрачная воздушная плоть солнечной поляны; тысячи ароматов леса, душистые запахи полевых цветов…


Знаю, уверен, прозреваю, предвосхищаю, что когда придёт время…


Моё время жизни настало, пришло! Я продолжал дышать…

Нескрою, осознание поддерживать очень трудно. Непрестанно вмешиваются посторонние мысли, неотложные дела, отвлечение на хозяйство. Периодически забываешься. Но я сосредотачивался всё настойчивее и настойчивее. Ожили осознанные сновидения. Они акцентировались на запахах, отражали процесс дыхания. В это время я испытывал воздушную свежесть и в своих снах. Я дышал во сне и не мог надышаться радостью.

Наконец, приблизительно на восьмой день моей практики стало проявляться нечто новое. Я прошёл сквозь поверхностный уровень сознания. Активировалось осязание. Я как-то ненормально чувствовал всю свою кожу разом. Она стала легко раздражаться, чесаться. То здесь, то там проявляли активность некие кожные, чувствительные точки. То на поверхности живота, спины, то на руке или ноге. Я ощущал будто по всему телу ползают насекомые. Подозреваю, что это состояние нашей кожи для человека является естественным, но уровень обычного восприятия остаётся поверхностным и мы не ощущаем непрестанной чесотки. Я же преодолел пласт внешнего внимания.

Дышу и ощущаю тело. Плавный вдох-выдох, вдох-выдох. Жить означает — дышать.

Странным образом значительно сократилась потребность во сне. На десятый день я почувствовал, что мне достаточно спать всего два-три часа в сутки. Я очень быстро высыпался и вставал бодрым, сильным, свежим и вдохновенным — таков эффект радикального усиления эфирного тела — тела дыхания!

На пятнадцатый день я сидел в дедушкином кресле. И дышал, сосредотачиваясь на различных аспектах осознания. С очередным дыхательным циклом следовала упругая энергетическая волна. Нечто не только дышало во мне самом — оно проступало и за пределы физического тела. Будто я увеличился на несколько сантиметров в объёме. Но я не дышал объёмом, я стал, был этим живым объёмом. Такое плавающее ощущение подъёма-вздымания и спуска-сдутия со временем стало усиливаться, но не по возрастающей графически прямой, а по некой волнистой линии или синусоиде. И в очередном упражнении (где-то на двадцатый день) я также оказался в кресле — любимом энергетическом месте дедушки — вероятно, месте силы. На очередном вздохе я полностью ощутил себя плавающей волной, а на выдохе вдруг с удивлением обнаружил, что выдыхаю уже не в своё тело… Не совсем так.


Знаю, вижу…


Вижу, увидел. Я выдыхнул по-прежнему в себя самого. Но, обнаружил себя отдельным плотным воздушным человекообразным облаком, плавающим, зависающим в воздухе. А рядом (приблизительно в метре) от меня «дышало» моё физическое тело! И дышал «я сам»… Но я был не физической плотью, я был плотью воздушной! Странные мысли пронеслись в моём плавающем сознании, а точнее, это были даже не мысли, а безмолвные ощущения. Я безразлично смотрел на себя физического, рассевшегося, завалившегося в кресле, но это был не я! Я, тот самый настоящий и подлинный я, в это время висел в воздухе! И продолжал, колебаясь, дышать. А то, что привычно считалось мною, хотя и дышало, уже мною не было… Я наблюдал свою плоть со стороны и недоумевал: она была моим искусственным, а не натуральным продолжением. Тело выглядело как надувающийся и спускающий воздух резиновый баллон, когда в него нагнетают давление при помощи насоса. При чём насосом был я, воздушный. А материальный баллон или шина моего тела полностью зависела от моей дыхательной ритмики. Я даже попробовал изменить темп дыхания, я стал дышать чаще или глубже — и точно с такой же синхронностью и глубиной сдувалось и раздувалось моё физическое тело — очень странное ощущение!


Знаю, уверен, прозреваю, предвосхищаю, что когда придёт время…


Время пришло! Неизвестно чем бы закончилась моя практика, но я прервал свой дыхательный эксперимент. С любопытством наблюдая за телом, боковым зрением я увидел как стороной проплыл некий светящийся, лучистый человек. По его очертаниям я узнал моего дорогого Странника! И тогда я тут же вспомнил о своей тайной практике — о молитве! В состоянии эфирного человека я сложил свои «эфирные» руки и стал молиться. Мгновение, и я оказался в радостном радужном мире! Свет вокруг меня переливался очень нежными, неяркими, приятными оттенками — розовыми, голубыми, зелёными, оранжевыми… Вдохновлённый, в сердечном, молитвенном порыве я устремился ввысь и взметнулся в новое, ещё более высокое чарующее пространство — моё сердце неожиданно открылось нараспашку — и сладостный золотой дождь полил на меня! Сначала нечастный, потом он обрушился на меня сплошным чистым прозрачным световым потоком — газовой золотистой, ослепительно сверкающей плазмой. Я пламенел, от восторга, я сошёл с ума от счастья! «Я есть!» — Свет безмолвно сообщал мне о себе. «Я — Бог!» «Я — сущий!» Растворились мои молитвенно сложенные руки — я сам стал сияющим Светом. Я чувствовал такую бесконечную, бездонную любовь к себе, словно вся вселенная сразу объясняется мне в своей Любви. Сердце моё продолжало в упоении петь, любить и благодарить В эти драгоценные мгновения я твёрдо и абсолютно знал, что всё, что я только не попрошу у Бога — Он даст мне! Он даст мне всё, что угодно, если я научусь сердечной молитве. Таково было сокровенное послание… А как проникновенно и легко мне дышалось! Никакие самые сладкие, воздушные субстанции не могли сравниться с этой радостью… Я стал дыханием любви, я дышал счастьем, я не чувствовал счастье — я был им самим! Я стал самой вездесущей эссенцией вселенной, самим дышащим космосом, самой космической Любовью! Я светился и благоухал! В неукротимом экстазе я растворялся в счастье, как сахар в горячем чае. Как вдруг…

Мой молитвенный пыл внезапно умерился, а светимость ослабла. В сознании прозвучал тихий голос Странника — всё это время я внутренне чувствовал его присутствие! — «Ты увидел лишь только Свет Малый, существует ещё и Великий, Большой Свет! К нему ты ещё не готов»… Ух-ты!

Я плавно опускался. Постепенно теряя светимость, становился всё более плотным, тяжёлым и осязаемым. Как грустно было расставаться с волшебным Светом! Но я верил и знал, что молитва мне ещё Его обязательно покажет. Уже обрёл знакомые человеческие очертания. Ещё мигали и бегали по мне весёлые вспышки-искорки. Как минилампочки на новогодней ёлке. Но я опять постепенно превращался в тень, пока полностью не стал тёмным многоцветным человеком.

Я обратил свой взор на покинутую постель.

Внизу на кресле в удивительной ёмкой перспективе распласталось моё первое тело. Оно было не моим! А чужой, посторонней и чуждой мне вещью. Материальным предметом. Оно выглядело оболочкой, раздувающейся и сдувающейся от дуновения. Оно было инертной массой, спешно сброшенным толстым зимнем пальто по весне; неуклюжей, тесной одеждой.


Я знаю, уверен, предчувствую, предвосхищаю. Когда придёт время, мой дух радостно выпрыгнет из клетки тела, как птица на свободу. Я взорву изнутри плотную оболочку и в абсолютном сознании улечу к чистому Свету Любви и, сохраняя себя, растворюсь в нём! Навсегда!


Христианское описание мира. Путь Любви

Божественная тайна любви, которая с очередным вмешательством в моё сознание Странника приоткрылась мне всё чаще и чаще, — так и осталась навсегда закрытой для самого нагваля дона Хуана и для всех толтеков. Любовь есть самая высочайшая, волшебная и невыразимая тайна мироздания. В сравнении с ней меркнет и тайна снов, и свобода одинокого воина, и многое другое магическое. Это тайна тайн…

В описании магов мы обнаружим конечную цель путешествия одинокого воина — свобода! Абстрактная, безличная свобода. Она будто бы открывается, если после биологической смерти пролететь мимо мифического Орла и не быть им съеденным, т. е. сохранить своё индивидуальное сознание. Оригинальное, неизбитое оформление духовного идеала!

В свою очередь христианская традиция перед духовным искателем предстаёт слишком распространённой, известной, узанаваемой и привычной. Христианское описание кажется столь знакомым, что не требует изучения, проникновения и поиска и открытия в нём новых, неожиданных эзотерических смыслов. Привлекает нечто необычное, уникальное. Как, например, всё тот же Кастанеда.

Христианская традиция известна своей непримиримостью ко многим иным духовным учениям, привнесённым извне. Не ко всем! Но стоит задуматься — если бы все учения несли человеку абсолютную истину о любви, жизни и о нём самом, разве не нашли бы эти учения между собой полного примирения и согласия?! Разве любовь и любовь без обмана не смогла бы объединить всех людей разных стран во всём мире? Значительная проблема в том и заключается, что те или иные, по-разному оформленные, эзотерические знания, зачастую, не только не несут собой истину, а уводят человека от любви и лишают сокровенных духовных смыслов! Это целиком относится к описаниям К. Кастанеды. Но с ним мы ещё будем разбираться, а пока…

В христианском каноническом книжном собрании Добротолюбии мы обнаружим отдельное описание о святом Антонии, родоначальнике христианского отшельничества, напоминающее ситуацию отношения человека с магическом Орлом:

«… вёл св. Антоний однажды разговор с пришедшими к нему братьями о состоянии души по смерти, и о том, где будет её местопребывание. В следующую за тем ночь зовёт его некто свыше, говоря: встань, выйди и посмотри; Антоний выходит (ибо знал, кто приказывал ему) и возведши взор, видит какого-то великана-людоеда, безобразного и страшного, который головою касался облаков, а тут с земли поднимались какие-то пернатые, из которых одним великан преграждал путь, а другие перелетали через него, и миновав его, уже безбедно возносились ввысь. На последних он скрежетал зубами, а о первых радовался. Невидимый голос сказал при сём: Антоний! Уразумей виденное. Тогда отверзся ум его, и он уразумел, что это есть прохождение душ от земли и что великан этот есть исконный враг наш, который удерживает нерадивых и покорявшихся его внушениям и возбраняет им идти далее, а ревностных инослушавших его задержать не может, и они проходят выше его…»


Как ни странно, но в данном аспекте и общем замысле пути религии и магии видят и прозревают единственную суть. Во вселенной существует нечто злое, беспредельное, всевластвующее, тёмное, хищное, которое препятствует духовному восхождению людей. Оно есть энергетическая сеть, паутина, отлавливающая и притягивающая любой восходящий единичный свет сознания!

Если мы обратимся к христианской мистике, то обнаружим и в ней те самые духовные практики, которые даны и в описании толтеков. В христианской традиции имеется также и практика сновидения, и пересмотр (вспоминание собственных грехов), и техника осознания (бдения, бодрствования), и первостепенно важна идея памятования смерти, и многое другое. А если взять толтековскую строчку о том, что надо очищать связующее звено с намерением, Духом, так это вообще окажется чисто христианской идеей и целью духовной жизни — очищать связь с Богом и стяжать нефизический свет благодати.

Конечно же, подобное сходство на первый некомпетентный, поверхностный взгляд, может подтолкнуть исследователя к выводу, что речь идёт про одно и то же, но в разных формах, а все пути неизбежно ведут к истине. Это не так! Дело в том, что в магии и религии действующие «Духи» — разные! Качества абстрактности, безличной холодности Духа или Намерения толтеков совсем не являются качествами духовной Любви или любящего Бога в христианстве. Абсолютная совершенная любовь никак не может одновременно являться её полным отсутствием! И для чёткого разделения космических первоначал христианская традиция справедливо оперирует понятиями о Боге и Дьяволе. Дух зла — Хозяин Тьмы, Сатана, Люцифер — способен на многое чудесное, волшебное, он может совершить невероятное, но вот только одного он совсем не может — любить! И, конечно же, тёмному Хозяину дано владеть — нет, далеко не всей вселенной — а всего лишь весьма ограниченной и узкой тёмной энергетической областью. Той областью, в которой мерцают и хищно светятся только теневые, серые энергии. Да, демоническая вселенная — «тёмное море осознания» по Кастанеде — очень велика, она просто громадна с точки зрения микроскопического восприятия человека, но на фоне безраздельности и всевластвия божественной Любви такая вселенная по объёму смехотворно мала. Это всего лишь чашка затхлого, застойного чая, выставленная на ослепительный свет некой городской столичной площади. В этом примере сам город будет тем пространством, в котором действует божественное, а чашка чая — областью всевластия демонического… Разделение всех мистических энергий на тёмные и светлые, на демонические и божественные является неотъемлемой данностью При этом необходимо понимать, что Бог не является противоположностью вселенскому дьяволу в смысле равнозначной взаимосвязи. Бог намного выше, глубже, могущественнее и запредельней. Бог есть первозданный, несозданный Свет, в то время как Люцифер представляет собой всего лишь свет отражённый, вторичный…

Очевидно, что следовать магическим путём толтеков и идти христианским путём, далеко не одно и то же. Магия ведёт в лабиринт светотени. Христианско-православная мистика открывает лестницу в духовное небо к чистому Свету Осознания-Любви.

Христианская религия — кажется простым учением. Ад — рай, идея спасения и идея греха, смерть, покаяние, молитва, смирение, богочеловек И. Христос, воскресение — всё! Казалось бы, здесь нет особой пищи для ума. Здесь нет понятия энергоцентров, точки сборки, матриц. Здесь нет, и не может быть идеи накопления, приобретения энергии.

Сама идея приобретения — стяжательна, эгоистична. Любовь, наоборот, — это отдача, самоотдача, жервенность, служение. Чем больше отдаёт, тем больше получает отдающий впоследствии. Таков космический закон мироздания. В духовной любви нет ни Эго, ни ума, ни каких-либо слишком усложнённых концепций. Однако такая ситуация вовсе не делает христианское учение примитивным и простым. Оно неизмеримо глубже и выше всяческих «шаманизмов» и магий. К сожалению, это не очевидно для современного ума, жаждущего знаний и пищи в виде изящных ментальных конструкций.

Христианское учение выглядет непривлекательным. Но это до тех пор, пока искателя не коснётся сам Дух, сам Бог. До тех пор, пока его не тронет сама Божественная Любовь. И тогда он вдруг сразу (или постепенно) всё поймёт! Это кажется странным — знания через сердце, через любовь, знания без слов и мыслей. Мы привыкли думать и понимать головой. Нам нужны объяснения, теории, идеи. Духовная жизнь не является думаньем. Знания через любовь — бесценны, глубинны, сокровенны, бесконечны… Кстати, о существовании безмолвного знания говорят и толтеки. Весь вопрос заключается в том, из какого уровня, из какой глубины духовного Света исходит безмолвное знание. Подтверждаю своим опытом: самое объёмное и глубокое знание без слов мне приходило именно через духовное сердце, а не через ум. Такое знание не является абстрактным и неясным, покольку его всегда можно перевести в слова и оформить в теорию. Христианство есть, бесспорно, путь настоящей любви.

Православная религия глубоко догматична. Христианское описание мира накладывает своё строгое ограничение на ищущего. Всё, что вершится вне канона, отвергается, не принимается, объявляется «вне закона». Всё, что не вписывается и не поддаётся ограничению, считается чужеродным, бесовским, сатанинским. Внутренние и внешние духовные процессы, которые догмат объяснить не в состоянии, разъясняются просто — сие есть Божественная тайна.

Бесспорно, человеческий ум ограничен, но до какого-то предела. Ему нужны объяснения и глубокое понимание. Существует определённая граница, дальше которой наш разум пойти не в состоянии — вступает в силу только опытное, безмолвное постижение. Но то, что может быть понято и разъяснено, — должно быть понято и разъяснено. Использование сокровищницы знаний всего духовного человеческого накопления делает работу искателя более осмысленной. Но с другой стороны, христианское учение является поностью самодостаточным! Оно вовсе не требует расширения, углубления, потому что уже включает в себя всё самое главное, всё, что необходимо. И даже больше. Вопрос сводится к нашему собственному (теоретическому) незнанию и отсутствию духовного молитвенного (практического!) опыта.

Более того, чистоту христианского учения отстаивать необходимо! Христианское описание мира и должно быть догмой! Допусти в него разумные (но давно выхолощенные и извращённые!) понятия и объяснения про энергетические центры, чакры, внутриутробные состояния сознания — матрицы, про точку сборки… и великого православного учения — не будет! Христианское православие должно уметь себя защищать. Однако всё дело заключается в том, что в отличии от других популярных эзотерических учений оно несёт в себе не захватывающее, не агрессивное сознание, а возвышенные энергии Любви. Православие — это созревший ароматный, благоухающий цветок. Оно насильственно не навязывается, не захватывает внимание. Пчёлы сами летят и должны лететь на нектар — это их естественная природа. Потребность в любви есть глубокая суть человеческой личности! Однако существует нечто, что этому мешает. Планетарное сознание жаждет энергетического питания и непрестанно рыщет в поисках живого света различных существ и мастерски отвлекает, отвлекает, отвлекает людей от единственно верной духовной цели.

Казалось бы, христианское учение развернулось к искателю несимпатичной, непривлекательной стороной — мученичество, подвиг распятия, обречённость на страдание, скорбь, слёзы, самоистязание, крест, плач. Как-то безрадостно, не хочется следовать.

В пример духовной высоты ставят кого-нибудь из множества святых, именуемых мучеником или даже великомучеником. Подумать только: великий мученик! Он превзошел всех остальных в добровольных страданиях и самоистязаниях. Что в этом хорошего?! И это пример для подражания? Нет уж, увольте… Сам Иисус Христос, к сожалению, стал больше символом страдания, а не воскресения и бессмертия.

Действительно, подобное восприятие, а точнее, неприятие имеет место. Но оно не основано на глубоком эзотерическом познании! Стоит всего лишь чуть-чуть проявиться, показаться Любви… И побежишь за ней босиком по снегу, последуешь за ней куда угодно — в ад, на крест, в монастырь, тюрьму; куда укажет Дух… Такова её проникновенная и всевластвующая Сила.

В безудержной гонке за силой и энергией по Кастанеде не забудь о своём духовном сердце, всегда помни о том, что Любовь — это суперэнергия, сверхсила!

А для меня самого в своё время церковные службы выглядели мрачно и невесело: полумрак, заунывный монотонный речитатив, чёрные одеяния служителей культа, подобострастие прихожан… Я церковь посещал по случаю и крайне редко. Думал раньше: мы и так разучились радоваться жизни, мы и так сами привыкли страдать и мрачно смотреть на мир. Но нам дополнительно предлагается скорбеть по Христу, каяться, плакать. Мне нравиться больше схема не от печали к радости, а от радости, минуя скорби, к блаженству.

Я с детства, как и большинство взрослых людей, утерял способность радоваться всегда свежему и новому миру, и я хочу научиться быть счастливым здесь, сейчас и в эту минуту. Я за праздник жизни, а не за печаль! По моему глубокому убеждению, и в жизни и в религиозном духовном познании нужно опираться на положительное, радостное, оптимистичное. Жизнь для того, чтобы жить. Она у нас одна.

Думается, что человеку отмеряется равное количество счастья и страдания. В чём ему находиться — это вопрос его выбора. Лучше выбрать, и я выбираю: неповторимую тайну существования, счастье, блаженство, удовольствие, праздник, нежели скорбь, печаль, плач. Да здравствует Христос воскресший, светоносный, бессмертный, сладчайший и вечный, а не крестный!

Нет, не заманчивым кажется для нас христианство. Оно не заманчиво было в своё время и для меня. Я даже испытывал к нему отвращение…

Но как только стал мне показывать себя мой Странник, как стал он меня постепенно посвящать в Любовь, так многое понял я — я ранее был слеп, закрыт и тёмен.

А мрачность восприятия христианской церкви и пессимистическая волна неприятия православия полностью отвечала моей собственной внутренней тьме! В таком внутреннем мраке пребывал мой дух. Когда же стало духовно очищаться моё сердце, то я внезапно увидел чистоту, просветленность, значительность и необходимость коллективных церковных медитаций. А радость, которую они собой несут, — это радость всех радостей мира! Как раньше я был глух и слеп?! Постепенно открылась и вся красота православных служб. А сама духовная атмосфера с её богатым церковным убранством толкало к глубокими экстатическим переживаниям всего прекрасного. Точка сборки на таких службах настраивается на уникальную мистическую позицию чистого Сновидения, останавливает ум и собирает эманации удивительных, просветлённых, благостных энергий!

Да, любовь в первую очередь есть отдача, и никак не алчное потребление и накопление энергии! Научиться отдавать, научиться любить очень трудно. Человеческому эго легче набирать, накапливать, хищно стяжать… Путь настоящей духовной Любви имеет обратное, противоположное направление! Путь духовной Любви есть путь просветления собственного серого, тёмного эго. А когда отсутствует эго, и только тогда, будет вершится таинство божественного изливания. Да и как можно наполнить чашу, если она уже наполнена корыстными желаниями, множеством нечистых устремлений, т. е. тьмой? Духовная Любовь действует на тьму человеческого эго как привносимый Свет. Когда мы открываемся для духовной любви, чистый свет наполняет нас и мы обретаем светоносное тело Духа. Человеческое эго (гордость, высокомерие, тщеславие) — главное препятствие на дороге богореализации. Но нет иного пути!

В духовной любви нет и не может быть никакой корысти, никакого «энергообмена», власти, обладания, никакой личной выгоды. Любовь — абсолютная сдача Богу! Таков право-(!) славный, правильный путь. Бесспорно, за фасадом мук, страданий, самоотречения простирается полная свобода, бесконечная радость, блаженство и бессмертие. Очевидно то, что первые христиане уходили вслед за Христом через мученический подвиг легко, в божественном экстазе (самадхи), озарённые светом истины, уходили в полном сознании в вечность. Через мировую скорбь и печаль по Иисусу — к всеобъемлющей вселенской Любви и чистому Свету. Церковная православная служба, подчас кажущаяся нудной, скучной и мрачной, исподволь, незаметно раскрывает самое сокровенное в человеке — сердце, энергии любви, она пробуждает внутренний дух. При этом точка сознания, погружаясь в духовное сердце, вливает в тело сновидений человека драгоценный духовный свет. Такое возможно только на службах! Через любовь православный христианин попадает в царство запредельной тайны. Вселенная божественной Любви в своей безраздельности, величии, глубине и силе несравнима ни с какими самыми привлекательными мирами толтеков. Любовь превосходит всё и вся!

Из христианско-православных диалогов, старец — отрок:

«…тем, которые достигли прозрения, как Странник, мир кажется иным. Во всём видится величие Творца и Его неисчерпаемое милосердие. И как начнёт увязываться молитва, то такая наступает отрада и такие открываются прозрения в сущность вещей, что и сказать нельзя. Это можно только опытно уразуметь. Прилегайте в молитве. И тогда откроется Вам мир новый, чудный.

— А скорби бывают?

Как не бывать, но они обращаются в радости… Когда подвизается человек в молитве Иисусовой, то уподобляется он, скажем, липе в цвету. Когда нет цветов на липе, то и пчёлы не прилетают. А как начала липа цвести, то аромат цветов её привлекает пчёл отовсюду. То же и с подвижником, утвердившемся в молитве Иисусовой. Аромат молитвы, добродетели, ею доставляемые, привлекают отовсюду добрых людей… Кто живёт во Христе, того Бог на руках Своих носит. Ни о чём не надо заботиться… Как орёл, он парит высоко в небе и не может уподобиться курице, которая копошится на дороге. Истинное счастье и красота тому открывается…»[21]


Магам подобная глубина духовного познания не знакома. Они пребывают в непрестанной суете, беспокойстве, возбуждении, страсти, возжделении и одержимости. Когда непрестанно охотишься за энергией, неминуемо развиваешь непомерную хищность — отнимаешь энергию у слабого и тёмной завистью завидуешь более сильным. Тенденция накопления энергии несовместима с чистой доктриной Божественной Любви. Эти понятия противоположные.

Всегда трудно судить о высоком… То, что внешне кажется страдальческим плачем, может оказаться упоительными слезами восторга и необъятной радости. Кажущиеся уродливыми вина, греховность, самоуничижение и покаяние, — могут быть на самом деле состояниями царственного покоя, духовной чистоты, глубинного духовного наслаждения; благоговением перед тайной мироздания, сладким умилением перед красотой мира, а также проникновенным видением сути вещей («нагвальным видением»).

Сквозь видимый слой томления, скорби и тёмной печали, вдруг, окунаешься в бездонный Свет радости, счастья и медового увеселения, подобных созидающих энергий ты ранее и не мог себе представить!

Бесспорно, и очевидно одно: христианская православная религиозная идея есть чистейший алмаз истины, правды и сокровенных знаний. Христианство является той предельно зеркальной поверхностью, в которую надо периодически глядеться и выверять по нему свой духовный опыт. В ней отражаются и видны мельчайшие изъяны, шероховатости, искажения и заблуждения других путей, культур и религий. Христианская эзотерика открывает доступ к идеально чистому и прозрачному Свету — чище не бывает!

Следуя магическим путём, т. е. путём приобретения, накопления энергии, человек становится всё более алчущим, завистливым, эгоистичным, гордым. Это тупиковый и опасный путь. Человек, который живёт любовью — очень высокой энергией, напротив, — растворяет своё Эго. В наиболее естественной нейтрализации посредством любви, в снижении уровня собственного эго и заключается вся соль духовной жизни! Любящий не обладает потребностью во всё большей энергии. Любовь — самая насыщающая, глубокая и проникновенная энергия — и накормит, и напоит, и оденет, и удовлетворит. Христианин знает, что есть Бог и что Он есть Любовь. Православный человек чувствует, что Бог его бесконечно, безмерно любит и поэтому приведёт его к цели. Ему не о чем беспокоиться — ни об энергиях, ни о крове, ни о каких-либо других обстоятельствах своей жизни. Бог всё даёт в своё время и ещё даст большее! Какое удивительное, неописуемое, благостное состояние! Необходимо только научиться отдавать и покориться на волю Бога.

И пусто место не бывает! Христианская молитва наделяет глубочайшими духовными прозрениями: когда отдаёшь часть себя (свои силы, энергии) освободившаяся область немедленно заполняется — она заливается блаженством любви! Она заполняется чистым Светом! Счастливы те люди, которые вкусили благость отдачи! Отдавать приятней, чем накапливать и собирать. Блаженны те, кто ищут не того, чтобы их любили, а любят сами. Миром движет обязательный, глобальный закон Любви! Вселенная, конечно же, не является хищной…

Христианские старцы оставили нам в наследство много точных наблюдений и описаний тонкого, невидимого мира. Они не разработали детальной теории снов, но в то же время те пласты сновидений, которые остались навсегда закрытыми для магов, были для христианских мистиков доступными. А это те самые умопомрачительные миры Любви, для описания которых не найдётся слов ни в одном человеческом языке! Христианское отношение к снам правомерное и справедливое — предостережение. «Прелесть» (т. е. искушение, гордость и обман) — вот приговор всем сновидениям. Данный тезис правилен отчасти. Лишь отчасти.

Сновидения — это большая потенциальная сила и знание, которым, правда, необходимо правильно и мудро воспользоваться. Однако православные старцы категорически не отрицают весь материал сновидений. Они подразделяют сны на несколько типов: сновидения начинающих подвижников, прогрессирующих молитвенников и просветлённые чистые видения преуспевших. А, например, у преподобного Никиты Стифата в Добротолюбии можно обнаружить и такой тезис: «тщательный может и по сновидениям угадывать движения и расположения души, и соответственно тому направлять попечение об устроении своего духовного состояния. Ибо по настроению внутреннего человека (тела снов) его забот бывают и телесные движения, и душевные мечтания…»

Много очень значительных, ценных различий снов можно почерпнуть из опыта христианских старцев. И, конечно же, они добивались состояния осознанного сновидения, но делали это на более высоком, просветлённом уровне, чем толтеки. Причём подобные уровни становились необратимыми. Ясные, люцидные сновидения в православии именуются тонкими снами или «вознесениями». Если подробней исследовать это вопрос, то и в этой теме обнаружится обман толтеков. Дело в том, что первоисточником, управителем и полновластным хозяином всех сновидений является духовное сердце человека, а не какие-либо точки в подреберье согласно толтекам! У магов нет никакого понятия о духовном сердце даже в теории — что вы хотите от чёрной магии?! Но именно работа по очищению сердца позволяет сравнительно быстро выйти на многие уровни осознания, ночного и дневного, и что немаловажно, в отличии от спонтанных всплесков на пути магии, выйти — НЕОБРАТИМО!

Удивительно! Но как искусно, ловко и незаметно дону Хуану и Кастанеде удалось обесценить и спрофанировать смысл духовной любви, совершить самую подлую, коварную подмену! Согласно магическому описанию, любовь будто бы нужна… она якобы присутствует в жизни магов, но… В итоге в своих книгах Кастанеда очень конкретно прописывает (и, конечно же, не без маскировочных трюков!) такую магическую данность, что любовь является всего лишь «шаблоном» (закостеневшей энергетической матрицей и бесплодной иллюзией), отсутствием энергии или энергией совершенно для толтеков бесполезной, а также положением точки сборки всего лишь кратковременного утешения и передышки перед главным магическим путешествием…

В итоге получается то, что любовь есть, что её нет — всё равно! Согласно учению толтеков любовь — это нечто бесполезное, неэффективное в практическом, прикладном, конкретно действующем аспекте. Ну, а если высокие божественные энергии не имеют право на существование, либо они совершенно бесплодны, то в таком случае, естественно, в их представлении не может быть и Бога (который есть любовь»).

Какое заблуждение! А точнее, какая изощрённая ложь и маскировка! Очевидно то, что отрицание или обесценивание сердечных духовных энергий и должно быть очень характерным для чёрных магов и чёрной магии вообще.

Дорогой мой любитель книг Карлоса Кастанеды! Я открою тебе ещё одну тайну духовной любви, о которой знают все! А любовь полна многих тайн. Любовь есть нечто самое полезное, эффективное, практичное, прикладное, действующее состояние сознания в нашем мире и во всём космосе! Обязательно запомни и навсегда усвой: любовь — это осознание… И не просто осознание, а одновременно осознание самое максимально для человека возможное, самое чистое, совершенное, тотальное, идеальное, абсолютное!

Я сам длительное время был дезориентирован и путался в заморочках «глубокомысленной» теории Кастанеды, пока меня не просветил Странник. «Разберись с этим пристальнее, — сказал он мне, — это очень важно. И пойми самое главное — тебя попросту об-ма-ны-ва-ют!» И я разбирался… Многие годы!

При непростом личном отношении к христианской религии в критические состояния болезни, уныния и неудачи, я обращался к учению Иисуса Христа. Переосмысливал и выверял свой сновидческий опыт, и это спасло меня от большой беды. Погружаясь в незнакомое, оригинальное учение, нам следует непрестанно сравнивать. У нас должен быть чистый ориентир, эталон, образец, по которому мы бы сверяли новой путь. Правильно ли, туда ли я иду? Не заблудился ли? И таким чистым эталоном является, бесспорно, христианское русское православие.

Спасение в христианстве понимается как очищение души (тела снов) от страстей, с тем, чтобы не упасть в ад, а взлететь в рай. Мне видится такая же проблематика, но в несколько ином ракурсе. Посредством чистого Света Любви-Осознания максимально очистить, просветлить, уплотнить, развить своё тело сновидений, выплавить на его базе принципиально, качественно иное тело — светоносное духовное тело — и с этой индивидуальной локальной массой Света любви и счастья преодолеть смертельную черту, в самой полной мере сохраняя собственное осознание.

Путь сновидений следует сверять с чистым учением Христа! Это поможет нам избежать многих ошибок и заблуждений.

Молитва есть русский стиль практики сновидений и их реализации; есть веление Духа в России!

Без молитвы я начал путь снов дисгармонично, ошибочно, неуравновешенно. Мой опыт, моя книга — это повод для размышления. Это пропущено через себя, выстрадано. Много ошибок, опасностей, болезней я бы избежал, если бы начал свой путь правильно — с молитвой.

Говорят, что умный от глупого отличается лишь в одном. Глупый учится на своих же ошибках, умный предпочитает обучаться на ошибках других. Давайте думать.

Следовать учению К.Кастанеды на русской земле, копируя и подражая ему — беспредельная глупость! Это неминуемо станет путём заблуждений, саморазрушения и деградации!


Вера и понимание. В христианстве больше отводится место вере и не столь много места уделяется вопросу понимания. Я думаю, что важно и то, и другое. Нашему современному и «высокообразованному» уму необходимы ментальные ориентиры, чтобы двигаться по пути знания осмысленно.

Однако вера целиком относится к сердцу. Она должна быть максимально развитой — это вопрос развития сердечного центра. Преобладание ума над сердцем современного человека является очевидным. Но в детстве с нами было вовсе не так. Взрослый утерял нечто ценное, важное. Маленький ребёнок тянет ручки к своей любящей матери, и знает и верит, что та его не бросит и придёт на зов. Ребёнок верит слепо, безумно, «фанатично». И мать, конечно же, приходит, и не в силах не придти к своему дитя и не взять его на руки, наделяя любовью. Человек утратил веру, а вместе с ней и Бога. По вере — даётся! «Проси и всё тебе дано будет» — золотые слова…


Молитва — сложное, тонкое, ювелирное искусство работы со своим духовным сердцем. Она есть творчество. Молитва — подлинная магия и волшебство, исполнение самых сокровенных желаний! В древней тибетской книге Жуд-ши мы читаем: «Сердце — царь органов, опора жизни, опора возраста. От состояния его зависит продолжительность жизни и состояние духа»

Христианские старцы подчёркивали, что у людей, которые не молятся, не развивают этого сущего органа, сердца остаются слабыми. Такие люди часто болеют и долго не живут.

Сердце есть особый духовный орган. Через молитву задействуются и развиваются особые его духовные мышцы. Православные молитвы отличаются собственной вибрацией, ритмикой, которые оживляют и очищают энергетическое сердце молитвенника. А главное через них русский человек входит в область абсолютной защиты великого Российского христианского эгрегора, самого Бога!

Сердце есть источник любви, красоты, радости, равновесия и вдохновения. Этот центр находится посередине тела, но имеется в виду не середина тела по дону Хуану. Этот центр расположен в середине между «низшими» и высшими энергетическими образованиями. Сердечный центр — сама гармония!

Маги-толтеки очень активны, непоседливы, непредсказуемы и неугомонны. Они возбуждённо рыщут по своей тёмной, хищной вселенной; они вынуждены непрестанно подстраиваться под энергопотоки мира. Дзен-буддийские монахи вообще ничего не делают. Они пребывают в полном бездействии и ждут, когда «трава вырастет сама по себе». Две крайности — активность и бездвиженность. Христианские мистики с молитвой находятся в совершенной гармонии, покое и равновесии. Они занимают позицию посередине между двумя крайними вариантами. Им не надо волноваться по поводу энергии и её изменений вокруг. Они безмятежны и любящи. Они отдали себя Богу через любовь и знают, что Бог приведёт их к цели, и они деятельны, когда он их призовёт…

Работая с молитвой в русском стиле, несмотря на абсолютную энергетическую обусловленность по Кастанеде, любой Сновидящий может выйти сразу на нагвальный уровень восприятия и постижения Духа! Ему открываются тайны, которые были закрыты для самого дона Хуана!

Правда, если начинающий молитвенник слишком сильно загрязнён, тёмен и страстен, то процесс очищения может оказаться весьма болезненным и долгим. Так было со мной. Но иного пути нет!

Молитва есть трансформация. За каких-нибудь два года я переделал себя до неузнаваемости. Я проводил интересные эксперименты с молитвой в сновидении. В христианских писаниях мне попалась строчка — «приучаются молиться и во сне». Я понял так: для того чтобы во сне намеренно выполнить какое-либо действие, необходимо себя осознавать. И я немедленно приступил к молитве в осознанных снах. Начальный эффект оказался потрясающим! Я открыл, обнаружил, открыл заново основной, всеобщий духовный закон сновидений — закон любви!

Сны, в которых я молился с сердечным чувством, оказались преображёнными, самыми счастливыми и вдохновляющими. Но моё счастье спускалось в жизнь, обнаруживалось и наяву! Счастье моё… Я поймал тебя! Такие сны по силе приближались к Большим, великим снам жизни. Иногда, молитвой я просветлял, изменял не только отдельный мрачный объект сна, а сам сон в целом на лучший солнечный и счастливый! Меняем свои сны — меняем жизнь наяву. Сюжеты же по кастанедовскому типу, чаще всего, оставались мрачными и безысходными. Наши сновидения редко врут, они представляют то, что даётся, куда проникаем. Надо только уметь трактовать их точную символику.

Когда на пути снов я начал использовать молитву, в один из просветлённых сюжетов мне явилась красивая женщина и сказала, что, наконец-то, я выбрал правильную дорогу. В это время за моей спиной стоял обыкновенный и настоящий чёрт — учение толтеков всё ещё не отпускало меня! Я оглянулся, и чёрт улетел, исчез, депортировался…

В таких моих молитвенных снах периодически стали появляться символы защиты, поддержки и помощи. Я стал ощущать, что меня кто-то страхует и оберегает. Особенно, когда я легкомысленно выходил из тела часто и много раз. Здесь область личного духового интимного опыта автора. Но очень важно — я стал чувствовать страховку и защиту и наяву!

Однажды дон Хуан и его ученик Карлос бродили по горам. Невдалеке сорвалась глыба горной породы в тот самый момент, когда Кастанеда завязывал шнурок на ботинке. Старый нагваль мгновенно извлёк урок для своего ученика. Он сказал, что Сила хранит нас. Но в другой раз она может заставить его склониться к ботинку в том месте, где начинается каменный обвал.

Было… Окончив продолжительную практику очищения постом и молитвой, которую я усилил двухнедельным голоданием, я отправился по городской улице в магазин за хлебом. Дул очень сильный ветер. Я искал специальный хлеб с отрубями, но не нашёл его. Подошёл к очередной палатке. Нужного хлеба не оказалось, и я собрался уходить, как, вдруг, в моё сознание резко вмешалась «посторонняя» мысль. Она оформилась каким-то простым вопросом к рядом стоящей женщине (о хлебе). Мне ответили очень кратко, однако я задержался около палатки ровно на 1–2 секунды. Пошёл дальше. Под действием ураганного ветра огромная тяжеленная жестяная часть крыши сорвалась откуда-то сверху с пятиэтажного дома, спланировала прямо передо мной и острой, режущей стороной пронеслась мимо на уровне моей шеи, едва касаясь подбородка. Я даже не успел испугаться! На грохот падения крыши оглянулись прохожие. Я был невредим. До смерти мне не хватило как раз именно тех самых секунд, которые я «потерял», стоя у палатки. Шёл дальше, размышлял. Порой всего лишь секунды могут решить за нас, жить нам дальше или умереть. Да, Сила страхует и защищает нас. Храним молитвой…

С молитвой я в короткий период прикоснулся и почувствовал Абстрактный и непостижимый Дух. Дух не является абстрактным! Не энергетичный, а обычный человек через молитву способен быстро прикоснуться к Нему. Мне Дух показал, что он является в первую очередь любящим и очень личным, любящим меня безмерно!

Если русский путь сновидений действительно существует, то по нему надо идти с любовью через молитву.

Молитва есть уникальная возможность каждого искателя превзойти в познании самого дона Хуана!

А духовное молитвенное очищение наделяет «видением» и знанием, значительно превосходящим подобный опыт толтеков.

Любовь — высшая духовность, высочайшая энергия вездесущего Бога!

Христианское описание мира, молитвенный опыт православных старцев является уникальной духовной сокровищницей, несравнимой с добытом толтеками кладом. Сокровища магов мерцают тусклым и хищным светом, они представляют собой всего лишь слабый отблеск чарующей и вечно живой, ослепительной истины!

После долговременной практики воспоминания своей жизни я обнаружил свою явную причастность к христианскому учению, увидел знаки Духа. Нет, не получилось из меня раскаявшегося и обратившегося в христианство кастанедовца, и агитирующего за него других. Мне очень дорог Странник, но и дон Хуан по-прежнему не отпускает меня..

…Свобода, птица высоко летящая, одинокий воин.

Любовь, седобородый Странник, молитва, распятый, светоносный и воскресший Христос…

Два символа во мне живут и вдохновляют. Пересекаются ли они? Возможно ли соединить несоединимое, магию личной свободы и чистую бескорыстную любовь к Богу?

Я заглядываю в себя и вижу и птицу свободы и Странника, и не хочу их пока разделять. Одинокая Птица ещё манит. И Странник продолжает бродить и во мне и по дорогам русской земли в поисках Бога. Он является любящим и уже, кажется, обрёл полную, безраздельную свободу. Он давно и с любовью путешествует в иные миры и заглядывает в сновидения других людей… Мне никак не удаётся проститься с доном Хуаном. Так трудно покинуть волшебный и сказочный мир. А надо ли?

Как же поступить с учением Хуана-Кастанеды? Ведь выбор нужно сделать только один.

Я выбираю любящего Бога и… свои сновидения.

Продолжаю двигаться прежней тропою…

Да. Христианское описание мира кажется неоригинальным и привычным. Но это не значит, что оно перестало работать. Учение живо, оно бьёт чистым, прозрачным ключом, и каждый может испить из источника безусловной Любви!

А с кем ты, читатель, и за кого? Так или иначе, осознанно или бессознательно ты кому-то служишь. Богу Кришне, Шиве, холодному безличному Духу Толтеков — великому Гагтунгру[22] или вселюбящему Христу?

На эту тему предлагаю поразмышлять читателю самому. Выбор всегда остаётся за нами…


Музыка

Музыка — первичная вибрация, первозвук, начало вселенной. Музыка — это магия, чудо. Ещё на начальном этапе своего духовного поиска я, эксперементируя с медитацией под музыку, испытал ряд прозрений и озарений. Многие с детства учат музыкальную грамоту, изучают сложные музыкальные теории, но никто не учит, как правильно слушать музыку и, следовательно, постигать её глубоко. Этому, кажется, не учат даже в высших музыкальных заведениях.

Музыку можно воспринимать разными энергетическими центрами. Например, низкие частоты — животом, высокие — головой, грудью (сердцем). Музыку лучше воспринимать всем физическим телом. Тело сновидений полностью является воспринимающей единицей! Но главное, что я открыл для себя, это потрясающее воздействие звука, всей звуковой музыкальной гаммы на нашу точку сборку, наше сознание.

Я останавливал свой внутренний диалог и позволял музыкальным звукам свободно воздействовать на точку оперативного света. И она начинала необыкновенное, неописуемое движение! Точка сознания откликается на музыку, скачет, плывёт, танцует. Музыка тревожит, будит и раскрывает сердце. Звуки увлекали моё сознание далеко, высоко, в потрясающие небесные сферы и звукомиры. Очень важно правильно подобрать репертуар.

Слушать музыку необходимо учиться, останавливая свой внутренний диалог. Или же, обращаться именно к тому музыкальному прослушанию, которое и способствует естественному замедлению мыслительной деятельности.

Я поздно стал понимать и чувствовать музыку.


А вот одно из самых значительных переживаний музыки в осознанном сновидении. Сам дух сместил мою точку сборки в этом сне. Он сделал это так мягко и плавно — на такое не способны неорганические существа. Осознанное сновидение было длинным и насыщенным, и я уже подумывал о том, что скоро меня вынесет в тело. Но состояние было на удивление стабильным, устойчивым и уравновешенным. Меня ждал ещё один сюрприз.

Я вошёл в какое-то здание. Небольшой зал. И увидел музыкантов, человек десять — камерный оркестр. Дирижёр — женщина с палочкой, листала ноты. Шла репетиция. Я подумал об уникальной возможности послушать музыку во сне. Подошёл к женщине-руководителю и попросил что-нибудь сыграть для меня. Она отрицательно покачала головой. Тогда я достал из нагрудного кармана деньги и дал ей («зарядил», как в ресторане). Она недовольно поморщилась, но деньги взяла. Я попросил сыграть что-нибудь из Баха или Вивальди. Дирижёр ответила, что «этого» не играют. «Тогда что-нибудь подобное», — попросил я. Руководитель взмахнула палочкой, и сновидческий оркестрик заиграл. Ощущение было необыкновенное! Музыка звучала сердечно и объёмно. Я присел недалеко на стульчик и стал слушать. Звучало нечто классическое, скрипичное. Я фиксировал внимание то на своём теле, то на музыке, то наблюдал за действиями музыкантов. Это было во сне и не во сне одновременно! Так реально! Один музыкант, мужчина, третья скрипка, буднично, как в день репетиции читал газету, ожидая своей партии. Но вот он отложил чтение в сторону и вступил… Бог мой, неужель, всё это моя сновидческая проекция?! Да и мог ли я всё это выдумать с такими характерными деталями? Потрясённый и музыкой и реальностью происходящего я вышел из зала и отправился исследовать пространства этого сна дальше…

Теоретически всю нашу жизнь мы можем перетащить в осознанное сновидение. И при глубоком смещении точки сборки у нас не будет отличия между этими двумя жизнями. Разве что, жизнь во сне будет насыщеннее, ярче, острее…

В другой раз я был потрясён самой музыкой. Я просто шёл во сне, и громко играла незнакомая симфония. Она захватила всё моё существо, она звучала во мне, внутри меня, везде и всюду вне меня, и также сверху. Я передвигался с музыкой, среди музыки и внутри её. Сам был музыкой! Она возбуждала страстные, надрывные порывы — мне остро хотелось плакать, куда-то бежать, рыдать. Я проснулся потрясённый и весь в слезах.

Я часто и много слушаю разную музыку и наяву.

…В деревне. Лёг спать, а в голове крутилась какая-то навязчивая скрипичная мелодия. Так часто бывает — мы внутренне гоняем знакомую мелодию подолгу, автоматически. В это время я лежал на правом боку, правое ухо на подушке. В дрёме подумывал — хватит «играть», надо спать. И вдруг с удивлением обнаружил, что я не управляю игрой! Музыка звучала в голове без моего ведома и контроля! И особенно отчётливо в правом ухе.

Очень странно, — подумал я, — такого ещё не было. Дальше эту музыку кто-то «переключил», как бывает, когда ловят звуковую волну радиоприёмником. И в правом моём ухе оглушительно громко, как бы назло, заиграл тяжёлый, металлический рок! Было громко не в пространстве, а мощно для моего внутреннего слуха. «Там», вроде, одумались и сделали потише. А через секунду переключили на знакомую — не мог вспомнить чью — джазовую композицию…

Что это было и кто эти ловцы музыкальных душ?

В христианской мистике известны, так называемые, «музыкальные помыслы» Они транслируются бесами (или неорганическими существами по Кастанеде) и служат общей цели искушения и отвлечения от молитвенного делания и бдения. Но могут относится также и к эффектам ночного сознания, и представлять музыкальную обработку и ряд смысловых единиц наступающих информативно-каузальных потоков.

Музыка стала сопровождать всю мою духовную деятельность. По её жанру и тональности во сне я определяю характер предстоящих встреч и событий. Нередко торжественная музыка подчёркивает успешное завершение некого трудного дела или тягостного периода жизни. И Любовь! Гитара и скрипка во сне символизирует изящество женской фигуры. Гитарная и сердечная скрипичная музыка повествует о будущей Любви!


Древние толтеки

В книгах Кастанеды информация о первых толтеках относится к структурной части магического учения. Исследуем же эту тему непредвзято. Дон Хуан непрестанно проводит разграничительную линию между древними магами и магами современного цикла, между «старыми» и «новыми» видящими, между толтеками прошлого и настоящего. «Толтек» в интерпретации Кастанеды — это человек знания, превзошедший уровень обычного мага. Какими же были самые первые толтеки и какова суть добытых ими тайных знаний? Проведём собственный сталкинг и расчистим поле своего тоналя (разума), тем более, что оно изрядно замусорено доном Хуаном. Уделим внимание только трём смысловым аспектам повествовательного материала: маги древности как они есть, прямая связь современных толтеков со своим прошлым и в чём заключаются отличия старых и новых видящих.


Толтеки древности как они есть.

В кн. 5, гл. 4 «Хенарос» маг Паблито впервые именует магов толтеками, что для Кастанеды стало неожиданностью. Он называет толтеками Хенаро и Хуана и, повествуя о своей коварной, хитроумной вербовке, называет их дьяволами. Однако более конкретную информацию о толтеках далёкого прошлого Кастанеда неожиданно начинает приоткрывать только с шестой книги «Дар Орла».

В части 1, гл. 1. женщина-маг, ученица дона Хуана Ла Горда, находясь на территории древних мексиканских толтеков, поднимает с земли некий странный, блестящий камень, который ею воспринимается, как предмет силы. Она часто ощупывает его. В ходе повествования выясняется, что этот камень принадлежал магу-толтеку древности и тот хватался за него в тот самый злосчастный момент, когда его хотели убить и съесть другие маги-«товарищи», естественно, в тех же самых целях завладения его силой и энергией. В результате запечатлённая в камне чёрная энергия стала действовать и на его новую обладательницу. Ла Горду стали преследовать ужасы и прочие разрушительные вещи. Так нам впервые открывается сила злой фиксации внимания древних магов, а также их непомерная дикая, звериная кровожадность, неподвластная даже времени. Первые толтеки были людоедами… Дон Хуан поясняет:

«Когда его убивали, он держался за этот камень для того, чтобы собрать всю свою концентрацию… Сила этого человека ушла из его тела в его камень… Он не хотел, чтобы его враги получили его силу, съев его тело. Те, кто убивал его, знали об этом, вот почему они пожирали его живьём, чтобы получить ту силу, которая всё ещё оставалась в нём.»

Хорошенькое начало! И неплохой энергетический источник пути толтеков, по которому, как известно, идти с сердцем радостно и легко. В этой же главе мы узнаём о том, что «нет ничего более опасного, чем злая фиксация второго внимания» и кто подобной фиксацией занимается, тот «становится охотником за людьми и вампиром». Злая сила первых магов-толтеков может влиять сквозь время и достигать даже современных людей, мирно прогуливающих по местам их прошлой жизни, деяний и воздвигнутых ими каменных сооружений. Такова и природа древних мексиканских пирамид и каменных фигур-атлантов (или их остатков) — они, как утверждается в этой же главе, стали сосредоточием жуткой негативной энергии. Дон Хуан вспоминает о том, как в месте захоронения древних толтеков некие ужасные призраки в виде зловещих, тёмных фигур (энергетические тела магов прошлого) напали на него самого в молодости, пытаясь растерзать и высосать из него силу. В ту пору даже после того, как они отстали, дон Хуан всё равно продолжал скрываться от них и по ночам спать в глубокой яме. Дополнительно он подчёркивает, что «все мы (люди) имеем такую опасную сторону», именно ту энергетическую полосу, которую и развивали первые толтеки.

Таким образом, с самого начала первые толтеки открываются нам как воплощённые носители зла, разрушения и дикой агрессии, индивидуальные энергии которых сохранились и по сей день. А правая энергетическая полоса (в коконе человека), отвечающая за подобное «развитие», представляет собой очень конкретную и реальную область и никак не относится к иллюзиям и преходящим фантазиям.

