За гольцом по Каре

Протопопов ВЗа гольцом по Каре

В.Протопопов.

ЗА ГОЛЬЦОМ ПО КАРЕ.

Вот уже четыре года подряд я провожу часть своего отпуска на берегах Кары. Начало свое эта река берет с ледников полярного Урала, почти 300 километров несет свои быстрые бирюзовые воды и впадает в Байдарацкую губу Карского моря. На всем протяжении, за исключением устья, где расположен поселок Усть-Кара, река проходит по безлюдной местности. На ее берегах только изредка можно встретить чумы - временные стоянки оленеводов.

Кара - река горная, с капризным характером. Уровень воды в ней и ширина непостоянны. В сухое время ширина на плесах в среднем течении - 50 70 метров, в нижнем - до 100 метров. Глубина на перекатах - до 1 - 1,5 метра. После дождей уровень воды поднимается, она становится мутной, ширина реки увеличивается на равнинных открытых участках в полтора-два раза. Клев рыбы в этот момент резко ухудшается, а при быстром повышении уровня прекращается совсем. Но по мере того, как вода светлеет, а уровень снижается, возобновляется и клев.

К Каре глубокими каменными оврагами сбегают бесчисленные ручьи, затрудняя порой передвижение по берегам. Каньоны переходят в отлогие травяни-сто-мховые участки, образуя широкие, светлые долины. В низинах долин растут низкие кусты ивняка и березки высотой до полуметра. Отдельные "гиганты" достигают одного метра. Ну, а других деревьев нет вообще.

Деревьев нет, зато есть цветы. Фиолетовые цветы дикого лука перемежаются крупными золотистыми шариками купавки, их слабый, но приятный аромат напоминает запах желтой водяной кувшинки. Золотые огоньки веселят мрачноватую осеннюю тундру до самой зимы. В середине сентября часто выпадает снег, температура ночью понижается до минусовой, и удивительно видеть утром буйно цветущие золотые шарики, выглядывающие из снега!

На долинных участках много перекатов. Почти по всему течению дно реки каменистое - здесь встретишь и мелкую гальку и многопудовые глыбы. Песчаных участков мало, торфяных практически нет совсем.

Кара - река рыбная. В глубоких ямах и плесах держатся чиры, сиги, пелядь, в самое низовье заходят зельдь, муксун и омуль. Но они редко попадаются рыболовам. В основном на перекатах ловят на искусственную "мушку" и блесну хариуса. В глубоких местах берет налим.

Украшением Кары является голец. Он во многом отличается от других видов гольцов нашей страны: крупнее, красивее и, на мой взгляд, вкуснее. Да и нерестится, в отличие от многих лососевых, не осенью, а в конце июня.

У этой рыбы сильное тело и мощный хвост, позволяющие ей развивать большую скорость, преодолевать крутые водопады. Голова у карского гольца небольшая и очень красивая. Пасть усеяна мелкими, но достаточно острыми зубами. В стаде карского гольца, в основном по окраске, прослеживаются две разновидности. Рыбы первой разновидности очень похожи на морского новоземельско-го гольца: темно-серая спина, сероватый бок, покрытый желтоватыми, размером до горошины, пятнами, белое брюхо, серые плавники, коричневато-розовое мясо. Другие гольцы несколько крупнее и ярче окрашены: темно-зеленая спина, серо-кремовые бока с металлическим отливом. Спина и бока покрыты розовыми пятнами, тоже размером с горошину. Брюхо цветом от золотисто-розового до красновато-оранжевого. Первые лучи плавников белые, остальные - от серовато-розовых до оранжевых. Вторая разновидность очень походит на пресноводную палию, мясо у нее густо-розовое и более жирное.

Большую часть жизни голец проводит в море. Половозрелые особи раз в несколько лет (предположительно в три года) образуют косяк и входят во второй половине августа в Кару, распространяясь по всей реке, включая ее верхнее течение. Далеко в притоки не заходят. В самый большой приток, реку Силовая-Яха, гольцы заходят только на несколько километров от устья. Нерестятся обе разновидности в одно время. Как и семга, войдя в пресную воду, голец, по наблюдениям рыболовов, не питается по крайней мере до января.