Уже в последующей книге «Огонь изнутри» (в гл. 1) Кастанеда (со слов дона Хуана) и подтверждает и дополняет характеристики магов древности. Они были «могучими магами, мрачными и скрытными». С помощью своих знаний они «преследовали других людей и полностью подчиняли их своей воле. И поскольку им были уже известны тайны сознания и точки сборки, они жёстко «фиксировали осознание своих жертв».

Что ж, первые толтеки остаются обладателями максимально развитого сознания дикого злобного зверя.

Не станем вдаваться в исторические перепетии их дальнейшего существования (временные границы, территории, события), нам важно усвоить главное. В гл. 1 утверждается следующий факт того, что даже после уничтожения испанскими завоевателями основной массы толтеков, они же (!) успели создать тайные линии знаний, которые простирались сквозь время из поколения в поколения…

«Каждый из тех (древних) видящих основал свою линию, но лишь немногие из них сохранились… Все линии были основаны видящими в одно и то же время и по одному и тому же образцу».

Какие же знания могли распространятся самыми первыми толтеками уже является очевидным, но мы пока не будем задавать этот вопрос, а пойдём дальше. В гл. 5 (кн. 7) дон Хуан указывает, что знания древних магов их последователей «приводили в ужас», «ведь это знание ведёт только к разрушению».

Только — к разрушению!

Новые видящие заключили (в гл. 3), что «ошибочным было всё, что делали их предшественники». «Древние видящие были мастерами по части заблуждений и безосновательных догадок». Их путь оказался «чудовищной ошибкой» и привёл их к безвыходному тупику. В гл. 6 Дон Хуан потверждает: «древние видящие были ужасными людьми… они ужасны и по сей день. Они одержимы властью, они жаждут владеть и повелевать всем и всеми» Здесь же он открывает инфомацию о том, что все знания о неорганических существах были получены от старых же магов.

А в гл. 8 (кн. 7) следуют такие откровения:

«В своём подходе древние видящие допустили множество ошибок. И одной из наиболее прискорбных стал сдвиг в неизмеримо огромную область, расположенную ниже исходной позиции точки сборки. Благодаря этой практике древние видящие стали мастерами по части принятия форм животных… Они избрали различных животных в качестве точки отсчета и назвали их своим нагвалем. Они верили, что приобретают их характеристики: их силу, коварство, хитрость и свирепость»

Тема оборотничества недаром стала одной из ведущих сюжетов современных фильмов ужасов. Оборотни — это предельно злые чёрные маги, и кажется, этот факт должен быть очевидным и бесспорным…

Дон Хуан продолжает развивать свою мысль, утверждая, что сдвиги сознания вниз делают мага очень мрачным и ограниченным и что мужчины в таком состоянии задерживаются надолго. И это не должно вызывать сомнений. Деградация с человеческого уровня до животного не может быть не мрачной и не унетающей. В общем, в положении зверя толтеки наиболее злобны и смертельно опасны.

«Древние видящие совершили роковую ошибку, настойчиво стараясь не отходить от своих магических процедур» (из кн. 7 гл. «Видящие нового цикла»)

Маги прошлого создавали энергетические копии физического тела, густо нашпигованные зловещими энергиями, чтобы пугать людей и держать их в подчинении.

В последующих главах и книгах дон Хуан продолжает повествовать об ужасах и отвратительности древних толтеков. Он даже откровенно называет древних — «эти черти!».

Но прежде, чем покинуть седьмую книгу Кастанеды, зафиксируем в памяти один важный момент. В гл. 15 дон Хуан поясняет, что маги древности бросили вызов смерти. Они заметили, что неорганические существа живут (существуют) неимоверно долго. И это во многом зависело от их общей энергетической конфигурации, и в частности, от минимальной величины просвета в их коконе. Тогда старые маги приложили все усилия к тому, чтобы уподобиться такому же энергетическому преображению. «Они в некотором роде имитируют союзников» и «насколько это возможно продлевают союзникоподобное существование» после смерти.

«Древние видящие были настолько озабочены проблемой смерти, что не пренебрегали даже самыми причудливыми возможностями. Те из них, кто взял за образец союзников, вне всякого сомнения жаждали обрести пристанище на небесах. И они нашли своё пристанище. Им стала фиксированная позиция точки сборки в одной из полос неорганического сознания» (из кн. 7, гл. 15).

Запомним это. И в этой же главе уже сам Карлос испытывает энергетическое нападение древних видящих в месте их погребения. Они злобно хватают его за ноги, тот чувствует натуральную леденящую боль, по его выражению, словно тысяча иголок впилась в его тело, он пребывает в диком ужасе, смятении, отвращении и т. д. Но после нападения дон Хуан продолжает знакомить своего ученика с древними толтеками и дальше:

«Оглянувшись, я (Карлос) увидел, что три чудовищно уродливых человека взобрались на камень за моей спиной. Они крались ко мне, разинув рты в кошмарных гримасах и вытянув руки, чтобы меня схватить… Они были похожи на стервятников, они даже попискивали как летучие мыши или крысы. В ужасе я завопил… Остановившись, они по-змеиному шипели»

Таковы толтеки. Как в лучших фильмах ужасов. Не будем забывать, что речь идёт не о больном воображении, а об энергетической реальности. Это значительно усиливает дикость и неординарность зловещей ситуации! Дон Хуан разъясняет, что древние толтеки заметили поле энергии Карлоса и «решили ею поживиться».

«Наткнувшись на такой могильник, человек даже может увидеть видящих и их союзников». Все они с крупными, жёлтыми светящимися глазами пылают алчностью (из кн. 7, гл. 15).

Вот такими в действительности являются эти «видящие» толтеки!

И ещё: «они использовали сдвиг вдоль правого края человеческой полосы… Ты имел возможность увидеть чудовищный результат глубокого сдвига вдоль правого края».

В своих последующих книгах Кастанеда не добавляет ничего принципиально нового о магах далёкого прошлого. Столь жуткое впечатление о первых толтеков уже невозможно усилить.

Тем не менее, в восьмой книге «Сила безмолвия» (гл. 1) любопытен эпизод пребывания старого нагваля со своим учеником в пещере, сделанной древними толтеками. Пространство пещеры, как указывается, отличалось такой плотной концентрацией агрессивной энергии, что в эту пещеру не заходили даже крупные дикие звери-хищники. В гл. «Намерение и внешность» доном Хуаном вновь подтверждается конкретная возможность развивать правую тёмную энергетическую полосу (человеческого кокона):

«Тёмным магам тех времён доставляло удовольствие овладевать этой чертой (энергопятном в коконе некоторых людей) и связывать её с тёмной стороной человеческого существа». Но от вопроса Кастанеды: «Но тогда выходит, что злая сторона у человека всё-таки есть?», дон Хуан ловко уворачивается. Потому что отрицать её (отрицать развитие зла, развитие агрессивных энергий) на фоне ужасных деяний древних толтеков было бы просто очень глупо. Подобное «развитие» и возможно, и — есть!

Девятая книга Карлоса Кастанеды лишь только немного усиливает уже отчётливо сложившееся устойчивое представление о древних видящих.

Маги прошлого были очень «практичными» людьми (ха-ха-ха). В то же время их прошлое — это «темнота и истощение разума» (из гл. 1). Они были очень капризными, мрачными, непредсказуемыми, алчными, неуравновешенными и одержимыми. «Они стали ненасытными, накапливая новые знания, и когда дело дошло до выбора правильного пути, они свернули не в ту сторону» (из гл. 4);

«Дон Хуан объяснил, что традиции дарить своих учеников неорганическим существам была как раз тем, что частенько делали маги прошлого» (из гл. 5).

Какой цинизм!

«Находясь в таком состоянии, ученики осваивали порочные техники, превращающие их в зловещих типов — точное подобие учителей»,

«В погоне за могуществом и богатством» они были очень корыстными и эгоистическими.

«Маги древности пали жертвой положения точки сборки» (из гл. 4). Какое это положение читатель уже должен знать или по-крайней мере догадываться — тёмная, зловещая правая энергетическая полоса!

«Годами я рассказывал тебе о заблуждениях магов древней Мексики, — сказал дон Хуан… — Эти маги, направляемые исключительно эгоистическими интересами, все свои усилия сосредоточили на совершенствовании методов, которые уводили всё дальше и дальше от состояния трезвости и ментального равновесия, они в конце концов были уничтожены…»;

«Для древних магов перемещение точки сборки было следствием подчинения другим — их учителям, которые осуществляли эти перемещения тёмными способами и представляли их своим ученикам как дары силы… Например, нагваль Хуалиан мог превращать меня по своему желанию в кого угодно: от дьявола до святого»,

«Древние маги не были безупречными, и посредством непрерывных усилий достигали контроля над другими, создавая ситуации, полные ужаса и мрака, которые ПЕРЕДАВАЛИСЬ ОТ УЧИТЕЛЯ К УЧЕНИКУ (!)» (из гл. 11).

Первые толтеки у нормальных людей могут вызвать только самое настоящее омерзение и неприятие. Следовать чёрной тропой древних толтеков, повторять их путь???

В своих остальных, последующих работах, в книгах десятой, одинадцатой и (условно) двеннадцатой («Тенсигрите») Кастанеда уже не различает древних и новых магов, периодически часто используя общий термин «шаманы древней Мексики». Уже без всякой маскировки и стеснения подразумевается, что знания и тех и тех единое, одно и то же…


Подведём очевидные итоги. Нашему вниманию представлено в достаточно однозначной, ёмкой форме самое начало и энергетические истоки всего магического пути современных толтеков. Эти истоки, мягко говоря, тёмные. Нет, всё-таки следует быть поточнее — они грязные до такой ужасной степени, что грязнее не придумаешь.

Перед нашим вниманием во всей своей неприглядной обнажённой «красе» обозначилась чёрная магия — без прикрас, маскировок и всяческих оправданий. Чёрная магия, как она есть! Именно в такой открытой форме повествования и заключается демоническая (незаконченная) откровенность. Тем не менее, мы закончим с ней, разобравшись до конца. И модель энергетического кокона толтеков нам позволит проследить структуру чёрной магии наиболее детально.

Самое естественное прогрессирующее духовно-религиозное развитие связано с движением точки сборки к внутреннему сияющему центру. Это путь настоящей Любви. Сами толтеки подтверждают такое направление:

«Впечатление, будто точка сборки движется влево, возникает (у видящих) вследствие прозрачности кокона, однако на самом деле она движется внутрь К ЦЕНТРУ (!) светящегося яйца в толще человеческой полосы!» (из кн.7, гл.7 «Точка сборки»);

«Обычно она (точка сборки) движется влево. Это направление — наиболее естественное направление сдвига» (из кн. 7. гл. 8 «Положение точки сборки»).

Однако путь чёрной магии связан с иным направлением. И хотя первоначальное движение сознания в рамках магии остаётся прежним и также осуществляется к центру (кокона), но в дальнейшем оно фиксируется и удерживается на периферии тёмной энергетической полосы восприятия. При этом центр (эманации любви) блокируется. Однако подобное блуждание по периферии ещё не всё. В результате заданного (древними толтеками!) направления, точка сборки погружается в самую мрачную область вниз и всё более и более от центра откатывается вправо. В полную энергетическую тьму! А чем дальше от центра — тем дальше от высоких, просветлённых энергий любви. Этому ужасному процессу способствует развитие, уплотнетение и переразвитие исключительно самых диких, зловещих, звериных, хищных энергий. Чёрная магия (а равно как и вся магия вообще) представляет собой духовную регрессию — движение вниз и вправо, развитие тёмной энергетической полосы. В рамках эволюционной линии — назад и вниз к животному сознанию! Чёрные маги сосредотачиваются на правой энергетической области. Именно здесь точка сборки призвана собирать и пропускать сквозь себя самые мрачные и чёрные эманации, образуя зону воплощённого зла. И это с такими живыми характерными эпизодами очень хорошо показано самим Кастанедой на примерах древних толтеков.

А вот и цитата:

«Ты фиксируешь очень опасную часть самого себя. Все мы имеем эту опасную сторону. Чем сильнее мы становимся, тем губительнее становится эта сторона» (из кн. 6, ч. 1, гл. 1).

Саморазоблачающее заявление! Во-первых, очень конкретно подтверждается наличие правой энергетической полосы в коконе человека. Во-вторых, подчёркивается, что накопление силы и энергии вообще — базовый принцип магии — приводит к развитию именно этой полосы. Другая цитата является полумаскировочной:

«Новые видящие заметили, что некоторые из навязчивых видений древних толтеков — совпадали со смещением точки сборки в зону человеческой полосы, диаметрально противоположную тому месту, где точка сборки находится в нормальном состоянии. Это были видения тёмной стороны человека.

Я спросил:

— Почему ты называешь это тёмной стороной?

— Потому что она мрачна и связана с дурными предзнаменованиями» (из кн. 7, гл. 7).

Как ловок, хитёр и изворотлив дон Хуан! Он вновь подтверждает существование тёмной энергетической полосы и направление движения точки сборки в чёрной магии. И одновременно смягчает впечатление от действий древних толтеков, называя конкретное энергетическое развитие и сосредоточение-сгущение тёмных эманаций на правом краю (полосы) всего лишь «видениями» и «дурными предчувствиями». На описательных и повторяемых примерах о магах прошлого мы наблюдаем не просто их «видения», а конкретное воплощение энергий вполне определённого качества!


Конечно же, обычные люди никак не могут являться чёрными магами. Подавляющее большинство людей стремиться любить самому и быть любимым, любовь — вот единственная движущая сила современного человечества! Чёрными магами, безусловно, являются толтеки. Первые толтеки стали воплощением самого агрессивного, хищного сознания — сознания крыс, летучих мышей, волков и змей. Именно первые толтеки сформировали путь чёрной магии…

К сожалению, подавляющее большинство духовных искателей, в особенности любители магии, являются эзотерически некомпетентыми людьми и совсем не представляют, в чём заключается духовный путь энергетически. Уже созданный и проложенный путь представляет собой световую дорожку, прочерченную точкой сборки в коконах родоначальников пути ранее — «от» и «до». Такая дорожка задаёт строго определённое направление движения сознания всех последователей данного пути, а равно приводит и привязывает их точку сборки в очень конкретное место (энергопространство). Таким образом, путь есть законченная энергетическая линия, отрезок, действующий поток живой энергии, соединяющий с неким определённым и конечным миром сознания.

Строго говоря, только ребёнок может не понимать, почему все (без исключения!) древние толтеки были именно такими ужасными, как они были. Потому что они имели дело только с теми эманациями, с теми определёнными энергиями, с теми определёнными мирами, с какими взаимодействовали, а не с какими-либо другими! Какими могут быть миры первых столь ужасных толтеков? Вне всякого сомнения, они никак не могут отличаться разнообразием, а равно они никак не могут быть светлыми и прекрасными. Древние толтеки хоронили себя в тех самых местах земли, так называемых, «местах силы». Именно в этих местах и находятся входы в общую тёмную энергетику нашей планеты — в тусклые трубопроводы, хищную паутину и даже сразу в самое пекло — в огнедышащую утробу Паука Земли! Миры чёрных магов и не могут быть иными. Потому что соответствуют собственным энергиям. Вот почему с приходом на землю религиозных учений путь любой магии стал абсурдным и глупым.

«В конце концов одержимость древних видящих приобрела такие масштабы, что они перестали быть людьми знания» (из кн. 7, гл. 1).

Изменить направление и конечную привязку сознания в рамках уже проложенного пути магии никому не дано! В энергетическом поле земли отпечаток оставлен навечно. Либо вы следуете этому пути и оказываетесь в конечном счёте в земной преисподней, либо категорически отвергаете предлагаемые магические знания и ищите настоящий, правильный путь Любви.

Стоит пожалеть тех людей, которые с лёгкостью пленились волшебством и чудесными способностями толтеков. Обмануть, привлечь в демонические сферы людей очень просто. Дело в том, что каждый взрослый человек располагает в своём коконе таким же незначительным количеством чистого света сознания, которым обладает и ребёнок пяти лет. Однако маленький ребёнок в данном случае окажется умнее любого взрослого последователя Кастанеды. Попробуй ребёнку доказать, что беспредельное безразличие, холодная и расчётливая ярость — безжалостность! — является одновременно любовью! Он почувствует обман всем своим искренним маленьким существом. Но взрослого обмануть можно.

Любопытная вещь! Дон Хуан нигде открыто и прямо не заявляет, что чёрная магия не существует. Он скользит, иронизирует, переводит стрелки, лукавит, ходит вокруг да около. У Кастанеды следует целый ряд уводящих, маскировочных тезисов и определений магии, которые совсем не отражают её подлиную суть и структуру. Но если мы назовём знакомые вещи своими именами и определим уже известное, то всё сразу станет простым, понятным и ясным и встанет на свои места.

Знания о пути чёрной магии необходимо дополнить информацией о том, что он связан с развитием пупочного энергоцентра. В этом центре располагается некий портал или канал, отвечающий за агрессию. Это единственный канал, которым полностью владеет демоническое сознание, планетарный Паук. Такой канал очень сильно развит у диких зверей-хищников, которые питаются живым мясом и кровью других организмов, — орла-стервятника, грифа, волка, пантеры… У современного человека в процессе эволюции данный портал заблокировался. Однако чёрные маги его искусственно восстанавливают и развивают. Именно с развитием пупочного центра и связаны различные ощущения в животе — сильные судороги, спазмы. Именно такими эффектами и сопровождаются многие описания практики Кастанеды. Из наставлений дона Хуана:

«Этот момент даёт знать о себе беспрерывным содроганием всего тела и рвотой. Обычно человек не может ни спать, ни есть и вконец ослабевает. Если судороги в животе не прекращаются, человек готов к путешествию и прямо перед его глазами открывает трещина между мирами» (из кн. 1, гл. 11). В какие миры ведёт путь чёрной магии мы ещё рассмотрим.

Итак, уважаемый читатель, при помощи книг Кастанеды мы с вами навели прожектор своего внимания на существенную часть структуры чёрной магии и высветили её энергетическую суть.

Как же в этом случае отнестись к параллельным массированным оправдательным объяснениям, реакциям и тезисам дона Хуана по поводу древних толтеков и отсутствия зла? А таких очень много:

«По обоим краям человеческой полосы находятся странные скопления мусора — невообразимые кучи человеческого хлама. Этакий склад зловещих патологий… На правом краю мы обнаруживаем бесконечные видения физической активности, насилия, убийств, чувственных проявлений» (из кн. 7, гл. «Положение точки сборки»).

Как нам реагировать на восторженные заявления дона Хуана о том, что нет ничего более равного и великого достижениям древних магов (и это достижениям чёрных-то магов)? Он восхищается подобными знаниями! Как нам отнестись к тем высказываниям, в которых утверждается, что толтеки прошлого «любили жизнь», что ими двигала «любовь» к тайне, авантюре, приключению?

Мне кажется, что самый лучшей реакцией на столь незатейливый обман будет смех. Смех над наивностью, доверчивостью и глупостью поклонников Кастанеды. Однако в этой главе рассмотрение всего обмана, относящегося к древним толтекам, ещё не закончено.

Исследователь мексиканской магии может, например, обнаружить и подобные высказывания:

«Из-за праздности, лени и чувства собственной важности древние видящие допустили настолько серьёзные и неисправимые ошибки, что новым видящим не осталось ничего другого, как только с презрением отвергнуть свои собственные корни» (из кн. 7, гл. 11).

И в этот факт хотелось бы было верить… Но как дерево может отказаться от своих корней? Каким образом вы можете отказаться от генов наследственности, которыми наделили вас ваши родители?

Предлагаю вашему вниманию из книг Кастанеды целую россыпь откровенных цитат, которые отражают прямую энергетическую связь современных толтеков со своими чёрными предшественниками:

«Знание, накопленное за века древними видящими приводили новых видящих в ужас… И в то же время они были буквально ОЧАРОВАНЫ ИМ, В ОСОБЕННОСТИ — ЕГО ПРАКТИЧЕСКОЙ СТОРОНОЙ» (из кн. 7, гл. 5);

«…Я должен отдать должное магам древности. Ибо они первыми ОБНАРУЖИЛИ ВСЁ ТО, ЧТО МЫ ЗНАЕМ И ИСПОЛЬЗУЕМ СЕГОДНЯ» (из Кн. 9 «Искусство сновидения» гл. 1 «Маги древности»);


Как видим, «новые» толтеки используют всё то, что добыли «старые»…

«Вторым вопросом была культурная подоплёка знания дона Хуана… Затем явились испанские завоеватели и своей превосходящей технологией уничтожили индейский мир. Дон Хуан сказал, что его учитель был убеждён, будто лишь горстка тех воинов выжила, смогла вновь собрать своё знание и отыскать свою тропу. Всё, что дон Хуан и его бенефактор знали о втором внимании, было ЛИШЬ РЕСТАВРИРОВАННОЙ ВЕРСИЕЙ (магов прошлого)» (из кн. 6 «Дар Орла», гл. 9 «Правило нагваля»).

К сведению некоторых читателей, реставрация — это мелкий ремонт уже данного, всего лишь обновление формы, но не содержания; грубо говоря, это всего лишь сдувания слоя пыли с поверхности уже имеющегося…


«На самом деле древним видящим удивительно везло… Они узнали всё самостоятельно посредством видения… ЛЬВИНАЯ ДОЛЯ ВСЕГО, ЧТО ИЗВЕСТНО НАШЕЙ ЛИНИИ, БЫЛА НАЙДЕНА ИМИ» (из кн. 7 «Огонь изнутри», гл. «Видящие нового цикла»);


«Он (дон Хуан) сказал, что ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ ИСТИН ОБ ОСОЗНАНИИ БЫЛА ОТКРЫТА ВИДЯЩИМИ ДРЕВНОСТИ»,

«Новым видящим пришлось продираться сквозь почти непреодолимые дебри СТАРОЙ ТРАДИЦИИ». (из кн. 7, гл. 3 «Эманации Орла»)

Последнее означает, что знания древних отвергнуты не были, и «новые» маги пробирались и следовали старым путём чёрной магии…


«Новые видящие — ПРЯМЫЕ НАСЛЕДНИКИ древних толтеков. Изучая то, что те оставили им в наследство, они всё больше узнают о древних практиках… составная часть знания этих практик всё равно существуют» (из кн. 7, гл. 6 «Неорганические существа»).

Существует практически всё! Сновидение, созерцание, сталкинг, оборотничество, употребление наркотических растений…


«Мои взгляды отличаются от взглядов древних видящих. Но это вовсе не значит, что их практики были ущербными. Неправильными были интерпретации… Древние видящие совершили роковую ошибку… однако это не снимает ценности сделанных ими находок» (продолжение предыдущей цитаты).

Комментарий: проложенный путь действительно изменить невозможно, однако самый общий поверхностный менталитет доступен новому оформлению, однако он никак не затрагивает структуру, направление и суть пути!


«Традиция использования союзников — я уже рассказывал тебе о ней — БЕРЁТ НАЧАЛО НЕПОСРЕДСТВЕННО ОТ ДРЕВНИХ ВИДЯЩИХ» (из кн. 7, гл. 6);

«Дон Хуан объяснил, что благодаря использованию повышенного осознания за тысячи лет тяжёлой борьбы маги обрели способность особого проникновения в суть намерения и что они передавали эти сокровища ПРЯМОГО ЗНАНИЯ ОТ ПОКОЛЕНИЯ К ПОКОЛЕНИЮ ДО НАСТОЯЩЕГО ВРЕМЕНИ» (из кн. 8 «Сила безмолвия», гл. «Введение»).

Любопытно то, что знания чёрной магии называются сокровищем…


«Прошлое очень значительно — говорит он — оно являет собой то, чем мы являемся в настоящем»,

«Маги имеют жизненно важную связь со своим прошлым» (из кн. 8, гл. 1 «Проявление духа. Первое абстрактное ядро»)


Жизненная важная связь с чёрной магией, как вам такое?

«Старые маги искали неизвестное для людей. Мы ищем сверхчеловеческое неизвестное.

— Я ещё не добрался до него, не правда ли?

— Нет. Ты только начинаешь. Вначале КАЖДЫЙ ДОЛЖЕН ПРОЙТИ ПО СТОПАМ СТАРЫХ МАГОВ. Ведь в конце концов это они изобрели сновидение…» (из кн. 9, гл. 4 «Фиксация точки сборки»).

Однако «всего лишь» «начало» пути чёрной магии неизбежно становится и его жутким концом… Кастанеда бессовестно пользуется духовной некомпетентностью читателя. Духовный путь сравним с дорогой, проложенной между двумя посёлками по густому лесу. Вы можете добраться, проехать до конкретного пункта назначения только по этой дороге. Свернуть на машине вправо, влево вы не в состоянии — кругом деревья. Остаётся один выбор — либо вы выбираете этот путь, либо нет. Вы не можете двигаться по дороге только в начале, а потом по собственному желанию свернуть куда-либо. Путь уже проложен, сформирован! Действующий поток сознания толтеков представляет собой своеобразную реку энергии. Вы не можете изменить русло реки, а равно, как и не можете изменить направление её течения! Вы либо плывёте в данной реке, либо нет.


«Это истина, — продолжал дон Хуан, — и наследие, ДОСТАВШЕЕСЯ НАМ ОТ МАГОВ ПРОШЛОГО(!). Сделав это открытие, они сковали наши возможности… Я понял дона Хуана лучше, чем сам ожидал до этого» (из кн. 9, гл. 8).


Сможет ли теперь читатель оценить глубину хитрости и коварства дона Хуана? Когда он сам, пичкая Карлоса энергиями древних толтеков, непрестанно подтрунивает над своим учеником: «Что-то ты стал очень сильно походить на эгоманьяков, магов прошлого! И настроения у тебя хищные, и энергетическая конфигурация, как у древних…» Например, учитель и ученик сидят в тесной пещере, и дон Хуан объясняет, что пещера сделана древними видящими и до предела насыщена их энергиями… Конечно же, любой человек, развивающий в себе тёмную энергию, будет вскоре похож на чёрного мага и по энергетике и по духовным тенденциям. Вот такие незатейливые маскировочные приёмы приводятся в описании…

Полумаскировочная цитата, подразумевающая, что ранее линия дона Хуана была чистой, а маг древности «Аредатор» её, видите ли, испортил:

«Если мы посмотрим на себя честно и беспристрастно, нам придётся согласится с тем, что бросивший вызов смерти своими дарами превратил нас в линию очень индульгирующих и зависящих магов… Под тяжестью этих даров наша линия явно сместилась в сторону настроения древних магов… Возможно, что дары, которые он тебе дает станут последней каплей, после чего наша линия окончательно погрузится во мрак, поглотивший магов древности» (из кн. 9, гл. 11)


Читатель с лёгкостью принимает тёмную данность уже и «древних» и «новых» магов, но в душе он, конечно же, не собирается копировать чёрных толтеков. Все чёрные маги-толтеки, и «новые» и «старые», уже давно во мраке! По поводу же Арендатора внимание любителя Кастанеды совсем не учитывает энергетический факт того, что его энергоструктура представляет собой подобие раковины, из которой светоносные эманации любви давно необратимо выведены…

«Тайные знания и тайные приемы (древних толтеков) позволяли им вторгаться в тайну сознания. Значительная часть их приёмов дожила до наших дней, но, к счастью, в изменённом виде. Я сказал «к счастью» потому, что эти приёмы не вели древних толтеков-видящих к свободе, а лишь к их роковой судьбе.

— Знаешь ли ты сам эти приёмы? — спросил я.

— Почему же нет? Конечно, — ответил он. — У НАС НЕ БЫЛО СПОСОБА ОБОЙТИ ЭТИ МЕТОДИКИ…» (из кн. 7, гл. 1).


Печальную картину дополнит полное сходство старых и новых магов. Дон Хуан о Ла Каталине:

«У неё гораздо больше общего с древними видящими… Она неизмеримо более агрессивна и опасна»,

«Я спросил у дона Хуана в значительной ли степени знания Ла Каталины отличаются от его собственных. — Мы в точности одинаковы ответил он» (из кн.7, гл. 9).

О сходстве с древними магами дон Хуан говорит и по поводу своего учителя Хулиана, и Сильвио Мануэля, и Хенаро…

«Он вновь и вновь подчёркивал, что воины его партии являются точной копией воинов его бенефактора, но некоторые женщины еще более свирепы» (из кн. 6, гл. 10).


Достаточно! И «старые» и «новые» толтеки повязаны самым теснейшим образом. Они следуют одной и той же энергетической дорогой. У них одни и те же «союзники», энергии, миры, практики…

А на вопрос: «чем отличаются современные толтеки от древних и отличаются ли вообще?» пусть читатель ответит самостоятельно.


И Дух мой обнови! (Сны счастья)

…Были периоды, когда я полностью вычёркивал из своей жизни дона Хуана, но ненадолго. Расставанию с магами-толтеками способствовал благодатный период упоения молитвою. Я стремился жить в Духе, как Странник, как преподобный Серафим Саровский. Я даже вынашивал план стать христианским отшельником, уподобиться пустынниками первых христианских времён, стать монахом в миру по примеру внезапного духовного обращения блестящего русского офицера-дворянина из повести об отце Сергии Льва Толстого.

Оставить всё, уйти за деревню в глубокий и безлюдный лес. Выкопать блиндажик, запастись продовольствием, тёплой одеждой, свечками и предаваться чарующей молитве и наслаждению в Боге!

Но с молитвой дело обстоит не очень просто, да и тела наши современные не то, что давались раньше. Выдержать жестокие природные условия вряд ли смогут…

Есть такая строчка в христианской молитве: «и дух прав обнови во утробе моей!»

Через призму своего опыта на пути сновидений я воспринял это, как взывание к высшим Силам, чтобы вылечили (обновили) они моё энергетическое тело и очистили чистым светом мою душу. А поскольку оно является первичным по отношению к телу физическому, то процесс обновления можно почувствовать как оздоровление всего организма в целом. Дополнительно в этой христианской строчке речь идёт ещё и о пробуждении Духа и единении с Ним, ведь именно Он — единственный первоисточник всех остальных целительных и земных энергий. Молитва! Она есть причина исцеления тела, которое начинается в сновидениях на уровне активации разных тонких энергий.

Любопытен осознанный сон, который отразил мой опыт молитвы с параллельной практикой холотропного дыхания в институте трансперсональной психологии. Этот сон стал предшественником излечения и предвосхищения дальнейшего духовного молитвенного прорыва.


…Сразу удачно попал в просоночное состояние, в ту позицию точки сборки, где ждёшь появления сна и сохраняешь полное сознание. Настраиваюсь на выполнение сновидческой задачи — молиться во сне. Лежу на своём излюбленном корабле для сновидных путешествий — деревенском диване. Но рулевым этого корабля на этот раз оказался не я. Сохраняя сознание в положении тела на спине, головой к окну, чувствую, как на мои плечи мягко и осторожно опустились чьи-то сильные, но бережные, мужские руки. Пребываю в покое и в полном приятии ситуации. Подумалось: «батрак Юрка?» Он периодически стучал мне в окно и приносил куриные яйца. Нет, не он. Да и как он мог проникнуть через закрытое окно? Руки легко подняли меня из тела, и мы взмыли вверх в темноту. В полумраке я увидел статного, широкоплечего, красивого парня. Он, поддерживая меня, уносил куда-то в высоту. Я воспринял его как ангела добра (услышан! помогают!), и, уткнув голову ему в плечо, заплакал. Летели не очень долго, и вскоре мой ангел отпустил моё тело, и я обнаружил себя в сознании в кабинете врача. Если бы я был воспитан с детства в христианской традиции, то, возможно, увидел бы не статного парня, а ангела с крылышками — такова загадка восприятия и проекции сознания.

После короткого разговора с врачом, я вышел из кабинета. Просторная больница. Коридор. Куда-то иду. Навстречу уверенной и гордой походкой шагает медсестра, как и положено в белом халате и шапочке, и говорит, что пора делать укол. Я безропотно повинуюсь. Она достаёт шприц и укалывает меня в середину груди (место вилочковой железы, центр ментальной чакры).

Чувствую острую, настоящую боль в теле сновидения! Иголка во сне осталась торчать. Это было очень похоже на сеанс иглоукалывания, во время которого воткнутая иголка пробивает заблокированный энергоканал. Вся вертикальная линия (канала) в месте укола стала болезненно пульсировать (пробиваться), и только потом (!) я почувствовал параллельно соответствующую пульсацию одновременно и в физическом теле! Сознание обозначилось одновременно на двух планах — физическом и сновидческом. Боль продолжалась, и я во сне вытащил из своей (сновидческой) груди эту иголку. Моментально и во сне и в физическом теле боль прекратилась! Медсестра приблизилась ко мне и попросила пройти с ней и чем-то помочь, я согласился. Идём по коридору вдвоём. Произошедшее со мной лечение отвлекло меня от намеренной молитвы во сне. В сновидении мы непрестанно забываемся, втягиваемся в сюжет, словно он представляет собой явь нашей жизни. Нахожусь в состоянии смутной догадки. Силюсь вспомнить, что я должен сделать. Неожиданно, на ходу чувствую всё более усиливающую половую эрекцию. В данном случае связь с физическим телом является полной. На самом деле, эрегирует вначале наш энергетический аппарат, а физический только лишь вынужденно следует за ним.

В недоумении оглядываюсь и замечаю, что это медсестра возбуждает мой орган, и он увеличивается. Всё ясно. Как вырваться от суккуба? И тут я вспомнил, — молитва! Я резко оттолкнул медсестру, которая возмущённо роптала мне вслед, и закрылся за дверью больничной кладовки. Сложив руки вместе, я стал молиться «Отче наш…» Сердце моё распахнулось, и во мне и вокруг всё осветилось светом любови. Я с молитвой вышел из больничной кладовки, но уже не было ни больницы, ни врачей, ни медсестры. А был просторный, великолепный, царственный и очень светлый зал, тихо играла волшебная музыка. Мягко ступали и двигались какие-то люди в чёрных смокингах. Ситуация напоминала некий пышный приём у королевы английской. Под воздействием молитвы из моего рта вдруг посыпались разноцветные, красные, белые, прозрачные, зелёные, драгоценные камушки. Жемчуг, бриллианты, рубин, малахит, янтарь. Я продолжал молитву сладострастно. Сон на тайном глубоком уровне подчёркивал следующее: молитва — первоисточник жизни — есть натуральное сокровище! Исторжение драгоценностей из моего рта продолжалось. Это у всех присутствующих, знатных и важных особ, а также у слуг, вызвало восторг и восхищение. Все аристократы, глядя на меня, застыли изумлении. Моё внимание привлёк строго и шикарно одетый мужчина с лицом супермена. Он почему-то лёг на пол. Я подошёл к нему и присел рядом. Мужчина незаметно преобразился в также изысканно одетого манекена и вдруг начал дышать, поднимая и опуская грудную клетку, как на сеансе холотропного дыхания. А я занял роль любящего ситтера (сиделки, няньки). Я бережно следил за его «процессом». По залу разливалась сердечная музыка и нежно трогала и продолжало тихо играть моё сердце…

Данный сон круто изменил мою жизнь. Благодаря молитве я исцелился от сердечного заболевания наяву и реализовал новый просветлённый духовный уровень. Подобные вещие счастливые, исцеляющие сны, которые вызывает дневная молитва, наполнены любовью, проникнуты особым настроением, эстетическим переживанием. Это сновидения счастья, сны обновления духа и тела.

И Дух мой обнови!

Молитва обладает удивительной, проникновенной силой! Она в первую очередь проникает на самый тонкий энергетический план и проявляется в виде чарующей любви. Оставаясь вне сновидений и яви, любовь наполняет всё внутреннее существо человека и заставляет сладко трепетать его душу и лечит тело. Во сне любить самому и чувствовать любовь других по отношению к себе — великое благо. Любовь во сне по народной символике — это большая награда и счастливое время в будущем.

Счастливые сновидения, в которых действует, проявляется, присутствует любовь, означают исполнение самых сокровенных желаний сновидящего. Молитва — это генератор счастливых снов!

Обучаясь тайному молитвенному деланию, очень важно достичь уровня познания духовной любви. Это будет одновременно означать уровень очищения энергетического тела, ведь мы именно потому не осознаём себя во сне, что обладаем неочищенной, тёмной природой. Тело сновидений, не очищенное молитвой от страстей, имеет крайне невысокую проработку сознания. Оно эмоционально буйствует, оно неуравновешано, капризно и является энергетически тяжёлым объёмом, вообщем это — «сумасшедший родственник». Молитва способствует прогрессирующему осознанию. А когда на сцену жизни выступает любовь… Тут нет слов! Любовь — это… (автор потерял дар слов и безумно схватился руками за голову).

Любить — это значит «видеть»! Видеть энергетическую суть вещей и явлений, ведь энергия Любви есть самая утончённая, самая чистая и самая прозрачная энергия!


…Сны счастья… Они вплетаются в мою жизнь и приносят счастье наяву. Сон, явь — одно и тоже. Я продвигаюсь по бесконечным волшебным мирам Любви и часто в разных формах вижу одно и то же — с неба падают крупные сверкающие звёзды и я захлёбываюсь от восторга, потому что знаю — это подарки от самого Бога, которые ниспадут на меня и наяву! Во всей остроте проникновенной нежности на грани сна и бодрствования я держу в руках жар-птицу. Я осязаю её живое тепло и наполняюсь глубоким счастьем! Её нежные перья сверкают ослепительным золотым светом! И наяву меня ожидает ещё нечто более необыкновенно счастливое! А спустя время… молитва стала мне даровать и без-образный духовный свет. Стоило мне войти в молитвенный порыв, как всё вокруг меня и во мне вспыхивало чудоносным золотым Светом. И что это означает я также знал! Это выплавление божественного тела, в сравнении с которым дубль толтеков — это просто блеф! И няаву…

И наяву я наслаждаюсь Великой русской природой. Лес-чудотворец подмигивает мне красной ягодкой — земляникой. Она пахнет душисто, свежо, неповторимо. Меня одаривают грибами (даром — только бери!). И дома я восторгаюсь изумительным грибным супом из одних молоденьких белых грибков. Вкус нежный, едва сладкий, уникальный.

Я хожу босиком по лесу, не оставляя следа, чуть слышно. Бережно отношусь к каждой травинке и кустику. В ответ получаю щедрую благодарную любовь и милость. Я осторожно наблюдаю за лесным таинством. Подкрадываюсь к большим красивым пёстрым лесным птицам, рассматриваю их. То на просторном поле, в голубом небе замечаю парящего коршуна и долго сознанием «летаю» вместе с ним на потоках свежего воздуха. А вечером…

Вечером с удовольствием забираюсь на мягкий сеновал. Свежее сено пахнет душисто и сладко, оно есть букет ароматных трав. И погружаешься, и таешь, и растворяешься в воздушном блаженном нектаре. Я думаю, какое это счастье родиться на русской земле, быть русским, жить среди её великой природы. Быть причастным к русскому православному христианству. И после долгих блужданий узнать, наконец, что такое божественная Любовь. Через любовь и молитву почувствовать, что БОГ ЕСТЬ! А то прожил бы свою никчемную жизнь бы где-нибудь в полупустынной, жгучей мексиканской прерии и не узнал бы главного — БОГ ЕСТЬ! В сердечной благодарности молюсь…

На сеновале припадаю к широкой щели в бревенчатой стене и замираю жадно и восторженно. Лунная фантасмагория! Луна так близко от меня, что, кажется, стоит протянуть руку… Ой, нет, боюсь обжечь-отморозить свой пальчик!

Как жалко, что я не художник и не могу передать волшебство природной картины. Тёмный, густой, дышащий теплом вечер. За клочками тумана притаилась чёрная полоса таинственного сказочного леса. И великолепное жёлтое чудище — луна, что есть силы обрушивается на мир! Ближе ко мне разбежались и по некому сговору мгновенно осели копны скошенной травы. В двигающейся мгле они кажутся живыми существами — переговариваются и шевелятся в тумане. Какая красота! Совсем не хочется спать. Так проспишь чудо…

Раскрыв рот от восхищённого изумления, продолжаю разглядывать громадный лунный желтоватый круг. Во рту пересохло — мне сильно захотелось пить. Неожиданно моё лицо притянулось небом, и губы коснулись обжигающего края серебряного диска. Я стал жадно глотать лунную жидкость — по горлу, проливаясь к желудку вниз, растекалась ледяная свежесть. Я выпил всю луну до капельки! Какая на вкус? Холодная, как из холодильника, и через чур солёная!

Выпив луну, в августовский, уже прохладный, чернеющий вечер выхожу из дома и смотрю в небо. Оно всё сплошь в световых вспышках, в бриллиантовой пыли. Голубые туманности, созвездия, миражи. Долго с восторгом смотрю вверх и дожидаюсь космической кометы, падающей звезды. Вон она — дождался! Загадываю желание и счастливый ложусь спать.

Удивительное дело. Всё это создаёт счастливые сны. А они спускают счастье наяву. И во снах, когда я молюсь, возникает небо и падающие звезды. Ослепительно светит солнце, и я чувствую тепло. Играет красивая музыка. И будучи ещё во сне, я уже знаю, что наяву меня ждёт что-то очень хороше. Молитва исполняет желания! И в предвосхищении и восторге со слезами благодарности молюсь крепче…

Так и идут рука об руку, переплетаясь, сны счастья и благодатные периоды жизни наяву.


Весьма любопытен другой мой сон, хотя он и не осознанный. Я стою на автобусной остановке. Ко мне подходят два мужика. И один говорит, что меня надо подлечить. Я соглашаюсь. Мужичок говорит, что они сейчас будут делать надо мной операцию. Я вроде, не против, но спрашиваю: «Больно?» «Больно» — говорят. Один зашёл мне за спину и стал что-то прикреплять промеж моих лопаток, какой-то агрегатик. Стал что-то ввинчивать мне в спину, приговаривая себе под нос. Я почувствовал всё более нарастающую туповатую боль. Осел, обмяк и впал в какое-то коматозное состояние, напоминающее наркоз. За всем этим продолжал ощущать уже отдалённо обширную и, по всей видимости, очень глубокую боль. Какой-то зонд в меня ввинчивали ещё глубже. Сейчас думается о том, что если бы в этот сон было перенесено моё дневное сознание, то я бы не выдержал такой боли и операции в целом. Кричу: «Хватит, прекратите, уже вылечили!» «Нет, — говорят. — Надо основательно лечить. До конца. Потерпи ещё немного. А чтоб боль меньше чувствовать кричи — шайтан». И я в полуобморочном состоянии кричал: «Шайтан, каштан, шайтан.» Потом мужики всё развинтили назад, но уже быстро. Меня отпустило. Я пришёл в обыкновенное состояние.

В народном соннике — современной психоаналитике явно недостаёт глубины — символы моего сна таковы: тебя оперируют — огромные перемены к лучшему. И в недалёком будущем очередные оздоровительные процессы и счастливые перемены произошли и наяву. И я знаю, что это есть ответ на мою молитву:

«И дух прав обнови во утробе моей!»


…Вышел в осознанный сон. Он мрачный, тоскливый, плохой. Вспоминаю, что запланировал молитву. Молюсь и вдруг, сразу, мгновенно через секунду — яркое солнце, тепло, ослепительный золотистый свет! Вокруг прекрасная золотая осень, что означает небесную помощь. Ко мне выходит красивая женщина и ведёт меня в прекрасный зал. Я в любви и благодарности от резкой перемены к лучшему — плачу. Женщина сажает меня за стол. Он уставлен разнообразными сладостями и сладкими напитками, среди которых огромный праздничный торт… Так незатейливо мнек сообщается о сладости любви, даруемой молитвой, о празднике жизни!

А сколько чудесных, прекрасных, светоносных духовных созданий слетаются к молитвеннику! Они сами излучают благостную любовь и купаются в море любви, и дарят человеку огромное счастье. Это вам не тёмная хищная неорганика толтеков, которая вызывает отвратительную дрожь, тряску, страх и ужас! Огненосные существа первозданной Любви реальнее и намного могущественнее всяческой магической нечисти, они отдают, берегут, помогают, наделяют, защищают!

Мы (люди) состоим из многих, разнообразных частей. Так кто же или что в нас испытывает счастье? Ответ: да, всё тот же наш внутренний человек, а не физическая плоть! И не только счастье, все переживания, чувства, эмоции, ощущения принадлежат именно ему. Тело сновидений — это наша суть. Я — тот, который во сне! Вот почему так важна наша тайная жизнь в сновидении, всё происходящее во сне реально, достоверно! Вот почему так важно очищать, преображать молитвой своего «сумасшедшего родственника». Путь молитвы — верная дорога к счастью!

Человеческое счастье напрямую связано с самоактуализацией личности. Человек обретает глубинное удовлетворение и блаженство только тогда, когда максимально реализованы все его способности, таланты и потенциальные возможности. И только в этом случае. Молитва реализует и бытовые, и творческие, и духовные запросы человека. А когда исполняются все желания, тогда и наступает полная свобода, любовь и радость.

Чтобы быть истинно свободным, желания должны быть реализованы, а не подавлены. Молитва исполняет все истинные желания молитвенника последовательно и в нужное время. Дело в том, что человек может не знать, что он в действительности хочет и к чему предназначен! Но молитва об этом узнает…

В процессе выполнения практики пересмотра (своей прошой жизни) я обнаружил очень интересный вид снов, который можно условно назвать сны пересмотра. Известно, что практику пересмотра можно и нужно делать не только в бодрственном состоянии, но и во сне. Сны пересмотра делают нас всё более парящими, лёгкими и независимыми.

В ранней молодости я баловался пописыванием рассказиков, посещал литературную студию и имел несколько несерьёзных напечаток на литературных страницах газет. Как-то раз в особом творческом наитии и вдохновенном порыве я написал рассказ на тему своего деревенского детства под названием «Последнее лето». Его хорошо приняли в литературном кружке и неплохо оценили в редакциях, куда я его отсылал. Для газет мой рассказ не подходил, а для других «толстых» журналов, вероятно, был мелковат, ко всему прочему его надо было «пробивать» или иметь «связи». Мне очень хотелось видеть своё произведение напечатанным, тем более что я вложил в него свою духовную энергию, я вложил в него часть своей души. Литературную писанину свою я давно забросил как несерьёзное занятие. Но неприятный осадок, чувство незавершённости, неудовлетворённости, внутренний дискомфорт по поводу непубликации рассказа остались во мне, хотя и спрятались глубже. В гештальт-психологии это называется «неоконченными делами». Такие незавершённые жизненные ситуации мешают сновидеть, чувствовать себя счастливым, блокируют наши творческие энергии.

Спустя годы, когда я встал на духовный путь, сновидения сами сделали мне неожиданный подарок. Мне приснилось убедительно, что мой рассказ про деревню «Последнее лето» напечатали. Странным образом я испытал все эмоциональные переживания во сне, связанные с этим событием, и проснулся с чувством удовлетворения. Мои знания помогли мне понять значение этого сна.

Приведу другой пример завершения «неоконченных дел» во сне. В послеармейский период своей молодости я зашёл к своему другу детства и узнал, что у него совсем недавно умерла мать. Готовились похороны. И хотя помощников в этом мероприятии хватало, я счёл своим долгом предложить свои услуги. Договорились, что может быть, я помогу нести гроб с покойницей и стану полезен в других мелочах. Но в назначенный день я не явился. Откровенно говоря, спасовал, испугался, струсил. Я к тому времени близко с покойниками не «контактировал» и тему смерти всячески старательно обходил. Естественно, без меня мероприятие провели благополучно, и друг мой на меня в обиде не был. Но внутри меня самого обозначилось чувство своего малодушия, стыда и вины. И хоть тесно мы в этот период с другом не общались, я начал его сторониться.

Снилось. Будто пришёл я к своему другу в гости. Всё выглядело как обычно. Мать его, живая, позвала меня в комнату, попросила его подождать. Кухонный стол накрыт, обедают. Меня приглашают садиться. Неудобно, думаю. Вспоминаю свою вину перед ними. Вижу — не обижается на меня никто! Осознаю своё чувство! И сажусь к ним за стол — всё хорошо!

Поскольку жизнь и сон — единая суть — сознание, необязательно, чтобы наши «неоконченные дела» завершались наяву, можно и во сне. Но окончить их сновидящему надо. Однако всё-таки свои «гештальты» лучше закончить наяву!

«Воины-путешественники не оставляют ни одного долга неоплаченным», — в этом я согласен с доном Хуаном. Это также относится и к долгам-благодарностям. Порой мы всё никак не может высказать свою любовь тем людям, которые этого заслуживают, потому что сухи, небрежны и чёрствы. А потом бывает слишком поздно…

И тогда молитва покрывает все наши долги.


Рассказ «Последнее лето»

«Тук-тук-тук, тук-тук-тук» — стучит ритмично поезд.

«Здравствуйте, дорогие наши дочь Анна и внучок Вовочка. Скучаем по вас сильно и хвораем к тому ж. Ждём вас, не дождёмся на лето. Приезжайте быстрее…»

«Тук-тук-тук, тук-тук-тук» — грохочут колёса. Звенит ложкой стакан на столике купе. Вовке не спится. И о чём не подумает он — всё будет в такт стука колёс поезда.

«Вот- и-лето, вот-и-лето». Или…

«Спать-пора, спать-пора».

Он возбуждённо смотрит в окно. За ним мелькают тёмно-синие леса. Зевает мама.

«Вовка — спать!»

«Мам, а уху варить будем?»

«Будем, будем — спи!»

Хорошо лежать на снующей под расслабленным телом вагонной полке!. Радостно замирает сердце от предчувствия скорых впечатлений и ещё долго не уснуть!

«Наконец-то снова в деревню на всё лето к бабушке и дедушке. Эх, жалко, чт лето только один раз в году» — думает Вовка. Он вспоминает родные морщинистые лица стариков. Не любил он эти встречи-расставания. Вот деревню побыстрее увидеть — это да! Какая она сейчас стала? Нет, дедушку и бабушку Вовка очень любил и часто вспоминал о них, особенно зимой, когда они с мамой получали от них письма и читали бабушкины каракули. Но во встречах с ними было что-то щемящее, не очень приятное, о чём Вовка не хотел задумываться. Мальчик представил себе, как сейчас в серой вечерней дымке мирно дремлет старенький дедов дом, попыхивая голубым дымком. За жёлтым окном в деревенской комнате тепло и уютно. При свете тусклой лампы дед в круглых очках на резинке, небритый, с короткой щетиной на щеках, читает газету На столе густо шипит медный самовар. Бабушка в светлом, выцветшем платке с большим куском колотого сахара за щекой дует на блюдце с крепким обжигающим чаем.

«Чёрт бы подрал эн-ту Америку» — возмущается дед. Вовка улыбается: «Сидят и не знают, что мы едем». Дед поднимает очки на лоб, чешет за ухом. Говорит что-то про погоду, про скирдование и сенокос, председателя. Потом сердится — не может найти свои очки. Бабушка смеётся и показывает неестественно большим указательным полусогнутым пальцем. Старик поднимает ко лбу руки, но очки почему-то подпрыгивают и летят к окну… Вовкины видения становятся всё невероятнее, путаются, мешаются в голове, и он сладко засыпает под монотонный лязг колёс, отдающий в спину.