Обе разновидности карского гольца идут в одном косяке, и на одних перекатах ловятся и те и другие представители. Тесное их соседство в косяках, неоспоримое внешнее и биологическое сходство с прародителями не исключают предположения, что карское стадо гольца произошло от естественного скрещивания морского новоземельского гольца с пресноводной палией, населяющей озера бассейна Кары. Однако предоставим решать эту загадку ихтиологам.

Голец - крупная, очень сильная рыба. Обычно мне приходилось ловить в Каре рыб от полутора до четырех килограммов. Но бывали экземпляры и до шести килограммов.

В Каре у гольцов две стоянки: временная, транзитная - для отдыха во время хода к нерестилищам и постоянная - рядом с местами будущего нереста. В обоих случаях рыбы выбирают каменистые или галечные участки реки с крупными камнями на дне.

Излюбленное место стоянки гольца на "текучке" (участках реки с ровным, безбурунным течением) - выше переката. Причем чем ближе к перекату, тем крупнее рыба. Значительно реже ловится голец ниже перекатов. Почти не встретишь его на плесах. Стоянки гольца из года в год постоянны.

Во время нереста гольца преследует хариус - его враг номер один. Этот прожорливый хищник пожирает икру и молодь гольца. За гольцом поднимается в Кару даже обский, азиатский хариус, отличающийся от карского более тупой мордой и желтоватыми полосами на боках вдоль брюха.

Как и при ловле семги, инстинкт сохранения потомства у рыбы как раз и используется спиннингистами и нахлыстовиками при охоте за гольцом.

Голец в Каре крайне агрессивен: он беспощаден к любой рыбе, проплывающей рядом с ним. И, конечно, к блесне он относится так же - не применет схватить ее, видя в ней потенциального врага для своего потомства.

Ловят гольца в основном спиннингом и нахлы-стом.

Для нахлыста нужно четырех-пятиколенное удилище длиной 7 - 8 метров, оснащенное прочной леской. Ловят на блесну и на искусственную мушку, которая крепится к основной леске коротким (4 - 5 см) поводком на расстоянии 80 - 100 сантиметров от блесны.

Мушку делают из прочного тройника No 10 - 15 с коротким цевьем. Лучшее опушение - грудное крохалиное перо. Оно долго не намокает, и его буровато-серый цвет очень привлекает гольца. 3 - 4 пера метелочкой крепят к цевью капроновой ниткой на клею (затем ее покрывают бесцветным лаком) и подрезают по длине тройника, закрывая его полностью.

Однако значительная ширина реки часто не позволяет нахлыстовику достать до стоянки гольца. Вот почему мы чаще ловим на Каре спиннингом. Берем с собой всегда два полностью снаряженных спиннинга. И не только потому, что при ловле на труднодоступной реке в борьбе с сильной рыбой можно легко остаться без снасти. Дело тут еще и в том, что, как я уже отмечал, уровень воды в Каре и ширина реки часто меняются. И там, где было легко облавливать стоянку гольца в малую воду одноручным спиннингом, в большую воду можно достать до рыбы только забрасывая блесну двухречником. Кроме того, на Каре есть много мест, где даже при нормальном уровне воды до гольцовой струи достаешь лишь забросив приманку на 50 - 60 метров, а это опять же удобнее двухруч-нику. Вот по этим причинам и приходится брать с собой и одноручник и двухручник.

Наиболее подходящей катушкой для ловли гольца мы считаем инерционную "Невскую". Она достаточно прочна, легко регулируется и обеспечивает быструю проводку блесны, что бывает особенно необходимо, когда ее забрасываешь против течения.

Леска нужна очень прочная, способная выдержать нагрузку на рызрыв не менее 9 - 10 килограммов. Обычно мы ставим леску диаметром 0,5 - 0,6 миллиметра. Но это не гарантия. Бывают случаи, когда сильная рыба обрывает леску диаметром 0,8 миллиметра. Но это, конечно, чаще всего при грубых ошибках в вываживании добычи.