Наступил новый день. Вовка и мама сидят с большими сумками на брёвнах возле сельской дороги, «голосуют». Останавливается расшатанный от дорожных ухабов скрипучий грузовик. И по канавам запрыгал — аж всё замирает внутри — повёз Вовку сначала лесом, потом полем, затем опять лесом в далёкую мамину деревню. Вовкино сердце бьётся всё сильнее. Вот, наконец, знакомый поворот на развилке пыльной дороги с большой мохнатой елью, внизу заросшей кустарником, и на открывшемся пространстве появилась вереница ветхих серых крыш…

Деревенские смотрят из маленьких окон. «Кто-то приехал?! Никак к Ивану Петровичу?» Отъезжает машина, оставляя молодую женщину и сына с вещами на ещё качающейся лужайке перед знакомым домом. Внутри суетятся. Скрипит входная дверь. На Вовку пахнуло чем-то знакомым, родным.

«Ой, батюшки, кто приехал! Иван, смотри! Приехали родимые» — слышит Вовка голос бабушки. Чувствует поцелуй сухих старушечьих губ и колкую щёку дедушки.

Возбуждённая мама что-то рассказывает родителям, называя их, что для Вовки странно, папой и мамой. Вовка, ступая по мягким крестьянским половикам, с радостью слышит знакомый скрип, заглядывает в чулан — деревенскую кухню, в кладовые и подсобки — сельник, затем высовывается в крытый двор, вдыхает забытые деревенские запахи и, возвратившись в комнату, удивляется, что совсем ничего не изменилось. Всё на месте: большой тёмный резной шкаф у окна, золотистая икона в углу, дедушкино ружьё на гвозде за печкой, настенные часы с гирями на цепях и даже дедушкина хлопушка для битья мух на подоконнике. Потом Вовка чинно усаживается за стол, принимает участие в общем разговоре, нехотя отвечает на вопросы про школу, оценки и поведение, а в мыслях уже отправляется в свои летние приключения.

«Ну, я пойду, погуляю немного» — не усидел он на месте.

«Посиди, поговори ещё немного с нами, расскажи, как учишься» — пытается удержать его мама.

«Устал, небось, с дороги. Поди, лучше поешь, в крынке молоко, недавно корову доила» — вторит маме бабушка. Какое там! «Потом» — торопливо кричит Вовка, хлопает дверью и радостно мчится к реке.

Быстро, незаметно прошёл ещё один день в дороге. Деревенский, душистый воздух волнительно наполняет лёгкие и проникает в каждую клетку тела. Вовка чувствует невероятную свободу, счастье и энергию! От верхушки живота, минуя грудь, куда-то вверх к горлу поднялся трепетный, волнующий, опьяняющий холодок. Вовка с любовью осматривает знакомое место. Вместе с темнеющей речкой медленно и плавно катится пар. Шуршит камыш. Брыляется мелкая рыбёшка. Пахнет влажной осокой.

«Здравствуй, речка, ты совсем не изменилась. Только немного помельчала» — с грустью думает Вовка.

Он быстро обегает все любимые места, убегает за деревню и даже к лесу. Но в лесу уже темно и страшно. Домой! Выпив на ночь тёплого парного молока из глиняной крынки, с чувством громадного счастья, Вовка с удовольствием забирается под тяжёлое стёганое ватное одеяло, пахнущее пряниками, и сладостно засыпает, предвосхищая — что-то будет завтра?!

А завтра! Новый день завопил о себе с утра голосами деревенских петухов, они стараются перекричать друг друга. И бабушка уже гремит кочергой о чёрные в сажи котлы, большие и маленькие. Она пытливо вглядывается в чёрный квадрат дымящейся печи и достаёт из дыры разные чаны. В комнате жужжат мухи, они то бьются о стекло, то замирают на потолоке и на окнах. Тикают громко часы на стене. Дед дремлет в высоком резном самодельном кресле.

Наскоро позавтракав, Вовка бежит гулять. Он идёт по селу гордо и каждому встречному важно говорит: «Здрасте! Здрасте!»

«Ты чей же это будешь?» — останавливают его деревенские.

«Я — внук деда Ивана!» — с достоинством отвечает он.

«Да ну? И не узнать тебя вовсе. А похож, похож. Вылитый Иван Петрович. Правда, Марусь?» — охают доярки в белых косынках с вёдрами в руках.

«Какой большой стал, подрос» — скалят в улыбке белые зубы трактористы с серыми от вьевшейся пыли грубыми лицами.

На краю деревни у оврага собирается ватага местных пацанов. Босые, руки по локоть в карманах широких брюк, они высокомерно и важно разглядывают Вовку. Потом примирительно здороваются за руку. Вовку действительно трудно узнать — подрос.

Быстро замелькали дни. Вот Вовка стучит удочками на помосте, кричит бабке: «Ба-ашка! Я пойду рыбу ловить!» И убегает от её крика: «Да куды ж ты, не емши-то, Вовичек?!» И спешит к речке. Вскоре выдёргивает блестящих рыбёшек из весёлого, искрящегося на солнце, водного течения. Ох уж, этот прожорливый забавный народ пескари! Так и будут клевать, таскать остаток червяка до последнего, гонять поплавок, пока не зацепят крючок губой. Хватит, и так полное ведёрко.

А вот от Вовки в разные стороны разбегаются, квохчут, хлопают крыльями куры. Он бежит на футбольное поле босиком и нет-нет, да и случайно наступит на жидкий куриный помёт. Б-ррр! Быстрей вытирать о траву ногу. Белыми ступнями с чёрными побошвами пяток хлёстким ударом по мячу. Бац, бац. Го-о-л!

Потом мокрый от пота, с сильно бьющимся от азартного бега сердцем припадает к ключу. Жадно, до спазма с горле, пьёт хрустально чистую, ледяную воду.

Или торопится в лес на пляж. Голубой змейкой речка да светлый горячий песок. Раздевшись до гола, бегать, вопить, специально вымазавшись грязью, пугать, а потом с разбега нырнуть в прохладную воду, смыть засохший чернозём с тела.

Засыпать друг друга влажным песком по шею, а потом сбривать песчинки с кожи острыми ракушками. Здешний пляж зовут Играшкой — любимое место купания ребятни. Говорят, когда-то давно здесь утонул весёлый и кудрявый деревенский парень по прозвищу Играшка. Так и повёлось и привязалось название. «Айда купаться на Играшку!» — кричал кто-нибудь из разгорячённых после футбольной баталии мальчишек. И все шли сюда, потные, неся в руках рубашки.

Представьте! Вовка барином лежит на мягком жёлтом речном песке, щурится на солнце и наблюдает, как вокруг летают и садятся на мокрые после купания тела ребят большие жирные с зелёными глазами слепни. Слышит звонкий голос Петьки: «Гляди, на тебе генеральский сидит!» Петька — местный веснушчатый подросток, у которого самого на носу и под глазами словно рой маленьких рыженьких мушек. Генеральским зовут особенно крупного слепня. Вовка ловит его, бросает в реку и с завистью бывалого рыбака наблюдает, как на поверхности водного течения появляется большая тёмная рыбья голова, которая громко хапает воздух и утаскивает вглубь ещё живое насекомое. Такую бы поймать!

Мама вся в заботах и ей не до сына. Напрасно ей напоминает неугомонный Вовка об ухе. Она то пропалывает огород, то что-то таскает из погреба и обратно. То гремит вёдрами на помосте, носит на коромысле воду из родника. Моет, скребёт алюминивые миски и чугунки речным песком на кладках. Надо помочь старикам. Совсем старые.

«Аньк, отдохнула бы» — ворчит бабка.

«Ничего, ещё успею» — отвечает мама.

Иногда за обедом она говорит сыну: «Ты бы посидел немного с бабушкой и дедушкой, поговорил с ними, помог бы в чём-нибудь. Так они тебя ждали.»

«Посижу, посижу».

«Да чяво там — ласково и добро, шамкая беззубыми дёснами, говорила бабушка. — На дворе вшё антиресней. Пущай гуляет. Там вольготней. Да и воздух-то здешний не то, что у вас в городе. Лишь бы здоровья набирался. А с нами ещё посидит. Нас не убудет».

«Избалуете мне сына» — мягко заканчивает разговор мама. Весь день она работала, а по вечерам встречалась и балагурила со своими старыми деревенскими подругами, теперь толстыми, краснощёкими бабами в синих выгоревших передниках с засученными рукавами рубах, и добродушными лицами.

«Твой-то шустрый очень» — говорили они.

И в самом деле, не усидеть Вовке на месте. Сколько у него ещё дел! Сегодня у Вовки поход за грибами…

Что же делает он, когда идёт дождь? Ведь не каждый же день солнце. Э-э, да и в дождь ему не скучно. Когда баюкающее капание дождинок о жесть крыши нагнетает уныние и дремоту на всех, когда спят все, и даже мухи дремлют в комнате, а дедушкина самодельная хлопушка мирно лежит на своём обычном месте на подоконнике, Вовка изучает дом. В такие дни он весь проникался какой-то нежностью и любовью к этому загадочному старинному сооружению.

Он всегда любил его. Этот дом был совсем другим, чем его городская двухкомнатная квартира со всеми удобствами. Он казался очень большим, таинственным и Вовке никогда не удавалось изучить его до конца. В этом загадочном доме он мог находить и открывать для себя всё новое и новое. Здесь каждая вещь жила собственной жизнью и могла рассказать такое! Каждая вещь и каждый уголок комнат дороги Вовке и являются напоминанием о его раннем детстве. Когда-то здесь нянчились с ним, совсем ещё маленьким, его бабушка и дедушка. А на стене развешены их фотографии, когда они были ещё молодыми. Дедушка с чёрными, залихватски подкрученными вверх усами, сидит барином, а рядом величественно стоит бабушка, стройная, белокожая, в длинном до пола платье, узко схваченном в талии, — так раньше снимали. Даже не верится, что это они! Вовка раньше думал, что они всегда были такими, какими он их знал — старыми. Оказывается, — нет. А вот и любимое дедушкино кресло. Какие интересные и чудесные сказки рассказывал маленькому Вовке дед, сидя в этом кресле: про русалок, медведей, летающих ведьм и говорящего серого волка. Вовка, сидя на мягких коленях деда, в такие минуты погружался в волшебные приключения и сам становился сказочным героем, побеждающим всех злых врагов. А вот и кольцо в досчатом потолке для подвешивания верёвочных качелей. На таких качелях раскачивалась ещё его мама. Качался и сам Вовка. Однажды, когда ему было три года, он так укачался, что заснул, упал и разбил себе до крови нос. Чего только нет в громадном резном шкафу. Всякая всячина! И всех любопытней в этом старом шкафу дедушкин ящик. Старик держит его под висячим замком. Но Вовка всё равно знает, что в нём. Там царские дореволюционные серебряные и даже золотые монеты, старинные морские часы, перочинный ножик со множеством лезвий и раньше даже хранился настоящий револьвер!

Много загадочного на чердаке. Среди пыльных веников, старых рваных галош и высохших бабочек стоят сундучки, ящички, самовары, разбросан всевозможный причудливый инструмент и непонятные приспособления, неизвестно для чего служившие когда-то, выполненные большей частью из дерева и имеющие смешные названия. Узнаваемы были только: деревянные коньки, старинная прялка, лестница, тяжеленный чугунный утюг, работающий от углей, тряпичная кукла — но это для девчонок; и салазки. Вовка помнит, как на этих салазках он радостным вихрем съезжал с громадной и длинной лесной горки — сейчас она кажется маленькой… Каждая старая вещь жила когда-то, была нужной. А сейчас спит мёртвым сном, покрытая седой пылью, и видит собственные сны. Ничего, Вовка её оживит! Раскопает, принесёт деду. Крякнет, удивится дед: «Эва, жива ещё!», и такую историю расскажет. А потом Вовка найдёт ей применение. Из деревянной рогатины, например, можно сделать лук для стрельбы по индейцам, а из старой резины соорудить рогатку и стрелять сухим горохом за деревней по нахохлившим воробьям, купающимся в дорожной пыли.

И, наконец, сам дом был живой сущностью и жил особой внутренней жизнью. Дом проспался всегда раньше Вовки и будил его живыми звуками. В крытом дворе в коровнике теребит с шуршанием, удовлетворённо перетирает челюстями траву и сипло мычит корова — чёрная в крупных белых пятнах. В хлеву весело трутся, повизгивают и хрюкают поросята. На малюсеньком оконце в стене двора вьёт свою радужную паутинку чёрненький паучок. В комнате за высокой печкой частенько скребётся осторожный мышонок. И где-то там же живёт домовой. Он очень старый, выглядит как тень с контурами человека и очень похож на деда. Голосисто выкрикивает время петух… И так целый день. Ночью всё затихает, умирает на время. Но порой нет-нет, да и раздадутся душераздирающие дикие кошачьи вопли на чердаке — раньше Вовка их очень боялся…

Все двери в доме — живые. Каждая из них не походит на другую, и не только по цвету и трещинам, но и по звуку — скрипит по-своему, неповторимо. Вовка мог на слух определить, куда пошла бабушка. Вот звучит длинно, протяжно, надрывно и потом вдруг — хлоп — резко захлопнулась. Это бабуша пошла в сельник-кладовую за крупой. Тихо и нежно звучит дверь во двор. Хр, хр — грубо и прерывисто, — так даёт знать о себе дверца в хлев к поросятам. Коварно, угрожающе, предостерегающе скрипит старая деревянная лестница, ведущая на тёмный чердак…

Дождь кончился, и Вовка радостно выбегает на улицу, чтобы с наслаждением побродить босиком по тёплым лужам и помесить распухшую мякоть земли. А завтра снова будет солнце, бесконечные мамины дела и улица.

Дед мальчика, серьёзный с маленькими голубыми выцветшими глазками неизменно слушает каждый день радио, бьёт мух своей хлопушкой и складывает их в банку. «У-у, проклятая. Хлоп, хлоп! Эва какая!» — ворчит он. Так им и надо. Мух много. Они назойливо жужжат повсюду, не дают спать утром, кусаются больно-больно. Дед у Вовки — героический. Ему скоро 90. Где он только не был!

«Ты расспроси деда-то, — всё подталкивает мама. — Он многое повидал и знает. Он многое расскажет. И воевал и в плену был.» Казалось, и сам дед испытывал потребность поделиться своим жизненным опытом с внуком. А как порой старикам хочется вспомнить о своём житье-бытье! «Да, обязательно надо всё узнать и расспросить у деда. Интересно.» — думает Вовка. Но только ему опять, как всегда некогда! Во дворе ждут пацаны. Да дед вроде и не сердится на него…

Ох, нет сил уследить за этим Вовкой. И куда это он сейчас несётся? Может быть, заглянуть к нему ночью и подсмотреть, что ему снится?

Позади забавные детские игры, лесные походы, азартная рыбная ловля и купания. Вовка спит крепко. Усталому и счастливому Вовке снятся большие рыбьи головы, разговаривающие с ним, навязчиво ныряющий поплавок, необыкновенные рыбацкие удачи, цветные ягоды, волшебные крупные грибы на белых пузатых ножках под круглой крышей веток ёлки. «Гляди — нашёл!» — кричит он своему другу Петьке. И зелень, яркая зелень так и рябит в глазах. Иногда солнце исчезает, становится темно и с неба падают звёзды! А вот и новое видение мальчика: в тумане на лужайке пасётся стадо коров. И Вовка с пацанами, чтобы не видел пастух с длинным, сплетённым из верёвок кнутом, дразнит мускулистого с налитыми кровью глазами быка с кольцом в ноздрях. Бык роет копытами землю, в ярости бежит за ребятнёй. Слышится тревожный крик пастуха. Бык догоняет Вовку, брызгает слюной, угрожающе дышит в спину. Вот он уже совсем рядом, близко и вот-вот проткнёт его острыми рогами насквозь! Но Вовка бежит от быка изо всех сил, он ощущает напряжённое усилие в лопатках… Внезапно земное притяжение перестаёт действовать на него, он чувствует необычайную лёгкость и воздушность в теле. Ещё мгновение, и он отрывается от земли и летит, поднимаясь всё выше и выше!.. Вот его снова, как магнитом, притягивает вниз — тогда он отчаянней и яростней в испуге перед грозным быком машет руками, продолжает парить в воздухе, смотрит вниз и торжествует! Бык в бессильной злобе мычит и роет землю где-то позади. Чудесные сны…

Кончается лето. Солнце печёт не так сильно, как прежде. Вовке скоро в школу. Загоревший, он опять на Играшке, лежит на мягком песке и наблюдает за купающимся лохматым и курносым Мишкой — заводилой и вожаком деревенских мальчишек. И думает о том, что всё он переделал, везде побывал, а вот ухи настоящей лесной так и не попробовал. Но сегодня ему повезло. Смотрите! Вот преломляется в прозрачной воде чьё-то ныряющее тело в синих развевающихся «семейных» трусах, сокращается впереди и на поверхности воды появляется фыркающая и брызгающая голова с водным пробором посередине от макушки. Это — Мишка. Он кричит: «Идём, братва, варить уху!»

«Вот здорово, — думает Вовка. — А то что это за лето без ухи».

Командует всеми приготовлениями, конечно, Мишка. После быстрого удачного рыбного лова, он же — главный повар.

Кипит, бурлит зелёный бульон в большом чёрном котле на костре у опушки леса. Важно ходит вокруг него главный повар, деловито помешивает ароматное зелье. Клубится пар над долгожданным супчиком. Ну и аппетит разгорелся на лесном воздухе у рассевшихся вокруг костра мальчишек с испачканными в саже лицами! Среди них и Вовка…

«Ох и есть как хочется и как же притягательно, сладостно пахнет от этого котла» — думает он.

«Ну скоро? Готово или нет?» — наперебой возбуждённо кричат все — не терпится ребятам.

«Цыц! Рано ещё.» — упрямо с видом знатока твердит Мишка. А сам пробует уху, который раз, сладко причмокивая, охает: «Ну и наваристая!» У Вовки текут слюни. Он предвкушает, как наполняется его худой, втянутый живот, в котором за беготнёй и ловлей рыбы почти целый день ничего не было, упоительной вкусной влагой; и как потом по всему усталому телу разольётся томительная истома насыщения и удовлетворённости.

Ну вот и уха готова. Все пробуют с мишкиного милостивого разрешения по ложке и ликуют! Что говорить. Уха на славу и достойна мальчишеского изумления. А на природном, свежем лесном воздухе она изумительна вдвойне! Мишка берёт рогатую ветку, приспособленную под кочергу, победоносно поднимает ею котёл и, от тяжести сдавленно кричит: «Все на пир!»

Но тут кочерга вдруг громко трещит и обламывается. Котёл глухо ухает на траву и, качнувшись набок, переворачивается! Что за беда! Наваристая уха, издавая клубы белого пара, разливается по лужайке. Вот тебе и наваристая. Вовка с широко открытыми глазами в смешанных чувствах удивления, ужаса и зависти прослеживает вместе с другими, как чудо-уха медленно просачивается сквозь траву и уходит в землю, оставляя на поверхности аппетитные рыбьи хвосты, головы, лапки укропа, петрушки, шарики молодой вкусной картошки. Кто-то из маленьких плачет.

Вечереет. Затаилась, притихла, утонула в зелени родная деревенька. Острова и клочки голубого стелющегося тумана ласкают земной покров и подножье темнеющего леса. Влажная земля, словно живая, дышит в босые вовкины ноги, устало бредущего домой. Тишина. Лишь на километры пробивается плавающий стрекот трудяг-кузнечиков и саранчи. Острый запах осоки бьёт в нос. Где-то далеко на краю деревни слышен визгливый бабий крик: «Ми-ишка! Негодник окаянный, домой!»

Чувствуется приближение осени. Ветер дует смелей и настойчивей. Вода в речке становится холодней. Кое-где на листьях деревьев появляются жёлтые и выцветшие капли. Дачники разъезжаются. Деревня постепенно пустеет. Печальней свесила свои длинные волосы вниз красавица-берёза.

«Уезжаю» — грустно объявляет Вовка мальчишкам через несколько дней. Он прощается с друзьями до следующего лета. В зимнем городе — долгожданного лета.

«Вов, приезжай на следующий год обязательно, — говорит ему Мишка, а то со стреневскими без тебя не потянем, в нападении играть некому. А насчёт ухи будь спок, ещё сварим!»

В доме идут суетные приготовления к отъезду. Все находятся в неком плохо скрываемом волнении. Тревожность передаётся и Вовке. Упакованы вещи. Всё готово в дорогу. Мама, бабушка, дедушка и мальчик по русскому обычаю молча сидят на табуретках с минуту. Потом выходят на сельскую дорогу за деревню, ставят тяжёлые сумки на землю. Вовка нечаянно оглядывается на осевший и милый стариковский дом. Скрипит тормозами, обдавая дорожной пылью, грузовая машина, гремит пустыми бидонами в кузове. Запрыгала, заплясала притухшая папироса в уголке рта молодого беспечного шофёра: «Садись живей, спешу на ферму!» Вовка смотрит на маму и стариков.

Дедушка тут же теряется. Он пытается давать указания. Голос его дрожит. Глаза становятся красными, часто мигают. В бабушкиных веках, отогнутых и кровяных, загнездились крупные слёзы. Она смахивает их кончиком платка, кривится чем-то похожим на улыбку. Нервно теребит передник. Вовка чувствует, как стариковские, высохшие до синих вен руки обнимают его, прижимают к костлявому телу. Слышит прощальные поцелуи. И уже на бидонах отъезжающей машины, видит, как две сгорбленные жалкие фигуры удаляются за клубами пыли, становятся совсем маленькими и исчезают совсем.


О тайных аспектах молитвы

Моё преимущество как исследователя различных эзотерических методов состоит в том, что я имел уникальную возможность проследить преображающее воздействие молитвы на сознание человека одновременно с двух позиций, с двух параллельных уровней — с плоскости обычной дневной жизни и с более энергетически утончённого пласта сновидений.

Имеет смысл выделить несколько совместно действующих тайных аспектов молитвы — психологического, сновидческого, энергетического, духовного, судьбоносного и эзотерического.

Многие люди, исполненные искренними созидательными побуждениями, стремятся преобразовать мир в самую лучшую сторону. Однако с духовной точки зрения подлинно духовным вопросом является установка, ни как изменить окружающий нас мир, а как изменить самого себя! Что толку в преображении мира, если человек в нём остаётся прежним!?

Молитва радикально преображает сознание человеческой личности! Она самым волшебным образом утончяет, просветляет сознание практикующего, и, о, чудо! Эти духовные парадоксы… Всё окружающее молитвенника приходит в движение. Под влиянием молитвы события жизни субъекта сгущаются, переживания становятся глубиными. Они спрессовываются. Жизнь приобретает тысячу благодатных оттенков — она расцветает, благоухает, цветёт. Молитва уподобляется добыванию золотых слитков, которые становятся концентрированными залежами энергий жизни… Молитва открывает целый шлюз духовных энергий, наделяет неповторимой эмоциональной гаммой восприятия ранее обыкновенных вещей… При этом реализуется абсолютный закон любви — всё самое лучшее, доброе и прекрасное стягивается к молитвеннику из космоса и материализуется в виде разнообразных подарков — любовь человеческая, исполнение желаний, успех в творчестве, профессиональной деятельности… Молитва трансформирует мир! И не только психологически, но и энергетически!

На уровне сновидений реализуется целый ряд созидательных преображений. Сновидения оживают яркими цветными красками, острыми запахами, сладостными ощущениями. Ведь молитва есть световод, соединяющий с эманацими внутреннего центра — единственного абсолютного управителя и хозяина сновидений!

Происходят ночные осознания. Они вершатся в созидательном ключе и наделяют вдохновляющей энергией. Молитва способствует бурному потоку счастливых сновидений. Счастье из сна выплёскивается в явь. Молитва продуцирует сновидения такой великой силы и мощи, что только из одного сна счастья можно черпать энергию всю свою жизнь, только обращаясь к его воспоминанию!

Молитва открывает сногсшибательные тайны сновидений и более глубоких духовных пластов! Молитва одновременно и ведёт и являет собой наиболее сокровенное знание — безмолвное знание без мыслей и слов!

Уровень сновидений тесно связан с энергетическим уровнём, ведь тело сновидений является единственной жизненной составляющей человека. У мистика, следующего молитвенному потоку, достаточно быстро начинают проявляться сновидения «исцеления физического тела». Процессы реального обновления, омоложения, восстановления хронически больных или поражённых органов происходит сначала во сне. Они проявляются следующими сюжетами: различными медицинскими процедурами (уколами или медицинскими операциями над болезненнными участками тела), энергетическими движениями, связанными с полётами, приятными ощущаниями, пульсациями, теплотой, покалываением и пр. Подобные сновидения неизбежно спускаются в реальность яви и обнаруживаются конкретными исцелениями — медленными, постепенными, но необратимыми исцелениями организма от всех хронических заболеваний! Молитва проявляется самым целительным физическим эффектом. По другому и не может быть. Ведь молитва связана с развитием духовного сердца, а сердце (духовное и энергетическое) — есть солнце организма. Вся биологическая система отдельного человеческого организма отражает всеобщий, космический принцип нашей планетарной галактики. При этом именно солнце способствует существованию и движению планет, а также их жизни. У обычного человека сердце-солнце энергетически не развито. Именно поэтому орбиты остальных физиологических органов приходят в застойное состояние… Работа с молитвой возгорает, возжигает духовное сердце, и в след за этим все-все физиологические органы получают приток небывалой жизненной энергии и быстро восстанавливаются. Практика молитвы — это практика отменного физического здоровья. И энергии! Молитва, соединяя с эманациями первоисточника всего космоса (!), заряжает практика высокими энергиями неиссякаемой мощи — энергиями самого Духа!

И нет ничего более глубинного, чем молитвенное преображение на уровне духовном.

Человек обретает истинный, великий смысл своего существования, который заключается в познании Бога. Нет ничего выше этого! Жизнь молитвенника постепенно восходит на глубины абсолютного, совершенного, идеального! Из жизни уходит всё ненужное, наносное, лишнее. И случайности покидают человека. Жизнь предстаёт высокоразумной организацией, в которой важно всё — каждая мелочь, деталь становится элементами, служащими общему единому замыслу. Практикующий прозревает не только тайны самого себя, но и мира в целом. Он выходит на самые потаённые структуры — информативно-событийные энергетичекие потоки. Молитва подвигает человека к истокам жизни. Молитвенник, приближаясь к волшебной, вездесущей ткани Любви, начинает «видеть» суть вещей и явлений. А пребывание в первоистоке, в сущем означает всеуправление, всевластвование… Духовное «видение» религиозных мистиков не имеет предела. Нет ничего выше и совершенней этого «видения»!

Молитва восстанавливает неописумое качество жизни, свойственное только восприятию маленького ребёнка. Молитвенное состояние есть психоделическое — острое, до предела насыщенное — существование!

В процессе молитвенной практики снижается уровень агрессии вплоть до её полного исчезнования. Ощутив вкус духовной чистоты, по мере освобождения от отрицательных эмоций, человек приобщается ко всё более глубокому духовному наслаждению. При этом молитвенник поднимается на иной, принципиально качестенно иной уровень бытия — с линии борьбы и выживания — на пласт всекосмической Любви!

Молитва становится судьбой человека. Она распутывает самые сложные узлы и коллизии жизни. Самые трудные, эмоциональные конфликты между людьми легко и быстро очищаются молитвой. Световод молитвы достигает энергетической спирали судьбы человека — она располагается в духовном сердце — и растягивает, реализует линию жизни. При этом человек испытывает подлинное счастье… Продвинутый молитвенник помогает и другим людям. Он отдаёт, а не копит. Он только отдаёт. И чем больше отдашь — тем больше получишь. А по своей духовной отдаче человек всегда получает потом в тысячу раз больше того, чем отдал! Таков закон молитвы — закон любви!

Эзотерический уровень воздействия молитвы не поддаётся описанию. Он слишком высок и запределен. По мере духовного очищения молитва постепенно открывает человеку тайну спасения и тайну устройства различных миров. Молитвенник путешествует в столь невообразимые энергетические измерения, в столь далёкое прошлое и будущее (и людское и планетарное), что ум в восхищении и восторге замирает… Молитва ведёт к совершенству, слиянию с божественными энергиями — к духовному экстазу! Молитва выплавляет духовное тело Света — золотое или алмазное тело. Оно есть совершенное знание, непреходящее блаженство, тотальная Любовь, идеальное Осознание. Такое духовное тело (не дубль!) в своей абсолютной полноте сознания является бессмертным! Знание-Осознание- Блаженство-Любовь!..

В духовном теле — в полноте индивидуального сознания — покидает молитвенник этот мир…


Молитва — правильное движение точки сборки к левостороннему повышенному осознанию — к искомому центру. К желанным позициям: телу сновидений, барьеру восприятия, «видению», безмолвному знанию.

В мире действует духовный закон молитвы. Над Россией этот закон действует особенным образом — как абсолютный и обязательный закон. Никакие энергетические, духовные, творческие, эзотерические достижения вне молитвы невозможны!


Молитва — тонкое искусство, возвышенные порывы и движения души, совместное творчество с Богом.

Жаркая, пылкая, торопливая любовная молитва.

Молитва — благоговейное замирание, пленительное, чарующее ожидание, предвосхищение. Ещё немного, совсем близко и — радостный восторг!

Молитва — сердечная устремлённость ввысь, в небесное царство Духа, в возвышенные дали.

Молитва как тихая грусть, внутренняя, зовущая Бога мольба, беспомощный стон.

Молитва — отклик, услышанье. Когда чувствуешь, знаешь, веришь: ты услышан, помощь уже спускается, даётся, обнаруживается. Удивительные минуты детской, чистой, наивной веры, самоутверждение Бога и Любви.

Молитва — благоговейная осторожность, любовное томление. И любовный пыл, трепет, жар.

Нередко она — прыжок в бесконечное блаженство, танец любви. Поэзия.

Молитва может быть предвкушением вечности, прозрением, сбрасыванием пелены заблуждений. Она — сама чистота, открытие тайн мира и бытия. Всевидение, всезнание.

Молитва — погружение в торжественный безграничный покой.

Она бывает царственной тишиной, глубоким смирением, растворением в пространстве.

Молитва как, то страстный, трепетный призыв, то не слышная мольба, тихое взывание.

Молитва — слёзы счастья, бесконечная благодарность за любовь Бога, жертвенность, отдача себя.

Молитва — непередаваемая, всепронизывающая нежность и кристально чистая любовь.

Молитва — как рождение и игра идей. Впышки эманаций от глубокого познания.

Временами она — сама благодать, сласть, сахар, мёд.

То тихая, то буйная радость, упоение счастьем, долгое прозрачное умиление.

Молитва — полное преображение и трансформация человека.

Молитва — свобода и лёгкость, потеря и растворение тела.

Молитва — постепенное прозрение. Словно едешь в зимнюю стужу в автобусе. Окна заморожены, под слоем льда, в узорах. Чтобы не проехать свою остановку, дышишь на стекло, растираешь варежкой до прозрачного кружка. Уже видно! И не только остановку, а весь путь!

Молитва — ключ к судьбе, жизни, счастью!

Бывает часто: помолишься перед обедом и совсем не хочется есть.

Ты сыт. Тело не хочет кушать. Ты уже отобедал духовными изысканными явствами, напился небесного нектара.

Молитва — энергетическое насыщение, опьянение от божественного небесного вина.

Молитва даёт вкус к бессмертию.

Вкусивши однажды, почувствовав живое присутствие самого Бога, уже не можешь жить без молитвы. Ждёшь её, тоскуешь. Она, как глоток чистого свежего воздуха, дыхание жизни. Без неё всё мёртво и пусто. И жизнь открывается только с молитвой. Нет жизни без молитвы…


Неорганические существа

Сталкинг Кастанеды намеренно выстроен таким искусным и тщательным образом, что читатель выхватывает только самые привлекательные, чарующие и чудодейственные стороны магии толтеков. Свет читательского внимания сосредотачивается и стягивается только на самых выгодных, вдохновляющих и впечатляющих сторонах учения. Выгодных и привлекательных только на поверхности. В этой главе нам предстоит развеять тьму, которой окутаны те самые энергии, с которыми напрямую взаимодейстуют и первые, и последующие, и все современные толтеки. Речь пойдёт о неорганических существах, какие они есть в действительности.

Под определением «неорганические существа» подразумеваются те энергетические индивидуальности, которые не обладают биологическими организмами и физиологическими органами. Напомним то, что один из постулатов эзотерики гласит — главным, основополагающим фактором каждой отдельной жизни или индивидуального существования является наличие света сознания, локальной энергии, конгломерата световых полей в любом виде и форме. Все неорганические существа таким светом и локальностью обладают, а следовательно являются живыми, сознательными, разумными. Неорганические существа есть реальность, а то, что, по мнению дона Хуана, они обладают более глубоким и стабильным светом сознания, чем человек, делает их ещё более реальными и живыми, чем мы, люди!

Казалось бы, такой тип существ должен включать в себя целое множество разнообразных форм и видов. Он должен подразумевать широчайший диапазон от самых ослепительно ярких, светоносных существ (ангелов) вплоть до самых серых, мрачных и тёмных. Но в том-то и заключается подвох: вся неорганика, так подробно описанная Кастанедой, представляет собой очень странное ограничение. Это всего лишь несколько форм и видов и только одно, одно и то же неизменное, повторяемое, устойчивое энергетическое качество и содержание. Это, по сути, всего лишь один тип!.. Вне всяких сомнений, неорганическое сознание стало тем самым жутким наследием отвратительных магов-толтеков далёкого прошлого и тем самым явило собой неотъемлемую часть учения чёрной магии.

Описание неорганических существ относится к структурной части магии толтеков, к её основе, и нам следует вникнуть в данный вопрос наиболее обстоятельно. Знания по этому самому общему, обширному вопросу мы исследуем в нескольких аспектах:

— самые общие сведения;

— формы обычного, физического восприятия;

— признаки, реакции и эффекты прямого энергетического контакта;

— энергетическое содержание, характеристики и замысел поведения неорганических существ;

— световые структуры, виды и формы нефизического восприятия или их видение;

— смысл и неизбежные следствия энергетического взаимодействия с неорганическими существами, энергетический обмен.


Самые общие сведения.

Согласно описанию Кастанеды, разносторонне разъясняющим этот обширный вопрос, неорганические существа принадлежат к неким непределённым силам — реальным силам. Это мощь, энергия, присутствие, силовое давление, ветер, энергетическое поле, бесформенный сгусток энергии, энергетическая индивидуальность…

«Союзники не имеют формы, — сказала она (Ла Горда), выслушав меня. — Они словно присутствие, словно ветер, словно пылание. Первый — сегодняшний — был чернотой, пытавшейся проникнуть в моё тело… Другие были просто цветом. Они так пылали, что на тропинке было светло, как днём… Нагваль говорил тебе, что союзники бесформенны. Он прав. Союзник — только присутствие, помощник, который есть ничто и всё же он так же реален, как ты и я» (из кн. 5, гл. 3).

Дон Хуан различает помощников и «союзников». Магу для развития требуются союзники, так как именно они наделяют его необходимой энергией, так как в энергетическом взаимодействии именно с союзниками во многом и заключается замысел общего развития на пути магии. Помощники лишь только доставляют сознание человека к союзным силам, к тем позициям, в которых становится возможно «общение» с этими силами. Помощниками, как правило, служит растительное сознание, магически переработанное. К ним относятся, например, специально приготовленная смесь высушенных галлюциногенных грибов, которую курят; другие растения силы («травка дьявола»). Особняком стоят духи природных стихий — огня, воды и гор…

Дон Хуан периодически подчёркивает, что разумные неорганические энергии являются безличными. Так ли это и что означает слово «безличные»?

Под безличностью может пониматься только два смысловых аспекта: полная непредсказуемость поведения этих сил по отношению к людям; поведения, не укладывающегося ни в какие рамки общепринятых и логических человеческих представлений о них, а равно, как и полная отчуждённость, индифферентность этих сил и абсолютная незаинтересованность человеческими существами. Данное понимание «обезличенности» будет разрушено всем тем описанием Кастанеды, которое относится к описанию повадок неорганических структур. Другим аспектом «безличности» может стать неопределённость проявления неорганических энергий в смысле неповторяемости собственных качеств, эффектов, признаков и целей воздействия на сознание человека. И этот аспект следует отбросить, так как все неорганические существа (с которыми взаимодействуют толтеки) отличаются ярко, отчётливо выраженным, вполне определённым и повторяемым собственным качеством и мотивом поведения…

Строго говоря, в рассматриваемой нами духовной области никакой «безличности» не бывает и быть не может. Каждый человек, и маг в том числе, есть субъект восприятия. Вне восприятия и вне потенциального, возможного восприятия говорить о «нейтральности» и «безличности» действующих энергий бессмысленно. Воспринимаемые же энергии всегда будут отличаются друг от друга определённым качеством и уровнем. И сама модель энергетического кокона прекрасно это подтверждает. Текущие по эманациям световые энергии периферии кокона и его центра остаются неизменными по своим главным признакам. И в самой значительной степени качество воспринимаемых неорганических сил (толтеков) уже отражается и персонифицируется при самом первом поверхностном физическом столкновении с ними в своей однозначности.

Формы физического восприятия неорганических существ.

Книги Кастанеды предоставляют нам весьма ограниченное количество форм воспринимаемых обычным физическим зрением этих существ. Из опыта молодого Хуана и по отдельным эпизодам Карлоса, Ла Горды и некоторых других магов, которым пришлось наблюдать проявление неорганических энергий, они выглядят и интерпретируются весьма примитивно: как гигантская чёрная форма или неопределённых очертаний масса, перемещающаяся и дышащяя (по кн. 4, ч. 3, гл. 1); в ином эпизоде, судя по всему, эта же тёмная масса воспринимается формой огромного прямоугольника (по кн. 5, гл. 3). В кн. 4, ч. 3, гл. 3 дон Хуан и Хенаро показывают Паблито и Карлосу некие неясные объёмы, расположенные на их поясе, в которых живут их союзники:

«Первым заговорил дон Хуан. Они собирались показать нам своих союзников… Союзники дона Хуана были более тёмными и каким-то образом более угрожающими, чем у дона Хенаро. Моей реакцией была смесь любопытства и страха… Дон Хуан и дон Хенаро коснулись своих поясов и, казалось, отцепили тёмные кусочки ткани… Платок дона Хуана вырос в объёмную тень. Она выступила вперёд и двинулась к нам, дробя мелкие камни и твёрдые куски земли… В какой-то момент мне показалось, что она собирается прокатиться через нас и растереть нас в пыль. Мой ужас в этот миг был подобен пылающему огню. Тень передо мной была гигантской, наверное, около четырнадцати футов высотой и шести — в ширину, и она двигалась, как бы чувствуя дорогу без всяких глаз» (из кн. 4, гл. 3).

Ученики-толтеки наблюдают союзников в следующих формах, это: огромная тень, лысый человек с экземой на половину лица с дико горящими глазами, некое очень крупное дикое животное, готовое растерзать; хищный зверь, койот, пугающий своей яростью, покрытый тошнотворным белёсым потом или стекающей с его тела слюной, он, как бешеная собака, щёлкает челюстями и кидается, как с цепи; некое хищное животное из семейства кошачьих, гигантский ягуар, воспринимаемый как бесконечно опасный; индейцы со злобными и ужасными лицами (восприятие Ла Горды); и в целом (для клана «сестричек») — очень злобные, устрашающие ночные создания. Донья Соледад и Ла Горда добавляют к перечисленным формам неопределённую, но угнетающую силу, воспринимаемую как мощное пугающее воздушное давление, невыносимая тяжесть и ветер. Для молодого дона Хуана союзник оказался уродливым чудовищем человекообразного вида с одним диким неподвижным рыбьим глазом, наводящим леденящий ужас. При помощи него коварный Хулиан удерживает молодого индейца в своём доме (по кн. 7, гл. 6, и по кн. 8, гл. 3). Для Карлоса водяное неорганическое существо выглядело как кусок резиноподобной массы необычайной устрашающей силы воздействия (по кн. 7, гл. 6). Для полноты картины следует добавить, что союзник может выступить, как цыплёнок в самом начале восприятия, но потом он превращается в злое существо, царапает своими когтями грудь одной из «сестричек» и доводит ту до сумасшедствия (по кн. 5, гл. 1 эпизод с вербовкой в маги Лидии). Для Хозефины союзник предстаёт также невинно в начале в форме сухого листа, но потом походит на бритвенное лезвие и до крови полосует руку девушке во многих местах, доводя её до безумства (по кн. 5, гл. 1). И, наконец, уже зрелый маг дон Хуан наблюдает союзников среди обычных людей в форме обычных людей…

Вот все известные читателю Кастанеды наиболее общие формы физического восприятия неорганических существ — огромная тень, гигантские звери-хищники и люди-чудовища. Причём явление неорганических существ в своих хищных и злых формах сопровождается и шипением, и рычанием, и физическими звуками перекатывающихся под большим давлением по земле. Все подобные формы сходны по единому отчётливому признаку: все они крайне злые, откровенно враждебны человеку и отражают соответствующее энергетическое содержание. Форма никогда не отрывается от содержания (за самым редким исключением), она с ним связана неизменно! А интерпретация тех или иных по качеству воздействующих на субъект восприятия энергий, смысловая их обработка, вовсе небесполезна! У Кастанеды мы не найдём, да и представить себе невозможно, чтобы подобные энергии воспринимались ещё неискушёнными в магии людьми посредством созидательных образов — ангелов, божеств, святых…

Из собственного авторского опыта и из опыта других сновидящих, принадлежащих славянскому менталитету, союзников можно воспринимать также, как демонов, чертей, крыс, летучих мышей, хищных птиц, ворон, человека в чёрном плаще — типичный образ дьявола.

Да, человек воспринимает окружающий мир блоками эманаций уже готовых представлений. Но дело в том, что в человеческом сознании с самого раннего детства уже глубоко закладывается понятие о добре и зле, о любви и враждебности. Моральный закон транслируется из внутреннего духовного центра. А поскольку восприятие неорганических существ не является иллюзией, а относится к энергетической действительности, то формы визуальной обработки переводят в образы и отражают одновременно и качество и прямые смыслы воспринимаемой энергии! В чём же заключается это качество?

Признаки, реакции и эффекты прямого энергетического контакта с неорганикой толтеков.

Энергетическое воздействие неорганических существ на всех людей, и на начинающих магов, чрезвычайно простое! Это страх и ужас, ужас и страх… Это восприятие откровенно угрожающих, яростных, чужеродных энергий и только! Это, конечно же, не любовь, а воздействие энергий антилюбви, отчётливое проявление мощной силы только разрушения и уничтожения! О какой «безличности» или «нейтральности» может тут идти речь? В многочисленных эпизодах прямых контактом магов с данным типом неорганики «безличное» восприятие отражается неизменным, устойчивым повторением одних и тех же признаков, одних и тех же…

Человека колотит от страха и ужаса до такой степени, что он может сойти с ума. Как отмечает дон Хуан, «ты либо умираешь от разрыва сердца, либо выживаешь» (из кн. 7, гл. 6). У начинающего мага дрожат от страха коленки, по телу бегают холодные мурашки, у него кружится голова, он близок к обмороку, не выдерживает кишечник и мочевой пузырь, его тошнит, трясёт, изворачивает, рвёт, тело покрывается леденящей испариной… И дон Хуан, и Кастанеда хотят убедить читателя, что эти силы не разрушительны и агрессивны, а нейтральны и безличны? И даже способны любить?

Всё по другому происходит на пути настоящей религиозной любви. На этом пути злых сил чёрной магии всячески избегают, и уж тем более не выходят с ними на сознательный, преднамеренный контакт!

Неорганические силы современных толтеков достались им в наследство от ужасающих магов прошлого. Её энергетическая природа за тысячелетия сохранилась прежней. Её суть есть только разрушение, захват, агрессия! Объяснения дона Хуана о том, что в действительности неорганические существа совсем не агрессивны, расчитаны на самых маленьких, наивных и доверчивых детей (и это ещё будет показано). Приведём эпизод одной из первых встреч Кастанеды с союзником в виде злобного человеке:

«Появление этого необычного человека напугало меня до такой жуткой степени, что у меня закружилась голова. И прежде, чем я успел оправиться от потрясения, человек бросился ко мне и с леденящей кровь свирепостью схватил меня за руки. Меня встряхнуло, словно по телу пробежал электрический заряд. Я онемел от неодолимого ужаса» (из кн. 7, гл. 7).

В другом похожем фрагменте:

«Схватившая меня сила была настолько мощной, что на несколько часов лишила меня способности разговаривать и даже мыслить. Я был словно заморожен полнейшим отсутствием совершать волевые усилия» (из кн. 7, гл. 6).


Как видим, общая тема фильмов ужасов продолжается. Следует сразу пояснить, почему к этой столь ярко выраженной агрессии союзников учителя Хуан и Хенаро проявляют снисходительную иронию и высокомерную, покровительственную небрежность. К сожалению, это обманчивое настроение передаётся и читателю. Почему учителя-толтеки так несерьёзны к столь явно выраженной энергетической угрозе? Да потому что они сами уже давно напичканы, пересыщенны этой враждебной энергией до предела, до отказа и фактически являются самым полным воплощением этой же разрушительной энергии! В их случае бояться самого себя уже невозможно. Тем не менее, сами учителя в своей молодости натерпелись от разрушительного воздействия союзников (своих учителей) в достаточной мере. Именно зная об этой мощной уничтожающей, захватывающей силе, они предупреждают своих учеников:

«Соприкасаться с союзниками очень опасно» (из кн. 2, гл. 2);

«Если бы ты был один, союзник мог бы тебя убить… Если союзник поймает тебя одного, то вполне может сделать из тебя отбивную» (из кн. 2, гл. 12);

«Эти силы по-настоящему опасны!» (из кн. 2, гл. 16);

«Союзник может убить тебя на дороге или где-нибудь в кустах, а когда твоё тело найдут, то решат, что ты погиб в автокатастрофе или умер при невыясненных обстоятельствах» (из кн. 2, гл. 13);

«Никто не способен выжить в намеренной встрече с нагвалем без долгой тренировки. Требуются годы, чтобы подготовить тональ к этой встрече. Обычно, если средний человек сталкивается лицом к лицу с нагвалем, то шок бывает столь большим, что он умирает» (из кн. 4).

Дон Хуан признаётся, что в молодости он едва не умер от испуга при встрече с союзником. Он вспоминает и о времени пребывания в доме его учителя Хулиана, где его держали в постоянном страхе:

«Никогда в своей жизни, ни до, ни после этого, я не испытывал такого дикого ужаса и отчаяния. Чудовище со страшным шумом передвигало в доме какие-то вещи, как будто нетерпеливо ждало меня. Я сел около двери и завыл, как больная собака. Затем от невыносимого страха у меня началась рвота» (из кн. 8, гл. 3);

«…В комнату ввалился чудовищный человек с рыбьим лицом. Выглядело это так, словно всё время стоял за дверью и подслушивал. Наружности он был неописуемо жуткой — серо-зелёной с одним единственным огромным немигающим глазом, а размером — с двойной проём. Дон Хуан признался, что от удивления и ужаса напился в этот день до бесчувствия, а на то, чтобы окончательно избавиться от этого наваждения, ему потребовалось несколько лет» (из кн. 7, гл. 8).

Союзники воздействуют в первую очередь на пупочный энергетический центр человека. В животе маг ощущает мощную судорогу, мышечный спазм, острую боль, нервную дрожь. Ведь неорганические существа вызывают не просто страх, а самый дикий, животный, первобытный ужас! Ла Горда в кн. 5. гл. 6 поясняет, что если человек не силён и не обладает повышенным энергетическим уровнем, то союзники очень быстро изматывают, истощают и опустошают его вплоть до инвалидности и даже смерти. Ла Горда даже поясняет процесс детальнее:

«Нагваль сказал, что человеческие существа являются очень хрупкими созданиями, состоящими из многих слоёв светимости. Когда видишь их, кажется, что они состоят из волокон, но эти волокна в действительности являются слоями, как у луковицы. Встряски любого рода разделяют эти слои и даже могут вызывать смерть человеческих существ… Нагваль говорил, что когда наши слои разделяются, мы умираем, — сказала Ла Горда. — Встряски всегда разделяют их, но они соединяются снова. Однако иногда встряска бывает такой сильной, что слои высвобождаются и больше не могут соединиться… Когда человеческие существа здоровы, они похожи на светящиеся яйца, но если они повреждены, то начинают шелушиться, как луковицы… смерть может легко войти и полностью разделить их» (из кн. 5, гл. 6).

Именно такими глубокими встрясками и сопровождаются встречи с союзниками. У нормального человека не хватит энергии для того, чтобы соединить разъединившиеся слои… Из опыта Хенаро:

«Когда я впервые заполучил союзника, я был очень молод… Из-за кустов вышел союзник… По спине пробежали мурашки, шея одеревенела… Когда хватаешь союзника, встряска бывает такой сильной, что можно откусить себе язык или вышибить зубы… Меня мощно встряхнуло!» (из кн. 3, гл. 20).

Энергии союзников являются ядовитыми, они вызывают особую холодную испарину на коже, от которой, по утверждению Ла Горды, следует немедленно избавиться, смыв проступившее ядовитое химическое вещество водой. От эффектов и энергетических реакций восприятия неорганических существ легко перейти к их энергетической сути. Она уже отчётливо обозначена, но требует дополнения.

Энергетическое содержание, характеристики и замысел поведения неорганических существ.

Непосредственную энергетическую суть союзников продолжает и дополнять, и подтверждать дон Хуан.

«Неорганические существа окутывают себя тьмой… Подумай об их мире: он остаётся неподвижным, постоянно притягивая нас к себе, как свет или огонь привлекает мошкару… Неорганические существа ОХОТЯТСЯ ЗА НАШИМ СОЗНАНИЕМ или сознанием любых других существ, которые попадаются в их сети. Они дают нам знания, но дорогой ценой, ценой наших жизней… Они способны обратить в рабство каждого из нас, потворствуя нашим желаниям, балуя и развлекая нас. Опасайся осознания, которое неподвижно. Такое осознание притягивает к себе все движущееся и достигает этого, как я тебе уже говорил, создавая проекции, иногда самые фантасмагорические…

Неорганические существа — искусные иллюзионисты, которые любят проецировать себя, как слайды на экран… Маги прошлого упустили из виду факт, что те представляют собой лишь разреженную энергию, проецируемую сквозь миры, как кинофильм вселенских масштабов.

— Ты противоречишь себе, дон Хуан. Ты сам говорил, что неорганические существа реальны. Сейчас ты говоришь, что это обычные картинки.

— Я тогда имел в виду, что в нашем мире неорганические существа подобны подвижным картинкам, спроецированным на экран; я могу ещё добавить, что они напоминают перемещающиеся образы, создаваемые разреженный энергией, освещающей границу раздела двух миров.

— А как на счёт неорганических существ в их собственном мире? Там они тоже напоминают неподвижные картинки?

— Ни в коем случае. Тот мир так же реален, как и наш» (из кн. 9, гл. 5).

«Неорганические существа — любители интриг… Их осознание великолепно. По сравнению с ними мы дети — дети с большим количеством ЭНЕРГИИ, КОТОРОЙ ОНИ ДОМОГАЮТСЯ»,

«Неизбежной реакцией неорганических существ может стать попытка удержать меня в их мире» (из кн. 9, гл. 6);

«Они иждивенцы и собственники и, если уж кого-нибудь поймают на крючок, то никогда не выпустят… Они уже положили тебя в мешок… Я уже говорил тебе, что неорганические существа подобны рыбаку, они ПРИВЛЕКАЮТ И ХВАТАЮТ СОЗНАНИЕ» (из кн. 9, гл. 4).

И вновь отчётливо проступает суть всех неорганических существ по Кастанеде. Она в первую очередь заключается в их хищной природе, более хищной, чем биологическая природа животных-хищиков, ведь речь идёт о более глубоком уровне захвата — об энергетическом, и прижизненном, и даже посмертном!

«Сознание магов, когда они практикуют сновидение, растёт… Неорганические существа СТРЕМЯТСЯ К ЭТОМУ ОБЛАДАНИЮ НОВЫМ ПОВЫШЕННЫМ УРОВНЕМ СОЗНАНИЯ» (кн. 9, гл. 5)


Именно поэтому такая энергия и воспринимается чрезвычайно агрессивной и смертельно опасной, и это повторяемый факт! Повторяемый повсеместно во всех эпизодах подобной «встречи»! Подобную угрозу не возможно воспринимать по-другому. Именно поэтому энергии неорганических существ действуют на неком глубинном уровне человеческого восприятия. Эти ужасные энергии воспринимаются не умом и даже не совсем подсознанием, а ещё более скрытой внутренней человеческой сутью! Неорганические энергии пронизывают буквально до мозга костей! Отсюда и тряска, и первобытный ужас, и леденящая дрожь, и ощущение закипания крови…

В кн. 7, гл. 10 после нападения союзников на Карлоса дон Хуан приводит ученику пояснение о том, что «союзники вышли, чтобы увидеть тебя, их энергетический уровень очень низок, поэтому они нуждаются в людях».

СОЮЗНИКИ НУЖДАЮТСЯ В ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ПИЩЕ!


«Неорганические существа всегда ищут осознания и энергии…» (из кн. 9, гл. 7);

«Они подобны распространённому типу друзей, которые фактически не заботятся о нас и не любят нас… Они просто ждут, когда мы повернёмся к ним спиной, чтобы они могли ударить нас отуда» (из кн. 9, гл. 8);

«Неорганические существа завлекали их в миры, из которых маги не могли вернуться» (из кн. 9, гл. 10);

«Каждый древний маг неизбежно становился жертвой неорганических существ» (из кн. 9 гл. 13).

Вообще, идея представления неорганических существ планетарными энергетическими хищниками муссируется Кастанедой наиболее часто и явно. Но подобная повествовательная открытость, откровенность, как всегда служит маскировочной целью, которую мы обнаружим чуть позже. Что же ещё мы узнаём об этой неорганике?

Она очень хитроумна и изобретальна в создании всевозможных ловушек. Она воплощает женское начало хищной вселенной, которая, как известно отвечает принципу всепоглощения…

Неорганические существа создают в сознании человека ощущение собственной исключительности, разжигают страсти, азарт, всячески играют на низменных потребностях нашего «эго». Они льстят, обманывают, соблазняют, обещают чудесные способности и силы. И, заметьте, дают эти силы магам! Неорганический мир является «чрезвычайно хитрым и бессердечным», «мощным и агрессивным». «Неорганические существа потакают самым тайным и низким желаниям человека».

«Они способны обратить в рабство каждого из нас, потворствуя нашим желаниям, балуя и развлекая нас… неорганические существа используют в качестве приманки глубинные чувства сновидящих и безжалостно играют на них» (из кн. 9, гл. 5);

«Метод обучения неорганических существ фокусируется на нашем трусливом, завистливом и алчном «эго» и обучает нас тому, как удовлетворить все его ужасные притязания. Такая учеба является ужасным процессом; результат ее всегда смертелен для ученика»,

«Мир неорганики продолжает обучать нас они рассматривают наше эго в качестве показателя того, в чём мы нуждаемся, и в соответствии с этим обучать нас. Крайне опасное занятие!.. Если кто-то выяснит запросы твоего «эго» со всеми страхами, жадностью, завистью и прочим, и станет обучать тебя тому, как удовлетворить все твои ужасные притязания, — как ты думаешь, каков будет результат?.. Неорганические существа стали их наставниками, и с помощью изощрённых средств они обучили старых магов множеству чудес» (из кн. 9, гл. 4);

«Осознание союзников великолепно…» (из кн. 9, гл. 6).


Человек подобен румяной, сдобной, светящейся пышке. Все люди для неорганического сознания являются наиболее аппетитной, изысканной и лакомой энергетической пищей! Автор не может не удержаться от преждевременного заявления: все читатели Кастанеды добровольно записываются в это меню!


«Однако время от времени в моих сновидениях появлялся поток ЧУЖЕРОДНОЙ ЭНЕРГИИ, как определял его дон Хуан, называя его также лазутчиком… В настоящее время лазутчики в твоих снах являются шпионами, присылаемыми из неорганического мира… Они приходят в поисках ПОГЛОЩАТЬ СОЗНАНИЕ ДРУГИХ СУЩЕСТВ!» (из кн. 9, гл. 5);

«Дьявольская природа мира неорганических существ проявляется в том, что он является единственным прибежищем для сновидящих во всей этой враждебной вселенной» (из кн. 9, гл. 5).

Кастанеда не просто постулирует повторяемую агрессивную суть неорганики, он приводит примеры из магического опыта. В кн. 9, гл. 5 со слов дона Хуана описан впечатляющий эпизод захвата учеников нагваля Розендо Элиаса и женщины—мага Амалии в неорганический мир даже с их физическими телами. После которого делается вывод: «нельзя доверять этим существам. У них свой собственный ритм жизни, далёкий от человеческого.

А в эпизоде с голубой лазутчицей, энергией уже захваченной неорганическими сущесвами, в ловушку попадает сам Карлос. По утверждению дона Хуана, «он лишился энергии в мире неорганических существ… Он вступил в смертельную схватку с неорганическими существами и проиграл…» (из кн. 9, гл. 7).

«Неорганические существа схватили тебя полностью. Сначала они забрали в свой мир твоё энергетическое тело, когда ты следовал за лазутчиком, а затем — и твоё физическое тело… Объединённое сознание группы неорганических существ сначала съело моё тело энергии, вызвав с моей стороны эмоциональный взрыв: необходимо было освободить голубого лазутчика. Затем объединённое сознание той же группы неорганических существ втянуло мою инертную физическую массу в свой мир. Дон Хуан добавил, что без энергетического тела человек представляет собой всего лишь кусок органической материи, которой могло легко управлять другое сознание…

— Неорганические существа склеиваются друг с другом, подобно клеткам тела, — продолжал дон Хуан. — Когда они сливают своё сознание воедино, они непобедимы. Им ничего не стоит выдернуть нас из нашей повседневности и забросить в свой мир. Особенно, если мы делаем себя доступными и заметными, как это сделал он…» (из кн. 9, гл. 7).


Но не будем излишне доверять таким откровениям, сталкинг Кастанедой ведётся непрерывно, а значит также непрерывно писатель вводит в заблуждение и читателя…

Впечатляет и эпизод дерзкого путешествия Карлоса и Кэрол Тиггс в неорганический мир. И снова добродельный дон Хуан тут как тут: «Неорганические существа попросту надували вас с Кэрол Тиггс в вашем последнем путешествии…» (из кн. 9, гл. 11).


Неорганические существа — коварные обманщики. Они через книги Кастанеды способны обмануть даже читателя, заявляя, что в энергетическом мире лжи не бывает, поскольку в её основе отсутствует намерение. Все книги Карлоса Кастанеды — носителя неорганического сознания — это ложь! И под ней скрывается вполне определённое намерение, которое прояснится в конце глав этой книги о магии толтеков. Один характерный пример:

«У меня возникло ещё одно впечатление, — чем больше я напрягался, тем больше теней появлялось. Это было похоже на то, как если бы они появлялись изо всех углов. Чтобы наблюдать за мной или питаться мной…».

Неорганические существа действительно питаются энергиями человека — это было заявлено уже многократно! И в данном эпизоде энергетическое напряжение Карлоса лишь распространяет «вкусные» запахи и разжигает аппетиты. Однако льстивый эмиссар «поясняет»:

«Мы не питаемся тобой, — сказал эмиссар. — Мы все приходим, чтобы погреться в твоей энергии. Это очень напоминает то, что ты делаешь с солнечным светом в холодный день» (из кн. 9, гл. 6).


Любопытно, что отдельные читатели верят в такую данность. Однако если вникнуть в суть «объяснения» эмиссара, то мы заметим употребление «софизма» — логического приёма, кажущегося уместным только внешне, и в действительности являющейся ложной посылкой, так как сравнение полностью оторвано от опыта. Для нас солнце является неограниченным источником энергии колоссальной мощности. И ни в коем случае нельзя переносить столь бесконечный энергообъём на ничтожно малый объём энергий человека. Очевидно то, что микроскопический локальный свет человеческого сознания и объём гигантской всепоглощающей сферы неорганического существования несопоставимы! И когда микрочастица сознания попадает в такую громадную махину, происходит неумолимый и естественный процесс неизбежного всасывания человеческого сознания, его энергетического употребления-пожирания до тех пор пока оно полностью не растворится, не распадётся, не исчезнет. Люди для неорганики — это пища…

О неорганических существах известно также то, что они живут неизмеримо долго — пока существует планета земля:

«Продолжительность существования их сознания поистине умопомрачительная» (из кн. 9, гл. 3);

«Маги древности считали, что осознание неорганического существа такого типа продолжается пока жива земля» (из кн. 10, гл. 13).

Это миллиарды лет развития и существования!

Подобная их способность хорошо объясняется в кн. 7:

«Просвет есть у любого живого существа? — спросил я.

— Конечно, — ответил он. — Тот, у кого не было бы просвета, никогда бы не умер… Человеческий просвет — чашеобразное углублением размером с кулак. Форма очень хрупкая и крайне уязвимая… Но действительно сильно отличаются от нашего только просветы неорганических существ. Они больше похожи на нить, тонкий волосок светимости. Соответственно, неорганические существа живут бесконечно дольше, чем мы» (из кн. 7, гл. 14)


Дон Хуан подразделяет неорганику на существа водяного типа: «они лучше притворяются и склонны к излишествам», и огненного типа. Последние более властные, напыщенные и капризные. Дон Хуан дополнительно указывает и следующее:

«Такие существа обладают целым рядом свойственных жизни характеристик, отличных от репродуктивной функции и метаболизма.

— Каких характеристик, дон Хуан?

— Таких, как эмоциональная зависимость, печаль, радость, гнев и так далее, и тому подобное. Да, и я забыл самую прекрасную из них — любовь. Такую любовь, которую человек не может себе даже представить» (из кн. 7, гл. 6).

По поводу способности неорганических существ любить — единственной цитаты об этой способности во всех книгах Кастанеды, не подтверждённой ни одним примером! — следует подчеркнуть, что мы наблюдаем очередную изящную подмену понятия. Ярко выраженное агрессивное качество демонической неорганики определённо несовместимо с любовью! Речь идёт, конечно же, о той самой сильной энергетической привязанности к человеку, которой тяготеет вампир к своей жертве. В этом смысле и человек «любит» свиные отбивные, и садист вожделеет «любовью» к объекту своих пыток…

Также известно, что неорганические существа особенно любят впитывать в себя человеческие энергии психического выделения животного страха. Это их самая лучшая пища. Указывается, что древние толтеки даже научились выдавать во вне такой страх порциями, чтобы управлять союзниками. Этой способностью обладал и нагваль Хулиан…

Пора подвести черту под энергетическим содержанием неорганических существ. Простой, непредвзятый анализ вышеупомянутых описательных фактов позволит нам глубоко осознать, как теперь глупо выглядят маскировочные приёмы, повествующие о том, что союзные силы выступают «безличными» или «нейтральными». У неорганических энергий имеется вполне чёткая, очевидная и простая задача и конечная цель — поглотить свет человеческого сознания и даже не только человеческого, а любой свет любой жизни! И чем больше — тем лучше! Об этой неизменной планетарной тенденции и насущной потребности мы уже говорили как о Пауке Земли.

Напрашивается и ещё один очевидный вывод. Если вся описанная Кастанедой неорганика является столь разрушительной, хитрой, коварной, мрачной, могущественной, враждебной, бессердечной, хищной, искусительной, растлевающей, усиливающей «эго», пороки и недостатки человека, потакая его слабостям; раз она подстать мастеру иллюзий, проецирующему своей разряженной энергией привлекательные картинки; раз она окутывает себя тайной, притягивая нас как мотыльков; раз она вызывают страх, дрожь, тряску, ужас… То какая она???

Уж очень однозначно, безоговорочно и конкретно очерчен тип данного неорганического сознания! И очевидно то, что это соответствует действительности. В богатом русском языке есть очень немного слов для определения данного качества сознания. Эти сознательные энергии — ДЕМОНИЧНЫ! Это коллективное сознание дьявола. Кто с этим будет спорить?

Демоническое было неопределимым бы именно как демоническое, если бы не существовало духовной любви — божественного. Но такая любовь есть вселенская, всекосмическая, вездесущая реальность!

Перейдём к ещё более сокровенному, эзотерическому. Сейчас читатель осознает до конца, почему энергия союзников является чужеродной и враждебной человеку.

Световые структуры, виды и формы нефизического восприятия и видения.

Как же выглядят неорганические существа при прямом энергетическом восприятии? Уместны цитаты:

«В большинстве случаев они очень тусклые и выглядят тяжёлыми, как мокрые тряпки. Неприятное зрелище!» (из кн. 2, гл. 2);

«Эманации органических существ заключены в кокон. Однако имеются иные категории существ, оболочки которых не похожи на коконы. Однако внутри этих оболочек содержатся эманации, образующие осознание» (из кн. 7, гл. 6);

«Маги прошлого изображали неорганические существа в виде пустотелых палочек, связанных вместе, как клетки наших тел» (из кн. 9, гл. 5).


Кстати, автор предлагает тому читателю, который знаком с понятиями и описательными энергоструктурами Кастанеды, и вообще всех последователей дона Хуана проверить свои интеллект на способность вычленить из подобных фрагментов самое главное, самую важную и единственную суть неорганичеких существ.

«Затем дон Хуан рассказал, что внутри оболочек неорганических существ, формируемых семью другими полосами осознания, отсутствует движение. Они выглядят как бесформенные сосуды, обладающие очень слабой светимостью. Их оболочки совершенно не похожи на коконы органических существ. Они не обладают упругостью, качеством наполненности, благодаря которому органические существа напоминают шары, буквально распираемые изнутри энергией.» (из кн. 7, гл. 10);

«Я увидел дона Хуана… В следующее мгновение я увидел его иначе — теперь это был шар светимости, качавшийся вверх-вниз в футе от меня. Неожиданно шар резко приблизился, и я увидел то, что было внутри… Я увидел союзников — три тёмные, длинные, прямые фигуры, дрожащие подобно листьям на ветру. Я видел их на почти светящемся розовом фоне. В мгновение, когда я сфокусировал на них свой взгляд, они приблизились ко мне. Они не скользили и не летели, но подтягивались на каких-то волокнах белизны, исходивших из меня. Белизна не была ни светом, ни свечением, она походила на толстые линии, нарисованные меловым порошком… Союзники на меня насели. Они теснили меня со всех сторон. Я почувствовал раздражение. Союзники немедленно, словно по внушению, от меня отодвинулись. Мне стало их жаль. И тут же они вернулись. Они подошли совсем близко и стали об меня тереться. И я увидел то, что уже видел в зеркале, погружённом в ручей. Союзники не обладали внутренней светимостью. В них не было также внутренней подвижности. В них не было жизни. Но тем не менее, было очевидно, что они живые. Странные гротескные фигуры, напоминающие застёгнутые на «молнию» спальные мешки. Посередине каждого из них проходила тонкая линия, похожая на шов.

Они не были мне приятны. Я ощущал их полную чужеродность. Это порождало чувство неудобства, какое-то нетерпение. Я видел, что союзники движутся, словно подпрыгивая вверх-вниз и внутри них что-то слабо-слабо светится» (из кн. 7, гл. 18).

Перед нами одно из самых тайных откровений, до Кастанеды во всей популярной эзотерики неизвестное!


«Неорганические существа имеют вытянутые формы, похожие на свечи, и светятся тусклым светом. Органические же существа более округлы и обладают гораздо более ярким свечением… Неорганические существа живут неизмеримо дольше, потому что сознание их исполнено бесконечного покоя и глубины» (из кн. 9, гл. 3);

«Я ощутил всплеск нервозности — толчок под ложечкой, похожий на удар в солнечное сплетение… Передо мной стояли две фигуры совершенно жуткой наружности. Они были тощие — не шире фута в плечах — и длинные — футов около семи. Они угрожающе зависли надо мной, как два гигантских червя… Они не рассеивались и не трансформировались во что-нибудь другое, оставаясь зримыми существами, по форме напоминавшими свечи… С тех пор две странные фигуры являлись мне каждый раз, когда я практиковал сновидение.» (из кн. 9, гл. 3)


Встреча наяву с этими же неорганическими существами, виденными многократно Кастанедой прежде во сне выглядит так:

«Я увидел две тёмные фигуры, похожие на два тонких древесных ствола… Раскрыв от удивления рот, я уставился на них. Они были совсем не такими высокими, как во сне. Они сжались до половины своих размеров. Вместо форм тусклой светимости передо мной были две плотные, тёмные, почти чёрные, угрожающие палки… Сердце едва не выскакивало из грудной клетки. Я схватил того, кто был справа… Один за другим меня пронизывали тошнотворные импульсы электрического тока. Я подумал, что это воспринимается столь мерзким из-за того, что отличается от той энергии, с которой мне приходилось иметь дело в мире повседневности. Когда это било меня током, я дёргался, орал и рычал, как зверь. Не от боли, а от какой-то странной злости» (из кн. 9, гл. 3)

В мире же их собственном неорганические существа выглядят так:

«Когда я стал воспринимать этот свет, я начал смутно различать какие-то тёмные движущиеся формы… Я заметил, что их было три разновидности: некоторые из них были круглыми, подобными шарам; жругие напоминали колокола; ещё одни были похожи на гигантское волнообразное пламя свечи. Все они в своём основании были круглыми и одного размера… Их там было сотни, даже тысячи… эти формы для меня были настолько реальны, что меня начало слегка тошнить. У меня возникло вызывающее тошноту ощущение пребывания над гнездом гигантских круглых коричневых и сероватых жуков…

Но чем дольше я наблюдал то, как эти жукоподобные формы извиваются, тем сильнее меня стала беспокоить мысль, что они вот-вот коснутся меня.

— Мы подвижные элементы нашего мира, — неожиданно произнёс голос эмиссара. — Не бойся! Мы представляем энергию… Лазутчики и я подобны друг другу. Я имею форму колокола, а лазутчики пламени свечи… Я спустился на их уровень, и шары, колокола и пламена окружили меня… Мне казалось, что между мной и теневыми сущностями было некоторое сходство… Они были безличны, холодны, бесстрастны и в этом чрезвычайно подобны мне самому. На мгновение я забеспокоился, как могло случиться так, что моя неприязнь к ним длилась не более минуты и резко сменилась полным приятием… Мы — подвижные тени… Внезапно я заметил, что они похожи на стадо странных доверчивых животных…» (из кн. 9, гл. 6).


Дон Хуан разделяет все представленные неорганические существа только на четыре вида — эмиссара, лазутчиков, союзников и летунов (володёров).


Об «эмиссаре» (в кн. 9) имеются данные, что это — «чужая энергия, сосредоточенная в небольшой области пространства», «устойчивая сила из мира неорганических существ». Это то же самое неорганическое существо, что и остальные по форме и содержанию, единственное его отличие состоит в том, что он способен проецировать звуковую, голосовую информацию непосредственно в сознание мага. Как отмечается, цель подобной трансляции остаётся прежней — соблазнить мага и пленить его световую структуру. Дон Хуан подчёркивает, что знания, переданные эмиссаром, не являются, собственно, знаниями, а являются сообщением об уже известном. В книге Кастанеды «Искусство сновидения» хорошо показаны: и лесть, и притворство, и лукавство, и ложь эмиссара. Используя энергию мага, эмиссар способен материализоваться в некую визуальную форму. Молодой дон Хуан видел эмиссара в образе чёрного монаха, который его сильно пугал…

«Лазутчики» представляют собой пузыри чужеродной энергии. Это посланники, разведчики, посредники между неорганическим миром и людьми. Первоначально маги учатся их различать в собственных сновидениях.

«Что такое лазутчики?

— Заряды энергии, которые вливаются в наши нормальные сны, смешиваясь с имеющимися там объектами. Всплески посторонней энергии — они поступают в наши сны, а мы интерпретируем их то ли как что-то известное нам, то ли — как неизвестное… Сны — лазейка в иные сферы восприятия. Через неё просачиваются потоки неведомой энергии…

— Маги осознают эти потоки посторонней энергии, — продолжал он. — Заметив их, маги стараются изолировать их от нормального хода сновидений» (из кн. 9, гл. 2);

«В настоящее время лазутчики в твоих снах являются шпионами, присылаемыми из неорганического мира… Они приходят в поисках возможности поглощать сознание других существ…» (из кн. 9, гл. 5);


Лазутчики отличаются особой, исключительной агрессивностью.

«Лазутчик — пузырёк шипящей энергии… Моё внимание в сновидении оказалось пойманным движущимся сиянием. Сияние было направлено в мою сторону откровенно враждебно. Оно было исполнено отвращения и злобы. Я отскочил назад…»,

«Было ли это серьёзно, дон Хуан?

— Клянусь! Существо, нападавшее на тебя, было создано из чистого сознания и было таким же смертельно опасным, каким может быть любое другое живое существо. Ты видел его энергию… Я обнаружил, что неизменно сталкиваюсь лицом к лицу с глубоким, непонятным страхом; он был тёмным и навязчивым, неотступно преследуя меня, заставляя меня ёжиться…» (из кн. 9, гл. 9).


Энергия лазутчиков отличается отчётливо выраженным отрицательным качеством.

«Другим типом энергии, который я обнаружил в нашем мире, была энергия лазутчиков. Это была отрицательная энергия, которую дон Хуан назвал шипящей. Я встречал десятки объектов в своих снах, которые, после того, как я видел их, превращались в шарики энергии, пенившиеся и, казалось, пузырящиеся вследствие каких-то внутренних тепловых процессов…

Чем сильнее «шипит» их энергия, тем из более удалённых мест они приходят… Мой энергетическое тело без труда различало два общих типа отрицательной энергии. Первый был присущ лазутчикам из мира неорганических существ. Их энергия слегка шипела. Шипение было беззвучным, но оно имело все видимые признаки выделения пузырьков газа из воды, которая начинает кипеть.

Энергия второго общего типа лазутчиков создала у меня впечатление наличия более значительного могущества. Эти лазутчики, казалось, вот-вот воспламенятся. Они вибрировали изнутри так, будто бы были заполнены газом, находящимся под давленим.

Мои столкновения с враждебной энергией всегда были непродолжительными, потому что я всегда придерживался рекомендаций дона Хуана. Он сказал, что если при встрече в враждебной энергией не знаешь точно, что делать, или что ты можешь получить от неё, довольствуйся быстрым взглядом. Что-нибудь помимо такого взгляда так же опасно и безумно, как игра с гремучей змеёй…

— Лазутчики всегда очень агрессивны и крайне дерзки, — сказал он. — Они вынуждены быть такими, чтобы добиваться цели в своих исследованиях… Он представил третий тип лазутчиков как самый опасный в смысле агрессивности и могущества, потому что они имеют очень обманчивую наружность… Самые свирепые лазутчики прячутся в наших снах под масками людец» (из гл. 9, кн. 9);

«Я сказал дону Хуану, что лазутчики, которых я видел, были либо розовыми, либо красноватыми. А он сказал, что смертельно опасные лазутчики третьего типа были ярко-оранжевыми…

Я обнаружил, что третий тип лазутчиков чрезвычайно страшен… Каждый раз, когда я сталкивался с ним, враждебная разведывающая энергия, казалось, вот-вот буквально набросится на меня. Моё энергетическое тело обычно реагировало на неё ужасом ещё до того, как я видел её» (из кн. 9, гл. 9).


Лазутчики используются магами в качестве носителей для проникновения в мир неорганического сознания…

«Союзники» же относятся к непосредственным обитателям собственных миров. Их структуры уже рассмотрены. Союзники способны к более явной материализации в нашем физическом мире.


«Что это за особый способ, которым они дают о себе знать?

— Случается, что они материализуются в этом мире — прямо перед нами. Хотя большую часть времени они невидимы, а присутствие их проявляется в виде особого ощущения в теле человека, своего рода встряски или дрожи, которая пробивает человека до мозга костей… В сновидении всё наоборот. Временами мы ощущаем их так, как ощущал ты — как приступы страха…» (из кн. 9, гл. 3);

«Я полагаю, что приступы страха, которые в последние дни ты испытываешь в сновидениях, обусловлены не нарушением пищеварения, но импульсами энергии, которые тебе посылают неорганические существа» (из кн. 9, гл. 3).


Понятие о «летунах» относится к описанию, встречающегося у Кастанеды, начиная только с десятой книги. Оно не добавляет новой информации о неорганических существ. Летуны (володёры) — это хищные тёмные тени, которые питаются светом человеческого сознания, прокусывая яйцевидные энергетические форма людей.

И эмиссар, и лазутчики, и союзники, и летуны есть одна и та же неизменная суть!

«Они созданы, чтобы пребывать неизменными. Они неподвижны, но в то же время они заставляют всё двигаться вокруг себя… То, что ты видишь в сновидении в виде светлых и тёмных полых трубочек, является их проекцией. То, что ты слышишь во сне как голос эмиссара, — тоже их порождение. Равно как и лазутчики» (из кн. 9, гл. 5).


Достаточно! Хватит разбираться с демонической нечестью! Обнаружил ли читатель в энергетических структурах неорганических существ главное?

Не утерял ли читатель остриё духа, остриё внимания, не утопил ли, не рассеял ли его в многочисленных описательных деталях?

Вся представленная неорганика является исключительно теневыми фигурами, мрачными, тяжёлыми тенями в виде всего лишь нескольких форм или контуров — колоколов, чаш, пламени, палок, свечи и спальных мешков; с такой же внутренней предельно бледной, тусклой и слабо мерцающей сердцевиной! Ну? Догадался ли любитель Кастанеды об их явленной сути?.. Внимание!

У всех неорганических существ, с которыми взаимодействуют толтеки, отсутствует светоносный центр, отсутствуют яркие, светоносные, чистые эманации, так присущие человеку, — отсутствуют эманации любви, энергетически отсутствует способность любить! Именно поэтому неорганические существа и безжалостны, и бессердечны, и холодны, агрессивны, и столь алчны… Это могущественное, планетарное, хищное, циничное сознание, полностью лишённое любви, — всепоглощающее, всепожирающее сознание Паука! Это Тёмные Силы буквально!

Когда человек сталкивается с неведомым сознанием, он мгновенно подсознательно сканирует его суть, надеясь обнаружить те же самые внутренние эманации любви, которым он обладает сам. При их наличии человек столь же быстро получает ответный, отражённый сигнал и приходит к согласию, приятию, удовлетворению. Но когда сканирующие вибрации проходят сквозь незнакомый объект познания и не возращаются… Как такое может быть?! Невероятно! Человека охватывает дикий, первобытный ужас! В этом смысле неорганическое сознание является абсолютно чужим, «безличным», чужеродным, чуждым всему роду человеческому, способному любить. Именно поэтому оно непостижимо для нас, людей, так привыкших хоть к каким-то ответным сердечным реакциям. Можете ли вы хоть самую малость вообразить себе столь ужасное живое существо, напрочь лишённое того, что так свойственно человеку? Это безжалостная энергия дьявола! Дьявол любить не способен, и поэтому людям непостижим. И в то же время всего его признаки и его цель весьма и весьма примитивны.

Очевиден и следующий факт того, что долговременные контакты с таким циничным, холодным сознанием сделали всех древних толтеков именно такими, какими они были и являются — злобными, отвратительными и чёрными. Мы ранее отмечали, что магия — это деградация человека до уровня животного и растительного сознания. Но если сравнивать животных с неоганическим сознанием, то хищные звери выглядят гораздо привлекательнее. Они иногда способны на некую ответную реакцию благодарности, например, при условии, если их сытно накормить сырым мясом. Неорганические существа даже и этой способности лишены напрочь! Поэтому любое долговременное энергетическое взаимодействие с ними — это самая полная, активная духовная регрессия — абсолютная деградация! Контактировать с подобным сознанием означает постепенно преобретать все качества и свойства этого безжалостного сознания и уподобиться бессердечным союзникам…

Следует остановится ещё на одном обмане толтеков. Все образы и пространства сновидения маги рассматривают как иллюзию, как бесплодные образы, лишённые энергетического содержания, как образы, которые не являются источником энергетической трансляции. Согласно дону Хуану, имеют смысл только те предметы, персонажи и объекты сна, за которыми скрываются неорганические существа — реальные чужеродные энергии. Религиозные мистики, которые имеют дело со всеми образами сновидения (или видения), представляются глупыми. Ситуация выглядит совершенно иначе! Она отвечает различным уровням энергий, с которыми взаимодействуют маги и религиозные подвижники. Христианские молитвенники взаимодействуют с более высокими, сущими, утончёнными, просветлёнными, прозрачными энергиями. Они стоят у истоков судьбы и жизни, потому что все образы сновидения (а не только отдельные из них) относятся к энергиям! К энергиям сущих, каузальных энергопотоков! С точки зрения толтеков, такие утончённые энергии не являются энергиями — это отвечает крайне низкому уровню познания магов. Действенными энергиями у них считаются только самые тяжёлые, плотные, мрачные — неорганические вибрации, ведь именно они способствуют магическому развитию. И в этом заключается ещё одна глобальная и роковая ошибка толтеков…


Смысл и неизбежные следствия энергетического взаимодействия с неорганическими существами, энергетический обмен.

Для чего же, собственно, требуются магам-толтекам подобные устрашающие силы?

Дон Хуан постулирует однозначно — для энергетического обмена в целях развития мага. Всё учение толтеков выстроено на этом процессе! Вне контакта с неорганическим энергиями путь магии немыслим. Дон Хуан безоговорочно утверждает, что «другой жизненно необходимой энергии для мага не существует. Для того, чтобы перемещать точку сборки так, как это делают они, магам необходим колоссальный объём энергии… умение проникать в другие миры, видеть энергию. Формировать энергетическое тело и ещё многое… Для всех этих дел магам необходимо большое количество тёмной враждебной энергии. (из кн. 9, гл. 9).

Толтеки для своего развития выбирают только именно тёмную, демоническую энергию. Светлой и высокой энергии, согласно установки чёрных магов, существовать не дано, либо она бесполезна…

Обратимся к призывам Кастанеды и необходимости энергетического обмена с неорганическими существами на пути толтеков.


«Без особых сложностей маги могут взаимодействовать с неорганическими существами, — продолжал дон Хуан, — потому что последние обладают сознанием — главной характеристикой, необходимой для взаимодействия» (из кн. 9, гл. 3);

«Мы приманиваем их (союзников) или вынуждаем их с нами взаимодействовать» (из кн. 9, гл. 3).


Общение и энергообмен с демоническими силами вершится по общим, совпадающим эманациям.

«Благодаря этим общим эманациям, — продолжал дон Хуан, — существа восьми полос при определённых обстоятельствах могут вступать в исключительно интересное общение… Как только барьер разрушен, неорганическое существо изменяется, становясь тем, что видящие называют союзником» (из кн. 7, гл. 10).


Дон Хуан указывает на факт того, что происходит паритетный, равноценный энергетический обмен. Союзника интересует повышенная энергия мага и возможность материализации при помощи его энергии. В свою очередь, маг выгодно использует эфирную форму союзника, которая неоценима в роли разведчика и охранника.

«Я уже говорил тебе, что между ними и магами образуются узы дружбы…

— А в чём, собственно, заключается такого рода дружба, дон Хуан?

— Во взаимном обмене энергией… происходит паритетный обмен» (из кн. 9. гл. 3).


В этом и заключается одна из основ чёрной магии — общаться и дружить с Тёмными Силами. Образовывать сообщества с чертями…

Дон Хуан достаточно подробно разъясняет, как происходит процесс поглощения союзной энергии магом:

«Их напряжение можно самым натуральным образом поглощать.

— Какого рода это напряжение?

— Сила, мощь, энергия. Когда к ним прикасаешься, они вибрируют, словно собираются тебя разорвать» (из кн. 2, гл. 2)


Но поскольку энергия союзников является чрезвычайно разрушительной и смертоносной, опытный чёрный учитель-толтек вынужден знакомить своего ученика с такой чужеродной энергией постепенно, шаг за шагом, мелкими порциями. Ведь даже нагваль может не выдержать столь агрессивного натиска!

«Учитель должен знакомить своего ученика с союзником мало-помалу, шаг за шагом… Ты воспринимал союзника много раз… Каждое из этих восприятий откладывается в твоём теле. Суммой всех этих кусков и является союзник» (из кн. 4, ч. 1, гл. 3).


Любопытно то, что эпизоды непосредственного энергоконтакта толтеков с демоническими союзниками отражены Кастанедой с одними и теми же повторяемыми признаками, примитивными чертами, для которых так характерна всё та же известная тряска и дрожь, дрожь, ужас и тряска. Из поколения магов в поколения передаются одни и те же союники. Учителя, сохраняя преемственность собственной линии знания, непрестанно поддерживают поток тёмного, демонического сознания. Ни в одном подобном эпизоде прямых контактов Кастанедой не описывается проявление любви со стороны союзников! Традиция чёрной магии обязывает.

«Дон Хуан сказал, что союзник при первой встрече заставил его бенефактора сильно обжечься, причём шрамы остались такие, словно тот побывал в лапах у горного льва. Самого дона Хуана союзник загнал в тлеющий костёр, и он обжёг себе колено и спину возле лопатки. Но после того, КАК ОН СТАЛ ОДНИМ ЦЕЛЫМ С СОЮЗНИКОМ, шрамы постепенно исчезли» (из кн. 2, гл. 2).

И учитель дона Хуана Хулиан, и сам дон Хуан, и Хенаро, и Кастанеда, и все современные НАСТОЯЩИЕ толтеки проходят через эту жуткую тряску и страх — через эту садисткую пытку!

После того же, как энергия от союзника принята, маг начинает в своём теле (и коконе) её уплотнять, копить и развивать. Однако за столь любопытными подробностями энергетического обмена между союзниками и магами, такими, например, как наличие общих эманаций и возможность управления и использования союзника в выгодных целях, упускается главная суть этого процесса и обман… И обман! Потому что никакого энергетического обмена в действительности не происходит! Обмена не происходит — происходит обман. Вы ещё не догадались, почему?

Судите сами. Неорганическое сознание планетарной мощи, немыслимой стабильности и глубины, существующее и развивающееся в энергетике земли в течениии миллиардов лет (!), встречается с человеком, сознание которого развивалось всего несколько десятков лет… Определённо говоря, о неком энергообмене можно говорить только в том случае, когда оба партнёра хотя бы условно, приблизительно равны. Ни о каком равенстве, и самом отдалённом, сравнительном, в случае толтеков говорить никак нельзя. Объявить о том, что маги «обмениваются» с союзниками энергией и управляют ими в целях своего развития, равносильно тому тезису, который бы утверждал — отдельная ничтожная клетка физического тела стремится обменяться «своей энергетикой» со всем физическим телом разом и «управлять», «использовать» весь организм человека в своих «выгодных» целях… Смешно? Дон Хуан, повествуя о выгодах энергообмена, в этом вопросе ловко использовал уже известный читателю приём софизма — перенесение и тождественность несопоставимых смыслов, как в примере с эмиссаром, утверждающим, что неорганические существа «просто греются» человеческой энергией как лучами солнца. Так создаются иллюзии, ложное впечатление…

Что же с толтеками происходит вместо энергообмена?

Происходит очевидная сдача собственных энергий в рабство и полную власть планетарным демоническим силам!

С этими энергиями, существующими по нашим меркам почти вечность, невозможно «обмениваться», можно только растворится в таких энергиях полностью, слиться с ними и в итоге стать такими же, как и они — хитрыми, бессердечными и безжалостными!


«А что делают с неорганическими существами маги?

— Сливаются с ними. Превращают их в своих союзников, образуют сообщества. Я называю такие отношения сотрудничеством без границ» (из кн. 9, гл. 3).

Какая катастрофическая, необратимая, непростительная глупость «сливаться» с демоническими существами!

И в самом деле после того, КАК ДОН ХУАН СТАЛ ОДНИМ ЦЕЛЫМ СО СВОИМ СОЮЗНИКОМ, он по энергетическому содержанию фактически сам стал неорганическим существом!

Эти безумные толтеки входят на контакт намеренно, продуманно. Вся чёрная магия строится на этом:

«Секрет налаживания контактов с неорганическими существами заключается в том, что их не нужно бояться. Причём послание, которое человек им посылает, должно быть исполнено силы и отрешённости. В нём должно быть закодировано: «Я вас не боюсь. Приходите повидаться. Если явитесь — буду рад вас видеть. Если не захотите прийти — мне будет вас не хватать». Когда неорганические сущесвта получают такое послание, их охватывает настолько сильное неудержимое любопытство, что они непременно приходят» (из кн. 9, гл. 3).


Обратите внимание на ключевой фрагмент духовной практики Кастанеды, описанный им в кн. 9, гл. 5. Наивный и обманутый Карлос мелким пузырьком энергии парит внутри громадного неорганического существа и заряжается в его мрачном пространстве отрицательной, хищной энергией. В этот момент его впервые непосредственно касается лазутчик — сгусток чужеродной, нечеловеческой (демонической) энергии. И вот, что говорит (говорит очень точно!) Карлосу Эмиссар:

«Обмен энергией означает родство… Энергия подобна крови».

«Ты паришь внутри одного из неорганических существ… Когда он (лазутчик) прикоснулся к тебе, он изменил тебя навсегда (т. е. необратимо!). Теперь ты, по сути, один из нас!» (из кн. 9, гл. 5).

Сами неорганические существа заявляют глупому Карлосу: «Теперь ты такой же, как мы, ты полностью наш, родимый». Очевидно, что изменить ничего нельзя, ученик уже пребывает в ловушке, а равно, как и совершенно бессмысленно бояться угрозы со стороны неорганических существ в дальнейшем. Мушка поймана в паутину — трепыхаться бесполезно!

Ну, что за очарование демонической откровенности! Когда всё так открыто, как на ладони, нечто плохое подозревать просто не возможно! Общаться с такой мощной энергией означает уподобиться этой энергии!

А теперь обратимся к мистификации всего общего стратегического «манёвра» дона Хуана и описательного трюка Кастанеды. Кастанеде удалось столь прямой и очевидный смысл «энергобмена» облечь в романтическую ауру, в которой и за которой толтеки проступают этакими духовными героями. Перед читателем разворачивается целое театральное действо. Маги совершают во имя свободы безпримерный подвиг, они, несмотря на смертельную опасность навсегда оказаться в ловушке неорганического сознания, всё же дерзко врываются в их мрачные владения и черпают и черпают в них свою энергию. Ах, как дерзновенно, мужественно и смело! Их подвигу хочется подражать.

Сначала сновидящий Карлос заманивается хитроумно в ловушку неорганических миров, потом он не поддаётся коварной лести и обещаниям силы, уходит от преследователей, отказывается от того, чтобы следовать по стопам древних магов — чёрных предшественников. Потом он всё-таки попадается на крючок (из-за голубой лазутчицы) и чуть не погибает в хищных мирах. Но его верные друзья-толтеки своевременно приходят на помощь и, рискуя своей жизнью, вырывают его из лап неминуемой смерти…

Подобный описательный эффект рассчитан на самое детское, примитивное и незрелое воображение. С точки зрения чистого религиозного видения, подобная маскировка может вызвать только ироническую улыбку. Ту самую улыбку, с которой взрослые наблюдают за расшалившимися напоказ детьми.

Если ты полностью отдаёшь себя столь фантастически мощным, колоссальным планетарным энергиям, ты, растворяясь в них, также полностью, бесследно привязываешь себя и к их тяжёлым и тёмным пространствам сознания, к их демоническим мирам. Необратимо и навсегда!

В действительности мудрые неорганические существа в непосредственной, оперативной, «сиюминутной» поимке толтеков и удержании их в своих мирах вовсе незаинтересованы, они заинтересованы в обратном! Их интерес простирается намного дальше, тупому и ограниченному уму толтеков он неподвластен! Союзникам известно, что чем больше, плотнее и глубже маги пропитаются их тяжёлыми тусклыми энергиями, тем больше у магов будет шанс стать неотъемлемой частью их мира. Тем вероятней они к нему притянутся, попадутся и будут насыщать светом своего сознания их мрачные «стенки». Союзникам спешить некуда, у них иные временные измерения. Они сами хотят как можно дольше подкармливать, питать толтеков своими энергиями, чтобы они «разжирели». Что для них двадцать или даже сто лет жизни на фоне миллиардов лет?! Но потом, когда для магов наступит время смерти, будет наиболее легко и естественно употребить в пищу их накопленный и развитый жизненный свет. То же самое делают те крестьяне, которые выращивают поросят. Они сытно кормят глупое животное до тех пор, пока оно не станет взрослым и упитанным боровом, чтобы потом зарезать его на сало и употребить в пищу. Также со всеми толтеками поступают и неорганические существа. Столь оригинальный девиз толтеков: «Пролететь мимо Орла и не быть им съеденным!» — является жутким блефом и обманом! Но коварство магов в том и заключается, что они очень многие духовные тезисы сами же и подтверждают:

«Толтеки считали что склонность к обжорству заставляем Орла производить как можно больше организмов» (кн. 7, гл. 10). «И выращивать и питать» — вот что следует добавить к приведённой выше цитате!

Более того, следует заметить, что неорганика забирает к себе и всех тех обычных людей, которые в течении своей жизни не развивали в себе светлые энергии любви. Для этих людей союзники перед смертью приходят в образах уже умерших родственников, родителей человека или в своём откровенно демоническом обличии…

Обратите внимание ещё раз на коварство и блеф дона Хуана:

«Я никогда не испытывал к неорганическим существам пристрастия… Конечно, главной причиной этого был мой страх перед ними. В своё время я не смог от него отделаться, а затем он стал постоянным.

— Ты и сейчас их боишься, дон Хуан?

— Сейчас я ощущаю скорее отвращение, чем страх. Я не хочу иметь с ними ничего общего.

— Существует ли какая-нибудь определённая причина для этого отвращения?

— Лучшая причина в мире — мы с ними воплощаем полные противоположности. Они любят властвовать, — я люблю свободу. Они стремятся купить, я же не продаю»,

«Я не вижу никакого смысла в том, чтобы становится учеником неорганических существ, — добавил он. — За это приходится платить слишком дорого.

— Как именно?

— Нашими жизнями, энергиями, преданностью им. Другими словами, нашей свободой» (из кн. 9, гл. 4).

Конечно, всегда найдутся такие читатели, которые поверят подобным сказкам и в искренность таких высказываний. Но может быть, они всё-таки задумаются над тем, что их беспощадно обманывают?

«Ты бывал когда-нибудь в мире неорганических существ, дон Хуан?

Бесчисленное количество раз. Так же как и ты» (из кн. 9, гл. 4);

«Как тебе самому удалось избежать этой опасности, дон Хуан?

— Я посетил этот мир несколько раз, после чего я ни разу туда не возвращался» (из кн. 9, гл. 5).


И как вам такие открытые несуразности? И не будем забывать, что дон Хуан уже давно полностью слился с союзной демонической энергией и стал с ней однородным — одним единственным целым!

В добровольном подчинении неорганическим существам, в замене собственных человеческих энергий неорганическими, бездушными, и заключается глубокий и эзотерический смысл известного мифа о продажи человеком своей души дьяволу. Оказывается, это вовсе не миф, а реальная энергетическая карта пути чёрных магов. Об этом с иронией упоминает даже дон Хуан.

«Он отметил, что я не знаком со всеми важными открытиями людей древности, кроме одного, которое дошло до наших дней. Речь шла об идее продажи своей души дьяволу в обмен на бессмертие. Он признался, что эта идея звучит для него как эхо отношений между магами прошлого и неорганическими существами. Он напомнил мне, как эмиссар в сновидении пытался вынудить меня остаться в его мире, предлагая мне за это возможность сохранить индивидуальность и самосознание на почти бесконечное время… Как ты знаешь, уступка обольщению неорганических существ — это не просто идея; это — реальность» (из кн. 9, гл. 9).

Тем не менее энергообмен магов с союзниками и является тем самым долговременным процессом реализации негласного контракта с дьяволом или Пауком сознания. И толтеки расписываются в этом ужасном договоре своей кровью, своей энергией, жизненностью. Такой тайный договор составили ещё маги древности, и все современные толтеки им следуют.

Толтеки постулируют свой идеал свободы, который связывают со свободой от всего человеческого. И это действительно так. Но при этом незаметно смещается смысл и скрывается подлинная сущность этого освобождения. В результате растворения собственной человеческой природы в демонических энергиях союзников маг теряет алмаз своего сознания, свой духовный центр, освобожаясь при этом не только от «человеческого», но и от «человечности» — от человеческой способности любить! И в этом заключается ещё один зловещий смысл продажи дьяволу своей души — алмаза своего сознания!

Вся стратегия дона Хуана, убеждающего наивного Карлоса в энергетическом контакте с союзниками, предстаёт коварным фарсом и абсурдом!

«…мы не можем полностью избегать неорганических существ. Моё решение состоит в том, чтобы брать у них энергию, но не поддаваться их влиянию. Это называется окончательным сталкингом…

— Но как маги получают её из мира неорганических существ?

— Просто погружаясь в этот мир. Все маги нашей линии должны были делать это (из кн. 9, гл. 9).


«Просто» погружаясь в их мир, маги «просто» оказываются в полном пленении и рабстве у этих сил.

Но на читателя его абсурдные призывы производят сильное впечатление. Как у кроликов от взгляда удава.


«Задача состояла в том, чтобы увильнуть от неорганических существ и не попасть к ним во власть» (эпизод путешествия Карлоса с Кэрол Тиггс в мир неорганики по кн. 9, гл. 10);

«Моё решение состоит в том, чтобы брать у них энергию, но не поддаваться их влиянию» (из кн. 9, гл. 8)

Не поддаваться невозможно!

Да. Дьявол есть энергетическая реальность. Паук сознания очень ловко, искусно плетёт свою паутину.

Да и как можно не угодить в хитроумные сети Дьявола-паука, если он отрицает собственное существование?! Из кн. 9, гл. 12:

«В результате всех этих лет жизни мага я без тени сомнения был уверен в том, что во вселенной существует только энергия; дьявол — это результат человеческого воображения, находящегося во власти точки сборки в её обычной позиции».


О Боге

День стоял обыкновенный. С неба падало блаженство. Бог, как всегда присутствовал невидимо в воздухе. Он был внутри деревьев, кирпичей домов. Он звенел проходящими электричками. Он лаял бродячими собаками. Он дышал в угрюмые спины бесчувственных прохожих и весь состоял из любви…

Жил-был я. И я ни чем не отличался от других. Я методично ходил на работу и с работы. Сидел у телевизора вечерами. Пил пиво с друзьями по выходным. Имел семью и растил детей. Курил и бросал курить. О Боге не помышлял и даже не хотел о нём слышать. Но всю мою жизнь Бог стучался ко мне в дверь. Но я не слышал. Я был слишком занят. Мне надо было методично ходить на работу и с работы, сидеть у телевизора вечерами, пить пиво с друзьями по выходным. Содержать семью и воспитывать детей. Курить и бросать курить…

Однажды Богу надоело стучать ко мне тихо. И он постучал громко. Но не расчитал. Стукнул так, что дверь моей квартиры сорвалась с петель. И я уже не мог не заметить чудесного гостя. Тогда я впервые увидел Бога. Ещё я почувствовал его. Даже попробовал его на вкус. Даже на запах. И сразу всё понял. А поняв — кинулся к Нему. Однако Он таинственно исчез…

Тогда я забился в угол своей комнаты и под тяжестью всех этажей надо мной сразу схватил себя за голову: вот так… Тогда я впервые всерьёз задумался о своей жизни. Я осознал, что она была глупа и бессмысленна. В ней не было главного — Бога. Тогда я бросил всё, пришпилил на дверь записку «Ушёл искать Бога.». И отправился бродить неизвестно куда в надежде опять встретиться с Ним.

Бог же, в свою очередь, непонятным и странным образом стал играть со мной в прятки. Он показывал себя не надолго, словно за тем, чтобы я познакомился с Ним по лучше. Чтобы потом исчезнуть на более длительный срок. Однажды мы были вместе очень долго. Я кушал Его, я пил Бога. Я стал пьяницей божественного. Блаженство не покидало меня. Бог оставил меня в тот самый момент, когда я уже не мог без Него жить, когда я без Него задыхался. И в великой тоске по Нему я сильно страдал в Его отсутствии. И понимал, что чем больше счастья мне от Него даруется, тем больше будут мои страдания. Но я был готов на любые мучения ради новой встречи с Ним. Ещё я понял, что Бог учит меня. Счастье разрушительно, надо стремиться к гармонии и равновесию.

День стоит обыкновенный. С неба падает блаженство. Бог, как всегда присутствует во всём, везде и сейчас. Но знаю об этом только я…

Вот я и подошёл к тому, что знаешь и понимаешь, а выразить и описать словами почти невозможно. Это то, о чём говорит дон Хуан — знаешь, не зная; чувствуешь, не чувствуя. О Духе. О Боге…

Маги своими путаными лабиринтами-дорожками стремились к отблеску великолепной Истины и потерялись в хищной вселенной, потому что жадно и ненасытно копили энергию. А прямой и чистый путь пролегает через сердце, через молитву, через любовь. Толтеки всю свою жизнь ищут вход в эту потаённую маленькую дверцу, которая находится посередине между левосторонним и правосторонним осознанием. И всё никак не могут её найти, даже перед уходом в небытиё. А эта секретная дверца находится в сердце и сразу приоткрывается через молитву.

В самом начале пути любви я прикоснулся на время, приоткрыл не надолго ту самую заветную дверцу. И понял всё про дона Хуана. И осознал, что через молитву я превзошёл духовный уровень самого Нагваля, который он так и не достиг в конце пути. Вернее, я понял это позднее. Превзошёл, конечно же, не в количестве энергии, а в её КАЧЕСТВЕ и в познании самого вселенского Духа, Бога. Другой вопрос, что данный уровень ещё не стал моим постоянным и стабильным достижением. Он был мне только приоткрыт и показан, но, безусловно, превосходил достижение самого дона Хуана. Почему я так уверен в этом? Потому что это мой личный опыт постижения и видения духовной сути. Я бы не смог оценить более высокий уровень. Но более низкий увидеть и оценить могу. Это всё равно, что смотреть с высокой горы на более низкую вершину. Я глубоко прозреваю уровень дона Хуана, а равно как и всех толтеков в целом. Это относится к опыту постижения тайны, тайны возвышенной чистой и божественной Любви.