О блеснах. Голец ловится с начала захода в Кару и до появления на ней шуги в октябре и берет практически на любую блесну, будь то вращающаяся или колеблющаяся. Цвет приманки также не имеет большого значения. Мне приходилось с одинаковым успехом ловить и на хромированную "трофимовку", и на красный "шторлек", хорошо ловится голец и на "байкал", неплохо на колеблющиеся приманки "лососевую", "атом", "выдру" и им подобные. Ну, а самые уловистые блесны мне кажется, белые "трофимовки" и средняя "итальянская" в прекрасном исполнении рыболова-любителя из московского общества "Динамо" Олега Николаевича Федорова.

На блесны ставят крепкие тройники крупных размеров (No 12 и более) с вязкими толстыми, но острыми крючками и большими бородками. Неопытный рыболов часто не замечает хватку блесны гольцом, и, если она оснащена небольшим тройником, рыба быстро сходит.

Много неприятных минут доставляли нам первое время частые зацепы блесны за камни. Нелегко спасти приманку от такого плена, и расход блесен был очень большим.

Тогда нашли выход из положения. Учитывая, что обычно ловили на глубине 1 - 1,5 метра и голец одинаково активно атакует блесну по всей толще воды, на леску ставили поплавок из пробок или пенопласта. Для удобства заброса легких приманок на леску у самой блесны мы ставили теперь две десятиграммовые "оливки". Поплавок делаем из трех пробок от винных бутылок, соединенных вместе нетолстой проволокой. Леску пропускаем через отверстие в центре пробок и прижимаем к одной из них спичкой. Поплавок делаем подвижным и устанавливаем его от блесны на расстояние, зависящее от глубины и скорости течения и интенсивности клева. При активном клеве во избежание зацепа блесну стараемся вести так, чтобы она не касалась дна. При вялом клеве устанавливаем поплавок так, чтобы приманка касалась дна при остановке катушки.

В большинстве случаев голец атакует блесну поперек, останавливаясь в этот момент. В таких случаях хватка рыбы похожа на мягкий зацеп. Сила хватки зависит от скорости проводки блесны. Реже на "текучке", чаще на струе голец берет приманку вдогонку, продолжая движение вперед. Такую хватку (кстати, характерную и для палии) не замечают порой даже опытные рыболовы. Голец, почувствовав обман, выплевывает блесну и тут же быстро уходит. Если ему это удается (в большинстве случаев), то рыболов и не подозревает, что "счастье было так возможно, так близко". Если тройник застревает в пасти рыбы, чему способствуют крупные острые тройники, то спиннингист ощуща-ет сильный, резкий рывок, нередко выбивающий из рук рукоятку катушки. Если быть внимательным, то хватку вдогонку нетрудно заметить: обычно при проверке блесна в этот момент прекращает оказы-вать сопротивление. При ловле на колеблющиеся приманки определить такую хватку из-за меньшей "упористости" блесны труднее.

Другим сигналом хватки гольца может служить уход поплавка под воду, что также требует от рыболова повышенного внимания. Подсекать рыбу в обоих случаях надо немедленно.

При активном клеве способ проводки блесны большого значения не имеет. Но чем хуже клев, тем этот фактор приобретает большее значение. У гольца, как и у придонных хищников, кривая вероятности хватки имеет три пика. Первый - при подъеме блесны со дна, второй - при ее опускании, третий - при подводке к берегу. Влияет на хватку и скорость вращения (колебания) блесны, а следовательно, скорость ее провоцки. При ловле на участках реки с различной силой течения, что характерно для Кары, надо всегда искать подходящую скорость проводки приманки, до тех пор пока не вызовешь хватку гольца.

Ну что же, читатель, вы познакомились с гольцом, узнали о том, кад его ловить. А теперь я хотел бы рассказать о том, как я охотился за этой интересной рыбой осенью прошлого года.

Место для ловли мы выбрали у слияния Кары с Силовой-Яхи, что примерно в 80 километрах выше поселка Усть-Кара. Оформив в воркутинской районной инспекции рыбоохраны разрешение на ловлю, 7 сентября прибыли на место.

Стояли теплые, тихие солнечные дни заполярного "бабьего лета". Лишь приветливое журчание Кары нарушало тишину. Воды в реке было намного меньше, чем обычно в это время. Левый берег, выбранный нами для стоянки, широкой галечнико-вой полосой протянулся вдоль Кары на несколько сот метров.

Чуть ниже на правом берегу возвышались скалы, удивительно напоминавшие средневековый замок. Тридцатиметровая конусообразная скала с двуглавой вершиной нависала над Карой.

И вот перекат, на котором мы еще не были. Резиновой лодкой переправляемся на правый берег. Вечереет. Высокий левый берег затеняет Кару от заходящего солнца. На фоне белесого северного неба в прозрачном воздухе четко проступают контуры береговых сопок и скал. Стрежень реки, сбитый к левому берегу, переливается расплавленным серебром. Тихо. В неглубоких галечных лагунах у самого берега мошкует мелкий, в палеи величиной, хариус. Здесь он в безопасности. Но на стрежне реки для хариуса - опасная зона.

Тут, сливаясь с галечником дна, стоят за подводными камнями гольцы. За камнем упругая струя не сбивает вниз и не глушит своим шумом. Зоркий глаз хищника просматривает пространство от дна до поверхности, боковая линия чутко фиксирует любые посторонние колебания. Вот внизу по течению, пока еще чуть "слышно", появляются энергичные прерывистые колебания другой рыбы. Упорно преодолевая бешеные струи переката, кратковременно отдыхая за камнями, вверх пробиваются хариусы.

Голец - весь внимание. Плавникь прижаты к сильному брусковатому телу, чтобы их бело-розовый цвет не выдал стоящего в засаде.

Усталый хариус, преодолев перекат, входит в более спокойные струи. И вдруг из-под большого камня наперерез ему стальной молнией бросается голец. Короткая борьба, и его сильные тиски-челюсти ломают хариусу позвоночник. Голец на месте дожимает жертву, а потом выплевывает ее. Удовлетворенный победой, возбужденный борьбой, величаво возвращается в засаду. И снова чутко ждет следующую жертву, защищая свое будущее потомство. А мертвого хариуса сильное течение реки волочит по дну вниз, по перекату, где его терпеливо поджидают серебристые чайки. На спокойном же плесе его могут поднять со дна крохали...

Готовлю к забросу снасть. Поднимаю голенища сапог и с конца галечного мыска, глубоко вдающегося в реку, не вводя в воду, делаю первый близкий заброс. .Голец может стоять и у моего берега. Но хватки нет. По отлогому "паркетному" дну осторожно захожу по колено в воду. До стрежня мефов сорок-пятьдесят. Надо до него достать одноручником. Сильным, размашистым броском посылаю блесну. Леска с легким шелестом мягко сходит с катушки. Блесна у самой струи входит в воду и, подхваченная быстрым течением, относится вниз к перекату. Поплавок на поверхности. Начинаю подмотку. Провожу примерно 5 - 10 метров. Хватки нет. Прекращаю подмотку, и движением удилища по течению опускаю приманку ко дну. Энергичным движением спиннинга против течения поднимаю блесну ото дна и начинаю проводку снова. Не чувствую обычного упругого сопротивления "трофимовки". Плавным движением подсекаю ее. Она подается вперед почти без сопротивления. Захлест: блесна не работает. Начинаю, энергично подматывать леску. И в этот момент с глухим плеском мощный хвост гольца описал бурун вокруг поплавка. От волнения даже перехватило дыхание. Резко подсекаю в надежде выправить захлест. Безуспешно. Крупный голец неистово атакует поплавок, захватывает его в пасть. На несколько секунд поплавок исчезает с поверхности воды. Рывок рыбы сильным толчком отдается на рукоятке катушки. Провожу гольца, схватившего пробку, несколько метров. Он успокаивается и выбрасывает поплавок. Быстро подматываю.

Второй заброс делаю в то же место. На этот раз, когда блесне до воды остается 1,5 - 2 метра, мягко придерживаю пальцем катушку. Конец лески распрямляется и входит в воду. Пара секунд паузы. Энергичной потяжкой спиннинга проверяю игру приманки. С удовольствием ощущаю упористость "трофимовки". Опять пауза две секунды. Легким подъемом удилища отвожу блесну ото дна и начинаю подмотку.

И вот она, долгожданная хватка-зацеп! Ее Не спутаешь ни с жестким задевом за камень,- ни со слишком "резиновым" зацепом за песчаное дно. Тугая хватка гольца, остановившая ход блесны, по леске передает живую неукротимость хищника. Коротким энергичным движением спиннинга подсекаю рыбу - есть!