Бог, Дух… Где он, что он, кто он? Через сердце входишь в особую таинственную область, некое ощущение, тонкое чувствование на грани его присутствия. Род особого знания, видения, что он рядом и… его нет. Одновременно видишь и знаешь. И не можешь доказать.

Иногда Дух может грубо вмешиваться в твою жизнь, посылая явные знаки, понимаемые как прямые указания, или лёгкие намёки. Или предлагать нечто, но не обязывать. Или незримо присутствовать в молчаливом согласии или несогласии. В это время путник чувствует себя брошенным, оставленным и начинает думать, что никакого Бога нет…

Однажды бес наживы и жажды роскошной жизни подкрался ко мне и долго держал меня потными, липкими руками в своих объятиях. Это подогревалось присутствием рядом очень молодой цветущей и юной особы. Ох, как мне захотелось быть богатым! И меня повело. Я сначала в мечтах, а потом всерьёз начал вынашивать планы отъезда в Америку и стремительного обогащения. Хотя в то время, работая на инофирме, я был достаточно обеспеченным человеком. Ещё, ещё! Там, в Америке, уже вроде бы преуспевали некоторые мои знакомые, которые манили меня.

Когда же дело дошло до практической реализации моего «американского» плана, вдруг, именно «вдруг», на моей работе объявился некий знакомый моего друга. Этот знакомый приходил к нам часто, но я никогда о нём не слышал и его не видел. В конце рабочего дня оказалось, что нам по пути, и он сам изъявил желание подвести меня домой на своём «Вольво». Мы ехали час. Водитель только что вернулся из Штатов, где пребывал в годичной эмиграции. В Америку он также ездил за добыванием денег. За время нашей поездки я узнал не понаслышке, а из его живого опыта все подробности моего будущего предприятия и претрудной жизни «там» в качестве эмигранта российской волны. Невесёлая, мрачная это жизнь в борьбе за выживание. И тогда мой отъезд в Америку отпал как-то сам собой. Бес денег и богатства утихомирился и постепенно отпустил меня. Больше этого «американского» знакомого я никогда не видел и не слышал. Но когда я вспоминал этот эпизод своей жизни, меня не покидало чувство данности мне такой «случайной» встречи. Это выглядело чьим-то указанием, прямым вмешательством в мои жизненные планы, повелением «свыше», которое транслировалось мне через этого человека. Уж слишком явно, разумно и в нужный, критический момент всё было обставлено, чтобы можно было сослаться на совпадение. Да, Дух может вмешиваться в нашу жизнь открыто…

В другой раз после пересмотра своей жизни я захотел уехать насовсем из своего города, чтобы полностью стереть личную историю. Чего проще поменять ближнее Подмосковье на город более далёкий от Москвы. Я сделал много серьёзных попыток: объявления, обоюдные осмотры квартир, договорённости и даже согласие на обмен. Но в последний момент обнаруживалась какая-нибудь неожиданная стойкая и непреодолимая причина, которая расстраивала договорённость об обмене, и я оставался жить на своём прежнем месте. Веление Духа…

Запределен и непостижим. Мы не знаем Его замысла. Как и куда Он нас ведёт. Мы готовим себя в маги, в одинокие воины, йоги, странники, отшельники, а Он даст тебе возглавлять богатую фирму и пошлёт многодетную и счастливую семейную жизнь. Но мы понимаем и чувствуем, что Он ведёт.

Ты хочешь постичь его разумом, но он не поддаётся, не вписывается в твои представления. Ты можешь Его просить, умолять, негодовать, обижаться, шантажировать, но он не играет в твои детские игры. Но, вдруг, всё исполняет!

Ты вступаешь с Богом в свои человеческие интимные отношения, чувствуешь и переживаешь Его живое присутствие. Иногда Он отвечает! Не можешь доказать его влияние — не можешь опровергнуть.

Но через любовь ты постигаешь сам Дух. Он не абстрактен и безличностен, а значит, по утверждению магов холоден и равнодушен. Непостижим умом? Да! Но постижим сердцем! Ум ограничен — сердце бесконечно. И тогда всё расцветает внутри и вокруг. Благоухает, и открываются все тайны познания мира, свершается чудо и волшебство. Не через энергию, а через любовь. Вот где главное заблуждение донхуановских магов и их последователей!

Стоит Богу слегка коснуться, поманить — бросишь всё и пойдёшь на неодолимый Зов. Потом будешь недоумевать. Что повело, сорвало с насиженного места?

Без Духа нет игры. Он — главное действующее лицо. Именно Дух сдвигает точку сборки — утверждает мудрый дон Хуан. И он абсолютно прав.

Нам кажется, что мы многое можем «делать» и многое зависит от нас. Но это не так. Мы можем стучаться во все двери, медитировать и молиться с утра до вечера, пройти все существующие духовные тренинги и семинары, обойти всех мировых духовных учителей. Но ничего значительного так может и не произойти. Тогда придёт глубокое понимание — без Бога ты не куда не придёшь. Бога нельзя достичь усилием! А можешь ничего не делать и даже не ждать, — как вдруг врата глубокого познания распахиваются сами! Бог сам явит себя, всё даст, и ты это почувствуешь.

Запредельно, непостижимо…

По мере молитвенного очищения постепенно начинаешь понимать и видеть стройный порядок вещей, логическую последовательность событий вокруг тебя. Всё, каждая мелочь, приобретает скрытый смысл и своё особое предназначение. Ты видишь, что мир не хаос и не набор случайностей. Ты понимаешь, что люди вокруг тебя, с которыми ты входишь в контакт, не просто случайные гости… Не перестаёшь удивляться божьему замыслу, предвидению и мудростью бытия. Постепенно открываются многие тайны. До этого не видел, не знал и был безнадёжно слеп.

Иногда Бог кажется незаслуженно холодным и жестоким. Но это кажется от незнания. Спустя время, видишь и понимаешь — это было во благо и во имя твоей же пользы. Это во имя любви к тебе. И поражаешься божественной благосклонности, премудрости и заботе. Порой явно незаслуженно бесконечная Любовь Бога даруется, спускается к тебе, и ты с трудом можешь объять и вместить её в себя. Это великие моменты в жизни — обретение веры, знания, тайны. Бог ведёт, ведёт тебя правильно и надо лишь всецело ему отдаться, довериться, покориться.

Веди меня, Господи, куда пожелаешь, я твой. И прости меня неразумного, что я не знаю Воли твоей!

Необходимо очищать связующее звено с намерением, чтобы лучше исполнять божественную волю.

Первый и главный урок Бога, данный мне, заключался в полном подчинении, смирении ему, судьбе, обстоятельствам. Абсолютная сдача! — вот первый урок (в гл. «Прыжок»). Второй очень важный урок явлен мне самим Духом через Знак.

Я и моя мама ходили по магазинам и так и не купили, не выбрали задуманную покупку. Задолго до этого, моя мама, прочитав всего К. Кастанеду, неожиданно объявила на кухне, что она — воин-толтек. Тем самым привела меня в восторг! Мы шли и спорили. Я что-то доказывал. Говорил, что надо жить в «настоящем», что «завтра» никогда не приходит. Что надо было купить. Что после смерти «туда» с собой ничего не возьмёшь. Говорил о СМЕРТИ. Вскоре, моя мама сделалась обеспокоенной и торопливой. Она вспомнила, что у нас кончился дома хлеб. И спешно потащила меня в какую-то известную только ей хлебную лавку. Мы почти бежали, чтобы успеть до закрытия. Окошко лавки, из которого продавали хлеб, смотрело на площадку возле улицы. Мама подошла к окну, а я встал в метрах 10 неподалёку, ожидая. Какой-то незнакомый мне человек прошёл мимо и очень близко ко мне, хотя было свободно. Выйдя из-за моей спины слева, он толкнул меня, наступил всем весом мне на ногу. Пошёл дальше, покачиваясь. Я остался спокойным, снисходительно за ним наблюдая, — пьяный… Человек подошёл к хлебной лавке. Его качнуло в сторону ещё сильней, и он завалился на живот в тающий снег. Тело судорожно дёрнулось — штаны стали мокрыми. Со сточной трубы на него струился ручеёк талой весенней воды. Он становился мокрым весь. Я отвернулся. Мне не хотелось помогать этому пьяному подняться. Потом я понял: этот человек умер! А шатался он не от выпитой водки, а от того, смерть вошла в него находу и обладала им всё больше и больше. Очевидно то, что смерть давно выслеживала этого человека, но подстерегла и чёрной тенью набросилась на него только на этой улице. Смерть продемонстрировала мне свою силу открыто, напоказ как разумное и сознательное существо! Причём всё произошедшее было Духом предначначено именно мне в качестве интимного послания. Моя мама как-то сомневалась в смерти прохожего, ей тоже показалось, что он просто пьян. В то время, когда подходили другие люди, мы быстро зашли в соседнюю аптеку и вызвали по телефону «Скорую помощь». Маму гипнотически тянуло к месту смерти. А люди, оттащив человека, подтвердили — умер. Теперь уже я потащил маму домой. Размышлял.

Думал: уж слишком явный Знак. Сама смерть наступила мне на ногу! Дух «подслушал» мой разговор о смерти и, конечно же, видел и знал, что эта самая смерть случится недалеко. Тогда через маму он поторопил нас (спешить было не обязательно) и привёл к месту происшествия. Таким образом самим Духом мне был дан второй Великий урок. Смерть всегда рыщит рядом. Она может придти в любой момент, даже когда просто идёшь по улице. Даже необязательно, чтобы падал кирпич на голову. Ты можешь просто гулять…

Вспоминается и другой похожий случай. Поздней осенью я заехал в плохо знакомый район своего города с целью посещения новых торговых точек. Я вышел из автобуса и впереди себя увидел здание дома культуры. Некая сила подтолкнула меня к согревающему от холода бегу к ДК, а любопытство, как мне казалось «моё», заставило пройти внутрь. Дух заготовил для меня следующую драматическую ситуацию: в большом зале стоял гроб с покойником, почётным гражданином города, а его родные, близкие, знакомые и просто любопытствующие прощались с ним. Похороны могли стать вполне заурядными и непримечательными, но не таков Дух, чтобы привести меня сюда и показать что-то обычное… Впечатляли и удивляли действия и переживания жены покойного. Она, суетливо перемещаясь вокруг гроба, артистически взмахивала руками, закатывала глаза, трагически протягивала дрожащие руки к присутствующим. Она непрестанно дотрагивалась до тела и ужасалась: «Холодный! Ой, какой холодный!» С интонацией рыдающего человека она пребывала в надрывном недоумении и как бы вопрошала и людей и небо — как такое может быть, чтобы человек совсем недавно жил, разговаривал, был мягким и тёплым под одеялом и двигался, и вдруг жить перестал и превратился в холодную, обездвижимую вещь. Будто бы для этой несчастной женщины столь естественный и простой, известный каждому, процесс посмертного окоченения и застывания и сама смерть предстали вдруг неразрешимой загадкой. Уму давно известно о подобных трансформациях, а вот страстям, эмоциям… Трудно было обвинить жену покойного в показном артистизме, она действительно погрузилась в прилюдную боль и пристрастную печаль по любимому человеку, но у меня отчётливо возникло ощущение, что всё происходящее есть театральная сцена, трагическая мистерия. Женщина на сцене жизни сейчас играет главную драматическую роль, а я стал случайным свидетелем этого спектакля… Второй урок Бога был дан мне повторно.

И есть третий урок Духа. Это великая учёба. Великое Неделание! В жизни искателя наступает такой период, когда кажется, что ничего не происходит и более не произойдёт. А будет только — скатывание. Очень долго закрыты все двери, все духовные центры. Очень долго сердце пребывает в пустом и бесчувственном состоянии. Нет никаких признаков успеха в работе, ни токов в теле, ни благодатных ощущений, ни духовных прорывов, ничего… И чтобы путник не предпринимал, всё остаётся прежним. Более того, кажется, что вернулся на свой прежний уровень, с которого начал свой путь и впереди сам путь предстаёт твёрдной мёртвой холодной гранитной стеной — конец!

В действительности, такое Неделание очень важно и полезно. В таком состоянии негласно, подспудно копится великая мощь, покой и сила! Происходит кристаллизация — период переплавки всех эгоистических стремлений и желаний в светоносное духовное тело! Уже нет разочарования в практике. Точка сборки становится не привязанной, свободной. Искатель не хватается, не цепляется за успех, не восторгается своими духовными переживаниями. Он не впадает в тоску, отчаяние, безнадёжность и уныние при длительных неудачах. Он пребывает в равновесии. И этому великому Неделанию тебя учит не учитель, не дон Хуан, а сам Дух, Бог!


Мне представляется большой благоуханный летний цветущий сад. И гуляющий в нём ребёнок с широко открытыми глазами познаёт в нём мир. Поют птицы, пролетает красивая бабочка, садится ему на руку пчела. Ему кажется, что он совсем один. В то время как любящая мать неусыпно из окна наблюдает за ним. Ребенок играет, забавляется, удивляется, пугается незнакомого и нового, падает и встаёт. Он действительно один в саду… Но иногда выходит мать, поддерживает своё дитя и успокаивает. Мы и Бог…


Пролетая над землёй. О смерти (всё более глубокие уровни постижения)

«…Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер»

М. Булгаков.

Я лечу высоко и вижу землю. Я и мы все выросли на этой земле. Мы — её дети. Сверху она кажется ещё красивей. Снижаю полёт. Тёмно-зелёные леса, жёлтые поля, извилистые линии синих рек, города, серые трубы… Люди шевелятся, копошатся, строят, воздвигают, работают на земле, пускают глубоко корни. Основательно и надолго. Они собираются здесь жить очень долго, почти вечно. Посмотрите, как они всерьёз увлечены всем этим. Кажется, они не собираются умирать. Но пройдет, каких нибудь 2–3 десятка лет, или чуть больше, и половина из этих людей будет закопана в ту же самую землю. Ещё через несколько десятков лет исчезнет и другая половина.

Неужели они не знают и не представляют, как с высоты птичьего полёта их жизнь кажется такой быстротечной, бренной, смешной, глупой и наивной?!

Вроде бы знают и догадываются. Что за глупые вопросы про смерть? Люди заняты очень серьёзным, ответственным и важным делом. А я про какую-то смерть. И продолжают копошиться…

Лечу дальше. Я понимаю, надо как-то жить, что-то кушать, во что-то одеваться, кормить детей. Но нельзя же делать это так основательно, бездумно и прочно. Словно впереди нет никакой смертельной черты, за которой небытиё, пустота, мрак, абсурд, бездна, непостижимое и вечное Ничто!

Жизнь так абсурдна и парадоксальна! Вдохнуть, чтобы выдохнуть, лечь спать, чтобы проснуться, родится, чтобы умереть… Ничто непостоянно, невечно. Не за что зацепиться. Нет той стабильной точки отсчёта, от которой можно оттолкнуться, на которую можно опереться. Нет, пожалуй, есть…

Человек лезет из кожи вон, куда-то стремится всю жизнь, пыхтит, тужится. Он напрягается, напрягается, напрягается, а это так глупо, вдруг, — бац! лежит в гробу и исчезает навсегда! Ему не понадобиться ничего, что он так страстно желал и о чём мечтал. Всё, что он в течении жизни приобрел, — «туда» ничего уже с собой не возьмёшь…

Мой друг Давид, эмигрант из Израиля, рассказывал, как приехал человек туда жить. Увидел изобилие товаров. Глазки вожделённо загорелись: всё доступно — заработать и купить можно. И стал бедняга с утра до вечера вкалывать. В планах то купить, это. Время незаметно промчалось в подобном бессознательном страстном рвении. Оборвалась неожиданно его жизнь. Денежный счёт отлетел государству…

Как это глупо, бессмысленно!..

Даже в космическом масштабе отсутствует постоянство. Человек, достигший предела духовных возможностей, обретший бессмертие (относительное), вдруг тоже когда-нибудь исчезнет. Его и всё космическое бытиё однажды вдохнёт в себя великий и непостижимый Брама. Существование вселенной есть также выдох (жизнь) и вдох — исчезновение. В космическом масштабе эффект сознания секунды или вечности един. И здесь абсурд.

Куда меня занесло?! Нет, надо спуститься пониже, а то слишком высоко, голова кружится.

Любовь! Мне остаётся так много, что я не могу её охватить и вместить в себя. Она — бесконечна! Я продолжаю парить в любви над землей, описывая полукруг. Определённый смысл человеческой жизни и человечества в целом, безусловно, есть. Ничто не пропадает даром. Ни одно усилие на тернистом духовном пути.

Ни одно молитвенное усилие не пропадает зря. Оно обязательно проявится конкретным просветлением и осознанным сновидением. Ты не знаешь, где ты. Всё смешалось. Сон — явь! Ты просто ЕСТЬ. И во сне так же как на земле идут дожди, дуют ветра, светит солнце, встречаются «люди». И ты продолжаешь свой полёт. Пролетая над землей…


Уже много людей умерло. (Задумайтесь…)

Конечно, умрёшь когда-нибудь и ты…

Да, как такое возможно? Я такой красивый, такой умный, неповторимый, такой уникальный и замечательный и вдруг умру?!


Выход на всё более глубокое осознание и постижение смерти. Надобно сделать смерть неким постоянным тонким духовным чувством, присутствующим всё время. Смерть расплывчатым тёмным пятном постоянно находится за нашим левым плечом, сзади. И угрожающе молчит. И это не метафора!

Смерть есть уничтожение целостности энергетической структуры человека, расслаивание слоев частной энергетической луковицы, ранее склеянной точкой сборки. Смерть — рассеивание, ликвидация нашей точки сознания и в конечном счете нас самих — нашей оперативной световой сути! Смерть подстёгивает, погоняет нами, помогает нам, стимулирует, способствует нашему развитию.

Сегодня жив, завтра — нет!..


В доме моего деда висит старая пожелтевшая фотография, может быть, конца 20-х, начала 30-х годов. На ней запечатлена группа — 33 человека, коллектив местного лесничества. К этой выцветшей фотографии я испытываю некое странное чувство. И не потому, что это ощущение прикосновения к старому времени, выраженное в одежде и лицах запечатлённых здесь людей и в состоянии самой фотографической бумаги. И даже не потому, что среди лесников находится мой дед. Нечто ещё. Что-то во взгляде людей.

Они все умерли, даже самые молодые среди них! Говорят, когда умирает человек, что-то меняется в чертах его лица на оставленных им фотографиях. Это нечто в уголках губ, глаз. Что-то неуловимое. Утверждают, по таким снимкам можно определить, жив ещё человек или мёртв. Эта особенность хорошо видна на кладбищенских фото. А тут групповая съёмка умерших.

Старый дряхлый дед, сторож, с седой бородой в рваной тужурке стоит сбоку. Этот уже сгнил давно. По центру находятся лихие мужички в фуражках с бородами «царь Николай II», — праха этих не найдёшь. Справа — некий казак-молодец с большими закрученными вверх усами, в глазах удаль и хитрость. Где твоя удаль? Разлагаешься ты, родной мой, в сырой земле. Молодая белокожая девушка с наивным лицом. Тлеет и язвами покрывается белая кожа… А вот молодые ребята, им не больше восемнадцати, стоят в сапогах чуть больше на размер, подбоченившись. Давно ли по вам справляют поминки? Мой дед с той самой своей чуть кривой улыбкой…

Может показаться, что я много пишу о смерти. Но я говорю и пишу о смерти мало. Недостаточно. Мы живём в мире смертей. Она случается то там, то здесь. Не замечать её, значит уподобляться страусу, спрятавшему голову в песок. Приближаясь к пониманию смерти, мы всё более постигаем жизнь. Смерть есть врата к жизни. Таков очередной парадокс.

Смерть во многом похожа на осознание себя во сне. Понимание смерти выводит человека на высокие уровни бытия и осознания. Сколько лишнего и ненужного уходит тогда из жизни! Это и есть безупречность. Надо жить так, будто тебе скоро умирать. Стараюсь часто и намеренно присутствовать на любых похоронах. Особенно, действенно это, если знал покойного при жизни. Много видел похорон. Будда не зря посылал своих учеников медитировать на кладбища и места кремации.


Уже много людей на земле умерло… Я продолжаю свой полёт в Сновидении и пролетаю над землёй.


Есть в нас нечто такое, что заставляет не верить, обманываться в отношении смерти. Что-то вечное, некое знание или чувствование, что мы не умрём никогда. Вот сейчас я такой реальный, живой; я думаю, дышу, чувствую, двигаюсь и разговариваю и, неожиданно — покойник, холодный труп. Невероятно, немыслимо, непостижимо!

Уйти в длительное окончательное осознанное сновидение и никогда не вернуться на землю. Не проснуться… Мы стараемся не задумываться о смерти и отмахиваемся от этой темы потому, что это очень страшно. И этот страх уходит глубже в нас, становясь длительным постоянным подсознательным стрессом. Ценность сновидческого осознанного опыта безусловна в преодолении этого внутреннего смертного подавленного страха. Возможность реализации преодоления самой Смерти путём сохранения индивидуального сознания после разрушения и уничтожения физического тела впечатляет…

Вся жизнь всего лишь подготовка к смерти. Говорят, как жил человек, так он и будет умирать. Вижу, как моя жизнь, стремительно набирая скорость, мчится к смерти. Чувствую, как всё быстрее земля проворачивается вокруг оси, еле успевая подставлять свои бока солнцу.

Много думал о смерти. О смерти надо думать правильно. Приближаясь к пониманию смерти, часто бывает: в сознание вдруг влетит небывалое, неповторимое чувство удали, свободы и остроты жизни! Есть в этом какой-то дерзкий вызов неизбежному и неумолимому закону природы. Я жив пока, но знаю, что я действительно и обязательно умру. Но вот сейчас смерти назло всё чувствую, переживаю, дышу, наполняюсь жизнью и любовью и, может быть, буду ещё продолжать жить…

И мне не страшно. Я, по сути, уязвимый маленький ничтожный человечек в этом громадном мире. Она, Смерть, — всесильный обязательный закон природы, неотвратимая глубокая бездна, тайна и пустота. Но я могу ей бросить вызов, перчатку. И через любовь, через осознанное сновидение преодолеть, превзойти глобальный, всеобщий смертный закон!

Кажется, что после твоей смерти мир не имеет право на существование. Это ощущение оправдано. Представляется, после нас мир непременно должен разрушиться, уничтожиться, прекратить свое бытиё. Одновременно ты понимаешь, что это не произойдёт. Мир по-прежнему будет кричать, петь, торжествовать, плакать, шуметь и заявлять о себе. Будут смеяться и радостно бегать дети в скверах. Будет дуть ветер, шуметь деревья. Всё так же будут спешить куда-то люди. Они будут смеяться, сидеть в ресторанах, совокупляться по ночам, читать книги, целоваться и смотреть телевизор. Люди будут гнаться за деньгами, славой и удовольствиями. Они будут продолжать воевать и убивать друг друга… Будет, будет бесконечно течь жизнь во всём своём многообразии — в величии и низости, а тебя уже не будет никогда… На самом деле после нашей смерти мир всё-таки умрет…Уничтожиться целый громадный неповторимый мир нашего уникального восприятия — наш мир! Мир, который мы носили в себе всю свою жизнь, и мир, связанный с индивидуальной позицией точки сборки и со своими уникальными энергетическими связями.

— Не хочу умирать! — говорю своей смерти.

— Какой смешной, рано или поздно я приду и ты обязательно умрёшь.

— Не-хо-чу! — упрямо топаю ногой.

— Твой протест совсем не имеет значения, всё равно я тебя убью, ты перестанешь мыслить, дышать, чувствовать, любить, страдать и жить… навсегда.

— Нет! Нет! — кричит моё отчаяние.

— Я — смерть, — закон бытия, неужели ты думаешь, что будешь исключением, ведь…


Уже много людей умерло и умрёт ещё… Продолжаю полёт над землей.


Думал о смерти как о величайших судорогах радости и оргазма. Окончательный выход в самое счастливое — навстречу Любви и Богу! — и последнее осознанное сновидение.

Полюбить смерть, прыгнуть в объятия матери с любовью. Отдаться смерти как любовнице…

Без Тебя, Смерть, всё выглядет пресным, скучным, рутинным. Но вдруг заслышится твой стук в дверь комнаты моей жизни и всё существование мгновенно преображается. Оно становится насыщенным, острым, напряжённым, неповторимым, осознанным и сладостным. А куда же ушла прошлая скука и бессмысленность?

Люблю Тебя, Смерть! Ты показываешь, как надо жить!

Христианский старец отец Силуан перед смертью сокрушался: «Противлюсь, не могу покорится…»

Но со смертью ничего не кончается. А, может быть, только начинается.

Вот как видит и чувствует свою близкую смерть одинокий старик-тунгусс, неразрывно связанный и слитый с таёжной природой, в рассказе писателя В. Я. Шишкова: «умирать шибко сладко…»

Представьте: кругом бескрайняя белоснежная корка длинной мёртвой северной зимы. Леденящий, холодный ветер перемещает снежную сыпь, закручивая её воронками. Жуткая потерянность и одиночество! Протяжно воет на ветер лайка, и сам ветер завывает, стонет и смешивает свой вой с собачьим. Но в чуме тепло и уютно. От чёрного чана, в котором, услаждая слух, булькает вода и варится мясо оленя, поднимается белый пар. Слабеющий, умирающий старый тунгусс погружается в блаженную дрёму. Смерть — это сладкий сон, умирать шибко сладко!

Мы упускаем то, что смерть, как и жизнь — конечна! Это в буддизме именуется бардо[23] умирания.

Возможно, мы боимся больше не самой смерти, а неизвестности и боли от разъединения сновидческого и физического тел.

Какая красивая панорама нашей земли русской! Как хорошо думается в полёте!

Защищён и храним молитвою — великое счастье! Когда-нибудь ласково шепнёт на ухо: пора, пора отдохнуть…

Умереть внутренне, умереть при жизни — достичь точки бесстрастия. Всё большее постижение смерти — движение точки сборки к месту отрешённого покоя. Зачем это нужно — умирать при жизни? В позиции духовной любви мы достигаем не только бесстрастия и победы над бесами. Мы достигаем бессмертия! В этом положении точки сознания происходит максимальное вливание чистого духовного Света и он стремится к уплотнению. Мы ощущаем небывалый подъём, вдохновение, силу, счастье и энергию. Обычный человек накопленную месяцами энергию может, например, выплеснуть в виде сильного гнева за всего 1–3 минуты и накормить кучу бесов и неорганических существ. В унынии и тоске — очень большая утечка энергии.

В христианстве нет такой смешной и, казалось бы, глупой буддийской мысли — подумаешь о кошке перед смертью и в следующей жизни родишься кошкой. Христианин умирает с любовью к Богу, в любви мысль останавливается…


Пролетаю над знакомыми, милыми, родными местами. Деревенская моя дорогая округа.

Спускаюсь… Я люблю бывать здесь. С высоты птичьего полёта за лесной крышей почти не видно, что здесь притаилось кладбище.

Деревенское кладбище совсем непохоже на городское. Оно лучше вростает и вписывается в природу. Здесь пышнее растут дикие цветы, кустарники и даже грибы и ягоды. Да и умершие люди с окрестных деревень здесь другие. Мёртвые души.

Тсс… Тихо… Они спят… вечным сном. Их сновидения всё продолжаются и продолжаются. И никогда им уже не очнуться.

Помимо «обыкновенного» кладбищенского духа, здесь присутствует ещё нечто. Стоит воздух полупустынности, полузаброшенности и природного умиротворённого покоя.

Я прохожу мимо крестов, оградок, железных и деревянных, читаю надписи, рассматриваю портреты и прикасаюсь к чужим бывшим жизням. Глядя на фотографию, особым чутьём угадываю, разворачиваю перед своим внутренним взором всю быструю крестьянскую судьбину. Вот мужичижко с виноватым лицом, неумело надетом для фотографии пиджаке в белой рубашке — он не привык носить этот костюмчик. Родился и вырос в деревне. Всю жизнь проработал на тракторе, в пыли, грязи. Единственная радость в жизни — «выпить». Конечно, дети, сварливая жена. И не важно, что потом отказали печень или сердце, но дотянул до пятидесяти пяти.

Все эти старые бабки Пелагеи, Матрёны, Варвары, Елизаветы, Домны, при всей их разноликости — один собирательный русский деревенский бабий портрет. Повязанный белый или бледно-голубой платочек, шустрые глазки да большой нос картошкой.

«Дорогой… любимой… от дочки и сына…».

А вот очень трогательная надпись на могильной плите:


«Сердцу всё не верится в горькую утрату.

Словно ты открыла двери и ушла куда-то…»


Прохожу дальше и останавливаюсь перед портретом ребёнка с испуганными от фотоаппарата большими тёмными глазёнками. Родился в 1989 году. Умер в 1989 — прожил 10 месяцев. Каков был его сюжет жизни, каков замысел его судьбы? Загадка.

Вижу далее свежевырытую могилу сорокапятилетнеголетнего мужчины. Умер в 1998 году. Рядом с ней также новое захоронение — молодой парень. Умер тоже в 1998 году. Отец и сын. Интересуюсь, погибли вместе? Катастрофа? Нет. Первым умер двадцатилетний сын. Через две недели отец. Разошёлся на поминках и от горя и водки не вытянул сам…

Удивительно красивое лицо девочки лет четырнадцати. Вчитываюсь, это мальчик. Как тебя угораздило, симпатяшка ты мой? Купался, свело ногу и утонул?

Деревенские широкие скуластые лица — он и она, на старой фотографии. Интимно склонили голову к голове. Сейчас так не снимают! Вместе в одной могилке. Умерли, ух ты, в 1939 году! Меня ещё не было, а вы уже прожили свои жизни и соединились где-то «там», как на фото. Две судьбы слились в одну, навсегда…

Интересное наблюдение: часто умирает сначала одна половина (муж или жена), — вторая, чаще всего, потом больше полгода не живёт.

Прохожу захоронение без названия, креста и оградки. Так бугорок, но весь обильно усыпан черникой. Рядом грибочки растут, и чуть подалее, даже белый, — король грибов.

Древние заросшие зеленью осевшие могилы людей, поумиравших в 30-х, 40-х годах, а рядом тут же свежепесочные бугорки-насыпи.

«Ну, здравствуй, деда мой». Он улыбается мне с креста своей милой улыбкой, виновато щурясь. Я встаю на колени перед его надгробием. Бабка похоронена в городе. Так вышло. А он, как и хотел, покоится здесь на родной земле. Рядом растут оранжевые грибы — лисички.

Дедуль, где ты сейчас? Быть может, уже воплотился на этой земле и маленьким первоклассником ходишь в школу, где нибудь в Таганроге? Или даже уже сдаёшь экзамены за восьмой классов. А мне скоро сдавать самый ответственный и Большой Экзамен.

Среди деревенских захоронений попадаются и знакомые. В деревнях все друг друга знают. Молодой мужчина Липоркин — помню такого, моего возраста, умер два года назад. Наверняка, пьяная драка.

Особое отношение к красивым умершим молодым женщинам. И после смерти красота с их фотографий продолжает томить, пленять, манить, звать, но уже туда к ним, где их окутала страшная тайна, где сыро, холодно и темно…

Поют птицы, и лёгкий ветерок треплет листочки деревьев. Воздух живой, упоительный. Он среди смерти напоминает о жизни.

Одна доярка с фотокарточки на кресте даже смеётся. Ей хорошо. Фотограф поймал и запечатлел ускользающий миг её былого счастья.

«Тихо…» — читаю на другом кресте надпись. Дальше прочесть буквы мешает венок из искусственных цветов и — «Е.Г.». Скорее всего, Тихонов похоронен.

«…Любимому мужу… любим, помним, скорбим…»


Тихо… Вам мирно спать?


Я прохожу стороной вдоль всех этих разных людей и вдруг они немым вопросом, безмолвными тенями встают, поднимаются из своих могил и напряженно, угрюмо сразу вместе, одновременно пытаются что-то выразить, мне что-то сказать, рассказать, спросить, и… не могут. Потому что сами находятся в необъяснимом недоумении и многое понять не в состоянии. И повисла в кладбищенском пространстве среди леса тихая тёмная, серая тайна.


Уже много людей умерло, умрёт ещё и я вместе ними…


Взлетаю в тихой печали. Я свободен! Лечу над землёй дальше. Поднялся выше.


Когда-нибудь придётся подняться ещё выше, высоко, долететь до Орла, проскочить сквозь липкую паучью паутину и пролететь мимо?


Последний день Терентия Смирнова (из творческой лаборатории)

Саксофон изнывает от жары. Он шепелявит и пришипётывает. Он повизгивает, как поросёнок. Устало и как-то невесело смеётся. Петляет вдоль городских улиц. Он ведёт свой томный звук протяжно, непринужденно, словно нехотя, и выходит на хрип. Вот-вот оборвёт свой низкий тон, но тянет и тянет. Он катается на длинноноте. Неожиданно замолкает. Саксофон убегает от скуки…

В городе пустынно и жарко. Все куда-то уехали, попрятались. Одинокие, вялые прохожие маются. Они раздражительны. Душно, жарко и в квартирах, совсем некуда деться.

В этот ничем не примечательный день, а вовсе ни какой не особенный, я и умер. Точнее, я умер ещё позавчера. А сегодня — мои похороны. Быстро так. Сами понимаете, на такой жаре я, извиняюсь, стал быстро портиться… Несут мой гроб по улице. Плыву я в нём как в лодке, покачиваясь. Людей, провожающих меня, мало. Самые близкие да мелкая горстка зевак. Похоронного оркестра нет, обойдусь, но из форточки соседнего дома, как раз обрывки протяжного грустного саксофона отлетают. Саксофону тоже жарко, он тянет тоскливо и утомлённо. В остальном тихо. Даже шаркающие шаги слышны. Вяло и нудно двигается процессия по жаре. В прочем процессия это громко сказано.

На кладбище возникает лёгкое оживление. Воздух здесь свежее и приятнее. Поставили мой гроб со мной на табуретки. Прощаются. Невдалеке могильщики томятся, уже выпившие, ждут деньжат и продолжение своего банкета.

Прокрался я свидетелем в толпу. Присматриваться стал. Это чегой-то здесь такое делается?! И правда, — меня хоронят. Посмотрел на себя в гробу: нос, как водится, торчком, лицо бледное, осунувшееся, пулями изуродованное, как ни припудривала меня мама, не скрыть следы. Вся она выплаканная. Вон стоит сухая, заторможенная. Шаблон, картина, карикатура на печаль. Стою. Захотелось себя пожалеть, всплакнуть для порядка, не получается. Равнодушие, безразличие какое-то к себе, лежащему, покойному. Отстранённость. Будто не я это вовсе умер, а кто то другой…

Заколачивают — ой, — каждый стук во мне внутренним эхом отдаётся. Опустили гроб на дно могилы. Землю стали кидать. Глухие удары комков её по деревянной крышке застучали так, словно нет в гробу никого — пустой он. Но я там остался заколоченный…

Выходит: всё…

Как всё?! Что значит всё?! Всё кончено разом, хотите сказать? Что? Меня больше нет и никогда не будет?!

Нет, нет, подождите! Как же так?.. Позвольте, я не согласен!

Во-первых, похороны… Это же всё-таки мои похороны… Это в жизни моей, я так понимаю, грандиозное и потрясающей силы событие. Оно у меня единственное в своём роде. Так нельзя, товарищи, или как вас… господа! Уж очень как-то скучно и вяло. Ну жарко, я понимаю, но нельзя же так… Много видел я на свете похорон. Наблюдал их специально, осознанно. Впрочем, не могу сказать, что мои мне не нравятся…

Всё равно так не годится. Вот тебя, мама, сколько раз инструктировал, нельзя так убиваться. Она в ответ беспомощно и устало разводит руками. А вот вы, молодой человек… да, да, вы, у ограды. Не ковыряйте в носу. Ну, пришли посмотреть, хорошо, так создайте соответствующее настроение, дайте печальную позу, проявите участие. Скорбите, скорбите же!

А ты, батя, чего уже глаза залил, потерпеть не мог что ли до поминок. Ну пережил ты своего сына, ну, умер я раньше тебя, так что же… ещё неизвестно кому из нас лучше… Ты, Наташк…случайно узнала, что я умер? Спасибо, что пришла, очень рад тебя видеть. Только не отвлекайся по мелочам. Предайся интенсивному воспоминанию обо мне. Осознай тяжесть утраты.

Нет, граждане, всё будем переделывать. Всё должно быть иначе, вдохновеннее, а то очень уж скучно, обыденно и неинтересно. Постыдитесь, ведь это же я умер! Все присутствующие виновато смотрят себе под ноги.


…Задумался я, что писать про свои похороны… В это самое время, когда я сидел за столом и вспоминал свою смерть, ко мне ворвалось… Дверь моей комнаты чуть не снесли, и ко мне ворвалось Его Королевское Величество, Госпожа всех моих многочисленных «ячеств», Её Высочество моё «Эго» в виде последней буквы алфавита «Я» в человеческий рост со своими пажами. Надменная, гордая и напыщенная, она ткнула в меня полукруглым длинным пальцем и возмущённо прикрикнула: «Как?! Ты не знаешь что писать про свою смерть?! Пиши!» — властно и по-королевски приказало "Я".

— Стоит ли так волноваться, Ваше Величество, — робко отозвался я. — Диктуйте, я записываю.

И моя королева, госпожа буква «Я», выпятив и изогнув свою полукруглую грудку вперёд начала. Приказываю!


«Все люди в городе, нет, лучше во всех странах и континентах… В общем, на всём земном шаре прекратиться всякая и любая производственная работа. Остановятся заводы, фабрики и все международные фирмы. Встанут поезда, не будут летать самолеты — целую неделю! Да. Непременно полная неделя траура по мне. По радио и телевидению (всех стран) каждый час — траурные сообщения о моей трагической гибели. В остальное же время пусть звучит симфоническая музыка, прощальная, трагическая, похоронная — гимны, реквиемы и оратории — и никакой развлекаловки и боевиков. Все газеты, толстые и тонкие журналы, мелькают моими портретами в рамках и прощальными некрологами. Да знаете ли вы, что это был за человек?! Кого мы безвозвратно утеряли?! Люди мира под влиянием лавины информации постепенно проникались глубокой печалью. Многие не могли сдержать слёзы. Самых слабых мысль-осознание-отчаяние невосполнимой утраты и постигшего горя пронзала в самых неожиданных местах: в метро, магазинах, на улицах… Они падали на землю, на асфальт и, не в силах больше сдерживать толчки всхлипов, начинали биться в конвульсиях и судорогах рыданий. Некоторые рвали на себе волосы и посыпали голову придорожной пылью. Другие сидели на краю тротуаров, застывшие, обездвиженные, с отупевшими от горя ничего не выражающими, стеклянными лицами».

— Ну, как вам моя смерть?

— Слабовато будет, давай ещё… (голос из тёмного угла).


«Ах, так?! Продолжаю!

В небе будут знамения, вспышки света, столбы радуг. Само солнце, заметьте — впервые! — странным образом произведёт и опишет немыслимую для законов науки траекторию, и, вернувшись в исходную позицию, продолжит своё движение немного не оттуда, чуточку левее… Не уберегли…

Первые чудесные исцеления начнут совершаться на моей могиле незамедлительно. Молва об этом мгновенно распространится по городам, деревням и сёлам, и толпа жаждующих людей хлынет лавиной к моему захоронению. Движение транспорта перекроют. Наряды милиции и конной полиции, организуя оцепления, с большим трудом будут сдерживать и контролировать массовые демонстрации, непрерывающиеся людские потоки к моей могиле. Океанские и морские суда на всех водах периодически будут оглашать водную стихию длинными траурными гудками… В самом деле не прерывайте, ведь это я же умер. Оцените грандиозность и величие моей смерти. Память обо мне столетиями из поколения в поколение будет передаваться от одной цивилизации к другой. Сотни моих биографий, исследований моего учения и жизни очевидцами и учёными, будут издаваться многомиллионными тиражами. Их будет явно не хватать. А вы что, не читали ещё Терентия Смирнова?! — Какая безграмотность! Причём те люди, которые приступят к описанию моей героической жизни, непременно все будут удостоены нобелевских и всяких государственных премий. Я стану мифом, легендой. И в тоже самое время я буду живее всех живых…»

— Ну, а сейчас? Как?

— Сла-бо-ва-то. (Голос из тёмного угла, но другого).


…Я писал под диктовку своего королевского «Эго», своего «Я» и думал: «какое же оно всё-таки бесконечное, жадное, ненасытное. Никогда не остановится. Ему всегда будет мало, мало, мало… Глупое моё «Эго»! Даже если допустить, что моя смерть будет сопровождаться такими фантастическими событиями, то ты этого не увидишь! Тебя после моей смерти не будет. Тебя уничтожит, убьёт моя смерть». Далее случилось то, что я и предполагал.


«…Все мои по жизни возлюбленные женщины совершат акт публичного самосожжения — иначе они все не представляют своей дальнейшей жизни без меня. Моим именем будут называть города, детей, фонды и премии…»

Моё завистливое «Эго», моё гордое «Я», выраженное этой же самой удивительной последней буквой алфавита, ширилось, увеличивалось и разрасталось всё больше. Оно стремилось к космическим масштабам и, как в мультфильме, достигло гигантских размеров. Буква «Я», едва поместившись на маленьком земном шарике, покачивалась и скользила на длинных ножках, упиралась головою в небо и раздвигала облака всё больше. Всё равно моей букве тесно. «Я» продолжало ширится, тужится, напрягаться ещё, чтобы стать громадней и значительней. Оно стремилось застелить собою всё пространство галактики, весь необъятный космос… Но вдруг не выдержало чрезмерного напряжения и в одно мгновение лопнуло! Стало рассыпаться на куски. «Я» рушится, как взорванный строителями гигантский высотный дом, не сразу, а через паузу — глупое и ненасытное эго моё… Обломки фантастически громадной буквы «Я» из космоса падают вниз, и, расщепляясь в воздухе, становятся всё меньше и меньше. Уже мелкими кусочками они достигают земли и взрываются, разбиваются. Пыль и мусор от них гоняет и кружит ветер по городской улице. Метёт метлой дворник остаточный сор от моего «эго» во дворе, в котором жил когда-то человек, обладатель той самой «Великой», бесконечной буквы «Я»…


Ничего такого, что наговорило моё «Эго», конечно, не будет. А есть — вернёмся назад — моя свежая могила, насыпь и крест на ней. Люди постоят-постоят и разойдутся. И всё. Через час всё забудется. Будет всё тот же город и все те же люди. Они будут спешить на работу и с работы. Люди в автобусах. Люди в ресторанах и кафе. Люди в гонке за деньгами и удовольствиями. Люди, совокупляющиеся по ночам. Люди в магазинах… Бог мой, какая скука! О каком моём «Я» вы говорите? Вообще, было ли оно? Жил ли я?

Живете ли вы все люди?!


Действительно — всё! хватит! достаточно! — пора перейти к объяснениям. Возникла обстоятельная необходимость доказать, что всё вышеизложенное о моей смерти не есть преувеличение, литературный допуск и разыгравшееся воображение. Сам я увидел, понял и осознал эту правду и реальность своей трагической смерти чуть позже, когда не пошёл по улице К. Маркса влево, а свернул направо на проспект Ленина. И зашёл через квартал в пивную.


Если вы действительно когда-нибудь всерьёз задумывались о своей жизни, размышляли и анализировали факты своего непрерывно меняющегося существования, то, наверняка бы, заметили, выявили наличие в своей судьбе тех самых перекрёстков, перепутий и переплетений дорог. Которых много. Они дают нам возможность постоянно делать выбор, выбирать или-или. И не важно, как мы выбираем, осознанно или неосознанно, на какую дорогу сворачиваем. Главное у нас есть этот выбор. И другие пути, по которым мы не пошли, потенциально сосуществуют одновременно и вместе с нашим. И они реальны! Это наши возможности, достижения и тупики. Или ложные ходы. Это похоже на дерево. От толстого ствола отходят мощные большие ветки. От каждой такой ветки в определённых местах отходит группа веток потоньше. Те в свою очередь и даже каждая может разветвляться и давать свой пучок. Места разветвления и есть те самые перекрёстки судьбы. Пучки — наши нереализованные возможности. Мы в состоянии, к сожалению, перетекать, идти и развиваться только по одной линии, по одной ветке…


И вот как раз на большом перекрёстке нашего городка на месте пересечения двух больших улиц и одного проулка во мне заговорили и начали спорить между собой два голоса. Один убеждал меня в том, что лучше свернуть налево на улицу К. Маркса. Там есть книжный магазин. На втором этаже любимый отдел — отдел эзотерики. Поковыряться в стеллажах, полистать, проверить книжные новинки. В общем с непреходящим интересом окунуться в любимое занятие. Второй же голос нагло и упрямо доказывал мне, что нужно немедленно, не откладывая, ну просто в сию же минуту выпить кружечку пива. Необходимость такого требования было простое — очень жарко, а следовательно очень хочется пить. Но я едва уловил в последнем голосе некий тайный, сокровенный и скрытый от меня смысл, подтекст. Будто нечто утаивалось от меня. Конечно же, мне более свойственно пойти в книжный магазин, я давно не употребляю спиртное. Уже развернулся в нужную сторону, но некая сила в последний момент заставила меня изменить решение и свернуть на улицу Ленина.

Вскоре я спустился в пивной погребок. Знакомый запах сигаретного дыма, настоянный в кислой затхлости и гулком шуме, обволок меня. Я раньше любил пить пиво. Здесь царит другой мирок. Им правит алкогольный бес. Это вам не тот яростный и хищный бес водочно-коньячный или винный. Пивной бес особенный. Этот зверь мягкий, пушистый, ласковый, бархатно-плюшевый. Рожки у него совсем маленькие, розовые, хвостик небольшой. Он дружелюбно виляет им и скромно закатывает глазки. Нежится, ластится к вам, пускает вокруг голубую пелену-дымку, ублажает, расслабляет, навеивает томные длинные сны, философские беседы и откровения. Он мурлычет как кот, выпуская свои острые коготки: ещё, ещё по одной кружечке, дружочек, давай…

Я не спешил. Кружка пива уже стояла на столе, а я молча и ненавязчиво изучал обстановку. Оказывается, за мной тоже наблюдали. Меня изучал мужчина лет пятидесяти. В его опущенной на стол руке дымилась сигарета. Дым и полумрак мешал разглядеть обращённое ко мне лицо. Но ясно угадывалось одно. Мужчины был пьян и одновременно находился в состоянии обострённой восприимчивой проницательности. В том самом состоянии недопития, которое делает его одержимым и сосредоточенным на одном желании — любыми путями найти денег и получить новую порцию кайфа в виде зелёного змия. Отдать всё взамен, заложить даже родную маму, но выпить ещё. Пивной бес, облепивший его и полностью им владевший, подсказывал, что это возможно. Он нашёптывал, как это сделать, и давал тёмные силы, вдохновляющие на запланированное предприятие. Уверенность мужчины росла.

Незнакомец решительно приблизился ко мне, встал рядом и без предисловия произнёс:

— Я знаю, что вам нужно…

К чему предисловия в пивных? Здесь всё роднит и сближает людей сразу.

— И что же? — протянул я добродушно и снисходительно, рассматривая его лицо. Оно казалось интеллигентным и носило, может быть, недавно даже профессорские очки. Это был алкоголик со стажем, чем-то смахивающий на учёного или бывшего ученого. Но игры пьяных энергий уже порядком исказили внешность. Всё равно я мысленно про себя обозвал его профессором.

Профессор сунул руку куда-то за пазуху, под большое свисающее пивное брюхо и достал что-то завёрнутое в грязный широкий носовой платок. Развернул его, и я увидел — камень… Средних размеров, похожий на булыжник с мостовой. Кто рядом со мной: маньяк-убийца, свихнувшийся от пьянки алкоголик?

— Вот это… — любовно ласкал пьяным взглядом, словно одновременно нежно уговаривая и камень и меня познакомиться, произнёс собеседник. — Философский камень…

Я много слышал о таком. Но не представлял, что он так просто выглядит и похож обыкновенный. И что бы вот так в пивной, от незнакомого человека…

— В самом деле? — проявил я любопытство.

— Он, он… — решительно закивал профессор. — Потрогайте…

Да, подтвердил с такой убеждённой силой и пьяной отчаянной искренностью, что у меня отпали всякие сомнения. Если у тебя действительно ещё осталось, что пропить, зачем тогда врать и придумывать?

В низеньком пивном погребке на не очень чистой поверхности пивного стола рядом с моей ещё полной кружкой на грязном платке возлегал философский камень! Я потрогал его так, как прикасаются к живому существу. Он был прохладный и шероховатый наощупь. Профессор, подхватывая налету моё состояние лёгкого гипноза, будто бы негласный контракт о покупке уже подписан, добродушно, как только мог в своём бедственном положении, представился:

— Владимир Петрович. — И протянул опухшую в венах руку. Познакомились.

— Умираю, помогите, — всё ещё интеллигентно произнес он. — Позволите?… И уверенный, что не получит отказа, не дожидаясь моего согласия, уже не очень интеллигентно, слегка трясущейся рукой поднял мою кружку пива и жадно в один приём выпил её до дна.

Мне стало его жалко.

— А вам что, уже не нужно? — проявил я осторожно заботу.

— Что? — не понял он, вытираясь кистью руки.

— Ну, философский этот камень…

— Друг мой! Родной! — Я видел по лицу Владимира Петровича, что я действительно в одно мгновение стал ему самым родным и близким человеком. Это меня тронуло. — Пропащий я, понимаешь? Мне теперь не вернуть назад…

Мне захотелось предупредить смену эмоциональных состояний пьяной души профессора. Я знал, что может последовать дальше — история его жизни — что мне сейчас никак не хотелось.

— Сколько? — заспешил я.

— На один флакон… — выставил виновато средний палец с поломанным ногтем профессор, так и не успев погрузиться в роль исповедующего.

Спустя пять минут я уже важно шёл по улице Ленина, так и не выпив пива. Зато теперь философский камень довольно прилично оттягивал мне карман брюк и увесисто бил по ноге. Я ещё не знал, что буду с ним делать. Но пожалел, что не выслушал исповедь хранителя и последнего хозяина философского камня. Захотелось вернуться, узнать его тайну. Но в то же время я понимал, что профессор, наверняка, уже находится в другом состоянии или измерении.

Да. Это судьба. Что бы философский камень вот так просто лежал у меня на письменном столе среди книг и тетрадей. И что бы я на том перекрестке не свернул бы направо, а пошёл бы налево к книжному магазину и не оказался в пивной.