Но торжествовать рано. С первых же оборотов нагрузка на катушку резко возрастает. Еле успеваю поставить ее на трещотку. Затяжной рывок настолько силен, что трудно сдерживать катушку пальцами. Крупный голец. Резкий монотонный звук трещотки, разрывающий журчащую тишину карского вечера, звучит для меня желанной музыкой. Голец упорно и сильно жмет к спасительной для него струе. Допустить этого нельзя: леска и так натянута до предела. Онемевшими от напряжения пальцами сильнее прижимаю катушку.

"И-нннн..." - высокой нотой зазвучала леска. Это предел! И тут нагрузка сразу исчезает.

"Неужели сошел?!" - промелькнула холодящая мысль. Быстрой подмоткой выбираю слабину лески. Поплавка не видно. Это вселяет надежду. И тут опять желанный рывок, и опять потяжка к струе. Голец уже не уходит, а лишь мощными толчками не дает мне возможности развернуть его к себе. Это предельное, почти статическое равновесие длится с десяток секунд. Но вот толчки стали реже и заметно слабее. Начинаю вращать катушку. Подается. Потерявшая много сил рыба "сломалась" и дает медленно подводить себя к берегу.

Но и теперь торжествовать рано. Очень рано. Впереди ответственный момент - проводка добычи через мелководье на берег. Сейчас, почти не сопротивляясь, голец отдыхает и собирает остаток сил для борьбы у последней линии надежды - у берега. Глухой всплеск - и метрах в пятнадцати от берега на фоне отсвета в воде уже золотисто-пурпурного неба показался спинной плавник. Как бы лениво перебирая мощным хвостом, голец стремится развернуться вдоль берега. Почувствовав берег, он опять диким мустангом забился на поводу-леске. Пришлось снова ставить катушку на трещотку и дать ему отойти в глубину. Вести борьбу хотя и с усталой, но еще сохранившей немалые силы рыбой на короткой леске у берега рискованно: она жесткая, почти не амортизирует сильные рывки. Надо окончательно вымотать гольца, повалить его на бок до подхода на мель. Не дать ему, сильному, почувствовать брюхом галечник дна, когда он головой или хвостом упирается в самый незначительный камень и резко свивает в кольцо свое тело, отдавая рывку остаток сил. Такой рывок мускулистого тела крупной рыбы превосходит прочность лески диаметром 0,8 миллиметра. Нередко не выдерживает и крючок тройника.

Сколько гольцов я упустил в нескольких метрах от берега, преждевременно торжествуя победу! Действительно, "не кажи гоп..."

Только когда голец, не сопротивляясь, на боку дал подвести себя к берегу, я уверовал в победу. Но все же, чтобы уменьшить силу возможного опорного рывка, приподнимая вверх спиннинг, стараюсь уменьшить сцепление гольца с галечным дном.

И вот шестикилограммовый карский красавец, устало работая жаберными крышками, у моих ног. Долгожданный прекрасный трофей! Длина рыбы около 70 сантиметров. Ради такой готов почти без сна шагать десятки километров по карским кручам, мокнуть под осенним дождем, перемотать спин-нинговой катушкой хоть сотню километров лески.

Мне приходилось ловить семгу на Кольском полуострове. Сколько раз, выводя на берег крупных гольцов, я задавал себе вопрос: "Не семга ли это?" - так велико у них сходство с лошалой семгой. Нет, конечно, это голец. Но во всех отношениях дос! оен своей сестры.

...В верховьях Кары прошли дожди. Уровень реки поднялся на целый метр. Галечная полоса берега стала значительно уже. Река стала широкой, полноводной. Вода потеряла прозрачность, приобрела кофейный оттенок. Мы двое суток без поклевки, хотя с утра и до вечера с небольшими перерывами добросовестно прохлесгываем все наши перекаты. Душа истосковалась по гольцовой хватке. Хариус тоже не берет. С нетерпением ждем конца паводка. Каждое утро начинаем с осмотра водомеров - камня или колышка, поставленных вечером на урезе воды. Наконец-то, за сегодняшнюю ночь вода не прибыла!