Разительные перемены в моей жизни, чудесные прозрения, связанные с камнем, не заставили себя долго ждать. Нет, не обманул меня профессор. Это был тот самый камень! Я это понял уже на следующий день. Я увидел нечто. На следующее утро на глаза мне попалась местная городская газета. В ней сообщалось о месте и времени вчерашнего происшествия: днём на улице К Маркса возле книжного магазина произошла мафиозная разборка между двумя бандитскими группировками. Она сопровождалась взрывами и интенсивной, но короткой, перестрелкой из автоматов импортного производства. Имеются убитые и раненые, включая прохожих…

Я сверил время. Поверни я вчера налево, то оказался бы точно на этом месте и был бы убит — у меня открылось внутреннее духовное зрение, и я мгоновенно увидел свою смерть, описанную выше (исключая, конечно, диктовку моей «Я»). Причём открытию видения способствовал именно философский камень. Я почувствовал его наводящую энергию и проекцию на меня. Спасибо профессору.

С течением времени камень, оставаясь недвижимым, действовал всё в том же направлении, он стал сгущать вокруг меня события. Он стал притягивать нужных людей. Он сосредотачивал в квартире необходимые книги и энергии. Стремительно я стал набирать знания и приближаться к истине. Наконец, работа камня пошла на максимум. На меня стали просто валиться знания, передо мной открывались тайны за тайнами. Я влез, проник в такие глубины жизни, заглянул в такие потаённые уголки мироздания и человеческого сознания, что становилось жутко от величины накопленного духовного богатства, сконцентрированного камнем у меня дома.

В то же время ослепительно сияющая истина всё же ускользала от меня. Я копил знания, прикасался к запредельным тайнам, но сам не менялся. Через духовные методы пробовал собственную трансформацию. Это оказалось чрезвычайно трудным мероприятием. И не только трудным. С некоторых пор философский камень стал тяжёлой обременительной ношей, он давил на меня. Знания придавливали меня вниз, стало невыносимо тяжко быть обладателем камня. И тогда я понял, почему профессор продал мне этот камень, почему он стал вообще пить и опускаться. И для него слишком тягостным оказался груз полученных знаний. Мне не хотелось повторять судьбу профессора. Выход был один — меняться самому…

Пожалуйста, не думайте, что я могу здесь и сейчас на этих страницах открыть те тайны и знания, которые мне открыл философский камень. Мне в этой книге удалось отразить лишь самую малую толику. Но даже если бы я смог описать все приобретённые знания подробно, то вряд ли кто-нибудь понял бы меня глубоко. Это запредельно. Чтобы быть посвящённым, наверно, всё-таки действительно нужно найти или купить такой камень самому. Без него не выйдет. Странник ли нашёл меня сам, или я сам обнаружил молитву Странника, но я начал серьёзный молитвенный труд. Чтобы измениться самому, я погрузился в регулярную, ежедневную практику. Открылось: молтива — это обширное исскуство и непрекращающееся. Были неудачи, страдания и тупики, но всё чаще я ощущал себя волшебником из сказки, который своей молитвой менял мир вокруг себя и при этом менялся сам. Я держал счастье в руках!

По пути настоящей любви идти сладостно и блаженно…

Взлёты и падения закономерны. Но с некоторых пор, на меня навалилась тяжкая, аморфная, невыносимая, серая масса, я почти осязал её — уж слишком длительная, несконачаемая полоса неудач, потери, уныния и безнадёжности. Бог, казалось, ушёл от меня навсегда. Философский камень свернул свои вибрации. И длилось это нескончаемо долго. И продолжалось мучительно, тягостно… На моё сознание накинулись сомнения, неверие, разочарования и жуткая депрессия. Я думал об окончательном тупике, о том, что выбрал ложный путь, что спасение невозможно. Наваливались и дущили мысли о самоубийстве…


Перекрёстки, перекрестки… те самые, помните? Приходит время и человек неминуемо приходит на ещё один такой перекрёсток, очень важный и значительный. Таким оказался для меня перекрёсток-пересечение Невского и Лиговского проспектов в Петербурге. На многих подобных жизненных пересечениях нас поджидают неожиданности, но на главном перекрёстке всё выглядит несколько иначе.


Я приблизился к некой рискованной и опасной черте. Быть обладателем философского камня оказалось для меня более невыносимым и тогда я решился выбросить камень. Это произошло в Петербурге. Я выкинул его украдкой в реку Неву и испытал кратковременное облегчение. Нет, не захотел я передавать свои знания кому-нибудь ещё — познание множит печали. Мучительны и тяжки сокровенные познания. Они несут много страдания. К чему обременять кого-то ещё?


Я прожил долгую и всё-таки счастливую жизнь. Она была полна приключений и открытий. Это было великолепное путешествие в поисках себя. В нём было много страдания, но и много счастья. И чем больше было в нём мучений и безысходности, как я вижу сейчас, тем больше и огромней ко мне приваливало счастье. И чем больше на меня сваливалось радости, тем больше я познавал, пробовал и обжигался солью мучений. Она разьедала старые раны.

Выбросив в Неву философский камень, вышел на Невский проспект. Я шёл в задумчивости, размышляя о своей дальнейшей судьбе. Тупик моей жизни оставался полным и абсолютным. Остановился в некоторой растерянности на пересечении с Лиговским проспектом. Здесь и обнаружился тот самый главный перекрёсток в моей жизни. Вновь открылось духовное зрение. Я увидел издалека, как навстречу мне приближается фигура в чёрном, я знал, кто это. Свернул влево. Фигура оказалась там же и так же шла навстречу мне. Тогда я быстро возвратился на перекрёсток и дал вправо — она была и там. Я дёрнулся на другую сторону улицы — чёрная фигура тут же перешла на мою половину. Тогда я всё понял. Вот он… Последний перекрёсток… На каждой улице меня поджидает она — моя смерть…

Я пришёл! Было бесполезно двигаться. Тогда я тут же на перепутье сел на край дороги и отказался от выбора. Секунду позже я осмотрелся вокруг: со всех сторон и улиц ко мне надвигались чёрные тени. Тогда я сел в позу мыслителя, безучастно замер, но видел и слышал всё.

Почти одновременно ко мне с разных сторон подошли четыре тёмные фигуры. Я был обречён. Я был уже собственностью одной из них.

Люди в чёрном торговались, ругались, спорили из-за меня. Причём с таким цинизмом и наглостью, словно речь шла не обо мне, ещё живом человеке, а о вещи, ничейном полезном предмете.

— Отдайте его мне. Это тело ещё свежее, — проскрипела высохшая старуха в чёрном балахоне. — Имейте уважение к моей старости. Я ваша старшая сестра, смертельная болезнь. Я вгрызусь, вопьюсь в его тело медленно, постепенно. Я пущу в его органы метастазы и буду убивать его не сразу. Мы все подзарядимся чёрной энергией его мучений и страхов, братцы мои. Я позову всех вас на пир. Мы будем его кушать долго, хватит всем… Не то, что ты, мой братец, проказник и авантюрист — несчастный случай…

Неожиданно старуха захлюпала, заклокотала, стала задыхаться. Безумно задвигала глазами в глубоких глазницах, и из её нутра прорвался новый голос, отличный от прежнего, — хрипящий бас:

— я — боль, я — смертельная боль! Я — мучительная острая боль, отдирающая мясо от костей, душу от плоти, леденящее тело…

— Как страшно, матушка. Но скучно вы живёте! — перебил тот, к кому обращалась старуха. Это был мужчина в чёрном плаще с глазами вампира, хитреца и подлеца. — Я заведую отделом «интересных несчастных случаев». Мы все славно позабавимся. Уверяю Вас, господа, вы все получите неописуемое удовольствие. У нас большие возможности. Особенно в последнее время. Я давно пресытился автомобильными катастрофами, неожиданными падениями и сталкиванием кирпичей на голову с крыши и другой мелочёвкой. Я со своими помощниками, оборотнями, устрою ему потрясающую мафиозную разборку с перестрелками и гранатными взрывами. Мы поместим его в центр событий, на этот раз ему не уйти. Вот будет здорово!

— Несправедливо, — проревел пожилой мужчина в маске злодейства и коварства, укутанный в чёрную мантию. — Я давно пасу и мучаю его, — старик потряс своими длинными когтями. — Он мой! Только самоубийство и ничего больше. Я доведу его. Он почти готов. У меня, поверьте, тоже много способов: самоотравление, самоповешение, самоутопление… Я возглавляю отдел самоубийств.

— Не так уж и много, — отозвался до этого стоящий в молчании мрачный худой молодой тип. — Мой способ самый надёжный и верный, — костлявый силуэт воплощал собой смерть от нищеты и голода.

— Ваша-то уж точно не пляшет, — обратился к нему бледнеющий скелет. Он поскрипывал и гремел костяшками, но выглядел для смерти традиционно и классически, с косой.

— Отдайте его мне и будет плясать. У меня в бомжах спят по вокзалам и не такие, есть и кандидаты наук… — возразил чей-то сахарный, вожделённый голос.

Но скелет в накидке с чёрным капюшоном и косой в руке перебил:

— Справедливости ради он меня заслужил. Помимо того, что я — смерть от массовых эпидемий, катастроф (землетрясение, наводнение…). Я — счастливая смерть по старости во сне в окружении близких. По ночам я выкашиваю зрелую высокую травку — людей отживших, старых…


«Сколько-то их», — думал я безучастно, сидя на бордюре последнего перекрёстка.

Мои смерти долго никак не могли придти к соглашению. Каждый выдвигал свои аргументы. Споры перерастали в упрёки, обвинения друг другу, завистливые пререкания и оскорбления. Они совсем забыли обо мне.

Я медленно приподнялся, встал и пошёл по Невскому проспекту. Никто не взглянул на меня и даже не заметил моего отсутствия. Вдали над Невским, над движением машин и скоплением людей, в воздухе стояла окутанная голубым туманом молодая женщина. Она была тоже в чёрном одеянии, но походила на монахиню. Я рассмотрел её лицо с зовущими глубокими всепонимающими глазами, теми самыми “цвета мокрой смородины.” Лицо белое нежное, очерченное складками чёрного платка. Я двигался к ней навстречу и случайно заметил, что чуточку приподнялся и начал идти по воздуху. Нас заметили, на меня стали показывать пальцем. Я поднимался в пространстве выше и наблюдал реакции людей внизу на земле. Как на больших монументальных полотнах великих художников здесь, на Невском, были широко представлены различные человеческие типы и характеры.

Я видел наивные изумлённые взгляды обывателей, восторгающихся моей святостью и чудом. Замечал благодарные и преданные лица своих немногочисленных последователей и учеников. Внизу подо мною было и много разных шаблонных фигур-карикатур, словно вырезанных из картона. Они вообще ничего не замечали вокруг себя. Я проходил и двигался в воздухе над людьми—персонажами: иностранцами, новыми русскими, туристами, приезжими зеваками… Многие воспринимали меня как музейный диковинный экспонат. Слышал возгласы священников: нечистая, смотри, лукавый идёт! В страхе они сгибались к земле, успевая язвительно угрожать мне пальцем. Нет, я так и не вписался в христианскую догму и установленный ими обрядовый порядок. Они считают Бога своей частной собственностью, своей привилегией, но Бог ходит, где хочет! Они стремятся причесать всех одной гребёнкой догмы, вылепить одинаковых похожих друг на друга оловянных солдатиков…

Всё выше поднимаюсь я к своей возлюбленной незнакомке в чёрном. Всё ниже опускается подо мной Невский проспект. Мельче становятся лица, сами фигуры, вот все они — уже поток пёстрой движущейся массы. И, наконец, сам город превратился в мелкий рельеф на карте, и земля в становилась всё меньше.

Прекрасная монахиня оказалась рядом, и, странно, от неё не веяло холодом и не отдавало сыростью. От неё исходила любовь, торжественный покой и тихое величие. Она властно, но мягко опустила мне на плечи свои точёные белые руки. Сняла свой чёрный платок и уронила его. Тот медленно опустился и тёмным покрывалом упал на облако. Над Петербургом зависла большая чёрная туча…

Незнакомка легко кивком головы встряхнула русые длинные волосы. Они рассыпались кудрями по плечах. Это стало будто сигналом — включилась неизвестно откуда музыка. Заиграл трогательный сердечный небесный вальс. Вальс очень знакомый мне и волновавший меня ранее.

— Я не знал, что у смерти такие красивые волосы… — произнёс я удивленно.

— Я не смерть, я — жизнь! — торжественно ответила она…

Элегантно и легко, словно созданные друг для друга, мы закружились с ней в последнем танце, отдаваясь чувству любви. Любовь и музыка наполнили высшие сферы. И всё в нас и вокруг завибрировало чистотой, благодатью, вдохновением и глубоким счастьем. Мягкий ласкающий свет переливался радужно.

Мы кружились в вальсе и поднимались всё выше и выше. Всё дальше и дальше… Пока, наконец, в танцевальном полукруге высоко-высоко не исчезли совсем…

Далеко внизу оставалось серо и мрачно. Над городом зарядил долгий монотонный теплый дождь.


Сновидения про смерть…

Ещё не догадались, кто была та женщина в чёрном?

Так слушайте дальше.


Копаясь в бесконечном человеческом материале судеб и характеров, я обнаружил один прелюбопытный тип людской старости. Заключается он в том, что человек как бы заранее, преждевременно принимает на себя облик старца. Ещё будучи не старым или почти не старым такой человек начинает играть роль пожилого. И живёт в этой роли долго-долго, практически до конца своих дней. 10, 20, 30 и больше лет проходит, человек тот не меняется, не стареет — всё по-прежнему старый. Не стареет тело, чуть подсушивается. Сушка, как известно, способствует длительному хранению продукта. (некоторые пытаются экспериментировать с заспиртованностью). В чём здесь загадка? Есть ли это действительно уловка и некая человеческая хитрость, попытка остановить тем самым время, отдалить приход самой смерти? Или это естественное измерение старости некоторых людей? Кто знает… Жизнь многих из нас так мало исследована. Но таков был мой дед. Уже после 40 лет, он начал притворяться стариком, охать и ворчать. Нет, не для того, чтобы отлынивать от работы, нет. Быть может, он уже начинал неосознанно пользоваться той самой человеческой уловкой, чтобы растянуть свою жизнь, сделать её ещё длиннее. Придать ей глубину, дополнительное внутреннее измерение. И у него получилось. На старости своей «напоследок» он прожил ещё одну целую свою дополнительную жизнь, длинной почти в 60 лет!

Вижу здесь разгадку в человеческом сознании. Мироощущение в старости таково, что жизнь кажется прожитой, всё позади, некуда спешить и нечего терять. «Пора на покой». Человек становится просто наблюдателем жизни. Этот уровень сознания и даёт стабильность, качество и новое измерение бытия. Жизнь такого человека в самом деле удлиняется.

Я давно примериваю на себе сей костюмчик. Наша роль становится нами. Игрок и игра сливаются в целое. Облачаюсь в костюм старого человека. Слышите, застёгиваю молнию на своей старой спине? Бжжик!

Далее здесь у меня следует лёгкая подсказка шёпотом: она, та женщина — молитва-любовь!..

Писать — всё та же хитрость, человеческая уловка, как и в случае со старостью. Попытка обойти смерть. Борьба со смертью. Игра, шахматная партия со старухой в чёрном — ангелом смерти. Попытка остановить время, увековечить себя, обыграть сознанием смерть, проскользнуть мимо, выиграть…

Потрясающе, сколь многолика и разнообразна человеческая смерть! Не по внешней форме, а во внутреннем измерении. Не бывает среди миллиардов умерших на нашей планете ни одной похожей друг на друга человеческой смерти! После жизни многих из нас, в конце, верным будет ставить окончательную точку. Для них дальше ничего нет. Но в русском языке существует ещё такой знак, как многоточие. Как известно, многоточие означает незаконченность, незавершённость события, подразумевает продолжение чего-либо…

Существует иная удивительная альтернатива: смерть — как сознательный окончательный выход из тела. Умереть — это так просто! Встретить её с любовью. Всего лишь выйти из комнаты в другую, более просторную и светлую (для тех, кто умеет). Выйти из комнаты жизни и даже не оглянуться, можно даже хлопнуть дверью. Можно даже рассмеяться! Смерть — проход к новой и красивой жизни. Смерть — всего лишь та самая комнатная дверца. Смерти не бывает…


Мелькают дни жизни, один за другим. И однажды, — вы только задумаетесь! — однажды придёт тот самый день. Последний день… Готов ли ты?!


…Последний день своей жизни Терентий Смирнов встретил в городе Петербурге.

В этот день тело Терентия Смирнова ещё не было старым, но он не мог уже про него сказать: о, это тело ещё ничего! Оно, конечно, поизносилось, поистрепалось от времени. Но если здесь залатать, тут подштопать и подбить — ещё сгодится, ещё надёжно послужит мне. Ещё можно его носить и использовать для жизни, пребывать в нём…

Нет, всё было по-другому.

Терентий Смирнов шёл долго путём любви и христианской молитвы и открыл для себя его новые потрясающие измерения. Он открыл новый духовный путь — путь исполнения желаний! В действительности не существует иной дороги к свободе, чем путь исполнения желаний. Даже если сновидец научится проходить врата сновидений, а его земные желания не будут реализованы — земля притянет его, он не пролетит мимо Орла.

Помимо магии сновидений, всевозможных блаженств, сопутствующих его пути, исполнение всех желаний оказалось главным результатом и следствием его молитвы. Желания Терентия Смирнова исполнялись одно за другим. Одно за другим. Окольцованная ими душа сбрасывала с себя бремя всех своих хотений. Она становилась всё воздушней и легче, всё прозрачней и невесомей, и готова была подняться вверх высоко-высоко, к Духу. Пришла пора ей подняться. Но тело мешало. Оно стало напрасно удерживать душу на земле.

К последнему дню жизни Терентия Смирнова все его желания чудесным образом через молитву исполнились, воплотились. Не осталось более ничего такого, что удерживало бы его в этом мире. Просто незачем жить. Продолжать жизнь для него было абсурдным, глупым, ненужным и смешным. Зачем?! Можете ли вы себе представить подобное?! Незачем жить! Нет необходимости жить дальше!

Мы знаем и видим множество старых и пожилых людей. Они дожили до 70, 80-и, 90 лет, но продолжают цепляться за жизнь. Они скрипят, ворчат, ноют, проклинают свои болезни и старость, обижаются на судьбу, и всё же продолжают своё безрадостное существование. Им дай ещё 100, 200 лет жизни — и всё повторится опять. Они будут жадно хвататься за жизнь и будут продолжать влачить своё жалкое существование.

Что может быть более прекраснее, гармоничнее и естественнее, чем сбросить своё тело, пусть ещё пригодное, как старую одежду, как старый сухой лист, потому что в нём всего навсего отпала необходимость?!

Душа готова к абстрактному полёту. Нет ничего больше, что бы её удерживало на земле. Душа решилась и оповестила хозяина.

Пора…


Терентий Смирнов был готов к своей смерти. Он знал, как её встретить. Он умирал в Петербурге, в своей квартире.

Уединился. Таинство смерти необходимо встречать одному. Он спокойно зажёг свечку и привычно сел за молитву…

Поток любви снизошёл сверху мгновенно. Это был диалог. Множество ослепительно ярких светоносных, любящих существ кружили над молитвенником. Терентий отвечал любовью и проникновенной благодарностью. Вдруг благостную тишину нарушила небесная музыка — орган. Великий Бах исполнял-разбрасывал в небе свои фуги и приглашал вверх. Благоговеяние и тонкие ароматы разливались по комнате. Вдохновляющий небесный женский хор, тонкое многоголосье наполняло молитвенное пространство. После мгновения любовного забытья Терентий привычно в полном сознании, совершающий это прежде множество раз, поднялся из тела. Сброшено сидящая плоть. Там внизу она уже начинала цепенеть и застывать. Он поднимался ввысь.

Как и это всё?! Это та самая смерть, которой пугали, ужасали, страшили меня? Боль, где ты? Где ты, чёрное небытие? Где пытки, муки обрыва? Но ведь я жив, существую, переживаю, полон любовного дыхания — живу!!!

Душа радостно и беззвучно рассмеялась. Она ликовала.

Лёгкость и безраздельная свобода! Сброшено тело.

Лёгкость и свобода! Окончена жизнь.

Радость и тихий беззаботный смех существования!

Окочен последний день Терентия Смирнова. Окончена жизнь? — Нет!!!

Любовь! И всё только начинается!!! Жизнь новая, удивительная, незнакомая, волнующая, ещё только ждёт его впереди. Жизнь в Духе. Всё больший трепет, любовь и благодарность охватывали душу.

Она — прекрасная и стройная монахиня — женщина в чёрном — моя тайная любовница, поведёт меня дальше за руку, поднимет. Мы полетим вдвоем!

Она — рядом! И вовсе не в чёрном, а в розовом воздушном длинном платье, без платка. В одну точку стянулись плоскости сна и яви: чёрный платок в это время опускался на облако… Тёплые и чуть прохладные потоки воздуха подняли их двоих.

— Устремляйся ввысь! — ласково и звонко кричит она ему, — Ты заслужил меня, ты заслужил такую смерть!..

— Я люблю тебя!!! — кричал Терентий Смирнов.

Люблю… люблю… люблю… — отзывалось и трепыхалось мягкое воздушное эхо. Столбы многоцветных искр и света играли вокруг.

Ещё выше, — звучал женский голос, — Выше к Богу!

— Но, ведь здесь уже так хорошо, так прекрасно!

— Нет! Ты можешь ещё выше, дальше, ввысь к неописуемому блаженству!..


Похороны Терентия Смирнова прошли буднично, вяло и скромно, как он и предполагал. Даже скучно, потому что многие думали, что на этом жизнь человеческая заканчивается. И в этом самом месте ставится большая жирная и окончательная точка. Но автор уверенной рукой рисует многоточие…


Миры Карлоса Кастанеды

Изучать книги Кастанеды крайне интересно и познавательно-полезно! Читатель-эзотерик может черпать из них всё новые и новые знания. Он может открыть для себя потрясающие тайны. Тайны планетарного Паука. Тайны демонического сознания. Тайны Дьявола!

Итак, чёрная магия существует. Миры чёрной магии являются самыми мерзопакостными, зловещими, мрачными, удушающими и тягостными. С точки зрения нормального, здравомыслящего человека ставить себе духовную цель достичь подобных миров будет безумием, шизофренией, абсурдом! Однако поставьте себя временно в позицию Паука сознания. Все живые существа на земле являются его энергетической пищей, а его липкая паутина есть пленение, рабство и смерть для всех живых существ. Владения Паука предельно хищные. Но чтобы вы сделали на его месте для того, чтобы привлечь в свои миры подвижное сознание? Правильно, в первую очередь вы поступили бы именно так, как это сделал Карлос Кастанеда. Вы увели бы от сути, приукрасили, дезориентировали бы, размыли бы границы, романтизировали, впечатлили, вдохновили бы, развесили бы яркие оптимистические лозунги о возможностях человека… Смертоносная паутинка играет на солнце, переливается всеми цветами радуги и как притягательно блестит! И во-вторых, вы бы организовали и пользовались услугами посредников, посланников, ловцов человеческих душ, охотников за живым светом…

Книги Кастанеды походят на самый настоящий подарок всем читателям-эзотерикам. Подарок находится в весьма привлекательной, блестящей и красивой обёртке. Но что скрывается внутри подарочной коробки?

Давайте же рассмотрим содержимое дара толтеков. Рассмотрим объективно, непредвзято, как и полагается серьёзному исследователю. И в качестве хирурга сознания мы возьмём в руки скальпель — световой луч своего внимания — и рассечём внешние, поверхностные, видимые ткани, чтобы проникнуть во внутрь и увидеть подлинное состояние организма. Я уже вижу раковые опухоли, метастазы, гниение, разложение, поражение всех органов! Но может быть, их ещё не заметил читатель.

Кастанеде удалось мастерски создать иллюзию того, что толтеки — это навигаторы вселенной, космические странники, бороздящие безбрежный океан сознания; астральные путешественники, которым доступен и подвластен каждый уголок необозримых галактик. Так ли это?

Прежде, чем детально рассматривать миры Карлоса Кастанеды, нам необходимо определиться с самим понятием «миры сознания».

Что под ним подразумевается, зачем эти «миры» нужны?

Каждый человек пребывает в восприятии физического мира, окружающей нас материальной действительности. Это соответствует вполне определённому положению точки сборки или ограниченной энергетической области таких положений.

В связи с этим, исходя из концепции толтеков, самым первым и общим определением «мира» станет соответствующая позиция точки сборки, при которой собираются соответствующие эманации и реализуется процесс того или иного заданного восприятия-осознания. Согласно учения дона Хуана, человек не ограничен только одним миром, ему подвластно бесчисленное множество других реальных измерений и миров. Любая новая, незадейственная или недоступная ранее позиция точки сборки, при которой собирается необычное, непривычное восприятие, и станет для человека новым миром сознания. Таким образом, тот или иной мир сознания определяется положением точки восприятия, от восприятия самого привычного до самого фантастического.

Человек есть всего лишь светящаяся точка существования. Именно эта вспышка сознания и является подтверждением подлинности, достоверности своей жизни для самого человека. Каждая человеческая личность располагает только одним единственным направлением восприятия в данное мгновение — всего лишь одним выстрелом восприятия. Обратите внимание на какую-либо деталь в своей комнате, на своём столе в данный момент, когда вы читаете эту книгу. Пусть это будет всё та же книжная страница. Обратитесь к ней рассеянным взглядом, зафиксируйте своё внимание не на смысле печатных букв и слов, а на рисунке или оттиске этих слов как на гравюре. Удерживайте такое внимание, отмечайте про себя всё новые и новые детали — ширину и длину строки, характер написания букв, печатные «завитушки», объём, плоскость, особое настроение… Я вас поздравляю! Вы находитесь в совершенно новом для себя мире — неведомом ранее — мире слов и букв! А теперь скользните взглядом в сторону под углом всего лишь на несколько градусов. Упрётесь ли вы в стенку обоев с его неповторимым рисунком или опуститесь на паркет комнатого пола — и это будет новый мир восприятия. Обширный мир со своими эффектами и множеством собственных деталей! А теперь неожиданно сделайте выстрел в ином направлении — обратитесь к своему слуху. Наблюдайте звуки, вслушивайтесь в тишину. Слушайте, слушайте, непереставая… И здесь нас подкарауливает самый настоящий мир — мир разнообразных звуков. Чтобы открыть для себя новый мир сознания достаточно просто зафиксировать своё внимание на неиспользуемых ранее эманациях, на не исследуемых объектах и их деталях, и, подолгу удерживая фокус, погружаться и погружаться в исследуемую область. Вас ждут самые настоящие открытия! Только в одной вашей квартире, в которой вы сейчас, возможно, читаете эту книгу параллельно сосуществуют триллионы, секстиллионы равноценных миров восприятия! И точка вашего существвоания может двигаться к ним в любом бесконечном направлении — у света сознания нет дна и границ! Однако… раскрытое нами понятие о мире сознания относится лишь к самому общему и слишком обширному, ёмкому определению. Такой мир было бы правильнее назвать пространством сознания. В эзотерической, духовной области под «миром» подразумевается нечто более конкретное, чем просто позиция точки сборки.

Преже всего, любой энергетический мир должен соответствовать следующим обязательным критериям: абсолютная самодостаточность и полнота (неиссякаемая глубина, многомерность и объёмность), стабильность, неизменность, устойчивость; по возможности, вневременность существования этого мира (качество вечности) и, наконец, самое важное — красота, благость, просветлённость, изящество, эстетика — качество полноты и блаженства существования в данном мире. Всем этим критериям одновременно отвечают те миры сознания, к которым стремятся все религиозные мистики. Это миры божественной Любви, миры вечной радости и наслаждения в Боге — абсолютная полнота вечного существования! Но не таковы миры магии! Если духовный искатель руководствуется в своих исканиях тем ориентиром, что миры сознания должны быть тягостными и мрачными, то он уже очень сильно дезориентирован. Мы выбрались к пониманию одного из самых важных в эзотерике вопросов — зачем человеку нужны миры сознания? Единственным ответом на этот вопрос будет:

«Тот или иной мир сознания выбирается для того, чтобы существовать (жить) в нём и после своей биологической смерти!» Это самая конечная цель и смысл всего духовного развития! Духовный смысл жизни заключается в спасении — сохранить своё сознание, но при этом не попасть в страшный мир (в лапы к планетарному Пауку), а оказаться в наиболее лучшем из всех миров космоса!

И чем светлее и прекраснее будет такой мир — тем лучше. Все религиозные пути и создаются с такой единственной духовной целью — они соединяют сознание человека с самыми лучшими, волшебными, чудесными и умопомрачительными мирами счастья и любви! Миры же магии представляют собой альтернативу. В обоих случаях вся жизнь человека на том или ином пути представляет собой тренировку, подготовку к приятию тех или иных миров сознания и их достижение. Таким образом, в отличие от общего понятия «пространства сознания», мы будем оперировать более узким пониманием «мира сознания» — как внематериальной и энергетически наиболее стабильной, отдельной, самодостаточной и вневременной области. Очевидно, что весь наш физический мир со всем множеством позиций сознания живущих на земле существ (включая растения, животных и человека) в эту категорию «мира сознания» уже не попадёт, хотя бы потому, что для нас этот материальный мир является преходящим, временным. Придёт время, и мы его покинем навсегда.


Чтобы исследовать миры Карлоса Кастанеды, нам следует все пространства сознания, представленные и описанные в его книгах, разделить на четыре категории.

К первой категории относятся:


1. Персональные (биографические) воспоминания и фантазийно-сюрреалистистические переживания и сновидения Кастанеды;

2. Изменённые состояния вследствии употребления растений Силы, (пейота, «дымка», «травки Дъявола»), элементы ясновидения прошлого (пример колдовства с магическими ящерицами, при помощи которого Карлос увидел, кто украл книги в библиотеке его университета);

3. Левостороннее повышенное осознание при помощи удара нагваля;

4. Состояния раздвоенного восприятия, расщепления сознания (манипуляции Хенаро и Хуана с энергетическим двойником ученика Карлоса, эффекты дубля при нападении на Кастанеду «сестричек» и доньи Соледад, «прыжок в пропасть», «бег по пустыне»…);

6. Прохождение временного коридора: после удара дона Хуана Карлос оказался на городском рынке монет и книжной продукции, на базаре, который действовал в прошлом несколько дней назад (по кн. 4, ч. 2, гл. 4 «Сжатие тоналя»);

7. Изменённый режим восприятия (ИРВ), воспритие чистой энергии, «как она течёт во вселенной», и энергоструктуры других людей в виде яиц, шаров, «остановка мира»;

8. Мир восприятия вороны и собаки — нижняя позиция точки сборки;

9. Микромиры (комар-страж, червяк) — область крайних нижних сдвигов точки сборки;

10. Путешествие в намерении мага древности — Арендатора (по кн. 9, гл. 11));

11. Сновидение «призрака», видение саблезубого тигра.


Не имеет смысла останавливаться подробней на каждом перечисленном пункте, поскольку вполне очевидно то, что частные преходящие, субъективные восприятия Карлоса в тех или иных обстоятельствах и энергетических воздействиях являются вовсе не мирами сознания, а — переживаниями! Неустойчивыми, фрагментарными состояниями! Например, при поедании галлюциногенных кактусов и знакомстве с растением-учителем «Мескалито» Карлос не открывает для себя нового мира, а развязывает энергетические матрицы собственного прошлого (взаимоотношений с отцом) и нейтрализует детские страхи (нападение громадной, поглощающей слизи на пейотной сессии). То же самое относится и к «повышенному осознанию» после удара нагваля по спине. В этом случае воспринимается всё тот же наш обычный, известный физический мир, хоть и на неком обострённом уровне. Точно также обстоит дело и с «видением» энергии. Карлос наблюдает различные энергетические явления весьма спонтанно, кратковременно, все они вершатся из положения физического тела и физической яви (но на более глубоком энергетическом уровне) и фактически не делают его обладателем «видимого», а также не дают ему возможность «вхождения» в эти «видимые» области. Между субъектом «видения» и самим «видимым» в данном случае пролегает неодолимая граница.

Путешествие Карлоса в «намерении» Арендатора в старинный город с церковью прошлого, также относится к частному сновидению, причём к чужому, и никак не может рассматриваться в качестве самостоятельного энергетического мира. Это подчёркивает и сам «бросивший вызов смерти». Несмотря на то, что все людские персонажи обладают даже собственными мыслями, такое магическое сновидение есть акт всего лишь долговременной визуализации, как способ тренировки Арендатора.

Определённой долговременностью и устойчивостью обладает сновидение саблезубого тигра Кастанеды. Его пространство представляло собой «заросшую болотистыми тёмно-зелёными растениями долину. На выступе скалы на высоте в два-три метра лежал громадный тигр окраса тёмно-коричневого, почти шоколадного цвета. Погодные условия менялись, тигр оставался». Карлос замечал и других тигров. Он «мог слышать их своеобразный повизгивающий рёв — крайне неприятный звук». Тигр показывал особый способ дыхания. Всё пространство было окрашено в жёлтые и тёмно-коричневые тона.

На первый взгляд может показаться, что это сновидение следует отнести к миру сознания. Нельзя. Оно преходяще, и является всего лишь только разреженной энергией, проекцией коварного неорганического сознания. Сам дон Хуан называет его «сновидением призрака» и утверждает, что оно присуще человеческой личности с настроениями насилия и разрушения и указывает на судьбу иметь союзников (по кн. 6, ч. 1, гл. 4 и ч. 2, гл. 8). А в кн. 9, гл. 6 указывается и на конкретную связь данного сновидения с миром неорганических существ, который мы рассмотрим позже:

«Мои ночные видения саблезубых тигров продолжались регулярно в течении длительного времени, до тех пор, пока агрессивный лазутчик, вновь не дожидаясь моего согласия, перенёс меня в туннели» (из кн. 9, гл. 6).

Несколько подробней следует остановиться на излюбленных позициях восприятия магов растений, животных, насекомых и птиц. Сам дон Хуан поясняет, почему эти нижние позиции сознания не являются самостоятельными мирами следующим образом:

«Сдвиг вниз точки сборки от её обычной позиции даёт очень детальное, но весьма зауженное восприятие обычного известного нам мира. Однако образ этот настолько детализирован, что нам кажется, будто это — совершенно другой мир. Гипнотический образ этого мира ужасно притягателен… Эффект изменения перспективы весьма приятен, — продолжал дон Хуан, — единственная проблема состоит в том, что в этих положениях точки сборки видящего настигает смерть» (из кн. 7, гл. 10)

В самом деле, в конце своего длительного магического развития после биологической смерти оказаться в одном из самых низших земных миров — в мире какого-нибудь зверя, птицы, растения или таракана является пределом глупости и безумия! В этих «мирах» все жадно пожирают друг друга. Эти пространства ужасны и так недолговечны — произойдёт какая-либо экологическая катастрофа и нет «мира»… Достоен удивлению эпизод о мире красных насекомых или жучков с глянцевыми бурыми спинками. Дон Хуан сообщил Ла Горде, что обнаружил этот мир в тот самый момент, когда последовал за Карлосом в позицию восприятия комара. Он рассказал своей ученице, что этот мир якобы очень красивый и выгодно отличается от мира людей (по кн. 5, гл. 6). И туда, возможно, он будет проецировать собственное сознание после своего окончательного ухода из физической жизни. Нелепость, абсурд, невиданная деградация! А как на счёт того, что какие-нибудь ящерицы или птицы пожрут всех этих насекомых, а заодно и дона Хуана, и мир их исчезнет с лица земли? Вспомните хотя бы американский фильм «Дорогая, я уменьшил детей», в котором очень хорошо показывается, насколько опасными являются микропозиции. Какое-либо более крупное насекомое в этой позиции, например, стрекоза (невинное для человека в обычном физическом мире), становится для тебя вдруг самым настоящим кровожадным монстром-хищником. Но таковы «издержки» и нелепости магии…

Определённо скажем: все пространства сознания мага Карлоса Кастанеды первой категории к мирам сознания не относятся!

Во вторую категорию входят самые настоящие, самые полноценные, бесконечные и самые прекрасные энергетические миры. Но их у толтеков всего два…

1. Позиция восприятия «человеческой матрицы»;

2. Светящийся мир, именуемый «белым».

Каким потрясающим изобилием светлых миров обладают маги-толтеки! Всего лишь двумя…

Первая позиция относится к восприятию бесконечной, божественной, неописуемой и вездесущей Любви. В действительности это одна позиция, к тому же самая отдалённая и подавленная, только у толтеков. Потому что на самом деле за ней скрываются бесчисленные и разнообразные положения точки сборки восприятия сногсшибательных, прекраснейших и таких реальных энергетических миров, галактик, планет и вселенных! Главный принцип жизни в этих мирах — не хищность, не захват, не агрессия и страх, а абсолютное блаженство абсолютной полноты бытия! Как же распорядились этим бесценным духовным сокровищем толтеки? Что они сделали с первоисточником всего космоса — с волшебной, чудотворной и животворящей энергией Любви? Они от него отказались принципиально и категорично! И в этом для нас изрядно постарался сам дон Хуан. Каким только образом он не обесценил, не спрофанировал реалии и смысл духовной Любви!

Он отнёс Любовь к самому стойкому пункту человеческого инвентарного списка, всего лишь к идее и представлению картинного Бога. Он заявляет Карлосу: «Этот пункт — подобен прочнейшему клею, фиксирующему точку сборки в её исходном положении. И если ты намерен собрать другой истинный мир, пользуясь другой большой полосой эманаций, тебе необходимо принять все меры для полного высвобождения точки сборки… Прежде, чем человек достигнет свободы, ему необходимо избавиться от некоторых идей».

Но каким образом можно достичь «свободы», освободившись от идеи любящего Бога и заодно от самой любви, если любовь является самой сутью безраздельной свободы?! Космическая Любовь объявлена «матрицей»:

«Он сказал, что это похоже на гигантский штамп, который без конца штампует человеческие существа, как-будто некий гигантский конвейер доставляет к нему заготовки и уносит готовые экземпляры…».

Ещё одна провокация, дезориентация и гнусный обман! Но на то она и чёрная магия…

«И они увидели, что то, что мы называем Богом, есть статический прототип человеческого образа, не имеющий никакой силы… Мы — отпечаток матрицы, продукт штамповки…».

Свести духовную любовь — вездесущую, вечную и неограниченную космическую энергию — всего лишь к некой «человеческой матрице» — подобная нелепость встречается во всей популярной «эзотерике» впервые! До столь жуткого обмана и грубого извращения могут додуматься только толтеки! И как только после того, как ученика Карлоса потрясло до глубины души переживания столь высокого, просветлённого и чистого, сердечного чувства, мы читаем:

«Дон Хуан меня высмеял. Он сказал, что я набожен и легкомысленен, что из меня получился бы дивный священник, а теперь к тому же и пророк — лидер религиозной конфессии, видевший Бога. И он язвительно посоветовал мне взяться за проповедничество и описывать всем, что я видел» (по кн. 7, гл. «Человеческая матица»).

Уж, куда яснее Иисусом Христом сказано: «Бог есть Любовь», энергия Любви! Отрицать такого Бога означает отрицать саму Любовь. Тем более, что дон Хуан вырос и всю свою жизнь прожил в Мексике — католической стране. Он профанирует ни буддийского, арабского или китайского Бога, а христианского! Он отрицает Любовь…

Определённо совершена подмена понятия, смысла; произошла замена энергетического ПЕРВО-источника всего лишь фантазийной картинкой. И читатель этого коварного подвоха не замечает…

В действительности же произошло следующее: располагая позицией восприятия космической Любви, толтеки этой позицией не обладают! Они кратковременно используют данное положение точки сборки только в начале пути своих учеников. И всего лишь для полного открепления от соответствующих светоносных эманаций и необратимой блокировки собственного духовного центра в дальнейшем. Таким образом, временно оперируя эманациями мира любви, уже изначально в самой подавленной, отдалённой позиции, толтеки этим миром не располагают. Они от него энергетически отключены! Поэтому о мире Любви в рамках учения толтеков говорить не приходятся. В действительности у них этого мира нет и быть не может!

Аналогичная ситуация вырисовывается и с «белым» миром. Всё, что мало-мальски позитивно, прекрасно, чисто, светло и созидательно, — неизбежно обесценивается и объявляется бесполезным и невыгодным.


«Я вспомнил также, что позади этого унылого дюнного ландшафта лежит другой мир, сияющий исключительным, однородным, чистым, белым светом. Когда мы с доном Хуаном вошли в белый мир, я ощутил, что свет, исходящий отовсюду, не прибавляет сил, но успокаивает настолько, что производит впечатление священного.

Священный свет омывал меня, и тут вполне рациональная мысль пришла мне в голову. Я подумал, что мистики и святые, должно быть, совершали это путешествие точки сборки. В человеческой матрице они видели Бога, в серных дюнах — ад, а дивном прозрачно-белом свете они видели сияние небес» (из кн. 7, гл. 18).

Дон Хуан добавляет, что белый мир есть «всего лишь» поперечный сдвиг точки сборки, что не мешает ему же в другой главе заявить о том, что и он принадлежит большим самостоятельным полосам эманаций…

Нельзя доверять подобному опыту чёрных магов, тем более верить их интерпретациям. В действительности познание священного света (духовного центра) происходило лишь в очень бледной, ослабленной зоне его отражения. Но такой свет есть энергетическая реальность, которая превосходит все известные энергии! И не прибавлял он сил магу Карлосу лишь потому, что у толтеков энергетическое подключение к этому чудотворному свету отсутствует!

Да, маги способны скользить по касательной вдоль границ просветлённых миров, но доступ туда, в эти волшебные благостные пространства, им навсегда закрыт! Потому что энергии толтеков несовместимы со световыми потоками любви.

Таким образом, вся вторая категория в составе всего двух миров сознания — самого великолепного во всём космосе мира Любви и белого света — отвергнута самими же толтеками. Категорически и бесповоротно!

Третьей категории миров Кастанеды принадлежат те пространства сознания, в которые ученик Карлос погружался всего лишь один раз. О них имеются весьма скудные, поверхностные сведения, и мы не можем их анализировать достаточно глубоко и серьёзно. К этим пространствам относятся:

1. Совместное сновидение Карлоса с Зулейкой, Соледад и Хосефиной;

2. Город с постриженными деревьями;

3. Фиолетово-пурпурный мир.


Тем не менее, во всех разовых пребываниях в данных мирах прослеживается всё та же единственная повторяемая черта. Эти миры являются устрашающими, невзрачными, пугающими, хищными, в них человек отчётливо ощущает дискомфорт.

«Внезапно меня охватил испуг. Свет был чужим для меня. Это был безжалостный свет, он, казалось, нападал на нас, создавая ветер, который я мог ощущать. Однако тепла я не чувствовал. Я считал этот свет вредным». Очевидно, что это не свет Любви. Свет Любви является тёплым, мягким, нежным и целительным. Далее пространство хищного света переходит в мир, сплошь мокрытом мокрой пенистой глиной «с небом, скорее, тёмным, чем синим», а тот, в свою очередь, оборачивается отражённым светом, «на оранжево-жёлтой поверхности которого проступали громадные коричневые пятна» (по кн. 6. ч. 2. гл. 7, 13 путешествие Карлоса с Ла Гордой, Зулейкой и Хосефиной).


Пугает Кастанеду неясной угрозой и мир незнакомого города с улицей, обсаженной аккуратно подстриженными деревьями. По описанию, город был похож на западный, а люди в нём напоминали литовцев. «По мере того, как мы шли, внутри моего тела нарастало ощущение тревоги… Как только я начал смотреть на кого-либо, тот смотрел на меня в ответ. Мгновенно вокруг нас образовалось кольцо жёстких голубых и карих глаз». Далее порыв сухого ветра сдул Карлоса, и тот возвратился к прежнему физическому восприятию… Дон Хуан объяснил, что в подобных мирах нельзя «выставляться», поскольку подобная опасность обнаружения напоминает спустившегося на паутинке перед глазами человека паучка. Человек запросто захочет его прихлопнуть (по кн. 9, гл. 2).


Фиолетово-пурпурный мир — «составлен чем-то похожим на цветные панели и навесы. Плоские, экраноподобные панели неправильных концентрических окружностей заполнили всё вокруг». Карлос, пребывая в нём, «ощутил огромное давление, сжимавшее тело со всех сторон» (кн.7, гл. 13).


И, наконец, мы добрались до четвёртой категории истинных миров толтеков — до тех миров, куда они сами стремятся; туда, куда пролегает их путь, где находится конечная цель их путешествия.

Мы рассмотрим те самые пространства, в которых все маги находят своё посмертное пристанище.

Количество подлинных миров толтеков очень невелико, их всего четыре (в действительности, как обнаружится, только два!):

1. Пространство, условно именуемое «Куполом»;

2. Стена жёлтого тумана и серных дюн;

3. Миры неорганических существ;

4. Чёрный мир.


Вообще, описательная иллюзия изобилия тех пространств сознания, которое доступно толтекам, несомненно, создаётся Кастанедой намеренно. Настоящих, самодостаточных, стабильных миров сознания у магов всего несколько! Это одна очень ущербная, ограниченная плоскость и однобокое видение энергетической вселенной. Описательный эффект «разнообразия» расчитан на то, что читатель не в состоянии отличить «переживание» или «состояние сознания» от подлинного энергетического «мира». А очень многие фрагменты «миров», описанные Кастанедой, даются об одном и том же «мире сознания», но многократно, под разными углами зрения, при различных условиях! Читателю кажется, что это разные энергетические измерения — в действительности речь идёт об одном и том же! Но трюк «изобилия» на читательское воображение действует.


Сейчас мы посетим гигантские владения планетарного Паука Сознания. Мы спустимся в самые отдалённые энергетические глубины земли и заглянем в святыню святынь и главную тайну нашей планеты — туда простому смертному (ещё живому человеку) пока доступа нет!

«Дон Хуан выразил своё убеждение в том, что христианские идеи об изгнании из райского сада представляются ему аллегорией утраты нашего безмолвного знания. Следовательно, магия — это возвращение в рай» (из кн. 8, гл. 3).

Чёрная магия ведёт к раю?!

Вот мы и рассмотрим «рай» толтеков.


Поскольку каждый духовный путь, обладая собственным заданным направлением движения точки сборки, соединяет с искомым, желанным миром сознания (данного пути), — то вся жизнь того или иного адепта уходит только на подготовку, энергетическую настройку на соответствующее конечное пространство. Однако энергоструктура каждого человека представляет собой относительно закрытую сферу. Точка сборки с поверхности кокона не может проникнуть сквозь световые слои в любую (внутреннюю) область кокона или за его пределы, чтобы собрать желанные эманации и миры. Эзотерический путь потому и является путём, что использует те или иные, но очень конкретные (в рамках данного пути) энергетические входы, точки, порталы. В популярной эзотерике об этих «входах» известно, как о «чакрах» — энергетических вихрях, сквозь которые точка сборки и «проскальзывает», погружается, проникает, движется в заданном направлении, собирая определённые миры. Дон Хуан обозначает эти входы как «точки»…

Таким образом, обнаруживается различие между самим энергетическим миром и входом в него. Это как разница между пространством некой комнаты и порогом, дверью или коридором, соединяющим с данной комнатой. Подобный энергетический коридор есть неотъемлемое промежуточное звено, принадлежность определённому миру сознания. Он есть изначально и вход (дверь) в некий мир, и одновременно по мере прохождения вскоре становится самим миром! Такой энергетический переходной канал у толтеков именуется по-разному:

— трещина между мирами;

— створки, лазейка, щель;

— стена;

— проход между линиями мира;

— место силы;

— мост;

(и даже) космическое влагалище.

Именно к переходному энергетическому звену (но никак ещё не к самому миру!) и принадлежит пространство, обозначенное Кастанедой как «купол». Оно в книгах упоминается несколько раз.


«Что-то давило на меня. Я чувствовал, что сжимаюсь. Я ощутил приступ тошноты. Я видел, как вечерние тени быстро поднимаются по склонам гор. Я чувствовал, что словно бегу за тенями… Сейсмические волны были настолько огромны и производили такой грохот, что утратили для меня всякое значение. Сам же я был никчемным микробом, которого всё это крутило и вертело. Постепенно свистопляска замедлилась. Последовал ещё один мощный толчок, после чего наступила остановка… Надо мной был сияющий непостижимый купол… Я покачивался в воздухе, словно падающий лист… Я чувствовал, что бесконечно устал. Неведомая сила куда-то тянула меня. Пройдя сквозь тёмную дыру, я оказался рядом с доном Хуаном и Хенаро» (из кн. 7, гл. 13).

Несмотря на то, что величина «купола» неким образом восторгает Кастанеду, в описании очевидно то, что данный энергетический переход действует на путешественника весьма и весьма утомительно, тягостно, разрушительно и отнимает энергию.

«Я мог видеть огромную фосфорецирующую равнину, залитую зелёно-жёлтым светом. На одной стороне долины, справа и частично скрытое от моего поля зрения скалой, находилось невероятное куполообразное строение. Оно было тёмное, почти угольно-серое… У меня закружилась голова, и я погрузился в состояния распада» (из кн. 5, гл. 4).

Ла Горда утверждает, что в месте «купола» пребывает ученик Хенаро Элихио, и что он как бы остался соединительным звеном магов с ушедшим в «неизвестное» нагвалем. Пространство «купола» — это, так называемое, «место силы», которое используют толтеки в качестве проникновения в свои «миры». Место силы является особым энергетическим изломом в энергоструктуре земли, которым прежде пользовались все древние толтеки при своём захоронении. Подобный вход выводит к магическими мирам непосредственно. Но куда? Куда стремятся толтеки?

Подразумевая переходной канал, уже в кн. 1, гл. 11 дон Хуан приводит описание проникновения в желанный магический мир. Он подчёркивает, что трещину между мирами необходимо прорвать собственной волей, пронзительным криком, силой. Он утверждает, что за этой «трещиной» (энерговходом) дуют страшные ветра, лютуют союзники и слабому там делать нечего. Союзники набрасываются на человека и терзают его. Ла Горда по поводу этого «перехода» дополняет описание:

«…Из этой пустынной равнины приходят союзники и другие твари ещё более свирепые. Эти свирепые союзники или, если хочешь называй их демонами, могут разорвать тебя на части» (из кн. 6, ч. 2, гл. 8).

Откуда такие ужасы? И почему входы в миры толтеков связаны со столь разрушительной силой и крайним изматывающим перенапряжением?

Ответы будут даны. А пока мы перейдём к рассмотрению «стены жёлтого тумана». «Стена» обозначает сам энергетический вход, а то, что располагается сразу за нею, относится уже к началу вполне конкретного, полноценного магического мира сознания. Описание самой «стены», процесса её преодоления и пространства, лежащего за этой стеной, Кастанедой даётся неоднократно и достаточно подробно:


Стена жёлтого тумана описывается, как «толща жёлтого испарения». Она разделяет мир надвое от земли до неба. Она поворачивается одновременно вместе с направлением взгляда. Начинающим магам нужно остановить вращение стены, чтобы проникнуть сквозь неё (по кн 6, ч. 1, гл. 5 и ч. 2, гл. 12).

В жёлтом туманоподобном испарении уже имеется нечто неприятное, отвратительное… Тем не менее, толтеки толкают в эту стену своих учеников грубо и насильственно:

«Дон Хуан каким-то образом добился того, что я оказался повёрнутым к стене тумана. Он не хватал меня за шкирку (как Сильвио Мануэль), а толкнул в стену тумана, и следующее, что я увидел, была пустынная равнина… Я был парализован неприятнейшим и угрожающим ощущением придавленности — усталости, сводящей с ума затруднённостью дыхания. Я ощущал, что стою внутри душной жёлтой пещеры с низким потолком. Физическое давление стало таким сильным, что я больше не мог дышать. Казалось, все мои физические функции остановились… В следующий момент я погрузился в состояние дискомфорта и страха. Я посмотрел на Сильвио Мануэля с молчаливой просьбой о помощи. Он взглянул на меня, и я понял, что пропал. Его глаза были холодны и безразличны. Дон Хуан отвернулся от меня, и я внутренне затрясся от невыразимого ужаса… Сильвие Мануэль сказал, что судя по тому, как я теряю энергию, до моего конца остаются мгновения, и что я могу считать себя уже мёртвым. Дон Хуан сделал женщинам знак следовать за ним, и они повернулись ко мне спиной. Я не видел, что они делали. Я почувствовал мощную вибрацию, идущую сквозь меня, и решил, что это мои смертные судороги… Увидел, как тяжёлый туман или беловатое испарение на фоне сернисто-жёлтого тумана покидает моё тело»

Крайне мучительный переход! Тягостность, мощное давление, ужас, удушье, потеря энергии, предсмертная агония… И холодное равнодушие, жестокость и цинизм учителей!

Как хочется крикнуть всем офанатевшим, обезумевшим последователям магии толтеков: «Куда вы стремитесь по своей наивности и глупости? Одумайтесь!»

Ведь именно такими и должны быть миры чёрной магии — жуткими, отвратительными, разрушительными!

В следующем фрагменте перехода сквозь стену тумана мы прочитаем:

«Ощущение, которое я испытал, входя в эту стену, сравнимо с тем, как если бы моё тело скручивали, как волокна верёвки… Ходить было очень трудно. Давление, казалось, намного превосходило то, к чему привыкло моё тело… Чем дальше мы отходили от стены тумана, тем темнее становилось и тем труднее было двигаться… Мы вынуждены ползти, мы выбились из сил… Мы повторили это путешествие бесчисленное множество раз» (из кн. 6, ч. 2, гл. 12).


Уважаемые славянские «маги»! Не ходите в чёрную магию гулять. Вас дезориентировали и обманули. Не следуйте принципу «чем хуже — тем лучше». Не издевайтесь над собой, не будьте мазохистами! Не стремитесь к саморазрушению по своей воле. Не рассматривайте ухудшение и духовную деградацию как развитие.

Какая жуть:

«Я мог различать туманоподобные испарения вокруг створок. Это была тёмная таинственная расщелина, стоявшая сама по себе вне всего остального. Она была размером с человеческий рост, но узкой… Дон Хенаро пошутил, назвав её космическим влагалищем… Я тут же почувствовал себя раздавленным. Та же неизмеримая сила, которая чуть не разорвала меня в первый раз, вновь овладела мной» (из кн. 6, ч. 2, гл. 15).

Одним из характерных следствий такого перехода сквозь стену явилось следующее:

«К сожалению, наша вторая попытка не состоялась, потому что я остался без энергии. Произошла скоропостижная и опустошительная потеря жизненных сил» (из кн. 6, ч. 2, гл. 12).

Толтеки упорно следуют путём разрушения. Они натаскивают своих учеников ещё и ещё раз, они их швыряют, буквально втискивают в своё энергетический канал:

«Сильвио Мануэль добавил, что ждёт от нас, чтобы мы познакомились с третьим вниманием после того, как он вновь и вновь будет помещать нас к подножью Орла. Приготовив нас к потрясению, он объяснил, что путешествие воина в пустынную равнину с дюнами являются подготовительными, как бы первым шагом для действительного пересечения границ… чтобы телесно перейти в иной мир, нужно всё наше существо полностью» (из кн. 6, ч. 2, гл. 12).

Противоестественность таких «переходов» столь очевидна, а разрушительная сила их воздействия столь характерна и явна, что никакие оправдания и никакие призывы к «свободе» тут не помогут. Религиозные мистики на своём пути также тренируются в преодолении границ, за которыми простирается нескончаемое блаженство миров Любви. Однако у просветлённых, высоких миров нет и не может быть таких ужасающих входов и давящих коридоров! Запомните искатели, запутавшиеся в лабиринтах чёрной магии: всё познаётся в сравнении. Нельзя выявить и определить чёрный цвет, как чёрный, в отсутствии белого фона! Энергетическим входом христианских молитвенников, например, является тайная дверца в духовном сердце. Молитва открывает золотым волшебным ключом чудотворный сердечный канал, и точка сборки подвижника несётся, скользит, стремительно движется (к центру) самым естественным и созидательным образом. Она купается в световых животворящих центральных потоках, как в сливочном масле! Религиозный мистик переходит от состояния благости — к ещё более чарующему состоянию — к экстазу божественной Любви — так формируется светоносное духовное тело! И при этом ни в коем случае не переживается удушье, давление, агония и распад! Пути Любви противопоказано саморазрушение, оно есть нечто несовместимое с чёрной магией, противоположное ей!

Настало время открыть тайну переходного энергетического коридора толтеков. Маги в целях достижения своих миров используют пупочный энергоцентр. Этот жизненный центр (именуемый у даоссов «харой» — животом) является весьма ёмким и обладает достаточно сложной структурой. Он имеет не один энергетический вход или канал, а сразу несколько. Среди порталов «хары» выделяют каналы: «Страх», «Голод», «Размножение» (половой инстинкт), «Вина», «Оборона» (самосохрание), «Сон». Как очевидно, пупочный инстинктивный центр в целом соответствует выживанию биологического организма человека в суровых первобытных природных условиях. Но именно уровень борьбы и выживания и отвечает уровню чёрной магии. Но какой же конкретный энергетический вход используют толтеки в своём «переходе»?

В пупочной «харе» имеется ещё один канал, который развивают толтеки. Он называется «Агрессия», «Разрушение» или «Гнев» (Ярость). В течении тысячелетий, и последних столетий в особенности, в течении эволюции человеческого вида данный канал у людей неуклонно блокировался, подавлялся. Чем стремительнее люди приближались к своему духовному центру и не только ощущали потребность любить, но и стали любить! Тем всё больше отпадала необходимость в канале «Агрессия»! Портал «Разрушение» во всей сложной энергоструктуре человека является единственным (!) каналом, полностью принадлежащим Пауку Земли, планетарному дьяволу! Этот канал и использует чёрная магия. Именно поэтому, проходя по нему, толтеки и испытывают столь разрушительный натиск! Именно поэтому данный вход надо взорвать силой, волей и криком. Именно поэтому маг претерпевает столь невыносимые преграды и труднопреодолимые тупики при переходе сквозь стену тумана. Глобальный процесс эволюции человеческого вида идёт по восходящей линии: от бессознательности, животных инстинктов и тьмы — к Свету высшей осознанности и Любви! И несмотря на то, что падать легче, чем подниматься, современный человек давным-давно оторвался от уровня сознания дикого зверя-хищника, — деградировать до животного состояния непросто. Сам Творец, сама природа устроил всё так, что открыть снова и реабилитировать канал «Агрессия» очень и очень трудно! Но то, что для нормального человека невозможно, возможно для чёрного мага. Вот откуда исходят столь неимоверные трудности преодоления «жёлтой стены».

Портал «Разрушение» в полной мере задействован у таких хищников, как орёл, пантера, рысь… Они питаются сырым мясом. Но этот портал способен приоткрыться и у людей — у некоторых особенно агрессивных подростков, у взрослых людей по характеру раздражительных и гневливых. Однако по-настоящему он работает и развивается у серийных убийц-маньяков, которые охотятся за человеческими жизнями. Именно спазмы и судороги в животе — наиболее повторяемый и частый эффект в магическом опыте Кастанеды — свидетельствуют о включении и активности канала «Агрессия» у людей.


Разве только что смех может вызвать следующая цитата из Кастанеды:

«Женщина-нагваль объясняла им, что я заболел, но когда-нибудь вернусь, чтобы помочь им отыскать свободу, потому что я не буду свободен сам, пока не сделаю этого» (из кн. 6, ч. 2, гл. 12)

О какой свободе может идти речь? О свободе в каких мирах?


За стеной жёлтого тумана открывается не менее тягостный мир — пустынная равнина:

«На другой стороне находилась ужасная пустыня с небольшими круглыми песчаными дюнами. Над ними зависали низкие жёлтые облака, но ни неба, ни горизонта видно не было. Клочья бледно-жёлтого тумана ограничивали видимость, ходить было очень трудно» (кн.6, ч. 2, гл. 12).

В другом месте Кастанеда после преодоления стены «обнаружил, что шагает рядом с доном Хуаном по пустынной равнине с жёлтыми дюнами из чего-то похожего на серу» (из кн.7, гл. 18)

Жёлтые серные испарения — вонючее, зловонное, горючее вещество — очень характерны для демонических миров и их обитаталей. В христианской духовной науке, в демонологии давно известно об этом запахе. Таким «ароматом» обладают все представители нечистой силы. В природе имеется аналог этому. На болотах в результате гниения и разложения белковых структур выделяется серное соединение — ядовитый газ сероводород. Он имеет пренеприятный резкий туалетный запах, подобный запаху тухлых яиц…

Но главный секрет стены жёлтых серных испарений и равнины за ней скрывается в следующих цитатах Кастанеды:

«Мир неорганических существ обычному глазу кажется миром жёлтого тумана, — сказал дон Хуан. — Когда ты подумал, что у тебя был необычный сон, в это время ты действительно впервые смотрел своими физическими глазами на мир неорганических существ» (из кн. 9, гл. 7);

«Они (маги) пытались вытащить меня из туманного желтоватого мира» (эпизод ложного «спасения» Карлоса после «захвата» его сознания неорганическими существами посредством «глубой лазутчицы» — из кн. 9, гл. 7).

Вот куда на самом деле ведёт канал «Агрессия»! Вот куда по своей собственной воле стремятся сами толтеки — энергетически и физически! К неорганическим существам и их миру, в котором отсутствует любовь! Жёлтое, серное, вонючее испарение — это начало мира неорганического сознания! Ну, а как вам после такого открытия (или для некоторых даже — прозрения) вся театральная исценировка и спектакль, розыгранный доном Хуаном и Кастанедой по поводу «не поддаваться» этим демоническим сущностям?! Толтеки будто бы избегают их, а сами к ним настойчиво продираются уже на начальном этапе.

Все рассмотренные пространства сознания толтеков были до сих пор цветочками, предварительными ступеньками, музыкальной прелюдией. Нам теперь предстоит рассмотреть два действительных мира толтеков — настоящих, самодостаточных мира сознания — чёрного мира и мира неорганичеких существ. Да. Несмотря на кажущееся разнообразие, толтеки располагают всего лишь только этими двумя энергетическими мирами. Но зато какими изумительными, замечательными!


Мир неорганических существ.

Речь пойдёт о том самом мире, в котором обитают уже известные нашему читателю мрачные, разумные, теневые энергетические структуры, питающиеся энергией живых организмов. «Их мир плотно закрыт. Никто не может войти туда или выйти оттуда без их разрешения» (из кн. 9, гл. 9).

Из более конкретного описания Кастанеды:

Посредством лазутчика «я как лёгкое насекомое, пролетел сквозь нечто, казавшееся тёмным тоннелем. Ощущение тоннеля внезапно прекратилось. Было так, как будто я был выдут из трубы и по энерции шлёпнулся на огромную глыбу какого-то вещества. Я видел её контуры во всех направлениях, доступных моему взору… То, что я мог видеть, представляло собой подобие исполинской губки. Оно было пористым и покрытым углублениями. Я не мог прикоснуться к нему, но оно выглядело твёрдым и волокнистым. Оно было тёмно-коричневого цвета… То, что я видел, не изменяло своих очертаний. Оно не двигалось… какая-то удивительная сила, с которой я раньше не сталкивался в сновидении, парализовала меня…» (из кн. 9, гл. 5).

Какая жуть! Тёмные туннели с пористыми, чавкающими, хищными, слизистыми стенками! И ощущение себя насекомым. Это те самые мрачные трубопроводы — энергетическая паутина — которым и опутал землю планетарный Паук!

«Сначала лазутчик втолкнул меня в большое углубление в глыбе вещества, перед которой я находился. Как только я оказался там, я заметил, что внутренняя поверхность была также равномерно пористой…

То, что я рассматривал снаружи, имело структуру, напоминающую что-то похожее на увеличенное изображение пчелиного улья. Во всех направлениях расходились бесчисленные тоннели всевозможных очертаний. Некоторые из них вели вверх, другие — вниз; были также идущие налево и направо; они образовывали всевозможные углы друг с другом, направляясь один выше, другой ниже, будучи наклоненными более или менее покато.

Свет был тусклый, но всё было отчётливо видно. Тоннели выглядели оживлёнными и сознательными; они «кипели». Я пристально взглянул на них и с удивлением понял, что вижу их. Это были энергетические волокна…

Эмиссар понизил голос и сказал:

— Ты находишься внутри неорганического существа. Выбери себе любой из тоннелей, и ты сможешь жить в нём вечно…

Я был пузырьком энергии, подобно лазутчику.

Голос эмиссара снова зазвучал в моих ушах:

— Да, ты — всего лищь пузырёк энергии. — произнёс он… — Ты паришь внутри одного из неорганического существа» (из кн. 9, гл. 5).


Тусклые, волокнистые, губчатые стенки… Вот они тайные владения Паука Земли! Обратите внимание на то, что сами стенки, сами туннели являются сознательными, живыми, высокоразумными — это лапы и утроба Паука-дьявола! Туннели — глобальный разум. Это одно сплошное очень мудрое, сверхразумное и ХИЩНОЕ НЕОРГАНИЧЕСКОЕ СУЩЕСТВО-ТИТАН, сознание которого проникнуто бесконечным покоем. Оно притаилось в ноосфере земли и, заставляя всё живое двигаться вокруг себя, притягивает его как гигантский магнит…

Внутренности этого гиганта, планетарного дьявола, подёргиваются, всасывают и переваривают живой свет сознания, но никогда не насыщаются! Эти энергетические туннели испускают свой рассеянный свет и приманивают живую «мошкару» уже миллиарды лет! Все религиозные пути предназначены для того, чтобы миновать, обойти столь хищное, ненасытное сознание. Толтеки же сами, по собственному желанию становятся насекомыми, слетающимися в такие туннели — беспредельная, невероятная глупость!

Сознание планетарного Паука неподвижно, а его энергетическая паутина слишком велика. Вот почему для привлечения в свою паутину Пауку требуется множество посредников — неорганических существ, которые охотятся за живым светом.

Такими туннелями, центробежными и круговыми линиями (по горизонтале и вертикали), очерчена вся энергетика планеты Земля.

Туннели напоминают некие гофрированные шланги по перекачке энергии…

«Лазутчик толкнул меня вновь, давая понять, что я могу продолжать движение. Я засомневался, и тогда он сделал что-то эквивалентное такому силовому давлению, от которого я полетел по бесконечным тоннелям как пуля… На какое-то мгновение мы зависли; затем мы провалились в вертикальный тоннель… Мы меняли направление множество раз, но в каждом случае мои ощущения были похожи… Вдруг зазвучал голос эмиссара.

— Мне кажется, тебе будет приятнее медленно позти, а не лететь, — сказал он. — Можешь также попробовать перемещаться, как паук или муха, прямо, вверх или вниз, или вверх ногами. Внезапно я приземлился. Было похоже на то, что из невесомой пылинки я вдруг превратился во что-то тяжёлое, тем самым ощутив почву под собой. Я не мог больше видеть стены тоннелей» (из кн. 9. гл. 5).

Помните, как сознание Карлоса деградировалось до уровня восприятия насекомого — комара? В паучьей паутине Кастанеду «опускают» уже более конкретно — до насекомого, потому что он предуготовлен доном Хуаном. Карлоса заставляют ползти вдоль и поперёк «стенок», как это делает муха. Ему откровенно дают понять свою роль (и роль всех толтеков!), но он продолжает «летать»…

«Лазутчик толкнул меня в тоннель направо. Он был несколько темнее других… Мой ум пронзила мысль о том, что я был подобен этому тоннелю, или он — мне (хорошее, но явно запоздалое прозрение!)

— Вы уже встречались раньше, — произнёс голос эмиссара». И напомнил о встречи с «тусклыми неорганическими вытянутыми палками»; «вы когда-то боролись друг с другом и поэтому сейчас каждый из вас содержит энергию другого (!)» (из кн. 9, гл. 5).

Весь путь толтеков сформирован и направлен таким образом, чтобы тело сновидений начинающего мага уподобить летающей мухе! А «свобода» полётов магов есть «свобода» перемещения всего лишь по мышечным волокнам планетарной паутины Паука Сознания — какая мерзость!

И как коварно выглядят демонические откровения дона Хуана при этой данности:

«Этот мир по своей природе способствует распространению скрытности. Неорганические существа окутывают себя тьмой. Подумай об их мире: он остаётся неподвижным, постоянно притягивая нас к себе, как свет или огонь привлекает мошкару… Неорганические существа охотятся за нашим сознанием или сознанием любых других существ, которые попадаются в их сети. Они дают нам знания, но дорогой ценой, ценой наших жизней… Опасайся осознания, которое неподвижно. Такое осознание притягивает к себе все движущееся и достигает этого раздела двух миров» (из кн. 9, гл. 5)

«А как на счёт неорганических существ в их собственном мире? Там они тоже напоминают неподвижные картинки?

— Ни в коем случае. Тот мир так же реален, как и наш. Маги прошлого описывали мир неорганических существ как пузырь с углублениями и порами, плавающий в некотором тёмном пространстве. Они изображали неорганические существа в виде пустотелых палочек, связанных вместе, как клетки наших тел. Маги, жившие когда-то, называли это громадное хитросплетение ЛАБИРИНТОМ СВЕТОТЕНИ» (из кн. 9, гл. 6)


«Лабиринт светотени» со всеми его внутренними стенками — это зловонный энергетический кишечник Паука (вспомните о серных запахах)!

В кн. 9 Кастанеда описывает структуры и замысел энергетической сети всё более и более подробно:


«Однажды лазутчик провёл меня через бесчисленное количество туннелей, как если бы он он что-то искал, или как если бы собирался вытащить мою энергию и исчерпать меня… Уже больше не было туннелей. Меня окружала только пустота. Затем что-то осветило пространство прямо передо мной. Свет шёл от непрямого источника. Это был приглушённый рассеянный свет, окрашивающий всё вокруг в серый или коричневый цвет. Когда я стал воспринимать этот свет, я начал смутно различать какие-то тёмные движущиеся формы…» (из гл. 6).

Тьма, мрак, приглушённый свет, тени, серые и коричневые оттенки подчёркиваются снова и снова.


«Это мир теней, — сказал голос эмиссара, как только я прибыл. Но хотя мы и тени, мы всё-таки излучаем свет. Мы не только подвижны, мы ещё и являемся светом в туннелях. Мы представляем собой ещё одну из существующих здесь разновидностей неорганических существ. Здесь есть три их разновидности: одни подобны неподвижному туннелю, другие подобны подвижной тени. Мы — подвижные тени. Туннели дают нам свою энергию, а мы выполняем их распоряжения…» (из кн. 9, гл. 6).


Открыто указывается даже на взаимосвязь и общий замысел энергетических туннелей и их обитателей. Об этом давным-давно знали и знают все религиозные адепты. В глобальной ноосфере Земли затаилось очень мощное, планетарное, неподвижное, мрачное Сознание, которое всасывает в себя всё живое. Это — Дьявол, имеющий собственную энергетическую паутину со своей иерархией слуг. Слово «ад» по-гречески строится от отрицания глагола «видеть», т. е. обозначает место, лишённое света; еврейское слово «шеол» (самый низший мир в иудаизме) также указывает на место, которое всё поглощает и ничем не насыщается. Толтеки полностью подтвержадют эту энергетическую данность!


И по-прежнему умиляет незатейливый обман дона Хуана и печалит наивность и доверчивость последователей Кастанеды:

«Старые маги были вынуждены жить в мире неорганических существ» (из кн. 9, гл. 4);

«Мы отправляемся в другие миры только в качестве упражнения. Такие путешествия были уделом бывших магов. Мы занимаемся сновидением, как и маги древности, но в то же время исходим из совершенно иных принципов» (там же).

«Упражнения» толтеков — это «упражнения» мухи, ползающей по паучьей паутине!

И когда «вначале каждый толтек проходит по стопам старых магов», он становится таким же. Он становится неотъемлемой частью толстой кишки Паука!

Дон Хуан восклицает:

«Поиск свободы — это единственная побуждающая сила, которую я знаю. Это свобода улететь внезапно в бесконечность, которая где-то там».

Это полное, окончательное и необратимое пленение в жутких демонических мирах! Долговременное существование в безвременных неорганических туннелях вместо вечности духовной любви — в этом заключается ещё один смысл известной карты пути — «продажи души дьяволу». Дополнительные подробности о туннельном сознании:


Встреча с лазутчиком неизбежно заканчивалась «моим путешествием по тоннелям. Я летал в них… Однако особенности тоннелей, связанные с количеством и качеством деталей в каждом из них, а также существенные различия в расстоянии между ними и в их параметрах были столь заметны для меня, что посещая их, я чувствовал себя проводящим объективные исследования… Я мог со свистом носиться в тоннелях или ползать по их стенкам, как насекомое… Голос сообщал мне вполне последовательную информацию о деталях стен, на которых я останавливал своё внимание. Эти детали представляли собой изощрённые выпуклости, напоминающие шрифт для слепых. Когда же я ползал по стенкам, я мог видеть те же саые их особенности с большей ясностью… Я перестал постояно рационализировать…» (из кн. 9, гл. 5).


То же мне «исследования»! То же мне — «умопомрачительные» «миры» толтеков! Всего лишь липкая, тошнотворная, слизистая, обволакивающая паутина!

По мере «путешествия» в подобные туннели, Кастанеда всё более детализирует их внутренности. К этому изначально привела его практика созерцания толтеков — пристальное рассматривание листьев, камней, природных явлений…


Кастанеда живописует туннели снова и снова с характерными отвратительными подробностями:

«На следующей сессии эмиссар начал свой диалог со мной, повторив, что между подвижными тенями и стабильными туннелями существует полностью скоординированные и согласованные взаимоотношения… В следующее мгновение я оказался внутри того, что мог бы определить как саму ткань туннеля. Я увидел забавно соединённые, напоминающие железы выпуклости, которые излучали тусклый свет. У меня возникла мысль, что эти выпуклости производят на меня такое же впечатление, как выпуклый алфавит Брайля для слепых… Я начал удивляться действительным размерам этих туннелей…

— Выпуклости стенок туннелей представляют собой теневые существа, — сказал он (эмиссара). — И я — один из них. Мы движемся внутри туннелей по их стенкам, заряжая себя энергией этих туннелей, которая и является нашей энергией… Эмиссар сказал, что в каждом туннеле имеется определённое число взаимосвязанных сущностей, относящихся только к нему. Каждая из которых выполняет конкретные функции, относящиеся к потребностям и желаниям родственных им туннелей (из кн. 9, гл. 6).

Вся «привлекательность» и «сногсшибательность» сущих миров толтеков со всеми их слизистыми «выпуклостями» и «вогнутостями» заключается всего лишь в структуре мышц кишечника планетарного Паука! Этот кишечник столь велик, что выглядит макроструктурой. Однако в действительности он представляет собой ту же внутреннюю плоть, которую можно рассмотреть под сильным увеличением в кишечнике любого другого животного или человека!

Природа и принцип действия любого кишечника, как известно, является акт всасывания, поглощения в микропоры своих стенок питательных веществ.

«Мир неорганических существ всегда готов поразить», он очень «мощный и агрессивный» (из кн. 9, гл. 6);

«Неорганические существа завлекали их (древних магов) в миры, из которых маги не смогли вернуться» (из кн. 9, гл. 10)


А теперь проследим непосредственный процесс пленения в этой паутине. Он даже подчёркнут!

«Путешествие в мир неорганических существ всегда значило для меня повышение уровня отрицательной энергии. Я так считал задолго до того, как дон Хуан сообщил мне об этом» (из кн. 9, гл.9).

Если ты будешь, скажем, лет десять общаться с тёмной, отрицательной, поглощающей энергией, то каким ты тогда станешь сам???

А всё начинается с малого:

«Посещая в сновидении мир неорганических существ, я столкнулся с нарастающим чувством естественности этого мира для меня» Почему? Да потому что Кастанеда становился неотъмлемой частью этого жуткого мира сам!

«Мне казалось, что между мной и теневыми сущностями было некоторое сходство…» (из кн. 9, гл. 6).

«После того, как я встретился с лазутчиком, во мне ПОЯВИЛАСЬ ГРОМАДНАЯ ТЯГА БЫВАТЬ ТАМ. И Я НИЧЕГО НЕ МОГУ С СОБОЙ ПОДЕЛАТЬ»

Процесс очень простой. Он походит на обволакивание тельца мухи всё большим и большим количеством паучьих нитей, после которого муха — энергетическое тело толтека — становится естественной частью самой паутины. Характерно, что и «голубая лазутчица», пленённая в неорганическом мире, представлена словно покрытой прозрачной плёнкой, скованная паутиной…


«Я не мог ни отбросить, ни объяснить себе моё стремление посещать мир неорганических существ, невзирая на всё то, что я о нём знал» (из кн. 9, гл.8).

При этом, как пишет Кастанеда, во внутренностях туннелей он нашёл «источник неповторимого удовольствия», а непосредственное созерцание стенок вело к экзальтации и наслаждению! Обыкновенное, бессознательное побуждение насекомого, навозного жука, слетающегося на «притягательный», зловонный запах…


«Несмотря на свой страх, я стал в своих сновидениях регулярно посещать тот губчатый мир…» (из кн. 9, гл. 5);

«Я несчётное число раз сновидел этот мир» (из кн. 9, гл. 5).


Карлоса будто бы искушают, а он, видите ли, не попадает в ловушку… Ему предлагают вечность:

«Ты находишься внутри неорганического существа, выбери себе любой из туннелей, и ты сможешь жить в нём вечно!» Ему говорят, что в этих туннелях не нужно даже дышать. Но он, видите ли, «не соглашается» и выбирает свободу…


Вся показная стратегия дона Хуана является откровенным обманом, липой:

«Для использования осознания как части окружающего мира сновидящие прежде всего должны путешествовать в мир неорганических существ. Затем им следует использовать эти путешествия как трамплин для накопления нужного количества этой действительно тёмной энергии. После чего им следует проявить намерение достичь других миров с помощью осознания…» (из кн. 9, гл. 10).

Продажа своей души есть продажа в рабство демонической неорганики, которая обещает долговременное посмертное существование вместо вечности божественных миров Любви. Сам процесс энергетической подзарядки в туннелях и есть реализация потери своей души — потеря центральных, светоносных эманаций Любви.

«По-моему, дьявольская природа мира неорганических существ проявляется в том, что он является единственным прибежищем для сновидящих во всей этой враждебной вселенной.

— Действительности ли он является небесами для сновидящих, дон Хуан?

— Определённо, для некоторых из них это так» (из кн. 9, гл. 5).


Это так, безоговорочно, для всех и старых и новых магов!

Любопытно, что даже время, выраженное в понятие толтеков «колесо времени» также представляется в виде туннеля:


«Время похоже на туннель бесконечной длины и ширины — туннель с зеркальными бороздками… Сила жизни принудительно заставила живые существа всматриваться в одну бороздку. Всматриваться только в одну бороздку означает оказаться пойманным в её ловушку, жить этой бороздкой… Те воины, которые добились успеха в повороте колеса времени, могут увидеть любую бороздку и извлечь из неё всё, что угодно» (из кн. 11, «Введения»).

А иного понимания времени у магов и не может быть. Их удел ползать мухами в липких вогнутостях и выпуклостях — в бороздках — губчатых стен туннельного лабиринта бесчисленное, по нашим меркам, бесчисленное количество лет! Если бы они прикоснулись к духовной Любви, то познали бы истинную вечность и бесконечность, для которых какое-либо туннельное ограничение неприемлемо.

Итак, всевозможные внутренности протяжённых во времени и пространстве туннелей являются главным миром сознания толтеков. Трубопроводная энергетическая сеть соответствует волосатым волокнистым лапам Паука и его глобальному кишечнику. Это сферические круги ада земли. Но это ещё не все миры магов. У толтеков имеется ещё один «неописуемый» мир, который соответствует непосредственно желудку Паука — главной топке, пеклу, преисподней, чистилищу! Речь пойдёт о «чёрном мире»…


Перед нами впечатление Карлоса, попавшего впервые в этот мир:

«…Хенаро всё тем же странным образом шёл впереди меня. Мы шли уже много часов подряд. От усталости у меня разболелась голова и неожиданно меня стошнило… Вдруг в ушах моих прозвучал голос:

Не смотри на Хенаро! Взгляни вокруг!

Я подчинился. Я подумал, что попал в ад! Шок от того, что я увидел был настолько силён, что я вкричал, ужаснувшись, но не издал при этом ни звука. То, что я увидел вокруг, как нельзя лучше соответствовало картине ада, запечатлённой в моём католическом воспитании. Я увидел красноватый мир, жаркий и гнетущий, тёмный, испещрённый пустотами, в мире этом не было неба и отсутствовал какой бы то ни было свет, кроме зловещих отражений красноватых огней, метавшихся вокруг с немыслимой быстротой…

— Сегодня Хенаро ещё раз попытался увести твою точку сборки и заставить её собрать мир в другой полосе эманаций… Растёшь! — сказал мне дон Хуан» (кн.7, гл. 13).

Да, это ад, как он есть. Самое гнетущее, давящее, удушающее пространство в центре земли без неба и времени; это топка, пекло, те самые раскалённые сковородки, заготовленными (неорганическими) чертями. Как видно художественные штрихи христианского описания совсем недалеки от энергетической реальности… И время отсутствует в аду, согласно высказыванию дона Хуана:

«Одним из странных свойств чёрного мира является отсутствие в нём эманаций, отвечающих за время в нашем мире».

Вот вам и «глупость», и «наивность» христианского описания, настаивающего на вечном, вневременном страдании грешников!

«Попав в чёрный мир, видящий может почувствовать, что прошла вечность, но в нашем мире за это время проходит лишь мгновение. — Чёрный мир — ужасен, потому что тело в нём стареет, — убеждённо добавил дон Хуан… Дон Хуан заметил, что в молодости он был какое-то время одержим чёрным миром»,

«За несколько дней блуждания в чёрном мире он постарел по крайней мере лет на десять, если не больше. Эманации внутри его кокона почувствовали напряжение нескольких лет одинокой борьбы.» (из кн.7, гл. 18).


Безумные толтеки считают сборку эманаций этого чёрного мира наиболее ценным! Поскольку он — отдельный, самостоятельный и относится к полноценной настройке эманаций другой большой полосы.…

«Я хочу, чтобы ты миновал все поперечные сдвиги, — объяснил дон Хуан, — и отправился прямо в следующий целостный мир — в чёрный мир. Через пару дней тебе предстоит проделать это самостоятельно. И тогда у тебя не будет времени на мелочи» (из кн. 7, гл. 18).

В контексте текстов Кастанеды эту маскировочную цитату следует читать так:

«Я хочу, чтобы ты миновал все поперечные сдвиги, — объяснил дон Хуан, — и отправился прямо в ад!»


«Из всего, что ты только пережил, внимания заслуживает только он. Сборка чёрного мира (ада!) — единственная полноценная настройка эманаций другой большой полосы, которой тебе когда-либо удавалось добиться» (из кн. 7, гл. 18).

А после того, как Карлос вновь и вновь посещает чёрный мир, его учителя кричат ему: «Браво!», «Молодец! Растёшь!» Приблизительно так одобрительно отзываются о «прогрессе» своего глупого ученика дон Хуан и Хенаро. «Наконец-то ты понял что такое «настройка» (эманаций) и собрал самостоятельный мир в другой большой полосе эманаций. Это реальное достижение и только это имеет значение…»

Какое безумие, какая глупость, какой абсурд! Но такова чёрная магия и любая магия вообще… Сам путь толтеков абсурден в своей конечной, завершающей цели!

И ещё один характерный эпизод о чёрном мире, скрывающий ещё один эзотерический пласт. Речь идёт о том, уже приведённом ранее фрагменте, в котором Карлос наблюдает неорганических существ внутри кокона дона Хуана, которые там давно «проживают»:

«Я увидел дона Хуана… В следующее мгновение я увидел его иначе — теперь это был шар светимости, качавшийся вверх-вниз в футе от меня. Неожиданно шар резко приблизился, и я увидел то, что было внутри. Специально для меня дон Хуан принялся манипулировать своим свечением осознания… Я увидел союзников — три тёмные, длинные, прямые фигуры, дрожащие подобно листьям на ветру».


Но в данном описании нас будет интересовать конец эпизода, его развязка:

«…Странные гротескные фигуры, напоминающие застёгнутые на «молнию» спальные мешки… Я видел, что союзники движутся, словно подпрыгивая вверх-вниз и внутри них что-то слабо-слабо светится. Интенсивность свечения становилась всё большей, пока наконец, по крайней мере у одного из них, свечение не стало достаточно ярким.

В мгновение, когда я это увидел, я обнаружил, что нахожусь в чёрном мире (!!!)».

Осознал ли читатель, что в действительности произошло? Почему фокусирование на свечении союзников привело к погружению в ад? Далее следует дополнительное описание ада (чёрного мира):

«Он не был тёмен как ночь, просто всё, что меня окружало, было чёрным как смоль. Я взглянул на небо, но нигде не было видно света. Небо тоже было чёрным и буквально сплошь усеяно линиями и неправильными кольцами черноты разной плотности. Оно было похоже на чёрную древесину с рельефно выделенной фактурой… затем я услышал голос видения. Он сказал, что моя точка сборки собрала целостный мир в другой большой полосе — чёрный мир… Я спросил дона Хуана о чёрном мире.

— Из всего, что ты только что пережил, внимание заслуживает только он. Сборка чёрного мира — единственная полноценная настройка эманаций другой большой полосы, которой тебе когда-либо удавалось добиться…» (из кн. 7, гл. 18).


Глубокий эзотерический смысл приведённого эпизода заключается в том, что при сосредоточении на энергии союзников, произошло мгновенное погружение в ад (всё-таки стоит вещи называть своими именами!). А это означает только то, что эманации союзников и эманации ада есть одна и та же суть, одно и то же. То есть союзники, проживающие в коконе дона Хуана, являются посланниками из ада! Союзники чёрного учителя являются энергетическими вратами в ад! Они — оттуда. И не будем забывать эзотерический факт того, что сам дон Хуан давно слил свои энергии с союзными силами, а следовательно, он весь состоит из энергии чёрного мира! И ведь недаром хитрый нагваль вспоминает о том, что в молодости был одержим чёрным миром… В магии просто так ничего не бывает. Выявляется преемственность поколений, традиция… Всех учеников на пути толтеков знакомят с адом и, пропитывая их структуры демоническими энергиями, необратимо замыкают на это жуткое пространство! Насыщают до тех пор, пока они сами не уподобятся неорганическим существам и не станут, так же, как и те — посредниками между адом и людьми!


Неорганические существа и все настоящие толтеки — это посредники между человеком и теневым планетарным хищным сознанием!

Перед нами нарисовалась очень отчётливая картина демонизации, демонической трансформы, которая происходит с каждым человеком в магии Кастанеды. Это очень страшная вещь! Она ни в коем случае не является романтическим и вдохновляющим процессом. Обратите внимание на переживания, на глубокие страдания ученика Карлоса, когда он сталкивается с мирами неорганических существ впервые:

«Никогда в жизни я не испытывал подобных приступов меланхолии. Это была какя-то безосновательная печаль, мне показалось, она связана с памятью о глубинах, которые я видел сквозь зеркало. Бесконечная ностальгия по этим глубинам смешивалась в моей печали с абсолютным страхом перед холодом беспредельного одиночества, которым оттуда веяло и от которого в жилах застывала кровь» (из кн. 7, гл. 6);

«Печаль для магов не является чем-то личным, — заявил дон Хуан, вновь вторгаясь в мои мысли. — Это не совсем печаль, это энергетическая волна, преходящая из глубин космоса» (из кн. 10, гл. 6);

«Нет более глубокого одиночества, чем одиночества вечности» (из кн. 7, гл. 6).


О! Если бы наивный и доверчивый фанат Кастанеды хоть бы чуть-чуть себе представлял и знал, о чём идёт речь! Как мучается внутренний дух человека, из которого необратимо выводятся эманации любви! Какой глубочайшей, дикой безысходной тоской и одиночеством наполняется при этом всё человеческое существо и до какой жути доходят страдания! С каким леденящим холодом, невыносимой печалью, ужасом и дрожью вторгаются в сознание человека неорганические миры! Какими жуткими, мучительными тупиками сопровождается смерть души! Так что же остаётся толтеку взамен?

Всего лишь преходящие, временные «чудесные», магические способности насекомого — «полёты» вне тела в хищной структуре влажного, сокращающегося кишечника и жгучей утробы Паука планеты…

Вместо любви остаётся печаль и дрожь, тоска, дрожь, вселенское одиночество и отчаяние…

Дьявол — это обезьяна Бога. Она переворачивает всё с ног на голову, а ад называет раем:

«Дон Хуан выразил своё убеждение в том, что христианские идеи об изгнании из райского сада представляются ему аллегорией утраты нашего безмолвного знания. Следовательно, магия — это возвращение в рай» (из кн. 8, гл. 3)

Задача чёрной магии состоит в том, чтобы привлечь к себе как можно больше духовных искателей. Для пищи.

Любопытно, что даже и в самом духовном идеале толтеков «Абстрактная свобода» скрывается подвох. «Абстрактная» означает отвлечённая, не конкретная, никакая. А к какой свободе ведёт путь толтеков? К свободе в каких мирах или в каком именно мире? На эзотерико-религиозных путях искомый, желанный конечный мир сознания определён раем — самодостаточным, вневременным, вечным пространством блаженства Любви. Такой конкретики у Кастанеды нет и быть не может. Толтеки не могут открыто манифестировать целью своего земного путешествия ад. Вот почему их «свобода» абстрактна…

Вонючая неорганика и копоть чёрного мира — миры ада — вот и все примитивные миры толтеков! Оттуда они черпают свою тёмную энергию. Туда все они неизбежно попадают! Чёрная магия — это путь в зловонную энергетическую толстую кишку, в задний проход дьявола!

Все (настоящие) толтеки уподобились зловещим магам древности. Задумайтесь, стоит ли им подражать!

«Помни, что мир неорганических существ был сферой деятельности магов прошлого» (из кн. 9, гл. 5);

«Не пытайся определить загадочные причины своего страха. Они — в намерении шаманов древней Мексики. Ты имеешь дело с их миром, и этот мир тебе показывает своё зловещее лицо» (из кн. 11, комментария к «Отдельной реальности»);

«Шаманизм — это путешествие с целью возвращения. Воин, одержав победу, возвращается к духу, спусаясь при этом В АД (!)» (из кн. 11, комментария к «Силе безмолвия»).


Демоническая откровенность Кастанеды в этом и заключается, что писатель-толтек разоблачает сам себя, называя толтеков выходцами из ада:

«Каждый древний маг неизбежно становился жертвой неорганических существ. Неорганические существа, захватив их, передавали им силу, чтобы они могли быть посредниками между нашим миром и их реальностью, которую люди называют АДОМ (!)» (из кн. 9, гл. 13)


И в заключении, последний штрих о современных толтеках:

«Как ты думаешь. Что случилось с Кэрол Тиггс?

Кэрол Тиггс ушла, — ответил он… — Она ушла из мира…

Но куда же она ушла, как ты думаешь. Дон Хуан?

Туда же, куда ушли древние маги (в ад!)» (Из кн. 9, гл. 13)

Ну, вот приехали, наконец!


Голубая девушка

Я лежу на своём деревенском диване — корабле сновидений — с закрытыми глазами. Мне спокойно. Прохожу дрёму, чтобы нырнуть в пустоту сна. И вдруг слышу, как отворяется дверь и кто-то входит. «Опять невидимые «гости», — думаю я. Что-то сегодня мне ни с кем не хочется встречаться. Мне даже лень открыть глаза. Я безмятежен. Эти инкубы, бесы, всевозможная неорганика и даже ангелы, могут сегодня отдыхать — у меня «выходной». Я в конце концов имею право…

— Одинокий воин, здравствуй, — произнёс тихий женский голос. Я открыл глаза тела снов. Она стояла стройная, в голубом плаще, схваченным туго в талии. И в мерцающем ночном свете трудно было разобрать её лицо. Но на фоне голубого лёгкого свечения под небрежной чёлкой угадывались знакомые милые и нежные черты.

— А, это ты… — только и вымолвил я. Не встрепенулся, не вскочил, не вскрикнул. (Ты???)

— Как давно я тебя ждал… — сказал я безнадёжно почти лениво и равнодушно.

— Не надоело ли тебе быть одиноким путником? Может быть, ты устал и притомился в пути. Я пришла дать тебе то, чего ты так давно и долго хотел…

— Да, это ты… — устало и с лёгкой тоской подумал я. Что-то во мне шевельнулось, как нечто давно забытое, утраченное, потерянное. Но чего уже никогда не найти. И не жалко, и не нужно. Шевельнулось и затихло. Ты…

Та, которую я долгие годы всю жизнь искал и не находил. Та, по которой томился, маялся, тосковал, страдал. Которую выдумывал в юности, бредил, мечтал. Которая грезилась, когда совсем было плохо, когда был загнан, забит, при смерти. Чудилось в минуту смертельной тоски и отчаяния, как сзади кто-то тронет нежной рукой, и всё плохое сразу уйдёт, растает. Я обернусь, увижу её и вот оно — счастье! Я знал, что ты не придуманная, что ты существуешь. Наконец ты пришла. Сама …

А вслух в своём философском стиле ответил:

— Одиночество моя судьба, мой выбор, мой вызов. Я бросил перчатку… Все мы люди одиноки и — откуда-то не своё — «все мы рождаемся и умираем в одиночку». А потом слишком поздно. Мне уже никто не нужен. После полного пересмотра я сильно изменился. Я стал другим. Ты пришла поздно. У меня нет никакой заинтересованности в людях. Мне они больше не нужны, не интересны. То чего хочу я, они мне дать не могут, потому что у них этого нет.

Таинственная незнакомка молча слушает и не перебивает. Голубое свечение, окружающее её стройную фигуру, мерцает слабее. Кажется, она всё поняла и вот готова также тихо уйти, раствориться…

— А как же любовь? Ведь ты же искал любви. Ты звал меня! Я пришла с голубой планеты на эту землю только затем, чтобы быть с тобой, чтобы любить тебя. Я пришла в этот мир из-за тебя.

В её голосе появилась тревожность и рассеянность. Теперь молчал я. Я не был сухим и чёрствым. Но я был обречённым.

— Алёна, — я почему-то знал, как её зовут, — мне жаль, но я уже не принадлежу себе. Я отдал себя Богу. Я ищу его и чувствую, что он ведёт меня. Я хочу любви, но я буду любить только Его — божественной возвышенной любовью. Любить Бога! Если бы ты знала как это прекрасно! Человеческая любовь нечиста. В ней замешана похоть, власть, шантаж, страсть, жадность, ревность. К тому же, возможно, мне скоро уходить. Я безнадёжно болен. Урология, знаешь ли, это тебе не…

— Милый, зачем ты так. Ведь можно искать Бога вместе. Мы будем вместе молиться. Там, где двое во имя Него собираются — там будет и он. Ведь ты так говорил другим, помнишь? А как великолепно вместе через молитву попасть в мир его царской безупречной божественной любви! Вместе как одно. Ты так говорил другим женщинам. Прости, я подслушала. А болезнь ты свою обязательно вылечишь. Потерпи ещё немножко, дорогой. Ты вылечишь её молитвой и своими эзотерическими практиками. Тебя вылечит Бог.

Далее я пытался объяснить ей про свою безупречность и неминуемость смерти. Но моя фея возражала мне ласково.

— Браки заключаются на небесах. И ты, кажется, одно время интересовался возможностью, загадкой и тайной преодоления смерти вдвоём. Через любовь, сложив свои тела снов, свои сознания вместе и быть одной общей энергией любви. Но женщины тебя не понимали… Маги при этой жизни складывают свои энергии (совместное сновидение), не так ли? Тем самым вдвое увеличивается возможность исследования сновидческих пространств. Не для этой ли цели ты хотел научить сновидению своих знакомых женщин? Не затем ли последние годы ты искал женщину — сновидящую? Но сновидящие Он и Она должны быть энергетически совместимы и любить друг друга… Это я помогала тебе в твоих снах. Я приходила к тебе в твои сны, а теперь ты гонишь меня! Ты помнишь ту маленькую девочку?

И я вспомнил. Вспомнил, когда я тщательно изучал и исследовал свои сны, я обнаружил в них персонаж — девочка лет десяти. Мой добрый ангел-хранитель, моя фея. Она приходила ко мне в сновидения в трудные моменты, трагические повороты моей жизни и помогала мне, зачастую, погибая во снах сама. Никак не ожидал такого соединения: ту девочку, которую я считал ангелом-помощником с девушкой моей мечты…

— Но, я не только та девочка — твой ангел. Я и могущественная повелительница, я дочь и мать из твоих сновидений, я та, в которой ты подозреваешь Пресвятую Богородицу. Я женщина-нагваль и женщина в белом — твоя муза. Сейчас я твоя предназначенная спутница на тропе снов. Теперь догадался кто я?

— О, да, — тяну я страстно к ней руки. — Понимаю, ты — великое женское начало вселенной, без которого невозможно существование. Моя Анима. Без тебя ни один одинокий воин не пролетит мимо Орла и не станцует свой последний танец любви и смерти. Ты моя голубая девушка — любовь и мечта, даруемая мне самим Богом!

— Но почему так поздно?! — воскликнул я.

— Я также ждала. Ты шёл по жизни без Бога и теперь пришёл к Нему. Я ждала и росла. Теперь мы будем оба в духе идти к Нему. Ты готов — готова и я. Раньше не имело смысла. Без Бога вообще ничто не имеет смысла. Теперь понял?

Я понял! Я вскочил со своего дивана, чтобы приблизиться к ней и разглядеть лицо далёкой моей воздушной возлюбленной — я был уверен, что она скоро воплотиться в мою явь. Я порывисто вскочил и забыл.

Я забыл удержать свою точку сборки в позиции голубой встречи. Радость выбила сознание к физическому телу. В это время наяву к моему деревенскому дому приближалась стройная женщина в голубом. Я сижу физически на диване и глупо смотрю на пространство перед дверью, где только что стояла моя фея. Знаю, что нечто уже начинает происходить наяву и произойдёт ещё в недалёком будущем. Машинально смахиваю невидимую паутину с лица, как чьё-то тёплое, родное и трогательное прикосновение.

А пока наяву в окне вижу, как ко мне идёт женщина в голубом. Эта соседка Люба в своей прозрачной накидке красивого голубого цвета. Она идёт ко мне занимать деньги — у них запой…


О счастье

Всё глубже и глубже пытаюсь взглянуть, проникнуть, вглядеться в центр, суть, сердцевину жизни. Зачем она? Зачем происходит моя жизнь и жизнь других? Что есть вообще такое жизнь?

Заново расставляю свои фигуры на шахматной доске — поле моей жизни. Сверяюсь с уже записанной партией — копией пересмотренной жизни. Вот король — это я. Ферзь — моя судьба. Две значительные фигуры моей жизни — ладьи — мои родители. Слоны, кони — роковые встречи, повороты, друзья, роковые женщины. И, наконец, пешки — текущие дела, обстоятельства, привычки…

Вижу явно, что эту партию разыгрывал не я. И тут появляются вопросы. Белые начинают и выигрывают? Дойдя до середины, не знаю, выиграю ли я эту партию? Близка ли развязка, длителен ли будет эндшпиль, да и будет ли он? Один неверный ход и мат. С кем играю я, с Богом, дьяволом, сам с собой? А может быть, я играю чёрными?

Видны ходы, этюды, комбинации, поражения и мелкие победы и даже ход и замысел партии в целом. Но жизнь-игра по-прежнему не даёт ответы на главные вопросы. Я сметаю все фигуры с доски и проставляю по-новой. Может быть, заменить короля, ферзя? Нет, я выбираю себя и свою судьбу.

Человек по жизни ищет счастье. Счастье, где ты, а-у? Я искал счастье повсюду. Я открывал дверцы полочек и шкафов и искал его в виде всяческих удовольствий: деньги, еда, одежда, рюмка, путешествия, сигареты. Я обшаривал все углы и смотрел на кровати — в сексе счастья нет! Я заглядывал даже под кровать. Там нет ничего, кроме пыли. Я вытаскивал со стеллажей, листал и перелистывал множество книг. Наслаждение и радость познания не есть счастье. В книжных знаниях нет ответа, что такое счастье и где его найти.

Всё было проще. Счастье давно лежало и поджидало меня на сеновале моего деревенского домика, в котором я не был четырнадцать лет…

Это случилось по приезду. После молитвы я забрался на сеновал спать. И оно, счастье, оказалось там. Оно не бушевало и не безумствовало. Оно было обширное, тихое, глубокое, восторженное. Счастье без причины. Счастлив от того, что просто живёшь, просто существуешь. Просто лежишь на сеновале и дышишь этим сладким запахом трав и тебе безмерно хорошо.

«Как же так? — думал я. — Ведь у меня внешне всё очень плохо. Одинок, без работы, перспектив, друзей, семьи, поддержки. Тело грызут серьёзные болезни. А вот лежу я здесь себе, и всё внутри у меня залито солнечным светом счастья и радости! Вот оно, моё первое открытие. Счастье — это внутреннее состояние души, независящее от внешних событий. Наша жизнь есть сначала внутреннее переживание, и только после, поток внешних событий. Качество жизни — качество внутреннего состояния. Вот он, заветный ключик к жизни и счастью!

Я искал своё счастье во снах. За долгие годы практики в ночных сюжетах я пересмотрел сотни и сотни своих разных рук. Они были красивыми, безобразными, грязными, в перстнях и кольцах, чисто вымытыми, в уголовных наколках, испачканные краской, в перчатках, красными, с шестью пальцами и почти без них, волосатыми, исписанные текстами, в крови… В сновидениях я также перебил массу окон и оконного стекла — данный символ связан с исполнением желаний. Как это глупо было!

В начале, я шёл по пути снов без сердца. Это был рискованный и опасный этюд моей шахматной драмы. То, что я принимал за счастье, счастьем не было. Это было возбуждённой радостью, вожделением и жадной устремлённостью к тайны. Неоправданным риском, авантюрой, приключением. Но не счастьем.

Молитва! Молитва открыла мне и показала счастье на сеновале, на чердаке.

Шахматная партия дон Хуан-Кастанеда оказалась ошибочной. Я разыграл неправильную комбинацию.

Ход ферзя! Наши ходы в жизни влекут за собой целую последовательность дальнейших ходов-событий (карма). Главное вовремя сделать правильный ход. Один верный ход может решить исход целой партии-жизни. Победа или поражение. Мною был вовремя сделан правильный ход ферзём.