На одном из бесчисленных забросов при подводе блесны к самому берегу, почти у сапог, когда блесна коснулась дна, - хватка! И волчком по поверхности реки покатил небольшой голец. Без труда я вытащил его на берег. Небольшое, только еще набирающее силу тело рыбы, весом граммов восемьсот-девятьсот, в нескольких местах было иссечено глубокими следами от ячеи рыболовной сети.

"Как треска горячего копчения", - промелькнуло в мыслях горькое сравнение. Бедолага, не успев вырваться из смертельных капроновых объятий, соблазнился роковой железкой. Взял гольчонка в руки. Не дергается, только под самым горлом бьется сердце. Аккуратно освобождаю от тройника - благо он засекся нижней губой за один крючок тройника. Жаль мне стало этого беззащитного гольчонка. О какой честной спортивной борьбе может идти речь? Мощная снасть, сила и опыт человека против благородного инстинкта еще не выросшей рыбы - защищать свое будущее потомство.

Осторожно подношу гольца к Каре и на открытых ладонях опускаю в воду. Не верит он своему рыбьему счастью - не шелохнется. Осторожно вынимаю руки из-под начинающего золотеть брюха. И тут гольчонок замельтешил волчком на месте, развернулся к берегу и стал тыкаться чосом в гальку. Видно, ошалел от счастья, перепутал, где берег, а где родная струя! Потом, успокоившись, рывком пошел вглубь. Но, отойдя немного, развернулся, снова подскочил к моим сапогам, ткнулся мордой о них несколько раз и, спокойно перебирая оранжево-белыми плавниками, растворился в Каре. Может быть, он вернулся, чтобы по-своему, по-гольчиному, сказать мне "спасибо"?.. И, верите, оттого, что я вернул природе крохотную часть своего неоплатного долга, почувствовал вдруг радость гораздо большую, чем минуту назад от долгожданной поклевки.

Об этом я рассказал своим товарищам - воркутинцам Жене Баранову и Роберту Супесу. Они сказали мне, что тоже всегда отпускают гольцов весом до килограмма.

Да, карский голец требует защиты. С каждым годом заметно уменьшается количество этой рыбы, заходящей в Кару на нерест. Главная причина увеличение из года в год промыслового лова гольца в устье Кары и в самой реке. Если лов будет продолжаться, то еще при жизни нашего поколения этот вид гольца придется заносить в Красную книгу.

Воркутинские органы рыбоохраны принимают меры по его защите. С 1978 года любителям запрещено ловить гольца сетями. Промысловый лов разрешен сетями с размером ячеи не менее 60 миллиметров. Но этого мало. Воркутинская районная инспекция рыбоохраны готовит сейчас решение, запрещающее использование сетей вообще по всей Каре. Это, конечно, поможет наиболее эффективно защитить редчайшую фауну Кары.

И нам бы хотелось, чтобы рыболовы, попавшие на Кару, последовали нашему примеру: отпускали голыюв весом менее килограмма, если, естественно, тройник не нанес им опасных для жизни повреждений. Чтобы на безлюдных берегах дикой, первозданной реки единственным судьей рыболова была его совесть, спортивная честность, а не инспектор рыбоохраны.

Сейчас Кара - труднодоступная река, и добраться до нее можно, в основном, двумя маршрутами. Оба они начинаются от поселка Хальмер-Ю. В этот шахтерский поселок, находящийся примерно в 70 километрах на северо-восток от Воркуты, ходит пассажирский поезд. Первый маршрут - сухопутный: примерно 40 километров на северо-восток от Хальмер-Ю к верхнему течению Кары. Единственный доступный транспорт - попутный вездеход. Второй путь - водный, от Хальмер-Ю лодкой по одноименной реке до слияния с Силовой-Яхой (примерно 60 километров) и далее по ней до слияния с Карой (примерно ПО километров). Этот маршрут требует хороших навыков плавания по воде, и им ежегодно пользуются туристы.

Несколько слов об экипировке. Отсутствие леса и значительных массивов кустарника на Каре делает туристские палатку и примус "Шмель", надувной матрац и спальный мешок необходимыми элементами экипировки рыболова. Сколько раз в холодную, дождливую и ветреную погоду благодаря портативному и экономичному "Шмелю" мы могли не только приготовить пищу, но и просушить одежду, обогреться.

Протопопов В