Фатальность, рок, судьба, предназначение — мой ферзь. Зависело ли что от меня? Нет, всё-таки игрок не я. Я — исполнитель.

О неизбежности и предопределённости. Сон в деревне.

Осознал себя и посмотрел на руки, — они в крови. Моё тело снов, этот смышлёный пятилетний ребёнок, мой маленький внутренний волшебник, увидел будущее событие заранее, за два месяца до неприятной ситуации — мою ссору и конфликт с родственниками. И предупредил меня о ней по своему, через сновидческий «рисунок». Спасибо, малыш! Я уже умею понимать твой язык символов. Но что я могу? Странное ощущение неизбежности предстоящей ссоры, о которой уже знаешь. Фатальность события. Я решил провести эксперимент и противостоять плохому предначертанию. И хотя картины сна первичны по отношению к событиям физической жизни, неужели так уж всё обречено и определено заранее? Приехали родственники, жили двадцать дней, мешали мне сновидеть, раздражали меня, мешали спать, но я крепился. Я взял себя под полный контроль, предупреждал свой каждый шаг, разговор, действие. Казалось, я уже выиграл бой с предначертанной во сне фатальной неизбежностью. Однако в последний день отъезда родственников я расслабляюсь, слово за слово, и взрываюсь гневом… Всё так и случилось, как увидел во сне мой маленький двойник. К тому времени я не был очищен молитвой, следовал путём магии, а для неё характерны неконтролируемые приступы ярости и раздражительности. В итоге я крупно поругался со своими родственниками. Мои руки оказались запятнанными кровью…


С возрастанием интереса к культуре и значению сновидений в жизни человека в Россию хлынул запоздалый поток психоаналитической, психологической, психотерапевтической и другой научно-популярной литературы. Много ценного и полезного для себя и работе с другими людьми может почерпнуть оттуда сновидящий. И не только он! Но автор остаётся на следующей позиции: любые научные начинания, исследования и открытия в духовно-оздоровительной области являются всего лишь навсего переоткрытием древних религиозных ценностей и опыта. Наука только оформляет и подстраивает свои «открытия» под требование «высокообразованного» ума современного человека.

Сновидения в развитии есть, прежде всего, и будут оставаться областью духовной, религиозным переживанием и опытом. Чтобы тщательно и серьёзно исследовать сновидения, учёный должен быть сновидящим, т. е. уметь переносить своё дневное сознание в сон. Это потребует многого. Это может занять и забрать всю жизнь. Но без этого учёный уподобляется исследователю звёздного неба без телескопа и делает выводы из астрономического наблюдения за небесными светилами невооружённым глазом. Перенос полного сознания в сон и будет таким мощным телескопом. Такой человек может тщательно, в полном сознании изучать свои сновидения. Наводить фокус внимания на отдельные детали, приходить во сны других людей, контактировать с персонажами сна напрямую, изменять сюжеты, действовать, ставить эксперименты, не выходя из пространства сна и оставаясь в нём…

Современные психологи и аналитики, вознося свой научный приоритет в этой области вне опыта собственного ночного осозания, выглядят слишком глупо. Ведь многие из них даже так и не знают о существовании феномена осознанных сновидений. Они трактуют сны по Юнгу, Адлеру, Фрейду и Пёрлзу. Они предложат с десяток удобоваримых и убедительных версий. И с ними трудно будет не согласиться. Всё кажется достоверным и правильным. Учёные-психологи призывают не верить в глупые сонники, а верить им, людям науки, которые находятся на передовом рубеже знаний. Но рассмотрим простой пример.

Автора книги «Солнце и тень» Кенета Кельзера, учёного и психотерапевта, выгодно отличает то, что он имеет уникальный опыт осознанных сновидений. В своей книге он описывает и анализирует свой опыт. Попутно автор сообщает о своей обыденной жизни. Он описывает собственную проблему конфликта с соседским парнишкой, который включал очень громкую музыку в стиле рок. Семья Кенета переносила очень болезненно такую музыкальную какофонию. Конфликт и разногласие с соседями затянулся надолго. Автор книги даже помышлял о смене своего места жительства вместе с семьей. Параллельно Кенет приводит описание своего ясного сна:


«…Стою в окружении людей и вижу, что мой живот зияет, будто вспоротый мечём. Желудок и кишки вываливаются наружу, свисая с брюшной стенки. Внезапно маленький серый котёнок цепляется за мои внутренности когтями и повисает на них. От его веса кишки вылезают ещё больше, и я вижу, как зверек висит, вцепившись в них коготками. Сам я остаюсь пассивен и безучастен…»


Далее учёный приводит психоаналитические версии к трактовке этого сна. Вся книга автора вообще полна изобилием научных психоаналитических мыслей по поводу собственных снов. Однако откроем какой-либо сонник, составленный из народных символов и версий.

«Кишки выходят из спящего» — уедет из дома человек из-за ссоры».

И в самом деле, семья Кенета, наконец-то переезжает в другой дом из-за конфликта с соседями. Как всё просто!

Вот она работа ума, пример того, как простое сделать сложным. Можно заниматься научным моделированием проблемы, можно выстраивать красивые умственные теории и концепции, вычислять и строить графики. Потом можно построить большой график этих графиков… Но истина так и будет упускаться. Очередные психологические ловушки ума.

Мною замечен интересный факт: даже человек искушенный в вопросах духовных, в теме эзотерики, не в состоянии осознать и увидеть самые-самые главные, базовые, фундаментальные законы сознания, а пытается что-то познавать по его мнению ещё нечто более глубокое…

Знание приходит через сердце. Сердце просто знает больше. Счастье — это очень просто. Счастье приходит через сердце… Нам нужна энергия любви для остановки ума, а не для непомерного его развития.

Знание своих сновидений позволяет мне приходить в очень интересное состояние. Некое тонкое мистическое равновесие, беспристрастное наблюдение будущего события, о котором уже знаешь заранее. Позволять происходить ему и в тоже время отпустить ход времени на откуп Бога. Ведь ты ничего не можешь знать наверняка…


Ну, а что же всё-таки есть счастье?

«Любовь — волшебная страна», — поётся в песне. Я приехал в очередной раз в деревню, на этот раз с молитвой. Я вернулся к русской природе с любовью. Невероятным образом, совсем обрусевший во мне дон Хуан отпустил себе длинную бороду, надел на себя холщовую рубаху Странника, крест на верёвке на шею, и начал бродить босыми ногами по русской земле. Дон Хуан с бородой! — неплохой сталкинг? Я шагал по пыльным дорогам. Чувствовал любовь ко всему. Всё такое живое до боли, до чувствительных точек внутри тела. Оно дышит, двигается, поёт. Жук шевелится в сухой траве, птица щебечет от радости, коршун парит у облаков, травы волнуются от ветра. Почему всё такое обострённо живое?! Почему я раньше был такой тупой, бесчувственный и не замечал всего этого? Мой дух, моё сердце, мои чувства, словно были законсервированы, они томились в банке в заспиртованном, замороженном состоянии, предназначенным для длительного хранения. Случайно я разбудил их, растревожил молитвой, и они стали буйствовать, они ожили, заиграли, и всё внутри меня и вокруг заиграло и запело. После молитвы в моём теле заходили, запульсировали горячие токи, заметались электрические молнии. Стали оживать ноги, поясница, грудь. Я стал чувствовать своё тело! Был ли мир вокруг меня всегда таким волшебным, живым и наполненным любовью? О, да! Он всегда был таким. Я был другим. И вот научность молитвы: меняется через молитву духовно-энергетическая структура человека — преображается и мир вокруг него!

Я стал в магическом стиле разговаривать с лесом, растениями, насекомыми, птицами, деревьями. Поначалу это было не очень серьёзно и, вроде, игрой. Но сердце моё приоткрылось ещё больше, любовь к миру стала шире, глубже. И я вдруг вошёл в настоящий, прямой контакт со всей этой русской природой. Ожили, стали отвечать, реагировать, разговаривать со мной речные и лесные духи, эльфы, ундины, сущности воздуха и ветра. Я обнаружил, что все эти сказочные существа откликаются именно на моё обращение, реагируют на любовь. Я кланялся грибам почтительно и с уважением, и они вели меня по лесу. Эти загадочные и странные существа проявляют самую настоящую разумность и легко идут на контакт при любовном обращении. Какие-то нимфы, лесные феи нежно дышали мне теплом в шею, вели, заставляли сворачивать в нужный момент, являли себя, и открывали вдруг полянку с лесной скатертью-самобранкой: всё сплошь грибы да ягоды. С ощущением того, что всё это преподнесено только тебе лично, исключительно для тебя… Такое общение является очень тонким, хрупким, нежным. И очень и очень интимным Малейшая неосторожность, небрежность или недовольство — любовь слабеет и общение рушится. Все эти природные сущности легко ранимы и уязвимы. Это больше похоже на тонкое чувствование, любовное знание-общение на грани небытия, нежели на прямой диалог. Это даже более интимные отношения, чем близость между двумя влюблёнными.

Любовь… Сколько мне открылось через неё! Таинственные, загадочные духи леса открывали мне полчища грибов там, где недавно прошли с десяток матёрых местных грибников. Волшебные феи и ундины озера заставляли деревенских жителей ходить за клюквой на болота за десять километров от села, а в двух километрах у озера хранили ягоду для меня. Вот она подлинная магия, чудодейство и волшебство. Иногда происходили более невероятные вещи, и я успокаивал свой удивлённый ум, — пусть это будет очередным совпадением…

Я наблюдал за парой влюблённых больших птиц, кричал как они и те мне отвечали. Лисы, осторожные и чуткие звери, часто перебегали мне дорогу или даже натыкались на меня вплотную. Меня не кусали ядовитые змеи. Я с тоской устремлял своё сознание на парящего высоко в облаках коршуна, этого толтекского местного орла, и вдохновенно замирал.

Всё живое на этой земле. Но и сама земля ещё как живая!..

Я ходил по земле, оживали мои «мёртвые» сдавленные городской обувью ноги и чувствовал любовь земли. Странное ощущение. Изменяется восприятие себя, своего тела. Ноги больше походят на щупальца. Через них от земли идут знания, любовь, энергия. Тело меняет свой облик и походит больше на какое-то космическое инопланетное существо. Начиналось межпланетное общение «Я — Земля». При таком масштабе оно неконкретно. Правда, во сне можно войти в непосредственное сознание планеты. Земля сознательно сбрасывает надоедливых, вредных и неразумных людей-микробов со своего тела войнами, землетрясениями, ураганами, наводнениями. Залечивает свои раны. Посылает огромную порцию питания Пауку. Но люди не одумываются…

Любовь ко всему. Открываются новые чувства, незнакомые городским жителям и немолящимся людям. А что это за неведанное любовное отношение к дровам? Такая любовь доходит до восторга, умиления и благодарности деревянному материалу, одной из природных стихий и субстанций «Дерево». Я буквально влюбился в дрова, влюбился за то, что они согревают, дают тепло. Только через любовь получается глубокое вхождение в мир растения и всего живого на земле. Через обыкновенные дрова я проник за фактуру полена к вселенскому первозданному Телу Дерева, одной из тайн мироздания и замысла бытия. Я, типично городской житель, неприспособленный к деревенским трудным будням, вдруг влюбился в деревянные чурбаки. Есть что-то первобытно-дикое в том, когда замахиваешься топором-колуном, добавляя к его тяжести всю свою силу и вес тела. И мощный толстый многокольцевой чурбак мгновенно с треском разлетается на куски-полена. И непередаваемый, благоуханный запах сухого дерева!..

А о таинстве священного Огня и живого существа — русской печке, сдерживая тихий восторг, умолчу… Я знаю откуда это. Чувствую и понимаю, где истоки этого. Наше сознание хранит в памяти те смутные далёкие времена, когда древние предки сырели, голодали и мёрзли в буйную непогоду и, вдруг — Огонь! Пылающий жар костра. Сидя вокруг него, тесно прижавшись, друг к другу, перволюди испытывали необъяснимые чувства животного наслаждения. Только через любовь мне дано постичь…

Я всё понял. Даже неважно подошла ли моя шахматная партия жизни к концу или нет. Я понял главное. Счастье — это любовь. И в этом смысл. Жизнь должна быть поиском и обретением божественной, возвышенной Любви и Бога! Любовь, счастье, молитва…

Тогда молитва — это исполнение самых сокровенных, глубоких и дорогих желаний. Тогда молитва — это волшебство.

Сбылась моя давняя мечта. Я, как в детстве, стал жить в сказочном волшебном всегда новом и свежем мире. Я снова засыпаю с предвосхищением: «что-то будет завтра?!»

И почему бы со всем этим не по пути сновидений? Ведь сны — это мы сами, наша жизнь. Если идти по пути через любовь и с любовью, то это счастливая жизнь и счастливые сны. Счастливые сны и счастье в жизни — верно обратное.


Блаженство. Блаженство — это абсолютное счастье. Это совершенное равновесие. Оно непоколебимо. Оно не зависит ни от внешних обстоятельств, ни от внутренних условий. Это вечное состояние духа. Блаженство не связано ни с болезнями, ни с людьми, ни с энергиями, ни со знаками. Вечное наслаждение в Боге! Оно не прерывается даже после смерти тела. Блаженство — высшее достижение на пути любви…

Этого совсем нет у магов-толтеков. У них всё наоборот. До этого не дотянул сам дон Хуан, несмотря на то, что он преодолел седьмые врата сновидений и сгорел огнём изнутри. Он до последних дней оставался обеспокоенным видением энергии. Без развития любви нет самых высших достижений, как бы не впечатляли подобные чудеса.


Приветствую тебя путь сновидений, если ты стал путём любви!


Остаюсь с вами — ведущий счастьевед, тайнокрад и доктор всех блаженств.


Возвращение в сказку

Сказка начинается в детстве. И заканчивается она, к сожалению, тоже в детстве. Но более позднем, когда мы с ним расстаёмся и взрослеем.

«Куда уходит детство, в какие города,
и где найти нам средство,
чтоб вновь попасть туда…»

Живу я сейчас в маленькой деревеньке, миниатюрной такой, среди русской природы. Где вольготно гуляет ветер, где смертельна гроза, и яростно на всю округу раскалывает небо гром: оно трещит как гигантский грецкий орех.

Где тишь да гладь в речушке извилистой, небольшой, узенькой, нежной и милой. Где солнышко не яркое, а родное, окатывает всех светом рассеянным — тепло!

Птички поют разные, щебечут тонкими голосками. А насекомые всевозможные гудят, жужжат, шелестят. Весело всем!

Лес мохнатый на горке, ласковый, зёленый, стоит себе стеной, как богатырь русский, раскинув плечи широкие. Как друг большой, надёжный, сильный — защищает.

Куда ни глянь, сердце от красоты и волшебства замирает. Взять траву луговую на полянах и по склонам леса. Ну, растёт себе и растёт. Так нет же! Она так любовно, нежно-зелено и мягко покрывает землю нашу русскую, что глаз радует — не оторваться! Ниже к речной глади по берегам обсыпным, в многослойных пластах ласточки-береговушки свои норки вырыли и снуют туда сюда. Чуешь, как земля наша пахнет?

А в небо вовсе смотрел бы часами — к нему моё устремление. Какие облака-чудовища битвы там свои ведут! Какое колдовство там творится и бои меж добром и злом происходят.

А деревенька моя знаете, как называется? Сейчас мне совсем сказочно и во рту сладко станет который раз: Рож—дест—во!


Христос родился… Золотой чудо-ребёнок! Сразу вижу грудного младенца святого: золотое сияние от него исходит, всех людей он озаряет, и которых склонились к нему, и которые будут жить после — всех других человеков, простирающих к нему руки через пространства и века. Грядёт всем помощь! И человеки сие постигают через него сразу всё: и любовь, и блаженство, и рай вечный, благоухающий.

Да… всё это же рядом, здесь и сейчас уже находится. В райской деревеньке моей — в Рождестве! Надо только пройти ещё глубже сквозь воздух, внутрь себя, ближе к сердцу, и окунуться в эту сласть благодатную, блаженную, любовную…

Я сегодня проснулся с ощущением чего-то волшебного, сказочного и любовного, как в детстве…

Достану-ка из альбома своего «Собрание блаженств» несколько событий-воспоминаний.

…Банька наша деревенская стояла на пригорке, в лесу, от деревни минут десять ходу через речушку к лесу (позже она сгорела). Мылись и топили её «по чёрному» всё больше в послеобеденное время, ближе к вечеру. Дед, бабка и я, шестилетний пацан. И вот идём мы после помывки деревенской вместе, я чуть поодаль, впереди. Бабка и дед распаренные, лица розовые, довольные, во всем чистом одетые — в горошек да цветочек. Иду и я разгоряченный. Обычно знаешь, где тело твоё кончается, а где воздух, окружающий тебя, начинается. И граница эта очень чувствительная. И я, шестилетний, уже это хорошо различал и понимал: где тело, а где не тело. И надобно сказать, что воздух деревенский, лесной и привольный, очень упоительный и даже чуть сладкий привкус имеет. А в этот вечер ранний после баньки он свою особенную силу показывал. Просто кушать его хотелось, кушать и пить, и всё больше и больше. И ведь насыщение было, как от еды! Он даже мёртвого мог бы оживить! Живительный воздух сей вместе с дыханием в каждую клеточку, в каждую пору моей детской кожи проникал, таинственно действовал и границы между мною и окружающим пространством раздвинул.

Иду, дышу, кушаю воздух. Сладко мне, радостно и чувствую — нет меня. Потерял я тело своё! И вовсе не мальчик я маленький и не передвигаюсь я ножками по земле, а плавно так лечу—перемещаюсь вдоль земли вместе с воздухом, и сам я — воздух! Но только воздух особый — радостный.

Повторялось это неоднократно и в более старшем возрасте. Бегали мы как-то с пацанами по поляне. Там же недалеко возле леса. Было мне лет десять. Помню, во что-то играли, гонялись друг за дружкой. Помню, очень интересно и весело мне было. Вечер. Тепло. Темнота только начинала сгущаться. Клочкообразный туман всё более сходился на поляну нашу. Заметил я этот туман и захотелось мне его поймать, окружиться, укутаться им. Побежал за ним. Смотришь, он рядом, а подбежишь — нет его. Всё дальше и дальше голубое облачко от тебя уплывает.

Бегал за туманом, туман от меня. Разгорячился и, вдруг, растворился сам в тумане. Слился с ним, опять тело своё потерял. Я — душа, чистое сознание! Нет тела, а есть моя любовная радостная душа, плывущая в тумане…

Переживаний подобных было значительно больше, но два этих были особенно сильными. Опять я их спрячу и в свой альбом блаженств положу. Но достану ещё одно.


Опять-таки приблизительно всё в том же самом месте, но чуть подальше за банькой нашей егерь—охотник жил. Тогда ещё кирпичный Дом Охотника для городского приезжего начальства не построили. А у егеря разных деревянных построек было не мало. Хозяйство большое. И всё в лесу да на окраине. Папа с мамой в тот день приехали в деревню. Гуляли мы втроём в том лесу, недалеко от охотничьего хозяйства. Было мне тогда пять лет.

Родители мои о чём-то разговаривали, но внимание на меня обращали, давно меня не видели. Мне и так интересно в лесу было, сказочно. А тут папа и говорит, а мама соглашается. «Гляди, — показывают, — избушка на курьих ножках». Мне до этого сказки читали, и свои детские представления о сказочных героях я имел. Смотрю, действительно, избушка маленькая среди леса дремучего притаилась, и стоит она на куриной ноге!

И снова неожиданно я пересёк невидимую черту и прямо в сказку попал. Знал и чувствовал и верил со всей своей абсолютной детской искренней верой — живёт в этой избушке настоящая баба Яга, колдунья. Обомлел я в восторге тихом, смешанным с любопытством и детским испугом. Но в избушку к бабе Яге решил зайти.

Папа и мама рядом были, меня подбадривали. Поднимаюсь по ступенькам, дверцу небольшую открываю и… ну?.. Глаза мои широко—широко раскрываются… Как встретит меня баба Яга? Вот здесь, в этот самый миг, я не я был, а главный герой, перед которым сказка, чудо и волшебство таинственно разворачиваются, и неизвестно, что дальше происходить будет.

Вижу пол досчатый, сено навалено. Где колдунья-то? Отошла, поди, бродить по лесу, да мальчишек любопытных ловить. Медленно я из сказки этой к папе и маме возвращался, переходил назад опять ту самую запредельную черту. Резкого разочарования не испытывал.

Знаю теперь, что точка сборки моя, как у всех детей, подвижная была, восприимчивая, и многие сказочные миры ей тогда доступны были. А избушка такая действительно была. Её мастеровитый по плотницкой части егерь нарочно под сказочную построил вместо сарая под сено…

Сейчас живу в старом доме, в котором когда-то жили мои дорогие дед с бабкой. А сейчас в нём я да кошка Мося — всё население. Деревня Рождество внешне — деревня обыкновенная. И все события здесь происходят ничем не примечательные.

Но нет — необыкновенная она! Невидимого здесь много, волшебного. Да она откроется даже просто глазу внимательному, не то, что сновидящему.


Август люблю очень за ночи звёздные. Такой космос сгущается и напрягает деревеньку мою, — она, аж вся съёживается, делается ещё меньше — не в силах описать я. Растворяется сама деревенька в космосе и летать сама начинает. Да… Поднимается вместе с домишками в небо и летает… Потом на место её ставят.

И миры млечные, звёздные, бесчисленные, галактики небесные как начнут кружиться и хоровод водить. Звёзд знаете сколько? Да нет, не миллионы и даже не миллиарды. А бог его знает, сколько звезд, — вот сколько! И половина их, не поверите, ссыпается к нам в Рождество, в один сарайчик за деревней, — подсмотрел я. Все сараи за деревней, как сараи, так… — неведомы зверушки, обыкновенные для сена. Стоят себе в полумраке живыми существами и, нахохлившись, шевелятся! А этот один сарайчик небольшой такой, с крышей продырявленной. Вот в эту самую дыру звёзды и падают в августе. Да сыпятся со звоном тонким, хрустальным. И когда под потолок полно наберётся, тонкий звон тот, голубой, сиреневый и звёздный, всё продолжает неслышно стоять и разливаться по полям.

…Бывает, комета с гигантским багровым хвостом как полоснёт на полнеба, аж, дух захватывает…

А луна, уж больно круто-круглая. Просто не бывает такой округлости как у нашей луны. Так мало этого. Лицо бабы полной, деревенской, удивлённой это, а не луна. Всё видно, различимо в нём: и брови, и глаза, и рот, и нос маленький, курносый. Внизу нарядно одета в сарафан росписной, но не видать. И широколицая баба эта — луна, то ли дует на блюдце с горячим чаем, щёки раздувает, то ли, взаправду удивляется красоте нашей неописуемой, рождественской.

Оборотись, посмотри вокруг — живое, оказывается, всё. И земля наша, и деревья, и трава, и лес, и луга, и цветы. Всё имеет своё сознание, точку сборки. А значит, думает, разговаривает, дышит — живёт одним словом! И войти в диалог можно, ко всему прикоснуться и соединиться в любви.

Как же мне отблагодарить мою дивную матушку—природу за любовь ко мне ответную?! Не знаю… Я на том самом мостике небольшом, оказывается, стоял ещё в детстве, на который дон Хуан так и не забрался. Вела меня любовь по жизни, страховала. А я её терял — утерял. В трясинах болотных судьбинских тонул, задыхался, помирал неоднократно… Знаю теперь, кто спасал меня. Она же, любовь, со Странником, человеком исконно русским, меня и познакомила. И Странник открыл мне многие тайны, а сколько ещё впереди…


Мир невидимый пуще того. Сразу почему-то старое кино вспоминается:: «Вечера на хуторе близь Диканьки». Про то, как ведьма сельская на метле летала, воровала звёзды с неба да в мешок складывала. И чёрт с рожками, мохнатый и с длинным хвостом, летал, помогал ей… Не зря называют Гоголя великим духовидцем России.

Знаю теперь, не поверит мне кое-кто ещё, — правда всё это! Сам многое видел, факт! Существуют, оказывается, ангелы, черти, феи, ведьмы, лешие и домовые. Доказать могу. Я в полном здравии и уме, современный городской человек, в психологии знаю толк, со всей ответственностью заявляю: есть, проживают невидимо, водятся существа разные, сказочные. Не каждому они доступны в восприятии — это другое дело. Но они действуют в нашем мире. Увидеть их можно через сновидение.

И над деревней Рождество можно увидеть много чего невиданного, даже чёрта, но лучше с хорошими дружить. Я в сказку возвратился. И радостно мне живётся, любовно, счастливо, интересно и радостно, как в детстве…


Дубль и духовное тело

В очередном, переданном от Странника, световом блоке, который я распечатал, оказались сокровенные знания о дубле толтеков и духовном теле религиозных мистиков.

Дубль и духовное тело являются высшими достижениями на пути магии и религии соответственно. Это абсолютные духовные идеалы, предельные энергетические уровни, поражающие своими чудодейственными качествами, эффектами и волшебными проявлениями.

Оба энергетические тела представляют собой светоносную структуру, которая может наблюдаться со стороны в трёх взаимосвязанных энергетических объёмах, способных переходить от одного в другой:

— как шар (вспышка) ослепительного, сияющего света;

— в качестве человеческой формы, копирующей своего обладателя, залитую этим ярким светом и излучающую его;

— как физическое тело, внешне ничем не отличимое от материального.

При самом поверхностном, некомпетентном теоретическом взгляде кажется, что обе структуры есть одна и та же суть, это сосредоточие духовного света: оба тела светоносны. Именно поэтому подавляющее большинство духовных искателей (и когда-то я сам в том числе) не видят разницы между магическим дублем и духовным телом или золотым телом Христа. Подобное уравнивание принадлежит к самым распространённым, массовым заблуждениям и наиболее частым ошибочным позициям. В интернете даже имеется сайт, именуемый «Тело света». В материалах этого электронного издания самая разрозненная информация и о дубле, и о духовном теле свалена в одну единую кучу. Тем самым автор сайта расписался в своей полной некомпетентности и незнании столь важных духовных вопросов.

Дубль и духовное тело — принципиально различные энергетические образования! Несовместимые между собой. В этой главе мы постараемся отследить данную разницу в небольшом сравнительном анализе… Обратимся к истокам формирования тела света в магии толтеков.

Для начала самое общее представление:

«Дон Хуан объяснил мне, что тело сновидения — это нечто такое, что иногда называют дубль, а иногда — «другой», потому что это точная копия тела сновидящего. В сущности, это энергия светящегося существа, белёсая, призракоподобная эманация, которая посредством фиксации второго внимания проецируется в трёхмерное изображение тела. Дон Хуан объяснил, что тело сновидения — это не привидение, оно настолько же реально, насколько реально всё, с чем мы сталкиваемся в повседневном мире.

Он сказал, что второе внимание неизбежно стягивается фокусом на энергетическом поле нашего существа и трансформирует эту энергию во что-нибудь подходящее. Самое лёгкое — это, конечно, изображение нашего физического тела, которое мы хорошо знаем по опыту использования первого внимания…» (из кн. 6, гл. 1)

Как же формируется энергетический двойник?

Уже в самой первой книге молодой Кастанеда соблазняется возможностью обладания магического дубля. Дон Хуан открывает:

«Брухо (колдун) способен в одну секунду перенестись за тысячу миль, чтобы посмотреть, что там происходит. Он может нанести удар своему врагу, который за тридевять земель. Так летает он или нет?» (из кн. 1. гл. 6).

В чёрную магию всегда завлекают хитростью или под грубым давлением. Зарождение же магического дубля в магии толтеков в своём конкретном энергетическом выражении начинается с употребления растений Силы — тех психотропных растительных веществ, которые наиболее разрушительно и болезненно воздействуют на тело и психику человека, в особенности на печень и мозг (как известно из-за пожизненно оставленных рубцов в печени в результате неоднократного приёма галлюциногенного кактуса пейота Кастанеда и умер — он умер от рака печени). И если начинающий маг после употребления растений Силы не заболевает серьёзно и не сходит с ума, то свет его сознания постепенно сгущается на правой энергетической стороне (его кокона), отвечающей за разрушение и воплощение зла. Агрессивное содержание дубля начинает проявляться уже в самом начале его формирования! Дон Хуан вспоминает, как в период растительных сессий дубль Кастанеды, едва только «появившись на свет», пытался атаковать его самого, и старый нагваль вынужден был петь своему ученику колыбельные песенки, чтобы Карлос успокоился. Напасть на своего учителя — такое возможно только на пути чёрной магии! То, что дубль толтеков относится именно к тёмной (правой) энергетической полосе (по направлению от центра кокона) неоднократно подтверждается в книгах Кастанеды. Из диалога доньи Соледад и Карлоса после нападения и борьбы за энергию:

«И всё-таки твоя устрашающая сторона взяла вверх.

— О какой устрашающей стороне ты говоришь?

— Я имею в виду того, кто ударил меня и убъёт меня сегодня ночью. Твой ужасный дубль, вышедший, чтобы прикончить меня… Я никогда его не забуду. И если выживу, в чём я сомневаюсь, я никогда уже не буду прежней…

Мой удар, несомненно, был смертельным. Я нанёс серьёзное повреждение её телу…

— Он был похож на меня?

— Да, конечно, это был ты… От одной мысли о нём мне становится дурно.

— Я знаю теперь, что обречена… Очень немногие выживают после касания дубля… Я буду слабеть, пока не умру» (из кн. 5, гл. 1)

В эпизоде нападения доньи Соледад с целью убийства Кастанеды и захвата его энергии главным является вовсе не то, что Карлос был вынужден защищаться, а то, способен ли дубль нанести кому-либо смертельный удар, болезненное повреждение в принципе? Определённо то, что энергии Любви совершенно не способны на ответный враждебный выпад. Так отвечает ли энергетическое содержание дубля агрессии или нет? Как видим, полностью отвечает. И подтверждений тому в описании немало. Высказывание Ла Горды:


«Нагваль сказал, что эти растения собрали угрожающую сторону твоего внимания в одну глыбу, и что это и есть та фигура, которая выходит из твоей головы. Он сказал, что это случается с магами, которым дают растения силы. Если они не умирают, то растения силы закручивают их второе внимание в ту устарашающую фигуру… Он сказал, что однажды ты напугал даже его: твой нагваль напал на него и он должен был ублажать его, чтобы ты успокоился…» (из кн. 5, гл. 6)


Уже в самом начале читателю отчётливо даётся понять, что дубль — это страшное, опасное энергетическое оружие, угрожающее людям и всему живому.

Параллельно процессу растительной наркотизации сознания начинающего мага приобщают к практике Сновидения. Именно благодаря Сновидению и происходит дальнейший рост и энергетическое сгущение, уплотнение тела сновидения, которое имеет цель появления, собственно, дубля. Ведь дубль есть не просто энергетическое тело, он представляет собой наиболее насыщенную определёнными световыми энергиями энергетическую форму вплоть до уплотнённого объёма. И несмотря на то, что «сновидение обладает одним ужасным недостатком. Оно является достоянием древних видящих и запятнано их настроениями… Сновидение ослабляет его, делает капризным и склонным к одержимости. Все древние видящие отличались этими качествами…» (кн.7, гл. 11). Несмотря на ярко выраженную демоническую окраску практики, ученика непрестанно заставляют сновидеть. При этом разрушительное качество и самой практики сновидения, и её энергетического результата повторяется в книгах Кастанеды ещё и ещё раз, словно для того, чтобы читататель это себе хорошо усвоил:

«…Однако, я не сдался этому страху. Я исследовал его и понял, что это был не психологический страх, а физическое ощущение беспомощности, отчаяния и раздражения… Одна из моих (физических) ног на кровати дёрнулась как при ударе. После этого моё сознание оказалось втянутым в моё вялое спящее тело, и я проснулся так внезапно, что прошло более получаса, прежде чем я успокоился. Моё сердце билось совершенно беспорядочно. Меня трясло, и отдельные мышцы ног неконтролируемо сокращались. Я ощущал такое сильное переохлаждение тела, что мне потребовались одеяла и грелки, чтобы согреться» (из кн.9, гл. 8).

Так называемые «выходы из тела» случаются с магом, когда он приближается к энергетическому уровню третьих врат сновидений. На этих вратах тело сновидений достигает такого энергетического развития-уплотнения, при котором оно отделяется от физического тела и начинает действовать не пространстве воображаемых проекций, а в реалиях материального мира.

«Что такое энергетическое тело?

— Двойник физического тела. Призрачная форма, составленная чистой энергией..

— Но разве физическое тело не состоит из энергий?

— Состоит. Различие в том, что энергетическое тело — это только форма, не имеющая массы. Являясь чистой энергией, оно способно совершать действия, выходящие за пределы возможностей физического тела… Например, в мгновение ока перемещаться в любой конец вселенной. Сновидение есть искусство закалки энергетического тела, искусство придания ему гибкости и координации посредством постепенной тренировки.

Практикуя сновидение, мы уплотняем энергетическое тело, пока оно не становится воспринимающей единицей. Восприятие, которым обладает энергетическое тело, — независимо, хотя и подвержено влиянию со стороны нашего обычного повседневного восприятия. Энергетическое тело воспринимает в своей собственной отдельной сфере» (из кн. 9, гл. 2);

«У третьих врат сновидения, — продолжал дон Хуан, — ты начинаешь преднамеренно сливать в одно целое реальность сна и реальность обыденного мира. Это задача, которую маги называют завершением энергетического тела» (из кн. 9, гл. 8);

«Могу сказать тебе только то, что дубль, хоть к нему и приходят через сновидения, реален настолько, насколько это возможно…»,

«Дубль начинает в сновидении… Дубль — это сон…»,

«Человек сам видит во сне дубля… Когда ты научишься видеть во сне дубля, то прибудишь на этот колдовской перекрёсток, и настанет момент, когда ты осознаешь, что дубль видит во сне себя самого…

— Прошлой ночью Хенаро провёл тебя через сложности дубля, — продолжал дон Хуан. — Только он мог сделать это для тебя. И когда ты увидел себя, лежащего на земле, это не было ни видением, ни галлюцинацией. Ты мог бы понять это очень ясно, если бы не заблудился в своём индульгировании. И ты знал бы тогда, что сам ты являешься сновм, что твой дубль видит тебя во сне точно так же, как ты его видел во сне прошлой ночью… В этом — наша тайна как светящихся существ. Прошлой ночью у тебя было два сна, и ты мог проснуться в любом из них…» (из кн. 4, ч. 1, гл. 2)


Подобные описания и возможности восторгают, завораживают, впечатляют читателя, но он при этом забывает о главном. Энергетическое качество вбираемых магом энергий остаётся единственным по содержанию — агрессивным и разрушительным! Смертельная опасность в подобных упражнениях подстерегает (настоящего) мага на каждом углу! Его «расщепления» и «выходы» связаны исключительно с саморазрушением и в любой момент могут оборвать важные энергетические связи, и тем самым оборвать саму жизнь. Как жалко, что сновидящие совсем себе не представляют, насколько созидательны, целительны и благостны процессы формирования светоносного духовного тела у христианских мистиков — Кастанеда полностью дезориентировал искателя!

Дополнительным, мощным толчком к энергетическому уплотнению тела сновидений Кастанеды служит практика оборотничества. Сдвиг точки сборки вниз, в наиболее тёмную и тяжёлую энергетическую область восприятия (собака, ворона, комар, червяк…). Энергетическое тело у магов-толтеков сосредотачивает в себе не просто энергии, а стягивает наиболее отягощённые, плотные, низкие и хищные вибрации. Наконец, дубль Кастанеды достигает такого порога развития, «выход» которого можно наблюдать со стороны обычным физическим зрением. В этом случае он ещё остаётся недоразвитым, недоуплотнённым, и поэтому выглядит в виде укрупнённой формы, превышающей в полтора-два раза физические размеры хозяина. Но главным его сохранённым содержанием по-прежнему является усиленное качество агрессии и разрушения. И последним, завершающим, но долговременным процессом в появлении дубля, бесспорно, становится одна из центральных практических установок толтеков — черпать самую мрачную энергию антилюбви в энергетическом кишечнике неорганического Паука земной ноосферы. Перед нами впечатление Ла Горды от дубля Кастанеды:

«Я видела дубля, выходящего из тебя.

— Как он выглядит?

— Он выглядит, как и ты, как же ещё? Но он был очень большой и грозный… Ты был яростным и неистовым. Ты изменял цвета прямо перед нами. Один цвет был особенно неистовым и устрашающим. Я даже испугалась, что ты заодно убъёшь и меня.

— Какой это был цвет, Горда?

— Белый, какой же ещё? Дубль — белый, желовато-белый, как солнце… Я видела, как твой дубль вышел из макушки. Он выполз, как червь. Я видела дрожь, которая началась в твоих ногах и прошла по всему телу, и твой дубль вышел… Он был похож на тебя, но очень сиял…» (из кн. 5, гл. 3)


Как очевидно, качество светоносности дубля уже обнаружилось, но, как отмечалось ранее, свет центральный и свет периферийный являются несовместимыми по своей сути и своему воздействию. Центральный — чистый и прозрачный, периферийный — мрачный и отягощённый. Эффектом же светоносности дубль начинает обладать с определённого этапа — чем больше в коконе накапливается тусклого свечения (сознания растений, насекомых, животных и неорганических существ), тем больше он проявляет собственную светимость. Но при такой светоносности дубль совсем не теряет своей агрессивной природы, а только её усиливает! И это главное, что следует понять и не забывать в отношении магического дубля. Духовное тело «собирает» принципиально иные эманации, отвечающие невесомости, вечности и красоте световых потоков духовной любви. Невозможно себе вообразить, чтобы золотое (алмазное) тело на пути религии было связано с дрожанием туловища и конечностей при своём выделении. «Выход» золотого тела религиозных мистиков представляет нежное дуновение с мгновенным перемещением в любую точку космоса. Ко всему прочему, подчёркнутая энергетическая световая плотность дубля Кастанеды, наблюдаемая Ла Гордой, недаром сравнивается ею с выползанием червя. Карлос в позиции червя вместе с ведьмой Ла Каталиной уже находился…

Дубль несёт собой угрозу, смерть. Об этой столь опасной природе дубля мы найдём в описаниях Кастанеды немало дополнительных подтверждений и свидетельств:

«Прошлой ночью Хенаро был дублем, а дубль имеет невообразимую силу. Он показал тебе очень важную вещь. Чтобы сделать это, ему пришлось коснуться тебя. Дубль просто коснулся твоей шеи. И, естественно, ты выключился, как свет» (из кн. 4, ч. 1. гл. 2);

«Должен тебя предупредить тебя, — сказал дон Хуан. — Тебе нужно научиться уверенно определять, когда человек — нагуаль, а когда человек — это просто человек. Ты можешь умереть, если придёшь в прямой физический контакт с нагуалем… Я не собираюсь пугать тебя. Действия нагуаля смертельно опасны» (из кн. 4. ч. 2 гл. 6).


Нагуалем в данном случае именуется дубль Хенаро. Маг Хенаро является не учителем, а бенефактором ученика Карлоса. И если с ментальной картиной мира ученика (с его тоналем) работает дон Хуан (он — учитель), то к восприятию нагуаля (дубля) его приобщает Хенаро.

Ла Горда указала «причину, по которой дона Хуана называют Нагвалем, и подтвердила, что я также являюсь Нагвалем из-за фигуры, выходящей из моей головы… Они всегда называли эту фигуру дублем, потому что она вдвое больше по величине, чем человек, у которого она есть…» (из кн. 5, гл. 5)

Бенефактор Хенаро обладает магическим дублем. По словам Ла Горды, Хенаро довёл намерение дубля до совершенства. При этом «для физического тела Хенаро пройти сквозь стену было столь же невозможно, как для его тела сновидений поесть… Хенаро довёл до мастерства только намерение своего тела сновидения» (по кн. 6, гл. 7);

«Хенаро большую часть жизни был в теле сновидения, — сказала Ла Горда. — Ему это больше нравилось. Именно поэтому он мог делать самые невероятные вещи и пугал тебя до полусмерти…» (из кн. 5, гл. 5).


Хенаро достиг такого развития, при котором энергетическая копия становится не отличимой от физического тела. Дубль есть идеал на пути магии. Но изменил ли дубль своё энергетическое качество?

«Я должен узнать о дубле, — сказал я.

— Невозможно узнать, состоит ли он из плоти и крови, — сказал дон Хуан, — потому что он такой же реальный, как и ты. Дубль Хенаро такой же реальный, как Хенаро, понимаешь, что я имею в виду?… Дубль — это он сам. Это объяснение должно удовлетворить тебя. Если бы ты, однако, видел, ты бы знал, что есть очень большая разница между Хенаро и дублем. Для мага, который видит, дубль ярче…

— Дубль — это сам маг, развившийся через свои сновидения, — объяснил дон Хуан. — Дубль для мага — это действие силы, но лишь сказка о силе — для тебя. В случае с Хенаро, его дубль неотличим от оригинала. Он воин, и его безупречность — выше всяких похвал. Поэтому сам ты никогда не замечал разницы. Но за те годы, что ты его знаешь, ты встречался с оригиналом Хенаро только дважды. Всё остальное время ты был с его дублем…»;

«Дубль материален? — спросил я дона Хуана после долгого молчания… Есть ли у дубля материальное тело? — повторил я.

— Определённо, — сказал дон Хуан. — Плотность, материальность — это воспоминания. Поэтому, как и всё, что мы ощущаем в мире, они являются только накапливаемой нами памятью. Памятью об описании. Ты помнишь о моей материальности точно таким же способом, как и о коммуникации посредством слов» (из кн. 4, гл. 1 «Свидание со знанием»).


Да, дубль есть энергетическая реальность и исключительное достижение отдельных, редких магов-толтеков. И каждый поклонник Кастанеды восторгается этим чудесным проявлением. Но следует возвратить читателя к реальности и очень важному вопросу: «Какова энергетическая природа совершенного, полноценного, магического дубля?»

Она осталась прежней, какой и была с самого начала возникновения дубля! Только в самой значительной степени, начиная с появления, — в десятки, сотни раз — усиленной! Обратимся к описательным фактам.

«Почему бы тебе не позвать Хенаро? — спросил как бы невзначай дон Хуан. Моё тело подпрыгнуло. Первым моим побуждением было бросить всё и бежать… У меня появился ужасно кислый привкус во рту. Лицо покрылось испариной… Моя нервозность была настолько интенсивной, что я вскочил…» (из кн. 4, ч. 1, гл. 2).


Если дубль является духовным совершенством, то откуда такая неадекватная реакция? Да и что понимать под духовным совершенством? Под духовным идеалом следует однозначно понимать сосредоточение созидательных энергий добра и любви, а не наоборот! Станете ли вы бояться, чувствовать смертельную угрозу, в ужасе убегать от человека, излучающего любовь?

«Я так испугался, обнаружив, что оказался наедине с доном Хенаро, что совершенно бессознательно обежал вокруг машины» (из кн. 4, ч. 3, гл. 1).

Способны ли энергии любви вызвать страх, дрожь и ужас? А ведь все толтеки следуют путём сердца… Задавал ли себе этот простой вопрос любитель Кастанеды?

А Кастанеда ничего не скрывает. Он подчёркивает агрессивную, хищную природу общей внутренней энергии учителей толтеков ещё и ещё раз:

«Дон Хуан и дон Хенаро наблюдали за мной. Они были похожи на двух странных животных. По спине у меня пробежал озноб» (из кн. 4,ч. 1, гл. 2);

«Перед нами стояли дон Хуан и дон Хенаро. Глаза Хенаро сверкали, как глаза кошки ночью. Глаза дона Хуана светились точно так же. Я никогда не видел, что бы дон Хуан выглядел подобным образом. Он был действительно устрашающим. Ещё более пугающим, чем Хенаро. Глядя на них, я испытывал безумное чувство, что они не были людьми, как я» (из кн. 4, ч. 3, гл. 1).


Кастанеда неоднократно сравнивает своих учителей с дикими зверями-хищниками, и это является не только очень характерной деталью, но и их сутью.

При одном только упоминании имя Хенаро ученик Карлос готов в ужасе бежать без оглядки в разные стороны иди даже наложить от испуга в штаны. Ай, да добрый и весёлый Хенаро!

«Я видел, как дон Хенаро исчез у меня перед глазами, словно его сдул ветер. Его прыжок произвёл на меня такое сильное впечатление, что я почувствовал себя так, как будто его движение прорвало что-то у меня в кишечнике. Мне пришлось раздеться» (из кн. 4, ч. 3, гл. 2).


Страх, озноб, мурашки, дрожь, судороги, физическое перенапряжение вплоть до недержания, тряска и ужас — вот и все примитивные реакции восприятия энергетического содержания дубля!

Уместо для сравнения привести естественные переживания восприятия светоносного духовного тела.

Одним из классических примеров воздействия золотого, христоподобного тела на обычного человека является описание очевидца Николая Мотовилова, юриста по образованию, которому довелось общаться с преподобным Серафимом Саровским — известным христианским святым не столь отдалённого прошлого (19 век). Жена Мотовилова, Елена Ивановна Мотовилова, передала в 1903 году писателю Сергею Александровичу Нилусу бумаги своего покойного мужа и их содержание стало известным.[24]


«Господь открыл мне, — сказал великий старец (Серафим), — что в ребячестве вашем вы усердно желали знать, в чём состоит цель жизни нашей христианской, и у многих великих духовных особ вы о том неоднократно спрашивали… Но они не так говорили, как бы следовало… Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святого Божьего…

— Батюшка, — сказал я, — вот вы всё изволите говорить о стяжании благодати Духа Святого как о цели христианской жизни, но как же и где я могу её видеть? Добрые дела видны, а разве Дух Святой может быть виден? Как же я буду знать, со мной Он или нет?.. Я не понимаю, почему я могу быть твёрдо уверенным, что я в духе Божием. Как мне самому в себе распознавать истинное Его явление?

Тогда отец Серафим взял меня весьма крепко за плечи и сказал мне:

— Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобою! Что же ты не смотришь на меня?

Я отвечал:

— Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыпятся. Лицо ваше сделалось светлее солнца, и у меня глаза ломит от боли!

Отец Серафим сказал:

— Не устрашайтесь, ваше Боголюбие! И вы теперь сами так же светлы стали, как и я сам. Вы сами теперь в полноте Духа Божьего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть.

Я взглянул после этих слов, в лицо его, и напало на меня ещё большее благоговение. Представьте себе в середине солнца, в самой блистательной яркости его полуденных лучей, лицо человека, с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение его глаз, слышите его голос, чувствуете, что кто-то вас руками держит за плечи, но не только рук этих не видите — не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет ослепительный, простирающийся далеко, на несколько сажень кругом, и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху и меня, и великого старца. Возможно ли представить себе то положение, в котором я находился тогда?»


В приведённом отрывке святой Серафим не только явил себя светоносным телом, но одним лишь только мысленным побуждением (а не мощным, грубым ударом по спине!) преобразовал в такое же состояние и своего собеседника. Мотовилов при этом не только не испугался и не убежал, а замер в экстатическом восхищении. А далее ещё отчётливее явилось качество энергий золотого, христоподобного тела:


«Что же чувствуете вы теперь? — спросил меня отец Серафим.

— Необыкновенно хорошо! — сказал я.

— Да как же хорошо? Что именно? Я отвечал:

— Чувствую я такую тишину и мир в душе моей, что никакими словами выразить не могу!

— Что же ещё чувствуете вы? — спросил меня отец Серафим.

— Необыкновенную сладость! — отвечал я.

И он продолжал:

— От этой-то сладости наши сердца как будто тают, и мы оба исполнены такого блаженства, какое никаким языком выражено быть не может.

— Что же ещё вы чувствуете?

— Необыкновенную радость во всем моем сердце!

И батюшка отец Серафим продолжал:

— Что же ещё вы чувствуете, ваше Боголюбие? Я отвечал:

— Теплоту необыкновенную!

Как, батюшка, теплоту? Да ведь мы в лесу сидим. Теперь зима на дворе, и под ногами снег, и на вас более вершка снегу, и сверху крупа падает. Какая же может быть тут теплота?!

— А такая, какая бывает в бане, когда поддадут на каменку и когда из нее столбом пар валит.

— И запах, — спросил он меня, — такой же, как из бани?

— Нет, — отвечал я, — на земле нет ничего подобного этому благоуханию. Когда ещё при жизни матушки моей я любил танцевать и ездил на балы и танцевальные вечера, то матушка моя опрыснет меня, бывало, духами, которые покупала в лучших модных магазинах Казани, но те духи не издают такого благоухания.

И батюшка отец Серафим, приятно улыбнувшись, сказал:

— И сам я, батюшка, знаю это точно так же, как и вы, да нарочно спрашиваю у вас — так ли вы это чувствуете? Сущая правда, ваше Боголюбие! Никакая приятность земного благоухания не может быть сравнена с тем благоуханием, которое мы теперь ощущаем, потому что нас теперь окружает благоухание Святого Духа Божия. Что же земное может быть подобно ему! Заметьте же, ваше Боголюбие, ведь вы сказали мне, что кругом нас тепло, как в бане, а посмотрите-ка, ведь ни на вас, ни на мне снег не тает и под нами также. Стало быть, теплота эта не в воздухе, а в нас самих… Ею-то согреваемые пустынники и пустынницы не боялись зимнего мороза, будучи одеваемы, как в тёплые шубы, в благодатную одежду, от Святого Духа истканную. Так ведь и должно быть на самом деле, потому что благодать Божия должна обитать внутри нас, в сердце нашем…

И во время беседы этой с того самого времени, как лицо отца Серафима просветилось, видение это не переставало, и всё с начала рассказа и доселе сказанное говорил он мне, находясь в одном и том же положении. Исходившее же от него неизреченное блистание света видел я сам, своими собственными глазами, что готов подтвердить и присягаю»


Сравните так присущие любви высокие духовные энергии благости, умиротворения, блаженства, экстатического восхищения, теплоты и сладости благоухания с… холодными, безличными, ужасающими энергиями толтеков с их туалетными запахами серы и недержанием кишечника, — и вам тотчас сразу станет ясным громадное различие между дублем — воплощением зла, и духовным телом — сосредоточением энергий созидания и добра!

Не даром всех христианских святых подчёркнуто точно изображают со светлым золотым окаймлением в виде короны или ореола вокруг тела или головы. Они — обладатели духовного светоносного тела!

Доном Хуаном религиозные мистики высокомерно осмеяны, они представлены наивными, глупыми верующими, в вере которых нет никакого толка и практического смысла. Эти «наивные» верующие столь глупы, что не «собирают» эманации ада, как это делают «умные» толтеки, а собирают эманации Любви…

Собственно, такова и должна быть установка чёрной магии — на профанацию Бога. Люди, ослеплённые магией (и обманутые ею!), совсем не представляют себе того высочайшего уровня, которого достигли святые, а равно и то, что этот уровень доступен и им. Всем обычным людям, без исключения!

В эзотерической литературе можно обнаружить достаточно много примеров чудесных эффектов явления духовного тела. Христианские святые способны ходить по воде, переносится с одного места на другое физически, материализовать предметы, воздействовать